Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Кузнецова Наталия / Ромка И Лешка: " Дело О Великом Маге " - читать онлайн

Сохранить .

        Дело о великом маге Наталия Кузнецова
        Ромка и Лешка
        Если бы Ромка не проспал в электричке нужную остановку и не попал бы в незнакомый поселок, где его заподозрили в краже денег и пластиковой карточки, вряд ли он смог бы в очередной раз продемонстрировать миру свои сыщицкие способности! Зато сейчас у него появилось настоящее дело. Несколько загадочных краж произошло в дачном поселке. Теперь все подозрения падают на беспризорника Руслана. Ведь только такой малыш, как он, мог пролезть в узкое окно и утащить деньги. Тем более что мальчишка сбежал, едва ему задали несколько вопросов. У Ромки возникают версии, которые он обязан отработать. Вот только взрослые — они вечно мешают и путают все карты! Но раз великий сыщик всех времен и народов взялся за дело, никакие взрослые ему не помеха!..

        Наталия Кузнецова
        Дело о великом маге

        ГЛАВА I
        Аполлинарий Иеронимович

        За окном лил и лил нескончаемый дождь. Ромка уныло смотрел в окно на пузырящиеся во дворе серые лужи, и ему было ужасно, просто невыносимо скучно. Впрочем, если бы дождь и не шел, Ромке точно так же было бы и скучно и грустно, потому что он решительно не знал, чем ему заняться, а ничегонеделание ему страшно надоело. Пляж давным-давно опротивел, а в подмосковном поселке под названием Медовка, где они с сестрой Лешкой гостили у своего друга Артема, никаких других развлечений не было.
        При хорошей погоде можно было бы сплавать на лодке на необыкновенно красивое Чистое озеро, где они часто проводили время. Лешка с Артемом, как правило, купались и загорали, а Ромка искал клад — по слухам, во время войны фашисты спрятали там большие ценности. Но когда он убедился, что никаких сокровищ ни на берегу озера, ни в его окрестностях нет, то и ездить туда ему расхотелось.
        Конечно, Ромка мог заняться раскопками в каких-нибудь других местах, у подножия холма, например, или на собачьем пляже, но любимая Лешкина подруга Катька вытрясла с него обещание не искать больше кладов нигде и никогда, а слово свое Ромка привык держать. Теперь он страшно жалел об этом. Сама Катька давно уехала, а он помирает с тоски.
        Один только Попка — желтый волнистый попугайчик — его и понимал.
        — Попочка, вот невезуха,  — жаловался своему любимцу Ромка, подсыпая ему зернышек в кормушку.
        — Ромочка хороший, Ромочка умный,  — утешал его верный друг.
        Попка скакал по своей клетке, звенел серебряным колокольчиком, просовывал сквозь прутья головку, но никаких советов он Ромке дать не мог, потому что был всего-навсего маленькой птичкой и говорил лишь то, чему его научил хозяин.
        А Лешка с Артемом Ромкиных мук упорно не замечали, и сами они ничуть не страдали ни от скуки, ни от того, что у них нет и, мало того, даже и не предвидится никаких дел. Они были заняты только собой, и Ромка не понимал, как им вообще до сих пор не надоели всякие там шуры-муры.
        Вообще-то он был с Лешкой и Артемом в ссоре. И вот почему.
        Не далее как сегодня утром Ромка вышел в сад и нашел там гриб-навозник. А ему было известно, что такой гриб — очень ценная штука. Из него можно сделать особые чернила, и их никто не сможет подделать, потому что на бумаге этот гриб оставляет свои споры, которые легко разглядеть в микроскоп. И Ромка предложил Лешке с Артемом пойти с ним в сад и насобирать там этих грибов — вдруг пригодятся? А они в этот момент ничего не делали. Ровным счетом ничего, просто сидели в Лешкиной комнате и слушали музыку. И тем не менее они оба, скучные, неинтересные люди, отказались собирать с ним эти ценные навозники. Им вообще ничего не нужно. Он, конечно, и сам мог собрать эти грибы, что тут же и сделал, но обидно ведь, когда лучшие друзья тебя ни в чем, даже в такой ерунде, не поддерживают.
        Ромка разложил грибы сушиться на подоконнике и улегся на свою кровать. Он смотрел на потолок и мечтал о том времени, когда вырастет, получит лицензию на занятие детективной деятельностью, станет настоящим сыщиком и откроет свое собственное агентство. Вот когда интересные, невероятно запутанные, чрезвычайно сложные дела будут сыпаться на него одно за другим, а он, с его обширным опытом и даром провидца, будет щелкать их, как орешки, и от клиентов не будет отбоя.
        Но сейчас-то что ему делать? Так вот лежать и ждать, пока пройдет энное количество лет, и он повзрослеет? Или когда подвернется какой-нибудь случай, и в этой дачной жизни произойдет что-то особенное? Но если они будут каждый день ходить только на пляж, кататься на лодочке, а вечером любоваться на луну и звезды, никакое дело к ним с неба не слетит. Под лежачий камень, как известно, вода не течет.
        Ромка встал, посмотрел в окно и снова лег. Полежал, подумал еще немножко и резко вскочил, окрыленный новой, совершенно грандиозной идеей. Если гора не идет к Магомету, то, значит, Магомет идет к горе.
        Теперь Ромка знал, что ему делать. Он напишет объявления с предложением детективных услуг и расклеит их по всему поселку. И на эти его объявления непременно кто-нибудь откликнется, позвонит ему, и тогда он сам, единолично, раскроет такое преступление, что Лешка с Артемом будут локти кусать от досады, что не стали его расследовать вместе с ним.
        Ромка бегом спустился со второго этажа в гостиную, где стоял компьютер, включил его и легко и быстро набрал первую фразу:
        «Опытный частный детектив решит любые ваши проблемы».
        А над следующим предложением уже пришлось задуматься. Куда его клиентам обращаться, какой поставить номер телефона? Здесь, на даче, было целых три телефона, два мобильных, один у Артема, второй — у них с Лешкой, и еще один — общий, стационарный. Но Лешка ему их телефон ни за что не отдаст, а у Артема не стоит и просить, потому что он потребует объяснений и Ромкину затею с объявлениями не поймет и не одобрит. А у домашнего телефона круглые сутки торчать невозможно. А не торчать тоже нельзя, потому что живут они не одни, а с Ниной Сергеевной, теткой Артема, а она не должна знать о том, что он вообще занимается какими-то расследованиями. Нина Сергеевна, кстати, до сих пор понятия не имеет о том, чем они занимались в последнее время и сколько раскрыли преступлений. Узнай она об этом, с ума бы, наверное, сошла. И поэтому они тщательно скрывали от нее все свои похождения.
        Ромка почесал в затылке и решил все же дать в своем объявлении домашний телефон, но ограничить время, в которое ему должны будут звонить. Пожалуй, прикинул он, самые удобные часы — послеобеденные, когда не хочется никуда идти, а тянет вздремнуть. Вот он и возьмет в свою комнату телефон, и если ему никто в это время не позвонит, то отдохнет в свое удовольствие и ничего не потеряет от ожидания.
        И потому, отпечатав крупным шрифтом номер стационарного телефона, юный сыщик снизу приписал: «Обращаться с трех до пять после обеда».
        Но и это было еще не все. А кого его клиенты должны спрашивать? Просто Рому? Нет, не подходит. Тогда, может, Романа? Или Романа Олеговича? Нет, пожалуй, свое настоящее имя писать нельзя. Вдруг ему позвонят во внеурочные часы, когда его не окажется дома? Тогда домашние сразу раскроют его секрет, а это ему ни к чему.
        Значит, надо выдумать себе другое имя. И лучше позаковыристей, чтобы оно не походило ни на какое другое.
        Так как спешить Ромке было некуда, то он долго перебирал в уме всякие труднопроизносимые имена, а потом вспомнил, как ему лечил зубы стоматолог по имени Ювелинарий Феофилактович. Вот это имя так имя. Хоть и запоминалось с трудом, зато потом навеки врезалось в память. И он тут же придумал другое имечко, еще круче: «Аполлинарий Иеронимович».
        Напечатав еще ниже самыми крупными буквами: «Спросить Аполлинария Иеронимовича», юный сыщик откинулся на спинку кресла и облегченно вздохнул. Все задуманное было выполнено, начало нового и, возможно, захватывающего дела положено.
        Теперь, если Нина Сергеевна или Артем с Лешкой и возьмут случайно вместо него телефонную трубку, то подумают, что звонивший либо ошибся номером, либо это просто-напросто балуется какой-то шутник. А в урочное время Ромка сам ответит на звонок и при личной встрече с клиентом объяснит, что «Аполлинарий Иеронимович» — его псевдоним, которым он пользуется исключительно в конспиративных целях.
        Жаль, конечно, что он будет заниматься этим один, думал Ромка, разрезая ножницами распечатанные на принтере объявления. Если бы Катька не умоталась в свой Воронеж, она бы сейчас с радостью и огромным удовольствием его поддержала, а с этих зануд — он оглянулся на Лешкину комнату, откуда неслась какая-то заунывная музыка,  — и взять-то нечего.
        Дорезав бумагу, Ромка выглянул в окно, а потом взял огромный зонт и пошел клеить свои объявления.
        Из густых темных туч продолжал выливаться мелкий противный дождик. Впрочем, дождь ему сейчас был только на руку, потому что прохожих на улице мало, все местные ребята попрятались по домам, а значит, и некому спросить у него, что это он клеит и зачем.
        Домой Ромка пришел заметно повеселевший. Он обклеил множество заборов и столбов, устал даже, потому что ему пришлось забрести далеко от дома. Он старательно обходил стороной все те улицы, по которым обычно ходили Лешка с Артемом и Нина Сергеевна: нельзя было допустить, чтобы они ненароком наткнулись на его объявления и увидели на них свой номер телефона.
        После обеда он унес с собой телефон, но никаких звонков не было. Ромка не огорчился — должно быть, только немногие люди успели прочитать его объявления — и с удовольствием поспал. А к вечеру, когда дождь перестал, он ушел играть в бильярд к Сашке Ведерникову. Лешка с Артемом где-то нагулялись и пришли туда тоже. Но он и не подумал с ними мириться, а они по-прежнему были заняты только собой и тоже не обращали на него никакого внимания. Но теперь ему на это было глубоко наплевать.
        Утром все поднялись поздно, кроме Нины Сергеевны — она у них была ранней пташкой, потому что раньше всех ложилась спать.
        Разливая по чашкам чай, Нина Сергеевна пожаловалась:
        — Вчера весь вечер и сегодня утром без конца звонили и спрашивали какого-то Аполлинария. Надоело к телефону бегать.
        Она выжидательно посмотрела на друзей — не они ли затеяли какую-то непонятную игру, но Лешка с Артемом недоуменно пожали плечами, а Ромка, внутренне ликуя, спокойненько потянулся за очередным бутербродом и только потом повернул к ней свое невозмутимое лицо.
        — Шутников, знаете ли, на свете много.
        Погода в этот день была хорошей, и Лешка с Артемом после завтрака снова ушли на свой дурацкий пляж. А Ромка никуда не пошел. Он подумал, что человек, нуждающийся в помощи, не станет дожидаться определенного часа, а позвонит при первой же возможности.
        Прихватив телефон, юный сыщик поднялся с ним к себе наверх, а чтобы не терять время даром, отыскал книгу с высказываниями древних философов и стал заучивать умные фразы. Жизнь больше не казалась ему пустой и никчемной, а была наполнена великим смыслом.
        И его надежды оправдались! Через какие-то десять минут раздался резкий звонок, и Ромка с волнением схватил трубку.
        — Здравствуйте. Пригласите, пожалуйста, Аппо… Аполлинария Иеронимовича,  — голос был старческий, скрипучий.
        Ромке во всю глотку хотелось закричать: «Ура!», но он лишь откашлялся и произнес басом:
        — Слушаю вас очень внимательно.
        — Вы — тот самый детектив?  — уточнил старичок.
        — Да, я. Чем могу помочь?
        Старик вздохнул.
        — Жена моя пропала.
        — Как? Впрочем, по телефону можете не рассказывать. Я сейчас к вам сам приду. Как вас найти?
        Старик объяснил. Его дом стоял на улице Отрадной, которая находилась недалеко от улицы Солнечной. А на Солнечной Ромка и его друзья бывали часто. Там, в доме с мансардой, жили Маргарита Павловна и Жан-Жак, пожилая чета, с которой они были очень дружны.
        И Ромка стремглав помчался по указанному адресу. Он подпрыгивал по дороге от радости и сам не верил своей удаче. Подумать только, и суток не прошло, а его уже ждет новое, увлекательное расследование. Наверняка жену этого старика кто-то похитил, держит в заложницах и требует от старика за нее выкуп. Конечно, найти похитителей будет нелегко, но он и хотел, чтобы ему досталось очень трудное дело. Уж он приложит весь свой необыкновенный талант — а Ромка считал себя гениальным сыщиком — и, конечно, обязательно найдет преступников. А если этот старик богат — а другого и быть не может, у бедняков жен не похищают,  — то он ему еще и заплатит за хорошую работу, и деньги Ромке тоже не помешают.

        ГЛАВА II
        Благие дела

        Однако на пороге маленького, убогого домика — а таких в Медовке было немного, здесь обитал все больше состоятельный люд — его встретил явно небогатый маленький седенький старичок с трясущейся головой.
        — Здравствуйте,  — подбежал к нему Ромка.  — Это вы мне звонили по объявлению? Так что у вас случилось?
        Старичок тоже смотрел на него с удивлением, моргая выцветшими глазами. Он, конечно, ожидал встретить взрослого человека, а не упитанного розовощекого подростка, не достигшего еще и пятнадцати лет.
        — Так это ты Аполлинарий? Неужели нынче детям дают такие имена?
        — Вообще-то я Рома,  — не стал скрывать юный сыщик.  — Это я для отвода глаз написал, ну, мне так надо было, для конспирации. Но если вас смущает мой возраст, то… то вы можете обо мне кое-кого расспросить… Я могу представить вам рекомендации, и не одну… Может быть, вы знакомы с Маргаритой Павловной и ее мужем-французом? Хотите им позвонить? Они вам обо мне скажут только хорошее.
        Старичок, все так же моргая, покачал седой головой.
        — Никаких рекомендаций мне не надо, это даже хорошо, что ты такой молодой, может, быстрее сумеешь мне помочь.
        — Так в чем дело-то?
        — А дело в том, что старуха моя, Дарья Васильевна, пошла в лес за грибами и заблудилась. Не мог бы ты собрать своих друзей и поискать ее там?
        — Заблудилась? В нашем-то лесу?  — недоверчиво переспросил Ромка и разочарованно сморщил нос. Он-то надеялся на интересное, захватывающее приключение, а тут старушка какая-то в трех соснах заблудилась. Правда, в лесу было опасное болото, и если в него кого затянет, то с концами, человека этого уже никогда не найти. Однако трясина огорожена щитами, и забрести в нее мог разве что слепой. Если только кто не переставил щиты, как это однажды уже случилось.
        А старичок продолжал:
        — У моей Дарьи Васильевны память плохая стала. Она, наверное, забыла дорогу назад. Я ей запретил ходить в лес, а она не послушалась. Вышел в сад утречком, а она мигом собралась и скрылась. Люди ее на дороге с лукошком видели. Можно было бы, конечно, поднять соседей и искать ее всем миром, но не хочется никого беспокоить — у всех свои дела. А я очень за нее волнуюсь. Вдруг с ней что случилось?
        Старик очень жалобно смотрел на Ромку, с напряжением ожидая, что он ему ответит.
        Юный сыщик почесал в затылке. Это, конечно, совсем не то дело, на какое он рассчитывал, но людей нельзя оставлять в беде.
        — А когда она ушла?
        — В пять утра.
        — А сейчас двенадцать. Может быть, еще сама придет?  — с надеждой спросил он.
        — Может быть,  — вздохнул дед.  — Да только прежде она всегда рано возвращалась, часа через два-три.
        — Ладно, я вам помогу,  — решился Ромка и собрался бежать на пляж за Лешкой с Артемом и другими ребятами — в такой ситуации не до обид.
        Он пробежал с пол-улицы, но потом передумал звать в лес кого бы то ни было. Чем носиться целой толпой взад-вперед между деревьями по всяким там болотам, высматривая старушку, куда проще отыскать ее по запаху, с помощью собаки.
        Ромка вернулся назад, вызвал старичка на улицу, рассказал ему о своем решении и попросил вынести из дома какую-нибудь вещь, принадлежащую его пропавшей жене.
        Дед принес ему старую дырявую тапку.
        — Подойдет?
        — Вполне.
        С тапкой в руках Ромка примчался домой и позвонил знакомому леснику. У этого лесника была ручная волчица по кличке Дана, и с этой Данной была связана целая история.
        Не так давно в этом самом лесу Лешка нашла раненого зверя. Волчица лежала, истекая кровью, и они притащили ее домой и выходили, а потом объявился ее хозяин — лесник, и он, конечно, был им всем очень благодарен за спасение своей любимицы.[1 - Подробно об этом читайте в книге Н. Кузнецовой «Дело о лесной царице», вышедшей в серии «Черный котенок». (Прим. ред.)] Затем выяснилось, что у этой Даны имеется потомство, и что ее дочь, Джеська, помесь с немецкой овчаркой, отличается особым, необыкновенным чутьем.
        Лесник, к счастью, оказался дома и, когда Ромка рассказал ему про пропавшую старушку, сразу согласился вместе с ним ее поискать. Они договорились встретиться на дороге, ведущей к лесу.
        Лесничий хутор находился недалеко от Медовки, и через полчаса машина лесника подъехала к месту встречи. С лесником были его дети, Вика и Сережа, которых Ромка хорошо знал.
        Джеська выпрыгнула из старенькой «Лады» и, высоко подпрыгнув, лизнула Ромку в нос. Несмотря на свое волчье происхождение, она была очень доброй псиной.
        Ромка еще раз объяснил всем, в чем дело, Вика дала Джеське понюхать старую тапку, и умная собака почти сразу взяла след.
        Однако по лесу они блуждали очень долго, кружили и кружили по каким-то тропинкам, обдирали руки и ноги об острые ветки и нашли старушку, когда уже совсем выдохлись из сил.
        Бабуля сидела на пеньке с лукошком, полным грибов, и не могла сдвинуться с места. Оказалось, что Дарья Васильевна и в самом деле потеряла всякие ориентиры и не знала, в какой стороне находится ее дом. К тому же старушка подвернула ногу, и если бы они ее не нашли, то так бы и сидела на пеньке еще неизвестно сколько времени.
        Бабушка Даша была маленькой и худенькой, но, когда они дотащили ее до того места на дороге, где лесник оставил машину, у Ромки буквально отваливались руки и отказывали ноги.
        Они привезли Дарью Васильевну домой, сдали на руки супругу. Дед чуть не плакал от радости.
        — Вы сделали благое дело, оно вам зачтется,  — несколько раз повторил он.
        — Дай-то бог,  — сказал лесник, а Ромка подумал, что было бы неплохо, если бы в благодарность за это благое дело исполнилось его самое заветное желание, то есть нашлось бы какое-нибудь по-настоящему трудное дело, Дело с большой буквы. И потому кивнул с самым серьезным видом:
        — Будем надеяться.
        Когда они отделались от стариков, Вика с Сережей пригласили его поехать с ними на хутор. Ромка был бы рад принять их приглашение — на хуторе так интересно,  — но из-за своих объявлений не смог этого сделать.
        Распрощавшись с друзьями, он вернулся домой, поел и лег отдыхать, не забыв прихватить с собой телефонную трубку. А Лешка с Артемом пообедали до его прихода и снова умчались на свой пляж.
        Ромка задремал, но ненадолго. Подспудно он ожидал нового звонка. Открыв глаза, посмотрел на часы. Еще не было пяти, то есть время, в которое ему должны были звонить потенциальные клиенты, еще не вышло.
        И звонок не заставил себя ждать.
        — Здравствуйте. Это Аполлинарий Иеронимович?  — по складам спросил детский голосок. Наверное, девочка списала с объявления это каверзное имя-отчество и теперь читала его по бумажке.
        — Он самый,  — ответил Ромка. Ему показалось, что это несерьезный клиент, и потому он сразу спросил: — А у тебя кто пропал?
        — Котенок. А как вы догадались, что у меня кто-то пропал?  — удивилась девочка.
        — На то я и сыщик, чтобы все знать,  — вздохнул Ромка, думая, как бы ему от нее отвязаться. Очень уж не хотелось ему заниматься всякими пустяками, особенно после утомительной пробежки по лесу. Он ожидал серьезных дел, а тут какие-то пропавшие старушки да котята.
        — Так вы поможете мне его найти?  — с надеждой спросила девочка.
        — Вообще-то поиском кошек я не занимаюсь,  — буркнул Ромка.
        — Но вы же сами написали, что можете разрешить любую проблему,  — напомнила девочка.
        — Могу, конечно, но только серьезную, а не ерундовую. А ты не думаешь, что он побегает-побегает и сам домой прибежит?
        — Не прибежит. Он еще к нашему дому не привык. Мы его только позавчера купили.
        — Понятно,  — сказал Ромка и замолчал. Не только вставить и куда-то идти, даже сидеть ему не хотелось. Больше всего его сейчас устраивало лежачее положение.
        — Пожалуйста, ну пожалуйста, помогите мне,  — прошептала девочка, и он услышал, что она плачет.
        И Ромка неожиданно для самого себя произнес:
        — Ладно, так и быть, найду я тебе твоего котенка. Говори, где живешь.  — А сам подумал: «Мягкосердие меня когда-нибудь погубит».
        Продолжая всхлипывать, девочка объяснила, что живет она на улице Молодежной, и рассказала, как найти ее дом.
        Ромка вытащил из розетки телефонный шнур, чтобы никто не смог позвонить на дачу в его отсутствие, и побежал к ней.
        Девочку звали Ирочкой, ей было лет десять. С длинными кудрявыми волосами и большими круглыми голубыми глазами она была похожа на маленькую фею.
        — Это вы — Аполлинарий?  — с уважением спросила она.
        — Я,  — коротко ответил Ромка, не собираясь ей ничего объяснять.  — Как зовут твоего котенка?
        — Китя. Мы с мамой думали, что это кошечка, и хотели назвать ее Китти, а нам сказали, что это кот, и мы решили, пусть будет Китькой. Он уже начал привыкать к этой кличке, а теперь вот пропал.
        И как его искать, этого Китьку? Вот проблема. «Пожалуй, бабку Дарью в лесу было проще найти, чем котенка в поселке»,  — подумал Ромка. И никакую собаку к этому делу не привлечешь, от нее любая кошка убежит еще дальше.
        — Может быть, его у тебя украли? Он дорогой? Породистый?
        — Очень породистый. Русский голубой,  — гордо сказала девочка.  — Мы его у метро за пятьдесят рублей купили.
        — Все ясно с породой твоего котенка,  — хмыкнул Ромка и предложил: — А давай я завтра в Москву смотаюсь и тебе у метро за свои деньги еще одного, точно такого же куплю.
        Но Ирочка помотала головой, и глаза ее наполнились слезами.
        — Я не хочу другого. Я уже этого полюбила.
        Ромка недовольно вздохнул, но потом поставил себя на место этой девочки и представил себе, что было бы, если б улетел его Попка, а кто-нибудь предложил ему купить другого попугая, точно такого же. Да разве сможет другой попугай заменить его любимого Попку?
        И он смирился.
        — Ладно, давай искать твоего русского голубого. Куда он побежал-то?
        Девочка указала вправо.
        — Вон туда.
        Ромка сделал несколько шагов и вдруг высоко на дереве услышал какой-то подозрительный шорох. Он задрал голову вверх, и там, среди ветвей, мелькнуло что-то серое. Недолго думая, Ромка влез на дерево. Огромный толстый котяра, а вовсе не маленький котенок, подбирался к птичьему гнезду. Ромка поднялся еще выше и ухватил кота за хвост. Мерзкое животное выпустило длинные, как бритвы, когти и пронзило ими Ромкино плечо. Ромка заорал, ветка под ним обломилась, и они оба грохнулись на землю. Котяра умчался прочь, а юный сыщик поднялся, с трудом сдерживая слезы.
        — Вот и из твоего котенка такой же урод вырастет,  — проговорил он, хватаясь то за ушибленную ногу, то за расцарапанное плечо. Кот впился в него так глубоко, что кровь просочилась сквозь футболку, и вся она покрылась красными пятнами.
        Ирочка сбегала к себе домой, принесла пузырек с йодом. Ромка, морщась, совершил великий подвиг: сам обработал свои раны. А девочка закрыла пузырек крышкой и трагическим шепотом сказала:
        — Теперь ты не будешь искать моего Китеньку.
        Но Ромка не мог признать своего поражения.
        — Буду,  — упрямо объявил он и продолжил поиски.
        Он прошел всю улицу, осмотрел все деревья, но котенка как назло нигде не было. Ромка чуть было не усмирил свою гордость и не попросил Артема с Лешкой вместе с ним поискать пропажу. Его сестра любила животных и в этом бы ему не отказала. Но потом передумал. Жарятся они на свои пляже — и пусть продолжают жариться, он и сам справится.
        А девочка смотрела на него своими огромными глазами, и Ромка не мог сознаться ей в том, что он, опытный сыщик, не может найти какого-то вшивого, то есть блохастого, котенка.
        Они снова пошли по улице, кругами походили вокруг Ирочкиного дома и, наконец, около огромного нового особняка с забранными решетками большими окнами вдруг услышали слабый писк.
        Ромка поднял голову. На росшей у самого забора тоненькой березке сидел серый, как мышь, облезлый маленький котенок.
        — Этот, что ли, твой?
        — Да!  — радостно закричала девочка.  — Китенька, иди сюда!
        Но котенок на ее призыв никак не откликнулся. То ли боялся спуститься вниз, то ли еще не запомнил своей клички и не узнал свою хозяйку.
        Пришлось Ромке, кряхтя, лезть еще и на березку. Котенок его испугался и вскарабкался еще выше. Ромка вытянул руку, ухватил дрожащее создание за лапку, но серый проказник каким-то образом выскользнул из его руки и запрыгнул за высокую изгородь.
        Ромка слез с березки, подошел к забору, кое-как зацепился за его верх, подтянулся и хотел уже перекинуть ногу на другую сторону, как к нему с громким лаем кинулся огромный цепной пес и ощерился белыми клыками. Такого зверя даже Лешка бы испугалась, хотя она никаких собак не боялась. Но на подобных псов увещевания не действуют, они слов не слушают, а сразу бросаются. Такому только попадись — разорвет в клочья.
        А котенок, спасаясь от пса, быстренько влез на яблоню.
        Тогда Ромка решил идти легальным путем. Он слез с забора, постучался в калитку, потом увидел небольшую белую кнопку звонка и нажал на нее.
        Из дома вышел высокий мужчина с хмурым лицом, но, когда увидел девочку, улыбнулся ей.
        — Здравствуй, Ирочка. А что вам нужно?
        — Владимир Сергеевич, мой котенок к вам в сад забежал. Поймайте его, пожалуйста, он на яблоню забрался.
        — Ну уж нет, ловите сами.
        Мужик отвел пса в сарай, пригласил их войти и предупредил:
        — Только осторожнее, пожалуйста, не наступайте на клумбы.
        Весь его двор и сад благоухали цветами. Ромка в клумбах мало что понимал, но не смог не отметить, что цветы в саду у этого Владимира Сергеевича необыкновенно красивые.
        Пробравшись по узкой тропинке к яблоне, Ромка мигом на нее взобрался, и, наконец, беглец был пойман. Спустившись с дерева, юный сыщик вручил котенка Ирочке.
        — Держи крепче, второй раз ловить не буду.
        Вне себя от счастья девочка прижала к себе серого уродца.
        — Спасибо тебе большое.
        А когда они вышли на улицу, Ромка обернулся на высокий особняк и поинтересовался:
        — А что это твой Владимир Сергеевич так от всех отгородился? И решетки у него на окнах, и забор высоченный. Колючей проволоки только сверху не хватает и электрического тока в ней. Неужели так за свои цветочки боится?
        — Нет, не за цветочки. Его однажды обокрали, и он теперь воров боится,  — гладя котенка, ответила Ирочка.
        — Обокрали?  — воодушевился Ромка. Вот чем было бы неплохо заняться: поиском неизвестных грабителей.  — А когда это было?
        — Давно уже. В прошлом году, летом.
        — А,  — разочарованно произнес юный сыщик.  — Ну, пока.
        — Спасибо,  — еще раз прокричала ему вслед девочка.
        Ромка шел домой и жутко жалел себя. Весь день ушел на сущую ерунду и отнял у него все силы. Болело оцарапанное плеча. Он представил себе лица Артема и Лешки, когда они увидят его в крови, и это его чуть-чуть утешило. Они, конечно, придут в ужас и спросят: «Рома, что с тобой?» А он примет мужественный вид и ответит: «Так, было одно дельце». И больше ничего им не скажет. И пусть на себя пеняют, что не пришли ему на помощь в трудную минуту, оставили один на один с неведомой опасностью.
        Но теперь, наученный горьким опытом, он не будет заниматься чем попало и ни за что больше не поддастся на жалость. Пусть народ сам ищет своих заблудившихся котят и старушек, а ему, квалифицированному сыщику с огромным опытом, не пристало заниматься подобными пустяками. Отныне он будет выбирать себе только серьезные, стоящие дела.
        Но Лешки с Артемом, к сожалению, дома не оказалось, и демонстрировать свои шрамы было некому.
        Тогда, незаметно для Нины Сергеевны, Ромка прокрался на второй этаж, быстренько там переоделся и засунул изодранную котом, окровавленную футболку под кровать. А потом спустился вниз и лег на диван в гостиной. Спать хотелось ужасно, но он решил потерпеть, так как солнце еще не ушло за горизонт, а кто же спит на закате? Но где же Лешка с Артемом? Могли бы и позвонить ему, между прочим, и спросить, куда он подевался.
        И вдруг Ромка вспомнил, что сам же и выключил телефон. Он вставил вилку в розетку, и трубка тут же ожила в его руках.
        Ага, обрадовался он, значит, в Лешке с Артемом все-таки пробудилась совесть. Интересно послушать, что они ему скажут. Или это звонит очередной клиент? «Ох, только бы не это»,  — вздохнул Ромка. Сейчас ему меньше всего хотелось с кем-то встречаться, что-то распутывать и кого-то разыскивать.
        — Алло?  — осторожно сказал он, ожидая, что сейчас его попросят пригласить к телефону Аполлинария Иеронимовича.
        Но голос в трубке заставил его подскочить от радости.
        Это был Венечка, их самый лучший, самый верный, самый надежный друг. Венечка как-то раз уже гостил у них в Медовке и даже участвовал в одном расследовании, а потом вместе с родителями уехал отдыхать куда-то под Липецк. И теперь, значит, вернулся.
        — Ромка, привет!  — сказал Венечка.
        — Венька!  — завопил Ромка.  — Ты что, уже в Москве?
        — Еще ближе,  — ответил самый лучший друг.  — Я сейчас в Николаевке. Маму мою пригласила в гости ее подруга, а я узнал, что это недалеко от вас, и попросился поехать с ней. Мы здесь дня два пробудем.
        Николаевка была соседней деревней, и, чтобы в нее попасть, надо было проехать всего-навсего одну остановку на электричке.
        — А почему ты прямо сейчас не едешь к нам?
        — Я к вам завтра приеду. Сейчас уже поздно, мама сказала, что лучше утром. И потом, со мной здесь мой Дожик, и я не хочу его одного оставлять в чужом доме. А к вам с ним ехать нельзя из-за Лешкиного Дика.
        Лешкин Дик был громадной кавказской овчаркой, а Венечкин Дожик — щенком немецкого дога, и Дик не терпел других собак на своей территории.
        Но Ромка не хотел ждать до завтра.
        — А хочешь, я к тебе сам приеду?
        — Очень хочу.
        — Тогда говори свой адрес.
        — Улица Звездная, дом номер пять. Это прямо рядом со станцией, так что не заблудишься.
        — Отлично, Звездная, пять. Жди, скоро буду.
        Ромка схватил свою большую, набитую всякой всячиной сумку — он всегда носил с собой все необходимые сыщику вещи, ведь неизвестно, что, когда и где может понадобиться,  — проверил наличие денег в карманах, взглянул на расписание электричек. Поезд должен был подойти через десять минут. Еще столько же, если не меньше, ему понадобится, чтобы доехать до Николаевки, и всего каких-то пять минут — добежать до улицы Звездной. Значит, самое большее через полчаса он будет у Венечки. А часа через три вернется обратно.
        И Ромка выбежал из дома. Нина Сергеевна была в саду. Он крикнул ей от калитки, что уходит по делам и вернется поздно.
        По дороге Ромка подбежал к обрыву, с которого был виден пляж, и заметил недалеко от воды голубой Лешкин купальник. Хотел было сообщить им с Артемом радостную весть о приезде Венечки, но удержался и пробежал мимо. Если им все равно, как он живет, то и ему на них наплевать.
        Электричка подошла вовремя. Ромка сел в нее и поехал в Николаевку.

        ГЛАВА III
        Совсем пропавший

        Лешка с Артемом замечательно проводили время. Им было хорошо вдвоем везде, а сейчас, под мягкими лучами заходящего солнышка, когда рядом плещется теплая, нагретая к вечеру речка, и вообще было бесподобно. Удивительное дело, но за все время жизни в Медовке они даже ни разу не поссорились. В сущности, ссориться им было не из-за чего и некогда. Артем почти целый год жил и учился в Англии, а когда Лешка с Ромкой приехали к нему на дачу, то все время им подворачивались какие-то дела, они влипали то в одну, то в другую историю, и просто так плавать и загорать, лежа на теплом песочке, им выпадало не часто. А вот теперь они который день только этим и занимались, за исключением дождливых дней. Но и тогда тоже было неплохо: они слушали музыку или разговаривали — им всегда есть о чем поговорить.
        «Как же здесь хорошо!» — не веря своему счастью, думала Лешка.
        И хотя солнце уже покидало пляж, медленно спускаясь за холм, домой идти ей абсолютно не хотелось. Жалко, конечно, что Ромка не пошел с ними, а надулся, как индюк. Небось и до сих пор еще дуется.
        Ромка был на год старше Лешки, а ей иногда казалось, что это она его старшая сестра, а он еще маленький ребенок. Тоже, придумал: грибы собирать. На вид они как бледные поганки, а может, они самые и есть, не хватало еще отравиться. И вообще хватит с них всяких дел и приключений, так и лето кончится, а они не отдохнут по-человечески и не позагорают всласть. А он, глупый, потом пожалеет, что упускал такие хорошие денечки. А если ему не хочется отдыхать, то они-то тут при чем?
        Лешка вдруг так разозлилась на брата, что даже сказала вслух:
        — Нельзя, что ли, просто позагорать людям!
        Артем повернул к ней голову.
        — Ты о чем?
        Сам он лежал на теплом песочке, положив голову, как на подушку, на небольшой пригорочек с мягкой травкой, и тоже наслаждался бездельем.
        — Да о Ромке. Вредный он какой-то стал. Все ему не так, не эдак, все время что-то надо, непонятно что.
        — Ты же знаешь, что Ромка у нас экстремал, без острых ощущений ему жизнь не в жизнь,  — усмехнулся Артем и взял Лешку за руку.  — Не расстраивайся из-за ерунды. Когда-нибудь мы все, и Ромка тоже, будем вспоминать это лето как самое прекрасное время в нашей жизни. И пляж этот, и закаты, и Чистое озеро, и дождь по крыше.
        — И всяких преступников.
        — И их тоже,  — улыбнулся Артем.  — А особенно то, как мы всякий раз находили выход из трудных положений. И без Ромки вряд ли бы это получалось, уж будь объективна.
        — Я и так объективна. А он все равно вредный,  — упрямо сказала Лешка.
        А солнце уже совсем спряталось за холм, и небо над ним стало слоеным: пурпурно-оранжево-зеленым. У Лешки была когда-то куртка с такой разноцветной подкладкой, а потом она стала ей мала, и второй такой они с мамой так и не нашли в магазине.
        На пляже они были не одни, а в компании Сашки Ведерникова, его сестры Машки и местных ребят. Они как раз сейчас выходили из воды.
        К ним подбежала Машка.
        — Мы уходим. А вы что, остаетесь?
        Лешка взглянула на Артема:
        — Ты как? Остаемся?
        Он кивнул:
        — Пожалуй, еще немножко побудем.
        — Тогда доедите наши пироги.
        Лешка взглянула на оставшуюся еду, которая лежала на постеленной на траве клеенке. Машкина мама пекла отличные пироги, почти такие же, как Маргарита Павловна, и ее брат их обожал. Он вообще любил всякую выпечку. Сами они пироги есть не будут, а если Ромка сюда не придет, она возьмет их с собой, будет повод помириться.
        — Забегите, пожалуйста, по дороге к нам, скажите Ромке, чтобы пришел сюда доедать ваши пироги,  — попросила она Машку.
        — Ладно,  — кивнула та.
        Лешка нисколько не сомневалась, что Ромка, забыв обо всех обидах, тут же примчится к ним.
        Но время шло, небо стало сереть, потом темнеть, а его все не было.
        — Проявляет характер,  — усмехнулась девочка.
        — Наверное,  — согласился с ней Артем.
        Он встал и принялся одеваться. Лешка оделась тоже, аккуратно сложила Машкины пироги в пластиковый пакет, и они почти последними покинули пляж.
        К великому их удивлению, Ромки дома не оказалось.
        — А он ушел с час назад,  — сказала Нина Сергеевна.
        — И куда?
        — Не сказал. Я думала, что он к вам побежал.
        — Наверное, он у Сашки, опять в бильярд играет,  — спокойно сказал Артем, и его тетка с ним согласилась.
        — Должно быть. Все вам не сидится дома.
        Однако они с Лешкой к Сашке не пошли. Им сегодня больше никуда не хотелось идти. Местные ребята принесли им интересный фильм, и они должны были его уже завтра вернуть.
        Кино оказалось и впрямь захватывающим, но смотреть его им мешали частые и непонятные телефонные звонки. Сначала позвонила какая-то девочка, потом женщина, и все они спрашивали Аполлинария. Под конец Артем отключил телефон, чтобы они смогли спокойно досмотреть телевизор. А фильм был длинным и закончился часов в двенадцать.
        Нина Сергеевна давным-давно ушла спать. А Ромка все не шел и не шел.
        — Неужели он до сих пор играет в бильярд?  — удивилась Лешка.
        И тогда включили телефон и позвонили Сашке Ведерникову.
        — Алло,  — сонным голосом ответил Сашка.
        — Ты что, спишь?  — удивился Артем.
        — Ну да.
        — А Ромка с кем играет?
        — Нет у меня никакого Ромки. Сегодня вообще никого нет, и я уже давно лег, устал очень.
        — Погоди! Ты что, даже не знаешь, где Ромка?
        — Понятия не имею.
        — Вот так дела!  — Артем положил трубку и присвистнул.  — Куда ж наш экстремал-то подевался?
        — Да куда угодно,  — фыркнула Лешка.  — Мог пойти к Маргарите Павловне или даже в Москву поехать. А может быть, сидит где-нибудь в нашем саду под кустом с ежиками, лишь бы нас заставить поволноваться.
        И тут же в ее душу закрались тревога и сомнение. Ромка прежде никогда так не поступал. Тем более что живут они не одни, а с Ниной Сергеевной, и он не знает, что она спокойно спит, не подозревая о том, что его все еще нет с ними.
        Они поднялись на второй этаж, Лешка заглянула под Ромкину кровать.
        — Сумки его нет. Только что-то валяется.
        Это «что-то» оказалось футболкой, в которой сегодня ходил ее брат. Футболка почему-то оказалась рваной. Лешка поднесла ее к глазам, увидела на ней бурые пятна крови, и ей чуть не стало дурно.
        — Тема, смотри, кровь,  — трагическим голосом сказала девочка.  — Откуда здесь взялась его футболка? и почему она порвана?
        В отличие от Лешки Артем сохранял самообладание.
        — Погоди, не волнуйся. Он сам ее сюда бросил, чтобы тетя Нина не увидела, что она порвана. Давай сначала позвоним Маргарите Павловне, может, он к ним забежал?
        Но Маргарита Павловна тоже спала. Она сказала, что Ромка несколько дней у них не появлялся и даже не звонил.
        — А давай сбегаем на станцию и спросим у Петра Ивановича, не видел ли он его сегодня?  — предложила Лешка.
        Петр Иванович был еще одним хорошим знакомым Лешки, Ромки и Артема, даже можно сказать, другом. Раньше он служил в милиции, был майором, а потом вышел в отставку и, чтобы не сидеть без дела дома, стал подрабатывать продавцом в пристанционном киоске.
        Лешка с Артемом за пять минут добежали до станции. К счастью, Петр Иванович в эту ночь как раз работал.
        — Петр Иванович, здравствуйте, вы Ромку не видели?  — заглянув в окошко, спросила Лешка.
        — Видел,  — обрадовал ее бывший мент.
        — И куда он поехал?
        — Не знаю. Он поздоровался со мной и убежал, потому что очень спешил на электричку,  — сиплым голосом сказал Петр Иванович.
        Он поднял свое грузное тело с табуретки и вышел из киоска. Лешка посмотрела на бывшего мента снизу вверх. Если не знать, что это добрейшей души человек, то с виду Петра Ивановича запросто можно принять за грозного главаря какой-нибудь банды, такой у него был суровый вид.
        — А что случилось?  — отставной майор сдвинул кустистые брови.
        — Ничего, просто мы с ним разминулись.
        Петр Иванович покачал седой, коротко стриженной головой:
        — Все давно спят, а вам все неймется. Или у вас снова что-то произошло?
        — Нет, ничего,  — быстро сказал Артем.
        — Значит, моя помощь не требуется?
        — Нет-нет.
        — Ну ладно.  — Бывший мент вздохнул и, наполнив грудь свежим воздухом, снова спрятался в свой киоск, как улитка в раковину.
        — И почему я не отдала Ромке наш телефон?  — простонала Лешка.
        Тревога в ней все росла и росла, и она ничего не могла с собой поделать. Решившись, она позвонила в Москву. Трубку снял отец, он всегда поздно ложился спать.
        — Пап, привет, как дела?  — бодро спросила девочка.
        — Это ты, Лешка? А почему ты звонишь мне в такое позднее время?  — удивился Олег Викторович.
        — Просто я соскучилась и хочу пожелать вам с мамой спокойной ночи.
        — Спасибо. Мы вам тоже желаем спокойной ночи,  — обескураженно ответил отец.  — У вас там, надеюсь, все в порядке? Как Ромка?
        — У нас все нормально и хорошо. Замечательно просто. Пока.  — Лешка отключила телефон и снова горестно вздохнула.  — Как видишь, Тема, в Москве Ромки нет.
        — Если он бежал к электричке, то не обязательно для того, чтобы уехать домой. Он мог отправиться куда угодно. Не переживай, ты же знаешь, наш Ромка себя в обиду не даст, и вокруг пальца его не обвести, он у нас не глупый и не легковерный.
        — Но он мог вляпаться в какую-нибудь новую историю, потому что все время только и мечтал об этом! И почему мы не пошли с ним собирать эти поганые грибы! Ну и собрали бы, и ничего бы с нами не сделалось, все равно мы в тот момент ничего не делали. Или он специально выкинул такой фортель, чтобы нас помучить? Потому что на нас обиделся?
        — Возможно, что и так.
        — А что теперь делать?
        — Подождем еще немного.
        — Как же я не люблю ждать!
        — Я тоже.  — Артем и Лешка сошли с платформы, сделали несколько шагов назад, и вдруг глаза обоих уперлись в наклеенную на столб белую бумажку, освещенную ярким светом фонаря. Они хотели пройти мимо столба и этой бумажки, но какое-то неясное чувство заставило их остановиться.
        — «Опытный частный детектив решит любые ваши проблемы. Спросить Аполлинария Иеронимовича»,  — прочел вслух Артем.  — Смотри, Лешка, здесь проставлен номер нашего телефона. Тебе теперь понятно, кто такой Аполлинарий Иеронимович, и почему нас весь вечер изводили непонятными звонками?
        — Понятно,  — кивнула Лешка.  — Это значит, что наш Ромка расклеил всюду вот эти объявления, ему кто-то позвонил, и он, как я и думала, ввязался в какое-то новое дело. Этого нам еще не хватало!
        — Зато мы, по крайней мере, теперь знаем, что с ним ничего не случилось, он должен вернуться или дать о себе знать. И нам по-прежнему остается только ждать.  — Артем взял Лешку за руку.  — Пойдем назад.
        Они вернулись домой, но спать не легли, а уселись в гостиной ждать Ромку.
        И вот прошел час, потом еще один, а он не звонил и не возвращался. Дик не сводил глаз с пакета, где лежали Машкины пироги, Лешка кинула ему один, пес его на лету проглотил, попросил еще, а она чуть не заплакала.
        — Неужели Ромка не понимает, как мы за него волнуемся!
        И тут раздался звонок.
        В доме было тихо, и звук его показался особенно резким. Чтобы не разбудить Нину Сергеевну, Артем мгновенно схватил трубку.
        Лешка замерла.
        — Алло! О, привет,  — быстро сказал Артем.
        — Ромка?  — прошептала девочка.
        Артем покачал головой:
        — Нет, Венечка.
        — Откуда он взялся?  — Лешка схватила параллельную трубку.  — Венечка, здравствуй. Ты нам из Москвы звонишь?
        — Да нет же, я здесь, в Николаевке, разве вам Ромка не сказал?
        — Не сказал.
        — А где он, не знаете?
        — В том-то и дело, что нет. Мы с ума сходим от беспокойства.
        — Он ко мне собирался, но его до сих пор нет. Он мне звонил, но я его не нашел. А вам?
        — Нет, нам он не звонил. А что он тебе сказал? Говори по порядку, как было дело,  — взмолилась Лешка.
        — Ну, как? Сначала я ему позвонил, еще светло было, сказал, что нахожусь в Николаевке, и он пообещал ко мне приехать. Ну, я его и ждал. Ждал, ждал, вам звонил, но у вас никто не отвечал.
        — А мы телефон отключали,  — вспомнил Артем.
        — Ну, а потом,  — продолжал Венечка,  — часа через два, Ромка мне снова позвонил и сказал, чтобы я поспешил на Песочную улицу в дом номер двенадцать, потому что его там кто-то удерживает. Я должен был доказать, что он ехал ко мне, а не к кому-то еще, и что он не какой-то там вор. Ничего я, конечно, не понял, но сразу к нему пошел, побежал даже. Искал-искал эту Песочную улицу и не нашел, а потом оказалось, что в Николаевке такой улицы нет. А Ромка мне больше так и не позвонил.
        Лешка беспомощно взглянула на Артема.
        — Давай прямо сейчас поедем к Венечке!
        Но Артем покачал головой:
        — Зачем? Если он не нашел эту улицу, то и мы не найдем. Тут что-то странное. Должно быть, Ромка влип в какую-то непонятную переделку.
        — И что же теперь делать?  — в который раз задала этот вопрос Лешка и судорожно вздохнула. Зря она сегодня радовалась, что жизнь их вошла в нормальное русло. Не бывает у них так, чтобы что-то хорошее длилось долго, а ничего плохого не случалось.
        И снова Артем ей сказал, что ехать им некуда и потому не остается ничего другого, как сидеть и ждать.
        Договорившись с Венечкой, что он им сразу же позвонит, как только узнает что-нибудь новое, а они — ему, Лешка с Артемом ушли в ее комнату, сели там на ее диван и положили рядом с собой сразу три телефонные трубки. Но никто им так и не позвонил до самых первых лучей солнца.
        А когда чуть забрезжил рассвет, и они так, сидя, и заснули, тут-то их и разбудил звонок.
        Но это снова был Венечка.
        — Ромка не появился?
        — Нет.
        — Тогда я прямо сейчас к вам приеду. Все равно не могу спать.
        — Давай,  — ответил Артем.  — Втроем мы быстрее придумаем, что предпринять, чтобы его найти.

        ГЛАВА IV
        В плену

        Артем с Лешкой ошибались, никакого нового дела Ромка не расследовал.
        Он вошел в вагон электрички и сел на крайнее сиденье, у самой двери. Хотя ехать ему было всего ничего, стоять в тамбуре не было никаких сил: все они ушли на поиски несчастного серого котенка и склеротичной старушки. Ужасно жить, когда все забываешь, думал Ромка и радовался, что ему такая участь не грозит. Потому что если постоянно тренировать свою память и заниматься интенсивным умственным трудом, то ясность мышления сохранится до глубокой старости.
        А вот сидящий рядом с ним пожилой человек ясность мышления наверняка уже утратил, потом что он, кряхтя, поднялся с места, взял тяжелый баул и потащился в тамбур, чтобы не забыть выйти на остановке. К старости люди становятся еще и жутко суетливыми, отметил юный сыщик. Но он не такой, вслед за стариком не побежит, не станет маячить у двери половину остановки, а вполне успеет выскочить, когда поезд остановится.
        Ромка устроился поудобнее, посмотрел в окошко, потом на часы. Ехать еще минут семи, не меньше, так что спешить абсолютно некуда. И он со спокойной душой прикрыл глаза.
        А проснулся он, когда электричка с визгом затормозила. Ромка схватил свою сумку, одним махом оказался у двери, соскочил на платформу и поискал глазами деда с баулом. Но деда нигде не было. Интересно, куда он делся, испарился, что ли? Впрочем, старик мог просто перейти в другой вагон и выйти оттуда, только и всего.
        И Ромка тут же забыл о старом деде и вообще обо всем на свете, безумно радуясь своей предстоящей встрече с Венечкой.
        Впрочем, нет, кое о чем он все же помнил. Порадовавшись, что судьба занесла его в такое место, где его никто не знает, Ромка решил и здесь разместить свои объявления. Он вытащил из сумки пузырек с клеем и пачку бумажек и стал лепить их на все столбы подряд.
        Объявления закончились, когда была пройдена добрая часть широкой улицы,  — Ромка клеил их по обеим сторонам дороги. Не может такого быть, чтобы тут не нашелся человек, нуждающийся в частном детективе, причем не для поиска заблудившихся котят и старушек, а для более серьезных вещей.
        Подумав так, Ромка заторопился к Венечке и впервые огляделся в поисках нужной улицы.
        В Николаевке юный сыщик был впервые. Хоть она и находилась рядом с их Медовкой, никакой нужды им сюда ездить не было.
        «Здесь все, как у нас,  — отметил он.  — И дома почти такие же, и тоже очень много коттеджей, только отстроенных».
        Внимание Ромки привлек самый красивый дом: он был как с картинки, высокий, трехэтажный, с остроконечной крышей и огромными блестящими окнами. Ничего себе домик! Когда он станет знаменитым детективом, то построит себе такой же.
        Из этого дома вышла какая-то парочка, спустя минуту — тощая пожилая тетка, а откуда-то из-под забора выскочил котенок и, задрав хвост, помчался вдоль улицы. Увидев котенка, Ромка поморщился.
        Будучи уверенным, что это и есть улица Звездная — Венечка же сказал, что она находится рядом со станцией,  — Ромка решил посмотреть на доме табличку. Так как уже темнело, он подошел к особняку поближе. Но на табличке значилось: «Ул. Песочная, 12».
        Куда идти дальше, Ромка не знал и, чтобы зря не блуждать по незнакомым улицам, решил расспросить прохожих.
        — Не подскажете, где тут Звездная?  — обратился он к первому попавшемуся мужчине.
        — Не знаю, я не местный,  — ответил тот.
        Так как прохожих больше не было, то Ромка снова вернулся к высокому особняку и решил постучать в его ворота, чтобы спросить у хозяев, где находится нужная ему улица. И вдруг он увидел, как от забора отделился незамеченный прежде маленький темноголовый мальчишка в темной маечке со светлой полоской.
        — Эй,  — окликнул его Ромка и даже сделал несколько шагов к нему, и тут из ворот выскочили двое мужчин. Один из них глянул на Ромку, крикнул: «Держи этого», а сам кинулся за мальчишкой. Другой мужик схватил Ромку железной ручищей и поволок его в свой дом.
        — В милицию тебя отправить, или сам все отдашь по-хорошему?  — прорычал он на ходу.
        — Что я должен вам отдать?  — воскликнул Ромка, отчаянно сопротивляясь и изо всех сил стараясь вырваться.
        Не говоря ни слова, мужик похлопал его по карманам — а там у Ромки было много всяких нужных вещей. Но мужчину, по-видимому, интересовали только деньги, а их у Ромки было мало. Тогда странный мужик втащил его в дом и отобрал у него сумку. Ромка попытался ее отнять, снова завязалась борьба, но вернулся второй мужчина, пожилой, невысокий, с выпуклыми блестящими глазами. Он помог первому удержать Ромку, пытливо его оглядел и развел руками:
        — А того так и не догнал.
        Тогда высокий мужик тряхнул Ромку с такой силой, что он чуть не задохнулся.
        — Говори, с кем ты был? Где мой бумажник?  — Он сморщил лоб, полез в один свой карман, потом в другой и с раздражением воскликнул: — Вот черт, и карточку валютную сперли! Теперь с утра придется блокировать счет, потом в банк ехать, новую оформлять.
        Он открыл Ромкину сумку, увидел там бинокль, табак, большой водяной пистолет, заправленный черной краской, перцовый баллончик и книжку с мудрыми мыслями великих людей.
        — Ты, оказывается, еще и философ. И после этого,  — он потряс биноклем и перцовым баллончиком,  — ты мне будешь говорить, что ты не вор?
        — Да не вор я!  — во весь голос заорал Ромка.  — И при чем здесь мой бинокль?
        — В окна чужие заглядывать.  — Мужик снова схватил его за руки и приблизил свое злое лицо к Ромкиному.  — Говори, где деньги, и куда скрылся твой подельник.
        — Нет у меня никакого подельника, о чем вы говорите?
        Из кухни — а то, что это помещение являлось кухней, Ромка распознал по доносящимся оттуда вкусным запахам,  — появилась худая пожилая женщина.
        — Женя, что случилось?
        — Бумажник, гады, украли, да еще и карточку валютную.
        — Кто украл, как? В окно, что ли, влезли?  — Женщина внимательно оглядела Ромку.  — Да разве этот толстяк пролезет в наше окно? Оно же было чуть-чуть приоткрыто.
        — Я не толстяк,  — оскорбился Ромка. Он и в самом деле давным-давно похудел, и уже года два никто не называл его толстяком.
        Но они говорили о нем так, будто его и не было в комнате.
        — Этот не пролезет, зато другой пролез, маленький.  — И мужик снова тряханул Ромку: — Признавайся, где он?
        Юный сыщик дернулся изо всех сил.
        — Да не знаю я, о ком вы говорите. Ничего не знаю. Выпустите меня немедленно!
        — Не выпущу, пока не сознаешься. Или давай вместе пойдем к твоим родителям. Где ты живешь?
        — Я живу в Медовке, то есть я там отдыхаю. А родители мои — в Москве,  — тяжело дыша, пояснил Ромка.
        — А здесь что ты делаешь?
        — К другу приехал.
        — Ну вот, а говоришь, что у тебя нет подельника.
        — Я к другому другу приехал, к своему собственному, а этого пацана не знаю и никогда его не видел. Я мимо проходил, а вы меня схватили. А мой друг сам сюда со своей мамой к кому-то в гости приехал. Если хотите, то давайте к ним вместе сходим, и они вам скажут, что никакой я не вор.
        — Хорошо, пойдем,  — согласился хозяин дома.  — Где они живут?
        — Улица Звездная, пять,  — выпалил Ромка, обрадовавшись, что сейчас глупому недоразумению придет конец.
        Однако глаза мужчины сузились и, не отрывая их от Ромки, он медленно покачал головой:
        — Здесь нет такой улицы.
        — Как это — нет? Я только что, ну, полчаса назад, с Венькой — это и есть мой друг — по телефону говорил.
        — Или я чего не знаю? Мам,  — крикнул мужик,  — у нас в поселке разве есть улица Звездная?
        — Не слышала,  — из кухни ответила мать.
        — Я тоже,  — сказал пожилой мужик с выпуклыми глазами.  — А живу я здесь уже давно, между прочим.
        Ромка растерялся. Что за наваждение? И нарочно такое не придумаешь. Он сумел выдернуть одну руку и прижать ее к груди.
        — Честное слово, это какое-то недоразумение.
        — Недоразумение, говоришь?  — голос хозяина дома стал угрожающим.  — Сейчас я милицию позову, она разберется, какое это недоразумение.
        — Вот-вот, зовите милицию, она разберется. В первую очередь вас привлекут за мое похищение.
        — Ну, если не хочешь по-хорошему, то и в самом деле позову,  — устало сказал мужик.  — А ведь хотел расстаться с тобой с миром.
        Он вздохнул, вытащил из кармана маленький мобильный телефон, а он вдруг сам зазвонил в его руках. Мужик поднес трубку к уху, и лицо его преобразилось: сначала оно сделалось настороженным, потом удивленным, потом невероятно счастливым и оттого даже приятным.
        — Сын!  — крикнул он.  — Мама, у меня родился сын.
        — Счастье-то какое!  — выбежав из кухни, ахнула старуха.
        — Поздравляю,  — сказал пожилой мужик.  — Это тебе из роддома звонили?
        — Оттуда. Мама, я немедленно еду.
        Мужик схватил ключи от машины и кинулся к дверям. Ромка двинулся за ним следом, чтобы под шумок ускользнуть из этого мерзкого дома, но мужчина его остановил и дал в руки свой телефон.
        — Звони своему другу, пусть он сам за тобой явится. Да вы идите, Святослав Петрович, вы же домой спешили. А этого я пока в чулане запру, и если все окажется так, как он говорит, то мама его выпустит и за меня извинится.
        Ромка по памяти набрал Венечкин номер телефона и, как только мальчик откликнулся на звонок, закричал:
        — Венька, я нахожусь на Песочной, двенадцать, и меня тут черт-те в чем подозревают. Ты должен прийти сюда немедленно и доказать, что я никакой не вор, что к тебе ехал, а не к кому-то другому.
        — Я сейчас приду!  — прокричал в ответ Венечка, а новоиспеченный отец отобрал у Ромки свою трубку и обратился к старухе:
        — Мама, учти, он на твоей ответственности.
        И как Ромка не сопротивлялся, затащил его в чулан и там запер. Юный сыщик в нетерпении притулился у двери, ожидая, что не пройдет и пяти минут, как за ним придет Венечка, и как они устроят здесь грандиозный скандал и живого места от этого гадкого дома не оставят. Клеветать на себя он никому не позволит! Это им даром не пройдет!
        Но Венечка почему-то не пришел. Ромка его ждал-ждал, а потом улегся на узкую кушетку, и его тут же сморил сон.
        А когда он проснулся, в узкое чуланное окошко били яркие солнечные лучи. Где-то сбоку раздавались женские голоса, один был знакомый, принадлежал матери запершего его мужика, другой — неприятный, визгливый, резкий. Потом голоса смолкли. Значит, старуху посетила какая-то тетка и ушла.
        Ромка вскочил с кушетки и изо всех сил забарабанил в дверь.
        — Откройте, слышите? Откройте немедленно!
        Но старуха подошла к двери и сказала:
        — Не открою. Раз за тобой не пришли, то ты все врешь, и нет у тебя никакого друга.
        — Есть у меня друг!  — завопил Ромка.
        Но мать мужика была непреклонна.
        — Ничего не знаю. Малолетние бандиты страшнее взрослых, а я одна в доме.
        — Да никакой я не бандит! Вам это так не пройдет!
        — Не ори зря. Вот сейчас приедет мой сын, он и решит, что с тобой делать,  — отрубила старуха и ушла.
        И Ромке ничего не оставалось, как снова усесться на кушетку и начать замышлять страшную месть этим гадким людям.
        «Ну погодите,  — думал он,  — дайте мне только вырваться на свободу, я вам такое устрою! Вы у меня попляшете, узнаете, как ни в чем не повинных людей в чуланах держать».
        Вскоре к дому подъехала машина, хлопнула входная дверь, и старухин сын радостно прокричал:
        — Мама, радуйся! У тебя прекрасный внук, толстый и красивый, рост — пятьдесят семи сантиметров, вес — три девятьсот, почти четыре килограмма. Настоящий богатырь! Я его уже видел.
        А старуха ответила:
        — Главное теперь — воспитать его хорошо, а то будет, как этот.
        — Кто — этот? Как, он еще тут?  — удивился мужик и укоризненно сказал: — Мама, я думал, за ним придут, ты во всем разберешься и отпустишь его с миром.
        — Но за ним никто не пришел, и выпускать его без тебя я побоялась.
        — Значит, он нам врал?  — удивился мужик.
        — Да не врал я вам, не врал,  — Ромка уже устал кричать. Он сорвал свое горло и, когда мужик открыл дверь, сурово прохрипел: — Вы мне за это ответите. Меня уже, наверное, вся милиция ищет, и друзья, и родственники. У меня, между прочим, в милиции полно друзей, и я им сейчас же позвоню.
        Но на лице хозяина дома было написано такое счастье, что Ромкины угрозы на него не подействовали. Сегодня он был совсем не таким, как вчера вечером: не страшным, не огромным, а самым обыкновенным, и если бы Ромка встретил его в каком-нибудь другом месте и в другой обстановке, то счел бы вполне приятным человеком.
        — Ну, давай сначала. Так все же, где ты живешь?  — покладистым тоном спросил мужчина.
        — Я же сказал — живу в Москве, отдыхаю в Медовке, а друг мой сейчас здесь, на улице Звездной, и он пригласил меня к себе в гости.
        — Сколько раз тебе говорить, что нет тут такой улицы!
        — Да вы что? Вы думаете, что Венечка меня обманул? Он же ясно сказал: поселок Николаевка, улица Звездная, дом номер пять, рядом со станцией,  — отчеканил Ромка.  — Память у меня хорошая, я с первого раза всегда все запоминаю. Но дайте же мне еще раз ему позвонить. Он не здешний, поэтому сам мог заблудиться.
        А мужик вдруг сморщил и лоб и нос одновременно.
        — Как ты сказал? Николаевка? А это, к твоему сведению, Калиновка. Она на две остановки дальше Николаевки.
        И тут Ромка понял, почему, сойдя с поезда, он не нашел на платформе деда с баулом. Потому что проспал свою остановку!
        А хозяйка вдруг что-то вспомнила и подошла к нему поближе.
        — Из Медовки, говоришь? А знаешь, Женя,  — обратилась она к своему сыну,  — я вчера как раз оттуда одну свою знакомую встретила, и она мне рассказала, как ее соседка, бабушка Дарья, заблудилась в лесу, да еще и ногу повредила, и как один мальчик ее там нашел. Разные дети бывают на свете,  — неожиданно для самой себя в рифму сказала старуха и со значением посмотрела на Ромку. Бери, дескать, пример с хороших мальчиков.
        Ромка решил, что сейчас не время казаться скромным. Впрочем, особой застенчивостью он никогда и не отличался, а потому небрежно, но с затаенной гордостью объявил:
        — А тем мальчиком, между прочим, был я.
        — Ты?  — в один голос воскликнули и мать и сын.
        — Вот именно. К вашему сведению, я сыщик, а не вор. Я расклеил всюду объявления о том, что оказываю людям разного рода детективные услуги, вот ко мне муж этой самой бабушки Дарьи и обратился за помощью, и я вмиг ее нашел. И если бы вы с самого начала расспросили меня, кто я такой, и попросили бы вам помочь, я бы сразу нашел того, кто спер ваши денежки, но теперь я вас и знать не хочу. Теперь если и будете меня о чем-нибудь просить, я никогда ничего для вас не сделаю. Дайте же мне позвонить, пока к вам мои друзья с милицией не нагрянули.
        — На, звони, конечно. А потом я тебя отвезу, куда тебе надо,  — примирительно сказал мужик и протянул ему свой телефон. Видно было, что теперь он Ромке поверил и чувствовал себя перед ним виноватым.
        Ромка позвонил сначала Артему.
        — Темка! Как вы там?
        — Ромка! Ты жив? Тебя надо выручать? Звонить Петру Ивановичу? Мы всю ночь из-за тебя не спали.
        — А я спал. И не надо никого беспокоить, потому что со мной все в порядке. Я просто…  — Прищуренными глазами юный сыщик посмотрел на своего тюремщика.  — Просто я слегка заблудился. Потом расскажу, как было дело. А Венька вам звонил, да?
        — Он давно у нас.
        — Тогда ждите меня, я тоже скоро приеду.
        — Смотри, опять не пропади!  — крикнула Лешка.
        — Ни за что! Не волнуйтесь. Нина Сергеевна, надеюсь, не в курсе моего исчезновения?
        — Конечно, нет,  — заверил друга Артем.
        Ромка вернул хозяину дома его телефон и с независимым видом направился к выходу. Но тот вскочил и удержал его снова.
        — Погоди, зовут-то тебя как?
        — Я — Рома.
        — А я — Евгений Михайлович. А мама моя — Наталья Алексеевна. Сейчас я вмиг тебя доставлю в твою Медовку. Ты уж извини меня, пожалуйста.
        — Не извиню,  — замотал головой Ромка, но мать Евгения Михайловича мягко взяла его за руку.
        — И меня прости, старую, да позавтракай сначала с нами, а то уедете, у меня все остынет, и получится, что зря только готовила.
        Ромка посмотрел на старую женщину, заметил на ее лице добрые морщинки и подумал, что она, пожалуй, и не такая зловредная мегера, какой показалась ему вчера вечером и сегодня утром, а самая обыкновенная тетка, может быть, даже еще и хорошая.
        — И правда, давай сначала поедим,  — попросил его и хозяин дома, а лицо его оставалось все таким же виноватым.
        И Ромка согласился, потому что вчера он не поужинал, рассчитывая сделать это у Венечки, а за ночь проголодался еще больше. Тем более что стол на кухне был уже накрыт.

        ГЛАВА V
        ВЫПАВШАЯ КАРТОЧКА

        Но не успели они втроем сесть за празднично накрытый стол, как у ворот особняка показались какие-то люди. Ромка сидел лицом к окну и потому увидел их раньше всех.
        На улице стояли тот самый вчерашний пожилой мужчина с выпуклыми блестящими глазами, который гонялся за неизвестным маленьким мальчишкой, молодая, светловолосая, очень симпатичная девушка с белозубой улыбкой и высокий, тоже светловолосый молодой человек.
        — Женя, молва донесла, что у тебя прибавление?  — крикнул парень.  — Сын, говорят? Поздравляем!
        И девушка тоже крикнула:
        — С прибавлением!
        Евгений Михайлович поднялся, вышел к ним навстречу и пригласил всех к столу. Никто не отказался. Видно было, что все эти люди привыкли часто бывать в этом доме, и чувствовали они себя здесь совершенно свободно.
        Парня звали Игорем, девушку — Анютой, а что пожилого дядьку зовут Святославом Петровичем, Ромка запомнил еще вчера.
        Сегодня юный сыщик на все происходящее смотрел совсем другими глазами. Если вчера этот дом казался ему мрачной тюрьмой, то теперь — гостеприимным светлым дворцом, а его хозяин — молодым и приветливым, хоть Ромка до сих пор на него злился.
        — А почему вы без шампанского?  — оглядев красивый, уставленный всякими салатами и фруктами стол, спросил Игорь.  — Хотите, я сбегаю в магазин? Это быстро.
        — Нет, нет,  — отказался счастливый отец.  — Шампанское у меня давно припрятано, только я сейчас в Москву уезжаю, заехал сюда, чтобы забрать кое-какие документы, вчера впопыхах обо всем забыл. Вы ко мне вечером приходите, отметим это событие по полной программе.
        — Ты едешь в Москву?  — обрадовалась Анюта.  — Я на это и надеялась. Значит, подбросишь меня на работу?
        — Конечно, подброшу. Мне еще в банк надо. Вы, наверное, в курсе того, что меня вчера обокрали?
        — Нам Святослав Петрович об этом сказал,  — ответил Игорь.  — Но как это могло случиться?
        — Очень просто. Бумажник свой я на столе оставил, недалеко от окна,  — он кивнул на дверь, ведущую в дальнюю комнату.  — Вы вышли, мы за вами следом, и тут Святослав Петрович подошел к окну и увидел на заборе какого-то мальчишку. Я вернулся в комнату, посмотрел на стол — а бумажника там уже не было. Мы сразу кинулись за этим воришкой, но его и след простыл. А поймали вовсе не того, кого следует. Потом выяснилось, что этот мальчик,  — Евгений Михайлович указал на Ромку,  — ни в чем не виноват.
        — Хорошо, что ты мне вчера в долг денег дал,  — сказал Святослав Петрович.  — Я завтра же постараюсь тебе их вернуть.
        — Надеюсь, то были не последние?  — спросил Игорь.  — А то я тоже могу тебе одолжить, если надо.
        Евгений Михайлович горько вздохнул.
        — Спасибо, не последние. Но в бумажнике была валютная карточка, и теперь, чтобы ее восстановить, понадобится время, которого у меня нет.  — Он взглянул на часы.  — Как только банк откроется, надо туда позвонить и заблокировать счет. Хорошо еще, что вчера у меня зарплаты для рабочих не было. А то ж, не дай бог…
        — А ты разве своим рабочим зарплату не в офисе выдаешь?  — удивился Игорь.
        — Объект наш новый недалеко отсюда, рабочим выгодней ко мне сюда подъезжать, чем в московский офис,  — объяснил Евгений Михайлович.  — Как раз завтра кассир должен деньги подвезти.
        — Женя мой руководит крупной строительной фирмой,  — не без гордости за сына шепнула на ухо Ромке Наталья Алексеевна.
        — А как ты намерен искать того мальчишку? Ты принял хоть какие-то меры? В милицию позвонил?  — забеспокоилась Анюта.
        На этот вопрос вдруг ответила мать Евгения Михайловича.
        — Я знаю, кто это был. Ко мне Раиса утром заходила, она и сказала, что это, скорей всего, Валькин приемыш.
        — Серьезно?  — воскликнула девушка.
        — Ну да.  — Заметив удивленные взгляды гостей, старуха пояснила: — Есть здесь одна женщина, у нее своих детей куча, так она еще одного откуда-то приволокла, говорят, подобрала на улице. То ли он цыганенок, то ли еще кто. Парень ведь маленький, темненький был, да?
        И Евгений Михайлович, и Святослав Петрович кивнули, и Ромка следом тоже, непроизвольно.
        — Ну вот, а чего от таких ждать-то?  — продолжала Наталья Алексеевна.
        — Раиса-то скажет,  — покачала головой Анюта.  — Ей разве можно верить? Она известная сплетница.
        — Сплетни тоже бывают правдивыми,  — возразила хозяйка дома.  — Я считаю, что это нельзя так оставлять. Женя, ты бы сходил к этой Валентине. Я хотела сама, но будет лучше, если ты с ней поговоришь, по-мужски.
        И когда все позавтракали, Наталья Алексеевна снова напомнила об этом сыну. И Евгений Михайлович с ней согласился.
        — И впрямь надо сходить. Подождешь меня еще немного?  — спросил он у Ромки.  — Потом я тебя подброшу в твою Медовку. Позвони еще раз своим друзьям и посиди здесь, я скоро. И ты, Анюта, тоже.
        Ромка злопамятным не был, гнев с него давно сошел, и теперь ему хотелось посмотреть, как будут разоблачать малолетнего преступника, по вине которого он провел целую ночь в чужом чулане. Анюта тоже не захотела сидеть без дела. Святослав Петрович и Игорь присоединились к ним.
        Прежде чем покинуть особняк, Ромка из любопытства заглянул в ту комнату, из которой пропали деньги. Чуть приоткрытое окно держалось на особом запоре, поэтому снаружи его нельзя было отворить шире. А в узкий проем мог протиснуться разве что какой-нибудь гном.
        Выбежав из комнаты, Ромка присоединился к большой компании. Они дошли до первого перекрестка, свернули на узкую тихую улочку и вошли в приземистый одноэтажный домик с небольшими окошками. Все они сейчас были распахнутыми, и легкий ветерок пробегал по свежим занавескам. Изнутри пахло чем-то жареным.
        На кухне за большим, покрытым простой клеенкой столом сидели дети. Ромка быстро насчитал пятерых: двух мальчиков и трех девочек. Все они были очень маленькие, один вообще едва возвышался над столом. Четверо детей были по-деревенски белоголовыми, и среди них контрастно выделялся один мальчишка, маленький, темненький, с блестящими черными глазами. Ребятишки ели пухлые румяные оладьи и запивали их молоком из кружек, а невысокая полная женщина, стоя у плиты, ловка жарила их на большой сковородке и только успевала подкладывать в быстро пустеющие миски.
        Увидев вошедших, черненький мальчик опустил вниз свою вилку с оладьей и в испуге замер.
        Женщина вопросительно посмотрела на незваных гостей.
        — Здравствуйте, Валентина…  — начал Евгений Михайлович.
        — Георгиевна,  — подсказала она, и глаза ее сделались тревожными.
        А Евгений Михайлович указал на темненького пацаненка и спросил:
        — Это ваш сын?
        Валентина Георгиевна отложила половник.
        — Да. А в чем дело?
        — Да какой там сын? Никакой он ей не сын, он ей вообще никто! У нее и опекунство-то на него не оформлено, подбирает кого зря, то щенков, то котят, теперь вот этого оборвыша приперла.
        Ромка и не заметил, как рядом с ними оказалась какая-то худая-прехудая, нескладная тетка, которую никто не просил влезать в разговор. А тетка язвительно продолжала:
        — И документов у нее на него никаких нет.  — В слове «документов» она сделала ударение на второй слог, как почтальон Печкин.
        Ромка сразу узнал этот голос. Эта женщина и приходила сегодня утром к Наталье Алексеевне, когда он сидел в кладовке.
        Валентина Георгиевна схватила с плиты половник, замахнулась на тетку и пошла на нее грудью.
        — А ну, Раиса, убирайся отсюда подобру-поздорову. Я тебя к себе в гости не приглашала, и не твое это дело.
        — Погодите,  — остановил ее Евгений Михайлович, не обращая на Раису никакого внимания.  — У меня есть подозрение, что ваш приемный сын украл у меня деньги.
        Женщина резко развернулась к столу.
        — Русланчик, это правда?
        Мальчик затравленно затряс головой и чуть слышно прошептал:
        — Нет.
        — Да разве ж он сознается?  — недобро усмехнулась Раиса.
        А Евгений Михайлович, не глядя на нее, снова обратился к Валентине Георгиевне. Голоса он по-прежнему не повышал.
        — Возможно, мы ошибаемся. И чтобы между нами не было никакой неясности, я бы попросил вас показать, во что он был вчера одет.
        — Пожалуйста, мне нетрудно,  — ответила женщина.
        Она вышла из кухни в комнату и вынесла оттуда синюю футболку со светло-желтой полоской.
        Ромка узнал эту футболку. Она и была вчера на убегающем от них мальчишке. Мужчины переглянулись, а Евгений Михайлович сказал:
        — Увы, судя по майке, это был он. Хотя, если в нашем поселке есть еще один мальчик, похожий на вашего и точно так же одетый, то я охотно возьму свои слова назад.
        Валентина Георгиевна снова подошла к пацану и взяла его за подбородок.
        — Русланчик, признайся, ты заходил вчера в дом к этому человеку?
        Мальчик вздохнул и тихо-тихо сказал:
        — Я только через забор перелез, чтобы котенка поймать, но он обратно на улицу выскочил, и я за ним.
        — Ты не сочиняешь? За каким котенком?
        — За Аленкиным.
        — Ты мне честное слово даешь?
        — Честное.
        — А почему ты от нас убежал? Не остановился и не объяснил, что дело в котенке?  — недоверчиво спросил Святослав Петрович.
        — Потому что вы за мной погнались,  — ответил мальчик.
        «Резонно,  — подумал Ромка.  — Я бы на его месте тоже убежал».
        Он вспомнил, как сам вчера гонялся за котенком и, если бы не грозный пес, тоже бы проник в чужой двор, и неизвестно, в чем бы его потом обвинили. И еще он припомнил другого котенка, который выскочил со двора Евгения Михайловича перед самым его носом. Выходит, малец говорит правду?
        — Да какой там котенок! Теперь у всех в поселке вещи и деньги пропадать начнут, и ты, Валентина, по гроб жизни не расплатишься. Мало тебе своих голодранцев?  — снова заверещала тетка Раиса.
        — Не твое дело!  — закричала в ответ Валентина Георгиевна.
        И правда, какое ее дело, подумал Ромка. Он таких теток знал, их и в Медовке было навалом, и в любом другом поселке они тоже имеются. Живут одними сплетнями, тем, что наговаривают на людей всякие гадости.
        Ему стало очень жалко мальчишку. Похоже, что Святославу Петровичу тоже.
        — Возможно, что так оно и было, и мальчик в самом деле искал котенка,  — примирительно сказал он, снова обращаясь к Валентине Георгиевне.  — Он же ребенок, мы все в детстве по заборам лазили. Вы им,  — он кивнул в сторону тетки Раисы и Евгения Михайловича,  — другие его вещи покажите для полного, так сказать, успокоения.
        — Пожалуйста,  — ответила женщина.
        Снова метнувшись в комнату, она вынесла оттуда старенькие джинсы, потертую курточку и с негодованием потрясла ими перед незваными гостями.
        И вдруг то ли из джинсов, то ли из куртки на пол выпала блестящая пластиковая карточка. Ромка поднял ее первый, прочитал: «VISA» — и посмотрел на мальчишку. Тот с огромным удивлением глядел на эту карточку, а потом удивление в его глазах сменилось страхом.
        — Я ее не брал,  — прошептал он.
        — Ваша?  — спросил Ромка у Евгения Михайловича, очень надеясь, что тот скажет, что у него была совсем другая карточка, а эта неизвестно чья, и что она старая и вообще никому не нужна. Но его новый знакомый взял карточку в руки и пожал плечами.
        — Моя. Хорошо, что хоть в банк теперь не придется ехать.
        Валентина Георгиевна смотрела на Евгения Михайловича с неподдельным ужасом, потом перевела глаза на мальчишку и жестко сказала:
        — Руслан, я тебе поверила, а ты, выходит, меня обманул.
        У мальчишки расширились глаза и задрожали губы.
        — Я не обманул тебя! Не обманул!
        В следующий момент мальчик выскочил из-за стола, ужом проскользнул миом всех и скрылся за дверью.
        Святослав Петрович покачал головой.
        — Ну, знаете, это уже патология, когда отрицаются очевидные вещи. Может быть, ребенка стоит показать психиатру?
        А на лице Раисы появилась удовлетворенная, злорадная ухмылка, от которой Ромке сделалось противно.
        — Какому там психиатру? Он так воспитан, у него на роду написано вором быть. Ты должна сдать его куда следует,  — заорала она.
        — Я сама разберусь, куда мне его сдавать,  — разозлилась женщина и подошла к Евгению Михайловичу.  — Скажите мне, сколько он у вас взял? Я отдам.
        — Тысячу долларов,  — ответил за него Святослав Петрович.
        — Это для нее огромная, неподъемная сумма,  — чуть слышно прошептала Анюта.
        — Я и сам вижу,  — ответил Евгений Михайлович, обводя глазами бедную обстановку. Он немного помолчал и вдруг великодушно махнул рукой.  — Знаете, я сегодня добрый, у меня сын родился. И в честь его рождения объявляю вам амнистию.
        — Вы серьезно? Тогда спасибо,  — прошептала Валентина Георгиевна.
        А Евгений Михайлович круто развернулся и вышел из ее дома. Кивнув на прощание Святославу Петровичу и Игорю, не удостоив взглядом тетку Раису, он зашагал к своей машине. Ромка с Анютой поспешили за ним.
        Восхищенный благородным поступком своего недавнего тюремщика, Ромка теперь окончательно его простил. А когда они все втроем сели в машину и поехали по направлению к Москве, он всю дорогу думал о том, как бы сам поступил на месте Евгения Михайловича. Наверное, это зависело бы от количества имеющихся у него денег. Очевидно, у его нового знакомого их куры не клюют.
        — Вы богатый человек?  — тронул Ромка за руку Евгения Михайловича.
        — А это смотря с кем сравнивать,  — не сводя глаз с дороги, ответил тот.
        — Конечно, от потери тысячи долларов я не обеднею, но поверь, они у меня не лишние и достаются мне очень и очень нелегко. Просто мне стало жалко этого несчастного ребенка, да и женщину тоже. Ее особенно, потому что взялась она за слишком трудное дело: такие дети, мне кажется, неисправимы.
        — Я знаю этого мальчика. Он неплохой, но его, наверное, никто никогда не любил,  — вздохнула Анюта.
        — Возможно, но суть дела от этого не меняется.
        Евгений Михайлович подвез Ромку к самой калитке и еще раз попросил его простить.
        — Да ладно, чего уж там,  — благосклонно махнул рукой юный сыщик.  — Ведь если бы у вас сын не родился, мы бы еще вчера вечером во всем разобрались. Будем считать это мелким недоразумением.
        — А инцидент исперченным,  — усмехнулся Евгений Михайлович.  — Будешь в наших краях — заходи. Приму как родного. И вообще… Мне правда очень неудобно. Считай, что я у тебя в долгу. Если что понадобится, сразу обращайся, помогу, чем смогу.
        — Ладно, в случае чего обязательно к вам обращусь,  — тут же сказал Ромка.  — Мало ли что в жизни может случиться.

        ГЛАВА VI
        ЕЩЕ ОДНА КЛИЕНТКА

        Ромка выскочил из машины и побежал домой, а Лешка, Артем и Венечка уже спешили ему навстречу.
        Нина Сергеевна окучивала свои клумбы и не обратила на Ромку никакого внимания. Она думала, что он провел ночь дома и только утром куда-то убежал.
        Друзья вошли в дом, уселись в уютной Лешкиной комнате, и Ромка им все-все рассказал. И про свои объявления, и про бабушку Дарью, и про Ирочкиного котенка, и как он устал после всей этой беготни, из-за чего проспал нужную остановку и поэтому оказался в чужом поселке, где его заподозрили в краже денег и валютной пластиковой карточки.
        Потом им позвонила Маргарита Павловна и взволнованным голосом спросила, не нашелся ли Ромка.
        — Нашелся,  — ответила Лешка и радостным голосом сообщила: — А еще и Венечка к нам приехал.
        А Венечка и Жан-Жак, муж Маргариты Павловны, еще с прошлого лета были закадычными друзьями. И поэтому Маргарита Павловна пригласила их всех к ним в гости.
        Ромка вымылся, переоделся, и все четверо отправились в дом с мансардой.
        У калитки их встретили маленькие щенята Тай и Фун и завиляли пушистыми хвостиками. Венечка умилился, увидев «китайцев» — так называл этих щенков Жан-Жак. От сытой, привольной жизни они стали толстыми, нахальными и совсем не походили на тех заморышей из кожи и костей, которых подобрала на собачьем пляже Лешка.
        В доме с мансардой друзья пробыли не один час. Венечка вволю обо всем наговорился с Жан-Жаком, Ромка вдосталь наелся вкусных пирогов. Вчерашние, Машкины, Лешка все скормила Дику.
        Из гостей друзья направились на пляж. И Ромка тоже пошел: ему не хотелось расставаться с Венечкой. А телефон в доме он еще утром отключил, чтобы никто в его отсутствие не мог спросить Аполлинария Иеронимовича.
        На речке Ромка нашел местечко в тенечке и немного вздремнул. А когда проснулся, увидел, что друзья прикорнули рядом — они ведь не спали из-за него всю ночь.
        Вот так и прошел весь этот день, без забот и хлопот. А вечером к ним пришел Сашка Ведерников и принес фильм ужасов про всяких вылезающих из гробов вампиров, которые высасывали кровь у случайных путников, про встающих из могил мертвецов и гремящих костями скелетов. На экран мелькали то черепа, то призраки, то жуткие мумии с черными глазницами. В одном месте Лешке даже стало по-настоящему страшно, и она схватила Артема за руку.
        А когда Сашка со своим диском ушел, Ромка притащил откуда-то газету и ручку и вопросил:
        — А скажите-ка мне, люди, как называется закрытое подземное помещение, в котором устанавливают гробы с покойничками?
        — Склеп,  — тут же ответил Венечка.
        — А сельское кладбище, расположенное рядом с церковью?
        — Погост,  — сказал Артем.
        — Глядите-ка, все они знают!
        — А что это у тебя?  — поинтересовался Венечка.
        — Кроссворд такой, называется «Мементо мори», то есть «Помни о смерти». Классный, да?
        — Классный,  — согласился Венечка, и они не легли спать, пока не разгадали весь этот «замогильный» кроссворд.
        А когда Ромка лег спать, то ему всю ночь снились всякие могилы с кривыми крестами, склепы, вампиры, вылезающие из гробов и так и норовящие впиться в его горло.
        Венечка провел с ними почти весь следующий день, а к вечеру собрался уезжать. Они договорились с его мамой, что она будет ехать во втором вагоне шестичасовой электрички, и он к ней туда подсядет.
        Друзья, конечно же, отправились его провожать. Но прямо от порога их вернул телефонный звонок. Артем бросился к столу и взял трубку.
        — Кого? Аполлинария Ие… Ладно, погодите минутку, сейчас посмотрю, дома он или нет.  — Он поймал взглядом своего друга и прошептал: — Может, хватит играть в сыщиков?
        — Ты что?  — возмутился Ромка.
        Он выхватил у Артема трубку и, откашлявшись, солидным голосом произнес:
        — Аполлинарий у телефона.
        — Частный детектив?  — недоверчиво переспросила женщина, и голос ее показался Ромке очень знакомым.
        — Ну да, он самый и есть. Чем могу служить?
        — Понимаете, я прочитала около нашей станции ваше объявление, потому и звоню. У меня ребенок пропал. Вы не поможете его найти?
        — Ребенок?  — встрепенулся Ромка. Это дело показалось ему стоящим.  — Что, его похитили, и с вас требуют выкуп?
        Женщина усмехнулась:
        — С меня при всем желании нечего взять. Нет, никто его не похищал, он сам убежал, а я лишь хочу его найти.
        — А…  — разочаровался Ромка.  — Но вы хоть приблизительно знаете, где он может быть?
        — Не знаю.
        — Ну, тогда вам проще обратиться в милицию. Он мог уехать в Москву, а где я его там найду?
        — Не хотите. Понятно.  — Женщина горько вздохнула.  — А в милицию я обратиться не могу. Извините, я вам позвонила просто так, на всякий случай, ни на что не надеясь. Да вы и берете за свои услуги, наверное, много.
        Ромке стало жалко эту несчастную женщину, и он воскликнул:
        — Ничего я ни с кого не беру, если, конечно, мне сами не дают. И если вы мне подскажете, каким образом вам можно помочь, то я все для вас сделаю. Откуда вы звоните? Из Медовки?
        — Из Калиновки.
        И тут юный сыщик наконец узнал звонившую. Это была Валентина Георгиевна, приемная мать того самого мальчика, Руслана. И еще Ромка вспомнил несчастные глаза мальчишки, и ему снова стало его почему-то жалко, несмотря на то, что пацан обокрал Евгения Михайловича. Может, его и правда надо полечить, есть такая болезнь, клептомания, когда и не хочешь ничего красть, а не можешь, руки сами так и тянутся к чужим вещам.
        — Понимаете, это не родной мой сын, а приемный, но я ему пообещала, что он будет у меня в полной безопасности, что я никому не дам его в обиду. Получается, я не сдержала своего слова.
        Женщина почти плакала, и Ромка тут же сказал:
        — Я к вам приеду прямо сейчас.
        — Тогда запишите мой адрес.
        — Я его знаю,  — ответил юный сыщик, а друзьям коротко объяснил: — Тот пацан, Руслан, пропал. Мне надо к ней съездить, может быть, удастся хоть чем-то помочь.
        — Мы поедем с тобой,  — категоричным тоном заявила Лешка.
        Ромка не возражал. Вместе даже лучше, одному ему с такой задачкой не справиться.
        Друзья пришли на станцию, посадили Венечку в его вагон, и он уехал домой, в Москву, а они дождались электричку из Москвы и поехали в Калиновку.
        На узкой зеленой улочке Ромка сразу нашел небольшой одноэтажный домик и толкнул старую деревянную калитку. Валентина Георгиевна вышла к ним навстречу.
        — Здравствуйте, я — тот самый детектив, которому вы звонили,  — сказал юный сыщик.
        — Разве ты — Аполлинарий?  — узнав Ромку, удивилась женщина.
        — Угу. Но все зовут меня Ромой. Не думайте, что если мне мало лет, то я не сумею найти вашего Руслана. Можете нам довериться, хуже-то все равно не будет.
        — Хуже не будет, а может, оно и к лучшему, что вы сами еще дети,  — вздохнула Валентина Георгиевна.  — От взрослых-то он убежит, а вас, глядишь, еще и послушает.
        — Сначала расскажите нам, что это за мальчик, и откуда он у вас взялся,  — попросил Артем.
        Женщина усадила их на широкую деревянную скамью в своем дворе, села рядом и приступила к нехитрому рассказу.
        — Я его нашла в электричке. С месяц назад возвращаюсь домой из Москвы, а время позднее, и вагон совсем пустой. И вдруг слышу — на последнем сиденье кто-то стонет. Подошла — а там мальчик. Лежит, свернувшись в клубочек, и беспрерывно дрожит, как собачонка. Я глянула, батюшки, а он весь в синяках, и руки и ноги, места живого нет.  — У Валентины Георгиевны на глаза навернулись слезы. Она их смахнула и продолжила: — Говорю ему: «Вставай», а он рукой закрылся и задрожал еще сильнее, подумал, наверное, что я его тоже буду бить. И тогда я взяла его на руки — а он легонький был, как пушинка, долго, видно, голодал — и домой принесла. Отходила и сама себе поклялась, что больше никому и никогда не дам его в обиду.
        — А за что же его избили и кто?  — с ужасом спросила Лешка.
        — Потом из его слов я поняла, что родители его погибли, а он давно беспризорный, скитался по вокзалам с такими же никому не нужными детьми, а потом их вовлекли в какую-то банду, стали заставлять клянчить милостыню и воровать. Как я поняла, ему все это не нравилось, он решил от них сбежать, за что ему и досталось. А откуда он, я так и не узнала, потому что он сам этого не помнит. И кто он по национальности, тоже неизвестно. Да это и неважно, дети все равны, и все должны хорошо жить. Он мне пообещал, что никогда меня не подведет, а я — что никогда его не оставлю, и вдруг такой случай. Неужели он меня обманул, и его потянуло на воровство? Не могу поверить,  — женщина покачала головой и вновь смахнула слезу.  — Ему было хорошо у нас. Он даже стал называть меня мамой. В любом случае я хочу его найти и убедить больше так не делать.
        Лешка представила себе одинокого, избитого, никому на свете не нужного маленького мальчика, лежащего в пустом вагоне электрички, и ее охватила жалость, а потом к ней добавились возмущение и страх. Конечно, Лешка прекрасно знала, что существует другой, страшный мир, в котором люди бьют детей, заставляют воровать, живут по каким-то нечеловеческим законам. Только ей казалось, что они, благополучные дети, от него далеки, и вдруг этот мир приблизился к ним и открылся своей жестокой реальностью.
        — И давно он убежал?  — спросил Ромка.
        — Да при тебе, вчера утром. Помнишь, когда карточка эта выпала, он из-за стола выскочил, как вьюн, и скрылся неизвестно куда. Я надеялась, что к вечеру явится, а его до сих пор все нет и нет.
        — И вы даже приблизительно не знаете, где он может быть?
        — Если б знать. И дети мои молчат, как в рот воды набрали. Уж я их пытала, пытала. С ним старшая, Аленка, дружна была, но она клянется, что ничего не знает.
        Валентина Георгиевна привстала, заглянула в сад и крикнула:
        — Алена, поди сюда.
        К ним с неохотой приблизилась белоголовая малюсенькая девочка. На вид ей было не девять лет, как выяснилось, а шесть или семь.
        — Аленушка, может быть, скажешь нам, где Руслан?  — ласково спросила мать и взяла ее за руку.
        Аленка руку вырвала, отступила назад и быстро-быстро замотала головой.
        — Не знаю. Я его и видеть не видела. Вот честное-пречестное. Клянусь вам. И почему я должна знать, где он есть?
        — Вот видите? То ли она правду говорит, то ли нет, не пойму,  — развела руками Валентина Георгиевна.
        — Ну ничего, мы подумаем, как вам помочь,  — сказал Ромка.
        Женщина грустно кивнула. Она уже ни на что не надеялась.

        ГЛАВА VII
        НОВАЯ КРАЖА

        Попрощавшись с Валентиной Георгиевной, друзья вышли за калитку. Артем сдвинул темные брови и положил руку на Ромкино плечо.
        — Ну и как мы будем искать пропавшего мальчишку, не подскажете, как вас там? Аполлинарий Иерихонович, кажется?
        — Иеронимович,  — машинально поправил Ромка.
        — Один черт. Сколько он, говоришь, украл? Тысячу долларов? Для него это несусветные деньги. Однако считать он их умеет, раз находился в такой компании. И если он уехал с ними в Москву, то мы его там никогда не найдем.
        — А деньги эти его дружки у него отнимут, снова воровать заставят, и неизвестно, что с ним дальше станется,  — вздохнула Лешка.  — Но давайте расспросим местных ребят, сходим на станцию. Может быть, кто-нибудь из них видел, как он, например, садился в электричку?
        Артем пожал плечами.
        — Давайте расспросим ребят. Только, мне кажется, это дохлый номер.
        И они пошли по поселку высматривать мальчишек одного возраста с Русланом. Шли и шли, у кого ни спрашивали про Руслана, никто ничего не знал.
        И вдруг на одной из улиц Лешка остановилась как вкопанная и замерла от восторга. Возле двухэтажного новенького коттеджа она увидела необыкновенно, невозможно красивый цветник. Нина Сергеевна, гордившаяся своими клумбами, могла отдыхать при виде такого великолепия.
        Лешка подошла поближе к забору и заглянула за него. Цветники-гобелены, красивые клумбы, декоративные газоны украшали весь двор. Высокие, невиданного цвета дельфиниумы возвышались над эффектными листьями хосты, окаймленными желто-золотистыми полосами. Таких пышных флоксов она никогда не видела. А какие вдали росли розы! Цветы здесь росли не только на земле. Они выглядывали из укрепленных на карнизах оконных ящиков, свисали из подвесных корзин, обвивали беседки, источая неизъяснимый запах.
        Над одной из клумб склонился какой-то невысокий пожилой человек. Он как-то неуклюже срезал цветы и собирал их в букет. А у калитки его поджидали мужчина и женщина, и Лешка услышала их громкий шепот.
        — Надо бы и себе такой сад завести. Вот, нашел человек свою нишу и живет припеваючи. Видишь, какой дом себе отгрохал.
        — Не знаю, не знаю,  — качал головой спутник женщины.  — Многие мои знакомые продают садовые цветы, но что-то никто из них до сих пор не разбогател.
        — А этот разбогател. Смотря как дело поставить,  — наставительно прошептала женщина.
        Ромка тоже подошел к калитке, заглянул за забор и узнал хозяина цветника. Это был тот самый невысокий дядька с живыми выпуклыми глазами, которого он видел с Евгением Михайловичем.
        — Здравствуйте, Святослав Петрович,  — крикнул юный сыщик.
        Мужчина поднял голову, оглянулся, увидел Ромку и кивнул головой:
        — Привет.
        А спустя минуту хозяин великолепного цветника подошел к калитке и отдал букет ожидавшим его людям.
        — Извините, что задержал вас. Секатор затупился, да и рука подкачала, одной трудно нарезать цветы.
        Ребята еще раньше заметили, что правая рука мужчины замотана бинтом.
        — А что с рукой?  — поинтересовался мужчина.
        — Да так, поскользнулся, упал.
        — Очнулся — гипс?  — подхватил Ромка.  — Там у вас случайно нет золота и бриллиантов, не проверяли?
        — К сожалению или к счастью, сознание я не терял,  — улыбнулся цветовод,  — но боль была сильной. Впрочем, не думаю, что это перелом, скорее всего, сильный ушиб или растяжение связок. Как поеду в Москву, так рентген и сделаю.
        — Сколько я вам должна?  — спросила женщина.
        Святослав Петрович замахал на нее здоровой рукой.
        — Что вы, какие пустяки.
        — Тогда спасибо.  — Женщина зарылась лицом в букет, и Лешка снова услышала ее шепот, обращенный к спутнику: — Вот видишь, он не мелочится.
        — А вы тоже за цветами?  — спросил Святослав Петрович у Ромки.
        — Нет, мы здесь по другому делу. Скажите, вы Руслана, ну, мальчика того, который у Евгения Михайловича бумажник взял, нигде больше не встречали?
        — Нет, не встречал.  — Мужчина покачал головой и вздохнул: — Заблудшая душа. Среда, ничего не попишешь, среда обитания. Он, конечно, не виноват, что оказался среди воров и бандитов, но они успели оказать на него воздействие, и этого, к сожалению, уже не исправить. А зачем он вам?
        — Валентина Георгиевна попросила нас помочь ей найти его,  — не стал скрывать Ромка.
        — Вот как? А почему вас? Хотя да, в милицию-то она обратиться не может. Рад бы помочь и вам и ей, но мальчик, должно быть, уже далеко отсюда. Такие дети, знаете ли, быстро привыкают к бродяжничеству, им не по нутру нормальная жизнь.
        — А Валентина Георгиевна сказала, что ему у них было хорошо. Что он стал называть ее мамой,  — возразила Лешка.
        В ответ на это цветовод лишь пожал плечами.
        — Возможно, что и так, и я, к счастью, ошибаюсь. Я же с ней не знаком, и мальчишку этого никогда прежде не видел.
        — Цветы у вас красивые,  — не зная, что сказать еще, вздохнула Лешка.
        — Стараюсь, выращиваю. Могу помочь с семенами.
        — Спасибо, мы к вам еще придем. До свидания.
        Расставшись с цветоводом и отойдя от его забора, Лешка расстроилась еще больше.
        — Неужели от самого человека ничего в его жизни не зависит? Если он растет среди воров и негодяев, то и сам обязательно станет таким же?
        — Если в его жизни другие, порядочные люди не встретятся, то он даже не будет знать, что можно жить по-другому, по-честному,  — сказал Артем.
        — Но у него когда-то были и мама и папа, наверное, они были хорошими людьми, а теперь вот Валентина Георгиевна появилась, и она тоже очень хороший человек. Неужели уже поздно его перевоспитывать?
        — Хватит без толку рассуждать,  — прервал сестру Ромка.  — Вот когда мы его найдем, тогда и узнаем, почему он опять взялся за старое. Мне его, по правде говоря, еще жальче, чем тебе. Даже если он и вор, а воров, как тебе известно, я не люблю. Но вы его не видели, а я видел, и мне тогда показалось, что он ничего не брал, и что его обвиняют несправедливо. Если бы не та карточка, которая из его куртки выпала, я был бы уверен в этом на все двести процентов. Вообще-то жутко неприятно, когда тебя несправедливо в чем-то обвиняют. Главное, что при этом действительно чувствуешь за собой какую-то несуществующую вину, и оправдываешься, и боишься, что тебе не поверят. Если бы меня в тот вечер Евгений Михайлович просто так отпустил, продолжая считать, что я и есть вор, мне до сих пор было бы не по себе.
        Говоря все это, Ромка крутил головой во все стороны и заметил бегущего мимо них мальчишку.
        — Эй!  — крикнул он.  — Поди-ка сюда.
        Мальчишка подошел.
        — Ты Руслана случаем не видел?  — спросил юный сыщик.
        Пацан помотал головой:
        — Нет.
        — А кто-нибудь из твоих друзей его видел?
        — Нас об этом уже спрашивали.
        — Тогда пошли на станцию,  — сказал Артем.
        Друзья вышли на Песчаную улицу, и Ромка указал на высокий особняк с остроконечной крышей.
        — Вот здесь я и провел ту незабываемую ночь.
        Он заглянул в окошко, подошел к воротам, а они неожиданно открылись, и оттуда появился, нет, не появился, а вылетел в буквальном смысле этого слова хозяин особняка. Увидел Ромку и в удивлении поднял брови.
        — Ты что тут делаешь?
        — Здравствуйте, Евгений Михайлович. Да мы так… гуляем.
        Лицо хозяина дома было жутко расстроенным.
        «Уж не случилось ли что с его ребенком?» — подумал Ромка и осторожно спросил:
        — Что с вами? Снова произошло что-то серьезное?
        — Произошло! Тут такое произошло!  — воскликнул Евгений Михайлович.  — Опять деньги пропали! Но как он вновь умудрился ко мне влезть? Неужели через то же самое окно? Проникает, как невидимка, словно фокусник какой-то. Школу, знать, прошел хорошую.
        — Кто к вам влез?  — опешил юный сыщик.  — Вы что, снова подозреваете Руслана?
        — А кого же еще?
        — И много пропало денег?  — участливо спросила Лешка.
        Евгений Михайлович кивнул, и лицо его стало жутко злым.
        — На этот раз слишком много. Вся зарплата моих рабочих, а их у меня тридцать человек. Ну, все, я звоню в милицию. Этого я ему уже не прощу. А если и милиция не справится, найму частного детектива.
        — Погодите, но Валентина Георгиевна, приемная мать Руслана, сказала, что он пропал!  — воскликнул Ромка.  — Мы тоже его искали. Его нет в поселке, вас кто-то другой обокрал!
        Во дворе показалась мать Евгений Михайловича, Наталья Алексеевна. Она услышала последние Ромкины слова.
        — Теперь, может, и пропал, а еще час назад был в поселке. Раиса сказала.
        — А она не врет?  — недоверчиво спросил Ромка, вспомнив противную тетку-сплетницу.
        — Да зачем ей это?
        — Так что вы здесь делаете?  — снова спросил Евгений Михайлович.  — Не слишком ли далеко забрели прогуливаться? Кстати, ты, Рома, мог бы помочь мне его найти, хотя бы поспрашивать у местных ребят, где он может быть. Ты же сам говорил, что любишь заниматься подобными делами.
        — Мы как раз и хотим его найти. И со многими ребятами уже говорили. Они не знают, где он. Но мы еще поищем.
        — А если найдете, то скажите ему, что, если он немедленно не вернет мне мои деньги, я его достану и в порошок сотру. Быть ему в детской колонии.
        Евгений Михайлович повернулся, чтобы уйти, но Лешка его задержала.
        — Извините, вы что, свои деньги разве не в сейфе держите?
        — В том-то и дело, что в сейфе. Он у меня, правда, старый, я все собирался новый купить, теперь-то уж непременно куплю. И замок в этом простой, а у пацана, наверное, набор отмычек имеется.
        — Но как он проник в вашу комнату?  — спросил Ромка.
        — Хороший вопрос. Никто никуда не отлучался из дома, все было закрыто, кроме окна, в которое разве что уж проскользнет. Да этот мерзавец. Значит, снова незаметно через забор перемахнул и успел подобраться к сейфу. Так что передайте ему, если отыщется, что амнистия отменяется. А я приму свои меры.
        — Если тетка Раиса видела его с час назад, то, скорее всего, он все еще где-то здесь,  — медленно проговорила Лешка, когда они остались одни.  — Надо его поскорее найти и убедить, чтобы вернул все деньги. И знаете, что я еще сейчас подумала? Что Аленка врет. Если бы она говорила правду, то к чему бы ей было клясться? Сказала бы «не знаю» и ушла. А она уж слишком неестественно себя ведет.
        — Вполне возможно,  — поддержал ее Артем.  — Мне тоже показалось, что она что-то знает. Глаза у нее были что-то уж чересчур правдивыми.
        — Ага,  — кивнул Ромка.  — Я такими глазами когда-то на маму смотрел, если хотел ее обмануть. Но раз она своей матери ничего не хочет говорить, то нам и подавно не скажет.
        — И все же давайте еще раз с ней поговорим. Убедим ее, что Руслану только будет хуже, если он не отдаст то, что взял,  — сказала Лешка.
        И трое друзей вновь вернулись к маленькому домику.
        Аленку они застали во дворе. Младшие дети тоже были там, возились в песке, а Валентины Георгиевны нигде не было видно, должно быть, отошла куда-то.
        — Алена, подойди сюда, пожалуйста,  — встав у калитки, твердым голосом сказала Лешка.
        Девочка выпрямилась, настороженно на них взглянула и медленно приблизилась. Лешка взяла ее за руку.
        — Послушай, Аленушка, неужели тебе Руслан не сказал, куда пошел?
        Аленка яростно замотала головой:
        — Не сказал. Только он ничего не крал, вот честное слово. И я вообще не знаю, где он.  — Она попятилась и еще раз повторила: — Не знаю, честное слово.
        — А жаль,  — пожал плечами Ромка.  — Если мы его не найдем, то милиция — запросто. И посадят его на всю жизнь в тюрьму. А там, знаешь, как плохо? Ты себе этого и представить не можешь. Там детей голодом морят и бьют каждый день. Ты этого для него хочешь?
        — На всю жизнь?  — с ужасом спросила Аленка.
        — А ты как думала?
        Девчонка нахмурила белесые бровки. По выражению ее лица нетрудно было догадаться, что в душе ее идет тайная борьба. И все же она решила не выдавать друга. Наверное, поклялась ему хранить тайну и потому снова замотала головой:
        — Все равно не знаю, где он.
        — Ну что ж, не знаешь, и ладно. Мы тебе верим. Тогда до свидания,  — примирительно сказал Ромка и даже рукой помахал ей на прощание.
        — До свидания,  — ответила Аленка, радуясь, что так легко от них отделалась.
        А юный сыщик завел Лешку с Артемом за угол дома и выбрал местечко за толстым деревом.
        — Постоим немного здесь. Она не удержится, чтобы не сообщить Руслану, что его все ищут, и что ему грозит тюрьма.
        Ромка оказался прав. Спустя какое-то время Аленка выскочила из дома с небольшим свертком в руке. Воровато оглянувшись, она со всех ног помчалась по улице. Друзья припустились за ней.
        Не так-то просто было преследовать девчонку в незнакомом поселке. Если в своей Медовке они знали каждый дом и каждое дерево и могли бы заранее предугадать все ее ходы, то здесь понятия не имели, куда она бежит. Чтобы оставаться незамеченными — а Аленка поминутно оглядывалась,  — им приходилось то и дело нырять в кусты, прятаться за заборы, а то и валиться в высокую траву. В одном месте Ромка сильно обжегся крапивой и теперь весь чесался.
        Вскоре девчонка вывела их на окраину поселка, пробежала сквозь небольшой лесочек, приблизилась к какой-то ржавой, местами поломанной, заросшей густой растительностью изгороди и исчезла за ней. А они в растерянности остановилась. За изгородью этой виднелись нестройные ряды покосившихся могильных крестов.

        ГЛАВА VIII
        СКЛЕП НА СТАРОМ ПОГОСТЕ

        За одним из таких крестов на миг показалось пестрое Аленкино платьице. Мелькнуло и снова исчезло.
        — Это же кладбище!  — воскликнула Лешка.
        — Мементо мори — помни о смерти,  — сказал Ромка и приставил к глазам свой бинокль.  — Похоже, это очень старое кладбище.
        — Это и без бинокля видно. И не кладбище это вовсе, а погост.
        — Не погост. Погост — это сельское кладбище рядом с церковью. А где ты здесь видишь церковь?
        — Мне кажется, церковь здесь когда-то была,  — прервал их спор Артем.  — Вон там, видите, сохранились остатки стен?
        — Ну ладно, пусть будет погост,  — согласился Ромка и восхищенно цокнул языком.  — Надо же, сон в руку. Все-таки я великий провидец.
        — Какой еще сон?
        — А сегодня мне всю ночь мертвецы в гробах снились и вампиры всякие.
        — Так это потому, что мы Сашкин «ужастик» на ночь смотрели, а потом еще и твой дурацкий кроссворд разгадывали,  — сказал Артем.  — Если хорошенько покопаться, то всему в жизни можно найти объяснение.
        — Тогда объясни нам, куда делась Аленка? Что-то я ее не вижу, даже бинокль не помогает.
        — А что ты стоишь? Идем ее искать!  — воскликнула Лешка.
        Но брат помотал головой.
        — Нет, нам с ней в прятки играть нельзя. Мы ее сроду там не найдем, потому что она эти места наизусть знает. Уж лучше мы ее здесь подождем. Увидим, откуда она появится,  — и сразу туда.
        Ожидание длилось не очень долго. Вскоре Аленка выскочила из-за кустов, росших у того самого креста, за которым она пропала, и побежала к ограде, размахивая обеими руками. Свертка у нее больше не было.
        — Прячьтесь,  — приказал Ромка, а когда девчонка пробежала мимо, удовлетворенно заметил: — Думает, глупая, что обхитрила нас. А вот теперь можно и поискать мальчишку. Должно быть, он залег за какой-нибудь могилой, а она ему еду принесла и обо всем рассказала. Ну и местечко они себе выбрали!
        Ребята пролезли сквозь ограду в том месте, откуда выбежала девчонка, и вошли на безлюдное старое кладбище, или погост, как утверждала Лешка. Он был небольшим, сплошь поросшим густой травой, сквозь которую едва проглядывались узкие тропинки, вьющиеся между кустами, деревьями и заброшенными могилами.
        Они подошли к каждому кресту, заглянули за каждое дерево и за каждый камень. Мальчишки нигде не было.
        Неожиданно потемнело. На небе заклубились мрачные тучи, заволокли его полностью, и обычно долгий летний день закончился раньше положенного ему срока.
        Где-то вдали блеснула молния, вслед за ней прогремел гром. Поднялся сильный ветер, натужно и страшно заскрипели могильные кресты. А потом с неба упали первые крупные капли дождя.
        — Где же он может быть?  — озираясь и ежась от внезапно наступившего холода, проговорила Лешка.
        Ромка достал из сумки фонарик и недовольно нахмурился.
        — Что-то мне все это не нравится. Как-то здесь не очень уютно, вам не кажется? Лично я не хотел бы тут жить. А ты, Лешк? Лешк, а ты не боишься, что в тебя вдруг вопьются клыки вампира?  — подобравшись к сестре поближе, он вдруг вонзил пальцы в ее шею.
        — Отвали, нет здесь никаких вампиров,  — отпихнула брата Лешка.  — А боюсь я совсем другого. Что мы тут вымокнем до нитки, простудимся и никого не найдем. Аленка, конечно же, предупредила мальчишку об опасности, и он, скорее всего, давно убежал отсюда по другой дорожке, а она для отвода глаз выскочила у нас из-под носа. Ты, Ромка, забыл, какие мы с тобой тоже были хитрые в их возрасте? Сам посуди, не сидит же он до сих пор под дождем за каким-нибудь надгробьем, это смешно просто. Если нам холодно, то ему и подавно.
        Артем, конечно же, согласился с Лешкой.
        — Давайте уйдем отсюда. Скажем Валентине Георгиевне, что ее дочь отлично знает, где скрывается мальчишка, пусть она ее пытает. А вообще-то зря Аленка не сказал, где он прячется. Маленькие еще, не понимают, что мы им добра желаем.
        Ромка постоял, подумал, потом приставил ладони ко рту и на всякий случай громко крикнул:
        — Руслан, выйди, мы с тобой поговорить хотим.
        Но никто на его крик не отозвался, и только еще громче, еще злее завыл ветер, еще сильнее закачались деревья да заскрипели чугунные и деревянные старые кресты.
        — Зря кричишь,  — сказал Артем.
        — Сам знаю,  — вздохнул Ромка.
        Лешка поднесла к носу запястье и взглянула на часы.
        — Значит, возвращаемся?
        И брат ее угрюмо кивнул:
        — Ага.
        Развернувшись на сто восемьдесят градусов, друзья пошли назад. А дождь внезапно хлынул с такой силой, что они вмиг вымокли с головы до ног, вода налилась даже в их кроссовки и громко в них захлюпала.
        — Бежим под навес!  — крикнул Артем.
        Навесом он назвал каким-то чудом уцелевшую крышу давно разрушенного небольшого строения, скорее всего, маленькой деревенской часовни.
        Ребята кинулись туда, но крыша оказалась дырявой и от ливня не спасала. Недалеко от нее рос огромный тополь, и Ромка переметнулся под дерево.
        — Здесь вроде посуше,  — сказал он, отряхиваясь все телом, как собачка.
        Но вода с неба уже лилась сплошным потоком, и крона тополя тоже оказался бесполезной.
        — Нет, тут тоже и мокро, и холодно, и противно,  — клацая зубами, признал юный сыщик.
        — А чего здесь торчать, раз уж мы все равно такие мокрые? Давайте прямо сейчас уйдем отсюда и погреемся у Валентины Георгиевны,  — сказала Лешка.
        Снова мелькнула молния, осветив безрадостные кресты и заставив поежиться даже терпеливого Артема.
        — Действительно, нечего нам тут больше делать.
        — Тогда бежим скорей,  — воскликнул Ромка.  — Темка, ищи самую короткую дорогу.
        Артем выскочил на заросшую густой высокой травой тропинку, вьющуюся вдоль могил. Новая молния осветила ограду кладбища.
        — Туда, за мной,  — крикнул он.
        Тропинка была настолько узкой, что Артему приходилось раздвигать ветки кустов и удерживать их, чтобы они не хлестали по лицу Лешку. Одновременно он освещал себе и ей путь фонариком — в Ромкиной сумке их было два. Ромка бежал за Лешкой и тоже светил на дорожку. Луч от его фонарика беспрерывно метался под Лешкиными ногами.
        И так они бежали, пока у Лешки под ногами вдруг ни стало темно.
        — Рома, не отставай,  — не оборачиваясь, крикнула девочка.
        Но свет на дорожке не появился. А из-за шума дождя и ветра Ромкины шаги не были слышны.
        Она остановилась и оглянулась, ища глазами брата. Ромки сзади нее не было, он куда-то исчез.
        — Тема, стой!  — во весь голос закричала Лешка и снова обернулась.  — Рома, да где же ты?
        Но Артем уже убежал далеко вперед, Ромка не отозвался, и Лешка осталась одна посреди мрачного кладбища, под потоками льющейся с неба холодной воды и бешеными порывами лютого ветра.
        К счастью, Артем вскоре почувствовал Лешкино отсутствие и вернулся к ней.
        — Что случилось?
        — Ромка пропал!
        — Когда? Где?
        Лешка указала приблизительное место, где она перестала видеть свет от Ромкиного фонарика, Артем посветил фонариком по обеим сторонам тропинки. На одном из густых высоких кустов несколько веток были обломаны. Он подбежал туда, раздвинул ветви и сразу увидел своего друга.
        Ромка стоял по колено в воде в небольшом, скрытом от глаз овражке, и из-за шума дождя и ветра его крики не были слышны. Не заметив обрыва, он поскользнулся на мокрой траве, свалился вниз и теперь тщетно пытался выбраться оттуда.
        — Вот ты где!  — обрадовался Артем.  — Сейчас я тебя вытащу.
        Ухватившись одной рукой за толстую ветку, он наклонился и протянул Ромке другую руку:
        — Цепляйся за меня.
        Ромка приподнялся, левой рукой взялся за куст, а правую протянул другу. С помощью Артема поднялся на шаг вверх, но второй сделать не смог — не удержался на отвесном склоне и снова соскользнул вниз. А поскольку парнем он был довольно упитанным, то Артем, не успев выпустить его руку, тоже оказался в наполненной водой яме.
        — Как же вам помочь?  — засуетилась наверху Лешка.
        — Боюсь, здесь веревка нужна,  — заметил Артем.  — Роман, у тебя в сумке чего только нет, может, поищешь?
        Но Ромка его не услышал. Он заглядывал в какую-то огромную темную нору. Нора эта была выше дна оврага, и вода внутрь нее не попадала.
        — Давайте пересидим дождь здесь!  — крикнул Ромка.  — Лешка, прыгай тоже сюда.
        Недолго думая, Лешка спрыгнула вниз, очутилась в крепких руках Артема и тоже утонула в воде по самые коленки.
        А Ромка уже проник в темное отверстие, и они полезли за ним.
        В этой норе не оказалось задней стенки. Собственно говоря, это была и не нора вовсе, а длинный извилистый подземный ход. Интересно, куда он ведет?
        Ромка, чувствуя себя первопроходцем, полз быстрее всех, Лешка с Артемом едва за ним поспевали. Чем дальше они продвигались вглубь, тем тише становился шум дождя и ветра. Вскоре он почти совсем затих, и вдруг Лешка услышала какой-то жуткий скрежет, доносящийся, как ей показалось, из самых глубин земли. Замерев, она вздрогнула всем телом.
        — Слышите?
        — Слышим,  — отозвался Ромка.
        — Может, вернемся?
        — Ты что?! Неужели тебе неинтересно, что там может быть? Или ты боишься, что это мертвец гремит костями?  — зловещим шепотом спросил брат и, вместо того чтобы успокоить сестру, принялся ее пугать: — А ведь так оно и есть. Сейчас сюда выйдет скелет, сверкнет черными глазницами своего белого черепа и скажет: «Лешка, ступай за мной в черную бездну».
        — Остряк,  — дернула плечом девочка.
        — Ничего он ей не скажет, скелеты не разговаривают,  — оборвал друга Артем.  — Ползи дальше, не тяни резину.
        А лаз стал значительно уже, они с трудом в него протискивались, особенно Ромка.
        — Смотри, не застрянь, как Винни Пух,  — ехидно сказала Лешка.
        — Да уж как-нибудь.  — Ромка еще энергичнее заработал локтями, чуть повернул в сторону, на миг задержался, но изо всех сил втянул в себя живот, прополз еще с метр и… очутился вдруг в каком-то небольшом подземелье с низкими сводами.
        Через пару секунд Артем с Лешкой были там же.
        Все трое наконец выпрямились во весь рост, а два фонарика высветили жуткое помещение с сырыми, осклизлыми стенами. Очевидно, раньше эти стены были выложены черным мрамором, а теперь его куски валялись под ногами. В правом углу стоял большой черный крест. Воздух был спертым, пропитанным сладким и противным запахом тления.
        — Сон в руку,  — снова заметил Ромка.  — Как раз такие ужасы мне вчера и снились.
        В левом углу подземелья грудой были навалены какие-то камни и доски, в правом дальнем, на возвышении, находилось что-то большое и прямоугольное.
        Ромка осветил тот угол, подойдя к нему поближе, и Лешка снова непроизвольно вздрогнула, потому что это что-то, большое и прямоугольное, оказалось не чем иным, как гробом.
        — Закрытое подземное помещение, в котором устанавливаются гробы с умершими, что это такое?  — спросил Ромка и сам же, подбадривая самого себя, ответил: — Склеп, вот что это такое. Правда, тут клево? Всю жизнь мечтал побывать в таком склепе. А вы?
        — А я — нет, и уж тем более не сегодня,  — ответила Лешка. Она задрожала от промозглого могильного холода и обхватила себя обеими руками.  — Здесь еще холоднее, чем на улице. Чаю горячего бы сейчас. А днем было так жарко, даже не верится. И воздух здесь плохой, спертый, сырой.
        А Ромка жадно разглядывал гроб.
        — Чей же это склеп? Местные, наверное, о нем все знают. Надо будет потом их о нем расспросить. Ему уж, наверное, лет сто, если не больше. Интересно, в этом гробу еще лежит покойничек?
        — Не открывай гроб, не надо,  — взмолилась Лешка.
        Ромке очень хотелось заглянуть в гроб, но одному ему было боязно, а потому он сделал вид, что послушался Лешку, и ушел в другой угол. Направив фонарик на разбросанные там камни и доски, он пнул их ногой.
        — Все это тоже было гробом, но его кто-то разрушил, или же он сам развалился от времени. Что поделаешь, склепы тоже не вечны. Ничто не вечно под луной. Мементо мори.
        Продолжая паясничать, Ромка патетически воздел руки вверх. И вдруг в том углу, где стоял гроб, раздался тихий зловещий скрежет.
        Лешка обернулась и оцепенела от ужаса.
        Крышка гроба шевелилась.

        ГЛАВА IX
        ПРИВИДЕНИЕ ИЗ ГРОБА

        Лешка инстинктивно схватила Артема за руку. Такой кошмар она не далее как вчера вечером видела в Сашкином «ужастике». Но одно дело сидеть дома на диване и, попивая чаек, глядеть на экран телевизора, и совсем другое — стоять в сыром страшном подземелье с осклизлыми стенами у самого настоящего гроба.
        А брат ее, похоже, ничуть не испугался.
        — Вот это да!  — воскликнул он.  — Вы все слышали? Или у нас глюки? В склепах это бывает.
        Ромка снова направил на гроб свой фонарик. Артем посветил туда же. Все звуки тут же прекратились. Ромка медленно направился в тот угол. Потом оглянулся, призывая на помощь друга. Сам он никак не мог решиться поднять крышку.
        Артем подошел к нему, и не успели они примериться, с какого боку открывать гроб, как изнутри его донесся громкий, надрывный кашель.
        Артем первым сообразил, что к чему, опередил своего друга, без всякого страха сдернул с гроба трухлявую крышку и заглянул внутрь. На дне гроба, скорчившись, лежал маленький мальчонка. Под лучом фонарика он еще больше съежился и закрылся руками. Наверное, боялся, что Артем или Ромка его ударят.
        — Вот это привидение!  — воскликнул юный сыщик.  — А мы-то его по всему кладбищу ищем, по могилкам шарим, под кресты заглядываем. А он получше место приискал, спрятался, так спрятался. А ну, вылазь.
        Но мальчишка его не послушался. Он так и остался лежать и только еще сильнее закашлялся.
        — Он же простужен!  — подбежав к гробу, воскликнула Лешка. Она осторожно коснулась рукой плеча мальчика и сказала мягким голосом: — Послушай, мы тебе ничего плохого не сделаем, честное слово. Ну, давай руку, вставай.
        Она взяла Руслана под мышки, к ней на помощь пришел Артем, и они вдвоем вытащили его из гроба.
        Мальчик был в тоненьких джинсах и футболке. Он весь дрожал, его тельце так и ходило ходуном, и беспрерывно кашлял.
        — Так-так-так,  — строго сказал Ромка.  — Значит, ты не в Москву сбежал, а здесь притаился? Тебе Аленка это место показала, да? Вы с ней думали, что, кроме вас, никто о нем не знает? Нет, дружок, от нам никуда не скроешься. Говори, где деньги?
        Руслан бросил на ребят затравленный взгляд. Ромку он узнал, это было заметно по его глазам. Но обратился мальчик к Лешке. Видно, она одна вызвала у него доверие.
        — Не брал я никаких денег, честное-пречестное. Я в тот сад за котенком полез. Он знает.  — Руслан указал на Ромку пальцем и снова гулко закашлялся.
        Ромка поковырялся в досках и железках, заглянул под каждый камень и крест, но ничего не нашел и снова подступил к мальчишке:
        — Ты врешь. Деньги должны быть где-то здесь. Лучше скажи, где, а то хуже будет.
        Мальчик задрожал и схватил Лешку за руку, словно просил у нее защиты.
        — Рома, не приставай к нему,  — решительно сказала она.  — Я считаю, нам надо поскорее отсюда выбраться, а то он вконец заболеет, да и мы тоже.
        Ромка подбежал к подземному ходу, всунул в него голову, прислушался.
        — Кажется, дождь перестал или почти перестал. Вообще-то ты права, в любом случае здесь даже хуже, чем наверху.
        Артем первым протиснулся в узкий лаз, чтобы проложить дорогу остальным.
        — Ползи за ним,  — сказала Руслану Лешка.
        — Давай-давай,  — Ромка подтолкнул мальчишку к выходу. Потом уступил дорогу Лешке, а сам вернулся к гробу и на всякий случай еще раз осветил фонариком его дно. И вдруг в самом углу гроба сверкнуло золото. Ромка протянул руку и ухватил какую-то вещь. Вынув ее из гроба, он сразу понял, что это бумажник, а когда поднес к нему фонарик, то оказалось, что золотом сверкает монограмма «Е.М.В.». Нетрудно было догадаться, что это тот самый бумажник, который был украден у Евгения Михайловича.
        Ромка открыл его. Там лежала стодолларовая купюра.
        «Неисправимый лгун. Куда же он мог деть остальные деньги?» — гневно подумал юный сыщик, еще раз осмотрел подземелье и полез вслед за всеми в подземный ход.
        Преодолев извилистый путь под землей, друзья снова оказались по колено в воде. Однако ливень уже стихал, и вода куда-то медленно уходила.
        — Мокни тут из-за всяких воров,  — с раздражением произнес Ромка, неприязненно взглянув на мальчишку.
        — Рома, как тебе не стыдно такое говорить. Мог бы и повежливее,  — одернула брата Лешка и погладила мальчика по голове.  — Сейчас попьешь горячего чаю с малиновым вареньем, примешь лекарство, и тебе сразу станет лучше.
        — Сейчас он пойдет в тюрьму!  — сказал Ромка и сунул под нос мальчишке найденный бумажник.  — Скажи мне, пожалуйста, не этот ли кошелечек ты спер у Евгения Михайловича? И не прикидывайся больше несчастной овечкой, все равно тебе уже никто не поверит.
        — Я его не брал. Его сегодня Аленка нашла,  — прошептал мальчик и уцепился за Лешкину руку. Он по-прежнему обращался только к ней.  — Честное слово. Она мне его сюда принесла, чтобы мне было на что жить, если нельзя будет вернуться домой.
        — Аленка?  — недоверчиво переспросил Ромка.  — И где же она его нашла? Где вообще такие вещи валяются, я бы тоже пошел поискал.
        — В нашем дворе.
        — Ах, в вашем. И кто же занес его в ваш двор? Уж не ты ли?
        Мальчик мелко задрожал и горько-горько заплакал. Слезы катились у него из глаз непрерывным потоком, как до этого лил с неба сплошной дождь. Больше он ничего не сказал.
        И Лешке стало так жалко этого мальчика, как никого и никогда в жизни. Она прижала его к себе, словно хотела защитить от всех напастей и бед.
        — Брал — не брал, не бросать же его теперь здесь. Сначала надо его согреть, обсушить, а уж потом с ним разговаривать.
        Когда с большим трудом они выбрались из овражка, Ромка сказал:
        — А ведь к себе домой ему нельзя. Там его сразу менты заметут, потому что Евгений Михайлович им давно позвонил, и они наверняка первым делом туда побежали. Слышь, Руслан, скажи лучше нам, где деньги. Мы их им вернем, и дело с концом.
        Юный сыщик снова развернул мальчишку к себе, и тот в который раз затряс головой:
        — Я ничего не брал.
        — Ну, может, хватит?  — гневно крикнула Лешка.  — Надо самим во всем сначала разобраться. А если ему домой нельзя, то пусть он едет с нами в Медовку.
        — А больше ничего и не остается,  — заметил Артем.
        Лешка присела перед мальчиком на корточки.
        — Поедешь со мной к нам домой? Там у меня собака есть, а у Ромки — попугай. А сам Ромка совсем не такой вредный и противный, каким тебе кажется, на самом деле он добрый, я его уже четырнадцать лет знаю.
        — И компьютер у вас есть?  — глотая слезы, спросил Руслан.
        — И компьютер. У нас все есть. Поехали?
        Мальчик молча кивнул.
        Стараясь не попадаться никому на глаза, трое друзей с мальчиком окольными путями добрались до электрички. В поезде было жарко и душно. Ребенок согрелся, закрыл глаза и, привалившись к Лешке, задремал, периодически громко кашляя и вздыхая во сне.
        — Надо будет спрятать все деньги, которые у Нины Сергеевны в кухне лежат,  — громким шепотом сказал Ромка.  — Если он клептоман, то их возьмет.
        — Неужели ты думаешь, что он такой коварный? Дети, конечно, способны хитрить, но не настолько же. Я всегда человека по глазам вижу, а они у него правдивые.  — Лешка погладила Руслана по голове. Сейчас он ей казался похожим на одного из тех щенков — «китайцев», которых она нашла в пещерке под холмом и привела к Маргарите Павловне. Мальчик был, как и они тогда, таким же беззащитным и несчастным. И в то же время она подумала, что надо бы и свои деньги из тумбочки переложить в более надежное место, а любимые перстень-талисман с горным хрусталем — подарок Маргариты Павловны — надеть на палец. Правда, ей тут же стало стыдно за свое намерение, но вдруг Ромка прав?
        Они вошли в свою калитку, к ним с лаем кинулся Дик.
        — Не бойся,  — сказала Лешка,  — он маленьких не трогает.
        — Я не боюсь. А можно я его поглажу?
        — Конечно, можно. Дик, стой!  — приказала Лешка и, схватив пса за шкирку, подвела его к мальчику.  — Гладь.
        Руслан погладил Дика и горько вздохнул.
        — У нас тоже была большая собака.
        — А кто еще у тебя был?
        — Мама была. Красивая. Мама Тамара. А собаку звали Полканом.
        Больше ничего мальчик не помнил. Наверное, когда разлучился с мамой и собакой, был еще совсем маленьким.
        На кухне светилось окно, значит, Нина Сергеевна еще не легла спать. Как-то она встретит Руслана, заволновалась Лешка.
        А Нина Сергеевна, увидев незнакомого маленького мальчика, в изумлении подняла брови. До сих пор ее подопечные притаскивали в дом только всяких животных да птиц, а теперь вот где-то подобрали ребенка.
        — Кто это? Где вы его нашли?
        — Это Руслан. Он живет в соседнем поселке. А сегодня у нас заночует, не везти же его назад по такой погоде,  — снимая с себя мокрые кроссовки, туманно объявил Артем.
        Увидев, какие они все мокрые и грязные, его тетка всплеснула руками.
        — Боже мой, да на вас же сухой нитки нет! Где вы так изгваздались? А ну, живо все мыться.
        Сначала друзья решили искупать мальчишку. Пока он плескался в ванне, Нина Сергеевна разыскала старую одежду Артема, из которой тот уже вырос, принесла даже его любимую пижамку со слониками. Артем думал, что эту пижамку давно выбросили, но, значит, Нина Сергеевна оставила ее себе на память о том времени, когда он был маленьким.
        Нарядив мальчика, Нина Сергеевна усадила его за стол, налила горячего чаю, наложила в него малинового варенья, заставила выпить лекарство.
        — Пей, все будет хорошо,  — говорила она и гладила мальчика по головке.
        Конечно, Нине Сергеевне очень хотелось узнать, почему чужой ребенок ни с того ни с сего оказался в их доме. Но мальчик был таким больным, усталым и напуганным, что она не стала его ни о чем расспрашивать. А Артем пообещал все рассказать ей завтра, и она вскоре ушла спать.
        — А Валентина Георгиевна сейчас, наверное, места себе не находит,  — вздохнула Лешка, на что Ромка сказал:
        — Ей лучше пока ничего не знать, чтобы милиция ее не расколола.
        — Это верно,  — кивнул Артем.

        ГЛАВА Х
        ПРОВЕРКА НА ЧЕСТНОСТЬ

        Лешка настояла на том, чтобы Руслан жил в ее комнате. Ребята вкатили к ней кресло-кровать, на котором раньше спала ее любимая подруга Катька, и уложили на нее мальчика.
        Девочка накрыла Руслана теплым одеялом и присела рядом.
        — Ничего не бойся, здесь ты в полной безопасности,  — тихо сказала она и погладила его по голове, как когда-то давно это делала их с Ромкой мама, укладывая их спать.
        К ним тут же заглянул Ромка и осведомился:
        — Устроился? Ну и как, тут лучше, чем в гробу?
        Лешка кинула в него подушкой.
        — Отзынь, мы и без тебя обойдемся.
        Ромка закрыл за собой дверь, а Руслан взял ее руку и прижал к себе. Лешка почувствовала, что он снова дрожит, и к ней пришла новая мысль.
        — Послушай, Русланчик, может быть, тебя кто-то заставляет воровать? Ты кого-то боишься и потому не хочешь ни в чем нам признаваться? Скажи мне, я умею хранить тайны и никому тебя не выдам.
        Мальчик выпустил ее руку и отвернулся.
        — Никто меня не заставлял. Я не люблю воровать. Честное слово, я не брал никаких денег.
        Но девочка не могла успокоиться, ей ужасно хотелось докопаться до истины.
        — Ну ладно, пусть этот бумажник у вас во дворе лежал. Но пластиковая карточка выпала из твоих вещей, Ромка сам это видел.
        — Не знаю я, как она там оказалась, и кошелек этот откуда в нашем дворе валялся, тоже не знаю. И Аленка не знает. Честное слово.  — Мальчик приподнялся, снова схватил Лешку за руку и заглянул ей в глаза.  — Я не вру!
        И громко, надсадно закашлялся.
        Лешка не знала, как ей быть. Она всегда чувствовала, когда люди лгут, а когда говорят правду. Мальчику трудно было не верить, но факты-то утверждали обратное! И хоть Руслану этот разговор явно был в тягость, она решила не отступать.
        — Послушай, но сегодня тебя видели около дома Евгения Михайловича, причем, говорят, примерно в то самое время, когда его обокрали.
        Мальчик яростно затряс головой.
        — Я вообще не был сегодня в поселке. Я все время жил на кладбище, никуда оттуда не уходил. Ни разу. Никуда.  — Он вдруг нахмурил черные бровки и с удивлением спросил: — А что, его снова обокрали?
        — Вот именно, что снова.
        — Но я был там, под землей,  — Руслан махнул рукой в ту сторону, где, по его предположению, находилась Калиновка.
        Лешка представила, как маленький ребенок, один-одинешенек, сидит в мрачном темном склепе, а спать ложится в гроб, находя его на ощупь, потому что у него нет даже фонарика, и ей стало до того жутко, что мороз пробрал по коже. Попав туда одна, она бы уже через час сошла с ума от страха. Значит, он привык ко всяким ужасам, раз не боится мертвецов…
        — И тебе не было страшно?  — все же поинтересовалась она.
        Мальчик покачал головой:
        — Нет. Там же не живых людей. А у меня с собой были спички и свечка.
        Лешка вздохнула. Выходит, живые люди и впрямь представляют для мальчика большую угрозу, чем покойники.
        И все же, как говорит Ромка, доверяй, но проверяй. И она решила устроить Руслану своеобразный экзамен. Если он патологический лгун и клептоман, коим его считает ее родной братец, то она с легкостью выяснит, так это или не так.
        У Лешки в заначке была тысяча рублей, предназначенная на такую, как у Катьки, тушь для ресниц, губную помаду и всякую другую косметику. Лешка красилась редко, но Катька ей внушила, что под рукой такие вещи должны быть всегда.
        Она вытащила эту тысячу из потайного места под столом, куда, по совету брата, запрятала ее сразу же, как только они вошли в дом, и положила деньги в ящик своего стола, поверх всего содержимого, а задвигать ящик до конца не стала. Хочешь не хочешь, голубая купюра сразу бросается в глаза. Проснувшись, Руслан не сможет ее не увидеть.
        Сделав это, девочка легла спать.
        Несмотря на жуткую усталость, спала Лешка очень плохо. Ей, как и Ромке в прошлую ночь, мерещились всякие гробы и встающие из них немые, страшные мертвецы.
        А рано утром ее разбудил какой-то шорох. Откинув одеяло, она быстро села в постели. Мальчика в кресле-кровати не было. Лешка кинулась к столу. Деньги лежали на месте. Тогда она выбежала в гостиную. Руслан сидел за компьютером, рядом с ним лежал Дик.
        От шума шагов мальчик вздрогнул и обернулся.
        — Я только немножко поиграю. Можно?
        — Ты умеешь пользоваться компьютером?  — удивилась Лешка.
        — Меня дядя Игорь научил. Из нашего поселка.
        Девочка погладила его по голове.
        — Играй сколько влезет, нам не жалко. А я пойду еще немножко посплю.
        Потом встала Нина Сергеевна, приготовила завтрак и позвала всех к столу. Друзья еще только приступили к еде, а тарелка Руслана уже опустела. Нина Сергеевна положила ему еще одну порцию яичницы, добавила салата из помидоров и огурцов и ласково потрепала по макушке.
        — Не стесняйся, ешь сколько влезет.
        Лешка поднялась из-за стола первой и вышла в гостиную. Нина Сергеевна заловила ее там и строго сказала:
        — Ребенок — не зверек и не птичка, учтите это. Признайся, у него действительно есть дом, или он беспризорный? Если это так, то надо принимать какие-то меры.
        — Он не беспризорный. Он живет в Калиновке, у него там приемная мать, и у нее еще четверо своих детей.
        — Святая женщина. А зачем тогда вы его сюда привезли?
        Лешка замялась, она не любила врать, а говорить правду было нельзя. Ей на помощь пришел Артем.
        — Я же тебе сказал, что он у нас просто в гостях,  — ответил он на вопрос своей тетки.  — Тебе, что ли, жалко, если он у нас денек побудет?
        — Нет, конечно, если это действительно так, пусть гостит, сколько влезет, одним больше, одним меньше.  — Нина Сергеевна взяла свою огромную сумку и, проговорив «мне надо в магазин», оглянулась, явно чего-то ища.  — А где деньги, вы не видели?
        — Сейчас принесу, они на кухне,  — сказал Артем, вспомнив, как Ромка упрятал их в маленькую белую кастрюльку и взгромоздил ее на самый верх кухонного шкафа, подальше от Руслана.
        — Там другие. Здесь еще должны быть.  — Нина Сергеевна подошла к столу.  — Где же они? Я как вчера вошла, так вот сюда их и положила.
        Лешка похолодела. Неужели деньги взял Руслан?
        В это время мальчик вышел из кухни.
        — Руслан, ты не видел деньги, которые здесь лежали?  — призвав на помощь все свое спокойствие, спросила она.
        Мальчик подбежал к столу, сдвинул с места вазу с цветами. Под ней лежало несколько купюр.
        — Вы про эти говорите? Я их сегодня утром с пола подобрал и вазой прикрыл,  — глядя на всех ясными глазами, пояснил он.
        — Вот молодец! Вчера такой ветер был, они, должно быть, от сквозняка разлетелись.  — Нина Сергеевна спокойно взяла свои деньги и удалилась, а Лешка, облегченно вздохнув, повела мальчика знакомиться с Ромкиным попугаем. Ребята пошли за ними.
        — Это мой Попка,  — подведя мальчика к клетке, с гордостью объявил Ромка.
        — Попочка хороший, Ромочка хороший,  — тут же, грассируя, сообщил Попка и, высунув из-за прутьев маленькую головку, внимательно оглядел нового гостя глазами-бусинками.
        — Хороший у меня Попка?  — спросил у мальчика Ромка.
        — Очень,  — восторженно прошептал Руслан, чем окончательно растопил Ромкино сердце.
        А Попка вдруг внятно сказал:
        — Привет, друг!
        — Вы слышали?  — вскричал его хозяин.  — И вы будете утверждать, что мой Попка ничего не соображает и просто так повторяет мои слова? Да мой Попочка самый умный попугай на свете.
        — А ты самый гениальный на свете сыщик,  — улыбнулся Артем.
        — А разве не так?
        — Конечно, так. Никто и не возражает.
        Руслан просунул в клетку пальчик, Попка тотчас же перескочил на него, как на жердочку, и мальчик счастливо засмеялся.
        Насмотревшись на Ромкиного любимца, все сошли вниз, и Руслан снова попросился за компьютер. Лешка усадила его за компьютерный стол, а сама завела ребят в свою комнату и предъявила им свою нетронутую тысячу.
        — Он ни в чем не виноват. Я в этом уверена на все сто процентов! Он на деньги даже и не глядит. Я свои специально оставила в столе, на самом виду, а он и не подумал их взять. И вообще он очень хороший мальчик.
        — Конечно,  — хмыкнул Ромка скорее из вредности.  — То, что ты оставила в своем столе, и то, что было на столе в гостиной, копейки по сравнению с тем, что он украл у Евгения Михайловича.
        Но Лешка упорно стояла на своем:
        — Он там вчера и близко не был. Вообще с кладбища не выходил. Он мне еще вечером об этом сказал.
        Артем остановил спорщиков:
        — Погодите. Если Руслан не брал тех денег, то кто же их взял? Они ведь не сами из сейфа испарились?
        — Кто-то, конечно, их взял,  — согласилась Лешка.  — А знаете, что? Нам срочно, немедленно надо выяснить, кто это сделал. Тогда Руслана перестанут считать преступником, и он сможет вернуться к Валентине Георгиевне.
        — Пожалуй, ты права,  — кивнул Артем.
        — Вы так считаете? Отлично, вот этим теперь и займемся,  — небрежно сказал Ромка. Но кто б только знал, какое ликование бушевало в его душе. Наконец-то у них появилось новое, интересное, невероятно трудное дело, и Лешка с Артемом сами, без всякого принуждения с его стороны, возжелали в нем участвовать. Не иначе, как ему и в самом деле зачлась его беготня по лесу в поисках бабушки Даши. А что, вполне возможно. Ведь тот дед, муж Дарьи Васильевны, пообещал ему что-то вроде того, что все его желания исполнятся, так оно и произошло.
        Артем по одному только выражению лица своего друга сразу понял, о чем тот думает, и лукаво усмехнулся:
        — Что, Аполлинарий Иеронимович, добились своего?

        ГЛАВА XI
        ГЛАВНАЯ ПОДОЗРЕВАЕМАЯ

        Ромка сразу приступил к делу. Он, как всегда, притащил самый большой блокнот, набор фломастеров и ручек и предложил:
        — Давайте разработаем план наших действий.
        — А чего его разрабатывать? Надо ехать в Калиновку и разбираться во всем по-новой,  — сказал Артем.
        — А этого куда девать?  — Ромка кивнул в сторону гостиной.  — Одного его здесь оставлять нельзя. Даже если попросить Нину Сергеевну за ним приглядеть, то его могут у нас найти. Ведь Евгений Михайлович, кроме ментов, еще и частного детектива хотел привлечь к этому делу. А не все частные детективы такие добрые, как мы, они и избить ребенка могут, и покалечить, чтобы только правду из него вытрясти. Вы уверены, что нас никто не видел, когда мы с ним шли с кладбища? Да и в электричке с нами вполне мог ехать кто-нибудь из местных.
        — Вроде бы в наш вагон в Калиновке никто не входил,  — неуверенно произнесла Лешка.
        — С нами-то не входил, зато потом по вагону какие-то люди без конца взад-вперед шастали.
        — Ты прав,  — сказал Артем.  — Нас могли видеть. И Алешка, если ее как следует прижмут, расколется, скажет, что Руслан был на кладбище.
        Лешка задумалась, но тут же вскочила. Ее осенила одна идея.
        — Кажется, я знаю выход.
        — Ты хочешь отвести его к Маргарите Павловне?  — догадался Артем.
        — Я еще раньше вас подумал об этом,  — не преминул заметить Ромка.
        — Русланчик,  — выйдя в гостиную, объявила Лешка,  — собирайся, мы пойдем в гости к очень хорошим людям, и там тоже есть компьютер.
        «Китайцы» Тай и Фун выскочили из своей будки и уставились на вошедших. Щенки сразу узнали Лешку, свою спасительницу, завиляли пушистыми хвостиками и запрыгали вокруг нее упругими мячиками.
        Маргарита Павловна как раз была во дворе.
        — Вы к нам? Проходите.  — Она задержала взгляд на Руслане.  — А это кто же, такой черноглазый?
        — Это Руслан. Маргарита Павловна, мы вам позже все объясним, потому что сейчас очень спешим. Пусть пока он у вас побудет? Нам нельзя его с собой взять, и дома оставить тоже не можем. Он смирный. Если посадить его за компьютер, то он и с места не сойдет,  — торопливо произнес Ромка, не позволяя хозяйке вставить слово.
        Руслан прижал к себе одного из щенков, и Лешка снова обратила внимание на то, какой он маленький, худенький и несчастный.
        — Ты не бойся, здесь тебе будет еще лучше, чем у нас,  — сказала она и с мольбой посмотрела на Маргариту Павловну.
        — Можно он у вас останется?
        Женщина подошла к ним и в знак согласия взяла мальчика за руку.
        — Иди сюда, дружочек, я тебя покормлю.
        — Он уже ел,  — сказал Ромка.
        — А он еще поест. Правда, Русланчик?
        Мальчик кивнул.
        А Маргарита Павловна склонилась к нему и ласково спросила:
        — Ты, значит, компьютерщиком хочешь стать?
        И такая у нее была при этом светлая улыбка, что мальчик улыбнулся в ответ, и в больших его глазах словно звездочки загорелись.
        — Я еще не решил,  — доверчиво сказал он.  — Может, буду этим, ну, которые собак дрессируют.
        — Кинологом, значит. Тоже очень хорошая профессия.
        У входа в дом мальчик оглянулся, и Лешка помахала ему рукой. На какой-то миг у нее возникло желание предупредить Маргариту Павловну о том, чтобы она спрятала от Руслана все свои деньги — а они, Лешка знала, лежат у нее в правом ящике письменного стола, но возвращаться не стала. Ведь мальчик скорее всего ни в чем не виноват, так зачем же возводить на него напраслину и настраивать против него Маргариту Павловну?
        Трое друзей сели в электричку и поехали по уже знакомому маршруту.
        — Сначала разведаем обстановку, разузнаем, кто, как и где ищет Руслана,  — сказал Ромка.  — А для этого первым делом зайдем к Валентине Георгиевне.
        Так они и сделали.
        На подходе к маленькому дому около старой деревянной калитки ребята столкнулись с невысоким худым человеком. Мужчина зацепил их внимательным взглядом и быстро прошел мимо.
        — Сдается мне, это наш коллега,  — глядя ему вслед, проговорил Ромка и пояснил: — Частный сыщик, которого Евгений Михайлович нанял.
        Дождавшись, когда «коллега» скроется за деревьями, ребята зашли в дом. Хозяйка была на кухне.
        — Здравствуйте, Валентина Георгиевна,  — сказал Ромка и с ходу спросил: — Этот человек что, тоже Руслана ищет?
        — Тоже,  — грустно кивнула женщина.  — Он расспрашивал меня о прежнем окружении мальчика. Но я никого из них, к счастью, не знаю и не желаю знать, и Русланчик мне ни о ком из них никогда не рассказывал. Ему, наверное, больно вспоминать о той жизни. Да и не хочется мне, чтобы этот детектив его нашел. Ведь мальчику от этого только хуже станет.
        — Конечно, будет лучше, если его найдем мы,  — подхватил Ромка, а Лешка спросила:
        — А у вас в доме с появлением Руслана хоть раз пропадали деньги?
        — Ни разу. Я их не прятала, и никто из детей их никогда не брал. А Руслан к ним и вовсе близко не подходил.
        — А не кажется вам, что те деньги не он украл?
        — Если бы не эта карточка!  — вздохнула Валентина Георгиевна.  — Карточка-то эта у него оказалась. Может быть, его заставили это сделать? Но кто? И где сейчас мальчик?
        Она заплакала, а Лешка погладила ее по плечу.
        — Вот увидите, он к вам вернется, мы вам это обещаем.
        Женщина развернулась к ней всем своим полным телом.
        — Вы что, знаете, где он?
        — Пока нет,  — быстро сказал Ромка, испугавшись, как бы Лешка ненароком не проговорилась.  — Скажите, а эту карточку никто не мог ему в вещи подкинуть? Разве к вам никто не ходит?
        Валентина Георгиевна грустно покачала головой.
        — Я и сама об этом думала. Но с того вечера и до самого утра, пока вы ко мне не пришли с этой ужасной вестью, я никуда из дома не отлучалась. И дети мои все при мне были, один Русланчик куда-то бегал, говорят, за котенком. Котенок-то сам вернулся,  — она кивнула вбок, где на полу в углу кухни стояла миска с молоком,  — а Руслан то ли правда его ловил, то ли и впрямь увидел чужой кошелек и не утерпел, чтобы не взять. Окно-то у них, говорят, было чуть приоткрыто, ни один взрослый в него не пролез бы, только ребенок. А вам спасибо за сочувствие. Такие, как Руслан, никому не нужны. Никто не понимает, зачем я его подобрала.
        — Вот увидите, все будет хорошо,  — снова завелась Лешка, но Ромка потянул ее за руку и, сказав «до свидания», вывел из дома.
        Артем увидел во дворе Аленку, подозвал к себе и без обиняков спросил:
        — Ты видела у Руслана бумажник?
        — Ничего я не видела,  — насупилась девочка.
        — А здесь, во дворе, что-нибудь находила?
        — Нет,  — быстро ответила Аленка и покраснела сквозь загар.
        — Ну, нет — так нет,  — легко сказал Артем. Уличать девчонку он не собирался, чтобы она не догадалась, что Руслан находится у них. И без того было понятно, что бумажник и в самом деле каким-то непостижимым образом оказался в ее руках.
        Аленка убежала, а Ромка, слышавший их разговор, произнес:
        — Бумажник этот да еще карточка… Бумажник-то во двор подбросить легко, а карточка никак не дает мне покоя. Ну скажите, откуда она взялась в его вещах? И окно то я своими глазами видел. В него и в самом деле мог пролезть только такой клоп, как Руслан, или карлик какой-нибудь, лилипут из цирка. Но откуда взяться в этом поселке лилипуту?
        — А давайте еще раз взглянем на то окно,  — предложил Артем.
        И друзья отправились на улицу Песочную, к дому под номером двенадцать.
        Хозяина большого особняка они застали у открытых настежь ворот. На улице стоял большой белый фургон, и грузчики заносили в дом коляску, кроватку и какую-то детскую мебель. Руководила процессом Наталья Алексеевна.
        Ребята вежливо поздоровались с матерью и сыном.
        — Оборудуем детскую комнату. Из суеверия не позволяли им привозить все это раньше, примета плохая,  — на ходу пояснила Наталья Алексеевна.
        — Красивая мебель,  — сказала Лешка Евгению Михайловичу.
        — Мы с женой ее вместе выбирали, а доставили ее нам только сейчас, в угоду маме,  — пояснил новоиспеченный отец.  — А вы, я вижу, к нам зачастили. Неужели отыскали этого маленького негодяя?
        — Нет, не отыскали,  — быстрее других ответила Лешка, а Ромка ее поправил:
        — Пока еще не отыскали, но уже находимся на верном пути.
        — Понятно,  — разочарованно произнес Евгений Михайлович и, потеряв к ним всякий интерес, пошел за грузчиками.
        Ромка посмотрел ему вслед и, кинув друзьям «подождите меня здесь», тоже вбежал в дом и вошел в детскую комнату. Евгений Михайлович был там, расчищал место для кроватки от всяких картонок.
        Юный сыщик тронул его за руку и заглянул в лицо.
        — А помните, когда вы меня в то утро домой отвозили, ну, когда я у вас ночевал, то вы мне сказали, что теперь у меня в долгу, и в случае чего я могу обратиться к вам за помощью?
        — Я не забыл. Ты хочешь денег?
        — Да вы что,  — обиделся Ромка.  — Не надо мне никаких денег. Мне нужно, чтобы вы мне кое-что разъяснили. Мне вот что непонятно: почему вы подозреваете только этого пацана?
        — А кого же еще мне подозревать, когда все лишь на него и указывает.
        — На меня тогда тоже все указывало, и, однако, я у вас ничего не брал. Если вам не трудно, покажите мне ваш сейф и то окно.
        — Какой же это труд? Проходи, смотри.
        Они зашли в большую светлую комнату. Ромка здесь уже бывал, но теперь пригляделся повнимательнее. Круглый стол, кресла, красивая мебель. В углу стоял большой сейф, покрытый светлой блестящей краской, на нем — ваза с какими-то красными цветами. Цветы, правда, осыпались, их мелкие лепестки густо покрывали поверхность сейфа и пол вокруг него.
        — Это мне Святослав Петрович принес,  — указал на вазу Евгений Михайлович.  — Говорит, цветов такого цвета и размера — не помню, как он их назвал,  — ни у кого в округе нет. Предлагал мне помочь разбить клумбу во дворе. Но мне сейчас не до цветов.
        — Понятно,  — кивнул Ромка.
        — И сейфу здесь не место,  — сдув с него лепестки, продолжал Евгений Михайлович.  — А кабинет мой слишком тесный, сейф там не помещается.
        Ромка подошел к окну, потрогал пластиковую раму.
        — Оно вчера было вот так открыто,  — Евгений Михайлович повернул ручку вправо, оставив узкую щель. Ромка попытался просунуть в нее свою голову и не смог.
        «Неужели Руслану это удалось? Впрочем, у него головка маленькая»,  — подумал он, подергал дверку сейфа — она не поддалась — и обернулся к хозяину.
        — А что вы в тот вечер здесь делали? Ну, перед тем, как меня поймали.
        — Мы-то?  — Евгений Михайлович пожал плечами.  — Расписывали пульку.  — Увидев, что Ромке это ни о чем не говорит, пояснил: — Играли в преферанс.
        — А кто с вами играл?
        — Ты их всех знаешь. Анюта, Игорь и Святослав Петрович. Собирались сидеть долго, но игра не заладилась. Святослав Петрович всегда у нас выигрывал, у него какой-то нюх на карты, а тут проиграл и не захотел отыгрываться. Он занял у меня денег, я достал их из своего бумажника и оставил его на столе. Мы все отсюда вышли, еще о чем-то поговорили.  — Евгений Михайлович говорил медленно, воссоздавая в своей памяти картину того вечера.  — Потом Игорь с Анютой ушли, а Святослав Петрович указал мне на окно, а там этот воришка. Нет, слово «воришка» к нему не подходит, ворюга, вот кто он. Святослав Петрович тут же сказал: «Проверь, ничего в комнате не пропало?» Мы вместе заглянули туда — а бумажника на столе нет. Сразу выбежали на улицу, тебя схватили. Что было дальше, ты и сам прекрасно знаешь.
        — А что, если ваш бумажник взял не Руслан, а кто-нибудь из этих ваших знакомых?  — задал самый важный вопрос Ромка.  — А потом он же подбросил вашу кредитку в вещи Руслана?
        Евгений Михайлович отрицательно покачал головой:
        — Нет, этого не могло быть. Мы много раз собирались вместе, живем рядом, это все не случайные люди, забредшие ко мне с улицы. Но даже если представить, что кто-то из них способен на воровство, то ни у кого не было такой возможности. Мы все время были друг у друга на виду, по одному никто ни разу в этой комнате не оставался. Это я очень хорошо помню.
        Ромка вспомнил парочку, покидающую особняк в тот вечер. Видимо, это и были Анюта с Игорем.
        — Женя, иди сюда, ты нужен,  — крикнула Наталья Алексеевна.
        — Извини,  — сказал Евгений Михайлович и вышел за дверь.
        Ромка пошел за ним. Пока тот расплачивался с грузчиками, он размышлял, как же все-таки мог исчезнуть бумажник, если его никто не брал? И как потом он мог появиться во дворе у Валентины Георгиевны?
        Фургон уехал, а Наталья Алексеевна осталась во дворе. Она с кем-то громко разговаривала. Ромка узнал в ее собеседнике тетку Раису, ту самую противную женщину, которая разносит сплетни и не дает жизни таким хорошим людям, как Валентина Георгиевна. И он снова подошел к Евгению Михайловичу.
        — А вот эта тетка к вам в тот вечер, а также вчера случайно не заходила?
        Юный сыщик как в воду смотрел.
        — Кажется, заходила,  — ответил Евгений Михайлович.
        — Ясненько.  — На Ромкином лице промелькнула довольная улыбка.  — А разве тетка Раиса не могла незаметно зайти в вашу комнату?
        — Она-то? Могла, наверное. Но Раису подозревать смешно,  — тут же сказал Евгений Михайлович.  — Она, конечно, женщина неприятная, но на «медвежатника», то есть грабителя сейфов, явно не тянет. И бумажник бы не успела стянуть, у нее для этого времени не было.
        В ответ на это Ромка лишь снисходительно улыбнулся. Иногда преступниками оказываются люди, на которых сроду никто не думает, уж он-то по этой части собаку съел.
        А хозяин особняка потер лоб и проговорил:
        — Да она и сейф бы не смогла открыть. Или он был открыт? Нет,  — опроверг он сам себя,  — я хорошо помню, как положил туда деньги, которые мне вернул Святослав Петрович, и сразу же его запер.
        — Знаете, однажды моя мама позвонила нам с работы и чуть не плача сказала: отлично помню, как положила в сумку очки, а пришла в редакцию — их нет. На всякий случай попросила посмотреть, нет ли их где. Мы с Лешкой все облазили — не нашли, а она домой пришла, стала в морозилку продукты выкладывать, а очки ее там. Рассеянность всем людям свойственна,  — наставительно сказал Ромка и уточнил: — Значит, Святослав Петрович к вам вчера заходил?
        — Ну да, пожаловался на сломанную руку и принес цветы.
        — А, может быть, еще и Игорь с Анютой у вас были?
        — И они забегали. Но в комнате никто из них ни на секунду не оставался. Ни на секунду, никто,  — твердо повторил Евгений Михайлович.
        «Задача усложняется»,  — подумал Ромка и перевел разговор на другую тему:
        — А говорят, что вы наняли частного детектива.
        — Нанял,  — вздохнул Евгений Михайлович.  — Только кажется мне, что это выльется в лишнюю трату денег. Ты ж вот сам сыщик, значит, понимаешь, как трудно найти в Москве беспризорного мальчишку. Но, черт, как же не вовремя произошла эта кража! Вся зарплата для рабочих пропала. Я им, конечно, ее выплатил, но это здорово ударило по моему карману. Мне даже кое-что у Святослава Петровича занять пришлось.
        — Как это?  — поразился Ромка.  — То вы ему, то он — вам?
        — Ну да, так и получается. Он человек состоятельный, цветами и семенами торгует, только что, говорит, реализовал большую партию. Извини, друг, я тороплюсь.
        — Это вы меня извините. И до свидания,  — сказал Ромка и выбежал за ворота к поджидающим его друзьям. На его губах играла довольная улыбка.

        ГЛАВА XII
        НЕОЖИДАННЫЙ ЗВОНОК

        — Ну и как, узнал что-нибудь?  — шагнула к брату Лешка.
        — Узнал,  — радостно кивнул Ромка.
        — Говори, что.
        Юный сыщик увлек друзей за трансформаторную будку. Там и тенек был, и никто посторонний не мог их увидеть. Все уселись на большой теплый булыжник, из своей сумки Ромка достал блокнот и черный фломастер.
        — У нас с вами целая куча подозреваемых! Все они находились во время обеих краж в доме, и, хоть Евгений Михайлович меня и уверил, что по одному они в его комнату не входили, мне кажется, он ошибается. А знаете, кто у нас пойдет под первым пунктом? Тетка Райка, которая всюду сует свой длинный нос!
        Прописными буквами Ромка написал на первом листе:
        СПИСОК ПОДОЗРЕВАЕМЫХ
        Ниже поставил жирную римскую цифру «I», приписал рядом: «Раиса», и глаза его засверкали тем особым блеском, который появлялся всегда, когда он предчувствовал удачу.
        Но Лешка разом охладила его пыл.
        — Такие, как тетка Раиса, не воруют,  — сказала она.
        Брат недовольно на нее покосился.
        — Евгений Михайлович так же говорит. Но ты-то с чего это взяла?
        — По твоим же рассказам. Такие люди не занимаются воровством. Они по-своему борются за справедливость, так, как они себе ее представляют.
        — Скажешь тоже: тетка Райка — борец за справедливость,  — воскликнул Ромка.  — Не знаю, за какую там справедливость она борется, да только она гадкая и вредная, и никому не известно, что у нее на уме.
        — Ну ладно, записал ее, пусть остается, не жалко,  — покладисто сказал Артем.  — А кто там еще у тебя?
        — А еще Святослав Петрович, Игорь и Анюта. Мы все вместе ходили к Руслану домой в то утро, и теоретически каждый из них мог незаметно подкинуть карточку в его вещи.
        — Святослав Петрович — это наш цветовод, что ли?
        — Ну да.
        И снова Лешка покачала головой.
        — Цветовод тоже не мог ничего украсть. Чтобы открыть сейф и выгрести из него деньги, две руки нужны, а у него только одна, потому что вторая сломана, причем правая.
        Юный сыщик почесал в затылке. Весь его неумеренный восторг сестра свела на нет.
        — Ты так думаешь? Да, про руку-то его я и забыл. Все равно с теткой Раей остаются трое. И наша задача — каким-то образом всех их проверить.
        — Значит, надо узнать их адреса,  — сказал Артем.
        Ромка спрятал блокнот и поднялся с камня. Снова идти к Евгению Михайловичу ему не хотелось, и он предложил пойти к цветоводу и узнать у него, где живут все подозреваемые, а заодно еще раз взглянуть на его руку — так ли уж она у него болит.
        Святослава Петровича друзья вновь застали в его дворе. Он сидел на красивой обвитой цветами скамье рядом со своими великолепными клумбами и что-то читал.  — Здравствуйте, Святослав Петрович,  — крикнула из-за забора Лешка.  — А можно полюбоваться на ваши цветы?
        Цветовод отложил книжку, поднялся с места и открыл им калитку.
        — Проходите.
        Лешка кинулась к самой красивой клумбе, уткнулась в душистую примулу, провела рукой по пышным шапкам флоксов, дотронулась до высокого дельфиниума и подумала, что если бы здесь оказались Маргарита Павловна или Нина Сергеевна, то обе бы тут же пришли в восторг от всего этого великолепия и тотчас кинулись переделывать свои клумбы.
        «Впрочем, когда покончим с этим делом, я сама куплю у него семена и клубни и подарю их обеим»,  — великодушно подумала девочка.
        А хозяин цветника встал и подошел к ней.
        — Что, нравятся цветы?
        — Еще как!
        — А где вы всему этому научились? Это ваша профессия такая — цветы выращивать?  — спросил Ромка.
        — Нет, раньше я работал в другом месте, но потом все бросил и стал разводить цветы. Разве есть занятие прекраснее этого?
        Ромка пожал плечами. Лично он считал, что быть сыщиком куда лучше, чем сажать цветочки, но Лешка согласилась со Святославом Петровичем и сказала, что она тоже так думает и сама когда-нибудь заведет себе такой сад.
        — А как вы снова оказались в наших краях?  — полюбопытствовал цветовод.
        — Ну, мы…  — начала Лешка, но он ее перебил и сам перешел на нужную им тему разговора:
        — Я краем уха слышал, что Валентина Георгиевна просила вас найти мальчишку. Думаете, это возможно?
        Ромка пожал плечами:
        — А почему нет?
        — Потому что мальчишка, скорее всего, уже далеко отсюда. Евгений нанял частного сыщика, но даже тот пока не вышел на его след. Но если вы его найдете — каких только чудес не бывает?  — то лучше ему сюда не возвращаться, даже если он и вернет все украденное. Валентине Георгиевне еще раньше надо было определить его в какой-нибудь детский дом, а не тащить сюда.
        — Но почему вы считаете, что вор — именно этот мальчик?  — сдвинула брови Лешка.
        — А кто же еще? До его появления в нашем поселке ни одного случая воровства не было, да еще такого крупного. Да вы поймите,  — Святослав Петрович приподнял больную руку, намереваясь прижать ее к сердцу, но охнул от боли и удержал ее другой рукой.  — Поймите, что лично я этому ребенку только добра желаю. Может быть, со временем он и исправится, смотря в какие руки попадет. Макаренко — слышали о таком педагоге?  — и не таких преступников исправлял, может, и ему со временем попадется такой же воспитатель.
        А в этом время мимо забора по улице прошла тетка Раиса и скрылась в соседнем дворе. Ромка привстал на цыпочки и увидел, как она открывает дверь небольшого старого дома.
        — Раиса ваша соседка?
        Святослав Петрович пожал плечами:
        — Увы. Соседей не выбирают.
        Выяснив у цветовода, где живут Анюта и Игорь — Ромка ему сказал, что они им нужны по очень важному делу,  — друзья покинули цветущий сад и спрятались в густых кустах напротив дома тетки Раисы, чтобы понаблюдать, чем занимается подозреваемая, записанная в Ромкином списке под номером один.
        Но не успел Ромка приставить к глазам свой бинокль и навести его на теткино окно, как она вышла за калитку. Взгляд ее был устремлен вдоль дороги. Тетка явно кого-то ждала.
        Вскоре лицо ее расплылось в радостной улыбке.
        По улице шла женщина с большой потертой кожаной сумкой через плечо.
        — По-моему, это почтальон,  — сказала Лешка.
        А тетка Раиса завела женщину в дом, усадила за стол. Сквозь прозрачный тюль на окнах было прекрасно видно, что делается в комнате.
        Артем взял у Ромки бинокль и кивнул:
        — Ты права, ей принесли деньги.
        А тетка Раиса даже губами шевелила, неотрывно следя за тем, как пожилая женщина отсчитывает купюры. Взяв деньги, подозреваемая номер один тщательно их пересчитала, потом перебрала мелочь, немного помедлив, отделила от нее одну монетку и подвинула ее к почтальону. Та смахнула денежку в свою сумку и встала.
        Когда женщина-почтальон вышла, тетка Рая закрыла за ней дверь, вернулась в ту же комнату и снова принялась считать деньги. Потом разложила их на несколько кучек и унесла в другую комнату. Что она делала там, друзья не знали, так как те окна выходили во двор.
        В первую комнату тетка Раиса больше не вернулась, а вышла из дома с пустой хозяйственной сумкой и куда-то пошла.
        Друзья незаметно последовали за ней, и вскоре она привела их к поселковому магазину. Чтобы не будить в ней лишних подозрений, Ромка с Артемом остались на улице, а в магазин зашла одна Лешка.
        Там тетка Раиса купила триста граммов сосательных конфет, двести — шоколадных, но недорогих, триста граммов самой дешевой колбасы и сто пятьдесят — пошехонского сыра.
        — С пенсии гуляем, теть Рай?  — подмигнула ей продавщица.
        — Да,  — горько вздохнула тетка.  — Поди проживи на эти копейки целый месяц. Как их ни распределяй, все равно не хватает.
        — Но у вас, кажется, сын есть. Разве он вам не помогает?
        — Сын который месяц ко мне носа не кажет, все только кормит меня обещаниями приехать.  — Раиса завздыхала и покосилась на Лешку острыми глазками.
        Девочка быстро купила самую большую, двухсотграммовую, шоколадку для Руслана, выскочила из магазина и решительно заявила:
        — Это не она. Как я говорила, так оно и есть.
        Ромка недовольно нахмурился.
        — Почему это?
        Лешка перечислила все нехитрые покупки, которые сделала тетка Раиса.
        — Она же не знала, что мы за ней следим. Если бы у нее была куча денег, стала бы она трястись так над своей пенсией и покупать самые дешевые конфеты и плохую колбасу? Сам подумай.
        Юный сыщик вздохнул и пожал плечами.
        — А жаль, лучше бы она была тем вором. Ну ладно, у нас остаются еще двое подозреваемых — Игорь и Анюта. Надо посмотреть, чем они дышат, проверить, способны ли они на воровство.
        Артем скептически сдвинул брови.
        — И как ты собираешься это делать? Подсунешь каждому из них свой кошелек и будешь ждать, украдут они его или нет? Заранее скажу — не украдут, не купятся.
        — Знаешь, Темка,  — сказал на это Ромка,  — Колумб плыл в Азию, а приплыл в Америку. А если никуда не плыть, то ничего и не откроешь. Начнем действовать, а что из этого получится, будет видно.
        И друзьям пришлось с ним согласиться.
        Анюта жила на улице Академика Басова. Дверь им открыла бабушка и сказала, что внучка ее в данный момент находится в Москве, и что работает она в салоне сотовой связи где-то в районе улицы Сретенки. Точный адрес салона бабушка назвать не смогла.
        — Прежде чем ехать в Москву, давайте навестим Игоря, чтобы потом сюда не возвращаться,  — предложил Артем.
        — Правильно,  — кивнул Ромка.  — Во-первых, Игорь нам скажет, где этот салон, к тому же это отличный предлог, чтобы его разговорить и прощупать.
        Игорь жил в новом красивом доме. Он был не таким большим, как у Евгения Михайловича, но казался еще новее, словно только что сошел со страницы глянцевого журнала.
        — Значит, денежки у него водятся,  — присвистнул Ромка.
        Друзья подошли к чуть приоткрытому окну и заглянули в комнату, вернее в хорошо обставленный кабинет. Молодой человек сидел за компьютером самой последней модели. О таком плоском жидкокристаллическом дисплее все трое мечтали уже давно.
        Ромка тихонько постучал по стеклу, потом громче, но молодой человек на его стук не прореагировал. Тогда Ромка громко позвал:
        — Игорь!
        Парень дернул плечом, дескать, слышу, но лишь спустя минуту оторвался от компьютера и подошел к окну. Всмотревшись в Ромку, он его узнал и высоко поднял брови.
        — Ты ко мне?
        — Ага,  — закивал Ромка.  — А можно мы к тебе зайдем?
        — Вообще-то я занят. Ну, ладно, заходите, только ненадолго.
        Молодой человек встретил их у двери, провел в свой просторный кабинет, Лешка взглянула на монитор, чтобы узнать, чем же занимается Игорь, но по экрану уже плавала заставка.
        И вдруг она вспомнила слова Руслана о том, что обращаться с компьютером его научил дядя Игорь. Наверное, это и был тот самый Игорь, подумала она и спросила:
        — Говорят, что мальчик тот, Руслан, к вам сюда забегал, и что вы научили его играть на компьютере.
        Парень кивнул:
        — Было дело. Он как-то заглянул ко мне в окно, и глазенки его мне понравились, смышлеными показались. А у меня как раз в работе перерыв был. Ну, я и пригласил его к себе. Удивительное дело, но мальчишка с первого раза все понял, будто всю жизнь по коврику мышью водил. Им бы заняться, из парня бы вышел толк. Но я так понял, что он даже в школу не ходит и читает кое-как.
        — И он у вас ничего не украл?
        — Нет, хотя я ничего от него не прятал. Знаете, я был жутко поражен, когда у него нашли ту карточку. Меня ему обокрасть было куда проще, я ничего не запираю и деньги оставляю подчас где попало. Мне кажется, тут что-то не то.
        В голосе Игоря была такая убежденность в невиновности Руслана, что Лешка тут же почувствовала к нему симпатию.
        Ромке слова молодого человека тоже пришлись по душе, но он решил держать ухо востро. Если парень выгораживает мальчишку, то это еще ни о чем не говорит. Он бы и сам так поступил, если бы был преступником, чтобы показать себя добрым и хорошим и снять с себя все подозрения.
        Ромка подошел к компьютерному столу. Сверху, на полочке, были вразброс накиданы деньги и самые разные пластиковые карточки. Одну из них он узнал сразу — это была уже знакомая ему валютная карточка «VISA Classic». Рядом лежала еще одна — синяя, яркая, блестящая, покрытая серебряными звездочками. Ромка взял ее в руки, прочитал: «Казино «Космос». И у него тут же тревожно застучало в висках. Если этот Игорь ходит в казино, значит, несмотря на внешний лоск, человек он пропащий. Ромка отлично знал, что игроки мало чем отличаются от наркоманов, так же, как и те, они на все способны, лишь бы заполучить денежки и засесть за дорогую их сердцу рулетку.
        Юный сыщик даже покраснел от волнения. А Игорь взял у него карточку, небрежно бросил ее на старое место, сел на крутящийся стул и нетерпеливо спросил:
        — Так что вы хотели узнать?
        — Рабочий адрес Анюты. Она нам обещала подобрать новый мобильник,  — опомнился Ромка.  — Мы только знаем, что ее салон находится где-то в районе Сретенки.
        — Я точного адреса тоже не знаю,  — ответил Игорь,  — но могу нарисовать, как найти этот салон.
        Молодой человек набросал на листе бумаги четкий план Сретенки и прилегающих к ней улиц и стрелкой указал, как пройти к салону от станции метро «Сухаревская».
        Лешка взяла листок и удивилась:
        — Она, что ли, каждый день отсюда в Москву ездит?
        — Нет, она живет в Москве, а сюда приезжает к бабушке,  — ответил Игорь и посмотрел на часы: — Все?
        — Ну да,  — ответил за сестру Ромка и попятился, мучительно соображая, что бы еще такое спросить у Игоря, чтобы понять, что он за человек и способен ли совершить дерзкое преступление.
        И вдруг у Артема в кармане неожиданно зазвонил телефон. Он решил, что это звонит обуреваемая беспокойством Нина Сергеевна, спокойно поднес трубку к уху и тут же нахмурил брови.
        — Маргарита Павловна? Да, это я. Что случилось? Правда? Вот это да! Подождите нас, ничего не предпринимайте, пожалуйста, мы прямо сейчас к вам приедем.
        Артем спрятал телефон, и по лицу его Ромка понял, что произошло что-то очень и очень серьезное.
        Артем сказал Игорю «до свидания» и быстрым шагом направился к выходу. Голос у него был таким мрачным, что у Лешки от нехорошего предчувствия все оборвалось внутри.

        ГЛАВА XIII
        БАНДИТ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

        Вслед за Артемом брат с сестрой вылетели на улицу, и там он их ошарашил:
        — Руслан пропал. И все деньги Маргариты Павловны тоже.
        — Надо немедленно ехать к ней!  — вскричала Лешка.
        И они со всех ног понеслись на станцию.
        — Вот удружили. Ну и удружили мы Маргарите Павловне,  — ожидая электричку, без конца повторял Ромка и то и дело попрекал сестру: — А все ты. Он не виноват, он не виноват! А он вон каким подлым оказался.
        — Ну да, я ему верила,  — говорила Лешка. О, кто бы только знал, как она сама сейчас жалела о том, что не рассказала Маргарите Павловне о преступных наклонностях мальчика! И в то же время Лешка никак не могла понять, как Руслан мог так с ними поступить после всего, что они для него сделали. Ей хотелось забиться в какой-нибудь уголок и плакать от обиды. А они-то лазили за ним по жутким склепам, подозревали приличных взрослых людей, зачем-то следили за теткой Раисой, ходили к Игорю. Цветовод прав: Руслан неисправим, и ничего с этим уже не поделать.
        Словно прочитав ее мысли, Артем сказал:
        — Просто уму непостижимо, как такое маленькое существо может быть таким испорченным. А я ему, как ни странно, тоже поверил.
        — Да и я,  — сознался Ромка.  — Надо же, как обманулся.
        Электричка наконец подошла к их станции, друзья вбежали в вагон, с трудом дождались, пока поезд доплетется до Медовки, и со всех ног кинулись к дому с мансардой.
        В гостиной сидели Маргарита Павловна, Жан-Жак и Петр Иванович.
        — Как это произошло?  — прямо с порога спросил Артем.
        Маргарита Павловна развела руками.
        — Жан-Жак ушел в магазин, я вышла во двор, а мальчик оставался в доме. Спустя какое-то время к нам зашел Петр Иванович и никого уже не застал.
        — Мы с Жан-Жаком по дороге встретились. Он мне сказал, чтобы я шел сюда и ждал его здесь. Ну, я и пришел, а в окно увидел, как во дворе что-то мелькнуло, и подумал, что это соседская собака,  — просипел бывший мент.  — Меня же Жан-Жак не предупредил, что у них гость.
        — А много было денег?  — спросил Ромка.
        Но Маргарита Павловна — прекрасный человек — лишь покачала головой.
        — Денег было не очень много, да и не в них дело. Мне мальчика жалко. Почему он их взял? Мы думали, что ему у нас хорошо, и он не захочет никуда убегать. Ему так понравилось сидеть за компьютером и играть со щенками. В чем тут дело, никак не могу понять. Нам он казался таким трогательным, беззащитным ребенком. Неужели мы в нем ошиблись?
        — Нам он тоже таким казался, мы все в нем ошиблись,  — сморщился Ромка. Сейчас он был зол на весь мир, на сестру, но больше всего — на мальчишку. Его, умудренного опытом сыщика, провел какой-то сопляк. А он-то его жалел, думал, что раз они к нему с добром, то он их не подведет.  — Говорил я вам, что по нему тюрьма плачет,  — прошептал он Лешке на ухо, а Маргарите Павловне сказал: — Вы не волнуйтесь, мы вернем вам ваши деньги. У Лешки есть.
        — Никаких денег нам не надо,  — сказал Жан-Жак.  — Нужно подумать, как его найти. Пропадет мальчишка-то.
        — Он уже пропал,  — с досадой махнул рукой Ромка.
        Но Маргарита Павловна тоже сказала, что им ничего не надо возвращать, и ни тени упрека не было в ее голосе. Только жалость к несчастному ребенку.
        Петр Иванович допил свой чай, отложил газету и поднялся. Он приходил к Жан-Жаку и Маргарите Павловне всегда запросто, как к себе домой, потому что они с ним были близкими друзьями.
        — По дороге зайду в отделение милиции,  — просипел бывший мент.
        — Мы не будем писать заявление о краже,  — тут же воскликнула Маргарита Павловна.  — Разве что сказать им о том, что мальчик пропал, и попросить его найти?
        «Другие давно его написали, это заявление»,  — подумала Лешка и вышла проводить Петра Ивановича. Она дошла с ним до калитки, мучительно раздумывая о том, рассказать ли бывшему милиционеру о прошлых «подвигах» Руслана или не стоит. Решила, что не стоит, и Петр Иванович ушел.
        Лешка закрыла калитку и медленно побрела назад. Взгляд ее упал на щенят. Тай и Фун сидели у своей будки как привязанные. Они не кинулись к ней, как обычно, только приветливо вильнули хвостиками и отвернулись, словно ее и не было. Гораздо больше их почему-то привлекала собственная конура.
        Лешку заинтересовало такое странное поведение «китайцев». Петр Иванович говорил, что видел во дворе какую-то собаку. Неужели она изгнала щенят из их будки и заняла ее сама?
        Лешка наклонилась и услышала внутри собачьего жилища какое-то слабое пыхтение. Так и есть, там поселилась какая-то собака. Девочка присела на корточки и заглянула внутрь. В конуре кто-то был. Но не собака. На старом, покрытом рыжими шерстинками одеяле, сжавшись в комочек, спал Руслан.
        Лешка протянула руку и дотронулась до мальчика. Он вздрогнул и еще больше сжался.
        — Вот ты где! Ты что тут делаешь?
        Мальчик проснулся, узнал Лешку, высунул из будки голову и чуть слышно прошептал:
        — Там был человек, толстый и страшный. Он уже ушел?
        — Какой человек? Петр Иванович, что ли? Ну да, был и ушел. Между прочим, он милиционер.
        — Как?  — поразился мальчик.
        — Да так. Работал раньше в милиции. Ты мне зубы не заговаривай. Признавайся, куда дел деньги? Зачем ты их украл?
        Руслан протянул ей небольшую пачку и растерянно произнес:
        — Я их не крал, это он их хотел украсть. А я их от него спрятал.
        И вскоре Лешка выяснила следующее. Маргарита Павловна и Жан-Жак ушли, а Руслан остался в доме один. И вдруг скрипнула дверь, и на пороге появился толстый дядька с седым бобриком волос, грозным красным лицом и сиплым дыханием. И вместо того, чтобы окликнуть хозяев, он стал что-то искать в их доме. Заглянул в шкаф, потом в холодильник. Испугавшись, что бандит вот-вот доберется до стола, где лежат деньги, Руслан его опередил. Он подполз к столу, схватил пачку, незаметно, под столом и креслами, подполз к кладовке, вылез оттуда во двор и спрятался в собачьей будке. А там было душно, его разморило, и он уснул.
        Лешка поняла, что Петр Иванович, войдя в дом, по своему обыкновению, стал искать газетку и что-нибудь съестное, а Руслан принял его за страшного бандита. Ничего удивительного, ведь он за свою коротенькую жизнь привык иметь дело с людьми только такого сорта. Да и вид у Петра Ивановича был устрашающий, тут недолго и ошибиться.
        — А еще я боялся… что он пришел за мной,  — мальчик снова задрожал, а Лешка взяла его под мышки, вытащила из будки и прижала к себе.
        — Запомни: пока ты с нами, тебе ничто не грозит,  — сказала она и потащила Руслана в дом.
        — Вот он, наш пропащий,  — торжественным голосом объявила девочка.  — Никуда он не сбегал и ничего не крал, просто он хотел ваши денежки от Петра Ивановича спасти, принял его за главаря банды. Ему бандиты на каждом шагу мерещатся.
        Маргарита Павловна тоже была счастлива оттого, что не ошиблась в этом мальчике. Она обняла его и так же, как перед тем Лешка, прижала к себе и сказала:
        — Я знала, что ты хороший мальчик. Не бойся ничего, сюда не придут никакие бандиты.
        И Ромка с Артемом порадовались тому, что Руслан оказался не коварным преступником, а обыкновенным восьмилетним ребенком.
        — Надо сказать Петру Ивановичу, чтобы он не ходил в милицию!  — воскликнул Артем.
        Маргарита Павловна тут же взялась за телефонную трубку и позвонила своему другу на его сотовый.
        — Петя, наша пропажа нашлась. Представь себе, в собачьей будке, да. Он туда спрятался, приняв тебя за мафиози,  — весело объявила она.  — Ты, надеюсь, еще не дошел до отделения милиции? Вот и не ходи, не надо. Что? Кого ты встретил? Какого еще мальчика ищут? Я сейчас узнаю.
        Маргарита Павловна отвела от уха трубку и обратилась к друзьям:
        — Ребята, Петр Иванович встретил на улице знакомого милиционера, и тот ему сказал, что в связи с крупной кражей в Калиновке разыскивается какой-то восьмилетний мальчик.
        — Это не тот мальчик!  — вскричала Лешка.
        — Скажите Петру Ивановичу, что не тот,  — попросил Ромка.
        — Ребята говорят, что это не тот мальчик,  — сказала Маргарита Павловна в трубку, но, конечно, брату с сестрой она не поверила и строго, пользуясь их же жаргоном, сказала: — А ну-ка, колитесь, в чем тут дело.
        Пришлось друзьям обо всем им с Жан-Жаком рассказать. И про Ромкино заточение в чужом доме, и про пластиковую карточку, выпавшую из одежды Руслана, и про склеп с гробом, и про новую, еще более крупную кражу денег из сейфа Евгения Михайловича.
        Выслушав все это, Жан-Жак незаметно кивнул в сторону Руслана:
        — А не может ли в этом деле быть замешано его бывшее окружение?
        — Мы это уже выясняли,  — ответил Ромка.  — Похоже, что те бандиты тут ни при чем.
        Маргарита Павловна привлекла к себе мальчика и мягко-мягко спросила:
        — Скажи, Русланчик, ты ни разу в своем поселке своих бывших, гм… дружков не встречал?
        Мальчик затряс головой:
        — Нет. Никогда. Ни разу. Они не знают, где я. Они меня бросили. Я им больше не нужен.
        И тогда Маргарита Павловна обняла его еще крепче.
        — И хорошо, что ты им больше не нужен. Зато ты нужен другим людям, хорошим, которые желают тебе добра. Знаешь что, давай-ка я тебя накормлю.
        Она встала с дивана, прошла на кухню и оттуда приказала гостям и мужу:
        — Все мойте руки и садитесь за стол.
        Но Ромка вскочил и заставил подняться Лешку с Артемом.
        — Мы есть не будем, нам некогда. Нам надо в Москву.
        — Только держите нас в курсе дела, пожалуйста, не пропадайте надолго,  — попросил Жан-Жак.
        Француз отлично знал, что юные друзья не найдут себе покоя, пока не докопаются в этом деле до истины, а потому и не пытался их удерживать.

        ГЛАВА XIV
        В ТУПИКЕ

        Ромка вышел на улицу, почувствовал урчание в своем желудке и тут же пожалел о том, что не остался обедать у Маргариты Павловны. Но возвращаться к ней не хотелось, идти домой — еще большая трата времени, и тогда он быстрыми шагами двинулся к станции, размышляя о том, как и о чем они будут говорить с Анютой. Ну, приедут они к ней в ее салон, ну, перемолвятся пустыми фразами, а она скажет, что ей некогда, и уйдет, и вся поездка окажется напрасной. Когда Ромка хотел есть, он всегда становился пессимистом.
        — Может быть, лучше вернемся в Калиновку?  — не сбавляя шага, спросил он.
        — Зачем?  — удивилась Лешка.
        — К Игорю. Видели у него синюю карточку? Она из казино, то есть он — игрок. Вам это ни о чем не говорит? Можно порасспросить его соседей, что они о нем думают, а можно,  — глаза у Ромки загорелись,  — можно эту карточку у него выкрасть, съездить с ней в то казино и спросить, часто ли он проигрывает, и есть ли у него долги. А если они у него есть, то… ну, сами понимаете.
        — Так они тебе все про него и расскажут,  — усмехнулся Артем.  — Не пори чепухи и ничего не выдумывай, тебя в казино и на порог не пустят. И выкрадывать у него мы ничего не станем. Не хватало еще, чтобы нас тоже ворами посчитали.
        И Лешка к нему присоединилась.
        — Никаких краж!  — категорично заявила она и прислонилась к первому попавшемуся столбу, чтобы вытряхнуть из своей кроссовки попавший туда камешек. А когда выпрямилась, уперлась взглядом в знакомую надпись:
        «Опытный частный детектив решит любые ваши проблемы».
        Артем поддержал Лешку за локоть, подождал, пока она обуется, и тоже прочитал объявление.
        — Что, задачка оказалась для вас трудноватой, господин Аполлинарий? Но вы ведь, кажется, именно такую и хотели. Или вы не лучший на свете сыщик?
        — Хотел,  — с вызовом ответил Ромка.  — Только было бы лучше, если бы вы меня слушались.
        — А мы тебя и так слушаемся,  — ответила Лешка.  — Только ничего красть мы не станем, а все остальное — пожалуйста. Говори, что делать.
        — Тогда… Тогда давайте все равно поедем в Калиновку. Или нет? Куда лучше ехать-то?
        Они уже почти добежали до станции, и тут Ромка остановился, достал из кармана монетку, щелчком подкинул ее вверх и объявил:
        — Решка — Калиновка, орел — Москва.
        Он наклонился, ища свою монетку, но ее нигде не было. А стояли они на деревянном мостике через небольшую канавку. В настиле были щели, и денежка, скорее всего, закатилась под него.
        — Рома, ну ее, пошли,  — заторопила брата Лешка.
        Но Ромка не успокоился и полез под настил. Монетку он нашел, но в это время подошел идущий из Москвы поезд, и, пока Ромка выбирался наружу, двери электрички успели раскрыться, закрыться, и она унеслась вдаль.
        — В Калиновку мы уже не попали,  — проговорила Лешка.  — А что показала твоя монетка?
        — Ничего не показала,  — смутился Ромка.  — Она упала в песок и встала ребром.
        — Это говорит о том, что все решения мы должны принимать сами,  — заметил Артем.
        Следующая электричка шла в Москву, и Ромке не пришлось раздумывать, куда ехать. На вокзале он купил себе два больших хот-дога, слопал их в один присест, и настроение его заметно улучшилось.
        Руководствуясь планом, нарисованным Игорем, друзья довольно быстро нашли салон сотовой связи, в котором работала Анюта. Но когда подошли к стеклянной двери, увидели на ней табличку с надписью: «Закрыто».
        Ромка с досадой хлопнул себя по лбу.
        — И почему мы не узнали ее домашний адрес! И что же теперь, возвращаться?
        К счастью, страдания юного сыщика длились недолго. Сквозь прозрачное стекло он вдруг увидел Анюту и постучал по двери. Девушка повернула на его стук голову, и Ромка жестами попросил ее выйти.
        Анюта открыла дверь и остановилась на пороге. Лицо ее было нерадостным, расстроенным. Ромку она узнала сразу.
        — А ты как здесь оказался?
        — Мы к тебе приехали. Нам сказали, что у вас здесь телефоны хорошие, нельзя на них посмотреть?
        — Трубки везде одинаковые, а салон наш больше не работает,  — страдальчески вздохнула девушка.
        — Как так? Почему?
        — Арендную плату повысили, и фирма наша закрылась.
        — Жаль,  — посочувствовал ей Ромка.  — Ну ничего, откроется где-нибудь в другом месте, или найдешь себе новую работу.
        — Все это, конечно, так, да только я здесь уже привыкла и живу рядом, вон там,  — Анюта указала на большой серый угловой дом и доверительно сообщила: — Не знала, что так выйдет, и долгов целую кучу наделала. Как теперь расплачиваться? Хотела у Жени, то есть у Евгения Михайловича, занять, а его самого, как назло, обокрали.
        — А ты… ты попроси у Игоря,  — сразу нашелся Ромка.  — У него-то деньги, надеюсь, есть?
        — У Игоря есть. Но у него я просить не могу.
        — Почему?
        — Не могу и все!
        Решительность, с которой произнесла эти слова девушка, подтвердила все Ромкины подозрения насчет Игоря. Сама же Анюта была оправдана в его глазах. Если бы она украла деньги у Евгения Михайловича, то не ходила бы сейчас по салону с таким пасмурным лицом, а радовалась бы предстоящей свободе.
        И юный сыщик решил ковать железо, пока горячо.
        — Послушай,  — коснулся он руки девушки,  — а тебе не кажется, что деньги у Евгения Михайловича мог украсть кто-то другой, а не Руслан?
        — Я и была уверена в том, что Руслан — не вор, пока не увидела у него ту карточку. Знаете, несмотря на свое прошлое, он казался мне хорошим мальчиком. Должно быть, он родился и в первые годы жизни рос в интеллигентной, доброй семье, и в его подсознании успело заложиться нравственное начало. Я его у Игоря несколько раз встречала, мы с ним не раз обо всем разговаривали, и я это поняла.
        Ромка согласно кивнул и потряс Анюту за локоть.
        — Послушай, а если забыть о той несчастной карточке? Представь, что ее не было вовсе, или ее ему подбросили. Тогда бы ты на кого подумала?
        — В том-то и дело, что мне не на кого думать. Надо быть фокусником, чтобы при людях в сейф влезть. Знаешь, даже если бы я сама была опытной воровкой, то мне бы этого ни за что не удалось, и вообще никакой вор этого бы не сделал в присутствии других, а мы все были друг у друга на виду, в комнате никто по одному не оставался.
        — Вот и Евгений Михайлович мне то же самое сказал,  — удрученно кивнул Ромка.
        — Да и карточку эту тоже было непросто подбросить, когда вокруг столько людей. Ты же сам там был. Вот ты бы смог это сделать?
        Ромка вспомнил, как Валентина Георгиевна потрясла перед присутствующими вещами мальчика, высоко их подняв, и как из них — именно из них!  — выпал кусочек пластика. И он покачал головой:
        — Без тренировки бы не смог.
        — Вот именно!  — с жаром воскликнула девушка.
        Ее окликнули изнутри, и она ушла в свой салон, а Лешка, глядя ей вслед, озвучила мысли брата:
        — Это точно не она. Были бы у нее деньги, она бы не страдала так оттого, что их салон закрывают.
        — Значит,  — подхватил Ромка,  — у нас остается один Игорь. Во-первых, он игрок, во-вторых, Анюта не хочет у него брать деньги. Уж не потому ли, что знает про него что-то такое, чего другим знать не положено? Как видите, придется снова ехать в Калиновку. А если бы вы меня послушали, то сделали бы это сразу и не мотались бы сюда понапрасну.
        Но ворчал Ромка недолго, и ни в какую Калиновку они не поехали.
        На узкой улочке напротив салона вдруг затормозила темно-зеленая «Субару», из нее вышел… Игорь и направился прямо к ним.
        Опешив, Ромка отступил назад и проговорил:
        — На ловца и зверь бежит.  — И вновь шагнул вперед, изобразив на лице самую радостную улыбку.  — Привет! А ты почему здесь?
        — Анюта попросила за ней заехать,  — просто ответил Игорь и постучал в дверь салона. Девушка, видно, его ждала, потому что сразу вышла на улицу с перекинутой через плечо сумкой.
        — А куда вы сейчас поедете?  — осведомился Ромка.
        — В Калиновку.
        — А нас до Медовки не подбросите?
        — Почему бы и нет? Это нам по пути,  — ответил Игорь и распахнул заднюю дверцу своей иномарки.  — Садитесь.
        Друзья мигом забрались в машину. Игорь проехал светофор и обратился к Анюте:
        — Что произошло, отчего ты такая грустная?
        И девушка принялась рассказывать ему о неважных делах своей фирмы.
        Ромка слушал ее вполуха, а сам все больше глазел по сторонам и думал, как бы ему подобраться к Игорю, чтобы вывести его на чистую воду. И вдруг в поле его зрения попала яркая и блестящая вывеска.
        «Казино»,  — успел прочитать он на этой вывеске и громко, перебив Анюту, сказал:
        — А я ни разу ни в одном казино не был. Как там, правда клево?
        — Еще как,  — охотно откликнулся Игорь.  — Меня мои друзья как-то раз затащили в «Космос» — это напротив метро «ВДНХ»,  — так я и пришел в полный восторг. Сидел за столом с рулеткой и играл в нее с превеликим удовольствием. А поскольку новичкам везет, то даже выиграл, кажется, долларов пятьдесят. Будет время, непременно схожу туда еще, чтобы отдохнуть и отвлечься. Разрядка необыкновенная. Если хочешь, пойдем туда вместе,  — сказал он Анюте.
        — Как-нибудь сходим,  — кивнула девушка.
        А Игорь продолжал:
        — Если не терять головы, то играть можно во что угодно, только все должно быть в меру. Мои приятели-американцы, например, на свои выходные ездят в Лас-Вегас. Знаете, это целый город такой в Штатах, похожий на сказку, созданный исключительно для развлечения и азартных игр. Туда, конечно, разная публика съезжается, но основная масса народу приезжает просто отдохнуть от трудовых будней. Как правило, люди откладывают определенную сумму на проигрыш, получают от игры удовольствие, забывая на время о всех своих проблемах, и, зарядившись энергией, с новыми силами едут в понедельник на работу.
        — А ты сегодня свой план уже выполнил?  — спросила Анюта.
        — О да, сейчас у меня ночь.
        — Как это — ночь?  — удивилась Лешка, жмурясь от яркого солнца.
        — Игорь — программист и работает в Силиконовой долине,  — пояснила Анюта.  — То есть ему дает задания фирма, расположенная в этой долине. Знаете о таком месте?
        — Кто ж о нем не знает? Силиконовая долина в Калифорнии — это компьютерное сердце всей Америки, если не сказать — всего мира,  — отозвался Артем.
        — Вот-вот. А теперь, когда существует Интернет, программистам не обязательно приходить в офис, их рабочее место может быть где угодно, хоть в Австралии, хоть в деревне Синие Липяги, то есть в любом уголке земного шара. В будущем большинство людей так и будут работать.
        Они подъехали к заправке, Игорь вышел из машины, а Ромка постучал девушку по плечу.
        — Анюта, а все-таки почему ты не можешь занять у него денег? Раз у него такая крутая работа, то и баксы должны водиться. И мне кажется, он тебе не откажет. По-моему, он не жадный.
        — Вот именно. Он даст мне сколько угодно денег и скажет, что возвращать не обязательно, а когда я стану их ему отдавать назад, обидится, а я всего этого не хочу по ряду причин. Тебе не понять, это мое личное дело,  — тихо ответила девушка.
        До Медовки они доехали быстро, и Игорь высадил их из машины около железнодорожной станции. Артем проводил иномарку взглядом и положил руку на Ромкино плечо.
        — Хорошие они люди, вот что я тебе скажу, Аполлинарий Иерихонович.
        — Иеронимович,  — как всегда, машинально поправил друга Ромка и, ничуть не радуясь его высказыванию, удрученно кивнул.  — И без тебя вижу. Но тогда, выходит, мы с вами зашли в тупик. Тетка Райка отметается — она копейки считает. Цветовод отметается — у него рука. Игорь с Анютой отметаются, если они не в сговоре, но в это верится с трудом. И что же получается? А получается то, что у нас больше нет подозреваемых. Ни одного, даже самого вшивенького.
        — Значит, пас?  — испытующе глядя на друга, спросил Артем.
        — Нет,  — топнул ногой Ромка и всю дорогу задумчиво молчал. А когда они приблизились к дому с мансардой, сказал: — Подождите немного, может, мне еще что-нибудь в голову придет. Не было еще такого, чтобы не пришло.
        — Ну, думай,  — разрешила Лешка.
        Друзья пришли к Маргарите Павловне и Жан-Жаку и, наблюдая в окошко за тем, как беззаботно играет со щенками Руслан, рассказали им о своей поездке и сделанных из нее выводах.
        — Преступника мы не нашли, но Руслан все равно не виноват,  — сказала Лешка.  — Он вам еще не очень надоел?
        — Нет, совсем не надоел,  — ответила Маргарита Павловна.
        — Спасибо большое. Вы очень хорошая.
        Но Маргарита Павловна откинула назад голову, потерла пальцами лоб и сказала почти то же самое, что недавно говорила им Нина Сергеевна:
        — Какой бы хорошей я ни была, он не сможет долго у нас находиться. Мальчика нельзя скрывать от людей, он должен жить и развиваться как все дети, должен ходить в школу, учиться читать и писать. Это же не собачка, предоставил будку, поставил миску с едой — и все. Это человек, вернее, его еще надо сделать человеком.
        — И что же нам тогда делать?  — растерялась девочка.  — Везти к Валентине Георгиевне его нельзя. Даже если его у нее не отнимут, а это вряд ли, то все равно им в поселке житья не дадут, его все будут подозревать и дразнить, а на переезд оттуда у нее денег нет. Нам что, его прямо сейчас от вас забирать?
        — Ну что ты такое говоришь? Просто я считаю, что к этому делу надо подключить более компетентных людей. Обратиться хотя бы к Петру Ивановичу. А мальчик пока пусть у нас живет, мы же не возражаем.
        — Мы обратимся,  — обрадовалась Лешка.  — Обязательно обратимся. А если к вам придет милиция или частный детектив, вы Руслана им, уже пожалуйста, не выдавайте.
        — А вот за это можете не беспокоиться,  — твердо сказала Маргарита Павловна.

        ГЛАВА XV
        ЗАРЕШЕЧЕННЫЙ ОСОБНЯК

        Друзья еще немного побыли с мальчиком во дворе, а тут и вечер наступил. Жан-Жак увел Руслана в дом, пообещав почитать ему на ночь сказку, а Маргарита Павловна сорвала со своей любимой клумбы самый большой темно-синий дельфиниум и со словами: «Это для Нины Сергеевны», отдала его Лешке. Должно быть, хотела похвастаться перед подругой своим садоводческим достижением. Они теперь частенько заходили друг к другу и разговаривали о цветах.
        Лешка взяла дельфиниум и сразу вспомнила, какие красивые клумбы она видела у Святослава Петровича, но не стала расстраивать ими Маргариту Павловну. Вот купит у него семена, тогда и порадует и ее, и Нину Сергеевну.
        А Ромка взглянул на цветок в руках сестры и бестактно заявил:
        — А я такую метелку видел, только лучше, и цвета она была другого, почти красного.
        — И где же?  — заинтересовалась Маргарита Павловна.
        — Да на сейфе у Евгения Михайловича. Только цветок уже осыпается.
        — Да, это клумбовый, обычный цветок, он долго не стоит,  — согласилась Маргарита Павловна.  — И он что, был махровым? И цвета другого?
        — Да у него эти метелки разных цветов и размеров,  — сообщил Ромка.
        — Вот бы посмотреть!  — ахнула женщина.
        И Лешке ничего не оставалось делать, как пообещать Маргарите Павловне свести ее с тем цветоводом, у которого растут такие красивые дельфиниумы.
        Перед тем как идти домой, они забежали к Петру Ивановичу. На этом вслед за Маргаритой Павловной настояла Лешка. Дело в том, что у Петра Ивановича был внук, Алексей, тоже милиционер, который не раз выручал их из беды. Но до Алексея, как всегда, было невозможно дозвониться, а Петр Иванович мог подсказать, как им его найти.
        Бывший мент с газеткой в руках сидел у телевизора. Он усадил друзей на диван, придвинулся к ним вместе с креслом, и они рассказали ему всю историю про мальчика с самого ее начала.
        Петр Иванович выслушал их очень внимательно, поразмыслил немного и вдруг сказал:
        — А знаете, похожая кража была у нас в Медовке в прошлом году. Тогда точно так же пропали деньги то ли из стола, то ли из сейфа, я уж не помню, откуда, и тоже при невыясненных обстоятельствах. Подозревали цыганят: тогда неподалеку от Медовки располагался цыганский табор. Но как милиция не трясла его обитателей, ничего у цыган не нашла.
        — Но вы-то сами верите, что наш Руслан не вор?  — заглянула в глаза Петра Ивановича Лешка.
        — Верю. У меня глаз наметанный,  — просипел отставной милиционер, а Ромку чрезвычайно взволновала прошлогодняя кража.
        — А цыганят поблизости кто-нибудь видел?  — спросил он.
        — Кажется, да. Хозяин дома об этом говорил. Но я сам этим делом не занимался и доподлинно ничего о нем не знаю.
        — А где находится тот дом?
        — По-моему, на улице Молодежной.
        Название улицы было знакомым. Ромка напряг свою память и тут же вспомнил, как искал на той улице серого котенка для девочки Ирочки, как тот ускользнул от него в чужой двор, а он хотел перелезть через забор, чтобы его поймать, и, если бы не грозный пес, сам был бы пойман, как какой-нибудь воришка.
        — Не такой ли это особняк с высоченным забором и решетками на окнах?  — уточнил он.
        — Тот самый,  — подтвердил Петр Иванович.
        Ромка тут же вскочил.
        — Тогда мы пойдем. Я знаю, кто там живет. Расспросим хозяев, как было дело.
        Петр Иванович грузно встал, проводил их до дверей, пообещал связаться с внуком и попросить Алексея помочь им защитить Руслана.
        Было уже темно, и зарешеченный особняк светился всеми своими окнами. Ромка хотел постучать в ворота, но вспомнил о белой кнопке и нажал на нее. Звонка друзья не услышали, зато его услышал злой пес и оглушительно залаял, царапая ворота своими когтями.
        К ним вышел хозяин дома и отогнал собаку. Из его сада одуряюще пахло цветами, свет из окон падал на великолепные клумбы.
        — Куда ни придешь, везде растут какие-то необыкновенные цветы,  — нечаянно вырвалось у Лешки.
        — Жена моя ими увлекается,  — ответил мужчина и вопросительно посмотрел на ребят.  — Чем могу служить?
        Вперед выступил Ромка. Он вспомнил, как зовут хозяина особняка, и сказал:
        — Здравствуйте, Владимир Сергеевич, извините за беспокойство, но, понимаете, нам сказали, то есть Петр Иванович Сапожков сказал,  — для пущего веса уточнил юный сыщик, так как Петра Ивановича в поселке все знали и уважали,  — что вас в прошлом году обокрали. Это правда?
        — Правда, и что с того?  — мужчина по-прежнему не сводил с них глаз, не понимая, чего эти ребята от него хотят.
        — А вы не скажете, как это произошло? Дело в том, что в соседнем поселке, в Калиновке, на днях совершена кража. У одного нашего знакомого все деньги из сейфа выкрали, и никто не поймет, как это случилось. Подозревают в ней одного маленького мальчика, но мы точно знаем, что он тут ни при чем.
        — У меня тоже деньги из сейфа выкрали, но воров так и не нашли,  — ответил хозяин дома и поморщился. Видно, до сих пор жалел об украденных деньгах.  — Ходил слух, что к нам влез какой-то цыганенок. Я тоже так думаю, потому что все было закрыто, кроме одной форточки, в которую мог пролезть разве что очень маленький ребенок. Так что ничем не могу помочь ни вам, ни вашему знакомому. Я это пережил, и он переживет. Не в деньгах счастье.
        Владимир Сергеевич вдруг неожиданно весело им подмигнул и закрыл за собой калитку, а пес вновь бросился на ворота, грозным лаем заставив их отойти подальше.
        Ромка прошел несколько шагов вперед и почесал в затылке.
        — А ведь наш Руслан похож на цыганенка… И разве банда, в которую он входил, не могла нагрянуть сюда в прошлом году?
        — Рома!  — укоризненно воскликнула Лешка.  — Мы же уже выяснили, что Руслан ни в чем не виноват. Сколько можно талдычить об одном и том же?!
        — Не выяснили, а приняли как аксиому. А может, то был не Руслан, а какой-нибудь другой пацан из их шайки.
        Артем глубоко вздохнул. Теперь Ромка весь вечер будет задаваться этим вопросом и не даст им с Лешкой никакого покоя.
        — Знаешь что,  — предложил он,  — чтобы тебя больше не точил червь сомнения, пойдем спросим об этом в последний раз у самого Руслана.
        И все трое вновь припустились к дому с мансардой.
        Руслан еще не спал, но Маргарита Павловна стелила ему постель.
        — Я сама у него спрошу,  — прошептала Лешка и, попросив Артема подержать синий цветок, который до сих пор носила в руке, подошла к мальчику.  — Скажи, Русланчик, ты когда-нибудь был в нашей Медовке раньше?
        Мальчик широко распахнул свои огромные черные глаза. Цыганенок и есть, подумал Ромка и схватил его за плечо.
        — Что молчишь? Говори, был или нет?
        Руслан покачал головой:
        — Нет, не был.
        — А в прошлом году, летом, где ты был?
        Мальчик сделал паузу, вспоминая, что было с ним прошлым летом. Это было нелегко, так как год для маленького ребенка куда больший срок, чем для взрослого человека. Все-таки он это вспомнил, и горькая гримаса пробежала по его личику.
        — Я был в другом городе,  — прошептал мальчик.
        — В каком другом городе?
        — Ну, в этом…  — он сморщил маленький лобик.  — Там крепость есть. И шпиль.
        — Петропавловская крепость,  — догадалась Лешка.  — Он находится в Санкт-Петербурге. Ты что, в Питере был?
        — Да, в Питере,  — окончательно все вспомнив, закивал Руслан.  — А что?
        — Ничего, мы тебя просто так спросили.
        Но Ромка снова не удержался, чтобы не ляпнуть:
        — Значит, прошлым летом вы промышляли там. И много наворовали?
        Мальчик покачал головой:
        — Я не воровал. Мы с тетей Пашей спускались в метро и там просили деньги.
        Лешка мигом представила себе, как одетые в лохмотья мальчик с женщиной входят в вагон подземки, женщина становится на середину прохода и начинает голосить: «Люди добрые, подайте на лечение ребенка» (помогите погорельцам или подсобите беженцам — вариантов могло быть сколько угодно). Она идет вперед и останавливается перед сидящими пассажирами, и кто сунет ей монетку, чтобы поскорее избавиться от неприятного зрелища, а кто отвернется, делая вид, что ничего не видит и не слышит.
        — Идем, Рома,  — вздохнула девочка.  — Ты же видишь, Русланчик, здесь ни при чем, и нечего ему постоянно напоминать о его прошлом, теперь у него все будет по-другому.
        На этот раз друзья пошли прямо к себе домой. Лешка вручила цветок Нине Сергеевне, та поставила его в вазу, накормила их ужином, расспросила о мальчике. Пришлось сказать, что он у Маргариты Павловны, но что она лишь покачала головой, но ничего не стала говорить.
        Спать друзья не ложились долго: все думали, как искать настоящего преступника.
        Ромка даже картинку нарисовал — план комнаты Евгения Михайловича.
        — Глядите,  — указал он.  — Вот окно, вот сейф. В окно — а оно, заметьте, чуть-чуть приоткрыто — надо быстро влезть, обогнуть сейф, выгрести из него все деньги и снова успеть скрыться, да так, чтобы никто ничего не заметил. На это время нужно и хладнокровие.
        — Неужели Евгений Михайлович сам не понимает, какая это сложная задача для маленького ребенка?  — воскликнула Лешка.
        — Да, на такое способен разве что маг-волшебник,  — поддержал ее Артем.
        — А раз так, то нечего было снова приставать к Руслану,  — закипятилась Лешка.  — Смешно вообще думать, что он на такое способен.
        И брат наконец полностью с ней согласился.
        — Да, спереть кошелек со стола — это еще полдела, но откуда ему было знать, что через день Евгений Михайлович положит в сейф зарплату для своих рабочих?
        — Зато все его знакомые об этом знали.
        — Знали. Но они, к сожалению, вне подозрений,  — вздохнул юный сыщик, а Артем сказал:
        — Пойдем спать, Аполлинарий Иерихонович. Поразмыслишь над всем этим завтра на свежую голову.

        ГЛАВА XVI
        РОКОВАЯ ВСТРЕЧА

        Но и утром ничего нового Ромке в голову не пришло. Он нехотя позавтракал, снова взял в руки свой блокнот — с ним ему лучше думалось — и уселся на диван.
        Однако долго рассиживаться в гостиной Ромке не пришлось, потому что им позвонила Маргарита Павловна и сказала, что им с Жан-Жаком надо срочно ехать в Москву — кто-то их туда вызвал,  — и попросила посидеть с мальчиком.
        Через пять минут друзья были в доме с мансардой.
        День был жарким, торчать в душном помещении весь день не хотелось, и Ромка — все равно ему ничто не шло в голову — предложил сбегать на речку, быстро искупнуться и вернуться обратно.
        Друзья согласились.
        Лешка водрузила на голову Руслану большую белую шапочку — ему ее купила Маргарита Павловна,  — и они побежали к пляжу.
        Сначала Лешка боязливо озиралась по сторонам, опасаясь, что кто-нибудь к ним подойдет и спросит, что это за ребенок с ними, и откуда он взялся, и что-нибудь заподозрит, но никто не обращал на них никакого внимания. И тогда она перестала бояться и расслабилась.
        Они вволю накупались в теплой воде, а когда шли обратно, Лешка, совсем осмелев, предложила свернуть на соседнюю улицу, которая вела к станции. На этой улице стояли многочисленные киоски, в которых чего только не было, а она захотела купить мальчику чего-нибудь вкусненького.
        Лешка еще издали присмотрела подходящий киоск с конфетами и жвачкой, как вдруг Руслан замер перед другим. Там под стеклом стоял большой управляемый джип — мечта любого мальчишки его возраста.
        «Наверное,  — подумала девочка,  — у него никогда в жизни не было такой машинки. А может, и вообще никогда никаких игрушек не было».
        — Тебе очень нравится эта машина?  — тихо спросила она.
        Руслан, не сводя с игрушки глаз, лишь молча кивнул в ответ.
        И тогда она достала свою заветную тысячу и купила ему этот автомобиль. И если бы у нее еще были деньги, она бы и их отдала, все до копейки, чтобы вновь увидеть счастье, написанное на лице мальчика.
        И тогда Артем купил Руслану еще и белого мягкого зайца, а в другом киоске они накупили ему всяких сладостей, а потом, довольные не меньше мальчика, спокойно пошли назад к дому Маргариты Павловны. Руслан, прижимая к себе подарки, весело подпрыгивал на ходу.
        Белая панамка сползла ему чуть ли не на нос, и Лешка остановилась, чтобы ее поправить. Она наклонилась, а когда подняла голову, то увидела, что навстречу им идет кто-то очень и очень знакомый.
        Приглядевшись получше, Лешка остолбенела. Потому что это была тетка Раиса.
        Лешка не сразу ее узнала. Во-первых, она никак не ожидала увидеть ее в Медовке, а во-вторых, одета тетка Райка была не в обычную старую юбку и обвислую блузку серого цвета, а в яркое платье с рюшечками, воланчиками и цветочками. И тонкие губы ее были накрашены ярко-красной помадой, выделяясь на узком лице резкой полоской.
        А в руках Раиса несла большую картонную коробку, и Лешка сразу определила, что в той коробке находится не что иное, как кухонный комбайн. Точно такую же коробку она недавно видела у Ведерниковых: им такой комбайн кто-то принес в подарок. Машка еще хвалилась, что это очень дорогая вещь, и что она сразу научилась ею пользоваться.
        Тетка Райка тоже остановилась как вкопанная. Она не сводила глаз с Руслана и с игрушек в его руках. А потом шагнула к ним и заверещала:
        — Так вот он где! Вот кто его скрывает!
        Лешка схватила мальчика за руку и, не помня как, унеслась с ним прочь от этой страшной женщины. Когда Артем с Ромкой нагнали их у дома с мансардой, она подняла на них глаза, в которых застыл ужас.
        — Что же теперь делать?  — беспомощно прошептала Лешка.  — Она ведь всем расскажет, что мы его скрываем, и его у нас отнимут и определят в какой-нибудь приемник для малолетних преступников.
        — И еще она скажет, что мы — его сообщники, то есть, наоборот, главари, и что заставили его украсть деньги у Евгения Михайловича, присвоили их себе и теперь тратим на дорогие игрушки,  — добавил Артем.  — И как нам от этих обвинений отмываться?
        — Н-да, задачка,  — почесал в затылке Ромка, но тут же опомнился и сощурил глаза.  — Слышь, Лешка, а сама-то она что несла, не знаешь?
        — Знаю. Кухонный комбайн.
        — А ты не знаешь, сколько он стоит?
        — Точно нет, но он очень дорогой.
        — Вот-вот. А скажи ты теперь, как можно купить такую вещь на ее пенсию, а? В то время как она полкило хороших конфет не может себе позволить?
        Лешка вытаращила глаза.
        — Ты что… ты хочешь сказать… что она… Что она сама взяла те деньги?
        — Вот именно. А перед почтальоном и продавщицей притворялась нищей пенсионеркой. Да она и не могла себя по-другому вести, иначе бы продавщица жутко удивилась, с чего это она себе все покупает, и другим бы об этом рассказала. Зачем тетке Райке надо, чтобы все стали гадать, откуда вдруг у нее появились деньги? А комбайн этот она, должно быть, купила в другом месте, не в Калиновке, и сюда привезла, чтобы у кого-нибудь его припрятать до лучших времен, пока в ее поселке вся эта история не забудется. Выходит, напрасно мы ее вычеркнули из своего списка. А все ты, Лешка! Если бы я тебя не послушал, мы бы столько времени зря не потратили!
        Упрекая сестру, Ромка продолжал следить за теткой Раисой, а когда она подошла к перекрестку, сорвался с места.
        — Спрячьтесь где-нибудь, а я за ней прослежу,  — крикнул он на бегу.
        Друзья только его и видели.
        Артем с Лешкой решили ждать Ромку не в доме с мансардой, а спрятались в маленьком сарае. Оттуда хорошо были видны и улица и калитка. Если к ней кто-нибудь приблизится, они запросто успеют выбраться через сады на параллельную улицу.
        — Тема, как ты думаешь, Раиса сразу побежит в милицию?  — шепотом, словно ее кто мог подслушать, спросила Лешка.
        — Кто ее знает? Не обязательно ей туда бежать, она может позвонить,  — так же тихо ответил Артем.
        Поначалу Лешка не отрывала глаз от калитки и вздрагивала от каждого шороха. Потом она немного успокоилась и даже сбегала в дом, заварила там чай, и они попили его с купленными в киоске конфетами.
        Время между тем шло, а Ромка не возвращался.
        Лешка все чаще стала поглядывать на часы. И вот уже прошел час, за ним — второй.
        — Сколько можно следить за теткой Райкой?  — то и дело восклицала она.  — И телефон он с собой снова не взял. Сейчас бы мы ему позвонили и узнали, где он находится, а не мучились бы от неизвестности.
        — Спешил очень, оттого и не взял. Подождем еще немного, а потом я его поищу,  — ответил Артем.
        Они прождали Ромку еще, наверное, целый час, но он так и не появился.
        — Он, что ли, опять пропал?  — в Лешкином голосе слышалась нешуточная тревога.
        — Не думаю,  — сказал Артем,  — однако я пойду схожу за ним.
        — Надеюсь, ты-то не пропадешь?  — испугалась Лешка.
        Артем похлопал себя по карману.
        — Мобильник со мной. Буду вам звонить. А ты — мне в случае чего. Не скучайте и не волнуйтесь.
        И Лешка с Русланом остались одни.
        Артем вышел на улицу и направился в ту сторону, куда ушла тетка Раиса, и куда вслед за ней умчался Ромка. Сейчас он ужасно жалел о том, что не сообразил его догнать и дать с собой свой телефон.
        «Где же он может быть? И к кому могла пойти тетка Раиса?» — гадал Артем на ходу.
        Он обежал несколько улиц и понял, что подобные поиски ни к чему его не приведут. Не заходить же ему в каждый дом и не спрашивать, не у них ли находится тетка Раиса из Калиновки.
        И вдруг он увидел торопящегося куда-то Сашку Ведерникова. Артем шагнул ему навстречу и преградил путь.
        — Привет, Санек, ты Ромку случайно не видел?
        — Видел,  — неожиданно обрадовал его Сашка.
        — Когда?
        — Ну, может, с час назад, а может, и раньше, не помню.
        — А куда он пошел, не знаешь?
        — Знаю, он мне сам сказал. На станцию.
        — На станцию?  — удивился Артем.  — Интересно, что он там забыл?
        — Мы с ним не поговорили, он даже не остановился. Сказал, что очень спешит на электричку, вот и все.
        — На электричку? И куда он собирался ехать?  — этот вопрос Артем задал самому себе, так как Сашка пожал плечами и убежал.
        Артем задумчиво потер лоб и постарался поставить себя на Ромкино место. Вернее, он вообразил себя Ромкой, желающим во что бы то ни стало изобличить преступника. Сделать это было нетрудно, так как своего лучшего друга Артем знал как свои пять пальцев. Итак, он Ромка. Почему же по дороге на станцию он не забежал к своим друзьям, чтобы сказать им, зачем и куда он едет?
        А вот почему, осенило Артема. Заподозрив тетку Раису в преступлении, Ромка, очевидно, узнал о том, что она не спешит в свою Калиновку, и решил воспользоваться ее отсутствием и произвести в ее доме обыск, поискать там похищенные деньги. А их об этом не оповестил, потому что отлично знал, что они с Лешкой ни за что не одобрят его затею.
        Артем тут же позвонил Лешке, сообщил ей о своей догадке и сказал, что едет в Калиновку, чтобы либо удержать Ромку от опрометчивого шага, либо выручить его из беды, если он уже в нее попал. Незаконное вторжение в чужой дом могло не пройти ему даром.
        — Только сам будь осторожнее,  — напутствовала его девочка.
        — Это вы будьте осторожней. Запритесь получше и носа не высовывайте, пока я не вернусь,  — попросил Артем и побежал на станцию.
        Сойдя с электрички в Калиновке, Артем сразу направился к дому тетки Раисы. К его удивлению, все окна в нем были открыты, и оттуда неслась громкая музыка.
        «Значит, уже вернулась! И с чего же это она так веселится?» — подумал он и, как бы случайно проходя мимо, посмотрел в окно. Однако в доме была не хозяйка, тетка Раиса, а какой-то мужчина. Судя по его свободному поведению, это был либо ее знакомый, либо родственник.
        Значит, Ромки в доме нет. На всякий случай Артем заглянул в кусты, откуда они наблюдали за тем, как тетка Раиса получала свою пенсию, но его друга не было и там.
        На миг Артема обожгла паническая мысль: а вдруг этот мужик застал Ромку в доме и сдал его в милицию?
        Чтобы это предположение проверить, мальчик обошел дом кругом и заметил за забором склонившегося над одной из своих прекрасных клумб Святослава Петровича. Если в соседнем доме что-то произошло, то это, несомненно, не укрылось от глаз цветовода.
        — Здравствуйте, Святослав Петрович! Вы случайно нашего Ромку здесь, поблизости, не видели?  — подойдя к забору, как бы между прочим спросил Артем.
        Мужчина выпрямился, прижал к себе больную руку и покачал головой:
        — Нет, я его не видел.
        «Ну и хорошо,  — с облегчением подумал Артем.  — Значит, Ромку не замели, и он в данную минуту занимается делом».
        А еще он подумал, что недостаточно хорошо знает своего друга, раз ошибся в своем предположении. Вполне возможно совсем другое: Ромка решил опередить тетку Раису в ее происках и рассказать о своих подозрениях насчет нее Евгению Михайловичу.
        И Артем отправился на Песочную улицу к большому особняку. Но Евгения Михайловича дома не было, а его мать сказала, что Ромка к ним не заходил.
        Из знакомых в Калиновке у него оставались Валентина Георгиевна и Игорь с Анютой. Но парня с девушкой тоже не оказалось дома, а когда он подошел к калитке, где жила приемная мать Руслана, то увидел во дворе Аленку. Артем подозвал ее к себе и спросил:
        — К вам случайно Рома не заходил?
        Девчонка покачала головой и равнодушно ответила:
        — Нет, я его не видела.
        И вот теперь по одним только Аленкиным глазам было видно, что она говорит правду.
        Тогда Артем второй раз прошел мимо дома тетки Раисы, откуда по-прежнему гремела музыка, и, вконец отчаявшись, позвонил Алексею, внуку Петра Ивановича.
        На его счастье, Алексей сразу взял трубку. Он узнал Артема и сказал, что находится в курсе всех их дел: дед ему уже звонил и обо всем сообщил.
        — Тогда, пожалуйста, приезжай в Калиновку,  — взмолился Артем.  — Ромка сюда приехал и пропал, а я не знаю, где его искать. К тому же у нас появилась новая подозреваемая, а в ее доме находится какой-то неизвестный тип, может быть, сообщник.
        — А ведь я вернулся с задания и собирался отдыхать,  — вздохнул Алексей.  — Ну ладно, жди меня у въезда в Калиновку.
        И Артему ничего не оставалось делать, как вернуться на станцию, сесть на скамью на краю платформы, откуда хорошо была видна московская трасса, и ждать Алексея.
        «Как там Лешка с Русланом?» — подумал он и решил им позвонить.
        — Тема, ты не нашел Рому?  — сразу спросила девочка.
        — Пока нет. Но зато я дозвонился до Алексея, думаю, вдвоем мы его быстро отыщем. Только ты напрасно за него волнуешься, мало ли где он может быть? Вы-то там как?
        — У нас все хорошо, полный порядок,  — бодрым голосом ответила Лешка.

        ГЛАВА XVII
        В ЗАПАДНЕ

        Лешка сказала Артему, что у них с Русланом все хорошо, только потому, что не хотела зря его расстраивать. На самом деле настроение у нее было отвратительным, ей надоело торчать в душном темном сарае, а хотелось быть сейчас там, в Калиновке, и вместе с Артемом и Алексеем искать Ромку. Но мальчика ей было оставить не на кого, и она чувствовала себя бессильной что-либо сделать.
        Руслан притих. Он молча сидел в уголке на старом ящике, прижимая к себе машину с зайцем, и глаза у него грустными-грустными. Мальчик понимал, что весь сыр-бор разгорелся из-за него, и чувствовал себя виноватым.
        А Лешка чуть-чуть приоткрыла дверь и увидела, что по улице идет милиционер и направляется как раз к их калитке. Сердце ее ухнуло куда-то в пятки, она отпрянула назад и закрыла дверь на задвижку.
        Но Тай и Фун не затявкали, калитка не заскрипела, значит, мент просто проходил мимо. А может, он разыскивает как раз их? Может, как раз сейчас расспрашивает соседей, а те ему говорят, что видели маленького черноглазого мальчика, играющего со щенками во дворе Маргариты Павловны.
        В этом сарае Лешка чувствовала себя как в западне. Куда бы им перепрятаться? Если уйти отсюда и укрыться в пещерке на собачьем пляже? Там тоже долго не просидишь, да и все о той пещерке знают.
        Тревога за Ромку, страх за Руслана не давали ей сосредоточиться. Эх, если бы можно было куда-нибудь деть мальчика, а самой смотаться в Калиновку! Но вот только куда? Отвести его к Нине Сергеевне? Это опасно: к ним милиция нагрянет в первую очередь. К Сашке и Машке Ведерниковым? Но захотят ли они его сторожить? К тому же его и там найти нетрудно.
        И тут в Лешкину голову пришла блестящая мысль. Она подумала, что прятаться нужно там, где никто и никогда не станет их искать. А никто не станет искать их в Калиновке, около дома тетки Раисы. В густых кустах напротив ее дома, из которых они наблюдали за ней с помощью Ромкиного бинокля. Вот где можно сидеть до тех пор, пока не отыщется Ромка.
        Теперь оставалось продумать, как добраться туда незамеченными. И Лешка решила прибегнуть к старому, испытанному способу: переодеть Руслана девочкой. А в этом ей могла помочь Машка Ведерникова.
        Она тут же позвонила Машке и попросила ее немедленно разыскать маленькое платье или юбку для восьмилетней девочки.
        — Зачем тебе это?  — с удивлением спросила Ведерникова.
        — Очень нужно. Очень-очень.
        У Машки на даче было полно старых платьев, из которых сама она давно выросла, и ее мама использовала их для мытья полов. И Машка сразу согласилась одно из них принести Лешке. К тому же Ведерникова знала, что в жизни троих друзей всегда происходят какие-то необыкновенные, интересные события, о которых они всегда потом охотно рассказывают.
        — Я тебе потом все объясню,  — пообещала ей Лешка.
        Они договорились, что Машка незаметно перебросит свое платье через забор Маргариты Павловны возле сарая, где Лешка его и подберет.
        Машка так и сделала.
        Лешка, дождавшись, пока она уйдет, незаметно выскочила за дверь, схватила платье и, вернувшись назад, напялила его на мальчика и осталась довольна результатом. В белой панамке и красном, с оборочками, платьице Руслан вполне сходил за девочку.
        Они покинули сарай и поспешили на станцию.
        Вскоре Лешка с мальчиком тоже были в Калиновке.
        Если бы они, сойдя с поезда, прошли в самый конец платформы, то увидели бы там Артема, сидящего на крайней скамье. Но Лешка предпочла свернуть вправо и по узенькой дорожке направиться в поселок.
        Пройдя немного, она не удержалась, позвонила Артему и спросила, как дела. Мальчик ответил, что Алексей вот-вот к нему подъедет, и, в свою очередь, спросил, как обстоят дела у них. И Лешка снова беспечно ответила:
        — У нас все нормально.
        Сказать Артему о том, что они с Русланом тоже приехали в Калиновку, Лешка не решилась. Она еще успеет сообщить ему об этом, а пока делать это ни к чему. Лешка прекрасно знала, что ни Артем, ни тем более Алексей их приезда сюда не одобрят и оба заявят, что они им только добавят лишние хлопоты и волнения и вообще будут мешать.
        Почти бегом, стараясь не попадаться никому на глаза, они добрались до дома тетки Раисы, спрятались в заветных кустах, и Лешка наконец облегченно вздохнула. Первая задача была выполнена, и она, и ребенок находились в относительной безопасности. Теперь стоило подумать о том, где может быть Ромка. Впрочем, об этом Лешка размышляла бесконечно, но так пока ничего и не надумала.
        Но сидеть в кустах тоже оказалось делом утомительным. Кусались и зудели налетевшие на них тучи комаров, надоедливо жужжали противные жирные мухи, по ногам ползали бесчисленные муравьи. И что толку, от такого сидения? Ромка всегда говорит, что под лежачий камень вода не течет, значит, им надо не сидеть тут без дела, а действовать.
        Лешка не отрывала глаз от Раискиных окон. Почему они открыты? Значит, она уже вернулась из Медовки? И кто б мог подумать, что тетка Райка любит молодежную попсу, которая разносится на всю улицу.
        И вдруг дверь дома открылась, но вышла оттуда вовсе не тетка Райка, а какой-то высокий мужик, вернее сказать, молодой парень. Значит, это он включил ту самую музыку. Интересно, кто он такой? Ведь тетка Райка, насколько им известно, живет одна.
        И вдруг Лешка вспомнила, как в магазине, делая свои нехитрые покупки, Раиса жаловалась продавщице: «Сын который месяц ко мне носа не кажет, все только кормит меня обещаниями приехать».
        Значит, это и есть ее сын, который все-таки сдержал свое обещание, догадалась Лешка. Она встал на цыпочки и снова заглянула в открытое окно. Раисы видно не было. Наверное, сыне нагрянул неожиданно, должно быть, хотел сделать своей мамаше сюрприз, а она, не зная об этом, умотала в Медовку.
        Еще Лешка вспомнила, как Артем ей сказал что Ромка, скорее всего, поехал обыскивать дом тетки Раисы. А не могло ли случиться так, что ее сын вошел в дом в тот момент, когда там был брат? Застал Ромку врасплох и принял его за вора. Хотя нет, ее братца трудно застать врасплох, Ромка всегда начеку, особенно обыскивая чужие дома.
        А тогда, может быть, он не успел убежать и спрятался где-нибудь в доме? Может, он и до сих пор сидит там в каком-нибудь шкафу или забился под теткину кровать и не чает, как оттуда выбраться? Значит, надо ему сказать, что сын ее вышел из дома, и нужно поскорее пользоваться моментом.
        Приказав Руслану оставаться в кустах, Лешка подошла к окну и тихо позвала:
        — Рома!
        Никто не откликнулся.
        Девочка с разочарованием отошла от дома, но потом подумала, что Ромка мог спрятаться в дальней комнате и потому ее не слышит.
        Тогда она перемахнула через низкий забор и подбежала к другому окну, которое выходило в сад. У соседа-цветовода двери и окна, к счастью, были закрыты, а самого его нигде не было видно.
        Взявшись двумя руками за подоконник, Лешка приподнялась на цыпочки и негромко, но очень внятно произнесла:
        — Ромка, ты где?
        И вдруг замерла, услышав далекий голос:
        — Лешка, я здесь!
        Волна радости охватила девочку. Но, к ее удивлению, Ромкин голос доносился не из дома, а откуда-то из сада, и не Раисиного, а Святослава Петровича.
        Лешка закрутила головой во все стороны.
        — Где же ты?
        — Да тут я, тут, в сарае.
        К забору, разделяющему два участка, в самом дальнем углу сада Святослава Петровича лепился низенький дощатый сарай, предназначенный для садового инвентаря. Лешка кинулась туда, подергала дверь, заглянула в щелочку.
        — Ромка, ты, что ли, здесь?
        — Ага,  — довольным голосом ответил брат.
        — А что ты там делаешь и как туда попал?
        — Потом объясню, помоги сначала выбраться. Тут надо замок открыть, а изнутри он почему-то не открывается. Ты что, одна?
        — Одна, вернее, с Русланом, а Артем сидит на станции и ждет там Алексея. Позвонить им?
        — Некогда звонить, сама открывай.
        — Но как?
        — Возьми мои отмычки.
        Ромка просунул в щель несколько железяк с крючочками. Лешка засунула одну из них в замок, покрутила во все стороны, но замок и не подумал открываться. Лешка попробовала открыть его другой железякой, и опять у нее ничего не вышло.
        — Объясни, что делать?  — воскликнула она.
        Ромка сказал, что она должна крючочком подцепить язычок и отвести его в сторону, однако Лешка отмычками никогда не пользовалась и с замком справиться так и не смогла. И тогда она решила сбегать за Русланом. Раз он вырос среди воров, то, наверное, сумеет открыть любую дверь.
        Так оно и оказалось. Мальчик вмиг справился с несложным английским замком.
        Дверь распахнулась, и они увидели Ромку, целого и невредимого.
        — Выходи быстрей,  — прошептала Лешка.
        — Сейчас, только сумку возьму.  — Ромка метнулся в угол сарая за оставленной там сумкой, и вдруг все услышали стук калитки и чьи-то шаги.
        Лешка осторожно выглянула из-за двери. Святослав Петрович возвращался домой, и вовсе не надо было, чтобы он застал их вместе с Русланом за вскрытием своего сарая. Тогда в полку их обвинителей прибудет, и им сроду ни перед кем не оправдаться.
        Ромка рассуждал так же, поэтому втянул их внутрь и быстро прикрыл дверь.
        — Дождемся, пока он пройдет в дом, и тогда убежим,  — прошептал он.  — Но как вы здесь оказались?
        — Тебя искали,  — пожала плечами Лешка.  — А вот что ты делаешь в чужом сарае?
        — Я-то? Я сюда случайно попал.
        Из Ромкиного рассказа следовало, что ни Артем, ни сама Лешка в своих предположениях не ошиблись: Ромка и в самом деле помчался в Калиновку искать деньги в доме тетки Раисы. Он за ней проследил и выяснил, что тетка приехала в Медовку к кому-то на день рождения. Туда же стекались и другие гости, то есть вечеринка еще только должна была начаться. И тогда Ромка подумал, что у него навалом времени для того, чтобы успеть обыскать ее дом.
        Приехав в Калиновку, юный сыщик без всякого труда открыл дверь — он-то давно натренировался пользоваться своими отмычками — и приступил к поискам.
        Ромка пробежал по всем комнатам, заглянул под теткин матрас, нашел под ним три кучки денег общей суммой в две с половиной тысячи рублей, с разочарованием пошарил в буфете, столе… Потом поискал тайники, не нашел ни одного и пришел к выводу, что тетка Райка либо не воровка, либо слишком хитрая, а потому припрятала чужие денежки в другом месте. Но бедная обстановка в доме и весь строй ее жизни говорили о том, что тетка никаких денег не воровала.
        А потом Ромке и вовсе не повезло.
        Он уже собрался покинуть этот дом, как вдруг услышал скрежет у входа: кто-то открывал дверь своим ключом.
        Ромка хотел было залезть под кровать, но потом передумал. Проще оказалось сбежать. Он открыл окно и выпрыгнул из него в сад. Но за забором-штакетником был участок Святослава Петровича, и тот стоял там, наклонившись над какой-то грядкой. Стоило ему выпрямиться — и он бы увидел выпрыгнувшего из чужого окна мальчишку. Этого нельзя было допустить. Ромка завертел головой, увидел открытую дверь сарая, перепрыгнул через штакетник, кинулся туда, спрятался за груду ящиков и затаился.
        Здесь было все же безопасней, чем под кроватью в чужом доме. Теперь ему только оставалось дождаться, когда Святослав Петрович уйдет из сада, и спокойненько выскочить на улицу.
        Но цветовод, прежде чем удалиться, подошел к своему сараю и захлопнул дверь. И Ромка остался сидеть взаперти, пока к нему на помощь не пришла Лешка.
        Теперь в чужом сарае их было трое. Ромка не унывал.
        — Я думаю, он скоро уйдет. Не век же ему в саду торчать,  — спокойно сказал он.
        И нет бы ему смирно сидеть на месте и ждать подходящего момента! К сожалению, Ромка был слишком нетерпелив и непоседлив.
        Он подтянул к себе один из ящиков и встал на него, чтобы посмотреть в щелку между досками.
        Но ящик оказался хлипким и развалился под Ромкиным весом. Чтобы не упасть, Ромка уцепился за металлический стеллаж, на котором стояли коробки, банки, склянки и всякие другие предметы, и все они с грохотом оттуда посыпались. Одна банка, самая причем большая, оказалась плохо закрытой, и из нее на Ромку вылилась какая-то маслянистая, густая и вонючая темная жидкость. Должно быть, то был садовый вар, которым обмазывают деревья, а может, что-то еще, он в этом не разбирался.
        — Вот блин!  — пробормотал Ромка и нагнулся в поисках тряпки или газеты, чтобы стереть с себя эту гадость.
        Тряпку он не нашел, зато увидел тоже упавший с полки свернутый в трубку пожелтевший от старости какой-то плакат. Недолго думая, Ромка оторвал от него кусок, смял в кулаке и принялся им вытираться.
        Лешка оторвала другой кусок, чтобы ему помочь, но увидела на лицевой стороне плаката яркие краски и решила посмотреть, что на нем изображено. Она развернула бумагу. Это оказался не плакат, а афиша. На нее смотрели два веселых — рты до ушей клоуна в смешных высоких красно-белых колпаках и красных же камзолах в белую полосочку.
        «Цирк! Цирк! Цирк!» — гласила надпись сверху.
        Но это еще было не все. Клоуны, склонившиеся друг к другу своими колпаками, образовывали своеобразную арку, под которой стоял стройный человек в черном фраке и цилиндре, с изящной тросточкой в руке. А еще ниже было напечатано:
        Акробаты, воздушные гимнасты, эквилибристы… Весь вечер на манеже веселые клоуны Стоп и Степ. Гвоздь программы: великий маг Святослав Жемчугов».
        Лицо мага с тросточкой было очень знакомым. Лешка внимательно в него вгляделась: ну конечно, это Святослав Петрович, только значительно моложе. А что в этом удивительного? Ведь сарай этот его, потому в нем и валяется его собственная афиша. Значит, вот кем он раньше работал: фокусником в цирке.
        Сначала Лешка подумала об этом просто так, мельком, а потом вдруг оторопела от пронзившей ее страшной догадки: если Святослав Петрович был фокусником, то ему ничего не стоило незаметно подбросить пластиковую карточку в вещи Руслана. А манипулируя вазой с цветами — Ромка же сказал, что видел дельфиниумы на сейфе Евгения Михайловича,  — запросто взять деньги, хотя бы и хозяин находился в это время рядом с ним.
        А Ромка все пыхтел, пытаясь очиститься от налипшего на него вара, и ничегошеньки не замечал вокруг себя.
        Лешка сунула ему афишу прямо под нос.
        — Рома! Посмотри! Святослав Петрович-то прежде был фокусником.
        Ее брат отбросил свою бумажку и выхватил у сестры афишу.
        — Вот это да!

        ГЛАВА XVIII
        ПОСЛЕДНИЙ ФОКУС

        Ромка соображал еще быстрее своей сестры. Ему сразу стало понятно, кто украл у Евгения Михайловича деньги и подставил Руслана.
        — Лешка, это меняет все дело!  — взволнованно проговорил он.  — Помнишь, как все, и Анюта и Игорь, в один голос говорили, что украсть деньги мог если не мальчишка, то какой-нибудь маг-чародей, фокусник?
        — Вот именно,  — кивнула сестра.
        Ромка осторожно выглянул за дверь, и его охватили сомнения.
        — Но, послушай, мы же вычеркнули его из списка из-за его больной руки. С одной рукой, согласись, никакой фокус не удастся.
        И то ли юный сыщик от волнения повысил голос, то ли хозяину что-то понадобилось взять в своем сарае, но только дверь внезапно распахнулась, и Святослав Петрович возник на его пороге.
        И за ручку двери он держался правой, забинтованной рукой. Не ожидал, видно, кого-то здесь увидеть и потому не счел нужным притворяться. А Лешка, растерявшись и испугавшись, уставилась на эту его руку и не успела отвести глаза. И фокусник прекрасно распознал ее мысли.
        А потом он перевел цепкий взгляд с нее на Ромку, с Ромки — на Руслана, затем — на свою афишу и, не сказав им ни единого слова, захлопнул за собой дверь. Да еще и подоткнул ее чем-то тяжелым, должно быть, ломом.
        — Ничего не бойтесь, в милицию он не пойдет, он ее как огня боится,  — спокойно прошептал Ромка.  — Он нас затем запер, чтобы по-быстрому собрать свои вещички и денежки и поскорее отсюда смыться. Но он прогадал. Не знает, глупый, что у нас есть телефон, и что мы сейчас же позвоним куда следует.
        Лешка тут же связалась с Артемом.
        — Тема, ты уже встретился с Алексеем?  — взволнованно спросила она.
        — Нет, а в чем дело?  — Артему передалась Лешкина тревога.
        — А в том, что мы уже нашли преступника.
        — Кто нашел? Где нашли?
        — Мы с Ромкой. Это Святослав Петрович.
        — Где вы?  — испуганно закричал Артем.
        — В его сарае. Он нас здесь запер.
        Девочка резко оборвала разговор, так как услышала за тонкой стеной какой-то шорох. Ромка нашел щелочку в досках и заглянул в нее. Цветовод чем-то поливал стенки сарая. Ромка втянул в себя воздух, принюхался, и его объял безмерный ужас: то был бензин.
        Не успел Ромка осознать эту мысль, как спустя какие-то доли секунды узенькие щелки между досками осветились красным цветом, и внутри сарая резко запахло дымом. И вот уже маленькие язычки пламени проникли внутрь, сначала робко, а потом стали лизать деревянные стенки и насыщаться ими, становясь все больше и больше.
        Артем о чем-то спрашивал Лешку, но она его не слушала.
        — Тема, мы горим!  — прошептала она в трубку и громко, во весь голос закричала: — Пожар, спасите!
        Но услышать ее мог разве что какой-нибудь случайный прохожий, потому что ближайший сосед цветовода — сын тетки Раисы — куда-то ушел, а сама она еще не приехала.
        Лешка обняла Руслана, который стоял, не двигаясь с места, не проронив ни слова, дожидаясь, что будут делать они, взрослые. В его черных глазах, кроме страха, теплилась надежда.
        Ромка мигом подавил в себе губительную панику, взял себя в руки и стал вспоминать, как надо вести себя при пожаре. Надо сразу ложиться на пол, там больше кислорода, и ползти к выходу. Но ползти было некуда, выхода у них не было.
        — Ложись!  — приказал Ромка мальчику, а сам метнулся в угол сарая. Там стояла острая лопата. Он схватил ее и принялся рыть землю. К счастью, пол в сарае был земляным, а грунт — мягким.
        Сначала Ромка хотел сделать подкоп под стенкой, но вскоре понял, что на это у него не хватит времени. А потому он стал копать землю на середине сарая. Вырыв небольшую ямку, он уложил в нее Руслана и забросал мальчика землей. Лешка, найдя другую лопату, помогала брату.
        Но вскоре дым заполнил помещение до такой степени, что дышать стало невообразимо трудно. Лешке показалось, что у нее сейчас разорвутся легкие, и она свалилась рядом с Русланом. Ромка нагреб и на нее землю, нашел лейку с какой-то водой — должно быть, в ней садовод разводил свои удобрения, и полил их обоих сверху, потом свалился рядом с сестрой, вылил на себя остатки жидкости и, с трудом сдерживая кашель, прохрипел:
        — Держись, Лешка, нас спасут, вот увидишь.
        А огонь уже полностью объял заднюю стенку. Занялась дверь. К счастью, доски загорелись не все разом, потому что не успели как следует просохнуть после недавнего сильного ливня.
        А дышать стало совсем невмоготу, и вскоре Лешка и Руслан потеряли сознание. Ромка крепился, сколько мог, но и он чувствовал, что его сил хватит ненадолго.
        Очнулась Лешка на мягкой зеленой травке и вдохнула полной грудью чистый, прозрачный, необыкновенно свежий воздух. Она открыла глаза, увидела перед собой Артема и чуть слышно спросила:
        — Тема, а где Руслан?
        — Здесь он, не волнуйся.
        Лешка повернула голову. Руслан лежал рядом с ней, над ним склонились Алексей и еще какие-то люди. На улице вообще было много людей и машин, пожарных и всяких других.
        — Что с ним? Он жив?
        — Жив, только дымом надышался, угорел. Врач сказал, что ему в больницу надо.
        Тогда Лешка поискала глазами брата. Ромка сидел на траве, разглядывал свое обожженное плечо и говорил:
        — Молодец, Темка, если бы не ты, сгорели бы мы вместе с тем сараем.
        Лешка взглянула на сарай, от которого мало что осталось, снова перевела глаза на Артема. Его руки, плечи, грудь тоже были в ожогах.
        После Лешкиного звонка Артем сорвался с места, стремглав помчался в поселок и, к счастью, на дороге увидел машину Алексея. Еще через минуту они были у дома Святослава Петровича, Артем кинулся к сараю, голыми руками схватил горячий лом, проломил им объятую огнем дверь и вбежал внутрь. Алексей кинулся за ним, и они вынесли из огня троих друзей. Как только они это сделали, рухнула крыша сарая.
        Алексей подошел к Лешке, сел рядом с ней. Он тоже пострадал от огня.
        — Тебе больно?  — спросила Лешка.
        Лейтенант махнул рукой:
        — А, ерунда. А вот вам повезло. Еще каких-нибудь пару минут — и мы бы вас не спасли. А люди бы сказали, что воришки забрались в чужой сарай и устроили там пожар.
        — А где этот… фокусник?
        — Найдем,  — с уверенностью сказал Алексей, а Ромка добавил:
        — Это был его последний фокус.
        — А самое главное, что теперь Руслана никто ни в чем не сможет обвинять, он будет ходить в школу и жить, как все нормальные дети,  — довольно улыбнулась Лешка.
        Всех четверых на машине «Скорой помощи» доставили в больницу. Руслана там оставили, а Ромку, Лешку и Артема после оказания им первой помощи отпустили домой.
        С Русланом осталась сидеть Валентина Георгиевна. Она одна из первых прибежала на пожар, поскольку слух о нем распространился по поселку быстрее огня, а друзей Алексей отвез в Медовку.
        Приехав в поселок, Ромка, уставший и обессиленный, домой не пошел, а направился на Молодежную улицу. Лешка с Артемом пошли за ним.
        Юный сыщик подошел к зарешеченному особняку и ткнул пальцем в чуть заметную белую кнопку. Снова зашелся в лае грозный пес, а из калитки вышел уже знакомый мужчина.
        — Здравствуйте, Владимир Сергеевич, то опять мы,  — сказал Ромка.  — Скажите, пожалуйста, вы со Святославом Петровичем из Калиновки случайно знакомы не были?
        — Я и сейчас с ним знаком,  — ответил хозяин особняка.  — Он помогал моей жене в устройстве клумб, семена, рассаду, клубни привозил, советы давал. Если бы не он, у нас бы такого цветника не было.
        — А деньги за семена и всякую там рассаду он с вас брал?
        — Нет, Святослав Петрович помогал нам чисто по-дружески, он не мелочился. Мы с ним на выставке цветов на ВВЦ познакомились, ну, и не то чтобы подружились, но стали хорошими приятелями.
        — И верно, зачем ему с вас копейки брать, когда он мог взять много и сразу,  — пробурчал Ромка и объявил: — А знаете ли вы, Владимир Сергеевич, что это он украл у вас ваши денежки? Ведь они пропали в те самые дни, когда он у вас часто бывал, не так ли?
        Хозяин зарешеченного особняка недоверчиво покачал головой:
        — Ты ошибаешься, мальчик. Он не мог у нас ничего украсть хотя бы потому, что ни разу не оставался в нашем доме один, даже не входил туда без меня или без моей жены.
        — А с вами вместе входил?
        Владимир Сергеевич кивнул, не понимая, к чему клонит Ромка. А юный сыщик продолжал:
        — Если бы он свободно расхаживал по вашему дому, то подозрения могли пасть и на него, не так ли? Но вы на него ни разу не подумали, а он в буквальном смысле обвел вас вокруг пальца, потому как раньше был фокусником в цирке. Его поймали, можете сходить в милицию, там вам все про него расскажут.
        Ромка повернулся, чтобы уйти, но Лешка задержалась.
        — А не он ли навел вас на мысль о цыганятах?  — спросила она.
        — Да,  — нахмурил брови Владимир Сергеевич.  — Что-то такое он нам говорил про цыганский табор.
        — Этим он уводил следствие в сторону, чтобы от себя отвести даже малейшие подозрения,  — сказал Артем.
        Не дожидаясь дальнейших расспросов, друзья заспешили домой. Ноги их больше не держали, все очень хотелось поскорее лечь в свои постели.
        Но спали друзья плохо, так как у всех сильно болели обожженные места. Не прошла боль и утром, и все трое с трудом поднялись к завтраку.
        Еще вчера им пришлось обо всем рассказать Нине Сергеевне. Правда, они при этом взяли с нее слово, что она не проговорится их родителям.
        — Но как вы могли ввязаться в такую опасную историю?  — с неподдельным ужасом воскликнула Нина Сергеевна.
        — А ты разве не стала бы спасать мальчика?  — спросил Артем, и она не смогла ему возразить.
        — А ведь я этого цветовода сразу заподозрил,  — сказал Ромка.  — Что-то у меня все время в голове насчет него вертелось. И теперь я понимаю, как он деньги из сейфа выгреб. Цветы свои принес, заставил хозяев их в вазу ставить, пока они суетились, отвлекались, а он и сфокусничал.
        — У меня тоже были подозрения насчет этого Святослава Петровича,  — сказал Артем.  — Помните, как он нарезал букет какой-то женщине, а мужчина, который с ней был, говорил, что на продаже цветов много не заработаешь. Это ж какую плантацию надо иметь, чтобы обогатиться, а у него сад не очень большой, хоть и красивый, слов нет.
        — Верно,  — согласилась с ним Лешка.  — Цветы ему были нужны, чтобы с их помощью в доверие к людям втираться. Он был злым чудовищем, засевшим в прекрасном саду и выбирающим свои жертвы. Но клумбы свои он любил. Я никогда ни у кого таких дельфиниумов не видела.
        — Каких таких дельфиниумов?  — сразу же заинтересовалась Нина Сергеевна и взглянула на тот, что ей передала Маргарита Павловна.
        — А они у него были не только синие и фиолетовые, как у вас с Маргаритой Павловной, а и розовые, и красные, и бордовые, причем махровые и очень пышные.
        — Да что ты говоришь?  — вздохнула Нина Сергеевна.  — Жаль, что теперь не у кого будет попросить семян.
        — Почему это — не у кого?  — возразил Ромка.  — Цветы-то на клумбе остались, никуда не делись. Если в том доме поселятся какие-нибудь люди, мы попросим у них кустик, а никого не будет — сами выкопаем.

        ЭПИЛОГ

        После завтрака друзья собрались в больницу навестить Руслана. За ними на своем красном «Рено» заехали Маргарита Павловна и Жан-Жак, которых тоже беспокоило здоровье мальчика.
        Облачившись в белых халаты, нагруженные свертками с фруктами и пирогами Маргариты Павловны, с джипом и белым зайцем — Маргарита Павловна прихватила эти игрушки из своего сарая — они подошли к палате, где лежал Руслан, но их задержала дежурная сестра.
        — У мальчика уже есть посетители.
        — Валентина Георгиевна? Его приемная мама?  — спросила Лешка.
        — Нет, другие женщины.
        Лешка заглянула в палату и глазам своим не поверила. Возле мальчика сидели Наталья Алексеевна, мать Евгения Михайловича, а рядом с ней — тетка Раиса. Она гладила его по голове и что-то шептала.
        Ромка приподнялся на цыпочки и на миг онемел от умилительной картины.
        — Вот это да! Вот уж кого не ожидал здесь увидеть! Знаю, зачем она пришла. Хочет получить информацию из первых уст, чтобы потом разносить ее по всем поселкам.
        — Ну зачем ты так говоришь?  — возмутилась Лешка.
        — А я верю, что она пришла сюда из добрых побуждений, потому что в ней проснулось чувство вины.
        И Маргарита Павловна ее поддержала:
        — В каждом человеке есть что-то хорошее.
        — Значит, и в фокуснике?  — воззрился на обеих Ромка.
        — И в нем тоже. Вон он какие цветы разводил!  — ответила Лешка.  — Только плохое начало в нем победило. Наверное, его в детстве плохо воспитывали, или его никто никогда не любил и не говорил, что делать можно, а чего — нельзя.
        Когда тетка Раиса вышла из палаты, все пошли к мальчику, а Ромка побежал за женщиной, ухватил ее за рукав и задал давно мучивший его вопрос.
        — Теть Рай, если не секрет, где вы взяли деньги на кухонный комбайн?
        — А мы его вскладчину купили, подруге на юбилей,  — ответила тетка Раиса.
        Тогда Ромка задал второй вопрос, который занимал его еще больше.
        — А почему вы сказали Наталье Алексеевне, матери Евгения Михайловича, что видели Руслана в поселке в тот день, когда из их сейфа пропали деньги?
        — Я лично его не видела,  — пожала плечами тетка.  — Мне об этом сосед сказал, Святослав Петрович. И я сказала ей, что мальчишку видели в поселке, только и всего.
        — А вы с соседом о Руслане раньше разговаривали?
        — Ну, как тебе сказать…  — замялась тетка, и Ромка понял, что фокусник прекрасно знал о появлении мальчика в их поселке, хотя и уверял всех в обратном.
        Юный сыщик вернулся в палату, присел рядом с Русланом и погладил его по руке.
        — Все в порядке?
        — Да,  — кивнул мальчик.
        И тогда Ромка наклонился к нему и шепнул:
        — Поправляйся скорей, вместе пойдем обследуем твой склеп. Согласен?
        — Ага,  — так же тихо ответил Руслан, и Ромка ему подмигнул.
        — Наш человек.
        А когда они вышли из палаты, сказал:
        — Я теперь знаю, как, вернее, почему фокусник украл бумажник. Он, может быть, и не собирался этого делать, но когда увидел Руслана, перелезающего через забор, то решение пришло к нему мгновенно. Он обрадовался, что будет на кого свалить кражу, указал на пацана, как в прошлом году на неизвестного цыганенка, и тут же прикарманил чужие денежки. А наутро ему представилась блестящая возможность подбросить пластиковую карточку в вещи Руслана. Ведь это он — я потом вспомнил — попросил Валентину Георгиевну их всем предъявить.
        Друзья вернулись домой, а после обеда к ним пришли Сашка и Машка Ведерниковы и потребовали рассказать им про пожар в Калиновке и о разоблаченном преступнике — молва обо всем этом уже докатилась до Медовки.
        Ромка, сгущая краски, стал излагать подробности происшествия — он обожал это занятие,  — и вдруг его рассказ прервал телефонный звонок.
        Юный сыщик снял трубку, будучи уверенным, что это Венечка. Они с ним уже вчера разговаривали перед тем, как лечь спать, но, наверное, Венечке и сегодня захотелось им позвонить и узнать, как дела у Руслана.
        — Алло,  — беспечно произнес Ромка.
        — Аполл… Аполлинарий Иеронимович?  — спросили в трубке.
        — Да, я,  — Ромкин голос вмиг преобразился, стал солидным и важным.
        — Вы действительно можете разрешить любые проблемы?
        — Действительно и очень быстро,  — подтвердил юный сыщик и подтянул к себе блокнот.  — Говорите мне свой адрес, я записываю.
        notes

        Примечания

        1

        Подробно об этом читайте в книге Н. Кузнецовой «Дело о лесной царице», вышедшей в серии «Черный котенок». (Прим. ред.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к