Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Крылатова Мария: " Ключи От Царства Сборник Сказок " - читать онлайн

Сохранить .

        Ключи от царства (сборник сказок) Мария Крылатова

        Крылатова Мария
        Ключи от царства (сборник сказок)

        Мария Крылатова
        КЛЮЧИ от ЦАРСТВА
        СОДЕРЖАНИЕ
        СКАЗКИ
        КЛЮЧИ ОТ ЦАРСТВА, ИЛИ ВОЛШЕБНОЕ ЗЕРКАЛО
        КАК ДЕВУШКА КРАСОТУ СВОЮ ИСКАЛА
        ЧУДО-ЮДО, ЧУДО-ДРУГ
        ЧУДО-КОНЬ
        РАДОСТЬ ВЕЧНАЯ И РАДОСТЬ ВРЕМЕННАЯ
        ВОЛШЕБНЫЙ НАПИТОК
        КАК АНГЕЛЫ ТУЧИ РАЗОГНАЛИ
        ХРУСТАЛЬНО-РОДНИКОВАЯ ЛЮБОВЬ
        ОЛЕНЬ РОЖДЕСТВА
        ПОТЕРЯННЫЙ СМЕХ ИИСУСА
        ШЛЯПКИ ОТ BABY-GIRL
        ЗВЕЗДНЫЙ КОТ
        УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА
        АНГЕЛ САМОЙ ПЕРВОЙ ЗАГАДКИ В МИРЕ
        ВЕЧНАЯ ДРУЖБА
        ПОТЕРЯННАЯ ТАЙНА
        ВОЛШЕБНЫЙ ОЛЕНЬ
        ДЕВОЧКА-АРОМАТ
        ДОМОВОЙ
        МУДРАЯ РЫБА
        ЧАСЫ ПРЕОБРАЖЕНИЯ
        ВЕЛИКОЕ АНГЕЛО-ЦВЕТОЧНОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ
        ПЕЧАЛЬНООКИЙ ПЕС
        КАК НА ЗЕМЛЕ ПОЯВИЛОСЬ ЧУДО
        ДЕВОЧКА СЕРЕБРЯНЫЕ ВОЛОСЫ
        ВЕЧНО ВЛЮБЛЕННЫЙ КОРОЛЬ
        СЭР ТРЕХ БЛАЖЕНСТВ И ЛЕДИ ЗВЕЗДНОЕ БЛАЖЕНСТВО
        ЗВЕЗДОЧЕТ И ТАНЦУЮЩИЙ СНЕГ
        ПРИТЧИ
        РАЗМЫШЛЕНИЯ
        СТИХОТВОРЕНИЯ
        Литературное творчество моей дочери Марии Крылатовой оказалось для меня полной неожиданностью, поскольку с ранних детских лет вся ее жизнь была связана с музыкой. Маша получила профессиональное музыкальное образование, позволившее ей после обучения в Центральной музыкальной школе и окончания Московской государственной консерватории заниматься педагогической деятельностью.
        Я не успел заметить, как постоянно возрастающий интерес к изучению поэзии, философии, религии, стремление углублять и совершенствовать свои не музыкальные, а гуманитарные знания, помогли Маше найти свой новый и такой неожиданный для меня путь в жизни. С большим волнением я прочитал ее литературный сборник, и передо мной вдруг открылся доселе не известный мне удивительный, яркий духовный мир моей дочери.
        Волшебный, фантастический мир ее сказок - это вечное, таинственное царство красоты, любви, радости, добра, блаженства, гармонии. Прикосновение к этому миру, погружение в его необычайную, животворную, благодатную атмосферу освежает, очищает и размягчает очерствевшую, иссушенную человеческую душу, уставшую от бесконечных забот, суеты и обыденности нашей повседневной жизни.
        "Душа моя, порождаешь ли ты миры?" - задает нам Маша вопрос в своих притчах. Да, на стра-ницах сборника проникновенной верой и любовью к Богу сотворяется невиданный мир, где Господъ прекрасен, всемогущ и милосерден, поэтическим словом Он приближен к нам, Он приходит розовым перламутром заката, тихой поступью виноградных лоз, голубым сиянием Вечности, мелодичным звоном развевающихся на ветру благоуханных одежд, Он таинственным ковшом Большой Медведицы черпает из океана Своей Божественной любви и изливает на нас ее сверх всякой меры, Он "нежно качает возлюбленную душу, убаюкивая ее и любя".
        В своих размышлениях о вере, любви, о вечности, о красоте Маша призывает:
        "Каждый свой вздох, труд, радость и страдание положи к подножию Господа.
        Трудись на ниве Божьей, будь землепашцем своей души.
        Борозди душу плугом покаяния, взращивай любовь.
        Будь рыцарем правды, бесстрашным и честным, будь менестрелем, сладкопевцем красоты".
        Литературный сборник моей дочери Марии Крылатовой - это чистый, серебряный, поэтический голос устремленной к Богу светлой души - "На огненных крыльях молитвы взлетает душа к Богу", - и я уверен, что этот голос, исходящий из сокровенных глубин сердца, этот проникновенный призыв к Богу, к вере, к любви услышит и поймет каждый, кто прочтет эту чудесную книгу.
        СКАЗКИ
        КЛЮЧИ ОТ ЦАРСТВА, ИЛИ ВОЛШЕБНОЕ ЗЕРКАЛО
        днажды вижу: идет навстречу мне Господь, а на поясе у него большая связка золотых ключей. "Господи! Сколько же ключей у Тебя!" - воскликнула я. "Пойдем со мной, я что-то тебе покажу", - сказал Господь. И увидела я много-много дверей. Стал Господь золотыми ключами открывать дверь за дверью. А за ними! Богатства чудные, да такие, что все сокровища Востока прах и пыль по сравнению с ними. "Господи, - сказала я, - подари мне хоть один ключик, чтобы я изредка могла любоваться сокровищами" Улыбнулся загадочно Господь и сказал: "Подарить не подарю, а обменять - обменяю. Принеси мне ткань самотканную да зеркало, но не простое, а волшебное- чтоб, посмотревшись в него, ты увидела себя и мир во сто крат прекраснее". Изумилась я да призадумалась: слыханное ли дело - где же я найду чудеса такие? Да делать нечего, надо пускаться в дорогу. Стала я бродить по белу свету да у людей мудрых и бывалых выспрашивать. Мало кто мог толком мне что-либо объяснить. Наконец, привелось мне встретить старичка: согбенный весь, светлый такой, глаза ласковые да лукавые. Выслушал он меня да сказал: "Непростое это дело -
многотрудное - найти самотканную ткань, ибо ткется она не простыми нитками, а молитвенными, не руками, а душой и сердцем. Одна нитка благодарности из души, другая нитка покаяния из сердца. Да и то не сразу: много терпения надобно". Стала я трудиться, поначалу нитка корявая пошла, грубая, то там, то здесь оборвется, но постепенно пряжа становилась тоньше и мягче. Долго ли, коротко ли - уж не упомню, как вдруг вижу небывалое: веретено само вертится, прялка сама прядет, да такие узоры, каких свет не видывал. Обрадовалась я, да тут вспомнила про зеркало волшебное. Делать нечего, опять пустилась я в путь. Долго ли, коротко ли, много ли. мало ли времени прошло, не помню только никто не смог мне подсказать, где же найти мне волшебное зеркало. Села я на камешек да пригорюнилась, не чая уже когда-либо найти его. Вдруг кто-то положил мне руку на плечо. Я подняла голову и увидела ребенка. Он улыбнулся мне, и вдруг в его улыбке я увидела себя и мир во сто крат прекраснее. И поняла я тогда: куда ты ни взглянешь с любовью и состраданием - на полет ли ласточки или на цветы, на красоту животного или в глаза невесты
возлюбленной, ты всегда посмотришь в волшебное зеркало и увидишь себя и мир во сто крат прекраснее. И отправилась я снова к Господу. "Вот, Господи, нашла я то, что Ты просил, не дашь ли Ты теперь мне ключик?" Опять улыбнулся таинственно Господь и сказал: "Он уже есть у тебя".
        - Как же так, Господи?
        - Кто имеет самотканную ткань и волшебное зеркало, тот имеет и все ключи от сокровищ. Слава Тебе, Боже наш.
        I
        КАК ДЕВУШКА КРАСОТУ СВОЮ ИСКАЛА
        |или были три сестры. Жили как все, да вот только беда горькая с ними приключилась: некрасивыми все уродились. Всё как-то неладно в них: что лицо, что тело скроено вкривь и вкось. Вроде бы глаза, руки-ноги есть, да всё как-то не на месте, все как-то не туда приделано. Ну, ничего не поделаешь, жить-то надо. Стали девушки подрастать. Тут и совсем жизнь несладкая пошла: то дразнят, то смеются, то обзывают, то подтрунивают. И никому нет дела до их страданий. Старшая сестра, обозлившись на весь мир, заперлась на все замки, закрылась на все ставни. Больше её никто и не видел. Средняя собралась в город делать пластическую операцию по новейшей технологии. А вот младшая, Настенька (так её звали), не сделала ни того, ни другого. Она девочка была очень добрая, с нежным сердцем и тёплой верой в Бога. Села она как-то на лавочку и задумалась. Бог справедлив, милостив и щедр, думает Настя, не может Он так обидеть никакое своё творение. Есть здесь загадка, тайна какая-то, думает Настенька. Нужно только разгадать секрет. Бродит, наверное, где-то по свету моя красота. Надо мне просто найти её. Подумала так Настя и
обрадовалась, собрала котомку и пошла прочь от ненавистной деревни, от жестоких людей, подальше от тяжелых воспоминаний. Долго ли, коротко ли шла Настенька, но, наконец, набрела она на чудесный лес несказанной красоты. Всё в нем было прекрасно: и деревья, и птицы, и звери, и ягоды. Мелькнет ли белка, пробежит ли заяц, улыбнется ли и кивнет ягодка: всё говорит о совершенстве и гармонии. Опять пригорюнилась Настенька: вспомнила свою беду. Но вдруг видит: зайка скачет на трех лапах, а из четвертой кровь сочится. Пожалела Настя зайку - забинтовала лапку, приласкала зверька. Ну, тут и началось. Как пошли зверюшки, птицы, деревья и цветы к Насте за помощью - только и успевай поворачиваться: кого в гнездо обратно положи, кого из капкана высвободи, кому подлечи что-нибудь, цветам место расчисть, спорные вопросы уладь-дел невпроворот. Некогда Насте и отдохнуть. За всем этим она и забыла о том, зачем из дому ушла. Так прошел год. И вот наступил месяц май. День, как всегда, прошел в заботах. Вечером села Настя отдохнуть и вдруг вспомнила, что у нее сегодня день рождения. Не успела она об этом подумать, как
услышала трель. Это запел свою песню соловей. Он пел о том, что влюбился в девушку по имени Настя, и о том, как она красива. И как только он закончил свою удивительную песню, на поляне стало светло: это тысячи светлячков зажгли свои фонарики в честь Насти. И увидела она в их свете множество животных, птиц, цветов, насекомых, которые пришли ее поздравить. И увидела она ее, свою красоту, которую искала. Она была в любви этих зверей, она струилась из их любящих глаз. И каждый принес Настеньке кусочек ее красоты. Каждый, кому она помогла, кого она любила и кто любил ее, принес в подарок бережно: кто в лапках, кто на крылышках, кто на лепестках принес ее, Настенькину красоту.
        И вот решила Настя навестить свою деревню. С замиранием сердца подходила она к ней, ожидая насмешек со стороны людей. Но вот чудо: никто и не признал в прекрасной девушке былую дурнушку. Поселилась Настя в своем доме, тут и женихи зачастили - молодец к молодцу, один краше другого. Да не торопилась Настя руку и сердце отдать. Приметила Настя как-то мальчонку: так себе, ни росту, ни виду, глаз на Настю поднять не смеет: ему, неказистому такому, и рассчитывать не на что. Да вот только Настя по другому думала. Сама к нему подошла да и в любви призналась. Оторопел паренек: как же я, такой некрасивый, парой тебе буду - сокрушается он. А мы пойдем вместе твою красоту искать, пока не найдем. Так и ушли они жить в чудесный лес и по сей день счастливо живут, а вместе с ними их красота. А о дне рождения тогда сорока выведала: специально в деревню летала и весть на хвосте принесла и всему лесу рассказала.
        Вот так.
        ЧУДО-ЮДО, ЧУДО-ДРУГ
        То ли рыба, то ли птица,
        То ли диво мне приснилось,
        Чудо-юдо небывалое
        Предо мною вдруг предстало.
        Из каких пучин неведомых
        Заповедное творенье,
        Словно невидаль какая,
        Смотрит молча, не мигая
        "Ты послушай, друг-девица,
        Вдруг сказала рыба-птица,
        Прочь меня ты не гони,
        А вниманьем одари.
        Не смотри с таким испугом,
        Стань мне просто милым другом.
        Стало мне так одиноко
        Посреди морских чертогов.
        Не останусь я в долгу,
        Уж богато одарю".
        Так сказала и смутилась,
        И слеза из глаз скатилась.
        " Что ж, - ответила я чуду,
        Верным другом тебе буду.
        Не за деньги, не за злато,
        Просто сердцем тебе рада.
        И мне часто одиноко
        В моем тереме высоком.
        Будет ныне же кому
        Разогнать печаль мою".
        Птица-рыба встрепенулась
        И хвостом своим взмахнула,
        Услыхав такой ответ,
        И, ударив по воде,
        Скрылась быстро в глубине.
        И с тех пор не одиноко
        Жить мне в тереме высоком.
        Только солнышко зайдет,
        Ночь на землю упадет,
        Чудо-юдо, чудо-друг
        Предо мною предстает.
        На серебряном коне
        Он сияет в темноте.
        Знаю я, что принесет
        Сказок чудных он мешок.
        Эх, родное чудо-юдо,
        Мне совсем с тобой не худо.
        Будем долго дружить вместе,
        Ты да я, да наши песни.
        ЧУДО-КОНЬ
        днажды, поздним вечером, случилось неожиданное: из темноты и густого ' мрака соткался конь необыкновенной красоты: с черной, как атлас, кожей, глазами-алмазами и сбруей, украшенной бриллиантами. Он стоял передо мной, потряхивая гривой, и бил нетерпеливо копытом о землю. - Что желаешь ты, прекрасный скакун, дитя ночи и звезд? О чем нетерпение твое?
        И ответил мне чудо-конь так: Торит сердце мое. Жажду показать тебе чудеса невиданные. Садись бесстрашно на меня, я пронесу тебя через звездные миры, через страну Зазеркалья".
        И помчались мы через галактики, через ликующие звезды, по волнам божественного мрака.
        И вот, наконец, вдали стало что-то появляться. И узнала я землю, нашу землю, но как бы отраженную в божественном зеркале: чудесную, цветущую и ликующую.
        Друг, не бойся, мы пройдем все лабиринты зазеркалья и мы обрящем нашу землю.
        РАДОСТЬ ВЕЧНАЯ И РАДОСТЬ ВРЕМЕННАЯ
        или-были сестры-близнецы: Радость вечная и Радость временная, преходящая. Жили ладно, дружно, хоть и разные были. Радость вечная была степенная, величавая, слова лишнего не скажет, движения лишнего не сделает - достоинство хранит. А Радость временная - совсем другая: вечно в драных платьицах да босиком по лужам бегала, пузыри мыльные пускала. Но любили сестры друг друга, и люди их любили, всегда с нетерпением ждали к себе в гости. И неразлучны были сестры, всегда вместе приходили к людям. И когда Радость вечная невесту в белоснежное платье обряжала, Радость временная вино игристое в бокалы гостям подливала. Когда Радость вечная родившегося ребенка на руки принимала, Радость временная тут же погремушками гремела. И было всем хорошо: гармония царила в мире.
        Но позавидовала злая сила сестрам, решила их поссорить, подбросила им мысль лукавую: кто из двух сестер важнее? Стали спорить сестры да и разругались вконец. Обиделись друг на друга и решили жить по отдельности, доказывая друг другу, кто из них важнее. И померкло что-то на свете, что-то неуловимо исчезло из мира, из жизни людей. Вроде бы все то же, да и не то. Там, где Радость вечная приходит, как-то тяжело стало. Вроде бы и Радость, да какая-то не та: легкости, игры, изюминки не хватает. А Радость временная совсем избегалась, извертелась, истрепалась по разным гулянкам. Так и не смогли они выяснить, кто же из них важнее. Да и нет ответа на этот вопрос. Но, к счастью, настало время и одумались сестры, поняли, что кроме горя ничего больше их вражда никому не принесла: встретились, обнялись, помирились и дали слово никогда больше не разлучаться. Стали опять жить дружно и учиться друг у друга, да так, что скоро никто не мог отличить их друг от друга. И опять воцарились мир и гармония на земле.
        ВОЛШЕБНЫЙ НАПИТОК
        олшебный напиток - вино волшебства
        Течет из чаши в чашу,
        Из уст в уста.
        Восходим вместе
        Открыты врата.
        Изгиб линий
        Возлюбленного
        Любви стрела
        Излучина сердца моего навсегда.
        Ты увлек меня, но Ты был сказочно прекрасен и недостижим в своем Величии.
        И я построила Дом, имя которому - Тайна.
        Стены его сложены из безмолвия.
        А окна - ослепительный бархатный мрак.
        А дверь его - одиночество.
        А сердце - очаг его - слеза.
        И там, за семью оградами, за семью печатями, я
        задумала небывало-удивительное: я соткала тончайшую белоснежную ткань, в сокровенном трепете надеясь, что Ты, гуляя по своим владениям, случайно бросишь и задержишь взгляд на ее узорах. Я обернулась в нее и скрыла себя, ибо больше не хотела, чтобы кто-нибудь, кроме Возлюбленного, созерцал меня.
        И вот мой День взошел и воспел свою песню. Ты заскучал, мой Возлюбленный, среди Своих богатств и сокровищ. И никакие чудеса не могли прогнать печаль Твою. И в тоске, уже почти отчаявшись, Ты бросил Свой взгляд на мои узоры. И Ты воспламенился удивлением, и поманил меня, как Царь, но я убежала прочь, ибо я хотела, чтобы Ты сам последовал за мной. Ты разгневался моим непослушанием и догнал меня, и уже занес меч, но был зачарован покрывалом моим. Ты коснулся его Своими нежными пальцами, сдернул его и застыл в завороженности.
        Ибо:
        Я -Твой Дар,
        А Ты - мое Дарение.
        И когда Ты мерцаешь, зачаровывая меня,
        Я созреваю, как плод, и врастаю в Тебя.
        Я предстала перед Тобой, как сама Вечность. Где Твои секреты, чтобы увлечь меня? В сокровенной тайне я творю свои загадки, затеи, секреты. И Ты приходишь и пригубляешь этот нектар - волшебный напиток.
        Волшебный напиток - вино волшебства
        Течет из чаши в чашу,
        Из уст в уста.
        Восходим вместе
        Открыты врата.
        Изгиб линий Возлюбленного
        Любви стрела
        Излучина сердца моего навсегда.
        КАК АНГЕЛЫ ТУЧИ РАЗОГНАЛИ
        ил один очень забавный чудак. Он был безобидный и смешной. Как-то раз целый день шел дождь, а он не хотел дождя, потому что для его любимого цветка нужно было,чтобы выглянуло солнце. Думал он, думал и додумался, наконец: стал дуть на тучи в надежде их разогнать. Но тучи, понятно, не расходились. Стал он дуть еще сильнее. И увидели это Ангелы и рассмеялись от души, чуть с неба не послетали: слыханное ли дело - дуя, тучи разгонять? И разошлись от их смеха тучи, и выглянуло солнце.
        ХРУСТАЛЬНО-РОДНИКОВАЯ ЛЮБОВЬ
        одном прекрасном лесу была небольшая гора, где жили камни - самоцветы и минералы. Жили они дружно, весело и праз-' днично. А в горе той тёк чистейший родник-ручей, веселя всех своими радостными песнями. И вот однажды у самоцветов случилось чудесное событие: родилась у них девочка-принцесса, но была она не простая, а из самого что ни на есть чистейшего горного хрусталя. И так была она хороша, так хрупка, так сияла и переливалась всеми цветами радуги, что никто не мог от неё отвести глаз. Все любили её и лелеяли. Шло время, и подросла хрустальная принцесса. Богатое приданое собрали ей друзья-самоцветы, и не перескажешь. Как-то раз гуляла принцесса по лесу и набрела на родник. Засмотрелась хрустальная девочка на прекрасный родник, всё глубже и глубже в нем отражаясь. И родник, в свою очередь, не мог глаз отвести от принцессы, так же все глубже и глубже в ней отражаясь. Так завороженно и любовались они друг на друга. И родилась любовь - чистейшая хрустально-родниковая любовь. Но не могли они соединиться, так как из разного вещества были созданы: она твёрдая, а он текучий, ускользающий. Стала принцесса
чахнуть от любви, а родник почти высох от горя. Разнеслась весть повсюду об этой необыкновенной хрустально-родниковой любви. И вот на помощь пришел мудрый ворон - он нашел выход: полетел ворон в Лапландию и привез оттуда Деда Мороза. Заморозил Дед Мороз родник, и превратился он в прекрасного принца изо льда. И так они были похожи: принцесса из хрусталя и принц изо льда. И радуга, возникшая в сердце принцессы от преломленного солнечного луча, соединилась с такой же радугой, возникшей в сердце ледяного принца, и обвенчала она их. Стали они жить в любви и согласии. Да вот возникла проблема: так любил ледяной принц свою хрустальную принцессу, что от пламени этой любви он начинал таять, превращаясь в воду, ну а потом и вовсе начинал витать облаком пара вокруг своей ненаглядной принцессы. И так каждый день. Но и здесь пришли на помощь друзья: хрустальная девочка звонила в колокол, и немедленно появлялась скорая помощь-Дед Мороз со своей помощницей Прохладой. Они быстро приводили принца в чувство. Прохлада превращала его в родник, а Дед Мороз уже заканчивал дело. Хлопотно и волнительно было, конечно, и для
принцессы, и для друзей, но в то же время радостно, и радостно всем было глядеть на такую любовь.
        Но шло время. И вот настал день: всё вроде бы по-прежнему, но не растаял ледяной принц, и на следующий день не растаял, и через неделю. Вроде бы и легче принцессе - хлопот меньше, да стала она грустить, печалиться и угасать. С каждым днем становилась все более хрупкой. И вот однажды, споткнувшись на лестнице, упала хрустальная принцесса и разбилась на мелкие кусочки. Спохватился тут принц, бросился к друзьям-гномикам.
        Прибежали гномики-мастеровые с серебряными молоточками и быстро собрали хрустальную девочку. И стала она даже лучше, чем прежде. Но взглянул принц в глаза принцессе и увидел, что нет там жизни, не играют цвета радуги, как прежде. Понял тогда ледяной принц, как он любит свою принцессу, и... заплакал от любви, потихоньку превращаясь в родник, а потом в облако пара. Стал он витать паром вокруг своей принцессы, пытаясь согреть ее своей любовью и вдохнуть в нее жизнь. Ожила хрустальная девочка и бросилась выручать своего принца: позвала на помощь, и примчались Дед Мороз с Прохладой. И стало всё по-прежнему: каждый день таял хрустальный принц от любви к своей принцессе.
        ОЛЕНЬ РОЖДЕСТВА
        а далеком суровом Севере, на краю земли жил благородный принц Серебряный Снег. Часто гулял он среди своих необъятных прекрасных и холодных владений, грустно думая о южных теплых краях, где богатство и яркость красок окружающей природы служат на радость людям. Печально думал принц о бесполезной красоте снега. Но не знал тогда принц, что только на далёкий суровый, заснеженный Север переселяется жить с Солнца дитя солнечных частиц - принцесса Северное Сияние. Приходит неизбежно день совершеннолетия принцессы, когда она покидает тёплый отчий дом и отправляется в дальний путь, в неизведанную страну. И вот так случилось, что в тот самый момент, когда принц Серебряный Снег вышел на прогулку, принцесса Северное Сияние приземлилась на землю.
        Остолбенел принц, увидев ее, влюбился он без памяти в принцессу. Вскоре они поженились. И как раз под Рождество родилось у них дитя - Олень, прекрасный, как Божий дар. И так он был похож на своих мать и отца! Казалось, что вся красота серебряного снега и все чудные краски северного сияния воплотились в его облике. Зародившись в глубинах Божьего сердца, он пронесся через него стрелой и выскочил на просторы земли, летя по ней песней. И где чудный Олень ни появлялся, везде приносил он с собой необыкновенную красоту и благословение. И почитали люди за великую радость мельком увидеть его. Вот так вот и разнеслась весть по всему свету об Олене, рожденном в ночь Рождества. И тогда узнали люди, что только на далекий суровый Север приходит жить с Солнца дитя солнечных частиц принцесса Северное Сияние.
        ПОТЕРЯННЫЙ СМЕХ ИИСУСА
        авным-давно, в незапамятные времена, в прекрасном замке, построенном из скрепленных между собой маленьких колокольчиков, органчиков и бубенчиков, жил божественный смех Иисуса. И был он как звон этих колокольчиков и бубенчиков. Но прознала про этот смех злая королева и похитила его из прекрасного замка. С тех пор на земле больше никто не слышал смех Иисуса. Но жила на земле одна добрая девушка. И не могла она жить, не слыша смех Иисуса. Чахла день ото дня. И решила она пойти к злой королеве и умолять ее отдать людям смех Иисуса. Пришла девушка к злой королеве и стала просить ее. Помягчело сердце злой королевы, но потом вдруг она вспомнила, что она все-таки злая и не может просто так сдаться на уговоры. Задала она девушке задачу: должна она сама рассмешить Иисуса. Дала злая королева девушке волшебную палочку. Только раз в год эта палочка имела силу превращать предметы во все, что угодно. Думала девушка, думала: когда же ей лучше воспользоваться палочкой, и решила, что лучше времени, чем на Рождество, и не найдешь. Для начала купила девушка чудесную елку, коснулась ее волшебной палочкой, и
превратилась елка то ли в заколдованный лес, то ли в сказочный домик-терем, то ли в избушку на курьих ножках, то ли в ларец резной да кованый, полный сюрпризов. Красота невозможная. Стала девушка игрушки вешать. Красиво очень, но чего-то не хватает. Обычно как-то. Не рассмеется Иисус. Призадумалась опять девушка - что же делать? И тут мимо по новогодним делам лиловый Ангел пролетал. Схватила его девушка за перо да и на всякий случай прикоснулась волшебной палочкой. И вдруг о чудо! Ангел превратился в необыкновенный играющий веселый шарик. Поняла девушка, что нужно делать. Стала она ловить ангелов да превращать их в шарики. Не очень охотно ангелы хотели становиться шариками. Оттого пузатые и надувшиеся рождественские шарики получились. 17 лиловых ангелов превратила девушка в 17 лиловых шаров, а в довершение к этому звезды с неба также на елку переместила при помощи волшебной палочки, а еще диковинных животных на ветках развесила. Взглянула на елку девушка - ни в сказке сказать, ни пером описать! Красота и веселье, да и только. Ещё сделала девушка несколько штрихов при помощи волшебной палочки и,
наконец, решила показать елку Иисусу. Как взглянул Иисус на елку, где вместо грациозных ангелов, танцующих на кончиках былинок-травинок, висят пузатые, надувшиеся шарики, так и засмеялся своим божественньм, сверкающим, как капли дождя в солнечных лучах, заливистым смехом.
        С тех пор никогда уже не покидал землю смех Иисуса. А я, когда на Рождество смотрю на ёлку, похожую на само сказочное царство Иисуса, всегда слышу его божественный смех.
        ШЛЯПКИ ОТ BABY-GIRL
        алеко-далеко в небесах на далеком сердоликовом берегу цвел изысканный куст роз. Там в нежном свечении благоухающих лепестков роз жила беби-герл. И создана она была из капель дождя и росы. И была она таинственна и прохладна, как туман на заре. И был у беби-герл сад, в котором росли грибы, да грибы не простые, а волшебные - все они были разнообразные и разноцветные: голубые, зеленые, золотистые, серебряные и узорчатые. И когда приходил срок, шла беби-герл в свой сад и срезала грибы. А потом она мастерила из них чудесные шляпки. Да шляпки тоже не простые, а волшебные. И никто на целом белом свете не мог сделать так искусно шляпки. И было у беби-герл много-много сундучков, наполненных этими шляпками. И, как уже было сказано, шляпки эти были не простые, а с секретом. Каждая шляпка заключала в себе какой-либо талант или добродетель: доброту, сострадание, смирение, нестяжательность. Но особенно гордилась беби-герл своими музыкальными шляпками. С трепетом хранила беби-герл эти шляпки в заветном сундучке. Были они золотистые и серебряные. Кому попадала такая шляпка на голову, тот приобретал музыкальный
талант. Прознали люди про эти удивительные шляпки, и часто смельчаки пытались добраться до сердоликового берега и похитить их. Но не тут-то было: не смыкали очей, охраняя сундучки, верные рыцари-эльфы.
        Но вот наступал день, когда приходило к беби-герл хорошее, веселое настроение, и тогда садилась она на своем далеком берегу, открывала свои заветные сундучки и начинала бросать шляпки на землю. И кому попадет такая волшебная шляпка, тот и получает чудесный дар от беби-герл - будь то талант или добродетель. Конечно, не просто, куда попало, разбрасывала беби-герл чудесные шляпки, а уже с приглядом, тому, кто достоин. Но надо сказать, что иногда любила беби-герл и пошутить: бросала шляпки просто как горсть монет, - куда попадет, туда и попадет. Бывали, конечно, различные казусы. Но вот однажды случилось небывалое: родилось на земле чудесное дитя, и родилось оно уже прямо в волшебной шляпке от беби-герл. Лежало дитя в расписной люльке и светилось нежно-голубым светом, а на головке золотилась дивная маленькая шляпка. И не простое это было дитя. Не успело оно на ноги встать, а уже стало посылать воздушные поцелуи в небеса к беби-герл. И долетая до сердоликового берега, они превращались прямо в бантики и садились на ее шляпки. По-новому с этими бантиками заиграли шляпки беби-герл. А дитя тем временем
пустилось в жизненный путь-дорогу. И никогда его не видели без золотой шляпки на голове. И был этот путь-дорога как кружение-танец, похожий на кружение-танец звезд по небосводу. И сплелось из этого пути тончайшее драгоценное кружево, которое не смогла бы сплести самая искусная кружевница. И это кружево взяла беби-герл на свои шляпки. И стали они так изумительно прекрасны, что невозможно словами описать. И решила беби-герл больше не бросать на землю ставшие столь драгоценными шляпки. Решила она давать их тому, кто доберется в небеса, к сердоликовому берегу, к кусту роз. Но иногда, по большим праздникам, таким как Рождество, все-таки беби-герл бросала свои шляпки людям. И считали люди за великое счастье получить такую шляпку.
        Друг мой, а у тебя есть шляпка от беби-герл?
        ЗВЕЗДНЫЙ КОТ
        днажды жил на земле угрюмый и нелюдимый, одноглазый и колченогий Джек. Никто его не любил. И был он страшно одинок. Но была у него слабость: очень любил он кошек, заботился о них, кормил, лечил, ухаживал. И была у Джека этих кошек тьма, и никто из них не оставался в обиде. Особенно в зимнее время. Джек сам не доест, а последний и лучший кусочек кисам отдаст. И очень скрашивали они ему одиночество.
        Тем временем в далеких звездных мирах, среди мерцающих звезд жил кот, весь сотканный из пушистой лунно-звездной пыли. Как же он был хорош пушистый, мягкий, серебристо-голубой! И звали его просто - звездный кот. А что за чудо был его домик-теремок, уютно расположенный среди созвездия Большого Пса, аккуратно подвешенный между двумя звёздами-близнецами. И состоял он из горящих голубых свечей-розочек. И они не причиняли ему никакого вреда, когда он сладко спал среди зажженных свечей. А уж когда звездный кот сердился, то он сам превращался в тысячи горящих, искрящихся, шипящих бенгальских огней.
        И вот однажды, надев золотые лапоточки на лапки, мягко и вкрадчиво перебираясь со звезды на звезду, обходил кот свои звездные владения. И случайно увидел звездный кот, как Джек заботился об его земных собратьях. Растрогался звездный кот и решил одарить Джека.Только звездный кот мог читать таинственные письмена, начертанные на луне. Свернул кот луну в свиток, перевязал веревочкой и отправился к одноглазому Джеку. А еще у звездного кота была слабость: очень он любил красное вино и всегда носил с собой бутылочку-фляжку. И вот, когда на пороге дома Джека появился неописуемой красоты, весь состоящий из мягкой светящейся пыли звездный кот, то онемел хозяин от изумления. Вспрыгнул кот на табуреточку Джека, налил красного вина в хрустальный бокал, который он тоже прихватил из звездных далей, и стал угощать Джека, но прежде развернул луну-свиток пред ним. Выпил Джек красного вина, и сразу ему стали понятны письмена, начертанные на луне-свитке. И стало ему так радостно. Больше не чувствовал Джек одиночества: постигал он изумительные песни, стихи, сказки и загадки, таинственно сокрытые ранее в письменах. И с
тех пор крепко сдружились звездный кот и одноглазый Джек. Внимательный путник тихой звездной ночью мог увидеть в небе две маленькие фигурки: ковыляющего Джека и вышагивающего рядом мягкой поступью между звездами (аккуратно огибая их) звездного кота. И беседовали два закадычных друга о тайнах мудрости и красоты.
        УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА
        вишневом саду, среди весеннего небесно-белоснежного великолепия цветения и среди летнего богатства тысяч наливных вишневых ягодок жила смеющаяся утренняя звезда. Она смеялась и кивала своей чудной серебряной головкой.
        А на земле жила старая мудрая черепаха, с панцирем, разноцветным, как дивная мозаика из многоцветной слюды.
        Глядела на нее утренняя звезда и смеялась своим нежным смехом. И посылала утренняя звезда к черепахе каждый день голубя, сотканного из сияющего света, певучего, как сама нежность. И он приносил черепахе в алмазном клюве вишенки из сада, где жила утренняя звезда. Так они и жили. Черепаха переливалась всеми цветами радуги перед лицом утренней звезды, а утренняя звезда смеялась, качая головкой. И был ее смех как тончайший звон трепещущих на ветру лепестков роз. А сияющий голубь взмывал в бирюзовую высь небес с ликующей песней.
        АНГЕЛ САМОЙ ПЕРВОЙ ЗАГАДКИ В МИРЕ
        самой сердцевине голубого цветка небес, между золотистыми тычинками дива-цветка, на серебряных цепочках был подвешен грот из сверкающих сиреневых минералов.
        И вот первая загадка. Разгадаешь ли ты ее? Найдешь ли ответ? Кто живет в этом гроте? Я подскажу тебе.
        Сама загадка и живет в этом гроте. И это и есть Ангел первой загадки. О, этот Ангел! Гирлянда благоухающих звезд, сладчайших пряничных звезд. А в руках, которые одеты в сиренево-серебряные перчатки-рукавицы, он держит сиреневую шишечку, прижимая ее к сердцу.
        И вот загадка вторая. Разгадаешь ли ты ее? Как приходят на землю загадки? Я подскажу тебе.
        Вот эти вот самые шишечки и есть загадки. Их разбрасывает на землю Ангел первой загадки.
        Но никто на земле не интересовался этими загадками-шишечками. Только одно серебристо-головое дитя любовно собирало их и складывало в ящичек. И вот однажды пришел к нему Ангел первой загадки и повел в свой поднебесный грот и показал ему волшебный лес, где растут деревья-загадки. И закружил любовно Ангел дитя, пытаясь запутать его между деревьями-загадками.
        И вот загадка третья. Разгадаешь ли ты ее? Как же дитя разгадало загадки? Я подскажу тебе.
        Хорошо изучило дитя свой ящик с шишечками. И хоть и трудно ему было, не заблудилось оно в волшебном лесу. А Ангел кружил и кружил любовно дитя между деревьями-загадками.
        ВЕЧНАЯ ДРУЖБА
        днажды, на заре бытия, когда еще не было света, а царил только ясный вечер, взял Отец небесный золоченую дугу-коромысло и подвесил к ней, как к рождественской елке конфеты, - солнце, денницу и утреннюю звезду. И пришло златокудрое дитя-премудрость - все как наливная золотистая прозрачность, сняло денницу, звезду и солнце, как золотые яблочки с дерева, и бросило на разворачивающиеся небеса. С той поры неразлучно, взявшись за руки, кружились в вечном утреннем содружестве-танце-денница, звезда и солнце.
        ПОТЕРЯННАЯ ТАЙНА
        ак-то данным давно на земле жила Тайна. И была она прекрасна: лилейно-нежная, как пух, который нельзя потрогать рукой, так же как нельзя потрогать узоры инея на стекле. Люди жили, завороженные Тайной. И она светила им, как жемчуг в прозрачной воде. А вообще-то Тайна могла быть и дерзкой задирой, шаловливой и шальной девчонкой с сережкой в ухе, клипсой в носу и браслетом на ножке. Часто пускалась она в пляс, щелкая кастаньетами, закутываясь в дымчатую вуаль и танцуя танец семи вуалей. Она танцует, то приоткрывая, то скрывая свои чудесные ножки, играя с людьми. И жила тайна с семью танцующими красками-принцессами, красками-лебедями. Но настал момент, когда по неосторожности люди потеряли Тайну, и ушла она жить на Розовую звезду. И грустно стало на земле, не видели больше люди красоты Тайны. И стали просить люди Тайну вернуться обратно. Согласилась Тайна вернуться на землю, но при условии, что покажут ей люди, птицы и звери три танца, которые ей понравятся. Только три. Призадумались люди: что же делать? Много показали Тайне танцев. Но ничего ей не приглянулось. Но, наконец, свершилось! И увидела
Тайна три прекрасных танца: танец серебряных обручей, танец морских звезд и танец коробочек-шкатулок. Танец серебряных обручей-кругов был прекрасен и мелодичен, как танец звездных сфер. Морские звезды кружились вокруг Тайны в легчайшем трепете. И, наконец, танец самораскрывающихся сундучков-шкатулочек с сюрпризами больше всего понравился Тайне, потому что шкатулочки с сюрпризами так напоминали ей саму себя. И решила Тайна вернуться на землю. И возвратилось древнее печальное солнце, древний печальный дух на землю. Караваном красных ладей на легчайшей ладье приплыла Тайна с Розовой звезды, да не одна, а с новым другом - лазурным крылатым Львом, с которым она подружилась на Розовой звезде. И была у него сокровенная печаль в глазах, и сидела у него на лапе птица, загадочная птица-огонь.
        И выбрала себе Тайна избушку, где жить, и поместила ее прямо посреди огромного цветка лилии. И стала там жить-поживать цветочная Тайна-девочка веселая, как тысяча лужиц, сверкающих по весне после дождя. И больше она никогда не покидала землю.
        ВОЛШЕБНЫЙ ОЛЕНЬ
        волшебном лесу, где все деревья нежно светились разноцветным светом розовым, изумрудным, голубым, желтым, красным, жил волшебный олень. И был он белоснежен, кожа его была, как белый атлас. И были у него золотые рога, а из уст его истекал мед. И был его дом среди серебристых папоротников, цветущих волшебным цветом в ночь на Ивана Купалу. Днем бродил грациозный олень по заколдованному лесу, а вечером садился среди серебряных папоротников, брал жемчужную лютню с золотыми струнами и запевал дивную песню любви. И была она, как сладчайший мед, каплющий из его уст. И когда воспевал олень свои дивные песни, казалось, ничего больше не существовало для него: ни леса, ни папоротников, только блаженное сияние вневременности, внепространственности, сияние ничего, блаженное сияние Вечности. Но, несмотря на это блаженство, мечтал олень о друге. Зашел как-то в лес пастушок из соседней деревушки. Был он грустный легкий отрок. А грустен он был потому, что тоже мечтал о друге. И натолкнулся он на волшебного оленя. Приглянулся мальчик оленю. Коснулся олень мальчика золотым рогом. И стал мальчик весь из чистейшего
серебра: серебряные ручки, серебряные ножки, серебряная дудочка.
        И стали они крепко дружить - белый с атласной кожей олень с жемчужной лютней и серебряный мальчик с дудочкой. И если кто случайно видел их вместе, то застывал от созерцания неземной красоты оленя и мальчика. И теперь уже вместе по вечерам садились они на серебряные табуреточки среди серебряных волшебных папоротников и начинали играть и петь. И от их пения разливалось кругом розовое сияние Вечности. И с каждым вечером от их пения все дальше и дальше по земле распространялись волны Вечности, пока они не охватили всю планету. И не расставались никогда белоснежный олень и серебряный мальчик.
        ДЕВОЧКА-АРОМАТ
        изящном флаконе от французских духов жила девочка-аромат, девочка-благоухание. И так она была изящна, что колечко, которое случайно потеряла с пальчика девушка, служило ей пояском. Немало перебрала она пузырьков и флаконов, прежде чем нашла то, что ей пришлось по вкусу. Нелегкое это было дело. Но, наконец, поиск закончился и домик-флакон был найден. Она жила там, по утрам расчесывая свои золотые волосы разноцветным гребнем. И от этого расчесывания на дно флакона опускались капли ароматной жидкости, которые она потом использовала как чудодейственный бальзам для исцеления израненных душ людей. Достаточно было одной капле упасть в душу человека, как там на месте выжженной пустыни вновь зацветали благоуханные сады. И еще были у девочки-благоухания два подарка от крестной: волшебные туфельки и карта мира. Карта мира состояла из подвешенных бубенчиков, но они не звенели просто так, а звенел бубенчик на том месте на карте мира, где нужна была срочная помощь. И тогда надевала девочка-благоухание волшебные туфельки, и они мигом доставляли ее по назначению. И как только носочком касалась она земли, то сразу
кругом распространялось голубое сияние. Ее так и называли - Ангел Синевы. И в каждом месте, где она бывала, дарили ей недвижимость: флакончик-пузырек от французских духов. И много теперь у нее было домиков.
        И в изящном флаконе от французских духов жила девочка-аромат, девочка-благоухание. И звали ее люди - Ангел Синевы.
        Домовой
        днажды в коробочке от рождественского подарка я обнаружила Домового. Он поселился там и жил уже довольно давно. И я подружилась с ним. Он был чудный и проказливый. Он таскал орешки из вазочки, а потом садился мне на ладошку и щелкал их. А еще он любил залезать в банку с вареньем и выкупаться, вымазаться в нем по самые уши. А потом он забирался на мои тетради или на мое кресло. Спать он любил в будильнике, и я подарила ему маленький колокольчик, чтобы он будил меня по утрам. А еще у него было приданое - серебряные ложки, много серебряных ложек. И он по доброте душевной часто мне дарил по одной, пока все и не передарил. А ручки у него были маленькие и пухленькие. И как они умели быстро перебиратьмои чётки. Часто он летал на венике по своим домовушным делам. И вот однажды он не вернулся. Долго я его искала и звала. Но вот, наконец, к счастью, он возвратился, да не один, а с подружкой-домовушкой. И стало нам жить еще веселее и радостнее: подружка-домовушка очень любила купаться в чае, как в ванне, и там петь, и от этого чай становился необыкновенно вкусным.
        Так мы и жили: Домовой будил меня по утрам, а подружка-домовушка готовила мне чай.
        МУДРАЯ РЫБА
        ила-была на свете мудрая рыба. И однажды захотелось ей больше жизни иметь зонтик. Скажите, пожалуйста, ну зачем же рыбе зонтик? Но охота пуще неволи. Стала мудрая рыба везде искать зонтик, но ни в одном магазине она не могла найти его. Перебороздила мудрая рыба пять океанов, десять тысяч рек, речушек и ручейков, заглянула под каждый коралловый куст, под каждый камень - ну нет нигде зонтика. Уже совсем отчаялась мудрая рыба в своих поисках, как, наконец, о счастье, в самом что ни на есть океанском захолустье обнаружила рыба магазин редкостей, где и купила чудесный желтый зонтик, да еще плащ и шляпу в придачу. От радости чуть не растеряла рыба всю свою мудрость, да по дороге домой и заблудилась, плутая в пяти океанах. Ну, долго ли, коротко ли, наконец, вернулась мудрая рыба со своими сокровищами домой. Надела это все, укрылась зонтиком и выплыла погулять по морскому бульвару. Что же тут началось! Ни в сказке сказать, ни пером описать. Как увидели рыбы-модницы прикид мудрой рыбы, так чуть не попадали на дно. И страсть как всем им захотелось иметь шляпу, плащ и особенно зонтик. Ах, этот зонтик! Ну
зачем же рыбе зонтик? А вот поди ж ты. Ну, тут мудрая рыба проявила всю свою мудрость. Она была совсем небогата, и решила мудрая рыба за умеренную плату указывать путь к заветному магазинчику. Приобрела у друга рыбы-ежа копировальную машину по сходной цене, нарисовала карту пути и стала тиражировать ее во многих экземплярах. Вскоре в округе не осталось ни одной рыбы, которая не имела бы плаща, шляпы, а главное, зонта. И это была картина! Когда тысячи рыб в плащах, шляпах, а главное, с зонтиками стройными рядами плавали по морскому бульвару!
        А мудрая рыба приобрела себе новый просторный коралловый дом со всеми удобствами. Так что вот что бывает, когда мудрая рыба вовремя захочет иметь зонтик. А все-таки, ну зачем рыбе зонтик?
        ЧАСЫ ПРЕОБРАЖЕНИЯ
        невесомости на чудо-острове пестро-крылых разноцветных сов жил кудрявый мальчик-солнце Иисус. И когда он спал, раскинув золотые кудри по подушке-небосклону (небосводу), то тысячи веселых солнечных зайчиков прыгали и сияли на земле. И была у кудрявого мальчика любимая игрушка часы, да непростые, а разноцветные часы Преображения. Сами они не ходили. Только когда Иисус своей божественной ручкой передвигал стрелки. Очень любил играть с ними кудрявый мальчик-солнце. Как переведет он стрелки, так где-нибудь на земле или цветок зацветет, или ручеек побежит, или деревце вырастет, или зверек поправится.
        Прознали про эти часы люди и решили ими завладеть в корыстных целях. Но нелегко было проникнуть в невесомость на чудо-остров пестрокрылых разноцветных сов. Всегда видел замыслы людей кудрявый мальчик-солнце. Как увидит Иисус, что кто-то на земле собирается на чудо-остров, сразу начинает дуть на землю. И от его дыхания начинался танец божественных ароматов и благовоний, которые кружили и туманили головы людям так, что они не могли сдвинуться с места. Но все-таки ангелам, святым и детям разрешал Иисус проникнуть в невесомость на чудо-остров пестрокрылых и разноцветных сов и поиграть с разноцветными часами Преображения. Сколько же дивной радости было! С какой любовью и весельем переводили они стрелки, сколько тогда цветов вырастало, сколько зверюшек исцелялось! Звонкий смех наполнял чудо-остров пестрокрылых разноцветных сов. Сами совы-несмеяны начинали смеяться. Смеялся и веселился сам кудрявый мальчик-солнце Иисус. И сколько же солнечных зайчиков на радость детям прыгало на земле. Только одного не разрешал Иисус: сводить стрелки на двенадцать. Это он сделает сам, когда придет время. И тогда уже вся
земля зацветет, заблагоухает и преобразится на веки вечные.
        ВЕЛИКОЕ АНГЕЛО-ЦВЕТОЧНОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ
        руг мой, ты никогда не задумывался: отчего так похожи цветы и Ангелы? Я расскажу тебе.
        Однажды, утомившись от забот по благоустройству земли и помощи людям, присели Ангелы отдохнуть на лужайку, где в изобилии цвели полевые цветы. И так вдруг захотелось одному Ангелу стать цветком. Сказал он об этом своим друзьям. Услышали это желание и цветы. Заволновались, заблагоухали. Так им тоже захотелось ну хоть немножко побыть Ангелами, хоть немножко поблистать неизъяснимой красотой ангельских крыльев. Решили Ангелы и цветы выбрать цветочного и ангельского предводителей и послать их к Иисусу. А Иисус тем временем умывался студеной ключевой водой. И когда к нему пришли с этойпросьбой ангельский и цветочный предводители, он не стал возражать, а только поулыбался этому желанию Ангелов и цветов. Достал Иисус свой сиреневый кошелечек и дал Ангелам и цветам по серебряным монеткам, чтобы потом не было путаницы, кто есть кто. Обрадовались Ангелы и цветы и стали превращаться друг в друга. Ох, и переполох же начался на земле! Ангелы вселялись в оранжереи, горшочки, вазы, усаживались на клумбы и луга. А цветы разом полетели на небо, даже не успев как следует стать Ангелами: то там, то здесь в небесах
виднелись розы, гвоздики, ирисы, орхидеи. Чудно и весело было, и никто не был в обиде, хотя надо сказать, что цветы, привыкшие цвести без дела, часто забывали о своих ангельских обязанностях. И часто вместо Ангела-хранителя получался просто цветущий и благоухающий Ангел. Но Иисусу эта идея очень понравилась. Потому что стали они похожи, как братья-близнецы: Ангелы и цветы: благоухающие и цветущие Ангелы и как будто блистающие ангельскими крыльями цветы.
        Друг мой, теперь ты понял, отчего они так похожи - Ангелы и цветы?
        ПЕЧАЛЬНООКИЙ ПЕС
        ил-был на земле темноглазый печальноокий пес. Бьш этот пес большой мечтатель и романтик. И хранил он в своем большом собачьем сердце секрет. А секрет заключался в том, что не было в сотворенном мире игры. Когда Господь творил мир, Ангел игры так заигрался, что утомился и заснул. Он проспал свой час вхождения в гармонию земли и небес. Оттого и люди на земле были такими хмурыми. Все было красиво: звезды, цветы, бабочки, но ничто не играло, не играли даже дети. Нет, так больше продолжаться не могло. Надел печальноокий пес рюкзачок и отправился к Иисусу. Неизъяснимой нежностью дыхания овеял и окутал Иисус, как серебряной вуалью, печальноокого пса. Он облек его в росу своих слез. Он зачерпнул серебряным ковшиком из родника его души. И стал печальноокий пес так прекрасен, как сама игра. И дал Иисус печальноокому псу погремушку и изумительную книжку, где страницами служили осенние кленовые листья. И на этих желтых, красных, разноцветных листьях в таинственных письменах пребывали все игры Божественного, которые только могли существовать. Вернулся печальноокий пес на землю с чудесной книгой и погремушкой.
И надо сказать, что был пес очень одинок, потому что мало ценили его люди, считая совершенно бесполезным. Оттого он и был печальнооким. И тогда собрал он вместе раковины, бусы, пеньки, звезды, бабочки, да и позвенел погремушкой. И какая тут пляска началась! Как всё заиграло, какие необыкновенные мозаики складывались из раковин, бус, звезд, бабочек, пенков. А чудесная книга стала пополняться новыми необыкновенными играми. Вот так печальноокий пёс вернул на землю игру. И с тех пор люди стали его ценить и уважать.
        КАК НА ЗЕМЛЕ ПОЯВИЛОСЬ ЧУДО
        самой глубине вещего леса жил старый-старый чародей-кудесник. Он был так же мудр, как и стар. Мудрость его была неисчислима. Он был сед как лунь. А глаза его от старости были красные-красные, как рубины. Жил он тихо и размеренно, собирал коренья и беседовал с другом ручьем.
        И вот призвал его как-то раз Иисус, чтобы поручить ему дело, очень непростое. Решил Господь, что пришло время на земле появиться чуду. Ни разу до этого не жило оно на земле. Обитало оно только в ангельских селениях. Но непростое это дело - заполучить чудо, привередливо оно, так просто не придет на землю. Нужно было старцу очень постараться и приложить всю свою смекалку и мудрость, чтобы заполучить чудо. Стал чародей варево варить из трав, зелья разные варить - заманивал чудо. Но этим чудо не удивишь. Упёрлось чудо и ни в какую на землю идти не хочет. Тогда замыслил старец затею: была у него киса, да не простая, а волшебная, красоты неописуемой-глаза зеленые, изумрудные, сама вся в нежно-голубых переливах. Надел старец ей на головку платочек, розово-сиреневый да расписной, надел фартучек, дал два лукошка: одно для ягод и грибов, другое для воды из ручья, и отправил кису в глубь леса за гостинцами. Как увидело чудо с небес, что кошка в лапах лукошки носит: в одном лукошке грибы и ягоды, а другим лукошком она воду из ручья черпает, так и покатилось со смеху и рас сыпалось смехом по всей земле. И
родилось на земле чудо - поющий, звенящий белоснежный цветок - то ли лилии, то ли ромашки, а может быть, розы, главное - белоснежный-белоснежный. И стало жить чудо в вещем лесу. И так привязалось чудо к волшебной кисе, что и по сей день ходит с ней по грибы да ягоды и к другу ручью. А хитрый старец только посмеивается да в ус не дует: выманил-таки чудо из ангельских обителей.
        Но не всем дано видеть чудо, а только тому, кто со старцем дружит. А это тоже не так просто. Старик ведь себе на уме. Сначала нужно исходить сотни дорог мудрости, пойти в тридевятое царство знаний, исходить сто пар башмаков терпения, прежде чем найдешь чародея-кудесника. Но уж если ты нашел его, так будь уверен, и чудо рядом вприпрыжку - ходит.
        И долго ли, коротко ли, но постепенно стали не одиноки старец, киса и чудо. Наполнилась лесная пустынь людьми. И возвращались они потом в родимые края после длительного путешествия обязательно с кусочком чуда белоснежным цветком.
        А Иисус, старец, киса и чудо только лукаво переглядывались.
        ДЕВОЧКА СЕРЕБРЯНЫЕ ВОЛОСЫ
        пряничном домике, истекающем медовой любовью, жила девочка Серебряные волосы. И внутри у нее пламенел золотой цветок Иисусовой любви. А волосы у нее были не простые, а волшебные. Когда хоть один волосок падал, то в устах девочки Серебряные волосы начинала звучать дивная песня.
        В леденцовом замке, истекающем сладчайшей нежностью, жил мальчик Голубые кудри. И внутри у него серебрился и журчал ручей божественной благоговейности. А кудри его были не простые, а волшебные. Когда хоть один волосок падал с его головы, из уст мальчика Голубые кудри исходила чудная сказка.
        Так и жили девочка Серебряные волосы и мальчик Голубые кудри, не зная о чудесном существовании друг друга. Но однажды, гуляя в любимом саду блистающих звезд, которые заботливо насадил Божественный Садовник, на Млечном пути, наконец, они повстречались. Увидели друг друга девочка Серебряные волосы и мальчик Голубые кудри и полюбили друг друга. И стали они жить вместе. Девочка Серебряные волосы по утрам расчесывала свои волосы, а мальчик Голубые кудри очень любил танцевать, потряхивая своими кудрями. И если падали волосы с их головок на землю, то тогда наступал великий День Везения для живущих на земле. И если какой-либо счастливчик находил волосы с голов девочки Серебряные волосы и мальчика Голубые кудри, то навсегда получал дар песни или сказки.
        А девочка Серебряные волосы и мальчик Голубые кудри и по сей день живут вместе.
        ВЕЧНО ВЛЮБЛЕННЫЙ КОРОЛЬ
        ил-был на свете влюбленный король по прозвищу Златое сердце. Он был стройным, как тополь, и прекрасным, как серебряный журавль. Его душа была наполнена звездами. И это был вечно влюбленный король.
        И спрашивали его: где же твоя королева, о вечно влюбленный король?
        И отвечал он:
        - Солнце - монисто вечности - моя королева,
        Море-сапфир божественного бытия-моя королева,
        Звезды - ожерелье из вздохов фей - моя королева.
        Так отвечал любопытствующим вечно влюбленный в солнце, море, звезды король. А ангелы дарили ему свои разноцветные блистающие перья, чтобы он мог складывать свою чудесную мозаику: вечно влюбленный король, о вечно влюбленный король...
        И прошла по земле слава о вечно влюбленном в солнце, море и звезды короле. И стали люди, птицы, звери и даже неодушевленные предметы со всех концов света приходить к вечно влюбленному королю учиться быть вечно влюбленными в солнце, море и звезды. Никому не отказывал вечно влюбленный король в помощи. Всем открывал свое солнце, море и звезды, в которые он был вечно влюблен. И уходили от короля люди уже навечно влюбленными в солнце, море, звезды.
        Но однажды на таинственном лунном коне, украшенном серебряной сбруей, появилась она - никого не любившая королева по прозвищу Холодное сердце. Она была прекрасна и холодна. Как ей захотелось тоже стать вечно влюбленной в солнце, море и звезды! Но сколько ни учил ее король, ничего у него не получалось: никак не мог он растопить леденящий холод её сердца. Совсем он отчаялся. И собралась никого не любившая королева домой, но решила зайти попрощаться к вечно влюбленному королю. А было это весной. И находился король в цветущем вишневом саду. Как увидела его королева: стройного, прекрасного, как серебряный журавль, среди белоснежной красоты цветения, то дрогнуло у нее что-то в сердце, и вдруг почувствовала она себя немного влюбленной в солнце, море и звезды. И решила королева не торопиться, а еще ненадолго остаться. Но опять дело застопорилось. И опять королева засобиралась в обратный путь. Дело было летом. Зашла королева попрощаться с вечно влюбленным королем. А находился он в вишневом саду среди наливных солнечных ягод. Как увидела его королева - стройного, как тополь, среди вишневого богатства, так
растаяло ее сердце. И почувствовала себя королева вечно влюбленной в солнце, море, звезды и короля. И поднял король глаза на королеву, прекрасную, как летний день, сияющую теплотой любви, и полюбил ее вечной любовью.
        О, где твоя королева, вечно влюбленный король? Солнце, море и звезды твоя королева?
        О нет, отвечал вечно влюбленный король. Вот моя королева с нежным-нежным, как дуновение ветра сердцем, вечно влюбленная в солнце, море, звезды.
        И стали они жить вместе, вечно влюбленные в солнце, море, звезды король и королева, и со всех концов света съезжались люди учиться у них любви. О вечно влюбленные король и королева!
        СЭР ТРЕХ БЛАЖЕНСТВ И ЛЕДИ ЗВЕЗДНОЕ БЛАЖЕНСТВО
        алеко-далеко в небесных сферах, в хрупком хрустальном замке жил сэр Трех блаженств: золотого, серебряного, голубого. И владел он бесценным ключом-тайной к каждому из них. И наиболее отважные люди с чистыми сердцами находили путь к его необыкновенному замку. Никому не отказывал рыцарь Трех Блаженств, всем открывал тайну овладения блаженствами. Но не так просто было постичь эту тайну. Тот, кто умел слушать музыку солнца, проникал в тайну золотого блаженства. Тот, кто умел танцевать блюз луны, проникал в тайну серебряного блаженства. Тот, кто умел созерцать нежно-бирюзовые волны, постигал тайну голубого блаженства.
        Но однажды в саду у хрустального замка появилась она - леди Звездное Блаженство. Она сидела на серебряном коне и была закутана в голубой плащ, расшитый звездами. Она как будто спустилась из далеких звездных сфер, чтобы поделиться тайной звездного блаженства с сэром Трех Блаженств. О, это было блаженство из блаженств - ее звездное блаженство! И как ей был благодарен сэр Трех Блаженств за откровение нового блаженства. И стал он уже сэром не Трех, а Четырех Блаженств. А леди Звездное Блаженство научилась танцевать лунный блюз. И как же она была прекрасна - леди Звездное Блаженство, танцующая блюз луны среди хрустального великолепия замка сэра Четырех Блаженств! И как же восхищенно смотрел он на леди Звездное Блаженство во время ее обворожительного танца!
        ЗВЕЗДОЧЕТ И ТАНЦУЮЩИЙ СНЕГ
        ил-был на свете звездочет, и больше всего в своей жизни он любил звезды, свои прекрасные звезды. Все свое время проводил звездочет, изучая их. Звезды были его лучшие друзья. Они заменяли ему семью и скрашивали его одиночество. И больше всего на свете не любил звездочет снег. Потому что, когда шел снег, не мог звездочет наблюдать свои любимые звезды. Очень грустно от этого было снегу, потому что он был самым нежным существом на свете. Щедро он дарил свои прохладные поцелуи людям. Ласковый снег никому не желал зла и всех любил. Оттого и грустно ему было, что звездочет был так враждебно настроен против него.
        И решил снег поправить дело: завоевать сердце звездочета. Но как это сделать? И как уже было сказано, был он ласковое снежно-нежное существо. Но кроме этого достоинства он обладал еще и другим: умел снег божественно танцевать, он владел тайной небесного танца. Никто на всем белом свете не мог так танцевать: ни бабочки, ни пчелы, ни мотыльки, ни цветы, ни даже звезды. И все звали его танцующим снегом.
        И вот однажды сидел звездочет перед окном и, как обычно, смотрел на свои любимые звезды. И налетела тут туча, и пошел снег. Хотел было рассердиться звездочет, как вдруг увидел, как кружатся узорчатые снежинки в необыкновенном медленном танце. Застыл он в изумлении, а потом захлопал в ладоши от радости.
        И показался ему танец снега даже прекраснее, чем танец его любимых звезд.
        И стали с тех пор закадычными друзьями звездочет и танцующий снег. И теперь с неменьшей любовью, чем за своими звездами, наблюдал звездочет за танцующим снегом.
        ПРИТЧИ
        * * *
        Идет Господь неслышно. В одной руке у него коробочка с лазурной, а в другой-с серебряной краской.
        - Куда, Боже, путь держишь?
        - Иду небо подкрашивать, звезды подрисовывать. Рождество ведь не за горами.
        Господи, возьми меня в свои подмастерья.
        * * *
        Однажды тихой звездной ночью пришел Господь мой, сел у изголовья и тихо запел колыбельную. Слушала я эту чудесную мелодию и изумлялась: как прекрасен Господь мой!
        Что за притча такая!
        Страдало сердце мое сегодня, и некому было утешить меня, но пришел Господь и утер каждую слезу мою. И вот уже нет печали, рассеялась, как дым. Господи, Ты похитил сердце мое. Как голубь трепетный, оно в Твоих руках.
        * * *
        Плачет Господь о человеке. Плачет и человек о Боге. Но, чу! Чьи это шаги слышны? То Сыне Божий вышел в дорогу, чтобы утереть каждую слезу.
        * * *
        Как бабочка-траурница, взмахнув крылами, спустилась ночь на Гефсиманский сад.
        Что же Ты делаешь, драгоценный Боже, в этой холодной и темной ночи?
        Я вечеряю с Одиночеством.
        Я всматриваюсь в его глаза.
        * * *
        Я был в раю, Господи, и всё было у меня, и я любил Тебя, Господи.
        Я поскользнулся и упал во тьму греха, но всё равно я любил Тебя, Господи, может быть, сам того не зная.
        И вот Ты пришел за мной и поднял меня, и я возлюбил Тебя еще больше.
        * * *
        Господи! Господи! Что меня так ломит? Всю мою сущность, все мое нутро?
        Любовь Твоя, Господи.
        Крестная Твоя любовь.
        Вот Твой Крест, Господи, и вот мой крест. Господи, я уже не говорю, что не достоин, ибо чувствую, что желанен Тебе.
        Сокровенная близость Христа и Креста.
        * * *
        Мария из Магдалы! Мария из Магдалы!
        Горечь и отчаяние опутали твою жизнь и наполнили твое сердце.
        И вот ты увидела Того, кто возьмет твои грехи и горести на себя, Того, кого ты от века ждала.
        И не слезы из глаз, то прорвало плотину души и хлынули воды.
        Где грехи твои, Мария?
        Их нет, нет!
        Как природа после дождя, как горный хрусталь в лучах солнца, сияет твое чистое сердце у Божьих ног.
        * * *
        Покаянные слезы, слезы любви к Богу и слезы сострадания - это тот источник вод, который при помощи благодати подмывает корни ядовитого дерева греха, а потом вырывает его и уносит.
        Если этот источник забил из сердца, то он размягчит и размоет все залежи грязи, все пласты.
        Он размягчит иссушенную землю сердца.
        * * *
        Господь мой - это мистический танец исчезновения и появления.
        Ты пленяешь своей красотой, и вот уже нет Тебя.
        Ты хочешь, чтоб я неотступно добивался и искал Тебя.
        Ты манишь мерцанием своих одежд.
        * * *
        Был мир до грехопадения, как прозрачное и чистое стекло.
        И вот разбилось оно на мелкие кусочки. Кажется, всё, конец.
        Но Господь взял каждое стеклышко и окрасил в разные цвета:
        красным - кровью своих страданий,
        золотым - силой своей любви,
        голубым - несказанной нежностью.
        Потом сложил чудную мозаику, мозаику мира, мерцающего и поющего: "Аллилуйя!"
        * * *
        Однажды на краю бытия я увидела рождение звезды.
        Как жемчуг из раковины, она выкатилась из бездны. И было имя этой звезды - одиночество.
        * * *
        В сверкающую прозрачность, в перламутр прохлады и легкость с неизъяснимой нежностью облекает Господь возлюбленную душу на восходящей утренней заре Своего невечернего вечного дня.
        * * *
        Потряхивая бубенчиками звезд, тихо приблизилась Ночь.
        И было у меня богатство - золотые монеты одиночества.
        И обменяла я их на бубенчики звезд.
        * * *
        Безмолвной скорбью вселенской поник Сын Человеческий на Гефсиманском камне.
        О, умолкните, Ангелы, сложите Ваши быстрые крылья, склоните прекрасные главы, скорбите в безмолвии с Господом Вашим.
        О, поблекни, земля, сойди красота с лица твоего.
        В сокрушении горьком восплачь и обними крест Господа твоего.
        * * *
        Святые угодники воссылают молитвы ко Господу. Господь собирает эти молитвы в сосуд и претворяет их в золотистое вино.
        И берет Ангел кувшин с Божьим вином и летит к святым угодникам, одаривая каждого наполненной до краев чашей.
        * * *
        Однажды, в незапамятные времена, когда еще первозданная красота творения сияла в мире, одно прелестное дитя загрустило, сидя у моря. И явился ему Ангел апельсиновых садов. Он взял ребенка за руку и повел за собой. Там, в невиданном краю, увидело дитя чудную картину: Ангелы, веселясь и играя, перебрасывали друг другу душистые огненные апельсины.
        С тех пор все дети на земле играют в мячики.
        Однажды, в старинные годы, когда еще могучий лев резвился с трепетной ланью, печально задумался юноша, не зная, что подарить возлюбленной невесте. И явился ему Ангел таинственного леса. Он взял юношу за руку и повел за собой. Там, в несказанно прекрасной стране, он набрал рдяно-алых ягод и сделал бусы.
        С тех пор все девушки земли носят ожерелья.
        Однажды, давным-давно, когда еще нежная фея Тишина жила на земле, распространяя кругом свое благоухание, закручинилась девушка, не зная, что подарить своему возлюбленному жениху. И явился ей Ангел страны серебряных паучков. Он взял девушку за руку и повел за собой. Там, на сияющей поляне, она увидела, как тысячи маленьких ткачей плетут диковинные узоры.
        С тех пор на земле не перестает виться нить веретена.
        * * *
        Святые угодники Божьи - искуснейшие мастера ювелирных дел. Каждый день своей жизни, огранивая, они превращают в драгоценный камень. Затем кладут эти топазы, рубины, изумруды в небесный ларец на хранение. И когда придет час, строгий привратник откроет угодникам дверь в Райский Сад в обмен на их сокровища.
        * * *
        Украсившись сережками дождя и закутавшись в мантию радуги, промчался день на золотом коне.
        * * *
        Где радуга живет? В домике агатовом.
        * * *
        Любимый изранил любящего.
        Любящий поднес любимому драгоценную горькую чашу.
        И любимый принял ее с благодарностью, ибо знал, что это любовь, сокровенная Божья любовь.
        Благословен еси Господи.
        * * *
        Однажды на холме, в тени зеленеющих маслин сидел Сын Божий. И обступила его птичья братия, прося научить их птичьим песням. Призадумался Сын Божий, но тут внезапно налетел легкий ветерок. Он подхватил одежды Господа, и они затрепетали на ветру, издавая чудесный, мелодичный звон, как будто тысячи маленьких хрустальных колокольчиков запели на разные лады. Притихли, приумолкли птахи, вслушиваясь внимательно в эту чудесную музыку. И потом каждая, подхватив одну-единствен-ную мелодию, радостно улетала с новой песней.
        С тех пор по весне, слушая пение птиц, я всегда думаю о том, что, может быть, где-то недалеко развеваются на ветру одежды Господа.
        * * *
        Друг, скажи, как имя невесты твоей?
        Имя невесты моей - страдание.
        Друг, скажи, где брачный чертог твой?
        Поле брани мой брачный чертог.
        Друг, скажи, хороши ли твои праздничные песни?
        Звон копий и мечей - мои праздничные песни.
        Друг, скажи, не твои ли братья-рыцари, шествующие в белоснежных, сияющих одеждах с алыми цветками в руках?
        Их тысячи и тысячи, моих братьев-рыцарей в сияющих одеждах, им нет числа.
        * * *
        Когда рождаются звезды?
        Когда плачет о нас Господь.
        Сверкнет в Божьих очах слеза-взойдет на небо звезда.
        Мириады их уже, но капают и капают слезы из Божьих очей - и падают, падают, падают звезды на небо.
        Сосчитаешь ли звезды-слезы на небе?
        Измеришь ли страдание Божьего сердца?
        А небеса - эти очи Божьи - глядят на нас со святой скорбью.
        * * *
        Черный рыцарь в черных доспехах, в черном плаще, на черном коне, черный рыцарь-Одиночество, вечный мой спутник, вечный мой противник, с которым вечно состязаемся, и нет победителя в этой борьбе, ибо равно сильны. И обречен он вечно следовать за мной на этой земле, пока не будет разрублен тяжкий узел.
        * * *
        Где можно найти божественные чудо-часы? Чтоб они показывали божественное время:
        - божественные утро и полдень,
        - божественные вечер и ночь.
        Чтоб, прислушиваясь к тиканью этих часов и присматриваясь к ходу стрелки, можно было с абсолютной точностью знать время и час.
        Время радости и час скорби.
        Время борьбы и час покоя.
        Время милости и час решимости.
        Чтоб будильник в этих часах звонил сам по себе и тогда, когда где-либо нужна помощь.
        Чтоб постепенно, шаг за шагом научиться жить по божественному времени и перейти в божественное измерение. Где же найти эти божественные чудо-часы?
        У себя в сердце.
        И прислушиваясь к стуку своего сердца, можно узнать время: божественное время милосердия и сострадания, мудрости и любви.
        * * *
        Как после прилива волны на берег там остаются камешки, так и после прихода Господа на склонах души остается золотой божественный песок, который Господь стряхнул со своих небесных сандалий. А его сандалии - само совершенство: легкие, воздушные, невесомые, искусно сплетенные Ангелами из тончайших золотых нитей света.
        Благословен Господь, если даже сандалии его так прекрасны.
        * * *
        Где-то в ядре нашего существа цветет ядовитый, роскошный и черный цветок смерти. Но плачет и плачет горькими слезами душа. И о чудо! На лепестках цветка проступает благотворная роса жизни, убивающая весь яд.
        В глубине нашего существа, как в сосуде, находится горький корень корень смерти. Но плачет и плачет душа, заполнила сосуд слезами. И о чудо! Настоянные на горьком корне слезы превращаются в чудесное вино!
        Отвратительная грязная кудлатая старуха ведьма смерть стоит и подстерегает нас. Но плачет и плачет душа. Постепенно, покров за покровом снимается грязная одежда со старухи, постепенно разглаживаются морщины и выпрямляется спина. И о чудо! Вот уже не старая безобразная ведьма, а прекрасная нежная фея преклонила колени пред силой Божьей любви.
        Инок - таинственно иной - словно лунный свет. Ты один инок, но влюбленный в солнце, которое питает тебя своими кусочками - солнечными ягодами-вишнями.
        Инок - монета золотая, где, отражаясь и переливаясь, луч солнца находит успокоение.
        Инок - бархатистый наливной персик, взращенный Божественным Садовником.
        * * *
        Лето укачивает нас на золотых качелях. Нежный шепот и шорох листьев обволакивают душу как Божья любовь.
        Небо, перемешавшись с радугой, загустело на солнце и рассыпалось разноцветными леденцами на радость детям.
        * * *
        Когда взгрустнется Тебе, Боже, я приду, сочиню и спою песню о том, как прекрасны луга и цветы, бабочки и птицы, которые Ты сотворил.
        Когда запечалишься Ты, Господи, я приду, положу руку Тебе на плечо и расскажу сказку о том, как прекрасны и таинственны море и рыбы, горы и солнце, которые Ты сотворил.
        Утешим же Господа нашего, не оставим Его в печали. Споем Ему новую хвалебную песню.
        * * *
        Любовь неуловима, как бабочка, как аромат цветка, и кажется - нет средств, чтобы ею обладать. Но нужно просто полюбить Любовь. И тогда она придет, закутанная в красный плащ, таинственно поцелует тебя в уста, обнимет и будет вечерять с тобой, как сокровенный друг.
        * * *
        На лесной опушке, на земляничной поляне,
        Из созвездия земляники соткался Ты
        Мой земляничный Бог,
        С кудрями, источающими душистое благоухание,
        С земляничным соком, каплющим с твоих уст.
        Ты прекрасен, сладок и желанен,
        Как горсть земляники на ладони.
        Из трепетной волны нефритовой соткался Ты
        Мой изумрудный Бог.
        Ты овеял меня прохладой и нежностью.
        Из золотых, синих, желтых, красных
        Разноцветных огоньков
        Соткался и воспламенился Ты
        Мой пламенеющий Бог.
        Ты был горяч и ревнив.
        Ты сам желал и сам родил любовь мою.
        Как белоснежная пена, лебедь-любовь моя,
        И она поплывет к тебе,
        И крепко обовьется вокруг тебя,
        И скрепит поцелуем-печатью Вечности
        Любовь нашу
        И не вырваться тебе вовек, не разъединиться,
        А только покориться,
        Мой нежно-загадочный Бог,
        Господин души моей.
        * * *
        По обе стороны одиночества-ты да я. И катится слеза моя по щеке, и как будто целая Вселенная в ней заключена: таится и сверкает в хрустальной капле.
        Душа моя, порождаешь ли ты миры?
        * * *
        Закутаюсь в плащ, вытканный из слез, посмотрюсь в зеркало одиночества и двинусь в неизведанное.
        И вдруг, в дороге я встречу другого - друга дорогого, как дар в дороге, а вдруг?
        Я закутаюсь в плащ, вытканный из слез, посмотрюсь в зеркало одиночества и двинусь в неизведанное.
        * * *
        Я есть таинственное море, на дне которого в сверкающей прозрачности цветет сама хрупкость-ветка коралла - это моя душа.
        А ты стоишь на берегу. И твоей перламутровой кожей выявляется нежность.
        И расступилось море. И расцвела твоя нежность на ветвях моей хрупкости.
        * * *
        Я - осень-зрелая тонкость-тончайшей зрелости.
        На золотеющем листе просвечивает плетение узоров.
        И если ты будешь настойчив, то разгадаешь письмена моего сердца.
        * * *
        Сердце Иисуса-долина лилий-Дев непорочности и целомудрия. И если вступить в рыцарский орден и послужить белой лилии, то она расцветет в твоем сердце и одарит тебя золотом своего сияния.
        * * *
        Голубое сияние елей, голубое сияние сосен встретились, обнялись и стали искать дружбы голубой лучезарности сапфира - сердца святого.
        И стали они вечерять: сияние свечения и лучезарность - три голубых струящихся эльфа, увенчанных красными коронами-шишечками.
        И сошла вечерняя Мудрость-Прохлада и овеяла их ароматами.
        * * *
        Осенний воздух хрустально прозрачен. Узорами обнажённых от листьев ветвей, расчертивших небо, начертана любовь Божия.
        * * *
        Прозрачная невесомость нежной юности березок-дев заворожила ажурным кружевом листьев меня.
        * * *
        Прекрасен и таинственен цветок лотос. Днём он дремлет, погрузившись в глубину воды, но как только последний луч солнца скроется за горизонтом и темнота ночи ниспадет на землю, он пробуждается, поднимается на поверхность и раскрывает свои лепестки.
        А Господь насадил огненные лотосы в океане жизни. И как только стемнеет, они начинают гореть и сиять немеркнущим светом, указуя путь.
        * * *
        Яблоня по осени застыдилась, зарделась под яблоками - огненными поцелуями Божьими.
        * * *
        Ангел мой хранитель, слети с небес блаженно-голубых, своим крылом златым смахни слезу мою в свою ангельскую котомку.
        * * *
        Лилово-сиреневые слоны из моих сказочно-розовых снов спустились с серебряных гор на танцующих дымчато-матовых облаках.
        Окружили меня, вскинули головы, сверкнули таинственно-темным бисером глаз и запели приветственную песнь восходящей Вечности.
        * * *
        Твой золотой кораблик уже отплывает в золотую Вечность. Волны тихо качают его, как качает мать младенца на руках, когда он засыпает, и как нежно качает Господь возлюбленную душу, убаюкивая ее и любя.
        Но не у всех есть эти золотые кораблики. Тогда Господь взял мандарин, очистил и разделил его на золотистые дольки-ладьи и раздал всем по одной.
        * * *
        Есть в небе созвездие - Большая Медведица. И любой, даже ребенок, узнает его. Это, пожалуй, единственное созвездие, которое знает каждый. И всегда, взглянув на небо, можно увидеть ковш Большой Медведицы. Что же говорит сердцу этот таинственный ковш' Он говорит о том, что черпает им Господь из океана Своей Божественной любви и изливает на нас ее сверх всякой меры. Вечно наклонен этот чудный ковшик и вечно изливаются из него золотые струи Божественной любви.
        * * *
        Роскошным черным цветком распустилась южная ночь, а на лепестках его сверкают крупинки росы - звезды.
        * * *
        Серебристая нежность окольцевала дитя, подарив серебряные цепочки и колечки на пальчики. Серебристая нежность пленила дитя, целуя его в губы и касаясь ее души серебристым воздушным одуванчиком. А дитя так любило раздувать серебристые одуванчики, как радужные мыльные пузыри. А серебристые одуванчики мечтали хоть на миг стать разноцветными пасхальными яичками. И в этом им помогли их солнечные златоустые братья-одуванчики, поделившись солнечными лучами, которые, преломившись в серебристо-хрустальных одуванчиках, окрасили их во все цвета радуги.
        * * *
        Друг мой! Видел ли ты когда-нибудь глаза Иисуса?
        О, эти волшебные глаза!
        Сияющие, цвета спелых маслин и в то же время цвета изумруда.
        О, эти волшебные глаза!
        Друг мой! Видел ли ты когда-нибудь кудри Иисуса?
        О, эти чудные кудри!
        Сияющие, цвета спелой ржи, нежные, как перламутр.
        О, эти чудные кудри!
        Друг мой! Видел ли ты когда-нибудь плащ Иисуса?
        О, этот легчайший плащ!
        Серебряный, оседающий на пальцах легчайшей сверкающей пыльцой.
        О, этот легчайший плащ!
        Касался ли ты его?
        Друг мой! Созерцал ли ты когда-нибудь Царство моего Иисуса?
        О, Царство!
        Свечение нефрита, тончайший звон морской волны, несмолкаемая песня красоты и любви.
        О, Царство Иисуса!
        * * *
        Пять белоснежных шаров, похожих на отборный жемчуг, принес мне Ангел света.
        Они прекрасны, как сердце Иисуса, мои пять белоснежных шаров, похожих на отборный жемчуг.
        Где же нашел ты эти пять жемчужных шаров, о высокий Ангел света?
        Может, птица диковинная принесла их тебе из нездешних миров на своих светящихся перьях?
        Может, рыба дивно-невиданная приплыла с ними из пучин морских?
        А может, девственный единорог, прекрасный, как сама легенда, напевая, сотворил их?
        А может, из глубины сердца Иисуса дерзновенно похитил их, о благородный Ангел света?
        Как прекрасен ты, высокий Ангел света с белоснежными шарами, похожими на отборный жемчуг!
        Как сказочна и прекрасна моя ёлка с жемчужными шарами, которые ты принёс, о высокий Ангел света!
        О, эти пять белоснежных шаров, похожих на отборный жемчуг, - дар любящего сердца!
        О, эти пять жемчужных шаров!
        * * *
        Дух святой - это златокудрый мальчик с голубыми бисеринками на каждом волосике, блаженно-нежный отрок. Он одет в белоснежную рубашечку, светящуюся, как белая роза на солнце, а в руке он держит сиреневый румяный шарик, расписанный цветами-узорами.
        Он весел и радостен, мой златокудрый мальчик, он достает своей серебряной ручкой с неба лиру звезд и танцует, играя перед лицом Отца в саду блаженных цветов, блаженных, как сладчайший зефир. А как он смеется, мой златокудрый отрок! Его смех -это трепет серебряного дождя перед лицом Иисуса.
        А еще у моего светлого отрока есть котомочка, вся расшитая пуговицами-солнышками, где он носит серебряные коньки. И когда приходит время, он их надевает и кружится, и кружится в дивном ледовом танце.
        Святой дух - это сливовое дерево, увешанное полновесными плодами, а в кору-тело врезаны навечно тысячи маленьких серебряных крестиков, скрепленных между собой.
        Он гуляет по бирюзовым волнам вечной юности, вечно отрок. В венке из полевых цветов он гуляет по волнам вечной юности.
        И разве сияние тысяч солнц сравнится с его лучезарной божественной улыбкой?
        Он - синий-синий лебедь в золотой короне, который предстает передо мной как сияющий Ангел мечты, как сама мечта.
        Он-горсть сладких золотых орехов на моей ладони. Он ходит кругами Вечности легкой танцевальной походкой.
        * * *
        Мой нежный-нежный Бог Иисус - цветение золотящегося блаженства.
        Его нежно-нежное тело - расцветающее сверканье снега. Мой нежный-нежный Бог Иисус-цветение опустившихся снежинок на кораллах моих губ.
        Мой нежный-нежный Бог Иисус - ворох разноцветных блёсток. Его поцелуи я нанизываю, как бусы, сделанные из пахучего дерева.
        Мой нежный-нежный Бог Иисус стоит, сияя Своими одеждами с букетом роз в руке. Он приготовил их для меня.
        Мой нежный-нежный Бог Иисус - вечно зеленеющее дерево ели, которое я люблю украшать спелыми наливными яблочками.
        Его нежно-нежная душа, как сиреневая черепашка на моей ладони, и я тихонечко дую на нее, боясь потревожить ее дымчато-сиреневую грусть.
        Мой нежный-нежный Бог Иисус-тысячи затейливых теремков-избушек, танцующих восхитительный танец Вечности.
        THE BEST BOY-FRIEND IN THE WORLD
        Я похитила его у тысяч и тысяч девических глаз, рук и губ. И теперь он мой верный друг. А они печально вздыхают о дивной потере.
        Мой друг - печально-прекрасный Ангел, золотеющий перьями крыльев на вечерней заре.
        Мой друг-это сверкающая прозрачность, пронзенная серебряными копьями-стрелами моей любви.
        - Совершенное исполнение святой лазурности.
        - Корзина с веселыми, играющими гномами.
        Мой друг - это палитра, на которой стоят коробочки с пестрыми красками, и я макаю туда свою кисточку и рисую мультики.
        Мой друг - это цветение узоров в насажденном саду. И я своей ручкой сплетала эти узоры. А он был тих и кроток, когда я пальчиками касалась серебряных нитей его благоуханной души.
        Мой друг - это веер дивных чудес, которыми он веет, заключая меня в оковы своей благоговейной нежности.
        По утрам он дарит мне утренние колокольчики и целует в губки ангело-клубничным и ангело-цветочным поцелуем.
        А по вечерам он приходит и снимает узорный башмачок с моей правой ножки, полный секретов и сюрпризов. Он целует мои реснички поцелуем-пухом. И на моих ресничках оседают золотистые пушинки - сон.
        Его слезы - звездный жемчуг. Этим бисером он расшил мой плащ. Он опутывает им меня ночью и баюкает.
        То здесь, то там я слышу звон тысяч игрушек, которыми он звенит, завлекая меня.
        Мой друг - птица Аргус с тысячью глазами на хвосте. И я каждое утро прошу Господа, чтобы он остановил колесо времени, чтобы я могла перецеловать каждый алмаз его тысяч глаз.
        Мой друг - это рыба сплетённых затейливостей-узоров, которые только я и читаю.
        У моего друга сердце - браслет-сказка из подвешенных бубенчиков, колокольчиков и драгоценных камушков.
        И когда он приближается ко мне, они переливаются нежным звоном при его походке.
        Мой друг-это танцующая голубая нежность перед моими очами. И я похитила его у тысяч и тысяч девических глаз, рук и губ. И он прекрасен, мой верный друг. А они печально вздыхают о дивной потере.
        * * *
        Из нежного божественного бархатного мрака возникли голубые-голубые голуби.
        Из нежного божественного бархатного мрака возникли алые-алые цветы.
        Из нежного божественного бархатного мрака возникли хрустальные-хрустальные ели.
        Из нежного божественного бархатного мрака возникло золотисто-золотое сердце Иисуса.
        О, нежная чернота божественного мрака, нежно обволакивающая душу, от прикосновения которого слезы-алмазы души выкатываются на черный бархат мрака.
        * * *
        В серебряных-серебряных небесах гуляют голубые-голубые голуби.
        В зеленых-зеленых стеклышках, обкатанных морем, живут золотые-золотые души эльфов.
        В серебряной-серебряной избушке-орехе живет голубой-голубой кот с золотыми усами.
        На оливковом-оливковом дереве живет оранжевая-оранжевая птица-странник с глазами-бусинками, как горный хрусталь.
        В розовых-розовых нежных раковинах живут древние-древние зеленоглазые чуда.
        Оркестр тысяч хрустальных-хрустальных ежиков играет на серебряных-серебряных флейтах.
        Веселых-веселых гномов я превращаю в золотые-золотые бусы и нанизываю на серебряную-серебряную ниточку.
        * * *
        И он придет, мой Господь, перламутрово-розовым закатом.
        И нежно-розовая дымка окутает голубое небо и дома.
        Его золотой локон упадет на зеленые деревья и обовьется вокруг цветущих алмазным цветом ветвей.
        Бисер с его колечка рассыплется и засверкает в весенних лужах.
        И улыбка его будет, как голубые играющие дельфины в серебряных волнах.
        Он коснется серебряным изукрашенным жезлом наших сердец.
        И зацветет там перламутровый закат.
        И он придет, наш Господь, тысячью золотых бантиков, расшитых бесценным жемчугом.
        И затрепещет, заволнуется вечное покрывало мира, запоет бубенцами и колокольцами. Когда розовым перламутром заката придет наш Господь.
        * * *
        Сокровенное дерево, воздев к небу руки-ветви, поет псалмы.
        А там, в небесах, мой Бог-душа сиреневая, тело серебряное, и от Его волос исходит голубое сияние.
        * * *
        Тихой поступью виноградных лоз пришел Господь на землю. Вечное и святое солнце мира налилось янтарными ягодами. И что может сравниться с вкушением этих сладчайших ягод.
        * * *
        Волшебный сад зверей чудных я видела - быть может, наяву, а может быть, во сне.
        А посреди этого сада синел замок, где, быть может, жил Иисус.
        И я видела Его, быть может, наяву, а может быть, во сне.
        А вокруг замка цвело аметистовыми волнами озеро, быть может, наяву, а может быть, во сне.
        А в озере жил сказочный сияющий золотой поющий кит.
        И я видела его, быть может, наяву, а может быть, во сне.
        Среди диковинных камней, быть может, наяву, а может быть, во сне, жил день-цветок.
        И цвел он каждый день над садом, замком, озером, быть может, наяву, а может быть, во сне.
        А птица, вся золотая, быть может, наяву, а может быть, во сне стерегла диковинные владения: синий замок, волшебный сад, аметистовое озеро. Чудные звери, кит и озеро, быть может, наяву, а может быть во сне поют диковинные песни по утру.
        Блаженный отрок Иисус, быть может, наяву, а может быть, во сне подарил мне ключ от Его владений.
        И я гуляю там иногда, быть может, наяву, а может быть, во сне.
        * * *
        Когда выходит Сын Божий на вечернюю прогулку, то за ним по небесному своду, как послушные овечки шествуют тысячи и тысячи серебряных звездочек. И еще имеет Сын Божий при себе лук и колчан со стрелами. И когда увидит Господь дитя на земле, то натянет Он на лук тетиву и пустит стрелу в направлении звезды. Нежно коснется стрела лучика звезды. И тогда звездочка, повинуясь Божьей воле, соскользнет легко и, медленно, и кружась в танце, будет опускаться на землю. И прямо в нежные ручки ребенка упадет эта звезда.
        И созерцает дитя тогда Господа, как звездную наполненность, как хрустальный бокал звёздной наполненности.
        * * *
        Волшебный день расцвел голубой молитвой.
        Волшебный день проплыл золотым хоралом.
        Волшебный день омылся серебряным псалмом.
        И полюбила день, который расцвел голубой молитвой, фиалка.
        И полюбило день, который проплыл золотым хоралом, солнце.
        И полюбил день, который омылся серебряным псалмом, ручей.
        И пришел медведь и поцеловал фиалку, полюбившую день, который расцвел голубой молитвой.
        И прилетела пчела и поцеловала солнце, полюбившее день, который проплыл золотым хоралом.
        И пришел олень и поцеловал ручей, полюбивший день, который омылся серебряным псалмом.
        И спустилась на радужных крыльях красота и покрыла крыльями медведя, фиалку, солнце, пчелу, оленя и ручей.
        А волшебный день расцветал голубой молитвой, проплывал золотым хоралом и омывался серебряным псалмом.
        28 января 1998 г., в день рождения любимой мамочки.
        * * *
        Благословенна бабочка, чьи крылья исполнены меда, - златой надежды чудный вестник.
        Благословенны нежно-голубые скалы, похожие на чудесные замки, Царства Божьего вестники-братья.
        Благословен Господь - голубой эльф, танцующий на белоснежных шарах.
        * * *
        Однажды Иисус - кроткий белоснежный лебедь - полюбил лилию - нежную волшебницу. Он полюбил ее всем своим божественным сердцем.
        И решил кроткий лебедь Иисус пойти в гости к нежной волшебнице лилии. И когда дивный гость подошел к красе полей лилии, она овеяла его струящимся золотистым целомудрием.
        И стал Иисус как пылающее диво любви. И увенчал он лилию маленькой золотой короной.
        РАЗМЫШЛЕНИЯ
        * * *
        Я нанизываю жемчуг молитвы на серебряную ниточку души. Взрастив в душе огненный цветок молитвы, нужно беречь этот нежный цветок, как зеницу ока.
        На огненных крыльях молитвы взлетает душа к Богу.
        * * *
        Господь постепенно вводит и погружает в бездонную тайну Креста.
        Тайна Креста - это тайна любви.
        Тайна любви - это тайна Креста.
        * * *
        Огромная трагедия Бога - отпадение человека.
        Как будто что-то выпало из глубины сердца.
        Кровоточит Божье сердце.
        * * *
        То, что Господь пришел в мир и принял крест, и был распят - в этом неизмеримая Его любовь к человеку.
        Такова Его любовь.
        * * *
        То, что Бог страдает с человеком, а человек страдает с Богом, делает их сокровенно близкими, спаянными, скрепленными кровью.
        * * *
        Велико страдание, но еще больше любовь, каплющая с креста.
        * * *
        Прощая друг другу, мы прямим пути Господу.
        Где была ссора и воцарился мир, там Христос прошел легкой поступью, там слышно благоухание Его одежд.
        * * *
        Когда человек прощает от сердца, у него вырастают крылья.
        У сердца вырастают крылья.
        Это можно сравнить с куколкой: из нее постепенно высвобождается бабочка, а у бабочки постепенно растут крылья.
        И вот душа была как гусеница, а прощая, стала как бабочка. Все мышцы души были сведены судорогой и вот расправлены и готовы к танцу.
        * * *
        Как и когда происходит загорание человеческого сердца (разбойник на кресте)?
        Вот тайна из тайн, чудо из чудес.
        А ты, верующий, да послужишь спичкой в руках Божьих.
        И не звезды в ночи, а горящие человеческие сердца.
        Сколько их, этих чудных светильников Твоих, Боже?
        * * *
        Когда Господь дает тебе чашу скорби, пей ее, чтоб каждая целительная капля проникла в кровь.
        Но знай меру, не услаждайся ею, дабы не быть исступленным.
        Скорбеть надо трезвенно.
        Когда Господь дает тебе чашу радости, прими и пей ее, и не оглядывайся на чашу скорби, как будто и не было ее, ибо в чередовании их и есть мудрость и любовь Божья.
        Да будет гибкой душа, да поспешит она не проронить ни драгоценной капли радости, ни драгоценной капли скорби.
        И на горьких травах настаивается чудное вино.
        * * *
        Как драгоценна серебряная скань, но насколько драгоценнее и ювелирнее нервная и кровеносная система человека.
        Драгоценна и хрупка ваза из горного хрусталя.
        Насколько драгоценнее и хрупче сердце человека.
        * * *
        Каждый свой вздох, труд, радость и страдание положи к подножию Господа, как верный рыцарь кладет свою добычу к ногам короля.
        Трудись на ниве Божьей, будь землепашцем своей души.
        Борозди душу плугом покаяния, взращивай любовь.
        Будь рыцарем правды, бесстрашным и честным, будь менестрелем, сладкопевцем красоты.
        Добивайся Господа, как жених добивается невесты.
        * * *
        Иногда ощущаю себя облеченной в горечь греха, эта горечь в каждой капле моей крови, в каждой клеточке тела, даже на языке.
        Опытом познаю пребывание в благодати и пребывание в грехе.
        Тяжко это болото, взираю оттуда на Господа моего, но знаю: сие горькое лекарство для исцеления.
        Душа познает горечь греха.
        Грех - горький.
        Может, отсюда слова похожи.
        * * *
        Человек в религиозном опыте проходит весь "исторический путь": "Ветхий Завет" - чаяние и отчаяние, невозможность соединиться с Богом.
        "Из глубины воззвах к Тебе, Господи".
        Из метафизической глубины отчаяния, одиночества, богооставленности, страха и мрака.
        Христианин во внутреннем опыте измеряет глубину отпадения человека от Бога.
        Измеряет эту горькую бездну.
        * * *
        Когда человек испытывает скорби и искушения, то степени приближения благодати бывают разные.
        Бывает равномерная сорастворенность радости и страдания.
        Бывает скорбь сильнее и бывает полная богооставленность.
        Но бывает и благодать сильнее, и тогда скорбь воспринимается с радостью.
        * * *
        Есть тайна в том, что страдание сорастворено с радостью, боль - с любовью, красота - с крестом.
        Любовь - боль - свобода.
        Страдание -радость: один корень, т.е. одно заключается в другом, и одно переходит в другое.
        Крест - красота.
        Израненная красота с креста.
        * * *
        Только в безграничном и бесконечном целомудрии пребывает и покоится тайна.
        * * *
        Как воздух объемлет землю, как океан обтекает материки, так и любовь Божья обнимает всё.
        * * *
        Парадокс: чем далее продвигается человек по христианскому пути, тем ранимее и хрупче становится его сердце, пока и вовсе не превратится в кровоточащую рану.
        * * *
        На крыльях бабочек начертаны тайны Царства.
        * * *
        Осень - это молитвенное состояние природы. Отдав долг плодородия, она собирает золото молитвы Богу.
        * * *
        Три лика любви: тайна, нежность, целомудрие. Танец любви; танец тайны.
        * * *
        У католиков три гвоздя в Распятии, у православных - четыре.
        У нас всегда на один гвоздь больше.
        БОЖИЙ КЛЕЙ
        В крахмале содержится сахар, из крахмала делается клей (добывается из клейковины). Любовь Божья - это сладость и клей, которым склеиваются все трещины бытия.
        * * *
        Золотые монеты одиночества - это единственное мое богатство.
        Возлюбленная сестра свобода - это единственное мое утешение, радость очей моих.
        Свобода пребывает в одиночестве, а одиночество облекается в свободу.
        * * *
        Скорбь - поцелуй Бога.
        Страдания - Его объятия.
        Страданиями рождаемся Богу.
        Страдание отверзает дверь, которой входит Господь.
        * * *
        Как канатоходец по канату, идет христианин по линии разлома бытия, как в водоворот, попадает он в самую сердцевину его раздвоенности.
        * * *
        Божественным мраком, как бархатным плащом, окутывает Господь душу, чтобы она воссияла Божественным светом.
        Дверью невыразимой тьмы проводит Господь душу к невыразимому свету.
        Через мглу бытия, как через крестное решето, просеивает Господь душу, чтобы не осталось и крупинки греха.
        Благословен Великий Труженик Господь. Вечный неустанный Попечитель и Промыслитель.
        * * *
        Вечность - это очень хрупкая вещь: нести её нужно осторожно, чтобы не разбить, потому что собирать осколки очень трудно.
        * * *
        Псалом так же прекрасен, как и северное сияние.
        * * *
        Зачем розе шипы? Чтобы никто не посмел брать красоту грубыми руками. Так же и Царство Божие.
        * * *
        В браке есть некая таинственная хрупкость, как в бабочке, одуванчике или хрустальной вазе. Но чем более относимся к нему, как к хрупкости, тем прочнее (крепче) он становится.
        * * *
        В несовершенстве кроется, прячется совершенство; если оно осознает себя неполнотой, оно влечется таинственно и непрестанно к совершенству, как невеста к жениху.
        * * *
        Привлекательность пола должна прятаться в целомудрии, как луч света в горном хрустале, как новогодний сюрприз в блестящей, переливающейся обертке.
        * * *
        Секрет в том, что все нужно делать во славу Божию, и тогда все земное получает небесную печать.
        * * *
        Господь восхищается своим творением, он глядит на него с восхищением.
        * * *
        Христианин, конечно, должен стоять ногами на земле, но головой он должен упираться в небо.
        * * *
        Христианина должны сопровождать три грации: точность, гибкость, легкость, и он должен (носить) иметь волшебный сундук, в котором спрятаны: игра, чудо, загадки, сюрприз, тайна.
        * * *
        Христианин должен противопоставлять духу тяжести дух христианской бодрости.
        * * *
        Истинный христианин должен обладать завораживающей, зачаровывающей привлекательностью и тем самым свидетельствовать о том, как прекрасен Господь.
        * * *
        На самом деле боль, унижение, оставленность - огромная привилегия человека, потому что делает его близким братом Христу.
        * * *
        Страдание делает человека Богом, а Бога - человеком.
        * * *
        Один-дин-дин - звенит колокольчик одиночества в сердце.
        Новый день - дин-дин и еще один день-день, но ты всё равно один-дин-дин - звенит колокольчик одиночества.
        * * *
        Быть может, в богооставленности наивысшее богоприсутствие. Богооставленность - мера достоинства человека.
        * * *
        Прекрасно вдыхать аромат Господа своего, дышать им.
        * * *
        Должно быть сотворчество Бога и человека. Человек тоже может предложить какие-либо идеи насчет своей жизни, а Господь может принять их или нет.
        * * *
        В браке двое танцуют вокруг еще не выявленной красоты, таким образом ее рождая, а потом красота начинает танцевать в браке. Получается трио.
        * * *
        Когда человек танцует, в нем танцует весь космос, при каждом движении выкладывается мозаика мира.
        * * *
        Восходя - нисходи (Бог-ближний). Восходя к Богу, снисходи к ближнему.
        * * *
        Царство - это богатство разнообразия (мира) и в разнообразии богатство созерцания бесконечных переливов красок.
        * * *
        Вера, как магнит, притягивает чудеса.
        * * *
        Вера, как магнитный полюс Земли, притягивающий заряженные частицы Солнца (в результате чего возникает северное сияние), притягивает красоту.
        * * *
        Друг, не оставь Бога в одиночестве.
        * * *
        Чем более чувствую свою немощность и грешность, тем более уверена в милосердии Бога, тем более чувствую милосердие и прощение.
        * * *
        Почему так тяжело в периоды богооставленности? Потому что в эти моменты человек, хотя и продолжает жить во времени, но страдает он в Вечности и болезнует Вечностью.
        * * *
        Дни выпадают из Вечности каждый раз новым раскладом судьбы. Часы выходят из Неведомого каждый раз новой загадкой. Минуты являются из Небытия - полем брани на неизвестной местности.
        * * *
        Ты не думай, что ты одинок. Ты не одинок, потому что у тебя верный друг - твое одиночество.
        * * *
        Господь всемогущ. Но, как ни странно, вера слабого, немощного творения воодушевляет (если, конечно, правомерно так выразиться) творить Господа чудеса.
        * * *
        И если нет ран у тебя, то как же их перевяжет Господь, как же Он помажет их своим исцеляющим бальзамом? И если нет ран у тебя, то никак не узнать тебе силу Божьей любви к тебе.
        * * *
        Иногда мгновения переживаются, как разломанная бесконечность.
        * * *
        Серебряно-сиреневой грустью отливает душа перед Богом.
        * * *
        Вот вижу крест, но Господа моего распятого не вижу, а только полыхающий огонь любви.
        * * *
        Какая самая великая тайна, тысяча и одна загадка? Тайна любви Бога к человеку.
        * * *
        Цветок кроток и нежен, потому благоухает, если человек будет кроток и нежен, то он тоже будет благоухать.
        * * *
        * * *
        Заснеженные ветки дерева - унылый зимний пейзаж, но вот вдруг сели снегири, и как будто огоньки все озарили, так и душа - унылая, заснеженная ветка до того, как придет огонек Божий (не сядет снегирь огонька Божьего).
        * * *
        Когда душа плачет, скорбя вместе с Господом Христом, то за каждой скатившейся слезой прилетает Ангел. Он уносит ее в Вечность как некое бесценное сокровище.
        * * *
        Господен блюз - это Африка, ликованием красок сияющая, это зебры, жирафы, слоны, звенящим солнцем пронизанные.
        * * *
        Ох, и сильна Божья любовь, ох, и крепки объятия креста.
        * * *
        Тайна в том, что Господь смиренно и любовно склоняется перед творением Своим, возвеличивая его и вознося на неописуемую высоту.
        Тайна в том, что когда творение (неповторимая личность) любит Господа, Господь открывает в себе что-то новое (как в браке).
        * * *
        Молитва творит упруго-вязкую ткань пространственной реальности.
        * * *
        Любую мифологию и сказку можно прочитать, надев "христианские очки".
        * * *
        Через жизнь животных Господь вступает в диалог с человеком, как бы приглашая его принять участие в самой увлекательной игре, состоящей из загадок и отгадок. И через них, как бы приоткрывая себя, но не до конца, тем самым увлекая человека к дальнейшему познанию.
        * * *
        Мифологический Атлант на своих плечах держал небесный свод, а ты, Господи, распявшись на колесе мира, повернул его вспять, но не просто назад, а в преображение. И своими руками Ты остановил время, переведя стрелки его часов в Вечность. И своими руками Ты остановил навечно и удержал Смерть.
        * * *
        Труднее всего, умирая, не умирать.
        * * *
        В "голой" правде нет правды, а есть полуправда, а полная правда есть в милосердии.
        СТИХОТВОРЕНИЯ
        * * *
        Сыне Божий,
        Сыне Нежный,
        Сыне Кроткий,
        Сыне Божий,
        Сыне Божий
        В поднебесье
        Лучше лучших
        Сыне Божий,
        Краше красных
        Сыне Божий,
        Из лазурных стран
        Лучистых,
        Тише тихих
        Сыне Божий,
        Легче легких
        Сокровенный,
        Сокровенный Сыне Божий,
        Ясно-ясный свете сердца
        Сыне Божий,
        Сыне Нежный,
        Драгоценный Сыне Божий.
        * * *
        Господь играет на дудочке,
        На серебряной дудочке тихо
        Он играет, и нежные звуки
        Золотою росою каплют.
        Сыне Божий плачет на камушке,
        На холодном камушке тихо
        Плачет Он, и пречистые слезы
        Божьим бисером каплют на землю.
        * * *
        Как в небесной мастерской
        Шьют наряд мне дорогой
        В поднебесье кузнецы
        Мне сплели златы венцы.
        * * *
        Голубые кони с золотою гривой
        Васильковым полем,золотою нивой Мчатся и играют, искры рассыпая,
        Словно Ангел милый за собой их манит. Не за сине море, не в чужие страны,
        Манит он их горе в светозарны дали
        Голубые кони с золотою гривой,
        Вечности раздолье. Божьи переливы.
        * * *
        Майклу Джексону
        Король-солнце по небу идет,
        Король-солнце песню поет.
        Полдневную песнь запевает,
        В лазурном саду он гуляет.
        А принцесса луна
        Танцует одна,
        Уже много веков она ждет того,
        Кто танцы ее разгадает.
        Но вот в звездной ночи
        Раздались шаги.
        Скользящий легко-лунный шаг.
        Он прекрасен, танцующий так.
        С тех пор принцесса луна
        Никогда не танцует одна.
        * * *
        Алмазный крест в душе моей
        Алмазы слез высекает.
        И омывают они, омывают
        Печали и грех моих дней.
        * * *
        Как осенний лист кленовый,
        Прекрасен мой Господь.
        Как янтарь морской,
        Прозрачна и таинственна Его душа.
        Как луговой мед,
        Сладка Его любовь.
        Как тысячи белоснежных голубей,
        Его веселье.
        * * *
        Нет драгоценнее имени,
        Чем нежное имя Иисус.
        Нет другого имени,
        Чем дивное имя Иисус.
        Жемчужина жемчужин
        Земли и небес
        Чудное имя Иисус.
        Несказанно возлюбленное,
        Сокровище сокровенное
        Святое имя Иисус.
        Когда я касаюсь тебя,
        То словно жемчуг рассыпаю.
        Когда обнимаю тебя,
        То словно нежностью умываюсь.
        Когда я целую тебя,
        То словно звезду зажигаю.
        Когда я смотрю на тебя,
        То в злато любви облекаюсь.
        * * *
        В далекой-далекой стране,
        На высокой-высокой горе,
        На злато-золотом дереве
        С плодами-ягодами
        Из драгоценных камней
        Живет птица Святой Радости.
        Но заснула сладким сном
        Птица Святой Радости.
        Спрятала голову под крыло:
        Не слыхать ей ни горя, ни плача людского.
        Ты проснись-очнись,
        Птица Святой Радости,
        Ты воспрянь-воспрянь
        От сладкого любезного сна.
        Да полети ты,
        Птица Святой Радости,
        На скорбную землю.
        Ты покрой ее, страдалицу,
        Своими крылами.
        Да защити людей,
        Птенцов своих,
        От коршуна - горя лютого.
        * * *
        Голубое небо
        Нежно поцелую,
        Расцелую звезды,
        К сердцу их прижму,
        И заплачу просто
        Чистыми слезами,
        И в молчаньи сердца
        Тихо я вздохну.
        И тропинка вьется,
        Дивно золотистая,
        И загадкой вечной
        В лес она манит,
        И листва лесная
        Молитвою лучится,
        И огнь сокровенный
        Белочкой горит.
        В этой малой шишечке
        Слава мироздания,
        Божьими загадками
        Ты рассыпал их.
        Ох и любишь, Господи,
        Загадки Ты затеивать,
        Но не лыком шиты
        Детушки твои.
        Загадал мудрено,
        А разгадка просто,
        Просто на ладони
        Камушком лежит.
        Это Сыне Божий
        Воспевает песню,
        Что любовью пламенной
        По жилочкам бежит.
        ГОЛУБАЯ ДЕВОЧКА
        Голубая девочка,
        Голубой цветочек,
        Вышла погулять
        На златой песочек.
        Ты - медовый ангел мой,
        Ты - дитя святое,
        О тебе ликует
        Небо голубое.
        Башмачки узорны,
        Бубенцы привязаны,
        Позвенишь ты нежно,
        А шнурки развязаны.
        Завяжу шнурочки я
        Лучистой синеглазочке,
        Чтоб внутри у ней
        Расцветала сказочка.
        Ты - моя игрушечка,
        Пряничная девочка,
        Утренняя звёздочка,
        Карамель-леденчик.
        * * *
        Васильковый Иисус,
        Васильковая грусть,
        Тихо ангел поет,
        Хрупко ландыш цветет.
        Дар деревьев в дали,
        Чудодейственны дни,
        В белом бархате облаков
        Искупается гном.
        И волшебный конь,
        Словно дивный огонь,
        Из среброкрылых грез,
        Из перламутровых рос.
        Шелковистые небеса,
        Как причудливый сад,
        Тихо веет вокруг
        Ароматами луг,
        Где васильковый Иисус,
        Васильковая грусть...
        Тихо ангел поет...

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к