Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Крич Шарон: " Тропа Журавушки " - читать онлайн

Сохранить .

        Тропа Журавушки Шарон Крич

        Жизнь представляется Цинни Тейлор клубком  спагетти. Она мечтает вырваться из своего дома, в котором так много шума и суеты. Однажды Цинни  нашла на задворках фермы давно забытую всеми тропу и, камень за камнем, принялась расчищать ее. Эта длинная дорога помогла ей распутать тайну жизни тети Джесси.
        А пока Цинни гоняется в лесу за призраками, Джейк Бун пускается в погоню за ней...

        Шарон Крич
        Тропа Журавушки

        ТРОПА БАЙБЭНКС —ЧОКТОН
        

 

        1. Клубок спагетти

        В кухне у тети Джесси висели черви. Красные черви облепили комок коричневой грязи в миске. И миска, и черви, и комок грязи были вышиты крестиком на панно над плитой.
        Научившись читать, я разобрала голубые буквы чуть ниже: «Жизнь похожа на тарелку спагетти... » Черви оказались не червями, а длинными макаронинами. Я представила, как барахтаюсь среди липких клубков. Это и есть жизнь?..
        И дальше: «... иногда попадается тефтелька». То, что я принимала за комок грязи, было тефтелькой. Я поняла так: тефтелька — это потрясающий приз, который может достаться, если как следует раскопать спутанные макаронины жизни. Было к чему стремиться, ради чего барахтаться в липкой массе.
        За тринадцать лет жизни мне доставались и тефтельки, и комки грязи.
        * * *
        Меня зовут Цинни — Цинния Тейлор. Всю жизнь я провела на ферме в городке Байбэнкс, штат Кентукки. Наш дом вплотную примыкает к дому дяди Нэта и тети Джесси, будто это и не два дома, а один, разделенный глухой стеной пополам. У нас в семье столько народу, что порой не разберешь, кто ты сама. Будто все наши макаронины перепутались в одной большой кастрюле.
        Прошлой весной я открыла на задворках фермы дорогу — старую, заросшую травой и кустарником. Я сразу почувствовала: эта дорога моя, и только моя. Тогда я еще не знала, какой она окажется длинной, как тяжело будет ее расчищать, — а меня будет тянуть и тянуть к ней с неодолимой силой, точно лису в курятник.
        Эта дорога была словно клубок спагетти, где переплелись пути моей семьи, тети Джесси, дяди Нэта, мой собственный и Джейка Буна. Я долго трудилась, прежде чем смогла его распутать.

        2. Полоса затишья

        Пересечь коридорчик, ведущий из нашей кухни в комнаты дяди Нэта и тети Джесси, было все равно что уплыть назад по волнам времени. На нашей половине царил шумный хаос: с топотом и грохотом вверх-вниз по лестнице носились Бен, Уилл и Сэм; оглушительно орал приемник Бонни; гудел компьютер Гретхен; на стене надрывался телефон по душу Мэй.
        Но стоит миновать коридор, и наступает Полоса затишья — на половине дяди Нэта и тети Джесси тебя обступает могильная тишина. Взгляд скользит по старомодным подушечкам и вышивкам со стихами и изречениями; там пахнет корицей и мускатным орехом; мебель там гладкая на ощупь, накрытая мягкими пледами и покрывалами.
        Я могла проводить в Полосе затишья дни напролет. Братьям и сестрам там не нравилось, а для меня дядя
        Нэт и тетя Джесси, его Журавушка, стали вторыми родителями. Теперь у них не было детей, а когда-то была Роза, девочка, родившаяся в один год и месяц со мной.
        Когда нам было по четыре года, я подхватила коклюш и заразила им Розу. Роза болела тяжело и долго, очень долго. Когда она умерла, тетя Джесси повела себя очень странно. Она выдвинула нижний ящик своего массивного комода, перенесла его на стол и выложила дно розовым детским одеяльцем. Она положила Розу внутрь и зажгла на каминной полке дюжину свечей.
        Тетя Джесси верила, что первой колыбелью человека должен быть ящик комода (слава богу, поставленный на стол), как и его последним пристанищем перед тем, как тело опустят в гроб. Если положить умершего в ящик комода, он непременно возродится на свет невинным младенцем. Такие у нее были странности.
        Я то и дело прокрадывалась в комнату, чтобы посмотреть на Розу. Вот-вот закрытые глаза дрогнут, и она очнется. «Не трогай ее!» — говорили мне, но я не удержалась. Я похлопала ее по руке — и меня бросило в холодный пот. Это была не ее рука. Будто кукольная, восковая, ни холодная, ни теплая. Я долго после этого изучала свои пальцы — не станут ли они теперь тоже кукольными, как у Розы.
        Целых два дня в комнату входили и выходили люди, прощались с Розой, лежавшей в ящике. Мне было четыре года; я решила, что Роза попала в ящик из-за меня. Я все ждала, что меня накажут. Но взрослые только спрашивали, как я себя чувствую, и повторяли, что мне очень повезло. Особого везения я не ощущала. Мне все чудилось, будто это я лежу в ящике или что сейчас оттуда вынут Розу и положат меня.
        Казалось бы, раз я погубила Розу, а сама осталась жить, тетя и дядя должны были бы меня возненавидеть. Напротив — они окружили меня заботой. Я росла слабой и болезненной, чихала и кашляла от малейшего ветерка. И каждый раз, когда я болела, тетя Джесси уносила меня к себе, кутала в одеяло и нянчилась со мной, пока я не поправлялась.
        Иногда она звала меня Розой вместо Цинни. Меня охватывало странное чувство, и я думала: а вдруг я и есть Роза, вдруг на самом деле умерла Цинни, и тетя Джесси — моя настоящая мама?
        Моя мама рожала одного ребенка за другим. Может, она чувствовала смутную вину за то, что у них с папой целых семеро детей, а у тети Джесси и дяди Нэта ни одного. Может, она, как позднее и я, ощущала, будто наша семья перед ними в долгу. Так или иначе, родители не смели запретить им возиться со мной. Мне нравилось бывать на той половине — вот только ящика я опасалась. Он давно вернулся на свое место в комоде, но мне все мерещились в нем жуткие вещи — в основном трупы.
        Когда я выздоравливала, дядя Нэт и тетя Джесси брали меня на прогулку вокруг фермы. Дядя Нэт принимался рассказывать, что у белого дуба поры открытые, и его древесина идет на бочки для сыпучих продуктов. А у красного дуба поры залеплены тягучей смолой, которая надежно запечатывает дерево от влаги; из таких бревен строят корабли. Дядя Нэт и тетя Джесси были ходячими энциклопедиями.
        — Бинго! — восклицала тетя Джесси и наклонялась показать мне лютик или куст папоротника. Или находила древние окаменелости и рассказывала, как лист отпечатался в камне миллионы лет назад. — Ну разве не чудо! — И так обо всем, кроме змей. Она шарахалась от каждого извилистого сучка, принимая его за гадюку. — Если я чего-то и не терплю, так это змей, — повторяла она. — Нет в них ничего чудесного. И зачем только Бог сотворил этакую пакость?
        * * *
        Наши прогулки неизменно заканчивались у семейного кладбища, где лежала Роза, но дядя Нэт и тетя Джесси обходили ее могилу стороной. Странно они себя вели, словно вычеркнули ее из памяти раз и навсегда. Из дома исчезли все ее игрушки, платья и даже фотографии. Я едва помнила лицо двоюродной сестры. Словно все, что было связано с Розой, наглухо заперли в потайной ящик моего сознания.
        Иногда я приходила на кладбище одна и клала цветы в изголовье могилы. Я шепталась с Розой, делилась с ней своими бедами и сомнениями. Для меня это было очень важно: с живыми людьми вокруг я едва здоровалась.
        Я вовсе не была умственно отсталой (попробуй объясни это учителям!) и не таила на людей злобы. Просто вокруг так много говорили, что мне нечего было добавить. Я любила слушать.

        3. Болото

        Тетя Джесси ушла от нас полгода назад, холодной весенней ночью. Приподнялась на подушке — и умерла. Это было невыносимо.
        Ее смерть обрушилась на нас так внезапно и неожиданно, что еще долго мы бродили по дому, пошатываясь, как в тумане, пытаясь прийти в себя. Будто гигантская рука опустилась с неба и отвесила нам пощечину.
        С тех пор дядя Нэт целыми днями, а то и ночами пропадал в полях. Он щелкал фотоаппаратом и говорил с призраками. Чаще всего он звал тетю Джесси, свою Журавушку. Ему казалось, он видит, как она ускользает прочь. Мы видели другое: одинокий немолодой человек несся скачками по полям, в воздухе мелькала суковатая палка. Дядя не собирался бить ею тетю. Палка была при нем всегда.
        Он носил ее с собой, чтобы убивать змей. Я-то за все годы на ферме видела одного-единственного ужа, да и того сама притащила из леса. Но дядя Нэт не давал себе послабления. Он бросался с палкой на все, что хоть отдаленно напоминало змею. Помню, однажды он до смерти забил поясок, упавший на пол. А в другой раз принялся колотить бельевую веревку. Неужели он думал, что змея запросто позволит натянуть себя между столбами и дождется, пока не высохнет белье?
        Теперь я винила себя еще и в смерти тети Джесси. Что же я наделала?.. «Цинния Тейлор — ангел смерти», — думала я про себя. Было такое чувство, будто меня связали и швырнули в середину болота, словно протухшую тефтельку. Как неприкаянная мумия шаталась я по дому, наглухо закрытая от мира, — и все глубже погружалась в трясину.
        Где-то через месяц после тетиной смерти в городе объявился Джейк Бун. Мы знали его семью всю жизнь — в маленьких городках все друг друга знают. Года четыре или пять назад родители Джейка разошлись. Миссис Бун забрала сына и уехала, бросив мужа. И вот вскоре после того, как тетя Джесси навсегда нас покинула, Джейк вернулся. Он попытался вытащить меня из болота. Только странный он выбрал для этого способ.

        4. Специальное предложение

        Я запомнила Джейка Буна тощим мальчишкой. «Худенький, как секундная стрелка», — приговаривала тетя Джесси. Однажды он прорыдал всю церковную службу: моя сестрица Мэй толкнула его в колючие кусты за то, что он осмелился подарить ей нарцисс. А потом Джейк уехал, и я совсем о нем позабыла, честное слово.
        Снова мы встретились вскоре после похорон тети Джесси. Была пятница. Меня послали за мукой в магазин миссис Флинт. Вместо нее за прилавком стоял высокий широкоплечий парень, на вид лет шестнадцати. (Столько ему и было. ) На нем была белая футболка, и рукава он закатал до плеч. У нас в городе так не носят. Его короткие волосы были темными, а улыбка — ослепительной.
        — Здорово, — сказал он. — И кто же ты из сестер? Я с детства привыкла к этому вопросу и предпочла
        промолчать.
        — Ты явно одна из сестренок Тейлор, вы все как две капли воды, — продолжал он. — Но вот какая? Гретхен? Или Мэй?
        — Цинни. — Я давно не слышала собственного голоса. Внезапно он показался мне чужим.
        — Да ладно, брось! Когда я уезжал, ты была вот такой козявкой.
        — Когда же такое было?
        — Черт, да я не видел тебя с тех пор, как свиньи слопали бабулю!
        Свиньи его бабушку не трогали. Это всего лишь местная присказка.
        — Ты что, не узнаешь меня? — удивился он.
        — Может, узнаю, а может, и нет. — На самом деле я понятия не имела, кто он такой.
        — Я Джейк! Джейк...
        Я подозрительно оглядела его с ног до головы.
        — Ты Джейк Бун?
        — Ну да. — Он похлопал себя по груди, будто удостовериться, что не исчез. — Точно, я.
        Он вовсе не был похож на маленького грязнулю, которого Мэй когда-то толкнула в колючие кусты.
        — Ну что ты так смотришь? — спросил он. — Не веришь?
        Точно — я не верила. Может, он только притворялся Джейком. Откуда мне знать? В одном фильме мужчина вернулся домой с войны, и жена только спустя два года поняла, что он — совершенно чужой человек, который ловко притворился ее мужем!
        — Ты сильно изменился.
        — Ты тоже, — ответил он. — Как предки? Мне страшно жаль тетю Джесси. Что дядя Нэт, держится?
        — С трудом.
        — Как поживают Мэй, Бонни и Уилл? А Гретхен? И Билл с Сэмом?
        Вот это память.
        — Прекрасно.
        — А как там Саламанка Хиддл? Всё подруги не разлей вода?
        — Сол уехала, — пожаловалась я. — В Огайо.
        Вот и пусто на душе. Моей лучшей подруге пришлось переехать с отцом в Огайо. Сол обещала вернуться, но я не очень-то верила. Ее мама тоже так говорила... И где она теперь?
        — А кто живет на их ферме? Я видел машину...
        — Батлеры. Хиддлы сдают им дом.
        — Что сестричка Мэй? По-прежнему чуть что на людей кидается?
        — Огнеопасная девица, — согласилась я.
        Джейк вспомнил, что я все-таки пришла за покупками.
        — И это все? — Он пробил чек и упаковал муку. А потом обернулся и снял с полки коробку печенья.
        — Мука стоит дороже, — заметила я. — И печенья я не просила.
        — До чего же ты строга, Цинни Тейлор! Как училка. — Джейк протянул мне пакет. — На муку сегодня скидка. И в придачу получаешь бесплатное печенье.
        — Вовсе не в духе миссис Флинт.
        — Это новые правила, — пояснил Джейк. — Специальное предложение, действует только сегодня. — И добавил, когда я уже повернулась к двери: — Я к тебе загляну на днях.
        — Давай, кого-нибудь всегда застанешь, — ответила я, решив, что он имеет в виду не меня, а всех нас.
        * * *
        За ужином мама удивилась.
        — Цинни, откуда у нас печенье?
        Я рассказала.
        — Миссис Флинт — и скидки? — не поверил папа.
        — Это не она. Это Джейк Бун.
        Сестрица Мэй, которой уже исполнилось шестнадцать — тоже мне повод пыжиться от гордости — сразу же встряла:
        — Джейк Бун? Помню, тощий грязнуля...
        — Да, я тоже слышал, они с матерью вернулись, — сказал папа.
        — Что же, навсегда? — спросила мама.
        — Миссис Бун вернулась к мужу? — вставила Гретхен.
        — Выходит, так, — ответил папа.
        Один дядя Нэт не интересовался судьбой Джейка Буна. Он молча сидел с краю и все надеялся, что кто-нибудь заметит его отчаянные жесты и передаст соусник. Я пришла ему на помощь.
        Но Мэй не сдавалась:
        — И каким стал этот заморыш?
        — Сам на себя не похож, — ответила я. Гретхен, старшая из нас, спросила:
        — Симпатичный?
        Все посмотрели на меня. Я только пожала плечами:
        — Не знаю. (Еще какой!.. )
        Мэй все выпытывала:
        — Ну он хоть собирается к нам в гости?
        — Наверное.
        — Знаешь, Цинни, в твоем возрасте пора бы научиться говорить целыми предложениями, — закатила глаза Мэй. — Так когда он заглянет?
        — Не знаю. На днях.
        Если Мэй положила на парня глаз, можно тихо отползти в сторону и умереть. Она своего добьется. Никто еще перед ней не устоял. Она сносит соперниц, как скорый поезд.

        5. Пунктик дяди Нэта

        От фермы до центральной площади нашего городка каких-то полтора километра. Три школьных здания, магазин миссис Флинт, бензоколонка, церковь и почта — вот и весь центр. Дорожный знак на подъезде к городу утверждает, что в Байбэнксе живет сто двадцать два человека. И почти у каждой семьи своя ферма. В нашу школу ходят дети из соседних поселков, иначе у нас едва набралось бы полтора десятка учеников, включая всех семерых Тейлоров.
        За фермой простираются холмы, леса и реки — дикая природа на сотню километров вокруг. Говорят, можно бродить среди холмов часами, днями, даже месяцами — и не встретить ни единой живой души. Вроде бы там даже есть места, где еще не ступала нога человека.
        Насколько я помню, ферма всегда принадлежала дяде Нэту, папиному старшему брату. А может, и папе. Они вечно из-за этого спорили. Дядя Нэт утверждал, что ферма принадлежит папе, а папа упрямо доказывал обратное.
        Дяде Нэту не сиделось на месте. Непоседливый, резвый, как молодой щенок, он вечно путался под ногами у тети Джесси. Она не выдерживала и гнала его прочь, в холмы или на ферму. Дядя, конечно, выбирал холмы и звал с собой жену:
        — Идем вместе.
        Иногда она поддавалась соблазну и уходила вместе с ним, но в последнее время все чаще глубоко вздыхала и отказывалась. У нее было слабое сердце. И ее мучил диабет. Она звала его «сахаром».
        — Опять сахар разыгрался, — жаловалась она. И дядя Нэт отвечал:
        — Что же, пойду один, повидаю мою лапушку. Я не придавала его словам значения, думала, дядя так шутит.
        Дядя Нэт пропадал среди холмов целый день, а иногда брал с собой спальный мешок и оставался там на ночь. Фермой он занимался редко, тут у дяди был свой пунктик. Он постоянно зарекался.
        Сначала он решил разводить кур, но не смог вынести и мысли, что придется их забивать. Дядя Нэт зарекся разводить кур. И взялся за табак. Условия для выращивания табака у нас райские: в меру солнца, в меру дождя, почва жирная и влажная. Дядя Нэт всегда любил выкурить трубочку-другую, но тут услышал слова министра здравоохранения: курение, мол, опасно для здоровья. И дядя зарекся выращивать табак.
        Затем он завел большое стадо дойных коров, но вскоре они чем-то заболели. В два дня двадцать семь из них пали. Дядя Нэт сказал: «Не могу смотреть, как эти милые создания умирают». И зарекся держать коров. Оставались, конечно, еще две наши, но их молока едва хватало на большую семью.
        Поросят пришлось бы резать, как кур, так что дядя зарекся и не пробуя. Затем пришел черед кукурузы и помидоров. Дядя Нэт возил урожай на рынок и раздавал чуть ли не даром. Он давным-давно зарекся наживаться на других. В конце концов тетя Джесси запретила ему сажать даже овощи, так как урожай приносил нам одни убытки. Дяде Нэту разрешили оставить несколько грядок с кукурузой и помидорами — съесть самим и угостить соседей. Стараниями дяди Нэта мы бы все умерли с голоду; хорошо, папа работал полный день управляющим в аэропорту графства.
        * * *
        У тети Джесси были замечательные волосы, морковно-рыжие, как шапочка у журавля. За это дядя Нэт и прозвал ее Журавушкой. Мы были другими. У папы и дяди Нэта внешность была совершенно обычная, даже заурядная. А мы, дети, всем пошли в маму: темные волосы, темные глаза, аккуратные носы и уши, длинные стройные ноги. Мама шутила, что чувствует себя копировальной машиной — до того мы были похожи. Как-то она пошутила так при миссис Флинт, владелице магазина, и та подумала, что мама жалуется: мол, слишком много у нее детей. И миссис Флинт ответила:
        — Неужто ты не слыхала о таблетках? И никаких проблем. Сходи к доктору, он выпишет рецепт.
        В тот день с нами была тетя Джесси. Как она рассердилась!
        — Да как ты смеешь! Бог дает нам столько детей, сколько считает нужным. Как решит, что довольно, сам пропишет рецепт — уж будь уверена!
        Тут был затронут такой щекотливый вопрос, что я испугалась вмешиваться. И, как всегда, промолчала.

        6. Головастики и тыковки

        В тот вечер, когда мы говорили за столом о Джейке, Мэй отодвинула пустую тарелку и заявила:
        — Как же меня достало, что все вечно спрашивают, кто я из сестер! Даже вы бормочете: «Бонни-Гретхен-Цинни-Мэй», прежде чем вспомните, как меня зовут! Достало!
        У Мэй начинался очередной припадок ярости, но я-то ее отлично понимала. Родители знали два имени: «Бон-Грет-Мэй-Цинни» и «Уилл-Бен-Сэм».
        А Мэй продолжала:
        — Ничего, теперь вы всегда сможете меня узнать. — Она потеребила полосатую ленточку в волосах. — Видите? Многоцветная. Начинается с «М». Как и «Мэй».
        Я подумала, не переросла ли она ленточки, но потом решила, что они, должно быть, снова в моде. Мэй на моде помешана.
        Семнадцатилетняя Гретхен подумала и сказала, что отныне будет носить все в голубых тонах.
        — «Голубой» начинается с «Г», как и «Гретхен».
        Не такая уж жертва. Голубой и так ее любимый цвет.
        Одиннадцатилетняя Бонни решила ходить только в белом. Мне пришлось хуже: на «Ц» не начинается ни один цвет. Бонни посоветовала мне нарисовать на всех вещах циннию — есть такой цветок.
        Так я и сделала. Но когда я спустилась вниз, мама растерянно уставилась на мое подсыхающее творение. Я изобразила на футболке красную циннию, и мама наверняка устало размышляла, какое это имя начинается на «К». Камилла? Кэти?
        — Мам, это цинния. Я Цинни.
        — Я знаю, — ответила она. — Я же вас всех различаю. Просто голова подчас забита другим. Да я тебя узнала бы и с завязанными глазами.
        — Как это?
        — Я же знаю Цинни. Я знаю звук ее шагов, ее запах. Ее... сияние. Я знаю, кто она.
        «И кто же она?» — хотелось мне спросить, но я удержалась.
        — Кстати, Цинни, ты ведь не циннию нарисовала, — сказала мама. — Это же роза, да?
        Ничего себе. Оказывается, я нарисовала у себя на футболке розу. Мне стало жутко.
        Младшие братья взялись за дело с другого бока. Десятилетний Уилл решил, что будет все время жевать укроп. Девятилетний Бен сказал, что всякий раз будет есть бобы, даже на завтрак. А семилетний Сэм, наш младший, решил из всего готовить суп. Кроме как за столом это не очень-то помогало отличить их друг от друга; впрочем, они все время обляпывались за едой, и по пятнам на одежде можно было как-то догадаться, что они ели на обед.
        Мама и папа честно старались отгадывать наши знаки и звать каждого своим именем, но дядя Нэт даже и не пытался. Всех мальчишек он звал головастиками («самый маленький головастик», «самый большой головастик», уточнял он иногда), а девочек тыковками. Уверяю вас, Гретхен вовсе не нравилось быть «толстенной тыковкой».
        * * *
        Все мои братья и сестры любили сидеть дома — за компьютером, телевизором, приемником или телефоном. Только нам с Беном больше нравилось в саду, особенно с тех пор, как я окрепла. Даже насморк ко мне не привязывался вот уже несколько лет. И худшим наказанием для меня было сидеть в спальне или убирать гостиную.
        — Нет ничего лучше свежего воздуха, — приговаривала тетя Джесси, и я была с ней полностью согласна.
        Мы все делали во дворе: чистили картошку, перебирали белье, складывали рубашки... Мы даже гладили во дворе, когда не шел дождь. У тети Джесси был длиннющий шестиметровый шнур для утюга, который мы перебрасывали через окно кухни.
        Я делила спальню с сестрами. По ночам, дождавшись, когда мы с Бонни уснем, Гретхен и Мэй начинали перешептываться. Однажды я подслушала, как они играют в «самый-самый».
        — Ты у нас самая старшая и самая умная, — шепнула Мэй. — А я?
        — Ты самая красивая.
        — Правда?
        — Конечно. Все это знают.
        — Бонни самая хорошенькая, — сказала Мэй.
        — Уилл самый сильный, а Бен самый добрый, да?
        — Угу. А Сэм самый симпатичный.
        — А Цинни? Мы забыли Цинни! — вспомнила Гретхен.
        — Она... она... она самая странная и самая тупоголовая в мире замарашка!
        И они приглушенно захихикали.

        7. Моя тропа

        За пятницей пришла суббота. Папа и дядя Нэт взяли помидорную рассаду и отправились в поле. Один ящик они оставили для наших «огородов» за домом. У каждого из нас было по грядке. Неделю назад я посадила вокруг своей циннии. Голый холмик серой земли пугал меня, слишком он был похож на могилу тети Джесси.
        Мама и папа придумали для нас правила: сажать можно что угодно; помогать они нам не будут, так что и пропалывать, и поливать, и уничтожать жуков на своих грядках мы должны сами; а с урожаем мы можем поступить как вздумается. Проще говоря, или съесть, или продать. В первый год я так тряслась над своими помидорами, что даже сама не могла к ним прикоснуться, не то что отдать на съедение другим. В конце концов они сгнили, и я долго рыдала.
        В этот раз я посадила шесть помидорных кустиков, полила их из лейки и прошептала каждому по очереди, что он вырастет большим и сильным. Тетя Джесси говорила, что у каждого растения есть душа, и если обращаться с ним ласково, оно станет лучше расти и давать больше плодов.
        А затем я незаметно выскользнула со двора и направилась к холмам. Я выбежала к ручью и помчалась вдоль него. Здесь начиналась моя тропа. Только моя и ничья больше — ведь это я ее нашла. Вернее, открыла заново. Тропа была здесь уже лет двести, но я наткнулась на нее незадолго до смерти тети Джесси.
        Вышло это случайно. Я бродила по берегу ручья и заметила сонную лягушку. Глупышка упрыгала от меня в траву и запуталась. Я решила ей помочь — и тут наступила на что-то твердое и шаткое. Почва с чавканьем просела. Оказалось, подо мной плоская и широкая плита, покрытая сухими листьями и стеблями травы.
        Я отступила на шаг назад — и чавканье послышалось вновь. Под ногами была вторая плита, уложенная край в край с первой. Несколько часов я ковырялась в траве и листьях, пока не расчистила кусок дорожки. Она начиналась у берега реки и звала за собой в холмы. Я чувствовала себя настоящей первооткрывательницей.
        Несколько дней мне удавалось хранить находку в тайне. Мне так хотелось сберечь ее только для себя. Но вскоре за мной проследили Бен и Сэм. Я уже успела расчистить с километр дорожки, и они так всем этим впечатлились, что побежали за Уиллом и Бонни. Тут же у моей тропы собралась вся семья. Они прыгали по плитам, всплескивали руками и восклицали:
        — Что это за дорога?
        — И откуда она тут взялась?
        — Интересно, кто ее построил?
        — А куда она ведет?
        Только дядя Нэт и тетя Джесси не проронили ни слова. Дядя Нэт ковырял край плиты носком сапога и озирался по сторонам так, словно с Луны свалился. В конце концов он произнес:
        — Расшумелись-то как ни с того ни с сего головастики и тыковки.
        — Ты что, знаешь, что это такое? — спросил папа.
        — Да чертова дорога, — сказал дядя Нэт.
        — Что за чертова дорога?
        — Чертова дорога и есть. Никуда она не ведет.
        — Любая дорога куда-то ведет, — сказал Уилл.
        — Никуда она не ведет, — запоздалым эхом откликнулась тетя Джесси.
        — Я пройду по ней от начала до конца! — решила Гретхен.
        — Я с тобой! — обрадовался Уилл. Но тут на меня что-то нашло.
        — Никуда вы не пойдете, — сказала я. — Дальше не расчищено. И вообще, это я расчищала, и дорога моя.
        — Вот жаба, — обиделся Уилл. — Дорога-то общая.
        Они словно пытались отобрать у меня самое дорогое. Было что-то в этой дороге, сама не знаю что, но такое важное, что я должна была ее отстоять.
        — Ее открыла я. И расчистила тоже я.
        — Ничего и не открыла. Дорога здесь и до тебя была, ты просто на нее наткнулась. Подумаешь, так каждый может, просто тебе повезло, — возразил Уилл.
        — Зато я ее расчистила. Уилл не отступал:
        — Но не всю же. Теперь я тоже буду расчищать.
        — И я, — сказала Бонни. Здорово они все за меня решили.
        — Никуда она не ведет, — повторил дядя Нэт.
        Тетя Джесси выглядела какой-то испуганной. Я думала, она боится за нас, мало ли что может случиться с детьми в холмах — но я ошибалась. Дядя Нэт и тетя Джесси прекрасно знали, куда ведет тропа, и не хотели, чтобы эту тайну узнал кто-нибудь еще.
        * * *
        А вскоре я нашла свою дорогу на карте. Наш класс повели в краеведческий музей графства. Нехорошо так говорить, но это был самый скучный музей в мире. Внутри было темно и пахло плесенью; под стеклом лежали осколки керамики, пожелтевшие книги и портреты местных знаменитостей. Я чуть не умерла от скуки и затхлости, но тут на глаза мне попалась карта. На ней была прочерчена пунктирная линия; я проследила ее взглядом — и уперлась в слова: «Дорога из Байбэнкса в Чоктон».
        Дорога из Байбэнкса в Чоктон! Я смотрела и смотрела на карту. На ней был отмечен только кусок пути из Байбэнкса, ведущий от окраин фермы. Самой фермы, правда, на карте не было. И моя тропа упиралась в край карты и обрывалась. Я спросила смотрительницу музея, нет ли у них других карт. И она отвела меня в темный, заросший паутиной подвал, где с потолка свисала одинокая голая лампочка. Там было целое море карт — отдельных листов и атласов, больших и маленьких, пыльных, пожелтевших. Вскоре мы откопали все карты, где была отмечена моя тропа. И составили из трех листов весь путь от начала до конца. Выходило где-то около тридцати километров. Смотрительница сделала для меня ксерокопии этих карт, и я спрятала их в шкафу под коллекцией бутылочных крышек. Кроме меня туда никто никогда не лазил.
        Целую неделю я каждый день разглядывала карты, запоминая каждый изгиб и каждую черточку тропы. Я узнала ручей, расчищенный кусочек дороги у самого берега и место, где позже построили ферму. Карты были самыми простыми и неточными, начерченными от руки. Кое-где были даже пересказаны легенды о местных названиях, простых и волшебных одновременно. Я мечтала, как пройду тропой Девы и пересеку Воронью пустошь, расчищу дорогу вдоль Детского Мизинчика и отдохну у гряды Спящего Медведя. Только вот лощина Призраков и гряда Тенистой Смерти нагоняли на меня страх.
        Еще дважды я возвращалась в музей и выяснила, что дорогу проложили индейцы. Позже по ней ходили охотники, потом лесорубы. Примерно посередине тропу пересекали заброшенные рельсы, по которым когда-то вниз к лесопилкам двигались вагонетки с бревнами.
        Тропа с самого начала была узкой, только-только для всадника. Фургону было уже не проехать. Отрезок пути в низинах был выложен каменными плитами. Смотрительница сказала, что весной дороги часто размывало и заболачивало, так что плиты были весьма кстати. Еще она рассказала, что поселенцы проложили вторую дорогу, достаточно широкую для фургонов, вдоль реки со всеми ее изгибами. Позже та дорога выросла в главное шоссе из Байбэнкса в Чоктон.
        А еще я отыскала в музее выцветшие фотографии всадников, скачущих по моей тропе. Эти снимки вставали у меня перед глазами всякий раз, как я принималась расчищать очередной кусочек дороги. Интересно, кем были те люди? Как они жили? И зачем им понадобилось в Байбэнкс или Чоктон?
        * * *
        В ту субботу, посадив помидоры, я медленно прошла по своей дороге. Уже полтора километра. Далеко внизу виднелась ферма, наш дом, длинная подъездная дорога из гравия; светло-зеленые покатые холмы уходили к реке Огайо, пенно-коричневой после апрельских ливней, размывших берега.
        Под кустом у последней расчищенной плиты я подняла совок. Кроме рук у меня были лишь этот совок да еще тяпка, но их мне вполне хватало для нехитрой работы. Разрыхлить землю. Выдернуть траву с корнем. Так я двигалась, плита за плитой, шаг за шагом. После дождя становилось полегче, корни сами выскакивали из размокшей земли, а иногда по неведомой причине трава обходила плиту стороной, мне оставалось лишь смахнуть сор. Но чаще приходилось рыхлить и с силой тянуть упрямые стебли из почвы.
        Я отдыхала среди травы, глядя в облака, слушая темный густой лес впереди. Моя дорожка, изгибаясь, устремлялась к тому лесу, и частичка меня рвалась вслед за ней, — узнать, куда она приведет. Но другая, трусоватая частичка медлила и боялась того, что может ждать впереди.
        Я расчистила несколько сильно заросших плит и побрела назад, к изгибу тропы, откуда виднелась ферма. У амбара стоял грузовик мистера Буна. Когда жена ушла от него, забрав сына, мистер Бун частенько у нас обедал. Но с тех пор как блудная семья вернулась, он проводил все время с ними. Интересно, зачем он приехал?
        Я неторопливо спустилась с холма, проведала помидоры на грядке и пошла к дому.
        Может, грузовик и принадлежал мистеру Буну, но приехал на нем не хозяин.

        8. Бутылочные крышки

        — Угадай, кто к нам приехал! — обрадовалась Бонни.
        — Мистер Бун, — сказала я.
        — Мимо!
        — Миссис Бун.
        — Снова мимо!
        — Ну и кто же?
        — Угадай.
        Бонни обожает играть в «угадайку».
        На веранде собралась вся семья, даже дядя Нэт. Конечно, с ними был Джейк Бун. Они обступили его, вылупив глаза и разинув рты, и наперебой его расспрашивали, словно к нам зашел не соседский парень, а Элвис Пресли собственной персоной. Мэй сидела рядом с ним на диване-качелях, бросая на него мечтательные взгляды и теребя ленту в волосах. Они не сразу меня заметили.
        — Так ты устроился к миссис Флинт? — спрашивал папа.
        — Ага, — сказал Джейк.
        — Сколько выходит в час? — бесцеремонно спросил дядя Нэт. С той поры как умерла тетя Джесси, на него иногда что-то находит, и он становится раздражительным и грубым, словно мы виноваты в том, что не умерли вместе с ней.
        Джейк ответил.
        — Да это грабеж! — возмутился дядя Нэт.
        — Минимальная зарплата, — сказал Джейк.
        — Просто грабеж! Я в прежние времена пахал как лошадь и не получал столько и в неделю. Чертова инфляция! Чертовы политиканы! Гнать их всех поганой метлой...
        — Цинни! Здорово, — перебил Джейк и вскочил на ноги. И получил качелями под колено. Мэй одарила меня недобрым взглядом.
        — Пообедаешь с нами, Джейк? — предложила мама. Джейк вежливо отказался. Ему надо было возвращаться на работу.
        — Это в субботу-то? Вечером? — неодобрительно сказал дядя Нэт. — Нечего магазинам по субботам работать. До обеда — и все, пора и честь знать. Мало ли дел у людей дома, в субботу-то. Ты передай это миссис Флинт, слышишь?
        Джейк спрыгнул с крыльца и толкнул меня в бок.
        — Ну и изменилась же ты, Цинни. Никак в себя прийти не могу.
        Мэй не отставала от него, будто приклеенная.
        — А я, Джейк? Я изменилась?
        — Ничуть. (Мэй зарделась. ) — Цинни, показать тебе грузовик?
        — Грузовик твоего отца? Чего я там не видела? — отозвалась я.
        — Мне надо тебе кое-что показать.
        — Я тоже хочу посмотреть, — заявила Мэй. Между сидений лежала маленькая картонная коробочка. Джейк протянул ее мне.
        Мэй тут же ухватилась за нее:
        — Дай, я открою!
        — Это подарок для Цинни, — сказал Джейк.
        — Для Цинни? — Мэй отпрянула, будто Джейк ее ударил. Но я открыла коробочку, и Мэй удивленно протянула: — Это что, бутылочные крышки?
        — Все еще собираешь? — спросил меня Джейк.
        — Ну да. — Я не знала, что и сказать. Подарок — мне! От Джейка!
        — Бутылочные крышки... — Мэй словно заело. Джейк укатил прочь, и Мэй беспечно помахала ему
        вслед.
        — Честное слово, Цинни, пора бы тебе перестать возиться с бутылочными крышками, уже не маленькая. Как же мне за тебя стыдно! Да с тобой можно сгореть со стыда!
        А я внезапно вспомнила Томми Салями. Настоящее его имя было Том Салоум, но все называли его Томми Салями, даже он сам. Он учился в одном классе с Мэй. И вот три года назад он начал заваливать меня подарками. Так, всякой ерундой: то пластмассовое колечко из завтрака с сюрпризом, то старая бутылка, то ржавый ключ из придорожной канавы. Но для меня это были настоящие сокровища, и при мысли о Томми Салями у меня кружилась голова.
        Он спрашивал меня о самых невероятных вещах. Видела ли я ходячие деревья, хотела бы я быть аквариумом.
        — Аквариумом? — переспросила я. — Может, внутри аквариума? Рыбкой?
        — Нет, нет, прямо всем аквариумом, целиком. И водой, и водорослями, рыбками, улитками — сразу всем.
        Я боготворила Томми Салями. Я думала о нем днем и ночью, он мне даже снился, и я исписала все тетрадки его именем. Спросите меня, так это Томми сотворил луну и звезды. Он был моим богом.
        А однажды я увидела в окно, что он идет к нашему дому. Я была чуть жива: Томми Салями пришел, пришел ко мне! Я наскоро провела щеткой по волосам, переоделась и побежала вниз. Я выскочила наружу. На веранде сидел Томми. А рядом с ним — Мэй.
        Я попятилась и убежала в дом. Выбралась наружу через заднюю дверь и пошла к дороге. Час. Другой. Наконец показался Томми. Он возвращался восвояси. И тут я вышла из-за кустов.
        — Цинни? — удивился он. — А ты здесь откуда? Я молчала. Я не находила слов.
        — Должен сказать тебе спасибо, — продолжал Томми. — Ты, верно, замолвила за меня словечко Мэй. Она идет со мной на танцы. Круто, а? — Он по-акульи широко улыбался. — Цинни, ты просто прелесть!
        Ну не дурочка ли, ругала я себя. Стыдно было до смерти. От унижения хотелось забраться под одеяло и умереть. Я-то для Томми была пустым местом.
        А потом были и другие, точь-в-точь как Томми Салями. Джерри Аббот, Микки Торк, Слим Гиблин, Роджер Пол... Они подлизывались ко мне и дарили подарки, а потом вели на танцы Мэй. Сама по себе я для них ничего не значила.
        Не знаю уж, почему парни подмазывались ко мне, а не к Бонни или Гретхен, почему не подходили прямо к Мэй. Может, по Гретхен сразу было видно, что она не потерпит никаких заигрываний, а Бонни была слишком мала. А Мэй они, наверное, боялись, боялись, что она им откажет. Только меня никто не боялся. Я казалась им тихой и серой, как мышка.
        Однако после Томми Салями я перестала быть такой доверчивой. И когда ко мне подкатил бедолага Роджер Пол с пакетиком воздушной кукурузы, я его сразу отшила:
        — Чтоб ты подавился своей кукурузой!
        * * *
        И когда Джейк подарил мне бутылочные крышки, мне стало немного грустно. Тем вечером я перебрала их — около сотни штук. Там попадались очень редкие крышки, таких давно уже не делают; а некоторых напитков я и вовсе не знала. Но все они были чистыми и выпуклыми — видимо, Джейк умел распрямлять середину. Я пересыпала их в коробку.
        Я много чего собирала: счастливые камешки (маленькие, белые, гладкие), семена цинний, брелоки, пуговицы, цветные карандаши, старые ключи, шнурки (их я связывала между собой в один длинный шнур), бутылки, закладки, открытки — и бутылочные крышки.
        Мэй говорила, коллекция мусора — верный признак тупоумия. Но я-то себя тупоголовой не считала. Я вроде как защищала, оберегала ненужные вещи, чтобы они не оказались на помойке. Я спасала их от печальной участи.
        Каждая коллекция хранилась в отдельной коробке, которыми был забит весь наш с Бонни шкаф. Мэй называла его свинарником, такой в нем царил беспорядок. Зато в шкафу Гретхен и Мэй вещи были уложены такими аккуратными стопками, будто к ним никто никогда не притрагивался.
        Я спрятала бутылочные крышки в шкаф и забралась под одеяло. Когда Бонни уснула, а я затихла, делая вид, что сплю, Гретхен и Мэй, как всегда, зашептались.
        — Как считаешь, Джейк симпатичный? — спросила Мэй.
        — Прическа у него классная, — ответила Гретхен.
        — А какая фигура!
        — Угу.
        Они замолчали. Я уже думала, они спят, как вдруг Мэй произнесла:
        — Бесит меня, что Цинни собирает всякий мусор.
        — А тебе-то что?
        — Ну, не знаю... она ведет себя как маленькая, тебе не кажется?
        — Я тоже собираю коллекцию, все голубого цвета, — напомнила Гретхен.
        — Так это другое дело. Ты не как маленькая. Вот бутылочные крышки — это точно по-детски!
        И они вновь захихикали.
        «Идите к черту!» — обозлилась я. Теперь я точно их не выкину. Но потом, лежа в тишине, в темноте, я задумалась: вдруг сестры правы и я веду себя как маленькая? Я думала и думала над этим. Ну как тут уснуть...

        9. Назад в ящик

        Я точно знала: это я убила тетю Джесси. Накануне я расчищала тропу и все думала о тете. Приближалась очередная годовщина смерти Розы. Тетя Джесси в эти дни словно выцветала, становилась вялой и неслышной, будто постоянно сдерживала себя, пыталась притормозить, чтобы не разлететься на кусочки при переходе через страшную дату.
        В холмах бушевал холодный ветер, сгонял тучи и сыпал градом. Я забилась под сосну, нависшую над тропой. Крупные градины падали с неба, ударялись о землю, отскакивали и разлетались во все стороны. Под ногами расстилался толстый слой сухих сосновых иголок, и я бездумно ковыряла в нем совком.
        И вдруг совок наткнулся на что-то твердое. Я смахнула сосновые иглы и обнаружила новую плиту, такую же в точности, как на тропе. Но до тропы было метров пять; как плита сюда попала? Я поковырялась вокруг, но новых плит не нашла.
        Я перевернула тяжелую плиту. С нижней стороны налипли комки земли, между них полз небольшой червяк. Я начала рыть вглубь и тут же что-то задела. Под плитой был спрятан кожаный кисет, перетянутый шнурком. Внутри лежала золотая монета.
        Вот это находка! Известный археолог Цинния Тейлор в одиночку совершила открытие века. При ближайшем рассмотрении монета оказалась чем-то вроде медальона, с женской головкой на одной стороне, мужской на другой и буквами: «ДВТБ».
        У меня было странное чувство, будто я уже держала в руках этот медальон. По коже поползли мурашки. Что-то такое хранилось в глубинах моей памяти... но что? Может, я была здесь — давным-давно... в прошлой жизни? И это был мой медальон? Или я подсмотрела, как кто-то прячет его здесь? Очень мне это чувство не понравилось. Я положила медальон в кисет и запихнула его в карман куртки. Град кончился. Пора было за работу.
        Но сосредоточиться на плитах я никак не могла. Я все думала, что же значит «ДВТБ». Чье-то имя? «Дэниел Валентайн Томас Блэкстоун»? Или имена влюбленных, «Дэниел Валентайн и Тина Блэкстоун»? Или что-то совсем другое, вроде «Душа Вечна, Тело Бренно»?
        Вдалеке появилось новое скопление грозовых туч, и я помчалась к дому. Прямо передо мной тропу пересек маленький безобидный ужик, я зачем-то сцапала его и сунула в карман. Цинния Тейлор, знаменитый биолог, только что открыла неизвестное науке животное. В амбаре, за канистрами с бензином, я нашла жестянку из-под кофе, полную гвоздей и болтов, вытряхнула их на скамью, проделала в крышке отверстия и запустила туда ужика.
        Тут в амбар зашла тетя Джесси.
        — Я все думала, где ты ходишь, — сказала она. И будто застыла, прижав руки к телу.
        — Гляди... — Я достала кисет и протянула ей. — Вот что лежало под камнем у дороги.
        Она развязала его и вытряхнула медальон на ладонь.
        — И еще, гляди...
        Зачем только я это сделала? Я же знала, как она боится змей. Будто назло, я протянула ей жестянку. Может, я хотела похвастаться, что сама поймала ужика, такого маленького, безобидного, вовсе не похожего на страшную змею. А может... чего тут скрывать, конечно, я хотела поддразнить ее, чуть-чуть напугать, немного встряхнуть, вернуть на мгновение прежнюю тетю Джесси. Она перевела взгляд от медальона к ужику, отпрянула и тихо всхлипнула. Уронила кисет и попятилась к выходу. В проеме появился дядя Нэт...
        А вечером тетя Джесси вытащила из комода нижний ящик и поставила его на середину комнаты. Она выстлала дно мягким покрывалом из своего приданого и попыталась забраться внутрь. Ящик был ей маловат. Дядя Нэт сидел на краю постели, умоляя Журавушку вылезти из ящика, но она будто не слышала. Будто уже нащупывала последний путь.
        Я знала, к чему этот ящик, и была до смерти напугана.
        — Не надо, тетя, — плакала я. — Пожалуйста, не надо...
        Но она только бормотала что-то про Длань Господню и звала меня Розой и деткой. Пришла мама и увела меня домой.
        Как потом рассказывал папа, в полночь тетя Джесси приподнялась в ящике и воскликнула: «Я готова к чуду!» — откинулась назад, закрыла глаза... и умерла.

        10. Моя затея

        Смерть тети Джесси болью обрушилась на всех, и хуже всего пришлось нам с дядей Нэтом. Наутро меня позвали проститься с ней. Она лежала уже не в ящике, а на кровати, и дядя стоял на коленях перед ней, повторяя: «Журавушка... Журавушка моя... » Мне захотелось забраться на кровать, потянуть тетю за руку, чтобы она ожила — но она была оцепенелой, как когда-то Роза, и руки у нее были точь-в-точь как тогда у Розы. Мне стало плохо. Захотелось бежать прочь. Глотнуть свежего воздуха.
        Одна я сидела в своей комнате, Цинния Тейлор, ангел смерти. Вошел дядя Нэт с палкой в руке.
        — Где она? — рявкнул он.
        — Кто?
        — Та тварь... — Он принялся стучать палкой по полу, пошарил под кроватью и трюмо.
        — В шкафу, — сказала я.
        — Вытаскивай.
        Я достала жестянку.
        — Открывай, — приказал дядя Нэт. — Хватай ее за хвост. А теперь сделай рукой вот так... — Он резко взмахнул запястьем.
        Я сделала, как он велел. Змейка дернулась в моей руке. Хлопок — и она безжизненно повисла. Я бросила ее на пол, и она не отползла.
        — Что с ней?
        — Сдохла, — сказал он.
        Подошел к неподвижному тельцу и принялся колотить его палкой, вновь и вновь. Он словно впал в безумие. Никогда в жизни я не видела своего тишайшего, добрейшего дядю таким.
        Никто, кроме меня и дяди Нэта, так и не узнал про змею. Я не смела рассказать. Они бы поняли, что это я убила тетю Джесси. Врач сказал, виной всему диабет; сахар в ее крови просто зашкаливал. Но я ему не верила. Разве сахар может убить человека?
        Несколько недель я вообще не могла ни с кем говорить. Родные хлопотали вокруг меня, как наседки — они знали, что тетя Джесси была мне лучшим другом, — но становилось от этого только хуже. Каждое слово утешения напоминало о том, что Цинния Тейлор — убийца. Мне снились жуткие кошмары: я бегу от преследователей сквозь густую чащу, и чем дальше, тем плотнее смыкаются деревья, я уже еле протискиваюсь среди них. Вот-вот я застряну и не смогу шевельнуться, и тогда до меня доберутся змеи.
        Днем я жалась по углам, боясь попадаться родным на глаза, а сама все надеялась, мечтала, молилась, чтобы на меня обратили внимание.
        Казалось, дядя Нэт совсем не изменился: он все так же слонялся по дому, по двору, выходил посидеть на крыльцо, говорил с моими братьями и сестрами прежним мягким, тихим голосом. Иногда он даже со мной говорил так, как прежде: «Погляди-ка, тыковка, что за камешек я отыскал!»
        Но порой он смотрел на меня, не узнавая, а случалось, называл Розой, и тут же умолкал, оборачивался и глядел сквозь меня, точно за моей спиной стоял кто-то еще. Роза?.. Тетя Джесси?.. А время от времени на него будто что-то находило, он становился грубым и нетерпимым к миру и людям и часто убегал в поля ловить свою Журавушку.
        А у родителей, как всегда, было полно дел, с первого взгляда и не скажешь, что они горюют. Мама была постоянно занята: то надо завязать шнурок Сэму, то сунуть в корзину грязное белье, то составить список покупок, то прикрикнуть на Уилла, чтобы тот слезал с крыши. Но теперь она казалась какой-то потерянной, словно ее долго крутили в одну сторону, пока у нее не закружилась голова; мама все время шаталась и спотыкалась.
        Она ставила молоко в духовку, а сахар — в холодильник. Первое время она постоянно теряла ключи от машины. Хотя бы раз в день, когда дядя Нэт отлучался, она пробиралась на его половину и наводила там порядок, а когда возвращалась, ее глаза были красными и опухшими от слез. А еще она ходила к голой цветочной клумбе, которую тетя Джесси той весной так и не успела засадить, и долго стояла, глядя в землю.
        Папа казался беспомощным, как перевернутая на спину черепаха. Он начал копаться в саду, чего раньше почти не делал. Часами ковырял землю лопатой или тяпкой, просто так, ничего не сажая. А за обедом он по привычке оборачивался к тетиному стулу и говорил: «Джесс... » — спохватывался и неловко произносил: «Жасмин-то как расцвел у дороги, видели?» или «Жесткий кусок попался!» Мы не поднимали глаз от тарелки и делали вид, что ничего не произошло.
        А братья и сестры... Мэй и Гретхен шептались первое время ночи напролет, но мне не удавалось разобрать ни слова. Уилл целыми днями лежал ничком, как воздушный шар, из которого выпустили весь воздух, и избегал произносить имя тети Джесси вслух. Как-то он сказал Биллу: «Ненавижу, когда умирают! Ненавижу!» — не называя тетю по имени.
        Младший, Сэм, просто помешался на обряде похорон. Ему надо было знать все: откуда берется гроб, из чего его делают, не может ли он отсыреть, зачем нести на кладбище цветы, бывает ли, что хоронят заживо, зачем закапывать гроб в землю и почему нельзя поставить его в амбаре — и так до бесконечности. Все начали его избегать, думать о смерти было уже невыносимо.
        Бен со стороны казался самым спокойным, словно тетина смерть затронула его меньше всех. Позже я поняла, что он справлялся с горем по-своему.
        И когда в наш город вернулся Джейк, мы только-только начали выходить из оцепенения, все еще полусонные, как медведи после долгой зимней спячки.
        * * *
        Через несколько дней после похорон я вернулась к тропе. Я гнала прочь мысли о тете Джесси и старалась вообразить себе людей, скакавших этим путем сотни лет назад. И тогда я загорелась идеей, ослепительной, как бенгальский огонь: я расчищу дорогу до самой последней плиты и сама проеду по ней верхом.
        В ту минуту я не очень-то задумывалась, сколько преград на моем пути. Не так просто расчистить дорогу длиной в тридцать километров. И потом, у меня не было лошади. Правда, верхом ездить я умела, научилась на ферме у Саламанки Хиддл. Мы тогда целыми днями скакали по окрестным лесам на Иве, ее лошадке. К сожалению, Иву пришлось продать, когда Хиддлы переехали в Огайо.
        Но чем дольше я раздумывала, тем больше мне нравилась моя затея. Она волновала меня, как запах леса волнует молодого пса. Я не просто расчищу тропу, я посажу вдоль всего пути циннии, и люди будут называть его дорогой Цинний. И сразу же вспоминать о Циннии Тейлор и восхищаться работой, которую она проделала. Но дорога все-таки останется моей; пускай все спрашивают у меня разрешения, прежде чем трогаться в путь.
        Тогда мне казалось, что я задумала все это без всякой задней мысли. Я и не предполагала, как важна станет для меня моя затея. Я не думала, что от чего-то бегу или за чем-то гонюсь. Эгоисткой я тоже себя не чувствовала. Циннии вдоль тропы, дорога, названная в мою честь... Я вовсе не мечтала о славе, просто хотелось стать чем-то большим, чем «самой странной и самой тупоголовой в мире замарашкой», комком грязи на самом дне кастрюли. Думаю, я хотела, чтобы мир узнал, кто такая Цинния Тейлор. И еще я должна была доказать себе, что убийца Цинния Тейлор — это не про меня.
        Но тогда я этого не осознавала. Я просто расчищала дорогу. Так было надо. И надо было торопиться, я суеверно ощущала, что, если не успею справиться до конца лета, случится нечто ужасное. Грянет возмездие за смерть тети Джесси. Бог словно дает мне последнюю возможность очиститься.
        А такие мысли прочно пускают корни в моей голове и разрастаются, как сорная трава.
        Уже не стоило переживать, как бы братья и сестры не присвоили мою дорогу. Они покопались пару дней в грязи, им надоело, и они вернули тропу целиком и полностью в мое распоряжение.

        11. Подарки

        В воскресенье Джейк нашел меня на грядке. Сказал, что забежал на минутку, и сунул мне под нос коробочку с дырками в крышке.
        — Это тебе.
        От волнения я не чувствовала под собой ног. Подарок... мне... от Джейка. Но тут же я спустилась с небес на землю: и что с того? Очередной Томми Салями хочет, чтобы я замолвила за него словечко Мэй. Но теперь меня на мякине не проведешь.
        — Открывай же, — поторопил Джейк. — Это термометр. Для тебя.
        Я приподняла крышку и тут же ее захлопнула.
        — Очень смешно. — Я вернула ему коробку. — А по-моему, там обычный сверчок.
        Ну зачем он так радостно на меня смотрит? Зачем ему возиться со мной? Мэй сама из кожи вон лезет, чтобы он обратил на нее внимание.
        — Где твоя комната? — спросил Джейк.
        Я неохотно подыграла ему и притворилась, будто ничего не понимаю.
        — Вон там. Одна на всех девчонок: Гретхен, Бонни... Мэй.
        — У какого окна твоя кровать?
        — Вон у того. А кровать Мэй — у соседнего.
        Он и глазом не моргнул. Я еле сдерживалась. Прекрати! Хватит прикидываться!
        — Отлично. — Он подошел к дубу, росшему у нас под окном. Ветреной ночью ветви стучались в стекло. — Это дерево то, что надо. — Он снял крышку и наклонил коробочку. Сверчок выпрыгнул на свободу и исчез в ветвях. Джейка все это крайне радовало. — У тебя есть будильник с секундной стрелкой?
        — Да.
        — Когда будешь ложиться спать, сосчитай, сколько раз сверчок прострекочет за минуту. Раздели на четыре и вычти одиннадцать — и узнаешь, сколько на улице градусов. Потрясно, а?
        Едва грузовик скрылся за поворотом, из дома вынырнула Мэй.
        — Джейк приезжал? Почему он уехал?
        — Откуда я знаю?
        — Чего он хотел? Что он сказал?
        — Ничего такого. Просто треп.
        — Про меня спрашивал? Подошла Гретхен.
        — Джейк приезжал? Зачем? — Мэй подхватила ее под руку и повела к дому, что-то шепча. Я не расслышала, но Гретхен громко ответила: — Да он стесняется. Хотел увидеть тебя, приехал и постеснялся сказать. Он еще вернется, вот увидишь.
        Через несколько минут появилась Бонни.
        — Мэй на тебя зла, — сообщила она. — Угадай, за что? — Я не ответила, и она пояснила: — Говорит, надо было сказать ей, что Джейк приехал. Говорит, мозгов у тебя, как у курицы.
        Мимо промчался дядя Нэт, размахивая палкой.
        — Постой! Погоди! — вопил он.
        — За кем это ты? — крикнула ему вслед Бонни.
        — Моя Журавушка — вон же она!
        — Как думаешь, он правда ее видит? — спросила Бонни.
        — Наверное...
        — А ты ее видишь?
        — Я часто себе ее представляю... — призналась я.
        — Да нет, взаправду, ну, как дядя Нэт?
        Как мне хотелось кивнуть. Ну почему он может видеть ее, а я нет?
        — Нет, не вижу. А ты?
        — Нет, конечно. Вот Бен видит. Бен сказал, он видел ее уже два раза с тех пор. Может, выдумывает? Как считаешь?
        Я нашла Бена у грядки. Он сидел на корточках и вытягивал шею то в одну, то в другую сторону.
        — Они растут прямо? — спросил он. — Тебе не кажется, что вот этот какой-то скрюченный?
        — Они растут как надо, Бен. Не обязательно им быть совсем уж прямыми.
        — Обязательно.
        Бен решил выращивать только бобы и очень о них заботился. Он следил, чтобы они росли строго вертикально, и уничтожал любой сорняк. Два-три раза в день он внимательно оглядывал грядку и вопил на каждый несчастный посторонний росток:
        — Ты еще здесь откуда? Пошел вон!
        Как-то, когда Бен был совсем маленьким, он сказал тете Джесси, что хочет выращивать «человечьи цветы».
        — Какие же это? — удивилась тетя.
        — Людики.
        Тетя Джесси принялась объяснять, что «людиков» нет, есть только лютики. Бен все выслушал и сказал:
        — Может, людики тоже есть. Может, если взять маленькое человечье яйцо, посадить его в землю и хорошенько полить, оно прорастет.
        — И что же вырастет?
        — Людики, конечно.
        * * *
        Бен спросил, не забросила ли я тропу.
        — Нет, конечно, — ответила я. — Только никому не говори.
        — Наверное, ты уже далеко забралась. А представь себе, ты расчистишь километров пятнадцать, и тебе придется идти пешком все эти пятнадцать километров, чтобы только добраться до места. А потом идти пятнадцать километров обратно. А потом двадцать километров, а потом двадцать два, а потом...
        — Как-нибудь справлюсь, — перебила я.
        На самом деле это мне и в голову не приходило. Зря он об этом сказал. Теперь я весь день буду переживать.
        — Может, ты встретишь там дядю Нэта, — сказал Бен. — У него там опять свидание с лапушкой.
        — Ничего подобного.
        — Правда, Цинни. Он так и сказал: «Пойду навещу мою лапушку».
        — Он просто шутит.
        — Ничего подобного.
        — Бен, а ты видел тетю Джесси — после того? — Угу.
        — Где? И как?
        Бен ковырял землю носком ботинка.
        — У амбара. Она прошла мимо меня.
        — Она тебя заметила? Она с тобой говорила?
        — Не-а.
        — Ты себе просто вообразил, — решила я.
        — Вот и нет.
        Похоже, он ничему не удивлялся. Только в девять лет можно считать, что умершие тетушки запросто разгуливают по знакомым огородам.
        Я отправилась к дороге. Воевала с упрямой травой и все думала, можно ли на самом деле видеть умерших. Несправедливо, что дядя Нэт и Бен ее видят, а я нет. Может, я просто плохо стараюсь. Увидеть ее — бог мой! От одной мысли мурашки бегут по коже. Это родное лицо, эта знакомая походка, шаг медленно, шаг быстро, будто вприпрыжку... о боже!
        * * *
        У амбара меня догнал Бен, и домой мы вернулись вместе, успев заметить, как за поворотом скрывается грузовик Джейка.
        — Что, опять? — удивился Бен. — Он вроде как уже был у нас сегодня.
        Мэй, Гретхен, Бонни, Уилл, Сэм — все обступили очередную коробку сантиметров тридцати высотой.
        — Что там, что там, что? — нетерпеливо выкрикнул Бен. Мэй метнула в меня свирепый взгляд.
        — Угадай, — сказала Бонни. — Это от Джейка.
        А внутри, среди зеленой травки, лежала небольшая круглая черепашка с выпуклым панцирем, черным с восемью оранжевыми шашечками. Голову она пугливо втягивала внутрь.
        — Она живая? — спросил Бен.
        — Джейк говорил, да, — ответила Гретхен. — Ее зовут Копуша, и она умеет предсказывать погоду. Если втягивает голову, значит, будет сухо. А если высунется и начнет ползать, скоро пойдет дождь.
        — Странно, — сказал Бен. — Скорее она захочет вылезти, чтобы погреться на солнце, и спрячется, если пойдет дождь.
        — Я тут ни при чем. Так Джейк сказал, — пояснила Гретхен.
        Тут черепашка высунула голову, и на панцирь ей сразу же упала крупная капля дождя.
        — Ух ты! Можно, она будут моей? — попросил Бен, вытаскивая черепашку из коробки.
        — Не тронь, — велела Бонни. — Ее хозяйка Цинни.
        — Почему это Цинни?
        — Джейк так сказал.
        — Да, но с какой стати Цинни? Мэй закатила глаза.
        — Да потому что твоя сестра тащит в дом всякую дрянь, будто ей пять лет. Он готов приволочь сюда весь свой ненужный хлам и подарить его Цинни, это все равно что в помойку выкинуть. Со стыда сгореть можно.
        * * *
        Той ночью сверчок прострекотал сто двенадцать раз. Я поделила сто двенадцать на четыре, отняла одиннадцать и получила семнадцать. Затем вылезла из кровати и спустилась в кухню. Термометр за окном показывал семнадцать градусов.
        Я долго смотрела на дуб. За ним пролегли глубокие темные тени. Может, тетя Джесси сейчас где-то там? Если я подожду подольше и всмотрюсь как следует, может, я ее увижу?

        12. Птицы, роза и черепаха

        После ужина дядя и тетя любили выходить на веранду, садиться на диван-качели, тихонько раскачиваться, туда-сюда, туда-сюда, и смотреть на тополь, розовые кусты у дома и далекую реку. Вдоль реки бежали рельсы, и каждый вечер ровно в шесть слышался печальный гудок паровоза.
        Иногда я качалась вместе с ними. Однажды, едва стих гудок поезда, на тополь прилетел самец кардинала, замечательно красный. Минуту-другую он сидел спокойно, вертя головкой, а затем перепрыгнул к кормушке. Он захватывал семечки, постукивал их о перекладину, расщепляя, и выбирал мягкую сердцевину. Если семечко ему не нравилось, он резко дергал головой — и оно падало на землю.
        — Где же его подружка? — расстроился тогда дядя Нэт. — Тяжело ему одному, бедолаге.
        Дядя Нэт не изменил своей привычке и после смерти тети Джесси. Однажды вечером я сидела наверху. Вот нарастающий гудок паровоза вдали, миг — он промчался, гул замер, вновь наступила тишина. И тут за окном мелькнула красная искорка. Кардинал вернулся на тополь. Вновь он медлил, крутя головкой. И — дождался: она слетела к нему на ветку, светло-коричневая, с красноватым отливом на голове и крыльях — его самочка.
        Кардинал подлетел к кормушке, набрал семечек и вернулся на место. Он снова их расщеплял и выбирал клювом сердцевину, но не глотал, а предлагал подруге.
        Дядя Нэт перестал раскачиваться. Он наклонился вперед, не сводя глаз с птиц.
        — Ах ты везунчик... — пробормотал он. — Вот везунчик.
        Самочка испуганно вспорхнула и стремительно полетела к березовой роще. Самец подождал, пока она не скрылась из виду, спрыгнул на землю, подскакал к самому крыльцу, где сидел дядя Нэт, взлетел и помчался догонять подругу.
        — Вот везунчик, — повторил дядя Нэт.
        * * *
        А за тополем росли розы — двадцать розовых кустов. Дядя Нэт посадил их в тот год, когда умерла Роза. Тетя Джесси их очень любила. Ее окно выходило как раз на розы. Тем летом мы часто гуляли среди них и считали цветки.
        В ноябре ударили морозы, и тетя Джесси ужасно переполошилась. Она долго смотрела в окно на уцелевшие цветы, мерзлые, покрытые инеем.
        — Скоро и они умрут, — сказала она так, что у меня холодок пробежал по коже.
        Каждую весну она словно чуду радовалась первому бутону, и каждую осень с наступлением холодов вновь становилась отрешенной и потерянной, будто не помнила и не верила, что цветы распустятся вновь.
        Через несколько лет после того, как дядя Нэт посадил эти розы, мы поехали за покупками в Чоктон. Родители дали нам по доллару, и мальчишки сразу же побежали к прилавку с конфетами. Гретхен и Мэй рылись в косметике. А мы с Бонни бродили и бродили по магазину, не зная, что купить. И вдруг я увидела ее. То, что надо: красная пластиковая роза на жесткой зеленой ножке. Я купила розу и хранила ее в шкафу до самого октября. А потом отнесла в сад и незаметно привязала к розовому кусту.
        Когда пришли холода, тетя вновь начала переживать, что розы гибнут. И я каждое утро прибегала и сообщала ей:
        — Несколько цветков все еще держатся. — И наконец: — Последняя все жива!
        Сначала тетя отмахивалась и говорила:
        — Все равно она умрет.
        Но в декабре дважды выпадал снег, и она больше не могла не замечать странную розу, одиноко цветущую в саду. И однажды утром она прервала прогулку и направилась к розовым кустам.
        — Хочу взглянуть на эту розу.
        Я пыталась отговорить ее, утянуть в другую сторону, но она не поддалась. Нагнулась над кустами и коснулась моей розы.
        — Что это? — растерялась она, пытаясь ее сорвать. — Как это?.. — Наконец роза оказалась у нее в руках. Никогда мне не забыть лица тети Джесси — такое на нем отразилось разочарование и испуг. — Она не живая! Как же можно так зло и гадко шутить?.. Видимо, глаза меня выдали.
        — Ты?.. — поразилась тетя. — Как же так, ты?.. Как ты могла, почему?..
        От стыда и смятения я убежала и забилась в амбар.
        Позже тетя извинилась передо мной: она знает, я хотела как лучше, я не думала ее обидеть. Она и сама не понимала, почему так огорчилась.
        — Я так хотела, чтобы эта роза оказалась живой, — сказала она.
        Потом тетя Джесси вернула мою розу на место, и там она «цвела» три года подряд, совсем выцвела, стала почти белой, но тетя ее не снимала. А когда она умерла, дядя Нэт купил вторую розу, точно такую же, и прикрепил ее рядом с моей.
        * * *
        Вскоре после того, как у нас поселилась черепаха, я застала дядю Нэта на крыльце.
        — Чья ты, крошка? — ласково говорил он. — Где твоя мамочка? Все тебя бросили, малышка.
        Посреди веранды сидела Копуша.
        — Дядя Нэт, это всего лишь черепаха, — сказала я. Он наклонился и внимательно оглядел ее панцирь.
        — Я так и знал. А где другая?
        — Какая другая?
        — А ты как думаешь? — спросил дядя Нэт. — Этой черепахе одиноко. Ей нужна пара, так Джейку и передай.
        Через два дня Копуша пропала. Бен чуть не плакал:
        — Ее нет, коробка пуста!
        Он заглянул под каждое дерево, под каждый куст, забрался под крыльцо. Как будто черепаха могла отрастить крылья и улететь из коробки.
        Я пыталась уговорить Бена выйти из-под крыльца, когда над головой скрипнули доски.
        — Что это вы там ищете? Я выкарабкалась наружу.
        — Копушу, дядя Нэт. Бен думает, она под крыльцом...
        — Чушь собачья! Нет ее там.
        Бен выбрался следом за мной, отряхивая рубашку от пыли.
        — Почему это? Она может прятаться...
        — Послушай меня, головастик, — перебил дядя Нэт, — ничего она не прячется. Она бродит у ручья, ищет...
        — Чего это она там ищет? — спросил Бен. Дядя Нэт резко ударил палкой о ступени.
        — Милого своего, чего ж еще!
        Бен упросил меня сбегать к ручью вместе с ним. Мы прошли вдоль всего берега, но черепахи нигде не было видно.
        — А с чего это дядя Нэт так уверен, что Копуша тут? — подозрительно спросил Бен.
        — Может, он сам ее сюда отнес.
        На обратном пути я поймала в траве сверчка. Я отнесла его к дубу, где жил мой «термометр». Мне не удавалось разглядеть его в кроне, и все же он был где-то там и каждый вечер послушно стрекотал мне о погоде.
        Из окна выглянула мама.
        — Бонни? Цинни? Цинни, это ты? Ты не видела дядю Нэта?
        — Пару часов назад сидел на крыльце.
        — Пригляди за ним, а?
        Я не нашла дядю ни на крыльце, ни у амбара. В поле среди помидорных грядок возился папа.
        — Ты не видел дядю Нэта?
        — Да вроде нет. — Папа выпрямился и огляделся по сторонам. — Хотя стой, вот же он!
        Размахивая палкой, по холму бежал дядя Нэт, крича невидимой тете Джесси:
        — Постой! Погоди!
        — Присмотри за ним, ладно? — попросил папа. — Он сейчас как слепой.
        Дядя Нэт пронесся по холму, мимо сарая, через грядки, обогнул дом и дважды обежал вокруг тополя. Мы с Беном настигли его у самой дороги.
        — Скорее! — кричал нам дядя. — Помогите мне догнать ее!
        Мы помчались вдогонку. У дяди была забавная походка, медленная, вперевалочку, но сейчас мы за ним едва поспевали. Внезапно он развернулся и устремился в гущу кустарника, запутался в нем и бессильно затих.
        — Чертовы колючки! — И он замахнулся на ближний куст палкой. — Снова она от меня ускользнула.
        — Ты ее видел? — шепнула я Бену. Бен кивнул, его глаза округлились.
        — Ага, а ты?
        А я нет. Ну почему?
        Мы поплелись домой. Сзади зашуршали шины, и мы отступили к обочине. Джейк притормозил.
        — Здорово! — крикнул он. — Забирайтесь, подвезу.
        — Благодарю покорно, — отозвался дядя Нэт, — у меня тут дела.
        — Цинни? Бен?
        — Нам надо приглядывать за ним, — сказала я.
        Дядя пересек дорогу и направился к тополю. Джейк заглушил мотор.
        — Цинни, я кое-что тебе привез.
        — Зачем?
        — Мне приятно. — И он бросил мне коричневый кулек. Дядя Нэт пустился вскачь.
        — Мне надо бежать за ним...
        — Цинни, Цинни! — крикнул Джейк мне вслед. — Не забудь про подарок! Надеюсь, тебе понравится... — Он подкатил к дому, развернулся и уехал прочь.
        Бен остался стоять на дороге, вопя вслед грузовику:
        — В следующий раз привези что-нибудь и мне!
        — Цинни! — на порог выскочила Мэй. — Это был Джейк?

        13. Бинго

        В том кульке были четыре счастливых камешка, белые, гладкие. Один я сунула в карман, остальные спрятала в шкаф. Итак, бутылочные крышки, сверчок, черепаха — и камешки. Невинные подарки... но на этом невинным подаркам пришел конец.
        На следующий день он принес мне щенка бигля. Ну как устоять перед щенком?
        — Нравится? — спросил Джейк.
        Я погладила бархатную щенячью спинку.
        — Еще бы. — И вернула его Джейку. — Но я не могу его взять.
        — Вот еще. Бери, он твой.
        — Но почему? Почему ты даришь его мне? Почему не... кому-то другому?
        Джейк опустил глаза:
        — Знаю, Цинни, я немного старше тебя...
        — На целых три года, — уточнила я.
        — Ну да, но... Бери, я так хочу, вот и все. — Он сунул руки в карманы. — Ну и крепкий ты орешек, Цинни Тейлор. — Спрыгнул с крыльца и пошел к грузовику.
        — Забери... обратно! — крикнула я, сама не зная, что он должен забрать: щенка или свои слова. Может, и то и другое вместе.
        Скажете, после щенка мне пора было поверить, что Джейку нравлюсь я, и только я? Все не так просто. Томми Салями бегал за мной не одну неделю. Да и другие тоже. Нельзя доверять парням, поняла я, какими бы милыми они ни казались, какие бы подарки ни дарили, что бы ни шептали на ухо. Так что я сразу составила свое мнение о Джейке и его подарках, и ничто в мире не могло меня разубедить.
        * * *
        На Мэй впору было надевать смирительную рубашку.
        — С какой это стати он притащил тебе собаку? Ты что себе вообразила, Цинни? Да ты в своем уме? Хотя у тебя и ума-то ни капли нет. Мозгов, как у цыпленка. — Она яростно взглянула на ленты, разложенные перед зеркалом, и смела их на пол. На этот раз она превзошла саму себя.
        — Не понимаю, чего ты так бесишься? — пожала я плечами. — Я же не просила Джейка тащить мне все эти вещи...
        Мэй собрала ленты.
        — При чем тут Джейк?
        — Ты же сама сказала... разве нет?
        — С чего ты взяла? — Она снова швырнула ленты на пол и принялась дико озираться по сторонам, вот-вот взорвется от бешенства. — Только посмотри на свою кровать — нет, ты посмотри! Когда же ты научишься нормально застилать постель?
        * * *
        За ужином никто и думать не мог ни о чем, кроме щенка. Ему постелили старый матрасик в кухне, и он свернулся на нем клубком. Все то и дело приподнимались из-за стола, чтобы посмотреть, как он там, в углу. Нашего пса два года назад сбила машина; другого мы так и не завели. Папа сказал, что он не против собаки, если мы пообещаем сами за ней ухаживать. Бен, Уилл, Сэм, Гретхен и Бонни наперебой его в этом заверили.
        — А ты что молчишь, Цинни? — удивился папа. — Насколько я знаю, щенка подарили тебе.
        Тут вмешалась Мэй:
        — А по-моему, собака нам не нужна. Она все сгрызет. Я уже боюсь за свои вещи.
        — Как хотите, — ответила я. — Отнесу щенка обратно.
        — Нет, нет, ни за что! — Братья и слышать об этом не хотели. Они из кожи вон лезли, обещая следить за щенком.
        Когда сестры уснули, я спустилась на кухню и тихонько унесла щенка наверх. Ему было так одиноко в темном углу. Я взяла его с собой в постель и гладила, пока он не уснул. Я решила назвать его Бинго. «Бинго!» Тетя Джесси так приговаривала, завидев очередное «чудо».
        * * *
        Два дня спустя меня снова послали в магазин, и я спросила миссис Флинт, какое специальное предложение у нее на сегодня.
        — Специальное предложение? Как это? — не поняла она.
        — Ну, скидки... печенье в подарок...
        — Ну ты и выдумала! — покачала головой миссис Флинт. — Печенье в подарок! А жить-то мне тогда на что... Кто ты из сестер?..
        — Цинни.
        — Ну да, жить-то мне тогда на что, Цинни? Печенье в подарок! Чего только не придумают!..
        У самого выхода я заметила свежее объявление.

        ПОТЕРЯЛСЯ ДВУХМЕСЯЧНЫЙ ЩЕНОК БИГЛЯ, ОТКЛИКАЕТСЯ НА ИМЯ ПОНЧИК. ЕСЛИ ВЫ О НЕМ ЧТО-ТО ЗНАЕТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПОЗВОНИТЕ ПО ТЕЛ. 266-3554, СПРОСИТЬ БИЛЛА БАТЛЕРА (ФЕРМА ХИДДЛОВ, МОРЛИ-РОУД, СРАЗУ ЗА МЕТОДИСТСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ)

        Щенок спал на матрасике в кухне.
        — Пончик, — позвала я, — Пончик...
        Его ушки дрогнули, глаза открылись — и он радостно бросился мне навстречу.

        14. Пончик

        Пришел май. Дни становились длиннее, но времени катастрофически не хватало. Ходить приходилось все дальше и дальше, ведь я расчистила уже почти три километра. Пока закончатся уроки, пока доберешься к месту, где остановилась в прошлый раз, пора идти ужинать. До каникул еще три недели; я не могла целых три недели сидеть сложа руки. Я сходила с ума, боясь не успеть, не закончить никогда — и никогда не получить прощения.
        Помидорная рассада на поле и грядках прижилась. Я натолкла яичной скорлупы и разбросала ее между кустами. Тетя Джесси всегда так делала, чтобы защитить растения от слизней и улиток. От тли она изобрела другое средство: надо было как следует проварить соцветия ноготков, луковую шелуху и табак (ну, этого добра хватало за амбаром, где дядя Нэт тайком от нее покуривал) и опрыскать вонючей смесью листья.
        Дважды я видела у ручья Копушу с другом. Моя черепаха нашла себе пару. Они любили греться на солнце, забравшись на старую корягу. Однажды мы с Беном наткнулись там на дядю Нэта. Он копал червей.
        — На рыбалку собрался? — спросил Бен.
        — Пусть так, — ответил дядя Нэт.
        А потом я увидела, что эти черви лежат у коряги на радость черепахам.
        Папа рассказывал, в детстве Мэй тоже подарили черепаху. Через пару недель черепаха ей наскучила, и ее забрала к себе тетя Джесси. Она угощала ее червями и малиной. Когда пришла зима и черепаха потеряла аппетит, тетя Джесси посадила ее в коробку и положила в шкаф, а весной вынула вновь.
        — И черепаха не умерла? — спросила я.
        — С чего бы ей? Проснулась по весне, живая и веселая.
        — И где же она теперь?
        — Твоя тетя решила, что ей одиноко в доме, и отнесла ее к ручью.
        — Она ее навещала?
        — Чуть ли не каждый день. И никогда не забывала захватить червей и малину.
        * * *
        Сверчок поселился в ветвях дерева под моим окном и каждый вечер стрекотал мне о погоде. А щенок... щенок вернулся домой.
        На следующий день после того, как я прочла о пропаже Пончика, мы с Бинго отправились на прогулку. Пока мы добрались до города, его шерстка была вся в репьях и листьях, лапы перепачкались, а нос распух от укуса пчелы. У магазина миссис Флинт стоял грузовик Джейка. Пришлось свернуть к полю, пройти вдоль ручья и лишь затем снова выйти на дорогу. Бинго я несла на руках. Он совсем выдохся и вымотался. И уснул, едва мы миновали методистскую церковь и вышли к Морли-роуд.
        Я столько раз бывала у Саламанки на ферме, что могла найти дорогу с завязанными глазами. Но Батлеров, новых съемщиков, я видела лишь раз. Билл Батлер работал в аэропорту графства вместе с отцом и был вроде бы приятным человеком, как и его жена. Но его мать, старая миссис Батлер, как все ее называли, впала в маразм.
        Старая миссис Батлер вообразила себя шестилетней девочкой. Она заплетала тощие седые косицы до пояса, похожие на крысиные хвостики, и украшала их голубыми лентами. Она носила желтую панамку, которая была ей чересчур мала и смешно торчала на самой макушке, как смятый носовой платок. Как-то раз мы с папой нашли ее в грязной луже позади заправки. Она самозабвенно играла. Пришлось отвести ее домой — так я и побывала на ферме Хиддлов в первый раз с тех пор, как уехала Сол.
        У меня внутри все сжималось, пока я шагала по Морли-роуд. Так жаль было расставаться со щенком. Он так доверчиво прижался к моей груди, уткнув нос мне в рукав. Он был так похож на Моуди-Блу, собаку Сол. Я уселась под кленом и в последний раз все обдумала.
        Может, это совсем другой щенок, вовсе и не Пончик. Но он так радостно откликался на это имя... В конце концов я решила, что есть только один способ выяснить — и зашагала к ферме Хиддлов. Мне все казалось, что навстречу вот-вот выбежит Сол.
        Старая миссис Батлер сидела на крылечке — мятая панама, голубые ленты. Она нанизывала бусы из гороха. У ее ног улегся взрослый бигль. Увидев меня, он вскочил и протяжно залаял. Бинго встрепенулся, вырвался из моих рук, неуклюже плюхнулся на землю. Принюхался, тявкнул в ответ и помчался к собаке.
        Собака метнулась ему навстречу. Она бережно обнюхала его, точно защищая от всех бед, а мой Бинго скакал вокруг, тычась носом в тело матери. Старая миссис Батлер всплеснула руками, взвизгнула, схватила метлу и побежала ко мне.
        — Кыш, кыш! — прикрикивала она, размахивая метлой. Она кричала не на собак. Она гнала прочь меня. — Уходи... кыш... пошла отсюда...
        И она пронзительно захохотала, дико, жутко, будто ржала бешеная лошадь.
        — Пончик, Пончик, Пончичек... — звала она. Бинго помчался к ней, запрыгал, царапая ей коготками чулки — детские, плотные, спущенные до колен.
        Я попробовала объяснить ей, кто я такая, но она только махала на меня метлой. Потом я подумала — может, ей лучше и не знать. И сказала, что щенок объявился на нашей ферме, а я прочитала о пропаже. Не очень-то я и наврала. Я только не сказала, как он объявился и благодаря кому.
        — Кыш... уходи... убирайся...
        — Но это точно ваш щенок? — спросила я. — Это он потерялся?
        Не стоило и спрашивать. Бинго так радовался, что было ясно — он наконец-то дома, и он счастлив.
        — Потерялся? — закричала старая миссис Батлер. — Пошла отсюда. Кыш, воровка! — Она гнала меня до самой дороги, и я еще долго слышала за спиной ее жуткий пронзительный хохот.
        * * *
        За это время Бен сбился с ног.
        — Цинни, ты не видела Бинго? Он пропал!
        Мне хотелось сказать ему правду, честное слово. Но я боялась подвести Джейка. Если он украл щенка, а так, судя по всему, и выходило, не стоило остальным про это знать. Уж не знаю, защищала ли я Джейка или саму себя от насмешек сестер.
        — Мы гуляли... — ответила я. Уилл схватил меня за рукав:
        — Что с ним?
        — Убежал...
        Они были вне себя от тревоги за Бинго.
        — Идем скорее искать! Где ты его потеряла?
        Пришлось отправляться на поиски щенка вместе с ними.
        Я провела их по дороге и свернула в противоположную от фермы Хиддлов сторону. Прошла метров двести и указала на заросли кустарника.
        — Он убежал вон туда... Я все там облазила, каждый куст...
        Как же противно было лгать! А еще противнее думать о Джейке, ведь это он заварил всю эту кашу, притащив щенка. Мы долго и упорно искали, но Бинго, конечно, и след простыл. И мы тоскливо поплелись домой ни с чем.
        * * *
        Мне не терпелось вернуться к тропе, но дома все шло кувырком. Весь ужин Бонни, Гретхен, Уилл, Сэм и Бен плакали и переживали, что бедный Бинго бродит где-то один-одинешенек. Они сводили меня с ума.
        — Цинни, почему ты снова молчишь? — спросил папа. — Щенок-то все-таки твой. А ты, похоже, совсем не расстроена.
        — Ты что, совсем не любила его? — всхлипнул Бен.
        — Конечно, любила. Мне правда очень плохо.
        Я постаралась, как могла, изобразить страдание. Нахмурилась, шмыгнула носом и придала лицу выражение помирающей лошади. За такое вранье меня точно поразит молния. Как мне хотелось выпалить им всю правду, но я не смела.
        — Кончайте стонать! — рассердился дядя Нэт. — Если так переживаешь, иди и отыщи своего треклятого пса, нечего сидеть сложа руки!
        Папа предложил повесить в магазине миссис Флинт объявление о пропаже.
        — Или позвони Джейку... — предложила Бонни.
        — Это еще зачем? — Мое сердце отчаянно заколотилось.
        — Он тебе поможет, — сказала Бонни, — обязательно поможет.
        — Пожалуйста, только не надо пока ничего говорить Джейку, — попросила я.
        — Но почему?
        — Наверное, Цинни не хочет признаться, что потеряла его подарок, — решила мама. — Да, Цинни?
        — Ну да, — согласилась я. — Точно. — Мне хотелось забраться под крыльцо и просидеть там пару лет в одиночестве.
        Они не отставали от меня весь вечер. Объявление уже готово? Нет? Может, мне нужна помощь? И тут Бонни сообразила:
        — Погодите! Если Цинни повесит объявление у миссис Флинт, Джейк точно его увидит, он ведь там работает. А Цинни не хочет ничего говорить Джейку...
        Я готова была ее расцеловать. Вместо этого пришлось изобразить горе.
        — Что же мне делать? — простонала я. — Как теперь повесить объявление? Ой-ой-ой... — На душе сразу полегчало; но притвориться на этот раз не составило особого труда. Вот и докатились: Цинния Тейлор стала профессиональной лгуньей.
        Недолго я радовалась. Все тут же решили, что придется Джейку узнать о пропаже подарка. Они сказали, иначе никак. А он — он все поймет.
        — Договорились. Завтра ты повесишь объявление и обо всем расскажешь Джейку, — твердо сказала Гретхен. — Он сам захочет помочь нам отыскать Бинго.
        У меня в голове созрело решение. Я напишу объявление и сделаю вид, будто несу его в магазин.
        — Готово, — сказала я, небрежно нацарапав ручкой короткий текст. — Сойдет?

        ПОТЕРЯЛСЯ ЩЕНОК БИГЛЯ ПО КЛИЧКЕ БИНГО. ОБРАЩАТЬСЯ К Ц. ТЕЙЛОР

        — А где же телефон? — покачала головой Гретхен. — И адреса нет. Дай, лучше я сама. — Она целый час провозилась за компьютером и наконец принесла объявление, на мой взгляд, чересчур кричащее и заметное. — Ну, вот! Так гораздо лучше!

        15. Потери и находки

        Наутро я выскользнула из дома сразу после завтрака.
        — Я понесла объявление к миссис Флинт! — крикнула я на ходу.
        — Цинни, подожди! — встрепенулась Бонни. — Мама дала денег, просила купить молоко...
        — Давай, я заодно захвачу.
        — Нет, я пойду с тобой. Я чуть не поперхнулась.
        — Бонни, я прекрасно справлюсь сама.
        — Ясно, справишься. Кончай придуриваться, не видишь, я просто хочу пойти с тобой.
        Всю дорогу Бонни трещала, не давая мне думать.
        — Может, Бинго найдет дорогу домой по запаху, собаки это умеют. Я слышала про одну семью, они переехали в другой штат, за три тыщи километров, а собаку оставили соседям. Так знаешь, что собака сделала?
        Я, конечно, догадывалась, что сделала та собака, но настроение играть в «угадайку» у меня пропало.
        — Она нашла их новый дом! Бежала через полстраны. Три тыщи километров. Удивительно, да? Как думаешь, как ей это удалось? Я думаю, грузовик, в котором ехала семья, пропах их запахом, и собака шла по следу машины. Хорошо, что Бинго надо пройти совсем чуть-чуть. Может, он уже идет по нашему следу? А, Цинни?
        Грузовика у магазина не было видно. Уже неплохо.
        — Бонни, покупай молоко, а я пока повешу объявление. Надо поскорее вернуться домой, — сказала я.
        — И кто же ты из сестер? — спросила в глубине магазина миссис Флинт.
        — Бонни. А вон там Цинни. Мы хотим повесить у вас объявление, хорошо? Это бесплатно?
        — Бесплатнее не бывает, — ответила миссис Флинт. Я постаралась спрятать объявление под другими так, чтобы едва торчал кончик.
        — А знаете, что в этом объявлении? — продолжала Бонни. — У Цинни пропала собака. Она так переживает.
        Мне хотелось ее придушить.
        — Какая жалость, — покачала головой миссис Флинт.
        — Бигль, совсем щенок. По кличке Бинго...
        — Бигль? Надо же, что-то часто стали пропадать в округе бигли.
        Я схватила Бонни за локоть:
        — Бонни, нам пора...
        — Ладно, ладно. Иду, нечего щипаться. Покажи объявление. Ну, Цинни! Так же никто его не увидит! —
        И Бонни передвинула мое объявление в самый центр доски. — Ну вот, так гораздо лучше!
        — До свидания, девочки, — крикнула нам вслед миссис Флинт. — Надеюсь, ваш щенок найдется.
        Мы уже поравнялись со школой, когда навстречу вырулил Билл Батлер. Он погудел и помахал нам рукой. Я обернулась. Билл притормозил у магазина. Пожалуйста, пожалуйста, молилась я, только бы он не увидел объявление.
        — Бонни, я кое-что забыла. Иди, я догоню. — Я помчалась к магазину и бросилась к доске объявлений.
        Билл Батлер обернулся от прилавка.
        — Привет... ты кто из сестер?..
        — Цинни, — пробормотала я, срывая объявление.
        — Что, снимаешь? — удивилась миссис Флинт.
        — Да, — сказала я. — Мы его нашли.
        — Уже? Как же вам повезло! Билл, твой бигль тоже вернулся, так ведь?
        — Тоже? — переспросил Билл.
        — У Тейлоров терялся бигль. Да, Цинни?
        Я сделала вид, что не расслышала, направилась к выходу — и столкнулась с Бонни.
        — Чуть не забыла, мама еще просила масла...
        И она отправилась к холодильникам, а мне пришлось пришлепнуть объявление на место. Только бы миссис Флинт и Билл Батлер ничего не сказали Бонни. Только бы не поздравили с находкой. Хоть одна моя молитва не осталась без ответа. Когда Бонни подошла к прилавку, миссис Флинт увлеченно жаловалась Биллу на свой желчный пузырь. Лишь когда Бонни пошла к двери, она на мгновение прервалась и сказала:
        — До свидания, Бонни. Я очень за тебя рада...
        — Я тоже, — добавил Билл.
        Едва мы вышли на улицу, Бонни спросила:
        — Что это они за меня так рады?
        — Может, спутали тебя с кем-то другим.
        — Или узнали, что я победила на школьном конкурсе поэтов, — решила Бонни.
        — Или так...
        — Но как они узнали? Кто мог им рассказать?
        Я уже не слушала. Перед глазами стояло объявление, которое я так и не успела снять. Что, если его увидит миссис Флинт? Я же сорвала его у нее на глазах и сказала, что щенок нашелся. Что, если на него наткнется Билл Батлер? Или, хуже того, Джейк?
        * * *
        Я была чересчур угнетена, чтобы думать. И отправилась к тропе. Около восьми часов я яростно сражалась с корнями и листвой. Не замечая шипов и колючек, упрямо рыла землю, как очумелый барсук. Дважды собирались тучи, дважды лил дождь; я вымокла до нитки, но не сдалась.
        Стали попадаться грибы; я собрала горсть, разжевала и проглотила. Будем надеяться, они ядовитые. Скоро я умру в жутких мучениях. Закружится голова, сдавит горло, меня вырвет, по телу пройдет крупная судорога — и я рухну замертво. Родители, конечно, бросятся на поиски. Они найдут меня посреди тропы. О, ужас! Быть может, меня убили?.. Они отнесут мое жалкое тело домой, омоют, оденут в белое платье, уложат в гроб и принесут красные циннии... Главное, чтобы они не вздумали класть меня в ящик.
        Потом будет скромная церковная месса. Гроб понесут на кладбище. Джейк примется рыдать.
        — Это я ее убил, я... — И он расскажет всем, как украл Бинго и как я его не выдала. И тогда все заплачут обо мне:
        — Какая благородная душа отлетела!
        Но грибы оказались вполне съедобными, и умирать я пока явно не собиралась. Я решила, придется вернуться к миссис Флинт и снять объявление.
        * * *
        Я опоздала.
        Я добралась к пригорку, с которого видна была вся ферма, как раз вовремя, чтобы увидеть отъезжающий грузовик Джейка. Я бросилась на землю. Убей меня прямо сейчас, молила я Бога. Не заставляй терпеть столько мучений.
        — Цинни, Цинни! — обрадовалась Бонни. — Угадай, кто приезжал! Угадай, что случилось!
        — Только не...
        — Джейк! Угадай, кого он привез! Он нашел Бинго! Я так и знала, что он поможет. Он увидел объявление в магазине и поехал искать Бинго — и нашел! Прямо чудо. Джейк говорит, Бинго шел вдоль шоссе. Здорово, а? Наверняка он искал дорогу домой по запаху, как считаешь? Цинни? Да что с тобой, ты как будто не рада!
        * * *
        — Цинни, ты что, ты же опаздываешь в школу. Скорее!
        Но я специально копалась и еле волочила ноги, чтобы все ушли в школу без меня. Дождалась, когда мама понесет завтрак дяде Нэту, сунула книги под мышку, взяла Бинго на поводок и побежала. В школу я ужасно опоздаю, но ничего, это сейчас не главное.
        Я привязала Бинго у магазина и вошла. Миссис Флинт удивленно подняла брови:
        — Почему ты не в школе?
        — Опаздываю. — Я сдернула объявление с доски.
        — Я думала, ты давно его сняла.
        — Я вешала два, а сняла только одно.
        — Знаешь, мистер Батлер опять заходил. Его бигль снова исчез! Видишь, он повесил объявление.
        И действительно, с самого верха доски на меня смотрели знакомые слова:

        ПОТЕРЯЛСЯ ДВУХМЕСЯЧНЫЙ ЩЕНОК БИГЛЯ, ОТКЛИКАЕТСЯ НА ИМЯ ПОНЧИК. ЕСЛИ ВЫ О НЕМ ЧТО-ТО ЗНАЕТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПОЗВОНИТЕ ПО ТЕЛ. 266-3554, СПРОСИТЬ БИЛЛА БАТЛЕРА (ФЕРМА ХИДДЛОВ, МОРЛИ-РОУД, СРАЗУ ЗА МЕТОДИСТСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ)

        Стоило миссис Флинт отвернуться, я сорвала и это объявление.
        На ферме Хиддлов ко мне вновь бросилась, размахивая метлой, старая миссис Батлер. Бинго-Пончик тявкнул, мать заливисто ответила ему и помчалась навстречу. Старая миссис Батлер жутко завывала и звала:
        — Пончик, Пончик, Пончичек!
        Я отпустила Бинго и понеслась прочь так быстро, как только могла. Пыхтя, я притормозила у корпуса старшеклассников, где шли уроки у Мэй и Гретхен — и у Джейка. Я вырвала лист из тетради и нацарапала несколько слов. Сложила и отдала секретарше.
        — Должно быть, ты одна из сестренок Тейлор, — улыбнулась она. — Как тебя...
        — Бонни, — солгала я. — Пожалуйста, непременно передайте эту записку Джейку Буну, его мама очень просила. Там что-то важное.
        И я сломя голову помчалась к корпусу для средних классов, чуть дальше по дороге. Я очень надеялась, что секретарша не станет читать записку. Там было сказано:

        ЕЩЕ РАЗ ПРИТАЩИШЬ ЭТОГО ПСА, Я ТЕБЕ ВСЕ МОЗГИ ВЫШИБУ.

        И подпись: «Ц. Т. ». Пускай Джейк знает, с кем имеет дело.

        16. Буги-вуги

        Музыка гремела на весь двор — искрометный, заводной ритм буги-вуги. Я не слышала его с самой смерти тети Джесси. Они берегли эту запись для особых случаев: годовщин свадьбы, дней рождений. И дерзко кружились в танце, заламывая руки, изгибаясь и вертясь. А потом снова становились робкими, тише воды — до следующего праздника.
        Тетя Джесси покатывалась со смеху, рыжие волосы развевались, ямочки на руках дрожали. Дядя Нэт вел ее строго и торжественно, будто на танцевальном конкурсе, где ни в коем случае нельзя оступиться. А когда музыка обрывалась, он сгибался пополам, хлопал себя по коленям и хохотал — да так, что слезы из глаз текли.
        Они обожали эту песню. Даже изобрели свой язык. Уходя из дома, дядя кричал:
        — Па-па-ди-ду-да! И тетя откликалась:
        — Танцуй всю ночь до утра!
        И так постоянно: «Па-па-ди-ду-да!» — «Танцуй всю ночь до утра!»
        * * *
        И внезапно я поняла, что дядя больше не напевает свое «Па-па-ди-ду-да». И сразу стало так тошно, что на глаза навернулись слезы.
        Я прошла через коридорчик в комнату дяди Нэта, где гремела музыка. Дверь была слегка приоткрыта. Он танцевал, танцевал как безумный, сжимая в объятиях невидимую партнершу.

        17. Проход запрещен

        Неделю от Джейка не было ни слуху ни духу. Мэй решила, что я его чем-то обидела: в школе он совсем перестал ее замечать.
        — Он ко мне даже не подходит. Что ты ему наговорила?
        — Да я ему вообще ни слова не сказала.
        Всех, кроме Мэй, очень расстроило очередное исчезновение Бинго. Несколько раз мы бегали его искать; пришлось печатать новое объявление, которое я сразу же сняла. Однажды по пути в школу мне встретился Билл Батлер. Неужели наш щенок снова пропал? Надо же, а его как раз нашелся. Он бы с радостью отдал нам Пончика, но его мать так привязана к щенку.
        Бонни все твердила, что Бинго ищет дорогу домой по запаху. Каждое утро и каждый вечер она подолгу стояла во дворе и кричала:
        — Бинго, Бинго!
        * * *
        В субботу я вышла к лесу. Судя по карте, это и была тропа Девы. Буковые деревья образовали здесь длинный туннель. Арками смыкались над головой пушистые ветви; гладкие серо-голубые стволы колоннами застыли вдоль дороги. Там было тихо, сыро и жутковато. И темно, как в волчьей пасти.
        Когда-то, читая на карте название «тропа Девы», я представляла себе солнечную аллею, по которой невесомо, едва касаясь земли, бежит молоденькая девушка, вся в белом. Теперь-то я точно знала: девушек волокли по этому туннелю, чтобы принести в жертву чудищу. Белые платья разорваны в клочья, косы растрепались, несчастные вырываются и кричат, а во мраке туннеля ворчит и скрежещет зубами голодный зверь...
        На четвереньках я сражалась с сорняками и пыталась выкинуть эту картину из головы. Для храбрости я запела на мотив буги-вуги:
        — Танцуй всю ночь до утра, пам-пам-ди-да...
        Мне почудился тихий свист. Я умолкла. Ничего. Тишина.
        — А-ра-ра-рам, пам, пам-па-да...
        Вновь явственно раздался приглушенный свист. Я замерла. Внезапно стало зябко.
        На этот раз свист прозвучал ближе. Я нырнула за ближайший бук и прижалась к корням. Свист прекратился; раздался глухой стук, словно кто-то колотил палкой о землю.
        Должно быть, это дядя Нэт. Ищет Журавушку. Или у него тут свидание? Вдруг он вовсе не шутил, говоря про свою лапушку? Нет, только не это. Не дай бог, у него есть любовница.
        Я не сводила глаз со входа в туннель. Вскоре там возник высокий силуэт. Солнце светило ему в спину, я могла разобрать лишь здоровенную суковатую палку в руке, но это был не дядя Нэт. Я выскочила из укрытия и понеслась прочь, спотыкаясь о корни и обдирая лицо о ветки.
        — Цинни, Цинни, стой!
        Но я не послушалась. Я узнала этот голос, и мне вовсе не хотелось видеться с его обладателем.
        — Цинни... — Он настиг меня и схватил за руку.
        — Пусти, Джейк, не то...
        — Все мозги мне вышибешь? — Он был мрачен как утопленник.
        Я выдернула руку.
        — Как ты здесь оказался? Как ты меня нашел?
        — Знаешь, есть тут одна тропа, которая выведет прямо к тебе...
        — Ага. И тропа эта моя. Убирайся вон!
        Он взглянул под ноги. Мы стояли среди сухих листьев и чахлой травы в нескольких метрах от плит.
        — Вот это твоя тропа? Что-то не похоже на тропу...
        — Не придуривайся. Убирайся с моей тропы.
        — Твоей? Ого, с каких это пор ты владеешь дорогами?
        — Иди отсюда.
        Он покраснел, взмахнул палкой и потоптался на месте.
        — Цинни, я был не прав с собакой.
        — Еще бы. Украл у бедной старушки щенка.
        — Да не крал я его! Он сам за мной увязался — ну, в первый раз. Бежал и бежал за грузовиком. Я остановился, взял его на руки и... ну, не знаю. Просто хотелось подарить его тебе.
        Я кипела так, что чуть пар из ушей не шел.
        — А во второй раз? Он смотрел в землю.
        — Я прочитал твое объявление. Поехал и забрал щенка. Ничего не мог поделать.
        — Ну да. Можно подумать, тебе приставили нож к горлу и заставили украсть пса. — Я стала выбираться на дорогу.
        — Да с тобой и священник начнет чертыхаться, честное слово. — Он снова взял меня за руку. — Ты что, никому раньше не нравилась?
        — Пусти! Я всем нравлюсь, всем, слышишь? Меня все любят... — Я совсем запуталась. Что значит — «раньше»?
        — Кому, например?
        — Ты свихнулся? У меня полно друзей.
        — Да я не о том. В тебя кто-нибудь влюблялся?
        А то нет. Томми Салями, Джерри Аббот, Микки Торк. Подлые обманщики. Не знаю, что на меня нашло. Я толкнула Джейка в грудь и обозвала его ползучим червяком. Верх остроумия.
        Джейк растерялся. Он полез в карман, вынул коробочку, вложил ее мне в руку и молча пошел прочь. Я швырнула подарок ему вслед:
        — Ничего мне от тебя не нужно! Подавись своими подарками!
        Даже не обернувшись, он вышел на поляну и начал спускаться по холму к ферме.
        Я выругалась так крепко, как только могла. И принялась искать в траве коробочку. Все-таки интересно, что он принес на этот раз.

        18. Доказательство

        Едва я переступила порог дома, следом ввалился дядя Нэт. Его волосы были всклокочены, в одежде застряли колючки. Одной рукой он держал палку, а другой потрясал в воздухе. В ней был зажат фотоаппарат.
        — Есть! Есть!
        — Что есть? — спросила я.
        — Доказательство! — Он бережно поставил фотоаппарат на стол и постучал по крышке. — Всё здесь. Никуда не денется.
        Теперь вокруг столпилась вся семья.
        — Что там за доказательство? — спросил Бен.
        — Фотография, да? — угадала Бонни.
        — Нет, он картошки туда напихал, — фыркнула Мэй. — Ясно, фотография.
        Бен положил руку дяде на плечо:
        — Что ты заснял, дядя Нэт? Что это доказывает? Дядя загадочно обвел нас взглядом и прошептал:
        — Моя Журавушка рядом с нами. У Бена глаза на лоб полезли:
        — Тетя Джесси? Ты заснял тетю Джесси?! Дядя любовно погладил фотоаппарат:
        — Она всегда рядом. И у меня есть доказательство.

        19. Обвинение

        Я долго пыталась отыскать коробочку, которую швырнула вслед Джейку. Она застряла в кусте дикой малины. Она была черная, шелковистая на ощупь, с округлой крышкой и крохотным золотым замочком. Я положила ее на ладонь и приоткрыла крышку — совсем чуть-чуть. А вдруг внутри что-то живое и мерзкое? Вроде бы ничего не шевелилось. Я откинула верх.
        В узком желобке посреди белого шелка покоилось кольцо. Крупный алый камень между двух других, прозрачных как слеза, в тонкой золотой оправе. Кольцо плотно село на палец.
        Не раздумывая, я сняла его и убрала в коробочку. Никто мне еще ничего подобного не дарил. У меня вообще не было украшений, не считая пластмассового колечка Томми Салями. Что же затеял Джейк? Кажется, именно тогда я в первый раз подумала: а не ошиблась ли в нем? Вдруг Джейк вовсе не такой, как Томми? Мне очень хотелось верить, что Джейк выбирал кольцо для меня одной, что я ему действительно нравлюсь. Хотелось до ужаса... Пусть даже так, но с какой стати он выбрал меня? Почему не Мэй?
        Все перемешалось у меня в голове. И что теперь делать? Мне-то Джейк нравится или нет? Я никак не могла разобраться в самой себе — я, любившая ясность во всем.
        Я спустилась по тропе к камню, под которым когда-то нашла медальон, отодвинула его в сторону и спрятала в ямке кольцо. Разравнивая землю вокруг, я вновь ощутила неприятный холодок. Что-то в моей памяти было связано с этим местом. Но что?
        Надо было постараться вспомнить. Вместо этого я стала вспоминать тетю Джесси.
        * * *
        Наутро после похорон тети Джесси я вспомнила про медальон «ДВТБ», брошенный в амбаре. Он исчез. Может, тетя его тогда подняла? Или его нашел кто-то другой?
        За обедом я спросила, не видел ли кто мешочка с «круглой штуковиной, вроде жетона». Я старалась, чтобы вопрос прозвучал невинно — пускай думают, что речь идет о безделице. Но никто не сознался.
        — Спроси у Нэта, может, он видел? — предложил папа.
        — Кстати, а где дядя Нэт? — спросил Бен.
        — В холмах. — Родители тревожно переглянулись.
        — Староват он для таких прогулок, — сказала мама.
        — А ты попробуй его остановить, — проворчал папа. Кажется, они знали что-то, чего не знала я.
        Пока дядя Нэт бродил по холмам, я прошлась по его половине.
        Страшно было осознавать, что тети Джесси больше нет. Многие ее вещи исчезли. На гвозде за дверью больше не висело пальто, у дивана не стояли тапочки, на кресле не лежала корзинка с рукоделием. А нижний ящик комода встал на место. Мне вдруг почудилось, что тетя прячется от нас в этом ящике. Захотелось выдвинуть его и заглянуть внутрь, но я не посмела.
        Ванную я оставила напоследок. Ее закончили всего пару месяцев назад, к огромной радости тети Джесси. Наконец-то она получила розовую ванную, о какой мечтала всю жизнь. Розовая ванна, розовая раковина, розовый коврик, розовые полотенца, розовая туалетная бумага... А дядя Нэт начал бегать в туалет к нам.
        — У меня от розового в глазах рябит, — жаловался он. Под умывальником были три выдвижных ящичка, один из которых запирался на ключ — так захотела тетя. Уж не знаю, что такое в ванной нужно держать под замком, но тетя вынула из дяди всю душу, пока он не нашел ей точно такой ящик, как она хотела. Я подергала ручку. Заперто. Хотела было поискать ключ, но внезапно устыдилась и принялась мыть раковину и протирать краны. Тетя любила, когда все сверкает.
        И все же кто-то нашел мой медальон. Не успокоюсь, пока не выясню кто. Цинния Тейлор, знаменитый сыщик.
        * * *
        Через неделю дядя Нэт проявил пленку. Мы нетерпеливо сгрудились вокруг, рассматривая снимки: коровы, амбар, тополь, семейка кардиналов... Скорее бы увидеть «доказательство».
        — Ну же, ну! — торопил Бен.
        Дядя Нэт спокойно перебирал фотографии.
        — Это не то. Это тоже не то. — Крыльцо. Помидоры. Копуша у воды. И наконец: — Вот! Вот оно самое. — Радостно, гордо, выжидательно он глядел на нас.
        — Оно самое? — переспросил Бен.
        — Да, черт побери! Вот вам доказательство. — Снимок был размытым и нечетким, словно над землей клубился туман.
        — Нэт, — мягко сказала мама, — на снимке ты один.
        — Где же доказательство? — подскакивал Бен.
        — Прямо перед вами.
        — На снимке ты один, — повторила мама.
        — Я что, похож на идиота? Конечно, тут я один.
        — Так где же доказательство? — взмолился Бен. — Где тетя Джесси?
        Дядя Нэт усмехнулся:
        — Черт побери, а кто, по-вашему, меня снимал?
        * * *
        Все растерянно онемели. Но тут раздался стук в дверь. Я так давно не видела миссис Бун, что не узнала бы ее, если бы не мама. Я помнила мать Джейка добродушной толстухой с гривой каштановых волос. Новая миссис Бун — Лу Энн, как называла ее мама, — оказалась худой, даже тщедушной, с цыплячьей шеей и морщинистым лицом. Редкие волосы торчали во все стороны, как пучки соломы. Словно кто-то вспорол брюхо прежней миссис Бун и выпустил наружу другую. Но внутри оказалась не маленькая девочка, а, скорее, сморщенная старушка.
        Я неприлично пялилась на нее, соображая — может, это вовсе и не та миссис Бун; но мама вела себя так, будто соседка ни капли не изменилась, разве что выглядела расстроенной.
        — Присаживайся, Лу Энн. Что-то стряслось?
        — Еще как стряслось!
        Мы притихли вокруг дяди Нэта, и она окинула нас внимательным взглядом.
        — Давайте-ка в другую комнату. Нам с Лу Энн надо поговорить, — сказала мама.
        — Твоей дочери лучше остаться, — вмешалась Лу Энн. Это прозвучало так странно, что мы все уставились
        на нее, ожидая продолжения.
        — Кто из них Цинни?
        Гретхен выпихнула меня вперед:
        — Вот Цинни.
        — Цинни лучше остаться, — повторила Лу Энн. — Это и ее касается.
        Я подумала, что самое время рвануть к двери или изобразить припадок... или потерять сознание. Братья и сестры не двигались с места. Всем было любопытно узнать, что за дело у миссис Бун ко мне.
        — Идите уже, — махнула мама. — Поиграйте где-нибудь. А ты, Цинни, останься.
        Все неохотно поплелись к двери — все, кроме Мэй, конечно. Ей внезапно приспичило вымыть посуду.
        — Мэй, ты что, не расслышала? Иди к себе.
        — Только посуду домою, — отозвалась та.
        — Иди к себе!
        — Ладно, ладно, иду! Не хочешь, чтобы я помогла, и не надо! — И Мэй в ярости вылетела за дверь.
        Миссис Бун повертела в руках ключи и несколько раз откашлялась.
        — Новые занавески? — спросила она наконец.
        — Уже три года как.
        — И прическу ты сменила. Тебе очень идет.
        — Спасибо, Лу Энн. Ты тоже прекрасно выглядишь. (Вот и нет. Это мама из вежливости. ) Скажи наконец, что за дело у тебя к Цинни?
        — Надеюсь, я ошиблась, и Цинни тут ни при чем. Очень неприятно об этом говорить.
        — О чем, Лу Энн? Да что стряслось? Цинни что-то натворила? — Мама перевела взгляд на меня. — Цинни, в чем дело?
        — Не представляю. — Я догадывалась, что все это как-то связано с Джейком. Может, миссис Бун узнала про щенка и решила, что это я подбила Джейка на кражу?
        — Лу Энн, не тяни. Что тебя тревожит? — попросила мама.
        — Ну, хорошо. Все это так неприятно... Ты же знаешь, я плакать в жилетку не люблю. С меня все как с гуся вода. И в чужие дела я не лезу. Но на этот раз...
        Ну давайте же! Мне хотелось кричать. Скажите, что такого я совершила, вздерните меня на первом же столбе. Только не тяните, не мучайте!
        — Джейк все время говорит о Цинни...
        Мои щеки запылали.
        — Как мило, — сказала мама. — А о Мэй он не говорит?
        Замечательно! Даже родная мать считает, что нормальный парень предпочтет мне Мэй. Кто может увлечься Цинни?.. И как просто она всем об этом говорит! Я была уязвлена до глубины души.
        Лу-Энн потеребила угол скатерти.
        — Вроде да... Не знаю... Может, я их спутала? Вообще-то я думала, Цинни из них старшая. Может, стоит позвать и Мэй?
        Мама позвала Мэй. Та появилась мгновенно. Наверняка подслушивала у двери.
        — Да? — лучисто улыбнулась она.
        Лу Энн сжала губы еще плотней и затеребила скатерть. Затем резко выпрямилась. И замерла. Секундная стрелка безжалостно отстукивала время. Я испугалась, не приключился ли с миссис Бун сердечный приступ.
        Когда она заговорила вновь, я вздрогнула.
        — Сегодня я разбирала комод. В верхнем ящике под стопкой чулок я храню драгоценности. У меня их не много — достались в наследство от бабушки. Я часто их достаю — полюбоваться. Мне нравится прикасаться к ним.
        У меня зародилось ужасное предчувствие.
        — Я сразу увидела, что одного не хватает. Пропало бабушкино обручальное кольцо. С рубином и бриллиантами. Муж его не брал, я спрашивала. Я спросила бы и Джейка, но он с самого утра как сквозь землю провалился. В магазине у него выходной. Я решила — вдруг он взял кольцо и подарил его не то Мэй, не то Цинни... Ну вот, прямо камень с души свалился.
        Я подумала: ей бы сперва дождаться Джейка, а уж потом идти к соседям, но она, видимо, совсем плохо соображала. Пропажа кольца выбила ее из колеи.
        Мэй разрыдалась. Я бросилась к двери. Я чувствовала себя диким зверьком, которого загнали в угол.
        — Цинни! — крикнула мама. — Куда ты?..
        Но я ее не слушала.

        20. Глаза-бусинки

        Солнце стояло прямо над головой и немилосердно палило. Я неслась к тропе. Сердце бешено колотилось. Топ-топ-топ — стучали ноги о плиты. Птицы устали от жары, попрятались в кроны деревьев и тихо щебетали.
        Когда я сдвинула камень, под которым спрятала кольцо, снизу вверх на меня уставилась бледно-коричневая ящерка. Должно быть, я казалась ей ужасным гигантом, нарушившим покой ее домика. Как это ни странно звучит, мне почудилось, что ящерица хочет мне что-то рассказать. Но что? Понять я не успела. Она юркнула в сторону и скрылась в сосновых иглах.
        Кольцо исчезло.
        Что мне было думать? Я разрыла землю, переворошила слой иголок вокруг, обыскала соседние кусты и деревья. Все без толку. Из головы не выходила ящерка, пытливый взгляд глаз-бусинок.
        Я распахнула дверь кухни. Я готова была во всем сознаться. Но миссис Бун уже ушла. Мама домывала посуду.
        — Цинни, ты никак не можешь прийти в себя?.. Успокойся, милая, все будет хорошо. Я бы на твоем месте тоже не знала, куда деться. Лу Энн наговорила ужасных вещей. Как можно подозревать родного сына в воровстве?.. Я сказала ей, что Джейк никогда бы до такого не опустился. Но даже если — если — это правда, вы, девочки, ни за что не взяли бы от него кольцо и уж, конечно, сразу бы рассказали все нам с папой. Не переживай, милая. Все уладится.
        Мой язык онемел. «Признайся! Признайся!» — стучало в ушах. Но мое заячье сердце было так растрогано внезапной лаской, что я промолчала. Знаю, я повела себя как эгоистка, но в глубине души мне так хотелось верить, что все уладится.
        * * *
        Вечером, когда я чистила зубы, с улицы послышалась музыка. Я выбралась во двор и осторожно заглянула в окно к дяде Нэту. Он уже успел прицепить снимок-«доказательство» на зеркало. И отплясывал, кружил по комнате под вопли буги-вуги.
        Что-то в этой музыке, в том упорстве, с каким стоял на своем дядя Нэт, придало духу и мне. Я обязательно найду кольцо и медальон. И выясню наконец, что же происходит в этом доме.

        21. Требуется лошадь

        Начались каникулы, и уже ничто не отвлекало меня от тропы. Джейк больше не появлялся; Гретхен и Мэй шептались о нем по ночам.
        — Заметила, Джейка давно не слышно? — сказала Гретхен.
        — Тсс, — откликнулась Мэй. — Цинни спит? Я затаила дыхание и замерла.
        — Как убитая. Ты знаешь что-то о Джейке?
        — Наконец-то он поумнел. Ты никому не скажешь?
        — Ни за что.
        — Думаю, он таскал Цинни подарки, чтобы я стала ревновать, — прошептала Мэй. — Помнишь, кольцо миссис Бун?.. Я догадываюсь, в чем дело. Джейк стащил его...
        — Да ты что?!
        Кольцо, кольцо... Я думала о нем день и ночь. Может, я все напутала? Может, я обронила его, не успев спрятать под камнем?
        Мэй зашептала:
        — Постой, послушай. Думаю, он стащил его, чтобы подарить мне. А затем... ну, не знаю. Может, струсил. Может, потерял его. Но я точно знаю, я... Обещаешь никому ни слова?
        — Конечно.
        — Я точно знаю — я ему нравлюсь. — Мэй хихикнула. — Знаешь, что было вчера? Я зашла в магазин, там был Джейк, и он... ну... это было так очевидно...
        — Очевидно — что?
        — Ну, что я ему нравлюсь. Он мне улыбнулся.
        — Он всем улыбается, — заметила Гретхен.
        — Ну да, но тут он улыбнулся по-особому. Это большая разница.
        Я зарылась головой в подушку, ругая Джейка на чем свет стоит.
        * * *
        Однажды вечером, когда Бен с папой смотрели по телевизору бейсбол, я услышала голос Бена:
        — Пап, почему Цинни никогда нет дома? Почему она все время пропадает в лесу?
        — Думаю, ей хочется время от времени побыть одной, — сказал папа.
        — Да она оттуда не вылезает!
        — Рано или поздно ей это наскучит.
        — Да она еще и половины не прошла. Когда же она закончит? — канючил Бен.
        — Вот увидишь, скоро ей надоест, и она бросит свою затею.
        Родной отец оказался предателем.
        Но я уже начинала паниковать. По моим подсчетам, я прошла всего шесть километров; осталось целых двадцать четыре. Я должна успеть до конца лета, должна во что бы то ни стало — но мне уже казалось, что ничего не выйдет.
        Дорога стала бесконечной. И чем глубже в лес я продвинусь, тем дальше придется ходить. Вся моя затея обречена. И вдруг меня осенило. Я помчалась к маме с папой.
        — Моя дочь рехнулась, — сказал папа.
        — Лошадь! — всплеснула руками мама. — Почему уж сразу не самолет? Цинни, у нас нет таких денег.
        — Мне так далеко ходить к тропе, а на лошади будет гораздо быстрее и... — пыталась объяснить я.
        — Цинни, тебе не кажется, что пора перестать забивать голову всякой дурью?
        — Дурью?! Ничего вы не понимаете! Это тропа, моя тропа, ясно? Была бы здесь тетя Джесси, она купила бы мне лошадь!
        Не стоило мне этого говорить. Мама разрыдалась. Папа гневно взглянул на меня.
        — Лошади ты не получишь, — припечатал он.
        * * *
        В отчаянии я решилась на безрассудный поступок. Написала объявление и отнесла его к миссис Флинт.

        СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ДЕШЕВАЯ ЛОШАДЬ. ОБРАЩАТЬСЯ К Ц. ТЕЙЛОР

        Денег у меня не было даже на самую дешевую лошадь. Я надеялась, что объявление увидит Джейк. Пускай он приведет мне лошадь, даже если для этого потребуется ее украсть.

        22. Колючая проволока

        Все шло кувырком. Словно весь мир сговорился с отцом и требовал отступиться от тропы.
        Я отнесла объявление к миссис Флинт и вернулась в лес. Через несколько часов впереди забрезжил просвет. Тропа Девы подходила к концу. Я так утомилась сидеть на корточках в глухой тьме туннеля, что позволила себе передышку и отправилась посмотреть, что меня ждет.
        Я пробралась сквозь валежник и кучи палых листьев и вышла на широкую поляну. К горлу подступил комок. Лужайка заросла густой травой и дикими цветами. С другой стороны надвигался лес. Все было бы хорошо в этой поляне, если бы... если бы она не была огорожена колючей проволокой.
        Колючая проволока? Посреди тропы — моей тропы? Я изучала поляну. Никаких следов лошадей, коров или коз. Я и думать не хотела о том, чтобы обогнуть лужайку. Давным-давно тропу проложили напрямик, и почему-то мне было очень важно восстановить ее шаг за шагом. Я повернула домой. Нужно было хорошенько подумать.
        * * *
        Дома меня дожидался папа.
        — Цинни, что все это значит? — И протянул мне листок бумаги. Мое объявление. — Где ты собралась взять деньги на свою «дешевую лошадь»?
        — Заработаю, — брякнула я.
        — Каким же образом?
        — С детьми буду сидеть, газеты разносить.
        — У тебя есть на это время?
        — Найду.
        — Тропу свою бросишь?
        Я отобрала у него листок, скомкала его и запихнула в карман.
        — Нет. Ни за что. Ладно, забудь. Обойдусь. Лучше все ноги себе сотру.
        Будем надеяться, Джейк успел прочитать объявление.
        * * *
        Наутро я полезла в сарай за кусачками. Ну и беспорядок! Косы, вилы, мотыги и топоры свалены как попало на пыльных полках, заросших паутиной. На деревянной скамье нагромождение банок с гвоздями, шурупами, болтами и гайками, разбросаны отвертки, плоскогубцы, молотки, пустые канистры, жестянки из-под кофе, мотки проволоки. Я принялась разгребать хлам, распугивая мышей и пауков.
        Кофейные жестянки напомнили мне о змее. Я встряхнула их: а вдруг внутри кто-то сидит? В одной загремело. Пригоршня монет. Высыпав их на скамью, я поняла, что это не монеты, а жетоны. Большие и маленькие, серебристые и медно-тусклые. С рисунками и без, со странными надписями. Корова. Птица. «На счастье». «Бесплатно».
        Они слегка походили на мой медальон, но не совсем. И все же, перебирая их, я вновь почувствовала смутный озноб — словно предупреждение о тьме, сгущавшейся над моей жизнью. Я пересыпала жетоны назад и поставила банку на скамью.
        * * *
        Голос дяди Нэта напугал меня до смерти. Я уже вышла из сарая и брела к холму. Я вздрогнула, будто меня поймали с поличным. Но взяла-то я всего-навсего кусачки, да и то не насовсем.
        — Эй! — крикнул он. — Не нравится мне твое занятие.
        — Отчего же?
        — Может случиться что угодно. Не место девочке в лесу.
        Тут он сделал большую ошибку.
        — Так будь я мальчиком, ты бы не возражал? Он закусил губу.
        — Там змеи водятся...
        — Что-то не заметила... не считая ужа. Еще какие напасти? — Не знаю, что на меня нашло, но я добавила: — Чьи-то лапушки?
        — Что за глупости! — Он покраснел и подцепил корку грязи носком сапога. — Тете Джесси не понравилось бы, что ты гуляешь там одна.
        Его слова вызвали во мне непонятное раздражение. Я чуть было не ляпнула: «И что с того?» Слава богу, я вовремя прикусила язык, ведь я же совсем так не думала... А потом я чуть не сказала: «Неправда, она была бы рада». Там было так красиво, среди ее любимых цветов и деревьев. Внезапно я почувствовала себя очень маленькой и одинокой, будто никто не понимал, что у меня на душе и почему все это для меня так важно. Да я бы и не смогла как следует объяснить: я сама ничего толком не понимала.
        В общем, мне нечего было ему возразить. Я развернулась и побрела вверх по холму. Внезапно сзади послышалось:
        — Па-па-ди-ду-да!
        И я машинально откликнулась:
        — Танцуй всю ночь до утра!
        И замерла как вкопанная. До меня внезапно дошло, что никому, кроме тети, дядя Нэт свое «Па-па-ди-ду-да!» не пел. И я побрела дальше, все думая о том, как машинально выпалила: «Танцуй всю ночь до утра!» Выпалила в точности как тетя — радостно и с надеждой. Танцуй... Какой смысл в этих словах? В устах тети Джесси они значили «Живи! Не стесняйся жить! Бери от жизни все!»
        И еще я подумала: как же я не догадалась в тот вечер наклониться над ящиком и крикнуть: «Танцуй! Танцуй всю ночь до утра!» — Вдруг она поднялась бы, улыбнулась и пустилась в пляс?

        23. Я нечаянно

        Колючую проволоку, да еще в два ряда, неохотно берут даже острые кусачки. В раздражении я пнула столб ногой и даже накричала на проволоку. В конце концов мне удалось перерезать ее в четырех местах и отогнуть концы к столбам. Я знала, что совершаю почти что преступление. Бедному фермеру придется попотеть, прежде чем он сможет починить ограду; я выросла на ферме, я знаю. Но проволока стояла на моем пути. Словно бык, которому мазнули под хвостом скипидаром, я неслась вперед, сметая все преграды.
        Но когда я принялась искать в траве плиты, меня ждало разочарование. По эту сторону ограды мощеная тропа обрывалась, чтобы вновь начаться по ту. Наверное, кто-то вырубил здесь лес, чтобы устроить пастбище, а заодно убрал и плиты.
        Я не знала, что делать. Можно, конечно, просто выкосить траву и оставить грунтовую дорожку, но она тут же зарастет вновь. Можно набрать камней и выложить ими этот участок дороги, но камни нужного размера попадались только у ручья, и то неизвестно, удастся ли мне набрать их достаточное количество. А потом я представила себе, что значит таскать здоровенные булыжники по одному, по два от самого ручья, за шесть километров. Недолго и надорваться, и вряд ли мне удастся закончить до конца лета.
        Я пошла направо вдоль ограды, высматривая ферму по соседству. Но за холмом открывалась новая поляна. Ни дома, ни сарая.
        По пути назад я заметила черную груду камней. Вот и плиты, беспорядочно сваленные у леса. До отверстия в ограде все равно далековато, но за день-два я должна управиться.
        Высокая луговая трава оказалась упрямой и неподатливой. Придется захватить косу.
        * * *
        Бен согнулся над грядкой, на все лады браня едва заметные сорняки. А моя грядка была заброшенной и всеми покинутой. Помидорные плети, которые я не удосужилась подвязать, скорбно клонились к земле под тяжестью зеленых плодов. Во все стороны, как ведьмины космы, торчали сорняки. Циннии по краям сморщились и пожухли от безжалостных лучей солнца.
        — Просто безобразие! — пожаловался Бен. — Цинни, ты совсем о них не заботишься.
        — Еще позабочусь, — пообещала я.
        — Да, кстати, Джейк заезжал. Я тут ни при чем, Цинни, это Сэм все напутал.
        — Что напутал?
        — Скоро узнаешь.
        На кухне сидела Бонни. Едва завидев меня, она выпалила:
        — Угадай, кто приезжал? Угадай, что стряслось? Сэм, собиравший в кастрюлю остатки овощей для
        своего непременного супа, пробормотал:
        — Цинни, я не нарочно.
        — О чем ты?
        Сэм принялся яростно помешивать в кастрюле.
        — Вечно я все путаю. Ну, слушал я его вполуха... На кухню вплыла Гретхен и застыла, увидев меня.
        — Заезжал Джейк. Он привез подарок Мэй.
        — А может, и нет, — возразила Бонни. — Может, вовсе и не Мэй.
        — Да нет же, Мэй.
        — А может, и не Мэй.
        Сэм бешено вращал ложкой:
        — Я не нарочно. Бонни пояснила:
        — Заезжал Джейк, но дома был только Сэм, и Джейк попросил его передать подарок, а Сэм забыл кому.
        — Ну забыл я, забыл! — тоскливо всхлипнул Сэм.
        — А Мэй сказала, это для нее, — повторила Гретхен.
        — А может, и нет.
        Я выскочила на улицу и быстро пошла к сараю. За мной бросилась Бонни.
        — Ты даже не спросишь, что он привез? Тебе не интересно? А по-моему, он старался для тебя.
        Я замедлила шаг.
        — Ну, хорошо. И что же он привез? Бонни стиснула мою руку:
        — Лошадку.

        24. Лошадка

        Я полетела к хлеву. Рванула жалобно скрипнувшую дверь — и замерла, вдыхая знакомый запах сена и навоза. Когда глаза привыкли к полумраку, я пошла к стойлам, прислушиваясь, не подаст ли голос новый жилец.
        Джейк, ты замечательный! Ты чудо, Джейк!
        Но стойла пустовали. Посреди пастбища методично жевали траву две коровы. Я обернулась, взгляд метался по всем уголкам фермы. На холм медленно карабкалась Бонни, внизу среди грядок копошился Бен.
        — Где же она? — спросила я Бонни, едва та приблизилась.
        — О чем ты?
        — О лошади!
        Бонни удивленно оглянулась вокруг:
        — Какой такой лошади?
        — Сама знаешь. О подарке Джейка!
        — Ну ты даешь, Цинни, — вздохнула сестренка. — Решила, что Джейк привел живую лошадь? Он привез маленькую деревянную лошадку.
        * * *
        Мысленно чертыхаясь, я достала из сарая косу и вернулась на поляну. Ну и придурок же ты, Джейк!
        В ярости я неуклюже накинулась на траву так, что чуть не отхватила себе ногу. Но постепенно нашелся нужный ритм. Тело, трава и коса слились в одно целое. Я осознала, что пора остановиться, только когда уперлась в забор. Поздравила себя с тем, что руки и ноги остались целы, и принялась проделывать в ограде выход. Затем начала таскать плиты из кучи у самого леса.
        Что за затмение на меня нашло? С чего я взяла, что Джейк станет ради меня воровать? Я всегда считала воровство чуть ли не смертным грехом. Но может, мне хотелось доказательств, что я ему нравлюсь? Нелегко было признаться самой себе, что я готова толкнуть человека на преступление, лишь бы убедиться в искренности его чувств. Я вела себя как глупая девчонка, канючившая: «Хочу конфету! Хочу, хочу, хочу!» Правда, хотела я не конфету, а лошадь. И стремилась понять, нравлюсь ли парню. И я как наяву услышала голос Мэй: «Цинни, ты хуже ребенка!»
        * * *
        Тем вечером я снова слушала стрекот сверчка. Двадцать один градус. Теплый ветерок раздувал занавески. Даже в темноте я различала на тумбочке Мэй открытую коричневую коробочку, а рядом — миниатюрную статуэтку лошади.
        Лошадка предназначалась мне, как могло быть иначе? Я боролась с искушением подкрасться и сцапать ее. Джейк ведь всегда делал подарки мне. Но Мэй так уверена в своей правоте; а вдруг Джейк так и хотел, вдруг он перекинулся на нее?
        Ночью меня преследовали кошмары. Золотые медальоны и кольца с рубинами блестели на деревьях; в воздухе парили медные жетоны. По лесам мчались крошечные коричневые лошади, распугивая биглей и ящериц с глазами-бусинами. Посреди всего этого безумия моя тетя Джесси отплясывала на каменных плитах буги-вуги, а из-за дерева за ней наблюдала таинственная незнакомка, вся в красном.

        25. Новый план

        Полдня я придумывала новый план действий, а вечером рассказала о нем родителям. Я просила разрешить мне провести остаток лета в палатке — в лесу. Мне не придется каждый день бегать туда-сюда, и дело пойдет быстрее.
        — Не хочется мне отпускать тебя одну, — покачал головой папа.
        — Но почему? — настаивала я. — Там ничего опасного. Деревья да птицы.
        — А еще львы и тигры, — встрял Сэм.
        — Львы и тигры у нас не водятся, Сэм, — улыбнулась мама. И нахмурилась: — Но вот рыси и олени, может, даже медведи...
        Оленей я не боялась. А какие в нашем лесу рыси и медведи? Смех да и только.
        — Никаких рысей я там не встречала, — возразила я. — А если и встречу, я к ним не полезу, и они меня не тронут.
        — И все же ты чересчур мала, — не соглашался папа.
        — Это я-то мала? Вспомни, тебе было всего одиннадцать, когда ты взял дядин грузовик и поехал аж к самым берегам Миссисипи.
        — Ну... времена с тех пор изменились... — смутился папа.
        — Мам, а ты в двенадцать лет проехала автостопом через весь Кентукки.
        — Неужели в двенадцать? Да, времена меняются...
        — Да ничего там нет, кроме холмов. Трава да деревья, — продолжала я.
        — Ох, Цинни, не нравится мне эта блажь...
        — Не блажь это... Папа нахмурился:
        — А знаешь, когда ты молчала, с тобой было куда проще...
        — Не надо. Пускай говорит, — быстро перебила мама.
        — Ладно, проехали. А ты не думаешь о том, что вторгаешься в частные владения? Другим может не понравиться, что ты прокладываешь через их земли дорогу. Это нарушение закона.
        — Нет, это общественная дорога, — возразила я.
        — Неужели? Откуда тебе знать?
        — В музее сказали. Эта дорога на всех картах.
        — На картах?..
        Пришлось показать им карты. Честно говоря, я сама выдумала, что дорога общественная, но это звучало так красиво и убедительно, что я и сама почти поверила.
        Карты произвели на родителей впечатление.
        — Поразительно, — воскликнул папа, — дорога-то ведет до самого Чоктона!
        — Цинни, я и подумать не могла, что все так серьезно! — восхитилась мама. — Грандиозное исследование! В музее наверняка захотят тебе помочь.
        — Не исследование это!
        — И все же я боюсь отпускать тебя одну, — вздохнул папа. — Может, возьмешь с собой брата? Или Гретхен?
        — Вот еще! — раздался из соседней комнаты голос старшей сестры.
        — Я сама не хочу. Хочу все одна. Это моя тропа...
        — Цинни, не твоя она, — мягко сказала мама.
        — Еще как моя! Я сама справлюсь.
        — А если с тобой что-то случится? Вдруг сломаешь себе что-нибудь?
        — Прибегу домой.
        — А вдруг не сумеешь? Вдруг ударишься и потеряешь сознание? Или тебя укусит змея? Или ногу сломаешь?
        — Бог ты мой, — теперь вздохнула я. — А вдруг на меня упадет самолет? Или налетит ураган и унесет меня в Канаду? Или...
        Мы еще попрепирались, а потом мама заметила:
        — Цинни, тебе так не терпится от нас избавиться?
        — Хотите знать — да! — крикнула я. — Здесь слишком шумно и слишком тесно. У меня нет ничего своего. Бонни донашивает мои туфли, Сэм отобрал мою подушку, у меня нет даже своего полотенца, никто не помнит, как меня зовут, в шкафу вечно не найти чистого стакана, и даже зубную щетку мою кто-то прикарманил! — Я не решилась добавить, что длань Господня наверняка прихлопнет меня, если я вовремя не закончу тропу.
        Мама и папа ошеломленно смотрели на меня. Мама пролепетала:
        — Цинни, ты никогда нам не говорила... ты никогда нам ничего не говорила...
        — А вы пытались спросить, что не так?!
        Они отшатнулись, словно я окатила их ведром холодной воды. Я сказала ужасную вещь, и я должна была бы чувствовать себя отвратительно; но мне было не до того. Мысли метались в моей голове, как рыба, попавшая в сети.
        — Но тебя никогда не бывало дома. Ты всегда была с Джесси, ты всем делилась с ней... — прошептала мама.
        Я даже не дала ей договорить. Я рвалась в наступление:
        — А на тропе все только мое: и деревья, и трава, и цветы, и воздух. Тетя Джесси всегда говорила, без гиацинтов никак...
        — Что все это значит? — не понял папа.
        — Она про любимую вышивку Джесси, — устало проговорила мама. Она очень любила тетю и тяжело переживала ее смерть, но ей было не по душе, что для меня авторитет тети выше их с папой.
        — Не понимаю, — сказал папа.
        — Ну ту, что с гиацинтами. Джесси там вышила: «Человеку нужен хлеб, чтобы насыщать тело, и гиацинты, чтобы питать душу».
        Эта вышивка как воочию возникла перед моими глазами. Надпись была пущена крестиком по самому низу, под картинками: батон хлеба, цветущий стебель гиацинта, и над ними рука — здоровая такая рука. От нее у меня мурашки шли по коже. Тетя Джесси говорила, это «длань Господня».
        И тут же на ум пришли слова тети Джесси. Она любила их повторять: «Бог дал — Бог взял». Я моментально представляла себе руку с ее вышивки. Рука протягивала хлеб и гиацинты — и тут же отбирала назад. Я поежилась.
        — Где та вышивка? — заинтересовался папа.
        — Цинни положила ее Джесси в гроб, помнишь?
        — Ах да. — Папа забарабанил пальцами по столу. — Цинни, вся эта твоя затея — она ведь связана каким-то образом с тетей Джесси, да?
        — Не понимаю, о чем ты, — притворилась я.
        — Нам всем ее не хватает. Но там ты ее не найдешь... И тут мама меня поразила:
        — А вдруг найдет? Может, Цинни действительно надо немного побыть одной.
        Тут к нам ворвался Уилл и торжествующе протянул маме четыре яйца. За ним бежал Бен:
        — Отдай! Отдай!
        — Мам, Бен хотел зарыть эти яйца на грядке! — наябедничал Уилл.
        — Бен, это правда? — удивилась мама.
        — Угу.
        — Можешь объяснить, зачем? Бен покраснел:
        — Для опыта. Я хотел посмотреть, что из них вырастет. Уилл покатился со смеху:
        — Слышали? Он и правда думает, если посадить яйца, из них вырастут цыплята!
        — Не обязательно цыплята, — поправил Бен. — Может, цыпкорий.
        — Какой еще цыпкорий? — поразился папа.
        — Эй, обо мне совсем забыли? — вмешалась я. — Тропа. Палатка. Цинни. Припоминаете?
        С крыльца донесся бешеный стук и вопли дяди Нэта:
        — Не уйдешь! Чтоб ты сдохла!
        Мы выскочили наружу. Дядя Нэт избивал моток веревки.
        Я смотрела на дядю и не знала, чего мне хочется больше — обнять его или ударить. Хотелось закричать что было сил: «Я тоже ее люблю! Мне тоже плохо!»
        И тут папа сказал:
        — Ладно, Цинни, договорились.
        — Вы разрешаете мне пожить в лесу?!
        — Да нет же. Нам надо подумать. Дай нам пару дней. Сейчас мы не готовы сказать ни да, ни нет.
        Воспользовавшись суматохой, к грядкам крался Бен, прижимая к груди четыре яйца. Я подошла к дяде Нэту и коснулась его плеча:
        — Думаю, хватит. Ты забил ее до смерти.

        26. Сборы

        Три дня спустя, когда я уже решила, что родители напрочь позабыли о моей просьбе и пора им о ней напомнить, они сами позвали меня и сообщили свое решение. Я могу идти! Я чуть с крыльца не упала. Правда, мне пришлось согласиться на их условия:
        1.  Они проверят все, что я соберу с собой, и проследят, чтобы я не забыла фонарик, спички, нож и аптечку с противоядием.
        2.  Я должна решить, что мне понадобится из еды, и купить все сама. Денег они дадут.
        3.  Я обещаю ничего не натворить.
        4.  Каждые семь дней я буду показываться дома, чтобы они убедились, что я все еще жива. (Тут мне удалось выторговать три лишних дня. )
        5.  Если меня съест медведь, я оставлю прощальную записку. (Очень смешно. )
        * * *
        Два дня ушло на сборы. Сначала я составила список всего необходимого и даже загордилась: как мало мне, оказывается, надо, чтобы выжить среди дикой природы. Но родители заставили меня вписать кучу вещей.
        — А как же вода? — удивилась Бонни. — Что ты будешь пить?
        — Ты права, — согласилась я, водя ручкой по бумаге.
        — Еще фрукты и овощи, — добавила мама. — Нельзя питаться одними консервами.
        Я послушно вписала: «фрукты и овощи».
        — И спальный мешок, — сказал папа. — Нельзя спать на голой земле. Вдруг похолодает?
        — И палатку, — решила мама. — Или хотя бы кусок брезента, чтобы укрыться от дождя.
        «Один спальный мешок, один кусок брезента».
        От лампы я отказалась: у меня и так будет фонарик. И от керосинки тоже: столько мне не дотащить. Пришлось, правда, добавить смену одежды. Это Гретхен принялась возмущаться, что нельзя десять дней ходить в одном и том же.
        — Как, по-твоему, жили первопроходцы? — язвительно спросила я. — Таскали за собой чемодан с чистыми сорочками?
        — Несомненно, — вздернула нос Гретхен.
        Мама заставила меня взять зубную щетку. Я пыталась ей напомнить, что щетку кто-то свистнул, но она не сдалась:
        — Возьми мою.
        — Нет уж, спасибо, — вздохнула я, — куплю себе новую.
        Наконец все было продумано до мелочей.
        Зажав список в кулаке, я отправилась к миссис Флинт. У магазина стоял грузовик Джейка. Я совсем упала духом. Что же, возвращаться домой? Попытать счастья завтра? Целый день задержки. Я твердо решила быстренько найти все необходимое и говорить с Джейком только о покупках.
        — Цинни! А... да Цинни же, черт побери! Я... ты... ну... — Он окончательно запутался, махнул рукой и обрушил пирамиду из консервных банок. Увернулся и влетел спиной в витрину. — Черт... черт побери...
        Я шла мимо полок, отбирая покупки и сверяясь со списком. Не стану обращать на него внимания.
        Джейк принялся собирать консервные банки, пытаясь восстановить пирамиду.
        — Цинни... черт... Цинни... — Он нервничал, как кот в комнате, полной гостей, где каждый норовит наступить на хвост.
        Я аккуратно сложила покупки на прилавок и вернулась за новыми.
        — Черт... Ты что, даже не поздороваешься?
        — Здравствуй. — Какая выдержка, похвалила я себя.
        — И за лошадь спасибо не скажешь?
        — Это Мэй тебя должна благодарить.
        — Мэй? При чем тут Мэй?
        — Ты же ей подарил лошадь.
        — Что? Я? Мэй? Нет же, тебе, Цинни.
        — Что-то Мэй так не считает.
        Почти готовая пирамида с грохотом обрушилась.
        — Черт...
        Я вычеркнула последний пункт списка.
        — Сколько с меня?
        Он наподдал жестянку ногой и вернулся за прилавок. Злой, как растревоженный шершень. Он быстро считал мои покупки, яростно бренча клавишами кассы и рывком отшвыривая продукты в сторону.
        Затем он не глядя свалил все в три больших бумажных пакета. Хлеб полетел на самое дно, сверху — консервы. Я не вмешивалась. И только когда протянула ему деньги, поняла, что до дома мне столько не дотащить. Это полбеды; но как я понесу все это к лесу, ведь помимо продуктов еще рюкзак, брезент и спальный мешок.
        Если бы за прилавком стояла миссис Флинт, я попросила бы ее вернуть часть покупок на место. Но Джейк и так слишком сурово смотрел на меня. Не успела я придумать, как быть, он уже подхватил два пакета и пошел к выходу. Закинул их в кузов грузовика и вернулся за третьим. Перевернул табличку на двери: ЗАКРЫТО.
        — Шевелись, Цинни. У меня и так нет времени.
        Я забралась в кабину, даже не взглянув на него. Джейк рванул с места и развил бешеную скорость. Грузовик заносило на поворотах. Джейк вывернул с шоссе на нашу дорогу.
        — Терпеть не могу грузовики, — выдохнула я.
        Он понесся к дому так, что гравий летел во все стороны. И тут на повороте прямо под колеса выскочил дядя
        Нэт. Джейк резко вильнул и вдавил тормоз. Дядя Нэт смотрел на нас глазами перепуганного оленя, который случайно оказался на шоссе.
        — Что же вы так носитесь... — пробормотал Джейк, белый как мел. — Чуть под колеса не угодили...
        Дядя Нэт моргнул и взмахнул палкой:
        — Лучше уж я умру, чем перестану бегать!
        Я мысленно зааплодировала. Покажи ему, дядя Нэт! Так ему.
        Джейк медленно покатил по дороге, сам не свой от случившегося. Наверное, мне надо было что-то сказать. Вот только что? Мысли роились в моей голове, как мошки вокруг зажженной лампы. В результате я открыла рот и выпалила совсем не то, что хотела:
        — Я искала живую лошадь, а не дурацкую игрушку, большое тебе спасибо, теперь как-нибудь справлюсь сама.
        — Стой, Цинни. Выслушай меня, хочешь ты того или нет. Во-первых, я слышал, ты собираешься жить в лесу. Совсем одна. Хочешь, я пойду с тобой?
        — Нет. Ни за что.
        — Ну почему ты такая упрямая?
        — Еще что? — Сейчас он наконец-то докажет, что вовсе не такой, как Томми Салями. Я мечтала услышать: «Цинни, мне дела нет до твоей сестры. Я по уши влюблен в тебя». Или что-то в этом роде.
        Он вцепился в руль.
        — Цинни, мне страшно неловко... Верни, пожалуйста, кольцо.
        Я похолодела.
        — Кольцо?.. Джейк, мне тоже страшно неловко, но кольца у меня больше нет. Его кто-то украл.
        Я выскользнула из кабины, схватила пакеты и ушла не оглядываясь. Сзади раздался визг шин, и Мэй закричала из окна спальни:
        — Джейк! Джейк, погоди!..

        27. Одна

        Я вышла в путь на рассвете. Клянусь, первый день был бесконечным. Он растянулся на добрых пятьсот часов.
        Мама и папа выбрались из постели, чтобы помахать мне вслед. Разбухший рюкзак лопался от вещей; я обмотала его веревкой, на которой болталось все, что не поместилось внутрь, а внизу пристроила скатку с брезентом и спальным мешком. В руке я тащила мешок из-под муки, битком набитый продуктами.
        Я разбила лагерь там, где остановилась накануне. Каждый вечер я стану возвращаться сюда, а дня через два-три перетащу все на новое место. Распаковав вещи, я уселась на землю, озирая свои владения. Как долго я этого ждала. Только птицы, деревья и небо вокруг — целых десять дней.
        Никаких стен, комнат, братьев, сестер и родителей. Отныне мой дом — свежий воздух и дремучий лес. Все здесь мое, и только мое. Еда, вода, брезент, фонарик, зубная щетка — никто не отнимет, не растопчет, не стянет. Еще вчера, представляя себе все это в мечтах, я думала, что буду сидеть не шелохнувшись часами, может, даже весь день, каждой клеточкой тела вбирая дух свободы. Но — странно — не прошло и пяти минут, как я заерзала. На месте уже не сиделось. Я взяла тяпку и принялась за работу.
        Я привыкла работать по четыре-пять часов без передышки, так что утро того дня ничем не отличалось от остальных. Я научилась расчищать плиты так же, как косила лужайку: голова свободна от мыслей; руки сами делают свое дело, сливаясь в единое целое с тяпкой, корнями и тропой. Лишь иногда, ни с того ни с сего, чаще — когда я заканчивала работу, в голове вспыхивали яркие картинки, выпархивали из потайных уголков мозга, как стайки крохотных птиц из кроны дуба.
        В тот день передо мной как наяву возникли мама с папой, сидящие напротив меня за столом. И мамин голос: «Ты всем делилась с Джесси... » В тишине леса еще отчетливей всплыло мамино лицо. Какая боль читалась в ее глазах! Оказывается, она переживала, что я прихожу с бедой не к ней, а к тете Джесси! Невероятно. Воспоминание померкло, и я подумала: может, мама тоже меня сейчас вспоминает, ей чудится мое лицо, эхом отзываются слова: «А вы пытались спросить, что не так?» Я понадеялась, что она обо всем забыла. Зачем только я это ляпнула? И я стала думать: может, я хотела, чтобы они наконец со мной заговорили, обратили на меня внимание... И снова в голове раздался голос Мэй: «Цинни, ты ведешь себя, как ребенок!»
        Часа в четыре я подумала, что уже довольно поздно. Пора собираться домой. Не сразу меня осенило: идти-то никуда не надо. Я уже дома. Можно даже не останавливаться. Расчищать плиту за плитой до самого вечера, да хоть бы и до утра.
        На обратном пути к лагерю я набрала охапку сучьев для костра и продумала ужин. Разогрею банку фасоли, отрежу ломоть хлеба, съем яблоко, запью ключевой водой и отломлю на сладкое дольку шоколада. Блеск!
        Я вновь перебрала все в памяти, предвкушая удовольствие. Разведу костер, открою фасоль... Открою? Сердце екнуло. Открывалку-то я и не взяла.
        Ну почему я забыла самую важную вещь? Что же мне никто не напомнил? Хотя, если подумать, без мамы с папой я бы столько всего забыла. Они так старались, чтобы мне было тепло и хорошо, чтобы со мной не случилась беда. И я поняла, какой же была упрямой и как некрасиво старалась всеми силами от них отделаться. От стыда я готова была сквозь землю провалиться.
        * * *
        Огонь никак не хотел разгораться. Я говорила с ним как с живым существом, умоляя перекинуться на ветки. Ворковала, заклинала, даже накричала на мокрое полено. Джейк наверняка бы справился без труда. Может, и стоило взять его с собой? При этой мысли сладко закололо кожу. Не буду думать о Джейке. Я разобрала костер, оставив горсть сухих листьев и пару прутьев. Когда пламя занялось, я стала добавлять сучья, и вскоре огонь взметнулся до небес. Похоже, я немного переборщила. Изголодавшись, я принялась ковырять жестянку ножом и колотить ее о камень, пока верх не отлетел.
        В одиночестве за едой не засидишься. Не надо ждать, пока освободится солонка или соусник, не с кем поговорить. Чашку я тоже забыла, но напиться, в конце концов, можно и из бутылки. Я обтерла вилку и зарыла в землю пустую жестянку. Вот и все. Не надо убирать со стола, не надо мыть посуду! Я свободна, я сама по себе, я вольна делать все, что заблагорассудится.
        Я огляделась. И что же делают люди, когда никто не стоит у них над душой и они вольны заняться чем угодно?
        Далеко за холмами раздался тоскливый гудок паровоза. Я неосознанно обернулась к ферме, вспоминая тополь, кардиналов, дядю Нэта и тетю Джесси. Все уже сидят за столом. Интересно, что изменилось оттого, что я ушла?
        В голове вновь замелькали картинки. Вот мама и папа встают на рассвете, специально, чтобы помахать мне вслед. Вот Сэм размазывает по тарелке суп. Вот Бен копается на грядке, вот Гретхен горбится над компьютером. Хватит! Но мозг меня не слушал. Довольно!
        Спать ложиться было еще слишком рано. Я обошла лагерь, поправила спальный мешок, подбросила сучьев в костер и стала думать, что бы съесть на завтрак. Затем меня осенило: дрова-то кончаются. Ура! Вот и нашлось занятие. Наберу-ка я веток для костра.
        Собирая хворост, я вспомнила про семена цинний. Вот и еще одно дело! Двумя палками я проделала вдоль тропы канавки. На обратном пути уложила в них семена, а затем присыпала землей. Надо бы их полить, но мне было жаль тратить воду. Будем надеяться, пойдет дождь.
        Знаю, я сосредоточилась на пустяках — но только для того, чтобы отгородиться от важных мыслей, грозно рыскавших на задворках сознания. Стоит мне расслабиться — и наружу вырвется миллион картин, громоздясь одна на другую. В глубине души мне хотелось скорее узнать, что скрывает память, но не так сразу, постепенно, шаг за шагом.
        Стрелки часов, казалось, замерли на семи, и я потрясла их, решив, что они остановились. И вновь отправилась за хворостом. На пути мне попался старый клен с редкими и крепкими сучьями, будто созданный для лазанья. Я подумала: а что, собственно, мешает мне забраться на самый верх? Глупо, знаю, но в ту минуту я была потрясена открытием: оказывается, если я чего-то хочу, никто не сможет мне запретить. Ничего, что поздно; ничего, что есть занятия поважней. Некому закричать, чтобы я немедленно слезала.
        И я стала карабкаться на дерево, все выше и выше, подбадривая себя: «Ну же, лезь! Чем выше — тем лучше, никто не станет тебя ругать!» Наконец я нашла удобный сук высоко-высоко над землей. Вокруг щебетали птицы, срывались с ветвей, перелетали с дерева на дерево. По стволу дуба гонялись друг за другом две серые белки, хвосты мелькали в воздухе, подобно небольшим пушистым кнутам.
        Еще дальше, за холмами, тянулась узкая лента реки. Тут и там из леса выглядывали крыши домов, пастбища и силосные башни. Невдалеке виднелась моя тропа и яркий огонек костра. Стоило мне слегка повернуть голову, я уловила краем глаза какое-то движение. Я обернулась — и точно, у костра мелькнула едва заметная тень, словно взметнулся край черного плаща.
        Я затаила дыхание и замерла. Тень исчезла, но мне стало не по себе. Вечер наполнили стоны и вздохи, шепот, хруст и потрескивание — пульсирующее дыхание леса. Через час-другой стемнеет, и я останусь одна на высоком дереве в чаще. Мне стало страшно.
        Я обмерла, не в силах шелохнуться. Неизвестно, сколько я могла бы просидеть в оцепенении, но тут дерево грозно заскрипело, словно устав держать меня ветвями, и я встрепенулась. Костер догорал, солнце зашло за горизонт, раскинув у самого края неба ярко-рыжую полосу.
        Я сползла вниз, силясь не замечать шорохи леса, и помчалась к лагерю. Подбросила в костер побольше дров и забралась в спальный мешок. Улеглась на спину и долго смотрела в небо, где мерцали светлячки и роились мошки, привлеченные светом костра. Над головой проносились летучие мыши. Я ждала, чтобы мир окутала тьма. Тогда я закрою глаза и постараюсь уснуть.
        Но тьма все не приходила. Вместо этого небо неуловимо меняло оттенок, становилось чуть насыщенней, но так медленно и постепенно, что я не могла уловить перехода и все пыталась понять: изменился ли цвет? Вроде стало темнее. Уже ночь? А теперь? А теперь?.. Выступили тусклые звезды, но небо все не чернело, тьма не опускалась на лес. Как я ни старалась, я не смогла уловить тот миг, когда приходит ночь. Может, ночь и не приходит в один миг.

        28. Роза в пакете

        В середине ночи поблизости раздался треск сучка, словно кто-то крался к лагерю. Я спрятала голову в мешок, слишком сонная, слишком напуганная, чтобы выглянуть наружу. Правда, я нашла в себе силы прислушаться. Треск не повторялся; я решила, что надломилась ветка в прогорающем костре, и вновь провалилась в сон. Мне снилась Роза в бумажном пакете.
        Вообще-то о Розе у меня должна была бы остаться масса воспоминаний. Мы были неразлучны с рождения, как близняшки. Иногда нас даже укладывали спать вместе, потому что мы закатывали рев каждый раз, когда пора было расставаться. Странно, что я почти ничего не могла о ней вспомнить.
        Как-то учительница говорила, что у человека почти не остается младенческих воспоминаний. Будто бы в нашем мозгу откладываются словесные образы, которые затем превращаются в картинки, а в раннем детстве нам просто не хватает слов, чтобы все описать. Я не слишком ей поверила, потому что иногда у меня перед глазами возникает лицо Розы, совсем еще крохи, а тогда я и слова «мама»-то не знала.
        Может, память скорее похожа на компьютер Гретхен. Иногда, когда сестра пытается открыть файл, экран мигает и выдает: «Доступ закрыт! Нельзя открыть файл!» Гретхен принимается упрашивать машину, как капризного ребенка, а если та ей не подчиняется, злится и выключает питание.
        Где-то в моей памяти были скрыты воспоминания о Розе с пометкой: «Доступ закрыт!» Но той ночью один файл послушался...
        Тетя Джесси вытряхнула продукты и поставила на пол пустой пакет — большой, прочный, из толстой бумаги, с двумя крепкими ручками. Малышка Роза из любопытства забралась внутрь, и тетя Джесси подняла пакет высоко в воздух. «За покупками пойду, тра-ляля-ля-ля! — пропела она и покружилась с пакетом в руках. — Где же моя Розочка, тра-ляля-ля-ля!»
        Я заглянула в пакет. Снизу на меня смотрела хитрая мордашка Розы. А сверху улыбалось и светилось лицо тети Джесси. Это было так здорово. Тетя сказала, теперь моя очередь, но я только помотала головой. Мне хотелось видеть и видеть счастливые глаза Розы и тети Джесси. Тра-ляля-ля-ля.
        Сон был ярким и удивительно четким. Только я видела нашу игру будто со стороны. Вся сцена прокручивалась вновь и вновь, и я взмолилась, чтобы она никогда не кончалась.
        Над горизонтом проступила медно-красная полоса. Мостиками перекинулись меж стеблей травы паутинки; на них осели капли росы. Утро дышало покоем, и я не понимала, чего так перепугалась накануне.
        Вскоре у меня сложился свой распорядок дня. Подъем на заре, неспешная прогулка вдоль тропы. Красота! Дело шло куда быстрее, в день мне удавалось расчистить километр, а то и полтора.
        С каждым днем коллекция находок росла: наконечники стрел, кусочки кремня, лоскутки кожи, обрывки веревки, старинный нож, даже настоящая праща. У смотрительницы музея глаза на лоб полезут, когда я ей все это покажу. А еще окаменелости. В низинах попадались куски песчаника с отпечатками древних листьев и двустворчатых раковин. У тети Джесси рот бы расплылся до ушей. Представляю, как бы она воскликнула: «Ясно как божий день, миллионы миллионов лет назад здесь плескалось море!»
        И я воображала себя то охотником, неслышно крадущимся сквозь заросли, то археологом на пороге открытия века, то беглым каторжником, за которым гонятся тюремщики. А иногда я представляла себя сыщиком, которому поручили раскрыть тайну кольца и медальона. Чем дальше, тем больше я убеждалась, что тропа каким-то образом с ними связана, и впереди меня ждет ключ к разгадке.
        А еще я размышляла о постоянных отлучках дяди Нэта. Может, это он забрал кольцо и медальон? Но зачем? На что они ему сдались?
        На второй день вскоре после полудня в вышине раздался гул самолета. Над деревьями показался одномоторный «кукурузник», какие опрыскивают поля. Он летел прямо ко мне. Кому взбрело в голову опрыскивать лес? Самолет сделал круг над моей головой, летчики весело замахали руками. Я помахала в ответ, «кукурузник» развернулся — и я поняла, что в кресле второго пилота сидит папа.
        — У меня все хорошо, не волнуйся! — закричала я.
        Папа не мог услышать, но он улыбнулся и помахал мне с небес. Каждые два-три дня он навещал меня на «кукурузнике», и я так привыкла к этому, что даже начинала скучать, если он не появлялся.
        После обеда я принималась собирать хворост и сажала вдоль свежих плит циннии. А затем забиралась на дерево и слушала лес, дожидаясь гудка паровоза. Вот следующие несколько часов в ожидании ночи были по-настоящему тяжелыми, несколько раз я с трудом удержалась, чтобы не бросить все и не удрать домой.
        На четвертый день я собрала пожитки и перенесла их еще дальше в лес. В светлые предзакатные часы я училась замечать в траве самых маленьких обитателей: кузнечиков, сверчков, бабочек, мошкару. У подножия дубов, вязов, берез и лиственниц росли бесчисленные дикие цветы: лютики и ромашки, золотарник и рудбекии, козлобородник и венерины башмачки. Я так и слышала, как радуется тетя: «Бинго! Ну разве не чудо!» Это они с дядей научили меня узнавать все лесные травы.
        Иногда попадался удивительный кузнечик, или раковина, или клен, от которых невозможно было оторваться. Их можно было разглядывать днями и часами, каждый раз открывая для себя что-то новое. Может, так и с людьми? Чем больше с ними общаешься, тем больше новых сторон для себя открываешь. Только вот хороших ли? Или это зависит от того, как смотреть?
        Каждый день я проводила на карте линию чуть длиннее вчерашней. Итак, позади тропа Девы, лужайка с колючей проволокой (ее на старой карте, конечно, не было) и Воронья пустошь — неглубокая долина, окруженная кленами, где из ветвей сердито каркали сотни ворон.
        Позади и Детский Мизинчик. Колени подкашивались, я старалась слиться с землей — уж больно неприятная легенда была записана на обратной стороне карты. Волк унес младенца, и родители обнаружили у этого обрыва лишь три крохотных пальчика. Будто автору этого показалось мало, он приписал: «Призрак младенца являлся нескольким путникам».
        Дважды после этого мне снилась малышка Роза в ящике. Кто-то незнакомый заглядывал внутрь и вопрошал: «А где ее пальцы?»
        От старой железнодорожной ветки остались лишь ржавые рельсы, обрывающиеся посреди леса. По обе стороны от них зияли прогалины, где когда-то валили деревья. Тут и там виднелись сухие пни, все в зазубринах. А еще вдоль дороги росли яблони — откуда им взяться в лесу? И я представила, как усталые лесорубы вытирали пот со лба, сочно хрустели яблоками и швыряли огрызки в кусты. И когда люди ушли, а железная дорога закрылась, из-под земли осторожно выглянули молодые побеги.
        Время здесь текло не так, как обычно. Я не сознавала дней; все слилось в единую полосу времени, где плавно перетекали друг в друга тьма и свет. Время длилось вечно, не начиналось поутру и не замирало на закате, как мне казалось раньше. Может, и жизнь, как время, не имеет ни начала, ни конца? Может, жизнь тоже длится вечно?
        И мне снилось, что Роза продолжает жить где-то рядом, и тетя Джесси тоже; мне снились мама с папой, братья и сестры, Джейк — все они были рядом, все жили вечно, я просыпалась, открывала глаза и не могла понять, куда все подевались, почему я одна.

        29. Краем глаза

        Каждый день я делала на кленовой палке зарубку, чтобы не потерять счет времени и вернуться домой в срок. Я по-прежнему страшно тосковала. Каждый раз, заслышав паровозный гудок, я готова была броситься домой, вновь увидеть ферму, ворваться на кухню и обнять всех, кто сидит за столом.
        Но не только тоска по дому заставляла меня чувствовать себя неуютно. Это трудно объяснить, но время от времени мне чудились тени, легкое движение, яркий клочок материи — чаще красной — будто рукав или пола плаща исчезают за деревом. Я замирала и выжидала, прислушиваясь. Кто-то был рядом, кто-то следил за мной. Мне приходило в голову, что это тетя Джесси, она здесь, в лесу, она оберегает меня от зла. Сознаюсь, раз я даже бросилась за красным сполохом вдогонку, надеясь, что это ее рыжий локон. Конечно, я ничего не нашла и забеспокоилась. Неужели я стала гоняться за призраками, как дядя Нэт? Не хватало только взять в руки палку и заколотить по шлангам и веревкам.
        При мысли о дяде Нэте меня охватывало чувство вины. Если бы я вовсе не появилась на свет, Роза не подцепила бы коклюш, а тетя не перепугалась бы змеи и не забралась бы в ящик. И дяде не пришлось бы одиноко гоняться за призраками и заводить «лапушек». Как жаль, что время нельзя повернуть вспять, как колесо, чтобы они снова были вместе. Надо только вовремя вычеркнуть из их жизни меня... Но с другой стороны, в мечтах я продолжала жить рядом с Розой, тетей и дядей. Мне вовсе не хотелось исчезать. Хотелось вернуться в прошлое, быть вместе с ними. Я не хотела, чтобы меня взяли и выкинули.
        Иногда я не могла понять: как я очутилась одна в лесу? Может, я вычеркнула себя из жизни родных? Я не могла найти ответ; но в то же время меня не отпускало странное ощущение, что я не прежняя Цинни, наоборот, я теперешняя — лишь тень Цинни, а настоящую Цинни мне нужно отыскать. Позже мне казалось, что ищу я Розу или тетю Джесси и непременно найду их в конце тропы.
        Как-то раз, укутываясь в спальный мешок, я вновь заметила среди деревьев огненно-рыжий сполох. Я затаила дыхание. Мне так хотелось погнаться за ним, но я заставила себя успокоиться. Крадучись, из леса вышла на тонких черных лапах ярко-рыжая лиса с белой грудкой и застыла, увидев меня, готовая в любой момент сорваться с места. Лиса насторожила уши и внимательно оглядела меня, сощурив глаза, будто узнавая. Затем прыгнула в сторону и скрылась.
        Я сидела и размышляла о муравьях, которые попадут на обед лягушкам... лягушкам, которых пожрут птицы, которых, в свою очередь, поймает лиса, которую... Опасность подстерегала повсюду; каждый готов был пожрать того, кто слабее. Даже меня однажды не станет, как не стало Розы и тети Джесси.
        Как-то раз мне приснилось, что я бегу сквозь лабиринт высокого кустарника, стараясь догнать майского жука размером с птицу. А за мной неслышно крадется огромный тигр с палкой в жемчужно-белых клыках.
        Наутро я обнаружила в мешке с консервами кружку. Вроде бы я забыла кружку?.. Или нет?.. На следующий день появилась открывалка. Еще два дня спустя — мыло. Разве я брала мыло?.. Я испугалась, что схожу с ума.
        На девятый день я достигла гряды Спящего Медведя. Здесь природа все сделала за меня. Через вершину холма проходило плоское ровное плато шириной в полметра. Слева поднималась каменистая зеленая гряда с черным валуном на вершине, точь-в-точь спящий медведь. По склону просторно расположились по две, по три высокие лиственницы. Плит я не нашла, да их здесь, наверное, никогда и не было. Вся влага уходила в глубь холма, и плато даже в слякоть оставалось относительно сухим и безопасным. Мне оставалось лишь выдрать несколько особо настырных пучков травы.
        Я забралась на вершину валуна, любуясь потрясающим видом на горы и лиственничные леса. Чуть дальше у тропы виднелась крыша небольшой хижины. В первый раз мне встретилось тут жилище. Наверняка хижина давно пустует.
        А тропа, изгибаясь, где-то через километр уходила в густой черный лес, казавшийся жутковатым и запретным. Судя по карте, там начиналась лощина Призраков. Придется призракам подождать — назавтра я возвращалась домой.

        30. Снова дома

        Вообще-то я хотела немного поработать, прежде чем идти домой. Но на рассвете, когда я открыла глаза, начал накрапывать дождь. Лучшего предлога и не понадобилось. Я засобиралась. И сама поразилась, до какой же степени по всем соскучилась.
        Я спрятала вещи под брезент, подхватила рюкзак и мешок для продуктов и двинулась в путь. Время пролетело незаметно. Неужели уже десять дней, неужели пора возвращаться? И в то же время я будто месяцы провела в лесу. Я вспоминала лица родных и гадала, какую встречу они мне приготовили. Как они обрадуются, что со мной все в порядке, что я не умерла от голода, что меня не задрал медведь.
        Когда я соглашалась через десять дней явиться домой, я думала забежать на полчаса, осчастливить их своим присутствием, побросать в мешок еды и вернуться в лагерь. Теперь же, гордо вышагивая по тропе, переступая через заброшенные рельсы, я решила, что проведу дома целый день, может, даже на ночь останусь. Я убеждала себя, что делаю это только ради них, чтобы не обидеть родителей. Еще решат, что я их вовсе видеть не хочу. Кого я обманывала? Мне самой ужасно хотелось побыть с ними подольше.
        Но едва я решила провести ночь дома, в душу начали закрадываться сомнения. Еще решат, что мне одной до смерти тоскливо. А вдруг без меня им только лучше? Вдруг они рады, что я перестала вертеться под ногами?
        На пути через Детский Мизинчик я заметила впереди знакомый силуэт. Джейк Бун с рюкзаком через плечо. Он сошел с тропы и направился к подножию холма. Тут-то я его и окликнула. Он аж подпрыгнул.
        — Цинни! Какого черта ты...
        Я растаяла от одного звука человеческого голоса.
        — А ты что тут делаешь?
        — Черт...
        — Ты что, следил за мной?
        — Черт...
        — Это все ты, да? Ты притащил мне мыло, кружку и открывалку, да? — Все шло не так. Не то я хотела сказать.
        — Черт...
        — Кроме как «черт», сказать нечего? С какой стати ты за мной следишь?
        — Черт... Цинни, не слежу я за тобой. Ну, присматриваю...
        — Ни к чему за мной присматривать!
        Что я такое говорю? В глубине души я была счастлива, что он так обо мне заботится, что принес все вещи, о которых я забыла, — и все же бесилась как бык. Зачем он только влез? Я должна была все делать сама. Почему непременно сама, я не знала и оттого бесилась еще сильнее. И вновь накинулась на Джейка:
        — И куда ты направился, интересно знать?
        — Черт... Тут можно срезать к старой дороге, я там бросил грузовик.
        — Ну так давай, вали. Я тебя не держу.
        — Давай подброшу домой.
        — Нет уж, пройдусь. По тропе. Моей, кстати, тропе.
        — Каменное у тебя сердце, Цинни Тейлор. — И он так рванул меня к себе, что я чуть не упала.
        Внезапно он показался мне таким высоким. Его рубашка пахла хвоей. По шее стекали тонкие струйки пота. Рот сам собой закрылся. Стоять бы так вечность, молча, и пусть время замрет на месте. Джейк мягко взял мое лицо в свои ладони, наклонился и поцеловал меня. Прямо в губы. Я почувствовала себя невесомой, вот-вот взлечу. Но не успела я моргнуть, он уже уходил прочь, крикнув напоследок:
        — Теперь тебе хоть будет из-за чего злиться!
        Я окаменела. А когда наконец обрела дар речи, меня переполнили сотни чувств одновременно, и я не знала, что делать.
        — Гад! — закричала я. — Слышишь, ты, гад ползучий! — М-да. Иногда я бываю такой дурой. Никакой он не гад. Хоть бы он меня не слышал.
        Я ускорила шаг, пронеслась через Детский Мизинчик и Воронью пустошь, миновала половину тропы Девы... и встала как вкопанная. Вот она, поляна, где я ломала забор и укладывала плиты.
        — Вот черт! — вырвалось у меня. Кто-то починил ограду и повесил табличку: «Частная собственность».
        Каменная тропа по-прежнему бежала через поляну. Загон пустовал. Кусачки остались далеко в лагере. Я слегка разогнула проволоку и пролезла под ней; позже придется придумать что-то понадежней. Если надо, я снова снесу забор. «Частная собственность»? Как бы не так. Они что, не знают, что дорога общественная? Я уже не помнила, кто мне об этом сказал — не сама ли я все выдумала? — а, какая разница.
        Чуть дальше я вновь остановилась, чтобы проверить тайник, где когда-то нашла медальон и прятала кольцо. По-прежнему пусто.
        Больше я не останавливалась. Вот она, ферма! Я смотрела на нее совершенно новыми глазами, узнавая и не узнавая. Чудесный длиннющий амбар с забавными арочными дверями, восхитительно зеленая трава, горделивые деревья. Милый, милый дом на лужайке, ветви старого дуба тянутся к моему окну. Замечательный, маленький, замкнутый мир.
        Солнце едва встало, и я решила проведать Копушу. Накопала у ручья червей, и черепаха вылезла изпод нависшего камня, словно унюхав угощение. Я разложила червей на зеленом листе и немного подождала. Медленно, сантиметр за сантиметром, Копуша ползла к червям, а за ней спешила вторая черепаха, покрупнее.
        Пора домой. Неожиданно я занервничала, чувствуя себя чужаком, который вторгся в этот замкнутый мир. В доме стояла непонятная тишина. Может, меня ждут? Готовят сюрприз?
        Я поднялась на крыльцо и вошла в кухню. Ни души. Ни звука. Дверь на половину дяди Нэта была прикрыта. Спальня родителей пустовала. Дверь в комнату братьев стояла нараспашку. Все трое еще крепко спали. Или притворялись, что спят? Я пощекотала пятку Бена, торчавшую из-под одеяла. Он забормотал во сне и дернул ногой, будто отгоняя муху. В соседней комнате спали сестры. Моя кровать была занята. На подушке лежала растрепанная темноволосая голова.
        Не такого приема я ждала.

        31. Чертово тело

        Я примостилась на краешке кровати Бонни. Та приподняла голову, сонно моргнула и пробормотала:
        — А, это ты? Привет.
        — Куда подевались мама с папой?
        — А? Их разве нет? Наверное, папа на работе. Что-то у них там стряслось. А мама сидит с дядей Нэтом.
        — Зачем? Бонни зевнула:
        — Дай наконец поспать. Ты что, не в курсе?
        — Нет, а чего?
        — Дядя Нэт лежит в постели. Угадай, что с ним. Я похолодела:
        — Что?
        — Танцевал буги-вуги и рухнул на месте.
        — Что с ним? Он в больнице?
        — Да нет, дома. Говорит, скорее застрелится, чем ляжет в больницу.
        — Я пойду к нему, — решила я. — Да, Бонни, а кто это в моей постели?
        — Джуни. Тише, не разбуди ее.
        Я понятия не имела, кто такая Джуни, но она явно чувствовала себя как дома. И мне снова почудилось, что в постели спит Цинни, а я — не она, я чужая. Вновь по телу пробежали мурашки.
        Я прошла на половину дяди Нэта и заглянула в спальню. Мама дремала на стуле у постели. Дядя Нэт лежал на спине, стиснув палку, и глаза его были широко открыты. Больно было видеть его таким. Прикованным к кровати.
        — Тсс, — приложил он палец к губам. Но мама уже встрепенулась.
        — Цинни! — Она вскочила со стула и прижала меня к себе. — Я так и знала, что ты справишься. И сдержишь слово. Ты обязательно все нам расскажешь, только попозже, ладно? Присядь. Побудешь с Нэтом, пока я готовлю завтрак?
        А я стояла как пень. Я помнила маму совсем другой. Разве раньше ее волосы кудрявились у висков? И откуда взялись гусиные лапки в уголках глаз?
        От двери она обернулась вновь:
        — Я так и знала, что ты справишься. Всегда знала.
        Я присела на край постели:
        — Помочь тебе встать?
        — Не могу.
        — Как это?
        — Тело не слушается.
        — Ногу сломал?
        — Чертова нога! Чертово сердце! Чертово тело!
        — Что с твоим сердцем?
        — Так и скачет.
        Мама просунула голову в дверь:
        — Цинни, его нельзя волновать. У него чуть что сердце схватывает. Посидите тихо, я мигом.
        — Тыковка, — прошептал дядя Нэт, подзывая меня наклониться.
        — Что?
        — Я хочу умереть.
        — Замолчи! Все будет хорошо. Ты поправишься.
        — Я больше не могу бежать. — Он спрятал лицо в ладонях.
        Что-то внутри меня разорвалось на тысячу мелких осколков.
        Вернулась мама. Я вышла на крыльцо, села на качели и уставилась на тополь. Ну почему люди стареют? Болеют? Что же длань Господня не может вылечить простой коклюш? Или вытащить женщину из ящика? Или помочь дяде Нэту? Невыносимо. Мне требовались ответы, но дать их никто не мог.
        * * *
        Странный это был день. Я ощущала себя пришельцем в неземном раю. Самые обычные вещи казались в диковинку. Вода из крана — чудеса! А туалет! Яичница! Тосты! Телевизор! Свет! Даже людские голоса меня зачаровывали, а уж смех и вовсе казался божественным звуком.
        Сэм выбежал из комнаты и приволок Бена.
        — Видишь, плачет, я же говорил!
        — Цинни? — Бен заглянул мне в глаза. — Почему ты плачешь?
        Я влюбилась в его милое лицо. В каждую божественную черточку.
        Никто не суетился вокруг меня, не устраивал праздника, как я мечтала. И все же каждый по-своему радовался. В конце концов все окружили меня и принялись выпытывать:
        — И как там, в холмах? Здорово, должно быть, жить в палатке!
        Слова переполняли меня, я готова была говорить вечность... Но затем Уилл отвернулся и потребовал укропа, а Гретхен сказала:
        — Хорошо тебе, никаких домашних забот.
        А потом что-то стряслось у Сэма, и мои слова потонули в грохоте тарелок и обычной домашней перебранке («Бен взял мою футболку, мам, ну скажи ему!»).
        Только мама с Беном не отступали.
        — Цинни, это потрясающе, просто грандиозно! — сказала мама. — Ты бы слышала, как папа тобой гордится. Ему так приятно наблюдать с высоты, как быстро ты продвигаешься.
        — С ума сойти, — встряла Бонни. — Ни за что бы не осталась одна ночью в лесу. — Она передернула плечами: — Жуть.
        — Ты так изменилась, — продолжала мама, — окрепла, загорела. Все это на пользу. Только на пользу.
        «На пользу». Я растерялась. Я что, правда принесла кому-то пользу? Или что-то принесло пользу мне? Слова камушками перекатывались в голове: «На пользу».
        — А змей ты видела? — жадно спросил Бен. И явно разочаровался, когда я покачала головой.
        — Хочешь со мной, Бен? — Я ли это произнесла? Я что, правда готова была пустить кого-то в свою святыню?
        Он призадумался:
        — Как-нибудь в другой раз.
        — Змей испугался? — хихикнула Бонни.
        — Да нет же, — обиделся Бен. — Но как мне бросить грядки?
        Как же мне хотелось все им рассказать — о свете и тьме, и времени, и животных; о лисе с пристальным взглядом, о красных сполохах; о паровозном гудке, о том, как я их все время вспоминала. Я хотела рассказать про Детский Мизинчик, тропу Девы и Воронью пустошь, только не знала, как описать чувства словами. Да и потом, они не привыкли, чтобы я болтала без умолку. И через пару часов я сникла, снова превратилась в тихую, молчаливую Цинни.
        Ближе к вечеру я начала нервничать и задыхаться. В доме я чувствовала себя как в клетке и то и дело выбегала во двор или на крыльцо глотнуть свежего воздуха. Шум голосов становился невыносимо громким и резким. Скрипели стулья, гудел компьютер, звенели тарелки, топали ноги, хлопали двери, беспрерывно звонил телефон, оглушительно орала музыка...
        Когда Бен, Сэм и Бонни начали одновременно вопить каждый свое, а сверху доносились гневные крики Мэй, потерявшей расческу, я не выдержала и сбежала на задний двор. На грядке Бена царил образцовый порядок: ни одного сорняка, идеально прямые стебли стоят по стойке смирно, как рота исхудалых солдат, бледные стручки свисают, как хилые пальцы.
        На свою грядку я и взглянуть боялась. Даже совестно стало, что я ее на все лето забросила. Сорняки, должно быть, на корню задавили несчастные помидоры и циннии. Но нет — кто-то догадался подвязать ростки, и с ветвей на меня глядели круглые зеленые плоды. Ни следа сорняков, листья целехоньки; а циннии весело задирают к солнцу пышные головки.
        Кто-то заботился о моей грядке. Это должно было бы меня тронуть, но вместо того обозлило. Кто-то вмешался, присвоил мою грядку себе. И кровать мою тоже, кстати, кто-то присвоил.
        В самом мрачном настроении я вернулась в дом и пошвыряла в рюкзак смену одежды, зубную пасту и семена цинний. Составила новый список продуктов, вытащила из шкафа деньги и отправилась в магазин.

        32. Отпад

        Едва я вышла на шоссе, рядом притормозил блестящий красный кабриолет.
        — Эй, Цинни!
        Что за голос? Снова Джейк, загорелый, гладко выбритый, белая футболка, голубые джинсы, тщательно уложенные волосы.
        Я не могла поднять взгляд. Не смела. Медленно продолжала путь, а Джейк ехал рядом.
        — Погоди. Ты куда?
        — К миссис Флинт.
        — За продуктами? Садись, подвезу. — Он затормозил, выскочил из машины и распахнул передо мной дверцу. — Запрыгивай. Жарче, чем в аду, да и ноги сотрешь.
        Я бы вполне сумела позаботиться о своих ногах, но в кабриолет все же села. Пора наконец все выяснить. Только еще один знак со стороны Джейка. Один намек — нравлюсь я ему или нет. Сердце трепетало: конечно же, нравишься, он же тебя поцеловал. Но голова упорно твердила иное: Бог дал, Бог и взял. Вот-вот с небес опустится суровая рука и утянет Джейка прямо из-за руля.
        — Отпад, а? — сказал Джейк, любовно поглаживая щиток.
        Я ухватилась за дверную ручку и уставилась на дорогу. Усилием воли я заставила голос не дрожать:
        — Откуда она у тебя?
        — Отпад, — повторил он, будто не слыша вопроса. — Грузовики, значит, тебе не нравятся. А как тебе эта тачка? Полный улет, а?
        Последи за собой, Цинни. Постарайся быть хоть чуть-чуть приветливее.
        — Полный улет. Так где ты ее достал?
        — Ты здорово продвинулась там, в лесу.
        — Тебе виднее. Так откуда, говоришь, эта машина? Он затормозил метров за сто до магазина.
        — Слушай, не хочу попадаться на глаза миссис Флинт. Не обидишься, если подожду тебя здесь?
        С минуту я не двигалась, ожидая поцелуя или признания в любви, но Джейк молчал и нервно оглядывал в зеркало дорогу. Я выбралась наружу и с силой хлопнула дверцей. Вот тебе и вся любовь.
        В одном он был прав — тачка действительно была отпадная.
        * * *
        — Ну и ну, — сказала миссис Флинт, когда я выложила на прилавок гору покупок. — Так это ты пропадаешь на лесных тропах? Тебя, помнится, зовут...
        — Цинни.
        — Точно. Цинни. — Раздался телефонный звонок. Миссис Флинт закатила глаза: — Вот уж чего не знаю, — пожаловалась она. — Я готова его выставить вон. Снова опаздывает, по вечерам вообще не приходит, еле волочит ноги, словно только из могилы вылез. Я уж жаловалась вчера его матери. Она сама с ним намучалась. Дома не ночует, где был, объяснять отказывается. Может, в дурную компанию... — Миссис Флинт осеклась. — Я тебе перезвоню. Покупатели заждались.
        Ах вот как! Джейк и правда все ночи меня охранял. Ну разве стал бы он это делать, если бы всего-навсего втрескался в Мэй?
        Из размышлений меня вывел голос шерифа.
        — Привет, — улыбнулся он миссис Флинт. — Ну, здравствуй... кто же ты из сестер...
        — Цинни.
        — Цинни? Так это ты крутишься у тропы? Как же, твой папа мне все рассказал. Смотри, осторожно там.
        — Постараюсь.
        — Мне плитку шоколада, — обернулся он к миссис Флинт. — И сладкой кукурузы. Розовой.
        — Что за вызов? — полюбопытствовала миссис Флинт.
        — У Фостеров снова беда.
        — Опять корову украли?
        — Хуже. Вроде как машину. Я толком, правда, не разобрал, Бетти тут же принялась рыдать. Ну, ты ее знаешь.
        Я попятилась к двери, прижимая к груди пакеты, и не очень-то удивилась, не найдя на месте ни кабриолета, ни Джейка. Машинально я взглянула на небо в поисках большой морщинистой руки, которая утягивает добычу в небеса.

        33. Старушка

        Я еле перебирала ногами. Груз покупок и тревог клонил меня к земле. Собственная тень заставила меня вздрогнуть. И эта скрюченная старушка — в самом деле я? Щелк! Из запретного уголка памяти выскочила новая картинка, и в ней была Роза.
        * * *
        После того как в гостях у нас побывала мамина двоюродная бабушка, Роза научилась забавно кривляться. Она вся скрючивалась, начинала подволакивать ноги и морщила личико так, что оно становилось похожим на маленькую сухую сливу.
        — Роза превратилась в старушку! — смеялась тетя Джесси.
        Я начала обезьянничать за Розой. Кто-нибудь просил:
        — Роза, Цинни, покажите старушку! — И мы начинали волочить ноги и корчить рожицы.
        Тетя Джесси хлопала в ладоши, откидывала голову назад и хохотала так, будто ее щекочут до смерти.
        Когда Розу похоронили, я показала тете Джесси «старушку». Я хотела ее развеселить. Она сидела на диване, такая одинокая и печальная. Но тетя не засмеялась. Она проговорила:
        — Розе никогда не стать старушкой. Больше я никогда не показывала «старушку».
        * * *
        Согнувшись под весом пакетов, с трудом передвигая ноги, я неотрывно думала о словах тети Джесси. Розе никогда не быть старушкой. Она навсегда останется четырехлетней девочкой, милой и чистой. Как же я ей завидовала...

        34. Даже мартышки...

        Пакеты выскальзывали из рук. В конце концов один лопнул, и пришлось распихать продукты по двум другим. Я уже сворачивала к ферме, когда мимо пронесся красный кабриолет. Метрах в пяти Джейк загудел, притормозил, но тут же снова рванул по шоссе. Не прошло и минуты, следом промчался шериф, мигал проблесковый маячок.
        На этот раз Джейк точно попался. Хоть бы его не арестовали. А если арестуют, пускай валит все на меня. Пускай расскажет шерифу, какой я была занозой и как он пытался до меня достучаться.
        Мне было не по себе от того, что Джейк постоянно ворует. Я не знала, что и думать. Будь на его месте другой, я бы ни минуты не сомневалась: воровать нельзя, это преступление. Но для Джейка у меня всегда находилось оправдание. Может, он считал, что Бинго у Батлеров плохо; может, он решил вызволить щенка. А материно кольцо хотел вернуть через пару дней. И машину просто взял покататься.
        Все это звучало как-то неубедительно. А что, если Джейк просто не может ничего с собой поделать? Или он из тех добрых и щедрых людей, которые хотят сделать всех вокруг капельку счастливее? А может, Джейк так сильно любит меня, что вконец потерял голову.
        Вот теперь меня точно раздирали противоречивые чувства. Джейк зашел так далеко ради меня одной — потрясающе! Ради меня Джейк идет на преступления — ужас, до чего я его довела! А вдруг из-за меня он попадет в беду? Меня начала мучить совесть. А затем я задумалась, почему, собственно, Джейк не выходит у меня из головы, нравится ли он мне, и если да, то почему? И я разозлилась на Джейка за то, что он запутал мою жизнь еще больше.
        * * *
        Мама расстроилась:
        — Ты уже уходишь?
        — Ага.
        — Мы так соскучились...
        Наверху что-то с грохотом обрушилось. Донесся вопль Сэма:
        — Мам!..
        Мама побежала наверх.
        — Ты ведь не останешься на ночь? — спросила Бонни.
        — Нет.
        — Ты не думай, Цинни, я очень тебе рада, просто Джуни где тогда спать...
        — Да ради бога. Вернулась мама:
        — Папа огорчится, что не застал тебя. А еще я думала, ты согласишься посидеть ночью с дядей Нэтом...
        — Ночью
        — Мы с папой по очереди сидим с ним по ночам. Устали, сил нет. Я надеялась, ты нас сегодня заменишь.
        — А Мэй или Гретхен попросить нельзя?
        — Они не сумеют. Если уснут, их из пушки не разбудишь.
        — А Бонни?
        — У Бонни гости.
        — Мальчишки...
        — Мальчики совсем маленькие. Так поможешь?
        Не хотелось мне сидеть с дядей Нэтом. Слишком больно было видеть его таким беспомощным. И все же я согласилась.
        — Ладно. Но на рассвете я ухожу.
        * * *
        Я забилась в кресло у дядиной постели. Он спал, крепко сжимая палку. Над кроватью висела вышивка тети Джесси в рамке. Слова голубым крестиком: «Даже мартышки иногда падают с дерева». И под ними — пальма, с которой падает обезьянка. Мне всегда было ужасно жаль мартышку, обреченную вечно падать, застывшую в воздухе с удивленным выражением на морде. Мне хотелось, чтобы она вернулась на ветку целой и невредимой. Я боялась, что она разобьется.
        К зеркалу туалетного столика был пришпилен снимок-«доказательство». Рядом стоял фотоаппарат. Но куда подевались все баночки и флаконы тети Джесси? А ее карманное зеркальце?
        Ее вещи исчезали, как когда-то исчезли все вещи Розы. Ничто не напоминало о том, что в доме жил ребенок. Меня всегда огорчало, что они просто так взяли и вычеркнули Розу из жизни.
        Щелк! Снова картинка из прошлого: две куклы, которые смастерила для нас тетя Джесси, когда нам было по три года. Мягкие, гибкие, большие — ростом с нас самих, настоящие трехлетние девочки, наряженные в наши собственные платья. У Розиной куклы волосы были светлые, мягкие, у моей — темные. Где они теперь? Мне ужасно захотелось их увидеть.
        Меня так потянуло посмотреть, что лежит в нижнем ящике комода, что я не удержалась и на цыпочках прокралась к нему через всю комнату.
        В ящике было аккуратно сложено теплое покрывало — свадебный подарок. Я провела по нему ладонью, пытаясь убедить себя, что под ним не может быть спрятано мертвое тело. Рука нащупала на самом дне квадратную шкатулку. Дядя Нэт резко всхрапнул во сне, и я быстро захлопнула ящик.
        Затем я обыскала розовую ванную, пытаясь нашарить ключ. Между оконных рам пусто; нет ни в ящиках, ни в банках, ни в пузырьках. Нигде нет.
        Я вернулась в спальню и подошла кокну. Может, дядя Нэт и тетя Джесси нашли Розе замену — меня? А вдруг дядя Нэт и тете найдет замену?
        За окном стрекотал сверчок. Я машинально проследила за секундной стрелкой будильника. Двадцать пять градусов.
        Дядя Нэт вздрогнул и открыл глаза:
        — Роза?
        — Нет, дядя, это я.
        Он не отводил от меня взгляда:
        — Да, я узнал тебя.
        — Дядя Нэт, ты ведь не знаешь, где медальон, а?
        — Какой медальон?
        Я описала ему жетон. Дядя нервно затеребил край простыни:
        — Замолчи. Прекрати.
        — Почему? Ты что, знаешь, куда он делся?
        — Замолчи.
        Я пристально смотрела ему в глаза. Он был застигнут врасплох. И явно что-то скрывал.
        — Так это ты его взял?
        — Нет. Прекрати. Сердце так и скачет.
        Но я уже вжилась в образ сыщика. Меня было не остановить. Не разжалобить.
        — Что ты на самом деле искал в холмах? С кем ты встречался?
        Он сжал палку и потряс ею в воздухе:
        — Прекрати! Прекрати!
        Я разозлилась так, что сама себя испугалась. Выбежала из комнаты и долго металась по гостиной, туда-сюда, туда-сюда. Как я смею ненавидеть дядю Нэта? Да я люблю его как собственного отца. Если не больше. Больше!
        Ничего себе! Кожу пронзила сотня маленьких электрических разрядов. Оказывается, я знаю дядю Нэта лучше, чем собственного отца, и тетя Джесси была мне ближе, чем мама!
        Когда я вновь заглянула в комнату, дядя Нэт уже спал. Я выдвинула ящик комода и открыла черную шкатулку. Ага! Мой медальон, а рядом — ключ.
        Ключ подошел. Уж не знаю, что я ожидала найти, но явно не это. Едва начатая упаковка шприцов и памятка по инсулиновым уколам. Я думала, что знаю о тете все, и про «разыгравшийся сахар» слышала не раз, но понятия не имела, что тетя вкалывает себе инсулин.
        В ящичке было кое-что еще. Под шприцами лежала коробка в форме сердца, а в ней незнакомый медальон с локоном светлых волос. А еще детский рисунок: палка-палка-огуречик, а рядом корявые буквы: М-А-М-А.
        Я коснулась локона, провела кончиками пальцев по картинке. Вот и все, что тетя Джесси сохранила в память о дочери. Но зачем запирать память в ванной?
        * * *
        Дядя Нэт ворочался во сне.
        — Зарой его, — отчетливо прошептал он. Затем: — Журавушка! — и продолжал повторять так, что мне стало нехорошо: — Выпустите меня! Выпустите меня отсюда!
        Я больше не могла это выносить. Его ноги дергались под простыней, на лбу выступили капли пота. Я промокнула ему лицо влажным платком и хотела поправить подушку. Под ней лежала шелковая тряпочка. Тетина вышивка. Та самая, которую я положила с ней в гроб. Гиацинты, хлеб и тяжелая рука с небес.
        Мне стало страшно. Как вышивка могла выпрыгнуть из гроба и забраться к дяде Нэту под подушку?
        — Журавушка! Журавушка! — стонал он. Сжимая в руках подушку, я глядела в искаженное
        мукой лицо. Я была не в себе. Я была не собой. Богом, если угодно. Я опустила подушку на это лицо, перекрывая воздух. И навалилась всем телом.

        35. Возвращение

        Рано утром я торопливо ушла прочь, не смея оглянуться. Если хоть украдкой бросить взгляд назад, неведомая сила утянет меня и засосет.
        Я не могла избавиться от воспоминания: подушка все сильнее прижимается к неподвижному лицу. Меня переполняют любовь и ненависть. Я ненавидела болезнь, поймавшую его в силки. Я ненавидела себя за то, что на миг подумала о замене для тети Джесси. И в эту ненависть вплеталась безудержная, безграничная любовь к дяде Нэту, моему дяде Нэту, который и мухи не обидит, которому так отчаянно недостает любимой, который гоняется за призраками.
        Навалившись всем телом, я мысленно кричала: «Так беги, догони же ее наконец!»
        Его рука забилась в воздухе, поймала мое запястье, сжала. Внезапно я увидела свои ладони. Мои ладони. Никакие не руки Господа. Я сорвала подушку с его лица.
        Он пристально смотрел на меня. Так глядели глаза-бусинки ящерицы. Так понимающе осматривала меня лиса. Я взбила подушку и подложила ему под голову. Аккуратно свернула вышивку и спрятала ее под подушку. Все это время он неотрывно следил за мной. Я села в кресло и сжала его ладонь. До самого рассвета никто из нас не проронил ни слова.
        Когда я услышала, что мама встала и гремит на кухне, я взяла фотоаппарат дяди Нэта, сунула его в рюкзак и побросала в мешок продукты.
        — Как ты рано, — вздохнула мама. — Уже уходишь? -Угу.
        — Как прошла ночь?
        — Спокойно, — солгала я.
        — Подожди, Цинни. Надо поговорить. Я опешила. Неужели она все знает?
        — Не могла бы ты вернуться пораньше, в субботу?
        — Зачем?
        — Мы собираемся в цирк.
        — Не люблю цирк, — ответила я.
        — Да? А мы все хотим сходить.
        — И дядя Нэт? — напомнила я.
        — Ох, как же я забыла?.. Цинни, если ты не любишь цирк, может, присмотришь за ним, пока нас не будет? Пожалуйста? Да что с тобой?
        — Ничего.
        — Так расстроилась из-за дяди Нэта? — спросила мама.
        Я не могла ей ответить. Я жаждала рассказать, объяснить, но все сплелось в громадный ком слипшихся макарон. Дядя Нэт, Джейк, Роза, тетя Джесси, кольцо, медальон, тропа... — клубок, где на каждом витке моя вина. Как мне хотелось вывалить его на тарелку кому-то другому, пускай распутывают... Я больше не могла носить в себе чувство вины за судьбу Розы, тети Джесси и дяди Нэта. Я хотела разобраться в Джейке и перестать винить себя в его проступках.
        Вместо этого я ощущала себя мартышкой с тетиной картинки: застыла между небом и землей и падаю, падаю, падаю в никуда...
        Как бы я хотела быть Сэмом, который может так спокойно сказать, не отрываясь от супа: «Я не нарочно»; или маленькой Розой, которая лишь играет в старушку и никогда не состарится, и вечно катается в бумажном пакете под радостный смех тети Джесси.
        Все это мне хотелось выплеснуть наружу, но вместо этого я услышала свой слабый голос, обещающий присмотреть за дядей Нэтом в субботу.
        — Что бы мы без тебя делали? — Мама помогла мне застегнуть лямки и добавила: — Не забудь с ним попрощаться.
        Я чуть не завопила. Нет! Не могу! Не хочу! Но ноги сами понесли меня к его спальне, руки отворили дверь, я наклонилась над постелью — и услышала шепот:
        — Цинни, возьми меня с собой. Возьми...
        — Но как же... ты не встанешь...
        — Тыковка, прошу... — взмолился он.
        — Нельзя. Ты и сам понимаешь...
        Он прижал мои пальцы к своим губам. Еле выдохнул:
        — Па-па-ди... ду-да...
        Я больше не могла сдерживаться. Я помчалась прочь.
        * * *
        Начавший накрапывать дождь посеребрил плиты. Туман холодил кожу. Я спешила вперед, согнувшись в три погибели и не глядя выпуская на волю семена. Хотелось скорее со всем этим покончить.
        Я сама не заметила, как свернула с тропы и остановилась под деревом, где был закопан медальон. Нахлынул безудержный страх. Как во сне, передо мной промелькнули события последнего часа: я мчусь по лесу, не чуя под собой ног, подальше от дома, и падаю на колени перед этой плитой.
        Я побрела дальше. Вот и тропа Девы, мрачный туннель. Это меня, закованную в цепи, беспомощную, вот-вот принесут в жертву зверю. Только мне не хотелось кричать и сопротивляться. Сожри меня! Избавь от меня мир!
        Яркий свет лужайки подарил временную отсрочку от казни. Колючая проволока, свежая табличка «Частная собственность!». Но в загоне появился житель. У дальнего края паслась изящная кобылка ореховой масти. Ива! Ива, лошадка Саламанки! Я перекинула через ограду сумку и пролезла следом. Ива забила копытом и тряхнула гривой. Она узнала меня! Я медленно подошла к ней и протянула на ладони яблоко. Она отпрянула, кивнула головой и мотнула темным хвостом. Сделала шаг навстречу и потерлась щекой о мою руку.
        — Тоже скучаешь по Сол, бедняжка? — Я гладила шелковистые бока. — Скучаешь, малышка?
        Ива была прекрасна. Надо сбегать в лагерь, принести кусачки и увести ее с собой. Моя лошадь! Я смогу проскакать по тропе!
        Эгоистка. Воровка.
        Я перелезла через ограду, и Ива нетерпеливо заметалась по загону. Она не сводила с меня глаз.
        Я промчалась через остаток туннеля и сама удивилась, что вышла на ту сторону живой. Чувство вины готово было выплеснуться наружу, разорвать меня на части.
        Если тот, кого любишь, болен, как ему помочь?
        По Вороньей пустоши. Серые птицы молча и жутковато смотрят с ветвей.
        Если тот, кого любишь, хочет умереть, что делать?
        Через Детский Мизинчик. Вверх, только вверх, не смотреть на землю, чтобы не наткнуться на мертвые пальцы.
        Если совершил ужасную вещь, как все исправить?
        Через рельсы, через пни, к гряде Спящего Медведя.
        Пока я добиралась к лагерю, все двадцать километров, дождь полил с такой силой, будто я раздавила сотню лягушек. Я забралась под брезент и долго слушала, как капли шуршат по листьям и барабанят по крыше. В холмах завывал ветер и грозил сорвать все сооружение с колышков.

        36. Люди

        Восемь часов спустя меня разбудил далекий гудок паровоза. Слишком мокро и слишком поздно, чтобы начинать работу. Вместо этого я решила перенести лагерь в лиственничный лес на краю лощины Призраков. Скоро мне предстоит с ними познакомиться.
        Под сенью лиственниц было сухо и уютно. Ветви над головой образовали плотный навес, надежно защищающий от дождя, покатая кочка внизу заросла мшистым ковром. Обустроившись, я отыскала немного сухих веток и развела костер. Из головы не шел дядя Нэт, прикованный к постели, пойманный в силки.
        Если дядя Нэт и правда нашел себе другую, может, они встречаются как раз там, где я зарыла медальон и кольцо.
        Да нет же! Нет у него другой женщины.
        Мне захотелось забраться на дерево, и я углядела неподалеку дуб с крепкими на вид сучьями. Высоко над землей открывался чудесный вид на холмы, уходящие вдаль, через травянистые возвышенности, через лиственничные леса, к далекой ферме в низине.
        Тяжелый вздох ветра вызвал в памяти Розу. Как тяжело она дышала, пытаясь глотнуть воздуха. Или я путаю, и задыхалась не она, а я? Не мне ли было нечем дышать? А потом все оборвалось, и наступила тишина.
        На соседнее дерево опустилась птица и сцапала зазевавшуюся гусеницу. А что было сегодня на обед у гусеницы?
        От кого я подхватила коклюш? Странно, но за все эти годы я ни разу об этом не задумывалась. Кто-то ведь меня им заразил. Не могла же я взять его из ниоткуда и передать Розе.
        Затем в голове пронеслось, как я протягиваю тете Джесси змею. Но вначале-то был медальон. Может, всхлипнула она из-за него, а вовсе не из-за змеи? Может, она его узнала. Может, у нее было с ним что-то связано...
        Я уставилась вдаль. Справа, изгибаясь, к самому дому уходила тропа, слева поднимался темный лес. Между деревьями что-то мелькнуло, и на поляну вышла гибкая пятнистая рысь. Она бесшумно кралась в траве, охотясь за кем-то невидимым. Медленно и целеустремленно она переставляла лапы. Прыжок — и когти вонзились во что-то живое и темное. Рысь сжала добычу в зубах и гордо двинулась к лесу. Теплый комок — крот? — извивался в пасти, лапки беспомощно болтались в воздухе.
        Снизу раздались голоса, затем громкий смех. С высоты я разглядела двоих парней, взбирающихся на холм. Один нес ружье и рюкзак. Второй то и дело прикладывался к бутылке и показывал на деревья прямо подо мной.
        Парень с ружьем проследил за его рукой, прицелился и выстрелил. Пуля с громким щелчком вошла в дерево. Стрелок выругался, отобрал у своего спутника бутылку и сделал большой глоток. Они продолжили путь, задержались у тропы и явно заметили мой лагерь, потому что направились прямо к нему. Пока я слезала с дерева и бежала за ними, они уже добрались до моих продуктов.
        — Не троньте! — крикнула я.
        От неожиданности парни вздрогнули и обернулись. Тот, что повыше, с ружьем, расхохотался.
        — Ты только посмотри, кто к нам пришел, — сказал он парню с бутылкой. — Девочка-скаут!
        Вблизи они оказались моложе, чем я думала, лет по шестнадцать-семнадцать. Коротышка еще раз приложился к бутылке, вытер губы тыльной стороной ладони и оглядел меня с головы до пят.
        — И не рановато тебе гулять одной в лесу?
        — Я не одна.
        — Ага, так я и поверил. — Коротышка огляделся по сторонам. — И где же остальные?
        — Со мной отец. И его братья. Они охотятся. Джейк, где же ты? Но тут я вспомнила кабриолет и
        шерифа. Может, Джейк давно в тюрьме. Парень с ружьем прислушался.
        — Что-то выстрелов не слышно. «Папа, лети сюда!» — взмолилась я. Бесполезно. Воскресенье. У него выходной.
        — Уже отстрелялись, волокут сюда туши, — нашлась я.
        — Ну-ну. И кого же они подстрелили?
        — Полно всего. Рысь, двух оленей... Тетя Джесси, защити!
        — Не сезон для оленей. Не положено, — неуверенно сказал высокий.
        Волосы всколыхнул легкий ветерок. Тетя Джесси?.. Я осмелела:
        — Да они просто маньяки. Стреляют во все, что движется. Да вон, смотрите! Мой дядя!
        Они быстро обернулись. - Где?
        — Да вон же, в лесу... Они вгляделись.
        — Ни черта не вижу, — сказал высокий.
        — А эт-то что такое? — спросил коротышка, махнув бутылкой в сторону плит. — Дорога вроде. Куда она ведет?
        Листья зашелестели. Тетя?..
        — В никуда, — солгала я. — Обрывается посреди холмов.
        Зря, зря я затеяла расчищать эту дорогу. Теперь кто угодно выйдет к нашей ферме. Любой преступник или хулиган. Или пьяный верзила с ножом или ружьем. Или...
        Коротышка подошел ко мне вплотную. В нос ударил запах виски.
        — Считай, повезло тебе. Расхотелось что-то поджидать твоего старика.
        — К чему такая спешка? — возмутился высокий. — Без рыси я не уйду.
        — Я как раз видела рысь, — быстро сказала я. — Вон туда побежала, за деревья, прямо к ферме.
        Рысь ушла совсем в другую сторону, но я ни в коем случае не хотела, чтобы они ее нашли.
        — Да? Давно?
        — Только-только.
        — Пошли, — сказал высокий и зашагал в сторону фермы.
        Коротышка вытянул пальцы и погладил меня по руке.
        — Жаль, — пробормотал он, грязно усмехаясь. — Ах, как жаль! — Хохотнул, приложился к бутылке и поковылял следом. Они скрылись за холмом.
        Спасибо тебе, тетя Джесси.
        Я собрала вещи, затоптала костер и убежала в лесную чащу. Там было темно и жутко, но лучшего укрытия было не найти.

        37. Лощина Призраков

        НЕ ГУЛЯТЬ ПО НОЧАМ!
        НЕ ХОДИТЬ В ОДИНОЧКУ!
        В ДЕРЕВЬЯХ ЖИВУТ ПРИЗРАКИ! —
        пугала карта.
        Той ночью на самой границе с лощиной Призраков каждый шорох, каждая тень превращались в чудовище. Корявые сучья, скрюченные, как задние лапы собаки, казались искалеченными руками ведьм. Плющ обернулся длинной гибкой змеей, а узловатые капы дубов смотрели на меня обезображенными мордами гоблинов. Ветер завывал, как стая привидений, а деревья обступили мой лагерь кольцом высоких колдунов в остроконечных шляпах.
        Рассвет принес небольшое облегчение. Я по-прежнему вздрагивала от малейшего шороха, сжималась в комок от каждой тени, будто с деревьев в любой момент могли ринуться на меня призраки.
        Судя по карте, тропа уходила в глубь лощины, пересекала Медвежий ручей и снова поднималась в холмы. Выходило километров пять. Еще километр по гряде Тенистой Смерти, три-четыре по Дырке-от-Бублика, по Свиному Загривку, через ручей Дулиттл и мост Победителей к Чоктону.
        В тот день я, как кузнечик, готова была чуть что сорваться с места и никак не решалась вернуться на тропу. Зато было время поломать голову над загадками.
        Где бы дядя Нэт стал встречаться с женщиной? На ферме у луга, обнесенного колючей проволокой? Или посреди леса?.. Прекрати, ни с кем он не встречался!
        Может, у них было известное им одним место. Воронья пустошь или Детский Мизинчик. Затем я вспомнила хижину в лиственничном лесу у гряды Спящего Медведя. Это недалеко, вполне можно сходить на разведку.
        В лесу стояла прохладная тишина. Ни звука в деревьях. Пригнувшись, я подкралась к боковому окну, но оно оказалось заколоченным. Спереди было небольшое крыльцо. Я постучалась, заранее зная, что никто не отзовется. Если бы дверь не была заперта, я бы, скорее всего, рискнула зайти внутрь.
        Но затем я вспомнила о парнях, которых встретила накануне. Что, если это их хижина? Если они вернутся и увидят, что я рыскаю вокруг, мне несдобровать. Я поспешно убралась прочь.
        * * *
        Держитесь, призраки! Сейчас светло, и я вас не боюсь!
        Три дня я ползла по лощине, расчищая плиты и увещевая призраков: «Не волнуйтесь. Еще чуть-чуть — и я уйду». Едва заслышав малейший шум, я вновь повторяла как заведенная: «Это всего лишь я, Цинни Тейлор, все еще разгребаю дорогу».
        В воздухе стоял несмолкающий гомон птиц. Громко трещал дубонос, звонко заливались зяблики, нежно пели ласточки. Дрозды и малиновки задавали мне ритм. Издалека неслись требовательные крики синиц, ворон и дятлов, будто призывавших меня прекратить копаться в земле и обратить на них внимание.
        Различать птичьи голоса меня научили дядя Нэт и тетя Джесси. Им бы здесь понравилось. Когда-то они ходили гулять вместе. Интересно, говорила ли тетя правду, когда ссылалась на «сахар»? Может, она перестала ходить с дядей тогда, когда он встретил другую, нашел замену живой жене? Другая... Мне хотелось знать, кто она, как выглядит, где живет... Прекрати, Цинни, дядя Нэт верен тете Джесси!
        «Не трогайте меня, призраки. В моем шкафу и так целая толпа скелетов».
        Как только начинало смеркаться, я стрелой мчалась к лагерю. Эти вечера ничем не отличались от остальных. Вот только по деревьям я больше не лазила. А ну как наткнусь среди ветвей на призрака?
        Каждый день я навещала хижину, пряталась в кустах неподалеку и ждала. Никто не появлялся. Где же эта другая? Она должна быть внутри. Тихая, скромная фермерша. Сидит, ждет дядю.
        Может, она места себе не находит, не зная, что дядя болен и не придет? Сказать ей? Но едва я так подумала, нахлынуло ужасное чувство, будто я предаю тетю Джесси. Что только возомнила о себе эта другая, решив отбить дядю у жены?! Никакая она не тихая и не скромная. Наверняка она молодая и красивая, носит обтягивающие платья и красит губы ярко-красной помадой.

        38. Медвежий ручей

        Может, от одиночества я начинала медленно сходить с ума, только все чаще и чаще казалось, что кто-то меня хранит и оберегает от бед. И вовсе не Джейк. На закате и на рассвете я обходила лагерь, но ни разу не заметила ничего, что бы указало на его присутствие. Стыдно признаться, но я даже расстроилась. Либо Джейк в тюрьме, либо обхаживает Мэй.
        А сполохи и тени продолжали являться. То за кустом, то в деревьях, то на краю оврага, то у вершины холма. «Наверняка какие-то мелкие хищники, бояться нечего», — убеждала я себя. Но теперь меня неотступно преследовала мысль, что это тетя Джесси оберегает меня. Иногда я пыталась поймать ускользающие тени на пленку в надежде, что на снимке проявится она.
        На самом дне лощины Призраков протекал Медвежий ручей, бодро переваливался через камни и спешил слиться с Огайо. На той стороне ручья вновь начинался лес, взбирался на высокую кручу. Я устроила себе передышку. Свесила ноги в чистую прохладную воду и принялась швырять мелкие камешки. У дальнего берега плыла семья бобров, толкала сучья к плотине ниже по течению. По тенистой глади ручья сновали водомерки.
        Протянув руку за очередным камнем, я заметила на влажной земле четкий след большой когтистой лапы. Я быстро оглядела берега. На поваленном дереве неподалеку мотался клок черной шерсти.
        Пока я пыталась сообразить, умеют ли медведи лазить по ветвям, глаза лихорадочно искали подходящее дерево. Стволы вокруг были разодраны вдоль до самой сердцевины, и повсюду виднелись следы длинных когтей. Может, медведь и не взберется на дерево, но что мешает ему попытаться? И дотянуться лапой, судя по отметинам, он сможет метра на два.
        Он появился внезапно, будто с неба свалился: большой, гладкий медведь на той стороне ручья. Запрокинул остромордую голову. Коричневые ноздри жадно раздувались. Он оглядел берега, но если и заметил человека, не подал виду. Затем, неслышно переступая мощными лапами, двинулся к воде. Бока ходили из стороны в сторону. Медленно выбрался медведь на середину ручья и застыл на плоском камне, выжидательно глядя в воду.
        Неожиданно он нырнул головой в поток, пришлепнув лапой, и вынырнул с рыбиной в пасти. Он держал ее посреди хребта, голова и хвост бились в воздухе. Медведь отнес добычу на берег, швырнул об землю и принялся драть зубами и когтями. В считанные минуты рыба оказалась у него в желудке.
        Наверное, мне следовало рвануть к первому же дереву и вскарабкаться как можно выше, но медведь словно гипнотизировал меня своим равнодушием. Снова он забрался на плоский камень, снова выудил добычу, снова отнес ее на берег и сожрал. Затем уселся на краю ручья, принюхиваясь.
        Пару раз мне показалось, что он смотрит прямо на меня; но точно так же он разглядывал сновавших на деревьях белок и зяблика, клевавшего что-то на земле. Все мы значили для него не больше, чем куст или камень.
        Медведь вытащил из ручья еще одну рыбину, взял ее в зубы и поплелся обратно в лес. Пока он ловил рыбу, я совсем не боялась; однако мне совсем не понравилось, что он ушел туда, куда ведет меня тропа. Если я его потревожу, если вломлюсь в его владения, вряд ли он посмотрит на меня так же равнодушно.
        С час я подождала, давая медведю время уйти из тех мест, куда я успею сегодня добраться. А затем нерешительно пересекла ручей и принялась за дело, поминутно замирая, вслушиваясь и вглядываясь в лес.
        «Тетя Джесси, защити меня, если можешь. Остальным призракам просьба не беспокоиться».
        * * *
        Я упорно продвигалась вперед. За лощиной Призраков начиналась Тенистая Смерть, узкая гряда. Я ожидала увидеть мрачные деревья, страшные валуны, но Тенистая Смерть оказалась зеленым, солнечным холмом, чью покатую гладь нарушали три одиноких клена.
        Карта предлагала путнику очередную версию названия:

        ТЕНИСТАЯ СМЕРТЬ. ДВОЕ ПУТНИКОВ ИСКАЛИ ПОД ЭТИМИ КРОНАМИ ПРОХЛАДУ И ТЕНЬ, НО ОБРЕЛИ ЗДЕСЬ ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ.

        Не останавливаясь, я проделала путь через гряду. Нещадно палило солнце, так хотелось отдохнуть в тени, но под этими кронами я не стала бы сидеть ни за что на свете.
        Дальше тропа спускалась в Дырку-от-Бублика, несуразное место, где сошлись четыре небольших холма, образовав подобие бублика с неглубокой впадиной посередине. Тихое, уютное место. Оно мне очень понравилось, правда, оказавшись на дне, я совсем запуталась: в какую сторону выводит тропа? А потом пришлось взбираться наверх за забытыми вещами.
        Сразу за Дыркой вздымался Свиной Загривок. К концу недели я его почти преодолела. И вот награда: перед глазами открылся долгий зеленый луг, усеянный ярко-красными, голубыми и желтыми цветами. За лугом протекал ручей Дулиттл и — вот оно! — уютно раскинулся в долине городишко Чоктон. Ура!
        Больше всего мне хотелось остаться и добить тропу, но был уже вечер пятницы. Завтра я обещала побыть дома с дядей Нэтом. Сколько осталось? Полкилометра? Километр? Придется вернуться еще раз.
        Я так и не перенесла лагерь с места первой стоянки. Я брела, шепча мольбы призракам лощины — и тут до слуха донеслось глухое ворчание. Поодаль, у валежника, замер медведь. Узкая морда задрана в воздух, ноздри зловеще раздуваются. Он рыкнул громче и повернул голову в мою сторону. Сделал шаг вперед. Больше я не ждала. Я рванула к ближайшему дереву и взлетела по стволу, как белка.
        Зверь взревел и бросился на дерево, пытаясь свалить его своим весом. Крепкий дуб закачался. Я вскарабкалась еще выше, стараясь не думать о том, что медведь вот-вот повалит дерево или стряхнет меня с ветки, как мартышку.

        39. Заблудившись в лесу

        Я заблудилась посреди лощины Призраков. Деревья стонали во мраке, летучие мыши маленькими черными привидениями возникали из ниоткуда и проносились над головой. Я замерзла, проголодалась; изодранная, вся в колючках, я была напугана до безумия. Руки и ноги тряслись.
        Медведь оказался самкой. Лишь с вершины дерева я разглядела, что случайно оказалась между матерью и ее детенышем, который охотился за мышью в сухой листве. Мать бушевала.
        Острый укол в сердце: неужели и моя мать так же злилась на тетю Джесси за то, что та встала между нею и мной? Мне всегда казалось, что мама этого не замечает, а если и замечает, ей все равно. Неужели я ошибалась?
        Медведица снова навалилась на дерево. Казалось, прошла целая вечность. Я вцепилась в ствол, молясь всем и всему, призракам лощины, духам деревьев. «Я не хочу умирать! — Я вспомнила, как тетя Джесси залезла в ящик, как дядя Нэт просил о смерти. — Но я-то, я-то еще не готова!»
        Потом медведице надоело колотиться в дерево. Она остановилась и заворчала. Подбежал медвежонок, мать неуклюже погладила его лапой и потерлась носом о его мордочку.
        «Позвольте мне хотя бы закончить тропу».
        Я ненавидела себя за полную беспомощность. Ни шевельнуться, ни убежать — только молить призраков о пощаде. Что, если я не смогу слезть ни сегодня, ни завтра? Я умру, мое тело рухнет на землю, и медведи обглодают его до костей. Родители найдут мои останки и не узнают их: «Как думаете, Цинни это или нет?»
        Где ты, Джейк, когда ты мне так нужен? Где папа на своем дурацком «кукурузнике»? Он не разглядел бы меня в деревьях, и все же мне стало бы легче.
        Какого дьявола я вообще разгребаю эту дорогу? Со стороны ведь дурочка дурочкой — прячусь в лесу, как беглая преступница, собираю наконечники стрел и ракушки, расшвыриваю вокруг себя семена цинний, кручусь в поисках медальонов и колец. Ну почему я не могу все бросить и жить спокойно?
        «Дайте мне закончить. Дайте сделать хоть одно доброе дело. Дайте отыскать... Кого? Что?»
        Наконец, целую вечность спустя, медведица развернулась и побрела в лес, подталкивая носом детеныша. Успело стемнеть. Я подождала, не вернется ли она, не захочет ли меня обхитрить. Нет уж, я не так глупа, чтобы сразу слезать. Но как же я устала! Закрыть глаза... Спать...
        Я осторожно свесила ноги и соскользнула — вжик! — на соседний сук — бум! — еще ниже — вжик! — новый сук — бум! Вжик — бум — вжик. Я больно ударилась о землю и вскочила на ноги, озираясь, не появится ли где медведь.
        Но вокруг не было никого. И в то же время было всё — все ужасы на свете: черные тени, скрюченные руки... Я понеслась через лес в противоположную сторону от дороги, чтобы не столкнуться с медведицей. Я срежу путь и вновь выйду к тропе. Час, два... Я совершенно запуталась. Похоже, я бегаю кругами. Вот-вот наткнусь на медвежью берлогу.
        Что это?.. Кто окликнул меня по имени?..
        Выбившись из сил, на грани безумия, я наконец увидела ее. Тетя Джесси! Она стояла — парила над землей — у самых деревьев. Я сделала шаг в ее сторону — и она поплыла прочь, ведя меня сквозь лес, но близко не подпуская. На небольшой поляне она замерла, протянула ко мне руки и растворилась в воздухе. Я опустилась на траву и мгновенно уснула.
        * * *
        На рассвете на высоком холме прямо надо мной проступили очертания Спящего Медведя. Выходит, я отклонилась далеко в сторону от тропы. Я сама не верила, что осталась жива. На душе было тепло: я видела тетю Джесси!

        40. Моя лошадь

        Я до того устала и проголодалась, что перестала гадать, кто скрывается в хижине. Взбежала на крыльцо и принялась колотить в дверь. Но дверь не поддавалась.
        — Эй, есть кто дома? — позвала я. — Эй!..
        Я потянула оконные ставни, но они были плотно закреплены изнутри. В щель виднелся стеллаж у противоположной стены, кувшин на нем, книга, а рядом, на стене у стеллажа — ох!.. на крюке — какое блаженство! ох, какой ужас... ужас... висело пальто тети Джесси.
        Я понеслась прочь быстрее ветра.
        В лагерь — на секунду: схватить кусачки, веревку, рассовать по карманам яблоки. Я шла воровать лошадь.
        Но пальто! Один вид этого пальто! О, блаженство! О, ужас!
        Вновь я мчалась по тропе, мимо Спящего Медведя, через Детский Мизинчик и Воронью пустошь, вперед, только вперед. Тетя Джесси жива! Она сидит в хижине! Я рванула еще быстрей. Не может быть. Кто-то присвоил ее пальто. Дядя Нэт! Он подарил ее пальто другой женщине!
        Ива паслась на лугу. Она прядала ушами и била копытом. Я угостила ее яблоком и накинула на шею веревку. Иве это не понравилось. Но затем я разрезала проволоку и вывела ее из загона, и она горделиво выпрямила шею, будто говоря: «Наконец-то я свободна!» Мы проскакали по тропе к ручью, там я привязала ее к дереву и побежала домой.
        — Цинни, мы уже заждались! — затрещала Бонни. — Мы же в цирк идем, думали, ты забыла. Тебе же сидеть с дядей Нэтом. Угадай, что стряслось? Джейка арестовали! Ужас, да? Его не посадили, но, может, его ждет суд для малолетних преступников, ну и кошмар! Как думаешь, его посадят?
        Сэм заметил:
        — Джейк украл не что-нибудь, а машину. Вот это да!
        — Расскажи ей про Бинго! — крикнул Бен.
        — Ах да! — вспомнила Бонни. — Бен видел Бинго. Никогда не угадаешь где. В машине у мистера Батлера! Бен думает, что мистер Батлер украл у нас Бинго, но папа говорит, это несерьезно.
        — А вот мы выясним, — упорствовал Бен.
        — Ага! — кивнула Бонни. — Папа говорит, прямо после цирка идем к Батлерам.
        И без того спутанные макароны моей жизни переплелись так, словно кто-то бросил меня в самую гущу и связал миллионом липких узлов.
        * * *
        — Наконец-то, Цинни! — воскликнула мама. — Что с тобой? Что стряслось?
        — Ничего, — солгала я.
        — Тебе уже рассказали про Джейка? Не знаю, что и думать, честное слово.
        — Мам! Мэй снова надела мои джинсы! — наябедничала Гретхен. — Скажи ей, пускай снимает!
        — Цинни, сейчас я расскажу тебе, что делать с дядей Нэтом. Дашь ему три раза эти таблетки...
        Уилл подергал меня за. рукав.
        — А Джейка арестовали!
        В дверях задержалась Мэй.
        — А он и не крал машину. Он просто взял ее покататься. Уж поверьте, от меня у него секретов нет. — Она говорила так значительно, будто за ее словами скрывалось что-то невероятно важное.
        — Цинни, — сказал папа, — когда мы вернемся домой, нам надо будет поговорить...
        — Когда же мы пойдем, когда же мы наконец пойдем? — заныл Сэм.
        * * *
        Когда машина отъехала, я вошла в спальню дяди Нэта.
        — Сегодня я твоя сиделка. Тебе крупно повезло.
        — Это точно.
        Внизу зазвонил телефон.
        — Сейчас вернусь.
        — И с места не двинусь, — пробормотал дядя.
        — Это мы еще посмотрим.
        * * *
        Звонила мама Джейка. Она хотела узнать, не заходил ли к нам ее сын. Я ответила отрицательно, и она спросила:
        — Это точно... прости?..
        — Цинни. На все сто. Здесь только дядя Нэт и я.
        — Этот мальчишка меня в гроб загонит. Он наказан, я запретила ему выходить из дому — только на работу и обратно. Вчера он не явился ночевать, а миссис Флинт только что звонила, он и в магазин не пришел. Все. Я звоню шерифу. Так он точно не у вас?
        — Точно. Дома только мы с дядей. Но с Джейком ведь ничего не могло случиться, правда? — сказала я.
        — Не знаю уж, что и думать. Увидишь его — скажи, чтобы отправлялся прямиком на работу. И еще...
        — Что?
        — Передай, что нам с ним предстоит серьезный разговор.
        * * *
        Я достала из шкафа медальон, который нашла в шкатулке дяди Нэта, и пошла в амбар. Я видела там старую уздечку, может, отыщется и седло. Седла не нашлось. Я подвела Иву к дому и привязала к перилам крыльца.
        — Пора вставать, дядя Нэт. Едем кататься.
        — Как думаешь, инвалиду позволительны скачки?
        — Ты просил взять тебя на тропу. Его глаза расширились.
        — Я видела ее, — произнесла я. — Я встретила там тетю Джесси. — Надо было бы рассказать ему и про хижину, но я не решилась.
        — Проклятье! — Он свесил ноги с постели и попытался встать. — Чертовы ноги!
        Я начала жалеть, что все это затеяла.
        — Знаешь, ничего не выйдет. У тебя не получится...
        — Еще как получится! Я должен ее увидеть!
        — Как же твоя нога...
        — Что делать, тыковка. Как-нибудь справимся!
        Я помогла ему подняться. Шаг за шагом мы выбрались на крыльцо. Чуть ли не каждые два метра дядя Нэт, тяжело дыша, прислонялся к стене.
        — Сердце так и скачет, — сказал он. — Эй, где ты раздобыла лошадь? Ты же не думаешь усадить меня на нее, а?
        Это было нелегко, но Ива терпеливо и послушно ждала, пока я помогала дяде Нэту вскарабкаться ей на спину. Затем я села сзади.
        — А как же седло? — спросил он.
        — Зачем нам седло, когда есть уздечка!
        — Ну ладно, — сказал он. — Поехали...

        41. Поехали

        У берега ручья я развернулась и направила Иву к тропе.
        — Ты везешь меня в холмы? Прямо в лес?
        — Там я видела тетю Джесси, туда мы и поскачем.
        — Ну ладно, — сказал он, — ишь, раскомандовалась.
        По тропе, вверх, вверх, тяжелые тучи над головой.
        От тряски дядя постепенно сползал к самой гриве, и мне пришлось поддерживать его, чтобы он не упал. Он отказался расстаться с палкой, и она то и дело била меня по ноге.
        — Может, выбросишь ее? — предложила я.
        — Ни за что. Вдруг пригодится? (Палка царапнула мне ногу. ) Ну ничего себе, да ты расчистила всю эту чертову дорогу. Зачем вот только? Куда она ведет?
        — Ты сам прекрасно знаешь.
        — Молчи.
        — Ты был здесь сотню раз.
        — Не здесь, — сказал он. — Не на этой тропе. Рядом с тайником, в котором лежал медальон, я натянула поводья.
        — Видишь камень? Ни за что не угадаешь, что я под ним нашла.
        — Мне и гадать не надо.
        — Ты знаешь? Но откуда? Он указал палкой на камень.
        — Там была эта штуковина, вроде монеты.
        — Откуда она там взялась? Кто положил ее туда? Ты знаешь?
        Дядя Нэт повернул шею и внимательно посмотрел на меня.
        — Тыковка, ты что, смеешься надо мной? Ты ее туда и положила.
        По спине прошла ледяная дрожь.
        — Когда? Когда я успела? Зачем? Почему? И...
        — Не тарахти, — сказал он. — Сколько вопросов сразу. Ты что, забыла, как спрятала ее? Как до смерти нас всех перепугала?
        ...Я бегу, бегу. Мне совсем мало лет. Что-то зажато в моей руке. Что-то холодит ладонь. Роза лежала в ящике...
        — Тыковка? — Голос дяди Нэта. — Ты помнишь?
        ...Я прикасаюсь к ладошке Розы и замечаю кожаный мешочек. А в нем медальон. Кукольная рука, вовсе не рука Розы... Я хватаю мешочек и бегу из дома. Вверх, вверх по холму...
        — Тыковка? — снова дядин голос. — Сразу после смерти Розы...
        — Тсс. Помолчи... — Я хотела как можно больше вспомнить сама.
        ...Я бегу... спотыкаюсь... падаю... ногти черные от земли... я закапываю мешочек... кладу сверху камень, чтобы не забыть место... опускаюсь рядом... и повторяю как заведенная: «Роза, Роза, Роза... »
        — Мы не могли тебя найти... Мы до смерти перепугались...
        На этом воспоминание обрывалось.
        — Кто нашел меня?
        — Мы с Джесси. Ты сидела у этого камня. Мы отнесли тебя домой...
        — Но как ты узнал, что я там спрятала?
        Дядя Нэт усмехнулся.
        — Я любопытный. Я вернулся и посмотрел.
        * * *
        Мы поскакали по холмам к тропе Девы. Я сжимала в кармане медальон и вспоминала, как он мог очутиться у мертвой Розы. Почему-то мне казалось, что медальонов непременно должно было быть два. И где-то в глубине разума таились смутные очертания циркового шатра вроде того, в котором сейчас веселятся мои братья и сестры.
        Вот и поляна. Я придержала Иву. Вдруг владелец уже заметил, что забор сломан, а лошадь исчезла? Но нет, на поляне не было ни души.
        — Куда только смотрит этот фермер? — проворчал дядя Нэт и встрепенулся: — Ты что делаешь? Давай в объезд!
        — Мы не сойдем с тропы, а тропа ведет через луг.
        — Это ты положила здесь плиты? Где ты достала лошадь?
        — Дядя Нэт, должен быть еще один медальон. Их ведь было два, да?
        — Тыковка, мне тяжело об этом говорить... — Он не оборачивался.
        — Почему? И что значат эти буквы — «ДВТБ»?
        — До встречи на том берегу... — его голос дрогнул, словно в глубине горла спряталось эхо.
        До встречи на том берегу, до встречи на том берегу... Цирк. Шатер. Яркая скатерть. Два медальона...
        Вдалеке начали собираться грозовые тучи. Я пустила Иву легкой рысью.
        — Чертово сердце, — пробормотал дядя Нэт, раскачиваясь вправо и влево. — Не желает стучать спокойно.
        Тропа Девы позади, вот и Воронья пустошь.
        — Дядя Нэт, зачем вы с тетей Джесси сюда поднимались?
        Он покачал головой:
        — Не могу...
        — Почему тетя Джесси перестала ходить с тобой?
        — Ноги разболелись.
        За Детским Мизинчиком мы остановились. Иве надо было передохнуть. Меж холмами гулял ветер, и я пожалела, что не захватила куртку. Дядя Нэт совсем продрог.
        — Холодновато в одной пижаме, — пожаловался он.
        — Едем назад, — решила я. — Не нравится мне эта затея...
        Он взмахнул палкой:
        — Ни за что! Ни за что! Едем вперед!
        — Ты там с кем-то встречаешься? — спросила я. Он постучал по моей ноге палкой:
        — Какая ты сегодня любопытная.
        — Ну так как? — не сдавалась я. — Встречаешься?
        — Да, — прошептал он.
        Я едва не рухнула. Будто получила по голове пыльным мешком.
        — Расскажи мне о ней.
        — О ком?
        — Об этой женщине — твоей «лапушке», — с которой ты встречаешься.
        — Тыковка, не лезь не в свои макароны!
        * * *
        — Ци-и-нни-и! Ци-и-нни-и!
        Крик раздавался из-за заброшенных рельсов; мне стало нехорошо. Кажется, дядя тоже решил, что завывает призрак. Ива прижала уши.
        — Ци-и-нни-и! Ци-и-нни-и!
        — Ну что, ответим? — спросила я. Дядя Нэт крепче стиснул палку.
        — Нам тут все равно не спрятаться.
        — Ау-у... — робко откликнулась я. Расцарапанный, весь в колючках, на тропу вывалился Джейк.
        — Цинни, Цинни!
        — Что с тобой?
        Глядя на него, можно было подумать, что он кого-то убил.
        — Цинни, где ты была? Я искал тебя всю ночь. Я боялся, что ты заблудилась... или встретила медведя... или бог знает что! Почему ты вернулась домой? Прошла всего неделя!
        Так это Джейк звал меня прошлой ночью?
        — Мама просила посидеть сегодня с дядей Нэтом. А ты что тут делаешь?
        — Эх, Цинни, Цинни... — Он положил ладонь мне на руку. — Ничего не мог с собой поделать. Так за тебя боялся.
        Память услужливо напомнила мне слова Мэй: «Уж поверьте, от меня у него секретов нет». Я оттолкнула его руку.
        — Пусти. Нам надо ехать.
        — Тогда я с вами.
        — Шумноватая вечеринка намечается, — хмыкнул дядя Нэт.
        — Слушай, Цинни, где ты достала лошадь?

        42. Хижина

        Дядя Нэт не проронил ни слова, пока Ива брела по лиственничному лесу. Джейк шагал рядом.
        — Вон там я и видела тетю Джесси. У подножия холма.
        — Да она у вас путешественница, — сказал Джейк. Впереди показалась хижина, и я натянула поводья.
        Больше я не знала, что думать и чего ждать. Дядя Нэт жадно разглядывал хижину.
        — Это я ее построил! Я сам! — Он начал ерзать и извиваться, пытаясь сползти на землю.
        — Что?! — только и вымолвила я. — Что?!
        — О чем речь? — не понял Джейк.
        Больше всего мне хотелось развернуться и умчаться домой.
        — Сердце так и скачет, — простонал дядя Нэт.
        — Цинни, что с ним? Нэт?..
        * * *
        Дядя Нэт лежал на кровати в хижине, а мы с Джейком пытались привести его в чувство. Это Джейк ногой выбил дверь и внес дядю внутрь. Я боялась, что дядя Нэт умрет. Еще одна смерть на моей совести.
        — Джейк, он ведь не умрет, правда? — прошептала я. — Он поправится, да?
        Джейк не отвечал. Он пытался нащупать дядин пульс.
        — Нэт! Нэт!
        Все вертелось перед глазами — кровать, дядя Нэт, Джейк... Фотографии на туалетном столике, подушки на стульях, игрушки, тетино пальто...
        Я сжала дядину ладонь:
        — Только не смей умирать, слышишь? Поговори со мной. Он пробормотал что-то невнятное.
        — Слышал? Он пытается говорить. Он ведь не умрет, да?
        Дядя Нэт прошептал:
        — Наш дом...
        — Чей? Кто тут живет? Он моргнул:
        — Роза... Джесси... и я...
        Я отпрянула, не веря своим ушам.
        — Вот черт! — сказал Джейк. — Вот черт! Дядя Нэт снова моргнул.
        — Только не в ящик... — Он похлопал меня по запястью. Он так хотел, чтобы я поняла.
        — Ящик, дядя Нэт?.. Почему тетя Джесси забралась в ящик? Я ее до смерти напугала, да? Это все змея?
        Он молчал.
        — Или медальон? Да? Потому что она дала его Розе с собой?..
        — Там, в амбаре, — выдохнул он, — она приняла тебя за Розу...
        — Но... Я не... Я же не Роза!
        — Решила, что Роза пришла за ней... Я не могла это больше слушать.
        — Ужас, какой ужас...
        Он снова похлопал меня по запястью.
        — Да нет же, она ждала Розу... так хотела ее увидеть...
        — Вот черт! — не выдержал Джейк.
        — Три ночи, — продолжал дядя Нэт, — три ночи подряд она слышала Розин голос. «Готовься», — сказала Роза...
        — Вот черт! — повторил Джейк.
        — Доктор сказал, она впала... впала...
        — В кому?
        — Вроде так... Она забыла вколоть инсулин... или вколола, но забыла сразу поесть... точно не помню... и впала в эту, как ты говоришь, кому. — Его веки затрепетали. — Много эти доктора понимают. Она просто нашла Розу... — Дядя Нэт закрыл глаза.
        Значит, я ни в чем не виновата. Это не я. Спасение обрушилось на меня гигантской волной, увлекло за собой и выбросило на берег. И все же было немного обидно слышать, что с ней была я, живая и теплая, а она предпочла бы быть с мертвой Розой.
        — А как же я?
        — Тыковка, твоя-то мама всегда рядом... — Он застонал и затих.
        Меня прошиб холодный пот.
        — Сделай что-нибудь! — умоляла я Джейка.
        Он склонился над дядей Нэтом. Мое внимание привлекли снимки на туалетном столике. Я подошла ближе. Я их узнала.
        Тетя Джесси и дядя Нэт. Крошка Роза. Десятки фотографий в рамках. Кремы тети Джесси. Ее духи. Ее зеркальце.
        Меня била ледяная дрожь.
        Тетино пальто на крюке. Корзинка с вышиванием на полу. А у комода бумажный пакет с куклами и мягкими игрушками. Одну за другой я вынимала их из пакета. Все они были мне знакомы. Каждую я уже видела, держала в руках, с каждой играла.
        На стеллаже, в вазочке, на розовой вязаной салфетке, лежал крошечный детский браслетик с буквами Р-О-З-А. Книга оказалась альбомом с детскими фотографиями. Роза в пеленках на руках у тети, Роза на белой простыне, Роза рядом с дядей на диване... и вот оно: Роза и я, маленькие кривляки, корчим из себя старушек.
        Рядом с вазочкой и альбомом лежал черный футляр, а в нем — пропавшее кольцо. Я вынула его и вернула Джейку.
        — Вот черт...
        — Цинни... тыковка... — прошептал дядя Нэт. Джейк сжал его руку. Я наклонилась к его губам.
        — Кольцо прислала Роза... — Он поперхнулся. — Роза зовет меня... — Губы сложились в усталую улыбку. — Мне было хорошо здесь, и там, думаю, тоже будет неплохо, только... — Руки снова задрожали. — Только не кладите меня в этот ящик...
        Я оглянулась на комод, и в это мгновение все его тело содрогнулось, забилось — и замерло, и я испугалась, что все кончено, что он от нас ушел.

        43. Ящики

        Джейк взял Иву и поскакал за моими родителями, а я осталась с дядей Нэтом. Он лежал без движения, глаза закрыты, а по лицу разлились блаженство и покой, как будто он наконец очутился в краю своих грез. Он был еще жив, но я боялась, что смерть накроет его незаметно, как день переходит в ночь, нежно и плотно. Один за другим я выдвигала ящики комода. В узком верхнем лежали пачки писем. Все они начинались одинаково: «Розочке, любимой». И заканчивались: «Твоя любящая мама» или «Твой любящий папа».
        Все они были написаны за последние девять лет, после того как Роза умерла. Нехитрые строки:
        СЕГОДНЯ МЫ САЖАЛИ КУКУРУЗУ...
        И любовь:
        ТВОЯ КОЖА НЕЖНЕЕ ШЕЛКА...
        И тоска:
        НАМ ТАК ТЕБЯ НЕ ХВАТАЕТ...
        Было там и обо мне:
        ЦИННИ НАУЧИЛАСЬ ЧИТАТЬ! СЕГОДНЯ ОНА ПРОЧЛА НАМ ВСЮ ТВОЮ КНИЖКУ ПРО МЕДВЕЖОНКА. МИЛАЯ, А У ВАС ТАМ ЧИТАЮТ?..
        И еще:
        СЕГОДНЯ ЦИННИ НАШЛА ДВЕ КАМЫШИНКИ. ОНА СМЕШНО ЗОВЕТ ИХ «МЫШИНКАМИ». МЫ ЗАСУШИЛИ ОДНУ ДЛЯ ТЕБЯ...
        И еще:
        ЦИННИ ПОДХВАТИЛА ГРИПП. МЫ ТАК ЗА НЕЕ ВОЛНУЕМСЯ. РОЗОЧКА, ТЫ ЗДОРОВА?..
        В средних ящиках лежала вся Розина одежда — от детских ползунков до платьев и джинсов на четырехлетку. Все аккуратно сложено, все пересыпано стеблями лаванды.
        В самом нижнем ящике меня ждала неожиданная находка. Выдвинув его, я отшатнулась в испуге. Бок о бок, взявшись за руки, в нем лежали две маленькие девочки — я и Роза.
        Всего лишь куклы, сшитые для нас тетей Джесси, так похожие на детей, такие мягкие и пухленькие, как настоящие младенцы, что на секунду мне показалось, будто в ящике спят живые девочки.
        Я коснулась сжатой ладошки, и из нее выскользнул медальон. Такой же, как первый, с буквами «ДВТБ».
        До встречи на том берегу. Мою память прорвало; наружу потоком хлынули воспоминания. Мы ходили в цирк, я, Роза, дядя Нэт и тетя Джесси. Мы остановились у шатра цыганки заглянуть в хрустальный шар. Она взяла наши с Розой ладони и долго их разглядывала. А потом дала каждой из нас по медальону и промолвила: «До встречи на том берегу».
        А когда я дотронулась до мертвой Розиной руки, то нашла под ней медальон, убежала в лес и спрятала его под камнем. А потом — дни, недели спустя? — я достала свой медальон и положила его на ладонь тете Джесси. «Это для Розы», — сказала я, и тетя крепко-крепко обняла меня и прижала к себе, и я мечтала, чтобы этот миг длился вечно.
        Теперь я ясно чувствовала присутствие тети Джесси в хижине, у постели неподвижного мужа, и Розу я тоже ощущала. Я вынула из кармана Розин медальон, достала из ящика свой, сложила их и долго-долго держала вместе.
        Жаль только, что дядя и тетя столько лет гонялись за призраками, не замечая нас. Но как они старались воскресить то, что умерло, обмануть тьму, которая подкралась так близко к их семье...
        Я подошла к дяде Нэту и наклонилась к самому его
        уху.
        — Дядя Нэт! Дядя Нэт! «Танцуй! Танцуй всю ночь до утра!.. »
        Один глаз приоткрылся. Закрылся. Открылся. Тихий голос:
        — Что, снова станешь душить меня подушкой?

        44. Петуния

        Когда приехали родители, дядя Нэт сидел в постели, листая со мной альбом.
        — Легкий обморок, так, ерунда... — сказал он папе.
        — Может, ляжешь в больницу? Хоть на один день.
        — Скорее свиньи полетят, чем я уеду из дома, — сказал дядя Нэт.
        — Но как ты собирался вернуться домой? — удивилась мама.
        — Так же, как и приехал — на лошади.
        — А где, кстати, Ива? — спросила я. — И Джейк? Как вы нас нашли?
        — Ну... — Папа замялся. — Вообще-то Джейк показал нам дорогу. А сам ушел с шерифом.
        — С шерифом? С какой стати?
        Папа прокашлялся:
        — Кто-то, как выяснилось, украл лошадь...
        О, Джейк!
        * * *
        Мы с мамой и папой провели ночь в хижине у постели дяди Нэта.
        А наутро, едва забрезжил рассвет, мы отнесли дядю Нэта через лиственничный лес к грунтовой дороге у подножия высокого холма, где папа оставил машину. Дома уже ждал шериф. Он хотел поговорить со мной «о проникновении в частные владения и о краже лошади».
        Джейк, по его словам, попал в беду хуже некуда. Сначала машина, теперь лошадь да еще нарушение прав частной собственности. Когда я заявила, что забор сломала я и я же увела лошадь, родители чуть в обморок не попадали.
        Будь наш городок побольше, нам с Джейком не миновать бы суда для малолетних преступников. Но Байбэнкс есть Байбэнкс, и вместо суда нас выслушал шериф. Тяжело ему пришлось: то Джейк невразумительно объясняет, как пытался завоевать меня подарками, то я бессвязно пытаюсь растолковать, что значит для меня тропа, рассказать про длань Господню, тетю Джесси, Розу и дядю Нэта.
        В конце концов он сказал, что у него от нас голова идет кругом. И отправил по домам записать все на бумаге: что случилось, как, почему. Только после этого он назначит нам наказание. А пока нам предстояло починить забор. Иву уже вернули владельцу. И еще шериф сказал, чтобы я побыстрее заканчивала тропу.
        * * *
        Неделю спустя я так и сделала. Я прошла Свиной Загривок и мост Победителей через ручей Дулиттл. Правда, тропа была завершена не совсем до конца: последняя плита оказалась на заднем дворе чоктонского мэра. И ему вовсе не хотелось, чтобы я уничтожила его знаменитую лавандовую клумбу. Но когда я объяснила, что в его клумбе заканчивается дорога из Байбэнкса в Чоктон, можно сказать, исторический памятник, он прислушался. И велел жене сделать снимок, где он стоит рядом с последней плитой. А потом, поразмыслив, попросил ее сфотографировать и меня рядом с ним.
        Затем он позвонил в «Чоктонский вестник», и оттуда прислали репортера с фотографом. На следующей неделе в газете вышла статья. Телефон внезапно начал разрываться от звонков: все хотели поговорить с Петунией. Репортер все напутал. И назвал меня вместо Циннии Петунией. Вот так всегда.
        Позвонили и из другой газеты. Корреспондент был поражен, что я проделала такой труд в одиночку.
        — Что вело тебя? — спросил он.
        Я решила, что, если уж шериф ничего не понял про длань Господню, где там репортеру... А рассказывать про тетю Джесси, Розу и дядю Нэта чужому человеку я тем более не хотела. И не нашла ничего лучше, как сказать:
        — Там хорошо. В тишине приходят мысли.
        Неделю спустя я прибила на обоих концах дороги деревянные таблички: «Тропа Журавушки».
        * * *
        По тропе начали гулять люди. В один прекрасный день к нам постучались две женщины и попросили пустить их в туалет.
        — Ни одного места отдыха вдоль всей дороги, — пожаловались они.
        На следующий день зашли двое незнакомых мальчишек, сказали, что стерли ноги, и попросили пластырь. Сразу за ними пришел пожилой мужчина и потребовал отвезти его домой.
        — Откуда мне было знать, что идти так далеко? — ворчал он. — Думал, здесь хоть автобус ходит назад в Чоктон. И почему здесь нет автобуса?
        Однажды к нам всей гурьбой заехали Батлеры: Билл Батлер, его жена и старая миссис Батлер. А с ними Пончик.
        — Знаешь, а Пончик и есть Бинго, — сказал мне Бен. — Ты ведь знала, да? Джейк нам все рассказал.
        Билл Батлер попросил нас приютить мать с Пончиком на веранде, пока они с женой прогуляются по тропе. Родители начинали терять терпение.
        — Что-то надо с этим делать, — сказал папа. — В туалете толпятся незнакомцы, на веранде отдыхают чужие старушки — что дальше? Кто-нибудь потребует у меня куртку, потому что, видите ли, забыл дома свою?
        * * *
        Нам с Джейком за наши проступки присудили по сто часов исправительных работ. Каждую неделю Джейк должен был мыть «отпадную тачку» миссис Фостер, купать, чесать и выгуливать Бинго и работать в магазине один час бесплатно. Мне предстояло собирать мусор, оставленный прохожими вдоль тропы Журавушки.
        Я честно пыталась объяснить шерифу, что для меня это не наказание, а долг, который я бы и так исполнила, и просила другой работы. Но он приказал мне не спорить с ним. И добавил:
        — А я думал, это ты неразговорчивая Тейлор.
        * * *
        Я одна прошла по всей тропе, собирая мусор и поправляя смятые циннии. Постояла на мосту Победителей и долго глядела в воду. Странное у меня было чувство. Я справилась. Я расчистила всю тропу.
        Я обернулась к холмам. Мысленно я могла проследить весь путь, через холмы, то вверх, то вниз, через леса, через луга, до самой фермы. Каждый изгиб тропы стал частью меня самой.
        На несколько чудесных минут я стала, наверное, самым счастливым человеком на всей земле. Тропа была прекрасна; и видела я, что это хорошо. Я посмотрела на деревья, на небо — широкое, необъятное. В голове раздалась тихая мелодия, которую напевала мне тетя Джесси:
        Все тревоги позади.
        Кончен путь. Отдохни.
        Утро холодит листву.
        Отдохни. Кончен путь.

        А затем я почувствовала тепло и уют, будто с неба опустилась широкая ладонь и ласково погладила меня по голове.

        45. Цикорий

        Дяде Нэту с каждым днем становилось все лучше. Он стал понемногу ходить, опираясь на трость и размахивая палкой, совсем как прежде. Раз он не скоро сможет отправиться в хижину, он попросил принести ему альбом. Он хотел, чтобы фотографии были всегда под рукой. Это лучшее лекарство от всех болезней, говорил он.
        Я подумала — станет ли он вновь гоняться за Журавушкой, когда нога заживет? Я надеялась, что не станет и будет проводить больше времени с нами, живыми. Но трудно было даже представить, как это он прекратит бегать по полям; я почти верила, что однажды он ее поймает.
        Одним сентябрьским вечером мы все сидели за столом и ели макароны, и я рассказала, как видела тетю в лиственничном лесу. Но поверили только Бен и дядя Нэт. Я надеялась, все ахнут, когда я предъявлю снимки, но ни на одной фотографии тетя не вышла. На нескольких был запечатлен красный сполох, но, сколько я ни уверяла родных, что это тетины волосы, они твердили, что это птица или осенний лист.
        Однако Бен и дядя Нэт серьезно разглядывали снимки.
        — Вот это точно она, — определил Бен, ткнув пальцем в красное пятнышко.
        — Конечно! — подтвердил дядя Нэт. — Только слепой ее тут не заметит!
        Уилл ехидно протянул:
        — Цинни, а знаешь, ты стала прям как дядя Нэт с его «доказательством». Доказательство, как же! Носитесь со своими призраками...
        Дядя Нэт похлопал Уилла по плечу:
        — Хорошо, если меня сняла не Джесси, то кто же? Никто не нашелся, что возразить.
        Да и вообще, что плохого в том, чтобы быть как дядя Нэт? Буду гоняться за призраками любимых с фотоаппаратом и палкой, что в этом дурного?
        Я накрутила спагетти на вилку, ища глазами тефтельку. Макаронины ложились мягкими кольцами и волнами. Можно было проследить каждую до самого конца, перепрыгнуть к следующей, следующей, следующей... Я наколола тефтельку и откусила, предвкушая наслаждение. И сморщилась: мне попался хрящ.
        — Тьфу!
        — Цинни, — Бен наклонился через стол, — с тефтельками всегда так — бывают хорошие, бывают плохие.
        Он знал.
        * * *
        Бен запрыгал от счастья, когда на грядке, где он посадил яйца, показались ростки. Через пару недель на стеблях закачались бледно-синие головки, и Бен помчался в библиотеку за справочником по диким цветам. Он вернулся, размахивая книгой и крича:
        — Смотрите! Это цикорий! Цикорий растет из куриных яиц!
        Он раскрыл перед нами страницу, и мы увидели картинку — точь-в-точь растение на грядке. Там еще была легенда о девушке по имени Цикория, которую боги превратили в цветок за то, что она отвергла любовь одного из них, бога солнца. С тех пор Цикория распускается на заре и следит, как огненный бог движется по небосклону, но едва он оказывается над головой, она складывает лепестки и отворачивает от него свое лицо.
        В другой легенде говорилось, что из семян цикория варят любовное зелье. И если напоить им человека, можно его приворожить.
        Папа сознался мне, что это он посадил цикорий. Он думал пошутить, но теперь боялся открыться — чересчур уж всерьез Бен все воспринял. Бен даже готовил доклад к уроку биологии.
        Интересно, что скажет учительница, услышав, что цикорий выращивают из куриных яиц?
        * * *
        Однажды по почте пришла замечательная «тефтелька»: открытка от Саламанки Хиддл, моей лучшей подруги. Всего два слова: «Мы возвращаемся!»
        В необъяснимом порыве щедрости я раздала в тот день все свои коллекции. Крышки и пуговицы перешли к Сэму, счастливые камешки — к Уиллу, закладки достались Гретхен, цветные карандаши — Мэй, шнурки и бутылки — Бену, а ключи и открытки — Бонни. И никто, даже Гретхен и Мэй, не счел свою новую коллекцию «детской». Просто поразительно!
        Смотрительница музея пришла в восторг от кремниевых осколков, наконечников стрел и окаменелостей. Она погрузилась в книги, пытаясь классифицировать мои находки. Иногда я ей помогала, но недолго — невыносимо было сидеть в пыльной духоте.
        * * *
        Я решила посадить черепах в коробку и убрать в шкаф до весны. Хорошо бы и сверчок пробрался в дом, когда наступят холода. Джейк сказал, что сверчок за печкой приносит счастье. Сначала мне послышалось «сверчок за плечиком», и я растерялась, но он повторил, и на этот раз я все расслышала правильно.
        Вскоре после того, как я закончила расчищать тропу, Джейк снова пришел к нам. Мы сели на веранде. Я мечтала, чтобы Джейк пришел; он мне даже снился.
        Мы немного покачались в тишине. Наконец Джейк сцепил руки и произнес:
        — Цинни, мне надо тебе кое-что сказать. Мое сердце бешено стучало.
        — Ты назвала меня тупоголовым болваном... — начал он.
        — Не то чтобы я правда так думала...
        — Да нет, ты была права, — перебил он. — Наверное, я просто потерял голову.
        — Бывает, — сказала я. Кончай же болтать! Я сложила губы для поцелуя.
        — Может, ты и кое в чем другом была права.
        — Мм?
        — Может, у нас слишком большая разница в возрасте. — Он смотрел на дорогу.
        — Не такая уж и большая. Всего-то пара лет...
        — Не пытайся меня успокоить.
        — Но...
        Он закусил губу:
        — Прости, если из-за меня ты чувствовала себя неловко.
        Из окна спальни свесилась Мэй.
        — Джейк?
        Он встал и облокотился спиной на перила, чтобы лучше ее видеть.
        — Здорово.
        — Ты ко мне? — спросила она.
        — Ага.
        — Спускаюсь! — крикнула она.
        — Что?! — Я не верила своим ушам. — Какого черта тебе нужна Мэй?
        Он взъерошил волосы, почесал шею и снова закусил губу.
        — Свожу-ка я Мэй в кино. Только чтобы ты наконец была довольна. — Он усмехнулся и сразу же помрачнел. — Вот и избавишься от меня хоть ненадолго!
        Я схватила его за руку:
        — Слушай, Джейк Бун. Только попробуй пригласить Мэй в кино, я тебе все мозги вышибу!
        Видели бы вы его лицо. Будто я вылила на него ушат помоев.
        — Я не шучу, Джейк Бун, — сказала я. — Только посмей снова спутать мои макароны, я тебе десять тонн цикория в глотку запихну!
        — Макароны? Цикорий? — Он обалдело смотрел на меня. — Ты что, хочешь сказать, я тебе нравлюсь?
        На веранду вылетела сестрица Мэй.
        — А вот и я! — объявила она.
        — Вот черт! — сказал Джейк.

        46. Дороги

        В холмах у тропы просто дух захватывает. Маленькими яркими часовыми стоят вдоль дороги циннии, листья на деревьях роскошно пылают желтым и багровым. Краски ошеломляют, ослепляют. Знаю, скоро листья опадут, цветы увянут; жаль, что нельзя остановить мгновение, заставить его длиться вечно. Надеюсь, я сумею сберечь его в памяти до весны, когда все распустится вновь.
        Даже когда я занята другим, тропа со мной, в моем сердце. Там приходят мысли, там я становлюсь собой, там я твердо стою на земле и могу дотянуться до звезд.
        Иногда я думаю о других тропах. Может, как-нибудь я загляну в музей и поищу другие карты. И помчусь через всю страну в погоне — за чем? За кем?
        Пока дядя Нэт полностью не поправится, он доверил заботу о хижине мне. Он сказал, я могу всех туда отвести и показать алтарь тети Джесси и Розы. Братья и сестры очень удивились, узнав, куда перекочевали исчезнувшие вещи. Мама с папой снова заплакали. А когда все ушли, я забралась на постель и прижала к себе кукол, будто мне по-прежнему четыре года.
        Теперь мы с Джейком время от времени заглядываем туда вместе. Однажды по пути Джейк сказал:
        — Ты ведь совсем меня не знаешь... Прелестная уловка. Я ответила:
        — Видишь ли, Джейк, если бы мне завязали глаза, а ты вошел в комнату, я бы тут же тебя узнала. Я знаю звук твоих шагов, твой запах. Я сразу бы поняла: здесь Джейк Бун!
        Он зарделся тридцатью оттенками бордового.
        — А если бы мне завязали глаза и ты бы вошла в комнату — черт, да я узнал бы тебя и за пять километров! Если бы я сидел с завязанными глазами в Чоктоне, а ты вошла в комнату в Байбэнксе, я бы сразу тебя почувствовал...
        — Угу, Джейк, все ясно.
        Как в любовном романе. Спору нет, иногда приятно почувствовать себя его героиней, но жить в нем постоянно — нет уж, увольте.
        Мы устраивали пикники на крыльце и в лиственничном лесу, а однажды убрались в хижине, все вычистили, но вещи Розы сложили на место. А кукол вынули. Малышки Роза и Цинни, держа в ладошках по медальону, переместились на кровать. Душновато столько лет лежать в ящике.
        Мне нравится бежать по тропе бок о бок с Джейком, нравится сидеть в хижине и вспоминать Розу и тетю Джесси. Память постепенно возвращается, открывает ящик за ящиком. В хижине не жутко, наоборот — смерть там словно отступает. Иногда мне нужно побыть там одной.
        Порой мне кажется, я вижу, как тетя Джесси и Роза вместе бегут по холмам, и иногда я бегу за ними. Я знаю, на самом деле их нет, я их себе вообразила, потому что очень хочу увидеть. Я же не сошла с ума. И все же я думаю, что грань между вымыслом и жизнью порой так тонка.
        Я все думаю — не научить ли Джейка буги-вуги? «Па-па-ди-ду-да», — спою я ему, и он, быть может, ответит. Быть может, откликнется: «Танцуй всю ночь до утра!»

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к