Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Косарев Александр: " Большое Путешествие Димы Книга Вторая " - читать онлайн

Сохранить .

        Большое путешествие Димы. Книга вторая Александр Косарев

        «Свой рассказ о новых приключениях мальчика Димы и его деревенского приятеля - лягушонка по имени Ляг, я начну с одного небольшого эпизода, который не вошёл в предыдущую книгу - «Зелёненькое чудо». Дело было так. После того, как родители привезли малыша в город, они начали думать над проблемой легализации самородного золота, найденного с помощью их сыночка…»

        Александр Косарев
        Большое путешествие Димы. Книга вторая

        Предисловие

        Свой рассказ о новых приключениях мальчика Димы и его деревенского приятеля - лягушонка по имени Ляг, я начну с одного небольшого эпизода, который не вошёл в предыдущую книгу - «Зелёненькое чудо». Дело было так. После того, как родители привезли малыша в город, они начали думать над проблемой легализации самородного золота, найденного с помощью их сыночка.
        Будучи людьми законопослушными, они в один из осенних дней пришли на приём к депутату Государственной Думы и принесли с собой целый мешочек с маленькими самородками. Решили, что одновременное присутствие представителя законодательной власти и приглашённого в его кабинет телевизионного оператора, поможет им в непростом деле передачи найденных ценностей в общегосударственный «карман».
        Не скажу, что всё получилось идеально, но всё же публичная передача столь значительного количества драгоценного металла помогла им быстрее пройти некоторые неприятные бюрократические процедуры. И довольно скоро родители Димы получили на свой счёт в банке довольно значительную сумму.

        Глава первая: Новое лето - новые приключения

        У них остался лишь тот золотой самородочек, который глава семейства слегка расплющил молотком, проверяя пластичность найденного сыном металла. Этот небольшой кусочек было решено оставить сыну «на память». Конечно же, его не спрятали в какой-то кошелёк, а прикрепили к подаренной по такому случаю бабушкой золотой цепочке, после чего в качестве подарка на день рождения вручили самому Диме, как напоминание о той удивительной истории.
        Мальчик был так рад такому знаку внимания, что с тех пор не снимал этот своеобразный медальон даже во время купания. Разумеется, вовсе не нарицательная стоимость небольшого кусочка золота вдохновляла нашего малыша. Просто он вспоминал своего зелёного приятеля каждый раз, когда случайно касался своего оригинального украшения. И это воспоминание поддерживало в нём уверенность в том, что их дружеское общение обязательно продолжится.

        А папа и мама в это время думали, что будут делать с теми деньгами, которые получили за золото, найденное в последний день прошлого лета. После долгих споров решили, что основную сумму вложат в строительство нового деревенского дома для дедушки. В таком решении и для них самих было много положительных моментов. Старый и маленький домик был плохо приспособлен для проживания в нём в осенний и зимний период. Диме же было предпочтительнее проводить зимние каникулы на природе, а не в дымном и шумном городе. Так что было решено построить более просторный дом, в котором можно было бы жить круглогодично.
        Почти всю зиму родители малыша рассматривали по вечерам разнообразные проекты дачных строений и подбирали образцы отделочных материалов, которые можно было бы использовать для оформления нового жилища. Наконец устраивающий всех проект был выбран и даже заключён соответствующий договор со строительной фирмой. Вот тут-то и выяснилась одна чисто техническая тонкость.
        Поскольку дедушка настоял на изначальном возведении полноценного бетонного подвала, то от завершения его заливки до начала возведения стен должно было пройти не менее пятидесяти дней. Только за такое длительное время бетонная конструкция приобретала достаточную прочность и устойчивость к нагрузкам. В общем, как бы сам собой в строительных работах образовался длительный промежуток, во время которого участок на заднем дворе стал недоступен для Диминых игр.
        Такое значительное сужение доступного для активных игр пространства ему совсем не понравилось. Приходилось либо сидеть дома, либо гулять по обычно пустынной улице. Ведь уходить далеко от дома ему разрешалось только в сопровождении взрослых, а им не всегда было удобно надолго оставлять домашние дела. К счастью для Димы, именно в это время в деревню приехал на отпуск его папа. Впереди был целый летний месяц и однажды вечером после ужина, речь зашла о том, что было бы неплохо устроить какое-нибудь невиданное прежде развлечение.
        Мама предложила съездить на два дня на экскурсию с посещением Углича, Рыбинска и Ярославля. А Дима, насмотревшийся на шустрые катера и гидроциклы, проносившиеся мимо него во время купания в реке, начал просить построить для него небольшую лодочку. Его идея отдыха на воде быстро пришлась всем по вкусу. Но простая лодка для подобного путешествия им точно не годилась, поскольку была тесновата для большой компании.
        - А может быть, мы построим большой плавучий дом?  - неожиданно предложил дедушка. Конструктивно его соорудить намного проще любой лодки, к тому же почти все работы мы сможем произвести собственными силами! Пускай он буден передвигаться намного медленнее, нежели маленький кораблик или яхта, но зато и обойдётся в сто раз дешевле! В качестве основы для корпуса мы используем нержавеющие бочки. Выстроим их в два ряда, по шесть бочек в каждом, вот и получится своеобразное основание для всей конструкции. Стенки и палубу изготовим из фанерных листов и досок! Стройматериалов мы заготовили много, так что часть их можно временно употребить на развлечение. А двигатель одолжим у нашего соседа, что живёт напротив. Он мне ещё в прошлом году говорил о том, что у него в сарае лежит почти новый мотор от «Запорожца». Сетовал на то, что, мол, сама-то машина давно сгнила, а движок только-только обкатку прошёл…
        - А что,  - подхватил идею папа,  - задумка совсем неплоха! Двигатель у соседа мы запросто выкупим, вот только не слишком рационально строить столь масштабный агрегат на один сезон…
        - Почему же на один?  - удивился дедушка. Давайте спроектируем его конструкцию разборной, на болтах! На зиму стенки нашего судна можно будет развинчивать на отдельные панели, и складывать в гараже. А бочки от корпуса…, они и так перезимуют, благо нержавеющие!
        - Заодно и Дмитрий научится работать руками,  - поддержала идею мама. А то ему явно скучно весь день слоняться по окрестностям без какой-либо цели. Ну как, берёмся за строительство?
        - Я - за!  - радостно запрыгал на своём стуле Дима, от восторга шлёпая ладошками по столешнице. Только, чур, я буду главным юнгой!
        Он уже представлял себе, как стоит за штурвалом на корабельном мостике и слушает команды дедушки: Право руля! Полный вперёд! Лево руля! Так держать!
        С того вечера жизнь в маленьком деревенском домике пошла по совсем иным правилам. Наш мальчишка теперь просыпался не от ласкового прикосновения мамы, а от заливистого звона бронзового колокольчика, подвешенного на вешалке в прихожей. Дедушка рассказал ему, что на кораблях колокольчик называется «рындой» и объяснил, что поскольку мальчик скоро станет юнгой, то ему нужно заранее изучить все морские термины.
        - Ничего страшного,  - объяснял он Диме,  - что поначалу мы будем путешествовать по реке. На речном флоте применяются те же самые команды и правила, что на морском!
        Так что теперь нашему малышу скучать было совершенно некогда. Он, то помогал дедушке выпиливать из листов фанеры детали будущего плавучего дома, то ездил с папой в Белый Городок, заказывать на настоящей верфи длинные брусья и резные детали для будущей палубы. Кроме всего прочего, ему требовалось изучить искусство вязания морских узлов и научиться определять положение сторон света без использования компаса.
        По вечерам мужчины рисовали чертежи транспортного средства и прикидывали размеры жилых кают. Чертежи для Димы были, конечно же, немного сложноваты, но зато он научился отлично затачивать карандаши, а кроме того, освоил работу с настоящим циркулем! И когда кто-то просил его изобразить на бумаге круг, он всегда с удовольствием выполнял подобную просьбу.

        Вскоре началось и само строительство. Велось оно в том самом месте, где протекавший через деревню безымянный ручей впадал в реку Хотча. Там имелась большая бетонная площадка, возле которой стоял просторный ангар, к которому было проведено электричество. Владелец ангара сам был обладателем небольшого судёнышка, и ему очень хотелось посмотреть, что, в конце концов, получится у новоявленных «корабелов».
        Мало-помалу, нарисованный на бумаге «дом» начал обретать материальную форму. Вначале были собран так называемый корпус будущего судна. Его соорудили из двух рядов стальных бочек, скреплённых между собой брусьями. Затем началось изготовление деревянного настила, который все именовали не иначе как «палуба». Дима целыми днями работал на стройплощадке наравне со взрослыми. Носил доски, сверлил в них отверстия, доставлял папе и дедушке нужные инструменты и гвозди из ангара.
        Когда же пятиугольная палуба была собрана и даже покрашена особым водоотталкивающим составом, начали подвозить и привинчивать на место заранее выпиленные детали жилых помещений. Юный строитель за всеми этими хлопотами уставал так сильно, что его неоднократно выносили вечером из-за стола уже крепко спящим. Но, как ни странно прозвучит, тяжёлая работа на солнце пошла мальчишке на пользу. Мучавшее его аллергическое расстройство исчезло, словно его никогда и не было. Кожа малыша приобрела бронзовый оттенок, а волосы наоборот посветлели.
        Да, случались у него порезы и ушибы, но на эти мелочи взрослые не обращали излишнего внимания. Мелкие ссадины мазали зелёнкой и заклеивали лечебным пластырем. А сам малыш втайне был даже горд этими небольшими травмами, которые показывали всем и каждому, что он может работать точно так же, как дедушка и папа. Но ещё больше его вдохновляло то, что он впервые в жизни принимал непосредственное участие в создании чего-то столь грандиозного и конечно же безумно интересного!
        Через неделю после установки на стапель первых деталей плавучего дома их сосед привёз на прицепе двигатель от самой настоящей машины. Это был важный момент, поскольку теперь все окончательно уверились в том, что стройка близится к завершению. Но всё пошло не так быстро, как надеялся наш юный строитель. Установка двигателя, его привязка к рукояткам управления и всяческие испытания заняли целых три дня. Впрочем, так или иначе, но в один из дней настал момент торжественного спуска внешне неуклюжей конструкции на воду. Только тут все вспомнили о том, что не придумали название для самодельного «корабля».
        Хотя предложенные Димой варианты - «Большой плывун» и «Речной ползун» были единодушно отвергнуты, но утверждённое взрослыми на общем собрании название «Пегас», его вполне устроило. Тем более что именно ему поручили вырезать трафареты из картона и выкрасить белой краской буквы на палубной надстройке. Ему немножко помогала мама, но так…, совсем чуть-чуть.
        На берегу плавучий дом смотрелся просто огромным, но когда его перетащили в речной залив, его видимые размеры уменьшились совершенно необъяснимым образом. Но не это было самым обескураживающим. Выяснилось, что сделанный из лёгких бочек и фанеры «корабль» был ужасно подвержен бортовой качке. Стоило недалеко от него пройти катеру или скоростной моторной лодке, как их постройка начинала сильно раскачиваться, словно норовя сбросить людей с палубы. Но дедушка быстро нашёл управу на непослушного «Пегаса».
        - Нужно залить в наши бочки хоть сколько-то воды,  - объявил он. Балласт даст нашему судну должную остойчивость, а заодно мы отрегулируем и горизонтальность палубы! Это нужно сделать непременно, а то наш кораблик всё время норовит завалиться на корму!
        Сказано - сделано! Принесли погружной насос «Малыш» и принялись закачивать воду в составляющие корпус бочки. Дима ужасно боялся того, что воды нальют слишком много и их творение утонет прямо в бухте, но всё получилось просто замечательно. Причём набравшее балласт судно, вместе с определённой устойчивостью получило и некую вальяжную солидность, выгодно отличающую настоящий корабль от какой-то там несерьёзной лодочки.
        Это был последний день строительства, а на следующее утро было намечено начало первого полноценного путешествия, которое должно было продолжаться целых три дня! Впрочем, действительность оказалась иной. Весь следующий день поливал сильный дождь, отчего выход «Пегаса» на большую воду не состоялся. Но и когда дождевые облака рассеялись, поход отложили вновь. Дедушка прямо со следующего утра заявил о том, что без пробного плавания пускаться в столь долгий путь довольно рискованно. Поэтому он предложил устроить небольшой поход вверх по Хотче, до не столь далёкого села Маклаково.

        Идею поддержали все, поскольку проверить качество работы всех механизмов было и в самом деле важно. На мальчика надели надувной жилет ярко-жёлтого цвета, после чего разрешили занять самое удобное место на палубе. До Маклаково их странного вида судно добиралось что-то около часа, но тот поход дал много полезного всем его участникам. Для начала выяснилось, что повороты следовало тщательно сообразовывать с шириной речного фарватера. К тому же и пристать к берегу, не имея специального приспособления, оказалось довольно трудно. Течение легко относило неповоротливое судно от береговой линии, крайне затрудняя спуск выдвижного трапа.
        Поэтому в обратный путь наши доморощенные корабелы пустились с большей опаской, нежели в начале тренировочного похода. А затем два следующих дня весь экипаж был загружен весьма ответственной работой. Папа уехал на речную верфь, чтобы заказать там надёжный якорь, а дедушка сделал два длинных багра, с помощью которых можно было легко подтянуть плавучий дом к прибрежным кустам.
        Больше всех из-за непредвиденных задержек, как это ни покажется странным, переживал именно Дима. Однако тому была очень важная причина, о которой он не мог рассказывать взрослым. Всё дело было в том, что в одну из ночей его спальню на веранде посетил старый приятель - лягушонок Ляг. Появление обитателя Лягушачьего царства было как всегда неожиданным, но ещё больше неожиданностей выявилось во время их длинного разговора, затянувшегося далеко за полночь.
        Лягушонок, к тому времени дослужившийся до звания первого сержанта, рассказал мальчику о том, что сам король Квакунец возложил на него крайне ответственную миссию. Задание было срочным, но выполнить его можно было только в том случае, если бы Ляга и нескольких приданных ему лягушей кто-то смог доставить до далёкой Мышиной Империи. Эта Империя, как понял Дима, лежала где-то далеко за рекой Хотчей, по которой они собрались попутешествовать всей семьёй.
        Естественно, что наш мальчик пообещал своему другу оказать его команде всяческое содействие, вот только он пока сам не знал, когда же состоится их Большой поход. Но всё же, кое-что для любимых лягушат он смог сделать достаточно оперативно. Дима незамедлительно прикрепил к их плавучему дому небольшую каюту для своих квакучих друзей. Её он соорудил из пластмассового корытца, которое недавно обнаружил в хозяйственной пристройке.
        Отыскав в большой картонной коробке достаточно вместительное корытце, в котором некогда хранились ножи и ложки, Дима сразу сообразил, что оно как нельзя лучше подойдёт для проживания его маленьких друзей во время предстоящего путешествия. Улучив подходящий момент, он прикрепил его к одному из кормовых брусьев плавучего дома, причем так, что со стороны увидеть эту маленькую каюту было почти невозможно.
        Во время второй встречи с Лягом, мальчик рассказал ему, где находится их плавучий дом и в каком месте расположено приготовленное для лягушат укрытие. И вот теперь он переживал о том, что их поход всё никак не мог начаться. Ведь причина, по которой сержант королевской гвардии должен был незамедлительно отправиться в Мышиную Империю, была крайне важной! Ещё бы, ведь от успеха его поискового похода зависело ни много ни мало, а само существование Лягушачьего королевства!
        Вот именно поэтому вторую главу книги я начну с воспроизведения разговора, который произошёл у Димы и его зелёного приятеля за несколько дней до отплытия «Пегаса» в Большое путешествие.

        Глава вторая: Корона короля Ляквашона

        - А сейчас, мой дорогой Ди,  - начал своё повествование Ляг,  - я расскажу тебе поучительную историю о самом первом короле нашего королевства! Речь пойдёт о самом обычном лягуше, волею случая возглавившего наше сообщество в давние-предавние времена. Звали его поначалу просто Ляк. Как рассказывали мне школьные учителя, в начале времён королей не было вовсе, как не было и самого королевства. Просто, в какой-то момент, на берегах в ту пору необитаемой Лягушачьей реки появились первые бродячие лягушки, стремящиеся вырваться из своих архаических болотных сообществ и начать свою квакучую жизнь на новом месте.
        Большая семья лягуша Громоквака обосновалась на крутом берегу реки, а на низком семейство Прыгулетти заняло несколько кем-то заброшенных норок. В ту пору отношения между семействами были весьма прохладными. Поскольку они плохо знали друг друга, то заранее опасались неприятностей от неожиданных соседей. Время шло, лягушачьи семейства росли и одновременно укреплялись их дружеские связи. Вскоре была налажена бойкая торговля между обоими сообществами. Начались встречи по интересам, проводились и любительские спортивные состязания. Но, по-прежнему, это были лишь два независимых семейства, в которые постепенно вливались новые лягушки со стороны.
        Именно в то время к семейству Прыгулетти прибился весьма образованный и много повидавший на своём веку лягуш по имени Ляк. Он поселился в некотором отдалении от остальных лягушек, в недавно оставленных землеройками обширных норах. Семейство у него в ту пору было небольшим, и он начал сдавать излишки своей жилой площади, вновь прибывающим переселенцам.
        В одну из ненастных осенних ночей, в двери его норы поскрёбся бродячий кузнец по имени Ге-квест. Он уже долгое время путешествовал по нашим землям в поисках Мышиной Империи, но сбился с пути и несколько дней бедствовал со своими спутниками, не имея крыши над головой. Владелец обширных подземелий радушно принял нового гостя, поскольку с первого взгляда было понятно, что к нему на постой прибыл солидный и платёжеспособный клиент.
        Обстоятельства сложились таким образом, что новоприбывшему мастеру понравилось в новом месте, и вместо того, чтобы продолжать свой путь в дальние края, он решил задержаться в окрестностях нашего живописного и обильного края. Вскоре Ге-квест совместно со своими помощниками и старшими сыновьями Ляка основали первую в этих местах кузницу.

        Поначалу местным лягушкам было в диковинку смотреть на новое производство, и они толпами стекались к кузнице, чтобы хотя бы издали поглазеть на удивительного мастера. А уж когда первым из них посчастливилось использовать сделанные Ге-квестом инструменты и украшения, восторгу наших обывателей не было предела. То, что ранее достигалось тяжёлым трудом и усилиями многих лягушачьих поколений, стало получаться на диво легко и приятно. Разумеется, за поделками кузнеца мигом выстроились громадные очереди…
        Больше всех от кузнечного ажиотажа выиграл, как ни странно, именно Ляк. У него сразу прибавилось клиентов, желающих не только прикупить что-то из железных изделий, но и изучающих новое для всех кузнечное дело. В общем работа в новой мастерской кипела целыми днями, но очень скоро у Ге-квеста начались определённого рода трудности. Кузнецу стало не хватать материалов для работы. Привезённые им запасы железа быстро подошли к концу, а поступлений сырья от заказчиков поначалу не было вовсе.
        Естественно, что первым лягушом, который не только осознал проблему, но и постарался как-то её разрешить, был всё тот же предприимчивый Ляк. Ему вспомнилось, что когда его семейство только подбиралось к окрестностям Лягушачьей реки, их путь проходил мимо развалин сгоревших великаньих домов. Поэтому он решил, что на местах разрушенных жилищ наверняка можно будет отыскать кусочки разных металлов. Вскоре владелец самых популярных и обширных апартаментов организовал первую экспедицию по сбору совершенно необходимых кузнецам материалов.
        Первый же его поход во главе полусотни своих сыновей и дочек принёс ему такую прибыль, что в следующий раз он направил к Большому холму уже две сотни сборщиков! В общем, дела его шли просто великолепно, что приносило и ощутимую общественную пользу. А знаменитый кузнец, получив практически неиссякаемый поток сырья для поделок, смог не только расширить производство, но и создать настоящую академию кузнечного искусства, которая действует и по сей день!

        Именно в то далёкое время и началась история создания короны самого первого Государя. Однажды сборщик металла, имя которого осталось неизвестно, принёс из очередного похода к дальним рубежам удивительный предмет. Истинное назначение необычно ярко сверкающей на солнце находки никто из лягушек тогда не понял. Но её необычная форма очень похожая на сияющую в ночном небе звезду или даже диковинный цветок, сразу привлекла внимание Ге-квеста. Желая как-то по-особенному отблагодарить приютившего его лягуша, он выковал из странной находки удивительный по форме головной убор. Дождавшись ежегодного праздника всеобщего Дня Рождения, он прилюдно водрузил свой подарок на голову ничего не подозревающего домовладельца.
        Поскольку именно Ляк изрядно поспособствовал тому, что вблизи Лягушачьей реки сформировался центр большого поселения, а также развилось кузнечное дело, то на сходке старейшин Прыгулетти и Громокваков было решено назначить его Ответственным за положение дел в объединённой общине. Новый назначенец со столь трудной задачей справился очень неплохо, завоевав самые одобрительные отзывы первых переселенцев. А уж когда Ге-квест увенчал его голову сверкающей на солнце тиарой, все лягушки дружно решили, что именно владелец самой большой гостиницы города и станет их первым королём.
        В ту пору звание короля не приносило его владельцу особых привилегий, скорее добавляло новых забот и хлопот. Но Ляку всегда нравилось быть в центре всеобщего внимания и обожания. Он с таким удовольствием организовывал первые парады и совместные соревнования, что все очень скоро позабыли о том, что прежде жили в разных общинах. Теперь лягушки и с правого и с левого берега Лягушачьей реки с гордостью именовали себя жителями самого настоящего королевства!
        Первый король, которого стали теперь именовать Ляквашоном много сделал не только для объединения лягушачьих общин, но и приложил массу усилий для того, чтобы дружба между ними стала неразрывной. Поэтому, первым делом, он принялся воздвигать общественные постройки, которыми в равной степени могли пользоваться как представители рода Прыгулетти, так и Громокваки. В самом конце своего почти пятилетнего правления он даже учредил почётную стражу, куда набирал самых крепких лягушей обеих общин, причём строго поровну. Стража поначалу была совсем невелика по количеству служащих, но именно из неё впоследствии сформировалась Королевская гвардия, в которой я имею честь состоять!
        Да, вот тут мне как раз и следует сказать, что в нашем, доселе дружном королевстве, возникли неожиданные распри, связанные с той самой короной! Вернее будет сказать, не с самой короной, а с историей её исчезновения. Рассказывают, что в последний день своей жизни король Ляквашон во главе немалой свиты, отправился осматривать окрестности Громового камня. Ведь в ближайших планах первого монарха было значительное расширение территории занимаемой новообразованным королевством. Поскольку сам он был уже весьма преклонного возраста, то его переносили приближённые на специальных носилках. Этой чести, как правило, удостаивались офицеры почётной стражи. В тот раз ими так же были представители от Прыгулетти и от Громокваков.
        После долгого и утомительного похода, король соизволил собственноручно воткнуть на новой границе своего королевства росток ветлы, традиционно обозначавшей новые границы лягушачьих владений. После завершения соответствующей торжественной церемонии, Ляквашон распорядился организовать по такому торжественному случаю небольшой банкет. Сам же он отпрыгал в сторону реки, чтобы, как он выразился, «слегка размять лапы»…
        Шло время… Праздничная скатерть была усыпана яствами, а свита с нетерпением ожидала появления монарха. Вот только его всё не было и не было. Наконец, один из офицеров стражи решил осмотреть речной берег и очень скоро оттуда донеслись его тревожные кваки. Придворные бросились к нему на помощь. Открывшаяся перед ними картина была и трагичной и ужасной одновременно. Несчастный король лежал на спине, неловко подвернув под себя правую лапку, а конец его парадного плаща, словно флаг побеждённой армии, свешивался в медленно текущую речную воду…
        Тело бездыханного короля подхватили и вынесли на ближайшую полянку, где придворный медик попробовал оживить его величество. Но, ни вдувание воздуха через соломинку, ни уколы шипами дикого репейника оживляющего действия не оказали. Пришлось безутешным придворным смириться с неизбежным… В те времена не существовало каких-либо особенных ритуалов для почтения усопших монархов, и поэтому поступили по-старинке. Тело короля отнесли на возвышенное место, уложили в найденное там углубление и засыпали головками жёлтых цветов, поскольку по старинному поверью именно жёлтый цвет символизирует окончание жизни.
        Только когда громко рыдающая свита возвратилась в скромные королевские апартаменты, офицеры стражи спохватились и начали расспрашивать всех о том, куда же делась королевская корона! Спешно вызванный поисковый отряд тщательно осмотрел носилки, короба с едой и даже сундук с личными вещами почившего Ляквашона. Но поиски оказались напрасны - сверкающей короны не было нигде. Тогда целая когорта лягушей отправилась к Громовому камню, рассчитывая найти пропажу на берегу реки. Но, даже неоднократно обыскав все прибрежные заросли и прочесав прилегающую водную акваторию, наши добровольцы так ничего и не нашли.
        Со временем эта история плавно перешла в разряд древних легенд, почти сказок, и только преподаватели в школе не давали забыть её окончательно. Но совсем недавно наше королевство было буквально потрясено из ряда вон выходящим событием! Как ты наверняка знаешь, Ди,  - продолжал лягушонок,  - что кроме большой осенней ярмарки у нас бывает и весенняя - малая. На ней покупателям предлагается меньше всяческих деликатесов, но зато иноземные торговцы привозят массу заморских диковин и изделий домашних мастеров. Если, допустим, у кого-то есть потребность заменить плетёные коврики при входе в норку, или запастись лечебными полосками из сушеных сморчков, то всё это запросто можно найти на весенней ярмарке.
        Случилось так, что на последнюю малую ярмарку приехал целый караван торговцев из Дальнего Заболотья. Множество повозок с невиданными товарами выстроились рядами на базарной площади и многоголосые «кваки» профессиональных зазывал огласили окрестности торжища. Конечно, пропустить такое зрелище наши лягушки никак не могли. Со всех сторон на площадь с товарами потянулись одинокие лягуши, семейные парочки и даже целые семейства, отягощённые увесистыми кошелями с высокоценными солёными мухами. В обступившей торговые палатки праздной толпе неспешно прогуливался и наш известнейший учёный - лягуш Умтусин.
        Его, конечно же, совершенно не интересовали заморские деликатесы или особо модные пояски из овечьей шерсти, нет, нет и нет! Основным товаром, способным заинтересовать столь известного корифея всех наук, были обрывки старинных манускриптов. На этот раз ему необыкновенно повезло. В одной из повозок он намётанным взглядом высмотрел несколько связок бумажных и берестяных свитков. Закутанный в коричневый плащ продавец лишь кивнул в ответ на просьбу учёного ознакомиться с его товаром. И Умтусин, с характерным для истинного учёного энтузиазмом, принялся увлечённо копаться в бумажном развале.
        На сей раз его ждала воистину сенсационная находка. Среди оторванных этикеток, мятых чеков, обрывков газет и рекламных буклетов он к своему изумлению обнаружил и несколько рукописей на бересте! Это была страшная редкость, и к тому же несомненная научная сенсация! Ведь берестяные грамоты могли быть написаны только в Мышиной Империи - таинственной стране, расположенной где-то далеко на севере.
        Дрожащими, от вполне понятного волнения, лапами наш профессор собрал все берестяные листочки в одну пачку и повернулся к продавцу, чтобы спросить того о стоимости отобранных им образцов мышиной письменности. Но оказалось, что того и след простыл! Удивлённый Умтусин какое-то время нетерпеливо ходил вокруг повозки букиниста, но торговец так и не появился. Тогда сгорающий от нетерпения учёный просто положил свой кошелёк с мухами на листы бумаги и поспешил в свою нору, чтобы поскорее приступить к изучению так задёшево приобретённых рукописных редкостей.
        Было уже далеко за полночь, когда, вооружившийся увеличительным стеклом, профессор завершил перевод первой рукописи. Помогавшие ему светлячки один за другим гасли от усталости, но наш самоотверженный учёный всё же закончил свой труд, поскольку отыскал в тексте нечто такое, что в буквальном смысле слова лишило его сна. Ещё бы, ведь речь в ней шла о легендарном событии, случившимся именно в их Лягушачьем королевстве!
        - Тут, мой дорогой Ди, мне хотелось бы сделать небольшое отступление и рассказать тебе хоть немного о Мышиной Империи. Действительно немного, поскольку мои собственные знания об этой далёкой стране крайне скудны. Я уже говорил, что упомянутое мной государство никогда не посещалось лягушками нашего королевства. Дело даже не в том, что до него очень далеко. Главное - наши страны разделяет огромная водная преграда! Она настолько большая, что ни один, даже самый искусный в плавании лягуш, не в силах её преодолеть. Поэтому все сведения о расположенных за Большой водой странах приходят к нам только от случайно побывавших там торговцев, да тех путешественников, которые по полжизни проводят в дороге.

        Именно из их рассказов лягушачьим старейшинам удалось создать некоторое представление об особенностях мышиной жизни. Если рассказать вкратце, то Мышиная Империя представляет собой объединение самых разных сообществ, организованных в далёкой древности. Кроме самих мышей туда вошли отдельные крысиные роды, семьи бобров, водные кантоны выдр и нутрий. Некогда самостоятельные кланы землероек и хомяков постепенно тоже стали частью Империи. Вся эта страна разделена на восемь обширных кантонов, в свою очередь раздробленных на меньшие по площади Арпады. Каждая из них управляется выбранным на общем собрании Арпадином - должностным лицом, отвечающим за благополучие своей территории перед неким Советом. Сам же Совет традиционно состоит из двенадцати мышиных принцев - потомков первого мышиного Императора - Мышака Великолепного.
        Но как управлять громадной Империей, не имея возможности рассылать приказы и получая отчёты об их исполнении? Видимо поэтому среди членов Совета в какой-то момент зародилась мысль о том, что управление столь обширными и многочисленными звериными сообществами невозможно без развития письменности. Причём в отличие от лягушек, у мышей изначально не было проблем с тем, на чём можно выцарапывать свои приказы и распоряжения. Подчинённые Империи бобровые семейства могли с лёгкостью доставлять из леса любое количество бересты, срезаемой ими с молодых берёз.
        Следовательно, властям вскоре потребовался тот, кто смог бы составить первичную грамоту и затем научить всех прочих жителей Империи, читать и писать. За эту поистине титаническую задачу взялся голокожий крыс Унчак. Прожив несколько лет в человеческой семье, он прекрасно освоил язык великанов и основные принципы изучения грамоты. Так уж случилось, что изобретатель мышиной письменности проживал в клетке, стоящей на столе маленького великана, который недавно начал учиться в школе. Наблюдая за упражнениями в письме живущего с ним в одной комнате мальчика, голокожий крыс понял, что человеческая письменность состоит из букв, каждая из которых обозначает определённый звук. Сочетания букв образуют слова, которые имеют вполне определённое смысловое значение. Слова можно воспроизвести или голосом, или значками на бересте и тогда все окружающие поймут произнесённое и написанное вполне однозначно, особенно если пройдут начальное обучение.
        Случилось так, что однажды Унчака вывезли в лес на пикник. Его клетку поставили в тени куста, и чтобы он не скучал, глава семьи насыпал в его кормушку свежего корма. Как раз в этот момент великана отвлекли каким-то вопросом, и он не полностью закрыл задвижку, удерживающую дверцу клетки. Оставшись в полном одиночестве, крыс сумел сбежать, о чём втайне мечтал уже давно. Но так привлекавшая его жизнь на свободе оказалась не так приятна, как он воображал, сидя в тесной клетке.
        В огромном и полном опасностей лесу было мокро, холодно и каждый кусочек пищи доставался с огромным трудом. Совершенно не приспособленный к жизни в дикой природе голокожий крыс так бы и погиб в полной безвестности, если бы на него совершенно случайно не натолкнулся один из мышиных принцев, совершающий инспекционную поездку по стране. Охрана принца уже совсем было собралась растерзать непочтительно уставившегося на их начальника чужака, но принц остановил расправу, заинтересовавшись внешними видом столь необычного мутанта. Ведь в реальной жизни взрослых голокожих крысят не бывает вовсе!
        Он милостиво подозвал к себе перепуганного крыса, угостил его вяленым мясом и они разговорились. А уж когда Унчак упомянул о том, что не только знает язык великанов, но и владеет основами составления слов из букв, принц Еракша моментально сообразил, что он нашёл того, кто сможет разработать единую грамоту для всех мышей!
        Спасённому голокожему крысу вскоре выделили тёплую просторную нору, снабдили берестой и приставили целый штат помощников, обязанных исполнять любые прихоти новоявленного просветителя. Так что, безмерно благодарный принцу Еракше за спасение, Унчак принялся за порученную ему работу со всем своим рвением.
        Изучив фонетику исходных мышиных и крысиных звуков, он решил, что алфавит из 11-и основных букв прекрасно передаст все особенности речи этих лесных обитателей. Затем крыс присвоил каждому звуку его нарисованное изображение. Для создания рисованного письма он использовал лишь прямые линии, которые легко прочерчивались острым когтем на нежной глади берёзовой коры. Первая буква, означавшая звук «ш-ре», изображалась вертикальной палочкой. Следующая - «эк-с», двумя вертикальными палочками. А вот звук «он-ч» рисовался им уже пересечением горизонтальной и вертикальной палочек! То есть по-человечески, это был обычный крестик!
        Получив изначальный письменный алфавит и, заставив своих помощников выучить его на память, Унчак принялся создавать первые написанные слова, которые в звуковом варианте использовались в быту всеми мышами. Его помощница - юная крыса Краша принимала живейшее участие в составлении первой мышиной грамоты. Именно благодаря ей, в мышином учебнике появились такие слова, как «шрек-с», что означало «еда» и «фро-нч»  - нора (дом).
        Словарь Унчака постоянно расширялся, дополнялся и довольно скоро самые способные к обучению мышата и крысята начали посещать организованные Крашей учебные классы. В отличие от лягушачьей системы обучения, в Мышиной Империи всеобщего образования никогда не вводилось. Совет решил, что знать грамоту должны лишь высшие чиновники Арпад и старосты больших поселений. Именно для них умение прочесть и правильно понять присланное из центра указание, было признано важнейшей добродетелью.
        Вскоре была организована Центральная канцелярия, в которой изначально трудилось до полусотни государственных служащих. Они отгрызали от больших кусков бересты кусочки нужного размера и наносили на них те тексты, которые предназначались для того или иного поселения. Поскольку берестяных грамот выпускалось огромное количество, и все они были одноразовыми, то очень скоро их смогли подбирать все, кто по каким-либо причинам оказывался на землях Мышиной Империи.
        Вначале нанесённые на кусочках бересты письмена вызывали у всех, к кому они попадали, лишь недоумение. Какие-то царапины, непонятно кем и для чего нанесённые, вызывали вопросы, но не более того. Только когда первые «берестянки» попали в лапы профессора Умтусина, ситуация начала понемногу проясняться. Потратив много дней на удивительную загадку, он постепенно догадался, что перед ним вовсе не бессмысленные каракули, а самая настоящая письменность! Выяснив, откуда были привезены первые берестяные письмена, он обоснованно предположил, что ряды упорядоченных царапин сделали именно в обширном и загадочном государстве мышей!
        Вскоре профессор выяснил, что письмена состоят лишь из 11 знаков. Восстановив по памяти наиболее употребляемые в мышином сообществе слова и выражения, Умтусин принялся настойчиво искать соответствия между выцарапанными значками и их звуковыми аналогами. В некоторой степени ему помог заболевший почтовый курьер, найденный сборщиками железа в окрестностях Кротового города. Вылеченный придворными медиками курьер Кусини некоторое время с удовольствием общался с нашим профессором во время пребывания в норе для выздоравливающих пациентов.
        Именно он, обычный служивый хомяк, смог восстановить по памяти содержание трёх берестяных грамот, найденных в его сумочке. Мало того, неоднократно присутствуя при написании мышиных посланий, Кусини смог довольно точно воспроизвести и то, как звучат буквы мышиного алфавита. Вскоре длительная работа Умтусина была завершена составлением первого в Лягушачьем королевстве «Словаре мышиных слов и выражений». Столь выдающееся достижение научной мысли было отмечено даже нашим монархом! Нынешний король Квакунец устроил специальное вселягушачье чествование выдающегося учёного, вручив ему большую латунную медаль за научные заслуги!
        Шло время, но наш учёный при каждом удобном случае старался добавить в свой словарь что-то новое. Именно с этой целью он регулярно опрашивал прибывших из дальних походов путешественников и посещал ежегодные ярмарки пришлых торговцев. Собрав в своей коллекции несколько десятков берестяных свитков, он по праву стал общепризнанным корифеем в мышином языкознании. Ко всем своим прочим заслугам и достижениям профессор организовал специальный класс, в котором обучал мышиному языку особо одарённых лягушат.
        Самой любимой его ученицей стала лягуша по прозвищу Бусинка. Ко времени поступления в новый класс, она уже освоила семь внешних языков и показывала лучшие результаты в работе с новой грамотой. Особенно преуспела она в правописании, за какой-то месяц освоив написание всех мышиных букв! Вскоре она сама могла написать любое послание, поскольку выучила словарь Умтусина наизусть! Впрочем, про роль Бусинки в этой запутанной истории я, может быть, расскажу тебе позже, а теперь вернусь к содержанию той берестяной грамоты, которая так поразила нашего учёного.

        Так вот, основной смысл переведённой профессором рукописи заключался в том, что в ней давалось почти точное описание старинной серебряной короны лягушачьего короля, которая некогда пропала вблизи Громового камня. После описания легендарного головного убора, якобы доставленного мышам неким жабёнком, говорилось о том, что её перевезли во дворец одного из Имперских принцев.
        Общий смысл послания, выцарапанного на старой, сильно потрепанной бересте, как показалось Умтусину, он понял хорошо. Однако имелись и некоторые непонятные для него моменты. Часть букв расшифрованной грамоты была сильно повреждена, а смысл некоторых слов сильно затуманен. Говоря по совести, наш учёный смог сделать перевод лишь приблизительно, и именно поэтому поспешил выступить с докладом перед своими учёными коллегами, чтобы совместными усилиями прояснить некоторые спорные моменты берестяного документа.
        Эх, лучше бы он этого не делал, поскольку его выступление на учёном совете привело к большому скандалу! То, что для самого профессора представляло лишь академический интерес, в лягушачьем сообществе практически немедленно вызвало ожесточённые споры. Глава сообщества Громокваков прозрачно намекнул на то, что укравший корону офицер, наверняка, был из сообщества Прыгулетти. А на вечеринке в закусочной «Приют храбреца» ветеран гвардии из землячества Прыгулетти прямо обвинил в пропаже короны выходцев из Громокваков. Мол, все они прирождённые торгаши, ни во что не ставящие армейскую честь и доблесть!
        Подобные заявления не остались незамеченными. По всему королевству мигом прокатилась целая серия массовых стычек. Мало того, стало известно о нескольких дуэлях на шпагах, в которых пострадали три лягуша. Пришлось вмешаться даже королю, чтобы хоть как-то прекратить бесчинства отдельных горячих голов. На всех перекрёстках и местах массового скопления населения мигом выставили посты гражданского ополчения с приказом немедленно подвергать аресту всех особо рьяных дебоширов и драчунов. Особым распоряжением была создана комиссия из высших государственных чиновников, которые вызвали Умтусина во дворец, где подвергли длительному допросу.
        По окончании проведённого расследования был выпущен специальный устный манифест, который проквакали в каждом общественном месте. В воззвании к гражданам королевства особо подчёркивалось, что купленная у неизвестного лица рукопись была очень старой, смысл написанного в ней послания весьма неразборчив, а в значительной части и вовсе утрачен. Так что всем предлагалось забыть обиды и всецело положиться на выводы специальной Следственной комиссии, которую обещали учредить в самое ближайшее время. Именно эта комиссия, имеющая самые широкие полномочия, и должна была или отыскать саму корону, или доподлинно установить все обстоятельства её утраты.
        Потасовок между сообществами стало гораздо меньше, но ситуация в королевстве оставалась напряжённой. Уже никто не прыгал по улицам города так же беспечно, как прежде. Прыгулетти и Громокваки взяли за правило прогуливаться только большими ватагами, непременно задирая случайно встретившихся им идеологических противников. По вечерам же лягуши вообще перестали выходить на прогулки. Разом прекратились все спортивные состязания и танцевальные вечера, на которых раньше было не протолкнуться. Общественная жизнь, буквально кипевшая на берегах Лягушачьей реки, почти замерла.
        Именно поэтому чрезвычайно обеспокоенный король был вынужден всемерно ускорить создание Следственной комиссии. Он начал предлагать своим приближённым и высшим чиновникам взять на себя руководство такой комиссией, но неожиданно столкнулся с тихим саботажем придворных. Одни говорили, что больны, другие ссылались на низкую компетенцию, а третьи прямо говорили, что не могут взяться за порученное дело из-за противодействия ближайших родственников.
        Вскоре неприятно обескураженный государь решил радикально сменить тактику. Теперь он стал вызывать к себе на беседу не старших офицеров или знатных сановников, а хорошо подготовленных лягушей из сержантского состава гвардии. Расчёт он строил на том, что молодёжь не столь обременена репутационными соображениями и родственными связями. К тому же, именно сержантский контингент гвардии довольно многочислен и там легче отыскать амбициозных лягушей, готовых рискнуть головой ради получения очередного звания.
        В общем, должен сказать тебе Ди, что я согласился сразу, как только получил от короля приглашение встать во главе Следственной комиссии! Я уже подобрал себе отличную команду помощников. Капралы Квак и Дек на последних состязаниях по гвардейскому многоборью показали превосходные результаты! Кроме того, я попросил приписать к моей группе кое-кого из гражданских. Полагаю, что именно лягуша Бусинка, прекрасно дополнит нашу компанию. Она ведь не только прекрасно знает внешние языки, включая змеиный, но и умеет писать мышиной азбукой!
        - Что же ты сможешь сделать с таким маленьким отрядом?  - незамедлительно поинтересовался Дима. Неужели не побоишься отправиться в Мышиную Империю всего с тремя помощниками?
        - А другого пути не остаётся!  - развёл лапами Ляг. Нам непременно нужно туда добраться, и выяснить, появлялась ли там на самом деле наша старинная корона или нет? И если да, то попробовать узнать, у кого она хранится теперь. Истина должна быть обязательно выявлена и обнародована! Только так мы сможем восстановить мир и согласие в нашем королевстве. Государь Квакунец столь заинтересован в успехе нашей экспедиции, что выделил нам немалые запасы из своего хранилища. Заодно он предлагает три повозки с его лучшими тягловыми ежами, поскольку планируется, что мы двинемся туда под видом самых обычных торговцев…
        - Постой, постой,  - удивился мальчик,  - но ведь на вашем пути будет широченная река! Я точно знаю, ведь мы с мамой очень часто ходим туда купаться! Даже взрослому человеку трудно её переплыть, не то что маленьким лягушатам, да ещё с большим грузом…
        - Но в те края есть только один путь!  - пожал плечами лягушонок. Да он очень длинный и долгий, поскольку придётся ехать на ежах до единственной переправы, которая расположена совсем в другой стороне от Мышиной Империи! Вот поэтому наши торговцы туда и не ездят! Ведь пока доедешь - все запасы проешь! Ну да ничего,  - залихватски шлёпнул себя пилоткой по коленке лягушонок,  - придумаю что-нибудь!
        - Может быть, вместо долгого перехода вы хотя бы часть пути проплывёте с нами?  - поинтересовался Дима. Мы всё равно скоро собираемся в Большое путешествие по реке. Можем подвезти тебя до нужного места. Или, в самом крайнем случае, просто переправить на другой берег реки. Ты ведь знаешь, куда потом нужно двигаться? Ляг озабоченно сморщил мордочку.
        - Вообще-то местоположение главного города Мышиной Империи, который называется Кетра мне толком неизвестно. Но я надеюсь, что сами обитатели Империи непременно приведут нас туда!
        - Как это?
        - Очень просто! Нам доподлинно известно, что Арпады в этой стране окружены пограничными городками. В каждом из них есть хотя бы один таможенник, который проверяет въездные пропуска у всех торговцев и путешественников! Заодно он может подсказать по какой дороге удобнее добраться до того или иного населённого пункта.
        - Здорово,  - восхитился Дима, но тут же озабоченно наморщил брови,  - а такой пропуск у вас есть?
        - О-о, не волнуйся, Бусинка его запросто нарисует,  - беспечно отмахнулся от его вопроса Ляг,  - она у нас большая мастерица по мышиному правописанию! Нам важнее всего как можно быстрее добраться до границы Мышиной Империи, а уж дальше будем действовать по обстоятельствам. Так что, если ты и в самом деле перевезёшь нас через Большую реку, это здорово облегчит нашу задачу! Заодно нам не нужно будет брать с собой ежей и повозки с припасами…
        - Сам я, конечно, не смогу этого сделать,  - сконфузился мальчик,  - но буду просить папу или дедушку, чтобы они причалили там, где ты попросишь. Только нужно придумать, где вся ваша команда будет прятаться во время путешествия? Оно ведь будет долгим! Будем плавать по реке целых три дня с ночёвками на берегу! Ну да ничего, я что-нибудь для вас сделаю!
        Пообещав Лягу организовать место для проживания на борту почти готового «Пегаса», Дима заодно предупредил зелёненького гвардейца о том, что повесит на заднем заборе большой пластиковый пакет, как знак о том, его семья уже собирается в плаванье. На том они и расстались.

* * *

        Глава третья: Начало похода и первая разведка

        С той самой ночи, когда наш мальчик вновь встретился со своим зелёненьким приятелем, прошло целых пять дней. Всё это время Дима проводил с папой или дедушкой на площадке, где строился их необычный корабль. Ну, ещё бы, ведь именно за эти дни их «корабль» приобрёл свой вполне законченный вид. Если очень кратко описать получившееся водоплавающее транспортное средство, то оно очень походило на большой спичечный коробок, установленный на два ряда блестящих бочек. Но если рассмотреть самодельное судно повнимательнее, то оно было вовсе не таким уж примитивным. Поскольку некоторые из вас наверняка захотят когда-нибудь сделать нечто подобное, я расскажу о корабле, получившем гордое имя - «Пегас», чуть поподробнее.
        Итак, плавучий дом для семейных путешествий по реке состоял из трёх основных частей: трюма, верхней палубы и жилой надстройки. Трюм был изначально разделён на четыре отсека. В отсеке на носу судна (моряки обычно говорят «на баке») был установлен маломощный двигатель от автомобиля «Запорожец» и два автомобильных аккумулятора. Один аккумулятор запускал двигатель при включении соответствующего рубильника, а второй, при необходимости, подавал электрический свет в жилые помещения плавучего дома. Второй отсек трюма отделялся от первого дверцей и в нём стоял бак для бензина, а на стенках висели два огнетушителя.

        В третьем отсеке лежали всевозможные вещи, которые могли пригодиться самому Диме и его родным в столь длительном путешествии. Раскладные стулья, походный столик, три удочки и спиннинг, всевозможные инструменты, вёдра, тент от дождя, большая палатка, надувные матрасы и прочие мелочи, которые обычно берут с собой в поход опытные путешественники.
        В самом последнем отсеке («на корме») было устроено что-то вроде большого шкафа с многочисленными полками. Этот отсек предназначался для хранения всевозможных припасов в дорогу. Вода в пластиковых бутылках, восковые свечи, консервные банки, пакеты с крупой и макаронами должны были складироваться именно здесь.
        Совсем иначе была устроена верхняя палуба. Начать с того, что она была значительно шире и длиннее, нежели помещение трюма. Если начинать описывать палубу с «бака», то вся передняя часть её была отдана под площадку, на которой можно было сидеть, лежать или даже удить рыбу. Центральная часть палубы была занята жилыми помещениями, или как говорят моряки - каютами. Их было всего три. Две совсем маленькие каютки с обшитыми ковролином полатями для сна в плохую погоду и, так называемая, кают-компания.
        О кают  - компании мне следует рассказать немного подробнее, поскольку именно в ней чаще всего пребывал экипаж нашего плавучего дома. В её передней части имелась дверь, через которую можно было выйти на прогулочную палубу. Справа от двери вдоль всей стены располагался самодельный дощатый стол с походной газовой плитой на две конфорки, а несколько выше стола (почти под потолком) висели старые книжные полки, приспособленные для хранения столовой посуды и прочих кухонных мелочей. А слева от двери был укреплён штурвал, сделанный дедушкой из колеса старинной прялки. Позади штурвала возвышался обеденный столик с Г-образным диванчиком около него.
        Если сказать в общем, то самая большая каюта дома была и в самом деле достаточно просторна, чтобы в ней без толчеи помещались трое взрослых и маленький мальчик. Вот только попасть из неё в спальные отсеки было нельзя. Вход в них был устроен из нешироких боковых палубных пристроек, которые опоясывали жилую надстройку справа и слева. Спальные отсеки были оформлены очень скромно, если не сказать бедно. В стандартной каюте имелись лишь дощатые нары, крючки для развешивания одежды, да узкая полочка, над которой была привинчена аккумуляторная лампочка.
        Таким образом, плавучий дом, несмотря на его значительные размеры, был устроен достаточно просто и экономно. Бытовые удобства в нём были минимальны, однако самое необходимое он своим пассажирам гарантировал. Главное - «Пегас» мог двигаться по воде. Пусть и не быстро, со скоростью не более 5 -6 км. в час, но всё же. В нём можно было спать, готовить пищу, и даже играть в «Свинтуса» по вечерам, поскольку большой аккумулятор обеспечивал достаточное освещение в каютах и на палубе. Да, совсем забыл сказать, носовая часть палубы была сделана в виде заострённого треугольника, как у самого настоящего корабля.
        И вот, наконец-то наступил долгожданный день Большого путешествия! Пока взрослые завершали последние приготовления к отплытию, Дима уселся на тёплые доски на самом конце этого треугольного выступа и свесил босые ноги вниз. Он уже убедился в том, что его лягушата обжили предназначенную для них пластмассовую каютку, и с вполне понятным нетерпением ожидал начала увлекательного похода.
        - Отдать концы!  - наконец-то громко скомандовал папа, одновременно включая стартёр двигателя.
        «Пегас» вздрогнул и, повинуясь повороту штурвала, начал медленно разворачиваться влево. Назад поплыли мостки для полоскания белья, деревенский пляж с большой кучей песка посредине, стоящие вдоль реки, полуприкрытые пышной зеленью дома… Дима во все глаза смотрел на плавно движущийся назад берег и не мог насмотреться. С середины реки всё виделось совсем не так, как с земли. Он с трудом узнавал даже те места, где они часто гуляли с дедушкой, куда ходили рыбачить и собирать малину.
        - Ой, мама,  - не смог сдержать эмоций мальчик, увидев соседнюю деревню,  - смотри, вон и Брехово показалось! Может быть, пристанем на минуточку, погуляем. Вот уж местные мальчишки будут мне завидовать!
        - Димуль,  - удивилась мама,  - ну ты прямо, как юная телезвезда! Не успел провести на воде и часа, а уже воображаешь из себя невесть что! Сходи лучше к папе, он поучит тебя управлять нашим новым домом.
        Дима, мигом вспомнивший о лягушатах, тут же вскочил и помчался в кают-компанию. Ведь ему нужно было устроить так, чтобы стоянка была организована именно на правом берегу Хотчи! Ведь где-то там находилось легендарная Мышиная Империя, о которой рассказывал ему Ляг! Естественно, он тут же принялся интересоваться планами взрослых на вечер. При этом всячески намекал на то, что ему было бы крайне интересно узнать заранее, где будет проходить их первая ночёвка.
        - У нас впереди есть довольно интересное место,  - ответил ему папа, взглянув на карту. Там в нашу Хотчу впадает речка Жуковка, а недалеко от этого места находится устье ещё одного ручья…
        - Пап,  - мигом отреагировал Дима,  - что такое «устье» и почему оно куда-то впадает?
        - Слово «впадает» употребляют тогда,  - совершенно не удивился вопросу папа,  - когда хотят обозначить такое место, где маленькая речка соединяется с большой рекой. А то место, где речка заканчивается, как раз и называется - «устье»! Обычно там земля не заселена и можно легко найти тихое местечко, чтобы установить палатку для ночёвки.
        - А мы точно все будем ночевать на берегу?  - на всякий случай решил уточнить Дима.
        - Я, пожалуй, останусь на борту корабля,  - отозвался дедушка,  - пристроившийся за обеденным столиком с навигатором в руках. А то вдруг начну храпеть - весь сон вам перебью. К тому же не следует оставлять наше плавсредство без присмотра на неизвестной местности!
        - Плавсредство,  - тут же захихикал малыш,  - какое смешное слово!
        - Это такое сокращение,  - уточнил дедушка. Если его мысленно разделить на две части, то получится «плавучее средство». Плавучее это ясно, ведь оно плавает…
        - Зато слово «средство» совсем не подходит!  - перебил его внучок. Мама обычно говорит моющее средство, или чистящее. Мы что разве на моющем средстве путешествуем?
        - В данном случае термин «средство» употребляется потому, что на самом деле трудно как-то определённо назвать то сооружение, на котором мы с тобой путешествуем. Это ведь и не плот, не лодка и разумеется не корабль в классическом понимании этого слова. Так что мы с тобой сейчас пребываем именно на плавучем средстве!
        - Плавучий дом звучит всё же лучше,  - высказал своё мнение внук,  - а слово «средство» только смешит.
        Время летело быстро. Пока пассажиры «Пегаса» загорали на палубе, пока пили чай под музыку радиоприёмника, пришло время готовиться к высадке на берег. Правда для того, чтобы выбрать наиболее удобное для стоянки место им пришлось ещё более снизить ход и некоторое время тихо красться мимо заросших берегов и редких песчаных отмелей.
        Но вскоре неумолчно стрекотавший несколько часов мотор затих, и плавучий дом по инерции заскользил вдоль прибрежных кустов. Когда же его движение совсем прекратилось, папа вместе с дедушкой перекинули за борт длинную доску с прибитыми поперёк неё обрезками более тонких досок. Эта большая доска по-морскому называлась «трап» и Дима не без определенного волнения спустился по нему на незнакомый берег. Но выбранное для стоянки место сразу ему понравилось. Маленькая уютная бухта, где пристал их «Пегас», была обрамлена нешироким песчаным пляжем. А сам пляж окружён невысокими кустами с мягкими длинными листиками.
        Дедушка, оказавшись на берегу, с важным видом облизал указательный палец и зачем-то поднял его высоко над головой.
        - Ты что это делаешь?  - тут же поинтересовался мальчик.
        - Определяю, откуда дует ветер!
        - А зачем это тебе?
        Затем, что туалет на стоянке нужно обустраивать так, чтобы неприятные запахи не прилетали туда, куда мы вскоре поставим нашу палатку!
        - Но как же ты определяешь, откуда ветер дует? Я вот никакого ветра вообще не ощущаю…
        - Просто ты ещё не очень высокий и тебя кусты от ветра закрывают. А определяю я направление перемещения воздуха очень просто. Смотри! Просто облизываю палец и поднимаю вверх. Что потом с ним происходит?  - Не знаю!
        - Воздух сдувает влагу с той стороны, откуда он дует с наибольшей скоростью. Если, допустим, мой палец стал холодным со стороны ногтя, значит и ветер дует оттуда! Ну как, понял морскую науку?
        - Понял!  - обрадовался Дима. Я тоже хочу попробовать!
        - Давай тогда выйдем к воде, чтобы кустики нам не помешали… пальцы облизывать!
        Пока внук с дедом изучали сложное искусство определения направления ветра, папа и мама начали обустройство лагеря. Солнце уже клонилось за верхушки деревьев, а устроиться на ночлег им хотелось до сумерек. Они извлекли из трюма несколько походных мешков, а так же пакеты с заранее приготовленными продуктами. Вскоре затрещал хворост в костерке, разведённом в старом железном тазу, и жёлтые языки пламени начали лизать закопченный бок походного котелка.
        В то время как проголодавшийся Дима помогал маме поджаривать сосиски на длинной палочке, мужчины занялись обустройством спальных мест. Папа с дедушкой ловко установили семейную палатку вблизи красивой сосны и после ужина начали приготовления ко сну. Мама принесла два резиновых матраца и разместила их так, что они образовали в центре палатки особое ложе для Димы. Скоро его уложили на свернутый вдвое ватный матрасик, помещённый между своеобразными резиновыми бордюрами. Своего спального мешка у мальчика не было, так что его укрыли широким махровым полотенцем, купленным специально для этого путешествия.

        Пригревшись, наш юный путешественник моментально уснул, поскольку ужасно устал за столь длинный и насыщенный событиями день. Естественно, что он никак не мог видеть того, как из устроенного в кормовой части дома подвесного укрытия осторожно вылезло несколько лягушек, экипированных и вооружённых по-походному…
        Была тихая и светлая лунная ночь. Отряд Ляга, дожидавшийся того момента, когда великаны уснут, построился в походную колонну и двинулся вдоль берега в поисках тайной звериной тропы. Обычным людям такая дорожка не бросается в глаза, но опытные следопыты Лягушачьего королевства рассчитывали быстро её отыскать. Ведь приметы торной тропы были им прекрасно известны. Людям, например, удобно передвигаться только в тех местах, где не приходится постоянно уклоняться от торчащих веток. Поэтому они прокладывают свои дороги там, где нет растительности. Мелкие лесные звери устраивают свои тропинки и торговые тракты точно по такому же признаку. Правда, растения им не практически мешают из-за того, что большинство зверей невелики в своих размерах. Вот именно поэтому мы, гуляя по лесу или парку, никогда не попадаем на оживлённые звериные дорожки.
        Вскоре, бесшумно прыгающие по опушке леса, лягушата услышали громкое сопение и через несколько мгновений заметили двух взъерошенных бобров, которые приглушённо переругиваясь, выволакивали из воды, доставленные с другого берега реки кожаные мешки. Навьючив переправленный груз на свои мощные спины, лихие контрабандисты двинулись дальше посуху, громко шлёпая своими большими лапами. Лягушатам стало понятно, что звериная тропа совсем близко. Лягу и его друзьям оставалось лишь двигаться по следам водных капель, которые щедро лились на прибрежный песок с бобровых шкур.

        Чем дальше отряд уходил в сторону глухих лесных зарослей, тем активнее становилось движение по торговой дороге. Вот несколько шустрых ящериц прокатили куриное яйцо, наверняка украденное ими с какого-то деревенского птичника. А целая семейка ежей с двумя пустыми повозками наоборот продвигалась к реке за очередным товаром. Пробежала стайка мышей с тощими котомками, прополз обременённой аж тремя рюкзаками старый уж…, абсолютно все приметы указывали нашим разведчикам на то, что и Имперский пограничный пункт находится совсем недалеко.
        Вскоре перед ними и в самом деле засверкали зеленоватые светлячки, вывешенные на широко распахнутых воротах мышиной таможни. Миновав застывших у входа полусонных часовых, лягушата оказались в обнесённом ивовой оградой дворике. Кого там только не было! Слева от центральной дорожки стояла большая палатка хомяков - пилигримов, варящих на небольшом костерке свою походную похлёбку. Справа топталась весьма подозрительная компания, старательно скрывающих свои морды, бобров. Ближе всего к воротам самого пограничного пункта стояла хотя и маленькая, но роскошная карета муравьиного дипломатического посланца. Её со всех сторон окружали боевые муравьи, предостерегающе щёлкавшие челюстями, если кто-то приближался к ним слишком близко. По всему двору таможни, справа налево и обратно, озабоченно сновали служивые мыши в серых и коричневых сюртучках, разнося по адресатам частные депеши и официальные циркуляры. К нашим путешественникам так же приблизился один из служащих пограничной конторы.
        - Пропуск на проход имеется?  - сиплым голосом осведомился он, обращаясь к стоящему впереди прочих Лягу. Если пропуска нет, то за проход через таможню придётся уплатить двенадцать солёных мух!
        - Пропуск у меня!  - мигом выскочила из-за спины командира отряда Бусинка. Вот он,  - протянула она конторскому служаке кусочек исписанной бересты,  - выписан по всем правилам!
        - Так уж и по всем?  - недоверчиво осмотрел тот разрешительные записи. Однако странно,  - заметил мыш через несколько мгновений,  - что в слове «ист-ча» у вас имеются сразу две ошибки! Вот здесь не поставлен знак ударения, а нижняя царапина в букве «ча» значительно короче, чем положено по инструкции! Впрочем,  - мигом смягчился он, увидев, что лапа Квака словно невзначай легла на рукоять его длинной шпаги,  - эти нарушения можно считать незначительными! Но за право ношения оружия,  - тут же добавил он, возвращая пропуск Бусинке,  - вам всё равно придётся уплатить специальную пошлину! По пять солёных мух,  - указующе кивнул он в сторону приоткрытой двери таможни,  - с каждого!
        Покончив с формальностями, лягушачий отряд наконец-то смог покинуть насквозь пробюрокраченную, пропитанную стойким духом нечестной наживы, таможню и вступил на Большой торговый тракт. План Ляга узнать хоть что-то о судьбе старинной короны в стенах пограничного городка, к сожалению, не сработал, и он решил, что в поисках нужной информации им следует добраться до ближайшего постоялого двора.
        Постоялый двор, если кто не знает, это как правило небольшая гостиница на оживлённой дороге. Как правило, около неё построены большие амбары для припасов, помещения для вьючных животных и непременный трактир. В подобных заведениях всегда толпятся торговцы, многочисленные пилигримы и вольные путешественники, которые вовсе не прочь побольтать со случайными попутчиками, особенно если те угостят их жбанчиком эля. Именно на подобные застольные разговоры Ляг и делал основную ставку.
        Допрыгав по совершенно ужасной дороге до стоящей на Торговом тракте деревни, лягушата уверенно постучались в двери большого строения, из трубы которого до их носов доносились необычные запахи приправ традиционной мышиной кухни. Миниатюрная прислужница в расшитом цветастом переднике бойко распахнула перед ними одну из створок ворот и низко поклонилась, как бы предлагая лягушатам зайти вовнутрь.
        Вполне понятная настороженность наших разведчиков, оказавшихся в совершенно незнакомом месте, заставила их всё же с некоторой опаской переступить порог довольно неопрятно выглядящего сооружения. Но вскоре им стало ясно, что каких-либо оснований для тревоги нет. Всё вокруг выглядело так скучно и патриархально, словно в столь убогое заведение нечасто забредали не только местные полицейские, но даже и невзыскательные путешественники.
        Картина во дворе постоялого двора им открылась совершенно заурядная. В длинных стойлах, устроенных в отдалении от основного здания трактира, уныло переминались с ноги на ногу лишь несколько ежей и покрытых грязью ездовых черепах. Около огораживающего стойла частокола стояла небольшая группа насупленных енотов, явно кого-то ожидающих и занятых только своими разговорами. А за громоздящейся в другом углу двора кучкой прелого сена, азартно резались в кости два хомяка, совершенно не обращавших внимания на новоприбывших постояльцев.

        Переглянувшись, наши лягушата уже с большей уверенностью двинулись по кривоватой, неумело выложенной речными камешками дорожке к мрачному, словно бы вросшему в землю зданию харчевни.
        - Э-гей, друзья,  - призывно помахал им лапой грузный крыс в засаленном колпаке, едва они переступили порог непрезентабельного заведения,  - присаживайтесь-ка сюда, поближе к стойке!
        Облокотившись на длинный дощатый прилавок, отделяющий общий зал от затуманенной дымом кухни, седоватый трактирщик, облачённый в длинный кожаный передник и серый колпак, смотрел на новоприбывших с нескрываемым удовольствием. Со своего, несколько приподнятого над полом, помоста он держал под наблюдением как довольно плохо освещённый общий зал, так и кухню, где трудились несколько его помощниц.
        - Чего желают уважаемые путники?  - спросил он, когда лягушата уселись за ближайший к нему столик. Комнату для отдыха, стойла для животных, а может быть, вам нужно утолить голод?
        - Обед, это именно то, что нам нужно,  - ответил за всех Ляг. Подскажите, будьте любезны, чем у вас сегодня кормят?
        - О-о, сегодня у нас подаётся пища для настоящих гурманов!  - звонко щёлкнул трактирщик пальцами, призывая этим звуком одну из поварих. Очень рекомендую попробовать тушеные водоросли. Так же хороши распаренные корни водяного лютика. А на горячее советую заказать щучью икру, запеченную в осиновой коре!
        - Что ж, отлично,  - одобрительно кивнул предводитель лягушачьего отряда, шустро подбежавший к ним мышке в кокетливой наколке,  - вот и принесите всё названное! Может быть,  - повернулся он к трактирщику, и вы присоединитесь к нашей трапезе? Заодно и подскажете, какой в вашем заведении самый вкусный эль? А, уважаемый…?
        - Здесь все зовут меня просто Ури-я,  - не стал отказываться от приглашения старый крыс. А самый лучший эль у меня, конечно же Алеманский…, правда он несколько дороже местных сортов. Вы сколько возьмете? Жбанчик? Или налить сразу два?
        - Поставьте всем по жбану, ну и себя конечно не забудьте! Нам будет приятно посидеть в столь уютном месте и поболтать со знатоком этих мест и здешних обычаев.
        - О-ша-ша!  - удивлённо округлил глаза трактирщик,  - да вы так говорите, будто столичный дипломат! Я прямо-таки польщён! Мне тоже будет приятно побеседовать со столь щедрыми гостями. И, кстати, разочарованы в угощениях вы точно не будете! Эль и закуска у меня отменные!
        Пока набежавшие с кухни мышки ловко расставляли перед лягушатами тарелки с яствами и глиняные жбаны с ароматным напитком, трактирщик тщательно расчесал свои роскошные усы и переместился из-за стойки поближе к лягушачьей компании.

* * *

        Глава четвёртая: Рассказ трактирщика Ури-и

        - Что ж, господа,  - пододвинул трактирщик баклажки с пенящимся напитком к утомлённым долгой дорогой лягушатам,  - уж в чём, в чём, а в классном собеседнике вы точно не ошиблись. Да и то сказать, уже без малого шесть зим я стою за этим прилавком, и чего только не наслушался от посетителей моего заведения! Буду рад ответить и на ваши вопросы. Вы, как я понимаю, никогда ещё не посещали нашу Империю?
        - Вы совершенно правы,  - утвердительно подквакнул ему Ляг,  - нашей торговой компании как-то не доводилось бывать в ваших краях.
        - А сами-то вы откуда будете?  - с некоторой подозрительностью в голосе поинтересовался хозяин трактира.
        - Мы прибыли из Запескового улуса,  - на всякий случай дал ему ложную информацию Ляг, совершенно не желавший указывать кому бы то ни было на своё истинное место проживания.
        - О-о, неужели же из Запескового,  - недоверчиво произнёс их собеседник,  - но я вижу, что вы одеты, словно какие-нибудь гвардейцы Лягушачьего королевства!

        - Нельзя судить о месте проживания по одежде!  - первым сообразил, как выкрутиться лягушонок Дек. На нас и в самом деле гвардейская униформа, но только мы носим её для рекламы!
        - Как это?  - непритворно удивился Ури-я.
        - Да очень просто!  - уверенным кваком продолжил излагать свою легенду Дек. На прошлой луне мы и в самом деле были проездом в Лягушачьем королевстве. Продали там партию Ридорских тканей и Уфейских приправ. По случаю забрели обмыть успешную сделку в небольшую таверну «Приют Храбреца». А там местных военных - полным-полно, тоже что-то отмечают. Разговорились. Те и похвастались перед нами своей новой формой. Мол, теперь все они одеты и красиво и практично, не то, что жалкие оборванцы иных иноземных армий. Так что мы перед отъездом специально купили в местном арсенале несколько комплектов их действительно неплохой армейской одежды. Думали её поносить, оценить удобство и практичность. Решили даже побывать в ней в разных государствах, особенно в тех, где имеются большие армии. Может быть, кому-то из местных военачальников эта форма понравится и нам удастся заключить контракт на поставку подобной одежды…
        - А заодно,  - поддержал подчинённого Ляг,  - мы приобрели и некоторые образцы их новейшего позолоченного вооружения! Вы здесь, наверное, никогда и не видели ничего подобного!  - взмахнул он своей сверкающей шпагой над головой поспешно присевшего крыса.
        - А вот и видели и даже не раз!  - довольно смело ответил трактирщик, после того, как лягушачий командир убрал свой клинок в ножны. Оттуда же, то есть из Лягушачьего царства подобное оружие сюда и прибывало! Да, было дело! Контрабандой, разумеется, поскольку у нас с этим строго! Он умолк, и после небольшой паузы добавил сдавленным шёпотом:  - То было как раз перед восстанием принца Пшена!
        - Восстания,  - удивился Квак,  - а это что ещё такое?
        - Вижу, вы и впрямь из Запесковой пустоши приехали,  - презрительно фыркнул трактирщик,  - раз ни о чём подобном не слышали. Здесь вся Империя буквально на уши встала, а вы даже слова такого не знаете! Ну, что ж, слушайте…, провинциалы необразованные!
        Крыс одним большим глотком осушил половину своей объёмистой баклвжки, по-свойски уселся на прилавок и начал свой длинный рассказ.
        - Слава всем Богам, что наша Арпада расположена на самом краю Империи, иначе нас тоже бы захлестнули те печальные события. А так я даже неплохо заработал на беженцах, которых в одночасье здесь появилось видимо-невидимо! Впрочем, поведаю обо всём по порядку. Ведь покойный папочка, светлая ему память, постоянно мне говорил:
        - Ты, Ури, сначала плату возьми, а уж потом бочонок откупоривай! Так что я, если не возражаете, буду излагать историю этого мятежного принца от самых первых событий. Надеюсь, вы никуда не торопитесь? На столь прямой вопрос трактирщика, Ляг лишь ободряюще кивнул в ответ.
        - Так вот, поскольку до вашей глуши всемирные новости доходят отнюдь не быстро,  - выпрямился на своём сиденье Ури-я,  - я должен пояснить, что вся наша безмерная и безграничная Империя издревле управляется Большим Советом, в который входят как главы всех Арпад, так и министры многочисленных государственных управлений. Большой Совет потому и называется Большим, что в его составе присутствуют восемь раз по сто представителей всевозможных территорий! Но управляет этот Совет только подчинёнными ему Арпадами. Например, собирает с меня налоги, присматривает за работой местной таможни, контролирует заготовку сосновых иголок и централизованной закваской свежих побегов папоротника… Однако, если смотреть по существу, то Большой Совет лишь выполняет указания Совета Малого! Но, скажу вам однозначно, заморские лягушата, Малый Совет стоит десятка Больших! Ведь в нём заседают 12 державных принцев, законных наследников Первой Крови!
        - Я что-то не понял,  - подал голос, несколько захмелевший от непривычно крепкого эля Дек,  - какое отношение какой-то Совет имеет к какой-то там крови?
        - Тс-с,  - испуганно огляделся по сторонам трактирщик,  - об этом лучше вообще не говорить, а если и говорить, то только шепотом! После попытки свержения законной власти Служба Мышиной Нравственности мигом берёт на заметку всех, кто нелицеприятно отзывается об их Высочествах!
        - И что с ними бывает потом?  - поинтересовался Квак.
        - Потом…? Да никакого «потом» у них не бывает! Собственных нарушителей порядка быстренько отправляют на остров Изгнания, а непочтительных иностранцев пинками выпроваживают за ближайший пограничный пост, причём без права возвращения! Так что если не хотите неприятностей, советую в дальнейшем отзываться о державных принцах с максимальным почтением. А теперь я вам расскажу, откуда пошла государственная власть в Мышиной Империи!
        В ответ на столь любезное предложение трактирщика, Ляг лишь молча подлил ему эля из своего жбана.
        - В общем,  - начал тот,  - если начинать с древних времён, то, прежде всего, мне следует поведать вам легенду о выдающемся мышонке - мутанте, которого все поначалу звали просто Мышак. Этот мышонок был одним из множества несчастных мышат отобранных великанами для проведения страшных медицинских опытов. Много дней его содержали в большой закрытой клетке, где узников сытно кормили, но при этом каждый день страшно пытали!
        - Пытали?  - снова не удержался от вопроса Квак.
        - Да, им мазали носы всякой пахучей дрянью, а затем делали в филейное место очень болезненные уколы большой железной иглой!

        - Ужас,  - непроизвольно вырвалось у Ляга,  - какие изверги!
        - Точно,  - обрадовался поддержке Ури-я,  - по-другому и не скажешь!
        - Но, однажды у великанов в длинных белых одеждах случилась неприятность. В их большом узилище внезапно погас свет, а поскольку окон там не было вовсе, мучители мышей стали торопливо запирать все клетки. Но сделать это в темноте оказалось вовсе не так просто, как при свете. И та клетка, в которой находился Мышак оказалась закрытой не столь надёжно. Тогда он, поскольку видел в темноте гораздо лучше самих великанов, сумел своими мощными зубами сдвинуть защёлку замка. Совершая такой неслыханный подвиг, он лишился одного клыка, зато сидящие в заточении мыши обрели долгожданную свободу!
        Утомлённый длинной речью трактирщик жадно глотнул из жбана, после чего воодушевлённо продолжил своё повествование.
        - Освобождённые мышата долго не решались покинуть место своего заточения из страха быть раздавленными бестолково мечущимися великанами. Но наш будущий предводитель приказал всем следовать за ним. Мышки одна за другой спустились по трубам на пол и начали продвигаться вдоль стен. А затем, воспользовавшись тем, что замки на дверях так же перестали работать, смогли выбраться во двор.
        Бегавший по улице пёс любезно показал им, где находится дыра в каменном заборе и беглецы смогли незамеченными добежать до широкого ручья, преградившего им дорогу. Момент был драматический, так что только природная находчивость Мышака помогла им и на этот раз. Он вовремя заметил, что по ручью плывёт резиновый предмет, который великаны называли «калоша» и посоветовал беглецам взобраться на свешивающуюся над водой ветку. Как только «калоша» оказалась прямо под ними, он приказал всем прыгать вниз. Те, кто испугался или промедлил, погибли в бурном потоке. Но те мыши, которые всецело доверились новому вождю - спаслись!
        Беглецов несколько дней носило по бурным водам огромной реки, но, в конце концов, их ковчег-калоша был выброшен на пустынный берег заросшего травой острова. Вот именно оттуда, с острова Возрождения и начала расти наша славная Империя! Остров был и невелик в размерах и совершенно необитаем. Съёдобных семян злаковых растений, занесенных туда небесными птицами, было в изобилии, поэтому небольшая поначалу мышиная колония процветала и быстро разрасталась.
        Когда же численность населения сильно увеличилась, самые отважные поселенцы перебрались на материк по замёрзшей воде. Им было очень тяжело пробивать дорогу в снегу, но впереди всех шёл он - несгибаемый Мышак, к тому времени получивший прозвище «Беззубый». Он вскоре привёл свой народ на никем не заселённую Обетованную землю и повелел копать первые норы. Именно там, на обширном мысе, словно бы врезающимся в большую реку и был впоследствии построен первый мышиный город - Кетра, ставший главной столицей Империи!
        Да, если вы не в курсе, то должен вам сообщить, что обычные лесные мыши живут не более двух зим. Но те, кто чудесным образом спаслись из железной клетки, неожиданно приобрели способность сохранять бодрость и силы целых семь лет! Поняв, какие возможности даёт подобное долголетие, Мышак принялся создавать первое в мышиной истории централизованное государство. Вначале его населяли десятки тысяч мышей, потом сотни тысяч, а теперь уже никто точно и не знает, сколько в Империи проживает наших соотечественников.
        Пользуясь безоговорочным авторитетом у подданных, первый император начал радикально реформировать мышиное сообщество. Занимаемая Империей территория со временем была поделена на первые Арпады, управлять которыми стали губернаторы и министры. Заработали общественные службы. Первой, разумеется, была создана служба продовольственной безопасности. За ней последовали Министерство дорог, Министерство общественных работ и Министерство границ и внешних сношений.
        К концу жизни наш предводитель задумался над тем, кому и как именно передать свою власть в Империи. И чем больше он думал над этим вопросом, тем более приходил в замешательство. Один его сын был сведущ в науке управления, но не вышел ни высоким ростом, ни крепким здоровьем. Второй сын в науках не разбирался совершенно, но изрядно преуспел в воинском деле. В свои неполные два года он сумел создать первый батальон имперских «мышкетёров». Третий сын императора ничего не понимал в воинских манёврах, зато сообразил, как привлечь племя бобров для организации бесперебойного сообщения с островными колониями.
        Как было угадать, кто же из них станет самым умным и уважаемым Императором всея громадной Мышии? Большой вопрос! В общем, время шло, а престарелый Мышак никак не мог прийти к какому-то определённому решению в вопросе передачи престолонаследия. Помогла ему верная спутница жизни - мышка Жульена. Именно она и подсказала самый очевидный выход из, казалось бы, неразрешимого противоречия.
        - Дорогой супруг,  - сказала она ему как-то за завтраком,  - твои тревоги мне понятны и близки. Но я знаю, что отыскать среди наших отпрысков кого-то в точности похожего на тебя, нам не удастся. Я это говорю тебе потому, что как никто другой знаю всех твоих потомков. Давай же поступим мудро. Ты созовёшь Большой Совет и объявишь на нём, что свои полномочия ты передаёшь сразу нескольким своим сыновьям. Ведь многие из них и в самом деле обладают недюжинными способностями. Так пусть же они объединят свои силы и знания, чтобы в дальнейшем обеспечить наилучшее управление нашими обширными владениями. Тебе же следует оставить дела и уйти на покой. Переберёмся на тот остров, куда нас доставила спасительная «калоша» и проведём остаток дней в созерцании вечерних закатов на нашем любимом бугорке…
        Вот именно тогда и был созван Большой Совет, на котором пожилой Император, которого все давно называли Мышак Великолепный, огласил свою волю. Малый Совет, включающий в свой состав двенадцать наследных принцев, был создан и незамедлительно приступил к исполнению своих обязанностей. А Мышак с Жульеной и почётным эскортом из сотни верных слуг отбыли на остров, который местные великаны между собой называют Ивовый.
        Вы, лягушата, наверное сейчас спросите у меня, почему в новый совет были избрано 12 принцев, а не 5 или, допустим, 20? Так я вам отвечу совершенно точно! Число «12» стало священным для каждого мыша по особому повелению нашего предводителя. Ещё будучи в заточении, Мышак узнал из разговоров великанов про их великую тайну! Выяснилось, что в жизненном цикле этих громадин имеется ровно двенадцать каких-то «месяцев»! Каждый такой «месяц» ознаменовывался выдачей некоей награды, именуемой «зарплатой»! Отсюда он сделал вывод о том, что именно это число крайне важно в великаньем роду. Вот именно поэтому и было назначено 12 членов Малого Совета, т. е. на каждый великаний месяц по одному принцу! Правда, гениально придумано!  - пьяно захохотал трактирщик, утирая куском тряпки, щедро льющиеся из глаз слёзы.
        Но вспышка его бурного веселья была краткой. Утомлённый столь длинной и эмоциональной речью, старый крыс вскоре устало поник головой и побудить его продолжить рассказ, лягушата смогли лишь перелив в его опустевший жбанчик всё оставшийся у них эль.

        - К тому времени,  - вернулся трактирщик к повествованию,  - как в нашем обществе начались брожения, Малый Совет бесперебойно работал уже много лет. Империя разрослась до трёхсот сорока двух Арпад и простёрлась от Чёрного озера на Севере, до великой реки на Ближнем Юге, и от Мёртвых болот на Востоке, до Песчаных бугров на Западе. Казалось, всё идёт просто прекрасно. Да, собственно так оно и было. Поля давали обильный урожай, эль лился рекой, и вы, наверное, мне не поверите, но к нам даже потянулись туристы из других стран! В общем даже здесь, на далёких пограничных окраинах, чувствовалось всеобщее довольство и уверенность в лучшем будущем. Но всё наше благополучие слетело с наезженной колеи вскоре после того, как в моём трактире появился тот самый вредный жабёнок, вечно ходивший в надвинутом на глаза капюшоне!
        - Какой ещё жабёнок?  - дружно поинтересовались Квак с Деком.
        - Жабёнок…, как жабёнок,  - пожал плечами Ури-я,  - только уж очень молчаливый. Впрочем, судя по тому, как он здесь оказался, ему совсем не хотелось с нами откровенничать…
        - А как он у вас оказался?  - мигом насторожился Ляг, изначально ожидающий от подозрительных жабят одних неприятностей.
        - Ну, как в наших краях появляются все подозрительные личности?
        - картинно развёл лапы в стороны трактирщик. Очень просто! Используют чересчур услужливых контрабандистов! Есть тут у меня на примете парочка бобров, с давних пор промышляющих незаконными делишками. Это родные братья, которых зовут Ра-Пис-Толе, и Ма-Пис-Толе. Как только они приплывают с другого берега Большой реки, так обязательно жди неприятностей! Вот и когда появился тот жабёнок со своими двумя подручными, эти два братца постоянно крутились возле них. Кстати сказать, позолоченное оружие я впервые увидел именно у них!
        - И что же они с ним делали?  - недоверчиво произнесли Бусинка,  - для бобровых лап наше оружие слишком мало!
        - Да не у бобров оно было,  - замахал лапами Ури-я,  - а у подручных того важного жабёнка! Я лично видел, как они вытаскивали лягушачье оружие из мешков, что доставили с другого берега наши контрабандисты! Они, эти мелкие жабята, потом заворачивали сабли и пики в свежие листья черёмухи и прятали среди дров, отправляемых «на продажу». Хотя я как-то не очень верю в то, что дрова здесь были кому-то интересны… Вообще, кому нужны дрова в лесу?  - задал трактирщик лягушатам риторический вопрос. И сам же на него ответил:  - Да никому!
        - А вы не помните,  - попробовал повернуть беседу в нужном направлении Ляг,  - здесь никто не рассказывал историю о сверкающей лягушачьей короне?
        - О короне?  - удивился трактирщик. Никогда не слышал о каких-то «коронах». А что это такое?
        - Довольно красивый головной убор, который имеют право носить только королевские особы!  - поспешно уточнил командир разведчиков. Обычно их изготавливают самые известные кузнецы из крайне редких драгоценных металлов! В данном случае я имею в виду головной убор похожий на цветок, который был сделан из блестящего серебра.
        Крепко пьяный Ури-я после этих слов только неуверенно помотал головой и затем решительно стукнул кулаком по стойке:  - Не припоминаю такого…! После этого громогласного заявления он устало уронил голову в тарелку с недоеденными побегами камыша и гулко захрапел. Ляг предпринял отчаянную попытку его разбудить, но всё было напрасно, их собеседник спал мертвецким сном.
        - Что ж,  - решительно поднялся со своего места предводитель лягушачьего отряда,  - пора нам возвращаться обратно. И по ходу дела попробуем задать несколько вопросов тем самым бобрам, которые устроились во дворе этого славного заведения. Пошли, ребята!
        Лягушата дружно повскакали со своих табуретов, но перед тем как выйти из душного зала на свежий воздух, Дек щедрой лапой высыпал на столешницу добрый десяток солёных мух, оплатив, таким образом, всё съеденное и выпитое. На дворе у трактира к тому времени стало куда как свободнее. Исчезли еноты, равно как и их ездовые черепахи. Пилигримы крепко спали в своих повозках, и только сутулые бобры о чём-то тихо перешёптывались, устроившись около слабо тлеющего очага.
        - Эй, уважаемые,  - подскакал к ним Ляг,  - вам не трудно будет ответить на пару моих вопросов?
        Сидевший к нему лицом бобр грузно поднялся и его огромный лопатообразный хвост нервно заёрзал по траве.
        - Шёл бы ты, малявка зелёная, своей дорогой,  - хрипло пробурчал он, намеренно демонстрируя лягушонку свои острые зубы,  - а то неровён час, с тобой может неприятность приключиться!
        Столь явная угроза, конечно же, сильно задела самолюбие Ляга, но он проявил завидную выдержку даже в столь непростой ситуации. Ради получения хоть какой-то информации он решил не обращать внимания на агрессивность контрабандиста. Ведь король Квакунец в напутственном слове говорил о том, что ожидает от миссии сержанта Ляга только одного - достоверных сведений о судьбе или местонахождении пропавшей короны. Но если устраивать потасовки с каждым встречным наглецом, то им точно не удастся добраться даже до имперской столицы. Поэтому Ляг пошёл на своего рода хитрость.
        - Вы меня не поняли, уважаемые бобры,  - воскликнул он, отступая на шаг назад. Просто совсем недавно я повстречал одного знакомого жабёнка, и он попросил меня передать мешочек с солёными мухами господам Ра-Пис-Толе, и Ма-Пис-Толе, если, конечно, повстречаю их в этих краях. Он сказал, что должен им определённую сумму за некую весьма важную услугу.
        С этими словами командир отряда снял с мигом подскочившего к нему Квака котомку с общепризнанной в животном мире мушиной валютой и потряс ею перед носом замершего в нерешительности бобра.
        - Да, мы и в самом деле те, кого вы ищите,  - уже более миролюбиво буркнул тот, жадно протягивая лапу к заветному мешочку.
        - Це-це-це,  - мигом отскочил от него Ляг ещё дальше,  - не так быстро, приятель! Откуда же я знаю, что вы именно те самые Ра и Ма? Мы ведь ранее никогда с вами не встречались и нас никто друг другу не представлял!
        - Но как же доказать, что мы… это мы?  - заволновался бобёр.
        - Очень легко,  - сделал вид, что только-только придумал выход из затруднительного положения лягушонок,  - просто назовите мне имя того, кто обещал вам столь щедрую оплату.
        - О, точно,  - звонко хлопнул лапами бобёр,  - как же я сам-то не сообразил! Того жабёнка, разумеется, звали Кваж! А его помощников - Пукс и Танц. Они нам изрядно задолжали перед тем, как срочно уехали в Кетру! Ну что, я правильно ответил? Давай сюда наши деньги!

        Ляг, не колеблясь более ни секунды, бросил мешочек к ногам мигом заграбаставшему все их денежные запасы контрабандисту. Сделав ещё два прыжка назад, он остановился, будто что-то вспомнил и задал вопрос, который мучил его больше всего:  - Да, совсем забыл спросить, а в багаже Кважа была какая-то вещь, которую тот не доверял никому?
        - А ведь точно,  - последовал уверенный ответ,  - была у него корзинка с постоянно запертой крышкой! Вечно он над ней трясся…
        - Кваж случайно не упоминал, что в ней лежит?
        - Как-то сказал, но вроде бы в шутку…
        - Но всё же, что именно сказал?
        - Мол, у него в корзине будто бы лежит железная роза! Врал, конечно, какая же может быть роза весной, да ещё железная?
        Поскольку всё, что можно было выяснить в приграничном трактире, лягушата разузнали, то теперь им предстоял обратный путь к укромной речной бухте, где их поджидал корабль капитана Ди, который сможет завтра же доставить их в столицу Мышиной Империи!

        Глава пятая: Путешествие до Соснового острова

        Уснув накануне раньше всех, Дима и проснулся тоже первым. Стараясь не слишком шуметь, он натянул брючки, кроссовки и, расстегнув «молнию» на полотняной двери палатки, выглянул наружу. Вокруг их лагеря в воздухе висела похожая на жидкий кисель молочная пелена, которую раньше ему удавалось увидеть только издали. Мальчик проскользнул наружу и сладко потянулся. Он уже совсем было вознамерился подняться на борт их «корабля», чтобы узнать, как там поживает его дедушка, но уже в следующую секунду вспомнил о своих лягушатах.
        - Надо бы посмотреть, как они там?  - прошептал он, бросаясь к корме «Пегаса» притянутого к береговым кустам толстыми верёвками. Увиденное сразу его успокоило. Все зелёные пассажиры крепко спали в пластиковой коробке, прибитой им под опорой главной палубы. Не зная, что именно лягушки предпочитают кушать на завтрак, Дима на всякий случай выдрал несколько стеблей водных растений и положил их поближе к своим любимцам. Посчитав свой долг исполненным, он прошёлся по территории лагеря. Под ноги ему попался ещё тёплый таз, наполовину наполненный белесой золой. Неоднократно видевший, как дедушка разжигает костёр, малыш решил, что у него получится ничуть не хуже. Подняв с земли палку, он принялся счищать с углей золу, пока не увидел на чёрных головешках красные, искрящиеся искры жара.
        Поскольку у него появилась реальная возможность самостоятельно развести костёр, наш юный путешественник решил ею воспользоваться. Бросив на угли несколько кусочков бересты и пяток небольших палочек, лежавших чуть поодаль, он принялся ждать появления огня. И пламя не замедлило явиться. Вначале затрещала и ярко вспыхнула береста, а затем занялись и подброшенные им поверх углей ветки. Оставалось лишь подложить в тазик побольше дров, и костёр можно было бы разжечь до небес! Трудность заключалась лишь в том, что запасённые с вечера дрова были сожжены, а для поиска новых сухих веток нужно было идти в лес.
        Лес был довольно далеко от берега и Дима, поколебавшись, не решился идти туда в одиночку. Вместо этого он подставил раскладной стул поближе к тазу и присел на него, чтобы немножко погреться и прогнать утренний озноб…
        - Эй, привет, Ди!  - услышал он вдруг знакомый голосок. Проснись скорее, мне столько нужно тебе рассказать!
        - Да и не сплю вовсе!  - протёр глаза мальчик. Доброе утро, сержант! Ты видел, я принёс вам травки покушать?
        - Да, спасибо,  - ответил Ляг,  - премного благодарен! Но ты, как мне кажется, собирался сходить в лес за дровами? Пойдём вместе, мне кое-что надо тебе рассказать!
        Как не был мал его спутник, но с ним идти в гущу мрачноватого, затянутого туманом леса Диме было совсем не страшно. Он встал, подхватил старую пластиковую сумку, в которой папа приносил дрова накануне и вприпрыжку побежал за быстро скачущим вперёд лягушонком.
        - Слушай, Ди,  - обратился к нему Ляг, когда они достигли опушки,  - у нас складывается вот какая обстановка. Этой ночью мы ходили на разведку к ближайшему пограничному городку Мышиной Империи. В местной таможне нам ничего выяснить насчёт короны не удалось, так что пришлось идти до ближайшего трактира и поговорить с его хозяином.

        - А что это такое «трактир»?  - переспросил лягушонка малыш.
        - Если сказать по-человечески, это такая придорожная столовая,  - охотно пояснил гвардеец. Обычно трактиры строят около так называемых «постоялых дворов». Чтобы ты не спрашивал лишний раз, знай, что в постоялом дворе может остановиться на отдых как богатый торговец, так и простой путешественник, вроде меня.
        - Очень умно,  - заметил Дима,  - то есть, там можно и поспать и покушать?
        - Совершенно верно! Так вот мы немного поболтали с трактирщиком, которого звали Ури-я. Трактир у него - так себе, ничего особенного, обычная нора для ушлых контрабандистов. Но кое-что интересное он нам поведал. Прежде всего, выяснилось, что в Мышиной Империи, на границе которой мы сейчас пребываем, совсем недавно происходили крупные беспорядки. Может быть, даже случилась какая-то военная стычка, но кто с кем и за что именно сражался, узнать не удалось. Зато удалось выяснить, что накануне тех неприятных событий в том постоялом дворе длительное время жил жабёнок по имени Кваж. И мало того жил, так ещё и организовал со своими помощниками целую операцию по переправке мышам оружия!

        - Какого ещё оружия?  - от удивления Дима даже выронил большой сучок, который только что поднял с земли.
        - В том-то и дело, что занимающиеся незаконной доставкой грузов бобры доставляли ему наше оружие - лягушачье!
        - Откуда ты знаешь, что именно лягушачье? Ты его видел?
        - Не видел! Но сам-то трактирщик рассмотрел клинки достаточно хорошо! И он чётко заявил о том, что сабли, топоры и копья были позолочены! А позолоченное оружие могут делать только у нас в королевстве и нигде больше! Это я точно знаю. Но также мне достоверно известно и то, что несколько возов с оружием никак не могло попасть в свободную продажу! Мой приятель - капрал Скок работает писарем при военном арсенале, и пропажа такого количества вооружения было бы тут же замечена!
        - А что если оружие сделали вовсе не лягушачьи мастера, а жабьи?  - предположил Дима. Ты ведь говорил, что они живут хоть и близко, но всё же отдельно от вас, и чем занимаются их кузнецы, никто из лягушек не знает!
        - И то верно,  - озадаченно сдвинул пилотку на затылок Ляг,  - наши лягуши к жабам в гости не ходят. А у них действительно есть парочка небольших кузниц. Но я никогда не слышал о том, чтобы они производили позолоченное оружие!
        - Что же ты тогда удивляешься?  - понизил голос Дима. Ты же помнишь, что у Жабы Жабовны тоже появилось золото, когда Двухголовое существо начало приносить его вашему королю! Вот она и передала какую-то его часть своим кузнецам. Те за зиму сделали много позолоченного оружия, после чего Жабовна отправила его в Мышиную Империю. Ведь оно попало туда именно с жабятами, а не с какими-нибудь другими зверями!
        - Да, верно,  - подхватил его мысль лягушачий гвардеец,  - и именно после этих поставок у мышат началась настоящая война… Да, очень интересная у нас складывается картинка!
        Ляг надолго задумался и в то время как он над чем-то усиленно размышлял, мальчик успел наполнить валежником свою сумку почти наполовину. Таскать за собой столь большой груз ему становилось тяжело, и он предложил своему напарнику возвратиться в лагерь. Когда до реки оставалось уже совсем недалеко, лягушонок прервал своё молчание.
        - Слушай Ди,  - как-то нерешительно сказал он, останавливаясь. На постоялом дворе я узнал ещё кое-что.
        - Что?
        - Может быть это просто совпадение, но один из бобров, которые весной перевозили жабятам оружие, упомянул о том, что у жабёнка Кважа при себе имелась некая корзинка, которую он никогда не открывал при посторонних. Как ты думаешь, могла в ней лежать старинная серебряная корона?
        - Наверное…, могла, но зачем она ему? Если бы у меня была такая штуковина, я бы её тут же на голову нахлобучил! Что бы все видели! Да, но ты мне говорил, что ваша корона пропала очень-очень много лет назад?
        - Да, говорил…
        - Тогда, если ты прав и в корзинке была она, то получается, что жабёнок привёз её вовсе не для себя! Но возможно, что королевская корона длительное время хранилась в семье Кважа!
        - Не обязательно у него,  - возбуждённо подпрыгнул Ляг,  - корона могла храниться и у запасливой Жабовны! Её семейка уже в те времена обитала неподалёку от тех мест, где пропала наша реликвия! Допускаю, что пока королевская свита пыталась спасти короля Ляквашона, кто-то из её жаб нашёл и унёс упавшее с царской головы украшение!
        - Получается так,  - неуверенно выговорил мальчик,  - но чтобы узнать всё доподлинно, тебе придётся отыскать либо самого посланца колдуньи Жабовны, либо того, кому он привёз содержимое своей корзинки!
        - Всё верно! Для этого нам нужно посетить остров, который у великанов называется - «Ивовый». Трактирщик сказал, что где-то в окрестностях этого острова расположен город Кетра - столица Мышиного государства. Тем более что и Кваж со своими подручными тоже уехал туда! А где искать разгадку государственных тайн, если не в главном городе Империи? Ты как, поможешь нам туда доплыть?
        - Конечно же, помогу!  - с жаром уверил гвардейца Дима. Попрошу дедушку, чтобы мы непременно высадились на том острове. Только и ты обещай мне кое-что!
        - Что ты хочешь?
        - Ночью обязательно возьми меня с собой, когда отправишься в очередной поход! А то вас ведь совсем мало, а мышей в сто раз больше! Как бы они вам не навредили!
        - Ну-у, как сложатся обстоятельства,  - уклончиво ответил сержант лягушачьей гвардии. Тут кстати ещё одна проблема появилась. Выяснилось, что здесь абсолютно за всё надо платить! Пришлось отдать местным контрабандистам практически все наши запасы солёных мух только за одно имя подозрительного жабёнка! Где нам взять деньги на дальнейшие поиски, я даже не догадываюсь!
        - У вас же в качестве денег используются мухи?  - засмеялся мальчик,  - неужели не можете наловить их побольше?
        - Так ведь не просто мухи,  - обиделся на него Ляг,  - а солёные! Простых мух мы можем наловить сколько угодно! Но где взять соль для их засолки? Соль в животном мире - величайший дефицит! Её через десятые лапы удаётся приобрести только у лесных лосей и оленей. Где они сами её достают - страшная тайна, которую они никому не открывают…

        - Так значит, тебе нужна простая соль?  - удивлённо воскликнул Дима. И тогда ваши финансовые дела поправятся?
        - Без сомнения!  - для убедительности притопнул лапой Ляг.
        - Соли я вам принесу, сколько хочешь! На полке в нашей кают-компании её целый пакет стоит! Дедушка, правда, использует её при варке обеда, но там её очень, очень много!
        - Дима, Димочка,  - неожиданно услышал мальчик, и чья-то крепкая рука затормошила его за плечо.
        Мальчик испуганно распахнул глаза и с удивлением увидел перед собой папу, который теребил его за плечи.
        - Ты что, замёрз, раз грелся около костерка?  - спросил отец, видя, что сын окончательно проснулся. Дай-ка я тебя обниму!
        Он подхватил сына на руки и прижал к себе.
        - Мы с мамой утром просыпаемся,  - прошептал он ему на ушко,  - а нашего любимого сыночка нет! Всё, думаем, утащили его в лес дикие звери. А ты оказывается вот что придумал! Захотел погреться у огня…
        Хотя Диме было приятно, что его так крутят и подкидывают, он постарался поскорее спуститься на землю. Ну, ещё бы, у него ведь теперь было два важных задания от лягушат. Во-первых, он должен был достать как можно больше соли, а во-вторых, ему требовалось уговорить дёдушку или папу доплыть до «Ивового» острова. Поэтому наш малолетний искатель приключений поспешно поднялся на палубу корабля.
        - Дедушка,  - спросил он у неспешно нарезающего хлеб деда,  - а какие острова могут встретится на нашем пути сегодня?
        - Сейчас взгляну!  - отложил тот нож в сторону. Смотри!  - развернул дед карту речной акватории. Если мы двинемся в сторону деревни Бурцево, то на нашем пути встретятся следующие острова: Сосновый, Ивовый и Камышовый!
        - Как интересно!  - сделал умильное личико мальчик. А долго до них плыть?
        - Нет, думаю не долго. Даже при нашей черепашьей скорости мы туда доберёмся к обеду. А что это тебя так интересует?
        - Вообще интересно,  - начал придумывать подходящее объяснение Дима. Острова всё-таки! Я вот никогда на настоящем острове ещё не был! Хотелось бы посмотреть… как там… и что?
        - Верно,  - согласился с ним дед, ставя кастрюльку с водой на газовую плиту,  - поскольку на островах своя романтика. Пожалуй, можно будет даже встать на стоянку у Соснового острова!
        - Но почему не около Ивового?  - непроизвольно вырвалось у страшно разочарованного мальчика.
        - Сосновый остров много больше Ивового! Тот вообще крохотный. Это первое. Второе. На Сосновом острове точно растут сосны, а значит, не будет проблем с дровами для костра. Понравилось тебе вчера жарить на огне сосиски? Вот то-то и оно! А ива для костра дерево не подходящее…
        - Почему?
        - Слишком оно влажное! Будет не столько гореть, сколько чадить. Но если тебе интересно, то на Ивовый островок можно будет сплавать на надувной лодочке, ведь эти островки расположены довольно близко друг от друга. Ладно, решено, а теперь зови сюда родителей, будем завтракать!
        Завтракал наш Дима, как обычно очень медленно. Мама и папа давно скушали свою порцию, и вышли с раскладными стульями и кружками чая на освещённую солнцем палубу. За столом с мальчиком остался один дедушка. Чтобы как-то подбодрить внука, он сочинил простенький стишок на обеденную тему:  - Кто не съел свою картошку, тот получит по лбу ложкой!
        Дима мигом повеселел, но вместо того, чтобы покончить, наконец, с давно остывшим пюре, попробовал ответить своим стихотворным опусом:  - Кто свою картошку съел, тот… как щепка похудел!
        - Молодец,  - похвалил его дед,  - правильную рифму подобрал! Вот если бы ты ещё к тому же и кушал правильно…
        Но похвалу Дима воспринял совсем не так, как её воспринимают воспитанные мальчики. Размахивая вилкой, он начал бойко подпрыгивать на диванчике, сочиняя всё новые и новые стихотворные строчки.
        - Кто из кружки не допил, тот разбух как крокодил! Тот, кто съел с утра редиску, замурлыкает как киска! Ты не выпил молока? Скажем мы тебе - пока!
        Дедушка, совсем было уже собравшийся отвесить озорнику хороший подзатыльник, всё же сдержал свой порыв. Он встал, отобрал у внука вилку и тарелку и оставил его за столом наедине с недоеденным бутербродом. Лишившись единственного терпеливого собеседника, мальчик умолк и даже откусил кусочек хлеба, но тут вновь вспомнил о лягушатах.
        - Пойду-ка я быстренько их проведаю,  - пробормотал он себе под нос и, высыпав стоящую на столе солонку в свой карман, выскользнул из кают-компании на палубу.
        Пока взрослые складывали постельные принадлежности в трюм, наш малыш прямиком помчался к тому месту, где была устроена каюта для лягушат. Но заглянул в неё, он увидел, что в ней пусто. Впрочем, этот факт его совсем не разочаровал. Лягушата активно охотились в нескольких шагах от «Пегаса», видимо добывая себе мух в дорогу. Стараясь как-то им посодействовать в заготовках, Дима подобрал оставленную рыбаками баночку из-под майонеза, высыпал в неё соль и уложил в лягушачью каюту. Затем отряхнул свои испачканные белыми кристаллами ладошки и побежал помогать готовиться к отплытию.
        С непривычки свернуть лагерь быстро не получилось, и сборы затянулись почти до полудня. Больше всего трудностей выявилось в самый момент отчаливания от гостеприимного берега. Дело было в том, что установленный на «баке» двигатель имел очевидный недостаток. С кают-компанией, где было сосредоточенно управление плавучим домом, он соединялся всего двумя проводами и одним тросиком. По проводам подавался ток на стартёр, а с помощью тросика капитан регулировал число оборотов главного вала. Вот собственно и всё! Для того чтобы дать задний ход, кому-то нужно было кому-то спуститься в носовую часть трюма и вручную переключить рычаг на коробке передач.
        В тот раз выйти на большую воду оказалось совсем не просто. Плавучий дом находился в довольно узкой бухточке, развернуться в которой оказалось невозможно. Пришлось давать незапланированный задний ход. Дело нашлось сразу всем. Дедушка спустился в трюм к двигателю, папа встал за штурвал, а мама с Димой стали матросами, передающими команды от капитана к механику и обратно.
        Не сразу, но сложные манёвры плавучего дома закончились успешно. «Пегас» набрал ход и двинулся вдоль правого берега Хотчи, а освободившаяся от обязанностей команда переключилась на самую распространённую речную затею - рыбалку. Папа достал из специального чемоданчика свою роскошную удочку, а Дима с дедушкой «вооружились» более простыми снастями, сделанными из побегов орешника ещё в прошлом году.
        Конечно же, между ними началось состязание, кто больше поймает. Дед незамедлительно объединился с внуком, мотивируя такой поступок тем, что снасти у них куда как примитивнее и такое объединение будет справедливым. Вскоре они начали ужение с правого борта судна, а папа оккупировал левый борт, попутно давая указания маме, которая осталась у штурвала. Первым добился успеха Дима, вытащив большого окуня. Затем повезло деду с крупным жерехом.
        Битва «титанов рыбной ловли» продолжалась почти два часа. В результате сложения всех уловов выяснилось, что они втроём наловили почти полное ведро рыбы. Естественно, что победителем был объявлен наш мальчишка, воспринявший награду в виде шоколадной конфеты как вполне заслуженное признание его заслуг. Тем временем река Хотча совершенно незаметно закончилась и перед нашими путешественниками раскинулась полноводная Волга. А поскольку Сосновый остров находился в месте слияния этих рек, то неторопливый ковчег с нашими путешественниками направился прямо к нему.
        Правда, вскоре выяснилось, что причалить к выбранному острову не так-то просто. В одном месте берег был слишком обрывистым, а в другом наоборот, слишком пологим и заболоченным. Только обогнув остров по кругу, удалось присмотреть удобную для предстоящей стоянки бухту. После причаливания выяснилось, что данная бухта давно облюбована местными рыбаками. Это давало и определённые удобства, но доставляло и некоторые трудности.

        Удобства заключались в том, что здесь имелся хорошо оборудованный лагерь с навесом, дощатым столиком и двумя скамейками. А трудности состояли в том, что вокруг валялось очень много мусора, а пригодных для использования дров было мало. Поэтому с самого начала команде «Пегаса» пришлось разделиться. Папа с дедушкой отправились за дровами в сторону сосновой рощи, а мама с сыном начали генеральную уборку. Первые вооружились топором и пилой, а вторые - двумя большими пластиковыми мешками для сбора бумажек, консервных банок, стеклянной и пластиковой тары.
        Только ближе к вечеру всё было приготовлено для проведения культурной ночёвки. Поскольку пообедать в привычное время у наших путешественников не получилось, вечером был устроен рыбный пир. Готовились к нему все вместе и очень основательно. В подвешенном сбоку от костра котелке томилась роскошная уха из рыбной мелочи. А на углях скворчала маслом большая чугунная сковорода, на которой дедушка жарил куски более крупной рыбы. Он ловко подцеплял готовый кусочек привязанной к палке лопаточкой и сбрасывал его в миску. А на освободившееся место столь же точно перекладывал сырой кусочек щучки или жереха, обваленный в муке с пахучими приправами.
        Во время наконец-то начавшейся трапезы, голодного Диму уже никто не уговаривал скушать хоть что-то. Он с таким жаром набросился на немудрёную походную пищу, что взрослые только диву давались. Но наш мальчишка хорошо кушал не только потому, что и в самом деле сильно проголодался. В глубине души он надеялся, что совершит ночью поход вместе со своими зелёными друзьями. А он много раз слышал от дедушки выражение: Как полопаешь, так и потопаешь! Вначале он не очень его понимал, и однажды попросил разъяснить смысл этих слов. Только тут он выяснил, что «лопать», это значит - хорошо кушать, а «топать»  - ходить пешком на большие расстояния.
        Узнав смысл поговорки, вывод для себя мальчик сделал вполне однозначный. Если собираешься много ходить - нужно перед этим хорошо покушать! Поэтому сидя за крепко сколоченным рыбаками столом, он добросовестно съел полную миску наваристой ухи и целых два куска очищенной от костей рыбы. В довесок ко всему он лихо расправился с половинкой помидора и целым огурцом! После сытного ужина он ещё некоторое время посидел вместе со всеми у костра, но вскоре его совсем разморило, и папа отнёс засыпающего малыша в палатку. Дима не слышал, как устраивались на ночлег его родные, но мигом открыл глаза, едва чей-то до ужаса знакомый голосок тихо квакнул ему на ухо: Вставай Ди, уже пора идти!

        Глава шестая: Ночной поход на Кетру

        С трудом оторвав голову от подушки, мальчик протёр кулачками глаза, но светлее от этого не стало. За полотняным пологом палатки стояла всё та же непроглядная темень. Тогда он принялся нащупывать свою одежду, намереваясь одеться уже на улице.
        - Ползи на мой голос!  - вновь послышался еле слышный квак Ляга. Я слегка сдвинул замок на воротах твоего шатра,  - но открыть его полностью не смог…
        - Ничего, я сейчас сам это сделаю!  - прошептал в ответ Дима, нащупавший наконец-то свои штанишки и футболку.
        Он просунул ноги в брючины, застегнул поясную пуговку и только после этого непростого свершения принялся разыскивать язычок входной «молнии». Бесшумно выбравшись из палатки, он вновь аккуратно застегнул вход, чтобы к спящим родителям не налетели комары. Затем наш путешественник огляделся по сторонам в поисках ближайшего стульчика, под которым оставил свою обувь. Пробивающийся сквозь стволы недалёкой рощи лунный свет немного помог ему в этом, но ещё большую помощь оказал Ляг. Если Дима терял направление, он направлял действия мальчика негромкими кваками - подсказками.
        После того, как все подготовились к выступлению в ночной поход, командир отряда отлучился на несколько мгновений и вскоре вывел из-за стоявшего сбоку от палатки ведра явно смущённого лягушонка. Судя по тому, что том не было одежды, Дима понял, что незнакомец не имеет никакого отношения к их экспедиции.
        - Позволь представить тебе моего нового приятеля,  - подтолкнул вперёд новичка Ляг,  - это местный житель, и его зовут Акво! Он здорово помог нам вечером во время очередной заготовки мух. Когда мы разговорились, то выяснилось, что он не только прекрасно знает расположение всех значимых строений столицы Кетры, но и лично знаком с некоторыми важными местными сановниками!
        - Очень приятно познакомиться!  - кивнул лягушонку малыш, не раз слышавший, как его родители говорили подобную фразу при встречах с незнакомыми людьми.
        - Нет, ну что вы,  - согнулся тот почти пополам,  - это мне чрезвычайно приятно видеть на нашем острове столь дружественного лягушкам великана! Позвольте выразить вам и всем вашим спутникам глубочайшее признание за проявленную ко мне милость!
        - Какую такую милость?  - удивился мальчик.
        - Ну как же?  - всплеснул Акво своими лапками. Вы же позволили мне совершенно безвозмездно забрать все рыбьи потроха и головы с вашего стола! Я завтра же приготовлю из них очередную порцию - «хачиша», ведь его просто обожают все без исключения жители Мышиной Империи! Да, забыл сказать, блюдо это весьма недешевое, и поэтому полакомиться им могут только самые важные мыши из городской администрации! Собственно говоря, именно так я и завёл все те полезные знакомства, о которых упомянул ваш наёмник из Лягушачьего королевства!
        - Я уже пять раз говорил тебе,  - перебил его гвардеец,  - что мы вовсе не наёмники! Идти в Кетру нас заставляет вовсе не щедрая награда, а осознание той пользы, которую мы можем принести нашему государству и королю!
        - Прекрасно сказано, командир,  - вступил в разговор Дек,  - но может быть, мы уже двинемся в путь? А то мешок со свежепосоленными мухами уже изрядно намял мне плечи!
        - Куда же мы пойдём?  - заволновался Дима. Мы ведь на острове и кругом одна вода. Я хотел, чтобы наш корабль доплыл до Ивового острова, но взрослые настояли на том, что здесь стоянка удобнее.
        - На Ивовом острове теперь делать нечего,  - вступил в разговор Акво. Это раньше на нём располагались дачи всевозможных министров и военоначальников. Но ныне все государственные служащие безотлучно находятся при своих департаментах! На Ивовом курорте осталась лишь немногочисленная обслуга. Так что нам с вами нужно обязательно доплыть до материка!
        - Если нужно плыть,  - отважно предложил Дима,  - то быстрее всего это можно сделать на той надувной лодке, которая привязана к нашему кораблю!
        Глаза мальчика к тому времени вполне приспособились к рассеянному лунному свету, поэтому он довольно уверенно спустился по крутому песчаному обрыву к воде. Поднялся по трапу на палубу и на цыпочках прокрался к заднему ограждению, к которому длинной бечёвкой была привязана их «спасательная» лодка. Правда, когда он её отвязал, случился маленький, но досадный конфуз. Верёвка неожиданно выскользнула из его вспотевшей от волнения ладошки и с лёгким шлепком упала в воду. Почувствовав свободу, лодочка качнулась, после чего начала медленно дрейфовать вдоль борта «Пегаса».
        Дима испугался. Ему, конечно же, было жаль уплывающую лодочку, но ещё более того было жалко лягушат, лишившихся возможности без проблем добраться до противоположного берега. Не зная, как следует поступить, мальчик сбежал с трапа и громким шепотом позвал на помощь лягушат, уже стоявших с мешками наготове у самого края берега. Многоопытный Ляг с первых сбивчивых слов своего друга понял, какая помощь от него требуется.
        - За мной!  - скомандовал он, быстро скидывая на песок портупею со шпагой,  - подтолкнём вон тот надувной пузырь поближе к нашему помощнику! Не прошло и пары минут, как направляемая зелёными пловцами лодочка причалила практически к самым ногам Димы.
        Дождавшись, пока его пассажиры рассядутся по бортам, он аккуратно уселся в неё сам и взялся за весло. До того берега, который Акво назвал «материком», по человеческим меркам было совсем недалеко, не более семидесяти метров. Но для маленького мальчика преодолевать даже такое расстояние по чёрной воде всё равно было страшновато. Впрочем, Дима, увлечённый беседой с лягушатами, вскоре забыл о страхе перед тускло сверкающей водой. Ведь новый член их небольшого отряда продолжил прерванный недавним инцидентом рассказ.

        - Наша большая семья всегда жила на Сосновом острове,  - делился он своими воспоминаниями. Сколько себя помню, родичи всё время занимались только одним промыслом - изготовлением рыбных деликатесов. Впрочем, раньше мы делали их совсем немного, только для себя и ближайших соседей. Но с тех пор, как на этих землях возникло и расширилось новое Мышиное государство, потребности его обитателей в продовольствии многократно выросли. Сушёные рыбьи головы, вымоченные в соке молочая щучьи хвосты, и, конечно же бесподобный «хачиш» мы начали поставлять даже не на городской базар, а прямо в дома самых высокопоставленных персон!
        Вначале это было довольно сложно организовать, но постепенно мы в полной мере оценили все преимущества такого вида торговли. Начать хотя бы с того, что расплата за поставленный товар, как правило, осуществлялась немедленно, а не через три дня, как обычно. Опять же - не возникает никаких проблем с продлением лицензии на торговлю! Стоит только намекнуть чиновнику из Министерства торговли, что нам нужна какая-либо официальная берестянка, то нужный документ появляется, словно по волшебству!
        - Вот вы улыбаетесь, молодой великан,  - обратил внимание Акво на ехидную улыбочку, блуждающую по лицу Димы,  - а совсем недавно подобное знакомство реально спасло мне жизнь! Вы ведь наверняка слышали о тех беспорядках, которые прокатились по Мышиной Империи совсем недавно?
        - Немного слышали…,  - скупо обронил в ответ Ляг.
        - Так вот, поскольку выяснилось, что к мятежу принца Пшена причастны пришлые жабы, мышиная полиция, не особо церемонясь, начала хватать всех лягушачьих без разбора. Я точно знаю, что многие из наших соплеменников ужасно страдали в той пустыне, куда их сослали. Хорошо ещё, что заместитель Министерства общественной безопасности вовремя предупредил меня о готовящейся акции. Во время очередной поставки моих копчёностей, он намекнул, что нашему семейству какое-то время лучше оставаться на острове. Так что я после длительного перерыва выбираюсь в столицу только сегодня и надеюсь, что в случае чего вы меня защитите!
        - Конечно же, защищу,  - воинственно выпятил грудку малыш,  - будь спокоен! Все лягушата мои друзья и в обиду я их никому не дам!
        Именно после его слов их лодка на полном ходу стукнулась о берег. Не ожидавшие такого сильного толчка, Акво с Бусинкой кубарем полетели в воду. Но, конечно же, ничего страшного с ними не случилось. Ведь вода - привычное место обитания для лягушек и через минуту упавшие со смехом вылезали на землю.
        Пока лягушата приводили себя в порядок, надевали походные мешочки и строились в колонну, Дима привязал лодку к росшей неподалёку от воды невысокой березке. Затем вытащил из специального лодочного багажника дедушкин фонарь и включил его. Фонарь был довольно большим, но удобным. Кроме ручки для переноски у него имелись три кнопки, включавшие разные режимы работы. В одном случае - фонарь светил очень далеко узким и ярким лучом. В другом - окутывал путешественников своеобразным светящимся шаром, создавая ощущение дня посреди ночи. Именно этот режим и выбрал наш мальчик, поскольку именно в световом шаре он чувствовал себя наиболее уверенно. Какое-то время они двигались по обочине звериной дороги, пока прыгавший впереди процессии Акво не остановился и не призвал всех к вниманию.
        - Друзья,  - произнёс он, трагически понижая голос,  - за ближайшим поворотом дороги располагается пункт пограничной стражи и нам следует заранее кое о чём договориться. Поскольку лично меня здесь знают достаточно хорошо,  - то все вопросы будут к вам. Мы сейчас немного потренируемся в правильных ответах таможенникам. Вот ты, Ляг,  - повернулся он к командиру отряда,  - зачем направляешься в столицу?
        - Нанялся вместе со своими грузчиками для транспортировки продуктов питания!  - отчеканил тот, словно командовал на военном параде.
        - Всё так, правильно,  - похвалил его Акво,  - только не следует квакать столь официальным тоном! Говори тише, словно весь день трудился на ферме, а ближе к ночи решил немного подработать на извозе. Все остальные так же берите пример с начальника, а вообще старайтесь больше молчать…
        - Квак не воробей,  - решил скаламбурить Дима, перефразировав любимую дедушкину поговорку,  - выпрыгнет, не поймаешь!
        Но его шутку почему-то никто не поддержал.
        - Да, а кем мы представим юного великана?  - поинтересовался Квак. Не можем же мы назвать его работником кухни с лягушачьей фермы!
        - Предлагаю вообще обращаться с ним, как с неодушевлённым предметом!  - безапелляционно заявил Акво.
        - И кем же я тогда буду?  - с некоторой обидой в голосе осведомился малыш.
        - Будешь, э-э…, ходячим светильником!
        - Как это?
        - Да очень просто. Я скажу, что мы купили тебя на Инварской ярмарке и теперь ты работаешь в качестве «Ходячего светильника»! Самое главное - абсолютное молчание! Раскрывать рот категорически запрещено! Пусть все думают, что ты просто какая-то хитрая машина! Как маленький великан, согласен потерпеть такое неудобство?
        - Ну, если так нужно для дела,  - уже более примирительно произнёс Дима,  - но на самом деле, я всё равно буду вас охранять!
        - Ну, конечно,  - незамедлительно согласился с ним лягушонок Соснового острова,  - охраняй, но только тайно! И вот ещё что,  - добавил он,  - всё оружие придётся спрятать. Мятеж случился совсем недавно и все помнят его последствия. Так что вооружённые лягушата на улицах столицы мигом вызовут панику. Примчится полиция, агенты Службы Мышиной Нравственности…, до утра хлопот не оберёмся. Полночи потратим на объяснения и допросы, а в ваши планы, как я понимаю, подобные проблемы никак не входят!

        - Хорошо,  - будь по-вашему,  - с видимой неохотой снял Ляг свою сверкающую даже в ночи шпагу. Оружие мы передадим нашему «светильнику», но он должен будет постоянно находиться поблизости.
        - Конечно, я всё время буду рядом!  - горячо обнадёжил сержанта мальчик, засовывая лягушачье оружие в карман брюк.
        Когда все приготовления были завершены, экспедиция возобновила движение. Впереди процессии гордо выпрыгивал Акво, за которым тащились нагруженные сверх всякой меры Квак, Дек и Бусинка. Лягушачью команду замыкал Ляг, молча переживающий утрату боевого оружия. Он утешал себя лишь теми соображениями, что он отдал шпагу лишь на время и к тому же хорошему другу. То была вынужденная жертва, принесённая им ради высших государственных интересов!
        Вскоре они углубились в лес, и как-то незаметно для себя оказались в хвосте длинной очереди состоящей из всевозможных повозок и групп пеших путников. Очередь упиралась в роскошно отделанные, но закрытые ворота пограничного городка. Стоявшие в самом конце этой вереницы многочисленные лесные звери со смущением и страхом посматривали на возвышающуюся над ними фигуру мальчика, но, тем не менее, со своего места никто не сдвинулся и на полшага.
        - Чего уставились,  - принялся громко обквакивать их Акво,  - Инварских ходячих светильников, никогда не видели?
        - В это время вдали заскрипели петли ворот и на небольшой подставке, приделанной на одной из деревянных створок, появился тщательно одетый мыш. Отряхнув невидимые крошки с лацканов своего атласного сюртучка, он провозгласил высоким скрипучим голоском:  - Ночная смена заступила на дежурство! Посетители с гражданством - направо, без гражданства - налево! Проходите строго по пять особей, и ни одной головой больше!
        Последние его слова потонули в суете, гомоне и топоте, которые в одно мгновение буквально перемешали всю очередь. Одни мешочники и повозки с товаром начали протискиваться налево, а другие, не менее многочисленные орды торговцев бросились направо. Конечно же, до той минуты вполне себе благообразная очередь тут же превратилась в хаотическое скопище активно мешающих друг другу предпринимателей. Ловчее всех в этой ситуации сориентировался повар - Акво.
        - Скорее! Все за мной!  - скомандовал он ничего не понимающим в этом хаосе лягушатам и, показывая пример, поскакал прямо по бездорожью. Вслед за ним помчался Дима, за которым шустро припустились все остальные гвардейцы.
        Громадные по лесным меркам кроссовки мальчика создавали такой грохот, что, не рискуя быть раздавленными, все прочие конкуренты испуганно шарахались в сторону от столь явной опасности. В результате такого манёвра наша команда оказалась у дверей таможни уже третьими. Так что время вызова их на встречу с таможенным комиссаром сократилось до нескольких минут. Да, позади них слышался недовольный ропот, но стоило Диме обернуться и грозно нахмурить брови, как недовольные голоса мигом смолкали. Ну, ещё бы они не замолкли! Ведь никому на самом деле не могло придти в голову устроить потасовку со столь грозным «Инварским светильником».
        Когда подошла их очередь, мальчик не смог протиснуться в узкие ворота, поэтому он просто перешагнул через ограду, чем немало перепугал снующих по двору служащих. Но это происшествие лишь на пару мгновений отвлекло их от исполнения служебных обязанностей. Почти тут же Дима стал свидетелем очень примечательной сценки. Едва Акво предстал перед заваленной обрезками исписанных берестяных грамот конторкой, как стоявший за ней мыш расплылся в любезной улыбке.
        - О-го, наш дорогой снабженец наконец-то объявился! Где так долго пропадал, Акво? Мы тут совсем отощали без твоих вкусностей! А это что это за незнакомые личности с тобой? Пропуск на ночной проход у них имеется!
        - Какой ещё пропуск, Унчиш?  - замахал лапками изготовитель рыбных паштетов. Если на всяких полуночных носильщиков выписывать отдельный документ, то вы все скоро окончательно погрязнете в никому не нужной писанине!
        - Твои слова да начальству бы в уши!  - уныло отозвался таможенник. Мы и в самом деле практически утонули в папках с отчетностью! Что же касается начальства…
        - Да, как ни странно,  - подхватил Акво,  - но я как раз направляюсь к вашему начальнику - господину Тошту! Спешу доставить Первому заместителю министра мой традиционный летний гостинец - четверть фунта хорошо прокопченного «хачиша»! А эти бестолковые носильщики,  - скосил он глаза на уныло понурившихся лягушат,  - нужны мне только на сегодняшнюю ночь, для переноски моего фирменного продукта. Сам-то я уже стал совсем никудышным ходоком! Правое колено мучает последнее время, не давая возможности навещать моих клиентов чаще! Но о вас, уважаемый Унчиш, я не позабыл! Прошу принять от нашей фирмы, в качестве бескорыстного дара, превосходную голову наисвежайшего окуня!

        С этими словами повар вытащил из своей сумки красиво упакованный пакет, сделанный из молодого листа лопуха, и положил его на конторку.
        - Что ж,  - зычно объявил таможенник, ловко пряча пакет за барьером,  - вижу, что ваши документы в полном порядке! Да, Акво,  - крикнул служащий вслед направившейся к выходу лягушачьей команде,  - у меня к тебе есть маленький вопросик!
        - Слушаю?  - развернулся на месте повар.
        - Что за странная фигура с ярким огоньком всё время тащится вслед за тобой?
        - Ой, да это вообще сплошной казус, а не фигура!  - всплеснул лапами Акво. Вы себе даже не представляете, какие странные товары иной раз продаются на ежегодной Инварской ярмарке! Мне вот удалось прикупить там ходячий светильник, и совершенно недорого!
        - До чего дошёл технический прогресс!  - покачал головой таможенник, задрав голову вверх. Это ты говоришь о той ярмарке, про которую прошлым летом шепталась вся торговая федерация?
        - Точно подметили, господин начальник! В самую точку! Там чего только не было! Вот эту ходячую фигуру с фонарём продавал один ушлый бурундучина. Я тут же подумал о том, что такая самоходная штука будет нам полезна. Ведь основная часть нашей работы проходит по ночам, а каждый раз покупать свежих светлячков весьма накладно для бизнеса!
        Когда, наконец-то, таможенный гомон и бюрократическая суета остались далеко позади, переволновавшийся от неизвестности Дима обессилено плюхнулся на ближайший пенёк.
        - Уф-ф,  - с облегчением произнёс он,  - никогда бы не подумал, что так трудно просто молчать! Меня так и подмывало высказать тому наглому мышу на таможне всё, что я о нём думаю. Он что и в самом деле подумал, что я просто ходячий светильник? Если так, то он просто полный болван!
        - Ну, не скажи!  - мигом возразил ему Акво. Ведь если бы никто не поверил в то, что ты и в самом деле некий механизм, то нам было бы в сто раз сложнее. Представь сам. Человек в мышином городе, да ещё ночью! Что может быть ужаснее? Тут же во всей столице была бы объявлена тревога, и бесчисленные толпы городских обывателей хлынули бы из своих нор, снося всё на своём пути! Но для нас страшнее всего - крысиный спецназ! Если бы двенадцать принцев из Совета вызвали его на подмогу, нам оставалось бы только бежать отсюда со всех лап!
        - Кто там наверху раскричался?  - внезапно донеслось из-под растопыренных корней облюбованного им пня. Вы совсем забыли о том, что некоторым завтра вставать на работу! Все мои дети уже плачут, а вы всё вопите и вопите! У вас мозги в головах есть или их там нет?
        - Идём скорее отсюда,  - прервал короткий привал Ляг,  - не хватало, чтобы ещё и здесь скандал разгорелся!
        Разведчики торопливо подхватили свои мешочки и направляемые всезнающим Акво, углубились в запутанные лабиринты мышиной столицы. Лягушата скакали так быстро, что Дима поневоле начал от них отставать. Он попробовал ускорить шаг, но из-за необычайного скопища мышиных норок, ему приходилось постоянно выбирать, куда поставить ногу.
        - Дальше будет легче!  - подбодрил его проводник. На окраинах, как правило, селится беднота и здесь в жилищном строительстве наблюдается полный хаос. Но потерпите, когда начнутся центральные кварталы, передвигаться станет значительно легче.
        Наконец, миновав с помощью повара ещё две заставы, они вступили в центральную часть Кетры. Казалось, они попали в совсем другой город. Обилие тщательно ухоженной зелени, тянущейся вдоль уютно текущего в неглубокой лощине ручейка, ясно показывали каждому, что в данном месте проживают только особо достойные жители Империи. Дороги между опрятными домиками и в самом деле стали ровными и широкими. По ним можно было шагать и шагать, но Акво внезапно остановился и указал на обнесённый низеньким частоколом особняк.
        - Всё, пришли, наконец!  - объявил он. Будем действовать таким образом. Я зайду к заместителю министра первым. Он меня хорошо знает и поэтому я смогу поговорить с ним лично и попросить принять кого-то из вас. Не всех конечно, но господин Ляг вполне может рассчитывать на краткую аудиенцию. Только надо договориться о том, кем именно ты хочешь быть представлен?
        - Полагаю,  - после небольшой паузы отозвался сержант гвардии,  - что самым лучшим прикрытием для нас была бы личина бродячих торговцев…
        - Вот этого я бы совсем не посоветовал,  - тут же перебил его повар.
        Господин Тошт очень воспитанный и любезный мыш, но с торговцами он беседовать совсем не любит. Аристократ всё-таки, белая кость! Я бы порекомендовал вам представиться странствующим учителем фехтования. А что? Ты ведь военный, подобное ремесло должно быть тебе хорошо знакомо!
        - Разумеется,  - утвердительно кивнул Ляг,  - я отлично владею клинком!
        - Вот и прекрасно!  - обрадовано всплеснул повар лапами. После последних грозных событий, искусство фехтования стало ультрапопулярно, особенно среди знати! Так что я представлю тебя мастером клинка из восточного Запескового улуса. Это будет действительно очень круто и экзотично! Так что лорд наверняка будет заинтересован в беседе. Только в таком случае тебе удастся расспросить его и о восстании принца Пшена и о судьбе столь настойчиво разыскиваемой вашим отрядом короны.
        Когда все тонкости предстоящего визита были обговорены, Акво двинулся к воротам особняка, толкая перед собой Квака и Дека, волокущих на себе мешки с рыбным деликатесами. Остальные участники экспедиции замерли в ожидании результатов этого воистину судьбоносного для Лягушачьего королевства визита. Ожидание надолго не затянулось. Вскоре все трое пятясь и кланяясь вышли из-за дверей и Акво призывно помахал лапой Лягу.

        - Заходи,  - шепнул он ему на ухо,  - теперь ты - знаменитый мастер клинка из восточного монастыря! Покажи себя в лучшем виде!
        - Не волнуйся, не подведу,  - одёрнул сержант свой плащ,  - уж что-что, а драться-то я умею!
        С этими словами он уверенно шагнул вперёд и через мгновение скрылся за дверями роскошного особняка мышиного сановника.

        Глава седьмая: В гостях у лорда Тошта

        Жилище одного из самых важных сановников Мышиной Империи сразу внушало уважение, показывая своим изысканным убранством, что в нём живёт отнюдь не простой обыватель. Даже в прихожей свод потолка был отделан цветной каменной крошкой, что было доступно совсем немногим мышам.
        - Мне только что сказали о вас много лестных слов, господин Лягу-шио,  - с трудом выговорил лягушачье имя хозяин норы. Надеюсь, вы не откажетесь показать мне кое-какие боевые приёмы с холодным оружием! Но это потом, а сейчас прошу вас осмотреть моё скромное жилище.
        Тошт отдёрнул занавес, отделяющий прихожую от жилого помещения, и от увиденного великолепия у Ляга непроизвольно открылся рот. Огромный, богато разукрашенный зал, освещённый целыми гирляндами особо редких светлячков, был заставлен искусно сделанными образцами деревянной мебели.
        - Обратите внимание, сударь,  - словно профессиональный экскурсовод повёл его хозяин норы от входа к следующей комнате,  - как удачно использованы народные мотивы в оформлении резьбы на центральном столбе! А вон те парные лежанки в древнемышачьем стиле…, ну разве они не великолепны? Пришлось отдать за каждую по две сотни солёных мух!
        - Вот это да! Не может быть!  - только и успевал кивать головой Ляг, впервые увидавший подобную роскошь. Всё это и в самом деле - изумительно!
        Конечно, ему несколько раз приходилось бывать по службе во дворце Квакунца, но убранство королевских апартаментов не шло ни в какое сравнение с великолепным жилищем лорда Тошта.
        - К сожалению, моя супруга с детьми сейчас отдыхает на взморье,  - завёл сержанта в ещё одно помещение мышиный лорд, так что, мы с вами будем лишены удовольствия отведать её фирменное блюдо.
        - И чем же она потчует вашу светлость?  - учтиво поинтересовался Ляг.
        - Еда, по сути своей, самая простецкая, но у супруги она получается удивительно вкусной,  - непроизвольно облизнулся хозяин дома. Рецепт блюда таков. Отварные зёрнышки дикой ржи, приправленные томлёными в масле репейника ягодками барбариса и посыпанные крошками в меру заплесневелого сыра!
        - Охотно верю…, это просто потрясающее блюдо!  - едва выговорил сержант, чувствуя, как у него болезненно сжимается желудок.
        - Но, ничего страшного,  - оживлённо продолжил Тошт,  - голодным вы всё равно не останетесь. Очень удачно, что с вами прибыл тот славный лягушонок, который делает просто бесподобный «хачиш»! Прошу вас присесть в кресло, я сейчас вас им угощу.
        - Ой, нет, большое спасибо!  - принялся отказываться гвардеец, которому совсем не улыбалось даже один раз попробовать крайне подозрительные мышиные деликатесы. Вы же понимаете, у нас - восточных бойцов особый устав и, конечно же, строгая диета! Настоятель будет крайне недоволен, если узнает, что я в этом месяце кушал что-то мясное или рыбное!
        - Да-а,  - удивлённо протянул Заместитель министра,  - я и не знал, что у фехтовальщиков такие строгие правила! Тогда, может быть, я покажу вам свою коллекцию оружия?
        - В этом вопросе я смогу быть вам куда как более полезным,  - с готовностью покинул кресло сержант.
        Они прошли в соседнюю с кухней комнату, где оказался очень толково оборудованный тренировочный зал. Да, нечто подобное было и в спортивном зале королевской гвардии, но там обычно занимались несколько десятков служивых лягушей, а этот зал был построен всего для одного мыша!
        - Взгляните для начала на этот меч из легендарной Даванской стали!  - подвёл Тошт гвардейца к специальной стойке, приспособленной для хранения всевозможного холодного оружия.
        - Боюсь, для вашего высочества данное оружие будет тяжеловато,  - заметил Ляг, сделав пару пробных выпадов и круговых ударов.
        - Вы абсолютно правы,  - согласился хозяин дома,  - он и в самом деле несколько великоват для меня. Но я вижу, вы с ним запросто управляетесь!
        - Спасибо за комплимент, но в восточных монастырях физической подготовке уделяется весьма значительное время. А чтобы лапа быстрее привыкла, следует проводить упражнения с предметом значительно тяжелее основного оружия. Допустим, если вы вначале поработаете вот с этим Триканским боевым топором, то даже серия атак по ростовой мишени с мечом покажется вам детской забавой!

        - Вот что значит настоящий профессионал!  - восхитился мыш. Все наши доморощенные учителя и вполовину не так хороши как вы! Послушайте, любезный Ляг-ши-ван, а почему бы вам не поступить ко мне на службу? Я мигом устрою вас в наш департамент на должность инструктора по боевой подготовке. Будете получать не меньше чем по 120 солёных мух в неделю! Опять же служебная нора с двумя прислужницами, место за общественным столом, индивидуальный пропуск сотрудника Департамента общественной безопасности… А по вечерам мы могли бы вдоволь упражняться в моём спортивном зале! Что скажите?
        - Прекрасное предложение,  - учтиво поклонился Ляг,  - и я бы принял его незамедлительно, если бы не одно крайне деликатное поручение, которое я выполняю для настоятеля нашего монастыря. Как только я с ним закончу, так тут же смогу воспользоваться вашим заманчивым приглашением!
        - Не могу ли я как-нибудь посодействовать скорейшему выполнению ваших обязательств?  - поинтересовался лорд.
        - Вполне возможно, ваше сиятельство, вполне возможно,  - уклончиво ответил сержант, чувствуя, что очень скоро сможет расспросить лорда о предмете своего особого интереса. Но если вас не затруднит,  - добавил он,  - я бы хотел чего-нибудь попить. Мы, лягушки, крайне чувствительны к длительному отсутствию влаги и постоянно нуждаемся в регулярном приёме чего-то освежающего!
        - Да, и то верно,  - тут же подхватил его мысль Тошт,  - я совершенно забыл о том, что утром мне доставили бочонок наисвежайшего Алеманского эля! Думаю, наша беседа под этот славный напиток будет куда как более непринуждённой!
        - Скажите, господин лорд,  - поинтересовался Ляг, после того, как они выпили по жбанчику действительно превосходного напитка,  - откуда в вашей оружейной коллекции появились две позолоченные шпаги? Я интересуюсь потому, что когда-то бывал в Лягушачьем королевстве, где их производят. Но, то королевство находится столь далеко, что совершенно непонятно, как данное оружие оказалось в центре Мышиной Империи?
        - На самом деле,  - мигом посерьёзнел Заместитель министра,  - это вовсе не моё личное приобретение! Скорее их можно назвать, боевым трофеем!
        - Неужели военный трофей!  - воскликнул лягушонок. Так значит и вам пришлось воевать?
        - Увы! Как не прискорбно это звучит, но пришлось! Причём, что обиднее всего, в основном против своих же мышей!
        - Не может быть!  - Ляг мигом изобразил искреннее недоумение. Пока мы путешествовали по вашим необъятным просторам, я краем уха слышал о каких-то беспорядках, но не мог и предположить, что дело дошло до вооружённых стычек!
        - И тем не менее,  - покачал головой Тошт,  - это правда. В отношении населения окраинных Арпад нашим министерством проводится строгая политика ограничения информации, но слухи неизбежно разносятся. Мы с этим боремся, но полностью искоренить досужие разговоры практически невозможно. Но вам, на условиях полной конфиденциальности, я расскажу, что случилось на самом деле!
        Мыш допил остававшийся в его сосуде эль и продолжил.
        - Как вам уже, наверняка известно, политическое управление в Империи основывается на Институте двенадцати. Двенадцать первых принцев крови составляют Малый Совет, который коллегиально решает все проблемы управления страной. Многие зимы такая схема работала бесперебойно и в государстве даже начало наблюдаться всеобщее расслабление. Отдых на тёплом побережье, массовое увлечение заграничной гастрономией, групповые танцы под барабаны - вот что занимало умы и время народных масс. А планы построения регулярной армии так и остались только планами. Да что там армия, даже силы полиции были сокращены вдвое! Как все рассуждали:  - Ну, кто же может на нас напасть, если мы такие огромные и мощные?
        - Значит, враг всё же нашёлся?  - не утерпел Ляг.
        - Да, кот его побери!  - возбуждённо стукнул опустевшим жбаном мыш по расписанной растительными узорами столешнице. И что самое печальное - этот враг отыскался не где-нибудь, а прямо среди членов Малого Совета! Но, конечно же, здесь не обошлось и без внешнего тлетворного влияния! Представьте себе, в одной из дальних Арпад вдруг объявился некий неприметный жабёнок. Какое-то время он тихо проживал в одном из самых убогих постоялых дворов, не вызывая никакого подозрения, но вдруг в столице появились его посланцы. И не просто так, а с определённой враждебной целью! При первом же удобном случае они передали тайное берестяное письмо самому молодому члену Малого Совета - принцу Пшену!
        В том послании, как нам потом удалось выяснить, содержался удивительно хитроумный план, по разрушению нашего устоявшегося общественного устройства! Сильно сомневаюсь, что автором письма являлся именно тот презренный жабёнок, но кто прислал с ним это зловредное послание, мне узнать пока что не удалось. Основная идея тайного плана была такова. Принцу Пшену следовало устроить переворот и захватить единоличную власть над всей Империей. Далее он должен был провозгласить свободу передвижения для каждого обитателя нашей великой страны и тут же издать указ о массовом переселении большой части мышей, крыс и хомяков на новые восточные земли.
        Предусматривался стремительный захват почти всех территорий Великобарсучьего княжества, Королевства лесных ящериц и болотных владений Чёрной Гадюки! Мало того, принцу предлагалось незамедлительно заключить союз с новообразованным Жабьим султанатом с признанием его неотъемлемых прав на все земли берегов Лягушачьей реки! В письме давался и подробный план того, как нужно было захватить власть над Малым Советом! Предусматривались не только агитационные провокации среди обитателей самых бедных столичных кварталов, но и прямое вторжение наёмников из-за границы!
        - Отчего же принц не показал «жабское» письмо своим собратьям по Совету?  - поинтересовался Ляг. Почему не попросил их немедленно задержать лазутчика, пока он пребывал на вашей территории?
        - А-ф-ф-а,  - сделал витиеватое движение лапой лорд, одновременно смущённо отводя глаза в сторону,  - не так всё просто в этом мире! Дело в том, что принц Пшен ещё в детстве слышал от своего наставника некое предсказание. В нём говорилось о том, что новый великий правитель Империи появится тогда, когда маленький мышонок королевских кровей в день своего совершеннолетия увидит угасание солнца! Надо же было такому случиться, что именно в тот день, когда юный принц принимал поздравления и подарки в свой день совершеннолетия, солнце и в самом деле погасло. Не полностью, разумеется, но от него остался лишь маленький красный серпик, а всё вокруг окрасилось в багровый цвет!

        Пшен поначалу испугался, точно так же как и прочие мыши, которые никогда не видели солнечного затмения. Только вспомнив об услышанном пророчестве, он мигом наполнился непоколебимой уверенностью в своём великом предназначении. Ну, ещё бы! Уж если само Небесное Светило выказало ему расположение небес, то более никто в мире не был способен преградить его путь к Трону!
        Но время шло и, хотя он вскоре был назначен в состав Малого Совета, вместо состарившегося принца Мукана, большего продвижения ему добиться не удалось. Более опытные в государственной политике родственники, упорно не давали хода его новаторским инициативам. Пшен громко негодовал, протестовал и постепенно перессорился со всеми членами Малого Совета. А вы ведь знаете, что если ты с кем-либо в ссоре, то и до открытой вражды недалеко.
        Вот именно в тот момент ему и принесли секретное письмо от затаившегося на дальних рубежах Империи жабёнка. И у юного принца будто открылись глаза. Да в самом деле, зачем кому-то пытаться что-то доказать, когда гораздо проще в корне изменить саму систему принятия решений! Наш бунтарь свято верил в свою великую судьбу, поэтому, не колеблясь и минуты, дал согласие встретиться с жабёнком лично. Вскоре тот приехал в Кетру и рассказал принцу, что кроме плана по захвату власти, он привёз с собой большое количество позолоченного оружия и пообещал помощь от зарубежных наёмников. Лорд умолк и скорбно повесил голову.
        - Вообще-то надо сказать,  - внезапно поменял он ход своего повествования,  - что в нашей Империи никогда не было масштабного производства оружия для активной самообороны. Конечно, в некоторых национальных сообществах издревле практиковались некоторые приспособления для самозащиты, но это была не более чем редкая экзотика. В крупных городах так же проживали немногочисленные коллекционеры, собирающие уникальные образцы всевозможного вооружения, которое попадало к нам посредством бродячих торговцев всевозможными редкостями. Вот каковы были наши недавние военные возможности.
        - Например, в нашей семье издавна хранился щит, сделанный из костяной пуговицы огромного великана! Настоящий антиквариат, времён Шакадота Третьего! Есть и боевой топор, купленный ещё двоюродным дедушкой по материнской линии. Но если смотреть шире, то есть в масштабах всего государства, то реальной вооружённой силой в Империи был только Крысиный Спецназ, который достался нам после присоединения небольшого Триканского княжества, населённого в основном чистопородными крысами.
        - Но я слышал, что у вас имелась очень развитая служба полиции и пограничной стражи,  - попробовал перехватить инициативу разговора Ляг,  - разве они не были соответствующим образом вооружены и обучены?
        - Обучены…, да,  - неуверенно кивнул лорд,  - но вооружение их было скорее условным. Пара церемониальных алебард у пограничного караульного наряда, вот, пожалуй, и всё. Полицейские, те вообще обходились великаньими деревянными зубочистками, которые нам в огромном количестве доставляли городские мышата. Так что, повторю ещё раз, серьёзной силой были лишь крысы. Но поскольку содержание профессионального войска дело весьма дорогостоящее, то отпускаемых из казны средств, хватало лишь на две сотни спецназовцев.
        Сержант невольно улыбнулся, поскольку тут же вспомнил о битком набитых казармах в своём родном королевстве.
        - Так что же случилось с мятежным принцем потом?  - подтолкнул он своего словоохотливого собеседника к новым откровениям. Вы говорили, что, во-первых, жабёнок привёз оружие, а что же он привёз, во-вторых?
        - Ах…, да,  - вернулся к прежней теме Тошт,  - во-вторых, пупырчатый заговорщик доставил ему нечто совершенно невиданное! Можете себе вообразить, что кроме вполне практичных сабель и арбалетов он притащил и странный головной убор, который по его уверениям, должен был придать дополнительную уверенность Пшену в его притязаниях на единоличное правление!
        - Прошу вас, ваше сиятельство, как можно подробнее описать этот головной убор!  - подался вперёд Ляг, жадно ловивший каждое слово своего собеседника. Дело в том, что я в некотором роде знаток всевозможных металлических украшений. Может быть, вы как раз рассказываете об одном из давно утраченных старинных артефактов?
        - Честно сказать, самому мне его видеть не доводилось,  - расслабленно откинулся лорд на спинку кресла,  - но, по донесениям непосредственных очевидцев тех событий, он был просто ослепительным! Представьте себе некое округлое скопление серебристых нитей и овальных пластин, которые, заплетаясь друг за друга, образовывали нечто вроде бутона садовой розы, которые часто растут у домов великанов. По уверениям жабёнка эту головокружительную конструкцию мог носить на голове лишь один мыш - истинный Император Империи!
        - Нетрудно теперь оценить моральное состояние юного потомка Мышака Великолепного, после того, как он из-за своей самонадеянности угодил в хитро расставленную жабами ловушку? С одной стороны принц был уверен в своей избранности для совершения невиданных подвигов. А с другой - ему буквально на блюдечке предлагали простой способ осуществления его мечты. Если посмотреть на данную ситуацию со стороны, то ясно, что она создана искусственно и преднамеренно. Я больше чем уверен, попади любой из нас в схожие жизненные обстоятельства, трудно было бы прогнозировать иной исход.
        - Как это верно подмечено, ваше сиятельство!  - с готовностью подквакнул лорду Ляг.
        - В общем, так или иначе, но наш Пшен, решив всё сделать легко и быстро, попал в ту же ловушку, в какую попадают все молодые торопыги. Согласившись на помощь и содействие со стороны заезжего жабёнка, он постепенно и сам оказался в его власти. С какого-то момента, вовсе и не принц готовил изменения в государственном устройстве! Нет и нет! Некие внешние игроки жабоватого вида, пользуясь его простодушием и юношеским максимализмом, хотели провернуть невообразимую авантюру!
        Лорд Тошт снова надолго замолк, угрюмо опустив глаза долу. Потом встал и принялся расхаживать по кухне, время от времени словно бы через силу изрекая очередную фразу.
        - Но если уж быть до конца откровенными, то нужно прямо признать, что многие наши высшие чиновники невольно помогли тому, что принцу почти удалось добиться успеха!
        - Но как же подобное стало возможным?  - удивился гвардеец.
        - А-а-а, всех нас иной раз подводит беспечность, и благодушие. Как устроен разум обычного мышонка? Если у него есть корм, в норе тепло, а дети здоровы,  - он непременно будет считать, что так будет всегда. Знаете, что на самом деле едва не погубило нашу Империю? Ни за что не догадаетесь! Закон об Улиточном сборе!
        - Никогда о таком законе не слышал, но буду чрезвычайно обязан, если вы о нём расскажите.
        - Да-а, глупейший закон, из ряда тех нелепиц, которые некоторые умники изобретают для того, чтобы блистать остроумием на собраниях Совета!  - досадливо взмахнул лапой Тошт. Суть его проста, как маковое зерно. В наших лесах обитает большое количество безвредных созданий именуемых - улита. Пользы от них не много, но она всё же есть. Выделяемая ими слизь хорошо помогает тем, кто случайно или по небрежности поранился о колючку или получил ожог. На одном из заседаний уж и не припомню кто именно, предложил организовать сбор и централизованное содержание улиток для срочной помощи пострадавшим. Но возникли следующие вопросы:  - Кто именно должен их собирать? В какой части Империи улиток хранить, и из каких средств, платить за их сбор и транспортировку?
        В общем, обсуждение второстепенного закона длилось несколько лун, но ясности в его перспективах не появилось никакой. А принц Пшен именно обсуждение улиточного законопроекта решил довести до полного абсурда. Он и его сторонники каждый раз голосовали таким образом, чтобы количество выступающих «За» в точности равнялась количеству голосующих «Против». Попутно друзья принца начали проводить собрания и тайные сходки в пригородных поселениях, рассказывая бедноте о том, как бездарно проводит время Малый Совет. Мол, они убивают столько времени на обсуждение никчёмной проблемы улиток, когда простым мышам уже негде жить и почти нечего есть!
        - В то время как вы тяжело работаете за несколько зёрен в день,  - говорили выступающие,  - принцы Крови просто не знают чем бы заняться! Они растрачивают ресурсы Империи на всевозможные увеселения и путешествия, в то время как поголовье мышат сокращается и во всём имперском хозяйстве царит удручающий застой!
        - Семена пропаганды упали на благодатную почву,  - продолжал свои челночные прогулки по кухне Тошт,  - повсюду начался вначале глухой, а затем и громкий ропот. Ситуация осложнялась ещё и тем, что положение с продовольствием действительно было не из лучших. Страшная засуха вдвое уменьшила обычный рацион рядового мышонка! Вот здесь мы и проявили недальновидность и непоследовательность. Не желая признаваться самим себе, что положение дел крайне неустойчивое, Малый Совет поручил справиться с проблемой Министерству Общественной Безопасности.
        Полиция старалась изо всех сил, разгоняя сборища своими зубочистками, пока не получила сразу в нескольких Арпадах адекватный ответ камнями и палками. В то же время нанесли свой удар подручные жабёнка Кважа. Со всех сторон стали приходить сообщения о вооружённых нападениях на склады зерна, административные учреждения и пограничные городки. Лишённые даже минимального снабжения оголодавшие мышата, высыпали на улицы, перекрыли основные торговые тропы и принялись грабить проходящие по ним транспорты. В одночасье всякая нормальная жизнь в Империи оказалась затруднена или вообще парализована.
        Почтовая служба разбежалась, и некому стало доставлять указующие депеши от Малого Совета - Большому. Не получающие инструкций и почти не охраняемые таможни прекратили работу. Управление Арпадами быстро застопорилось. Всеобщие беспорядки ширились, захватывая всё новые и новые территории, неумолимо приближаясь к столице. Только тут до высших деятелей Малого Совета наконец-то дошло, что пора наводить порядок, применяя самые жёсткие меры воздействия.
        Вскоре вспомнили и о Крысином Спецназе, который совсем недавно хотели сократить до ничтожной сотни бойцов. Его срочно подняли по тревоге и бросили на расчистку торговых трактов, блокада которых грозила полным параличом всей хозяйственной и общественной деятельности. Спецназ активно задерживал бунтовщиков и разрушал повсеместно воздвигнутые баррикады. Заодно, некоторые чересчур ретивые крысы, принялись без разбора хватать всех попадающихся под подозрение лягушек…
        - Прошу вас не обижаться, сударь,  - наконец остановился в своём непрерывном перемещении лорд,  - ведь с земноводными мы всегда жили в добром мире и согласии. Здесь сработало то, что повсеместно действовали диверсионные группы вооружённых до зубов жабят, которых не слишком образованные крысы не отличали от обычных лягушек. Так что они хватали всех подряд и отправляли ездовыми черепахами в подземную тюрьму Калабуш. В прежние времена она практически всегда пустовала, но с началом беспорядков оказалась забита сверх меры. Поэтому и там скоро начались столкновения!

        - Вот тут-то принц Пшен совместно с закордонными союзниками и выложили свой главный козырь! В один из дней в наше министерство пришло сообщение о том, что со стороны западной границы во владения Империи вторглась банда Злобных Котов! Вообще-то с Котовым олигархатом у нашей Империи всегда были натянутые отношения. Ну, вы же понимаете… с одной стороны - кошки, с другой - мышки! Но Шантильский договор, в результате которого был произведён взаимоприемлемый раздел спорных территорий, установил между нашими народами длительный и прочный мир. Котам отошли все пустоши на Великих помойках, а к нам вернулись Старые огороды.
        И тут вдруг на улицах Кетры внезапно появляются толпы зубастых и когтистых котов, которых неизвестно кто собрал, сплотил и в нужный момент бросил прямо на столицу! Нечего и говорить, что почти половина города была захвачена ими сразу! Но это было лишь начало всеобщего погрома. После столь коварного кошачьего нападения, спастись удалось лишь принцам Гречи и Рисо. Только они смогли ускользнуть, и впоследствии, именно под их руководством сформировалось некое народное ополчение, которое оказалось способным переломить неблагоприятный ход событий…
        - А что же в результате случилось с принцем Пшеном и его короной?  - воспользовался сержант небольшой паузой в бесконечном повествовании.
        - С короной?  - переспросил его Тошт, видимо никак не ожидавший того, что его гостя больше интересует какой-то там головной убор в то время, как была готова рухнуть целая Империя. Насчёт пресловутой короны я не имею каких-либо однозначных сведений. На месте генерального сражения, проходившего на Корявой пустоши, её не нашли. Это совершенно точно, поскольку я лично осмотрел все захваченные на поле битвы трофеи. Поговаривают, что когда остатки мятежных отрядов уплывали по Большой реке на камышовых плотах, её всё ещё видели на голове потерпевшего поражение принца.
        - Куда же они уплыли, если не секрет?
        - Видимо очень далеко, поскольку мои лазутчики ничего определённого сказать не смогли. По туманным намёкам и непроверенным слухам, собранным со всей округи, можно лишь предположить, что какая-то часть мятежников рассеялась по окрестным государствам. Но некоторые агенты докладывали, что сам принц с небольшим отрядом своих сторонников прячется где-то на территории Ужовой республики. В общем-то может оно и к лучшему. Государство Ужей, издревле славится полной анархией, и совершеннейшей разнузданностью нравов! Если он останется там достаточно надолго, то, конечно же, сможет воочию убедиться, что порядок и взаимная поддержка народа и власти куда как лучше, нежели свобода творить невесть что, ни за что не отвечая. Полагаю, что он там либо скоро погибнет во время очередной бандитской разборки, либо…, вернётся обратно с повинной головой!
        - Неужели же вы простите его?  - безмерно удивился Ляг.
        - Ну, конечно простим,  - лорд в полном недоумении развёл лапы в стороны,  - а что мы ещё можем сделать? Он ведь принц Крови, а не какой-нибудь оборванец из заштатного Каленкута!
        Сержант гвардии, мигом сообразив, что вряд ли узнает больше о нынешнем местонахождении короны, решил, что пришла пора откланиваться.
        - Ой,  - воскликнул он,  - за столь интересной беседой я совсем позабыл о моих спутниках! Полагаю, они наверняка переживают о моём столь долгом отсутствии. Прошу извинить меня, дорогой лорд, но долг заставляет двигаться дальше. Ещё раз благодарю за прекрасный эль, а на ваше предложение начать совместные тренировки я дам ответ в самое ближайшее время!
        Тошт любезно проводил лягушонка до дверей своего жилища. На прощание он даже подарил своему новому знакомому небольшую берестяную табличку. Это был пропуск, дозволяющий его владельцу свободный проход через столичные заставы в ночное время. После этого они церемонно поклонились, пожали друг другу лапы, и Ляг с облегчением задёрнул за собой входной занавес. Тот пропуск он всё же сохранил и однажды тот его здорово выручил.
        Вопреки его ожиданиям, все члены его отряда крепко спали. Они забрались под огромные и тёплые лапы маленького великана и сладко посапывали носами.
        - Квак, Дек, Бусинка,  - грозно квакнул сержант,  - подъём! Хватит дрыхнуть! Нам ведь нужно затемно вернуться к большому плавучему дому!
        Лягушачий отряд, зевая и потягиваясь, быстро отошёл ото сна и они все вместе принялись будить не в меру разоспавшегося Диму, который приспособил под постель кучу недавно скошенного сена. А затем снова был долгий и опасный марш, во время которого лягушонок - повар показал себя с самой лучшей стороны. Переправившись через словно замершую в ожидании рассвета реку, и пожелав поспешно заползающему в палатку мальчику спокойной ночи, Ляг задал их проводнику только один вопрос. Вопрос был с определённым подвохом, однако сержант надеялся на то, что Акво ответит на него положительно.

        - Послушай, приятель,  - по-дружески положил он лапы на плечи маленького повара,  - а ты не мог бы проводить нас до страны Ужей? Ему казалось, что тот тут же спросит о том, сколько ему заплатят за содействие, но повар испуганно вздрогнул и отпрыгнул в сторону.
        - Куда! Мне к Ужам!  - пробормотал он хриплым голосом. Нет, нет, ни за что! Куда угодно, только не туда! Сам не пойду, да и вам не посоветую! Это пропащее место! Ну, я ещё понимаю, когда большие звери поддерживают с ужами какие-то отношения. Но мы - лягушки! Да нас там слопают в один момент, мы даже «квакнуть» не успеем! Нет, голубчик, даже не упрашивай. Спасибо за помощь в доставке моих продуктов, но я лучше поскачу домой. Супруга меня точно заждалась!
        Повар подхватил мешок с оплатой за «хачиш» и запрыгал вглубь острова.
        - Но всё же,  - квакнул ему вдогонку Ляг,  - как же нам добраться до той страны?
        Акво замер, повернулся и словно бы нехотя вытянул лапу в сторону реки.
        - От нашего острова нужно плыть по большой реке навстречу текущей воде. С той стороны, где садится Небесное Светило, с берега реки будет видна длинная намытая потоком воды земля с Центральным болотом посредине. Вот это-то и есть Страна Ужей. Да, там есть особая примета. В самом начале той земли стоит огромное сухое дерево, так что не промахнётесь. Но ещё раз повторяю, это - гиблое место!
        Повар неопределённо взмахнул лапой, то ли прощаясь, то ли отдавая честь, и через мгновение исчез в зарослях мха. А сержант, привычно пересчитав всех своих подчинённых, приказом отправил их спать в пластиковую каюту. Сам же ещё долго сидел в одиночестве, смотрел на мерцающие угли великаньего костра и тщательно обдумывал тактику действий своего отряда на следующий день…

        Глава восьмая: Долгий путь к короне

        Родители маленького путешественника проснулись в то утро довольно рано. Но их сыночек, уставший от ночных приключений, всё ещё крепко спал. Он так плотно замотался в банное полотенце, что наружу торчала лишь перепачканная в речном иле ладошка, да маленький носик.
        - Пойдём, быстренько искупаемся, пока он спит!  - предложил папа зевающей маме. Мне кажется, что вода в нашем затоне тёплая, словно парное молоко! Я уже несколько раз слышал подобное выражение, но в жизни никогда не испытывал, насколько это сравнение точно. Проверим?
        Они тихонько выбрались из палатки и, снимая на ходу одежду, направились к воде.
        - Смотри!  - указала мама на наполовину вытащенную на берег надувную лодку. Мне казалось, что вчера она была привязана позади нашего плавучего ящика!
        - Наверное, дедуля ночью вытащил её на берег,  - отмахнулся от её подозрений папа,  - в качестве дополнительной предосторожности. Ладно, пошли скорее! Быстренько окунёмся, а потом сделаем омлет с салом. Живот подвело - сил нет бороться!
        В тот момент, когда родители мальчика погрузились в исходящую утренним туманом Волгу, через маленькую щелочку в палаточной двери в гости к Диме прокрался Ляг.
        - Ди,  - бесцеремонно подёргал он своего друга за безмятежно сопящий носик,  - ты всё ещё спишь?
        - Угу,  - сонно пробормотал мальчик, стараясь ещё глубже зарыться в пушистое полотенце.
        - Можешь не вылезать, если не хочешь,  - перестал тормошить его лягушонок,  - но выслушай меня очень внимательно! Слушаешь?
        - М-угу…
        - Я, конечно, не знаю планов больших великанов, но нам с тобой сегодня нужно обязательно попасть в страну Ужей!
        - А где же находится эта страна?  - сквозь сон пробормотал мальчик.
        - А кво рассказал мне, что от этого острова нужно плыть по Большой реке навстречу воде. В какой-то момент будет видна длинная намытая земля с Центральным болотом посредине. Вы называете такое место - «коса». Там и расположена Страна Ужей. Нам нужно непременно попасть в это место, потому что нашу корону увезли именно туда! Да, повар указал и особую примету той страны. На песчаной косе у болота стоит огромное сухое дерево, которое хорошо видно с реки. Как, справишься с таким сложным заданием?
        - Попробую…
        - Что за слово такое - «Попробую»?  - искренне возмутился лягушонок. Как следует отвечать старшему по званию?
        - Будет исполнено, ваше разбудительство!  - буркнул в ответ Дима, наконец-то просыпаясь окончательно.
        Едва он произнёс эти слова, как зажужжала «молния» и в палатку просунулась голова мамы.
        - Уже проснулся, малыш?  - спросила она у сладко потягивающегося сына. Ой,  - тут же воскликнула она,  - да к тебе в гости лягушка прискакала! Как же она сюда попала? Сейчас позову папу, чтобы он вытащил её отсюда!
        - Не надо,  - остановил её Дима,  - я сам её на улицу вынесу!
        Пристроив лягушонка на ладошке, он дополз на коленках до выхода и осторожно положил своего приятеля на подсохший лист лопуха, лежавший снаружи.
        - Скачи скорее к своим,  - шепнул он на ухо зелёненькому собрату,  - а я всё сделаю для того, чтобы вам помочь!
        - О чём это вы там беседуете?  - тут же поинтересовалась мама.
        - Мы просто так…, играем с лягушонком!  - не стал раскрывать свою тайну Дима. А что там дедушка варит на завтрак?  - на всякий случай перевёл он разговор на другую тему.
        - Сегодня папа нам готовит, омлет делает! Давай поскорее оденемся, ополоснём ручки и будем кушать!
        После скромного походного завтрака, Дима затеял новую игру. Поскольку его попросили помочь дедушке вытирать посуду после мытья, он в свободные минутки принялся из озорства пробовать удерживать попадавшие в его руки предметы на голове. Вот только ему ни разу не удалось удержать хотя бы один предмет сервировки на своей остренькой макушке. Будь то большое блюдо, либо маленькая миска - всё тут соскальзывало и падало на траву. Заметив его забавы, дедушка хотел было сделать внуку выговор, но увидев, как тот переживает за каждую неудачу, несколько смягчился и даже решил ему подыграть.

        - Смотри Димуль, как надо,  - нахлобучил он на свою голову небольшую подушечку.
        После этого он демонстративно развёл руки в стороны и слегка прошёлся по полянке:  - Вот так нужно держать равновесие!
        - Дедушка,  - с обидой в голосе отозвался не столь удачливый внучок,  - так ведь у тебя голова квадратная, а меня треугольная!
        Все дружно захохотали. Не смеялся только сам Дима, совершенно не понимающий, что же он такого смешного сказал. Вскоре лагерь был свёрнут, вещи перенесены на борт плавучего дома и путешествие продолжилось. Поначалу, их дом-корабль двигался довольно медленно, но всё равно вскоре вышел на середину уже широкой в этом месте Волги.
        Наш юный путешественник, в отличие от сидящих на палубе родителей, в этот раз пристроился рядом с дедом у штурвала. Ведь ему требовалось как-то уговорить его повернуть в нужную лягушатам сторону. Но мальчику и самому было непонятно, где именно расположена неведомая Страна Ужей.
        - Дедушка,  - вспомнил он слово, которое утром услышал от Ляга,  - а что такое «коса»?
        - Женщины так длинные волосы заплетают…,  - отозвался дед, прикрывая ладонью лицо от слепящего утреннего солнца.
        - Нет,  - возразил Дима,  - я спрашиваю про ту косу, которая бывает на реке!
        - Ах, это…,  - дед переложил штурвал вправо и начал выводить плавучий дом на середину реки. Закончив манёвр, он взглянул на замершего в ожидании ответа внука и закончил фразу. Коса на реке очень похожа своей формой на женскую косу, потому она так и называется. Понимаешь дружочек, на реках с медленным течением маленькие частички почвы не уносятся далеко от берега, а быстро оседают неподалёку на дне. Со временем на мелководье появляется что-то вроде небольшого полуострова. Время идёт, к этому полуострову прилепляются новые кусочки земли, листья и сучья падающих в воду деревьев. Так и растёт год за годом своеобразная «коса», иногда достигая в длину многих сотен метров!
        - Дедушка,  - как можно убедительнее попросил внук, вкладывая в просьбу всё своё обаяние,  - а мы сможем сегодня доплыть до такой косы?
        - Наверное, можем, если только она не очень далеко отсюда. Но зачем она тебе? Обычно там ничего интересного нет. Песок, да редкие кустики растут тут и там…
        - Ну, дедушка,  - взмолился внук,  - мне очень нужно попасть на ту речную косу, на которой растёт большое сухое дерево!!!
        - Если оно засохло,  - въедливо заметил дед,  - значит, уже не растёт! Впрочем, ладно, давай-ка мы с тобой для начала посмотрим на карту. Держи курс прямо, а я пойду - взгляну.
        Чрезвычайно гордый оказанным доверием, Дима крепко ухватился за колесо штурвала и словно заправский капитан сосредоточенно нахмурил брови. Ему казалось, что именно так должен выглядеть умудрённый опытом речной «волк». И он старался в точности соответствовать придуманному им идеалу.
        - Гляди-ка,  - приблизился к нему дед с развёрнутой картой в руках,  - если прямо сейчас повернуть в сторону города Кимры, то часика через два мы и в самом деле будем находиться в районе большущей косы! Что ж, на самом деле нам ведь всё равно куда плыть! Почему бы не туда? Вдруг там и в самом деле растёт сухое дерево? Верно я говорю?
        - Верно, дедушка!  - звонким голоском ответил обрадованный внук.
        - Тогда,  - ласково положил ладони на его плечи дедушка,  - лево руля!
        Насчёт «пары часов» дедушка слегка ошибся. Поскольку неуклюжий «Пегас» двигался теперь против течения, то и без того небольшая скорость «судна» упала ещё больше. Бдительно наблюдавший за медленно проплывающими мимо пейзажами Дима, заметил долгожданное дерево только тогда, когда на круглых часах висящих в кают-компании минуло четыре пополудни. Этим деревом оказалась громадная, наверное, в три обхвата ветла, которая и в самом деле почти засохла. Только некоторые её веточки всё ещё были покрыты узкими темно-зелёными листочками. Мотор был немедленно заглушен и уже через несколько минут Дима, держась за руку деда, спускался на неведомую землю.
        - Вот Димуля, мы и прибыли на самую настоящую речную «косу»  - обвёл дедушка всё видимое пространство. Если хочешь, мы с тобой немного прогуляемся, пока папа с мамой будут обустраивать стояночный лагерь.
        - Значит, мы здесь останемся на ночёвку!  - обрадовался малыш.
        - Почему бы нет? Здесь вроде неплохо. Тихо, да и сухих дров полно. Сейчас мы с тобой немного пройдёмся, а ближе к вечеру попробуем порыбачить. Смотри, какая длинная заводь расположена совсем рядом! Наверняка в ней полно рыбы греется!
        - Как это - греется?  - заинтересовался внук.
        - Да так, как и все живые твари! В мелких заводях вода быстрее прогревается на солнце и поэтому в ней больше всякой мелкой живности собирается. А где тепло и много корма, то и рыбы всегда крупнее вырастают. Понимаешь теперь?
        - Понимаю!  - утвердительно кивнул Дима и тут же перевёл разговор на более интересующую его тему. А ты когда-нибудь видел настоящих ужей?  - спросил он, едва они вскарабкались на высокий песчаный бугор.
        - Конечно, видел!
        - А какие они снаружи?
        - По виду - самые обычные змеи, только чёрные, а на головах у них видны крупные жёлтые или оранжевые пятна. Всего по два пятнышка на каждой змейке…

        - Они ядовитые?  - опасливо прижался внук к крепкой дедовой руке.
        - Нет, нам с тобой беспокоиться нечего. Ужи людей не кусают!
        - А кого же они кушают?
        - Точно не знаю, но мне кажется, что больше всего они любят лягушек!
        - Как,  - застыл мальчик, словно внезапно налетел на некую невидимую преграду,  - неужели они едят моих любимых лягушек?
        - Может быть и не только…, но их они особенно любят! О-о, смотри,  - тут же воскликнул дед, указывая своей палкой, на скользящую вдоль зарослей осоки чёрную змейку,  - а вот и первый уж! Видишь на тыльной стороне его головы яркие пятнышки?
        - Вижу, вон они!  - мальчик, обрадованный столь наглядным уроком, радостно захлопал в ладоши.
        - Вот и прекрасно! Запомни! Если видишь подобные пятнышки, то для тебя никакой опасности нет. Но если встретишь серую змею с кожей в мелкую сеточку, то лучше к ней не приближаться. Скорее всего, перед тобой ядовитая гадюка и она по-настоящему опасна.
        - А как не наткнуться на такую опасную змею?
        - Очень просто! Видишь, я всегда хожу в лес с палочкой?
        - Да, а почему?
        - Потому что именно палка помогает мне избежать нежелательных встреч со змеями. Там, где обзор затруднён, я стучу ею по кустам или просто по земле. Змеи слышат этот стук и расползаются в разные стороны. Когда вернёмся на стоянку, я тебе тоже вырежу такую палку.
        В какой-то момент столь познавательной прогулки дед с внуком дошли до круглого и топкого болотца, преградившего им путь. Насколько хватало глаз, всё видимое пространство было покрыто сотнями больших кочек, словно преднамеренно собранных вокруг невысоких бугров. Вокруг стояла гнетущая тишина, лишь изредка прерываемая чьими-то хрипловатыми воплями.
        - Между прочим, это жабы между собой бранятся,  - заметил дедушка,  - на всякий случай, оттягивая внука подальше от неприятно пахнущей болотной жижи.
        - Почему ты решил, что они бранятся?  - тут же поинтересовался внук.
        - Ну как же? Слышишь, как одна жаба с этаким подсвистыванием что-то выговаривает другой? А та вроде как оправдывается, но гораздо тише. Прислушайся!
        - А почему это жабы, а не лягушки?
        - Лягушки совсем по-другому вопят. У них звуки более высокие и длятся дольше. А жабы общаются короче, и куда как менее приятными голосами!
        На обратном пути Дима уже не задавал столько вопросов, но внимательно осматривал те места, мимо которых они проходили. Он, разумеется, был ещё маленьким, но уже кое-что умеющим мальчиком. Поэтому он старался делать какие-то выводы из того, что видел. Так он заметил, что вдоль берега внутреннего залива, уходящего довольно далеко в тело песчаной косы, протоптана хорошо заметная рыбацкая тропинка. То, что траву вытоптали местные рыбаки, а не дикие звери, подтверждалось воткнутыми в воду деревянными рогульками. Такие часто использовали и они с дедушкой, когда сами ходили на рыбалку. А главное, он теперь доподлинно выяснил то, что на этом болоте вместе с ужами проживали именно жабы, а не лягушки! Уж не те ли самые, которые помогали принцу Пшену?
        Вся прочая местность виделась ему, как крайне труднопроходимый кустарник, кое-где разбавленный островками невысоких берёзок. А ещё он заметил пару чёрных змеиных хвостов, ловко исчезающих в траве, и про себя решил, что точно оказался в Стране Ужей. Придя к такому выводу, наш юный путешественник сразу же вспомнил слова деда о том, что ужи питаются лягушками и решил, что ему обязательно следует запастись большой палкой, чтобы с её помощью надёжно оберегать своих зелёных друзей от прожорливых змеюк.
        - И зачем только Ляг попросил меня доставить его в это скверное и опасное место?  - негромко спрашивал сам себя Дима. Неужели он не знал, что ужи охотятся на лягушек? Нет, не может того быть, чтобы не знал! Ужи ведь змеи, а с их нравами лягушата хорошо знакомы! Тогда почему же мы приплыли именно сюда? Неужели здесь и в самом деле спрятана лягушачья корона?
        Впрочем, вопрос мальчика так и оказался без ответа, поскольку они с дедушкой внезапно оказались на краю протяжённого пляжа, в центре которого родители начали обустраивать походный лагерь. Палатка для ночёвки была уже собрана, но всё остальное требовало их самого живого участия. Предвечерняя суета мигом захватила малыша, заставляя делать сразу множество разнообразных дел. Дима то помогал перетаскивать на берег спальные принадлежности, то носил к месту будущего костра собранный дедом валежник, то копался в древесной трухе в поисках червей для вечерней рыбалки. А в довершение всего, он настоял на том, чтобы ему как можно скорее вырезали крепкую походную палку.
        Затем было весёлое качание на самодельных качелях, повешенных папой на толстом суку полузасохшего дерева, традиционная рыбная ловля и долгий ужин, во время которого дедушка рассказывал страшные истории из своей жизни. Когда же солнце окончательно спряталось за противоположный берег реки, задремавшего у костра малыша уложили спать, сняв с него только кроссовки. После того как малыш уснул, взрослые не слишком долго сидели у затухающего костерка. Сложив грязную посуду в тазик с мыльной водой, они так же отправились на отдых.
        Какое-то время в их маленьком лагере было абсолютно тихо, но вскоре странный шум, который никогда не услышишь в большом городе, начал приближаться со стороны старой ветлы. Подозрительный шум чьих-то шагов, постепенно ширился и неумолимо охватывал тот кусочек берега, на котором стояла одинокая палатка с угасающим кострищем неподалёку от неё. Но, прежде чем шум приблизился к лагерю вплотную, около костра появились четверо лягушат в полной боевой экипировке. Подняв щиты и, воинственно обнажив мечи, они заняли позицию вблизи палатки, после чего замерли в тревожном ожидании.
        Но вот заколыхались травяные заросли, и на песчаном пляже появилось не менее дюжины тяжело сопящих лесных ежей. Тут надо заметить, что обычный деревенский ёж и в подмётки не годится ежу дикому. Деревенский ёж, как правило, селится либо вблизи человеческого жилья, либо около какого-либо организованного звериного общества. Оно и понятно. Проживающие около людей ежи почти разучились самостоятельно добывать себе пропитание. Ведь гораздо легче просто выйти вечером на кучу с пищевыми ёотходами и поискать там чего-нибудь съедобное. Точно так же поступали их колючие собратья, которые находили кров и дом вблизи Лягушачьего королевства. Да, им приходилось иногда возить тяжелые повозки с королевским и прочим имуществом, но после работы их всегда ждали вычищенные стойла и обильный корм.
        Но лесной ёж, в отличие от своих более слабых родственников, совершенно не похож на некое подобие безропотного тяглового скота. Это решительное, грубое и даже безжалостное животное! И в тех местах, где не водятся более крупные и опасные хищники, именно ежи наводят порядок среди разношёрстной лесной братии! Вот и сейчас, унюхав своими вечно влажными носами вкусные запахи, исходящие от сложенных в миску остатков разделанной перед ужином рыбы, большое семейство Инк-Ра двинулось на разведку. Видят ежи не очень хорошо и поэтому они заметили преградивших им путь гвардейцев только тогда, когда до них оставалось не больше метра.

        - Эй, зелёнопузые,  - хрипло прорычал Старший Инк-Ра,  - вы что делаете на нашей территории?
        - Охраняем покой нашего друга!  - ответил за всех Ляг. И никому не советуем даже близко подходить к его полотняному жилищу!
        - Кхе-к, кхе-к,  - даже поперхнулся от такой наглости предводитель ежей,  - не очень-то нам этого и хотелось! Может быть, квакучая малявка скажет настоящим лесным охотникам, кто это такой их друг?
        - Он…, из рода людей,  - чуть замешкался с ответом сержант. Это маленький великан, которого зовут Ди!
        - Что, твой друг решил поспать в то время, когда все настоящие воины выходят на ночную охоту?
        - Он просто должен хорошо отдохнуть, перед тем, как помочь нам!
        - Ну, да,  - приглушённо захихикал Старший Инк-Ра,  - хочешь меня убедить в том, что великаны захотят выполнять приказы таких малышей, как ты? Вы только послушайте его,  - обернулся он к своим спутникам,  - просто смех, да и только!
        Прочие ежи дружно рассмеялись, но столь глухо и угрюмо, что кожа нашего гвардейца непроизвольно покрылась пупырышками от непередаваемого ужаса. Ведь он увидел, что собратья большого ежа начали медленно, но неуклонно брать лягушат в плотное кольцо. Однако отступать лягушатам было нельзя. Достаточно было сделать всего полпрыжка назад, показать свой страх и ощетинившаяся острыми иголками толпа лесных разбойников могла в одно мгновение смести гвардейцев.
        - Может или не может великан быть другом лягушонку, мы ещё посмотрим,  - с достоинством заявил Ляг,  - но мы подманили вас вовсе не для того, чтобы ссориться!
        - Вы… нас подманили?  - замер на месте вожак ежей. Как это?
        - Очень просто! Что сейчас чувствует твой нос?
        - Мой нос чует аппетитную рыбную свежатину, и упускать её мне совсем не хочется!
        - Вот именно! Вам хочется свеженьких рыбных деликатесов, это нам понятно. Вот только добраться до них без нашей помощи вы не сможете, несмотря на всю вашу силу.
        - Почему это?  - воинственно поднял нос Старший Инк-Ра.
        - Да потому, что наш друг - великан оставил самое вкусное блюдо вон на той плоской раскладной штуке, которую люди между собой называют «стол»! А на него вы никогда не залезете!
        - Хочешь сказать, что ты туда залезешь?
        - Мы? Да, запросто! Не только запрыгнем, но столкнём вниз целую миску вашей любимой еды…, но только при одном условии!
        - Что ещё за условие?  - дружно заворчали ежи, мигом забыв о субординации.
        - Очень простое и совершенно не унизительное! Нам скоро потребуется совершить рейд через земли Страны Ужей до Центрального болота. Но одни мы туда дойти не сможем, поскольку ужи крайне недружелюбны к лягушкам. Поэтому мы просим вас сопроводить наш небольшой отряд к болоту и обратно! Как, договорились?
        В рядах ежей началось перестроение. Они собрались в плотный кружок и некоторое время о чём-то тихо шушукались.
        - Ладно, если речь идёт о большой миске еды, мы согласны быть вашими спутниками!  - наконец объявил глава ежового семейства. Но и у нас тоже есть условие!
        - Согласен на любое!  - гордо выпрямился сержант.
        - Хотим, чтобы с нами пошёл и твой великан! Если уж он проявит к вам должное уважение, то проявим его и мы!
        - Ждите здесь!  - коротко бросил в ответ командир лягушачьего отряда, после чего смело полез в палатку, через слегка приоткрытый входной «клапан».
        Его друг - Ди крепко спал, но понимающий, как много зависит от содействия мальчика, лягушонок приложил все свои силы и умение, чтобы разбудить своего незаменимого компаньона.
        - Что…, кто…, это ты?  - протирая неудержимо слипающиеся глазки,  - пробормотал Дима. Что случилось?
        - Выходи скорее!  - твёрдым, почти приказывающим кваком позвал его за собой Ляг. Сегодня самая важная ночь похода и нам очень нужна твоя помощь!
        Как не хотелось мальчику вновь зарыться в тёплое полотенце, он всё же собрал в кулачок всю свою решимость и, поспешно натянув кроссовки, выбрался наружу. Он включил заранее оставленный около палатки большой фонарь и… испуганно застыл на месте, поскольку никак не ожидал, что прямо около костра его будет поджидать целая толпа лесных ежей.
        - Ди, это наши друзья!  - поспешно предупредил его вопросы Ляг. Они любезно согласились сопровождать нашу экспедицию до самого болота!
        - За большую миску еды!  - поспешил уточнить условия сделки Старший Инк-Ра.
        - Тогда пусть ежи идут впереди,  - предложил Дима лягушатам. Они ведь местные жители, знают все тропки и дорожки! Но я бы пошёл вдоль залива, там есть хорошая натоптанная тропа. А вас, лягушата мне придётся нести в ведёрке из-под майонеза. Так вы не устанете и не потеряетесь в лесных зарослях…
        - Тогда идём скорее,  - громко рыкнул предводитель ежей,  - а то кушать уж очень хочется! Средний и ты, Третий братец,  - скомандовал он своим колючим собратьям,  - ведите головной отряд. А наша сестрица Инк-Ра, возглавит тыловое охранение!
        Малыш подхватил лягушат и бережно усадил их в стоявшее около стола пластиковое ведёрко, положив рядом с ними и мешочки с солёными мухами. Второй рукой он уверенно взялся за рукоять фонаря…, после чего вспомнил о палке, которую ему днём вырезал дедушка. Идти в змеиный лес без палки было никак нельзя, это Дима твёрдо усвоил. Но и фонарь тоже был непременно нужен, поскольку лунный серп светил совсем не так ярко как накануне. Но тогда получалось, что нести ведёрко с лягушатами он уже не мог!
        - Что застыл, громадный?  - нетерпеливо затопал лапами самый большой ёж. Никак не сообразишь, куда пристроить своих приятелей? Я прав?
        - Палка мне ведь обязательно нужна,  - принялся смущённо оправдываться Дима,  - а без фонаря вообще идти опасно…
        - А ты сможешь чем-нибудь привязать ведёрко с зелёнопузыми к моей спине?
        - Чем?
        - Поищи,  - ехидно отозвался Старший Инк-Ра,  - ты ведь здесь великан! С твоей-то высоты всё должно быть отлично видно!
        Мальчик принялся водить лучом фонаря из стороны в сторону, и вдруг вспомнил, что на ограждении верхней палубы было привязано несколько верёвок, на которых они с папой тренировались в завязывании «морских» узлов. Сбегать за одной из них, было делом какой-то минуты. Принеся довольно длинный поясок от старого маминого плаща, наш малыш принялся приматывать им пластиковое ведёрко к хотя и широкой, но страшно колючей спине большого ежа. Он несколько раз пребольно укололся об его острющие иголки, но даже не вскрикнул, поскольку хорошо понимал свою ответственность за безопасность лягушат.

        Когда всё было готово, Дима переключил фонарь на «световой шар», стукнул палкой и твёрдым голосом подал команду - Вперёд! Каким-то ещё не осознанным им в полной мере чувством наш малыш понял, что именно он теперь становится ответственным за эту полную неведомых опасностей экспедицию. Раньше взрослые водили его на прогулку, в цирк или на поиски грибов в лесных чащобах. Они, большие и сильные поддерживали его в пути, ограждали от опасностей и помогали преодолевать препятствия. Теперь эта обязанность легла на него, поскольку он был здесь самый большой и сильный. Настало его время вести кого-то через чащи и топи, помогать и поддерживать в трудную минуту. И, следовательно, именно ему теперь полагалось за всех отвечать, а значит и командовать!

        Глава девятая: Ночь ужей, ежей и ночных страхов

        Не имеющий опыта руководителя мальчишка совершенно не ожидал от возглавляемой им разношёрстной компании особой слаженности и дисциплины, но их ночной поход начался без каких-либо проблем. Впереди по протоптанной рыбаками тропе шумно бежало несколько самых больших и опытных ежей. Они внимательно обнюхивали прилегающие к дорожке заросли, находясь в готовности мигом сплотиться и отразить возможное нападение. За ними шествовал Дима, от которого ни на шаг не отставал Старший Инк-Ра, несущий на спине ведёрко с лягушатами. Позади всех грузной рысцой бежала родная сестра главного ежа с небольшим отрядом тылового прикрытия.
        Их процессия ни от кого не скрывалась и не пряталась. Напротив, все участники сборного отряда, всячески демонстрировали свою силу и несокрушимое могущество. Ежи грозно сопели и изо всех сил топали лапами. Сидящие в ведёрке лягушки так же яростно бренчали своими шпагами, создавая видимость грозной силы. Дима тоже вносил посильный вклад в безопасность своих спутников. Он, мало того, что освещал окрестности фонарём, но и стучал по земле палкой!
        Какое-то время им удавалось идти довольно быстро, но при приближении к Центральному болоту, скорость их продвижения начала падать. Не привыкшие ходить на столь большие расстояния, ежи слегка сбавили ход. К тому же на рыбацкой тропинке стало появляться всё больше и больше ужей. Вначале это были отдельные особи, быстро скрывавшиеся в траве при приближении шумно идущей колонны. Но вскоре чёрных змей стало много больше, и они постепенно заняли все прилегающие к тропинке обочины.
        Теперь они не уползали в сторону, а всё теснее и теснее сплачивали свои ряды, явно преднамеренно сужая проход. И вскоре настал такой момент, когда выйдя на лишённую растительности поляну, наши путешественники увидели, что пройти дальше невозможно. Насколько простирался свет фонаря, настолько и всё прилегающее пространство было занято колышущимся месивом из больших чёрных змей. Внезапно одна из них, самая большая и толстая змеюка отделилась от своих товарок и неспешно выползла на открытое пространство.
        - А-ши-ква-ша-уш-ме-шанц?  - произнесла она, угрожающе извиваясь.
        - Куда направляются вкусные лягушки и шумные ежи?  - перевела робко высунувшаяся из ведёрка Бусинка.
        - Скажи ей,  - встал в полный рост Ляг,  - что мы пришли вовсе не к ужам. Мы просим пропустить нас к болоту, где по нашим сведениям прячется принц Пшен. Мы принесли послание с его родины!
        - Чин-ши-тос-пун!  - бесстрастно ответила ужиха,  - выслушав ответ.

        - Говорит, что за проход придётся дорого заплатить!  - с дрожью в голосе произнесла Бусинка.
        - Чего и сколько она хочет?  - поинтересовался Ляг.
        - Кши-ин-чез-ник-орс-с-с!
        - Требует выдать ей за проход четырех лягушек!  - еле слышно квакнула переводчица и по её худеньким щекам медленно поползли две крупные слезинки.
        - Услышав столь обескураживающий ответ, Дима мигом решил, что наглая змеюка решила поиздеваться именно над ними.
        - Ну, погоди,  - сквозь зубы прошептал он, перехватывая свою палку поудобнее,  - сейчас я тебе заплачу!
        - Мы согласны!  - как гром среди ясного неба прозвучал звонкий «квак» сержанта.
        - Что ты такое говоришь!  - опустился мальчик на корточки рядом с Лягом. Откуда же мы возьмём ещё четырёх лягушек? Ведь вас всего и есть четверо! Лишних совсем нет!
        - Она точно знала сколько нас,  - еле слышно квакнул в ответ Ляг,  - потому столько и потребовала! Если бы нас было восемь, то змеи захотели бы восьмерых! Но у нас выхода иного нет, поскольку идти всё равно надо! Однако мы всё же попробуем договориться с королевой ужей на наших условиях.
        - Что молчишь?  - грозно приквакнул он на сникшую Бусинку. Переведи ей, что четыре лягушонка будут непременно уплачены, но только когда мы будем возвращаться обратно! Так сказать, во избежание недоразумений. Всё равно мы пойдём этой же дорогой!
        Сглотнув слёзы, переводчица собралась с духом и, запинаясь и горестно шмыгая носиком, перевела то, что велел её командир. Черная змея раздумывала не долго.
        - Анк-ши!  - прошелестела она и внезапно сотни мрачно насупившихся змей начали резво расползаться в разные стороны. Минута и перед нашими путниками вновь открылась ведущая к болоту тропка.
        - Скорее вперёд, пока она не передумала!  - воскликнул Дима, и их небольшая команда со всех ног и лап припустилась к намеченной цели. Когда последняя змеюка скрылась во мраке, поражённый до глубины души мальчик остановился и ловко выхватил Ляга из ведёрка.
        - Послушай, дружище,  - отошёл он с гвардейцем в сторону от тяжело дышащих ежей,  - что ты такое недавно говорил? Неужели ты и в самом деле намерен сдаться той злобной змеюке? Она же всех вас тут же слопает и даже косточками не подавится!
        - Постой, не кричи так,  - выставил сержант вперёд обе свои лапки,  - у меня и без того в голове всё перемешалось! Но ведь если подумать, то я всё сделал правильно!
        - Как правильно!? Да ты в своём ли уме?
        - А что я ещё мог сказать? Извините, мы не туда попали? Послушай Ди, ты, что забыл, за чем мы все так далеко уехали от родного дома?
        - Зачем?  - не понял гвардейца Дима.
        - Нет! За… чем? За каким предметом мы тут охотимся? Разумеется за бесценной короной короля Ляквашона! Я, правда, не знаю, где именно она находится! Но очень возможно, что лягушачья реликвия пребывает именно на том болоте, куда мы сейчас идём.
        - А если её там нет!
        - Если нет, то мы сможем хотя бы что-то узнать о её настоящем местоположении!
        - Ценой собственной жизни?
        - Гвардия всё время на войне!  - ответил мальчику Ляг словами воинского устава. А раз мы здесь воюем, то конечно понимаем, что потери неизбежны! Но ты не расстраивайся заранее. Кто знает, что ждёт нас впереди? Может быть, нам ещё удастся как-то выкрутиться, а можете быть, судьба уготовила нечто более страшное! Но разве какие-либо опасности могут нас остановить или заставить повернуть обратно? Нет, не могут! Слишком многое зависит от успеха нашей миссии! Судьба всего Лягушачьего королевства стоит на кону, а вовсе не обед в придорожной харчевне! Нет, Ди, проиграть из-за нашей личной трусости, мы не имеем права! Так что веди нас вперёд маленький великан, и… будь что будет!
        После краткой остановки отряд продолжил путь и очень скоро тяжёлый запах болотных испарений дал понять путникам, что их цель близка. В какой-то момент тропа исчезла в зарослях осоки и в молочном свете фонаря появились ряды остроконечных кочек, которые наш мальчик видел днём во время прогулки с дедом. Вот только теперь, в скудном свете лунного серпа они были вовсе не столь безжизненны как при свете солнца. То тут, то там мелькали тени бегущих по своим делам мышей и упитанных жаб.
        Одна из них, вольготно устроившаяся на ближайшей кочке, неожиданно повернулась в сторону путешественников и хрипло квакнула:  - Эй, кто это к нам сегодня пожаловал?
        - Наверное, очередные парламентёры,  - мигом присоединилась к ней другая жаба,  - ты разве не видишь? Прибыли просить нашего государя о прощении грехов?
        - Только зачем они позвали с собой ежей?  - не унималась первая.
        - Чтобы те дорогу лучше вычищали своими колючими животами, а то она для них недостаточно ровная!  - скаламбурила вторая и обе жабы принялись желчно хихикать, брызгая слюной во все стороны.
        - Кто проводит меня к принцу Пшену,  - громко объявил Ляг, не обращая внимания на их насмешки,  - получит десять соленных мух!
        - Сколько, сколько?  - мигом съехала первая жаба со своей кочки.
        - Двадцать!  - ловко выпрыгнул из пластикового ведёрка сержант. По десять каждой и незамедлительно!

        - Тогда, уважаемые гости, следуйте за нами,  - хором отозвались жабы. Дорога поначалу не слишком ровная, но чуть дальше она станет куда как лучше!
        Процессия вновь двинулась вперёд, поминутно сворачивая то вправо, то влево. Они делали крутые манёвры столь часто, что наш маленький путешественник быстро потерял первоначальное направление. Речной залив, на блестящую воду которого он ориентировался, куда-то исчез и кроме бескрайнего болота, разбавленного тощими кустиками калины и бузины, ничего иного различить было невозможно.
        - Осторожно,  - тем временем поминутно предупреждали разведчиков, скачущие впереди проводники,  - справа склад зерна! А тут мышиный клуб! Не туда! Там жилой квартал!
        Мальчик давно промочил ноги, но, тем не менее, добросовестно старался случайно не наступить на чьё-либо жилище или общественную постройку. Его ведь беспокоили вовсе не грязные кроссовки или штаны. Он начал всерьёз волноваться за успех их и без того висящей на волоске миссии, когда заметил, что и здесь вокруг них стали собираться толпы любопытствующих. Причём, стекающая отовсюду публика была совершенно разнородной. Вдоль центральной улицы огромного болотного поселения стояли и мышата с детскими носилками, и многочисленные жабята при оружии в некоем подобии военной формы, а так же бобры, еноты и даже землеройки.
        - Куда вы всё время поворачиваете? Нам ведь сюда!  - осуждающе заквакали на него жабы,  - когда наш мальчик засмотрелся в сторону и едва не сошёл с заваленной березовыми ветками болотной гати. Дима послушно повернул, но при этом едва не потерял свою столь помогавшую ему палку, которая намертво увязла в липкой тине.
        - Что за неуклюжее существо вы за собой притащили?  - принялись выговаривать проводники Лягу.
        Но тому было не до досужих разговоров. Вместе со своими помощниками он поспешно переместился в голову процессии. Этим манёвром он показывал всем обитателям болота, кто здесь является облечённым важной дипломатической миссией посланцем.
        Вскоре гать привела их к высокому бугру с широкой норой в его центре. Судя по тому, что около него разгуливали несколько вооружённых пиками мышей и жаб, это была резиденция какого-то важного лица. Одна из сопровождающих делегацию жаб тут же упрыгала в подземелье, а вторая осталась вместе с лягушатами. Теперь она вела себя деликатно и даже почтительно. Видимо ей уже не нужно было держать фасон перед своей напарницей, и изначальное воспитание взяло верх.
        - Старайтесь держаться там достойно,  - негромко проквакала она, приблизившись к Лягу,  - их высочество не любит нерешительных слабаков!
        - Спасибо за совет,  - ответил тот,  - но мне и так отступать некуда! Та жаба, которая недавно исчезла во входном проёме, вскоре появилась вновь:  - Сюда, сюда,  - замахала она лапами,  - и поторопитесь! Не следует заставлять себя ждать!
        Гвардеец совсем было собрался грубо одёрнуть излишне говорливую жабу, но вовремя одумался. Устраивать склоку до начала переговоров с местным правителем было бы не лучшей демонстрацией его собственной выдержки и воспитанности. Приняв важный вид, он поправил пилотку, после чего смело шагнул вперёд. Но, едва сержант пересёк занавес дверного проёма, как справа и слева к нему словно приклеились два рослых мыша в доспехах и с короткими алебардами в лапах. Вооружение у них было достаточно ржавое, поэтому наш лягушонок сразу поднялся в своих собственных глазах, поскольку носил позолоченное оружие.
        Пройдя через несколько скудно освещённых комнат, они вошли в небольшой зал, свет в который поступал сверху от странного зеленоватого предмета, укреплённого в потолке. Откуда-то появился важный жабёнок, одетый в некое подобие неумело сшитого сюртучка. Поскольку держался он очень надменно, Ляг решил, что именно жабёнок в сюртуке и является местным владыкой. Однако он ошибался, это был лишь мажордом!
        Жабёнок повелительно квакнул, после чего мышиный караул оставил их одних. Потом он повернулся к лягушонку и внимательно осмотрел его с ног до головы.
        - Полагаю, на вас сейчас надета некая военная форма?  - спросил он, закончив осмотр.
        - Само собой!  - гордо выпятил грудь гвардеец,  - я всё же сержант королевской гвардии! Надеюсь, здесь не принято сдавать при входе личное оружие?
        - Не принято,  - словно эхом отквакнулся дворецкий,  - но и извлекать его из ножен во время беседы с их высочеством категорически не рекомендуется! К вашему счастью, принц Пшен любит посетителей в военной форме. Они кажутся ему достаточно интересными и много повидавшими собеседниками! Но помните, не стоит задавать их высочеству много вопросов. Представьтесь и смиренно ожидайте, когда вас спросят. Надеюсь, вы всё поняли. Теперь идите прямо, ровно двадцать шагов, принц оповещён о вашем визите!
        Далее командир отряда королевской разведки пошёл в полном одиночестве, и нечего говорить о том, что все его чувства были обострены до предела. Миновав красиво разукрашенный занавес, он вдруг оказался в обширном зале с мощными деревянными колоннами в его центре. Между колоннами стояло изящно сделанное кресло, сильно контрастирующее с не слишком изысканным убранством этой несоразмерно большой комнаты. От спинки кресла словно бы отделилась серая тень, но через мгновение лягушонок разглядел, что в нём восседает мыш в длинной чёрной мантии.

        - Позвольте представиться,  - решительно шагнул в его сторону гвардеец,  - сержант королевской гвардии его величества короля Квакунца - Ляг из рода Прыгулетти!
        - О-те-как,  - удивлённо замер мыш на месте,  - что-то ко мне иностранные посланники зачастили, да ещё в столь высоких чинах…
        - Чин на самом деле слишком невелик,  - обидчиво повысил голос командир лягушачьего отряда,  - но миссия мне порученная, весьма важна!
        - А мне доложили, что вы прибыли ко мне прямо из Мышиной Империи,  - продолжил Пшен, будто не слыша лягушонка,  - и вроде как с неким важным посланием!
        - Отчасти такое сообщение верно,  - не стал отпираться Ляг. Мне и в самом деле довелось недавно побывать в городе Кетра, в гостях у лорда Тошта. Беседа наша была в основном светской, но в ходе её было упомянуто и ваше имя…
        - Упомянуто!  - словно ужаленный подскочил принц на месте,  - неужели только упомянуто?
        - Да,  - упрямо поднял подбородок сержант,  - и упомянули его в ответ на мой вопрос. Я в какой-то момент поинтересовался тем, какие события волнуют сейчас престарелого лорда?
        - А-а, тогда понятно! И что же он рассказал обо мне волнующего?
        - Сказал, что вы изрядно пошатнули весь государственный строй Империи и многих заставили по-новому взглянуть на проводимую в стране политику!
        - Ага,  - удовлетворённо подкрутил принц свои усы,  - значит, я всё же сумел задать им славную трёпку! Помнят до сих пор!
        - Трёпку…, пожалуй,  - согласился Ляг, не слишком понимая чему так радуется его собеседник,  - но, по всей видимости, не более того! Я пробыл на территории Империи довольно краткий срок, но всё же заметил, что границы по-прежнему хорошо охраняются. Узнал, что силы Крысиного Спецназа выросли по численности вдвое, а на улицах Кетры снова чистота и порядок!
        - А что ещё интересного вы там увидели?  - сделал знак лапой принц, как бы предлагая лягушонку подойти поближе. Наверное все стены завешаны объявлениями посвящёнными теме срочного розыска «Беглого принца Пшена»? Я прав?
        - Был бы рад порадовать Вас утвердительным ответом,  - слегка поклонился Ляг,  - но моё пребывание на вашей родине проходило в ночные часы, и я не заметил на стенах каких-либо надписей. Впрочем, из довольно долгой беседы с лордом я вынес чёткое понимание того, что он крайне сожалеет о произошедших беспорядках. В какой-то момент я даже спросил у него:  - Вы простили бы принца - мятежника, если бы он вдруг вернулся? И знаете что, ваше высочество, мне ответили утвердительно!
        - Иными словами, меня бы не стали преследовать за все те действия, которые я совершил?  - фыркнул мышонок. Воистину удивительно!
        - Не скрою, что и я был удивлён до крайности! Но, лорд сказал, что лично у него просто нет иного выбора, ибо вы - принц Крови! Это многое мне объяснило…
        - Что же именно, если не секрет?
        - Да то, что судьба иной раз весьма благосклонно относится к одним и совершенно безжалостно к другим, независимо от побудительных мотивов тех и других.
        - Ну, вы преувеличиваете! Всем военным время от времени кажется, что их жизнь повернула не в том направлении! Но кто же в том виноват? Только они сами! Променяли вольную гражданскую жизнь на жизнь в казарме и безоговорочное подчинение здоровенным грубиянам. Причём же здесь слепая судьба?
        - Я хотел выразить несколько другую мысль!  - досадливо поморщился Ляг.
        - Какую же?
        - Взять, к примеру, вас. Устроили небывалый в истории мятеж, разгромили пол-империи, но всё равно считаетесь привилегированным принцем и при любом раскладе будете прощены и обласканы.
        - А у вас я полагаю, всё обстоит совершенно иначе?
        - Угадали! Я хотя и добровольно отправился в столь рискованный поход, но по его завершению вижу, что проиграл на всех фронтах и даже не представляю, как смогу вернуться домой!
        - Почему же? Неужели где-то провинились?
        - О провинности речь не идёт. Просто не смог выполнить поставленную задачу! Бывает! Может быть, и я был бы прощён своим королём, но на обратном пути из вашего болота меня поджидает целая армия голодных ужей. И мне почему-то кажется, что они не пожелают отпустить нас с миром.
        - Забавно…,  - усмехнулся мыш,  - но я не вижу большого различия между нами. В конечном счёте, и вы, и я потерпели обидное фиаско. Поэтому независимо от прихотей судьбы у нас обоих перспективы довольно смутные! Да, я ведь так и не услышал, что именно привело вас в такую даль?
        - Извините,  - слегка поклонился Ляг,  - это моё упущение. Наш король поставил мне очень ясную задачу. Я должен был выяснить нынешнее местонахождение легендарной короны первого лягушачьего короля - Ляквашона!
        - Как интересно! Но судя по тому, что вы сейчас стоите передо мной, эта, как вы выразились «корона», хранится где-то здесь!
        - Полагаю, да,  - по военному отчеканил Ляг,  - но полной уверенности у меня нет!
        - Слово «корона» мне совершенно незнакомо,  - озадаченно почесал кончик носа принц,  - видимо оно взято из лексикона вашей страны. Но, я полагаю, что вы объясните мне его значение?
        - Корона - это вид парадного головного убора,  - принялся объяснять сержант,  - обычно она изготавливается из драгоценных металлов. Как правило, корона имеет ажурную форму и на законных основаниях может принадлежать лишь единственному владельцу - королю той или иной страны!
        - Так, так,  - озабоченно произнёс Пшен,  - я, кажется, начинаю кое-что понимать!
        Обхватив голову лапами, он принялся медленно ходить кругами по залу, что-то негромко бормоча себе под нос. Потом быстро приблизился к стоящему в полном недоумении Лягу.
        - Вы сами-то в жизни видели хотя бы одну корону?  - впился он в нашего лягушонка своим пристальным и недоверчивым взглядом.
        - Множество раз!  - уверенно ответил тот. Я ведь начинал службу во внешней охране королевского замка и, конечно же, регулярно наблюдал его величество Квакунца в парадном одеянии…
        - Тогда взгляните на то, что я вам сейчас покажу!
        С этими словами принц покинул зал и вернулся обратно после довольно длительного отсутствия.
        - Ну,  - принялся он разворачивать на низеньком столике свёрток из красной ткани,  - посмотрите-ка на этот предмет!
        Ляг сделал два шага по направлению к столику и вдруг его ноги подкосились! Перед ним возникла та самая драгоценная корона, ради которой он проделал столь длинный путь. Конечно, он никогда не видел её вживую, но сохранился старинный рисунок на отбеленном кленовом листе, сделанный странствующим живописцем Да-Квинчи. На рисунке был изображён момент возложения короны на голову короля Ляквашона, и именно это полотно было продемонстрировано сержанту перед тем, как он отправился в своё рискованное путешествие.
        - Что-то вы вдруг побледнели, мой странствующий рыцарь?  - словно сквозь вату услышал гвардеец голос принца. Что вас так испугало?
        - Она, это точно она!  - вытянул Ляг свою сильно дрожащую лапу в сторону тускло сверкающего в полумраке зала старинного украшения.
        Тут до него дошло, что со стороны он выглядит совершенно недостойно и постарался принять прежний бравый вид.
        - Извините, ваше высочество, за невольную утрату самообладания!  - поспешно вытянулся сержант в струнку. Но, должен признать,  - сделав глубокий вдох, вымолвил он,  - что сюрприз вам явно удался. Просто сногсшибательный сюрприз! Что ж, могу свидетельствовать со всей ответственностью, что на вашем столе лежит та самая корона, о которой я вам недавно рассказывал. Она в своё время была изготовлена для первого лягушачьего короля, но исчезла при странных обстоятельствах во время его кончины. И о судьбе уникального головного убора долгое время ничего не было известно…
        - Что же произошло, что потребовалось срочно начать её поиски?  - вновь уселся принц в своё вычурное кресло.
        - О-о, это довольно интересная, хотя и не совсем приятная история. Один наш профессор, большой любитель древностей, недавно купил на ярмарке старый берестяной свиток. Когда он его расшифровал, то понял, что в тексте послания давался намёк на то, что к пропаже короны был причастен один из офицеров охраны.
        - Что с того? Если это произошло так давно, то допросить возможных виновников невозможно…!
        - Здесь есть одна тонкость,  - решился прервать собеседника Ляг. Один из тех двух офицеров принадлежал к общности Прыгул?тти, а второй был из семьи Громокваков!

        - И в чём проблема?
        - А в том, что после оглашения содержания рукописи, каждая из составляющих наше королевство общин, принялась обвинять другую о том, что именно их представитель утащил корону первого короля! Началась такая склока, что в стране всё мигом пришло в упадок!
        - Так вот в чём дело!  - вновь вскочил на ноги Пшен. Вопрос уязвлённой чести! Оскорблённое самолюбие! Взаимные подозрения! Нежелание слушать противоположную сторону! Как мне всё это знакомо! Но я внимательнейшим образом слушаю продолжение вашего рассказа!!!
        - Поскольку берестяная рукопись была написана в Мышиной империи, наш король решил отправить туда одного из своих гвардейцев. Я согласился без колебаний, и поэтому выбор государя пал на меня! Требовалось выяснить, что составителю рукописи известно о судьбе самой короны? Собственно говоря, этим я и занялся. Добравшись со своими спутниками до окраинных Арпад вашей Империи, я неожиданно узнал о том, что в одном из постоялых дворов длительное время проживало несколько жабят. Всё бы ничего, но, по словам трактирщика, эти жабята вели себя очень подозрительно и занимались контрабандой позолоченного оружия!
        - Тоже мне новость,  - не утерпел Пшен,  - да у нас вся Империя занимается контрабандой! Куда не плюнь - везде творятся незаконные делишки! Вы не поверите, но честных торговцев почти не осталось! Вся имперская торговля ведётся из-под полы! А в результате - налоги уходят мимо казны и простые мышата не получают достойного вознаграждения за свой тяжкий труд на полях и огородах! При этом Малый Совет смотрит на такую вопиющую несправедливость сквозь пальцы! Спросите почему? Да потому, что все они, так или иначе, но имеют доходы от контрабандистов или нелегальных торговцев. Вот и весь секрет! Стоило мне только попытаться навести в данной сфере деятельности элементарный порядок, как родня из Совета тут же начала мне всячески мешать и «вставлять палки в колёса»!
        - В колёса,  - удивился Ляг,  - но ведь у вас нет колёс!
        - Это просто словосочетание такое,  - недовольно фыркнул Пшен,  - я его у великанов подслушал. Данные слова обозначают тайное противодействие кому-либо! Впрочем, я, кажется, опять помешал рассказать историю вашего путешествия до конца. Прошу продолжать!
        - Да, собственно говоря, мой рассказ подходит к концу. Доплыв с попутным транспортом до Соснового острова, я встретил там одного забавного лягушонка, который промышляет изготовлением рыбного «хачиша». Он-то и поведал мне о том, что поставляет свой продукт важному мышу, занимающему пост Заместителя министра общественной безопасности! Я упросил его представить меня этому чиновнику, решив, что кто как не он может хоть что-то рассказать мне о пропавшей короне. Встреча состоялась, и именно в ходе беседы с лордом Тоштом выяснилось, что очень похожий на пропавшую корону головной убор видели как раз у вас, принц…
        - А откуда она у меня появилась, он вам не рассказал?
        - Извините, ваше величество, но у меня сложилось впечатление, что вам её привезли те самые жабята, которые втихомолку доставляли в Империю крайне редкое позолоченное оружие! Подобные клинки, насколько мне известно, делают только в Лягушачьем королевстве. Возникает мысль, что и корона долгое время хранилась именно в тех местах и, скорее всего, в жабьем сообществе!
        - Здраво мыслите,  - одобрительно закивал принц,  - вполне логично!
        - Поскольку точных сведений о судьбе разыскиваемой короны не имел и лорд Тошт,  - завершил свою историю лягушонок,  - нам пришлось продолжить свой путь и добраться до Страны Ужей! Ведь по его словам именно здесь находится пристанище принца Пшена! И вот я стою перед вами, а давно утраченная нашим народом корона, лежит прямо передо мной! Честно признаться, я просто не знаю, как следует поступить дальше!
        - А что первое приходит в голову?  - хитро прищурился мыш.
        - Что может прийти в голову военному, вся сознательная жизнь которого прошла на учениях и в казарме? Хочется схватить вожделенный предмет в охапку, да и пробиваться с ним к выходу…
        - Но я вижу, вы даже не притронулись к своей шпаге!
        Ляг, грустно улыбнулся самыми кончиками губ:  - Только потому, уважаемый Пшен, что с военной точки зрения данное действие заранее обречено на неудачу. Моя скромная свита состоит всего из трёх лягушат, причём одна лягуша - простой переводчик. Что же до сопровождающего нас небольшого стада ежей…, то они мне вообще не подчиняются. Колючее семейство подрядилось сопроводить меня сюда и со своей задачей вполне справилось. В общем, с такими скромными силами нам точно не удастся далеко уйти, несмотря на все усилия. Так что, на самом деле, я бы лучше предложил вашему величеству провести предварительные переговоры о судьбе интересующего меня предмета. Вот только…
        - Только…, что?
        - Я вынужден напомнить вашему величеству, что прямо за пределами Центрального болота всех нас ожидает не очень любезная компания голодных ужей!
        - Неужели всех? Насколько мне известно, ужи ежей не едят, скорее наоборот!
        - Разумеется, речь идёт только о нас, о лягушках. А ежи и «Ходячий светильник» змей точно не интересуют.
        - Вы сказали - «Ходячий светильник»! Никогда не слышал ни о чём подобном! Покажите мне его?
        - Ну разумеется, ведь это и в самом деле, редкостная диковина,  - поклонился Ляг.
        - Тогда прошу следовать за мной!  - приглашающее взмахнул лапкой принц, направляясь к выходу из своей норы!

* * *

        Глава десятая: Расставание с друзьями и секретная миссия Димы

        Выбравшись из запутанных лабиринтов подземного дворца принца, Ляг с удивлением увидел, что его спутники отнюдь не пребывают в бездействии. Волшебное сияние Диминого фонаря собрало вокруг его спутников огромную толпу не привыкших к подобным зрелищам обитателей Центрального болота. Сотни мышей, жаб, хомяков и прочих зверей бурно радовались, когда мальчик переключал кнопки на своём осветительном приборе. В зависимости от того, какой режим был включён, собравшиеся то громко вскрикивали, то дружно издавали вопль удивления, то начинали громко аплодировать.
        Восхищались и удивлялись не только собравшиеся на площади звери. Дима тоже кое-что почерпнул для себя из этой незатейливой демонстрации возможностей человеческой светотехники. Так он заметил, что режим, включающий узкий, но далеко бьющий луч, вызывал у присутствующих кратковременный приступ настоящего страха. Мигание жёлтого фонарика буквально завораживало звериное сообщество, а сверкающий «молочный шар»  - неизменно приводил зверюшек в неописуемый восторг.
        - Вижу, ваши подчинённые никогда не унывают!  - заметил Пшен.
        - Ну, падать духом им ещё рановато,  - несколько грубовато ответил Ляг,  - ведь пока жив командир, живы и его подчинённые! Кстати, вот эта громадина и есть то, что я называю «Ходячий светильник». Очень полезная штука! Умеет светить разными видами света, сам передвигается и оказывает прочие полезные услуги. Купил его совсем недавно на Инварской ярмарке, не в одиночку, разумеется, вскладчину.
        - И в самом деле, воистину удивительное приобретение,  - одобрительно покачал головой принц. Вы его моему дяде тоже показывали?
        - Дяде?
        - Неужели вы не знали о том, что лорд Тошт мой родной дядя?
        - Первый раз слышу!  - удивлённо вытаращил глаза сержант. Но вот сейчас, когда вы стоите ко мне в профиль, сходство и в самом деле очень заметно! Да, а для чего мы вышли на площадь? Неужели только для того, чтобы посмотреть на мой светильник?
        - Ну, не совсем,  - быстро огляделся по сторонам принц,  - просто хотелось пару деликатных вопросов обсудить без посторонних ушей!
        - Что, прилипчивые жабы слишком плотно опекают ваше величество?
        - Не то слово! Самостоятельно вздохнуть не дают! И кстати, вы были абсолютно правы в том, что корону мне принесли именно жабы. Доставил мне её некий Кваж, когда я ещё заседал в Малом Совете. Жабёнок заявил, что он послан одной важной особой, всецело поддерживающей моё стремление к реформированию государственного устройства. Мало того, данная особа жаждет присоединить свои земли, равно как и свой народ к нашей великой Империи! Вот только одна тонкость не позволяла сделать это немедленно. Владения таинственной незнакомки, располагались очень далеко от Империи. Впрочем, посланец уверял меня, что разделяющие нас пространства легко присоединить к объединённому государству. Мол, сильных общин там всё равно нет, равно как и боеспособных армий. Оставалось сделать совсем немного - обеспечить решение Малого Совета о выделении необходимых ресурсов для создания большого экспедиционного корпуса и флота, способного перебросить его на другой берег Большой реки.
        - Ничего себе размах!  - удивлённо заквакал Ляг, только сейчас понявший, какой опасности подвергалось Лягушачье королевство.
        - Согласен с вами, но тогда мне всё казалось вполне осуществимым. Подкупало то, что площадь Империи сразу увеличивалась самое малое в двадцать раз, и она обретала возможность контролировать две важнейшие водные артерии! Иными словами из обычной Империи мы разом могли создать невиданную по площади и населению державу! Такой прецедент уже был. Мой венценосный родственник - Мышак Великолепный, некогда осуществил нечто подобное. Начав с крохотной колонии на маленьком островке, он к концу жизни повелевал миллионом подданных! В какой-то момент мне казалось, что я реально способен его превзойти…
        - Мне кажется, что ваши грандиозные планы не всем были интересны!  - поддакнул принцу Ляг.
        - Вот именно! Мои сановные собратья в Совете давно обустроили свою жизнь и совершенно не жаждали новых походов и завоеваний. Зачем заботы и хлопоты, когда и так всё хорошо? Но Кваж быстро подсказал выход из политического застоя. Во славу Империи мне следовало отстранить от власти всех несогласных с новой политикой бесконечного расширения. Поскольку своих сторонников у меня было недостаточно, жабёнок пообещал, что в нужный момент меня поддержат наёмные войска извне. На первых порах мне следовало лишь предложить им часть завоёванных земель и хорошую кормёжку.
        Вот именно тогда, за несколько дней до всеобщего восстания, целая делегация жаб преподнесла мне блестящую корону, как будущему владыке объединённого государства! Правда, называли они сей головой убор, несколько иначе. Но сказать откровенно, ваша корона меня вовсе не вдохновила! Для головы мыша она неудобна, тяжела и постоянно норовила свалиться. Поэтому я спрятал её подальше, намереваясь при случае заняться этим вопросом позже. Но вслед за первыми удачами и победами пришли поражения и отступления. А уж когда я со своими последователями оказался в этих местах, мне стало совсем не до украшений и официальных церемоний…
        - То есть, я понимаю так,  - воспользовался сержант длительной паузой в разговоре,  - что есть вероятность того, что корона всё же может быть возвращена в Лягушачье королевство?
        - Да…, но с соблюдением некоторых условий!  - озабоченно нахмурился Пшен. Понимаю, что для спокойствия и благополучия вашего Лягушачьего государства, данный головной убор значит многое. Однако посмотрите на ситуацию с моей стороны. Пусть я пока и нахожусь в изгнании, но для тех, кто живёт на этом болоте, именно моя персона представляет верховную власть! А раз так, то по статусу я должен обязательно обладать некими блестящими атрибутами этой власти! Корона, которую здесь назвают «Блестящая шапка», как раз и символизировала мою принадлежность к королевскому роду! Отдав её вам, я собственными лапами разрушу всё то, что объединяет моих соратников в единую семью!
        Почувствовав, что наступает некий кульминационный момент, к которому они двигались в течение всего своего путешествия, Дима, прекрасно слышавший весь разговор мыша и лягушонка, решил вмешаться.
        - Ваше мышиное величество,  - опустился он на одно колено перед принцем Пшеном,  - но позвольте и мне высказать своё мнение.
        - Так этот светильник ещё и разговаривает!?  - испуганно отпрыгнул мышонок в сторону.
        - Не волнуйтесь,  - поспешно воскликнул Ляг,  - он вполне безобиден!
        Пересилив себя принц, чтобы показать всем своё бесстрашие перед столь огромным чудовищем, сделал два шага к мальчику.
        - Слушаю тебя, Светящийся идол!  - немного охрипшим голосом пискнул он.
        - Если вы не может просто так отдать старую корону моему зелёному другу,  - прошептал мальчик ему на ухо,  - то может быть, согласитесь обменять её на другую ценную вещь?
        С этими словами Дима поспешно снял с шеи цепочку с золотым самородком и протянул её мышонку. В тот момент он думал только о том, что друзьям нужно помогать всем, чем только можно. Но какие реальные возможности для этого были у маленького мальчика? Только самодельный медальон и мог иметь для проживающего на болоте мышиного принца определённое значение. Сам-то он легко обойдётся без него, но золотой самородок на цепочке мог вернуть его другу национальную реликвию!

        Пшен невольно заколебался. Ведь корона и в самом деле была для него ужасно неудобна. В отличие от неё золотую цепь можно было красиво обвить вокруг шеи и свесить через плечо так, чтобы она сверкала при каждом шаге на любой торжественной церемонии. К тому же золотая цепь была блестящей всегда, в то время как серебро старой короны требовалось постоянно чистить и полировать.
        - Подумайте, принц,  - добавил Дима, увидев, что мыш находится в напряжённых раздумьях,  - сколько всего полезного для своего народа вы сможете приобрести за тот кусок золота, что я отдаю вам от всей души. А корона…, она может вас однажды сильно подвести, свалившись с головы в самый неподходящий момент!
        - Что ж, решено!  - воскликнул мыш столь пронзительно, что вся площадь вмиг затаила дыхание. Слушайте все!  - повернулся он к собравшимся. Оповещаю всех моих подданных, что временный символ власти, доставшийся мне не совсем справедливо, я прямо сейчас заменяю на символ постоянный! Отныне эта золотая цепь будет символизировать высший ранг верховной власти, а подвешенный к ней кусок золота ляжет в основу финансовой стабильности нашей звериной общности!
        Площадь мгновенно отозвалась восторженными криками собравшихся на ней жителей. Под этот мощный гул всеобщего одобрения принц передал корону совершенно не ожидавшему такого поворота событий Лягу. После завершения акта дарения, мышонок повернулся и с поистине королевским достоинством принял медальон из рук мальчика.
        После того, как церемония обмена реликвиями была завершена, до невозможности счастливый гвардеец поспешно упаковал бесценное сокровище в пустой мешочек, который нашёлся у запасливого Дека. Затем он подскакал к Диме.
        - Ночь заканчивается, Ди,  - обратился он к чрезвычайно гордому своим решительным поступком мальчику,  - тебе вместе с ежами пора возвращаться. Сами мы, по понятным причинам, не сможем составить вам компанию, но думаю, что вы и без нас доберётесь до лагеря великанов.
        Диме ужасно не хотелось оставлять своего друга в одиночестве, но он прекрасно понимал, что ему нужно до утра обязательно вернуться к родителям. Ведь мама и папа были бы очень обеспокоены, не обнаружив его поутру рядом с собой. Поэтому он присел рядом с Лягом на корточки и вполголоса прошептал ему на ушко:  - Послушай! Может быть, я попробую вынести вас отсюда в карманах? Если ужи будут спрашивать - скажу, что вы остались на болоте. Не будут же на меня они нападать? У меня всё же есть фонарь и большая палка! Залезайте ко мне на ладонь, и я вас быстренько доставлю к нашему кораблю!
        Ляг обидчиво поджал губы, но понимая в душе, что мальчик хочет ему добра, ответил на необычное предложение достаточно мягко.
        - Ещё никогда в истории Лягушачьего королевства не случалось такого, чтобы гвардейцы прятались от опасности в чьих-то карманах! Если ты действительно хочешь мне помочь, то вынеси отсюда найденную нами корону. Кто знает, как сложится дальнейшая судьба нашего отряда? Но, в любом случае, столь важную находку нужно как можно скорее доставить в королевство. Возьми её с собой,  - протянул он Диме свой заплечный мешочек,  - и сохрани в пути!
        - Кому же мне её отдать?  - спросил маленький путешественник, спешно пряча сокровище в нагрудный кармашек.
        - Ты просто положишь её в одно особое место,  - проквакал ему в ответ Ляг. О нём не знает никто, кроме моего кузена Шона. Перед тем, как отправиться в этот поход, я с ним договорился о том, чтобы тот время от времени проверял наш старый тайник.
        - А где он расположен?
        - Найти его будет легко! Помнишь то место, над Кротовым городом, где ты отыскал золото Двухголового существа?
        - Конечно, помню! Там до сих пор яму видно!
        - Так вот, если встать лицом к яме, а спиной к твоему дому, то со стороны закатного солнца будет видно большое белое дерево…
        - Берёза, у нас это дерево называется берёзой!  - перебил собеседника мальчик.
        - Да, правильно, именно берёза,  - продолжал гвардеец. Так вот, в её корнях есть небольшая нора, прикрытая травой. Раньше в ней жил енот по имени Цху-ту, но он и его семья оттуда давно перебралась в более удобное место. В той норе ты и спрячешь мешочек с короной! Хорошо? Конечно, если нам удастся вернуться вместе, то ничего делать не придётся. Но если судьба нас разлучит, ты сделаешь это важнейшее дело за меня?
        - Конечно, Лягушик,  - слёзы невольно навернулись на глаза мальчика,  - можешь не сомневаться!
        Пора было расставаться. Дима по очереди погладил Бусинку, Квака и Дека, а напоследок прижал к своей щеке Ляга.
        - Давай смелее,  - квакнул тот ему на ухо,  - а то наши ежи, того и гляди, одни убегут!
        Вытирая со щёк непрошеные слезинки, Дима решительно поднялся, подхватил фонарь, палку и скомандовал беспокойно перебирающим лапами ежам, чтобы те строились в походную колонну. Откуда-то появился любезно выделенный Пшеном мышонок - проводник, который шустро побежал впереди всех, указывая дорогу. Вслед за ним плотной толпой семенило семейство Инк-Ра, подбадривая друг друга перед возможной стычкой. А позади всех широко шагал наш маленький герой, то и дело ощупывая кармашек, в котором лежал лягушачье сокровище.
        Вскоре местность, по которой они продвигались, начала меняться. Опять появились высокие кусты, ряды крутых кочек и вскоре их проводник резко отпрыгнул в сторону.
        - Вам туда!  - указал он лапой в непроглядную темень. Прощаться было особо некогда, и Дима лишь коротко кивнул проводнику в ответ. После этого он поднял свой фонарь повыше над головой. Увиденное на самой границе «молочного шара» заставило его крепче сжать свою палку. Казалось, сама земля непрерывно шевелится, однако двигалась вовсе не почва. Огромные массы ужей медленно дефилировали взад и вперёд, как раз около того места, где начиналась рыбацкая тропинка. Заметив приближение странного свечения, змеи насторожились и начали постепенно стягиваться ближе к замершему в нерешительности мальчику.

        - Слушайте, ежата,  - Дима поспешно выключил фонарь и присел на корточки,  - сейчас нужно будет бежать вперёд изо всех сил, не обращая внимания ни на что! Как только я включу слепящий луч, бросайтесь на ужей плотной толпой. В случае чего я помогу вам палкой! Ну как, готовы к бою?
        - Р-р-ры - тихо, но грозно отозвались лесные охотники.
        - Ну, что ж, тогда вперёд!  - воскликнул мальчик, нажимая нужную кнопку на корпусе фонаря.
        - Да здравствуют вкусные потроха!  - громогласно воскликнул Старший Инк-Ра и всё семейство Ра очертя голову ринулось на никак не ожидавших от них такой прыти змей. Панику в рядах ужей усилил и Дима, полосуя их слепящим лучём. Яркий свет на какое-то мгновение ослепил и дезориентировал змей. Поэтому таранный удар сомкнутого строя колючих бойцов мигом поверг их в смятение. Одни ужи испуганно шарахнулись вправо, другие влево и возникшая в их рядах паника была блестяще использована мальчиком. Грозно крича, он принялся отбрасывать хаотически перехлестнувшихся змеюк в стороны, помогая пробиться вперёд своим грозно фырчащим союзникам.
        Вся эта сумбурная схватка продолжалась всего несколько мгновений, и завершилась тем, что яростно атакующей группе ежей под руководством Димы всё же удалось прорваться к рыбацкой тропинке. Силы их были на исходе, но ежи вместе с мальчиком бежали до тех пор, пока не заметили сигнальные огни, которые всю ночь горели над плавучим домом. Только теперь они перешли на шаг, успокаивая отчаянно колотящиеся сердца. Вскоре они приблизились к спящему лагерю вплотную.
        - А что, парни, здорово мы их сегодня взгрели,  - хвастливо заявил уже вполне пришедший в себя Старший Инк-Ра,  - эти ужишки долго будут нас помнить! Тоже мне, дуралеи скользкие, кому препятствовать вздумали? Нам? Непревзойдённым лесным бойцам! В следующий раз им будет неповадно становиться нам поперёк дороги! Ладно, хозяин,  - повернулся он к мальчику,  - пора и расплатиться! Где та вкуснятина, которую обещал нам тот напыщенный лягушонок?
        Упоминание о пропавшем в дебрях Центрального болота любимом лягушонке, мигом повергло Диму в неподдельную грусть. Впрочем, немного поразмыслив, он успокоился, решив, что такой находчивый лягушонок, обязательно придумает, как выкрутиться из столь незавидного положения. С этими мыслями он и отправился на покой, не забыв, разумеется, перед тем, как забраться в палатку, досыта накормить изрядно проголодавшуюся ежовую семейку.
        Несмотря на бурно проведённую ночь, проснулся мальчик практически одновременно со своими родителями. В другие дни он конечно бы ещё полчасика повалялся в тёплой постельке, но тревога за своих зелёных друзей быстро подняла его на ноги. Маленький путешественник выскочил из палатки и со всех ног бросился к плавучему дому. Оббежав его с кормы, он пригнулся и заглянул в отделение для лягушат. Увы, оно было пусто! Только пучки подсохшей травы, да одинокий мешочек с солёными мухами лежали в пластиковой коробке.
        Тем не менее, Дима твёрдо решил дождаться возвращения своих спутников. Поэтому он делал всё возможное, чтобы не допустить скорого отплытия. Медленно умывался, ещё медленнее завтракал и совсем не принимал участия в свертывании лагеря. Дедушка, а затем и папа несколько раз просили его поторопиться, но маленький конспиратор вместо подготовки к возвращению домой затеял игру в прятки. И спрятался столь хитро, что трое взрослых не могли его отыскать почти полчаса.
        Но все его ухищрения оказались напрасны. До того момента, как дедушка всё же завёл двигатель «Пегаса», никто из лягушат не появился. Так что пришлось Диме подниматься на борт «корабля», так и не дождавшись маленьких зелёных пассажиров. Но всё же, он кое-что сделал для того, чтобы как-то облегчить лягушкам жизнь, вернись они на место покинутой стоянки. Мальчик подвесил на кусте рядом с кострищем запас лягушачьего провианта, использовав для этого всю свою смекалку и… кусочек бечёвки.
        Чтобы мешочек с любимыми всеми лягушками солёными мухами не стал случайно добычей какого-либо иного зверя, он повесил его таким образом, чтобы достать его смогли только зелёненькие гвардейцы. Ведь, чтобы высоко висящий мешок упал на землю, нужно было чем-то перерезать довольно толстую верёвочку. А сделать это могли лишь те, у кого при себе было острое лезвие, например меч или гвардейская шпага. Только после этого весьма довольный своей задумкой мальчик поднялся по трапу и наконец-то дал возможность взрослым отчалить от берега.
        Первоначально папа и мама планировали устроить походный обед на берегу, но поскольку Димкины проделки изрядно затянули процесс сборов, они решили плыть до своей деревни без остановок. Так что последнюю рыбалку решили провести во время движения. Дедушка попросил маму встать к штурвалу, после чего мужская часть команды «Пегаса» собралась с удочками на корме.
        Хотя клёв был довольно хороший, Дима отчего-то совсем не радовался рыбацкой удаче так, как бывало раньше. Под монотонный стук мотора и от лёгкой качки его быстро начало клонить в сон и вскоре, отдав свою удочку папе, он отправился в кают-компанию. Там мальчик взобрался на диванчик, подсунул под голову небольшую подушечку и незаметно для себя задремал.

        Ему снились странные сны. В тревожном лесном мраке светились чьи-то огромные глаза, по деревьям ползали длинные чёрные змеи, а он отчаянно сражался с ними своим сверкающим мечом. Так что очнулся мальчик только через два часа, но зато вполне пришедший в себя от ночных происшествий. Потом Дима вместе со всеми пил чай с ванильными сухариками, помогал маме чистить пойманную рыбу и, конечно же, охотно позировал во время очередной видеосъёмки.
        Ближе к вечеру наши путешественники увидели окраины родной деревни, и принявший штурвал дедушка, начал заводить плавучий дом на стоянку. Вскоре «Пегас» зашуршал бочками по прибрежному песку и Большое путешествие Димы наконец-то закончилось. Воспользовавшись вполне естественной суматохой, наш мальчишка со всех ног помчался выполнять поручение своего зелёненького друга.
        Оббежав деревню со стороны ферм и огородов, он довольно скоро оказался там, где в прошлом году проводились раскопки. Подойдя к полуразмытой дождями яме, Дима повернулся в сторону почти спрятавшегося за лес солнца. И в самом деле, на опушке леса возвышалась корявая берёза, с толстым, покрытым шарообразными наростами стволом.
        Приблизившись к ней, Дима встал на коленки, разгрёб сухие листья, завалившие её бугристые корни, и действительно отыскал небольшую нору, в которую совершенно спокойно проникала его рука. Удовлетворённо выдохнув, он извлёк мешочек со старинной короной из кармана и поместил его в нору. Затем вновь замаскировал тайник сухим мусором и со всех ног помчался к дому, в котором, как ему казалось, он не был целую вечность. Потом была встреча с соскучившейся по внуку бабушкой, разбор подвезённых папой походных вещей и купание в любимой ванночке. После этого обряда очищения переполненного эмоциями малыша уложили в постель, где он впервые за несколько последних дней проспал всю ночь без каких-либо приключений.
        Через два дня, после своего возвращения из похода, Дима не вытерпел неизвестности и ещё раз сходил к лягушачьему тайнику. Но пошарив в норе рукой, короны в нём не нашёл. А на следующий день наш отважный путешественник получил доказательство того, что его ответственная и тайная миссия действительно увенчалась полным успехом. Проснувшись поутру, он совершенно неожиданно обнаружил возле своей подушки оставленное неизвестно кем послание.
        Тем посланием, как вы, наверное догадываетесь, был невзрачный тряпичный мешочек, в котором он привёз из дальних странствий корону короля Ляквашона. Дима спрятал его среди своих самых любимых игрушек и, глядя на него впоследствии, постоянно вспоминал и гвардейца Ляга и всю его лягушачью команду. Вот только увидеть своего друга в то лето, нашему мальчику так и не удалось. И о том, что случилось с его зелёным другом после расставания, он узнал лишь через год. А мы с вами прочтём обо всех удивительных приключениях лягушонка Ляга, в моей следующей книжке посвящённой новым лягушачьим похождениям!

        Конец второй книги…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к