Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Коршунов Михаил: " Мы Приехали Лентяйничать " - читать онлайн

Сохранить .

        Мы приехали лентяйничать Михаил Павлович Коршунов

        Повесть из сборника «В зимнем городе».

        Михаил Павлович Коршунов
        Мы приехали лентяйничать

        1

        Нам с Леной давно хотелось поехать к Черному морю.
        Часто по вечерам мы всё говорили и говорили про море: вспоминали, как еще до войны жили в Крыму, вспоминали вековую крепость Зиго-Исар, тысячелетний тис близ Ай-Петри, дачу «Нюра» в Мисхоре, где когда-то отдыхал Горький.
        Вспоминали сладкую рыбешку ставридку, летние закаты, когда солнце опускается в море и зажигает его, виноград «тайфи», в котором сквозь дымчатый налет просвечивают розовые косточки, майские теплые и густые, как облака, туманы с моря и бушующее цветение глицинии.
        Осыпаются голубые хлопья цветов. Их подхватывает ветер, сметает в пенистые гребни. Крепкий запах пропитывает камни, дома, траву, гравий на дорожках, и даже морские туманы начинают пахнуть глицинией.
        Мы с Леной решили: поедем в Крым, в Ялту. Я у себя на работе взял отпуск, Лена — у себя.
        Стали думать, выбирать, на чем и как интереснее поехать. Но долго выбирать не пришлось. Лена сразу предложила:
        — А не отправиться ли на автобусе?
        — Конечно,  — согласился я,  — надо отправиться на автобусе.
        От Москвы до Черного моря построена шоссейная дорога — автострада.
        Чемодан упакован. В нем самое важное для путешествия, начиная от стопочки почтовых открыток, которые мы будем присылать из Ялты нашему приятелю — мальчишке Гошке, и кончая махровой простыней для купания, желтой, как цыпленок.
        Мы с Леной сидим в автобусе, в мягких широких креслах с кнопками на подлокотниках.
        Нажмешь одну кнопку — спинка у кресла откинется, чтобы лежать можно было; нажмешь другую — спинка придвинется, чтобы сидеть и в окно все видеть.
        Пассажиры открыли окна. В автобус влетел ветерок, подхватил на окнах белые занавески.
        Помахал наш автобус этими занавесками Москве! «До свиданья! До свиданья, милый город, сердце Родины моей!» И мы тронулись в путь.
        Выехали из Москвы ночью. Пассажиры нажали кнопки, откинули у кресел спинки и уснули. Уснули и мы с Леной. Уснули недалеко от Москвы, а проснулись уже в городе Туле.
        Чем дальше ехали, тем просторнее становились поля, а леса редели.
        Чаще всего попадались на дороге белые одинаковые постройки. Это были гостиницы, бензозаправочные станции, домики линейных мастеров.
        Под крышами на высоких чердаках жили веселые, любопытные птицы. Когда автобус останавливался — набирал воду или бензин,  — птицы внимательно нас разглядывали: что за люди? Куда они едут?
        Около каждой деревни, поселка, речки на столбе прикреплена табличка с названием.
        Лена затеяла состязание, кто раньше прочтет самое интересное: Ивановские дворики, Озерки, река Плава, река Зуша, село Крапивное.
        Побеждала Лена. Я уставал и лежал в кресле с закрытыми глазами. А Лена — человек неутомимый: все в окошко глядит. Высмотрит что-нибудь удивительное, толкает меня:
        — «Бутылки»!
        — Какие бутылки?
        — Деревня так называется. Правда, смешно?
        — Смешно.
        — Только странно, почему «Бутылки»?
        — Наверное, прежде здесь жили стеклодувы,  — пытаюсь догадаться я.
        Увлекательно ехать в сумерки. Вспыхивают в темноте дорожные знаки — паровозы, выложенные рубиновыми стеклышками: «Внимание! Переезд!»; белые и зеленые стрелки: «До поворота 200 м», «До Белгорода 150 км»,  — вспыхивают и гаснут.
        Шофер объяснил, что стеклышки, которыми выложены знаки, состоят из маленьких призмочек. Они преломляют свет фар, а потом отражают его.
        Бежит и бежит дорога навстречу колесам автобуса, то с уклона, то на уклон, то направо свернет, то налево. А то прямая сделается, точно в край земли упрется.
        А мы с Леной говорим о море, о теплоходах, о черном бамбуке, цветущем в Крыму раз в семьдесят лет, о мускате «Красный камень» и «Магарач» — вине, в котором никогда не увядает виноград и не остывает солнце.
        Шофер включил радио, и мы услышали голос диктора:
        — Девять годин, пятнадцать хвилин.
        Тут мы почувствовали, как уже далеко от Москвы.
        За окнами автобуса один город сменялся другим: Лозовая, Павлоград, Запорожье, Мелитополь.
        Попадались эшелоны грузовиков с ящиками, а в ящиках — фрукты. Это в Москву. И мы с Леной радовались, что фрукты едут в Москву.
        По обочинам автострады встречались мальчишки в пестрых рубахах и в брюках разной длины. Когда автобус проезжал мимо мальчишек, они поднимали на вытянутых руках арбузы, предлагали купить.
        — Эх вы, чудаки!  — смеялась Лена.  — Ну кто поверит, что арбузы у вас спелые. Вы всегда торопитесь и все срываете раньше времени!
        На второй день мы прибыли в город Симферополь, откуда началась горная дорога на Ялту.
        Вечер пах травами и цветами. Зажглись неяркие сумеречные звезды. Пробудились в горах вечерние шорохи.
        Автобус, переключая третью скорость на вторую, взбирался по крутому шоссе выше и выше, к перевалу через Крымские горы между Шатер-горой и Демерджи. Чем ближе к перевалу, тем прохладнее, дорога круче. Автобус менял вторую скорость на первую.
        Волновались пассажиры и в особенности моя Лена: за перевалом должно было открыться море.
        Наконец добрались до перевала и начали спускаться. Дорога, настоящая крымская, клеилась гудроном к покрышкам, отчего они громко журчали, тарахтела мелкими камешками по крыльям.
        Появились плантации винограда, табака, маслин, теплые смолянистые кипарисы и мохнатые мексиканские сосны.
        Лена уже не обращала внимания на названия селений, хотя они здесь были и очень интересные: «Горное солнце», «Пионерское», «Кипарисное». Лена ждала моря. И она первая, как того и желала, увидела его. Догадалась, что видит.
        Море было туманным, неподвижным и совершенно пустынным — ни паруса, ни дымка. Лежали на нем сиреневые полосы.
        Все искали море внизу, в просветах между скалами, а оно стояло высоко над скалами и над кипарисами. Было выпуклым и отвесным, близким и далеким.
        Хотелось поскорее услышать его плеск, перекатывание прибоем гальки, шипение сбегающей пены между валунами. Почувствовать на лице густой от соли ветер, срывающий с темных волн мелкие белые брызги. Я не люблю море издалека — молчаливое, застывшее и совсем неживое.
        Сумерки плотнее обкладывали горизонт. Сиреневые полосы на море сделались синими, немного погодя — черными. Море гасло, чтобы потом, когда наступит полная темнота, принять отблески ночи, огни прибрежных городков и лунную дорогу.
        Когда мы приехали в Ялту, было уже совсем темно и на море зажглась лунная дорога.
        Мы с Леной выбрались из автобуса. Подошли к перилам набережной, к лунной дороге, по которой спускаются на землю сказки и легенды.
        — Постоим немного,  — сказала Лена.
        — Постоим.
        — И помолчим, да?
        — И помолчим.
        Когда море рядом — хочется молчать.
        На бетонном молу то вспыхивала, то меркла лампа маяка-мигуна. Мы вдыхали запах камней набережной, причальных канатов рыбачьих шаланд, сетей, развешанных на кольях для просушки, запах смолы в ведерках с квачами для засмолки баркасов и лодок. Все это принадлежало морю. Далеко покачивались огоньки катера: бортовые — зеленый и красный, и белый — на мачте.
        Лена сказала:
        — Здравствуй, море Черное!
        Точно в ответ, мощно и протяжно загудел пароход. Парохода видно не было. Эхо от гудка долго блуждало в ночных горах.
        — Пойдем. Поздно уже.
        — Хорошо, пойдем.  — Лена достала из кармана мелкие серебряные деньги и бросила за перила: — Дань морскому царю, чтобы не было штормов.
        Мы отправились на поиски Севастопольской улицы, дома номер шесть. Такой адрес был обозначен на конверте рекомендательного письма к Елизавете Захаровне Блажко, у которой мы должны остановиться. Наши московские знакомые, родители Гошки, уже послали Елизавете Захаровне телеграмму, предупредили о приезде.
        Улица эта оказалась в противоположном конце города и поднималась от набережной круто в гору, как почти и все улицы Ялты.
        Лена обладает удивительной способностью: быстро ориентироваться в незнакомых местах. Вот и сейчас, хотя номера домов почти не были видны — на улицу выходили сады, в которых в глубине стояли дома,  — Лена отыскала шестой номер. Мы прошли по аллее, обвитой виноградом. Около дома женщина снимала с веревок белье.
        — Скажите, здесь живет Елизавета Захаровна Блажко?
        — Здесь. Поднимитесь на веранду, крайняя дверь налево. Стучите громче — они, кажется, легли спать.
        Мы поднялись на веранду, нашли крайнюю дверь налево.
        — Неудобно получается,  — сказала Лена.  — Люди уже спят, а мы…
        За дверью раздался громкий лай, царапанье, потом кто-то прикрикнул: «На место!» — дверь отворилась, и мы увидели девочку в коротком ситцевом халате, с подвязанными на ночь косами.
        Сзади девочки, толкая ее лапами в спину, прыгали две большие собаки.
        — Вы из Москвы?
        — Да, из Москвы.
        — А я слышу — спрашивают маму. Проходите. Динка! Марта! Кому было сказано — на место!
        Мы прошли в комнату.
        Девочка зажгла маленькую настольную лампу — гриб-мухомор с красной шляпкой и белыми мушками.
        Я поставил в угол комнаты чемодан. Приблизилась одна из собак, собралась потрогать носом, узнать, с чем пожаловали.
        Вторая собака, переминаясь с лапы на лапу, выглядывала из-под стола. Это были охотничьи псы из породы пойнтеров, коричневой масти.
        Девочка предупредила:
        — Они не кусаются.
        Мы и сами знали, что пойнтеры — псы незлобивые.
        Из соседней комнаты вышла молодая женщина, поправляя на ходу прическу.
        — Здравствуйте! С приездом!
        — Спасибо.
        Лена извинилась за поздний приезд, потому что была уверена, что перед нами Елизавета Захаровна. Передала письмо. Елизавета Захаровна взяла письмо, сказала:
        — Это мы с Татьяной рано улеглись. А вас мы ожидали. Кровати давно готовы. Пожалуйста, располагайтесь. Собаки не помешают? А то заберу к себе.
        Мы заявили, что собаки не помешают, что мы хотим с ними подружиться.
        — Тогда пусть остаются. Татьяна, покажи, где умывальник.
        Мы раскрыли чемодан и достали мохнатую, желтую, как цыпленок, купальную простыню, заменявшую нам в поездках полотенце.
        Умывальник оказался во дворе, в саду.
        Простыню я зацепил за сучок какого-то дерева.
        Приятно было умываться на прохладном воздухе. Он спустился с остывших влажных гор и пропитался в садах запахами олеандров и гималайских маслин.
        Высоко в горах — электрические огни. А над головой — огни звезд, мигающие точно под ветром.
        — Ты доволен, что мы в Ялте?  — спросила Лена.
        — Очень доволен!  — сказал я.
        Когда мы вернулись, постели были уже разобраны. Стояли они около широкого окна, которое было открыто в сад. Комнату разгораживала ширма. За ширмой слышалась возня собак, их позевывание, протяжные вздохи.
        Мы разделись и легли.
        Вдруг, тоже из-за ширмы, долетел голос Тани:
        — Удобно вам?
        — Таня! Где ты там разместилась?
        — На диванчике. У нас здесь есть.
        — А собаки?
        — Собаки рядом. У них своя раскладушка. Свет гасить?
        — Гасить.
        Из-за ширмы просунулась тонкая детская рука, повернула на мухоморе рычажок выключателя, и мухомор потух.

        2

        Утром я проснулся оттого, что собаки, встряхиваясь от сна, начали крутить головами и хлопать длинными ушами.
        Было светло. Солнечные пятна, как большие листья каштанов, бродили по потолку.
        Веселые часы-ходики над моей головой показывали семь часов. Ходики были веселыми, потому что на циферблате была нарисована морда лисенка и в такт движению маятника у лисенка двигались глаза.
        — Собарня!  — послышался шепот Тани.  — Лежите еще. Марта, вытащи нос. Я кому говорю — вытащи из-под лапы нос и перестань храпеть! А ты, Динка, подвинься, дай Марте шею вытянуть.
        Собаки заворочались, завздыхали. Вскоре показалась Динка. Подошла к нам, положила голову на край Лениной кровати. Лена погладила Динку.
        — Вы уже не спите?  — спросила Таня.
        — Нет, не спим.
        — Это вас собаки разбудили, да?
        — Совсем не собаки, мы сами проснулись,  — сказал я, хотя, по правде, проснулись мы из-за собак.
        — А почему Марта не выходит?  — спросила Лена.
        — Она стеснительная.
        В окно влетела маленькая, похожая на футбольный мяч, кипарисная шишка. Со звоном ударила по медному тазу для варенья, который стоял на тумбочке.
        Динка подошла к шишке, понюхала, взяла в зубы и понесла Тане.
        — Ой! Пора подниматься! Вы пойдете с нами на море? Динка, брось шишку, я уже встаю.
        — С кем это — с вами?
        — Ну, с нами, с ребятами из Дома пионеров,  — говорила Таня, а сама одевалась.  — Динка, отстань! Мы к соревнованиям по плаванию готовимся ко Дню Военно-Морского Флота. Артековцы в гости приедут на своем «Павлике Морозове». Это катер так называется. Сами управляют. Ну как, идете? Динка, отдай туфлю, куда потащила?
        — Идем,  — согласились мы.
        — Только вы быстрее одевайтесь, нас уже ждут.
        Мы начали быстро одеваться.
        Я выглянул в окно и увидел в саду ребят в пионерских галстуках и среди них старшего — очевидно, вожатого.
        Так вот откуда появилась кипарисная шишка!
        Из своей комнаты вышла Елизавета Захаровна.
        — Погодите. А завтракать?
        — Некогда, мама. Потом, после моря.
        — Тогда хоть компоту попейте.
        Мы наскоро ополоснулись не в саду, а в коридоре, выпили со сдобой по кружке холодного, настоявшегося компота из груш и собрались к морю. Таня захватила легкий купальник, красную резиновую шапочку, и мы вышли во двор.
        Таня познакомила нас со своими друзьями и с вожатым Гришей.
        Из ребят мне сразу запомнились плотный черноглазый Спартак, Вадим и подвижная, красивая, с золотистыми волосами Юля.
        Когда мы проходили по аллее, я увидел, что аллея полна смуглых кистей винограда и что простыню я вчера вешал на дерево, усеянное спелым черным инжиром.
        Мы вышли на улицу и спустились к морю. Горы были чистыми, тихими, омытыми за ночь прохладой. На высоких скалах, сырых еще от росы, на изгибах шоссе, на крышах горных построек сверкало восходящее солнце, которое вскоре зальет искристым жаром горы от подножий до вершин. Высушит, сделает горячими и знойными.
        Море, разбуженное солнцем, светилось у берега и на отмелях светлой зеленой водой. Дышалось свежо, легко, в полную грудь.
        На берегу лежали старые валуны. Копошились птицы, собирали морских улиток. Невдалеке от валунов был огорожен бассейн с вышкой для ныряния.
        На пляже было много народу. Плавали яхты и моторные лодки. За одной из лодок гнались стаей чайки, штук сорок. Громко кричали, садились на воду, что-то торопливо глотали и опять продолжали погоню.
        — Что это с чайками?  — спросила Лена.
        — Рыбаки кидают мелкую рыбешку,  — объяснил Гриша.  — Вот они и кричат, еще требуют. Не отстанут до самой бухты. А в бухте рыбаков встретят портовые коты. Тоже будут клянчить кефаль или султанку.
        — Нет, вы это серьезно, Гриша?
        — Честное слово!
        Ребята повели нас к бассейну.
        — Мы здесь тренируемся.
        — А кто вас тренирует?  — спросил я.
        — Гриша.
        Я хотел было сказать, что в тренировке Грише может помочь Лена. Она закончила школу плавания и свободно владела различными стилями — кролем на груди с выносом рук и без выноса, кролем на спине, плавала на боку, плавала брассом. Но подумал, что это будет нескромно. Ребята и Гриша сами позовут Лену, если захотят.
        По дощатым мосткам прошли к бассейну. Переоделись в фанерных кабинках.
        Таня надела купальник и резиновую шапочку. Шапочка была высокая, как колпак, потому что в ней помещались косы, и с круглой желтой заплаточкой.
        На мостках бассейна было много моряков. Их большие шлюпки с крутыми высокими бортами стояли поблизости, «на рейде». Моряки тренировались к празднику — молодые ребята с выносливыми мускулами. Они наблюдали за плавающей публикой, подшучивали над «санаторскими».
        Я решил не идти в воду, потому что плаваю скверно, хотя Лена неоднократно наставляла меня, в особенности в кроле (она больше всего любила этот стиль), что ногами надо «нажимать», на воду вроде рыбьего хвоста, а руки «должны создавать зацепление, что и обеспечит равномерное продвижение вперед».
        Слова прямо из учебника!
        Но, сколько я ни пробовал, ноги у меня не работали, как рыбий хвост, и зацепления тоже не создавалось — летели брызги, я быстро задыхался, и никакого равномерного продвижения не обеспечивалось тоже.
        Лена подошла к краю бассейна — в белом шерстяном купальнике, в белой повязке, придерживающей волосы (шапочку Лена не носила), и в белых резиновых туфельках на плотных маленьких каблуках.
        Матросы потеснились, пропуская ее к воде. С интересом поглядели на Лену. Но за нее я был спокоен.
        Лена присела, отвела руки — прямые, напряженные,  — оттолкнулась, без всплеска прорезала воду и ровным, неспешным кролем поплыла в море.
        В прозрачной зеленой воде все дальше уходили белые туфельки, чуть-чуть вспенивая воду.
        Матросы с одобрением отметили четкость и красоту стиля.
        Гриша с ребятами отрабатывали старт. Лучше всех получалось у Спартака. Неплохо получалось и у Юли. У Тани — хуже.
        Мне казалось, что Таня сердится и что между ней и Юлей происходит какое-то внутреннее соревнование.
        Из-за мола показались два парусника — один большой, синий, другой — поменьше, белый. Это было совершенно неожиданно. Откуда взялись фрегаты?
        — Ушаковцы приплыли,  — сказали моряки.
        Я не понял, почему «ушаковцы». Из истории я, конечно, знал, что в XVIII веке был знаменитый русский флотоводец адмирал Ушаков. Но при чем тут он и эти фрегаты?
        На расстоянии полумили шел морской охотник, вскидывал носом буруны. С капитанского мостика сигналили флажками парусникам.
        — Убрать грот-бом-брамсель,  — прочитал один из матросов.
        Вскоре из разговоров моряков я понял, что в Ялте происходит съемка кинокартины «Адмирал Ушаков». Фрегаты назывались: большой, синий — «Дунай», а поменьше, белый — «Товарищ».
        Из заплыва вернулась Лена. Моряки почтительно протянули ей руки, чтобы помочь подняться на мостки бассейна.
        Лена села рядом со мной.
        Мы разговорились с моряками и узнали, что они тоже снимаются в «Адмирале Ушакове».
        Приплыл еще буксир, который тянул баржу, оборудованную как фрегат. Из люков выглядывали черные пушки. На флагштоке вился французский флаг.
        К нам подсели и пионеры с Гришей: у них была передышка в тренировке. Ребят заинтересовало, почему на барже поднят французский флаг. Адмирал Ушаков сражался с французами? А если сражался, то где?
        Моряки рассказали ребятам, что Ушаков сражался с французами в Средиземном море и освободил крепость Корфу. А у Синопа Ушаков разбил турецкую эскадру, которая хотела захватить Крым.
        «Французский фрегат» отцепили от буксира, и начался бой между ним и «Дунаем».
        На «Дунае» взвился русский флаг — белый с синим крестом. Слышно было, как затрубили сигнальные рожки: «Приготовиться к баталии!» Крышки у люков откинулись, вылезли голые по пояс матросы и протерли шомполами стволы пушек. «Дунай» разворачивался под ветром, прицеливался. Раздалась команда: «Фитиль пали!» — и ударили пушки.
        Воздух сдвинулся, качнулся. В горах заухало, загремело, точно кто-то сбросил пустую железную бочку и она покатилась, грохоча и подскакивая на утесах. Над морем нависли плотные клубы порохового дыма. Едко запахло серой.
        У «Дуная» обломилась рея, вспыхнул, как бумажный, парус. У «французов» тоже что-то загорелось: там, видимо, подожгли специально приготовленную паклю.
        Дым сделался гуще. Вода покрылась копотью и пятнами орудийной смазки.
        Морской охотник с киноаппаратом не переставал суетиться. Матросы и мы с ребятами были в восторге — когда бы еще привелось увидеть такое!
        А сражение крепчало. Рявкали бомбами и фугасами чугунные пушки. Это так казалось, что бомбами и фугасами, потому что настоящих-то бомб и фугасов, конечно, не было.
        Отлетали от кораблей щепки, обрывки вант и шлеек, пеньковых тросов. Обвисли, почернели в дыму паруса. У «Дуная» срезало кусок бизань-мачты, но зато «французы», охваченные сильным пламенем, начали крениться на борт.
        До нас донеслось русское «ура». Мы тоже повскакали и закричали:
        — Ура-а!
        — Слава храброму адмиралу!
        Когда бой утих и глядеть было не на что, все попрыгали в бассейн. Началась веселая игра в мяч.
        Отказалась играть только Таня. Она осталась сидеть на берегу, обняла колени и положила на них подбородок.
        Мяч был цветной, огромный. Прыгнул в воду и я. Пустяки, что плаваю скверно! Сейчас это незаметно. Громче всех смеялись и веселились Юля и Спартак.
        И тут я понял причину Таниной грусти: Юля и Спартак всегда вместе, и, когда они вместе, им весело. А Тане от этого совсем наоборот — ей грустно.
        От Юли и Спартака не отставала и моя Лена. Она кувыркалась, выжимала в воде стойки, вскарабкивалась ко мне на плечи и с громким смехом и брызгами сваливалась в воду, нарочно посильнее оттолкнувшись ногами, чтобы я тоже не устоял и свалился.
        Один из матросов нырнул возле Юли и, неожиданно вынырнув, поднял на голове два пучка скрученных волос — получился черт.
        Юля засмеялась. Засмеялись и мы все. Только Таня не смеялась, продолжала смотреть в море, где медленно рассеивался дым недавнего сражения.
        — Жорка!  — крикнул Спартак.  — Ну-ка, я!
        Спартак нырнул, долго пыхтел под водой, накручивал чуб, наконец, красный и задыхающийся, вылетел из воды, но рога не получились. Попытался и Жорка, но у него тоже не получились. А моряк все нырял и выныривал чертом.
        Матросы погрузились в свои высокие шлюпки и поплыли в бухту. Мы с Гришей и ребятами помахали им на прощание и пошли на берег, на валуны, греться.
        А солнце поднималось все выше — жаркое, ослепительное. Прижмуришься, посмотришь на воду — будто падают на нее с солнца брызги: это так отражается свет на мелких волнах.
        В каменных излучинах гор и над скалами закурился желтый зной, задрожали в нем кипарисы и черепичные крыши домов.
        Народу в море полно. Плавают на камерах от автомашин, которые потом катят к дому по тротуару, на смешных надувных рыбах и крокодилах.
        Курносый щенок с высунутым сухим языком долго бегал возле моря, никак не мог подступиться. То он гнался за волной, то волна за ним.
        Наконец щенок изловчился и укусил море. Чихнул, плюнул, потом рассердился и залаял.
        Мы загорали, положив на глаза легкие и плоские камешки: это чтоб не напекло солнце.
        Когда вдоволь нажарились, то напоследок окунулись, оделись и пошли в палатку пить со льда «богатырь-воду» — нарзан. Если б о нарзане узнал щенок с сухим языком, он бы, наверное, с радостью к нам присоединился.
        Домой возвращались помолодевшие и голодные.
        С ребятами договорились о встрече на завтра. Гриша и ребята попросили Лену помочь в тренировке. А потренироваться надо было: артековцы — соперники серьезные.
        По пути к дому Лена купила плетенную из камыша корзиночку — легкую, прочную. В нее сложили махровую простыню и купальные костюмы. Таня шла с нами уже веселая — грусти не осталось и в помине.
        Во дворе нас встретила Динка. От радости визжала и топтала нам ноги. Марта все еще стеснялась и не подходила.
        Динка отобрала у Лены корзинку, крепко закусила ручки и побежала в дом. И потом дома, когда Лена хотела взять у Динки корзинку, вынуть белье и повесить сушить, Динка отдавать не пожелала. Сомкнула челюсти и стояла, посапывая и помахивая коротким хвостом.
        — Надо что-нибудь дать,  — сказала Таня.  — Иначе не отпустит.
        Лена дала Динке московский хлебец, который мы привезли с собой. Динка, не разжимая челюстей, понюхала хлебец, одобрила и только тогда вернула корзинку.
        Угостили хлебцем и Марту. Она подошла к Лене боком, опустив глаза. Вежливо и аккуратно взяла хлебец из рук.
        Первый шаг к знакомству.

        3

        Так и повелась наша жизнь в Ялте.
        По утрам Гриша с ребятами заходили за нами, и мы отправлялись к морю. Лена стала тренером, строгим и даже деспотичным. Не то что мягкий и сговорчивый Гриша.
        Тренировка начиналась каждый день с упражнения: глубокий вдох, погрузиться в воду с открытыми глазами и выдохнуть через рот, чтобы поднялись крупные пузыри.
        Все мы, в том числе и бывший тренер Гриша, сидели в воде и пускали пузыри. Когда пытались протестовать, Лена укоряла — оказывается, лучшие пловцы ежедневно и помногу проделывают это упражнение. Оно развивает легкие, дыхание. А кто не умеет дышать, тот не умеет плавать. Вот какая горькая истина!
        Мы опять покорно лезли в воду и опять пускали пузыри. Делали мы и такое: всплывали поплавками или ложились на спину и лежали на воде.
        И всё по часам и по суровой команде:
        — Входи в воду!
        — Выходи!
        — Сесть!
        — Встать!
        Люди на пляже отдыхали, веселились, входили в море и выходили, когда им вздумается, а мы — как военное поселение: туда-сюда, кругом-бегом!
        Должен был подчиняться муштре и я, хотя совсем не собирался участвовать в соревнованиях с артековцами.
        Но Лена заявила, что ей надоело из сезона в сезон возиться со мной, как с новобранцем, и что пора в конце концов в отношении плавания поставить меня на ноги.
        Лена завела должность секретаря. Определила на нее. Вадима.
        Ему вменялось в обязанность носить тетрадь под названием «Дневник тренировок», в которую Лена записывала, кто на какие дистанции плавает, самочувствие, вес, пульс до и после плавания (мой пульс тоже «до» и «после»).
        Вечерами мы сидели на набережной под платанами, отдыхали после занятий или прогулок, которые совершали пешком по побережью.
        Говорили о Москве, о высотных зданиях со скоростными лифтами и эскалаторами, о новом пресном море, которое будет около Симферополя.
        Нравилось нам встречать теплоходы. В море темно и пустынно, а небо переполнено звездами — похоже, будто там выпал снег.
        Вдруг далеко на горизонте приходит в движение созвездие. Начинает приближаться к Ялте, постепенно отрываясь от горизонта, глубже вплывая в темноту моря.
        — Теплоход!  — заявляет Вадим.
        — Да, теплоход,  — соглашаются остальные и молча ждут приближения теплохода.
        Созвездие вытягивается, принимает очертания корабля.
        — «Петр Великий»,  — говорит Жорка.
        — Нет,  — возражает Юля.  — У «Петра Великого» трубы тонкие и высокие, а у этого — широкие и низкие.
        — Тогда «Украина»,  — уступает Жорка.
        — И не «Украина»,  — вмешивается Спартак,  — а электроход «Россия».
        Корабль, охваченный огнями, подходит к порту. Вокруг так покойно — и в море и в горах,  — что с корабля долетает музыка.
        На носу сильным толчком света загорается прожектор. Освещает не только порт, а и городские переулки высоко в горах.
        Корабль рулит к молу. Тихий ход! Стоп машина!
        Звенит цепной канат станового якоря, и электроход, пришвартовавшись, роняет в море огни. Мы наконец разбираем название: «Победа».

        Съемка кинокартины «Адмирал Ушаков» продолжалась. На набережной из дерева и полотна выстроили белую колоннаду с лепным фронтоном и большими ступенями.
        По вечерам вспыхивала вольтовая лампа «ДИГ» — дуга интенсивного горения. Вспыхивали и более тусклые — юпитеры с марлевыми сетками и всевозможные лампы-подсветы — «бебики». Всем этим хозяйством управляли осветители.
        О названиях ламп и о людях, управляющих ими, я узнал позже, и узнал от Тани. Как и при каких обстоятельствах, я еще расскажу.
        В городе поселилась сказка. По улицам маршировали переодетые кирасирами и гренадерами матросы в треугольных шапках с золотыми кисточками и в белых лосевых ремнях крест-накрест. У офицеров позвякивали шпаги и кортики, развевались на шляпах плюмажи, сверкали эполеты с красными и серебряными шнурами. На рукавах были повязаны шелковые банты победителей.
        На съемку и со съемки шли женщины и мужчины, одетые турками, креолами, итальянцами: в ярких шляпах с бахромой, в черных мантильях, в суконных плащах, в тюрбанах, с фальшивыми жемчугами. Шли украшенные серьгами, монистами, браслетами.
        Попадались даже монахи, подпоясанные кокосовыми веревками, с пробритыми головами и с четками из пахучего сандалового дерева. Гудели бубны и банджо.
        На набережной между пальмами и японскими мимозами появились фонари со свечами и жировыми горелками.
        На рейде застыла трехмачтовая баркентина. Возле баркентины стоял клипер с украшенным золотой резьбой форштевнем.
        «Динь-динь, динь-динь!» — звонил тоненький колокольчик у него на юте. «Донг-донг, донг-донг!» — отвечал басом двадцатифунтовый колокол на баке. На клипере и на баркентине сверкали оттертые песчаником и густо промазанные льняным маслом палубы.
        Мы с ребятами гуляли по сказочному городу, и нам вспоминались приключения из старинных книг, в которых говорилось о летучих голландцах, о впередсмотрящих, о тайфунах, о смелых невольниках, разбивавших цепи на галерах, о кругосветных путешествиях адмирала Крузенштерна и капитана Головнина.

        4

        От нашего приятеля Гошки приходили из Москвы директивы.
        Во-первых, мы с Леной должны были собирать образцы цветов и листьев и высылать Гошке для гербария. Во-вторых, ловить бабочек и насекомых для коллекции. В общем, указания следовали за указаниями: раздобыть моллюсков — мидию и гребешок; узнать, что за щука сарган и кого она ест; уточнить, водятся ли в Черном море раковины-хищники под названием «морские желуди». Потом был прислан рисунок бабочки «кавалер» — белой с темными хвостами.
        Мне и Лене вменялось в обязанность изловить таковую и доставить в Москву. Для чего, писал Гошка, необходимо сделать расправилку и сушилку, с помощью которых обрабатываются бабочки.
        Мы пожаловались Тане, что нигде не можем разыскать моллюска и бабочку «кавалер». Таня посоветовала зайти в магазин «Подарки Крыма». Какова была радость, когда в «Подарках Крыма» мы обнаружили «кавалера», и даже в готовом виде — расправленного и засушенного. В этом же магазине удалось еще купить маленького краба. Он тоже был расправленный и засушенный.
        А вот моллюска мидии не было. Мы с Леной подумали и решили, что краб вполне его заменит.
        Гошкина страсть к коллекциям была велика. Среди друзей он слыл знающим человеком в ботанике и зоологии. Я, например, не от кого другого, как от Гошки, узнал, что скорпионы не пьют воды и что осы уничтожают мух.
        В семье мать и отец поддерживали Гошку, а вот бабушка была против. Она пугалась загромождения единственной комнаты, в которой жила вся семья, образцами, экземплярами, видами и подвидами из Гошкиных накоплений.
        И когда бабушка и внук недавно провели вместе лето в Подмосковье и потом возвращались домой, то бабушка укоряла Гошку: «Комната двадцать квадратных метров, а ты опять везешь стрекозла!..» Но Гошка был неумолим.
        Мы с Леной побывали в Никитском ботаническом саду, недалеко от Ялты, где набрали для Гошки образцы растений и листьев: пампасскую траву, окант, пробковый дуб, индийскую сирень, секвойю гигантскую, магнолию калифорнийскую.
        С образцами пришли на почту, чтобы вложить в конверты и отослать Гошке.
        С одним образцом получилась заминка — с листом калифорнийской магнолии. Лист не помещался в конверт.
        Я призадумался: как быть? Вмешалась Лена. Она взяла у меня лист и обратилась в окошко к девушке-администратору:
        — Можно отправить вот этот лист?
        — Как — лист?
        — Ну, очень просто — вроде открытки. Поглядите, он плотнее, чем картон.  — И Лена передала девушке лист.  — Вы понимаете, это необходимо для гербария одному мальчику в Москве. Очень необходимо! Мы надпишем на листе адрес, наклеим марку, и готова открытка.
        — Марку, адрес,  — повторила машинально девушка, разглядывая лист.  — Пройду к начальнику и узнаю, возможно это или нет.
        — Узнайте, будьте добры.
        Девушка ушла.
        — Ну что ты затеяла!  — сказал я Лене.  — Начальник смеяться будет. Подумает, что тебе солнцем голову напекло.
        — Ничего он не подумает. Я даже в книге об этом читала, еще в детстве.
        Только было я хотел спрятаться за колонну — будто никакого отношения к даме с калифорнийским листом не имею,  — девушка вернулась и сказала, что начальник разрешил послать.
        Лена взглянула на меня, как на трусливого таракана, потом презрительно проговорила:
        — Напиши адрес и наклей марку.
        Я взял лист, вывел на нем крупными буквами адрес и наклеил в углу марку.
        На обороте сообщил Гошке, что это лист с дерева вечнозеленой магнолии и что семена ее впервые были завезены в Крым в 1817 году из Калифорнии. Так было написано на табличке при дереве в Никитском ботаническом саду.
        Мы опустили лист в почтовый ящик, и он поехал в Москву.

        5

        Таня была девочкой удивительной: она знала уйму загадок, головоломок, шуточных задач, ребусов.
        Когда я и Лена укладывались на ночь в кровати, Таня укладывалась на диванчике, а Динка и Марта — на раскладушке, мы, прежде чем потушить мухомор, слушали Таню, которая задавала загадки и головоломки.
        — Скажите, как правильно: перепонная барабанка или пирепонная барабанка?
        Лена спешит ответить первой:
        — Конечно, перепонная.
        Таня спокойно возражает:
        — А может, барабанная перепонка?  — не выдерживает и хохочет.
        Все это тем более смешно, потому что Лена во время войны работала процедурной сестрой в госпитале.
        Не выдерживаю и я и тоже хохочу. Слышно, как у Динки и Марты звякают номерки на ошейниках,  — это собаки поднимают головы, стараются понять причину веселья. Лена почему-то грозит мне пальцем и потом тоже смеется.
        — А вот как, по-вашему,  — продолжает Таня: — плыли на пароходе два капитана — один сухопутный, другой морской…
        Я внимательно слежу за интонациями голоса Тани, пытаюсь уловить тот момент, где она сфальшивит, поторопится — тут-то и кроется в загадке подвох.
        Но Таня говорит ровным и даже будто безразличным голосом:
        — Значит, один сухопутный капитан, а другой — морской. А маяк на берегу то погаснет, то потухнет, как у нас в Ялте. Который из капитанов первый увидит маяк?
        Тут уже наступает моя очередь. Я не выдерживаю и говорю:
        — Наверное, морской капитан: у него должен быть бинокль.
        За ширмой тишина.
        Потом доносится еле сдерживаемый, приглушенный подушкой смех.
        — Маяк ведь,  — говорит наконец Таня,  — то погаснет, то потухнет! Он и не горит вовсе!
        И опять мы все смеемся. И Динка и Марта тоже, очевидно, смеются, трясут головами, потому что у них беспрерывно звенят ошейники.
        А загадкам, скороговоркам, шуточным задачам нет конца. Что вверх ногами растет? Оказывается, сосулька. В какое озеро впадает триста тридцать шесть рек, а вытекает одна? Выясняется, что это озеро Байкал с рекой Ангарой. Скажите быстро: «Щетинка у чушки, чешуя у щучки».
        А на море гремят выстрелы и отражаются на небе высокими огненными свечками.
        — Адмирал Ушаков турок бьет,  — говорит Таня.  — Ну что, будем спать? Тушить свет?
        И, как всегда, из-за ширмы просовывается тонкая детская рука и поворачивает выключатель на мухоморе.

        6

        Я сидел дома один с собаками. Таня ушла в школу получать тетради и новые учебники для пятого класса. Лена с камышовой корзинкой отправилась на базар за дынями и виноградом.
        Динка и Марта, воспользовавшись отсутствием большой хозяйки — Елизаветы Захаровны и маленькой хозяйки — Татьяны, выманили у меня коржики и остатки печенья.
        Потом им показалось этого мало, и они начали требовать халвы, которую недавно купила Таня. Я сделал вид, что не знаю, где она хранится.
        Но Динка лапой поскребла дверцу тумбочки: отворяй — халва здесь.
        Покончив с халвой, Динка и Марта сошлись друг с другом, морда к морде, пошептались и опять направились ко мне учинять насилие.
        Я решил прикинуться спящим — лег с краю на постель, протяжно задышал.
        Собаки долго расталкивали меня носами, повизгивали, тянули за брюки, но я продолжал упорствовать. Наконец они отчаялись добудиться, залезли под кровать, поворчали на мою неучтивость и задремали.
        Я еще немного полежал, потом осторожно встал и прокрался к Таниной этажерке с книгами. Собаки заснули, кажется, крепко.
        Тогда я приободрился и уже смело начал расхаживать вокруг этажерки, выбирать для чтения книгу. Беляев «Старая крепость», «Русские сказки», Короленко «Слепой музыкант»… Все это я читал.
        Но вот я достал большую книгу — «Первоклассница». Мне хорошо помнилась кинокартина под таким же названием. На обложке узнал Наташу Защипину, маленькую актрису, которая исполняла роль первоклассницы Маруси.
        Я пролистал книгу. Из нее выпали фотография и распечатанное письмо. На фотографии была группа девочек вокруг народной артистки СССР Тамары Федоровны Макаровой. В «Первокласснице» Тамара Федоровна снималась в роли учительницы Анны Ивановны. На руках у нее сидела маленькая девочка с худенькими косичками. Я узнал Таню. Кого же она играла в кинокартине?
        Книга лежала раскрытой. Я взглянул на иллюстрацию. Посреди класса стояла смущенная и растерянная девочка в форменном платье и в черном переднике. И опять я узнал Татьяну. Под иллюстрацией было написано:
        «Когда кончилась большая перемена, все вдруг увидели, что в классе стоит никому не знакомая девочка.
        Не успели первоклассницы спросить девочку, кто она такая, как в класс вошла Анна Ивановна. Увидев Анну Ивановну, незнакомая девочка горько заплакала.
        — Что с тобой?  — спрашивает Анна Ивановна.
        — Я заблудилась!  — отвечает девочка, громко плача.  — Где мой класс — первый «Б»? Где мои девочки? Где моя Любовь Викторовна?
        — Ну, ну, не плачь!  — говорит Анна Ивановна ласково.  — Они совсем близко, здесь, за стеной. Идем, идем, я тебя провожу».
        Тут я не удержался и вытащил из конверта письмо.
        Конверт-то был раскрыт, и даже уголок письма торчал из него.
        Письмо было Тане от Тамары Федоровны.
        «Дорогая моя Блошка!  — писала Тамара Федоровна.  — Я получила оба твои письма, которые меня очень обрадовали — и тем, что ты меня помнишь, и тем, что ты уже так хорошо пишешь. Значит, не зря я вас учила.
        Я не могла тебе ответить только потому, что очень занята. Заканчиваем съемки по картине «Первоклассница». Снова снимаем лес. Настоящий — со снегом, морозом и ветром. Холодно сниматься очень, и все простужаемся. Вспоминаем милую, теплую Ялту. В марте ты увидишь себя в кино. Ты всем нравишься. И когда меня спрашивают, хорошая ли ты девочка, я говорю — да. Учится хорошо. Это ведь правда? Да? Напиши мне, как твои успехи в балете. Целую тебя крепко. Всем девочкам передай привет.
        Макарова».
        Тамара Федоровна не ошиблась: Таня хорошо училась, и я могу подтвердить.
        Когда мы приехали, я видел ее табель, где стояли пятерки и была только одна четверка по устному русскому языку. Видел я и похвальную грамоту:

        Выдана ученице 4-го класса
        женской средней школы № 6
        г. Ялты, Крымской области
        БЛАЖКО ТАТЬЯНЕ
        За отличные успехи и примерное поведение
        31 мая 1952 года

        Когда вернулась Таня с тетрадями и учебниками, она застала меня за чтением книги «Первоклассница».
        — А-а, вот вы что читаете?  — сказала Таня.
        — А-а,  — сказал я.  — Значит, ты не только Таня, а еще и Блошка?
        — Да. Меня так называла Тамара Федоровна. Я была самой маленькой.
        И вот тут-то я все и узнал о съемке кино: и про «ДИГ», и про лампы-подсветы, «бебики», и про осветителей, которых артисты в шутку называют «ослепителями», и про то, как Таня вначале робела, когда стояла перед киноаппаратом — камерой и помощник режиссера командовал: «Приготовиться к съемке! Тишина! Мотор!»
        Это значило, что в камере запускалась пленка, а совсем низко, на штативе, свешивался к самой Тане микрофон. И все, что теперь бы Таня ни сделала и ни сказала, оставалось на пленке у операторов и на пленке у «звуковиков».
        Таня терялась, забывала слова роли. Тогда раздавался голос помощника режиссера: «Стоп! Сначала!»
        Потом вдруг обнаруживалось, что в кадр откуда-то лезла тень, и тут же раздавался голос оператора: «Стоп! Каширует!» Камеру передвигали и брали новый кадр.
        Тамара Федоровна, стремясь облегчить положение маленькой Блошки, которая от растерянности все время путала имя учительницы, Любови Викторовны, сказала ей, чтобы она говорила имя и отчество своей мамы: «Где моя Елизавета Захаровна?»
        Так имя Елизаветы Захаровны и попало на пленку кинокартины.
        Потом я узнал, что Таня снималась еще — в фильме «День чудесных впечатлений». Этот фильм был посвящен Артеку.

        7

        Тренировка по плаванию продолжалась. Секретарь Вадим носил дневник, Лена все детально в него вписывала.
        Я, на свое горе, прибавил в весе полтора килограмма, что, по мнению Лены, было противопоказано. Я тотчас попал под режим усложненных вольных движений и процедуры номер четыре — возлежание на воде в полосе прибоя.
        Волны должны были удалить с меня следы постыдного ожирения мышц. Ведь не напрасно же Лена была когда-то процедурной сестрой. А что касается «перепонкой барабанки», то я предусмотрительно сохранял молчание, чтобы не быть приписанным к еще каким-нибудь манипуляциям и параграфам дневника тренировок.
        Спартак и Юля пропускали занятия. На них сердились, и больше всех сердилась Таня.
        В такие дни она бывала неразговорчивой, с глазами скучными, с опущенными ресницами, или вдруг вся вспыхивала, словно огонек, смеялась и уплывала далеко в море, так что Лене приходилось спешить за ней вдогонку.
        Я понимал Ганю. Ей очень хотелось преодолеть, может быть первое в жизни, чувство боли и огорчения. И по всему видно было, что такая девочка, как Таня, сумеет это совершить, сумеет отстоять себя перед самой же собой, если это потребуется ей окончательно. И сделает это без всякой посторонней помощи.
        К нашей команде прибавилось еще два человека. Правда, двое эти не плавали из-за своего малолетства, но всюду присутствовали.
        Были они Таниными соседями по квартире. Звали их Вовками. Один — из Рязани, другой — из Казани. Два Вовки, два двоюродных брата.
        Оба драчуны и скандалисты с конопатыми, как воробьиные яички, носами, с измазанными зеленкой локтями и коленями.
        Ребята во дворе окрестили Вовок Чуком и Геком, потому что Вовки часто дрались между собой и потом долго выли, бесстыдно сваливая вину друг на друга, что и случалось с Чуком и Геком.
        Старик Лаврентий, под надзором которого они состояли, день ото дня сокрушался и раздумывал, как раздумывала иногда мать Чука и Гека: «Ну что с таким народом будешь делать? Поколотить их палкой? Посадить в тюрьму? Заковать в кандалы и отправить на каторгу?»
        Думал старик Лаврентий ровно три дня и наконец придумал: сдать внуков нам на сохранение.
        Вовки приветствовали это восторженным до хрипоты криком. Вовки поняли, что в их жизни наступит некоторое разнообразие.
        И вот теперь за нами повсюду следовали два брата, ни в чем не доверявшие друг другу.
        Пока мы занимались тренировкой, они искали обкатанную морем цветную гальку или заводили знакомства с доверчивыми посетителями пляжа и начинали над ними истязания: заставляли сворачивать из газет кульки для собранной гальки, прикладывали к пяткам нагретые солнцем камни, поливали из резиновых шапок водой.
        И все это длилось до тех пор, пока я, Лена или Гриша не торопились на выручку к людям, которые лишились свежих, не прочитанных еще газет, были обложены с головы до ног горячими голышами и усердно, как морковные грядки, смочены водой.
        Все мы загорели. Крымское солнце и крымское море выдубили нам носы и подпалили, обесцветили чубы.
        Мы ели большущие синеглазые сливы, про которые продавцы на базаре в шутку говорили: «Есть сливы — черные, как жук, зеленые, как лук». Срывали с деревьев пьяный от солнца инжир, грызли фисташки, били на камнях твердый миндаль. Ели мягкие сладкие дыни, от которых потом, если не сполоснешь руки, клеились в доме все дверные ручки. Ели и талое, теплое мороженое, что ничуть не смущало продавцов-армян, заявлявших: «Сахарный мороз из Балаклавы приполоз».

        8

        Праздник Военно-Морского Флота приходился на воскресенье.
        В субботу вечером все бегали к метеостанции, около морского вокзала, читать бюллетень погоды — не предвидится ли ветер, похолодание или дождь. Сводка была благоприятной: обещала спокойное море, без дождя и ветра.
        Ранним утром репродукторы всколыхнули Ялту фанфарным маршем. Проснулись чайки и цветы. Опали с гор туманы. Глубоко в синеву ушли последние утренние звезды. Корабли в бухте подняли флаги навстречу солнцу. День начался.
        В город сошли с кораблей матросы и офицеры.
        Таня, Жорка, Спартак, Юля, Вадим появились накрахмаленные и отутюженные.
        Артековцы должны были приплыть на «Павлике Морозове» к четырем часам. Встречать их собралась делегация. Увязались и Вовки.
        Начальник порта разрешил ребятам пройти на мол, где была башня маяка.
        На маяке ребят встретил паренек в капитанке и в новеньком кителе. На окружающих он смотрел снисходительно, почесывая пальцем подбородок, как и полагается моряку, у которого уже «весь нос в ракушках».
        Спартак рассказал пареньку, кого они ждут.
        «Павлик Морозов» должен был выйти из-за мыса. Спустя несколько минут, с той стороны выплыл кораблик.
        — Может, артековцы?  — спросила Юля.
        — Нет,  — ответил не спеша паренек, снял свою капитанку, подышал на козырек, протер его рукавом кителя и потом надвинул круче прежнего на правое ухо.  — Это «Альбатрос». Сегодня со всего побережья гости швартуются. Дела, да-а…
        В огромной зеленой раковине среди гор лежала Ялта, залитая теплом и светом. На набережной, на балконах домов, в нагорных переулках смешались пестрые платья, газовые косынки, морские воротники-гюйсы, разноцветные майки спортивных обществ.
        Над витринами магазинов опустили полосатые тенты, в открытых кафе над каждым столиком раскрыли белые зонты. Не смолкая гремела праздничная музыка.
        Наконец показался «Павлик Морозов». Сегодня он, как и все большие корабли, тоже был разукрашен вымпелами. На капитанском мостике красной птицей билось под ветром пионерское знамя.
        Ребята выстроились шеренгой у причала. На левом фланге незаметно подстроились Вовки.
        Когда катер причалил, артековцы в белых матросках и бескозырках сбежали на берег и тоже выровнялись в шеренгу. Были среди них барабанщики и горнисты.
        Гриша сказал приветственное слово, и ребята отдали пионерский салют. Незаметно отсалютовали и Вовки. Паренек на маяке вежливо козырнул.
        Загрохотали упругие серебряные барабаны, вскинулись и затрубили голосистые горны. Солнце огненными каплями повисло на кистях знамени.
        В четком равнении отбивая шаг, двинулась через город сводная колонна пионеров.
        Вовки шли сзади колонны. Потом Вовка из Рязани пошел сбоку. Вовка из Казани — с другого. Тогда рязанский Вовка побежал вперед. И казанский Вовка побежал вперед.
        Неизвестно, чем бы это кончилось, но тут колонна подошла к Дому пионеров. Распахнулись ворота, пропуская колонну в сад, где высилось здание из белого мрамора и голубого диорита.
        Вовка из Рязани держал одну половину ворот. Вовка из Казани — другую.
        Стихли барабаны. Стихли и трубы.
        Вовки закрыли ворота.

        Соревнования начались в половине пятого. Около бассейна собрались местные жители, моряки, приезжая публика. С гор, с виноградников и табачных плантаций приехали на автобусах колхозники. Они угощали моряков яблоками, виноградом и папиросами с табаком «Дюбек».
        На вышку для ныряния забрались мальчишки, свесили ноги и приготовились наблюдать за ходом борьбы. Но мальчишек с вышки прогнали, потому что они затеяли ссору. Они посыпались в воду — кто солдатиком, кто вниз головой, кто просто кубарем — и, громко фыркая и шлепая ладонями по воде, потянулись к берегу.
        Вокруг стола собралась судейская коллегия. Председателем был капитан второго ранга, известный всему Черноморью герой, начальник дивизиона летучих торпедных катеров.
        Лена давала ребятам последние наставления: взяв старт, заботиться о правильном дыхании. При кроле увеличивать скорость, когда обращен спиной к противнику. Обходить его, когда он плывет спиной к тебе. Дышать, поворачивая голову в обе стороны. Это позволит наблюдать за другими участниками.
        Первым Лена выпустила Вадима. Помощник судьи объявил:
        — На дорожках Вадим Бакшеев — Дом пионеров, и Анатолий Горяев — «Артек»! Заплыв вольным стилем на двадцать пять метров!
        Рядом со мной сидели Вовки. Один справа, другой слева. Расположились мы у самого моря, на гальке.
        Вадим и Анатолий поднялись на стартовые тумбочки. Помощник судьи скомандовал:
        — Приготовиться!
        Ребята присели, отвели назад руки, напрягли мышцы.
        — Марш!
        Судейские секундомеры начали отщелкивать время.
        Я наблюдаю за пловцами и за Леной. Она стоит на ступеньках вышки, чтобы лучше видеть бассейн. В руках тоже секундомер.
        Вадим плохо начал заплыв: его тянет в сторону, пока он не натыкается на поплавки, которыми разгораживаются дорожки. Артековец идет равномерно и уверенно брассом. Вадим проигрывает, отстав на две и четыре десятых секунды.
        Как ни странно, проигрывает и Спартак болгарскому пионеру Стефанеку, который плыл, точно верткая щука, быстрыми, резкими нырками.
        Таня поскучнела. Она была уверена в Спартаке. Он для нее, несмотря на ссору, по-прежнему был самым ловким и сильным.
        Лена и Гриша тоже поскучнели. Внешне Лена как будто продолжает оставаться спокойной. Но это для тех, кто ее не знает. А я уже по одному тому, как она проводит пальцем по бровям, вижу, что волнуется.
        Я тоже начинаю волноваться. Неужели все наши проиграют?
        Ко мне подошла Таня. Села. Ее поразило, что Спартак проиграл. Ей тяжело.
        Спартак как вылез из воды, так и остался на противоположной стороне бассейна. Ему было горько от проигрыша, и он даже не захотел к нам подходить. За ним пошел Гриша.
        Над морем летали чайки. Таня помолчала и сказала:
        — Мартышки рыбу высматривают.
        — Мартышки?  — удивился я.
        — Ну да. Крылья темные, видите? А Спартак проиграл из-за Юльки,  — вдруг совсем неожиданно сказала Таня.
        — Почему?
        — А так… Из-за Юльки,  — упрямо повторила Таня.  — Я знаю. Она его хвалила, хвалила и захвалила. Тренировки пропускал, вообразил себя мастером спорта.
        Таня выбрала камешек, несколько раз подкинула на ладони, потом забросила в море. Камешек булькнул, не оставил на поверхности даже кругов.
        Таня вздохнула и сказала:
        — Я сегодня плыть не буду. Не хочу.
        Я молчал. Ведь я давно уже догадался, что между Спартаком и Таней существовала дружба, а туг появилась «приезжая» Юлька, бойкая и золотоволосая. И никто ее вовсе не просил вмешиваться в чужую дружбу, а она вмешалась.
        За моей спиной Вовки спорили о чайках: почему мартышки? Спорили, спорили и закончили спор, как всегда, скандалом.
        Начинался заплыв девочек. Помощник судьи объявил:
        — На дорожках Юля Колесникова — Ялта, и Сима Муромцева — «Артек»!
        Юля проплыла красиво, чисто и выиграла. Эта девочка, очевидно, все умела делать красиво, ловко и быстро. Она первая принесла победу ялтинским пионерам. Ей аплодировали и наши и артековцы.
        Таня вскочила и побежала к Лене. И тут же в очередном заплыве объявили, что от Ялты будет участвовать Татьяна Блажко.
        «Правильно Лена сделала,  — подумал я,  — что немедленно выпустила Таню». А как мне хотелось, чтобы Таня вышла победительницей! Ведь это было ей просто необходимо.
        Даже Вовки перестали толкать друг друга локтями и замолкли: как-никак Таня их соседка и до некоторой степени воспитательница.
        И Таня выиграла. На одну секунду, а выиграла! К ней подошел Спартак и помог подняться из бассейна.
        Вовки хлопали и кричали:
        — Трах-бах, тук-тук! Наша взяла!
        Хлопать старались один громче другого. И дохлопались до того, что опять едва не сцепились.
        Общий результат соревнований получился таков: по группе мальчиков победили артековцы, по группе девочек — ялтинцы.
        Потом начали соревноваться моряки — корабль с кораблем, рыбаки-колхозники — артель на артель, и даже санаторские.
        Сумерки потушили солнце и море. Среди гор, в ущельях и лощинах, показалась легкая влажная дымка, из которой выпадут тихие медовые росы.
        На кораблях вспыхнули прожекторы и застыли высокими синими колоннами между морем и небом. Начался фейерверк — полетели в небо брызги света. По всему городу — песни, смех, огни, музыка.
        В летнем театре-ракушке состоялся концерт пионерской самодеятельности.
        Я с Вовками сидел в зрительном зале. Таня, Спартак, Гриша и даже Лена были за кулисами — готовили артистов к выступлениям: помогали переодеваться, накладывать грим.
        Ребята, распорядители торжества, долго таскали по сцене старенькое пианино: поставят его в ближнем правом углу, потом собьются в кучу, поспорят и катят уже в правый дальний.
        Один из ребят ходил следом. Носил от пианино ножку, которая вываливалась, и ее надо было подставлять.
        Я подумал, что для споров им не хватает наших Вовок: тогда бы пианино кочевало по сцене суток двое.
        Первыми выступали гости — артековцы. Они сплясали матросский танец.
        Танец начинался с того, что на сцену вышел мальчик в форме боцмана и продудел в боцманскую, на цепочке, дудку сигнал: «Свистать всех наверх!»
        Выбежали тут со всех сторон моряки; гикнули, притопнули, и пошел общий пляс: отбивали ногами различные переборы, ходили на руках, высоко подпрыгивали.
        И вдруг, совершенно неожиданно, выскочил из-за кулис маленький поваренок в колпаке, в фартуке и с огромной разливательной ложкой, размером с самого поваренка. Он схватил свой колпак, стукнул им о землю и включился в танец.
        Зал засмеялся. Вовки тут же занялись разговором: как артековцы сумели незаметно пронести с катера эту разливательную ложку?
        Ялтинские пионеры танцевали польку и мазурку. Ребята, одетые суворовцами, прищелкивали начищенными полуботинками, расправляли плечи и вообще демонстрировали манеры.
        Жорка, почти не фальшивя, сыграл на аккордеоне. Таня вела программу и выходила и уходила со сцены, строго постукивая каблучками новых красных туфелек.
        Под конец вечера наши всех удивили: показали кинокартину, которую сами снимали,  — поход отряда на Ай-Петри.
        В луче киноаппарата летали ночные мотыли. Кипарисы в горах, пронизанные светом прожекторов, стояли как зеленые факелы. Под звездами загорались звезды ракет.
        После концерта мы провожали гостей до пристани. Шли без строя, кто с кем. Вовок удалось отправить домой. Албанские и болгарские пионеры пели песни на родном языке.
        Таня шла со Спартаком.
        Когда катер с гостями уплыл, ребята разошлись.
        Ушли и Таня со Спартаком, взявшись за руки.
        А мы с Леной остались. Остались у того же места в порту, к которому приехали на автобусе.
        И вновь, как и тогда, мы стояли на набережной, облокотившись о чугунные перила. С набережной опрокинулись в море огни фонарей. Раскачивались на тихих волнах. Слышно было, как поскрипывали у лодок и баркасов чалки.
        Над морем повис ковш Большой Медведицы. Казалось, сейчас окунется, зачерпнет теплой сверкающей воды и поднимет к звездам.
        Я стоял и думал: вырастут Вовки и сделаются хорошими людьми. Вырастет Гошка и сделается зоологом или ботаником. Вырастут Таня, Спартак, Жорка, Юля, Вадим, а мы с Леной постареем. И только море останется таким, каким оно и было.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к