Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        Рассказы Алексей Абрамович Коркищенко

        Рассказы Алексея Коркищенко из сборника «День лошади»: «Похождения деда Хоботьки», «За Желтым ериком», «Ласка», «Джигит», «Валентинка», «Интересные каникулы», «Сказки Старого леса».

        Алексей Абрамович Коркищенко
        Рассказы

        Похождения деда Хоботьки

        Нутро деда Хоботьки

        Над небольшой саманной хатой деда Хоботьки день и ночь шумит высокий тополь. Он очень стар. Ствол его потемнел, кора покрылась глубокими морщинами.
        Стар тополь, а не ровесник хозяину. Посадил его дед, когда был еще мальчишкой. Но бодр еще дед Хоботька, пышна его рыжая борода, глаза ясны, шаг легок и скор. И если дед никогда не расстается с вишневой палкой, так то — давняя привычка пастуха.
        Хата деда — на краю хутора. Из-за плетня виднеются старое, вмазанное в трубу ведро без дна да гребень камышовой крыши, заросшей зеленым мхом. И не плетень высок — низка хата. Она вросла в землю, стены наклонились внутрь.
        Бежит мимо хаты тихая речка Кагальничка, шумит камыш, квакают лягушки. В густом саду деда поют иволги и щеглы, а у самых окон, в камыше, все теплое время года голосисто кричат серые, с коричневой грудкой птички-камышанки: «Карась-карась, линь-линь! Скребу-скребу, ем-ем!»
        Здесь хорошо бывать летом — бабка Дашка угостит жареными карасями и медом, уложит отдохнуть, постлав старую шубу на прохладном земляном полу, и, пока не уснешь, будет, пользуясь отсутствием деда, добродушно перебирать его косточки за неугомонность, за неуживчивый характер. Потом, перекрестившись, расскажет о «паразитах-куркулях», которые «за колхоз» стреляли в деда из обреза, и покажет, куда пули попали: «вот тут» — выше сердца, под ключицу, и «вот тут» — в бедро…
        Я неплохо знаю деда. И хорошо помню его глаза. Они смотрят из-под подстриженных ершистых бровей пристально, вдумчиво, с легкой насмешкой, и выражение их таково, будто дед знает о вас нечто очень важное, но пока не говорит, ждет, чтобы вы сами покопались в своей душе (чего вы такого натворили?).
        Благодаря «нутру» — как отзывалась о характере деда бабка Дашка — за время жизни в колхозе он перепробовал многие специальности, потрудился почти на всех колхозных работах; во всем был он, да и сейчас остался въедливым, вечно беспокойным, сующим свой нос в любую замеченную им дырку, откуда текло колхозное добро на ветер или кому-нибудь в карман.
        Никто из хуторян не сомневался в том, что дед Хоботька — человек отважный. Рубцы ножевых ран и пулевые метки на его теле — своеобразная летопись стычек с врагами родного колхоза. Но бывали в жизни его и такие схватки, которые не оставляли следов надолго. Зато запоминались навсегда. Одна из подобных историй произошла с ним не так давно, когда он работал сторожем на дальнем степном таборе[1 - Табор — полевой стан.].

* * *

        Носить голову на больной шее очень трудно, особенно если совершенно нельзя вертеть ею, что вовсе немыслимо для человека темпераментного, каким был и остается дед Хоботька.
        Обычно он рассказывает об этой трижды неладной болезни с веселой ухмылкой, ничем не намекая на то, что все могло бы окончиться для него гораздо печальнее. И, надо полагать, тогда ему было не до улыбок.
        Темными осенними ночами, когда дует холодный ветер, табор полон степных звуков. Шелестят камышовые навесы, под которыми лежат горы пшеницы и подсолнечника, раскатисто грохочет жесть на крышах амбаров. Ветер надоедливо свистит и сердито треплет бороду. Темнота кругом — хоть глаз выколи. Тревожно в такие ночи бывает на душе у деда Хоботьки.
        …Дед Хоботька ходит с ружьем вокруг табора и беспокойно оглядывается. Кто-то нагло, вот уже который раз за этот месяц, приезжает воровать зерно и ускользает незамеченным. Оставляя подводу вдали от табора, вор мешками носил пшеницу из разных ворохов. Зоркий и смелый, он следил за сторожем и, пока тот был в одном краю, греб зерно с другого. К утру дед обнаружил воронки выгребенного в ворохах зерна, каждый раз страшно ругался, дрожа от ярости, и грозился беспощадно покарать вора своими руками.
        «Кто же он, этот вор?  — думал дед и перебирал в памяти наиболее подозрительных хуторян: — Степан Карпушин? Нет, он человек хоть и забурунный, а колхозного добра не тронет. Разве — Иван Квитка? Э-э нет, жинка Ивана в хату с ворованным не пустит, а то еще и в правление прибежит, заявит. Настю я знаю. Справедливая молодайка. А Тымош Курганный?! Душа из него вон, пьянчуга несчастный, лодырь! Хватка у него куркульская: все к себе тянет. Горючевозом в тракторный отряд устроился… А-а, так вот почему мне как-то послышалось: бочка звенит… Едет, значит, будто бы к трактору с горючим и… А я, дурак, и байдуже![2 - Байдуже — без внимания.]»
        Дед, пораженный догадкой, присел под ворохом. Достав кисет, он оторвал листок газеты и вдруг замер. Где-то в стороне от дороги послышался скрип подводы. Клочок бумаги выскользнул из рук деда и улетел прочь. Ветер донес тихое чмоканье: кто-то понукал лошадей.
        — Ах ты ж…  — яростно шепчет дед Хоботька.  — Опять приехал, чтоб тебя мать забыла!
        Отвернув воротник полушубка, он слушает напряженно и жадно. Наконец ему удается определить направление, откуда доносятся звуки. Взяв двустволку наперевес, дед молча бросился в темноту.
        Он догнал воз, когда тот, оставив табор далеко позади, выезжал со стерни на дорогу. Стараясь не шуметь, дед Хоботька забрался в небольшие ясли, прикрепленные за керосиновой бочкой.
        Отдышавшись, он приставил приклад к плечу и крикнул глухо:
        — Стой, ворюга!
        Расплывчатая тень резво скрылась за белеющими мешками, раздались хлесткие удары кнута, торопливое понукание, лошади рванулись вперед.
        Дед спустил курок — бухнуло, как из пушки. Желтое пламя ударило вверх, осветив на мгновение бочку, мешки и широкую спину вора, заметавшегося на передке. Засвистел кнут — лошади понеслись вскачь. Еле удерживаясь в подпрыгивающем ящике, Хоботька крикнул что было силы:
        — Стой, кажу!
        Но тот, слыша голос за спиной, а не догадываясь с перепугу, что дед сидит в ящике, знай нахлестывал лошадей.
        — Давай, дурак, гони!  — шептал дед, обняв бочку и стуча зубами от тряски и боязни быть выброшенным на крепко укатанную дорогу.
        Когда подвода, гремя бочкой, пронеслась через балку и лошади пошли шагом, с трудом взбираясь на подъем, Хоботька приподнялся в ящике.
        — Повертай обратно, Тымош Курганный, сукин ты сын!  — крикнул он.  — Никуда ты от меня теперь не уйдешь, проклятый!
        Лошади тотчас остановились. Вор слетел с подводы, и не успел дед Хоботька мигнуть, как был сброшен на землю.
        — Выпотрошу, старый грак!  — жарко выдохнул Курганный, упираясь коленом в живот деда.
        — Здорово дневал, Тымош?  — игриво спросил дед.  — Да не дави, а то…  — И закричал, тщетно пытаясь освободиться: — Не дави, гад, не дави!..
        — Задушу!  — яростно шипел вор, сжимая ему горло.  — Я тебя, как ту блоху…
        — Я керосином захлюпался…  — тяжело прохрипел дед, чувствуя жар в голове.  — Все догадаются, кто меня…
        Руки крепче сдавили шею деда, в позвонке хрустнуло, затем пальцы помедлили, ослабли и, наконец, разжались.
        В затуманенное сознание Хоботьки вдруг проникло хихиканье вора:
        — Хи-хи, дедусь! Я пошутковал, ей-богу, пошутковал! Дай, думаю, наберу в мешки и поеду, а сам вижу: дедусь сел в ящик! Хитрый, старенький! Хи-хи-хи!..
        Дед лежал у обочины дороги. Сознание прояснялось медленно. Ветер гнул к земле и рвал над его головой сухие бодылки травы, прокатился мимо скачущий куст перекати-поля. Незаметно посветлело вокруг. Сквозь черные тучи пробилась низкая луна и, осветив хищное, как у филина, лицо Курганного, снова поползла над степью.
        Хихиканье Курганного озлобило деда, и эта злость развеяла туман в голове. Перевернувшись вниз лицом, он поднялся, опираясь о землю руками. Его резко качнуло, он схватился за борт ящика и закашлялся долгим сухим кашлем.
        Курганный стоял все в той же позе — на коленях.
        — Ка-хи, ка-хи, дедусь!  — бормотал он униженно.  — Шутковал я, Филимон Захарович, накажи меня бог…
        Хотелось деду Хоботьке выругаться во весь голос, дать выход гневу — и не смог, согнулся от резкой боли в гортани. Откашлявшись, он подобрал ружье с дороги и прошептал хрипло и яростно:
        — До господа бога добрался? Повертай обратно!  — И полез опять в ящик. Курганный молча занял место на передке.
        А потом на таборе в темноте каялся он перед Хоботькой, сулил тысячи, плакал, просил прощения, молил не выдавать.
        — Кормилась коза чужими садами, отдувалась своими боками!  — хрипло шептал дед.  — Не такое у меня нутро, чтобы прощать паразитам. Хуторян на суде попросишь, может, смилуются… Распрягай лошадей, мешки пускай лежат, где лежат! Чтоб тебя разорвало на части!..
        И еще страшнее ругался дед, считая мешки с пшеницей и подсолнечником. Их было восемь.
        Пообещав Курганному всадить в него дробь из обоих стволов, дед Хоботька закрыл его в амбаре на замок. Сам же долго еще боролся с головокружением и усталостью, пил воду, превозмогая боль в горле. Потом закурил. Это немного помогло, хотя шея совсем одеревенела и не слушалась.
        Ветер по-прежнему гулял по табору, тряс камышовые навесы, нес через кучи зерна круглые кусты перекати-поля. Но к привычным голосам степи в эту ночь примешивались новые звуки — жалобные, ноющие:
        — Отпусти, дедусь, душу грешную на покаяние. Шутковал я, убей меня господь-бог!
        Придерживая голову левой рукой, дед Хоботька правой крутил кукиш и тыкал им в сторону амбара, где находится Курганный.
        — На-ка, выкуси!  — горячо шептал он и осторожно притрагивался к шее.  — Шутковал, говоришь? Бандюга, свернул вязы человеку и еще надсмехаешься! Солнце взойдет, я покажу тебя хуторянам, как того волка в клетке. Ишь ты, шутковал… Шутковал волк с конем да в лапах зубы унес…

        Чрезвычайное происшествие

        Недавно дед Хоботька снова влип в историю. И влип так крепко, что только случай спас его от суда.
        Все началось с обстоятельства очень загадочного и странного — с пропажи Музуля Юхима Петровича.
        Музуль несколько лет председательствовал в хуторе Вербном. После укрупнения колхоза его оставили временным бригадиром.
        И остался Музуль в своем хуторе, в новом кирпичном доме с двумя жестяными петухами на крыше.
        Перед исчезновением он заметно поправился. Это отметил не только счетовод Зиновий Кириллович Выпрыжкин, старый соратник Музуля, но и дед Хоботька.
        — Лучше черт, чем временный бригадир!  — сказал однажды дед, так как знал: если поправляется временный бригадир, то начинает таять бригадное добро.
        Дед Хоботька был прав. Как только принял Музуль бригадирские дела, усиленно стал испаряться мед, потерялись двадцать пять поросят, сплыл камыш, хотя и наводнения не было, усохло две тонны «белого налива»… Короче говоря, все, что только могло испаряться, усыхать, сплывать, при Музуле-бригадире стало активно испаряться, усыхать и сплывать.
        Счетовод Зиновий Кириллович в раздумье крутил прокуренные усы. Все у него находило оправдание — не подкопаешься: бумажки, подписанные Музулем, подшиты; усушку, утруску и так далее узаконили «мы, нижеподписавшиеся».
        А вот как быть с пропажей самого бригадира? Как сформулировать это явление, Выпрыжкин не знал. Не мог придумать, к какому же разряду узаконенных потерь отнести исчезновение Музуля: утек ли он, усох или вообще испарился?
        — Остатки же должны быть, остатки! Всегда от чего-нибудь что-нибудь остается,  — говорил себе Выпрыжкин. Кто-кто, а Зиновий Кириллович разбирался в законах химии и физики, действующих в закромах кладовой.
        Два дня в бригадной конторе говорили тихо и ходили на цыпочках, словно там лежал покойник. Полногрудая, белолицая жена Юхима Петровича все время судорожно всхлипывала и порывалась причитать. Выпрыжкин, еле сдерживая рыдания, уговаривал ее:
        — Ради бога, надейтесь и уповайте! Найдется он, не иголка же пропала…
        На третий день, когда окончательно выяснилось, что Музуль именно пропал, а не спит где-нибудь, Выпрыжкин дрожащим голосом доложил председателю Лобовскому о случившемся.
        Тот вначале принялся пропесочивать ни в чем не повинного счетовода: «Что?! Опозорились на всю область!.. Все было так хорошо… Колхоз первым в районе закончил заготовку кормов… Найти Музуля, из-под земли достать!» Потом спохватился и принял срочные меры: послал на место происшествия работников милиции и следователя с ищейкой.
        Услышала Пелагея Ивановна о следователе с ищейкой и заголосила:
        — Ой, Юшенька, да на кого же ты меня…
        Колхозники шумно обсуждали событие. Некоторые жалели Музуля, нашлись и такие, кто шутил и даже зловеще посмеивался. Однако, когда прибыла грузовая машина с представителями милиции и прокуратуры, все почувствовали, что дело принимает крутой оборот, и притихли.
        — Кто последним видел пропавшего?  — с ходу спросил следователь у Выпрыжкина.
        — Члены совета бригады видели… Во вторник вечером,  — ответил счетовод, зачем-то выворачивая карманы брюк,  — обсуждали вопрос о засорении шерсти овец репяхами. Как ушел он с заседания, так и пропал.
        — Странно, очень странно!  — с чувством сказал следователь. Он тщательно обследовал стол и кабинет Музуля и, не найдя каких-либо предсмертных записок, пустил ищейку.
        Собака бодро пошла от крыльца конторы через пыльную улицу прямехонько к чайной. Мальчишки бежали вслед, в калитках запестрели женские платки.
        — Заходите, товарищ Алеев!  — пригласил следователя заведующий чайной.  — Ах, какое дело, господи! Впервые в истории коллективной нашей.  — И, не дожидаясь вопросов, продолжал: — Да-да, были они у нас! Приходили устамшие-устамшие, хоть причешись…
        — Кто — они?  — строго спросил Алеев и, не поймав взгляда воровских глаз, еще строже сказал: — Говорите только правду. За дачу ложных показаний… Ясно?
        — Ясно! Как божий день, ясно!.. У меня же детки маленькие… Они — это он, Юхим Петрович, царство ему небесное! Золотой души был покойник. Выручал меня.  — И, предугадывая следующие вопросы Алеева, дополнил торопливо: — Они были одни. В десять часов ушли… В состоянии среднем…
        — Как то есть — в среднем?
        — В среднем — значится, качамшись, но держамшись. А куда ушли, о том не ведаю, товарищ Алеев, хоть причешись!
        Потыкавшись во все углы чайной, ищейка потянула хозяина на улицу.
        — Ладно. Я с вами еще поговорю,  — сказал Алеев, метнув сердитый взгляд на голую, в цыплячьем пуху голову заведующего чайной: «Я тебя причешу, чертова балаболка! Определенно замешан в мокром деле».
        Собака вывела следователя за станицу, на выгон, вышла на дорогу и дальше не пошла, как ни мяли ей нос запасными сапогами Музуля. Она кружилась за своим хвостом, нюхала пыль, чихала и снова кружилась: следы кончались на дороге.
        — Странно, очень странно!  — третий раз сказал Алеев и посмотрел в небо.
        Дальнейшие розыски ни к чему не привели. Работники милиции сбились с ног. Искали следы убийства, но не находили. Позвонили в соседние районы, сообщили приметы Музуля — всё зря. Обшарили пруды и колодцы — напрасно. Юхим Петрович будто в воду канул.
        Кладовщик Раздрокин, застенчивый здоровяк, ходил за следователем до тех пор, пока его настойчивое присутствие не показалось тому подозрительным.
        — Кто вы такой?  — спросил Алеев. (Они находились в кабинете Музуля, с ними — бухгалтер и один милиционер). Раздрокин задрожал.
        — Я клад-кладовщик, я…  — ответил он, заикаясь.  — Зиновий Кириллович, подтверди!.. Дозвольте сказать… Хоботьку надо допросить. Сумной он человек. Надысь матюкался с Юхимом Петровичем, насварялся[3 - Насваряться — грозиться.], а сейчас ходит с фонарем…
        — Как то есть — с фонарем?  — насторожился Алеев.  — Точнее выражайте мысль.
        — Под глазом у него темно-синее с прозеленью и красноватинкой…
        — Ясно. Ругались о чем?
        — Недослышал я… В кладовой был…
        — Доставить сюда Хоботьку!  — приказал Алеев.
        Выпрыжкин и милиционер ринулись к двери. Через минуту «Москвич» покинул двор и спустя четверть часа вернулся с заподозренным.
        Вытолкнутый на середину комнаты, дед Хоботька одернул отбеленную солнцем гимнастерку, потоптался на месте (будто собирался пуститься в пляс) и сказал Алееву:
        — Андрюха, убегут мои Чепки, бычата!.. Поломают ярмо. Кат их забери,  — дед покосился в сторону бухгалтера и милиционера,  — суконные дети, сняли меня с ходки на дороге… Телятам воду вез…
        Следователь рассердился:
        — Гражданин Хоботька, отвечайте на вопросы и не валяйте дурака. Ясно? Вечером в день пропажи товарища Музуля вами в магазине сельпо была куплена поллитровая бутылка водки стоимостью двадцать девять рублей тридцать копеек. Зачем?
        — Хе!  — ухмыльнулся дед Хоботька.  — Ты, Андрюха, как та кума — кот украл рыбку, а она: «Вась, Вась, а где карась?»
        «Скользкий тип»,  — подумал Алеев. Вслух он сказал:
        — Гражданин, в тот же день вы нанесли товарищу Музулю оскорбление словами. Объясните.
        — Брехун был покойный Юхим, очковтиратель, я ж его давно знаю. Царство ему небесное,  — дед дурашливо перекрестился.  — Звонит он в правление, кричит на всю бригаду: «План заготовки кормов выполнен досрочно! Силосные ямы забиты на все сто процентов!» Я был недалече, услышал да к нему: «Ты что, говорю, Юхим, тень на плетень наводишь, обманываешь власть советскую? Ты, говорю, Юхим, сельскохозяйственный вредитель. Ты, говорю, Юхим…»
        — Хватит,  — остановил его Алеев и усмехнулся иронически: «Стреляный воробей, разбирается в мякине…» — Синяк где получили?
        — Это Чепка раздает, бык… Рогом… Сено возил я из Темного яра,  — ответил дед, и следователь ясно услышал, как задрожал его голос.
        — Бык, говорите?  — глубокомысленно проговорил он.  — Темное дело, дед Хоботька, темное дело! Проверим. Выясним. Пока можете идти.
        К концу дня молва о приезде двух милиционеров и следователя с ищейкой дошла и до механизаторов, находившихся на далеких полевых станах.
        Механик Максим Данилович Григораш, который был секретарем бригадной партийной организации, рассердился, что редко с ним бывало, и послал рассыльного с приказом собрать вечером партийную группу и актив бригады на совещание.
        Пришел на совещание и дед Хоботька. По старой привычке он уселся около печки. Здесь он мог незаметно курить.
        — Опять коники выкидывает наш Музуль!  — сказал Григораш с обидой.  — Какая же это голова бригады, если она пьяная… Что обещал нам Музуль, когда его ставили бригадиром? «Подниму хозяйство, внедрю передовые методы…» А что мы имеем на сегодня? Запустение в хозяйстве. Сколько можно с ним панькаться? Выговор он уже имеет по партийной линии? Имеет…
        — Горбатого могила исправит, это верно,  — прервал Григораша дед Хоботька.  — Ты расскажи, Максим, сколько раз Музуль очки втирал колхозникам и правлению… И не пропал он, а, наверное, у кумы в станице празднует.
        — Что верно, то верно,  — поддержал деда кузнец Лоенко.  — Музуль много наводил туману, первенство хотел по колхозу занять.
        — Первенство?  — спросил Григораш.  — Наше хозяйство далеко отстало от других бригад колхоза — по всем отраслям. Надо подтянуться! А Музуля надо убрать. Как будто у нас в бригаде нет толковых хозяйственных людей… Взять, к примеру, ветеринара Кузьму Свиридовича Кавуна. Ему только дай простор — он наведет порядок. Давайте поставим его бригадиром. Уверен, правление колхоза утвердит его кандидатуру.
        Так и было решено, как предложил Григораш.
        Дед Хоботька сказал про себя:
        — Одобряю. Подходящий человек.
        После совещания дед подошел к новому бригадиру.
        — Я знал твоего батька,  — сказал он проникновенно,  — вместе колхоз стягивали… Душевный человек был и отчаянный… Ты тоже вроде такой, бачу я…
        — А вы не хвалите меня заранее,  — сказал Кавун.
        — Эге, сынок!  — ответил дед Хоботька.  — Это я попервах, для зарядки, а потом я с тобой поскубаюсь не раз.
        …Ранним утром на следующий день, когда дед Хоботька сбрасывал с возилки пахучие доски у стен недостроенной овцефермы и на его лице играла дьявольская улыбка, вдруг увидел он около себя Алеева, приехавшего на «Победе» вместе с Лобовским и Кавуном, новым бригадиром. Дед застыл на возилке с доской в руках, подумав тоскливо: «Надоел. Прицепился, хоть полу отрежь».
        — Имею ордер на ваш арест,  — сказал Алеев торжественно.
        — Ишь ты! Подозреваешь, значит? Стало быть, прощайте, православные, не поминайте лихом…
        И тут неожиданно откуда-то из-под земли глухо и тягуче раздалось хватающее за душу:
        — Люди добры-е-е, спаси-и-те!..
        Все оставили свои дела и насторожились, напряженно вслушиваясь.
        — А ведь это из силосной ямы,  — тихо произнес Кузьма Свиридович Кавун.  — Ямы-то пустые.
        Удивленный Лобовский не успел возразить: все бросились за овчарню к ямам. Дед Хоботька, не мешкая, отцепил зачем-то вожжи и рысью пустился туда же.
        Сгрудившись у края отвесной пятиметровой ямы, все разом заглянули вниз и отшатнулись от неожиданности: там на клочке сена лежал Музуль, заросший, похудевший (Выпрыжкин сказал бы «усохший»), но живой-живехонький. «Усохший» Музуль лежал неподвижно и тянул нудно, надоедливо и, кажется, совершенно равнодушно:
        — Люди добрые, спа-си-и-те-е…
        Около него лежали куски хлеба, помидоры, разбитый арбуз и белоголовая бутылка.
        — Вот так штука!  — воскликнул Хоботька, первым придя в себя.  — Прячется, как собака от мух, а ему царство небесное поют. Держи вожжи, Юхим! А то сегодня гуляшки, завтра гуляшки, как бы не остался без рубашки. Андрюха, иди на помощь!
        Объединенными усилиями бывшего бригадира извлекли из силосной ямы и поставили пред очи председателя колхоза.
        — Это вы!..  — горько произнес Лобовский.  — Что же это вы, понимаешь ли?.. Анекдот, ЧП на всю черноземную полосу сотворил. Прославился, пропал!.. В яму силосную свалился… А доложил! Я телеграммы в три адреса еще три дня назад дал о стопроцентном выполнении плана заготовки силоса. Ты преступление совершил, понимаешь ли, введя меня в заблуждение! Товарищ Алеев, зафиксируй.
        — Как вы попали в яму?  — спросил Алеев.
        — Оступился я,  — осторожно ответил Музуль и так яростно блеснул белками глаз на деда Хоботьку, что тот зябко повел плечами.
        — Выясним. Проверим,  — сказал Алеев, неизвестно почему пожимая руку деду.  — Дед Хоботька, вы свободны. А с вами еще встретимся, гражданин Музуль. Прятаться в силосную яму от государственной ответственности — здорово, не ожидал от вас.
        Считая свое положение в колхозе незыблемым или, может быть, ничего не поняв из происходившего, Музуль крикнул своему бывшему шоферу:
        — Машину ко мне!
        — Как бы не так!  — озорно сказал Хоботька, подмигнув другим.  — Машина уже не ваша, гражданин, а наша. Хошь на возилку?
        — Опять ты суешься со своей возилкой!  — гневно вскричал Музуль, подступая к деду Хоботьке со сжатыми кулаками.  — Я тебя вон из колхоза!..  — Но вдруг остановился, обвел все вокруг взглядом, увидел Кавуна, Лобовского, собравшихся возле овчарни колхозников и оборвал речь, будто язык прикусил.
        «Почему он так сказал?  — подумали все.  — Значит, Хоботька еще как-то совался к нему с возилкой?» Думали-гадали, но так и не дознались, каким образом Музуль оказался в силосной яме. Об этом молчал сам Музуль, молчал и дед Хоботька.

        Стена

        Дед Хоботька появился на МТФ в огромном картузе, искусно сшитом бабкой Дашкой из старого пиджака. В нем дед был похож на иностранца — так утверждали хуторяне. Картуз надежно защищал Хоботьку от солнца — в этом заключалось главное его преимущество, и этого было достаточно, чтобы носить самодельный головной убор с достоинством.
        Должность на ферме дед имел неопределенную: обучал молодых волов искусству ходьбы в ярме, возил молоко на сливной пункт, снабжал животноводов свежей ключевой водой. И еще он делал все, что ему сверх того поручали.
        Первые дни дед Хоботька присматривался к людям, к делам их, изучал порядки на МТФ (заведующего фермой Платона Перетятько он не изучал — и так знал хорошо), а потом провел беседу с доярками и телятницами.
        …Произошло это после обеда. Платон Перетятько спал в тени телятника на куче перепревшего навоза; девушки, перемыв бидоны и выстирав ветошь, вели беседы и рукодельничали.
        В комнатах дежурки было неуютно. На стенах висели почерневшие, засиженные мухами плакаты, над задымленной печью качались черные нити паутины.
        Дед Хоботька, сняв картуз и пригладив остатки рыжих волос, присел к девушкам на завалинку.
        — Девчата, а девчата,  — сказал он проникновенно,  — а если парубки на ферму забегут, стыдно, небось, нам будет, а? Причепурить бы тут, побелить бы, а котел перенести на кабицу. Как вы думаете, девчата?
        — Мы бы, дедушка, хоть сейчас, с удовольствием, да как же без указаний?  — отвечают девушки наперебой.  — Платон сказал: «Инициатива — дело хорошее, но зачем тогда я на ферме?»
        — На что вам указания? Девчата вы хорошие, сами хозяйнуйте! Коль плохо сделано — сделайте лучше, по-людски, без всяких указаний, на биса они вам нужны! Я, девчата, кабицу подправлю, котел перенесем. Глина — рядом, вода — в бочке… Начнем, девчата? Мастерок я прихватил с собой, мел и щетки есть… А, девчата?
        Девушки переглянулись, перемигнулись, отложили в сторону кружева и платочки и взялись за щетки.
        Необычные звуки и жаркое солнце, заглянувшее за глухой угол телятника, разбудили Платона Перетятько. Помятый и красный, он вышел из-за телятника и остановился посреди двора в тупом недоумении. В «дежурке» звонко смеялись и пели девчата; все забрызганные мелом, они носились по двору с ведрами и щетками. Около куста бузины, напевая «Ой да ты, калинушка…», ловко орудовал мастерком дед Хоботька, перекладывая кабицу.
        — Что-о тако-е?  — рассерженно сказал Перетятько и, выпятив живот, пошел к деду.  — Разве я тебе давал указание ремонтировать печку?
        — А зачем, милок, указание?  — ласково ответил дед.  — Мы сами с усами.
        Платон Перетятько еще пуще рассердился:
        — Кто тут заведующий: ты, дед Хоботька, или я — Платон Перетятько?
        — Ты, Платон Перетятько, ты!  — не теряя доброго настроения, отвечал дед.
        — Так, стало быть, авторитет мой не подрывай!
        — Зачем же мне подрываться под твой авторитет? Я, милый, не хорек! Ты человек занятой, разве упомнишь насчет всего распорядиться? Вон там, где ты спал, видел я, стена опузатела и трещины пошли по углам. Перекладывать ее надо, пока не упала.
        Перетятько достает папиросу и досадливо хмурится. Прикурив, он долго смотрит на Хоботьку, затем одергивает серую измятую рубашку под ремешком и нетерпеливо топчется на месте.
        — Ну и что с того, что опузатела!  — раздраженно отвечает он минут через десять.  — Она уже два года такая. У Акульчихи видел?.. Хата двадцать лет стоит пузатая с четырех сторон, и ничего — стоит… И вообще, дед Хоботька, не лезь, куда тебя не просят!
        Прилепив последний комок глины к трубе, Хоботька старательно разглаживает его. Печь готова, но настроение явно испортилось.
        — Громом бы тебя напугало,  — бурчит он.  — Ты ему сам-сем, а он тебе: сам съем. Гуртом надо думать…
        — Без тебя думают, говорю тебе, дед Хоботька. Я думаю, председатель приезжал — тоже думал… Начальство — выше, начальству видней… Выстоит стена… У Акульчихи двадцать лет как опузатела хата…
        — Эх-хе-хе!  — тяжело вздыхает дед.  — Чужой дурак — смех, свой дурак — грех!
        — Не ругайся, дед Хоботька!  — говорит Платон.  — Я сюда для руководства поставлен! Ты подсобное лицо на ферме, а я заведующий! Инициатива — дело хорошее, но зачем тогда здесь я — Платон Перетятько?
        — Плети плетень…  — дед сплевывает и, на ходу свертывая цигарку, идет в тень дежурки перекурить.
        Кисет у него кожаный, с круглым дном, а табак зверский. Говорят, что мухи, попадая в синее облако его цигарки, мгновенно падают на землю.
        — Говорю тебе, не нужно перекладывать стену,  — умиротворяюще молвит Платон, подходя к дежурке, и присаживается рядом с Хоботькой на землю.  — Выстоит… Саманная стена, она, брат, стоит, пока не упадет…
        Как только присел Платон Перетятько, навалилась на него сладкая дрема, обвила страстно, придавила, согнула; ноги-руки налились истомной тяжестью — не пошевелить; тают кости, тело слабнет, теряя опору… Из раскрытого рта выпадает желтый огрызок папиросы.
        Дрожит марево над горизонтом. Далеко-далеко, оторванный от земли, плывет по неподвижному воздуху длинный поезд. Душно, жарко. Утомительно стрекочут кузнечики, воробьи купаются в луже под бочкой. Платон спит, свесив голову на грудь. Дед Хоботька сидит молча, курит. Рядом лежит новый картуз из старого пиджака. На глянцевой розовой лысине, окаймленной рыжим пухом, скопились росинки пота.
        Девушки вдруг запевают в дежурке:
        Ой ты, зима морозная!..

        Песня рвется из выбеленных комнат в открытые двери, звучная, задорная. Платон Перетятько перепуганно вздрагивает и просыпается на миг. Моргнув бессмысленными, покрасневшими от сна глазами, протягивает ноги и сам вытягивается у стены.
        — Очнись, Платон!  — толкает его Хоботька.  — Съедят тебя мухи.
        Тот ворчит, что-то бормочет.
        Взяв кнут в руки, дед стоит некоторое время в раздумье около Перетятько. Ему хочется отстегать его, но, преодолевая это желание, дед уходит к своим бочкам.
        Каждый день тащил упрямый Хоботька заведующего за телятник, к стене, и кричал:
        — Смотри, Платон, она еще больше опузатела, а трещины дошли до фундамента! Давай перекладывать! У пруда замес сделаем, самана наробим! Девчата согласны, я говорил с ними.
        Девушки сбегались на крик, поддерживали деда; но Платон был упрям и строптив, точь-в-точь молодой бык Чепка.
        Лицо его наливалось кровью, он свирепел:
        — Вы думаете, я глупее вас?! Сам знаю, что мне делать. Не суйте своего носа в чужой огород!  — И, сжимая кулаки, кричал на деда Хоботьку: — А ты, старый, не покушайся на мой авторитет! Не то худо будет!
        Целый месяц осаждал въедливый дед Платона Перетятько — и зря.
        И однажды на МТФ случилось необычайное Происшествие.
        В тот злосчастный день дед Хоботька и Перетятько сидели в тени телятника под пузатой стеной и снова — в который раз!  — судили, как долго еще будет стоять она, эта стена.
        — Завалится стена, Платон,  — убеждал дед, еле сдерживаясь, чтобы не разругаться.  — Смотри, щели-то как расширились! Хоть бы подпоры поставить, а то и до худа не далеко, еще придавит какую скотиняку.
        — Ты здесь кто?  — усовещивал деда Платон.  — А-а… Видишь! А я — кто? Заведующий. Я смотрю куда? На стену. Стена какая? Стена пузатая. Я даю указание перекладывать ее? Не даю. Почему? Потому, что она еще до страшного суда выстоит… В общем, это не твое дело… Получил указание — работай, не получил — спи…  — Перетятько потягивается на мягкой навозной трухе, подгребает на ощупь под голову пять-шесть сухих кизяков и блаженно закрывает глаза.  — Ты, дед, не беспокойся,  — говорит он заплетающимся языком.  — У Акульчихи двад-с-с… двад-с-с… дв… ф… ф… хр… хр…
        Когда Хоботька обернулся к вдруг умолкнувшему Платону Перетятько, тот уже крепко спал.
        — Ах ты, елки-палки-моталки!  — изумился дед и, крепко почесав затылок, пошел в телятник выяснить, как прочно держится опузатевшая стена.
        С великой тщательностью исследуя трещину в углу, дед Хоботька нечаянно коснулся стены плечом и, к неописуемому ужасу своему, услышал вдруг, что где-то под крышей в разных местах громко затрещало, заскрипело, застонало. На глазах у оторопевшего деда стена чуточку отошла, затем просвет увеличился, в сарай хлынул солнечный свет, в трещину он увидел небо и траву — и пошла-пошла валиться стена от угла к углу, выгибаясь и распрямляя «пузо».
        — Тикайте!  — крикнул дед телятницам, чистившим сарай, и бросился с небывалой прытью вон: спасать спавшего под стеной заведующего фермой.
        Поздно! Дед — на порог, а правый край стены уже лег, прикрыв Платона Перетятько. И тотчас упала вся стена, от угла до угла, охнув, ухнув и подняв тучу кизячной трухи и мусора…
        … — Вытащили мы его, бедолагу,  — рассказывал после дед Хоботька,  — а он бледный и молчит. Помяло малость. Мы его водой, а он говорит: «Ты, Хоботька, стену толкнул, на мою жизнь покушался». Вот ты дело какое!.. То говорил — на авторитет мой покушаешься, теперь — на жизнь… Бригадир сказал мне: «Командуй пока», а указаний никаких не дал. А мы замес готовим, саман делать будем… А Перетятько что? Перетятько отлежится, мужик он крепкий. Да и наука будет впредь: не спи под пузатой стеной…

        Необыкновенная охота

        Заночевал я как-то на дальнем степном таборе. Не хотелось домой: устал за день, и вечер был такой хороший! Да и не представлял я себе лучшего отдыха, чем сон под звездным небом на копне душистого сена. Со мной остались учетчик полеводческой бригады Григорий Данилович Григораш, заядлый охотник на хомяков, и новый зоотехник бригады Иван Пантелеевич Алексеенко, тонкий знаток природы и страстный любитель всего необычайного. С вечера начались охотничьи разговоры да так и затянулись далеко за полночь. Рассказы были один интересней другого. Когда охотничья тема, казалось, уже иссякла, Иван Пантелеевич проговорил:
        — Эту историю я уже рассказывал одним серьезным людям. И что бы вы думали? Они посмеялись, приняв ее за небылицу.
        Иван Пантелеевич нервно закурил, и мы почувствовали, как велика его обида на тех, кто усомнился в правдивости рассказанной им истории.
        — Я сам охотник и очень уважаю деда Хоботьку за его сообразительность и сметку,  — продолжал он, жадно затягиваясь пахучим папиросным дымом.  — Вы можете думать все, что вам угодно, но, если хотите слушать, пожалуйста, воздержитесь от реплик.
        Григораш и я молча приняли его условие и удобнее расположились на копне, заинтересованные длинным вступлением Ивана Пантелеевича.
        — То, что я увидел случайно,  — начал он,  — было настолько удивительно, что я отказался верить своим глазам. Дед Хоботька ставил в пруду капканы! Где вы видели подобное?!
        …Я шел пешком на дальнюю МТФ и, когда увидел эту чудасию, побежал что было силы к пруду.
        Увлеченный странным занятием, дед Хоботька вздрогнул от моего «Здорово дневали», капкан щелкнул и ударил его по пальцам. Дед разгневался.
        — Ах, чтоб тебя!  — вскричал он.  — Что же ты, суконный сын, мозоль тебе на ногу, людей пугаешь?
        Дед замешкался, видно, раздумывал, продолжать ли при мне. Потом он взвел капкан и осторожно опустил на дно. На язычке капкана извивался толстый жирный червяк, привязанный ниткой. Хоботька вогнал в грунт колышек и замаскировал в иле проволоку, соединившую колышек с капканом. После всех этих действий он воткнул у колышка камышинку с метелкой и что-то бросил в воду из кармана.
        Синий пруд, сухие полынные косогоры, освещенные неярким осенним солнцем, и в пруду дед Хоботька с капканом в руках — все выглядело крайне необычно и загадочно, будто я попал за тридевять земель, в страну, где живут одни чудаки. Я подумал было, что лукавый охотник, заметив меня издали, решил просто подурачить, ставя капканы в пруду.
        И, потеряв всякую надежду разобраться в происходящем, я закурил, надеясь, что папироса поможет мне осмыслить манипуляции деда Хоботьки. Он же в это время, сердито косясь в мою сторону, взял на берегу последний капкан, колышек, камышинку и пошел в воду. Я посчитал камышинки. Их было пятнадцать. Пятнадцать капканов в пруду!
        Окончив работу, дед Хоботька надел телогрейку и подошел ко мне.
        Я предложил ему папиросу.
        — Куда шел?  — спросил дед.
        — На МТФ.
        — Не спешишь?
        — Нет-нет!  — ответил я.
        — Тогда пойдем в лесополосу,  — предложил он.
        Мы укрылись среди деревьев и кустов так, чтобы пруд был на виду.
        — Холодная вода?  — спросил я, желая завязать разговор.
        Дед Хоботька язвительно хмыкнул и ответил, игриво поводя подстриженными бровями:
        — Как кипяток.
        Тогда, считая, что настало время начать расспросы, я проговорил неуверенно:
        — Ну, крупные карпы попадаются в капкан?
        Дед только улыбнулся.
        — Зачем же тогда ставил капканы в пруду?  — спрашиваю его напрямик.
        — Подождешь — увидишь,  — ответил он сдержанно.
        Я перебрал в памяти все известные, даже самые фантастические способы охоты деда Хоботьки на зверей, птиц и рыб, но к этому случаю ни один из них не подходил.
        Почти час мы лежали, перебрасываясь ничего не значащими словами. И когда дед Хоботька стал уже нервничать, с голубой вышины донесся вдруг звук, от которого он встрепенулся и преобразился в мгновение ока.
        — Слышишь?  — спросил дед трагическим шепотом, подняв согнутый палец к небу.
        — Что? Трубный глас архангела Гавриила?  — пошутил я.  — Не слышу.
        Он досадливо отмахнулся и зашарил глазами по небу:
        — Слушай…
        Я услышал: это кричали казарки. И тотчас увидел их.
        — Ну и что с этого?  — спрашиваю.  — Ружья-то нет!
        — Эх ты, елки-палки-моталки, нет у тебя соображения! Они сейчас в пруд…
        И, как будто в подтверждение его слов, стая сделала круг над прудом и распалась на синей воде беспорядочными бело-серыми комками.
        Взволнованный Хоботька поднялся на ноги и принял позу бегуна на старте.
        Гуси в пруду плескались, хлопали крыльями, ныряли. Нырнет гусь: кверху лапы и хвост — ищет корм.
        И вдруг — это было действительно вдруг — на пруду забушевала белая буря: захлопали крылья, полетели перья, засверкали фонтаны брызг. Все смешалось. Казарки подняли отчаянный крик и шум. Я увидел, как притаившаяся за пригорком лисица не помня себя от страха метнулась в чащобу терновника — не вышла охота на гусей.
        Но вот среди обезумевшей стаи прозвучал могучий клич вожака и отдался эхом в лесополосе… В один миг казарки поднялись в воздух и, подбадриваемые призывным криком, выстроились в треугольник. Встревоженно вскрикивая и выравнивая строй, они потянулись на юг, подальше от западни.
        В пруду остались три гуся. Четвертый бился на берегу с капканом на голове. Он вырвал колышек и теперь, полузадушенный, стегал крыльями по земле.
        Дед Хоботька рванулся к пруду, на бегу вынимая мешки из карманов телогрейки и отворачивая голенища сапог. Никогда раньше я не видел, чтобы так бегали старики…
        Вот зачем он ставил капканы в пруду. Мудрая голова! Кто бы мог подумать! И я поверил всему, даже заведомо фантастическому и нелепому, что слышал о Хоботьке, поверил всем самым сногсшибательным историям, какие знал о нем. Все было удивительно просто и единственно в своем роде. Ловить казарок капканами, а зайцев на лук я уже считал обычным делом…
        Иван Пантелеевич умолк и снова закурил. Пламя спички дрожало в его руке. Мне хотелось слышать некоторые пояснения, но я помалкивал. Григораш промычал задумчивое «м-м-м».
        — Что? Что?  — тотчас откликнулся зоотехник.  — Не верите? Сомневаетесь?
        — Да нет, думаю я,  — ответил Григорий Данилович врастяжку.  — Думаю, Иван Пантелеевич. Интересно все это… И сообразил же Хоботька, а! Действительно, расскажешь — не поверят.
        Я верю в правдивость слов Ивана Пантелеевича и без боязни прослыть чудаком всем подряд рассказываю об этом замечательном охотничьем похождении деда Хоботьки. Вы сомневаетесь в достоверности этой истории? Справьтесь у зоотехника Ивана Пантелеевича Алексеенко.

        Заячьи слезы

        Не раз Андрюшке приходилось слышать об охотничьих похождениях своего соседа деда Хоботьки. Охотился дед без ружья и отзывался об оружии непочтительно: «Что ружье? Чепуха… На сорок метров бах — и мимо! Надо головой стрелять». Капканы, сетка да свистун-манок — вот и все его охотничьи принадлежности. Андрюшка видел их собственными глазами. Даже как-то держал в руках дедов манок.
        Но хотя дед Хоботька и охотился без ружья, он был самым знаменитым охотником в районе. Уж очень необычно он ловил зверей. Странные приемы охоты и создали деду славу человека с чудинкой.
        Как бы там ни было, в достоверность охотничьих похождений знаменитого соседа Андрюшка верил.
        Однажды зимой он подсмотрел из-за плетня, как сосед шел на охоту. В мешке, который дед Хоботька держал под рукой, кудахтала курица.
        Мела поземка, мороз стоял крепкий. Дед не торопясь шел за бугор. Очень хотелось Андрюшке побежать вслед за ним, да побоялся. Он жадно следил за охотником, пока тот не скрылся за бугром, и потом долго ожидал его во дворе. Даже не заходил в дом обогреться: боялся прозевать возвращение деда. Окоченевший, с синими губами, не откликаясь на зов матери, он пританцовывал у куреня и все смотрел и смотрел на бугор.
        Часа через два дед Хоботька вернулся. Колхозники зашли к нему во двор посмотреть, что он поймал. Тут и Андрюшка увидел: вынул дед из мешка за шиворот живую матерую лисицу и тут же вернул бабке несколько помятую и ощипанную, но бодрую курицу.
        Когда хуторяне спросили, как исхитрился он добыть этакого зверя, дед Хоботька хмыкнул и ответил равнодушно, как будто в мире не существовало иных способов добывать лисиц:
        — А за шиворот.
        Ни слова больше от него не добились.
        Вот с тех пор и решил Андрей во что бы то ни стало подружиться со знаменитым дедом, чтобы самому научиться охотиться без ружья. Ведь ему, маленькому, все равно никто не даст ружья.
        Однако с дедом Хоботькой не так уж легко завести дружбу. И пришлось Андрюшке идти на всякие хитрые уловки. Узнав случайно, что дед любит есть дрожжи, Андрюшка, чтобы снискать его расположение, съел целую палочку этого лакомства у него на глазах.
        Летом Андрюшка сблизился с дедом Хоботькой, помогал ему возить на быках воду в летний лагерь для коров, ловил с ним хорьков. Андрюшка полюбил деда, а дед — Андрюшку, однако знаменитый Андрюшкин сосед был скромным и не любил распространяться о своих охотничьих успехах.
        Но как-то осенью посчастливилось Андрюшке услышать от деда Хоботьки две охотничьи истории.
        Это произошло после того, как он поймал на огороде дедова подсвинка, убежавшего из свинарника. Подсвинок был не в меру проворным и быстрым, и Андрюшка здорово намучился, пока водворил его на место.
        За это дед дал ему два огромных пряника, изготовленных бабкой Дашкой по собственному рецепту.
        И тут Андрюшка пристал к деду:
        — Расскажи, дедушка, расскажи, как курицей поймал лису.
        — Курицей?  — переспросил дед.  — Что-то не припомню…
        — Да, да,  — горячо подтверждал Андрюшка.  — Я видел! Курицу в мешок посадили — и за бугор… А оттуда принесли живую лису.
        — Вот так дело!  — сказал дед Хоботька.  — Неужто я курицей лису ловил?!
        — Ловили, ловили!  — воскликнул Андрюшка.  — Я сам видел. Расскажи, дедушка, ну расскажи!..
        Дед задумчиво потеребил рыжую с проседью бороду, загадочно улыбнулся и поманил Андрюшку пальцем.
        — Пойдем,  — тихо шепнул он и двинулся за сарай.  — Расскажу, только про то никому ни гу-гу, добре?
        — Добре,  — так же тихо ответил Андрюшка.
        Они уселись за сараем на мягкой опавшей листве. Закурив, дед внимательно оглядел Андрюшку глубокими голубыми глазами, будто раздумывал: доверять или не доверять ему тайну. Дед курил трубку, дым путался в бороде и усах, вился двойной струйкой из большого пористого носа. В саду было тихо. Изредка с деревьев слетал желтый лист и, падая, рвал белую паутину, опутавшую все вокруг. Издали доносилось негромкое гудение тракторов.
        — Ну, уж коль так пришлось, слушай, Андрей,  — сказал дед.  — Но только — никому…
        — Добре, добре,  — нетерпеливо заверил Андрюшка.
        — Лиса, она, хлопче, любит чебрец,  — начал дед Хоботька свой рассказ.  — Травка такая в степи по ярам растет, пахучая… Пахнет сладко, да-а…
        Еду как-то я бычатами, Чепками, под вечер с фермы, глядь, а там, где дорога к Федькиному яру сворачивает, красный цветок в будяках расцвел. Такой высокий, пышный… Вот ты, думаю, чудо: сюда ехал — не было его, обратно еду — есть. Говорю Чепкам: «Стойте, Чепки, схожу посмотрю». Чепки у меня понимающие бычата… Иду тихо, а цветок качается. Присмотрелся, а это лисий хвост торчмя торчит. Интерес забрал меня: что она тут делает, лиса? Гляжу, а она стоит, хвост вверх и нюхает чебрец. Подошел ближе — не слышит меня: нюх чебрец забрал. Я ее за хвост — цоп! Она как вскинется — и вырвалась!.. Что ж, говорю, беги, сейчас мне твоя шкура не нужна, а зимой поймаю. Глаза у нее синие, как у тебя…
        Черноглазый скуластый Андрюшка явно доволен этим сравнением. На лице деда ни ехидства, ни иронии. Черты лица хранят строгую серьезность.
        — Значит, не поймали,  — сожалеюще сказал Андрюшка.
        — Ничего не значит,  — сердясь ответил дед.  — Я ее зимой словил.
        — Ту самую, с синими глазами? Вот здорово!  — ожил Андрюшка.
        — Без ошибки — ту самую. Я их, шельм, всех в лицо знаю.
        Андрюшка, живо представив себе десяток острых лисьих морд, усомнился:
        — У них у всех морды одинаковые.
        Возражение Андрюшки на минуту обескуражило деда. Вскинув брови, он настороженно покосился на мальца и ответил строго:
        — Ну, ты это, Андрей, брось… Одинаковые… Молодо-зелено — рассуждает. У каждой лисы, как у людей, свое нутро, понял?  — И, привалившись к стене сарая, продолжал: — Может, еще скажешь, что лиса кур не ловит?.. Куры для нее, ну что для тебя конфетки… Ну, так вот. Дала мне, значит, Андреевна курицу болтливую, ту самую, что четыре дня квохтала, а на пятый неслась. Посадил я ее в мешок, взял шпагат, достал чебреца с чердака — с лета насушили про запас — и за бугор отправился. Там скирда стояла около терновника. Видел?.. Яму в скирде вырыл, разбросал вокруг чебрец, чтоб лиса мой дух не учуяла, и залез в яму. Закрылся соломой, а сам, стало быть, держу курицу на привязи. Шпагат соломкой притрусил, чтоб лиса не видела…
        Из-за угла неожиданно показалась бабка Дарья. Она взялась за бока и воскликнула:
        — Филимон! Чтоб тебя намочило! Ты чего тут робишь с дитем? Басни тачаешь? А я шукаю его…
        Дед сделал вид, будто с интересом рассматривает стену сарая.
        — Ты чего на стенку уставился? Обратно придумал что-нибудь?
        Дед Хоботька ответил спокойно:
        — Погодь, Андреевна, не шуми. Мы тут с Андреем придумываем, как лучше подпоры поставить к стенке… Вот тут, мабуть, и вот тут, да, Андрейка?  — дед хитро подмигнул ему.
        Андрей сразу же сообразил, в чем дело, показал на угол:
        — И там надо, дедушка.
        Андреевна забеспокоилась:
        — Да зачем же подпоры?! Стенка-то не хилится?
        — Э-э,  — ответил дед,  — сегодня не хилится, а завтра возьмет да и завалится. Надо всегда зараньше думать.
        — Ой, Филимон! Лукавый ты человек, а не обманешь меня!.. Забалакал дитя, аж посоловело, бедное, от твоих сказок, выдумщик!.. А ты не слушай его, Андрейка, а то он тебе такого расскажет, ночью приснится — испугаешься… Забавно старому тешить дитя побрехушками.
        — Вот видишь, Андрей, какая у меня бабка,  — сказал дед и укоризненно покачал головой.  — Не сбивай, Андреевна, парня с панталыку! Ничего я ему не рассказываю…
        Дед Хоботька вдруг сморщил нос, понюхал воздух и сказал Андрюшке:
        — Слышишь, Андрей, молоко у кого-то подгорело.
        Мальчик не слышал никаких запахов, но поддакнул:
        — Да, дедушка, здорово пахнет.
        Бабку Дарью словно ветром сдуло. Она побежала проверить крынки с молоком на печке.
        — Так на чем я остановился, Андрей?  — спросил дед Хоботька.
        — Вы в солому спрятались, а курицу на шпагате держали…
        — Вот-вот… Курица только из мешка — и пошла строчить: «Куд-куд-куда!» Ходит, гребется, как дома. И орет, как оглашенная. А лиса — что? Она, шельма, тут как тут. Высунулась из терновника, водит носом, радуется: хороша, мол, курочка-дурочка!.. Курица знает свое: «Ко-ко-ко, куда-куда!» Ей хоть бы хны. Я подергал за веревочку: попрыгай, мол, покажись куме Патрикеевне… Э-э, хлопче, как лиса плясала! Туда-сюда, верть-круть, вприсядку вокруг курицы, кружком за своим хвостом… С радости, стало быть. Разохотилась она и не чует меня: чебрец пахнет, ей нюх забивает. Совсем охмелела — и как прыгнет на птицу, а я ее за веревочку — к себе! Лиса как взметнется сызнова на курицу и с нею прямо ко мне в яму — прыг! А я ее цоп за шиворот — да в мешок!
        — Вот здорово!  — крикнул Андрюшка и вскинул руку наотлет, будто схватил что-то и держал его, трепыхающееся и зубастое.
        Дед Хоботька притворно покашлял и отвернулся.
        — Дедушка Хоботька, возьми меня на охоту!  — попросил Андрюшка.  — Я со своей курицей… Ладно? Ну, дедушка…
        Дед улыбнулся и, пряча улыбку, озабоченно подергал усы:
        — Вишь ты, какое дело, Андрей. Теперь лиса уже не та — не ловится она на курицу. Когда я эту поймал за шиворот, другие из терновника видели. Знают, стало быть, занозы, что к чему. Надо другое придумать.
        — Эх!  — вздохнул Андрюшка.  — Жалко!
        — Вот зайцев ловить проще,  — сказал дед, лукаво косясь из-под ершистых бровей.
        — За шиворот?
        — Зачем — за шиворот? Заяц сам в мешок прыгает.
        — Да ну!  — не поверил Андрюшка. Он этого никак не мог представить.
        — Говорю тебе, стало быть, слушай.
        — Зайцы тоже чебрец нюхали?  — деловито спросил Андрюшка.
        Он уже чувствовал себя человеком опытным, разбирающимся.
        — Зайцу чебрец ни к чему,  — степенно ответил дед.  — Я зайца ловил на лук…
        — На лук?!  — ахнул Андрюшка.  — Вот это здорово!.. Расскажи, дедушка, ну расскажи…
        — Поздно уже, Андрей.
        — Ну, дедушка…
        — Я сказал, что отрезал. В другой раз.
        — Трудно ждать, дедушка!  — взволновался Андрюшка.
        Дед Хоботька засмеялся:
        — А ты, Андрей, задумайся, как лисиц по-новому ловить,  — сказал он,  — и не заметишь, как дождешься.
        — Добре, дедушка,  — Андрюшка поднялся и, крепко задумавшись, пошел домой, спотыкаясь на каждой кочке.
        Всю неделю до воскресенья Андрюшка не знал покоя. Он приходил из школы, старательно готовил уроки (дед сказал, что не расскажет ни одной истории, если он получит хоть одну тройку), а потом бежал к плетню и высматривал деда. Его не было видно. Бабка Дашка всякий раз отвечала, что Хоботька на работе и вернется поздно вечером.
        В воскресенье после обеда Андрюшка наконец увидел деда. Тот сосредоточенно тесал кол на пню и что-то напевал.
        — Здорово ночевали, дедушка!  — уважительно, как здоровались старики, поприветствовал его из-за плетня Андрюшка.
        — Благодарствую, Андрей Иванович, благодарствую!  — ответил дед Хоботька, ухмыльнувшись.  — Заходи в гости.
        Не успел дед оглянуться, как Андрюшка уже стоял перед ним.
        — Через плетень?  — с укоризной спросил дед Хоботька.
        — Через плетень,  — ответил Андрюшка,  — так быстрей.
        — Ишь ты! Не будь тороплив — будь памятлив,  — сказал дед, продолжая работать.  — Порешал задачи?
        — Порешал, дедушка.
        — Трудная наука?
        — Ох, и трудная! Мы уже деление начали.
        — Де-ле-ни-е?!  — поразился дед.  — Вот, значит, как! Что ж, деление, брат, штука важная. Без него в жизни и ни туды и ни сюды.
        Дед затесал кол и прислонил к сараю.
        — Ну, придумал, как поймать лису?
        — Нет, дедушка,  — горестно ответил Андрюшка и потупился,  — думал, думал, а не надумал… Зайцы мешали…
        — Зайцы?  — удивился дед,  — Какие зайцы?
        — Да те, что вы на лук ловили. Разгадывал, как вы их поймали, а не разгадал… Замучился с ними, с зайцами.
        — Эге, Андрей,  — сказал дед, смеясь.  — Зря ты гадал! Это трудней, чем деление. Догадка, хлопче, ума стоит… Садись, Андрей, в ногах правды нет.  — Дед кивнул ему на скамеечку, а сам сел на пень и достал кисет.
        Сгорая от нетерпения, Андрюшка сидел как на иголках.
        — Ну, дедушка, рассказывайте,  — попросил он.
        Дед щурил глаза — то ли от солнца, то ли от улыбки — и сосредоточенно крутил цигарку. Во дворе было тихо и тепло. Под плетнем, на солнечной стороне, греблись куры.
        — Сейчас, Андрей, сейчас,  — сказал дед и, прикурив цигарку, начал рассказ: — Как-то вижу я: чистит моя Андреевна лук и плачет. Спрашиваю: «Чего ты, бабка, нюнькаешь?» — «Лук,  — отвечает,  — ноне злой удался». Я возьми да очисти одну луковицу и сам заплакал. Слеза бежит и бежит. Накинул полушубок и во двор вышел — глаза просвежить. Пока стоял на морозе, слезы на усах примерзли… Да-а… Задумался я: «А что, если заяц начнет плакать? У него вокруг глаз шерсть…»
        Зима тогда, Андрей, жесткая стояла. Птица не выходила из сарая, а у коровы было воспаление легких. Снегу упало много. Все позасыпало с верхом: сады, озимку, лесополосы, все кусточки. Нечего, стало быть, кушать зайцам. Морозы крепкие, наст прочный, а у зайца копыт же нету — нечем разбить… Думал-думал я — да за мешок и на чердак. Нагреб луку с полмешка и — в двери, а бабка меня за полы. «Ты куда?  — спрашивает.  — На базар? Пока дойдешь до станции Каялы, тебя морозом заколодит!» — «Нет,  — отвечаю,  — не на базар я, а по зайцы».  — «Ты с ума сошел!» — кричит она и не пускает. «Пусти,  — говорю,  — а то буря будет». Отпустила. Ушел я за второй бугор и там, где было над засыпанной лесополосой много заячьих следов, рассыпал лук дорожкой метров на тридцать. Вернулся домой, залез на печку отогреваться. Лежу и думаю: заяц не то чтоб лук, а все будет грызть с голоду. Голодного зайца шуба не греет. А лук — что? Лук — растение. Съедобное, значит, для них. Когда нечего есть, и жук в поле мясо. Так ведь, Андрей?
        — Так, так!  — зачарованно поддакнул Андрей.
        — В тот год много зайцев развелось у нас. Пять гектаров молодого сада испортили, вредные звери… Во-от… Часа через два, стало быть, собрался я. Взял мешки, саночки и — айда за второй бугор. Подкрался, из-за сугроба глянул — елки-палки-моталки!  — грызут зайцы лук! Штук сто их собралось. Грызут и плачут! Лук-то злой. Плачут, а слезы тут же намерзают на шерсти вокруг глаз, на ресницах. А мороз так жмет, аж синяя дымка висит над сугробами… Схрумает какой косоглазый луковицу, наощупок лапками найдет другую и снова хрустит, наедается… Есть-то ведь больше нечего. Голод — не тетка, пирожка не подсунет. Так ведь?
        — Так, так!  — поддакивает Андрюшка, боясь пропустить хотя бы одно слово деда.
        «Ну,  — говорю,  — хватит полдневать! Прыгайте в мешок!» Заяц — зверь чуткий! Чует он, что иду, а не видит, с какой стороны к нему подбираюсь. Темнота у него перед глазами: ледышки мутные закрыли их. Скакнет он туда, сюда, с перепугу кувыркнется через сугроб, а я ему тут как раз и подставляю мешок. Он туда — прыг! Забьется в уголок и молчит. Другой ждет, пока за уши его не возьму. А какой задаст лататы, летит, как полоумный, километра два-три по кругу и опять — на то самое место, где лук ел, а я ему как раз там и подставлю мешок…
        Ну ты, Андрей, сам знаешь, когда человек заблудится в темноте или в непогоду — он тоже по кругу бродит. Ходит-ходит и опять приходит на то место, откуда вышел. А почему? А потому, что у человека, как и у зайца, сердце вот тут, на левой стороне, и оно — тяжелое, а легкое — справа, оно легкое, и вот отчего человека и зайца на левую сторону заносит, когда он идет или бежит. А в потемках не видно, куда заносит, вот с перепугу потому-то и бегает человек или заяц по кругу…
        — А что дальше было?  — нетерпеливо спросил Андрей.
        — Ну, что… Одни зайцы догадались — то, видно, были самые мудрые зайцы,  — посдирали мутные ледышки с глаз лапками и убежали… Тридцать два зайца поймал я! Еле на саночках довез… А ты говоришь: «Да ну»… Вот тебе и «Да ну»!
        — О-о!  — застонал от восторга Андрюшка.  — Вот это да! Вот это здорово!.. А что было дальше… с зайцами?
        — Все было.  — Старик усмехнулся.  — Привез я зайцев домой, выпустил в бабкину кухню — тепло там, печка топится. Ледышки растаяли, зайцы все стали видеть. Увидели капусту под лавкой, набросились на нее — и нас не постеснялись,  — мигом схрумали, морковку в углу увидали — полопали! Хотели и бураки поесть, да тут бабка моя взбунтовалась: «Филимон, куда хочешь девай эту голодную ораву — я овощей мало на зиму припасла!»
        Ну, что мне было делать!
        — Так вы бы мне сказали, у нас в погребе много бураков!  — с укором сказал Андрюшка.
        — Кто ж его знал,  — ответил дед Хоботька и вдруг спросил: — Ты, Андрей, в цирке был?
        — Был! Мы всем классом ездили в цирк.
        — А видал, как там зайцы на барабанах барабанят?
        — Видал, видал!
        — Так то были мои зайцы. Я их в цирк отвез.
        — О-о, а я не знал! Умные зайцы были, очень здорово барабанили!  — Андрюшка с минуту сидел, задумчиво глядя в щербатый рот деда Хоботьки, потом спросил с надеждой: — Дедушка, вы и этой зимой будете ловить зайцев на лук?
        Дед Хоботька сокрушенно покачал головой:
        — Нет, Андрей, нельзя больше ловить зайцев на лук.
        — Почему?  — выдохнул Андрей.
        — Зайцы, которые убежали, небось, рассказали другим про лук, а? И теперь они его есть не будут… Как ты думаешь?.. Вишь, какая закавыка! Надо придумать что-нибудь другое. Понял?
        — А вы придумайте, дедушка,  — Андрей с мольбой смотрел на деда Хоботьку.
        — Давай-ка так, Андрей. Я себе буду думать, а ты себе. Вот и придумаем что-нибудь хитрое гуртом. Добре?
        — Добре!  — радостно ответил Андрей.
        — Теперь айда по домам — солнце к вечеру…
        — А про то, как казарок в пруду капканами ловили?! Ну, дедушка…
        В это время до них донесся звонкий женский голос:
        — А-а-ндре-ей!
        — Э-э, видишь, зовут! В другой раз! Задачи-то, небось, не все порешал, а? Беги, Андрей, а то мать будет мылить тебя на суху руку. Прощевай. Если получишь хоть одну тройку, и во двор ко мне не заявляйся… Понял?
        — Понял,  — ответил Андрюшка и с большой неохотой пошел домой. Необычайные охотничьи похождения деда Хоботьки всколыхнули его фантазию, и вот теперь он изобретает в свободное от уроков время свои собственные способы охоты на лисиц и зайцев — охоты без ружья, по методу знаменитого охотника деда Хоботьки.
        Андрюшка считает себя учеником деда Хоботьки, и теперь в хуторской школе часто слышат от него такие слова:
        — Что ружье?! Чепуха… На сорок метров бах — и мимо! Надо головой стрелять.

        Доброе начало

        Хуторяне говорят, что Иван Егорович, заведующий клубом, нарочно вкопал пенек у афишного столба, чтобы, споткнувшись о него, прохожие обращали внимание на объявление.
        Наверно, правду говорили хуторяне. Дед Хоботька, занятый своими мыслями, шел мимо клуба и так крепко ударился о пенек, что чуть было не упал. Ругая Ивана Егоровича неделикатными словами, вроде «суконный сын», «хай тебе грец», он поднял голову и прочитал: «Сегодня в восемь часов вечера в клубе состоится лекция «Алкоголизм и борьба с ним». После — концерт».
        Дед Хоботька достал кисет и, закурив, посмотрел по сторонам. Хуторская улица была пустынной. Не с кем было переговорить.
        — Вишь ты, какое дело!  — сказал он задумчиво.  — Месяц назад приезжал лектор — боролся с алкоголизмом — и ноне приезжает. А что толку-то?.. Пенек приспособил, умник, а не придумает что-нибудь против пьяниц!
        Дед Хоботька потоптался перед афишей, сказал еще раз: «Вишь ты, какое дело» и пошел прочь, покачивая головой.
        Лекция с концертом в хуторе Вербном — обычное явление. Полюбили хуторяне такие вечера и приходили в клуб все: от мала до велика.
        И на этот раз зал был битком набит. В течение часа слушали лектора внимательно и равнодушно. Дед Хоботька вел себя неспокойно: ерзал в кресле и сердил соседей.
        — Будут вопросы?  — спросил Иван Егорович.
        С минуту в зале стояла тишина, потом кресла заскрипели, раздались голоса:
        — Все ясно!
        — Мы понимающие.
        — Начинай концерт!
        Сказав про себя: «Наука учит только умного», дед поднялся, одернул пиджак и с ласковой ехидцей спросил:
        — Я вот, граждане, узнать желаю, что делать будут с нашими местными алкоголиками, с этими самыми самоубийцами, как сказал доктор. Меры к ним какие судебные принимать будут аль начнут выселять из хутора?
        В зале засмеялись:
        — Придумает же — выселять!
        — Тихо, Хоботька дело говорит.
        Иван Егорович вышел из-за стола.
        — Вопрос по существу,  — сказал он довольно.  — Я отвечу на него.
        — Не разводи антимонию, Иван Егорович. Начинай концерт!  — пробасил Платон Перетятько.
        — Ты, милок, потерпи. Твоя судьба решаться будет,  — сказал ехидно дед. Он, блестя лысиной под ярким электрическим светом, стоя ожидал ответа.
        — Сядьте,  — сказал Иван Егорович, и все поняли, что заведующий клубом рассчитывает говорить не меньше лектора.
        — Конечно, товарищи,  — начал он,  — если дело до этого дойдет, то пьяниц и судить будут, и выселять. Однако прежде надо испытать на них одно суровое оружие — общественное мнение.
        Иван Егорович грозно нахмурился, показывая, каким должно быть это мнение.
        — Пьющие люди, как ни странно,  — наши люди.  — Он говорил, расхаживая по сцене: три шага налево, три направо.  — Да, товарищи, это так. Но они попали под сквознячок чуждой идеологии… Простудились, так сказать…
        — Ха-ха-ха! Верно сказал Иван, Егорович!  — захохотал игриво настроенный кладовщик Раздрокин.  — Простудишься, а потом болеешь на похмелье… Гы-гы-гык!  — оборвал он смех, крепко поддетый под ребро локтем раздосадованной жены, Явдохи Петровны.
        Иван Егорович сердито взглянул на Раздрокина и самоотверженно продолжал развивать свою мысль:
        — …И их надо парить в бане общественного мнения до тех пор, пока не выпарится вся эта идеологическая простуда… этот пережиток проклятого прошлого. Вот так надо парить!
        — У нас есть запарник! Возите алкоголиков к нам. Мы из них всю нечисть выпарим!  — крикнули из ряда, где сидели доярки.
        — Своего заведующего попарьте!  — предложила тетя Мотя, птичница.
        Бритый прямой затылок Платона Перетятько вмиг налился кровью и вспотел. Повернулся Платон через ряд к тете Моте, покосился из-под нависших век:
        — Расщебеталась!
        — А что, заело?
        — Ум-на-я… У кур набралась?
        — У-у, буйвол, отвернись!
        Громовито прокатился над головами звучный бас вспыльчивой Явдохи Петровны:
        — Палкой бы их, пьянчуг кислых, стыд потеряли.
        Неуклюжий верзила Раздрокин сгорбился и, косясь на двери, пробормотал:
        — Нарочно заманила в клуб, чертова баба!
        Зал закипел, как чугунок с картошкой. Громко спорили у самой сцены:
        — Ну, прямо как та резачка: че-че-че!.. И чем тебя точили, что ты такая гострая?! Ох, и баба же!..
        — Нальется, как пузырек, вместо того чтоб жене на юбку-кофту набрать, идет, как паршивая овца мекает: «Име-е-ел бы я златые горы…» Да такой пьянчуга не то чтоб горы — хребты золотые пропьет…
        — Отстань! Мужа своего учи… Нашлась агитаторша!
        Страсти разгорались.
        — Запретили бы водку!
        — Нельзя — лекарство.
        — …На похмелье.
        — Выселить их к бисовой матери!
        — Проголосуем! Кто за…
        Иван Егорович сначала слушал споры, с упоением, потом рассердился. Закричал, заикаясь:
        — Вид-дите! Слыш-шите, что творится в з-зале? А поч-чему? Почему, спрашиваю?
        Притихли. Он стал говорить медленнее:
        — Потому, что некоторые слушают лекции, а не воспринимают. До них не доходит. Сознание затемнено алкоголем…
        Завклубом в упор смотрел на Раздрокина, который сидел в первом ряду. У того было такое состояние, будто вот-вот обрушится потолок на голову или крикнет Иван Егорович, указав на него: «Вот он, хватайте его, жулика!» Потом ни с того ни с сего в желудке у него застрекотало; Раздрокин боязливо дернулся и, скособочившись, кротко посмотрел на заведующего клубом.
        Тот коротким взмахом руки сопровождал каждое свое слово:
        — Мы, наше общество, колхозные люди и интеллигенция, не должны относиться терпимо к пьянству некоторых членов колхоза. Борьба за чистоту коммунистической морали и нравственности, борьба за здоровый быт — есть важная, основная часть общей борьбы за построение коммунизма! Товарищи, да время-то какое золотое наступило! Мы, колхозники, стали хозяевами прекрасной техники. Мы, хлеборобы, крылья получили. Это так. И наряду с этим — проявления пьянства в нашей среде. Хватит! Мы должны покончить с ним раз и навсегда! Так я говорю?
        — Так!  — от дружного выдоха колхозников, казалось, замигали лампочки.
        — Есть еще вопросы?  — спросил Иван Егорович, не ожидая, когда уляжется волнение.  — Прошу на трибуну.
        В зале настороженно притихли. Никто не поднимал руки. И неожиданно снова встал дед Хоботька.
        — Граждане!  — сказал он возбужденно.  — Не надо больше спрашивать! Мы задаем вопросы тридцать годов подряд, а пользы нема. Была у деда докука до внука… Иван Егорович, ставь на повестку дня собрание против алкоголизма!.. Президиум законный избрать, за стол посадить… честь по чести. Я предлагаю тебя, бригадира Кавуна и Мотрю-птичницу… Объявляю голосование!
        Зал загудел, как разбуженный улей:
        — Какое собрание?!
        — Что он еще придумал?
        — Тише, тише, дело нужное!
        Иван Егорович на минутку опешил, но, быстро оценив мысль деда, прокричал, покрывая шум:
        — Кто за предложение деда Хоботьки, прошу голосовать!
        Руки подняли почти все. Бригадир, недоуменно разводя руками, стал пробираться к сцене; за ним пошла всегда уверенная в себе тетя Мотя.
        Дед Хоботька, разглаживая бороду, двинулся следом.
        Сергей Куродумов, парень-забияка, лихой тракторист, схватил его за полу пиджака:
        — А мы тебя не выбирали в президиум! Самозванцев нам не надо…
        Старик ударил его по руке.
        — Отцепись, шалопутный! Я сейчас про тебя собранию расскажу.
        Он вышел на сцену, погладил лысину и бросил в зал:
        — Граждане, лектор и завклубом не задевали наших хуторян. А я задену… Кузьма, записывай в протокол,  — обратился он к бригадиру.  — Вы думаете, я не пью? Вы думаете, я цаца какая, что и в рот не беру?! Беру — перед обедом. На работе — на сторожевании или около бычат — того у меня не бывает! Упаси боже! Никто меня выпитым не видел, даже жена…
        Опять в зале плещет прибойная волна голосов и смеха:
        — А кума видела?
        — Хитришь, дед Хоботька!
        — Граждане, не волнуйтесь! Я дальше скажу… Платон Батькович запивает? Запивает, страдалец, тянет собственную самогонку… Я как-то спрашиваю его: «Пьешь,  — говорю,  — Платон, бедняга?» — «Ги,  — отвечает,  — и курица пьет…»
        Собрание грохнуло таким ядреным смехом, что загудели струнные инструменты в комнате кружковой работы.
        Борода деда Хоботьки вдруг яростно задрожала.
        — А чему ты смеешься, Илларион Матвеевич?  — обратился он к фуражиру Кузину, сидевшему недалеко от сцены.  — Не смейся, братку чужой сестрице: своя в девицах… Ты расскажи, как тебя бугай на рога взял, когда ты на ферму выпитый пришел!.. Что молчишь?!
        Илларион Матвеевич опустил голову и что-то спешно забормотал себе под нос, словно творил заклинания от злого языка и глаза.
        — Он, граждане, чуть не утонул по пьяной причине в силосной яме после дождя,  — продолжал обличать его дед Хоботька.  — А прошлой ночью допился до чертиков и поднял тарарам в хуторе… У кого он утей потоптал?
        — У меня,  — смущенно отозвалась бабка Свиридониха.  — Шесть утей как не бывало.
        — Вот вам уже хулиганство. До ручки дожил Илларион Матвеевич на старости лет! Можно пришить ему статью у-ге-ка,  — дед Хоботька скрестил пальцы,  — и до свиданья, граждане хуторяне!..
        На этот раз смеялся даже всегда сдержанный бригадир. Большой и могучий, он весь трясся, держась за стол, словно боялся упасть со стула. Стол возбужденно подрагивал и стучал ножками, на нем опасно закачался графин с водой. Тетя Мотя, закрываясь уголком платка, придержала его.
        — Мы, граждане, пришли сюда не хихишки справлять,  — обиделся дед.  — Тут дело сурьезное… Невинно вино — виновато пьянство… Старики помнят, жил тут такой Конобеев. Он от водки сгорел. У него дети были все испорченные: сын — блажной, дочка — дурочка. И ты, Серега, не смейся, тут научно доказано!.. Наследство… Ты, молодой, это запомни, а то я не раз видел, как тебя расстилало стежкой по дорожке… Из чайной выходишь и домой про запас берешь той самой, что под плетень кладет…
        — Да он уже закаялся с тех пор, как трактор в яму свалил,  — крикнул кто-то из последних рядов.
        — Зарекся да закаялся от воскресенья до поднесенья. Угробил, суконный сын, технику. Насчитать бы тебе грошей, чтоб лет на десять хватило платить,  — сказал дед Хоботька.
        — Ему насчитали — шесть тысяч. Платит,  — услышал он, сходя со сцены.
        — Продолжим, товарищи!  — предложил Иван Егорович.  — Прошу.
        Дед Хоботька после выступления сидел в толпе неприметно. Он даже пытался подремать. Но когда тетя Мотя попросила слова, он встрепенулся, пригладил усы и пробубнил одобрительно:
        — Вишь ты, какое дело! Мотря — баба боевая!
        Птичница поднялась из-за стола.
        — Я, может, плохо говорю,  — начала она,  — но скажу прямо! У нас пьянство допускается потому, что мы смотрим в зубы пьянчужкам. А их надо бить по зубам, как сегодня дед Хоботька бил. Посмотрите, какой красный Платон Перетятько! И ему, бессовестному Платону, стыдно перед народом! Когда Платон три дня без просыпу пьянствовал на пасху, десять телят замокло в открытом базу…
        — Тю, отчепись!  — огрызнулся Платон, и тут же пожалел, что подал голос.
        Женщины навалились на него:
        — А ты не тюкай, бесстыжая рожа!
        — Слушай, не кобенись!
        — Верно говорит Матрена.
        — …куры болели, зря ходила за рыбьим жиром — кладовщик Раздрокин целую неделю у тещи праздновал. Штрафовать надо на трудодни алкоголиков несчастных!..
        — Правильно!
        — Нехай почухаются!
        — Наш бригадир хоть бы хны. Надо прикрутить гайку… Чуешь, Кузьма Свиридович?
        — Чую, чую, Матрена,  — отозвался бригадир.
        — И вообще,  — добавила она,  — Раздрокина надо вытурить из кладовой. И Платона Перетятько! Ставлю на голосование.
        И села за стол.
        Дело принимало крутой оборот. Даже дед Хоботька в затруднении покрутил головой.
        Пригнувшись к столу, Кузьма Свиридович сказал с укоризной:
        — Ну, ты это, Матрена, зря. Узелок завязала — до утра не развяжем.
        Тетя Мотя вспыхнула:
        — Дружков жалеешь? Развяжем! Видишь, сколько женщин в зале?
        Тот скривился, как от горького:
        — Ладно, ладно, Матрена. Успокойся. Тебя только зацепи… Иван Егорович, давай закруг…  — и не договорил.
        Словно плотину прорвало половодье — дружно зашумели женщины:
        — Не крути хвостом, Кузьма Свиридович!
        — Выгнать обоих к такой-то…
        — Тише, тише, говорю!
        Бригадир поднялся, пожал широкими плечами, сказал весомо:
        — Нельзя, товарищи. Не имеем права. Это функции правления: снимать, назначать…
        Его слова вызвали бурю в зале:
        — Как так — нельзя?!
        — А собрание колхозников — это тебе что?
        — Что же это такое, Кузьма?!  — сказал, поднимаясь, механик бригады, секретарь партийной организации Максим Данилович Григораш. Все притихли.  — Куда ты хочешь повернуть собрание? Про функции не упоминай, не наводи тень на плетень. Собрание колхозников — сила и власть. Понял? Люди перестали терпеть пьяниц — вот что самое главное. Надо кончать со старинкой. Понял?.. Да что там говорить, объявляй голосование, Иван Егорович!
        Тетя Мотя, вызывающе глядя в зал, сказала:
        — Кто честный, тот проголосует.
        Заведующий клубом поднял руку:
        — Поступило предложение: освободить Раздрокина от кладовой и Перетятько — от фермы. Других предложений не поступило.
        — Есть предложение!  — крикнул кузнец Лоенко.  — Раздрокина поставить молотобойцем.
        — Верно!  — подтвердили в зале.  — Хороший будет молотобоец!
        — Тише, голосуем.  — Иван Егорович успокаивающе помахал руками.  — Кто за — прошу…
        Руки сидящих потянулись вверх. Кузьма Свиридович медлил. Поднять или не поднять руку? Все глаза — на него. Ничего нельзя было поделать со своей совестью на виду у всей бригады. Поднял и вздохнул облегченно. Подумал: «Хватит нянчиться с перетятьками! Ну их к чертям собачьим!»
        Тетя Мотя подмигнула ему:
        — А ты говорил — узелок… Подумаешь — беда! Развязали…
        — Будут еще выступления?  — спросил Иван Егорович.
        Явдоха Петровна крикнула, будто в большой барабан ударила:
        — Не будут! Не бу-удут!
        Всем все было ясно. Концерт перенесли на следующий день.
        Собрание кончилось, но в зале и на улице еще группировались колхозники. Слышался оживленный разговор:
        — Дал чесу дед Хоботька!
        — Выселить, говорит, геть из хутора алкоголиков — и все тут! Взбаламутил народ, теперь хоть из хаты не выходи…
        — Доброе начало полдела откачало. Так и выведем пьянчуг в своей бригаде.
        Светила полная луна, сверкал иней под ногами. Девушки, взявшись под руки, уносили песню в край хутора, к речке Кагальничке.
        Дед Хоботька не спеша следовал за песней, улыбался в усы и удовлетворенно говорил:
        — Вишь ты, как дело обернулось! Взялись хуторяне за пьяниц! Круто берут. Молодцы!.. А все-таки Мотря — баба боевая!
        Себя дед Хоботька считал совершенно непричастным к тому, что произошло в клубе после лекции «Алкоголизм и борьба с ним».
        1958

        За Желтым ериком

        Братаны

        Из станицы я вышел на рассвете. Мой товарищ, опытный спиннингист, дал мне совет на прощание:
        — Если раз десять забросите блесну и ничего не вытянете, идите дальше вверх по реке.
        Так я и делал. Шел да шел себе босиком по песчаному берегу. Улов был невелик — всего два судака да один жерех, шагалось легко. Лесистые берега красивы — вербы склоняются к самой реке. Мимо проплывают самоходные баржи, буксиры, пассажирские теплоходы. Или вдруг, будто огромная чайка со сложенными крыльями, проскальзывает быстроходная «ракета».
        Короче говоря, очнулся я только на берегу Желтого ерика, когда закружилась голова от множества впечатлений, жары и голода. Неопытный рыбак, я не взял с собой даже куска хлеба.
        Я разобрал спиннинг, удилище уложил в чехол, а катушку — в сумку и стал искать удобное место, чтобы подняться на верхний береговой ярус, в лес. Там немало спелой ежевики. Ею можно утолить голод. Нашел крутую тропинку. Хватаясь за оголенные вешней водой корни вербы, преодолел песчанистый обрыв. Только шагнул под вербу — вдруг резкий окрик:
        — Стойте!
        Я в ужасе отпрянул: прямо перед моим лицом, широко раскрыв красные пасти, стояли на хвостах змеи. Я замахнулся удилищем, чтобы ударом сбросить их с тропинки.
        — Дяденька, не бойтесь, мы их повесили!  — раздался тут с дерева детский голос, и две стриженые головы высунулись из листвы.
        Фу ты, что за наваждение! Я опустил удилище и, утирая холодный пот с лица, присмотрелся. Действительно, змей не стояли на хвостах, как мне показалось в первое мгновение, а висели под вербой на суровых нитках.
        У меня еще часто колотилось сердце, но я не показал виду, что напуган, и сказал как можно грознее:
        — Вздумали шутки шутить! Уши оборву!..  — а потом более миролюбиво спросил: — За что вы их так?
        — Они маленьких камышанок поели,  — затараторили ребята.  — Птенец еще голый, а змея его в рот схватит и лежит, втягивает, дуется. У-у, гадина!  — младший дернул за хвост одну змею. Змея зашипела.  — Вот проклятущая!  — округлил он глаза и махнул рукой: дескать, пусть висит.
        Ребятам было лет по десять-одиннадцать. Ну и рожицы! Одна к одной. Головы стриженые, круглые, лица конопатые; курносые носы пооблезли, стали розовыми; брови у «заклинателей змей» желтые; глаза бледно-голубые, узенькие в щелочку, очень хитрые; уши лопоухие — в любой момент готовы слушать. На мальчуганах одни лишь трусики из плотной ткани. Загорелые тела исписаны белыми черточками. Губы и зубы фиолетовые, будто в чернилах. Видно, ежевику ели.
        — Вы братья?  — спросил я: уж очень они были похожи друг на друга. Только и разницы, что один чуть меньше и без передних зубов.
        — Да, братаны мы,  — самодовольно ответил тот, у которого не было передних зубов.  — Я — Шурка, а он — Семен.
        — Откуда вы?
        — С хутора Желтого.
        — Почему и хутор Желтый, и ерик Желтый?
        — Хутор Желтый потому, что он недалеко от ерика Желтого, а ерик Желтый потому, что на его берегу глину желтую берут.
        Шурка выговорил все это очень быстро. Он, наверное, думал: если быстро произносить слово «желтый», то никто не заметит, что вместо «желтый» у него получается «золтый». Что касается меня, то я не обратил никакого внимания на такой пустяк и даже не улыбнулся, хотя было смешно. Шурке понравилась моя деликатность. Он доверчиво стал выспрашивать, кто я такой, откуда, что у меня в чехле, а что в брезентовой сумке и есть ли у меня складной ножик. Я ответил на все его вопросы и, подмигнув Семену, который в улыбке ощерил фиолетовые зубы, спросил:
        — Что вы делаете здесь? Браконьерничаете?
        — Нет, мы мяту собираем в аптеку. Вон в мешках лежит.  — Шурка показал под куст.
        — Ага, ясно,  — сказал я и, чувствуя головокружительный голод, спросил: — Котелка нет у вас, ребята? Уху бы сварили.
        — Нету,  — вздохнул Шурка, но тут же нашелся: — А мы спечем рыбу на зару (то есть на жару). Вкусная зарёнка выйдет. (Надо полагать, он хотел сказать «жарёнка»).
        — Не знаю, выйдет ли что-нибудь вообще,  — сказал я, потому что не имел никакого представления о том, как пекут рыбу на жару. Но ребята, видимо, это делали не один раз.
        — Вкусно выйдет. Это точно,  — солидно подтвердил Семен.
        — Ну, раз так — согласен,  — сказал я и сбросил сумку.
        Мы с Шуркой разожгли костер в ямке, а Семен распотрошил рыбу и завернул ее в листья лопуха.
        Ребята деловито возились у костра, подбрасывали в огонь сучья потолще, чтоб нагорело побольше углей. Когда костер перегорел, Семен разгреб жар, положил на него рыбу и прикрыл ее толстым слоем раскаленных углей.
        Шурка, раскрасневшийся, оттопырив большие пальцы рук, сказал:
        — Во-о будет зарёнка! За уши не оттянешь.
        — Посмотрим,  — по-прежнему не поверил я.
        Семен воткнул палочку в песок, прикинул что-то в уме и неторопливо проговорил:
        — Как дойдет тень от вербы до этой метки, так и готова рыба.
        «Ишь ты,  — подумал я.  — Робинзон!»
        Мы искупались в Желтом ерике и легли загорать. Ребята лежали на белом горячем песке, коричневые, большеголовые, точно копченые бычки. Они мне нравились час от часу всё больше. Шурка, чувствовалось, был пошустрее, посмелее глубокомысленного, неторопливого в речи Семена.
        Прошло, наверное, более получаса. Семен вскочил, посмотрел на метку. Тень от вербы лежала у нее.
        — Готово!  — объявил он.
        Мы расстелили немного мяты на песке и положили на нее истекающую горячим жиром рыбу. Верно говорили ребята: «жарёнка» вышла на славу. Рыба изжарилась в собственном соку, зарумянилась, от нее шел ароматный запах. Правда, была несоленой. Но вряд ли кто из нас заметил это.
        Приятно было после обеда вытянуться в тени огромных деревьев, подложив под голову вместо подушки охапку лесной пахучей мяты. Только теперь я почувствовал, как сильно устал. Но эта усталость, право же, показалась мне приятной. Я блаженно смотрел из-под руки в ослепительно синее небо.

        Ворона-пират

        Над рекой в теплых воздушных струях круг за кругом плавает коршун.
        — Это Уля летает,  — говорит Шурка, заметив, что я слежу за коршуном.
        Коршун — их старый знакомый. Он живет недалеко от хутора. Ребят прозвали его Улей. Отдыхая на старом дереве у реки, коршун закрывает один глаз и сонно поет: «Уля-уля-уля…»
        Уля — рыбак. Он кормит своих птенцов рыбой. Шурка и Семен часто видели, как Уля рыбачит.
        Вот и сейчас Уля камнем полетел в реку. Вода все ближе, ближе… В последнее мгновение он, расправив сильные крылья, повис над самой водой, сунул в нее ноги и круто взмыл вверх. В его цепких когтях серебрилась рыбка.
        — Селедку поймал. Это точно,  — сказал Семен.
        — Эх ты, как здорово!  — воскликнул темпераментный Шурка.  — Вот бы мне так рыбачить… Эх ты!..
        Но едва Уля успел подняться над лесом, как к нему из-за деревьев метнулся какой-то растрепанный комок. Ворона! Никогда мне не приходилось видеть, чтобы какая-то ворона так нагло нападала на коршуна.
        — Тю-тю! А-га-га!  — закричали ребята, чтобы спугнуть черного пирата.
        Куда там! Ворона, как говорится, и усом не повела.
        Уля явно растерялся. Он бросился в сторону, к лесу, ворона — за ним, Уля ввысь, ворона — под него. Не успели мы очнуться от неожиданности, как селедка была в клюве вороны.
        — Отняла!
        Уля оторопело задрыгал ногами, затормозил распущенным хвостом и, сильно ударив крыльями по воздуху, погнался за воровкой. Но она нырнула в лес, замелькала между деревьями: вниз-вверх, влево-вправо, попробуй — догони ее! Коршуну непривычно метаться воровски среди ветвей. Он взмыл в небо и снова круг за кругом стал парить над рекой.
        — Эх, растяпа!  — с досадой сказал Шурка.
        И снова тихо шелестел лес. Снова нас овевали прохладные воздушные струи. Я следил, следил за Улей, кружившимся над рекой, и незаметно уснул.

        Красная рыба

        Проснулся я от жары. Тень подобралась, солнце нависло прямо над головой. Я осмотрелся и не увидел ни ребят, ни спиннинга, ни сумки. Но мешки с мятой лежали рядом. «Ага,  — подумал я,  — ребята где-то испытывают мой спиннинг».
        Не поднимаясь с земли, я, словно крокодил, сполз по крутой тропинке вниз и опустился в воду. Течением понесло меня к огромному дереву. Я взобрался на него и увидел ребят.
        И что это была за картина! Потеха! Семен стоял по пояс в воде и, покраснев от натуги, тянул леску, которая, как видно, крепко зацепилась за что-то на дне ерика. Натянутая леска звенела. А Шурка, пыхтя, как рассерженный еж, распутывал длинную «бороду», образовавшуюся на катушке из ослабленных витков лески.
        «Эх, пропала моя последняя блесна!» — подумал я, но тут же рассмеялся: очень уж смешны были ребята.
        Они оглянулись, замерли, видимо, раздумывали, бежать или оставаться на месте — нашкодили ведь.
        Я сказал, поняв их настроение:
        — Не беспокойтесь: распутаем леску в два счета.
        — Намучился,  — сказал Шурка, хихикнув на всякий случай, и передал мне спиннинг.
        Я снял катушку с удилища и, ослабив на леске узлы и петли, распутал «бороду». Это была, по крайней мере, двадцатая «борода» за сегодняшнюю рыбалку. А что делать с блесной? Оборвать? Последнюю? Пять блесен и так я уже пожертвовал всяким речным чудищам…
        — Давайте я поплыву и подергаю леску там, где зацепилась блесна,  — предложил Шурка.
        Это была толковая мысль.
        — Валяй, Шура.
        Он поплыл, сильно, по-лягушечьи, дрыгая ногами. Леску он пропускал в руке. Заплыв на середину ерика, Шура крикнул:
        — Дергаю!  — И вдруг нырнул, задрав ноги, захлебнулся, закашлялся и повернул обратно.  — Эх,  — сказал он, выбираясь на сушу,  — не пошла. Шла, шла, а потом меня ка-ак дерганет! Я под воду — бульк!  — даже перепугался.
        — Ты это серьезно?  — спросил я, зная о склонности мальчишек, вроде Шурки, приврать.  — Дергануло тебя за ногу или за руку?
        Семка иронически хмыкнул, скосив на «братана» узкие глаза.
        Шурка понял нас.
        — Дергануло,  — сказал он убежденно.  — Сильно даже. И не за ногу, и не за руку, а за леску. Я же ее намотал на руку, а оно ка-ак дерг…
        Шурка обидчиво поморгал и оборвал себя на полуслове.
        — Не верите? Вот честное пионерское!
        — Верим. Не сердись,  — сказал я, соображая, в чем тут дело. Леска не идет ни на метр — значит, зацеп жесткий. Почему же тогда Шурку дергало? Может быть, рыба, попав на блесну, закрутила леску за какую-нибудь корягу? Непонятно. Эту загадку стоило разгадать.
        Шурка полез в воду.
        — Ты за чем?  — спросил я.
        — Сейчас, сейчас,  — он таинственно помахал рукой, всматриваясь в чистую воду ерика. И вдруг нырнул, показав нам пятки в трещинах.
        Семен, который спокойно стоял рядом со мной, вдруг завопил:
        — Крючки! Браконьерские крючки! Блесна зацепилась за перемет!
        Фыркая и отплевываясь, Шурка показал нам кол, который он вынул со дна. К колу был привязан какой-то шнур.
        — Видите? Браконьерский перемет! Семка, держи, я поплыву на ту сторону, выну второй кол.
        Шурка поплыл, а мы с Семеном схватились за шнур.
        — Слышите?  — сказал Семен.  — Дергает. Красная рыба. Это точно.
        — Откуда ты знаешь, что красная?
        — Браконьер знает, где ставить крючки,  — авторитетно сказал Семен.  — И хитро ж поставил! Колья под водой забил, чтоб никто не заметил.
        На той стороне ерика нырял Шурка. Наконец он махнул рукой:
        — Тяните!
        Потянули. Шнур резко заходил под водой. Значит, перемет не был пустым. Вот из глубины показалась диковинная рыба с рыльцем и костяными наростами на спине. Севрюжка! Она была мертва. Зацепившись боком за крючок, севрюжка изошла кровью и захолонула в придонной родниковой воде.
        Мы ахнули, когда вместе с подоспевшим Шуркой вытащили перемет на берег. Густо навешенные на шнуре остро отточенные крючки блестели, как серебряные. На многих трепыхались нанизавшиеся за что попало — за бока, животы, спины — еще молодые, килограмма по три-четыре, севрюги, осетры. Их было двенадцать штук. Попался и большой, килограммов на пятнадцать, осетр. Он искромсал себе полспины, но так и не освободился от страшного, с заусеницами, браконьерского крючка.
        Еще бы расти да расти этим севрюжкам и осетрам, но они нашли свой конец на перемете речного бандита. А сколько рыб, попав на крючки, сорвалось! Они все равно погибнут от потери крови и речных паразитов, которые заберутся в их раны.
        — Что делать с этой рыбой?  — спросил я.
        — В лагерь отнесем,  — предложил Шурка.  — Тут недалеко, километра три. Пусть городские попробуют красной рыбки.
        — А осетра давай домой оттащим,  — предложил Семен.  — Дедушка балычок сделает. Ох, и вкусный же балычок из осетра!
        — Эх ты, балычок…  — сердито оборвал Шурка брата.  — Тебе бы только брюхо набить. А совести у тебя, как у того браконьера,  — ни грамма. Она твоя, эта рыба, да?
        Удивительное дело: Семен выслушал выговор младшего брата виновато, с почтительным вниманием.
        — Да я так, Шур…  — сказал он заискивающе.  — Я нарочно.
        — Знаю тебя,  — оборвал Шурка.  — Давай рыбу снимать с крючков!
        Не скажу, чтоб это была легкая работа. Рыбы извивались, били хвостами. Попадало и по лицу. Мы исцарапали руки об их костяные шипы.
        Наконец рыба собрана в мешки, мята уложена под вербой, спиннинг, сумка и перемет спрятаны в кустах. По забытым тропинкам, через балки и ручьи пришли мы к пионерскому лагерю. Там в это время был «мертвый час». Никого не встретив во дворе, мы зашли прямо на кухню. Нас остановил худой, высокий, с огромным носом дядя в белом колпаке и халате.
        — Вам чего?  — спросил он неприветливо.  — Вы, я думаю, не туда попали.
        — Как раз туда,  — недовольно сказал Шурка.  — Принимайте рыбу.
        Мы сбросили мешки с плеч.
        Повар высыпал рыбу на пол.
        — Чудо-рыбка!  — вкусно причмокнул он, а потом спросил недоверчиво: — Это нам?
        — Вам, вам,  — успокоил Шурка.  — Ну, будьте здоровы!
        Мы повернулись и пошли.
        — Товарищи граждане!  — крикнул повар, выскакивая вслед за нами.  — Одну минуточку! Прошу квитанцию.
        Шурка ошеломленно уставился на него.
        — Какую такую квитанцию?
        — Ту самую, где «принято-сдано». Отметить требуется.
        Шурка беспомощно посмотрел на меня, развел руками. Я молчал: мне было интересно, как ребята выпутаются из этого положения.
        — Такой квитанции нет.
        — Рыбу не принимаю,  — отчеканил повар.  — Никаких махинаций не потерплю. Я честный человек.  — Он загородил нам дорогу.  — Или давайте квитанцию, или забирайте обратно рыбу!
        — На эту рыбу квитанции нету,  — солидно изрек Семен.  — Это подарок детям от браконьера.
        — От бра-конь-ера-а?!
        В это время из соседнего домика вышла молодая полная женщина, по-видимому, заведующая лагерем.
        — В чем дело? Что за шум? Почему дети не спят?  — спросила она строго.
        — Давай, Шурка,  — вмешался я,  — рассказывай о рыбе с самого начала.
        Шурка рассказал все, как было. Заведующая выслушала внимательно, улыбнулась каждому из нас и крикнула в соседний домик:
        — Ниночка, принеси три шоколадки «В цирке».
        Ниночка, полная, очень похожая на заведующую девочка с пионерским галстуком, принесла шоколадки. Заведующая дала Шурке, Семену и мне протянула. Я сначала отказывался, но меня толкнул под бок Шурка и прошептал:
        — Берите, не стесняйтесь, потом нам отдадите.
        Все услышали и рассмеялись. Шоколадку я взял и тут же отдал Шурке.
        А повару заведующая сказала:
        — Андрей Лукьянович, вы взвесьте рыбу и отметьте в приходной книге: «получено столько-то красной рыбы от браконьера через представителей Шуру и Сему».
        Повар тотчас успокоился.
        — Ребятки, золотые, приходите вечером, я вас роскошным блюдом из красной рыбки угощу,  — зачастил он.  — Только космонавты кушают такое.
        — Видал?  — ехидно сказал Шурка.  — Угостите, а потом скажете: «Товарищи граждане, прошу квитанцию». Не придем.
        Все засмеялись. Особенно весело смеялся сам Шурка.

        Встреча в старом лесу

        Мы вернулись на берег ерика за мятой и моими рыболовецкими принадлежностями. Семен укладывал мяту в мешки, а Шурка подошел ко мне.
        — В чем дело, Шурка?  — спросил я.
        — Мы с Семкой решили поймать браконьера,  — сказал он.
        — Вот как! Смело. Но каким образом?
        — Поставим перемет на место, а ночью сделаем засаду. Он придет за добычей, а мы его тут и накроем.
        — Ты ему крикнешь: «Дядя, руки вверх!», а он задрожит и заплачет, так, что ли?
        — Да нет, мы дядю Васю, дружинника, попросим. И вы с нами пойдете, ладно?
        — Но я должен вернуться к ночи в станицу,  — ответил я.  — Если не вернусь, друзья переполошатся.
        Но тут вмешался Семен:
        — Дядя Вася отвезет вас.
        Деваться было некуда. Я согласился участвовать в операции «Б-1», что значит: «Поимка браконьера номер первый». А вдруг нам действительно удастся поймать речного бандита?
        Мы поставили перемет на то самое место, где он стоял, и пошли в хутор Желтый ближайшим путем, через лес.
        Лес за Желтым ериком стар и сумрачен. Тихо в нем, прохладно. Приятно пахнет разогретой на солнце дубовой корой. Еле приметная тропинка, ныряющая то в балку, заросшую густым орешником, то под ветки дубов, оплетенных диким хмелем, уводит нас в чащу. Вершины деревьев, освещенные ярким солнцем, полыхают желто-зеленым огнем, а внизу, под нашими ногами, на кустах бересклета и папоротника играют золотые блики. Мы идем, словно по дну неведомого океана. Все кажется зеленым в этом лесу, даже воздух. Шурка и Семен мелькают впереди меня зелеными лесными тенями.
        Но вот ребята замерли, вытянув шеи: по тропке навстречу нам шел какой-то человек. Мы притаились, украдкой выглядывая из-под веток.
        — Смотрите,  — шепнул Шурка,  — Буркун. Как бы не он перемет поставил…
        Рослый небритый дядя лет сорока прошел мимо, не заметив нас. На нем была гимнастерка и брюки-галифе защитного цвета, стоптанные черевики.
        Лицо у Буркуна длинное, нос — большой. Плечи широкие, костистые. Ходит Буркун неслышно, как лесной зверь. С таким не очень приятно встретиться в лесу.

        Браконьер стреляет пулями

        Яркие голубые и зеленые звезды усеяли Желтый ерик. Звезды качаются и мигают почти беспрерывно, потому что теплой ночью рыба играет.
        Шурка вздыхает у моего уха:
        — Ох, даже в голове закружилось, звезды мельтешат.
        За ним сидит дядя Вася, дружинник, с ружьем в руках. От него пахнет бензином, полынком, теплой сырой землей, вывернутой плугом. Дядя Вася — тракторист. Он сюда приехал прямо с поля. Когда мы рассказали ему о своем замысле, он тотчас согласился принять участие в операции «Б-1».
        Дяде Васе лет тридцать пять. Он худощав, но руки у него очень сильные, цепкие. Я почувствовал это, когда здоровался с ним.
        Дядя Вася, похлопывая по ложе ружья, негромко басит:
        — Будьте настороже, ребята, не суйтесь поперед батьки в пекло. Ясно?
        Мы сидим на берегу, за кустами, недалеко от упавшего в воду дерева. Наша лодка спрятана за ним. Под деревьями темно, мы едва различаем лица друг друга, но на реке светлее — от звезд. Мы напряженно смотрим туда, где ерик заворачивает: оттуда должен появиться браконьер.
        Но его все нет. Уже третий час мы в засаде.
        Семен вздохнул:
        — Он, наверное, проверяет другие переметы.
        — Возможно,  — согласился дядя Вася и снова стал толковать, как мы должны вести себя во время схватки.  — Значит, ты, Шурка, и ты, Семен, сидите здесь. Мы с вами,  — говорит он мне,  — садимся в лодку и, как только он повернет к берегу, чтобы вынуть кол, выгребаем из-за дерева…
        — Грёбет, гребет!  — прошептал Семен.
        Лодка, крадучись вдоль крутого берега, шла в нашу сторону.
        Шурка уцепился за руку дяди Васи, шепнул взволнованно:
        — И я с вами.
        — Сиди,  — отрезал дядя Вася.  — Смотри за ним, поможешь в случае чего.
        Мы с дядей Васей спустились к своей лодке. Он положил ружья рядом с собой, взялся за весла. Я сел на корме.
        Прислушались. Всплески весел раздались совсем рядом, за поваленным деревом. Глухо стукнуло — это браконьер сложил весла. Хрустнул мокрый песок — лодка ткнулась в берег. Вот негромко заплескалась вода — это он шарит по дну в поисках перемета. Дядя Вася короткими сильными рывками весел вывел лодку из-за дерева и схватился за ружье.
        — Ни с места! Руки вверх!
        Темная высокая фигура в мгновение ока оттолкнула лодку от берега, вскочила в нее и яростным хриплым голосом ответила:
        — Кто там шебаршит?! Инспекторы? Только суньтесь — получите в лоб!
        Наша лодка по инерции двигалась к нему.
        — Табаньте, гады, или стреляю!  — бешено крикнул браконьер.
        — Пригнитесь!  — быстро сказал дядя Вася и вскинул ружье.
        В тот же миг из лодки раздался выстрел, полыхнуло желто-красным пламенем. И вдруг случилось необъяснимое: легкая кайка браконьера резко качнулась, и снова прицелившийся в нас бандит плюхнулся в воду.
        — Держите его!  — отчаянно закричал Шурка.
        Браконьер выбрался на берег и бросился к крутой тропинке у вербы. Но из-за дерева ему под ноги упал Семен, и оба они покатились кубарем с обрыва прямо к нашим ногам.
        Мы навалились на бандита. Он не сдавался. Успел больно ударить меня ногой в живот и расцарапать лицо до крови.
        — Сема, веревку!  — крикнул дядя Вася и крепко стукнул браконьера ребром ладони по затылку. Тот сразу успокоился.
        Все шумно и тяжело дышали, будто пробежали километров десять без роздыху. Только сейчас мы смогли рассмотреть пойманного. Это был Буркун.
        — Здоровый паразит!  — сказал дядя Вася.  — Отъелся.
        Шура поймал лодку Буркуна. В ней билась тяжелая рыба, осетровая. Сколько же переметов ставил в ерике этот бандит!
        Дядя Вася посветил, и мы увидели в борту нашей лодки большую дыру, пробитую ружейной пулей Буркуна.
        Дружинник покачал головой:
        — Чуть-чуть влево — и поминай как звали.  — Он ощупал плечо. На рукаве темной сорочки его глянцевито блестела кровь.  — Во второй раз не промахнулся бы, если бы не упал в воду.
        Дядя Вася направил луч фонарика на мокрого Шурку. Тот, ощерив в улыбке редкие зубы, помигивал узенькими глазками.
        — Ты качнул кайку?
        Шурка кивнул.
        — Как же ты оказался в воде?
        — Когда вы крикнули ему: «Ни с места», я пополз к воде. Потом нырнул за кайку. Когда он хотел еще стрелять, я и качнул.
        Дружинник обнял ребят, сказал душевно:
        — Отчаянные пацаны!
        Связанного браконьера мы положили в лодку и поплыли. Я неторопливо помахивал веслами и думал о моих знакомых с хутора Желтого. Славные мальчишки! Если бы не они, не схватить нам Буркуна. И домой, может, не все вернулись бы. У Буркуна не дрожала рука, когда он стрелял в нас.
        Ночь все темнела. Снова стало тихо на сонных берегах Желтого ерика. Дремал старый лес. И ничто здесь не говорило о недавней схватке с речным бандитом.

        Ласка

        На просторном выгоне растут сочные сизые будяки. Трава между ними давно уже сгорела под белым солнцем, но они буйно цветут и не гнутся на горячем ветру. А ниже, за плотиной широкого пруда, вдоль которого вытянулся выбеленный хутор, поднимаются, словно голубая роща, высокие заросли болиголова.
        В июне, когда распускаются мелкие белые цветы болиголова, ветер приносит в крайнюю хату, где живет бабушка Явдоха, медовый аромат. Но только отцветут они — душно становится на выгоне. Голые пустые стебли болиголова, из которых мальчишки делают насосы, покрываются бурыми пятнами и начинают источать дурманящий мышиный запах.
        На выгоне, среди будяков, и по обочинам дороги, уходящей за высокий курган, с утра до полудня голубеют цветы цикория. Каждый год весной и к концу лета бабушка Явдоха выкапывает длинные мясистые корни цикория. Она режет их на мелкие кусочки, поджаривает на сковородке и толчет в звонкой медной ступке. Потом варит вкусный кофе. Он пахнет румяной хлебной коркой. Бабушка Явдоха пьет его каждый день — лечится.
        На этот раз бабушка Явдоха выкапывает корни цикория не одна. Ей помогает внук Ваня. Он приехал с матерью. Та погостила денек и вернулась в город, а Ваня остался у бабушки на весь месяц.
        И вот сидит Ваня среди будяков в одних трусиках, тоненький, беленький, и раскладывает корни: большой — к большому, маленький — к маленькому.
        — Сегодня мы с тобой хорошо поработали,  — довольно говорит бабушка Явдоха.  — Еще выкопаем немного и пойдем обедать.
        Солнце сильно припекает. Рыжая, в глубоких трещинах, земля пышет жаром, как перегретая печка. Кукуруза в бабушкином огороде свернула листья дудками, утомленно опустила их.
        Разложив корни по кучкам, Ваня следит за бабушкой глазами, синими, как цветы цикория. Такие глаза у его отца, Антона Павловича, бабушкиного сына.
        Задумчиво кивая, бабушка перебирает корни, осторожно очищает с них землю. Голова ее укутана дымчатым пуховым платком. Большая темная родинка на верхней губе окружена капельками пота.
        — Тебе жарко, бабушка?  — ласково спрашивает Ваня.
        — Жарко, деточка.
        — Ну сними платок.
        — Нельзя, Антонович, голова болит.
        «Это от болиголова у нее»,  — думает Ваня.
        — И вчера болела?  — интересуется он.
        — И вчера, и позавчера. И зимой, и летом.
        — Почему, бабушка?  — Ваня не может этого понять. Когда однажды у него заболела голова, он выпил лекарство и в тот же день выздоровел.
        — Застудила я ее, Ванятко. Давно уже. Еще в войну.
        — А кофе из цикория помогает тебе?
        — Помогает, а как же. Немножко помогает.
        Ване хочется обнять бабушку, потрогать большую родинку на ее губе, но он удерживает себя от этого и говорит решительно:
        — Я скажу папе, чтобы он отвез тебя в санаторий. Ладно, бабушка? Там тебя вылечат.
        — Э-э, Антонович,  — ответила бабушка,  — старой лечиться — зря деньги тратить. Спасибо тебе, внучек, за ласку, да не годится мне в санаторий… Не будет проку.
        Обняла бабушка Явдоха внука, поцеловала, подтолкнула в сторону пруда.
        — Иди погуляй, я сама управлюсь.
        Ваня вскочил и побежал по дорожке вниз, к пруду. Около старой вербы он остановился, нахмурился. Опять эта лошадь! Она медленно бредет среди колючих будяков, ищет корм. Уже целую неделю на Ваниных глазах она пасется здесь и ночует, и все ест и ест, а никак не может насытиться. Очень некрасивая лошадь и такая худая, что можно пересчитать все ребра. Цвет ее шерсти трудно определить. Она у нее разная: черная, белая и коричневая. А ходит странно — словно хромает на все ноги.
        Лошадь подошла к леваде. На меже росла сочная трава. Ваня отломил хворостину от вербы.
        — Но! Пошла вон! Но!  — громко закричал он.
        Ване хотелось, чтобы бабушка Явдоха услышала и похвалила его. Ведь лошадь могла забрести в кукурузу или в грядки помидоров. Ваня стегнул ее хворостиной. Она понуро повернулась и, прихрамывая, медленно пошла прочь.
        — Шагай, шагай!  — кричит Ваня и гонит ее подальше, в колючие кусты чертополоха.
        Но лошадь вдруг остановилась. Ваня крепко бьет ее свистящей хворостиной. Следы ударов остаются на худых пыльных боках.
        Лошадь неожиданно поворачивает голову и долго смотрит на Ваню. Он бьет, а она смотрит. Ему показалось, будто из ее огромных темно-синих глаз выкатились крупные слезы, скользнули по морде и упали на горячую бурую землю.
        Ваня замер. Хворостина выпала из руки. Он попятился, не в силах оторвать взгляда от лошадиных глаз.
        — Бабушка!  — закричал Ваня и побежал, не разбирая дороги.
        — Ты чего, Ванятко?  — спросила бабка Явдоха встревоженно.  — Задки ударила лошадь?
        — Нет, бабушка. Я бил ее, а она молчала и… плакала,  — ответил Ваня. Голос его дрожал.
        Бабушка поднялась, разогнулась тяжело, полная и головастая, посмотрела, прищурившись, на лошадь и, вздохнув, проговорила:
        — Старая она, больная…
        — Она все ест и ест и никак не наестся…
        Бабушка покачала головой, задумчиво сказала:
        — Сытая лошадь меньше ест, Ванятко, а эта всегда голодная. Никто не смотрет за ней. Пустили ее на все четыре стороны, вот она и ходит — сама кормится. А какая на выгоне трава — выгорела вся. Одни будяки растут… А ведь она добрым конем была, Ванятко. Под седлом ходила. Казака в войну убило на ней снарядом около нашего хутора, а ее ранило. Вылечил Павло Гаврилович, ветеринар наш. С тяглом трудно было у нас после войны. Здорово тогда помогла нам эта лошадь. Пахала и сеяла… Постарела — клячей стала, воду возила. Теперь вот на выгоне блукает. Отработала свое… Лаской ее зовут. Покличь ее, она придет.
        Ване стало очень грустно.
        — Бабушка, я хлеба принесу ей, ладно? Потом позову,  — сказал он.
        Шершавой рукой бабушка пригладила растрепанные волосы Вани и кивнула:
        — Принеси, деточка, принеси.
        Ваня юркнул в кукурузу и скоро, запыхавшись, вернулся с большим куском белого хлеба. Лошадь все еще стояла среди будяков.
        — Гукни, она явится сюда,  — сказала бабушка.
        — Ласка, Ласка!  — закричал Ваня.  — Иди, я хлеба принес. Ласка, Ласка!
        Забыв обиду на мальчика, лошадь вскинула голову и пошла напрямик через колючие кусты.
        — Соскучилась, горемычная, по ласковому слову, идет, не выбирая дороги,  — сказала бабушка Явдоха.  — Ласковое слово иной раз лучше мягкого пирога.
        Лошадь подошла и дружелюбно замотала головой. Ваня увидел свое отражение в огромных умных глазах, и ему стало стыдно. Он погладил ее вздрагивающие теплые ноздри и сказал:
        — Я не буду бить тебя. Ты не сердишься?
        Затем протянул хлеб. Лошадь шумно дохнула на Ванины пальцы, охватила подвижными губами ломоть и стала есть.
        — Понимает животное, все понимает,  — сказала бабушка.  — Недаром ее прозвали Лаской… В сорок пятом везли мы с ней семенное зерно из станицы. Дождь пошел, завечерело как раз. Заехала я в балку, а оттуда никак не выберусь. Грязь, вода забурлила. До хутора далеко, подводу нельзя оставить, но и в балке страшно: волки могут накинуться. Ласка рвет-рвет, а никак не сдвинет с места. Я подпираю плечом ходок, кричу: «Ласочка, родная, потихоньку, потихоньку трогай». Она послушалась: понатужилась-понатужилась да и вытащила ходок из балки.
        Лошадь, жуя хлеб, мотала головой, точно подтверждала: «Да, это так, а не иначе. Трудно мне было тогда. Но мы, лошади, свое дело хорошо знаем, нас только жалей и корми досыта».
        Думала так лошадь или не думала — трудно сказать, но Ваня вообразил именно такой разговор. Он по-новому посмотрел на Ласку. Она повеселела и бодро помахивала хвостом, отгоняя назойливых мух и слепней.
        Бабушка позвала тихо:
        — Ласка, Ласочка…
        Лошадь перестала жевать, подошла к бабушке и положила голову ей на плечо.
        — Не забыла ведь, касатка,  — тихо сказала бабушка и похлопала Ласку по шее.
        Ваня смотрел то на бабушку, то на Ласку, потом сказал:
        — Бабушка, я буду кормить и поить ее. А сено буду резаком косить. Ладно?
        Бабушка Явдоха согласно кивнула. Ваня позвал лошадь:
        — Ласка, Ласка, пойдем, я тебе воды дам из колодца.
        Он пошел, оглядываясь, через выгон к дому. А Ласка шла за ним, не отставая ни на шаг.
        Спал Ваня в ту ночь неспокойно. Снились ему огромные грустные лошадиные глаза.

        Джигит

        На сухих косогорах у пруда ничего не росло, кроме полыни и молочая. Всю траву съели коровы и лошади. Остатки ее побурели под жарким июльским солнцем. Колхозное стадо ушло в сторону высокого сторожевого кургана, на дальние выпасы. За стадом в мареве уплыл вагончик животноводов. Вслед ускакал табун лошадей.
        Тихо стало в хуторе. В хатах, прикрытых густыми садами, остались старики да дети.
        Грустный и обиженный сидел Витька на крыше коровника. Не взял его подпаском заведующий фермой Андрей Тарасович. Сказал, чтоб подрос немного. Сказал еще, что пасти коров — дело серьезное. Не всякому можно доверить.
        Скучная жизнь началась у Витьки. Ни подразнить глупого бугая красной тряпкой, ни поскакать на лошади без седла — охлюпкой…
        Он сидел на крыше до тех пор, пока стадо не растаяло в широком дрожащем озере на горизонте.
        Не мог Витька спокойно видеть эти миражные озера.
        Однажды, когда он был поменьше и около хутора еще не было пруда, с ним случилась одна история. В знойный день, увидев далеко за зеленым пшеничным полем озеро, Витька пошел искупаться. Он думал по наивности, что это озеро образовалось после дождя. Долго шел, устал, ноги сбил, изнемог от жажды. А озеро вдруг заколыхалось и исчезло бесследно…
        …Витька еще раз хмуро оглядел степь и двор фермы и спустился вниз. Ничего не хотелось делать. Он было направился к пруду, но, услышав лошадиное ржание, пошел в сарайчик, где находились жеребец и несколько больных коров. За ними ухаживал конюх Матвей Петрович. Прихрамывая на протезе, он носил охапками свежее сено от арбы в кормушки. Витька тоже захватил сколько мог сена и понес в сарай. Привялая трава, недавно скошенная в балке, пахла свежим арбузом и дождем.
        — Ну, как жизнь-то?  — спросил конюх, тяжело усаживаясь на сено.
        Витька промолчал, лег навзничь. Прохладные сочные стебли пырея приятно освежали накалившееся на солнце тело. Коровы с хрустом во весь рот жевали сено и беспокойно хлестали себя хвостами. Где-то в сарае звонко зудела оса.
        — Как жизнь?  — повторил Матвей Петрович, неторопливо разминая папиросу пальцами, и с улыбкой покосился на Витьку.
        — Нет у меня никакой жизни! Просился подпаском — не взяли: «Подрасти, подрасти…» Некуда уже расти!
        Нравился конюху Витька. Был он коренастый. Голова в белых полосках шрамов. Волосы черные, жесткие, словно у одежной щетки. Глаза темные, живые. Загорел до черноты, как арабчонок.
        — Зря обидел тебя Андрей Тарасович, зря,  — сказал Матвей Петрович,  — Парень ты взрослый. Двенадцать уже есть?
        — Есть,  — подтвердил Витька и повернулся к конюху.  — Ладно, я буду помогать вам? А то мне хоть пропадай… За Грозовым буду ухаживать, ладно?
        Матвей Петрович закурил, пыхнул дымом и сказал серьезно:
        — Это тебе не лошонок, а племенной жеребец. Не подпустит он тебя. С ним шутки плохи: ударит задки, а то и укусит.
        Витька хмыкнул, поднялся и подошел к перегородке.
        — Кось-кось!  — позвал он жеребца.
        Грозовой повернул голову, тряхнул гривой и, перестав жевать, с интересом оглядел Витьку.
        — Не подходи близко!  — крикнул конюх.  — Угрызет.
        — Не угрызет, не собака,  — насмешливо ответил Витька.
        Порывшись в карманах, достал сахар и быстро сунул руку за перегородку. Дончак потянулся к руке и осторожно взял сахар. Затем обдал Витьку теплым дыханием и довольно замотал головой. Витька погладил его по морде.
        — Вот сатанячий хлопец!  — удивленно сказал конюх.
        Поняв это как похвалу, Витька нырнул за перегородку.
        — Витька, чтоб ты луснул!  — испуганно вскрикнул Матвей Петрович.  — Убьет… Сейчас же уберись оттуда!
        Витька похлопывал Грозового по шее и груди и не думал убираться.
        — Не бойтесь, дядя Матвей,  — сказал он,  — Грозовой меня давно знает. Как вы на обед, а я к нему.
        Матвей Петрович даже покраснел от возмущения, но остерегся кричать. А что, если дончак переполошится и затопчет мальца копытами?!
        — Витек, хе-хе-хе, вылазь, джигит, сейчас пойдем ко мне мед есть,  — сказал конюх, решив лаской выманить Витьку.
        — Я не хочу меду, дядя Матвей, я вообще сладкого не люблю,  — равнодушно ответил Витька, поглаживая спину коня.
        Жеребец старался боком придавить его к стенке, но Витька, нырнув под брюхо, мигом очутился на другой стороне. Конь оглянулся, повел правым боком. Витька засмеялся и присел на корточки.
        Конюх с ужасом следил за Витькиными проделками.
        — Витя, сынок, ведь придавит — оладью сделает из тебя,  — сказал он негромко. И вдруг не удержался, крикнул во весь голос: — Вылазь, суконный сын, а то батогом достану! Вымотал нервы, сатанячий хлопец!
        Грозовой вздрогнул и недоуменно посмотрел на конюха. Он, видно, не понимал, из-за чего тот вдруг рассердился.
        Нырнув последний раз под брюхо коня, Витька вылез из стойла.
        — Эх ты!  — сказал Матвей Петрович с укоризной и погрозил кнутом.  — Несообразный какой! Шутить с жеребцом не полагается. Он до поры до времени такой добрый, а западет фантазия в голову — станет, что тигра… Одно слово — жеребец.
        Витька с этим не согласился. Разве первый день он кормил коня сахаром и играл с ним? Но спорить с Матвеем Петровичем не решался. Он и так сильно сердится.
        — Чтоб это был последний раз,  — строго добавил конюх.  — Если еще раз увижу — и на сто шагов до фермы не подпущу. Понял?
        — Понял, а как же.
        — Ну, пойдем обедать, а потом почистим коров.
        — А я коня почищу, ладно?  — спросил Витька и отступил на несколько шагов — на всякий случай.  — Я его чистил одежной щеткой, ему здорово нравится.
        — Настоящий розбышака!  — только и нашелся что сказать Матвей Петрович.
        Витька пообедал быстро. Молоко выпил прямо из кувшина, не вылезая из погреба, а хлеб съел по дороге на ферму: он спешил. Одежная щетка торчала из кармана шорт.
        Войдя в конюшню, он хотел было уже забраться к жеребцу, но, услышав жалобное мычание, остановился. Корова Лыска сгорбилась и, вытянув шею, роняла густую пену на пол.
        Витька испугался. Он подошел ближе к стойлу. Корова рвала веревку, пыталась освободиться.
        — Лыска, Лыска!..
        Витька хотел и боялся приблизиться к ней: а вдруг она взбесилась? Он слышал, что когда собака взбесится, то пускает заразную слюну. А если Лыска подавилась чем-нибудь или съела ядовитую траву?
        В эту минуту раздался натужный скрип протеза и в дверях появился конюх.
        — Дядя Матвей!  — крикнул Витька.  — Лыска душится.
        Матвей Петрович подошел к корове, засучив рукава, погладил брюхо, ощупал горло, затем, сжав левой рукой ее нижнюю челюсть, правую безбоязненно сунул Лыске в рот. Рука вошла в горло по локоть, но ничего там не нашла. Лыска закашлялась и упала.
        — Беда, Витек,  — покачал он головой.  — Андрея Тарасовича надо, а он в степи, километров двенадцать туда.  — Матвей Петрович с сожалением взглянул на жеребца, затем на свои ноги и вышел из сарая.  — Я крикну деда Самсона, он в огороде копается. Может, он понимает.
        Витька даже затанцевал от нетерпения. Вот бы на жеребца да в степь за дядей Андреем! Дед Самсон все равно ничего не понимает в болезнях.
        Мгновение — и Витька уже у перегородки Грозового. Откинул запор, отвязал повод, перекинул его на гриву и, вскочив на ясли, ловко прыгнул на жеребца. Грозовой заржал, чувствуя дорогу.
        И в эту минуту раздалось за сараем:
        — Дед Самсон! А дед Самсон! Сюда идите… Корова, говорю, заболела!..
        Витька припал к шее Грозового и ударил пятками по бокам, как заправский джигит. Дончак оторопело застучал на месте копытами, пригнул голову и пошел в двери, намеренно задевая боком о косяк. Но Витька был готов к этому — задрал ноги. Знал Витька повадки лошадей. Он не раз скакал на крутобоких необъезженных лошаках. Умел падать с них на всем скаку. Не зря у него вся голова в шрамах. Вот только рыси Витька не любил. Без седла в галопе лучше держаться на лошади.
        Тонконогий, с белыми бабками, золотистый дончак затанцевал во дворе фермы, взбрыкнул. Витька дернул поводья. Грозовой поднял голову, понюхал воздух и громко продолжительно заржал.
        Из-за сарая, выбрасывая вперед протез, выбежал Матвей Петрович. Увидев Витьку, охнул и бросился наперерез.
        — Витька, убьешься!  — закричал он.  — Прыгай, разнесет тебя!
        Не очень-то испугался Витька. Он молча изо всей силы хлестнул Грозового рукой по спине. Жеребец вздернул голову, прыгнул через корыто с водой в сторону от конюха и, согнув шею дугой, с места рванул галопом в степь.
        — Витька, пропадешь!  — крикнул вслед Матвей Петрович.
        — Я за Андре-ем Та-ра-а-сови-чем!  — донеслось до него.
        Горячий ветер подхватил из-под копыт пыль, взвихрил и разнес ее по степи.
        — Вот хлопец!  — сказал конюх.  — Убьется ведь.  — И, оглядываясь, пошел в сарай к заболевшей корове.
        За бугром, вдохнув запахи открытой степи, жеребец взыграл. Взбрыкнув от радости, он вытянул голову и еще быстрее помчался пыльной дорогой.
        Ветер упругими горячими волнами хлестал Витьку, свистел в ушах, в глазах сплошными серо-зелеными лентами мелькала пропыленная трава по обочинам дороги.
        В глубокой балке Грозовой сбавил ход и побежал неровной рысью. Витька запрыгал на его широкой спине, пересовываясь с бока на бок.
        — Но-о! Но-о!  — закричал он и, рискуя сорваться, оставил гриву, дернул изо всей силы за повода.  — Вперед!
        Грозовой оскорбленно вздернул голову, шарахнулся в сторону так резко, что Витька еле удержался, и снова перешел на галоп. Табор, постройки которого находились среди высоких развесистых деревьев, был уже не так далеко. Но Грозовой неожиданно свернул с дороги и напрямик через поле поскакал к видневшемуся на далеком горизонте косяку.
        Витька попытался натянуть повода. Но разве мог он своими слабыми руками направить жеребца по нужному пути? Лишь сам притянулся к шее коня. Грозовой озлился. Он остановился и ударил задки. Витьку бросило на землю. Падая, он не выпустил из рук поводья, и это смягчило удар. Ремешок под шеей Грозового лопнул, и уздечка осталась в руках у Витьки. Всхрапнув насмешливо, дончак умчался к косяку, а Витька остался лежать на траве.

* * *

        Еще издали заметила Витьку кухарка, тетка Нюся, и окликнула заведующего фермой:
        — Посмотри-ка, Андрей, у тебя глаза лучше, чей-то хлопец бежит.
        — Так это же Витька!  — узнал заведующий,  — Ох, он у меня и заработает! Куда принесло его!.. Э-э, да он хромает.
        — Дядя Андрей!  — крикнул Витька, вбегая во двор табора под деревья.  — Корова Лыска заболела, пену пускает и горбатится…
        Бросив уздечку на землю, взмокший, исцарапанный, в зелени, он тяжело опустился у бочки с водой.
        Андрей Тарасович спросил грозно и вместе с тем удивленно:
        — На жеребце прискакал?!
        Витька устало кивнул.
        — Смотри, какой отчаюга!  — покачал головой заведующий.  — Сел на жеребца! И как он тебя не убил, просто удивительно!
        — Так я же подружился с ним,  — сказал Витька.
        — Подружился,  — усмехнулся заведующий.
        — Не слушается он повода,  — пожаловался Витька,  — ты его правишь на дорогу, а он в табун бежит… Дядя Андрей, я останусь подпаском, ладно? А то мне без работы хоть пропадай.
        — Ладно, джигит, оставайся,  — ответил Андрей Тарасович и подмигнул.  — Парень ты смелый… Скажешь старшему пастуху, что я разрешил.
        Вскоре он ускакал в хутор с чемоданчиком ветврача, а Витька сидел под деревом, пил воду, улыбался и очарованно смотрел в степь.
        Теперь он был спокоен. Скука кончилась. У него было дело. Ему показалось, что и ушибы перестали болеть. Он поднялся, повесил уздечку Грозового на дерево и сказал солидно тетке Нюсе:
        — Ну, я пошел к стаду.
        — Иди, милок, иди,  — ответила кухарка и дала ему большую, как колесо, горячую пышку, густо намазанную медом.
        1961

        Валентинка

        Во дворе испуганно огрызнулся сонный Тузик — наверно, хвост отдавили ему, в коридоре что-то грохнуло и отчаянно взвыл кот, ружейным выстрелом хлопнула дверь, и на пороге появилась она, Валентинка.
        Бабка Дарья, дремавшая сидя, вздрогнула.
        — Ну что за дите такое! Хай тебе грец!
        — Хай, бабушка, хай мне грец!  — согласилась Валентинка и бросила портфель куда-то в угол.  — Все, больше не учимся! Распустили на каникулы. Я в кружок юннатов записалась и буду за телятами ухаживать…
        Бабка презрительно хмыкнула:
        — Под носом еще не высохло, а туда же!.. За телятами ухаживать. За тобой самой надо еще ухаживать.
        — А вот и буду,  — насупясь, ответила Валентинка.
        — К тетке своей в город поедешь. Она портнихой работает. Присмотрись… Восьмилетку закончишь, она выучит тебя на портниху. Хорошая работа это: сиди дома, в тепле, да шей. И заработок хороший.
        — Пропади он пропадом, тот заработок!  — сказала Валентинка, употребляя бабкины же слова. И убежала во двор, увидев, что бабка берется за веник.
        Недолюбливала Валентинка свою бабку Дарью, потому что та каждое утро будила ее, обрывала жесткой рукой волшебные сны. Валентинка часто пыталась размягчить черствое бабкино сердце, просила: «Подожди, бабуня, минуточку», но бабка продолжала расталкивать ее негнущимися твердыми пальцами и монотонно, как заводная, бубнила одни и те же опротивевшие слова: «Вставай, в школу опоздаешь».
        Бабка тоже недолюбливала Валентинку. Она считала ее самой бестолковой и разбалованной из всех своих внуков и внучек. Еще давно, когда Валентинке исполнилось семь лет и она собиралась в первый раз идти в школу, бабка сказала:
        — Не выйдет из нее толку, из мазухи!
        Валентинка росла, но бабка Дарья по-прежнему недоброжелательно относилась к ней, считала очень капризной и балованной.
        …В тот вечер мать пожаловалась отцу:
        — Придумала на ферму идти, юннаткой записалась… Ну это еще куда ни шло, так — на тебе! «Надену,  — говорит,  — новые зеленые туфли к телятам». Я ей свое, а она свое.
        — Пропади они пропадом — туфли!  — выскочило у Валентинки.
        Отец покосился на Валентинку и сказал:
        — Насчет фермы не возражаю — иди, а насчет фокусов — прекрати! И язык укороти. Что это еще за дело? В четвертый класс перешла — взрослая все-таки.
        — Ладно,  — буркнула Валентинка.
        — Только ты не думай, что с телятами будет легко,  — добавил отец с усмешкой.  — Во-первых, просыпаться надо рано, чего ты не любишь, во-вторых, натягаешься с телятами, рук не поднимешь, в-третьих…
        — Не пугай,  — перебила Валентинка,  — ничего не боюсь.
        — Я теперь не буду тебя будить по утрам,  — сказала бабка.  — И панькать[4 - Панькать — нянчить, ублажать.] тебя не буду, и у меня каникулы. Так-то!
        — Сама проснусь. И панькать меня не надо, никто вас не просит…
        — Насказала семь четвергов, и все кряду,  — заметила бабка из темного угла.  — Словами туда-сюда, а делами никуда!
        Ох, как стало обидно Валентинке! Ну чего ей надо, бабке? Сидела бы молчала! Просто не дает проходу. Просто дышать нечем! И задумалась: неужели она и в самом деле бесхарактерная? Иван Ильич, классный руководитель, тоже говорил, что у нее нет характера.
        Проснулась Валентинка на следующее утро необычно рано, поднялась с постели и подошла к раскрытому окну. Всходило солнце. Лучи зажгли высокие облачка. Они зарделись, накалились и спустя минуту вспыхнули вишневым огнем. Отблески его упали на оранжевое подсолнечное поле за дорогой.
        Валентинка стояла и улыбалась. Она была довольна собой: все-таки сама проснулась.
        Вдруг скрипнула дверь. Валентинка оглянулась: на пороге стояла бабка, оторопело глядя на нее.
        — Господи, да ты уже встала?!  — воскликнула она.
        — Я же сказала, что буду сама вставать,  — ответила Валентинка,  — вот и встала.
        Бабка вышла.
        Валентинка поискала под кроватью какие-нибудь туфли, но нашла только старые черевики. Мать запрятала всю обувку. Она презрительно покривила губы, надела черевики и, попив молока, побежала на ферму.
        Петька был уже там, а Ольгу пришлось ждать почти целый час. Пришел заведующий фермой Афанасий Гаврилович и повел к телятам.
        Телята встретили их дружным мычанием. Они были все как на подбор: красно-бурые, лобастые и очень потешные. Валентинка юркнула к ним в щель ограды. Растопырив уши, они во все глаза смотрели на Валентинку, удивлялись ей и тянулись к ее цветастому платью. Один бычок, которого она сразу же назвала Лобанчиком, бросился бодаться. Она смело сунула палец в его шершавый рот. Он жадно засосал и тотчас успокоился.
        — Их тут пятнадцать,  — сказал Афанасий Гаврилович.  — Выращивайте, сам буду помогать вам. Посмотрю, как сумеете, а то хвастаться вы горазды. Кто из вас будет старшим?
        Ольга стала ласково смотреть на Афанасия Гавриловича, но он не назначил ее старшей. Он изучающе оглядел Валентинку и сказал:
        — Вот ты будешь старшей. Ты, кажется, боевая девочка. Справишься?
        — Правильно,  — сказал Петька.
        А Валентинка ответила:
        — Ладно, справлюсь.
        Но как она будет справляться, ей еще не было ясно.
        Афанасий Гаврилович рассказал, что им нужно делать, и ушел.
        Валентинка осмотрелась: в телятнике и в базу было грязно, телята запачканы навозом, в кормушках лежала непросеянная ячменная дерть. Работы здесь — край непочатый!
        — Петька, неси воды,  — сказала Валентинка очень решительно.  — Ольга, ты не кривись, будешь с ним кормушки мыть.
        Петька схватил ведра и побежал за водой, а Ольга спросила недовольно:
        — А ты что будешь делать?
        — Найду что, тут работы много,  — ответила Валентинка и добавила: — Ты, Оля, не расстраивайся, раз взялась за дело, не ной. У тебя же есть характер, не то что у меня.
        Петька принес воду в двух ведрах и стал с Ольгой выносить кормушки во двор, а Валентинка начала вытирать телят тряпкой. Это им не понравилось, они удирали от нее. Потом взяла лопату и принялась чистить баз. Телятам это показалось забавным. Они мешали ей, бодали, и каждый почему-то считал нужным пожевать ее платье с цветочками.
        Часа через два баз выглядел совсем по-другому. А когда солнце поднялось выше, выгнали телят на пастбище. Лопоухие питомцы были шаловливы и подвижны. Мир был велик. Чтобы узнать его, они вдруг разбегались во все стороны, мекая и взбрыкивая. Валентинка гонялась за ними и думала о том, что за лето сможет хорошо натренироваться и стать чемпионкой по бегу.
        Домой она вернулась вечером, очень уставшей, и спала в ту ночь крепко, без снов. И неизвестно, проснулась бы сама, если бы бабка не кричала в палисаднике у ее окна:
        — Кыш-кыш, проклятые! Кыш, грец бы вас побрал, чтоб вы посдыхали!
        Валентинка проснулась, потерла глаза и, вспомнив о телятах, улыбнулась. Бабка, увидев, что внучка поднялась с постели, шмыгнула за яблони.
        Умывшись и попив молока с хлебом, Валентинка пошла в кухоньку за ситом, чтобы отсеять дерть от шелухи — для телят. Бабка толкла в ступе сало с луком. Валентинка поздоровалась с ней. Бабка ответила:
        — Добрый привет и собаке нравится.
        Вытирая уголком платка слезы от лука, бабка сказала, как будто нехотя:
        — Не паси телят по росе, а то животы раздуются.
        Валентинка, уже выходя из кухоньки с ситом под рукой, оглянулась на нее, крикнула:
        — Ладно, бабушка!
        Она подумала о том, что бабка Дарья на самом деле не такая, какой кажется.
        Утренняя прохлада освежила Валентинку, прогнала остатки сна. Прибежала она в телятник, осмотрела своих питомцев и ужаснулась, увидев Лобанчика. Он был весь в навозе и выглядел болезненно, даже бодаться не кидался. Валентинка подумала со страхом: «Заболел!..»
        И догадалась: сама виновата. Вчера ему, как любимчику, дала почти полведра простокваши, а он взял и объелся! Ей, откровенно говоря, хотелось поплакать, но она подумала, что ей хочется поплакать потому, что у нее нет характера, и удержалась от слез.
        Расстроившись, еле дождалась Петьку.
        — А где Ольга?  — спросила.
        — Мне ее сестра сказала, что она заболела.
        — Знаю, что у нее за болезнь… Соня несчастная! Ну ладно, попадется она мне на глаза, лодырька!.. Знаешь, Петька, Лобанчик заболел, простокваши объелся. Это я виновата… Ты гони телят пасти. Лобанчик пусть остается в телятнике, а я побегу к бабке. Она умеет лечить и людей, и телят.
        Петька погнал телят в степь, а Валентинка побежала домой. Бабка выслушала внучку и улыбнулась ей, кажется, первый раз в жизни. Посоветовала поить Лобанчика отваром дубовой коры.
        — А где взять его?  — спросила Валентинка.
        — В плотницкую, мастерскую сбегай за корой,  — сказала бабка.
        Валентинка переворошила гору щепы во дворе плотницкой, но нашла дубовую кору. Принесла бабке. Та тотчас разожгла огонь и стала колдовать над чугунком. Лекарство удалось на славу. Валентинка быстренько вернулась на ферму и угостила Лобанчика. Он пил отвар охотно.
        К обеду Петька пригнал телят, напоил их и закрыл в базу.
        — Ольга не приходила?  — спросил он.
        — Пусть и не приходит,  — ответила Валентинка,  — и без нее обойдемся.
        Петька почесал в затылке и сказал:
        — Правильно, обойдемся.
        К ним пришел Афанасий Гаврилович, принес книжку про выращивание телят.
        — Нате, юннаты, читайте. Правда, она написана для учащихся школ животноводства, я когда-то сам по ней учился, но, думаю, вы разберетесь — вы ж народ башковитый.
        — Разберемся!  — уверенно сказала Валентинка.  — Кто захочет, тот разберется во всем. Будем телят по науке выращивать.  — А про себя подумала: «Вот хвастунья! Ну кто тебя за язык тянет! Чтоб тебя приподняло да хлопнуло!»
        — Ольга, ваша подружка, где?  — спросил Афанасий Гаврилович.
        — Она не наша подружка, и ее нет,  — ответила Валентинка, переживая.  — Говорят, заболела.
        — Ага, одна уже сдалась,  — усмехнулся заведующий фермой.  — Болезнь известная… Характер не выдержала. Видно, думала, с телятами, как с куклами, играться будет. А тут серьезная работа, а не игра.
        — Правильно,  — сказал Петька.
        Конечно, для Петьки все это правильно, думала Валентинка. Он с малых лет помогает матери и отцу по хозяйству. Семья у них большая — всякого дела и во дворе, и в огороде — завались! Руки у него сильные, ладони — широкие, мозоли на них, как у взрослого колхозника. И ведет себя Петька серьезно, солидно, как взрослый. Никогда не ссорится и не дерется с девчонками, а мальчишки на него не смеют наскакивать: он крепкий и смелый парнишка — сдачи любому может дать. Приятно было Валентинке работать с Петькой, только жаль, скоро кончилась их совместная работа.
        Спустя несколько дней подошел к ней заведующий фермой и сказал, чувствуя себя виноватым:
        — Валентинка, хочу посоветоваться с тобой. Очень нужен мне разворотливый помощник — то-се привезти, туда-сюда поехать. Ферма у нас, сама знаешь, большая — до тысячи голов рогатого скота, забот всяких много, а рабочих рук не хватает. Петька мне как раз подходит. Толковый, сообразительный помощник был бы.  — Афанасий Гаврилович испытывающе поглядел на Валентинку и добавил с сожалением: — Просто не знаю, что делать! Как думаешь, может, передать ваших телят в группу доярок?..
        Валентинка с обидой и укоризной посмотрела на него.
        — Значит, не доверяете мне?! Считаете, я сама без Петьки не справлюсь?
        Сама от себя не ожидала Валентинка, что так сильно привяжется к телятам. Да и вообще она не могла оставить их теперь, так как никто не будет вдаваться в причины, почему она уже не работает на ферме телятницей. Все подумают, что и она, как Ольга, сдалась. А классный руководитель Иван Ильич наверняка скажет: «Опять ты, Валентина, проявила бесхарактерность!» И бабка Дарья не преминет поиздеваться: «А я что говорила!.. Внучка словами — туда-сюда, а делами никуда!..» Нет-нет, ни в коем случае нельзя ей отдавать телят!
        — Я сама, без Петьки, справлюсь с ними, вот посмотрите!  — добавила она решительно.
        — Понимаешь, трудно будет тебе одной,  — продолжал свое заведующий.  — Замотаешься ты с ними.
        Но она уже приняла твердое решение и произнесла уверенно:
        — Ничего, замотаюсь и тут же размотаюсь! Я внимательно прочитала книжку про выращивание телят — многое поняла. А при нужде мне бабушка Дарья поможет.
        Ласково, признательно посмотрел Афанасий Гаврилович на юную телятницу:
        — Ладно, Валентина Михайловна, так и быть! Я тебе верю: ты справишься. Ты, я думаю, нашего поля ягода.
        «Это ж надо!  — подумала она.  — Назвал меня по имени-отчеству. И без всяких шуток, без насмешки!»
        И осталась Валентинка одна с пятнадцатью телятами. Подрастая, они становились крепче, озорней, подвижней, и нелегко было ей с ними управляться. Попробуй догони теперь эту упрямую телочку Стрелку. Вдруг чего-то испугается, задерет хвост и несется, как шальная, неведомо куда. Валентинка кинется ей наперерез, догонит, но ни остановить ее, ни завернуть не может. Схватится за хвост и тащится на буксире, пока та не устанет и не остановится сама. Но шли дни, Валентинка окрепла в тренировках — ежедневно приходилось ей бегать на короткие и длинные дистанции с телятами, и меньше она стала уставать.
        Теперь каждый раз, просыпаясь, слышала Валентинка бабкин голос за раскрытым окном:
        — Кыш-кыш! Грец бы вас побрал, гребутся, проклятые!.. Погибели на вас нету, окаянное племя!
        И каждый раз, выглядывая за окно посмотреть, где это могли в палисаднике грестись куры, замечала она, как бабка Дарья неизвестно почему пряталась за яблони. А кур никаких в палисаднике не было…
        И догадалась Валентинка: это бабка таким образом будила ее. На этот раз она окликнула бабку из окна:
        — Бабуня, а кур-то никаких и нету!  — и засмеялась.
        Бабка вышла из-за деревьев и тоже засмеялась. Потом подошла к окну и спросила:
        — Ну что, Лобанчик-то поправился?
        — Поправился, бегает, как заводной!
        Бабка сняла свою темную косынку, пригладила седые волосы, улыбнулась и стала совсем другой — очень домашней и ласковой, глаза у нее голубые и чистые.
        — А чего ж ты не признаешься, что одна осталась с телятами? Ольга, я видела, в своем саду в куклы играется. А Петька на подводе ездит. Я буду помогать тебе…
        — Спасибо, бабушка! Если чего потребуется, я скажу. Сейчас-то я гоняю телят пастись к пруду.
        — Далековато, ноги-то с непривычки подобьешь.
        — Но зато там такая вкусная травка у запруды растет! Свежая, сочная! Я сама пробовала.  — Валентинка засмеялась.
        — Ну и живулька ты! Ишь, как дело тебя организовало,  — с доброй усмешкой сказала бабка.  — Ну, убирайся, умывайся, снедать будем.
        Валентинка быстро позавтракала, взяла сумку с харчами и побежала на ферму.
        День хорошо начался и продолжался интересно. С утра Петька навестил ее — на коне прискакал. Он часто навещал ее.
        — У тебя все в порядке? Тебе ничего не надо?  — деловито спрашивал он.
        — Спасибо, Петя!  — с признательностью отвечала она.  — У меня все идет хорошо, ничего не требуется.
        — Так-то оно так,  — говорил он степенно,  — но мужской догляд везде нужен.
        И брался за молоток или лопату, каждый раз находя какое-нибудь дело в телятнике.
        А после обеда приехал Иван Ильич. Она пасла телят в балке у запруды, а он ехал куда-то на велосипеде и свернул в ее сторону. А может быть, специально хотел повидать ее.
        — О-о, да тебя просто не узнать, Валентинка!  — воскликнул он.  — Рад видеть тебя такой — крепкой, загорелой.
        Валентинка поразилась: первый раз учитель назвал ее ласковым именем!
        — Я еду на полевой стан в разведку. Скоро жатва начинается, а наша ученическая полеводческая бригада взялась ток готовить под зерно,  — продолжал Иван Ильич,  — Как жизнь, Валентинка?
        — Веселая у меня жизнь, Иван Ильич!  — Она открыто, смело, чего раньше с ней не бывало, посмотрела в глаза учителя, а они у него были на этот раз веселые, добрые, без тени строгости, и в них легко было смотреть.  — Я уже настоящей спортсменкой заделалась, могу теперь выйти в школьные чемпионки по бегу. На второе дыхание запросто перехожу, когда бегаю с телятами наперегонки! Вот телочка Стрелка — замечательная бегунья. Это натуральная лошадка, а не телочка!
        — Сытые у тебя телята!  — сказал он, оглядывая ее подопечных.  — И чистые, ухоженные. Молодец, Валентинка! Вижу, есть у тебя характер. Рад за тебя!
        — А я рада, что вы рады за меня, Иван Ильич!  — Она так сказала просто от смущения: не привыкла к похвалам — и засмеялась. А потом увлеченно, взахлеб стала рассказывать о телятах: — Вы знаете, Иван Ильич, они все вначале казались мне одинаковыми. А потом я стала примечать: разные они, и характеры у них неодинаковые — у каждого свой. И ведут себя по-разному… А мы, наверное, вам такими же телятами кажемся, правда, Иван Ильич? Мы такими вредными и глупыми бываем…
        Учитель рассмеялся. Он подумал: «Озорная девчонка! Чертенок в ней сидит… Нет, она куда сложней, чем кажется». И сказал:
        — Нет-нет, Валентинка, вы, дети, не телята, разумеется. Вы куда сложней и разнообразней. Вы ведь — человеки!.. Ты, Валентинка, еще многое приметишь, многое откроешь. Тому, кто с солнцем встает, открываются многие тайны природы.
        — Правда, Иван Ильич!  — загорелась она.  — Когда я стала просыпаться на рассвете, я столько красивого увидела, столько интересного узнала! Раньше бабушка будила меня то корову отогнать, то грядки полить, говорила мне с укором: «Да что ж ты спишь, лодырька, в такую пору! Солнце зараз всходит, зараз самая красота!» А я никак не могла понять ее слов. Какая там красота, если спать хочется!.. А теперь вот сама уже быстро вскакиваю с постели, боюсь пропустить восход солнца, боюсь опоздать к своим лопоухим. А они тоже, знаете, голову положат на верхнюю жердь ограды и таращатся на солнце, которое из-за речки выкатывается.  — Валентинка опять рассмеялась и оборвала, приструнила себя: «Да перестань же болтать! Вот хвастунья!»
        А учитель смотрел на нее с удовольствием, с доброй улыбкой и думал: «Растет девочка! Быстро растет. И сколько в ней энергии! В самом деле — разбудили Валентинку!»
        Он ласково простился со своей ученицей и поехал дальше в степь, на полевой стан бригады. Она смотрела вслед немного растерянная, недовольная собой: «Ну что ты за несусветная болтунья! Вот невыдержанная… Держи себя в руках, проявляй характер!» Но потом вспомнила его взгляд: он с интересом слушал все, о чем она рассказывала, и успокоилась: «Нет-нет, Иван Ильич хорошо ко мне относится, он ласковый и добрый, а я-то всегда думала, что он придира и не любит меня». Она почувствовала себя счастливой. Напевая, сплела венок из полевых цветов и натянула его на молодые рожки Лобанчику. Тот почему-то рассердился и пошел на нее бодаться. Валентинка щелкнула его по носу:
        — Эх ты, дурачок-бычок! Айда купаться, лопоухие! За мной!  — Побежала к пруду вприпрыжку, и за ней, мекая и взбрыкивая, помчался весь телячий отряд.

        Интересные каникулы

        Наташа окончила первый класс похвально — на четверки и пятерки. Конечно же, родители были очень рады. Мать сказала:
        — Молодец, Наташенька, постаралась! А теперь у тебя каникулы, теперь можешь отдохнуть и отоспаться за весь год.
        — Да ты что, мама!  — возмутилась Наташа.  — Не хочу я ни спать, ни отдыхать. Что я — старушка?.. Я буду помогать тебе выращивать утят.
        — Не выдумывай,  — возразила мать.  — Как-нибудь без тебя обойдусь.
        — А вот и не обойдешься!  — заупрямилась Наташа и пошла с матерью на утиную ферму.
        Колхозная утиная ферма находилась за хутором у широкой и неглубокой старицы — забытого притока реки. Утят там было — считать не пересчитать! Белая пена на воде, если смотреть сверху, с высокого обрыва.
        Пришла Наташа на ферму и вместе с матерью стала разносить мешанку по кормушкам, а потом обратила внимание на хромоногих утят. Ковыляли они по двору с жалобным писком. Худые, грязные. Их обижали здоровые утята, щипали и отталкивали от кормушек. Собрала Наташа их в подол и сказала матери:
        — Отдай мне этих утят.
        — Нашла игрушки?.. Мы их будем списывать.
        — Зачем же их списывать?! Они ведь живые. И не играться я буду с ними, а выращивать.
        — Толку-то с них все равно не будет. Видишь, квелые они. Не оклемаются. Зря только корм переводят.
        — Мало они едят — такие тощие. Они голодные,  — протянула Наташа жалобно.  — Легонькие, совсем пустые… Отдай, мама, я их покормлю хорошенько.
        — Ох, забирай!  — мать махнула рукой.  — Знаю тебя — от своего не отступишься. Все равно не будет с них проку. Передохнут…
        — У меня не передохнут!  — заверила Наташа.
        Пристроила она утят в птичнике, где зимой жили утки-несушки. Вот с того дня и начались у нее интересные каникулы — стала Наташа утятницей. Задала она работы зоотехнику Ивану Климовичу. Он приехал предупредить птичниц, чтобы приготовились принять новую партию утят из инкубатора, а Наташа затащила его к своим подопечным.
        — О-ё-ё, да они же у тебя все инвалиды!  — удивился он.  — И почему они такие уж чересчур зеленые?
        — Я их лечила… Зеленкой мазала,  — нехотя призналась она.
        — Вот как!  — Иван Климович с интересом оглядел ее.  — А почему ты вся поцарапанная? Опять с Антоном дралась?
        — Нет, сегодня не дралась. Это я в терне поцарапалась. Жуков там ловила…
        — Каких жуков? Зачем?
        — Да тех — серых, волосатых… Утята здорово их едят.
        — Эге-ге! Жуки для них полезны, это верно, но разве прокормишь их жуками? Это такая братва — черта полосатого съест, не то что жука. Вот привезем на ферму еще двадцать тысяч утят, слабеньких у тебя прибавится, что тогда будешь делать? Чем будешь их кормить?
        — Так я же им еще мешанку даю!  — Наташа показала в угол сарая, где стояло сосновое корытце. В нем была замешена дерть пополам с мелко покрошенной травой.  — Я получаю для них продукты.
        — Ну, тогда все в порядке!
        Зоотехник собрался было уходить, но Наташа придержала его за рукав.
        — Иван Климович, лекарства принесите для утят.
        — Какого лекарства?  — Он лукаво улыбнулся.
        — Сами не знаете, какого?  — Наташа нахмурилась.  — Такого, чтоб они быстро поправились, выздоровели.
        — Ладно, ладно, не сердись.  — Иван Климович погладил ее по голове.  — Принесу лекарство.
        Он ушел, а Наташа сказала утятам:
        — Ну, милые мои, слыхали, как я поговорила с Иваном Климовичем?.. Он человек хороший, симпатичный, правда?
        Утята, вытягивая шеи, что-то отвечали ей доверительно, и голоса их были похожи на перезвон хрустальных шариков.
        Наташа вдруг подумала об Антоне, вздохнула и поделилась с утятами своими заботами:
        — Жалко мне Антона. Совсем от рук отбился. Мать и отец его в животноводстве работают, весь день на ферме, дед старый, не справляется с ним… Хулиганом становится парень. По садам и огородам лазит. Ко мне цепляется, дразнится… Учительница наказывала мне: «Контролируй Антона, Наташа!» А как его контролировать? Я на работе, а он где сейчас?.. Что мне делать с ним, не знаю. Может, еще раз отлупить его?.. Ну, ладно, я пойду, а вы тут без меня не шалите.
        Наташа положила одного утенка со сломанной ногой в подол и, прикрыв дверь сарая, пошла домой. Она шла по песчаной косе, озабоченно думая о том, как вылечит сломанную ногу утенка. Вдруг перед ней хлопнул о песок ком глины. Наташа вздрогнула от неожиданности и подняла голову. Наверху, на краю обрыва, сидел Антон.
        — Эй ты, знаменитая утятница, как поживают твои калеки?  — крикнул он.  — На выставку не собираешься с ними?
        Вот так он всегда задирает ее, а она не терпит, дерется с ним. Попался бы он ей сейчас в руки, она бы показала ему «калек» и «знаменитую утятницу». Она бы сделала ему «выставку», долго бы помнил! Сидит на обрыве и храбрится, трус.
        — Вот я тебя поймаю, я тебе покажу!  — грозит Наташа, хотя ей, правду сказать, сейчас совсем не хочется ругаться с ним — и без того у нее забот полон рот.
        — По-ду-ма-ешь, страшно как!  — презрительно тянет он и снова бросает ком глины.
        Она нагибается, прикрывая собой утенка, и в ужасе кричит:
        — Да у меня же утенок! У него нога сломана!
        Это прозвучало так, как если бы она сказала: «Да я же стеклянная, ты меня разобьешь!»
        Антон, пораженный необычной интонацией ее голоса, спрашивает мирно:
        — А что ты будешь с ним делать?
        — Перевяжу бинтом,  — охотно поясняет она.
        — Эх ты, врачиха! Ничего у тебя не получится. Ты меня пригласи, я покажу тебе, как лечить переломы.
        Очень хочется Антону, чтобы Наташа пригласила его. Надоело ему ссориться с ней. Правду сказать, он завидовал Наташе и злился, что она без него выращивала утят.
        — Ладно, пойдем, только ты не очень хвастайся,  — согласилась Наташа.
        — А я не хвастаюсь, я знаю, меня дедушка научил.
        И верно, знал Антон, как надо лечить сломанную ногу утенка: вырезал ножиком две деревянные пластинки из бузины, приложил их к ней, подмостив ваты, и скрепил лентой.
        На следующее утро Наташа и Антон вместе пошли на ферму. Утята уже выглядывали из-за перегородки — просили есть. Антон налил свежей воды в поилки, а Наташа подмела в сарае. Затем они приготовили мешанку и разложили по кормушкам. Утята жадно хватали ее своими «черпаками» и, приседая, бежали к поилкам, которые Антон с умыслом отставил в сторону. Глотнув воды, они наперегонки возвращались к корму.
        — Вот вам и утренняя физзарядка!  — сказал Антон со смехом.
        «Башковитый парень!» — подумала Наташа, но вслух этого не сказала, чтоб он не зазнавался.
        Вскоре во двор заехали три автомашины. Они привезли утят в ящиках. Иван Климович, выйдя из кабины, подозвал Наташу, подал ей два пузырька и бумажку.
        — В этом — пенициллин, а в этом — марганец. Тут написано, как пользоваться ими.
        Увидев Антона около сарая, он удивленно спросил:
        — А что тут Антон делает?
        — Он работает со мной.
        — Неужели?.. Ну и как, справляешься ты с ним?
        — Справляюсь, а как же!.. Я с ним ласково.  — Наташа, подумав, добавила: — Он парень работящий.
        — Работящий?!  — поразился Иван Климович.  — А я не знал этого… Значит, вы больше не ссоритесь?
        — Некогда нам ссориться, работы много.
        — Это хорошо. Но ты смотри, не обижай его.
        — Да как же я могу обижать его. Иван Климович!  — с укором сказала Наташа.  — Он же теперь мой подчиненный.
        — Ах ты, молодчинка какая!  — Иван Климович, высокий плечистый человек, присел на корточки, взял ее крепенькие ладони в свои, ласково потряс.  — Знаешь что, Наталья Ивановна, когда ты вырастешь, мы тебя поставим заведующей фермой. Хорошо?
        — Ладно! Разве я против?  — Наташа рассмеялась.
        — Ну, пошли, хозяйка, выгружать утят.
        Из этой партии утят Наташа и Антон отобрали почти сто слабых и больных. А один утенок оказался без лапки — ее, наверно, откусила крыса.
        — Я ему сделаю лапку из резины,  — сказал Антон.
        До обеда они устраивали утят в своем птичнике. Антон принес для новеньких сочной травы, а Наташа растворила немного пенициллина в воде и замешала в ней корм. Крошки марганца она бросила в поилки. Утята пили розовую воду с удовольствием.
        Прошло несколько дней. Утята поправились. Аппетит у них рос. И однажды, отобрав пятьдесят наиболее крепких утят, ребята погнали их на прогулку в небольшой тихий заливчик. Подобрав платье, Наташа бродила у берега. Антон сидел на коряге и задумчиво разглядывал резиновую трубку: соображал, как сделать из нее протез для утенка.
        Вдруг в заливчике раздался сильный всплеск. Утята отчаянно запищали и бросились врассыпную. Вода забурлила, пошли круги. Антон и Наташа недоуменно переглянулись, не понимая, что произошло. Но вот из воды показалась чья-то черная усатая пасть, в мгновение ока хапнула жалобно пискнувшего утенка и скрылась. Снова всплеснулась и забурлила вода, а утята в тревоге высыпали на берег.
        Наташа вцепилась в Антона, в испуге прошептала:
        — Что это?
        — Сом это,  — сказал Антон, поднимаясь.  — Бандюга! Ну, я ему!..
        Они посчитали утят. Было пятьдесят, стало сорок восемь. Двух утят как не бывало.
        — Что же теперь делать, Антоша?  — сказала Наташа со слезами на глазах.  — Он так всех наших утят перетаскает.
        — Гони утят на ферму, а я схожу за удочкой. Повадился сом, теперь не отстанет. Надо поймать его.
        Наташа гнала утят и расстроенно думала: «Иван Климович небось скажет: не могла сома отпугнуть, солоха! Доверили раззяве утят выращивать». Если бы она знала, что сомы такие наглые, то стояла бы в воде с палкой и стерегла утят.
        Когда Наташа вернулась к заливчику, Антон уже готовил рыболовную снасть. Он наживлял кусок старого сада на большой острый крючок. А крючок был привязан к капроновому шнуру.
        Наташа хмуро следила за ним.
        — Не распускай нюни,  — сказал Антон.  — Я его все равно поймаю, паразита! Я знаю, как ловить, меня дедушка научил.
        Размахнувшись, Антон забросил снасть подальше в воду. Конец шнура подал Наташе, шепнул:
        — Держи и сиди тихо, а я буду бульчать. Дедушка говорил: надо бульчать, тогда сом придет.
        Он лег на живот и, вытянув губы, стал дуть в воду. Булькало замечательно. Наташа держала шнур, боясь пошевелиться,  — она очень волновалась. Так прошло минут десять. Антон продолжал «бульчать». Вода в заливчике стояла тихо. Наташа напряженно всматривалась в глубину. Ей показалось, будто там метнулась какая-то тень. И вдруг шнур медленно пополз по илу.
        — Гляди, Антоша!  — шепнула Наташа.
        Он приподнялся на руках, взглянул на оживший шнур, сказал:
        — Попускай, попускай.
        Она попустила шнур, и он тут же резко натянулся. Антон вскочил, намотал шнур на руку и сильно дернул.
        — Взял! Взял!  — крикнул он.  — Тяни, Наташа!
        Они напряглись, уперлись ногами в корягу. Сом рванулся, ударил хвостом. Вода фонтаном брызнула вверх, бухнуло, как из ружья.
        — Тяни, Наташа! Тяни!  — кричал Антон в азарте.
        Они потянули что было сил. Шнур больно врезался в руки. Протащили сома немного. Он рвался и бил хвостом как бешеный. Вода кипела и пенилась в заливчике. Потом сом неожиданно успокоился.
        — Сильный, наелся утят. Давай и мы чуток отдохнем,  — сказал Антон, тяжело дыша.  — А потом ка-ак рванем!.. И выволочем на берег.
        Отдохнув немного, снова потянули сома, но тот словно за корягу зацепился — ни на сантиметр не подвигался.
        — Сом уперся мордой в дно — вот такие дела!  — с досадой сказал Антон.  — Видишь, хвост выставил?.. Что же делать?.. Он же сейчас уйдет… Оборвет губу и уйдет.  — Он огляделся, поднял сучковатую палку.  — Наташа, ты держи леску. Крепче держи, а я пойду к нему…
        — Антоша, не ходи!  — взмолилась она.  — Я боюсь…
        — Ты держи шнур, я тебе сказал!  — строго повторил Антон.  — И натягивай, как следует, не попускай. Когда я его тресну палкой, ты сразу дергай. Ясно?
        — Ясно,  — ответила Наташа, облизывая пересохшие губы — от волнения.
        Держа наготове палку, по-журавлиному ставя ноги, Антон тихонько побрел к сому. Тот сильно двигал хвостом. От него по заливу уходили крутые круги. Антон с размаху хлопнул тяжелой палкой по хвосту. Разбойная рыба вскинулась над водой, будто хотела разглядеть, кто ее ударил, с огромной силой бухнула хвостом и свалила Антона.
        Наташа растерялась, закричала что-то и не дернула вовремя леску. Сом все вскидывался и бил хвостом. Антон никак не мог встать на ноги. Он забарахтался во взбаламученной воде, захлебываясь, но не выпустил палку из рук. Вдруг почувствовал, как острые мелкие зубы впились в ногу, судорожно дрыгнул другой ногой, попал в мягкий холодный живот сома и освободился, поднялся. И в это мгновение, наконец-то, дернула шнур перепуганная Наташа. Широкая плоская голова речного хищника показалась на поверхности. Антон с силой опустил на нее палку. Сом замер и всплыл животом вверх. Не мешкая, Антон схватился за шнур и закричал:
        — Тяни, Наташа! Тяни!..
        Они торопливо выволокли сома на берег. Он был большой — больше метра в длину.
        — Вот это зверина!  — восхищенно сказал Антон.  — Он ка-ак даст хвостом, я та-ак и полетел кувырком…
        — Ой, Антоша, у тебя кровь на ноге!  — вскрикнула Наташа.
        Антон мельком взглянул на ногу, небрежно махнул рукой:
        — Это сом укусил. Как собака, схватил за ногу, думал, я испугаюсь. Потащим сома к дедушке. Он из него балык сделает. Тако-ой балык будет!.. На всех хватит.
        Он просунул палку сому через жабры, и они, горбясь от натуги, поволокли его в хутор. С уважением глядя на Антона, Наташа сказала:
        — Ну, Антон, а я и не знала, что ты такой!
        — Какой такой?
        — Ну, такой… отчаянный!  — Наташа замялась, подумав, а не чересчур ли она его хвалит.  — Ну, и еще работящий… Я теперь тебя очень уважаю.
        — Ну, прям-таки…  — смущенно пробормотал Антон, не привыкший к похвалам.  — Я тебя очень, очень уважаю… Ты такая… боевая. Мне такие девчонки нравятся.
        Наташа была рада услышать такие слова от задиры Антона, но, скрывая радость и смущение, сказала:
        — Интересно проходят у нас каникулы, правда, Антон?
        — Еще как интересно!  — подтвердил он и покосился на сома. Тот пялил на него белесый глаз.  — А если в заливчике появится еще один сом, я и того поймаю… Нашим утятам будет спокойно.

        Сказки Старого леса

        Крот Сивый Отшельник

        В Старом лесу под землей жил крот Сивый Отшельник. Он не любил показываться на глаза лесным жителям. Возможно, потому, что сам почти ничего не видел, а может быть, потому, что и в самом деле был отшельником. Все время рылся он в темноте, выискивая на ощупь личинки и сладкие корешки.
        Но иногда очень скучно становилось кроту под землей. Тогда он замирал в норе, прислушиваясь к голосам и шорохам Старого леса. Слух у Сивого Отшельника был замечательным. Он слышал, как пела и шумела крыльями иволга Желтая Роза, как бродили по кустам и хрустели желудями его враги — дикие свиньи; слышал, как росла трава и звенели паутинки, когда на них падала роса. Многое слышал Сивый Отшельник.
        Однажды теплым солнечным утром он не удержался и выполз из норы.
        — Чему ты радуешься? Для кого поешь?  — спросил он у иволги Желтой Розы.
        — Я радуюсь яркому солнцу, синему небу, цветам, что растут на поляне!  — восторженно ответила она.  — Я пою для всех. Я пою оттого, что люблю все это!
        — Разве есть такое, что можно любить?  — хмуро удивился он.
        — Конечно!  — воскликнула Желтая Роза.  — Ты только присмотрись…
        — Я плохо вижу,  — оборвал ее Сивый Отшельник.
        — Это, должно быть, оттого, что ты живешь в темноте. Посиди среди цветов на поляне, твои глаза привыкнут к солнечному свету, станут зоркими, и ты увидишь, как красиво все вокруг!  — предложила простодушная Желтая Роза.
        — Не знаю, что ты называешь красивым,  — раздраженно сказал Сивый Отшельник.  — Что оно такое — красивое? Это, наверное, то, которое вкусное?
        — Нет, нет!  — горячо возразила Желтая Роза.  — Красивое — это такое!.. Когда ты видишь его, радуешься всему на свете…
        — Я радуюсь только вкусному!  — прервал ее крот.  — Ладно, я посижу, посмотрю, что у вас тут наверху есть вкусного.
        — Посиди подольше, а я спою для тебя.  — Иволга перелетела ближе к нему.
        — Ну, пой, если ты уж не можешь не петь,  — равнодушно согласился Сивый Отшельник.
        Он уселся на свежем земляном холмике у норы и, отвернувшись от солнца, водил головой туда-сюда, щуря крошечные глаза.
        Шло время. Желтая Роза разливалась чудесной флейтой: она старалась, думая по наивности, что Сивый Отшельник прозреет от ее песен, увидит утренний Старый лес, сверкающий в росе, и поймет, что такое красота.
        — Ну как, лучше видишь?  — спрашивала она после каждой песни.
        Крот напрягал зрение, глаза у него слезились, перед ними колыхались, расплываясь, смутные тени. Это раскачивались на ветру цветы. А Сивый Отшельник с досадой думал: «И это Желтая Роза называет красивым?!»
        — Лучше вижу!  — отвечал он, злясь все больше.  — Но ничего вкусного, как ты говоришь, красивого, я не вижу.
        — Посиди еще, я спою самую лучшую свою песню, и ты обязательно…
        — От твоих песен у меня в голове мутится — ты слишком громко поешь.
        Вдруг Сивый Отшельник насторожился. Какой-то огромный зверь, страшно шумя и топоча ногами, шел по лесу, приближаясь к поляне. Жутко стало кроту: на поверхности земли он чувствовал себя беззащитным и беспомощным. Испуганно пискнув, Сивый Отшельник нырнул в нору.
        — Куда ты? Погоди!  — закричала Желтая Роза.  — Это же лошадь идет. Старая добрая лошадь! Она приходит в лес пить родниковую воду и есть траву. Смешной, пугливый Отшельник, лошади испугался! Лошади кротов не едят… Вернись!
        Забившись глубоко под землю, Сивый Отшельник долго приходил в себя. Бранился: «Дурень, послушался совета глупой Желтой Розы, перегрелся на солнце и совсем испортил глаза… Все наврала она про красивое! Ничего там наверху вкусного нету!»

        Приключения Коричневого Пройдохи

        Хозяин Желтого ерика, свирепый рак Стальные Клещи, отец пяти тысяч двухсот тридцати семи сыновей и дочерей, выбросил на берег жука-плавунца, которого не зря прозвали Коричневым Пройдохой. Жук опасно проказил и обижал рачат, катаясь на их спинах.
        Коричневый Пройдоха треснулся о песок и простонал:
        — О, Стальные Клещи, разве так шутят, как ты!
        На него тотчас кинулись с дерева три трещотки, три бездельницы сороки: Терка-Перетерка, Крячка-Раскорячка и Тыр-Пыр-Растопыра. Самая проворная из них, Терка-Перетерка, схватила Коричневого Пройдоху, положила на пень, чтобы расклюнуть его броню и полакомиться.
        — Не торопись, не торопись, Терка-Перетерка!  — затрещала Крячка-Раскорячка.  — Я первая увидела жука, и я его съем!
        — Зря стараешься, зря кричишь!  — затараторила Тыр-Пыр-Растопыра.  — Не будь я Тыр-Пыр-Растопырой, если не съем этого жирного жука!
        И она, растопырив крылья и хвост, полезла в драку.
        — Прочь, прочь, прочь!  — прострочила Терка-Перетерка, идя на них грудью и щелкая клювом.
        Коричневый Пройдоха лежал на спине и беспомощно сучил ногами, пытаясь перевернуться и удрать от сумасшедших трещоток. Но тяжела была броня на спине, не мог жук встать на ноги и развернуть крылья — не за что было зацепиться ему. Потому и лежал он на пеньке, как приклеенный.
        — Пш!.. Пш-ш!.. Проклятые балаболки! Лучше бы они меня съели! Ох, беда, задыхаюсь!..
        Сороки, забыв и о жуке, и о причине ссоры, ругались и дрались уже посреди поляны.
        Подняв глаза к небу, Коричневый Пройдоха увидел Мрачного Мудреца, старого ворона. Тот неподвижно сидел на ветке дуба и казался черным наростом на ней.
        — Послушай, Мрачный Мудрец,  — прошептал жук-плавунец.  — Спаси… Я, Коричневый Пройдоха, умею быть благодарным…
        — Мрак!  — ответил ворон и мудро покачал головой.  — Врак! Как ты, ничтожный жук, сможешь отблагодарить меня, Мрачного Мудреца?
        — Каждый день я буду дарить тебе на обед серебристую жирную тарань,  — выдохнул из последних сил Коричневый Пройдоха.  — Спаси-и, высыхаю…
        — Дар? Тарань?
        Мрачный Мудрец вспомнил, что жук-плавунец, несмотря на свою ничтожную величину, мог загрызть даже большого сазана.
        Покинув дерево, он взял в клюв умирающего Коричневого Пройдоху и полетел к Желтому ерику.
        Терка-Перетерка, Крячка-Раскорячка да Тыр-Пыр-Растопыра спохватились, но поздно. И подняли тарарам на весь Старый лес. Ругали Мрачного Мудреца:
        — Мудрый дурак! Грак! Брак! Мрак!
        Старшина Старого леса, могучий старый дуб, видавший сто тысяч золотых зорь, вздохнул и тихо прошептал:
        — Шумите? Смешные!..

        Тайна воробьиных сборищ

        Приметили жители нашего города: по вечерам на главную улицу зачем-то слетаются воробьи. Чаще всего это бывало поздней осенью и зимой перед большими морозами. Облепив деревья большими стаями, воробьи вначале негромко и спокойно переговаривались, а потом поднимали отчаянный гвалт и затевали драки, не обращая внимания на прохожих.
        Что за подозрительные собрания они проводят? О чем так яростно спорят? И вообще, а не замышляют ли они чего-нибудь против человека? Над этим задумывались многие юные и пожилые натуралисты. Однако тайну воробьиных сборищ посчастливилось разгадать только Мите Веденееву.
        Это произошло однажды вечером после холодного дождя. С багрового неба северный ветер сметал подмороженные лохмотья разорванных туч. Митя, поеживаясь, стоял около продовольственного магазина под старой акацией, дожидаясь прилета воробьев.
        — Эй, мальчик!  — вдруг кто-то окликнул Митю. Странный, будто бы механический, голос донесся откуда-то сверху.
        — Ой, кто это сказал?!  — Митя испуганно отскочил от стены и, подняв голову, увидел ворона, сидевшего на карнизе дома.
        — Это сказал я — ворон Мрачный Мудрец,  — ответила птица.
        — Не может этого быть!
        — Может, Митя, вполне может,  — сказала птица и мудро покачала тяжелой головой.
        — Такого не бывает, чтобы птицы разговаривали!
        — Хра-хра-хра!  — засмеялся ворон.  — Еще как бывает! Я много прожил. Мне двести семьдесят три года. Я много знаю и многое могу.
        «Наверно, я сплю и мне все это снится!» — подумал Митя в смятении.
        — Нет, Митя, ты не спишь, и я тебе не снюсь. Я существую на самом деле и лечу из Старого леса на Кавказ проведать старшего брата. Здесь у меня остановка. Я набираюсь сил у продовольственного магазина вот уже несколько дней и наблюдаю за тобой каждый вечер. Скажи, Митя, зачем ты приходишь к старой акации? Наверно, хочешь понять, о чем кричат воробьи на своих сборищах!
        — Да!  — пылко ответил Митя: он поверил в чудо.  — Я бы все отдал…
        — Тихо, Митя, не кричи. Я помогу тебе, если ты отдашь мне пирожки с потрошками, которые напекла тебе хуторская бабушка. Очень вкусные и питательные пирожки печет твоя бабушка! Я унес один, хра-хра-хра!.. Извини… Понимаешь, ослаб я. Много сил потратил зря, плутал долго, пока попал в ваш город. Сорок лет не летал на Кавказ, а тут все так сильно переменилось: новые моря появились, новые реки, новые дороги — не узнать местность… Так ты согласен, Митя?
        — О Мрачный Мудрец, я отдам тебе все пирожки с потрошками и свежего мяса дам впридачу!  — без колебаний согласился Митя.
        — А не прибавишь ли ты мне ко всему этому еще свои пятерки по географии, а то, знаешь, что-то слабо я стал ориентироваться в пространстве. Как бы снова не сбиться с верного пути.
        — Забери у меня все пятерки по географии — я ее заново выучу!  — только сделай так, чтобы я понял, о чем говорят воробьи.
        — Хорошо, Митя, договорились. Стань к стене, чтобы тебя прохожие не толкали, и крепко задумайся. Забудь, что ты человек. Вообрази себя воробьем. Войди в его положение.
        Митя прислонился к стене магазина и стал настойчиво думать, что он — маленькая чирикающая птичка, что ей холодно и голодно, и страшно ей ночевать на морозе. Ему даже удалось вообразить, что на нем не плотная теплая одежда, а легонькие, продуваемые северным ветром серенькие перышки. Не очень-то они его грели! И пальцы на лапках, то есть на ногах, мерзли. Чтобы согреться, Митя попрыгал по тротуару, как воробей, и натолкнулся на женщину.
        — Мальчик, где твои глаза?  — сердито сказала она.
        — Чив-жю-жю!  — ответил Митя. Он хотел сказать: «Извините!»
        Первые стайки воробьев опустились на старую акацию, приветствуя друг друга, и Митя понял, о чем они говорили!
        — Чивет, живцы! (Оказывается, воробьи сами себя называют живцами!)
        — Чвир, ты еще жив?
        — Жив ли я?.. Жив, жив! Но зябко — жуть! Дожить бы до весны, Чивли, давай подеремся, что ли, погреемся?
        — Летим на юг, Чвир, в Гагры, там тепло всю зиму, а?
        — На юг! На юг!  — закричали молодые воробьи.
        — Лететь на юг без вожака, Чивли?! В уме ли ты?.. Мы не долетим — заблудимся.
        — Зачем нам вожак, Чвир? Дочикиляем сами. Я поведу! Я знаю дорогу на юг…
        — Ты отъявленный врун, Чивли! Дальше колхозного базара ты дороги не знаешь.
        — Ах, вон ты как!  — И Чивли сцепился с Чвиром.
        Засмеялся на карнизе ворон Мрачный Мудрец:
        — Хра-хра-хра!.. Легкомысленный, озорной народец!
        Новая шумная стайка уселась на ветки акации, и кто-то из новоприбывших громко закричал:
        — Живцы! Говорю я — Пыж Пушечный! Вы меня знаете — я живу в танке на площади Гвардейской. Я говорю: мы собрались здесь затем, чтобы выбрать себе вожака и лететь на юг. Слышите, крыши потрескивают? Это идет Большой Мороз! Мы многих недосчитаемся, если не улетим сегодня же.
        — На юг! На юг!  — раздались голоса.
        — Слушайте меня, уважаемые живцы!  — хрипло закричал седой от бумажной пыли воробей.  — Это говорю я, Архивариус! Я живу в отдушине городского архива, я!.. Не надо лететь на юг…
        — На юг! На юг!  — закричали молодые воробьи.
        — Тихо, желторотые! Пусть говорит Пыж Пушечный,  — сказал Чвир.
        — Живцы, говорю я — Пыж Пушечный! Слушайте меня! У всех организованных птиц есть вожаки, которые ведут свои стаи на юг. Давайте же и мы наконец-то организуемся и выберем себе вожака. Выбирайте меня вожаком, я вас поведу!.. Я самый опытный, самый сильный, самый мудрый!..
        — Какой из тебя вожак?! Ты машинным маслом пахнешь!  — перебил его бесхвостый воробьишка и перекувыркнулся в воздухе.  — Смотрите, каков я!.. Я самый талантливый, самый бойкий. Я Жюль Циркач! Я живу в цирке. Львы и тигры — мои друзья! Выбирайте меня вожаком!
        Воробьи заговорили вразнобой.
        — Не надо нам никаких вожаков, нам и своих вожачков достаточно!  — насмешливо сказал кто-то.
        — Кто это сказал?!  — задиристо спросил Жюль Циркач.  — Сейчас надеру загривок.
        — Не важно кто. Важно, что я не полечу никуда из родного города. Людям без нас зимой будет скучно…
        — Очень мы им нужны!
        — Я тоже остаюсь! Люди нас накормят, не дадут пропасть,  — это сказал Чвир.
        — Дождешься от них!  — Это сказал Чивли.  — Они кормят только надутых жирных голубей, а нас отовсюду гонят, мальчишки швыряют в нас камни, кричат: «Вора бей! Вора бей!..» За что они нас так?! Мы лишнего не берем…
        — Глупый, мы не берем, мы — подбираем.
        Крик на акации нарастал:
        — Остаемся! Как-нибудь отобьемся от Большого Мороза.
        — Тихо, живцы! Пыж Пушечный, наведи порядок!
        — Летим на юг! На юг!
        — Уважаемые живцы, послушайте меня!  — надрывался Архивариус.  — Я тут самый старый и знаю прошлое. Я говорю: кончай болтовню, мы все равно не полетим на юг. Мы тысячу лет выбираем себе вожака и никак не может выбрать его. Мы тысячу лет уже не летаем на юг. Мы разучились далеко летать…
        — Заткнись, ты, пыльное чучело!  — пискляво закричали молодые воробьи.  — Живцы, не слушайте его!.. На юг! В Гагры!.. Большой Мороз близко. Пусть вожаком будет Пыж Пушечный! Он самый отважный! Он самый…
        И тут такое началось! Живцы, то есть воробьи, закричали каждый свое, стараясь перекричать друг друга:
        — На юг! Подальше от Большого Мороза!
        — Я поведу вас!
        — Нет, я! Я самый отважный! Самый….
        — Голосуйте за меня! Я самый-самый!..
        — Тихо, живцы! Послушайте меня…
        Но никто никого не слушал. Все кричали. Одни пытались навести порядок, другие превозносили собственные достоинства и призывали выбирать вожаком именно их. Шум стоял оглушительный. Дело дошло до всеобщей потасовки. На плечи и шапки прохожих посыпались перья. Воробьи подрались, хорошо разогрелись и уснули на ветках. Так и не выбрали они себе вожака в тот вечер.
        — Эх вы, живцы!  — огорченно сказал Митя.  — За тысячу лет не можете договориться. Ну и дисциплина у вас! Вам бы нашу классную руководительницу.
        — А ты, оказывается, парень с воображением!  — услышал он голос Мрачного Мудреца и посмотрел на карниз. Но ворона там не было. Около Мити стоял пожилой горбоносый человек и улыбался.  — Ну что, понял, о чем кричали воробьи?  — Он приятельски похлопал Митю по плечу и пошел прочь.
        Митя ошеломленно смотрел ему вслед. Кто этот странный человек? И куда подевался ворон Мрачный Мудрец?.. А был ли ворон на самом деле?
        Как бы там ни было, вернувшись домой, Митя тайком вынес на балкон тарелку с мясом и бабушкиными пирожками. Утром, проснувшись, сразу же кинулся на балкон: тарелка была пуста! Но самая интересная штука состояла в том, что из Митиного дневника исчезли пятерки по географии. На их месте стояли тройки. Митя не стал горевать о пятерках да и вообще задумываться над этой удивительной историей. Главное, ему удалось разгадать тайну воробьиных сборищ.
        Воробьи по-прежнему собираются на главной улице нашего города перед большими морозами. Но теперь мы знаем, зачем они собираются. Митя рассказал нам: воробьи хотят выбрать себе вожака, чтоб он увел их на юг. И они опять не смогут выбрать его и не улетят из города зимой. И это хорошо, потому что нам, людям, и в самом деле в эту пору года было бы очень скучно без воробьев. Не правда ли?
        notes

        Примечания

        1

        Табор — полевой стан.

        2

        Байдуже — без внимания.

        3

        Насваряться — грозиться.

        4

        Панькать — нянчить, ублажать.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к