Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Коркищенко Алексей: " Полосатые Чудаки " - читать онлайн

Сохранить .

        Полосатые чудаки Алексей Абрамович Коркищенко

        Повесть о сынах Земли Яше, Грише, Вене, дочери Земли Нюрке и Космическом путешественнике.
        Повесть о ребятах, вначале мечтавших быть космонавтами и запускавших ракетный самовар, а затем, после лесных приключений, увлекшихся биологией.
        Повесть Алексея Коркищенко «Полосатые чудаки» была опубликована в журнале «Юный натуралист» №№ 1 -5 в 1965 году.

        Алексей Абрамович Коркищенко
        Полосатые чудаки

        «Самая большая победа придет только к тому, кто умеет одерживать над собой и маленькие, незаметные для других, победы».
        «…Всегда и во всем стремитесь к большой цели, тренируйте свою волю, не отступайте ни на шаг перед тем, что кажется трудным…»
    Ю. А. Гагарин

        Глава первая. Самовар на старте. На орбите или на том свете! На помощь приходит человек, ищущий Космического Путешественника. Планета, полная тайн

        День стоял солнечный и жаркий. Солнце палило во все свои триллионы киловатт. По крутой тропинке, обливаясь потом, пробирались трое. Передний, рыжий, с фиолетовыми ушами, в конопушках, нес на спине мешок, в котором угадывалось что-то большое и цилиндрическое. У второго, толстого и смуглого, на шее висел смотанный в круг шнур, назначение которого определить было довольно трудно. У третьего, высокого и худого, на поясе болтался огромный, выпукло посвечивающий будильник.
        Трое остановились на краю обрыва. Под ними лежало ослепительное море.
        — Площадка что надо,  — удовлетворенно сказал рыжий и сбросил со спины мешок. Послышался медный звон.  — Лучше не найти.
        — Занять боевые позиции!  — скомандовал рыжий с фиолетовыми облупившимися ушами.
        Его спутники тотчас принялись за дело. Из мешка был извлечен старинный, красной меди самовар и установлен на каменной плите. Самовар был без краника, в отверстие, где он помещался, пропустили конец шнура. Все это делалось сосредоточенно, четко и без лишних слов. Чувствовалось, каждый хорошо знает свои обязанности. Шнур, размотали и протянули вниз, к кустам, где и залегли.
        Самовар самодовольно вырисовывался на синем небе. Он мирно сверкал начищенными боками и, видно, не подозревал, какая необычная роль ему уготована.

        — Вот это да!  — восхищенно сказал рыжий с фиолетовыми ушами.  — Здорово он похож на фотонную ракету.
        — Далеко полетит,  — поддакнул худой, разрывая ногтями конец шнура.
        — Пороху маловато, еще бы хоть пачку,  — выразил сомнение третий.
        — Я тебе говорю: далеко полетит!  — заводя будильник на бой, с жаром заверил худой. Его глаза блестели, и была в них какая-то неземная отрешенность.
        Далее все происходило, как и должно при запуске ракеты в неизведанные космические просторы.

        — Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять…  — считал рыжий.  — Четыре, три, два, один… Ложись!
        Шнур уже дымился у самого отверстия.
        — Старт!  — в магическом шепоте слились три голоса.
        Самовар как ни в чем не бывало продолжал сверкать на фоне неба и вовсе не собирался покидать родную землю, где он стольких напоил сладким горячим чаем.
        — Старт!!!
        Самовар никак не отозвался на этот грозный приказ.

        Тогда рыжий, по-видимому «главный конструктор», повернулся к худому, который по своему положению, вероятно, был ниже рангом.
        — Что это значит?
        — Шнур я сделал по всем правилам. Полная гарантия,  — доложил тот.
        «Главный конструктор» обратился к толстому:
        — Ну?
        — Порох высшего качества — охотничий дымный,  — и, как бы вымаливая снисхождение, добавил: — Ты же сам знаешь…
        В этот миг из самовара ударил сизый дым. Совершенно неторжественно самовар подпрыгнул, как жирный гусь, завалился на бок и, жужжа и бабахая, разбрасывая огонь, с прискоками покатился вниз — туда, где, онемев от ужаса, замерли «конструкторы». Они не успели что-либо предпринять.
        — Будьте му…  — успел прокричать рыжий предводитель, но конец слова (вероятно, хотел сказать — мужчинами!) покрыл страшный грохот, и весь мыс мгновенно затянуло мутным клубящимся дымом. Где-то в вышине заливисто затрещал будильник.
        Камни, сброшенные вниз взрывом, с гулким плеском вошли в воду, и над заливом повисла звонкая зловещая тишина.
        — Черт возьми, что здесь происходит!  — раздался гневный голос.
        В тающем дымном облаке появился обнаженный до пояса широкоплечий человек. Он с болезненной гримасой отряхивался от пыли и песка.
        Шагнув, он споткнулся о покореженное днище самовара. Поднял его и тотчас выпустил, потрясая рукой,  — медь была страшно раскалена.
        — Спасите!  — донеслось до него.
        Человек огляделся прислушиваясь.
        Стон и мольба о помощи повторились.
        Неподалеку от дымящейся воронки из кучи песка и камней торчали чьи-то исцарапанные до крови ноги в новеньких коричневых сандалетах.
        Человек легонько потянул их — и вытащил на свет задыхающегося толстого мальчишку. Потряс его, подул в рот.
        — Там… еще… есть… наши,  — еле слышно проговорил пострадавший, не раскрывая глаз.
        Пошарив в кустах, спаситель обнаружил вещмешок и еще двоих оглушенных мальчишек. Прицокивая языком сокрушенно, он снес их по крутой тропинке вниз, под скалу.
        Прохладная вода и небольшой массаж помогли оживить незадачливых «конструкторов». Они очнулись и, не мигая, во все глаза уставились на незнакомца, стоявшего над ними. Было ему лет двадцать семь, не больше. По виду — русский. Сероглаз, светловолос, скуласт. Все в нем было обычно. Но он показался слегка контуженным мальчишкам странным, неведомым. И его серые пристальные глаза, смотревшие на них с ироническим сожалением и вниманием, и его русые ежиком волосы, топорщившиеся на крутых шишках, похожих на молодые рога бычка-годовичка, и его крепкая загорелая фигура — все казалось им неземным, нереальным. Всюду была разлита синева и блеск солнца, все переплеталось золотой колеблющейся вязью отраженных волн.
        В ошалелых глазах мальчишек разгоралось дикое удивление, переходящее в жуть. В эту минуту, еще слыша в ушах звон взрыва и испытывая головокружение, словно от огромной скорости, они не могли понять, видят ли все это во сне или наяву.
        — Где мы?  — хрипло спросил рыжий.
        — На орбите, наверно,  — с досадой ответил незнакомец, прикладывая мокрый платок к шишкам на голове.  — А пару минут назад я подобрал вас на том свете…
        — Вы кто такой?  — спросил рыжий, а его приятели сожмурили глаза, словно ждали удара грома.
        — Гм… кто такой… Гомо сапиенс…
        Они ничего не поняли. Это ясно было видно по их сизым от порохового дыма лицам. Но они не переспрашивали.
        — А вы кто такие?
        — Мы сыны Земли,  — гордо ответил рыжий.
        — Вот как!.. Сыны Земли… Сильно сказано… Однако вы, ребята, еще не очухались. Попейте воды, искупайтесь… А то вы, кажется, воображаете себя на чужой планете.
        Они послушались. Охая, сползли в воду, поплескались, попили. В глазах прояснилось. Теперь они увидели, что в небольшой нише под скалой размещена походная лаборатория: пробирки и баночки с разноцветной жидкостью и порошками, пучки разных трав и водорослей, микроскоп.
        Они на корточках выползли на берег.
        — Полегчало?  — спросил незнакомец.
        — Полегчало,  — буркнул рыжий.
        — Ну и хороши же вы!.. Просто картинки.
        Мальчишки исподлобья оглядели друг друга. У рыжего под глазом красовался багрово-зеленый синяк. Он ему почему-то шел — к облезлым фиолетовым ушам. Лицо толстого вспухло, и заплыли глаза. А третий, худой, выглядел так, словно дрался с дикой кошкой: красные полосы опоясывали его грудь и живот, как орденские ленты. Майка висела клочьями. Посиневший нос отлично выделялся на бледном лице.
        — Я, конечно, понимаю, вам бы очень хотелось, чтобы я оказался Космическим Пришельцем или шпионом с какой-нибудь там Проксимы Центавра,  — сказал незнакомец с улыбкой.  — Но уверяю вас, я тоже сын Земли. И зовут меня по-земному — Сергеем Ильичом.
        — А гомо са… се… сопи…  — что?  — спросил рыжий.
        — Ах, виноват… Это по-латыни,  — человек, разумное существо, земное, конечно… И не воображайте, что это у меня рога растут,  — добавил Сергей Ильич, легонько поглаживая крутые шишки на голове.  — Это ваша работа, шельмецы… Как тебя зовут?  — обратился он к рыжему.
        — Яша.
        Незнакомец скрытно усмехнулся, оглядывая его. Яша ни худ, ни толст, он по-мужицки угловат. Все в нем как-то торчало, выходя из нормы: нос, уши, плечи, лопатки. У него большие мосластые ступни, сильные широкие ладони и кисти рук. При разговоре он задирал голову. Зеленые глаза оглядывали собеседника из-под золотых ресниц смело, с шельмовским блеском, а круглые темные дырочки его отчаянного курносого носа нацеливались, словно дула двуствольного детского ружьеца.
        «Крепкая кость. Истый русак»,  — подумал Сергей Ильич.
        — Откуда ты приехал, Яша?
        — Мы волжане,  — ответил Яша бойко.  — Отец тут плотину строил. Маме надоело ездить, и мы все остались здесь… а что?
        — Да так… А тебя как зовут?  — спросил Сергей Ильич у толстого.
        — Веня,  — ответил тот с кокетливой улыбочкой.
        — Вениамин, что ли?
        — Вениамин Тихонович,  — и, не ожидая дополнительных вопросов, Веня охотливо уведомил: — Мою маму сюда направили, когда в городе открыли больницу. Раньше мы жили в Краснодаре… А квартиру мы все получили перед Первым маем.
        — Ясно.
        Сергей Ильич подивился противоречивости и сложности натуры Вени: он был хорошо упитан и розов, к нему, казалось, не приставал загар: блондин, но глаза черные, как переспелые терновки, немного умоляюще-кокетливые и в то же время цепкие; губы розаном, вывернутые, как у негра; плечи покатые, как у девчонки, руки нежные, аккуратные. Движения их быстрые, грациозные, девчоночьи.
        — Как же величать третьего гордого сына Земли?
        — Григорий.
        Худой медленно опустил большие синие глаза. Длинные черные ресницы прикрыли их, словно стальная решетка, надежно и надолго. Они нервно вздрагивали под взглядом Сергея Ильича. Маково загорелись небольшие уши.
        «Мечтательная, тонкая натура, гордая душа»,  — подумал Сергей Ильич о Григории.
        Григорий не выглядел неженкой, но все в нем было нежно и тонко, узкое лицо казалось прозрачным, мало бывавшим под солнцем.
        — Почему Гриша такой хмурый?
        — Это его самовар запустили,  — ответил Яша, пряча глаза.
        — Понятно… А почему именно самовар вы взяли для этой цели? Макет ракеты сделали бы, что ли… Куда интересней.
        — Уж больно он похож на фотонный межпланетный корабль.  — Яша пошарил в вещмешке, вынул книгу.  — Вот — на обложке.
        — Точь-в-точь,  — подтвердил Веня.
        Сергей Ильич взял книгу, с улыбкой полистал.
        — Так вы, значит, уже сейчас хотите в космос?
        — Так интересно же!  — воскликнул Яша.  — Сколько, там всяких тайн! А вдруг бы мы открыли новую планету — и там живут разумные существа!
        — А на Земле вам не интересно? И тайн на ней для вас уже нет? Вы все уже узнали, раскрыли?.. Ну, допустим, берут вас в космос, вы находите планету с разумными существами… Ну и что вы им расскажете о своей родной Земле? Что вы знаете? Что вы умеете делать?
        — Но мы еще маленькие,  — сказал Веня расстроенно,  — и мало еще знаем.
        — Между прочим, не такие уж вы маленькие. Вам по двенадцать лет, сыны Земли, это не малый возраст. В космосе есть такие планеты, где жизнь разумных существ исчисляется всего несколькими годами, но эти гомо сапиенс успевают многое узнать и сделать за свой короткий век… А вы? А вы уже мужчины, а запускаете самовары на орбиту… Смешно.  — Сергей Ильич пощупал шишки на лбу и приложил к ним мокрый платок.  — Вот вы уже сейчас в космос собираетесь, но посмотрите на себя, вы же слабенькие… Как говорится, слабы духом и телом. Не перенесете перегрузок, расплющитесь… Готовьте себя… Кто знает, может быть, и вам повезет. Возьмут вас в космос. В конце концов это от вас зависит. Кто хочет, тот добьется. Вспомните о первых космонавтах, разве они сызмала готовились в космонавты? Они просто любили труд, любили Землю, в общем готовились быть настоящими ее сынами.
        — А вы кто?  — спросил Яша.
        — Как то есть кто? Отпускник.
        — Не-е… Ну, чем занимаетесь?
        — Разгадываю тайны.
        Яша, Веня и Гриша встрепенулись.
        — Какие?
        Сергей Ильич пожал плечами.
        — Земные тайны.
        — А… а… где они?!
        — Везде!  — воскликнул с горячностью Сергей Ильич.  — Вот вы в космос рветесь, на Земле вам неинтересно, а ведь планета Земля — тоже частица космоса, планета, еще не открытая вами, не разгаданная, полная удивительных тайн. Эти тайны рядом с вами, везде, во всем, даже в этой неприметной травке.  — Сергей Ильич показал им пучок голубовато-зеленой жесткой травы.  — Какими она обладает свойствами? Как растет? Как размножается? Чем она полезна человеку?.. Не раскрыв земных тайн, вы ни за что не овладеете тайнами Великого космоса… Это закон. Зарубите это на носу. Вы каждый день спотыкаетесь о тайны, и вам хоть бы хны. Вы — сыны Земли, это верно. Но будьте ее достойными сынами. Любите свою планету. А любить ее — значит изучать ее, открывать ее тайны.
        Гриша поднял на него синие глаза, полные сердечного обожания и восхищения.
        — Можно посмотреть эту травку?
        Сергея Ильича даже взволновал взгляд Гриши, обрадовал. Он любил людей с живым воображением.
        — Пожалуйста, посмотри.
        Гриша, несмотря на ухмылку Вени, разглядывал травку с серьезностью, достойной удивления.
        — Можно посмотреть на нее в микроскоп?
        Сергей Ильич острым ножичком сделал срез листочка, положил на стеклышко, поправил зеркальце.
        — Прошу.
        Гриша смотрел молча, изумленно поводя черными тонкими бровями. С видимым усилием оторвавшись от окуляра микроскопа, проговорил мечтательно:
        — Вот бы нам такой.
        — Зачем?
        — Открывать тайны.  — Гриша покраснел, потупился.
        Сергей Ильич вынул из рюкзака небольшой рисовальный альбом, полистал. Страницы его были заполнены цветными рисунками разных растений.
        — Это вы рисовали?  — спросил Яша.
        — Я.
        — Красиво нарисованы. Как живые. Лучше, чем в книжках.
        Вырвав лист с рисунком какого-то растения, Сергей Ильич протянул его Грише.
        — Видел ли ты когда-нибудь такую траву?
        Гриша разглядывал его с минуту: изумрудные веселые листья, почти круглые, толстые, с желтыми жилками, расходящимися от центра, стебель суставчатый, кривой, каждый листок рос от сустава… Незнакомое растение.
        Гриша вздохнул.
        — Нет, не видел.
        — Мы тоже не видели,  — сказали Яша и Веня.
        — Жаль.
        — А в этой травке есть тайна?  — спросил Яша.
        — Да. Есть.
        — Какая?..
        — Космическая.
        Три пары неподвижных, широко открытых глаз уперлись в Сергея Ильича, понуждая его: «Ну, скорей! Да говорите же!»
        — Это травка — Спутник Космического Путешественника… Найдем ее, найдем и Космического Путешественника,  — с задумчивой серьезностью ответил Сергей Ильич. И, видя, каким страшным любопытством наполнились глаза Яши, Гриши и Вени, добавил: — Но, чур, это тайна… Звездного Содружества!
        Яша, Гриша и Веня пытались тотчас же вытрясти из Сергея Ильича подробности о Спутнике Космического Путешественника и самом Космическом Путешественнике, но он посмотрел на часы и стал укладывать походную лабораторию в рюкзак.
        — Не могу сейчас, ребята. Нет времени. Меня ждут рыбаки. Обещали выбросить на остров. Приходите сюда через три дня к полудню… Гриша, оставь этот рисунок себе. Присмотрись к нему, запомни, вдруг тебе попадется живое растение… Ах, это была бы необыкновенная удача!.. Ну, я пошел… До свиданья.
        Они вскочили на ноги.
        — До свиданья!
        Вскинув тяжелый рюкзак за плечи, Сергей Ильич ловко вскарабкался по скалистой тропинке наверх.
        Яша, Гриша и Веня обессиленно свалились на камни. Они только что пережили то, чего не пережил ни один мальчишка их родного города Синеморска. Подумать только, они уже приобщились к тайне Звездного Содружества!
        И надо сказать правду, им было досадно оттого, что буквально под носом у них кто-то ищет Космического Путешественника, а они хлопают ушами.

        Глава вторая. Заставляй себя делать то, что страшно не хочется делать,  — и ты закалишь свою волю. Кукуруза — марсианское растение. Рассказ Сергея Ильича о Спутнике Космического Путешественника

        Оглядевшись, Яша, Гриша и Веня вышли из кустов, миновали воронку, оставшуюся после взрыва самовара, и с таинственным видом, не переставая озираться, спустились вниз, к морю, где была назначена встреча с Сергеем Ильичом.
        Его не было.
        Гриша сбросил вещмешок и развалился на камнях. Прикрыл глаза. Не удалось им обрадовать Сергея Ильича. Километров двадцать прошагали они по лугам и степям, рощу обшарили за городом — и все зря.
        Веня постанывал — он растер пятки новенькими сандалетами.
        — Чего ты разнылся,  — возмутился Яша.  — Как девчонка!
        Все были расстроены неудачными поисками Спутника Космического Путешественника.
        — Не придет он, забыл, наверное. Зря мы ждем,  — капризно сказал Веня.  — Есть здорово хочется… Вот я бы сейчас куриную ногу…
        — Да замолчи ты!  — прикрикнул Яша, сглотнув слюну.  — Надоел со своей куриной ногой.
        — Нет выдержки,  — проговорил Гриша устало,  — слабы духом и телом. Не выйдет из нас космонавтов.
        — Конечно, не выйдет,  — подхватил Веня.  — Мы даже по Земле ходить как следует не научились. Вот ноги растер… И устал, хоть ложись да умирай.
        — Эх, вы!  — укоризненно сказал Яша.  — Мужчины мы или нет?.. Разнылись… «не выйдет из нас космонавтов, не выйдет…» Если захотим по-настоящему, так выйдет. Кто хочет, тот добьется… Слышал, как сказал Сергей Ильич? Только готовиться надо… Вот скажи, Веня, почему ты такой толстый?
        — Откуда я знаю,  — обиженно ответил тот.
        — Потому, что ты любишь здорово поесть и поспать и не любишь заниматься физзарядкой, боишься работы. Потому ты такой тюфяк и…
        — А ты рыжий хвастун и кривляка…
        — Ну-ну!  — строго оборвал Яша.  — Отставить.
        — А ты не дразнись.
        — Я не дразнюсь… Я командир и должен думать, как тебя исправить.
        — Могила его исправит,  — подал слабый голос Гриша.
        — Тебя тоже, тощая макаронина,  — огрызнулся Веня.
        — Отставить!  — приказал Яша.  — Ты, Гриша, тоже… смотреть противно — худой, как скелет. Почему ты такой?
        Гриша неожиданно вскипел. Он вскочил, потом присел, обняв худые колени крепко сцепленными пальцами. Сказал нервно, отрывисто:
        — Поел бы ты овсяной каши!.. Каждый день! Противная — не люблю… Не хочу есть!.. А бабка больше ничего не дает…
        — Овсянка питательная, калорий много в ней,  — назидательно, в отместку сказал Веня.  — Лошади едят овес — потому такие сильные.
        — Если ты такой умник, сам и ешь,  — отрезал Гриша и отвернулся.
        В его больших синих глазах показались слезы.
        — И бабка… часто бьет меня… И ни за что.
        Яшка положил руку ему на плечо.
        — Ты, Гриша, очень боишься бабки… И потому она, наверно, бьет тебя. А ты не бойся ее, защищайся. Покажи свое мужество. И вообще какое она имеет право бить тебя?
        — Ох, и трудно стать космонавтом,  — примирительно проговорил Веня.  — Мне бы только похудеть хоть немного и отучиться много спать. Но у меня такая слабая воля, и я не знаю, чем ее закалить.
        — Я тоже не знаю,  — расстроенно сказал Гриша.
        Яша хмыкнул.
        — А что тут трудного?! Вот ты, Гриша, не хочешь есть овсянку… А ты ешь. Насильно. И волю закалишь и поправишься. А ты, Веня, заставь себя просыпаться ровно в семь ноль-ноль и заниматься физзарядкой каждый день, а потом под душ… Вот как я!.. Правда, меня отец заставляет, мне не хочется, но я делаю. И воля у меня есть и мускулы — видите?  — Яша напружинил мышцы на руках.  — Заставляй себя делать то, что страшно не хочется делать,  — и ты закалишь свою волю.
        — Да-а,  — глубоко протянул Веня.  — Надо подумать.
        Гриша ничего не сказал. Он сидел, сгорбившись, вложив острый подбородок в колени, и смотрел на море, по которому бежали белые пенные барашки.
        — Знаете что? Давайте заниматься самоподготовкой,  — предложил Яша.  — Каждый день. И вообще…  — Яша прокашлялся и добавил весомо: — Сыны Земли Гриша и Веня, так как мы приобщились к тайне Звездного Содружества, надо вести себя серьезно, как взрослые…
        — Слышу слова мужчины,  — раздался сверху голос, и вниз спрыгнул Сергей Ильич, запыленный, с темными потеками пота на лице.
        — Живы-здоровы?
        Яша, Гриша и Веня вскочили.
        — А мы уже думали, что вы не придете,  — сказал Веня.
        — Это ты один думал, замолчи,  — оборвал его Яша.
        — Раз было сказано — закон. Слово свое надо держать… Ну, как дела?
        Гриша удрученно покачал головой.
        — Не нашли.
        Сергей Ильич сбросил рюкзак, присел, снял туфли и, блаженствуя, сунул ноги в воду.
        — У меня тоже безуспешно… Остров на коленках прошел вдоль-поперек, весь западный берег водохранилища исследовал — все напрасно. Проберусь на восточный берег, если и там не найду, подамся на юг, в Старый лес.
        — Возьмите и нас с собой,  — попросил Яша.
        — С удовольствием бы, ребята… Но, понимаете, трудно вам будет угнаться за мной. Отпуск мой на исходе, времени мало осталось, и придется мне, так сказать, скорым маршем пройтись по новым местам. Вы сами, полегоньку… И если найдете, напишите мне.
        Сергей Ильич достал блокнот, ручку, написал адрес: «Москва, город-спутник «Юг», улица Березовый шум, дом 25».
        — Дело в том, что я могу уехать неожиданно,  — добавил он.
        Сергей Ильич снял сорочку, умылся.
        — Искупаемся позже. Надо немного остыть. Я под солнцем прошагал километров тридцать.
        Они с завистью оглядывали его мускулистый литой торс.
        — Там нет фотонной ракеты номер два?  — с улыбкой спросил он, показывая наверх.
        — Ну что вы, Сергей Ильич,  — сказал Яша.  — Разве мы…
        — Шучу, шучу.
        Гриша все время порывался что-то спросить у Сергея Ильича и, наконец, не выдержал.
        — Я все время думал, почему вы назвали эту травку Спутником Космического Путешественника?  — Он вынул из вещмешка рисунок загадочного растения.
        — Да, почему?  — подхватил Яша.  — Нам это просто покоя не дает.
        — Понимаю,  — тихо проговорил Сергей Ильич.  — Вы, конечно, читали об удивительных находках на Земле и о том, что ученые мира теряются в догадках, не находя убедительных объяснений, откуда и как они появились… Это и постройки на южном материке Америки, и храм в Индии, крыша которого сделана из одного куска камня весом в две тысячи тонн, и другие неожиданные вещи… В Австралии, например, шахтеры в угольном пласту нашли железный предмет, сделанный разумным существом… Стальные гвозди обнаруживают в глыбах известняка мелового периода. Откуда это взялось? Ученые предполагают не без основания, что нашу планету не раз проведывали Космические Путешественники. И они, разумеется, могли оставить свои следы… И, конечно же, Космические Путешественники могли завезти на Землю своих животных и растения. Это вполне вероятно. Растения могли сопутствовать им в космосе, помогая преодолеть тягость одиночества и тоски по родной планете… У нас на Земле встречаются растения явно неземного происхождения. Посудите сами. Вот пшеница — злак, чисто земное растение. Есть веские основания так думать. У пшеницы сотни
родственников на Земле. Это ячмень, рожь, пырей. Всех ее злаковых родственников не перечислишь… А кукуруза? У нее нет родственников. Нет ей подобных на Земле. Она в единственном роде. У нее плод — початок. У какого еще растения есть такой плод? Ни у какого! Я не утверждаю, что кукуруза завезена Космическими Путешественниками. Но думаю, что это вполне вероятно… Послушайте, какой опыт с кукурузой провел профессор города Нальчика Токмачев. Он поместил зерна нашей нынешней «королевы полей» под колокол воздушного насоса. Создал под ним условия, близкие к марсианским. Вы, наверное, знаете — температура на Марсе ниже, чем на Земле, атмосфера разреженнее, кислорода и углекислого газа там значительно меньше… И что бы вы думали?! Кукурузные зерна под колпаком отлично проросли, и листья развивались гораздо лучше, чем в контрольном ящичке, где зерна прорастали в обычных земных условиях. Каково!! Стоит поразмыслить над этим?
        — И-и!.. Подумать только… Кукуруза — марсианка! Вот это да!  — отозвались пораженные Яша, Гриша и Веня.
        — То-то, сыны Земли! Кукуруза — это ли не след пребывания на Земле Космических Путешественников?.. Но речь пойдет о другом растении, тайну которого я хочу разгадать. Я не могу утверждать, что оно — Спутник Космического Путешественника, но я надеюсь, что оно может быть его спутником,  — закончил Сергей Ильич, волнуясь.
        Немного помолчав, он продолжал:
        — Мы пока еще мало знаем о животном и растительном мире своей родной планеты. Тайны большей половины трав еще не раскрыты… Вот хотя бы эта травка, которую я ищу. Она некоторыми свойствами похожа на наш южный чабрец и луговую мяту. Но только некоторыми свойствами. Я перекопал гору литературы, но нигде не нашел ее описания… Тот рисунок, что у тебя, Гриша, я нарисовал по памяти.
        — Значит, вы видели ее!  — воскликнул Яша.
        — Видел. Только однажды.
        — Когда?
        — Это было во время выселения станиц и хуторов с долины, которая должна была стать дном моря. Я жил тогда в одной старой-старой станице Заповедной. Учился я в то время в девятом классе, любил природу, увлекался ботаникой, биологией… И вот однажды, перед тем как уехать на новое место жительства, я пошел проститься с любимыми местами. Долго бродил, страшно устал, у меня разболелась голова, солнце сильно припекало, раздражали назойливые жгучие комары. Не доходя до ерика Егуречки, я увидел островок изумрудной веселой травы и свернул к нему — решил отдохнуть. Я повалился на нее — будто очутился в волшебном царстве: тонкий, изумительный аромат шел от этой травы. Он был прохладен и освежающ. Пахло испаряющейся росой на полынном косогоре, арбузом, липовым цветом, корой буда и привялым осокоревым листом… Это был сложный, упоительный аромат, тонкий, но выразительный — и не хватит ни слов, ни умения, чтобы точно выразить его… Так пахнет земля после летнего дождя, когда каждое растение, каждое дерево энергично дышит и отдает свои запахи.
        Я отметил, что меня оставили в покое комары и мошки, словно неведомая граница охраняла меня от них. Они избегали этой травы. Я рассеянно прикладывал круглые толстые листочки этого растения к комариным укусам на теле — и они исчезали на глазах. Попробовал один листочек на вкус. Он показался мне удивительно вкусным и приятным. Это был вкус примерно виноградного усика, только он оставлял во рту какие-то неведомые ощущения. Усталость вдруг прошла у меня, головная боль тоже, и я неожиданно уснул. Мне снились легкие, полные всяких полетов сны.
        Проснулся я от страшного удара грома. Шла гроза. Я весело удирал от нее, думая, что завтра снова вернусь к удивительной траве, которую я встретил впервые… Но мне не удалось увидеть ее второй раз. Наутро я уехал с отцом — механиком колхоза в город за деталями. Вернулись через неделю. Я тотчас же по приезде побежал к ерику Егуречки. И не нашел ни ерика, ни рощи, ни островка изумрудной травы — все было перепахано, переворочено бульдозерами: они готовили дно водохранилища… Вот так вышло… Потом после школы я закончил Московский университет, биологический факультет… Сейчас работаю в одном исследовательском учреждении… И вот во время отпуска я решил поискать эту загадочную траву… Не может быть, чтобы она росла только в одном месте! Мы должны найти эту травку и разгадать ее тайну. Я уверен, что она может быть Спутником Космического Путешественника.
        Последние слова Сергей Ильич подчеркнул с особой силой.
        — Мы найдем его!  — горячо воскликнули Яша, Гриша и Веня.

        Глава третья. Гриша хитрит. «Народный медик» знает тайну загадочного растения. Травяной Князь. Гриша дает «боевую тревогу»

        Гриша высыпал на свой стол ворох самых разных трав, имеющих суставчатые стебельки и округленные листья, и стал рассматривать их через лупу, сравнивая с нарисованным Спутником Космического Путешественника. Тяжело вздыхал.
        — Не то!
        В комнату заглянула бабка.
        — Ты все с травками возишься, все изучаешь… Устал небось… Иди обедать, Гришутка.
        Она просеменила к столу, быстрым, опытным глазом осмотрела травы.
        — Есть интересные травки, полезные… Вот сиреневый кермек, корень у него богатый… Бессмертник — защитник сердца… А остальные — пустые. Это хорошо, что ты травки изучаешь…
        Бабка Орестея зыркнула на рисунок.

        Гриша заметил ее полный алчного интереса взгляд, брошенный на изображение Спутника Космического Путешественника, и ясная догадка пришла к нему: «Бабка знает его!»
        И Гриша решил схитрить.
        — А эту травку ты знаешь, бабаня?  — он показал на рисунок.  — Как ее называют?
        — Нет, не знаю!..
        Гриша молча взял рисунок и порвал его пополам.
        — Если даже ты не знаешь, значит ее нет, придумали ее.
        Бабка всполошилась.
        — Погоди, я еще посмотрю.
        Гриша сложил на столе разорванный лист.
        — Кто тебе нарисовал ее?  — волнуясь, спросила бабка.  — Кто тебе доверился?
        — Один человек, который знает не только земные, но и космические тайны.
        — Ох, ох!.. А зачем ты ее ищешь?
        — Извини, бабаня, но врать я не хочу, а правду сказать не могу.
        — Гляди-ко!  — удивилась она и добавила с сомнением: — Только трудно ее разыскать.
        — Я найду, будь уверена. Но скажи, как ее называют?
        Она помедлила раздумывая. И, наконец, с большим усилием, словно выдавала страшную тайну, проговорила:
        — Травяным Князем называют ее… Это тайная травка.
        Гриша вспотел от нервного напряжения: тайна Спутника Космического Путешественника приоткрывалась.
        — Почему ее называют Травяным Князем и почему она тайная травка?  — почти шепотом спросил он.
        — Потому, что заколдованная… Она редко встречается и дается только в добрые руки.
        — А раньше в каком месте она давалась тебе в руки?
        — В долине, где мы раньше жили… Но сейчас там море разлилось.
        Гриша, вспомнив слова Сергея Ильича о том, что загадочная травка может расти и в других местах края, сказал:
        — Но ведь она не только там могла расти!
        — Слышала я от верного человека, что можно еще найти Травяного Князя в Старом лесу. Была я там несколько раз. Помнишь, в позапрошлом году ездили мы с тобой в Старый лес? Я тогда много хороших травок набрала, а его не нашла…
        Как только бабка вышла из комнаты, Гриша дал «боевую тревогу», после которой жизнь Яши, Гриши и Вени сделала неожиданный поворот.

        Глава четвертая. Подслушанный разговор. Нарисованные тельняшки взбесились. Нюрка приходит на помощь. Команда «Звездной каравеллы» покидает берег

        Нюрка сидела на своем балконе и следила за Яшей и Веней. Они пололи во дворе цветочную клумбу. Нюрка не знала, где в это время был Гриша, просто прозевала его. Яша и Веня о чем-то таинственно шептались. Эта таинственность в последнее время так и перла из них. И Нюрка отчаянно позавидовала жизни Яши, Гриши и Вени, полкой всяких тайн. А у нее жизнь была бедная — никаких тайн.
        Нюрка напрягла слух, чтобы расслышать, о чем говорили Яша и Веня. И вдруг из дома во двор выскочил Гриша, похожий на сумасшедшего.
        — Травяной Князь! Травяной Князь!..  — закричал он и, чего-то испугавшись, закрыл рот, потом громким шепотом проговорил: — За мной! На совет!
        И все они побежали со двора. В сторону моря.
        Нюрка ничего не смогла поделать с собой. Это было сверх ее сил. Она помчалась за ними.
        Они залегли в самой гущине терновника и о чем-то заговорили. Нюрка медлила в нерешительности: страшно и стыдно подслушивать… Но потом все же подползла ближе. Разговор доносился до нее урывками.
        Голос Гриши:
        — …Она не все сказала… Травяной Князь… скрывает…
        Голос Яши:
        — …найдем Спутника Космического Путешественника…
        Снова голос Гриши:
        — …не мог же я… тайну Звездного Содружества… надо… Ильича…
        Нюрка почистила уши. От непередаваемого волнения она стала плохо слышать. «Они ищут какого-то Спутника Космического Путешественника и знают тайну Звездного Содружества!!! Кто такой Травяной Князь?»
        Страшась быть открытой, подползла еще ближе.
        Голос Яши:
        — Мы встретимся с ним в Старом лесу, расскажем ему и будем искать вместе.
        — Мы не только будем открывать тайны и искать Травяного Князя, но и закаляться,  — услышала Нюрка мужественный голос Гриши.  — Поплывем через море — так быстрее добраться до Старого леса.
        — А на чем поплывем?  — спросил Веня.
        — Я как-то удил рыбу в бухте лесобазы, там чудный плотик видел,  — сказал Яша.
        — Через море страшно,  — сказал Веня.
        — А мы наденем тельняшки,  — нашелся Яша.  — Вот моряки носят тельняшки, и им наплевать на все страхи…
        — А где мы возьмем тельняшки?  — спросил Веня.
        И тут Нюрка опять услышала голос Гриши:
        — Тельняшки я нарисую.
        — Здорово!  — воскликнул Веня.
        О, как ей захотелось открыться им и сказать от всей души: «Гриша, Яша и Веня, расскажите мне о тайне Звездного Содружества и возьмите меня с собой в поход. Я буду варить вам кашу и штопать носки». Но она не решилась.
        А они поднялись и ушли. Нюрка еще долго лежала в кустах и кусала губы от волнения и душевной боли. «Что же делать? Что же делать?»
        На другой день она проснулась очень рано: боялась прозевать уход Гриши, Яши и Вени. Собралась, положила в узелок десяток пирожков и, когда ребята вышли из дому с рюкзаками, крадучись, последовала за ними.
        Они пришли к Скалистому мысу и спустились вниз, к морю, а она спряталась наверху за камнями и стала наблюдать.
        Ярко светило солнце. Гриша, Яша и Веня стояли на берегу, суровые, мужественные, и сосредоточенно оглядывали синий горизонт. Под скалой покачивалась «Звездная каравелла» — плот из четырех бревен. Команда «Звездной каравеллы» была одета что надо: в голубых майках и трусах, на голове синие береты. На ногах Вени новенькие кожаные сандалеты. Яша и Гриша босоногие. За плечами рюкзаки. Они сняли их и, вынув оттуда топор, молоток и гвозди, поставили мачту.
        — А где же тельняшки, Гриша?  — спросил Веня.  — Ты нарисовал?..
        — Сейчас нарисую,  — ответил Гриша.
        Он достал из рюкзака кисть и две банки с краской — голубой и белой. От краски пошел сладкий лаковый запах. Это была первосортная быстросохнущая эмалевая краска. Гришин отец-химик не держал плохих красок.
        Гриша обмакнул кисть в голубую краску и сказал Вене:
        — Сними майку и подними руки.
        Гриша рисовал проворно и не жалел краски. Кисть щекотала кожу, Веня хихикал поворачиваясь.
        — Перестань, будь серьезен,  — сказал Гриша укоризненно.
        — Я серьезен,  — прыская смехом, ответил Веня,  — но очень щекотно.
        Голубые кольца опоясали Веню. Он стал похож на зебру.
        Гриша отошел в сторонку, полюбовался. Взял банку с белой краской и еще раз прошелся кистью по Вене. Правда, получились небольшие потеки. Но это неважно.
        Веня разглядывал себя, горделиво выпятив живот. Тельняшка вышла и впрямь на славу.
        Напрактиковавшись на Вене, Гриша нарисовал тельняшку на Яше в два счета. Командир «Звездной каравеллы» сразу стал строг и надменен. Его облезлый нос задрался еще выше.
        Гриша заглянул в банку с голубой краской и разочарованно вздохнул: она была почти пуста. Вот что значит быть щедрым! Ну, что поделаешь! Гриша нарисовал себе голубые полосы только спереди — на груди и животе.
        Яша и Веня ходили по берегу, сушились.
        — Жарко становится,  — сказал Веня.
        — Да,  — согласился Яша.  — Жарко и душно.
        Грише показался странным этот разговор о жаре и духоте. Наоборот, с моря тянул прохладный ветерок. Гриша с важным видом проверял, как сохнут нарисованные им тельняшки. Провел пальцем по спине Яши. Краска высыхала быстро. Отличная работа!
        Но Яша и Веня почему-то ежились.
        — Что такое?  — поинтересовался Гриша.
        — Тельник больно щиплется,  — сказал Веня, кривя губы.
        — Да, щиплется здорово,  — подтвердил Яша.
        Они оба были бледны, на лицах выступил обильный пот.
        — Да что с вами?  — испугался Гриша.
        — Тошнит меня,  — слабо откликнулся Веня.
        — Меня тоже,  — сказал Яша.
        — Потерпите немного,  — посоветовал Гриша и тут же почувствовал: и его начал щипать тельник, несмотря на то, что был недорисованным. К горлу подкатился тошнотворный комок.
        И вдруг нарисованные тельняшки взбесились.
        — Она меня душит!  — закричал Веня и сделал попытку снять ее. Он забыл, что она нарисована.
        Яша кряхтел, извивался, но молчал.
        Краска, быстро высыхая, сжимала и корежила Яшу и Веню.
        — Гриша, что ты мне нарисовал?!  — завопил Веня.  — Это удав, а не тельняшка! У меня кости трещат… Сними ее!!
        — Потерпи, она сейчас высохнет,  — с трудом выговорил Яша. Сам он крепился изо всех сил, чтобы не закричать.
        Веню вырвало. Он упал и пополз в воду. Яшу тоже стошнило, но он еще держался на ногах. Гриша растерялся, он не понимал, что происходит. Ему-то было легче, тельняшка у него осталась недорисованной и не так бесилась, как у них.
        — Сними тельняшку!! Я задыхаюсь!.. Спасите меня!  — кричал Веня, барахтаясь в воде.
        Он пытался отмыть тельняшку водой. Напрасный труд!
        Зачерпнув горсть мокрого крупнозернистого песка, Гриша стал оттирать тельняшку с Вениного живота.
        — Больно-о-о! У-у-и-и!.. Не надо-о-о!..
        Гриша, не обращая внимания на его вопли, продолжал тереть. Однако через минуту убедился, что его старания пропадают впустую — тельняшка не оттиралась. Гришу охватил ужас. Он почувствовал, что задыхается.
        Одна полоса на Вениной груди лопнула — Гриша уцепился ногтями за край и потянул. Застывшая эмалевая краска была эластична, как резина, и отдиралась от тела, словно изоляционная лента. Порой она обрывалась, Гриша отковыривал ее ногтями от кожи и снова тянул, катая Веню по песку.
        Веня верещал, как поросенок. Еще бы не верещать, если полосы отдирались от тела вместе с волосяным покровом.
        Гриша оглянулся на Яшу. Тот с затуманенными от боли глазами, кусая губы, тер себя мокрым песком.
        — Дери, Яша!.. Тяни, Яша!  — крикнул Гриша, но Яша не понимал, что хотел сказать друг.
        И в ту минуту Нюрка не выдержала и прыгнула со скалы. Гриша видел, как сверху что-то сорвалось белое, но ничего не мог понять. Сознание его мутилось. Он задыхался, лихорадочно отдирая белые и голубые полосы с Вени. Вдруг рядом появилась Нюрка, вся мокрая. Гриша даже не удивился. У него просто сил не было для этого. Он повел головой в сторону Яши.
        — Сдирай у него…
        Нюрка наклонилась над Яшей. Ее руки оказались ловкими и проворными. Скоро около Яши лежала горка извивающихся, как змеи, синих и белых полос.
        Гриша, отодрав последнюю полосу с Вениного живота, упал без чувств. Нюрка стала спасать его.
        Яша и Веня, красные, полосатые, словно дождевые черви, поползли в воду.
        Освободив Гришу от взбесившейся недорисованной тельняшки, Нюрка перетащила его к воде. Он очнулся, открыл глаза и увидел Нюрку. Они улыбались.
        Полчаса команда «Звездной каравеллы» молча и неподвижно лежала в воде, приходила в себя.
        Яша зашевелился первым. К этому его обязывало положение командира «Звездной каравеллы».
        — Подъем!  — скомандовал он слабым голосом и, шатаясь, поднялся.  — Довольно прохлаждаться.
        Веня и Гриша вылезли из воды на четвереньках. Понемножку разогнулись и потянулись к своим беретам.
        Яша, натянув на голову берет, протянул Нюрке руку.
        — От имени команды «Звездной каравеллы» благодарю тебя за скорую помощь.
        — Мы не забудем твоей доброты,  — сказал Гриша.  — Мы уходим в плаванье, цель у нас очень важная… Мы вернемся домой и все тебе расскажем. Если ты… Ну, сама понимаешь: наш поход — тайна…
        — Понимаю,  — тихо ответила Нюрка.
        — Закрепить паруса!  — подал команду Яша.
        — Но мы же опять без тельняшек!  — воскликнул Веня.
        Яша не знал, что ответить. Веня поставил его в тупик.
        — Все-таки я их нарисую!  — решительно сказал Гриша.  — На майках. Они у нас голубые. Я только белые полоски нарисую, и все. Белой краски еще полбанки осталось.
        — Вот это мысль!  — похвалил Яша и снял майку.  — Это совсем другое дело.
        Тельняшки-безрукавки были готовы через несколько минут. Потом достали из рюкзака парус (две сшитые простыни) и закрепили на реях.
        Нюрка покарабкалась по скале наверх.
        Вернулась с узелком в руке. Застыдилась, протянула его Грише. Он взял, пожимая, плечами, спросил:
        — Что здесь?
        Нюрка не ответила, покраснела и убежала.
        Гриша развязал узелок. В нем лежали пирожки с повидлом, завернутые в бумагу.
        На лицах команды «Звездной каравеллы» отразились самые разноречивые чувства. Почему Нюрка дала пирожки именно Грише, а не Яше и не Вене?! В чем тут дело?
        Веня хихикнул. Гриша растерянно прижимал сверток к груди.
        — Положи их в рюкзак,  — просто сказал Яша.  — Пригодятся в пути.  — И подал команду: — Отдать концы!
        Отдали.
        — Поднять паруса!
        Подняли.
        Парус набрался ветра. «Звездная каравелла» отчалила от берега и двинулась в открытое море.
        — Выстроиться на верхней палубе!
        Выстроились. Утомленные борьбой с бешеными тельняшками, красные, как очищенные морковки.
        На скалистом мысу стояла Нюрка. Она махала им платочком и, кажется, плакала. Ей было очень грустно.
        Свежий ветер бил в паруса. «Звездная каравелла» набирала ход.

        Глава пятая. Поиск продолжается. Нюрка бежит в милицию: «Спасите их!». Команда «Меркурия» находит остатки «Звездной каравеллы». Тяжелая миссия сотрудника оперативного отдела

        Начальник порта вызвал к себе Макогонова — капитана быстроходного судна «Меркурий», широкоплечего, статного парня.
        — Звонили из милиции. Трое мальчишек вышли в море на плоту. Надо спасать. В море шторм до пяти баллов.
        — Как раз хватит, чтобы утопить этих сопливых мореманов,  — сказал Макогонов.
        Начальник порта строго взглянул на него. Это был суровый человек и не любил лишних и тем более легкомысленных разговоров.
        — Поручаю вам, капитан Макогонов, спасение ребят.
        — Есть!  — ответил молодой капитан.
        Макогонов, выбежав на причал, крикнул вахтенному «Меркурия»:
        — Поднять команду по тревоге!
        Через две минуты «Меркурий» вышел в штормовое море.
        Судно долго кружило по морю. И вот уже к заходу солнца впередсмотрящий крикнул:
        — Право по борту темные предметы!
        Макогонов повел биноклем вправо; вдали виднелся лес, а ближе, на расстоянии трех кабельтовых от судна, качались на волнах три бревна.
        — Право на борт, курс на бревна!  — скомандовал Макогонов.
        Рулевой круто повернул штурвал вправо.
        — Так держать!
        — Есть так держать!
        «Меркурий» лег в дрейф, и матросы с помощью крановой балки выловили бревна.
        Макогонов обнаружил на одном из них веревку. Хмурясь, капитан отбросил ее: она была гнилая.
        — Салажата… Недотепы несчастные…
        Он обвел горизонт потемневшими глазами. Шторм утихал. По пустынному морю ходила зыбь.
        «Меркурий» на малом ходу сделал еще несколько кругов. Выловили еще сломанную мачту с реей и разодранными «парусами». И это было все, что осталось от «Звездной каравеллы».
        Макогонов передал в порт о результатах поиска. Начальник порта тотчас позвонил в оперативный отдел милиции.
        Трубку поднял младший сержант Снежко. Он слушал, его глаза широко раскрывались, а лицо болезненно и печально кривилось.
        И в эту минуту в его кабинет ворвалась задыхающаяся Нюрка с криком:
        — Спасите их!! Они… они… тонут…
        Снежко вскочил и сурово сказал, показав на нее пальцем:
        — Поздно, Нюра! Они уже утонули.
        — Нет, нет!  — вскрикнула Нюрка, в ужасе отступая. И залилась слезами.
        Снежко печально покачал головой и погладил ее по голове.
        — Не надо плакать, Нюра… Не надо. Слезами горю не поможешь… Поедем в порт, Нюра… Поговорим с моряками… Они выловили плот… Поедем, если хочешь…

        И вскоре они стоят на причале, ожидая «Меркурия». Он показывается на горизонте небольшой точкой. Точка растет с каждой секундой. Нюрка замирает… Вот «Меркурий» уже у причала. Швартуется. Она и Снежко идут на корму, где лежат бревна от плота. Капитан о чем-то говорит с милиционером. Нюрка ничего не слышит — так сильно начинает бухать ее сердце. Она внимательно осматривает бревна со всех сторон и вдруг бежит с корабля на берег.
        — Нюра, постой!  — кричит Снежко.  — Куда же ты?!
        Она, не оглядываясь, бежит к городу напрямик.
        Снежко качает головой и говорит капитану Макогонову:
        — Она дружила с ними… Интересные были ребята, фантазеры и немножко того…  — Снежко сделал неопределенный жест у лба.
        Он забирает простыни и возвращается в отделение милиции. Ему еще предстоит тяжелый разговор с родителями погибших.
        Снежко застает их в своем кабинете. Он входит туда мрачный, с отсутствующими печальными глазами. И они понимают, что с Яшей, Гришей и Веней случилось самое страшное.
        Снежко кладет изодранные простыни на стол.
        — Чьи это, возьмите…
        Бабка Орестея берет одну и причитает:
        — Боже ж мой! То же наша простынка… А где моя родная кровинка, внучек мой синеглазый, веточка жасмина?.. В синем море-океане утонула моя бриллиантова звездочка…
        Спрятав лицо в другую простыню, рыдает Изольда Марковна. Плачет и Тихон Серафимович.
        Снежко отворачивается с влажными глазами. Отец Яши, мужественный и сдержанный человек, глубоко затягивается дымом махорочных сигарет.

        Глава шестая. Нюрка у сторожей Старого леса. Четвертое бревно «Звездной каравеллы». Встреча с Драным Бароном и его жертвой. Дедушка Кирюша говорит загадками. Надежда

        Нюрка без стука вбежала в кабинет председателя Синеморского райисполкома и, не обращая внимания на двух солидных мужчин, сидевших в креслах, прошла прямо к столу отца.
        — Папа, отвези меня к дедушке в Старый лес!  — выпалила она.
        — Да что с тобой?  — удивился отец.  — Еще вчера я предлагал тебе это, ты наотрез отказалась, а сегодня…
        — А сегодня… сейчас отвези… Прямо сейчас!  — перебила она.
        — Но Нюра, я не могу… Видишь, у меня люди, а вечером совещание. Давай завтра…
        — Сейчас, сейчас!  — топнула ногой Нюрка.  — Пусть шофер дядя Миша отвезет.
        — Хорошо, хорошо. Сейчас позову дядю Мишу.
        К вечеру того же дня Нюрка была в заповедном Старом лесу, где жили ее дедушка Кирюша, бабушка Феклуша и двоюродные дяди Витяша и Гришутка. Нюрка редко навещала своих родственников, и ее приезд был для них праздником.
        Бабушка Феклуша уставила стол всякими яствами, но Нюрка ни к чему не притронулась. От переживаний, от немыслимой усталости у нее склеивались глаза и заплетался язык.
        Дед поклялся ей, что оставит все свои дела и завтра же с утра обойдет побережье — разобьется в лепешку, но найдет Гришу, Яшу и Веню, будь они живыми или мертвыми. Нюрка успокоилась и пошла спать.
        — Дедушка,  — грустно сказала она, засыпая,  — вы без меня не уходите искать Гришу, Яшу и Веню. Ладно?
        — Ладно, ладно, разбужу,  — согласился дед.
        Утром проснулась Нюрка от первого нерешительного прикосновения дедушки.
        — Собирайсь, ласонька… Уж больно жалко будить тебя, да ведь сама просилась.
        Нюра быстро оделась. За окном уже было светло, но солнце еще не всходило. Они умылись во дворе прохладной водой и, поев молока с хлебом, отправились в путь.
        В лесу птицы пели во весь голос. Нюрка, обычно радовавшаяся утреннему лесу откровенно и восторженно, на этот раз оставалась равнодушной. Печальные мысли не оставляли ее.
        Витяша и Гришутка, огромные, бородатые, шли впереди по тропинке и стряхивали с кустов росу, чтобы Нюрка не обрызгалась. Дед Кирюша следовал за ними, маленький, сухонький, кудлатенький, погромыхивая резиновыми сапогами. Он остерегался сырости — докучал ревматизм.
        Солнце поднялось, оно позолотило высокие вершины дубов. Они спустились вниз по тропинке, и перед ними открылось море. Оно показалось Нюрке розовым и застывшим, как жидкий вишневый кисель.
        Она вдруг поняла, что ненавидит море, такое лживое, такое коварное, погубившее ее друзей.
        — Ты, Гришутка, самый зоркий у нас,  — сказал Кирюша.  — Огляди-ка берег.
        Гришутка пошарил взглядом из-под ладони козырьком.
        — Бревно лежит у воды.
        Нюрка заволновалась.
        — На одном бревне Гриша вырезал мое имя. Я видела те три бревна, которые выловили моряки. И на них ничего не было вырезано. Значит, плот был из четырех бревен… Ведь могли они спастись на одном бревне?.. Могли, дедушка?
        — Могли, могли, ласонька.
        — Туда, скорей!..
        Витяша и Гришутка вошли в воду, крякнув, подняли огромное бревно и выбросили на песок. Нюрка радостно крикнула:
        — Смотрите — мое имя! Это Гриша ножичком вырезал. Может, они спаслись на этом бревне? Может, они уцепились за него и спаслись, а?  — допытывалась она.

        — Может, они и спаслись, да не узнать нам теперь,  — с сожалением сказал Витяша.  — Тут мы бессильны. Дождь тут пролил вчера — все следы смыл.
        — Поищем их в лесу,  — сказал Кирюша больше для того, чтобы успокоить Нюрку.  — Если они спаслись, то пойдут на юг. А если шли на юг, то выйдут к Желтому ерику.
        Они вошли в лес по едва приметной звериной тропке.
        — Погодите-ка,  — дед неожиданно остановился.  — Никак кто-то кричит?
        Прислушались. Где-то в стороне Желтого ерика послышался крик:
        — По-о-мо-о-ги-и-те-е!

        Свернув с тропки, они торопливо пошли на крик.
        И вот мольба о помощи раздалась совсем рядом, с корявого ветвистого дуба, росшего на краю полянки. Вокруг него ходил огромный горбатый вепрь. Его острые длинные клыки торчали из пасти, как сабли.
        Вепрь, увидев людей, угрожающе хрюкнул и двинулся на них, поблескивая злыми зелеными глазками. Нюрка в страхе обхватила шею Гришутки.
        Кирюша, разглядев среди листвы человека, обвешанного фотоаппаратами, бесстрашно шагнул навстречу дикому кабану.
        — Ужо попал ты мне на глаза, Драный Барон! Давно я хотел поговорить с тобой, старый разбойник. Ты зачем загнал на дерево безвинного человека-фотографа? С ружьем он, что ли, в лес пришел? Фашист ты, а не благородный вепрь!.. Зачем ты погубил Веселого Музыканта, зачем опрокинул Бородатого Молчуна?!
        Нюрка была поражена: «Какой кровожадный зверь этот кабан! Сколько людей он покалечил? Но кто они такие? Почему у них такие странные имена?»
        Горбатый вепрь беспокойно завертел своим коротким черным хвостом.
        — Зачем ты пришел, Драный Барон, в светлый соловьиный Старый лес и обеспокоил его жителей?  — продолжал выговаривать секачу Кирюша.  — Почему ты не остался в Черном Бору, где живет все ваше свинячье племя?
        Дед Кирюша повысил голос. Он мелодично прозвучал в сочной лесной тишине:
        — Уходи в Черный Бор тотчас. И если я тебя хоть раз еще увижу в Старом лесу, отправлю в зверинец на людской позор…
        — Уходи, а ну-у!  — крикнул грозно Витяша.
        Его голос, гулкий и сильный, эхом прокатился по Старому лесу. Вепрь попятился, отступил и, круто повернувшись, опрометью метнулся в чащу, подминая кусты. Только шум и треск прошли за ним.
        И Нюрка погордилась своим родным волшебником Кирюшей, хозяином Старого леса. Его понимали даже свирепые дикие кабаны…
        Зашелестела листва — и с дерева свалился страшно помятый маленький человек, обвешанный фотоаппаратами. Голенища его сапог были разодраны, из дыр торчали портянки.
        — Ой, да это же дядя Кривоплясов, фотокорреспондент!  — вскрикнула Нюрка.
        — Правильно,  — в странном возбуждении заговорил помятый человек.  — Я дядя Кривоплясов и фотокорреспондент. Здравствуйте. Мы с вами знакомы. Ах, какие кадрики отщелкал, если бы вы знали! Феноменальные кадрики! Войдут в историю…
        Кривоплясов, говоря это, отступил на несколько шагов, нацелил на них фотоаппарат и несколько раз щелкнул.
        — Спасибо.  — Потом, видимо считая, что необходимо дать объяснения тому, как он очутился в трагическом положении, добавил: — Шел я из хутора Платоновского, юннатов там снимал… Отличные снимки сделал. Иду к морю… Меня сюда рыбаки высадили, ну и обещали обратно через море перебросить… Иду, значит, а тут этот проклятый секач преследует мальчишек. Мальчишки кричат. Ну, я отвлек секача, так он, дьявол, на клыки меня взял… Порвал сапоги, проклятый!.. Едва спасся… Гад упрямый, почти сутки сторожил меня. Ходит и ходит вокруг дерева, чтоб он сдох!.. Спасибо вам, выручили!.. Ну, я пошел… Опаздываю. А материал срочный.
        Нюрка, посветлевшая, уцепилась за его рукав.
        — Какие мальчишки бежали?!
        — Их было трое… Но они так быстро бежали, что я не успел разглядеть. Вот пленку проявлю, узнаю… Заметил только, что мальчишки были полосатые.
        — Это они!  — радостно закричала Нюрка.  — Это они полосатые!.. Больше никто!.. Гриша, Яша и Веня живы!! Я так и думала!
        — Когда они бежали?  — спросил Гришутка.
        — Вчера под вечер!  — уже на ходу крикнул Кривоплясов и исчез в лесу.

        Глава седьмая. Тайна моря наконец-то открыта. Приключения морские закончились — начались сухопутные. Они ищут Травяного Князя у реки. Леший или лесовик!

        Они чудом остались живы. Когда веревки полопались — бревна разошлись, а мачта упала, Яша, Гриша и Веня оказались в воде. Волны были совсем маленькие, но, когда ощущаешь под собой страшную глубину, даже рябь покажется девятым валом. Они цеплялись за бревно, на котором Гриша вырезал Нюркино имя. Бревно было скользкое, вертелось.
        Веня кричал:
        — Спасите!.. Ма-а-а-моч-ка-а!..
        Берет насунулся ему на глаза — он ничего не видел и не мог поднять его, потому что боялся отцепить от спасительного бревна хоть одну руку. Вода наливалась в его широко открытый рот. Веня оторвался от бревна и начал тонуть. Яша схватил его, придержал за волосы. Гриша тоже сильно перепугался, но быстро догадался: когда барахтаешься в море, нельзя широко разевать рот.
        Веня снова начал кричать.
        — Закрой рот, а то утонешь!  — страшным голосом крикнул Гриша.
        Веня взглянул на него сумасшедшими глазами и закрыл рот.
        — Садитесь на бревно верхом,  — очень спокойно сказал Яша.  — И не бойтесь, берег совсем близко.
        Яша держал бревно. Гриша и Веня взобрались на него и крепко сжали ногами, как кавалеристы лошадь. Сверху они увидели, что волн уже совсем никаких нет и до Старого леса — рукой подать.
        — Гребите руками,  — скомандовал Яша,  — а я буду подталкивать.
        Гриша и Веня, сидя верхом на бревне, гребли руками во всю силу, желая как можно скорее попасть на берег. Бревно иногда переворачивалось, и они «сушили лапти». Потом выныривали и снова оседлывали бревно.
        Когда выбрались на берег, Гриша тотчас пошарил в карманах и схватился за флакон, в котором находился Травяной Князь. Флакон был цел, не потерялась и лупа. Он вздохнул — все в порядке.
        Сели на песок. Оглядели друг друга покрасневшими глазами. Все они после приключений на море как-то вытянулись. Вид у них был такой, словно они выглядывали из-за высокого забора. И чем-то все походили друг на друга. Может быть, одинаковым выражением круглых измученных глаз.
        — Я хочу домой,  — заявил Веня, капризно оттопыривая толстые губы.  — Не хочу искать Травяного Князя. Никакого Космического Путешественника нет.
        — Трус!  — гневно воскликнул Гриша.  — Есть Космический Путешественник! Мы не придумали. Яша, скажи ему.
        — Есть Космический Путешественник,  — веско и вразумительно произнес Яша.  — И мы найдем его.
        — И никаких тайн нет,  — упорствовал Веня.
        — И тайны есть!  — нервно крикнул Гриша и, сжав кулаки, подвинулся боком к Вене.  — Я открыл тайну моря!
        — Врешь!
        — Не вру!
        — Ну скажи, какая она?
        — Когда моря не боишься — оно не страшное. Оно только проверяет: трус ты или не трус? Понял?.. И самое главное — нельзя в море кричать «мамочка» и «папочка». В открытый рот наливается вода — и человек тонет… Как ты тонул…
        Веня вспыхнул, но сцепил зубы и ни слова не сказал.
        — Не ссорьтесь,  — сказал Яша строго.
        Они легли на песок.
        — Поесть бы…  — промолвил Веня жалобно и спохватился: — А где мои новенькие кожаные сандалеты?.. Утонули… Лучше бы мы их съели.  — И вдруг развеселился: — Посмотрите, пуза у меня совсем нет. Здорово! Ха-ха, я уже не толстый.
        — Пойдемте в лес, там найдем чего-нибудь поесть,  — предложил Яша.
        Пробираясь сквозь кустарник, росший под могучими деревьями Старого леса, Гриша вдруг почувствовал, как что-то холодное, скользкое прикоснулось к его ноге… Змея!.. Черная, отливающая синевой… Он наступил на нее. Она зашипела, закручиваясь вокруг ноги.
        Гриша в ужасе взвизгнул, пружиной взметнулся вверх и, уцепившись за ветку, удивительно ловко забрался на дерево. Веня, практичный человек, сразу же подумал: «Гриша прекрасно смог бы быть обезьяной».
        — Далеко видно сверху?  — насмешливо спросил Яша.
        — Та-ам з-з-ме-я-я!  — крикнул Гриша.
        — Это уж. С оранжевыми очками. Тут ужей много, а где ужи, там змей не бывает… Это я знаю.
        Гриша сползал с дерева куда медленней, чем забирался.
        Яша поймал ужа и показал Грише, поднеся его к самому носу:
        — Видишь, два оранжевых пятна. Значит, это уж. Яда у него нет…
        — Ясно,  — сказал Гриша и, побледнев, потрогал ужа за хвост.
        — Да ты подержи его,  — Яша сунул ужа ему в руки.  — Неужели ты боишься?
        — Я-я… боюсь?!  — слабым голосом возмутился Гриша.  — Но они такие противные.  — Его било от страха, но он взял ужа и, достав лупу из кармана, стал рассматривать голову ужа. На него взглянула ощеренная пасть удава. Гриша охнул и выпустил ужа из рук.
        — Страшилище!  — и вытер холодный пот со лба.
        Яша засмеялся.
        — Хочу есть,  — опять проныл Веня.  — Что можно в лесу съесть, Яша? Ты не знаешь?
        — Орехи можно.
        В лесу было немного душно после вчерашнего дождя. Под огромными деревьями висела голубая дымка испарений. Солнечные блики переливчато ложились на прошлогоднюю прелую листву.
        Вдруг Яша предостерегающе поднял руку. Хрюкали маленькие поросята. Веня проглотил слюну. Его голодный пустой желудок перекрутился восьмеркой. Вене отчетливо вспомнился жареный поросенок с петрушкой в ноздрях. Тот, которого мать искусно приготовила к Первому мая.
        Глаза Вени плотоядно сверкнули.
        — Давайте поймаем поросенка и зажарим,  — предложил он.
        — А чем костер разожжем?  — прошептал Яша.
        — Главное — поймать поросенка. Палку о палку потрем, как туземцы,  — ответил Веня.
        Опустившись на четвереньки, осторожно поползли к поросятам, ковырявшимся среди кустов.
        Они не видели остальных свиней, те копались на полянке в высокой траве. Не видели они и огромного секача-вепря, неподвижно стоявшего на страже. В нем было пудов двадцать. Могучий, горбатый, с торчащей жесткой щетиной на спине, он был похож на монумент. Его белые острые клыки круто задирались вверх.
        Яша, Гриша и Веня подползли совсем близко. Вепрята вели себя беззаботно. Веня приподнялся и с криком «хватай!» прыгнул на ближнего поросенка. Остальные с визгом шмыгнули в разные стороны. И в то же мгновение из-за куста, разъяренно сверкая саблями-клыками, выскочил секач.
        В первое мгновение Яша, Гриша и Веня завороженно глазели на лесное чудо-юдо… Во второе мгновение они с душераздирающим криком уже мчались через поляну, распугивая веприное стадо. Вепрь торпедой несся за ними и, набирая скорость, кровожадно всхрапывал.
        Но то, что произошло в третье мгновение, было невероятным, почти фантастическим. Перед их глазами вдруг появился дядя Кривоплясов. Он нацелился на них фотоаппаратом, щелкнул и крикнул: «Минутку, еще кадрик!»
        Ребята вихрем пролетели мимо него с безумным криком: «Кабан, кабан!!!»
        Фотокорреспондент, оглянувшись, увидел клыкастое чудовище.
        — Стой!  — крикнул он.  — Стой, бандит!!
        Зверь, свирепо хрюкнув, крутнулся в его сторону. Мужеству Кривоплясова можно было только позавидовать. Он в упор сфотографировал вепря и только тогда дал ногам волю. Но — увы!  — уже было поздно. Бешеный вепрь подсек Кривоплясова и подбросил вверх, чтобы с воздуха поймать его на сабли-клыки и растерзать. Сделав сальто с разодранными сапогами, Кривоплясов припомнил, видно, кое-какие приемы борьбы и, падая, схватил лесного бандита за жесткие, изодранные в драках уши. Секач дернул головой, и фотокорреспондент районной газеты сел на него верхом. Ловко получилось!
        Прекрасная мысль пришла в то мгновение в голову Кривоплясова. Он сообразил: единственная возможность спастись от клыков секача — это быть к ним поближе. То есть надо удержаться на спине вепря. Во что бы то ни стало удержаться!.. Забыв обо всем, Кривоплясов железной хваткой уцепился за рваные уши секача и сжал ногами его бока.
        Секач с минутку вертелся на одном месте. У него, наверное, закружилась голова от неслыханного оскорбления. Его, грозу всей лесной округи, оседлали, словно старого мерина! В следующее мгновение он ринулся сам, не зная куда, с единственной целью — как-нибудь сковырнуть со своей спины двуногое чудовище. Он понесся, рассекая своей могучей тушей лесные заросли так, как рассекает остроносый корабль морские волны.
        Вепрь ослеп от бешенства и ужаса. Он не видел, куда бежал. Глаза его застилал кровавый туман.
        Фотокорреспондент Кривоплясов, несколько освоившись со своим фантастическим положением, понемногу стал соображать. Раздирая ногтями уши секача, он направил его под приземистый дуб с низкими ветвями. И поддавал ему шенкеля, будто это был не грозный секач, а старая кляча с отвисшим брюхом.
        Но Яша, Гриша и Веня, к сожалению, ничего этого не видели. Они без оглядки промахнули несколько километров и остановились лишь тогда, когда дальше бежать было некуда: дорогу преграждала река. Они упали на берегу в беспредельном изнеможении. Отдышавшись, похлебали воды из реки и осмотрелись.
        Место, куда они попали, было красивое. Могучие грабы, осокори и дубы склонялись над рекой. Чистая, прохладная вода неторопливо текла к морю, промывая добела прибрежный песок.
        — Ну что, зажарил поросенка?  — съязвил Яша, обращаясь к Вене.
        — Не гавкай,  — ответил Веня грубо, но эта грубость так не шла к нему, что Гриша и Яша засмеялись.
        — Кабан, наверное, погнался за фотокорреспондентом, а мы, как зайцы, драпали,  — сказал Гриша с досадой. Он не мог простить себе позорного бегства. Ведь клялся идти грудью против любой опасности, чтобы преодолеть страх.
        Неожиданно он стал озираться по сторонам.
        — Ты чего?  — спросил Яша.
        — Место знакомое. Я уже был тут. Где-то по берегу здесь малина растет.
        Яша и Веня удивились.
        — Что ты тут делал?
        — С бабкой приходили. Она лекарственные травы собирала.
        Пошли берегом. Гриша шел впереди. Он вдруг попятился назад и прошептал:
        — Тихо.
        — Что там?
        Гриша, раздвинув ветви ольхи, показал в сторону излучины речки.
        — Посмотрите.
        На кривей вербе, нагнувшейся над водой, сидел маленький, очень старый дедок. Его сухонькая, почти мальчишечья фигурка, освещенная низким солнцем, хорошо просматривалась на фоне леса. Дедок был в майке и трусах, простоволос, на его тонких ногах болтались большие, не по росту, резиновые сапоги.

        Крадучись, подползли ближе к лесному жителю. Дедок весело болтал ногами и, заглядывая в воду, хихикал и кому-то грозил пальцем.
        — Кто это?  — шепотом спросил Яша.
        — Наверное, леший или лесовик,  — ответил Гриша.  — Мне бабка рассказывала про них. Говорила, водятся такие в лесах.
        Сам Гриша нисколько не сомневался в этом.
        — Леший? В резиновых сапогах? Ну, придумал!  — усомнился Веня, справедливо рассудив, что дедок одет и обут слишком современно.
        — А еще сын врачихи,  — сердито одернул его Гриша.  — Ну и что ж такого, что лесовик в резиновых сапогах? Может, у него ревматизм.
        — Я таких дедов никогда не видел,  — шепнул Яша,  — только в кино.
        Подозрительный дедок был очень лохмат. Пушистая белая шевелюра и борода стояли торчком. Но лицо лешего было добрым и ласковым. Оно светилось неподдельной детской радостью. Он продолжал кому-то грозить, возбужденно хихикая и приговаривая:
        — А я вижу вас! А я вижу вас! Хи-хи-хи… Вы от меня не спрячетесь. Попадетесь на мои крючки… Идите, идите, полосатые голубчики…

        Они прижались к земле. Им стало непередаваемо жутко. Никто уже не сомневался, что это леший. Как он, не видя их, мог отгадать, что они полосатые — в тельняшках.
        Вскочив, Яша, Гриша и Веня задали отчаянного стрекача.
        Гриша бежал и думал, что еще немного — и они превратятся в зайцев. Уж слишком часто им приходится бегать! Думал еще о том, что в Старом лесу очень много тайн. И этот дедок-лесовик — может быть, самая главная тайна. Ему пришла еще одна мысль: почему они бегут, если лесовик за ними не гонится? Он остановился. Все равно дальше бежать сил не было. Яша и Веня тоже остановились, высунув языки.
        — Ну, где малина?  — спросил Веня.
        Будто он бежал ради того, чтобы скорей найти малину! Ну и хитрый.
        «Противный,  — подумал Гриша,  — ни во что не верит, ни в Космического Путешественника, ни в тайну моря, ни в тайны Старого леса. Ему бы только живот набить».
        Он вытянул руку в сторону широкой приречной полянки, лежавшей впереди, раздраженно сказал:
        — Вот малина.
        Лесная малина — чудо. Роскошь, а не малина! Темно-красные ягоды ее так крупны, что их можно было надевать на пальцы, как наперстки. Они жадно ели, набивая за обе щеки. Давили ягоды зубами. Сок выбрызгивал из ртов. Пьянели от аромата и сладости. Наевшись, если не сказать объевшись, спохватились: ночь была на носу, а они еще не подумали о ночлеге.
        Притихнув, пошли вдоль берега. Подчиняясь неведомому инстинкту, они искали приюта у реки.

        Глава восьмая. Кошмары и тайны Старого леса

        Место для ночлега выбрали под огромным развесистым дубом. Дикий хмель густо оплел нижние ветви, образовав уютный шатер. В нем стоял зеленый сумрак.
        — Хмель, хорошо,  — удовлетворенно сказал Гриша.  — Бабка говорит, что хмеля боится всякая нечисть.
        — Тут нашатырным спиртом пахнет,  — заключил Веня, трогая легкие, свисающие с плетей шишечки хмеля.  — Не будем болеть ни насморком, ни гриппом. Воздух тут здоровый.
        — Смотрите!  — воскликнул Веня.  — Тут настоящая постель из травы и листьев…  — Он развалился на подстилке.  — Попробуйте, даже мягко.
        — Интересно,  — проговорил Яша.  — Тут кто-то жил… Наверное, охотники или рыбаки.
        Они очень обрадовались готовой постели и вышли из шатра с приподнятым настроением.
        — А это что?  — спросил Веня, заглядывая за шатер.
        — Улей это,  — ответил Яша, осматривая кошевик с кольцом.  — За кольцо его вешают на сук, чтоб медведи не доставали.
        Яша просто щеголял своими знаниями. Веня без долгих размышлений запустил в улей руку, пошарил по уголкам.
        — Есть мед, немножко, правда.
        Яша потеснил его. Потом захотел полакомиться и Гриша. Но меда в улье мало было. Жалкие объедки чужого пиршества. Досадливо причмокивая, спустились к реке — утолить жажду. Попили, присели на коряге и притихли.
        На противоположном берегу в волнах теплого воздуха дрожали и шелестели камыши. В чистых струях реки полоскался крылатый закат. Песчаный берег, где они сидели, казался золотым в лучах заходящего солнца. Над лесом и рекой уже ткалась прохладная голубая дымка.
        Солнце каплей вишневого сока расплылось на синей зубчатой кромке далеких гор и исчезло. Стемнело быстро. Старый лес настороженно притих, стал таинственным, как на чужой планете. Умолкли птицы. Все насторожилось. Казалось, и деревья к чему-то прислушивались…
        Воздух быстро густел, наливаясь прохладной вечерней синевой. На берегу от песка еще было тепло. Но вот потянуло ветерком с камышей, прилетели комары. Особенно они донимали Веню. Наверное, он больше пришелся им по вкусу. Веня махал руками, как ветряная мельница крыльями, и чесался спиной о корягу.
        — Пошли отсюда!  — взмолился он.  — Заедают! В шатре их не будет.
        Гриша усмехнулся.
        — Эх ты, где твоя выдержка? На Земле ноешь, а что будешь делать на чужой планете, например на Венере. Там и комары, наверное, покрупнее будут.
        — Да, выдержка у нас слабая,  — согласился Яша.  — Вот мы чешемся… А если бы нельзя шевелиться, а! Ну, совсем-совсем нельзя… Мы будто в разведке: и чихать нельзя и шевелиться нельзя…
        — Что же ты хочешь, Яша?  — спросил Веня почесываясь.  — Чтобы мы сидели сейчас и не шевелились, не чесались, не гоняли комаров, пусть пьют нашу кровь?.. Ты понимаешь, они заразят нас малярией. И тогда мы будем лежать в шалаше с температурой… Кто же тогда будет искать Травяного Князя и разгадывать тайну Звездного Содружества?
        — Правильно,  — сказал Гриша, ощупав флакон с Травяным Князем. Флакон он носил, как фляжку, на веревочке.
        — Айда в шалаш!  — командирским тоном произнес Яша.  — А завтра прямо с утра начнем искать Спутника Космического Путешественника.
        Яша, Гриша и Веня нескоро легли спать, несмотря на огромную усталость. И когда легли, не скоро уснули. В шалаше была уйма блох. Наконец Яша и Веня уснули. А Гриша продолжал почесываться, вздыхать, считать до ста… Глаза, как бы крепко он их ни закрывал, упрямо раскрывались и, не мигая, смотрели в темноту.
        Чувства Гриши были напряжены до предела. Нельзя сказать, чтобы он чего-то боялся — просто нервы здорово растрепались за день. Он прислушивался, и уши его поламывало от напряжения.
        В Старом лесу что-то перешептывалось, перепархивало с ветки на ветку, шуршало в листве. Где-то похрюкивало стадо диких свиней — это, наверное, тот секач с клыками-саблями вывел своих чад под дикие лесные яблоки и груши. Жутко кричал филин: «У-гу! Мо-гу!» Совсем рядом у их шатра пропыхтел еж-трудяга.
        Старый лес жил своей таинственной жизнью, непонятной, еще не разгаданной ими.
        «Сколько еще тайн земных!» — подумал Гриша и замер, ощущая, как вдруг мгновенно стали холодными его ноги и руки… Он услышал чьи-то шаги… Осторожные шаги, крадущиеся… Кто-то подошел к шатру, постоял, почесываясь и зевая, царапнул колоду… Потом зашуршал листвой, качнул плети хмеля, шатер дрогнул… Гриша закричал бы благим матом и умер со страха, если бы не вспомнил свою клятву насчет страха в то мгновение, когда огромная лохматая тень закрыла вход в шатер. Он лишь поджал ноги и скорчился, рукой судорожно закрывая рот.
        Это был не лесовик. Что-то в три раза больше и лохматей, чем лесовик, вошло в шатер и шумно втянуло в себя воздух. Оно постояло, внюхиваясь, и недовольно заворчало. Гриша, скованный ужасом, ждал смерти. Поворчав, неведомый лесной житель завозился в углу — там, где спал Веня. Через минуту Гриша услышал аппетитное чавканье.
        В углу послышался не то стон, не то храп, приглушенное бормотанье — и леденящий душу крик Вени: «А-а-аа!» — потом звериный рев… Гриша одним прыжком вымахнул из шатра. За ним реактивными снарядами выстрелили Яша и Веня. Прыгая через кусты и падая, все трое кубарем скатились к реке и, не разбирая дороги, помчались по берегу, как молодые олени от волков, с ходу перепрыгивая коряги и поваленные деревья.

        Не раз их выручали ноги с тех пор, как они высадились на этом таинственном берегу. Сами того не замечая, Яша, Гриша и Веня побили все школьные рекорды по бегу, прыжкам и плаванию. И ведь, кроме того, они еще разгадывали земные тайны, которые встречались в Старом лесу почти на каждом шагу. А разве этот ночной кошмарный разбойник не тайна? Кто он такой? И почему он пришел в их шатер? Что ему было нужно? И что он хотел с ними сделать?
        Яша, Гриша и Веня не знали, сколько пробежали. Может быть, пять километров, а может, и все десять. Оглядываясь непрестанно, остановились у большой белой коряги, похожей на оленя с огромными ветвистыми рогами. Оперлись о нее. Гриша ощупал всхлипывающего Веню и приглушенно воскликнул:
        — Ты целый?!. Что он с тобой делал?
        — Облизывал,  — похлюпывая носом, ответил Веня.
        — Облизывал?!  — удивились Гриша и Яша.  — Зачем?!
        — Не знаю…
        — А что это было такое?  — возбужденно спросил Гриша.
        — Не знаю.
        — Может, это лесовик?  — спросил Яша.
        — Нет… Он весь лохматый… Я-я проснулся, а он меня по лицу лижет… Я-я-зы-ы-к у него длинный и шершавый…
        — Тихо!  — шепнул Яша.  — Кто-то идет…
        Прислушались, прижавшись к коряге.
        — Нет, Яше показалось. Не хочу никаких тайн открыва-а-ть. Зачем они мне…

        Гриша почувствовал комок в горле. В эту минуту, откровенно говоря, ему было тоже наплевать на всякие тайны, земные и космические.
        Яша хрипло, будто давился чем-то, проговорил:
        — Веня, возьми себя в руки… Нам страшно потому, что мы ничего не знаем. Если бы мы знали всех зверей, какие тут живут, мы бы ничего не пугались… Это же не ведьма. Ведьмы только в сказках… Ну, не плачь.
        Тот продолжал плакать. У Гриши судорожно сжалось горло.
        Тогда Яша сказал сурово (однако было заметно, как дрожал его голос: разве ему было легко?):
        — Ты человек все-таки образованный… В пятый класс перешел. Другим мальчишкам было по десять лет, а они партизанили, в разведку к фрицам ходили… Не плачь… Ну, не укусил же он тебя. Только полизал… Подумаешь, как страшно!
        Веня перестал плакать. У Гриши пропал комок в горле, и он свободно задышал.
        — Давайте попьем воды,  — предложил Яша,  — мозги посветлеют, а то они замутились от страха. Мне отец об этом говорил.
        Попили. Верно говорил Яшин отец: и мозги посветлели, и в глазах прояснилось.
        Успокоившись, стали думать, где бы переночевать.
        — Тут где-то есть хутор,  — сказал Гриша.  — Давайте найдем его и там переночуем. За поворотом реки будет тропинка, она выведет на дорогу, а дорога идет в хутор.
        — Я устал,  — сказал Веня.  — И страшно. А если мы опять наскочим на кабана или опять на такого, как в шатре…
        — Ты боишься, я тоже боюсь,  — ответил Яша.  — Но я пойду: мне не хочется, я боюсь, а пойду. Помнишь, как мы договорились закалять волю…
        — Вот мне страшно, а я не боюсь,  — заявил Гриша.
        Уговорили Веню, уговорили самих себя. Двинулись вдоль реки по узкой песчаной кромке к невидимому повороту реки, где, по предположению Гриши, должна быть тропинка, ведущая в лесной хутор.
        У воды было светлей, чем в лесу. Им не хотелось сворачивать в настороженную лесную тьму. Но пришлось. Там, где ерик загибался влево, Гриша повернул направо в лес. Прошли метров триста в полной темноте, ощупью отыскивая дорогу в затаившейся чаще. Тропинка исчезла.
        Над их головами вдруг хрипло закричала птица и, сорвавшись с ветки, тяжело затрепыхалась в кустах. Они, схватившись друг за друга, замерли, затаили дыхание.
        Просыпались хищные обитатели Старого леса. Где-то гулко заухал филин.
        Они осторожно, цепочкой двинулись дальше.
        Внезапно крупная тень встала на их пути. Жутким холодом повеяло от нее. Гриша остановился. Ему показалось, будто сверкнули зеленым огнем чьи-то глаза… «Волк!» От волнения свирепо зачесалось в носу… Он судорожно вздохнул и с ревом чихнул.
        — А-апчхи-хи-хи-хи-хи!  — раскатисто пронеслось под темными шатрами огромных деревьев. Яша и Веня вскрикнули от неожиданности.
        Чихнув, Гриша посмотрел вперед — никакой тени не было. Возможно, после чиха посветлело в глазах, а может быть, и был волк, но от испуга убежал.
        — Как лошадь, чихаешь,  — сказал Яша недовольно.
        Но после чиха все повеселели.
        Пройдя еще несколько сотен шагов, Гриша сказал растерянно:
        — Вот тут должна быть дорога, а ее нет…
        — Точно знаешь, что именно здесь?  — спросил Веня.
        — Не точно знаю,  — ответил Гриша.  — Пойдемте напрямки.
        Пошли «напрямки» и примерно через час, исцарапавшись о колючие кусты, вышли на берег какой-то реки.
        — А когда мы с бабкой шли, речки не было до самого луга,  — удивился Гриша.
        — Ты это точно знаешь?  — опять спросил Веня.
        — Точно,  — заверил Гриша.
        Стали совещаться, как найти дорогу к болоту.
        — Дядя Вася высадил нас с бабкой у этого поворота ерика,  — не очень уверенно сказал Гриша.
        — А ты точно знаешь, что высадили именно у этого поворота?  — спросил дотошный Веня.
        — Припомни, что ты тогда видел на берегах ерика,  — посоветовал Яша.  — Ну, какие приметы? Подумай, а мы с Веней пока отдохнем.
        Гриша стал думать. Он глубоко прочувствовал свою вину и был полон решимости вернуть расположение команды «Звездной каравеллы». Тяжелые мысли охватили его… Воображала!.. Тоже мне штурман… Блуждал по Старому лесу, как слепой котенок; тыкался во все углы, пока не уперся в Желтый ерик… Ты заблудился на крошечном клочке своей родной планеты, а что ты стал бы делать в гигантских дебрях Венеры?! Ты стал бы плакать и кричать «мама!». Тебе уже пошел одиннадцатый год, а ты до сих пор не научился читать звездную книгу, не знаешь даже звездной азбуки. Не понимаешь, что шепчут деревья, травы, цветы… Если бы ты понимал их разговоры, ты бы нашел и север и юг… Сколько земных тайн, и ни в одну ты не посвящен. Где сейчас север? Ты не знаешь ни одного созвездия, кроме двух медведиц. Медведиц сейчас не видно за лесом. Так где же север? Скажи, что это за созвездия горят в узком лесном ущелье — над рекой? Ты не знаешь. Ты ничего не знаешь!.. Но ты должен все это узнать. И чтоб никогда не забыл этого позора перед Яшей и Веней. Тебе уже одиннадцатый год, а ты все еще как младенец, который сосет соску…
        Вначале от растерянности в голове у него ничего не вырисовывалось, ни одной картины… Потом он сосредоточился и вспомнил… Бабка пела «Светит месяц на сто десять, а солнышко на сто пять…». И тогда Гриша крикнул ей: «Смотри, смотри, птицы в норках живут!..» Да, да, он запомнил белый береговой обрыв. Он весь продырявлен норами — гнездами береговых ласточек. Берег никуда не денется. За тем обрывом поворот и тропинка…
        Гриша рассказал Яше и Вене об этой путевой примете, выцарапанной из памяти с огромным трудом.
        — Так,  — сказал Яша.  — Белого обрыва с норками мы еще не пробегали… Веди!
        И Гриша снова повел. Следующий поворот реки был вправо. А им нужен левый поворот. Грише уже стало казаться, что он опять что-то напутал. Но вот перед ними выросла белая стена крутого берега, продырявленная норками-гнездами. Река уходила влево. Все верно.
        — Здесь!  — облегченно сказал Гриша и свернул на едва приметную тропинку, уходящую вправо, в лес.
        Теперь ему до мелочей вспомнилась дорога на луг, где он собирал с бабкой цветы. Значит, они должны пересечь поляну, посреди которой росли два огромных дуба. Мимо проходит дорога. Она выйдет за лес и свернет вправо. Налево будет низина, поросшая кустами. А за ней снова начнется лес, а там — хутор.
        Гриша вел верно, пока не вышли на полянку, на которой росли дубы. Но здесь вместо одной дороги оказалось две. Дороги, как всегда, шли в разных направлениях. Гриша свернул на левую. Почему-то именно она показалась ему правильной. Пошатываясь, они поплелись по ней.
        — Уже близко,  — подбадривал Гриша.
        Дорога вдруг вильнула влево и пропала. Лес кончился — и перед ними засветлела какая-то речушка. Гриша похолодел: никакой речушки по правилам не должно быть. Он мужественно протопал сотню метров и остановился. Под босыми ногами зашелестела стерня скошенной травы. Никаких признаков дороги он не обнаружил.
        Яша и Веня хотели побить Гришу, но не было сил не только драться, но даже ругать его.
        Ночь была на исходе. На востоке светлело небо. Пригнувшись, Яша огляделся. Неподалеку темнела невысокая копна. Они, спотыкаясь, добрели до нее. Закопались в сено и в ту же минуту уснули.

        Глава девятая. По следам. Дед Кирюша делает предположение, что Яша, Гриша и Веня ночевали вместе с его старым приятелем медведем Пантелеймоном Пантелеймоновичем. Нюрка интересуется пострадавшими от Драного Барона

        Нюрка торопила:
        — Скорей, да скорей же! А то они уйдут далеко, попробуй тогда догнать их. Еще заблудятся. Они же тут ни разу не были.
        Выйдя к реке, все остановились. Как-то странно пахло здесь. Вроде бы кипятком белье шпарили.
        Кирюша гмыкнул недоуменно. Гмыкнул и Витяша.
        То, что открылось за осиновой рощей, поразило их. Неведомая гигантская метла смела деревья, росшие по берегам реки. Некоторые были вырваны с корнем и отброшены в сторону. Ветви могучих дубов, осокорей обломаны — белые изломы светлели в темно-зеленых кронах, как кости. Листья на кустах и прибрежных деревьях висели, словно выстиранные и вывешенные для просушки детские лоскутки.
        Кирюша сорвал несколько сморщенных листьев, понюхал. Они пахли так, будто их действительно мыли горячей водой.
        — Да, угадал я вчера — метеор упал в воду. Ошпарило деревья… Так было однажды, когда я воевал с турками. Забыл в каком году…
        Постояли, поахали, поговорили, вспоминая, какие камни падали в прошлом веке в Старый лес. Но разве Нюрку интересовало это?
        — В те времена покрупней камни падали,  — задумчиво сказал Кирюша.  — Все раньше крупней было: что звери в лесу, что люди…
        Нюрка крикнула:
        — Да пойдем же скорей!
        Старики заторопились.
        Солнце высоко поднялось над лесом, стало жарко. Так хотелось Нюрке кинуться с разбега в реку, но было не до того.
        — Гляди-ка, Аннушка, следы…  — обрадовался Гришутка.  — Три пары детских ног.
        — Вчерашние следы,  — добавил Витяша.  — Купались они в речке, потом, видно, грелись — бегали.
        — Откуда ты знаешь, что они купались и бегали?  — удивленно спросила Нюрка.
        — Топтались — следы глубокие… А вот от капель песок скатался в шарики.
        Кирюша азартно потер сухие руки:
        — Молодцы, хвалю. Все правильно.
        Его самого очень заинтересовала тропинка, уходящая от реки в лес к огромному дубу, ветви которого были заплетены хмелем. Он внимательно присматривался к едва различимым следам на тропинке.
        — Эге!  — пробормотал он недоуменно.  — Да никак тут Пантелеймон Пантелеймонович обжился… И ребята бегали здесь… Пойдем со мной, Аннушка, а вы узнайте, куда ведут следы с берега.
        Кирюша ввел Нюрку в шатер. Когда глаза привыкли к желто-зеленому сумраку, она увидела на подстилке чей-то берет.
        — Дедушка, а ведь это Яшин берет,  — проговорила она.
        — Вот тебе на!  — изумился дед.  — Неужто Яша, Гриша и Веня ночевали с Пантелеймоном Пантелеймоновичем! Тут ведь его кубло… Смотри, Аннушка, сколько медвежьей шерсти… А ведь отчаянные мальчишки твои друзья, Аннушка! Первый раз попали в Старый лес и уже ночуют вместе с медведем. Конечно, с ним не страшно, зверь он ласковый, сам не обидит своих гостей и никому в обиду не даст… Дела-а!..
        — Да не может быть, чтобы они стали ночевать с Пантелеймоном Пантелеймоновичем,  — возразила Нюрка.  — Побоятся.
        — Боялись аль нет, а ночевали вместе,  — сказал Кирюша.  — Тут ошибки не может быть.
        — А может, он уже тут не ночует…
        — Как бы не так: дух медвежий в шалаше еще свежий, сегодняшний.
        Нюрка, разумеется, никакого духа, кроме запаха хмеля, не чувствовала.
        Кирюша в размышлении потеребил сизую, всегда стоявшую торчком бороду. Они обошли дуб в поисках еще каких-либо следов Гриши, Яши и Вени и наткнулись на кошевик со следами медвежьих когтей на коре.

        — Ай-яй-яй!  — Кирюша огорченно развел руками.  — То-то я недосчитывался одного кошевика… Ах ты, старый проказник Пантелеймон Пантелеймонович! Унес, облезлый, не пожалел лесных пчелок, соблазнился медком… А кошевик-то ведь еще почти пустой был. Мало ли я тебя кормил медком, негодяй ты этакий! Почитай, каждую неделю по доброй миске. А я-то, старый пень, думаю, куда это запропастился приятель?.. Он ведь, ласонька, сторожил Веселого Музыканта. И вдруг пропал!.. Нашкодил, мошенник, и боялся мне на глаза показаться…
        — Я тебя сто раз уже просила рассказать, кто такой Веселый Музыкант!  — крикнула Нюрка.  — А ты все умалчиваешь…
        Дед, будто бы не слыша ее крика, продолжал:
        — Не жалко мне кошевика… Ладно уж… Жалко, что Пантелеймон Пантелеймонович покинул Веселого Музыканта, боялся, видно, что я найду его там и начну ругать да стыдить… Оставил он Веселого Музыканта беззащитным, и тогда Драный Барон привел туда свою разбойничью семейку и погубил его… Ай-яй-яй!
        Дед поохал. Трудно ему было перенести гибель Веселого Музыканта. Успокоившись, сказал внучке:
        — Не знаю, о чем ты меня спрашиваешь, Аннушка… Старенький я, забываю все, что говорю… А говорю, бывает, что на ум взбредет. Уж ты не сетуй на старика за его бредни… Возьми, Аннушка, Гришутку да иди домой, устала ты очень… Да готовьтесь с Феклушей приветить гостей. Чувствую, много гостей сегодня будет у нас. Так и скажи Феклуше.

        Глава десятая. Воровская вылазка на юннатскую плантацию. Девчонки берут в плен Яшу, Гришу и Веню. Дорога испытаний мужества и воли. Медвежья страсть. Лесовик кричит: «Лови их и топи в речке!». Младший сержант Снежко выходит на тропу с ищейкой Альфой

        Гриша застонал во сне и проснулся. Болело все тело, будто его жестоко постегали веником из лозы. Саднило плечо. Во рту сухо, как в пустыне: одеревенелый язык, шершавый и жесткий, лежал в нем, будто сапожный рашпиль. Вспомнив ночные похождения, Гриша поморщился: штурманом он был неважным. Ну что ж, зато вел себя мужественно. Вообще-то не хотелось вспоминать о ночных тайнах и кошмарах Старого леса.
        Он потянулся и, приподнявшись, осмотрелся в радостном изумлении. Солнце поднялось, и над рекой и голубой долиной истаивали белые кулиги тумана. Там, дальше, за долиной, темно-зеленым морем плескался лес и над ним розовели далекие шапки горных вершин. Все вокруг было проникнуто таким теплом и миром, что Гриша подумал, уж не приснились ли ему все эти ночные ужасы.
        Он растолкал Яшу и Веню.
        — Вставайте, посмотрите, где мы.
        Яша тотчас проснулся, посмотрел вокруг и улыбнулся.
        — Красиво ка-ак!..
        Веня долго хмурился, не хотел раскрывать глаза, толстые губы его капризно кривились. Минут пять он сидел на копне, тупо уставясь сонными глазами в пространство, потом его глаза ожили, приобрели осмысленное выражение, он тоже улыбнулся, но совсем по другому поводу.
        — Там огород! Смотрите…
        За речкой в небольшой долине, где дотаивал туман, виднелась огородная плантация, небольшая, но чистенькая и аккуратная.
        Веня засунул палец в рот. Поковырял в зубах и сказал:
        — Зуб шатается, цинга, наверное. Нужно овощные витамины: огуречные, помидорные, редисочные.
        — А что, это мысль,  — сказал Яша.  — Давайте проверим грядки.
        — Воровать?  — настороженно спросил Гриша.
        — Воровать,  — кивнул Яша.
        — А если поймают?
        — Поймают — поколотят,  — убежденно сказал Яша.
        Веня подумал и сманеврировал:
        — Яша, я думаю, что мы можем вполне обойтись без овощных витаминов.
        — Испугался,  — презрительно произнес Яша.
        Гриша, услышав «поймают — поколотят», ощутил тревожный холодок на сердце и противную дрожь в ногах. Но решил идти навстречу опасности, побороть страх… И притом сильно хотелось есть.
        — Я пойду,  — сказал он.
        — Как хочешь,  — протянул Яша и посмотрел на Веню,  — я не приказываю, каждый идет по собственному желанию.
        — Яша, ну зачем ты так говоришь и на меня смотришь?  — взмолился Веня.  — Я иду, конечно, по своему желанию.
        Они переплыли через неглубокую речку и засели в кустах недалеко от плантации.
        — Знаете что,  — сказал Яша,  — мы заходим на огород как свои, не прячемся. Ясно? Все равно в огурцах не спрячешься. Ходим и собираем витамины спокойно, как будто это наш огород. И никто не подумает, что мы воры… Понимаете?.. Ну пошли…
        Яша, насвистывая веселый мотивчик, пошел в помидоры. Гриша, выкручивая руками и ногами немыслимые кренделя, потанцевал к огуречным грядкам. Веня, заложив руки за спину и выпячивая живот, важно пошагал к редиске.
        Юннатки (это был их огород), отдыхавшие под деревом, сначала оторопели от великолепной наглости полосатых оборванцев, которые по-хозяйски разгуливали на их чистеньких грядках. Когда же оторопь прошла, они с гневными криками «Жулье! Держи их! Лови!» кинулись к ним.
        Яша, Гриша и Веня, отлично войдя в роль «своих на огороде», даже удивились, увидев бегущую к ним орду девчонок.
        Они не дрогнули, не побежали. Во-первых, от девчонок было стыдно бежать, во-вторых, не хотелось убегать с пустыми руками.
        — Будем драться!  — крикнул Яша и толкнул одну юннатку.
        — Не надо!  — крикнул Веня.
        Но было уже поздно. Юннатка крепко залепила ему в ухо. И началась драка. Рыжая, полная девчонка, насев на Гришу, отобрала у него флакон с Травяным Князем. Гриша с диким визгом вывернулся и, бешено атаковав девчонку, отнял у нее Травяного Князя и сунул за пазуху. Гриша так был свиреп и разъярен, что девчонка в страхе бросилась бежать. Однако численный перевес был на стороне юннаток. Они смело и дружно набросились на воров, свалили их и, заломив руки за спину, связали лентами и поясками от платьев.
        Девчонки приволокли их к телеге, на которой стояла огромная бочка, и, получше разглядев жуликов, расхохотались: тельняшки у них были нарисованы на майках масляной краской.
        После возмущенного сорочьего стрекота и нотаций худенькая боевая юннатка прочитала им приговор:
        — Жулики, которые забрались на юннатскую плантацию с целью похищения огурцов, помидоров, капусты…
        — Мы не козлы и капусту не крали,  — обидчиво перебил судью Веня.
        — …редиски, морковки, присуждаются привезти вот эту бочку воды…  — Судья извиняющимся тоном добавила: — Насос поломался, а все сохнет, мы возили, возили воду — заморились, теперь вы повозите, раз вы жулики. Понятно?
        — Чтоб мы воду возили!  — воскликнул Яша оскорбленно.  — Не выйдет! Мы не лошади.
        — А мы заставим вас!  — пригрозила судья.
        — Попробуйте!
        — Девочки, привяжите их к телеге!
        Девочки схватили их, надели веревочные лямки им на шеи. Но жулики легли на землю, задрав ноги.
        — А дальше что?  — спросил Яша.
        — Ага,  — сказала судья,  — если вы не станете возить воду, мы вас отведем к нашему милиционеру — пенсионеру дяде Косте. А он выбьет из вас все воровство.
        Яша поднялся, ошеломленный неожиданным поворотом дела. Сказал смущенно Грише и Вене:
        — Ну, раз мы воры, то должны привезти воды и заодно испытаем свое мужество и волю. Сможем ли мы сами вытащить телегу с бочкой вон на тот пригорок?  — Он показал в сторону речки, от которой дорога круто поднималась к плантациям.
        — И докажем девчонкам, что мы не слабаки и не боимся трудностей,  — сказал Гриша.
        — Подумать только, девчонки возят на нас воду,  — вздохнул Веня.  — Кошмар!
        И сыны Земли Яша, Гриша и Веня с серьезными лицами впряглись в телегу.

        Телега с пустой бочкой сама катилась к речке, но оттуда с бочкой, полной воды… Она тянула их назад, а они тянули ее вперед, упирались ногами и руками в дорогу.
        Когда «конвой», жалея их, стал подталкивать телегу, Гриша гордо крикнул, им:
        — Мы сами! Не лезьте!
        Было видно, что они здорово закалились за последние три дня. Они падали, но поднимались. Сгибаясь до самой земли, как бурлаки, одолевали метр за метром. Лямки больно врезались в плечи, но они держались стойко.
        Тяжело дыша, Яша, Гриша и Веня остановились посреди плантации. Бочка с водой была доставлена без помощи юннаток. Дорога испытания силы и воли была пройдена с честью.
        Девчонки удивленно переглядывались: таких чудаков, да еще в полосатых майках, им еще не приходилось ловить на своем огороде. Они распрягли Яшу, Гришу и Веню, взмокших и дышащих, как загнанные лошади, и сказали:
        — Можете отправляться на все четыре стороны.
        — Ну, не-ет,  — протянул Веня.  — Без овощных витаминов мы не уйдем.  — Он раскрыл рот, поковырялся пальцем в зубах.  — Цинга… Видите, зуб шатается?
        Однако это не растрогало огородниц.
        — Идите, идите, откуда пришли,  — ответили они.
        — Бессовестные вы жадины!  — сказал Яша.  — Мы залезли в ваш огород нечестно, но работали мы честно. А что мы съели… кукиш с маслом?.. Ни огуречика, ни помидоринки. Заплатите нам, ясно?
        Юннатки посоветовались между собой, и так уж и быть — дали им шесть огурцов, шесть помидоров и пучок редиски.
        — Приходите каждый день,  — сказали они на прощанье.
        Яша и Гриша молча оценили юмор юннаток. Но Веня бросил сердито:
        — Сами возите воду, обойдемся без ваших витаминов.
        Рыжая полная девчонка сказала:
        — Ой, девочки, у того длинного флакон с какой-то травкой за пазухой.
        — «С какой-то травкой»…  — презрительно передразнил ее Веня.  — Да если бы ты знала, что это за травка, ты бы ахнула!
        — Покажите,  — попросила худенькая судья.
        Гриша крепко прижал флакон к животу и изготовился бежать, но Яша сказал ему:
        — Покажи, не бойся.
        Гриша вынул флакон из-за пазухи.
        Юннатки сгрудились вокруг него.
        — Вы не знаете, где она растет?  — спросил Яша.  — Кто-нибудь видел ее здесь в лесу?
        — Не знаем. Не видели никогда,  — отвечали юннатки.  — А что это за травка?
        — Лекарственная,  — ответил Гриша.  — От сердца, от почек, от живота…
        И привязал флакон к поясу.
        — Мы ищем лекарственные травы,  — сказал Веня и показал девчонкам язык.
        — Подумаешь, лекари…
        Юннатки разочарованно отошли от Гриши.
        — Ну, пока,  — Яша помахал рукой.  — Ничего вы не понимаете.
        И они ушли, грызя овощи на ходу.
        — Поищем Травяного Князя у этой речки, вдоль нее пойдем до большой реки. Потом там будем искать,  — предложил Яша.  — Внимательно смотрите.
        К полудню они вышли к Желтому Ерику.
        — Смотрите!  — вдруг радостно закричал Веня.  — Такая же штука, как у шатра, на дереве висит. Там есть мед!
        Постояли у дерева и, раскрыв рты, поглазели на кошевик, подвешенный на суку.
        — Знаете что,  — сказал Яша.  — Я залезу на дерево и сброшу улей на землю, а вы наломайте веток и, как только пчелы начнут вылетать из него, убивайте их. Потом мы утащим улей подальше в лес и наедимся меду до отвала.
        Так и решили. Гриша и Веня наломали веток в обе руки, а Яша забрался на дерево.
        — Ну, сбрасывай,  — нетерпеливо сказал Веня.  — Мы готовы.

        Яша уперся в ствол спиной и, поднатужившись, ногами столкнул кошевик вниз. И не успели Гриша и Веня как следует размахаться ветками — с дерева вслед за кошевиком с воплем свалился Яша. Золотые, зло жужжащие ленты пчел выхлестнулись из кошевика и набросились на них. Яша, Гриша и Веня дико заплясали на месте. И тут случилось такое, что даже рассказывать страшно: вдруг из-за дерева выпрыгнул тот самый сивый маленький лесовик и огромный, как медведь, бородач.

        Лесовик крикнул:
        — Хватай их и топи в реке!
        Бородач бросился на них, сгреб в охапку и кинулся в воду.
        И тогда строенный душераздирающий крик «Спасите! Караул!» потряс тишину Старого леса.
        А сивый лесовик весело пританцовывал на берегу и хохотал:
        — Ах, умники-разумники, захотелось им медку! Надо было сначала заткнуть летку, а потом спустить кошевик на землю и утопить в реке. Не догадались!.. Ха-ха-ха!.. А теперь топи их… Ха-ха-ха!
        …Спустя примерно два часа к этому месту прибежал младший сержант милиции Снежко с ищейкой Альфой. Альфа жалобно заскулила, вытянув морду к воде.
        — Одно из двух: или они утонули, или переплыли на тот берег,  — растерянно сказал Снежко и стал раздеваться.

        Глава одиннадцатая. Яша, Гриша и Веня знакомятся с колдуном Старого леса. Разговор, полный недомолвок. Догадка Гриши

        Они перестали кричать «караул!» лишь тогда, когда бородач окунул их в воду. В воде не очень-то покричишь. Это они уже знали из опыта.
        И вдруг Яша, Гриша и Веня почувствовали, что бородач отпустил их. Надежда на спасение вытолкнула их из воды, но в ту же секунду они сами, без всякого принуждения нырнули: пчелы, кружившиеся роем над речкой, набросились на них.
        Бородач тоже сидел под водой. А того маленького, видно, не трогали пчелы. Он стоял на берегу и весело кричал:
        — Не вылазьте из воды, разбойники, пока пчелки не успокоятся!
        И тогда до них дошло, что бородач не топил их, а спасал от обиженных пчел.
        — Ну, теперь можно, улетели пчелки!  — наконец прокричал лесовик.  — Вылазьте, не бойтесь!
        Гриша, Яша и Веня выбрались на берег, настороженно косясь в сторону бородача. Их лица сильно вспухли от пчелиных укусов.
        Дедок пристально оглядел ребят. Глаза у него маленькие, быстрые, голубенькие, как лесные цветочки синюшки. Взгляд мягкий.
        — Здравствуйте, Гриша, Яша и Веня,  — радушно сказал он.  — Добро пожаловать в наши края, отважные мореплаватели, прибывшие к нам на бревне.
        Как он все о них узнал?
        Колени у них задрожали мелко-мелко. Дедок-то действительно оказался всамделишным колдуном.
        — Вы лесовик?  — спросил Яша напрямик и отступил, готовясь в любое мгновенье задать стрекача.
        Дедок хитро сощурил голубенькие глазки, погрозил пальцем и не ответил на вопрос.
        — Как вы узнали, кто мы, откуда и что с нами случилось по дороге?
        Дедок подмигнул им:
        — Я все знаю… И знаю, что вы ночевали с медведем, а потом испугались и убежали… берет потеряли… Все знаю, потому что я колдун!
        Бородач, стоявший рядом, ухмыльнулся.
        Ребята не могли ни слова вымолвить, лишь вращали глазами.
        Гриша испытывал желание рассмотреть странного дедка через лупу. Он даже сунулся рукой в карман, чтобы достать ее, но не хватило смелости на это, да и не освободился он еще от оцепенения.
        Неожиданно повернувшись к Грише, лесовик цапнул маленькой сухой рукой флакон, голубенькие глазки его беспокойно забегали.
        — Ты зачем носишь эту травку в склянке?  — спросил он настороженно.
        Гриша струхнул. В голосе лесовика ему послышалась угроза. Он ответил, едва шевеля непослушными губами:
        — Да-а… та-ак… про-осто…
        — Ой, не просто!  — сказал дедок. Его рассеянные голубые глазки, казавшиеся сумасшедшими, гипнотизировали Гришу.  — Где ты ее взял?.. Отвечай.
        — Мы-ы… в мо-оре нашли, ко-огда плы-ыли,  — нараспев от страха проговорил Гриша.
        — И вы интересуетесь, где она растет? Ищете ее?  — быстро спросил лесовик.
        Яша и Веня мрачно переглянулись: и это колдун узнал! И Яша пошел на выручку Грише. Он решил действовать смело: была не была.
        — Вы знаете эту травку? Как ее называют? Где она растет?
        Дедок растерялся, сразу же потерял интерес к Травяному Князю и защебетал:
        — Кто ее знает, ребятки. Разве мало травок на свете… Травка как травка…
        А бородач все ухмылялся.
        Яша и Веня подумали примерно одно и то же; «Не знает Травяного Князя… А еще колдун!»
        Гриша имел другое мнение. Внутреннее чутье подсказывало ему: дедок должен знать тайну Травяного Князя, ему должно быть известно, где он растет. Иначе почему же он так встревожился?.. Или он тоже не знает, где растет загадочное растение и хотел выпытать у них?.. Было над чем поразмыслить.
        Лесовик затопал по песочку вдоль ерика. Они растерянно смотрели ему вслед. Он оглянулся, поманил их рукой:
        — Айда со мной, ребятки. Ласонька обрадуется. Лесники мы, а не лесовики… Я дед Кирюша, а это вот Витяша.
        «Какая такая Ласонька обрадуется?» — недоумевали Яша, Гриша и Веня.
        Старый лес был по-прежнему полон тайн с избытком.
        Настороженные и необычайно заинтересованные, они пошли за удивительным дедом Кирюшей и Витяшей.
        В лесу было тепло, пахли цветы и травы, весело заливались птицы. Дед Кирюша тоже был весел. Погромыхивая резиновыми сапогами, он говорил без умолку, бросая взгляды на Гришу.
        — Хорошо в Старом лесу! Все поет, веселится, играет. Вот живу, живу и никак не наживусь… Пасечник я. Медок собираю. А вот Витяша и Гришутка лесникуют тут, лес стерегут…
        Всю дорогу Яша, Гриша и Веня держали рты открытыми. Было чему удивляться. Яша не удержался, спросил:
        — Дедушка Кирюша, сколько вам лет?
        — Не знаю, ребятки,  — ответил тот.  — Может, сто. А может, сто тридцать… Забыл я.
        Гриша неотрывно следил за Кирюшей. Он замечал его косые взгляды и все более утверждался в своих догадках.
        Лес распахнулся, и они вышли на поляну, залитую ярким солнцем. Под могучим дубом стоял просторный бревенчатый дом с крыльцом. За домом — сад, перед ним — палисадник с беседкой, увитой виноградом.
        — Прошу в гости, полосатенькие,  — сказал дедок.
        Неожиданно из-за палисадника до Яши, Гриши и Вени донесся знакомый девчоночий голос. Они вздрогнули. Дед согнутым пальцем повел в сторону дома.
        — Ласонька, внучка моя.
        За деревцами палисадника мелькнуло светлое платье, и за ворота выскочила Нюрка.
        Так это Нюрка — Ласонька!
        Нюрка остановилась, пораженная. В первое мгновенье она не узнала Гришу, Яшу и Веню — так сильно они изменились. Потом радостно кинулась им навстречу, и вместе с ней кинулись ее смешные, тоже радостные донельзя, короткие косички.
        — Живые! Целые!  — крикнула она и расплакалась.
        А Яша, Гриша и Веня стояли молча, одеревенело, как истуканы с Полинезийских островов, врытые в землю.

        Глава двенадцатая. Как лечили Яшу, Гришу и Веню. Предсказание Кирюши сбылось — гостей полный двор. Радость бабки Орестеи вызывает тревогу у Кирюши

        Яша, Гриша и Веня сидели на скамье в беседке и смотрели на мир, пальцами раздвигая распухшие веки.
        Нюрка просто вся перекручивалась — так хотелось смеяться. И радостно было ей и смешно.
        Кирюша принес полный пузатый кувшин с медом и поставил на огромный пень в беседке.
        — Дедушка, вы нам расскажете про тайны Старого леса?  — спросил Яша.  — Нам встретилось в лесу много тайн, но мы сами не разгадали их.
        — Расскажу, расскажу,  — ответил Кирюша и покосился на Гришу.  — Потом… А сейчас будете лечиться, полосатенькие. Медок — самое доброе лекарство от всех болезней. Наедитесь от пуза, и вся опухоль к утру пройдет.
        Он поставил перед ними деревянные миски, полные душистого меда, и не дал им ни ложки, ни хлебной корочки, которой можно было бы тянуть мед. Сам стал в сторонке. Его очень интересовало, как они выйдут из трудного положения.
        Веня покосился на Кирюшу сквозь узкие щелки опухших век и сделал попытку достать мед пальцем. Дед презрительно хихикнул. Нюрке тоже неудержимо захотелось похихикать. Однако удержалась от этого, так как боялась обидеть Веню. Гриша и Яша не менее растерянно поглядывали на свои соблазнительные миски, до краев наполненные пахучим прозрачным янтарем.
        И они, наконец, догадались, что делать. Взяли свои миски обеими руками и спокойно, с достоинством потянули мед через край. И не торопились глотать. Они ждали, пока мед растает и освежающей ароматной влагой растечется по всему рту, чтобы язык поплавал в ней и понежился, чтобы каждая клеточка языка и нёба напиталась ею и тонко почувствовала его. А когда глотнули, удивительное чувство покоя и наслаждения охватило их.
        Они пили волшебное лекарство, держа миски у самого рта, поставив локти на шершавый пень. Так было удобней. Пили неторопливо. Торопиться им было некуда. Это они сразу почувствовали, как только попали в гости к Нюркиным родственникам.
        Яша, Гриша и Веня не жадничали. Миски оставались полными. Кирюша не позволял им даже ополовиниться — все подливал из пузатого прохладного кувшина. Пили «от пуза» — пользовались случаем. Они не услышали, как сон, мягкий и пушистый, завладел ими. Они перестали видеть и слышать — и вдруг уснули, свалившись на мягкую шубу, предупредительно разостланную Кирюшей у пня.
        Нюрка, присев около них на корточки, тихонечко посмеялась от радости, что видит их живыми. Они сейчас казались ей ужасно милыми и беспомощными мальчишками. Она осторожно притронулась к щекам Гриши — они были теплые, потрогала легонько его за ухо — оно было холодным. Она хотела укрыть одеялом спящих, но раздумала. Во дворе было тепло.
        Кирюша, склонив голову набок, задумался, а Витяша и Гришутка, огромные, бородатые, сидели под дубом на крепко сколоченной скамье и широко улыбались, глядя на уснувших.
        И тут во двор ворвался с собакой младший сержант Снежко, потный, распаленный.
        — Яша, Гриша и Веня здесь?  — тяжело дыша, с ходу спросил Снежко.
        Дед Кирюша приложил палец к губам:
        — Тс-с! Они спят.
        Альфа, высунув язык, села, с любопытством разглядывая Кирюшу, а Снежко тихо прошел в беседку. Разглядывал спящих, удивлялся их виду.
        — Да они ли это?  — растерянно пробормотал он.  — Похожи на калмыков… И вроде бы выросли, что ли… Да неужели это Гриша и Веня! И все-таки остались живые… Вот огольцы!.. Мне Кривоплясов сказал, что они бегают по Старому лесу…
        Поговорив с дедом и попив меду, Снежко ушел. Его ждала машина на окраине леса. Вернувшись в город, Снежко сообщил родителям радостную весть. Его миссия была выполнена успешно.
        К вечеру «Волга» с красным крестом развернулась у избы лесников и, раскрыв крылья-дверцы, высыпала Изольду Марковну, Тихона Серафимовича, отца Яши и бабку Орестею. Они скопом ринулись во двор, но Кирюша перехватил их и, таинственно грозя пальцем и повторяя «Тс-с!.. Тс-с!», на цыпочках пошел к беседке. Гости тихонько последовали за ним, вытягивая шеи.
        Яша, Гриша и Веня спали мертвым сном, богатырски раскинувшись на шубе. Родители как-то испуганно глядели на них. Они не узнавали своих сыновей.
        Изольде Марковне показалось, что Веню подменили. Он вытянулся, стал тоньше и мужественнее. И почему-то лицом похож на калмыка. Впрочем, все они, неизвестно отчего, были похожи на калмыков.
        Кирюша пояснил:
        — Пчелки их покусали малость.
        — Бедный ребенок, бедный ребенок!  — заохала Изольда Марковна, собираясь заплакать.
        — Не ребенок, но мужчина,  — возразил Тихон Серафимович.  — И успокойся, пожалуйста…
        — Слабые тонут, сильные выплывают,  — про себя сказал Яшин отец.
        Бабка Орестея, проявляя необычный интерес к своему внуку, забралась в беседку, наклонилась над Гришей. Она увидела флакон и в нем Травяного Князя. И это не укрылось от Кирюши. Скрывая свою заинтересованность этой травкой перед ним, Орестея прощебетала игриво:
        — То внук мой. Храброе чертеня, все в меня. И в огне не горит и в воде не тонет. Я тоже такая была в молодости…
        Кирюша, с тревогой приглядываясь к Орестее, хотел что-то ответить, но тут Изольда Марковна воскликнула с плачем:
        — Сейчас же бери его в машину — и домой!
        Кирюша петухом пошел на нее и строго шикнул.
        — Нельзя трогать их. Они наелись медку и проснутся только завтра к обеду. Пусть побудут у нас, отдохнут, я их подкреплю медком. Никуда они не денутся теперь. Вернутся к вам живехоньки и здоровехоньки… Тут у них и подруга есть — Аннушка. А вы наезжайте проведывать.
        — Пусть остаются,  — сказал Яшин отец.
        — Вы им тут подкрутите гайки,  — посоветовала бабка Орестея.
        Она была очень рада: Грише, родному ее внуку, дался в руки Травяной Князь.
        Мама Вени поплакала и тоже согласилась оставить сына на попечение Кирюши.
        С тем они и уехали.

        Глава тринадцатая. Нюрка — член Звездного Содружества. Гриша делает ход конем. Неожиданное разоблачение

        Яша, Гриша и Веня проснулись на следующий день в полдень. Опухоли на лицах уменьшились — этому способствовали и мази бабушки Феклуши.
        Яша вдруг захохотал, толкнул Гришу и Веню, и они завозились друг с другом, крича от избытка чувств.
        Нюрка, услышав шум, прибежала к ним и потащила обедать. Они съели втроем кастрюлю борща, курицу, огромную миску вареников со сметаной и выпили по кружке ароматного взвара с медом. Бабушка Феклуша не могла нарадоваться их аппетиту. А они были счастливы, что им позволили остаться в Старом лесу. Особенно радовался Гриша: он надеялся серьезно поговорить с дедом Кирюшей насчет Травяного Князя. Не может быть, чтобы такой старый человек да не знал о нем. Но перво-наперво, подумал он, надо посвятить Нюрку в тайну Звездного Содружества.
        Он отозвал Яшу и Веню в сторону.
        — Слушайте,  — сказал он,  — давайте примем Нюрку в Звездное Содружество… Она такая…  — Гриша в волнении не находил нужных слов, способных выразить, какая Нюрка достойная.
        Яша подумал, хмуря рыжие брови (может быть, сожалел, что не ему пришла мысль приобщить Нюрку к тайне Звездного Содружества), и сказал весело:
        — Я не возражаю… Приобщай ты, Гриша.
        — Почему я?
        — Она же тебе пирожки в дорогу давала, а не нам,  — подхватил Веня.
        В их словах Гриша не слышал обычной насмешки.
        — Ладно,  — согласился он.  — Кирюшку тоже надо приобщить.
        — А его зачем?  — удивился Яша.
        Веня едко заметил:
        — Ты готов всю Нюркину родню приобщить.
        Гриша вспыхнул, покраснел и сжал кулаки.
        — Вот как дам тебе сейчас!..
        — Чего ты сердишься?  — сказал Веня, отступая.  — Пошутить нельзя.
        — Знай, как шутить… Вы слышали, как Кирюша допытывался у меня, где я взял травку? Даже за флакон схватился. Вы думаете, это просто так? Он знает, где растет Травяной Князь! Я уверен.
        — Придумываешь,  — сказал Веня.
        — Это мысль,  — проговорил Яша.  — Гриша, приобщай Нюрку, а потом мы все вместе поговорим с Кирюшей. Мы его примем в Содружество, и он нам все расскажет.
        Гриша позвал Нюрку. Она вошла в беседку и торжественно села на огромный пень, как на трон; глаза радостно блестели: Гриша успел шепнуть ей о решении Совета Сынов Земли.
        — Нюра, мы принимаем тебя в Звездное Содружество,  — начал Гриша, сбиваясь и заикаясь.  — Мы ищем Травяного Князя. Это Спутник Космического Путешественника, его следы. И если мы узнаем, где растет Травяной Князь, то найдем и Космического Путешественника или его потомков.
        — Так это Травяной Князь — Спутник Космического Путешественника?!  — ахнула Нюрка, показывая на флакон. Только теперь она поняла то, что ей однажды удалось подслушать.
        Ее расспросам не было конца.
        — Откуда вы узнали про все это?  — спросила она.
        — Четвертый член Звездного Содружества нам рассказал,  — ответил Яша гордо.  — Из Москвы он.
        Тут в беседку вошел Кирюша, и Гриша быстро прошептал Нюрке на ухо:
        — Кирюша, наверное, знает, где растет Травяной Князь… Мы его сейчас будем приобщать… Помоги нам уговорить его показать место… Он тебе не откажет.
        Яша выразительно взглянул на Гришу: дескать, не теряйся, начинай. И Гриша начал незамедлительно:
        — Дедушка Кирюша, мы принимаем вас в Звездное Содружество.
        Кирюша опешил.
        — Звездное Содружество?..  — И он вдруг развеселился.  — Это что — вера какая? Вроде баптистов?
        — Да нет… не вера,  — Гриша растерянно взмахнул руками.  — Звездное Содружество — это… это… Мы ищем Космического Путешественника…
        — Вона-а!  — удивился Кирюша.  — Молодцы! Отчаянные ребята! И Аннушка тоже ищет?
        Нюрка кивнула.
        — В Старом лесу ищете?
        — Да,  — подтвердил Гриша.
        — Всерьез?
        — Всерьез.
        — Откуда вы знаете, что он тут?
        — Так он же следы свои оставил!  — воскликнул Яша. Ему показалось, что Кирюша не принимает всерьез Гришины слова.
        — Да ну! Как же это я проворонил их… Позор, позор старому следопыту… Какие следы он оставил? Где вы их видели?
        Гриша взял из Нюркиных рук флакон.
        — Вот его следы.
        — Травяной Князь!  — выронил Кирюша и прихлопнул рот ладошкой. Проговорился.
        — Ага!  — воскликнули Яша, Гриша и Веня.  — Точно! Вы знаете его?
        С минуту в беседке стояла напряженная тишина. Они ожидали, что Кирюша тотчас поведет их в лес и покажет целые заросли Травяного Князя. Но он обвел их лукавыми голубенькими глазами и сказал со вздохом:
        — Знать-то знаю, но не ведаю, где он растет.
        Нюрка гневно топнула ногой.
        — Неправда!.. Ты ни о чем не хочешь мне рассказывать!
        — Ласонька, Аннушка…  — Кирюша сокрушенно развел руками.
        В это время во двор вошли Гришутка, Витяша и Сергей Ильич. И Кирюша тотчас направился к ним.
        — Нюра, смотри,  — крикнул Веня,  — это четвертый член Содружества!..
        Нюрка выглянула из беседки.
        — Что-о?  — прошептала она, бледнея.  — Это Сережа…
        — Какой Сережа?
        Яша, Гриша и Веня тупо уставились на Нюрку.
        — Мой брат… Сережа…
        Нюрка поднялась, медленно двинулась навстречу Сергею Ильичу. Ее бледное лицо ежесекундно меняло выражение, становясь то радостным, то гордым, то плаксивым.
        Яша, Гриша и Веня, словно лунатики, пошли за ней.
        Сергей Ильич обнял маленького сухонького деда, приподнял. Тот задрыгал ногами в резиновых сапогах.
        — Встретили Сережу в лесу, схватили и приволокли,  — доложил Гришутка.  — Не хотел идти. Некогда, говорит… Деловой парень.
        — Ах, Сергей-воробей, на кадушке сидел, три лягушки съел!  — засмеялся Кирюша.
        Увидев выходящих из беседки Нюрку, Яшу, Гришу и Веню, Сергей Ильич оставил деда, сделал несколько шагов им навстречу.
        — И вы здесь? Как вы попали сюда?.. Что у вас лица такие вытянутые?
        Поправляя изодранные полосатые майки, Яша, Гриша и Веня остановились перед ним, опустив глаза. А Нюрка, отчаянно кривя губы, заломив тонкие загорелые руки, повисла у него на шее.
        К удивлению всех, Нюра вдруг разрыдалась. Уткнувшись в грудь брата и заливаясь слезами, она проговорила:
        — А я… а я ду-у-ма-ла, какой ты-и-и… странный чу-у-дак… тра-а-вки изучаешь, а еще летчик…
        Летчик?! Гром среди ясного неба не поразил бы Яшу, Гришу и Веню сильнее, чем эти Нюркины слова. В глубоких, больших глазах Гриши застыло недоумение: «Зачем ему Спутник Космического Путешественника?.. Зачем он ищет Травяного Князя?..»
        — Как же летчик? Ведь ты закончил биологический факультет университета?  — спросил Гришутка, немало озадаченный, как и все.
        — Закончил, это верно,  — с непонятным смущением ответил Сергей Ильич, поглаживая Нюрку по голове.  — А потом стал летчиком. Что же тут странного? Да успокойся, Нюра, что это с тобой? Отчего ты так расстроилась?
        — А ты-и… мне… а ты мне и не…  — проныла она с обидой и замолкла.
        Нюрка хотела упрекнуть его за то, что он не рассказывал ей о своих поисках Спутника Космического Путешественника («А еще брат!» — хотела она сказать). Но вспомнила: он не раз заговаривал с ней о необъяснимых земных загадках, о травах, обладающих удивительными свойствами, об опытах с кукурузой, но она слушала его краем уха, рассеянно, не выказывала интереса, и он, видя ее равнодушие к своим рассказам, умолкал.
        Однажды она брякнула ему:
        — Ты все время где-то бродишь и дома не ночуешь, ищешь какие-то травки, а еще летчик. Хоть бы раз в летчицкой форме погулял со мной по улице!.. Чудак ты какой-то… И в чудеса веришь, а большой уже.
        Он тогда ответил ей как-то непонятно:
        — Была бы и ты такой чудачкой, как Яша, Гриша и Веня… Жаль, воображение у тебя небогатое. Поэтому и не веришь в чудеса. А верить надо. Кто верит в чудеса, тот и делает их.
        А она не понимала его тогда, не понимала — при чем тут воображение и при чем тут Яша, Гриша и Веня.
        Теперь понимает. Дошло до нее. Она подумала: «Дурочка я, недогадливая!»
        Вытерев слезы, Нюрка улыбнулась и в упор посмотрела на брата восхищенными глазами.

        Глава четырнадцатая. Штурм тайны Травяного Князя. Радужники. Легенда Старого леса. Потомки Космического Путешественника обещают Кирюше разговорить Бородатого Молчуна. Встреча с Пантелеймоном Пантелеймоновичем

        — Так, значит, ее называют Травяным Князем!  — радуясь, говорил Сергей Ильич.  — И твоя, Гриша, бабка Орестея и наш дед Кирюша… интересное совпадение.
        Он рассматривал растение сквозь лупу.
        — То самое… Ах, ребята, полосатые друзья мои, вы меня осчастливили!.. Теперь мы найдем место, где живет Травяной Князь. И назвали-то как… Видно, еще в древние времена трава эта получила такое имя за какие-то особые свои качества… Нюра, зови Кирюшу… Теперь я, ребята, пойду на штурм тайны Травяного Князя, а вы помогайте мне, авось одолеем нашего деда… Он много знает, его надо раскусить.  — Сергей Ильич спрятал флакон в карман.
        Дед подошел бочком к своему внуку.
        — Эх, Сергей-воробей, улетел — забыл своего деда и прилетел — не вспомнил… Не по закону, а?
        — Понимаешь, был сильно занят… Очень важным делом… Отпуск кончается, а я так и не нашел, что искал.
        — Что же ты искал, Сергей-воробей?
        — Вот, Травяного Князя…  — он вынул флакон из кармана.
        Кирюша вскочил.
        — И ты тоже!
        — Почему я тоже? Мы все вместе ищем.
        — От кого ты узнал про Травяного Князя?
        — Я еще мальчишкой его приметил в долине за нашей станицей.
        — Ишь ты!  — обрадовался Кирюша.  — Вся наша порода Солодовникова такая приметливая… И тебе известно, какой силой он обладает?
        — Догадываюсь. Не зря же лекари-колдуны вроде тебя называют траву Травяным Князем.
        — Хитер, Сергей-воробей!.. А зачем тебе она?
        — Для науки, для всех наших людей. Ребята рассказывали тебе, что Травяной Князь — Спутник Космического Путешественника… И ты поможешь нам… Ты знаешь, где он растет. В нем тайна не только земная, но и космическая.
        — Колдуны-лекари крепко хранят свои тайны,  — ответил Кирюша, пряча глаза.
        — Но ты не должен жалеть своих тайн для нашей науки… Травяного Князя надо изучить…
        — Я его уже давно изучил,  — самолюбиво сказал Кирюша.
        — Тем лучше для науки!  — горячо воскликнул Сергей Ильич.
        Яша, Гриша и Веня сидели тихонько. Пока что в их помощи не нуждались. А Нюрка села к деду на колени, пригладила его дикую сизую бороду, попросила ласково:
        — Расскажи нам о Травяном Князе, дедусь.
        — Его еще называют Серебряным корнем,  — сказал Кирюша.  — Мой дед называл.
        — Почему?  — спросил Сергей Ильич, взволнованно подавшись вперед.
        — Когда бросишь в кувшин с водой корень этой травки, становится она лечебной, как от серебра. Год стоит вода — не портится. Всегда свежая, пахучая, целебная…
        Сергей Ильич возбужденно хлопнул себя по колену, прошептал:
        — Это замечательно! Я так и думал.
        — Чудо-травка Травяной Князь, ребятки. Ее боится всякая болезнь и нечисть, а человек от нее радуется. И духом она лечит и настоем… И корнем и листочками… Может быть, Ласонька, я через ту травку и живу так долго. Как выпью серебряной настойки, так четверть века с плеч… Помнишь, Аннушка, в прошлом году ты гриппом болела, я давал тебе лекарство?
        — Помню, вкусное было. Я выпила и на другой день уже бегала.
        — То лекарство было из Травяного Князя.
        — Ой, ой!.. Я и не знала… А где же он растет?
        — Там, где жил Веселый Музыкант.
        — Это там, где Драный Барон опрокинул Бородатого Молчуна?  — залпом выговорила Нюрка.
        — Да, это там,  — кивнул Кирюша грустно.
        Сергей Ильич и команда «Звездной Каравеллы» ничего не понимали. Нюрка сама не имела представления ни о Веселом Музыканте, ни о Бородатом Молчуне. Просто она вспомнила, как дед ругал дикого кабана Драного Барона, и догадалась, что одно имя как-то связано с другим.
        — О чем речь?  — спросил Сергей Ильич.
        — О, это самая большая тайна Старого леса!  — значительно проговорил Кирюша, бросив лукавый взгляд на Яшу, Гришу и Веню.  — Так и быть, открою ее Звездному Содружеству. Я ведь тоже член его… Пойдемте.
        Вскинув лопаты на плечи, они цепочкой, по-солдатски маршируя, двинулись за Кирюшей. Он браво погромыхивал резиновыми сапогами. За поясом у него был заткнут топор.
        Сергей Ильич изрядно волновался. Это было понятно. Ведь они шли туда, где рос Травяной Князь и где, возможно, жил Космический Путешественник. Они надеялись обнаружить его зримые следы и, как мечтал Гриша, найти самого или его потомков. Кто такие, например, Веселый Музыкант и Бородатый Молчун?

        Они допекали Кирюшу вопросами.
        — Придем на место, обо всем расскажу,  — отвечал тот.
        Нюрка шла замыкающей, за Гришей, строила ему в спину веселые рожицы и вдруг взбрызгивалась смехом. Он оглядывался, глупо улыбаясь.
        — Ты чего?
        Нюрка с притворной рассеянностью отвечала:
        — Да я так…
        Они совсем не заметили, как над Старым лесом остановилось облако. Оно потемнело, набухло синевой и, оглушительно треснув, пролилось теплым прямым дождем.
        Они спрятались под разлапистый клен, как куриный выводок под наседку. И выглядывали из-под его лапчатых веток, как выглядывают любопытные цыплята из-под крыльев мамы-курицы.
        Капли, отвесно падая, раскалывались на упругих листьях. Они вздрагивали и весело стряхивались, рассыпая росу, напитанную арбузной свежестью.
        Солнце продолжало светить сбоку — и через Старый лес перекинулась радуга. Дождь прошел быстро. Он упал на лес серебристыми нитями, повис на ветвях, а облако, став легким и прозрачным, подвинулось на север. И в то же мгновение тихо распалась радуга. Ее семицветные осколки беззвучно осыпались на притихший лес.
        Они вышли из-под клена. Солнце светило ярко и тепло, прошивая мокрые кроны золотым шитьем. И тогда Старый лес открыл для них одну из своих удивительных тайн. На каждом мокром листке висел малюсенький осколок радуги. Весь лес сверкал и ликовал.
        Гриша, приоткрыв рот, смотрел на одну радужинку сквозь лупу. Дождевая капля, дрожавшая на остром кончике кленового листка, переливалась то алым, то фиолетовым, то желтым, то голубым огнем.
        Она вдруг сорвалась и… Гриша подставил ладошку. Капля-радужинка хлопнулась о нее и растеклась. Гриша слизал ее. Ему понравилось. Он поймал еще одну. И потом все они: и Яша, и Веня, и Нюрка, и Сергей Ильич — стали бегать от дерева к дереву, ловя на лету падающие осколки радуги. Они собирали их и пили. Радужинки были вкусные, пахли цветами, чистым небом, ветром, корой дуба и осокоря. Лица у всех, вымытые каплями-радужинками, светились радостью, а в глазах отражались чистое голубое небо и мокрый лес.
        Сергей Ильич, мокрый, с ясными глазами, совсем перестал казаться Яше, Грише и Вене солидным. Он вел себя, как мальчишка, и шалил, как они, и ловил капли, пил, приговаривая:
        — Это чудо! Это же… это…
        Кирюша украдкой поймал несколько капель, слизал и покачал головой мудро и восторженно:
        — Ах, ребятки-зверятки!
        Солнце пригревало сильнее, воздух в лесу согревался, легкий пар поднимался над мокрой листвой. Таяли, исчезали капли-радужинки.
        И вдруг Яша, Гриша, Веня и Нюрка замерли от изумления, увидев под кустом целый ворох самых настоящих осколков радуги. Расставив руки, словно ловили волшебную жар-птицу, они осторожно подкрадывались к ним, чтобы не растаяли, не исчезли от шороха шагов, от их затаенного дыхания.
        Подошли. Завороженные, наклонялись над осколками радуги. Руки дрожали от волнения. Вдруг упорхнут, как птицы. Нет, лежат…
        Гриша поднял один осколок, повертел его перед глазами… Это было перо лесного петуха-фазана. Перьев тут лежала целая уйма.
        Лиса, наверное, задрала и съела петуха, а перья остались. Хитрая, разбирается в птичьем мясе, но разве она разбирается в птичьих перьях? Куда они ей? Украсить хвост? Он у нее и без того красивый.
        Они собрали целый букет радужных перьев. Крутили, вертели их, любовались, потом — ну как не найти применения такой красоте!  — натыкали их в свои волосы. И стали настоящими индейцами. И побежали дальше по тропинке, петляя между кустами и деревьями. Сергей Ильич весело хохотал, глядя на них.
        — Эге-ге-ей!.. Ребятки, не туда нам!  — крикнул Кирюша.  — Влево надо.
        Почти целый час они пробирались сквозь густые, оплетенные хмелем и ежевикой кусты. Высоко над головой шумели верхушки старых деревьев. Но вот лес поредел, стал светлым, солнечным, и они вышли на поляну, окруженную могучими дубами и осокорями. Их тяжелая листва тихо шумела, глянцево сверкая на солнце.
        Воздух был напоен необыкновенной легкой свежестью и тонким, волнующим, сложным ароматом цветов, трав и коры деревьев.
        — Я слышу запах Травяного Князя!  — крикнул Сергей Ильич, бросаясь вперед.
        И все, кроме Кирюши, побежали к неширокой ложбинке, перерезающей поляну. На ее склонах росли малина, орешник и какая-то ярко-изумрудная веселая трава.
        — Травяной Князь! Это он, ребята!  — Сергей Ильич подбежал к изумрудной заросли невысокой травы с круглыми выпуклыми листочками, стал на колени и пригреб целый сноп ее к своему очень счастливому лицу.
        Другие члены Звездного Содружества по-разному выражали свой восторг от встречи со Спутником Космического Путешественника. Яша что-то танцевал, не сходя с места, Веня, присев на корточки, потер руки, будто умыл их, и стал срывать лист за листом и отправлять в рот. Он жевал их и восторженно мычал. Нюрка стояла, молитвенно сложив руки, словно индианка. Ее раскосые глаза были в слезах. Ее растрогала радость брата при виде Травяного Князя. Гриша, стоявший на коленях у травы рядом с Сергеем Ильичом, услышал, как тот проговорил про себя с чувством: «Зеленый друг космонавтов, наконец-то мы тебя нашли!»
        Кирюша посмеивался, расчесывая сухонькой пятерней свою непослушную бороду.
        Нюрка подошла к нему.
        — Расскажи нам самую главную тайну Старого леса.
        Кирюша повел их к большому камню, лежавшему на краю поляны, у начала ложбины.
        — Тут жил Веселый Музыкант,  — печально сказал Кирюша, усаживаясь на бережок высохшего ручья.
        Они недоумевающе переглянулись: никаких следов жилья не было видно.
        — Жил здесь ручей… Называли его Веселым Музыкантом. Говорлив был и певуч. Весело пел он, радовал все живущее в Старом лесу. И вода в нем была вкусная — на всей земле не сыщешь напитка лучше, потому что по его берегам давно растет Травяной Князь. Бежал ручей из-под того камня, на котором вы, ребята, сидите… Звали камень Бородатым Молчуном. Мох на нем рос, как борода. Потому и бородатый. А Молчун потому, что он ни слова не сказал за всю свою жизнь…
        При этих словах Кирюша выразительно обвел всех грустными глазами. Сергей Ильич отметил что-то про себя.
        — …И жили около Веселого Музыканта соловьи. Учились у него петь. По ночам так разливались песнями, что даже дикие кошки не охотились на фазанов — заслушивались.
        Буйно рос Травяной Князь. И воздух был такой — не придумаешь!.. Придешь сюда, вдохнешь разок — и засмеешься от счастья, будто уловишь одним дыханием все запахи земли…
        Приоткрыв рот, слушали ребята речь Кирюши, она текла задумчиво и плавно, как тихая песня. Теплая улыбка не сходила со счастливого лица Сергея Ильича.
        — …И жил тут рядом Пантелеймон Пантелеймонович, медведь это… Был он сторожем при Травяном Князе и Веселом Музыканте. Приучил я его к этому делу. Прикармливал я Пантелеймона Пантелеймоновича, медком баловал… Раздолье ему тут было, край богатый… Да не утерпел однажды старый лакомка, утащил у меня кошевик с пчелками… Нашкодил и — то ли забоялся наказания, то ли от стыда — убежал отсюда… Да разве я бы стал бить его?.. Ну, отчитал бы словесно, небось не дурак, понял бы, умная ведь зверина… Да нет, убежал… И тогда пришел из Черного бора Драный Барон, вепрь, со своей семейкой…
        — Может быть, тот самый?..  — сказал Веня, поежившись.
        — Тот самый, который за вами и за фотографом гонялся… Свирепый, кровожадный, сколько раз я его выгонял из светлого Старого леса в Черный бор — не понимает грубая, дикая скотиняка. Но теперь ему не будет пощады. Еще раз увижу здесь — выловим, сдадим в зверинец.
        Так вот поселились свиньи здесь… Свинья всегда остается свиньей. Перерыли они чудо-травку, наелись корней, одурели совсем и погубили Веселого Музыканта. Бережки разворотили, расковыряли дно… А Драный Барон подрыл Бородатого Молчуна — и опрокинул его. Бородатый Молчун упал, и тотчас умер Веселый Музыкант, ушел в землю. И тогда улетели отсюда соловьи. Покинули Старый лес. Обиделись…
        Пришел я как-то сюда, посмотрел — заболело сердце. Травяной Князь привял… А теперь, гляди-ко, отошел он. Оказывается, он может расти и не только вблизи воды.
        — Приспособился к новым условиям,  — сказал Сергей Ильич.
        — Если поставить Бородатого Молчуна на место, то, может быть, вытянет он из-под земли своего дружка Веселого Музыканта, оживит его,  — добавил Кирюша.
        — И тогда вернутся сюда соловьи?  — грустно спросила Нюрка.
        — Обязательно вернутся.
        — Ну, давайте ставить Бородатого Молчуна,  — предложил Яша.
        — Сейчас, Яша, минутку,  — сказал Сергей Ильич.  — Я хочу спросить Кирюшу еще об одном… От кого ты узнал тайну Травяного Князя?
        — От своего прадеда, а мой прадед от своего прадеда… Давно, очень давно узнали мои предки про чудо-травку…
        — Откуда же взялся Травяной Князь? Кто его посадил здесь?  — задумчиво проговорил Сергей Ильич.  — Все это загадка. Кто передал тайну его нашим предкам? Допустим, это сделали Космические Путешественники… Травяной Князь обладает изумительными дарами, которые так нужны человеку, совершающему космические путешествия… Его могли брать с собой Космические Путешественники. И они могли передать ее тайну своим потомкам, оставшимся на Земле. Логика подсказывает, что те люди, которые издавна знают тайну Травяного Князя, могут быть прямыми потомками Космических Путешественников.
        — Значит, дедушка Кирюша прямой потомок Космических Путешественников!  — закричала Нюрка.  — Он же давно знает тайну Травяного Князя.
        — А что? Все могет быть,  — ответил дед серьезно и горделиво подбоченился.
        — Моя бабка тоже знает!  — ревниво вставил Гриша.  — Значит, и она потомок? Так тогда мы все потомки Космического Путешественника,  — добавил он с радостным удивлением и смущением.  — И вы, Сергей Ильич, и Нюрка, и я…
        — А мы с Яшей?  — опешил Веня.  — Мы теперь тоже знаем тайну Травяного Князя… Значит, мы тоже потомки Космического Путешественника?  — Они стали осматривать друг друга подозрительно.
        Сергей Ильич рассмеялся.
        — Вот видите, как получилось… Искали Космического Путешественника, а нашли самих себя.
        Нюрка, поглаживая горячий камень, сказала:
        — Сережа, на нем что-то нарисовано.
        — Где?  — вскочил Сергей Ильич.
        — А вот,  — ответила Нюрка, всматриваясь.  — Какие-то знаки, цветок…
        Все окружили камень. Только Кирюша по-прежнему спокойно сидел на месте.
        — Ты назвал камень Бородатым Молчуном потому, что он не сказал ни одного слова,  — произнес Сергей Ильич.  — Теперь я понял тебя… Но мы заставим его заговорить.
        — Попробуй разговори его,  — с ехидцей заметил Кирюша.  — Когда я был такой молодой и горячий, как ты, я тоже ломал мозги над этими значками и цветами. Да не вышло, не заговорил Бородатый Молчун. Не по силам человеку его тайна.
        — Ты в одиночку ломал мозги над ней, а мы возьмемся за это сообща, вместе с учеными и…  — Сергей Ильич оборвал себя и погодя спросил: — Травяной Князь цветет? Ты когда-нибудь видел его цветок?
        — Никто не видел, чтобы цвел Травяной Князь,  — ответил Кирюша.  — Ни я, ни мои прапрадеды…
        — А здесь, на Бородатом Молчуне, Травяной Князь изображен цветущим!  — воскликнул Сергей Ильич.
        — Видел я,  — спокойно ответил Кирюша.  — А кто нарисовал его с цветком, не знаю.
        — Странный цветок,  — проговорил Гриша, наводя лупу не рисунок.  — Круглый, как шарик… Лучи от него расходятся.
        — Ясно,  — тихо сказал Сергей Ильич, взглянув на притихших ребят.  — Точнее, ничего не ясно. Тайн, ребята, у Травяного Князя не убавилось.
        Достав из рюкзака фотоаппарат, Сергей Ильич сделал несколько снимков, запечатлевая загадочные знаки и рисунок цветущего Травяного Князя.
        — Я думаю, ребята, что пока никто еще не знает самой главной тайны Травяного Князя,  — сказал Сергей Ильич, затаенно улыбнувшись.  — Придет время, разгадаем ее… Будьте уверены.
        Он выкопал несколько десятков стеблей Травяного Князя с корнями и аккуратно вместе с землей уложил в прозрачные нейлоновые мешочки. Корни у него были толстые, с палец. Из надрезов вытекал приятно пахнущий розовый сок.
        — Ну, давайте ставить Бородатого Молчуна.
        Сергей Ильич срубил несколько жердей, подсунул под камень.
        — Ну, поднатужьтесь, ребятки! Раз-два — взяли!  — скомандовал Кирюша.
        Поднатужились, нажали, но Бородатый Молчун лишь пошевелился. Еще раз нажали — не вышло. Как ни старались, не смогли подважить камень и поставить.
        — Ай-яй-яй!  — загоревал Кирюша.  — Слабаки мы, однако. Надо было хоть Гришутку прихватить с собой… Понадеялся я на себя, а силенка уже не та…
        — Смотрите!  — вдруг вскрикнул Веня.  — Дедушка Кирюша, там медведь.
        Кирюша оглянулся.
        — Ага!  — воскликнул он.  — Пантелеймон Пантелеймонович! Вернулся, шкодник!.. Уважаемый, поди-ка сюда, поможешь поставить Бородатого Молчуна. Иди, иди… не бойся. Тут все свои.
        Огромный медведь вышел на задних лапах из-за деревьев и, обхватив голову передними, раскачиваясь, словно сожалея о чем-то, пошел к ним. На задних лапах у медведя свисала длинная шерсть, казалось, он был в галифе.
        Ребята испуганно попятились в кусты.
        — Ребятки, что вы трусите? Это тот самый Пантелеймон Пантелеймонович, с которым вы ночевали. Смирный он, добрый… Ну, здравствуй, Пантелеймоша!
        Медведь вытянул шею, проворчал приветливо: «У-а-а!»
        Нюрка смело подошла совсем близко к медведю и погладила его по шее. Он лизнул ей руку.
        Ого! Нюрка задается!
        И Веня хвастливо сказал:
        — Он меня лизал, лизал, когда мы с ним ночевали, все лицо вылизал, а я говорю, да не лезь ты…  — И запнулся под холодным взглядом Гриши.
        — Ну, давайте еще попытаемся, ребятки,  — сказал Кирюша.  — Пантелеймон Пантелеймонович поможет нам.
        — Медведь — циркач?  — спросил Яша.
        — Зачем же циркач,  — ответил Кирюша.  — Он мой старый приятель. Мы с ним, считай, годков пятьдесят в дружбе.
        Кирюша показал медведю, что он должен делать: подсунул руки под камень и покряхтел, делая вид, будто бы поднимает его.
        Пантелеймон понятливо скопировал движения Кирюши.

        — Раз-два — взяли!  — скомандовал дед.
        Медведь взревел от усилия, все остальные навалились, нажали на жерди. Бородатый Молчун поднялся и со вздохом сел на прежнее место.
        Потом они расчистили лопатами русло Веселого Музыканта и поправили бережки. Пантелеймон Пантелеймонович сидел в сторонке, зевая и почесываясь.
        — Оживет Веселый Музыкант, как ты думаешь, дедушка?  — спросила Нюрка.
        — Оживет обязательно, ты не беспокойся, Аннушка. Видишь, земля, где сел Бородатый Молчун, еще сырая. Значит, не ушел далеко Веселый Музыкант. Вернется.
        Солнце катилось за далекие горы, прохладные густые тени от деревьев падали на изумрудную зелень Травяного Князя. Все постояли молча, охваченные раздумьями, вдыхая ни с чем не сравнимый аромат удивительного растения.
        — Чудесно пахнет родная земля,  — тихо проговорил Сергей Ильич.
        Нюрка прильнула к нему.
        Гриша, прижимавший к груди несколько стеблей Травяного Князя с корнями, чему-то улыбался.
        Яша и Веня не отрывали взгляда от загадочных знаков на Бородатом Молчуне.
        — Пора домой,  — сказал Кирюша,  — ночь близко.
        Они пошли, часто оглядываясь. Пантелеймон Пантелеймонович остался на месте. Он сидел, развалясь у дерева, и, высунув язык от наслаждения, обеими лапами чесал живот. Бурая шерсть летела клочьями — Пантелеймонович линял.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к