Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Коркищенко Алексей: " Внуки Красного Атамана " - читать онлайн

Сохранить .

        Внуки красного атамана Алексей Коркищенко

        Коркищенко Алексей
        Внуки красного атамана

        Алексей Коркищенко
        Внуки красного атамана
        Мальчишкам Дона, сражавшимся с немецко-фашистскими захватчиками в одном строю с отцами. дедами и старшими братьями, посвящается
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        Глава первая
        По реке Егозинке против течения к старым деревьям на горизонте плыл синий рассвет, промытый прохладной росой. Это он, казалось, тихо журчал у слоеного каменистого берега, скрепленного узловатыми корнями карагача и терна.
        Наконец-то уснули зобатые квакуши по тихим плесам и, притупив свои гребенки, умолкли усталые сверчки в прибрежных травах.
        С тихим шорохом сыпалась роса - словно бы ночь, собираясь в капельки, опадала на землю, и все больше яснело небо, и все дальше текла рассветная синева. Умытые вербы и ольхи роняли в чистую небесную глубину тяжелые, звучные капли. Так, в хрустальном перезвоне, и приплыл рассвет в станицу Ольховскую, которая гнездилась на высоком берегу по холмистому склону, заполнил ее кривые улочки прохладным туманцем, и вокруг запахло так, словно бы где-то близко раскололся спелый арбуз и его свежий сок растекся по земле.
        И тут ольховские петухи спохватились - будто по команде захлопали крыльями, вспугивая сонных наседок, и дружно прокукарекали.
        Егор, который спал на скирде за сараем, вдруг вскинулся, задыхаясь от судорожных всхлипываний.
        Странный сон приснился ему.
        Будто бы ехал он на тракторе СТЗ. Постреливая мотором и набирая скорость, трактор мчался с крутого бугра. Неожиданно перед ним появилась арба с соломой. Рядом с быками шла мать, босая, в ночной сорочке, с полураспущенной косой, и запихивала желтые патроны в магазин винтовки. Егор закрутил баранку влево-вправо, но трактор, не слушаясь руля, катился прямо на арбу. Вот-вот он налетит на мать, на быков, раздавит...
        - Маманя, берегись, родненькая! - в ужасе закричал Егор.
        Мать оглянулась, гневно повела глазами и, вскинув винтовку, прицелилась в него.
        "Маманя, не надо!" - хотел крикнуть он и не смог: пропал голос.
        Раздался громовой выстрел. Трактор со скрежетом развалился на части, задние колеса, блестя шипами, покатились с бугра, а Егор, легко подпрыгивая, побежал к матери. Его сердце, только что замороженное ужасом, растаяло, сладко заныло.... Сейчас он обнимет мать - он так давно не видел ее! - обнимет и скажет: "Прости меня, родненькая, я нашкодил. Но ты не беспокойся, я починю трактор, я умею. Главное, ты вернулась, ты теперь всегда будешь со мной". Она отбросила винтовку и с улыбкой протянула к нему руки...
        И тут он проснулся.
        Егор мало помнил лицо матери. Впервые во сне он с болезненной ясностью разглядел его и теперь отчетливо припомнил, когда последний раз видел ее.
        ...Как-то давным-давно поздней ночью его разбудили громкие, встревоженные голоса.
        - Панёта, куда наган дела?! - кричал дед Миня.
        - В комоде, под шалью, - испуганно отвечала бабка Панёта.
        В комнате суматоха. В неярком свете чадившей лампы на одной ноге прыгал отец, натягивая узкий сапог. Мать, босая, в ночной сорочке, с полураспущенной косой, быстро заталкивала желтые патроны в магазин винтовки.
        - Маманя, ты куда?! - закричал Егор, цепляясь за сорочку.
        - Егорушка, ложись спи, зайчик! Я скоро вернусь. - Мать уложила его на свою кровать.
        Дед ругаясь, скрипя зубами, вывернул одежду из комода, откуда ударило запахом нафталина, схватил наган, скомандовал:
        - Алеха, Ольга, за мной!
        И выбежал с матерью из куреня. Отец стянул с ноги тесный сапог и, яростно ударив его об пол, побежал за ними босиком.
        Протопотали ноги по звучной, пересохшей веранде
        Егор спрыгнул с кровати, бросился к дверям. Бабка перехватила его и, завернув в шаль, вынесла во двор.
        Огненные языка лизали небо над станицей. Гудел колокольный набат. По бугру за атаманским садом раздавались выстрелы и зло ржали лошади.
        Бабка, крепко прижимая Егора к груди, шептала:
        - Святой Николай, защити Миню, Алешу и Олю!.. Заслони от беды... Святой Николай!..
        Пожар разгорался. Страшно кричали коровы в горящих сараях.
        Внезапно огненные языки сжались, спрятались. На миг стало совсем темно. Но тут вихрь ярких искр взметнулся в дымное небо, донесся грохот, и огонь снова заплясал над станицей.
        - Крыша обрушилась! - вскрикнула бабка. - Святой Николай, отведи беду от родных наших и близких наших, сохрани...
        Найда, старая собака, взвыла так жалобно, что бабка прервав молитву, закричала на нее:
        - Замолчи, хамка, беду накличешь! Уже утром вернулись отец и дед, задымленные, обожженные. Бабка, чувствуя неладное, опустилась на землю:
        - Где Ольгушка?!.
        Дед и отец стояли потупившись.
        - Где маманя? - крикнул Егор.
        Отец стал перед ним на колени, прижал к себе.
        - Погибла маманя, сынок... - еле слышно произнес он и заплакал.
        Егор жутко закричал тогда.
        Позже он узнал: в ту ночь сгорели мать Степы Евтюхова и отец Грини Григоренко. Они вместе с его матерью выводили коров из горящего коровника, а крыша обрушилась на них.
        С тех пор Егор остался на попечении деда и бабки. Отец ушел в армию. Окончил полковую школу, воевал с финнами. Заслужил орден Красного Знамени и остался на сверхсрочную. Женился, дочь у него родилась, Егорова "сестренка наполовинку".
        Однажды отец прислал Егору такое письмо: "Сынок, слушайся деда и бабку, учись хорошо. Знай, в нашем роду дураков не было. Когда выучишься, станешь красным командиром, как и я, и будем мы с тобой беречь нашу Родину от фашистов и мирового империализма".
        Егор глубоко, прерывисто вздохнул. Никак не мог освободиться от непонятной тревоги. Что-то беспокоило его по-прежнему, не давая уснуть снова. Чего же такого негодного он совершил, что и во сне не давало покоя... Вот мать так гневно на него посмотрела, и трактор приснился. Поломался он, рассыпался... "Ах, да! - вспомнил он, окончательно проснувшись... - У Семена Кудинова магнето украл". Тот не позволил ему порулевать на тракторе - а так хотелось Егору! - прогнал и даже подзатыльник дал, чтоб не приставал... А теперь бегает Семен Кудинов по станице, уговаривает, грозится:
        "Кто взял магнето - отдайте подобру-поздорову, а то узнаю - пристрелю как контрика!" Без магнето трактор и ни туды и ни сюды.
        "Вот дурак! Вот стерво собачье! - клянет себя Егор. - Заставил хорошего человека, дедова соратника, из себя выходить, кровь на воду переводить..." И тут же успокоенно думает, мол, ничего, пусть еще немного Семен побегает, он отдаст магнето, подбросит как-нибудь ему во двор...
        А магнето - чудо-электромотор. Маленькие голубые молнии высекает и так долбает током - до потолка подпрыгиваешь! "Надо Грине фокус сделать", - решает Егор. И он уже представляет себе, как Гриня, дотронувшись до проводов, подпрыгивает, как козел, и ему становится смешно.
        Егор хотел спуститься со скирды, да раздумал: приятно было лежать под старой ласковой шубой и слушать, как просыпается станица.
        У бабки Меланьи, жившей по соседству, грустно мычала корова, тоскуя по теленку, запертому в сарайчике, утки и гуси длинными очередями сходили по крутым тропкам к реке. За клуней, камышовая крыша которой прогнулась, как хребтина старой лошади, просыпалась древняя груша, ее глянцевитые листья на вершине затрепетали в струе утреннего ветерка. У плетня Панёта доила корову, ласковым голосом, мятым со сна, приговаривала:
        - Стой, Зорька, стой... Не хлещи хвостом, не ударь копытом по вядру... Ах ты моя красавица, глазастая да моргастая.
        И Зорька, добродушная, вальяжная, слушается бабку: стоит спокойно - ни хвостом не хлестнет, ни ногой не ударит. Только голову туда-сюда поворачивает да водит огромными глазами, полными удивления.
        Издали, с Донца, донесся хрипловато-басовитый гудок парохода, и Егору припомнилось, как в прошлом году он вместе с дедом и бабкой плыл на пароходе из Ростова в районную станицу Старозаветинскую, из которой когда-то она "пошла за него, Михаила Ермолаевича", а он "взял ее, Панёту Николаевну".
        И Зорька с удивлением слушает пароходный гудок - может быть, он напомнил ей голос знакомой коровы из череды, - затем недоуменно смотрит то за реку, на топлые низы, где в сизом тумане плавают верхушки деревьев, растущих посреди болота на островах, то в старый атаманский сад, который окружает станицу по бугру, - там поют соловьи; потом оглядывается, упирается взглядом в Егора и тоже очень удивляется, словно думает: "Ёра, да ты ли это? Я тебя совсем не признала! Ну и вырос же ты! Очень мне все это удивительно!".
        Вообразив такой разговор, Егор развеселился еще больше и съехал со скирды на спине. К нему тотчас обрадованно кинулась Найда. Егор поймал ее и замотал в рядно, как куклу. Она взвизгивала и умно смотрела в глаза.
        Дед Миня вышел из куреня, крякнул, словно селезень, прочищая горло, сказал хрипло:
        - Здорово ночевали, Запашновы! С утра он был в добром юморе.
        - Здорово, здорово, - пропела Панёта, идя от коровы с полным ведром молока; пена поднималась шапкой под самую дужку.
        Она взяла кружку на верстаке под грушей, зачерпнула с верхов молока и подала Мине.
        - На-ка, выпей натощак, силы наберешься! Дед хмыкнул, недовольно повел жесткими усами. Пробурчал:
        - Нашла чем поить... Мне бы сейчас стопочку настойки...
        - Я тебе вот дам стопочку! - ласково сказала Панёта, приступая к нему с кружкой. - Пей зараз же, пока не остыло.
        - Ну ладно, давай, пристала, - капризно сказал дед и выпил молоко залпом. Обсосал усы, поморщился.
        - Вот и молодец, вот и голубчик! - Панёта погладила его по плечу.
        Интересно было Егору наблюдать за ними со стороны. Бабка обращалась с дедом, как с маленьким ребенком, а ведь он казачина - ого! - герой германской и гражданской войн. У него три награды за храбрость и мужество: два Георгиевских креста и орден боевого Красного Знамени. Орден он получил из рук самого Буденного, в его армии Миня командовал кавалерийским полком. И еще один орден он получил совсем недавно: Трудового Красного Знамени.
        Станичники называли Миню красным атаманом - он был первым председателем станичного Совета. А с тридцатого года и до последнего времени руководил колхозом. Недавно вот дед ушел на пенсию, потому что у него стала сильно болеть голова и "перекрутились нервы".
        Это верно, с нервами у Мини было неладно издавна. Егор поражался умению Панёты быть доброй и ласковой к нему даже в страшные минуты.
        ...Однажды осенью, несколько лет назад, когда бабка солила овощи, Миня пришел с работы не в себе. В ответ на какое-то бабкино пустяковое замечание бросился на нее с кулаками. Она перехватила его руку, крякнула, с неожиданной силой подняла и бросила в высокую кадушку с рассолом, приготовленным под арбузы. Миня бултыхался там в сапогах и одежде, а она, продолжая шинковать капусту, мягко выговаривала ему:
        - Нешто можно так, дурик? Я твоя родная жена. Четверых детей привела тебе, и все красивые, не убогие... Чего ж ты на меня кидаешься? Нешто хотел на тот свет отправить?! Али любить перестал?
        Лязгая зубами от холода, Миня проговорил, запинаясь:
        - Люблю, люблю, Панётушка!.. Прости, ум за разум зашел... вытащи, голубушка, а то простыну... Рассол больно студеный, а я был горячий.
        Она вытащила его из кадушки, виноватого и смирного, раздела, натерла нашатырным спиртом, замотала в теплое одеяло и дала настойки с шалфеем...
        Егор усмехнулся, вспомнив этот случай. Он тоже налил себе кружку парного молока и не спеша выпил. Даже облизал сметанные потеки на боках кружки. Молоко было сладковатое, мягкое, пузыристое. Живот тотчас наполнился ласковым теплом, и Егор размяк (весь. Это не помешало ему съесть за завтраком две миски щербы[1].
        Миня, разбирая сазанью голову и аппетитно обсасывая каждую косточку, завел разговор с Панётой:
        - В Шахты собираюсь съездить... Сына Назара проведать...
        - Ты бы и в Каялу заехал, племяша-то, Михаила Витютиного, повидал бы. Крестник-то твой! Ни привета от него, ни ответа...
        - Надо б заехать, да крюк немалый.
        - Миша дом поставил, Матрена, сестра твоя, рассказывает, в начальники вышел, дети выросли, а мы все с энтим крюком не сладим. Осердился он, видать, дюже - и сам к нам не заезжает, и нас больше к себе в гости не зовет... Сыну-то его старшему, Виталию, поди, уже шестнадцатый пошел...
        - Да где там шестнадцатый?! - вмешался Егор. - Он младше меня, ему, как и Саньке шахтерскому, тринадцатый пошел...
        - Цыть, не мешайся! - остановил его дед. - Сами помним, сколько кому лет... Наверно, ты, мать, права. Заеду я и в Каялу, оттуда до Васильево-Петровской недалеко. Там мой боевой друг живет, Дорошенко. Давно в гости ждет меня. Помнишь, мать, заезжал он к нам...
        - Я помню! - сказал Егор.
        - Вот как тресну тебя ложкой по лбу! - Миня поднял руку. - Ну что ты там можешь помнить? Тебя тогда и в молекулах еще не существовало. То было в двадцать четвертом или в двадцать пятом году. Так, мать?
        - Так, - подтвердила Панёта. - Поезжай, заодно и Дорошенка навестишь. Что тебе таперича делать? Пенсионер ты, гражданин вольный...
        - И заслуженный, - вставил Егор.
        Деду не понравилось напоминание о том, что он пенсионер, хоть и заслуженный. Досадливо повел он жесткими, подкрученными кверху усами, будто настырную муху сгонял с узкого худого носа.
        - Что таперича делать, что делать!.. Что ж я - калека, что ли? Дел мне по хозяйству нету? Али я нахлебником стал?
        - Да не про то я, глупташ ты такой! Я про то, что ты таперича можешь всех своих боевых друзей проведать... До косовицы еще не скоро, месяц целый, считай. Чего сиднем сидеть? И деньги твои пенсионные лежат непотраченные. Поезжай, конечно, и Ёрку возьми с собой...
        - Вот-вот! Куда конь с копытом, туда и рак с клешней?
        - Ага, ты, значит, конь, а я - рак?! - оскорбился Егор. Дед хохотнул, а бабка усадила вскочившего внука на место.
        - Да сиди уж, нахрап ты такой!.. А чего ж не взять его, Миня? Парень старался, без троек учился. Поедет, края поглядит, с братанами повидается. Да ты б, Миня, и в Ростов заехал, скупился бы, Егору костюм хороший справил...
        - Шевиотовый костюм, да? - сердито спросил Миня. Как, однако, быстро менялось у него настроение. - В голове-то у парня полова еще!.. Штанов на неделю не хватает. На деревьях да на заборах по клочкам оставляет. Вот что я скажу: если за лето он штаны из чертовой кожи не порвет, куплю хороший костюм к осени.... Ох, смотри, Егор, жалуются станичники на тебя. Босякуешь, дерзишь людям, по садам лазишь. Доведешь ты меня, худо тебе будет! Предупреждаю... Семь классов кончил, а ума не набрался.
        "Опять Миня за свое!" - с досадой думает Егор. Не стало ему житья с тех пор, как дед ушел на пенсию: сидит дома, допекает нотациями.
        Миня помолчал немного, но раздражение искало выхода, и он сказал:
        - Трактор Семки Кудинова уже целую неделю без магнеты, как дохлый, стоит. А жатва на носу. Не перевелись вредители колхозного строя. Изводили мы их, изводили, а не извели до конца. Живучи, стервы, кубыть черви-проволочники! Того паршивого контрика, который украл магнету, я бы прикончил собственной рукой!
        Егор поперхнулся и надгрыз деревянную ложку. Пронзительный визг подсвинка отвлек внимание Мини, а то бы он хорошенько присмотрелся в эту минуту к своему внуку.
        - Ну и лындарь[2] же ты, парень! - сказал он, морщась от этого визга. - Мы ж уговорились - тебе кормить кабана. С утра набивай кормушку травой. Жрет он, как зверь пещерный... Сколько тебе про то напоминать?
        - Да помню, чтоб он сдох!
        - Лопайте молча, а то костьми подавитесь! - остановила их Панёта. - Ну говоруны! Ну ругатели!
        Глава вторая
        После завтрака Егор взял мешок и пошел в атаманский сад за травой для кабана. По дороге завернул к Грине Григоренко.
        Хата, в которой жил Гриня, стояла у глубокой балки. По дну ее, в густых зарослях колючих кустов и деревьев, бежал ручей. А за балкой, на ее северном склоне и по бугру, прикрывая станицу от холодных ветров, располагался заброшенный атаманский сад - таинственное, жутковатое место, которое неудержимо притягивало Егора и Гриню с малых лет. Они постепенно обжили его.
        Мало осталось в станице дедов, которые еще помнили то время, когда был посажен сад. Никто не приходил сюда с топором, никто не смел рубить старые фруктовые деревья: считалось, что они "притягивают" дождь. Из-под темных корней, которые доставали до подземного каменистого кряжа, выбивались холодные ключи. Не было воды вкусней по всей округе.
        Деревья и кусты в саду росли густо. С кряжистых яблонь и груш, забитых дичкой и омелой, свисали желтые мхи. Здесь было сумрачно и прохладно даже в самые жаркие дни.
        Станичники побаивались сада. Тут в гражданскую белоказаки зарубили саблями раненых красных конников, которых захватили в госпитале, потом буденовцы на том же самом месте расстреляли карательный отряд генерала Краснова. А еще позже, в годы коллективизации, на самой высокой груше повесился нищий старик. В нем признали бывшего атамана, хозяина сада.
        В самой гущине одичавшего сада когда-то была атаманская дача. Ее, как и разбитую церковь, разобрали по кирпичику станичники. Остался целым лишь сводчатый кирпичный подвал в саду. О нем, видимо, никто не знал. Егор и Гриня, играя в зарослях, случайно наткнулись на него. В подвале валялись ящики и кадушки. Здесь, возможно, прожил последние дни атаман-висельник.
        Про этот подвал, кроме Егора и Грини, знала еще Даша Гребенщикова. Она была серьезной девчонкой, и ей можно было довериться без боязни, что она кому-то разболтает о подвале. Даша быстро навела там порядок: подмела, выбросила мусор и притрусила каменный пол чебрецом.
        С тех пор они превратили подвал в свой штаб и держали в нем все свои ценности: ржавый браунинг без патронов, винтовочный ствол, из которого хотели сделать самопал, да не сумели. И магнето от трактора СТЗ Егор спрятал здесь.
        Выбравшись из балки, Егор незаметно подполз к Грининому двору.
        Гриня сидел на каменной ограде, отставив тяпку, которой подсыпал картошку, и ел, не чистя, толстые, остро пахнущие стебли укропа. Рябой пес Кудлай, как последний подхалим, облизывал его пыльные пальцы прохладным языком.
        - Во псина дает! Как настоящий холуй, - сказал Егор, выползая из лопухов.
        Пристыженный Кудлай, виляя хвостом, убежал в картошку. Гриня поднялся, смущенно вытирая зеленый рот:
        - Чего тебя грец принес? Я никуда не пиду, мне картошку тяпать надо, бо маманя сказала: "Не сробишь - чертив за пазуху накладу". - Гриня завел зеленые лупастые глаза под веки, замигал, как слепой, зашмыгал большим носом; скуластое лицо его горестно искривилось. - Ты знаешь, шо цэ такэ - черты за пазухой?
        - Знаю, знаю, - Егор засмеялся.
        Он уже давно знал, что Гриня - мастак на всякие штуки-трюки, артист в жизни и на сцене: несколько раз играл в спектаклях вместе с матерью своей, которая работала птичницей и руководила драматическим кружком в клубе. Гриня даже выступал на районном смотре художественной самодеятельности. Он станцевал гопак и "Яблочко" и получил приз - ботинки.
        - Ну ладно, тяпай свою картошку, - сказал Егор, - а я пошел в атаманов сад... В подвале штучка есть одна - ахнешь!
        - Яка штучка? - живо заинтересовался Гриня.
        - Поможешь нарвать травы - покажу.
        - Эх ты, эксплуататор!.. Грец с тобой, пойдем. Они с оглядкой пробрались к подвалу. Нырнув под куст бузины, спустились по каменным ступенькам вниз. Егор открыл дубовую дверь, обитую цинковой жестью. Из подземелья пахнуло сырой прохладой. Пройдя в темноту, Егор завозился в углу, щелкнул чем-то - из рук стрельнули голубые искры. Гриня с удивлением увидел, как в руке друга вспыхнула тряпочка. В подвале распространился запах бензина. Егор зажег фонарь - тяжелая темнота налилась багровым светом, поредела.
        - На, подержи.
        Егор сунул Грине в руку проводок от магнето и резко крутнул диск. Гриня, дернувшись, закричал:
        - Ой-ёй! Шо ты делаешь, бандюк! Током ударило. Разочарованный Егор положил магнето на топчан. Фокус не удался. Гриня подпрыгнуть-то подпрыгнул, но впечатление было совсем не такое, какое он ожидал. То ли стыдно ему стало, то ли жалко Гриню - подсунул ему магнето:
        - Ну на, сам крутни этот диск, а я подержусь за провод... Это совсем не страшно...
        - Отцепись, - сердито сказал Гриня, отодвигаясь от него. - У Кудинова стырил магнето, а? Он тебе вязы свернет, як курчаку, когда узнает.
        - Да я просто позлить хотел! Сколько раз просил: дай порулевать на тракторе, а он на сто шагов к нему не подпускает.
        - Кому ты навредил? - вытаращился на него Гриня. - Трактор стоит - кому на пользу, а? Эх, Ёрка, Ёрка, лупцевать тебя некому!..
        - Ладно, не умничай! - озлился Егор. - Что я - навсегда взял магнето?! Верну его, на что оно мне.
        Нехорошо стало на душе у Егора: даже этот лупастый шкодливый Гриня и тот отчитал его за магнето. Отвернулся, и молча пошел к выходу.
        Гриня виновато глядел на взъерошенный, строптивый затылок друга: "Ишь, якый гордый! Слово против не скажи... Он мне может делать прочухан, а я ему не могу!.. Сразу же купоросится..."
        Набив мешок травой, Егор и Гриня спустились в балку и пошли по каменистому дну ручья, который бежал в узком зеленом туннеле, образованном деревьями. Сверху они услышали крик:
        - Ты куда, проклятое! Гей, чтоб ты сдохло!.. Витоля, теля чужое в огороде, переломай ему ноги!..
        Затем раздались гулкие удары, рев, и в балку, ломая кусты, свалился теленок. Ошеломленный падением, он с минуту лежал в холодной воде, потом, жалобно замычав, поднялся с трудом и пошел по ручью, прихрамывая.
        - Чье это теля? - спросил Гриня.
        - Бабки Меланьи, - ответил Егор. - Вот паразиты, эти Ненашковы. Если к ним на усадьбу забредет чужая скотина, они готовы ее на куски растерзать... Слушай, Гриня, давай подкрадемся и посмотрим, что Ненашковы делают.
        - Да мне картошку надо тяпать, - начал тот.
        - Да успеешь потяпать, мы недолго...
        - Ладно, пошли, а то не отвяжешься.
        Они оставили мешок у ручья и поднялись наверх.
        Глава третья
        Ненашковых Егор не любил и особенно не терпел старого Масюту, который вызывал в нем такое отвращение и острое любопытство, какое, бывало, испытывал, разглядывая ядовитых земляных пауков-тарантулов, выуженных смоляным шариком из нор. Хитрый и властный старик держал семью в строгости и подчинении. Но на людях заискивал, угодничал.
        Однажды Егор шел со своим дедом Миней по улице. Навстречу им бочком двигался Масюта. Еще издали он снял фуражку с плешивой головы и низко поклонился Мине.
        - Ты что, козел осклизлый, поясные поклоны мне правишь? - гневно спросил Миня. - Икона я тебе, что ли?
        Масюта отвечал смиренно, с мутной слезинкой в белесых глазах:
        - Вы, Михаил Ермолаевич, власть, а власть любая - от бога. Почитать надо...
        - От бога?! Знаю я тебя, чертов холуй! Волк ты в овечьей шкуре... Поклонясь в ноги, да хвать за пятки - так, что ли?
        - Упаси боже, упаси боже! - забормотал Масюта и снова поклонился.
        Все в станице знали, что Масюта до революции служил лакеем у немца Штопфа, хозяина богатой земельной экономии, которая располагалась в хуторе Ольховом. Младшего сына Масюты, окрещенного немецким именем Пауль, Штопф учил за свои деньги в офицерском корпусе. Верой и правдой служил холуйский сын Пауль контрреволюционному генералу Краснову, принимал участие в кровавых карательных экспедициях против Советов. Шлепнули его, был слух, под Новочеркасском.
        А старший сын Масюты, Гордей, в гражданскую войну был то на стороне белых, то на стороне красных. До коллективизации имел крепкое хозяйство, держал батраков. Он очень злился, когда начали прижимать кулаков, но неожиданно одним из первых вступил в колхоз, сдал весь инвентарь и тягло - озадачил и кулаков и бедняков. Поговаривали, что Масюта приказал сыну вступить в колхоз, а почему он вдруг проникся любовью к колхозу, никто толком объяснить не мог. С внуком Масюты - Витолей - Егор учился в одном классе. Хотя Ненашков не сторонился своих одноклассников и те его не отталкивали, близких друзей у него не было. Перед старшими школьниками он заискивал, а с младшими был заносчив. Егор, в общем-то, терпел Витолю, не трогал его, однако с тех пор как Витоля отказался вступить в пионеры, неприязнь к нему стала перерастать во враждебность. "Все Ненашковы одного покроя!" - думал Егор.
        А вскоре представился случай, который убедил его в этом. Прошлой весной к ним в класс пришел вместе с учительницей Антониной Константиновной агроном Уманский. Ни слова не говоря, он подошел к доске, нарисовал на ней огромный колосок, чем-то напоминающий пулеметную ленту, и, грозно поглядев на ребят, спросил басом:
        - А ну скажите, что это такое?
        Учительница с усмешкой поглядывала на оробевших ребят.
        - Я вас спрашиваю, что это такое? - еще строже спросил агроном и ткнул мелом в рисунок.
        Ребята вжали головы в плечи. Они не понимали, чего хотел от них этот страшноватый с виду человек, высокий, мосластый, с глубоко посаженными резкими глазами, глядевшими на них подозрительно и сурово. Темные курчавые волосы стояли на голове агронома торчком.
        Даша Гребенщикова, сидевшая рядом с Егором, подтолкнула его локтем и громко, на весь класс, прошептала:
        - Да скажи ты ему, Ёрка, чего он пристал! Егор поднял руку.
        - Ну? - пробасил агроном, со строгим любопытством оглядывая Дашу.
        - Это пшеничный колосок, - сказал Егор. - Каждый дурак сказал бы.
        - Вот именно - каждый дурак, - повторил Уманский и улыбнулся.
        Его улыбка была неожиданно ласковой. Она преобразила его. Он оказался добродушным, сердечным человеком. Большинство ребят почувствовали это и засмеялись. Их уже не пугал его наигранно суровый взгляд.
        - Колосок, верно, - сказал Уманский и обратился к Даше: - Ты, я вижу, озорная девчонка. Не скажешь ли ты, на что похож этот колосок?
        Даша покраснела, но ответила бойко:
        - На пулеметную ленту похож.
        - Как тебя зовут, озорная?
        - Даша Гребенщикова я. - Она прыснула смехом.
        - Ты молодец, Даша Гребенщикова. Ты мне нравишься! Ребята снова засмеялись.
        Даша села, горделиво покосилась на Егора: вот, мол, я какая сообразительная.
        - Правильно сказала Даша Гребенщикова: колосок похож на пулеметную ленту, - продолжал Уманский. - В колоске зернинка - что патрон в пулеметной ленте. Поэтому мы говорим: хлеб - наша сила, наше оружие... Когда голод приходит в страну - это страшная беда... Но отчего, почему - голод?.. Хлеб не уродил, говорят: недород, засуха затомила хлебушко, болезни извели его, жук-кузька и долгоносик зернышки поточили...
        И вот стали наши советские ученые, агрономы, хлеборобы биться над тем, чтобы вывести новые сорта пшеницы, чтоб не боялись они ни засухи, ни жука, ни червя, ни болезней и были высокоурожайные. - Голос Уманского вдруг дрогнул, упал почти до шепота: - Был у меня учитель... Мужественный, мудрый человек. Он выводил новый редкостный сорт "арнаутки" - крепкой яровой пшеницы. Да такой крепкой, что ее не всклюнет мудрый долгоносик - нос поломает. Чудо-пшеница "арнаутка"!.. Не успел мой учитель... Перед смертью поручил мне...
        Уманский помолчал, покашлял, пряча вдруг повлажневшие глаза:
        - Я пришел к вам за помощью, ребята. В нашем колхозе нет лишней земли, и мне под опытный участок дали пустошь в Голубой впадине. Знаете, где это?
        - Знаем! - крикнул Егор. - Это у речки Ольховки, километров семь отсюда, там бурьяном да кустами все заросло.
        - Верно. Но земля там хорошая. Только надо выкорчевать бурьян и кустарник. Однако мне без вас не справиться. Мне нужны помощники, добровольцы, которые не боятся трудностей. Работа предстоит тяжелая, это абсолютно точно... Ну, кто желает?
        Пока Егор медлил, прикидывал: идти или не идти в помощники к агроному, Степа Евтюхов поднял руку первый:
        - Возьмите меня, Виктор Васильевич. Ревность взыграла у Егора: уступил первенство, обошел его Степа в этом хорошем деле. Вскочил, крикнул во весь голос:
        - Запишите меня!
        Вызвались также Гриня и Даша. Потом поднял руку Витоля Ненашков, попросил взять его.
        - Не берите Витолю, Виктор Васильевич, - сказал Егор.
        - Это же почему? - удивленно спросил Уманский.
        - Он не пионер... Он не хочет вступать в пионеры. Уманский недоуменно посмотрел на учительницу.
        - А ты хоть и пионер, Запашнов, но часто ведешь себя не по-пионерски, строго сказала Антонина Константиновна.
        - Правильно, - поддакнул Степан Евтюхов. - Запашнов - первейший хвастун!
        Егор погрозил Степе кулаком: я, мол, тебе покажу!
        - Перестаньте, как вам не стыдно! - возмутилась учительница.
        - Пионер ты, Витоля, или не пионер - не имеет значения, я запишу тебя, сказал Уманский. - Ты крепкий парнишка, такие мне нужны. И самое главное - ты выразил желание поработать.
        Широкое, скуластое лицо Витоли было бледным, в глазах стояли слезы. Он, запинаясь, с какой-то злой откровенностью произнес:
        - Брешет Ёрка!.. Я хотел стать пионером... Дед Масюта не разрешил... Бил меня...
        Видно, Витоле непросто было произнести эти слова. Ребята притихли, уткнулись в парты, неловко им стало отчего-то, стыдновато. Даже Егор, недобро глядевший на Витолю, отвел взгляд.
        Почти весь класс вызвался тогда помогать агроному... Расчищать Голубую впадину начали во второй день, и тогда же Егор подрался со Степой Евтюховым. Подрались крепко, до крови. Оба была сильными, и оба не боялись разбитых носов. Агроном едва расцепил их.
        - Дураки вы! - стал стыдить он драчунов. - Ваши деды бок о бок дрались в гражданскую войну против врагов, и ваши матери вместе погибли, спасая колхозное добро... Великолепные болваны вы! О, я-то понимаю, почему вы деретесь! Верховодства добиваетесь, атаманства среди ребят. Каждый из вас старается показать себя перед ними самым смелым, самым сильным и самым дерзким забиякой.
        Все это Уманский говорил Егору и Степе насмешливым тоном, подмигивая окружавшим их ребятам. Потом строго, командирским голосом приказал:
        - Запашнов и Евтюхов, вы нарушили дисциплину! На колени!.. На колени, кому приказано!
        Егор и Степа, будто подтолкнутые друг к другу, прижались плечом к плечу, напружинились, как петухи, готовые к схватке, и смотрели на Уманского с недоумением и угрозой. Уманский захохотал:
        - Ага!.. Шучу, шучу!.. Вас-то не поставишь на колени, я знаю... Но вот, я вижу, вы объединились против того, кто хотел поставить вас на колени. Значит, вы не враги...
        Егор и Степа, смущенные, отошли друг от друга.
        - Кстати, да будет вам известно, задиры: не тот настоящий мужчина, кто умеет драться, а тот, кто умеет по-мужски работать. Ставлю вам в пример Витолю Ненашкова...
        Витоля работал старательно, это верно, и брался за самую тяжелую работу: выкорчевывал кусты, прорывал дорогу в обрыве. Но Егору казалось, что он делал все это нарочито... "Подлиза, на глаза Виктору Васильевичу лезет", - думал он.
        Ученическая бригада в ту весну расчистила поле в тридцать гектаров. Семка Кудинов потом распахал его своим СТЗ. Помогали ребята также Уманскому заниматься селекционной работой на опытном участке, где были посеяны разные сорта яровой пшеницы. Егор с Дашей тогда взялись пинцетом выщипывать тычинки из цветков пшеницы, готовили образцы ее к скрещиванию. Любопытная, но занудливая работка!.. Если бы не Даша со своей прилежностью и настойчивостью, он бы оставил ее в первый же день...
        А вот недавно они очищали небольшое поле "арнаутки" от овсюга. Пшеница уродилась высокая, с крепкими стеблями и крупными, гранеными колосьями. Уманский ходил по полю счастливый: работу над новым сортом донской яровой пшеницы он считал законченной.
        - Я бился над ней много лет, - возбужденно рассказывал агроном ребятам. И вот она, моя красавица, не подвела меня... Соберем урожай - семенами поделимся с соседями. А через два-три года разведем поболее, на весь Дон распространим ее.
        Уманский раскинул длинные мосластые руки и, загребая ладонями тяжелые, спеющие колосья, как веслами воду, вдруг начал читать стихи:
        Ласково пестуют люди тебя, колосок,
        Счастливые, видят, как после дождя
        Ты к солнцу тянешься жадно.
        Так же потягивается сытый ребенок,
        Наливаясь силой от материнского молока...
        И когда пепелит тебя суховей,
        Так же болеют о тебе люди,
        Как болеют о своем ребенке,
        Которого сжигает горячка...
        Он сделал паузу, немного постоял, глядя в небо и прикрыв воспаленно блестевшие глаза, и добавил:
        Тихо шуршат налитые колосья,
        Но слышу я громкий торжественный звон...
        И пахнут хлеба ребенком,
        Угревшимся в теплой постели.
        Неожиданным человеком оказался агроном Уманский. И вовсе не грозным и строгим, каким виделся им вначале, а очень понятным и добрым. Ребята почувствовали его своим, с симпатией относились к нему...
        Уманский рассказывал им о своем учителе, бесстрашном ученом и путешественнике Николае Ивановиче Вавилове, объездившем почти весь мир, чтобы выявить родословную пшеницы. Они слушали, затаив дыхание, но все испортил проклятый Масюта. Они тогда отдыхали на берегу речки Ольховки под ольхами. Масюта подошел к ним и, сняв фуражку, низко поклонился Уманскому:
        - Здорово ночевали, высокоблагородный Виктор Васильевич!
        - Что за дурости! - возмутился агроном. - Вам, собственно, что здесь нужно?
        - Ахи, глубокоуважаемый, вы ж сманили мово внущка... Витольд, деточка, пойдем. Что ж ты заставил больного, почтенного деда свово тащиться в такую даль?.. Упарился, силов нема. Пойдем, к вечеру все капканы проверить надоть.
        Капканы они ставили на хорьков по косогорам и ярам. За их шкурки хорошо платили. И мясо хорьковое ел Масюта - считал полезным для здоровья.
        И как-то странно повел себя тогда Витоля: побледнел, задрожал, нервно закричал со слезами на глазах:
        - Не пойду!.. С ними я!.. Иди отсюда, бешеный!.. Зараза хорьковая!
        Масюта, юродствуя, с плаксивой миной на рыхлом лице, усаженном черными точками застарелых угрей, скрипуче засмеялся:
        - Чуете, достойный агроном?.. Вот оно, пионерское воспитание! Никакого почтения к родному деду... Витольд, непослушание наказуется строго! - Он резко сменил тон и вдруг, кинувшись проворно к Витоле, схватил его за руку.
        Витоля заплакал, стал вырываться, но безуспешно.
        - Оставьте его! - сказал агроном.
        - Извините, простите, высокоблагородный, но это не ваше собачье дело! Мой внук! - нагло ответил Масюта и дернул Витолю за руку с такой силой, что у того мотнулась голова.
        - Ах ты, вонючий живодер! - крикнула Даша с возмущением. - Пусти Витолю!
        И тут такое началось!.. Степа, Егор, Гриня и другие ребята, подбирая палки и комья земли, кинулись к Масюте. Окружили его, угрожающе крича:
        - Пусти Витолю, а то в речку тебя спихнем!
        - Голову расколем палками!
        - В Совет потащим!..
        - Ребята, остановитесь! - приказал Уманский, однако они не сразу успокоились.
        А Масюта, нарочито упрямо не обращая на них внимания, словно бы и не видел их, и не слышал, тащил упирающегося Витолю, подгонял пинками:
        - В позор родного деда вводишь!.. Ишь, каких защитничков себе нашел. Добился своего, теперь в Совет деда потянут из-за тебя. Ну погоди, ты у меня получишь! Я тебя вымуштрую! Целуй мне руку и проси прощения.
        Витоля истерически закричал:
        - Не буду! Не буду...
        - Целуй, а то шкуру спущу! - Масюта протянул ему руку.
        Плача навзрыд, Витоля несколько раз чмокнул ее. Масюта, хихикая, поглядывал в сторону ребят.
        - То-то, любезный внук!
        Витоля вдруг вырвался из его рук и побежал в степь. Масюта погнался за ним.
        - Гнусный старик, - с горечью сказал Уманский. - До чего довел парня.
        Очень противно было всем ребятам.
        С того дня Витоля больше не появлялся в ученической бригаде.
        Они с Масютой промышляли охотой: ставили капканы и силки на хорьков, чужих кроликов, кошек и собак. Масюта вешал их, душил удавками, а Витоля помогал ему. Он все больше становился похожим на своего деда, и Егор сильнее ненавидел его.
        Совсем недавно, с неделю назад, Егору довелось увидеть украдкой отвратительную сцену во дворе Ненашковых.
        Масюта показывал Витоле, как нужно обдирать кроликов. В одно мгновение, орудуя острым узким ножом почти неуловимо для глаз, он снял шкуру с живого кролика и выпустил в сад. Голый, красный кролик тоненько пищал и прыгал, кувыркаясь через голову. Мусор приклеивался к его обнаженным мышцам...
        Потрясенный Егор не выдержал тогда, вскрикнул и запустил камнем в Масюту из своей засады. Старик хищно бросился за ним вслед, но не догнал, крикнул:
        - Ну погоди, запашновский выродок, попадешь мне в руки - и с тебя шкуру спущу!
        Глава четвертая
        Прячась в зарослях одичалой смородины, Егор и Гриня подползли близко ко двору Ненашковых и залегли в лопухах.
        За копнами почерневшего сена, в летней кухне, мать Витоли, худая хмурая женщина, готовила обед. По двору бродила писклявая стая индюшат... Раскормленная свинья рылась в луже под шелковицей. За амбаром сидел Масюта. Он ремонтировал корзину-сапетку. Около него стоял Витоля.
        - Ну, перебил ноги телку? - строго спросил Масюта. - Он потоптал наши овоща.
        - Не перебил, дедушка Максим Варламович, не смог. Я его спихнул в балку, ответил Витоля наигранно раболепным тоном.
        - А почему ты не кланяешься, когда говоришь со своим дедом?.. Ну, покажи, как я тебя учил!
        Витоля поклонился. Отставив сапетку, Масюта высокомерно процедил сквозь зубы:
        - Ниже кланяйся, думкопф[3]!
        Льстиво улыбаясь, Витоля поклонился еще ниже. Масюта подал ему серебряный полтинник. Витоля подхватил его коричневую руку, поцеловал и, отступив на шаг, униженно прогнусавил:
        - Благодарствую, Максим Варламович, благодарствую!..
        - Ты меня почитай, обормот, - сказал Масюта, по-обезьяньи оттопыривая слюнявые губы, - у меня добра много и золото есть. Господь призовет меня - все тебе отпишу... На-ка, возьми еще.
        Он забросил монету под амбар. Витоля полез за ней на животе. - То-то, любезный внук! - довольно захихикал старик.
        Гриня прыскал смехом за ними:
        - Циркачи!.. Шо роблють, а?
        - Тут еще не такое увидишь, - ответил Егор. - Масюта сам холуй и Витолю на холуя выучивает.
        Тут во двор к Ненашковым зашли их сосед, Митенька, болезненный, узкоплечий, и две девочки - толстенькая, тихая, как овечка, Зина и пучеглазая Маня. Все они были из младших классов.
        - Гостечки пришли, - тихо сказал Масюта внуку. - Веди их в смородину, прикажи выполоть бурьян. Привыкай барствовать, скоро наше времечко наступит... Господи, великий и справедливый, соверши свое божеское дело поскорей!.. Невмоготу!..
        Поклонившись Масюте, Витоля вышел навстречу гостям, оттопырив нижнюю губу. Подражая деду, гнусаво протянул:
        - Здороваться надо, необразованные, некультурные... Сказано, из хама не будет пана, так оно и есть. Ну, что скажете? С чем пришли?
        Те растерянно остановились посреди двора, не зная что делать. Митенька уже стал оглядываться назад, видимо, раздумывал, а не вернуться ли на улицу. Витоля спохватился:
        - Погодите, гостинца вынесу. - Побежал в кухоньку, вернулся с кульком. Пошли в сад, там угощу.
        И пошел, заложив руку с карамельками за спину. Они стесненно потянулись за ним гуськом.
        Усевшись на коряге, Витоля показал гостям горсть дешевой карамели с начинкой и сказал:
        - Будем играть в барина и слуг. Я буду барином, а вы слугами. Только взаправдашно служите - у меня карамельки взаправдашние. - Он дал им по карамельке. Зина и Маня поклонились ему, хихикая. - Ниже кланяйтесь, дурехи!.. А ты чего не кланяешься, гнида? - напустился он на Митеньку.
        Витоля говорил нарочито громко, посматривая в сторону амбара, видно, старался, чтоб слышал Масюта.
        Митенька протянул ему раздавленную карамельку. Склонив голову набок и улыбаясь, как дурачок, шепеляво проговорил:
        - Возьми свою карамельку. Я не умею кланяться. Тот забрал карамельку и закричал:
        - Хребет поломаю, черт золотушный! Учись кланяться, скоро пригодится.
        - Не буду учиться, - тихо, но решительно сказал Митенька.
        - Ишь ты какой! - удивленно сказал Витоля. - Ну и черт с тобой!
        Гриня толкнул Егора локтем, шепнул:
        - Я ему зараз сопатку набью.
        - Не набьешь, он сильный, - ответил Егор. - Я сам едва справляюсь с ним.
        Дав девчонкам по конфетке, Витоля спесиво сказал:
        - А теперь ты, Маня, и ты, Митенька, рвите бурьян, а ты, Зина, почеши мне спину.
        Он снял сорочку и лег на живот. Зина, смущенно хихикая, стала почесывать его угреватую спину.
        - Эх, дуры девки, - гнусаво говорил Витоля, - вы ко мне с уважением подходите, я вас награжу. Егор не выдержал, сказал Грине:
        - Набей слугам, а я - барину!
        Он коршуном налетел на вскочившего в испуге Витолю, крепким ударом в лицо свалил с ног и, оседлав, стал избивать, яростно, приговаривая:
        - Я тебя почешу, жаба! Я тебе покланяюсь, холуй! Гриня толкнул Зину, она с воем повалилась под куст смородины. Тут неожиданно смело на него бросился Митенька, крича:
        - Не трожь Зину!
        Гриня сильным толчком попал ему в нос, Митенька схватился за него, тонкие пальцы вдруг стали алыми от крови, и Гриня удержал руку, поднятую для следующего удара.
        Витоля выл и царапался, пытаясь вывернуться из-под Егора. Тут из-за кустов поднялся откуда-то взявшийся Масюта и замахнулся увесистым суком:
        - Благородный, брось Витольда!.. Убью!..
        Егор швырнул ему в лицо горсть мусора и побежал в балку. Гриня - за ним.
        Глава пятая
        Егор и Гриня сидели на каменной ограде, подставив солнцу копченые спины. Времени было не более девяти, а припекало, как в полдень. Медвяно пахли цветы в балке. А за балкой, на колхозном дворе, гремел и лязгал гусеницами трактор ЧТЗ.
        - Нет, не пиду на колхозный двор, - сказал Гриня, мотая головой и отмахиваясь руками.
        - Никто тебя туда и не тянет, - Егор удивленно пожал плечами.
        - А треба сходить, там новые машины пригнали из МТС. Принять надо, в квитанциях расписаться.
        Гриня говорил серьезно, деловито, как настоящий завхоз, и Егор не смог сдержаться - рассмеялся:
        - Картошку ты не дотяпал, смотри, мать чертей тебе за пазуху накладет.
        - Не страшно, я их передавлю, як блох, - уверенно сказал Гриня. - Пошли!
        Колхозный двор размещался в бывшей атаманской усадьбе. На дворе, под тенью старых осокорей, стояла целая улица амбаров под черепичными и цинковыми крышами, в них хранилось колхозное добро, начиная от зерна и кончая хомутами и медом. А за двором, над балкой, находились плотницкая мастерская, гараж и кузня. Тут, на площадке, и остановился трактор с новыми машинами на прицепе комбайном и сортировкой.
        Около машин собрались мальчишки и взрослые. Егор неприязненно посмотрел в сторону кладовщика Афони Савоненкова, по прозвищу Господипомилуй. И его принесло сюда! Дебелый мужик, а лицо, как у старой богомолки, - постное, "святое". Небритый, в опорках, пиджак и брюки латаны-перелатаны, видом весь несчастный-разнесчастный, будто только что из тюрьмы вышел. Егор испытывал стыд от того, что Афоня Господипомилуй считался его родственником. Тетя Фрося, сестра отца, была за ним замужем.
        Гриня с другими ребятами изучал внутренности комбайна, заглядывая в дырки, и Егор по-хозяйски полез наверх по лесенке.
        Из кузни вышел Федосей Кудинов, Семкин отец, кузнец, могучий старик с подпаленной бородой. Не вынимая цигарки изо рта, сказал насмешливо:
        - Егор, нехай тебя грохне оземь святой дед Мефодий! Слезь с комбайна зараз же, а то стукну в лоб - уши отскочат... Магнету от трактора кто упер? Ты, жук-кузька! Я видел, как ночью ее нам во двор подбросил. Кубыть контрик действуешь, обормот!
        И это он сказал при куче народа! При ненавистном Афоне Господипомилуй! При сопернике Степе Евтюхове! Сказал, что в лицо плюнул... От гнева и обиды Егор не мог продохнуть.
        Медленно сходя по гремящей лесенке, он цыкнул слюной сквозь зубы и обвел всех настырным взглядом. Афоня, разведя руками, с ухмылочкой сказал:
        - Господи помилуй!.. Далековато яблочко от яблони укатилось.
        - А можа, совсем близко, - обрадованно возразил отец Витоли, Гордей Ненашков. - Кровя чистые, как у донской лошади, себя показывают. Это же Запашнов чистых кровей - везде первый, напором наперед лезет.
        И захихикали оба: как же - довольны, здорово угрызли!
        Гриня смело крикнул Ненашкову;
        - Мовчи, проклятый пидкулачник! Чтоб ты сдох, паразит!
        У Ненашкова яростно встопорщилась борода, широкое обрюзглое лицо сморщилось, как от пощечины. Он пошел на Гриню, подняв тяжелую руку:
        - Я тебя, выродок, одной рукой возьму, другой хлопну - мозги брызнут! Все вы, сволочи, одного поля ягоды.
        Егору в одно мгновение стало жарко, а по спине побежали мурашки. Схватив с земли зазубренный обрубок стальной полосы, подскочил к Ненашкову, взмахнул ею, как шашкой:
        - Только тронь Гриню!.. Только тронь - убью!
        - Правильно, не трожь, Ненашков, - неторопливо сказал Кудинов, вытирая могучие руки о парусиновый фартук. - Сам ты сволочь, и речи твои сволочные как у последнего контрика! Ходит тут, поджучивает... Я ведь знаю тебя с гражданской войны, и мне известно, с кем ты водился. Пошел отсюда!
        Ненашков посмотрел на Кудинова долгим тяжелым взглядом и медленно пошел прочь.
        Кузнец глубоко затянулся крепким дымом самосада и, покашляв, с усмешкой сказал то ли о самосаде, то ли о Ненашкове:
        - Злой, собака! - Потом добавил: - Не нравится ему Советская власть, ох как не нравится!.. До сих пор на нее зубами скрипит.
        Егор отбросил стальную полосу и про себя сказал, косясь на притихшего Афоню; "Я тебе припомню "яблочко от яблони укатилося", проклятый Господипомилуй!"
        Махнул Грине:
        - Айда на речку!
        В балке, на узкой тропке, их догнал Степа Евтюхов:
        - Ёра, погоди! Егор еще дышал гневом и не прочь был излить его на кого-нибудь. Тем лучше, если это будет Степа. Он ему ровня по силе и драться умеет.
        Степа подбежал, запыхавшись, протянул ему руку:
        - Здорово ты наскочил на этого подкулачника Ненашкова? Ну давай пять, чего ты на меня таращишься?
        Егор в упор смотрит в черные глаза Степы. Они не виляют, в них доверие и восхищение. Егор втайне уважает Степу и не покривит душой, если даст ему "пять" на дружбу.
        - Черт с тобой, на! - Егор крепко пожимает небольшую, но твердую, как деревяшка, руку Степы.
        Они глядят в глаза друг другу и жмут руки, пока не устают. Потом Степа повторяет это с Гриней: тискает ему руку до устали и смотрит в глаза - такой обычай существует у ребят станицы Ольховской, когда дают они "пять" на дружбу.
        Глава шестая
        Над зарослями терна и пустырника по склону балки вьется голубой дымок, едва заметный в знойном воздухе. Потоки воздуха от прохладного ручья вытягивают его в сторону сада Афони Господипомилуй, распространяя запахи жареного мяса.
        Вечно голодный Жук, черный волкодав, привязанный около вишни-скороспелки, натянув цепь, страстно вынюхивает воздух. Пустой желудок его, сжатый тугим узлом, судорожно колотится о ребра. Дымок все гуще, запахи все вкуснее, и Жук уже тихо, жалобно стонет.
        В кустах у костра сидят Егор, Гриня, Степа и смалят длинноногого петуха, воткнув палку в зоб. Перья горят, пузырясь и трепеща, чадящая пена сворачивается черными макаронинами и падает в ярко вспыхивающий огонь.
        - Оцэ, Ёра, наглядное пособие, называется "кугут на палочке", насмешничает Гриня. - Як смачно пахнет!.. А дрался этот кугут, как гренадер! Все ноги мне подовбав своими шпорами.
        Пера на петухе становится все меньше. Егор задирает палочкой обугленные, но недогоревшие колодочки, их жадно облизывает пламя. И вот уже из румяной гузки в костер капает прозрачный жир. Вой Жука напоминает рыдания человека.
        - Будя смалить, - сказал Егор. - Слышите, как плачет Жук? Он чует жареное-смаленое. Я все правильно рассчитал... Стратегия что надо. Вишню-скороспелку я мигом обнесу: ветки обрежу ножом - и баста, ваших нет!.. Я ему покажу яблочко от яблони укатилося". Я ему досажу!..
        Мстительное чувство к Афоне и Гордею Ненашкову у Егора все растет: в живых бы не оставил их, подлых. Обидно и оскорбительно не только за себя - за деда и за отца, по которому порой тосковал невыносимо.
        - Я на стреме постою, - сказал Степа.
        - Ползи ко двору поближе. Если Афоня придет домой - свистнешь. А ты, Гриня, будешь кормить Жука. Бросай по куску: сначала ноги оторви, потом крылья, середку вытащи... Понятно?
        - Добре. Твою стратегию я пережував.
        Поползли. Петуха Гриня держал в зубах - за обгорелую ногу.
        Ограда вокруг усадьбы Афони похлеще крепостной: он сложил ее из дикого камня на полутораметровую высоту и поверх еще напутал колючей проволоки. Тихо поднявшись на нее, Гриня заглянул в сад. Жук стоял у самой ограды, натягивая цепь, привязанную к вишне-скороспелке, и преданно смотрел ему в глаза.
        - Бачишь, это тебе. - Гриня показал ему петуха. - Но если гавкнешь отравлю, паразита.
        С сочным хрустом вывороченная из тушки нога упала возле ограды. Пес лизнул ее и лег тут же - дорога к вишне-скороспелке была открыта. Егор стремительно подбежал к ней. Жук даже не оглянулся. Вторую петушиную ногу он съел еще быстрее. Гриня с горячечной поспешностью отрывал крыло, но никак не мог оторвать: жилы старого петуха были прочными, как проволока.
        Жук поднялся, строго посмотрел на Гриню и вдруг оглянулся: с вишни упала срезанная ветка.
        У Грини зашлось сердце.
        - Жучок, на!
        Поджаренная тушка шлепнулась перед мордой пса. Он прижал ее лапами к земле и снова ослеп и оглох.
        Испытывая головокружение, глядел Гриня, как из выгрызенной гузки в собачью пасть уползали голубые, дымящиеся горячим паром потроха. Крылья, с которыми он никак не мог справиться, Жук выдернул невзначай, просто слизнул... И вот уже затрещал птичий хребет.
        - Ёра, петух кончается, кидать нема чего! - просипел Гриня.
        И тут донесся тихий свист Степы. Тревога!
        Егор спрыгнул с вишни с оберемком ветвей. Торопливо вскарабкался на ограду. С нее повалились камни. Жук от неожиданности коротко и страшно рявкнул. Нервы Егора не выдержали: очертя голову нырнул сквозь переплетения колючей проволоки, зацепился штанами за ржавые шипы, дернулся изо всех сил и, сорвавшись, воткнулся головой в мусор.
        Теряя ветки, царапаясь о кусты терна, выбрались на берег Егозинки и спрятались у воды под нависшими деревьями.
        Степа возбужденно доложил:
        - Смотрю, во двор входит Господипомилуй, ну я и свистнул!..
        Вишни были очень вкусные - крупные, сочные, сладкие.
        - Ха-ха, здорово я обнес скороспелку! - хвастался Егор, выплевывая косточки очередями. - Посмотрит на нее Господипомилуй и завоет от злости, как голодный Жук.
        До них донесся басовитый лай собаки.
        - Чуете, то Жук гавкает, - сказал Гриня. - Мы уже все вишни поковтали[4], а он только спохватился.
        - Честно заработал петуха, - поддакнул Степа. Лай перешел в жалобный вой и визг.
        - Так это, наверно, Господипомилуй лупит Жука, - заметил Егор. - Жалко собаку, а, Гриня?
        Гриня выкатил зеленые глаза, замигал часто, возмущенно зачастил:
        - Ну да, жаль... Нехай сдохнут! Оба собаки - шо Жук, шо Господипомилуй. Жук надысь вечером так напугал матерь - с работы шла, - аж заикаться стала, бедная. Рявкает як идол!.. А приблажный Афоня - пидкулачник проклятый! Кто, ты думаешь, спалил тогда коровник?
        - Так не он же спалил. Одного поджигателя отец мой тогда застрелил из винтовки, а тех поймали и судили. Двух расстреляли, а одного, Антона Осикору, в Сибирь загнали.
        - Ну так шо, если он сам не поджигал? Господипомилуй якшался с ними, когда зажиточным был... Прикинулся хворым, кладовщиком пристроился!.. А у самого бачил, який сад и виноградник? А левада яка на низах?! А пчельня? По полтонны меда, наверно, качает за лето Афоня, хай он сдохне!.. И чего, Ёра, твоя тетка замуж за него пошла?
        Егор досадливо вздернул брови под колечки нечесанных русых волос:
        - Я бы ей сказал: тетя, не ходи замуж за этого придурка. Но кто бы меня послушал? Ведь Афоня тогда был другим. Он тоже, как и Фрося, учился в сельскохозяйственном техникуме. Потом обиделся на Советскую власть за то, что раскулачили его отца...
        - Так его же отца в Сибирь не услали! - сказал Степа. - Он же вроде бы вместе с нашими дедами против беляков воевал.
        - Да воевал... Он же хитрый. Когда после гражданской войны ему нарезали землю, он кулаком стал, батраков держал. Ну его немного раскулачили, а он взял и повесился. Жадные они, Савоненковы, до одури. Вот тогда Афоня и обиделся на Советскую власть, дурачком прикинулся. Не стал работать зоотехником и Фросю сбивал, чтоб та тоже бросила заведовать свинофермой, но она не поддалась... Да что мы все про Афоньку гутарим? - Егор прислушался. - Бьет кобеля, черт бешеный... Он и Фросю бьет. Красивая она и ласковая, а он бьет!.. Детей у них нет, так он ее в том виноватит, гад. А он сам бесплодный - трухлявая осина, люди говорят.
        Егор встал, потянулся Гриня ахнул:
        - Ёра, ты опять штаны порвал. Теперь Миня не купит тебе костюм, будешь голяком ходить.
        Вытянув шею, как встревоженный гусь, Егор глубокомысленно разглядывал дыру. Выдран целый лоскут чертовой кожи из чертовых штанов.
        Он уже проклял свою судьбу, которая так зло издевалась над ним, выверяя его терпение и мужество с помощью обыкновенных штанов. Издавна так повелось, с раннего детства: что ни наденет штаны, неделю-две поносит - и баста, ваших нет!.. Рвутся, трутся, лопаются, повисают лоскутами на заборах, на сучьях старых деревьев, на шипах терна. Миня крепко ругался и сам шил ему новые штаны то из мешка, то из стриженой овчины. Последние - из чертовой кожи - он привез из города и пригрозил, что следующие склепает из жести, если Егор порвет эти. И вот теперь им - хана!..
        Егор соображал, как выкрутиться на этот раз. Прийти домой голяком и сказать, что купался и штаны утопли? Это мысль, но смешно, да и вряд ли Миня поверит такой брехне. Эх ты, заячья душа, жидок на расправу!.. Стоп! Дед, кажется" собирался сегодня на конеферму к своим старым друзьякам. Панёта дома. Она зашьет штаны - и баста, ваших нет!..
        - Ну, шо? Придумал? Отбрешешься? - спросил Гриня. Егор небрежно махнул рукой:
        - Отбрешусь. Айда домой.
        Глава седьмая
        Домой Егор всегда заходит с тыла, хотя порой в этом и нет нужды. Это у него издавна вошло в привычку. Сначала осторожно высмотрит, дома ли дед и не бесится ли он. Потом, крадучись, пробирается в прохладные низы полуподвальное помещение куреня - поесть борща, попить ароматного взвару и поспать на мягкой кошме.
        И на этот раз он подкрадывался к куреню, как старый, опытный лисовин к курятнику: неторопливо, с принюхом и оглядкой, по кругу, через атаманский сад и огород. По винограднику подполз к самому двору. Найда, спавшая в тени длинного сарая-половника, вскинулась, но не залаяла; видно, еще во сне уловила знакомые запахи. Сладко потянулась, припав головой к передним лапам и оттопырив забитый репьями зад.
        - Тс-с, Найда! - прошептал Егор. - Ляг, засни.
        Собака послушно повалилась на спину, прижав лапы к розовым соскам, закрыла глаза.
        - Умная псина! - Егор прыснул смехом и пополз дальше. Выглянул из-за половника. Во дворе никого. Тихо шелестели жесткие листья на вершине груши. Под плетнем, зарывшись в прохладную золу, лежали куры. Петух, разноцветный и бравый, как гусар, глядя в небо одним глазом, пугал их коршуном: "кр-р-р-у!".
        Жуликовато вертя головой, Егор вышел во двор и резко остановился: из сарая появился Миня, держа в руках ящик с инструментом.
        - Чего пугаешься? - спросил дед, в улыбке открыв ядреные зубы.
        Когда Миня открывал рот, проволочные усы его круто задирались вверх. Егор однажды сказал, что они торчат у него, как клыки у старого кнуря[5], чем очень обидел его.
        - Чего пугаешься? - повторил дед. - Али внове нашкодил где?
        Егор машинально прикрыл ладонью дырку на штанах. Все его казацкое мужество убежало в пятки.
        Миня прошел под грушу, поставил ящик на верстак и начал выкладывать из него инструмент. Среди железного хлама в ящике торчал серебряный эфес старинной шашки с тонким зазубренным клинком. Зазубрил его, конечно, Егор еще в прошлом году. Дед давно собирался заточить шашку и повесить на стену рядом со своей, оставшейся с гражданской войны, да все руки до нее не доходили.
        Егор покосился на эфес шашки, на подойник, лежавший на верстаке, соображая, как отвязаться от деда.
        - Где был?
        - Да на речке.
        - Никуда не ходи, Егор, пособишь мне вядро обновить. Бабка надысь вычертовала меня за него. Молоко спусте в колодец, выне, а его нема - дно дырявое.
        - Ну поставь новое дно, - стесненно откликнулся Егор. Миня иронически хмыкнул:
        - Ты думаешь, это просто? Раз-два - и баста, ваших нет?.. Эге, брат! Тут треба покумекать, как говорит мой кум Пантюша... Фу-ты ну-ты, память дырявая циркуль забыл. Принеси, Егор, на столе в сарае лежит.
        Егор пятится от него задом и бежит в сарайчик, не отнимая ладони от ягодицы. Миня смотрит вслед, недоуменно вскинув брови, а когда внук возвращается с циркулем, спрашивает:
        - Ты чего за гузку держишься? А ну повернись, сделай милость.
        - На леваде был, грядки полол, за гвоздь зацепился - штаны порвал! затараторил Егор, отступая в смятении.
        - На леваде был?! Грядки полол?! - поразился Миня. Схватил его за руку, крутнул, посмотрел на штаны и рывком посадил на верстак.
        - Брешешь, бандюк!.. Штаны из чертовой кожи порвал! Басмач! Белогвардеец! Оторви да брось!.. В чей сад лазил?.. Чей ты сын, чей внук - ты подумал? Не штанов мне жалко, тебя жалко. В сучок растешь, охламон!
        Еще не такие атаки выдерживал Егор. Зная из опыта, что лучшей обороной в таких случаях является нападение, он закричал, преодолевая страх перед дедом:
        - Не дави руки! Чего пристал? Тебе штанов жалко - не меня! Сниму твои проклятые штаны, буду голяком бегать!.. И оборвал крик, побледнев так, что синие глаза стали еще ярче.
        Скрипнула калитка. Дед оглянулся. Во двор зашел Афоня Господипомилуй, держа руки за спиной.
        - Здорово ночевали, папаня, - сказал он слабым женским голосом.
        - Здорово, здорово, зятек! - Гневный взгляд Мини с откровенной ненавистью уперся в Афоню. - Давненько не проведовал нас, святой человек... Дело какое привело ко мне, али так, по родству?!
        "Зятек" кивнул, горестно прикрыв желтые глаза:
        - И по родству, папаня, и по делу.
        Афоня вдруг напомнил Егору ласкового рыжего кота бабки Меланьи, который, согнав как-то наседку с гнезда, ел вместе со скорлупой теплые, уже кровяные яйца.
        - Вот посмотрите, папаня.
        Афоня вывел из-за спины руки: в одной был лоскут "чертовой кожи" и петушиная голова, в другой - срезанные ножом вишневые ветки.
        Егор спрыгнул с верстака, но Миня коротким тычком в грудь вернул его на место:
        - Сиди мертво!
        Запустив глаза под лоб, Афоня прогнусавил:
        - Говорится в святом писании: да не пожелайте ни чужого осла, ни чужой курицы, да ничего в саду и в огороде ближнего...
        Миня побагровел так, что на глаза выступили слезы:
        - Чхал я на твои святые писания, чертов святоша!.. И не называй меня папаней, дурошлеп!.. Гутарь по-людски.
        Афоня неторопливо положил на верстак лоскут, петушиную голову и проговорил с неприкрытой издевкой:
        - Вот ваш достойный внук спек на костре моего рекордного петуха, приманил им моего пса и оставил от вишни-скороспелки одни сучья... Я его выследил. Показывая на Егора заскорузлым, грязным пальцем, он нарочито стал искажать слова. - Щей ето сынок? Господи помилуй - красного командира! А щей ето внущок? Господи помилуй - красного атамана!.. А сынок и внущок красных ероев жулик, собачье дерьмо!.. Вот вы всегда обзываете меня контриком-перевертнем, а вчерась старый Кудинов при народе позорил вас и внущка вашего... Магнету с трактора кто упер? Он, Ёра, жук-кузька, сказал Кудинов. Он сам видел, как Ёра подкинул магнету ему во двор... Как контрик, значится, действовал сынок и внущок красных командиров... Пришейте, уважаемый тесть, ему на гузно енту латочку - он ее на моем заборе оставил, А за рекордного петуха и вишню-скороспелку вы мне заплатите деньгами в трехкратном размере, согласно советского закона.
        У Егора так сильно бухает сердце, что его толчки через позвонок отдаются в верстатке. Ему страшно смотреть на Миню: тот посинел, глаза разошлись, безумно скосились, и Егор знает - это последняя точка кипения деда.
        - Не беспокойся, зятек Господипомилуй, латочку пришью внучку на гузно, за петуха и вишню-скороспелку заплачу в тройном размере... - Дед открыл калитку, вытолкнул его на улицу. - Пошел вон, сволочь!
        Ссутулившись, растерянный Афоня быстро уходит прочь. Егор сидит на верстаке, как привинченный, не в силах сдвинуться с места, но все в нем внутри посходило с обычных мест: он вдруг с поражающей силой ощутил в самом себе тот удушающий, холодящий сердце гнев, который Афоня вызвал у деда своими подлыми словами.
        Щелкнув задвижкой калитки, Миня подошел к нему с дико косящими глазами, хрипло, сквозь задушь сказал:
        - Слыхал, как Господипомилуй насмехался над красным атаманом Запашновым?! Зарублю выродка!!.
        Выхватил шашку из ящика, взмахнул с коротким хеканьем. Ржавая шашка красной полосой просвистела над головой Егора, дернула за волосы, вставшие дыбом. Зашумев листвой, упала на них срубленная грушевая ветка. Неведомая сила сбросила Егора с верстака и кинула в подсолнечники. Миня побежал за ним, взмахивая шашкой, она взвизгивала, со страшной силой рассекая воздух. Подрубленные подсолнухи, вздрогнув, падали, тыкались недозрелыми оранжевыми головами в пепельную землю.
        Бабка Панёта почивала в низах, укрывшись от полуденного зноя. Сиплый голос Мини пробудил ее. Но окончательно она очнулась, когда услышала удаляющийся заячий крик Егора. Проворно, как молодая, выбежала во двор. Тут уже никого не было. На верстаке лежала толстая грушевая ветка, срезанная наискось. В ящике она не увидела шашки, эфес которой обычно торчал из него. Сердце ее вдруг забарабанило гулко и тяжело. Предчувствуя недоброе, вышла в огород и сдавленно ахнула: подсолнухи были широко прорублены насквозь, аж до самого сада. В саду скулила и на кого-то лаяла Найда. Шепча слова забытой молитвы, Панёта побежала в сад на подгибающихся ногах, спотыкаясь о высокие пни срубленных подсолнухов.
        Миня лежал вниз лицом под старой яблоней, хрипя и постанывая. Шашка валялась рядом.
        Далеко в степь бежал Егор и все слышал свист и жужжание выщербленной дедовой шашки над своей головой.
        Он повалился без сил на ковыльном взгорке у крутого яра и, коротко, запаленно дыша, хватал пересохшим ртом шершавый знойный воздух.
        И в тот же день Афоня Господипомилуй, довольный тем, что ему представилась возможность допечь своего тестя, щедро угощал медом Витолю Ненашкова, выследившего Егора.
        Глава восьмая
        Егор лежал на спине и смотрел воспаленными глазами в небо. На нем тенью, как бывает после вспышки ослепительной молнии, отпечатывался Миня с занесенной над головой шашкой. Страшная тень виднелась на блеклом небе повсюду, куда ни падал взгляд Егора, и скоро все небесное пространство заполнилось тенями деда, как чистый лист каракулями.
        Егор крепко сожмурил веки, но и под ними двигалась неотступная тень. Он открыл глаза, уткнулся лицом в коричневую почву, изодранную глубокими трещинами. На их неровных стенках щетинками торчали разорванные корни ковыля. Тень пожелтела, уползла в трещину, и Егор увидел маленького черного муравья. Он выволакивал наверх высушенного красного солдатика.
        У самого края трещины муравей сорвался и полетел куда-то вниз, как в бездонную пропасть. Егор как-то внутренне поежился, вообразив, как больно, должно быть, муравью биться об острые углы трещины. Он смотрел, не отрываясь, в темную глубину. Ему почему-то очень захотелось узнать: выберется муравей оттуда или не выберется?
        И вот Егор разглядел в темноте "ущелья" вначале красного солдатика, потом черного муравья. Теперь муравей был осторожен. Подтащив добычу к краю "пропасти", он подвигал усиками, будто обдумывая, за какой выступ надежнее зацепиться, и полез не круто вверх, как делал раньше, а наискось, к краю кромки, - и выбрался.
        Егор облегченно вздохнул и внезапно уснул, положив голову на куст ковыля, так и недосмотрев, куда направлялся муравей со своей добычей, и чего-то недодумав очень-очень важного - то ли о Мине, то ли о себе, то ли об упрямом муравье.
        В степи стоял сплошной треск. Тренькали миллионы кузнечиков. Но казалось, что это не кузнечики тренькают, а шелестит сухой воздух да лопаются корни ковыля, разрываемые трещинами.
        Жаворонки поднимались в небо, начинали песню, но, захлебнувшись горячим ветром, падали на дно прохладного яра - отдышаться.
        Только орел свободно лежал на упругой воздушной струе в вышине, словно опытный пловец на стрежне быстрой реки, едва-едва шевелил мощными крыльями и кружил, кружил над широкой степью. Она расстилалась под ним на десятки километров. Ему были видны и районная станица Старозаветинская вдали, и шлях к ней, и река, и квадраты созревающих хлебов, и выпаса для золотистых дончаков, где спал Егор.
        Внизу, в яру, под ольхами и дубами, отлеживался табун полудиких стригунов. Когда солнце сбавило жар и утих "астраханец", они, попив ключевой воды, вышли наверх. Сытые, игривые, бродили по ковыльному разливу, полоскали в нем тонкие породистые ноги и трясли длинными гривами, брезгливо обходя островки терпкого ядовитого молочая. Бурые короны его соцветий поднимались выше всех трав.
        Вожак табуна, старый могучий жеребец с длинными шрамами на спине, учуяв запах человека, тревожно захрапел. Табун сторонкой обошел спящего Егора. Любопытные стригуны, вытягивая шею, косились на него и, испугавшись неизвестно чего, отпрыгивали. Только один стригун, стройный красавец золотого цвета с белыми бабками и белой звездой во лбу, тихо подошел к нему и, протянув голову, долго и неподвижно стоял над Егором, дыша влажным травяным запахом в его затылок. Ему был очень-очень знаком человек, лежавший в траве.
        Стригуна звали Парисом. Егор подружился с ним года два назад, когда Егоров отец,
        Алексей Михайлович, работал на конеферме табунщиком. Это было как раз перед войной с Финляндией. Егор гордился своим отцом, смелым наездником, объезжавшим полудиких коней перед их отправкой в военные казачьи части. Летние каникулы тогда Егор проводил на конеферме, помогал старому конюху Беклемищеву ухаживать за жеребыми кобылами и маленькими лошатами. Очень интересно было наблюдать за ними.
        И потом, после того как отец ушел на службу, Егор часто приходил на конеферму навестить своих любимых лошадей. Особенно нравилась ему племенная кобыла Андромеда, красивая, ласковая и умная. И лошата от нее были на славу. Но лучше всех был Парис - последний ее жеребенок. Он вырастал понятливым и очень игривым. Егор мог возиться с ним целыми днями.
        Андромеда никогда не била и не кусала Егора, так как видела - он не обижал жеребенка, а наоборот, ласкал - чистил мягкой волосяной щеткой, угощал конфетами и сахаром. Да и за ней ухаживал: убирал в стойле, кормил вкусными сочными травами и одаривал сладостями. А уж всем известно: лошади очень любят сладкое.
        Нынешней весной Егор объезжал Париса. Трудно было усидеть на его широкой мягкой спине: Парис взбрыкивал, кувыркался через голову. Случалось, нарочно забредал в застойные лужи, становился на дыбки и танцевал до тех пор, пока седок не падал во взбаламученную вонючую воду. Но Егор был упрям, его не страшили коварные выходки Париса.
        Как-то вывел его из загона и направил в открытую степь, без седла, без уздечки. Парис шел боком, высоко задирая голову и приплясывая, как зрелый скакун.
        Гриня смотрел на друга с перекошенным от испуга лицом, а конюх Беклемищев добродушно заметил:
        - Добрый с Ёры будет казак. Ра-а-стет... Только дорастет ли он до своей свадьбы?
        Егор резко свистнул. Парис пошел галопом. Ферма вскоре осталась далеко позади. Хорошо скакал Парис! Казалось, он летел по воздуху. Егор крепко держался за гриву, сжимая ногами горячие бока коня.
        За бугром, пересекая выбоистую дорогу, Парис споткнулся и ударился мордой о землю так, что разбил губы. Егор прокатился колесом по окаменевшей кочковатой земле и безжизненно распластался на ней, зажимая в руках клочки вырванной гривы.
        Парис понуро стоял рядом. Его тревожил запах человеческой крови. Он тянул разбитыми губами окровавленную сорочку незадачливого седока и тихонько, жалобно ржал. Егор не скоро пришел в себя. И когда, ослабевший и беспомощный, цепляясь за гриву, карабкался на Париса, тот нервно вздрагивал, но стоял неподвижно. И потом осторожно нес Егора к ферме, ступая не по кочковатой дороге, а по мягкому весеннему разнотравью.
        И вот теперь Парис снова обеспокоенно дышит Егору в лицо, но не слышит тревожного запаха крови и, видно, недоумевает: почему же так долго и неподвижно лежит его друг. Он тянет губами сорочку.
        Егор просыпается. Его слепой со сна взгляд шарит по вечереющему небу и вдруг упирается в задумчивые глаза коня.
        - Парис! Это ты, коняшка? - с трудом шепчет Егор, и горло его перехватывает судорогой.
        Медленно поднимает руки, чтобы не вспугнуть коня резким движением, запутывает пальцы в густой гриве. Поднявшись, плачет навзрыд, прижавшись лицом к его шелковистой шее.
        Егору ярко припоминается все, что произошло... Тысячу раз он позорил и оскорблял своего деда, красного атамана, больного человека, и за каждый раз его, Егора, стоило бы разрубить шашкой на куски;
        Вспомнил, как однажды вместе с Гриней украл и порезал новые ременные вожжи. Хотел плетку сплести. Их поймал тогда отец Витоли, Гордей Ненашков, и с радостью приволок в правление. Вызвали деда. Председатель колхоза, новый в станице человек, удивленно спросил у него: "Михаил Ермолаевич, разве это ваш внук? - и, смутившись, добавил: - Я не знал, правда, забирайте его..."
        Миня, сгорбившись, точно держал страшную тяжесть на плечах, вел его за руку через всю станицу. Шел, как слепой, тычась в плетни и не отвечая на привечания станичников. Приведя домой, отпустил Егорову онемевшую руку, зашатался и прохрипел, хватаясь за голову: "Сгинь с глаз, а то прибью!"
        ...А в ушах еще звучит похабный голос Афони Господипомилуй: "Щей ето сынок?.. А щей ето внущок?.. Жулик, собачье дерьмо!.."
        Жалость к деду, ярость и гнев к себе наполняют Егора. "Да, я контрик и собачье дерьмо! - в отчаянии шепчет он. - Так нехай Парис разнесет меня кусками по степи".
        Он вскакивает на жеребца и пронзительно свистит. Парис отзывается призывным ржанием, встает на дыбы. Могучий ток проходит по его мускулистой спине. Весь вытянувшись струной, он скачет, горячо дыша, к горизонту, куда клонятся подкрашенные закатом серебристые султаны ковыля.
        Топот сильных копыт далеко разносится по степи, из-под ног полудикого жеребца выпархивают перепела и стрепеты, разбегаются прочь перепуганные до безумия молодые зайцы.
        Было мгновение, когда Егор хотел разжать оцепеневшие на холке пальцы и с разлету броситься на твердую землю. Но вечерний ветер остудил его суматошную голову, и красный закат напомнил ему о давнем пожаре и матери. Мысль о ней остановила его от безумного поступка.
        Парис, шумно дыша и водя боками, побежал рысью. Целина закончилась, начинались поля. За подсолнухами, около старых ясеней, виднелись постройки табора и стога сена. На них тлели алые отблески заката.
        - Чш-ш! Будя, милый. Стой!
        Парис переходит на шаг, останавливается. Егор спрыгивает на окривевшие ноги. Вырвав на обочине дороги пучок мышея, растирает пышущие жаром и отдающие острым потом шею, грудь и бока жеребца. А Парис благодарно почесывает вздернутой верхней губой его спину и, фыркая, обрызгивает ее горячей влагой.
        - Ну, Парис, ступай в табун, намаялся, небось, - ласково говорит Егор, похлопывая по крупу. - Обратно в табун - марш!
        Жеребец вскидывает голову, встает на дыбы и, развернувшись в таком положении, красивой свободной рысью бежит обратно в табун.
        Глава девятая
        В сумерках, когда от табуна отъехала последняя подвода с колхозниками, направляясь в станицу, Егор подкрался к бочке с водой.
        Из-за амбара осторожно вышел сторож Степаша Евтюхов, дед Степы, с ружьем в руках. Подождав, пока Егор напьется воды, он грозно прохрипел:
        - Руки вверх!
        Егор испуганно отпрыгнул от бочки, а дед Евтюхов довольно засмеялся:
        - Ты что тут делаешь, едрена мышь?
        - Да я Париса объезжал, - растерянно ответил Егор.
        - А деда своего уже объездил? - строго сказал Евтюхов. - Покатался ты на нем, как солдат на ведьме, - все бока отбил. В больницу отвезли твоего деда. Довел ты его до трясучки, суконный сын!.. Афоня на всю станицу разгавкал про твое геройство.
        Егор молчал.
        - Ну ладно, пойдем, дам поесть. Потом погутарим. После ужина они расположились у база на свежескошенной траве. Евтюхов закурил и долго молча смотрел на огонек цигарки, посапывая то ли сердито, то ли раздумчиво. Потом проговорил неторопливо и внушительно, как он делал все, несмотря на свой малый рост и легкий вес:
        - Миня жалеет тебя, идола, а у меня ты бы сплясал кабардинку! Как же наследник, чтоб ты луснул!
        Голос у Степаши Евтюхова негромкий, хриплый: в гражданскую войну шашкой чикнули по горлу.
        Егор промолчал. Да и что он мог сказать?
        Ночь была звездной, тихой. Пели сверчки. Их песни сливались в одну, оттого казалось, что рядом лежал огромный кот и сладко мурлыкал, развалясь в сытой дреме на еще теплой со дня и пахнущей хлебом земле.
        - А все это потому, что ты, баран, не знаешь своего деда, а то бы ты поимел к нему уважение, - продолжал Евтюхов.
        - Да знаю я его, - ответил Егор.
        - Черта с два ты знаешь! Он же не любит о себе рассказывать. Вот ты меня, его друга, расспроси. Я с ним дружу с тех пор, как пеленки свои на табак променял. Эх, Миня, Миня! Сколько дорог мы проскакали стремя в стремя!..
        Егор присунулся ближе к Евтюхову. От него тянуло застарелым самосадным духом. Наверное, Евтюхов пропитался им еще с гражданской войны, прокурился у походных костров, у которых грелся вместе с Миней.
        - С германского фронту мы вместе вернулись домой, - неторопливо продолжал Степаша, - тряхонули богатеев, немца Штопфа выковырнули. Был тут такой владетель экономии, у нас его прозвали Што Пошто. Как клоп тут присосался на нашей земле, паразит!.. Установили Советскую власть в округе. Красный флаг вывесили на атамановом доме. Миню красным атаманом, председателем Совета, выбрал народ, а меня - его секретарем.
        Да... Помню, говорит мне Миня, оставайся, мол, Степаша, за меня, а я еду в хутор Ольховый казаков агитировать в красный казачий полк. Жмут беляки, говорит, по всему фронту, надо защищать Советскую власть. Ну, поскакал он с соратниками, а им в Федькином яру - знаешь? - перевертни, вроде Афони Господипомилуй, засаду устроили. Навалились, руки за спину скрутили, взяли в плен. Каратели били их, руки-ноги ломали, пытали, но они держались, как железные. Верили в свое правое дело, в Ленина поверили на всю жизнь... Расстреляли их. Миню тоже расстреливали... В упор стреляли. В глаза огнем брызнуло - рассказывал Миня. Упал он. Очумался ночью. Ощупал себя - вроде все цело, только голова гудит и лицо в крови... Видел шрам у Мини над бровью?
        - Видел, - ответил Егор, в волнении сглатывая слюну.
        - Так это тогда его цапнула пуля... Выполз он в рощу, отлежался. В Ольховскую приехал верхом на быке - приблудного поймал.
        Ночью нагрянули мы на хутор, распотрошили белых карателей в пух и прах. Отомстили за своих боевых друзей и братьев. Похоронили мы их в братской могиле... Там меньшой брат кузнеца Кудинова, Тёмки Табунщикова отец и другие казаки.
        Ох, и лютый же до врагов стал Миня! Шашка у него еще дедовская была...
        - С серебряным эфесом? - порывисто спросил Егор и запнулся.
        - С ним, с серебряным. Месяцем гнутая... Вертелась она в его руке, кубыть пропеллер. Полк сколотили сильный - молодец к молодцу. Миня командиром был. Он всегда в атаку летел впереди. Шашка сияет, конь бешеный, как врежется в гущу беляков - и пошла сеча! Земля дрожит, стон кругом, кони кричат, шашки звенят, искры сыпятся - страхи небесные!.. Я, телохранитель Минин, вокруг него верчусь, из маузера хлопаю, прореживаю беляков, которые роем вьются возле него, а он кричит: "Круши гадов!" - и шашка его, как молния, полосует врагов!.. Россию, Украину прошли мы с ним, внове на Дон повернули. Били беляков в хвост и гриву. И они нас, случалось, крепко били.
        Да-а... Трудно в то время было разобраться, кто тебе друг, а кто враг. Как-то отступали мы разбитые: Деникин нас потрепал, интервенты ему помогали. От полка человек двадцать осталось... Драпали здорово, устали, почти все раненые. Заночевали в каком-то хуторе. Народ непонятный там, слова не выспросишь. Чисто бирюки!.. Я и Миня остановились у одного хозяина, дюже смурного деда. Поесть он нам дал, самогону-первача поставил - уважил вроде бы. Выпили мы с горя и заснули как дохлые. А проснулись утром - в степи лежим, связанные по рукам и ногам. И сидят вокруг нас старики вооруженные. Наш хозяин, смурый черт, вроде судьи, ругает нас.
        - Вы что, - говорит, - такие-растакие (это он нас, значит, по батюшке, по матушке кроет), против православной веры пошли, христопродавцы! Кайтесь!
        - А пошел ты, - говорит Миня, - к дьяволовой тетке! Ну, избили нас шомполами, - шкура клочьями обвисла.
        - Кайтесь! - кричит смурый, а мы его к дьяволовой тетке отсылаем.
        Там, в яру, карьер был глиняный. Глина там годная для горшков - клейкая, что твоя замазка. И вот стали деды в луже топтаться - глину месть.
        - Прощай, - говорю, - боевой товарищ и друг закадычный Михаил Ермолаевич, утопят нас козлы паршивые в каше.
        - Нет, - отвечает Миня, - они пострашнее казнь выдумали. Мужайся, друг Степаша.
        Сорвали деды с нас одежду и кинули, связанных, в липучую глиняную жижу. Залепились мы ею, кубыть дождевые черви золой. Вытащили они потом из глины нас и растянули бечевками за руки-ноги между деревьями, на солнцепеке. Растянули так, что связки в костях хрустнули.
        - Подурели вы, царские шакалы, - говорит Миня, - сейчас прискачут наши товарищи, порубят вас и хутор ваш спалят.
        - До господа-бога поскакали ваши товарищи: кокнули мы их! - сказал смурый.
        Лежим мы, растянутые, под июльским солнцем, жаримся, кубыть рыба в тесте на сковороде. Задыхаемся, дышать нечем: поры глиной замазаны.
        - Кайтесь! Отрекайтесь от Советской власти! - кричат деды, а мы их к дьяволовой тетке отсылаем.
        Солнце, с полудня прямое, льет жаром на нас. Глиняная замазка стала каменеть, трескаться, а под ней кожа пошла лопаться. Слышу я, из трещин кровь полилась по ногам и по животу... Черти в пекле не придумают такой казни, какую деды старозаветхие выдумали! И сидят, гады, смотрят, покуривают!
        Заплакал я горько-горько, но не от страха, не от боли - от страшной обиды: не в честном бою погибаю, а пропадаю жалкой смертью, что козявка в коровячем шевяке.
        - Креста на вас нету, - кричу, - басурманы распроклятые! Что ж вы мучаете? Боитесь с шашкой выйти супротив меня?!
        - Покайтесь, пристаньте к войску Христову, тогда отмочим вас, отпустим, а нет - будете жариться и трескаться, пока не сдохнете! - кричат нам.
        Миня запел:
        - Это есть наш последний и решительный бой... Я подхватил:
        - С Интернационалом воспрянет род людской...
        А они регочут, бородатые ироды!
        Затуманила мне голову страшная боль: полопалась кожа на груди. Духота давит меня, стону я. А Миня молчит, только зубами скрегочет.
        - Ну, - говорит, - придет время, расквитаются с вами. Пусть мы умрем, но Советская власть будет жить вечно. Да здравствует Советская власть!
        Смурый и другие стали бить нас палками по пяткам. И тут вдруг сверху, из-за тернов, ударили из винтовок: тресь-тресь! Те, которые изнущались над нами, - брык и дохлые! Остальные кинулись до коней. Вижу, отряд с шашками наголо наметом вымчал в балку им наперерез... И тут я сознание потерял... Очнулся в копане - по голову в воде. Глина откисла на мне, задышал я. Смотрю, надо мной стоит мужичонка - от горшка три вершка, стоит и смеется.
        - Живой? - спрашивает.
        - Я-то живой, - отвечаю, - а Миня какой?
        - И Михаил Ермолаевич живой, ось, - говорит, - бачишь, цигарку сосэ да штаны смурого черта примеряе.
        Отлежались мы - да на коней, и айда беляков бить. Вновь полк сколотили и стали Советскую власть восстанавливать на Дону.
        - Ну, а тот хохол, кто он оказался? - спросил Егор.
        - Так это же наш Пантелей Григоренко, который Пантюша, кум Минин/
        - Да ну! - поразился Егор. - Это же Гринин дед. А откуда он тогда взялся?
        - Красный отряд по хуторам из батраков собирал. Ну, когда услышал, что куркули казнят борцов за Советскую власть, кинулся с дружками на выручку. Едва поспел.
        - Вот тебе и Пантюша! - восхищенно сказал Егор.
        - А ты что думал? Это он сейчас такой... А тогда он был сокол!
        - Ну, а потом?
        - А потом суп с котом. Побратались мы с Пантюшей на всю жизнь и вместе гнали беляков аж до Черного моря. Почитай, до тридцать третьего года оружия не выпускали из рук, Советская власть таперича крепкая и силы набрала, кубыть пшеница после ядреного дождя, а тогда она слабенькая была, росла реденькими кустиками, и суховей на нее дул, и червь-проволочник грыз, и жук-кузька ее точил. А мы Советскую власть защитили от всех напастей и выходили...
        Евтюхов умолк. Кивал в потемках головой, шуршал бумагой, руки у него тряслись, просыпая табак; он, видно, взволновался сильно, вспоминая былые тревоги. Наконец, закурив, жадно затягивался и снова смотрел подолгу на притухающий жарок цигарки.
        Шумно дышали и отрыгивали жвачку быки в базу. В пшеничном поле ссорился перепел со своей перепелкой. И плыли теплые густые запахи сонной степи.
        Взволнованный, растревоженный, Егор с жалостью и нежностью думал о своем деде.
        Евтюхов поднялся, раздавил окурок на земле, сказал:
        - Ну, я пойду худобу посмотрю, а ты лезь ночевать на скирду. Сено мягкое, получше пружинной кровати.
        Сон долго не брал Егора. Над скирдой гудели тяжелые рогатые жуки. Где-то в темноте проскакал всадник. Топот лошади, удаляясь, затихал и вот уже совсем пропал. Прислушиваясь к утихомиренным звукам степи, Егор вдруг подумал о Мине, о Панёте, обо всех близких людях с такой тоской, будто прожил вдали от них несколько лет. Лежал неподвижно, смотрел в синее, подсвеченное зарницами небо, а звезды, мигая и перекрашиваясь, кружились, падали в глаза и таяли между ресницами, как снежинки.
        Глава десятая
        Утром Егора разбудили громкие голоса. Он потянулся и посмотрел со скирды вниз.
        Во дворе табора стояла подвода. С нее ссаживались колхозники.
        Вот Даша Гребенщикова ловко соскочила с фурманки:
        Крепенькая, сероглазая, в белой косыночке, в опрятном светлом платье с цветочками. Сразу же побежала на баз к своим телятам. Они гурьбой кинулись к ней. Один бычок, лобастый и пузатый, как бочонок, стал бодать ее, а она, смеясь, сунула палец ему в рот. Он зачмокал и тотчас успокоился.
        У сарайчика, к которому примыкал баз, стоял бидон с простоквашей. Даша зачерпнула ладошкой, попробовала на вкус и закивала одобрительно, видно, понравилась ей простокваша. Потом стала разливать ее по корытцам. Все делала бегом, хотя были тяжелы для нее и полные ведра с простоквашей и бидон. "Деловая!" - подумал Егор.
        У амбара с черепичной крышей о чем-то разговаривал с женщинами бригадир Тимофей Табунщиков, или просто Темка, крёстный Егора. Женат он был на Егоровой тетке, дедовой дочке, Тосе. Стройный казачина в военной форме, Темка производил впечатление бравого командира. С финской войны он вернулся инвалидом: на правой руке осталось всего лишь два пальца. Егор уважал своего крестного и побаивался, правду сказать.
        Женщины ушли за табор, где делался ток под хлеб нового урожая. Темка стал отвязывать от коновязи своего вороного. Егор скатился со скирды.
        - Крестный, погоди!
        Тот удивленно поглядел на неизвестно откуда свалившегося крестника.
        - В скирде ночевал, чертов родственничек, - сказал Темка с иронической улыбкой.
        - Ночевал не ночевал, что с того? - осторожно ответил Егор.
        - Да мне-то ничего, - продолжал Темка, улыбаясь, - да вот бабка твоя до полуночи бегала по станице, выспрашивала: не видал кто ее дорогого и разлюбезного внука,
        - Зачем я ей сдался?
        - Как - зачем? Вареников наварила, а есть некому. Деда в больницу оттянули - при смерти был, а внук вишен-скороспелок объелся, пропоносило его... Эх, орленок, красный казачонок!
        Табунщиков поднял плеть. Егор сжался, но не отступил. А тот рубанул плетью по голенищу хромового сапога. Поразила Темку внешняя перемена крестника глаза врезались, будто у чахоточного, почернел, как турчонок.
        - Уж не заболел ли ты? - спросил он серьезно. - Дохлый с виду...
        - Я у тебя работу хочу попросить, а ты - больной, дохлый!..
        - Ага-а!.. Так-так. - Темка сильно удивился. - Но ты же на любую работу не согласишься, а?
        - На лошадях бы мне...
        - Невозможно. Все лошади в разгоне - обоз за лесом в Шахты ушел, не скоро вернется... Телят пасти пойдешь? Даше трудно одной. А хлеб начнем молотить дам подводу зерно от комбайна отвозить. Ладно?
        - Ладно, - кривясь, ответил Егор.
        - Не убежишь?
        - Тю, крестный! Раз взялся - значит, буду работать без дуриков.
        - Ну смотри, - Темка сощурился, иронически улыбаясь.
        - Да что ты заладил "смотри да смотри"?.. Не слепой, вижу.
        - Хорошо, понял тебя... Да, чуть не забыл. Там, в сарае, Гера стоит. Доставь ее агроному, он дома сейчас. Но сначала бабке на глаза покажись... Кстати, тебе мой Васюта на глаза не попадался? Тоже не ночевал дома, фантазер такой. Все животный мир изучает.
        - Не видел я его ни вчера, ни позавчера.
        Оседлав брюхатую Геру, Егор отъехал от табора. Вдыхая теплый медовый пар земли, он оглядывал поля с таким интересом, будто видел впервые. Или выщербленная дедова шашка срубила какую-то пелену перед глазами, и он стал видеть лучше и понимать все яснее?
        За подсолнухами начиналось поле зреющей пшеницы. Синее небо звенело жавороночьими песнями. Солнце пригревало, роса быстро испарялась, и от пшеницы потянуло духом разломленной пополам горячей буханки.
        Хорошо-то как! Эх, взмыть бы над степью ястребом и пролететь со свистом! Гикнув от избытка чувств, Егор поддал шенкелями. Испуганная Гера побежала рысью, не поняв настроения седока. Тогда Егор стал поддавать шенкелями до тех пор, пока лошадь не побежала вскачь.
        На целинном косогоре буерака в зарослях донника и чернобыла он неожиданно увидел небольшой шалаш. Из него выскочил Васюта и отчаянно замахал руками:
        - Стой! Стой!.. Куда разогнался?!. Егор натянул поводья:
        - Тпру-у, Гера!.. Ты что тут делаешь, Васютка? Васютка, взволнованный, взял лошадь под уздцы. На шее у него болталась половинка бинокля.
        - Братушка, объезжай кругом.
        - Это ж почему? - удивился Егор.
        - На той стороне буерака лисица с лисятами живет. Сейчас она кормит их. Дрофу принес лисовин.
        - Да ну!.. Дай посмотреть.
        Егор спешился. Васюта помог ему навести трубку на лисью семью. Лиса сидела у норы, вырытой на взгорке в кустах дубняка, а лисята - их было четверо, мешая друг дружке, раздирали дрофу.
        - А где же их отец - лисовин? - спросил Егор.
        - Он лежит в засаде. Его не видно.
        - Откуда ты знаешь, что это сидит лиса, а не лисовин? - Егор отдал ему трубку.
        - Я их в лицо знаю... Ну езжай, Ёра. Я потом тебе подробно про них расскажу. Я все записываю в тетрадку... Никому не рассказывай про лисиц, ладно? А то им не дадут покоя.
        - Ладно, не расскажу, - сказал Егор и заглянул в шалаш. Там лежали старый полушубок, фляга с водой, полбуханки хлеба. - Ты тут надолго устроился? Тебя отец ищет.
        - Скажи ему, что я лисиц изучаю, пусть не беспокоится. А где я - не выдавай. Приедет сюда - распугает зверей, испортит все.
        - Ладно, не выдам тебя, не беспокойся.
        Егор любил своего братана Васютку и жалел его. Странностей у того всегда хватало. Но с тех пор как отец привез Васютке с финской войны половинку бинокля, их, этих странностей, у него прибавилось. Братана можно было встретить в самом неожиданном месте в полном одиночестве в любое время суток, занятым наблюдением за животными или насекомыми. И никто не мог оторвать его от этого занятия.
        Однажды Васюта неотрывно в течение целого дня следил за жуками-скарабеями: ему, видите ли, обязательно нужно было узнать, куда они закатят навозный шарик и куда пойдут ночевать.
        Далеко объехав лисью семью, Егор выправил Геру на дорогу к станице. Дома он бабку не застал. Она поехала в районную больницу навестить деда.
        Агроном Уманский жил в курене раскулаченного и сосланного в Сибирь Кузьмы Поживаева. Ограды вокруг усадьбы не было, двор зарос лебедой, старый сад одичал - там гомонили скворцы, но сам курень выглядел аккуратно: обмазан оранжевой глиной, как у всех, ставни выкрашены бордовой краской, возле веранды росли розы. Их хватало всем станичным парубкам.
        Увидев Егора, подъехавшего под самые окна, агроном вышел во двор.
        - А не троянского ли коня ты привел в мою крепость, юный воин? - спросил он, подозрительно оглядывая брюхатую Геру.
        - Это кобыла, - ответил Егор.
        - Ах, кобыла! Приму к сведению. Задки бьет? Кусается?
        - Да нет, смирная.
        - А что ж она такая брюхатая? Жеребая?
        - Нет, прожорливая очень.
        - Ну, это еще ничего. Главное, чтобы не кусалась и не брыкалась. Ну давай запрягать в двуколку эту Андромаху или как там ее...
        - Ее Герой зовут, - сказал Егор, улыбаясь.
        - Ну вот - Гера! - удивился Уманский. - Так и знал. Кондовые лошадники-коневоды обожают греческую мифологию. В конюшнях у них жрут сено, ржут и брыкаются Зевс, Гера, Геркулес, Андромаха и другие олимпийские боги и герои. Каково, а, брат?
        Егор засмеялся. Ему понравилось: боги жрут сено, ржут и брыкаются в конюшнях.
        - О, ты, вижу, оценил мой юмор, меня это очень тронуло, Слушай, друг Егор, мне нужен помощник. Ты свободен? Важное дело есть.
        - Да мне бригадир поручил телят пасти с Дашей Гребенщиковой.
        - Я договорюсь с бригадиром.
        - Ладно, - быстро согласился Егор. Он был рад поработать с Уманским.
        Погрузив на двуколку бидон с керосином, они выехали в степь. К полудню добрались к шляху, который проходил через колхозные поля от переправы через Донец к районной станице Старозаветинской. Уманский остановил лошадь на обочине, около участка привядшей травы, опутанной густой светло-желтой сетью повилики.
        - Это опаснейшая зараза, - сказал Уманский. - Кускута европеа. Это та же коричневая чума, что сейчас опутала всю Европу... Егор, никакой пощады кускуте европее! Огнем выжжем ее дотла!
        Они облили керосином желтую колонию повилики и подожгли со всех сторон. Трава, оплетенная щупальцами-жгутами, горела, дым клубами поднимался в синее небо, по которому плыли белые облака с синим сподом. Егор смотрел в огонь и видел, как таяла в нем цепкая, словно паутина крестовиков, сеть кускуты европеи.
        Наблюдавший за ним Уманский неожиданно спросил:
        - Егор! Как думаешь, зачем ты родился? Егор засмеялся и ответил не раздумывая:
        - Родился, чтобы выжигать кускуту европею.
        - Верно, черт подери! - воскликнул Уманский. - Ты родился быть человеком! Родился быть хозяином этой красоты. - Уманский поднял руки, взмахнул ими. Помни, друг мой, эту истину: тот, кто думает только о себе, о своем личном обогащении, превращается в раба вещей и теряет весь мир. Человеку с мелочной душой земная красота недоступна, и он уже не может радоваться жизни, как радуется ей настоящий человек...
        Выйди на рассвете в степь
        И ошалей от радости.
        Попей росы с шершавого
        Листа подсолнуха,
        Уткни горячее лицо
        В корону пряную его волшебного цветка,
        И надышись пыльцы душистой, золотой,
        И напитайся радостью, великой и простой...
        Друг мой, каждым утром,
        Словно бы подсолнух,
        Поворачивай лицо к делам хорошим.
        Радуйся восходу солнца,
        Синей прохладе утра
        И зною,
        Плывущему над полями.
        Егор слушал Уманского со стесненным дыханием и думал о своем деде... Миня всегда жил не для себя, а для людей и никогда не жалел об этом.
        Люди любят и уважают его... А этот Афоня Господипомилуй!.. Несчастный жлоб... Над ним смеются станичники...
        Уничтожив все очаги кускуты европеи у шляха, Уманский и Егор поехали в Голубую впадину, на поля "арнаутки"..
        Было жарко, хотя день кончался. Над степью копилась тяжелая духота: собиралась гроза. Тучи вставали впереди синими горами. Четко вырисовывались на блеклом небе ослепительно белые вершины.
        Гера тяжело топала по пыльной дороге, на ходу схватывая верхушки трав по обочине; двуколку качало, хотелось спать.
        Но вдруг на горах отпечаталась яркая ветка молнии, вершины с грохотом раскололись, рухнули: тучи заклубились и понеслись над полями, волоча за собой синие хвосты дождя.
        Ездоки попали под веселый, барабанящий душ, омылись, вдохнули свежести. Даже Гера взбодрилась.
        Подъехав к Голубой впадине, они остановились наверху, над самым обрывом, у колючих кустов держи-дерева.
        - Красиво стало здесь! - сказал Егор, оглядывая чистенькие, аккуратные поля, расположенные внизу у извилистой речки - притока Егозинки.
        Оставив лошадь, они спустились во впадину по мокрой крутой дороге, прорытой в яру. Уманский вошел в пшеницу. Тяжелые граненые колосья бились о его грудь.
        - Вот она, моя любовь, - "арнаутка", - с нежностью произнес Уманский. Он размял несколько колосьев, сдул полову с ладони. На ней остались почти круглые, туго налитые восковым соком зерна. - Сильна, ничего не скажешь... Понюхал зерна, попробовал на вкус. - Нет для меня во всем мире лучшего аромата!
        У Егора кружилась голова и возбужденно дрожало сердце от необычных впечатлений, от новых мыслей. Ему отчего-то стало очень радостно и легко. Как будто бы в душу к нему хлынул мягкий, теплый свет, залил ее. То, возможно, было счастье.
        Когда они тронулись в обратный путь, солнце уже таяло на отчетливом горизонте, растекалось алым соком. Небо становилось сиреневым. Гера шла шагом, и Уманский не торопил ее. С задумчивой улыбкой смотрел он по сторонам. А Егору, движимому безотчетным чувством, хотелось сказать Уманскому, что очень уважает его, восхищается им и благодарен за то, что он так Дружески, как с равным, говорил с ним, Егором, и даже прочитал свои стихи... Хотел также сказать о том, что много-много передумал за этот день и что уже никогда не будет таким негодяем, каким был до сих пор. Но Егор ничего этого не сказал. Другое сказал:
        - Виктор Васильевич, я вот закончу десятилетку и пойду в институт учиться на агронома... Мне очень нравится это дело... Хочу быть таким, как вы.
        Уманский молча обнял за плечи Егора и крепко стиснул их.
        Глава одиннадцатая
        Миня пробыл в больнице неделю. Домой вернулся в воскресенье. Он заметно похудел, побледнел. Усы пообвисли. Во двор вошел как-то бочком. Припрятывая глаза, покосился на сук обрубленной грушевой ветки. Вздохнул. От жалости у Егора стиснуло грудь. Он бросился к нему, судорожно всхлипнув:
        - Деда, дай мне покрепче... Дай, пожалуйста! Миня порывисто притиснул его к груди, пропахшей лекарствами:
        - Ладно, ладно, Егорка... оба дураки... Оттолкнул легонько и, крепко крякнув, излишне молодецким голосом сказал всплакнувшей Панёте:
        - А ну-ка, мать, корми меня, да посытнее! Выголодался я в больнице, отощал - духу нет...
        И пока Панёта бегала то в кухоньку, то в низы, собирая на стол, Миня расспрашивал Егора о работе:
        - Где ты зараз работаешь?
        - Да все пока с телятами.
        - Как они там?
        - Бегают, бодаются. Но я уже навел порядок. Крикну, туда "гей", сюда "гей"! Слушаются. С одним бычком, Лобаном, каждый день борьбой занимаюсь. Чуть что - кидается бодаться. А я его хвать за уши, голову заверну - да как брякну о землю!
        - Прямь-таки и брякаешь его? - с усмешкой спрашивал Миня.
        - Не веришь? Вот приедешь на табор - посмотришь.
        - Дашу не обижаешь?
        - Да нет, что ты! Она хорошая, добрая. И такая... деловая! Мы дружим
        - Ишь ты... А где пасете?
        - В Федькином яру, знаешь?
        - Еще бы не знать... Меня там белогвардейцы расстреливали.
        - Дед Евтюх рассказывал мне... - тихо сказал Егор. Дед пристально оглядел внука: будто бы повзрослел, и глаза потемнели... Лицо потеряло ребячью округлость, похудело, немного вытянулось. "Что ж, оно, может, и к добру просвистела шашка над твоей головой". Миня хмыкнул, похлопал дружески внука по плечу и взялся за ложку. Панёта поставила перед ним большую миску борща, из него торчала, паруя и блестя жиром, желтая куриная нога.
        Немного поколебавшись, Панёта принесла стопку настойки оранжевого цвета. Миня оживился:
        - Вот ты, Панётушка, лучший на свете доктор, зверобойная настойка - лучшее лекарство.
        Выпив, он с аппетитом поел, размяк. Прилег на верстак под грушей и повел беседу:
        - Ну так что, Егор, поедем мы с тобой по друзьям-товарищам? Не раздумал ты?
        - Ну что ты, деда! Конечно, не раздумал. Я с тобой хоть на край света...
        - Поезжайте, поезжайте, - сказала Панёта.
        - Я вот лежал в больнице и думал: откину копыта и не повидаю друзьяков и внуков...
        - Не мели, Емеля! - остановила его Панёта. - На кого ты меня оставишь? Я без тебя не удержусь на свете...
        - Ты только не поддавайся, деда! - горячо сказал Егор. - Тебе жить да жить... А я не буду тебя... ну это... огорчать.
        - Ладно, ладно. Будем зверобой пить, будем жить... Ты, Егор, это... До Ростова доедешь в чем-нибудь стареньком, а там купим тебе костюм хороший, да еще кое-что по мелочам. А то неудобно... Ты уже, можно сказать, парубок. Так что имей в виду: через день-два соберемся и поэскадронно - марш-марш!.. До косовицы смотаемся. Я Темке скажу, отпустит он тебя с работы.
        Утром, по дороге на работу, Егор остановился у двора Уманского: за кустами сирени он увидел пышно расцветшие белые и алые розы. Их аромат и вид заколдовали его. Ничего подобного с Егором до сих пор не случалось. Даже не подумав о том, что его могут увидеть хозяева дома, продрался к розам и, наклонившись, стал обнюхивать их одну за другой.
        Распахнулось окно куреня, и Егора окликнул Уманский:
        - Будь здоров, Егор!.. Я вижу, тебе понравились розы. Ну что ж, это добрый признак - значит, взрослеешь. - Он бросил к его ногам ножницы. - Ты меня обрадуешь, если срежешь несколько роз...
        - И подаришь своей сероглазой напарнице Даше, - добавила с улыбкой жена Уманского, выглядывая из-за спины мужа. - Она будет очень довольна, вот посмотришь... Ну-ну, не стесняйся, ты же смелый парень.
        Егор срезал несколько роз и, возвращая ножницы Уманскому, сказал:
        - Большое спасибо... Вот розы - никогда таких не видел!..
        - Теперь каждый день будет для тебя иным. - Уманский улыбался приветливо, глядя на него.
        Егор вышел на улицу и поспешно спрятал розы в кирзовую сумку, где лежал завтрак, будто бы боялся выдать себя в чем-то очень сокровенном. Да, да, он подарит эти розы Даше. Примет ли она их или посмеется?..
        Когда он приехал на табор, Даша уже кормила телят простоквашей. Все-таки успела попасть сюда раньше него, как он ни торопился.
        - Здорово ночевала, хозяйка? - надуваясь для солидности, хриплым басом проговорил он.
        - Здорово, здорово, хозяин! - подражая старушечьему голосу, прощебетала Даша. Она сразу же приняла игру, безошибочно чувствуя его настроение.
        - Ты уже забегалась, не могла меня подождать.
        - Чего ждать? Они ревут, есть просят. Бери лопату да чисти в базу, в шевяках утопнуть можно.
        - Ты сразу командовать, - проворчал он по-стариковски.
        - А как с вами, мужиками, считаться? Вам дай волю, вы только и будете сидеть да перекуривать.
        - Ах ты, ведьма нашатырная! - стал ругаться Егор.
        - Я те поругаюсь, щерт губошлепый! Коромысло на горбу расщеплю - ты у меня поскавчишь! Морду набью - месяц черная буде!
        - Ах, так-перетак да разэтак! - кричал Егор, выкидывая навоз за изгородь.
        И дружно захохотали: хорошо передразнили Ненашковых. Те обычно бранились и спорили так громко, что слышала вся станица.
        - Я тебе что-то принес, - сказал Егор, взяв сумку. Даша вытирала руки о передничек и с интересом поглядывала на сумку, откуда он вынимал неожиданный для нее подарок. Розы были еще свежи, на них блестели капельки росы. Даша взяла их, густо покраснела и, широко раскрыв серые глаза, поглядела на Егора удивленно, немного испуганно.
        - Чего ты так смотришь на меня? - спросил он недоуменно и тут вспомнил слова жены Уманского. Да, розы Даше понравились, и ей было приятно получить их, вот только непонятно, почему она так растерялась. Будто чего-то испугалась.
        - Смотрю - и все тут, - ответила Даша, вдыхая аромат роз. - Ой, как хорошо пахнут! Особенно вот эта, красная...
        - Чего там пахнут! - шутя сказал Егор. - Отдай телятам, они съедят...
        - Ну вот еще, придумал, дурило!
        Сердито нахмурясь, Даша побежала в сарайчик, поставила розы в бутылку с водой, а самую ароматную, красную, скусив шипы, положила за пазуху.
        Солнце поднялось выше, с трав сошла роса, и тогда Егор и Даша погнали телят в Глубокий яр. На его склонах с оголенными выступами каменного кряжа островками росли дубняк и терен. По дну бежал прохладный ручей, а на мягких наносах крупитчатого чернозема росла густая сочная трава.
        Телята разбрелись по балке, а пастухи сидели в тени. Даша плела венок. Егор дремал, раскинувшись на траве.
        В небе неподвижно стояли яркие белые облака с плоским синим сподом. Они разбухали, незаметно сливаясь, и наконец образовали высокую тучу с ослепительно белыми краями. Потемнело. Телята встревоженно замычали.
        - Ёра, слышь, дождь собирается. Гляди, какая туча нависла над нами.
        Егор с неохотой приоткрыл глаза, и сон сразу слетел с него.
        - Ого! - воскликнул он, поднимаясь. - Собирай телят с того края, а я с этого.
        По балке пронесся порывистый ветер, причесал траву. Цветы отчаянно замотали головами. Туча, набрякнув тяжелой синевой, грозно осела над степью. Ослепительный меч вдруг располосовал ее сверху донизу. Стало тихо-тихо, все насторожилось. Тишина длилась несколько секунд и взорвалась оглушительным громом.
        Замер ветер, умер от страха. В полной тишине, нарушаемой лишь мычанием напуганных телят, упали тяжелые капли. Съеженные ромашки вздрогнули под их ударами.
        Снова сверкнула молния, еще резче и страшнее ударил гром. Телята, мыча и взбрыкивая, побежали вниз по дну балки. А за ними с шумом и хлюпаньем погнался отвесный плотный дождь. По косогорам тотчас побежали, заклокотали ручьи, сливаясь в быстрый, шумный поток. И сочные высокие травы на крупитчатых наносах упали, сломленные им.
        Крича и размахивая хворостиной, Егор пытался завернуть обезумевших от испуга телят на пологий склон и выгнать их наверх, но они упрямо бежали по бурлящему потоку. Даша что-то кричала позади. До него доносилось сквозь шум воды: "...ры-вы-и! ...ры-вы-и!". "Что за "ры-вы-и"? - подумал он. - Ага, обрывы!" Там, внизу, по балке, были глубокие обрывы-вымоины. Там потоки прыгали, как водопады. Ослепленные дождем, напуганные громом и блеском молний, телята не увидят их, не остановятся. Еще немного - они поплывут и свалятся с обрыва в вымоины, утонут, покалечатся.
        Впереди бежал Лобан. За ним катилось все стадо. Задыхаясь, захлебываясь дождем, Егор закричал:
        - Куда ты, чертов Лобан? Куда же ты?!
        Скользя и падая, он обогнал телят, схватил Лобана за осклизлую шею, потянул в сторону, наверх. Бычок успокоился под его рукой и, не сопротивляясь, побежал рядом. За ним повернуло все стадо.
        - Подгоняй, Даша, подгоняй! - кричал Егор и все тащил и тащил Лобана подальше от обрывов.
        Наконец выбрались из балки.
        А дождь набирал силу. Туча стояла на месте. Потоки неслись по размокшей дороге, волоча вымытую с корнями траву. Кукурузное поле, росшее вдоль дороги, жадно расправило широкие листья навстречу дождю. Капли выбивали на них частую дробь.
        Покрикивая "Гей, гей! Скорей!", Егор и Даша гнали телят бегом к недалекому уже табору. Мокрые, жалкие, телята бежали, нагнув головы и развесив уши, и все пытались забраться в кукурузу, будто в ней могли найти спасение от дождя.
        Вдруг перед глазами Даши сверкнула яркая белая молния-Даша присела, охватив голову. Ей показалось, что молния ударила в Егора. Грохнуло так сильно, что сотряслась земля. Когда она пришла в себя, рядом не было ни Егора, ни телят. Она закричала, сердце ее готово было разорваться от ужаса.
        - Ты что, Даша? - Егор выбежал из кукурузы.
        - Ёра, Ёра! - Она вцепилась в него, дрожа всем телом, и голос ее судорожно бился. - Я думала... убило тебя... Молния как ударит, а ты пропал!..
        Даша заплакала и тут же рассмеялась.
        Егор был так потрясен, что не мог сразу найти слов, чтобы успокоить ее. Как, однако, сильно переживала Даша за него!.. Погладил ее мокрые, спутанные волосы, близко заглянул в глаза, из которых уходил страх. Она благодарно прижалась щекой к его щеке.
        Они быстро собрали телят и вскоре были на таборе, где укрылись под крышей сарайчика.
        Дождь шел недолго. Туча сдвинулась и поползла в сторону станицы. Показалось горячее солнце, и над мокрой степью перекинулась двойная радуга. Она отражалась в лужах и в каплях на траве - и оттого в чистом синем воздухе стало так много радостного блеска и сияния.
        - Какая красота! - воскликнула Даша. - Пойдем на солнышко.
        Они вышли на солнечную сторону, за сарайчик. От их одежды пошел пар. Егор выжал сорочку, предложил Даше:
        - Да ты сними платье, выжмем - быстрее высохнет.
        - Ну да... придумал, - смущенно ответила она.
        - Ты что, стесняешься? - удивился он. - Вчера не стеснялась, вместе в речке купались, а сегодня...
        - А сегодня стесняюсь, понятно? - перебила она и, покраснев, показала ему язык.
        - Ну вот еще новости! - растерянно пробормотал он, загоняя брови высоко на лоб, под самую шевелюру. - Вот еще новости... - повторил Егор и посмотрел на Дашу так, словно пытался разгадать какую-то тайну, заключенную в ней.
        Мокрое платье, прилипнув к телу, стало коротким, видны были круглые розовые коленки. Икры крепкие, пальцы на ногах короткие, смешные, какие-то курносые, словно поросята, смущенно рылись и закапывались в раскисшую землю. Он поднял взгляд на ее покрасневшее лицо. Пряча глаза, Даша отдирала от тела плотно прилипшее платье.
        - Да отвернись, ну же, Ёрка!.. Не смотри на меня, - сказала она жалобно и махнула на него рукой.
        - Ну ладно, ладно, - пробормотал он ошеломленно и отвернулся.
        Что-то дошло до него, но что именно - не сказал бы. У него вдруг закружилась голова. Нечто неведомое влилось в него, с шумом заполняя пустоты в сердце, во всем теле. Влилось с такой силой, что он оглох и ему стало трудно дышать...
        - Вот еще новости... вот еще новости, - бормотал он. И губы не слушались его, и он уже не мог повернуться и посмотреть Даше в глаза.
        Глава двенадцатая
        В станицу Старозаветинскую, откуда шли пароходы на Ростов, Миня и Егор отправились спозаранку на полуторке, отвозившей молоко на маслозавод. В райцентре надо было проведать Феклушу, младшую сестру Панёты, ласковую и гостеприимную женщину. Жила она сама в большом каменном доме, удобно расположившемся на берегу Донца, - две ее дочери вышли замуж за военных и уехали.
        Егор любил бывать в гостях у бабушки Феклы: кормила она вкусно и вволю. Поешь у нее - весь год помнится. И огород у Феклуши богатый, чего только в нем не росло: и мак, и "соленый" горох, и ароматные скороспелые дыньки-"качанки"! А сад какой!.. Просторный, с виноградником и ягодником - там и малина, и клубника, и смородина, и крыжовник. И каких только варений и солений не стояло у нее на полках в подвале! А на чердаке и в каморках висели многочисленные оклунки с курагой, лечебными корешками и травами...
        И Миня любил гостить у своячницы: столько всяких наливок и настоек изготавливала она каждый год и хранила в подвале - и не для пьянства, а для "избавления человека от болестей и горестей", как присказывала она, угощая.
        Феклуша, женщина статная, седовласая, с лицом свежим, нежно-румяным и по-молодому ясными серыми глазами, радостно встретила их. И обняла, и поцеловала, и поклонилась - отчего на душе у Егора стало как-то празднично, и защебетала вздрагивающим от полноты чувств голосом:
        - Да милые вы мои, родные! Наконец-то появились, порадовали. Глаза устали вас выглядывать, негодники вы такие-растакие!.. Егорунчик мой кудрявый, как ты вырос да помужествел! Усы, усы-то пробились, а! Женить, гляди-ка, пора уже, а?.. Ну, а ты, Миня, все такой же орелик? Все такой же неуемный казачина?!
        Миня крякал, усы подкручивал, плечи расправлял - гоголился.
        А Феклуша еще раз каждого обняла, расцеловала в щеки, ласково посмотрела в глаза.
        - Ну молодцы, праздник мне устроили!.. И Назара жду. Вот-вот нагрянет, прислал письмо,
        Помня вкусы и желания гостей, она тотчас отправила Егора в сад, а Миню повела в прохладный подвал. Егор знал, они оттуда выйдут не скоро. Бабка Фекла в компании деда сама была не прочь опробовать лечебные настойки и наливки.
        Егор прошелся по огороду и по ягоднику, взял свою долю с каждой грядки, с каждого куста, а потом забрался на старую черешину, которую любил с малых лет. Ничего не знал соблазнительнее и аппетитнее сочных, крупных, просвеченных солнцем черешен. Полез на самую вершину раскидистого дерева - там они, чуть привялые, были послаже. Набивал ими рот, сколько влезть могло, алый густой сок тек по подбородку и животу. Наевшись досыта, уселся в рогульке ветвей. Прохладный ветер с реки, пахнущий луговыми травами и водорослями, обдувал его. Сизые скворцы вдруг падали с неба, пробивая крону черешины, и, заметив полусонного Егора, тревожно свереща, шумно выпархивали из нее.
        Собираясь уже спускаться вниз, Егор услышал знакомый свист. Только Санька мог так свистеть - подражая паровозу. "Ага, наверное, с отцом приехал!" подумал он. Присмотрелся, где находится шахтинский братан. Тот стоял посреди гороховой грядки, лущил стрючки. Не отозвался. "Попасись пока!" Любопытно ему было понаблюдать за Санькой со стороны. Он заметно подрос, стал шире в плечах и крепче с виду с тех пор, как бывал у них - два года назад. Ну и смешной же был тогда этот Санька!
        Как-то стали они бороться у скирды за сараем. Егор с первой же минуты положил его на лопатки.
        - Это случайно вышло! - завопил Санька. - Я не подготовился как следует. Давай еще раз. Айн момент!
        Глубоко дыша, стал он делать упражнения: напрягал не очень крутые, еще жидковатые мышцы рук и груди, приседал, с шумом вдыхая и выдыхая воздух.
        Егор смеялся, глядя на него.
        - Смейся, смейся... Ты у меня сейчас получишь, братуха! Зверски перекосив остроносое, обрызганное коричневыми кляксами лицо, Санька кинулся на него, наклонив стриженую, в белых шрамах, голову.
        - Ха-ха! - смеялся Егор. - Крыса-мыша! Напугал - ноги затряслись, упал разбился.
        Он опять ловко кинул Саньку на сено, но положить на лопатки не сразу смог. Братан, тощий, жилистый, выскальзывал из рук, словно намыленный. Наконец выдохся.
        - Сдаюсь, братуха, твоя взяла...
        - Я в нашей бригаде всех кидаю, - похвастался Егор. Санька, отряхиваясь, хмыкнул.
        - Думаешь, вру? Спроси у Грини. Меня все боятся. Одного Степу Евтюхова не могу одолеть. Тоже сильный, чертяка! Бьемся, бьемся, носы и губы расквасим юшка бежит! - а никто верх не возьмет. А ты... Крыса-мыша ты...
        Санька с наскока вцепился в его сорочку. Устрашающе водя глазами и брызгаясь горячей слюной, прошипел:
        - Жалко, что ты мой братуха, а то бы я показал тебе по-шахтерски крысу-мышу!
        - Кому ты грозишь, Санька? Я старше тебя на год с лишним, так уважай.
        Санька покраснел так густо, что скрылись коричневые кляксы на лице. С чувством независимости проговорил:
        - А ты не дразнись. Какая я тебе крыса-мыша?.. Старше, старше... Ну и что, если старше? Заслужи, так буду уважать.
        - Ну ладно, ладно, - примирительно сказал Егор. - Я тебе по-свойски, без обиды, а ты кидаешься...
        ...Вообще-то, Санька - парень что надо! Истинный Запашнов... Правда, немного горячий, но это пустяки, главное, честный, смелый и гордый - не дает себя в обиду.
        Егор пригляделся к нему сверху. Приодет - фу-ты ну-ты! Брюки наглажены, сорочка на нем белая, в голубую полоску. Штиблеты модные - с тупыми носами... Что ж, дядя Назар зарабатывает крупно. В штреке уголек ковыряет. В почете он на шахте "Нежданной". Застрельщик соревнования. С самим Стахановым лично знаком. Дядю Назара Егор знал мало. В двадцать шестом году, когда он только родился, дядя Назар скрылся с дочкой бывшего урядника Шляхетникова - украл ее, так как тот не хотел родичаться с коммунистом Запашновым. Показался он в станице года через три, после рождения Миши, старшего Санькиного брата. Шляхетникова к тому времени за всякие недоразумения с Советской властью сослали в Сибирь...
        Егор, отдуваясь, спустился вниз.
        - У-у, набил живот! - сказал Санька, крепко пожимая руку. Показывая, между прочим, ему свою силу. - А ты здорово вырос...
        - Я-то вырос?! Ты на себя оборотись. Вот ты вырос, настоящим мужиком стал. Небось, жениться собираешься, а?
        - Тю на тебя, братуха!
        Они посмеялись, тиская друг друга.
        - Ты с отцом приехал? - спросил Егор.
        - С ним, с паханом. В отпуске он. Ему путевку в санаторий давали, а он отказался: поеду, говорит, к тете Фекле лечиться. На пользу, мол, ему идут ее настойки и наливки. Уже в подвал залез, сидит там с дедом и Феклой. Гудят, регочут.
        Пошли искупаться. Донец - сразу же за левадой. Разделись у старых тополей, полезли в воду. Санька плавал неважно, побаивался глубины; и Егор на этот раз не насмешничал, обвиняя братана в трусости. А раньше ему было почему-то интересно поиздеваться над ним, посердить его. Но, право же, где было Саньке научиться хорошо плавать? В вонючей, черной от угля речке Грушевке, протекающей мимо их шахтерского города, где и воробью по колено?..
        И обидчивый, самолюбивый Санька, быть может, в благодарность за его деликатное поведение чуть позже, когда они возвращались с купания, поделился с ним своей тайной:
        - А ты знаешь, под домом Феклуши есть тайный подвал и подземные ходы.
        - Да ну?! - поразился Егор. - Откуда тебе известно?
        - Оттуда и известно. - Санька ухмыльнулся. - Шарил-шарил и нашарил.
        ...Достав из рюкзака фонарик, Санька завел Егора в каморку, заставленную всякими старыми вещами. На крючьях по стенам висели оклунки о разным добром, пучки засушенных трав. Освободив одну сторону каморки, Санька сказал:
        - Вот здесь, Ёрка, вход в подполье. Попробуй найди его и открой.
        Широкие, крепкие доски пола, прибитые гвоздями к лагам, выглядели одинаково. Егор потоптался по ним, попрыгал.
        - Ни за что не догадаешься, как найти лаз и открыть его. Все доски как будто прибиты гвоздями. Но есть фальшивые. Тут хитро придумано. Смотри внимательно.
        Санька поднялся на расшатанный венский стул, снял оклунок с тыквенными семечками с кованого крюка и стал проворачивать его вокруг оси. Где-то в стене звякнула пружина, под полом что-то щелкнуло - и торец крайней от стены доски отошел от средней лаги. Санька спрыгнул со стула.
        - Теперь берем эту доску, приподнимаем и вынимаем второй конец из-под стены... А ну, помоги, а то тяжела доска.
        Запор был устроен в дубовой лаге, от нее в каменную стену отходили рычаги, а в доске - забиты ушки, в которые заходили защелки запора, когда закрывался лаз.
        - Да, придумано хитро, - сказал Егор, заглядывая в темное подполье. - И как только ты догадался найти его и открыть?!
        - У меня ж нюх есть на такие хитрости. Ну и привычка все трогать, крутить, поворачивать, всюду заглядывать... А вообще-то, было так. Заглянул я в эту каморку в прошлом году. Босиком был - на дворе жара-жарынь. Зашел, стою, приглядываюсь, полутьма тут, окно ставней прикрыто. И тут слышу ногами из-под пола прохладным сквозняком потягивает. Ага, думаю, тут что-то есть! Ну и начал шарить, все трогать, крюки на стенах туда-сюда проворачивать. Ну один, вот этот, провернулся... - Санька осветил фонариком каменные ступеньки, уходившие вниз.
        Они спустились в небольшое пустое помещение. Его стены были выложены блоками пиленого ракушечника. Луч фонарика высветил два хода, вырубленных в желтых каменных отложениях. Первый, короткий, ход вел влево, под дом, второй, длинный, - фонарь не досвечивал до конца - шел прямиком за фундамент глухой стены.
        Приложив палец к губам, Санька поманил Егора в короткий ход, заканчивавшийся невысокой дверью на кованых завесах, часто усеянной шляпками болтов. Вдруг из-за двери послышался смех, оживленный разговор. Егор вздрогнул.
        - Что это? Откуда?
        Санька прыснул смехом, зашептал:
        - Своих не узнаешь? Тут вход в большой подвал, где Феклуша держит свое варенье, соленье и настойки... Слышишь, весело им! Пахан знает, куда ехать. Прохладно тут и есть что вкусного выпить.
        - Как открывается эта дверь? - спросил Егор. Санька осветил рычаг, торчавший из стены сбоку.
        - Потянешь его вниз - и дверь открыта. Но с той стороны дверь ни за что не найти - она замаскирована блоками ракушечника. Они держатся вот на этих болтах. Видишь шляпки? Открывается дверь оттуда так, как и в подполье лаз: стоит развернуть один из крюков - там такие же крюки из стен торчат, на них полки лежат - и пожалуйста, мотай на все четыре стороны...
        Второй ход имел в длину метров двадцать и шел немного под уклон. Егор и Санька продвигались по нему почти не сгибаясь, но дверь, на которой также виднелись шляпки болтов, была невысокой. Запор у нее был устроен, как и в двери, ведущей в большой подвал. Санька нажал на рычаг, тихо зазвенела скрытая в стене пружина, и дверь чуток отошла от косяка. Они надавили ее плечами. Скрипнули завесы, подземный ход осветился зеленоватым дневным светом, и горячий воздух, пахнущий чебрецом и полынком, обвеял братанов. Они выбрались наружу и оказались под зеленым колпаком из кустов карагача и держи-дерева, заплетенных колючей ежевикой, на крутоватом склоне балки, из которого торчали выходы желтых пластов ракушечника. Сквозь густую листву Егор едва разглядел противоположный, тоже весь в зарослях кустов и колючих трав, склон балки и в конце ее - синеву реки. Наружная сторона двери была скрыта от случайных глаз неровными кусками желтого пористого камня. Они, по-видимому, были закреплены на болтах.
        - Смотри, как открывается дверь с этой стороны, - сказал Санька. - Вот тут, под косяком, - дыра, вынимаем этот камень, который закрывает ее, а в дыре есть кольцо, за кольцо цепь прикована. Я тяну за кольцо, видишь, защелка затягивается в косяк - и дверь открывается, надо понимать.
        - Ты у Феклуши спрашивал про подполье и подземные ходы?
        - Нет. Не хотел показать, что знаю про них.
        - Она никогда при нас не упоминала об этом. Держит в секрете, а?
        И тут Егор вспомнил, как однажды Миня в застольной беседе с Евтюховым и Пантюшей упоминал про какие-то неизвестные подземные ходы и подполье, где он, раненый, прятался от беляков в девятнадцатом году. "Из-под носу ушел oт них!" - хвалился дед. Не эти ли ходы и подполье он имел в виду?
        Дом, где теперь жила Феклуша, строил Михаил Тропаков, отец ее мужа. Был он, передавалась легенда, революционером-народовольцем, водил дружбу с Василием Генераловым, уроженцем станицы Потемкинской, тем самым, что принимал активное участие в подготовке покушения на императора Александра III и был казнен в Шлиссельбургской крепости вместе с Александром Ульяновым, братом Ленина.
        А муж Феклуши, Алексей, казачий офицер, большевик, был разведчиком, работал в штабах белых армий, погиб в двадцатом году. Ему тоже, как и его отцу, наверняка были нужны эти тайные ходы и подполье.
        Феклуша, тогдашняя учительница музыкальной школы, осталась с двумя маленькими дочками. Получала за мужа хорошую пенсию и замуж больше не выходила, хотя была еще молодой и очень красивой. Дочери, теперь сами матери, звали ее жить к себе, однако она не соглашалась оставить родной край. По-прежнему вела уроки в музыкальной школе, участвовала в самодеятельности, была хорошей пианисткой. В доме у нее стояло красивое, красного дерева, фортепьяно.
        Санька толкнул задумавшегося Егора.
        - Скажи спасибо, братуха, что показал тебе тайные ходы и подполье. Может, когда и пригодятся.
        - А зачем? - Егор улыбнулся. - Таскать варенье и настойки из подвала Феклуши?.. Так я хмельного не терплю, а сладкого не люблю.
        Разве мог он подумать, что ему когда-нибудь потребуются эти подземные ходы и подполье, сделанные так давно революционером-народовольцем Михаилом Тропаковым.
        ...Все вместе собрались за ужином. Егору показалось, что дядя Назар сильно сдал за последние годы. Часто кашлял. Силикоз, шахтерская болезнь, допекал его. А вообще-то, дядя Назар - человек веселый, не жаловался он ни на болезнь, ни на трудную шахтерскую работу.
        Наутро Миня пошел в райком партии и вернулся лишь к обеду. Егор, не находивший себе места, сердито встретил его у ворот:
        - Где ты пропадал, деда?! Мы же на пароход опаздываем, - и оборвал, заметив: хмур Миня, озабочен чем-то донельзя. - Ты что такой? Что случилось?
        - Никуда мы не опаздываем, Егор. Возвращаемся домой...
        - Почему?!
        - Да потому... Приказ такой получил в райкоме партии: вернуться домой, быть на месте.
        - Вот тебе на!.. Да объясни толком, что произошло?
        - Объясню. Потом.
        - Когда - потом? Вечером? Утром?
        - Когда придет время, тогда и объясню. Ничего больше не сказал Миня. И в тот же день вернулись домой.
        Глава тринадцатая
        Егор и Гриня выпрягли быков - они укатывали ток под новый урожай тяжелыми катками - и повалились в тень амбара. Густой знойный воздух медленно стекал с бугра, где находился ближний колхозный табор, в станицу. Курени и хаты, непомерно вытягиваясь, дрожали в маревном озере.
        За станицей заманчиво синела Егозинка, петлявшая среди ольховых и осиновых рощиц, а за ней в желтоватых испарениях млело болото. На островках надежной почвы, посреди густых камышей и зарослей высоких болотных трав, поднимались купы мощных осокорей и ольх. Когда-то на этом месте был широкий тихий приток, но со временем своенравная Егозинка перегородила его наносами и мелями, и он, постепенно зарастая водорослями, камышом, залился и превратился в труднопроходимое болото с бездонными ямами-окнами и предательскими трясинами.
        - Может, на речку смотаемся? - лениво спрашивает Егор у Грини.
        - Спать охота, давай подремем, - так же лениво отвечает Гриня.
        И тут они услышали крик подбегающего к ним Степана:
        - Братки, чего ж вы дрыхнете? Вернулся поджигатель!
        - Ага! - сказал Гриня, вскакивая. - Где он?
        - Какой поджигатель? - спросил Егор.
        - Зараз... зараз... отдышусь... Я как узнал, так сразу к вам. Антон Осикора, который со своим отцом коровник спалил... Он уже третий день как пришел, только прячется от людей...
        - От кого ты это узнал? - спросил Егор.
        - Да при мне Гринин дед, Пантюша, моему деду Евтюху говорил об этом!
        - Як же так? Осикоре треба до сорок пятого года сидеть. Удрал, наверное? взволновался Гриня.
        - Черт его знает! - ответил Степан, возбужденно водя головой по сторонам, словно кобчик, выслеживающий добычу.
        - Тут другим пахнет... Пантюша, он сейчас огороды поливает, видел, как Осикора крутился у гиблых низов. Интерес у него к ним есть какой-то... Это Евтюх так сказал Пантюше... Должно быть, на островах что-нибудь спрятал старый Осикора. Он умер в заключении. Значит, сыну передал.
        - Выследить надо Антона Осикору, - предложил Егор. - До кого он приехал?
        - До вдовы Казарцевой. Она его тетка.
        Егор о чем-то напряженно думал, покусывая нижнюю губу.
        - Не будем ждать, пока он чего-либо натворит. Кокнем его заранее - и баста, ваших нет! - сказал Степа.
        - Вот цэ гарнэ дило! - обрадовался Гриня. - Расплатимся, братки, за ваших матерей и за моего папаню. Он у нас поплаче кровавыми слезами, собака! Смерть ему!
        - Смерть ему! - поддержал Степа.
        - Кокнуть Осикору стоит, - сказал Егор, - но чем?
        - А ты у своего дида наган возьми, - предложил Гриня.
        - Ты что!.. Не могу. Не простит мне этого Миня. Я и так допекаю его. А он болен. Нервы перекручены.
        - Да ты потом положишь наган на место, он и не узнает... Все будэ шито-крыто.
        - Отстань!.. "Шито-крыто"...
        Егор смотрел вдаль, щуря глаза. Из небытия вернулось слово "Осикора". И снова ярко припомнился ему ужас той страшной ночи, когда в пылающем коровнике сгорела мать. И снова до невыносимой боли растревожила душу давняя неизбывная тоска по матери и отцу... Проклятое кулачье! Проклятые Осикоры!.. Была бы жива мать, был бы дома отец, и был бы несказанно счастлив он, Егор, если бы не существовало подлых Осикор!
        Егор поднялся, сказал:
        - Пошли. Вы идите к речке, к мосту, ждите меня. По привычке он зашел во двор с тыла, осмотрелся. Мини дома не было. Панёта копалась в огороде. Украдкой проник в курень, открыл старинный комод, он не был заперт. Наган лежал под пуховой бабкиной шалью. Егор вынул его из потертой кобуры, прокрутил барабан - он был полон патронов. На рукоятке блестела плашка с надписью: "М. С. Запашнову за беспримерную отвагу".
        Сжимая рукоятку нагана, Егор неподвижно стоял посреди комнаты, и рука становилась уверенней, наливалась силой... Вот здесь, на этом месте, в ту ночь мать, босая, в одной сорочке, с полураспущенной косой, сказала на прощание: "Спи, Егорушка-зайчик, я скоро вернусь". И не вернулась. И никогда не вернется... Егор решительно засунул наган за пояс, прикрыл сорочкой - порядок!
        До вечера они рыскали по ерикам, обшарили луга, прошлись по-над болотами. Осикоры нигде не было. А вечером засели у куреня вдовы Казарцевой. Он стоял на отшибе, в зарослях бузины и чертополоха. Наблюдать за ним было удобно.
        Казарцева, еще не старая, гладкая женщина, выдоив корову, вышла за ворота. Долго сидела на завалинке, щелкала семечки и время от времени поглядывала в сторону болота. Оно начиналось сразу же за ее садом. Может быть, ожидала Осикору?
        Стемнело быстро. Наступила ночь, звездная, дремотная Усыпляюще тренькали сверчки. Ребята гоняли докучливых комаров, и это занятие держало их в бодром состоянии.
        Казарцева ушла в дом. Дважды зажигала и гасила лампу. Неужели подавала сигналы Осикоре? Они напряженно прислушивались к ночным шорохам.
        Ждали до полуночи.
        Гриня вдруг стиснул плечо Егора, шепнул свистяще:
        - Стреляй!
        В калитку неслышно скользнула высокая тень. Егор вскинул наган.
        - А если это кто другой? - быстро продышал на ухо Степа. - Убьешь невинного человека.
        Егор опустил наган, прерывисто вздохнул. Открылась дверь куреня. Тень исчезла, растворилась в темном проеме.
        - Ну, чого ж ты не стрелял? То ж Осикора, - чуть не плача прошептал Гриня. - Струсил?.. Дал бы мне...
        - Замолчи ты!.. А если то не Осикора?
        В курене опять зажглась лампа, но окна были плотно занавешены и невозможно было разглядеть, кто же пришел к Казарцевой. На занавески ложилась чья-то плечистая тень.
        - Стреляй по тени! - горячо шептал на ухо Гриня. - Да стреляй.... то Осикора!
        - Замолчи, лупоглазый, сопатку набью! - яростно сказал Егор.
        Гриня часто задышал: озлился, наверное.
        Свет в курене вдруг погас. Ребята продолжали сидеть под бузиной, зевая и почесываясь. Станица спала. Все было мягко придавлено предрассветным паточным сном. Но расцепить слипающихся век не хватало сил. Крепко спали даже самые злые собаки.
        Но вот посреди станицы, где-то у колхозного двора, подал голос чей-то петух. Отозвался второй - с другого края станицы. Петух вдовы хрипнул, пробуя голос, и рявкнул: "у-у-а-р-рре-у!". Это было великолепное "кукареку" перекатное, басовитое, со стариковской хрипотцой.
        - Ого! - поразился Степа. - Сразу сон пропал.
        И потом эстафетой от двора ко двору по всей станице пронесся шквал разных петушиных голосов. Но лучше всего исполнил "кукареку" опытный петух вдовы. Он, видимо, сознавал свое превосходство и кукарекал раз за разом, разгоняя у ребят прилипчивую дрему.
        На рассвете послышался сухой, ударяющий по нервам скрип отворяемой двери куреня. Егор навел наган. Вытянул шею. Одеревенел.
        Вышла Казарцева с подойником, зевая и почесывая голову. Подняла корову. Ребята услышали звон тугих молочных струй о дно подойника, облизали пересохшие губы. Потом Казарцева стряпала в кухоньке, а они по-собачьи жадно ловили ароматнейшие запахи яичницы со свежими помидорами.
        Никто больше не выходил из куреня, и Гриня с досадой и обидой сказал Егору:
        - То был Осикора. Я ж тебе говорил, шо треба було...
        - Цыц! - оборвал Егор. - Казарцева услышит... Шепотом.
        - Осикора там. Бачишь, вона ему яичницу понесла.
        - А может, своему хахалю, твоему дядьке, а? Гриня открыл было рот, но ничего не сказал.
        - То-то и оно-то! - добавил Егор.
        Взошло солнце. К ним в бузину заглянул красный, с золотом, петух вдовы, восхитивший их своим перекатным "кукареку". Посмотрел на них презрительно и, не теряя достоинства, неторопливо удалился к своим курам.
        Снова появилась Казарцева, на этот раз с узелком в руках. Дверь прикрыла, но оставила незапертой. Она в своем поведении не выказывала ни беспокойства, ни озабоченности: как будто в доме у нее не было никакого гостя. Беззаботно щелкая семечки, она ушла в сторону бригадного двора.
        Гриня вскочил:
        - На бога не молыся, от черта не хрыстыся! Дай мне наган, я пойду в хату, узнаю, там он, чи нэма... Сердца горыть?
        - Сядь, придурок! Не дам нагана, - ответил Егор с яростью: он подумал о том, что Гриня подозревает его в трусости.
        - Сядь и молчи. - Степа потянул за руку. - Здорово психуешь.
        Гриня вытаращил глаза, поморгал, плюнул и сел. Подождали еще, изнывая от жажды, голода и усталости. Егор мучительно зевал, а Степа, развлекаясь, крестил его широко раскрытый рот.
        - Эге! Степа, глянь, твой дед сюда чиликает, - удивленно сказал Гриня. Грец его тут не бачил!
        Евтюхов, шаркая ногами, обутыми в подшитые валенки, шел через выгон к куреню Казарцевой.
        - Сейчас будет концерт, - сказал Степа. И в то же мгновение Егор увидел высокого, плечистого. человека в защитной красноармейской форме.
        - Осикора! - прошептал Степа.
        Тот стоял в проеме открытой двери куреня с двустволкой в руках и, усмехаясь, медленно поднимал ее на уровень глаз. Стволы, казалось, нащупывали их в бузине. Егор не успел поднять наган, как грохнул оглушительный сдвоенный выстрел. Неведомый инстинкт за секунду до него прижал их к земле. Раскаленная дробь, снопом брызнувшая из обоих стволов, прорубила над ними окно в зеленой бузиновой чаще. Изрешеченные листья и обрывки бумажных пыжей посыпались на них густым дождем.
        Когда они подняли головы, Осикора исчез. Дверь оставалась открытой. Растерянно вскочили, Егор взвел курок. Но тут из куреня послышалась веселая песня, и во двор вошел Евтюхов. Постучал в окно.
        - Эй, хозяин, а ну-ка покажись на глаза Советской власти. Осикора вышел, поглядел на невзрачного Евтюхова сверху, поздоровался вполне вежливо.
        Старик не ответил на приветствие. Стал фертом перед ним, оглядел с презрительной усмешкой:
        - Ты не в меня стрелял?
        - Ну что вы!.. Ружье теткино чистил, заржавело.
        - Стало быть, появился поджигатель, живой и здоровый? И гнус сибирский тебя не слопал?
        - Как видите - не слопал.
        Осикора отвечал сдержанно, оглядывая Евтюхова с долей любопытства и недоумения.
        - Красавец вырос, в гроб твою мать! - то ли с с восхищением, то ли с ненавистью сказал Евтюхов.
        - Вы не кляните мою мать, а то я приведу вас в порядок, - побледнев и отступив на шаг, сказал Осикора.
        - И каким макаром? Стрелять в меня будешь? Али жечь? А ну, показывай документы. Как ты попал сюда и по какому праву? Тебе еще надо сидеть в тюрьме, а ты наш воздух портишь, поджигатель.
        - Я не сидел в тюрьме, а был на высылках, строил железную дорогу. И я ничего не поджигал... Вы же знаете, кто поджигал...
        - Ты что, разжалобить меня хочешь, сопливый контрик? Пожалели вы мою дочь?! Показывай документы, а то погоню в Старозаветинскую!
        - Кто вы, собственно, такой? Я показывал документы милиционеру.
        - То милиционер, а я уполномоченный от Советской власти! И ты меня знаешь, чтоб ты луснул! Дочь мою сожгли, сволочи!.. Что я, цацкаться с тобой буду? Документы! - и он протянул вперед руку ладонью кверху, не глядя на Осикору, не сомневаясь, что тот положит в нее требуемые документы. И Осикора положил, вынув их из бумажника. Евтюхов листал паспорт, отведя его на длину вытянутой руки. Читал какие-то бумажки, двигая запавшими губами и жуя редкие усы, хмыкал недоуменно:
        - Скажи на милость божескую!.. Благодарности!.. Разрешение на посещение родных мест... Подписано эн-ка-вэ-дэ... Десять суток... Ага! Ну живи, живи десять суток в родных местах.
        Отдал документы Осикоре и пошел со Двора, чергая валенками.
        Они слышали весь разговор.
        - Что будем делать? - спросил Егор. Что касалось его, то он бы сейчас плотно поел и завалился бы спать. У него пропал всякий интерес к Осикоре, который теперь не казался ему ни бандитом, ни кулаком с кровавыми руками. Но вот ради чего он появился в станице, где его родня оставила страшные следы, нужно выяснить. - Не спускай с него глаз, Гриня! А мы пойдем со Степой, он поближе живет, поедим чего-нибудь и тебе принесем.
        - Идите, да долго не ходите, - согласился Гриня. Примерно полчаса спустя Осикора вышел во двор. На ногах у него были старые ботинки, за плечами вещмешок. "В низы топлые пойдет, не иначе, - подумал Гриня. - В сапогах опасно лазить по болоту. Шурханешь в окно - черта с два выберешься: в халявы жижи наберется по пуду на каждую ногу - и буль-буль!"
        Он занервничал: Егор и Степа не возвращались. Осикора стащил с крыши длинную жердь, согнул ее - она не треснула. Притворив дверь и оглядевшись, быстро прошел в сад. Гриня видел только его ноги. Из сада они протопали к леваде и скрылись в зарослях.
        - Ушел! Шоб вы обдулись, прорвы, где ж вы застряли! - взбешенел Гриня и тут услышал шорох за спиной.
        - Ну что? - спросил Степа, протягивая ему кусок хлеба и огурец.
        - Ушел Осикора! Только что!.. За мной! - Гриня сунул за пазуху хлеб и огурец.
        Глава четырнадцатая
        На краю рощицы, которая росла у самых камышей, Осикора присел и, сделав вид, будто перешнуровывает ботинок, зорко осмотрелся по сторонам. И лишь потом нырнул в узкий камышовый проулок.
        Гриня поднялся из-за куста, жуя огурец, но его тут же повалил Степа:
        - Дурачок, соображать надо!..
        Дважды выглядывал из камышей Осикора, проверял: никто за ним не следит?
        - Теперь можно. Пошли, - сказал Степа.
        - Куда? - удивился Егор.
        - Как - куда? За Осикорой. Как же мы узнаем, зачем он туда пошел?
        - Подождем его здесь. Он выйдет из камышей, и мы сцапаем его.
        - Он вошел в камыши здесь, а где выйдет, ты знаешь? Потом его ищи-свищи. Надо идти за ним следом.
        - Осикора знает гиблые низы, а мы нет.
        - Ни биса он не знает, - поддержал Гриня Степу. - Пока он був в заключении, болото изменилось. А мы знаем его. Мы же тут зимой на коньках по проулкам катались.
        - Как у вас все просто получается, - с досадой сказал Егор. - Зимой тут все по-другому выглядит.
        - Сам же говорил: кокнем, а до лила, так ты - в кусты! - рассердился Гриня.
        - Что ты, как баба, вякаешь! - обозлился Егор. - Небось, думаете, я струсил?.. Умники!.. Осикора взял жердь - дорогу щупать, а мы...
        - А нас трое, - сказал Степа. - Один провалится в трясину - двое вытащат.
        - А если двое провалятся? Там есть такие окна: ухнешь - и поминай как звали.
        - Ха, двое не провалятся, - с непреклонным убеждением произнес Степа. - Мы пойдем цепочкой. Я впереди пойду, я жилевой - выдержу.
        - Хлопцы, пошли, - заторопил Гриня, - а то Осикора далеко уйдет, муть осядет, як мы его след найдем?
        Егор не хотел идти в топлые низы. Ему хотелось вернуться домой и положить наган на место: если Миня хватится его - беды не миновать...
        Вдруг из зарослей болиголова и чертополоха выскочил Афоня Господипомилуй с двустволкой в руках. Он ворвался в камышовый проулок, словно гончая собака, нанюхавшая след волка.
        - Ага-а! - с жестким удовлетворением протянул Егор. - Афоня вышел на боевую тропу. Это уже интересно!.. Пошли.
        В камыши вошли настороженно. Афоня был врагом не менее опасным, чем Осикора, и этот враг был вооружен. Из осиновой рощи, смешно вскидывая ноги в валенках, выбежал Евтюхов, натужно хрипя:
        - Куда? Назад! Да куда же вы, шавки-малявки! Вернитесь, пропадете!..
        Трепетала, плескалась на ветру листва осин, и хриплый крик старика был не громче ее переполошенного шороха. Шуршали жесткие камыши, а в них звуки глохли, как в вате.
        - Не слышат... Ай-яй! Что делать? Евтюхов растерянно потоптался в высокой траве перед камышами и побежал в станицу искать Запашнова.
        С полудня у камышей, там, где были более или менее проходимые тропы, ведущие в глубь болота, засели вооруженные колхозники. Запашнов и Евтюхов сидели в осиновой рощице.
        - Я кричал им, - не первый уже раз говорил Евтюхов, - но голос у меня сам знаешь какой. А в болото мне идти - прямая гибель! Скрючило бы через сотню шагов: ревматизм, сам знаешь, скребет кости похуже костоеды.
        Хмурясь и задумчиво поглаживая резную ложу централки, Михаил Ермолаевич ответил:
        - Да знаю, Степаша, брось ты... Я вот в толк не возьму, за каким чертом Осикора поперся в низы?
        - А зачем Афоня потянулся за ним, как ты мыслишь? Добычу почувствовал, не иначе. Говорят люди, что у старого Осикоры золото было. Помнишь, как раскулачивали его? Я тогда, как пес, все дырки и норки вынюхал в его усадьбе, курень вывернул наизнанку, да вышло пусто: ни одного царского рубля не нашел. Видно, в другом месте схоронено было. Может, на островах в болоте? Пантюша говорил, что видел, как старый Осикора в начале коллективизации по-над камышами шастал.
        - Верно, золото у Осикоры должно быть. Он в банде Махно грабительствовал, - ответил Запашнов и вдруг воскликнул: - Слышишь? Стреляют!.. Из нагана... Ты слышал?
        Евтюхов прислушался, приставив ладонь к уху. Камыши шумели неумолчно.
        - Да нет, показалось тебе, Миня.
        Тот поднялся, не в силах унять тревогу:
        - Сколько раз собирался сдать наган, да все откладывал. Как же - память о молодости... И вот на тебе! В сундуке нет его... Егор взял... Ну зачем их сатана потянул в болото? Страшные места. Туда не всякий взрослый сунется.
        - Отомстить хотят за матерей да за отца, - тихо ответил Евтюхов. - Мой внук тоже не забывает мать, хотя и мачеха у него ласковая.
        Вечерело. Ветер приутих. Вдруг где-то в болоте хлестнули сухие револьверные выстрелы. И тут же грохнули, отдаваясь эхом, ружейные. Два.
        Деды поспешно поднялись на пригорок. Перед ними расстилалось зеленое море болотной растительности. Низкое солнце окрашивало серебристые султаны камыша в бордовый цвет. Там, на той стороне, где высились на островах высокие деревья, раздалось еще несколько выстрелов из револьвера и еще два, дуплетом, ружейные.
        - Неужели... неужели ребята с Афоней сцепились? - пораженно проговорил Запашнов.
        - Наган мог быть и у Осикоры, - неуверенно заметил Евтюхов.
        В тягостном молчании, полном недобрых предчувствий, сидели старики под притихшими осинами. Красное солнце опустилось за далекий, расплывающийся в болотных испарениях горизонт. Над камышами медленно летели сытые цапли, возвращаясь в свои гнезда. Быстро смеркалось.
        - Шумнуло, тс-с! - сказал Михаил Ермолаевич. - В грязи зачмокало... Стихло... Шуршит! На нас идет кто-то... Он загнал патрон в ствол и стал за деревом.
        В синих сумерках из камыша, словно зеленая тень, вышел Афоня Господипомилуй. Ружья у него не было. Выронив жердь, упал в осоку, часто дыша и постанывая. Отдышавшись, пополз под деревья, оставляя за собой темный болотный след.
        Старики встали на его пути.
        - Встать! - сказал Запашнов, направляя на него ружье.
        Афоня неожиданно проворно бросился в заросли.
        - Стой, дура, убью!
        Михаил Ермолаевич выстрелил, картечина вжикнула над головой Афони. Споткнувшись, он упал. Евтюхов прыгнул на него.
        - Миня, у Афоньки нож! - крикнул он, заламывая ему руку. - Спокойно, спокойно, ангелок! Мы таких видали на своем веку.
        - Ой, рука! - взвыл Афоня и выронил нож, выругавшись. - Пусти. Сдаюсь. Ранен я... Осикора ранил...
        Запашнов подошел к нему, держа палец на спусковом крючке.
        - Пусти его, Степаша. Ну, зятек, говори, в кого ты стрелял? И кто тебе отвечал из нагана? Говори, как перед самим
        господом богом!
        - Папаня, папаня, на два слова, - жалобно сказал Афоня.
        - Говори при Степаше.
        - Я шел за Осикорой... У него на островах золото... Он мне засаду устроил, из нагана стрелял. Ранил меня!.. Я убил его. Папаня, я не хотел... Это он, сволочь!..
        - Что ты вякаешь, как баба! Отвечай, ребят видел? Они шли за тобой и Осикорой.
        - Я не видел никаких ребят - богом клянусь, папаня!.. Я чуть не утоп, ружье бросил... кровью изошел.
        К ним сбежались станичники из других засад. Подошел кузнец Кудинов.
        - Отведите Афоню в правление, - сказал Михаил Ермолаевич. - Перевяжите рану. - Обратился к Кудинову: - Федосей, сам покарауль его. В район пока не звоните... Я побуду здесь. Костер разожгу да с ружья постреляю... Может, ребята выйдут...
        Глава пятнадцатая
        Камышовые джунгли жили своей жизнью. Звонко кричали камышанки: "Карась-карась, линь-линь! Скребу-скребу, ем-ем!" В теплой застоявшейся воде роилась всякая болотная нечисть.
        Проулок сужался. Егор, Гриня и Степа, продвигаясь цепочкой, касались плечами зеленых тростниковых стен. Высоко над головами плескались на ветру серебристые султаны.
        Они вдруг остановились: впереди на сухом щелистом дне проулка стоял кот тигровой масти, короткоухий и крупный.
        - Это же котяра бабки Отрощихи! - воскликнул Степа.
        - Тихо! - шикнул Егор.
        - Он яйца ел под квочками, бабка убила его кочергой и выбросила в канаву, - зашептал Степа. - Я сам видел, честное слово!
        - Верю, только тише, черт! Обрадовался - знакомого в камышах встретил. Пошли дальше. Проулок раздвоился.
        - Куда идти? - Егор развел руками. - Пойдешь направо - утонешь в болоте, налево пойдешь - комары съедят.
        - Пойдем направо, - сказал Степа. - Вот, смотрите, кочка сбита, камышинка сломана... Они сюда завернули.
        Они пошли направо и вскоре попали в густые заросли. Начиналось болото. Впереди, между пожелтевшими снизу стеблями, тускло блестела затхлая вода.
        Солнце поднялось выше, стало жарко и душно. Ветер скользил поверху, по султанам, не выдувая из камышей ядовитых испарений. Впереди болото было всколомучено ногами Осикоры и Афони. И ребята решительно двинулись дальше. Степа шел первым.
        Гнилое, вязкое дно было опутано холодными скользкими корневищами. Страшно и противно до омерзения ступать на них: мнилось, что это змеи. Вначале дрожь пробирала их, потом пообвыкли.
        Чем дальше они забирались в камыши, тем хуже становилось дно. Его, собственно, не было. Оно податливо оседало при каждом шаге, и преследователи, опасаясь завязнуть еще глубже, торопливо вытаскивали ноги из отливающего синевой черного ила. Шли, хватаясь руками за тростник.
        Егор запутался в корневищах и, не удержав равновесия, шлепнулся в теплую, отдающую прелым навозом воду. Громкий всплеск испугал друзей. Они резко оглянулись, и Егор, торопливо вставший на ноги, увидев их встревоженные глаза, сам почувствовал тревогу.
        Они поворачивали все вправо и вправо, в глубь болота, по следам Осикоры и Афони. А следы вдруг потерялись в густом, мелком, едва проходимом камыше. Вода всюду казалась черной и вскаламученной. Степа повел наугад и завел в такую гущину, что небо увиделось им в овчинку.
        Остановились, тяжело дыша: не хватало воздуха. Камыши вдруг показались Егору сплошной зеленой решеткой, из-за которой немыслимо было выбраться. Камыш высокий, из него не выглянешь, не высмотришь, куда идти. И ни конца ему, ни просвета в нем.
        Заблудились... Это признали все. Гриня как-то сник, увял.
        Держась за тростник, он лихорадочно дышал, облизывая пересохшие губы, и, казалось, не замечал комариных укусов. Егору было не легче. А Степе - хоть бы что. К удивлению Егора, Степа оказался более выносливым и крепким, чем он и Гриня.
        - Ничего, братки, - говорил Степа. - Не бойтесь, не пропадем. Подержитесь за камыш, отдохните. Мы скоро найдем острова. Осикора и Афоня пошли туда, больше им некуда идти.
        Лунь пролетел над ними, и они с завистью посмотрели вслед.
        Гриня, утомленно улыбнувшись, сказал:
        - Хай ему грец, як душно стало в камышах.
        - Да, жарко и душно, - поддакнул Егор. Он хотел сказать: "Не зная броду, не суйся в воду", но сдержался, чтобы не выглядеть умненьким перед ними.
        - Птицы! - радостно воскликнул Степа. - Птицы поют, слышите? Это на островах.
        Гриня тоже к чему-то прислушивался:
        - Верно, поют.
        Егор ничего не слышал, кроме неумолчного жесткого шуршания камышовых стеблей. Или это, возможно, шумела кровь в ушах.
        - Это там, - Степа показал влево.
        Гриня ткнул рукой вправо:
        - Не, тамочки. - Ты плохо слышишь, - сказал Степа. - Пошли налево.
        Снова стали продираться сквозь зеленую решетку. То забредая по пояс в сизую от плесени воду, по которой таинственным образом скользили водомерки, то забираясь в вязкий ил, они плелись неведомо куда. Останавливались через каждые двадцать-тридцать метров и прислушивались, не поют ли птицы. А те, подав голос, умокли. Видно, в такую душную полуденную пору им было не до песен.
        Залезли в глубокую жижу. Из-под ног вырывались скользкие пузыри газа, вызывавшие в воображении черт знает каких гадов и гидр.
        Наконец камыш поредел, синее небо полилось в их измученные глаза. Они ринулись вперед из последних сил, почувствовав под ногами пружинистый грунт. Перед ними появилась лужайка, заплетенная болотным разнотравьем. Степа первым выскочил на нее. Она пружинила. Добежал до середины, крикнул:
        - Пружинит, братки!
        И неожиданно вонзился в лужайку, как гвоздь в масло, - по пояс.
        - Трясина-а-а! - голос Степы стоньчав, сорвался в крике, леденящем душу.
        Егор и Гриня в ужасе замерли на краю лужайки. Степа хватался за траву, она вытягивалась с корнями.
        - Бей ногами! Выгребайся! - закричал Егор. - Не бойся, я помогу; Степа! Я сейчас... Упирайся руками!
        Егор распластался на траве и пополз к нему. Лужайка сразу же прогнулась под ним ямой. Холодная вода, выбрызнувшая из-под травы, окатила его, но он не повернул назад. Цепляясь ослабевшими руками за непрочный дерн, он полз, полз и никак не мог выползти из ямы, словно это происходило в страшном сне. Предательская травяная крышка над трясиной прорвалась, и он забился в пузыристой черной воде.
        - Не надо, Ёра! Не надо! - закричал Степа. - А то все пропадем... Вернись!
        Егор судорожно бил ногами, греб руками, выбираясь к краю проклятой лужайки. Он испытывал такое ощущение, словно полз по мягкому брюху неведомого кровожадного зверя, который мог ежесекундно заглотнуть его.
        С трудом добравшись с помощью Грини до куста камыша, Егор задрожал противной мелкой дрожью. Сердце его было сковано немыслимым холодом и скорбью: он ничем не мог помочь другу.
        Раскинув руки в стороны, Степа опирался о тонкий травяной наст, который все больше опускался под его тяжестью и заливался жижей.
        Тут Гриня, плача, закричал незнакомым, тонким голосом:
        - Держись, Степочка, держись, родненький!.. И Егор, придя в себя от его крика, трясущими руками стал ломать неподатливый камыш. А Гриня тихонько выл, пытаясь сдержать плач, и смотрел выцветшими от ужаса глазами на Степу. Егор грубо толкнул его:
        - Замолчи!.. Ломай камыш, быстрей! Гриня послушался.
        Они торопились, а камыш гнулся, трощился, но не ломался - он был еще зеленый, и Егор с Гриней рвали его, не обращая внимания на то, что острые, как бритва, края растрощенных стеблей резали пальцы до костей.
        Егор быстро связал ремешком сорванный с невероятным трудом пучочек камыша со следами их крови, текшей из порезанных пальцев, и бросил Степе. Он подтянул его к себе, оперся на него руками, пытаясь вытянуть ноги из трясины, и погрузился вместе с ним по шею.
        - Выгребайся, Степаша! Бей ногами! - кричал Егор, сходя с ума от своего бессилия.
        - Не могу... судорогой ноги свело, - потухающим голосом вымолвил Степа.
        - Спасите Степу! Спасите! - Сорванный тонкий голое
        Грини напрасно рвался к чистому голубому небу над головой.
        Горячий ветер летел со степи. Всплескиваясь, ходили волнами серебристые султаны и неумолчно шуршали листья камыша, заглушая все звуки.
        Скуластое лицо Степы задиралось вверх, к небу, - черная вода подбиралась ко рту. Он проговорил негромко, жалобно, умоляя:
        - Егорушка, застрели меня... там страшно живому... холодно...
        Егор, крича что-то в беспамятстве, выдернул наган из-за пояса и начал стрелять вверх, в равнодушное небо, выпуская пулю за пулей.
        Степа забился, последний раз попытался вырваться из трясины - и скрылся в жиже. Она вздувалась в черной промоине посреди лужайки, ходила, как живая, бормоча и выпуская пузыри.
        Егор и Гриня выбрались из гиблых низов уже в темноте, идя на чьи-то выстрелы, свист и отблески костра.
        - А где Степашка? - крикнул Евтюхов.
        Узнав Миню, стоявшего у костра, Егор снял с плеча руки Грини, судорожно цеплявшегося за него, и тот обессиленно опустился в траву. Шатаясь, подошел к деду, протянул наган.
        - Миня, убей меня... Тут остался патрон. - Голос Егора был едва слышен.
        Дед, потрясенный, схватил его, мокрого, жалкого, прижал к груди и, как-то рывками вбирая в себя воздух, забормотал:
        - Что ты, Егорка, что ты!..
        Неестественно напрягаясь и выгибаясь в руках деда, словно стальная пружина, Егор в горячке выкрикивал:
        - Степа утоп... Болото утянуло!.. Мы не смогли спасти его... Он просил застрелить его!
        - Егорушка... Внучек! - Миня крепко прижимал к себе пылавшее огнем тело внука.
        Позади них навзрыд плакал старый вояка Степаша Евтюхов.
        Глава шестнадцатая
        С трудом приходили в себя Егор и Гриня. Пережили они такое, что и во сне им не снилось. Совсем из сил выбились - и физических и нервных. А к Грине к тому же еще лихоманка привязалась. Видно, там, в камышах, до умопомрачения измученный жаждой, он не удержался - напился дохлой болотной воды. А может быть, малярийные комары покусали его...
        Егор лежит в прохладных низах на старинной деревянной кровати, покрытой кошмой. В изголовье мешок из ряднины положил, набитый бабкиными лекарственными травами. Тихо, прохладно в низах. Листает Егор книги, которые принес Миня из колхозной библиотеки. Интересные книги. Листает он страницы, разглядывает картинки, а читать не может: застит глаза колышущаяся камышовая решетка, и строчки покрываются тошнотворной зеленоватой плесенью... А когда он прикрывает глаза, то видит погружающегося в темную жижу
        Степу и слышит его умоляющий, рвущийся голос: "Егорушка, застрели меня..."
        Нет Егору покоя ни днем ни ночью. Не читается ему, не спится и есть не хочется - пропал аппетит. И во двор лишний раз не может выйти: кружится голова, белый свет плывет перед глазами, тошнит... Не может отвязаться от мучительных мыслей. Изъели они его всего, как жуки-короеды старое дерево.
        Егор прислушивается - в доме никого. Бабка пошла с утра с тяпкой на леваду за ерик, а дед в поле - он уполномоченный от райкома партии по жатве... Найда лежит на порожках, положив голову на верхнюю ступеньку, коротко дышит. Егору виден ее хвост за сеткой, сделанной из конского волоса, - она прикрывает вход в низы, чтоб мухи не залетали. Солнце, поднимаясь, теснит Найду с порожков, и она вот уже съехала задом под сетку, за порог. Во дворе тихо, сонно. Изредка прокудахчет курица да петух прохрипит тревожное "кру-у-у!", пугая коршуном свое семейство...
        Хоть бы кто-нибудь пришел, отвлек его от мучительных мыслей. Но кто придет? У Грини температура. Мать его утром заходила, сказала... Если бы Даша зашла. Только навряд ли она придет. Раньше она запросто забегала к нему домой, а теперь нет. Что-то изменилось в их отношениях, осложнилось, непонятно почему. А тут еще Витька, братан его, Темкин младший брат!.. Окончил он десятилетку, в военное училище собирается поступать - так форсит, удержу не знает. На вечеринках все липнет к Даше. А она смеется его шуточкам...
        Но ничего не может избавить Егора от кошмарных видений, даже ревность к Даше... Ну что он так мучится?! Ведь сам же чуть не утонул, самого чуть было не утянуло болото!.. Разве он не сделал все, чтоб спасти Степу?!. Эх, если б он приказал им вообще не ходить в камыши!.. Сам бы не пошел - наган-то у него был! - и они не пошли бы. Но они ему этого никогда бы не простили. И зря он попускал Степе, не хотел спорить с ним. Зря!.. Не слушали они друг друга. Все были командирами. Так нельзя. Решать что-то надо гуртом, сообща, но командовать следует одному. Иначе толку не будет... И вообще, зря они с бухты-барахты сунулись в камыши. Надо было со своими дедами сватажиться. А они, цуцики, умней стариков захотели быть. Не подумали как следует!.. Вон старички как сообразили: обложили болото, знали, где поставить посты, - и зацобали Господипомилуй! И Осикору поймали бы с золотом, не кинься за ним по следу, как бешеный пес, этот придурашливый Афоня!..
        Найда вдруг поднялась, наставив уши. Заскрипела калитка. Кто-то вошел во двор. Не чужой, видно, иначе бы она с лаем кинулась к воротам. И не свой Найда встретила бы его приветливым визгом, выбегая навстречу. Умная псина стоит на месте, развевая своим крючковатым хвостом. Значит, пришел какой-то хорошо знакомый и приятный ей человек. Кто же это? Васютка? Вряд ли. Он вчера забегал, а сегодня с лошадьми на выпасах. Егор поднялся спиной повыше на мешок с травами, услышав голос Даши:
        - Эй, Найда, привет! Помнишь ли ты меня, собачья старушка? Не кинешься кусаться?.. А ну-ка скажи-ка мне, хорошая лохматая собачка, где Ёрик-Егорик?
        От ее ласкового, чуть насмешливого, ломкого и чистого, как весенняя льдинка, голоса в голове Егора смешались все докучливые мысли. И как она его имя переиначила!..
        Хотел крикнуть: "Я здесь, Даша!" - боялся, уйдет она, но лежал неподвижно, как прикованный, не смея произнести ни звука. Смотрел напряженно на проем двери, закрытой темной, но прозрачной сеткой, видел, как Найда, эта шельма собачья, улыбаясь и свесив язык, ковырнула мордой сетку и отошла от порога: показывала, что Егор находится в низах, и позволяла Даше пройти.
        - Ах, так он здесь! - тихо воскликнула Даша. Спустилась к порогу и остановилась перед сеткой, не решаясь войти. И голос ее изменился, став глубоким, взволнованным, когда она спросила:
        - Ёра, ты здесь?.. К тебе можно?
        Подняла руку - откинуть сетку - и замерла в этой позе, ожидая ответа. Легкое ситцевое платье на ней было пробито солнечными лучами сзади; и тело ее вырисовывалось в дверном проеме, словно золотая статуя. И казались позолоченными ее короткостриженные волосы.
        - Заходи, Даша... Я здесь, - сдавленно произнес он. В низах был полусумрак, и Даша, зайдя со свету, приглядывалась. Егор на кровати подобрал ноги, поднимаясь повыше спиной на мешок с травами, и Даша восприняла это его движение как приглашение сесть на кровать рядом с ним, что она и сделала без колебания. Даша вся была наполнена свежим солнечным теплом и пахла, как цветок подсолнечника.
        - Здравствуй, Ёра... - Посмотрела ему в глаза прямо, улыбнулась. - Я думала, ты наверху, ну и разговариваю себе с собакой, как с человеком... Смешно, а?
        - Ничего тут нет смешного, - ответил он ровным, невыразительным, ей показалось, равнодушным, тоном. - Я часто с ней разговариваю... Она все понимает. В глаза смотрит - и все понимает.
        - А вот я тебе в глаза смотрю, а ты меня понимаешь? - озорно спросила она.
        Егор смотрел на нее неотрывно, не узнавая. В эти минуты она выглядела для него совсем иной, едва знакомой и такой красивой, что казалась почти чужой. И ему отчего-то стало непереносимо больно.
        Его лицо, похудевшее, вытянувшееся, застыло от едва сдерживаемого волнения и боли, словно омертвело. А в глазах Егора, измученных, каких-то тоскующих, Даша увидела отчуждение, недоверчивость.
        - Нет, не понимаешь ты меня, - с сожалением сказала она и чуть жалобно попросила: - Не смотри на меня так, Ёрчик. Ты меня пугаешь... Я тебе помешала? Ты книгами обложился... Я пойду...
        - Нет, не уходи, Даша! - воскликнул он и, подняв руку с забинтованными пальцами, хотел придержать ее за плечо. - Останься... Я не читаю... Не могу читать...
        Даша осторожно взяла его руку, тихонько погладила по бинтам.
        - Больно?
        - Не очень. Заживают пальцы... Камышом порезал, когда... - и, словно споткнулся, оборвал.
        Не отпуская его руки, Даша наклонилась к нему. - Я вот смотрю в твои глаза и понимаю тебя. Слышишь?.. Ты мучаешься, казнишь себя, да? Но разве ты виноват в том, что Степа погиб?.. Вы там все были равны, и каждый из вас мог бы одинаково утонуть... Разве не так?.. А ты все на себя берешь... Много берешь на себя, Ёрчик.
        Из ее ясных глаз лился ласковый чистый свет, проникая в его душу, выгоняя оттуда накопившуюся тяжелую темноту.
        - Вчера разогналась к вам, чувствовала - нехорошо тебе... Увидела во дворе бабушку Панёту и постеснялась зайти. А потом ругала-ругала себя!.. Сейчас вот управилась с телятами и прибежала. Ты на меня сердишься, глупташ?.. А за что?.. Ты молчи, молчи, дай мне выговориться, раз я решилась. Я только с тобой дружу... Больше чем дружу. Понимаешь? Ты знай про это.... Ты молчи, молчи...
        - Молчу, молчу, - прошептал он, ощущая, как тает в груди холод, исчезают тяжесть и темнота.
        - Вот теперь глаза твои стали хорошие, и я стесняюсь смотреть в них... Закрой, и я тебе еще что-то скажу.
        Егор, глубоко и облегченно вздохнув, исполнил ее просьбу.
        - Темка, бригадир, просил передать тебе, чтобы ты бросил лодырничать и выходил на работу. Он выделил тебе конную подводу, будешь зерно от комбайна отвозить. А меня правление назначило бригадиром ученической огородной бригады. Телята подросли, сдам их в молодняковое стадо. А теперь ты хорошенько выспись и к завтраму будь совсем здоров.
        Даша охватила жаркими ладошками его лицо, легонько погладила, затем на мгновение прижалась щекой к щеке, поцеловала в уголок губ и тихонько вышла.
        Егор лежал не шевелясь: освобожденный от тяжкого груза, он словно бы воспарил над землей, поплыл тихим белым облачком за легким ветром. И уснул незаметно для себя в той же самой позе, опираясь спиной на мешок с пахучими лекарственными травами.
        А назавтра почтальон принес письмо:
        "Дорогие батя и маманя, - писал отец, - пусть Егор пока не приезжает к нам... Олечка наша заболела, неспокойная очень стала. Потому что погода наступила дрянная. Небо на западе все хмурится, хмурится. Дочурке обложило горло, температуры вроде бы нету, а спит она тревожно. Врачи говорят, нет причин для беспокойства, болезнь пройдет без следа. А я, батя, думаю другое. Ты человек опытный, старый красный командир, вникни в это. Десны-то у Олечки уже обгноились, зубы открылись - больно острые. Подумай над этим, батя. Так что если здоровье её не поправится вскорости и поднимется температура, ждите внучку и невестку свою, приедут на поправку".
        - Господи боже мой, что он пишет! - растревожилась Панёта. - Какие-такие зубки у трехмесячной девочки?! Рази может быть такое?.. Десны обгноились!.. Эка накрутил, голова-садовая!
        - Да погодь, - остановил ее Миня. - Чего ты раскудахталась? Не с той стороны надо читать письмо. Сразу видно, Панёта, не военный ты человек.
        - Что ж, его шиворот-навыворот читать надо?
        - Вот именно: шиворот-навыворот.
        - Да ты растолкуй, в чем тут дело, - сказал Егор.
        - Дай-ка сюда письмо. Тут все скрытно подадено. Письма-то военные проверяются.
        Шевеля губами, Миня перечитал письмо, сурово сдвинул широкие брови.
        - Его часть около границы квартируется, где-то около Бреста... Небо хмурится, хмурится, пишет он. Так оно и есть - хмуро на Западе. "Сложная политическая ситуация создалась в Европе", - пишут в газетах. Фашисты идут, Егор. А обложило горло Ольге - это, наверное, они к самой границе подсунулись. Зубы острые - не иначе фашисты провокации устраивают... Как бы заваруха не началась у нас с немцами... Вот почему, Егор, мы с тобой домой вернулись. Теперь ясно тебе? Растолковывать не надо?
        - Ясно все.
        - Нешто немцы пойдут войной на нас! - ужаснулась Панёта.
        - Пускай пойдут - но пасаран[6]! - воскликнул Егор. - Японцев били? Били. Финнов били? Били. И фашистам по соплям дадим!
        - Дать дадим, - согласился Миня, - но фашисты уже всю Европу заняли, силов поднакопили.
        Миня верно разгадал письмо сына, написанное из пограничного города. Через несколько дней по улицам станицы Ольховской промчались всадники с красными флажками на пиках. Началась война с фашистской Германией.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        Глава первая
        Много перемен произошло за год в станице Ольховской. Война забрала большую часть мужского населения: лучших трактористов и комбайнеров, молодых и сильных парней, тех, кто выполнял самые тяжелые и сложные колхозные работы. Ушел на фронт и председатель колхоза, кадровый танкист - добился все-таки своего! его должность занял Тимофей Табунщиков, инвалид финской войны. Бригадиром поставили Михаила Ермолаевича.
        В феврале сорок второго года, когда наши с трудом сдерживали немцев по реке Миусу, были мобилизованы и пожилые станичники. С ними отправили и Афоню Савоненкова. Он долго находился под следствием. На суде его оправдали. Свидетели подтвердили, что выстрелы из нагана прозвучали первыми, потом ружейные. Следовательно, была принята версия, что Афоня убил Осикору, защищаясь, уже будучи раненным. Работники милиции обшарили острова в гиблых низах, но никакого золота и драгоценностей не нашли.
        А весной Егор, Гриня и Даша проводили на фронт агронома Уманского. Вместе с ними он последний" раз побывал в Голубой впадине на поле "арнаутки", оно уже было большое - двадцать гектаров. Раскущенная зелень была сочной, сытой. Грустно смотрел Уманский на поле. Произнес тихо:
        - Скоро пшеничка выбросит зеленые флаги и заколосится. Доведется ли мне снова побывать здесь?..
        Затем они сходили к делянкам озимой пшеницы. Их было четыре. У каждой стояли таблички с номерами. Он сказал:
        - Над гибридами озимой пшеницы надо еще работать, но в этом году нам не удастся скрестить их... Жаль, пропадет год!
        - Может быть, это сделает ваша жена? Мы бы помогли ей! - заверила Даша.
        - Увы, друзья мои!.. Уезжает Анна Павловна... В Ленинграде погибли ее родители. Младшую сестренку и братишку ее эвакуировали куда-то на Урал. Анна Павловна хочет разыскать их и быть вместе с ними. - Уманский обнял ребят. Други мои кудрявые, завещаю вам свою пшеничку, передаю в наследство! Не дайте ей пропасть, в случае чего... Как только созреет, возьмите ножницы и срежьте колосья. С каждой делянки в отдельный мешок. И номера напишите на мешках те же самые, что и на табличках, чтоб не перепутать гибриды. Спрячьте надежно. И когда я вернусь... А если не вернусь, то кто-нибудь из вас потом скрестит эти гибриды, по моей схеме. Я вам оставлю все свои записки, книги, вещи разные не брать же мне их с собой на фронт... Анна Павловна тоже налегке уезжает. Куда ей с чемоданами таскаться в такое время...
        Они выполнили его поручение. Все сделали так, как он наказывал. Пронумеровали мешки с колосьями и в один из них вложили записки агронома и схему гибридизации. Спрятали мешки на чердаке Дашиного дома - повесили на стропилах, чтобы мыши не достали.
        Егор и Гриня закончили семилетку на удивление всем: с пятерками и без троек. И что самое удивительное - успешно сдали экзамен по немецкому языку. Егор четверку получил, а Гриня уверенно отхватил пятерку, обогнал он тут своего самолюбивого друга. А что было тому поделать, если у Грини оказалось больше тямы к иностранным языкам!.. Все удивлялись их успехам в последнем, седьмом классе, и никто не догадывался, даже Даша, о том, что задумали Егор и Гриня. Еще в самом начале войны они дали друг другу клятву закончить семилетку на "отлично" и "хорошо", серьезно овладеть немецким языком и добиться, чтобы их направили в школу разведчиков.
        Они побывали в военкомате тайно от всех, пробились к комиссару, показали ему свидетельства об окончании семилетки и, напирая на то, что у них высокие оценки по немецкому языку, решительно потребовали, чтобы их направили в школу разведчиков. Комиссар записал их имена, наказал терпеливо ждать своего часа. Они продолжали вдвоем осваивать немецкий язык, надеясь, что их скоро вызовут.
        Фронт был совсем близко. Целый год он стоял за Ростовом и Шахтами по реке Миусу. Самолеты прилетали бомбить районную станицу Старозаветинскую через каждые два дня. Темной ночью диверсант навел их ракетами на огромный элеватор, полный зерна. Хлеб горел несколько суток. Потом разбомбили МТС, баню и мост через Донец. За диверсантом гонялись, но он был неуловим. Шел разговор, что диверсант мог быть из местных: он, видно, хорошо знал потаенные места, где можно было надежно укрыться от погони.
        А на колхозных полях шла жатва. Хлеб уродился на славу.
        Егор и Гриня в эти дни от зари до зари работали на соломокопнителе комбайна. С ног валились от усталости, но гордость и мужское достоинство не позволяли им попроситься на более легкую работу.
        После обеда случилась авария. Что-то железное влетело в нутро комбайна, и он выплюнул зубья барабана и сегменты разбитых шестеренок. К застывшему посреди загонки комбайну прискакал Михаил Ермолаевич. На нем были военная гимнастерка и галифе из диагонали защитного цвета. На груди сияли ордена боевого и Трудового Красного Знамени. Он недавно побывал в районной станице Старозаветинской, говорил с военкомом, просился на фронт, а вернулся военным уполномоченным по заготовке хлеба.
        Бригадир посмотрел в развороченное нутро комбайна, крепко ругнулся и сказал, что в данном случае действовала вражеская рука. И он не ошибся. Пока механики ремонтировали барабан и заменяли шестеренки, Миня нашел в соломе кусок стальной трубы, насаженной на деревянную палочку. Палочку срезало косой хедера, и труба вплыла вместе с колосьями по ленточному транспортеру под барабан.
        - Хитро придумал, вражина, - сказал Михаил Ермолаевич.
        Стараясь наверстать время, потраченное на ремонт комбайна, он заставил работать уборочный агрегат до полуночи.
        Егор вернулся домой едва живой - так устал. Выпив кружку молока, лег на верстак под грушей. Миня и Панёта сидели у кухоньки, о чем-то тихо разговаривали. Егору не спалось, несмотря на смертельную усталость.
        С улицы донесся скок коня. Он умолк у их двора. Послышался знакомый, басистый, с хрипотцой, голос:
        - Михаил Ермолаевич дома?
        - Дома, - отозвался Миня. - Заходи, Иван Павлович. Это был полковник Агибалов, командир стрелкового полка, который окопался в степи над шляхом и у переправы через Донец. Полковник Агибалов в гражданскую войну воевал с Миней в одной дивизии.
        - Михаил Ермолаевич, наши сдали Ростов, - глухо сказал он.
        - Вот так-то... Дожились... Куда же дальше драпать? - непривычно медленно проговорил Миня, хватаясь за голову. Егор лежал навзничь на верстаке, темное небо всей толщиной словно навалилось на него, и он почувствовал себя раздавленным, как лягушка на дороге, которую переехало телегой. Дед и полковник сидели около кухоньки за столом, пили крепкое домашнее вино, негромко переговаривались.
        - Каково, ты думаешь, мне было получить извещение:
        "Ваш сын пропал без вести"? - с горечью сказал Миня.
        - Ну что ты, Михаил Ермолаевич! На войне всяко может статься. Не теряй надежды, - успокаивал Агибалов.
        - Писал он, понимаешь ли, перед самой войной, мол, приедет жена с маленькой дочкой, да вот уже год, считай, прошел с тех пор, а нет их, не приехали...
        - Может, они и ехали, да не приехали, а может, и остались на оккупированной территории. Да, все хотел у тебя спросить, что это за старик с парнишкой капканы ставит вблизи наших позиций? С бойцами заговаривает, табаком угощает. Сутулый такой.
        - Кто же это может быть? - недоумевал Миня.
        - Масюта это с Витолей, - подал голос Егор.
        - Как бы этот холуй не поставил капкан на твои позиции, - сказал Миня. - О его сыне, Пауле, раньше говорили, мол, погиб, а теперь разговор по станице пошел - жив он, в Германии, в эмиграции околачивался. Так что, ежели Масюта еще появится около ваших позиций, шлепните его - и баста! Значит, вынюхивает что-то, старый пес.
        - Не так просто - шлепнуть, не доказав вины, - ответил Агибалов.
        "А если Масюта и Витоля в самом деле шпионят?! - думал Егор. - Надо последить за ними..."
        - Взял бы ты меня в свой полк как ополченца, - сказал Миня. - Душа источилась болью. Военком мне отказывает, не берет на службу. А я здоров теперь. Горе меня вылечило. Возьми хотя бы рядовым.
        - Я-то тебя понимаю, Миня. Но ты сейчас такой же командир, как и я: бригадой командуешь, жатвой руководишь. Это не менее ответственное дело. Да и как бы тебе не пришлось сегодня-завтра заниматься эвакуацией колхозного добра.
        - Думаешь, немец докатится и до нас?
        - Что ж тут думать? Бои уже идут под Шахтами. Нужно быть готовым ко всему... И если это случится, приходи ко мне в штаб. Найду дело.
        - Я тоже приду в штаб к вам, если что... - сказал Егор.
        - Не встревай в разговор взрослых, - недовольно осек его дед.
        - А я что, ребенок? Я вот все думаю и думаю одну думку, а додумать до конца не могу. Даже голова трещит.
        - О чем же ты думаешь? - спросил Агибалов.
        - Как же так: мы самые сильные в мире, нам говорили, а нас бьют по соплям?
        - Да, брат, тяжелая думка, - ответил Агибалов. - От этой думки не только у тебя голова трещит. Но я скажу тебе одно: скоро мы будем немца лупить как Сидорову козу. Начали уже бить... Как бы тебе объяснить, Егор....
        - Да не поймет он, Иван Павлович, - сказал Миня.
        - Почему ж это не пойму? - обиделся Егор. - Сейчас не пойму, еще подумаю пойму.
        Засмеявшись, полковник сказал:
        - Я бы рассказал тебе, Егор, как это сложилось, да времени у меня больше нет - ехать мне надо. Не знаю, удастся ли снова побывать у вас, но будем надеяться на лучшее. Прощайте!
        Егор перебрался на копну. Сон долго не брал его. Мысли текли, текли. Вспомнил Степку, вздохнул. Комары нудно пели у самого уха и забирались даже под шубу. О Даше подумал. За всю неделю лишь один раз виделся с ней, да и то мельком. Хотел сегодня забежать к ней, да поздно уже было и заморился страшно... Она тоже, небось, устает сильно. Совестливая: за троих работает, пример своим огородницам показывает, бригадирша... Близко перед собой вдруг увидел Егор улыбающееся лицо Даши с чуть вздернутыми вверх уголками губ, и словно бы освещенное утренним солнцем; посмотрел в ее ясные сине-серые глаза и заснул с улыбкой, забыв о войне, о разговоре Мини с полковником Агибаловым.
        Среди ночи его разбудил тяжкий гул перегруженных бомбами самолетов. Их было много - тридцать или сорок. Они летели в сторону Донца, где была переправа.
        Ударили зенитки. Снаряды взрывались высоко и лопались глухо, как кукуруза в духовке. В небе загорелись несколько ярких "люстр" - осветительных ракет. Земля вздрагивала от взрывов: это самолеты бомбили шлях и переправу, где по ночам двигались толпы беженцев и военные транспортные колонны.
        Во дворе причитала Панёта, Миня посылал проклятия фашистам.
        Самолеты, отбомбившись, улетели, когда наступил рассвет. Егор больше не ложился. Станица наполнилась тревожными голосами, ржанием коней, мычанием коров.
        К Запашновым прискакал Темка Табунщиков, председатель, ведя на поводу вороного для Мини.
        - Батя, приказ пришел об эвакуации. Немцы взяли Ростов. Военные у паромной переправы наводят понтонный мост... Людей и скота там побито - страшно глянуть! Опять диверсант с ракетами! Чтоб его... Надо торопиться, батя!
        Станица вскоре превратилась в походный лагерь. Бригадир и председатель, нахлестывая взмыленных коней, носились по улицам, собирали людей, торопили с отъездом.
        Егор, встретив на колхозном дворе Гриню, Дашу и Васютку, рассказал им о разговоре Мини с полковником.
        - Надо проследить за Ненашковыми, - сказал он. - Они на все способны Может, это сам Масюта пускает ракеты? А может, у них диверсант прячется? Я бы сам проследил за ними, но мне и Грине дед приказал помочь перегнать скот через Донец
        - Ёра, давай я за Ненашковыми послежу, - предложил Васютка. - Я наставлю на них свой острый глаз.
        - Ладно, - согласился Егор. - А ты, Даша, поможешь ему. Не отставайте от них ни на шаг
        Гурты коров и косяки лошадей двинулись по старой дороге ж Донцу, в стороне от шляха. А подводы с доярками и фуражом, трактор "Универсал" с вагончиком поехали к переправе. Там военные навели уже понтонный мост через реку.
        Вдоль шляха громоздились разбитые и сожженные автомашины, брички, валялись трупы животных. По-над берегом, в ольховой роще, появились кресты над свежими братскими могилами...
        А беженцы все шли и шли к переправе. За буграми, в стороне Шахт, грохотали пушки. Немцы были совсем близко.
        Возвращаясь из-за Донца на следующий день поутру, Егор и Гриня видели все эти ужасы... Вернулись домой потрясенные, притихшие.
        ...Миня сидел под грушей и точил шашку.
        - Ну вот, наследник, настал и мой час, - сказал он, водя оселком по клинку. - На позиции полка Агибалова еду.
        - Возьми меня с собой, - попросил Егор. Темно-бронзовое, сильно похудевшее лицо деда осветилось грустной улыбкой. Он как-то растерянно проговорил:
        - А кто же останется с бабкой? Она не захотела эвакуироваться. Больна наша Панёта, Егор. В родном курене, говорит, хочу помереть...
        - Эх, деда, деда! Говорил тебе полковник - не понимаешь ты своего внука. А я тебя понял. Ты хочешь, чтобы я сидел в погребе и держался за бабкину юбку, если придут немцы. Миня прервал его:
        - Ежели придут немцы, ты будешь вести себя как и должно наследнику красного атамана!.. Но враг не дурак, к нему надо подходить умно, подумавши, а не пороть горячку.
        - Разберусь, как к нему подходить.
        - Слушай дальше. Меня могут убить, понятное дело, а я, как дед, хочу, чтобы мои внуки остались жить и продолжали род Запашновых. Однако нехай они не цепляются за жизнь любой ценой, а когда нужно - отдадут ее за правое дело чистой, без пятнышка. Чтобы люди не проклинали Миню Запашнова: мол, наплодил выродков!..
        Отложив оселок, дед потрогал ногтем жало клинка.
        - Ты еще запомни вот что: если беда придет и в нашу станицу, тут останешься не только ты - наши советские люди останутся. Конечно, дерьма хватало во все времена, но большинство людей живут честно. Они будут и при немцах жить по законам Советской власти, потому что выросли на ее корнях. Понял, что я тебе сказал?
        - Понял... Чего же не понять! - ответил Егор. Провожали Миню на заходе солнца. Он выглядел незнакомо-моложаво в командирской форме, когда-то подаренной сыном. Из-под малинового околыша выбивался седой чуб. На поясе висели шашка в старых ножнах и наган в потертой кобуре. В петлицах гимнастерки с отложным воротником было по две шпалы. Егор не знал, что дед его имел звание майора.
        Фрося, помогая Мине приторочить к седлу переметные сумы и скатанную черную бурку, выговаривала ему:
        - И что ты себе в голову взял?.. Сам больной, а туда же... Наган и шашку навесил - и на коня, как тот Хазбулат молодой. А самому и не сорок, и не...
        - А хоть и пятьдесят пять - так что? - отвечал Миня, сурово хмуря брови. Для мужчины это не возраст. Да и говорится издавна, чтоб ты знала, дочка, так: когда приходит беда на Русь, негоже казаку считать свои годы и болячки.
        Панёта вывела оседланного вороного за ворота. Миня поцеловал дочь, затем обнял внука, прижал крепко к груди, растроганно сказал:
        - Вырос ты!.. Почти вровень с дедом. И окреп, в плечах раздался. Ладный казачина будешь... Ну, бывай! Держись молодцом. Жалей бабку.
        Вышел за калитку скорым шагом. Панёта передала ему повода, он привычно ловко вскочил в седло, тронул коня. Бабка пошла рядом, держась за стремя справа и неотрывно, ласково глядя в его строгое темное лицо. Ее ноги в черевиках тяжело стучали по пыльной дороге.
        ...Когда стемнело, Егор пошел к Даше на верхнюю улочку. Никто в станице не зажигал огня. И собаки молчали. Не было слышно ни пушечной канонады, ни гула самолетов, ни взрывов бомб. Стояла какая-то жуткая тишина. Зябко поводя плечами, Егор крался по кривой улочке, где находился Дашин дом. И вот он, просторный пятистенный курень, огороженный от улицы новым плетнем, который, перед уходом на фронт, связал ранней весной Дашин отец. Приметно пахло от него - горьковатым кофейком. Остановился, присматриваясь: там, на завалинке, кто-то сидел. Егор тихонько посвистел.
        - Это ты? - Даша схватилась и, отбросив телогрейку, под которой сидела, поджав ноги, кинулась к нему. Уцепилась за него, зашептала: - Ёрчик, сижу и мучаюсь. И страшно, и спать хочется, и комары кусаются, и никто не приходит ко мне. Знаю, ты вернулся с переправы целый-невредимый, но ты не показываешься... Ёрчик, пропал Васютка!..
        - Как так - пропал? - опешил Егор.
        - Я его полдня ждала. Он обещал подать мне сигнал, в случае чего. Ждала, ждала, а Васютки все нет и сигнала нет! И дома его нет! Мать его говорит, как бы он за отцом не подался за Донец.
        - Нечего сказать, наставил на Ненашковых свой острый глаз, - разочарованно протянул Егор. - Вот таким и давай ответственные задания!
        Глава вторая
        Они ошибались. Васюта честно выполнял приказ, забравшись в самое гнездо Ненашковых. Он третий час лежал за погребом, прикрытый низкой камышовой стрехой. Его глаза были прикованы к Масюте. Тот сидел у амбара и плел сапетку из лозы. Раздувая протабаченные усы, Масюта что-то напевал себе под нос и улыбался, прислушиваясь к недалеким орудийным выстрелам.
        "Радуется, гад!" - возмущался Васютка.
        Вся теневая сторона амбара была закрыта растянутыми на палках шкурами собак, кошек и кроликов. Вокруг Масюты вились зеленые мухи.
        Неожиданно Васюта услышал жалобный скулеж. Высунув голову из-под стрехи, он увидел Витолю. Тот сидел за плетнем в саду. У него в руках бился толстый пушистый щенок. Васютка чуть не вскрикнул: это был его пропавший щенок Курдюк. Витоля украл его!
        Что делать? Выскочить из засады и треснуть Витолю камнем по голове? Провалить боевое задание? Нет, он не мог так поступить.
        Все пришлось вынести Васютке: и то, как Витоля задавил щенка удавкой, и то, как быстро, точно чулок с ноги, снял с него шкурку и понес Масюте. Тот похвалил его:
        - Ты, я вижу, наловчился. Молодец!
        Из кухни вышла мать Витоли с парующей миской, из которой торчала куриная нога, и хлебом. Масюта махнул ей рукой.
        - Иди, никого нет.
        Она пошла в сарайчик, который стоял в саду. Витоля поплелся за ней. Васютка замер: значит, в сарайчике кто-то прячется! Надо подождать, узнать, кто там прячется, может, он выйдет, покажется на глаза.
        Васютку выдал Ненашков петух. Он увидел его под стрехой, закричал дурным голосом и, кувыркнувшись через выкорчеванные пни, лежавшие у погреба, побежал прочь. Куры переполошенно заорали, видно, вообразили, что во двор забралась лиса.
        Васютка поспешно пополз назад, за скирду, - там росли высокие лопухи... Но тут кто-то тяжелый навалился на него, придавил к земле, крепко зажав рот грубой ручищей. Васютка взбрыкнул и сильно ударил кого-то в лицо локтем. И в ту же секунду жестокий удар в затылок обеспамятел его. А в глазах вспыхнул яркий-яркий свет и погас.
        Очнулся он не скоро. В глазах медленно проявлялся огонек свечи. На стене из дикого плитчатого камня колебались две тени. Васютка с трудом приподнялся на локтях. Голова была так тяжела, что затрещала шея. Над ним, наклонясь и рассматривая его с острым злорадным любопытством, стояли Витоля и незнакомый пожилой мужчина со строгим встревоженным лицом.
        - Уж ты извини, Васютка Табунщиков, но ты так брыкался, что я едва справился с тобой. Пришлось применить запрещенные силовые приемы, - сказал незнакомец, протягивая ему кружку с водой. - Попей, в голове перестанет кружиться. Мы должны с тобой серьезно поговорить.
        Васютка жадно выпил воду. В голове прояснилось, словно там осела какая-то муть. Упорчивым взглядом уставился он в лицо незнакомца, на его разбитую губу, заклеенную пластырем.
        Потрогав губу пальцем, незнакомец проговорил с той же ласковой интонацией, но со зло прищуренными глазами:
        - Ничего, ничего, Васютка. Пустяки, не беспокойся. Заживет до нашего праздника. Витоля захихикал.
        - Ну-с, начнем допрос... Скажи-ка, милый Васютка Табунщиков, что ты делал под стрехой?
        - Лежал, - ответил Васютка, помотав головой: затылок очень болел.
        - Но зачем? С какой целью? Ведь смешно лежать под стрехой просто так, а? Не правда ли, Витольд?
        - Ха-ха-ха! Смешно, - угодливо откликнулся Витоля, широко растягивая рот в наигранной улыбке.
        - Хотел украсть петуха, а он, паразит, раскричался, - вдруг пришло в голову Васютке.
        - Он хотел украсть петуха, а-ха-ха-ха! - притворно рассмеялся незнакомец. И строго сказал: - Не ври, а еще пионер! Ты два часа лежал под стрехой. Два часа! Я ведь следил за тобой, Васютка. Что ты высматривал?
        - А тебе чего? - взъерепенился Васютка. - Ну лежал так лежал, а тебе какое дело, чего пристал? В твоем дворе, что ли?.. Ты кто такой?
        - Так ты, Васютка, хочешь знать, кто я такой? Изволь, я дядя Витольда, Пауль Максимович. Их бин официир гроссе дойче фатерлянд! Ферштейн?.. Их бин шпион, диверсант. Ферштейн?.. Ха-ха-ха, как ты удивился!
        - Ах ты ж фашист проклятый! - воскликнул пораженный Васютка. - Так это ты пускал ракеты, гад ползучий?!
        - Витольд, слышишь, как он дядю твоего оскорбляет? Дай ему!
        Витоля ткнул Васютку в живот палкой, как штыком. Васютка, коротко вскрикнув, упал с топчана на каменный пол. Пауль схватил его за шиворот, бешено встряхнул.
        - Дурачок, я пришпилю тебя к стене, как муху, если ты будешь непочтителен со мной, - сказал он, вынув из кармана нож. Из колодки со звоном выскочило узкое блестящее лезвие. - Говори, кто тебя подослал?
        Изнемогая от боли в животе, Васютка молча смотрел на перекошенное от злобы лицо Пауля. Он был похож на Масюту, Недорезанный белогвардеец!.. Отчетливо и ясно понял Васютка: с ним не шутят, перед ним матерый, жестокий, непридуманный враг. Еще одно он понял: раз Пауль Ненашков признался, что он немецкий офицер и шпион-диверсант, ему, Васютке, отсюда живым не выйти.
        - А ну, отвечай! Быстро! Кто тебя подослал? - повторил Пауль. - А то отрежу уши.
        Нож блеснул перед глазами короткой молнией, ухо остро обожгло. Васютка, дернувшись, схватился за него: по пальцам потекла липкая кровь.
        На лице Витоли было написано ожидание удовольствия, наслаждения. Васютка вспомнил: точно такое же выражение лица у него было, когда он казнил щенка. Никогда раньше не думал Васютка, чтобы одному человеку нравилось мучить другого человека или живое существо. Эта мысль ожесточила его. Он не станет просить у них пощады. И не даст возможности порадоваться этой проклятой жабе Витоле. Сжавшись в ожидании следующего удара, он ответил:
        - Отстань. Чего пристал? Никто меня не посылал.
        - Я научу тебя вежливости, пионер!
        Пауль ударил его кулаком в лицо. Васютка упал. Поднявшись, прижался к холодной стене. Кровь из носа заструилась, заливая рот. Выговорил с трудом:
        - Чего дерешься, фашист?.. Тебя все равно наши поймают и расстреляют.
        - А-а, вон ты какой, пионер Васютка Табунщиков, я тебя раскусил. Ты хочешь быть таким, как Павлик Морозов, как Павка Корчагин, да? Так знай же: их не было, их выдумали коммунисты для таких дурачков, как ты. Они были только в советских книжках. Настоящие герои - это солдаты фюрера!..
        - Врешь, фашистский холуй, они были!.. Они есть!..
        - А-а, ты у меня попищишь, луковый герой!.. Он схватил Васютку за горло и придавил так сильно, что затрещали хрящи. Задыхаясь, Васютка царапал жилистые руки Пауля, пытаясь высвободиться. Хрипел:
        - Проклятый!.. Гадина!.. Ничего тебе не скажу... Пауль отшвырнул его:
        - Витольд, дай ему. Да не жалей. Я из тебя сделаю настоящего эсэсовца.
        Витоля набросился на обессилевшего Васютку, жестоко бил его ногами, рвал за уши, вопил:
        - Я буду эсэсовцем! А вы с Ёркой будете у меня холуями. Нужники будете чистить нам, да, дядя Пауль?
        Голос Витоли глухо доносился до сознания Васютки. Одна мысль остановилась, долбила мозг: "Витоля - фашист! Как же так? Он же учился в нашей школе!" Жестокая обида, гнев, душевная боль встряхнули Васютку, привели в чувство. Он схватил Витолю за ноги, дернул и, когда тот упал, стукнувшись затылком о пол, ударил пальцами ему в глаза. Пауль не успел помешать.
        Витоля дико закричал:
        - Глаза мне выбил!.. Ой, глазыньки мои! Пауль отвел его руки от глаз:
        - Не вопи, целы глаза. Не умеешь драться, толстозадый племянник. Ничего, я тебя вымуштрую. Плача и шмыгая носом, Витоля проныл:
        - Застрели его, дядечка. Пауль вынул из кармана браунинг. Васютка поднялся, оперся спиной о каменную стену подвала. Прижал руки к груди. Прохрипел:
        - Стреляй, гад недобитый-недорезанный... - Кровь пузырилась из разбитого рта.
        - Ах ты, волчонок! - сказал Пауль. - Откуда только берутся такие? Но я сломаю тебя, Васютка. Страхом сломлю.
        Он подошел к нему, целясь в упор, наводя темный короткий ствол то в лоб, то в грудь, то прямо в сердце. Васютка косился на ствол измученными глазами.
        - Ладно, живи еще немного. - Пауль положил пистолет в карман. - Молись богу, чтобы доблестные войска фюрера взяли вашу станицу. Если возьмут завтра оставлю в живых, а не возьмут - убью. Поэтому молись!
        Витоля взмахнул из-за спины Пауля палкой. Васютка не успел отклониться удар пришелся по голове. Звук от удара был такой, словно палка ударила по сухому дереву. Васютка рухнул на пол. Сквозь затухающее сознание услышал, как Пауль презрительно сказал Витоле:
        - Ты боишься его даже побежденного. А ведь он меньше тебя и слабее. Тебе нельзя быть трусом - у тебя дядя немецкий офицер. И ты станешь офицером немецкой армии, если будешь бесстрашным и послушным мне.
        Сознание Васютки погасло. Когда очнулся, не сразу понял, где находится. Лежал он в очень неловком положении. Нельзя было ни встать во весь рост, ни протянуть ноги. Со стенок из-под пальцев осыпалась мелкая липкая пыль. Васютка услышал запах старой, подопревшей муки и догадался: его заперли в мучном ларе. Страшно болела голова. К огромной шишке нельзя было прикоснуться. Васютка заплакал. Еле слышно шмыгал носом, так как не хотел, чтобы Витоля или Пауль услышали. Плакал от боли, от жалости к себе, а самое главное - больше оттого, что он умрет и никто не узнает про немецкого шпиона и диверсанта. И про то, что Витоля стал предателем и фашистом...
        Он не знал, день или ночь наверху. Никакие звуки не проникали в подвал. В тесном ларе было жарко, мутилось в голове, он боялся шевелиться - тотчас поднималась мучная пыль и набивалась в легкие.
        Приходила мысль: неужели друзья не догадаются, что его взяли в плен? Неужели они забыли о нем?.. Где же находится подвал? Под куренем? Под сараем? Или в саду? Глухо, душно, темно, как в могиле. Нет, не выбраться ему отсюда. Пусть! Но он не будет молить бога, чтобы фашисты пришли в родную станицу. Лучше умереть... Врет проклятый фашист, были и Павка Морозов, и Павка Корчагин!
        Скрипнули лестничные ступеньки. Кто-то спускался в подвал.
        Глава третья
        Степь, развороченная бомбами и снарядами, тлела знойным маревом. Душный "астраханец" нес пепел сожженных хлебов и хуторов. Тугие вихри бешеными веретенами мчались по степи; очумелые от ужаса голуби кувыркались в задымленном поднебесье и бесследно исчезали, словно сгорали в жарком дыхании суховея. Солнце светило тускло, будто сквозь прокопченное стекло. Все вокруг окрасилось в цвет старой бронзы.
        Станица Ольховская припряталась в пыльных садах, притихла, затаилась в горе и страхе. Над ней с ревом проносились черные тени с белыми крестами на отвисших, как у саранчи, брюхах; тяжелые снаряды с натужным клекотом и хлюпаньем пронизывали дымное небо, воздух вздрагивал, глухо отдаваясь в груди. В степи, за буграми, по-над шляхом, ожесточенно бухало, лязгало, скрежетало металлом: там будто бы работала какая-то страшная машина, пережевывая крепкие камни стальными челюстями.
        Егор стоял на краю атаманского сада с вилами-тройчатками в руках. Ему отчаянно хотелось туда, за бугры, хотелось чем-то помочь своим. Там с рассвета шел жестокий бой, там, возможно, уже убит Миня.
        В это время из терновника, росшего в балке за садом, выбежал красноармеец, направляясь к нему. На грязном лице его топорщилась желтая щетина. Егор отступил назад, увидев его ошалелые голубые глаза.
        - Наши в хуторе есть? - спросил он, загнанно дыша и озираясь.
        Егору показалось странным, почему красноармеец так испуганно спрашивал о наших. Он отрицательно покачал головой. Его взгляд, коротко скользнув по треугольничкам в петлицах, жадно прилип к кобуре, из которой соблазнительно торчала рукоятка нагана.
        - Хочешь наган? - спросил сержант. - Будет твой, дай только в гражданское переодеться. - Расстегнул широкий ремень, бросил вместе с оружием наземь. Давай быстрей, парень!
        "Разведчик?" - подумал Егор и сказал;
        - Тут подождите, я сейчас.
        Вернулся с мятым барахлом, бросил ему под ноги, а отцовские лаковые полуботинки вытер рукавом и бережно поставил на землю.
        Сержант лихорадочно переодевался, пальцы с трудом ловили ускользавшие пуговицы.
        Егор поднял ремень с кобурой, запоясался и почувствовал себя солидней, значительней - собственное оружие овзрослило его.
        - Ну, как там наши? - спросил он, любовно поглаживая рукоятку нагана.
        - Наши?! Были наши да стали господа-бога. Всех положили! Слышишь, как гремит? - В голосе сержанта звучала заискивающая нота, будто он оправдывался перед Егором. - Немец сильный, у него техника, а у нас? Зря гибнуть кому хочется... Обуха плетью не перешибешь... Весь мир у него под сапогом.
        Егор слышал его слова сквозь звуки напряженного боя за буграми и молчал. "Он не разведчик. Он убежал, бросил наших!" Егора наполнила ненависть к этому мускулистому, физически сильному человеку. В мятой гражданской одежде он стал похож на бродягу: старая кепчонка едва держалась на крепкой лобастой голове, потертые брюки с пузырями на коленях были коротки, а лаковые полуботинки празднично и нелепо блестели на грязных ногах.
        - Нет ли чего-нибудь другого: старых ботинок или брюк подлинней? - спросил тот, разочарованно оглядывая себя.
        Вытащив из кобуры наган, Егор заглянул в гнезда барабана. В них кукурузными зернами желтели невыстрелянные патроны. С откровенной ненавистью бросил:
        - Ничего больше нет.
        Тот не обратил внимания ни на тон ответа, ни на настроение Егора, спросил:
        - Где тут живет Масюта Ненашков? Как пройти к нему незаметно?
        Над ними с ревом и воем пронеслись черные бомбардировщики, за буграми раздались сильные взрывы, земля тяжко вздрогнула, охая, и тотчас наступила тишина. Будто разом оборвались струны грохочущего инструмента.
        И в этой напряженной тишине, хранящей неведомую опасность, со старых яблонь обильно, как из опрокинутого ведра, посыпались яблоки, стуча о сухую землю. Дезертир вздрогнул, оглянулся - яблоки еще раскатывались по ямкам - и вдруг начал трястись, как в припадке, выкрикивая:
        - Конец! Всем конец... Вечная память дуракам! Кого хотели пересилить?! Ха-ха-ха!
        От тишины за буграми, от подлых слов дезертира у Егора остановилось сердце и затуманилась голова.
        - Шкура! - крикнул он.
        - Что-о? - свистяще прошептал тот, глаза его побелели от бешенства, он поднял руки, надвигаясь на Егора. - Отдай наган.
        Егор попятился, наводя на него вороненый ствол.
        - Не отдам! Не лезь...
        - Голову сверну, ублюдок! Отдай наган, - прыгнув, он схватил за руку.
        - Не ле-е-езь! - закричал Егор, наган задергался в его руке, выбрызгивая короткие жаркие лучи.
        Дезертира отбросило назад, кинуло наземь. Он корчился, двигая конечностями, словно хотел уползти куда-то...
        Еще не сознавая, что он убил человека, Егор прошептал:
        - Врешь, подлый! Нашим не конец... Не конец нашим... За буграми чесанули пулеметные очереди, раздались взрывы гранат - там снова вспыхнул бой.
        ...Задыхаясь, Егор бежал в степь, сжимая рукоятку нагана. Еще дымились сожженные поля пшеницы, салатный лоскут бахчи на противоположном склоне бугра был забрызган кляксами-воронками. Там, по бугру, где проходил шлях, виднелись окопы, перепаханные бомбами. Около них дымился немецкий танк. Где-то за курганом тявкал миномет, пыльные столбы вырастали среди окопов. По бурьяну за бахчой к окопам ползли немцы. "Наши в окопах", - догадался Егор и, не хоронясь, побежал к ним по другому краю бахчи. В бурьяне вспыхнули дымки, над ним пронесся рой злых ос. Из окопов закричали:
        - Куда тебя черт несет!.. Ложись!..
        Егор упал среди арбузов рядом с убитым немцем. Вот он какой! В тусклом зеленом обмундировании, длинный, рукава закатаны, на ногах сапоги с короткими широкими голенищами. Пуля поставила красную точку прямо в середине его невысокого лба. Около трупа лежал черный автомат. На поясе - подсумки с автоматными дисками и гранатами и большой пистолет в блестящей темно-коричневой кобуре. Егор, пересилив отвращение, разоружил его. Особенно он был рад автомату. Знал, как обращаться с ним: бойцы, стоявшие раньше в станице на отдыхе, обучили его. Автомат просто прилип к рукам - так удобно было держать его. Приподнявшись, Егор направил ствол в сторону ползших по бурьяну фигур, нажал на спусковой крючок. Автомат затрясся, будто хотел вырваться из рук.
        - Ага! Стреляет! - закричал Егор.
        Длинные автоматные очереди прошили бахчу частыми строчками рядом с Егором, по-поросячьи взвизгнули срикошеченные пули. Перед ним, громко треснув, взорвался рябой арбуз и забрызгал лицо алой сочной мякотью. Егору вдруг стало весело, он засмеялся; мысль о том, что его могут убить, не приходила в голову. Он пополз к окопам. Кобуры и подсумки мешали ползти. Вскочил и метнулся к ближнему окопу. Взрывы оглушили его. Он упал в окоп на руки усатого пожилого бойца.
        - Ты куда? Ты зачем... черту на рога?! - тряс он Егора, крепко ругаясь.
        Оглушенный Егор, подняв автомат, крикнул, показывая в сторону высоких бурьянов по краю бахчи:
        - Там! Фашисты! Ползут!
        Усач приподнял голову над бруствером, посмотрел туда, куда показывал Егор, доложил командиру, находившемуся в соседнем окопе:
        - Товарищ капитан, фрицы с фланга! - Гранатами! - подал команду тот.
        По бурьяну пронесся огненный смерч. Егор увидел: фрицы выметнулись из бурьяна, как тараканы, ошпаренные кипятком, из щели. Он приложился к автомату, стрелял, что-то крича; рядом строчил ручной пулемет усача, стреляли из других окопов.
        Наступила передышка. Егор пальцем проковыривал уши. Песня глупых кузнечиков сухим зноем влилась в них. Усач, отплевываясь, косился на Егора красными глазами и вдруг цепко схватил его за руку.
        - А ну-ка, паря, пойдем со мной.
        Пригибаясь, он потянул Егора за собой по проходу в соседний окоп мимо убитых и раненых бойцов. Поставил перед командиром. Внешним видом он напомнил Егору Тёмку Табунщикова: молодцеватый, с озерно-ясными голубыми глазами, которые казались чужими на темном, в грязных потеках, лице.
        - На помощь пришел, браток? - с усмешкой сказал командир. - О, да ты прилично вооружен!
        Полный нервной хмельной радости, Егор сказал возбужденно:
        - Тут где-то воюет Миня, мой дед. Усатый такой. Усы торчат вверх, как клыки у кнуря. С орденом Красного Знамени... Ну и я, значит, тоже...
        - Вы посмотрите, чей у него наган, - сказал усач.
        - Черт возьми! - воскликнул командир. - Где ты взял наган?
        Бойцы, окружившие их, сурово смотрели на него.
        - На барахло выменял... Тот... дезертир, который... - Егор озирался, у него вдруг ослабли ноги, он обессиленно опустился на дно окопа, устланное горячими гильзами. - Он... он смеялся над вами... Говорит... говорит... вы дураки... Я сказал ему:
        "Шкура!" - он прыгнул на меня, хотел наган отобрать... И я его... я его... застрелил...
        - Да ты, я вижу, опасный человек, тебе палец в рот не клади! - неожиданно весело сказал командир, которого бойцы называли капитаном, и рывком поставил его на ноги. - Не гнись, парень. Стой прямо! И правильно сделал, что убил предателя. Он убежал еще вчера, мразь! Вызвался в разведку и убежал.
        Из-за высоких подсолнухов, росших дальше по гребню бугра, донесся лязг железа и свирепый гул мощных моторов.
        - Танки, товарищ капитан!
        - Слышу, - отозвался он, глядя на часы. - Наше время вышло. Задачу, надо полагать, мы уже свою выполнили - помогли полку выйти из окружения... Сейчас он на левом берегу. Скажи, парень, как лучше, скрытней выйти к Донцу?
        Егор встряхнулся, поправил ремень трофейного автомата.
        - Через подсолнухи надо перебежать в Федькин яр - это за бугром. Туда танки не пойдут - обрывы. А там по низине кусты и лес до самого Донца.
        - Верно. Хорошо соображаешь, - кивнул капитан и подал команду: - Передать по окопам: по-пластунски в подсолнухи! Сбор в Федькином яру, за бугром. Раненых - на плащ-палатки, волоком. Вперед!
        Егору никто не сказал, чтоб он возвращался домой, и он без раздумья пополз в подсолнухи, выполняя с оставшимися в живых бойцами приказ командира.
        Остатку роты удалось уйти от танков в Федькин яр, но при подходе к Донцу падавшие от усталости бойцы - многие из них были ранены - попали в окружение, вернее сказать, в засаду. Вдоль всего берега, в рощах, немцы поставили засады, они вылавливали разрозненные группы отступавших, которые пытались пробиться на левый берег.
        После короткого жестокого боя бойцы рассеялись по густым зарослям в оврагах. Егор также принимал участие в ближнем бою. Он бежал по роще вместе с усачом и капитаном Селищевым. Где-то близко трещали немецкие автоматы. Капитан вдруг вскрикнул и упал с разбегу под деревом.
        Усач и Егор разом остановились и, не обращая внимания на свистевшие пули, подхватили его под руки и поволокли в кусты. Дорогу преградили глубокий обрывистый овраг. Не раздумывая, они прыгнули с захватывающей дух высоты вниз, на кусты, заплетенные ежевикой. Пробив пружинистый покров зелени, они шлепнулись втроем на сырое дно яра, где бежал прохладный ручей.
        Егор и усач потащили раненого по ручью под навесом зелени. В воде остывали горящие пламенем ушибы и царапины.
        - Скорей, в сторону, скорей, - торопил усач. - Они сейчас ударят и... Тихо!
        Сверху ударили из нескольких автоматов. Пули щелкали в воде рядом, расшвыривая камешки, покрывавшие дно ручья. Егор пытался вытащить из кобуры парабеллум, но усач, старшина Конобеев, придержал его руку, помотал головой.
        Что-то тяжелое, прорвав зеленый заслон ветвей и ежевичных плетей, хлопнулось неподалеку от них.
        - Гранаты! - шепнул усач.
        Егор прыгнул в сторону, вмялся в вымоину, вода захлестнула его, и в то же мгновение в уши втиснулась страшная боль, отдалась во всем теле. Когда белый свет перестал плясать в глазах, Егор увидел командира и усача - они лежали вблизи небольшой воронки у ручья. Из воронки шел густой пар. Усач зажимал рукой рот командира, а тот выгибался дугой. Темное лицо его собралось в жгут коричневых морщин от нечеловеческой боли.
        Егор пополз к ним.
        - Молчи, ни звука, - шепнул усач. - Они уйдут... они уйдут...
        Негромко журчал ручей. Желтоголовый королек - крохотная птаха - присел на обрубленную, задымленную ветку раскустившегося клена, покачался на ней и пропел нехитрую свою песенку. Невидимый в листве, забормотал непонятное сорокопут. Подали голоса и другие птицы, селившиеся на дне яра. И тогда Егор услышал сверху, с обрыва:
        - Капут!
        Немцы ушли. Они не захотели спускаться вниз, в колючие, непроходимые заросли.
        Теперь можно было без опаски перевязать капитана. У него навылет прострелена грудь и иссечены осколками гранаты правая рука и нога. Усач перевязал его бинтом из единственного индивидуального пакета и обрывками нижней сорочки. Егор, сонный от контузии и огромной усталости, сказал усачу:
        - Я пойду за подмогой. Может, подводу достану. В станицу надо отвезти командира. У моего друга мать фельдшерица... Выдержит он до ночи?..
        Капитан, который лежал до этого в беспамятстве и скрипел зубами, подал голос: "Выдержу" - и снова затих.
        Егор положил около него свое оружие: наган, пистолет и автомат.
        - В пистолете остались патроны. Не беспокойтесь. Ждите. Я обязательно приду.
        Он пошел по Федькиному яру напрямик через рощи и запущенные виноградники. Его изодранная окровавленная одежда облепилась репьями. Саднило стесанное пулей плечо. Влажная низина была налита душной жарой. Егор шел, заплетаясь ногами в высоком бурьяне. Едкий пот разъедал многочисленные царапины и ссадины. От жары и жажды, от смертельной усталости мутилась голова, и Егор с трудом преодолевал желание упасть на землю и уснуть мертвым сном. Но искаженное муками лицо капитана Селищева вставало у него перед глазами, и он находил силы идти дальше.
        Хутор Ольховой оставался слева. Где-то здесь контрики расстреливали Миню. Где он теперь? Никто из бойцов Селищева не видел его. Он, наверное, со штабом полка перебрался через Донец.
        У речки Егор вспугнул оседланного коня. Тот с храпом выскочил из лозняка, путаясь передними ногами в поводьях. И вдруг остановился, призывно заржав. Это был Парис. Грязный, весь в корке запекшейся чужой крови, с разбитыми копытами. Седло сползло набок.
        - Парис! - Голос Егора сломался, задрожали губы: при виде коня ему сразу вспомнилось прошлое, счастливое и невозвратное. - Где тебя носило, коняшка? Не бойся... Не узнаешь?
        Парис всхрапнул, потряс гривой.
        Чтобы не вспугнуть коня, Егор осторожно подошел к нему, посвистывая, погладил теплую шею. Умный конь, он ничего не забыл. Егор расседлал его, завел в речку, чтобы смыть запекшуюся кровь неизвестного казака.
        Через полчаса он уже был в Ольховской. Немцы в станицу почему-то не заходили.
        Оставив коня в атаманском саду, Егор пробрался к Даше.
        Позвали Гриню.
        - Надо собрать людей, - сказал Егор. - Но тех, кому можно довериться... Моих тетей - Фросю и Тосю, ваших матерей, Кудинова, Пантюшу, его бабу Дарью. И пошарить по степи, раненых поискать и мертвых похоронить. Ты пойдешь с ними, Даша. Оружие, какое попадется на глаза, - припрятывай, пригодится. А я с Гриней поеду за капитаном и усачом в Федькин яр. Конь есть, сбрую возьму в бригаде, а ходок - на таборе. И - молчок! Не трепать языками.
        Даша поразилась перемене, которая произошла в Егоре: глаза горячечно блестят, лицо высохло, стало жестким и взрослым, незнакомым. Она погладила его но щеке. От ласки в глазах Егора тотчас показались слезы. Он отвернулся:
        - Гриня, айда!.. Люди ждут.
        До позднего вечера Даша и ее мать с другими жителями обшаривали степь. Подобрали восьмерых раненых. Собрались у Голубой впадины. Туда привез Егор и капитана Селищева с усачом - старшиной Конобеевым. В станицу раненых доставили ночью. Завезли всех в дом Даши, искупали, переодели. Мать Даши, станичная фельдшерица, оказала им медицинскую помощь. Селищева она оставила у себя: его жизнь находилась в опасности. Остальных раненых разобрали по домам Кудинов, Егоровы тети, мать Грини, дед Пантюша. А усача Конобеева Пантюша проводил в камыши, на острова.
        Глава четвертая
        Даша трясла Егора за плечо, похлопывала по щекам, будила:
        - Ёра, вставай!.. Да вставай, ну что же ты... Идол сонный!
        Он скрипел зубами, стонал, выкрикивал что-то во сне. Наконец открыл глаза, мутные, вымученные, покрасневшие. Увидел встревоженную Дашу над собой и синее утреннее небо. Солнце еще не всходило, первые лучи лишь поджигали высокие перистые облака.
        - Васютка нашелся, - сказала Даша и расплакалась.
        Егор сел, помотал головой.
        - Ну нашелся, так чего ж ты плачешь?
        - Он раненый, весь в синяках. На голове - во-от такие шишки! Говорит, воевал с фашистами. Мать допытывается, с какими фашистами, а он не говорит... и хрипит, хрипит!.. На шee у него пальцы чьи-то отпечатались. А сам бледный-бледнюсенький, ухо надрезанное, губы разбитые. В кровати лежит, головы сам поднять не может... Говорит мне: иди позови Егора, хочу доложить ему...
        - Что ты говоришь?!. Куда же он попал? - Егор схватился. - Пошли к нему.
        Сад, облитый росой, заискрился - взошло солнце над низами. Звучное эхо донесло откуда-то суматошное звериное рычание, и в станицу ворвались немецкие автоматчики на мотоциклах.
        Егор и Даша остановились.
        Масюта, одетый в пронафталиненную казачью форму, бегал от двора ко двору.
        - Выходьте встречать новую власть хлебом-солью, тогда простятся вам все советские грехи! - кричал он, тряся бородой и кланяясь налево-направо. Выходьте, не бойтесь!.. Ра-а-ду-у-й-ся, бо-о-же-е, дождались! Освободились от большевиков, очистились на веки вечные... Выходьте, православные, а то спалят станицу господа фашисты.
        - Как же так, Ёра?.. Как это пережить! Мы - и под немецким игом оказались? Как же так?! - Она уцепилась за рукав его сорочки, снова заплакала.
        - Перестань, мне и без твоих причитаний душу выворачивает... Ты что думаешь, это надолго? Наши вернутся... Будут немца бить как Сидорову козу. Мне полковник Агибалов говорил... я бы тебе объяснил, что к чему, да времени много потребуется...
        К Васютке они пришли вместе с Гриней. Васютка, неузнаваемый, приподнялся на постели и прохрипел:
        - Вы думали, Васютка, за отцом погнался, подался за Донец? А я выполнил боевое задание!..
        Глаза у него в сине-зеленых окружьях блестели жарко, горячечно. У Егора заныло сердце от жалости, боли и любви к измученному братану. Подошел к нему, ласково погладил по вспухшей восковой щеке.
        - Прости, Васютка... Ошиблись мы... Но скажи, братан, кто тебя так измордовал?
        - Фашисты Пауль и Витоля...
        - Кто?! - поразились они.
        Размахивая забинтованной рукой, Васютка рассказал, как был пленен и как жестоко мучили его Пауль и Витоля.
        - Но я им ничего не сказал! - с жаром добавил он. - Сегодня утром они вынесли меня в атаманский сад и кинули в ручей. "Смотри, - сказал Пауль, - я не захотел марать руки детской кровью. Но если ты будешь много болтать, повешу тебя вот тут, на этой старой груше. И мать твою повешу, и бабку, и братишку..." А Витоля еще раз ударил меня палкой по голове... Но я отлежался в ручье и приполз домой.
        - Мы отомстим за тебя, Васютка, - твердо, как клятву, произнес Егор. - Мы будем воевать с фашистами и с предателями Советской власти. А если попадем к ним в лапы, будем держаться, как ты...
        Когда они вышли от Васютки, увидели, что возле дома Ненашковых собрались станичники. Пришли разодетая Казарцева, тетка покойного Антона Осикоры, убитого Афоней, и ее свекор, Плаутов, тихий толстый старик с пышной пожелтевшей бородой.
        - А я думал, шо он давно помер! - удивился Гриня. - Наверное, в норе прятался, як хорь?..
        Вдруг потрясенные ребята увидели: на улицу со двора Ненашковых вышел немецкий офицер. Высокий, подтянутый, лицом очень похожий на Масюту. За ним шел Витоля, в синих галифе и хромовых сапогах. С изумлением и страхом смотрели люди на невесть откуда взявшегося немца. Некоторые узнали в нем Пауля. Кое-кто из стариков, вспомнив старину, поклонился ему, сняв фуражку. Он надменно кивнул головой собравшимся.
        Егор застонал:
        - Это белогвардейский недобиток Пауль! Диверсант жил у нас под носом, а мы хлопали ушами...
        - Сопляки, кутята слепые - вот кто мы! - с отчаянием сказал Гриня. - Ну ничего, мы его, гада, возьмем на мушку.
        На повороте улицы показались автомашины в сопровождении мотоциклов с автоматчиками. Масюта взял из рук невестки буханку хлеба с солонкой, подтолкнул Витолю. Тот молитвенно сложил руки на груди, ощерил рот в широкой наигранной улыбке.
        Из небольшой закрытой грузовой автомашины выскочили фоторепортеры. Они стали снимать Масюту и Витолю с хлебом-солью и сбившихся ошеломленных стариков и старух, окруженных детьми. Машины подъехали ближе. Из легковой вышли три офицера: один коротконогий, плотный, с розовым потным лицом, и два тощих. Пауль вскинул руку:
        - Хайль Гитлер!
        Масюта упал на колени и пополз навстречу офицерам, протягивая хлеб-соль на расшитом полотенце и пронзительно крича:
        - От донских казаков! Добро пожаловать! Милости просим, господа дорогие фашисты! Я рад, гроссе фройде! Господин Штопф, помните меня?.. Я верный слуга вашего дорогого фатера. Как вы возмужали!..
        Одуревший Масюта болтал, взвизгивая от избытка холуйского рвения, его сын Пауль переводил. Немцы хохотали. Щелкали фотоаппараты. Штопф, взяв хлеб-соль, передал тощему офицеру, тот - подскочившему автоматчику. Масюта, не вставая с колен, целовал полную руку Штопфа и подтолкнул к нему внука. Витоля что-то сказал по-немецки и тоже приложился к руке Штопфа, просто присосался к ней,
        - Что они делают?.. Проклятые холуи! - потрясенно шептал Егор.
        Гриня плевался.
        Потный Штопф, позируя перед фоторепортерами, произнес речь:
        - Я всегда любил донские казаченька и казачушка! - тут он взял за подбородок вдову Казарцеву, потрепал ее по щеке. - Это зер гут! Германски менш любит преданный слуга... Фюрер дайте... дает казаченька и казачушка донской республика, а вы волен-золен служийть фюреру, как... собака, как пферд, лошадь служийть казаченке. Поздравляйт вас новый германский порядок!
        Масюта и Витоля заглядывали Штопфу в рот и беспрерывно кивали головами.
        Офицеры и охрана пошли к Ненашковым. Впереди рассыпался бисером Масюта: открывал ворота, кланялся и всячески угодничал. Толстый Штопф шел, выпячивая грудь и надуваясь, точь-в-точь спесивый индюк, за ним вышагивали тощие офицеры, горделивые и презрительные.
        Во дворе Ненашковых стояли длинные столы, уставленные графинами с вином и всякой едой. Масюта усаживал офицеров и рядом с ними - Казарцеву и других женщин, а также стариков. Представительного, но заморенного водянкой тестя Казарцевой посадил по-соседству с штурмбанфюрером Штопфом...
        - Оцэ тебе и все, - печально сказал Гриня.
        - Что - все?! Ничего не все! - гневно сказал Егор. - Не распускай нюни. Пошли, у нас с тобой есть хорошая работка.
        До захода солнца Егор, Гриня и Даша украдкой собирали в степи оружие. Нашли много и разного: ротный миномет и целый склад мин к нему, противотанковое ружье, ручной пулемет Дегтярева, восемнадцать винтовок, шесть карабинов, много гранат, пулеметных дисков, ящиков с винтовочными патронами. Особенно Егор был рад двум ящикам патронов к немецкому автомату. Эти же патроны годились и для парабеллума.
        Припрятали все это в Федькином яру.
        Когда возвращались в станицу по забытой межевой дороге, где меньше было вероятности встретиться с немцами, Егор остановился, поглядел в сторону дальнего полевого стана, тающего в сиреневом сумраке.
        - Знаете что, други, - сказал он, - вы шагайте, а я забегу на табор. Там трактор СТЗ бросили. Магнето надо снять и припрятать...
        Совсем уже стемнело, когда Егор подкрался к табору. Не горел неторопливый кизячный огонек в кабыце под камышовым навесом, на котором обычно кипятил свой душистый чай из степных трав Степаша Евтюхов. Отвезли его вчера домой на подводе - совсем расхворался, перестали держать ноги. Егор на всякий случай посвистел тихонько, но никто не отозвался, и не взлаяла собака. Тогда он без опаски прямиком пошел к трактору. Магнето было на месте. Нащупал в ящике под сиденьем нужный ключ, выкрутил болт из ушек стального пояска, которым крепилось магнето. Снял его с гнезда и чуть не выронил: кто-то, высокий, громоздкий, закрывая звезды, надвигался к трактору с другой стороны. Егор инстинктивно присел и на согнутых ногах отступил за станину разобранного ЧТЗ. Тот, громоздкий, подошел к тому месту, где только что орудовал Егор, и, высвобождая руки, передвинул винтовку за спину. Брякнули концы стального пояска... "Он тоже за магнетой пришел! - ахнул Егор. - Кто ж такой?"
        Тот ругнулся: "У-у, жуки-кузьки, уперли магнету!" - и Егор узнал по голосу кузнеца Кудинова, Семкиного отца. Вздохнул облегченно и засмеялся.
        Кудинов резко обернулся, сдернул винтовку.
        - Кто тут?
        - Я тут, Егор Запашнов. - Егор поднялся. - Смотри не бабахни, дед Федосей... А то у меня тоже пистоля есть... - Он опять прыснул смехом.
        - Чтоб тебя святой Мефодий оземь треснул, прокуда ты такая! Чего ржешь?.. Ты, небось, опять магнету взял?
        - А то кто ж?
        - Ты без магнеты просто жить не можешь! - теперь хохотнул Федосей.
        - Вы тоже, вижу я. За ней ведь пришли?
        - За ней, Егорий. Ты теперь сработал мозгами хорошо - нельзя допустить, чтобы трактор на оккупанта работал, молотилку крутил. Силов-то лошадиных в ём много. Косить и молотить пшеницу немец нас заставит - дело ясное. Скосить пшеницу надоть, это верно, а то перестоит - зерно осыплется... Скосить и в скирды сложить. А вот молотить надо погодить, своих подождем. Стало быть, Егорий, размонтируем мы зараз с тобой трактор и молотилку. Поснимаем с них самые тонкие детали и хорошенько припрячем.
        До полуночи работали они, снимая части с трактора и молотилки. Снесли их в Федькин яр, припрятали в ежевичных зарослях.
        - Друзьякам своим, Егорий, покажешь нашу захоронку. Ежели с нами что станется - они будут знать, - сказал Федосей на прощание. - Ты, Егорий, вижу, от дедова, запашновского корня. Вырос ты не только фигурой... Тебе довериться можно. Так что, ежели что, заходи ко мне, покумекаем вместе.
        - Ладно, Федосей Андреевич, - тепло ответил Егор.
        Глава пятая
        Второй день оккупации отметился новыми событиями. В станице объявились дезертиры - Афоня Господипомилуй, Гордей Ненашков и двое чужих. Они, видимо, где-то долго отсиживались: были очень худые и голодные. Как мокрицы на свет божий, откуда-то выползли кулаки Поживаев, Фирлюзин, Заморный. Они заняли свои курени.
        Дезертиры и кулаки собрались у Ненашковых. Пауль о чем-то совещался с ними. Они вышли оттуда с немецкими винтовками и черными повязками на рукавах, на них четко, белыми пауками, выделялись изображения свастики. Новое слово "полицай" обошло станицу за несколько минут. К полудню полицаи стали сгонять народ на колхозный двор.
        - Скорей! Не чухаться! - орали они. - Это вам не при Советской власти. И не советуем увиливать - дорого поплатитесь.
        Из куреня в курень передалась еще одна страшная весть:
        Афоня Господипомилуй выдал немцам раненого красноармейца, которого прятала его жена. Говорили, что красноармеец, раненный в обе ноги, плюнул в рожу Афони, а тот избил его, беспомощного, истекавшего кровью.
        Афоне Господипомилуй не было больше нужды придуриваться приблажным. Он стал самим собой: спесивым и злым, как цепной пес.
        - Теперь я посчитаюсь кое с кем, - говорил он. - Уж я отведу душу... Дурачком меня считали? Это вы дурачки, а я себе на уме.
        Ребята тоже пришли на колхозный двор. Там уже собралась толпа. Люди угрюмо топтались на месте, пряча глаза друг от друга.
        Егор неожиданно столкнулся с Афоней Господипомилуй, уперся взглядом в свастику на его рукаве. Афоня наступил ему на босую ногу тяжелым сапогом, крутнул каблуком, свозя на пальцах кожу.
        - Не лезь под ноги, ублюдок. Раздавлю, кубыть козявку! - прошипел он.
        Егор едва нашел в себе силы удержаться - не броситься на Афоню с кулаками.
        Штопф, окруженный эсэсовцами, говорил с крыльца бывшего правления колхоза о "новом порядке", о непобедимой немецкой армии, о фюрере, о том, что Советской власти "капут" и коммунистам тоже "капут". Призывал беспрекословно подчиняться немецким властям и внедрять "новый порядок" у себя в станице. Пауль Ненашков переводил. Полицаи по-волчьи оглядывали собравшихся. Эсэсовцы держали автоматы на изготовку. Масюта и Витоля, вытягивая шеи, ели глазами Штопфа.
        "Эх, ударить бы по ним из автомата! - подумал Егор. - Посыпались бы, как воробьи!"
        Гриня подтолкнул его локтем:
        - Глянь, этот кулак Поживаев, рябая холера, у них старшим полицаем.
        - Господин Штопф является военным комендантом района, - возвещал Пауль. Я, Пауль Ненашков, - его помощник.
        - Казаченьки и казачушки! - Штопф перешел на русский язык. - Немецкий командовайн поздравляйт вас новый порядок и дарит вам новый народный власть. Дарит атаман, хороший, зер гут атаман Гордеюшка Ненашков.
        В толпе ахнули, загомонили.
        Гордей, в галифе с голубыми лампасами и в кубанке с голубым верхом, выбритый старательно, высокомерно оглядел своих станичников. "Теперь вы у меня попляшете!" - казалось, говорил его взгляд.
        - Казаченьки и казачушки, вы волен-золен... должны давать за это зер гут подарок фюреру Гитлеру от донской казак. Фюрер любит русский булка, ха-ха!.. Арбайтен на добрый совесть, как бык, ха-ха-ха! Лентяй - расстрел! Саботаж расстрел!.. Пу-пук! Капут советский лентяй! Ха-ха-ха! Масюта угодливо хихикал. Витоля вторил ему. Гордей поднялся на крыльцо, поклонился Штопфу, наверное, благодарил за оказанную честь и, подбоченившись, грубо сказал собравшимся:
        - Распитюкивать с вами долго не буду. Работать надо! Не для коммунистов таперича спину гнуть будете. Кто постарается для немецких властей - землю получит, а кто будет отлынивать - гроб получит. Седни празднуйте, а завтрича всем явиться на кол... на атаманский двор за нарядами... "Арнаутка" Уманского поспела уже, надоть ее до последнего зерна собрать - то и будет гостинец Гитлеру от донских казаков...
        Тугой вихрь ворвался на площадь, гудя, пронесся через толпу, закружил пыль и мусор у крыльца, и Гордей, задохнувшись, умолк.
        "Арнаутка" Уманского - гостинец Гитлеру?! - ужаснулся Егор. - Ну, мы еще посмотрим!"
        В тот же день полицаи арестовали Степашу Евтюхова. Его подняли прямо с постели, больного, с опухшими ногами. Взяли Федосея Кудинова и мужа старшей Мининой сестры Матрены, хотя они и не были партийными. Искали Пантюшу, но тот успел скрыться.
        Федосея не сразу взяли. Он отстреливался, укрывшись в сарае у себя на базу.
        Пауль, руководивший операцией, хотел зажечь сарай под камышовой крышей из ракетницы, чтобы выкурить оттуда старого кузнеца, но Гордей отсоветовал:
        - Опасно. "Астраханец" вишь какой дует. Раскрутит жар, развеет полстаницы сгорит.
        И тогда Пауль приказал собрать всех внуков и внучек кузнеца. Их было более десяти.
        - Идите в сарай и приведите своего деда! - сказал он им. - Скажите ему, старому дураку, если он не выйдет добровольно и не сложит оружия, вы останетесь в сарае вместе с ним. Так ему и скажите.
        Дети пошли в сарай к своему деду, и вскоре он вышел, окруженный ими, отбросил винтовку.
        Раненых бойцов, находившихся у Евтюхова, Кудинова и Пантюши, женщины успели вовремя перепрятать. Как только арестованных под конвоем эсэсовцев отправили в станицу Старозаветинскую, полицаи, давно ждавшие случая свести счеты со своими давними врагами, разграбили их усадьбы. Жену Кудинова, старую женщину, ругавшую их недобитыми и недорезанными, избили до полусмерти. Корову, двух кабанов и шесть овец - долю награбленного - выделили Гордею Ненашкову. Грабили и других колхозных активистов.
        Панёту не тронули, но вечером к ней пришел зять Афоня и увел корову.
        - У меня она целей будет, - сказал он.
        Егора в это время дома не было: он проводил в балке военный совет с Гриней и Дашей. Под деревьями, оплетенными диким виноградом, стоял Парис.
        Разговор шел об "арнаутке" Уманского.
        - Ее надо сжечь, - сказал Егор. - Этой же ночью. "Астраханец" слышите как дует? Он в эту пору не утихает и по ночам.
        - Тогда надо идти туда сейчас же, - сказала Даша. - До Голубой впадины далеко, пока дойдешь...
        - Да, треба поспешить, - поддержал ее Гриня. - Серники у меня есть, пошли... Егор покачал головой.
        - Цэ дило, Гриня, треба добрэ розжувать. Я управлюсь один. Поеду верхом. Я зажгу "арнаутку" не серниками, а зажигательными бутылками, которыми танки поджигают. Возьму их штук десять. Я для пробы хлопнул одну о плуг - она рванула огнем, аж загудело. Проскачу вдоль поля от ветра, о твердую дорогу побью их - и баста, ваших нет!
        Даша и Гриня очень хотели принять участие в задуманной операции, но Егор их отговорил:
        - Незачем туда всем переться.
        Он вернулся домой в сумерках. Панёта встретила его слезами:
        - Афоня корову увел.
        - Не горюй, бабаня, он подавится ею, - спокойно сказал Егор. - Во всяком случае, Господипомилуй долго не протянет. Она испугалась:
        - Ты что задумал, Ёрка?.. Ты убьешь его, а они казнят и нас, и всю нашу родню. Слышал, что на майдане говорил комендант Што Пошто? За одного ихнего сто наших убивают. Вот и Фрося прибегала, плакалась. Хотела уйти от Афони-злодея, а он пригрозил: покинешь - решу тебя и всю запашновскую породу выкорчую... Она, бедная, ради нас с тобой все сносит. Ты уже взрослый, Егорушка, хорошенько думай о том, что собираешься делать.
        Егор вспомнил слова деда: "Враг не дурак, к нему надо подходить умно, подумавши, а не пороть горячку".
        Глава шестая
        Даша провожала Егора за атаманский сад, ведя Париса на поводу. Он показал ей место, где закопал труп предателя. Никому не рассказывал об этом, а вот Даше рассказал. Словно оправдывался, что убил человека, хотя этот человек был дезертиром, предателем, он выдал расположение отлично замаскированных батарей полка, и немцы накрыли их прицельным огнем из тяжелых пушек. А огонь немецких пушек, несомненно, корректировал Пауль. Васютка говорил, что в подвале, где его допрашивал Пауль, на столе стоял какой-то аппарат с наушниками. Не иначе, то был радиопередатчик...
        Даша близко заглянула ему в глаза, прикоснулась к его плечам горячими ладошками.
        - Не переживай, Ёрик. Правильно ты сделал. Сам же видел, сколько людей погибло из-за предателей... Я бы сама его застрелила! - Она ласково погладила шею коню. - Ну, счастливо!.. Как вернешься, Ёра, заходи ко мне... Я буду ждать...
        К Голубой впадине Егор доехал благополучно - никто не встретился на пути. Не доезжая до спуска во впадину, прорытого в обрыве, остановил Париса, кусты держи-дерева, росшие над яром, выглядели в темноте копнами соломы. Упругий ветер сдул луну с неба. В Голубой впадине было темно, как в омуте. Внизу под ветром плескались пшеничные волны. Наверх долетал теплый запах зрелого зерна. Явственно зазвучал в ушах басовитый приглушенный голос Уманского: "И пахнут хлеба ребенком, угревшимся в теплой постели..." Мог ли тогда Егор подумать, что когда-нибудь ему придется по-воровски подбираться к лучшей донской пшенице "арнаутке", чтобы сжечь ее?
        Парис запрядал ушами. Невнятный звук донесся снизу сквозь шум ветра. Он показался подозрительным, и Егор расстегнул кобуру. Подтолкнул коня шенкелями. Он рысью пошел по склону вниз, копыта застучали на камнях.
        - Стой! Кто такой? - внезапно раздалось под обрывом.
        Егор выхватил парабеллум. "Голос проклятого Афони!... Фашисты караулят "арнаутку", - пронеслась мысль.
        В темноте, справа, у деревьев, размазывались слабые силуэты двух людей, двух лошадей.
        Звякнули затворы винтовок.
        - Кто едет?!
        Повернуть коня?.. Поздно. И нельзя!.. Нельзя отдавать фашистам "арнаутку".
        Егор пронзительно свистнул и стал стрелять по силуэтам, посылая пулю за пулей. Парис огромными прыжками пронесся мимо охранников и врезался в пшеницу.
        Позади закричали - один от боли, второй от ярости. Выстрелили.
        "Скорей! Скорей!" Егор поддавал шенкелями, нащупывая рукой ремешок переметной сумы, в которой лежали зажигательные бутылки, переложенные травой.
        Треснул второй винтовочный выстрел.
        Парис вдруг споткнулся, прогнулся спиной и грохнулся наземь со всего маху.
        Егора выбросило из седла, и он покатился по пшенице. Вскочил на ноги и в ужасе вскрикнул: из-под раненого коня выбухнул столб яркого белого пламени. Парис жалобно заржал, рывком поднялся, заплясал, будто хотел стрясти с себя страшное пламя. А оно запылало еще сильнее. Темнота рванулась прочь.
        Кто-то из полицаев снова выстрелил по освещенному Егору - пуля вжикнула над головой. Он освободился от оцепенения, кинулся к Парису. Хотел спасти его, хотя не ведал, как он может помочь ему.
        Но Парис, оглашая впадину ржанием, сорвался с места и помчался через поля "арнаутки", разбрызгивая жгучий белый огонь и горячую кровь из раны.
        Огненный конь мчался по пшенице к речке Ольховке. Парис, видимо, понимал, что только в воде можно найти спасение. Егор бежал следом, задыхаясь в дыму.
        Парис рухнул, не добежав до речки несколько десятков метров. Над ним вздыбилось высокое пламя. Конь больше не двигался,
        С той стороны уже не стреляли, и Егор, перебредя через речку, вскарабкался на высокий крутой берег. Сердце колотилось так, что сбивалось дыхание. Егор лежал и жадно смотрел на бушующий внизу огонь и никак не мог унять судорожную дрожь во всем теле. В долине гудело, как в печи. Трещали мириады жареных зерен. С криком выпархивали захваченные врасплох стрепеты и перепела, метались в дыму и, задохнувшись, падали в гигантский костер. Молодые зайцы, тоненько пища, клубками жара выкатывались из огненной бучи. Над Голубой впадиной жаркий, опаляющий ветер закручивал искристые спирали, поднимая их до быстро бегущих сухих облаков.
        Когда Даша увидела зарево над степью, отраженное в облаках, подумала: "Ну, все ладно, зажег Ёра пшеницу! Быстро управился. Скоро теперь вернется. На коне недолгая дорога". Но время шло, а Егор не появлялся. Затаившись в палисаднике, Даша вся в слух превратилась. Через какое-то время в мелодии ветра различила шорох шагов по высохшей траве на косогоре перед домом. Выглянула из-за плетня. Силуэт Егора со взъерошенной шевелюрой, с развевающимися полами разорванной сорочки четко проявился на посветлевшем небе.
        - Ох, Егоруня! - Даша выбежала за калитку, схватила его за плечи, затрясла, жарко дышащего, потного, пахнущего дымом. - Что ж ты долго так, Ёрка?!
        - Париса убили... Засада там... - несвязно бормотал он, покачиваясь от усталости. - Зайдем во двор... Дай попить... Она, усадив его на крыльцо, шепнула:
        - Посиди чуток, я зараз... Из погреба простокваши принесу.
        Когда через минутку вернулась с махоткой простокваши, Егор спал, склонившись на ступеньку. Даша села рядом, приподняла голову, поднесла махотку ко рту.
        - Пей, Ёрчик, пей понемножку... Запаленный ты... Потом поспишь.
        Не просыпаясь до конца, он выпил прохладную, кисловатую жижицу, вздохнул глубоко и тут же, положив голову Даше на колени, крепко заснул. Она сидела не шелохнувшись. Тихое, успокоенное дыхание Егора и ровный ток сердца слышала через ладонь, подложенную под его щеку. Глаза ей вдруг пробило горячими слезами: ушла тревога, державшая душу в тисках. И Даша осознала в эти минуты, как ей очень дорог Егор!.. Странные, удивительные мгновения переживала Даша: у нее в груди словно бы затрепыхала нежными крыльями теплая птица, и ей представилось, будто бы Егор - маленький, беспомощный, требующий защиты ребенок, которого так захотелось пригорнуть, прикрыть руками, прижать к груди, такого родного, дорогого... Та птица - то, наверное, было счастье, то родилась любовь. Чувства эти просились на свободу, искали выхода, и Даша безотчетно, сдерживая рвущееся горячее дыхание, стала тихонько целовать Егора где-то у виска, в уголки губ, около уха...
        - Ладно, ладно, - с сонливой капризностью бормотал он. За спиной Даши негромко скрипнула дверь, послышался голос матери:
        - Дарья, ты что, гулена, до сих пор свиданьичаешь?
        - Тихо, мама!.. Егор спит.
        - Вот тебе на! - удивилась Надежда Ивановна.
        - Да он только прибежал...
        - Откуда прибежал?
        - Ох, мама!.. Потом расскажу. Мать подошла к ней.
        - Давай-ка, Даша, положим его на веранде. Взяли Егора под руки, отвели на веранду, уложили на койку. Даша сняла с него ботинки, прикрыла шалью.
        Глава седьмая
        С утра заработало бабье информбюро: кто-то - конечно, добрые люди - ночью поджег "арнаутку" Уманского, два поля сгорели почти вчистую, третье уцелело. Полицаи Афоня Господипомилуй и Фирлюзин, которому прострелили "печенки", утверждали, что на них налетело семь или восемь вооруженных верховых, и они вдвоем дали им бой. Убили, якобы, двоих или троих, но трупы убитых были увезены нападавшими.
        Из Старозаветинской примчались комендант Штопф и его помощник Пауль Ненашков с карателями. Они прочесали все буераки и рощи по-над рекой и в степи: искали мнимых красноармейцев. Разумеется, никого не нашли. Штопф оставил около уцелевшего поля "арнаутки" целый взвод автоматчиков.
        Что происходило после этого в атаманской управе, женское информбюро не выяснило, но когда из неё выскочили полицаи с синяками на перепуганных рожах, можно было догадаться, что им пришлось солоно.
        Штопф был зол. Он собирался всю эту ценную пшеницу до зернышка отправить в Германию, в фольварк отца. Штопфы издавна были крупными землевладельцами, торговали хлебом. А за "арнаутку" Уманского, твердую пшеницу, из муки которой получаются отменные макароны и печенье всякого рода, можно было крепко поторговаться с итальянскими кулинарными боссами.
        Ругался Штопф и по-немецки и по-русски, обзывал атамана Ненашкова и старшего полицая Пожидаева дураками, и тут к нему подошел с угодливыми ужимочками Витоля:
        - Герр гауптман!.. Я знаю, где спрятаны ценные гибриды пшеницы. Колосья срезали на поле Уманского и сложили в мешки. А спрятали их в том доме, на чердаке. - И Витоля показал на дом Даши.
        - О, Витоль! Ты будешь получать наград. - Штопф похлопал Витолю по щеке. Хорошо, зер хорошо!.. Но делаем главный работа - косить, молотить "арнаутка"!
        Полицаи и эсэсовцы получили приказ согнать народ - и старых и малых - на площади.
        Вскоре колонна жителей под вооруженным конвоем двинулась в степь, неся грабли, косы и даже серпы. Штопф, самолично руководивший жатвенными работами, узнал, что нечем молотить скошенную "арнаутку". У трактора и молотилки были сняты самые нужные детали.
        - То кузнеца Кудинова работа, не иначе, - сказал Гордей Ненашков.
        - Взять! Допросить! - приказал Штопф.
        - Взяли его, герр гауптман, осталось только допросить, - ответил Пауль.
        Он тотчас уехал в станицу Старозаветинскую, где содержались арестованные, и лично допросил Кудинова.
        - Ты части поснимал с трактора и молотилки? - допытывался он.
        - Ну если и я - так что? - отвечал Федосей.
        - Куда девал их, отвечай! - налетел на него Пауль с плетью.
        - Гнида ты при погонах, - с усмешкой говорил ему Кудинов. - Вошь белесая!.. Ты меня хоть на куски рассеки, ничего я тебе не скажу.
        Повесили Федосея Кудинова вместе со Степашей Евтюховым.
        Только на следующий день откуда-то пригнал Пауль трактор с комбайном на прицепе.
        Уцелевшая "арнаутка" была срезана, собрана до последнего колоса на стерне и обмолочена. Зерно свезли в амбар, стоявший на пустыре над обрывистым берегом Егозинки. И вот тогда Штопф послал своего заместителя Пауля с полицаями изъять у Гребенщиковых таинственные мешки. Они завалились в их двор, ничего не спрашивая, ничего не говоря. Пожидаев и Афоня Господипомилуй взяли лестницу, стоявшую у клуни, и приставили к фронтонной дверце дома.
        - Ты, может, скажешь, в чем дело, Афанасий? - обратилась недоумевающая Надежда Ивановна к Господипомилуй.
        - Помолчи. У тебя самой спросят кой о чем, если потребуется, - заносчиво ответил Афоня, поднимаясь на чердак.
        Пауль стоял, заложив руки за спину, безразлично вроде бы поглядывая по сторонам. Пожидаев держал винтовку наизготове. А у ворот в напряженной позе застыл эсэсовец с автоматом.
        И вот в проеме чердачной двери показался Афоня с мешком колосьев.
        - Господин обер-лейтенант, тут они - все четыре!.. Даша в это время находилась в саду, собирала осыпавшиеся жердёлы. Видела все, что происходило во дворе. "Быстро же они узнали про эти мешки. Масюта или Витоля навели. Выследили нас, пусть! Но они не знают, что это за колосья..."
        И охнула Даша, вспомнив, что вложила записки Уманского в один из мешков с колосьями.
        Вот-вот они позовут ее, станут расспрашивать... Зачем срезали колосья, что в них особенного, кто поручил это сделать?.. А если развяжут тот, залатанный мешок, на котором чернилами написана цифра "4", то найдут записки Уманского, прочитают их и узнают, какую ценность представляют эти колосья... Это она сунула записки Уманского в мешок с колосками!.. Правда, засунула их глубоко, в самую середину...
        Подхватив корзинку с жерделами, Даша быстро пошла во двор, уже зная, как вести себя и что отвечать фашистскому холую Паулю Ненашкову про гибриды Уманского.
        - Даша, что это за пшеница в пронумерованных мешках? - спросил он, с неопределенной улыбкой оглядывая ее. Выбрал несколько жерделин из корзинки, разламывал их и ел неторопливо, смакуя.
        - Агроном Уманский, когда уезжал из станицы, попросил нас срезать на четырех делянках пшеницу, сложить в мешки и прихранить, - ответила она несколько щебетливо и наигранно-удивленно глядя на него.
        А Надежда Ивановна, ничего не понимая, с горечью смотрела на разговорчивую дочь.
        - Так, Даша. А что это за сорта пшеницы? Гибриды какие-то, что ли?.. Афанасий, развяжи вот этот мешок.
        Даша обмерла: "Тот самый выбрали, проклятые!.." В голове вспыхнуло, и глаза будто бы застило чем-то, но она сдержалась, не показала испуга. Отвечала так же щебетливо:
        - Не знаю, что это за сорта. Слышала, гибриды, гибриды, а что за гибриды нам Уманский не рассказывал.
        Афоня развязал мешок, и они все сунули туда руки. Разглядывали колосья, мяли их, зерно на зуб брали, пожимали плечами; пшеница как пшеница.
        - Вроде бы яровая, - сказал Афоня.
        - А вот и не яровая... Ты ж в пшенице разбираешься, как свинья в апельсинах, - презрительно бросил Поживаев. - Это какой-то гибрид пшеничный. Я такого не видал, хотя и работал на сортовых участках в семенном совхозе.
        - Любопытно! - сказал Пауль. - Завяжи мешок, Афанасий... Даша, а не оставлял ли агроном Уманский каких-нибудь записок?.. Ну, скажем, тетрадей или блокнотов?
        - Нет, не оставлял. Только и сказал: срежьте колосья, пронумеруйте мешки и прихраните, а когда вернусь - отдадите мне...
        - Хм, когда он вернется, - иронически произнес Пауль. - Кстати, Даша, с кем ты колосья срезала?
        "Ты, гадина, про то и без меня знаешь!" - подумала Даша и без колебания ответила:
        - Да с этими... с Гриней Григоренко и Ёркой Запашновым.
        - Так. Вы пока посидите в доме. - Пауль жестом подозвал эсэсовца, стоявшего у ворот, что-то сказал ему и приказал Поживаеву и Афоне: - Берите мешки. Пошли.
        Полицаи взяли по два мешка и направились прямо через огороды к амбару, где была ссыпана "арнаутка". Пауль пошел за ними. Штопф находился там со своей охраной, ожидая, когда принесут мешки с загадочными колосьями. Он собственноручно закроет амбар на замок и ключ положит себе в карман.
        Надежда Ивановна и Даша зашли в дом. Эсэсовец сел на крыльце.
        Даша бросилась к матери со слезами на глазах:
        - Мамочка, я же спрятала записки Уманского в мешок с колосьями!.. Что будет?!
        - Ой, Дашенька! - только и вымолвила мать.
        - А теперь они спросят про гибриды у Ёры и Грини... - простонала Даша. Нас же специально держат в доме, чтобы мы их не предупредили...
        - Не миновать нам беды, если кто-нибудь из них обмолвится про записки агронома.
        - Они не обмолвятся, мама! Они догадаются, в чем тут дело...
        - Дай-то бог!.. Если бы Егор и Гриня узнали от кого-нибудь, что полицаи с Паулем были у нас и мешки какие-то со двора унесли. Ведь должен кто-то увидеть...
        Видела жена Пантюши - бабка Даша. Она высмотрела все, что происходило у Гребенщиковых во дворе, и, не мешкая, прибежала к Егору, все рассказала ему.
        Первой мыслью у Егора было взять автомат и с боем освободить Дашу, но он спохватился; "Не пороть горячку! Спокойно... Кто-то выдал нас и гибриды Уманского - это ясно. И, понятное дело, они спрашивали Дашу про гибриды. И нас с Гриней спросят".
        Егор сбегал к Грине, посвятил его в происшедшее.
        - Они будут спрашивать про гибриды Уманского, имей в виду. И помни крепко, никто не знает про них толком, кроме нас и Даши. Она им ничего не сказала, это ясно. И не отдала записки Уманского, иначе бы они не стали держать ее под арестом. Будут у нас выпытывать. Понятно? Поэтому будь осторожен.
        Егор тотчас, не задерживаясь, вернулся домой. А людей с утра таскали полицаи и эсэсовцы в атаманскую управу на допрос. За Егором пришел Афоня Господипомилуй. Зайдя во двор, снял винтовку с плеча и, не вынимая изо рта цигарку, сморщив лицо, сказал:
        - Ну, разлюбезный родич, пойдем.
        Сердце Егора ухнуло, как во сне, когда падаешь с большой высоты. Панёта уцепилась за внука, но Афоня с издевкой сказал:
        - Маманя, вы толкаете свово зятя на небожеское дело. Отойдите от него, а то я ударю вас. Дюже я нервный стал, не терплю, када мне наперекор идут. У вашего внущка перед господом богом много грехов, помолитесь за него, он же сам не умеет молиться. Вы ж, маманя, не научили его.
        ...Егора толкнули в подвал, где раньше хранились колхозные соленья. Там, среди других задержанных, был и Гриня.
        Забившись в угол, они стали перешептываться.
        - Слушай, Гриня, давай будем хитрить, придуриваться. Пускай думают, что мы ни на что не способны, дурачки, шаляй-валяй, садовые жулики. Понимаешь?.. Нам обязательно надо выйти на свободу. Если вырвусь отсюда живым, клянусь - не видать Гитлеру "арнаутки" и гибридов Уманского!
        ...Их вызвали последними. Подвыпившие Афоня и Поживаев крепкими подзатыльниками загнали их в комнату, где раньше помещался кабинет председателя колхоза.
        Эсэсовского офицера уже не было. Гордей, багроволицый, пьяный, заломив смушковую кубанку на затылок, смотрел на Егора и Гриню вприщур. Пауль сидел на подоконнике, грызя куриную ногу. На столе стояла большая бутыль с самогоном и всякая еда.
        - Ну-с, который из вас Егор Запашнов? - спросил Пауль.
        - Это я, - ответил Егор.
        На френче Пауля он увидел крест. "Заработал награду, гад!"
        - Красив, ничего не скажешь, - сказал Пауль. - Видна запашновская порода.
        - Он зараз станет куда красивше! - Гордей поднялся из-за стола, помахивая плеткой. - Это мои старые должники.
        - Погоди, Гордей. - Пауль слез с подоконника, подошел к ним. - Я с ними немного погутарю... Скажите-ка мне, друзья, вы жить хотите?
        Гриня широко заулыбался, выкатывая глаза и мигая:
        - А як же!.. Любая козявка хоче...
        Егор тоже глуповато усмехнулся: дескать, чего спрашивать, и так понятно.
        - Любая козявка... - Пауль постучал пальцами по кобуре вальтера и вдруг, коротко замахнувшись, ударил Гриню по лицу.
        Гриня вжал голову в плечи, проныл:
        - За шо ж вы меня?.. Хиба[7] ж я не так сказал...
        - Молчать, паршивый хохол!.. Отвечать на вопросы! Говорите правду, если хотите жить.
        Грубо захватив пальцами подбородок Егора, дохнул в лицо самогонным перегаром:
        - Будешь говорить правду, Запашнов?
        - Буду говорить правду, - спокойно ответил Егор. Теперь, когда опасность приблизилась настолько, что ее можно было рассмотреть в упор, страх разжал свои пальцы на сердце. Он ожидал вопроса: "Ну-с, так где же ты был в ту ночь, когда сгорела "арнаутка"? ему сказали:
        - Нам известно, что вы прячете красноармейцев, которые сожгли "арнаутку"...
        - Шо вы кажете?! А мы про тэ ничего не знаемо! - сказал Гриня, вытаращиваясь на Пауля. - Той, кто вам цэ, сказав, брэше, як...
        Пауль не дал ему договорить - ударом ноги в живот отбросил к Поживаеву, а тот швырком вернул назад.
        - Я тебе дам... про цэ, про тэ! - закричал Пауль. Гриня, согнувшись от боли, медленно проговорил:
        - Я ж правду сказал... за шо ж вы меня?..
        - Мы не прячем никаких красноармейцев, - сказал Егор, разведя руками. Откуда мы их возьмем?
        Краешком глаза Егор видел, как дернулась тяжелая, перекрученная венами рука Пауля.
        - Говорите, где прячутся красноармейцы!
        - Правду говорю, я не видел никаких красноармейцев. Кто видел, тот пускай и скажет.
        "Видел" их, конечно, только полицай Афоня Господипомилуй. На это и намекал Егор.
        - Так. Ну, а колосья гибридов пшеницы кто на делянках Уманского срезал? Отвечай ты, Запашнов!
        - Мы срезали.
        - Кто такие - мы?
        - Я, вот он, Гриня, и Дарья Гребенщикова. Так то когда еще было! Недели три назад. Нам агроном сказал срежьте, ну мы и срезали...
        - А куда спрятали мешки с колосьями?.. Отвечай ты, Григоренко!
        - Та куда ж? До Дашки Гребенщиковой занесли.
        - Так. Скажи-ка, Запашнов, что это были за гибриды, которые вам приказал срезать и сохранить агроном Уманский?
        - Он нам не приказывал, а попросил сделать. А что это за гибриды были, я не знаю. Он нам не объяснял. Мы помогали ему дергать сорняки на поле, вот и все.
        - Врете!.. Дарья нам рассказала про них. Егор пожал плечами:
        - Что она там соображает в тех гибридах...
        - Да брэшэ вона! - подхватил Гриня. - Глупа така дивчина - видкиля ей знать?
        - Видкиля?! Ты сейчас узнаешь - видкиля!.. Она сказала, что вы тоже знаете о гибридах. Все знаете, и сейчас вы мне расскажете!.. Дать им по двадцать пять горячих! - приказал Пауль полицаям, снова усаживаясь на подоконник и продолжая грызть куриную ногу.
        Афоня, Поживаев и еще один полицай мигом раздели Егора и Гриню, положили на длинную лавку.
        Гордей взмахнул плеткой.
        - Я им сам вобью мозги, - сказал он, оттопыривая губу. Атаман изо всей силы рубил плетью их обнаженные спины и ягодицы. А Пауль, прожевывая мясо, гаркал на них:
        - Отвечайте! Где записки Уманского? Рассказывайте все про гибриды!.. Ну!..
        Гриня взвизгивал натурально, жалобно призывал бога на помощь:
        - Ой, боженька, защити!.. Да я ж ничего не знаю про те гибриды!.. Выручи, боженька!.. Егор придушенно хрипел:
        - За что бьете!.. Зря бьете!.. Я ничего не знаю про те проклятые гибриды!.. На черта они мне сдались...
        Пауль нахмурился, наверное, вспомнил Васютку Табунщикова:
        - Добавьте им шомполов, да так, чтоб завыли! Афоня услужливо подал Гордею шомпол.
        Панёта, Гринина мать и Даша с матерью держались вблизи атаманской управы. Они вздрогнули, когда услышали хриплые, задушенные крики Егора и Грини. Через некоторое время дверь управы распахнулась, и полицаи выбросили их на кусты ваниных кудрей.
        Больше недели отлеживались Егор и Гриня. Их навещали Даша и Васютка, рассказывали обо всем, что происходило в станице.
        За это время умер тяжелораненый Фирлюзин. Обстановка накалялась. Немцы и полицаи сделали еще одну облаву, искали красноармейцев.
        Легкораненых бойцов, кроме капитана Селищева, жизнь которого по-прежнему находилась в опасности, вовремя переправили в топлые низы на острова. И это сделал Пантюша с усачом Конобеевым. Они оба теперь скрывались там. Об этом Егор узнал от бабки Дарьи. Она явилась к нему с сообщением, что ее муж, Пантюша, и Конобеев нынче к полуночи будут ждать его в Терновой балке у сухого тополя.
        - Придешь со своей бабкой. Поможешь ей харчи для раненых принести, сказала она Егору напоследок.
        Вот те раз!.. Егор, конечно, не отпустил бабку Дарью, пока не расспросил ее обо всем. Оказывается, его тихая, благоразумная и болезненная бабка Панёта давно уже принимает активное участие в судьбе раненых бойцов. Узнав от своей кумы Пантюшихи о них, она отдала самые тонкие простыни на бинты и всю аптечку с лекарствами, все бутылки с настойками разных лечебных трав. Вместе с другими женщинами собирала продукты, одежду и одеяла для отправки в камыши.
        Вечером Фрося украдкой принесла ведро меду и несколько кусков сала. В полночь Егор и Панёта снесли продукты в Терновую балку к сухому тополю. К ним тотчас подошли Конобеев и Пантюша. Ласково обняв Егора, Конобеев отвел его в сторону:
        - Ну, как самочувствие, боец Запашнов?
        - Нормально. Старая шкура слезла, новая наросла. А вы: как устроились на островах?
        - Тоже нормально. Шалаши поставили. Похолодало малость - и комары, слава богу, перестали жалить.
        - Я все удивлялся, как вы в наших болотах не утопли?
        - Разве это болота?. Это так - лужицы. Я-то коренной сибиряк, спец по болотной части и к тому же охотник... В ваших топлых низах мигом разобрался, прошел их вдоль и поперек. Нашел добрую дорогу до островов. Кружную, однако водную. С Пантелеем Григорьевичем мы туда-сюда на каючке ходим.
        - Там Степа Евтюхов утоп, - грустно сказал Егор. Конобеев сжал его плечо.
        - Знаешь, я хотел поговорить с тобой об одном серьезном деле. У меня сейчас шесть почти совсем здоровых бойцов. А оружия мало. Всю степь облазил и ничего не нашел ударного. Нам бы хоть один пулеметик...
        - А хоть один минометик не хотите?
        - Шутишь, брат?.. А нам хоть плачь...
        - Я серьезно. Могу наделить миномет с минами и ручной пулемет, между прочим, ваш, тот самый. Три автомата есть, а винтовок, гранат, патронов сколько хотите!.. Да в нашем складе есть даже противотанковое ружье и к нему штук сорок патронов, - добавил Егор немного хвастливо.
        - Да ты что! - обрадовался Конобеев. - Ну и баской[8] ты, паря!
        - Давайте завтра сходим за оружием, - предложил Егор, довольный не совсем понятной похвалой Конобеева.
        - Слаб ты еще, Егорушка.
        - Да уже набрался сил.
        - Ладно... Эх, жаль, капитану нашему больно худо! Не скоро на ноги встанет.
        - Вы говорили с ним?
        - Говорил. Доложил ему о наших делах, ну, он дал мне указания... Я вот ломаю, брат, голову, что за красноармейцы сожгли вашу ценную "арнаутку"? Разыскать бы их, а? Где бы они могли хорониться?
        Егор тихо рассмеялся:
        - Полицай Афоня Господипомилуй наврал про красноармейцев. Он хотел себя героем выставить перед фашистами. "Арнаутку" сжег я сам...
        - Ой ты!.. Однако ты отчаянный малый! Ну, паря, ты меня в восторг привел!
        Егор коротко рассказал ему, как это произошло. Конобеев восхищенно прицокивал языком.
        - А мне тут, знаешь, одна, мысль пришла в голову. Раз фашисты думают, что это красноармейцы действуют, мы и в самом деле задействуем. Ка-а-ак вдарим фрица!.. И надо через фронт рвать, тут зимой негде хорониться... Ну, до завтра, Егорушка, бабка тебя заждалась, да и нам пора двигать.
        Конобеев сердечно обнял его, взъерошил волосы на затылке, и эта ласка болью отозвалась в сердце: так любил делать отец... Когда это было!
        Глава восьмая
        Тетя Фрося зашла к Панёте пожаловаться на своего мужа Афоню. Они сидели в кухоньке, а Егор строгал топором кол для плетня и прислушивался к их разговору.
        - Хлещет самогон, шляется по чужим дворам, а вернется домой - издевается: мстит за раненого красноармейца, которого прятала. Ушла бы от него, да застрелит он тогда и меня и вас.
        - Пропала твоя жизнь, - соболезновала Панёта. - Чтоб его перевертня-оборотня, холера сгноила!
        - Навозил зерна, наворовал всякого добра - у людей поотнимал. Куда дома ни ткнусь - все чужое... Вот на рассвете поднялся, пошел с немцами "арнаутку" в амбаре караулить Жаль, не всю "арнаутку" сожгли... А вчера угощал Афоня полицаев и немцев. Пауль приезжал с каким-то тощим офицериком. Все цеплялся за меня, черт слюнявый! Целую сапетку яиц выпили - и не подавились. Со всей станицы самогон собрали: обожрались бурды, как свиньи. Выпитые кричали:
        "Преподнесем Гитлеру достойный гостинец от донских казаков - новый сорт высокоурожайной "арнаутки"! Потом про какие-то пшеничные гибриды толковали... Накормят, ироды, Гитлера нашими пампушками!
        - Не накормят! - вырвалось у Егора. Тетя выглянула из кухоньки, повторила:
        - Накормят, накормят... А кто им помешает накормить? В станице мужчин не осталось боле.
        Хотел Егор вскричать в досаде: "Как так - не осталось?! А я, а Гриня, а Васютка - не мужчины? Если б вы знали про нас хоть что-нибудь..." Но он прикусил язык: нечего всем знать про их дела. Начнут ахать да охать... Хватит им и без того забот да горестей. Испереживались так, что глядеть на них без слез нельзя. Особенно сильно сдала Панёта. Совсем старухой стала. Похудела, лицо пожелтело...
        Егор не заметил, как во двор зашел Масюта.
        Масюта взял за привычку ходить по дворам - вымогал "подарки". Без зазрения совести заходил в дома и брал все, что ему нравилось.
        - Ишь, сволота советская, раскричалась! - говорил он в ответ на протесты и слезы хозяев. - Я, отец немецкого офицеpa и белого атамана, им честь оказал, а они ко мне без почте-ния подходят. И вас повесят, погодите трошки!
        ...Сбив пыль с больших, вовсе не по ноге хромовых сапог, уворованных у кузнеца Кудинова, Масюта остановился посреди двора и прокричал визгливо:
        - А вот и я пришел! Честь оказал вам, Запашновы. Егор демонстративно сплюнул, продолжая тесать кол. Масюта пригладил лоснившуюся от жира бороду и, по-обезьяньи гримасничая, сказал:
        - Теперича моя власть, кланяйся мне, огузок советской власти, я тебе кланялся.
        - Я тебя заставлял? - с презрением сказал Егор.
        - А ты не огрызайся. - Масюта взялся руками под бока, оттопырил губы лопатками. - У меня сыны фашисты! И внук фашист. С почтением ко мне относись.
        - Иди ты!.. - взъярился Егор.
        Хотя он и понимал, что Масюта умышленно хочет довести его до белого каления, но не мог сдержаться: омерзение, которое вызывал в нем подлый старик, было непреодолимо.
        - Мало шомполов получил? - закричал Масюта. - На виселицу захотел? Ох, подрыгаешься ты в петле.
        Егор до хруста в пальцах сжал топорище - очень захотелось запустить в старика остро наточенный топор. Подумал:
        "Сам ты подрыгаешься"! - но не сказал, хватило выдержки.
        Он подумал об "арнаутке", которая лежала в амбаре. А Масюте не терпелось снова засадить его в подвал. Пробормотал:
        - Сразу и на виселицу...
        На голоса из кухоньки вышла Панёта.
        - Ты чего прителепал? - спросила она у Масюты. - Кто тебя сюда звал?
        - Ну-ну, ты на меня не греми, председательша! А то знаешь?.. У меня все сыны - фашисты... Плати за мои унижения при Советской власти. Подарочек давай!
        - Ходишь по дворам, выпрашиваешь милостыню, - сказала Панёта, поднимая палку с земли. - Геть со двора! Я тебе дам подарочка, душегуб проклятый!
        Бабка была так возбуждена, что Егор не удивился бы, огрей она Масюту палкой по голове.
        - Ты што? Ты смотри, карга!.. - Масюта трусливо попятился к калитке и побежал прочь, грозя: - Ну, погодите, кровью харкать будете...
        Егор закрепил плетень и долго глядел на болото. Высокие камыши ходили волнами, султаны, еще недавно бордовые, а теперь серебристые, вызревшие, пеной всплескивались на гребнях зеленых волн. В ериках, заросших болотными травами, тускло, как в мутных старых стеклах, отражались дождевые тучи. Часть оружия уже переправили туда. Теперь бойцы на островах живут спокойно.
        После обеда Егор вместе с Гриней отправились в разведку к пустырю, где стоял амбар. Они поползли по зарослям Терновой балки. Егор шепнул Грине:
        - Сделаем засаду, может, кто следит за нами. Засели под огромными лопухами. Только спрятались, тихо зашуршало рядом. Будто ежик пробежал по сухой листве. Они насторожились. Закачались бодылки пустырника, вздрогнули лопухи. Вот, совсем близко. И они увидели: полз Митенька, сосед Витоли. Вскинулись, навалились на него. Митенька неожиданно ловко выскользнул из их рук и чуть было не удрал. Сопя и напряженно дыша, они бешено завозились, подминая высокую траву. Егор наконец оседлал его. Трудно было поверить, чтобы Митенька, этот золотушный доходяга с вечно заткнутыми ватой ушами, был способен на такое сопротивление.
        - Я тебе хрящи поломаю, фашистик! - Егор крепко стиснул ему горло. - Как твои Ненашковы поломали нашему Васютке.
        Бледное лицо Митеньки посинело. Из глаз покатились слезы. Он выговорил с трудом:
        - Они не мои... Больно!.. Пусти...
        - Ты меня не разжалобишь, подлый исусик, - сказал Егор. но горло освободил. - Следишь? Для Ненашковых стараешься? Ну-у, говори, а то мы тебя тут и закопаем.
        - Витоля посылает следить за вами, - сквозь всхлипывания проговорил Митенька. - Он тоже грозится убить меня... если я не буду подчиняться... Все-е хотят убить меня...
        - Да не скули ты, тошно слухать, - оборвал Гриня. Тонкое лицо Митеньки с голубыми тенями под глазами жалостно морщилось, но плакать он перестал.
        - Что ты скажешь своему отцу, когда он вернется? - спросил Егор. - Он там кровь проливает за Советскую власть, а ты фашистам прислуживаешь? На задних лапках ходишь перед ними!..
        - Я не предатель! - взвизгнул Митенька и зашептал, заливаясь слезами: - Я же с ним дружу на вашу пользу! Я же не сказал им, что ты тогда в степь на Парисе ездил... когда "арнаутка" сгорела. Я им ничего не сказал... Я сказал Витоле, что ты спать лег...
        - Выследил-таки? - Егора прошиб холодный пот, он растерянно переглянулся с Гриней.
        - Я слежу за вами и вру Витоле. Если бы не я, он сам бы следил... Я давно хочу дружить с вами, а вы от меня, как от холеры...
        Егор слез с него, смущенно пробормотал:
        - Не играл бы ты с ним в слугу и барина. Митенька поднялся, погладил худую шею тонкими пальцами.
        - Знаете, что я узнал от Витоли?.. Собираются приехать каратели с Паулем. Снова будут искать красноармейцев. Витоля грозился, что кой-кому пустят кровь и пограбят. Гриня, ты получше спрячь капитана...
        - Ты и про цэ знаешь?! - Гриня замахнулся на него. Митенька втянул голову в плечи, отшатнулся:
        - У меня тоже есть раненый. Я со степу сам тачкой привез. Мама лечит его.
        Егор восхищенно хлопнул Митеньку по плечу. А Гриня таращил на него круглые глаза:
        - Як же ты узнал про капитана?
        - Я слышал ночью, как ты и Ёра говорили с ним в клуне
        Называли его "товарищ капитан".
        - Брешешь! - возмутился Гриня. - Около клуни Кудлай лежал. Он бы тебя на шматки разодрал. Он злой до чужих.
        - Все станичные собаки, даже самые злючие, дружат со мной и не трогают меня, - скромно сказал Митенька. - Я лежал рядом с Кудлаем и чесал ему живот, а он мне руки лизал...
        Гриня остервенело сплюнул, потеряв дар речи.
        - А ты понял, о чем мы говорили с капитаном? - спросил
        Егор вполне дружелюбно.
        - Про бойцов, тех, которые в камышах, и про оружие...
        У меня тоже оружие есть - две винтовки и автомат.
        - Вот тебе и золотушный доходяга! - воскликнул Егор. - А твой раненый знает нашего капитана?
        - Знает. И Конобеева, старшину, тоже знает. Привет им передавал, да я боялся к вам подойти. - Митенька освобождение вздохнул и улыбнулся.
        - Мы будем дружить с тобой, Митенька, - тепло сказал Егор. - Ты настоящий пионер. Будешь нашим контрразведчиком. Держи пять на дружбу!
        Глаза Митеньки смотрели на Егора с безграничной преданностью и доверием, а узкие худые пальцы порывисто уцепились за его руку, словно боялись, что их обманут, оттолкнут.
        Егор подумал о том, что скрывать теперь что-либо от Митеньки не имело смысла, он и без того все знал. Да и положиться на него можно было без опасения. Если бы он захотел их выдать, то сделал бы это давно.
        Они пошли в разведку вместе. Залегли на краю атаманского сада среди бодяков. Дальше по пустырю росли лишь редкие кустики голубой полыни.
        Амбар стоял на обрывистом берегу в центре речной излучины. Вода за долгие годы подточила каменные береговые пласты, они обрушились; низ амбара обнажился, и задняя стена повисла над рекой. Незаметно подобраться к амбару было невозможно: вокруг голое месте, а от реки - почти трехметровый обрыв.
        Егор и Гриня прошлой ночью выползли на пустырь - выясняли обстановку. Двое часовых - эсэсовец и полицай - прохаживались по-над обрывом, посвечивали фонариками. А днем они обычно отсиживались в весовой, находившейся метрах в ста пятидесяти от амбара, под старыми осокорями. На этом месте издавна был ток. Тут обрабатывалось зерно перед отправкой баржами на заготовительные пункты.
        Дверь весовой была открыта, и разведчики видели эсэсовца и полицая Поживаева. Они играли в карты.
        - Блызенько локоть, а не укусишь, бо шея коротка, - сказал Гриня. Давайте застрелим их, подожжем амбар и удерем.
        - Умник какой нашелся, - сказал Егор. - Мы удерем, а они полстаницы перевешают. Для них это просто.
        К весовой через пустырь шла толстая женщина с кошелкой.
        - Кто это? - спросил Егор.
        - Жена полицая Поживаева, - сказал Митенька. - Обед несет. Она у нашей соседки самогон просила. Я сам слышал: дай, говорит, пол-литра первача, мол, просят охранники, а то им скучно.
        - Скучно, говоришь? - встрепенулся Егор.
        - Да-да, так и сказала, - подтвердил Митенька. - Он был очень доволен, что Егора заинтересовало его сообщение. Егор ласково похлопал его по спине:
        - Эт-то хорошо! Баской ты, паря! Настоящий контрразведчик.
        - Ты придумал что-то? - обрадовался Гриня.
        - Пока не придумал, но придумаю, - ответил Егор.
        Глава девятая
        Егору пришел в голову дерзкий план. Оставалось только срочно проверить его. Однако этому помешали неожиданные события...
        К нему примчались очень встревоженные Гриня и Васютка и показали странный нож с лезвием внутри колодки.
        - Этим ножиком Пауль хотел меня к стенке пришпилить, - сказал Васютка. Ухо надрезал мне. Я нашел ножик в Терновой балке... на нашей тропинке... Несу к Грине курицу - маманя зарезала для капитана - и вижу, ножик! Я его сразу узнал.
        А Гриня, выкатив глаза и непрестанно мигая, добавил:
        - Маманя и Дашина мать меняли бинты на капитане. Он стонал. Чую, загавкал Кудлай. Выйшов, кругом подывывся - никого не було.
        - Выйшов, подывывся! - яростно сказал Егор. - Надо было стоять на страже, балда!
        И тут они увидели Митеньку. Он бежал к ним через огород, спотыкаясь об оранжевые тыквы. Дыша со свистом и кашляя, выстреливал слова:
        - Спасайтесь!.. Витоля мне сказал... Я пришел к нему, его дома нет... Потом он прибежал и сказал: теперь им лабец!.. Я такое, говорит, узнал про них... Вот зараз, говорит, папаня мой приедет... Я у него выспрашивал, а он, фашист, не сказал... Спасайтесь!
        - Погоди, не дрожи. - Егор показал ему нож. - Чей нож, знаешь?
        - Витолин! - ахнул Митенька. - Где ты нашел его?
        - Васютка нашел около Грининого сарая... Где сейчас Витоля?
        - Дома. Ждет своего батька. А Гордей и Масюта с другими полицаями поехали охотиться на колхозных свиней, которые разбежались по степу.
        - Слушайте мою команду, бойцы, - очень серьезно сказал Егор. - Действовать надо быстро. Васюта, беги, скажи Грининой матери, чтоб перепрятали капитана...
        - К нам отнесем его! - Митенька кинулся к Егору. - У нас не будут искать. Пошли! По балке отнесем, никто не увидит. Быстрей, а то они скоро явятся, все перероют, всех вас застрелят...
        - Тихо, Митенька, не паникуй! Ты и Гриня - пошли со мной.
        Они втроем засели в зарослях одичалой смородины на краю сада Ненашковых; В потной руке Егор держал тяжелый парабеллум.
        - Митенька, иди и примани Витолю сюда, - сказал он. - Придумай что-нибудь такое, чтоб он обязательно пришел.
        - Ты убьешь его? - спросил тот.
        - Нет-нет, он нам живой пригодится. - Егор обнял худенькие плечи Митеньки. - Ты ж не боишься, правда? Иди и веди его сюда поскорей.
        Митенька нырнул в кусты и скрылся в саду Ненашковых. Егор и Гриня ждали, сдерживая дыхание. И вот где-то за пожелтевшим заслоном листвы послышался его льстивый, вибрирующий от волнения голосок:
        - Я подкрался, смотрю, а они прячут в яму три винтовки, немецкий автомат...
        - Немецкий? - переспросил Витоля. В гугнивом голосе его звучала самодовольная и угрожающая интонация: дескать, ага, попались!
        - И пистолет, - воодушевленно врал Митенька.
        - И пистолет?! - обрадовался Витоля. - А какой?
        - Пистолет-маузер!.. Знаешь, такой, как у красных дьяволят... Знаешь, такой - тах-тах-тах-трах!
        - Маузер я возьму себе, а автомат и винтовки отдам бате. А их отправят в Германию...
        - Отправят, отправят, - поддакивал Митенька дрожащим голоском. - Сюда иди... вот тут, под обрывом...
        Егор и Гриня поднялись из-за куста. Витоля остолбенел, лицо его перекосилось, он, видно, собирался закричать, но Егор рукояткой пистолета ударил его по голове. Витоля, охнув, повалился. Через минуту он лежал у их ног, связанный ремнями, с тряпкой во рту. Гриня замахнулся камнем, целя острым углом ему в висок.
        Митенька схватил его за руку:
        - Гриня, не убивай!... Не надо... Я боюсь!.. Тот покосился на него шальными глазами:
        - Отцепись! Не мы его, так он нас...
        - Не дури! - Егор оттолкнул Гриню. Он нам живой пока нужен. Мы его кой о чем порасспросим.
        Гриня отбросил камень, вытер обильно вспотевшее лицо.
        У двора Ненашковых раздалось ржание лошадей и грохот телеги. Послышались возбужденные голоса Гордея, Масюты, Афони Господипомилуй. Видно, охота у них была удачной.
        Егор взял Витолю за ноги:
        - Берите его за руки. Отнесем в подвал, там его никакой черт не найдет... И спокойно, не трусьте. Пойдем по ручью, чтоб следов не осталось.
        Вход в подвал едва нашли: за лето он сильно заплелся диким хмелем и травами.
        В подвале развязали руки Витоле и вынули кляп из рта. Он пришел в себя, прокашлялся и истерично закричал:
        - Отпустите зараз же! У меня дядя - помощник коменданта района. У него друзья - гестаповцы и эсэсовцы!.. Они повесят вас и всю станицу сожгут за меня! А с тебя, гнида паршивая, шкуру живьем сдерут, - грозил он Митеньке. Предатель!
        - Это ты предатель Советской власти! Фашистам, врагам Родины продался! закричал Митенька, выпятив узкую грудь и сжимая сухие кулачки. - И я тебе не служил и не помогал тебе, я служил правому делу и помогал им, вот Егору и Грине...
        Они ушли, звякнув кованым засовом.
        Запор на дубовых дверях был надежным. Можно было не тревожиться: Витоле из подземелья ни за что не выбраться. Он выл, как пес в дурную погоду, но его вой не пробивался на поверхность.
        Засели в подсолнухах на краю огорода Гребенщиковых, позвали Дашу. Она спросила с тревогой:
        - Что же мы будем делать с ним?
        - Расспросим кой о чем, узнаем, что они, Ненашковы, вместе с фашистами замышляют против станичников, и тогда... это...
        - Что - это? - Она посмотрела Егору в глаза.
        Глядя в сторону, он пробормотал:
        - Да то, что остается...
        - Судить его надо, - сказала Даша, поразмыслив. - Судить по законам Советской власти.
        - Ха! Ну придумала ты, Даша, - усмехнулся Егор. - Как тебе это представляется?.. Суд соберем, прокурора, судью пригласим, а?..
        - Знаешь ведь, мой отец был народным заседателем. Разные книги у него были по судебным делам... Я тоже читала. Вот мы кто такие? Советские люди. Так? Мы к врагам не переметнулись, мы живем по законам Советской власти: стараемся спасти раненых бойцов, сохранить народное добро... Так? И вот мы, наш коллектив, можем назначить прокурора, избрать судью, защитника, заседателей и судить предателя Родины Витолю Ненашкова.
        - Так, Даша! Правильно, Даша! - поддержал ее Митенька.
        Гриня, выкатывая на Дашу лупастые зеленые глаза, пожимал плечами, качал головой, хмыкал, но не спешил вслух высказывать свое мнение, выжидал, пока Егор выскажется.
        Егор смотрел на Дашу упорчиво, встретился с ее глазами, она чуток покраснела.
        - Что? Ну что ты скажешь?.. Глупость сморозила, да? - Умолкла: увидела в глазах Егора не иронию, не насмешку, а восхищение.
        - Нет, Даша! Ты хорошо сказала. - Он говорил страстно, доверительно. Тогда, при наших, мы все были одинаковые, а теперь, когда враги оккупировали нашу землю, тут сразу стало ясно: кто чей, кто какой есть... Теперь ясно!.. А мы как жили по законам Советской власти, так и будем жить!
        - Верно! - подтвердили Гриня и Митенька. - Так и будем жить - по законам Советской власти.
        Глава десятая
        Судили Витолю утром на следующий день. Суд проходил по всем правилам. Егор выступал прокурором. Гриня - судьей, Васютка и Митенька - свидетелями, заседателями и конвоирами. Даша вызвалась быть защитником.
        Топчан закрыли кумачовой скатертью, ее принесла Даша. Над столом, на темной кирпичной стене, освещенной фонарем, выделялся вырезанный из старого плаката герб Советского Союза. Скамьей подсудимых служил трухлявый бочонок.
        Витоля вначале рвался на свободу, кричал и грозил всеми фашистскими карами, но когда Егор закатил ему несколько крепких оплеух, он сразу же замолчал и забыл всю свою родню. Забившись в темный угол подвала, он с недоумением следил за их непонятными приготовлениями. Когда все было готово, Гриня сказал ему, показывая на бочонок:
        - Сидай сюда, цэ скамья подсудимых.
        - Плевал я на вас и на вашу скамью... - сказал Витоля и осекся: Егор сунул длинный ствол парабеллума ему под нос.
        - Садись! А то я тебя и без суда кокну. Витоля отшатнулся и, кося глазами на пистолет, сел на бочонок.
        - Ёра, спрячь пистолет, - попросила Даша, - а то еще бабахнет.
        - Не бойся, у меня руки не дрожат, - ответил Егор, однако спрятал парабеллум под пиджак.
        Гриня положил перед собой карандаш и тетрадку. Показывая на Витолю пальцем, Егор сказал:
        - Товарищи, этот человек, по фамилии Витоля Ненашков, предал Родину и стал холуем фашистов. Он мучил Васютку, как белогвардейский каратель, как бандит, и хотел убить его. Он шпионил вместе с Масютой, своим дедом, и помогал диверсанту Паулю, своему дяде, губить советских людей!.. Он подносил хлеб-соль гитлеровским извергам вместе со своим придурковатым дедом и целовал им руки. Голос Егора вдруг сорвался и зазвенел: - Он хотел выдать немцам командира Советской Армии и уничтожить всех нас! Он показал немецкому коменданту Штопфу, где спрятаны ценные гибриды Уманского!.. Я требую расстрелять эту сволочь!
        Витоля сидел, обалдело глядя на них. В глазах его копился ужас. Он вдруг понял по суровым, серьезным лицам своих судей, что этот суд - не игра, что они не пугают его, а судят по-настоящему, и что угроза расстрела и в самом деле висит над ним. Они открыли перед ним все карты, как когда-то Пауль и он открывали их перед Васюткой. Васютка-то и остался живой только потому, что станица была оккупирована и им нечего было бояться за свои издевательства над ним. "Надо было убить Васютку, - горячечно думал Витоля. - И никто бы ничего не узнал. А теперь они убьют меня!" И он, не в силах побороть страх, закричал, пытаясь запугать их:
        - Отпустите меня! Наши... советские все равно не вернутся, их всех побили. А вас повесят, если вы тронете меня!..
        - Перестань скавчать[9], - строго сказал Гриня. - Тут заседает Советская власть - ты должен это понять. - И неторопливо добавил, придвинув к себе тетрадку и взяв в руки карандаш: - Отвечай, як твоя фамилия, як звать и як тебя по батьке.
        Витоля заплакал, глядя на них жалобно.
        - Отвечай на вопросы, подсудимый, - сказала Даша, не скрывая отвращения. Я как твой защитник советую тебе: обо всем говори честно. И перестань нюни распускать - противно! Подличать ты смелый, а на расплату - жидкий.
        - Ну, подсудимый, слухаем тебя, - сказал Гриня. - Смотри, мы с тобой цацкаться не будем.
        - Я все расскажу, родненькие, только не убивайте меня. - Витоля упал на колени и пополз к столу.
        - Фашисты тебе родненькие, жаба! - крикнул Егор. - Мы тебе - граждане судьи.
        - Граждане судьи!..
        - Сядь на место, - сказал Гриня. - И брось свои холуйские привычки, нас этим не проймешь!
        Васютка и Митенька посадили Витолю на бочонок и вытянулись по стойке смирно, почувствовав серьезность события.
        - Отвечай, як фамилия и так далее.
        - Ненашков Виталий Гордеевич, граждане судьи. - Он продолжал всхлипывать.
        - А еще як тебя зовут?
        - Витольд.
        - Ишь ты, Витольд... Возраст какой?
        - Что, граждане судьи?
        - Сколько тебе лет, балда? - сказал Егор.
        - Шестнадцатый пошел, граждане судья. Гриня растерянно почесал в затылке, замигал, высоко поднимая белесые брови: он не знал, о чем дальше спрашивать.
        - Гриня, спроси у него, почему он стал фашистом, - сказал Васютка. - Он же в нашей школе учился!
        - Отвечай, - приказал Гриня.
        - Я не виноват. Это Масюта научил меня, - отвечал Витоля, льстиво и жалобно поглядывая на Васютку. - Васюточка, это старый Масюта приучил меня. Он говорил: если бы не Советская власть, мы бы жили, как буржуи, и все кланялись бы нам в ножки... У Масюты два миллиона царских денег было, а они пропали при Советской власти. Он говорил: всех большевиков и красных надо резать, все paвнo, мол, Советская власть не удержится. И батя тоже так говорил... И рази они брехали? Немцы сильней... Рази неправда? Кончилась Советская власть, ее больше не будет...
        - Брешешь! - оборвал Егор. - Это в тебе кончилась Советская власть! А в нас она есть и будет. Вот мы - Советская власть - сидим и судим тебя, фашиста. И расстреляем, как изменника и предателя Советской власти. Вы, Ненашковы, хотели стать буржуями, хотели власть свою иметь - Советская власть вам не нравилась, а стали холуями проклятых немцев-извергов. Все вы, Ненашковы, сволочная семейка! Вы, подлюки, продали фашистским оккупантам и Родину, и свой народ, и его хлеб. А ты, гадина, шпионил вместе с Масютой за нашими военными частями на укреплениях и на переправе. Сколько там людей наших погибло!..
        - Я не шпионил, это Масюта!.. - Витоля страшился взглянуть в сторону Егора, тот мог в любую минуту вытащить пистолет из-за пояса и убить его. Меня Масюта и Пауль заставляли.
        - Это твой ножик? - Егор достал из кармана нож и показал Витоле. - Ты его потерял возле Грининого сарая, когда выслеживал капитана...
        - Откуда ты знаешь?! - вскричал Витоля. - Я не следил...
        - Ох, Ёра, зачем ты ему все рассказываешь? - сказала Даша с упреком. - Он и так уже много знает про нас.
        - Он никому не сможет рассказать. Он тут и останется вместе с нашими тайнами.
        - Это не мой ножик! - истерически кричал Витоля.
        - Твой ножик, твой! - твердо сказа Митенька. - Граждане судьи, честное пионерское слово, это его ножик.
        - Митенька, мы тебе не граждане судьи, а товарищи, - мягко заметила Даша.
        - Этим ножиком Пауль чикнул меня по уху, - заявил Васютка.
        - Витоля Ненашков! - строго сказала Даша. - Чем больше ты будешь врать, тем хуже будет для тебя. Говори правду и признавайся во всех своих подлостях. А будешь врать, я не стану тебя защищать.
        - Ну мой, ну мой! - закричал Витоля, судорожно всхлипывая. - Ну выслеживал вас! Масюта всегда говорил, что вы все - кровные враги, а наши друзья по тюрьмам гниют да в Сибири гнуса кормят. Батя тоже так говорил! Не убивайте меня... Я все расскажу. Вы не знаете Масюту. Он говорил мне: учись быть барином...
        - Ты про другое рассказывай. Мы про это сами знаем, - перебил Егор. Забыл, как я тебе морду бил за такие дела?
        - Разнюнился, контрик, рассоплился, - сердито сказал Васютка, державшийся до этого более или менее спокойно. - Ты про своего дядю-диверсанта расскажи...
        - Расскажу, расскажу, Васюточка, - угодливо откликнулся Витоля. - Это Пауль заставлял меня бить тебя... Правда ж ведь, Васюточка?
        - Иди ты, жаба! - отрубил Васютка.
        - Замовчите оба, - остановил их Гриня. - А ты, подсудимый, отвечай на мои вопросы... Откуда взялся Пауль? Шо он тут делал?
        - Он из Германии приехал шпионить. В Ростове целый год жил, опосля у нас два месяца.
        Гриня потерял самообладание, закричал во весь голос:
        - А чого ж ты, вражина, не заявил Советской власти?! Да он же столько вреда нам наделал!
        Витоля поднял плечи, настороженно глядя на Егора. Он боялся говорить правду, но и лгать не мог, страшась накликать на себя еще большую беду.
        - Чего б я стал доносить на своего дядю?.. Я боялся. Меня сразу бы убили...
        - Нечего с ним рассусоливать, он конченый враг Советской власти! - сказал Гриня. - Як вспомню, сколько на переправе людей было побито, - сердце останавливается. А они, гады, ракетами показывали фашистам, куда бомбы кидать!.. Не хочу с ним больше балакать!.. Ёра, застрели его зараз же! Это я тебе говорю, як судья... Застрели!..
        - Спокойно, Гриня, - сказал Егор. - Продолжай суд, Витоля опустился на бочонок, завыл:
        - Они меня застав-ля-ли... запу-га-ли... Я не хотел... Даша поднялась. Руки у нее дрожали. Она была очень взволнованна. Не смотрела на Витолю. Испытывала к нему отвращение, ненависть и жалость. Произнесла с расстановкой, боясь, что сорвется голос:
        - Слушай, Витоля... Что ты скулишь, ползаешь, как червяк? Ты нас не разжалобишь. Ты жалкий и мерзкий... Можешь ли ты быть человеком?.. Ты же учился вместе с нами, и к тебе хорошо относились в школе. Тебе нравилось работать с нами... Виктор Васильевич Уманский даже хвалил тебя... Скажи, чей ты? Русский или немец? У тебя Родина есть?.. Послушай, мне не хочется тебя защищать, но я должна защищать....
        Даша повернулась к Егору и Грине. Их поразило выражение ее лица: оно было и гневным и сострадательным, и очень серьезным. Она продолжала:
        - Как защитник подсудимого, скажу следующее. Если бы у него были другие родители и другая родня, он бы не стал предателем и фашистом... Они испортили его... Не надо его расстреливать... Его воспитали как раба, как холуя, и он поддался - в этом вина Витоли... И мы тоже виноваты в том, что он стал таким. Он хотел стать пионером, а его били. А мы не защитили его... Даже Виктор Васильевич однажды пригрозил Масюте, что притянет его к ответу за издевательство над внуком, но, наверное, забыл зайти в стансовет...
        - Нет, Виктор Васильевич не забыл, - прервал ее Витоля, слушавший Дашу, кусая губы до крови. - Он заходил... Масюту и папаню вызывали в Совет, ругали... А они пришли домой и спустили с меня шкуру. Маманя обороняла меня, а они и ее побили.... - Витоля зарыдал, закрыв лицо руками, порывался что-то сказать, но не мог: стал мучительно икать. Наконец проговорил: - Застрелите меня!..
        - Успокойся, Витоля, - сказала Даша. - Мы не будем тебя расстреливать...
        - Васютка, Митенька, отведите его в угол! Суд будет совещаться, - хмуро сказал Егор и, когда те отволокли Витолю в дальний угол, сердито спросил у Даши: - Ну, а что ты думаешь с ним делать? Куда его денешь? Одно остается расстрелять. Не выпускать же его на волю?
        - Оставим в подвале, - устало ответила она. - Будет сидеть тут, пока придут наши...
        - Да они же будут искать его, все в станице перевернут!..
        - Треба у него выпытать, шо он знает про фашистов, шо они замышляют против наших людей, - сказал Гриня.
        - Ладно, - согласился Егор. - Если скажет - оставим в живых, а нет - лабец ему!.. Конвоиры, сажайте предателя Ненашкова на скамью подсудимых.
        Васютка и Митенька исполнили его приказание. Витоля с трудом удерживался на бочонке: его качало из стороны в сторону.
        Гриня постучал карандашом по столу.
        - Ну, Витоля, Витольд Ненашков, даю тебе последнее слово. Говори, шо ты знаешь про фашистские дела. Шо замышляют против советских людей твой батько-атаман, шпион Пауль и полицаи?
        Продолжая судорожно икать, Витоля посмотрел на него мутными, безразличными глазами.
        - Говори, Витоля, если ты еще не конченый предатель и враг, - сказала Даша. - Наши вернутся. Фашистов разбили под Москвой и теперь бьют по всему фронту...
        - Я знаю... Я скажу... - проговорил Витоля, икая. Даша подала ему кружку воды. Он выпил ее до дна. Сидел сгорбившись, опираясь локтями о колени, отупело-равнодушный.
        Они ждали молча, в упор глядя на него. На широком плосковатом лице Витоли выступил частый пот.
        - Зараз вспомню, - заговорил он глухо. - Девчат незамужних и комсомолок собираются отправлять в Германию. Батя уже получил такой приказ из комендатуры. И вас отправят, Гриню и Егора. Пауль сказал: интересно с наследника красного атамана раба сделать. Пауль собирается казаков вербовать в армию генерала Краснова. Генерал сейчас в Ростове.
        Короткопалой ладонью вытер пот на лице и задышал шумно, будто выполнил непосильную работу.
        - Что ты знаешь про "арнаутку" и про гибриды? И что говорят немцы про них?
        - Штопф как зашел к нам в первый раз, так зараз же спросил Пауля: как, мол, поживает "арнаутка" Уманского.
        Потом приказал поставить охрану около нее. Когда ее сожгли, Штопф чуть не сдурел. На батю с пистолетом кидался, Пауля обозвал идиотом и свиньей... Говорит, не уберегли, собаки, добро для великой Германии... Ну, а когда я сказал ему про гибриды, он подобрел...
        - Откуда ж Штопф узнал про "арнаутку"?
        - Пауль ему еще в прошлом году сообщал, что Уманский выводит новый сорт пшеницы.
        - Вот заразы! - возмутился Васютка.
        - Почему Штопф так сильно цепляется за "арнаутку"? - спросил Егор, с большим вниманием слушая Витолю.
        - Все Штопфы - богатые помещики. Хлебом торгуют. Про "арнаутку" Штопф говорил, это дорогой сорт пшеницы. За нее итальянцы и аргентинцы, мол, будут платить золотом, килограмм за килограмм. Ну, Штопф будто хочет преподнести Гитлеру подарок... Пауль говорил бате, что за ней в субботу придут машины.
        - В субботу?! - всполошился Егор. - А сегодня пятница!..
        Кончаем балачку. Я снимаю свое предложение о расстреле. Голосую за тюремное заключение.
        За это проголосовали все.
        Витоля сидел, опустив голову, безучастный ко всему. Гриня свернул протокол трубочкой, обратился к нему:
        - Мы будем кормить тебя. А як придут наши - сдадим в НКВД. Только не кричи задарма, все равно никто не почует. Фонарь нехай горит... Вот тут на столе я тебе оставил бумагу и карандаш.
        - Бумагу и карандаш, - машинально повторил Витоля.
        - Ну, может, напишешь матери, мол, жив-здоров, не журитесь.
        Не мог знать Гриня, какой цели послужат оставленные им карандаш и бумага.
        Глава одиннадцатая
        - Даша, беги в станицу, предупреди девчат, пусть прячутся, если не хотят ехать в Германию работать на фашистов, - сказал Егор, когда они вышли из подвала. - А мы пойдем на Егозинку. У меня есть план, как в амбар забраться.
        - Ох, смотрите, хлопцы, осторожно! - сказала Даша. С мыса, заросшего лебедой и бодяком, где они залегли, хорошо был виден амбар. Задняя стена почти на метр нависла над рекой. Председатель колхоза все собирался оттащить амбар подальше, но ему отсоветовали: берег из каменных пластов, его не скоро размоет, а из такого положения удобно ссыпать хлеб по лоткам в баржи.
        "Может, оно и лучше, что не оттащили амбар с обрыва", - подумал Егор.
        Летом, в сухие дни, Егозинка, питаемая холодными ключами, которые пробивались из глубин подземного каменного кряжа, была прозрачной, искрящейся веселыми бликами. Но в паводки и половодье река завивала свое течение кудряшками-водоворотами и у крутых излучин шипела, как рассерженная змея, выступы камня стесывали с ее боков пенную стружку.
        Сейчас, после обильных июльских дождей, Егозинка была именно такой. Вода сильно поднялась. Ольхи, росшие в расщелинах каменистого берега, полоскали в ней свои ветви. Мутные струи с клокотанием проносились мимо, кружа в коловертях сучья, траву и всякий мусор.
        - Подождите меня здесь, а я сплаваю к амбару поближе и все высмотрю, сказал Егор, поднимаясь с земли.
        - Ты шо?? - испугался Гриня. - Утопнешь. Смотри, какие водовороты засосет тебя.
        Егор и сам подумывал об этом, но ответил с наигранной небрежностью:
        - Не каркай, а то и в самом деле испугаюсь. Он отдал пистолет Грине, разделся до трусов. Сырой ветер обдул его, белые волоски встали торчком. На загорелой спине резко выделялись полосы розово-блестящей кожи: следы, оставленные плетью и шомполом.
        Гриня подал ему английскую булавку.
        - Приколи к трусам. Если судорога скорче ногу - довбони ее булавкой.
        Егор спустился к воде по выступам каменных пластов, торчащих из крутояра. Если бы там, у амбара, были такие же выступы Хоть бы какой-нибудь паршивенький выступчик, чтоб зацепиться за него, прилипнуть к берегу. Страшно нырять, нет слов, однако медлить нельзя. Он знает, что друзья наблюдают за ним, пусть не думают, что он боится. Глубоко вздохнув, Егор оттолкнулся от пласта. Холодная вода стиснула его, поставила на голову, завинтила штопором. Затрещало в ушах вода больно надавила на барабанные перепонки. В голове мутилось, она хмелела, как от вина. Невыносимо захотелось вздохнуть: грудь заходила судорожно, но тянуло и тянуло в мутную глубину. "Не выдержу!" - обожгла мозг трусливая мысль. За веками вспыхивали красные хлопья. "Выдержу! Я могу!" - настойчиво повторял он, заглушая страх.
        Раскинул руки, развел ноги - слышал об этом как-то, - и его выбросило на поверхность недалеко от амбара. Он задышал, радуясь необыкновенному вкусу воздуха, настоенного на тополевых и ольховых листьях. Подумал: "Ничего страшного, главное - удержать воздух".
        Пенистая струя стремительно несла его вдоль берега, вставшего справа отвесной обглаженной стеной. Здесь каменные пласты стояли торчком.
        Вот и амбар. На обрыве под ним - ни выступа, ни выступчика. Не за что было зацепиться. Руки заскользили по обглаженному камню, и он больно ударился животом о подводный порог - корень обрушившегося пласта. Охнул, но не растерялся - обрадовался удаче, - вцепился в него изо всех сил.
        Отдышался и выбрался на подводный порог. Амбар козырьком нависал на высоте около двух метров. Были видны широкие трухлявые доски пола. Прижимаясь спиной к обрыву, Егор осторожно двинулся к середине амбара, нащупывая ногами узкий каменный порог, скрытый мутной бурлящей водой. Здесь, под двустворчатой дверью (Егор не раз бывал в этом амбаре и знал, что дверь была двустворчатая), ладони на две выдавался конец балки. Она подгнила, но вполне могла выдержать вес человека. На торец можно накинуть веревку и подняться наверх. Дверь открывалась внутрь, запиралась крючком - это он тоже хорошо помнил. И между створками есть щель, ничего не стоит откинуть крючок ножом. Вряд ли полицаи удосужились поставить на дверь какой-нибудь дополнительный запор. Ведь они, наверное, считают, что со стороны реки никакой черт не сможет забраться в амбар. Если бы это было так!..
        Воздух со свистом задувал под козырек амбара. Егор прислушивался. Бормотала, всплескивала вода под обрывом, да наверху шумела, подсушенная зноем, листва на старых осокорях. Скользнув в воду, Егор перевернулся на спину. Убедился: между створками двери была довольно широкая щель, перечеркнутая посередине ржавой полоской - крючком.
        Струя понесла его на горбу, покачивая и кружа, как щепку. Амбар быстро отдалялся. Высокий берег закрывал от глаз весовую, где Афоня и немец играли в карты. Солнце, закрытое тучами, поднималось к полдню.
        Река вынесла и выбросила его на песчаную отмель у буерака, там, где берег опускался к воде и течение не было таким стремительным. Возвращаясь к нетерпеливо ожидавшим его друзьям, забежал домой за веревкой.
        - Мы думали, тебе уже конец: нырнул - и нет его. А потом смотрим вынырнул. Ну, напереживались! - возбужденно сказал Васютка.
        - Ох и смелый же ты, Ёра! - воскликнул Митенька.
        - Ну что там? - спросил Гриня.
        - Скажу прямо - страшно! Можно и не выплыть. Крутит, волокёт на глубину до самого дна. Аж в голове пищит! Кто сробеет - баста, ваших нет! Так что опасно: и утонуть можно, и в амбаре могут зацобать - пощады не дадут. - Он со строгой придирчивостью оглядывал лица друзей. - Неволить никого не буду. Кто захочет, тот и пойдет... Так что, добровольцы, - два шага вперед.
        Гриня, Васютка и Митенька шагнули на середину лужайки. За Васютку Егор был спокоен. Низенький, но грудь широкая, мускулы выпуклые. Гриня худой, но жилистый. Выдержит. Однако насморк заработает наверняка, и его большой нос посинеет, как баклажан. А Митенька...
        - Нет, Митенька, ты плохо плаваешь, - сказал Егор.
        - Ёр, я вышмыгну, если меня засосет на глуботу! - страстно убеждал Митенька. - Я только с виду такой. Я - крепкий. И не боюсь...
        - Я знаю, ты сильный и смелый, но ты должен остаться. Ненашковы, наверное, уже кинулись искать Витолю. А если ты утонешь, нам хана. Они подумают, что мы и Витолю и тебя кокнули. Понимаешь? Ты придумай что-нибудь про Витолю и зайди к ним. Они обязательно спросят про него. Они же думают, ты его друг... Понимаешь?
        - Понимаю.
        Митенька склонил кудлатую голову. Выгоревшие желтоватые волосы трепал ветер, и он, тонкий, длинношеий, был похож на цветущий подсолнечник, качающийся в непогоду.
        - Я вдвоем с Гриней поплыву. Мы и вдвоем справимся. А ты, Васютка, нашу одежду и обувь отнесешь к берегу на край Федькиного яра. Знаешь, там верба толстая лежит?..
        Гриня разделся. Егор опоясался веревкой и ремнем, на котором висели кобура с пистолетом и нож Витоли. Крепко пожал руку Митеньке и Васютке:
        - Если с нами что случится... Нет, ничего не должно случиться... Ну, вы сами знаете, что надо делать. Никому ни гу-гу.
        Васютка тотчас сложил одежду в Егорову сорочку, завязал в узел, обувь связал за шнурки, перекинул через плечо и побежал через атаманский сад к Федькиному яру.
        Егор и Гриня спустились к воде, подышали глубоко и нырнули один за другим.
        Митенька смотрел на реку, в тревоге прижав руки к груди. Вдоль всей излучины играли водовороты, всасывая мусор, смытый дождями с берегов. Из водоворотных воронок раздавались жуткие звуки: казалось, это неведомые страшные чудища жадно пьют и никак не могут напиться поды.
        Долго, немыслимо долго не показываются ребята на поверхности реки. У Митеньки слезятся глаза от напряжения. И когда они выныривают неподалеку от амбара, Митенька от облегчения тихо смеется. Ему хорошо видно, как Егор, первым выбравшись на подводный порог, подает руку Грине. Потом он сматывает с себя веревку и закидывает ее на конец балки. Гриня держит веревку, а Егор поднимается по ней. Вскарабкавшись на выступающий конец балки, он становится на него и приникает к двери. Теперь Митеньке не видно, что он делает. Наверное, откидывает крючок ножом. Не иначе, ему удается это сделать, потому что он совсем исчезает из поля зрения... Вот по веревке лезет Гриня. Егор, высунувшись из дверей no пояс, втягивает его в амбар.
        Митенька вытирает вспотевший лоб и бежит, пригнувшись, на край зарослей посмотреть, что делают часовые. Они выглядывали из весовой. К ним шла тетя Фрося с большой кошелкой. Она несла обед. "Хорошо, - думает Митенька, - Афоня и немец будут жрать, у них будет трещать за ушами, и они не услышат, как ребята высыпают "арнаутку" в воду, и не увидят их, когда они поплывут с мешками колосьев; крепкий самогон замутит им глаза..." Все сжимается в груди Митеньки в маленький болезненный комочек. Он очень боится за своих товарищей, ему не хочется уходить отсюда, но, помня поручение Егора, торопливо спускается в балку и бежит по тропинке в станицу.
        Затащив Гриню в амбар, Егор нетерпеливо бросился к мешкам с колосьями. Целы, все четыре!.. И если целы записки. Уманского - будет счастлива Даша беспредельно. Где тут номер четвертый?.. Егор развязал мешок, сунул руку по локоть в колючие колосья. Нащупал плотный сверток, обернутый клеенкой и опутанный шпагатом.
        - Гриня, тут записки...
        Они прислушались к звукам извне. До них доносился лишь шум жестких листьев на корявых осокорях да плеск воды под берегом. Ветер дул со стороны весовой. Егор подошел к наветренным, таким же двустворчатым дверям, приник к щели. Широкое окно весовой выходило в сторону амбара, и Егор увидел: тетя Фрося, зайдя в помещение, выкладывала из кошелки еду на стол. При виде литровой бутылки с самогоном невысокий плотный немец засмеялся и что-то сказал, похлопывая тетю Фросю по спине. Афоня самодовольно ухмылялся.
        Егор оторвался от щели. Он щелкал зубами от холода и нервного напряжения. Расстегнув кобуру, как можно спокойнее сказал:
        - Они сели обедать. Молодчина тетя Фрося: вовремя принесла обед и целую литру самогону, как и уговаривались. Так что не бойся, Гриня.
        Егор стянул с вороха "арнаутки" брезент.
        - Будем загребать пшеницу брезентом и ссовывать за порог. Так быстрей управимся.
        И полилась за порог золотая "арнаутка" Уманского. Тяжелая, словно дробь, она со свистом и шипом вонзалась в воду. Быстрые струи подхватывали ее и уносили прочь, рассеивая по дну бурной, напитанной дождями, Егозинки. Время от времени они поглядывали в щель: что там, в весовой, делается?
        Когда тетя Фрося ушла, ворох пшеницы заметно уменьшился. Афоня и эсэсовец догрызали утку, допивали остатки самогона. И вдруг затянули "Катюшу".
        - Моя стратегия оправдалась, - сказал Егор. - Нехай веселятся, гады, после поплачут...
        Потом они пели "По Дону гуляет казак молодой", "Волга-Волга, мать родная" и другие песни. А когда эсэсовец запел о ефрейторе Гансе, Гриня, заглянувший в щель, сдавленно воскликнул:
        - Афоня идет!
        - Тихо. Замри! - сказал Егор.
        Он вынул из кобуры пистолет, отвел предохранитель. Приник к щели.
        Афоня шел к амбару, держа винтовку под мышкой. На красной, опухшей от частых пьянок роже блуждала улыбка. Он зашел за амбар слева. Егор передвинулся к боковой стене:
        Афоня мочился в реку с обрыва. Гриня, вытаращив глаза, зашептал:
        - Жаба, жаба, на тебе дулю... Афоня за угол не заглянет - опасно: почва под углами амбара со стороны реки обрушилась. А если выглянет, держась за угловые связки досок, то увидит или не увидит, что дверь открыта?.. Доски на боковой стене амбара плотно пригнаны - ни одной щелочки. "А что, если Афоня Господипомилуй заглянет в амбар спереди через щель в двери?" - подумал Егор, и у него враз запекло в желудке.
        Афоня вдруг завыл, подпевая эсэсовцу:
        - Майне либе Ганс...
        За стеной послышался неровный топот, шаги удалялись все дальше, дальше, в сторону весовой, и Егор свободно вздохнул.
        - Приспичило ему! - сказал он, пряча пистолет в кобуру. - Берись, Гриня, за брезент. Пошли!
        Они загребали брезентом "арнаутку", как бреднем рыбу, волокли к невысокому порогу, и она перехлестывала через него, стекая золотым потоком в роду. Егор подгребал зерно с боков, вычищал его из пазов между досками. От непрерывной работы тело наливалось тяжестью, руки деревенели, пальцы сводило судорогой. Обливаясь потом, тяжело дыша, он шептал:
        - Давай, Гриня, давай!.. Не будет проклятому Гитлеру гостинца от донских казаков, дулю с маслом получит он!
        И лилась, лилась в воду драгоценная "арнаутка" Уманского.
        Егор вдруг остановился, внимательно оглядел пол вокруг вороха и стал выковыривать ножом деревянные затычки, забитые когда-то в широкие щели между досками пола.
        - Зачем ты это делаешь? - спросил Гриня.
        - Да надо же спасти хоть немного "арнаутки" на развод. Зерно натечёт под амбар - он ведь стоит на каменных блоках, под ним пустота - а потом затычки поставим на место, и они, гады, ни о чем не догадаются Давай нагребем зерна на дырки, пусть вытекает потихоньку. Позже, когда все утихнет, мы его отсюда достанем и спрячем.
        А в это время Митенька в который уже раз проходил мимо двора Ненашковых, подпрыгивая, заглядывая через новый забор, сбитый из колхозных досок. В кухне Масюта ругался со своей невесткой, матерью Витоли.
        - Куда ты, вонючий козел, послал моего сына?! - кричала она. - Зараз же разыщи его!
        Что отвечал Масюта - Митенька не мог разобрать: речь старика была гугнива, невнятна. Он отчетливо произносил лишь ругательства.
        Атамана Гордея дома не было. Он находился в управе. Переборов нерешительность и робость, Митенька постучал в калитку.
        Звякнул засов. Масюта осторожно выглянул из-за двери. Митенька поклонился:
        - Доброго здоровьечка, Максим Варламович! Здравствуйте, уважаемый! Я вот Витольда Гордеевича пришел проведать.
        Масюта, вытянув губы, зачмокал.
        - А-а, это ты, куршивый Митенька! А Витольда нет. Отсутствует, значится.
        Белесые глаза Масюты бегали, ни на чем не останавливаясь, усы и борода дико встопорщены.
        - Не вернулся еще, - с притворным разочарованием сказал Митенька.
        - А куды он ушел? - с подозрительной поспешностью спросил Масюта и, распахнув калитку настежь, втащил Митеньку во двор. - Куды он ушел, ты знаешь? А ну скажи!
        Поведение Масюты напугало Митеньку, но он, глуповато улыбаясь, ответил, подделываясь под слог Масюты:
        - Вчерась под вечер он мне сказал: собираюсь, грит, Митенька, мой слуга и друг закадычный, пойти в одно место по сурьезным делам. Я молил его, ажник на колени становился, просил взять с собой. А он - ни в какую!.. Грит, ты, Митенька, до этого не дорос.
        Отпустив его руку, Масюта опять распустил губы в самодовольной ухмылке:
        - Ишь ты! Он такой, в меня удался... И не сказал, куды пошел?
        Митенька горестно покачал головой:
        - Не сказал, отослал домой. Иди, грит, Митенька, и помолись господу богу за мою удачу.
        - Гм, не сказал. Секретный он. Весь в меня, - пробормотал Масюта рассеянно.
        Он думал о чем-то другом или, может быть, совсем потерял нить мысли, забыл, о чем говорил с Митенькой. Уставившись на него пьяными глазами, вытянул кадыкастую, морщинистую, как у стервятника, шею и сказал дыша самогонным перегаром:
        - Ты щево не кланяешься мне, дерьмо собачье? Обнаглела, дрянь голопузая... Пошел вон!
        Митенька выскочил на улицу, задыхаясь от ненависти и отвращения к гнусному старику. А тот грохнув запором, закричал во дворе:
        - Уважай меня, почитай! У меня все сыны - фашисты. И я сам себе фашист.
        Митенька шмыгнул в кусты бузины, спустился в балку и по ней - к Дашиному двору.
        Даша, как вернулась, вместе с матерью и ее подругами, надежными женщинами, обежали станицу, передали девчатам: прячьтесь, иначе увезут в Германию на рабство. Потом Даша и Надежда Ивановна стали ждать...
        - Да-ша-а, - послышался протяжный тоненький голосок у дверей.
        - Митенька!.. Наконец-то! - Даша выбежала из комнаты, привела Митеньку. Ну, говори, где они? Успели забраться?
        - Успели, успели!.. Я видел, как они... Им не дали поговорить. Во дворе залаяла собака. Около двора остановилась автомашина. Кто-то закричал:
        - Хозяйка, где ты?!
        - Это рябого Бардадыма черт принес! - сказала Надежда Ивановна и отозвалась: - Туточки!
        В горницу вошли немецкий солдат и старший полицай Поживаев, которого уже окрестили Бардадымом.
        Митенька тотчас вытянул шею, словно проглотил кость, и стал улыбаться, как дурачок, кротко и задумчиво.
        - Надежда, есть работа на благо великой Германии, - с ухмылкой сказал Бардадым. - Гостинец отгрузить Гитлеру надо, "арнаутку" Уманского.
        - Да, да, тетка! - сказал немец. - Аллес ком, ком!.. Арбайтен бистро.
        - Вы тоже, - полицай показал пальцем на Дашу и Митеньку - Берите ведра с собой, не жменьками же будете грузить пшеницу на машины.
        Митенька едва нашел силы сдвинуться с места и подняться в кузов автофургона. Там уже было полно женщин и подростков Туманилась голова. Слабо трепыхалась единственная мысль: "Наврал, проклятый Витоля! Говорил, автомашины придут завтра.."
        Даша, чувствовавшая себя не лучше Митеньки, обняла его за плечи,
        За автофургоном в сопровождении вооруженных мотоциклистов ехала легковая автомашина. В ней сидели Штопф, его помощник Пауль и атаман Гордей.
        Возле амбара стояли еще два автофургона. У дверей перекуривали немцы и Афоня Господипомилуй.
        Почти в беспамятстве видел Митенька, как к дверям амбара подошел Штопф, как перед ним вытянулся Афоня. Штопф достал из кармана ключ, воткнул его в большой висячий замок. Повернул. Его негромкий щелчок прозвучал для Митеньки оглушительным выстрелом.
        Подобострастно, пьяно улыбаясь, Афоня распахнул дверь и широким гостеприимным жестом пригласил Штопфа войти в амбар.
        Немец вошел широким шагом, за ним последовали остальные. И остановились, ошеломленные, озираясь. Афоня попятился, онемев от ужаса: амбар был пуст. Пол был подчистую вылизан. Еще одно успел заметить Митенька: двустворчатая дверь от реки была закрыта и заперта на большой ржавый крючок.
        - Майн готт! - завопил Штопф, выкатывая глаза. - Вас ист дас? Во ист "арнаутка"?
        Лицо его побагровело до синевы. Он повернулся к Афоне, выдирая короткими пальцами вальтер из черной кобуры:
        - Во ист "арнаутка" Уманский?! Партизанен?! Расстрелять!
        Солдаты из охраны ворвались в амбар, клацая затворами автоматов. Другие оттеснили женщин и Митеньку от амбара.
        Афоня упал на колени перед Штопфом: тот топал ногами и целился ему в лоб.
        - Я не партизан... Господин комендант, не убивайте! Я сердечно предан немцам!..
        Штопф изо всей силы ударил его сапогом в лицо. Хлюпая кровью, Афоня ловил ноги Штопфа, пытался поцеловать сапоги:
        - Я не виноват, господом богом клянусь!.. Господин Пауль Максимович, кланяюсь в ножки вам. Спасите! Я заплачу... У меня золото есть. Много! На Среднем острове спрятано...
        Пауль что-то сказал Штопфу быстро, негромко Тот, перестав кричать и топать ногами, с минуту постоял в отупении, затем сказал своим охранникам, показав на Афоню и эсэсовца, который охранял амбар.
        - Взять! На допрос!
        Пауль приказал солдатам гнать прочь людей. Солдаты закричали:
        - Вэк! Нах хаузе! Шнель[10]!
        Оглянувшись, Митенька увидел, как Пауль, с перекошенным от злости лицом, подошел к сгорбившемуся от страха брату Гордею и залепил ему такую пощечину, что у того мотнулась голова.
        Даша и Митенька побежали впереди женщин. Им не терпелось встретиться с Егором, Гриней и Васюткой и рассказать о том, что произошло в амбаре.
        Глава двенадцатая
        Весть об исчезновении "арнаутки" быстро распространилась по станице. История, передаваемая из уст в уста, обрастала невероятнейшими подробностями.
        Егор, Митенька и Даша сидели за столом под грушей около кухоньки. Панёта угощала их борщом с молодым петушком.
        - Не иначе как отвели глаза Афоне добрые люди, - говорила она. Замки-запоры целы, а "арнаутку" кубыть корова языком слизала. Может, освободится таперича Фрося от своего благоверного.
        Егор посмеивался, подмигивая Митеньке и Даше, с редким аппетитом ел борщ. Все обошлось как нельзя лучше. Правда, пришлось ему понервничать, когда стал накидывать крючок обратно на петлю. Одеревеневшие пальцы едва удерживали нож, которым он поддевал крючок. А тут на старый ток подъехали автофургоны. Гриня уже далеко отплыл с мешками колосьев, связанных веревкой. А он все никак не мог набросить крючок. Ноги дрожали, чуть было не сорвался с выступа балки. А так хотелось накинуть крючок на петлю, запереть дверь, чтобы поломали голову фашисты. Наконец ему удалось это сделать. Он спустился вниз, на подводный порог, утопил остаток веревки и нырнул. Кобура с пистолетом и ножом тянула под воду, и ему, сильно уставшему, пришлось крепко напрягаться, грести из последних сил, чтобы не пойти на дно. Выбрались на берег с Гриней благополучно. Васютка с одеждой ждал их в условленном месте. Мешки с гибридами спрятали в Федькином яру, там, где лежали части с трактора и молотилки...
        - А что, правду люди говорят, что Афоня кричал при народе, будто золота у него много спрятано? - спросила Панёта.
        - Говорил, говорил, - отозвалась Даша. - Золото, сказал Афоня, на Среднем острове спрятано.
        - Ах собака! - воскликнул Егор. - Ведь он тогда, на суде говорил, что никакого золота не нашел, даже не успел осмотреть острова, мол, Осикора сделал ему засаду в камышах. А теперь защемили ему хвост, так он и золота не пожалел... Значит, на Среднем острове?.. Ну, мы это учтем.
        Егор зажег па огороде кучу мусора, приготовленного заранее. Густой дым потянуло в сторону гиблых низов. Это был сигнал для Конобеева: "Тревога! Жду у сухого тополя!" Так: было с ним условлено в прошлый раз.
        Пришел Гриня, и они вчетвером отправились в атаманский сад с ужином для Витоли. Багровое солнце спускалось за тучами к горизонту. Сквозь прорехи раздерганных туч пробивались снопы красных лучей. Они подкрашивали верхушки старых деревьев, с которых срывались пожелтевшие листья.
        В подвале было тихо и темно. Фонарь почему-то не горел, хотя керосина было достаточно - в углу стояла целая бутыль.
        - Витоля! - позвала Даша.
        Егор испугался. Неужели Витоля каким-то образом сумел, выбраться отсюда?! А если его кто выпустил?! Лихорадочно тряс спичечный коробок, никак не мог захватить спичку непослушными пальцами.
        - Витоля, - сказал Гриня, - ты спишь? Громко стрельнула спичка. Ее неяркий огонек раздвинул подвальную тьму.
        - А-а-а! - резанул слух звенящий голосок Митеньки.
        Испуганно вскрикнула Даша.
        Егор обомлел: с кирпичной стены на него глядело поражающе вздутое, перекошенное лицо Витоли. От неестественно длинной шеи тянулся захлестнутый удавкой брючный ремешок к крюку в стене.
        Спичка погасла. Они попятились к выходу.
        - Митенька, Даша, идите домой, - сказал Егор. - А мы с Гриней подумаем, что делать...
        Даша с Митенькой тихонько поднялись по каменным ступенькам, шумнули ветки, прикрывающие вход в подвал.
        Егор зажег фонарь. В нем еще был керосин. Гриня взял со стола записку, подал Егору. В ней было написано следующее:
        "Я больше не хочу жить на белом свете. Умираю и на веки вечные проклинаю своего деда Масюту. Папаня и недорезанный дядя Пауль тоже руки приложили, чтоб я стал дерьмом и фашистом... Жить дальше стыдно.
        Прости, маманя! Тебя они тоже замучили, родная..."
        Боясь оглянуться на удавленника, Гриня зашептал:
        - Шо будем робыть? Егор, поразмыслив, сказал:
        - В балке вчера старое дерево упало, сучья обломались. Туда отнесем его и ремешком привяжем к ветке... Как будто он повесился на том дереве, а оно стояло, стояло и упало... Понимаешь?
        Подождав, пока в саду загустели сумерки, они отнесли труп к поваленному дереву. Потом долго, до покалывания в кончиках пальцев, мыли руки в холодной ключевой воде.
        - Нам с тобой надо уходить в камыши, к Конобееву, - сказал Егор. - Иди к Митеньке, забери у него винтовки и автомат и приходи к сухому тополю. Я тоже скоро буду там.
        Егор зашел к Даше, рассказал ей, как они поступили с трупом.
        - Даша! - Егор замялся, почесал в затылке. - Тебе есть неприятное, но очень важное поручение: наведи кого-нибудь на труп... А то Гордей, говорят, грозился отправить в Германию всех станичных пацанов, если не найдется Витоля... Я вот подумал: наведи бабку Меланью. Она своего теля на выгоне за огородом привязывает пастись. Ты отвяжи его, затяни в балку и припутай около упавшей яблони, знаешь где это?
        - Знаю.
        - Ну, а потом как будто случайно повстречай ее и скажи: мол, то не ваше теля в сад побежало?.. И поможешь ей поискать его. Бабка наткнется на удавленника и поднимет крик. Понимаешь стратегию?
        - Понимаю.
        - В кармане Витоли записка торчит. Обязательно прочитай ее Меланье. Она разнесет по станице, что там написано, А нам этого только и надо.
        - Хорошо, Ёрчик, все сделаю.
        - Главное, чтоб Меланья раззвонила про Витолину записку, а то Ненашковы еще начнут сочинять, что его повесили партизаны.
        - Я ее настрополю. Будь спокоен.
        - Уходим мы с Гриней в камыши, Даша. Сама понимаешь, нельзя нам оставаться в станице... Конобеев, наверное, уже дожидается меня в атаманском саду. Да, чтоб я знал, что у тебя все в порядке, зажги костер на своем огороде сразу же, как выполнишь задание. Васютке и Митеньке передай: следить внимательно за немцами и полицаями; и как только те войдут в камыши - зажечь дымный костер в атаманском саду. Да, еще одно, Дашенька!.. Мы наточили "арнаутки" в щели под амбар. Там мешка три будет. Потом, когда все в станице утихнет, с Васюткой и Митенькой соберите ее и спрячьте где-нибудь в сухом месте. Ясно?
        - Ясно, все сделаю, как нужно... А вот когда ты вернешься?.. Они завтра придут туда, на острова, за золотом... Вы их встретите... Но никто не знает, как все обернётся...
        - Даша, не будем об этом.
        Егор погладил ее плечи, волосы спутал, и она приникла к нему. Он не мог дыхания схватить, не мог слова вымолвить
        - Даша... Ласточка моя...
        Час спустя, простившись с Панётой, Егор пришел к сухому тополю вооруженный с головы до ног: в атаманском саду он взял немецкий автомат, парабеллум и вещмешок с патронами и кое-каким барахлишком.
        - Ого, брат Егор! Да ты, никак, к нам собрался? - тихо воскликнул Конобеев, приглядевшись к нему в темноте. - Что случилось?
        - Завтра на острова наверняка явятся немцы и полицаи.
        - Ну дела-а, брат! - изумленно протянул Конобеев, выслушав рассказ Егора.
        - Что ж делать будем теперь? - спросил Егор.
        - Мы как положено встретим фашистскую шатию-братию. Теперь мы сильны. Я уже целое отделение сколотил. Собрал бойцов по хуторам. И знаешь, заметил я, больно нервничать стали фрицы. Вот и за "арнауткой" они раньше приехали, поторопились. Прижучило их, стало быть. По ночам, слышу я, гремит на востоке. Идет разговор, наши фронт прорвали. Я только что от капитана. Ему лучше стало. Он отдал приказ пробиваться к своим, ну и, по возможности, подергать фрица за хвост
        - Я с ним согласный! - сказал Егор.
        - Ишь ты - согласный! Черти отчаянные! Ну что ж, подергаем фрица за хвост.
        Они дождались Гриню и ушли. Найда, сопровождавшая Егора, поскулив на прощание, вернулась домой. Из-под куста бузины, тихо шурша опавшими листьями и пыхтя, выкатился еж. Поводил острой мордочкой. Человеческий и собачий дух рассеивался. Успокоенно фыркнув, ежик побежал сквозь кусты к трухлявой яблоне: он слышал, как с ее вершины в траву упало яблоко, полное ароматного брызгучего сока. За ежиком сквозь прореху в тучах следила тусклая звезда
        Глава тринадцатая
        Утром на болото ушли Пауль и Гордей Ненашковы, Афоня Господипомилуй, Поживаев, еще четверо полицаев и шестеро автоматчиков из охраны Штопфа. Афоня, избитый до черноты, вел их старой тропой, по которой когда-то преследовал Антона Осикору.
        Спустя некоторое время в балке раздался пронзительный крик бабки Меланьи.
        - Кара-а-у-ул! Люди добрые, атаманский сынок повесился!
        Даша все сделала так, как наказывал Егор.
        В балку сбежались люди, и вскоре вся станица узнала, что Витоля перед смертью оставил записку, в которой на веки вечные проклял и деда, и отца, и дядю. Мать кричала над трупом сына-самоубийцы, пока не сорвала голос.
        Даша вернулась домой и зажгла костер в огороде.
        Дымил костер и в атаманском саду.
        Чуть позже Даша вместе с Васюткой и Митенькой забрались на чердак своего куреня, стоявшего на возвышении. С тревогой они оглядывали гиблые низы. Вдали, над деревьями, росшими на островах, дотаивал сырой туман.
        Конобеев, ориентируясь лишь по слабому лунному пятну на плотных темных тучах, уверенно вывел ребят к Среднему острову, где уже обжился его отряд.
        Первым их встретил Пантюша, стоявший на часах. Он крепко обнял Егора и, тиская, щекотал лицо бородой, пахнущей вареными раками и вяленой рыбой.
        - Орлы боёви! Красни герои! - восклицал он.
        Егору и Грине пожимали руки знакомые и незнакомые красноармейцы, угощали крупными, очень вкусными раками, вяленой рыбой и горячим чаем. Почти все собрались у костра, замаскированного плетнями.
        - Товарищи бойцы, пришло время приступить к боевым действиям, - сказал Конобеев и расправил отросшие, непомерно пышные усы. Он рассказал о том, что произошло в станице. - Итак, друзья, завтра к нам прибудут гости. Мы должны старательно подготовиться к встрече, горячей, как кипяток. Побудка в шесть ноль-ноль. Прежде всего ликвидируем на острове следы человека. Враги, конечно же, будут настороже. Мы не будем торопиться встречать их огнем. Как покажут нам место, где схоронено золото, так и... Ясное дело, товарищи?
        - Ясное, товарищ командир, - отвечали бойцы. Поднялись на рассвете. Было свежо. Туман клубился над камышами. Отряд спешно принялся за дело. Шалаши разобрали, весь сушняк вынесли в мочажину, находившуюся посреди острова в густых зарослях ольхи, переплетенной ежевикой. Здесь, по замыслу Конобеева, и должна была засесть основная группа засады. Вытоптанные и выжженные места на лужайке искусно закрыли дерном.
        Наблюдатель передал с высокого тополя:
        - Товарищ командир, группа фрицев и полицаев в четырнадцать человек прошла по выгону и вошла в рощу у ерика. Вижу дымный костер на бугру.
        - Ясное дело, - ответил старшина. - Продолжать наблюдение. Смотри, там еще Даша Гребенщикова должна зажечь костер в своем саду.
        - Есть!
        Конобеев обошел остров, остался доволен: ничего не выдавало присутствия людей на нем. Собрав бойцов, он сказал:
        - Теперь нам осталось одно; соблюдать тишину и ждать моего сигнала - я свистну. Держите свои нервы в порядке и оружие, ясное дело, тоже. Лежать, как лиса у курятника на голодный желудок. Не курить, не чихать, не... Вы меня поняли, товарищи бойцы?
        - Поняли, так точно! - отозвались они. Наблюдатель доложил с тополя:
        - Товарищ командир, вижу костер на огороде Даши Гребенщиковой!
        Егор вместе с группой Конобеева залег в ольшанике, посреди мочажины, на сушняке от шалашей. Гриня с группой сержанта Белоусова спрятался на втором, меньшем островке. Она должна была прижать врагов с тыла.
        На деревья с шумом и гамом опустились скворцы, стряхнув холодные капли росы. Егор поежился. Мелкая внутренняя дрожь сотрясла тело, живот подводило к позвонку то ли от резкой утренней прохлады, то ли от тягостного свидания встречи с опасностью. Он изо всех сил стиснул автомат. Дрожь немного унялась. Бойцы, лежавшие рядом под низко нависающими ветвями, казались спокойными. Конобеев, упершись подбородком о ложу ручного пулемета, раздумчиво жевал кончик рыжего уса.
        Стараясь дышать ровно и глубоко, Егор внимательно просматривал сквозь листву свой сектор обзора - лужайку за мочажиной и часть восточного берега, поросшего тальником. На лужайке, в порыжевшей траве, вразвалку ходили сытые скворцы, выклевывая насекомых. Вдруг они переполошенно сорвались в воздух - и Егор чуть было не вскрикнул от неожиданности: шагах в двадцати от него, в тальнике, на краю лужайки, стоял старший полицай Поживаев, мокрый и облепленный грязью до шеи. Винтовку он держал наготове.
        - Ш-ш-ш! - предупредил бойцов Конобеев, он тоже заметил полицая.
        Несколько минут пнем стоял Поживаев, даже головой не вертел: прислушивался. На острове было тихо, спокойно, и он, видимо, уверившись в том, что здесь нет ни одной живой души, вышел на лужайку. Шумно прошагал по дерну, закрывавшему вытоптанные места, где стояли шалаши.
        Егор перевел дыхание. Он услышал, как шаги Поживаева затихли на другом конце острова. Потом хрустнула ветка где-то сбоку, совсем близко, и Егор уголком глаза увидел из-под ветки рябое, красное лицо Поживаева, торчавшее в листве ольхи на той стороне мочажины. Тяжелые лягушки плюхнулись с коряги в воду прямо перед Поживаевым. Он испуганно отскочил в сторону и, чертыхнувшись, пошел прочь.
        Рукоятка автомата в ладони Егора стала скользкой от пота.
        - Ки-ки-ки! - сычом прокричал полицай за деревьями.
        - Приготовиться, - шепнул Конобеев. Егор передал команду.
        - Приготовиться... приготовиться, - прошелестело под ольхами.
        Сначала на лужайку вышли полицаи, потом - эсэсовцы, за их спинами прятались Пауль и Гордей Ненашковы. Афоня, хмурый, избитый, шел впереди. Эсэсовцы подталкивали его дулами автоматов.
        - Ну, где? - спросил Пауль. - Показывай. Афоня показал рукой в сторону кривой вербы, стоявшей неподалеку от мочажины:
        - Под той вербой.
        Полицаи и эсэсовцы ринулись к ней
        - Стоять на месте, болваны! - остановил их Пауль. Все повиновались, но не сразу, помедлив.
        - Унтер-офицер Гешке, расставить часовых, - строго приказал Пауль высокому эсэсовцу.
        Трое эсэсовцев и трое полицаев заняли круговую оборону. Остальные пошли за Афоней к вербе. Унтер-офицер Гешке, расставив часовых, бегом вернулся к ним.
        - Дай нож, дерн срежу, - сказал Афоня Поживаеву.
        Тот вынул из чехла длинный ножевой штык, подал ему. Став на колени, Афоня вырезал дерн примерно в двух метрах от ствола вербы и завернул его на сторону, как руно.
        Гешке и другие эсэсовцы оттолкнули Афоню и полицаев, наклонились, и Егор увидел из своей засады, как они с трудом вытащили из сырой земли два небольших железных ящика.
        Конобеев выпустил изо рта кончик уса, но не подавал условленного сигнала.
        Он видел, как Афоня, упавший от резкого толчка эсэсовца на спину, поднялся и отошел в сторону. На него не обращали внимания.
        Пауль, присев на корточки, нетерпеливо открыл один ящик. Раздались возбужденные, алчные возгласы. Эсэсовцы окружили Пауля, заглядывая через плечи.
        Сжимая ножевой штык в руке, Афоня вдруг попятился, озираясь, к ольхам, среди которых спиной к нему стоял эсэсовец, оглядывавший камыши с востока.
        И тут случилось такое, чего Егор никак не мог ожидать.
        Афоня с поражающей резвостью прыгнул на эсэсовца и всадил ему в спину штык с такой силой, что конец вышел из груди. Эсэсовец повалился с хриплым криком. Унтер-офицер Гешке обернулся. Ослепленый блеском золота, он не сразу понял, что случилось. Афоня вырвал автомат из рук эсэсовца и ударил по сгрудившимся около Пауля эсэсовцам и полицаям. Автомат его стучал часто и громко, как косогон лобогрейки. Никто из них не успел взяться за оружие.
        - Ха-ха! - завопил Афоня. - Мое золото! Мое!.. Не трожьте!..
        - Фойер! Фойер! - кричал Пауль из-под навалившихся на него убитых эсэсовцев.
        Поживаев, схоронившийся за толстым стволом вербы, выстрелил в Афоню, но не попал. Часовые-эсэсовцы растерянно выбежали на поляну, не зная в кого стрелять, потом один из них разрядил автомат в Афоню, другой - в Поживаева.
        И тогда Конобеев пронзительно свистнул. Из мочажины брызнули веера пуль, срезая ветви и последних охотников за драгоценностями махновца Осикоры.
        Егор, пораженный поведением Афони, не успел сделать ни одного выстрела так все быстро кончилось, не в кого было стрелять. Вымахнув из мочажины на лужайку, он быстро оглядел трупы врагов - Гордея Ненашкова, Поживаева, унтер-офицера Гешке и других... Пауля среди них не было!
        - Пауль удрал! - переполошенно закричал он. - Ловите его! Упустили проклятого гада!..
        - Не уйдет, - сказал Конобеев, быстро забираясь на вербу. Оглядел цепким взглядом камыши и увидел: не очень далеко от острова резко покачивались султаны камыша - Пауль, продирался сквозь него.
        - Вон он! Попер прямо на зыбунные места. Мы его загоним в западню - в болотные "окна". Белоусов, Алексеенко,, Кандыба, Быкадоров, развернутой цепью вперед!
        Конобееву сверху отчетливо были видны в сплошной зелени пять точек, где раскачивались серебристые султаны, - там двигались люди сквозь тростник. Та, передняя точка, продвигалась медленно: Пауль, видно, вообразил, что уже избежал опасности. Бойцы догоняли его. А он шел прямо в центр зыбунных мест, выгнутых дугой, - там когда-то была глубокая речная излучина. Там проглядывались "окна" и бездонные зыбуны, затянутые сплавиной - зеленым предательским ковром...
        - Все в порядке! - сказал старшина, слезая с вербы. - В капкане бешеный волк!
        Афоня был еще жив. Хрипел и вскидывался в луже своей крови. Придя в себя, притихнув, непомерно удивился, когда увидел Пантюшу, Егора, красноармейцев в форме:
        - Господи помилуй!.. Не трожьте мое золото!.. - Сумасшедшими, белесыми глазами пригляделся к Егору. - Ты?.. Ты, Ёрка?.. Не заходи в мой двор... Не подходи к моей кабыце... Ты не узнаешь... не... - Афоня вскинулся и умер.
        - Почему он так сказал? - недоумевающе спросил Егор у Пантюши.
        - Понятно, почему, - усмехнулся Панько. - Захоронка якась у него в кабыце... От, бедолага!
        - Отряд, слушай мою команду! - сказал Конобеев. - Собрать трофеи, подготовиться к походу.
        Чего только не было в ящиках старого махновца Осикоры!
        Золотые царские десятки, кольца, зубы, чаши, портсигары, серьги, брелоки и даже бриллианты, драгоценные камни.
        Вскоре вернулись бойцы, преследовавшие Пауля. Сержант Белоусов рассказал:
        - Скулил, сволочь! Как шурханул по пояс в болото, пистолет отбросил, кричит: "Сдаюсь!" Я ему говорю, сдаешься, так хенде хох и дуй к нам. А он дергается и все глубже погружается в жижу. Кричит: "Спасите!.. Я много знаю, буду полезен..." Мы ему отвечаем, водяному ты будешь полезен.
        Иди доложись ему!..
        В тот день еще одно событие потрясло жителей станицы Ольховской.
        Соседи слышали, как громко ссорились у себя во дворе Масюта и его невестка, мать Витоли. Неизвестно, что произошло между ними, но Масюта вдруг выскочил на улицу с разрубленным черепом и упал на дорогу.
        Бабка Меланья пробежала мимо, крестясь:
        - Господь свой праведный суд творит... Господь судит!.. Да будет на то воля твоя, господи!
        Так и лежал в пыли мертвый Масюта. Никто не подходил к нему.
        Мать Витоли исчезла, оставив курень на произвол судьбы.
        Даша, Васюта и Митенька до вечера вели наблюдение с чердака Дашиного куреня. Они слышали выстрелы в камышах, гадали, что там происходит.
        Спустились вниз уже после захода солнца. Никто не вышел из камышей.
        - Живы ли Ёра и Гриня? - тихо сказала Даша.
        - Чего за них бояться, они с Конобеевым! - грубовато отозвался Васюта. Меня не взяли, маленьким посчитали...
        - А вот я верю, живы они и обязательно вернутся, - горячо сказал Митенька.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        Глава первая
        Отряд Конобеева перебрался по речке Ольховке на край Федькиного яра поближе к хуторам Ольховому и Бирючему. Дело в том, что двое бойцов заболели малярией (Гриню тоже трясла лихорадка), у двоих гноились раны, а никаких лекарств не было. И еще один боец ослабел настолько, что не мог пускаться в далекий и нелегкий путь - пробиваться через фронт. Всех пятерых отправили к знакомым жителям этих небольших степных хуторов, куда оккупанты заявлялись редко.
        Конобеев собрал оставшихся.
        - Маловато нас. Семеро смелых. Егор - восьмой. - Посмотрел на Гриню, который трясся под тремя шинелями на сене возле куста держи-дерева. - Ну что ж, братцы, отряд у нас отборный образовался, подвижной, и мы теперь можем не одну операцию провернуть. Немцы, надо полагать, завтра с утра облаву устроят по хуторам и станицам, расположенным около лимана. Поскребут и станицу Ольховскую. А мы ночью прошмыгнем в райцентр, в Старозаветинскую. Там укроемся у Егоровой двоюродной бабушки. Осмотримся, сделаем разведку при ясном солнышке. На базе горючего бывшей МТС, видел я, запасается танковое топливо и всякие там смазочные премузии. И там же паркуются бензовозы. А у нас есть противотанковое ружье с патронами. Бутылки с зажигательной смесью тоже имеются. Как ударим по бакам и цистернам...
        - Да, товарищ старшина! - загорячился Егор. - Разнесем базу горючего, опять укроемся у бабушки в подполье, отсидимся там, потом еще выйдем и что-нибудь раскурочим!
        - Нет, Егорша, нет! - сказал Конобеев. - Отсиживаться у твоей бабушки нам никак нельзя. Следует произвести толковую прифронтовую разведку и потом через фронт, к своим...
        Сверху донесся голос наблюдателя:
        - Товарищ старшина, вижу деда Пантелея! Прямиком с полевого стана скачет к нам на добром коне.
        - Да что ж он без скрытности гарцует? Еще наведет кого на нас... Точно ли это дед Пантелей?
        - Он самый.
        Пантелей Григорьевич оставил коня наверху и скатился вниз с оклунком продовольствия. Свежего хлеба привез, мяса жареного. Оживленный, довольный чем-то. Ероша сизую бороду и непомерно отросшие усы, стал рассказывать:
        - Не беспокойтесь, хлопцы, меня заведующим этого табора назначили! Можете тут пожить недельку-две, никто вас не побеспокоит. Будем хозяйством заниматься...
        - Нет, Пантелей Григорьевич, - остановил его Конобеев. - Мы этой ночью уходим. А теперь рассказывайте все.
        - Значит, так... Назначил меня заведующим Ригораш, Ригорашев, то есть. Комендант Што Пошто сказал ему: ты, мол, теперь будешь атаманствовать... В станице тихо-тихесенько. Што Пошто с охраною не дождался своих ходоков за золотом, ну и убыл он в Старозаветинскую несолоно хлебавши. А Масюту Ненашкова невестка топором зарубила. Нема его - черти взяли!.. А она в речке утопилась, бедная женщина... Сын повесился, мужа убили... Так вот, Егор и Гриня, можем вертаться в станицу без опаски. Ригораш уже спрашивал, что это не видать Егора и Грини. Неужто до сих пор отлеживаются после плетюганов?.. Никто в станице не знает про вас, где вы были и что делали в эти дни, так что можно, хлопцы...
        - Я не собираюсь возвращаться в станицу, - перебил его Егор.
        - Тебе такой приказ дается - вернуться в станицу.
        - Кто это еще мне дает такой приказ?! - воскликнул Егор.
        - Я тебе даю. От имени твоего деда Мини и от имени Советской власти. Послухайте, як дела в станице повернулись. - Пантюша уже обращался ко всем бойцам. - Дойное стадо, которое погнали в эвакуацию, вернулось с доярками и скотниками домой. Коровы - не кони, галопом не погонишь. Надо на отдых поставить, подоить обязательно, чтоб молоко не сгорело, вымя не усохло. Ну, а немец прет да прет - вот и Подали они в окружение. Пришлось домой возвращаться... Дойное стадо у нас - первой марки, лучшее в районе, на Всесоюзную выставку мы с ним попадали... Теперь вот развели этих коров по дворам. И вам с Панётой, Егор, двух дали. Будет теперь па вашем подворье три коровы. Ту, вашу, которую Афоня уводил, Фрося возвернула вам... Кому ж за ними глядеть, а? Панёта, бабка твоя, хворая, одна с ними не справится... А колхозное добро надо сберечь. Сам знаешь, каким трудом и кровью оно нам далось... У нас, товарищи бойцы, кроме того, почетное свинопоголовье имеется: кнури английской породы и матки. Знаете, какие гроши мы за них заплатили? Ого-го!.. А кто будет кормить-поить их, ухаживать за ними?.. Надо на это дело, Егор,
подлетков таких, как вы с Гриней, организовать. Тебя уважает пацанва... Значит, будут слушаться. Эге?
        Егор молчал, обдумывая слова деда Пантелея. А тот, посмеиваясь в свои непроходимые усы, добавил:
        - Ригораш сказал, мол, надо вернуть магнету и другие части с трактора и молотилки, которые ты с Федосеем Кудиновым поснимал и попрятал.
        Егора даже подбросило от этих слов:
        - Он откуда про это знает?!
        - А ты сам покумекай - откуда? Ты ж ему самолично не говорил про это? Эге?.. Вот и сложи два да два... Значится, Федосей с Ригорашем заодно были.
        - А что он за человек, этот Ригорашев? - спросил сержант Белоусов.
        - Наш он человек, станишный. Издавна они тут живут, Ригорашевы. Толковая хлеборобская семья. А Ригораш Алексей завхозом был у нас с самой коллективизации. В тюрьму Ригораша сажали перед войной, потом выпустили, а за что сажали - грец его знает. Разное говорили... Ну, Гордей Ненашков, бывший атаман, в хозяйстве ни бельмеса не понимал, взял Ригораша себе в помощники в атаманскую управу. Ригораш, я вам скажу, мужик себе на уме, его с кондачка не понять, но человек он нашенский, крепкий. - Дед Пантелей засмеялся. - Ну и сват он мне, а Грине - двоюродный дядько.
        Егор испытал чувство облегчения от слов, сказанных о Ригорашеве, непонятном мужике, который представлялся ему недобрым, враждебно настроенным человеком, а на деле оказывается таким, с которым, гляди-ка, заодно был Федосей Кудинов. И дед Миня, помнится, хорошо отзывался о Ригорашеве. Значит, он, Егор, мало понимает в людях. С кондачка, выходит, судил о своих станичниках. Да, прав был Миня, когда говорил ему: "Плохо еще разбираешься в людях, а судишь о них и того хуже - по первому взгляду; полуда самоуверенности мешает видеть ясно..."
        - Но зачем же сейчас ремонтировать трактор и молотилку? - спросил Егор. Федосей сам говорил: косить, мол, надо. спешить, но молотить следует погодить, а то ведь загребут оккупанты зерно.
        - То при Ненашковых такой разговор был. А теперь, При Ригорашеве, дело другой поворот приняло: можем сделать все, что надо. Обмолотим - станишникам на прожитье дадим. Оккупанты, ясное дело, будут забирать зерно, но мы лучшее, семенное, зерно спрячем, надежным людям также на сохранность раздадим. Надо спешить и косить и молотить. Если хлеб в скирдах останется лежать - пропадет. А обмолоченную пшеничку легче спрятать. Эге?.. Красная Армия вернется кормить надо ее, а кто нам, старикам да бабам, помогать будет, а?.. Так что, хлопцы, понять надо вам свою главную задачу, а она такая: помочь своим дедам, бабкам, матерям - народу нашему.
        - Верно сказано! - заключил Конобеев.
        - Ну что ж, хлопцы, будем собираться в дорогу - вам туда, а нам сюда - и прощаться, - сказал Пантюша.
        - А что мы будем делать с этим добытком? - спросил Алексеенко, ткнув ногой вещмешок, в котором находился один из железных ящиков. - Неужели потащим эту тяжесть через фронт?
        - Не потащим, ясное дело, - ответил Конобеев. - Передадим на хранение местному органу Советской власти. Вот перед нами сидит депутат станичного Совета Пантелей Григорьевич.
        - Вот как! - воскликнул Белоусов. - А не боитесь ли вы, Пантелей Григорьевич, возвернуться в станицу - ведь запросто могут повесить вас немцы, как депутата и активиста.
        - А чего ж бояться? - с улыбкой ответил Пантюша. - Депутат должен быть вместе со своим народом и в радости и в горе. Да и немцы того ж не знают, что я депутат и активист, а кто на меня зубами скрипел - того черти взяли!.. Ригораш поставил полицаями своих людей. Из прежних только Клим-ков остался. Не пошел он тогда в камыши - больным сказался. Ну, этого мы в рамках будем держать.
        - А где Темка Табунщиков? - спросил Егор. - Он же с дойным стадом был.
        - Немцы схватили Тимофея Петровича, держат в Старозаветинской. Говорят, скотник какой-то выдал его по дороге обратно...
        - Кто ж там был из скотников?.. Федя блажной? Варакушин?..
        - Федя - святой человек. Любил он Тимофея, как родного. Доярки намекают, мол, Варакуша чертов это сделал. Он все на колхозную кассу, которая была с председателем, зарился. И отлучался он тайком в станицу Старозаветинскую... А как взяли немцы Тимофея - и касса пропала. Тысяч сорок колхозных денег в ней было.
        - Вот собака!.. Пропадет Темка, - с болью сказал Егор.
        - Да, Тимофей не сдастся, не поклонится немцам в ножки.
        - Я вернусь в станицу, Пантелей Григорьевич! - твердо сказал Егор. Только схожу на боевую операцию в Старозаветинскую. Задумали мы рвануть базу горючего для танков! Отомстим за Темку.
        - Правильно, Егорша! - сказал Конобеев. - Мы все знали Тимофея Петровича, вашего председателя. Когда тут на позициях стояли, не раз встречались с ним. Славный он казак, прекрасный человек! Поквитаемся с фрицами за него.
        В потаенном месте Федькиного яра закопали ящики с "добытком" и стали прощаться. Усадили полусонного, желтолицего Гриню на коня. Улучив момент, Егор шепнул ему:
        - Зайди к Даше, привет передай. Скажи, скоро вернусь. Гриня мотал головой, морщась:
        - Кажи громче! Ничего не чую.
        - Ёрка, он же глухой: лихоманка ему уши затулила, - сказал дед Пантелей. Я передам привет Даше. Не беспокойся. Бойцы засмеялись. Егор, смутившись, отошел от Грини. Пантелей Григорьевич взял коня под уздцы. - Ну, хлопцы, удачи вам! Живы будем - побачимся.
        Глава вторая
        До Старозаветинской через степь, по буеракам, около пятнадцати километров. Вышли в полночь, и на рассвете Егор вывел отряд в балку, пролегающую за усадьбой бабушки Феклы, Бойцы остались там, а Егор с Конобеевым прокрались в сад, осмотрели двор. В нем стояли две легковые автомашины и один большой автофургон. Двое часовых - один во дворе, Другой у ворот - безостановочно прохаживались туда-сюда.
        - У твоей бабули какое-то фрицевское начальство проживает, - шепнул старшина.
        По самой кромке обрыва повел Егор бойцов к заветному месту, где росли корявые деревья: оттуда можно было спуститься прямо к подземному ходу.
        - Смотрите внимательно и запоминайте, как сюда войти, - говорил Егор. Вот здесь, в этой дыре, под камнем, - кольцо на цепи. Потянешь его - и дверь откроется. Вот так... - Он потянул за кольцо, угловатый выход ракушечника сдвинулся с места, дверь открылась легко, без скрипа. - Санька, мой братан шахтинский, видно, петли смазал. Не раз он пользовался этим ходом, скрытно выбирался в балку... Побудьте здесь, я вначале посмотрю, все ли в порядке.
        Посвечивая трофейным фонариком, добытым в камышах, Егор зашел в подполье и отпрянул назад: кто-то лежал в углу!.. Он пригляделся - на сене, застланном ряднушкой, валялось пёстрое лоскутное одеяло, а в изголовье - старое пальто Феклуши. В другом углу, около ступенек, ведущих вверх, виднелись фанерные ящики. В одном были банки с мясными консервами, в другом - папиросы, в третьем - конфеты, в четвертом - книги, тетради, карандаши и разная мелочь. Рядом стоял ополовиненный кувшин с клубничным -вареньем и сулея с водой. Всерьез тут устраивался Санька. Откуда-то натащил разного добра. Где же он сам? Судя по всему, ушел отсюда недавно...
        Егор направился к тайнику и, вынув блок ракушечника, заглянул внутрь. Там, на полке, лежала тетрадь, на ней - карандаш. На обложке тетради крупными буквами выведено: "Записки Александра Запашнова". Очень хотелось посмотреть Егору, что написал братан, да некогда было. Сдерживая дыхание, прислушался: наверху, в доме, тихо. Где теперь ночует Феклуша? Фрицы, конечно же, заняли лучшие комнаты; горницу, зал и спальню, заходят туда с парадного входа, а тут, наверху, над подпольем, - чулан, рядом с ним - небольшая комнатка, в ней, наверное, и поместилась Феклуша. Выходит она во двор через черный ход. Егор осветил дверь, которая вела в погреб. Она была закрыта. Рычаг находился в верхнем положении. Выйдя наружу, под зеленый купол кустов, оплетенных ежевикой, он доложил Конобееву:
        - Все спокойно. Можем располагаться и отсыпаться. Санька тут склад продовольствия завел. Есть консервы, конфеты и папиросы. Пригодятся вам на дорогу.
        - Ну, молодец же твой братан Санька! - обрадовались бойцы.
        Крепко, беспробудно спали бойцы: никто из них не слышал ни гула самолетов, ни взрывов бомб и пушечно-пулеметной пальбы со стороны станицы Ольховской. Отоспались они в охотку, вкусно пообедали - кстати оказались Санькины запасы, - затем Конобеев, Белоусов, Алексеенко и Егор пошли разведать подходы к базе горючего, определить точки, откуда удобно было бы вести обстрел емкостей с горючим из противотанкового ружья и винтовок. База находилась на окраине, возле причала, неподалеку от дома Феклуши, и вокруг росли высокие бурьяны, по которым они скрытно подползли к ней. На ее территории стояли шесть мощных бензовозов.
        - Мы их тоже продырявим, - сказал Конобеев. Вернувшись в подполье, старшина объяснил задачу всем бойцам:
        - Разделимся на три группы. Двое будут бить из противотанкового ружья по самым крупным емкостям. Старший этой группы - младший сержант Кандыба. Трое со старшим сержантом Белоусовым будут вести огонь из винтовок бронебойно-зажигательными по меньшим бакам и цистернам. Третья группа - я и рядовой Алексеенко - сделает иллюминацию: забросает бензовозы зажигательными бутылками.
        - А я в какой группе буду? - спросил Егор.
        - У тебя, Егорша, особое задание. Ты ляжешь на том пригорке, который я тебе показал, и оттуда поддержишь нас огнем. Перед уходом на операцию Егор сказал бойцам:
        - Бабушка будет знать про вас. Если кому пригорит, приходите к ней, она поможет. Я ей такой пароль оставлю: "Здорово ночевали, тетя Феклуша! Есть ли новости от Ёрки Запашнова?" Хорошенько запомните. - Объяснив им, как открывать ляду наверх, в чулан, и дверь в погреб, добавил: - Чтоб Феклуша поняла, что кто-то из наших появился в подполье, положите кусок ракушечника на полку в погребе.
        Конобеев крепко обнял Егора, взъерошил его чуб.
        - Баской ты паря! Теплая душа.
        Егор лежал в сухой траве, на взгорке, слева от базы, как -наказал старшина Конобеев, держа на мушке автомата выходную дверь конторы и окна. Он услышал, как звякнули разбитые бутылки, и увидел, как вспыхнули, один за другим, шесть раскаленно-белых огней, ярко высветивших бензовозы. И тут же гулко ухнул выстрел из противотанкового ружья, раздалась винтовочная стрельба - и словно бы лопнула, раздувшись, земля, и огромный столб пламени выбухнул из ее недр: взорвалась самая большая емкость с горючим, запылали бензовозы. Все осветилось вокруг. Заметались тени, горячим ветром ударило в лицо Егору. И вот в дверях и окнах конторы появились белые суетливые фигуры переполошенных гитлеровцев. Егор выпустил длинную очередь, затыкая пулями дверь и окна нижнего этажа. Потом стал стрелять короткими, прицельными очередями. Взрывались баки и цистерны. Клубящееся пламя, разматываясь и разбрызгиваясь, взметывалось под низкие тучи. Ветер рвал на куски алые полотнища, швырял их через взгорок, где лежал Егор, к Донцу. И вот здание конторы вздрогнуло, из окон брызнуло огнем и дымом, полетели рамы - это группа Конобеева
швырнула гранаты с другой, темной стороны... Пора уходить!
        Егор скатился с пригорка по отсыревшей траве; шел дождь, оказывается, а он и не заметил этого. Выбежав на берег реки, оглянулся. Быстрые удаляющиеся тени, чуть освещенные отблеском зарева, метнулись на берегу и пропали за кустами - это уходили бойцы Конобеевского отряда.
        Что было сил бежал Егор по мелководью вдоль берега до устья балки, а потом, нырнув под навес невысоких деревьев и кустов, стал подниматься по неглубокому ручью, скачущему через каменистые пороги. Зарево пробивалось сквозь листву, освещая ему путь призрачно-красным колеблющимся светом. Где-то там, за бугром, у реки, стреляли из автоматов, резко кричали по-немецки, слышался лай собак. Наверху, во дворе Феклуши, взревели моторы автомашин. Лучи фар смахнули верхушки деревьев в саду и пропали. Автомашины на полном ходу помчались по переулку в сторону зарева.
        Егор некоторое время сидел у открытого лаза подземного хода, дрожа от возбуждения и прислушиваясь к звукам извне. Продолжали стрелять где-то у реки и за бугром в степи. А зарево все ширилось, багрово-дымный шлейф ветром подвивало к тучам. Дождь все усиливался. Егор успокоился, ему захотелось спать. Он закрыл лаз, включил фонарик и, зайдя в подполье, разделся. Автомат положил в изголовье, пистолет под бок, замотался в теплое лоскутное одеяло и тотчас уснул.
        Просыпался Егор несколько раз, таращил глаза в плотную темноту, не зная, не помня, где он находится, и снова засыпал. И вдруг вскинулся, схватился за автомат: над головой топали сапогами, разговаривали по-немецки. Что-то поволокли тяжелое из чулана, наверное ящики, царапая пол гвоздями. Тащили по коридору к черному ходу. Не зажигая фонарика, Егор выполз по ступенькам под самую ляду, приник к ней ухом. Вот вернулись двое, грохая подкованными сапогами. Послышался такой родной, певучий голос бабушки Феклуши:
        - Уезжаете?
        - Я, я! (Да, да!) - отозвался какой-то солдат. Егор обрадовался: "Ага, крысы, сматываетесь!" И сон окончательно покинул его.
        Еще несколько ящиков выволокли гитлеровцы из чулана.
        Пока они выметывались, решил Егор поесть и прочитать Санькины записки. Прихватив банку мясных консервов, вещмешок, где лежал хлеб, и Санькин дневник, он выбрался наружу под горячее полуденное солнце, процеженное листвой карагача, держи-дерева и ежевики. С жадностью съел банку тушенки и открыл тетрадь.
        На внутренней стороне обложки было крупно написано:
        "Ёрка, уважаемый братан, приветствую тебя! Знаю, если ты попадешь сюда, то обязательно заглянешь в тайник. Я парень рисковый, могу влипнуть в какое-нибудь смертельное дело, и никто не узнает, что со мной случилось и где могилка моя. Поэтому решил записать в этой тетради, как я прожил последние дни и почему оказался тут, в подполье...
        Знаю, Ёрка, и тебе есть о чем рассказать, ты тоже от опасности не спрячешься под кровать, потому что мы с тобой - внуки красного атамана! Так напиши тоже в этой тетради, какие дела привели тебя сюда?
        Со мной, братуха, такое было. Решили мы с Петькой, это мой давнишний кореш, через фронт к своим пробраться. Ну, добрались до Старозаветинской, солнце как раз садилось. И тут патруль из-за угла: "Хальт! Ком, ком. Документы ист?"
        Нихт документов у нас. Да и откуда им быть?! Обшарили фрицы наши котомки, общупали нас и отвели в сарай на окраине станицы. А в сарае хлопцы, такие, как мы, женщины и мужчины, всего человек семьдесят. Услышали там такой разговор: немцы арестовывают людей без документов, грузят на баржи и отправляют куда-то на работы.
        "Пропали мы! - сказал Петька. - Надо рвать когти".
        А как рванешь? Сидим в сарае, голодные, жаждой замученные...
        Утром погнали нас под охраной через Старозаветинскую к причалу. Потянулась наша колонна по дороге над балкой, за которой как раз жила бабушка Фекла... Шел я с Петькой с краю. Посмотрел я на дом Феклуши и как крикну: "Петька, за мной!" - и прыгнул с обрыва прямо в колючие кусты и на карачках побежал под ними... А наверху крики, выстрелы, и пули возле меня рикошетят - вжик! тьюв!.. Я качусь вниз, вниз - к ручью, потом пополз наверх. Подождал немного у белого камня, прислушался. Петьки не было, и никто за мной не гнался... Я Петьке не говорил про подземный ход, но показал, где живет бабушка Феклуша. Если он убежал благополучно, то придет к ней, думал я. Но вот уже прошло два дня с тех пор, а Петьки все нет...
        Ободрался я сильно, исцарапался, есть, пить хотелось. В дом поднялся через чулан. Услышал громкий разговор. Выглянул из окна во двор - бабуля с соседкой, матерью Генки Рябошапки, разговаривает и рукой показывает в ту сторону, куда пошла колонна арестованных. Тут выхожу я тихонько на веранду и говорю: "Здравствуй, бабуля!"
        Она посмотрела на меня и ахнула. Сразу догадалась, откуда я взялся оборванный же был. Удивилась она: как это я незаметно в дом проник. С подозрением меня расспрашивала. Знает она, видно, про подполье и подземный ход. Но я ничем не намекнул ей, что мне известно о них.
        Лечила меня бабуля, одежду штопала. И уговаривала не рисковать, не пытаться перейти фронт, а дожидаться своих дома.
        С Генкой Рябошапкой я встретился в тот же день, под вечер. Рассказал он мне про одного предателя Кузякина. Был он работником райсельпо, а теперь работал на немцев в комендатуре. Награбил он всякого добра из советских магазинов, набил чердак халупы, которая стоит у него в саду. Мы все разведали и на следующий день распотрошили чердак. Набрали и консервов, и папирос, и конфет, и всякого добра.
        На всякий случай, я сделал себе постель в подполье из барахла, которое Феклуша держала в чулане. Вовремя успел. Утром па следующий день во двор Феклуши на легковых автомашинах заехали два немецких офицера и тот самый Кузякин. Я спрятался в саду. Они осмотрели бабулин дом и сказали, что здесь будут жить два гитлеровских офицера и денщики.
        Когда они уехали, я стал прощаться с Феклушей: "Ну, все, бабулечка, я возвращаюсь домой".
        Она поплакала, благословила меня, чтоб я благополучно добрался домой. Я вышел, дал кругаля и вернулся в подполье через балку. Жил тут еще три дня, писал дневник у выхода при солнечном свете. В чулане фрицы сделали какой-то склад, придавили ляду чем-то тяжелым.
        Много думал обо всем. Конечно, я дурак!.. Ушел из дому и ничего не сказал ни родителям, ни сестренке Наде. Они, наверное, думают, что я погиб или меня угнали в Германию" О погибшем брате Мише думал и о Коле, который воюет с фашистами где-то на севере... А я вот в подполье затаился, как крыса-мыша...
        Грустно мне, тяжело. Вернусь я в свой родной город Шахты. Не могу я тут жить. Ходят наверху фрицы, бормочут. Задыхаюсь я, не могу больше терпеть...
        Пока, братуха! Если нам повезет, то встретимся..."
        Грустно и Егору стало после прочтения Санькиных записок, сам испытал острую тоску по родным людям. Захотелось поскорей вернуться в станицу. Взял карандаш и тут же, в этой тетради, коротко описал, что произошло с ним за последние дни. Положил тетрадь в тайник и замер: сверху донеслось шарканье и плеск воды: Феклуша мыла полы в чулане. Потом она запела веселую песню: "Комарики, комарики мои, комарики - мушки махонькие..."
        "Убрались фрицы из ее дома, сразу повеселела", - подумал Егор. Хотелось ему тотчас выбраться наверх через ляду, но он удержался от этого: испугалась бы бабуля до смерти.
        Через подземный ход пробрался в сад, поближе к дому, залег за кустами крыжовника, осмотрелся. Феклуша, продолжая напевать, вышла во двор с ведром за чистой водой.
        - Бабуле-е-ечка-а! - протянул Егор, от радости у него горло перехватило.
        Она оглянулась, выронив ведро.
        - Ой, кто это?
        - Ты одна? Немцев нет? - Он приподнялся из-за куста.
        - Егорушка, дорогой мой мальчик... - Она пошла к нему, раскрыв объятия, слепая от нахлынувших слез. - Я одна-одинешенька... Саня был недавно... Ушел... А ты-то откуда?.. Саню гнали под конвоем на причал... Он бежал, по нему стреляли...
        Феклуша обняла его, заплакала:
        - И вас, мальчишек, война с мест поснимала...
        - Не мальчики мы уже, бабуля, не мальчики.
        - А у нас тут такое было, Егорушка!.. Такое!.. Партизаны разнесли вдребезги базу горючего... А у меня как раз офицеры с этой базы стояли... Слава богу, убрались...
        Допоздна беседовали Егор и Феклуша - не могли наговориться. Он рассказал ей про Отряд Конобеева и про то, что они перед операцией ночевали у нее в подполье.
        - Так вы, шельмецы, оказывается, уже давно знаете про подполье и подземный ход! - поразилась она. - Это, конечно же, Санька-проныра обнаружил их? Меня не раз удивляло, как Санька внезапно то появлялся в доме, то исчезал... Как бывает, а! Миня, ваш дед, тут спасался со своими товарищами в гражданскую войну. И вам пригодилось.
        Ушел Егор домой на рассвете. Напоследок сообщил Феклуше пароль, который дал отряду Конобеева.
        Глава третья
        Наутро после того ужасного дня, когда были перебиты на островах среди камышей эсэсовцы и полицаи, комендант Штопф организовал широкую операцию по прочесыванию низины и близлежащих станиц и хуторов. Убедил своих начальников, что в его оккупационном районе действует оставшаяся в тылу регулярная часть Красной Армии, и они выделили для проведения операции две эскадрильи штурмовой авиации и батальон солдат.
        Около часа кружились штурмовики над лиманом, бросая бомбы и обстреливая из пушек и пулеметов острова и примыкавшие к камышам непроходимые заросли колючих кустов и трав. Затем крупный отряд был послан в камыши с местными полицаями. Ничего они не обнаружили, кроме трупов эсэсовцев и полицаев. И ни одного партизана или красноармейца!.. Но под кривой вербой наткнулись на неглубокую яму, в которой, судя по отпечаткам и остаткам ржавчины, находились небольшие железные ящики... После всего этого Штопф чуть не сошел с ума: надерзил своим начальникам, требовавшим от него быстрейшего внедрения "нового порядка" в районе... А тут еще, в ночь после "этой пустой, но хвастливой операции пузанка-Штопфа", как говорили в штабе, были полностью уничтожены база горючего и склад смазочных материалов, предназначенных для танковых частей. И этого ему не простили.
        Штопфа сместили с должности коменданта и отправили на тяжелый Восточный фронт. Штопф до конца дней будет проклинать своего незадачливого помощника Пауля Ненашкова... Куда же он исчез, в конце концов?! И куда подевались золото и драгоценности, которые все-таки существовали, - они ведь лежали в железных ящиках?! Кто похитил "арнаутку" и таинственные пшеничные гибриды Уманского? Кто уничтожил горючее? Партизаны? Красноармейцы, оставшиеся в тылу?.. Он никогда об этом не узнает.
        Новым комендантом района был назначен штурмбанфюрер Трюбе, любитель и знаток истории донского казачества, как он себя рекомендовал. Трюбе имел ученую степень бакалавра по истории славянских народов, мечтал написать большой роман о войне с ними, а пока собирал материал.
        К приезду нового коменданта в станице Ольховской готовился массовый спектакль. Штурмбанфюрер Трюбе придумал не просто назначать старост и атаманов по хуторам, слободам и станицам, а выдвигать их на казачьем кругу, как было в старину на Дону и в Запорожье, голосованием, в прямом смысле этого слова - не с помощью рук, а голосом, криком. Он считал, что такие "выборы" повышают авторитет немецких ставленников у крестьян, делают их послушными, а это служит быстрейшему внедрению "нового порядка" на обширных оккупированных славянских территориях.
        Панёта, обласкав и накормив вернувшегося внука, передала ему последние станичные новости:
        - Спозаранку забегала Даша. Запереживательная такая: "Где Ёрчик? Еще не вернулся Егорчик? Чего ж он не возвращается?.." - Бабка чуть-чуть передразнивала Дашу. - А мне Пантюша сказал, мол, ты через день-два вернешься. Пошел, мол, проводить отряд Конобеева. А когда ночью заполыхало в Старозаветинской, догадалась я, как вы там провожались... Ну, Даша на огороде со своим звеном работает - овощи заготавливают. Гриню отпустила лихоманка. Пантюша хозяйнует на дальнем таборе. Во второй бригаде косят гарновку - собрал наш зять Витютя стариков, своих друзьяков, да молодиц...
        - Так отпустили родича?!
        - Ригораш за него побеспокоился. Сам ездил позавчера в Старозаветинскую, гостинец возил кому-то, ну тот взял гостинец, а Витютю отпустил... Ну, что еще? Пантюшиха с Фросей и Просей, Митенькиной матерью, на ферме, около свиней...
        - А капитан Селищев как себя чувствует? - нетерпеливо перебил Егор.
        - Слава богу, поднялся на ноги. Прогуливается по ночам. Фрося взяла его к себе.
        - Ага! Зараз пойду проведаю его.
        Егор сначала зашел к Грине. Тот, похудевший, желтый, валялся на веранде с книгой на немецком языке. Вскочил, завидев его, радостно потряс за плечи:
        - Чертяка кудрявый! Живой? Греци тебя не взяли? А я тут лежу переживаю!..
        - Переживаешь, а сам немецкие книжки читаешь? Надеешься стать контрразведчиком?
        - А я уже стал им. Меня атаман Ригорашев переводчиком управы взял. Теперь мы все будем знать про немцев.
        - Ага! Все-таки пригодился тебе дядько.
        - Он и тебе пригодится. Учетчик атаманской управе нужен. Ну я сказал дядьке, что ты по математике отличником был. Так что жди его к вечеру.
        Они вместе пошли к Фросе. Васютка и Митенька, ответственные за жизнь и безопасность Селищева, неожиданно возникли перед ними, бросились на шею - до последнего часа не знали, что те вышли из камышей целые и невредимые.
        Селищев находился в плотницкой мастерской, стоявшей в тылах усадьбы. Митенька дернул за веревочку где-то под стрехой, внутри звякнуло, и дверь открылась.
        У Егора сердце екнуло: снова напомнил ему Селищев Темку Табунщикова. Бледноват, правда, он, загар сошел с лица, но глаза - такие же синие, полные жизни и улыбчатые - оставались прежними.
        - Товарищ капитан, разрешите доложить, - начал было по-военному Егор.
        Но тот шагнул к нему, обнял:
        - Егорка, дружище мой, рад тебя видеть!.. Ну и растешь же ты - какой парнище стал за это время!
        - А вы? Как вы себя чувствуете?
        - Еще слабоват, но дело на поправку идет. Вот видишь, - Селищев показал на верстак, где лежали части табуретки, - мастерю потихоньку, разминаюсь, набираюсь сил. Ну как там бойцы мои?.. Садитесь, ребята, послушаем Егора и Гриню.
        Часа два не расставались ребята с капитаном.
        Вернувшись домой, Егор занялся хозяйством. Три коровы да телка-летошница на подворье - не шутка. До вечера хлопотал. Только присел отдохнуть, пришел Ригорашев.
        Панёта приветливо, с шуткой встретила Ригорашева:
        - Такая честь нашему дому! Сам атаман пожаловал.
        - Еще не атаман, а исполняющий обязанности. Тот же завхоз, каким и был. Ответил он сдержанно, как всегда, без каких-либо проявлений чувств на своем скованном, застывшем лице. - Могут и не прокричать за меня. Слыхала, небось, как ставит атаманов наш новый комендант герр Трюбе.
        - Прокричим за тебя, Алексей Арсентьевич. Ты нашему народу известный человек.
        Ригорашев поздоровался с Егором за руку, скользнув по нему вроде бы спокойным взглядом, и сел рядом на скамье под грушей.
        - Значит, так, Егор Алексеевич... Пантюша с тобой говорил - дело тебе изложил. Все ясно-понятно?
        - Да вроде бы...
        - Ну тогда будем работать, Алексеич. Ты, я слышал, по математике в школе шел на "отлично". Так?
        - Не последним был, а что?
        - Учетчик мне нужен в первую бригаду, ну и организатор также. Учетному делу тебя подучит Ион Григорьевич, счетоводом я взял его в управу. А как организатор ты бригадиру Витюте поможешь народ сватажить. С молодыми будешь иметь дело.
        - Ладно, - согласился Егор без лишних слов и спросил у него: - Как же вам удалось вырвать Витютю?
        - Да кое-как удалось... Кузякин, нынешний полицмейстер, а бывший работник райсельпо, помог мне вытащить Витютю из лагеря. Я же вместе с Кузякиным в тюрьме сидел, так он вот теперь по-приятельски ко мне относится.
        - Ага, Кузякин! - воскликнул Егор и спохватился, убавил тон: - Слышал я о нем... Везет же моему родичу, отчаянной голове! Уж сколько раз влипал он во всякие истории и всегда удачно выкручивался.
        - Повезло ему перво-наперво в том, что вылущили всех Ненашковых, а то бы не выкрутился на этот раз, - заметил Ригорашев, поднимаясь. - Приходи завтра утречком, к семи, в контору. Актив соберется, бригадиры, десятидворщики, потолкуем о том, как жить и работать будем. С оккупантов надо кашу варить умно, а то не расхлебаем.
        Глава четвертая
        Егор выпил литровую кружку парного молока и погнал своих коров в череду на выгон, еще не проснувшись до конца. Недоспал - до третьих петухов свиданьичал с Дашей.
        А утро было редкостно-чудесным. На рассвете белый пар натек в станицу с приречной долины. Утонула она в нем, как в молочном киселе. Но вот взошло солнце, туман осел, утяжелился и устремился обратно в долину неторопливыми волнистыми потоками, мягко блестя под красными лучами. Лишь головы медленно плывущих коров торчали из него; розово-белые пряди завивались вокруг их позолоченных солнцем рогов. И Егор остановился, по шею укутанный невесомым одеянием; подняв руки, процеживал сквозь пальцы этот блестящий, отбирающий глаза, мираж.
        Вдруг, прорвав пелену, вынырнула лобастая голова с Прямыми, вразлет, рогами, и на поверхность выплыло темное чудище - бугай Чепура. А на гладкой, поблескивающей спине вразвалку сидел блажной Федя, пастух, худощавый, как подросток, с вьющимися каштановыми волосами и бородкой. Одно плечо у него торчало выше другого, и лицо искривлено так, словно на нем навсегда застыла гримаса боли и ужаса. Казался бы Федя уродом, если бы не его глаза, ясные, синие, смотревшие на мир сострадательно и мягко.
        Бугай плыл, раздвигая мощными телесами переливающиеся золотом и серебром волны уплотненного тумана, а Федя, полулежа на его широкой спине, босыми, черными от болотной грязи ногами поддавал ему под бока, направлял: цоб-цобе!
        На Феде была красноармейская форма и фуражка с блестящим козырьком и звездочкой на околышке. На шее висела мятая короткая кавалерийская труба. Время от времени он подносил ее к губам: подавал сигнал череде, собиравшейся на выгоне.
        - А вот и Егорий показался! - воскликнул Федя, увидев Егора, и добрая, открытая улыбка расправила его искривленное лицо. - Молил я бога, уговаривал, чтоб цела осталась твоя кудрявая голова. Тпру-у, стой, Чепурка, рогатая каурка!
        Чепура послушно остановился рядом с Егором, взмыкнул басовито, дохнул на него горячим паром, отдающим тыквой... От его мощного тела, скрытого туманом, шел буйный ток.
        Глаза Феди остановились на Егоре, взгляд стал напряженным, и тому показалось, что они потеряли очертания, словно цветы цикория, глядящие на горячее солнце.
        - Да ты ли это, Егорий? - ласково говорил Федя, не отводя от него открытого пронзительного взгляда. - Гляди-ка, ты весь совсем другой!.. Взрослый уже... Ох ты, Егор Алексеевич, а что у тебя в глазах?! Смотреть боюсь. Сказать боюсь, что там вижу... Опасный ты стал. Похож ты на своего отца - Алешу, как вспомню о нем, так плакать хочется, но глаза у тебя стали, как у деда Мини. Страха не знают, сами пугают...
        Жуть пробрала Егора, чем-то колдовским повеяло на него... Встрепенулся мысль об отце привела в себя:
        - Федя, ты сказал, что когда отца моего вспоминаешь, тебе плакать хочется... Почему? Разве нет его? Ты его не видишь и не слышишь?
        Федя резко закачал головой, волосы разметались, закрывая лицо, и глаза его стали иными: рассеянными, туманными,
        - Он для меня везде есть: и тут и там!.. Ты - тут, он - там. - Подняв голову к небу, закрестился. - Пошли, Чепура, пошли!.. А ты, Егорий, бей рыжих тараканов...
        Поплыл Чепура по сверкающим золотистым волнам тумана вниз, за ним, покачивая головами, последовали степенные коровы; дальше уплывая, они утонули в бело-розовой пене, и там, невидимый в тумане, Федя проиграл "атаку" - задние коровы заторопились и побежали на звук трубы. И тут же со двора крайнего куреня раздались пронзительный свист и крик:
        - Ку-у-да-а?! Ты куда полезла каналья?!
        И Егор, еще не освободившийся от чар такой редкостной картины природы и встречи с блажным Федей, вскинулся, потрясенный воспоминанием. Подобное утро однажды было! Только тогда рядом находился отец...
        Ему было лет десять. Отец в отпуск приехал, и они не раз вместе на рыбалку отправлялись. В тот день, помнится, удалась рыбалка. Они потрясли вентеря, которые поставили с вечера на ерике... Живет в памяти то утро, не забывается.
        Отец, сильный, коренастый, смешно двигая усами в такт гребкам, умело, тихо макал весла в спокойную воду и ласково пинал босыми ногами крупных сазанов, которые вскидывались на дне лодки. Речка была чистая, розовая от чуть поднявшегося солнца, а станица туманом, будто ватным одеялом, прикрыта. В тишине, негромко поскрипывая отсыревшими уключинами, плыла их лодка вдоль станицы, правя к выгону. Когда она ткнулась в берег, Егор выскочил из нее, накинул цепь на пень. Собрав рыбу в мешок и в сумку, они стали подниматься наверх по извилистой тропинке. В сплошном тумане, пахнущем кизячным дымом, только под ногами и было видно куда ступать. Отец оглядывался, весело спрашивал: "Ты здесь, сынок, не потерялся?" Потом они вышли на просторный, утоптанный скотом выгон. Отец вдруг засмеялся, поставил мешок с рыбой на землю и взял его на руки. Егор тогда вскрикнул от удивления: он словно бы вынырнул из молока на солнце. Они остановились как раз около Витютиного куреня, затопленного таким же легким молочным киселем. И тут на веранду куреня вышел сам Витютя, поддернул серые бумазейные подштаники и как свистнет, и как
крикнет: "Ку-у-да-а?! Ты куда полезла, комолая?!."
        Того и деда было: маленький, сухонький, как перезимовавший сверчок, а свистел и кричал - вся станица слышала. Тут Витютя увидел их, обрадовался, соскочил с веранды, увяз в тумане по глаза и, задрав голову, пошел пороть его узким горбатым носом.
        - Дядя Виталий, никак не угомонишься ты: все свистишь и кричишь, как соловей-разбойник, станишников пугаешь! - сказал отец.
        - Душа просит свистеть и кричать по утрам! - гордо ответил Витютя. Станишники послухают - поймут: ага, жив, мол, Витютя, черти его еще не взяли!.. Да и скотину пугаю, чтоб в огород не лезла. - Тут он исчез из глаз споткнулся о мешок с рыбой, - вынырнул из тумана и уже таким сладким, заискивающим голоском затянул: - Хорошо-о ты порыбалил, Алеша! Подкинь рыбки на ушицу, а?.. А то у меня ревматизма сырости боится - не могу я рыбку ловить.
        - А чего это я стану тебе подкидывать рыбки - родич ты мне какой, что ли? - ответил отец, удерживая смех.
        Он все еще продолжал держать Егора на руках над белыми волнами тумана.
        Тут Витютя аж подпрыгнул от возмущения:
        - Тетку твою родную держу - и не родич тебе?!
        - А зачем ты ее держишь? Пусти! Ага, боишься, Удерет! - И оба захохотали: то, видно, была их старая шутка.
        Услышав голоса, на веранду вышла бабка Матрена, старшая сестра деда Мини, спросила хмуро:
        - Чего спозаранку хохочете?
        - Тетя Мотя, приходите к обеду с родичем Витютей, ухи поедим, жарехи, ну и пропустим по рюмочке-две, - сказал отец. - Завтра отбываю. Закончился мой отпуск.
        - Придем. Чего не прийти!.. Я-то пораньше приду, помогу Панёте стряпаться, - ответила она, сразу ожив, подобрев, и пошла в курень - нашла какое-то дело.
        И Витютя повеселел в предвкушении сытного обеда и выпивки. Не удержавшись, свистнул еще раз, сложив как-то по-особенному свои широкие губы, но от крика удержался. И вот тут как раз к ним подплыл блажной Федя верхом на молодом тогда еще и резвом Чепуре. Он продудел что-то на подаренной ему Витютей кавалерийской трубе.
        - Эх, Федя, не так! - разочарованно сказал Витютя. - Как я тебя учил? Дай-ка трубу, еще покажу!
        Виновато улыбаясь, Федя подал ему трубу. Запрокинув голову, расставив кривые ноги в черевиках, Витютя мастерски. сыграл "атаку".
        - Атака! Рассыпься лавой! - закричал он. - Вот так надо, Федяшка!
        Коровы, задрав хвосты, вдруг сорвались с места и с мычаньем побежали по выгону вниз, к реке.
        Федя взял трубу и, старательно надув щеки, удачно на. этот раз повторил "атаку". Чепура напряженно сопел, гребя и бросая передними ногами пыль себе под живот. Потом, взревев, он бросился вслед за коровами.
        Отец и Витютя смеялись, как мальчишки. И он, Егор, все еще сидевший на руках отца поверх тумана, хохотал от всей души...
        Когда то было! Чудесным образом все повторилось в это утро и лишь затем, чтобы помучить его: нет рядом отца, и нет той счастливой, со светлыми надеждами, жизни.
        Хотел бы Егор, по примеру отца, спросить у Витюти, зачем он свистит и кричит по утрам - пугает станичников, да не повторить ему отцовской шутки: не то время, не тот Витютя... Но, гляди-ка, несмотря ни на что - не послаб дух старого чудака. Вот вырвался из лап фашистов и снова, хотя уже не так звучно, свистит и кричит - радует станичников, показывает: жив я! живы будем - не помрем!.. Вот каков он, его родич, железный, нержавеющий Витютя! Вот какие люди живут в родной станице!..
        По-новому стал видеть он, иными глазами смотрит теперь на людей, слетела детская полуда с глаз, и душа прозрела: чувствовать, переживать стал по-другому. Прав был дед Миня!..
        Но что же такое страшное увидел блажной Федя в его глазах, почему так испугался?.. Минины глаза, говорит, у него. Интересно!..
        Снова слышит Егор знакомый свист и крик:
        - Ёрка! Ты чего надолбой стоишь у моего двора и не заходишь проведать? Али я тебе не родич?
        У Егора вдруг судорожно заходила грудь от внезапно нахлынувшей радости: словно сон чудесный, продолжало повторяться прекрасное утро, только главным действующим лицом в нем теперь был он сам. Едва сдерживая рвущиеся на волю приступы болезненного, горько-сладкого смеха, который мог бы легко перейти в плач, в слезы взахлеб, ответил:
        - Да какой же я тебе родич?!.
        - Как же так - какой?! - возмутился Витютя. - Бабку твою двоюродную держу - и не родич тебе?
        - А зачем ты ее держишь? Отпустил бы!.. Ага, боишься - удерет?
        И грустным был их смех - со слезами на глазах. Они обнялись. Худенький Витютя, легонький. В дверях показалась бабушка Матрена и заулыбалась сквозь слезы.
        - Никуда она от меня не уйдет - она за мной как за каменной стеной, добавил Витютя, всхлипывая. - Заходи, Егор, в курень, погутарим, как бывалыча с Алешей, твоим отцом... В честь моего возвращения, а?
        - Нельзя - я в правление иду! Ригорашев меня к вам в помощники определил. И вам туда надо, Виталий Севастьянович. В другой раз посидим.
        - Ну да!.. А я забыл - эка голова!.. Жена, разжигай утюг, гладь мою амуницию. Быстр-ра-а! Я таперича - власть!
        Гриня поджидал Егора у школы. Одет он был чисто, волосы прилизаны, в руке школьный портфельчик. А глаза - озорные, шалые.
        - Страх берет, как подумаю шо с немцами придется балакать! - начал он с ходу. - Не так уж хорошо знаю я немецкий язык...
        - Ну-ну, не трусь. Не иди на попятную. Будешь при атамане, и мы все, что надо, будем знать. Читай побольше на немецком... Тебе же много книг немка оставила, как лучшему ученику. Тренируйся как следует, а то знаешь, если напутаешь, не так чего-то переведешь, запросто повесят...
        - Я не дамся! - вскрикнул Гриня, потрясая портфельчиком. - Я ношу с собой словари.
        - Да ты не бойся: у коменданта наверняка есть переводчик. Ты будешь у своего дядьки-атамана на подхвате, вроде адъютанта
        - А трудодни мне за это будут платить?
        - Я же сам учетчик! Сколько тебе за день трудодней писать? Полтора? Два?
        - Да пиши уж сразу три! Кореш ты мне или не кореш? Посмеялись и пошли. Смех смехом, но оба волновались изрядно, подходя к атаманской управе.
        Около нее на скамье, врытой в землю, сидели два полицая. Басаляка и Климков. Басаляка, забулдыга и бабник, гулевый казачина; Климков - из раскулаченных, вернулся он в станицу сразу же с приходом немцев. Басаляка что-то проговорил Климкову, тот кивнул, посмотрев на них с прищуром. Гриня замедлил шаг, перекинул портфельчик из руки в руку и вдруг как гаркнет, надуваясь и вытаращиваясь на них:
        - Ахтунг! Штэт ауф! Руссиш швайне, доннэр-вэттэр[11]!.. С вами здороваются переводчик и учетчик атаманской управы!
        Климков вскочил в растерянности и тут же сел, зло ощерясь. А Басаляка, который продолжал сидеть, посасывая цигарку, засмеялся:
        - Во чешет по-немецки, сукин кот!
        - Полицай Климков понимает по-немецки, а вот полицай Басаляка - ни бельмеса, - сказал Гриня.
        - Ты насчет руссиш швайне не гавкай, а то, знаешь, могу и по рылу заехать, - процедил Климков.
        - Ну-ну, осторожно, я при должности! - сказал Гриня с нарочитой оскорбительной высокомерностью. - У меня дядько кто такой? Станичный атаман. А ты что за дядько? Рядовой полицай. Так что насчет рыла и не заикайся, полицай Клим-ков. Притом я для атаманской управы - ценный человек. Тебя, может быть, приставят ко мне для охраны, чтоб красноармейцы какие или партизаны в камыши не утянули, Ферштейн?
        И, странное дело, Климков вдруг потерял свой обычный презрительно-надутый вид. Будто воздух из себя выпустил, даже сгорбился и, как-то несолидно хихикнув, обратился к Басаляке:
        - Слыхал? Он - ценный человек...
        - А ты что думал? - посмеивался тот. - Возьмут и приставят тебя к нему на круглые сутки для охраны. Гриня, задрав голову, бросил свысока:
        - Я еще посмотрю, кого взять.
        Басаляка подмигнул Егору, кивнул на Гриню:
        - Далеко он пойдет с таким талантом, а?
        Егор, пораженный неожиданным поведением друга, но знал, что предпринять. Гриня, артист, хвастун, рискованно играл, зря так задирал этого озлобленного подкулачника. И Егору пришла спасительная мысль:
        - Еще бы не пойти ему далеко, имея такого дядю и его приятеля - самого полицмейстера Кузякина!
        - Когда ж это они успели стать приятелями - его дядя с полицмейстером? - с подозрением спросил Климков.
        - А-а, тебя же тут не было, ты не знаешь: они вместе в тюрьме сидели, сказал Басаляка.
        - Ну тогда другое дело, - ответил Климков и снова сгорбился, лицо угодливо вытянул.
        "Ну и шкура! - подумал Егор. - Лисовин облезлый! Мы с тебя глаз не спустим".
        Тут притопал, приволакивая свои плоскостопые ноги, Ион Григорьевич, счетовод. Раскинув худые, мосластые руки, он затянул нараспев с неумеренным стариковским восторгом:
        - Кого я вижу?!. Неужели это ты, Егор батькович?!. Как ты вырос, как поднялся!.. Невозможно узнать...
        Смешной Ион Григорьевич! Егор смотрел на него так, словно бы впервые в жизни видел. Приземистый, с прямой спиной, аккуратный, в наглаженном костюме. Имел Ион Григорьевич малопонятное прозвище Положение Вещей, наверное, потому, что мысли свои выражал замысловато и не совсем понятно для малообразованных станичников. Большую часть своей жизни Ион Григорьевич прожил до революции лет под восемьдесят было ему. Служил он когда-то приказчиком у купца, женился на его дочке, в приданое получил магазин в станице Ольховской. После революции стал тот магазин сельповским, а Ион Григорьевич - его заведующим. Приходилось ему также работать в колхозе учетчиком и счетоводом. Человек он был культурный, начитанный. И дети его пошли в учителя, инженеры. Егору, которому Ион Григорьевич давно уже не попадался на глаза, казалось, что его нет в живых, а юн, гляди-ка, снова показался на свет божий - такой же аккуратный, какой всегда был, с невыцветшими кляксами-конопухами на розовом лице и живыми, масляно-блестящими глазами.
        - Ты нам зубы не заговаривай, Ён Григорьевич, - Басаляка незаметно подмигнул Егору и Грине, - ты нам объясни такое положение вещей... Скажи вот, магазин открывать будешь или не будешь? Ты же законный владетель его, и он твоя дореволюционная частная собственность.
        Ион Григорьевич стал неторопливо разводить своими худыми, мосластыми руками во все стороны, рассуждая:
        - Если смотреть на это со стороны нынешнего положения вещей, то магазин открыть можно было бы. Однако если же посмотреть со стороны будущего положения вещей, то можно прийти к обратному решению.
        Басаляка засмеялся - ответ "владетеля" удовлетворил его, но Климков насторожился:
        - А что это такое - будущее положение вещей? О чем речь?
        - Если вы, невоспитанный человек, не имеете никакого представления о положении вещей, то мне с вами и разговаривать не о чем. - Вздернув квадратный подбородок, Ион Григорьевич вынул из кармашка пиджака часы, поднес к глазам и, сделав приглашающий жест Егору и Грине, пошел в контору.
        - Вот так-то, Климков! - насмешливо сказал Басаляка. - Изучай положение вещей - и будешь ты воспитанный человек. В коридоре Егор остановил Гриню, зашептал сердито:
        - Ты что?.. Чего ты загрызаешься зря с этим Климковым?.. Учитывай положение вещей! Тоже мне, контрразведчик...
        - Да я учитываю положение вещей... То у меня с перепугу так получилось. Як побачив полицаев, так и попер на них нахалом. А, бачишь, шо вышло? Климков струсил!.. Эге?.. Боятся они, шкуры, потому что виноваты перед народом. Я с ними сыграю еще, як на сцене!
        - Играть играй, да не переигрывай.
        Они зашли в просторную комнату - бывший председательский кабинет. Там уже собрались десятидворщики, человек двадцать. За канцелярскими столами, стоявшими по углам, сидели счетовод Ион Григорьевич, секретарша Маня (она всегда была секретаршей, сколько помнит Егор) и обер-полицай Тадыкин, пожилой человек, из бывших раскулаченных, рыхлый, насупленный.
        Пришел Пантюша, и Егору, на манер Иона Григорьевича. хотелось воскликнуть: "Да вы ли это, Пантелей батькович?! Не узнать вас!.." Его действительно трудно было узнать: бороду сбрил, усы нафабрил чем-то темно-рыжим и насадил очки на свой широкий нос. Костюм праздничный надел, юфтовые сапоги начистил до блеска. Поздоровался с поклоном, степенный такой, солидный.
        Люди сидели тихо, напряженно, настороженные, не знающие, как вести себя в новой обстановке, при новых властях, и о чем говорить друг с другом.
        Егор смотрел в окно. Он видел, как подходил к конторе его родич Витютя. На нем был френч зеленого цвета с накладными карманами и просторные, развевающиеся на худых ногах темно-синие диагоналевые галифе. Длинные усы с подусниками белым треугольником пересекали его загорелое костистое лицо. На френче сверкали Георгиевские кресты и медали. Шел Витютя неторопливо, с важнецой. Кривя широкий рот, въедливо посмотрел в сторону сидевших на скамье полицаев, и они поднялись, встали во фронт. Витютя небрежно приложил два пальца под козырек фуражки с малиновым околышком. Когда вошел в кабинет, все встали, приветствуя его. Он щелкнул каблуками, отдавая собравшимся честь.
        Тут же зашел Ригорашев с портфелем под мышкой, сел за свой стол, за которым просидел, будучи завхозом, не один год. Открыл неизменный портфель, выложил из него папки с подшитыми бумагами и аккуратно разложил их на столе. Обвел всех неспешным взглядом, лицо его было спокойным.
        - Не вижу Якова Колесника, заведующего свинофермой, - сказал он, не повышая голоса. - Где он? Что с ним? Кому известно?
        - Жив-здоров он, я ему час назад корм для свиней выдавал, - ответил однорукий кладовщик Тулумбасов. - Должон вот-вот подскочить.
        - Непорядок, - сказал Ригорашев. В эту минуту, развевая полы длинного пиджака, мимо окон метнулся Яша Колесник. На пороге он споткнулся и чуть было не растянулся на полу. Задыхаясь, брызгая слюной и заикаясь больше обычного, пытался произнести что-то оправдательное, но не смог выговорить ничего вразумительного. Ригорашев махнул рукой.
        - Садись, Яков. Негоже после атамана на сходку являться.
        - Дд-д-даа-ак я-яя-а-а ж-жж-жж-ж... - начал он. Пантюша прикрыл ему рот фуражкой, усадил рядом с собой на скамью.
        - Значит, так, станичники, - обратился ко всем Ригорашев. - Только так будем теперь называться - станичники. Ко мне обращайтесь, как и было, по имени-отчеству. Немцев называть "герр". Гриня, наш переводчик, будет обучать нас немецкому языку. Сперва должны мы научиться понимать по-немецки такие слова: "хлеб, масло, яйца, курица, овца, пшеница, картошка" и тому подобные-съедобные. Ну, обязательно надо знать и другие: "стой, руки вверх, иди сюда, расстрел". Ругательства тоже надо крепко запомнить, чтоб чего не случилось: герр тебя будет материть, а ты сдуру реготать станешь. Знаешь немецкие ругательства, Гриня?
        - Трошки знаю.
        - Ну вот приедет к нам в гости полицмейстер Кузякин, у него наберешься. А прибудет он завтра в десять ноль-ноль. Герр комендант Трюбе со свитою явится в час дня. К этому времени весь станичный народ должен быть на площади - и старый и малый. Такой дан приказ. Комендант герр Трюбе будет проводить казачий круг. Каждый десятидворщик обязан потолковать с людьми своих дворов, каждый лично отвечает за их поведение... Так-то, станичники. Свои артельные дела мы должны вести умно. Запасы продовольствия надо делать, семена заготавливать. Работы много. Наш станичный народ должен жить и хлеб, в поте добытый, есть. Держите на уме: главное, чтоб на кругу порядок был, организованность. Чтоб довольным остался герр комендант. И обо всем, что я вам сказал, поговорите со своими людьми. Да, вот что еще, станичники... Кое-кто уже собственным тяглом, инвентарем обзавелся без разрешения. Все вернуть в артель!.. Ишь, потянуло их к единоличному хозяйству. Это мы прикроем. Артель остается, работаем артельно... Об этом я и на кругу скажу, если за меня проголосует народ...
        - Крикнем Ригорашева! - заверил Витютя.
        - Проголосуем за вас, Алексей Арсентьевич! - раздались дружные голоса.
        - Посмотрим... Но как бы там ни было, станичники, кого бы ни выбрали атаманом, нам тут жить, нам тут работать, нам выполнять сейчас главную задачу: убрать урожай, в который народная сила вложена, и запастись семенами, посеять озимые. У нас есть пары. На бахче еще припашем быками... Вот отремонтируем трактор и молотилку, тогда быстренько обмолотим зерновые...
        - А где мы найдем части к ним? И кто их будет ремонтировать? - спросил Витютя.
        - Найдем части... Поищем и найдем. А ремонтировать трактор и молотилку будет Семка Кудинов.
        - Ага! Значит, он дома, - сказал Тулумбасов. - А на глаза не показывается.
        - Говорят, он партейный, - будто невзначай заметил Тадыкин.
        - А кто говорит? - спросил Ригорашев.
        - Мне сообщил про него Варакушин.
        - Ишь, сообщил... И все-то он, Варакушин, знает. Суется не в свои дела. Наговорит всякого, набрешет... А нам перво-наперво надо запомнить, что Семка хороший тракторист, мастер по механизированной части... Нужный нашему станичному обществу работник. Говорил мне полицмейстер Кузякин, мол, очень уважают герры немцы толковых работников. Вот что надо помнить, станичники... Ну, арестуем мы Семку Кудинова, повесят его А кто будет машины налаживать? С сельхозработами мы не справимся - нас с вами повесят герры, хоть и не коммунисты мы. Это понимать надо. Ну, если вопросов нет, - идите, говорите со своими людьми, готовьте их на круг и на работу.
        Глава пятая
        Когда приехал новый комендант штурмбанфюрер Трюбе в Ольховскую, весь станичный народ толпился во дворе атаманской управы, располагаясь вдоль линии, которую полицай Басаляка прочертил по- земле штыком. Наперед вышли старики, начищенные, нафабренные, приаккураченные. Кое-кто из них облачился в старую казачью форму. Мужчин было куда меньше, чем женщин. Кепки и фуражки с малиновыми околышками терялись среди платков и косынок. Настроенные своими десятидворщиками, люди вели себя чинно, сдержанно, лишь тихо гомонили.
        У широкого крыльца атаманской управы стояли Ригорашев, Кузякин, Тадыкин и сбоку, отдельно от них, выстроились полицаи. Один Басаляка веселился, незаметно делал кому-то в толпе рожи - он, как всегда, был в подпитии; остальные держались напряженно.
        Сначала во двор заехали два больших автофургона, битком набитых солдатами. Следовавшие за ними мотоциклы с автоматчиками остановились у ворот, припуская вперед две легковые автомашины. Выставив автоматы, гитлеровцы бросились во двор цепью и построились, сделав проход к крыльцу. Из одной автомашины вышли штурмбанфюрер Трюбе, обер-лейтенант, его помощник и переводчик в штатском, в котором все тотчас признали учителя немецкого языка; из второй автомашины выбрались два кинооператора и фотограф со своими штативами и камерами. Без промедления они стали готовиться к съемкам, занимая удобные позиции.
        Комендант взошел на крыльцо и уселся в старинное деревянное кресло. Наверх поднялись и стали за его спиной обер-лейтенант, переводчик, Ригорашев, полицмейстер Кузякин и обер-полицай Тадыкин.
        Трюбе сказал переводчику по-русски:
        - Начинать!
        Тот заговорил громко, с подъемом:
        - Казаки и казачки! Новый комендант района штурмбанфюрер герр Трюбе, - он сделал поклон в его сторону, - предлагает вашему казачьему кругу избрать станичного атамана...
        Тут случилось непредвиденное: блажной Федя, выйдя незамеченным из-за длинного каменного сарая, сыграл на своей трубе кавалерийскую атаку. Пронзительно-тревожный звук выбросил коменданта с кресла и поставил торчмя на крыльце. Эсэсовцы, развернувшись, направили на толпу автоматы, распахнулись двери автофургонов - из них посыпались солдаты. беря оружие на изготовку. У станичников вырвался общий стон: вот-вот грянут выстрелы по Феде. Но штурмбанфюрер Трюбе, успев разглядеть с высокого крыльца странного бородатого, босоногого - красноармейца (тот выходил из-за толпы, продолжая играть на трубе), остановил автоматчиков:
        - Рюи! Алле цюрюк[12]!
        Полицаи вертели головами, не зная, что им делать: никто не отдавал никаких приказов относительно Феди. Ригорашев сказал Кузякину:
        - Ай-яй-яй!.. Не ко времени принесло блажного Федю.
        - А я было подумал, что вы это специально подстроили, - ухмыльнулся тот. Посмотрите, герру коменданту понравилась эта неожиданность. На кино ведь снимают...
        И верно, кинооператоры работали вовсю, суетился и фотограф.
        Федя, не понимая, что происходит, остановился, озираясь. На нем были гимнастерка с алыми кантами и галифе, измазанные болотной грязью, на околышке фуражки сияла звезда с серпом и молотом.
        - Иди сюда, сольдат! Иди. - Трюбе с какой-то хищной улыбкой на узком длинном лице поманил его рукой, в которой держал приготовленную для записей книжку.
        Топая босыми, черными от ила ногами, Федя подошел к крыльцу и, задирая голову, с детским любопытством стал присматриваться к немецкому офицеру.
        Васютка больно вцепился ногтями в руку Егора и потряс головой, словно хотел стрясти ужас, нахлынувший на него: он. боялся за Федю.
        А тот, машинально поглаживая вьющуюся каштановую бородку, не сводил ясных глаз с лица жестко и брезгливо усмехавшегося фашиста.
        - Ты коммунист? Комиссар? - спросил Трюбе.
        - Коммунист, комиссар, - согласно кивал Федя. Комендант непроизвольно лапнул кобуру вальтера. В гнетущей тишине раздались возгласы женщин:
        - Федя - божий человек!
        - Не трогайте его.
        - Он безвредный!..
        С недоумением озирал штурмбанфюрер заговорившую толпу.
        Гриня не выдержал, выступил вперед, за черту, и звонко, сказал:
        - Дас ист крангафт! Феррюкте!.. Найн комиссар, найн. коммунист. Эр ист шён гирт[13]!
        Трюбе сел в кресло и, откинув голову, явно рисуясь перед стрекочущими кинокамерами, захохотал:
        - Это есть колоссаль!.. Комиссар - крангафт!.. Коммунист - феррюкте!.. Ха-ха-ха!.. Он есть прекрасный пастух!
        Федя, как и все станичники за его спиной, молча, с недоумением смотрел на хохочущего в одиночестве коменданта. Наконец тот умолк и махнул рукой, указав на Федю:
        - Убрать!
        Полицмейстер приказал обер-полицаю:
        - Увести!
        - В холодную, - добавил Ригорашев. Тадыкин бросил Климкову и Басаляке:
        - Увести в холодную! Быстра-а!
        Климков сдернул фуражку с головы Феди, вырвал живьем звезду из околышка, забросил за ограду в лопухи. Федя рванулся туда, но полицай вцепился в него, потянул:
        - Пошли, блажная скотина, а то прибью! Басаляка подхватил пастуха под руку.
        - Пошли, пошли, Федя, не противься, а то плеток дадут! Федя громко запричитал:
        - Отец-господи!.. Ты видишь, обижают меня... Накажи их! Преврати их в рыжих тараканов!
        Полицаи бегом поволокли Федю за дом, боялись, видно, что потревожит он народ своими гневными причитаниями.
        Снова махнул рукой Трюбе: "Начинать!" Переводчик повторил уже сказанную фразу, прибавив к ней:
        - Казаки и казачки! Комендант района господин Краузе предлагает вам для избрания в станичные атаманы несколько кандидатур, - переводчик посмотрел в бумажку. - Первая кандидатура - станичник Варакушин...
        - Кто? Варакушин?! - раздались голоса из толпы.
        - На черта он нам сдался!
        - Этот дурак и запивоха?!
        - Тихо! Тихо! - зашикали десятидворщики. И тут, подняв руку, позвякивая крестами и медалями, за черту выступил Витютя и решительно произнес:
        - Позвольте сказать, господа, или как вас там...
        - Заткнись, старый дурак, чего лезешь! - приглушенно сказал ему переводчик.
        - А ты не рыкай на меня, желторотый сопляк! - огрызнулся Витютя, и голос его набрал металла.
        Пометив что-то в записной книжке, Трюбе весело произнес:
        - Сказать, говорить! - Он с любопытством оглядывал седоусого кузнечика в казачьей форме и крестами на груди. - Битте. Прошу! Говорить, казак-герой.
        Витютя сделал еще несколько шагов к крыльцу.
        - Никто не могеть навязывать кругу кандидатур в станичные атаманы. Казачий круг сам выдвигает их.
        На Витютю шикали со всех сторон, просили, чтоб утихомирился, но он продолжал свое. Повернувшись к народу, спросил:
        - Кто из вас выдвигает Варакушина? Подать голос!
        - Я-я выдви-и-га-ю! Я-я-я, - проблеял желтобородый Плаутов.
        - И мы выдви-и-га-а-ем! - подхватили Терентий с Парфентием.
        - Ладно, нехай будет в кандидатах и Варакушин, - смилостивился Витютя. Хотя какой из него атаман? В хозяйстве ничего не смыслит, в коллективе авторитета не имеет... Я выдвигаю в атаманы станичника Ригорашева!.. Он достойный кандидат. Вот он! - Витютя показал рукой на невозмутимо державшегося завхоза. - Кто могет о нем плохо сказать - выйди и скажи!.. Ага, нема такого?.. Так вот, господа новая власть, мы, казачий круг, могем задавать разные Вопросы кандидатам, если нам потребуется, и они обязаны честно ответить. На кругу как на духу!.. А мне как раз хочется кое-что выяснить у Варакушина, спросить у него...
        - Так. Хорошо! Спросить. Битте! - дал согласие Трюбе, сделав какую-то пометку в записной книжке.
        - Станичник Варакуша, ты где? Выдь, стань перед кругом, - призвал Витютя.
        Варакушин вышел за линию, сделал поклон в сторону коменданта.
        - Балда, первый поклон кругу делают! - поправил его Витютя.
        - Делать поклон кругу, - сказал Трюбе Варакушину и, когда тот исполнил его приказание, спросил у переводчика: - Что есть балда?
        Тот некоторое время растерянно разводил руками, наконец брякнул:
        - Балда - это такое... такое... Это нецензурное слово, repp комендант.
        Полицмейстер Кузякин неожиданно прыснул смехом. Трюбе посмотрел на него, усмехнулся и что-то снова записал.
        - Станичник Варакуша, где артельные деньги? - спросил
        Витютя, подступая к нему.
        Тот даже подскочил от неожиданного вопроса. Закричал в панике:
        - Я не брал, станичники! Ей-богу!.. Наговаривают на меня...
        - На воре шапка горит, что ли? - остановил его Витютя. - Я о чем спросил? Куда делись артельные деньги? Ты ведь артельную кассу эвакуировал вместе с коровами...
        - Я не знаю!.. Я не видел... Деньги где-то спрятал председатель Табунщиков!
        - Врешь, стерво собачье!.. - начал было ругаться Витютя, но тут Кузякин снова прыснул смехом, и комендант резко поднял руку.
        - Стоп! Айн момент! Один секунд. - Повернулся к переводчику. - Ви хайст? Что есть это? Как назвать по-немецки? Переводчик промямлил:
        - Казачье ругательство... Непереводимо...
        - Переводить! - Трюбе нетерпеливо хлопнул записной книжкой по ладони.
        Ригорашев повел глазами в сторону Грини. Тот, вытаращиваясь и часто мигая, по-военному отрапортовал:
        - Стерво собачье - дас ист шайзе хунд!..
        Комендант записал выражение и, глядя на Варакушина с недоумением, с той же жестко-презрительной усмешкой проговорил:
        - Да хабен вирс[14]!
        - Еще один вопрос имею до Варакушина, герры господа! - Витютя поднял руку, требуя к себе внимания.
        - Говорить! - разрешил Трюбе.
        - Варакуша, ты сказал, мол, председатель Табунщиков спрятал артельные деньги... А где он сам, председатель Табунщиков? Ты же все время с ним был, должен знать!
        У Варакушина подогнулись ноги от этого вопроса, и он непроизвольно бросил вороватый взгляд на штурмбанфюрера, пробормотал:
        - Я не знаю... Станичники, клянусь...
        - Врешь! Ты все знаешь, христопродавец! - раздались голоса.
        - Молчать! - приказал Трюбе.
        Ригорашев сделал успокаивающий жест, и толпа послушно притихла.
        Комендант поговорил о чем-то с переводчиком, и тот, пригласив Варакушина подняться на крыльцо и стать рядом с Ригорашевым, обратился к Витюте с едкой ухмылкой:
        - Послушай, старик...
        - Невежа! - оборвал Витютя. - Обращайся ко мне на "вы" и по имени-отчеству! - Он выпятил грудь, на которой звякнули кресты и медали. - А величать меня Виталием Севастьяновичем.
        - Так! - покивал головой комендант, с виду довольный всем, что происходило. - Величать герой - казак донской!
        Переводчик даже пожелтел от злости, и рот ему перекашивало, когда он произносил следующие слова:
        - Виталий Севастьянович, а не согласились бы вы сами стать атаманом?.. Вы, видно, очень идейный казак, и вас уважает коллектив...
        Витютя усы подправил, ножку вперед выставил. Кинокамеры стрекотали, целясь в него объективами.
        - Уважать уважают меня станичники, это верно. Но куды мне в атаманы!.. Я свое пожил. Молодых надо выдвигать... Да и не дюже я идейный. - Витютя, прикрыв один глаз, прицелился в переводчика. - Вот ты молодой еще, а дюже идейный был, знаю я. Детей наших идейному учил...
        - Станичники, есть еще какие кандидатуры? - спросил бывший учитель немецкого языка, пряча глаза. Из толпы в ответ закричали:
        - Нет больше кандидатур!
        - Давайте голосовать!
        - Есть достойная кандидатура - Ригорашев!
        - А мы-и за-а Ва-а-раку-ши-ина-а! - тянул Плаутов.
        - Отлично! - комендант кивнул. - Голосовать.
        - Кто скажет слово о кандидате Варакушине? - спросил переводчик.
        Плаутов, толстый, с виду представительный старик, вышел вперед и натужно закричал писклявым, почти женским голосом:
        - Ка-за-а-ки-и!.. Вараку-у-ши-и-ин - преданный слуга царя-батюшки, помазанника божьего!.. Ва-рра-а-куши-и-на-а... В толпе раздались смех и возгласы:
        - Дурак сивый! Какому царю-батюшке? Варакушин, глядя исподлобья на выжившего из ума старика, что-то злобное пробормотал себе под нос.
        - Дальше! - поторопил Трюбе.
        - Кто скажет слово о кандидате Ригорашеве? - спросил переводчик.
        - Позвольте мне! - Из круга вышел Ион Григорьевич. Он повернулся боком, обращаясь и к "президиуму" и к станичникам. - Положение вещей показывает нам, уважаемые станичники, что атаманом должен стать достойный станичник Ригорашев. Он - уважаемый в обществе человек, хороший хозяин. Людей понимает, умеет ими руководить... И он человек потерпевший - от прежней власти пострадал. Голосуем за него, станичники!
        - Голосуем! Голосуем! - дружно откликнулся народ.
        - Дальше! - дал указание Трюбе. Переводчик продолжил:
        - Господин комендант, имеющий ученую степень бакалавра, знаток и ценитель истории донского казачества, Предлагает вам голосовать за атамана не руками, а голосом - по старому казачьему обычаю. По-настоящему голосовать. Кричать надо, понятно?
        - Понятно! Будем кричать! - станичники знали от своих десятидворщиков все, что надо, и проявляли понятливость и организованность.
        В это время кинооператоры, проводившие съемку, поставили перед толпой два микрофона на штативах.
        - Итак, приступаем к голосованию. Кто за Варакушина - кричите! Голосуйте! - скомандовал переводчик. Терентий закричал, подняв руки верх, умоляя:
        - Грянем, станишники, вовсю! Грянем, родимыя! Крик был слабенький, жидкий - проголосовало не более десятка человек. Трюбе улыбался одной стороной лица, на другой - катался тугой желвак... Варакушин говорил ему, утверждал, что он уважаемое, авторитетное лицо в станице. А его обзывают на кругу, смеются над ним... Хорош авторитет!
        - Кто за Ригорашева - кричите! - скомандовал переводчик. - Голосуйте!
        - Грянем, станишники! - призвал Витютя.
        И разноголосый крик вознесся к небу, полетел по округе. По дворам из края в край станицы залаяли собаки, переполошенно закудахтали куры, туча скворцов снялась с садов и с шумом полетела в степь.
        Голосовали что было силы в легких несколько раз.
        - Хорошо! Прекрасно! - поднявшись с кресла, Трюбе пожал Ригорашеву руку: Поздравляю, господин Ригорашеф. Я желать вы преданно служить Германия, новый порядок, донская республика.
        Кинооператоры, забежав сбоку, засняли эту сцену. Ригорашев поблагодарил коменданта, поклонился станичникам и, заглянув в бумажку, которую ему перед этим сунул полицмейстер Кузякин, с обычным спокойствием и рассудительностью произнес небольшую речь:
        - Спасибо за честь и доверие, уважаемые станичник. Не будем с вами много говорить - будем много работать. И косить нам есть еще чего, и молотить, и сеять...
        Переводчик начал было нашептывать штурмбанфюреру перевод, но тот отмахнулся. Он стоя делал пометки в. записной книжке.
        - Будем теперь ударно работать не для коммунистов, а для донской республики, для великой и непобедимой Германии.
        Учтите, немецкие власти сурово наказывают лодырей и саботажников. И вот еще что. Koe-ктo потащил домой артельное добро: тягло, упряжь и другое... Все немедленно вернуть на бригадные дворы. Землю, инвентарь и тягло немецкие власти даром не раздают - заслужить надо, заработать. У меня тут записано, кто что взял. В любое время можем за все спросить. Предупреждаю: кто зарежет хоть какую-нибудь артельную животину - и не дай бог, корову или телку! - понесет суровую кару... Свежее масло и яйца будем сдавать по десятидворкам каждую неделю военному гарнизону. Будем внедрять новый, строгий порядок, станичники, во славу великой и непобедимой Германии и донской республики. Еще раз спасибо, уважаемые станичники, за оказанную честь и доверие. Спасибо немецким властям в лице герра Трюбе.
        Приняв перед кинокамерами величественную позу, штурмбанфюрер громко произнес, обращаясь к станичникам:
        - Любить свой атаман! Слушать свой атаман!.. Служить ему преданно, атаман преданно... атаман служить преданно германская власть!
        Его помощник, переводчик и полицмейстер захлопали в ладоши, давая знать другим. Похлопали полицаи. Атаман Ригорашев призвал жестом своих станичников поаплодировать. Они послушались.
        Трюбе еще раз пожал руку Ригорашеву, сказал удовлетворенно:
        - Энде гут - аллес гут!.. Это... Конец хороший - всё хорошо.
        Отпуская народ по домам, новый атаман сказал:
        - Казаки, ставлю два ведра водки!
        - Урра-а!.. Спасибо, атаман, обмоем тебя на славу! - раздались благодарные крики стариков.
        - О-о, это есть интересно! - произнес комендант, записывая.
        Глава шестая
        Егор никак не мог избавиться от душевного гнета. Он словно бы удавку ощущал на шее - задыхался. А в сердце копился гнев, возрастало напряжение, как в гранате, в которую уже вложили запал, и оно могло в любое мгновение разорваться и разнести в клочья не только его тело, но и все подворье. Он метался из куреня во двор, со двора в сад и обратно.
        Бабка Панёта, отдыхавшая после круга на лавкe под грушей, с грустной улыбкой следила за ним. Наконец не выдержала, спросила:
        - Ну чего ты мышкуешь? Чего доводишь себя до кипения, как дед Миня?.. Вижу, вижу, зараз схватишься за кувалду и, как и он тогда, станешь за кабанцом гоняться. Помнишь, мы того кабанца осмалили и съели?.. Может, и для тебя выпустить кабанца из катуха? Погонялся бы ты за ним, успокоился бы, а?..
        Егор остановился посреди двора... и засмеялся. Его в один миг перебросило в прошлое, в солнечное детство, в чудесный довоенный день!.. Был, был такой смешной случай. Теперь, издали, он кажется смешным, милым, но тогда, правду сказать, он выглядел по-другому...
        Как-то, насовав свежей травы в кормушку кабанцу Труше, Егор взял тяпку, чтобы выгрести навоз из катуха. Наглый и хитрый Труша с нетерпением дожидался этого момента. Едва Егор осторожно приоткрыл дверцу, как тот, кинувшись с разгону, клином вошел в щель и выскочил из катуха. Егор упал, отброшенный ударом, вскочив, прыгнул на кабана, но тот оказался проворней.
        - Найда, куси его! - закричал Егор, хватая палку. Миня запустил в Трушу молотком, но не попал и еще пуще рассердился:
        - Панёта, ты где?!. Опять кабан, чертяка, убег! Бабка расторопно выбежала из кухоньки, но подлый зверь оскалился, как собака, сковырнул ее с дороги и ринулся на огород пропахивать длинным рылом молодые овощи. Его никогда никто не мог остановить.
        - Чтоб ты сдох! Чтоб тебя холера сгноила! - ругалась Панёта, прикладывая к ушибленной ноге капустный лист. Миня, барахтаясь в тыквенных плетях, хрипел с натугой:
        - Убью! Кровь по капле выпущу!
        Шуму на огороде было столько, будто ловили жулика или осаждали волка. И все призывали Найду расправиться с проклятым кабаном
        Найда наконец схватила за хвост проворного и хитрого Трушу, притормаживая, проехалась задом по петрушке. Но кабан, резко крутнувшись, поддел ее под брюхо, отбросил на грядку баклажанов. Оскорбленно взлаяв, Найда налетела на него грудью сбоку, пытаясь опрокинуть, однако он растопырился в мягкой огуречной грядке и сильно ударил ее рылом в живот. Шутки кончились. Найда с прыжка оседлала кабана, рванула за розовый загривок клыками. Брызнула кровь. И тут Труша забыл, что он прирученное домашнее животное. Дико всхрапнув, он набросился на собаку: топтал ее, грыз и катал по грядкам. Он был необычайно поворотлив и стремителен. Озверела и Найда. Они повели жестокий поединок - не на жизнь, а на смерть, с кошмарным рыком, визгом и кровью. К ним было страшно приблизиться.
        - Боже мой!.. Что Гни делают?! - причитала Панёта, подняв руки к небу.
        Миня бросал в кабана камни издали. Егор робко приблизился к нему, размахивая дубиной.
        - Цель по рыле! Бей покрепче! - советовал дед, пританцовывая от возбуждения.
        Первый удар пришелся Труше по спине, второй, весомей, - меж глаз. Кабан осатанело кинулся на Егора, но промазал, сорвался в балку с обрыва. С визгом побултыхавшись в холодной воде, он выбрался на ту сторону балки и скрылся в атаманском саду.
        И тогда началась настоящая охота. Найда азартно выслеживала Трушу. Егор и дед с таким же пылом продирались сквозь густые заросли вишенника и яблоневой дички. Миня командовал: "Заходи с левого фланга!", "Забегай с тыла!" Дед коротко и яростно дышал; лицо, налившееся тяжелой кровью, заливал горячий пот. Концы проволочных жестких усов свирепо задрались вверх, к перекошенным от гнева глазам.
        Они гоняли кабана часа три. Вымучили его, и сами вымучились. Наконец Труша завернул во двор. С помощью охромевшей Панёты пытались загнать его в катух. Однако кабан - хоть убей! - не хотел туда, он шмыгнул в сарай, где хранились инструменты и всякий мелкий инвентарь, заметался по углам, переворачивая ящики с разной гремящей мелочью. Толкнул шаткий стол. Качнулась десятилитровая бутыль, стоявшая на нем; она упала на молот и хлопнула, забрызгивая деда керосином с головы до ног. Уж это было слишком!..
        Миня рывком схватился за молот.
        Егор едва успел пригнуться. Железная болванка прошумела над ним и с хрустом влепилась в лоб кабану. Он опрокинулся, задергал короткими ногами.
        Дед, казалось, с недоумением следил за издыхающим кабаном, потом, выронив молот, устало выговорил:
        - Нож принеси... Кровь из него выпущу... Егор выбежал из сарая с похолодевшим сердцем Потом они смолили кабана. Миня, обжигая щетину соломенными жгутами, оправдывался перед Панётой:
        - Теперь во дворе будет тишь да благодать. А то свиристит весь день надоел, паразит!
        Панёта знала, каким неукротимым в гневе бывал Миня. Оправдывала многие его поступки контузией. Поэтому и на этот раз мягко упрекала деда:
        - Да ведь еще кабанец. Ни сала от него, ни мяса.
        - Зато косточки с хрящиками есть, да, Егор?.. И ты же сама бога молила, чтоб его холера сгноила. Но зачем ему сдыхать без пользы?.. Лучше уж прибить да съесть, - шутил Миня. - И притом, Панётушка, кабан мог насовсем убечь. Так что считай, мы его на охоте добыли!
        Рассмеялась Панёта, согласилась:
        - Ладно уж, буду так считать. Но ты нового поросенка добудь, чтоб к рождеству было что резать.
        ...Если бы не помнились Егору те светлые дни - как и жить сейчас, как выносить душевный гнёт?.. Вот вспомнил такую, казалось бы, мелочь, как охоту на собственного кабана, - и спасен, не разорвалось у него сердце, душа на место стала и вера укрепилась: вернутся родные люди с победой, наладится жизнь, и они снова посеют "арнаутку" и гибриды Уманского под вольным солнцем.
        Остро загрустил Егор по деду Мине, с которым связана была его жизнь с малого детства. Он раньше не думал о том, насколько дорог ему дед, потому что тогда не чувствовал, не переживал с такой силой, как теперь. Любил, конечно, Миню, обожал, но и вредил ему по глупости, по детскому неразумению... Вот бы сейчас поговорить с дедом! Это был бы совсем другой разговор, многое теперь до него дошло. Очень хотелось Егору выговориться, высвободить душу от груза пережитого. Ну а если невозможно поговорить с Миней с глазу на глаз, то станет он ему писать письма. Конечно, никуда их не пошлет, будет прятать в укромном месте. И если он, Егор, попадет фашистам в лапы, что не исключено, и не останется жив, то дед из этих писем узнает, что внуки его (про Саньку и Васютку он тоже напишет) жили в оккупации по законам Советской власти, служили своему народу верно и честно, вели себя достойно, как и должно внукам красного атамана.
        В тот же день, сидя за столом до вторых петухов, Егор исписал две тетради, рассказывая, что с ним произошло с того часа, когда дед ускакал на позиции полка Агибалова, и до казачьего круга.
        Проснувшись среди ночи, Панёта удивленно спросила у внука:
        - Егорка, да что ты там все пишешь и пишешь?
        - Письмо деду Мине пишу.
        - Бог с тобой, что ты мелешь!
        - Правду тебе говорю. Ну, пишу дневник. Потом ему передашь, если меня, ого... Ну, если я на задание куда-нибудь пойду...
        - На какое такое задание!.. Куда?
        - Бабаня, давай об этом позже поговорим, - попросил Егор. - Мне как раз хорошо пишется.
        Егор писал и писал - и на душе у него становилось все легче и легче. Ему представилось, что он выговаривался перед дедом, как перед живым. Видел его перед собой: вот он сидит, смалит цигарку, щурится от дымка, что тянется голубыми прядями к глазу, и внимательно слушает его рассказ.
        С того дня стал Егор при удобном случае писать письма деду Мине.
        Глава седьмая
        Атаман Ригорашев поручил Егору привести Семена Кудинова в управу:
        - Разыщи его и скажи, мол, зря он прячется, мы давно знаем, что он дома околачивается. Пусть идет ко мне, а то завтра будет поздно. Так и скажи.
        - А если запротивится - не захочет идти? - спросил Егор.
        - Ну, тогда возьмешь обер-полицая Тадыкина и приведешь его под винтовкой.
        Егор подкрался к Семкиному двору с Дашиного огорода. Жил Семка в новом доме, построенном года за четыре до войны, когда он вернулся с кадровой службы и женился.
        Из подсолнухов Егор высмотрел: Семка ремонтировал в клуне кормушку. Костыли стояли рядом. Он прихрамывал, но не так уж сильно. Круглое лицо бывшего сержанта, обросшее рыжей щетиной, напоминало куст курая. "Ишь, замаскировался, - с усмешкой подумал Егор, - думает, никто его не узнает. Ну, я тебе сейчас сделаю "хенде хох!" Он по-кошачьи подобрался к клуне и стал в проеме двери, застя свет:
        - Здорово, Федосеич!
        Застигнутый врасплох, Семен выронил молоток и схватился за костыли.
        - Да не хватайся ты за костыли, я видел - ты и без них прекрасно обходишься, - насмешливо сказал Егор.
        - А ты зачем у меня во дворе шастаешь? Чего выслеживаешь?! - зашипел Кудинов.
        - Тебя атаман Ригорашев требует к себе. Семен вышел из клуни, обвисая на костылях, - показывал, мол, ноги не держат. Ощерясь, сказал с издевкой:
        - Ты для кого стараешься, Ёрка? Ну дела - внук красного атамана на побегушках у гитлеровского пособника!
        У Егора в голове помутилось от этих слов, но он сдержал себя:
        - Федосеич, иди к Ригорашеву и не загрызайся, а то вызову обер-полицая Тадыкина и под винтовкой тебя поведу...
        По дороге Егора очень тянуло рассказать Кудинову про то, что части с трактора и молотилки он снимал и прятал вместе с его отцом, но подумал: "Ладно, пусть с ним вначале потолкует Ригорашев".
        Атаман встретил Семена как ни в чем не бывало, посадил на стул и задал такой вопрос:
        - Ну чего ты не заходишь ко мне, Федосеич, по старой памяти? Прибыл в родную станицу и помалкиваешь, не объявляешься? А раньше, помнится, заходил, не брезговал.
        Семка крутил головой по сторонам, видно, ничего не понимал. В кабинете сидели за своими столами Ион Григорьевич и Маня-секретарша. Но они, как и Егор, помалкивали. Сидели шуршали бумажками, кидали на счетах.
        - Дак ты ж теперича... энта... ба-а-альшой начальник, - стал валять дурака Семка. - Куды нам...
        - Да я на том самом месте и сижу, где раньше сидел, - перебил Ригорашев. Давай всерьез поговорим, Семен...
        - Слушаю, господин, или как вас теперь величать?
        - Так и величай, как раньше величал, - Алексеем Арсентьевичем. Слушай, Федосеич, я не спрашиваю, как ты оказался дома, а не в отступе со своей частью...
        Семка вскочил как подброшенный - костыли грохнулись на пол - и закричал, став перед Ригорашевым:
        - А я при чем тут?!. Я виноватый, да?!. Нас, раненых, не успели из госпиталя вывезти... У меня кости были перебиты...
        - Да ты чего волнуешься? - спросил Ригорашев с едва приметной усмешкой. Я не требую у тебя отчета. Ты за это отчитаешься перед другими... перед своими командирами.
        Семен какое-то время стоял, оглушенный. Затем подобрал костыли и сел, свесив голову.
        Ригорашев смотрел на него и говорил, будто ничего особенного между ними не произошло:
        - Задача такая, Федосеич: надо срочно отремонтировать трактор и молотилку...
        - Я - инвалид! - опять взвился Кудинов. - Я не могу работать.
        - Не можешь или не хочешь?
        - Не могу...
        - Можешь ты работать, Семен, затянулись твои раны. А не будешь работать повесят тебя герры немцы. Кудиновы у них на примете, намотай себе это на ус. А будешь работать - сможем защитить тебя, не дадим геррам повесить, потому что очень нужен нашему станичному обществу мастер-механизатор. Тебе это понятно?
        - Не буду я на немцев работать...
        - Погоди, погоди, Федосеич!.. Почему это - работать на немцев? А ты о своих детях подумал? А о детях братьев своих?.. Немцы пришли, немцы уйдут, как другие когда-то, а на этой земле жили и будем жить мы, русские крестьяне и эта наша земля должна быть засеяна лучшим семенным зерном. Что будут есть твои дети, если мы не обмолотим пшеницу и не посеем озимые? И что будут есть дети твоих трёх братьев, которые сейчас воюют по ту сторону фронта?.. Ты меня понял, Федосеич?
        Семен кивнул.
        - А костыли ты брось, Семен. А то еще увидят тебя герры немцы с костылями и загребут как военнопленного. Заморят в лагере зря, а нам хороший мастер по механизации нужен.
        Кудинов продолжал кивать.
        - Егор, бери Гриню и на линейке с Федосеичем айда, сам знаешь куда! Ригорашев сдержанно улыбнулся.
        Семен привел себя в порядок, оставил дома костыли, и они втроем помчались к тому месту Федькиного яра, где были спрятаны части трактора и молотилки. Поначалу Кудинов помалкивал, еще переваривал то, что сказал Ригорашев. Потом подобрел, стал вступать в разговор. Ну, Егор тогда и рассказал ему, как он с его отцом снимал магнето и другие части с трактора и молотилки. Не скрыл и то, что Ригорашев узнал об этом от самого Федосея - они, судя по всему, были заодно.
        Забрав в Федькином яру магнето и снятые детали машин, Семен и Егор повернули на дальний табор. Там их на ура встретил заведующий током Пантюша.
        - Орлы боеви! Ждем вас не дождемся. Ток приготовлен на все сто, рабочая сила в полной собранности. Как наладите трактор и молотилку, так и за работу!
        А что там было налаживать. Поставили на место магнето и детали, заправили горючее.
        Завел Кудинов трактор, завертелось шкивное колесо, и загудела, запела молотилка, пошла снопы жевать. Сам Пантюша полез на верхотуру - совать в зев молотильного барабана развязанные снопы пшеницы. И полилось ядреное сортовое зерно гарновки в мешки.
        Вскоре прискакал на коне бригадир Витютя. Был он в том же дореволюционном френче, при крестах и медалях, представительный, как генерал. Он тотчас призвал к себе Егора и Гриню:
        - Хлопцы, вам отдается такой приказ: надо срочно отобрать лошадей у станичников, которые захотели стать куркулями. Нам нужен быстрый и тайный транспорт. Для Чего? А для того, чтобы быстренько отвозить и прятать семенное и сортовое зерно. Быками развозить его - дохлое дело!.. Потом же, нужно десяток надежных ездовых подобрать. Кого можно взять для серьезного дела?
        - Да нас пятеро, считай, уже есть: я, Гриня, Васютка, Митенька, Васык Железный, - сказал Егор - Из второй бригады можно взять трех Иванов и еще, может быть, Шурку Сатулю.
        - Насчет Шурки Сатули подумать надо, - возразил Витютя. - Бузотер он. Мы ему другую работу подберем - мешки с зерном будет таскать. Забеги к нему, Егор, передай от меня: если зараз же не явится сюда на ток, то пусть на себя пеняет. Ну, хлопцы, поезжайте! Поторопитесь. Дел - пропасть! Да, вы себе коней под седло подберите, а то какие вы казаки? - Витютя, засмеявшись, пошел по току, полоща крыльями галифе и командуя во весь голос:
        - Народ - вперед!.. До жита, до пшеницы и до пашницы!.. Давай-давай, штаны-рубахи раздевай!..
        Молотьба шла своим чередом, все работали с удовольствием, каждый знал, что ему делать и как делать. Витютю станичники уже успели прозвать "генералом". Он знал об этом и марку свою "генеральскую" поддерживал.
        Вернувшись в станицу, Егор сразу же послал Васюткин отряд в разведку проверить дворы и выяснить, кто прячет лошадей, а сам вместе с Гриней и полицаем Басалякой обшарил хутор Ольховой. К заходу солнца на бригадный двор свели двадцать шесть лошадей. Егор и Гриня выбрали себе лучших под седло. И Егору в тот же вечер удалось повидать всех, кого они хотели взять ездовыми для "быстрого и тайного транспорта", и со всеми договориться.
        А ранним утром, спеша на бригадный двор через выгон, Егор и Гриня увидели такую картину: с винтовками на изготовку полицаи Климков и Рыжак гонят незнакомого полураздетого мужчину, и гонят, главное дело, не в атаманскую управу - она уже осталась позади, - а к шляху, идущему по краю станицы в сторону райцентра.
        Егор схватил Гриню за плечо, зашептал:
        - Останови их! Останови на правах атаманского адъютанта и переводчика. Полицаи идут в комендатуру. Без атамана они не имеют права этого делать! Кто им позволил самовольничать?.. Сыграй как следует...
        Гриня поднял руку и внушительно произнес:
        - Полицаи, хальт!
        Те хотели или не хотели, но остановились.
        - Вер ист дас? Кто это такой? Кого ведете?
        - Это военнопленный, он прятался у Анюты Овсяной, - ответил Климков, с досады кривя губы.
        - Так-та-ак, - с угрозой протянул Гриня. - А куда вы его ведете без моего указания или атаманского распоряжения?! Полицаи мешкали с ответом, переминаясь с ноги на ногу.
        - Антвортен! Отвечать! - скомандовал Гриня, задирая нос;
        - Дак Климков вот сказал мне: надоть, мол, его в комендатуру отогнать, к полицмейстеру, - сказал Рыжак.
        - Почему это Климков тобой командует? Кто он такой?
        - Я сейчас за обер-полицая Тадыкина. Он в Шахты уехал, - пробормотал Климков.
        - Мне известно, куда он уехал и зачем, - сердито бросил Гриня. - За Тадыкина остался Басаляка, а не ты. Так приказал атаман!
        - Мне Тадыкин сказал...
        - Поговори, поговори у меня! - прошипел ему на ухо Гриня. - Я вот потолкую с герром комендантом: авторитет станичного атамана подрываешь?! - И громко приказал: - Шнель марширен! Цюрюк! К атаману - на расправу.
        Егор с Гриней сперва сами зашли к Ригорашеву, доложили о самовольстве Климкова.
        - Ишь, какой ретивый! - сказал атаман, покачав головой. - Ну, ладно, мы о нем подумаем. Давайте-ка их сюда всех. - И когда полицаи и арестованный выстроились перед его столом, он внимательно присмотрелся к Климкову и очень внятно выговорил: - Предупреждаю вас, полицаи, без моего ведома не производить аресты, и тем более отправлять арестованных в комендатуру. Все! А в полдень прибыть всем полицаям ко мне: есть для вас очень важное задание от начальника полицейской команды господина Кузякина.
        - А этого куда деть? - Климков кивнул на плотного мужчину в тапочках и нательной рубахе.
        - Иди, - сказал Ригорашев. - То моя забота. Полицаи ушли, а Ригорашев приступил к допросу незнакомца.
        - Как зовут?
        - Кузьмой.
        - Как в станице нашей оказался, Кузьма? Бежал из армии?
        - Нет, раненый был - рука вот... Контуженный тож...
        - Так-так... Семку Кудинова знаешь? С ним ведь в станицу догребался?
        - Не знаю такого. Сам сюда забрел. Кузьма держался молодцом. Егору он сразу понравился. Невысокий, крепкий, нос картошкой.
        - А почему, Кузьма, не скажешь, что ты дезертир? - продолжал спрашивать у него атаман. - Немцы благоволят к дезертирам, полицаями их берут... Пойдешь полицаем?
        - Не хочется.
        - Ага, не хочется... Могут повесить.
        - Умирать единожды. Я умру сегодня, ты - завтра.
        - А шомполом будем пороть до тех пор, пока не согласишься на полицая.
        - Я стеганый-перестеганый, меня так сразу не распорешь. Устанешь и бросишь пороть...
        - Видали какой? Смелый!
        Тут Ион Григорьевич не выдержал, будто про себя проговорил:
        - Интересное положение вещей вижу я! Хитрый дед показывал этим атаману, что ему Кузьма по душе.
        - Ну ты, садись, садись, - предложил Ригорашев. - Ты по специальности кто?
        - Механик.
        - Пойдешь работать на комбайн?
        - Пойду.
        - Чего ж ты так быстро соглашаешься, Кузьма? - вроде бы удивляется Ригорашев. - Хочется на немцев работать или шомполов испугался?
        - А я привыкший работать... на своих.
        - Положение вещей совпадает, - с одобрением вставил Ион Григорьевич, звонко бросив косточки на счетах.
        - Как же это ты, Кузьма, раззяву поймал - схватили тебя? - с усмешкой спросил Ригорашев.
        - Анюта-то на молотьбе. День и ночь там. Ну, я вот по хозяйству спозаранку пошел управляться. Увлекся да и забыл, что мне прятаться надо, и тут меня взял этот... надутый.
        - Ну так вот, Кузьма, одевайся, бери харчишек и поедешь на дальний табор с этими молодцами, - атаман кивнул на Егора и Гриню, - поможешь Семке Кудинову, которого ты, брат, хорошо знаешь. Не так ли?..
        - Может, оно и так, но, вишь, такое положение сложилось, что я...
        Дружный смех не дал ему договорить.
        К полудню в атаманской управе собрались все полицаи, кроме Тадыкина, которого Ригорашев послал в Шахты по артельным делам.
        - Начальник полицейской команды господин Кузякин отдает вам такой приказ: прочесать гиблые низы, - сказал атаман. - Дело в том, что из концлагеря бежали военнопленные. Человек пятьдесят...
        - Ого! - вырвалось у Басаляки. - И мы впятером должны переловить их?
        - Вот дурни - не устерегли! - воскликнул Рыжак. - Теперь черта с два кого поймаешь.
        И Климков порывался что-то сказать, однако Ригорашев прервал разговоры явно перетрусивших полицаев:
        - Приказы начальства не обсуждаются. Вы ведь добровольно шли в полицаи. Знали, небось, на что шли? Или вы думали, на печке будете отлеживаться?
        - Но разве только мы и будем ловить военнопленных? - спросил Басаляка. - А если они добудут оружие?
        - Ну, не только вы - вся полицейская команда будет делать облавы и прочесывать гиблые низы и буераки. Вооружайтесь как следует, запасайтесь харчишками - и завтра с утра вперед, в камыши! Сначала острова проверьте, а потом обшарьте низы по нашей, станичной стороне - так распорядился господин Кузякин.
        Полицаи понуро вышли во двор. Но Климков тут же вернулся, снял фуражку, умоляюще обратился к Ригорашеву:
        - Алексей Арсентьевич, помилосердствуйте, у меня же ревматизм!.. В Сибири заработал...
        - Так что ж, на курорт тебя в Крым отправить? - насмешливо сказал Ригорашев.
        - Господин атаман, я же пропаду!.. Найдите мне дело в станице. Сделайте милость, меня же в болоте скрутит... Век буду благодарен!
        - А если я найду тебе какое место за станицей? В городе Шахты, например? Не будешь отбрыкиваться?
        - Упаси боже, упаси боже!
        - Ладно, пока займись вот чем... Приведи холодную в порядок. Почисти, нары сделай. Сам знаешь, людей нет лишних у нас, а там работы дня на три хватит. Доложи Басаляке, чтоб знал.
        - Слушаюсь, господин атаман!.. Благодарствую, господин атаман!
        Полицай резво выскочил из управы. Ригорашев хмыкнул.
        - Полагаю, благоприятное положение вещей складывается, Алексей Арсентьевич? - спросил Ион Григорьевич.
        - Благополучнее и не бывает.
        Он видел из окна: Климков, не скрывая довольной ухмылки, подошел к Басаляке, что-то сказал; тот оскалился, сплюнул ему под ноги и пошел прочь, вскинув немецкую винтовку за спину. В это время кто-то окликнул Климкова с улицы, и он предупреждающе замахал рукой, дескать, скройся, но показавшийся на глаза Варакушин с опозданием понял сигнал полицая, который, сторожко поглядев на окна управы, сердито схватил его за рукав и потащил за угол дома.
        "Ага, спаровались! - подумал Ригорашев. - Ну, я вас еще крепче свяжу".
        Глава восьмая
        Егору нравилось бывать на току дальнего табора. Молотили тут попеременно несколько сортов пшеницы. На току под камышовые навесы для виду ссыпали товарное зерно, а сортовое и семенное зерно переправляли конными упряжками на заброшенный старый табор, находившийся в Федькином яру, и там прятали в заранее приготовленные захоронки. Толково с этим управлялись три Ивана, Васык Железный, Колька и Васюта с Митенькой.
        Егор приметил: вот уже третий день на ток заезжает Варакушин. Ездил он верхом на неказистом коньке под старым, ободранным седлом, к которому были приторочены сумы с каким-то добром. Заедет, воды попьет, лошадь напоит, посидит около водовозки, покурит и снова куда-то отправляется. Приходилось постоянно быть настороже. Мешал он им, стеснял, не давал развернуться.
        - Варакуша чего-то вынюхивает, выслеживает, - сказал Егор Кудинову. Доездится, собака, кинем его в молотилку.
        - На меня он косится, у нас с ним старые счеты, - ответил Семен.
        - Я скажу Ригорашеву, пусть что-нибудь придумает насчет Варакуши.
        А в полдень на току произошла стычка между Ригорашевым и обер-полицаем Тадыкиным.
        Егор с Гриней с утра здесь были - помогали молотить семенную гарновку, ту самую, что агроном Уманский из Саратова на развод привез. Урожайная пшеница, зерно крепкое, зубом не разгрызешь. Ее с поля женщины на арбах привозили. Она была скошена лобогрейками и лежала на жнивье в копнах. Обмолоченную гарновку увозили с табора и прятали в разных местах. Молотили ее лишь тогда, когда на току находились свои, доверенные люди, а если там появлялись чужаки, то приступали тотчас к молотьбе озимой пшеницы, сложенной в скирды.
        Егор с Гриней оттаскивали мешки с зерном от молотилки, грузили их в брички. Только отправили подводу Ивана Свереды, как Васютка, сидевший на скирде с биноклевой трубой, доложил:
        - Внимание! Едет обер-полицай Тадыкин. Выехал на бугор!
        Бедарка с Тадыкиным показалась на бугру, до которого было не менее двух километров.
        "Молодец, братан! - похвалил Егор Васютку. - Не проморгал, зорко смотрит".
        Тадыкин лишь вчера вернулся из Шахт, куда ездил по поручению атамана выяснить, остался ли целым колхозный ларек на территории городского рынка, и договориться с новыми базарными начальниками об открытии его. Ларек был целым, не сгорел, открыть его разрешили.
        Ригорашев сел на линейку, а ездовой Беклемищев взялся за вожжи; Витютя, Егор и Гриня поднялись в седла - в общем, все показывали приближавшемуся Тадыкину, что собираются отбывать куда-то по делам, втайне рассчитывая на то, что и Тадыкин не задержится на току, отправится вместе с ними.
        - А куда это Иван зерно повез? Почему не в амбары, в станицу? - с недоумением спросил Тадыкин, подъехав к ним.
        Ригорашев сказал, как всегда, неторопливо и рассудительно:
        - Ты бы, обер-полицай, не совал носа в мои атаманские дела. Уж не вздумал ли ты держать меня под контролем? Хватит с меня Варакушина и Климкова... Ну свезем мы семенное зерно в амбары, а подъедет интендантский транспорт герров и загребет его... Что мы тогда будем сеять, а?
        - Да что ты, Алексей Арсентьевич! - виновато сказал Тадыкмн. - Я так просто спросил. Ты не думай, сам понимаю, надо припрятать семена. Однако, при чем тут Варакушин и Климков? Ты думаешь, что они, эти самые... которые?..
        - Да что тут думать! Просто у них, у герров немцев, так заведено: друг дружку держать на мушке.
        - Да-а, похоже на то, - согласился обер-полицай. - Он мне сегодня донос принес на Семена Кудинова и Кузьму Анютиного, мол, разгуливают красноармейцы на свободе, страха божьего не знают. Арестовать, мол, их надо... На твоем столе, Алексей Арсентьевич, оставил я донос,
        - Так-так, - задумался Ригорашев. - Бездельник, работать не хочет, шмыгает, выслеживает. - Он раскрыл свой портфель, который всегда носил под мышкой, что-то записал, что-то прочитал и сказал: - Ладно. Лично приведи Варакушина на заходе солнца в управу... И все вы, которые тут, чтоб там были. При вас с ним поговорю. Поехали с нами, Петро Митрофанович, на свиноферму, а вы, хлопцы, - обратился он к Егору и Грине, - оставайтесь тут, поможете молотильщикам.
        Старый Беклемищев звонко чмокнул губами, понукая лошадей, линейка тронулась. За ней, как на привязи, потянулась бедарка с растерянным обер-полицаем.
        Егор подтолкнул Гриню:
        - Слышишь?.. Тадыкин наверняка держит при себе хороший бинокль, издалека углядел Ивана.
        - Да, я тоже так подумал! Дюже зоркие глаза у старого дядьки! - отозвался тот. - Я вот улучу момент, пошарю в его бедарке. Нам бы очень пригодился хороший бинокль.
        Тадыкин поставил Варакушина посреди кабинета под яркие лучи заходящего солнца, бившего в окно, как прожектор. Варакушин поклонился, здравия всем пожелал тихим, лживым голосом и руки сложил на животе, ожидающе глядя то на атамана, то на Тадыкина.
        Ригорашев раскрыл свой портфель, вынул из него какие-то бумажки и повел с ним такой разговор:
        - Ты вот тут донос принес, станичник Варакушин...
        - Не донос, а заявление...
        - Молчать! - рыкнул на него Тадыкин. - Как смеешь перечить атаману?
        - Да-да, ты уж лучше помолчи, станичник Варакушин, - сказал Ригорашев, не повышая голоса. - Когда потребуется, я разрешу тебе говорить. Вот ты принес донос на Семена Кудинова и Кузьму Анютиного и думаешь, что я их не арестую, потому что очень уж они нужны нам на молотьбе, ну, а ты потом побежишь доносить на меня помощнику коменданта, мол, так и так, Ригорашев покрывает бывших красноармейцев, возможных коммунистов, как ты тут пишешь... Однако зря ты так думаешь. Я арестую их... Но видишь ли, какое положение вещей сложилось: и на тебя донос поступил. Он у меня уже вторую неделю тут лежит, и я пока что не давал ему ходу. - Атаман заглянул под зеленое сукно на столе и будто бы стал читать. - Так, так... Тут пишется: Варакушин - активист Советской власти, лизоблюд и подпевала коммунистов. В протоколах колхозных собраний и митингов, которые сохранились, черным по белому написано, как он распинался в их пользу...
        - Так то ж я так! То ж я... - выговорил Варакушин помертвевшим голосом.
        Он, видно было, сильно испугался. Шапку выронил из рук и не заметил этого.
        - Герр комендант и его помощник в черной форме еще не знают про это, продолжал размеренно Ригорашев, - а когда узнают, то многое поймут: почему и отчего ты такой-сякой разный... Ты, наверно, хочешь спросить, где ж они, те самые протоколы, в которых записаны твои выступления?.. Они хранятся в архивах, а те архивы находятся в здании комендатуры. Знаешь ведь, в каком здании поместилась комендатура? То-то!.. Они быстро все выяснят, и попробуй им тогда объяснить, что ты те слова просто так говорил.
        Варакушин и руки умоляюще вытянул, и лицо жалобно перекособочил, но Ригорашев не позволил ему говорить.
        - Потом еще такое открылось, станичник Варакушин.. Ты продал две породистые телки...
        - Так то ж были колхозные телки! - выскочило у Варакушина, он с запозданием угрыз себя за язык.
        Все, кто сидел в кабинете атамана - Егор, Гриня, Витютя, Ион Григорьевич и Тадыкин, - смотрели на Варакушина сурово и безжалостно.
        - Ты все-таки продал их, негодяй! - Ригорашев даже стукнул кулаком по столу. - Правду люди говорили... Как же ты посмел?! Ты тут сильно погорел, станичник Варакушин. Те телки были не колхозные. Да, да!.. Когда ты гнал стадо туда, оно было советское, колхозное, а когда обратно погнал, то оно уже стало немецкое, и те телки стали немецкие, потому что находились они на оккупированной территории. Оккупированной, слышишь? А есть очень суровые приказы на этот счет у немецкого военного командования... Все добро, которое находится на оккупированной территории, принадлежит геррам немцам.
        Варакушин веревкой завился, простонал:
        - Господи боже мой, я же не знал!
        - Незнание приказов и законов в учет не берется... Ох и не любят же немцы воров и мошенников! Ох и ненавидят же их! Так что, станичник Варакушин, по этому твоему доносу я арестую Семку и Кузьму, возможных коммунистов, а по тому доносу - тебя арестую, подпевалу коммунистов, вора и мошенника. И лично препровожу в комендатуру вместе с доносами. А там суд скорый, станичник Варакушин. Вас всех рядышком на одной виселице вздернут
        Варакушин упал на колени и пополз к Ригорашеву, подвывая:
        - Христом-богом умоляю вас, Алексей Арсентьевич, порвите!
        Егору стало тошно от жалкого, трусливого поведения Варакушина. Да всем, кто находился там, было противно.
        Глядя в сторону, Ригорашев с кажущимся равнодушием протянул:
        - Не знаю, что с тобой делать, станичник Варакушин. Работать ты не хочешь, шмыгаешь по полям, подворовываешь.
        - Дайте любую работу, Алексей Арсентьевич!.. Исполню любое ваше приказание... Поверьте! - заклинал Варакушин атамана, все еще стоя па коленях.
        - Ладно. Встань. Порву твой донос. И тот донос порву... Думаю, договорюсь с тем человеком, что написал его. А тебе такое дело будет: в Шахтах на рынке мы открываем свой артельный ларек. Деньги нашему хозяйству нужны для оборота то дегтя, то гвоздей купить. А денег нет у нас, сам знаешь. Пропали артельные деньги... Так вот, назначаю тебя заведующим ларьком. Ты ведь торговал в нем одно время, знаешь это дело. Да смотри не проворуйся, как было у тебе однажды...
        - Упаси боже! Да я...
        - Цыть! Слушай дальше, С торговли тебе и охраннику ларька проценты будут идти. Завтра обоз соберем. Лук есть у нас, фасоль, просо прошлогоднее. Петро Митрофанович, а кого из полицаев прикрепим к нему для охраны ларька? обратился Ригорашев к Тадыкину.
        - Климкова, думаю, прикрепить надо, он по-немецки знает; пригодится им это и в дороге, и в городе, - ответил обер-полицай, как будто в размышлении.
        Егору было известно: они обо всем еще раньше договорились.
        - Ну, на том и порешили, - заключил атаман. - Иди пока, станичник Варакушин, помоги полицаю Климкову навести порядок в холодной.
        Варакушин пятился задом до самой двери, раскланиваясь и бормоча слова благодарности.
        Некоторое время Ригорашев сидел за столом молча, окаменело, ничем не выдавая своих переживаний, затем вымолвил устало:
        - Дай волю таким сволочам, как Варакушин и Клим-ков, - такая междоусобица разгорится в станице, такая черная пропасть откроется между станичниками душа от ужаса замерзнет.
        - Да, Алексей Арсентьевич, междоусобица - богопротивное дело, - сказал Тадыкин, - и наше святое дело - не дать ей разгореться.
        Егор не понимал Тадыкина, когда-то раскулаченного станичника, а теперь старшего полицая. Он поддерживал Ригорашева во всем, а Ригорашев стоял за свой народ, за Советскую власть. Значит, выходило, что и Тадыкин - за нее?.. Не мог Егор найти объяснения этому обстоятельству. Возвращаясь домой вместе с Витютей, он стал расспрашивать его о Тадыкине. Родич рассказал много интересного про Тадыкина и Ригорашева. Они в те молодые годы корешовали, вместе воевали за Советскую власть в рядах красных казаков, были толковыми хозяевами на земле и никогда ничего не сделали во вред своему народу.
        - Зря его раскулачивали в тридцатом году! - сердясь, сказал Витютя. - Не за что было. Хотели и Ригорашева раскулачить, но Миня, твой дед, в те поры красный атаман, защитил его, а Тадыкина защитить не смог: тот, едрена мышь, лишнего на краснобаев в сердцах наговорил.
        В тот вечер Егор написал в очередном письме к деду:
        "Милый, дорогой дед Михаил Ермолаевич, жив ли ты?..
        Я вот недавно был на племенной свиноферме, собрались там наши колхозники бабы и старики - в красном уголке, разговорились, вспоминали прежнюю жизнь. Тебя вспомнили - с уважением и любовью. Ты, оказывается, человек гораздо интересней, чем я думал. По разным замечаниям я определил, что тебя любила не только Панёта... Ну, об этом мы с тобой поговорим один на один, когда вернешься, а то, если бабуля прочитает мои письма, перепадет и мне и тебе.
        Знаешь, деда, кто-то припомнил, как ты однажды полдня выуживал кошкой ведро из колодца, которое с жучка снялось, и что потом было... Ох, как взялся об этом рассказывать заика Яша Колесник - мы все со смеху в кучу свалились!.. Но таких веселых минут бывает мало в теперешней нашей жизни. На душе тяжко..."
        Егор писал за столом в низах при лампе, а бабка, тихонько напевая, накладывала латки на его рабочие штаны. Он засмотрелся на нее: она изменилась к лучшему. Заметно даже изменилась. Недавно, казалось, умирать собиралась, все жаловалась на болезни, которым и счету не знала, а теперь, гляди-ка, не узнать!.. В беготне по хозяйственным делам все болезни растеряла. Вобралась, сбитая стала и проворная. Панёта подняла па него глаза, улыбнулась... Вот и глаза у нее прояснились, ушла из них мутная вода. Она продолжала улыбаться, и такая ласка засияла в ее ясно-серых, чистых глазах, что Егор, подчиняясь неведомому чувству, вскочил, обнял ее и поцеловал, чего с ним никогда не случалось.
        От неожиданности выронив иглу, Панёта охватила его лицо ладонями и, покрывая поцелуями, растроганно произнесла:
        - Кровинка ты моя жалельная!.. Как ты вырос... Вот ты Дашу полюбил по-настоящему и добрее, умнее стал.
        Новые записи в толстой тетради Егор сделал лишь в конце следующей недели:
        "20 августа 1942 года.
        Здравствуй, Запашнов старшой! Будь жив, дорогой, и здоров, чтоб мы повидались вскорости с тобой!
        Сколько всякого-разного произошло у нас в станице за эти дни! Трудно обо всем подробно написать да и некогда: работаю день и ночь, насмерть выматываюсь. Лягу и лежу - не могу поднять головы. Панёта стянет меня на пол, а я и на полу сплю, не в силах глаз раскрыть. Наш отряд во главе с Семкой Кудиновым снабдил колхозников зерном, в первую очередь многосемейных и солдаток. И на сохранность самое ценное зерно развезли по дворам верных людей. У нас в курятнике мы с Гриней большую яму выкопали: пять фурманок семенной гарновки туда вошло. Прикрыли соломой зерно, присыпали пометом - комар носа не подточит.
        Из комендатуры наезжают разные "спецы", проверяют, как у нас идет уборочная, - ни к чему не могут подкопаться.
        Ригорашев с Пантюшей и Витютей умно дело поставили: на ответственных работах свои люди, все идет как надо. Ну, Ригорашев угощение ставит "спецам", глаза им заливает самогоном, чтоб меньше замечали. Предатели Варакушин и Клим-ков в Шахтах околачиваются, овощами торгуют - удачно от них избавился наш атаман. Полицаи во главе с Басалякой все еще в камышах шастают. Никого они не поймали, да и вряд ли поймают. По всему, они где-нибудь на островах посреди гиблых низов отсиживаются.
        Был со своими хлопцами на колхозном огороде, выкопали там траншеи для картошки. В одну огородное звено ссыпало отборную картошку - сдадим Красной Армии, когда вернется, в другую траншею высыпали что похуже. Эта на тот случай, если нагрянут комендантские интенданты, чтоб от них oтбиться. Первую траншею мы потом аккуратно замаскировали копной сена.
        Мы подружились с Семкой Кудиновым и Анютиным Кузьмой. По несчастью, они, деда, оказались на оккупированной территории. Они - настоящие люди. Мы им полностью доверились, вместе привели наше оружие в порядок. Кузьма отремонтировал два автомата и пулемет "максим", который вытащили из ерика Иваны...
        Хотел тебе еще написать, да вызывают вот меня мои хлопцы - опять нашлось какое-то дело. Пока, старшой Запашнов!"
        "25 августа 1942 года.
        Уважаемый дед мой, Михаил Ермолаевич!
        Докладываю тебе: сегодня закончили пахоту нашего школьного поля в Голубой впадине. Там мы посеем "арнаутку" Уманского. Семена есть у нас. Я тебе писал: мы под амбар напустили через щели. Так вот, мы - это, значит, я, Гриня, Даша, Васютка и Митенька - вытащили из-под амбара четыре с половиной мешка семян "арнаутки" и припрятали до весны.
        Обмолотили мы - решились все-таки! - колосья гибридов озимой пшеницы. Зерно каждого гибрида разделили на четыре части и попрятали в трех разных местах, одну часть посеяли согласно номерам на четырех грядках. Если Уманский не вернется весной, мы сами сделаем перекрестное опыление гибридов. Мы прочитали его агрономические записки и разобрались в схеме гибридизации, которую он нам оставил.
        Деда, любимый наш человек, возвращайся скорее!"
        "17 сентября 1942 года.
        Дорогой деда!
        Если бы ты знал, какой праздник для нас придумали фашисты!.. "Похороны колхоза"... Вот какой праздник!.. Что это такое, я пока не знаю, толком не знает и Ригорашев. Он нас, свой актив, собрал и сказал:
        - Если герры думают, что спасли нас от колхоза, пусть себе так думают, а мы будем думать свое. Не будем поддаваться на их провокации.
        А мне Ригорашев потом шепнул: "Передай Панёте, своей бабке, чтоб в тот день, когда герры учинят "похороны колхоза", сидела с Тосей и Васюткой дома".
        Когда я рассказал бабуле про все это, она охнула: "Быть беде!"
        И у меня на душе смутно.
        Ладно, Миня, я потом обо всем подробно напишу.
        Желаю здоровья и благополучия тебе и твоим коням.
        Твой старший внук Егор Запашнов".
        Глава девятая
        "Генерал" Витютя сидел на кровати в серых бумазейных подштанниках и старательно чистил суконкой свои "старорежимные" награды за отвагу и доблесть, проявленные на полях битв с войсками кайзеровской Германии.
        Егор передал ему наказ атамана: обязательно быть на "похоронах колхоза". Сам комендант штурмбанфюрер Трюбе высказал пожелание, чтобы все старые, представительные казаки, которые были на казачьем кругу, а в первую очередь смелый казак с крестами и медалями, присутствовали на празднике. Непременно должны быть также дородные красивые молодицы. Их следовало посадить вперемежку со стариками.
        - Приду я, ежели не могут без меня колхоз похоронить, - ответил Витютя. Оклемался я. На ноги меня поставили сорок степных братьев и сестер - корешков и травок, настоенных на самогоне. Явлюсь, как же без меня?.. Я колхоз строил, я с ним и в гроб лягу...
        К полудню небо разъяснилось, стало синим и глубоким. Солнце разгорелось и залило двор атаманской управы блескучим оранжевым светом. Зрелые листья старых осокорей нет-нет да срывались с веток, планировали на столы, поставленные буквой "Т" - так рекомендовал поставить их полицмейстер Кузякин, заблаговременно прибывший в станицу вместе с кинооператорами в военной форме. Все шло по плану, утвержденному комендантом Трюбе. Сам он прибудет в Час дня. Без десяти час столы уже были накрыты. Торцовый стол, крайний от крыльца, поставленный поперек, накрыли по-особенному. На нем стояли бутылки с водкой, коньяк и марочное вино. Это "питьво" привез полицмейстер Кузякин из Старозаветинской.
        Отобранные молодые женщины и старики, те, что должны были сесть за столы вместе с "геррами", стояли поблизости и ждали дальнейших указаний. Каждый из них знал, где его место. Присаживались несколько раз - репетировали под руководством кинооператоров, чтобы не было сутолоки в ответственный момент. Самые впечатляющие старики и молодицы должны были сесть поближе к торцовому столу, где расположатся комендант, его помощник, полицмейстер и атаман.
        Остальной народ толпился за забором, в соседнем дворе Чумонина.
        Комендант приехал ровно в час. По установленному, отработанному порядку, в той же последовательности, как и в прошлый раз, заехали автомашины и мотоциклы с автоматчиками во двор атаманской управы. Только теперь оба автофургона с солдатами проехали в глубь двора, ближе к кирпичному сараю, и, развернувшись, боком стали напротив столов. Кинооператоры, установившие к этому времени камеры, - один на крыльце, второй во дворе - приготовились к съемке. Автоматчики из охраны и полицаи рассредоточились в стороне. Они не должны были попадать в кадр. И тогда штурмбанфюрер и его помощник в черной форме вышли из автомашины, без фуражек, аккуратно причесанные, и неторопливо, с улыбками что-то говоря друг другу, направились к группе станичников, отобранных к застолью. Переводчик вышел из второй легковой автомашины вместе с фотографом, который тотчас стал щелкать аппаратом.
        - Здравствуйте, господа станичники! - обратился Трюбе к отобранным.
        Они ответили вразнобой, каждый на свой лад.
        Комендант "поручкался" с Плаутовым, Витютей, Анютой и Казарцевой, располагаясь со своим помощником так, чтобы все время быть на виду у кинокамер. Терентий с Парфентьевым, отталкивая других, совали ему руку, но Трюбе не обратил на них никакого внимания - неказисты они были, мелкосуетливы.
        Затем атаман и полицмейстер проводили офицеров к торцовому столу. Когда они сели, Ригорашев дал знак садиться и остальным. Все чинно, отрепетированно - без поспеху и сутолоки - заняли свои места. А с другого края столов на торце сел Гришка Бурлук с баяном - красивый, плечистый парень с русым чубом, но с окалеченными в раннем детстве ногами: дура-нянька заигралась с подружками и на полдня забыла его, запеленутого, на стылой апрельской земле.
        Егор и Гриня, выполнявшие разные поручения атамана по организации "праздника", немного опоздали к его началу. Пройдя во двор Чумониных, к зрителям второго спектакля, организованного немецким комендантом в их станице, они услышали, как тот, держа бокал в руке, говорил по-русски:
        - Похорёны кёльхоз не есть печально. Похорены кёльхоз есть радостный празднований. Понятно есть?
        - Понятно. Чего ж тут не понять? - отвечали застольщики.
        - Пей-гуляй, казак донской! - призывал штурмбанфюрер. - Радость есть освобожденный бык от упряжа. Пей-гуляй! Праздновайтен!
        Ригорашев кивнул Гришке Бурлуку: давай, заводи машину. Обо всем они договорились перед этим. Тот растянул баян, сыпанул заводных переборов. Скорчил шельмовскую рожу, показал в улыбке крепкие зубы, пошел приговаривать:
        - Ну, бабоньки-родненьки!.. Пошла плясать Матрена-ядрена!.. Анюта, замешанная круто, давай частушечки-катушечки, заводи компанию, а я сыграю страдание.
        Анюта вышла из-за стола, взмахнула платочком:
        - А ну-ка, бабоньки, выходи на поддержку! Живые - так будем веселиться! И пошла по кругу с притопом, напевая частушки под баян:
        Начинаю подпевать первую начальную
        - Я хочу развеселить компанию печальную.
        Да какая я была: девица - орёл, орёл!
        А теперь какая стала? Милый до чего довел?
        Мой миленок далеко, далеко-предалеко..
        У меня болит сердечко, и ему там нелегко...
        Гришка Бурлук рявкнул на баяне, одернул Анюту:
        - Анюта, не шали!.. Смени пластинку.
        Он знал, следующей частушкой шла такая: "Да никто так не страдает, как мой милый на войне. Сам он пушку заряжает, сам думает обо мне..." Расстроит Анюта баб, не выполнят указаний атамана.
        - Давай частушечки кручёные-перчёные! - покрикивал Гришка. - Анюта, баба из закута, вызывай подруг, заелись-расселись!
        К Анюте вышли с припляской Прося, Гринина мать, и Казарцева. Они завели такие частушки, что хоть детям уши затыкай. Переводчик записывал их в большой блокнот.
        Егор и Гриня, как и другие, стоявшие сбоку во дворе Чумониных, обратили внимание на то, что за фургонами, закрывавшими вид тем, кто сидел за столами, солдаты копали яму.
        - На биса они там землю ковыряют? - сказал Гриня. - Чи цветочки сажать будут?
        У Егора екнуло сердце: "Ох, не зря Ригорашев наказал Панёте держать взаперти Тосю и Васютку!"
        - Они сейчас свой любимый фашистский цветочек посадят, - ответил Егор, поглядывая на Ригорашева.
        Тот тоже время от времени посматривал в тy сторону, где кидали землю солдаты. Он держался, как всегда, с виду спокойно, с достоинством, не заискивая перед комендантом и его помощником, как это делал Кузякин. А те пили и ели, наигрывая веселость, похохатывали, перебрасываясь между собой замечаниями и шуточками. Кинооператоры и фотограф снимали их с разных точек: на фоне застолья, на фоне пляшущих и поющих женщин.
        Трюбе, заметив, что Ригорашев обратил внимание на копавших яму солдат, сказал, улыбаясь одной стороной лица:
        - О-о, это будут, господин Ригорашёф, гробен, грабен кёльхоз. Это будет... Ви дас? Как это?.. Будет неожиданность!.. Да, да!.. Наливай, казачки, пей-гуляй! - обратился он к старикам и женщинам, сидевшим за соседним столом.
        Попьяневшие Терентий с Парфентием засуетились:
        - Наливайтя, казаки!.. Наливайтя, бабоньки!
        - Пей-гуляй, не стесняйся!
        Гришка Бурлук всыпал казачка, молодицы пустились в пляс с шутками и прибаутками. Терентий с Парфентием вышли коленца выкидывать и выкрикивать всякие несуразности:
        - Ox, ox, кум, ох! Ты не будь, кум, плох!
        - Гриня плевался, глядя на них. А Егор подтолкнул его локтем:
        - Не туда смотришь. Гляди, какой цветок вырос!.. Цветок Гитлера.
        Солдаты, вытащив из автофургона готовую виселицу с петлей, поставили в яму; деловито, без суеты посадили свой фашистский цветочек, старательно утоптали землю вокруг него. Затем установили крепко сбитый табурет около виселицы. И тогда унтер-офицер вышел из автофургона, поднял руку, глядя в сторону коменданта. Тот кивнул ему и коротко махнул рукой. Унтер-офицер подал команду, и солдаты, сидевшие в автофургонах, выбежали наружу и выстроились цепью, отделившей станичников от виселицы. Автомашины сразу же взревели моторами, разъехались по сторонам, и жителям станицы во всей своей ужасной сути открылась виселица с петлей.
        Умолк баян, остановились танцующие.
        Тут же без задержки двое солдат вывели из автофургона и поставил на табурет под виселицей давно небритого, изнеможенного человека с фанеркой на шее, на которой было написано: "Коммунист, вор!"
        Единый стон вырвался у людей: они признали в этом человеке своего председателя - Тимофея Табунщикова.
        - Неправильно! - громко сказал Bитютя. - Он не вор. Деньги Варакуша украл!..
        - Молчи, Севастьянович, молчи, - остановил его Ригорашев.
        Надрывно закричала Анюта - двоюродная cеcтpa Табунщикова:
        - Люди добрые, да то ж брехня! Алексей Арсентьевич, скажите тому немцу...
        Пантюша бросился к ней, потряс за плечи, чтоб в себя пришла:
        - Не кричи, Анюта. Не будь дурой... Им ничего не докажешь. Они все равно по-своему сделают.
        Женщины, выпившие, разгоряченные, сомкнувшись, с возмущенными возгласами надвигались на солдат, стоявших цепью около виселицы.
        Ригорашев хотел выйти из-за стола, успокоить женщин, но комендант удержал его:
        - Айн момент! - Поднявшись, он громко произнес: - Продолжать празднований! Сесть! - И по-немецки бросил старшему из охраны, чтоб загнали всех за столы. Эсэсовцы и полицаи из райцентра стали отпихивать женщин от виселицы, упирая им в животы стволы автоматов и винтовок.
        И тут раздался отрезвляющий голос Тимофея Петровича:
        - Девчата, милые, успокойтесь! Не шумите зря, лапоньки вы мои дорогие. Они вас не поймут, не докажете вы им ничего. - Он улыбался, как всегда, ласково, чуть насмешливо и успокаивающе говорил: - Не навлекайте беды на себя и на своих детей. Оккупанты все равно меня повесят, вор я или не вор. Варакуша кассу украл... Садитесь за столы, наливайте себе по полному стакану и выпейте за помин моей души, дорогие друзья мои!.. И не плачьте, не надо...
        - Аллес штрайбен, - сказал Трюбе переводчику. - Всё писать.
        Анюта, отступая от виселицы, уловила взгляд Тимофея, сказала:
        - Братушка, Тема, твои живы-здоровы!.. Не беспокойся...
        Он кивнул - понял ее.
        Женщины и старики снова сели за столы, и в гнетущей тишине с потрясающей силой зазвучали спокойные прощальные слова председателя колхоза:
        - Кого обидел невзначай - простите. Ради родных колхозных дел ругались, а правду сказать, больше тешились, чем ругались. Жили мы душа в душу, работали дружно и весело. Я верю, так оно у нас всегда будет, такое никогда не похоронишь. Такое и при наших детях останется...
        Стрекотали кинокамеры, щелкал фотоаппарат, и что-то поспешно записывал в блокнот переводчик.
        С высоты своей последней трибуны оглядел Тимофей Петрович людей, сидевших за столом. Встретился взглядом с Ригорашевым, кивнул, улыбнулся. Налево посмотрел, во двор Чумонина, где толпился народ. Егор жестом показал: "Все в порядке! - и руку сжал в кулак. Табунщиков кивал густо поседевшей головой, встречаясь глазами со своими колхозниками, улыбался ласково и грустно.
        Штурмбанфюрер Трюбе вдруг встал, подняв бокал, - в это время его должен был заснять на фоне виселицы кинооператор, стоявший на крыльце, и вначале по-немецки, затем по-русски сказал, явно рисуясь перед камерой:
        - Хёронить кёльхоз - хёронить председатель, коммунист, вор! Гип, гип!..
        Тимофей Петрович сам надел петлю, не ожидая, пока это сделают солдаты.
        Встали женщины и старики вместе с Ригорашевым, подняли стаканы, кто с брагой, кто с самогоном.
        - Прощайте, товарищи, прощайте, родные! Не журитесь... - произнес Табунщиков уже с петлей на шее. - Правда на нашей стороне. И правда и сила... Да здравствует Родина! Да здравствует Советская власть!.. Победа будет...
        Комендант взмахнул рукой, солдаты выдернули табурет из-под ног Тимофея Петровича. Последние слова он договаривал сквозь петлю, хрипя.
        Кто-то резко, коротко вскрикнул во дворе Чумонина и умолк. И от этого тишина стала еще глубже, еще страшнее...
        Выпили старики в молчании, выпили женщины, как просил Тимофей Петрович, по полному стакану на помин его души. И не успели они еще поставить пустые чарки на стол, как откуда-то донесся звук кавалерийской трубы. Это блажной Федя играл "атаку".
        Трюбе с улыбкой что-то проговорил своему помощнику, дал знак кинооператорам приготовиться к съемке. И тут могучий рев потряс округу, затем раздался тяжелый топот, треск забора, и во двор из-за сарая вылетел разъяренный бугай Чепура. Федя сидел на загривке, держа перед его бешеными глазами красную тряпку, привязанную к палке. Чепура несся, как паровоз. Солдаты из охраны брызнули от него во все стороны.
        - Накажи их, Чепура! - закричал Федя, направляя бугая на торцовый стол, где сидели немецкие офицеры и полицмейстер с атаманом.
        С опозданием поняв, чем ему это грозит, комендант закричал растерявшейся охране:
        - Фойер! Фойер!
        Все четверо проворно выпрыгнули из-за торцового стола, при этом Трюбе свалил переводчика, покатился через него кубарем.
        Чепура с ходу взял на рога тяжелый стол и с поражающей силой метнул его на замешкавшегося переводчика; бутылки, миски, закуска и бокалы веером разлетелись вокруг. Скатерть с бахромами, которой был закрыт стол, осталась на рогах бугая, закрыв ему голову; он крутнулся, и тут охранники ударили из автоматов. Федю пулями смахнуло со спины бугая, и он даже не вскрикнул от боли, не успел... А Чепура еще кружился, ревя и разбрасывая столы, растаптывая их, а по нему били в упор очередями. Он наконец упал в развалинах застолья, среди битой посуды и растоптанной еды. Испуская дух, промычал жалобно, протяжно, как телок.
        Люди стояли молча, оцепенело, сбившись в кучки во дворах. Было слышно, как, тихо прострекотав, смолкла кинокамера у невозмутимого, старательно работавшего старшего оператора.
        - О, это быль колоссаль! - отряхивая свой испачканный мундир, пробормотал штурмбанфюрер Трюбе. За его спиной прятался бледный, с растрепанной прической гестаповец. Переводчик сидел на земле у крыльца, охая и постанывая.
        Гитлеровцы тут же уехали из станицы. Чуть позже убрался и Кузякин со своими прихлебателями, сказав на прощание Ригорашеву, что комендант разрешает снять труп с виселицы лишь с наступлением сумерек.
        Наутро автофургоны с эсэсовцами и конные полицаи снова появились в станице Ольховской. Рассредоточившись на улицах, по выгону, они разгоняли людей, собиравшихся на похороны Табунщикова и Феди. Станичники украдкой, огородами и садами, пробирались к ним отдать последний поклон.
        Немецкий офицер, начальник гарнизонной команды, разрешил сопровождать их на кладбище лишь близким родственникам.
        Гроб с телом Табунщикова везли через станицу на телеге. И только у ворот кладбища его взяли на плечи и понесли к могиле Витютя, Беклемищев, Егор, Гриня и два Ивана - Свереда и Колещатый.
        Женщины оплакали Тимофея Петровича. Мужчины опустили на веревках гроб с его телом в могилу. Застучали комья земли о крышку гроба.
        Васютка держался стойко Егору было больно видеть, как он мучился, стараясь удержаться от рыданий, от крика: его лицо, залитое слезами, ломалось от невыносимой душевной боли и страшного горя. Егор обнял братанчика, жалея его, и тогда не выдержали оба: заплакали навзрыд, высказывая последние прощальные слова любимому человеку.
        ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
        Глава первая
        Несколько дней спустя стал собираться обоз в Шахты: станичники ехали на базар с продуктами - поменять их на обувь и одежду, на спички и мыло, на разную хозяйственную мелочь. Этим же обозом атаман Ригорашев распорядился доставить товары для артельного ларька, где продолжали торговать Варакушин с Климковым. Сопровождать обоз атаман послал Тадыкина и Рыжака. Тадыкину поручалось также забрать у Варакушина приторгованные деньги и купить на них кое-что для хозяйства.
        Егор обратился к Ригорашеву с просьбой разрешить ему поехать с обозом в Шахты:
        - Родичей проведать надо бы, Алексей Арсентьевич, да харчей им подбросить, а то, небось, голодуют там. Ригорашев пригляделся к нему:
        - Алексееич, а нету ли у тебя тайной мысли, едучи туда?.. Знаю, жалко тебе своего крестного, Тимофея Петровича. И всем нам жалко его... Все о нем скорбим... Но, смотри, ничего не делай против Варакушина. Упаси бог тебя от этого!.. А то, если твои намерения обнаружатся, мы многих своих недосчитаемся. Придет время - он свое получит. Не уйдет от расплаты.
        Егор медлил с ответом. Не знал, что сказать Ригорашеву. Стоял, опустив голову.
        - Я ведь ни за кого не могу крепко поручиться: ни за Тадыкина, ни за Рыжака - могут выдать, донести... Ну, что же ты молчишь?
        Подняв голову, Егор твердо посмотрел ему в глаза:
        - Я его не трону, Алексей Арсентьевич. Я - не трону... Сказал так и тут же подумал: "Сейчас он спросит: а кто тронет?"
        Нет, Ригорашев больше ни о чем не спросил, лишь с укором покачал головой: понять можно было - не понравился ему Егоров ответ.
        - Ладно, поезжай, Алексеич. Думай хорошенько обо всем... Привет передай Назару Михайловичу. И не задерживайся там - тотчас с обозом возвращайся.
        Обоз должен был отправиться в Шахты на рассвете. Накануне друзья принесли ему сумку с гранатами и запалами.
        - Закидай Варакушу-гадюку гранатами! Так его расколошмать, чтоб ничего не осталось! - жарко шептал Васютка Егору.
        Он пригреб друзей к себе, увлек за сарай.
        - Вы что ж, братцы, хотите, чтобы я взял гранаты с собой в город? Так? И чтобы потом фрицы нашли их при обыске где-нибудь на разъезде и повесили меня на первом же дереве? Этого вы хотите?
        - Нет-нет! Мы этого не хотим! - воскликнул Митенька.
        - А где же я их спрячу, интересно знать?!
        - В мешок с пшеницей или с семечками сунь гранаты... А может, в сено, на дно брички? - сказал Васютка.
        - Они же могут все перерыть и перещупать - как же вы этого не понимаете! И, главное, я не один еду... А они, если найдут оружие, могут всех перестрелять. Разве я могу рисковать жизнью других людей?.. Твоя мать тоже едет, Митенька?
        - Едет, - ответил Митенька.
        - Вот то-то и оно-то! Вы не сомневайтесь, я что-нибудь придумаю. Придумаю такое, что комар носа не подточит. Не жить ему, подлюге!.. А гранаты отнесите в атаманский сад, спрячьте там. И никакого оружия дома не держите!
        Егор проводил их, постоял у калитки. И тревожно отчего-то стало на душе. Может быть, оттого, что с долины повеяло запахом созревающего камыша, отволгшего в ночной прохладе. Память сразу же перебросила его в прошлое, в то давно прошедшее время - таким казалось оно теперь, когда были живы Степа Евтюхов и Темка Табунщиков и рядом были дед, Миня и агроном Уманский. И не было на родной земле фашистов.
        Несколько раз немецкие патрули останавливали их небольшой, в пять подвод, обоз на перекрестках дорог и разъездах. Переворачивали все в ящиках бричек, перещупывали мешки, проверяли документы; на этот случай атаман выдал всем аусвайс - удостоверение личности. На городской базар станичники попали на следующий день утром.
        Авдотья, жена Варакушина, высокая, худая женщина, спрыгнула с подводы, не ожидая, пока она остановится, и побежала к ларьку, из которого уже выходил Варакушин, раскабаневший, с самодовольной ухмылкой на сытом, кувшинной формы, лице. Видел Егор, Авдотья что-то быстро говорила Варакушину, конечно, посвящала в станичные дела, и у того быстро бледнело лицо, меняя выражение, опадало, как переигравшее тесто. Видно, сообщила ему о казни Табунщикова и о том, что тот сказал о Варакушине перед смертью.
        Варакушин, как-то растерянно оскалясь, повел взглядом по станичникам, выгружавшим свои оклунки из подвод, - никто не поздоровался с ним, от него отводили глаза, как от падали, - и вдруг он дернулся, наткнувшись на открытый, ненавидящий, режущий взгляд Егора, и торопливо, словно убегал, нырнул в ларек.
        "Ага, боишься! - думал Егор. - Дрожи-дрожи, проклятый, жди своего последнего часа! За бумажки продал фашистам ты нашего лучшего станичника и уже смердишь, как шелудивый пес, - все от тебя отворачиваются".
        С Егоровой подводы сгрузили мешки с луком и пшеном, и он, как и было уговорено с Тадыкиным, поехал к своей родне, жившей в поселке за железнодорожной линией. Город был разбит, наполовину сожжен. Проехал Егор мимо разрушенного вокзала, миновал школу-семилетку, от которой остались лишь две стены. Ее разбомбили еще в прошлом году зимой, и Санька не успел окончить даже шестой класс.
        Егор завернул лошадей на знакомую улицу и ахнул; она выглядела, как щербатый- рот старухи: большая часть хат была сожжена, разбита бомбами и снарядами. Дорога перед двором дяди Назара была разворочена глубокой воронкой, забор повален, присыпан землей, хата перекосилась; она стояла без окон и дверей, и в ней никто не жил. Сердце у Егора зашлось, он остановил лошадей. Некоторое время сидел в бричке, не зная, что делать. Нигде не видно было людей. Поглядел на уцелевшую хатенку напротив, хотел слезть с брички, пойти к ней - там, кажется, жили люди, - как услышал встревоженный голос мальчишки из-за глухого забора, недавно сбитого из разномастных досок:
        - Эй, Ёрка! Заворачивай в наш двор. Быстро! Не раздумывая, Егор стегнул по лошадям, и те с ходу залетели в ворота, которые незамедлительно распахнул парнишка лет тринадцати. Егор узнал его: это был Петька Иванцов, Санькин дружок.
        - В чем дело? - спросил Егор, волнуясь. - Где наши? Они живы?
        Старательно закрыв ворота, Петька подошел ближе и сказал, как прострочил:
        - Тут недалеко полицай Ухан живет. Гад такой - убить мало! Если увидит кого из Санькиной родни - загребет, фрицам продаст. Давай езжай прямиком в сад, в гущину, коней и бричку прячь, а я сбегаю в одно место...
        Егор схватил Петьку за руку.
        - Стой!.. Скажи все-таки: где наши?
        - Да я зараз Саньку покличу, он тебе все расскажет. Петька крутнулся - и только пятки его засверкали в пожелтевших зарослях бурьяна на одичавшем огороде.
        Егор проехал в запущенный сад, распряг лошадей, подложил им сена и стал бродить по саду туда-сюда, не в состоянии унять все возраставшую тревогу. Санька вдруг вынырнул из зарослей дички в мятом, свободном, не по его росту, дорогом костюме, худой, вымученный какой-то, с обострившимися скулами.
        - Братушка!.. Ёра! - выдохнул он. Глаза его сверкнули от вскипевших слез, он судорожно вцепился в плечи Егора и как-то взрывчатo заплакал.
        - Скажи, Саня, что случилось?. Ты скажи... - Егор ласково охватил ладонями его лицо, повернул к себе.
        - Я расскажу... Сейчас расскажу... - вырывалось у Саньки. - Никого у меня больше нету, братушка!.. Никого больше не осталось... Никого!
        Горло у Егора свело так, что едва смог выговорить:
        - Потом, Саня... Потом расскажешь.. Успокойся... - и, желая отвлечь его как-то, добавил: - Вы поешьте, хлопцы. Голодные, небось Я харчей привез... Хлеба, мяса...
        Худенький, проворный Петька, словно ласка, скользнул в ящик брички, разворотил сено, которым были закрыты оклунки. воскликнул обрадованно:
        - Саня, глянь, сколько тут шамовки!. Теперь живем!
        - Нет-нет, я есть сейчас не буду... Я расскажу... Они забрались в ящик брички, на сено, и Санька стал вспоминать:
        - Добрался я от Феклуши домой благополучно. А Петька вернулся к своей бабушке недели через две - драпанул он из немецкого эшелона в Ростове. Хотели его отправить в Германию на каторжные работы... Ну, не буду я рассказывать, как встретили меня отец и мать...
        Санька запнулся, прерывисто вздохнул, помолчал некоторое время и только потом продолжил:
        - Ну, вернулся я домой и заделался огородником. Мы очень дорожили своим огородом, потому что у нас никакого запаса харчей на зиму не было. Магазины стояли закрытые, каждый добывал себе пищу как только мог. Мы о отцом почти все время жили на огороде. И мать часто туда приходила. Наш огород находился знаешь где? Около тупиковой ветки железной дороги, той, которая ведет к шахте "Нежданной". До него отсюда километров семь. Туда пешкодралом топать и топать, а если с тачкой тащиться - радости совсем мало.
        Но я несколько дней возил овощи на лошади. Откуда лошадь у меня появилась?.. Дело было так. Иду я через наш городской парк и вижу: мамалыжник, румынский солдат то есть, пасет лошадей. Разозлил же меня этот мамалыжник пасти лошадей на цветочных клумбах!.. И еще я подумал: хорошо бы иметь лошадь. Отец, сами знаете, был человек больной - не помощник мне таскать тачку с овощами за семь километров... В общем, решил я лошадь увести.
        Румын лежит под кустом и читает газету, а я подкрадываюсь и ласково подманиваю крайнюю лошадь: "Кось-кось, красивая, хорошая.."
        Лошадь, видно, паша была, понимала по-русски. Она сразу же пошла за мной и ни разу не оглянулась на мамалыжника, он, наверное, здорово ей надоел своими румынскими приказами.
        Отцу я сказал, что лошадь приблудная, мол, и паслась в парке.
        Он не поверил.
        - Чтоб мне провалиться на этом месте, если вру! - поклялся я. - Она сама пошла за мной... Это наша, советская, лошадь. Вот поговори с ней сам, она по-русски понимает.
        С лошадью отец разговаривать не стал, но согласился оставить дома.
        Сшили мы из парусины шлею и постромки и стали ездить на огород. Умная лошадь была, все понимала. Жаль, отняли ее у нас. Вот как это случилось.
        Поехали мы копать картошку: я, мать и отец. Ну, распрягли лошадь, пустили ее попастись в лесополосу и стали работать. Слышим, тарахтит мотоцикл. Мать испугалась, толкает меня.
        - Прячься, Саня, скорей, немцы едут!
        - Не буду прятаться! - сказал я. - Не боюсь я их. Они, гады, заехали мотоциклом прямо на бахчу. Их трое было. Двое, пьяные, хохотали как ненормальные, что-то кричали, а третий, который сидел за рулем, вроде бы нормальный был, молчал. Тот, длинный, с рыжими, как у нашей собаки, бакенбардами, спрыгнул с мотоцикла и стал бить арбузы ногами. Разобьет, выдерет середину-баранчик и лопает, давится.
        Мы стоим у шалаша, молчим, а потом я не выдержал, закричал на него:
        - Ты что делаешь, индюк рыжий?! Скотина безрогая!.. Мать схватила меня, к себе прижала, рот мне прикрыла, зашептала:
        - Молчи, Саня, молчи!.. Нехай он подавится ими.
        - Вас ду закт, кляйне швайне[15]? - спросил рыжий. Я немецкий учил в школе, кое-что понимал, но не стал ему разъяснять, что было сказано, а он ухмылялся, чавкал и говорил:
        - Их ферштейн нихт! У-у, вассермелоне, зо ви цукер! Зер гут[16]!
        Потом он стал кидать в люльку самые крупные арбузы, а толстый фриц высыпал туда картошку, которую мы накопали.
        Мать стала тихо причитать:
        - Чтоб вам холера животы порвала!.. Чтоб для вас белый свет черным стал!
        А отец сначала пытался поговорить с ними культурно:
        - Пан сольдат, нельзя так... Побойтесь бога! У меня семья, дети. Я больной человек...
        Но фрицы не обращали на него внимания. А когда рыжий залез в шалаш и забрал последнюю булку хлеба и кусок сала, отец рассердился так, что себя не помнил, стал ругаться:
        - Эх ты, зеленая жаба! Кусочник! Не понимаешь, бандюга, человеческого языка!..
        И тут рыжий фриц вызверился:
        - Их аллес ферштейн! Я все понимайт!
        И он сильно ударил отца кулаком в лицо. Мать закричала, а я вырвался из ее рук и бросился на рыжего. Он ткнул меня ногой в живот, и я упал под шалаш. Потом оба фрица, рыжий и толстый, били отца, а тот, третий, сидел за рулем мотоцикла и молчал.
        От страшной боли в животе я не мог подняться на ноги и помочь отцу, только говорил:
        - Не трожьте батю, гады!..
        Потом рыжий снял автомат с шеи и навел на отца. - Капут, коммунист!
        - Не надо! Не стреляйте! - крикнула мать и прикрыла собой отца.
        Тот, третий, который сидел на мотоцикле, что-то громко сказал рыжему, я не разобрал, что именно, и этот рыжий, с собачьими бакенбардами, заругался по-русски и по-немецки, сел верхом на мотоцикл, а толстый повалился в люльку и они уехали.
        Воды немного оставалось в бачке, мать смыла кровь с головы отца. Он пришел в себя, прислонился к шалашу. Смотрел куда-то в сторону, и глаза у него были такие несчастные, такие жалкие...
        Я взял бачок и сказал матери:
        - Мама, я сбегаю к колодцу, воды принесу. Она не хотела меня отпускать, уговаривала:
        - Не ходи, нарвешься на немчуру, пристрелят тебя. Но я ей сказал, чтоб она не боялась, мол, незаметно прошмыгну по балке. И побежал.
        Только я вернулся с водой, как, откуда ни возьмись, катит на велосипеде полицай Ухан. Этот фашистский лизоблюд, чтоб ты, Ёра, знал, живет на нашей улице. Он, гад, еще живет! Пока живет... Ухан - спекулянт, вор, в тюрьме сидел. Морда нахальная, сытая... Ну, поворачивает он к шалашу; вылупляется на отца:
        - Ты кто такой? Что тут делаешь?
        - А ты будто бы не знаешь, - презрительно сказал отец. - Мы, кажись, знакомы. Глаза есть, видишь - картошку копаем на своем огороде.
        - Ну ты, советский передовик!.. Не очень-то раздувайся, а то через лоб огрею! - Полицай помахал плёткой. - Мало тебе кто-то морду раскровянил?
        - Это лошадь ударила, - спокойно сказал отец. Полицай посмотрел на лошадь - она в лесополосе стояла.
        - Мне такая лошадь нравится. Знает, кого брыкать. А откуда ты взял такую умную лошадь?
        - Приблудилась она, в лесополосе бродила...
        - Приблудная? Смотри, я с тобой еще покалякаю. Чтоб сегодня же привел лошадь ко мне во двор. Ясно тебе?
        - Приведу, когда овощи перевезу, - ответил отец.
        - Чтоб сегодня же была у меня, чуешь?!. А то смотри! - пригрозил Ухан и влез на велосипед.
        Отец плюнул ему вслед:
        - Шкура вонючая!.. Ничего, допрыгаешься.
        А вечером отец отвел лошадь во двор полицая. И через несколько дней узнали мы: румыны отлупили того полицая до полусмерти. Они-то, небось, думали, что это он увел у них лошадь...
        Ну, а потом Ухан стал вместе с эсэсовцами ходить по дворам нашего поселка и призывать шахтеров идти работать на шахты - добывать уголек для фашистской Германии.
        И к нам привел Ухан эсэсовцев.
        - Ты чего к нам пришел? - сказал ему отец. - Зачем их привел? Тебе же известно - я больной, работать в шахте не могу.
        - Думаешь, они тебя на курорты пошлют, как было? - хихикнул Ухан. - Это ты больным считался при Советской власти, а при немецкой - ты здоров, как бык, и будешь, передовик, горбить на великую Германию как миленький.
        - Нет, Ухан, от меня Гитлеру уголька не будет! Зря ты стараешься, зря выслуживаешься, - сказал отец.
        Отвезли отца и его товарищей, которые тоже отказались добывать уголь, в гестапо. Пытали их там, мучили несколько дней, но они не поддались... И тогда их страшно казнили... Сбросили в ствол шахты имени Красина... Фашисты бросают туда всех наших шахтеров, кто отказывается работать на Гитлера... Мы с Петькой видели, как сбрасывали наших...
        А потом забрали маму и Надю... Их вместе с другими женщинами и детьми угнали в Германию...
        Я успел смыться. Ищут меня. Ухан хочет, чтобы и меня угнали в Германию, рабом сделали. Только дулю ему с маком! Я ушел в подполье... Такая вот у нас жизнь, братуха. А какая у вас?
        - Да и у нас много такого-всякого, - ответил Егор. - Если говорить с конца, то недавно фашисты повесили моего крестного...
        - Темку Табунщикова? Нашего родича?!
        - Да. Его. Нашего председателя. Казнили в станице, на глазах у всех колхозников.
        - Такого человека!.. Я его уважал, как отца. Как же он им в руки попал?
        Начал Егор рассказ с того, как Васютка был схвачен Ненашковыми в плен, довел его до казни Тимофея Петровича.
        Мужественное поведение Васютки в плену у Ненашковых и Тимофея Петровича перед смертью особенно поразило Саньку и Петьку.
        - Вот они какие, мои родичи! - проговорил Санька. - Так где он теперь, этот Варакуша? Тут у нас на базаре торгует, говоришь?
        - Да, а что? - спросил Егор.
        - Да ничего. Ваш обоз сегодня возвращается в станицу?
        - Сегодня. Как только расторгуются станичники, скупятся, так и марш-марш домой. - Егор понимал, куда клонит братан. - Я тоже с обозом возвращаюсь. Такой приказ дал мне Ригорашев.
        - Понятное дело, тебе нельзя тут оставаться. Ты на примете. И все наши там, в станице, на примете... Слушай, братуха, я ведь помню этого Варакушу. Он и до войны тут торговал. Мы с отцом не раз в его ларек заходили - бабаня нам всякие посылки из станицы через него передавала... Слушай, я же его видел совсем недавно, на нашем базаре! Он в том же самом ларьке торгует. Верно?
        - Да, в том же самом, нашем, станичном ларьке.
        - Ну ладно! Мы сейчас пошамаем, и я с Петькой прошмыгну на базар, присмотрюсь к этому дешевому потроху.
        - Ты что задумал, Саня? - Догадывался Егор, что задумывал братан, он к тому ведь и речь вел, однако вдруг подумал: "Ох, зря рассказал ему про Варакушу - вон какая неукротимая ненависть появилась в его темных глазах! Влипнет он, рисковый парень, в опасную историю". - Брось, братан! Ничего не затевай, слышишь?.. Варакуша свое получит - придет час. Поехали со мной в станицу.
        Санька зубы сцепил, аж скрипнули, и хищным, злым стало его худое, конопатое лицо. Он заговорил сдержанно, но ломкий голос его звенел и вибрировал, как натягиваемая струна:
        - Не-ет, бра-ату-ха, не поеду я в станицу. И не уговаривай. У тебя там, в станице, свои дела, у меня тут, в Шахтах, - свои. Мы кое с кем тут рассчитаемся - и потом в Горный лес к партизанам подадимся.
        - Нас пятеро отчаянных, не считая моей бабули, да и оружие имеется, подхватил Петька.
        - Все, братва, разговор закончен! - сказал Санька. - Давайте шамать. Я здорово захотел есть. Ты, братуха, поддержал мой дух своим рассказом про нашу замечательную родню.
        - Будем живы - не помрем и германца разобьем!.. Так говорит моя бабуля, засмеялся Петька. Он ожил в предвкушении "шамовки".
        - Ладно, хлопцы, выгружайте харчи, прячьте в погреб, - сказал Егор.
        Раскапывая сено, он стал подавать им оклунки - свертки и узелки с разными продуктами.
        - Ну, теперь мы заживем! - радовался Петька. Они вместе пообедали, затем запрягли лошадей. Прощаясь, Егор с Санькой обнялись, стиснули друг друга крепко.
        Петька открыл ворота, выглянул на улицу. Она была пуста. Ветер гонял по ней мусор и сизую от пепла пыль. Петька махнул рукой:
        - Гони, Ёрка!
        Егор гикнул, хлопнул кнутом. Лошади галопом вынесли бричку со двора и помчали по пустынному шахтерскому поселку.
        Глава вторая
        "3 ноября 1942 года.
        Дорогой, родной деда мой!
        У нас опять горе. Опять плачет наша Панёта. Вчера гитлеровцы убили Яшу Колесника, заведующего свинофермой, хорошего нашего станичника. Ты же знаешь, какой он был ретивый в работе, как болел за свое дело. Произошло это среди бела дня.
        Около свинарника остановилась военная автомашина Из нее вышли три солдата и офицер... Ну, идут они по свинарнику, разглядывают свиней, разговаривают между собой, видно, выбирают себе свинью получше. Яша обеспокоился, говорит им:
        - Нельзя брать свиней. Найн! Без разрешения атамана не дам...
        А офицер сквозь зубы ему по-русски отвечает:
        - Пошел вон, дурак!
        Но Яша никуда не уходит, не боится его, опять о своем.
        - Ага, ты по-русски понимаешь!.. Я тебе еще раз говорю: без разрешения атамана и комендатуры свиней не дам.
        Тот закуривает и дымит так, что искры летят. А на свинарнике крыша камышовая, низкая, без потолка - легко загореться может, и Яша аж вознегодовал:
        - Брось папиросу, германец! Не кури в свинарнике. А гитлеровец плюнул ему в лицо и процедил:
        - Вэк! Уродина, скотина!
        - Ах ты-ты-ты ж-ж-ж, гад! - Яша, не раздумывая, закатил ему такую крепкую пощечину, что у того мотнулась голова и выскочила изо рта папироса. Яша тут же затоптал ее, и в это время гитлеровец выстрелил. Яша упал. Фрося и другие свинарки, которые там были, закричали от страха. Но офицер гаркнул на них:
        - Пошел вон, бабы!
        Они выбежали из сарая. А немцы убили молодую супоросную свинью, кинули ее в автомашину и укатили...
        Застрелили фашисты Яшу ни за что ни про что. И так каждого из нас могут они убить - вот что значит жить под фашистским игом. Ничего, придет время - и фашисты своё получат.
        Чтобы сохранить группу породистых свиней, Ригорашев распорядился разделить их на две части. Лучших молодых маток перегнали на старый заброшенный табор в Федькином яру, куда уже и дорога заросла травой; породистых хряков поместили в сарае за ериком - туда сам черт дороги не найдет. А на свиноферме оставили старых хряков и маток, на которых никто не позарится, ну и всяких других отбракованных свиней. А в коровнике, вблизи станицы, собрали разный рогатый скот; бычков, телят, старых быков, списанных коров.
        - Пусть герры этих лопают, - сказал Ригорашев. - И не загрызайтесь вы с геррами, - предупредил он животноводов. - Скот восстановим, а вас - нет.
        Возвращались мы с ним со старого табора, заехали посмотреть озимку на парах. День был солнечный, синий, и озимка выглядела, как сине-зеленое озеро. До чего же красивая была!.. Хорошо раскустилась пшеничка, здоровенная такая, перезимует спокойно.
        И на втором поле, где была бахча, тоже хорошо вышла озимая пшеница. И она выдержит зиму. Мы тоже выдержим зиму, деда, только возвращайтесь поскорей!.."
        "12 ноября 1942 года.
        Хорошую новость мы узнали, деда! В Шахтах кокнули Варакушу. Примчался из города Климков, сообщил. Ему всадили несколько пуль вечером, когда он возвращался на квартиру, где жил. Кто это сделал - никто не знает, а я думаю, что это наш Санька со своим отрядом отчаянной шахтерской братвы рассчитался с ним.
        А вчера, деда, пришла Варакушиха в правление и принесла мешок с деньгами ту самую колхозную кассу.
        - Будь они прокляты, эти деньги! - сказала она и пошла. Ригорашев посмотрел на меня, развел руками:
        - Вот видишь, как все обернулось. А Ион Григорьевич сказал:
        - Положение вещей указывало на такой поворот событий. А я все думаю про Саньку: как он там живет? Он мне говорил: "Я ушел в подполье". Слышишь, Миня?.. Но я тебе об этом уже писал. Жив ли Санька? И что делает теперь? Ищет партизан в Горном лесу?.. Мне хотелось снова побывать в Шахтах, да не просто вырваться туда. Ларек там прикрыли, и Климков смылся неизвестно куда с деньгами, которые приторговал Варакуша".
        "8 декабря 1942 года.
        Родной мой дед Миня!
        Сегодня вернулся со степи поздно! Устал очень, но все равно сел писать тебе письмо. Вот пишу - и будто разговариваю с тобой. И даже слышу твой голос.
        Мы живем, ожидая, когда вы вернетесь. По ночам слушаем далекую артиллерийскую канонаду, и она нам слаже всякой музыки. Мы знаем - под Сталинградом Красная Армия накинула петлю на большое гитлеровское войско и душит, как бешеную собаку.
        У нас новости такие. Убрали кукурузу. Хорошо она уродила. Початки развезли на всякий случай в три места. Если в одном месте заберут фрицы, то в других початки останутся. Замаскировали кукурузные вороха скирдами соломы, чтоб не разворовали румыны на мамалыгу. Ты же знаешь, какая у нас кукуруза. Лучшие сорта в области: белая американка, сахарная, рисовая.
        Капитан Селищев уже выздоровел, окреп. Работает он тайно на той свиноферме, которую создали на старом таборе, помогает Фросе. Они там днюют и ночуют. Любят они друг друга, это точно. Я узнал, что они еще летом познакомились, когда полк у нас стоял. Фросю просто не узнать; красивей стала, чем была. Скажу тебе по секрету - я слышал ее разговор с Панётой забеременела она. А как на нее врал несчастный Афоня Господипомилуй!.. Прибавится, деда, у тебя внуков!
        Мой отряд (в нем Гриня, три Ивана, Васька Железный и Колька Трумэн) собирается в Федькином яру. У каждого из нас есть свой верховой конь, и мы быстро туда-сюда оборачиваемся. С нами Селищев проводит боевые занятия. Там, под кручами Федькиного яра, остались целыми хорошо замаскированные землянки и всякие ниши, где размещалось хозяйство полка Агибалова, Так вот там мы и храним свое оружие и боеприпасы. Семка и Кузьма, его фамилия Круг-лов, тоже бывают там. Мы, хлопцы, с их помощью освоили стрелковое оружие и миномет, научились обращаться с гранатами и взрывчаткой.
        Васютка просился в отряд, но мал он еще, и обещал я Тосе, что не буду вовлекать его в боевые дела. Смерть отца он пережил сильно, но держится молодцом, повзрослел, очень серьезным стал.
        Да, деда, заболел наш родич Витютя. Вот только что от него пришел. Он застудил легкие. Ему бы хорошего лекарства выпить, да где его взять? Пьет Витютя бабкин бальзам на сорока травках и корешках, но ему не лучше. Станичники приходят его проведывать, несут что повкуснее: кто меду, кто рыбки, кто каймаку...
        - Не слышим твоего свисту и крику по утрам, - говорят они, - скучно нам без такой музыки. Вот зашли узнать, в чем дело?.. Оказывается, ты болеешь. А разве можно болеть генералам?
        И Витютя юмора не теряет.
        - Не беспокойтесь! - отвечает. - Не возьмут меня черти, а богу я не нужен - старый грешник. Дождусь наших. Вон уже, слышал я, гремят они котелками за буграми. - И начинает Витютя командовать гостям:
        - А ну-ка давайте выпьем энтого бальзаму во славу русского оружия!
        Выпьют раз, выпьют два. Витютя разогреется, начинает давать команды:
        - Зачинай нашенскую - игривую-гульливую!
        И так заведут гости-проведыватели такую "игривую-гульливую", хоть святых из хаты выноси. А Витютя радуется, сидит на кровати, руками размахивает и тоже подпевает, да только голос у него совсем пропал.
        ...Да, хотел я тебе еще сказать, все наши коровы - стельные! Если все будет хорошо, сразу четыре рогатые головы пойдут весной из нашего двора в колхозный коровник. И с других дворов пойдут. Сбережем и буренок колхозных и свиней. И бугаев, младших Чепуров, надежно припрятали.
        Миня, дорогой мой дед, возвращайся скорее!"
        "15 декабря 1942 года.
        Уважаемый дед Михаил Ермолаевич!
        Печальные новости сообщаю тебе в этом письме.
        Умер Виталий Севастьянович. Не стало нашего замечательного родича Витюти, геройского казака. Пока живы - будем помнить его. Вся станица провожала своего генерала в последний путь. И старые и малые шли за гробом...
        И такие новости еще пришли к нам: в Старозаветинской опять на днях казнили колхозных активистов. Восьмерых повесили и человек пятьдесят расстреляли в кучугурах...
        Вот так расправляются с нашим народом комендант Трюбе - "любитель и знаток истории донского казачества" - и его подручные. В разных станицах района похватали немало людей, которых ты лично знал, с которыми вместе воевал за Советскую власть и создавал колхозы.
        И я думаю вот о чем: останься в живых Гордей Ненашков, его проклятый брат Пауль, Афоня и другая недобитая сволота, сколько бы еще нашего станичного народу пропало!...
        Хорошо, что мы их к ногтю взяли, не дали им воли, паразитам!
        И хорошо, что есть у нас в станице такие умные, мужественные, верные люди, как Пантюша, как Ригорашев, как были дед Евтюхов, кузнец Кудинов...
        ...Дописываю письмо через два дня. Гитлеровцы начали грабить наше хозяйство. Военные транспорты вывезли пшеницу из ближнего табора, часть проса и подсолнуха, которые мы специально держали тут. Забрали половину отбракованного скота, того, что был в коровнике. Вовремя мы спрятали сортовую пшеницу и породистый скот..."
        Вышло так, что Егор больше ни одного письма не написал деду Мине после этого, так как чередом пошли всякие захватывающие события.
        В субботу выпал первый снег, крепко приморозило. Народ повеселел: на рассвете многие слышали орудийную канонаду - значит, наши приблизились, скоро будут.
        И вот под вечер Анюте Овсяной пришло в голову отблагодарить Гриню за спасение Кузьмы. Принесла она ему опатранного гусака и сулею с вишневой настойкой. А Кузьма от себя - литр бальзама. Гриня захохотал, когда они появились у него с подарками такими.
        - Чего смеешься?! - обиделась Анюта. - Мы к тебе с душой, а ты...
        - Вы к Егору идите! - стал пояснять Гриня. - Я тут ни при чем. То Егор, мой командир, приказал мне завернуть полицаев с арестованными в атаманскую управу. Я выполнил приказ командира, только и всего!
        - Да вы, я вижу, ребята непростые! - сказал Кузьма. - Ну тогда пошли все скопом к Егору.
        Егор гостей принял, не стал отказываться от угощения, только предложил:
        - Я еще гостей позову. Посидим поговорим, помянем погибших станичников.
        Егор пригласил Фросю с Селищевым - они в тот день. были дома, их подменили на свиноферме - и за Дашей забежал.
        Только сели они за стол в натопленной передней, как услышали негромкий дробный стук в окно с глухой стороны. Егор вскинулся: так мелодию гопака мог выстукивать только старшина Конобеев. Рывком отдернул занавеску. За окном, кося глазами на запеченного гусака и смешно, по-кошачьи облизываясь, стоял Конобеев, а за его плечами то же самое делали Белоусов и Алексеенко. Егор едва сдержал радостный крик.
        - С-смот-три-т-те, т-там н-на-аши-и! - вымолвил он, заикаясь, и, махнув им рукой, выбежал во двор,
        За ним кинулись Гриня и Селищев. В темноте бросились друг к другу. Егор рычал от счастья, обнимая и целуя разведчиков. От их одежды - ватных крестьянских лапсердаков и разномастных шапок - пахло дымом чернобыла, полыни и махорки.
        - Ну, как там мой дед? Жив-здоров он? - с ходу спросил Егор, не утерпев.
        - Потом, потом, - ответил Конобеев, заходя в дом. Ухнуло сердце у Егора: а если что недоброе случилось с дедом?
        Сняв шапку, с порога поклонился Конобеев хозяйке дома:
        - Глубокий поклон вам, Панёта Николаевна, oт сестрицы вашей, Феклы Николаевны.
        - Спасибо, спасибо... Жива-здорова она? - Панёта руки к груди прижала, в волнении ожидая вести о другом дорогом человеке.
        - Жива-здорова Фекла Николаевна, и вам того желает, - с наигранной степенностью отвечал Конобеев. - А тебе Егорша, от нее горячий привет...
        - Значит, были вы у Феклуши! - воскликнул Егор. - Запомнила она мой пароль?
        - Крепко помнила. Твой пароль сработал прекрасно. Тетя встретила нас, как родных. Но мы, Егорша, об этом погодя поговорим еще. Дай мне еще один поклон передать Панёте Николаевне...
        Конобеев опять низко поклонился Панёте:
        - Низкий поклон вам, Панёта Николаевна, от нашего полкового комиссара, а вашего - мужа, Михаила Ермолаевича... А тебе, Егорша, от него горячий привет.
        - Жив деда! Жив наш Миня! - в радости восклицал Егор, обнимая Конобеева. Спасибо тебе за добрые вести.
        И Панёта, утирая счастливые слезы, тоже сердечно поблагодарила старшину, поцеловала его.
        За ужином бойцы рассказали, как через фронт к своим перебирались. Они перед этим сделали налет на штаб немецкой части, добыли очень важные сведения. Кандыба и еще двое бойцов, - вечная им память! - погибли в схватке...
        - В первый же день встретились мы с Михаилом Ермолаевичем, рассказали ему про дела в родной станице, про жизнь станичников в оккупации. - Конобеев взъерошил чуприну Егору. - Ну и, ясное дело, в точности доложили нашему комиссару о поведении его внуков. Доволен остался Михаил Ермолаевич. "Так оно и должно быть!" - сказал. Ещё мне хочется добавить, Егорша, вот что... В числе других бойцов вашего отряда ты представлен к правительственной награде за разгром вражеской базы горючего.
        - Ну-у! - вырвалось у Егора.
        Даша, сидевшая обок, подтолкнула Егора, шепнула:
        - Поздравляю, Ёрка. Но смотри не зазнавайся. Панёта все порывалась о чем-то спросить Конобеева и наконец решилась:
        - Ну а здоровье-то как у Ермолаевича? А тот почему-то замялся, отвел глаза и тут же наигранно-бодро ответил:
        - Да ничего, здоровье отличное! Настроение боевое... Только ранен он, правду сказать...
        - Господи, что с ним? - обеспокоилась она.
        - Ничего страшного, Панёта Николаевна. В ногу ранен осколком... В госпитале пока находится. Ходит уже. На костыльках прохаживается.
        - Где же его так угораздило? Разведчики, не сдержавшись, рассмеялись.
        - Да разве на фронте негде, Панёта Николаевна? - извинительно произнес Белоусов. - Михаил Ермолаевич не раз самолично водил нас в штыковую атаку...
        - Ну зачем ты рассказываешь ей о таких подробностях! - -упрекнул его Конобеев.
        - Ох, разве я не знаю Ермолаевича! - сказала она. - Всегда такой был. И на фронт его никто не призывал - сам призвался... Совесть призвала.
        Стали чай пить, настоенный на вишневых веточках, спокойнее повели беседу. Конобеев подробно рассказал о положении на фронтах. В заключение добавил:
        - В общем, бьют фашистов на всех направлениях. Наши бойцы пришли в себя, закалились, стоят крепко. Под Сталинградом отсекли огромную гитлеровскую армию, и теперь готовится широкое наступление по всему нашему Донскому фронту... Ну, а мы вот получили боевое задание хорошенько присмотреться к нынешнему, уже битому фрицу с тыла. А тебе, Егорша, такое задание от Михаила Ермолаевича: если Ригорашев по-прежнему состоит в атаманах, то через него добыть нужные документы для разведчиков.
        Капитану Селищеву старшина передал такие слова от командования: "Если здоровье позволяет - возглавьте группу дивизионной разведки". Здоровье ему уже позволяло, и он незамедлительно приступил к выполнению своих обязанностей.
        Кузьма Круглов и Семен Кудинов просились принять их в группу, но их не взяли: во-первых, группа разведчиков не должна быть большой; во-вторых, у Семки кость ноги неправильно срослась (он заметно хромал), а у Кузьмы еще плохо гнулась правая рука - оба могли стать обузой для разведчиков.
        - Вы тут, в станице, пригодитесь, - сказал им Конобеев.
        Имейте в виду: отступая, фрицы подрывают мосты, железные дороги, сжигают колхозные фермы, бригадные дворы, насильно угоняют людей. Этим занимаются сволочи из зондеркоманд, полицаи, предатели всякого рода. Вы должны организовать самооборону и дать этим гадам по рылу. Ясно? Оружия у вас достаточно. На хороший взвод хватит. Даже миномёт есть...
        - И пулемет "максим" имеется! - подхватил Егор. - Иван Свереда, парень из нашего отряда, прятал его. И пулеметные ленты есть. Пять коробок!
        Ночевали разведчики у Запашновых. А рано утром, еще до восхода солнца, побежал Егор к Ригорашеву домой Передал привет от деда Мини и его просьбу помочь разведчикам.
        Ригорашев растроганно ответил:
        - Рад я... вспомнил обо мне старый друг. Спасибо ему!..
        Он мне всегда верил... И верит...
        Он взял под мышку свой неразлучный портфель с нужными бумагами, и они пошли к разведчикам, к которым уже присоединился Селищев. Увидев его, Ригорашев засмеялся, что бывало с ним редко:
        - Ба, так здесь и капитан Селищев! Как здоровье? Вы, я вижу, меня не признали. А мы с вами с лета знакомы. Помните я на вас нечаянно набрел в Федькином яру? Вы как
        раз на коня Фросю подсаживали...
        - Помню, как же... Было такое дело, было. - Селищев смущенно улыбнулся.
        - Я с вами и осенью хотел встретиться, да, знаете, случай не подвернулся, - продолжал Ригорашев с добродушно-хитрой улыбкой.
        - Как?! - поразился Селищев. - Вы знали, что я обитаю в станице?
        - Раньше-то догадывался, а недавно точно выведал. Приезжаю однажды на ферму, что на забытом таборе, вижу, там кто-то умелую мужскую руку приложил: базы подправил, дверцы навесил правильно... Ну, у меня своя разведка работает - я быстро выяснил, кто из мужчин проявляет теплую заботу о нашем породистом свинопоголовье.
        Все от души рассмеялись.
        Ригорашев раскрыл портфель, выложил на стол разные бланки с печатями, показал Селищеву.
        - Этими бумажками недавно обеспечил меня полицмейстер Кузякин. На всякий случай.
        Селищев рассмотрел бланки, удовлетворенно сказал:
        - Отлично! Тут есть все, что нам надо.
        Разведчики отоспались днем и с наступлением ночи ушли.
        - Не горюйте, хлопцы, - сказал, прощаясь, Конобеев Егору и Грине. - После войны, если живы будем, я, как и капитан Селищев, сюда вернусь. Передай, Егорша, мой низкий поклон своей тетке Тосе, то есть Антонине Михайловне, а Васютке - горячий привет.
        Глава третья
        Третий день гуляла метель в степи, обметая бугры за станицей Ольховской. Снег серебристыми змеями струился со склонов, перегораживал улицы длинными сугробами. В затишках дворов и базов кружились белые карусели. С каждым днем все крепче жал мороз, и по ночам стали громко покряхтывать старые деревья в атаманском саду.
        Сидеть бы в такую погоду в теплой уютной хате да наблюдать из окна за тем, как вяжет метель кружевные козырьки под стрехой, но не тот был час. Егор со своими хлопцами и Васюткина "легкая кавалерия" поднимали верных людей:
        Ригорашев распорядился срочно разобрать по домам оставшийся на фермах здоровый скот, в первую очередь супоросных свиней, и хорошенько припрятать.
        Быков и лошадей угнали на дальний табор - там во главе с Пантюшей собрались старые красногвардейцы. Снарядили несколько санных упряжек перевезти отборных супоросных свиноматок из старого табора. Одну Егор завез Тосе, две - Фросе и одну - в свой двор. Прятали их в погреба.
        Только он разделся, сел у печки погреться, вернулась Панёта с ближней свинофермы, обеспокоенная.
        - Слышь, Егор, там Роскоха осталась, родоначальница английской породы. Тяжела она - центнера на два, ни поднять ее, ни погрузить на большие сани. А сама-то Роскоха идти не может, только на передние ноги и встает... А я придумала, как ее перевезти. Она умная, смирная свинюха, поймет, в чем дело, не будет противиться.
        Они положили на санки деревянное корыто, кинули в него ряднушку и пошли на свиноферму. Корыто положили прямо на полозья, сани поставили возле сидевшей на заду огромной добродушной Роскохи, взяли за ноги с одной стороны и перевернули в корыто; легла она на спину ногами вверх, плотно - не развернуться ей в сторону. Прикрыли ряднушкой и потянули домой. Едва дотянули. Хорошо, на помощь Пантюшиха с бабкой Меланьей прибежали, пособили.
        Дорогу к пустому катуху в снегу прокопали, соломы ч ватного старья туда набросали. И Роскоха сразу же, как только ее в квартиру из корыта вывернули, стала там себе гнездо мостить. Напоили свинячую родоначальницу теплыми помоями с макухой, она удовлетворенно похрюкала и завалилась спать.
        Вовремя управились станичники с этим делом. Точно угадал Ригорашев. Еще пуще заметелило на следующий день. И за метелями первыми безостановочно побежали румынские части, снявшиеся с фронта. За ними прошел вал всякого сброда - гитлеровские прихлебатели. Они подметали все, что еще оставалось в колхозных сараях. Грабить подворья побаивались: тут могли дать сдачи. Комендантский гарнизон еще держался на месте, а на правом берегу Донца в дотах и дзотах сидели немецкие боевые части.
        Вечером к Ригорашеву неожиданно нагрянул полицмейстер Кузякин. Атаман пригласил его к столу, крепкий самогон поставил. После третьей стопки разговорился неожиданный гость.
        - Драпать вместе будем, Алексей Арсентьевич, - говорил он, прыская нервным смехом. - Связаны мы с вами одной веревочкой, и нам надо одной земляческой кучкой держаться. А с немцами связались мы так, что теперь уж не развязаться... И здорово обложили нас советские войска: фронт взламывают аж до самого Воронежа, а под Сталинградом окружили трехсоттысячную армию. Бьют вздохнуть не дают... Да и на Донце герры не задержатся - тут линия обороны слабая. Наш комендант герр Трюбе уже утрамбовал свои чемоданы. Завтра наверняка драпанем, Алексей Арсентьевич. И, судя по всему, драпать будем без оглядки аж до самого Миус-фронта.
        - Далековато, - сказал Ригорашев.
        - Да, и потому перво-наперво должны мы сделать хороший запас продовольствия. Снарядите несколько подвод, набейте их свининой, говядиной. Сейчас крепкие морозы пошли - замороженное мясо надолго сохранится. Ну, положите еще что там есть в вашей кладовой: крупы, квашеной капусты бочку-две. К часу дня ваши подводы и люди должны быть готовы к отъезду... Комендант Трюбе назначил меня начальником зондеркоманды. Есть там и немцы-уголовники, старшим у них унтер-офицер Нудель. Еще та сволочь!.. Да, в общем, все мы в этой команде народ отпетый, крепко замаранный. И вот приказано моей команде при отступлении уничтожать колхозные постройки. И у вас здесь придется пустить красного петуха. Пускай ваши полицаи приготовятся это сделать...
        - Да сколько же их, моих, теперь! - озабоченно сказал Ригорашев. - Я докладывал вам: двоих - Басаляку и Климкова - герры в Шахтах мобилизовали. А вчера у двоих нервы не выдержали - сами драпанули. Всего четверо вместе с обер-полицаем осталось. Так они же помогут мне подводы продовольствием набить... - Ригорашев, обдумывая свой внезапно возникший замысел, налил Кузякину еще самогону. - Вот я подумал: вы со своей командой, едучи из райцентра, могли бы поехать тихой дорогой - через наш дальний табор...
        - Дельная мысль, Алексей Арсентьевич! Так и сделаем. Мы не поедем по шляху. У нас свой обоз, там добро всякое... А по шляху немцы катятся, могут затоптать нас, обоз разграбить. Голодные бегут, лошадей поели... По проселочным дорогам поедем, на ваш дальний табор завернем. Там скирды соломы и до черта всяких построек: долго гореть будут, дорогу геррам немцам освещать. Кузякин снова прыснул смехом. - А оттуда мы с обозом прямиком к вам в станицу...
        - Да не в самую станицу, а на ферму за станицей, - уточнил Ригорашев. Там мы будем держать наготове подводы с продовольствием - подальше от лишних глаз, а то мало ли чего может случиться.
        - Верная мысль, Алексей Арсентьевич! Незачем заезжать нам в станицу.
        - Там, на ферме, в хате, обед прощальный сварганим. Закусим как следует перед дорогой и покатим. Много ли наших едет с вами? На скольких питья-еды готовить? - как будто бы невзначай спросил Ригорашев, уже провожая Кузякина к двери.
        Тот, сыто икнув, ответил, вспоминая:
        - У меня двенадцать человек осталось да у Нуделя около пятнадцати. Но жрут, скажу я вам, как волки. Так Что всего побольше готовьте.
        - Наготовим, до отвала все наедятся, - пообещал атаман. Как только Кузякин ускакал из станицы, призвал Ригорашев к себе Егора, Гриню, Семена Кудинова и Пантелея Григорьевича, передал им содержание разговора с полицмейстером Кузякиным.
        - Ты, Арсентьевич, сам половину дела отломил, - похвалил его Пантелей Григорьевич. - Хитро направил команду зондерцев на дальний табор. Там удобней будет перепускать их.
        - На рассвете отправляйтесь на дальний табор, - предложил Ригорашев. Только все продумайте. Перед отъездом забеги, Семен, в кладовую и белые халаты для маскировки возьми. А то посреди степи в засаде сидеть - далеко видать.
        - А я шо буду робыть? - спросил Гриня.
        - А мы с тобой, племяш, в станице останемся. На всякий случай. Нельзя станицу без власти оставлять. А вдруг со шляха отступающие герры за кормом нагрянут?.. Нам с ними придется дело иметь, станичников защищать.
        - Со своими полицаями что будем делать? - спросил Семен.
        - Мы с Гриней сами с ними справимся. Кроме того, у меня есть тайный отряд отчаянных молодиц и бабок.
        К полудню на дальнем таборе все было готово к встрече. Каждый боец отряда самообороны точно знал, как ему действовать по сигналу тревоги. Семен Кудинов и Пантюша выбрали удобное место для засады неподалеку от табора, на загибе Федькиного яра.
        - Их надо прижать к яру со всех сторон, чтоб никто не вырвался, - давал последние наставления Кудинов - Если кто из них захочет кинуться с обрыва пускай кидается. Упадет на лед - костей не соберет. Как только выскачут на середину загиба, где лежит на дороге кучка соломы, я ударю из миномета. Дам команду по-немецки: "Фойер[17]!" - имейте в виду. Пусть они думают, что тут немцы засели. Должны запаниковать. Вы огонь открывайте после того, как я во второй раз крикну: "Фойер! Фойер!" Передайте мои команды от засады к засаде. А если скомандую "Стоп!" - прекращайте огонь.
        Никто не мог усидеть в теплой хате. Стояли на морозном ветру, который доносил звуки боя со стороны Старозаветинской.
        Егор, сидевший вместе с Иваном Свередой на высокой блоковой скирде, отвел от глаз бинокль обер-полицая Тадыкина, крикнул вниз:
        - Товарищ сержант! Вижу верховых. Человек тридцать. Вымчали на Теменной бугор. Несутся полным аллюром. А за ними - шесть подвод.
        - Принято! - ответил Кудинов. - Слазьте, хлопцы! Надеть маскхалаты. Все по местам!.. Помните: бить прицельно. И - спокойно! Без горячки.
        На тот конец изгиба яра в заросли черноклена побежали четверо: они запрут дорогу, если кто из врагов кинется назад. Три Ивана и Беклемищев засели в кучах металлолома, закрыв выходы в открытую степь. Пантюша с Кузьмой поставили пулемет "максим" у въезда на табор. На другой стороне, за сеялкой, расположился Семен Кудинов с минометом. Вторым номером у него был Васька Железный. Егор с автоматом забрался на чердак амбара, стоявшего неподалеку. Из окошка он хорошо видел дорогу до самого конца загиба. Ветер развернулся к тому времени, потянул с юга, стал срываться снег.
        "Это нам на руку! - подумал Егор. - Ветер и снег будут бить зондеровцам по глазам, по мордам. И они хорошо услышат Сёмкины команды на немецком". Его била нервная дрожь, забирало нетерпение: "Да где же они, собаки?!. Быстрей бы началось..."
        И пожалел вдруг Егор, что не зашел к Даше, не простился с ней, ничего не сказал...
        Они вынеслись из-за кустов, где укрылись четверо из отряда самообороны, и вдруг остановились, съехались в кучу. Подводы приблизились к всадникам.
        - Черт возьми, что они задумали?! - услышал Егор голос Кудинова.
        Там, в группе всадников, вспыхнул огонь. Зондеровцы зажгли факелы и, размахивая ими, по-разбойному вопя и посвистывая, галопом поскакали к табору.
        Кудинов взял в руки мину. Передние вот-вот достигнут места, где лежит солома, - до нее двести метров отсюда; он сам вымерял шагами расстояние. Опустил мину в ствол миномета. И в то мгновение, пока мина была еще в воздухе, летела по крутой траектории, Семен крикнул во всю силу своих здоровых легких:
        - Фойер!
        Скакавшие впереди зондеровцы услышали хлопок вышибного заряда мины и команду на немецком языке, осадили в панике коней. Задние всадники налетели на них. И тут прямо в их скоплении рванула мина. Зондеровцы полетели с седел, крича, и кони закричали страшно, падая и вздыбливаясь. Вторая мина взорвалась сразу же за первой и снова до оставшихся в живых зондеровцев донесся крик:
        - Фойер! Фоейр!
        По уцелевшим всадникам ударили с трех сторон из автоматов и пулемета. Семен бросал мины. Кони вырывались из огненного круга, убегали прочь. Двух всадников, пытавшихся ускакать в степь, тут же положили в снег. Четверо уцелевших ездовых пытались развернуть тяжело нагруженные подводы, но увязли в сугробе, и тогда двое из них, скатившись с бричек, поползли к яру, а двое побежали назад по-над обрывом. Этих встретила пулями засада в черноклене, а первые грохнулись на лед Ольховки.
        Спешенные зондеровцы залегли на дороге за трупами лошадей. Кричали:
        - Вир зайне! Найн шиссен[18]!
        - Стоп! - скомандовал Кудинов.
        Его команду передали по засадам. Стрельба прекратилась.
        - Вир зайне! Найн шиссен!.. - доносилось из кучи поверженных.
        - Аллес ауфштейн[19]! - подал команду Семен. И сказал
        своим потише: - Взять их на мушку. Поднялись четверо.
        - Цу мир[20]! - приказал Кудинов. Те подошли ближе.
        - Хальт! Вер зольхе[21]?
        - Вир - зондеркоманда[22]!..
        Семен положил ствол автомата на сеялку, прицелился.
        - Мы знаем, кто вы такие, гадюки! Получайте свое! - и нажал на спусковой крючок.
        И тотчас послали очереди Егор, Васька и Кузьма с Пантюшей.
        Зондеровцы сломились, как гнилой бурьян на жестком ветру, рухнули, наевшись свинца.
        Командир отряда самообороны молчал, не подавал никакой команды, чего-то выжидал.
        - Сержант, что теперь делать? - поднявшись во весь рост из-за станины трактора, спросил Иван Редюка.
        Семка не успел скомандовать: "Лежать!", как ударила автоматная очередь из-за убитой лошади на дороге, и оттуда выскочил зондеровец. Петляя, пригибаясь, он побежал к яру. Егор не видел, как упал Иван Редюка, он выстрелил по бегущему - хорошо на мушку принял. Тот выронил автомат, но продолжал бежать. И только на самом краю обрыва он судорожно изогнулся, завернул голову назад и рухнул на снег, скорчившись.
        - Видно, был самый ушлый из всех, - сказал Пантюша, сплюнув. - Всех думал перехитрить, сучий сын.
        - Редюку убило! - крикнул Иван Свереда. Командир отряда ругнулся:
        - Вот дурило - высунулся!.. Говорил же: слушать мои команды!..
        Больше из той кучи никто не выскочил, никого там не осталось в живых. Трех тяжело раненных коней пристрелили, чтоб не мучились.
        Собрали трофеи и документы. Трупы оттащили от дороги в бурьян, закидали снегом. Подводы с награбленным добром и продовольствием загнали во двор табора.
        Ивана Редюку положили на сани возле хаты. Пуля попала ему прямо в лоб. На его округлом безусом лице застыло недоумение.
        - Ну что я скажу его матери? - горько сказал Кудинов.
        Постояли вокруг саней, сняв шапки, и пошли ловить коней, прибившихся к табору. Кони были хорошие, отборные...
        Звуки боя все близились. За буграми уже были слышны отдельные взрывы и пулеметные очереди.
        Кудинов отдал приказ готовиться к бою.
        - Всякое может случиться, - сказал он. - Вдруг отступающий фриц набежит сюда. Надо быть ко всему готовым...
        Каждый боец запасся гранатами и патронами. Миномет пристроили на сани, чтобы легче и быстрее было перебрасывать его с позиции на позицию.
        Егор сидел с Иваном Свередой на блоковой скирде, наблюдая за горизонтом, заштрихованным срывающимся снегом. Остальные хлопцы топтались у хаты, о чем-то возбужденно разговаривали. А Пантюшина старая гвардия сидела на санях, где лежал Иван Редюка, и молча смолила цигарки.
        С вершины высокой скирды соломы далеко проглядывалась степь с излучиной Ольховки, протекавшей, петляя, по Голубой впадине, где они, школьники, выращивали пшеничные гибриды и "арнаутку" Уманского. Федькин яр отходил от Голубой впадины неширокой горловиной и тянулся до окраины станицы, к речке Егозинке.
        Егор повел биноклем по Теменному бугру и застыл: из-за него высыпались гитлеровцы и покатились разрозненными группами по склону. Их становилось все больше и больше...
        - Дай глянуть! - Свереда вырвал бинокль из его рук.
        - Сержант! Фрицы бегут! - закричал Егор. - Их гонят в Голубую впадину. Много фрицев!..
        - Принято! Слазьте, хлопцы! - ответил Семен. - Наши, конечно, знают, что здесь фрицам можно западню устроить - загнать в мешок. Пантелей Григорьевич, со своей гвардией и пулеметом залягте у горловины Федькиного яра!.. Васька Железный, ко мне! Колька - тоже. Ставьте ящики с минами на сани. Туда, к горловине, потянем миномет. Затулим Федькин яр, придержим фрица, пока наши подойдут!.. Егор с Иванами - Свередой и Колещатым - рассредоточились по-над обрывом с автоматами и гранатами...
        - Сержант, мы закроем спуск в Голубую впадину! - сказал Егор. - А то если они кинутся назад от горловины и найдут прорытый в обрыве спуск - вырвутся из мешка, к нам в тыл зайдут!..
        - Правильно, Егор! Молодец, хорошо сообразил. Давайте туда, хлопцы. Берите побольше гранат!
        Нагрузившись боезапасом, Егор с Иванами помчались к спуску, заметенному снегом. Успели вовремя скрытно занять позицию: Егор и Свереда залегли по его бокам сверху, Колещатый - на выезде из него.
        Гитлеровцы пока еще бежали посреди впадины между вербами и ольхами по льду Ольховки, не приближаясь к обрывам впадины; они пересекали изгиб долины, стремясь как можно скорей достичь зарослей Федькиного яра.
        На Теменном бугру вспыхнуло красное знамя и раздалось, мощное "ура!"; оно покатилось с горизонта вниз, и Егор не сразу разглядел бежавших с бугра наших бойцов в белых маскхалатах. Гитлеровцы побежали еще быстрее. И вот впереди у горловины, словно косогон сенокосилки, заработал пулемет Кузьмы и Пантюши. Заухал миномет Семена, затрещали автоматы и винтовки. Немцы заметались туда-сюда, шатнулись обратно, ища выходы из западни, - по отвесной, почти шестиметровой стене яра не так-то просто выкарабкаться наверх, - и тут они заметили заметенный снегом спуск...
        - Гранаты - к бою! - крикнул Егор, выдернув чеку из запала лимонки.
        Первый вал гитлеровцев, застрявших в сугробе внизу спуска, они вымели гранатами. Набежавший второй вал встретили очередями из автоматов. Уцелевшие враги бросились под защиту кручи слева и справа спуска. "Ох, как накопятся там, а потом как бросятся на штурм - не остановить их!" - подумал Егор и пополз ближе к кромке обрыва - забросать скопившихся немцев гранатами. Зубами выдернул чеки Из запалов, держа гранаты в обеих руках и только швырнул их вниз, как заметил тут же: мелькнула тень перед глазами, словно подбитая птица кувыркнулась, сверху падая на него. Это снизу, из-под обрыва, фрицы бросили гранату с длинной ручкой. Егор прыгнул в сторону, перекатился, зарываясь в снег. И все-таки близко грохнуло: по голове будто кувалдой ударило, рвануло за ноги, подбросило, и острая боль прошлась по позвонкам, огнем разлилась под черепом. Он вскрикнул от этой жуткой боли и, оглохший, едва сознавая, что делает, пополз, волоча непослушную правую ногу, на самый край обрыва.
        - Дави гадов, братва! Сыпь гранаты! - кричал он, преодолевая накатившуюся тошноту, и, ни на что уже не обращая внимания, бросал гранаты, одна за другой, вниз, под кручу и на спуск, рассаживая там огненные кусты перед гитлеровцами, которые, прорывая сугроб, заваленный трупами, снова устремились наверх.
        Из ушей Егора вылилась горячая кровь, и он сквозь болезненный гул расслышал яростное "ура!". Оглянувшись, увидел белые тени, скользившие на лыжах со стороны табора. И услышал веселый, свежий, родной голос Конобеева:
        - Егорша!.. Я здесь, братишка! Держись!
        Конобеев выстрелил из ракетницы: зеленые ракеты поднялись над Голубой впадиной. Стрельба прекратилась. Кто-то громогласно прокричал в мегафон на немецком языке:
        - Ди вафен штрекен! Эргебен зих! Ир умциннегунг фон[23]!
        - Гитлер капут! - закричали внизу гитлеровцы.
        - Смотрите, смотрите - они поднимают руки! Бросают оружие! - раздались голоса.
        Егора закачало на гудящих волнах, его стал захватывать дурманящий сон.
        - Санитара ко мне! - приказал Конобеев кому-то. - Быстро! Не в силах больше бороться с неодолимым сном, Егор свалился в снег, думая: "Да что ж это я?.. Наши пришли... Конобеев здесь... Деда тут где-то..." Конобеев поднял его:
        - Братишка, дорогой мой!.. Егорша... Потерпи... Сейчас санитар перевяжет...
        Егор слышал Конобеева, но не мог ответить ему: язык словно бы увяз в клейкой массе, намертво приклеился к нёбу.
        Мысли его заплетались, затемнялись, и он рухнул в беспамятство, как в глубокий колодец.
        Его положили на сани и отвезли на табор в теплую хату, там раздели, и санитар с военврачом, старшим лейтенантом Коробициной, сделали ему перевязки. Он мычал, стонал, но не приходил в себя.
        В хату с Конобеевым, Кудиновым и Пантелеем Григорьевичем зашел командир батальона майор Селищев.
        - Ну, что с ним? - спросил он у Коробициной.
        - В забытьи, - ответила она. - Череп задет, но не глубоко. Сильно посечена осколками гранаты правая нога, повреждены сухожилья... Притом контузия,
        Селищев присел на топчан, на котором лежал Егор, ласково прикоснулся ладонью к его щеке. Тот водил мутными, бессмысленными глазами и тряс забинтованной головой, будто хотел что-то стрясти с нее.
        - Этот отчаянный парень - мой спаситель, - сказал майор Коробициной. - И, кроме всего, старший внук нашего полкового комиссара Запашнова...
        - И, между прочим, ваш недавно приобретенный племяш, - добавила она, улыбнувшись.
        Селищев метнул взгляд на лейтенанта Конобеева: кто еще мог сказать ей об этом?
        А тот, пожав плечами, будто он здесь ни при чем, достал из планшета красноармейскую книжку, подал военврачу:
        - Кроме всего, Егор Запашнов - боец моего взвода разведки. Так и запишите, Нина Антоновна. Вот его документ.
        - Не беспокойтесь, друзья, поставим парня на его собственные ноги, заверила она, забирая книжку.
        Егора завернули в одеяло, положили на носилки, прикрыли шинелью и погрузили в санитарную машину. Все вышли из хаты проводить его.
        Во дворе было сумеречно, шел снег.
        - Отчаянные хлопцы, товарищ майор! Втроем заперли спуск, отбили несколько атак, - сказал Конобеев командиру батальона. - Очень помогли они нашей третьей роте и особенно моему взводу: придержали фрицев, не выпустили из мешка, облегчили нашу задачу...
        - Представим к награде... Смотри-ка, а вот и твои разведчики!
        Во дворе появилось несколько всадников: старшина Белоусов, младший сержант Алексеенко и другие бойцы. Спешившись, Белоусов подошел к группе офицеров, отдал Честь:
        - Товарищ майор, разрешите доложить!
        - Докладывай.
        - Первая и вторая роты заняли станицу Ольховскую без боя. Два взвода запечатали Федькин яр на три километра ниже Голубой впадины, но фрицы туда не прошли. Куда они подевались - непонятно, товарищ майор!
        - Хороши разведчики! - засмеялся Селищев. - Ладно, не переживай, Белоусов, мы им тут, в Голубой впадине, котелок устроили, часть перебили, остальных в плен взяли... Сколько их там, капитан? - спросил он у подошедшего к ним командира третьей роты.
        - Почти четыреста человек, товарищ майор. Загнали в коровник.
        - Вот видишь, Белоусов, нам очень помог отряд самооборонцев, а то бы до утра ловили фрицев по всему Федькиному яру.
        - Скажите, пожалуйста, про Егора. Где он? Жив ли?.. - спросил Белоусов с волнением.
        - Да ничего... Жив Егор. Только малость покарбовало его. В госпиталь отвезли.
        - Ну, парень он крепкий, оклемается!.. А в станице, товарищ майор, порядок, пожаров нет. Полицаи разоружены и заперты в подвале. Наши друзья живы-здоровы, ждут нас в гости.
        - Ну так в чем дело?! - засмеялся Селищев. - Поехали. Где Егоров аргамак?
        - Да у нас тут коней - на целый взвод хватит! - сказал Кудинов. - У зондеровцев отбили.
        - И обоз у них захватили, товарищ майор, - добавил Конобеев. - Подводы набиты всяким съедобным добром. Есть чем угоститься и отпраздновать освобождение родной станицы.
        - Родной? - переспросил командир роты. - Ты же, кажется, сибиряк.
        - А теперь я - казак! - сказал Конобеев под смех товарищей. - Оброднился я со станицей Ольховской навсегда. После войны я, как и товарищ майор, сюда вернусь...
        Глава четвертая
        Хирурги вытащили из Егора осколки гранаты и старательно "заштопали" его. После этого он спал без просыпу больше суток. Проснулся от голода и жажды. Хотел было вскочить с постели - мнилось ему, сейчас вот выбежит на веранду, снимет из-под стрехи ведро с вечерним молоком и жадно выпьет его до дна - и рухнул на кровать, вскрикнув от боли в ноге.
        Сестра, молодая женщина, сидевшая у окна, отложила вязанье, подошла к нему.
        - Ага, проснулся. Наконец-то! - ласково сказала она. - Спал ты как убитый.
        - Как убитый? - пробормотал Егор, недоуменно озираясь и хватаясь за гудевшую телеграфным столбом забинтованную голову. Кое-что припомнилось ему. Черепок целый?
        - Черепок-то целый, да вот ногу сильно посекло осколками гранаты.
        - Ого! - Он пошевелил пальцами раненой ноги. Боль отозвалась, казалось, во всем теле.
        Егор осмотрелся. В палате стояло несколько кроватей. Одна постель рядом с ним была разобрана, остальные опрятно заправлены. На тумбочке, стоявшей у изголовья, лежали раскрытая книга, початая коробка папирос, спички.
        - Где я? В больнице?
        - Нет. В военном госпитале, в станице Старозаветинской. Раненых, слава богу, мало. Госпиталь только-только организовался.
        - Кто здесь? - Егор кивнул на соседнюю кровать.
        - Полковник Запашнов...
        - Кто?! - Егор дернулся и охнул.
        - Твой родной дед, Михаил Ермолаевич, - сестра улыбнулась. - Тебя привезла из батальона майора Селищева военврач Коробицина. Нашла тут твоего деда, и он поместился рядом с тобой...
        - Батальона Селищева?.. Майора?.. Значит, это был его батальон... А с дедом что?
        - Он тоже раненый. Ногу осколком пробило. Но Михаил Ермолаевич уже на ходу.
        - А где он сейчас?
        - Пошел на перевязку.
        - Сам пошел?
        - Сам... На костылях, то есть. А твои добавочные ноги вон в углу стоят. Поучишься сейчас на них ходить. Тебе ведь тоже на перевязки надо будет...
        - Мне бы сейчас поесть и попить... Молока бы! Сестра открыла тумбочку.
        - А ты посмотри-ка, что есть... поесть. Егор увидел кувшин с ряженкой, жареную курицу, моченые яблоки.
        - Родня ваша приезжала. Недавно только уехали.
        - Кто ж был?
        - Бабки твои были, тетки, мальчик лет двенадцати, майор Селищев с лейтенантом Конобеевым, твой станичный друг, такой носатый и лупастый, и девушка, красивая, сероглазая. Они около тебя постояли и пошли с Михаилом Ермолаевичем в приемную поговорить, а я девушку придержала, спросила:
        "Ты Даша?". Она кивнула. Егор бредил, говорю, так все время звал Дашу... Ну, она тут в слезы, подошла к кровати, стала целовать тебя и приговаривать: "Миленький мой, родненький мой!.. Ёрчик-Егорчик, здесь я, здесь..."
        - Я думал, мне все это снится, - смущенно перебил ее Егор. - Слышал, а никак не мог проснуться.
        И тут раздался стук костылей в коридоре. Сестра сказала:
        - Михаил Ермолаевич идет.
        Егора словно горячая волна окатила - такая радость нахлынула. Сейчас бы на ноги вскочить, встретить деда, обнять крепко, расцеловать... Да куда теперь!
        Сестра открыла дверь деду и вышла из палаты. Егор встретил деда приветствием:
        - Здравия желаю, товарищ полковник!
        - Здорово, здорово, рядовой Запашнов! - ответил дед и присел на его кровать. - Оклемался? - Притянул Егора за плечи, крепко, уколов усами, поцеловал, прижался щекой к его щеке. - Родной ты мой внучище!
        - Здравствуй, деда... дорогой деда... - Егор обхватил его похудевшие, ощуплевшие плечи и, не в силах больше произнести ни слова, разревелся, как мальчишка.
        - Ты что, Егорка?.. Ты что?.. Ты брось! - сбивчиво говорил Михаил Ермолаевич: у самого жгучие слезы опалили глаза, задрожали плечи. - Ничего, внук, ничего... не переживай... Поправимся мы!.. Все наладится... Мы с тобой еще поскачем!..
        Ощущая под ладонями вздрагивающие плечи деда, Егор еще крепче обнял его.
        - Да это я от радости, деда!.. Тебя живого вижу... Я тебе знаешь сколько писем написал за это время... Только отсылать было некуда...
        - Я прочитал их, Егорка. Мне Селищев их привез... Бабка нашла письма... Слышь-ка, Егор, Селищев нашим зятем стал, а!..
        Они разжали объятия, взглянули друг на друга и неведомо отчего расхохотались. А потом Егор сказал:
        - Интересно бы полковника Агибалова повидать.
        - Повидаешь. Он зайдет сюда. У него к тебе дело есть.
        - Ну-у! - поразился Егор. - Дело у него - ко мне? Какое же?
        - Секрет, братец, секрет. Скоро сам узнаешь.
        Утром по госпиталю распространилась весть: наши войска овладели городами Шахты и Ростовом.
        - Жив ли остался наш Санька? - задумчиво произнес Михаил Ермолаевич.
        - Вот выйду из госпиталя, отправлюсь в Шахты, разыщу его, - ответил Егор.
        В полдень пришла Феклуша, принесла теплых пирожков с картошкой и настоек на лекарственных травках и корешках. А чуть позже приехали на подводе Пантюша и Ригорашев. Ласково встретил своих старых сподвижников Михаил Ермолаевич. Они долго беседовали. Ригорашев и Пантюша советовались с ним, как налаживать колхозную жизнь. Все сошлись на одном: быть председателем колхоза Семену Кудинову. Он инвалид, на фронт его снова не возьмут, и человек он толковый.
        В тот же день навестили Михаила Ермолаевича секретарь райкома партии и председатель райисполкома. Узнав, что демобилизовался, они предложили ему стать председателем Ольховского стансовета. Дед дал согласие. Егор про себя подумал: "Миня наведет порядок и в станице и на хуторах..."
        Время от времени Михаил Ермолаевич брал костыли к шел в кабинет начальника госпиталя звонить куда-то по телефону: он уже входил в курс хозяйственных дел района - хозяйства готовились к весеннему севу.
        А на следующий день к ним нагрянули майор Селищев и лейтенант Конобеев. Ворох новостей привезли. Самая главная - гитлеровцев крепко притиснули к Миус-фронту. Батальон Селищева стоял на переформировке в станице Ольховской; Агибалову присвоено звание генерал-майора, он теперь принимает дивизию под свое командование.
        Егоровы командиры привезли для него полный комплект обмундирования: гимнастерку и шинель, шапку, галифе, сапоги и ремень. А в вещмешке лежали запасное белье, продовольственный паек и его тот самый наган с запасными патронами в потертой кобуре. Только теперь к рукоятке нагана была прикреплена медная плашка с выгравированной надписью:
        "Егору Запашнову - за храбрость и отвагу. Комдив И. П. Агибалов".
        - Вот это подарок! - ахнул Егор. - Я о таком и не мечтал...
        - Ну, это еще не все, - подмигнул Селищев. - Ты вот приготовься к торжественному событию: вот-вот подкатит генерал-майор Агибалов. Надевай форму, будь молодцом.
        Гимнастерка хорошо подошла Егору, а вот у галифе правую штанину пришлось распарывать до колена - не пролезала в нее забинтованная нога... Разыскали ему просторные валенки - в них свободно Можно было всовывать ноги.
        Михаил Ермолаевич облачился в свою форму, и тут Егор впервые увидел его новые награды: орден Ленина и два ордена Отечественной войны.
        Конобеев, стороживший приезд Агибалова, доложил:
        - Прибыл генерал! Идет сюда с адъютантом и начальником госпиталя.
        Генерал зашел, обвел всех быстрым взглядом:
        - Здравствуйте, друзья мои! - Подошел к Егору, обнял, прижал к груди. Какой парень стал, а!.. Молодец ты, Егор! Настоящий внук красного атамана. А, знаешь, я не раз вспоминал наш разговор. Помнишь, какой вопрос ты задал мне однажды ночью? Сидели мы тогда у вас во дворе под старой грушей...
        - Помню, Иван Павлович. И хорошо помню ваш ответ. Вы сказали: скоро мы будем бить фашиста как Сидорову козу!
        - И разве не так, Егор?
        - Именно так, товарищ генерал!
        - И ты ведь это сам доказал на деле - лупил их!.. Товарищи, прошу всех стать в строй. Вручу воину Егору Запашнову награды перед строем, как и положено.
        Егор и Михаил Ермолаевич стали с краю, опираясь на костыли.
        - Смирно! - скомандовал генерал. - Боец Егор Запашнов, выйти из строя.
        Стуча костылями о пол, Егор вышел вперед и, волнуясь, повернулся лицом к строю.
        - От имени Советского правительства за проявленный героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками вручаю медаль "За отвагу"... Она, Егор, дожидалась тебя еще с осени... И орден Красной Звезды - за последний бой в Голубой впадине.
        Генерал прикрепил медаль и орден к гимнастерке. Отдал честь:
        - Поздравляю с боевыми наградами!
        - Служу Советскому Союзу! - четко ответил Егор.
        - Верю, Егор, и в дальнейшем ты послужишь Родине, не жалея себя, принесешь ей наивысшую пользу.
        - Так и будет, товарищ генерал!
        - Вольно, друзья! - Иван Павлович с улыбкой обратился к Селищеву. - Когда же свадьба, Митя? Давненько я не бывал на свадьбе... И хочу быть на твоей свадьбе не генералом, а посаженным отцом; имей это в виду.
        - Есть иметь в виду, Иван Павлович, уважаемый батя? Свадьбу сыграем тотчас, как только отец невесты, тесть мой, выйдет из госпиталя.
        - Вот как!.. Ты долго тут намерен околачиваться, дружище мой? - спросил Агибалов у Михаила Ермолаевича.
        - Начальник госпиталя сказал: еще недельку быть мне здесь.
        - Так-так... Сегодня пятница. Вот в будущую субботу и сыграем свадьбу. - И тут Иван Павлович сказал шутливо Конобееву: - Лейтенант, ты ведь тоже, слышал я, породичался с Запашновыми?
        - Так точно, товарищ генерал! Родные мы друг другу стали, - серьезно ответил Конобеев. - Сроднила нас война крепко, на всю жизнь.
        - Хорошо сказал, лейтенант!.. Ну, как говорится, даст бог, еще одну свадьбу дружно сыграем. Придет добрый час победы, и живыми мы сюда вернемся.
        Глава пятая
        После завтрака вышел Егор погулять во двор госпиталя. Грустно ему было без деда. Тот уже вторую неделю находился дома. Там сыграли свадьбу - поженили Селищева с Фросей, - был на ней и Иван Павлович, комдив.
        Наезжают к нему из станицы проведывать, да все равно тяжко тут быть одному. На днях были Семен Кудинов с Гриней и Иванами. Их тоже наградили. Комдив вручил им медали "За отвагу". Станичники на первом собрании выбрали Кудинова председателем колхоза. Ригорашев остался завхозом. Спасенное дойное стадо свели на молочно-товарную ферму, и уже стали сдавать молоко в госпиталь и детский приют. Все коровы растелились, ни одной яловой не оказалось. И породистые свиноматки дали добрый приплод. Одна Роскоха двадцать два поросенка привела. Сортовое и семенное зерно, хранившееся у станичников, свезли в амбары, стали готовиться к севу.
        Пантюша с Конобеевым и Белоусовым сдали золото и драгоценности Осикоры в районное отделение государственного банка.
        И вот уже покинул батальон Селищева станицу Ольховскую. Ушел с ними Гриня, ушли Иваны, ушли другие Егоровы годки на фронт добровольцами, семнадцатилетними. Ушел взвод Конобеева - его родной взвод. А ему уже не придется воевать плечом к плечу с прекрасными людьми, с которыми сроднился навеки.
        Опираясь на костыли, волоча правую ногу, Егор тихо шел по засыпанной пушистым снегом аллее на край двора. Вышел к саду за плетнем и остановился, завороженный: редкая красота открылась ему. Словно белые пуховые шапки были надеты на все вокруг: на курени, на сарайчики, на колы плетней, на высокие пни срубленных деревьев. И не осыпались эти шапки, не опадали крутые стрехи. Видно, шел ночью снег в полной тишине, был он легок, падал целыми, не сломанными узорными снежинками, которые цеплялись зубчиками одна за другую, как шестеренки. Снег лежал и на ветвях. И, кроме того, тонкие веточки были покрыты мохнатым инеем, как серебристым бархатом.
        Солнце светило сбоку, из сиреневых кругов, сквозь слабую дымку, и оттого, вероятно, на снегу везде лежали двойные тени, синие и розовые. Да и сам снег повсюду - и по бугру, и за рекой, в долине, и в саду, меж деревьев, - был где голубой, где синий, а где розовый. Сад казался густым, как в мае, когда он рясно цвел; снег и иней, покрывавшие ветви, выглядели так чисто, так утихомиренно, что Егор забыл на какое-то время и о войне, и о тянущей, нудноватой боли в обгрызенной гранатой ноге.
        Сзади послышались тихие шаги. Он оглянулся. Это осторожно шла Даша, боясь нарушить тишину необыкновенного утра. Она была в нагольном сизом полушубке, в валенках, закутанная веселым цветастым платком, так подходившим к ее милому округлому лицу, к ее добрым, внимательным и чуточку грустным серым глазам. А Даша сама вся так подходила к этому чудесному утру, к этой сказочной чистой красоте; что Егор чуть было не вскрикнул от внезапной, какой-то взрывчатой радости. Даша, видно, угадала его состояние, приложила палец к губам. Подошла, тихонько поцеловала и прислонилась к нему, положив голову на плечо. Они так и стояли молча минут десять, потом стали неторопливо ходить по двору.
        - Ну, что говорят врачи? - спросила Даша. - Когда тебя отпустят?
        - Не могу тут больше оставаться - тоска берет! - ответил Егор. - Перейду к Феклуше, а на перевязки буду ходить сюда, не так уж далеко. Догребусь... - Он медлил, не решаясь говорить правду. - А врачи... Отвоевался, говорят. Подлежишь демобилизации... На костылях пока придется ходить... Сильно повреждены подколенные сухожилия. Когда раны заживут - тогда можно будет сделать еще одну операцию, поправить их... Вот так-то, Дашенька!.. Инвалидность, объяснил главврач, дадим тебе на год, а там посмотрим. Разве ты выйдешь замуж за инвалида, красулечка? - Он улыбнулся, глядя на нее искоса.
        - Хоть завтра! - она засмеялась. - Если только меня примут Панёта и Миня.
        - Они-то примут тебя, Даша, да только мне такой оборот не по душе... Ты будешь работать, а я - сидеть на солнышке, греться?
        - Вот тебе на! Тебя не поймешь, в шутку ты говоришь или всерьез. Я-то всерьез...
        - И я, Дашенька, всерьез. Мне учиться хочется. Я хочу постигнуть агрономию, селекцию растений. Хочу продолжать работу Уманского над гибридами, над новыми сортами пшеницы. Понимаешь?
        - Вот и хорошо! А теперь слушай меня, Алексеич. Я заходила в среднюю школу, была у директора. И вот что я узнала: в школе будет работать консультационный пункт для экстерников... Ну, для тех, кто будет сдавать экстерном за седьмой или десятый класс. Понимаешь? Я записалась в группу экстерников и тебя записала, Ёрка! Мы одолеем программу средней школы! Сдадим экстерном за десятилетку и поступим вместе в Персиановский сельскохозяйственный институт - ты на агрономический, а я - на зоотехнический. Будем работать. Я на мамином медпункте санитаркой, ты - учетчиком в колхозе...
        - Дашенька, ты умница! - воскликнул Егор. - Это лучше - экстерном! Мы сэкономим два года... Вот это настоящая цель! Теперь я знаю, что мне делать, и тоска моя прошла. Иди и раздобывай учебники за все три класса: за восьмой, девятый и десятый. Чудесный день сегодня!.. Пойдем в палату. Скоро должна прийти Феклуша, мы сразу же и пойдем к ней. Сейчас договорюсь с главврачом.
        - Ох, какой ты горячий, какой нетерпеливый!..
        - Да, я такой, потому что очень люблю тебя и потому, что у меня появилась прекрасная цель! - Егор размахался руками, стоя на одной ноге, костыли свалились в снег, и Даша обняла его крепко, чтобы он не упал на дорожку.
        Вместо эпилога
        Ближе к полудню над Голубой впадиной стали рождаться облака, белые, полные, с крутыми боками, очень похожие на сдобные пампушки, и между ними будто бы сгустилась, стала еще синее и бездоннее прохладно-родниковая небесная глубина... Егор опустил глаза, облизал пошершавившие губы и обругал себя недотепой: заторопился утром на бригадный наряд и забыл приготовленные Панётой харчишки, а пить и есть уже так хотелось!..
        Он сидел на низенькой скамеечке у делянки гибрида озимой пшеницы номер один, выщипывая пинцетом тычинки из колосков. А на соседней делянке в колосьях гибрида номер два они выдернут пестики, но оставят тычинки и затем произведут перекрестное опыление этих двух гибридов. Так же сделают с третьим и четвертым гибридами озимой пшеницы. Одеревенела уже спина - не разогнуть ее, очугунели руки - пальцы судорогой сводить стало, и ноги затекли, но Егор терпел, проявлял выдержку: вот еще парочку колосьев очистит от тычинок - и тогда сделает передышку, разомнется, пройдется. Он в одиночку начал эту кропотливую работу. С полудня, после уроков, должны подъехать с Дашей Васютка, Митенька, Зина и Маня, помогут ему. Дела на всех хватит, и надо спешить, чтобы за несколько дней до цветения пшеницы подготовиться к перекрестному опылению по схеме агронома Уманского.
        Прихрамывая, Егор прошелся вдоль поля "арнаутки". Сеяли ее реденько четыре центнера семян было, посеяли на пяти гектарах, но она хорошо раскустилась: от каждого зернышка до десятка стеблей пошло.
        Размявшись, Егор снова примостился на скамеечке, взял в ладонь колос ласково и осторожно, как только что вылупившегося цыпленка. Раздвигал чешуйки, напрягая зрение, ухватывал пинцетом серо-зеленые перышки тычинок. Утомительно-нудная это работа - готовить колосья пшеницы к гибридизации, но он все вынесет, все выдержит. Жестокая война продолжалась, и никто бы не смог сказать, когда она закончится. Гитлеровцев теснили на всех направлениях - от Азовского до Баренцева моря, - но они цеплялись за города, высоты и побережья рек, как клещи-кровососы, въевшиеся в теплое, живое тело. Война с фашистами продолжалась, и Родине был нужен хлеб.
        Глаза у Егора слезились от напряжения, побаливали, но он вытирал слезы рукавом выгоревшей на солнце гимнастерки и подшпынивал себя: "Ишь, какой слезливый! Терпи, казак, не поддавайся... Втянулся в такую тонкую работу глаза еще зорче станут".
        Механическая работа занимала лишь руки, оставляя мысли свободными. А они часто возвращались к Виктору Васильевичу, агроному. Сколько же времени прошло с тех пор, как они здесь, в Голубой впадине, простились?.. Ровно год. Не может быть!.. Не верилось в это, ведь сколько событий вместилось в один год и столько пережито!.. Ему казалось, что с той поры прошло, по крайней мере, года три-четыре. Он, тогдашний, казался себе, теперешнему, глуповатым, смешным. За барьером весны остались его отрочество и хорошая часть юности. Мужицкие, взрослые, зрелые мысли стали приходить к нему о работе, о хлебе, о людях.
        ...Было время Егору думать.
        Саньку вот опять вспомнил, вздохнул. Дед Миня еще тогда, в марте, съездил в Шахты, провел там несколько дней в поисках Саньки, но и следов его не отыскал. Соседи с улицы, где жил дядя Назар, ничего не знали ни о Саньке, ни о Петьке. И бабка Петькина куда-то пропала. Говорили, отправилась она к родне на хутор. А на какой хутор - никто того не знал. Вернулся дед Миня ни с чем...
        А в апреле, едва подсохли дороги, к ним в станицу явился Петька, изможденный, опирающийся на палку, с худой котомочкой за спиной.
        - Откуда ты, Петро? - спросил дед Миня.
        - Да оттуда же... Из станицы Красногвардейской, - хмуро ответил Петька. В госпитале лежал...
        - Где же тебя ранило? Петька помолчал, подумал.
        - Да там же... В Шахтах.
        Они все ждали-ждали, вот-вот Петька что-нибудь скажет о Саньке, но он сидел на лавке под грушей, устало нагнув голову, сплевывал сухую слюну под ноги и больше ни слова не вымолвил.
        - Что ж ты о Саньке, слова не скажешь? - упрекнула его бабка Панёта, не выдержав. - Где же он? Что с ним?
        - Я не знаю, - едва слышно произнес Петька. - Зашмыгав носом, поднял голову. Глаза его были полны слез. - Мы с ним давно расстались... Еще тогда...
        Бабка, купая Петьку в корыте, обратила внимание на шрамы рваных длинных ран на его худой спине.
        - Кто тебя так, Петя? - ужаснулась она.
        - Так кто ж... Они ж, подлюги! - коротко ответил он.
        Петька прожил у них несколько дней. На расспросы не отвечал. И только перед уходом рассказал, что произошло с ним и с Санькой.
        В начале зимы задумали они перебраться к партизанам. Ходил слух, что в Горном лесу за Шахтами обосновались партизаны. Стали готовиться к уходу. В каменном карьере Накопили целый склад немецких продуктов, оружия и разного барахла. По их мнению, все это могло бы очень пригодиться партизанам.
        Как они добывали трофеи? Катались, например, на коньках по улицам и высматривали, куда и что везли фрицы в автомашинах. Высмотрят, что им надо, и цепляются крючками из проволоки за борт последней автомашины. Жали за ней на полной скорости. За свистовским мостом по дороге на Новошахтинск забирались в кузов и выбрасывали на обочину в снег продукты, лекарства, оружие, в общем, самое нужное и ценное. Портили то, что было не под силу выбросить из кузова. Потом выпрыгивали из машины и собирали трофеи.
        И хотя они действовали, как им тогда казалось, хитро и умно, все-таки засыпались. И произошло это так.
        Оккупанты запрещали ходить по улицам после шести часов вечера. Кто нарушал этот приказ, того расстреливали на месте. А Санька с Петькой так помозговали: раз фрицы такие настороженные с вечера, то им лучше действовать с двенадцати часов ночи. Так и делали. Зная в городе все входы и выходы, они без боязни свободно шастали по немецким объектам.
        Однажды забрались в походную оружейную мастерскую на улице Пролетарской. Сошло удачно на тот раз. Они выгребли из мастерской инструменты, пистолеты, ракетницы, пулеметные замки, в общем, все, что там было, и уволокли в свой склад. Переждали день-два - и снова вышли на охоту. Со дня приметили: во дворе, где раньше размещалась колхозная мельница, остановилась колонна автофургонов. Туда пошли. Ночь была морозная, с метелью. Часовые прятались в затишках. Забрались Санька и Петька в кузов крайней автомашины. Там лежали кипы шерстяных одеял. "Пригодятся партизанам теплые одеяла", - подумали они, сбросили в сугроб несколько кип и поволокли их за сарай. И тут ребят заметил караульный офицер, вышедший проверять посты, подняв стрельбу. Друзья пустились наутек, но сбежались часовые, окружили... Били их безжалостно, выпытывали: кто такие? откуда? не партизаны ли?
        Ребята молчали. Их стегали куском свинцового кабеля. Он прилипал к телу, рвал кожу. Они держались стойко. Тогда фашисты стали посыпать их раны каким-то едким порошком. Хлопцы часто теряли сознание...
        Петька, рассказывая об этом, скрипел зубами.
        - Они били нас, подлюги, издевались над нами и все допытывались, кто мы такие и откуда, но не допытались. Мы им ничего не сказали. На ночь фашисты бросили нас в сарай и облили водой. Они думали, что мы тут же окочуримся, превратимся в сосульки. Но мы их так возненавидели, что забыли про боль и про мороз. Мы бегали, толкали друг друга, чтоб разогреться, до самого утра. Когда я падал - Санька поднимал меня. Когда он валился - я держал его. А утром тот караульный офицер отпер сарай и вылупился на нас:
        - Майн готт! Ви есть живой?!
        Они еще раз побили нас кабелем и отвезли в гестапо. Мы очнулись в подвале, набитом людьми. Мы стонали и кусали губы от боли. Пожилая женщина сказала:
        - Проклятые фашисты, и ребят не щадят.
        - Держитесь, хлопцы, держитесь. Пусть фашисты не услышат от вас стонов и не увидят ваших слез. - Это сказал мужчина, который держал мою голову на коленях.
        Мне голос мужчины показался знакомым, но я никак не мог вспомнить, кто это, и разглядеть его. В подвале было сумрачно. Когда он опять заговорил - я узнал его. Это был дядя Тимофей, шахтер-ударник с нашей улицы, хороший друг дяди Назара...
        Я тихо сказал ему:
        - Дядя Тимофей, мы все понимаем. Он присмотрелся ко мне, узнал:
        - Петька?! И ты попал в лапы гестаповцам?!
        - И Саня Запашнов попал... Вот это он... А Саню трудно было узнать... У него лицо было разбито... Он дрался с гестаповцами...
        - Вы давно здесь? - спросил у дяди Тимофея Саня.
        - Недавно. Тут долго не задерживаются.
        Пожилой шахтер, который сидел рядом с нами, пояснил:
        - Отсюда быстро выгребают. Дорога одна: камень на шею - да в шахту Красина, уголек копать в аду... Но если Гитлер не заставил нас тут ковырять уголек для него, то там и сам черт не заставит!
        Другой шахтер сказал:
        - Слыхал я утром, когда был на воле, перестали наших кидать в шахту Красина... Вернули партию смертников назад.
        Какая-то шахтерка вцепилась в гестаповца и вместе с ним в ствол прыгнула. Теперь они своего оттуда достают.
        - Значит, ночью повезут нас расстреливать, - сказала женщина. - Помрешь и не узнаешь, вернутся ли наши... Страшно так умирать...
        - Вернутся, обязательно вернутся, - сказал дядя Тимофей. - Бьют фашистов и на Волге и по всем фронтам.
        Ночью дверь подвала распахнулась, и гестаповцы закричали.
        - Всем выходить!.. Шнель!
        - Саня, Петя, держитесь возле меня, - шепнул дядя Тимофей.
        Мы вместе вышли во двор. Нас ослепили прожектора. Прямо из дверей всех загоняли в черные крытые автомашины. Злые овчарки рвались из рук гестаповцев. Не убежать!..
        Сначала нас везли по асфальтированной дороге, потом автомашину стало подкидывать, наверно, она съехала на проселочную дорогу. Остановилась. Щелкнул засов, дверь открылась.
        - Вылезай! - закричали гестаповцы. - Партизаны капут! Коммунисты капут!
        - Цепляйтесь за меня крепко, - сказал нам дядя Тимофей. - Держитесь молодцами, друзья. Не робеть. Вы - сыновья шахтеров!
        Мы вместе спрыгнули в снег. Нас было человек тридцать, а может, и больше. Поставили у ямы, осветили фарами мотоциклов, навели пулеметы.
        - Как только начнут стрелять - я толкну вас в яму, - сказал дядя Тимофей.
        Мы прижались к нему сбоку. Он положил руки на наши плечи, сжал их. Было очень холодно, мела метель, и мы дрожали так, что зубы стучали. Люди закричали:
        - Прощайте, товарищи!
        - Да здравствует Советская власть!
        - Смерть фашистам! Смерть проклятому Гитлеру!
        - Да здравствует Красная Армия!..
        Кто-то заплакал, кто-то надрывно закричал...
        - Фойер! - рявкнул гестаповский офицер.
        И тут меня толкнул дядя Тимофей, и я полетел в яму, ударился о стенку, упал на дно. И на меня стали падать убитые и раненые...
        С трудом досказывал Петька остальное о том, что дальше было.
        Он слышал, как потом фашисты стреляли сверху из автоматов и пулеметов по телам людей, упавшим в длинную яму.
        Он потерял сознание в то мгновение, когда пуля ударила ему в грудь, под ключицу.
        Гестаповцы поспешно, кое-как забросали смерзшейся землей казненных. Они знали, что наши прорвали фронт, перешли в наступление, и потому спешили.
        Через некоторое время Петьку, залитого своей и чужой кровью, вытащили из ямы какие-то люди, закутали одеялами и повезли на санях.
        - Стойте!.. Стойте, - придя в себя, стал просить Петька, мучительно кашляя и выплевывая сгустки крови. - Вернитесь!.. Заберите Саню и дядю Тимофея...
        - Незачем возвращаться нам, милок, - отвечал ему старик. - Души их к богу отлетели.
        Как позже узнал Петька, всего лишь троих из той группы расстрелянных выходили жители небольшого степного хуторка. Через несколько дней, когда наши вернулись, спасенных определили в военный госпиталь. А погибших похоронили в братской могиле... Уже побывали там Егор с дедом и бабкой.
        Петьку оставляли у себя жить, но он упрямо твердил: "Нет, пойду искать свою любимую бабулю". Что было делать?.. Снабдили его харчами, денег дали на дорогу. Егор проводил Петьку до шляха, посадил на попутную военную автомашину. И уже перед самым расставанием сказал Петька Егору:
        - Чтоб ты знал, Ёрка, это мы с Саней наказали Варакушу... Полицая Ухана тоже...
        ...Нет Сани. Не стало озорного братана. Но появился на белый свет недавно, в конце марта, братанчик Миша. Селищев Миша. И он, Егор, стал его крестным отцом. А на прошлой неделе очень кстати припомнились Егору предсмертные слова Афони Господипомилуй: "Ты, Ёрка?! Не заходи в мой двор!.. Не подходи к кабыце... Ты не узнаешь... не..." Почему это ему, Егору, нельзя было заходить в бывший Афонин двор и подходить к кабыце? И чего это ему нельзя было узнать?.. Уж не прятал ли Афоня чего-либо ценного в той самой кабыце?
        Пришел Егор к тете Фросе и, ничего ей не говоря, стал тщательно осматривать летнюю печку-кабыцу под черепичным навесом. Кабыца за зиму обшелушилась, кирпичи кое-где оголились, труба похилилась. Фрося вышла во двор, спросила:
        - Егор, ты что к печке приглядываешься?
        - Да вот нюхом чую, есть в печке интересная захоронка.
        - Ну да?
        Заметил Егор: задняя стенка трубы сложена из двух рядов кирпичей, и сверху, между этими двойными кирпичами, виднелась неширокая щель.
        - Тетя, ты все равно будешь перекладывать печь, - сказал Егор и, не дожидаясь ответа, навалился на трубу, сломил ее под самый корень. Она рухнула, разлетелись залитые спекшейся сажей кирпичи, и промеж них запрыгали, звеня и раскатываясь, серебряные рубли и полтинники. И было их множество - около двухсот.
        - Но как ты узнал про эту Афонину захоронку?! - пораженно спросила Фрося.
        - Во сне увидел, тетушка.
        - Ври больше, племяш! - не поверила она, но не стала допытываться. - Я их в банк сдам, на танковую колонну пойдет.
        - Но только сдай от имени моего крестника. Так и напиши в заявлении: я, такая-то и такая, сдаю серебро на танковую колонну от имени внука красного атамана, Михаила Дмитриевича Селищева. Чтоб и его доля была в победе над фашистской Германией.
        Тетя Фрося так и сделала.
        Мысли Егора незаметно перешли на Гриню. Прислал он недавно письмо с Миус-фронта. Служит во взводе разведки под командованием лейтенанта Конобеева. В разведку часто ходит, чуть ли не каждый день. "Гитлер, - пишет Гриня, крепко за правый берег Миуса уцепился, и мы его по частям выковыриваем оттуда". Просит Гриня подробно описать, как идут дела в колхозе и как живут-поживают боевые друзья, Дела налаживаются потихоньку, боевые друзья здравствуют и работают сверх своих сил. Ригорашев заведует колхозным хозяйством, Пантюша бригадирствует, Беклемищев собрал на конеферме списанных из армии больных и раненых лошадей, организовал их лечение и санитарный уход. Днюет и ночует около них вместе с бабкой Матреной. Тягло позарез нужно колхозу. Вот всю весну станичники пахали, бороновали и сеяли в одной упряжке со своими коровами Измучились все - и хозяева и буренки И даже Панёта выходила на работу со своей уже немолодой Зорькой, бороновала пахоту, плечом ярмо подпирала, жалея кормилицу.
        Председатель колхоза Семен Кудинов вместе с Кузьмой Кругловым собрал один трактор СТЗ из запчастей, обнаруженных ими на территории МТС. Наладили его толковые головы! - он очень пригодился, этот трактор, на севе яровых и пропашных. Хорошие вышли пшеница и кукуруза с подсолнечником. И поля озимой удачно перезимовали, не вымерзли ничуть, а теперь вот дружно заколосились. Будет хлеб! Будет хороший хлеб для фронта... И вот когда созреет "арнаутка" Уманского на этих четырех гектарах - она должна на славу уродить! - они на следующий год посеют ее на большом поле, а с того поля семян хватит на весь колхоз. А еще через год семенами "арнаутки" можно будет снабдить и соседние хозяйства. Но вот когда он, Егор, создаст новые гибридные сорта озимой пшеницы, которые не будут бояться ни морозов, ни засухи, ни болезней и будут высокоурожайные, тогда... Ой, не слишком ли много он берет на свои плечи?! Ничего-ничего: больше возьмет - больше и понесет. Не согнется, выдержит, а привыкнет к тяжелому грузу - крепче станет в будущем...
        Размечтался Егор и не слышал, как к Голубой впадине подъехала подвода. Очнулся, услышав веселый дружный ребячий крик:
        - Ёр-р-ра-а!.. Кого мы везем!!!
        Он с усилием поднялся со скамеечки, разогнул застывшее от долгого сидения тело, пригляделся, но никого из находившихся в бричке не мог узнать - в глазах мельтешило. Когда подвода, прогрохотав по спуску, вымощенному диким камнем, подкатила к краю поля и остановилась, лишь тогда он разглядел приехавших. Тут были Даша, Васютка, Митенька, Маня, Зина, незнакомая бледненькая девочка лет двенадцати, светлоголовый мальчик помладше нее и... жена Уманского!..
        Вместе с Анной Павловной, так неожиданно появившейся в Голубой впадине, вернулось хорошее, трепетное, бесконечно дорогое из того довоенного времени, из-за барьера невыносимо тяжкого года... И при виде Анны Павловны, верной помощницы агронома Уманского, какой-то лишний и беспокоящий груз свалился с души Егора: вот с кем он и Даша довершат дело Уманского! И вот кто поможет им подготовиться в институт и одолеть селекционную науку!..
        Егор протянул руки, приближаясь к ней.
        - Анна Павловна, ну так хорошо, что вы вернулись!.. Рад, что вы нашли сестренку и братишку... Я просто счастлив, что вы здесь!
        Она обняла, со слезами на глазах поцеловала:
        - Друг ты наш ясный, Егорушка!.. Милый герой наш... Спасибо тебе! Всем вам большое спасибо, чистые души... Виктор Васильевич всегда верил вам. И верит...
        - Он жив?! - встрепенулся Егор.
        - Жив, Егорушка... В госпитале... В Куйбышеве... Мы заезжали к нему... Он очень пострадал в бою под Сталинградом. Руку потерял... глаз...
        - Пусть возвращается к нам, мы будем его глазами, его руками! Так и напишите ему, Анна Павловна. Правда, братва?
        - Правда, Ёра! Пусть возвращается к нам Виктор Васильевич. Мы ему во всем будем помогать! - откликнулись ребята. - Напишите ему так, Анна Павловна!
        - Спасибо, друзья!.. Я ему так и напишу, - расстроганно ответила Анна Павловна. - И еще напишу - пусть он это поскорей узнает! - что спасена его "арнаутка", колосится Она в Голубой впадине на большом поле и что мы успеем скрестить гибриды озимой пшеницы.
        - Напишите, что мы успели скрестить! - предложила Даша. - Пока дойдет письмо до Виктора Васильевича - пройдет неделя, а мы постараемся работу закончить за четыре дня.
        - И ничто нам не помешает это сделать! - подхватил Егор. - Правда, братва?
        - Ничто не помешает. Правда! - горячо поддержали его остальные.
        - Ну, раз так, то приступим к работе незамедлительно, - сказала повеселевшая Анна Павловна. - Дашенька, хватит пинцетов на всех?
        - Хватит и Настеньке и Юрику. Все забрала у мамы. - Даша раскрыла медицинскую сумку, раздала пинцеты и распорядилась: - Васютка, Митенька, выгружайте скамейки из брички, ставьте на край первой делянки. - Затем сказала Егору, тихонько, хлопнув по сумке. - Я принесла тебе завтрак, торопыга. Пошли в холодок, я покормлю тебя. Заморишь червячка, а часика через два съездим на табор пообедать.
        Взяла Егора за руку и повела на берег Ольховки под вербу. Стала потчевать его и рассказывать:
        - Едем мы на подводе мимо пожидаевского дома, гляжу я во двор - и глазам своим не верю: стоит там около чемоданчиков и узелков Анна Павловна с братишкой и сестренкой!.. Я как закричу: "Анна Павловна, это вы?!" Она тоже как закричит: "Ребята, это вы?!." Ну, мы к ней, а она - к нам. Что было!.. Мы просто расплакались... А потом Анна Павловна спрашивает: "Вы куда едете?" Я отвечаю: "Едем в Голубую впадину гибриды готовить к скрещиванию." Ну, она все бросила - и к нам в подводу. Будет теперь Анна Павловна нашим колхозным агрономом...
        Даша рассказывала взволнованно, увлеченно, а он смотрел неотрывно в ее ласковые, влажно блестевшие глаза - в них отражались зеленая, расколосившаяся долина и синее, с белыми облаками, небо - и думал: его будущее навечно связано с ней с Дашей, с этой родной зеленой землей, на которой колосится пшеница, с этим родниково-синим, прохладным в глубине небом, со своим замечательным станичным народом, с которым он столько пережил ради вот такого сияющего солнечного дня. Все это он безмерно любил, всем этим до краев была наполнена его душа.
        ----
        ----
        [1] Рыбный суп.
        [2] Бездельник.
        [3] Дурак (нем.).
        [4] Поглотали.
        [5] Хряка.
        [6] Они не пройдут! (Лозунг испанских революционных бойцов).
        [7] Разве (южн.).
        [8] Молодец, хороший, толковый (северн.).
        [9] Скулить (южн.).
        [10] Убирайтесь! Домой! Быстро! (нем.).
        [11] Внимание! Встать! Русские свиньи, черт возьми!.. (нем.).
        [12] Спокойно! Все назад! (нем.).
        [13] Это ненормальный! Душевнобольной!.. Не комиссар, не коммунист, Он прекрасный пастух! (нем.).
        [14] Вот тебе раз! (нем.).
        [15] Что ты сказал, маленькая свинья? (нем.).
        [16] Я не понимаю! У-у, арбуз, как caxap! Отлично! (нем.).
        [17] Огонь! (нем).
        [18] Мы свои! Не стреляйте! (нем.).
        [19] Всем встать! (нем.).
        [20] Ко мне! (нем.).
        [21] Стой! Кто такие? (нем.).
        [22] Мы - эондеркоманда!.. (нем.).
        [23] Бросай оружие! Сдавайтесь! Вы окружены! (нем.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к