Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Клири Беверли: " Рамона Хулиганка " - читать онлайн

Сохранить .

        Рамона хулиганка Беверли Клири

        Клири Беверли
        Рамона хулиганка

        Беверли КЛИРИ
        РАМОНА ХУЛИГАНКА
        Перевод с английского М.Бурас, при участии А.Кронгауз
        ОГЛАВЛЕНИЕ
        Глава 1 ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ РАМОНЫ
        Глава 2 УРОК "ПОКАЖИ И РАССКАЖИ"
        Глава 3 ЗАНЯТИЯ
        Глава 4 ЗАМЕСТИТЕЛЬНИЦА
        Глава 5 РАМОНИНО ОБРУЧАЛЬНОЕ КОЛЕЧКО
        Глава 6 САМАЯ СТРАШНАЯ ВЕДЬМА В МИРЕ
        Глава 7 ДЕНЬ, КОГДА ВСЕ ПОШЛО
        НАПЕРЕКОСЯК
        Глава 8 ВЫЛЕТЕЛА ИЗ ПОДГОТОВИТЕЛЬНОЙ
        ШКОЛЫ
        Глава 1
        ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ РАМОНЫ
        - Я _не_ хулиганка, - объявила Района Квимби своей старшей сестре Бизус.
        - Тогда прекрати вести себя как хулиганка, - сказала Бизус, чье полное имя было Беатрис. Она стояла у окна, выходящего на улицу, поджидая свою подругу Мэри Джейн, чтобы вместе с ней идти в школу.
        - Я не веду себя как хулиганка. Я просто пою и прыгаю, - возразила Рамона, которая лишь недавно научилась подпрыгивать.
        Хулиганкой она себя не считала. Рамона никогда так не считала неважно, что по этому поводу говорили другие. Люди, называвшие ее хулиганкой, обычно были старше, а стало быть, могли быть несправедливы.
        Рамона продолжала петь и подпрыгивать. "Это великий день, великий день, великий день!" - пела она, и для Рамоны, чувствовавшей себя такой взрослой в настоящем платье вместо привычной детской одежки, это был поистине великий день, величайший день в ее жизни. Не придется ей больше сидеть на своем трехколесном велосипеде, глядя, как Бизус, Генри Хаггинс и другие соседские мальчики и девочки отправляются в школу. Сегодня она тоже идет в школу. Сегодня она собирается научиться читать и писать и делать все прочие вещи, которые помогут ей сравняться с Бизус.
        - Ну пошли же, мама! - сказала Рамона, переставая на мгновение петь и подпрыгивать и дергая миссис Квимби за рукав. - Мы же не хотим опоздать в школу!
        - Не хулигань, Рамона, - отозвалась миссис Квимби. - У нас масса времени.
        - Я _не_ хулиганю, - возразила Рамона, которая вовсе и не собиралась хулиганить. Просто она не копуша-взрослый, а девочка, которой некогда ждать. Жизнь так интересна, что ей необходимо выяснить, что будет дальше.
        Наконец пришла Мэри Джейн.
        - Миссис Квимби, мы с Бизус отведем Рамону в школу, хорошо? спросила она.
        - Нет! - немедленно ответила Рамона. Мэри Джейн - одна из тех девочек, которые всегда делают вид, что они - мама, а Рамона младенец. Никому не удастся заставить Рамону вести себя как младенец в ее первый школьный день!
        - Почему бы и нет? - повернулась миссис Квимби к Рамоне. - Ты могла бы пойти в школу с Бизус и Мэри Джейн совсем как большая.
        - Нет, не могла бы! - Рамону не проведешь. Мэри Джейн будет разговаривать этим глупым голоском, который появляется у нее всякий раз, когда она притворяется мамой, будет брать ее за руку и переводить через улицу, и все подумают, что Рамона и вправду младенец.
        - Пожалуйста, Рамона, - стала уговаривать Бизус. - Это было бы так здорово: привести тебя и познакомить с учительницей.
        - Нет! - сказала Рамона и топнула ногой. Может, это и будет здорово для Бизус и Мэри Джейн, но уж точно не для нее. Она пойдет в школу только с настоящим взрослым. Если придется, она устроит громкий крик и скандал, а когда Рамона устраивает громкий крик и скандал, она обычно добивается, чего хочет. Громкий крик и скандал часто бывают необходимы, когда девочка - самая младшая в семье и самая младшая во всем квартале.
        - Ну хорошо, Рамона, - согласилась миссис Квимби. - Только не шуми. Если тебе не хочется, ты можешь не ходить с девочками. Я тебя провожу.
        - Поторопись, мама, - сказала Рамона, с удовлетворением глядя, как Бизус и Мэри Джейн закрывают за собой дверь. Но когда Рамона наконец вытащила маму из дома, она, к своему неудовольствию, заметила, как к ним направляется одна из маминых подруг, миссис Кемп, вместе со своим сыном Хови и его маленькой сестренкой Виллой Джин, едущей в коляске.
        - Поторопись, мама! - не желая ждать Кемпов, Рамона дернула маму за руку. Предполагалось, что они с Хови должны ладить друг с другом только потому, что их мамы были подругами.
        - Эй, привет! - окликнула их миссис Кемп, и, конечно же, Рамониной маме пришлось остановиться и подождать.
        Хови уставился на Рамону. Ему так же не нравилось общаться с ней, как и ей с ним.
        Рамона тоже уставилась на него. Хови был коренастым мальчиком со светлыми кудрявыми волосами. ("Зачем такие волосы мальчишке!" - часто замечала его мама.) Штанины его новых джинсов были подвернуты, на нем была новая рубашка с длинными рукавами. Непохоже было, что он хоть чуточку взволнован тем, что в первый раз идет в школу. Рамона чувствовала, что в этом-то все и дело: Хови никогда не волновался. Прямоволосая Вилла Джин, которая заинтересовала Рамону тем, что была чем-то ужасно запачкана, выплюнула мокрый пережеванный сухарь и рассмеялась собственной сметливости.
        - Сегодня моя малышка меня покидает, - с улыбкой сказала миссис Квимби, когда маленькая процессия двинулась вниз по улице Кликитет по направлению к Гленвудской школе.
        Рамоне нравилось быть маминой малышкой, но она ужасно не любила, когда ее так называли, особенно в присутствии Хови.
        - Они быстро растут, - заметила миссис Кемп.
        Рамона не могла понять, почему взрослые всегда говорят о том, как быстро растут дети. Ей казалось, что взросление - самая медленная вещь на свете, даже медленнее, чем ожидание Рождества. Она ждала долгие годы только того, чтобы отправиться в школу, причем последние полчаса тянулись дольше всего.
        Когда процессия достигла ближайшего к Гленвудской школе перекрестка, Рамона обрадовалась, что мальчиком-регулировщиком был Генри Хаггинс, друг Бизус. После того как Генри перевел их через улицу, Рамона бросилась к зданию подготовительной школы, которое представляло собой временную деревянную постройку со своей собственной площадкой для игр. Мамы и дети уже входили в открытую дверь. Некоторые дети выглядели испуганными, а одна девочка даже плакала.
        - Мы опоздали! - закричала Рамона. - Скорее!
        Хови был не из тех, кто торопится.
        - Я не вижу ни одного велосипеда, - отметил он критически. - И песка нет, чтобы копать.
        Рамона насмешливо отозвалась:
        - Это не ясли. Велосипеды и песок только в яслях!
        Ее собственный трехколесный велосипед был спрятан в гараже, потому что теперь, пойдя в школу, она стала слишком большой для него.
        Мимо пронеслись несколько больших первоклассников, вопя:
        - Подготовишки - малышня! Подготовишки - малышня!
        - Мы _не_ малышня! - завопила Рамона им вслед, втаскивая маму в школу. Оказавшись внутри, она прижалась к маме. Все было такое странное, и всего было так много: маленькие столы и стулья, ряды шкафчиков, каждый со своей картинкой на двери, игрушечная плита и деревянные кубики, такие большие, что на них можно было стоять.
        Учительница, новенькая в Гленвудской школе, оказалась такой молодой и хорошенькой, что было ясно: она сама стала взрослой не очень давно. Ходили слухи, что она никогда раньше не преподавала в школе.
        - Здравствуй, Рамона. Меня зовут мисс Бинни, - сказала она, отчетливо выговаривая каждый слог, и приколола к платью Рамоны ярлычок с ее именем. - Я так рада, что ты пришла в подготовительную школу.
        Она взяла Рамону за руку и подвела ее к одному из маленьких столов со словами:
        - Вот будет подарок, если ты здесь сядешь!..
        "Подарок"! - воскликнула про себя Рамона и сразу же поняла, что она полюбит мисс Бинни.
        - До свидания, Рамона, - сказала миссис Квимби. - Будь умницей!
        Глядя, как ее мама выходит за дверь, Рамона подумала, что школа, пожалуй, оказалась даже лучше, чем она предполагала. Никто не говорил ей, что она получит подарок в самый первый день. "Какой бы это мог быть подарок?" - прикидывала она, стараясь вспомнить, получала ли Бизус когда-нибудь подарок от своей учительницы.
        Рамона старательно прислушивалась к тому, что говорила мисс Бинни, показывая Хови его стол, но мисс Бинни сказала только:
        - Хови, я хотела бы, чтобы ты сидел здесь.
        "Отлично! - подумала Рамона. - Не всем собираются дарить подарки, - должно быть, я понравилась мисс Бинни больше всех".
        Рамона внимательно следила за тем, как приходили другие мальчики и девочки, и прислушивалась к тому, что говорила им мисс Бинни, но больше никому не был обещан подарок за то, что он сядет за тот или иной стол. Рамоне хотелось, чтобы ее подарок был завернут в красивую бумагу и перевязан ленточкой, как подарок на день рождения. Она очень надеялась, что так и будет.
        В ожидании подарка Рамона наблюдала за тем, как мамы подводили своих детей к мисс Бинни. Особенно ее заинтересовали двое. Одним был мальчик по имени Дэви, маленький, худой и очень энергичный. Он был единственным мальчиком в классе в коротких штанишках, и Рамоне он понравился с первого взгляда. Он понравился ей настолько, что она решила, что была бы не прочь поцеловать его.
        Второй была большая девочка по имени Сьюзен. Волосы Сьюзен напоминали волосы девочек на картинках в старых книжках, которые любила читать Бизус. Они были темно-рыжие и свисали до плеч локонами, похожими на пружинки, которые подпрыгивали при ходьбе. Рамона никогда раньше не видела таких кудряшек. Все кудрявые девочки, которых она знала, были стрижеными. Рамона приложила руку к своим собственным коротко подстриженным прямым волосам, которые были обыкновенного каштанового цвета, и страстно захотела прикоснуться к блестящим пружинистым кудряшкам. Она мечтала растянуть один локон и посмотреть, как он спружинит. "Боньк!" - произнесла Рамона про себя, пытаясь воспроизвести в уме звук, издаваемый пружинкой в телевизионных мультфильмах, и мечтая, чтобы и у нее были такие густые, пружинистые, _бонькающие_ волосы, как у Сьюзен.
        Хови прервал молчаливое восхищение Рамоны.
        - Как ты думаешь, мы скоро пойдем на улицу играть? - спросил он.
        - Может быть, после того, как мисс Бинни подарит мне подарок, ответила Рамона. - Она мне обещала.
        - Почему это она будет дарить тебе подарок? - заинтересовался Хови. - Мне она ничего не говорила.
        - Наверно, я ей понравилась больше всех, - сказала Рамона.
        Это не обрадовало Хови. Он повернулся к сидящему рядом с ним мальчику и объявил:
        - Она собирается получить подарок.
        Рамона недоумевала: сколько же ей придется еще просидеть, чтобы получить подарок. Если бы только мисс Бинни знала, как ей трудно ждать!
        Поздоровавшись с последним ребенком и дождавшись, пока последняя мама отбыла с глазами, полными слез, мисс Бинни рассказала о правилах поведения в подготовительной школе и показала всем дверь в ванную комнату и туалет. Потом она показала каждому его маленький шкафчик. На дверке шкафчика Рамоны была изображена желтая утка, а у Хови - зеленая лягушка. Мисс Бинни объяснила, что их крючки в раздевалке помечены теми же картинками. Затем она попросила всех тихо пойти вместе с ней в раздевалку, чтобы найти свои крючки.
        Хотя ожидание и было для Рамоны непереносимо, она не пошевелилась. Ведь мисс Бинни не говорила ей встать и пойти в раздевалку для того, чтобы получить подарок. Она сказала, что для получения подарка надо сидеть, и Рамона собиралась сидеть до тех пор, пока она его не получит. Она будет сидеть как приклеенная!
        Вернувшись из раздевалки, Хови сердито посмотрел на Рамону и сказал другому мальчику:
        - Учительница даст ей подарок.
        Естественно, мальчику захотелось узнать почему.
        - Я не знаю, - призналась Рамона. - Она сказала мне, что, если я буду сидеть здесь, она подарит мне подарок. Я думаю, я ей больше всех понравилась.
        К тому времени, когда мисс Бинни вернулась из раздевалки, всему классу уже было известно, что Рамона получит подарок.
        После того как мисс Бинни пропела песенку несколько раз, она попросила весь класс встать и спеть вместе с ней. Рамона не шевельнулась. Так же поступил и Хови, и еще некоторые дети, и Рамона поняла, что они надеются тоже получить подарок. "Как попугаи", подумала Рамона.
        - Встаньте прямо как хорошие американцы, - сказала мисс Бинни таким твердым голосом, что Хови и остальные неохотно встали. Рамона решила, что она побудет хорошим американцем сидя.
        - Рамона, - сказала мисс Бинни, - ты разве не собираешься встать вместе со всеми?
        Рамона на секунду задумалась. Может быть, этот вопрос - что-то вроде испытания, как бывает в сказках? Наверно, мисс Бинни проверяет, может ли что-нибудь заставить ее встать с места. Если она, Рамона, не выдержит испытания, подарка ей не видать.
        - Я не могу, - ответила Рамона.
        Мисс Бинни удивилась, но не стала настаивать, чтобы Рамона стояла, пока все пели песенку про зариру. Рамона пела вместе со всеми, надеясь, что подарок не замедлит последовать, но, когда песенка кончилась, мисс Бинни про него даже не вспомнила. Вместо этого она взяла книжку. Рамона решила, что наконец-то настало время научиться читать.
        Мисс Бинни встала перед классом и начала читать вслух книжку "Майк Маллиган и его паровой экскаватор". Эту книжку Рамона любила больше всего, потому что, в отличие от многих книг для детей ее возраста, она не была ни тихой и сонной, ни сладкой и миленькой. Воображая, что ее приклеили к стулу, Рамона вместе со всем классом с удовольствием слушала знакомую историю про Майка Маллигана и его устаревший паровой экскаватор, который показал, на что он годится, вырыв фундамент для нового здания городского совета в Попперсвилле за один день, работая без остановки с рассвета до заката.
        Пока Рамона слушала, у нее возник вопрос, которым она часто задавалась, когда ей читали книги. Каким-то образом книги всегда обходили молчанием одну из самых важных вещей, про которую всякому было бы интересно узнать. Теперь же, когда Рамона пошла в школу, то есть туда, где учатся, может быть, мисс Бинни сможет ответить на этот вопрос. Рамона терпеливо дождалась, пока учительница кончила читать книгу, а потом подняла руку так, как мисс Бинни сказала, они должны поднимать руку, если хотят что-нибудь сказать во время урока.
        Джо, который забыл поднять руку, сказал: - Это хорошая книжка.
        Мисс Бинни улыбнулась Рамоне:
        - Мне приятно, что Рамона помнит, что надо поднимать руку, когда хочешь что-то сказать. Да, Рамона?
        Рамона оживилась. Ее учительница ей улыбнулась!
        - Мисс Бинни, - сказала она, - я хочу спросить: как Майк Маллиган ходил в туалет, когда он копал фундамент?
        Улыбка на лице мисс Бинни застыла. Рамона почувствовала неловкость. Обернувшись, она увидела, что дети заинтересованно ждут ответа. Всем хотелось знать, как Майк Маллиган ходил в туалет.
        - Ну, - произнесла наконец мисс Бинни, - я, право, не знаю, Рамона. В книге об этом не говорится.
        - Я тоже давно хотел об этом узнать, - сказал Хови, не поднимая руки, и все остальные согласно зашумели. Казалось, всему классу было интересно, как Майк Маллиган ходил в туалет.
        - Может быть, он останавливал паровой экскаватор, вылезал из ямы, которую он копал, и ходил на станцию техобслуживания, - предположил мальчик по имени Эрик.
        - Он не мог. В книге сказано, что он работал весь день без остановки, - возразил Хови. - Там не сказано, что он останавливался.
        Мисс Бинни стояла перед классом, все двадцать девять детей в котором хотели знать, как Майк Маллиган ходил в туалет.
        - Мальчики и девочки, - начала мисс Бинни своим ясным голосом, четко выговаривая слова, - в книге ничего не сказано о том, как Майк Маллиган ходил в туалет потому, что это не важно. В ней рассказывается только о рытье фундамента для здания городского совета.
        Мисс Бинни произнесла эти слова так, как будто они всё объясняли, но детей ее доводы не убедили. Рамона и все остальные точно знали, что знать о том, как ходить в туалет, - _важно_. Они недоумевали, как мисс Бинни этого не понимает, ведь им она показала туалет первым делом. Рамоне стало ясно, что существуют вещи, которым ее в школе учить не будут, и она, так же как и остальные, с упреком посмотрела на мисс Бинни.
        Учительница выглядела смущенной, как будто она сознавала, что разочаровала класс. Но она быстро оправилась, закрыла книгу и объявила всем, что, если они тихо выйдут на игровую площадку, она научит их играть в "серую утку".
        Рамона не пошевелилась. Она смотрела, как весь класс покидает комнату, восхищалась бонькающими кудряшками Сьюзен, отскакивающими от ее плеч, но не двинулась с места. Только мисс Бинни могла удалить воображаемый клей, который удерживал ее на стуле.
        - Ты разве не хочешь научиться играть в "серую утку", Рамона? спросила мисс Бинни.
        Рамона кивнула:
        - Хочу. Но я не могу.
        - Почему? - удивилась мисс Бинни.
        - Я не могу встать со стула, - ответила Рамона. Поскольку мисс Бинни не поняла, Рамона добавила: - Из-за подарка.
        - Какого подарка? - Мисс Бинни так искренне удивилась, что Рамона почувствовала себя неловко. Учительница присела на маленький стульчик рядом с Рамоной и попросила:
        - Расскажи мне, почему ты не можешь играть в "серую утку"?
        Измученная ожиданием Рамона смутилась. У нее возникло неприятное ощущение, что что-то не так.
        - Я хочу играть в "серую утку", но вы... - она остановилась, чувствуя, что может сказать что-то не то.
        - Но я что? - переспросила мисс Бинни.
        - Ну... э-э... вы сказали, что если я буду сидеть здесь, то получу подарок, - произнесла наконец Рамона. - Но вы не сказали, сколько я должна просидеть.
        Если мисс Бинни раньше выглядела озадаченной, то теперь она была окончательно сбита с толку.
        - Рамона, я не понимаю... - начала она.
        - Да, вы сказали, - повторила Рамона, кивая изо всех сил головой, - вы сказали, что будет подарок, если я буду сидеть здесь, и я сидела с самого начала занятий, а вы не дали мне подарка.
        Лицо мисс Бинни покраснело. Она была так сконфужена, что Рамона окончательно смутилась. Учителя не должны были так выглядеть.
        - Рамона, - произнесла наконец мисс Бинни мягко, - я боюсь, вышло недоразумение.
        Рамона напряглась:
        - Вы хотите сказать, что я не получу подарка?
        - Боюсь, нет, - признала мисс Бинни. - Видишь ли, "будет подарок" значит, что мне будет приятно. Я имела в виду, что мне бы хотелось, чтобы ты сидела здесь.
        О! Рамона была так огорчена, что не смогла ничего сказать. Слова так всё запутывают. _Подарок_ должен значить только подарок, так же как _степенный_ должно означать существо, живущее в степи. Но к этому моменту все дети собрались у двери, чтобы посмотреть, что произошло с их учительницей.
        - Прости меня, - сказала мисс Бинни. - Это я виновата. Я должна была сказать это другими словами.
        - Все нормально, - успокоила ее Рамона, стыдясь, что все увидят, как ей не дадут подарка.
        - Хорошо, дети, - решительно сказала мисс Бинни. - Давайте пойдем на улицу играть в "серую утку". Ты тоже, Рамона.
        "Серая утка" оказалась простой игрой, и Рамона быстро оправилась от разочарования. Все встали в круг, водящий кого-нибудь салил, а осаленный должен был гнаться за ним по кругу. Если осаленный ловил водящего до того, как тот добежал до свободного места в кругу, водящий должен был встать в центр круга, называемый "котелком", а поймавший водящего сам становился водящим.
        Рамона попыталась встать рядом с девочкой с пружинистыми кудряшками, но вместо этого она обнаружила, что оказалась рядом с Хови.
        - Я думал, тебе дадут подарок, - позлорадствовал Хови.
        Рамона лишь нахмурилась и состроила рожу Хови, который был водящим, но почти сразу очутился в "котелке", потому что его новые джинсы были слишком жесткими и он не мог в них быстро бегать.
        - Посмотрите на Хови в "котелке"! - закричала Рамона.
        Казалось, Хови собирается заплакать, что, по мнению Рамоны, было с его стороны довольно глупо. Только маленький ребенок стал бы плакать в "котелке".
        "Меня, меня, осальте кто-нибудь меня", - думала Рамона, подпрыгивая. Она с нетерпением ожидала своей очереди бежать по кругу. Сьюзен тоже подпрыгивала, и ее кудряшки соблазнительно подскакивали.
        Наконец Рамона почувствовала, как кто-то легонько стукнул ее по плечу. Настала ее очередь бежать по кругу. Рамона бежала изо всех сил, чтобы догнать собственные кеды, шлепающие по асфальту впереди нее. Бонькающие кудряшки виднелись на противоположной стороне круга. Рамона приближалась к ним. Она протянула руку. Она схватила завиток, густой пружинистый завиток...
        - Ой! - закричала обладательница завитков.
        Пораженная, Рамона отпустила ее. Она была настолько удивлена этим визгом, что совсем забыла посмотреть, как распрямившийся было завиток снова свернулся в пружину.
        Сьюзен зажала свои кудряшки в одной руке, а другой показала на Рамону.
        - Эта девочка дернула меня за волосы! Эта девочка дернула меня за волосы! Ой-ой-ой!
        Рамона считала, что Сьюзен не следовало так обижаться. Она не собиралась делать ей больно. Она лишь хотела потрогать эти прекрасные пружинистые волосы, которые так отличались от ее собственных прямых русых волос.
        - Ой-ой-ой! - кричала Сьюзен, находясь в центре всеобщего внимания.
        - Младенец, - сказала Рамона.
        - Рамона, - произнесла мисс Бинни, - в нашей школе не дергают за волосы.
        - Пусть Сьюзен не ведет себя, как младенец, - ответила Рамона.
        - Можешь пойти посидеть на скамеечке за дверью, пока остальные будут играть, - сказала мисс Бинни Рамоне.
        Рамона не хотела сидеть за дверью. Она хотела играть в "серую утку" со всеми.
        - Нет, - сказала Рамона, готовясь устроить громкий крик и скандал. - Я не пойду.
        Сьюзен перестала кричать. На площадке стало ужасно тихо. Все так пристально посмотрели на Рамону, что она почти почувствовала, как начинает сжиматься в комок. Ничего подобного с ней никогда раньше не происходило.
        - Рамона, - тихо повторила мисс Бинни, - иди и сядь на скамейку.
        Не говоря больше ни слова, Рамона пересекла площадку и села на скамеечку у двери подготовительной школы. Игра в "серую утку" продолжалась без нее, но дети о ней не забыли. Хови поглядывал на нее с ухмылкой. Сьюзен все еще выглядела обиженной. Некоторые смеялись и показывали на Рамону пальцем. Другие же, особенно Дэви, выглядели обеспокоенными, как будто они раньше не знали, что в подготовительной школе существуют такие страшные наказания.
        Рамона болтала ногами и делала вид, что наблюдает за рабочими, которые строили новый магазин на противоположной стороне улицы. Несмотря на недоразумение с подарком, Рамоне очень хотелось понравиться своей новой красивой учительнице. Глаза Рамоны наполнились слезами. Нет, плакать она не станет. Никто не сможет назвать Рамону Квимби плаксой. Никогда.
        В соседнем со школой доме две маленькие девочки, лет двух и четырех, внимательно наблюдали за Рамоной через забор.
        - Видишь эту девочку, - сказала старшая сестра младшей. - Она сидит там, потому что она плохо себя вела.
        Двухлетняя при виде такой испорченности, казалось, затрепетала. Рамона почувствовала такой стыд, что уставилась в землю.
        Когда игра закончилась, дети потянулись мимо Рамоны в класс.
        - Теперь ты можешь войти, Рамона, - сказала мисс Бинни с милой улыбкой.
        Рамона соскользнула со скамейки и проследовала за остальными. Пусть ее не любят, зато она прощена, и жизнь стала легче. Она надеялась, что теперь их будут учить читать и писать.
        В классе мисс Бинни объявила, что настало время отдыха. Эта новость была очередным разочарованием для Рамоны, которая считала, что тот, кто пошел в подготовительный класс, уже слишком велик для отдыха. Мисс Бинни выдала каждому ребенку по матрасику, на котором была та же картинка, что и на шкафчике, и попросила расстелить матрасик на полу. Когда все двадцать девять детей легли, они и не думали отдыхать. Они вертелись, чтобы посмотреть, что делают остальные. Они ерзали. Они перешептывались. Они кашляли. Они спрашивали:
        - Сколько же мы должны отдыхать?
        - Ш-ш, - сказала мисс Бинни мягким, тихим, усыпляющим голосом. Тот, кто будет отдыхать тише всех, сможет стать Просыпательной Феей.
        - А кто такая Просыпательная Фея? - спросил Хови, вскакивая.
        - Ш-ш, - прошептала мисс Бинни. - Просыпательная Фея ходит на цыпочках и будит класс волшебной палочкой. Сначала она будит тех, кто отдыхал тише других.
        Рамона решила, что она станет Просыпательной Феей и тогда мисс Бинни поймет, что она не такая уж и плохая. Она легла на спину и вытянула руки по швам. Матрасик был тонкий, а пол жесткий, но Рамона не ерзала. Девочка была уверена, что она лучший в классе отдыхальщик, потому что слышала, как другие ерзают на своих матрасах. Для того чтобы показать мисс Бинни, как она честно отдыхает, Рамона издала легкий храп, не громкий, а такой тихий храп - просто, чтобы показать, какой она действительно хороший отдыхальщик.
        Волна хихиканья прокатилась по классу. За ней последовало несколько всхрапов, куда менее тихих, чем Рамонин. Храп становился все слышнее и слышнее, пока наконец не захрапели все, за исключением тех нескольких человек, которые просто не знали, как это делается. Они хихикали.
        Мисс Бинни хлопнула в ладоши и заговорила голосом, который уже больше не был мягким, тихим и усыпляющим:
        - Хорошо, мальчики и девочки. Хватит! Мы не храпим и не смеемся во время тихого часа!
        - Это Рамона начала, - сказал Хови.
        Рамона села и бросила на Хови сердитый взгляд.
        - Ябеда! - сказала она с презрением. Сбоку от Хови она увидела тихо лежащую Сьюзен. Ее прекрасные кудряшки разметались по матрасу, а глаза были крепко зажмурены.
        - И все-таки это ты начала, - повторил Хови.
        - Дети! - голос мисс Бинни прозвучал довольно резко. - Мы должны отдыхать, чтобы не быть усталыми, когда наши мамы придут забирать нас домой.
        - Ваша мама приходит и забирает вас домой? - удивился Хови. Рамона тоже этим заинтересовалась.
        - Хватит, Хови, - мисс Бинни разговаривала так, как иногда говорят мамы перед обедом. Но тут ее голос вновь стал мягким и усыпляющим.
        - Мне нравится, как тихо отдыхает Сьюзен, - сказала она. - Сьюзен, ты будешь Просыпательной Феей. Дотронься до всех мальчиков и девочек своей волшебной палочкой и разбуди их.
        Волшебная палочка оказалась всего лишь обычным прутиком. Рамона лежала тихо, но все было бесполезно. Сьюзен со своими подпрыгивающими кудряшками дотронулась до нее в последнюю очередь.
        "Это нечестно", - подумала Рамона. Она была совсем не худшим отдыхальщиком в классе. Хови был намного хуже.
        Остаток утра пролетел быстро. Детям разрешили покопаться в красках и игрушках, а тем, кто хотел, позволили рисовать новыми карандашами. Они совсем не учились писать и читать, но Рамона приободрилась, когда мисс Бинни сказала, что, если у кого-нибудь есть что-то, чем он хотел бы поделиться с классом, он может принести это завтра в школу на урок "Покажи и расскажи". Рамона очень обрадовалась, когда звонок наконец прозвенел, и она увидела свою маму, которая ждала ее за оградой школы. Миссис Кемп и Вилла Джин тоже пришли за Хови, и все пятеро отправились домой.
        Хови сразу же заявил:
        - А Рамону сегодня отсадили на скамейку, и она была худшим отдыхальщиком в классе.
        После всего что случилось, это было уж слишком.
        - Заткнись! - завопила Рамона и немедленно стукнула Хови. Миссис Квимби схватила Рамону за руку и оттащила от Хови.
        - Рамона, - произнесла она твердым голосом, - ты не должна так себя вести в первый школьный день.
        - Бедная малышка, - сказала миссис Кемп. - Она очень устала.
        Ничто так не злило Рамону, как манера взрослых говорить о ней, что она очень устала, как будто она их не слышит.
        - Я _не_ устала! - закричала она.
        - Она достаточно отдохнула, пока сидела на скамейке, - съязвил Хови.
        - Хови, перестань, пожалуйста, - сказала миссис Кемп и, чтобы сменить тему разговора, спросила сына: - Как тебе понравилось в школе?
        - Ну... вроде ничего, - ответил Хови без энтузиазма. - Правда, у них нет песка, чтобы копать, и велосипедов.
        - А тебе, Рамона? - спросила миссис Квимби. - Тебе понравилась школа?
        Рамона задумалась. Школа оказалась не такой, какой она ее себе представляла. И все-таки, несмотря на то что ей так и не дали подарка и мисс Бинни не полюбила ее, ей понравилось играть с мальчиками и девочками своего возраста. Ей понравилось петь песню про зариру и иметь свой собственный шкафчик.
        - Я думала, она понравится мне больше, - честно сказала Рамона. Но, может быть, после урока "Покажи и расскажи" станет лучше.
        Глава 2
        УРОК "ПОКАЖИ И РАССКАЖИ"
        Района с нетерпением ждала многого: когда у нее выпадет первый зуб, когда она пересядет с трехколесного велосипеда на двухколесный и когда начнет красить помадой губы, как мама. Но больше всего она ждала урока "Покажи и расскажи". Годами Рамона наблюдала, как ее сестра Бизус уходит в школу то с куклой, то с книжкой, то с красивым листком дерева, чтобы поделиться впечатлениями с классом. Она видела, как друг Бизус Генри Хаггинс проходил мимо их дома с таинственными тяжелыми свертками. Она слышала, как Бизус рассказывала об интересных вещах, которые приносили в класс ее одноклассники: о черепахах, о шариковых ручках, пишущих тремя цветами, о моллюске, принесенном в банке с песком и морской водой.
        А теперь наконец время показывать и рассказывать настало и для Рамоны.
        - Что ты возьмешь показать своему классу? - спросила она у Бизус, надеясь, что ответ сестры подскажет ей, что взять завтра в школу самой.
        - Ничего, - ответила Бизус. - Где-то в третьем классе ты становишься слишком большой для урока "Покажи и расскажи". Правда, до пятого класса еще вполне можно приносить что-то действительно необычное, вроде замаринованного аппендикса. Или же, например, старый кусок меха, когда вы изучаете меховую торговлю. Или же, если произошло что-то действительно потрясающее, ну, скажем, твой дом сгорел, можно прийти и рассказать об этом, - объяснила она. - Но в пятом классе уже не берут с собой в школу старую куклу или игрушечную пожарную машину. К тому же в пятом классе это уже не называют уроком "Покажи и расскажи". Ты просто говоришь учителю, что у тебя есть нечто интересное.
        Рамону это не обескуражило. Она уже привыкла, что Бизус вырастает из тех вещей, которые становятся как раз ей. Она порылась в коробке с игрушками и остановила окончательный выбор на своей любимой кукле, которой можно было на самом деле мыть голову.
        - Я возьму Шевроле, - сказала Рамона Бизус.
        - Кукол не называют Шевроле, - сказала Бизус, чьих кукол всегда звали Сандра или Патти.
        - Я называю, - возразила Рамона. - Мне кажется, Шевроле - самое красивое имя в мире.
        - Да, но она же ужасно выглядит. Волосы зеленые и вообще. Кроме того, ты с ней не играешь, - убежденно произнесла Бизус.
        - Я мою ей голову, - примирительно сказала Рамона. - А волосы у нее зеленые потому, что я пыталась посинить их, как бабушка Хови, которая синит свои волосы в салоне красоты. Мама сказала, что, если красить желтые волосы в синий цвет, они становятся зелеными. В любом случае они мне нравятся.
        Когда же наконец пришло время отправляться в школу, Рамона вновь с неудовольствием увидела приближающихся к ним миссис Кемп, Хови и маленькую Виллу Джин.
        - Мама, ну пошли же, - попросила Рамона, потянув ее за руку, но мама остановилась и подождала, пока Кемпы догнали их. Этим утром Вилла Джин оказалась еще неряшливее. Свитер на груди был весь в крошках, и она пила яблочный сок из детской бутылочки. Когда Вилла Джин увидела Шевроле, она бросила бутылочку и села. Яблочный сок капал у нее с подбородка.
        - Рамона несет свою куклу на урок "Покажи и расскажи", - сказала миссис Квимби.
        Хови встревожился.
        - А я ничего не взял, - сказал он.
        - Это ничего, Хови, - успокоила его миссис Квимби. - Мисс Бинни понимает, что вы не можете приносить что-то каждый день.
        - Но я хочу принести что-нибудь, - возразил Хови.
        - О боже, Хови, - сказала его мама, - подумай, что будет, если все двадцать девять детей принесут что-нибудь. У мисс Бинни не будет времени чему-либо вас научить.
        - Она же взяла что-то, - Хови показал на Рамону.
        Что-то в поведении Хови было Рамоне знакомо. Рамона взяла маму за руку:
        - _Пошли_, мама!
        - Рамона, мне кажется, было бы хорошо, если бы ты сбегала домой и принесла Хови что-нибудь, что он смог бы взять в школу, - сказала миссис Квимби.
        Рамоне эта идея совсем не показалась хорошей, но она поняла, что быстрее будет дать Хови что-нибудь, чем с ним спорить. Она побежала в дом и схватила первую игрушку, которая попалась ей под руку, тряпичного кролика, много пережившего еще до того, как кошка стала на нем тренировать свои охотничьи приемы. Кошке нравилось жевать кроличий хвост, таскать его повсюду, зажав в зубах, или же пинать его задними лапами, лежа на спине.
        Когда Рамона сунула кролика Хови в руки, миссис Кемп сказала:
        - Скажи Рамоне спасибо, Хови.
        - Это всего лишь старый драный кролик, - с презрением произнес Хови. Когда его мама отвернулась, он быстро отдал его Вилле Джин, которая выронила свой яблочный сок, схватила кролика и принялась жевать его хвост.
        "Прямо как наша кошка", - думала Рамона, пока их группа двигалась по направлению к школе.
        - Не забудь Рамониного кролика, - предупредила миссис Кемп, когда они подошли к школьной площадке.
        - Мне не нужен ее старый кролик, - пробурчал Хови.
        - Ну же, Хови, - сказала его мама, - Рамона была так добра, что поделилась с тобой игрушкой. И ты будь умницей!
        Затем она заговорила с миссис Квимби так, как будто Хови не стоял рядом:
        - Хови нужно научиться себя вести.
        Делиться! Рамона еще в яслях слышала о том, что надо делиться. Там ей либо приходилось делиться чем-то своим, чем она делиться не хотела, либо же делить с кем-то что-то чужое, чего ей так же не хотелось делать.
        - Всё в порядке, Хови, - сказала Рамона. - Ты не обязан делиться моим кроликом.
        Хови посмотрел на нее с благодарностью, но его мама все равно сунула ему кролика в руки.
        Во второй школьный день Рамона сначала испытывала робость, потому что не знала, что мисс Бинни может думать о девочке, которую пришлось посадить на скамейку. Но мисс Бинни улыбнулась и поздоровалась с Рамоной и, казалось, не помнила ничего из того, что произошло вчера. Рамона усадила Шевроле в свой шкафчик с уткой на дверце и стала ждать урока "Покажи и расскажи".
        - Принес ли кто-нибудь что-то, чтобы показать классу? - спросила мисс Бинни после того, как все пропели песенку про зариру.
        Рамона вспомнила, что надо поднять руку. Мисс Бинни вызвала ее и попросила встать и показать всему классу, что она принесла. Рамона взяла Шевроле из шкафчика и, встав рядом со столом мисс Бинни, поняла, что не знает, что говорить. Она посмотрела на мисс Бинни, как бы прося о помощи.
        Мисс Бинни ободряюще улыбнулась:
        - Что ты хочешь рассказать нам о своей кукле, Рамона?
        - Я действительно могу мыть ей голову, - сказала Рамона. - А волосы у нее такие зеленые, потому что я вымыла их голубым ополаскивателем.
        - А чем ты моешь ей голову? - поинтересовалась мисс Бинни.
        - Ну, разным, - Рамоне начинало нравиться выступать перед классом. - Мылом, шампунем, пеной для ванны. Я даже пробовала мыть ее дезинфицирующим порошком, но не получилось.
        - А как зовут твою куклу? - спросила мисс Бинни.
        - Шевроле, - ответила Рамона, - я назвала ее в честь тетиной машины.
        Ее одноклассники начали смеяться, особенно мальчики. Рамона смутилась. Еще бы, стоять перед двадцатью восемью смеющимися над тобой мальчиками и девочками!
        - Ну и что? - сердито, чуть не плача, сказала Рамона. - Шевроле очень красивое имя, и нечего смеяться.
        - Мне кажется, Шевроле - хорошее имя, - сказала мисс Бинни, не обращая никакого внимания на смешки и хихиканье. - Ше-вро-ле, повторила она. Она произнесла это имя так, что оно прозвучало как музыка. - Повторите, ребята.
        - Ше-вро-ле, - послушно повторил класс. На этот раз никто не засмеялся. Рамонино сердце наполнилось любовью к учительнице. Мисс Бинни не такая, как большинство взрослых. Мисс Бинни все понимает.
        Учительница улыбнулась Рамоне:
        - Спасибо тебе, Рамона, что ты поделилась с нами Шевроле.
        После того как какая-то девочка показала свою куклу, которая говорила, когда ее дергали за шнурок в спине, а какой-то мальчик рассказал всем о новом холодильнике, мисс Бинни спросила, не хочет ли кто-нибудь еще что-то показать или рассказать классу.
        - Вот этот мальчик что-то принес, - сказала Сьюзен с пружинистыми кудряшками, показывая на Хови.
        "Боньк", - подумала Рамона, как думала всегда, когда кудряшки привлекали ее внимание. Она начинала замечать, что Сьюзен - из тех девочек, которые любят все время руководить.
        - Хови, ты что-то принес? - спросила мисс Бинни. Хови смутился.
        - Давай, Хови, покажи нам, что ты принес, - подбодрила его мисс Бинни.
        Хови неохотно подошел к своему шкафчику и достал потрепанного голубого кролика с мокрым хвостом. Он подошел с ним к столу, показал его классу и произнес скучным голосом:
        - Это просто старый кролик.
        Класс не проявил никакого интереса.
        - Ты хочешь нам что-нибудь о нем рассказать? - подсказала мисс Бинни.
        - Нет, - ответил Хови. - Я принес его, потому что моя мама меня заставила.
        - Я могу кое-что рассказать о твоем кролике, - сказала мисс Бинни. - Он такой потрепанный, потому что его всегда любили.
        Рамона была зачарована. В своем воображении она видела кота, который лежал на коврике, зажав кролика в зубах и пиная его задними лапами. Хови бросил на кролика взгляд, которому явно недоставало любви. Рамона ждала, что он скажет, что это не его кролик, но Хови этого не сделал. Он только молча стоял.
        Мисс Бинни, видя, что Хови не удается разговорить перед всем классом, выдвинула ящик своего стола и, засунув в него руку, сказала:
        - У меня есть подарок для твоего кролика.
        Она достала из ящика красную ленточку, взяла кролика у Хови из рук и, обмотав ленточку вокруг кроличьей шеи, завязала ее пышным бантом.
        - Вот, Хови, - сказала она, - хороший новый бантик для твоего кролика.
        Хови пробормотал "спасибо" и быстро, как только мог, спрятал кролика в свой шкафчик.
        Рамона была в восторге. Она решила, что красная ленточка, подаренная мисс Бинни ее кролику, будет вместо подарка, который она не получила вчера. Все утро она думала, что будет делать с красной ленточкой. Она сможет завязывать ею то, что осталось от волос Шевроле. Она сможет поменять ее у Бизус на что-нибудь полезное: пузырек из-под духов или цветную бумагу, на которой еще не писали. Но лучшая идея пришла к ней во время отдыха. Она сохранит ленточку до тех пор, пока не получит двухколесного велосипеда. Тогда она вплетет ленточку в спицы и поедет так быстро, что ленточка превратится в сплошное пятно на крутящихся колесах. Да. Именно так она и поступит со своей красной ленточкой.
        Когда прозвенел звонок с уроков, миссис Квимби, миссис Кемп и Вилла Джин ждали у ограды.
        - Хови! - крикнула миссис Кемп. - Не забудь Рамониного кролика.
        - А, эту старую игрушку, - пробормотал Хови. Он вернулся к своему шкафчику. Рамона тронулась вслед за обеими мамами.
        - Хови должен научиться ответственности, - заметила миссис Кемп.
        Когда Хови догнал их, он снял ленточку и протянул кролика Рамоне:
        - Вот. Возьми своего старого кролика.
        Рамона взяла кролика и попросила: "Дай мне мою ленточку".
        - Это не твоя ленточка, а моя, - возразил Хови.
        Обе мамы были так заняты разговором о том, что их дети должны научиться ответственности, что не обратили никакого внимания на ссору.
        - Ну уж нет, - говорила Рамона. - Это моя ленточка.
        - Мисс Бинни дала ее мне. - Хови был настолько спокоен и убежден в своей правоте, что это вывело Рамону из себя. Рамона попыталась схватить ленточку, но Хови не отдавал ее.
        - Мисс Бинни завязала ее на шее _моего_ кролика, значит, это _моя_ ленточка, - сказала она громко.
        - Нет, - сказал Хови спокойно.
        - Мальчикам не нужны ленточки, - напомнила ему Рамона. - Дай ее мне.
        - Она не твоя. - Хови не демонстрировал никакого волнения, а лишь упрямство.
        Поведение Хови привело Рамону в ярость. Он мог хотя бы не быть таким спокойным. Она хотела, чтобы он разозлился.
        - Очень даже моя! - завопила Рамона, и обе мамы наконец обернулись.
        - Что происходит? - спросила миссис Квимби.
        - Хови забрал мою ленточку и не отдает, - произнесла Рамона, почти плачущая от злости.
        - Она не ее, - возразил Хови. Мамы обменялись взглядами.
        - Хови, откуда у тебя эта ленточка? - спросила миссис Кемп.
        - Мне ее дала мисс Бинни, - ответил тот.
        - Она дала ее мне, - поправила его Рамона, борясь со слезами. Она завязала ее на шее моего кролика, поэтому ленточка моя.
        Это должно было быть ясно любому. Любому, если он не дурак.
        - Хови, - сказала его мама, - ну зачем такому большому мальчику, как ты, ленточка?
        Хови обдумал этот вопрос так, как будто его мама и впрямь ожидала ответа: "Ну... Я бы привязал ее к хвосту воздушного змея, если бы он у меня был".
        - Он просто не хочет отдавать ее мне! - воскликнула Рамона. - Он эгоист.
        - Я не эгоист, - возмутился Хови. - Это ты хочешь отобрать чужую вещь.
        - Я _не_ хочу чужое! - завопила Рамона.
        - Ну, Рамона, - сказала ее мама, - ни одна ленточка не стоит такого шума. У нас дома есть другие ленточки.
        Рамона не знала, как объяснить маме, что ни одна ленточка не сможет заменить эту. Мисс Бинни подарила ей эту ленточку, и она хочет только ее, потому что она любит мисс Бинни. Она бы хотела, чтобы мисс Бинни была сейчас здесь, потому что, в отличие от мам, она бы все поняла. Но единственное, что Рамона смогла сказать: "Она моя".
        - Вот что, - сказала миссис Кемп, как будто ей в голову пришла замечательная идея, - вы должны разделить ленточку.
        Рамона и Хови переглянулись, сходясь на том, что нет ничего хуже, чем разделить ленточку. Они оба знали, что есть вещи, которыми нельзя поделиться. Ленточка мисс Бинни относилась как раз к таким вещам. Рамона хотела эту ленточку, хотела, чтобы она принадлежала ей вся целиком. Она знала, что Хови такой неряха, что может позволить Вилле Джин обслюнявить и испортить ленточку.
        - Отличная мысль, - согласилась миссис Квимби. - Рамона, полдороги ленточку пусть понесет Хови, а полдороги - ты.
        - А кто ее потом возьмет себе? - поинтересовался Хови, задавая вопрос, который волновал и Рамону.
        - Мы можем разрезать ее пополам, и каждый получит по половинке, сказала миссис Кемп. - Мы сегодня обедаем у Рамоны, и, как только мы придем, я разделю ее.
        Красивая ленточка мисс Бинни, разрезанная на две части! Это было уже слишком. Рамона разрыдалась. Если у нее когда-нибудь будет двухколесный велосипед, ленточки не хватит, чтобы продеть в спицы. Ее не хватит даже, чтобы завязать волосы Шевроле.
        - Я устал от дележки, - произнес Хови. - Делиться, делиться, делиться. Взрослые только об этом и говорят.
        Рамона не понимала, почему слова Хови так удивили обеих мам. Она прекрасно понимала, что имел в виду Хови, и после этих слов он ей даже чуть больше нравился. Она всегда чувствовала себя виноватой, потому что ей казалось, что только она одна так думает.
        - Ну, Хови, это совсем не так плохо, как ты думаешь, - сказала его мама.
        - Это еще хуже, - пробурчал он, и Рамона кивнула сквозь слезы.
        - Дайте мне ленточку, - сказала миссис Кемп. - Может, после обеда вы успокоитесь.
        Хови неохотно отдал драгоценную ленточку.
        - Наверно, нам опять дадут бутерброды с рыбой, - сказал он.
        - Хови, это невежливо, - заметила его мама.
        Когда они пришли домой, Рамонина мама сказала:
        - Рамона, почему бы вам с Хови не покататься на велосипеде, пока я готовлю обед.
        - Давай, Рамона! - обрадовался Хови. Обе мамы затаскивали колясочку Виллы Джин вверх по ступенькам, а Хови и Рамона, хочешь - не хочешь, остались вдвоем. Рамона уселась на ступеньку и стала думать, какое имя подошло бы Хови. Блиннолицый - пожалуй, неплохо. Если она использует слова, которые она слышала в школе от больших мальчиков, мама выйдет и отругает ее. Разве что Маленький Олух сойдет.
        - Где твой велосипед? - спросил Хови.
        - В гараже, - ответила Рамона. - Я не катаюсь на нем с тех пор, как пошла в подготовительный класс, - пояснила она.
        - Почему? - удивился Хови.
        - Он трехколесный. А я уже слишком большая, чтобы ездить на трехколесном велосипеде. Все в нашем квартале ездят на двухколесных. На трехколесных ездят только младенцы.
        Она сказала это, потому что знала, что Хови до сих пор катается на трехколесном велосипеде, а она была так зла на него из-за ленточки, что хотела его обидеть.
        Если чувства Хови и были задеты, то он этого не показал. Казалось, он обдумывает замечание Рамоны со своей обычной основательностью.
        - Я мог бы снять одно колесо, если бы у меня были плоскогубцы и отвертка, - сказал он наконец.
        - Испортить мой велосипед? - возмутилась Рамона. Хови еще наделает бед.
        - Это его не испортит, - сказал Хови. - Я все время снимаю колеса со своего велосипеда. Можно ездить на переднем и одном заднем колесе, и получится, что у тебя двухколесный велосипед.
        Рамону это не убедило.
        - Давай, Рамона, - уговаривал ее Хови. - Я люблю снимать колеса с трехколесных велосипедов.
        Рамона задумалась.
        - А если я разрешу тебе снять колесо с моего велосипеда, я смогу взять всю ленточку?
        - Ну... Я согласен. - Хови все-таки был мальчиком, и разбирать трехколесный велосипед ему было интереснее, чем играть с какой-то ленточкой.
        Рамона сомневалась в способности Хови переделать ее трехколесный велосипед на двухколесный, но ей очень хотелось получить красную ленточку мисс Бинни.
        Она выкатила свой велосипед из гаража. Затем отыскала плоскогубцы и отвертку и отдала их Хови, который с деловым видом принялся за работу. Отвертку он использовал для того, чтобы вынуть ступицу колеса. Плоскогубцами он выпрямил шплинт, удерживающий колесо на месте, снял его с оси и стащил колесо. Затем он вновь вставил шплинт в отверстие на оси и загнул концы наружу так, чтобы ось держалась.
        - Ну вот, - сказал он с удовлетворением. В кои-то веки он чувствовал себя счастливым и уверенным. - Тебе придется как бы наклоняться в одну сторону, когда ты будешь на нем ездить.
        На Рамону работа Хови произвела такое впечатление, что ее гнев стал улетучиваться. Может быть, Хови прав. Она схватилась за руль велосипеда и вскарабкалась на седло. Наклоняясь в сторону отсутствующего колеса, она смогла удержать равновесие и неуверенно проехать по дороге, кренясь набок.
        - Эй! Работает! - крикнула Рамона, добравшись до тротуара. Она повернула и закрутила педали по направлению к Хови, который стоял, сияя от успеха проделанной им операции.
        - Я же сказал, что будет работать, - хвастливо заявил он.
        - Я тебе сначала не поверила, - призналась Рамона, радуясь, что никто больше не увидит, как она катается на младенческом, трехколесном велосипеде.
        Дверь распахнулась, и миссис Квимби позвала:
        - Ребята! Бутерброды с рыбой готовы.
        - Посмотри на мой двухколесный велосипед! - закричала Рамона, крутя педали и, свесившись набок, делая круг.
        - Ну, какая ты большая девочка! - воскликнула мама. - Как же тебе удалось это сделать?
        Рамона остановилась.
        - Хови починил мой велосипед и научил на нем ездить.
        - Какой умный мальчик! - сказала миссис Квимби. - Как здорово ты справляешься с инструментами.
        В ответ на такой комплимент Хови расплылся от удовольствия.
        - И еще, мама, - сказала Рамона, - Хови говорит, я могу взять ленточку мисс Бинни себе.
        - Конечно, - подтвердил Хови. - Зачем мне старая ленточка?
        - Я собираюсь продеть ее в спицы переднего колеса моего двухколесного велосипеда и ездить так быстро, что она будет казаться пятном, - призналась Рамона. - Пошли, Хови, давай съедим наши бутерброды с рыбой.
        Глава 3
        ЗАНЯТИЯ
        Дети, ходившие в подготовительный класс, подразделялись на две категории: те, кто перед уроками выстраивался в линеечку перед дверью, как и полагается, и те, кто носился по площадке и вклинивался в общий строй, только завидев приближающуюся мисс Бинни. Рамона носилась по площадке.
        Однажды, бегая по площадке, она заметила Дэви, который ждал, пока Генри Хаггинс переведет его через перекресток. Ее заинтересовало, что на Дэви была черная накидка, прикрепленная к плечам двумя большими английскими булавками.
        Пока Генри удерживал на месте две легковые машины и цементовоз, Рамона наблюдала, как Дэви переходит улицу. Чем дольше Рамона знала Дэви, тем больше он ей нравился. Он был таким милым застенчивым мальчиком с голубыми глазами и мягкими каштановыми волосами. Рамона всегда пыталась выбрать Дэви своим партнером по народным танцам и, когда весь класс играл в "серую утку", салила его, если только он уже не был в "котелке".
        Когда Дэви приблизился, она сделала шаг ему навстречу и спросила:
        - Ты Бэтмен?
        - Нет, - сказал Дэви.
        - Может, ты Супермен? - предположила она.
        - Нет, - ответил Дэви.
        Кем бы еще мог быть Дэви в черной накидке? Рамона остановилась и подумала, но не смогла вспомнить никого, кто бы еще носил накидку.
        - Хорошо, кто же ты? - спросила она наконец.
        - Микки Маус! - радостно закричал Дэви, обрадованный тем, что Рамона не смогла отгадать.
        - Я сейчас поцелую тебя, Микки Маус! - закричала Рамона.
        Дэви бросился бежать, Рамона за ним. Они бегали по площадке кругами. Накидка развевалась у него за спиной. Рамона прогнала Дэви под брусьями и вокруг спортивного комплекса из шведских стенок разной высоты.
        - Беги, Дэви, беги! - кричали их одноклассники, подпрыгивая, пока не увидели приближающуюся мисс Бинни. Все немедленно построились в линеечку перед дверью.
        С тех пор Рамона каждое утро пыталась догнать Дэви, чтобы поцеловать его.
        - Рамона идет! - кричали мальчики и девочки, как только видели идущую по улице Рамону. - Беги, Дэви, беги!
        И Дэви бежал, а Рамона неслась за ним. И они бегали кругами по площадке, а весь класс подбадривал Дэви.
        - Этот ребенок собьется с пути, когда чуть-чуть подрастет, - както услышала Рамона, как один рабочий на той стороне улицы сказал другому.
        Однажды Рамона подбежала к Дэви настолько близко, что смогла схватить его за рубашку. Дэви рванулся в сторону, с рубашки посыпались пуговицы. Первый раз за все время Дэви остановился.
        - Посмотри, что ты натворила, - обвиняющим голосом сказал он. Мама ужасно на тебя рассердится.
        Рамона тоже остановилась.
        - Но я же ничего не сделала, - возмутилась она. - Я только схватила. Ты сам рванулся.
        - Мисс Бинни идет! - крикнул кто-то, и они оба поспешили встать в строй у двери.
        После этого случая Дэви держался от Рамоны дальше, чем обычно. Рамону это очень огорчало, потому что Дэви был _такой_ милый мальчик, что ей все время хотелось его поцеловать. Однако Рамона была все же не настолько расстроена, чтобы больше не гоняться по утрам за Дэви. Они бегали по кругу каждое утро до прихода мисс Бинни.
        К этому времени мисс Бинни уже начала учить детей не только играм, школьным правилам и таинственной песне про зариру. Рамоне казалось, что занятия в школе делятся на две части. Первая - это подвижная, в нее входят игры, танцы и рисование пальцем. А вторая - задания. Задания - это серьезно. Каждый должен тихо работать, сидя за своей партой, и никому не мешать. Рамоне было очень трудно сидеть тихо, потому что ей все время было интересно, что делают остальные.
        - Рамона, смотри в свою тетрадь, - говорила мисс Бинни. И иногда Рамоне это удавалось.
        Первое серьезное задание было такое: каждый должен нарисовать свой дом. Рамона ждала, что ее будут учить читать и писать, как Бизус, и поэтому быстро нарисовала новыми карандашами свой домик с двумя окошками, дверью и красной трубой. А зеленым карандашом она нацарапала несколько кустов. Любой человек, знающий окрестности, сказал бы, что это изображение Рамониного дома, но Рамона почему-то не была удовлетворена. Она огляделась, чтобы увидеть, что делают остальные.
        Сьюзен нарисовала свой домик, а затем пририсовала девочку с бонькающими кудряшками, выглядывающую из окна. Хови, который нарисовал в своем доме открытую гаражную дверь с виднеющейся за ней машиной, пририсовывал мотоцикл, стоящий у обочины. Дом Дэви был похож на здание клуба, построенного мальчишками, у которых было несколько старых досок и не хватало гвоздей. Он клонился на один бок, как будто устал.
        Рамона посмотрела на свой рисунок и решила тоже что-нибудь пририсовать, чтоб он был поинтереснее. Подумав, какого цвета карандаш ей выбрать, она взяла черный и нарисовала большие черные завитушки, выходящие из окон.
        - Тебе никто не разрешал калякать на своей картинке, - сказал Хови, который тоже был не прочь заглянуть в чужую работу.
        - Я не калякаю, - возмутилась Рамона. - Это черное - часть моего рисунка.
        Когда мисс Бинни попросила всех поставить картинки на доску, чтоб их было видно, первым делом дети обратили внимание на Рамонин рисунок - потому что он был нарисован сильными, размашистыми штрихами и из-за черных завитушек.
        - Мисс Бинни, Рамона закалякала весь свой домик, - сказала Сьюзен, которая к этому времени уже полностью себя разоблачила. Она была девочкой, вечно стремящейся играть в "дочки-матери", чтобы быть матерью и всеми руководить.
        - Неправда! - запротестовала Рамона, начиная замечать, что ее картину никто не понимает. Может быть, она была не права, пытаясь сделать ее интересней. Может быть, мисс Бинни не хочет интересных рисунков.
        - Конечно правда! - Джой подбежал к доске и ткнул пальцем в черные завитушки на Рамониной картинке. - Посмотрите!
        Весь класс, включая Рамону, ждал, что мисс Бинни сейчас скажет: Рамоне не следовало портить свою картинку. Но мисс Бинни лишь улыбнулась и сказала:
        - Где твое место, Джой? Рамона, может быть, ты расскажешь нам о своей картинке?
        - Я не калякала на ней, - сказала Рамона.
        - Конечно нет, - согласилась мисс Бинни.
        Рамона полюбила свою учительницу еще сильнее.
        - Ну... - начала она. - Это черное - не каляканье, а дым, выходящий из окна.
        - А почему дым выходит из окна? - мягко подтолкнула ее мисс Бинни.
        - Потому что в камине горит огонь, а труба перекрыта, - объяснила Рамона. - Ее закрыл Санта-Клаус, но его на картинке не видно. - Рамона застенчиво улыбнулась учительнице. - Я хотела сделать картинку интересной.
        - Ты и сделала ее интересной, - мисс Бинни улыбнулась в ответ.
        Дэви встревожился.
        - А как же Санта-Клаус выберется? - спросил он. - Он же не останется там?
        - Конечно, он выберется, - успокоила его Рамона. - Я просто не нарисовала этого.
        На следующий день задание было труднее. Мисс Бинни сказала, что каждый должен научиться писать свое имя. Рамона с самого начала поняла несправедливость этой затеи с именами. Когда мисс Бинни дала каждому карточку с его именем, написанным печатными буквами, всем стало понятно, что девочке по имени Рамона, чтобы научиться писать свое имя, придется поработать больше, чем девочке по имени Энн или мальчику по имени Джой. Не то, чтобы Рамона имела что-нибудь против более тяжелой работы, - она очень хотела научиться писать и читать. Но, будучи самым младшим ребенком в семье и среди соседей, она научилась замечать несправедливость.
        - Мне нравятся Рамонины О: они все такие толстенькие воздушные шарики, - сказала мисс Бинни всему классу, и Рамонино сердце наполнилось радостью: ее О нравятся мисс Бинни больше остальных!
        Мисс Бинни ходила по классу, заглядывая в тетрадки через плечо.
        - Хорошо, мальчики и девочки. Замечательные остроконечные А, говорила она. - А с милыми острыми верхушками. Нет, Дэви, у Д ножки опущены вниз. Замечательно, Карен. Мне нравится, как К у Карен держит спинку.
        Рамоне хотелось, чтобы в ее имени была буква К. Она бы тоже написала ее с красивой прямой спинкой. Рамоне нравилось, как мисс Бинни описывает алфавит, и она с удовольствием прислушивалась к тому, что мисс Бинни говорила другим детям. Сидящая перед ней Сьюзен писала, поигрывая кудряшкой. Она накручивала ее на палец, вытягивала и отпускала. "Боньк", - автоматически подумала Рамона.
        - Рамона, мы смотрим в свою тетрадку, - сказала мисс Бинни. - Нет, Дэви, у Д ножки опущены _вниз_.
        Рамона снова склонилась над своей тетрадкой. Она обнаружила, что труднее всего при написании ее имени добиться того, чтобы в букве М было правильное количество кончиков. Иногда она ошибалась, и тогда у нее выходило _РАЛОНА_, но скоро она запомнила, что кончиков должно быть два.
        - Хорошая работа, Рамона, - сказала мисс Бинни, когда Рамона впервые написала свое имя правильно.
        Рамона обхватила себя руками от счастья и любви к мисс Бинни. Она была уверена, что скоро научится соединять буквы и сможет писать свое имя по-взрослому запутанно, как Бизус.
        Неожиданно Рамона заметила, что у некоторых мальчиков и девочек после имени стоит еще одна буква с точкой.
        - Мисс Бинни, а почему у меня нет буквы с точкой? - спросила она.
        - Потому что у нас есть только одна Рамона, - ответила мисс Бинни. - У нас есть два Эрика: Эрик Джонс и Эрик Райен. Мы не хотим путать наших Эриков, поэтому записываем инициалы их фамилий: Эрик Д. и Эрик Р.
        Рамоне не хотелось ничего упускать.
        - А можно, я тоже напишу еще одну букву с маленькой точечкой? попросила она, зная, что мисс Бинни не подумает, что она пристает из вредности.
        Мисс Бинни улыбнулась и склонилась над ее партой.
        - Конечно можно. Вот как пишется К: прямая палочка, ручка и ножка. Похоже на шагающего человечка. А вот и твоя маленькая точечка.
        Мисс Бинни пошла дальше, наблюдая за выполнением задания.
        Рамона была просто очарована инициалом своей фамилии. Она осторожно вывела прямую палочку, ручку и ножку, а затем отклонилась назад и с восхищением оглядела свою работу. В ее имени был воздушный шарик и две ведьмины шляпы, а в фамилии - человечек. Рамоне не верилось, что у кого-нибудь еще в школе есть такое интересное имя.
        Весь следующий день во время занятий Рамона практиковалась в написании К, пока мисс Бинни ходила по рядам и помогала всем писать букву З в их именах.
        - Нет, Сьюзен, - говорила она, - З стоит прямо, а не извивается, как ползущий по земле червяк.
        Сьюзен намотала завиток на палец и отпустила.
        "Боньк", - подумала Рамона.
        - Ох, сколько З у нас извиваются, как червяки, - вздохнула мисс Бинни.
        Рамона была рада, что в ее имени нет буквы З. Она нарисовала еще одну К, а затем, повосхищавшись ею некоторое время, пририсовала к палочке сверху маленькую головку с носом и в шляпе, а внизу - два башмачка, так что ее К стала совсем похожа на шагающего человечка. Как он понравится мисс Бинни! Мисс Бинни скажет всему классу: "Какую красивую К нарисовала Рамона. Она так похожа на шагающего человечка".
        - Нет, Дэви, у Д палочки спускаются со строчки, как будто она машет в воздухе ножками.
        Это сообщение так заинтересовало Рамону, что ей захотелось самой посмотреть на Д Дэви. Она подождала, пока мисс Бинни пройдет, и, соскочив со своего места, подбежала к парте Дэви посмотреть. Какое разочарование!
        - Это совсем не ножки, - прошептала она. - Это Д вообще не похоже на человечка, который машет ногами в воздухе. На ногах должны быть коленки. Они всегда видны, когда болтаешь ногами.
        Она-то знает, сколько раз она сама махала ногами в воздухе, сидя где-нибудь высоко-высоко.
        Дэви пристально уставился на свою работу. Затем он стер ножки своего Д ластиком и нарисовал другие, искривленные посередине. Новая буква Д не была похожа на ту, что нарисовала мисс Бинни, но зато, по мнению Рамоны, больше походила на болтающее в воздухе ногами существо. А ведь мисс Бинни хотела, чтоб было похоже на болтающиеся в воздухе ноги?
        - Хорошая работа, Дэви, - сказала Рамона, стараясь говорить, как учительница. Может быть, теперь Дэви все-таки разрешит себя поцеловать.
        - Рамона, - сказала мисс Бинни, - сядь, пожалуйста, на свое место.
        Она подошла взглянуть на то, что сделал Дэви:
        - Нет, Дэви. Я показывала тебе, что ножки Д спускаются со строчки ровно, а у тебя они смотрят в разные стороны.
        Дэви был озадачен.
        - Это коленки, - сказал он, - коленки, как на настоящих ножках. Д же машет ногами в воздухе.
        - Ох, Дэви, прости. Я не имела в виду... - казалось, мисс Бинни не знает, что сказать. - Я не имела в виду, что надо рисовать коленки, я просто хотела, чтобы они спускались со строчки, - проговорила она.
        - Рамона сказала мне так нарисовать, - объяснил Дэви. - Она сказала, у всех на ножках есть коленки.
        - Рамона не учительница, - голос мисс Бинни хотя и не был сердитым, но все же стал совсем не таким ласковым, как обычно. - Пиши буквы так, как тебе говорю я, и не обращай внимания на то, что тебе говорит Рамона.
        Рамона смутилась. Вот так всегда. Хочешь сделать хорошо, а все получается совсем наоборот. Мисс Бинни сказала, что Д должно махать ногами в воздухе, правда же? А когда машешь ногами, они ведь не висят ровно-ровно, а изгибаются. Так почему же нельзя было пририсовать коленки?
        Дэви, сердито взглянув на Рамону, взял ластик и стер ножки Д во второй раз. Он тер с такой силой, что смял свой листок.
        - Видишь, что ты натворила? - произнес он.
        Рамона чувствовала себя хуже некуда. Милый маленький Дэви, которого она так любила, на нее сердится и бегать от нее теперь будет быстрее, чем обычно. Ей никогда не удастся его поцеловать.
        И что еще хуже, если мисс Бинни не понравились ножки Д, то ей не понравятся и шагающие человечки. Надеясь, что учительница не видит, чем она занимается, Рамона быстро стерла головку с носом и башмачки. Каким худым и одиноким выглядел теперь человечек! Мисс Бинни, которая смогла понять, что камин дымит, если в трубе находится Санта-Клаус, может разочароваться в Рамоне, если увидит, что она пририсовала букве К головку. Ведь письмо отличается от рисования.
        Рамона так любила мисс Бинни, что не хотела разочаровывать ее. Никогда. Мисс Бинни - лучшая в мире учительница.
        Глава 4
        ЗАМЕСТИТЕЛЬНИЦА
        Скоро миссис Кемп и миссис Квимби решили, что Хови и Рамоне пришло время ходить в школу самим. Миссис Кемп, толкая впереди себя коляску Виллы Джин, подвела Хови к дому Квимби. Рамонина мама пригласила ее на чашечку кофе.
        - Ты лучше спрячь свои вещи подальше, - посоветовал Хови, пока миссис Кемп вынимала из коляски его маленькую сестренку. - Вилла Джин всюду ползает и все тянет в рот.
        Благодарная за совет, Рамона закрыла дверь своей комнаты.
        - Хови, не забудь посмотреть по сторонам, сначала налево, потом направо, прежде чем переходить улицу, - предостерегла миссис Кемп.
        - И ты, Рамона, тоже, - повторила миссис Квимби. - И пожалуйста, иди. И иди по тротуару, а не беги по улице.
        - И переходи улицу только по переходу, - добавила миссис Кемп.
        - И подожди дежурного мальчика-регулировщика у школы, - сказала миссис Квимби.
        - И не разговаривай с незнакомыми людьми, - прибавила миссис Кемп.
        Рамона и Хови, придавленные тяжким грузом ответственности самостоятельного похода в школу, шли, с трудом передвигая ноги. Хови был даже мрачнее, чем обычно, потому что у него, единственного в школе, сзади на джинсах был только один карман. У всех остальных было по два кармана.
        - Но это же глупо, - сказала Рамона, которую Хови начинал раздражать. Если ему так не нравятся его джинсы, почему он не устроит большой крик и скандал?
        - Нет, не глупо, - возразил Хови. - Только маленькие дети носят джинсы с одним карманом.
        У перекрестка Рамона и Хови остановились и посмотрели по сторонам: сначала налево, потом направо. Они увидели машину на расстоянии квартала от них и стали ждать, пока она проедет. Они ждали и ждали, но, когда машина наконец проехала, они увидели другую машину на расстоянии квартала, едущую в противоположном направлении. Они еще немножко подождали. Наконец горизонт очистился, и они тронулись, так торопясь перейти на другую сторону улицы, что ноги их плохо слушались. "Ох!" - облегченно вздохнул Хови, радуясь, что они благополучно одолели дорогу.
        Преодолеть следующий перекресток оказалось легче, так как дежурным регулировщиком сегодня был Генри Хаггинс, в красном форменном свитере и желтой кепке. Рамона не боялась Генри, хотя ему часто приходилось останавливать цементовозы и грузовики, везущие стройматериалы на стройку напротив школы. Сколько она себя помнила, она всегда знала Генри и его собаку Рибси. И она восхищалась Генри не только потому, что он был дежурным регулировщиком, но и потому, что он разносил газеты.
        Рамона посмотрела на Генри, который стоял, расставив ноги и держа руки за спиной. Рибси сидел сбоку от него, как будто он тоже следил за уличным движением. Только чтобы посмотреть, что будет делать Генри, Рамона сошла с обочины.
        - Рамона, вернись на тротуар, - приказал Генри, перекрывая шум стройки.
        Рамона поставила на тротуар одну ногу.
        - Встань на тротуар целиком, Рамона, - сказал Генри.
        Рамона встала так, что пятки у нее были на тротуаре, а носки свешивались над канавой. Генри не мог сказать, что она не стоит на тротуаре, поэтому он просто сердито смотрел на нее. Когда в ожидании возможности перейти улицу собралось несколько мальчиков и девочек, Генри зашагал через дорогу, а Рибси с важным видом потрусил рядом с ним.
        - Пошел вон, Рибси, - проговорил Генри сквозь зубы. Рибси не обратил на это никакого внимания.
        Прямо перед Рамоной Генри резко развернулся кругом как настоящий солдат. Рамона зашагала за ним, стараясь ставить ноги так близко к его кедам, как только могла. Остальные ребята смеялись.
        На противоположной стороне дороги Генри попытался еще раз исполнить военный поворот кругом, но вместо этого споткнулся о Рамону.
        - Проклятье, Рамона, - сердито сказал он. - Если ты сейчас же не прекратишь, я доложу о твоем поведении.
        - О подготовишках никто не докладывает, - усмехнулся мальчик постарше.
        - А я доложу о Рамоне, если она сейчас же не перестанет, - ответил Генри. Генри явно считал сильным невезением, что его поставили дежурить как раз на том перекрестке, который переходила Рамона по дороге в школу.
        После того как Рамона сама перешла дорогу и привлекла такое внимание Генри, она сочла, что день начинается удачно. Однако не успели они с Хови подойти к зданию подготовительной школы, как Рамона сразу увидела, что что-то не так. Дверь школы была уже открыта. Никто не лазил по шведским стенкам. Никто не бегал по площадке. Никто не стоял в строю перед дверью. Вместо этого мальчики и девочки сбились в группы, как испуганные мыши. Они все казались очень встревоженными, и лишь время от времени тот, кто похрабрее, подбегал к открытой двери, заглядывал внутрь, а затем мчался обратно к одной из групп, чтобы рассказать об увиденном.
        - Что случилось? - поинтересовалась Рамона.
        - Мисс Бинни не пришла, - прошептала Сьюзен. - Там другая женщина.
        - Наверно, заместительница, - предположил Эрик Р.
        Мисс Бинни не пришла! Сьюзен, должно быть, ошиблась. Мисс Бинни не могло не быть. Школа без мисс Бинни - не школа. Рамона подбежала к двери, чтобы увидеть все своими глазами. Сьюзен была права. Мисс Бинни не было. Женщина, которая стояла сейчас у стола мисс Бинни, была гораздо выше и старше. Она была такая же взрослая, как мама. На ней было коричневое платье и удобные туфли.
        Рамоне совсем не понравилось, что она увидела. Рамона подбежала к кучке мальчиков и девочек.
        - Что будем делать? - спросила она, чувствуя, что мисс Бинни ее предала. Ее учительница не имеет права уходить домой и не возвращаться в школу.
        - Я лучше пойду домой, - сказала Сьюзен.
        Эта идея показалась Рамоне ребячеством. Она видела, что бывает с мальчиками и девочками, которые сбегают домой из школы. Мамы немедленно отправляют их обратно в школу, вот что бывает. Нет, домой идти не годится.
        - Спорим, эта заместительница даже не знает школьных правил, сказал Хови.
        Все согласились. Мисс Бинни говорила, что все должны соблюдать школьные правила. А откуда эта незнакомка может знать правила? Она даже не знает, как кого зовут. Она может их всех перепутать.
        Все еще думая, что со стороны мисс Бинни нехорошо было не прийти в школу, Рамона решила не идти в класс к новой учительнице. Никто не заставит ее. Но куда же ей идти? Домой нельзя - мама отправит ее обратно. В главное школьное здание тоже нельзя, потому что все поймут, что такая маленькая девочка учится в подготовительном классе. Она должна спрятаться, но где?
        Когда прозвенел первый звонок, Рамона поняла, что времени на раздумье не осталось. Здесь, на площадке, прятаться было негде, и она юркнула за маленький домик и присоединилась к мальчикам и девочкам, которые входили в красное кирпичное здание.
        - Подготовишка! - закричал первоклассник Рамоне.
        - Блиннолицый! - с чувством ответила Рамона.
        Спрятаться можно было только в двух местах: на велосипедной стоянке или за рядами помойных баков. Рамона выбрала баки. Когда последние дети вошли в здание, она встала на четвереньки и заползла в пустое пространство между баками и красной кирпичной стеной.
        Прозвенел второй звонок. "Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре!" Это дежурные мальчики-регулировщики возвращались со своих постов на околошкольных перекрестках. Рамона прижалась к асфальту и замерла. "Раз, два, три, четыре!" Дежурные регулировщики прошли мимо баков в школу: головы подняты, смотрят прямо перед собой. На площадке стало тихо, Рамона осталась одна.
        Рибси, пес Генри, провожавший мальчиков до дверей школы, подбежал понюхать мусор. Он опустил нос к земле и обежал баки. Рамона приникла к асфальту, обдирая об него коленки.
        - Гав!
        - Уходи, Рибси! - шепотом приказала Рамона.
        - Р-р-гав! - Рибси знал, что Рамоне не полагается находиться за мусорными баками.
        - Замолчи! - свирепо, как только могла, прошептала Рамона.
        В этот момент Рамонин класс запел про зариру. По крайней мере, это школьное правило незнакомка знала. После песни в подготовительной школе стало тихо. Рамона размышляла, знает ли эта учительница, что после песенки должен начинаться урок "Покажи и расскажи". Она прислушалась, но ничего не смогла услышать.
        Скоро Рамоне в тоненьком свитере стало так холодно в проходе между мусорными баками и кирпичной стеной, как в холодильнике. Асфальт впивался в колени, поэтому Рамона села, вытянув ноги прямо в нос Рибси. Минуты тянулись мучительно долго.
        Если не считать Рибси, Рамона была совершенно одинока. Она прислонилась к холодным красным кирпичам, и ей стало ужасно жаль себя. Бедная маленькая Рамона совсем одна, не считая Рибси, за мусорными баками. Мисс Бинни пожалела бы, если б знала, что терпит из-за нее Рамона. Она бы пожалела, если б знала, как Рамоне холодно и одиноко.
        Рамоне стало так жалко бедного дрожащего маленького ребенка, мерзнущего за мусорными баками, что сначала одна, а потом и вторая слеза скатилась по ее щекам. Она жалобно всхлипнула. Рибси приоткрыл один глаз, посмотрел на нее и опять закрыл. Никому, даже собаке Генри, нет дела до того, что с ней случилось.
        Через некоторое время Рамона услышала, как подготовительный класс вышел на улицу. До нее донеслись шум и смех. Рамоне казалось, что так веселиться сейчас, когда мисс Бинни покинула их, было просто предательством. "Интересно, - подумала Рамона, - заметил ли кто-нибудь ее отсутствие? Гоняется ли кто-нибудь за Дэви и пытается ли его поцеловать?" Тут Рамона, должно быть, задремала, потому что неожиданно она поняла, что началась перемена и площадка заполнилась визжащими, кричащими, гоняющими мяч старшими мальчиками и девочками. Рибси исчез. Окоченевшая Рамона пригнулась к асфальту как можно ниже. Мяч с грохотом ударился о мусорный бак. Рамона закрыла глаза, надеясь, что если она никого не видит, то и ее тоже никто не увидит.
        Она услышала шаги бегущего за мячом мальчика.
        - Эй! - воскликнул мальчишеский голос. - А тут прячется маленький ребенок.
        Рамона открыла глаза.
        - Иди отсюда! - яростно прошептала она незнакомому мальчишке, смотревшему на нее поверх мусорных баков.
        - Зачем ты здесь прячешься? - спросил тот.
        - _Иди отсюда_! - повторила Рамона.
        - Эй, Хаггинс! - закричал мальчик. - Тут ребенок, который живет недалеко от тебя.
        Через секунду на нее поверх мусорных баков уставился Генри.
        - Что ты здесь делаешь? - спросил он. - Ты должна быть в подготовительной школе.
        - Не твое дело, - огрызнулась Рамона.
        Естественно, когда два мальчика заглядывают за мусорные баки, практически вся школа считает необходимым к ним присоединиться и посмотреть, что же там такого интересного.
        - Что она здесь делает? - спрашивали ребята. - Почему она прячется? А учительница знает, что она здесь?
        В центре всеобщего внимания Рамоне стало еще хуже.
        - Найдите ее сестру, - предложил кто-то. - Где Беатрис? Она поймет, что надо делать.
        Но искать Беатрис не пришлось. Она была уже здесь.
        - Рамона Джеральдина Квимби, выходи оттуда сию минуту! - сказала она.
        - Не выйду, - ответила Района, прекрасно понимая, что ей уже не удастся там остаться.
        - Ну, Рамона, только подожди, мама обо всем узнает! - разозлилась Бизус. - Пеняй на себя!
        Рамона понимала, что Бизус права, но ее сейчас волновало не то, что по этому поводу скажет мама.
        - Дежурный учитель идет, - сказал кто-то.
        Рамоне пришлось признать поражение. Она встала на четвереньки, потом на ноги и посмотрела на толпу детей через крышки мусорных баков. Дежурный учитель подошел узнать, что происходит.
        - Ты не из подготовительного класса? - спросил он.
        - Я туда не пойду, - упрямо сказала Рамона, бросая на Бизус взгляд, полный отчаяния.
        - Она должна быть в подготовительном классе, но ей нужно в туалет, - сказала Бизус. Мальчики и девочки сочли это замечание смешным, и это так разозлило Рамону, что она чуть не расплакалась. Во всем этом не было ничего смешного, и если она не поспешит...
        Дежурный учитель повернулся к Бизус.
        - Отведи ее в туалет, а потом - в кабинет директора. Она разберется, в чем дело.
        Начало фразы дежурного учителя принесло Рамоне надежду и облегчение, зато ее окончание было шоком. Никого в подготовительной школе никогда не посылали в кабинет мисс Маллен в главном здании, разве что отнести записку от мисс Бинни, но тогда дети ходили парами, потому что поручение было таким страшным.
        - Что сделает со мной директор? - спросила Рамона Бизус, когда та вела ее в женский туалет в главное здание школы.
        - Не знаю, - ответила Бизус. - Поговорит с тобой, наверно, или позвонит маме. Зачем тебе надо было делать такую глупость и прятаться за мусорными баками?
        - Ни за чем. - Раз Бизус злится, то и Рамона будет невежливой.
        Когда девочки вышли из туалета, Рамона неохотно позволила отвести себя в кабинет директора. Она чувствовала себя маленькой и испуганной, хотя и старалась этого не показывать.
        - Это моя младшая сестра Рамона, - объяснила Бизус секретарше мисс Маллен в директорской приемной. - Она ходит в подготовительную школу, а сейчас пряталась за мусорными баками.
        Должно быть, мисс Маллен услышала это, потому что она вышла из кабинета. Как ни была испугана Рамона, но все же она собралась с духом и сказала:
        - Я не пойду обратно в подготовительный класс!
        - Здравствуй, Рамона, - произнесла мисс Маллен. - Все в порядке, Беатрис. Можешь возвращаться в класс. Я разберусь.
        Рамоне захотелось прижаться к сестре, но Бизус вышла из кабинета, оставив ее наедине с директором, самым важным человеком во всей школе. Рамона почувствовала себя маленькой, несчастной, вмятины от асфальта на ее коленках все еще были заметны. Мисс Маллен улыбнулась, как будто в поведении Рамоны не было ничего особенного, и сказала:
        - Правда, плохо, что мисс Бинни осталась дома, потому что у нее болит горло? Я понимаю, что ты совсем не ожидала увидеть вместо нее в классе незнакомую учительницу.
        Рамона не представляла, что мисс Маллен знает так много. Она даже не спросила, что Рамона делала за мусорными баками. Она ни капельки не жалела маленькую, несчастную девочку с ободранными коленками, а просто взяла ее за руку и сказала:
        - Я познакомлю тебя с миссис Вилкокс. Мне кажется, она тебе понравится.
        С этими словами она направилась к двери.
        Рамона была все-таки разочарована тем, что мисс Маллен так и не спросила, почему она пряталась все это время. Она даже не заметила, как жалко Рамона выглядит. Рамона так замерзла, ей было так одиноко и грустно, что мисс Маллен, по ее мнению, должна была проявить какой-то интерес. Она все еще надеялась, что мисс Маллен скажет: "Ах ты, бедная малышка! Зачем же ты пряталась за мусорными баками?"
        Выражение лиц Рамониных одноклассников, когда Рамона вошла в класс вместе с директором, полностью заменило ей недостаток заботы со стороны мисс Маллен. Округлившиеся глаза, раскрытые рты, удивленные лица - Рамоне нравилось, что на нее все смотрят. _Они_ волновались за нее. _Им_ было не все равно, что с ней случилось.
        - Рамона, это миссис Вилкокс, заместительница мисс Бинни, представила мисс Маллен новую учительницу. А заместительнице она сказала: - Рамона сегодня немножко опоздала.
        И всё. И ни единого слова о том, как она храбро пряталась до самой перемены.
        - Очень рада видеть тебя, Рамона, - сказала миссис Вилкокс, когда дверь за мисс Маллен закрылась. - У нас сейчас рисование. Что ты будешь рисовать?
        Сейчас было время занятий, но миссис Вилкокс даже не дала классу серьезного задания, а позволила просто рисовать картинки, как в первый день. Все это Рамоне совсем не понравилось. Все было не так, как надо. Она посмотрела на Хови, корябающего синим карандашом по верхней кромке листка бумаги (Хови рисовал небо), и на Дэви, рисующего человека, чьи руки, казалось, растут из ушей. Они все были заняты и радовались тому, что можно рисовать, что хочешь.
        - Я буду выписывать Кы, - неожиданно для себя произнесла Рамона.
        - Что выписывать? - удивилась миссис Вилкокс, протягивая ей лист бумаги.
        Рамона все время была уверена, что заместительница не может быть такой же умной, как мисс Бинни, но все же она не ожидала, что та даже не знает, что такое буква К. Это уж все взрослые должны знать.
        - Ничего, - ответила Рамона, беря бумагу. Чувствуя на себе восхищенные взгляды одноклассников, она возвратилась на место.
        Наконец-то Рамона могла рисовать свои К как ей заблагорассудится. Забыв о своем утреннем одиночестве и неудобствах, она вырисовывала свои особенные К. Нарисовав целую строку исключительно удачных, выдержанных в стиле Рамоны букв К, она решила, что заместительница в конце концов это не так уж и плохо.
        Миссис Вилкокс ходила по рядам, посматривая на картинки.
        - Рамона, - произнесла она, останавливаясь у Рамониной парты, каких очаровательных маленьких человечков ты нарисовала! У тебя дома есть братик?
        Рамоне стало искренне жаль мисс Вилкокс - взрослая женщина, учительница, а не знает буквы К.
        - Нет, - ответила она. - У меня есть только старшая сестра.
        Глава 5
        РАМОНИНО ОБРУЧАЛЬНОЕ КОЛЕЧКО
        - Нет! - сказала Рамона, когда впервые с тех пор, как она пошла в школу, утром полил дождь.
        - Да! - сказала миссис Квимби.
        - Нет! - повторила Рамона. - Ни за что!
        - Рамона, будь умницей, - попросила миссис Квимби.
        - Я не хочу быть умницей, - возразила Рамона. - Ненавижу быть умницей!
        - Так, Рамона, - сказала мама, и Рамона поняла, что ее собираются урезонивать. - У тебя есть новый плащ. А сапоги стоят денег. Ховины старые сапоги вполне приличные. Он их почти не носил.
        - А наверху они совсем не блестят. И вообще они коричневые. Только мальчики носят коричневые сапоги, - объяснила Рамона маме.
        - Сапоги существуют только для того, чтобы ноги не мокли, отрезала миссис Квимби.
        Рамона понимала, что выглядит брюзгой, но ничего не могла с собой поделать. Только взрослые могли сказать, что сапоги существуют только для того, чтобы ноги не мокли. Все в школе знают, что девочка в свой первый школьный дождливый день должна ходить только в блестящих красных или белых сапожках - и не для того, чтобы ноги не мокли, а чтобы покрасоваться. На самом деле сапоги существуют для того, чтобы в них красоваться и шлепать по лужам.
        - Рамона, - строго сказала миссис Квимби, - сию минуту смени выражение лица. И вообще ты либо надеваешь эти сапоги, либо остаешься дома и в школу не идешь.
        Рамона поняла, что мама говорит серьезно. Школу она любила, поэтому уселась на пол и натянула ненавистные коричневые сапоги, которые абсолютно не шли к ее новеньким пластиковым плащу и шляпке в цветочек.
        Хови пришел в желтом дождевике, таком длинном, что до него ему надо было расти еще по крайней мере два года, и желтой же непромокаемой шляпе, за которой его лица было почти не видно. Под дождевиком Рамона увидела блестящие коричневые сапоги, которые ей, очевидно, придется носить, когда они будут уже старые, тусклые и грязные.
        - Это мои старые сапоги, - глядя на Рамонины ноги, заметил Хови, когда они вместе отправились в школу.
        - Будет лучше, если ты никому об этом не скажешь, - предупредила Рамона, с трудом передвигая ноги, почти неподъемные в этих сапогах. Для человека в новых сапогах утро было идеальным. Дождь шел всю ночь, и канавки успели наполниться грязной водой, а тротуары - извивающимися червяками.
        В это утро на перекрестке перед школой было непривычно тихо, потому что из-за дождя строительство нового здания рынка приостановилось. Рамона была так подавлена, что даже не дразнила Генри Хаггинса, когда он переводил ее через дорогу. Школьная игровая площадка, как она и ожидала, кишела мальчиками и девочками в непромокаемых плащах и резиновых сапожках. Причем у большинства плащи были слишком большие, а сапожки - новые. Плащи у девочек были самые разные, и все они были в красных или белых сапожках. Все, кроме Сьюзен, которая держала свои белые сапожки в руках, чтобы не запачкать. Мальчики же все были на одно лицо, поскольку на всех были желтые дождевики, непромокаемые шляпы и коричневые сапоги. Рамона даже не могла бы сказать, кто из них Дэви. Впрочем, это было неважно - ее ногам все равно было бы слишком тяжело за кем-нибудь бегать.
        Часть класса выстроилась, как полагалось, перед дверью и ждала мисс Бинни, а остальные бегали, шлепали по лужам и брызгались.
        - У тебя мальчишеские сапоги, - сказала Рамоне Сьюзен.
        Рамона не ответила. Вместо этого она подняла толстого розового дождевого червяка, извивавшегося на земле, и обвила его вокруг своего пальца.
        - Смотрите! - закричал Дэви, выглядывая из-под шляпы. - У Рамоны кольцо из _червяка_!
        До сих пор Рамона не думала о червяке как о кольце, но она сразу же поняла, что это замечательная идея.
        - Смотрите, какое у меня кольцо! - завопила она, размахивая пальцем перед чьим-то носом.
        Сапоги временно были забыты. Все визжа разбегались от Рамоны, только чтобы не видеть ее кольца.
        - Смотрите, какое у меня кольцо! Смотрите, какое у меня кольцо! кричала Рамона, бегая по площадке; сапоги вдруг стали намного легче.
        Когда на площадке появилась мисс Бинни, класс выстроился перед дверью.
        - Мисс Бинни! Мисс Бинни! - каждому хотелось рассказать все мисс Бинни первым. - А Рамона носит червяка вместо кольца.
        - Это розовый червяк, - гордо сказала Рамона, вытягивая руку. - А не какой-то старый, дохлый, белый червяк.
        - Ой... какой хорошенький червяк, - храбро произнесла мисс Бинни. - Он такой гладкий и... розовый.
        - Это будет мое обручальное колечко, - придумала Рамона.
        - И с кем же ты обручена? - поинтересовалась Энн.
        - Я еще не решила, - ответила Рамона.
        - Только не со мной, - вмешался Дэви.
        - И не со мной, - сказал Хови.
        - И не со мной, - сказал Эрик Р.
        - Э... гм... Рамона... - мисс Бинни подбирала слова. - Мне кажется, ты не должна носить это... кольцо в школе. Почему бы тебе не оставить его на площадке в луже, чтобы оно... не испортилось.
        Рамона была счастлива сделать все, что попросит мисс Бинни. Она осторожно сняла червяка с пальца и положила его в лужу, где он и остался: обмякший и неподвижный.
        Теперь всякий раз, как мама надевала на нее Ховины сапоги, Рамона бегала по площадке с червяком на пальце и, когда кто-нибудь спрашивал, с кем же она обручена, Рамона отвечала: "Я еще не решила".
        И каждый раз Дэви, а вслед за ним и Хови, и Эрик Р., и все, кто оказывался рядом, говорили: "Только не со мной".
        Но однажды в субботу миссис Квимби, поглядев на потрепанные Рамонины туфли, обнаружила, что у них не только сбились каблуки, но и протерлась кожа на носке, потому что Рамона останавливала свой кривобокий велосипед, тормозя носком о бетон. Миссис Квимби велела Рамоне встать и пощупала ее пальцы через кожу туфель.
        - Пора покупать новые, - решила миссис Квимби. - Бери куртку и сапоги и поедем в магазин.
        - На улице нет дождя, - ответила Рамона. - Почему я должна надевать сапоги?
        - Чтобы посмотреть, налезут ли они на твои новые туфли, - ответила мама. - Поторопись, Рамона.
        Когда они вошли в магазин и сели, Рамонин любимый продавец спросил: "Что случилось с моей маленькой Ромашкой? У тебя сегодня нет для меня улыбки?"
        Рамона покачала головой и с безнадежной страстью уставилась на ряды прекрасных блестящих сапожек, стоящих сбоку от прилавка. А она сидит с выцветшими старыми коричневыми Ховиными сапогами! Как же она может улыбаться? Совсем маленькая девочка в новых красных сапожках весело раскачивалась на магазинной лошадке-качалке, пока ее мама расплачивалась за сапоги.
        - Ну, посмотрим, что мы сможем для тебя сделать, - весело сказал продавец, снимая с Рамоны туфли и ставя ее ногами на измерительную линейку. Найти для Рамоны подходящую пару туфель оказалось несложно.
        - Теперь надень сапоги, - серьезным голосом сказала миссис Квимби после того, как Рамона несколько раз прошлась по магазину туда-обратно в новых туфлях.
        Целое мгновение, пока она устраивалась на полу и брала ненавистный сапог, Рамона раздумывала, не сделать ли ей вид, что она не может его натянуть. Но она знала, что этот трюк ей не удастся, потому что продавец из обувного магазина разбирался и в детях, и в обуви. Она натягивала сапог, дергая и теребя его до тех пор, пока не умудрилась засунуть в него ногу больше чем наполовину. Когда она встала, нога ее стояла внутри сапога на цыпочках. Мама потянула сапог еще немного, и туфля уместилась в сапоге целиком.
        - Ну вот, - сказала миссис Квимби. Рамона вздохнула.
        Маленькая девочка перестала качаться и объявила всему миру:
        - А у меня новые сапоги.
        - Скажи мне, Ромашка, сколько мальчиков и девочек в твоем, классе? - спросил продавец.
        - Двадцать девять, - с вытянутым лицом ответила Рамона.
        Двадцать девять, и у большинства новые сапоги. Счастливая малышка слезла с лошадки, взяла свой воздушный шарик, бесплатно прилагающийся к покупке, и ушла вместе со своей мамой.
        Продавец повернулся к миссис Квимби.
        - Учителя в подготовительной школе предпочитают, чтобы дети ходили в свободной обуви, чтобы они сами могли с ней справиться. Мне кажется, у Рамониной учительницы нет времени снимать и надевать пятьдесят восемь сапог, - сказал он.
        - Я как-то об этом не подумала, - ответила миссис. Квимби. - Может быть, нам и вправду лучше посмотреть сапоги.
        - Держу пари, Ромашке понравятся красные, - сказал продавец. Рамона просияла, а он добавил:
        - Я подозревал, что это вытянет из тебя улыбку.
        - Господи, Рамона, - сказала миссис Квимби, надписывая Рамонины сапоги, - неужели ты не можешь ходить спокойно?
        - Нет, - ответила Рамона. - Я самый маленький козленок Билли.
        И она поскакала по коридору к своей комнате.
        К несчастью, на следующий день дождя не было, поэтому Рамона оставила свои новые сапоги дома и поскакала в школу, где у нее сегодня почти не было шансов догнать Дэви, потому что он бегал быстрее, чем она скакала в своих новых туфельках. Она поскакала к своему месту, а позже, когда на уроке рисования ее назначили дежурной и она должна была выдать всем бумагу, Рамона поскакала к шкафчику, где та хранилась, и принялась скакать по рядам, раздавая листочки.
        - Рамона, мне бы хотелось, чтобы ты ходила спокойно, - заметила мисс Бинни.
        - Я - самый маленький козленок Билли, - объяснила Рамона. - Я должна скакать.
        - Ты можешь скакать на улице, - твердо сказала мисс Бинни. - В классе скакать нельзя.
        Во время перемены весь класс превратился в козлят Билли и скакал по игровой площадке, но Рамона скакала веселее и громче всех. Она заметила, что начали собираться тучи, темные и угрожающие.
        Вечером пошел дождь. Всю ночь он стучал по южной стороне дома Квимби. На следующее утро Рамона, в новых сапогах и плаще, выскочила на улицу задолго до того, как Хови подошел к их дому, чтобы вместе идти в школу. Рамона прошагала по мокрой лужайке, и ее сапоги, намокнув, стали еще более блестящими. Она потопала ногами во всех маленьких лужах на дороге. Она встала в канавку, чтобы грязная вода закрыла носки ее прекрасных новеньких сапожек. Она набрала мокрых листьев и устроила из них запруду в канавке, чтобы та стала глубже и вода поднялась выше. Хови, как можно было догадаться, уже привык к своим сапогам и не был взволнован ни капельки. Но шлепать по лужам ему все равно было приятно, и всю дорогу до школы Хови вместе с Рамоной топали по лужам и брызгались.
        У перекрестка, охраняемого Генри Хаггинсом в желтом дождевике, непромокаемой шляпе и коричневых сапогах, Рамона остановилась.
        - Посмотри, какая там отличная слякоть! - сказала она Хови, показывая на площадку, которая должна была стать автомобильной стоянкой нового рынка.
        Слякоть действительно была замечательной, грязно-коричневой, с лужами и маленькими ручейками в колеях, оставленных шинами приезжающих на строительство грузовиков. Это была самая лучшая слякоть, самая слякотная слякоть, самая привлекательная слякоть из всех, когда-либо виданных Рамоной. И - самое замечательное - дождь лил с такой силой, что на стройке не было ни одного рабочего, который мог бы сказать: "Держитесь от грязи подальше!"
        - Пошли, Хови, - сказала Рамона. - Давай посмотрим, как мои сапоги справятся с этой слякотью.
        Конечно же, она запачкает свои блестящие сапожки, но зато потом, после школы, будет так весело мыть их из шланга!
        Но Хови уже шел за Генри через улицу.
        Когда Генри исполнил на противоположной стороне улицы свой излюбленный прием - резкий поворот кругом, он заметил, что Рамона осталась позади.
        - Ты должна была идти за мной! - сказал он. - Теперь тебе придется подождать, пока не подойдет кто-нибудь еще.
        - Неважно, - радостно ответила Рамона и направилась к самой слякотной слякоти на свете.
        - Рамона, немедленно вернись! - завопил Генри. - Ты нарвешься на неприятности!
        - Дежурные регулировщики не должны разговаривать, когда они на посту, - напомнила ему Рамона и шагнула в самую грязь. К ее удивлению, ее собственные ноги вдруг начали под ней расползаться. Она и не знала, что слякоть такая скользкая. Умудрившись удержать равновесие, Рамона стала медленно и осторожно ставить каждый сапог перед тем, как вытянуть второй из засасывающей его слякоти. Она весело помахала рукой Генри, которого, казалось, раздирали какие-то противоречивые чувства. Он то открывал рот, как будто пытаясь что-то сказать, то вновь закрывал его. Рамона помахала рукой и одноклассникам, наблюдавшим за ней сквозь школьный забор.
        С каждым шагом к ее сапогам прилипало все больше грязи.
        - Глядите, у меня слоновьи ноги! - закричала она. Сапоги становились все тяжелее и тяжелее.
        Генри покончил с раздиравшими его противоречиями.
        - Ты завязнешь! - закричал он.
        - Нет, не завязну! - закричала в ответ Рамона и почувствовала, что не может вытащить правый сапог. Она попробовала вытащить левый, но и он завяз намертво. Она схватила голенище обеими руками и попыталась вытянуть ногу, но не смогла сдвинуть ее с места. Попробовала вытянуть вторую, но та тоже не сдвинулась. Генри был прав. Мисс Бинни наверняка не понравится то, что случилось, но, как бы то ни было, Рамона завязла в грязи.
        - Я тебе говорил! - завопил Генри, нарушая правила поведения дежурных регулировщиков.
        Рамоне стало жарко в ее плаще. Она тянула и тащила. Она могла поднять ноги по очереди внутри сапог, но, как она ни дергала их руками, ей не удавалось вытащить из грязи свои драгоценные сапожки.
        Рамоне становилось все жарче и жарче. Она никогда больше не сможет выбраться из этой слякоти. Занятия начнутся без нее, а она останется в этой грязи совсем одна. Мисс Бинни не понравится, что она осталась стоять в грязи вместо того, чтобы вместе со всеми сидеть в классе, петь песню про зариру и выполнять задания. У Рамоны задрожал подбородок.
        - Посмотрите на Рамону! Посмотрите на Рамону! - завопил подготовительный класс, когда на школьной площадке появилась мисс Бинни в пластиковом плаще с капюшоном.
        Рамона услышала, как мисс Бинни произнесла: "О боже!" Водители притормаживали, чтобы поглазеть на Рамону, и улыбались. Слезы на Рамониных щеках смешивались с дождем. Мисс Бинни, шлепая по лужам, перешла улицу.
        - Господи, Рамона, как же нам тебя теперь вытаскивать?
        - Н-не знаю, - зарыдала Рамона. Нельзя же, чтобы и мисс Бинни завязла в грязи. Она нужна подготовительной школе.
        Из окна проезжающей машины выглянул человек и крикнул: "Вам нужны доски!"
        - В этой дряни доски потонут! - заметил какой-то прохожий.
        Прозвенел первый звонок на урок. Рамона зарыдала еще сильнее. Теперь мисс Бинни должна будет идти в класс, а она останется одна в грязи, под дождем, в такой холод. Из окон главного школьного здания на нее уже смотрели большие мальчики и девочки.
        - Не волнуйся, Рамона, - сказала мисс Бинни. - Мы тебя как-нибудь вытащим.
        Рамона хотела тоже поучаствовать в своем спасении. Она знала, как поступают, когда в грязи завязнет машина.
        - Не можете ли вы вызвать буксирный кран? - спросила она, громко втянув воздух носом.
        Она уже видела, как ее выдергивают из грязи, зацепив за воротник плаща тяжелым крюком на цепи. Картина эта показалась ей такой привлекательной, что рыдания стали потихоньку утихать. Рамона с надеждой ждала ответа мисс Бинни.
        Прозвенел второй звонок. Мисс Бинни не смотрела на Рамону. Она задумчиво смотрела на Генри Хаггинса, который, казалось, рассматривает что-то находящееся далеко-далеко. Сержант-регулировщик свистнул в свисток, призывая мальчиков, дежурящих на перекрестке, вернуться со своих постов в школу.
        - Мальчик! - позвала мисс Бинни. - Дежурный регулировщик!
        - Кто? Я? - встрепенулся Генри, который был единственным мальчиком, дежурившим на этом перекрестке.
        - Это Генри Хаггинс, - подсказала Рамона.
        - Генри, подойди сюда, пожалуйста, - попросила мисс Бинни.
        - Я должен идти в школу по свистку сержанта.
        Генри поднял голову и посмотрел на мальчиков и девочек, выглядывающих из окон главного школьного здания.
        - Но это исключительный случай, - настаивала мисс Бинни. - Ты в сапогах, и мне нужно, чтобы ты помог мне вытащить эту маленькую девочку из грязи. Директору я все объясню.
        Генри без особого энтузиазма прошлепал через улицу и, прежде чем шагнуть в грязь, тяжело вздохнул. Тщательно выбирая дорогу и осторожно ставя ноги, он добрался до Рамоны и сердито сказал:
        - Видишь, во что ты меня втянула! Я говорил тебе, чтобы держалась отсюда подальше!
        Первый раз в жизни Рамоне было нечего ответить. Генри был прав.
        - Похоже, мне придется тебя нести, - продолжал Генри ворчливо. Держись за меня.
        Он наклонился и схватил Рамону поперек туловища. Рамона послушно обвила руками мокрый воротник его дождевика. Генри такой большой и сильный! Вдруг, к своему ужасу, Рамона почувствовала, что ее вынимают из ее прекрасных новых сапожек.
        - Сапоги! - завопила она. - Ты оставил мои сапоги! Генри покачнулся, поскользнулся и, несмотря на то что у него на руках была Рамона, умудрился удержать равновесие.
        - Тише ты! - скомандовал он. - Я тебя отсюда вытаскиваю, так? Ты, что же, хочешь, чтобы мы оба шлепнулись в грязь?
        Рамона замолчала и схватилась за Генри еще крепче. Генри наклонился вперед и потрусил к тротуару. Там он сгрузил свою ношу прямо перед мисс Бинни.
        - Эге-гей! - несколько больших мальчиков открыли окно и вопили оттуда: - Эге-гей, Генри!
        Генри бросил в их сторону хмурый взгляд.
        - Спасибо тебе, Генри, - в голосе мисс Бинни действительно чувствовалась благодарность. Генри поскреб сапоги о бортик тротуара, пытаясь соскрести с них грязь. - Рамона, а ты что скажешь?
        - Мои сапоги, - сказала Рамона. - Он оставил там, в грязи, мои новые сапоги!
        Два ярко-красных пятнышка посреди озера грязи выглядели так одиноко. Рамона не могла просто так бросить свои новые сапоги, она ведь так долго их ждала! Кто-нибудь подберет их, а ей придется опять влезать в старые страшные сапоги Хови.
        - Не волнуйся, Рамона, - произнесла мисс Бинни, тревожно глядя в сторону подготовительной школы, где ее класс, через ограду наблюдавший за тем, что происходит, становился все мокрее и мокрее. - Никто не возьмет твои сапоги в такую погоду. Мы заберем их, когда дождь кончится и земля подсохнет.
        - Но в них наберется вода, в них же нет моих ног, - запротестовала Рамона. - Они испортятся от дождя.
        Как ни сочувствовала мисс Бинни Рамоне, но все же была тверда.
        - Я понимаю тебя, - сказала она, - но боюсь, сейчас мы ничего не можем сделать.
        Этого Рамона уже не могла вынести. После того как она столько раз была вынуждена надевать старые страшные сапоги Хови, она не могла оставить свои прекрасные новые красненькие сапожки наполняться дождевой водой в грязи.
        - Я хочу мои сапоги! - взвыла Рамона и снова расплакалась.
        - Хорошо, хорошо, - сердито сказал Генри. - Я достану твои старые сапоги. Перестань реветь.
        И еще раз громко вздохнув, он снова пошлепал на пустую стоянку, вытащил сапоги из грязи и, вернувшись на тротуар, бросил их к Рамониным ногам.
        - Вот они, - буркнул он с отвращением. Рамона ждала, что он добавит: "Надеюсь, ты удовлетворена", но Генри этого не сказал. Вместо этого он направился к школе.
        - Спасибо, Генри, - крикнула Рамона ему вслед, на этот раз без напоминания. Что-то в этом есть: быть спасенной большим и сильным дежурным мальчиком-регулировщиком в желтом дождевике!
        Мисс Бинни подняла грязные сапоги и сказала:
        - Какие красивые красные сапожки! Мы смоем грязь, и они будут как новые. А теперь нам пора в класс.
        Рамона улыбнулась мисс Бинни. Она снова считала, что это самая лучшая, самая понимающая учительница в мире. Она ни разу не отругала Рамону, даже не сделала ни одного занудного замечания, не спросила, чего ради она, Рамона, сделала такую глупость. Ни разу мисс Бинни не сказала, что Рамоне следовало бы быть умнее.
        Вдруг что-то на тротуаре привлекло внимание Рамоны. Она увидела изогнутого розового дождевого червяка. Подобрав его и обернув вокруг пальца, Рамона посмотрела на Генри и крикнула: "Я выйду за тебя замуж, Генри Хаггинс!"
        Хотя дежурным регулировщикам полагалось держаться прямо, Генри, казалось, согнулся внутри своего дождевика, как будто хотел вообще исчезнуть.
        - У меня обручальное кольцо, и я выйду за тебя замуж! - завопила Рамона вслед Генри. Весь подготовительный класс засмеялся и захлопал.
        - Эге-гей, Генри! - завопили большие мальчики. К окну, из которого они высовывались, подошла учительница и захлопнула его.
        Идя вслед за мисс Бинни через улицу, Рамона услышала, как Дэви радостно закричал:
        - Какое счастье, что не за меня!
        Глава 6
        САМАЯ СТРАШНАЯ ВЕДЬМА В МИРЕ
        Рамона всегда радовалась, когда мама брала ее в Гленвудскую школу смотреть школьный парад - мальчиков и девочек в хэллоуинских костюмах. А после этого ей нравилось есть пончик и пить яблочный сок из бумажного стаканчика, если, конечно, ей доставалось. В этом году, после стольких лет сидения на скамейке вместе с другими зрителями мамами и младшими братьями и сестрами, Рамоне наконец предстояло самой надеть маскарадный костюм и пройти вместе с остальными школьниками вокруг игровой площадки. В этом году ей на законных основаниях полагался пончик и яблочный сок.
        - Мама, ты купила мне маску? - спрашивала Рамона каждый день, возвращаясь домой из школы.
        - Не сегодня, дорогая, - отвечала миссис Квимби. - Не приставай. Я куплю в следующий раз, когда пойду в магазин.
        Рамона, которая не собиралась приставать к маме, не понимала, почему взрослые так медлительны.
        - Пусть это будет маска плохой ведьмы, мама, - говорила она. - Я хочу быть плохейшей ведьмой в мире.
        - Ты хочешь сказать, худшей, - поправляла Бизус всякий раз, как слышала этот разговор.
        - Нет, - возражала Рамона, - я хочу сказать плохейшей.
        _Плохейшая_ звучало куда ужаснее, чем худшая, а Рамона так любила рассказы о плохих ведьмах - чем плохее, тем лучше. Она терпеть не могла историй о хороших ведьмах - ведьмам ведь полагается быть плохими. Именно поэтому Рамона и решила быть ведьмой.
        И вот однажды, придя домой из школы, Рамона увидела около своей кровати два бумажных пакета. В одном лежала черная ткань и выкройка ведьминого костюма. На выкройке была картинка, а на картинке была нарисована шляпа ведьмы, острая, как буква А. Рамона заглянула во второй пакет и вытащила оттуда резиновую маску ведьмы, такую страшную, что она быстро бросила ее на кровать. До нее было даже страшно дотрагиваться. Дряблая резиновая поверхность маски была серо-зеленого цвета плесени, волосы висели, как водоросли, нос крючком, зубы - как гнилые пеньки, а на носу - бородавка. Пустые прорези для глаз, казалось, зловеще уставились на Рамону. Лицо было таким страшным, что ей пришлось напомнить себе, что это всего-навсего резиновая маска из писчебумажного магазинчика. Призвав на помощь все свое мужество, Рамона взяла маску и просунула в нее голову.
        Рамона бросила осторожный взгляд в зеркало, отпрянула и собралась с силами для более пристального взгляда. "На самом деле это я там, внутри", - сказала она себе и почувствовала увереннее.
        Рамона бросилась из комнаты, чтобы показаться маме. Оказалось, что, если не смотреть на себя в зеркало, внутри маски было совершенно не страшно.
        - Я самая плохейшая ведьма в мире! - закричала Рамона.
        Ее голос звучал глухо из-под маски. Когда мама с испугу уронила свое шитье, Рамона пришла в восторг.
        Потом Рамона стала ждать, когда домой придут Бизус и папа, чтобы надеть маску, выскочить и напугать и их тоже. Но перед тем, как идти спать, она скатала маску в трубочку и спрятала ее за диванную подушку в гостиной.
        - Зачем ты это делаешь? - спросила Бизус, которой было нечего бояться. Бизус собиралась быть принцессой, и ее маска была маленькой, узкой и розовой.
        - Потому что я так хочу, - ответила Рамона, не испытывавшая желания спать в одной комнате с таким жутким злобным лицом.
        С этих пор всякий раз, как Рамоне хотелось испытать настоящий ужас, она поднимала диванную подушку в гостиной, бросала быстрый взгляд на устрашающую маску и моментально вновь закрывала ее подушкой. Пугать себя было так весело!
        Костюм Рамоны был сшит, и настал день Хэллоуин-парада. На утренних занятиях подготовительному классу было невмоготу сидеть спокойно. Во время отдыха все так вертелись на своих матрасиках, что мисс Бинни пришлось долго ждать, прежде чем она смогла найти хотя бы одного человека, лежащего достаточно тихо для того, чтобы стать Просыпательной Феей. Когда уроки наконец закончились, весь класс, позабыв о школьных правилах, толкаясь, выбежал за дверь.
        Дома Рамона съела лишь серединку своего бутерброда с рыбой, да и то только потому, что мама не разрешала ей идти на Хэллоуин-парад на пустой желудок. Корки Рамона завернула в бумажную салфетку и засунула под тарелку. Бегом бросившись в свою комнату, Рамона надела длинное черное платье, пелерину, маску и остроконечную ведьмину шляпу с резинкой, которая удерживала ее под подбородком. Эта резинка внушала Рамоне некоторые сомнения: ни в одной из книжек о ведьмах не говорилось о том, что они носят резинку под подбородком, - но сегодня она была слишком счастлива и взволнована для того, чтобы устраивать скандал.
        - Посмотри, мама! - закричала она. - Я самая плохейшая ведьма в мире!
        Миссис Квимби улыбнулась, ласково шлепнула Рамону через длинное черное платье и сказала:
        - Да, иногда я думаю, что это так.
        - Ну же, мама! Пошли на Хэллоуин-парад! - Рамона ждала уже так долго, что не могла даже представить, как же она вытерпит еще пять минут.
        - Я сказала Ховиной маме, что мы их подождем, - сказала миссис Квимби.
        - Мама, ну зачем?
        Рамона побежала к окну посмотреть, не идет ли Хови. К счастью, миссис Кемп и Вилла Джин уже подходили к дому. Хови в костюме черного кота медленно тащился следом, держа в руке кончик своего хвоста. Вилла Джин сидела в коляске. Она была в маске кролика с торчащими зубами.
        Рамона больше не могла ждать. Она вылетела за дверь, вопя из-под своей маски:
        - Ого-го! Я самая плохейшая ведьма в мире! Поторопись, Хови! Сейчас я до тебя доберусь, Хови!
        Хови продолжал бесстрастно передвигать ноги, волоча за собой свой хвост, поэтому Рамона выбежала ему навстречу. Маски у Хови не было - к его щекам вместо кошачьих усов скотчем были приклеены маленькие щеточки для чистки курительной трубки.
        - Я самая плохейшая ведьма в мире, - сообщила Рамона Хови. - А ты можешь быть моим котом.
        - Я не хочу быть твоим котом, - сказал Хови. - Я вообще не хочу быть котом.
        - Почему же, Хови? - спросила миссис Квимби, присоединившаяся к Рамоне и Кемпам. - Мне кажется, из тебя получился такой замечательный кот.
        - У меня хвост не держится, - пожаловался Хови. - Я не хочу быть котом со сломанным хвостом.
        Миссис Кемп вздохнула.
        - Ну перестань, Хови. Если ты будешь вот так держать свой хвост за кончик, никто не заметит. - Она повернулась к миссис Квимби и добавила: - Я обещала ему пиратский костюм, но его старшая сестра заболела, а пока я ей мерила температуру, Вилла Джин забралась на кухне в буфет и умудрилась вылить целый литр растительного масла на пол. Если вам когда-нибудь доводилось отмывать пол от масла, вы понимаете, каково мне пришлось. А потом Хови пошел в ванную и полез, да, дорогой, я понимаю, что ты хотел мне помочь, - да, так вот, полез за губкой, но случайно оперся коленкой на тюбик с зубной пастой, который кто-то оставил открытым, - ну что ты, Хови, я же не говорю, что это ты оставил его открытым, - и зубная паста забрызгала всю ванную, так что мне пришлось убирать еще и это. Ну и в конце концов мне ничего не оставалось делать, как вытащить старый кошачий костюм его сестры из ящика, а когда он его надел, оказалось, что проволока в хвосте сломалась, но у меня уже не было времени его распарывать и вставлять новую.
        - У тебя такие славные усы, - сказала миссис Квимби, стараясь отвлечь Хови.
        - От этого скотча у меня все чешется! - ответил Хови.
        Рамоне стало ясно, что с Хови не повеселишься даже в Хэллоуин. Ну и ладно. Она будет веселиться сама.
        - Я самая плохейшая ведьма в мире! - запрыгала и запела она приглушенным маской голосом. - Я самая плохейшая ведьма в мире!
        Когда вдалеке показалась игровая площадка, Рамона заметила, что там уже было полно детей в маскарадных костюмах: и первая, и вторая смена подготовительной школы пришли на Хэллоуин-парад. Бедная мисс Бинни, наряженная, как Матушка-Гусыня, должна была следить за шестьюдесятью восемью мальчиками и девочками.
        - Беги, Рамона, - сказала миссис Квимби, когда они перешли улицу. - Мы с Ховиной мамой пойдем на большую площадку и попытаемся найти местечко на скамейке, пока их все не заняли.
        Рамона с визгом побежала на площадку:
        - Ого-го! Я самая плохейшая ведьма в мире!
        Никто не обратил на нее никакого внимания, потому что все остальные тоже визжали. Шум стоял неописуемый. Рамона вопила, и визжала, и кричала, и гонялась за всяким, кто был готов от нее убегать. Она гонялась за бродягами, и за привидениями, и за балеринами. Время от времени другие ведьмы в точно таких же масках, как у нее, гонялись за ней, а потом она поворачивалась и бежала за своими преследователями. Она попыталась погнаться за Хови, но он не стал от нее убегать. Он только стоял у ограды, держа в руке свой сломанный хвост и пропуская все веселье.
        Рамона увидела милого маленького Дэви в пиратском костюмчике из писчебумажного магазина. Она поняла, что это Дэви, по его худым ногам. Наконец-то! Она налетела на него и поцеловала сквозь свою резиновую маску. Вид у Дэви был испуганный, но ему хватило присутствия духа издать сдавленный звук вслед Рамоне, которая уносилась прочь, довольная, что ей удалось наконец поймать и поцеловать Дэви.
        Тут Рамона увидела Сьюзен, вылезающую из маминой машины. Как и можно было предположить, Сьюзен была наряжена в старомодный девичий костюмчик с длинной юбкой, фартучком и панталонами.
        - Я самая плохейшая ведьма в мире! - завопила Рамона и бросилась за Сьюзен, чьи кудряшки, изящно подскакивающие над плечами, никак нельзя было скрыть. Рамона не могла противиться искушению. После стольких недель страстного желания это сделать она наконец дернула один из завитков Сьюзен и завопила из-под своей резиновой маски:
        - Боньк!
        - Прекрати! - сказала Сьюзен и расправила свои кудряшки.
        - Ого-го! Я самая плохейшая ведьма в мире! - Рамона увлеклась. Она дернула другой завиток и приглушенно прокричала:
        - Боньк!
        Какой-то клоун засмеялся и присоединился к Рамоне. Он тоже дернул завиток и завопил:
        - Боньк!
        Старомодная девочка топнула ногой.
        - Прекратите! - сказала она сердито.
        - Боньк! Боньк! - все присоединились к игре. Сьюзен пыталась убежать, но, в какую бы сторону она ни бежала, там всегда находился кто-то, кто был рад потянуть за завиток и крикнуть: "Боньк!" Сьюзен бросилась к мисс Бинни.
        - Мисс Бинни! Мисс Бинни! - закричала она. - Они дразнят меня! Они таскают меня за волосы и бонькают!
        - Кто тебя дразнит? - спросила мисс Бинни.
        - Все, - ответила Сьюзен, чуть не плача. - Это ведьма начала.
        - Какая ведьма? - спросила мисс Бинни.
        Сьюзен огляделась.
        - Я не знаю какая, - сказала она, - но это была плохая ведьма.
        - Неведомая плохая ведьма, - также оглядываясь, задумчиво произнесла мисс Бинни.
        "Это я, самая плохейшая ведьма в мире", - подумала Рамона. В то же время она была слегка удивлена. Ей ни разу не приходило в голову, что другие не знают, что под маской - именно она.
        - Не волнуйся, Сьюзен, - сказала мисс Бинни. - Стой около меня, и никто тебя не тронет.
        "Неведомая ведьма", - повторила про себя Рамона, радуясь созвучию этих слов. Неведомая ведьма, неведомая ведьма. Неожиданно Рамоне захотелось проверить, узнает ли ее мисс Бинни. Она подбежала к учительнице и закричала своим приглушенным маской голосом:
        - Здрасти, мисс Бинни! Сейчас я до вас доберусь, мисс Бинни!
        - О-о, какая страшная ведьма, - отозвалась мисс Бинни, по мнению Рамоны, несколько рассеянно. Было ясно, что на самом деле мисс Бинни не испугалась и не узнала Рамону среди множества бегающих вокруг ведьм.
        Мисс Бинни-то не испугалась, зато испугалась Рамона. Мисс Бинни не догадалась, кто была эта ведьма. Никто не узнавал Рамону, а если никто ее не узнает, то она - никто.
        - Прочь с дороги, старая ведьма! - закричал Эрик Р. Рамоне. Он не сказал: _"Прочь с дороги, Рамона!"_
        Всегда, насколько Рамона себя помнила, рядом был кто-то, кто знал, кто она. Даже на прошлый Хэллоуин, когда она нарядилась привидением и отправилась колядовать с Бизус и другими большими мальчиками и девочками, все, казалось, знали, кто она. "Мне кажется, я знаю, кто это маленькое привидение", - говорили соседи, бросая маленькую шоколадку или горсть орехов в ее бумажный пакет. Теперь же вокруг бегает столько ведьм, что никто не знает, кто она.
        - Дэви, угадай, кто я? - завопила Рамона. Конечно же, Дэви догадается.
        - Еще одна старая ведьма, - ответил Дэви.
        Рамоне стало так страшно, как никогда еще не было. У нее было ощущение, что она потерялась внутри своего костюма. Она подумала, а узнает ли мама, какая из неведомых ведьм - Рамона. Мысль о том, что мама может не узнать ее, напугала Рамону еще больше. Что если мама забыла ее? Что если все в этом мире ее забыли? При этой ужасной мысли Рамона сорвала с себя маску, и, хотя ее безобразность уже не была самым страшным во всей этой истории, она скатала ее в трубочку, чтобы не видеть.
        Каким прохладным показался Рамоне воздух без этой чудовищной маски! Она больше не хотела быть самой плохейшей ведьмой в мире. Она хотела быть Рамоной Джеральдиной Квимби и чтобы мисс Бинни и все на площадке ее знали. Вокруг бегали и кричали привидения, бродяги и пираты, но Рамона тихо стояла у двери в класс и молча на всех смотрела.
        Дэви подлетел к ней и крикнул:
        - Ха! Ты меня не поймаешь!
        - Я не хочу тебя ловить, - ответила Рамона.
        Дэви поглядел на нее удивленно и слегка разочарованно, потом повернулся и бросился бежать на своих тонких ножках с криком:
        - Йо-хо-хо и бутылка рома!
        Джо завопил ему вслед:
        - Ты не настоящий пират. Ты всего лишь Дэви-"котелок"!
        Мисс Бинни пыталась построить всех своих шестьдесят восемь подопечных парами. Две мамы пожалели учительницу и стали помогать сгонять подготовишек в одно место, чтобы начать Хэллоуин-парад, но, как это всегда бывает, нашлись дети, которым больше хотелось побегать, чем делать то, что от них требовалось. Первый раз среди них не оказалось Рамоны. На большой площадке из громкоговорителей зазвучал марш. Начинался Хэллоуин-парад, которого Рамона ждала со времен своего детского сада.
        - Пойдемте, дети, - сказала мисс Бинни. Увидев, что Рамона стоит в одиночестве, она повернулась к ней: - Пошли, Рамона.
        Для Рамоны было огромным облегчением услышать, как мисс Бинни произносит ее имя, услышать, как ее учительница, глядя на нее, называет ее "Рамона". Но несмотря на то, что Рамоне очень хотелось гордо пройтись со своим классом под звуки марша, она не двинулась с места.
        - Надень маску, Рамона, и встань в строй, - сказала мисс Бинни, подводя к построившимся детям привидение и цыганку.
        Рамоне очень хотелось сделать так, как ей велела учительница, но в то же время она боялась потеряться за своей страшной маской. Подготовительные классы наконец выстроились в линеечку. На всех, кроме Хови с его усами-щеточками, были маски, и каждый рвался начать парад. Рамона понимала, что, если она не предпримет что-нибудь немедленно, ее оттеснят, а этого она допустить не могла. Она ведь так много лет ждала своего Хэллоуин-парада!
        Всего одна секунда ушла у Рамоны на то, чтобы понять, что нужно делать. Она бросилась в класс к своему шкафчику и выхватила из пенала карандаш. Потом вытащила лист бумаги. Снаружи был слышен топот ног первой и второй смены, движущихся на парад. Времени для того, чтобы писать красиво, не оставалось, но ничего. Эта работа не была заданием мисс Бинни. Быстро, как только могла, Рамона написала печатными буквами свое имя, а потом, не в силах удержаться, добавила инициал своей фамилии, пририсовав к нему головку с носом и в шляпе, а внизу два башмака.
        Теперь весь мир будет знать, кто она такая. Она - Рамона Квимби, единственная девочка в целом свете, у которой инициал фамилии с носом, в шляпе и башмаках! Рамона натянула свою резиновую маску, водрузила на голову остроконечную шляпу, поправила резинку под подбородком и побежала за своим классом, который уже вступал на площадку. Ее не огорчало, что она оказалась последней в строю и была вынуждена идти рядом с мрачным Хови, все еще придерживающим свой сломанный хвост.
        Подготовительные классы прошли строем вокруг площадки, за ними шел первый класс и все остальные классы тоже, а мамы и младшие братья и сестры смотрели на них. Рамона чувствовала себя очень взрослой, ведь еще в прошлом году она сама была всего лишь младшей сестрой, которая сидела на скамейке, смотрела, как мимо в строю проходит ее старшая сестра Бизус, и надеялась, что ей достанется пончик.
        - Эге-гей! Я самая плохейшая ведьма в мире! - выкрикивала Рамона, подняв свой плакатик высоко над головой, чтобы всем было видно. Вместе со всеми она прошла мимо своей мамы, которая сидела на скамейке. Мама увидела ее, показала на нее миссис Кемп и помахала ей рукой. Внутри своей душной маски Рамона расплылась в улыбке. Мама узнала ее!
        Бедная маленькая Вилла Джин в коляске не умела читать, поэтому Рамона крикнула ей:
        - Это я, Вилла Джин. Это Рамона, самая плохейшая ведьма в мире!
        Вилла Джин в кроличьей маске поняла. Она засмеялась и захлопала ладошкой по перекладинке коляски.
        Рамона увидела Рибси, пса Генри, который трусил вдоль площадки и не сводил глаз с парада.
        - Эге-гей, Рибси! Вот я до тебя доберусь, Рибси! - грозно крикнула она, шагая мимо него.
        Рибси коротко гавкнул в ответ, и, убедившись, что даже Рибси узнал ее, Рамона зашагала за своим пончиком и яблочным соком.
        Глава 7
        ДЕНЬ, КОГДА ВСЕ ПОШЛО НАПЕРЕКОСЯК
        Этот день начался многообещающе по двум причинам, обе из которых указывали на то, что Рамона растет. Во-первых, у нее зашатался зуб, зашатался очень сильно, он просто качался взад и вперед, стоило его лишь легонько подтолкнуть языком. Возможно, это был самый шатающийся зуб во всем подготовительном классе, а это значило, что наконец-то Рамону скоро навестит Зубная Фея. Впрочем, насчет Зубной Феи у Рамоны были подозрения. Она видела, как Бизус, когда у нее выпадали зубы, шарила утром рукой под подушкой, а потом кричала:
        - Папа, мой зуб все еще здесь! Зубная Фея забыла прийти!
        - Этого не может быть, - всегда отвечал мистер Квимби. - Ты уверена?
        - Абсолютно. Я искала десятипенсовик повсюду.
        - Дай-ка я посмотрю, - неизменно предлагал мистер Квимби. И всякий раз он каким-то образом находил не замеченный Бизус десятипенсовик Зубной Феи.
        Теперь уже скоро придет очередь Рамоны. Она собиралась бодрствовать всю ночь, чтобы поймать Зубную Фею и убедиться, что это и вправду ее папа.
        Шатающийся зуб был для Рамоны не единственным поводом почувствовать, что она наконец-то начала взрослеть, - в довершение к этому ей предстояло пойти в школу совсем одной. Совсем одной! Хови простудился и сидел дома, а мама должна была рано утром отвезти Бизус к зубному врачу.
        - Рамона, - сказала миссис Квимби, надевая пальто, - я верю, что ты уже достаточно большая, чтобы побыть немного одной до школы. Как ты думаешь, ты сможешь вести себя как хорошая девочка?
        - Ну конечно, мама, - ответила Рамона, которая считала, что она всегда ведет себя как хорошая девочка.
        - И не забывай смотреть на часы, - добавила миссис Квимби. - Ты должна выйти ровно в четверть девятого.
        - Да, мама.
        - И прежде чем перейти улицу, не забудь посмотреть в обе стороны.
        - Да, мама.
        Поцеловав Рамону на прощание, миссис Квимби сказала:
        - И пожалуйста, не забудь, уходя, закрыть за собой дверь.
        - Да, мама, - не теряя терпения, ответила Рамона. Она не понимала, почему мама так волнуется.
        Когда миссис Квимби с Бизус уехали, Рамона села на кухне за стол и стала, расшатывая зуб, смотреть на часы. Маленькая стрелка была на восьми, а большая - на единице. Рамона покачала зуб пальцем. Затем она стала расшатывать его языком: туда-сюда, туда-сюда. Большая стрелка доползла до двух. Рамона обхватила зуб пальцами, но, как ей ни хотелось удивить маму дыркой во рту, тянуть зуб было слишком страшно. Она снова стала его расшатывать.
        Большая стрелка медленно передвинулась на три. Рамона продолжала сидеть на стуле, расшатывать зуб и, как она и обещала маме, вести себя как хорошая девочка. Большая стрелка подползла к четырем. Рамона знала, что, когда она доберется до пяти, будет четверть девятого время идти в школу. Четверть доллара - это двадцать пять центов. Стало быть, и четверть девятого - это когда после восьми пройдет двадцать пять минут. Рамона сама про это догадалась, никто ей не помогал!
        Наконец большая стрелка доползла до пяти. Рамона соскользнула со стула и, выходя, захлопнула за собой дверь. Она шла в школу одна, и все пока получалось прекрасно. Но как только Рамона ступила на тротуар, она почувствовала, что что-то не так. На улице было слишком тихо. Никто, кроме нее, не шел в школу. Рамона в недоумении остановилась. Может быть, она что-нибудь перепутала. Может быть, сегодня на самом деле была суббота. Может быть, мама забыла посмотреть на календарь.
        Нет, субботы сегодня быть не могло, - подумала Рамона, потому что вчера было воскресенье. К тому же по улице трусил Рибси, пес Генри Хаггинса: он возвращался домой, проводив Генри в школу. Значит, сегодня был обычный школьный день, потому что Рибси ходил вместе с Генри в школу каждое утро. Может быть, часы отстали. В панике Рамона бросилась бежать. Мисс Бинни не понравится, что она опоздала. Рамона не забыла приостановиться на бегу и посмотреть в обе стороны прежде, чем переходить улицу, но, когда она увидела, что на привычном месте на перекрестке нет Генри, она поняла, что дежурные регулировщики уже ушли в школу, а значит, она опаздывает еще сильнее, чем предполагала. Она пронеслась через игровую площадку и остановилась. Дверь подготовительной школы была заперта. Мисс Бинни начала урок без нее.
        Минуту Рамона стояла, стараясь отдышаться. Конечно же, не следовало рассчитывать на то, что мисс Бинни будет ее ждать, если она опаздывает, но Рамона надеялась, что ее учительница будет так по ней скучать, что скажет: "Дети, давайте подождем Району. Без Рамоны в подготовительной школе совсем неинтересно".
        Переведя дыхание, Рамона поняла, что ей делать. Она постучала и подождала, пока ответственный за дверь не откроет ее. Ответственным оказалась Сьюзен, которая произнесла тоном обвинителя:
        - Ты опоздала!
        - Неважно, Сьюзен, - сказала мисс Бинни, стоя перед классом с коричневым бумажным пакетом, на котором была написана большая буква З. - Что случилось, Рамона?
        - Я не знаю, - Рамона была вынуждена это признать. - Я вышла из дома в четверть девятого, как мне мама сказала.
        Мисс Бинни улыбнулась.
        - В следующий раз постарайся идти немножко быстрее, - посоветовала она, прежде чем продолжила то, на чем она остановилась. - Ну, кто же сможет догадаться, что у меня в этом мешке, на котором написана буква З? Помните, это начинается на букву З. Кто знает, как З произносится?
        - З-з-з-з-з, - зажужжали дети.
        - Хорошо, - сказала мисс Бинни. - Дэви, как ты думаешь, что у меня в мешке?
        Мисс Бинни проходила с классом звуки, и ей было удобнее иметь дело с начальными буквами слов.
        - Зелтопузик? - спросил Дэви, с надеждой глядя на мисс Бинни. Он редко отвечал правильно, но попыток не оставлял.
        - Нет, Дэви. Желтопузик начинается на Ж. Ж-ж-ж-ж-ж. А то, что у меня в пакете, начинается на З. З-з-з-з-з.
        Дэви приуныл. Он был уверен, что желтопузик начинается на З.
        З-з-з-з-з. Размышляя над тем, что же начинается с этого звука, дети тихо жужжали. "Зимородок?" - предположил кто-то. "Зимородок" начинался на З, но в пакете его не было.
        - Земляника?
        - Неправильно.
        - Звездолет?
        - Опять неправильно. Разве можно засунуть звездолет в бумажный пакет?
        - З-з-з-з-з, - жужжала Рамона про себя, расшатывая зуб пальцами. Зуб? - предположила она.
        - Зуб - хорошее слово на З, Рамона, - сказала мисс Бинни. - Но у меня в пакете не это.
        Рамона была так довольна похвалой мисс Бинни, что стала расшатывать зуб еще сильнее, и неожиданно он оказался у нее в руке. Во рту появился странный привкус. Рамона уставилась на свой маленький зуб и с удивлением обнаружила, что его кончик в крови.
        - Мисс Бинни! - закричала она, забыв поднять руку. - У меня выпал зуб!
        У кого-то выпал зуб! Весь подготовительный класс столпился вокруг Рамоны.
        - Сядьте, мальчики и девочки, - сказала мисс Бинни. - Рамона, можешь выйти и прополоскать рот, а потом покажешь нам твой зуб.
        Рамона сделала то, что ей было сказано, а потом подняла свой зуб высоко над головой, чтобы все могли им полюбоваться. Мисс Бинни произнесла: "Зуб. З-з-з-з-з". Когда же Рамона оттянула свою нижнюю губу, чтобы показать всем дырку от зуба, мисс Бинни промолчала, потому что они проходили З, а дырка начиналась с другого звука. В конце концов оказалось, что в пакете у мисс Бинни была игрушечная з-з-з-ззебра.
        Перед тем как все приступили к серьезным занятиям, Рамона подошла к учительнице со своим драгоценным окровавленным зубом и попросила: "Вы не подержите его пока у себя?" Рамоне важно было не потерять выпавший зуб: он был ей нужен как наживка для поимки Зубной Феи. Она собиралась свалить около своей кровати кучу громыхающих предметов вроде кастрюль, форм для пирога и старых сломанных игрушек, чтобы Зубная Фея не смогла подкрасться незаметно.
        Мисс Бинни улыбнулась, открывая ящик своего стола.
        - Твой первый зуб! Конечно, пусть пока полежит здесь, чтобы ты смогла взять его домой и показать Зубной Фее. Ты храбрая девочка.
        Рамона любила мисс Бинни за то, что та все понимала. За то, что она не рассердилась, когда Рамона опоздала в школу. За то, что мисс Бинни сказала, что она храбрая девочка.
        Рамона была так счастлива, что утро пролетело незаметно. Занятия были на редкость интересны. Детям раздали листочки с картинками, размноженными на ксероксе. На каждом листочке было по три картинки, например звезда, курица и замок. Дети должны были обвести в кружочек звезду и замок, потому что оба слова начинаются со звука З, и вычеркнуть курицу, потому что она начинается с другого звука. Рамоне ужасно нравилось обводить в кружочек и вычеркивать, поэтому она огорчилась, когда наступила перемена.
        - Хочешь посмотреть, где у меня был зуб? - спросила Рамона Эрика Р., когда со звуком З было покончено и подготовительный класс вышел на игровую площадку. Она открыла рот и оттянула нижнюю губу.
        Эрик Р. был полон восхищения.
        - Где у тебя был зуб, там все в крови, - сказал он Рамоне.
        В ореоле славы, принесенной выпавшим зубом, Рамона подбежала к Сьюзен.
        - Хочешь посмотреть, где у меня был зуб? - спросила она.
        - Нет, - ответила Сьюзен. - И я рада, что ты опоздала, потому что я открывала дверь в свое первое дежурство.
        Рамона пришла в негодование оттого, что Сьюзен отказалась восхищаться кровавой дыркой у нее во рту. Ни у кого больше не выпадал зуб прямо в школе! Никто больше не был таким храбрым! Рамона схватила один из завитков Сьюзен и, стараясь дернуть так, чтобы не сделать Сьюзен больно, она растянула его, как пружинку, и отпустила. "Боньк!" - закричала Рамона и бросилась бежать. Обежав вокруг спортивного комплекса, она снова подбежала к Сьюзен, собиравшейся залезть на шведскую стенку, потянула за другой завиток и еще громче завопила: "Боньк!"
        - Рамона Квимби! - завизжала Сьюзен. - Прекрати меня бонькать!
        Рамону переполняло счастье оттого, что у нее выпал первый зуб, и любовь к учительнице. Мисс Бинни назвала ее храброй! Это был самый замечательный день в ее жизни! Солнце сияло, небо было голубым и безоблачным, и мисс Бинни любила ее. Радость окрыляла Рамону. Раскинув руки, она обежала еще раз вокруг спортивного комплекса и снова налетела на Сьюзен. Потянув за завиток, Рамона издала долгий, протяжный "боньк!".
        - Мисс Бинни! - чуть не плача, закричала Сьюзен. - Рамона меня бонькает! Я точно знаю, это она была той ведьмой, что бонькала меня на Хэллоуин-параде!
        "Ябеда", - презрительно подумала Рамона, кружа вокруг спортивного комплекса на легких от радости ногах. Рамону обвести в кружок, вычеркнуть Сьюзен!
        - Рамона, - сказала мисс Бинни пролетающей мимо Рамоне, - подойди ко мне. Я хочу с тобой поговорить.
        Рамона с готовностью повернулась к своей учительнице.
        - Рамона, ты не должна дергать Сьюзен за волосы, - произнесла мисс Бинни.
        - Да, мисс Бинни, - согласилась Рамона и перепрыгнула на брусья.
        Рамона намеревалась перестать дергать Сьюзен за ее кудряшки, она искренне хотела прекратить это, но Сьюзен, к сожалению, не собиралась ей в этом помогать. Когда перемена кончилась и дети гуськом входили в класс, Сьюзен повернулась к Рамоне и сказала: "Ты страшная хулиганка!"
        Сьюзен не могла бы подобрать слова, которое обидело бы Району больше. Бизус всегда называла ее хулиганкой. Большие мальчики и девочки с их улицы тоже всегда называли ее хулиганкой, но Рамона себя хулиганкой не считала. Люди, называвшие ее хулиганкой, не понимали, что маленький человек должен иногда быть чуть более шумным и чуть более упрямым для того, чтобы его вообще заметили. С тем, что ее называли хулиганкой большие мальчики и девочки, Рамоне приходилось мириться, но чего ради она будет терпеть, когда ее так называет девочка ее же возраста?
        - Я не хулиганка! - возмущенно сказала Рамона и, чтобы сквитаться, оттянула один из завитков Сьюзен и прошептала: "Боньк!"
        Рамоне не повезло: мисс Бинни, оказывается, наблюдала за ней.
        - Подойди ко мне, Рамона, - сказала учительница. У Рамоны возникло ужасное ощущение, что на этот раз мисс Бинни не собиралась ее понимать.
        - Рамона, я в тебе разочарована, - голос мисс Бинни звучал очень серьезно.
        Рамона никогда раньше не видела, чтобы ее учительница выглядела такой серьезной.
        - Сьюзен назвала меня хулиганкой, - сказала она тоненьким голоском.
        - Это не повод дергать за волосы, - сказала мисс Бинни. - Я говорила тебе, чтобы ты перестала дергать Сьюзен за волосы, и я не шутила. Если ты не можешь перестать дергать Сьюзен за волосы, тебе придется отправиться домой и оставаться там до тех пор, пока ты не сможешь делать это.
        Рамона застыла. Мисс Бинни больше ее не любит. Дети неожиданно притихли, и Рамона, уставившись в пол, спиной ощущала их взгляды.
        - Как ты думаешь, ты способна перестать дергать Сьюзен за волосы? - спросила мисс Бинни.
        Рамона задумалась. Способна ли она действительно перестать дергать Сьюзен за ее кудряшки? Рамона представила ее густые пружинистые локоны, такие соблазнительные. Потом представила Сьюзен, которая всегда строила из себя большую. В подготовительной школе не было большего преступления, чем строить из себя большую. С точки зрения детей, строить из себя большую было хуже, чем быть хулиганкой. Наконец Рамона подняла на мисс Бинни глаза и честно ответила:
        - Нет. Я не способна.
        Мисс Бинни, казалось, была слегка удивлена.
        - Хорошо, Рамона, - сказала она. - Иди домой и оставайся там до тех пор, пока не надумаешь перестать дергать Сьюзен за волосы.
        - Сейчас? - спросила Рамона тоненьким голоском.
        - Ты можешь посидеть на скамейке за дверью, пока не будет пора идти домой, - ответила мисс Бинни. - Мне очень жаль, Рамона, но мы не можем держать в подготовительной школе человека, который дерет других за волосы.
        Никто не проронил ни звука, когда Рамона повернулась, вышла из класса и села на скамейку. Сквозь ограду на нее уставились маленькие дети, живущие в соседнем доме. Рабочие со стройки удивленно на нее посмотрели. Рамона судорожно вздохнула, но справилась со слезами. Никто не увидит Рамону плачущей, как младенец.
        - Эта девочка опять плохо себя вела, - сказала четырехлетняя соседская малышка своей младшей сестре.
        Когда прозвенел звонок, мисс Бинни открыла дверь, выпуская детей на улицу, и сказала Рамоне: "Я надеюсь, ты уже решила перестать дергать Сьюзен за волосы, и можешь вернуться в класс".
        Лишь на полпути к дому Рамона вспомнила, что оставила в столе у мисс Бинни свой драгоценный зуб.
        Глава 8
        ВЫЛЕТЕЛА ИЗ ПОДГОТОВИТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ
        - Что случилось, Рамона? В чем дело? - удивилась миссис Квимби, когда Рамона открыла дверь.
        - Э-э... ничего.
        Рамоне не составило труда скрыть дырку от зуба. Улыбаться ей совсем не хотелось, а то, что у нее не было зуба, чтобы дать Зубной Фее, по сравнению с прочими неприятностями было ерундой.
        Миссис Квимби потрогала рукой Рамонин лоб.
        Ты хорошо себя чувствуешь? - спросила она.
        - Да, со мной всё в порядке, - ответила Рамона, имея в виду, что у нее нет ни сломанной ноги, ни ободранной коленки, ни больного горла.
        - Но что-то не так, - настаивала миссис Квимби. - Я же вижу по твоему лицу.
        Рамона вздохнула.
        - Мисс Бинни меня больше не любит, - призналась она.
        - Ну что ты, конечно же мисс Бинни тебя любит, - сказала миссис Квимби. - Может быть, ей не всегда нравится, что ты делаешь, но тебя она любит,
        - Нет, не любит, - возразила Рамона. - Она больше не хочет, чтобы я туда ходила.
        Рамона почувствовала себя несчастной, подумав о переменах и новых занятиях, которые ей придется пропустить.
        - Как же так, почему ты так думаешь? - миссис Квимби была озадачена. - Конечно же мисс Бинни хочет, чтобы ты ходила в школу.
        - Нет, не хочет, - настаивала на своем Рамона. - Она сказала мне, чтобы я больше туда не приходила.
        - Но почему?
        - Она меня не любит, - ответила Рамона.
        Миссис Квимби рассердилась.
        - Тогда что-то произошло. Остается только одно: пойти в школу и все выяснить. Обедай, и мы пойдем туда до того, как начнется вторая смена, и во всем разберемся.
        Спустя некоторое время миссис Квимби решительно сказала Рамоне, ковырявшей вилкой в тарелке:
        - Надевай свитер, Рамона, и пошли!
        - Нет, - сказала Рамона. - Я никуда не пойду.
        - Нет уж, ты пойдешь, юная леди, - сказала мама и взяла дочь за руку.
        Рамона знала, что, когда мама начинает называть ее "юная леди", деваться уже некуда. По дороге в школу она волочила ноги и двигалась так медленно, как только могла. Вторая смена вела себя так же, как и первая. Половина класса выстроилась у двери, поджидая мисс Бинни, в то время как вторая половина носилась по площадке. Рамона уставилась в землю, потому что ей не хотелось, чтобы кто-нибудь ее видел. Когда мисс Бинни появилась, миссис Квимби попросила разрешения побеседовать с ней минуту.
        Рамона не подняла глаз. Мама отвела ее к скамейке у школьной двери.
        - Сиди здесь и не двигайся с места, пока я не поговорю с мисс Бинни, - сказала она Рамоне.
        Рамона сидела на скамейке, болтала ногами и думала о своем зубе в ящике стола мисс Бинни и о том, что о ней говорят ее учительница и мама. В конце концов неизвестность стала невыносима. Ей было необходимо подвигаться, поэтому она подкралась к двери так близко, как это только можно было сделать незаметно, и прислушалась. Вторая смена и рабочие на противоположной стороне улицы так шумели, что она смогла разобрать только несколько обрывков фраз: "развитая и с богатым воображением", "способность наладить отношения с ровесниками" и "негативное стремление привлекать внимание". Рамона испытывала странное чувство благоговения и страха оттого, что ее обсуждают такими странными длинными словами. Должно быть, это значит, что мисс Бинни действительно думает, что она плохая. Она отскочила назад к скамейке, услышав, что ее мама наконец направляется к двери.
        - Что она сказала? - любопытство Районы было выше ее сил. Вид у миссис Квимби был строгий.
        - Она сказала, что будет рада тебя видеть, когда ты будешь готова вернуться.
        - Тогда я не вернусь, - объявила Рамона. Она вообще больше никогда не пойдет в школу, раз ее учительница ее не любит. Никогда!
        - О нет, вернешься, - устало отозвалась миссис Квимби.
        Но Рамона знала лучше.
        Так в доме Квимби началось трудное время.
        - Но, Рамона, ты должна ходить в школу, - убеждала ее Бизус, вернувшись днем из школы. - Все ходят в школу.
        - Я не хожу, - ответила Рамона. - Ходила, а теперь не хожу.
        Когда мистер Квимби пришел с работы, миссис Квимби отвела его в сторону и стала с ним о чем-то тихо говорить. Она точно знала, о чем они шепчутся.
        - Ну, Рамона, может быть, ты мне расскажешь все, что было сегодня в школе? - сказал мистер Квимби с той фальшивой веселостью, с которой взрослые пытаются убедить детей рассказать то, что те рассказывать не хотят.
        Рамона, которой страшно хотелось побежать к папе и показать ему то место, где у нее раньше был зуб, немного подумала и сказала:
        - Мы угадывали, что лежит у мисс Бинни в бумажном пакете и начинается на З, и Дэви сказал: "Зелтопузик".
        - А еще что было? - спросил мистер Квимби, собравшись быть терпеливым.
        Рамона не могла сказать папе про свой зуб и не собиралась рассказывать про то, как она дергала кудряшки Сьюзен. Больше говорить было особенно не о чем.
        - Мы проходили З, - сказала она наконец.
        Мистер Квимби пристально посмотрел на свою дочь, но ничего не сказал.
        После обеда Бизус разговаривала по телефону с Мэри Джейн, и Рамона слышала, как она сказала: "Представляешь, Рамону выставили из подготовительной школы!" По тому, как она захихикала в трубку, можно было подумать, будто она считает, что сказала что-то очень смешное. Рамоне так не казалось.
        Позже Бизус устроилась в кресле с книжкой, а Рамона вытащила свои карандаши и бумагу.
        - Бизус, там темно читать, - сказала миссис Квимби. И добавила, как всегда: - У тебя ведь всего одна пара глаз, знаешь ли.
        Рамоне представилась возможность продемонстрировать свои новые школьные познания.
        - Почему бы тебе не включить зариру? - спросила она, гордясь тем, что знает новое слово.
        Бизус подняла глаза от книжки.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила она Рамону. - Какую такую зариру?
        - Глупая, - насмешливо сказала Рамона. - Каждый знает, что такое зарира.
        - Я не знаю, - сказал мистер Квимби, читавший вечернюю газету. Что такое зарира?
        - Лампа, - ответила Рамона. - Она светит. Мы поем о ней каждое утро в школе.
        Над комнатой повисло недоуменное молчание. Вдруг Бизус разразилась смехом.
        - Она... она имеет в виду... - она захлебнулась от смеха. "Звездно-полосатое з-знамя"! - Ее смех перешел в хихиканье: - Она имеет в виду _"зари ранней свет"_.
        Бизус произнесла каждое слово преувеличенно четко, а затем снова начала смеяться.
        Рамона посмотрела на маму и папу, которые сидели, сжав губы, со смеющимися глазами, - с лицами, какие бывают у взрослых, когда они стараются не рассмеяться. Бизус была права, а она - нет. Она оказалась всего лишь девочкой, которая ходила в школу и все понимала неправильно, и все над ней смеялись. Она была глупой младшей сестрой. Глупой, тупой маленькой девочкой, которая всегда и все делает неправильно.
        Это было последней каплей. Больше Рамона не могла вынести. Она свирепо взглянула на Бизус, нарисовала в воздухе большой крест и закричала: "Вычеркнуть Бизус!" Затем бросила карандаши на пол, затопала ногами, разрыдалась и бросилась в комнату, которую делила с сестрой.
        - Рамона Квимби! - строго сказал папа, и Рамона почувствовала, что сейчас он велит ей подобрать карандаши. Ну и пусть. Папа может велеть все, что ему захочется. Она не собирается подбирать карандаши. Никто не сможет заставить ее подобрать карандаши. Никто. Ни папа, ни мама. Даже директор школы. Даже Бог.
        - Ну перестаньте, - услышала Рамона мамин голос. - Бедная малышка. Она расстроена. У нее был тяжелый день.
        Сочувствие только усугубило ситуацию.
        - Я _не_ расстроена! - завопила Рамона. От этого она почувствовала себя настолько лучше, что завопила снова. - Я _не_ расстроена, я не _малышка_, и все _гадкие_, потому что смеются надо мной!
        Она бросилась на кровать и заколотила пятками по покрывалу. Но колотить пятками по постели было недостаточно ужасно. Совсем недостаточно.
        Рамона хотела быть плохой, по-настоящему плохой, поэтому она развернулась и застучала пятками по стене. Бум! Бум! Бум! Этот шум должен был вывести из себя каждого. "Гадкие, гадкие, гадкие!" - вопила она в такт барабанящим по стене пяткам. Она хотела заставить всю свою семью почувствовать такую же ярость, что и она. "Гадкие, гадкие, гадкие!" Она была рада, что от ее башмаков на обоях остаются следы. Рада! Рада! Рада!
        - Мама, Рамона лягает стенку! - закричала ябеда Бизус, как будто бы мама не знала, что Рамона делает. - Это ведь и моя стенка тоже!
        Рамоне было все равно, что Бизус ябедничает. Ей даже хотелось, чтобы она ябедничала. Рамона хотела, чтобы весь мир знал, что она такая плохая, что лягает стенку и пачкает башмаками обои.
        - Рамона, если ты собираешься продолжать, лучше сними туфли.
        Голос миссис Квимби, донесшийся из гостиной, был усталым, но спокойным.
        Рамона забарабанила сильнее, чтобы показать всем, какая она плохая. Она ужасная, противная девчонка! Ей _нравится_ быть такой плохой, ужасной, чудовищной, противной девчонкой! Она ударила в стенку двумя пятками вместе. Бах! Бах! Бах! Она нисколечко не жалела о том, что делала. Она _никогда_ не пожалеет. Никогда! Никогда! Никогда!
        - Рамона! - в голосе мистера Квимби слышалось предостережение. Ты хочешь, чтобы я пришел?
        Рамона остановилась и задумалась. Хотела ли она, чтобы папа пришел? Нет, не хотела. Ни папа, ни мама, никто не может понять, как тяжело быть маленькой сестрой. Она еще несколько раз стукнула пятками, чтобы доказать, что ее дух не сломлен. Затем она улеглась на кровать и пыталась осмыслить свою дикую яростную думу, пока не пришла мама и молча не помогла ей раздеться и залезть в постель. Когда потушили свет, Рамона почувствовала себя такой слабой и усталой, что моментально заснула. Ей ведь было незачем стараться не засыпать, потому что все равно Зубная Фея не собиралась приходить к ней этой ночью.
        На следующее утро миссис Квимби зашла в комнату девочек и, нагнувшись над Рамоной, спросила:
        - Какое платье ты хочешь надеть сегодня в школу?
        Пустое место во рту и следы башмаков на стене над ее кроватью напомнили Рамоне обо всем, что случилось накануне.
        - Я не иду в школу, - ответила она и потянулась за своей домашней одеждой, пока Бизус надевала чистое школьное платье.
        Ужасный день начался. За завтраком все молчали. Хови, выздоровевший после простуды, остановился подождать Рамону по пути в школу, а потом пошел дальше без нее. Рамона молча смотрела, как все соседские дети идут в школу. Когда улица опустела, она включила телевизор.
        Мама выключила его со словами: "Маленькие девочки, которые не ходят в школу, не могут смотреть телевизор".
        Рамона чувствовала, что мама ее не понимает. Она хотела ходить в школу. Она хотела пойти в школу больше всего на свете, но она не могла туда идти, раз учительница ее не любит. Рамона вытащила бумагу и карандаши, которые кто-то убрал за нее, и расположилась рисовать. Она нарисовала в ряд белку, ворону и ботинок, а затем красным карандашом вычеркнула ворону, потому что она не начиналась на ту же букву, что белка и ботинок. После этого она исписала целый лист бумаги буквами К в стиле Рамоны: с головкой, в шляпе и в башмаках.
        Мама не испытывала к Рамоне никакого сочувствия. Она просто сказала:
        - Надень свитер, Рамона. Мне нужно поехать в торговый центр.
        Рамона пожалела, что у нее нет десятицентовика Зубной Феи, который можно было бы потратить.
        Это было самое скучное утро во всей Рамониной жизни. Она таскалась за мамой по торговому центру, пока та покупала носки для Бизус, пуговицы, нитки, наволочки на распродаже, новый электрический шнур для вафельницы, пачку бумаги для рисования для Рамоны и выкройку. Выкройки были хуже всего. Казалось, что Рамонина мама сидит часами, разглядывая картинки со скучными платьями.
        В начале своего турне по магазину миссис Квимби сказала:
        - Рамона, ты не должна ничего брать в руки в магазине.
        Позже она сказала:
        - Рамона, пожалуйста, ничего не трогай.
        Когда же они подошли к прилавку с выкройками, она сказала:
        - Рамона, сколько раз я должна говорить тебе держать руки при себе?
        Когда же наконец миссис Квимби выбрала выкройку и они выходили из магазина, им навстречу попалась миссис Виссер, соседка.
        - Какая встреча! Здравствуйте! - воскликнула миссис Вис-сер. - И Рамона тут! А я думала, большие девочки вроде тебя ходят в подготовительную школу.
        Рамоне нечего было ответить.
        - Сколько же тебе лет, дорогая? - спросила миссис Виссер.
        Рамоне по-прежнему было нечего сказать миссис Виссер, но она подняла кверху пять пальцев, чтобы соседка могла сосчитать.
        - Пять! - воскликнула миссис Виссер. - Что случилось, дорогая? Кошка проглотила твой язычок?
        Рамона высунула язык - ровно настолько, чтобы показать миссис Виссер, что кошка его не глотала.
        От возмущения миссис Виссер открыла рот.
        - Рамона! - миссис Квимби рассердилась не на шутку. - Простите, пожалуйста, миссис Виссер. Рамона, кажется, разучилась себя вести.
        После этого извинения она резко сказала:
        - Рамона Джеральдина Квимби! Никогда больше не смей этого делать!
        - Но, мама, - запротестовала Района, пока мама волокла ее к автостоянке. - Она же _спросила_ меня, а я только показала...
        В окончании предложения не было нужды, так как миссис Квимби все равно не слушала, а если бы и слушала, то все равно, может быть, не поняла бы.
        Миссис Квимби и Района возвращались домой как раз в то время, когда утренняя смена подготовительной школы разбредалась по домам. Все несли листки с выполненным в классе заданием, чтобы показать своим мамам. Рамона согнулась в три погибели, чтобы ее не было видно через окно машины.
        Этим же днем, позже, Бизус пришла домой из школы вместе с Мэри Джейн. Они собирались поиграть вместе.
        - Что было сегодня в школе, Рамона? - спросила Мэри Джейн фальшивым бодрым тоном. По этому тону Рамоне стало совершенно ясно, что Мэри Джейн уже знает, что ни в какую школу она не ходила.
        - Почему бы тебе не заткнуться? - спросила Рамона.
        - Могу спорить, Генри Хаггинс не захочет жениться на девочке, которая даже не кончила подготовительную школу, - сказала Мэри Джейн.
        - Да не дразни ты ее, - вступилась Бизус, которая могла сама смеяться над своей сестрой, но всегда защищала ее от нападок других.
        Рамона вышла на улицу и немного покаталась по тротуару на своем кривобоком трехколесном велосипеде на двух колесах, а потом грустно вытащила красную ленточку мисс Бинни, вплетенную в спицы переднего колеса.
        На следующее утро миссис Квимби, не говоря ни слова, вынула платье из Рамониного шкафа.
        Рамона заговорила первой.
        - Я не иду в школу, - сказала она.
        - Рамона, ты никогда больше не собираешься ходить в школу? слабым голосом спросила миссис Квимби.
        - Собираюсь, - ответила Рамона.
        Миссис Квимби улыбнулась.
        - Вот и хорошо. Давай сделаем это сегодня.
        Рамона потянулась к домашней одежде.
        - Нет. Я не пойду туда до тех пор, пока мисс Бинни меня не забудет. И тогда, когда я приду, она подумает, что я - кто-то другой.
        Миссис Квимби вздохнула и покачала головой.
        - Рамона, мисс Бинни не забудет тебя.
        - Нет, забудет, - настаивала Рамона. - Забудет, если я не буду приходить долго.
        Несколько ребят постарше, проходя дом Квимби по дороге в школу, закричали:
        - Вылетела из школы!
        День тянулся ужасно долго. Рамона опять сама нарисовала для себя несколько заданий, а потом заняться было совершенно нечем. Она бродила по дому, трогая языком дырку на том месте, где раньше был зуб, крепко сжав при этом губы.
        Вечером этого дня папа сказал: "Я скучаю по улыбке моей маленькой девочки". Рамона ухитрилась улыбнуться, не разжимая губ, так что никто не увидел дырки на месте зуба. Позже она слышала, как папа сказал маме что-то насчет того, что "эта чепуха длится уже достаточно долго", а мама ответила что-то вроде: "Рамона должна сама решить, что хочет хорошо себя вести".
        Рамона пришла в отчаяние. Никто ее не понимал. Она хочет вести себя хорошо. За исключением того раза, когда она колотила в стенку пятками, она всегда хотела вести себя хорошо. Почему люди не могут понять, что она чувствует? Она трогала волосы Сьюзен прежде всего потому, что они такие красивые, а последний раз... ну, Сьюзен делала вид, что она самая главная, так что она заслужила, чтобы ее дернули за волосы.
        Вскоре Рамона обнаружила, что другие дети в округе находятся под сильным впечатлением от ее затруднительного положения.
        - Почему ты не ходишь в школу? - спрашивали они.
        - Мисс Бинни не хочет, чтобы я ходила, - отвечала Рамона.
        Мэри Джейн каждый день спрашивала о школе, делая вид, будто она не знает, что Рамона остается дома. Рамона, которую этим нельзя было провести ни на секунду, не опускалась до ответа.
        Единственным, кто действительно, хотя и не намеренно, напугал Рамону, был Генри Хаггинс. Однажды днем, когда она крутила педали своего кривобокого велосипеда, катаясь на нем туда-обратно перед своим домом, мимо проехал Генри, развозивший газеты. Он притормозил перед домом Квимби, поставив одну ногу на обочину.
        - Привет, - сказал он. - Ну и отличный же у тебя трехколесный велосипед!
        - Он не трехколесный, - с достоинством ответила Рамона. - У него два колеса.
        Генри ухмыльнулся и бросил газету на ступеньки дома Квимби.
        - Почему ответственный за посещаемость не заставляет тебя ходить в школу? - спросил он.
        - Какой ответственный за посещаемость? - удивилась Рамона.
        - Человек, который хватает детей, которые не ходят в школу, легкомысленно ответил Генри и укатил дальше по улице.
        Ответственный за посещаемость, решила Рамона, должен быть чем-то вроде собаколова, который иногда приходил в Гленвудскую школу, когда там на площадке разводилось слишком много собак. Он пытался заарканить их, а однажды, когда ему удалось поймать старого толстого бассета, он запер его в кузове своего грузовичка и укатил. Рамона не хотела, чтобы какой-то ответственный за посещаемость хватал ее и увозил, поэтому она поставила свой кривобокий велосипед в гараж, вошла в дом и встала там у окна, глядя через занавеску на других детей и трогая языком пространство между зубами.
        - Рамона, почему ты все время корчишь такие рожи? - спросила миссис Квимби усталым голосом, которым она разговаривала последние дни.
        Рамона убрала язык из дырки. "Я не корчу рожи", - сказала она.
        Довольно скоро у нее вырастет взрослый зуб, совершенно без Зубной Феи, и никто никогда не узнает, что зуб у нее выпал. Она задумалась, что сделала мисс Бинни с ее зубом. Скорее всего, выбросила.
        На следующее утро Рамона продолжала рисовать ряды из трех картинок, обводить в кружочек две из них и вычеркивать одну, но утро тянулось долго, и ей было одиноко. Настолько одиноко, что Рамона даже подумала, не пойти ли ей снова в школу, но тут она вспомнила о мисс Бинни, которая ее больше не любила и могла ей не обрадоваться. Она решила, что нужно ждать гораздо дольше, чтобы мисс Бинни ее забыла.
        - Как ты думаешь, когда мисс Бинни меня забудет? - спросила Рамона маму.
        Миссис Квимби поцеловала Району в макушку.
        - Сомневаюсь, что она вообще когда-либо тебя забудет, - сказала она. - Никогда, до самой смерти.
        Ситуация была безнадежной. Рамона села обедать, несмотря на то что ей совсем не хотелось есть. На обед были суп, сандвич и морковные палочки. Рамона вгрызлась в морковную палочку. Жевать ее надо было довольно долго. Но времени у нее теперь было много.
        Услышав звонок в дверь, Рамона перестала жевать. Сердце у нее забилось сильнее. Наверно, это ответственный за посещаемость пришел наконец забрать ее и увезти в кузове своего грузовика. Наверно, надо убежать и спрятаться.
        - Это ты, Хови! - услышала Рамона мамин голос. Чувствуя, что она только что была на волосок от гибели, Рамона вернулась к морковной палочке. Она в безопасности. Это всего лишь Хови.
        - Заходи, Хови, - сказала миссис Квимби. - Рамона обедает. Хочешь остаться у нас и съесть суп и сандвич? Я могу позвонить твоей маме и спросить у нее разрешения.
        Рамона надеялась, что Хови останется. Так ей было одиноко.
        - Я только принес Рамоне письмо.
        Рамона выскочила из-за стола.
        - Письмо мне? От кого? - Это было первое интересное событие за последние дни.
        - Я не знаю, - сказал Хови. - Мисс Бинни сказала мне отнести его тебе.
        Рамона вырвала у Хови конверт, и, конечно же, на нем печатными буквами было написано _РАМОНА_.
        - Давай я тебе прочту, - предложила миссис Квимби.
        - Это _мое_ письмо, - сказала Рамона и разорвала конверт.
        Когда она вытащила письмо, две вещи сразу же бросились ей в глаза: её зуб, приклеенный скотчем к верхнему краю листа, и первая строка, которую Рамона могла прочесть, потому что она знала все буквы: "Дорогая Рамона К. ". Вслед за первой шли еще две строки печатных букв, которые Рамона прочесть не могла.
        - Мама! - закричала Рамона, переполненная радостью. Мисс Бинни не выбросила мой зуб, мисс Бинни нарисовала головку, шляпу и башмачки на моем К. Если учительнице нравится, как Рамона рисует К, ей должна нравиться и сама Рамона. Не надо терять надежды.
        - Рамона! - удивилась миссис Квимби. - У тебя выпал зуб! Когда же это случилось?
        - В школе, - сказала Рамона, - и вот он здесь! - Она помахала письмом перед мамой, а затем принялась его внимательно изучать, потому что ей так хотелось самой прочитать все слова, которые написала мисс Бинни. Тут написано: "Дорогая Рамона К. Вот твой зуб. Я надеюсь, Зубная Фея принесет тебе доллар. Я скучаю по тебе и хочу, чтобы ты вернулась в школу. Люблю и целую, мисс Бинни".
        Миссис Квимби улыбнулась и протянула руку:
        - Почему бы тебе не дать мне прочитать это письмо?
        Рамона отдала ей письмо. Может быть, слова в нем и не совсем такие, как те, что она как будто прочитала, но она была уверена, что значить они должны то же самое.
        - "Дорогая Рамона К.", - начала миссис Квимби. - Смотри-ка, она пишет К так же, как и ты!
        - Ну дальше, мама! - поторопила ее Рамона, которой хотелось поскорее узнать, о чем же на самом деле говорится в письме. Миссис Квимби прочла:
        - "Прости, что я забыла отдать тебе твой зуб, но я уверена, что Зубная Фея поймет. Когда ты возвращаешься в школу?"
        Районе было безразлично, поймет ли Зубная Фея или нет. Мисс Бинни поняла, а все остальное не имело значения.
        - Завтра, мама! - закричала она. - Я иду в школу завтра!
        - Умница! - сказала миссис Квимби и обняла Рамону.
        - Она не может, - сказал бесчувственный Хови. - Завтра суббота.
        Рамона посмотрела на Хови с сожалением, но сказала:
        - Пожалуйста, пообедай со мной, Хови. Этот бутерброд не с рыбой. С ореховым маслом и желе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к