Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        Сказки Валентин Петрович Катаев

        Перу замечательного советского писателя В.П. Катаева принадлежат не только многочисленные романы и повести. В его писательском багаже есть и прекрасные детские сказки - добрые и умные, которые учат справедливости, честности, верности в дружбе и отзывчивости чужому горю.

        Валентин Петрович Катаев
        Сказки

[битая ссылка] [email protected]

        Голубок

        С утра лил дождь. Дул сильный ветер. Высокие сосны раскачивались во все стороны, стукаясь сухими ветками. В лесу было сумрачно. Холодная вода стояла в траве по щиколотку.
        Женю и Павлика не пустили гулять. Они целый день сидели в комнате и скучали. Вдруг слышат: гуль-гуль-гуль.
        Дети высунулись в окно, посмотрели вверх и увидели под застрехой голубка. Как видно, он отстал от своей стаи, заблудился в лесу, вымок и спрятался от непогоды под застреху.
        Это был очень красивый голубок, весь белый, в пуховых штанишках, с розовыми глазами.
        Он ходил взад-вперед по выступу дома, проворно вертел головкой, чистил клювом мокрые перышки и сам с собой разговаривал:
        - Гуль-гуль-гуль.
        Женя и Павлик очень обрадовались и стали кричать голубку:
        - Здравствуй, гуленька! Бедненький гуленька! Иди к нам в комнату, гуленька! Мы дадим тебе кашки!
        Голубок вежливо отвечал:
        - Гуль-гуль-гуль.
        Но из-под застрехи не выходил,  - наверное, боялся.
        Тут дождь пошел еще сильнее, сверкнула молния, загремел гром. Пришла мама, закрыла окно и велела детям есть простоквашу, а потом ложиться спать.
        - Мамочка,  - сказала Женя,  - мы хотим немножечко поиграть с голубком.
        - Да, мы хотели немножечко поиграть с голубком,  - сказал вслед Павлик, который всегда повторял Женины слова.
        Но мама сказала:
        - Сегодня уже поздно. Надо ложиться спать. И гуленька пусть ложится спать. А завтра встанете пораньше, будет хорошая погода, и целый день будете играть с гуленькой.
        Дети съели простоквашу, улеглись, но долго еще не могли заснуть. Они лежали, шепотом разговаривая про гуленьку, как они с ним будут играть завтра.
        - Завтра я его буду пеленать,  - сказала Женя.
        - Нет, я его буду завтра запрягать,  - сказал Павлик.
        - Нет, я его буду купать!
        - Нет, я его буду возить!
        - Нет, я его буду учить!
        Пришла мама и сказала:
        - Довольно болтать. Спите.
        Женя и Павлик повернулись на другой бок и быстро уснули, чтобы скорее было завтра.
        Назавтра они проснулись рано. Дождя не было. Ветра не было. Сосны не шевелились. В лесу дымилось солнце. В траве играла роса. Женя и Павлик поскорее оделись, умылись и высунулись в окно посмотреть на своего голубка. Но голубка не было. Тогда дети побежали в сад. Искали в саду, искали - нет гуленьки.
        - Вы чего здесь ищете?  - спросил папа из окна.
        - Мы, папочка, голубка своего ищем, гуленьку.
        - К сожалению, вашего гуленьку ночью, пока вы спали, съела сова,  - сказал папа и показал детям на лужайке под березой совсем небольшую кучку белого пуха и нежных перьев,  - словно кто снежку посыпал.
        Заплакали Женя и Павлик, да делать нечего.
        А сова тем временем сидела на чердаке у деда Корнея и облизывалась.
        Вот тебе и гуленька!
        1940

        Грибы

        К Жене и Павлику приехала из города двоюродная сестра Инночка.
        - Ну, дети,  - сказала мама,  - нечего вам без дела сидеть. Идите в лес за грибами. Посмотрим, кто из вас лучше грибы собирает.
        - Я лучше всех собираю,  - сказал Павлик.
        - Нет, я лучше,  - сказала Женя.
        А Инночка промолчала. Она вообще любила помалкивать.
        Побежали дети в лес и разошлись в разные стороны.
        Через час возвращаются.
        - Я лучше всех собрал!  - кричит Павлик издали.  - У меня больше всех грибов, глядите: полное ведро!
        Посмотрела мама и улыбнулась:
        - Неудивительно, что у тебя полное ведро: ни одного хорошего гриба. Одни только поганки. Неважно ты собираешь грибы, друг мой Павлик.
        - Ага!  - кричит Женя.  - Я же говорила, что я лучше всех собираю! Глядите: у меня самые большие и самые красивые грибы - красные в белый горошек. Ни у кого нет таких красивых грибов!
        Посмотрела мама и засмеялась:
        - Глупенькая, это же мухоморы. Они хоть и красивые, да никуда не годятся. Ими отравиться можно. В общем, ты тоже плохо собираешь грибы, Женечка.
        А Инночка стоит в сторонке и помалкивает.
        - А ты, Инночка, что молчишь? Показывай, что насобирала.
        - У меня совсем мало,  - говорит Инночка застенчиво.
        Заглянула мама в Инночкин кузовок, а там десять превосходных грибов. Две прехорошенькие сыроежки, похожие на розовые цветочки; две лисички в жёлтых китайских шапочках; два двоюродных братца - подосиновик и подберёзовик; груздь, рыжик, волнушка. Да большой, крепкий, пузатый боровик в бархатном берете.
        А сверх того ещё целое гнездо опят - удалых ребят.

        Дудочка и кувшинчик

        Поспела в лесу земляника.
        Взял папа кружку, взяла мама чашку, девочка Женя взяла кувшинчик, а маленькому Павлику дали блюдечко.
        Пришли они в лес и стали собирать ягоду: кто раньше наберет.
        Выбрала мама Жене полянку получше и говорит:
        - Вот тебе, дочка, отличное местечко. Здесь очень много земляники. Ходи собирай.
        Женя вытерла кувшинчик лопухом и стала ходить.
        Ходила-ходила, смотрела-смотрела, ничего не нашла и вернулась с пустым кувшинчиком.
        Видит - у всех земляника. У папы четверть кружки. У мамы полчашки. А у маленького Павлика на блюдечке две ягоды.
        - Мама, а мама, почему у всех у вас есть, а у меня ничего нету? Ты мне, наверное, выбрала самую плохую полянку.
        - А ты хорошенько искала?
        - Хорошенько. Там ни одной ягоды, одни только листики.
        - А под листики ты заглядывала?
        - Не заглядывала.
        - Вот видишь! Надо заглядывать.
        - А почему Павлик не заглядывает?
        - Павлик маленький. Он сам ростом с землянику, ему и заглядывать не надо, а ты уже девочка довольно высокая.
        А папа говорит:
        - Ягодки - они хитрые. Они всегда от людей прячутся. Их нужно уметь доставать. Гляди, как я делаю.
        Тут папа присел, нагнулся к самой земле, заглянул под листики и стал искать ягодку за ягодкой, приговаривая:
        - Одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвертая мерещится.
        - Хорошо,  - сказала Женя.  - Спасибо, папочка. Буду так делать.
        Пошла Женя на свою полянку, присела на корточки, нагнулась к самой земле и заглянула под листики. А под листиками ягод видимо-невидимо. Глаза разбегаются. Стала Женя рвать ягоды и в кувшинчик бросать. Рвет и приговаривает:
        - Одну ягоду беру, на другую смотрю, третью замечаю, а четвертая мерещится.
        Однако скоро Жене надоело сидеть на корточках.
        «Хватит с меня,  - думает.  - Я уж и так, наверное, много набрала».
        Встала Женя на ноги и заглянула в кувшинчик. А там всего четыре ягоды.
        Совсем мало! Опять надо на корточки садиться. Ничего не поделаешь.
        Села Женя опять на корточки, стала рвать ягоды, приговаривать:
        - Одну ягоду беру, на другую смотрю, третью замечаю, а четвертая мерещится.
        Заглянула Женя в кувшинчик, а там всего-навсего восемь ягодок - даже дно еще не закрыто.
        «Ну, думает, так собирать мне совсем не нравится. Все время нагибайся да нагибайся. Пока наберешь полный кувшинчик, чего доброго, и устать можно. Лучше я пойду поищу себе другую полянку».
        Пошла Женя по лесу искать такую полянку, где земляника не прячется под листиками, а сама на глаза лезет и в кувшинчик просится.
        Ходила-ходила, полянки такой не нашла, устала и села на пенек отдыхать. Сидит, от нечего делать ягоды из кувшинчика вынимает и в рот кладет. Съела все восемь ягод, заглянула в пустой кувшинчик и думает: «Что же теперь делать? Хоть бы мне кто-нибудь помог!»
        Только она это подумала, как мох зашевелился, мурава раздвинулась, и из-под пенька вылез небольшой крепкий старичок: пальто белое, борода сизая, шляпа бархатная и поперек шляпы сухая травинка.
        - Здравствуй, девочка,  - говорит.
        - Здравствуй, дяденька.
        - Я не дяденька, а дедушка. Аль не узнала? Я старик-боровик, коренной лесовик, главный начальник над всеми грибами и ягодами. О чем вздыхаешь? Кто тебя обидел?
        - Обидели меня, дедушка, ягоды.
        - Не знаю. Они у меня смирные. Как же они тебя обидели?
        - Не хотят на глаза показываться, под листики прячутся. Сверху ничего не видно. Нагибайся да нагибайся. Пока наберешь полный кувшинчик, чего доброго, и устать можно.
        Погладил старик-боровик, коренной лесовик свою сизую бороду, усмехнулся в усы и говорит:
        - Сущие пустяки! У меня для этого есть специальная дудочка. Как только она заиграет, так сейчас же все ягоды из-под листиков и покажутся.
        Вынул старик-боровик, коренной лесовик из кармана дудочку и говорит:
        - Играй, дудочка.
        Дудочка сама собой заиграла, и, как только она заиграла, отовсюду из-под листиков выглянули ягоды.
        - Перестань, дудочка.
        Дудочка перестала, и ягодки спрятались.
        Обрадовалась Женя.
        - Дедушка, дедушка, подари мне эту дудочку!
        - Подарить не могу. А давай меняться: я тебе дам дудочку, а ты мне кувшинчик: он мне очень понравился.
        - Хорошо. С большим удовольствием.
        Отдала Женя старику-боровику, коренному лесовику кувшинчик, взяла у него дудочку и поскорей побежала на свою полянку. Прибежала, стала посередине, говорит:
        - Играй, дудочка.
        Дудочка заиграла, и в тот же миг все листики на полянке зашевелились, стали поворачиваться, как будто бы на них подул ветер.
        Сначала из-под листиков выглянули самые молодые любопытные ягодки, еще совсем зеленые. За ними высунули головки ягоды постарше - одна щечка розовая, другая белая. Потом выглянули ягоды вполне зрелые - крупные и красные. И, наконец, с самого низу показались ягоды-старики, почти черные, мокрые, душистые, покрытые желтыми семечками.
        И скоро вся полянка вокруг Жени оказалась усыпанной ягодами, которые ярко горели на солнце и тянулись к дудочке.
        - Играй, дудочка, играй!  - закричала Женя.  - Играй быстрей!
        Дудочка заиграла быстрей, и ягод высыпало еще больше - так много, что под ними совсем не стало видно листиков.
        Но Женя не унималась:
        - Играй, дудочка, играй! Играй еще быстрей.
        Дудочка заиграла еще быстрей, и весь лес наполнился таким приятным проворным звоном, точно это был не лес, а музыкальный ящик.
        Пчелы перестали сталкивать бабочку с цветка; бабочка захлопнула крылья, как книгу; птенцы малиновки выглянули из своего легкого гнезда, которое качалось в ветках бузины, и в восхищении разинули желтые рты; грибы поднимались на цыпочки, чтобы не проронить ни одного звука, и даже старая лупоглазая стрекоза, известная своим сварливым характером, остановилась в воздухе, до глубины души восхищенная чудной музыкой.
        «Вот теперь-то я начну собирать!»  - подумала Женя и уже было протянула руку к самой большой и самой красной ягоде, как вдруг вспомнила, что обменяла кувшинчик на дудочку и ей теперь некуда класть землянику.
        - У, глупая дудка!  - сердито закричала девочка.  - Мне ягоды некуда класть, а ты разыгралась. Замолчи сейчас же!
        Побежала Женя назад к старику-боровику, коренному лесовику и говорит:
        - Дедушка, а дедушка, отдай назад мой кувшинчик! Мне ягоды некуда собирать.
        - Хорошо,  - отвечает старик-боровик, коренной лесовик,  - я тебе отдам твой кувшинчик, только ты отдай назад мою дудочку.
        Отдала Женя старику-боровику, коренному лесовику его дудочку, взяла свой кувшинчик и поскорее побежала обратно на полянку.
        Прибежала, а там уже ни одной ягодки не видно - одни только листики. Вот несчастье! Дудочка есть - кувшинчика не хватает. Как тут быть?
        Подумала Женя, подумала и решила опять идти к старику-боровику, коренному лесовику за дудочкой.
        Приходит и говорит:
        - Дедушка, а дедушка, дай мне опять дудочку!
        - Хорошо. Только ты дай мне опять кувшинчик.
        - Не дам. Мне самой кувшинчик нужен, чтобы ягоды в него класть.
        - Ну, так я тебе не дам дудочку.
        Женя взмолилась:
        - Дедушка, а дедушка, как же я буду собирать ягоды в свой кувшинчик, когда они без твоей дудочки все под листиками сидят и на глаза не показываются? Мне непременно нужно и кувшинчик и дудочку.
        - Ишь ты, какая хитрая девочка! Подавай ей и дудочку и кувшинчик! Обойдешься и без дудочки, одним кувшинчиком.
        - Не обойдусь, дедушка.
        - А как же другие-то люди обходятся?
        - Другие люди к самой земле пригинаются, под листики сбоку заглядывают, да и берут ягоду за ягодой. Одну ягоду берут, на другую смотрят, третью замечают, а четвертая мерещится. Так собирать мне совсем не нравится. Нагибайся да нагибайся. Пока наберешь полный кувшинчик, чего доброго, и устать можно.
        - Ах, вот как!  - сказал старик-боровик, коренной лесовик и до того рассердился, что борода у него вместо сизой стала черная-пречерная.  - Ах, вот как! Да ты, оказывается, просто лентяйка! Забирай свой кувшинчик и уходи отсюда! Не будет тебе никакой дудочки!
        С этими словами старик-боровик, коренной лесовик топнул ногой и провалился под пенек.
        Женя посмотрела на свой пустой кувшинчик, вспомнила, что ее дожидаются папа, мама и маленький Павлик, поскорей побежала на свою полянку, присела на корточки, заглянула под листики и стала проворно брать ягоду за ягодой.
        Одну берет, на другую смотрит, третью замечает, а четвертая мерещится…
        Скоро Женя набрала полный кувшинчик и вернулась к папе, маме и маленькому Павлику.
        - Вот умница,  - сказал Жене папа,  - полный кувшинчик принесла. Небось устала?
        - Ничего, папочка. Мне кувшинчик помогал.
        И пошли все домой - папа с полной кружкой, мама с полной чашкой, Женя с полным кувшинчиком, а маленький Павлик с полным блюдечком.
        А про дудочку Женя никому ничего не сказала.
        1940

        Жемчужина

        В Черном море, у берега Аркадии, жила прелестная рыбка, молодая султанка по имени Каролина. Все жители подводного царства восхищались ее красотой. Когда она была еще совсем малюткой и по целым дням носилась вместе с другими мальками и водяными блошками подле берега, подымая в воде целые вихри песка и пугая раков-отшельников, которые в страхе прятались в свои домики, похожие на кувшинчики, уже и тогда она обращала на себя внимание веселым нравом, резвостью и приятной наружностью. Действительно, это был прелестный ребенок.
        Когда Каролина подросла и превратилась в молодую рыбку с прозрачным золотистым хвостиком, коралловыми перышками, маленьким ротиком и большими изумрудными глазами, то увидели, что она просто красавица.
        Правда, некоторые ее подруги утверждали, что она немного ветреная девушка. Но, я думаю, они говорили это скорее из зависти.
        У Каролины не было отбоя от женихов. Стоило посмотреть на нее один раз, чтобы сейчас же влюбиться.
        Два морских конька, только что окончившие кавалерийское училище, чуть не подрались у нее под окном. Но Каролина быстро их помирила, сказав, что любит их обоих совершенно одинаково, как братьев, и пока ни за кого замуж не собирается.
        Бычок по имени Леандр, начинающий поэт, известный среди ценителей поэзии своим тонким лирическим дарованием, посылал Каролине триолеты, которые писал на маленьких перламутровых раковинах, и в шкатулке у молодой красавицы этих раковин оказалась целая куча.
        А пожилой электрический скат Антонио, знаменитый зубной врач и хирург с огромной практикой, который пломбировал и точил зубы всем местным дельфинам, каждый день присылал Каролине богатые подарки, а по воскресеньям являлся сам и делал ей предложение.
        Было множество и других женихов, но так как они ничем выдающимся не отличались, то всех их перечислять было бы долго и неинтересно.
        И всем женихам прекрасная Каролина с ласковой улыбкой говорила так:
        - Благодарю вас за честь, которую вы мне оказываете своим предложением, но, право же, я еще никого не люблю и пока не собираюсь замуж. Я еще слишком молода. Не скрою, вы мне нравитесь, но дайте мне немножко погулять на свободе. Приходите через год, и тогда я вам дам ответ.
        И женихи удалялись, еще сильнее очарованные ее красотой и обходительным обращением, правда, немного огорченные, но вместе с тем не теряя надежды через год получить ее согласие.
        Однажды, собираясь на бал, Каролина рассматривала себя в зеркале и вдруг заметила на боку, под плавником, крошечный прыщик, величиной с песчинку.
        Каролина не придала ему никакого значения, припудрила его и поехала на бал.
        Но через несколько дней она заметила, что прыщик вырос и стал с горчичное зерно. Хотя он не причинял ей никакого беспокойства, но Каролина встревожилась.
        Не теряя времени, она отправилась к своей дальней родственнице, старой камбале Фаине. Старуха по целым дням лежала на дне, зарывшись в песок, никого не принимала, и ходили слухи, что она колдунья.
        Камбала Фаина надела черепаховые очки и долго рассматривала горошину, выросшую под плавником Каролины.
        - Милая племянница,  - наконец сказала она торжественно,  - можешь не беспокоиться. Тебе не угрожает никакая опасность. Наоборот, тебе привалило большое счастье. Это зернышко у тебя под плавником есть не что иное, как маленькая жемчужина изумительной формы и необыкновенного качества.
        - Как - жемчужина?!  - воскликнула Каролина в крайнем удивлении.  - Но ведь нам говорили в школе, что жемчуг рождается в раковинах.
        - Это верно,  - сказала старая камбала,  - обычно жемчуг рождается из песчинки в раковине. Но бывают исключения. В одной из моих старых волшебных книг написано, что иногда жемчуг рождается и под плавниками у рыбы. В таком случае жемчужина с течением времени вырастает необыкновенно крупная, совершенно круглая, изумительная по красоте. Подобные рыбьи жемчужины ценятся у ювелира баснословно дорого. Одна штучка обычно представляет собой целое состояние. Правда, это бывает очень редко - однажды в сто или двести лет, потому что рыба, у которой вырастает жемчужина, должна быть редкая по красоте и уму, а такие рыбы попадаются не часто.
        - О, в таком случае это несомненно жемчужина!  - радостно воскликнула Каролина и поплыла домой, осторожно прижав плавник, чтобы как-нибудь случайно не повредить драгоценного зерна.
        С этого дня характер Каролины изменился. Она стала пропускать балы, неохотно танцевала и всячески избегала общества своих молоденьких подруг, которые любили побегать и порезвиться. Она стала молчалива, задумчива.
        - Что с тобой, Каролиночка?  - с тревогой спрашивали подруги.  - Уж не больна ли ты?
        Но Каролина получила хорошее воспитание и не хотела обижать своих подруг, сказав им, что для нее, избранницы судьбы и счастливой обладательницы бесценной жемчужины, их общество уже не представляет никакого интереса.
        Поэтому она вежливо отвечала:
        - Нет, благодарю вас, я чувствую себя превосходно.
        И на ее прелестном маленьком ротике появлялась таинственная высокомерная улыбка.
        Она полюбила одиночество. Оставаясь одна, она обыкновенно вынимала из своей шкатулки зеркало и долго рассматривала свою жемчужину, которая стала уже с небольшую горошину.
        - Ах, как медленно растет моя жемчужина!  - говорила про себя Каролина.  - Впрочем, чем медленней она растет, тем лучшего качества она будет и тем больше я получу за нее денег у ювелира, когда она вырастет с лесной или, еще лучше, с грецкий орех. И тогда я стану самой богатой рыбкой в мире. Пусть растет! Я никуда не спешу. У меня впереди еще целая жизнь.
        И когда через год к ней пришли за ответом два морских конька, она, посмотрев на их уже несколько поношенные мундиры, весело рассмеялась и сказала:
        - Ах, нет, друзья мои! Не будем больше поднимать этот вопрос. Я никогда не выйду замуж ни за одного из вас. Прощайте.
        - Но, может быть, вы, прекрасная Каролина,  - сказал один из коньков,  - по крайней мере, скажете нам на прощанье, что вы будете любить нас, как братьев. Это хоть немного облегчит наше горе.
        - Увы,  - сказала Каролина,  - я вам не могу обещать даже этого.
        - Но почему же?  - воскликнули морские коньки.
        - Потому, что вы для меня слишком бедны. Это очень жаль. Но, к сожалению, ничего не поделаешь. Такова жизнь.
        - Но ведь каждый из нас готов заплатить за ваше богатство своей жизнью!  - снова воскликнули коньки.
        - К сожалению, мое богатство так велико, что заплатить за него не хватит не только двух ваших жизней, но и жизней всех морских коньков, окончивших вместе с вами кавалерийское училище,  - сказала Каролина со вздохом, и на ее ротике появилась таинственная улыбка.
        - Тогда мы знаем, что нам остается делать. Прощайте, жестокая Каролина!  - сказали коньки и тотчас отправились на войну, где в первом же сражении показали чудеса храбрости, а во втором - были убиты.
        То же самое ответила Каролина и остальным своим женихам.
        Бычок Леандр зарыдал, сказал, что его жизнь навсегда разбита, и обещал покончить с собой, выбросившись на берег. Однако обещанья своего не исполнил, но вместо этого поломал все раковины с подлинниками триолетов, посвященных жестокой Каролине, а затем поступил фельетонистом в газету, где в очень ядовитых стихах стал бичевать нравы высшего общества, а также высмеивать порядки подводных железных дорог, что быстро принесло ему громкую славу и большие деньги.
        Что же касается электрического ската Антонио, то он сухо поклонился и сказал:
        - Как угодно, сударыня. Не хотите - не надо. Но имейте в виду, я вам этого никогда не прощу.
        И с достоинством удалился на заседание хирургического общества, где был почетным председателем.
        Время шло. Все подруги Каролины давно повыходили замуж. Многие из них уже имели детей. А Каролина продолжала ходить в девушках и отказывать женихам, которые все еще не переводились, так как Каролина была по-прежнему прекрасна.
        - Милая! Что же это будет?  - в ужасе говорили подруги.  - Ты рискуешь остаться старой девой!
        - Ничего,  - отвечала Каролина,  - я выйду замуж тогда, когда найду достойного.
        - Да, но время идет! Ты стареешь. Потом будет слишком поздно.
        - Для меня никогда не будет поздно,  - говорила Каролина, и на ее губах появлялась знакомая улыбка.
        И по-прежнему, оставаясь одна, она разглядывала в зеркале свою жемчужину, которая выросла до размера лесного ореха и уже настолько мешала плавнику двигаться, что Каролине приходилось плавать несколько боком, все время забирая влево, что было не совсем изящно.
        Мало-помалу почти все женихи от нее отстали, и только иногда являлись свататься провинциалы из Дофиновки, куда еще не дошли слухи о ее странной недоступности.
        Конечно, она уже не была так молода и прекрасна, как раньше, но все же еще могла нравиться. Однако она продолжала ждать, с каждым днем чувствуя, что делается все богаче и богаче. Ее жемчужина уже стала величиной с большой грецкий орех и все еще не переставала расти, так что было жалко продавать ее раньше времени.
        К этому времени Каролина совершенно перестала бывать в своем прежнем обществе. Она либо сидела дома одна, рассматривая свою жемчужину, либо проводила время у камбалы Фаины, в обществе пожилых замкнутых устриц, обросших морской травой, и старичков-крабов с лысыми черепами, покрытыми моллюсками. С ними было хотя и скучновато, но можно было сколько угодно молчать, сидя неподвижно на старых консервных жестянках, много лет тому назад выброшенных сюда с берега, и никто не заставлял бегать в горелки или танцевать.
        Таким образом прошло еще несколько лет, и Каролина не заметила, как она превратилась в старушку.
        Зато ее жемчужина стала приближаться уже к небольшому яблоку и была так тяжела, что пожилая красавица с трудом двигалась.
        Но прежняя улыбка не сходила с ее губ.
        Однажды она возвращалась домой от своей тетушки и села передохнуть на скамеечке в городском сквере, под тенью густых водорослей. Вдруг она увидела, как возле мраморного подъезда лучшего в городе отеля «Морская звезда» остановился блестящий автомобиль, из которого выскочил молодой дельфин такой красоты, что у Каролины потемнело в глазах.
        Его маленькие острые зубки сверкали, как самый чистый, самый белый жемчуг, совершенно круглые, неподвижные глаза светились молодо и глупо, как дымчатые топазы, а тугое, блестящее тело отливало всеми оттенками синего цвета, начиная с режущего глаза ультрамарина и кончая серовато-голубым, таким мягким и нежным, каким бывает Адриатическое море в марте, через час после заката солнца.
        - Это он!  - воскликнула Каролина и бросилась за молодым дельфином, который уже успел войти в дом.
        Но дорогу ей преградил швейцар - старый и необыкновенно колючий морской еж.
        - Что вам угодно, сударыня?
        - Мне необходимо видеть этого молодого дельфина!  - сдерживая волнение, сказала султанка.
        - Не думаю, чтобы его светлость мог вас принять.
        - Его светлость?
        - Да, сударыня, ибо это принц Эгейский, прибывший сюда всего лишь на несколько часов по весьма важному личному делу. Он приехал сюда жениться и сейчас же после свадьбы отбывает со своей молодой супругой обратно на родину.
        - Ну, это мы еще посмотрим,  - сказала Каролина, дрожа всем телом.  - На ком он женится?
        - Вы, сударыня, вероятно, приехали из Дофиновки или давно уже не бывали в обществе. Об этом говорят все. Его высочество женится на мадемуазель Кризолите, старшей дочери мадам Абажур.
        - Как!  - в сильнейшем волнении воскликнула Каролина.  - Он женится на Кризолите? На этой отвратительной холодной медузе?
        - Совершенно верно, сударыня.
        - Не может быть! Я не понимаю, что он в ней нашел! Ведь в ней же ровно ничего нет: ни молодости, ни красоты, ни души, ни сердца. Достаточно посмотреть сквозь нее на солнце, чтобы убедиться, что она совершенно пуста, как банка, из которой вылили простоквашу.
        - Вы правы, сударыня, но дело в том, что принц Эгейский, несмотря на свою молодость и красоту, недавно окончательно промотался, так что ему остается либо поступить на службу, чего он в силу высокого происхождения никогда себе не позволит, либо жениться на богатой, хотя и отвратительной медузе и взять за ней в приданое сто тысяч.
        - Как! Всего только сто тысяч?
        - Это большие деньги, сударыня,  - серьезно сказал морской еж,  - особенно если принять во внимание, что у его высочества нет другого выбора и что его высочество…
        Но Каролина не стала дальше слушать болтовню. Она оттолкнула ежа с дороги и хоть при этом сильно укололась, но не обратила на это никакого внимания.
        У людей есть такое представление, что у рыб холодная кровь. Это не всегда справедливо. У Каролины кровь оказалась горячая, как кипяток. В тот миг, когда она появилась на пороге салона, принц Эгейский надевал перед зеркалом белые лайковые перчатки. Его красота поразила Каролину еще сильнее, чем в первый раз.
        При виде пожилой взволнованной султанки в топазовых фосфорических глазах молодого дельфина мелькнуло изумление. Но Каролина не дала ему произнести ни одного слова.
        - Ваше высочество!  - сказала она, протягивая к небу с мольбою один плавник, так как другой был уже давно парализован жемчужиной.  - Я ждала вас всю жизнь. И вот вы пришли. Я знаю, в обществе не принято, чтобы молоденькая девушка делала первый шаг. Но я его делаю потому, что вы прекрасны, и потому, что я люблю вас.
        - Но, сударыня…
        - Нет, нет,  - продолжала Каролина с жаром,  - не говорите мне ничего, пока вы меня не выслушаете. Я знаю все. Я богата. Я не просто богата, а я сказочно богата. Я обладаю сокровищем, равного которому нет в мире. Любой ювелир может дать за него столько денег, что по сравнению с ними жалкое приданое вашей пустой, ничтожной и молодой Кризолиты покажется соринкой. И это сокровище я кладу к вашим ногам. Оно сделает нас самыми богатыми и самыми счастливыми рыбами во всей вселенной. Теперь говорите.
        - Гм…  - сказал молодой дельфин, который был большим негодяем, и топазовые глаза его алчно сверкнули.  - Но я бы хотел увидеть ваше сокровище…
        - Оно перед вами, ваше высочество,  - сказала Каролина и показала принцу Эгейскому жемчужину, сняв с нее платок, которым она ее всегда покрывала с тех пор, как жемчужина перестала помещаться под плавником.
        Дельфин бросил равнодушный взгляд на драгоценность и сказал холодно:
        - Видите ли, сударыня, я не большой знаток в жемчугах. В тех морях, откуда я родом, жемчуг не водится. Поэтому я бы предпочел увидеть что-нибудь более для себя привычное. Гм… Например, просто деньги.
        - О, ничего не может быть проще!  - весело воскликнула Каролина.  - Я сейчас схожу к ювелиру и принесу вам корзину денег. Три корзины. Сколько хотите.
        - Мне кажется, что было бы довольно и четырех корзин,  - сказал молодой дельфин,  - но дело в том, что я боюсь, как бы все это не слишком затянулось. Через час я должен быть в церкви.
        - Ровно через час я буду здесь.
        - Прекрасно,  - сказал дельфин, вынимая из жилетного кармана золотые часы.  - Сейчас без четверти три. Если вас не будет без четверти четыре, то я принужден буду, как мне это ни грустно, ехать в церковь и жениться.
        Можете себе представить, как мчалась влюбленная Каролина к ювелиру!
        То и дело она спотыкалась, падала, присаживалась отдохнуть. Ее старое сердце громко стучало в старой груди. Она так тяжело дышала, как будто ее вынули из воды и бросили на песок. Но ей казалось, что она летит на крыльях.
        - Я принесла вам редчайшую вещь,  - сказала она, подходя к прилавку ювелира.  - Она стоит таких денег, которых у вас даже может и не оказаться в наличности. Но это не имеет значения. Мне нужны пустяки - всего лишь четыре корзины денег. А остальные деньги, сколько бы их ни было, можете оставить у себя. Только, ради бога, поскорее!
        Ювелир был старый, опытный краб, привыкший никогда ничему не удивляться. Он вставил в глаз трубку и сказал:
        - Присядьте, мадам. Четыре корзины денег у меня, конечно, всегда найдется. Но прежде чем говорить о деньгах, разрешите мне взглянуть на вещь.
        И Каролина показала ему жемчужину.
        Старый краб долго ее рассматривал со всех сторон, то снимая, то опять надевая свое стеклышко. Наконец, он закончил осмотр и сказал:
        - Вы правы, сударыня. Это очень, очень большая редкость. Но вы напрасно обратились с этой вещью ко мне. Вам надо было обратиться в какой-нибудь музей или кунсткамеру. Это редчайшая по величине бородавка. А бородавок, к сожалению, наша фирма не покупает.
        - Этого не может быть!  - воскликнула Каролина, почти теряя сознание.  - Это жемчужина. Разве вы не видите? Это самая большая жемчужина в мире!
        - Увы, мадам, вы ошибаетесь. Это не жемчужина, а бородавка. К сожалению, я это слишком хорошо знаю. У моей покойной супруги на правой клешне была точно такая же бородавка, только, разумеется, меньших размеров. Она выросла оттого, что на клешню попала песчинка, а моя покойная супруга своевременно не обратила на это внимания. Конечно, бородавка продолжала бы расти и до сих пор, если бы моя супруга по неосторожности не попала в сачок к мальчику, который ловил креветок. Кроме того, вам должно быть известно, сударыня, что жемчуг рождается на внутренних створках особых раковин, которые так и называются «жемчужницы». Но я никогда не слышал, чтобы жемчуг рождался под плавником у рыбы, хотя и такой прекрасной, как вы, сударыня…
        - Но моя тетушка сама, собственными глазами читала в старинной волшебной книге!  - начала Каролина голосом, дрожащим, как струна, от горя, отчаяния и ревности, которые разрывали ее сердце.
        - Ах, мадам, не следует особенно доверять старинным, а тем более волшебным книгам. Если бы все, что пишется в старинных и волшебных книгах, было правда, то жить было бы гораздо легче и веселее. Но, я вижу, вы плачете?
        Когда красавец Дельфин вышел со своей молодой женой медузой Кризолитой из церкви, на паперти среди других нищих рыб стояла Каролина - старая, сгорбленная, со слезами на некогда прекрасных глазах.
        Кризолита узнала ее и шепнула своему мужу:
        - Обратите, ваше высочество, внимание на эту бедную женщину. Когда-то она была очень красива. Мы с ней учились в одной школе. Она имела большой успех в обществе.
        1945

        Пень

        В лесу стоял большой старый пень. Пришла бабушка с сумкой, поклонилась пню и пошла дальше. Пришли две маленькие девочки с кузовками, поклонились пню и пошли дальше. Пришел старик с мешочком, кряхтя, поклонился пню и побрел дальше.
        Весь день приходили в лес разные люди, кланялись пню и шли дальше.
        Возгордился старый пень и говорит деревьям:
        - Видите, даже люди и те мне кланяются. Пришла бабушка - поклонилась, пришли девочки - поклонились, пришел старик - поклонился. Ни один человек не прошел мимо меня, не поклонившись. Стало быть, я здесь в лесу у вас самый главный. И вы тоже мне кланяйтесь.
        Но деревья молча стояли вокруг него во всей своей гордой и грустной осенней красоте.
        Рассердился старый пень и ну кричать:
        - Кланяйтесь мне! Я ваш царь!
        Но тут прилетела маленькая быстрая синичка, села на молодую березу, ронявшую по одному свои золотые зубчатые листочки, и весело защебетала:
        - Ишь как расшумелся на весь лес! Помолчи! Ничего ты не царь, а обыкновенный старый пень. И люди вовсе не тебе кланяются, а ищут возле тебя опенки. Да и тех не находят. Давно уже все обобрали.
        1945

        Цветик-семицветик

        Жила девочка Женя. Однажды послала ее мама в магазин за баранками. Купила Женя семь баранок: две баранки с тмином для папы, две баранки с маком для мамы, две баранки с сахаром для себя и одну маленькую розовую баранку для братика Павлика. Взяла Женя связку баранок и отправилась домой. Идет, по сторонам зевает, вывески читает, ворон считает. А тем временем сзади пристала незнакомая собака да все баранки одну за другой и съела: сначала съела папины с тмином, потом мамины с маком, потом Женины с сахаром. Почувствовала Женя, что баранки стали что-то чересчур легкие. Обернулась, да уж поздно. Мочалка болтается пустая, а собака последнюю, розовую Павликову бараночку доедает, облизывается.

        - Ах, вредная собака!  - закричала Женя и бросилась ее догонять.
        Бежала, бежала, собаку не догнала, только сама заблудилась. Видит - место совсем незнакомое. Больших домов нет, а стоят маленькие домики. Испугалась Женя и заплакала. Вдруг откуда ни возьмись старушка.
        - Девочка, девочка, почему ты плачешь?
        Женя старушке все и рассказала.
        Пожалела старушка Женю, привела ее в свой садик и говорит:
        - Ничего, не плачь, я тебе помогу. Правда, баранок у меня нет и денег тоже нет, но зато растет у меня в садике один цветок, называется «цветик-семицветик», он все может. Ты, я знаю, девочка хорошая, хоть и любишь зевать по сторонам. Я тебе подарю цветик-семицветик, он все устроит.
        С этими словами старушка сорвала с грядки и подала девочке Жене очень красивый цветок вроде ромашки. У него было семь прозрачных лепестков, каждый другого цвета: желтый, красный, зеленый, синий, оранжевый, фиолетовый и голубой.
        - Этот цветик,  - сказала старушка,  - не простой. Он может исполнить все, что ты захочешь. Для этого надо только оторвать один из лепестков, бросить его и сказать:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтобы сделалось то-то или то-то. И это тотчас сделается.
        Женя вежливо поблагодарила старушку, вышла за калитку и тут только вспомнила, что не знает дороги домой. Она захотела вернуться в садик и попросить старушку, чтобы та проводила ее до ближнего милиционера, но ни садика, ни старушки как не бывало. Что делать? Женя уже собиралась, по своему обыкновению, заплакать, даже нос наморщила, как гармошку, да вдруг вспомнила про заветный цветок.
        - А ну-ка, посмотрим, что это за цветик-семицветик!
        Женя поскорее оторвала желтый лепесток, кинула его и сказала:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтобы я была дома с баранками!
        Не успела она это сказать, как в тот же миг очутилась дома, а в руках - связка баранок!
        Женя отдала маме баранки, а сама про себя думает: «Это и вправду замечательный цветок, его непременно надо поставить в самую красивую вазочку!»
        Женя была совсем небольшая девочка, поэтому она влезла на стул и потянулась за любимой маминой вазочкой, которая стояла на самой верхней полке. В это время, как на грех, за окном пролетали вороны. Жене, понятно, тотчас захотелось узнать совершенно точно, сколько ворон - семь или восемь. Она открыла рот и стала считать, загибая пальцы, а вазочка полетела вниз и - бац!  - раскололась на мелкие кусочки.
        - Ты опять что-то разбила, тяпа! Растяпа!  - закричала мама из кухни.  - Не мою ли самую любимую вазочку?
        - Нет, нет, мамочка, я ничего не разбила. Это тебе послышалось!  - закричала Женя, а сама поскорее оторвала красный лепесток, бросила его и прошептала:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтобы мамина любимая вазочка сделалась целая!
        Не успела она это сказать, как черепки сами собою поползли друг к другу и стали срастаться.
        Мама прибежала из кухни - глядь, а ее любимая вазочка как ни в чем не бывало стоит на своем месте. Мама на всякий случай погрозила Жене пальцем и послала ее гулять во двор.
        Пришла Женя во двор, а там мальчики играют в папанинцев: сидят на старых досках, и в песок воткнута палка.
        - Мальчики, мальчики, примите меня поиграть!
        - Чего захотела! Не видишь - это Северный полюс? Мы девчонок на Северный полюс не берем.
        - Какой же это Северный полюс, когда это одни доски?
        - Не доски, а льдины. Уходи, не мешай! У нас как раз сильное сжатие.
        - Значит, не принимаете?
        - Не принимаем. Уходи!
        - И не нужно. Я и без вас на Северном полюсе сейчас буду. Только не на таком, как ваш, а на всамделишном. А вам - кошкин хвост!
        Женя отошла в сторонку, под ворота, достала заветный цветик-семицветик, оторвала синий лепесток, кинула и сказала:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели!
        Вели, чтоб я сейчас же была на Северном полюсе!
        Не успела она это сказать, как вдруг откуда ни возьмись налетел вихрь, солнце пропало, сделалась страшная ночь, земля закружилась под ногами, как волчок.
        Женя, как была в летнем платьице, с голыми ногами, одна-одинешенька оказалась на Северном полюсе, а мороз там сто градусов!
        - Ай, мамочка, замерзаю!  - закричала Женя и стала плакать, но слезы тут же превратились в сосульки и повисли на носу, как на водосточной трубе.
        А тем временем из-за льдины вышли семь белых медведей и прямехонько к девочке, один другого страшней: первый - нервный, второй - злой, третий - в берете, четвертый - потертый, пятый - помятый, шестой - рябой, седьмой - самый большой.
        Не помня себя от страха, Женя схватила обледеневшими пальчиками цветик-семицветик, вырвала зеленый лепесток, кинула и закричала что есть мочи:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтоб я сейчас же очутилась опять на нашем дворе!
        И в тот же миг она очутилась опять во дворе. А мальчики на нее смотрят и смеются:
        - Ну, где же твой Северный полюс?
        - Я там была.
        - Мы не видели. Докажи!
        - Смотрите - у меня еще висит сосулька.
        - Это не сосулька, а кошкин хвост! Что, взяла?
        Женя обиделась и решила больше с мальчишками не водиться, а пошла на другой двор водиться с девочками. Пришла, видит - у девочек разные игрушки. У кого коляска, у кого мячик, у кого прыгалка, у кого трехколесный велосипед, а у одной - большая говорящая кукла в кукольной соломенной шляпке и в кукольных калошках. Взяла Женю досада. Даже глаза от зависти стали желтые, как у козы.
        «Ну, думает, я вам сейчас покажу, у кого игрушки!»
        Вынула цветик-семицветик, оторвала оранжевый лепесток, кинула и сказала:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтобы все игрушки, какие есть на свете, были мои!
        И в тот же миг откуда ни возьмись со всех сторон повалили к Жене игрушки.
        Первыми, конечно, прибежали куклы, громко хлопая глазами и пища без передышки: «папа-мама», «папа-мама». Женя сначала очень обрадовалась, но кукол оказалось так много, что они сразу заполнили весь двор, переулок, две улицы и половину площади. Невозможно было сделать шагу, чтобы не наступить на куклу. Вокруг, представляете себе, какой шум могут поднять пять миллионов говорящих кукол? А их было никак не меньше. И то это были только московские куклы. А куклы из Ленинграда, Харькова, Киева, Львова и других советских городов еще не успели добежать и галдели, как попугаи, по всем дорогам Советского Союза. Женя даже слегка испугалась. Но это было только начало. За куклами сами собой покатились мячики, шарики, самокаты, трехколесные велосипеды, тракторы, автомобили, танки, танкетки, пушки. Прыгалки ползли по земле, как ужи, путаясь под ногами и заставляя нервных кукол пищать еще громче. По воздуху летели миллионы игрушечных самолетов, дирижаблей, планеров. С неба, как тюльпаны, сыпались ватные парашютисты, повисая на телефонных проводах и деревьях. Движение в городе остановилось. Постовые милиционеры
влезли на фонари и не знали, что им делать.
        - Довольно, довольно!  - в ужасе закричала Женя, хватаясь за голову.  - Будет! Что вы, что вы! Мне совсем не надо столько игрушек. Я пошутила. Я боюсь…
        Но не тут-то было! Игрушки все валили и валили. Кончились советские, начались американские.
        Уже весь город был завален до самых крыш игрушками.
        Женя по лестнице - игрушки за ней. Женя на балкон - игрушки за ней. Женя на чердак - игрушки за ней. Женя выскочила на крышу, поскорее оторвала фиолетовый лепесток, кинула и быстро сказала:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтоб игрушки поскорей убирались обратно в магазины.
        И тотчас все игрушки исчезли.
        Посмотрела Женя на свой цветик-семицветик и видит, что остался всего один лепесток.
        - Вот так штука! Шесть лепестков, оказывается, потратила - и никакого удовольствия. Ну, ничего. Вперед буду умнее.
        Пошла она на улицу, идет и думает:
        «Чего бы мне еще все-таки велеть? Велю-ка я себе, пожалуй, два кило „мишек“. Нет, лучше два кило „прозрачных“. Или нет… Лучше сделаю так: велю полкило „мишек“, полкило „прозрачных“, сто граммов халвы, сто граммов орехов и еще, куда ни шло, одну розовую баранку для Павлика. А что толку? Ну допустим, все это я велю и съем. И ничего не останется. Нет, велю я себе лучше трехколесный велосипед. Хотя зачем? Ну, покатаюсь, а потом что? Еще, чего доброго, мальчишки отнимут. Пожалуй, и поколотят! Нет. Лучше я себе велю билет в кино или в цирк. Там все-таки весело. А может быть, велеть лучше новые сандалеты? Тоже не хуже цирка. Хотя, по правде сказать, какой толк в новых сандалетах?! Можно велеть чего-нибудь еще гораздо лучше. Главное, не надо торопиться».
        Рассуждая таким образом, Женя вдруг увидела превосходного мальчика, который сидел на лавочке у ворот. У него были большие синие глаза, веселые, но смирные. Мальчик был очень симпатичный,  - сразу видно, что не драчун,  - и Жене захотелось с ним познакомиться. Девочка без всякого страха подошла к нему так близко, что в каждом его зрачке очень ясно увидела свое лицо с двумя косичками, разложенными по плечам.
        - Мальчик, мальчик, как тебя зовут?
        - Витя. А тебя как?
        - Женя. Давай играть в салки?
        - Не могу. Я хромой.
        И Женя увидела его ногу в уродливом башмаке на очень толстой подошве.
        - Как жалко!  - сказала Женя.  - Ты мне очень понравился, и я бы с большим удовольствием побегала с тобой.
        - Ты мне тоже очень правишься, и я бы тоже с большим удовольствием побегал с тобой, но, к сожалению, это невозможно. Ничего не поделаешь. Это на всю жизнь.
        - Ах, какие пустяки ты говоришь, мальчик!  - воскликнула Женя и вынула из кармана свой заветный цветик-семицветик.  - Гляди!
        С этими словами девочка бережно оторвала последний голубой лепесток, на минутку прижала его к глазам, затем разжала пальцы и запела тонким голоском, дрожащим от счастья:
        Лети, лети, лепесток,
        Через запад, на восток,
        Через север, через юг,
        Возвращайся, сделав круг.
        Лишь коснешься ты земли —
        Быть по-моему вели.
        Вели, чтобы Витя был здоров!
        И в ту же минуту мальчик вскочил со скамьи, стал играть с Женей в салки и бегал так хорошо, что девочка не могла его догнать, как ни старалась.
        1940

        Пряничный домик

        Жили-были брат и сестра - Ваня и Маша.
        Пошли они однажды в лес за грибами. Шли они лесом, шли - и вышли на опушку. На опушке домик стоит. Сам пряничный, на крыше леденцы, а окошки сахарные.
        Подбежали дети к домику и стали отламывать леденцы. А в домике в этом жил медведь. Услышал он, что кто-то крышу ломает, и выглянул в окошко. Да как заревёт:
        - Вы что тут делаете?!
        Испугались Ваня с Машей и бросились бежать. Медведь за ними - сердитый-пресердитый, ревёт на весь лес!
        Видят Ваня и Маша - стоит куст орешника. Стали они просить:
        - Орешник, орешник, спрячь нас, за нами медведь гонится!
        Орешник их и спрятал. А медведь пробежал мимо - не заметил.
        Бежал-бежал медведь да вдруг увидел, что не по той дороге гонится. Повернул медведь обратно, а Ваня и Маша тем временем другой дорожкой прибежали к речке. А в речке утки плавают. Стали Ваня с Машей просить:
        - Уточки-утки, перевезите нас, за нами медведь гонится!
        Выстроились утки рядком - мостик получился. Ваня с Машей по этому мостику и перебежали на другой берег. Медведь с размаху за ними. Утки разлетелись во все стороны. Медведь - бултых в воду! И понесло его далеко-далеко, к самому синему морю!
        А Ваня с Машей прошли по своему мостику обратно и уток с собою захватили.
        Вернулись они к пряничному домику.
        Сами покушали и уток накормили.
        И всем было весело!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к