Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Каваллано Сильвия: " Реестр Исполненных Желаний " - читать онлайн

Сохранить .

        Реестр Исполненных Желаний Сильвиа Паола Каваллано

        Краски и запахи итальянского лета, колорит итальянского быта, таинственный реестр, исполняющий (или якобы исполняющий?) желания и несколько тонких, едва заметных нитей, связывающих эту книгу с двумя предыдущими....

        Сильвия Паола Каваллано
        РЕЕСТР ИСПОЛНЕННЫХ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ

        Я слышала, что встречаются иногда такие люди, которые все доводят до конца. Например, начинают вязать кофту, и довязывают, а не бросают, не довязав спинку, или, наоборот, рукава. И даже ходят в ней потом на работу. Или в гости.  А я так не могу. Я даже в квартире не могу убраться до конца! Поймите меня правильно, дело здесь вовсе не в лени, а в чрезвычайной монотонности и однообразности этого занятия. Начну, бывало, вытирать пыль, но это так скучно и надоедает мне гораздо быстрее, чем я успеваю покончить с пылью, поэтому, недовытирав, я срочно переключаюсь на заправку кроватей, потом хватаюсь за глажку, или начинаю оттирать духовку, в то время как пыль смеется надо мной со шкафов и книжных полок. Так же и с сочинительством: начну писать историю, потом меня увлечет что-нибудь другое, набросаю пару страниц, и перехожу к следующей. Так они и валяются, незаконченные... Так было и на этот раз: какое-то время назад я начала сочинять историю про реестр исполненных желаний. Однажды я и в самом деле натолкнулась на такой реестр — когда работала няней у двух мальчиков-близнецов недалеко от Венеции. Впрочем,
«реестр» - слишком громкое название для той тетрадки, которую я случайно обнаружила в сундуке.
        Вообще-то я стараюсь не брать без спроса чужие вещи, а в сундук полезла не из любопытства, а чтобы поупражняться в итальянском языке и что-нибудь почитать. Сундук стоял на втором этаже, бывшем когда-то сеновалом — поэтому окна были огромными, а потолок высоченным, как в соборе. Может, такие сундуки называются ларями, не знаю точно. Он был расписан цветами и обладал какой-то исторической ценностью. Потому что когда однажды близнецы принялись по нему колотить, мама мальчишек, Евгения, в испуге оттащила визжащих детей от сундука. И это было, мягко говоря, странно, потому что детям в этом доме позволялось все. Например, если Томмазо забывал дома свою любимую зеленую черепаху, мы с полдороги поворачивали обратно, а если Джакомо хотел пить молоко только из синей бутылочки, которая в данный момент находилась во включенной посудомоечной машине, то машину выключали, чтобы достать синюю бутылочку, ну и так далее. Я лишь понадеялась, что Евгения не заметит следов от фломастера — несколько дней назад дети пытались подрисовать цветам недостающие лепестки, а я не стала оттаскивать их от сундука, тогда еще не
знала о его исторической ценности, а кроме того, с увлечением смотрела какой-то фильм. Внутри ларя хранились старые телефонные справочники, журналы по садоводству, настольные игры и видеокассеты. Однажды после обеда, когда дети, наигравшись со мной в белочек-зайчиков и изрядно меня измотав, наконец-то уснули, я поднялась наверх и полезла в сундук за журнальчиком. Все номера, лежавшие сверху, я уже видела, поэтому аккуратно их вынула и положила на пол. Под ними, почти на самом дне сундука оказалась какая-то тетрадка. На ней было написано «Реестр исполненных желаний. Составители Лейтвалль-Перро-Падуани-Биллони-Майер-Гуаррини.» Под словом исполненных едва просматривалось какое-то другое слово, но оно было так тщательно стерто и закрашено, что разобрать было трудно. От любопытства у меня вспотели руки, я открыла обложку. Выпал листок. Написано было по-английски — повезло, мой итальянский на тот момент насчитывал не больше 30 слов и те из детского лексикона: «мячик», «машинка», «гулять» и тому подобное. «Известный исследователь творчества французского писателя-сказочника Шарля Перро Густав Бирг утверждал,
что все его сказочные сюжеты построены на основе реальных событий и почти все герои — не вымышленные персонажи, а реально существовавшие люди. Например, в сказке про Золушку крестная превращает тыкву в карету, крысу - в кучера и так далее. На самом же деле под именем крестной Перро, по утверждению Бирга, изобразил известную своей щедростью и помощью простым людям баронессу Лейтвалль. Она просто одолжила Золушке свою карету, подарила платье и туфельки (которые, кстати, были меховыми, а не хрустальными). Гораздо лучше известны другие прототипы: Белоснежки — Маргарет, дочь германского графа Филиппа, жена которого умерла в родах, Синей Бороды - французский маршал Жиль де Рэ, казненный по приговору инквизиции. Возможно, сама баронесса тщательно скрывала свое участие в судьбах многих простых людей, боясь той же инквизиции, или недовольства наследников. Перро был ее дальним родственником и некоторые записи баронессы совершенно случайно попали к нему в руки.» Томмазо заплакал мне пришлось быстро все убрать и бежать вниз.
        Целый месяц я ждала удобного случая, чтобы еще раз залезть в эту тетрадь. Но первых, папа детей пошел в отпуск и все время сидел дома. Рыться в сундуке при нем было неудобно, а потом мы поехали отдыхать на Филикуди. Моя виза истекала через пару дней, скоро уезжать, и тут неожиданно родители близнецов собрались на концерт, вернее, собралась мама, потому что папа с большим удовольствием провел бы вечер на диване перед телевизором. Томмазо закатил истерику, но потом кое-как успокоился. Когда дети заснули, я поднялась на второй этаж, аккуратно вынула журналы и раскрыла тетрадь. Мне хотелось узнать как можно больше, поэтому я стала пролистывать страницы и каково же было мое изумление, когда я увидела текст на.... русском языке! Судя по всему, эти страницы были вклеены в тетрадь совсем недавно, ведь в предыдущий раз я их даже не заметила!!

        Лиза жила напротив церкви в маленькой однокомнатной квартире. Большой была только кухня, может потому, что в ней не было кроватей: в комнате спали вшестером, так как у Лизы было четверо детей. Она ни на что не жаловалась, она радовалась, что Бог послал ей детей, но для детей ей хотелось побольше места и поэтому иногда мечтала о квартире побольше. Евдокия Петровна жила в трех остановках от церкви, но в ее возрасте и с ее ногами и три остановки — подвиг. Свою большую четырехкомнатную квартиру она не убирала — не было сил. Евдокия мечтала о маленькой квартирке напротив церкви, чтобы можно было из окна (а еще лучше — прямо не вставая с кровати) перекреститься на купола. Что заставило их разговориться на остановке: Евдокия возвращалась со службы, Лиза везла старшую в музыкальную школу? Или долгое ожидание автобуса, или вертлявость Сони, давшая повод к тому чтобы завязать разговор?»

        Я не до такой степени «ушла в чтение», чтобы не заметить приближающийся свет фар, быстро положила на место тетрадь, сверху — журналы, и пока хозяева парковались, сбежала по лестнице в свою комнату.
        Через два дня я вернулась слякотную и холодную осеннюю Москву. Иногда друзья или случайные знакомые рассказывали какую-нибудь странную историю с неправдоподобно-счастливым концом, так что хотелось внести ее в реестр, но за неимением реестра я просто записывала их, да и то не всегда, в свой дневник. А жизнь шла своим чередом, я наконец-то вышла замуж, родились дети. Иногда, как в детстве, задумывалась, вернее, мечтала, о «добрых делах», «исполнении желаний» и разном таком, но как-то вскользь, мимоходом, в действительности делая очень мало. С той семьей, где я когда-то работала няней, общаться не перестала, они были у меня на свадьбе, я к ним несколько раз приезжала в гости, уже с детьми. Ларь, как и раньше, стоял у стены на втором этаже. Но мне почему-то не приходило в голову расспрашивать про этот реестр, хотя теперь я достаточно хорошо говорила по-итальянски. Может, неловко было признаться, что когда-то взяла его без спроса.. Я смотрела на цветную роспись на ларе, пытаясь отыскать следы фломастера, мы смеялись, вспоминая, как Джакомо поправлял мое произношение, а Томмазо собирался на мне
жениться. А потом синьора Антония сказала о моем исполнившемся желании — поселиться в Италии. Вот тут-то мысли о реестре вновь появились в моей голове и, вернувшись домой, я записала всю эту историю и со словами «Авось пригодится» сохранила ее в компьютере под каким-то странным именем. А потом опять надолго про все это забыла, так как увлеклась старыми виллами и фотографией. Пока снова не наткнулась на нечто подобное...

        Глава 2. Каникулы в Сан Винченцо.
        Поезд остановился на станции Сан Винченцо. Мне сразу понравилось это название, еще зимой, когда мама только искала куда бы нам поехать летом. Она спросила, куда мне больше хочется: в Чечину, Фоллонику или в Сан Винченцо. Я сразу выбрала Сан Винченцо. Вообще-то в Италии есть несколько Сан Винченцо, так что можно даже запутаться и не туда приехать. Наш Сан Винченцо расположен на берегу Тирренского моря, в Тоскане. А вот станция мне совсем не понравилась. В Чечине на станции есть лифт, а в кассе сидит добрый дядя, который ставит детям на руку печать - на память. А перед станцией должны стоять скамейки и расти высокие деревья для красоты и чтобы приятно было ждать поезда. Лучше всего подойдут платаны, они широкие и у них красивая кора, а когда солнце проходит через их листву, кажется, что кто-то пускает много-много солнечных зайчиков. Но можно и просто фонтан для прохлады, и чтобы бросать в него денежки, кто, конечно, хочет на море вернуться. А в Сан Винченцо ничего такого нет. Даже расписание висит неправильное и старое. А билеты вообще продает автомат. Но вы-то, наверное, поедете в Сан Винченцо на
машине и ничего этого все равно не увидите.
        В начале июня море частенько штормит, то есть покрывается большими волнами, к тому же каникулы в школах еще не начались, поэтому народу на море мало, к тому же одни старички. Иногда попадаются мамы с маленькими детьми, которые еще не умеют ходить, а только ползают. И места в море очень много, но купаться можно не всегда: если висит красный флаг, то купаться нельзя, а кто не послушается — тому спасатель засвистит, если, конечно, он не ушел на обеденный перерыв, тогда — хоть тони, это так мама сказала. На пляже тоже полно места и не надо приходить рано утром, чтобы воткнуть зонтик и занять место поближе к морю. Песок хороший, влажный, подходящий для строительства, и чистый: окурков, салфеток и всякого мусора попадается мало. Но только несмотря на такие благоприятные условия, мне было очень скучно. Наверное, я бы лучше согласилась, чтобы на пляже было полно народа с детьми, а не много места и три старичка с палочками да два мальчика, которые ползают и едят песок. Я не ела песок, даже когда была совсем маленькая, только сахарный, но такой песок едят даже взрослые — они кладут его в кофе. И вот
однажды, когда волны были такими большими, что купаться было нельзя, а из песка строить мне уже надоело, так что я совсем не знала чем заняться, за спиной у меня что-то скрипнуло. Я оглянулась и увидела как открылись белые ворота, которые из сада ведут прямо на пляж, почти как у нас, только у нас ржавая калитка, а здесь — белые ворота, и по ступенькам на пляж спустился просто дедушка с зонтом, двумя складными стульями подмышкой и сеткой с игрушками - она болталась у него за плечами как рюкзак. Он плюхнул на песок сетку с игрушками, воткнул рядом зонт, то есть не раз — и втыкнул, а сначала выкопал ямку, потом долго вкручивал палку, и еще подсыпал вокруг палки песка, чтобы зонтик не улетел, потому что в тот день был сильный ветер, поставил кресла и ушел обратно в ворота. Я даже не успела подглядеть в щелочку, что там было за воротами, хотя меня это давно интересовало. Да и самого дедушку я не успела как следует разглядеть, только поняла, что он похож на гнома. Представьте себе небольшого доброго гнома - это и будет тот дедушка. Зато по игрушкам я догадалась, что дедушка-гном сейчас вернется обратно с
каким-нибудь ребенком, лучше бы с девочкой. По игрушкам было непонятно, чьи они — девочки или мальчика: там были синий мячик, красные ведра, зеленая леечка, сито, грабли, лопатки, разные формочки: домик, морская звезда и оранжевая черепашка. Дедушка-гном все не возвращался, мне надоело ждать, и я пошла строить для Коли бассейн из песка, чтобы он не рвался в бурное море и не утонул там, пока мама его фотографирует. Пусть уж лучше сидит в безопасном бассейне и топает ногами. Когда я вернулась на наше место, под дедушкиным зонтом сидела девочка. Одна. И ничего не делала. Не играла в песок, даже не побежала к морю помочить ноги. Я всегда иду мочить ноги, потом волны нечаянно меня обливают и приходится купаться, раз уж все равно все мокрое. Наверное, ей сказали не пачкаться, пока ее не помажут кремом. Я стала на нее смотреть, чтобы выяснить как она появилась на пляже одна, и уже совсем собиралась догадаться, как мама сбила меня с мысли и позвала мазаться кремом. «Только спину!!» - закричала я громко и по-русски, так что девочка сразу обернулась и посмотрела на меня. Может, вы, как и моя мама, подумали, что
я закричала слишком громко и девочка обернулась от испуга? Но это не так. Девочка посмотрела на меня не испуганно, а удивленно. Потому что не ожидала, что такая обыкновенная и к тому же маленькая девочка как я может вдруг заговорить на каком-то необыкновенном языке. Мы с мамой всегда разговариваем по-русски, и никто сначала не догадывается, что мы по-итальянски тоже понимаем, и говорят про нас что-нибудь нехорошее, например, что мы немцы, или шведы. А мы все это понимаем и улыбаемся по-хитрому. Потому что это неправда: по-немецки я знаю только одно слово «вихайстду», а по-шведски вообще ни одного слова не знаю. Поэтому мы никакие не шведы. А потом у мамы обычно звонит телефон, и она начинает шпарить по-итальянски. И специально говорит так громко, чтобы всем стало ясно, а заодно и стыдно, что они про нас так плохо подумали. Но в этот раз телефон не зазвонил, а наоборот, пришли мои бабушка с дедушкой, которые по-итальянски вообще не умеют говорить, только «куанто коста» выучили и «пеше спада», чтобы в магазин за рыбой ходить. Так что девочка окончательно подумала, что я не итальянская. Мама стала меня
уговаривать: «Иди да подружись с девочкой», все «иди да подружись», а как я могу ни с того ни с сего подружиться? Без причины? Вот если бы я что-нибудь строила, а она ко мне подошла и спросила: «Можно с тобой поиграть?» или бы я купалась, а она ко мне подплыла и спросила: «А как тебя зовут?» тогда бы я могла с ней подружиться, а без причины — нет. Мама сказала «Ну, как хочешь» и пошла следить за Колей, потому что он всегда хватает чужие игрушки, особенно тракторы. И мне опять стало скучно. Хорошо хоть дедушка догадался спросить, не хочу ли я пойти с ним собирать драгоценные камни и ракушки, и я, конечно, сказала «да». Мы ушли так далеко, что кончился песок и начались скалы, а когда я и дедушка вернулись — девочка уже ушла домой.
        На следующий день я подружилась на пляже с двумя русскими девочками, Лизой и Викой. Вернее, нас подружила моя мама, она сказала: «Иди, поговори с девочками по-русски». Они это услышали и как заорут: «Ура!! Наконец кто-то говорит по-русски!!» Лиза сказала, что не будет купаться, потому что вода холодная, а сама целый день не вылезала из воды, мы с Викой тоже, так что мама подумала, что мы превратились в русалок. Я-то знаю свою маму и сразу поняла, что она просто подхитривает, а Вика спросила почему мама так решила.
        «Вы так долго сидели в воде! Аня, а ты ничего не замечаешь? Может, пальцы стали странными?» Я на всякий случай пощупала свои пальцы, и мне точно показалось, что они какие-то странные. Мама заметила мой растерянный вид и сказала: «Это на них растут перепонки, а на теле -чешуя!»
        «Мам, ты шутишь! У нас же еще ноги остались! Это просто пупырушки от холода, а не чушуя.»
        Вечером мы договорились пойти «на бутоны». Это так Вика сказала, а Лиза сказала «на батоны», а на самом деле это были «батумы». Мы там так напрыгались, что чуть не превратились в потных кузнечиков. На следующий день мои подружки уехали в Сиену, непонятно зачем, я там уже сто раз была, и мороженое ела на Пьяцца дель Кампо, прямо где лошади бегают наперегонки во время Сиенских скачек, которые называются «Палио». Там для этого даже землю насыпают прямо на площади, и на ней остаются отпечатки копыт, и кое-что еще, потому что для лошадей не придумали памперсов. Без Вики и Лизы мне опять стало скучно. Конечно, там были и другие дети, некоторые даже хорошие - помогали нам строить дом с цветными стеклышками и водорослями вместо пальм, но только никто из них не понимал ни по-русски, ни по-итальянски, а строить молча неинтересно. Я пять раз пробовала им сказать «вихастду», но они мне ничего не ответили. Наверное, мама что-то перепутала, и такого слова вообще нет.
        Вечерами мы почти всегда куда-нибудь ходили: то на батумы, то на карусель, то за мороженым, а когда маме было неохота, мы просто гуляли по нашей улице и разглядывали дома и сады, прям как мама со своей подружкой Наташкой, когда они были маленькие и мечтали переделать свои дома. Мы тоже ходили и обсуждали, кому надо кусты подстричь, кому траву полить, а кому вообще весь сад переделать, потому что нам он не нравится. Мне больше всего понравилась гостиница «Кочинелла», то есть «Божья коровка» по-русски, потому что там был бассейн и собака долматин, которую можно гладить. Еще мы видели один сад со статуей дяди, и другой, с цветущей липой у самых ворот. Липу нашел дедушка. Шел, шел и сказал: «Как пахнет липой!», а бабушка ему говорит: «Ты что, Сереж, уж я-то знаю, как пахнет липа, это какой-то гадостью пахнет», потом она задрала голову и увидела липу. «Да-а-а.. Липа... У нас в парке липы лучше пахнут. Лучше бы пальму посадили!» Чтобы больше не нюхать такую противную липу, мы свернули на другую улицу. И здесь я увидела машину, как у мамы. «А что значит ПР? Это откуда машина?» - спросила бабушка. «ПР?
Может Прато? Или Парма? Не знаю». А в машине была подушка с кошкой Китти и еще было написано на двух маленьких кофточках, прицепленных к окну «На борту Джулия» и «На борту Джорджа». Значит, в этой машине ездят две девочки. Вот бы с ними подружиться!
        Когда мы дошли до ворот, рядом с которыми стояла эта машина, я захотела сфотографировать дом за забором, но через ворота было плохо видно. Вдруг прямо из стены вышла девочка в белом платье, а за ней — мама и бабушка. То есть, конечно, они вышли из калитки, но она вся заросла плющом, поэтому никто ее не заметил. Я думала, бабушка и мама девочки заругаются и не разрешат мне фотографировать их дом. А они, наоборот, открыли калитку и пригласили меня войти в сад. Но я не пошла. «Вот и зря!» - сказала мама, - «Это ведь как раз такой дом, как ты хотела!» «Откуда ты знаешь?» «А вот послушай-ка историю». «Хорошо, только я тебя сразу предупреждаю, что не люблю истории где все неправда.»
        Ладно, попробую рассказать тебе правдоподобную историю.

        Глава 3. Дом в тупике Морской звезды.
        Было начало июня. Мы совсем недавно приехали на море и вечерами еще бывало прохладно. Однажды вечером, это была среда, мы пошли гулять все вместе. Маршрут у нас почти не меняется: до центра города идти далеко и бабушке это тяжело, поэтому мы доходим до леса по нашей улице и возвращаемся обратно по соседней, на которой находится гостиница «Кочинелла». Когда мы проходили мимо увитой плющом калитки, она неожиданно распахнулась, и девочка в белом платье пригласила Аню войти, но Аня застеснялась и не пошла».
        «Ну вот! Я же тебя просила! Это неправда! Я не застеснялась, я просто не хотела туда идти.»
        «Ань, давай я тебя тоже сразу попрошу больше меня не перебивать, а просто слушать, а?»
        Дом, в котором жила девочка в белом платье, находился в тупике Морской звезды и был как раз таким, как мечтала Аня: достаточно большим, чтобы там могли поместиться палатка, гамак и кукольный домик, и очень уютным. Только не спрашивайте меня, почему этот тупик так назывался. Бывают же улица Конституции и площадь Победы? Почему бы в приморском городке не быть тупику Морской звезды? Я не знаю, кто дает названия улицам, может, главный архитектор города, может, городской совет, но мне это название понравилось. В этой части города вообще все названия были какими-то рыбно-морскими: Ершовая улица, Коралловая улица, переулок Морского конька, Рыбная площадь, Ракушечная набережная и даже Акулий проезд. И это намного интереснее, чем повсеместные Победы, Конституции или Павшие жертвы.
        «Неправда! Все неправда! Не хочу больше слушать!» - опять закричала Аня.
        «Слушай, что ты меня все время перебиваешь? Ты что, думаешь, все книги — это правда? Если писать только правду, будет неинтересно читать! Что, по-твоему, надо писать так: «Аня проснулась, пришла ко мне в кровать, где уже лежал Коля, потом мы встали, позавтракали, причем на завтрак мы ели печенье с молоком, а бабушка с дедушкой — макароны, которые на самом деле надо называть пастой, и пошли на море». Что, интересно?»
        «Да, но почему тогда ты меня ругаешь когда я говорю неправду?»
        «Потому что неправда в книжке называется «выдумка, фантазия» и от нее никому никакого вреда нет, а неправда в жизни называется «вранье» или «ложь», и я тебе уже объясняла какой от этого вред.»
        «Да, я помню: мне больше никто не будет верить, даже когда я буду говорить правду, как вчера дедушка. Ведь я не ударяла Колю, а дедушка мне не поверил и наказал меня! А еще раньше ты говорила, что вранье похоже на каку, прикрытую цветами — поэтому плохой поступок надо не прикрывать враньем, а признаться, ведь правда рано или поздно откроется.»
        «Вот видишь - все помнишь, а продолжаешь говорить неправду.»
        «И когда это я сказала неправду?» - продолжала выяснять Аня.
        «Да хоть вчера, когда сказала что хочешь одна побыть в нашем саду, а сама пошла к соседям и украла там ракушку».
        «Ладно, хватит уже говорить, давай дальше сочиняй» — сказала Аня, отказываясь продолжать спор и этим как бы признавая свою неправоту.
        Так вот, со стороны улицы дом в тупике Морской звезды казался очень уютным. Тенистый ухоженный сад с аккуратно подстриженной зеленой травой. Может, вы удивитесь что я сказала «зеленой». Какой же еще может быть трава? Например, желто-бурой, высохшей на солнце, такой она и была во многих соседних садах. На столбцах калитки стояли большие вазоны с папоротниками и плющом, который, ниспадая и струясь, мягкими зелеными волнами укрывал и столбцы и саму калитку — вот почему мы ее не заметили! Через забор можно было рассмотреть мощные, но не устоявшие под напористым морским ветром, а потому причудливо изогнутые пинии с подвешенным гамаком, и стриженные «под грибок» питтоспорумы на возвышении.
        «Что это еще, «писпоры»?»
        «Это такие деревья».
        «Так и говори, по-русски: деревья».
        Перед домом — мощеное гладкими морскими камнями патио с чайным столиком и плетеными креслами — все как в хорошей книжке с картинками. Но главное — дом этот был загадочным. Днем таинственность ему придавала узкая тропинка, так и манившая за собой вглубь сада. Раскидистые кусты бузины и германской мушмулы так тесно обступили ее, что ветви соединились и образовали свод и тропинка превратилась в зеленый коридор, под сенью которого, в полумраке, росли рогатые фиалки, наполняя замкнутое пространство коридора невозможным, кружившим голову ароматом. Своей задней частью дом выходил на море, но густая средиземноморская растительность скрывала его целиком. С пляжа не было видно вообще ничего.
        «Неправда!! Я что-то видела от этого дома. И это был балкон». - Заорала Аня, так что задремавший было Коля проснулся и заплакал. «Сколько раз тебя просили не орать!» - заорала я на Аню (мне-то казалось, что я шикаю, но на самом деле я орала). «Разбудила Колю! И опять меня перебила!». Прежде чем Коля успокоился, мы успели дойти до гостиницы «Кочинелла». Солнце уже почти касалось моря, - верная примета того, что пора возвращаться домой. Аня канючила, но продолжение никак не сочинялось, то ли оттого, что я все еще злилась на Аню, то ли оттого, что приходилось петь «Дин-Дон, Дин-Дон» Коле. Так что пришлось отложить продолжение до следующего вечера.

        Глава четвертая. Следующий вечер.
        Как правильно заметила Аня, с пляжа все-таки виднелась часть дома, а именно крыша, но заметить ее мог только натренированный глаз. Она почти сливалась с обрамлявшей дом со стороны моря зеленой подушкой из можжевельника, мастичного дерева, питтоспорумов, каменных дубов и мирта. И вовсе не потому, что была выкрашена зеленой краской. Просто на крыше тоже росли разные травы, очитки и прочие нетребовательные растения. И даже отплыв от берега на значительное расстояние можно было разглядеть лишь широкий балкон мансарды с полосатым зонтиком и яркими пятнами герани. Все, кто проходил мимо этого дома, непременно останавливались, завороженные его уютом, особенно вечером, когда из окон второго этажа струился мягкий свет и сквозь листву и занавески можно было различить большую кованую люстру со свечами, хотя снаружи трудно было догадаться, настоящие ли это свечи, или холодный свет электрических лампочек. И я уверена, что всякий думал то же, что думала я: «Какая, должно быть, спокойная и приятная атмосфера царят в этом доме! Невозможно себе представить, чтобы здесь спорили или ругались, такое благодушие, такой
покой...». А между тем, это было не совсем так...
        Дом этот когда-то купила мама Джулии, Элиза. Она была архитектором, и часто покупала понравившиеся ей дома, которые правильнее было бы назвать развалюхами, переделывала их и перепродавала. Поэтому Джулии приходилось менять место жительства и друзей примерно каждые два-три года. Но когда был готов этот дом, и мать собралась его продавать, бабушка Джулии, Мариза, купила его у собственной дочери, продав для этого свою квартиру и увязнув в долгах у родственников. Мариза решила сдавать на лето комнаты, чтобы внучка хотя бы летом жила «по-человечески, а не на чемоданах, чертежах и мешках с цементом. Мне надоели твои бесконечные переезды! Так Джулия вырастет, а я и не замечу как. Да и морской воздух для нее полезнее, чем твои краски и штукатурка» - заводилась бабушка. «Мама, ты же знаешь, я пользуюсь только безвредными красками, к тому же Джулия много гуляет в саду» - начала было защищаться мама Джулии, скорее по привычке спорить с матерью, чем действительно отстаивая свою позицию. Споры у них не прекращались никогда, будь то вопросы воспитания или цвет стен в доме. Причем обычно Элиза спрашивала у
матери совета, уже приняв решение самостоятельно. Совет, разумеется, решение не подкреплял, а скорее даже опровергал, и начинался спор. На этот раз Элиза признала (в душе, вслух она продолжала спорить) что так действительно будет удобнее. Пока. А со временем она научится не браться за трудоемкие и долгосрочные проекты, что позволит им осесть в Парме. Зимой она будет заниматься чертежами, разрешениями и прочей бумажной волокитой, а следить за работами на месте — летом, когда Джулия будет жить у бабушки. Отец Джулии был музыкантом и играл на виолончели в оркестре Пармского оперного театра. Так что все трое нечасто пересекались во времени и пространстве и видели друг друга в основном по скайпу, а папу еще и по телевизору, хотя оркестр показывали редко.
        Так Джулия стала жить с бабушкой. Всего в доме, спроектированном матерью, было пять апартаментов: просторные, удобные, современные с точки зрения материалов и технологий, но в то же время по-старинному уютные. Казалось — все в них было как на ладони, все под рукой, но каждый раз оказывалось, что ты что-то не разглядел, пропустил, не заметил, словно новые лесенки, балкончики, окошки и завитушки вырастали из стен и пола как новые побеги на растении — за одну ночь после дождя. Еще вчера здесь была голая стена и вдруг из стены прорастала труба, по которой, как в аквапарке, можно съехать прямо в сад, а в шкафу обнаруживался коридор, ведущий на чердак. В мансарде раздвигалась крыша, превращая ее в солярий, или планетарий — кому как нравится. Вечером от искусственного освещения на потолке проступала роспись, незаметная днем, а на стенах плясали причудливые тени деревьев, подсвеченные уличным фонарем. Еще одним секретом дома было то, что даже в пасмурную погоду комнаты были будто пронизаны солнечным светом. Почти никто из постояльцев этого не замечал: не было случая, ведь в июле и августе пасмурных дней
на море почти не бывает. Джулия заметила это в сентябре: она побежала будить бабушку, чтобы спросить разрешения искупаться последний раз перед отъездом, лучи солнца играли на кровати, а на море Джулия не посмотрела. Бабушка подвела ее к окну: «Того и гляди дождь пойдет, все небо заволокло, а ты — купаться!». Джулия выбежала в сад — и правда, кругом тучи, скоро ливанет, никакого солнца нет и в помине! Откуда же тогда эти лучи, эти полосы света в ее комнате? Опять волшебство! Я не все чудеса дома могу объяснить, но это — могу, только не буду. Чудеса на то и чудеса, чтобы быть необъяснимыми! А когда люди, вернее, взрослые, пытаются объяснить их с помощью химии или оптических иллюзий, они убивают волшебство, а потом еще жалуются что «чудес на свете не бывает». А все так просто! Там было еще много загадок, потому что мама Джулии всегда говорила, что она не просто переделывает дома, она их оживляет. Но далеко не все бабушкины жильцы совали свой нос в эти загадки. Мало кому приходило в голову заглянуть за нарисованную на холсте дверь или отогнуть висевший на стене ковер, а ведь в детстве все читали Пиноккио
и тоже мечтали найти потайную дверцу. Дети были любопытнее и догадливее, потому что еще верили в чудеса, волшебные напитки и потайные дверцы, но взрослые постоянно их одергивали и запрещали трогать руками «хозяйские вещи», поэтому многие загадки дома оставались неразгаданными. Впрочем, и без них дом был уникален. Каждая квартира была оформлена в своем стиле. В одной по потолку летали колибри, а по стенам вышагивали длинноногие цапли, балки и перекрытия были увиты плющом. И было непонятно, где живой плющ переплетается с нарисованным. В апартаментах на первом этаже потолок напоминал своды пещеры, вода в ванной вытекала из искусно замаскированного в мраморной глыбе крана, раковина была выдолблена из травертина и поросла мхом, папоротниками и орхидеями. Или это только иллюзия? Камин был похож на дракона, разинувшего огромную пасть. Там, где деревья не приживались, искусные фрески обманывали глаза, а остальное делало воображение. Ничем не примечательная дверь в одном из апартаментов второго этажа вела на террасу, которую правильнее было бы назвать секретным садом: глухая стена из кипарисов, еще одна дверь
под охраной мраморных собак, а за ней... что за ней? Удалось ли кому-нибудь подобрать ключ к той двери и перешагнуть через ее порог? Были и апартаменты попроще, то есть менее странные, но не менее удивительные и загадочные. Мама Джулии очень хотела сделать этот дом непохожим на другие и снаружи: приделать луковки куполов и иглы шпилей, раскрасить стены в яркие цвета, но городской совет не разрешил: такой дом нарушит архитектурное единство района и будет собирать толпы зевак, в то время как жить в нем никто не захочет — слишком пестро, слишком бросается в глаза — вот что ей говорили. Но кое в чем она все же добилась своего: крыша дома была покрыта мхом и разными выносливыми растениями, этот дом вообще казался вместилищем растений, висячим лесом: с террас и балконов свешивались лианы и ветви, из окон выстреливали пальмы и кактусы, крыша ощетинилась травой и заросла мхом.
        В каждом из апартаментов была, разумеется, кухня. Но ей постояльцы пользовались нечасто: завтракать они предпочитали в саду, обедать — на пляже, а вечером бабушка любила удивить грандиозным Гала-ужином с фаршированными каракатицами, карпаччо, жареными цветами тыквы, фаршированными нежнейшим мягким сыром и боттаргой, рисом с петушиными гребешками, морепродуктами на гриле, и прочими диковинами итальянской кухни, так что на следующий день к завтраку все голландские и немецкие мамаши приходили, вооружившись блокнотами и ай-падами для записи рецептов. Они уговаривали бабушку устроить для них летние кулинарные курсы и рассыпались в похвалах ее блюдам. Не думаю, что на их широтах им удастся приготовить что-нибудь подобное. В помидорах ли дело, вобравших в себя всю испепеляющую мощь итальянского солнца, в базилике, моцарелле или других, менее заметных, но еще более значимых ингредиентах, таких как воздух, вода и многовековые традиции — неизвестно, известно лишь, что купленные в Италии помидоры, макароны и прочие продукты теряли все свои волшебные свойства, оказавшись в чужой обстановке. И дети, на море за
обе щеки уплетавшие простую недоваренную (на вкус их мам, разумеется) пасту с пармезаном, теперь, в городе, воротили от нее свои облупленные носы. А может, в нем все и дело? В Море? В шуме волн, в соснах-пиниях, свечах на деревьях и камнях, аромате фиалок и стрекоте цикад? Словом, в атмосфере? Эти ужины являлись плодом бабушкиной импровизации, никогда заранее не планировались и в стоимость апартаментов не включались, будь их хоть три, хоть десять за все время пребывания. Бабушка в этом руководствовалась не соображениями пользы или выгоды, а исключительно своим желанием удивить и побыть в центре внимания. Хотя как знать, возможно именно эти дружеские ужины в саду, с обильной и вкусной едой и привлекали постояльцев. Так или иначе, ни одна квартира не оставалась не снятой не только в сезон, но даже в сентябре-октябре, когда начинали пустеть улицы и пляжи, и закрывались один за другим рестораны и пансионы. Бабушка всегда всем повторяла, что живет на море постоянно и будет рада видеть гостей и в декабре, и в январе. И, вы не поверите, иной раз такие находились! Однажды у нее весь январь жил какой-то
художник, а в другой раз в апартаментах с камином-драконом поселился на всю зиму археолог и ученый, специалист по этрускам Пьетро Ботти. Дедушка возил его осматривать этрусские некрополи в Вольтерре и Черветери. В ящике письменного стола он оставил свои черновики о этрусских захоронениях в районе Вольтерры, которыми я и воспользовалась когда писала non ad sepultus. Но эти завтраки и ужины были единственным отступлением от Правил и Порядка. В остальном бабушка была таким ревностным приверженцем строгой дисциплины, что дедушка иногда подшучивал над ней и говорил, что ее, должно быть, потеряла в Италии какая-то немецкая семья. Бабушка строго смотрела на него и говорила: «Дед, ты шутишь», и дедушка замолкал. Впрочем, шутил он подобным образом нечасто и только в кругу родных.

        «Ну все, Аня, мы пришли» - прервала я себя, когда мое воображение истощилось, - «продолжение завтра».
        «Мам, давай ты мне сегодня не будешь читать в кровати, а расскажешь что было дальше?» Просьба Ани мне, конечно, польстила, но «дальше» я еще не придумала! Поэтому ответила неопределенно, без обещаний, которые, как известно всем, а тем более детям, «надо выполнять»: «Посмотрим» - сказала я. «Ведь уже поздно, а нам еще Колю переодевать, ты чисти зубы и ложись, а там видно будет».
        Но когда мы пришли домой, выяснилось, что Коля куда-то дел свою бутылочку для молока. Пока мы ее искали, он орал, так как хотел молоко и спать, и истратил последние запасы моего терпения. Бутылочка спокойно лежала в стиральной машине, и нашел ее дедушка, но было уже так поздно, да и вообще не до рассказов от колиного крика.

        Глава 5. На другой день по дороге на море.
        «На чем я вчера остановилась?» - спросила я Аню, когда мы спустились по лестнице к морю.
        «На бабушке. Или на дедушке.»
        «Да, на дедушке. Он был такой тихий и молчаливый, что его редко кто замечал. Но он умел плести корзины и клетки для птиц, вырезал из дерева лошадей и человечков, делал рамы для зеркал, подсвечники и абажуры из отшлифованных морем веток и корней. Учиться плести корзины к нему не только приходили со всей округи, но и приезжали со всей Тосканы. Главным увлечением дедушки был садовничание. Утром, когда все еще спали, он выходил в сад, подметал дорожки, поливал цветы, обрезал сухие листья, развешивал камни и куски кирпича на побегах плетистых роз, вызывая удивление и недоумение у постояльцев (это был его секрет, вполне прозаический для знающего свое ремесло садовника, и загадочный и странный для непосвященных) и творил прочие мелкие ботанические чудеса. Потом он шел на пляж и втыкал поближе к морю два зонтика: полосатый и розовый, после чего отправлялся за свежей выпечкой или выполнял мелкие поручения постояльцев: кому-то надо было в аптеку, у кого-то кончилась зубная паста, а кто-то забыл дома очки для плавания. Когда Джулию отправляли на пляж, сопровождал ее обычно дедушка, но даже если на море шли
втроем (Джулия, дедушка и бабушка, мама приезжала редко), бабушка сразу располагалась в шезлонге под зонтом и препоручала Джулию заботам дедушки. Он мазал ее кремом: «Джулия, скорее иди сюда, я тебя намажу, а то нам от бабушки влетит!», следил, чтобы она не обгорела: «Джулия, поиграй в теньке, а то ты уже красная, как бы нам от бабушки не попало!», не сидела на солнце без панамки, заходила в воду не раньше, чем переварит завтрак... Отдохнув часок в шезлонге, бабушка надевала элегантную шляпу в тон купальника и уходила прогуляться, а дедушка оставался присматривать за Джулией. Без бабушки Джулия могла, наконец, поиграть в свою любимую игру под названием «грязнилки». Игра состояла в чередовании плюханья в воду и валяния на сухом песке, с целью как можно лучше испачкаться, чтобы потом с разбега, с визгом, поднимая фонтан брызг, плюхнуться в море. И так до бесконечности (которая заканчивалась с появлением на горизонте бабушки). Дедушка несколько секунд с умилением смотрел на Джулию, потом воровато озирался.. и тоже плюхался в воду. Но его бесконечность была значительно короче, сделав 2-3 забега, он шел на
свой пост, вглядывался в гуляющих, пытаясь вспомнить, в какой шляпе ушла бабушка. В такие минуты он боялся ее больше внучки: Джулия была поглощена игрой и ей было не до страха, вся ответственность была переложена на дедушку. Часто он махал ей рукой и кричал: «Шляпа, шляпа!», Джулия в ответ кричала: «Фиолетовая» или «Белая», как будто они играли в цвета, и снова зарывалась в песок, но когда дедушка изменившимся голосом кричал: «Все, идет!!!», Джулия пулей вылетала из воды (или влетала в воду, чтобы смыть песок). Потому что, как ты уже наверное поняла, бабушка у Джулии была очень величественная. И строгая. Чтобы не мешать постояльцам, Джулии запрещалось: разбрасывать игрушки, кричать, визжать, громко петь, стучать и играть в мяч, брызгаться из шланга и даже качаться на качелях рано утром, потому что они висели в саду у постояльцев и Джулия могла потревожить их покой скрипом качелей. Вот почему я сказала, что было бы ошибкой считать атмосферу этого дома такой уж безоблачной. Джулия, воспитанная матерью без особых строгостей и ограничений, с трудом переносила бабушкин диктат. Она не была послушным
ребенком, в том смысле этого выражения, который в него вкладывает большинство взрослых. Она выполняла только те просьбы или приказания, в необходимости и правильности которых убеждалась сама — с помощью маминых объяснений или на собственном горьком опыте, но сама. Она не понимала, почему летом на море нельзя беситься и визжать, тем более что все остальные дети вокруг, в том числе и дети бабушкиных постояльцев, только этим и занимались. Она не понимала, почему нельзя прыгать на бабушкиной кровати и кувыркаться на собственной и почему нельзя шутить и болтать за столом, тем более что все то же самое в доме матери делать было можно. А бабушка, впервые жившая с внучкой под одной крышей, не догадывалась о том, что Джулии бесполезно приказывать — ей нужно объяснить. Кроме того, хотя теперь Джулия никуда не переезжала, друзья все равно менялись часто: ведь это были дети бабушкиных постояльцев, проводившие на море 2-3 недели. И зачастую эти дети были слишком маленькими, чтобы Джулии было интересно с ними играть. Хотя ей нравилось слушать ино-странную чужую и непонятную речь, угадывать знакомые слова и
запоминать незнакомые: в июне почти все жильцы были иностранцами: немцами, голландцами, шведами, французами. Когда очередные гости уезжали, Джулия всегда очень расстраивалась — она не понимала как бабушка со спокойной деловитостью выписывает им счет, пожимает руки, а потом как ни в чем не бывало идет встречать новых жильцов. Джулия так расстраивалась, что может больше никогда в жизни не увидеть этих людей, что ей даже не было любопытно откуда приехали новые гости и есть ли у них дети. Она запиралась в комнате и старалась припомнить лица, разговоры. Некоторые оставляли свои адреса, но какой в этом смысл? Ведь они не говорили по-итальянски. Они утешали Джулию, обещая вернуться на следующий год, но когда оно еще будет, следующее лето! Так что причин для расстройств у Джулии было достаточно. А когда бабушка начала наказывать Джулию, жизнь ее на какое-то время и вовсе превратилась в пытку. Я сказала «на какое-то время», потому что Джулия не привыкла унывать и вместо того, чтобы «делать выводы» или «задуматься над своим безобразным поведением», как ей советовала бабушка, оставляя Джулию «взаперти», изучала
обстановку и искала не вывод (она не совсем понимала, как и из чего его делают), а выход. Этому ее научила мама. Мама говорила: «безвыходных ситуаций не бывает. Если не можешь заняться любимым делом, займись чем-то похожим на любимое дело, или хотя бы представь себе как ты им занимаешься». Ее маме, когда она была еще девочкой, очень нравилось работать в саду, но у нее обнаружили какую-то редкую форму аллергии - аллергию на землю, и бабушка просто запретила ей возиться в земле. Тогда мама начала рисовать сады. Сначала просто срисовывала их из разных папиных книжек и журналов, потом стала придумывать свои. Наверное поэтому все ее дома так похожи на сады.
        Однажды Джулия влетела, не постучавшись, в квартиру одного из бабушкиных жильцов, и бабушка в наказание заперла ее в чулане на втором этаже. Бабушка, конечно, была неправа, потому что художник сам попросил Джулию входить без стука. Стук выводил его из вдохновения, он любил, когда девочка тихонько входила в его комнату, садилась в кресло и смотрела, как он рисует. Ничего этого бабушка не знала, к тому же у нее с утра болела поясница, вот она и заперла, не разобравшись, Джулию. (Кстати, в другой раз она наказала ее за то, что она постучалась слишком громко и разбудила маленького ребенка, а заодно и за то, что дедушка разбил ее любимую чашку с ирисами. Наказать дедушку было невозможно, но подвернулась Джулия. Наверное, вы думаете, что бабушка Джулии была злая и несправедливая. Но присмотритесь-ка лучше к себе. Неужели вы всегда наказываете своих детей «за дело»? А не бывает «чтобы неповадно было» или из-за лопнувшего терпения?). Так вот, бабушка разозлилась, и заперла Джулию в чулане. Окно чулана выходило во двор. И ветви большого каменного дуба стучали в стекло, словно для того, чтобы подозвать
девочку к окну. Джулия послушалась дерево, потому что оно не злилось и не кричало, оно так осторожно, так нежно попросило ее подойти к окну, что Джулии и в голову не пришло отказаться или начать спорить. Так поняла дерево Джулия. Бабушка же, услышав однажды противный скрип веток о стекло попросила деда немедленно спилить ветку. «Вот увидишь» - сказала бабушка, - в бурю она разобьет нам окно». Но деду казалось, что без этой ветки дерево будет менее раскидистым и не таким красивым, а может он просто не разучился еще понимать деревья так, как понимают их дети, в любом случае, ветка до сих пор росла, а на просьбы бабушки, переходившие в ворчание дед каждый раз отговаривался болью в пояснице. Вот по этой ветви Джулия и слезла вниз: она открыла окно, дерево просунуло в комнату свои пальцы и Джулия крепко за них ухватилась. Сначала она добралась до ствола, ну а по нему спуститься вниз было пустячным делом! К нижней ветке была приставлена лестница — наверное, дед поставил ее для отвода бабушкиных глаз, пусть думает, что он собирается спилить сук. Это оказалось очень кстати, так как прыгать было слишком
высоко. В следующий раз во время такого наказания «взаперти» Джулия обнаружила потайную дверь за ковром. И с тех пор уже не боялась наказаний, хотя по-прежнему считала их несправедливыми. Но по крайней мере, в них наконец-то появился смысл: не бабушкин смысл перевоспитания, нет, просто наказания стали временем или даже способом открытия тайн. Ведь бабушка запирала Джулию как раз в тех комнатах, куда обычно ей ходить не разрешали: в чулане, кладовке, на чердаке, то есть самых интересных местах дома. Когда тайны дома кончились, она начала открывать их у себя в голове.

        Глава 5. То, что случилось на самом дела.

        Потом Ане моя история надоела, и она попросила почитать ей про Бюллербю, но я-то уже не могла остановиться! Тем более, что и придумывать ничего не приходилось. Из автора или соавтора я превратилась в свидетеля и мне оставалось только записывать происходившее. Лет до 35 обычно кажется, что все написанное в книгах, это искусное переплетение сюжетных линий, «случайные» встречи, совпадения, пересечения героев в пространстве и во времени — плод авторского воображения, но с годами, когда твой собственный жизненный опыт начинает приближаться к жизненному опыту большинства писателей, вдруг понимаешь, что жизнь гораздо изобретательнее и искуснее любого сочинителя.
        Как-то раз бабушка Джулии ушла на свою прогулку (она была в фиолетовой шляпе), и Джулия, воспользовавшись ее отсутствием, начала играть в «грязнилки». Аня играла в то же самое, но сама по себе, потом они стали забегать в воду и валиться на песок синхронно. К приходу бабушки Аня и Джулия успели не только смыть с себя песок, но и чуть-чуть обсохнуть, обе чинно сидели под зонтом, ели лепешку и разговаривали. До меня долетали лишь отдельные слова.
        А где вы живете? - спросила Аня
        В Ночетто, рядом с Пармой.
        А у тебя есть сестра?
        Да.
        А как ее зовут?
        Джорджа.
        Все правильно! - сказала Аня. «Странно, как все сходится» - подумала я. «А почему я ни разу не видела твою сестру на море?»
        «Она еще маленькая, ее мама в субботу привезет».

        В субботу Аня сидела под зонтом и не купалась.
        Ты что, наказана? - спросила Джулия.
        Нет, у меня кашель и температура.
        А я думала, тебя наказали, как моя бабушка. Она со мной совсем не занимается, а только наказывает. Только она думает, что я боюсь наказаний, а я их люблю.
        Почему?
        Потому что ко мне никто не пристает, не поучает, не говорит «убери пальцы из носа» или «выпрямись» или «не соси карандаш», можно спокойно посидеть и помечтать, а то все время «Джулия сделай то, Джулия принеси это, Джулия последи за Джорджей».
        И тебе не скучно сидеть одной у думать о своем безобразном поведении?
        Нет, ни капельки. Я вспоминаю ино-странные слова. Или изучаю дом.
        Конечно, у тебя такой большой дом, а в моем и изучать нечего!
        А ты изучай свои мысли, или рисуй План. Я очень люблю рисовать Планы. Раньше я всегда мамины чертежи срисовывала, но они все непонятные, к тому же бывает не только план дома, но и план местности. Вот придешь ко мне домой, я тебе покажу план нашего Сан Винченцо, или план где зарыт клад. Когда я вырасту и найду его, то очень обрадуюсь. Поэтому это секрет. А еще я покажу тебе дедушкин волшебный ре...» Тут Джулия осеклась и побежала купаться, оставив Аню в недоумении. Но Аню не зря прозвали дома «тещей», она кинулась за Джулией: «Что? Что «ре»? Джулия, отвечай!!! Волшебный что?» Но и Джулия тоже была не так проста, она брызгалась и ныряла, делая вид, что не слышит Анну. Тут анина мама, то есть я, заметила, что ее дочка не только не сидит в тени, как ей было сказано, но уже по колено зашла в воду. Я подскочила к ней и поволокла назад под зонт. Сцена сопровождалась нравоучительным криком с моей стороны и визгом и возмущенными выкриками несогласия с аниной, плюс участие «публики», симпатии которой были, в основном, на аниной стороне. Так часто бывает, ведь публика не в курсе аниного кашля и температуры и
судит о происходящем по внешним эффектам, а дети — непревзойденные мастера внешних эффектов.
        Аня узнала тайну Джулии только через несколько дней, но вам я открою ее уже в следующей главе.

        Глава 6. Тайна Джулии
        Дело в том, что во время одного из последних бабушкиных наказаний, когда Джулия уже изучила все секреты и тайники дома, перебрала в уме все иностранные слова, от нечего делать и чтобы не помереть от опасной болезни, которая развивается в организме как раз от «нечего делать» и называется Скука, она начала придумывать историю. Потом ей в голову пришла очень хорошая рифма
        «Та лесенка тоже была не простая
        она запятой из земли проростая
        вела в небеса»
        и чтобы не забыть ее она полезла за бумагой в сундук и.. и наткнулась на обыкновенную, но подозрительно необыкновенную тетрадь. На обложке было написано Реестр, а дальше Джулия читать не стала, запнувшись о первое непонятное слово. Внутри были буквы, буквы, буквы. Некоторые непонятные из-за почерка, другие и вовсе незнакомые, как будто написанные на каком-то странном, чужом языке. Она долистала до картинок. И стала разглядывать нарисованные цветы и сады, они ей показались знакомыми, а потом она узнала и мамин почерк. И вместо того, чтобы записать рифму, Джулия начала читать.
        Ей казалось, что когда-то давно она уже слышала эти истории от мамы, отдельные листочки с рассказами были вклеены в тетрадь, и после некоторых рассказов было приписано строгим дедушкиным почерком «Чем не необыкновенная история? Сбывшееся желание налицо. И, заметьте, без всякого реестра! Так что теперь я вполне могу записать ее сюда, потому что она уже сбылась!» Эти приписки казались Джулии какими-то бестолковыми, ненужными, к тому же они все были одинаковыми. Она начала новую историю Полет на воздушном шаре
        Что бы вы сказали, если бы на зеленом поле пшеницы с вкраплениями красных маков прямо перед вашим домом однажды утром вдруг приземлился разноцветный воздушный шар?
        Моя мама сказала: «Так не бывает»
        Мой папа воскликнул: «Какая красота!»
        А я закричала: «Я хочу на нем полетать!» Дальше прочитать Джулия не успела. «Джулия! Джу-ли-я!!» - послышался на лестнице голос бабушки. Джулия захлопнула тетрадь, засунула ее в ящик и уставилась в окно. И только тут вспомнила про рифму и поняла, что забыла ее начисто. «лестница, запятая...» бормотала она, глядя перед собой. В таком виде ее и застала бабушка. «Джулия! Почему ты не отвечаешь, когда я тебя зову?! иди, наконец, ужинать!»
        Вот что обнаружила Джулия на чердаке в пятницу вечером, поэтому в субботу она неохотно пошла на море — ей хотелось узнать, что было дальше. Она даже собиралась нарочно разозлить бабушку чтобы добиться отправки на чердак, но бабушка ушла с утра на рынок, а потом приехала мама...

        Глава 8. Новые знакомства, новые истории.
        С недавних пор я без энтузиазма отношусь к знакомствам на отдыхе. С недавних, потому что до этого я к ним относилась восторженно: «Какая замечательная пара!» «У нас столько общего!» «Наконец-то у нас будут друзья, у которых дети одного возраста с нашими!» «Надо обязательно пригласить их к нам!» и тому подобное. Но поскольку все такие знакомства заканчивались ничем, или ничем не заканчивались, теперь я знакомлюсь без энтузиазма. Общаюсь на пляже, пока дети плескаются вместе - не читать же под зонтом, а что-то делать надо. Я имею в виду, когда отвлекаешься от куличиков, замков и прочей пляжной деятельности. Мама Джулии оказалась очень приятной, и я постепенно прониклась к ней симпатией. До прежнего энтузиазма дело не дошло, но я нет-нет да и задумывалась, не обменяться ли нам электронной почтой. Ее младшая дочка Джорджа оказалась колиной ровесницей, и также как он, еще не начала говорить. Моя симпатия к ней еще больше возросла. Когда мы уже собирались уходить, у Джулии пропала формочка-черепашка. Девочки перерыли весь пляж, я проверили в кулаках у Коли, но формочка не нашлась. Джулия огорчилась,
потому что черепашку ей привез папа из Мексики. Надо было спешить: пока помоешь детей, пока переоденешь, еще ужин готовить. Коля, как всегда, не хотел отдавать Джованни трактор, и орал на весь пляж. Мне было стыдно и чтобы отманить Колю от трактора пришлось сделать «полетели-полетели». Здесь мне придется отвлечься и рассказать здесь про Джулию, потому что в книжках все не по-порядку, а чуть-чуть запутано, а то неинтересно будет читать.

        Джулия вернулась домой расстроенная. «Из-за черепашки, конечно!» - решила мама. «Ведь уже большая, а так из-за какой-то игрушки переживает!». Но Джулия расстроилась не только из-за черепашки. Ведь теперь, при маме, бабушка вряд ли запрет ее на чердаке, и значит, она не сможет узнать что же там случилось дальше с этим воздушным шаром. Разумеется, можно просто расспросить об этом маму, но тогда придется рассказать и о том, что она без спроса залезла в чужую тетрадь. К тому же больше всего Джулии было интересно не то, что же там было дальше, хотя, конечно, и это тоже. Больше всего ей хотелось проверить свою догадку. Несмотря на четкие дедушкины приписки, Джулия решила что эта тетрадь на самом деле исполняет желания. И у нее на примете было как раз одно подходящее. Желание, которое легко проверить. Она хотела написать в тетрадку «Моя черепашка нашлась» и посмотреть, что из этого получится, найдется ли она на самом деле. И вот когда мама пошла мыть Джорджу, бабушка хлопотала вокруг стола, угощая гостей собственным лимонным сорбетто и мороженным страччателла с вкраплениями шоколада, Джулия не просто
взбежала — взлетела по лестнице на чердак, схватила тетрадь и написала на чистой странице «Черепаха нашлась!» Любой ребенок на ее месте написал бы, наверное, «Хочу, чтобы моя черепаха нашлась». Но Джулия почему-то написала именно так «Черепаха нашлась», как о чем-то, что уже произошло.

        Глава 9. Желания, желания, желания.
        Аня очень сдружилась с Джулией, все время мне про нее рассказывает, кажется, уже записала ее в лучшие подруги, свергнув с пьедестала Алессию и Аличе. Только и слышу: «Джулия такая молодец», «Мне так нравится с ней играть», а когда мы возвращались с пляжа два дня назад, говорит: «Можно я ей что-нибудь подарю?» «Ну, что бы ты хотела ей подарить?» «Например, твое кольцо с фиолетовым камнем, забыла как называется, но я думаю, ты мне не разрешишь.» «Ты правильно подумала». «Тогда книжку... Хотя у нас все книжки на русском». Тогда она решила подарить Джулии самую большую ракушку, но попадались только средние. А средних у нее и так полно. Аня перебирала в голове подарки и изо всех сил тянула кверху Колю в «полетели-полетели» и вдруг (как вы помните, я остановилась на том, что мы с Аней возвращались с пляжа домой). «Мам!!!!!!! Смотри!!!!!!! Это же ОНА!» «Кто она?» «Черепашка Джулии!!». Она барахталась в волнах у самого берега и никак не могла вылезти. Если бы не мы, она бы, наверное, уплыла в Геную или еще дальше, за Пределы. Когда на следующий день Аня отнесла черепашку Джулии, та была не просто рада,
она была ошарашена. Как будто ей подарили, как минимум живую гигантскую морскую черепаху.

        Джулия решила во что бы то ни стало отблагодарить Анну, а заодно еще раз проверить волшебную силу дедушкиного реестра. И стала допытываться, есть ли у Ани какое-нибудь заветное желание. «Только необыкновенное, неожиданное. Мороженое или там новая кукла не считаются.» «Можно полететь на луну?» «Нет, это слишком невозможное желание» - подумав, сказала Джулия. «Тогда хочу шоколадную фабрику» - придумала Аня, только что прослушавшая в мамином исполнении «Шоколадная фабрика Чарли». Джулия задумалась. «Не знаю, это какие-то слишком сказочные желания, надо неожиданное, не то, что можно в любом магазине купить, но и не невозможное». «Придумала!» - закричала Аня. «Я хочу, чтобы ко мне приехала из Москвы Маша!» Джулия нахмурилась, зажмурилась, подумала и кивнула: «Попробуем!» «Что попробуем?» «Пока я не могу тебе рассказать, давай подождем, исполнится ли твое желание».

        Странные все-таки это существа — дети. Купаются в холодной воде, бегают босяком под дождем — и ничего. А когда остается последняя неделя отдыха и погода налаживается - заболевают ни с того ни с сего. У Коли поднялась температура — до 39, и я потащила его в медпункт. Врач там оказался.. как будто он тоже на море отдыхать приехал, а не людей лечить. Не посмотрел ни уши, ни горло, не послушал, только деньги содрал, да еще без квитанции. Настроение мерзкое, весь отдых испорчен. Мы пообедали, я пошла укладывать детей, Коля покакал. Я это так подробно описываю, чтобы вы лучше себе представили мое настроение в тот момент. Чудеса тогда и случаются, когда их не ждешь. Я понесла выбрасывать памперс в мусорное ведро. Вдруг краем глаза заметила промелькнувшую на балконе тень. «Ну строители, совсем обнаглели! Уже по балкону ходят!» Захожу в кухню — с памперсом в руках - и вижу за стеклянной дверью балкона женщину. «Понятно, зря на строителей ругалась. Проклятые американцы, не постесняются прямо в квартиру к тебе вломиться, да еще с фотоаппаратом, не могла в дверь позвонить, чтобы узнать продается ли дом! Ну, я
ей сейчас выдам! Как бы это ее подальше послать по-английски? А может, не церемонясь, в рожу памперсом? Вторжение в частные владения». Открываю дверь и вижу................Машку!! Я была ошарашена не меньше Джулии, получившей назад свою черепашку. Как? Откуда? Со станции пешком, по карте гугла. А вообще-то рейс номер 324 Москва-Рим-Пиза. Вечером мы сделали праздничный торт из песка, оберегали его от купающихся, прогуливающихся и малолетних детей, потом оберегал спасатель, потому что мы пошли ужинать. А ночью вернулись на пляж с бенгальскими огнями, торт превратился в остров, спички отсырели и все бы было хорошо и без свечей, если бы я не заорала на Аню: «отойди от воды, промочишь босоножки!!!»
        На следующий день Аня все утро шушукалась с Джулией под зонтом, потом попросила разрешения сходить «на минуточку по важному делу» к ней домой. Я их отпустила, все-таки она еще не до конца поправилась, чем меньше будет купаться, тем лучше. А мы с Машкой заплыли далеко-далеко, откуда видно балкон их дома, мы вовсе не собирались шпионить, тем более что кроме зонтов и гераний все равно ничего не разглядишь, просто хотелось поплавать и поболтать.
        Во время обеда Аня стала у меня допытываться, понравился ли мне вчерашний день рождения, и что я больше всего запомнила: машин приезд, торт в темноте или как я на нее кричала. Я решила, что это вопрос с подвохом — умеют же дети каким-нибудь невинным вопросом пробудить в тебе угрызения совести как максимум или сомнения в методах воспитания как минимум. «Машин приезд, конечно.» Я сделала паузу. «А ты?» «И я». Камень с души слетел, но вмятинка осталась. «Мам, а знаешь, что это было мое желание — чтобы Маша приехала» - разговор продолжался, так что вопрос про день рождения был только вступлением. «А ты бы что загадала? Только не мороженое и не хорошую погоду». «Чтобы Коля выздоровел, наверное». «Ну, это не интересно, он и так почти выздоровел». «Тогда не знаю. Может, в Голландию поехать летом, на выставку цветов, но это не очень необыкновенное желание, к тому же мне баббо обещал, что мы поедем, так что оно уже как бы наполовину исполнилось.
        В Голландию? Где живет друг джулиного дедушки?
        Какой друг?
        Господин Майер. Во всяком случае сейчас его зовут так.
        Что значит «сейчас»? «Разве раньше его звали по-другому? Он что, меняет имена как хамелеон цвета или как бабушка Джулии шляпы?». «Нет, немного реже, но он любит менять имена. Раньше его звали Георг, потом мистер Кименс, потом не помню, а сейчас его вроде бы зовут Майер. Вот бы мне тоже поменять имя!
        Тебе что, не нравится твое имя?
        Нет, нравится, просто скучно, когда тебя всю жизнь зовут одинаково.
        Слушай, Аня, я ничего не понимаю! Что это за разговоры про желания, про смену имени? Откуда ты все это взяла? - я пошла напролом без всякой дипломатии, а с детьми так нельзя. Сейчас она возьмет и скажет «От верблюда!» и все, что мне останется, это отругать ее: «Взрослым так не говорят», но мне-то нужно совсем другое!
        Но Аня про верблюда ничего не сказала, а сказала про Единорога: «Да мы с Джулией придумываем всякие истории. Помнишь, я придумала про Единорога и Аличе мне поверила? Вот и мы с Джулией тоже придумываем, а потом она их в реестр запишет, ведь я еще не умею писать по-итальянски».
        Что-что? Как ты сказала?? Повтори?
        Я еще не умею писать по-итальянски.
        Нет, не это. Ты сказала «реестр», что это еще за реестр?
        Ну, это у Джулии есть такая старинная тетрадка, туда можно записывать желания и тогда они сбудутся, только это тайна, потому что тетрадка - дедушкина и Джулия ее взяла без спроса. И я ее сегодня сама видела, собственными вот этими глазами!
        Так-так... Ну и дела! Неужели это та же самая тетрадь, что я случайно нашла в ларе у близнецов? И зачем жизнь так настойчиво мне ее подпихивает. Вернее, будто заманивает: покажет кусочек, и снова спрячет, на долгое время. Мне было очень любопытно, и я уже собиралась сама напроситься к ним в гости — мол, посмотреть дом, может, в следующем году снимем у них квартиру, тем более что отдыха оставалось всего ничего, считанные дни. Но к моему удивлению, меня пригласила на чай мама Джулии. Естественно, я с удовольствием приняла приглашение.

        Мы сели в тени большого дуба, Аня и Джулия полезли куда-то по канату. «Осторожно!» - крикнули мы в один голос.
        Поговорили о погоде, о море, о детях и проблемах воспитания. О чем еще говорить двум мамам? О своих непослушных детях. Когда у кого-то дети оказываются такими же непослушными, как твои собственные, это немного утешает. «Да, Аня такая упрямая, и если бы только это, я тоже в детстве любила делать по-своему, но у меня это было такое упрямство «напролом», а у Ани оно хитрое, она не просто настаивает на своем, но еще и придумывает такое хитрое оправдание, что диву даешься. И командовать любит, ты бы посмотрела, как она с подружками разговаривает «Аличе, я же тебе сказала!» «Да, я тебя понимаю! Джулия такая же. Даже странно, что они сдружились — обе любят командовать и не любят подчиняться. А еще у Джулии такая фантазия! Я иногда прямо не знаю, бороться с этим, или это нормально в ее возрасте, только вот плохо, что непонятно, где заканчивается фантазия и начинается вранье! Вот сейчас они с Аней наверняка опять залезли в старую папину тетрадь, а я ей запретила! По-моему, Джулия приняла это слишком всерьез. Современные дети разучились видеть тайну в обычном, им какую-то магию подавай. Я ничего не хочу
сказать плохого, пусть фантазирует, мечтает, я и отцу всегда говорила, чтобы он не делал из этого тайну, и вообще не называл ее реестром, а посмотрел вместе с Джулией и все ей объяснил, но...
        Я чуть не подпрыгнула на стуле! Опять этот реестр! Уж и дня не проходит, чтобы про него не заговорили! Не значит ли это, что мне пора, наконец, сунуть свой нос в чужие дела?
        - А можно мне на этот реестр посмотреть? - набравшись наглости спросила я. Внутри все дрожало от какого-то волнения, и я всеми силами старалась не выпустить его наружу. «Просто я однажды уже видела такой, или похожий. Мне любопытно, он ли это и как он к вам попал». Тут я на минуту замялась в нерешительности, особенно после этих слов про магию, а потом все-таки решилась: «Я пытаюсь сочинять, ну, то есть, писать истории. Но для того, чтобы воображение заработало, нужно опираться на реальные факты».
        Вот здесь бы взять и вставить такую лихую магию, мол, реестр исчез, потому что Аня и Джулия записали туда без спроса вовсе не волшебную историю, или историю, у которой еще ВЕРШИТСЯ продолжение. Но я обещала Элизе, что магии в этой истории не будет. Это история про обыкновенные житейские вещи, которые происходят в жизни каждого, а не только с ведьмами и колдунами. Кстати, детям такие истории нравятся гораздо больше. Гораздо легче представить себя Джулией или Аней, чем каким-нибудь волшебником с пятью головами. Просто надо по-другому прищурить глаза, или как-то голову иначе наклонить, чтобы все это заметить, уловить. Ведь все зависит от взгляда. Можно смотреть на дождь, как на сплошную серую пелену, мешающую выйти из дома и заняться чем-нибудь интересным. А можно смотреть на синие тучи, из которых этот дождь льется, как на чудесный, неописуемо красивый фон для охристых дубовых листьев и восхищаться этой гармонией красок, а не думать о серой пелене. Или еще: не смотреть на все происходящее как на обособленные друг от друга события, а хвостик одной истории привязывать к носу другой, чтобы получилась
цепочка. Тогда и реестр никакой не понадобится! Или еще: творить истории с продолжениями! Не бросать их на пол-пути, махнув рукой.

        Глава 10. Где Реестр?
        «Пойдем! Не хочу ее на улицу выносить, она вся разваливается, давно переплести пора. Это отец называет его реестром, он любит необычные имена, но на самом деле это обыкновенная тетрадь, что-то вроде семейного дневника или бортового журнала. Правила придумала моя прабабушка: она записывала в него счастливые истории «впрок», как она говорила, «на черный день». Ее сестра любила жаловаться на жизнь, и помнила почему-то только плохое, вот прабабушка и решила записывать только хорошее, чтобы потом «предъявить» своей старшей сестре, да и сама в старости охотно читала эти «счастливые истории». Потом тетрадь перешла к моей бабушке, а от нее — к отцу. Там много любопытных записей. Я люблю его читать, когда мне грустно, или когда что-то не получается. Мне это придает силы и вселяет надежду. Там столько счастливых историй! Не сказочных, а настоящих, из жизни. Кто-то всерьез верит, что записанные в него желания сбываются, мол, для того он и был придуман. Но, по-моему, это все ерунда. Я сама не проверяла — знаешь, не хочу искушений. Ведь мало сказать «не введи во искушение», надо и самому противиться, вот я и
противлюсь, да и отец с детства приучил меня записывать туда только те истории, которые уже случились. А вот рисовать там не запрещал никогда, никогда не говорил «не порть старинную вещь», нет, он и сейчас относится к этому реестру как к летописи что ли, хочет, чтобы она продолжалась, записывает в него истории, услышанные от постояльцев, истории со счастливым концом. Продолжает, так сказать, традицию. Надеюсь, что ничего плохого в этом нет. Ведь бывает, не складывается жизнь у человека, а ободришь его такой историей, глядишь — он и воспрянет, и в себя поверит. А если еще какой мелочью ему поможешь - людям ведь приятно, когда о них заботятся». Рассказывала Элиза, что-то объясняя мне, или сама пытаясь в этом разобраться пока мы по какому-то лабиринту коридоров и лесенок поднимались на второй этаж. Наконец, мы добрались до мансарды. Внутри дом был еще фантастичнее, чем казался снаружи. Я в восхищении разглядывала бабочек на стенах, переплетения живых и искусно нарисованных лиан на потолке. Вот тут-то я и узнала историю дома, которую описала раньше. Элиза остановилась перед ларем. Я замерла: он был точной
копией ТОГО ларя, на втором этаже у близнецов, только в несколько раз меньше, как будто это была вторая или третья матрешка, вынутая из первой. Та же форма ножек, те же цветы и те же цвета... «А его здесь нет!» - озабоченно нахмурившись сказала Элиза. «Ну, Джулия, ну и задам я ей хорошенько!»
        У меня зазвонил телефон: проснулся Коля и мои родители не знали, что с ним дальше делать. Я забрала Аню, и мы побежали домой. А телефонами так и не обменялись! Может, хоть Аня догадается, попросит у Джулии телефон, а то через два дня уезжать, так и забуду.

        Так всегда бывает, если слишком перевозбуждаешься — долго не можешь уснуть. Я ворочалась туда-сюда, вспоминая все события сегодняшнего дня: разговор с Элизой, их дом, ларь, пропажу реестра... Именно вокруг реестра и крутились те мысли, что не давали мне заснуть. Я была уверена, что это проделки девчонок. Очередные фантазии. Закопали его где-нибудь в саду — с них станется - а теперь довольны что он «таинственно исчез». И все же... И все же слишком много загадок вокруг этого реестра! Однако, отложим это на завтра, сейчас надо попытаться заснуть. Левая рука на затылок, правая — на лоб — я пыталась вспомнить и воспроизвести проверенные мамой средства. Следующим средством был подсчет овец и слонов, потом я пробовала шевелить пальцами ног, дергать за мочку уха. Поодиночке и все сразу, но на сон это никак не влияло. Тогда я поняла, что все равно раньше двух не засну, взяла ай-пад, свечу — для романтизма, толку от нее не было никакого - и прокралась на балкон. Там я никому не помешаю, никого не разбужу, а атмосфера для сочинительства самая благоприятная: луна, шум моря, изогнутые силуэты каменных дубов —
их всего-то не больше пяти, но ночью они образуют целый таинственный лес, а прямо за ними - серебристая лунная дорожка, короче, все, что нужно для вдохновения, даже бессонница. Правда, мелькнула мысль «А не искупаться ли? Разбудить Машку и искупаться!» Но, увы! Оказалось, что это мне слабо. Я завернулась в плед, включила ай-пад и начала писать дальше.

        Глава 11. История реестра.
        Пора, наконец, подробнее рассказать про этот таинственный реестр. Его история началась не то в 17, не то в 18 веке, с записей баронессы Лейтвалль. Это был ее личный дневник. Она помогала бедным, часто бедным девушкам-бесприданницам, или подкидышам, или просто попавшим в трудное положение... Причем делала это анонимно и тайно, хотя и нельзя сказать чтобы совершенно бескорыстно. Это было ее развлечением. Люди потом придумывали волшебников, говорили о чудесах, а она посмеивалась и продолжала делать добро. В то время как другие дамы ее положения развлекались на балах, меняли драгоценности и кареты, баронесса Лейтвалль развлекалась на свой лад. Потом этот дневник каким-то образом очутился у известного сказочника Шарля Перро и реально существовавшие люди стали персонажами его сказок. От Перро он попал к его другу, путешественнику Карло Падуани, который, в отличие от сказочника, не стал ничего придумывать, а продолжил «хронику» баронессы, назвав потрепанные листки внушительным словом «Реестр» и вписав в него реально случившиеся истории «со счастливым концом». Желтели и обтрепывались страницы, распухала
книга, старел Падуани. После его смерти реестр долго валялся на старой вилле Сан Кименто, чуть не сгорел в пожаре, и несколько поредел, так как некоторые страницы пошли на растопку, а некоторые — на строительство мышиного гнезда. В начале двадцатого века виллу купил адвокат из Фриули, перестроил ее под отель, а все бумаги и часть мебели перевез к себе в Удине, собираясь со временем разобрать их, и если это покажется интересным, издать. Но случилось так, что гостивший у него племянник заинтересовался реестром и выпросил его у дяди. Он читал его всю ночь, а утром появился второй реестр. И вовсе не потому, что в первом просто не было больше свободного места. Нет, причина тому — любопытство, тщеславие и другие незначительные людские пороки. Этот племянник густо зачеркнул слово «исполненных» и сверху подписал «исполнения». Вы не видите никакой разницы? А между тем, она есть. Покуда реестр назывался «исполненных» желаний, человек, вносивший в него записи, не претендовал ни на что, он просто был рассказчиком, летописцем, свидетелем. «Исполнения желаний» подразумевает еще не сбывшееся желание. Стоит внести
его в реестр — и запустится механизм, закрутятся шестеренки, застучат молоточки, задвигаются туда-сюда всякие зазубринки и загогулинки, попадая в нужную пазуху и приводя в действие следующий рычажок, колесико, пружинку, и желание начнет продвигаться по желобку, пока не плюхнется, наконец, на блюдечко с золотой каемочкой. А кто запустил маятник? Человек, вписавший жаление в реестр. Таким образом человек, вписывающий желание, приписывает себе неограниченные возможности, становится всемогущим магом. Так решил племянник адвоката. Впрочем, теперь уже трудно сказать наверняка, зачем он так поступил. Возможно даже, что намерения у него были благие, но всем известно, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями... А может, он и не сразу зачеркнул старое название, а сначала не поборол искушения, вписал что-то в реестр, просто из любопытства, а желание-то, пустяковое, вздорное желание, возьми и исполнись! Он попробовал еще раз — и снова все получилось именно так, как он хотел. Вот он и стал вписывать в эту истрепанную тетрадку все, что взбредало ему в голову. Наверное, это как выигрыш в карты. Первый
кажется случайностью, и хочется это проверить. Второй уже не может быть простой случайностью, и вот человек попался, запутываясь все сильнее и безвыходнее в сетях собственной слабости, а потом и страсти. Вроде бы все, что он записывал в реестр, осуществлялось в действительности, то есть сбывалось, но при этом вовсе не так, как он воображал. А самое главное - он не испытывал ни малейшего удовольствия от этих сбывшихся желаний, никакой радости. Наконец, ему прискучило исполнять собственные желания. А может, он просто постарел (ведь с возрастом становится приятнее не собственные желания выполнять, а реализовывать мечты других). Впрочем, вряд ли он руководствовался такими побуждениями. Перспектива осуществлять чужие желания окончательно вскружила ему голову. В свой реестр он заносил всех людей, которые лелеяли сокровенное желание, но не имели средств на его осуществление. (Прошу заметить, он хотел помогать не просто нуждавшимся, для этого было бы достаточно установить контакт с красным крестом или любой другой благотворительной организацией, это было слишком обыкновенно, скучно, попахивало бюрократией,
социальной защитой и прочими скучными вещами. Поэтому помогал он не просто нуждавшимся, а людям с мечтой. «Бездомным пусть помогает государство» - говорил он. И это было последней ошибкой, после которой пути назад уже не было. Не было не по каким-то мистическим причинам, просто он сам зашел слишком далеко.  Ведь так бывает во всем — вначале делаешь что-то, любое дело, от вождения машины до варки каши, неумело, медленно, потому что нет сноровки, но потом втягиваешься, учишься, и становишься настоящим виртуозом! Так же и с плохими привычками, и с хорошими: взошедшие ростки тщеславия, высокомерия, сознания собственной избранности опутали его. У него появилась какая-то алчность и нехороший азарт и он вообразил, что это - волшебный реестр, а владелец реестра — всемогущий волшебник. Стал заносчивым, возгордился, решил даже что имеет право вмешиваться в судьбу людей.  И все это было лишь естественным результатом его поведения, его поступков. Закончил он тем, что сочинил «Трактат об исполнении желаний». «Трактат» издал, выдав за свое произведение, какой-то не то немецкий, не то голландский философ. Исписанную
каракулями тетрадку он просто выкинул. А сам племянник адвоката умер в сумасшедшем доме.

        Глава 12. На следующий день после бессонной ночи.
        После бессонной ночи мне хотелось поспать подольше, но меня разбудили. Не дети. И не рабочие. Родители! Они проверили свои обратные билеты и выяснилось, что поезд у них сегодня вечером, а не завтра, как они думали!! Я в такой спешке укладывала чемоданы, созванивалась с агентством, мыла квартиру, что времени на то, чтобы забежать к Элизе, не осталось. Телефонами мы не обменялись и нашелся ли реестр — так и осталось для меня загадкой. Придумывать развязку самой мне было некогда, поэтому двенадцатая глава уместилась в четыре строчки.

        Часть вторая
        Глава первая. Господин Майер

        21 июля мы прилетели в Айнтховен. Мое давнишнее, хотя и не слишком настойчивое желание поехать на цветочную выставку в Голландию, исполнилось. К посещению достопримечательностей я не подготовилась, но муж снабдил картами и распечатками из интернета. В аэропорту нас встречал агент мужа в Голландии, Бруно. И тут выяснилось, что в Айтнховен какая-то конференция, свободных мест нигде нет, и жить мы будем в БД. Если бы я заранее настроилась на достопримечательности Айнтховен, то наверное, эта новость меня бы огорчила. Я еще раз убедилась в правоте старого высказывания «не горячиться». Оно применимо ко всему на свете. Не надо бросаться выполнять задание — его могут отменить, не надо сломя голову спешить, все как-нибудь утроится. В подавляющем большинстве ситуаций эта мудрость срабатывает. Бруно нашел нам недорогой пансион недалеко от всего: от центра, от вокзала, от магазинов. Снаружи он был ничем не примечателен, такой типично голландский дом из темно-красного кирпича, а вот наша квартира оказалась настолько необычной, что я долго не могла сообразить, как она устроена и понять ее реальные размеры, так
как зеркальные стены обманчиво раздвигали пространство, а подвешенная к потолку резного дерева с инкрустацией ширма в нужный момент разрезала его надвое. Хозяин пансиона оказался высоким человеком с седыми волосами, аккуратной острой бородкой и прищуренными глазами. У него был небольшой тик — нервничая или увлекшись, он вдруг начинал часто-часто кивать головой, будто чихал, потом приглаживал правой рукой, оттопырив в сторону большой палец, свои пышные белые волосы. В молодости он много путешествовал, подолгу жил в Южной Америке, потом вернулся в Голландию, в Д-Б, где и основал клуб для испаноговорящих голландцев. Раз в год устраивал вечеринки (официально - заседания) клуба прямо у себя дома, на набережной Бьютенхафен, благо размеры дома позволяли принять до 100 человек. Одним из условий вступления в клуб была рекомендация от испаноговорящего выходца из Латинской Америки, да и на вечеринку иначе и попасть было нельзя — исключительно в сопровождении выходца из Латинской Америки. «Иначе мы будем не клубом, а сборищем ненормальных голландцев, говорящих между собой на чужом языке». Звали его господин
Майер.
        Майер любил старые и красивые вещи, для него это были синонимы, новая красивая вещь, напротив, была оксимороном. В его доме практически не было предметов современного ширпотреба, даже электрические розетки, выключатели и замочные скважины были какие-то необычные. В том смысле, что таких розеток больше нигде нельзя было увидеть. Не знаю, были ли они старинными, изготовленными на заказ, или он приобрел их, как и большинство из обстановки, на какой-нибудь барахолке. Сам он говорил, что старые вещи замедляют ход времени и помогают вернуть прошлое, раз уж вернуться туда невозможно. Собственно, и вернуть прошлое невозможно, но он довольствовался атмосферой и своими от нее ощущениями. Еще он говорил, что с удовольствием отказался бы от многих современных удобств. Друзья подшучивали над ним и советовали поселиться за городом, ужинать при свечах, воду брать из колодца, стирать в канале, а вместо автомобиля 56 года завести себе еще более старинное транспортное средство — лошадь. Он и сам об этом подумывал, но по вечерам у него были концерты в городе, почти каждый день, так что переехав за город он бы
загрязнял атмосферу гораздо больше, чем живя в городе и пользуясь велосипедом. Он писал картины и давал частные уроки живописи, играл на саксофоне и фортепьяно. Подробности о своем прошлом он не скрывал, но рассказывать о них не любил. Знавшие его близко говорили, что он вовсе не голландец, а итальянец из Ливорно, будто бы отбыв три месяца тогда еще обязательной военной повинности, а служил он на каком-то захолустном военном аэродроме, был отпущен в двухдневный отпуск в Голландию, на свадьбу брата, влюбился, и в Италию больше не возвращался. Другие утверждали, что прежде чем осесть в Голландии, Майер изрядно поскитался по свету, и эта его страсть к испанскому языку и Латинской Америке — не спроста. Да и вообще, утверждали третьи, никакой он не Майер. Он просто любит менять имена, считая что это делает его многоликим. Он не просто подстраивает свое имя под произношение каждой новой страны, нет, он меняет его совершенно, чтобы начать все заново - переродиться! Впрочем, неизвестно, правда ли это, так как рассказывал об этом не он сам. Был он богат, но насколько — неизвестно. Хотя к деньгам всегда
относился пренебрежительно и стремился не зависеть от них. «Если уж хочешь быть независимым, то надо не зависеть от денег». Живя в Латинской Америке, умудрялся за год потратить всего несколько ж долларов: жил у друзей, ходил пешком или ездил на велосипеде, оставленном вернувшимся в Европу знакомым, природа здесь столь щедра и изобильна, что не нужно особой изобретательности, чтобы жить и ни от кого не зависеть. И при этом он стал богатым: когда деньги тебе не нужны, они буквально преследуют тебя. Все его многочисленные занятия и увлечения (в том числе и женщинами, у него было пятеро взрослых детей от трех жен разных национальностей. Ни с одной он так и не смог ужиться) поглощали большую часть свободного времени, но не давали ощущения значимости. Всю жизнь он старался избегать скучных и ординарных вещей. И его жизнь никак нельзя было назвать ординарной. Даже сейчас, когда он осел в Голландии, где мусорные баки открываются только с помощью индивидуальной пластиковой карточки и то, сколько мусора ты произведешь за месяц, квартал, год подсчитано кем-то заранее, где «альтернативы нет» означает что ее
действительно нет, он умудрялся жить неординарной жизнью. Свой дом, вполне голландский снаружи, он обставил в кубинском стиле: в огромных фонарях резного дерева сидели птицы и экзотические лианы оплетали столбцы балдахина, в фальшивых окнах со ставнями качались от ветра пальмы, на чердаке был гамак и шезлонги. Его окружали шумные латиноамериканцы, он играл в непрофессиональной группе на саксофоне; писал странные картины, где главным был цвет. Поэтому краски изготовлял сам, не доверяя промышленным краскам. Кроме того, так поступать толкало его все то же гипертрофированное чувство свободы и независимости. Он растирал вулканический песок, землю, обожженный уголь, серый и белый известняк, кирпичи, смешивал их с маслом, яйцами, воском. Помимо другой колористики и другой консистенции красок, помимо удовольствия от самого процесса получения цвета, перетирания пигментов, работая с красками, он погружался в прошлое, или приближался к прошлому, когда художники знали источник используемых пигментов, когда краски не покупались в большом магазине на окраине города, а доставлялись из Богемии и Тосканы, Индии и
Афганистана. Все делал по старинной книге Челлити, купленной у букиниста. По городу он ездил на американском 56 года выпуска салатовом бьюике с фокстерьером на переднем сиденье, причем, будучи человеком слегка рассеянным, нередко сворачивал через двойную сплошную, так как, направляясь к подруге, забывал забрать в кондитерской свежие булочки, а делать крюк не хотелось. Все это — живопись, увлечение музыкой, латиноамериканской культурой — лишь занимало его, не больше, оставаясь внешней стороной жизни. Плодом этих многочисленных и разнообразных занятий было лишь спокойное удовлетворение, а он искал буйного восторга. Может, и все его попытки вернуть прошлое, были поисками тех свежих ощущений, которые бывают у человека в юности. Ведь в юности все мы парим над Землей, все видится с высоты птичьего полета, так что ничего не стоит заглянуть за горизонт, и все кажется возможным. Взрослея, мы «приземляемся» и уже не летаем, а бегаем, не замечая деталей и не заглядывая за горизонты - не споткнуться бы и не вляпаться! Майер никак не ожидал, что такое случится и с ним. Что он утратит способность парить и
мечтать... Ведь крылья для полета тебе дает именно мечта, «приземленность» возникает не только от отсутствия времени, но и от того, что с возрастом становишься трезвее и перестаешь мечтать о многом, заклеймив его «несбыточным» или «абсурдным», что-то сбывается, и это тоже вычеркиваешь из списка — глядишь, и мечтать просто не о чем! Хотя дело не только в объекте мечтаний, а в том, что дети не умеют заглядывать вперед, делать прогнозы, поэтому мечтают вольно и легко, а все предостережения исходят от родителей. Майер стал было подумывать, что к нему все это пришло позже, и он повзрослел только к старости, как вдруг...

        Глава вторая. Пансион Казакуба.
        Не ради заработка, а ради развлечения и общения с новыми людьми пару лет назад он открыл в своем доме пансион Казакуба: сам готовил и подавал завтрак в экстравагантной гостиной, на огромном столе на 25 персон, под тремя люстрами с абажурами настолько не сочетающимися ни по стилю, ни по форме, что если описать это словами: мурановское стекло, бумажный китайский фонарик и кованный уличный фонарь, такой интерьер покажется сущей нелепостью и безвкусицей. На деле же они друг друга каким-то волшебным образом уравновешивали, дополняли и украшали. На стенах — картины в абстрактной манере, у окна, выходящего на улицу - арфа, у другого окна, во дворик — рояль, два саксофона на полу, а на грубоватом дубовом столе — хрупкий старинный сервиз королевского делфтского фарфора. Все эти нелепые, вызывающие диссонансы не только не были ни аляповатыми ни безвкусными, - никому из постояльцев они вовсе не казались диссонансами. Это был стиль этого дома, без соседства этих взаимоисключающих деталей дом потерял бы свою привлекательность, превратившись в стандартную трехзвездочную гостиницу. Свечи, звуки музыки и
постоянный атрибут голландского пейзажа — дождь за большими окнами с цветными витражами в нижней четверти («для детей, чтобы дождь и снег не казались им серыми») - не знаю, удалось ли мне воссоздать атмосферу этого дома, сделать ее осязаемой. Дождь шел и в тот день, и гости не спешили с осмотром достопримечательностей. Им не хотелось выходить под дождь, не хотелось покидать эту необычную гостиную, словно именно этот дом и его хозяин, устроившийся за маленьким красным роялем с чашкой капуччино, и были целью их приезда, а вовсе не музеи, каналы и бастионы. Кто-то из гостей завел разговор об исполнении желаний. В таком духе, что много лет мечтал побывать в Голландии, и вот вместо того, чтобы спешить на каналы и бастионы, на площадь и в собор, или, в крайнем случае, делая уступку погоде, в музей Босха, он сидит здесь, в уютном доме и уверен, что узнает здесь гораздо больше, чем если бы сейчас побежал под дождь. Над ним стали подшучивать: «Мастер оправдывать собственную лень», но тему поддержали.
        Гость, сидевший ближе всех к Майеру, рассказал, как в течение многих лет каждое воскресенье любовался садом по дороге в церковь на мессу, и в любое время года сад был одинаково заманчив и привлекателен. «Впрочем, с дороги была видна только часть сада: глициния, кактусы, камелии, розы, остальное я додумывал. Было неловко просить посмотреть сад — с хозяевами я знаком не был, но не раз и не два возвращаясь с мессы, я мечтал как куплю этот сад с домом. Не дом с садом, а именно сад с домом. И вот однажды на воротах я увидел «продается». Тут уж я не постеснялся войти и спросить — был повод. Так я впервые попал в сад и тут же .. нет, не разочаровался, хотя сад оказался меньше, чем я думал, но богаче, так как каждый не метр, чуть ли не сантиметр сада был продуманно и с любовью и знанием засажен или украшен растениями, камнями, окаменелостями. Пока хозяйка что-то говорила об уединенности (действительно, с дороги был виден только небольшой кусочек сада), о защищенности от холодов — сад опоясывала стена выше человеческого роста, и я всегда думал, проходя вдоль нее со стороны улицы, что это останки
какой-нибудь древней крепости, я с любопытством осматривал сад: эхивера, каланхоэ, каппери. «Сад, разумеется, продается с растениями» - сказала она, заметив мой интерес, и я уловил в ее произношении знакомые нотки. Так говорила мама моей первой девушки, синьора Антония. Я сразу проникся симпатией к хозяйке сада «Я заберу только дерево, отпугивающее комаров, я дорого за него заплатила». «Это которое?» «Вон то, видите, с большими листьями?» «А оно вечнозеленое?» «Нет, оно сбрасывает листья, я люблю только такие деревья, в моем саду нет вечнозеленых, а то бы в доме было слишком темно зимой.» «А почему Вы его продаете?» «Мы переехали сюда давно, я сама с больших озер ("Точно, значит я не ошибся. Сейчас выясниться, что она знает Элизу!» Я с трудом поборол искушение и ничего не спросил) муж мой из Лукки, но теперь дочери вышли замуж, разъехались, мы пока справляемся. Это моя младшая дочь, она в Чертальдо живет, знаете?" Я утвердительно хмыкнул. "Повесила объявление, хочет, чтобы мы к ней поближе перебирались. Хотите, я покажу Вам дом?" Я кивнул. Дом оказался слишком тесным и неудобным, со множеством
лестниц, сумрачной кухней и окнами спальни, выходящими на дорогу. Из вежливости я спросил цену. И, представьте, мой собственный дом оценили недавно именно на эту сумму. Но я больше не собирался его покупать, сад с таким домом был мне не нужен, а я столько лет о нем мечтал!"
        А потом кто-то из сидевших за столом детей, устав от взрослых разговоров, но уловив их суть, сказал, что хочет побывать в сказке, 1001 ночь или что-то в этом роде, достаточно экзотичное и совсем не голландское. Дети были из Белоруссии, о парке эльфов понятия не имели. Майер погрузил их в свой замечательный салатовый бьюик — что уже вызвало бурю восторгов, примерно также и сам хозяин относился к вещам из другого времени, и отвез в Эфтелинг. Вот после этого все и началось. То есть, задумывался-то он об этом давно, и в Латинской Америке, и в Индонезии, а потом и в Голландии, всегда старался помогать друзьям, соседям, знакомым. Да и просто случайным прохожим, было и такое. Он делал это по какому-то порыву души, не задумываясь ни о благодарности, ни о вознаграждении на том или этом свете. Да, его всегда горячо благодарили, называли волшебником, а то и спасителем, но он не обращал на это внимания, как будто он был напрочь лишен тщеславия. Только в этот раз что-то было не так. Эти дети были ему не просто благодарны, они были так восторженно-счастливы, что у него впервые возникла, что называется «задняя»
мысль. Он подумал, что самое лучшее занятие на свете — исполнять чьи-то желания. А может, он даже чуть-чуть, самую малость, вдруг позавидовал этим детям, еще способным на такой неподдельный, сумасшедший восторг, в то время как сам он был способен — увы! - лишь на спокойное удовлетворение. Знавшие его люди сказали бы непременно, что Майер не тот человек, чтобы завидовать, да и кому — детям! Я не знаю его настолько хорошо, потому и строю предположения.
        Уже на следующий вечер он выволок из кладовки чемоданы, ящики, баулы со старыми документами, счетами, письмами, журналами, записями и проковырялся в них почти два месяца, прежде чем наткнулся на то, что искал. Причем, как часто бывает, нашлось ЭТО вовсе не там и не во время поисков. Нашлось случайно, в гараже, в коробке из-под кофеварочной машинки. На рукаве остался толстый слой пыли, из-под пыли выплыло «Реестр -исполненных-исполнения желаний». Майер перелистал страницы, и не удержавшись, начал читать прямо там, в гараже. Прошло несколько часов, он спохватился, наконец, заспешил, засуетился — он обещал, как всегда, кого-то куда-то подвезти, запихнул кое-как распухшую пыльную тетрадь в полиэтиленовый пакет, который, конечно, не выдержав ее тяжести (пакет-то был из новых, био) разорвался сразу в трех местах, закрыл гараж и побежал домой. Шел дождь, опять шел дождь, но если вы бывали в Голландии, вы этому поверите, так как поверите тому, что нужная вещь нашлась не там, где он ее искал если вам приходилось перерывать в поисках нужного документа завалы бумаг. Но Майер привык к дождю, и зонты держал
только для постояльцев, сам ими не пользовался. Всю ночь он перелистывал страницы, перечитывал, пару раз прослезился — видимо, поддавшись ностальгии, а под утро решил что начнет с желаний своих постояльцев.

        Глава третья. Желания постояльцев.
        Иные желания были так просты, что ему ничего не стоило их исполнить. Почти все дети на свете просят собаку. И очень мало найдется родителей, которые в состоянии исполнить такое простое желание. Поэтому Майер специально завел вторую собаку — Блэк был еще не стар, и обладал покладистым нравом, но уж больно был привязан к хозяину, ни за что не оставался у гостей без него, и гулять без него не ходил. Он все время помнил тот рассказ про сад и умершую мечту. После того, как дети пару раз брали Тартуфа с собой на прогулку, особенно в дождь, и потом должны были убирать за ним кучки, мыть лапы и оттирать с покрывал следы грязных лап, их энтузиазм и желание иметь собаку слегка охладевали. Кто-то просил сыграть на пианино, или саксофоне. Одна молодая девушка сказала, что давно мечтала побывать в частном саду известного ландшафтного архитектора. Но поскольку сад частный, простому человеку попасть в него невозможно. Она несколько раз писала ему с просьбой о посещении, но все письма остались без ответа. Через пару дней Майер на своем салатовом бьюике отвез девушку в Уммелло. Блэк гордо восседал на переднем
сидении. А девушка рассматривала оттопырившуюся обивку переднего сиденья. И в знак признательности решила зашить дырку. И забыла. Так что дырка до сих пор там, я сама ее видела. И хотела зашить.
        Казалось бы, ничего не изменилось. Он и раньше делал все то же самое. Но раньше каждое исполненное желание (впрочем, раньше ему и в голову не приходило вести счет исполненным желаниям, он просто помогал человеку, и все) поселяло какую-то тихую радость в сердце. До того тихую, что со временем он, кажется, перестал ее замечать. Или она перестала быть радостью? А стала спокойным, незаметным удовлетворением. Ведь простое счастье тоже незаметно, до тех пор, пока его не лишишься. Как только он стал записывать желания людей в реестр, вместо того восторга, за которым он охотился, у него появилась «какая-то алчность, азарт и что-то вроде высокомерия от сознания своей исключительности».
        Обычно Реестр пополнялся так. За завтраком, подавая сыры, он как бы невзначай заводил разговор о желаниях и рассказывал как в 15 лет захотел выучиться играть на саксофоне. «Поздновато» - сказали родители и чтобы отличить прихоть от поздно проявившегося призвания добавили, что оплатят уроки, но на инструмент он должен заработать сам. Играет он на саксофоне вот уже сорок лет. Обычно уже после этой истории у гостей находилось, что рассказать в ответ: кто-то вспоминал о велосипеде, кто-то о поездке на острова, о подводном плавании. Впрочем, кто-то вспоминал и другое: одна женщина всю жизнь мечтала побывать в Париже. И вот дети на 60-летие сделали ей подарок. И она разочаровалась. Шумный кишащий город не соответствовал ее настоящему душевному складу и устройству. Я тоже рассказала свою историю. То есть, не свою, не со мной случившуюся, но с людьми, которых я знаю лично. Так что за ее правдивость могу поручиться.
        Девочка с острова.
        На одном далеком жарком острове Карибского бассейна жила-была маленькая девочка. Папа у нее был японец, и занесло его на этот остров гастрольным ветром. Однако не прижился он на жарком острове. Говорят, японцы вообще сильно подвержены ностальгии, это очень «вросший» в свою культуру народ. У Риккардо был одноклассник — наполовину японец, его папа покончил с собой от тоски по родине. А может и не только из-за тоски, а по сумме обстоятельств: его жена тяжело заболела, а сам он работал на яйцеукладочной фабрике, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год сортировал яйца: мелкие-средние-крупные и укладывал их в соответствующие ячейки в соответствующих коробочках из спрессованного картона. Через месяц после похорон жены он возвращался с работы в дождь и не справился с управлением... А папа девочки с жаркого острова просто уехал к себе на родину, на свой Хоккайдо, или Хонсю, или вообще Т. Девочка же осталась на острове с мамой-креолкой. И мечтала она - как почти все маленькие девочки - выйти замуж за принца. Только принца на том острове не было, ни до открытия его Колумбом, ни после. То есть при
Колумбе, наверное, правителем острова являлся испанский король, но до испанского принца было также далеко, как до всех прочих: датских, шведских, голландских, а потом остров и вовсе превратился в республику. Тогда девочка стала мечтать о снеге. На ее острове никогда не шел снег. Какой там снег! Даже стекол в окнах домов не было - чтобы сквознячок и продувало, а то совсем от жары никакого спасения! Словом, не дождалась девочка и снега. И вот она выросла, закончила школу и пошла учиться в университет на дизайнера. О принце — в двадцать лет! - мечтать было как-то глупо, о снеге - и подавно, но о чем-то же мечтать надо! В бессонную ночь, например, или когда взглянешь на лунную дорожку над безбрежным океаном и как-то защемит в груди — то ли от счастья, то ли от тоски и само-собой замечтается. И стала она мечтать о балете: в детстве по телевизору (подарок отца, на острове телевизоры были далеко не у всех) иногда показывали то “Лебединое озеро”, то “Спартак”, то — и сказать-то страшно такое название - “Ангара» - на один соседний остров — в этом Карибском бассейне этих островов и-не-сос-чи-тать! -
периодически приезжал с гастролями Советский балет. И вот однажды, разбирая какие-то старые письма, она нашла афишку этих гастролей. Скорее всего, ее положил туда отец, может, он где-то с труппой балетной пересекся или даже делил гримерку, это уже теперь никому не известно, но эта-то случайность, попавшая на благодатную почву и есть судьба! Никаких интернетов, во всяком случае общедоступных, тогда не существовало, поэтому наша героиня пошла в туристическое агентство и попросила продать ей тур в Ленинград. Там на нее посмотрели как на ненормальную и долго искали на карте мира Ленинград — наверное, карта мира у них была еще дореволюционная. А еще, надо вам сказать, что происходила эта история в те далекие времена, когда железный занавес в СССР только начали смазывать маслом, и было неизвестно, делают ли это, чтобы его поднять, или, наоборот, чтобы подновить ржавое железо, готовое вот-вот рассыпаться. Поэтому героине моего рассказа пришлось вступить в островную коммунистическую партию. И вот в составе делегации, отправившейся на далекую родину коммунизма перенимать опыт, она и попала в Ленинград. Но
она-то знала, что едет не просто посмотреть на Северную Венецию, и уж тем более не перенимать опыт, о котором, впрочем, и понятия не имела (ведь чтобы вступить в их компартию не нужны были ни долгие собеседования, ни рекомендации, ни конспекты), а учиться балету. Она часами бродила по Невскому, по Садовой, по площади Искусств и Итальянской («Ну и ну! - возмутится какой-нибудь педант, - никакой Итальянской тогда и в помине не было! Вот автор! Поленился даже в справочник заглянуть!». Знаю, знаю. Но, согласитесь, что в этом ряду названий, звучащих как музыка, упомянуть улицу Ракова - это почти как употребить нецензурное выражение), вдоль каналов и набережных. Ведь в Петербурге — уж позвольте мне наконец назвать и сам город более пристойным именем — заблудиться невозможно — отовсюду ей светил то кораблик адмиралтейства, то купол Исаакия, то шпиль Петропавловки. Она замирала перед картинами импрессионистов, просто садилась на банкетку в этом маленьком зале и не сводила глаз с кувшинок. И, конечно, ходила на все балетные спектакли в Кировский и Мусоргского. Была весна, не ранняя, в районе мая: уже листочки
вылезли, и все деревья в были таких зеленых точечках, мазки появлялись позже, недели через две. А пока все было такое воздушное, легкое: зелень, воздух, настроение. «Вот счастье, оно такое и есть - думала она, бредя по Летнему — это не когда сбывается что-то: сокровенное желание, мечта, а когда нет к тому никакого повода, просто вот эта воздушность, легкость, и не думаешь ни о чем, ничего не планируешь, не загадываешь, и ни о чем не мечтаешь, ничего не хочешь!» Словом, Ленинград ее околдовал, и хотя в магазинах не было не только манго, папайи, кокосов, но даже бананов, вернее, были, но редко и зеленые, а летом было так холодно, как никогда не бывает на ее острове, она сразу решила остаться. Заметим в скобках, что, возможно, околдовал ее и принц, потому что к тому времени она его уже видела и в «Сильфиде», и в «Лебедином». От Летнего рукой подать до института культуры на Марсовом. Если честно, я не знаю, как она туда поступила, а поскольку история эта не вымышленная, то и про поступление выдумывать не хочу. Она ведь ни слова по-русски на знала. Но поступила. На хореографическое отделение. И было ей
тогда 23 года. А в каком возрасте начинают заниматься балетом? Правильно, в шесть-семь лет, в восемь - уже поздновато.
        Сейчас она танцует в одном из питерский театров. В том самом, где впервые увидела принца..
        Игорь танцевал с детства, можно сказать, с рождения, впрочем, даже до рождения он уже танцевал в мамином животе, и врачи предсказывали ребенка-непоседу, УЗИ тогда не существовала и мама все время беспокоилась, что что-то не так, когда маленький Игорь, проделывая очередное фуэте и па ударял пяточкой в бок. Возможно, он все равно стал бы танцором, родись он хоть в Перми хоть в Сургуте. Возможно. Но он родился в Ленинграде, и жил в 20 троллейбусных минутах от улицы Росси, знаменитой не только своими классическими пропорциями, но и классическим балетом. Так что он просто не мог им не стать. Причем очень «убедительным» принцем: голубоглазым блондином, статным, высоким. Конечно, он танцевал не только принцев, но и отрицательных персонажей, например, в «Эсмеральде», а все же чаще всего — принцев: в «Лебедином», «Жизели», «Сильфиде»... вообщем, и две другие мечты девочки сбылись. Замуж за принца она тоже вышла. За принца из “Золушки”, принца из “Лебединого”, словом, за солиста этого театра. Только снег ей не нравится: слишком холодный и колючий.
        Гости задумывались, и выуживали что-то из глубины души. Этого-то и ждал Майер. Когда гость отправлялся осматривать собор Св. Иоанна, бастионы или музей современного искусства, хозяин, убрав тарелки и гауду, пробежавшись с собаками вдоль канала, садился за компьютер, и записывал.
        Впрочем, были и другие способы. В том числе и интернет. Хотя он его недолюбливал и всегда тратил уйму времени, перепроверяя и сопоставляя, в то время как устным рассказам своих постояльцев доверял бесконечно и безусловно.

        Глава пятая. Аня находит реестр.
        Мы прожили у Майера всего три дня. Лично я не заметила в нем ни заносчивости, ни высокомерия, наоборот, какую-то деликатность и смущение. Да и вообще, мне он был интересен и симпатичен: за йогуртами для нас побежал в дождь, где-то достал кроватку для Коли.. И никакого намека ни на магию, ни на какую-либо корысть, все очень по-человечески, искренне.
        В четверг утром мы зашли попрощаться. Уже постучавшись я поняла, что Майер в зале не один. В сущности, это мало что меняло: попрощаться-то надо!! К тому же я была уверена, что сильно мы не помешаем — это просто другие постояльцы — Майер сдавал и второй этаж, и каждый день настойчиво спрашивал нас, во сколько мы будем завтракать — видимо для того, чтобы другие постояльцы могли спокойно поесть одни, а не в обществе шумной итальянской семьи с непоседливыми и любопытными детьми. Мы вошли. На грубоватом дубовом столе на двадцать пять персон, за которым мы ели, уже не осталось никаких следов завтрака, обшаривать комнату любопытным взглядом прямо на глазах у Майера было неудобно. В то время как я собиралась обняться (вот итальянская привычка — кидаться на шею даже малознакомому человеку!) Майер протянул руку. Но чинно попрощаться и раскланяться не получилось: Аня поднырнула под наше рукопожатие и оказалась около мольберта. Только вместо холста с абстрактными сине-красными фигурами там стояла толстая потрепанная книга или тетрадь... «Так... Хорошенькое дело» - подумала я - «Именно в тот момент, когда все
должно было благополучно закончиться, этот реестр опять откуда-то вынырнул!» Как я могла не заметить его раньше — не знаю. Могу объяснить это только тем, что еще вчера его там не было. Я хорошо помню, что вчера там было что-то красно-синее, абстрактное. Слишком яркое, чтобы спутать с этой разбухшей, пожелтевшей тетрадью.
        Вам, конечно, знакомо это чувство - когда одновременно хочется сделать две противоположные вещи. Любопытство прожигало меня насквозь — это была последняя возможность выяснить правду. Но благовоспитанность требовала вмешаться и остановить Аню. Дети тонко чувствуют интонацию, поэтому я использовала такой тон, по которому Аня должна была догадаться, что я журю ее только для вида, для приличия, на самом деле я не возражаю, чтобы она перевернула страницу. Достаточно нескольких страниц, чтобы узнать Тот ли это РЕЕСТР. Ведь я могла ошибиться. Мало ли на свете старых, пожелтевших тетрадей! Наверное, это мое обостренное воображение. Вот до чего доводит сочинительство! Начнешь выдумывать какую-нибудь историю, и уже в жизни если не случается, то уж точно мерещится на каждом шагу ее продолжение и реальные люди на глазах обретают черты персонажей.. или это персонажи перенимают черты реальных людей? Тьфу ты, совсем запуталась. Но если бы Аня успела перелистнуть хоть несколько страниц, мы узнали бы по крайней мере та ли эта тетрадь, что таинственно исчезла накануне нашего отъезда из Сан Винченцо. Но даже если бы
я заорала на Аню зверским громовым голосом, она бы все равно ухитрилась пролистать несколько страниц. Не зря мы прозвали ее тещей (а заодно и свекровью, ведь в итальянском языке нет различий между этими степенями родства).

        Не-глава. Автор берет слово.
        Пришло время высказаться автору. Великие писатели умеют донести авторскую позицию через героев. Вот Пушкин: то он Онегин, а то он — бац! - и Татьяна! Я так не умею. Но мне надоело сидеть в суфлерской будке и подсказывать персонажам их реплики, хочется, наконец, сказать свое мнение! Итак, в магию я не верю, а в чудеса — да. Что касается исполнения желаний — по-моему, многие наши желания исполняются, иногда благодаря нашим стараниям, иногда вопреки им. Мы даже сами не отдаем себе отчет, как часто они сбываются, так как разучились наблюдать и видеть связь между событиями. Они (события) кажутся нам цепочкой случайностей, в то время как все взаимосвязано. И «Все великие события тесно переплетаются с событиями незначительными». Перед тем как закрыть скобки и перейти к объяснению того, свидетелями чего мы не были, скажу еще что прежде чем взяться за дело, нужно помолиться. И если это от Бога, то все получится, а если нет — «то нам и не надо такого». На этом умолкну, заниматься миссионерской деятельностью пока не входит в мои планы. Вернемся к Майеру и посмотрим, что произошло в зале во время нашего
отсутствия. Я хоть и не Пушкин, но тоже Автор, а всякий автор вездесущ!

        Глава шестая. Изабель.

        Итак, в то время как мы собирали чемоданы, и только собирались зайти попрощаться, к Майеру пришла гостья. Чтобы понять цель ее прихода, я должна немного о ней рассказать.
        Ее первое детское воспоминание — колышущиеся над люлькой огромные листья монстеры. Диковинные цветы, сладковатые запахи. Ее раннее детство прошло в Мексике, где работал отец. Он был охотником за растениями и работал на один крупный голландский питомник. До женитьбы он объездил всю Южную Америку, а с матерью Изабель познакомился в Бразилии. Брак всех удивил, всем было ясно, что они - «не пара», ссоры начались сразу после рождения дочери, так как уже через неделю после этого события отец уехал в очередные тропические леса. Из-за постоянных родительских ссор девочка научилась приспосабливаться к обоим, говорить не то, что думала, а что от нее хотели услышать. Словом, она стала двуличной раньше, чем осознала себя. Она научилась льстить и интриговать. Этому немало способствовала мать: обида на отца, не уделявшего ей достаточно внимания, месяцами пропадавшего в джунглях и восхищавшегося красотой очередной орхидеи больше, чем собственной женой (а она была красавицей!), прорывалась наружу в язвительных шутках, саркастических замечаниях, формируя характер Изабель. Да, мать Изабель была красавицей, но на
тех, кто не был ослеплен ее красотой (поэтому чаще всего — на женщин) странное подергивание век, нервное сжимание пальцев производили неприятное впечатление. Отец Изабель приписал эти кривотолки женской зависти, но потом и сам столкнулся с резкими перепадами настроения, слезами, приступами маниакальной ревности. Через несколько недель после свадьбы он нашел в прикроватной тумбочке сильные психотропные препараты, а через три месяца пришел и первый счет от ее психоаналитика.
        Ее обращение с дочерью тоже было непредсказуемым. Она баловала ее, пытаясь скорее купить ее любовь, чем сделать девочке приятное, покупала бриллианты, дорогую (и совершенно ненужную и неудобную) одежду. В восемь лет она высветлила девочке волосы, а с 10 начала выщипывать ей брови. Когда родители разошлись, Изабель стала жить у бабушки в Портланде с няней-мексиканкой, проводя с родителями (по очереди) лишь выходные и каникулы. Мать согласилась на это неохотно, она хотела забрать девочку к себе, но разводивший их судья, приняв во внимание все обстоятельства, решил дело не в ее пользу. И хотя теперь Изабель проводила с матерью гораздо меньше времени, мать по-прежнему имела на нее огромное влияние, граничившее с полным подчинением воли. Она рассказывала про отца ужасные вещи, пытаясь отвратить Изабель от него, в приступе злобы или безумия, что, впрочем, почти одно и то же, сжигала сшитую бабушкой одежду, не разрешала ей снимать в доме отца трусы — ее невозможно было уговорить переодеться, она панически боялась ослушаться мать. Страх Изабель перед матерью лежал за пределами здравого смысла, он был
паническим, животным. Мать так запугала ее, что Изабель позабыла свое умение подстраиваться и притворяться, утаить от матери хоть что-то было невозможно. Можно только догадываться, что ожидало Изабель в случае ослушания. Зато потом мать покупала ей покупала колечко с бриллиантом, которое однажды соскользнуло с тонкого детского пальчика, когда Изабель с упоением играла с грязью в бабушкином саду. Случилась истерика. К поиску колечка были подключены все соседи. Вот по таким реакциям бабушка и догадывалась о воспитательных методах матери, и пыталась с ней поговорить. Та уклонялась от встречи, посылала няню забирать ребенка, не отвечала на телефонные звонки, а сама звонила только с телефона Изабель (последняя модель, корпус с драгоценными камнями) и только с оскорблениями и угрозами. Несмотря на все умение хитрить, скрывать правду и интриговать, ум Изабель был еще детским и наивным, она не могла не удержаться и с восторгом рассказывала матери, как они все вчетвером (бабушка, отец, она и собака) спали в одной кровати. Мать звонила бабушке и устраивала скандал, произнося такое, что бабушка стыдилась потом
пересказывать сыну. Обычно дети естественны и спонтанны. Изабель рано научилась контролировать свое поведение, свои ответы, но от внимательного наблюдателя не могло ускользнуть это постоянное напряжение: боязнь ошибиться, страх сделать что-то не так. Она научилась скрывать многое, но не свой страх. Как бы искусно она не скрывала промахи, она все время боялась что они обнаружатся. Поэтому у нее часто был затравленный вид и надменные замашки — чтобы скрыть свой страх, свое замешательство, свою неуверенность. Да, она была очень неуверенным в себе ребенком, так как никак не могла понять, что же правильно. Она была не просто лишена ориентиров: в таком случае она могла бы выстроить собственную систему ценностей, но нет — в доме отца были один ценности, правила и порядки, одни запреты и наказания, в доме матери — совершенно другие. Добавьте к этому бабушку и няню, и вы поймете какая неразбериха была в голове у бедняжки. Она усвоила четко только одно: чтобы выжить, надо подстраиваться и изворачиваться. Многие дети подстраиваются под взрослых, но мало кому приходится подстраиваться под четыре разных системы,
четыре разных мировоззрения, четыре разных образа жизни. В детстве Изабель не было деления на Добро и Зло, Можно и Нельзя, у нее было четыре разных Добра, четыре Зла, и всего остального тоже было как минимум две пары. Отец ходил с ней в церковь, мать над религией смеялась, бабушка говорила, что всю жизнь прожила с дедушкой, мать меняла мужчин как минимум раз в год. Бабушка говорила, что девушку украшает кротость и смирение, мать была взбалмошной и упрямой, и была убеждена, что мужчинам нравятся именно такие женщины. Мать бросала Изабель с няней и уезжала на весь вечер, а то и на все выходные. Возвращалась не всегда в хорошем настроении, но всегда с кучей дорогих подарков. Бабушка играла с ней в «домики» и в «гости», но почти никогда ничего не дарила, читала перед сном в кровати, но спать укладывала в девять вечера, не разрешала подолгу смотреть телевизор, и плевалась, видя малоодетых танцующих девиц. В доме матери телевизор не выключали вообще, а засыпала Изабель под звуки какой-нибудь новомодной песенки прямо на диване, там же и просыпалась, мать и не думала переносить ее в постель. Неудивительно,
что как только Изабель вырвалась из-под родительской опеки (бабушкиной опеки и материнского контроля), все правила и ограничения разлетелись вдребезги. Спасло ее только то, что она все-таки выстроила свой придуманный мир, в котором она помогала людям. Откуда она это взяла, неизвестно, то ли вынесла из походов в церковь с отцом, то ли из рассказов няни-мексиканки. Но, как часто бывает с непостоянными натурами (да и откуда было взяться постоянству, если родители постоянно перебрасывались ею как мячиком. Она договаривалась пойти к подруги, как вдруг за ней заезжал отец и увозил на неделю к себе) и с не очень сильными желаниями: то одно, то другое отвлекало, перехлестывало ее. Однажды она пригласила на свою виллу в Майями мальчика-сироту из Болгарии, но выяснилось, что никаких материнских чувств он у нее не вызывает, пришлось нанять еще одну горничную для этого запуганного маленького болгарина. Точно так же ничего не вышло из затеи с домом для детей-сирот: она приносила им шоколад, фрукты. Не присылала, а именно приносила сама, потому что психолог сказал, что так она быстрее почувствует эмоциональную
связь с этими детьми, почувствует, что они в ней нуждаются, а она — в них. Она пробовала читать им книжки, забирала на выходные к себе. Но по прежнему ничего не чувствовала, и потому вскоре приходить перестала, игрушки и книги от ее имени по прежнему отправлялись на адрес дома сирот. А еще она как-то пришла в Гринпис и сказала: я хочу помогать людям. На нее посмотрели и сказали: «Деточка, вообще-то мы здесь помогаем животным». «Ладно, животным, я готова помогать кому угодно». Тогда дядька с бородой и в свитере объяснил ей как работать с письмами: «К нам приходит сотня писем, твоя задача просто вписать в готовый ответ имя и запечатать конверт», «И все? А не могла бы я сама писать ответы? Как же можно всем отвечать одно и то же?» «Какая разница? Они все равно не знакомы друг с другом, а чтобы ответить каждому лично, у нас не хватит времени».
        Если бы не смерть дяди, сделавшая ее наследницей небывалого состояния, жизнь вытрясла бы из нее неуверенность и страхи, обтесала бы тщеславие и гонор и она наверняка стала бы счастливой. Но к недостаткам воспитания добавилось теперь богатство и к 30 годам не существовало прихоти, которую ей хотелось бы удовлетворить: картины она уже собирала, как впрочем и ювелирные украшения, и яхты, и антиквариат. В кино снималась, писала сценарии и книги, покупала острова и мужей, открывала клубы и выпускала свою линию женского белья, и на принудительном лечении от алкогольной зависимости и булимии побывала неоднократно. Так что к господину Майеру Изабель пошла как до этого ходила к психологу, аналитику, психотерапевту и пр.: отчасти из любопытства, отчасти от нечего делать, отчасти со смутной надеждой, что наконец что-то удастся изменить. Ведь в конце-концов, ей хочется доставлять людям радость.
        Как ни странно, Майер тоже искал с ней встречи. Дело в том, что после того, как количество исполненных им (или при его участии) желаний перевалило за две тысячи, ему стало ясно, что его собственных средств явно недостаточно, во всяком случае для проекта такого масштаба. Пока речь шла лишь о постояльцах, реализовывать их желания было достаточно просто, заполняя бланки он просил у постояльцев паспорта, поэтому знал их адреса, мог даже купить на их имя авиабилет или послать приглашение, или чек, или.. да мало ли желаний он исполнил за эти два года! Но как выполнить желания сотен и тысяч людей, живущих за тысячи и десятки тысяч километров от Д-Б? А его амбиции были именно таковы! Поэтому он стал искать человека, который помог бы ему осуществить этот грандиозный замысел. И после долгих изысканий выбор его пал на Изабель. Но получилось так, что это она нашла его, а не он — ее (зачем — он не знал), зато прекрасно знал, зачем сам собирался с ней встретиться, оттого и нервничал все утро. Не каждый день приходится просить деньги у женщины.
        Его мнение о ней составилось на основании статей (а чаще - статеек), заметок (а чаще заголовков) и репортажей: «Изабель покупает виллу в Тоскане для футболиста Фьерентины», «Тщеславие Изабель выплескивается на остров в Карибском море». Да, она уже дарила картины и виллы футболистам и актерам, но это было не бескорыстно и не анонимно, поэтому и удовольствия от подарка было мало. В большинстве случаев это был и не подарок даже, а подкуп, покупка... Майер выяснил, что помимо драгоценностей, островов и мужчин, Изабель пыталась придать своей жизни смысл, посещая приюты и богадельни, но все это преподносилось журналистами как попытка улучшить свой имидж или перещеголять в благотворительности других звезд.
        Зная все это, а также любовь женщин ко всему таинственному, загадочному, мистическому, Майер тщательно выстроил их встречу. Он выставил на обозрение свой реестр и, подождав, пока она прочитает самые эффектные истории, сказал: «Я предлагаю Вам совершать волшебство. Если в жизни человека хотя бы один раз случится что-то светлое и хорошее, похожее на чудо, его жизнь озарится этим чудом, и в самые беспросветные моменты он будет знать, что чудеса случаются. Это не значит, что он усядется сложа руки на пузе и скажет: «Хочу, чтобы...», нет, наоборот, это окрылит его, он воспрянет, начнет действовать, потому что поверит в возможность чуда! Речь не идет о том, что Вы будете исцелять людей или сможете превратить дурнушку в красавицу, или предотвратить катастрофу, (хочу Вам заметить, что и фея не сделала Золушку красавицей: под рваным платьем и сажей ее красоту не замечали, но она была. Крестная просто подарила ей новое платье, вот и все. Остальное уже было в самой Золушке). Так и Вы». Майер не сказал «Вместо того, чтобы разбрасывать деньги на футболистов и актеров», может, это и пришло ему в голову, но
вслух он так не сказал. Он не собирался никого воспитывать или прорабатывать. Он собирался сделать Изабель своей сторонницей, своим партнером, инвестором.
        Но похоже, что расчет Майера был неточен. Он думал о ней так, как писали журналисты, то есть хуже, чем она была на самом деле. Он рассчитывал на ее тщеславие, но она думала совсем о другом..... Она долго водила пальцем по слову ИСПОЛНЕНИЯ, словно слепой, который учится читать по шрифт Брайля, а потом сказала:
        - Волшебство.. а мне показалось, что вы предлагаете мне исполнять прихоти, а не желания.» - она слегка усмехнулась, говоря это, как будто разгадала расчет Майера и подсмеивалась над ним. «А она вовсе не глупа» - подумал Майер, а вслух сказал: «Конечно, самые страстные людские желания не материальны. Чаще и горячее всего люди молят о исцелении или о взаимной любви...» Она снова скривила губы в усмешке. Это могло означать как «Мне ли этого не знать» так и «Как это банально». Он продолжал: «Но ведь это не в наших силах».
        - А зачем удовлетворять мелкие людские капризы, если мы все равно не сможем дать им главного? И потом, знаете, ведь большинство действительно нужных .. - она замешкалась, подбирая подходящее слово - сокровенных, настоящих желаний люди все-таки осуществляют самостоятельно, а если они этого не делают, то это не страстное желание, а всего лишь каприз.»
        И уже во второй раз за вечер он поймал себя на мысли что был совсем другого мнения об этой девушке в темных очках и шелковом бирюзовом шарфе с элегантной небрежностью повязанном вокруг головы. Поэтому удивленно молчал, готовясь то ли к обороне, то ли к атаке. Накануне, готовясь к встрече и размышляя о предстоящем разговоре, он впервые задумался о вреде, да-да, о вреде того, что он делает. Иногда мы по-настоящему задумываемся о чем-то только когда собираемся оправдать себя перед другими или убедить другого в своей правоте. Вот тут-то и вылезают на поверхность все узелки, которые ускользали от взгляда, пока мы любовались собой. «Удивительно, думал он, как иногда сущая мелочь, в нужный момент случившаяся, может резко изменить жизнь человека. Если, конечно, он за эту мелочь ухватиться, а не пройдет мимо. Вот и получается, что человек должен быть внутренне готов. Не слишком ли много я на себя беру, исполняя случайные, мимолетные людские желания. Где та граница, через которую нельзя переходить? Или я сам это пойму, когда подойду слишком близко к запретной черте?» И вот теперь ее слова снова вернули его
к этим рассуждениям. Но вовремя вспомнил о долге гостеприимства и предложил ей каппучино?
        «Спасибо, лучше чай.» Он обрадовался. Чай готовится дольше и пьется медленнее, они смогут еще поговорить.
        «Знаете, мне нравится ваша идея, только я думаю, что не деньги здесь главное. И я не уверена, что вдвоем мы сможем многое сделать. Потому что иногда сущий пустяк, мелочь способны все изменить... Наверное, странно, что говорю это я. Я-то ведь не смогла изменить ничего ни мелочью, ни крупными банкнотами.. Но что-то в нас самих должно быть готово к этой мелочи, должно воспринять этот пустяк, заметить его, а без этого никакие внешние силы...»
        «Так Вы отказываетесь?» В его голосе чувствовалось разочарование. Он сам только что думал о том же, а теперь был готов защищать перед ней свою затею. Только что почти сдался перед доводами собственной логики, и вот снова готов отстаивать ее и находить аргументы для защиты в споре с другими. Не странно ли?
        И тут он сказал то, что ей важно было услышать: «Важно дать человеку шанс. Пусть это будет не волшебство и не чудо, а всего лишь шанс, счастливая случайность, совпадение, называйте как хотите». Она улыбнулась и сказала: знаете, я наконец поняла что меня во всем этом так смущало! Вот эта самоуверенная нарочитость: «Реестр исполнения желаний». Это так претенциозно, так громко звучит. Давайте назовем его Реестром исполненных желаний и пусть это будут милые случайности, пустяки, совпадения. Ведь добрые дела способны изменить участь и характер не только того, на кого они направлены, но в первую очередь того, кто их совершает.
        Она взяла реестр, зачеркнула «исполнения» и ровными печатными буквами написала ИСПОЛНЕННЫХ.
        Вот и все. Остается написать эпилог.

        Эпилог.
        Майер весь вечер пытался нарисовать ее портрет. Но как рисовать портрет, не видя глаз? На портрете она получалась то птицей, то диковинной синей орхидеей. А глаза у нее были аквамаринового цвета, цвета морской волны. Не любившие ее журналисты говорили про них «глаза-ледышки», но это ерунда!
        Когда через год мы снова приехали в Сан Винченцо, Джулия и Джорджа уже были там. Их мама должна была приехать через неделю. Но я не стала ее ждать, а спросила у Джулии, нашлась ли дедушкина тетрадка. «Какая тетрадка?» - Джулия удивилась так искренне, что я не могла понять, в самом ли деле реестр ее больше не интересует. «Ну, реестр». «А-а-а. Да, конечно. Его просто дедушка спрятал. Увидел, что я там всякую ерунду пишу и убрал, но никому ничего не сказал, даже маме моей, напридумывал про какого-то Майера, а сам положил ее к себе в портфель. Только мне она уже не нужна, у меня теперь свой дневник. Хочешь, покажу?» Последнее, похоже, было адресовано уже не мне, а Ане. «Мам, можно я пойду к Джулии?»
        Ах, сколько желаний мы можем исполнить, причем без всякого реестра! Простых, незатейливых детских желаний! Вроде этого: "Можно я пойду к Джулии?" или "Мам, ну поиграй же со мной в куклы!" Пойду выполнять желания!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к