Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Емец Дмитрий: " Планета Черного Императора Месть Мертвого Императора Повелители Галактик " - читать онлайн

Сохранить .
Планета Черного Императора. Месть мертвого Императора. Повелители галактик Дмитрий Александрович Емец

        Дилогия «Компьютер звездной империи» и внецикловая повесть.

        Содержание:

        Планета Черного Императора

        Месть мертвого Императора

        Повелители галактик

        Дмитрий Емец
        Планета Черного Императора. Месть мертвого Императора. Повелители галактик

        Планета Черного Императора

        Глава I
        НОВЫЙ КОМПЬЮТЕР

        Далеко не каждый может похвастаться тем, что знает, что такое, к примеру, «PRO-200PCI/16/L,2GB IDE/1MB» или «NX200/32SM-1600/200/32MB/ 1600MB/256K|L/2MB S3-TRIO 64V+ /SB-PRO/CD 16-SPEED». Во всяком случае, во всем 7 «А» с этой абракадаброй мог справиться лишь Костя Телешов.
        Он довольно бодро и, почти не тратя времени на раздумья, отвечал, что NX200/32SM-1600 - это модель Пентиума, 200 МГЦ - скорость процессора, 32 MB - это RAM, или оперативная память, 1600 MB - общая память, 2MB S3-TRIO 64V+ - видеокарта, SB-PRO - звуковая карта, a CD 16-SPEED - cd-rom 16-скоростной. Если у кого-то зависал компьютер, или не запускалась игрушка, или почему-то сразу стирались все командные файлы, а машина глохла и слепла, то приходилось звонить Косте, и он с легкой снисходительностью посвященного объяснял, как все исправить.
        И разумеется, знание юным программистом всех премудростей компьютерной техники и необходимых языков не было случайным. На семью Телешовых, состоявшую из четырех человек: папы, мамы, самого Константина и бабушки,  - приходилось целых три компьютера, не считая одного поломанного и выпотрошенного, который валялся на балконе. Некомпьютеризированной оставалась только бабушка, но чтобы не чувствовать себя обделенной, она в свободное время смотрела сериалы по телевизору. С компьютерами бабушка обходилась довольно бесцеремонно и даже вредоносно: решительно переступала через провода, вытирала мониторы и процессоры мокрой тряпкой и ухитрялась засунуть щетку пылесоса в коробку с новыми порошковыми картриджами для лазерных принтеров.
        - Хорошо хоть она пока не догадалась постирать все программные CD-диски и развесить их сушиться на веревке в ванной,  - шутил иногда папа.
        Родители Кости были профессиональными программистами, работали над какими-то базами данных и антивирусниками и даже, кажется, познакомились друг с другом по «Интернету» - мировой сети, соединяющей почти всех пользователей компьютеров в мире.
        Опасаясь, что природа, поработав с родителями, решит отдохнуть на детях, и считая, что нельзя научить ребенка тому, чего не умеешь сам, мама с папой с самых ранних лет приучали сына к компьютерам. Уже к четырем годам у малыша был собственный цветной ноутбук с жидкокристаллическим экраном, который не портил зрения, как большие мониторы, и маленький Костя лихо запускал на нем игры.
        По мере того как мальчик подрастал, для него открывались все новые и новые горизонты в познании компьютерной техники. Единственное, что ему пока не удавалось,  - это проникнуть по сети в Пентагон и подсунуть американским военным какой-нибудь интересненький и смешной вирус, например такой, чтобы по экрану компьютера через каждые полчаса пробегали из конца в конец чьи-нибудь босые ноги. Но, видимо, американцы давно уже привыкли к собственным компьютерным взломщикам-хакерам и ставили везде надежные защитные системы и плавающие пароли, меняющиеся через каждые полчаса.
        События, о которых рассказывается в этой повести, начались довольно заурядно…
        В семиклассницу Ирку Матвееву были влюблены почти все мальчишки школы, особенно ее однокашники из 7 «А». Так вот эта самая Ира решила обзавестись компьютером, чтобы писать на нем сочинения и стихи, а также переписываться по компьютерной почте со своими заграничными подругами и друзьями, которых у нее было множество, потому что первые четыре класса она проучилась в школе при посольстве во Франции.
        Девочка была очень красивая, белозубая, с короткой стрижкой, длинноногая, но не акселератка, немного высокомерная, но не больше, чем почти все знающие себе цену ее сверстницы.
        И еще Ирка воображала себя поэтессой, считала себя непостижимой и внутренне очень сложной, поэтому еще выше задирала нос. Каждый день она писала по стихотворению, иногда, когда было вдохновение, даже по два. Она записывала свои творения в особую тетрадку, потому что прочла где-то, что нужен непосредственный контакт бумаги с пером и что именно через руку на бумагу перетекают мысли. К компьютерам Ирка была совершенно безразлична, что, впрочем, неудивительно: ведь у них дома компьютера не было…
        В начале мая, ближе к вечеру, в квартире Телешовых зазвонил телефон, вернее, вначале сработала голосовая плата модема в кабинете папы и мамы, а потом они по квартирной сети переключили разговор в комнату сына.
        «ТЕБЯ К ТЕЛЕФОНУ КАКАЯ-ТО ДЕВОЧКА»,  - зажглось на мониторе сообщение от мамы.
        Вообще-то позвать к телефону можно и проще, крикнув, например: «Эй, Костя, тебя!», но в этой семье все предпочитали делать с использованием новейших технических средств. Телешовы и видеотелефоном бы обзавелись, все необходимое оборудование и программы у них были, но для видеотелефона нужно, чтобы аналогичные системы с прибамбасами стояли и в домах у тех, кто им звонит, а таких компьютерных фанатов в мире пока совсем немного.
        - Алло!  - Костя надел на голову наушники с микрофоном и переключился мышью[1 - Вспомогательное устройство для работы с компьютером.] на телефонную линию.
        - Почему так долго? Я полчаса жду, пока ты подойдешь!  - раздраженно спросила Ирка Матвеева, даже не представившись, уверенная, что соученик ее и так узнает.
        - Я переключался…  - возразил оскорбленный Костик.
        Разумеется, где этой девчонке понять, что позвать к телефону просто так может каждый дурак, а общение с техникой требует времени и навыка.
        - Ты что, уроки делаешь?
        - Ну как тебе сказать. Можно это назвать и уроками…  - неохотно согласился мальчик, хотя на самом деле он проходил добавочные сверхсложные уровни «Дума-2», разгоняя лазерным лучеметом чудовищ ада.
        Из всех ребят класса Костик был единственным, кто относился к Матвеевой довольно спокойно, не примыкал к ее свите, не строил из себя крутого и не терял самообладания, когда она к нему обращалась. А к тому, что Ирка писала стихи, он вообще относился с равнодушием технаря, который считал, что рифмовать «галку» с «палкой» и «Ваню» с «Таней» может каждый, а вот выудить что-нибудь стоящее из «Интернета» или самому написать программу - удел избранных.
        Ирка некоторое время озадаченно дышала в трубку, а потом, сообразив, что светского разговора с этим тюфяком все равно не получится, заявила в лоб:
        - Ты не мог бы зайти ко мне прямо сейчас?
        - Зачем?
        - У меня компьютер не запускается. Я и в розетку его включила, и на все кнопки нажимаю, а он не работает,  - пожаловалась она.  - Папа говорит, он бракованный…
        Телешов улыбнулся. Он уже не раз сталкивался с тем, что все чайники, впервые столкнувшиеся с упрямством компьютера, убеждены, что им попалась неисправная машина, хотя на самом деле бракованными бывают чаще всего их мозги.
        - Вы купили компьютер?  - спросил он.
        - Купили?  - презрительно фыркнула Ирка.  - Стала бы я покупать! Я его выиграла.
        Теперь уже настала очередь Кости удивляться:
        - Выиграла? Во что выиграла?
        - Не в карты же… В лотерею. Приобрела в метро билет у какого-то странного субъекта - представляешь, у него была борода, но только на одной стороне лица… В общем, билет оказался выигрышным, я соскоблила фольгу, а под ней написано: «компьютер». И сегодня папа съездил и получил его…  - Ирка говорила без запинки, свободно, это означало, что она успела уже похвастаться перед всеми своими подругами и выучила эту историю наизусть.
        - Так ты мне поможешь или нет?  - спохватилась она, вспомнив о цели звонка.  - Или это только говорят, что ты в компьютерах понимаешь, а на самом деле ты дуб дубом?
        Это задело Костю за живое. Когда ты умеешь делать только что-то одно, важно уметь делать это хорошо.
        - Какой модификации процессор?  - важно спросил он.
        - Что еще за процессор? Я же тебе говорю, что компьютер выиграла,  - ответила Ирка, ничего не понимая.
        Телешов поправил наушники. Ну что тут скажешь? С какими дилетантами приходится иметь дело: для них что компьютер, что радиоприемник, что утюг - все одно: сунул в розетку, нажал на кнопочку, и сразу все должно заработать!
        - Процессор - это думающий блок компьютера,  - как можно сдержаннее стал объяснять он.  - Компьютеры бывают с разным действием, с разными типами процессоров. Бывают 386-е, их уже давно перестали производить, бывают 486-е, есть «Пентиумы» - это если Ай-Би-Эмовские, а если другие, то «Макинтоши», бывают…
        - Сам себе объясняешь! Все равно я ничего не понимаю!  - нетерпеливо оборвала его Ирка.  - Приходи ко мне прямо сейчас. Помнишь, где я живу? Ну пока, я тебя жду…  - И она повесила трубку.
        Услышав гудки, Костя отсоединился от телефонной линии. Тащиться к Ирке ему не хотелось, хотя интересно было взглянуть, что у нее за компьютер, и не пойти было неудобно, а то еще чего доброго она решит, что он заранее струсил и ничего не понимает в технике. К тому же в глубине души мальчику было лестно, что самая красивая девочка класса обратилась за помощью именно к нему.
        - Кто это звонил?  - спросила мама, заглядывая в его комнату.
        Но Костя не расслышал ее, потому что как раз в это время рылся в ящиках стола в поисках загрузочных дискет.
        Глаза мамы были защищены специальными японскими очками с отражающими стеклами. Когда много часов в день проводишь у монитора,[2 - Монитор, если кто-то забыл, это «телевизор» компьютера, где появляется изображение.] то без таких очков и без защитного экрана легко испортить зрение.
        «Знаешь, как работает обычный монитор?  - говорил иногда папа.  - Приблизительно так: трубка разгоняет электрон, электрон - хлоп!  - разбивается о стекло, и возникает микровспышка, которая фиксируется зрением. Потом какие-то частицы этого электрона летят дальше и попадают в нас, так что получается электронная бомбардировка».
        Мама подошла и дотронулась до плеча сына.
        - Дискеты ищешь? Кто это звонил?  - еще раз спросила она.
        - Ирка Матвеева компьютер не может запустить, просит помочь,  - объяснил Костя.
        - А какой у нее процессор?
        - Она не знает точно, она его в лотерею выиграла.
        - В лотерею?  - удивился подошедший папа. (Они с мамой вечно ходили друг за другом хвостом.) - Никогда не слышал, чтобы в лотереи кто-нибудь выигрывал. Я убежден, что все эти лотереи - сплошное надувательство для изъятия у дураков лишних денег.
        - Как? Разве у дураков есть лишние деньги?  - хитро заметила мама.
        - По-моему, только у дураков они и есть,  - сказал папа и сам рассмеялся своей шутке.
        Перед тем как уйти, Костя быстро поправил перед зеркалом упрямую челку, которая, как ее ни зачесывай и как ни следи, все время норовила свалиться ему на лоб. Сын был довольно самостоятельный, не впутывался ни в какие дворовые компании, и родители без проблем отпускали его одного - во всяком случае, часов до девяти, до полдесятого. Тем более что район был более или менее спокойным, а Ирка жила всего через одну-две улицы.
        Телешов нашел ее дом без труда: в прошлом году он был у Матвеевой на дне рождения и помнил адрес. К тому же дом, в котором она жила, ни с чем нельзя было спутать, он был такой только один в районе: девятиэтажный, кирпичный, так называемой элитной застройки, с подземными гаражами, с большими квартирами улучшенной планировки, с высокими потолками, домофоном и даже с дежурившим в подъезде охранником. Кое-кто из класса завидовал Ирке и говорил, повторяя слова своих менее удачливых родителей: «Что же вы хотите? «Новые русские»!»
        Охранник в подъезде, молодой бритый наголо парень, в синей полувоенной форме, с электрошоковой дубинкой, строго спросил у Кости, в какую квартиру он идет, и, получив ответ, пропустил его - видимо, был уже предупрежден хозяевами.
        Ирка открыла дверь сразу после звонка, она выглядела отлично и была в коротком красном платье, которое очень ей шло. У ее ног крутился короткошерстный полосатый котенок и норовил прошмыгнуть на лестницу.
        - Это Тишка. Не пускай его, он вечно пытается убежать, когда кто-то приходит!  - И девочка, не тратя времени на приветствия, прошла в свою комнату.
        Посреди комнаты на полу стояла большая уже раскрытая картонная коробка, а рядом валялись куски пенопласта, которым обычно прокладывается упакованная техника.
        Сам компьютер располагался на столе, с которого Ирка сбросила на пол все, что ей мешало.
        - Что скажешь? Как тебе мой выигрыш?
        - Хм… Очень любопытно, посмотрим, каков он в деле.
        Честно говоря, Костя был немало удивлен: таких моделей ему никогда раньше не доводилось видеть, хотя у них дома были все каталоги новейшей компьютерной техники. Эта же модель была или очень современной, которую еще не успели внести в каталоги, или просто очень редкой.
        Монитор у компьютера был широким, но очень плоским и крепился на треугольной вращающейся подставке. Процессор был небольшим, компактным, без привычных кнопок включения, «турбо» и перезагрузки и даже почему-то без дисководов и Си-Ди-рома для лазерных дисков. На задней стенке процессора не было ни входа для мыши, ни входа для принтера, только два последовательных порта непонятного назначения. Но самое странное: нельзя было даже определить, из какого материала изготовлен корпус компьютера - он был тверже, чем пластик или пластмасса, очень холодный, совершенно не нагревавшийся, но определенно не железный или алюминиевый и вообще не из обычного металла. Нечто совершенно новое. «Может быть, какой-нибудь ультрасовременный сплав?» - подумал Костя.
        Провод от процессора тянулся к стабилизатору напряжения, который, в свою очередь, был вставлен в сеть.
        - Не работает! И так и сяк пыталась - не работает!  - пожаловалась Ирка.  - Скажи, ты можешь его запустить?
        - Посмотрим… Мда…  - неопределенно промычал мальчик, покосившись на нее. Все-таки приятно, когда на тебя смотрят с надеждой, и не кто-нибудь, а самая красивая девочка в классе.
        - Разберемся!  - добавил он.  - Главное, когда имеешь дело с машиной,  - холодная голова, твердая рука и никакой поспешности!
        Последнюю фразу он позаимствовал у папы, все равно отцу она сейчас не нужна. Решив приступить к действию, Телешов осмотрел всю упаковочную коробку сверху донизу, но так и не понял, какой фирмой выпущена эта странная машина. Обычно производители размещают свою рекламу на всей коробке, но эта определенно была исключением - нигде, даже в самом дальнем углу, не было ни названия фирмы, ни названия модели.
        - К компьютеру есть какая-нибудь инструкция?  - спросил Костя.
        - Только вот эта глупая бумажка.  - И Ирка протянула ему лист синеватой странной бумаги с водяными знаками, на котором было написано всего несколько коротких фраз:
        «МАШИНА БЕЗОСТАНОВОЧНОЙ РАБОТЫ. ТРИЖДЫ ПОДУМАЙ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВКЛЮЧИТЬ. ПОТОМ БУДЕТ ПОЗДНО…»
        А немного ниже было еще одно предложение:
        «ЕСЛИ ВЫ ВСЕ ЖЕ РЕШИТЕСЬ, ДЛЯ ЗАПУСКА ПРОГРАММЫ ПОМЕСТИТЕ В РЕЗЕРВУАР НЕМНОГО ЖИВОЙ МАТЕРИИ».
        - Какой-то бред!  - пробормотал Костя.  - Никогда не видел такой дурацкой инструкции.
        - Я ее даже родителям не стала показывать,  - сказала Ирка.  - Они у меня ужасно мнительные, решили бы, что током может шарахнуть. Папа покрутился немного у компьютера, попробовал подключить, но у него ничего не вышло. Тогда он сказал, что завтра поменяет и что дареному коню в зубы не смотрят, и ушел.
        - А где он сейчас?  - спросил Костя, вспомнив, что не видел ее родителей.
        - Папа? Они с мамой ушли в гости, а я позвонила тебе.  - Девочка с досадой толкнула ногой кусок пенопласта.  - Между прочим, я тоже могла бы пойти в гости… Так ты попробуешь что-нибудь сделать? Должна же эта штука работать?
        - Не волнуйся, я ее запущу.
        Он внимательно оглядел монитор и процессор, надеясь все-таки найти название фирмы-изготовителя или хотя бы серийный номер, но ничего похожего не обнаружил. Более того, ему бросилось в глаза одно очень странное обстоятельство: обычно на задней стенке процессора бывают винтики или крепления, открутив которые можно снять крышку и заглянуть в микросхемы, поменяв что-нибудь в случае необходимости, у этого же процессора никаких винтов не было и весь корпус процессора казался сплошного литья, следовательно, заглянуть в его внутренности было невозможно.
        На мониторе он увидел несколько переплетающихся линий, образующих сложный узор и чем-то напоминающих знаки какой-то неизвестной письменности - это были даже не японские или китайские иероглифы, а нечто совершенно другое.
        - Долго ты будешь его разглядывать? Нажми на какую-нибудь кнопочку!  - Видя, что дело совершенно не сдвигается с мертвой точки, Ирка нетерпеливо стукнула по процессору ладонью. Удар был совсем не сильный, скорее символический, но спустя несколько секунд внутри процессора что-то зловеще загудело, как будто ветер завыл в трубе, а потом послышался еще какой-то мгновенный звук, похожий на стон. Стекла в книжном шкафу вдруг зазвенели, занавески всколыхнулись, как от сквозняка, хотя окна были закрыты, а на серванте раскололась фарфоровая статуэтка олененка. Непонятный звук исчез так же внезапно, как и возник.
        - Ты слышал?  - выдохнула девочка.  - Похоже на какой-то потусторонний смех.
        - Ты веришь в эту чушь? Наверное, звуковая плата активизировалась или динамики завибрировали,  - предположил Костя.  - Ага, так и есть, он же подключен в сеть!
        Таким образом, всему случившемуся нашлось более или менее правдоподобное объяснение, ибо в сознании современного человека часто нет места чуду и он все истолковывает логически, а если чудо все-таки происходит, даже тогда он ухитряется объяснить его рациональными причинами, иногда даже притягивая их буквально за уши.
        Но, как ни странно, этот хлопок ладонью по процессору, хотя и совершенно бессмысленный, сдвинул дело с мертвой точки, и оно стало продвигаться быстрее. При повторном осмотре компьютера Костя обнаружил, что монитор и процессор были присоединены не в те гнезда, и переставил провода. Тотчас на треугольной подставке монитора зажегся зеленый светодиод - признак того, что подключение произведено корректно.
        Почти одновременно с этим Ирка, ощупывавшая процессор в поисках заветной кнопочки, которая должна была его включить, нечаянно попала указательным пальцем в небольшое углубление на верхней части панели. Ей показалось, что палец что-то кольнуло, как слабым ударом тока, и она поспешно отдернула руку.
        В ту же секунду послышалось жужжание, и монитор компьютера зажегся. На экране отразилось мерцающее звездное небо, и прямо на нем возникли большие красные буквы:
        «ПРИВЕТ ОТ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ! СКАНИРОВАНИЕ ОТПЕЧАТКА ПАЛЬЦА ПРОИЗВЕДЕНО. ВЛАДЕЛЕЦ СИСТЕМЫ УСТАНОВЛЕН. ДЛЯ ЗАПУСКА ПРОГРАММЫ ПОМЕСТИТЕ ОБРАЗЕЦ ЖИВОЙ МАТЕРИИ В РЕЗЕРВУАР В НИЖНЕЙ ПАНЕЛИ ПРОЦЕССОРА. НАПОМИНАЕМ ВАМ О НЕВОЗМОЖНОСТИ ОСТАНОВИТЬ ЗАПУЩЕННУЮ ПРОГРАММУ».
        - Знаешь, по-моему, я выиграла какой-то научный компьютер,  - задумчиво произнесла Ирка.  - Например, компьютер-лабораторию или что-то в этом роде. Нужно завтра сказать папе, пусть он его заменит. Наверное, перепутали на складе, коробка-то была без надписей.
        - А может, попробуем засунуть туда живую материю и посмотрим, что получится? Может быть, это какой-нибудь компьютерный микроскоп?  - предположил Костя. Он никогда не видел, как работают исследовательские программы, и ему, конечно, было интересно.
        Он осторожно перевернул процессор и увидел на его нижней части небольшой выдвигающийся ящичек размером не больше пачки сигарет. Внутри ящичка были какие-то полые иголки и прозрачные зубцы - очевидно, датчики для анализа образцов материи, догадался он.
        - А ты уверен, что мы потом сможем его остановить?  - с опаской спросила Ирка.  - Там написано, что программа не останавливается. Может быть, это микроскоп непрерывной работы?
        - Глупость какая-то. По-моему, выйти можно из любой программы.  - Костя пожал плечами.  - Нужно нажать или ESC, что значит «выход», или если нет ESC, тогда Q, что значит «стоп», или если вообще все зависло, то тогда одновременно три клавиши: CTRL+ALT+DEL для перезагрузки.
        - А если и это не поможет?
        - Тогда нужно просто выдернуть компьютер из розетки,  - засмеялся Костя.  - Уж что-что, а отключить-то все всегда можно.
        Ире и самой было интересно посмотреть, что получится, хотя она все еще продолжала сомневаться.
        - А где мы возьмем живую материю? И что это такое: живая материя?
        - Наверное, какая-нибудь лабораторная мышь, разрезанная и выпотрошенная,  - предположил Телешов.
        - Фу, как мерзко!  - брезгливо воскликнула девочка.  - Вот купи себе компьютер и засовывай в него дохлых мышей…
        - Ну не хочешь - не надо… Я только предложил…  - продолжал как ни в чем не бывало рассуждать Костя.  - Может быть, засунем туда котлету из холодильника, как ты считаешь? Котлета, она в общем-то та же мышь, только пропущенная через мясорубку…
        - Никаких котлет!  - заупрямилась Ирка.  - Если хочешь, можешь взять кусок кактуса. Я сегодня утром уронила горшок, вон он валяется…
        - Ладно, кактус тоже сойдет.
        Решив не спорить, он взял с подоконника выпавший из разбитого горшка кактус - по величине он оказался в самый раз - и осторожно поместил его в ящичек. Иглы тотчас пришли в действие, вонзившись в растение и погрузив в него свои датчики. Можно было подумать, машина только этого и ждала - на экране немедленно высветилось:
        «ЗАКРОЙТЕ РЕЗЕРВУАР С ПРОБОЙ МАТЕРИИ И НАЖМИТЕ «ENTER» (ВВОД) ДЛЯ НАЧАЛА РАБОТЫ!»
        Костя задвинул ящичек и нажал на «ENTER», с удивлением заметив на белой клавише каплю крови. Наверное, подумал мальчик, он укололся о колючку кактуса, когда брал его. Впрочем, царапина была пустяковая, так что он сразу забыл об этом.
        Внезапно компьютер загудел, монитор померк и сменил заставку. Теперь на экране был небольшой вращающийся шар с океанами и континентами, окутанный пеленой облаков,  - планета Земля такая, как она выглядит из космоса.
        «ПОЗДРАВЛЯЕМ ВАС! ВЫ ПРИНЯЛИ ПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ! ПРОГРАММА УНИЧТОЖЕНИЯ СТАРТОВАЛА. КАПСУЛА АКТИВИЗИРОВАНА. РАКЕТА ГОТОВА К ЗАПУСКУ. АНАЛИЗ МАТЕРИИ ДЛЯ НАВОДКИ НА ЦЕЛЬ ПРОИЗВОДИТСЯ» - появилось на экране.
        - Вот видишь, получилось!  - Костя не без торжества взглянул на Иру.  - Знай наших! В любой технике можно разобраться, если подумать хорошенько.
        - А что это за ракета?  - удивленно спросила она.
        - Да ну ее, мы вломились в какую-то игрушку…  - ответил мальчик.
        Следующие десять минут они терпеливо смотрели на монитор, ожидая, пока сменится заставка. Изображение земного шара порядком успело надоесть Косте. Честно говоря, ему приходилось играть в игры и покруче: в трехмерные, с чудовищами и лабиринтами, где нужно было уничтожать монстров из дробовика и переходить с уровня на уровень. А это, похоже, скучная старая компьютерная игра «Цивилизация», где нужно осваивать новый мир и заселять его. Костик больше любил двигательные игры, а все эти занудные «Цивилизации» - игрушки для взрослых. А еще говорили: научный компьютер, ха!
        Процессор мерно гудел, и красный диод на нем слегка помигивал - это означало, что машина напряженно думает. Но либо расчеты были сложными, либо машина с низким разрешением,[3 - Разрешение - быстродействие процессора.] но соображала она удивительно медленно.
        Теперь даже Ирка потеряла терпение.
        - Надоел мне этот научный компьютер!  - заявила она.  - Давай выключай его и пойдем телевизор посмотрим.
        Но не успел Костя нажать CTRL+ALT+DEL, чтобы выключить машину, как заставка снова пришла в движение. Внезапно земной шар на экране вздрогнул, на мгновение разросся, а потом треснул и разлетелся в ослепительном взрыве. Через несколько секунд шара уже не существовало, сохранились только мелкие обломки, которые, вращаясь, разлетались по космосу, чтобы стать спутниками планет с большей массой.
        На мониторе появилось следующее сообщение:
        «ПРОГРАММА УНИЧТОЖЕНИЯ МАТЕРИИ УСПЕШНО ЗАВЕРШИЛА ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАСЧЕТЫ. КЛЕТКИ КРОВИ ИДЕНТИЧНЫ КРОВИ ВРАГОВ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ. ДО УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛАНЕТЫ ОСТАЛОСЬ 300 ЧАСОВ. ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ СПРАВКИ НАЖМИТЕ F1».
        Ирка прочла это и вздрогнула, на мгновение представив, что все это правда.
        - Скажи мне, что все это глупая шутка или какая-то компьютерная игра,  - попросила она Костю.
        В этот момент сбоку процессора выдвинулся ящичек. Он был снова пуст: кактус исчез, и иголки резервуара с датчиками равнодушно поблескивали, словно ожидая новых проб материи.
        Таймер на мониторе щелкнул, и время на нем изменилось:
        «ДО УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛАНЕТЫ ОСТАЛОСЬ 299 ЧАСОВ 59 МИНУТ 00 СЕКУНД».  - И почти сразу «59» сменилось на «58». Начался отсчет времени.
        Костя почувствовал, как ноги у него стали ватными, и медленно опустился на стул. А что, если это не шутка?
        - Отключи ее! Скорее! Ты же говорил, что знаешь, как это сделать!  - в ужасе закричала Ирка.
        - Но это только глупая игра!
        - Отключи ее! Я боюсь! Ну отключай же!
        - Хорошо, сейчас!
        Костя бросился к клавиатуре. Она была привычной, русской. Мальчик несколько раз нажал ESC, потом еще на три клавиши - CTRL+ALT+DEL, но и это не подействовало - компьютер преспокойно продолжал работать, время сокращалось, а 58 минут уже успели смениться на 57.
        - Ничего не понимаю… Клавиатуру, что ли, замкнуло?
        - Выдергивай из розетки!  - крикнула Ирка.  - Выдергивай его!
        Она подскочила к розетке и изо всех сил потянула за шнур, но не вытащила его, так как вилка словно приросла к розетке. Костя поспешил к ней на помощь, раскачал шнур и рванул - вилка выпала, и монитор компьютера погас.
        - Уф! Отключили!  - облегченно выдохнула девочка.  - Пронесло… Конечно, это глупо, но знаешь, я здорово перепугалась. Я подумала, а вдруг это все правда, и если мы не сможем его выключить, то через триста часов - бабах!  - и Землю разнесет вдребезги.
        - Я уверен, это была какая-то игровая программа,  - успокаивал ее Костя.
        Теперь, когда компьютер погас, все недавние страхи казались ему смешными. Подумать только, он едва не купился на такую дешевую приманку! Как будто его никогда не убивали в компьютерных играх… Да тысячи раз! В одной только «Думе», крутой лабиринтной стрелялке, или в «Чернокнижнике» на каждом новом уровне он убивал по десятку жизней. Да почти в каждой компьютерной игре Земле грозят уничтожением, а то и космическим нашествием, но это все только фантазии программистов.
        - Странно, конечно, что игрушка вдруг запустилась сама собой, а потом зависла,  - пробормотал он.  - Обычно вначале загружается WINDOWS[4 - Операционные системы для работы на персональном компьютере.] или NORTON…
        Неожиданно в коридоре зазвонил телефон. Костя по привычке потянулся к компьютеру, но хлопнул себя по лбу - не во всех же квартирах телефоны компьютеризованы, у некоторых стоят еще устаревшие модели.
        Ирка выбежала в коридор и подняла трубку.
        - Костя, иди сюда! Это твой папа, он зовет тебя!
        Мальчик подошел к телефону и услышал строгий басовитый голос отца:
        - Приходи немедленно домой! Ты знаешь, который уже час? Ты хочешь, чтобы я тебя выпорол ремнем как маленького?  - строго взревел отец.
        - Не надо, папочка!
        - Ах, не надо! Ремнем, а потом сорок математических примеров вне очереди! Я в твои годы…  - распалялся отец.
        Неожиданно Костя рассмеялся, прервав нотацию на полуслове. Дело в том, что еще с самого начала, услышав голос, он понял, что это говорит не папа.
        - Привет, мам! Я тебя узнал!  - весело сообщил он.
        Голос в трубке осекся.
        - Да как ты смеешь? Думаешь, я с тобой шутки шучу? Ремнем, и без разгово…
        - Мам, ты меня не обманешь, это ты!
        В трубке замолчали, а потом мама грустно сказала уже собственным голосом:
        - Неужели было похоже, что это я?.. Значит, я плохо отрегулировала частоты. А ты когда понял, что это не отец?
        - Почти сразу.
        - Значит, все-таки не совсем сразу!  - воодушевилась мама.  - Так я и думала, с каждым разом у меня получается все лучше.
        Пришло время раскрыть мамин секрет, если кто-то еще не сообразил. В свободное время она разрабатывала компьютерную программу изменения голосов. Стоило только как следует настроить акустику и изменить в голосе кое-какие частоты, темп, высоту и длину звука, как мужской голос становился женским, женский - мужским или детским, старушечьим и вообще каким угодно. Естественно, все испытания мама проводила папиным голосом, звоня его знакомым и проверяя, догадаются они или нет.
        - А теперь серьезно: ты придешь домой или нет? Уже довольно поздно,  - сказала мама мальчишеским тенорком.
        Костя узнал свой голос - значит, она и к нему успела подобраться. Он вспомнил последнюю мамину шутку над бабушкой, из-за которой та потом долго плевалась. Бабушка хотела поговорить по телефону со своей сестрой, но в трубке каждый раз звучал мужской голос с грузинским акцентом:
        «Пачему бабушка? Какой такой бабушка! Я джыгит Нина Васильэвна!» Разумеется, это опять включалась преобразующая звуковая плата.
        Попрощавшись с Иркой, Костя собрался уходить. Девочка стояла в дверях, очень хорошенькая в своем красном платье. Телешов вдруг понял, что сегодня был так занят компьютером, что, кроме него, ничего не видел и на Иру обратил внимание только сейчас впервые за вечер.
        - Большое тебе спасибо!  - сказала она, лукаво глядя на него.  - Ты мне сегодня очень помог.
        - Разве? Мы ведь так и не разобрались с твоим компьютером,  - удивился Костя.
        - Но, во всяком случае, ты пытался…  - Она чуть подалась вперед, дотронулась до его плеча и неожиданно быстро предложила: - Можешь меня поцеловать, если хочешь…
        - Тебя поцеловать?  - изумился мальчик.  - Зачем?
        Ему показалось, что он ослышался. Пока он соображал что к чему, она досадливо поморщилась и оттолкнула его.
        - Опоздал, дурак. Сразу надо было соглашаться,  - сказала Ира и захлопнула дверь перед его носом.
        Костя некоторое время разглядывал облицованную красным деревом дверь, а потом повернулся и направился к лифту. Он и в самом деле чувствовал себя круглым идиотом. Вдобавок его уже минут пять не покидала какая-то смутная, не до конца оформившаяся, но очень тревожная мысль…

        Глава II
        НЕОЖИДАННОЕ ОТКРЫТИЕ

        За завтраком папа спросил у Кости:
        - Удалось тебе вчера разобраться с тем компьютером у одноклассницы?
        В голосе отца слышалась гордость. Он очень гордился, что его двенадцатилетний сын запросто разбирается в самых сложных системах, а заодно гордился и собой - ведь это он его научил.
        Вилка Кости замерла на полпути к тарелке с жареной картошкой. Он и сам до конца еще не понял, чем закончилась его вчерашняя схватка с компьютером - победой или поражением.
        - Тот компьютер довольно странный, непонятно, какой модели. В корпусе процессора нет ни одного отверстия для дисководов, и задняя крышка не снимается.
        - А кто производитель?
        - Трудно сказать… Хотя послушай, есть такая фирма «Черная Империя»?
        - Никогда не слышала,  - сказала мама.
        Папа задумчиво нахмурил лоб:
        - Ну и кита она выиграла! Подумать только: ни одного дисковода. А как же там осуществляется внешний обмен информацией? Может быть, нужно было взять с собой другой компьютер и подключить к нему через последовательный порт?
        - Там разъемы нестандартные, не получилось бы,  - покачал головой Костя.
        - Ну и задачка!  - весело сказала мама, поправляя защитные очки.  - Наверное, это какой-нибудь компьютер военной модификации. В них с самого начала загружают необходимые программы, а потом запаивают корпус, чтобы не было никаких вирусов и никакой утечки по сети. Только не представляю, как такой компьютер можно выиграть в лотерею, он должен стоить на порядок дороже остальных. Любопытно было бы на него взглянуть.
        - Военной модификации?  - насторожился Костя.
        - Ну да. Но, с другой стороны, как он попал в лотерею? Может быть, конверсия какого-нибудь оборонного предприятия?
        Костя еще о многом мог бы спросить родителей, и они наверняка могли бы дать ему ценный совет, но тут он взглянул на часы и обнаружил, что уже десять минут девятого, а на первом уроке математичка собиралась дать им контрольную по алгебре. Он вскочил со стула и помчался в комнату собирать школьный рюкзак, как всегда в самый последний момент.
        Мальчик уже стоял на пороге и забрасывал рюкзак за спину, как вдруг его озарила внезапная страшная догадка. Он еще вчера подумал об этом, но потом как-то отвлекся. Забыв о контрольной, он бросился на кухню к родителям.
        - Послушайте,  - выпалил он с порога,  - если какая-то, неважно какая, программа запущена и из этой программы не предусмотрен выход, то если выдернуть компьютер из сети, что будет?
        Отец задумался.
        - Возможны три варианта,  - сказал он.  - Первый: обесточившись, компьютер прервет выполнение программы. Второй: в компьютере могут быть встроенные аккумуляторы, накопившие запас энергии, и тогда он будет работать в экономичном режиме, с потушенным монитором, но все равно выполняя программу. И третий вариант,  - тут папа выдержал эффектную паузу,  - программа будет выполняться независимо от компьютера, и тогда хоть выключай, хоть не выключай - все без толку.
        - Но почему?  - воскликнул Костя,  - Почему?
        - Потому что в третьем варианте компьютер будет только как передаточное звено, обыкновенный передатчик,  - пояснил отец.  - Программа будет выполняться не в самом компьютере, а где-нибудь совсем в другом месте, в каком-то удаленном центре.
        - Но как это? Все равно не понимаю!
        Родитель досадливо поморщился: он не любил, когда сын вдруг терял сообразительность, вместо того чтобы схватывать все на лету.
        - Представь себе дистанционный пульт от телевизора, на котором не работает выключение,  - терпеливо стал объяснять он.  - Ты нажимаешь кнопку, включаешь телевизор - и телевизор работает. Соображаешь?
        - Пока да.
        - Отлично. Но раз на пульте нет выключения, то он теоретически уже не нужен. Он уже выполнил свою задачу. Телевизор будет работать и без пульта. Ты можешь сломать пульт, наступить на него или оберегать как зеницу ока - не имеет значения: телевизор все равно уже включен и уничтожение пульта ничего не изменит. Так и тот компьютер. Существует вариант, что он только привел в действие какую-то программу, послужив таким пультом, а сам центр, в котором эта программа решается, находится где-нибудь в другом месте или даже не на Земле.
        - Не на Земле?  - в ужасе переспросил Костя, чувствуя, как пол завертелся у него под ногами.
        - Ну разумеется, где-нибудь на спутнике, на орбите. Но это я так, к примеру. Откуда там ему взяться?  - ничего не замечая, продолжал отец.
        - А если бы центр управления программой находился на другой планете, в иной Галактике?  - спросил сын. Он сам еще не думал об этом, вопрос вырвался сам собой.
        - Это уже из области фантастики. Но чисто теоретически это возможно. Только нужен очень мощный источник энергии, чтобы осуществить связь… Эй, ты куда?
        Папа еще многое мог бы сказать, но Костя сорвался с места и бросился к входной двери. Не дожидаясь лифта, он по ступенькам скатился вниз, кометой пролетел по двору и пять минут спустя ворвался в класс. Половина учеников была на месте. Он хотел только одного - чтобы Ирка была среди них.
        Ира Матвеева сидела на второй парте в среднем ряду и вытаскивала из сумки тетради, а рядом с ней крутился Федька Волков, первый силач в классе и большой задавала. Он утверждал, что занимается какими-то восточными единоборствами, такими секретными, что им обучают только десантников, и теперь, привлекая внимание первой красавицы, Федька размахивал кулаками перед носом у ее соседа по парте, Паши Сосновского, тихого отличника, курчавого, рыжего и в крупных веснушках.
        Паша изо всех сил делал вид, что ничего не замечает, что он выше тупого насилия, и пытался повторять алгебраические уравнения по учебнику. Ирка очень дорожила дружбой с Пашей и всегда сидела с ним рядом, ибо он восполнял провалы в ее знаниях по математике и всем точным наукам.
        Обычно Костя ждал бы, пока этот остолоп Волков куда-нибудь улетучится, чтобы с ним не связываться, но сейчас у него просто не было на это времени. Он схватил Ирку за руку и буквально вытащил ее в коридор.
        Все удивленно уставились на них, Сосновский уронил учебник, а Федька попытался схватить Костю за плечо и ошарашенно произнес: «Ты что, оборзел?»
        - Спятил? Чего тебе надо?  - спросила пораженная Ирка, когда они оказались уже в коридоре.
        - Что с компьютером?
        - Ничего. Папа положил его в коробку, сегодня после обеда хочет отвезти и поменять. С утра он звонил в ту фирму, но там сказали, что никакой дядька с половиной бороды у них не работает, ни о какой лотерее они не знают и никаких компьютеров никому не выдавали. Наверное, напутали что-то. А в чем дело? У тебя такой вид, как будто ты только что упал с крыши…
        - Программа уничтожения Земли еще работает. Мы не смогли ее остановить!  - выпалил Костя.
        - Но ты же выдернул компьютер из розетки!
        - У меня нет времени объяснять, но это ничего не изменило. Мы в огромной опасности! Побежали, нужно снова включить компьютер!  - И Костя потянул ее к выходу из школы.
        - Я не пойду! Сейчас же контрольная!  - заупрямилась Ирка. Она все еще не понимала важности происходящего.
        - Забудь о контрольной, забудь обо всем… Если мое предположение окажется правильным, то через какое-то время Земля разлетится вдребезги, как на той заставке!  - почти закричал Костя.
        И девочка ему поверила, если не словам, то, во всяком случае, перекошенному лицу.
        - Погоди, я только возьму свою сумку, и мы пойдем!  - быстро решилась она.
        - Плевать на сумку, побежали!
        - Ты не понимаешь, там ключи от квартиры. Родители уже ушли.  - Ирка метнулась в класс и стала поспешно швырять в сумку тетради, косясь на дверь в ожидании появления математички. Звонок уже протренькал дважды, но учительница опаздывала.
        - А, контрольную прогуливаешь, Матвеева!  - с торжеством крикнул Федька Волков, ломая ребром ладони чью-то линейку.
        Паша Сосновский посмотрел на нее укоризненно. Он не понимал нелогичных поступков и импульсивного поведения. Зачем уходить с контрольной, когда он и так помог бы ей получить пятерку? Или, если Ирина с самого начала решила не идти на алгебру, зачем было вообще появляться в школе? Притворилась бы больной. Опять нелогично.
        Подруга-соперница Матвеевой, вторая красавица класса Лена Булатова забросила за спину длинную косу и сказала нарочито громко:
        - Уходить с уроков - и с кем? У кое-кого уже совершенно испортился вкус.
        Впрочем, Ирка уже не прислушивалась. Все, что происходило теперь вокруг нее, весь привычный школьный мир, друзья и завистники, контрольные и четвертные оценки стали неожиданно чем-то мелким и неважным. Если Земля разлетится на куски, то по сравнению с размером этой трагедии все остальное только досадные мелочи.
        Она выскочила из класса и в дверях натолкнулась на училку с классным журналом. Та пораженно отшатнулась, хотела что-то спросить, но девочка уже метнулась к лестнице, где ждал ее Костя.
        - Вы куда? У вас будут неудовлетворительные оценки!  - крикнула им вслед математичка, но они уже мчались по лестнице к выходу из школы.
        - А вдруг твой папа уже забрал компьютер, чтобы его поменять?  - спросил на бегу Костя.
        - Это было бы ужасно, но, может, мы успеем его перехватить,  - ответила Ирка.
        Они ворвались в подъезд, проскочили мимо охранника и взлетели по лестнице на площадку. Ира позвонила, но никто не открыл: наверное, родителей в самом деле не было уже дома. Мама поехала рано на шейпинг, а потом должна была заехать к парикмахеру, а за папой с самого утра приехала машина, чтобы отвезти его в банкетный зал ресторана «Славянский базар», где проводилась презентация новой коллекции духов русско-французской парфюмерной фирмы, в которой ее отец был заместителем директора. Ему было уже сорок пять, и он был на десять лет старше мамы, а Ира была у них единственным и поздним ребенком. Когда Матвеев стал в жизни преуспевать, он женился и смог наконец уделить немного времени личной жизни.
        Ирка боялась, что папа забрал компьютер с собой, чтобы его поменять, не заезжая домой, и облегченно выдохнула, увидев на полу знакомую коробку. Компьютер был еще здесь.
        - Нужно выяснить все прямо сейчас!
        Костя отодрал прозрачный скотч, которым была заклеена коробка, вытащил тяжелый процессор и поставил его на стол. Он подключил к процессору монитор, при этом светодиод на треугольной подставке снова вспыхнул, и включил компьютер в розетку. Потом мальчик нашарил на верхней панели процессора отверстие, то самое, в которое в прошлый раз случайно попала Ирка, и сунул туда палец. Его легонько кольнуло током, но монитор не зажегся.
        «Отпечаток пальца не соответствует первоначально заданному! Предупреждаем, при повторной ошибке удар тока будет увеличен до 10 000 вольт»,  - прохрипел синтетический голос из звукового динамика.
        Костя вспомнил, что вчера не он, а Ирка первой нашла этот датчик. Следовательно, и отпечаток пальца был зафиксирован ее.
        - Включи его!  - поторопил он девочку.  - Только не перепутай пальцы. Кажется, вчера это был указательный.
        - Я боюсь… Ты слышал про десять тысяч вольт - это напряжение в двадцать раз больше смертельного. Меня убьет почти мгновенно,  - наотрез отказалась Ирка, пряча руки за спину.
        - Ничего страшного не произойдет. Компьютер помнит твой отпечаток и считает тебя своей хозяйкой,  - попытался успокоить ее Костя.
        - А вдруг он перепутает и шарахнет меня током?
        - Если ты его не включишь, то через триста часов Земли все равно уже не будет, так что придется дольше мучиться. Поэтому решайся!
        Не раздумывая, потому что чем дольше думаешь, тем страшнее становится, Ирка шагнула к процессору, дотронулась до датчика указательным пальцем и сразу же отдернула руку, опасаясь смертельного заряда. Но удара током не последовало.
        «Отпечаток пальца соответствует отпечатку пальца владельца системы. Доступ разрешен»,  - отчеканил звуковой динамик, и монитор зажегся.
        На заставке, как и вчера, была Вселенная, мириады мерцающих звезд, а сверху по звездам большими красными буквами было написано:
        «ЧЕРНАЯ ИМПЕРИЯ БЛАГОДАРИТ ВАС. ДО УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛАНЕТЫ ОСТАЛОСЬ 287 ЧАСОВ 45 МИНУТ 07 СЕКУНД. ДЛЯ СПРАВКИ НАЖМИТЕ F1».
        - 287 часов! Не может быть! Когда мы выключали, было 299!  - всполошилась Ирка. Вид у нее при этом был такой ошарашенный, будто кто-то подкрался к ней сзади и стукнул по затылку надутым бумажным пакетом.
        - А ты что хотела? Таймер продолжает работать,  - мрачно сказал Костя.
        Он уже в какой-то мере настроился на такой результат, но все равно, когда оказалось, что время катастрофы неумолимо приближается, легче ему от этого не стало. Однако всегда лучше смотреть опасности в лицо, ведь если даже сдашься, спрячешь голову под подушку или убежишь, то ничего от этого не изменится и эта адская машина спокойно будет отщелкивать последние часы их планеты. И виноват в ее гибели будет он, Костя Телешов.
        - Что мы будем делать?  - взволнованно спросила Ира.  - Может, позовем кого-нибудь из взрослых? Расскажем твоим или моим родителям?
        - Мои не поверят. Решат, это какая-то компьютерная игра,  - вздохнул мальчик.  - А если и поверят, то все равно ничего не смогут сделать - компьютер-то настроен на твой отпечаток пальца, всякого другого он просто сразу шарахнет током при попытке его включить.
        - Нужно же что-то предпринять! Мы не можем сидеть сложа руки и смотреть, как эта проклятая штука тикает! А если разбить его?
        - Разбить?  - переспросил Костя.
        - К примеру, поднять компьютер на крышу и шарахнуть сверху на асфальт,  - уточнила Ирка.
        - Ничего от этого не изменится, мы только лишим себя последнего шанса,  - сказал Телешов.  - Разве я не объяснял? Это все равно что разбить во всем городе все часы и решить, что этим мы остановим время.
        - Почему?
        - Этот твой компьютер служит только как передатчик, фактически программа уничтожения запущена в каком-то другом месте. Даже если мы разнесем его вдребезги, планета будет обречена.
        - И что нам делать?
        - Запросить подсказку. Нажать F1 и посмотреть, что еще мы сможем узнать.  - И Костя, глубоко выдохнув, чтобы прибавить себе решимости, нажал клавишу F1 - первую слева в верхнем ряду.
        Заставка тотчас сменилась, и на экране возникло изображение какого-то мрачного замка из голубого камня с зубчатыми стенами и бойницами. Над стенами башни с одной стороны полыхало красноватое зарево, отсвечивающее на камнях, как будто там горел костер.
        Хотя строение отдаленно напоминало те уцелевшие замки, в которых и сейчас иногда снимают исторические фильмы про средние века с осадами и рыцарями, но сейчас по целому ряду признаков можно было определить, что этот изображенный на мониторе замок был неземного происхождения. Во-первых, на Земле нет голубого камня такого цвета, во-вторых, расположение звезд на ночном небе над замком было совсем иным, нежели над Землей, и, в-третьих, сами очертания крепостных стен со слишком широкими бойницами и рвом, заполненным какой-то кипящей красноватой жидкостью, от которой поднимался едкий пар, определенно были не свойственны планете Земля.
        Неожиданно на мониторе сверху изображения замерцали узкие белые буквы, похожие на шрамы:
        «ЧЕРНАЯ ИМПЕРИЯ ПРИВЕТСТВУЕТ СВОИХ РАЗВЕДЧИКОВ И ПОЗДРАВЛЯЕТ ИХ С УСПЕШНО ВЫПОЛНЕННЫМ ЗАДАНИЕМ!
        НАПОМИНАЕМ НАЗНАЧЕНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ КЛАВИШ НА КОМПЬЮТЕРАХ «ПСЕВДОЗЕМНОЙ» МОДИФИКАЦИИ:
        F2 - ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАДАННЫМИ КООРДИНАТАМИ.
        F3 - ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КОРАБЛЬ-РАЗВЕДЧИК.
        F4 - КРОВАВОЕ ОЗЕРО.
        F5 - ПОЛУЧЕНИЕ НОВОГО ЗАДАНИЯ.
        F6 - ЗАМОК ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА.
        F7 - ВЫЗОВ БОЕВОЙ ГРУППЫ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ НА ПЛАНЕТУ.
        F8 - САМОУНИЧТОЖЕНИЕ».
        Ребята прочитали эту таблицу раза два, прежде чем до них начало доходить, какой компьютер был у них в руках и какими возможностями он наделял своего владельца.
        - Что такое Кровавое озеро?  - с ужасом прошептала Ирка.
        - Хочешь, чтобы мы нажали F4?
        - Нет, я просто так спросила… Неужели это целое озеро крови или просто вода в нем красная?
        - Спроси что-нибудь полегче. Поинтересуйся, например, что будет, если мы нажмем F8. Самоуничтожимся только мы или вместе с нами взорвется вся планета? Вот что интересно,  - мрачно пошутил Костя.
        Послышалось мяуканье и, пробравшись в приоткрытую дверь из коридора, на стол вспрыгнул котенок. Ребята на мгновение замерли, а Тишка в это время с интересом обнюхал новый для него предмет, а потом нерешительно дотронулся лапкой до клавиатуры.
        - А ну брысь, Тишка! Пошел вон!  - закричал мальчик, бросаясь к компьютеру. Он сообразил, что будет, если котенок нечаянно нажмет не на ту клавишу, и почувствовал озноб.
        - Не трогай его, он испугается! Я сама!  - вмешалась Ирка.
        Она буквально на лету подхватила котенка, прыгнувшего на клавиатуру, но при этом потеряла равновесие и нечаянно задела клавиатуру рукой. Котенок вывернулся и удрал под кровать, а девочка медленно повернулась к Косте. Лицо у нее было белое как мел, и губы дрожали.
        - Кажется, я нажала на клавишу,  - сказала она дрожащим от волнения голосом.
        - На какую?
        - Не знаю, на какую-то из этих F… Я не хотела, нечаянно вышло, ты сам видел…
        Костя бросился к монитору. На мониторе медленно выплывали красные тревожные буквы:
        «ВНИМАНИЕ! ВЫ ЗАДЕЙСТВОВАЛИ ФУНКЦИЮ F7.
        ВАШ ЗАПРОС ПРИНЯТ. НА ПЛАНЕТУ ВЫЗВАНА БОЕВАЯ ГРУППА ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ ДЛЯ ЗАВЕРШЕНИЯ МИССИИ И ВЫВОЗА МАТЕРИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ. ПРИБЫТИЕ БОЕВОЙ ГРУППЫ ОЖИДАЕТСЯ ЧЕРЕЗ ВОСЕМЬ ЧАСОВ! БЛАГОДАРИМ ЗА УСЕРДИЕ!»
        - Это вам спасибо!  - съязвил Костя. Он постучал себя костяшками пальцев по лбу так, что даже стало больно, и повернулся к Ире.  - Ты соображаешь, что мы наделали? Мало того, что мы запустили эту программу, так еще вызвали боевую группу, которая все тут разнесет!
        - Хотели как лучше, а получилось как хуже… Вечно у меня так,  - грустно вздохнула девочка. На глаза у нее навернулись слезы, и, чтобы скрыть их, она вытащила из-под кровати котенка и прижала его к лицу, использовав как промокашку для слез.
        Тишке не понравилось, что его перепутали с носовым платком, он вывернулся, царапнул девочке щеку и убежал.
        - Интересно, что это за боевая группа Черной Империи и где она высадится?  - рассуждал тем временем Костя.  - И еще… За что Черная Империя так возненавидела Землю, что хочет ее уничтожить? Что мы им такого сделали?
        - Какая теперь разница?  - уныло сказала Ирка.  - Одного я не понимаю: зачем мне подсунули этот компьютер? Именно мне. И кто был этот дядька с половиной бороды? Я ведь не хотела покупать билет, он сам подошел ко мне в метро.
        - В метро?
        - Ну да… Я ехала в метро, причем одна, а тут этот дядька идет по вагону и все время оглядывается, будто его кто-то догоняет. Потом подошел ко мне и протянул на ладони несколько билетов, знаешь, таких, где нужно фольгу ногтем соскабливать. Говорит: «Примите участие в лотерее! Выиграйте счастье для себя и для своих близких!» Я говорю: «У меня нет денег!» Он усмехнулся и говорит: «Тогда можете выбрать бесплатно. Все равно я уже получил свое вознаграждение». И сунул мне этот билет.
        - И ты взяла?
        - Я хотела вернуть, но он выскочил на первой же станции. Ну и лицо у него было! Представляешь, на одной половине борода, а вторая половина лица голая и синяя! Я отодрала ногтем фольгу на билете и увидела надпись: «компьютер», с обратной стороны - адрес, по которому можно его получить,  - продолжала Ирка.
        - И это не показалось тебе странным? Кто станет дарить выигрышные билеты, если нет подвоха?
        - Я думала, может быть, он сам не знал, что билет выигрышный. Там же была фольга… Вчера папа съездил и получил компьютер, а сегодня утром, когда он звонил, чтобы его поменять, оказалось, что никакой фирмы по этому адресу нет, а склад закрыт… Ну и идиотка же я!
        - Не одна ты виновата. В конце концов, это я запустил программу и сунул в процессор образец земной материи. А по моей крови на иголке кактуса машина догадалась, что эта планета обитаема… Да что теперь говорить, задним умом все сильны. Теперь бы сообразить, что делать дальше.  - И Костя снова нажал на F1, возвращая информацию о назначении клавиш. Она была все та же, только исчезла функция F7. Еще бы, она была уже задействована!
        «F2 - ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ.
        F3 - ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КОРАБЛЬ-РАЗВЕДЧИК.
        F4 - КРОВАВОЕ ОЗЕРО.
        F5 - ПОЛУЧЕНИЕ НОВОГО ЗАДАНИЯ.
        F6 - ЗАМОК ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА.
        F8 - САМОУНИЧТОЖЕНИЕ».
        - Давай попробуем сообразить, что нам может помочь,  - пробормотал Костик.  - Самоуничтожение можно сразу отбросить - это не выход из программы, а просто если нам вдруг жить надоест…
        - И Кровавое озеро нам тоже не годится,  - добавила Ирка.  - Мрачноватое место, и меня туда совсем не тянет.
        - Хорошо, озеро отвергнем. Хотя, конечно, любопытно, что это за местечко. Тогда что у нас остается? Перемещение во времени? Возвращение на корабль-разведчик? Получение нового задания?  - спросил Телешов.
        - Нет уж, обойдемся без нового задания. Мы и со старым достаточно натворили,  - отказалась девочка.  - И потом, что это за новое задание? Наверняка нужно уничтожить еще какую-нибудь планету.
        - Тогда как насчет Замка Черного Императора? Главный процессор скорее всего находится именно там, и если где-то и можно остановить программу, то только в замке.
        Ирка посмотрела на голубоватую громаду башни на заставке компьютера. С прошлого раза в изображении ничего не изменилось, за исключением одной детали. На стене прямо над подъемными воротами появилось копье, на которое было нанизано что-то круглое. Девочка пригляделась, прищурилась и поняла, что это отрубленная голова с ввалившимися глазами и закушенным языком. Похоже, Замок Черного Императора не был веселым и гостеприимным местом, и ей сразу расхотелось совершать туда путешествие.
        - Знаешь что,  - предложила она,  - у меня есть идея. Давай ты отправишься к замку один, а я подожду тебя здесь. И если рядом с тем копьем появится еще одно с твоей головой, я буду знать, что тебе не повезло.
        - С предусмотрительным человеком и поговорить приятно.  - Костя посмотрел на таймер в нижней части монитора. Секунды торопились ускользнуть в небытие, и у Земли оставалось уже на полчаса меньше. Теперь часы показывали уже 286…
        Нужно было спешить. Чтобы не раздумывать, мальчик потянулся к F6, что должно было или рассеять его по пространству, или перенести к Замку Черного Императора, но тут Ирка схватила его за руку.
        - Я же пошутила! Ты спятил! Ты даже не знаешь, сможешь ли вернуться!
        - Надо рискнуть, ведь у нас не будет другого шанса.
        - А вдруг на той планете не такая атмосфера - не кислород, а что-нибудь совсем другое? Вдруг ты не сможешь там дышать и задохнешься - ты об этом подумал?  - Глаза у нее были огромными, расширившимися от волнения, и она крепко вцепилась в запястье Кости.
        - Не думай, что я такой дурак. Этот замок архитектурой напоминает земной, да и голова на копье тоже в общем-то похожа на человеческую или, во всяком случае, на гуманоидную. Значит, есть шанс, что и атмосфера пригодна для дыхания. Неплохо было бы, конечно, прежде себя послать туда какую-нибудь экспериментальную крысу, но мы все равно не узнаем, долетела ли она и что с ней стало.
        Девочка еще раз быстро взглянула на экран.
        - У меня есть идея получше. Что, если нам воспользоваться перемещателем во времени? Выставим его за несколько часов до того, как ты ко мне пришел, предупредим сами себя, и я не стану тебе звонить, ты ко мне не придешь и мы не включим эту программу. Ну как?
        Костя остановился и удивленно уставился на Ирку. А ведь в самом деле, как просто! Если ее план сработает, все снова встанет на свои места. Хотя со временем все не так уж и просто, оно не переносит шуток.
        - А вдруг не получится? Ты слышала про временные парадоксы?  - спросил он.
        - Про какие временные парадоксы?
        - Ну, я уже точно не помню какие…  - задумался Телешов.  - Что-то я читал в фантастических книгах… Например, ты отправляешься в прошлое и убиваешь своего дедушку до того момента, как на свет появился твой папа…
        - Я не стала бы убивать своего дедушку!  - искренне возмутилась Ирка.  - Ты какой-то чокнутый!
        - Я же не предлагаю тебе его убить… Я говорю: к примеру… Смотри, если ты убиваешь своего дедушку или делаешь так, чтобы он не встретился с бабушкой, значит, твой папа не рождается, а раз нет папы, то он не встречается с мамой - и значит, что из этого следует?
        - Что ты дурак!
        - Из этого следует, что ты сама не появишься на свет,  - как ни в чем не бывало продолжал Костик.  - А если ты не родилась, то как же ты можешь отправиться в прошлое и кокнуть своего дедушку? Вот это и называется парадоксом времени. Изменяя прошлое, мы тем самым изменяем и будущее, но будущее нельзя изменить, потому что оно уже совершилось.
        - И какое отношение мой дедушка имеет к нашему случаю?  - подбоченилась Ирка.  - Если мы перенесемся в прошлое, то встретимся сами с собой, ведь так? И скажем сами себе, что нельзя включать эту машину и класть в нее кактус. Они нас послушаются, не сделают этого, и все будет хорошо. Земле не будет грозить опасность, и Черная Империя останется с носом.
        - Так-то оно так, да не так,  - снова заспорил Костя.  - Я же говорил тебе про время и его парадоксы. Ведь прошлое - это то, что уже было, так?
        - Так.
        - Значит, если бы нам удалось перенестись в прошлое, то мы бы вчера, там себя уже встретили, потому что для нас-то вчера - уже свершившийся факт. Так?
        - Вроде так,  - с некоторым сомнением согласилась девочка.
        - Ну вот! А ты вчера сама себя встречала?
        - Нет, не встречала.
        - А я тебе о чем говорю! Значит, нам не удалось попасть в прошлое!  - торжествующе завершил свою мысль Телешов.
        Вконец запутавшись, Ира решительно тряхнула головой, отбрасывая прочь все эти философские мудрствования.
        - Я хочу сама все проверить. Где тут кнопка F2?  - спросила она, рассматривая клавиатуру.  - Отправляемся в путешествие во времени. Каких бы парадоксов ни было, мы должны остановить эту гробокопательную машину.
        И она нажала на F2. Экран монитора замерцал, на мгновение померк, и…

        Глава III
        ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ

        285 часов до предполагаемого уничтожения Земли

        Заставка сменилась. Теперь это был узкий колодец, вдоль стен которого перекрещивались в сложном узоре спиральные линии. Одна линия - красная - шла по спирали наверх, а другая - белая - уходила вглубь.
        «ДЛЯ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ВО ВРЕМЕНИ НЕОБХОДИМО УКАЗАТЬ ДАТУ С ТОЧНОСТЬЮ ДО ДЕСЯТОЙ ДОЛИ СЕКУНДЫ И СЕКТОР В ГРАДУСАХ. НАПОМИНАЕМ, ЧТО В СЛУЧАЕ ОШИБКИ ВОЗМОЖНО РАССЕИВАНИЕ ТЕЛА В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ. ПОДТВЕРДИТЕ ГОТОВНОСТЬ К ПЕРЕМЕЩЕНИЮ НАЖАТИЕМ КЛАВИШИ «ВВОД» - замерцали уже знакомые им буквы подсказки.
        - Что такое «рассеивание в пространстве и времени»?  - прошептала Ирка, как будто компьютер мог ее услышать.
        - Ничего хорошего. Земля вращается не только вокруг своей оси, но и вокруг Солнца, и если не точно задашь время, может случиться, что твоя голова окажется в одном месте, а туловище размажет где-нибудь в космосе,  - «успокоил» ее Костя.
        - Это если размажет в пространстве. А во времени?
        - Во времени…  - задумался Костя.  - Со временем еще хуже. Скажем, твоя голова с туловищем перенеслись в среду в какое-нибудь место, а ноги будут в этом же месте только в пятницу…
        Ирка брезгливо поморщилась.
        - Ты не мог бы приводить какие-нибудь другие примеры?  - предложила она.  - А то, по-твоему, выходит, что и дедушку я убила, и ноги у меня не в тот день попали, и по земному шару меня размазало…
        - Я же не виноват, что тебе так не везет!  - улыбнулся Телешов.  - К тому же никакие другие примеры мне почему-то в голову не приходят.
        - Тогда не говори: «моя» голова и «мой» дедушка, а говори «твоя» голова и «твой» дедушка!  - упрямилась Ирка.
        - А я и говорю: твоя голова и твой дедушка! Что хотела, то и получила.  - Костя пожал плечами и нажал клавишу «Ввод», запрашивая дополнительную информацию и подтверждая готовность к перемещению.
        На экране появилась прыгающая, как кардиограмма, шкала времени с вычерченным по столетиям графиком. Иногда график был ровным и обозначался зеленой линией, а иногда вдруг неожиданно подпрыгивал внезапным красным всплеском. А на самом верху стояли маленькие белые цифры: 1941, 1905, 1812, 1709, 1604, 1575, 1430, 1380, 1242, 1141, 410 и дальше вплоть до третьего тысячелетия до нашей эры… А над графиком была разделенная на прямоугольные секторы карта Земли с обозначенной на ней координатной сеткой.
        «УКАЖИТЕ ОДНУ ИЗ ПЕРЕЧИСЛЕННЫХ ДАТ ИЛИ УСТАНОВИТЕ СВОЮ ДАТУ. ЗАТЕМ ОПРЕДЕЛИТЕ ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ КООРДИНАТЫ».
        - Почему в первую очередь указаны именно эти цифры?  - спросил Костя.
        - А ты не понял?  - теперь настал черед Ирки объяснять.  - Черная Империя давно следит за историей Земли, интересуясь главным образом войнами, казнями и другими подобными событиями. Смотри, 1941-й - Вторая мировая война, 1905-й - Первая русская революция, 1812-й - Бородинское сражение, 1709-й - битва со шведами, 1380-й - Куликовская битва, 1242-й - Ледовое побоище…
        - Это я все знаю, мы проходили,  - перебил ее Костя.  - А в 410 году что случилось?
        Девочка на мгновение задумалась.
        - Кажется, падение Римской империи и разрушение Рима. Аттилы, Аларихи, нашествие гуннов.
        - И тоже много крови?
        - Целые кровавые озера,  - подтвердила Ирка, и они переглянулись.
        - Интересно, а перемещение в будущее возможно?  - Костя выделил мышью красную линию и, щелкнув средней кнопкой, увеличил изображение.
        Ему хотелось разглядеть, что означают маленькие циферки на самом верху экрана под срезом. Впрочем, он сразу же пожалел, что сделал это, потому что теперь совершенно явственно увидел цифру «2000» - год, который стоял сейчас на дворе, месяц - май и надпись черными буквами в рамочке:
        «КОНЕЦ ИСТОРИИ. ЖЕЛАЕТЕ ЛИ ВЫ ПЕРЕМЕСТИТЬСЯ В КОНЕЦ ИСТОРИИ И НАБЛЮДАТЬ ЗА УНИЧТОЖЕНИЕМ ПЛАНЕТЫ? НАЖМИТЕ ДА/НЕТ».
        Значит, история была уже предрешена, и для машины взрыв Земли был уже четко запланирован. Где-то в будущем уже полыхал огонь пожара, слышались крики умирающих и планета разлеталась вдребезги в заданный час, когда бы он ни наступил - днем или ночью. Косте не хотелось присутствовать при уничтожении родной планеты, и поэтому он нажал Н, что означало «нет».
        - Ты попробуешь перенестись во вчера?  - тихо спросила Ирка.
        - Да.
        Костя нажал на F2 и стал вводить нестандартное время - нынешний год и вчерашний вечер - 11 мая, точное время - 19 часов 25 минут 00 секунд, то есть где-то за полчаса до того, как Ира должна была ему позвонить.
        Потом он перевел мышь на карту и, укрупняя ее щелчками, выбрал сектор перемещения - Москва, потом, что было намного сложнее, нашел на карте свою улицу и дал максимальное увеличение. Он был поражен увиденным: изображение было таким четким и детальным, что он мог даже рассмотреть мусорный бак во дворе и валявшийся возле него пустой молочный пакет. Осознав, насколько пришельцы из Черной Империи превзошли землян в технике, Костя почувствовал сухость в горле. Разумеется, им ничего не стоит уничтожить планету, когда придет назначенный час.
        Непонятным оставалось только одно: зачем они дали им в руки этот компьютер, почему инопланетяне медлили 300 часов и почему этот человек с синим лицом и половиной бороды сам не мог запустить программу уничтожения и ему было нужно, чтобы это сделали они?
        - Ты готов?  - поторопила его Ирка.  - Все выставил? Тогда давай!
        Костя напрягся, чтобы не упасть, если его вдруг подхватит и втянет в колодец времени, и нажал «ВВОД». Он ожидал чего угодно - мгновенной вспышки света, толчка, удара - и зажмурил глаза, но когда несколько секунд спустя он открыл их, то убедился, что ничего не произошло. Машина не сработала, а на экране возникла новая надпись:
        «РАЗВЕДЧИК, ВЫ СОВЕРШИЛИ ГРУБУЮ ОШИБКУ! ПЕРЕМЕЩЕНИЕ В ЗАДАННОЕ ВРЕМЯ НЕВОЗМОЖНО ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ЭТО МОЖЕТ ЗАДЕРЖАТЬ ЗАПУСК ПРОГРАММЫ. ПРОГРАММА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОСТАНОВЛЕНА НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ. ВВЕДИТЕ НОВОЕ ВРЕМЯ. В СЛУЧАЕ ПОВТОРНОЙ ПОПЫТКИ ВВЕДЕНИЯ ТОГО ЖЕ ВРЕМЕНИ ВЫ БУДЕТЕ УНИЧТОЖЕНЫ. ПРОНИКНОВЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ ДОПУСКАЕТСЯ НЕ МЕНЕЕ ЧЕМ ЗА СТО ЛЕТ ДО ЗАПУСКА ПРОГРАММЫ».
        - Они все предусмотрели.  - Девочка в отчаянии подошла к окну и уткнулась лбом в стекло.  - Мы не сможем переместиться во вчерашний день и остановить программу.
        - А если нам переместиться на сто лет назад и написать самим себе письмо?  - предложил Костик.  - Или передать его себе через каких-нибудь предков, которые жили в то время? Предки будут передавать его из поколения в поколение, пока письмо не очутится у нас.
        - Неплохая идея…  - насмешливо сказала Ирка.  - Только за последние сто лет в России столько всякого произошло - и войны, и революции, твое письмо просто может затеряться.
        - Но все равно рискнуть можно.
        - Рискнуть-то можно. Ты знаешь хотя бы, где жили твои предки сто лет назад? В Москве или не в Москве?
        - Я только знаю, что отца моей бабушки звали Тимофей, потому что она Анна Тимофеевна… Но даже этот Тимофей не жил сто лет назад, а если и жил, то только-только родился… И где его искать, ума не приложу,  - заметил Костя.
        - Все-таки грустно не знать своего рода, своих корней, целая куча людей уходит в никуда…  - вздохнула Ирка.  - Мы еще что-то знаем о наших бабушках и дедушках, совсем редко - о прабабушках, а кто был бабушкой прабабушки, покрыто мраком неизвестности. Мы просто какие-то «Иваны, родства не помнящие».
        - Жаль, что наши предки не были дворянами, которые имели по крайней мере родословную. Но даже если бы мы и нашли кого-нибудь, как бы мы передали письмо? Представь себе, подходим мы к какому-нибудь карапузу лет пяти, который играет в песочнице, и говорим: «Здравствуй, прапрадедушка! А где твой папа, в смысле наш прапрапрадедушка?» Да, дохловатая идея.
        Пытаясь выудить из компьютера еще какую-нибудь дополнительную информацию, Костик нажал стрелку «Курсор вниз», белая линия скользнула ниже 401 года нашей эры и остановилась на II тысячелетии до нашей эры. В этом месте над графиком был стремительный красный толчок, линия круто и опасно изогнулась, как будто в том столетии произошло нечто из ряда вон выходящее, потрясшее течение времени. Под графиком было уточнение:
        «20 мая 2000 г. до н. э. 10.05 утра - планета Земля. ОСНОВАНИЕ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ».
        - Это же ровно четыре тысячи лет назад!  - воскликнул Костя.  - Сейчас тоже 2000 год, но только нашей эры!
        - И тоже май, только не 20 мая, а 12-е…  - добавила девочка, не отрываясь лбом от стекла.
        Мальчик содрогнулся от страшной догадки.
        - То есть ровно через восемь дней…
        - Или около того,  - горько подтвердила Ирка. Она подошла сзади и положила руки Косте на плечи, заглянув в компьютер.  - Они хотят взорвать Землю именно в этот юбилейный год. Неплохо все подгадали! 20 мая 2000 года до нашей эры. Черная Империя основана на планете Земля, а 20 мая 2000 года нашей эры они уничтожают эту планету. Небольшой салют галактического масштаба и восемь миллиардов жертв.
        - Чтобы узнать все о Черной Империи, мы должны проникнуть в день ее основания!  - решил Костя.  - Наверняка с этим днем связана какая-то тайна, которую кто-то хочет скрыть, уничтожив нашу планету.
        - На словах все звучит неплохо. Остались пустяки - проникнуть туда и помешать им,  - усмехнулась Ира.  - Подумаешь, только и дел-то: разведать все тайны Черной Империи, которые она охраняла на протяжении четырех тысяч лет, за какие-то двести часов, которые у нас остались.
        - Не за 200, а за 283,  - уточнил мальчик, взглянув на таймер в углу экрана.  - Но как бы там ни было, времени терять не стоит.
        Он выставил на компьютере дату «20 мая 2000 г. до н. э., 9 часов утра» - ровно за час до указанного времени, когда была основана Черная Империя. Некоторая трудность была с координатами, где это произошло,  - не бродить же по всей Земле, но Костик с облегчением убедился, что, как только он установил дату, сектор на карте обозначился автоматически: кажется, это была какая-то лесистая, болотистая местность рядом с большим, покрытым густой высокой травой полем, заканчивающимся крутым обрывом, под которым текла река.
        Прежде чем нажать «ВВОД», подтвердив перемещение, он посмотрел на Иру.
        - Ты готова?
        - Давай скорее, пока я не успела передумать,  - ответила она дрожащим голосом.  - Нет, подожди, я возьму папину видеокамеру и бинокль, они могут нам пригодиться.
        Она исчезла из комнаты и через минуту вернулась и с тем, и с другим. Заодно она захватила из холодильника большую коробку конфет и какую-то кастрюлю с тушеным мясом, оставшуюся от гостей, которые были накануне. Вид у Ирки был довольно решительный, хоть и несколько бледный.
        - Ну ты и нагрузилась! А ружья у вас нет?  - спросил Костя, подумав, что было бы опасно наткнуться на солдат Черной Империи безоружными.
        - Ружья нет,  - замотала головой девочка.  - Есть только кухонный топорик с зазубринами для рубки мяса. Принести?
        - Принеси… Хотя не надо, в другой раз,  - неопределенно сказал Телешов и, подумав про себя, что, возможно, другого раза вообще не будет, если их размажет по пространству, нажал на «ВВОД».
        Верхняя крышка процессора медленно поднялась, и показалось нечто напоминающее спутниковую антенну, только необычайно тонкую и ажурную, словно сплетенную из тысяч коротеньких проволочек. Антенна завибрировала, засветилась, и их обволокло зеленоватым ровным сиянием, которое описывало вокруг процессора круг радиусом приблизительно метра полтора.
        Костик видел, что очертания стоявшей возле него девочки как бы растворяются и становятся прозрачными, он посмотрел вниз и обнаружил, что то же самое происходит и с его ногами. Мальчик поднял ладонь и увидел, как сквозь кожу просвечивают все сосуды и видны белые линии костей. Он даже мог видеть свое сердце, сокращавшееся в левой стороне груди под ребрами. А вот и легкие, и желудок - вся его анатомия, как будто он стал медицинским пособием. Но при этом он почему-то не испытывал ни боли, ни ужаса…
        Потом в комнате полыхнула ослепительная зеленая вспышка, закрутил мгновенный вихрь, от которого балкон вдруг распахнулся настежь, и ребята, став еще более прозрачными, исчезли.
        Комната опустела, только слышно было, как за дверью в коридоре мяукает перепуганный, оставшийся один в пустой квартире котенок.

        Глава IV
        БОЕВАЯ ГРУППА ЗВЕЗДНОЙ ИМПЕРИИ

        260 часов до взрыва

        Тем временем вызванный ребятами боевой крейсер Черной Империи был всего в нескольких световых месяцах от Земли и продолжал приближаться с чудовищной скоростью - до десяти световых минут в секунду, то есть со скоростью, в шестьсот раз превышающую световую.
        Боевой крейсер был плоским, округлой формы и напоминал огромный диск, выпущенный с огромной силой из катапульты. На выщербленной от долгих странствий титановой броне крейсера, на верхней палубе, было две боевые башни со смертельным оружием - лазерным, молекулярным и гравитационным, которое одним залпом могло превратить в порошок и рассеять в пыль небольшую луну.
        Команда звездолета Империи, высланная на выполнение особого задания, была небольшой: капитан корабля Гугль, два дубиноголовых ящера - Хрюк и Драгль и змеящийся розовым дымком морх-призрак, который вечно пребывал в спячке в синем кувшине.
        Ящеры Хрюк и Драгль были покрыты бронированной чешуей и, поссорившись, колотили друг друга мощными хвостами с зазубринами. Удар этих хвостов был так силен, что вполне мог перерубить ствол столетнего дуба, но ящерам эти оплеухи не причиняли большого вреда: их чешуя была приспособлена и не к таким ударам.
        Хрюк и Драгль были двуногие прямоходящие ящеры, ростом каждый метра два с половиной, с плоскими, покрытыми многочисленными шрамами от укусов и ударов мордами и четырехпалыми передними лапами, способными удерживать бластеры, антигравитаторы, лазерные удавки, метательные топоры и любое другое оружие.
        Чтобы как-то различать их, ибо все ящеры для нас с вами выглядят на одно лицо, скажем, что Хрюк был чуть выше и мощнее, а Драгль - более подвижным, ловким и более сообразительным, хотя в отношении обоих ящеров о сообразительности судить можно с большими оговорками. На морде у Хрюка была черная повязка, прикрывающая недостающий глаз, который он еще в молодости потерял во время боя с гарпиями.
        Гарпии с планеты Дымов - опасные противницы, у каждой из них во рту длинный язык с зазубриной, которым она выстреливает с необычайной меткостью на несколько метров. Язык острием вонзается в жертву, и через ранку в кровь проникает паралитический яд. Хрюку еще повезло: хоть он и лишился глаза, яд гарпий не смог его убить - кровь ящеров состоит из серной кислоты, которая способна разложить любой яд.
        Морх-призрак из синего кувшина - хотя вместо кувшина, разумеется, могло быть все, что угодно, просто синий кувшин ему больше нравился - состоял из разумного зеленоватого тумана. Большую часть дня он проводил в спячке и выходил из нее только на час в сутки. Характер у него был необщительный, он постоянно ворчал и жаловался на сырость.
        Но в чем морх был действительно незаменим, это в шпионаже. Его туманное тело могло принимать любые формы и превращаться во что угодно и в кого угодно, морх способен был просочиться в любую замочную скважину, не нуждаясь в дыхании - преодолеть любое расстояние, если нужно - стать невидимым и раздобыть любые сведения. Но при этом морх был очень сентиментальным и плаксивым, его легко было растрогать простенькими историями вроде: «У зайки отняли морковку, и теперь бедный зайка сидит под елочкой и плачет». Тогда морх не мог уснуть и тихонько ныл в своем кувшине, издавая воющие звуки.
        Но самой любопытной и самой опасной фигурой на боевом крейсере Черной Империи были не ящеры, не морх, а капитан Гугль, старый вояка, которому Император лично доверял наиболее сложные и щекотливые задания.
        Гугль был мутантом, потомком тех первых скитальцев, которые несколько тысячелетий назад осмелились выйти в дальний космос без антирадиационных костюмов и с недостаточно толстым титановым покрытием внешних стенок звездолетов, оказавшихся не способными отражать космические излучения. Многие из тех, первых, погибли, другие как-то сумели приспособиться, но их дети и дети их детей, появлявшиеся на свет в последующие пять тысяч лет, были уже мутантами.
        У капитана не было ушей, волос и бровей, его голова и все тело были покрыты плотной коричневатой чешуей, похожей на панцирь. Даже нос был затянут чешуей, и дыхательные отверстия открывались только во время вдоха и выдоха.
        Родиной Гугля был космос, он родился на космической базе, повисшей в бескрайней пустоте между звездами, и умереть собирался тоже в космосе. Он не знал и не помнил, какая планета была родиной его предков и откуда они стартовали в свое бесконечное путешествие. Представители его малочисленного народа были странниками и скитальцами, отважными воинами, не боящимися смерти, и промышляли в основном космическим пиратством, пока не были почти все уничтожены имперским флотом.
        Когда-то, примерно двадцать звездных циклов назад, капитан Гугль тоже начинал как пират, но во время одного из боев с кораблями Черной Империи был сбит, неудачно катапультировался и попал в плен.
        Тогда Империя, расширявшая сферы своего влияния и ведущая одновременно несколько войн на разных фронтах, нуждалась в опытных капитанах боевых кораблей, и Гугль был принят на службу. Чтобы он был предан,  - а Император вполне справедливо сомневался в верности пирата,  - в мозг капитана Гугля был вживлен специальный датчик с мощным зарядом молекулярной взрывчатки, который должен был разнести его голову вдребезги, если бы он только замыслил измену. Такие же датчики были вживлены в головы всех крупных чиновников - диктатор хотел быть уверен, что против него нигде не плетутся заговоры.
        Капитан Гугль внимательно следил за приборами, направляя боевой крейсер к Земле, откуда недавно поступил срочный вызов. Планета была обречена на уничтожение и вскоре должна была взорваться, и капитану Гуглю предписывалось вывезти с нее все самое ценное для дворца Императора, а заодно проследить за тем, чтобы никто не сделал попыток остановить программу. Была, впрочем, и еще одна цель, цель главная и таинственная, но об этом чуть позже…
        Хрюк и Драгль заскучали, вначале они долго вздыхали, переминались с лапы на лапу, принялись чистить бластеры и даже нечаянно уронили гранату с замораживающим газом, при этом едва не превратились в сосульки. Но все эти мелкие развлечения, разумеется, не могли увлечь их надолго. Единственное, что сейчас могло их позабавить,  - это драка. Мечтая о потасовке, Хрюк повернулся к Драглю, поправил на покрытой шрамами морде повязку, закрывавшую пустую глазницу, и прорычал:
        - Эй, ты! До чего же у тебя глупая рожа!
        Ни слова не говоря, Драгль быстро развернулся и со всего размаху так шарахнул обидчика хвостом с зазубринами, что тот отлетел к переборке.
        - Видел бы ты теперь свою рожу, братец!  - удовлетворенно хмыкнул Драгль.
        Хрюк, обидевшись, крякнул, неторопливо поднялся с пола, а потом вдруг резко ударил ящера левой лапой в живот, а правой - сбоку в челюсть. Теперь пришла очередь брата побывать в нокдауне, но он ловко перевернулся в воздухе, оперся на хвост и толкнул соперника сразу двумя ногами так, что тот с грохотом свалился на пол рядом с синим кувшином.
        - Эй, ты, потише! Разобьешь!  - завопил испуганный морх-призрак. Он дымком выполз из горлышка, подхватил свой драгоценный кувшинчик и унес его в другой угол отсека, к рубкам молекулярных метателей.
        Ящеры продолжали увлеченно тузить друг друга, пока не разбили звездный компас и не повредили обшивку сверхсветового двигателя, по которому Хрюк нечаянно заехал хвостом.
        - Приказываю вам перестать, пока я вас не вышвырнул в открытый космос!  - прорычал разгневанный капитан Гугль, вылезая из-под опрокинутого кресла.
        Видя, что вошедшие во вкус драчуны не собираются его слушать, мутант быстро натянул противогазовую маску и выпустил из ручного парализатора порцию усыпляющего газа. Драгль и Хрюк тотчас мирно заснули, улегшись рядом, сладко похрапывая, а морх с удовольствием высунулся из кувшина, принюхался, приняв форму огромного носа, а потом вновь отправился в любимый сосуд продолжать прерванную спячку.
        Капитан Гугль проветрил рубку, включив вентилирующие фильтры, и снял маску.
        - Надо сказать, в противогазе моя физиономия нравилась мне больше,  - проворчал он, взглянув на свое отражение в стекле навигатора.
        Он восстановил обмотку главного двигателя и вручную выставил курс, так как компас был разбит. Оказалось, что из-за аварии они на пару световых часов сбились с курса, немного поплутали в гиперпространстве и теперь прибудут на планету с опозданием примерно на двадцать минут земного времени. Гугль покачал головой: он терпеть не мог опаздывать, хотя, конечно, двадцать минут - это пустяки и в таком деле ничего не решают. За свою многолетнюю службу у Черного Императора капитан присутствовал при уничтожении не одного десятка населенных миров и знал, что в 99 случаях из 100 программа доводит свое задание до конца.
        За те часы, что оставались еще у Земли, капитан должен был успеть вывезти с нее все самое ценное, но главное - выполнить секретное задание Императора. В чем оно состояло, Гугль пока и сам не знал, и это задание лежало в запечатанной звуковой капсуле в сейфе крейсера. Когда наступит нужный час, он распечатает капсулу и голос повелителя сообщит ему последний приказ.
        Капитан откинулся в кресле и приложил кожистую шестипалую ладонь ко лбу. В голове уже в который раз за последнюю неделю пульсировала тупая боль. Эти боли часто стали преследовать грозного Гугля после вживления датчика. Порой из-за него, вечно следящего и контролирующего все поступки капитана, он чувствовал себя биороботом, и тогда ему хотелось разнести свою голову выстрелом из бластера, но он сдерживался: самоубийство было бы проявлением малодушия, а Гугль не был трусом.
        Он посмотрел на часы, вмонтированные в приборную доску рядом с панелью управления огнем. До прибытия на Землю оставалось еще около четырех часов, все системы крейсера работали нормально, и капитан мог немного отдохнуть. Гугль закрыл глаза и вспомнил свое детство на старой космической базе, неподвижно повисшей в пустоте Млечного Пути, недалеко от того места, где, если верить датчикам, три миллиона лет назад произошел взрыв сверхновой звезды. До сих пор радиометр в тех местах зашкаливало от мощнейших фоновых излучений…
        Драгль и Хрюк завозились, просыпаясь. Они уже не помнили про потасовку, так как дрались по три раза в день, и стали до блеска оттачивать затупившиеся зазубрины на хвостах.

        Глава V
        ФЕДЬКА ВОЛКОВ

        254 часа до завершения работы программы

        Федька Волков был не очень умным и крайне упрямым субъектом, который вдобавок считал, что он влюблен в Ирку Матвееву, хотя его чувство проявлялось главным образом в том, что он вечно ошивался где-то поблизости, выпячивал грудь, хорохорился и рассказывал о том, какой он каратист, в доказательство ломая ребром ладони чужие карандаши и ручки…
        Когда Ирка выскочила из класса, Волков уже собирался выбежать в коридор следом за ней, чтобы выяснить, что она затеяла и какие у нее могут быть общие секреты с Костиком, но наткнулся на математичку, обладавшую характером столь же строгим и сухим, как все ее прямоугольные треугольники и формулы (а+с)2.
        Федька, несмотря на все свои каратистские навыки, был тотчас посажен на место писать контрольную по второму варианту. Контрольная была какая-то районная, ученики ее писали на заверенных школьным штампом листах бумаги, она влияла на четвертную оценку, и Волков просто изнывал от раздражения и любопытства, пытаясь сообразить, что заставило Матвееву прогулять такую важную работу.
        А тут еще эти дурацкие уравнения с дробями и степенями, иксами и игреками, которыми была исписана вся доска, путались у него в голове, сливаясь в какую-то кашу. Чтобы не срезаться, Федька стал колоть карандашом спину Пашки Сосновского, который тоже писал второй вариант, но этот курчавый отличник делал вид, что ничего не замечает, и только подрагивал лопатками, как лошадь, которой досаждает, ползая по спине, большой жирный овод.
        Когда же Волков с досадой стал колоть его карандашом еще сильнее, Сосновский просто молча встал и вместе со своей контрольной перешел на пустую парту перед учительским столом. Этому Пашке было все равно где писать, потому что он знал математику просто великолепно, без всяких шпор.
        «Она у него еще от зубов отскочит, возможно, даже вместе с зубами»,  - мрачно подумал Федька, разглядывая костяшки на своем правом кулаке. Он поймал на себе строгий взгляд учительницы и склонился над почти чистым листом, на котором было только написано: «Районная контрольная работа по алгебре ученика 7 «А» класса Волкова Федора».
        Сдав в конце урока свой чистый лист бумаги и не рассчитывая даже на тройку, Федька стал разыскивать Матвееву. Она забыла на парте свой пенал, и он решил, что у него появился неплохой повод отнести ей пенал домой, потому что в школе ее нигде не было. И, прогуляв второй урок, а вместе с тем решив уйти вообще с остальных уроков, Волков направился к Иркиному дому.
        Охраннику с дубинкой, который, скучая, бродил у лифтов, он уже давно успел намозолить глаза, провожая свою симпатию почти каждый день после школы, и тот, едва посмотрев в его сторону, только процедил сквозь зубы: «Будешь писать на стенах или жечь кнопки в лифте - убью!» Дело в том, что кто-то, несмотря на строгий порядок, три дня назад все равно ухитрился напачкать в лифте, и oxранника сурово предупредил управляющий домом.
        Волков поднялся на лифте на третий этаж к квартире, где жила Ирка, пригладил вихры и, выставив вперед пенал как уважительную причину для визита, хотел уже позвонить, но вдруг увидел, что входная дверь приоткрыта.
        Федька на всякий случай нажал на кнопку звонка два или три раза, потом осторожно вошел внутрь и оказался в роскошно отделанном коридоре, таком широком, что по нему можно было кататься на велосипеде. Раньше Волков был у Ирки только однажды, на одном из ее дней рождения, когда ей взбрело в голову пригласить весь класс. А вообще-то она не пускала своего настырного поклонника на порог, говоря, что родители не разрешают.
        В чужой пустой квартире Федька чувствовал себя не очень уютно. В коридоре мяукал котенок, но, увидев незнакомца, спрятался под вешалку.
        - Есть тут кто-нибудь?  - позвал Волков, но ему никто не ответил.
        Тогда он решил, что, быть может, Матвеева спряталась где-то в доме, чтобы подшутить над ним, и раскрыл дверь в ее комнату. Хоть Иркина школьная сумка лежала у шкафа, а рядом валялся раскрытый рюкзак Телешова с торчащим из него учебником географии, их хозяев в комнате не было. Волков даже заглянул под кровать и в шкаф, хотя уже догадывался, что их там нет. Он пнул телешовский рюкзак ногой и еще раз позвал: «Эй, где вы?»
        На столе стоял большой компьютер с освещенным экраном. Заинтересовавшись, Федька подошел и взглянул на монитор. И вот что он увидел.
        У замка из голубоватых камней происходило настоящее сражение. Какие-то человечки и роботы наскакивали друг на друга, размахивая секирами, полыхали лазерные вспышки, летали короткие арбалетные стрелы со взрывчатыми наконечниками. Один из рыцарей в темных доспехах, увернувшись от стрелы, разрубил своего легковооруженного противника пополам лазерной секирой и сбросил его тело в ров, заполненный какой-то кислотой, где оно моментально растворилось.
        - Ишь ты, в какие крутые игрушки они играют!  - завистливо пробормотал Федька. Он и сам был не прочь поиграть в компьютерные игры, у него дома была даже игровая приставка к телевизору «Сега-Мега-Драйв-4», но такой игры, как на Иркином компьютере, с графикой настолько детальной, что можно было подумать, что все это происходит на самом деле, а он просто наблюдает в окно за настоящим сражением, ему никогда раньше не приходилось встречать.
        Видимо, компьютер играл сам с собой или это была просто демонстрационная программа, потому что, хоть никто не нажимал на кнопки, битва проходила с равным успехом с той и с другой стороны. Атакующим несколько раз уже удавалось подняться на стены, но всякий раз их осадные лестницы летели в ров, заполненный кислотой, над которым поднимался едкий дымок.
        - Ни фига себе! Ну и везет же кой-кому!  - выдохнул Федька, вглядываясь в сражение, которое, если верить дате, горевшей в верхней части экрана, происходило в 235 году до нашей эры в каком-то Черном Замке.
        Решив, что Ирка и Телешов вышли куда-то ненадолго, Волков решил поиграть, пока они не вернутся. Он захлопнул входную дверь, уселся за стол, придвинул к нему стул и уставился на клавиши, размышляя, какими кнопками игра управляется и как запустить ее с самого начала.
        Кое-что соображая в компьютерах, он нажал F1, и на экране появилась уже знакомая подсказка.
        «F2 - ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ.
        F3 - ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КОРАБЛЬ-РАЗВЕДЧИК.
        F4 - КРОВАВОЕ ОЗЕРО.
        F5 - ПОЛУЧЕНИЕ НОВОГО ЗАДАНИЯ.
        F6 - ЗАМОК ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА.
        F7 - ВЫЗОВ БОЕВОЙ ГРУППЫ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ.
        F8 - САМОУНИЧТОЖЕНИЕ».
        Рассмотрев клавиши, Волков решил, что новая игра запускается нажатием F5, так как обычно все звездные войны, в которые он играл, начинались с получения нового задания.
        И он решительно нажал на F5.
        «ЧЕРНАЯ ИМПЕРИЯ ОДОБРЯЕТ ВАШЕ ЖЕЛАНИЕ ПОЛУЧИТЬ НОВОЕ ЗАДАНИЕ, РАЗВЕДЧИК. ЖЕЛАЕТЕ ЛИ ВЫ УНИЧТОЖИТЬ ЕЩЕ ОДНУ ПЛАНЕТУ? НАЖМИТЕ ДА/ НЕТ» - загорелось на мониторе.
        - Уничтожить планетку? Это мы запросто!  - Волков в предвкушении удовольствия заерзал на стуле и поспешил нажать «ДА».
        «НАПОМИНАЕМ ВАМ ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛАНЕТ - немедленно появилось на экране.
        ПРАВИЛО № 1. УНИЧТОЖЕНИЮ ПОДЛЕЖИТ ВСЯКАЯ НАСЕЛЕННАЯ РАЗУМНЫМИ СУЩЕСТВАМИ ПЛАНЕТА, КОТОРАЯ МОЖЕТ В БУДУЩЕМ В ХОДЕ СВОЕГО РАЗВИТИЯ
        ПРЕДСТАВЛЯТЬ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ.
        ПРАВИЛО № 2. ВО ИМЯ ГУМАННОСТИ, ПРОЯВЛЕННОЙ ИМПЕРАТОРОМ, А ТАКЖЕ РАДИ СНЯТИЯ С СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ЗАПУСК ПРОГРАММЫ УНИЧТОЖЕНИЯ ДОЛЖЕН ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРОИЗВОДИТЬСЯ РУКАМИ ИХ ОБИТАТЕЛЕЙ, ЧТО ДОЛЖНО СИМВОЛИЗИРОВАТЬ ИХ ДОБРОВОЛЬНОЕ ОТРЕЧЕНИЕ ОТ БУДУЩЕГО.
        Для выполнения нового задания вам следует:
        1. ПЕРЕМЕСТИТЬСЯ НА НУЖНУЮ ПЛАНЕТУ.
        2. ХИТРОСТЬЮ ИЛИ ПОДКУПОМ ПЕРЕДАТЬ ЭТОТ КОМПЬЮТЕР ОДНОМУ ИЗ ЕЕ КОРЕННЫХ ОБИТАТЕЛЕЙ (ЛУЧШЕ ЮНОМУ И НАИВНОМУ) И УБЕДИТЬ ЕГО ЗАПУСТИТЬ ПРОГРАММУ, КОСВЕННО ПРЕДУПРЕДИВ ЕГО О ВОЗМОЖНОЙ ОПАСНОСТИ.
        ЖЕЛАЕМ ВАМ УДАЧИ, РАЗВЕДЧИК! ПРИЗ ЗА УНИЧТОЖЕНИЕ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ ЖДЕТ ВАС В ЗАМКЕ ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА.
        ПРИМЕЧАНИЕ. СООБЩАЕМ ВАМ НОМЕР СЕКРЕТНОЙ ТЕЛЕФОННОЙ ЛИНИИ НА ПЛАНЕТЕ ЗЕМЛЯ: 000-00-00. НАБРАВ ЭТОТ НОМЕР, ВЫ ПРИМЕТЕ РУКОВОДСТВО ШПИОНСКОЙ СЕТЬЮ НА ПЛАНЕТЕ, КОТОРАЯ БУДЕТ ВАМ БЕСПРЕКОСЛОВНО ПОДЧИНЯТЬСЯ. БОЕВОЙ КОРАБЛЬ ИМПЕРИИ, КОТОРЫЙ ДОСТАВИТ ВАС НА МЕСТО ВЫПОЛНЕНИЯ НОВОГО ЗАДАНИЯ, ЗА ВАМИ УЖЕ ВЫСЛАН. РЕКОМЕНДУЕМ ВАМ ПОКИНУТЬ ПЛАНЕТУ ДО ВЗРЫВА, КОТОРЫЙ ПРОИЗОЙДЕТ ЧЕРЕЗ 250 ЧАСОВ 15 МИНУТ.[5 - Некоторое несоответствие времени и его быстротекучесть объясняются тем, что программа уничтожения считает не по земному времени, а по другому, всекосмическому времени звездных циклов, где каждый час в переводе на земное время примерно вдвое короче.]
        - Одна говорильня,  - пробормотал Федька.  - Любят же во всех этих играх писать всякие слова!
        Он без воодушевления изучил написанное на экране и остался недоволен: похоже, эта игра скучнее, чем он ожидал. Обычно Волков терпеть не мог читать пояснения к играм и делал это только для того, чтобы узнать управляющие клавиши бега, стрельбы, спецэффектов, межуровневые переходы и так далее. Здесь же всего этого не было, а была только какая-то тягомотина насчет Земли и каких-то правил.
        Впрочем, кое-что Федьку все-таки заинтересовало, а именно этот странный телефонный номер, который якобы имел какое-то отношение к игре. Раньше Волков вообще не слышал о таких номерах и думал, что их нет. Конечно, есть 01, 02, 03 и так до 09, но о номере, состоящем из одних нолей, он никогда раньше не слышал. Когда-то кто-то рассказывал ему о телефонах, и Волков запомнил, что все цифры от 1 до 9 на телефонной станции означают какой-то сигнал, а 0 обозначает только пропуск сигнала, так что номер 000-00-00 - это пустое место, звонок в никуда. Такой номер вообще не может существовать в природе.
        Волков несколько раз нажал на пробел, поторапливая компьютер и вызывая его на продолжение игры, но заставка не менялась и оставалась все той же. Тогда, решив, что компьютер завис, Федька с досадой встал и прошелся по комнате. Где эта Ирка, куда она запропастилась и почему бросила квартиру открытой? Неужели она думает, что он будет сторожить тут все как пес-барбос?
        На пути ему попался рюкзак Костика, и он снова пнул его ногой, так что тот перевернулся и из него вывалились учебники и тетради. Потом от скуки он выглянул в коридор и сунул нос в соседнюю комнату с книжными шкафами и дубовым письменным столом. На нем стоял кнопочный телефон. Федька подошел к нему, снял трубку и набрал: 000-00-00.
        Он ожидал, что соединения не произойдет или будет просто занято, как всегда бывает, но внезапно услышал в трубке глухой мужской голос:
        - Мы были предупреждены о вашем звонке, шеф. Шпионская сеть Черной Империи на планете Земля готова исполнить любые ваши распоряжения.
        Федька от удивления разинул рот, но потом, решив, что это какой-то розыгрыш или просто рекламный трюк, спросил:
        - Это вы по поводу игрушки, что ли?
        - По поводу какой игрушки?
        - Ну там про уничтожение Земли, что она взлетит на воздух через двести часов и все такое прочее…  - лениво объяснил Волков.
        - Ну, если для вас это игрушки, шеф…  - почтительно произнес голос, решив, очевидно, что для собеседника уничтожение планет такой же пустяк, как съесть конфету.
        - Так вот,  - продолжал Федька,  - я хочу выполнить еще одно задание, но для этого мне нужны все пароли, иначе компьютер не запускается.
        В трубке воцарилось благоговейное молчание - его абонент переваривал сообщение. Федька слышал его хриплое дыхание.
        - Вам будут предоставлены все необходимые пароли и все сведения. Мы будем выполнять все ваши приказания. Только скажите, шеф, нас заберут с Земли до взрыва? Мы ведь хорошо послужили Империи, вы не бросите нас погибать здесь?
        - Не брошу, не брошу… Так и быть…  - великодушно пообещал Волков, решив про себя, что его собеседник слегка тронулся, если несет такую чушь.
        - Вы так великодушны, шеф. Скажите, у вас будут какие-то пожелания? Агентура готова выполнить любое ваше приказание.
        - Любое? Э-э… Как насчет вертолета через пять минут к подъезду? Ну так как?
        - Будет сделано…  - В трубке раздались короткие гудки отбоя.
        Федька пожал плечами. Вот псих, кто бы мог подумать, что по этому телефону вообще кто-нибудь ответит. Он попросил первое, что пришло ему в голову, особенно не раздумывая.
        - Так я и поверил, что он вышлет вертолет…  - пробормотал он.  - Он даже адреса не знает.
        И, выкинув из головы этого психа, Федька вышел из комнаты. Он был уже в коридоре и насвистывал какую-то прицепившуюся мелодию, когда вдруг с улицы донесся низкий вибрирующий гул, от которого задрожали стекла. Волков бросился к окну. Прямо посреди хоккейной площадки во дворе, совсем недалеко от подъезда, приземлялся тяжелый военный вертолет с подвешенными вертушками для реактивных снарядов. Не дожидаясь, пока винт перестанет вращаться, из вертолета, пригибаясь, выскочили двое мужчин: один - в строгом вечернем костюме, второй - в генеральской форме, потом вышла очень элегантная женщина в модных туфлях на каблуках и с огромным букетом роз.
        Федька издал нечто нечленораздельное и, чтобы не упасть, ухватился за подоконник. Делегация направлялась прямо к матвеевскому подъезду. Парень-охранник с дубинкой попробовал нерешительно преградить им путь, но один из мужчин сделал быстрое движение рукой, и тот упал как подкошенный, тотчас потеряв сознание.
        - Это все правда! Что ж я наделал… Мамочка! Они ж меня увидят и прибьют!  - выдохнул Волков и схватился за голову.
        Потом, сообразив, что с минуты на минуту вызванные им диверсанты будут здесь, он быстро огляделся и ужом заполз под диван, затаившись за старым чемоданом. На лестничной площадке уже остановился лифт, и было слышно, как раздвинулись его дверцы. Потом к двери кто-то подошел. Федька обрадовался было, что запер ее, но в замочную скважину капнули сильнейшей кислотой из шприца, которая мигом разъела замок. Дверь распахнулась настежь, и в коридоре послышались шаги. Около кровати, под которой он прятался, Федька увидел точеные женские ноги на высоких каблуках и две пары мужских ног, одни в генеральских брюках с красными лампасами.
        - Ваша безопасность обеспечена, шеф! Вертолет за вами прибыл!  - вежливо сообщил мелодичный женский голос.
        Сообразив, что его рассекретили, Федька еще глубже забился под диван.

        Глава VI
        ГОД 2000-й ДО Н.Э

        240 часов по космическому времени до завершения работы программы

        Когда перемещение завершилось, ребята оказались на большом лугу рядом с обрывистым склоном холма, под которым, извиваясь, текла река. Хотя было солнечно, дул довольно резкий, порывистый ветер с запада, и Ирка поежилась. Если перемещатель во времени, встроенный в компьютер, был исправен и они попали именно в тот день и час 2000 года до нашей эры, то возникновение Черной Империи должно было вот-вот начаться. Но и луг вокруг них, и опушка леса, и холм, насколько видел глаз, были совершенно пусты и безлюдны. Не верилось, что через пять или десять минут на этом месте может произойти событие, которое определит историю Земли на следующие четыре тысячи лет и будет угрожать ее существованию.
        Ира огляделась и испуганно спросила:
        - А как мы сможем вернуться назад? Компьютера же здесь нет! Неужели нам придется остаться здесь навсегда?
        - А вот об этом мы не подумали. Очевидно, разведчики везде имеют свои базовые станции со всем необходимым оборудованием,  - сказал Костя.  - Если Черная Империя здесь не возникнет и компьютер не вернет нас в будущее, то через 200 часов на Земле все разлетится на мелкие части и все, кого мы знаем, погибнут.
        - А мы?
        - Получится, что мы удрали в прошлое и спаслись. Мы сможем жить здесь как ни в чем не бывало. До взрыва-то еще четыре тысячи лет.  - Костик уселся на обрыве и свесил вниз ноги. Ему было горько и противно, и он просто ненавидел себя в этот момент. Разве он не мог раньше предусмотреть, что компьютер их обманет и перенесет подальше в прошлое, чтобы они никак не помешали программе?
        Вот и сейчас они стоят на совершенно пустом лугу за четыре тысячи лет до своего времени, а где-то там, в будущем, уже тикает таймер, который нельзя остановить.
        Но неожиданно Ирка дернула его за рубашку.
        - Там, наверху… Слышишь?  - прошептала она.
        Костя и сам уже уловил какой-то высокий вибрирующий звук. Кучевые белые облака над поляной раздвинулись, и показалось огромное, покрытое выбоинами днище звездолета. То, что этот звездолет был боевым, можно было догадаться по двум или трем рубкам, из которых торчали мощные, непривычной формы дула какого-то инопланетного оружия.
        Выпустив из сопел струи раскаленного газа, звездолет опустился на поляну. Если бы Костик и Ирка не стояли у самого обрыва и не нырнули бы вниз, под склон, уцепившись за какие-то корни, их наверняка сожгло бы этим газом, уничтожившим на поляне всю растительность и даже испепелившим слой почвы на несколько сантиметров вглубь, так что она превратилась в плотную блестящую корку, похожую на асфальт. После такого пожарища в ближайшие сто лет на этой поляне не сможет больше пробиться ни одна травинка, и даже за тысячелетие эта рана на теле Земли не зарастет.
        Когда пар от выжженной земли перестал подниматься, ребята осторожно выглянули из-за склона. Под их ногами почти чудом оказалась небольшая площадка - маленький выступ на крутом склоне холма, и они смогли, оставаясь незамеченными, наблюдать за звездолетом, замершим на лугу метрах в пятидесяти от них. Раздалось шипение, и из обращенного к ним борта космического корабля отъехал бронированный люк планетного шлюза.
        Вначале с лучеметами на изготовку из люка показались несколько боевых роботов, неповоротливых, бронированных, с хрипящими речевыми динамиками. Они, держа все вокруг под прицелом, сосредоточенно оглядели местность и, ничего опасного не обнаружив, сообщили об этом внутрь корабля, а сами выстроились полукругом, прикрывая бронированными телами и дулами лучеметов того, кто должен был сейчас появиться.
        И он не заставил себя долго ждать. Ссутулившись, из корабля показался высокий, очень худой человек в длинном темном одеянии. Он был уже стар, желтолиц, морщинист и шел медленно, поддерживаемый двумя ящерами с зубчатыми хвостами. В руках у него был небольшой сосуд из зеленоватого стекла, из которого змейкой струился дымок.
        Этот дымок был морхом-призраком, его личным секретарем и верным шпионом. Бедняга морх, видимо, изо всех сил боролся, чтобы не впасть в спячку, и струйка его дыма извивалась в виде унылого знака вопроса.
        - Как ты думаешь, это и есть Черный Император?  - прошептала Ирка.
        - Не думаю, чтобы он уже был самодержцем, ведь Империя еще только должна родиться.  - Костик осторожно навел на группу пришельцев бинокль и сфокусировал резкость.
        Бинокль был хорошим, с 14-кратным увеличением, и то, что происходило от них на расстоянии пятидесяти метров, было видно как на ладони. Ирка тоже хотела быть в курсе и наблюдала за звездолетом в окуляр видеокамеры, также увеличивающий предметы. Ребята были очень осторожны, потому что чуткие датчики боевых роботов-телохранителей каждую минуту могли зафиксировать движение или уловить исходящие от спрятавшихся тепловые лучи - и тогда их уже ничего не спасло бы.
        Отдав приказ роботам оставаться на месте, человек в темном одеянии подошел к обрыву в сопровождении двух ящеров и морха-призрака. Ящеры были слишком тупыми: все, что влетало к ним в одно ухо, моментально вылетало из другого, поэтому при них можно было говорить о чем угодно, все равно этих бронированных пресмыкающихся интересовало только сырое мясо, оружие и возможность хорошенько поколотить друг друга хвостами. В этом они ничем не отличались от своих потомков Хрюка и Драгля, ухитрившихся сохранить через многотысячелетнюю эволюцию такие же уникальные первобытные мозги.
        Морщинистый человек остановился на краю обрыва. Костик и Ирка едва успели нырнуть под нависавшие корни. Впрочем, к их счастью, повелитель Вселенной не смотрел вниз, его взор был устремлен в небо…

        - Где эти мутанты? Почему их до сих пор нет?  - нетерпеливо спросил он. Голос у него был нервным и скрипучим.
        - Они будут с минуты на минуту, повелитель. Вы были более чем убедительны…  - заверил его морх-призрак.
        - Вдруг они передумали? Если так, я сотру их в порошок!
        - Не думаю, повелитель, они не передумали. Их могла задержать магнитная буря или сломался навигатор, и они отклонились от курса. Причин может быть много… О-ох!  - И морх зевнул, борясь со спячкой.
        Неожиданно вновь раздался гул, небо потемнело, и показалось около десятка небольших звездолетов, которые, сотрясая землю, пошли на снижение.
        - Вот они!  - торжествующе воскликнул человек в черном плаще, и голос его потонул в реве двигателей.  - Они должны принести мне присягу на верность и присутствовать при моей коронации!.. Места для всех кораблей хватит?
        - Да, повелитель. Мы выбрали самую большую равнину из возможных,  - успокоил его морх. Он вытек из кувшина и отправился отдавать какие-то приказания боевым роботам.
        Один за другим маленькие звездолеты опускались на поляну. С шипением открывались люки, и из них выходили разнообразно одетые существа. Здесь были и зеленокожие космические мутанты, и ящеры, и мерцающие люди-невидимки, чьи тела переливались, как наполненные водой прозрачные сосуды, и полутораметровые разумные прыгуны, ноги которых ниже колена втягивались подобно телескопическим удилищам, а потом резко выталкивались, поэтому их обладатели перемещались прыжками.
        Словно по волшебству у обрыва вырос своеобразный трон, к которому вело несколько ступеней, и все выходившие из кораблей собирались вокруг него. Слышались неясный гул голосов, цоканье, щелчки, уханье - это представители разных цивилизаций оживленно переговаривались между собой на своих родных языках. Но внезапно все звуки смолкли, и на поляне воцарилась полнейшая тишина. Слышно было только, как продолжает гудеть на высокой ноте неисправный трубопровод на одном из маленьких звездолетов, который при посадке неудачно задел бронированный борт боевого крейсера.
        Человек в темном плаще поднялся на ступени и остановился где-то на середине лестницы, немного не доходя до трона.
        - Вы знаете, что заставило всех нас собраться на этой маленькой, удаленной от основных космических путей планете…  - сказал он, и голос его, усиленный громкоговорящей связью, разнесся по всей равнине.  - Вы, ничтожные послы ничтожных народов, просите меня о мире, ибо ваши военные силы подорваны недавним поражением, от которого вам уже никогда не оправиться…
        Толпа инопланетян зашумела.
        - Это было предательство!  - крикнул кто-то.  - Ты взял наших детей в заложники и вмонтировал им в мозги свои датчики!
        - Ты не должен был использовать паралитическое оружие! Оно запрещено конвенцией!
        - Ты не должен был убивать наших пленных!
        - Тише, послы, тише!  - Сутулый человек на ступеньках согнулся еще больше, сделавшись похожим на большой гриб.  - Это война, а на войне хороши все средства… Вы побеждены, и этого довольно… Я собрал вас здесь, чтобы вы присутствовали при моей коронации. Сегодня великий день - день возникновения Черной Империи - Империи победителей, которая будет существовать вечно… Ваши народы тоже вольются в мою Империю как мои верные рабы, а если нет, то они будут уничтожены…
        - Мы никогда не покоримся тебе! Ты сейчас умрешь, подлый сморчок!  - крикнуло мерцающее гуманоидное существо и, выхватив короткий лазерный кинжал из складок плаща, прыгнуло на ступеньки трона. Император даже не пошевелился.
        Но не успел посол мерцающего народа замахнуться кинжалом, как откуда-то из-под навеса крейсера сверкнула лазерная вспышка, и нападавший мгновенно превратился в пепел.
        - Здесь везде расставлены мои снайперы, не говоря уже про силовую защиту,  - спокойно предупредил Император.  - Еще одна попытка убить меня - и я рассержусь. Итак, коронация начинается. Я хочу, чтобы вы все принесли мне клятву на верность.
        - Никогда!  - крикнул старый попрыгун в герцогской мантии.
        Но властитель пропустил его реплику мимо ушей.
        - Кстати, хочу предупредить вас,  - сказал он как бы между прочим,  - что, хоть я и обещал вам перемирие, но, пока вы летели сюда, мои боевые корабли окружили ваши беззащитные планетки. Если кто-то из вас откажется дать мне клятву, то его планетка вместе со всеми ее жителями - бам!  - взлетит на воздух! Какая жалость: и женщины, и детишки, и старички… Вот горе-то…  - И Император лицемерно промокнул глаза платком.
        Ира осторожно высунулась из-за склона и снимала всю коронацию на видеокамеру. Когда была предотвращена попытка покушения на Императора и полыхнула лазерная вспышка, девочка от ужаса едва не сорвалась вниз, в реку, но Костя успел удержать ее за пояс.
        - Спасибо… Нет, ты видел, какой он мерзавец?  - прошептала она.  - Смотри, ящер несет ему корону, он надевает ее, а остальные приносят присягу…
        И в самом деле, послы-инопланетяне по одному подходили к Императору и, останавливаясь у барьера силовой защиты, клялись ему в верности. Старый попрыгун замешкался у барьера, выкрикнул что-то, и тут же один из ящеров-стражей по знаку повелителя ударил его зубчатым хвостом, снеся старику голову. Роботы подняли его тело и сбросили с обрыва в реку, после чего процедура принятия присяги на верность продолжилась.
        Наконец, когда этот принудительный спектакль закончился, Император снова решил взять слово. Он поднялся на самый верх импровизированной лестницы и уселся на трон. На его плешивой голове сияла, переливаясь драгоценными камнями, корона.
        - Очень мило с вашей стороны, друзья… Это большая честь для меня,  - произнес он плаксиво.  - Вы возложили на меня огромную ответственность, провозгласив вашим Императором. Я буду заботиться о вас как о своих детях, и вы все будете очень любить меня. И чтобы я был уверен в ваших чувствах, вам в мозги вмонтируют малюсенькие такие бомбочки, и если кто-нибудь - хи-хи!  - не станет любить своего Императора или замыслит против него измену, то бомбочки будут взрываться… А теперь ступайте на свои корабли, друзья мои, и не мешайте мне думать о нашем общем благе!  - лицемерно закончил он.
        Послы побежденных народов молчали, грустно склонив головы. Они дали клятву только потому, что если бы не сделали этого, то подписали бы приговор своим планетам и своему народу, как это только что произошло с послом прыгунов.
        - Да здравствует Черная Империя!  - взревели боевые роботы, и ящеры-охранники, и небо над поляной озарилось салютом из бластеров.
        Опираясь на лапы ящеров, Император сошел с трона, но остановился, надрывно закашлявшись. Должно быть, уже тогда он был стар и очень болен.
        - Как вы себя чувствуете? Не выспались?  - с тревогой спросил морх-призрак. Морхи живут много тысяч лет, и им трудно понять, что такое смерть и старость. Зато, как плохо, когда мало спишь, они отлично понимают.
        - Я устал,  - сказал Император.  - Бремя власти давит на меня…
        - Вы довольны, повелитель? Кажется, все прошло великолепно. Вы запугали их до смерти, едва ли их народы решатся на восстание.
        - С датчиками-то в мозгу, которые им вделают? Мы сразу узнаем об этом и сумеем подавить любой бунт.
        - А если они решатся вытащить датчики?
        - Их нельзя вытащить, они сразу взрываются.  - И Император снова закашлялся.
        - Кажется, эта планета тоже обитаема?  - вскользь спросил он, поднимаясь по трапу своего звездолета и оглядывая обугленный луг.
        - Да, повелитель. Ее жители очень похожи на вас,  - нерешительно сообщил морх.  - То же строение конечностей, те же внутренние органы, та же дыхательная и пищеварительная система… Я даже не знаю, чем объяснить такое совпадение.
        Император недовольно покосился на морха, как будто тот сморозил какую-то глупость.
        - Совпадений не бывает,  - сказал он.  - Бывают непонятные закономерности. И поверь, если я похож на них, на то есть причины… Техника у них уже развита? Военная промышленность?
        - Все еще примитивно, нет ни пороха, ни лазеров - есть только копья и стрелы… Им еще далеко до выхода в космос, но они уже строят в Египте какие-то пирамиды, да и в Греции, кажется, что-то есть…
        - Они быстро развиваются. Со времени моей юности здесь многое успело измениться… Оставь здесь наших шпионов. Если формирование этой планетки пойдет слишком быстро, мы ее уничтожим.  - И Император снова зашелся в приступе кашля.  - Можно будет даже приурочить это к какой-нибудь юбилейной дате. Сделай себе пометку, морх…
        - Слушаюсь, повелитель.
        Император поднялся в звездолет. Поляна опустела, снайперы и силовые поля были сняты.
        - Они улетают?  - прошептала Ирка.  - А как же мы отсюда выберемся?
        Сообразив, что звездолет сейчас улетит и они останутся одни в прошлом, потеряв всякую надежду вернуться, ребята бросились к трапу императорского крейсера и взбежали на него за несколько секунд до того, как шлюз закрылся. Они спрятались за какими-то ящиками и притаились, услышав, как где-то неподалеку бряцают оружием боевые роботы.
        - Нас никто не заметил?  - тревожно спросила Ирка.
        - Кажется, никто. Ты чувствуешь?
        Внезапно раздался гул, днище звездолета стало подрагивать, а потом из-под него вырвался поток раскаленного газа, и он стартовал. Ускорение было таким мощным, что возросшей силой тяжести Костю и Ирку бросило друг на друга и прижало к ящикам. Впрочем, сила тяжести была еще в пределах допустимого для человеческого организма: робот-пилот оберегал здоровье Императора, не переносившего слишком больших перегрузок при взлете.
        Наконец крейсер перестал сотрясаться, и сила тяжести нормализовалась. Только тогда ребята, пошатываясь, смогли подняться с пола.
        - Мы уже в космосе?
        - Думаю, да.
        Неожиданно позади них послышался какой-то скрежет, они стремительно обернулись и едва сдержали вопль ужаса.

        Глава VII
        ИГРЫ ДЛЯ ИДИОТОВ

        235 часов до завершения работы программы

        Капитан Гугль встревоженно всматривался в навигатор. Прямо по курсу на локаторе виднелось скопление каких-то крошечных пятнышек, которые обхватили их боевой крейсер полукругом, отрезая его от Земли. Капитану никогда прежде не приходилось сталкиваться с чем-либо подобным. Похоже, они попали в область очень сильной магнитной бури или навстречу им двигался метеоритный поток - разогнавшиеся до огромной скорости частицы льда или минералов от нескольких миллиметров до нескольких метров в диаметре. Казалось бы, камешек такого размера пустяк, но когда столкнешься с ним на сверхсветовой скорости, даже крошечная песчинка способна прошить броню крейсера насквозь и разгерметизировать его.
        Капитан Гугль нахмурился, пристегнулся к креслу страховочными ремнями и, положив руки на штурвал, сделал крутой вираж, заставив звездолет развернуться и обогнуть стороной это опасное скопление микрочастиц. Стабилизаторы сработали, двигатели взревели и, выбросив громадный заряд энергии, изменили направление полета. Капитана прижало к креслу с такой силой, что в его глазах зарябило.
        Ящеры Драгль и Хрюк, игравшие в космические шашки на щелчки хвостом по лбу, от внезапности крутого поворота отлетели к стене. Это произошло в тот момент, когда Хрюк, проигравший в шашки, закрыл свой единственный глаз, собираясь принять щелчок хвоста по лбу. Его подбросило и впечатало головой в стальную перегородку между отсеками, отчего в сверхпрочной стали образовалась вмятина.
        Ящер встал с пола, потряс головой и потрогал лоб.
        - Ну и силен ты драться! А я-то думал, ты дохляк!  - восхищенно сказал он партнеру, решив, что это тот ударил его хвостом.
        Драгль, возмутившись характеристикой, в которой его обозвали «дохляком», хорошенько размахнулся хвостом, и возникла бы новая драка, но тут раздалась команда капитана Гугля:
        - Боевая тревога! Живо к пушкам! На нас собираются напасть!
        На локаторе было видно, что облачко из крошечных пятнышек, которое они этим отчаянным маневром благополучно миновали и оставили позади, развернулось и летит следом за ними, приближаясь с каждой минутой и окружая их боевой крейсер с флангов. Значит, это не метеоритный поток, а нечто совершенно иное.
        Только теперь капитан Гугль сообразил, что это в погоню за ними устремилась целая армия мытарей на маленьких скоростных и юрких звездолетиках, ничуть не уступавших в скорости имперскому флоту. Между Черной Империей и мытарями - народом с дальних окраин Вселенной - уже много сотен лет шла непрекращающаяся война. Причем война односторонняя и очень странная.
        Непонятно было даже, что этим мытарям нужно - они всегда появлялись внезапно и так же внезапно исчезали, никогда не открывая ответного огня, хотя и несли иногда потери. Видимо, в цели мытарей не входил захват планет Черной Империи, они только наблюдали и собирали о них сведения.
        Император давно уже планировал стереть планету мытарей со всех звездных карт, и ее спасало только то, что планету пока не удалось обнаружить ни одному кораблю-разведчику дальнего слежения.
        На их крошечных корабликах, которые изредка удавалось сбить флоту Империи, не было оружия, а мертвые пилоты (живых пока схватить не удалось) были маленького роста, с огромными глазами и крошечными ручками, похожие на каких-то неведомых гномов. У некоторых из них были крылья, как у стрекоз.
        Непонятно было, что этим мытарям нужно и зачем их крошечные кораблики так часто следуют в космосе рядом с могучими крейсерами Империи, не отставая от них даже на сверхсветовой скорости и держа их в поле зрения своих локаторов.
        Вот и сейчас Гуглю казалось, что на него вдруг сразу уставилась сотня огромных наивных глаз этих дурацких гномов. Они словно хотели заглянуть в его истерзанную душу и в его мозг, в который как паук вцепился датчик со встроенной взрывчаткой.
        Ящеры Драгль и Хрюк заняли места в орудийных башнях. Несмотря на свою тупость, с пушками они управлялись неплохо и в совершенстве владели практически любыми видами оружия. Морх-призрак, как существо весьма впечатлительное, забился в свой кувшин и тихонько подвывал из него, потому что капитан сгоряча пригрозил засунуть его вместе с кувшином в пушку и выстрелить им в открытый космос. Наконец он успокоился, загипнотизировал сам себя и погрузился в спячку.
        На радаре Гугль видел, как корабли мытарей обгоняют его крейсер, огибая его с двух сторон, и выстраиваются перед ним в прямую линию, словно загораживая ему путь к Земле.
        - И откуда эти глазастые уродцы узнали, куда мы летим?  - проворчал капитан.
        Опытным взглядом космического пирата он оценил маневренность флота мытарей, слаженность их действий и высочайшее искусство пилотажа при управлении крошечными корабликами, преграждая ему все пути к Земле и выстраиваясь перед ним живой стеной.
        «И зачем мытари лезут не в свое дело, пытаясь защитить эту никому не нужную, обреченную на гибель планетку?» - подумал капитан Гугль.
        Он не был сентиментален, и упорство мытарей, которое они проявляли, отрезая его от Земли и сбивая с правильного курса, выводило капитана из себя. Возможно, их крошечные звездолетики и маневренны, но они плохо представляют себе боевую мощь крейсеров Империи. Мытари неплохо научились ускользать от самонаводящихся ракет, лазерных лучей и молекулярных бомб, но совсем недавно в секретных лабораториях замка специально для борьбы с ними было разработано новейшее оружие, которое ни разу еще не использовалось в сражении, и мытари еще не испытали на себе его огромную разрушающую силу.
        Но прежде чем применить это оружие, Гугль решил дать им еще один шанс. Сам он лично не имел ничего против этих маленьких безобидных человечков и, хоть они и надоели ему своим упрямством, готов был дать им возможность убраться восвояси.
        Он несколько сбавил скорость, направив крейсер прямо на выстроившуюся перед ним цепь звездолетиков мытарей, и дал последнее предупреждение по всем каналам ближней и дальней космической связи: «УБИРАЙТЕСЬ С ПУТИ ИЛИ БУДЕТЕ УНИЧТОЖЕНЫ!» Он повторил это предупреждение три раза, но никакого ответа не получил. Кораблики мытарей или вообще не были снабжены средствами связи, или просто нагло игнорировали его предупреждение.
        - Ну, они сами напросились!  - проворчал сквозь зубы капитан и отдал ящерам приказ: - Капсулы с секретным газом к кормовым орудиям! Уровень рассеивания 70 градусов по курсу.
        Ящеры оживились, подтаскивая запечатанные коробки с боеприпасами к орудиям и ставя их на транспортеры. Лента с капсулами поползла к безотказным кормовым пушкам, делающим до 100 выстрелов в секунду и обладающим высочайшей точностью при наводке.
        - Готово, капитан!  - доложил Драгль.  - Можно, я сам в них бабахну?
        Ящер никогда раньше не стрелял газовыми капсулами, поступившими на вооружение всего около месяца назад, и, разумеется, ему не терпелось начать пальбу.
        - Я сам ими займусь, а ты марш к лазеру!  - скомандовал Гугль и прищурил глаза под складчатыми, покрытыми зеленой чешуей веками мутанта.
        Они сами напросились, эти мытари! Через несколько секунд звездолеты войдут в боевое сближение, и тогда у этих добреньких человечков появится возможность испытать на себе всю боевую мощь Империи.
        Капитан болезненно скривился, выставил угол стрельбы и приготовился нажать на гашетку.
        «Не делай этого, не убивай! Мы все дети одной Вселенной! Убивая нас, ты убиваешь самого себя!» - внезапно прозвучал у него в голове тоненький, словно детский голосок, но Гугль уже нажал на небольшую красную кнопку на рукоятке прицела.
        В то же мгновение из скорострельных пушек вырвались сотни капсул и, отлетев на заданное расстояние, самоуничтожились, выпустив молекулярный газ. Еще секунду ничего не происходило, а потом на экранах полыхнула ослепительная вспышка.
        Газ взорвался по всей линии прицела, превратив Вселенную на несколько сотен тысяч километров в сплошной ад с температурой в несколько миллионов градусов. Вспышка продолжалась всего несколько сотых долей секунды, но и этого оказалось достаточно.
        Капитан Гугль не верил своим глазам. Радар был чист. Все звездолеты мытарей до единого исчезли, сгорели, растворились в этом море огня. Да и сами мытари не ожидали такого. Обычным оружием, лазерным или ракетным, удавалось иногда уничтожить кораблик-другой, а остальные спасались, разлетаясь, но этот газ был просто чудовищным. Капитан тоже не рассчитывал на такой эффект. Одним махом, одним нажатием на гашетку он уничтожил два десятка крошечных корабликов вместе с золотоглазыми безобидными гномами, превратил их тела в космическую пыль. Если бы он только знал раньше, что потери будут так огромны… Он-то думал просто вывести из строя два-три звездолета, а остальные разогнать.
        Гугль смачно выругался, и в виске у вживленного датчика вновь отозвалось резкой болью.
        «Ты убил нас, но не убивай Землю! Посмотри на себя другими глазами! Прощай!» - мелькнули в его сознании грустные слова, сказанные все тем же тихим голосом, который он слышал перед нажатием на гашетку. Словно порыв ветра пронесся сквозь герметичный отсек космического крейсера, и все стихло.
        Капитан сжал ладонями виски. Нужно взять себя в руки, немедленно! Он солдат, а не тряпка! Он не может позволить себе угрызений совести!
        - Что вылупились, кретины?  - заорал он на ящеров, застывших у лазерных пушек.  - Включаем ускорение, мы и так потеряли уйму времени!
        И крейсер Империи, которому уже никто не мешал, устремился к далекой Земле.

        Глава VIII
        ШПИОНСКИЕ ШТУЧКИ

        Шпионят тут всякие, а потом конфеты пропадают…

        Уборщица

        Сообразив, что незнакомцы догадались, где он спрятался, Федька Волков еще глубже забился за чемодан и ухватился за ножку дивана. Он уже был не рад, что забрался в чужую квартиру и впутался в эту дурацкую историю с телефонным звонком.
        Шпионы приподняли диван и почтительно извлекли оттуда брыкавшегося Федьку, который забыл про все приемы карате и только царапался, готовый разреветься.
        Волков увидел перед собой двух мужчин: одного - бородатого, высокого, в темных очках и строгом вечернем костюме, будто он только что прибыл со съемок на телевидении, и другого - плотного, красношеего, с глазами навыкате, настоящего генерала, о чем свидетельствовала его парадная форма.
        Рядом с ними стояла красивая женщина лет тридцати, с милой ослепительной улыбкой и холодными глазами. Когда она улыбалась, а делала она это почти постоянно, ее взгляд оставался ледяным, но изучающим.
        Все трое, умело скрывая удивление, уставились на Федьку.
        - Зачем вы спрятались под диван, шеф?  - басом спросил генерал.  - Вашей безопасности ничто не угрожает. На крышах - снайперы, везде, во всех опорных точках расставлены наши люди.
        - Это все компьютер, это он меня заставил… Я хотел получить новое задание и нажал кнопку…  - дрожащим голосом пропищал Волков.
        Он разглядел в руке у бородатого длинный пистолет с глушителем, явно не игрушечный, и почувствовал, как по спине у него вдоль позвоночника побежала струйка холодного пота.
        Двое мужчин и женщина с интересом слушали парня, внимательно вглядываясь в его лицо.
        - Воля компьютера - закон для нас,  - вкрадчиво сказала женщина.  - Отныне, пока существует Земля, вы - руководитель Всемирной Шпионской Сети, охватывающей все страны и континенты. Наша Сеть формировалась несколько тысяч лет, и возможности ее огромны: во всех правительствах мира есть наши агенты, занимающие очень высокие посты. По вашему приказу могут быть подняты авиация и флот - все во имя высшей цели… Меня зовут Виолетта, мы ждем ваших приказаний!  - И холодные глаза женщины загорелись фанатичным огнем.
        Федька попятился и нечаянно оборвал занавеску.
        - Я не хочу быть вашим руководителем,  - пробормотал он.  - Отпустите меня, пожалуйста… Я включил компьютер случайно, я думал, это только игра… И этот номер телефона с нолями… сам не знаю, что заставило меня позвонить…
        - Это не он! Я сразу понял. Над нами не могли поставить шефом мальчишку…  - неожиданно прорычал генерал, покраснев и выкатив рачьи глаза.  - А ну отвечай, где компьютер? Если у нас будет компьютер, мы сами сможем руководить ситуацией без этого щенка…
        - Мне кажется, вы торопитесь,  - осторожно вмешалась Виолетта.  - Не забывайте, что мальчишка выбран Координатором.
        - Заткнись! Я буду решать!  - зашипел генерал.  - А ты, гаденыш, пошевеливайся, пока я тебе не вышиб мозги! Где машина?
        И, схватив Федьку за плечо, он потащил его в соседнюю комнату. Парень ныл и с ужасом косился на кобуру мучителя. Бородач и Виолетта шли следом. Увидев компьютер, генерал на мгновение замер, и ноздри его затрепетали.
        - Это он… Тот же процессор. Черное Око, как в преданиях… Я знал, я обо всем этом знал. У того, кто владеет этой машиной, огромная власть,  - бормотал он.
        - Вы нарушаете волю Координатора. Он выбрал мальчишку…  - начал было бородач.
        - Заглохни! Плевать мне на Координатора! Наконец-то я получил компьютер. Мечта всей моей жизни…  - Генерал отшвырнул Федьку и шагнул к машине.
        Он положил на процессор свою огромную лапищу, а вторую протянул к клавиатуре, но в тот же момент из горла его вырвался хриплый стон, а от волос посыпались искры. Генерала затрясло, как от сильного электрического удара, он почернел, обуглился и пеплом осыпался на пол. То, что от него осталось, было похоже на какую-то сгоревшую газету, которую можно было собрать пылесосом.
        Виолетта вскрикнула, а Федька едва не грохнулся в обморок. Ну и штучки, ведь он тоже трогал этот компьютер! Больше он к нему ни за что не прикоснется!
        Бородач внимательно посмотрел на Волкова, спрятал пистолет, вытащил мобильный телефон и набрал какой-то номер. Кажется, все тот же: 000-00-00.
        - Соедините меня с Координатором, срочно!  - приказал он.  - Координатор, это Р-753. Генерал погиб… Да, несчастный случай… Не волнуйтесь, то, что от него осталось, поместится в спичечном коробке. Его не опознают… Это мальчишка лет двенадцати… Он говорит, что набрать номер ему велел компьютер… Что нам делать дальше?.. Говорите, будет забавно. Слушаюсь!
        В трубке зашелестел какой-то голос, и по мере того, как он звучал, лицо бородача все больше вытягивалось. Федька с тоской косился на дверь. А если завопить?
        Бородач закрыл крышечку мобильного телефона и негромко сказал что-то Виолетте. Она повернулась к парню, в глазах ее застыл неприкрытый страх.
        - Координатор подтвердил ваши полномочия…  - прошептала она побелевшими губами.  - Не бросайте нас, шеф! Мы знаем, вы только испытываете нашу верность… Это ведь вы запустили программу?
        - Ну, я,  - кивнул Федька, думая, что они имеют в виду то, что он нажал F5.
        - Теперь компьютер слушается только вас. Любого из нас он уничтожит, как уничтожил генерала…
        - Я думал, это только игра.
        - Это не игра. Все происходит на самом деле. Взрыв Земли включен в предсказания, а все остальные пророчества уже сбылись,  - сказал бородач.  - Великая Отечественная война, взрыв Чернобыля - все свершилось с точностью до минуты. Теперь настал час Земли…
        - А где это пророчество? Я могу его посмотреть?  - ошалело спросил Федька. (Если все так паршиво, то нужно же что-то делать!)
        - Все сделаем, как вы распорядитесь, шеф. Пророчество будет у вас,  - заверила его Виолетта.  - Вертолет ждет. Только возьмите с собой компьютер.
        - Сами берите,  - наотрез отказался Волков.  - Он меня шарахнет, как этого…
        - Но ведь в первый раз, когда вы его запускали, этого не произошло?
        - В первый раз нет…
        - Значит, и сейчас ничего с вами не случится. Он считает вас своим хозяином, одним из трех первоначально допущенных…
        - Каких «трех допущенных»?
        - Это слова из пророчества. «После запуска программы только трое первых допущены будут до него, остальные да сгинут»,  - процитировал бородач.
        - Значит, Костик и Ирка были первыми двумя,  - прошептал Федька, кое-что начиная соображать.
        - Вы что-то сказали?  - быстро переспросила Виолетта, наклоняясь к нему.
        Глаза у нее были по-прежнему очень холодными, и, хотя голос звучал ласково, Волков понял, что она его ненавидит и боится одновременно.
        - Хорошо, я его возьму…  - Волков проглотил слюну.
        Он подошел к компьютеру и осторожно дотронулся до шнура, готовясь отдернуть руку, если его ударит током. Но ничего не произошло. Федька выдернул шнур из розетки и, отсоединив монитор и процессор, спрятал все в коробку. Теперь машина была готова к транспортировке, хотя бородач и Виолетта даже сейчас не решались к ней прикоснуться и держались от коробки на почтительном расстоянии. Очевидно, даже вытащенный из розетки, компьютер продолжал оставаться для них опаснее кобры.
        - А ну, расступись!  - Федька взял коробку и понес ее к лифту. Ну и тяжеленная!
        Шпионы в страхе шарахнулись в сторону, помня о том, что произошло с генералом.
        - Откройте мне дверь!
        - Сейчас, шеф! Вертолет уже ждет нас. И помните, мы исполним все, что вы прикажете. Вы - властелин Земли, хозяин этой планеты. ВШС готова подчиниться вам.
        - Отлично. Просто отлично…  - сказал Волков, подумав, что было бы неплохо теперь попасться на глаза одноклассникам. То-то у них рты пооткрываются! Раньше они воротили от него носы, посмотрим, что они сделают теперь!
        Федька всегда ощущал в себе некоторые задатки тирана, и сейчас от вседозволенности у него закружилась голова. Теперь он полный хозяин Земли! Любые его желания будут исполняться! Двести сорок часов - это сколько? Десять дней! Целая куча времени, а потом можно будет что-нибудь придумать, чтобы сохранить планету! Он нажмет на какую-нибудь кнопочку в компьютере и предотвратит уничтожение, ведь нет программы, которую нельзя остановить… А пока - добро пожаловать, новый повелитель Земли Федька Волков!

        Глава IX
        БОЕВОЙ КРЕЙСЕР ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА

        225 часов до завершения работы программы

        Услышав за спиной скрежещущий звук, Ирка и Костик стремительно обернулись. К ним подползал длинный, похожий на аллигатора робот, слепой, без зрительных датчиков, только с небольшой антенной на вытянутой голове. Робот немного приподнялся, и сбоку его живота Костик разглядел узкую щель, которая сокращалась, как огромный желудок.
        Робот остановился рядом с ними, и из динамика в его голове послышался глухой синтетический голос:
        - Вы живы? Повторяю, вы живы?
        - Живы,  - испуганно подтвердила Ирка, пятясь от него и упираясь спиной в ящики.
        - И тот, кто рядом с вами, тоже жив?
        - Жив…  - выдавил Костик, сообразив, что речь, очевидно, идет о нем.  - А почему ты спрашиваешь?
        - Я робот-утилизатор. В мои обязанности входит растворять мертвую плоть во избежание инфекции. На корабле в камере пыток много трупов, я их дезинфицирую и утилизирую.
        В голосе робота не было никаких эмоций, просто заученное механическое звучание из явно барахлившего звукового динамика.
        Ирка едва не вскрикнула, но, вспомнив, что рядом за стеной боевые роботы, зажала себе рот ладонью.
        - А разве тела не катапультируются в космос?  - Спрашивая это, Костик озирался, соображая, в какую сторону им бежать, если этот робот-могильщик вдруг нападет на них. Но тот явно не собирался этого делать.
        - Катапультировать тела в космос неэкономично. Из них можно получить много полезного. Например, топливо для корабельных реакторов, питательную среду для боевых вирусов, удобрения для растений…  - механически пробубнил робот.
        - Замолчи!  - Ирка зажала уши руками, чтобы не слышать этой гадости.  - Замолчи!
        Робот-утилизатор замолк. Он спокойно лежал перед ними на полу, поблескивая стальными сочленениями длинного, напоминающего гроб туловища, и не шевелился. Работы для него пока не было, значит, можно отдохнуть.
        Видя, что он не опасен, Костик изучил обстановку. Они не могли все время находиться возле шлюзов - нужно было пробираться в глубь корабля, в компьютерный зал, вычислительный центр или куда-нибудь еще, где была бы хоть маленькая надежда остановить программу. Но единственный путь внутрь звездолета пролегал через караульное помещение, где у бронированных люков замерли боевые роботы, охранявшие вход в личные покои Императора.
        Так ничего и не придумав, мальчик решил снова проконсультироваться у могильщика. Этот робот не был охранным, поэтому в него не были встроены схемы подозрительности.
        - Расскажи нам о звездолете.
        - Звездолет состоит из трех основных ярусов. Вход на каждый ярус усиленно охраняется. Первый ярус - это башенные надстройки и оружейные палубы, здесь никогда не бывает трупов, потому что на этот ярус допускаются только роботы. За все время существования я был там только однажды, когда один из предыдущих советников Императора провалился в секретный люк и сломал шею. Во втором ярусе - каюты экипажа, оранжерея и пыточная камера. Материал из пыточной камеры поступает непосредственно в оранжерею, где и перерабатывается в чернозем…
        - Хватит,  - перебил его Костик, видя, что Ирка как-то странно позеленела.  - А что на третьем ярусе?
        - Третий ярус - это личные покои Императора. Рядом с покоями Императора - секретная лаборатория, в которой работает Супермозг. Вход в эту лабораторию ограничен и возможен только через покои Императора. Чтобы попасть на любой уровень, нужны идентификационные пароли, а также сканирование сетчатки глаза у гуманоидов. В противном случае охранная система поднимает тревогу…
        Неожиданно робот-утилизатор осекся, зашевелил лапами и пополз куда-то по проходу.
        - Что случилось?  - Костя догнал его и преградил ему путь ящиком.
        - Не задерживайте меня! Срочный вызов из пыточной камеры. Умер еще один гуманоид.
        - Но почему он умер?
        - При вживлении датчика он плохо подумал об Императоре, и датчик взорвался… Необходимо немедленно утилизовать его во избежание инфекции…  - Могильщик попытался обогнуть ящик, но Костик бросил перед ним еще один ящик, и старый робот застыл в замешательстве.
        - Как нам пробраться к Супермозгу, минуя посты и не вводя пароли?  - спросил мальчик, чувствуя, что разгадка тайны Черной Империи может быть только там.
        - Это исключено…  - пропыхтел утилизатор, перебираясь через ящик.  - Совершенно исключено. На звездолете установлены самые совершенные средства защиты - Император заботится о своей безопасности… безопасности… безопасности…
        Старика заклинило, он перевалился через ящик, упал, перевернувшись кверху брюхом, и беспомощно зашевелил лапами, пытаясь перевернуться.
        Костик наклонился к его брюху, в котором был длинный узкий люк, достаточно широкий, чтобы в нем смогли поместиться двое.
        - Я придумал, как мы проберемся к Супермозгу,  - сказал он, распахивая створки люка.  - Залезай!
        - Ты с ума сошел. Я туда не полезу!
        - Полезешь! У нас нет другого выхода… Я попытаюсь перепрограммировать этого могильщика, и он доставит нас к Супермозгу.
        - Я не хочу к нему в брюхо, там недавно были мертвецы,  - брезгливо сказала Ирка, снова начиная подозрительно зеленеть.
        - После каждого сеанса я прохожу обязательную дезинфекцию,  - обиженно прохрипел утилизатор, вновь обретя дар речи.
        - Ты сейчас повезешь нас к Супермозгу! Ты все понял?  - спросил его Костик.
        Робот-могильщик озадаченно заскрипел, напрягая свои примитивные мыслящие схемы:
        - Перевозка живых не входит в мои функции. Я запрограммирован только на утилизацию мертвых… Меня ждут, из пыточной поступил повторный вызов. Если вы меня задержите, я буду вынужден включить сигнал тревоги.
        На брюхе у могильщика мальчик увидел предохранитель и дернул его. Старый робот выключился, и его короткие лапы перестали загребать воздух. Разобраться в схеме говорящей машины, чтобы заставить ее ехать куда им нужно, за такое короткое время Костя не мог, но ему удалось найти выходное отверстие небольшого микрофона, по которому робот-утилизатор получал сигналы, из какого отсека корабля он должен забрать «материал».
        Мальчик сбросил из несложной памяти робота информацию о предыдущем вызове, нажав для этого кнопку «перезагрузка», а потом, включив машину, строго скомандовал:
        - Срочный вызов из императорских покоев. Задание: доставить груз в отсек к Супермозгу и забрать тело. Выполнить срочно!
        - Приказ будет выполнен!  - прошипел утилизатор.
        После перезагрузки он уже не помнил о предыдущем вызове из пыточной.
        Ребята, превозмогая отвращение, забрались к нему в узкое брюхо, и створки люка закрылись за ними.
        - Он нас не переработает на удобрения?  - прошептала Ирка.
        - Не думаю. У него должны быть какие-то распознающие датчики: вдруг кто-нибудь не умрет, а впадет в летаргический сон или просто потеряет сознание?  - прошептал ей в ответ Костик.
        Неуклюжий утилизатор, шевеля короткими конечностями, пополз к транспортному лифту, возле которого несли дежурство боевые роботы.
        Узнав могильщика и обозвав его «старой развалиной», роботы ввели пароль и разрешили ему заползти в лифт. Здесь утилизатор, еще раз повторив полученное задание, после некоторых сомнений нажал на кнопку третьего уровня - императорских покоев. Прежде ему довелось бывать на этом уровне только однажды, когда повелитель во время одного из обедов отравил почти всех гостей, а уцелевших добили боевые роботы. Так диктатор сразу избавился от всех, кого считал своими врагами, полагая, очевидно, что после этого обеда все станут его друзьями. Тогда у утилизатора было много работы, и он смог заполнить свежеизготовленными удобрениями новую грядку в оранжерее.
        Перемещение на пневматическом лифте на два уровня заняло всего несколько секунд, и вот уже створки разъехались, пропуская могильщика. Дежурившие у императорских покоев боевые роботы загородили ему дорогу лазерными секирами - в ближнем бою оружием куда более страшным, чем любые бластеры, и способным с легкостью рассечь противника пополам, даже если он в самых прочных доспехах.
        - Стой, развалина! Куда прешь? Ты хоть знаешь, на какой уровень попал?  - проревел один из ящеров, начальник караула, уже примериваясь своим огромным хвостом в зазубринах разнести старого могильщика вдребезги.
        - Личный приказ из императорских покоев,  - проскрежетал утилизатор.  - Там труп. Возможна инфекция.
        Ящер озадаченно отодвинулся, пропуская могильщика к императорским покоям.
        - Эй, проснись! Ты знаешь о трупе?  - спросил он у секретаря-морха, который ворочался в своем кувшине и тихонько подвывал во сне.
        - Чего тебе?  - зевая, спросил разбуженный морх.
        - Что ты знаешь о трупе?  - повторил ящер.  - Тут могильщик приехал.
        - Наверное, Император опять кого-нибудь прикончил,  - сказал морх, причмокивая губами и поворачиваясь на другой бок.
        - Кого? Я ничего об этом не знаю.
        - А тебе какая разница? Но если ты меня еще раз разбудишь, я донесу Императору и следующим покойником будешь ты!  - пригрозил он ящеру и вновь впал в спячку.
        - Эй вы, открыть люк! Пропустить могильщика!  - заорал ящер на боевых роботов и отвесил одному из них, самому нерасторопному, такой удар хвостом, что тот слетел с ног.
        Роботы ввели восьмизначный, через каждые полчаса сменяющийся пароль, и массивная, весящая несколько тонн створка люка, ведущего в личные покои Черного Императора, сдвинулась с места.
        Утилизатор с трудом перебрался через порог и вполз в огромный зал, который, подобно залам старинных дворцов, был задрапирован темно-вишневым бархатом. Видно, Император тяготел к старине. Посредине отсека стоял длинный ряд столов, а над камином висели оскаленные головы динозавров, носорогов, пятнистых роднайских ольбурсов, рвунов и других диковинных животных с разных планет Вселенной - охотничьи трофеи властелина.
        Главным экспонатом коллекции, которым Император особенно гордился, была голова какого-то хищника, отдаленно похожая на львиную, но раза в два больше, покрытая короткой пятнистой шерстью, с выступающими вперед клыками впечатляющих размеров.
        Посреди зала утилизатор замер и зашевелил поисковой антенной, пытаясь, видно, определить, в какой стороне находится тело, к которому его вызвали. Не дожидаясь, пока робот сообразит, в чем дело, и сообщит о ложном вызове, Костик раздвинул створки и выбрался из погрузочного люка в брюхе. Уже несколько минут они лежали с Иркой в тесноте и темноте, вплотную друг к другу, и слышали, как грохочут совсем рядом шаги боевых роботов. Каждую секунду они боялись, что охранники догадаются перевернуть могильщика и заглянут к нему в люк, но, к счастью, этого не произошло.
        Оказавшись на свободе, мальчик огляделся и с облегчением убедился, что в зале они одни. Покои Императора состояли из нескольких последовательных отсеков, соединенных узкими проходами за сейфовыми дверями.
        Костик с трудом перевернул робота и помог выбраться Ире. Прежде чем начать разыскивать Супермозг, они выкрутили у могильщика предохранитель и затащили его массивное туловище под стол, где его не было видно благодаря длинной скатерти.
        Девочка хотела что-то сказать, но Костя быстро зажал ей рот ладонью, кивнув при этом на стены и показав на свои уши. Вполне возможно, что в покоях Императора везде - в стены и в пол - были встроены звуковые датчики, поэтому каждое их слово могло быть услышано, и поднялась бы тревога.
        Но пока все было тихо. Из зала вело несколько коридоров в разные отсеки, и ребята замешкались, раздумывая, какой из них выбрать. Но не успели они принять какое-нибудь определенное решение, как вдруг за троном Императора, возле камина, послышался какой-то скрип, а потом одна из декоративных плит стала медленно отъезжать. Кто-то приближался к ним по потайному ходу!
        Костик подтолкнул Ирку к столу и прошептал одними губами: «Прячемся!» Едва они скользнули под стол и укрылись за складками длинной скатерти, как показался сам Император и приостановился, оглядываясь. Ему почудилось на мгновение, что он слышал какой-то шум.
        - Есть здесь кто?  - спросил он тревожно.  - Нет, показалось.
        Из-под складок скатерти Костик видел, как самодержец зевнул, устало провел ладонью по лицу, точно снимая паутину, а потом сунул руку в дымоход камина и нажал там на что-то. Сработал секретный замок, и массивные валуны в стене раздвинулись, открывая замаскированный ход. Убедившись, что все благополучно, властелин отошел от камина и остановился недалеко от стола.
        - Сегодня все идет как нельзя лучше, только вот здоровье что-то разладилось. Было бы обидно сдохнуть на заре успеха. Супермозг уже близок к разгадке вечности…  - негромко проговорил Император и, прошаркав мимо стола опухшими подагрическими ступнями в мягких тапочках, направился к одному из люков.
        Костя удивился, насколько неустрашающе выглядит этот зловещий человек, по приказу которого уничтожаются миллионы живых существ, взрываются планеты и творится столько зла. Сейчас Император выглядел безобидным, был похож на больного, разбитого подагрой старика, к тому же страдающего от запоров, судя по нездоровому сероватому цвету лица. Неужели эта развалина - гроза Вселенной? Как может в этом полутрупе помещаться столько безграничной, хладнокровной и очень рассудочной злобы?
        Император ввел личный пароль, опознавательный луч скользнул по его сетчатке, и люк открылся. Вздохнув, он скрылся в соседних покоях, а Костя и Ирка снова остались одни в зале. Но теперь они волей случая узнали о секретном личном ходе диктатора, попытка проникнуть в тайну которого каралась смертным приговором. Вероятно, именно этот замаскированный ход вел к Супермозгу, который властитель оберегал от всех: от своих солдат, ящеров, личного секретаря и немногочисленной свиты.
        - Кажется, он нажал на что-то в камине, а потом стена раздвинулась,  - сказала Ира, выбираясь из-под стола.
        Она подбежала к камину, просунула в него руку и принялась методично ощупывать стены дымохода, ища секретную пружину.
        - Надеюсь, там нет идентификатора отпечатка пальца,  - пробормотал Костя, представив себе, что если такое устройство есть, то вполне может включиться сирена. Но опасения его были напрасны. Очевидно, Император так надеялся на наружную охрану, что не стал устанавливать в своем секретном ходе главного звездолета ни идентификаторов отпечатков, ни силовых полей, ни сканеров сетчатки глаза.
        Девочка нащупала в камине какой-то выступавший из трубы штырь, и после того, как она потянула за него, каменная плита с гулом пришла в движение. Но едва они скользнули в секретный ход, как плита сразу же задвинулась за ними. Коридор был довольно длинным, тускло освещенным и с термостойкой мягкой обивкой стен и пола, поглощающей все звуки и шаги.
        Еще один массивный люк отодвинулся при их приближении - и ребята оказались в обширной лаборатории, посредине которой на подставке в огромном аквариуме, наполненном какой-то жидкостью, плавал чудовищной величины мозг, к которому были подведены какие-то провода и полые трубки с поступающей в них питательной жидкостью. Рядом с мозгом в том же аквариуме плавал большой глаз на зрительном нерве, который, едва Ира и Костя вошли, повернулся в их сторону.
        Зрелище обнаженного мозга в питательной среде было столь неприятным, что девочка едва не вскрикнула и уткнулась лицом в плечо приятеля.
        Рядом с мозгом стояли белые лабораторные столы, к которым через сложную сеть приводов были подведены механические руки-автоматы, управлявшиеся все тем же мозгом. Очевидно, руки-автоматы нужны были мозгу для того, чтобы проводить необходимые опыты, конструировать и смешивать растворы в мензурках и колбах.
        Стараясь не подходить к аквариуму, который, как и Ирке, внушал ему лишь отвращение и страх, Костик боком, вдоль стены стал пробираться в лабораторию, надеясь найти там машину времени или какую-либо случайную подсказку, как ему остановить запущенную программу уничтожения.
        - Если вы боитесь меня, тогда зачем пришли?  - просипел из динамика грустный голос, и они замерли от неожиданности.
        - Ты Супермозг?  - испуганно спросила Ирка.
        - Я просто мозг, Супермозгом меня называют другие. Но когда-то я был большим, чем просто мозг с подвешенным к нему единственным глазом,  - печально продолжил голос.  - Когда-то я был таким же, как вы, или, может быть, немного другим. Но хватит об этом. Зачем пришли?
        - Мы хотим остановить программу уничтожения Земли…  - сказал Костя, не уверенный, правильно ли он делает, сказав об этом мозгу. Можно ли тому доверять?
        - Император знает, что вы здесь?  - вдруг спросил голос.  - Хотя нет, если бы он знал, то убил бы вас. Вы первые, кто зашел сюда за последние двадцать циклов, кроме самого Императора. Двадцать лет назад сюда зашел его секретарь, которому тоже не давала покоя моя тайна… Властелин велел сломать ему шею и сбросить в оружейный колодец. Впрочем, это уже старая и скучная история.
        - И больше, кроме него, никто не знает о твоем существовании?  - удивился мальчик.
        - Ни одна живая душа.
        - Но мы узнали о тебе почти сразу…  - сказала Ирка.  - Робот-могильщик сказал нам, что ты…
        - Робот-могильщик? Вы имеете в виду утилизатора? Эта старая развалина знает обо мне?  - Неожиданно Супермозг расхохотался и задрожал в аквариуме, натягивая свои трубки.  - Подумать только,  - продолжил он,  - Император предусмотрел все, убрал всех свидетелей, а об утилизаторе, этой древней рухляди, забыл… Кто бы мог подумать, что в мыслящих схемах этого старика еще сохранились сведения. Вам очень повезло, пришельцы, что вы наткнулись на утилизатора, вы даже не представляете, насколько вам повезло.
        И зрачок в аквариуме вновь поднялся со дна, уставившись на них, как на какую-то диковинную редкость. Пока одна часть Супермозга наблюдала за незнакомцами, другая продолжала какие-то эксперименты. Над пробиркой поднимался зловонный дымок, что-то пыхтело, и механическая рука автомата переставляла какие-то колбы, проводя необходимые замеры температуры, кислотности, молекулярного состава и всего прочего, что было необходимо для опытов.
        На одном из столов Костик увидел небольшой пистолет с длинным дулом, сужавшимся к концу до размеров иголки, и взял его.
        - Поосторожнее со спуском, он у него очень мягкий,  - предупредил Супермозг.
        - А что это?
        - Молекулярный расщепитель - один из последних заказов Императора, способен пробить даже самую толстую броню. Направляешь его на титановую плиту, осторожно, без рывков нажимаешь на спуск - и вместо плиты горстка пепла.
        - А борт звездолета он может пробить?  - спросил мальчик, осторожно возвращая пистолет на место. Из фантастических книг он знал, насколько может быть опасна разгерметизация в космосе.
        - Нет, он мощен, но не настолько. Борта звездолета изнутри обшиты специальным поглощающим покрытием - это мое предыдущее изобретение. Можно взорвать бомбу большой мощности, и не будет ни единой вмятины,  - не без гордости сказал Супермозг.  - Я предусмотрел все, чтобы эти ослы-роботы не уничтожили корабль.
        - А они могут?
        - Они все могут. Их мозги не модернизировались уже лет тридцать. Император лично настоял на этом. Он боится, как бы они не стали слишком умными. Он всего боится, наш правитель… Его власть основана на страхе, но, как ни странно, больше всех боится он сам. Он даже ночью просыпается и дрожит в постели, а потом устраивает массовые казни и вставляет всем датчики в головы. Командиром над трусами может быть только самый большой трус,  - доверительно сообщил Мозг.
        Очевидно, он был рад неожиданной компании, так как раньше ему приходилось оставаться наедине с самим собой или переносить общество Императора.
        - Зачем же ты служишь ему?  - спросила Ира.  - Зачем составляешь все эти разрушительные смеси и конструируешь бомбы?
        - Сам не знаю,  - ответил Мозг.  - Наверное, тоже от страха, а может быть, просто от беспомощности. А еще у нас с Императором есть договор…
        - Какой?
        - Уверен, то, что я вам скажу, вас удивит,  - грустно сказал он,  - но мне давно надоело жить, надоело плавать в этой банке и видеть только эти приборы и собственное убожество. Император обещал мне, что если я смогу сделать его бессмертным, то он убьет меня.
        - Убьет тебя?
        - Отсоединит питательные провода и разобьет аквариум, и тогда я наконец стану свободен и смогу поставить свой самый последний и самый важный эксперимент, чтобы узнать, есть ли вечность за чертой этой жизни или там только чернота и покой…  - спокойно объяснил Мозг.
        Он некоторое время молчал, видимо, совершенно не интересуясь мнением ребят.
        - Вы пришли сюда, чтобы спасти Землю?  - спросил он через некоторое время, снова вспомнив о своих гостях.  - Но разве ей грозит какая-нибудь опасность? Насколько я знаю, Император пока не отдавал приказа ее уничтожить.
        - Это произойдет только через четыре тысячи лет, мы прибыли сюда из будущего.
        - Из будущего?  - удивился Мозг.  - Я пока не изобретал такой машины. И что, способ перемещения во времени уже есть?
        - Сам видишь, раз мы оказались здесь. На компьютере, принадлежащем Черной Империи, запущена программа уничтожения Земли. У планеты осталось лишь несколько дней, а потом…  - И Ирка грустно замолчала.
        - Значит, вы из будущего, и оно весьма неутешительно,  - задумчиво сказал Мозг.  - Значит, и через четыре тысячи лет Империя будет существовать. А что с Императором? Он жив? Удалось мне изобрести для него эликсир бессмертия? И что стало со мной? Он выполнил свое обещание?
        - Мы не знаем, мы никогда не видели Императора до сегодняшнего дня. Нас перенес в прошлое компьютер. Мы выставили на нем день основания Черной Империи - 20 мая 2000 года до нашей эры. А у нас, в нашем времени, 10 мая 2000 года нашей эры.
        - Властелин любит круглые даты,  - невесело усмехнулся Супермозг.  - Каждые сто лет он уничтожает по планете, день в день, час в час. И погибают миллиарды…
        - Он садист?  - ужаснулась Ирка.
        - Я говорил вам, что он трус…  - раздраженно повторил Мозг.  - И он убьет всех, уничтожит Вселенную, чтобы только не убили его. Вообще мы, так называемые разумные существа, как раз разумом-то и не наделены. Создавать оружие чудовищной мощности, способное в считанные секунды расправиться с любой планетой, мы уже умеем. Но беда в другом… Научившись разрушать, мы так и не выучились созидать. Мы умеем разваливать на куски звезды, так что раскаленная материя летит во все стороны, но не в состоянии сконструировать самую простую бабочку, чтобы она была живой. Тот, кто сотворил Вселенную, был намного мудрее и добрее нас. Он строил, а мы разрушаем. Мы можем разломать планету, можем изуродовать нашу душу, но не можем ее построить - вот беда. Нам не хватает для созидания не только ума - это бы еще полбеды, нам не хватает на это доброты…
        Ирка тревожно переступила с ноги на ногу, поглядывая на маленькие часики у себя на руке. Время сокращалось минута за минутой, а ничего для спасения Земли не делалось - ужасная бомба, спрятанная неизвестно где на планете или летящая к ней из космоса, не была обезврежена, а программа уничтожения продолжала отсчитывать часы.
        - Не волнуйся,  - успокоил девочку Супермозг, угадав ее движение.  - Пока одна моя половина болтает, другая думает, как вам помочь. Оба моих полушария работают автономно и могут выполнять разные задачи. Но не хочу вас огорчать, пока ничего стоящего мне придумать не удалось. Я даже не могу вернуть вас в вашу эпоху - ведь перемещатель во времени еще не изобретен и, может быть, будет изобретен только через тысячу лет.
        - Так что же нам делать?
        - Думать, мой юный друг, только думать… Но обещайте мне одну вещь, очень важную для меня. Если я помогу вам, вы выполните то, о чем я вас попрошу?
        - Что?
        - Не могли бы вы повернуть вон тот красный вентиль, перекрывающий поступление ко мне кислорода? Мои автоматические руки так неудачно устроены, что я не могу сделать это самостоятельно…
        - Ты просишь нас убить тебя?  - воскликнула в ужасе Ирка.
        - Разумеется… Услуга за услугу. Не хотите же вы, чтобы я и дальше служил Императору, придумывая адские машины?
        Костик протянул руку к вентилю, но почти сразу понял, что не сможет этого сделать, не сможет убить собеседника.
        - Ты тоже трусишь…  - укоризненно сказал Мозг.  - А напрасно. Наружные датчики уже сообщили мне, что сюда идут… Через несколько минут здесь будут роботы охраны и с ними сам Император!
        - Но как он узнал?
        - Видели голову льва над камином? У нее в пасти была видеокамера слежения…
        - Что же нам делать?
        - Хватай пистолет и защищайся! И если вам удастся выжить после этой передряги, запомни, что я вам сейчас скажу!  - быстро заговорил Мозг.  - В Черном Замке, в подземелье, есть замурованная комната, о существовании которой не знает даже Император. В этой комнате все, что осталось от предыдущей цивилизации, более совершенной и превосходящей нас по развитию технологии. Возможно, там есть что-то, способное помочь вам! А теперь бегите, они уже здесь!
        Бронированный люк, ведущий из отсека, открылся, и показались два боевых робота с лучеметами. За их спинами прятался Император.
        - Не стрелять - попадете в Мозг! Взять живыми!  - хрипел он.  - Ты предал меня, Мозг… Наверное, и в тебя нужно было вмонтировать датчик.
        Роботы с мерцавшими красным огнем зрительными фотоэлементами бросились к ребятам, на бегу вставляя в лучеметы замораживающие обоймы. Костик опрокинул на них лабораторный стол, схватив молекулярный распылитель.
        Один из роботов ударом приклада расколол упавший стол и перепрыгнул через него, а другой уже прицелился из лучемета в девочку, вставив обойму.
        - Сломайте им шеи, только чтобы головы были целы! Я хочу считать информацию с их мозгов!  - просипел Император.
        В мягких туфлях и халате он стоял на пороге зала, сжав кулаки, а на дрожащих губах пузырилась слюна. Было в его облике что-то настолько отвратительное, что делало его намного страшнее почти трехметровых роботов, каждый из которых весил около четырехсот килограммов.
        Опережая робота и почти не задумываясь, что он делает, Костик вскинул распылитель и нажал на курок. Спуск, как и предупреждал Мозг, был очень мягким. В то же мгновение огромного робота, уже протянувшего к Ирке свои лапы, отбросило как мячик и еще на лету превратило в груду обугленной стали. Вторым выстрелом мальчик уничтожил и другого боевого робота, которого не спасла сверхпрочная отражающая броня. Робот выронил лучемет и кучей лома обрушился на девочку, она едва успела отпрыгнуть.
        Костик прицелился в Императора, но нажать на курок не смог, все-таки тот не был машиной, а убить человека - это совсем другое дело. Увидев направленное прямо на него дуло, Император задрожал, челюсть у него отвисла, и, крикнув «На помощь!», теряя туфли, он, как испуганный заяц, метнулся за бронированный люк и помчался дальше по коридору.
        - Напрасно ты его не убил,  - сказал Супермозг.  - Ты спас бы миллионы жизней и, возможно, даже свою планету.
        - Я не смог, не смог…  - Мальчик опустил пистолет. После того, что только что произошло, он дрожал так, что едва мог разжать зубы. Все-таки психологический шок - это нелегко перенести и взрослому. Трудно убивать, если ты раньше ничего подобного не делал.
        - Теперь бегите, не ждите! Через минуту Император вернется с подкреплением. Если вы не успеете к пространственному перемещателю раньше него, вы обречены… Спешите в Черный Замок и помните про предыдущую цивилизацию!  - крикнул им вдогонку Супермозг.
        Ребята метнулись по потайному ходу в зал, а оттуда по единственному открытому пока коридору дальше - в покои Императора. За их спинами уже слышался топот боевых роботов, заунывный вой морха-призрака и трение чешуи ящеров. Позади всех бежал Император, визгливо крича: «Осторожно, они вооружены! Можете убить врагов, только сохраните их головы!»
        Погоня приближалась. Костик едва успел захлопнуть люк перед носом преследователей, предварительно пару раз для острастки выстрелив в них из распылителя и подбив одного из стражников.
        Роботы залегли и открыли ответный огонь. Люк раскалился и должен был вот-вот рухнуть, когда в одном из углов отсека ребята увидели тонкую полупрозрачную перегородку, за которой темнел какой-то прибор…

        Глава X
        ДЕСАНТ ПРИБЫЛ

        220 часов до завершения работы программы

        Боевой корабль Черной Империи с капитаном Гуглем, морхом-призраком и двумя ящерами прибыл на Землю с опозданием на полтора часа от заданного графика. Капитан не стал посылать в штаб лазерограмму о своем прибытии, потому что догадывался, что на его корабле наверняка установлены следящие датчики-шпионы и их данные обязательно дойдут до штаба раньше его лазерограммы.
        Пока крейсер летел к Земле, ящеры успели еще несколько раз подраться и во время предпоследней драки едва не разбили кувшин морха-призрака, случайно попав в него вывороченной из пола микроволновой печкой. Рассерженный морх, видя, что никакими другими средствами остановить Драгля и Хрюка не удается, решился на последнее средство - он превратился в кызюавку с планеты Двух Морей - единственное животное во всей Вселенной, которого боятся огромные ящеры.
        Кызюавка - это такая маленькая зубастенькая тварь, похожая на генетический гибрид крысы, таракана и комара. Размером кызюавка не больше кота, но она необычайно подвижна и, не нуждаясь в дыхании, может существовать в любой среде: жидкой, воздушной и безвоздушной; укус ее болезнен, ядовит и в некоторых случаях может оказаться смертельным. Кызюавки водятся обычно большими стаями (по нескольку десятков тысяч штук) и нападают даже на многотонных динозавров, рвунов и морских носорогов.
        Но главная причина, из-за которой ящеры ее боятся, состоит в том, что еще с раннего детства, когда они только-только вылупляются из яиц, коллективные мамаши (у ящеров обычно бывает одна самка на двадцать-тридцать малышей) начинают запугивать их кызюавками, как человеческие мамы иногда пугают своих детей милиционерами, буками и домовыми. Страх перед кызюавками свойствен всем разумным ящерам с планеты Двух Морей, и стоило теперь Драглю и Хрюку увидеть кызюавку, как драчуны впали в детство, задрожали и, перестав размахивать хвостами, попытались спрятаться друг за друга.
        На то, чтобы сообразить, что на звездолете не могут водиться кызюавки, туповатым ящерам потребовалось несколько минут, но когда они поняли, что это морх пытался их надуть, они бросились на него, и того спасло только то, что он вовремя принял газообразную форму, а колотить газообразное существо - все равно что боксировать с воздухом.
        Но вот крейсер вошел в земную атмосферу, и послышалось шипение сжигаемого двигателями воздуха.
        - Приготовиться к десантированию!  - рявкнул капитан Гугль.  - Место поступления вызова - Москва, возле набережной, район Киевского вокзала.
        Эти незнакомые для него слова «Москва», «Киевский вокзал» капитан произнес с трудом. Только что он загрузил в память корабельного компьютера сокращенный земной разговорник, и теперь компьютер по телепатической связи сам подсказывал ему новые слова и их произношение. На груди его скафандра был установлен механический переводчик, переводивший его речь на русский язык.
        - Какой сложный язык!  - пропыхтел морх, тоже мысленно подключаясь к разговорнику.  - Слова короткие, а не запомнишь! Согласитесь, капитан, насколько лучше звучит название моей родной планеты - КДЖПДЖДЗРЖОНК или названия наших городов: НВЩРРТКР-М или ЧЖЦГКЧХН.
        Один из ящеров хихикнул. Родной язык морха состоял из одних согласных, цокающих и щелкающих звуков, и иногда, когда призрак принимался петь, это было похоже, как если бы кто-то скоблил наждачной бумагой ржавую кастрюлю. Впрочем, морху это не мешало гордиться своим родным языком и считать его самым простым и звучным во Вселенной.
        Боевой крейсер Империи был невидим для земных радаров, и его появление в Москве прошло незамеченным, тем более что в столице была ночь, и, хотя по набережной изредка проносились машины, весь город был погружен в сон. Чтобы не привлекать пока излишнего внимания, капитан Гугль спрятал корабль на дне Москвы-реки. Крейсер был абсолютно герметичен и мог при необходимости передвигаться в жидкой среде с такой же легкостью, как и в воздушном пространстве.
        Ящеры разобрали бластеры, повесили за плечи энергометатели - компактное, с коротким стволом оружие, обладавшее огневой мощью базуки и скорострельностью хорошего пулемета, и заняли свои места в небольшом рейдере - маленькой капсуле-ракете, предназначенной для перемещения по планете.
        Неохотно покинув свой кувшин, в рейдер струйкой дыма просочился не совсем проснувшийся морх. Капитан Гугль застегнул на запястье таймер, отсчитывающий последние часы планеты, и, захватив с собой маленькую компьютеризированную карту, сел за рычаги управления рейдером. Ящеры опустили защитный колпак и включили силовое поле.
        - Поехали!  - скомандовал капитан и отжал рычаг реактивного старта. Шлюзы крейсера поочередно открылись и выстрелили маленький рейдер в реку.
        В прибор ночного видения, вмонтированный в шлем, капитан видел неровное, загрязненное промышленными отходами и всяким мусором дно Москвы-реки. Некоторое время он продолжал вести свою ракету вдоль дна, а потом направил ее вверх, поднимая на поверхность. И вот наконец нос рейдера вынырнул из воды, и над лобовым защитным стеклом показались звезды.
        Выпустив гусеницы, по крутому склону обшитой камнем набережной рейдер-вездеход выбрался из реки и, проломив бетонное ограждение, выехал на дорогу. Здесь капитан Гугль на минуту остановил машину, раздумывая, куда ехать дальше. Он вытащил компьютеризированную карту - ровный зеленоватый лист пластика, разбитый на секторы, на котором красным крестиком обозначалось их теперешнее местонахождение, а вокруг была подробная схема города с изображением домов, дорог, шоссе и улиц.
        Карта должна была облегчить поиск и указать оптимальные маршруты перемещения по планете, а также давала четкую пространственную ориентацию, позволявшую всегда, в любой час, знать, где находится корабль. Если бы где-то поблизости находилось мощное оружие, способное разрушить рейдер или нанести повреждения крейсеру, оно тоже немедленно высветилось бы на экране. Но пока экран был чист. Это означало, что планета Земля не достигла еще необходимого уровня военной мощи, чтобы противостоять Империи, и в глубине души Гуглю было даже жаль этот обреченный на уничтожение мир. «Интересно, как выглядят ее жители?» - подумал он.
        - Мы сейчас куда, капитан?  - спросил Драгль, перебрасывая бластер из одной лапы в другую и от скуки прицеливаясь в освещенную витрину магазина на другом берегу реки.
        - В музей…  - сказал Гугль.  - Нужно захватить скульптуры, картины, доспехи, древние рукописи - Император любит старину. Нам предстоит много работы. Вначале музеи, потом золото и драгоценные камни, сырьевые ресурсы - нужно заполнить ими погрузочные капсулы и перенести на крейсер. В самую последнюю очередь заберем компьютер…
        - А как же Шпионская Сеть, которая работала на Императора все эти годы? Мы будем ее эвакуировать?  - спросил морх-призрак.
        - Зачем?  - поморщился капитан.  - Император не доверяет перебежчикам. Кто предал своих, тот предаст и чужих… К тому же крейсер и так будет по самые люки загружен драгоценностями, нам просто некуда поместить этих предателей…
        Гугль развернул рейдер и помчался вдоль набережной по направлению к Музею изящных искусств имени Пушкина, первому музею, который они намеревались «посетить» на этой планете.
        Капитан смотрел на громады домов и думал о том, что вскоре все это вместе с жителями должно погибнуть. Где-то в почве планеты, а где именно, знал только сам Император и, возможно, главный компьютер, в Черном Замке была скрыта совсем небольшая капсула с разрушительным веществом чудовищной мощности, которого будет достаточно для того, чтобы разгромить весь мир и превратить его в бесчисленное множество разрозненных обломков.
        А на тот случай, если капсула по какой-то причине не сработает, к планете с далекой военной базы на другом конце Галактики по приказу Императора была отправлена невидимая для радаров боевая ракета не меньшей мощности. Теперь она с огромной скоростью двигалась в гиперпространстве по сложной траектории, которую рассчитывала для нее программа, и была в сотнях световых дней от Земли. Ракета должна была войти в орбиту Земли и взорваться в ту же секунду, что и скрытая в почве и пролежавшая там уже сотни лет капсула, довершив уничтожение планеты.
        Это был старый, опробованный метод, и капитан Гугль был хорошо с ним знаком. Ему приходилось уже присутствовать при уничтожении планет. Он был солдатом, а приказ есть приказ, к тому же с этим датчиком в мозгах было бы самоубийством его нарушить.
        Рейдер мчался по пустынному шоссе вдоль набережной со скоростью около ста километров в час. Капитан не знал, что они движутся по встречной полосе, и был удивлен, когда выскочившая откуда-то спереди легковушка съехала на обочину, едва избежав столкновения.
        - Ишь ты, мы их чуть не протаранили!  - радостно воскликнул Хрюк.
        Неожиданно легковушка развернулась и, включив сирену, погналась за ними, пытаясь оттеснить рейдер к обочине.
        «Транспортное средство без номеров, немедленно остановитесь! Повторяю: немедленно остановитесь или мы открываем огонь!» - ревел громкоговоритель, укрепленный на крыше машины. На ее дверце морх-призрак разглядел широкую синюю полосу и буквы «МИЛИЦИЯ».
        - Какое безобразное слово!  - вздохнул морх.  - Как много в нем гласных звуков, все эти «И», «Я»!.. То ли дело мой родной язык: «РПТШБР ГРЩЛДЖХЦБННФЙ!», что означает дружеское пожелание хорошей спячки.
        «Автомобиль без номерных знаков, остановитесь! Вы едете по встречной полосе! Остановитесь, или мы открываем огонь!» - снова взревел громкоговоритель на крыше настигавшей их машины.
        Чтобы отвязаться, капитан увеличил скорость до ста пятидесяти километров, в окнах ревел ветер, но милицейская легковушка с форсированным двигателем не отставала.
        - Я не знал, что жители этой планеты так агрессивны,  - удивился Гугль, когда из окна легковушки высунулось дуло автомата и несколько пуль щелкнуло по броне их рейдера, не причинив ей никакого вреда.
        - Наверное, это законники, те, которые следят за порядком,  - предположил один из ящеров.  - Капитан, можно я с ними разберусь?
        - Дадим им шанс…  - примирительно сказал Гугль.  - Этим существам и так осталось жить всего ничего, зачем же сокращать их жизнь еще больше?
        По броне рейдера щелкнуло еще несколько пуль, а потом милицейская машина отважно стала перегораживать им путь.
        - Мы, между прочим, тоже умеем стрелять…  - обиженно сообщил Хрюк.  - Капитан, снизьте немного скорость, я подрежу им шины.
        И, не дожидаясь разрешения, ящер высунул из окна бластер и двумя выстрелами прожег дыры в колесах милицейской машины, а третьим выстрелом расплавил на крыше динамик. Послышался резкий визг тормозов, на скорости милицейская машина пошла юзом, ее водитель, стараясь избежать столкновения, нажал на тормоза, и автомобиль, налетев на парапет, упал в реку, подняв множество брызг.
        - Сами напросились,  - засмеялся Драгль.  - Мы к ним не приставали. Едем тут тихо-мирно, палим из бластеров, никого не трогаем…
        - Вылезайте, мы уже приехали.  - Капитан остановил машину у ограды Пушкинского музея.  - Морх, обезвредь охрану, а вы, остолопы, живо берите мешки. Мы должны загрузиться до крыши…
        Вообще-то по сравнению с такой масштабной катастрофой, как уничтожение целой планеты, ограбление музея казалось незначительным пустяком, и Гугль это понимал и не занимался такими мелочами, но его повелитель питал страсть к антиквариату, статуям и картинам.
        Но в сотни раз больше Императора интересовали шкатулки, и их свозили к нему со всех миров Вселенной. Капитан знал, что интерес диктатора к ларцам был продиктован не их красотой. Уже много сотен лет он искал повсюду одну-единственную шкатулку из красного дерева с золотой инкрустацией, на крышке которой были изображены пастух и пастушка. Тому, кто найдет ее, Император обещал все, что он только пожелает, но капитан не слишком верил ему, потому что правитель всегда щедро раздавал обещания, а потом с легкостью их нарушал.
        Почему ему нужна была именно эта шкатулка из красного дерева с пастухом и пастушкой, никто не знал. Бывали случаи, когда желающие обогатиться приносили ему подделки, но Император, сразу узнав об этом, приказывал выбрасывать хитрецов из шлюзов в космическое пространство без скафандров. «Найдите для меня настоящую, я знаю, как она должна выглядеть. Однажды она почти была уже у меня в руках»,  - шипел он синими губами, к которым была подведена дыхательная трубка.
        Капитан Гугль догадывался, что с этой шкатулкой связана какая-то очень важная для властелина тайна, какой-то очень значительный секрет, который многое мог изменить в судьбе Империи. Но пока ларец так и не был найден, хотя тысячи авантюристов и охотников за наживой в самых разных уголках Вселенной занимались его поисками.
        Морх-призрак струйкой зеленоватого дыма просочился сквозь ограду музея и протек через решетку двери внутрь. Он был опытным лазутчиком, и Гугль знал, что беспокоиться им не о чем. Не пройдет и минуты, как охрана будет обезврежена, а сигнализация отключена.
        У рейдера выдвинулись реактивные крылья, и капитан перелетел на нем на плоскую крышу музея к чердачному люку. Рейдер мог передвигаться по воздуху не хуже любого сверхзвукового истребителя, которым владели земляне.
        Очень скоро крышка чердачного люка была сорвана с петель вместе с прикрепленными к ней датчиками сигнализации, и показался морх. Верхняя половина его туловища имитировала усатого охранника в бронежилете, а нижняя клубилась паром, как у джинна.
        - Я усыпил всех,  - сообщил призрак, зевая.  - Эти парни валятся с ног, едва вдохнув паралитического газа.
        - Жаль, я никого не смог шарахнуть хвостом,  - выразил неудовольствие Драгль.  - Интересно было бы проверить, крепкие ли гуманоиды населяют эту планету.
        Они миновали чердак и пошли по второму этажу музея вдоль скульптур и картин при мигающем свете аварийного освещения. Ящер не удержался и, развернувшись, шарахнул хвостом мраморного Геркулеса, отчего статуя раскололась и опрокинулась, но и сам Драгль при этом едва не отшиб себе хвост.
        - А они крепкие ребята,  - удивился он.  - Я обломал об этого типа все зубцы.
        - Это статуя, которой две с половиной тысячи лет,  - поддел ящера капитан.
        - Разве? То-то я смотрю, она не слишком сопротивлялась.  - И Драгль удовлетворенно щелкнул зубами.
        - А ты что хочешь? В таком возрасте и ты будешь еле таскать свой хвост,  - сказал Хрюк, и они расхохотались.
        Инопланетяне обошли весь музей и его хранилища, но шкатулки с пастушкой и пастухом на крышке так и не обнаружили. Тогда ящеры нагрузились первыми попавшимися картинами и статуями и с сопением, наступая друг другу на лапы и наталкиваясь на двери, потащили их к рейдеру. Морх, делая вид, что помогает, шастал вокруг и, слегка придерживая край одной из картин, скулил: «Может, вам помочь, а, ребята?»
        С улицы донесся низкий вой сирен - музей был окружен, и к нему со всех концов города подтягивались милицейские машины. Видимо, один из усыпленных морхом охранников сумел включить сигнализацию и сообщил в штаб об ограблении.
        Когда ящеры показались на крыше, их сразу же осветили прожекторами и взяли на прицел. Тотчас снизу раздались удивленные крики: «Они в масках! Грабители в масках!» Вслед за ящерами из чердачного окна спокойно вышел и, слегка согнувшись и придерживая кобуру с молекулярным распылителем, прошествовал к рейдеру капитан Гугль, космический мутант без ушей, с зеленоватым, покрытым чешуей лицом.
        Внизу защелкали вспышки фотоаппаратов - вездесущие корреспонденты успели добраться и сюда.
        - Последнее предупреждение!  - заревел внизу рупор.  - Поднимите руки и повернитесь спиной! Вы на прицеле у снайперов!
        - Беда этих землян в том, что они слишком много болтают!  - сказал морх и, скользнув к рейдеру, включил силовую защиту. Теперь в них можно было стрелять сколько угодно - они были в полнейшей безопасности. Вокруг них возник слабо светящийся мерцающий полукруг, от которого отражались и соскальзывали в ночное небо лучи прожекторов.
        Снизу начал кто-то стрелять, а потом выстрелы стали непрерывными - особая группа спецназа ворвалась в музей и начала штурм. Но инопланетяне уже преспокойно погрузили все похищенное в рейдер. Он, сорвавшись с крыши, бесшумно пролетел над головами опешившей группы захвата.
        Драгль, высунув из окна чешуйчатую лапу с оружием, несколько раз для острастки пальнул в автобусы с бойцами из лучемета, который прожег в асфальте возле них огромные дыры. Один из автобусов, к счастью пустой, от взрыва взлетел на несколько метров и упал на крыши припаркованных поперек улицы милицейских машин обугленной грудой металла.
        Рейдер набрал высоту и скрылся.
        - Полетим в следующий музей, а, капитан?  - с надеждой спросил Хрюк, которому понравилось крушить хвостом статуи и разгуливать по крышам под вой сирен и щелканье пуль о колпак силовой защиты.
        - Не сразу,  - покачал головой Гугль.  - Вначале нам нужно выполнить одно задание чрезвычайной важности.
        - Какое?  - заинтересовался морх.
        - Только что я получил от Императора приказ вскрыть секретную капсулу.  - И капитан озабоченно поправил крошечный передатчик, прикрепленный к его затянутой кожей ушной раковине.

        Глава XI
        СТАРИННЫЙ ПЕРГАМЕНТ

        Федька Волков прошел через двор по красной дорожке, разостланной на асфальте, и в сопровождении почетного эскорта сел в ожидавший его вертолет. Загудел, ускоряясь, винт, и тяжелая машина, рассекая воздух, поднялась в небо.
        - Что будете пить, превосходительство? Виски, коньяк, тоник или русскую водку?  - спросил бородатый шпион.
        Федька, вошедший уже во вкус власти, чувствуя, что над ним насмехаются, покосился на громил-телохранителей, с напряженными лицами сидевших около него, и поинтересовался у них:
        - Если я велю сбросить этого типа с вертолета, вы это сделаете?
        - В ту же секунду, шеф!
        На бородача тотчас было направлено несколько дул, и лапы телохранителей с готовностью потянулись к нему, чтобы швырнуть его вниз с огромной высоты.
        Бородач побледнел, сообразив, что все оборачивается неблагоприятно для него.
        - Не делайте этого, шеф! Я позволил себе непростительную дерзость. Пощадите!
        Подождав, пока голова шпиона, которого уже схватили телохранители, высунулась из вертолета, Федька приказал:
        - Отпустите его! Последний раз прощаю!
        - В каком смысле отпустить, шеф? Совсем отпустить и пусть падает?  - спросил один из телохранителей-громил, державший за ногу висевшего вниз головой. Он начал было разжимать ладонь, отпуская вопящего шпиона, но Виолетта стукнула его кулаком по спине.
        - Втащи его назад, увалень!
        Оказавшись в безопасности, бородач с уважением посмотрел на Федьку и забился в самый дальний угол, не позволяя себе больше никаких неуместных шуток.
        - Хотите посмотреть на древний пергамент с пророчеством?  - спросила Виолетта.
        - Можно!  - Волков важно кивнул.
        Он подумывал, не залететь ли ему на вертолете во двор к кому-нибудь из одноклассников, чтобы привести их в состояние ужаса и восторга - мол, знай наших,  - но потом решил, что это можно будет сделать и потом. Вначале неплохо бы взглянуть на этот пергамент, упоминание в котором его имени вдруг наделило его такой властью.
        К тому же где-то в глубине души Федька опасался, что все это надувательство и вот-вот все выяснится, а его возьмут, что называется, за ушко и вывесят на солнышко.
        - Лети в штаб, и живо!  - приказала Виолетта пилоту, и вертолет, сделав полукруг над городом, стал снижаться.
        Они приземлились где-то на окраине Москвы, на крыше одного из трех - или четырехэтажных домов с затемненными стеклами и с вертолетной площадкой. Дом был обнесен сплошной бетонной оградой и явно считался правительственным особняком.
        На крыше молча застыла охрана в бронежилетах, у ног которой рычали овчарки и ротвейлеры. Виолетта перекинулась несколькими словами с начальником охраны, и тот, с почтением взглянув на Федьку, поспешно открыл один из люков, ведущих внутрь здания.
        Волков, Виолетта, бородатый и два телохранителя пошли вперед по широкому коридору, пол в котором был устлан скрадывающим шаги ворсистым ковром.
        - Мы идем в сокровищницу, но вначале нужно зайти к Координатору…  - сказала шпионка.
        Навстречу им из двери показался какой-то маленький сутулый человечек и что-то шепнул Виолетте, низко склонившейся при этом.
        Выслушав его, она повернулась к Федьке и сказала взволнованно:
        - Ситуация изменилась… Координатор перестал выходить на связь полчаса назад. Последним его распоряжением было сделать вас Верховным Координатором и передать вам всю власть.
        - А кто такой Координатор?  - спросил Волков.  - Человек?
        - Нет. Я думала, вы знаете,  - сказала Виолетта.  - Если хотите, можете на него взглянуть.
        Она провела его в тщательно охраняемый кабинет, а оттуда по узкому коридорчику к бронированной двери. За дверью на столе стоял большой темный куб с динамиком, матово поблескивающий и сделанный из какого-то странного, неземного происхождения материала.
        - Это и есть Координатор. Ему более трех тысяч лет,  - сказала Виолетта.  - Его нашли в пирамиде одного из египетских фараонов. Три тысячи лет он управлял нашей организацией, давал советы, выносил приговоры и помогал членам нашего объединения добиваться власти, могущества и денег… Вот здесь день и ночь, не угасая ни на миг, в течение этих трех тысяч лет горела маленькая красная лампочка. Полчаса назад она погасла - значит, Координатор больше не будет говорить с нами.
        - А его нельзя починить?  - поинтересовался Федька.
        - Это не простая машина - это Координатор. Его нельзя сломать, но нельзя и починить. Посмотрите, на этом кубе нет ни единого стыка, ни единой кнопки - это не простой приемник, который можно собрать и разобрать, это нечто совершенно иное.
        - И что вы собираетесь делать?  - спросил Волков.
        - Мы будем выполнять последний приказ Координатора, который он отдал за несколько секунд до отключения.
        - Какой приказ?
        - Приказ назначить Верховным Координатором вас… Теперь вы не только глава Всемирной Шпионской Сети, но и наш руководитель.
        - Не хочу вас торопить, шеф,  - быстро вставил маленький человечек - хранитель куба,  - но хочу вам напомнить, что у нас осталось всего двести часов, чтобы всем нам спастись и вам обезопасить самого себя. Только вы сможете уговорить их,  - тут хранитель неопределенно и с испугом ткнул пальцем в потолок,  - вывезти нас с Земли. Они должны, должны спасти нас…
        - Не паникуй! Заткнись! Не веди себя как тряпка!  - рявкнула на него Виолетта, впервые так ясно проявляя свой нрав.
        Хранитель как-то сразу сжался и отодвинулся к стене.
        У Волкова отвисла челюсть. Он понял, чего от него хотят и ждут. Теперь уже власть не казалась ему такой привлекательной - он был назначен капитаном тонущего корабля и не знал, как его спасти.
        Положение было критическим и с каждой минутой становилось все более опасным. Увидев, что все собравшиеся смотрят на него с ожиданием, как будто он должен знать, что делать, Федька кое-как произнес:
        - Мне хотелось бы взглянуть на пергамент.
        - Вам его покажут. Пойдемте в сокровищницу.
        Они спустились в секретном лифте на подземный этаж. Хотя снаружи здание совсем не казалось большим - всего три или четыре этажа,  - зато под землей под ним протянулись самые настоящие катакомбы с извилистыми ходами, которые в случае необходимости могли служить бомбоубежищем.
        Одну за другой охранники открывали огромные бронированные двери. Рядом со стен на них смотрели миниатюрные видеокамеры, а вдоль пола лежали зеленые невидимые невооруженному глазу лучи лазерной сигнализации. ВШС хорошо охраняла свои сокровища.
        Наконец они подошли к самой большой сейфовой двери, и Виолетта ввела пароль.
        - Если бы пароль был набран неверно дважды, сразу бы сработала сигнализация, а по этим трубам был бы пущен газ,  - сказала она.  - Мы бережем наши секреты. Кстати, это тоже совет Координатора.
        Замок щелкнул, и дверь открылась. В сокровищнице было полутемно, но потом, разгораясь, зашипели лампы дневного света. Все оказались в большой комнате, где штабелями были сложены золотые слитки, а чуть поодаль стояли коробки с валютой разных стран, причем только самыми крупными купюрами. У стены под стеклом лежали ценнейшие ювелирные украшения, сверкающие крупные алмазы, рубины и изумруды.
        Не глядя на все это богатство, шпионка подошла к встроенному в стену маленькому сейфу и приложила к датчику палец.
        - Доступ к сейфу имели только двое,  - спокойно сказала Виолетта,  - генерал и я. Но его больше нет, значит, осталась я.
        Она надела перчатки и вынула из сейфа пожелтевший лист пергамента. Федька протянул было к нему руку, но женщина поспешно сделала шаг назад.
        - Пергамент отравлен, пропитан испарениями цианистого калия,  - предупредила она.  - Если вы возьмете его без перчаток, не проживете и десяти секунд, шеф. У нас на ладонях имеются поры с микроскопическими каплями влаги, и если яд попадет в них…
        Парень испуганно отскочил и спрятал руки за спину.
        - Разверните его сами,  - сказал он.  - Мне что-то не хочется.
        Шпионка развернула пергамент, и Волков увидел, что кожа мертворожденного ягненка, а именно из нее (они проходили в школе) изготавливался пергамент, вся испещрена непонятными знаками.
        - Это древневавилонская клинопись,  - пояснила Виолетта.  - Вы ведь читаете по-вавилонски, шеф?
        - Не очень хорошо. Мы в школе проходим английский,  - быстро сказал Федька. Он мог бы еще добавить, что у него по английскому тройка, но ему как-то не хотелось подрывать свой авторитет.
        - Лучше, конечно, читать в оригинале, но у нас есть перевод и на русский язык. Там, правда, ускользают некоторые нюансы, но их очень трудно передать на нашем языке. В древнем Вавилоне письмо было основано на совсем других принципах.
        И, убрав оригинал в сейф, она протянула Федьке другой листок, отпечатанный на принтере. Парень хотел было его взять, но тотчас, вспомнив, отдернул ладонь:
        - А он не того…
        - Он не отравлен. Не беспокойтесь.
        Волков осторожно взял листок, заглянул в него и прочитал следующее:

        «В год сто тридцать пятый по затмению Красной Луны в месяц Синего Быка писано.
        Был день летний, и убирали урожай, и сошла вдруг на Землю темнота великая, и что-то огромное закрыло Солнце. И опустилась с неба на луг у соленого моря гора, и содрогнулась земля, и выжглись поля от жара невидимого. И показались из этой горы существа роста великого, в броне, что сверкала, как золотой щит, и убили многих, бросая стрелы огненные. А кто уцелел, прибежали к фараону, сообщая, что пропал урожай. И рассердился фараон, и послал своих лучших воинов на колесницах, приказав им: «Кто бы ни были сии, убейте их!» И пошли воины, и никто живым не вернулся. Пожгли их стрелами теми огненными.
        И поднял тогда фараон все свое войско, и подкрались они к горе той ночью, и забросали ее камнями из катапульт, и убили несколько существ, метавших молнии, ибо и они были смертны, и повредилось что-то в горе так, что не могла она больше взлететь. Оставшиеся пришельцы заперлись в ней и стреляли молниями из бойниц. И видя, что их не взять, а многие его воины гибнут, приказал фараон войску своему укрыться за скалами, а под утро велел разрушить плотину, и хлынула вода, залив луг. Опрокинул поток ту гору железную и понес ее на скалы, и был тут гром великий… И снова земля содрогнулась, и те, кто был поблизости, погибли.
        Праздновал фараон победу, а на месте, где потерпел крушение тот корабль, найдено было оружие действия небывалого и куб невиданной плотности, который и молотом разбить нельзя было и из которого доносились звуки…»

        - Что-то мне надоело читать,  - сказал Федька, видя, что там еще целая куча страниц - Расскажите мне лучше в двух словах, что было дальше?
        - По этой летописи мы можем судить, что на Землю прибыл звездолет инопланетян, и было это очень давно, примерно за полторы тысячи лет до нашей эры в древнем Вавилоне. Вероятно, корабль что-то повредил при посадке и не смог взлететь. С большими потерями, так как инопланетяне обладали невиданным оружием, фараону удалось уничтожить этот корабль, прорвав плотину.
        - А что дальше?
        - А дальше вот что… Помните тот куб невиданной плотности, из которого доносятся звуки и который упоминается в летописи? Мы думаем, это и был Координатор. Спустя семьсот лет при погребении египетского фараона этот куб снова обнаружили, и его замуровали в сокровищницу пирамиды.
        - Но как он оказался в Египте?
        - Фараоны Египта незадолго до этого покорили Вавилон, и среди трофеев, вполне возможно, был и этот говорящий куб, который египтяне считали собственностью своих древних богов и поклонялись ему. Вероятно, уже тогда этот куб давал им какие-то пророческие советы… Потом его замуровывают в пирамиду и вновь его находят уже в нашей эре, в XI веке, когда некий турецкий вор проник в пирамиду и среди прочего ему удалось украсть этого прорицателя. Куб дает вору советы, помогает разбогатеть, и именно с этого турецкого преступника и начинается история нашей организации… Он и его потомки, а потом и не только они начинают пользоваться советами куба, куб рассказывает им, как стать богатыми или добиться власти, а просители, в свою очередь, выполняют его приказы. Сообщают ему, какие новые изобретения появились на Земле, что произошло, какие новые континенты открыты…
        - То есть шпионят для инопланетян за родной планетой?
        - Именно так.  - Виолетта сверкнула глазами.  - В нашей организации не было людей твердых нравственных устоев. Собственная выгода для большинства из нас превыше всего. Впрочем, это уже не имеет значения… Из года в год происходил обмен информацией, пока, вероятно, владельцы куба не решили, что Земля со своим научно-техническим прогрессом становится опасна для Космической Империи… И вот однажды они засылают на Землю маленький десантный корабль, в котором один-единственный пассажир - человекоподобный гуманоид с половиной бороды, а с ним компьютер с анализатором материи. Мы выследили его, но потом упустили…
        Внезапно сработала сигнализация, и в подземном хранилище завыла сирена. Свет замигал.
        Охранники бросились к выходу, проверяя оружие.
        - Тревога всем постам!  - крикнула в микрофон Виолетта, озабоченно оглядываясь на Федьку.
        Хотя главным и считался Волков, командовала все равно она, а на него в случае провала падала вся ответственность.
        - Кто-то проник на охраняемую территорию. Выясните, в чем дело?  - приказала шпионка.

        Глава XII
        ЧЕРНЫЙ ЗАМОК

        217 часов до завершения работы программы

        Юрка и Костик смотрели, как раскаляется от бластерных лучей стальная дверь, которая вот-вот рухнет. Они бросились к громоздкому устройству странной конструкции, занимавшему половину отсека. Оно вполне могло оказаться пространственным перемещателем, о котором говорил им Супермозг. Устройство было сложным, состоящим из множества цилиндров - в крайнем из них была небольшая дверца с предупреждением:

        «Входить только после включения пространственного поля!»

        - Это он!  - крикнул Костик.  - Пространственный перемещатель!
        - Включи красный рубильник на щитке! Быстрее!  - подсказал из динамика Супермозг, очевидно, следивший за их перемещениями по видеокамерам, установленным во всех отсеках крейсера.
        Костя дернул рубильник, и перемещатель замерцал разноцветными силовыми кольцами, опоясывающими цилиндры и создававшими пространственное поле.
        У ребят не было времени выяснять, на какое именно место выставлен перемещатель. Оставалось надеяться, что об этом позаботился Мозг. Телешов распахнул в цилиндре дверцу, схватил Ирку за руку, и они впрыгнули внутрь за мгновение до того, как упала бронированная дверь и в отсек ворвались ящеры, накрыв все сплошным огнем из бластеров и энергометателей.
        Спеша прикончить чужаков, они изрешетили дверцу перемещателя, сделав ее похожей на дуршлаг.
        - Готово, повелитель! Они убиты! Никто не выживет после такого шквала огня,  - доложил один из ящеров, опуская бластер.
        - Если вы только повредили их головы…  - Вскочивший в отсек последним, Император распахнул дверцу перемещателя и замер… Потом он медленно повернулся, позеленев от ярости. Перемещатель был пуст.
        - Проклятый Мозг! Он им помог!  - просипел самодержец.  - Они уже в Черном Замке! Догнать их немедленно!
        Несколько боевых роботов и ящеры бросились в перемещатель, но изрешеченная ими же машина уже не работала: пространственное поле исчезло.
        Император с досадой топнул ногой и поморщился от боли - подагра.
        - Почините его!  - приказал он.  - Развить полную скорость и лететь к Черному Замку! Связаться с гарнизоном Замка и объявить тревогу! Пусть беглецов схватят и бросят в подземелье до моего приезда. Я допрошу их лично.
        - А потом их измельчат на кусочки и бросят в Кровавое озеро пожирателю плоти?  - с отвратительным смешком спросил придурковатый ящер.
        - Разумеется. Если раньше я не прикажу бросить туда тебя… А теперь живо за работу! Чини перемещатель, кретин!
        - А как его чинить? А, понял…  - Ящер на минуту задумался, а потом, развернувшись, шарахнул по перемещателю зазубренным хвостом.
        - Пойду разберусь с Мозгом. Он предал меня за все хорошее, что я для него сделал… Вот и совершай после этого добро…  - прохрипел Император и, ссутулившись, проследовал в секретный ход. Он относился к ящерам вполне терпимо, считая их слишком глупыми и примитивными для того, чтобы задумать измену.

        Через несколько сотых долей секунды после того, как они попали в перемещатель, и за секунду до того, как устройство изрешетили лучи ворвавшихся роботов, Костик и Ирка оказались в вихревом пространстве Вселенной. Их вынесло из гиперпространства в безопасное поле, закружило между звездами и, раньше чем они смогли опомниться или хотя бы испугаться, забросило на астероид. Каждую сотню звездных циклов астероид менял орбиту и теперь вращался вокруг одной из гигантских лун Карпатти-3.
        Астероид был искусственного происхождения и внутри напоминал пчелиные соты: состоял из множества прозрачных стенок и перегородок, сложной комбинацией последовательно соединенных между собой. Он был по меньшей мере на полмиллиона космических циклов старше Империи и являлся созданием предшествующей цивилизации, неведомым образом бесследно исчезнувшей, но оставившей после себя некоторые вещественные следы вроде этого искусственного объекта.
        Каждые несколько лет астероид, подчиняясь только собственным законам, которые нельзя предсказать, опровергая все известные законы физики и механики, менял курс и орбиту и направлялся в космические странствия, которые могли продолжаться порой до нескольких циклов. Потом астероид находил крупную планету или скопление частиц необходимой массы и вновь начинал свое вращение вокруг них, накапливая из космоса энергию для нового скачка.
        На астероиде была атмосфера, пригодная для дыхания, и, когда около ста лет назад один из одноместных разведывательных кораблей случайно наткнулся на него в космосе, находившийся на этом кораблике младший шпион Агырь сразу сообразил, какое сокровище оказалось у него в руках. Прошло сто лет, и младший шпион Агырь, давно уже забыв, кем он когда-то был, и несколько раз сменив имя, стал грозным Черным Императором.
        Исследовав астероид, он нашел несколько древних вещиц, довольно простых, но, используя заложенные в них возможности, смог разработать новейшее оружие, прибегнув к помощи одного молодого талантливого ученого. Впоследствии, убив этого ученого, Император поместил его мозг в питательную среду, где тот разросся до огромных размеров и стал уже знакомым нам Супермозгом.
        Костик и Ира оказались в подземной части астероида, в одном из сводчатых залов, в котором была установлена плата перемещателя. Идею перемещения в пространстве без помощи летательных устройств Супермозг тоже позаимствовал у працивилизации, дополнив ее и развив уже существующие технологии.
        - Где мы?  - спросила девочка, озираясь.
        В зале был полумрак, только единственная длинная красная лампа, отбрасывающая зловещий свет, горела у потолка.
        - Думаю, мы где-то под Черным Замком,  - предположил Костик.
        - А можно с помощью этой штуки оказаться на Земле?  - спросила Ирка, указывая на перемещатель.
        - Вряд ли. Нам неизвестны ее космические координаты, а если бы мы их и знали, то это была бы Земля 2000 года до нашей эры, с которой мы уже улетели.
        - Все равно на Земле лучше, чем здесь,  - печально сказала девочка.  - И что нам делать сейчас?
        - Нужно осмотреться. Если мы попали в Черный Замок, возможно, найдем, как можно остановить программу.
        - Не забывай, что до запуска программы еще четыре тысячи лет. Пока она не запущена. А раз не запущена, то нечего и останавливать.
        - Это верно…  - задумчиво протянул Костя.  - Ну да ладно, все равно нужно выяснить что к чему.
        Прежде чем выйти из зала, он отключил рубильник платы пространственного перемещателя, чтобы Черный Император не смог отправиться следом за ними. Затем мальчик приоткрыл дверь в соседний зал и осторожно выглянул наружу.
        Следующая комната была проходной, вверх и вниз вели ступеньки, а у стены стоял какой-то большой прямоугольный куб, похожий на шкаф с раздвижными дверцами. По лестнице сверху уже грохотали шаги боевых роботов.
        - Император объявил тревогу! Пространственным перемещателем воспользовались посторонние! Перекрыть все входы и выходы в верхние покои!  - доносились синтетические голоса.
        Сообразив, что роботы вот-вот будут здесь, а если бежать вниз по лестнице, то боевики наверняка услышат их шаги и будут преследовать ребят, пока не догонят, Костик решился на одну довольно опасную авантюру.
        Он распахнул дверцы шкафа, кивнув Ирке, чтобы она спряталась туда, и столкнул вниз железное снаряжение рыцаря, стоявшее у лестницы. Доспехи загрохотали по ступенькам, а он сам быстро нырнул в шкаф и закрыл за собой дверцы.
        - Они побежали вниз!  - закричали роботы и, несколько раз выстрелив вслед падающим доспехам из бластера, бросились за ними по лестнице.
        Получив временную передышку, Костик и Ирка выглянули из шкафа. Собственно говоря, теперь при открытых дверцах они разглядели, что прятались вовсе не в шкафу. Это был какой-то отсек для хранения старых моделей недействующих роботов, среди них больше всего вызывали страх два скелета с обвисшим на них тряпьем, которое когда-то было одеждой, их руки и ноги ежеминутно вздрагивали. Внизу, видимо утерянный кем-то давно, из щели между досками торчал ключ необычной формы с написанным на нем цифровым паролем.
        - Оставь его. Бежим скорее!
        - А вдруг он нам пригодится?  - Ира понятия не имела, от какого замка этот ключ, но на всякий случай положила его в карман.
        Стараясь не шуметь и ступать как можно тише, они стали подниматься по гулким ступеням вверх, пока не оказались в широком коридоре со множеством дверей и запутанных ходов. Около стены стояла небольшая двухместная машина без колес, но с силовым магнитным полем, на котором она покачивалась в нескольких сантиметрах от пола. Очевидно, эта машина служила для скоростного перемещения по коридорам дворца и его внутренним уровням, и управлялась она несложно: с помощью единственного рычага и педали. Ребята, решив рискнуть, забрались внутрь.
        - Ты уверен, что знаешь, как эта штука работает?  - с сомнением спросила девочка.
        - Не уверен, но попытаюсь разобраться…  - Костик положил руку на рычаг, решительно нажал на педаль, и магнитоплатформа послушно устремилась вперед по коридору.
        На такой скорости они бы непременно врезались в стену, но, очевидно, это было предусмотрено, и машина держалась точно середины коридора, реагируя на любое легкое нажатие рычага.
        Откуда-то из-за поворота прямо перед ними выскочил боевой робот и вскинул бластер, но, прежде чем он выстрелил, машина сшибла его с ног, так что он опрокинулся и рассыпался на микросхемы. Все произошло так быстро, что ребята поняли, какая опасность им угрожала, когда все было уже кончено.
        - Мы его протаранили…  - в ужасе ахнула Ирка.
        - Точно…  - согласился Костик.  - Теперь нужно уяснить, куда мы едем. Не можем же мы просто так кататься по коридору, не имея даже карты.
        - А если нам заглянуть в личные апартаменты Императора? Ведь именно туда он приказал нас не пускать. Зная его привычку устраивать везде потайные ходы, можно предположить, что там есть что-нибудь интересное.
        Костя осмотрел приборную панель магнитоплатформы, в которой они находились, и увидел небольшой микрофон, очевидно, предназначенный для сообщения приказов.
        - Личные апартаменты Императора!  - четко сказал он, наклонившись к микрофону.
        В приборной доске что-то щелкнуло, и машина автоматически свернула в один из боковых коридоров. Мальчик сообразил, что ему удалось включить автоуправление, вызвав в памяти машины один из заложенных в нее курсов. Наконец магнитная платформа остановилась возле одной из дверей, громадной, бронированной, створки которой сразу раздвинулись, как только они спрыгнули с платформы.
        - Добро пожаловать, ваше императорское величество!  - проскрипел речевой динамик у входа.
        Немного удивившись, как могла охранная система принять их за деспота и почему не сработали многочисленные датчики и видеокамеры, ребята прошли внутрь. Покои Императора, в которых они оказались, чем-то напоминали его каюты на корабле. Они были выдержаны в том же средневековом стиле, что казалось даже прогрессивным, поскольку до наступления средних веков на Земле было еще добрых три с половиной тысячи лет.
        Окон в огромном зале не было - Император не любил дневной свет. Только темнело несколько прорезей в сложенной из камня стене у потолка, напоминавших бойницы, вдоль которых шла винтовая галерея. Именно по форме этих бойниц Ира сообразила, что они находятся в главной башне Черного Замка.
        Из-за бархатной тяжелой портьеры показался робот-дворецкий в длинной вишневой ливрее с неподвижным лицом-маской, сделанным из какого-то светлого пластика, с застывшей навсегда на искусственных губах улыбкой.
        Робот появился так внезапно, что девочка вскрикнула, а Костя, собираясь защищаться, вскинул узкое дуло молекулярного распылителя. Но дворецкий и не думал нападать, он только поклонился. Когда робот заговорил, губы у него не двигались и речь доносилась откуда-то из глубины, в которой был встроенный динамик.
        - Добрый вечер, хозяин!  - прогудел он.  - Рад, что вы снова в замке. Вы хотите отдать какой-либо приказ?
        Ребята переглянулись. Похоже, дворецкий принял их за Императора. Это было более чем странно, потому что в роботов современных систем должен был быть встроен механизм опознавания. Но, как бы там ни было, его ошибкой стоило воспользоваться.
        - Запри люк и не пускай сюда боевых роботов!  - приказал Костя.
        - Включить силовую защиту?  - уточнил робот.
        - Да. И вот еще… Покажи нам здесь все. Я имею в виду, куда мы попали?
        Будь дворецкий человеком, а не роботом, он бы наверняка удивился, что Император забыл такие простые вещи, как расположение комнат в своих покоях, но он не был человеком, и механизм эмоций в его схемах отсутствовал.
        - Что именно вас интересует?  - спросил он.  - Прошу уточнить вопрос. В данный момент мы находимся в зале для совещаний. Справа по коридору оружейная комната, за ней - гардеробная, потом - столовая, а дальше - ваш личный кабинет, к которому примыкает спальня. Помимо того…
        - А секретный ход здесь есть?  - спросил Костик.  - Где он?
        - Секретный ход… секретный ход… Вы испытываете меня… Запрещенные сведения… Я не могу сообщить эти сведения даже вашему величеству…  - забормотал дворецкий.
        Неожиданно он вскинул руки и схватился за голову, юлой завертевшись на месте. Из ушей у него повалил дым, и робот свалился на пол.
        - Он самоуничтожился,  - с сожалением сказал Костя.
        - Но что случилось?
        - У него был мысленный блок не выдавать никому секретного хода. Но в то же время он должен был выполнять любой приказ повелителя, а робот ведь почему-то думал, что Император - это мы. Получилось неразрешимое противоречие, и у дворецкого перегорело предохранительное реле.
        - Примерно так все и было. Ты не так глуп, мой юный друг,  - внезапно подтвердил из динамика в стене уже знакомый им голос.
        - Супермозг?
        - Он самый.
        - Ты здесь?
        - Это уже глупый вопрос. Я на корабле, в том же аквариуме, что и раньше. Просто мне удалось втайне от Императора подключиться к каналу связи с замком.
        - Это ты перепрограммировал охранную систему и дворецкого?  - спросила Ира.
        - Ты сообразительна. Я выдал им ложный сигнал, что Император уже прибыл и что вы - это и есть он. Трудно представить, насколько глупой бывает порой эта робототехника. Простейшие приборы были надежнее… Попробовал бы кто-нибудь обмануть сковородку или молоток, а вот робота можно легко…
        - Что нам делать дальше, Супермозг? Как остановить программу?
        - А кто вас просил ее запускать? Не запустили бы, нечего было бы и останавливать,  - ворчал Мозг.  - Вначале заварят кашу, а потом расхлебывай… Помните, я говорил вам про предыдущую цивилизацию? Весь астероид, кроме Замка,  - это ее творение. Когда-то давно, когда я еще не плавал в этой банке, Император показал мне несколько приборов, простейших в общем-то, которые он обнаружил на поверхности астероида. Я поразился, как гениально и в то же время просто они были сделаны, и согласился помогать деспоту.
        - Ты помогал ему?
        - Ну разумеется. Когда нужно, он умеет быть хитрым. Вместе мы обшарили весь астероид, и кое-что из того, что нашли, легло потом в основу моих изобретений… Скажем, искусственный интеллект, сверхсветовой двигатель или пространственный перемещатель - працивилизации было известно обо всем этом, а я изобрел все это заново, используя их идеи. Я был, безусловно, гением, но глупым и смешным.
        - А что случилось с працивилизацией потом?  - спросила Ира.  - Она еще существует?
        - Этого никто не знает. Мы не нашли на астероиде никаких останков и следов катастрофы. Он был попросту брошен. Кто знает, сколько времени этот летающий остров дрейфовал в космосе, скитаясь от звезды к звезде? Двести тысяч циклов? Триста? Или, может быть, миллион? За это время он мог оказаться на другом конце Вселенной, а она так огромна…
        - Ты рассказывал что-то про замурованную комнату в подземелье с какими-то секретами працивилизации…  - напомнил Костик.
        Мозг замолк, припоминая.
        - Это было в тот день, когда Император выстрелил мне в спину… Я изучал подземные лабиринты в неисследованной части астероида. В эту часть никто еще не осмеливался приходить, потому что здесь соты были наиболее хрупкими и могли осыпаться. Я долго пробирался по каким-то коридорам, пока наконец не нашел… Это был довольно высокий, заложенный камнями проход с предупреждением на языке працивилизации не входить туда. Обычно працивилизация не имела дверей - да и какие могут быть двери в сотах!  - и я очень удивился… Почувствовал, что наткнулся на что-то действительно важное. Кладка была довольно прочная, а у меня с собой не было никакого оборудования. Я запомнил место и решил вернуться туда позднее. В тот же день вечером Император застрелил меня и поместил мой мозг в тот аквариум, который вы видели…
        - Зачем он это сделал?!  - воскликнула Ира.
        - Убил меня? Все очень просто - из предосторожности. Ведь в то время он еще не был диктатором, а с теми изобретениями, которые мы нашли на астероиде, Императором мог стать кто угодно, даже я. Вот он и решил с самого начала пресечь все возможности. Но про мою последнюю находку я ему ничего не сказал - не успел, а потом уже, естественно, у меня не было причин для откровенности.
        - Как нам найти ту замурованную стену в лабиринте?  - спросил Костик.
        - В столовой Императора вы увидите на стене ковер с узорами. За ковром - лифт, который при введении пароля «девять, три, один, пять, четыре» опустит вас на самый нижний уровень Замка. Там вы увидите множество люков, под ними начинается сам астероид. Изнутри он состоит из прозрачных перегородок, вы их не пропустите… Идите по астероиду все время прямо, пока коридор не станет сужаться, тогда сверните в первый проход налево и там найдете. Только не заблудитесь!
        - Они не заблудятся!  - вдруг раздался в динамике сиплый голос Императора.  - Я подслушивал ваш разговор с самого начала. Неужели ты думал, Мозг, что каналы связи не дублируются? Теперь я тоже знаю, где искать секреты працивилизации! А вы, щенки, стойте, где стоите, все равно вам не удастся тронуться с места. А пока, чтобы вам не было страшно дожидаться смерти, можете поспать… Баю-бай, засыпай!
        Где-то в углу послышалось шипение, и в зал, где находились Ирка и Костя, стал проникать какой-то белесый пар.
        - Усыпляющий газ!  - догадался Костя.  - Бежим!
        Он схватил девочку за руку и, пока газ не достиг их, потащил ее в соседний отсек. Они успели захлопнуть герметичный люк, но какая-то часть газа успела проникнуть к ним в легкие, и мальчик почувствовал, что его тянет в сон.
        - Я хочу спать!  - зевнула Ирка и, расслабившись, стала оседать на пол.
        - Не спите!  - крикнул в динамик Супермозг.  - Если заснете - уже не проснетесь! Вам нужна вода - немедленно умойтесь! Тогда газ переста…
        - Кому сказал: молчать! Отсоедините его!  - прошипел Император, и связь оборвалась. Наверное, там, на звездном крейсере, перекрыли все каналы.
        Но теперь Костик уже знал, что им делать. Ощущая, как у него слипаются глаза, и борясь с сильнейшим желанием улечься прямо на пол и заснуть, он огляделся и кое-как добрел до расположенного в углу комнаты фонтанчика. Струйка воды в фонтанчике еле-еле струилась. Вероятно, диктатор распорядился, чтобы в замке спешно перекрыли всю воду, но мальчик успел умыться сам и умыть Ирку, буквально сунув ее головой в струю. Он почувствовал, что стоило ему сполоснуть лицо, как действие усыпляющего газа стало ослабевать.
        - Ты спятил? Совсем дурак, я же вся мокрая!  - закричала девочка, вырываясь.
        Но, как бы там ни было, она уже полностью проснулась.
        - Я спас тебе жизнь.
        - Но намочил волосы и испортил прическу. Нельзя было спасти мне жизнь с наименьшей сыростью?  - фыркнула Ирка со свойственной ей женской логикой.
        Нужно было торопиться, пока Император не придумал еще какой-нибудь ловушки или пока его корабль не приземлился на астероиде.
        За ковром в столовой они, как и говорил Мозг, нашли небольшой потайной лифт. Они шагнули в него и стали искать какие-нибудь кнопки, на которые нужно было нажать, чтобы спуститься вниз.
        - Введите пароль допуска,  - напомнил им синтетический женский голос.
        - Девять, три, один, пять, четыре…  - бодро сказала Ирка.
        - Пароль введен верно,  - сообщил голос.
        Дверцы закрылись, и лифт стал спускаться.
        - Как ты так легко запомнила?  - удивился Костик.
        - Чего тут запоминать? Это первые пять цифр телефона моей бабушки,  - улыбнулась она.
        - Серьезно, что ли?
        - Не хочешь - не верь.
        Дверцы разъехались, и ребята оказались на нижнем уровне Черного Замка. Они стали искать люки, о существовании которых предупреждал их Супермозг, но, наверное, Император уже давно приказал их заложить, потому что на месте люков были теперь многотонные каменные плиты. Видимо, самодержец хранил в тайне принадлежность астероида к иной цивилизации и как мог охранял этот секрет от случайных гостей замка.
        - Пойдем поищем на окружной галерее. Не мог же Император заделать абсолютно все люки,  - сказал Костя.  - Это было бы нелогично. Он не мог исключить вероятности, что ему самому придется спуститься вниз.
        - Слышишь? Сюда кто-то идет!
        Они едва успели нырнуть за выступ стены, как мимо них прошли два боевых робота и ящер в лазероотражающих доспехах, увешанный оружием.
        - Производим осмотр нижнего уровня,  - доложил ящер в микрофон.  - Пока все чисто, Император. Никто не обнаружен.
        - Они должны быть где-то поблизости!  - прохрипел из динамика голос повелителя.
        - Мы задействовали все силы. Когда вы прибудете на астероид?
        - Примерно через два часа. Если через двадцать минут поиски не принесут результатов, заполните все проходы замка паралитическим газом.
        - Но могут погибнуть все гуманоиды, которые у вас на службе…
        - Плевать, наберу новых. Пушечного мяса много. Ищите их!
        - Слушаюсь!
        Боевые роботы с ящером прогрохотали дальше по коридору. Костик, все это время сжимавший рукоятку распылителя так, что даже костяшки его пальцев побелели, опустил оружие. Не заметили! Но времени у них оставалось немного - вскоре, как они узнали, по приказу диктатора во все коридоры и отсеки замка будет пущен паралитический газ.
        Они прокрались вслед за роботами на окружную галерею, откуда узкий переход вел к основанию стены Черного Замка. Наконец лабиринты закончились, и друзья вновь оказались под открытым небом. Небо над замком было неподвижным, безоблачным, но каким-то словно бы стеклянным - очевидно, там был устроен защитный купол. В нем слабыми бликами отсвечивало что-то розовое.
        Костик догадался, что это в силовом защитном поле отсвечивает мерцающая ярко-красная кислота во рву, который окружал стену замка с другой стороны. Отсюда, поднявшись на несколько ступенек, ведущих на стену, они смогли увидеть дворец Императора целиком - высокую центральную башню с бойницами, несколько башенок поменьше и взлетную площадку для личного крейсера повелителя.
        Внезапно завыла сирена - наверное, кто-то из них нечаянно зацепил ногой один из невидимых ультрафиолетовых лучей охранных приборов, которые пересекали весь двор замка и на них легко было наткнуться.
        - Вот они! Держи их!  - закричал робот со сторожевой вышки, и камни рядом с головой Костика разлетелись вдребезги от выстрела из энергетического ружья.
        Мальчик несколько раз выстрелил наугад в сторону главной башни, откуда уже мчались боевые роботы, а потом они с Иркой бросились бежать вдоль крепостной стены по чахлой пожелтевшей траве, явно завезенной сюда с какой-то другой планеты и не полностью адаптировавшейся к местным условиям.
        Повороты стены мешали боевым роботам как следует прицелиться, и пока друзья были целы, хотя выстрелы грохотали рядом с ними непрестанно. Но внезапно впереди показалась глухая каменная поверхность - тупик, образованный основанием одной из башен. Костя понял, что они обречены - впереди глухая стена, а сзади близится топот охранников.
        - Беги!  - крикнул он Ирке, а сам, укрывшись за большим камнем, стал отстреливаться. Первый же робот, выскочивший из-за поворота стены с большой темной базукой, разлетелся вдребезги, так и не успев прицелиться. Это было как в компьютерной игре: роботы выскакивали со всех сторон, а мальчик только успевал нажимать на курок, переводя дуло. К счастью для него, молекулярный распылитель был на целый порядок совершеннее бластеров и лучеметов роботов, и это давало ему преимущество.
        После того как роботы потеряли двух или трех боевиков, они на время отступили и, заблокировав выход, стали забрасывать ребят вспыхивающими гранатами. Первой же гранатой камень, за которым прятался Костик, разнесло вдребезги, и мальчика спасло только то, что перед взрывом он успел отползти на несколько шагов назад за выступ стены.
        - Смотри! Это здесь!  - закричала вдруг Ира.
        У стены в траве был люк, тот самый люк, ведущий в глубину астероида, который они искали. Костя рванул кольцо крышки люка вверх, но она слишком глубоко вросла в землю и не поддавалась.
        «Введите пароль на доступ»,  - опять заскрежетал механический голос. Значит, и на люке была установлена система охраны.
        Времени подбирать пароль не было. Попросив Ирку отойти на несколько шагов, мальчик нацелил на люк дуло распылителя и нажал гашетку. Люк мгновенно расплавился, появилось большое дымящееся отверстие, из которого вели винтовые ступени. Взглянув на датчик зарядов в распылителе и убедившись, что магазин пуст, Костя отбросил бесполезное оружие и, пропустив вперед девочку, стал спускаться за ней следом. Едва они исчезли в люке, взорвалась еще одна ослепляющая граната, и из-за поворота показались роботы. Впереди шагал ящер с массивным четырехствольным лучеметом.
        - Куда они делись?  - удивленно прогудел он, оглядывая пустой участок стены.  - Может быть, мы их прикончили?
        - Они удрали!  - Один из киборгов подскочил к люку и заглянул вниз.  - В лабиринтах их непросто будет найти. Император придет в ярость!
        - Для тебя важнее, что я приду в ярость! А ну, живо за ними!  - заорал ящер и мощным ударом хвоста столкнул киборга в люк. Тот загрохотал по ступенькам, скатываясь вниз.
        - А вы что встали?!  - рявкнул ящер на остальных.  - Особое приглашение нужно? А ну, быстрей за ними! Достаньте их живыми или мертвыми!

        Глава XIII
        ШКАТУЛКА

        185 часов до завершения работы программы

        До запланированного программой уничтожения планеты Земля оставалось 185 часов, когда капитан Гугль получил срочный приказ распечатать звуковую капсулу. Вместе с приказом ему сообщили пароль, который он должен был ввести в предохранительный механизм капсулы, чтобы она не самоуничтожилась при попытке распечатать ее.
        Приказ был очень срочный и, что насторожило Гугля, поступил лично от Императора, а не из штаба космического флота, как это делалось обычно. Это доказывало, что распоряжение было чрезвычайной важности.
        Капитан направил рейдер на автопилоте к Москве-реке, где под мостом, в углубленном фарватере для больших кораблей, примерно в трех метрах под водой был спрятан их десантный крейсер. По размерам он был совсем невелик, чуть меньше обычной баржи, так что скрыть его не составляло большого труда.
        Рейдер на полной скорости нырнул в мутные воды реки чуть ниже моста, и от удара о воду ящеры столкнулись лбами, а морх спросонья пробормотал, что как хорошо, что он не взял с собой свой кувшин, а то тот бы непременно разбился. Звездолет снесло на несколько метров ниже по течению, но они без труда его нашли. Пробормотав, что нужно было поставить его на якоря, Гугль дистанционным пультом поочередно открыл шлюзовые камеры, и они заплыли внутрь.
        Оставив рейдер в доках, где им сразу занялись ремонтные зонды, проверяя, не получил ли он повреждений, капитан поднялся в рубку - там, в корабельном сейфе, хранилась капсула. Он ввел пароль, крышка капсулы откинулась, и оттуда зазвучал сухой, резкий голос Императора:
        «Совершенно секретно. За разглашение - смерть… В 54-й день 14-го космического месяца вращения Ориона, по земному летосчислению 13 мая 2000 года, к 22 часам местного времени я лично прибываю на Землю. Приказываю подготовить к моему прилету посадочную полосу и обеспечить мою безопасность во время пребывания на планете. Остальные миссии отложить до особого распоряжения. Сигнал межпланетной связи - УФ-22314, передавать направляющие сигналы навигации через каждые полчаса. Император».
        Послание было кратким, но предельно ясным. Даже туповатые Драгль и Хрюк сообразили, насколько оно важно. Морх-призрак забрался в свой кувшин и произнес из него:
        - Похоже, запахло жареным. Император знал о том, что прилетит на Землю, и предупредил нас в последний момент. К чему такая секретность?
        - Властелин любит секреты,  - задумчиво сказал капитан Гугль.  - Но зачем он решил посетить Землю - вот вопрос. Насколько я знаю, последние полторы тысячи лет его величество вообще не покидал астероида. В его положении это не так просто.
        - Наверное, дело в шкатулке, а, Хрюк?  - И Драгль стукнул брата хвостом по лбу.  - Если верить легенде, то шкатулка, которую он ищет, находится именно на этой планете. Император хочет найти ее до взрыва во что бы то ни стало.
        Промычав что-то, Гугль покосился на ящера. Похоже, это пресмыкающееся не такое тупое, как ему всегда казалось. Действительно, единственной причиной, по которой Император решил покинуть астероид, могла быть лишь шкатулка, содержащая в себе секрет.
        Что же это был за секрет, ради которого диктатор был готов на любые жертвы? Капитану очень хотелось это узнать. А что, если найти шкатулку первым, пока властелин еще в пути? Он заглянет в шкатулку, хотя это строго-настрого запрещено, и если там окажется что-нибудь чрезвычайное, что-нибудь такое, что поможет ему вновь стать свободным космическим корсаром, каким он был когда-то, тогда можно будет бросить вызов Импера…
        Голова в том месте, куда был вмонтирован датчик, опять взорвалась болью так, что он даже стиснул зубы. Но теперь капитан знал, как ему следует поступить.
        - Какое сегодня число по земному летосчислению?  - спросил он решительно.
        - А я откуда знаю, командир? Гы!  - пробасил Хрюк, который вообще предпочитал не перегружать себя лишними сведениями. Какой смысл напрягаться, когда можно этого и не делать?
        - Сейчас 12 мая, 11 утра, капитан… До появления Императора у нас еще 35 часов,  - сообщил из кувшина умный морх.  - Значит, все-таки шкатулка?
        - Точно, ищем шкатулку…  - кивнул Гугль.
        Он посмотрел, как морх змейкой вытек из своего укрытия, сложившись в галактический иероглиф осторожности, и медленно сказал:
        - Готов поспорить, старый призрак, тебе давно наскучило шляться по космосу и хочется вернуться на свою планету из одних согласных… Я угадал?
        Морх издал что-то вроде грустного-прегрустного вздоха, и его газообразное туловище уныло зарябило, теряя очертания.
        - Я ужасно устал,  - пожаловался он.  - Просто смертельно устал. Это вечное недосыпание. Хотелось бы прибыть на родную планету и завалиться в спячку лет эдак на двести и чтобы никто тебя не трогал. У нас на планете умеют ценить такие порывы души. Однажды мой дедушка завалился в спячку на пятьсот лет, и все стали уже потихоньку забывать о нем, полагая, что он умер, но вот как-то утром пробка из его кувшина вылетела, и он появился живой и здоровый…
        - У нас тоже есть бабушка…  - шмыгнул носом Драгль, которого разговоры о родине настроили на сентиментальный лад.  - Могучая такая старуха, а дерется просто будь здоров! Как-то она обиделась на деда и отвесила ему такого тумака, что старик пролетел пятнадцать метров, пока приземлился… А нам с Хрюком стоило пошалить в детстве, ну, по пустякам: взорвать склад боеприпасов или выбить восемь зубов соседскому ящеренку,  - и бабуся начинала нас так тузить, что стены в пещере гудели…
        - Да, было время,  - поддержал его Хрюк.  - Интересно, она сейчас жива, наша старуха? Уже лет тридцать на родине не были.
        - А нельзя послать лазерограмму или письмо?  - спросил морх.
        - Лазеропередатчика у нас в пещере нет, а писать мы не мастаки. Да бабуся-то наша и читать не умеет,  - смущенно сказал Хрюк.
        - А пока соберешься написать, реши, может, оно и не нужно,  - глубокомысленно изрек Драгль.  - Может, и нет там уже никого. У нас ведь, у ящеров, как? Что ни год, то война, и обязательно кого-нибудь укокошат.
        Капитан Гугль, все это время смотревший в иллюминатор на вяло текущую воду, тряхнул головой. И что это за наваждение! В какую-то минуту и на него повеяло вдруг воспоминаниями о доме. Все-таки было в этой планете что-то особенное, что заставляло всколыхнуться совсем было уснувшее сердце. На скольких обреченных к уничтожению планетах он уже побывал - и ничего, а здесь как-то тревожно на душе стало. И даже жалко, что ракета уже летит сюда и ничего нельзя изменить…
        Гугль дал команду включить бортовой компьютер и настроился на частоты приема земного телевидения. Замелькали какие-то кадры хроники, падали бомбы, потом на минуту появилось испуганное, с широко открытыми глазами лицо ребенка, которого прижимала к себе мать.
        - Гы, капитан… А вы на них похожи!  - вдруг заявил Хрюк.  - Вы просто вылитый землянин, только у них кожа другая, да и уши у вас вроде поменьше.
        - Заткнись, кретин! Это чушь, не похож я на них!  - с неожиданным для себя раздражением рявкнул Гугль и выключил телевизор.
        Но он и сам уже отметил это сходство, да и трудно было не обратить внимания на то, что жители планеты Земля чем-то похожи на него: то же строение черепа, то же соотношение конечностей и роста, однотипные пальцы на руках с отставленным большим. Такое сходство не может быть случайным… Из всех гуманоидных народов Вселенной земляне были похожи на него больше всех.
        У капитана даже на мгновение мелькнула безумная догадка, а не являются ли его предки одним из кочевых народов этой планеты, по каким-то причинам покинувшим ее и заброшенным в глубины космоса?
        Какая жестокая, какая нелепая случайность, что он нашел наконец планету, которая могла стать его домом, когда ее часы уже сочтены! Неужели никак нельзя спасти ее? А что, если, когда Император прилетит, с ним произойдет несчастный случай?
        Висок опять взорвался болью, и так внезапно, что Гугль едва устоял на ногах. Если и дальше продолжать думать в таком направлении, датчик сочтет это за измену, и прозвучит небольшой взрыв, который разнесет его голову. Нет, стоп!
        - Вернемся к поискам шкатулки…  - сказал капитан, кривясь от боли.  - Попробуем забраться в каталог земных музеев и посмотреть, нет ли там вещицы, соответствующей ей по описанию.
        И как только эта идея не пришла ему в голову раньше! Гугль подошел к компьютеру, который по своей технологии опережал земные на добрых две тысячи лет, вклинился в сеть «Интернет», без труда взломав все пароли, и вызвал каталог музеев мира - огромный файл, включавший в себя около 700 тысяч страниц одних описаний и столько же иллюстраций.
        Впрочем, капитан сразу же ограничил круг поиска одними предметами антиквариата, а именно шкатулками из красного дерева, с золотой инкрустацией и крышкой с изображением на ней пастуха и пастушки. Для более точных поисков описание должно быть подробным, но это были все сведения, которыми он располагал.
        Некоторое время бортовой компьютер думал, анализируя все данные каталога, и нетерпеливые ящеры решили было, что он завис, и хотели поторопить его с помощью ударов хвоста, как вдруг на экране высветилась надпись:
        «СООТВЕТСТВУЮЩАЯ ОПИСАНИЮ ШКАТУЛКА НАЙДЕНА В КАТАЛОГАХ ЛОНДОНСКОГО МУЗЕЯ. ШКАТУЛКА ОЧЕНЬ ДРЕВНЯЯ, ДАТИРОВАНА КОНЦОМ III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н.Э.».
        - Это она!  - радостно воскликнул морх.  - Капитан, вы нашли ее!
        Гугль хотел предостеречь его, что это может быть и не она, а просто похожая, но тут на экране появились дополнительные сведения, извлеченные компьютером не только из каталога, но и из полицейской базы данных:
        «ВНИМАНИЕ! ДАННАЯ ШКАТУЛКА БЫЛА ПОХИЩЕНА ИЗ ЛОНДОНСКОГО МУЗЕЯ ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ НАЗАД ПРИ НЕВЫЯСНЕННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ. ВЕДУТСЯ ИНТЕНСИВНЫЕ ПОИСКИ, НО ПОКА РЕЗУЛЬТАТОВ НЕТ».
        - Вот и слетали в музей…  - проворчал Гугль.  - Кто-то нас опередил. Ищи теперь ветра в поле!
        - Почему ветра в поле?  - не согласился морх.  - Пять месяцев назад - это совсем недавно. Здесь возможны два варианта: первый - шкатулка похищена случайно и тот, кто ее похитил, не знал ее истинной ценности, а просто позарился на золото. И второй - тот, кто ее похитил, знал о Черной Империи и о том, что шкатулка нужна Императору и за нее обещано вознаграждение,  - добавил из кувшина умный морх.
        - Сейчас мы это проверим.  - Капитан бросился к компьютеру, вошел в полицейскую базу данных Лондона и набрал:
        «ЧТО ЕЩЕ БЫЛО ПОХИЩЕНО ВО ВРЕМЯ ОГРАБЛЕНИЯ ЛОНДОНСКОГО МУЗЕЯ ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ НАЗАД?»
        Ответ не заставил себя долго ждать, и немедленно на экране появилось:
        «НИЧЕГО».
        Гугль переглянулся с морхом, который для такого случая специально принял форму глаза:
        - Ты был прав. Надо полагать, в Лондонском музее были вещи поценнее этой шкатулки, но грабитель взял только ее. Значит, он знал, что она нужна Императору.
        - Но кто это мог быть? Кто на планете мог знать о существовании Черной Империи?
        - У нашего владыки везде шпионы,  - сказал вдруг Хрюк, сосредоточенно набивавший взрывчатыми гранулами магазин своего энергомета.
        - Точно! Шпионская Сеть! Это они похитили шкатулку!  - воскликнул капитан, в который раз подумав, что если ящер и дурак, то не полный.  - Если это так, то понятно, почему Император прибывает на Землю лично,  - добавил Гугль.  - Он хочет получить шкатулку до взрыва и никому не доверяет в таком важном деле.
        - Но зачем он тогда приказал уничтожить Землю? Не мог потерпеть несколько недель, пока не получит шкатулки?  - удивился морх.  - Зачем сюда вообще был заслан модуль запуска программы?
        - Причин может быть несколько,  - подумав, ответил капитан.  - Например, кто-то из Шпионской Сети придержал шкатулку и стал торговаться. Тут уж Императору ничего не оставалось, как слегка ускорить ход событий. Поставить Шпионскую Сеть в такое положение, чтобы она или вернула шкатулку, или погибла вместе с планетой.
        - И еще наступает круглая дата: четыре тысячи лет с момента образования Империи,  - добавил морх.  - Оно происходило на этой планете, и, очевидно, тогда и была заложена взрывная антигравитационная капсула с дистанционным управлением. Думаю, Земля и раньше была обречена на уничтожение, и ее спасало только то, что где-то здесь была спрятана шкатулка из красного дерева.
        - Вам не надоело болтать?  - поинтересовался Драгль.  - Пойдем разгромим эту Шпионскую Сеть вдребезги и завладеем шкатулкой!
        - Погоди! Еще не время!
        - Ну и зануды же вы!  - поморщился ящер.
        Он не любил длинных бесед, в которых мало что понимал, и ему хотелось пострелять. Чтобы развеяться, он перенастроил компьютер на программы телевидения и наткнулся на боксерский матч. Два негра сошлись в ближнем бою и осыпали друг друга градом ударов.
        - Кто же так дерется? Хвостом его, хвостом!  - переживал Драгль, пританцовывая на месте.  - Ах, бедняги, у них же нет хвоста!
        Предусмотрительный морх, опасаясь, как бы ящеры опять не подрались и не пострадал бы его кувшинчик, выключил компьютер. Увидев, что боксеры исчезли, ящер перестал подпрыгивать и огорченно отвернулся.
        - Разбираем оружие - и в рейдер! Навестим шпионов!  - приказал Гугль.  - Нужно, чтобы шкатулку мы получили раньше Императора.
        Прежде чем сесть в рейдер, капитан намочил полотенце и плотно обмотал им голову. Гугль давно уже убедился, что это наилучший способ снизить чувствительность датчика. Через мокрую тряпку он не мог посылать в штаб сигналы о его благонадежности, и, следовательно, пока мокрое полотенце будет у него на голове, он в относительной безопасности, даже если изменническая мысль по отношению к Черному Императору забредет случайно ему в голову.
        Шлюзы раздвинулись, маленький рейдер, окутавшись силовым невидимым полем, вылетел из Москвы-реки и, довольно быстро запеленговав сигналы шпионской антенны, обращенные в дальний космос, направился к дому на окраине столицы. Как только рейдер-невидимка на высоте нескольких метров преодолел высокий бетонный забор, сработали чуткие датчики сигнализации, отреагировав на изменение плотности воздуха и массы внутри охраняемого объекта.
        - А они кое-что понимают в технике,  - не без уважения отметил морх.
        Их рейдер, невидимый и бесшумный, завис в воздухе на высоте третьего этажа. Ящеры с любопытством наблюдали, как во двор по тревоге стягиваются силы Службы безопасности ВШС. Охранники вращали головами и что-то кричали, щелкая затворами. Из гаража, лязгая гусеницами, выезжал небольшой танк.
        Одна из плит, которыми был вымощен двор, отъехала в сторону, и показалась четырехствольная ракетная установка «земля - земля» с локатором. Локатор стал вращаться, пеленгуя цель, пока все четыре ракеты не нацелились на рейдер.
        - Он сейчас в нас бабахнет!  - закричал морх и трусливо катапультировался из рейдера. Но за секунду до того, как вылетела первая ракета, капитан бросил вниз молекулярную гранату, и ракетная установка перестала существовать, только катился по двору ее сорванный взрывом локатор. Охранники открыли беспорядочную стрельбу из автоматов с глушителями и залегли. Рейдер инопланетян был невидим для простого глаза, и охранники даже не знали, с какой стороны приближалась к ним угроза.
        - Ну вот, началось,  - удовлетворенно сказал Гугль и взялся за рычаги управления.
        Протаранив рейдером бронированное стекло на третьем этаже, они въехали прямо в здание, оказавшись в чьем-то кабинете и опрокинув кадку с пальмой.
        Сняв защитное силовое поле, инопланетяне выбрались наружу. Теперь, без защитного поля, исчезла их невидимость, и ящеры, волоча длинные хвосты и вышибая ими двери, не прячась, загрохотали по коридорам особняка. За ними с бластером в руке шел капитан. У поворота коридора он приостановился и, оглянувшись на морха, приказал:
        - А ну, слетай на разведку.
        - Как что, так сразу я!  - Призрак еле шевелил языком, потому что не спал уже больше часа.  - Этих громил никто на разведку не посылает…
        - Мы для разведки слишком неуклюжие,  - с удовольствием сказал Драгль.  - Мы тяжелая артиллерия.
        Морх серым дымком, жалобно поскуливая, неохотно вытек в одно из окон, а Гугль и ящеры, чтобы избежать лишних жертв, ждали его возвращения. Шпионы несколько раз шли на приступ, но их останавливали замораживающими гранатами. Сражение было однообразным, и ящеры заскучали. Правда, они несколько оживились, когда танк со двора стал обстреливать их из крупнокалиберных пулеметов, но Хрюк подбил его первым же выстрелом из лучемета.
        - И это называется бой? Не могли его попрочнее сделать, что ли?  - спросил он разочарованно, наблюдая, как из подбитого танка выскакивает экипаж.
        - Не надо было его сразу подбивать!  - укоризненно сказал Драгль.  - Вечно ты ломаешь самые хорошие игрушки в начале игры!
        Капитану и его небольшой команде ничего не стоило за несколько минут захватить все здание, но они не хотели лишних жертв, поэтому не убивали, а только временно замораживали охранников. В их задачу не входило уничтожение всех находившихся здесь членов ВШС, они стремились только заполучить шкатулку из красного дерева раньше Императора. Именно поэтому они и ждали теперь с таким нетерпением возвращения морха.
        Полотенце на голове Гугля стало высыхать, и он намочил его водой из графина.
        - Куда запропастился этот призрак?  - спросил он, устав от ожидания.  - Где он шляется?
        - Я думаю, шеф, он впал в спячку,  - хмыкнул Хрюк.  - Он вечно так делает, когда не нужно. Помните, на Валгалле-3 он заснул прямо в дуле неприятельской пушки?
        - А разбудить его нельзя?  - поинтересовался Драгль.
        - Можно,  - мрачно сказал капитан.  - Только вначале нам пришлось бы найти этот ленивый кусок тумана, подождать, пока он выспится, и только тогда разбудить.
        Неожиданно стрельба со стороны шпионов стихла, и автоматные очереди перестали щелкать по бронированным стеклам. В конце коридора показался охранник с поднятыми руками, держа большой белый платок, которым он энергично размахивал.
        - Координатор хочет поговорить с вами!  - закричал он.  - Не стреляйте!
        Гугль подождал, пока программа переведет ему сказанное, и смело шагнул вперед. В случае нападения он был уверен в своей достаточно прочной броне: она выдерживала пули, выпущенные из земного оружия. За своей спиной он слышал тяжелый топот ящеров, маршировавших с лучеметами наперевес и увешанных оружием и гранатами, как новогодние елки шарами и игрушками.
        Дверцы лифта открылись, и оттуда показались трое: перепуганный мальчишка лет двенадцати с висевшим у него через плечо маленьким автоматом «узи» на слишком длинном ремне, молодая энергичная женщина на высоких каблуках и боязливо озиравшийся бородач в темных очках.
        Мальчишка с ужасом уставился на огромных бронированных ящеров, на человека-мутанта с зеленым чешуйчатым лицом и затянутыми кожей ноздрями, который свободной походкой шел впереди всех, помахивая бластером, и попытался нырнуть в первую попавшуюся дверь, но женщина легонько подтолкнула его в спину.
        - Не бойтесь, Координатор! Наступил тот момент, которого все мы так долго ждали,  - сказала она.
        Виолетта подошла к капитану Гуглю и, увидев, что взгляд космического мутанта скользнул по ее фигуре с заметным любопытством, произнесла:
        - Прошу прощения за наших людей, пришельцы. Они открыли огонь, прежде чем поняли, кто вы на самом деле. Мы ожидали вашего появления, но не предполагали, что оно произойдет столь внезапно и столь необычным образом.  - И она кивнула на рейдер, пробивший стекло третьего этажа и уткнувшийся в перевернутую кадку с пальмой.
        - Гы! Как хотим, так и летаем!  - прогудел Драгль.  - Гони сюда шкатулку, пока я тебя не шарахнул!
        - Сколько тебя учить хорошим манерам, дубовая твоя башка!  - рявкнул на него Хрюк и так наступил брату на лапу, что тот даже подпрыгнул.  - С дамами надо говорить вежливо.
        - Как это «вежливо»?  - разинул зубастую пасть ящер-невежда.
        - Ну, например, нужно сказать: «Не соблаговолите ли отдать нам шкатулку, миледи, или мы вас в некотором роде того… прикончим»,  - уточнил Хрюк, и оба тупых брата затряслись от хохота.
        Виолетта с некоторым беспокойством покосилась на них, а потом перевела взгляд на невозмутимо стоявшего перед ней Гугля.
        - Нам нужна шкатулка. Отдайте ее нам, и мы уйдем,  - сказал капитан, и куб, прикрепленный у него на груди, перевел его слова.
        - Шкатулка? Какая?
        - С пастухом и пастушкой, которую кто-то из ваших людей украл из Лондонского музея пять месяцев назад.
        - Я слышала об этом похищении, но думала, что сделал такую глупость какой-то сумасшедший,  - задумчиво сказала Виолетта.  - Подумать только, пробраться ночью, выключить сложнейшую систему сигнализации и украсть только одну шкатулку, хотя в том же зале экспонировалось золото Трои.
        - А зачем вам нужна эта шкатулка, капитан?  - вдруг настойчиво спросил бородатый.
        Гугль пристально уставился на него.
        - Если шкатулка будет у меня, возможно, я смогу спасти вашу планету, я не желаю вам зла,  - сказал он медленно.
        - Умрите, капитан!
        Внезапно лицо бородатого съежилось, как резиновая маска, кисть одной руки отошла в сторону, как на шарнирах, и под ней оказалось дуло молекулярного распылителя. Все произошло почти мгновенно, но Гугль проявил удивительную реакцию. Он быстро опустился на одно колено и дважды выстрелил в бородатого почти в упор, а ящеры довершили дело из лучеметов.
        - Что это?  - ахнула Виолетта, а Федька взвизгнул как поросенок.
        У своих ног он увидел железную руку, отлетевшую у бородатого. Шпион лежал лицом вниз, и видны были металлические ребра, позвоночник и разбитый вдребезги механический каркас его туловища. Выстрелы из бластера сожгли маскирующее покрытие, и перед ними на полу валялся робот.
        - Вы удивлены? Обыкновенный киборг-шпион,  - презрительно сказал капитан, пряча бластер в кобуру.  - Я догадывался о его существовании с самого начала, только не знал, кто из вас троих предатель. Он был внедрен в вашу Шпионскую Сеть с самого начала. Его задачей было найти и украсть шкатулку и передать ее лично Императору. Он неплохо маскировался, но в критической ситуации его программа дала сбой.
        - Выходит, он действительно следил за нами?  - спросила Виолетта.  - А еще делал вид, что боится больше всех.
        - Киборги не боятся, они лишены эмоций, просто такое поведение было заложено в его программу,  - объяснил Гугль.  - Думаю, это он подбросил детям компьютер, перетянув кожу на лице…
        - Перетянув кожу на лице?  - ахнул Федька.
        - У киборгов в запасе разнообразный комплект масок. Стащить одно лицо и надеть новое для них так же просто, как для вас снять одну перчатку и надеть другую.  - Капитан перевернул обуглившийся корпус робота, осмотрел его и, вытащив маленький мерцающий датчик, сунул его в карман.
        - Надеюсь, Император еще не знает об уничтожении своего лазутчика,  - мрачно сказал он.  - В противном случае ваша планета обречена.
        - А вам не все равно?  - вдруг спросил Федька.
        Гугль пристально посмотрел на него и покачал головой.
        - Как ни странно, но не все равно,  - сказал он.
        Трудно сказать, когда именно капитан решился помочь землянам. Может быть, это произошло тогда, когда он обвязал голову мокрым полотенцем, или когда обнаружил, как похожи на него самого жители этой планеты, или ему вдруг надоело быть марионеткой, механической куклой в руках у немощного Императора - куклой, в голове которой тикает бомба,  - трудно сказать, когда именно это случилось, но теперь, когда у его ног валялся обугленный киборг, уже поздно было отказываться от своего решения.
        - А с кем вы?  - Он повернулся к ящерам.  - Пойдете со мной против диктатора?
        Драгль и Хрюк переглянулись.
        - Когда он заявится, здесь будет знатный бой,  - прогудел Хрюк.  - А если так, то вам не помешают два лишних бластера, капитан. Мы, ящеры, хоть и тупые, но Император нам тоже не нравится. Он подлый, а мы любим честные битвы один на один и никогда не стреляем в спину.
        - Вы изменили самодержцу?  - спросила Виолетта, видимо, взвешивая, чью сторону ей принять.  - И что вас теперь ждет?
        - Или смерть, или победа,  - твердо сказал Гугль.  - Но скорее всего - смерть.
        - А что будет с Землей, если Император получит шкатулку?
        - Он уничтожит вашу планету. Он бы и раньше сделал это, но не хотел рисковать шкатулкой. И только получив известие от киборга, запустил программу ликвидации.
        - Думаете, шкатулка была у него?  - Виолетта кивнула на останки робота.
        - Безусловно, только он знал о ней.
        Шпионка задумчиво посмотрела на капитана и ящеров, и ее тонкие губы плотно и решительно сжались.
        - Император больше не нуждается в нас, а если так, то он уничтожит нас вместе с планетой,  - сказала она.  - Рано или поздно этим должно было закончиться. Нельзя вечно подрубать сук под самим собой и потом не упасть.
        - Значит, мы можем на вас рассчитывать?  - спросил Гугль.
        - Да, в известных пределах.  - Женщина кивнула.  - Что я могу для вас сделать?
        - Ничего. Только храните в тайне все, что здесь произошло.
        В коридор с криком, бестолково размахивая руками, ворвался один из охранников. На шее у него висело нечто напоминавшее шарф из тумана. Увидев капитана и ящеров, охранник издал еще более пронзительный вопль и грохнулся на пол.
        - Оно упало на меня с потолка! Уберите это с меня!
        Облачко тумана сонно сползло с его плеч и подлетело к Гуглю.
        - Я уснул,  - пожаловался морх.  - Забился в лампу дневного света, а этот идиот повернул выключатель, и меня шарахнуло током. Мне ничего не оставалось, как обрушиться ему на плечи. Он поднял такой визг, что создал мне просто невыносимую обстановку для продолжения сна… Я вижу, вы не теряли времени даром? Прикончили киборга?
        - Да. Нужно заглянуть к нему в мозги.
        Капитан поднял с пола голову шпиона и, подсоединив к ней портативный компьютер с рейдера, считал память робота.
        - Что-нибудь интересное?  - спросил Драгль.
        - Очень много интересного,  - кивнул Гугль, глядя на экран.  - Во-первых, Император прибывает на Землю на четыре часа раньше, чем сообщил нам. Его будут сопровождать два десятка мегабаз и мелкие десантные корабли.
        - Выходит, он не доверял нам с самого начала!  - вскрикнул морх.  - Его прошлое сообщение было ложным.
        - Разумеется, вранье. Повелитель никому не верит…  - Капитан взглянул на экран компьютера и напрягся.
        По монитору пошли помехи, память робота стиралась на глазах - очевидно, она была защищена от считывания.
        - Он стирается! Мы так и не успели узнать, где шкатулка… Быстрее, капитан, сделайте что-нибудь! Он сейчас взорвется!  - крикнул морх.
        Буквально в последнюю секунду Гугль успел нажать на клавишу «печать», и из встроенного принтера выползла бумага с какими-то числами. Потом капитан быстро схватил и выбросил голову киборга во двор, где она спустя несколько секунд взорвалась.
        - Любимые шуточки Императора - убить исподтишка,  - заметил Драгль.  - Зато теперь мы, кажется, знаем, где шкатулка. Что означают эти циферки, капитан?
        - Координаты на местности…  - Гугль сопоставил их с подробной компьютерной картой и спросил у Виолетты: - У вас тут где-нибудь на территории есть фонтан?
        - Есть маленький бассейн во дворе, но он давно не работает,  - ответила она.
        Капитан и ящеры бросились на улицу. Через несколько минут они уже пытались сдвинуть ломом массивную каменную плиту, но рычаг оказался слабым, и тогда ящеры, потеряв терпение, выворотили плиту своими хвостами. Под плитой, в специально устроенной для нее нише, лежала небольшая шкатулка из красного дерева с золотой инкрустацией и пастухом и пастушкой на крышке. Пастух играл на свирели, а пастушка стояла рядом и слушала, а на заднем плане миниатюры паслись похожие на кучевые облачка овечки.
        Федька протянул было к шкатулке руку, но Гугль схватил его за запястье.
        - Осторожно, парень! Видишь эту проволочку? Это молекулярная мина! Никогда не доверяй киборгам!
        Обезвредив мину, капитан бережно достал шкатулку и приоткрыл крышку. Внутри шкатулка была совершенно пустой.
        - Должно быть, у нее двойное дно,  - предположила Виолетта.
        Она взяла у капитана шкатулку и быстро, но ловко ощупала все ее края, потом узоры изнутри, пока наконец не щелкнул потайной замочек и не отодвинулось ложное дно. Там, в герметичном запаснике, находилась небольшая запечатанная капсула с каким-то гранулированным голубоватого цвета порошком. Вдоль капсулы по окантовывавшей ее серебряной пленке тянулась надпись на универсальном космическом языке:
        «ЭЛИКСИР БЕССМЕРТИЯ, КАТАПУЛЬТИРОВАН НА ЗЕМЛЮ В 1995 ГОДУ ДО Н. Э. ИМПЕРАТОР НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ПОЛУЧИТЬ ЕГО. СУПЕРМОЗГ».
        - Эликсир бессмертия,  - задумчиво повторил капитан Гугль.  - Теперь ясно, почему Император так стремится завладеть этой шкатулкой. А кто это Супермозг?
        Морх-призрак обволок капсулу своим газообразным телом, рассматривая ее.
        - Я припоминаю, кто-то из наших рассказывал мне о Супермозге. Вначале он служил Императору, но потом самоуничтожился. Это было уже давно.
        - Мы победим Императора и спасем планету!  - воскликнул Федька, почувствовав неожиданный прилив воодушевления.
        - Во всяком случае, план уже есть,  - иронически проворчал Гугль и отправился смочить под краном свое полотенце, которое почти совсем высохло. У капитана снова начинала болеть голова.

        Глава XIV
        ЗАМУРОВАННЫЙ СКЛЕП

        178 часов до завершения работы программы

        Некоторое время Ирка и Костик спускались по ступенькам в почти кромешной тьме, опираясь о стены руками, а потом внезапно лестница закончилась, и они с криком сорвались куда-то вниз, в пустоту, и ветер засвистел у них в ушах. В сознании мальчика мелькнула страшная мысль, что они угодили в ловушку и сейчас разобьются. С необыкновенной ясностью он представил себе свою жизнь, лица родителей и почему-то длинную цепь компьютеров, соединенных в гигантскую сеть через последовательные порты…
        Но неожиданно, когда они падали уже добрых десять секунд и разогнались почти до скорости локомотива, их падение стало замедляться, словно какая-то упругая сила поддерживала их снизу. Это привело к тому, что когда они приземлились, то смогли даже устоять на ногах, как если бы прыгнули с высоты не более полутора метров.
        - Костя, ты здесь?  - испуганно спросила Ирка.
        - Угу.
        - И я здесь?
        - Аналогично.
        Внезапно под ними на большой глубине словно вспыхнули мощные прожекторы, и мгновенно все вокруг осветилось. На какую-то секунду им показалось, что они вновь повисли в пространстве, и ребята ухватились друг за друга. Они стояли на прозрачном полу словно среди огромных сотов, тоже прозрачных, и вниз на огромную глубину уходили точно такие же кристальные соты и уровни. Расстояние исчезло, и то, что было от них на сотню метров, было видно так же четко, как будто все происходило у них перед глазами.
        Ире показалось почему-то, что они находятся в самом центре огромной зеркальной капли, которая увеличивает их самих и одновременно преломляет все вокруг.
        - Все время прямо, а потом, кажется, направо,  - повторил Костя указание Супермозга.  - Ну и где тут «прямо»?
        Действительно, посреди огромных сотов трудно было сообразить, в какую сторону идти. Все дороги здесь были одинаковыми, извилистыми, сверкавшими преломленными лучами света, как зеркала в коробке у фокусника.
        Сверху послышался какой-то гул и появилась вспышка выстрела из бластера - похоже, один из роботов-преследователей тоже сорвался вниз и приближался к ним. Теперь уже не было времени думать, куда им убегать, и они бросились вперед по коридору между ячейками сотов. О том, чтобы спрятаться где-то или укрыться, не могло быть и речи, ибо все вокруг было совершенно прозрачным.
        Погоня настигала, сверкнул выстрел, и луч, бесконечное число раз отраженный в зеркальных сотах, скользнул где-то над их головами. Погоня приближалась, и спасла их, как и много раз до этого, случайность, хотя, как любила повторять мама Иры, «в общей цепи мироздания нет ничего более закономерного, чем случайность».
        Неожиданно зеркальный уровень, по которому они бежали, пошел под уклон, и ребята, не удержавшись, заскользили как по льду. Их понесло вниз, с каждым мгновением разгоняя все больше. Это напоминало безумный спуск по какой-то очень крутой, совершенно смертельной горе. Вокруг справа и слева только и мелькали прозрачные перегородки сотов. Страшно было даже представить, что произойдет, если они вдруг немного свернут и на такой скорости врежутся в эти соты - это, разумеется, будет похуже, чем на санках, когда тебя несет прямо на столб или на дерево, там в крайнем случае можно притормозить, здесь же остановиться нельзя.
        Преследующие их роботы тоже сорвались на прозрачном склоне и покатились вдогонку. Вместо того чтобы удерживать равновесие, они еще осмеливались одновременно стрелять, и это привело к печальным последствиям. Не удержавшись на трассе, когда она круто поворачивала, два робота слетели с нее, наткнулись на стену, кувыркаясь, пробили несколько перегородок и, потеряв ориентацию, вынуждены были прекратить погоню, тем более что незваные гости успели уже унестись далеко вперед и пропали из виду.
        Мимо поломанных роботов, пыхтя, по скользкой поверхности промчался на собственном хвосте бронированный ящер с четырехствольной базукой. Хвост помогал ему неплохо маневрировать, но его подвели слишком большие размеры. Когда потолок вдруг стал резко сужаться, опускаясь все ниже и ниже, ящер стал цепляться за него головой, а потом и вовсе закупорил собой проход, как пробка от шампанского горлышко бутылки.
        - Вытащите меня отсюда!  - завопил он, беспорядочно колотя хвостом по прозрачным перегородкам, которые, кстати, несмотря на внешнюю хрупкость, были прочнее бетонных балок.
        Через некоторое время ящера удалось вытащить, обвязав его канатом, но, когда наконец коридор стал свободен, обнаружилось, что беглецам удалось ускользнуть, и где теперь искать их - неизвестно.
        - Возвращаемся наверх и блокируем все выходы!  - приказал ящер.  - Они попались, снова на поверхность им не выбраться.
        Тем временем ребята уже замедляли свое скольжение - уклон зеркального покрытия становился ровнее,  - и вот они совсем остановились. Они оказались на ровной округлой площадке с таким низким потолком, что не могли даже как следует выпрямиться. На этой площадке ячейки сотов отсутствовали и, что самое удивительное, одна из стен была не прозрачной, а прочно заложенной сероватыми неровными камнями. В сплошном зеркальном пространстве, когда сквозь прозрачные полы видны были соты на сотни метров над ними и под ними, само существование чего-то сплошного и каменного выглядело чуждым и неожиданным. Костик подошел к стене и попытался заглянуть хотя бы в крошечные незаложенные щели между камнями, но за ними было слишком темно, и он ничего не сумел рассмотреть.
        - Об этой замурованной нише говорил нам Супермозг. За ней, как он думает, скрыты секреты працивилизации…  - сказала Ирка.
        - Было бы кстати найти что-нибудь действительно стоящее, или нам придется остаться в прошлом навсегда,  - заметил Телешов, вспомнив, что их отделяют от родной планеты не только четыре тысячелетия, но и миллиарды километров открытого космоса.
        Мальчик внимательно осмотрел стену, преграждавшую им путь. Каменная кладка все еще была достаточно прочной, но кое-где раскрошилась от времени. Если бы в молекулярном распылителе оставался хотя бы один заряд! Но теперь придется выходить из положения каким-нибудь другим способом.
        Костик осмотрелся и обнаружил около каменной кладки короткий альпеншток - палку с острым стальным наконечником, которая необходима при восхождении в горы. Очевидно, альпеншток пролежал здесь уже много лет, и мальчик сообразил, что забыть его мог только Супермозг, разумеется, еще до того, как Император убил его.
        Косте пришлось поработать альпенштоком минут двадцать, и он даже обломил о стену кусочек его наконечника, прежде чем один из крупных камней кладки поддался и мальчику удалось протолкнуть его внутрь. Теперь работа пошла успешнее, и вскоре он проделал достаточно широкое отверстие, чтобы они с Иркой смогли проникнуть внутрь.
        Пещера, в которую они попали, разительно отличалась от всех остальных прозрачных отсеков внутренней части астероида, напоминавших соты. Все четыре ее стены были каменными, с арочным низким потолком, сквозь который в нескольких местах пробивался свет.
        Воздух, к счастью, не был застоявшимся, потому что кладка не во всех местах была сплошной. Посреди пещеры на возвышении неподвижно лежало существо в скафандре. Оно было мертвым уже много сотен, а то и сотен тысяч лет и, видимо, нашло в этом удаленном склепе свое последнее пристанище. Герметичный скафандр сохранил тело этого древнего жителя Вселенной почти нетронутым.
        Внешне существо лишь отдаленно было похоже на гуманоида, хотя и имело сходное с ним число конечностей. Лицо с единственным навеки закрытым глазом, под которым не было ни носа, ни рта, казалось зеленовато-желтым и выглядывало из-под выпуклой брони скафандра.
        - Это какой-то космический могильник,  - прошептала Ира, прижимаясь к Косте.  - Давай уйдем отсюда, мне здесь не нравится.
        - Погоди… Вначале нужно все осмотреть. Возможно, его народу было известно о времени и пространстве намного больше, чем Черному Императору. Нам нужна хоть одна подсказка, хоть одна зацепка.

        Мальчик обошел возвышение, на котором лежал инопланетянин. Совершенно ясно, что на астероиде он не мог оказаться один, с ним были его товарищи, которые заложили снаружи эту каменную нишу. Вполне возможно, что с ним вместе они оставили и тяжелое оборудование, какие-то приборы, которые принадлежали умершему и были вместе с ним замурованы в склепе.
        Так оно и оказалось. В углу, за могильником, в кучу были сложены странной формы предметы, о назначении которых можно было только догадываться. Один из них - продолговатый, заостренный, напоминавший бурав для сверления лунок во льду,  - очевидно, служил для того, чтобы прокладывать дорогу сквозь твердые породы и откалывать образцы полезных ископаемых. Небольшая коробочка с зеленоватыми пористыми стенками, лежавшая рядом, вполне могла быть маленькой переносной лабораторией или, скажем, преобразователем материи, способным изменить атомный состав предметов и трансформировать их так, чтобы из камня и песка можно было приготовить вполне съедобную пищу или даже воду.
        К этому выводу о назначении коробочки Костик пришел, когда, осторожно приоткрыв ее, высыпал в резервуар горсть пыли. Внутри что-то загудело, коробочка ощутимо нагрелась, а потом крышка снова откинулась, и вместо пыли мальчик увидел нечто напоминавшее спелый красный помидор. Хотя внешне он выглядел вполне съедобно, пробовать его никто не стал, ибо то, что является лакомством для одной цивилизации, вполне может оказаться ядом для другой.
        Третий из найденных предметов - продолговатый цилиндр с отходящим от него множеством коротких антенн и состоящий внутри из крошечных спаянных между собой кристалликов - служил неизвестно для чего и мог оказаться чем угодно: средством связи, оружием, приспособлением для подзарядки аккумуляторов или пространственным определителем координат. Повертев его некоторое время в руках, Костя положил цилиндр на место.
        Рядом с этой загадочной техникой, принадлежащей цивилизации, имевшей совсем другой склад мышления, возможно, даже качественно иную логику, мальчик казался себе дикарем, который нашел где-то в джунглях телевизор и теперь пытается выяснить, что это такое: барабан, по которому можно колотить палкой, подставка для кокосовых орехов или просто очень удобный и большой кирпич, который можно уронить с пальмы на голову проходящему мимо мамонту.
        - Обнаружил что-нибудь интересное?  - нетерпеливо спросила Ирка, опасливо поглядывая на мумию.
        - А это, по-твоему, неинтересно, что ли? Если мы хотим понять, как это работает, то не должны спешить,  - недовольно откликнулся Костя, которому не нравилось, когда его торопят.
        Ирка пожала плечами и отошла в другой угол склепа, где в стене находилось углубление, которое можно было увидеть только с одного места пещеры. После некоторого раздумья она засунула в это углубление руку по локоть и пошарила в нем. Вначале ей показалось, что там ничего нет, но потом она нащупала гладкую холодную поверхность. Девочка от неожиданности отдернула ладонь, а потом осторожно извлекла из ниши небольшой цилиндр, на поверхности которого закручивалась какая-то спираль с насечками. Деления на этой спирали были разного размера, и, что любопытно, их можно было передвигать, удаляя и приближая, как бусины, нанизанные на длинную нитку.
        Сбоку под цилиндром находился небольшой окуляр, а под ним табличка с мелкими насечками - знаками неизвестной письменности. Ирка заглянула в окуляр и направила другой его конец на Костика, чтобы проверить, как он будет выглядеть через эту инопланетянскую подзорную трубу. Но вместо того чтобы увидеть Костика, она увидела камни, саркофаг с телом посреди пещеры, инструменты, потом перевела трубу чуть влево, туда, где был пролом в стене, через который они попали внутрь, и замерла - стена восстановилась и вновь была сплошной. Решив, что их замуровали, Ирка вскрикнула и опустила трубу.
        Она бросилась к стене и с облегчением убедилась, что пролом на прежнем месте. Неужели показалось? Девочка вновь осторожно заглянула в окуляр цилиндра - и пролом опять пропал.
        - Что случилось? Почему ты кричала?  - услышала она удивленный голос подошедшего Костика.
        Она посмотрела на него сквозь цилиндр и обнаружила на этом месте только стену - сам мальчик исчез.
        Ира стала экспериментировать с цилиндром, и вдруг начали происходить странные вещи. Например, она обнаружила, что если смотреть в окуляр и одновременно подкручивать шарики на спирали, то удаляя, то приближая их, то изображение меняется. Если поворачивать спираль в одну сторону, камни на стенах начинают покрываться мелкой сеткой трещин, а если в другую - камни молодеют: мох исчезает, а трещины сглаживаются.
        Девочка сообщила о своем открытии приятелю, тот вначале не поверил, но, покрутив цилиндр и посмотрев в него, убедился, что она права. Более того, мальчику даже показалось, что он понял, зачем нужен этот цилиндр, и это открытие было так грандиозно, что его значение даже трудно было осознать.
        - Ты понимаешь, что ты нашла?  - спросил он прерывающимся от волнения голосом и посмотрел на Ирку.  - Это же подзорная труба времени! Мы можем видеть через нее прошлое и будущее!
        - Труба времени?
        - Ну разумеется. Почему, думаешь, со стенами происходят такие превращения? В одном случае мы видим их прошлое, а в другом - будущее. Я даже думаю, что если подкрутить немного этот цилиндрик, то можно увидеть, как они его здесь хоронили… Ты только посмотри, я же говорил!  - вдруг взволнованно прошептал он, вцепившись в трубу.
        Видимо, случайно Костя выставил спираль времени на нужную эпоху и смог увидеть, как три существа в скафандрах выкладывают из камней стены пещеры. Все это происходило прямо у него на глазах, на том же самом месте, но только много сотен лет назад. Мальчик даже затаил дыхание, ему показалось, что одно неосторожное движение - и они его заметят.
        Камни пришельцы синтезировали в преобразователе материи. Потом медленно и печально они внесли в пещеру четвертого и положили его на возвышение посередине. Одна из них, наверное женщина, была меньше ростом и с более мягкими очертаниями фигуры. Кажется, она плакала, потому что плечи ее вздрагивали. Костик немного повернул второе колесо на спирали, и кадры замелькали как на видео в ускоренном просмотре.
        Инопланетяне оставили внутри часть оборудования, которое не могли взять с собой… Это понятно - всего не унесешь. Но то, что они стали делать дальше, поразило мальчика.
        Все трое пришельцев остались внутри пещеры и стали быстро закладывать проем в каменной стене, словно собираясь замуровать себя вместе с умершим. Потом, когда кладка была полностью завершена и последний камень встал на свое место, они окружили саркофаг и что-то зашептали, прощаясь с усопшим. Затем один из них подошел к стоявшему в углу большому кубу и вопросительно оглянулся на остальных. Те, помедлив немного, кивнули. Инопланетянин положил обе ладони на куб и присел возле. В то же мгновение изображение в цилиндре зарябило, что-то вспыхнуло в пещере - и пришельцы исчезли. Мальчик сообразил, что этот куб был или машиной времени, или пространственным перемещателем, то есть именно тем, что они искали.
        Боясь, что он мог исчезнуть или что потом инопланетяне вернулись и забрали его с собой, Костик побежал в тот угол пещеры, где он раньше находился, и с облегчением убедился, что куб и сейчас находится на том же месте. Оказывается, мальчик и раньше его видел, но из-за необычной формы принял этот предмет за подставку.
        Ирка присела возле куба и положила на него ладонь, чтобы стереть пыль, но тотчас в сознание ей хлынули какие-то образы, вспышки света, слова, и она отдернула руку.
        - Оно думает, когда до него дотрагиваешься, слышны его мысли!  - сказала она, с ужасом глядя на куб.  - Не прикасайся к нему!
        - Дай я тоже попробую,  - сказал Костик.
        - Только осторожно!
        Телешов подошел к кубу и опустил на него ладонь. Вначале лицо у него тоже удивленно вытянулось, но тем не менее он не стал убирать руку. Подержав ее на кубе некоторое время, он повернулся к Ире.
        - Ты слышишь, как он думает?  - спросила она.
        - Он не думает.
        - Как не думает? Я же слышала!
        - Это просто телепатическая инструкция - намного удобнее, чем читать длинный текст. Дотрагиваешься до предмета, и у тебя в памяти всплывают образы и картины, связанные с его использованием.
        - И для чего нужен этот куб?
        - Как я понял, это что-то вроде машины времени, но только одностороннего действия - она перемещает только в будущее.
        - Вот здорово! Как раз то, что нам нужно! Давай перенесемся на четыре тысячи лет вперед!  - обрадовалась Ирка, но почти сразу же какая-то мысль заставила ее нахмуриться.  - Только смотри не промахнись!  - предупредила она.  - Если машина перемещает только в одну сторону, то самое страшное - напутать с датами. Представь себе, что мы немного ошиблись и переместились на большее время, чем нужно. Всего на месяц или на два после того, как Земля погибла. Представляешь, какой ужас! Вернуться назад мы уже не сможем - ведь машина-то односторонняя.
        Костик покосился на куб и задумчиво пошевелил губами. Видимо, он знал что-то еще, но не был уверен, что это стоит говорить.
        - Тут есть еще одна штука,  - сказал он.  - Видишь ли, это не совсем машина времени в том смысле, как мы ее представляем. Это скорее прибор для длительного сна, ну вроде заморозки, но только другого принципа действия. Нас расщепляет на молекулы, молекулы втягивает в куб, и мы, ничего не чувствуя, хранимся внутри куба четыре тысячи лет. А потом включается какой-то механизм, и куб нас снова восстанавливает из молекул. Гарантируется полная идентичность, даже думать будешь о том же, о чем думала в момент расщепления.
        - Я не хочу в холодильник! Не хочу!  - испугалась Ирка, которая из всего сказанного поняла только это.
        - Но почему? У нас же нет другого выхода!
        - Э-э…  - Она задумалась. Действительно, почему она не хочет, чтобы ее разобрали на молекулы? Да не хочет, и все тут! Но для Костика нужно было придумать что-нибудь более убедительное.  - Эта штука настроена на инопланетян. И если она нас сейчас разберет, неизвестно, сможет ли потом собрать. И вдруг мы станем существами, похожими на инопланетян?
        - Зачем ей это?
        - Как зачем? Из лучших побуждений. Решит, например, что мы бракованные, и вздумает немного нас улучшить.
        - Другого выхода у нас все равно нет. Не сидеть же тут на саркофаге четыре тысячи лет и ждать, пока время пройдет само собой? К тому же Черный Император будет здесь через пару часов.
        - А если он найдет куб? Я даже уверена, что он его найдет, он ведь подслушал наш разговор с Супермозгом!
        - Он его не найдет,  - уверенно сказал Костя.
        - Но почему?
        - Ты не слышала телепатической инструкции. Инопланетяне все предусмотрели. Их тоже волновало, что с кубом может что-нибудь случиться за те тысячелетия, пока они будут храниться у него внутри в виде молекулярной памяти. Они сделали куб очень прочным, его не берет ни лазерный луч, ни взрывчатка, его нельзя ни повредить, ни сломать. Правда, его может засыпать землей или камнями, но даже в этом случае он выбросом энергии сумеет переместиться в безопасное открытое место. И еще одно, о чем я не сказал,  - куб может становиться невидимым. Император просто не догадается о его существовании. А если и догадается, кубом все равно нельзя будет воспользоваться до окончания срока временного перемещения.
        Но Ирке ни за что не хотелось распыляться на молекулы, и ее пришлось бы долго еще уговаривать, если бы неожиданные обстоятельства не подтолкнули девочку принять немедленное решение.
        Вдруг астероид ощутимо вздрогнул и завибрировал - ребята сообразили, что наверху произвел посадку звездолет Черного Императора. Властелин сделал все возможное, едва не вывел из строя сверхсветовые двигатели крейсера, заставив их работать в ускоренном режиме, но прибыл на астероид в предельно короткие сроки. Ребята не сомневались, что очень скоро он будет здесь и попытается завладеть секретами працивилизации, а заодно и их головами, чтобы узнать, кто они и что им известно. Нужно было спешить, пока не стало слишком поздно.
        Костик присел возле куба и положил на него обе ладони. То же самое сделала Ира.
        - А как же настройка?  - спросила она.  - Как куб узнает, в какую эпоху нас нужно восстановить?
        - Настройка телепатическая. Думай о нашем времени! Представь себе тот час, когда мы запустили программу!  - велел Костя.
        Они сосредоточились, и Ирка во всех подробностях попыталась представить себе то время, когда она позвонила Телешову. Она так старалась, что ей почти в мельчайших деталях удалось восстановить картину того вечера. Она даже представила часы у себя в комнате и их стрелки, замершие на половине девятого. А вот на стене висит отрывной календарь. А теперь она поднимает трубку, звонит Костику, долго ждет ответа… Отвечает его мама…
        Все замелькало и закружилось в ее сознании, дробясь на мелкие осколки. Девочка напряглась, интуитивно сопротивляясь, но ее словно подхватило волной и потащило куда-то… Внезапно все закончилось, и куб, осветившийся на какое-то мгновение изнутри, померк. Ирка удивленно огляделась по сторонам. Наверное, куб был слишком старым и уже не действовал.
        - Не сработало?  - спросила она Костика, который с таким же ошарашенным видом стоял рядом.
        - Знаешь, мне кажется,  - сомневаясь, сказал мальчик,  - все уже закончилось… Смотри, у меня часы остановились.
        - Ты хочешь сказать, что мы уже в будущем?  - недоверчиво расширила она глаза.
        Девочка оглядела пещеру и с изумлением обнаружила, что в ней произошли немалые изменения. Каменные стены там, где они сохранились, выглядели обветшавшими, склеп с телом инопланетянина исчез, пропали и все оставленные прежде приборы. Несомненно, Черный Император уже побывал здесь, забрал все и не смог только найти куб, который стал невидимым.
        Сообразив, что все уже закончилось и что она действительно провела четыре тысячи лет в кубе в качестве молекулярной программы, Ира испуганно осмотрела себя, свои руки и ноги, проверяя, правильно ли ее собрали и не перепутали, например, правую ногу с левой, но все было в порядке, во всяком случае, на первый взгляд.
        - Труба времени…  - вдруг быстро сказал Костик, оглядывая пещеру.  - Она тоже пропала. Значит, Император мог заглянуть в будущее и узнать, когда именно мы материализуемся. Это значит, что он может появиться здесь с минуты на минуту… Нужно сматываться отсюда, и поскорее!
        Они выскочили из пещеры и стали подниматься наверх по скользкому полу, цепляясь за ячейки. Работа оказалась не из легких, так как карабкаться им пришлось по тому же склону, по которому они четыре тысячи лет назад (подумать страшно!) стремительно скатывались.
        - Если Император знал, что мы вот-вот материализуемся, почему же он не пришел сюда заранее?  - задыхаясь, спросила Ирка, залезая на очередную ячейку.
        - На трубе нет точного измерения времени,  - объяснил Костя, протягивая руку и втаскивая девочку наверх еще на одну ячейку.  - Он мог только приблизительно догадываться о дате: плюс-минус месяц или год. Не мог же он все время торчать у невидимого куба с бластером, ожидая, пока мы появимся. Думаю, Император заблаговременно установил датчики наблюдения, и теперь наверху уже подняли тревогу…
        На то, чтобы вскарабкаться по ячейкам до того места, где коридор вновь стал более или менее ровным, у друзей ушло минут двадцать, и в конце они чувствовали себя совершенно вымотанными.
        - И как только эти жители працивилизации выходили из положения? Как им не надоедало карабкаться по этому склону?  - недоуменно спросил Костик, переводя дыхание.
        Он вспомнил того инопланетянина в скафандре, который лежал в склепе, и с трудом смог представить себе, как этот высокий нескладный гуманоид взбирается наверх по скользким ячейкам. Зачем же тогда они построили себе такой неудобный дом?
        - Я, кажется, кое-что поняла,  - вдруг заявила Ирка.  - На самом деле мы столкнулись со следами ДВУХ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ. Зачем инопланетянину было ходить в скафандре, если он был на родной планете? Думаю, они были такими же чужаками-исследователями на этом астероиде, как и мы.
        - А как же астероид и эти соты?  - спросил Костя, у которого общая картина пока не складывалась.
        - Вот именно - СОТЫ!  - И Ира торжественно обвела рукой прозрачные ячейки вокруг них.  - Ты слышал, что сам сказал - СОТЫ. А соты - это принадлежность улья. Этот огромный астероид, который кочует от одной Галактики к другой, не что иное, как заброшенный улей.
        - Таких чудовищных размеров? Ты хочешь сказать, что когда-то в нем жили разумные пчелы или осы?
        - Или что-то вроде того. Трудно наверняка судить о том, чего ты никогда не видел,  - сказала девочка.  - Но, вероятно, эти существа, назовем их, к примеру, КОСМОПЧЕЛАМИ, жили в этом улье тысячу лет, строили прозрачные соты, собирали в них что-то. А потом, возможно, миллион лет назад построили себе новый улей, а этот, старый, забросили. Вот только что они собирали? Что было их медом?
        - Этого мы никогда не узнаем,  - сказал Костик.  - А может быть, и узнаем, только нужно запастись временем и терпением.
        - Если бы у нас и было терпение, времени все равно уже нет,  - сказала Ирка и хотела добавить еще что-то, но вдруг осеклась.
        Где-то над ними, над той ячейкой, где они сейчас прятались, послышалось шуршание. Она подняла голову и сквозь прозрачный пол увидела одним уровнем выше длинного, похожего на питона стального робота-червя, который полз, изгибаясь жестким туловищем, состоящим из сегментов. Тело у робота было узкое, помогающее протискиваться во все щели и взбираться почти по отвесным стенам.
        Костя почти сразу сообразил, что эта модель робота разработана специально для внутренней ячеистой части астероида и создана специально для охоты за ними! Мальчик огляделся и убедился, что самая худшая из его догадок подтвердилась - по разным уровням, ориентируясь, видимо, на излучаемое их телами тепло и вибрацию, к ним сползалось уже несколько роботов-червей.
        На их узких головах с установленными над единственным глазом датчиками движения и теплосканерами[6 - Теплосканер - устройство, засекающее источник тепла и его направление.] поблескивали короткие полые металлические жала. Когда такое жало впивалось в тело жертвы, через него впрыскивался яд или парализующая смесь - в зависимости от того, какая цель была поставлена перед роботами: убить или взять врагов живыми.
        Тот робот, которого они заметили первым, разглядев добычу, постарался узкой мордой выискать щель, но пол, хоть и прозрачный, был сплошным, без щелей.
        - Ну что, взял? Эх ты, червяк!  - крикнул Костик, словно тот мог услышать его.
        Робот несколько раз безуспешно ткнулся в пол своим жалом, а потом его единственный зрительный датчик сместился в сторону, и из-под него выдвинулось узкое алмазное сверло, которым червь стал успешно сверлить перегородку. На головы ребятам посыпалось стекловолокно ячейки, и вот уже в щель просунулась узкая морда, а за ним стало толчками протискиваться и все туловище робота-питона.
        - Бежим!  - закричала Ирка и с визгом метнулась прочь из ячейки.
        Костик выскочил за ней следом, и они, не разбирая дороги и путаясь в извилистых дорожках сотов, бросились бежать.
        Роботы-питоны, изменив направление, устремились за ними. Они хорошо ориентировались в узких ходах и ячейках, в совершенстве изучили план этого своеобразного прозрачного лабиринта и хотя в скорости немного уступали ребятам, но зато намного лучше передвигались по наклонным плоскостям и в труднопроходимых скользких местах.
        Костя на бегу пару раз оглядывался и видел через несколько прозрачных перегородок блестящие извивающиеся тела роботов. С каждой минутой они настойчиво приближались, словно вели загонную охоту. Было в движениях червей что-то отвратительно гипнотизирующее, и мальчик чувствовал: еще немного - и холодное полое жало вонзится в него, впрыснув яд. И тогда Черный Император достигнет своей цели. А они-то надеялись, что он сам станет гоняться за ними или отправит неуклюжих роботов или ящеров… Как бы не так!
        И если где-то в глубине души противное трусливое сомнение и подтачивало их волю, нашептывая: не бегите, сдайтесь, сопротивляться бесполезно и чем скорее все кончится, тем лучше,  - отгоняя сомнения, они продолжали бежать, хотя сердце прыгало у них в груди, а под ногами скользил прозрачный пол. Они торопились не только потому, что защищали свою жизнь, но и потому, что спасали миллиарды жизней. Призом в этом сумасшедшем соревновании было существование Земли.
        Роботы-питоны, специально приспособленные для передвижения по сотам внутри астероида, настигали их. Казалось, уже ничто не сможет спасти беглецов. Правда, благодаря скорости и упорству друзьям удалось выскочить на самый верхний, подступающий к поверхности уровень сотов, но как попасть туда? Где люк, который ведет в Черный Замок? И есть ли этот люк вообще или Император приказал уничтожить все проходы внутрь астероида?
        Погоня была уже близко, роботы один за другим высверливали перегородки и выбирались на поверхность. Неожиданно впереди сверкнуло что-то большое - металлическая бочка, должно быть, упавшая когда-то давно сверху. А раз бочка упала, значит, где-то над ней должен был быть люк или потайной лифт.
        Это была уже хоть какая-то надежда. Костик со всего разбегу налетел на бочку плечом, потом еще и еще раз… Ну и тяжелая же она! Наконец ему удалось опрокинуть ее на бок и толкнуть в сторону преследовавших их роботов-червей. Массивная бочка, с каждым оборотом разгоняясь, покатилась по слегка наклонному полу под откос. Роботы попытались отползти в сторону, но коридор был слишком узким. Они выставили вперед ядовитые жала, но вряд ли это могло повредить бочке, которая мчалась на них подобно асфальтовому катку. Послышался противный хруст, и бочка, несколько раз подпрыгнув, устремилась дальше.
        «Чем техника сложнее, тем проще ее сломать! При столкновении компьютера и кувалды больше страдает компьютер!» - любил повторять папа Кости, хотя никто в общем-то с ним и не спорил.
        Роботы-питоны - тоже сложная техника и поэтому были уязвимы. Когда бочка поравнялась с ними, она просто раздавила червей. Только один робот, случайно уцелевший, теперь бестолково крутился вокруг собственной оси, жаля себя в хвост, потому что краем бочки у него сплющило все датчики и сканер и он потерял ориентацию.
        - Здорово ты их! Я никогда не видела такого смелого, как ты!  - восторженно выдохнула Ирка.
        - Да чего уж там, пустяки! Подумаешь, несколько боевых роботов…  - надувшись от гордости, выдавил Костик.  - Давай лучше выбираться отсюда!
        - Постой!  - вдруг тихо сказала девочка, покраснев.  - Я не знаю, смогу ли я это сделать потом.
        - Что сделать?
        - Опять «чтокаешь»? Сейчас поймешь!
        Она обхватила мальчика руками и быстро поцеловала его в угол рта.
        - Теперь ты можешь меня поцеловать!  - милостиво разрешила она, и Костя, которого события последних часов сделали более решительным, воспользовался предложением и тоже поцеловал Иру.
        В тот вечер, когда они запустили программу, он повел себя как дурак, но даже дураки, говорила мама Костика, как известно, учатся на своих ошибках, «несколько отличаясь в этом плане от кретинов, дебилов и абсолютно непробиваемых идиотов».
        Как вы уже имели возможность убедиться, Телешовы-старшие имели склонность использовать красивые фразы и любили при случае щегольнуть подходящим афоризмом.
        В стене, недалеко от того места, где недавно валялась бочка, ребята обнаружили вбитые скобы, напоминавшие пожарную лестницу, и стали карабкаться по ним наверх. Вскоре они выбрались на небольшую площадку и увидели утопленную в камне шахту пневматического лифта.
        Дверцы лифта разъехались при их приближении, и друзья остановились в нерешительности, раздумывая, стоит ли им заходить в лифт или это очередная ловушка Императора. Но, так или иначе, стоило рискнуть, так как продолжать прятаться до бесконечности в прозрачных сотах астероида они не могли.
        Ребята давно уже потеряли счет времени, не знали, насколько точно сработал куб инопланетян и сколько часов осталось в их распоряжении. Порой в их сердца закрадывался страх, что они оказались не в том времени, программа давно завершила свою работу, и планета, которая была их домом, уже не существует. Но не стоило поддаваться отчаянию, каким бы тяжелым ни казалось положение: пока они сражаются, не сдаются, шанс у них есть.
        Они шагнули в лифт, и его пневматические двери с лязгом сомкнулись. Лифт, постепенно набирая скорость, стал подниматься вверх по длинной шахте. Прошла минута-другая, а они все еще продолжали движение. Костик и Ирка стали беспокоиться: неужели они были так глубоко под землей?
        Неожиданно лифт изменил вертикальное движение, шахта его накренилась, и путешественники сообразили, что перемещаются не вверх, а куда-то вбок под поверхностью астероида. Это был явно не тот лифт, который поднимал в Черный Замок, а какой-то совсем другой. Они поняли, что перепутали шахты и теперь с огромной скоростью двигаются в неизвестном направлении.
        Никаких кнопок управления в лифте не было, и остановить его было невозможно. Ребята почувствовали, что они в ловушке.
        - Куда мы едем?  - воскликнула Ирка.  - Куда?
        Костик не знал, что ей ответить, но в этот момент звуковой динамик на верхней панели зашуршал, заскрежетал, и они услышали механический голос: «Лифт движется к Кровавому озеру. Прибытие в точку назначения ожидается через 56 секунд. Не забудьте заблаговременно проверить готовность оружия и средств связи. Помните, что Кровавое озеро - сектор повышенной опасности».

        Глава XV
        НА ЗЕМЛЕ

        164 часа до завершения работы программы

        Двадцать часов спустя на планете Земля капитан Гугль ожидал появления звездной флотилии Черного Императора. О том, что диктатор прибывает, сообщили им показания радара, который еще несколько часов назад высветил в нескольких сотнях миллионов километров от Земли цепочку крошечных пятнышек, числом около двух десятков.
        Капитан, имевший большой опыт, знал, что если корабли уже на таком расстоянии высвечиваются на радарах как отдельные объекты, а не сливаются в единый сигнал, то это скорее всего гигантские «звездные разрушители« - огромных размеров корабли-крепости с тысячами членов экипажа на борту, сотнями лазерных орудий и стартовыми палубами для межпланетных десантных звездолетов.
        Император заботился о своей безопасности и хотел исключить возможный риск, который мог подстерегать его на пути. С такой эскадрой ему будет легко справиться с любым противником и не бояться нападения в дальнем космосе на пути к Земле и при возвращении на астероид.
        Четыре тысячи двести лет, проведенных у власти, приучили самодержца к соблюдению осторожности. За свое сорокавековое правление на него было совершено немало покушений, но каждый раз Императору благодаря его изворотливости и подозрительности удавалось уцелеть. Несколько раз в заговорах погибали его двойники, сам же диктатор всегда обладал способностью опережать своих противников, а потом наносил мгновенный ответный удар, уничтожая заговорщиков.
        Здоровье Императора и раньше было неважным, а последние три с половиной тысячи лет он был прикован к постели, и жизнь поддерживалась в нем при помощи множества трубок с физиологическими растворами. У него были искусственные сердце, легкие и почки. Питательный раствор подавался прямо к мозгу. Невозможно жить так долго, а монарх хотел жить вечно.
        Удивительно, что этот немощный инвалид мог еще повелевать и был постоянным источником страха для населения нескольких галактик. Император мог шевелить только одной рукой, практически лишился голоса, но все команды отдавал через мощный компьютер со специальной платой, заменяющей ему отсутствующие голосовые связки. Целая армия роботов, лишенных эмоций, самых разных модификаций, разработанных в военных лабораториях, ждала любого его приказа и выполняла их безоговорочно, какими бы ужасными они ни были. Стереть планету в порошок? Пожалуйста. Уничтожить полтора миллиарда детей и женщин? Будет исполнено!
        Но, несмотря на всеобщий страх, Император не был, да и не мог быть счастлив. Его мучили постоянные сомнения и опасения: вдруг откажет искусственное сердце или заговорщики добавят яд в питательную трубку, вдруг его предали и кто-то уже сейчас перепрограммирует его армию роботов…
        Об одном только мечтал этот ужасный, злой, подозрительный, больной и боящийся смерти диктатор: только бы удалось получить для себя эликсир вечной жизни и здоровья, который удалось когда-то открыть Супермозгу!
        Но Супермозг сумел отомстить Императору. Он изобрел такой эликсир, поместил его в капсулу, капсулу - в шкатулку и катапультировал ее в дальний космос через пространственный перемещатель. Потом он сообщил об этом своему мучителю и самоуничтожился, прежде чем повелитель успел выведать у него секрет вечной жизни.
        Вот уже много сотен лет тысячи ученых с помощью самого современного оборудования пытались вновь создать такой эликсир, но все, что они могли,  - это поддерживать в этом полутрупе жизнь, пересаживая ему все новые и новые искусственные органы и подсоединяя дополнительные трубки.
        Император боялся потерять власть и страшился смерти. Он всего боялся. Диктатор был самым трусливым и подозрительным существом во всей Вселенной.
        Когда около пяти месяцев назад он получил сообщение с Земли о том, что шкатулка наконец найдена и находится у одного из его киборгов-шпионов, первым его желанием было немедленно послать скоростной военный корабль, чтобы забрать с Земли находку, но в таком важном деле он не мог никому доверять. А вдруг капитан корабля изменит или о находке станет известно кому-либо из его окружения, какому-нибудь затаившемуся врагу, который ждет его смерти, чтобы самому стать самодержцем, тогда шкатулка будет уничтожена и он никогда не получит капсулу бессмертия.
        Взвесив все и не доверяя никому, правитель решил сам лететь на Землю и проконтролировать операцию. Он велел шпиону со шкатулкой затаиться и стал выжидать необходимый час. Но так как он уже несколько тысяч лет не покидал астероид, где для него были созданы все условия безопасности из нескольких линий обороны, а любой посторонний корабль уничтожался еще на расстоянии светового месяца до астероида, Император должен был продумать все возможные последствия своего отъезда. Так как его полет на Землю мог показаться подозрительным, он отдал приказ об уничтожении планеты и запуске программы.
        Если Земля будет уничтожена, размышлял он, тогда, во-первых, не останется никаких свидетелей, а во-вторых, его желание лично присутствовать и наблюдать за взрывом будет расценено его окружением просто как проявление жестокости и массового террора, то есть привычного для Императора занятия, которое совершалось почти каждый день. Сам повелитель уже очень давно никого не убивал, все осуществлялось руками роботов, а жертвы и уничтоженные планеты были для него только статистикой, рядом цифр на экране компьютера, не больше.
        Император рассчитал время и заслал на Землю компьютер-зонд, который должен был корректировать полет уничтожающей баллистической ракеты. Именно этот компьютер попал к Ирке, и программа была запущена… И вот теперь самодержец летел к Земле, чтобы заполучить шкатулку.
        Капитан Гугль не знал, успел ли правитель получить сообщение об уничтожении своего киборга-шпиона, и не ведал, были ли на планете другие киборги. Если такие остались здесь, то шансов у его группы было совсем немного и в любое время мог произойти взрыв датчика у него в мозгу. Постоянно сменяемые мокрые полотенца пока помогали, но капитан не знал, как долго они будут выручать его. Возможно, когда имперские корабли окажутся рядом, установленные на них антенны слежения смогут засечь даже очень слабый сигнал датчика, и тогда диктатор что-то заподозрит, хотя и так сомнение было постоянным его свойством. Император подозревал всех и вся, иногда даже самого себя.
        В то время как один сканирующий луч был направлен в космос, следя за приближением флотилии боевых звездолетов, другой луч исследовал Землю от поверхности до самых недр, проникая под почву и во все скалистые трещины, стараясь обнаружить небольшую, не крупнее гусиного яйца, капсулу со страшным взрывчатым веществом - антигравитином, которая была заложена на планете по приказу Императора. Эта капсула была мощнее любой из существующих на Земле атомных и нейтронных бомб и была запрограммирована взорваться, как только баллистическая ракета, посланная с одной из военных баз дальнего космоса, войдет в атмосферу планеты. В этом заключалась важнейшая стратегия повелителя - использование системы двойного, или дублирующего, уничтожения, которая пока никогда не давала сбоев.
        Поверхность капсулы была мала и отражала все радарные сигналы, так что прошел не один час, прежде чем на дополнительном мониторе появился слабый импульс. Капитан Гугль в это время отлучился в соседнюю каюту проверить запасы бортового вооружения и принять стимулирующие таблетки, ящеры мирно переругивались и затачивали зазубрины на хвостах, а морх - ну что еще мог делать морх?  - он, конечно, спал в своем кувшине. Сигнал от капсулы был очень слабым и несколько раз пропадал - вероятно, сканирующий луч отклонялся из-за каких-то преломлений.
        Услышав наконец, что компьютер подает звуковой сигнал, один из ящеров неохотно встал и подошел к монитору.
        - Слышь, Драгль, эта фигня пикает!  - удивленно сообщил Хрюк.
        - Поломалась, наверное, вот и пикает… А ты того, шарахни ее хвостом, она и перестанет пищать,  - лениво посоветовал ему брат.
        Хрюк, не раздумывая, замахнулся было хвостом, собираясь превратить в груду лома дорогостоящую технику, но в последнюю минуту, покачав мордой, опустил хвост.
        - Гы…  - сказал он хитро.  - Ты меня подкалываешь! Если я разнесу локатор, капитан на стену полезет. Он чего-то там ищет…
        - А что ищет?
        - Кажется, бомбу гравитационную… Смотри-ка, эта штука все пикает. Ну точно сломалась. А от поломанной техники какой прок! Эй, ты, надоела! Сейчас я ее как шарахну!
        И ящер во второй раз замахнулся хвостом, но случайно задел им кувшин с морхом, и тот синим дымком выплыл наружу.
        - Что ты делаешь, болван? Перестань!  - закричал призрак, подлетая к монитору.  - Капитан, мы нашли антигравитационную капсулу!
        Из соседнего отсека выскочил Гугль и подбежал к компьютеру.
        - Это она! Сигнал пропадает! Морх, ты засек, из какого он сектора?
        - Сектор 34-Р-64, отклонение 35,45 градуса…
        - Это на дне океана?
        - Точно. Шельфовая трещина в Атлантическом океане. Глубина примерно восемьсот метров,  - уточнил умный призрак.
        Капитан взглянул на результаты сканирования земной коры и усмехнулся:
        - Император все рассчитал. В этом месте в земной коре глубокая трещина. Здесь даже средней силы взрыв сможет вызвать ее раскол и целую цепь землетрясений, к тому же под водой на такой глубине случайно найти капсулу невозможно.
        - И что мы будем с ней делать?  - спросил Хрюк.  - Оставим ее там, где она находится?
        - Мы отправимся туда немедленно и постараемся изъять ее. А потом… потом я знаю, как с ней поступить!  - И капитан-мутант сжал в кулак свои чешуйчатые пальцы.
        Когда их боевой звездолет уже взлетал, окутавшись мощным силовым полем, делавшим его невидимым, ибо оно не пропускало внутрь даже солнечных лучей, установленный снаружи антенный датчик принял сообщение от Всемирной Шпионской Сети. Виолетта извещала, что все силы этой организации готовы к отражению космической интервенции, и спрашивала, что они могут сделать.
        «НЕ ПУТАЙТЕСЬ ПОД НОГАМИ!» - радировал им капитан Гугль и вырубил связь.
        Боевой корабль поднялся над городом и, по-прежнему невидимый, похожий на непроницаемое черное облако, взял курс на Атлантический океан. Нужно было торопиться: до появления в Солнечной системе Черного Императора оставалось не больше пяти-шести часов.
        Полет к океану занял не больше получаса. Можно было долететь всего за несколько секунд, развив скорость до световой, но Гугль опасался столкнуться с каким-нибудь земным самолетом, которых на этой высоте курсировало немало.
        Снизившись над Атлантическим океаном в заданном секторе, капитан направил нос боевого рейдера вниз. Океан штормило, и видимость над ним была плохая, но инопланетян это не смущало. Нос звездолета разрезал волну и ушел вглубь, и дальше они уже продвигались под водой в сплошной темноте, ориентируясь только по тепловым сканерам и ультраволнам.
        С каждой минутой сигнал антигравитационной капсулы становился все отчетливее, они приближались к шельфовой трещине. Слышно было, как трутся о воду и шуршат бронированные герметичные борта звездолета.
        Морх-призрак взглянул на глубиномер: 750 метров под поверхностью океана - значит, капсула уже где-то совсем близко. Неожиданно нос корабля встретил какую-то преграду и уткнулся в нее. Это были края шельфовой трещины, слишком узкие, чтобы туда можно было протиснуться десантному рейдеру. От внезапного толчка, встряхнувшего звездолет, ящеры упали друг на друга.
        - Приехали! Вот что значит кататься с закрытыми глазами,  - раздраженно сказал Гугль.  - Никаких повреждений корпуса?
        - Корпус в порядке,  - сообщил морх.  - Парочка вмятин - не больше. Нужно было снизить скорость, капитан.
        - Нет времени, броня и так выдержит.  - Космический мутант подошел к радару и взглянул на него.
        - Шельфовая трещина слишком узкая, нам не протиснуться,  - проворчал он.  - Придется использовать дистанционного робота-подводника. Эй, Драгль, что ты сделал с роботом-подводником? Он цел? Тогда чего ты стоишь, тащи его сюда!
        - Подводник-то… Он нечаянно сломался,  - смущенно сказал ящер.
        - Что? Сломался?  - Капитан грозно надвинулся на него, схватившись за рукоятку бластера.  - Так и скажи, что это ты его сломал!
        - Я не хотел,  - оправдывался Драгль.  - К нему на плечо села муха, я хотел прихлопнуть ее хвостом, и так получилось, что смахнул роботу голову. Если бы не эта муха, капитан…
        - Врешь! В космосе нет мух!  - взревел Гугль.
        - Была одна, но мы ее прихлопнули. Мы вам покажем ее крылышки, капитан,  - заговорил Хрюк, заступаясь за брата.  - Мухи, они те же кызюавки, только маленькие…
        Сообщив бестолковому ящеру все, что он о нем думает, Гугль осмотрел поломанного робота-водолаза и убедился, что повреждения настолько серьезны, что на устранение неполадок ушла бы не одна неделя.
        - Эй, морх!  - окликнул капитан.  - Тебе придется побыть немного водолазом. Ты ведь не нуждаешься в дыхании? Спустись в трещину и достань капсулу. Только будь поосторожнее с ней, она может взорваться.
        - Я не могу.  - И призрак, выглянув из кувшина, в который он вновь успел забраться, сложился в иероглиф отказа, напоминавший хорошо известный всем кукиш.
        - Почему не можешь?
        - Вы же знаете, я газообразный. У меня плотность меньше плотности воды. Как только я окажусь за бортом, меня немедленно вытолкнет на поверхность как буй.
        - Хотите, мы сплаваем, капитан?  - с готовностью предложили ящеры.
        Вид у них был жизнерадостный. Перспектива искупаться в океане, хотя бы и на восьмисотметровой глубине, казалась им вполне привлекательной. Правда, давление за бортом было чудовищным, но для ящеров, которые были родом с планеты, где гравитация раз в десять превышала земную, купание не выглядело таким уж страшным. Они привыкли и к большим перегрузкам.
        - Ну так как, капитан, можно нам сплавать?  - повторили братья.
        Они метнулись было к шлюзу, но Гугль строго приказал им не трогаться с места.
        - Я вам не доверяю, тупицы!  - заявил он.  - Я скорее пошлю под воду дрессированную обезьяну, чем одного из вас.
        Итак, капитану не оставалось ничего другого, как самому лезть под воду. Сомневаясь, что он смог бы выдержать давление таких глубин даже в скафандре, Гугль решил воспользоваться рейдером, а в качестве руки, которая должна была взять антигравитационную капсулу со взрывчаткой, решил использовать выдвигающийся дистанционно управляемый щуп, имевший отростки, похожие на пальцы.
        Капитан забрался в рейдер, оставив на время своего отсутствия управлять кораблем морха. Правда, тот мог каждую секунду заснуть над приборами или впасть в депрессию, но, во всяком случае, он не совершил бы столько глупостей, сколько ящеры.
        Давно, когда капитан еще не успел хорошо узнать свою команду, он на время своего отсутствия оставил управление звездолетом ящерам. Его не было всего полчаса, но за это время Драгль и Хрюк затеяли стрельбу баллистическими ракетами по пролетавшим на соседней орбите десантным кораблям, а так как на тех кораблях тоже были ящеры, это едва не закончилось междоусобной войной. Если бы Гугль не вернулся тогда вовремя на корабль, дело могло окончиться очень плохо. А так все обошлось только одной расколотой луной и уничтоженной необитаемой планетой.
        Створки шлюзов поочередно открылись, и рейдер, окутанный плотным силовым полем и защищенный двойной герметической броней, скользнул в расщелину. Капитан опускался очень осторожно, освещая путь мощным прожектором и все время поглядывая на локатор. Наконец ему удалось найти то, что он искал. На самом дне расщелины, в каменной нише, при свете прожектора на мгновение мелькнуло что-то белое. Капсула!
        Невольно затаив дыхание, капитан остановил рейдер и выдвинул из его носовой части длинный тонкий щуп. С величайшей осторожностью он подвел щуп к цели и сомкнул на капсуле его отростки, захватив капсулу. Следовало быть предельно осторожным с ней и не сжимать ее слишком сильно, чтобы давление не оказалось критическим и она не взорвалась. Неизвестно, каким образом капсула попала на дно океана: или она была опущена кораблем-разведчиком много сотен лет назад, или это была одна из тех самоуправляющихся капсул, которые во множестве как семена распылялись в космос с военных баз и заполняли пустынные участки межкосмического пространства, служа минами-ловушками.
        Гугль втянул щуп вместе с драгоценной добычей внутрь рейдера, и капсула, пройдя через небольшой шлюз, оказалась у него в руках. Ему и прежде случалось видеть на других приговоренных Императором к уничтожению планетах капсулы такой же модификации. Она была чуть больше куриного яйца, но довольно тяжелая и на ощупь холодная. Снаружи на ней не было заметно никаких опознавательных знаков - просто сплошная серебристая поверхность. Попадись эта штука на глаза кому-нибудь из землян, он принял бы ее за обыкновенную емкость, возможно, слишком правильной формы, но в общем ничем особенным не выделяющуюся.
        Внезапно внутри капсулы стали происходить какие-то изменения, и Гугль почувствовал, что она раскаляется. Он сообразил, что из-за перепада давления антигравитационная взрывчатка начала активизироваться, и, если он быстро что-то не предпримет, взрыв может произойти немедленно.
        Не обращая внимания на то, что поверхность капсулы почти обжигала ему ладонь, капитан стал спокойно выкручивать из нее взрыватель, находившийся в передней сужающейся части…
        Он знал, что у него осталось всего десять секунд, чтобы вывинтить взрыватель, иначе капсула сработает прямо у него в руках. Гугль почему-то невольно подумал о том, как смешно все устроено в этой жизни. Одна бомба тикает у него в голове, а другая готова разлететься вдребезги прямо в руках…
        - Десять… девять… восемь… семь…  - Капитан Гугль начал обратный отсчет.

        Глава XVI
        КРОВАВОЕ ОЗЕРО

        Еще раз предупреждаем вас о необходимости проверить вооружение!  - напомнил скрипучий голос из динамика.  - До активизации Кровавого озера осталось 14 минут…»
        Пневматический лифт остановился, дверцы его разъехались, и Костик с Иркой нерешительно вышли наружу. Они стояли на высоком холме, который, как трибуны стадиона, огибал обширное глубокое озеро, вода в нем была совершенно спокойной и не рябила даже от легкого ветерка. В воде отражались яркие звезды Вселенной, которые на астероиде с его неплотной атмосферой видны были даже днем.
        - Смотри, это оно!  - прошептала Ирка, косясь на озеро и даже боясь полностью произнести его название.
        - Да, Кровавое озеро,  - подтвердил Костя.
        Он подошел почти к самой воде и присел рядом на корточки, не решаясь cунуть в нее руку.
        Вода была прозрачной, и видны были даже камешки на мелководье. И что самое удивительное - цвет воды был самым обыкновенным, голубоватым, и запах у нее был привычным и немного отдавал тиной.
        - Самое обыкновенное озеро, у нас возле дачи точно такое же. И почему оно называется Кровавым?  - все еще неуверенно спросила Ира, подходя ближе.
        - Понятия не имею. Может быть, это просто мифологическое название…  - предположил Костя.
        - Мифологическое?
        - Ну, традиционно закрепившееся. Например, существует предание, что в этом озере давным-давно утонула какая-нибудь принцесса или в него был брошен какой-нибудь рыцарь…
        - Не было здесь никаких принцесс и рыцарей - тоже, и ты это отлично знаешь. Помнишь, в лифте динамик предупреждал нас, чтобы мы приготовили оружие? Зачем оно нам - от твоей принцессы отбиваться? И еще он сказал, что через 14 минут будет какая-то активизация…
        - Пробуждение активизации…
        - Вот-вот. Только я не хочу дожидаться этого пробуждения. По-моему, время уже прошло, и это должно начаться с минуты на минуту.
        - Что это?  - недоуменно спросил Костик.
        - Не знаю и знать не хочу! Где здесь Черный Замок? Бежим туда! У меня какое-то нехорошее предчувствие,  - нервно озираясь, произнесла Ирка.
        Костя только головой покачал. Ну и дела! Это надо же до такой степени испугаться вполне мирного с виду озера, чтобы бежать - и куда!  - в Замок, где на каждом шагу их поджидают роботы-убийцы!
        Ребята осматривались, пытаясь определить, в какой стороне находится Черный Замок, пока не увидели на горизонте шпиль его главной башни. Чтобы добраться до него, нужно было обойти озеро кругом, а потом еще пройти холмами. Признаться, мальчика немного удивило, что стена замка со стороны озера была особенно высокой и неприступной. Именно на этом направлении находилось больше всего линий обороны, как будто там, в Замке, боялись какой-то опасности, исходившей от озера.
        Друзья решили, пока не поздно, вернуться к лифту и переждать там эту активизацию, но обнаружили, что буквально на их глазах бронированная надстройка лифтовой шахты медленно вдавливается в склон холма, словно прячась от чего-то.
        «ДО АКТИВИЗАЦИИ КРОВАВОГО ОЗЕРА ОСТАЛОСЬ ТРИДЦАТЬ СЕКУНД,  - предупредил голос из динамика.  - ПРОИЗВОДИТСЯ ПЛАНОВАЯ ЭВАКУАЦИЯ ТЕХНИКИ. ЖЕЛАЕМ ВАМ УДАЧИ, СМЕРТНИКИ! НАЧИНАЮ ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ… ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ… ДВАДЦАТЬ СЕМЬ…»
        Вода в озере, как показалось Костику, начала едва заметно колыхаться и подрагивать, будто где-то в его недрах зашевелилось что-то огромное. Чем меньше времени оставалось до так называемой активизации, тем сильнее рябила вода. На поверхности стали уже появляться всплески.
        - Я думаю, нам лучше подняться на холм - и повыше!  - И, ничего не объясняя, мальчик схватил Ирку за руку и потащил ее за собой. Он заметил, что земля на холме, несмотря на близость озера, была мертва, выжжена и обуглилась в сплошную корку, как на том лугу в день основания Черной Империи.
        Теперь их поспешный подъем на холм скорее был похож на бегство. Ребята уже не оглядывались назад и, без того слыша, как нарастает гул и шум воды, словно озеро начало бурлить и закипать. Потом вдруг что-то внезапно плеснуло, как если бы с большой высоты в воду упало что-то громоздкое, и землю обдало красной волной, задев беглецов горячими алыми брызгами, похожими на кровь.
        Ирка вскрикнула, и они изо всех сил устремились наверх, на изгиб холма, где земля уже не выглядела такой спекшейся и обожженной. С плеча девочки свалилась сумка с видеокамерой, которую она всюду таскала с собой. В ужасе, не останавливаясь, чтобы поднять ее, Ира продолжала бежать, стараясь выиграть каждый метр и оказаться как можно дальше от озера в момент, когда наконец произойдет эта активизация. Она чувствовала, как по ее лицу стекают красные капли и как все новые волны точно штормовые обрушиваются на берег.
        Но, как ни быстро они бежали, озеро нагоняло их еще быстрее. Оно разрасталось, вскипало из недр и торопилось заполнить собой весь образованный холмами естественный кратер. Волны одна за другой обрушивались на берег в разных местах, и почва начала скользить под ногами.
        Но Ирке и Костику удалось все-таки взбежать на вершину холма немного раньше, чем кровавая вода затопила кратер. Они увидели чуть в стороне высокую каменную стену, даже не стену, а построенное укрепление, спасавшее от волн, и ведущую на эту преграду винтовую лестницу с несколькими ступеньками. Не раздумывая, ребята бросились к ней, поднялись наверх и оказались в маленьком, с трех сторон закрытом закутке, отгороженном от озера стеной с проделанными в ней бойницами для наблюдения.
        Это сооружение выглядело заброшенным и покосившимся, а камни, обращенные к озеру, были выщерблены от постоянных ударов волн и раскаленных красных брызг. У одной из бойниц валялся проржавевший остов кресла, очевидно, оставшийся от того времени, когда Император приходил иногда и наблюдал отсюда за активизацией озера. Но сейчас он был не в состоянии совершать такие длительные прогулки.
        Костик и Ирка, с трудом переводя дыхание, подкрались к одной из бойниц и выглянули из каменной щели: волны уже разбивались о первые ступени лестницы. Вода заполнила весь кратер, и разбушевавшиеся волны немного поутихли. Кое-где над озером поднимались кипящие фонтанчики брызг, а на поверхности лопались маленькие пузыри. И фонтанчики, и пузыри - все было кроваво-алого цвета.
        - Думаешь, самое страшное уже позади?  - спросила Ирка.  - А когда озеро опять отхлынет?
        Но прежде чем мальчик успел что-то ответить, вода снова забурлила, закипела, и вначале из озера показалась спина с зазубринами, а потом голова гигантского десятиметрового монстра. Тяжело ступая, чудовище выбралось на мелководье и издало низкий протяжный рев, в котором были и боль, и тоска, и ненависть, и ярость.
        В жизни ни Костику, ни Ирке не приходилось видеть ничего более омерзительного. Даже самые отвратительные чудовища из компьютерных игр рядом с этим монстром, который к тому же был еще настоящим, казались просто симпатягами. Спина у него была покрыта пузырящимися открытыми бородавками-волдырями, сквозь которые сочилась красная жидкость, которая, перемешиваясь с водой, делала ее пурпурной.
        Лапы чудовища были короткими и неуклюжими, но с мощными длинными когтями, каждым из которых оно легко могло было перерубить человека. Самой жуткой была его морда на длинной шее. Голова монстра внешне казалась белой и мягкой, как кусок пластилина, и извивалась на длинной бородавчатой шее, каждое мгновение меняя форму.
        «Пластилин» словно втягивался внутрь, и вместо морды появлялось безглазое, словно стремившееся протолкнуться наружу лицо: оно было то мужским, то женским, то каким-то незнакомым, принадлежащим то ли человеку, то ли гуманоиду, а иногда ящеру или инопланетному существу. И таких искаженных лиц у чудовища были сотни, и оно меняло их ежесекундно.
        От ужаса и брезгливости Ирка вначале отшатнулась от бойницы, но потом снова прильнула к ней.
        - Я думаю, оно копирует лица своих жертв,  - прошептал Костик.  - Ты видела, где у него рот? На боку!
        - Это не рот, это желудок, как у морских звезд или амеб,  - сказала Ира, припоминая, что в прошлом году они проходили это на биологии.  - У некоторых видов живых существ нет рта, зубов и горла, а пища сразу попадает в желудочный отсек, где перерабатывается.
        То ли ветер вдруг подул с их стороны, то ли чудовище уловило голоса, но кровавый монстр вдруг повернул морду в их сторону, прислушался, а потом стал медленно выползать из озера, двигаясь по склону холма по направлению к площадке, на которой они прятались. Из его горла вырвался хриплый голодный вой, а желудок зачавкал от нетерпения.
        - Оно чувствует нас!  - вздрогнула девочка.  - Оно знает, где мы.
        - Ему до нас не добраться, стена крепкая,  - попытался успокоить ее Костя, хотя такой уверенности у него не было.
        С края стены, примерно в десятке шагов от того зубца, за которым они прятались, была небольшая площадка, мостиком нависавшая над озером. Можно было предположить, что много лет назад Император приказывал сбрасывать с этой площадки приговоренных к смерти, а сам наблюдал из щели в бойнице, как кровавый монстр их пожирает.
        Если же чудовище начинало атаковать стену, пытаясь пробить ее своей громоздкой тушей и добраться до самого диктатора, то его, вероятнее всего, отгоняли бластерными выстрелами. Убивать монстра и засыпать озеро не входило в планы повелителя, ибо это многоликое чудовище, запоминавшее навсегда лица своих жертв, было одним из средств устрашения подданных властителя.
        Но с тех пор как Император перестал приходить на стену и кормить монстра, прошло уже немало лет, и голодное чудовище ждало все это время под водой, только один раз в сутки на несколько минут в строго определенные часы прилива показываясь из озера, а потом вновь скрываясь в глубине. Сейчас, почувствовав между бойницами в стене чье-то присутствие, кровавое чудище снова, как и много лет назад, вылезло на склон и хрипло заревело, завыло, заскулило тысячей голосов своих жертв на многих языках: «Накорми меня!» Вряд ли он был разумен, просто умел подражать своим жертвам, вбирая с телами их индивидуальные качества.
        Не получив добычи, монстр стал врезаться в стену мягкой массивной тушей. Потом он с трудом поднялся на задние лапы и ткнулся мордой в узкую бойницу, пытаясь протиснуться внутрь. Ирка пронзительно завизжала, а чудище, подхватив этот вопль, закричало, подражая ее голосу. Стена вздрагивала от ударов и начала трескаться, а сверху, с зубцов, падали отколовшиеся камни.
        Ребята попятились от бойницы, бежать им было некуда - позади разливались кипящие воды Кровавого озера, окружавшие их со всех сторон. Они внутренне приготовились к самому худшему. Если чудовище начнет ломать стену и им будет грозить смерть, лучше прыгнуть в кипящее озеро, чем быть переваренными живыми, пополнив коллекцию монстра своими лицами.
        Но неожиданно удары чудища начали слабеть, и полуразрушенная стена перестала сотрясаться. Озеро постепенно мелело, наступил час отлива, когда его воды вновь постепенно втягивались в недра астероида, и монстр должен был следовать за ними, чтобы не остаться на суше. Он в последний раз с ненавистью проревел что-то, повторил вопль Ирки, а потом с всплеском бросился в воды Кровавого озера и исчез.
        Прошло несколько минут, и озеро приобрело свои прежние границы, обнажив словно выжженные склоны холма.
        - Оно насовсем ушло?  - спросила девочка.
        - В следующий прилив снова появится. Нужно сматываться отсюда, пока не поздно.
        Они спустились по раскрошившимся ступеням и направились к видневшейся в отдалении главной башне Черного Замка. Идти им пришлось по берегу, и Ирка то и дело вздрагивала и нервно поглядывала на озеро, словно ожидая, что вода вот-вот расступится и на поверхности вновь покажется кровавый монстр. Но воды вновь стали спокойными и прозрачными, краснота исчезла, и видны были мелкие камешки на мелководье.
        Видеокамера, оброненная Ирой на склоне, пропала - очевидно, ее смыло водой. «Родители будут ругать»,  - мелькнуло было в ее мыслях, но тотчас это показалось ей настолько мелким и незначительным по сравнению с той опасностью, которая угрожала Земле, что она грустно усмехнулась.
        Костик не сомневался, что снаружи Черный Замок хорошо охраняется. Он вспомнил ров, заполненный кислотой, и высокие стены, которые они видели на компьютерной заставке,  - это была средневековая стилизация, но вполне эффективная. Для охраны ведь применялись еще и современные средства: боевые роботы, пароли, взрывающиеся мины-жучки, лазерные лучи и многое другое - этим Черный Замок и подступы к нему наверняка были хорошо оснащены. Так как же пробраться туда?
        Замок был окружен густым колючим кустарником, прячась в котором они смогли подобраться незамеченными почти к самому рву. Один раз Костику, к счастью, удалось обнаружить натянутую между кустами на небольшой высоте тонкую проволоку, один ее конец был прикреплен к оповещающей сирене тревоги, а другой - к молекулярной взрывчатке, которая, зацепись они за проволоку, разнесла бы их в клочья.
        Впрочем, не считая этой мины, наружных защитных средств на астероиде было совсем немного, а основная охраняемая зона располагалась внутри крепостных стен. Такая система была разработана Императором, который полностью надеялся на планетарную защиту и несколько линий обороны, улавливающих бы любой посторонний корабль или баллистическую ракету, маскирующуюся под случайный метеорит, еще на расстоянии светового года от астероида. Поэтому охраняемый из космоса самодержец был уверен, что ни один чужак не окажется на планете незамеченным.
        Остановившись недалеко от кислотного рва и стараясь не дышать его ядовитыми испарениями, ребята прислушались к доносившимся со стен голосам боевых роботов. Костик включил прибор-переводчик, подобранный им еще на стене у Кровавого озера, и они услышали, о чем говорили роботы.
        - Император взял с собой эскадру и отбыл сегодня утром…  - басил огромный боевик с яйцевидной головой и лучеметом последней совершенной модели, сделанным в форме старинной литой алебарды.
        - Его величество уже несколько сот лет не покидал астероид. Хорошо бы он затеял новую войну, а то стало скучно. Половина Вселенной покорена, одни только мытари маячат на горизонте,  - добавил другой робот, очевидно, из внутренней обслуги замка. Он был меньше ростом, более верткий, и кисти его рук служили пылесосами для чистки многочисленных ковров и бархатных занавесей внутри Замка, которые так нравились Императору.
        - Война? Нет, войны не будет…  - прогудел боевой робот.  - Повелитель хочет лично присутствовать при уничтожении какой-то планеты. Как ее? Гумля, Гимля… Никак не вспомню, надо по каталогу посмотреть… А, Земля!
        - Никогда не слышал о такой,  - заявил робот-пылесос.  - Ну и ладно, пускай себе летит в тартарары, мало ли планет во Вселенной… Кстати, правду говорят, что наш Император внешне похож на жителей этой планеты?
        Боевой робот оглянулся, боясь, не подслушивают ли их. Вниз он посмотреть не догадался, а то заметил бы высунувшуюся на мгновение из куста голову Ирки.
        - А ты никому не скажешь?  - спросил он.
        - Никому.
        - Поклянись!
        - Чтоб у меня все схемы полетели… Ну так что - правда похож?
        - Просто вылитый. Можно подумать, он на этой планете и родился… И дышит он той же смесью, и пьет воду, как они, и у него такое же мышечное устройство…
        - Да ну!  - поразился собеседник.  - А зачем же он ее тогда уничтожает?
        - Потому и уничтожает. Я это давно заметил: кто на кого похож, тот того и не любит,  - глубокомысленно заявил боевой робот.  - Ящеры терпеть не могут ящеров, гуманоиды готовы в клочья разорвать себе подобных, а все оттого, что похожи они друг на друга, вот какая штука…
        - В общем, всех люблю, а как увижу свое отражение в зеркале, так и разорвать готов,  - хмыкнул щуплый робот.
        Он подошел к стене, перегнулся через нее и бросил в ров камешек. Камешек воспламенился и исчез.
        - Люблю в ров всякий мусор кидать - не успеет долететь до кислоты, а уж все сгорело,  - сказал он.  - Мощная штука!
        - А три дня назад туда списанных роботов сбрасывали, на пенсию, значит, бедняг. Так все в минуту растворились… Много охраны в башне осталось?
        - Не очень много. Император почти всех с собой забрал, оставил только троих вход охранять, и еще трое с ящером в программном зале. Ракету направляют, чтобы долетела…
        - С ящером-то!  - насмешливо прогудел боевой робот.  - С ящером она долетит, но только не туда, куда нужно.
        В этот момент Ира внизу неосторожно пошевелилась, и ветка куста, под которым они прятались, затрещала.
        - Эй, ты слышал, там, внизу, что-то хрустнуло!  - всполошился робот-охранник и, вскинув лучемет, бросился к стене.
        Сверкнула вспышка, и куст, росший рядом с ребятами, превратился в пепел.
        - Да нет там ничего, успокойся… Наверное, просто ветер.
        - Я должен проверить,  - заупрямился боевой робот.  - За каждого уничтоженного шпиона обещана дополнительная модернизация…
        - И что ты собираешься делать? Таскаться по кустам и искать?  - спросил собеседник, которому хотелось еще поболтать.
        - Нет, я спущу псов-киборгов. Если там кто-то есть, они мигом разорвут его в клочья…
        Боевой робот опустил подъемный мост и, используя встроенный в стену энергодатчик, активизировал псов-киборгов, которые до этого в нерабочем состоянии содержались в одной из клеток во дворе замка.
        Псы включились, и их зрительные датчики замерцали, как тлеющие угольки. Эти киборги - одно из последних изобретений военной лаборатории Черной Империи - были похожи на механических бульдогов: металлические туловища с мощными лапами и короткие морды со стальными клыками. Сила сжатия их клыков была просто чудовищной и могла расплющить самую прочную броню, а уж живых существ тем более.
        Там, где у собак обычно бывают носы, у киборгов были установлены датчики обоняния, способные улавливать самые слабые запахи. Это были псы-ищейки, псы-убийцы, настолько тупые и жестокие, что нападали даже на роботов охраны. Большую часть дня их держали выключенными и активизировали только по ночам, чтобы они прочесывали заросли.
        Киборги пробежали по подъемному мосту и без лая, совершенно бесшумно, нырнули в кусты. Слышно было, как трещат ветки под их лапами, а датчики обоняния сосредоточенно, с сипением втягивают воздух.
        - Жаль, у нас нет механической кошки, чтобы подсунуть ее этим уродам. То-то бы они за ней погонялись,  - прошептал Костик.
        Странно, что в такую минуту он был еще способен шутить.
        Псы бегали по зарослям кругами, прочесывая их, и с каждым разом приближались к тому месту, где прятались ребята. Пока, к счастью для них, ветер дул им навстречу, и собаки не почуяли их, но каждую минуту ветер мог перемениться, и тогда…
        - Нужно пробраться к подъемному мосту, пока собаки нас не нашли,  - дрожащим голосом сказала Ирка.
        Идея была неплохой, но трудновыполнимой. Чтобы попасть на подъемный мост, нужно было еще преодолеть охраняемый собаками участок, проскользнуть буквально у них под носом, и только тогда их план мог сработать.
        Держась самых густых кустов и одновременно стараясь, чтобы их не заметили со стены, друзья стали пробираться к подъемному мосту. Дыхание псов было слышно уже совсем рядом. Вот один из киборгов остановился, поднял от земли морду и прислушался, отреагировав на какой-то звук.
        Порыв ветра донес до него слабый запах, и пес насторожился. Издав короткий сигнальный рык, означавший: «Добыча найдена! Перехожу к преследованию!» - киборг прыгнул в кусты. Не отставая от него, за ним понеслись остальные псы.
        Сознавая, что им не удалось проскочить незамеченными, Ира и Костя, уже не скрываясь, бросились к мосту. Но убежать от ищеек было сложно. Девочка зацепилась ногой за ветку, упала, и, когда она вскочила, Костик остановился рядом. Псы уже окружили ребят со всех сторон и медленно приближались, мерцая зрительными датчиками.
        Ира закрыла глаза. Все кончено, им не убежать! Киборги напряглись для прыжка, их стальные клыки обнажились. Мальчик, пятясь и не отдавая себе отчета, зачем он это делает, швырнул в собак первым, что нашарил в кармане. Это оказался ключ, тот самый ключ-пластинка, который Ирка когда-то нашла в нише со старыми роботами, когда они только перенеслись в Черный Замок.
        Один из псов, рычавший яростнее всех, замер и понюхал ключ. Внезапно он успокоился, шерсть на его загривке опала, он вполне дружелюбно ткнулся Костику в колено и вильнул железным обрубком хвоста. То же самое проделал и другой киборг. Девочка открыла глаза - со всех сторон они были окружены ищейками, но те и не думали на них бросаться. Вид у собак был скорее смущенный и даже виноватый.
        Поджав хвосты, они попятились и один за другим исчезли в кустах, продолжая искать врагов. Ребята изумленно переглянулись. Почему псы-киборги их не разорвали, что им помешало?
        - Может быть, мы им понравились? Собака - друг человека и вообще…  - неуверенно предположила Ирка.
        Но Костя, разбиравшийся в технике, понимал, что неожиданная жалость или симпатия со стороны механических собак были тут совершенно ни при чем. У этих псов не было инстинктов - это были безжалостные запрограммированные роботы-ищейки, и если они не убили их, то этому должно было быть какое-то другое объяснение. Но какое, этого мальчик никак не мог понять.
        - Что-то запретило псам схватить нас,  - задумчиво сказал он.  - У них есть какое-то табу, заложенное в их память еще в момент создания.
        - Кто это мог сделать? У нас же здесь нет друзей, а Супермозга уже давно не существует…  - насторожилась Ирка.
        - Думаю, дело в том ключе, который ты когда-то нашла. Может быть, это какой-то особенный ключ или на нем сохранился запах Императора. Удачно получилось. Нужно его подобрать.
        Он поднял ключ и сунул его в карман.
        - Ладно, пошли в Замок, пока не втянули подъемный мост,  - сказал мальчик.
        Скрываясь в густых кустах, они прокрались к подъемному мосту и, убедившись, что боевой робот на стене смотрит в другую сторону, проскочили над рвом с кипящей кислотой. Она бурлила, как недавно Кровавое озеро, и выбрасывала ядовитые фонтанчики брызг.
        Перейдя ров и оказавшись под стеной, где их не было видно сверху, ребята на мгновение остановились.
        - Киборги нашли что-нибудь?  - раздался на стене над ними зычный голос ящера, начальника дворцовой стражи.
        - Нет, господин Крюк!  - отчеканил боевой робот.
        - Если там никого нет, зачем же ты их спускал?
        - Но мне показалось…
        - Тебе не должно казаться! Здесь ни у кого нет права на ошибку, бестолочь!
        - Но я не хотел, командир…
        - Мало ли, что ты не хотел… Пусть тогда собачки полакомятся тобой, чтобы не получилось, что ты их спустил напрасно! Фас!  - Ящер щелкнул хвостом, и боевой робот, перелетев через ров подобно ядру из катапульты, шлепнулся в кусты.
        Тотчас на него набросились киборги и стали рвать в клочья его броню. Робот пробовал было отмахнуться лучеметом, но один из псов прыгнул и на лету перекусил дуло. На этот раз убийцы были разъярены, и Костику стало не по себе, когда он сообразил, что бы произошло, если бы псы накинулись на них. Робот успел несколько раз взмахнуть руками, но потом киборги подмяли его под себя, разгрызли броню, и он больше не шевелился.
        Ящер Крюк, подобно своим сородичам ненавидевший роботов, с удовольствием наблюдал за схваткой со стены, подстрекая псов. Потом он отключил киборгов, втянул подъемный мост и вернулся в главную башню, не заметив, как за несколько минут до него туда скользнули две быстрые тени.
        Костик и Ирка проникли в башню и затаились за массивной колонной. Они видели, как, лязгая по лестнице, ящер поднялся на небольшую площадку у пневматического лифта и остановился, нетерпеливо постукивая хвостом по двери лифта.
        - Пароль!  - потребовала охранная система.
        - Сейчас шарахну!  - пригрозил Крюк.
        - Ваши угрозы здесь не действуют. Если пароль не будет введен в течение двух секунд, выпускаю паралитический газ.  - И из стены выдвинулось короткое дуло распылителя.
        - Чихать я хотел на твой газ,  - засмеялся ящер.  - Ну да ладно. Пароль: «Слава Императору!»
        - Пароль верен,  - сообщила система, и двери лифта открылись.
        - Зал запуска программ…  - приказал Крюк, забираясь внутрь.
        После того как он уехал, ребята выглянули из-за колонны.
        - Ты слышал пароль?  - спросила Ирка.
        - «Слава Императору!» Нам тоже нужно попасть в этот зал запуска программ. Если есть какой-то шанс спасти Землю, то только там.
        - Но как мы туда проберемся?
        - Понятия не имею. Было бы глупо отступать, когда мы уже так близки к цели.  - И Костик решительно поднялся на лифтовую площадку.
        - Пароль!  - потребовала система.
        - Слава Императору!
        Мальчик ожидал, что двери откроются, но вместо этого послышался скрежет, и из стены снова выдвинулось дуло газового распылителя.
        - Пароль изменился две секунды назад!  - сообщила система.  - Назовите новый, или вы будете уничтожены! Считаю до двух.
        - Как «уничтожены»?  - испугалась Ирка, почувствовав, что у нее замерло сердце.
        - Буквально,  - сказала машина.  - Один, два…
        Спасаться было уже поздно. Костик ждал, что сейчас вырвется паралитический газ, но вместо этого распылитель вновь убрался в стену.
        - Ха-ха, это была шутка! Пароль был введен верно,  - сообщила система.  - Не правда ли, у меня есть чувство юмора?
        И двери лифта раздвинулись.
        - Почему он нас не убил?  - спросила девочка, на ватных ногах входя в лифт.
        - Он и не собирался. Мы ввели правильный пароль. Просто роботы-охранники подкалывают друг друга,  - еще не придя в себя, еле выговорил Костик.  - Ты же слышала, как они ругались с ящером?
        - Куда вас везти?  - спросил лифт.
        - В зал запуска программ… Вернее, не в сам зал, а куда-нибудь рядом с ним,  - спохватился мальчик, вспомнив, что там сейчас ящер и три боевых робота. Если лифт остановится в зале, их сразу заметят.
        - Пункт назначения указан неточно,  - укоризненно сказал лифт.  - Возле программного зала находятся два объекта: сокровищница и комната уничтоженных миров. Куда именно вас везти?
        - В сокровищницу…  - сказала Ирка, забрав у Костика аппарат-переводчик.
        - Слушаюсь.  - И лифт стартовал вверх по пневматической шахте.
        Подъем занял всего несколько секунд, и вот они уже оказались в сокровищнице - большом просторном зале без окон, где на полу лежало множество золотых монет, алмазов, рубинов, изумрудов, еще каких-то невиданных камней и украшений с далеких планет, назначение которых было неведомо ребятам. Например, для чего нужен большой шар из синего камня, напоминавший просверленную бусину огромных размеров, или темная спираль, закручивающаяся подобно пружине?
        Больше всего здесь было предметов и драгоценных украшений с Земли - жемчужных бус, ожерелий, браслетов, колье, золотых статуэток египетских и индейских богов и многого другого. Императора явно привлекало что-то к этой планете, ведь интерес к Земле и определенная связь с ее историей проявлялись и в архитектуре Черного Замка, и в формах роботов, и в том, как были обставлены покои дворца.
        Костя вспомнил, что однажды, четыре тысячи лет назад,[7 - Многие ли могут сказать невзначай: «А вот, помнится, четыре тысячи лет назад я как-то шел по улице и видел…» (и при этом чтобы это было правдой!)] видел Императора в бинокль и его уже тогда поразило, как он выделялся среди окружающих его ящеров, боевых роботов и туманных призраков, как не похож он был на остальных инопланетян и как, наоборот, много общего у него было с человеком, хоть совсем не хотелось так называть этого кровавого диктатора. Какие же превращения и какие скрытые от них завесой тысячелетий события должны были произойти, чтобы этот землянин, оказавшись в сотнях световых лет от своей планеты, вначале стал повелителем Вселенной, утопив ее в крови, а потом пожелал уничтожить и свой родной мир?
        Впрочем, такие случаи в истории человечества уже были. Куда больше землян во все века истории предпочитали добиваться славы разрушением, а не созиданием, страхом, а не любовью и добротой.
        Слушая, как звенят у них под ногами золотые монеты, путешественники подошли к стене, на которой висел большой ковер, увешанный старинным оружием и доспехами, а рядом стоял обыкновенный деревянный сундук. Очевидно, в нем и было самое большое сокровище Императора, потому что никаких других сундуков, сейфов, стеллажей или ящиков для хранения богатств в зале не было, а граненые алмазы в десятки карат валялись под ногами вперемешку с монетами.
        По пути Ира не удержалась и примерила великолепную диадему, в центре которой, окаймленный мелкими изумрудами и рубинами, в золотой оправе в форме солнца сиял огромный сверкающий бриллиант. Девочке это украшение так понравилось, что она не хотела его снимать и сокрушалась только, что поблизости нет зеркала, чтобы полюбоваться диадемой.
        - Ты так и будешь ее носить?  - спросил Костик.
        - Почему бы и нет? Мы же не в заколдованном царстве, где все клады обращаются в труху с первым лучом солнца,  - фыркнула Ирка.
        - Но она же чужая, Император украл ее у кого-то…
        - Наверняка это было тысячу лет назад, а может, и больше,  - пожала плечами девочка.  - К тому же если нас схватят, то все равно убьют вне зависимости оттого, стащила я украшение или нет.
        Подумав, что в чем-то она права, Костя и сам зачерпнул в карман пару пригоршней рубинов, хотя и понимал, что скорее всего в этом нет смысла. Они так далеко от родной планеты, что даже если сумеют каким-то чудом остановить программу, едва ли смогут возвратиться домой. И даже если как по волшебству программа будет остановлена, неужели Император со своим звездным флотом не сумеет стереть планету в порошок, раз он настолько ненавидит Землю, что отправился наблюдать за ее уничтожением?
        Но от всех этих унылых, безрадостных мыслей не было никакого проку, только тоска одолевала, и Костик снова вспомнил слова - на этот раз своей бабушки - что, если слишком долго думать, лучше не думать вообще.
        - Посмотрим, что у Императора в этом сундуке,  - сказал он и, подойдя к нему, решительно поднял крышку.
        Сундук не был заперт, хотя открытый замок болтался в кольце.
        Ребята ожидали увидеть все, что угодно, но только не это: ларь был наполнен книгами - не фотокристаллами, не дискетами, не лазерными дисками с записью, не мини-компактами, не какими-либо другими современными механизмами, которые наверняка освоила любая технически преуспевшая цивилизация и которые уже во множестве появились и на Земле в конце XX века. Здесь были самые обыкновенные земные книги, в разных переплетах или вообще без них, многие ветхие и неоднократно читанные. В сундуке хранилась библиотека Императора - те избранные произведения, которые он собирал на протяжении последних двух с половиной тысяч лет.
        Здесь были и старинные свитки на пергаменте, записи Калигулы и доносы эпохи Нерона, и папирус, на котором палочками отмечались отрубленные головы, труд какого-то полуграмотного деревенского палача, и дневники Наполеона, и «Майн кампф» Гитлера, и «Так говорил Заратустра» Ницше, и современная философия Кьеркегора, утверждавшая, что все тщетно и все в этом мире держится на боли и страхе, и другие философские и исторические сочинения, связанные в основном с деятельностью всевозможных тиранов и деспотов вроде Сталина, Тамерлана или римского императора Тиберия.
        Костя открыл одну из книг, взглянул на первую страницу и вздрогнул. На ней ручкой размашистым почерком было написано: «Координатору, моему учителю, с признательностью от ученика. Иосиф Сталин». Мальчик, начиная уже о чем-то догадываться, раскрыл другую книгу, и на титуле, как он и ожидал, тоже было посвящение на немецком языке с подписью: «Адольф Гитлер». И все остальные книги и свитки от основания истории на языках всех народов были подписаны одному Координатору, который, очевидно, давно уже развивал на Земле свою самую бурную деятельность.
        Именно такие сочинения привлекали в основном интерес Императора, и, вероятно, с их помощью он пытался оправдать свои деяния и не казаться самому себе неудачником, одиноким изгоем.
        Наличие этих книг, привозимых с Земли в разные эпохи, доказывало, что диктатор все эти годы внимательно следил за историей планеты, за всеми происходящими на ней войнами и катаклизмами и сам активно влиял на ее историю.
        - Как ты думаешь, эти сокровища они тоже ему подарили? Сталины, Гитлеры, Калигулы, Батый… Все эти убийцы?  - спросила Ирка, кивая на россыпь золота на полу.
        - Наверное, да,  - сказал Костик.
        - Тогда и моя диадема тоже от них… Если так, то я не хочу ее носить, она вся в крови.  - И девочка, брезгливо сорвав, бросила украшение в сундук прямо на книги.
        Рядом у стены - Костик заметил их только сейчас - стояли большие песочные часы, и песок из верхней чаши неторопливой, но непрерывной струйкой перетекал в нижнюю. Песка наверху оставалось не больше трети, а это означало, что большая часть времени, отпущенного Императором планете Земля, уже прошла.
        Глядя на эти часы, Ира неожиданно поняла значение выражения «время истекло « - речь здесь, несомненно, шла о песочных часах, о песке, ибо только он мог истечь, как это сейчас и происходило.
        - Нужно спешить, не стоит здесь задерживаться,  - сказал Костя.
        Они подошли к бронированному люку, ведущему в соседний зал Черного Замка, и осторожно заглянули в вентиляционные отверстия, просверленные рядом с люком.
        На противоположной стене соседнего зала был большой плоский экран, возле которого, явно скучая, прохаживался ящер и спорил с тремя боевыми роботами, которые безропотно соглашались со всем, что бы он ни говорил. Крюк - видимо, со свойственной всем его сородичам нетерпимостью (вспомним хотя бы Драгля и Хрюка) - нарывался на драку, чтобы как следует помахать своим хвостом, а роботы, наоборот, делали все возможное, чтобы избежать побоища. Они хорошо помнили, какие вмятины остаются после удара хвоста этой громадины и как трудно их потом выправлять.
        Поэтому, когда ящер, явно провоцируя их, говорил: «Сейчас ночь!», что было заведомой ложью, роботы хором соглашались: «Да, сейчас ночь!», а когда Крюк возмущался: «Чего вы врете! Сейчас же день!», роботы отвечали: «Как мы сами могли этого не заметить? Действительно, день!», и ящер опять лишался повода для ссоры.
        На экране, изображавшем карту Вселенной, видна была небольшая точка, обведенная красной прицельной рамкой,  - планета Земля. Именно к ней направлялась теперь баллистическая ракета, курс которой был обозначен пунктирной линией. Если ракета немного отклонялась от курса, роботы автоматически корректировали ее полет, вновь направляя боеголовку ракеты на Землю. Костя понял, что ракета идет по сигналу с их компьютера, в который они заложили образец земной материи.
        - Долго там еще?  - недовольно спрашивал ящер.  - Сколько можно тут торчать?
        - Еще трое суток, или семьдесят два часа,  - ответил один из роботов с большой квадратной головой, очевидно, не только боевой, но и «ученой» модификации, способный к точным вычислениям и управлению сложным оружием.
        - Что? Семьдесят два часа пялиться на этот экран?  - рассердился ящер.  - Ни фига себе!
        - Вы можете заняться чем-нибудь другим,  - отчеканил робот.  - Вам не обязательно здесь находиться. Мы сами проследим за приборами.
        Крюк недоброжелательно уставился на робота.
        - Ты что, меня за дурака считаешь? Думаешь, я сам не знаю, что мне делать? А ну отвечай, стальной кусок!
        - Я не хотел вас обидеть. Я только сказал, что мы сами можем проследить за приборами.
        - Как это «сам», тупая твоя башка? Да что ты сумеешь сделать без моего руководства? Да без моих знаний тут ни один прибор не заработает!
        - Да, командир.  - Робот смиренно потупился.
        На самом деле ящер только и делал, что ломал приборы, но, если сказать ему об этом, мигом отправишься на запчасти.
        Крюк, опять видя, что драки не получится, подошел к экрану и ткнулся в него мордой. На карте было видно, как ракета с каждой минутой продвигается к Земле по пунктирной черте.
        - Ишь ты, летит, зараза!  - удивился ящер.  - А ну, как там тебя, жестяные мозги, покажи, как она работает!
        - Но вы же говорили, что сами все знаете,  - с иронией сказал робот.
        - Поговори еще у меня!  - заорал ящер.  - А ну показывай, как она работает! Может, я тебя проверить хочу? Может, ты и сам не знаешь, а только притворяешься?
        Робот-ученый с грустным видом подошел к крайней панели.
        - Видите этот кристаллический вращающийся шар?
        - А то не вижу! Что я - слепой?
        - Этот шар управляет полетом ракеты. Боеголовка автоматически наведена на цель, но, если она отклонится, нужно немного повернуть шар вправо или влево, пока пунктир снова не совпадет с курсом. Пока ракета находится в гиперпространстве, она нуждается в коррекции полета.
        - Это и дураку понятно,  - презрительно фыркнул Крюк.  - Так что, ты говоришь, нужно делать с этой штукой? Вдавливать ее вниз-вверх?
        И он положил на шар свою огромную лапу.
        - Ни в коем случае не вдавливать!  - всполошился робот.  - Это может вызвать поломку, и тогда ракета станет неуправляемой.
        - Не учи ученого!  - огрызнулся ящер.
        Он крутанул шар, и курс ракеты отклонился на полгалактики. Роботы забеспокоились и забегали по залу.
        - Ишь ты, работает!  - хмыкнул Крюк.  - А еще говорят, я не умею разбираться в технике. А чего тут разбираться? В одну сторону крутанул, в другую крутанул - и готово… Эй, вы, а как эту ракету вообще остановить? Ну, если бы Император, к примеру, передумал взрывать Землю?
        Костик и Ирка затаили дыхание и стали внимательно слушать, чтобы не пропустить ни слова. Именно это интересовало их больше всего.
        - Программу невозможно остановить,  - сказал робот-ученый.  - Случаев остановки программы еще не было.
        - А если ракета собьется с курса?
        - Боеголовка самонаводящаяся. Если по какой-то причине она пролетит мимо цели, то вернется и поразит ее со второго захода.
        - Значит, эту штуковину никак нельзя остановить?  - разочарованно поинтересовался Крюк.
        Его любопытство объяснялось не тем, что он жалел Землю, а глубоким убеждением, что нет машины, которую нельзя было бы сломать.
        - Есть еще экстренная кнопка самоуничтожения всей системы, но она сработает только по личному паролю Императора,  - вспомнил робот-ученый.
        - Кнопочка?  - обрадовался ящер.  - Значит, если на нее нажать - трах!  - и ракета разлетится вдребезги? Я же говорил: все можно поломать! А где эта кнопочка? Вот эта, красненькая?
        И ящер протянул к ней лапищу.
        - Сто-ой! Это не то! Эта кнопка пожарной катапу…  - завопил второй робот, но было уже поздно. Ящер вдавил кнопку в приборную доску.
        - …льты!  - закончил робот уже на лету.
        Из насосов хлынула противопожарная пена, а потом кресло, на котором сидел ящер, вдруг подскочило, катапультировалось и вместе с ним вылетело в окно, высадив раму. Над Крюком раскрылся парашют, и он стал медленно пикировать во двор реактора.
        Роботам повезло меньше, они тоже вылетели в окно, подброшенные мощными пружинами, но только уже без парашютов. Снизу послышались треск и лязг, ругань и хохот ящера, довольного неожиданным развлечением.
        Воспользовавшись тем, что зал наведения ракет опустел, Ирка и Костик проскользнули в него. Противопожарная система уже перестала работать, хотя пол был покрыт толстым слоем пены. Ребята подскочили к приборному щитку, разыскивая ту самую экстренную кнопку самоуничтожения системы. Впрочем, кнопок и рычагов на пульте было множество, и Костик никак не мог сообразить, какая из них им нужна. Но неожиданно на центральном пульте посередине он увидел ее - это была единственная застекленная кнопка, явно предназначенная для экстренного употребления, потому что, чтобы нажать на нее, нужно было выдавить стекло.
        Под кнопкой был небольшой динамик, очевидно, для введения с голоса личного пароля диктатора. Этого пароля Костик, разумеется, не знал, и он решил попробовать единственный известный им пароль, от которого срабатывали все лифты - «Слава Императору!»
        - Скорее!  - торопила его Ирка.  - Скорее! У меня ничего не получается!
        Она стояла возле кристаллического шара и, вращая его, старалась отвести курс ракеты как можно дальше от Земли, но ракета слушалась плохо, так как ее боеголовка воспринимала сигнал с планеты, посылаемый компьютером.
        Но не успел Костя разбить стекло и нажать на кнопку, как из коридора послышались топот и клацанье затвора. В дверях замер ящер, он держал их на прицеле. Дуло его бластера смотрело точно мальчику в грудь.
        - Шевельнешься, и ты труп!  - пригрозил Крюк.  - Что встали? Взять их!  - рявкнул он на роботов.
        И боевые роботы, скользя на пене, двинулись к ним.

        Глава XVII
        ЗАСАДА НА ПАУКА

        Восемь… семь… шесть…  - Ведя обратный отсчет, чтобы держать себя в руках и не суетиться, капитан Гугль успел вывинтить взрыватель - на счете «четыре», а на счете «три» поставил капсулу на предохранительное кольцо.
        Теперь обезвреженная антигравитационная бомба лежала у него на одной ладони, а взрыватель на другой. Гугль несколько раз глубоко вдохнул, сбрасывая напряжение. Ему уже случалось бывать рядом со смертью, но никогда так близко - всего три секунды отделяли их от ослепительной вспышки, которая уничтожила бы океан, превратив его в облако раскаленного пара, и расколола бы планету, как арбуз, с размаху разрубленный топором.
        Гугль осторожно опустил обезвреженную капсулу в карман и снова взялся за рычаги управления рейдером, направляя его к звездолету.
        - Все благополучно, капитан?  - спросил морх, ради такого случая даже соизволивший проснуться.
        - Если бы не было благополучно, ты бы это уже услышал,  - проворчал Гугль, опускаясь с размаху в свое кресло. Посидев несколько минут в глубоком раздумье, он придвинулся к штурвалу и отдал электронному мозгу звездолета команду всплыть на поверхность и лечь на околоземную орбиту.
        - У вас есть какой-то план, капитан?  - спросил Драгль.
        Но Гугль, казалось, не слышал его, всецело поглощенный какими-то мыслями. Он быстро набирал что-то на клавиатуре компьютера, просчитывая траектории, и сверял их с локатором, пытаясь по ним хотя бы приблизительно определить место приземления кораблей Черного Императора. Станет ли самодержец наблюдать за уничтожением планеты из космоса или же предпочтет прежде опуститься на Землю, чтобы получить у киборга шкатулку с капсулой бессмертия?
        - Пока шкатулка у нас, это наш единственный шанс,  - зевнул морх.
        Хоть он и сказал про единственный шанс, голос его был равнодушным. Морхи участвуют в звездных войнах главным образом от скуки, сами же призраки, состоящие из разумного тумана, практически бессмертны. Единственный способ как-то навредить им - это впихнуть в очень прочный сосуд и, заткнув его пробкой, выбросить в открытый космос, что, собственно, и делали когда-то с дальними родственниками морхов - джиннами. Но и тогда замурованный туман особенно не будет унывать, а просто впадет в спячку лет на сто или двести и будет дрыхнуть до тех пор, пока его кто-нибудь не спасет.
        - Говоришь, шкатулка - наш единственный шанс?  - задумчиво повторил капитан.  - А ведь ты прав, призрак. Пока Император не получит шкатулку, планета в относительной безопасности.
        - А если он узнает, что мы уничтожили киборга?  - спросил Хрюк.  - Должно быть, киборг через какие-то промежутки времени выходил с ним на связь.
        Капитан с усмешкой покачал головой:
        - Вы, ящеры, не знаете простейших законов физики. Киборг был уничтожен уже после того, как Император вылетел с астероида, не так ли?
        - Да, кажется,  - согласился Хрюк.
        - Значит, теперь их корабли движутся к Земле в гиперпространстве со скоростью, в несколько раз превышающей световую… А когда звездолет находится в гиперпространстве, связаться с ним невозможно. Так что Император пока не догадывается, что киборг уничтожен.
        - Но когда его крейсер окажется в Солнечной системе, он сможет связаться со своим шпионом и, если не получит вовремя ответ, сообразит, что тут что-то неладно,  - заметил морх.
        - Точно,  - кивнул Гугль.  - Я тоже об этом подумал. Поэтому киборгом станешь ты.
        - Я?!  - всполошился призрак.
        - Почему бы и нет? Ты вечно хвастался, что можешь принимать любую форму,  - и вот теперь ты на время превратишься в киборга. Когда Император попытается связаться с ним, ты выйдешь на связь вместо него.
        - Но он догадается о подмене! Я не смогу долго удерживать одну форму и могу заснуть, а когда я засыпаю, то становлюсь самим собой!  - перепугался призрак.
        - Значит, постарайся не уснуть!  - рявкнул на него капитан.  - Если хочешь спать, засыпай сейчас, пока еще есть время, а когда будет надо, я тебя разбужу…
        Морх забился в кувшин и тихонько заскулил. Со страху у него возникла бессонница, но немного погодя он сумел взять себя в руки и задремал.
        Когда звездолет лег на околоземную орбиту, Гугль оставил ящеров следить за локаторами, при этом строго-настрого запретив им прикасаться к чему бы то ни было, а сам спустился в грузовой трюм, где, завернутые в брезент, лежали останки уничтоженного киборга.
        Капитан присел рядом и, внимательно рассмотрев стальной скелет, нашел в верхней части позвоночника вмонтированный канал передатчика, соединенный с небольшой антенной, принимавшей только определенные частоты. Гугль убедился, что передатчик работает, и подключил его к дистанционной связи звездолета. Теперь он был уверен, что если Император попытается выйти на связь с киборгом, то они узнают об этом и сумеют вовремя предпринять ответные шаги.
        После этого капитан снова набросил на скелет киборга брезент и поднялся в рубку. Он достал из корабельного сейфа шкатулку из красного дерева и долго смотрел на белый кристаллический порошок в капсуле. Но, несмотря на его огромные возможности, почему-то не захотел быть бессмертным. Зачем? Разве вечное заключение в бренной оболочке - это то бессмертие, о котором можно мечтать?
        Гугль спрятал капсулу в шкатулку, поморщился от ноющей боли в правой стороне черепа и вспомнил, что нужно намочить полотенце. Он подошел к пневматическому крану в углу рубки и, подставив под него голову, включил воду на полный напор.
        - Командир!  - окликнул его Драгль.  - Тут на локаторе чего-то появилось. Какие-то мелкие точечки!
        Гугль подскочил к навигатору. На локаторе справа, со стороны Сатурна и Юпитера, к Земле приближалась небольшая стайка мелких объектов, всего около десятка. Но это были не огромные десантные крейсеры Императора, которые сейчас находились в гиперпространстве, а нечто совсем иное. Значит, догадался капитан, это снова появились крошечные кораблики мытарей. Его захлестнула волна стыда, когда он вспомнил, что сделал с ними в последний раз. Не стоило поддаваться ярости и уничтожать их корабли.
        Мытари бесстрашно летели к Земле, и было неизвестно, как они вообще оказались в этой части Галактики на своих маленьких вертких звездолетиках и почему локатор не заметил их раньше? С такой быстротой перемещения, маневренностью и знанием космоса мытари могли бы быть лучшими воинами Вселенной, но они почему-то никогда никого не убивали, не имели оружия и в большинстве случаев, когда нужно было решать, убить или быть убитым, бесстрашно выбирали смерть.
        - Летят на огонь как мотыльки. Просто как в песенке: «Выходи-ка, Билли, чтоб тебя убили!» - заявил Хрюк.  - Прикажете пальнуть в них, капитан? Интересно, они уже знают про наш взрывчатый газ, который не оставил от их дружков даже косточек?
        - Не смей стрелять!  - рявкнул на ящера Гугль.
        Он твердо решил: что бы ни случилось, он больше не будет убивать этих маленьких загадочных человечков, похожих на космических гномов с огромными глазами.
        Капитану вообще больше не хотелось убивать - разве что только одно существо во всей Вселенной он раздавил бы с удовольствием, как жирного, насосавшегося крови паука. Паука, который теперь, как по нити своей паутины, скользил в гиперпространстве к Земле, чтобы высосать из нее все соки, как из запутавшейся в его сетях жертвы…
        - Но хоть один раз пальну, капитан!  - взмолился Драгль.
        Он уже забрался в оружейную башню и сосредоточенно целился из лазерной пушки в маленькие кораблики.
        - Я же сказал тебе: не смей стрелять! Это приказ!  - в ярости крикнул Гугль и потянулся к кобуре.
        Драгль грустно вздохнул, но выбрался из башни, стараясь не смотреть на капитана.
        - Я чего… я ничего. Я просто предложил…  - виновато пробормотал он.
        Сам не зная почему, с тех пор как он увидел Землю, Гугль чувствовал притяжение к этой планете. Несколько раз он ловил телевизионные волны, первые попавшиеся программы и внимательно смотрел на лица людей, на их движения. И чем больше он всматривался, тем больше сходства находил между землянами и собой.
        По одной из программ шла передача, обучающая русскому языку начинающих, и диктор медленно и четко произносил слова:
        «Это пруд. По пруду плывет большая лодка с парусом. А теперь повторим все вместе!»
        - Эт-то пруд. По пру-ду плы-вет боль-шая лод-ка с па-ру-сом,  - старательно выговорил капитан, и то, что у него получилось, что он смог произнести сложные для артикуляции звуки с первого раза, не пользуясь вмонтированным в скафандр компьютерным переводчиком, напугало его. Слишком много совпадений, и если бы не изуродованная радиоактивными ожогами дальнего космоса кожа и не некоторые отличия в строении рта и ушей, он был бы похож на любого из жителей Земли.
        За много лет скитаний в космосе Гугль побывал на многих планетах и во многих освоенных мирах. Разумная жизнь Вселенной многообразна - ему встречались инопланетяне самых разных видов и форм, вплоть до мыслящих деревьев, живущих в телепатическом симбиозе с пузырчатыми грибами, попадались и гуманоиды, но ни на одной планете не было жителей, так похожих на его народ космических скитальцев, как на Земле. Капитан вспомнил легенду, которую когда-то рассказывала ему мать. Легенду о том, что у их народа была когда-то родина, которую они покинули на время, отправившись на больших кораблях исследовать дальние миры, а потом, когда через много сотен лет потомки тех космических первопроходцев решили вернуться, оказалось, что координаты родной планеты навеки потеряны и забыты и найти ее так же невозможно, как крошечную песчинку в бескрайнем океане Вселенной. И с тех пор, по легенде, их народ всегда ищет свою родину, но никак не может ее найти. Иногда корабли пролетают совсем близко от нее, но планета прячется, все еще помня обиду на своих детей, покинувших ее когда-то.
        Неужели Император не знал об этом? Уже одно внешнее сходство Гугля с землянами могло бы его насторожить, но он все равно зачем-то послал его на эту планету, будто провоцируя и подталкивая его на что-то…
        - Гляньте, кэп, кораблики мытарей уже совсем близко!  - сообщил ящер Драгль, уже вполне смирившийся с тем, что ему не разрешат пострелять.
        Капитан подошел к иллюминатору. Никогда прежде он не видел маленькие звездолеты мытарей, этого загадочного космического народца, так близко. Раньше они были для него только крошечными пятнышками на экране радара, которые он уничтожал ракетами и взрывчатым газом, даже не видя их.
        Кораблики мытарей курсировали теперь совсем рядом с их звездолетом по параллельной орбите так близко, что их можно было разнести одним залпом из бортовых орудий. Кораблики были необычной формы, блестящие, искрящиеся на солнце до боли в глазах, похожие на семена каких-то необычных растений, продолговатые, сужающиеся к носу, без аэродинамических закрылков и надстроек главного двигателя. Перемещались эти крошечные звездолеты с грациозной быстротой и легкостью, не затрачивая никаких усилий, без выбросов энергии, как рыбы, незаметно скользящие по течению.
        По сравнению с ними его собственный боевой крейсер дальнего космоса - неуклюжий, массивный, покрытый броней, с двумя орудийными башнями и выпирающим динамическим ускорителем главного двигателя, позволявшим развивать сверхсветовую скорость,  - казался капитану безобразным, неуклюжим утюгом, выброшенным за ненадобностью в сад с цветами. И в этом саду на цветах сидят юные смеющиеся феи с прозрачными крыльями, как у стрекоз, и смотрят на него и весело щебечут…
        Гугль удивился такому сентиментальному сравнению и поморщился. Стрекозы какие-то, сад… Так недолго и поэтом стать, словно к нему в голову лезут чьи-то чужие, не принадлежащие ему мысли. И почему эти мытари так нагло разгуливают у него перед носом, уверенные в том, что он больше не причинит им вреда? Или они не знают страха? Или думают, что его лазерные пушки перестали действовать? Достаточно будет одного залпа, и от этих корабликов останется лишь воспоминание. Или они еще не знают, что это он, капитан Гугль, двадцать часов назад уничтожил в дальнем космосе при выходе из гиперпространства около двух десятков их же корабликов вместе с глазастыми гномами? Уничтожил, убил, сжег газом мытарей и их звездолеты!
        Стоило Гуглю об этом подумать, как маленькие кораблики, словно подхваченные порывом ветра одуванчики, в ужасе шарахнулись в стороны и исчезли, словно он спугнул их. Капитан даже не уловил момента, когда они растаяли - старт их звездолетов был резким и внезапным. Гугль бросился к радару, но и радар был уже чист - мытари ухитрились исчезнуть и с него. Но как им это удалось? Неужели их техника настолько совершеннее земной, что расстояния для них вообще не существует?
        - Жалко их как-то!  - прогудел стоявший рядом ящер и почесал лапой лоб.  - Когда они тут рядом летали, я даже вроде как добрее стал. И в голову мне какая-то хорошая мысль залезла.
        Капитан, как будто его внезапно укололи, резко повернулся к Хрюку.
        - Мысль? Какая мысль?  - тихо спросил он, начиная о чем-то смутно догадываться.
        - А вы не будете смеяться, командир?  - смущенно спросил ящер.
        - Не буду.
        - Вроде цветы какие-то мне померещились. Яркие такие, красивые, а на них крылатые глазастые девчонки си-дят и хохочут… Что с вами, капитан?
        - Мне привиделось то же самое. Тоже цветы и феи. Ты понимаешь, что это значит?
        - Не-а,  - покачал головой Хрюк.
        - Мы их убили… Убили космических фей…  - выдавил из себя Гугль. Он пошатнулся и, чтобы не упасть, оперся ладонью о холодный иллюминатор.
        После того как он осознал, что они с ящером, вообще не способным ни на какое воображение, видели одно и то же, вся картина восстановилась в сознании капитана как мозаика.
        Мытари - маленький добрый космический народец, старый, как сказки и предания про домовых и леших, бороздят космос на своих маленьких корабликах, приходя на помощь тем, кому она в данный момент нужна. Никого не обижают и просто органически не понимают, что такое насилие и убийство.
        Зачем убивать, зачем, чтобы кому-то было плохо? А раз им неведомо насилие, то несвойственно и чувство страха. Общаются мытари с представителями других цивилизаций мысленно, передавая им свои добрые, светлые мысли и принимая ответные. Мытарям не присущи подозрительность и осторожность, по своей природе они так великодушны, что не понимают, как вообще может существовать коварство, предательство, жажда власти любой ценой и жестокость.
        Тогда, в космосе, подумал капитан, когда он выпустил снаряды с газом, они хотели просто подружиться, установить контакт, возможно, не пустить их к Земле, опасаясь за планету, которой грозит бедствие, ведь мытари всегда помогают попавшим в беду. У них и мысли не было, что он убьет их.
        Возможно, раньше, когда крейсеры обстреливали юркие кораблики мытарей лазерами и баллистическими ракетами, космические феи и гномы, не знавшие оружия, вообще не понимали, что происходит. Скорее всего они считали, что их звездолетики гибнут от несовершенства неуклюжих кораблей Империи, которые выбрасывают слишком горячие реактивные газы. Просто не нужно подлетать к ним близко, когда двигатели начинают извергать пламя. О том, что можно убить специально, маленькие человечки скорее всего вообще не догадывались.
        Гугль понял, что он старый палач, который всю жизнь учился убивать и только это умеет делать хорошо. А ведь было время, когда он по-настоящему гордился, что он солдат, не раздумывая выполняющий приказы.
        - Вы читали когда-нибудь земные легенды, капитан?  - вкрадчиво спросил морх.  - Если им верить, когда-то на этой планете жили разнообразные сказочные существа: русалки, кикиморы, лешие, водяные, домовые, эльфы… Вот я и подумал, а не родственники ли их какие-нибудь космические феи, как я потомок джиннов?
        - Космос-то, в общем, не такой уж большой, и все в нем взаимосвязано!  - прогудел Хрюк и приветливо похлопал своего брата по плечу хвостом.  - Возможно, мытари потому бросились помогать Земле, что знают об этом. Знают, что все миры во Вселенной взаимосвязаны.
        - Гы! Как же ты до этого додумался?  - поразился Драгль, и оба ящера загоготали, не подозревая, как близки они были к истине.
        Капитан подошел к иллюминатору и долго с грустью смотрел на земной шар, по орбите которого они сейчас вращались. Континенты, затянутые пеленой туч, океаны с разбросанными архипелагами островов, снежные шапки полюсов… Как это все прекрасно и совершенно! Неужели все это должно погибнуть через какие-то (он взглянул на таймер) 145 часов?
        Гугль склонился над радаром. Боевые крейсеры Империи были уже близко и минут через двадцать должны закончить свой прыжок в гиперпространстве. Там на огромных кораблях-базах, протянувшихся в космосе на сотни метров, были только боевые роботы, покорные машины, сконструированные для убийства, выполняющие любой приказ Императора. У них нет эмоций, и они не пощадят Землю, как не пощадили их предшественники десятки других уничтоженных планет.
        - Жаль, у нас зарядов мало!  - пожалел Драгль.  - Лазерными пушками нам с этими громадами не справиться, они нас первым же залпом разнесут.
        Капитан знал, что ящер прав. У них был небольшой десантный крейсер, рассчитанный только на четырех членов экипажа, вооруженный не так мощно и недостаточно защищенный по сравнению с двадцатью громадными базами. В борьбе с ними у них не было ни малейшего шанса. Не успеют они подбить даже одну из баз, обладавших необыкновенной плотностью брони, как их небольшой крейсер возьмут на прицел сотни наводящих систем, и через восемь-десять секунд они перестанут существовать.
        Правда, пока базы не приблизились, у них был еще шанс бежать, но это обнаружило бы трусость и решение бросить Землю на произвол судьбы. Гугль, старый космический капитан, прищурился.
        - А что, если нам использовать молекулярный газ объемного взрыва, как только они выйдут из гиперпространства? Должно сработать. А ну, марш в оружейный отсек!
        Морх заглянул на склад и почти сразу вернулся.
        - Не выйдет, кэп. Мы слишком увлеченно стреляли по мытарям. У нас осталось всего двадцать снарядов с газом,  - сообщил он.  - Это значит, площадь концентрированного взрыва будет не больше тысячи квадратных километров. Мы сможем уничтожить только одну базу из двадцати, не больше.
        Надежда, вспыхнувшая было у Гугля, снова угасла. Капитан вглядывался в точки на экране радара, думая, как определить, какая из них императорский крейсер. Ведь если они уничтожат не этот, а какой-нибудь другой звездолет из двадцати, то потом окажутся безоружными под огнем всего флота. Но если бы, наоборот, им первым же ударом удалось уничтожить Императора, тогда оставшиеся без управления роботы, подчиняющиеся только лично диктатору, пришли бы в замешательство и не предприняли бы никаких действий.
        Но на экране радара все корабли примерно равной массы выглядели одинаково, и невозможно было понять, на какой из множества совершенно идентичных баз скрывается теперь самодержец.
        Неожиданно включился канал звездолетной связи, к которому была подсоединена передающая схема киборга, и они услышали сиплый искусственный голос Императора:
        - Киборг Р-753, ответьте! Мы вышли из гиперпространства и приближаемся к Земле! Киборг Р-753, почему вы не отвечаете?
        Капитан Гугль метнулся к кувшину, вытащил из него сонного морха и подтолкнул его к микрофону.
        - Киборг Р-753 слушает! Жду ваших приказаний, повелитель,  - сказал морх измененным голосом.
        - Почему вы так долго не отвечали?  - подозрительно спросил Император.
        - Рядом были посторонние, я не мог выйти на связь…
        - Во ловко врет, придурок!  - поразился Драгль, толкая брата.
        Увидев угрожающий взгляд капитана Гугля, ящер спохватился, что его могли услышать, и зажал рот лапищей.
        - Кто это там говорит?  - насторожился повелитель.
        - Планетное радио, здесь полно всяких каналов и радиочастот, все время на них наталкиваюсь,  - нашелся морх.
        - Скоро всего этого не будет, а на месте планеты появится просто чистое космическое НИЧТО,  - равнодушно сказал диктатор.  - Шкатулка у тебя?
        - Да, повелитель.
        - И то, что в шкатулке, тоже? Ты заглядывал под двойное дно? Отвечай!  - так требовательно зазвучал вдруг голос, что капитану Гуглю показалось, будто сам Император втиснулся в маленькую рубку их крейсера.
        Морх замешкался, растерявшись. Знал ли киборг про двойное дно и тайну, скрытую в шкатулке?
        - Да, я заглядывал, повелитель. Я должен был убедиться, что это именно та шкатулка, которая вам нужна,  - сказал наконец он.
        - Ты нарушил мой приказ. Как выглядит то, что в шкатулке?
        Капитан Гугль понял, что правитель Черной Империи испытывает сейчас жадное любопытство и неприкрытый интерес.
        - Маленькая капсула, запаянная, в ней белые кристаллики неизвестного молекулярного состава,  - сообщил морх.
        - Ты не распечатывал капсулу?
        - Нет.
        - Не знаешь, для чего нужна капсула?
        - Нет. А зачем?
        - Не твое дело!  - Император помолчал и, подумав, добавил: - И вот еще… Капитан… как его там… Гугль, я послал его на планету, он не доставлял тебе никаких хлопот?
        - Нет.
        - И как он тебе показался?
        Морх изогнулся змеевидным дымком, покосившись на капитана Гугля.
        - Тупой вояка, очень недалекий, но себе на уме…  - сказал он.  - Он разнюхивал что-то о шкатулке, но я послал его по ложному следу.
        - Отлично, с ним я позже разберусь. Находись на месте и береги шкатулку, за тобой прилетят…  - Император отключился.
        Морх попытался забиться в кувшин, но Гугль заткнул горлышко кувшина пальцем.
        - Значит, я тупой вояка и очень недалекий?  - поинтересовался он.
        - Я так не считаю!
        - Но ты это сказал!
        - Исключительно ради маскировки! Императору могло показаться странным, если бы я начал вас хвалить.  - Морх снова попытался забиться в кувшин.
        - Напрасно ты сказал ему, что знаешь о существовании капсулы. Диктатор не прощает тем, кто знает его секреты,  - присоединился к беседе Хрюк.
        Гугль невесело усмехнулся.
        - Нам не нужно прощение Императора,  - заявил он.  - Нам нужна его голова. А теперь все живо за работу! Вычислите угол вхождения флота в земную орбиту и точку приземления на планете, а я пока приготовлю повелителю сюрприз.
        Капитан взял шкатулку, выдвинул двойное дно, встряхнул, и ему на ладонь упала запаянная капсула с бессмертием.
        - Так, значит, ты нужна ему?  - пробормотал он.  - Ну-ну…

        Глава XVIII
        ПОСЛЕДНИЙ ЧАС КОМПЬЮТЕРА

        130 часов до завершения работы программы

        Шпионы, оставшиеся не у дел и не знавшие, что происходит, нервничали. Некоторые, а их было совсем немного, чувствовали себя предателями Земли и раскаивались. Другие же - их было большинство,  - потеряв всякую надежду что-либо изменить и спастись, либо кончали жизнь самоубийством, либо отчаянно и бесшабашно прожигали оставшиеся им часы, промотав за короткий срок все свое огромное состояние. Целый день из правительственного особняка, где располагался штаб ВШС, доносились пьяные песни, шальные выстрелы и хмельные крики. Виолетта, заботясь, чтобы тайна об уничтожении Земли не стала общеизвестной, приказала заблокировать все входы и выходы и никого не впускать и не выпускать из особняка. Сама она сидела у себя в кабинете и мрачно курила у радиопередатчика, посерев от недосыпания и замкнувшись в себе. Время от времени она пыталась связаться с капитаном Гуглем, но он не выходил на связь.
        Федька, глава и координатор этого разваливающегося движения, решил не дожидаться, пока попадется под горячую руку какому-нибудь отчаявшемуся шпиону, который его пристрелит, думая, что парень во всем виноват. Воспользовавшись тем, что после атаки капитана Гугля на штаб оборона была нарушена и никто больше его не охранял, Великий Координатор и глава всех шпионов погрузил коробку с компьютером на тележку с колесиками, сверху положил автомат «узи» с глушителем, решив, что он ему еще пригодится, и удрал, протиснувшись в дыру в заборе.
        Федька уже три дня не ночевал дома и догадывался, что родители очень взволнованы и если он теперь заявится домой, то начнутся расспросы, крики и наверняка его ожидает хорошая взбучка.
        Волков уже почти свернул за угол, когда вдруг услышал позади визг тормозов. Из ворот шпионской базы выскочила машина и устремилась за ним. Очевидно, Виолетта догадалась о его бегстве и выслала погоню.
        Не растерявшись, Федька быстро нырнул в узкий проход между домами, толкая перед собой тележку. Он проскочил через двор, проявив чудеса скорости, и, оказавшись на соседней улице, прыгнул на остановке в первый попавшийся автобус.
        В салоне он первым делом приник к стеклу, проверяя, нет ли погони. Ее не было - машина со шпионами отстала, пытаясь найти объезд, и Федька успокоился. Сгибаясь под тяжестью тележки с компьютером, он протащил ее через весь салон, задевая ноги пассажиров. У парня было какое-то странное ощущение нереальности происходящего. Все, что творилось вокруг, показалось ему вдруг мелким и незначительным: пассажиры автобуса ехали как ни в чем не бывало, спешили на работу, с работы и по делам, ни о чем не догадываясь, всецело поглощенные своими повседневными заботами и пустяковыми проблемами. Если бы они только знали, какая опасность нависла над всеми,  - интересно, как бы они себя повели?
        - Какой хороший мальчик, помогает маме. Купил на базаре картошку и домой везет! Садись-ка рядом со мной, милок,  - умилилась какая-то старушка, видя, как Федька с трудом тащит тележку. И почему она решила, что у него в коробке именно картошка? Очевидно, у нее произошло небольшое помутнение рассудка, решил Волков.
        Он плюхнулся рядом со старушкой на сиденье и, заметив, что из коробки выглядывает ремень автомата, спрятал его. По автобусу, требуя предъявить билеты, прошел контролер, молодой спортивного вида парень, и Федька напрягся.
        - Твой билет!  - строго обратился он к Федьке, когда подошел к нему.
        Разумеется, билета у Волкова не было.
        - Тогда плати штраф!  - грозно потребовал контролер, готовясь уже пройти дальше, чтобы не связываться с мальчишкой.
        - Откуда у такого мальца деньги?  - заголосила бабка.  - Он маме помогает, картохи вон купил…
        - Это у меня нет денег?  - оскорбился задетый Федька, всегда отличавшийся хвастовством. Надо сказать, что он еще раньше, до того как покинуть особняк, на всякий случай захватил на мелкие расходы несколько пачек долларов из сокровищницы шпионов.
        И теперь он, хвастаясь, извлек из кармана толстую пачку стодолларовых купюр (сто купюр по сто долларов - всего $10 000) и, надорвав ее, вытащил одну бумажку.
        - Валютой принимаете?  - спросил он небрежно.  - Сдача-то есть?
        Контролер посмотрел бумажку на свет, и челюсть у него слегка отвисла - купюра была настоящей, с водяными знаками и физиономией американского президента.
        - Это сыночек «новых русских», они автобус могут купить, а еще городским транспортом ездят, хапуги!  - заявила бабка, со старческой непоследовательностью мгновенно меняя свое мнение о парне.
        Видя, как на него уставились все пассажиры, Волков испугался, что у него могут быть неприятности, и, возможно, крупные. Поэтому нужно убираться отсюда, и поскорее.
        - Мне выходить!  - заявил Федька и, пока все были в замешательстве, вытолкнул из автобуса свою тележку на первой же остановке. Изумленный контролер хотел было последовать за ним, но двери автобуса уже захлопнулись.
        Волков стоял в незнакомом районе, на другом конце Москвы, довольно далеко от своего дома, куда он пока решил не возвращаться. Координатору Всемирной Шпионской Сети, экс-властелину мира, обладателю автомата «узи» с глушителем, человеку, у которого карманы топорщились от стодолларовых купюр, было бы глупо, стыдно и нелепо вернуться домой и заработать ремнем от тяжелого на руку отца, особенно когда до уничтожения мира оставалось чуть меньше недели.
        И Федька стал размышлять, где ему провести последние дни. Съездить на Гавайские острова или закатиться в Лас-Вегас, транжиря деньги,  - неплохо бы, но у него не было загранпаспорта, да и детей пока еще не пускают так просто за границу. Его задержали бы на таможне с оружием и валютой, и тогда у него начались бы действительно серьезные неприятности. Так что от поездки за рубеж ему пришлось с сожалением отказаться.
        День уже подходил к вечеру, и нужно было подумать, где переночевать. Вначале Федька решил было пойти домой к кому-нибудь из своих школьных друзей, но вспомнил, что у них тоже есть родители, которые наверняка уже знают о его исчезновении и позвонят Волковым-старшим, как только он заявится.
        Еще когда он был Координатором, Федька послал несколько шпионов навести справки и узнал, что вместе с ним в тот же день неизвестно куда исчезли Ирка и Костик и до сих пор не возвращались. «И тут без компьютера не обошлось»,  - подумал он.
        Неподалеку Федька увидел гостиницу и решил рискнуть. В этот момент в отель входили какие-то школьники его возраста с учительницей, видимо, приехавшие в Москву на экскурсию. Волков ловко пристроился к ним и решительно прокатил свою тележку мимо швейцара.
        В гостинице он сунулся было к столику регистрации, но там усатая полная тетка строго спросила, где его родители, а когда он соврал, что приехал в Москву всего на одну ночь, потребовала свидетельство о рождении. «Без свидетельства не селим!» - заявила тетка и зло посмотрела на экс-властелина мира.
        «Была не была»,  - подумал бывший Координатор и, подчиняясь скорее интуиции, чем разуму, сунул регистраторше стодолларовую купюру, завернутую в гостиничный бланк.
        Тетка развернула бланк, взглянула на него вскользь и, как показалось Федьке, не заметив купюру, положила листок на стол, прихлопнув его Уголовным кодексом, который почитывала в рабочее время. Волков хотел как-нибудь аккуратно указать ей на деньги, которые она проглядела, но тут регистраторша снова подняла на него глаза и сказала:
        - Свидетельство у тебя есть. Все в порядке. Оплати в кассу за сутки, и я дам тебе ключ от номера. Тебе одноместный?
        - Нет. Если можно, президентский люкс. Я всегда в них останавливаюсь,  - надувшись от гордости, ответил Федька.
        - Президентских люксов у нас нет, таким персонам и без нашей гостиницы есть где жить,  - насмешливо сказала тетка.  - Есть обыкновенные туристические.
        - Ладно, выписывайте туристический!  - великодушно разрешил экс-координатор, слегка поморщившись при этом. Селить в туристический номер - это уже ни в какие ворота не лезет, но, так и быть, не ночевать же ему на улице.
        Через несколько минут Федька был уже у себя в номере с окном на загазованный проспект, по которому безостановочно проносились машины. Первым делом он извлек из коробки автомат и, ощущая себя суперагентом, спрятал его под матрац. К оружию он относился с небрежностью истинного профессионала, словно автомат был для него так же привычен, как, скажем, ботинки.
        Потом Волков вспомнил про компьютер, который уже несколько дней в бездействии лежал у него в коробке, и решил его включить.
        «Мало ли что. Вдруг там что-нибудь изменилось?» - подумал Федька.
        Едва он вставил его в розетку, как монитор компьютера сразу же зажегся. Федьке не пришлось даже задействовать датчик, чтобы проверить отпечаток пальца на процессоре. Видимо, когда он в прошлый раз выбрал «НОВОЕ ЗАДАНИЕ», ему автоматически был разрешен доступ к системе.
        Загоревшаяся на мониторе заставка была той же, что и в прошлый раз. Ничего не изменилось.
        «F2 - ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ.
        F3 - ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КОРАБЛЬ-РАЗВЕДЧИК.
        F4 - КРОВАВОЕ ОЗЕРО.
        F5 - ПОЛУЧЕНИЕ НОВОГО ЗАДАНИЯ.
        F6 - ЗАМОК ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА.
        F7 - ВЫЗОВ БОЕВОЙ ГРУППЫ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ.
        F8 - САМОУНИЧТОЖЕНИЕ».
        Волков подумал, что неплохо было бы переместиться во времени подальше отсюда, захватив кое-кого из своих друзей и, разумеется, родственников (пусть знают, какой он добрый!), и нажал на F2.
        Но никакого перемещения во времени не произошло, а на экране зажглось новое предупреждение:
        «ФУНКЦИЯ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ВО ВРЕМЕНИ УЖЕ ЗАДЕЙСТВОВАНА. ВТОРИЧНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ ФУНКЦИИ НА КОМПЬЮТЕРАХ МОДЕЛИ «ПУ» (ПЛАНЕТНЫЕ УНИЧТОЖИТЕЛИ) ИСКЛЮЧЕНО. ДЛЯ СПРАВКИ НАЖМИТЕ F1».
        - А я откуда знал, что функция уже задействована?  - воскликнул Федька.  - Интересно, а какие еще свободны? Ага, нужно нажать эту кнопочку.
        Он ткнул пальцем в F1 и тотчас получил ответ:
        «ФУНКЦИИ F3, F6 И F8 НЕ ЗАДЕЙСТВОВАНЫ. ВЫ СМОЖЕТЕ ИХ ЗАДЕЙСТВОВАТЬ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ».
        Федька посмотрел, что означают эти клавиши, и выяснил, что:
        F3 - ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КОРАБЛЬ-РАЗВЕДЧИК.
        F6 - ЗАМОК ЧЕРНОГО ИМПЕРАТОРА.
        F8 - САМОУНИЧТОЖЕНИЕ.
        Самоуничтожаться Волкова не прельщало, поэтому F8 он сразу отбросил. Оставались корабль-разведчик и Замок Черного Императора. Но на корабль-разведчик ему сразу расхотелось, когда он вспомнил ящеров и этого монстра с зеленым лицом. Вид у них был страшный, и Федька опасался, как бы они не вышвырнули его за борт, если он вздумает вдруг появиться на их корабле.
        Оставалась только F6 - Замок Черного Императора. Звучало это мрачновато, но он решил рискнуть. Обладая практическим складом ума, перед тем как отправляться неизвестно куда, как говорится, «пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что», Федька решил перекусить.
        Он заказал себя ужин в номер, который принесла ему недовольная толстая буфетчица, хорошенько подкрепился, потом вытащил из-под матраца свой автомат, повесил его на шею на ремне и попытался передернуть затвор. При этом Федька нечаянно надавил на курок, и «узи» выплюнул сквозь глушитель «плю-плю-плю!» не громче, чем зажглись бы три спички. А потом вдруг стоявший в углу телевизор с тремя пулевыми отверстиями в экране с грохотом взорвался, так что слышно было на весь этаж. Тогда только Волков сообразил, что держит настоящее оружие, а не игрушку, и словно окаменел.
        - Открой немедленно, кому говорю! Вот моду взяли - мебель ломать!  - Услышав грохот, в дверь начала стучать дежурная по этажу, звеня своими ключами, чтобы подобрать нужный.
        Федька сообразил, что вот-вот у него начнутся неприятности, и решил поторопиться. Он поспешно рассовал пачки денег по карманам, подскочил к компьютеру и ткнул пальцем в F6.
        Когда через минуту дежурная и вызванный ею швейцар ворвались в номер, комната была пуста и только на столе мерцал компьютер. Увидев разбитый телевизор, вошедшие, ругая мальчишку, стали заглядывать под кровать и в шкаф, но того нигде не было. Правда, одно из окон было приоткрыто, но предположить, что мальчишка спрыгнул с восьмого этажа и убежал, было невозможно.
        Недоумевающие работники закрыли дверь на ключ и отправились за администратором составлять акт о порче гостиничного имущества, а когда через несколько минут они вернулись в номер, странный компьютер со стола тоже исчез. На полу валялась только пустая коробка, а сам мальчишка и все его вещи улетучились в неизвестном направлении.

        Глава XIX
        НЕМНОЖКО ВЕЗЕНИЯ

        Когда боевые роботы уже почти схватили Костика и Ирку, мальчик, подскочив к пульту, успел нажать на кнопку пожарного оповещения. Вновь сработала пожарная система, и из отверстий в потолке стала поступать пена. Напор ее был так мощен, что за несколько секунд весь зал от пола и до потолка заполнился огромными скользкими клочьями мыльной пены, сквозь которые ничего не стало видно.
        Барахтаясь в пене, боевые роботы размахивали руками, безуспешно пытаясь удержать равновесие, но с шумом падали. Ящер Крюк палил из энергомета по пожарным отверстиям, стараясь остановить поток пены.
        - Не упустите их!
        - Босс, они исчезли! Их здесь нет!  - кричали роботы, вслепую шаря там, где только что стояли Ирка и Костик.
        Когда наконец ящеру удалось прекратить подачу пены и вызвать автоматических уборщиков, чтобы очистить зал, ребят уже в нем не было, а поиски их не дали результатов. Один из проходов в покои Императора был приоткрыт. Очевидно, в суматохе беглецам удалось скрыться.
        - Ищите их или я заменю их головы вашими башками!  - приказал Крюк и первым бросился в погоню.
        На полу отчетливо виднелись мокрые следы ног беглецов и валялись клочья пены, падавшие с их одежды.
        - Они не могли уйти далеко! Стрелять паралитическими!  - приказывал на бегу ящер, вращая стволом своего энергомета.
        Мокрые следы вели через охотничью комнату дворца, столовую и спальню Императора в Тронный зал. Всюду вдоль потолков и стен в личных покоях повелителя были протянуты трубки автономного снабжения, без которых он не мог в последнюю сотню лет передвигаться даже на каталке. Тронный зал давно уже не использовался, но регулярно роботы-уборщики наводили в нем чистоту. Зал был тупиковым, и, врываясь в него, ящеры и роботы знали, что загнали беглецов в ловушку. Так и произошло. Растерянные Костик и Ирка жались к стене, пытаясь укрыться за золотым троном Императора.
        - Думали от нас уйти? Не стрелять! Взять живыми!  - приказал Крюк и первым бросился к ребятам, одним взмахом хвоста опрокинув трон.
        Ирке и Костику некоторое время удавалось уворачиваться от него и роботов, но те загнали их в угол и прижали к стене, задрапированной тяжелой бархатной занавеской.
        Решив, что добыча уже у них в руках, боевики не спешили их схватить, а с презрением разглядывали ребят и перебрасывали бластеры из одной руки в другую.
        - Как вам, кызюавкам, удалось попасть на астероид, минуя системы слежения? А ну, отвечайте!  - потребовал ящер.
        Он протянул к Ирке свою огромную лапищу, но тут послышался истошный вопль, и откуда-то с потолка в зал обрушился изумленный Федька Волков с автоматом «узи». Ничего не соображая, он еще в падении нечаянно нажал на курок, и теперь пули барабанили по полу, стенам и стальным спинам роботов. Федька сам не меньше остальных был поражен тем, что автомат стреляет,  - по его лицу видно было, что он и сам бы рад перестать стрелять, да курок заклинило.
        Бронированным роботам пули не причиняли особого вреда, если не считать небольших выбоин, но психологический эффект от внезапного появления Волкова неизвестно откуда был очень велик. На несколько секунд роботы замерли в состоянии электронного шока, вызванного адаптацией к новой ситуации, пытаясь сообразить, откуда взялся новый противник и чем это он вооружен.
        Воспользовавшись случаем, Костик и Ирка бросились к двери. Вопящий Федька, размахивая автоматом, последовал за ними. Крюк кинулся было в погоню, но тут пуля рикошетом случайно перебила тяжелую цепь на потолке, на которой висел массивный канделябр. Огромный светильник свалился на ящера, и Крюк растянулся на полу, как от хорошего двойного удара хвостом. Пока он пытался встать, Костик навалился на бронированный люк и запер ящера и роботов в Тронном зале.
        - Откуда ты взялся?  - недоуменно спросила Ирка у Волкова, который тупо разглядывал автомат, вхолостую щелкавший у него в руках, так как патроны в нем уже закончились.
        - Я откуда взялся? Откуда надо - оттуда и взялся!  - заявил Федька, довольно быстро приходя в себя.  - А вот вы откуда взялись?
        - Ты тоже воспользовался компьютером?  - догадался Костик.
        Волков кивнул.
        - Нажал на F6 и переместился сюда. Но только вначале я нажал на F5 и выбрал новое задание, потом стал Координатором шпионов всего мира, потом прилетели инопланетяне, и бородатый оказался киборгом…  - путано рассказывал он.
        - Где наш компьютер?  - перебил его Костик, понимая, что расспрашивать обо всем подробно и рассказывать о своих приключениях уже нет времени.
        - Остался в гостинице.
        - Сколько часов до взрыва?
        - Сто тридцать… уже, наверное, сто двадцать девять.
        - Бежим! Пока они не взломали дверь, нужно уничтожить ракету!  - И Костик бросился через покои Императора к центру управления.
        Стальные створки Тронного зала уже плавились от выстрелов - это значило, что роботы опомнились от шока.
        Крюк встал, отодвинул канделябр и потряс головой.
        - Неплохой удар! Лучше бы меня не ошарашил хвостом даже самый мощный ящер!  - подхватил он.  - Они не такие слабые противники, как я думал. Что ж, тем приятнее будет их уничтожить.
        И он стал таранить бронированную дверь, которая гнулась, как мягкая жесть, но пока держалась.
        Тем временем ребята уже стояли перед большим монитором в зале управления, где на полу кое-где еще валялись неубранные клочья пены. По пути они захлопывали за собой все двери и блокировали их: чем дольше их будут взламывать, тем больше у них будет времени, чтобы остановить программу.
        - Ну и дела! И давно вы так бегаете?  - спросил Федька, вытирая вспотевший лоб рукавом.
        Он еще не привык к новому пространству, и все, что было вокруг, казалось ему не самым спокойным, хотя и увлекательным кошмаром. Подумать только: нажал F6 - и как в игру провалился. Какие-то коридоры, рыцари в доспехах, Черный Замок, огромный ящер с лучеметом и боевые роботы - и все это было враждебно, наскакивало с разных сторон и грозило уничтожить.
        Ира недовольно покосилась на Федьку. Хоть он и спас им жизнь - сам, впрочем, того не желая,  - все равно было некстати, что он вдруг оказался здесь. Мало ей того, что он и в Москве таскался за ней хвостом и бесконечно хвастался, а теперь еще каким-то образом ухитрился оказаться в другой части Галактики, в сотнях миллиардов километров от их планеты. Вот что значит настоящий зануда, от него и в такой отдаленной Галактике не спрячешься.
        С Костиком ей было спокойнее, с ним она чувствовала себя в безопасности если не полностью, то, во всяком случае, насколько это возможно в сложившейся ситуации. По сравнению с Федькой Костя был молчуном, из него и слова не вытянешь, а Волков, едва успев в буквальном смысле свалиться с потолка,[8 - Это потому, что он запустил программу перемещения на восьмом этаже, и получилась несостыковка горизонтальных уровней.] уже не прекращал бесконечный поток хвастовства:
        - Как я их из автомата!.. За мной на Земле вертолет прилетал… А потом я был в сокровищнице…
        «Нашел чем хвастаться, будто мы не были»,  - подумала девочка.
        - Родители-то ваши волнуются, просто на ушах стоят, впрочем, и мои тоже!  - радостно продолжал Федька.
        - Волнуются? Что с моими родителями, расскажи!  - всполошилась Ира, буквально вцепившись в него.
        - Да что тут рассказывать… Я на Земле, когда стал Великим Координатором, велел пошпионить за ними немного, узнать что и как. Интересно было, куда вы исчезли. На другой день агентура принесла мне видеокассеты, записи телефонных разговоров и так далее… «Жучок» в трубку поставили, круглосуточную слежку установили. Приятно все-таки быть шпионским боссом.
        - Дальше! Дальше!  - раздраженно потребовала Ирка.
        - А чего дальше?  - Федька пожал плечами.  - Волнуются, конечно, места себе не находят. Считают, что мы втроем - я и вы двое на море поехали.
        - На море?!  - поразилась девочка.
        - Ха!.. Это моя идея. Я им записку велел подбросить от твоего имени, что, мол, так и так, поехали на пару недель на море, деньги выиграли в лотерею, отдохнем и приедем, не волнуйтесь. Только они, знаешь, все равно тревожатся.
        - Записку от моего имени? Но они поймут, что это не я писала. У меня же почерк…  - Ирка представила, что Федька как курица лапой царапает записку от ее имени, делая к тому же грамматические ошибки.
        - Думаешь, я совсем дурак? Не сам же я ее писал,  - даже обиделся Волков.  - Разумеется, твой почерк подделан, ни одна экспертиза не отличит… Шпионы тоже кое-что умеют! Они и почерк, и голос, и все, что хочешь, подделают…
        - А с моими родителями что?  - спросил Костик.
        - А твоим предкам я велел с моря телеграммы регулярно посылать. Мол, простите, что уехали без разрешения, но вы - ха-ха!  - все равно не отпустили бы. Отдыхаем хорошо, загораем, купаемся, за буйки заплываем не более чем на сто метров, занимаемся подводной охотой…
        Пока Федька без умолку сообщал подробности о том, что происходило в Москве в их отсутствие, Костя выдавил стекло и попытался воспользоваться кнопкой экстренного самоуничтожения ракеты. Но кнопка не срабатывала, и голос в динамике твердил: «Введите пароль! Введите пароль!»
        - Слава Императору!
        - Пароль неверен. Он годен для лифтов. Введите личный идентификационный код Императора из семидесяти двух переменных чисел.
        Прикинув приблизительно, какое это должно быть число: семьдесят два переменных знака - это уже даже не миллиарды миллиардов, Костик понял, почему диктатор считал, что невозможно остановить программу уничтожения. Чтобы подобрать правильный пароль из такого количества знаков даже с помощью самых современных компьютеров, понадобилось бы несколько лет, но даже и это было невозможно, потому что пароль регулярно самоизменялся, а в какой закономерности менялись числа, знал только Император.
        - Ну что? Получается?  - К Костику подбежала Ирка.
        - Я не смогу ее остановить,  - признался мальчик, стараясь не смотреть на нее.
        - Никак не можешь?
        - Никак,  - грустно подтвердил он, чувствуя, что разрушает ее надежды.  - Хотя постой… Если нельзя уничтожить ракету, может быть, можно изменить ее курс?
        И он бросился к прозрачному шару у монитора. Из соседних залов дворца слышались пальба и глухие удары - ящер одну за другой крушил двери на своем пути.
        - Надо сматываться,  - сказал Федька, нервно облизывая губы.  - Мой безошибочный нос снова говорит: запахло жареным.
        Но Костик не отреагировал на это предложение. Он наклонился над пультом и вращал прозрачный шар, стараясь осторожно и постепенно изменить курс ракеты. Может, удастся столкнуть ее с метеоритами или сделать каким-то образом так, чтобы она никогда не вышла из гиперпространства?
        Сверкнула вспышка, и в последней заблокированной двери появилось узкое прожженное отверстие, в которое пыталась просунуться рука робота, чтобы дотянуться до рычага антиблокировки.
        - Они нас сейчас прикончат!  - крикнул Федька, не находя себе места.  - Вы с ума посходили? Бежим!
        - Что же ты не разгонишь их с помощью своего карате?  - издевательски спросила Ирка.
        - Они дерутся не по правилам,  - плаксиво сказал Федька.  - И потом у них весовая категория другая. Во мне сорок килограммов, а в них тысяча.
        Уже в последний момент, вращая шар и наблюдая за ракетой на мониторе и пунктиром ее курса, Костя понял, что нужно делать. Боеголовка ракеты была самонаводящейся, но процессор, который должен был вывести ее в скачке из гиперпространства, размещался в этом прозрачном шаре-кристалле. Именно поэтому робот-ученый так испугался, когда ящер вместо того, чтобы поворачивать шар, вдруг навалился на него лапой.
        Решение пришло само собой. Видя, что Крюк уже вот-вот ворвется, а в раскалившейся двери одно за другим появляются выжженные отверстия, мальчик резко крутанул шар, заставив ракету изменить курс, а потом, схватив валявшийся на полу металлический стержень, ударил им по хрустальному шару на пульте.
        Шар треснул, почернел изнутри, раскололся на две половины и взорвался - Костик едва успел отскочить и закрыть локтем лицо, чтобы осколки не попали ему в глаза. Ракета, оставшаяся без управления, заметалась по экрану.
        В этот момент дверь рухнула, и ворвались ящер и боевые роботы.
        - Вот они, хватай!
        Федька первым прыгнул в пневматический лифт, втащив за собой Ирку. Глаза у Волкова вылезли из орбит от страха. К ним, перескакивая через дисплейные пульты, уже мчались два круглоголовых робота. У одного на лбу была вмятина - очевидно, ящер использовал его в качестве тарана.
        Костик, замешкавшийся после взрыва шара и ослепленный вспышкой, тоже бросился к лифту, опережая преследовавших его роботов всего на пару шагов.
        - Жми куда-нибудь повыше!  - вопил Федька в динамик, пытаясь закрыть дверцы лифта.
        - Быстрее, Костя! Быстрее!  - крикнула Ира, видя, что роботы уже настигают ее приятеля.
        Двери лифта стали закрываться. Мальчику удалось немного опередить роботов, и он успел бы протолкнуться в кабину, пока двери не полностью закрылись, но ящер вскинул энергомет и прицелился. На спине у Кости появилась красная точка лазерного прицела.
        - Не-ет!  - закричала Ирка.
        Прежде чем лифт тронулся, она успела увидеть белую вспышку из дула энергомета ящера и падающего лицом вперед Костика.
        - Один готов, а остальные смылись!  - прогудел Крюк.
        А потом пневматический лифт рванул вверх, унося Волкова и Иру на верхние уровни Черной Башни.
        - Говорил я ему: сматываться надо,  - пробормотал Федька.  - А теперь вот допрыгался - убили…
        - Замолчи!  - закричала девочка, поворачивая к нему перекошенное от гнева и боли лицо.  - Замолчи! Он хотел спасти Землю! Ничего не боялся, а ты… Ты трус!
        - И ничего я не трус!  - оскорбился Волков, но понял в глубине души, что в чем-то она права, и добавил негромко, как бы про себя: - Зато я живой…
        Лифт остановился на одном из предпоследних уровней Черной Башни, откуда сквозь прозрачную стекловидную крышу были видны зубцы стены и красный диск предзакатной звезды, вокруг которой вращался теперь астероид.
        - Мы должны вернуться… Вдруг он только ранен,  - глухо сказала Ира.
        - Из такой лазерной пушки, как у этого крокодила? Да если он даже ранен, они его наверняка уже добили…  - возразил Федька.  - И если мы сейчас туда вернемся, они и нас прикончат.
        - Я же говорила, что ты трус! Тогда я вернусь одна!
        - Ну и возвращайся! Думаешь, если ты девчонка, эти киборги тебя пощадят? Это боевые модели, им все равно кого убивать!  - кричал Волков, пытаясь вытащить Иру из лифта. Но она сопротивлялась и поцарапала ему руку.
        - Поехали обратно! Шевелись же!  - крикнула она в динамик.
        - Ну и катись на все четыре стороны!  - рассердился Федька, разглядывая царапину на руке.
        Он хотел выскочить из лифта, но потом остался, сообразив, что в Черном Замке лучше держаться вместе.
        - Отмена приказа!  - сказал он в динамик, и лифт остановился.
        - Нет, не отмена! Поезжай!  - закричала Ирка, и лифт снова тронулся.
        - Ладно, я с тобой,  - согласился Волков.  - Выйдем на уровень выше, а потом осторожно спустимся вниз, подкрадемся и попробуем посмотреть, что с Костей… Эй, лифт, остановишься на уровень выше, прямо над ракетным залом. Понял?
        Пришла пора открыть небольшой секрет. Костик, вопреки печальному заключению Ирки и Федьки, не был убит наповал выстрелом ящера. За мгновение до того, как Крюк нажал на курок своего энергомета, мальчик поскользнулся в луже пены и растянулся на полу во весь рост.
        Когда же он попытался подняться, морщась от боли, пневматический лифт уже уехал. Костю схватили мощные клешни роботов, поставили его на ноги и развернули к ящеру, который подошел к мальчику, поигрывая бластером. Немигающие желтые глаза пресмыкающегося пристально уставились на пленника, словно гипнотизируя его, причем Костик не знал, то ли это он нарочно пугает взглядом, то ли это вообще наследственная особенность всех ящеров так таращиться.
        - Прикажете убить его, командир?  - равнодушно спросил один из боевых роботов.
        Он ткнул холодным дулом молекулярного распылителя в висок мальчика, и Косте стало страшно, по-настоящему страшно. Он почувствовал, что роботу ничего не стоит нажать на курок и он сделает это с полным безразличием, как если бы раздавил насекомое.
        - Не снеси ему голову, придурок!  - предупредил Крюк.  - Наверняка Император захочет посмотреть на результаты сканирования его мозга и сделать расшифровку мыслей. Ему захочется узнать, как эти существа попали сюда…
        - Значит, пока не убивать его?
        - Пока нет, но, если он шевелится, заморозь ему спинной мозг, чтобы не убежал.
        - Слушаюсь, босс!  - И робот переключил на распылителе режимы с уничтожения на заморозку.
        После этого роботы усадили Костю в металлическое кресло и защелкнули ему руки и ноги в специальных пазах так, что мальчик не мог пошевелиться. Но, во всяком случае, пока он был еще жив, и это вселяло надежду. «Барахтайся, пока можешь, авось выплывешь!» - сказал он сам себе, вспомнив, что, по мнению родителей, он сейчас на море.
        Ящер отправил одного из роботов посмышленее на поиски остальных беглецов, приказав схватить их и заморозить, пока не убивая, а сам подошел к экрану, обратив внимание на то, что пунктир курса пропал и ракета бестолково мечется в гиперпространстве.
        - Иди сюда, умник!  - окликнул он робота-ученого, что-то быстро набиравшего на одной из клавиатур в углу зала.  - Смотри, твоя ракета совсем спятила!
        Робот подскочил и, горестно лязгнув звуковым устройством, уставился на расплющенный шар, от которого поднимался тонкий дымок с запахом горелой проводки.
        - Они уничтожили направляющий процессор!  - проскрежетал ученый.  - Теперь ракета неуправляема и не сможет выйти из гиперпространства.
        Костик обрадованно улыбнулся, на мгновение забыв о своем незавидном положении. Во всяком случае, Земле эта ракета больше не грозит, хотя неизвестно, куда теперь отправится Император с армадой боевых звездолетов, и, если его ненависть к планете так велика, его флот сможет стереть ее тремя-четырьмя залпами.
        Между тем лишенная управления ракета металась в гиперпространстве со скоростью, в десятки раз превышающей сверхсветовую, и искала из него выход. Ящер и робот-ученый смотрели на нее как завороженные. Неожиданно ракета изменила направление полета на сто восемьдесят градусов и, не сворачивая больше с курса, направилась к астероиду.
        - Она возвращается!  - с ужасом воскликнул Крюк.  - Она летит прямо на нас!
        - Ничего удивительного,  - проскрипел робот.  - Процессор уничтожен, и ракета решила лечь на обратный курс. Координаты астероида теперь единственные, которые записаны у нее в памяти.
        - Разнеси меня в клочья! Она же уничтожит нас!  - забеспокоился ящер.  - Может быть, хотя бы охранные системы собьют ее на подлете?
        - Системы планетной защиты отключены после вылета Императора, а все боевые корабли задействованы для его охраны,  - сообщил робот.
        - А если вызвать рейдеры-перехватчики с одной из ближайших баз?
        - Все военные базы находятся слишком далеко. Ракета будет здесь раньше перехватчиков.
        - Тупица! Ничего ты не знаешь! Чини немедленно этот процессор!
        Ящер был в таком раздражении, что едва удержался, чтобы не снести роботу голову ударом хвоста. Его остановило только то, что ученый еще мог пригодиться ему для ремонта оборудования. Поэтому Крюк немного успокоился.
        - И что, у нас нет никакого выхода?
        - Надо связаться с Императором,  - сказал робот.  - Возможно, он сообщит нам свой личный пароль и мы сможем самоуничтожить ракету.
        - Это единственный шанс, который у нас остался?
        - Да.
        Ящер подошел к Костику и наклонился к нему, оскалив зубастую пасть:
        - Знаешь, мне даже жаль тебя. Твоя смерть будет долгой и мучительной, возможно, Император сам захочет уничтожить тебя. Он не любит тех, кто нарушает его планы.
        Убедившись с помощью локатора, что крейсеры диктатора уже вышли из гиперпространства и, следовательно, связь с ними возможна, Крюк включил видеопередатчик, и на экране появилось желтое морщинистое лицо с вставленными в ноздри трубками, лицо неподвижное и казавшееся совершенно мертвым, если бы не горящие на нем злобные глаза.
        - Чего тебе, Крюк?  - просипел Император.
        Когда он говорил, горло у него чуть напрягалось, но рот оставался закрытым, а звук шел из речевого синтезатора, вделанного в стену над его головой.
        - Повелитель, произошло вторжение,  - начал рассказывать ящер.  - Неизвестно откуда на астероиде появились земляне. Мы не были готовы, и им удалось уничтожить шар-процессор, управлявший ракетой. Она изменила курс и движется на астероид. Через несколько часов ракета разнесет ваш Замок. Просим сообщить ваш личный пароль для того, чтобы мы могли включить программу самоуничтожения ракеты.
        Брови Императора гневно дрогнули.
        - Программу нельзя остановить!  - прохрипел он.  - Тем хуже для вас. Где земляне, которые вторглись в мой Замок? Покажите мне их!
        - Один из них схвачен. Вот он.  - И ящер отошел от экрана, чтобы Император мог увидеть за его спиной прикованного к креслу Костика.
        Гневные, почти сумасшедшие глаза повелителя уставились на мальчика.
        - Это он, тот самый мальчишка… Значит, вам удалось выбраться из ячеистых лабиринтов, роботы-черви не сработали?
        - Мы их расплющили,  - с гордостью сказал Костя.
        - Вы были моим наваждением четыре тысячи лет. И все это время я ждал, пока смогу отомстить! Ведь это вы заставили Супермозг взбунтоваться, и он скрыл от меня секрет бессмертия. И поверь, месть моя будет страшна. Ты сможешь увидеть, как погибает твоя родная планета! Ты будешь наблюдать за ее разрушением на этом самом экране, обещаю тебе! Я специально ждал этого часа, пока вы вновь материализуетесь, специально настроил собак, чтобы они не тронули вас! Я мог бы уничтожить Землю и раньше, но не сделал этого, хотел, чтобы вы сами увидели это! Увидели, как все гибнет!
        Император помолчал немного и добавил:
        - Вы уже схватили девчонку, Крюк?
        - Пока нет, но уже скоро,  - пообещал ящер.
        - Я хочу, чтобы она тоже наблюдала за уничтожением планеты. А потом ракета прикончит вас всех. Поставит последнюю точку.
        - Повелитель, разве вы не сообщите нам пароль уничтожения ракеты? Через сто часов она будет здесь!  - напомнил ящер.
        - Ну и отлично. Пускай она разнесет вас вдребезги! Все равно я уничтожу Землю раньше,  - поморщился Император.  - Мне больше не нужен астероид, к которому я был прикован, как к инвалидной коляске, все эти тысячелетия. Скоро я получу бессмертие, и тогда… тогда берегитесь, миры!
        Экран погас, Император отключил связь. Костик тупо смотрел на опустевший монитор. Мозаика наконец сложилась полностью, до последнего фрагмента.
        Вскоре после того, как Супермозг помог им бежать, он изобрел эликсир бессмертия и послал его в единственной капсуле на Землю втайне от Императора. Потом Супермозг самоуничтожился. Четыре тысячи лет диктатор, здоровье которого ежегодно ухудшалось, искал эту капсулу по всей Галактике, пока каким-то образом не догадался, где она может находиться…
        И вот теперь вся ненависть повелителя была обращена против них. Он хотел уничтожить планету на их глазах, получив эликсир и восстановив здоровье, а потом позволить баллистической ракете взорвать астероид.
        Крюк задумался, прохаживаясь по залу и поглядывая на экран, по которому ползла светящаяся точка - ракета. Потом он остановился у кресла, к которому был прикован мальчик, и, уставившись на него, произнес:
        - Похоже, у нас у всех серьезные неприятности. Повелитель собирается прикончить вас, а вместе с вами и меня. Я никогда не был в восторге от Императришки, но, во всяком случае, надеялся, что он умеет ценить старых верных солдат.
        - Всемогущий делает то, что нужно! Да здравствует Император!  - фанатично крикнул робот.
        Ящер повернулся к нему.
        - Разве ты не собираешься чинить направляющий кристалл? Мы должны завернуть ракету!  - спросил он.
        - Я не буду его чинить. Если такова воля повелителя, пусть астероид взлетит на воздух!  - заявил робот и потянулся к пристегнутому у него к поясу бластеру.  - И если вы, босс, еще раз осмелитесь плохо отозваться об Императоре, то, согласно инструкции, я буду вынужден вас арестова…
        Без предупреждения Крюк щелкнул хвостом и снес роботу голову. Туловище свалилось на пол и заискрило, а из рук ученого выпал бластер.
        Ящер мрачно уставился на сломанного робота.
        - Он был запрограммирован на безусловное повиновение Императору. От него все равно не было бы толку,  - объяснил он Косте свой поступок.  - А теперь нужно сделать еще одно дело…
        И он шагнул к пленнику. Тот решил, что ему пришел конец, но неожиданно Крюк освободил его, отщелкнув предохранительные скобы.
        - Вы не убьете меня?  - спросил мальчик.
        - Возможно, я кажусь тебе монстром, но у нас, ящеров, тоже есть свод правил, который мы никогда не переступаем. Мы воинственный народ, но никогда не убиваем безоружных. Даже когда я стрелял в тебя и промахнулся, то использовал не боевые пули, а лишь замораживающие.
        - Значит, вы меня отпускаете?  - недоверчиво спросил Костя, которому Крюк совсем не казался добряком.
        - Ты не угадал. Я освободил тебя, чтобы убить в честном поединке.  - Ящер качнул огромной мордой.  - Сражайся!
        - В честном поединке?  - удивился мальчик, глядя на почти трехметрового гиганта.  - О каком честном поединке может у нас с тобой идти речь?
        - Ты безоружен, и я безоружен. Один на один. Сражайся, или я убью тебя как труса, отказавшегося от борьбы!  - Крюк отстегнул кобуру с лучеметом и отбросил ее в угол зала.
        Костик понял, что дело плохо. Ящер прикончит его первым же ударом хвоста, но если он откажется сражаться, смерти тоже не миновать. А что, если обхитрить это чудовище?
        - Я буду с тобой сражаться, но только по дуэльному кодексу нашей планеты!  - заявил мальчик.  - Как оскорбленный, я имею право на выбор оружия.
        - Не хочешь врукопашную, давай с оружием!  - презрительно фыркнул ящер.  - Какое ты предпочитаешь? Бластеры, распылители, базуки, метательные ножи или гранаты?
        - Бластеры!  - решился Костик.  - И сражаться будем так. Встанем друг к другу спинами, завяжем глаза и сделаем каждый по двадцать шагов, не оборачиваясь. А потом повернемся и будем палить вслепую, пока кто-нибудь кого-нибудь не уложит.
        - Любопытное правило, я неплохо стреляю на слух,  - заинтересовался Крюк.  - Но если ты рассчитываешь сбежать, у тебя ничего не выйдет - я заблокирую лифт и обе двери… И, кстати, не советую стрелять мне в спину - там у меня броня особенно прочная.
        Ящер поднял свою кобуру, извлек из нее бластер, проверил датчик зарядов и лихо прокрутил оружие на лапе.
        - А ты можешь взять бластер робота, они одной системы,  - предложил он.  - Только напрасно ты выбрал это оружие - оно слишком тяжелое для тебя и с очень мощной отдачей. Впрочем, сказанного не воротишь. Сражайся!
        Крюк заблокировал лифт и двери, как и обещал. Потом противники встали друг к другу спинами и завязали глаза.
        - Сколько шагов? Двадцать?  - спросил ящер.  - Ну, начали!
        - Только не подглядывать!  - предупредил Костик и первым начал считать свои шаги.  - Раз, два, три…
        - Раз, два, три…  - забубнил ящер, топоча по полу.
        Продолжая считать, Костя сорвал повязку и осторожно повернулся. Ящер все еще продолжал честно шагать, повторяя:
        - Пять… шесть…
        У мальчика давно уже созрел план. Нет, он не собирался стрелять ящеру в спину. Просто ему нужно было на время пропасть из поля его зрения. Он быстро положил свой бластер на стол - тот и правда был очень тяжелым, весил килограммов десять, и целиться из него было практически невозможно. Потом Костя вскочил на один из самых высоких процессоров и осторожно отодвинул сетку вентиляционного люка. Он давно уже заметил этот люк в потолке, о котором ящер, блокируя двери, не подумал, ведь сам он был слишком большим, а в люк мог протиснуться только невысокий мальчик.
        - Пятнадцать, шестнадцать…  - считал свои шаги Крюк, а в это время Костик, подтянувшись, забрался в люк и пополз по узкой вентиляционной шахте. Он полз на четвереньках, стараясь поскорее покинуть отсек.
        - Двадцать!  - гулко раздался снизу торжествующий крик ящера, а потом он обернулся и с завязанными глазами начал оглушительную пальбу, разнося вдребезги процессоры.
        - Эге-гей, здорово-то как!  - вопил Крюк.
        Ему понадобилась почти целая минута, чтобы сообразить, что он не слышит ответных выстрелов.
        - Эй, парень, ты жив?  - крикнул ящер.  - Где ты?
        Но так как ему никто не ответил, он решил, что угрохал мальчика первым же выстрелом. Он сорвал повязку и некоторое время сосредоточенно разглядывал пол в зале и разгромленные оплавленные процессоры, ища тело. Но пленник исчез, только на одном из столов, чудом уцелевшем, лежал его бластер. Крюк вскинул голову и, увидев вентиляционный ход со снятой сеткой, все мигом понял.
        - Струсил! Смылся!  - прорычал он.  - А еще дураком меня выставил! Ну, я его из-под земли достану!
        Ящер выстрелил из энергомета по вентиляционной трубе, и несколько ее колен с грохотом обрушились вниз, но мальчишки в них уже не было. Костику удалось преодолеть самый опасный участок, вскарабкаться по ремонтной лестнице и выбраться на следующий уровень.
        Он осторожно выглянул из вентиляционной шахты в том месте, где труба проходила у самого пола, и первое, что он увидел, были чьи-то ноги. От неожиданности Костик дернулся назад, стукнулся затылком о трубу и поморщился. Потом, подождав немного, он выглянул снова. Ноги были на том же месте, но на этот раз удалось разглядеть, что они были стройненькие, а чуть выше колен начиналась синяя модная юбка, хоть и довольно потрепанная после беготни, погонь, лазания и перемещения во времени. Разумеется, эти ноги и эта юбка могли принадлежать только…
        - Ирка!  - крикнул мальчик, выталкивая сетку и выбираясь из шахты.
        - ТЫ!!!  - Ира, которую кто-то окликнул сзади, резко обернулась, и глаза ее расширились от удивления. В другой книжке написали бы, что девочка грохнулась в обморок, но Ира, хоть и баловалась иногда стихами, была особой не настолько впечатлительной и слабонервной.
        Костик бросился к ней навстречу, и они обнялись.
        - Ты цел? Я думала, что ты погиб.  - Она отстранилась, оглядывая его.
        - Ящер промахнулся, и потом это был только замораживающий заряд…
        - Но как тебе удалось удрать?
        - Длинная история. В общем все произошло довольно заурядно,  - махнул рукой Костя.
        На самом деле ему, конечно, хотелось рассказать, как он спасся, но не быть же таким хвастуном, как Федька.
        А вот, кстати, и он, легок на помине! Из соседнего отсека выглянул Волков, который все это время тщетно искал на полу какую-нибудь дырочку, чтобы безопасно поглядеть, что происходит на нижнем уровне.
        Федька уставился на Костика как на вернувшегося с того света и замахал руками:
        - Чур меня, чур!
        - Спятил?
        - Р-разве ты жив?
        - А ты этому не рад?
        - Рад-то я рад… в глубине души,  - добавил Волков.
        Он обошел Костю с некоторым недоверием, пока наконец не убедился, что это действительно его одноклассник.
        - Там через две комнаты какая-то лаборатория,  - заявил Федька.  - Куча всяких приборов и машин. Я на нее случайно наткнулся, когда искал, как тебя спасти.
        - Долго мне пришлось бы ждать, пока ты меня освободишь!  - усмехнулся Костик.  - Лучше уж самому уносить ноги.
        - Тогда чем ты недоволен? Ты сам и спасся!  - успокоил его Волков.
        - Ладно, пойдем взглянем, что ты обнаружил.
        В лаборатории первое, что бросилось им в глаза, был пространственный перемещатель.
        - Интересно, на какое место Вселенной он настроен?  - спросила Ира, наклоняясь над дисплеем и стирая с него пыль.  - Ого!  - поразилась она.  - Планета Земля! Подумать только, какое совпадение: нам именно туда и нужно.
        - Но как на перемещателе оказались координаты Земли? Ладно, какая разница! Все равно мы этого не узнаем,  - сказал Костик.
        Он открыл дверцу перемещателя и убедился, что машина еще работает. Очевидно, в нее были встроены элементы автономного питания. Последний раз Император использовал перемещатель несколько лет назад для заброски киборга на планету Земля, где на одной из крыш многоэтажек была установлена трансформирующая плата.
        - Рискнем?  - Костик первым шагнул в машину и протянул Ирке руку.
        - Рискнем!  - И она, сжав его пальцы, шагнула за приятелем.
        - Я туда не полезу!  - категорически заявил Федька.  - А вдруг эта штука сломается?
        - Советую тебе поторопиться, сюда идут!  - предупредила девочка.
        Волков обернулся и увидел несущегося к ним огромными прыжками ящера. С криком Федька вскочил в перемещатель и захлопнул дверцу. Машина заработала, в ней создалось пространственное поле, и их перенесло через гиперпространство к трансформирующей плате на другом конце Галактики…
        Ящер распахнул дверцу, целясь из бластера.
        - Хм…  - пробормотал он.  - Надо признать, меня снова обдурили. Но эта штука-то, оказывается, работает! А не вернуться ли мне на свою родную планету? У нее есть свои недостатки, не спорю, но там, во всяком случае, всегда можно с кем-нибудь подраться.
        И Крюк отправился к каталогу искать координаты своей родной планеты с точностью до тысячной градуса. Если не задать координаты правильно, размажет по космосу…

        Глава XX
        ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

        Корабли Императора вышли из гиперпространства в 150 000 километров от Сатурна и сразу же, следуя давно сложившейся тактике, образовали так называемое кольцо безопасности. Другими словами, базы выстроились треугольником, где спереди, по бокам и сзади разместились самые мощные и массивные из них, с огромным количеством вооружения на борту; в центре треугольника были четыре совершенно одинаковые базы без всяких опознавательных знаков и номеров. В одной из них находился Император.
        Такая система безопасности была оптимальной: даже если бы на повелителя было совершено нападение, звездолетам противника пришлось бы вначале пробиться сквозь внешний заслон, а потом они были бы в замешательстве, не зная, на какой из баз сосредоточить огонь в первую очередь.
        Хоть Император в общем-то не ожидал, что Земля с ее достаточно слаборазвитым космическим потенциалом окажет ему серьезное сопротивление, он не любил сталкиваться со случайностями.
        - Да,  - грустно заметил Гугль, рассматривая на увеличивающих экранах построение кораблей,  - шанс у нас невелик.
        - Не унывайте, капитан, он еще должен получить шкатулку, а на орбите Сатурна этого не сделаешь,  - заявил Драгль.  - Диктатор еще должен послать кого-то на планету, вряд ли он будет садиться сам со всем флотом.
        - Думаю, ты прав, ящер,  - пробормотал Гугль.  - Теперь узнать бы его следующий шаг, а уж у меня есть то, что ему нужно.  - И он покосился на стоявшую на хромированном кубе навигатора шкатулку.
        Не прошло и нескольких минут, как звуковая связь киборга заработала, и они вновь услышали синтетический голос Императора:
        - Модель Р-753, ответьте! В какой части планеты вы сейчас находитесь? Сообщите ваше точное местонахождение…
        - Россия, город Москва, пустырь на окраине. Координаты по планетной карте 234-РШ-48 56-4,  - бодро отрапортовал морх, которого капитан уже подготовил к этому вопросу.
        - Предмет, который вы должны мне вручить, с вами?  - спросил Император.
        - Да, со мной.
        - Я вышлю за ним свой личный рейдер. И кстати, сам я не прилечу, не надейтесь. Это на тот случай, если каким-то образом там пахнет изменой…
        И связь прервалась.
        Ящер Хрюк в сердцах расплющил кулаком банку космической тушенки:
        - Ах ты, кызюавка! Капитан, наш план сорвался! Он не прилетит!
        - Посмотрим,  - пробормотал Гугль,  - посмотрим. Твердо я уверен только в одном: словам диктатора никогда нельзя верить…

        Пока готовили рейдер, Император развернул автоматическую кровать, перемещавшуюся с помощью энергетических приводов, к иллюминатору, чтобы полюбоваться громадой своих массивных, закованных в броню, неуязвимых космических баз.
        Первая в клине база - длинная, вытянутая, похожая на трехпалубный крейсер, ощетинившийся дулами сотни пушек,  - называлась «Страх»; вторая база, ее близнец по модели,  - «Ужас»; третья база - широкая и плоская, служившая для высадки космического десанта и в качестве стартовой площадки рейдеров,  - именовалась «Ненависть»; четвертая - «Жадность»; пятая - «Жестокость»; шестая, одна из самых мощных, способная выпустить до двухсот самоуправляющихся ракет одновременно,  - «Пре-дательство»; седьмая - «Трусость»; восьмая - «Уныние»…
        Все названия дал базам сам Император, и каждое соответствовало одному из тех качеств, которые уже много тысяч лет помогали диктатору безраздельно владеть освоенной частью Вселенной.
        Самодержец хотел уже отвернуть свою кровать от иллюминатора, но что-то заметил. Неожиданно возле огромных баз ему померещилась какая-то рябь, будто стая мальков проскользнула мимо прозрачного окна. Он вгляделся, и его неподвижное лицо пожелтело от гнева. Нет, это был не обман зрения.
        Маленькие кораблики мытарей скользили между его базами и теперь быстро и ловко проносились вдоль иллюминаторов его корабля, словно дразня Императора. Их было около десятка, и все они были безоружны. Но какова наглость! Вдруг один из маленьких корабликов развернулся и на несколько секунд почти притиснулся боком к бронированному иллюминатору, за которым скрывался диктатор. И как этому мытарю удалось узнать, где он прячется?
        Сквозь два стекла, свое и звездолета, повелитель разглядел лицо пилота. Оно было маленьким, с огромными глазами. Глаза эти выражали удивление и жалость, самую настоящую жалость, потом маленький кораблик метнулся в сторону и пропал.
        Тут только Император вспомнил о микрофоне.
        - Стреляйте, стреляйте в них! Уничтожьте их всех!  - заорал он, отдавая приказ роботам на всех базах.
        Звездолеты мытарей метались во всех иллюминаторах. Роботы открыли по ним огонь ракетами, управляемыми снарядами из молекулярных пушек и лазерными лучами. Использовать газ они не могли, так как кораблики скользили слишком близко.
        Но бесстрашные мытари, видимо, готовы были к обстрелу и с необыкновенной ловкостью уворачивались от ракет и снарядов. Всего только один из десяти корабликов был уничтожен лазерным лучом. Остальные, как ужи, метались вопреки всем законам физики между неповоротливыми базами, и в результате базы расстреливали в упор друг друга.
        Две управляемые ракеты с «Ужаса» не успели изменить курс и, после того как кораблик мытаря увернулся, врезались в «Жадность», уничтожив одну из палуб, «Трусость» поранила лазером «Предательство», а оно, промахнувшись, разнесло из молекулярной пушки «Уныние»…
        Император сообразил, что команда открыть огонь при таком скоплении звездолетов была с его стороны глупостью.
        - Прекратить огонь!  - завопил он в микрофон.  - Вы перестреляете друг друга, болваны!
        Стрельба с баз стихла. Но даже за те десять-пятнадцать секунд, пока она велась, одна из двадцати баз была выведена из строя, две не могли без ремонта двигателя войти в гиперпространство, а семь были слегка повреждены.
        У Императора от злобы и бессильной ненависти поднялось давление, и через трубки в его организм стал закачиваться успокаивающий, стабилизирующий раствор.
        Кораблики мытарей немного покрутились перед его иллюминатором и исчезли. «Никому нельзя доверять!» - подумал самодержец. Он несколько раз глубоко вздохнул искусственными легкими и соединился со стартовым сектором.
        - Я сам лечу на Землю… Подготовьте надежную охрану и установки для силовых полей. Остальным базам быть в состоянии боевой готовности. Без моей команды огня не открывать!
        Последний приказ Император отдал для того, чтобы при повторном появлении мытарей его базы, столпившиеся в Солнечной системе, не уничтожили друг друга.
        Вскоре несколько рейдеров с охраной отделились от стартовых шлюзов и направились к Земле.
        Гугль с удивлением наблюдал по локатору, как базы Императора расстреливают друг друга.
        - Что они там, с ума посходили? Впрочем, нам это только на руку.
        - Посмотрите, капитан, там еще какие-то мелкие точки,  - прищурился Драгль.  - Шастают между кораблями, как…
        - Кызюавки!  - закончил за него морх-призрак, и ящера передернуло.
        - А ну, заткнись! Не смей говорить при мне таких ругательных слов!  - вспылил он.
        - А, это мытари…  - пробормотал Гугль, всматриваясь в экран.  - Космические феи нашли неплохой способ сделать так, чтобы злоба Императора разорвала его самого… Вот жалость-то! Огонь прекратился, повелитель вовремя сообразил, чем это может для него закончиться.
        - Что будем делать, капитан?  - спросил морх.  - Кажется, к Земле уже направлены рейдеры.
        - Садимся на пустырь. Надеюсь, ты не забыл его координаты? Нужно передать повелителю его собственность.  - И Гугль постучал пальцами по крышке шкатулки.
        - Вы хотите отдать Императору бессмертие, капитан?  - не поверил морх, да и ящеры с удивлением уставились на него.
        - Я только сказал, что хочу отдать то, что ему принадлежит,  - упрямо сказал Гугль.
        - Как изменился наш капитан! Неужели он боится диктатора?  - шепнул Хрюк на ухо Драглю. Брат недоумевающе развел лапами.
        - Садимся на пустыре!  - приказал Гугль, направляя корабль вниз.  - А ты, морх, превращайся в киборга и помни, что должен удержать форму, несмотря ни на что…
        - Я постараюсь,  - уныло пообещал призрак.
        Он уже давно тренировался стать киборгом, но из-за рассеянности то и дело упускал какие-то мелкие, с его точки зрения, детали. То у киборга не было ног, то слишком много ушей, то сквозь грудь просвечивали очертания предметов - все это морху с его газообразной точки зрения казалось пустяками, но в то же время могло мигом провалить операцию.
        Капитан, ящеры и выглядевший довольно неуверенно киборг, изо всех сил державший форму, остановились на краю пустыря.
        - Может быть, нам лучше не стоять рядом с ним?  - спросил Драгль.  - Императору может показаться странным, что мы все вместе.
        - Он все равно видел наш корабль по локатору,  - возразил Гугль.  - Ему покажется более подозрительным, если мы вдруг стартуем. К тому же, если нас здесь не будет, морх заснет.
        - Не засну.  - Призрак с трудом подавил зевок, отчего его тело на мгновение стало прозрачным.
        - Держись!  - подтолкнул его локтем капитан.  - Держись! Ты должен передать ему шкатулку.
        - А капсулу с бессмертием вы хоть убрали?
        - Ошибаешься, она там,  - тихо сказал Гугль.  - Она должна быть там.
        На Земле было пять часов утра, город еще не начал просыпаться. Заброшенный пустырь, на месте которого несколько лет назад снесли старый дом, а новый пока не начали строить, был безлюден. Только бездомная дворняга с щенком крутились где-то поблизости, ища еду, но, разглядев огромных ящеров, пахнущих не по-земному и похожих на грозных неведомых зверей, залились лаем и исчезли.
        Послышался низкий гул, небо на секунду заволоклось сплошной пеленой, и на пустыре, метрах в двадцати от них, один за другим приземлились три рейдера. Из одного сразу выпрыгнули роботы с молекулярными распылителями и, не приближаясь, взяли на прицел капитана Гугля и ящеров. Другие роботы вбивали колышки силовой защиты, и вскоре вокруг рейдеров возник плотный магнитный колпак. Теперь можно сколько угодно стрелять из любого оружия - все, что внутри колпака, было неуязвимым.
        - Сдается мне, что Император все-таки пожаловал к нам в гости,  - пробормотал капитан.
        Он поспешно сорвал с головы мокрое полотенце, отбросил его назад и, чтобы датчик не сработал, стал повторять про себя: «Не думать! Не думать! Я люблю Императора! Да здравствует Черная Империя! Не думать! Не думать!»
        - Держись, киборг!  - сказал один из ящеров.  - Держи форму, у тебя спина прозрачная!
        - Я стараюсь!  - прошипел морх.  - Стараюсь!
        В руках у него была шкатулка, которую он держал прямо перед собой так, чтобы она была видна с рейдера.
        Примерно полминуты ничего не происходило, но Гугль чувствовал, что из рейдеров за ними пристально наблюдают и, если они сделают хотя бы одно неверное движение, их немедленно уничтожат. «В котором из трех?» - подумал он, но тут в виске защемило, и он снова стал повторять: «Да здравствует Черная Империя!», пока боль не прошла.
        Из крайнего рейдера выдвинулась плоская платформа, а на ней в походном инвалидном кресле со всеми своими трубками лежал Император, получеловек-полутруп, державший в страхе всю Вселенную.
        Находясь под охраной роботов, он подкатил на своем кресле к самым колышкам магнитной защиты и слабым жестом дал знак капитану и киборгу подойти, а ящерам оставаться на месте.
        Гугль осторожно, чтобы видели роботы охраны, державшие его под прицелом, отстегнул бластер и бросил его на землю. Потом вместе с морхом, который изо всех сил держал форму и даже ухитрялся правильно переставлять ноги, подошел к магнитному ограждению. Никогда капитан не видел повелителя так близко - теперь их разделяла только невидимая, но сверхпрочная стена защитного колпака.
        - Разве я назначал вам встречу, капитан?  - глухо спросил Император, и в его голосе послышалась угроза.
        - Нет, повелитель,  - отчеканил Гугль, глядя прямо перед собой.  - Но я считал своей обязанностью охранять киборга и его груз до вашего прибытия.
        - Ты знаешь, что в шкатулке?
        - Нет, повелитель. Киборг мне не говорил.
        Император еще раз испепелил его взглядом, а потом повернулся на кресле к киборгу, жадно разглядывая шкатулку в его руках.
        - Да, это она,  - пробормотал он.  - Таких вещей не забывают.
        Потом он вскинул на морха пристальный взгляд.
        - Почему у тебя лицо перекошено, Р-753?
        - Я сделал перетяжку внешней кожи в целях маскировки,  - ответил призрак, с трудом удерживая форму.
        Внимание Императора было приковано к шкатулке.
        - Открой второе дно!  - приказал он Гуглю.  - Открывай его очень осторожно. Я хочу видеть капсулу.
        Капитан осторожно выдвинул второе дно шкатулки, где в специальном отделении лежала маленькая продолговатая капсула с голубоватыми кристалликами.
        - Это она. Она запечатана личной печатью Супермозга, я узнаю ее. Такое не подделаешь,  - хрипло сказал диктатор.  - А теперь,  - приказал он капитану,  - осторожно поставьте шкатулку на землю, отойдите на три шага назад и повернитесь спиной.
        - Слушаюсь, повелитель!  - Гугль опустил шкатулку на камни, отошел на три шага назад и повернулся спиной, при этом совсем не исключая, что ему сейчас прострелят затылок.
        Сзади послышался низкий гул, и капитан догадался, что это снимают магнитный колпак, но оборачиваться не стал, зная, что в спину ему нацелено не меньше десятка бластеров. Примерно столько же было направлено на ящеров, чтобы те даже не думали прикоснуться к своему оружию.
        Один из роботов быстро поднял шкатулку и передал ее Императору. Едва робот снова шагнул в ограждение, гул снова возобновился - силовая защита включилась.
        Капитан Гугль и морх оглянулись. Диктатор держал желанное сокровище на коленях. Верхнее отделение шкатулки, запертое на ключ, он не открывал, а все внимание сосредоточил на капсуле.
        - Прежде чем использовать ее, нужно сделать химический анализ. Возможно, таких капсул мне понадобится несколько,  - пробормотал он.
        Потом Император отдал какой-то приказ, и платформа с его креслом снова стала вдвигаться в рейдер.
        - Повелитель, у меня к вам одна просьба!  - крикнул Гугль.  - Пощадите эту планету. Пощадите ее!
        Диктатор чуть скривил сухой рот.
        - Смелая просьба. Почему ты думаешь, что я должен ее пощадить? Назови хотя бы одну причину.
        - Ваша внешность и моя внешность… Мне кажется, наши с вами предки родом с этой планеты… Здесь наши корни, я каким-то образом чувствую это…  - тихо, но решительно произнес капитан.
        - По-твоему, я сам этого не знаю?  - усмехнулся Император.  - Вы, жалкий народ космических скитальцев, покинули ее уже давно, во время предыдущей цивилизации, еще до всемирного потопа… Ты родился в космосе, а я родился на Земле четыре тысячи двести лет назад и здесь провел свою юность. Но я ненавижу эту планету лютой ненавистью, ненавижу свое прошлое!
        - Но тут же ваши корни!
        - На то они и корни, чтобы их выкорчевать. Нельзя жить прошлым. Я хочу стереть свою память о нем вместе с этой планетой… Прощайте, капитан!
        - Постойте, повелитель… Последний вопрос!
        - Ты злоупотребляешь моим доверием… Что?
        - Зачем вы послали меня на эту планету?
        - Я хотел, чтобы ты все понял и возненавидел ее так же люто, как я ненавижу ее. Но я ошибся, и теперь тебе будет больно, когда я ее сокрушу… И я уничтожу ее вместе с тобой, капитан…  - усмехнулся самодержец и махнул рукой одному из роботов, а тот что-то сказал в рацию.
        Прежде чем Гугль успел сообразить, что Император собирается делать, за его спиной взметнулось пламя, а потом из-за дома поднялся четвертый, скрывавшийся рейдер, о существовании которого они и не догадывались.
        - Ваш крейсер взорван, капитан! Было бы глупо искушать вас прикончить нас на орбите,  - усмехнулся диктатор.
        Только теперь Гугль понял дьявольский план Императора. Он велел уничтожить их крейсер, чтобы они не смогли взлететь с планеты, а разделили с ней ее участь. К тому же, оставшись без крейсера, они уже не могли догнать рейдеры повелителя в космосе и расквитаться с ним…
        - Прощайте, капитан! Итак, ровно через десять минут я уничтожу планету!. Спасибо за шкатулку и не думайте, что я поверил в шутку вашего морха, с помощью которой вы хотели спасти свои трусливые шкуры!  - процедил Император, еле шевеля помертвевшими губами.
        Платформа вдвинулась в рейдер, и все четыре гиганта взлетели. Гугль и морх едва успели отскочить, чтобы их не сожгло стартовыми газами.
        Капитан и ящеры бросились к тому месту, где они посадили свой крейсер, но от него осталась только дымящаяся груда металла.
        - Нет больше моего кувшина,  - сказал морх.
        - Мы погибли, кэп!  - горько сказал Драгль.  - И погибли очень обидно и трусливо. Нужно было хотя бы дать Императору отпор и погибнуть в бою.
        - Вы слышали, капитан? Он с самого начала знал, что я не киборг. Но как он об этом догадался?  - спросил морх.
        - Дополнительный датчик,  - объяснил Гугль.  - Мы не учли, что в киборга был вмонтирован дополнительный датчик. Самодержец с самого начала все знал, но решил нас переиграть.
        - Капсула была настоящая?  - спросил Хрюк.
        Капитан сосредоточенно кивнул. Он поднял мокрое полотенце и вновь обмотал им лоб.
        - Так было нужно. Каждому нужно возвращать его собственность.
        - Но теперь же все погибнет! Все погибнет: и Земля, и мы!  - воскликнул, ничего не понимая, морх.
        - Давайте подождем совсем немного,  - сказал Гугль и устало присел на камень.
        Он достал часы и вгляделся в циферблат. Уже было 6.20 утра. Десять минут, через которые Император обещал взорвать планету, почти истекли. Оставалось не больше двадцати секунд.
        Хрюк начал обратный отсчет, приготовившись к тому, что сейчас земля разверзнется у них под ногами:
        - 20… 19… 18… Эх, горько, капитан, погибнуть так глупо, а я-то надеялся, что вы что-нибудь придумаете… 15… 14… 13… 12…
        - Я даже не успею впасть в спячку,  - сказал морх.  - И это печально. А еще печальнее, что на этой планете семь миллиардов жизней и все они погибнут… Вон автобусы уже начинают ходить, а зачем?
        - 8… 7… 6… 5…
        - Да, пора ставить точку. Господи, если ты есть, прими наши души…
        - 4… 3… 2…
        И тут высоко над ними, в космосе, уже за орбитой Земли, Император, тоже смотревший на часы, усмехнулся и нажал кнопку взрывателя на секунду раньше срока…
        Где-то над головами капитана и ящеров, над домами спящего города словно пророкотал гром, Земля чуть вздрогнула, а потом все замерло, и воцарилась тишина. Утреннее небо на мгновение засветилось, будто на нем вспыхнула новая яркая звезда, и все пропало… Ящеры зажмурились.
        - Сейчас начнет раскалываться,  - сказал морх.
        Гугль снял мокрое полотенце и аккуратно свернул его.
        - Не начнет,  - сказал он.  - Взрыв был за пределами атмосферы. Нет больше Императора.
        - Но как?
        - Антигравитационная капсула. Я спрятал ее в шкатулке. Император взорвал сам себя.
        - Капсула была в шкатулке?  - поразился Драгль.
        - Разумеется, и он не догадался, что она там. Тот, кто ищет только второе дно, иногда забывает про первое…  - спокойно сказал Гугль.  - Каждому нужно возвращать то, что ему принадлежит, я уже говорил это, но вы меня не слушали. Я вернул Императору то, что ему принадлежало…
        - И что теперь, капитан? Остальные базы не уничтожат Землю?  - спросил морх.
        - У роботов есть приказ стрелять только по команде повелителя. Его нет - значит, не может быть и такой команды… Земля в безопасности, через некоторое время все базы вернутся в гиперпространство…
        - А что будет с нами?
        - Возможно, вам удастся со временем починить наш крейсер. Повреждения серьезные, но основные узлы затронуты мало. Вы сможете вернуться к себе на родину.
        - А вы, капитан?
        - Я останусь здесь. Моя родина на этой планете. Наконец-то я нашел ее.  - Гугль, космический мутант, с лицом, изуродованным радиоактивными ожогами, вытер тыльной стороной чешуйчатой ладони первую в его жизни слезу, поднял свой бластер и пошел навстречу городу…

        Получасом позже на плоской крыше небоскреба в центре Москвы, где была установлена плата перемещателя, материализовались трое - два мальчика и девочка.
        Костик и Ирка стояли на краю крыши, глядя на просыпающийся город, и им казалось, что они на пороге чего-то нового и прекрасного. Они повернулись друг к другу и взялись за руки. Но, разумеется, Федька быстро испортил все впечатление.
        - Подумать только, после всех приключений и после того, как мы спасли Землю, нас ждет дома хороший нагоняй!  - сказал он.

        Месть мертвого Императора

        Глава I
        Однажды много лет тому вперед

        Это был город, самый настоящий город, с башнями, разводными мостами, небоскребами, улицами и площадями, парком, прудом, автомобильными трассами и даже с небольшой железнодорожной веткой из трех станций, по которой из центра до пригорода ходил один-единственный локомотив с тремя вагонами.
        По вечерам, когда темнело, в городе зажигались фонари и почти в каждом окне вспыхивал живой огонек. Одно было странно - на улицах этого города никогда не появлялись прохожие, и они всегда оставались пустыми.
        Город этот находился не в Европе, и не в Азии, и ни на одном из других континентов. Он вырос на большом письменном столе в комнате Сережи. Его дома были из пластмассы и картона, с фундаментами из детских конструкторов; деревья - тоже искусственные - из проволоки и цветной бумаги; автомобили, хоть и железные, с открывающимися дверцами, но в несколько десятков раз уменьшенном размере. Даже железная дорога - гордость этого города - не была настоящей, а дистанционно управлялась с помощью антенного пульта.
        Большую часть своего города, если не считать машинок и железной дороги, Сережа создал сам - из картона, фанеры, цветной бумаги, деталей от множества конструкторов и маленьких лампочек для елочной гирлянды. Это было сделано для того, чтобы все окна, прорезанные в фанере за маленькими разноцветными стеклами, попеременно зажигались и гасли, как это бывает всегда по вечерам в настоящих городских домах.
        В момент, когда мы начинаем свой рассказ, в вечерних сумерках при выключенной большой лампе Сережа сидел на кровати и смотрел, как на столе светится огоньками его город. Он нажал на кнопку пульта дистанционного управления - и застучал по стыкам рельсов его локомотив, направляясь из центра в пригород; заскрипели на новеньких рессорах три вагончика - один пассажирский и два товарных.
        В полутьме комнаты город не казался игрушечным, он был настоящим, но просто мы на него смотрим с большого расстояния. Иллюзия была настолько полной, что когда Сережа поворачивался и разглядывал в окно Москву, то настоящий огромный город, в котором он жил, с каменными домами и заасфальтированными улицами, казался ему менее реальным, чем собственный, созданный его фантазией.
        Мальчик мог еще долго смотреть на город-макет, но увидел, что почти семь, а значит, скоро должна вернуться с работы мама. Отжавшись на руках, он подтащил свое непослушное тело к краю кровати, ловко поймал ручку кресла-коляски и придвинул ее ближе. Для непривычного человека это было бы сложно, но многолетняя практика сказывалась на его движениях, и Сережа уже делал все автоматически. Вначале придвинул кресло боком, потом положил одну руку на его сиденье, а другую - на жесткую доску кровати, потом немного отжался, развернул ноги и быстрым привычным толчком перебросил тело в каталку. В этот момент нужно следить, чтобы колеса не откатились, потому что тормоза работают плохо, но с этим тоже можно справиться, если прижать кресло ручками к стене за кроватью.
        Сереже было одиннадцать лет, из них шесть он был инвалидом, и, по мере того как он рос, одна коляска сменяла другую. Для одиннадцатилетнего мальчишки шесть лет - это большая часть его жизни, и он уже не помнил, когда сам умел ходить. Иногда во сне он видел себя в детстве, как он стоит на газоне перед домом, но очень смутно и неопределенно.
        Медицинский диагноз - Сережа знал наизусть эти часто повторяемые мамой и врачами слова - «травматический перелом нижнего отдела позвоночника с параличом нижних конечностей». Когда ему было пять лет, он неудачно спрыгнул с качелей и очень сильно ударился спиной о бордюрный камень. Так он стал инвалидом. Позднее Сережа узнал, что в позвоночном канале расположен спинной мозг, и когда двигательные корешки мозга повреждены, утрачивается способность к движению. С тех пор мальчик уже не ходил.
        Когда Сереже было десять лет и мама приехала с ним к очередному профессору, мальчик услышал через дверь, как доктор громко сказал: «Кого-нибудь другого я стал бы обнадеживать, даже обманывать, но вы ведь сама врач. И как врач вы не можете не знать, что наука пока ничего не придумала против такой травмы. Он никогда не будет ходить».  - «Никогда? Вы ничего не понимаете!» - воскликнула мама и заплакала.
        Через некоторое время она вышла к Сереже, не зная, что он все слышал, и, пытаясь казаться веселой, сказала: «А что, если нам съездить в «Детский мир» и купить тебе самый большой конструктор? Помнишь, о каком ты мечтал?» Они поехали в магазин и купили игру. И в тот же вечер мальчик начал строить свой город, который за последние годы разросся и занял весь стол, а на сооружение мостов, домов, парков и всего хозяйства ушло уже с десяток конструкторов.
        Сережа не сказал маме, что слышал те слова профессора. Она и сейчас продолжала верить, что когда-нибудь сын будет ходить, и каждый день они по часу утром и по полчаса вечером делали специальные упражнения. «Когда-нибудь ты станешь здоровым, я знаю»,  - говорила мама, и мальчику казалось, что она больше убеждает себя, чем его.
        Вращая металлические хромированные обода-поручни, которые передвигали колеса, Сережа поехал на кухню. Он знал, что первым делом, когда мама вернется, она спросит, обедал ли он, а он так увлекся своим городом, а потом уравнениями по алгебре, готовясь к экзамену, что забыл пообедать. И поэтому, чтобы лишний раз не огорчать маму, он быстро съел немного супа прямо из кастрюли и сосиску с пюре, чтобы видно было, что он был на кухне.
        Обычно мама приходила не позже десяти минут восьмого, но сегодня она почему-то задерживалась. «Может быть, у нее машина сломалась?» - подумал Сережа.
        У них был маленький двухдверный автомобиль «Ока», и он нередко ломался, к тому же на московских дорогах часто бывают пробки, особенно поздней осенью в дождливую и слякотную погоду. Мама была не очень хорошим водителем, как она себя называла - «автомобилисткой поневоле». Но когда у тебя сын, передвигающийся только на коляске, которого нужно два-три раза в неделю возить на лечебную гимнастику, без машины не обойтись. Впрочем, свою «Оку» мама водила очень осторожно, на самой маленькой скорости, придерживаясь правой крайней полосы и не обгоняя даже тихоходные автобусы. «Тише едешь - дальше будешь»,  - говорила она.
        Было уже без пятнадцати восемь, а ее все не было. Сережа начал уже беспокоиться, не заглох ли у машины двигатель, не попала ли мама в аварию, когда на их площадке остановился лифт. Вращая колеса своей коляски, он выехал из кухи в коридор, остановившись у входной двери, и услышал, как повернулся ключ.
        - А вот и я! Заждался?  - весело спросила мама и, радостно отдуваясь, внесла в квартиру большую картонную коробку.
        Она была молодая и красивая, ей не было и тридцати шести, она часто улыбалась и старалась казаться веселой, но глаза у нее всегда были печальные, а около губ появились малозаметные для посторонних грустные морщинки.
        - Не загораживай дорогу, дай мне пройти!  - скомандовала она.
        Сережа отъехал в сторону, мама еле внесла коробку в комнату и с облегчением опустила ее на диван.
        - Тяжелая. Хорошо хоть тащить пришлось только от машины.
        - А что в ней?
        - Сюрприз.
        - Сюрприз? Какой?
        - Погоди, я еще не все принесла. Не открывай без меня. Обещаешь?  - И, не присев, она снова спустилась к машине и вскоре вернулась еще с одной коробкой поменьше, на которой было написано:
        ОСТОРОЖНО!
        Не кантовать свыше шести рядов!
        - Теперь все,  - сообщила мама, ставя все коробки на диван.  - Я купила тебе компьютер. Хотела подарить тебе его на Новый год, но подарю сейчас. Зачем ждать?
        Сережа давно уже втайне мечтал о компьютере, но не смел даже заикаться об этом. Эта современная техника стоит дорого, а денег, хотя мама много работала, у них всегда не хватало. Наверное, ей пришлось несколько месяцев откладывать понемногу, пока наконец она смогла его купить.
        - Тут еще премия неожиданная подвернулась, чему я очень обрадовалась. А то бы не видать тебе его как своих ушей,  - радостно говорила мама.
        - А когда мы его включим? Прямо сейчас?  - нетерпеливо спросил Сережа.
        - Тише едешь - дальше будешь. Там в коробках полно всяких проводов, сетевых кабелей, клавиатура. Я думаю, нужно вначале поужинать, а потом разберемся.
        Мама решительно отправилась на кухню, а Сережа последовал за ней на своей коляске. Он не любил, когда его коляску сзади толкали за специальные ручки, он ведь не совсем беспомощный, и поэтому даже на улице предпочитал передвигаться самостоятельно, запрещая жалостливым людям помогать себе. Мама знала об этом и выручала сына только в самых трудных случаях: на съезде со ступенек или когда нужно было перебраться из коляски в машину.
        Уже в коридоре Сережа услышал, как она недовольно гремит крышкой кастрюли.
        - Так я и знала. Опять не ел, а только поковырял.
        - Мне не хотелось.
        - Знаю, что не хотелось. А ты заставь себя, скажи себе: надо!
        Мама решительно придвинула табуретку и опустилась на нее напротив кресла сына. Сережа видел, что она вся как натянутая струна. Должно быть, на работе она устала, вдобавок пробки на дорогах, потом покупка этого компьютера - все теперь сказалось. И он знал, что мама сейчас начнет разговор о том, что говорила всегда.
        - Ты не имеешь права быть тряпкой!  - в сердцах воскликнула она.  - Именно потому, что ты инвалид и прикован к этому креслу, ты должен быть сильным. Сильнее и умнее, чем все остальные.
        - Быть сильным?
        - Я не имею в виду мышцы, руки у тебя и так достаточно крепкие. Сила - это воля, характер, упорство, умение переступать через «не могу» и «не хочу», через себя, умение достичь невозможного. Здоровый ребенок иногда может позволить себе быть слабовольным дураком, но ты - нет. Он может лениться или бездельничать, но ты не имеешь права. У тебя нет выбора: нужно или стать лучшим и первым, чтобы люди забыли о твоем увечье и перестали наконец тебя жалеть, или навсегда повиснуть в этом кресле дряблой тряпкой. Докажи всем, что ты все можешь, докажи сам себе!
        Она вскочила, взялась за ручки коляски и развернула ее к себе.
        - Да, тебе никогда не стать бегуном или прыгуном,  - горячо продолжила мама,  - но, в конце концов, не все спортсмены. Все остальное для тебя открыто. Стань ученым, писателем, композитором, музыкантом, программистом, архитектором или еще кем-нибудь, но не каким-нибудь средненьким, а первым! У тебя даже есть преимущество перед остальными! Другие могут проиграть, многие из них даже часто не знают, что участвуют в соревновании под названием «жизнь», а ты проиграть не должен. Здоровые дети могут целый день бегать вокруг дома, играть в снежки, кататься на велосипеде или заниматься другой ерундой, ты же этого позволить себе не можешь. Занимайся, учись, совершенствуйся, набирайся знаний, и с каждым днем твое преимущество будет все ощутимее. В этот раз не было сказано ничего нового, Сережа полностью разделял мамино мнение. Возможно, ее слова стали постепенно его собственными мыслями и его жизненной программой. Хотя мальчику не было еще двенадцати, он уже закончил экстерном семь классов.
        С начала девяностых годов в России была разрешена новая система образования. Все дети от шести лет, имеющие способности или просто настойчивые, могли учиться дома самостоятельно по ускоренной школьной программе, а потом, когда все предметы за очередной класс были пройдены, предстояло сдать экзамены. Если все они были сданы, ученик переводился в следующий класс.
        Таким образом талантливый, усидчивый ребенок мог закончить школу за три-четыре года, проходя в год самостоятельно программы за несколько классов. Разумеется, далеко не у всякого хватит силы воли и терпения заниматься по пять-шесть часов в день, но у Сережи было и время, и терпение, и напористость.
        Русский язык и литературу он сдал уже за восемь классов; английский язык - за девять; физику, алгебру и геометрию, как науки точные и трудные, пока только за семь. По биологии и химии ему помогала мама, которая как врач неплохо знала эти науки, и Сережа сдал экстерном по этим предметам за среднюю школу. К тринадцати с половиной - четырнадцати годам он планировал закончить школу, а там уже можно, не теряя времени, поступать в институт. В его стремлении не было ничего невозможного. Ученики, получившие высшие баллы за школьный курс, зачислялись в вузы без экзаменов. Если этот план удастся, думал Сережа, то на этом отрезке жизненной гонки он опередит всех здоровых ровесников на три-четыре года, а там видно будет.
        Мама замолчала и, отвернувшись к окну, быстро промокнула глаза тыльной стороной ладони.
        - Прости! Сама не понимаю, что на меня нашло. Терпеть не могу эти полные кастрюли и надкушенные сосиски... Ты все еще хочешь подключить компьютер?
        - Разумеется, хочу.
        - А ты уже решил, на какой из двух столов мы его поставим? Твой город сдвигать не будем?
        У мальчика в комнате было два письменных стола: на одном расположился его город, а на другом лежали учебники и тетради.
        - Город трогать не будем. Поставим туда, где учебники.
        - А где ты будешь заниматься? Компьютер займет довольно много места,  - встревожилась мама.
        - Пока позанимаюсь на журнальном столике, мне на нем даже удобнее, а там посмотрим.
        - Договорились. Только компьютер не должен помешать урокам. Обещаешь?
        - Обещаю.
        Она внесла процессор в Сережину комнату, а монитор он сам довез туда на своей коляске, поочередно вращая колеса и придерживая его свободной рукой. Он сдвинул учебники, освободив место, а мама распаковала процессор, освободив его от картона и пенопласта, которым он был проложен в коробке.
        Так как раньше Сереже не приходилось работать на компьютере, а мама использовала его редко и не очень уверенно владела им, они потратили немало времени, пока разобрались, что к чему. Впрочем, внутри коробки оказалась подробная инструкция, и, заглядывая в нее, они смогли правильно присоединить процессор к монитору, потом вставили шнур питания и подключили в нужное гнездо мышь.
        Компьютер был готов к работе. Мама и сын переглянулись.
        - Он здесь включается? Можно, я сделаю это сам?  - спросил Сережа и протянул палец к круглой зеленой кнопке, которая размещалась на процессоре между дисководами.
        - Почему бы и нет? Он же твой.
        Сережа нажал на кнопку. Свет в комнате почему-то потускнел, и в полумраке на процессоре зажглась лампочка, похожая на зловещий красный глаз...

        Глава II
        Странное совпадение

        В начале экран мигнул, по нему быстро проползли загрузочные строки MS-DOSa и тестирование оперативной памяти. А потом внизу появилась коротенькая строчка:
        С:\
        Сережа смотрел на это Си две точки и пытался понять, что в новом компьютере привлекательного, если этим исчерпываются все его возможности.
        - Ну как?  - с гордостью сказала мама.  - Ведь работает же!
        - Работает,  - без воодушевления согласился сын.  - А еще какие-нибудь буквы, кроме «эс», он знает? А то «эс», «эс» - это уже какая-то немецкая зондеркоманда получается.
        - Это не буква «эс», а жесткий диск «цэ». Диск - это, как бы тебе объяснить, такая штука, которая бывает или гибкой, или жесткой, и если она жесткая, то находится внутри процессора. Когда надо, к диску обращается оперативная память. Понял?  - спросила без особой надежды мама.
        - Смутно. А когда ей надо?
        - Кому «ей»?
        - Ну, оперативной памяти. Когда она к нему обращается?
        Мама задумалась, но ничего внятного ответить не могла.
        - В общем, я куплю тебе книжку про компьютеры, ты там все прочтешь,  - пообещала она.  - А пока его можно выключить.
        - А какие-нибудь игры в нем есть?
        - Никаких. Он же совсем новый. В него не заложены никакие программы, кроме операционной системы MS-DOS. Все остальное нужно покупать отдельно. Компьютер сам по себе ничего не умеет. Он сейчас как видеомагнитофон без кассет. Нет кассеты - нет кино. Понял?
        - Теперь понял. А когда ты купишь программы?
        - Как только ты сдашь алгебру и геометрию за восьмой класс. У тебя через неделю экзамен. Не забыл?
        - Я уже почти закончил повторение. До того заучился, что у меня теперь параллельные прямые в глазах пересекаются. Так если я сдам экзамены, ты купишь мне какие-нибудь игры?
        - По рукам.  - И мама хлопнула его по ладони.  - А теперь выключай.
        Сережа снова нажал на зеленую кнопку, и монитор погас. Несколько секунд спустя из процессора донесся какой-то странный звук, словно кто-то вздохнул. Почти в то же мгновение распахнулась форточка, причем с такой силой, что стекло треснуло, а шторы раздулись, как паруса. От неожиданности, когда на ковер посыпались стекла, мама вскрикнула, потом бросилась к окну и плотно закрыла форточку.
        - Вот странно, ведь сквозняка как будто не было,  - сказала она и добавила: - Надо позвать стекольщика. Уже зима.
        На календаре было 5 декабря. Год 1999-й.
        Второй очень странный случай произошел на другой день около половины третьего, когда мама была на работе. Обычно по расписанию, которое Сережа сам для себя составил, он занимался с десяти утра до двух дня, а потом с четырех дня до половины седьмого вечера. Он никогда не отклонялся от расписания и не занимался меньше, чем запланировал.
        Когда ходишь в школу, иногда можно не выполнить домашнее задание, понадеявшись, что тебя не спросят, или списать контрольную, или ответить по шпаргалке, но когда занимаешься дома самостоятельно и готовишься к экзамену экстерном, который бывает обычно очень серьезным, один против строгой комиссии из трех учителей и одного представителя районного отдела образования, то спасти могут только прочные, основательные знания, когда знаешь учебник от корки до корки.
        Так вот, в половине третьего, когда Сережа уже закончил занятия по алгебре за восьмой класс и, поглядывая на свой новый компьютер, выпиливал из фанеры среднюю секцию железнодорожного моста для своего города, на лестничной площадке перед его квартирой вдруг послышался какой-то очень странный звук, как будто что-то сильно ударилось о его дверь, а потом скатилось по ступенькам.
        Мальчик перестал выпиливать и поднял голову. Странный звук повторился. На лестничной площадке что-то обрушилось, а потом послышались глухие голоса и шипение. И снова что-то стукнуло в их дверь.
        Решив, что к ним, вероятно, пытаются забраться воры и уже подбирают инструмент, чтобы взломать замки, Сережа не на шутку испугался. Наверное, взломщики проследили за мамой, подумали, что та живет одна и, воспользовавшись тем, что она сейчас на работе, пытаются проникнуть в квартиру. Дверь у них была самая простая, не металлическая, с примитивными замками, и едва ли опытным квартирным ворам будет трудно открыть ее.
        Вначале мальчик хотел сразу подкатить на коляске к телефону и позвонить маме или в милицию, но телефон у них стоял в коридоре, и Сережа сообразил, что если он станет звонить, то через дверь грабители услышат его голос и, догадавшись, что он в квартире один, сразу ворвутся. Вряд ли ему, которому даже негде спрятаться со своей громоздкой коляской, удастся им помешать.
        Вероятность же, что услышит кто-то из квартиры напротив и придет на помощь, была равна нулю, так как в этой квартире уже несколько месяцев никто не жил. Хозяева обитали где-то в другом месте, а эту квартиру собирались продавать, но боялись продешевить, и им никто не давал требуемую цену. А пока она стояла пустой, без жильцов, без мебели, только с недавно сделанным евроремонтом. Других квартир на этаже не было.
        Поэтому прежде чем звонить, мальчик подкатился на коляске к входной двери, бесшумно запер ее на цепочку, а потом осторожно посмотрел в глазок. Глазок специально был прорезан низко, чтобы ему было удобно смотреть с инвалидного кресла. Сережа хотел заглянуть лишь на секунду, узнать, что происходит, а потом сразу поехать к телефону и попытаться протащить его за шнур в комнату. Но то, что мальчик увидел, было настолько невероятно, что он забыл о своем намерении и не мог оторваться от глазка.
        Лестничная площадка была совершенно пуста. На ней не стояли взломщики в масках или без них, и вообще не было ничего подозрительного. Только металлическая дверь в соседнюю квартиру была чуть приоткрыта и слегка полязгивала от сквозняка. Около нее стояла пустая бутылка из-под шампанского со следами серебристой фольги на горлышке и без пробки.
        Сережа встревожился, увидев эту дверь открытой. Как уже было сказано, несколько месяцев их соседи не появлялись; мама говорила, что они уехали отдыхать куда-то за границу и должны вернуться только в следующем году. К тому же, если соседи внезапно вернулись, то чем объяснить эти странные звуки и грохот на площадке? Вряд ли хозяева стали бы вышибать свою металлическую дверь. Возможно, они забыли ключи, но ведь у Сережи и его мамы есть запасные, которые соседи им оставили на случай, если какой-нибудь покупатель в их отсутствие захочет осмотреть квартиру.
        Что-то тут определенно было странно, и мальчик решил не покидать своего наблюдательного пункта, пока всего не выяснит. К тому же его внимание привлекла бутылка из-под шампанского, из горлышка которой вдруг стала змеиться зеленая струйка дыма. А потом произошло самое странное: дым на мгновение стал облаком, потом превратился в вопросительный знак и обволок бутылку. Бутылка сама, как по волшебству, приподнялась над полом и, покачиваясь, скользнула в квартиру. В следующую секунду дверь квартиры напротив захлопнулась...
        Подождав некоторое время, сгорая от любопытства, Сережа осторожно приоткрыл свою дверь и выглянул на площадку. Но там никого не было и даже не пахло дымом. Только где-то внизу шумел лифт, но это явно не имело к ним никакого отношения.
        Мальчик закрыл дверь и вернулся к себе в комнату. На журнальном столике на учебниках лежал его недоделанный мост из фанеры, но выпиливать ему больше не хотелось. Мысленно он постоянно возвращался к этим странным звукам на лестничной площадке, к открытой соседней двери и загадочной бутылке из-под шампанского, наполненной зеленым дымом, которая плыла по воздуху...
        Только в начале пятого, спохватившись, что он отклонился от расписания, Сережа заставил себя вернуться к учебникам. Несколько минут уравнения не лезли ему в голову, но потом он сумел прогнать все посторонние мысли и так увлеченно занялся решением уравнений, что не заметил, как прошло время и пришла с работы мама.
        Сын ничего не стал говорить ей про странное происшествие на лестнице не потому, что хотел утаить, а из-за того, что успел почти о нем забыть. К тому же оказалось, что мама принесла несколько загрузочных дискет с Нортоном и операционной средой Windows, и они инсталлировали[9 - Инсталлировать - на компьютерном языке значит: установить.] их на компьютер.
        - Это еще не игры?  - спросил Сережа.
        - Нет. Для игр еще рано. Мы же договорились: вначале сдай экзамены по алгебре и геометрии. К тому же, прежде чем играть, ты должен научиться пользоваться компьютером: переходить с одного диска на другой, набирать тексты, редактировать их, знать назначение функциональных клавиш и так далее. Кстати, я принесла книжку, которую обещала.
        И она протянула ему книгу в мягкой желтой обложке, которая называлась: «САМОУЧИТЕЛЬ РАБОТЫ НА ПЕРСОНАЛЬНОМ КОМПЬЮТЕРЕ». Книжка была толстая, в ней было много непонятных слов, но Сережа пролистал ее и обнаружил, что хоть она и сложная, но все же не настолько, как учебник по химии или доказательство какого-нибудь геометрического правила с синусами и косинусами.
        До полдесятого он читал самоучитель и в конце начал уже что-то понимать. Он узнал, что компьютер состоит из процессора, монитора и клавиатуры, причем собственно компьютером является только процессор, а все остальное - только вспомогательные устройства. Еще Сережа наконец понял, что такое жесткий диск и чем он отличается от дискет. Дискеты можно носить с собой и с их помощью переносить информацию и программы из одного компьютера на другой, если они не соединены через сеть. Узнал он кое-что и про вирусы, которые проникают в компьютер через сеть или через дискеты со взломанными играми, и о том, как эти вирусы потом, давая компьютеру неверные команды, уничтожают записанную на жестком диске информацию, стирают файлы и приводят к тому, что компьютер в конце концов зависает.
        Сережа мог бы узнать еще что-нибудь, но от долгого чтения и от напряженных занятий у него устали глаза, и мама запретила ему читать.
        - Береги зрение!  - сказала она.  - Оно тебе еще пригодится. Тебе еще многое предстоит прочесть.
        Ложась вечером спать, мальчик не представлял, какие невероятные и опасные события произойдут завтра. Возникнут крутые перемены, которые могут потрясти и изменить не только его жизнь, но и существование всех землян.

        Глава III
        Нависшая угроза

        И вот наступил следующий день. Утром после завтрака и часовой гимнастики со специальными упражнениями для спины и плечевого пояса мама ушла на работу, а Сережа, как обычно, стал заниматься алгеброй, готовясь к экзаменам, до которых оставалось всего несколько дней.
        Он успел решить не больше десяти примеров и не закончил еще доказательство теоремы, как вдруг на лестничной площадке вновь раздался какой-то странный звук и двери его квартиры вздрогнули. Стекла в книжном шкафу задребезжали. Мальчик развернул коляску и поспешил в коридор к глазку. На этот раз он успел вовремя.
        То, что Сережа увидел, было похоже на галлюцинацию. У дверей соседней квартиры, почти подпирая потолок головами, два огромных ящера, покрытых бронированной чешуей, колотили друг друга хвостами с зазубринами. Удары, которыми они осыпали друг друга, были такой силы, что от них сотрясался весь подъезд, как будто долбили стену отбойными молотками. Впрочем, ящерам это не причиняло большого вреда, и они обменивались оплеухами, размахивая центнеровыми хвостами, будто стегая вениками в бане.
        Это были двуногие, прямоходящие ящеры, ростом каждый метра по два с половиной, с плоскими мордами, покрытыми многочисленными шрамами от укусов, и четырехпалыми передними лапами. Сереже они напомнили хищных динозавров из учебника по биологии, только более «комнатного» размера.
        - Эй, Драгль!  - крикнул один ящер другому, занося хвост для очередного удара.  - Ты сам нарвался, не нужно было меня толкать!
        - Ты сам схлопочешь, Хрюк, дурень одноглазый!  - спокойно отвечал второй ящер.  - Я из тебя котлету сделаю!
        Из этого подслушанного обмена репликами мальчик сделал вывод, что одного ящера, более подвижного и с более темной чешуей, зовут Драгль, а другого, одноглазого, неповоротливого, на морде которого была черная повязка, прикрывающая слепой глаз,  - Хрюк. За спинами у ящеров в специальных чехлах висели необычной формы ружья с короткими расширяющимися стволами, напоминавшие бластеры или энергометы из фантастических фильмов.
        Вначале, как только Сережа увидел ящеров, он решил, что те ему померещились. Тем более что изображение в дверном глазке было искаженным и выпуклым, как в зеркалах в комнате смеха. И если бы после каждого удара, которыми обменивались Хрюк и Драгль, дверь не начинала подрагивать, мальчик никогда не поверил бы, что эти монстры - не оптический обман.
        Неожиданно в воздухе, между полом и потолком, повисла вчерашняя бутылка из-под шампанского, и просочившийся из нее зеленый туман принял форму сжатой в кулак руки.
        - Вы что, совсем с ума посходили, кретины!  - зашипел этот туман.  - Вы можете хотя бы один день не драться? Забыли, что произошло в прошлый раз?
        - А что было в прошлый раз?  - прогудел Хрюк.  - Ну, побузили немножко, ну, разнесли пятиэтажный дом, все равно оказалось, что его должны снести. Потом за нами погналась эта, как она у них называется, милиция, но Гугль не велел нам в нее стрелять, и пришлось удирать.
        - Ты забыл, что, удирая, мы опрокинули экскаватор. Хотя, конечно, старый пень, где тебе припомнить такие пустяки...  - с добродушным смешком добавил другой ящер.
        Зеленый туман зевнул и втянулся в бутылку.
        - Да ну вас! Кажется, мне пора впадать в спячку,  - сказал он.  - Пожелайте мне спокойного утра, а также спокойного дня, спокойного вечера и заодно спокойной ночи. Если вздумаете прикончить друг друга или еще кого-нибудь - не будите меня из-за такого пустяка.
        И бутылка медленно поплыла по воздуху к приоткрытой двери соседней квартиры.
        - Ишь ты,  - качнул покрытой шрамами мордой Хрюк.  - Я слышал про летающие тарелки, но вот про летающие бутылки мне слышать не приходилось.
        - Потому что ты тупица!  - раздраженно отозвался зеленый туман.
        Сережа смотрел на происходящее как в безумном сне, ничего не понимая, но и ничему не удивляясь. У него несколько раз мелькала мысль, что все это ему мерещится, но иллюзия была слишком подробной для простого кошмара. Чувство осторожности подсказывало мальчику, что опасно находиться так близко от огромных ящеров, которые каждую минуту случайным взмахом хвоста могут высадить его дверь, но любопытство было сильнее, и Сережа не отъезжал от глазка, продолжая наблюдать.
        Внезапно на их лестничной площадке остановился лифт, и двери его стали раздвигаться. Ящеры замерли, и даже летающая бутылка, в которой обитал зеленый туман, повисла в воздухе.
        У мальчика мелькнула мысль, что это приехала мама, вернувшаяся с работы раньше обычного, и он представил себе, как она испугается, когда столкнется с двумя монстрами. Но это была не мама. Из лифта вышел высокий мужчина в длинном синем плаще и перчатках. Лица его Сережа пока не видел, только широкую спину и поднятый воротник плаща.
        Этот человек буквально столкнулся с двумя огромными ящерами. Мальчик ожидал, что тот заорет или снова бросится в лифт, но ничего подобного не произошло. Спина мужчины даже не дрогнула, и он с полнейшим равнодушием сунул руки в перчатках в карманы. Да и монстры не думали нападать на него. Наоборот, морды у Хрюка и Драгля стали виноватыми, и они принялись торопливо поправлять сорванную с петель дверь.
        - Опять?  - строго спросил мужчина недовольным глухим голосом.  - Я же приказал сидеть тихо!
        - Это он первый начал, капитан!  - одновременно сказали ящеры и показали друг на друга четырехпалыми лапами.
        - Если это еще раз повторится, я спущу вас с лестницы, и катитесь на все четыре стороны!
        Сережа заинтересовался, как этот человек спустит с лестницы двух полутонных ящеров, и пожалел, что тот стоит к нему спиной.
        - Вас никто не видел?  - спросил незнакомец.
        - Никто, кэп! Все было тихо как в гробу!  - зевнул из бутылки зеленый туман.
        - Отлично. Пока не будет отремонтирован звездолет, нужно отсидеться без лишнего шума. Последний раз мы едва не засыпались.
        - Мы могли бы их всех перестрелять!  - Хрюк хлопнул лапой по кобуре с лучеметом.
        - Я не хочу убивать землян. В конце концов, мои предки вышли именно отсюда,  - сказал мужчина.
        - Кэп, вы так и не нашли, где могла вынырнуть из гиперпространства эта машина смерти?  - спросил зеленый туман.
        - Пока нет. Радар показал только район, у него сбиты все настройки. Пока мы не починим наш корабль и не усилим радар антеннами Навигатора, мы не сможем узнать это точнее.
        - Сколько времени у нас есть, если он все же вынырнет?
        - Понятия не имею. Может быть, как раньше, триста часов, а может, и меньше...
        - Подумать только, машина смерти не уничтожена и опять здесь. От Императора можно было ожидать всего чего угодно. Не исключено, что последний сюрпризец этого покойника наделает нам хлопот,  - пробасил Драгль.
        - А когда мы починим корабль, капитан?  - спросил одноглазый ящер.
        - Не раньше чем через день удастся восстановить основные узлы звездолета. Потом еще часов двенадцать на реставрацию двигателя и сверхсветового ускорителя с обмоткой. Если бы у нас было больше ремонтных роботов, мы управились бы быстрее. Трансформатор-распределитель и так еле дышит. Еще одна перегрузка - и в следующий раз мы не вынырнем из гиперпространства.
        Нечаянно Сережа, слушавший затаив дыхание, задел рукой механический тормоз коляски, и он лязгнул.
        Незнакомец насторожился.
        - Ты слышал что-то, морх?  - спросил он подозрительно.
        - Нет, капитан!
        - Странно, не померещилось же мне.
        Человек в плаще стремительно обернулся и, опустив высокий воротник, который закрывал его лицо, сделал шаг по направлению к двери, за которой притаился Сережа. Мальчик с ужасом отпрянул от глазка, никогда в жизни ему не приходилось видеть ничего похожего. Незнакомец выглядел еще более страшно, чем ящеры.
        У него не было ушей, волос и бровей, а голова и лицо, как, наверное, и тело, были покрыты плотной коричневатой чешуей, похожей на панцирь. Даже нос был затянут чешуей, и дыхательные отверстия открывались только во время вдоха и выдоха. Рот был узкий, словно прорезанный, почти без губ, только глаза, фигура, рост и строение черепа были человеческими. Именно поэтому со спины Сережа и принял этого космического мутанта за человека.
        - Там, в той квартире, никого нет? Никто не мог нас слышать?  - донесся из-за двери его голос.
        - Не думаю, капитан, чтобы там кто-то был. Скорее всего это лифт лязгнул, он всегда дребезжит, после того как мы с Драглем в нем покатаемся,  - беспечно прогудел кто-то из ящеров,  - но, если хотите, я вышибу дверь, и мы проверим. Ну так что, вышибаю?
        - Не смей, идиот! Будем считать, что там никого нет. Возвращайтесь в пустую квартиру и не смейте носа оттуда показывать. Никто не должен знать о нас. Нам в нашем деле не нужна лишняя реклама.  - Голос капитана стал удаляться, и Сережа осмелился вновь посмотреть в глазок.
        Он увидел, как ящеры один за другим проходят в квартиру напротив, наклоняясь, чтобы не задеть головами притолоку двери. Капитан направился было за ними, но, оглянувшись с порога, уставился на повисшую в воздухе бутылку из-под шампанского.
        - Морх, ты опять заснул? Так и будешь тут болтаться? Морх, ты меня слышишь?  - нетерпеливо повторил он.
        Из бутылки вместо ответа донесся храп. Тогда мутант поймал бутылку за горлышко, вошел в квартиру и осторожно закрыл за собой болтавшуюся на одной петле железную дверь. Потом Сережа услышал, как щелкнул замок.
        Мальчик еще некоторое время не шевелясь сидел в своей коляске, пытаясь осмыслить, что он только что увидел, а потом, стараясь потише вращать хромированные полукруги, вернулся в свою комнату.
        В этот день он не мог заставить себя заниматься. Несколько раз, просто чтобы отвлечься, он открывал учебник алгебры, но все уравнения сливались в какую-то кашу, и он никак не мог сосредоточиться.
        Он все время думал: что ему делать дальше? Определенно эти существа скрываются от кого-то или от чего-то. Может, позвонить в милицию или маме? Но, взвесив эти варианты, Сережа понял, что не сделает ни того, ни другого. Где-то мальчик был даже рад, что поблизости от него, в соседней квартире, появились эти таинственные существа и сделали его скучную жизнь интереснее. Кто они и откуда могли появиться, он пока не знал.
        Мальчик выдрал из тетради лист бумаги и попытался нарисовать тех, кого он недавно видел. Рисовал он неплохо, одно время занимался с учителем, который говорил маме, что рука у ее сына уверенная и твердая. Вскоре на листе появились капитан с чешуйчатой кожей, два ящера, похожие на уменьшенные копии динозавров, и говорящий туман в бутылке из-под шампанского.
        «МОНСТРЫ? МУТАНТЫ? СМЕЩЕНИЕ ВРЕМЕНИ? ПРИЗРАКИ? СВЕТОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ?» - раздумывая, написал он фломастером внизу. Потом, вспомнив про странного вида оружие, пристегнутое к наплечной кобуре ящеров, и что они называли своего командира капитаном, перечеркнул все написанное раньше и вывел уверенно: «ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ КОСМОСА». Итак, слово было найдено, теперь мальчик знал, с кем столкнулся.
        Больше всего Сереже хотелось сейчас узнать, что происходит в соседней квартире, но как сделать это, самому оставшись незамеченным? Мальчик вспомнил, что балконы в маминой комнате и в соседней квартире примыкают, как это всегда бывает в домах панельной планировки, и если бы как-то удалось перебраться через разделявшую их сетку, то он мог бы оказаться на балконе соседей.
        Сережа схватился было за обода колес, но тотчас с тоской понял, что у него ничего не выйдет. Он настолько связан со своей коляской, что не сможет даже справиться с верхней задвижкой на балконной двери, не говоря уже о том, чтобы перебраться через разделявшую сетку. Да даже если каким-то образом он и оказался бы на соседском балконе, то что он может сделать без коляски и как вернется назад?
        А что, если просто открыто выехать на лестничную площадку и позвонить или постучать в дверь напротив, и, когда ему откроют, сказать...  - тут мальчик задумался, что он скажет. Ну, допустим: «А, попались, голубчики! Я знаю, что вы с другой планеты. Я за вами подглядывал».
        - Что за бред, нет, так нельзя говорить с инопланетянами!  - отверг эту мысль Сережа. Мощные ящеры и грозный капитан - это не какие-нибудь добродушные колобки или плюшевые мишки с планеты Сладкого Сиропа, про которых показывают дурацкие американские мультики. От этих монстров можно ожидать чего угодно.
        А что, если не говорить, что он за ними подглядывал, а сделать вид, будто он вообще попал сюда случайно? Ну, скажем, позвонить и, когда откроют, поинтересоваться: «Простите за беспокойство, не здесь ли случайно живет моя тетя?»
        Но он вспомнил покрытые шрамами морды ящеров и страшное лицо капитана-мутанта, и ему сразу расхотелось общаться с ними. Тем более что никакой тети у него не было.
        Мальчик так ничего и не придумал, время шло, и вскоре вернулась домой мама.
        - Как ты себя чувствуешь?  - спросила она.
        - Нормально.
        - Спина не болела, как на той неделе?
        - Нет.
        - Ты сегодня занимался? Помощь не нужна?  - Она вскользь взглянула на тетради, так как редко проверяла сына, зная, что он этого не любит.
        - Занимался. Не нужна,  - сказал Сережа не очень уверенно, стараясь не глядеть на маму.
        Ему было стыдно за свое безделье, и он никогда раньше ее не обманывал, но сейчас он не мог ей все рассказать. Допустим, он бы ответил: «Нет, не занимался». Она, естественно, спросила бы: «Почему?» - «Потому что видел в дверной глазок инопланетян». И к чему бы привел такой разговор?
        - Ну вот и хорошо. Отдохни пока немного, я быстро поем, и мы будем осваивать текстовый редактор.
        - А что такое «текстовый редактор»? Это который в издательстве?
        Этот вопрос Сережа задал только для того, чтобы мама не обиделась. На самом деле сейчас его интересовало совсем другое.
        - Текстовый редактор - в самых общих чертах это программа для набора, изменения и вывода на принтере текстов. Разве ты не прочел об этом в самоучителе? В текстовых редакторах можно набирать, к примеру, сочинения, добавлять что захочешь, исправлять ошибки, переставлять абзацы, форматировать, использовать разные шрифты, а потом выводить на принтере. Скажем, я печатаю медицинскую статью, потом правлю ее, вношу замечания, проверяю орфографию, а когда все сделано, прямо на дискете отношу в журнал.
        - А алгебраические задачи можно решать на компьютере?
        - Задачи?  - задумалась мама.  - Наверное, можно, но пока ты освоишься, подойдет день экзамена. Так что лучше пока решать их в тетради.
        После ужина она включила компьютер - никаких странных воющих звуков из процессора не было слышно - и стала объяснять сыну, как работать в текстовом редакторе.
        - Программы мы вчера загрузили, так что теперь будет проще. Вначале нужно набрать WIN:и нажать ENTER, что значит по-английски «Вход»,  - объясняла мама.
        - А зачем набирать WIN:?  - спросил Сережа, отыскивая на клавиатуре нужные буквы и двоеточие в верхнем регистре.
        - Чтобы войти в WINDOWS. Это такая оболочка, где размещены всякие программы. Они все русифицированы, то есть приспособлены для русского языка. Набрал WIN:? Теперь нажимай ENTER.
        Как только он нажал на эту большую клавишу ввода команд, компьютер загудел и на процессоре мигнул красный диод обращения к оперативной памяти. Внезапно рамка Нортона исчезла и вместо нее показалась другая картинка: какое-то кипящее озеро красного цвета, на поверхности которого появлялись и сразу лопались маслянистые пузыри.
        - Знаешь, по-моему, это какая-то странная заставка... Никогда такой не видела!  - удивилась мама.  - И почему-то на кроваво-красном фоне с какими-то подтеками... Не понимаю. А, наверное, просто не выставлен фон! Да, так и есть...
        Мама на что-то нажала, и заставка вновь стала привычной, как в обычном WINDOWS-95с «ДИСПЕТЧЕРОМ ПРОГРАММ», корзиной, «ПУСКОМ»и прочими атрибутами. Но Сережа заметил, что в процессоре снова что-то завибрировало и раздался странный клокочущий звук, будто где-то очень далеко, на другом конце Вселенной, хрипло захохотал какой-то огромный монстр.
        - Наверное, телевизор работает на кухне...  - спохватилась мама, тоже услышавшая этот звук.  - Да, так и есть, там опять какой-то боевик про чудовищ из космоса...
        Она выключила телевизор и вернулась к компьютеру.
        - А вот и текстовый редактор, сейчас мы в него войдем,  - показала она, перемещаясь с помощью мыши в одно из открытых окон программы и два раза щелкнув левой кнопкой.
        Но ничего не произошло. Мама еще раз щелкнула кнопкой мыши, а потом нажала на ENTER, но это не помогло: обычная заставка не менялась, а стандартный текстовый редактор не загружался.
        - Странный нам какой-то WINDOWSподсунули. Наверное, мы его не полностью инсталлировали или просто воспользовались взломанной программой с вирусом,  - недоумевала мама.
        Она хотела перезагрузить компьютер и попробовать еще раз, но в этот момент зазвонил телефон.
        - Погоди, я сейчас!  - И, забыв выключить компьютер, выскочила в коридор и сняла трубку.
        - Алло!  - сказала она сухо, но тотчас тон ее смягчился: - А, это ты, Лена! Очень рада тебя слышать! Почему ты давно не звонила? Была в Париже, да что ты! Расскажешь?
        Сережа вздохнул. «Теперь это надолго»,  - подумал он. Лена, она же Елена Игоревна, была одной из немногих маминых подруг, дружили они еще с института, могли разговаривать по телефону часами, и сын знал, что мама теперь не скоро освободится, часа два будут раздаваться «охи» и «ахи».
        Оставшись один, он снова перевел взгляд на компьютер и хотел его выключить, но тут заставка сменилась. Сейчас на совершенно белом экране в центре крупными синими буквами было написано:
        «ПРОГРАММА ИЗМЕНЕНИЯ РЕАЛЬНОСТИ
        ВЕРСИЯ 6
        ДЛЯ ПЛАНЕТ С КИСЛОРОДНОЙ АТМОСФЕРОЙ,
        ОБЩЕЙ МАССОЙ НЕ БОЛЬШЕ 20Х10 ТОНН».
        - Неужели это и есть текстовый редактор?  - удивился мальчик. Когда он вчера читал самоучитель, там не было ничего подобного про изменение реальности.
        Мальчик повернул коляску к журнальному столику, взял книжку и перелистал ее. «Где же тут текстовые редакторы? Ага, вот. Ну-ка, посмотрим, что тут выплыло!»
        «В некоторых текстовых редакторах устаревших систем при включении могут появляться примеры набираемого текста и шрифтов, демонстрирующие возможности редактора. Для того чтобы убрать примеры, нажмите ESC - «ЭСКЕЙП»,  - прочел он.
        - Все ясно. Это просто примеры набираемого текста,  - решил Сережа.
        Он нашел на клавиатуре клавишу «ESC», нажал ее, и слова об изменении реальности исчезли. Теперь перед ним был просто белый и чистый экран.
        «Нужно набрать что-нибудь, чтобы мама увидела, что я уже сам немного научился работать на компьютере»,  - подумал мальчик.
        Он придвинул к себе клавиатуру и, медленно выискивая нужные клавиши, стал набирать слова, чтобы составить из них предложение. Между словами он нажимал клавишу «пробел».
        «МЕНЯ ЗОВУТ СЕРГЕЙ БРЫЗГУНОВ. МНЕ ОДИННАДЦАТЬ ЛЕТ. НА СТОЛЕ СТОИТ ВАЗА»,  - напечатал он.
        Сережа не знал, почему он написал про вазу. Никакой вазы на столе не было. Просто нужно было что-то написать, вот он и придумал эту вазу. Дойдя до середины строчки, он нажал «Ввод», чтобы перескочить на другой абзац.
        Внезапно свет в комнате на мгновение мигнул и в процессоре что-то щелкнуло. Это заставило мальчика обернуться и взглянуть на стол с игрушечным городом. В центре, прямо на площади, возвышаясь, как башня, стояла большая хрустальная ваза.
        У Сережи забилось сердце. Он был уверен, что у них не было такой вазы, а если бы и была, мама никогда не поставила бы ее посреди его города, опрокинув при этом два дома и сдвинув парк.
        Он снова посмотрел на экран компьютера: строчка, которую он набирал до этого, исчезла. Несколько раз глубоко вздохнув, мальчик осторожно взял вазу и снял ее со стола.
        На ощупь она была самой настоящей: холодный, тяжелый хрусталь. Неожиданно ваза выскользнула из его рук, ударилась о лежащую на полу гантель, с которой он по утрам делал упражнения, и разбилась.
        В ужасе глядя на осколки, которые могли проколоть шины его коляски, Сережа набрал на клавиатуре компьютера:
        «У МЕНЯ В КОМНАТЕ НЕТ ВАЗЗЫ И НИКОГДА НЕ БЫЛО».
        Он очень торопился и набрал в слове «ваза» два «з», заметив ошибку, он не стал исправлять, так как не знал, как стереть лишнюю букву. Когда он нажал на «Ввод», компьютер снова загудел и верхняя крышка процессора нагрелась. Экран вновь был чистым и написанное на нем исчезло. Мальчик снова посмотрел на пол: осколки от разбитой вазы пропали.
        Он перевел взгляд на игрушечный город: дома, которые раньше были опрокинуты, теперь стояли на своих прежних местах. На глаза мальчику попался орфографический словарь, он подъехал к шкафу, снял словарь с полки и открыл его на «В».
        То слово, которое он искал, нашлось почти сразу, потому что начиналось на «ва». В словаре было написано: «ВАЗЗА, им. п.  - ВАЗЗЫ, род. п.».
        Сережа покачал головой, глядя в словарь, потом захлопнул его и вытер со лба выступивший пот. Произошло удивительное: своей опечаткой он переделал орфографию. Вот это да! И вместе с этим изменилась реальность, изменились книги, словари...
        Мальчик подкатился на коляске к двери и, приоткрыв ее, крикнул:
        - Мам, сколько «з» в слове «ваза»?
        - Два, разумеется. Разве ты не знаешь?  - Она удивленно приподняла брови, отрываясь от телефонной трубки. Как можно сомневаться в написании такого простого слова! Разве кто-нибудь делал ошибку в слове «ваза»?
        Сережа закрыл дверь. Значит, и человеческое сознание тоже трансформировалось, когда он нажал на «Ввод». Теперь он единственный в мире, который знает, как правильно пишется это слово, единственный в мире, который может изменять реальность, стоит ему набрать свое желание на компьютере и нажать кнопку «Ввод». Когда он осознал это, ему стало не по себе. Обнаружив, что процессор раскалился и экран начинает мигать, Сережа нажал на зеленую кнопку и выключил компьютер. Очевидно, изменение реальности требовало от компьютера больших энергозатрат. Неудивительно, что даже свет в комнате мигал.
        «Час от часу не легче!  - подумал мальчик.  - Вначале появились инопланетяне, а теперь еще странно ведет себя компьютер. Или это все как-то связано между собой, или я начинаю сходить с ума».

        Глава IV
        Неслучайная встреча

        На другой день в субботу Сережа проснулся поздно, уже около одиннадцати. После того что произошло вечером, он долго ворочался, не мог заснуть, у него начала ныть спина в том месте, где ее пересекал тот злополучный шрам и позвоночник был раздроблен. Когда наконец боль утихла и мальчик уснул, был уже третий час, так что понятно, почему он проснулся поздно.
        Сережа лежал в постели и думал, почему мама не разбудила его, чтобы сделать лечебную физкультуру. Наверное, она решила, раз сегодня выходной, можно поспать подольше. Сейчас утром все события, связанные со странными ящерами на лестничной площадке и компьютером, преобразующим действительность, казались уже не такими реальными, и Сережа даже не мог с точностью утверждать, произошли ли они на самом деле или только померещились ему.
        Мальчик оперся руками о кровать и приподнялся. Он хотел придвинуть коляску поближе, чтобы перебраться в нее, как обычно это делал, но оказалось, что коляска откатилась в сторону и он не может до нее дотянуться. Обычно мама просила звать ее, когда ему трудно сесть в кресло или выбраться из него, но сын почти никогда этого не делал, не желая казаться беспомощным. Неприятно зависеть от других даже в таких мелочах.
        Решив, что он сделает все сам, чтобы доказать себе, на что он способен, Сережа перевернулся на живот, свесил правую руку с кровати, ухватился за край ковра и ухитрился придвинуть к себе коляску вместе с ковром. Потом он перевернулся на спину, снова уперся руками и привычным движением перебросил свое непослушное тело на кресло.
        Мальчик уже подъехал к двери и хотел ее открыть, как вдруг услышал доносившиеся из кухни голоса. Один был мамин, а другой - незнакомый, мужской с низким и глуховатым тембром. Больше говорила мама, мужчина только изредка односложно отвечал ей.
        Не понимая, кто мог прийти к ним, Сережа тихо открыл дверь и, не выдавая своего присутствия, подъехал на коляске к кухне. За это время он услышал, о чем ведется разговор.
        - Большое вам спасибо!  - благодарила мама.  - Сама не знаю, что бы я без вас делала, и как удачно, что вы оказались нашим новым соседом. Какое совпадение!
        - Если вдуматься, во всей Вселенной уже много миллиардов лет происходят случайные совпадения,  - глухо ответил ее собеседник.  - Нет ничего закономернее и неслучайнее случайного совпадения.
        - Но как удачно, что вам удалось его перехватить! Я даже ничего не успела сообразить. В кошельке были все мои деньги, а потом я так неудачно упала и едва не подвернула ногу, когда за ним погналась. А вы схватили его и отняли мою сумочку. Я вам за это очень благодарна. Но какой, однако, наглый карманник! Утром, в людном месте, у магазина!
        Сережа приблизился к двери, толкнул ее ладонью и, освободив себе проезд, въехал в кухню. Незнакомый мужчина сидел к нему спиной на стуле, а мама делала бутерброды.
        - Доброе утро,  - сказал мальчик.  - У нас гости?
        - Ты даже не представляешь, сынок, что случилось!  - начала возбужденно рассказывать мама.  - Я поехала утром в супермаркет, чтобы, как обычно, купить продукты на неделю, и когда вышла из магазина, то положила сумочку на крышу автомобиля, а сама стала открывать дверцу. Тут подскочил какой-то парень в джинсовой куртке, я его даже не разглядела, схватил сумочку и бросился бежать. А в ней все мои деньги, ключи от квартиры, паспорт, права на машину, в общем все. Я попыталась его догнать, но растерялась, споткнулась и растянула ногу. Но тут вдруг появился этот мужчина, в два прыжка нагнал похитителя, вырвал у него мою сумочку, а потом помог мне встать и добраться домой.
        Пока мама рассказывала, Сережа, не отрываясь, смотрел на спину сидящего человека. Эта спина была ему знакома, он где-то видел ее совсем недавно. В этот момент гость повернулся к мальчику, скрипнув стулом. Сережа увидел его лицо и так вцепился в ручки своей коляски, что костяшки у него побелели.
        Лицо гостя он уже видел вчера. Это был пришелец из космоса, который командовал ящерами, и они его называли «капитан». Лицо мужчины почти не изменилось: широкие скулы, твердый подбородок, глубоко посаженные уставшие глаза с красными прожилками. Только если вчера кожа на его лице была серой и чешуйчатой, то теперь она стала гладкой, чуть смуглой, как у обычного человека. Ноздри, рот и губы изменились и приобрели вполне «земной», привычный вид.
        Незнакомец окинул мальчика спокойным оценивающим взглядом, в котором не было ни жалости, ни презрения, ни излишнего сочувствия, и спросил немного удивленно:
        - Что это за приспособление? Почему ты не ходишь ногами?
        - Это мой сын Сережа. У него травма позвоночника... Он не может ходить уже давно,  - покраснев и смущенно смахивая крошки со стола, объяснила мама.
        - Прости, я не знал,  - сказал гость и провел ладонью по хромированному ободу коляски и по ее накачанной резиновой шине.  - Как твои дела?
        - А вам разве не все равно?  - резко ответил мальчик. Пусть этот человек, кто бы он ни был - пришелец из космоса или просто случайный сосед,  - знает, что ему здесь не рады, и уходит.
        - Сережа, как ты разговариваешь со взрослым человеком?  - огорчилась мама.  - Сосед же просто спросил, как твои дела.
        - Ничего страшного,  - спокойно сказал тот.  - У вашего сына есть характер, и это уже хорошо. Характер, воля и решимость - первый шаг к успеху. И не нужно эти качества скрывать. Иногда выгодно схитрить, но никогда не нужно быть подлым.
        - А вы уверены, что вы не хитрый?  - спросил Сережа, перебивая гостя.  - Вы уверены, что вам нечего скрывать?
        Мужчина не закончил фразу и пристально посмотрел на мальчика. Взгляд у него выражал удивление и настороженность.
        - Что ты имеешь в виду?  - медленно спросил он, и Сережа понял, что сболтнул лишнего.
        Но в этот момент, словно выручая его, засвистел чайник.
        - Ну, наконец закипел!  - обрадовалась мама и обратилась к гостю: - Вы не выпьете с нами чаю? Ой, простите, я даже не знаю, как вас зовут...
        Такой простой вопрос вызвал у незнакомца затруднение. Он улыбнулся и скользнул взглядом по кухне, словно подыскивая подсказку. Он заметил настенный календарь с портретом Гоголя и, искоса взглянув на подпись, ответил:
        - Николай... Николай Васильевич...
        - Николай Васильевич? Как Гоголя?  - радостно воскликнула мама.  - Это мой любимый писатель! Надо же какое совпадение!
        - Сегодня день совпадений,  - напомнил гость.
        Но не успел он выпить чаю, как стена, примыкавшая к соседней квартире, дрогнула и с потолка посыпалась штукатурка.
        Хозяйка дома ойкнула и от неожиданности пролила заварку мимо чашки.
        - Что это? Это, кажется, у вас в квартире!  - испуганно сказала она Николаю Васильевичу.
        - Это мое домашнее животное устроило беготню,  - успокоил ее гость, напряженно улыбаясь.
        - Домашнее животное? Оно у вас большое?  - поинтересовалась мама, наблюдая, как продолжает трястись стена.
        - Довольно большое, но очень глупое,  - мрачно пояснил ее собеседник.
        Сережа вспомнил про двухметровых гигантов, и что-то дернуло его за язык:
        - А что это за животные? Случайно, не ящерицы?  - Сходство слов «ящеры» и «ящерицы» насторожило мужчину, и он снова с подозрением посмотрел на мальчика.
        - Что ты говоришь, Сережа, разве может маленькая ящерица наделать столько шума?  - удивилась мама.
        - Может, если она немножко подрастет, научится говорить, но не очень поумнеет.
        - При чем тут ящерицы? Почему ты решил, что это они?  - взволнованно спросил гость.
        - Недавно я смотрел по телевизору передачу про животных. Есть такая двухметровая ящерица, она любит драться и все время размахивает хвостом,  - схитрил Сережа.
        В этот момент стена опять дрогнула. Николай Васильевич, натянуто улыбаясь, встал.
        - Пора успокоить мое животное, пока не поздно,  - сказал он и поклонился маме.  - Был очень рад с вами познакомиться.
        - И я тоже. Большое вам за все спасибо,  - тепло улыбнулась она.
        Гость решительными шагами направился к двери, мама и Сережа его провожали. На повороте коридора он остановился, оглянулся на мальчика, едущего следом за ним на коляске, и сказал негромко, но очень уверенно:
        - До свидания. Думаю, мы еще увидимся.
        У Сережи даже горло перехватило от страха, и кто его тянул за язык? Зачем он дал этому инопланетянину понять, что знает про него и про ящеров? А что, если эти монстры, опасаясь, как бы он не проболтался о них, просто возьмут и прикончат его?
        Гость вышел на площадку. Соседняя дверь открылась, потом сразу захлопнулась. Не прошло и нескольких секунд, как донесся его командный окрик и стена перестала дрожать. Мама закрыла свою дверь и повернулась к сыну, который как-то сник в своей коляске.
        - Очень решительный и умный человек, настоящий мужчина. А ты вел себя с ним очень нелюбезно, мог быть и вежливее,  - заметила мама.
        - Как он оказался у нас?
        - Я же говорила: он мне помог, а потом оказалось, что живет рядом, купил квартиру напротив. Вот я его и пригласила. По-моему, все вышло очень удачно. Сережа, куда ты?
        Мальчик резко развернул коляску и, вращая хромированные обода, покатился к себе в комнату.
        - Нужно решать уравнения и повторять теоремы.
        - Разве ты не будешь сегодня отдыхать?
        - На той неделе экзамен. Ты забыла?
        - Забыла, забыла...  - озабоченно повторила мама и приложила ладонь ко лбу.  - Нет, не про экзамен, про него я помню. У меня такое чувство, что я про что-то очень важное забыла! Ах да, техосмотр! Я же собиралась пройти сегодня техосмотр, на неделе у меня не будет свободного времени.
        Сережа вспомнил, что каждые два года все машины должны обязательно пройти проверку и получить справку о техосмотре, которая крепится к стеклу, иначе у водителя будут серьезные проблемы с гаишниками и могут даже снять номера.
        - Обед на кухне, не забудь его разогреть!  - крикнула мама.  - Я вернусь часа в четыре, и мы с тобой куда-нибудь съездим! Договорились?
        И она умчалась, захватив с собой какие-то документы и бормоча, что, хоть ее машина и маленькая, хлопот с ней столько же, сколько и с большой, а это несправедливо.
        Мальчик остался в квартире один, ему было тревожно, и он не знал, правильно ли поступил, ничего не рассказав маме про инопланетян. Впрочем, она очень спешила и не стала бы сейчас его слушать. Сказала бы: «Поговорим, когда вернусь».
        Разумеется, никакие уравнения мальчику в голову не лезли. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, он подъехал к компьютеру и нажал на зеленую кнопку включения.
        «А если напечатать, что у меня есть мешок золота? Или что я выучил все предметы за среднюю школу, сдал экзамены и поступил в институт? Интересно, сбудется это или нет?» - подумал он, пока компьютер загружался.
        И вот уже загорелась синяя рамка Нортона с директориями[10 - Директория - набранное заглавными буквами название папки, в которой хранятся файлы.], и внизу командная строка:
        С:\
        Вспомнив, как показывала ему мама, Сережа набрал WIN: и нажал на «ВВОД». Но вместо того чтобы появиться «Windows», опять возникло красное пузырящееся озеро, а по кровавому фону черными кривыми буквами было написано:
        «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! ПРОГРАММА ИЗМЕНЕНИЯ РЕАЛЬНОСТИ ДАЛА СБОЙ. ВНУТРЕННИЙ РЕЗЕРВ СИСТЕМЫ ИСЧЕРПАН. ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ РАБОТЫ ТРЕБУЕТСЯ ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ МОЩНОСТЬЮ НЕ МЕНЕЕ 10 МЕГАВАТТ.
        ДЛЯ ПЕРЕКЛЮЧЕНИЯ НА ОСНОВНОЙ РЕЖИМ РАБОТЫ КОМПЬЮТЕРА НЕОБХОДИМО ОТФОРМАТИРОВАТЬ ЖЕСТКИЙ ДИСК, СТЕРЕВ ВСЮ ЛИШНЮЮ ИНФОРМАЦИЮ, А ПОТОМ НАЖАТЬ F1».
        «Десять мегаватт!» - грустно подумал Сережа.
        Он кое-что понимал в физике и знал, что для создания такого одномоментного напряжения нужно иметь как минимум небольшую атомную станцию. Значит, от изменения реальности, как это ни заманчиво, придется отказаться.
        Решив поступить, как подсказывал ему компьютер, и отформатировать жесткий диск, чтобы перейти на основной режим работы, мальчик пролистал самоучитель в поисках подсказки по этому вопросу.
        Оказалось, что форматирование производится очень просто. Нужно только набрать по-английски команду Format и нажать на «Ввод», но при этом будут стерты все предыдущие находящиеся на диске программы и файлы.
        Не беспокоясь об этом, Сережа набрал на командной строке Format и нажал на «Ввод». На экране загорелось предупреждение:
        «ВНИМАНИЕ! ФОРМАТИРОВАНИЕ ДИСКА ПРИВЕДЕТ К ПОТЕРЕ ВСЕХ СОДЕРЖАЩИХСЯ НА НЕМ ДАННЫХ. ВЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ХОТИТЕ ВЫПОЛНИТЬ ФОРМАТИРОВАНИЕ? НАЖМИТЕ: ДА\НЕТ».
        Сережа нажал на подчеркнутую «Д», подтверждая данную команду. Стоило ему сделать это, как с компьютера, как мокрой тряпкой со школьной доски, стерлась вся информация. Вновь бурно вскипело на экране и запузырилось кровавое озеро, а позади него показался темный силуэт какого-то замка с башнями. На поверхности озера на мгновение возникло какое-то отвратительное чудовище со множеством ликов и вновь исчезло в красной воде.
        Решив, что это заставка какой-то игры, Сережа нажал F1. И зачем он это сделал? Если бы мальчик понимал в компьютерах немного больше, он бы сразу заподозрил что-то неладное, потому что на только что отформатированном диске не должнобыло быть ничего, ни игр, ни программ - совсем ничего, толькопустой диск.
        После нажатия на F1 заставка с кровавым озером и замком исчезла и появились буквы:
        «ЧЕРНАЯ ИМПЕРИЯ ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС!
        МЕЖКОСМИЧЕСКАЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ СИСТЕМА ДАВНО ЖДАЛА, ПОКА ВЫ ВЫЙДЕТЕ НА СВЯЗЬ, ИМПЕРАТОР. С ТЕХ ПОР КАК ВАШ РЕЙДЕР ВЗОРВАЛСЯ В КОСМОСЕ, ПРОШЛО УЖЕ ПОЛГОДА. ЧТО ВЫ ДЕЛАЛИ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ?»
        «Я БЫЛ МЕРТВ»,  - напечатал Сережа, подумав, что это единственный логический вывод, когда космический корабль взрывается в открытом космосе. Он думал, что компьютер зайдет в тупик, но не тут-то было.
        ЭТО УВАЖИТЕЛЬНАЯ ПРИЧИНА,  - немедленно отозвалась умная машина.  - ЧТО ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ДЕЛАТЬ ТЕПЕРЬ, КОГДА ВЫ СНОВА ЖИВЫ? ЖЕЛАЕТЕ ЛИ ВЫ ДОВЕСТИ ДО КОНЦА СВОЙ ПОСЛЕДНИЙ ПРОЕКТ, ОТЛОЖЕННЫЙ ПО ПРИЧИНЕ ВАШЕЙ СМЕРТИ? НАЖМИТЕ: ДА\НЕТ».
        Немного поразмыслив, мальчик нажал «Да», хотя не знал, в чем заключается последний проект Императора.
        БЛАГОДАРЮ ЗА ПОЛУЧЕННОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ. ОНО БЫЛО НЕОБХОДИМО МНЕ ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ РАБОТЫ. ТЕПЕРЬ ПРОГРАММЕ ТРЕБУЕТСЯ ПРОВЕСТИ НЕОБХОДИМЫЕ РАСЧЕТЫ. ЖДИТЕ» - выдал компьютер, и после этого красный светодиод на процессоре уже не гас - очевидно, в его недрах производились сложные вычисления.
        Сереже надоело ждать, и он стал поочередно нажимать на все клавиши, но машина больше не откликалась. Значит, все внутренние резервы оперативной памяти компьютера были заняты решением одной-единственной первоочередной задачи. Решив, что сейчас толку все равно не добьешься, мальчик выключил процессор и выдернул его из розетки.
        Он вернулся к журнальному столику и попытался заставить себя решать уравнения с двумя неизвестными. Через некоторое время он случайно поднял глаза от тетради и заметил, что, несмотря на то, что компьютер выключен, красный светодиод продолжает мерцать, словно непонятные вычисления все еще продолжаются.
        Мальчик заглянул под стол и увидел, что вытащенная им вилка со шнуром сама тянется к розетке и при этом делает в воздухе движения, как атакующая кобра. Вилка уже почти воткнулась в розетку, но Сережа, действуя инстинктивно, накрыл ее подушкой с кровати, а сверху положил еще гантели и несколько толстых книг.
        Шнур конвульсивно задергался и замер, так и не добравшись до розетки. Очевидно, груз подушки, книг и гантелей был для него слишком тяжелым.
        - Ну и ну, так вот ты тут чем занимаешься!  - Мальчик вначале услышал голос со стороны окна, а потом зевок.
        Сережа резко обернулся и увидел повисший в воздухе сгусток зеленоватого тумана, который с легкостью просачивался к нему прямо из стены соседней квартиры. Оказавшись в комнате целиком, туман повис над игрушечным городом и принял форму плотного зеленого облачка.
        - Никак не могу выспаться. Уже пятьдесят лет я сплю меньше чем по двадцать три часа в сутки, а это для меня просто кошмар. Так недолго и копыта отбросить лет этак через пятьсот, как ты считаешь?  - пожаловался туман и снова зевнул.  - Попал в затруднительное положение с этой машиной, приятель? В моем родном городе КДЖПДЖДЗЕРЖОНКв таких случаях обычно советуют впасть в хорошую спячку и в это время увидеть вещий сон.
        - Кто вы такой?  - наконец сумел выдавить удивленный мальчик, убедившись в том, что этот говорящий туман хоть и болтлив, но довольно дружелюбен.
        - Я морх-призрак,  - с гордостью представился разумный туман.  - Брр, как сыро у вас на планете, аж всего пробирает! Когда-то у меня был замечательный синий кувшин, но потом он разбился, и теперь мне приходится довольствоваться дурацкой бутылкой из-под шампанского, которое вылакали эти кретины ящеры. Я называю их кретинами не со зла, а потому, что люблю факты.
        - Ты кто, инопланетянин?  - спросил Сережа, хотя он был уверен в ответе.
        - Разумеется, да. Неужели с самого начала было не ясно? До тебя все доходит медленнее, чем до ящера,  - проворчал морх.
        - Так, значит, они все-таки ящеры... Осторожно, не свали там что-нибудь,  - предупредил мальчик, наблюдая, как зеленый туман обволакивает его игрушечный город.
        Неожиданно включился маленький электровоз и застучал по рельсам - наверное, морх нечаянно задел пульт дистанционного управления. От неожиданности зеленый призрак метнулся в сторону, попал в патрон настольной лампы, из которой была вывинчена лампочка, и его шарахнуло током так, что газообразное туловище морха заискрило. С визгом он пролетел полкомнаты и остановился у противоположной стены.
        - Любопытное ощущеньице. Как ты считаешь, может, попробовать еще раз? Просто ради любви к научному эксперименту?  - задумчиво спросил он и снова сунулся к патрону настольной лампы.
        Его туманообразное туловище снова заискрило, и призрак радостно захихикал. Теперь он с небольшими паузами прикасался к патрону, его било током, а он заливался смехом и метался по комнате.
        - Вот что я называю поймать кайф! Я не получал такого удовольствия с тех пор, как меня шарахнуло молнией,  - сказал он наконец захмелевшим голосом.  - Ты не одолжишь мне эту лампу? Хотя нет, пусть она стоит здесь, а я буду прилетать к тебе по мере надобности.
        В стену с другой стороны энергично постучали, и раздался громкий крик: «Морх, эй, морх! Куда ты там запропастился?»
        - Это к-капитан,  - спохватился призрак.  - И чего ему надо? Ах да! Из-за этой лампы я совсем забыл о цели своего визита! Капитан просит тебя пожаловать к нам. Он хочет поговорить с тобой.
        Сережа задумался. Если бы космический мутант хотел убить его, он не послал бы к нему этого чокнутого соню-морха, а скорее отправил бы ящеров-вышибал. Значит, он настроен вполне нейтрально и действительно хочет поговорить.
        - Хорошо, я сейчас приду,  - сказал мальчик. Он всегда говорил «приду», избегая более точного в его положении «приеду». Как же надоело зависеть от этой коляски, которая навсегда стала его ногами! «Но ничего не поделаешь, нужно до конца играть теми картами, которые раздала тебе природа. Пересдачи не будет»,  - говорила иногда мама.
        - Так, значит, тебя ждать? Отлично,  - сказал морх.  - Тогда я сейчас же отправляюсь сообщить капитану об успехе моего посольства.
        Он снова стал просачиваться через стену, но потом вдруг что-то вспомнил, вернулся и с воплем: «Была не была!» - вновь заглянул в патрон лампы.
        - В переводе на человеческие понятия, это как принять сто граммов на дорожку!  - объяснил зеленый призрак, сделался невидимым и исчез.
        А Сережа развернул коляску и подъехал к дверям комнаты. Перед тем как выехать в коридор, он оглянулся и посмотрел на компьютер. Шнур по-прежнему был прижат к полу подушкой, книгами и гантелями, но красный светодиод на процессоре продолжал мерцать.

        Глава V
        Инопланетяне

        В квартире напротив мальчика уже ждали. Едва он приблизился к дверям, как они открылись, и он увидел замершего на пороге одноглазого ящера с покрытой шрамами мордой.
        - А вот и наш обед пожаловал! Надоело жрать одни консервы!  - сказал Хрюк и радостно заржал, довольный своей остротой. Зубы у него были треугольной формы и очень острые, это подтверждало, что его предки, а возможно, и он сам, не были вегетарианцами.
        Рядом с Хрюком мальчик увидел второго ящера - Драгля, который подбрасывал на четырехпалой ладони бластер и хохотал над шуткой брата.
        Сделав вид, что он ничего не слышал, Сережа быстро проехал мимо ящеров в глубь квартиры.
        Из комнаты в конце коридора донеслось потрескивание и блеснула зеленая вспышка. Очевидно, получившему удовольствие морху требовалась добавка, и он подряд заглядывал во все розетки.
        - Ты уже пришел? Что ж, в смелости тебе не откажешь,  - услышал мальчик глухой голос у себя за спиной.  - Ну, и что теперь с тобой делать?
        Сережа развернул коляску и увидел их утреннего гостя, который стоял на пороге боковой комнаты и разглядывал его.
        - Похоже, ты все про нас знаешь,  - сказал он.  - Это ведь ты вчера подглядывал в глазок, когда ящеры затеяли возню? Мне показалось, что за дверью кто-то был.
        - Это был я,  - подтвердил мальчик. Отрицать явное было бы глупо.
        - И ты знаешь, откуда мы?
        - Со звезд. Вы инопланетяне.
        Капитан открыл дверь в комнату пошире, чтобы свет падал на его маленького собеседника в инвалидной коляске.
        - Раз ты так много знаешь, пожалуй, есть смысл, чтобы ты узнал и остальное,  - сказал он задумчиво.  - Ты ведь хочешь понять все до конца?
        - Хочу. Так вы инопланетяне? Я угадал?
        - Они - да.  - Капитан кивнул на ящеров.  - И он тоже.  - Еще один кивок в сторону морха.
        - А вы?
        - А я нет. Или, вернее, не совсем.
        - Но ваше лицо... Вчера оно было...  - замялся Сережа.
        - Серым и чешуйчатым?
        - Да.
        - Оно и сейчас такое.  - Мутант поднял руки, схватился пальцами за что-то возле ушей и резко рванул. То, что было похоже на человеческую розовую кожу, отошло вместе с ушами - это оказалась тонкая маска из эластичного пластика. Под ней лицо капитана было чешуйчатым и страшным, настоящим лицом космического мутанта.
        - Вот и разгадка,  - спокойно сказал он и бросил смятую маску одному из ящеров, которую тот поймал.  - Согласись, что без нее мне было бы глупо появляться на людях, а моих ящеров даже маска не спасет. Сразу видно, что они не из этого мира.

        - А как вас зовут? Ведь вы не Николай Васильевич?  - спросил мальчик.
        - Он-тo? Разумеется, нет. И «Мертвых душ» он тоже не писал,  - сообщил морх, зеленым туманом повиснув в комнате.  - Он Гугль, капитан Гугль, космический капитан-мутант, тот самый, который уничтожил всемогущего Императора.
        - Это долгая история, и ее лучше начать с начала. Я родился в космосе на старой Вселенской базе, сваренной из сотен отслуживших свой век звездолетов,  - начал рассказывать капитан.  - База была огромной, и я думал, что она всегда была нашим домом, что у моего народа никогда не было другой родины. Но потом я понял, что это не так. Родиной моего народа когда-то была Земля, именно отсюда мои предки отправились странствовать в космос, и произошло это много тысяч лет назад.
        - Но ваше лицо, цвет кожи, эта чешуя, строение ушей и ноздрей не такие, как у людей,  - осторожно заметил мальчик.
        - Это воздействие космической радиации во многих поколениях,  - объяснил капитан Гугль.  - Радиация плюс изменение гравитации, которое тоже сказывается на генах. Я родился мутантом, но когда-то мои предки были такими же, как ты.
        - Хи-хи!  - вдруг произнес морх, вылетая из плафона лампы в коридоре, где его в очередной раз шарахнуло током.  - Знаете, что я вам скажу, капитан? Вы с этим мальчишкой чем-то похожи. Вы оба стараетесь быть как все люди, выглядеть как они, но у обоих это плохо получается. У вас - из-за чешуйчатого лица и потому, что вы мутант, а у мальчишки - из-за его недвигающихся ног. Вы оба чуть-чуть земляне и чуть-чуть не земляне. Оба отрезаны от мира и поэтому придумываете каждый свой мир. Он строит городок из конструкторов и пускает по нему паровозики, а вы играетесь с этой планеткой, пытаясь спасти ее.
        - Ты слишком много болтаешь, морх!  - рявкнул на него Гугль.
        - Потерпите еще полчаса, капитан! Скоро я впаду в спячку и следующие двадцать три часа буду молча дрыхнуть у себя в бутылке...  - пообещал призрак.  - Кстати, где она, моя бутылка?
        И зеленый сгусток тумана стал метаться по коридору от розетки к розетке, ища свою бутылку.
        - Х-хорош-шая ш-штука эл-лектричес-ство!  - радовался он.  - У нас в космосе его следовало бы изобрести заново!
        - Давай засунем морха в трансформаторную будку,  - шепнул один ящер другому.  - Знаешь, это такие будки, где нарисованы череп и кости. Его там так тряхнет, что он узлом завяжется.
        - Я все слышал! Я разоблачил ваш гнусный заговор!  - завопил морх.  - Но у вас ничего не выйдет, я не материален. Вы забыли, что я призрак, а драться с призраком все равно что колотить кулаками воздух.
        - Тогда я разобью твою бутылку!  - пригрозил одноглазый Хрюк.
        - Ну и что?  - сказал морх.  - На этой планете полно пустых бутылок, а уж в Москве-то особенно. И далеко не все из них принимают. И вообще, если ты так агрессивен, то скоро попадешь в зоопарк и будешь плавать там рядом с крокодилами.
        Капитан Гугль открыл шире дверь и помог мальчику въехать в большую комнату. Из мебели там ничего не было, хозяева до ремонта все вывезли, осталось только старое кресло, в которое и сел теперь Гугль. Около кресла на полу лежала кобура с бластером и компьютерный планшет с картой Москвы, один из секторов которой был выделен красным крестом.
        - Пожалуй, имеет смысл вкратце обрисовать тебе положение, в котором мы все оказались,  - сказал капитан.  - Существует или, вернее, существовала Черная Космическая Империя, ею управлял четыре тысячи лет властолюбивый, деспотичный человек, называвший себя Императором[11 - Если вы читали предыдущую книгу - «Компьютер Звездной Империи», то помните, как все началось. Если же не успели, то у вас еще есть возможность познакомиться с героями и узнать, что произошло.]. Он ненавидел вашу планету и давно хотел ее уничтожить, причем сделать это не самому, а руками ее обитателей. Поэтому в мае этого года он заслал на Землю специально созданный для этой цели компьютер, в задачу которого входило запустить программу уничтожения вашей планеты и довести ее до конца любой ценой.
        - Компьютер?  - переспросил Сережа, и сердце у него замерло.
        - Да, компьютер-ликвидатор. Он одновременно мог служить и перемещателем во времени, и передатчиком, и корректировать реальность, но это уже не так важно,  - продолжал Гугль, не глядя на мальчика.  - Тогда компьютер попал к двум ребятам, примерно твоего возраста, Костику и Ире[12 - Костик и Ирка - герои предыдущей книги - немало сделали для того, чтобы остановить случайно запущенную ими программу. Они проникли в замок Черного Императора на астероиде и сумели остановить запущенную баллистическую ракету, которая должна была, подстраховав компьютер, уничтожить Землю.]. Они, думая, что это игра, запустили программу уничтожения. После ее запуска Земле оставалось до гибели всего триста часов, а потом компьютер должен был взорвать планету. Это длинная история, но ребятам удалось тогда предотвратить взрыв и спасти Землю. А мне...  - тут капитан дотронулся ладонью до виска и поморщился,  - мне удалось уничтожить Императора, подложив ему вместе с капсулой бессмертия именно ту бомбу, которую он готовил для вашей планеты. Так что получилось, что деспот взорвал себя сам. Наш звездолет был тогда основательно
поврежден, и мы были вынуждены остаться на вашей планете для его починки.
        - А что стало с компьютером?
        - Тогда компьютер исчез, и мы думали, что навсегда, но около месяца назад он вновь возник на наших радарах. Это очень совершенная модель, она может перемещаться в пространстве, принимать разные формы, маскироваться. Этот компьютер может все, и у него одна цель - уничтожить Землю. Он самообучающийся и самопрограммирующийся. Пока компьютер думает, что Император погиб,  - все в порядке, он подчиняется только ему и не будет предпринимать никаких действий, но если вдруг случайно компьютер получит ложные сведения, что Император жив, тогда программа уничтожения снова будет запущена. И вот сейчас я стараюсь сделать все возможное, чтобы найти компьютер раньше, чем снова произойдет катастрофа.
        Когда капитан Гугль закончил свой рассказ, Сережа почувствовал, как его охватил ужас. Неужели то, что сообщил космический мутант, правда? Тогда компьютер, который купила ему мама, принадлежит Черной Империи, и он, дурак, не разубедив машину, принявшую его за Императора, и нажав подтверждение, запустил программу уничтожения Земли! Он станет единственным виновником ее гибели.
        - Ты неважно выглядишь. Ты как-то вдруг побледнел,  - озабоченно проговорил космический мутант, наклоняясь к мальчику.  - Тебя настолько поразил мой рассказ или дело не только в этом?
        - Кажется, программа уничтожения уже запущена,  - с трудом произнес Сережа, не глядя на капитана.
        - ЧТО!!!  - Гугль вскочил с кресла как ужаленный.  - Какой болван это сделал? Я его пристрелю! Ты знаешь, где его найти?
        - Знаю.  - Мальчик опустил голову еще ниже.  - Это сделал я.
        Капитан замер, как будто его вдруг заморозили.
        - ТЫ?
        - Недавно мама подарила мне компьютер, очень странный, он работал необычно, и там на заставке было какое-то красное озеро...
        - Кровавое озеро...  - мрачно сказал Гугль.
        - Вначале я обнаружил, что компьютер умеет изменять реальность, но только по пустякам,  - продолжал мальчик.  - Для более серьезных изменений ему не хватало источника мощности, и там высветилась надпись, чтобы я нажал F1. Компьютер принял меня за Императора, как вы и говорили. И предложил мне довести до конца какой-то отложенный план.
        - Надеюсь, ты ничего не нажимал?  - закричал капитан. Он схватил мальчика за плечи и встряхнул его, как котенка, но потом, спохватившись, отпустил.
        - Я нажал «Да»,  - мрачно произнес Сережа.  - И я запустил программу.
        Гугль выругался на языке космических скитальцев и стиснул руками виски.
        - Мы должны немедленно уничтожить компьютер,  - сказал он.  - Немедленно. Если еще не поздно. Ты понимаешь?
        - Да.
        - Хорошо, веди нас к нему.  - Капитан встал и выжидательно посмотрел на мальчика.
        Тот взялся за колеса коляски и поехал к дверям. Космический мутант и ящеры шли за ним по пятам. Сережа открыл ключом дверь своей квартиры и пропустил их вперед. Хорошо, что мамы еще не было, а то бы она сошла с ума от страха, увидев у себя в коридоре двух монстров и мутанта с чешуйчатым лицом.
        - Где твоя мама?  - вдруг спросил Гугль, как будто прочитал его мысли.
        - На техосмотре.
        - Она что, робот?  - удивился Хрюк.
        - Нет, не робот.
        - А что она тогда делает на техосмотре? Думаешь, я совсем дурак!  - И ящер погрозил ему лапой.
        Сколько Сережа ни пытался разубедить его, что его мама не робот, Хрюк все равно не верил и только мотал тяжелой мордой. «Думаешь, я дурак?  - продолжал повторять он.  - А что она тогда делает на техосмотре?»
        - Где компьютер?  - спросил капитан, заглядывая поочередно в кухню и в гостиную.
        - В моей комнате.
        - Это здесь?  - Мутант кивнул на дверь.
        - Да.
        Гугль выдернул из кобуры бластер, поставил его на максимальный заряд и снял с предохранителя.
        - Нужно сделать это сразу,  - прошептал он и толкнул дверь плечом, выставив вперед дуло.
        Сережа ждал, что он выстрелит и разнесет компьютер, а вместе с ним и половину стены, но неожиданно капитан опустил пистолет и плечи его поникли.
        - Мы опоздали,  - сказал он негромко - Уже поздно.
        И сделал шаг в сторону. Теперь, когда капитан отошел от дверей, мальчик увидел, что стол пуст. Компьютер, стоявший на нем всего час назад, исчез...

        Глава VI
        В погоне за тенью

        - Итак, Земля вновь на краю пропасти!  - прокомментировал морх, первым пришедший в себя от удивления.
        - Только на этот раз ее шанс сорваться в пропасть значительно увеличился,  - мрачно добавил капитан и спрятал бластер в кобуру.
        Он подошел к столу у окна, на котором раскинулся игрушечный город, и остановился рядом, разглядывая его сверху.
        - Это и есть то, о чем говорил морх?  - спросил он.
        - Да,  - кивнул Сережа.
        - Ты долго его строил?  - Гугль наклонился, рассматривая крайний, искусно выпиленный дом, на котором акварельной краской выделялся каждый кирпичик, и даже на пожарной лестнице, сделанной из спичек, было ровно столько перекладин, сколько и у настоящей.
        - Около двух лет.
        - И каждый день?
        - Да, почти каждый день.
        - Ты ведь на улице редко бываешь?  - снова спросил капитан.
        - Не очень часто.
        Жизнь мальчика проходила в основном в квартире, а свежим воздухом он мог дышать только на балконе. Дом располагался на загазованной улице, поэтому выезжать с коляской было не только трудно, но и вредно. Иногда, но не чаще, чем раза два в неделю, мама вывозила сына в парк, а летом они отдыхали или на даче, или в санатории на море, и Сережа изредка мог даже купаться. Но месяцами он находился в этих четырех стенах, и его миром были книги, учебники и игрушечный город, который он сам построил.
        - Я тебя понимаю,  - вдруг сказал капитан.  - Мое детство было чем-то похоже на твое. Только я провел его в отсеке звездолета. На космической базе тоже особенно не побегаешь, там тесно и многолюдно, да и в открытый космос не выйдешь. Невольно начинаешь привыкать к существованию в замкнутом мире. У нас многие разводили карликовые растения или строили такие вот мини-миры, как твой город. Когда я был маленьким, то думал, что у меня под кроватью живет крошечный космический человечек с семью ножками.
        - И он жил?  - спросил Сережа.
        - Не знаю, я никогда его не видел, но почему-то был уверен, что он там. А когда я заглядывал под кровать, он прятался в воздуховод.
        - В воздуховод?
        - Такая труба, которая проходит по всему отсеку...  - объяснил Гугль.
        - Так что будем делать, капитан?  - спросил Драгль, которому, видимо, было неинтересно слушать про детство космического мутанта.
        - Искать компьютер. Если мы не сможем найти его раньше, чем он успеет снова исчезнуть, то он уничтожит эту планету. Мы даже не знаем, сколько у нас осталось времени.
        - Я знаю,  - вдруг сказал морх.  - Посмотрите на эти электронные часы. Вон там на башне.
        На главной башне игрушечного города действительно были электронные часы - гордость Сережи. Они работали на кварцевой батарейке и показывали точное время. Мальчик сам их вставил в башню, когда заканчивал ее строительство. Ему казалось важным, что хотя бы время было настоящим. Это превращало его город-макет в подобие второй параллельной реальности, в которой он не был калекой в коляске и мог ходить не только во сне.
        Теперь же кварцевые часы вдруг забарахлили и показывали неправильное время. На это и обратил внимание морх. Сейчас было около двух часов, но циферблат главной башни светился цифрами: 99:45:00, и секунды все время уменьшались. Сережа ничего не успел еще сообразить, а минуты сменились уже на сорок четыре.
        Капитан Гугль осторожно вынул часы из башни и положил их на ладонь, которая все еще была в перчатке.
        - Итак, компьютер оставил нам подсказку,  - с усмешкой заметил он.  - Хочет, чтобы мы были в курсе. На этот раз он дал Земле куда меньше времени. Девяносто девять часов - это чуть больше четырех дней.
        - А у меня экзамен через пять дней,  - сказал Сережа первое, что пришло ему в голову.
        - Тогда можешь к нему уже не готовиться,  - успокоил его Хрюк.  - Давай я сожру твою книжку!
        Ящер взял с журнального столика учебник по геометрии и перекусил его пополам с такой легкостью, словно это была вафля.
        - Ну и дрянь,  - скривился ящер.  - И как они могут кормить этими знаниями школьников?
        - А вы не учились в школе?
        - Мы-то? Наша бабуся единственный раз пыталась отдать нас в школу, но у нее ничего из этого не вышло. В первый же день старушка подралась с директором и так его отколотила, что он пробил стену. Она была очень вспыльчива, наша бабуля, и ей, понятное дело, не понравилось, что нас посадили на последнюю парту.
        - А потом мы взорвали свою школу динамитом,  - напомнил Драгль.  - Или нет, кажется, это был еще детский сад... В общем, после такого детства нам ничего не оставалось, как завербоваться в солдаты.
        - Чтобы продолжать поиски компьютера, понадобится наш звездолет,  - оборвал воспоминания ящеров капитан Гугль.  - Когда ремонтные роботы завершат его восстановление?
        - Уже должны были,  - ответил морх.  - Когда я проверял в последний раз, они заканчивали сварку. После ремонта наша космическая посудина выглядит уродливо, как никогда, вся в шрамах и заплатках.
        - Ну и пускай!  - гордо заявил Хрюк, у которого вся морда была исполосована, а одну глазницу закрывала повязка.  - Боевой корабль и настоящего мужчину шрамы только украшают.
        - Не знал, что ты так любишь украшения,  - хмыкнул в сторону призрак.
        - Попробуем запеленговать компьютер с корабля по точечному сигналу. Только вначале нам нужен звездолет.  - Капитан подошел к двери балкона и выглянул наружу.
        - А где сейчас ваш звездолет?  - спросил Сережа.  - Куда вы его ухитрились спрятать на время ремонта?
        - Здесь недалеко, на заброшенной стройплощадке. А сейчас я вызвал его по дистанционной связи. Смотри!
        Гугль распахнул балконную дверь, и мальчик увидел, что рядом с его балконом на четырнадцатом этаже неподвижно повис весь покрытый рубцами от сварки, продолговатый и неуклюжий десантный крейсер дальнего космоса, с двумя оружейными башнями и четырехугольным сверхсветовым ускорителем главного двигателя. Звездолет был размером примерно с туристический автобус, но выглядел устрашающе и намного более массивно.
        Мутант нажал какую-то кнопку на пульте, прикрепленном на его левом запястье, который Сережа раньше принял за часы, и боковой люк корабля, лязгнув о перила балкона, открылся.
        Один за другим ящеры прыгнули на выносной трап и забрались в звездолет, зависший неподвижно в воздухе, вопреки всем законам гравитации. Капитан Гугль тоже вышел на балкон и поставил ногу на трап. Но потом он вспомнил о Сереже и оглянулся.
        - Если через неделю Земля все еще будет вертеться, значит, у нас получилось, а если нет, то ты тоже об этом узнаешь,  - крикнул он мальчику, который, ежась от холодного ветра, замер в своей коляске у распахнутой двери балкона. По его щеке хлестала раздувающаяся штора, но Сережа даже не замечал этого. Концом шторы зацепило его игрушечный город, и несколько домов упало. Поезд сам по себе застучал по рельсам, подъехал к краю стола и сорвался. Но разве теперь это имело значение?
        - Постойте!  - громко закричал мальчик, вцепившись в ручки коляски.  - Подождите, возьмите меня с собой!
        Капитан Гугль, взбиравшийся по трапу, приостановился и покачал головой.
        - Это невозможно. Зачем ты нам на корабле?
        - Но я должен там быть! Это из-за меня все началось, и теперь я хочу довести все до конца!  - Сережа почувствовал, как к горлу его подступил ком.  - Если вы меня не возьмете, я выберусь на улицу и буду просто ездить и искать его сам! Вы слышите, я обязан!
        Никогда в жизни Сережа не стремился так упорно что-то сделать, как сейчас. Он даже не чувствовал холода и ветра. Пусть он мало что может, но он должен защитить этот мир, который из-за его глупости был теперь в смертельной опасности.
        Мальчик больше не мог сдерживаться, и по его щеке покатилась слеза. Но он заплакал не из-за жалости к себе, а совсем по другой причине. И он яростно вытер эти слезы сжатым кулаком.
        - Так вы возьмете меня?
        И капитан Гугль что-то понял. Во всяком случае, лицо космического мутанта смягчилось.
        - Ты действительно хочешь лететь с нами? Хорошо. Но кто останется вместо тебя? Или тебе безразлично, что твоя мама, вернувшись, найдет здесь только пустую коляску?
        - Я останусь вместо него!  - неожиданно вызвался морх.  - Меня давно привлекает спокойная жизнь, и, может быть, я наконец смогу отоспаться.
        - Ты хочешь остаться вместо меня?  - не понял Сережа.  - Но ты ведь не я! Мама сразу заметит.
        - А вот в этом ты ошибаешься,  - обиделся морх.  - К твоему сведению, я умею превращаться, на то я и призрак. Смотри!
        Зеленый туман сгустился, и внезапно мальчик увидел своего двойника. В комнате рядом с ним появился худенький паренек с острыми плечами, бледный, со сбившимися растрепанными волосами, с распухшими глазами и длинной бороздой от слез на щеке. На неподвижные ноги двойника был наброшен плед, только каталки не было - морх-призрак сидел прямо в воздухе.
        - Ну как?  - довольно спросил он.  - По-моему, неплохо. Иди, пока я не передумал.
        Капитан легко подхватил Сережу с коляски и передал его стоявшему на трапе Драглю. Ящер внес его внутрь звездолета и посадил в одно из кресел с жесткой спинкой, рядом с какими-то пультами, локаторами с перекрестиями, кнопками и рычагами.
        - Ничего здесь не трогай - это палуба управления огнем! Все заряжено. Нажмешь на что не надо, и в вашем городе - гы!  - станет на пару домов меньше,  - предупредил Драгль, кивая на перекрестия прицелов на локаторах.
        Гугль с грохотом захлопнул герметичный люк и сел за штурвал управления кораблем.
        - Посмотрим, как они здесь все починили,  - пробормотал он.  - Так я и думал, штурвал идет туговато... Ну ничего, и так сойдет! Драгль!
        - Да, капитан!
        - Включай двигатели на половинную мощность. Отключить ускорители! Стартуем!  - приказал Гугль.
        - А почему не на полную?  - спросил Сережа.
        - Потому что полная мощность - сверхсветовая. Трансформатор-распределитель включается только при полной мощности. Если он выйдет из строя в гиперпространстве, то всем каюк. Сейчас ты сам все поймешь.  - Драгль легким толчком хвоста развернул его кресло к иллюминатору.
        Мальчик увидел, как огромный город становится крошечным и окутанным дымкой. Они стремительно, преодолевая законы гравитации, поднимались над Москвой, и вот уже в иллюминаторе стали видны только густые серые тучи.
        На высоте около десяти километров над Землей капитан Гугль развернул звездолет и повел его параллельным планете курсом. Воздух здесь был разреженным, и поэтому на корабле включились автономные воздухопитательная и воздухоочистительная системы, которые работают обычно в дальнем космосе.
        - Капитан, а как получилось, что вы с ящерами оказались в одном экипаже?  - спросил Сережа.
        - Мы летаем вместе уже около двадцати звездных циклов - по-вашему это примерно тридцать лет.  - Гугль отвечал, не отрывая взгляда от Навигатора[13 - Навигатор - большой прозрачный куб, который устанавливается обычно в центре рубки. Навигатор - это электронный мозг корабля, он прокладывает курс, следит за сохранностью двигателя, руководит ремонтом. При отключении Навигатора звездолет переходит на ручное управление. Команды Навигатору отдаются либо через микрофон, либо через клавиатуру. Морх может общаться с Навигатором телепатически.].  - Это был приказ Императора - комплектовать экипажи уроженцами разных планет. Он считал, что это не только уменьшит вероятность заговора, но и увеличит возможности команды - ведь у каждого народа во Вселенной есть что-то свое, неповторимое. Амфибии хорошо передвигаются в водной среде, другие годами могут обходиться без пищи, третьи - без дыхания, кто-то умеет хорошо маскироваться, как наш знакомый морх, или, как ящер, настолько силен, что практически неуязвим в бою.
        - Но далеко не все цивилизации совместимы. Ведь правду я говорю, кэп?  - вмешался в разговор скучающий Драгль.  - Мало того что среди космонавтов бывают редкие зануды, а тут еще один, допустим, дышит метаном, а другой - кислородом. Разумеется, воздух одного - для другого чудовищный яд и наоборот. Вот и приходится подбирать экипажи по типологическому сходству, чтобы дышали хотя бы одинаково и питались общей едой.
        - Хы![14 - Заметьте, что Хрюк, смеясь, всегда издает «хы», а Драгль - «гы».]  - вдруг захохотал Хрюк.  - Хы! Я вспомнил, как нас вначале, до того как мы оказались с капитаном Гуглем, распределили в экипаж вместе с буровитянином.
        - С буровитянином?
        - Ну, это вроде такой разумный (хотя на самом деле он еще тупее нас!) индюк, весь пупырчатый, большущий. Питался он живыми червями, а потом начинал кудахтать и жаловаться, что у него от измененной гравитации началось несварение желудка. Мы с Драглем уже решили проучить этого зануду - сожрать его, а потом списать на боевые потери, но тут он вдруг снес яйцо. Эти болваны в штабе ошиблись и призвали в армию самку... В общем, разразился скандал, индюшку отправили на ее планету, а нас перевели к кэпу.
        - Тихо! Мы что-то нащупали!  - воскликнул капитан. Наклонясь к Навигатору, он разглядел на нем крошечное, едва заметное светлое пятнышко.
        - Сектор К-334-Е-45. Запомнил?  - сказал он и протянул мальчику толстый атлас с картами.  - Если хочешь быть полезен, найди, где это!
        Сережа понял, что его испытывают. Попробуй найди в огромном атласе, напечатанном к тому же на неизвестном языке, крошечный сектор К-334-Е-45. Но если он не справится, то признает свое поражение, а этого самолюбивый мальчик не мог допустить. Он быстро перелистал атлас, стараясь сообразить, по какому принципу тот построен. Перед ним была очень подробная карта Земли, выполненная не на бумаге, а на тончайших гладких пластинах.
        Сережа случайно задержал палец на одном из районов карты, и этот сектор стал увеличиваться, изменяя масштаб и подчеркивая все подробности. Очевидно, пластина реагировала на изменение температуры, когда к ней прикасались.
        Когда изображение стало достаточно ясным, Сережа разглядел на карте несколько домов и улицу с оживленным движением, по тротуару ходили люди. Карта не была статична - она показывала мир в движении. В правом верхнем углу мальчик заметил ряд цифр, вероятно, обозначающих сектор: К-332-Е-35. Ему повезло, он случайно открыл атлас примерно в том секторе, где следовало искать.
        Еще несколько осторожных касаний, и в углу карты высветилось: К-334-Е-45. Сережа предельно увеличил изображение, настолько, что мог даже видеть лица прохожих. По вывескам на магазинах, написанным не по-русски, сектор К-334-Е-45 был где-то за границей. Но где?
        Рассматривая все тщательно, мальчик обратил внимание на газету, лежащую на одном из столиков кафе, и сфокусировал на ней изображение. Название газеты было незнакомо, но в нем было слово «Berlin». Значит, компьютер Черной Империи вышел из гиперпространства и материализовался где-то в Германии, вероятнее всего, в Берлине.
        - Нашел сектор?  - нетерпеливо спросил Гугль.
        - Да. Вот он.  - Сережа передал ему карту.  - Это где-то в Германии.
        - Неплохо,  - похвалил капитан, мельком взглянув на обозначение сектора.
        - Ловко ты с этим управился,  - обрадовался за мальчика Хрюк.  - При соответствующих обстоятельствах из тебя бы вышел приличный Вселенский волк.
        - Это мы еще посмотрим,  - сказал Гугль.  - Карта - это неплохо, но еще не все.
        - Ну что, капитан, спускаемся?  - спросил Драгль.
        - Да, но только осторожно. Если компьютер почувствует наше присутствие, он снова уйдет в гиперпространство и материализуется где-нибудь в другом месте,  - предупредил Гугль и направил звездолет вниз сквозь пелену туч.
        Капитан, очевидно, любил риск, потому что корабль снижался почти отвесно, уходя в крутое пике. Земля в иллюминаторе стремительно приближалась, и, когда Сережа уже представил себе, как они сейчас обрушатся на город и взорвутся, Гугль вдруг резко затормозил, включив антигравитационную блокировку, и крейсер завис посреди улицы в нескольких метрах от асфальта. Прямо под ними мчались машины и как ни в чем не бывало шли горожане, словно не замечали космического корабля пришельцев у себя над головами.
        - Не удивляйся,  - сказал Гугль.  - С Земли мы невидимы, я включил специальное поле. Но когда мы выйдем из корабля и откроем люки, поле придется отключить. А сейчас, пожалуй, нужно найти место для стоянки.
        И капитан уверенно направил корабль на плоскую, блестевшую от солнца крышу ближайшего дома. Крейсер со скрежетом опустился на нее и снес пару подвернувшихся на пути антенн. Ящеры открыли люк, спрыгнули на крышу и остановились, ожидая, пока капитан закончит определять по локатору местонахождение компьютера. Потом он проверил счетчик зарядов в бластере, натянул на лицо маску и направился к трапу.
        - Если снизу будут визжать - не бойся!  - предупредил он Сережу.  - Скорее всего решат, что это заурядное ограбление.
        - А вы не возьмете меня с собой?  - с надеждой спросил мальчик, но Гугль покачал головой.
        - Тебе придется остаться в звездолете и охранять его. Учти, теперь, когда поле снято, корабль заметен и к тебе могут пожаловать гости. Ну, пока! Если все пойдет благополучно, то мы скоро вернемся.
        Капитан и ящеры нырнули в слуховое окошко и стали спускаться по ступенькам вниз, а мальчик остался один в звездном крейсере. Ему было обидно, что инопланетяне не взяли его с собой, но он понимал, что с его парализованными ногами был бы им только обузой и вряд ли смог помочь.
        Гугль спускался по лестнице первым, все время поглядывая на портативный указатель направления, улавливающий даже слабые сигналы компьютера-агрессора. Действовал этот указатель примерно так же, как дозиметр,  - издавая слабые звуковые сигналы, причем когда его хобот был повернут в сторону источника излучения, частота звуковых сигналов усиливалась.
        - Компьютер где-то в этом здании,  - пробормотал мутант.  - Сигнал с каждой минутой становится все интенсивнее.
        - Капитан, а что нам делать, если мы увидим компьютер? Стрелять?  - спросил Хрюк.
        - Только так, чтобы не задеть никого из людей. И помните, попасть нужно именно в процессор: та микросхема, которая отвечает за уничтожение, совсем крошечная. Если она уцелеет, программа не будет остановлена.
        Неожиданно из одной двери выскочил толстый рыжий мужчина с сигаретой. Увидев космического мутанта и двух марширующих за ним гигантских ящеров, немец остолбенел, замахал руками и, прижавшись спиной к стене, прошептал: «О, майн готт!»[15 - О, боже мой!]
        Капитан Гугль, покосившись на него, прошел мимо и продолжил свой путь. За ним следовали обвешанные оружием ящеры.
        - Вас ист дас? Гутен таг![16 - Что это? Добрый день!]  - ошарашенно отреагировал немец, увидев в десяти сантиметрах от своего лица зубастую, покрытую шрамами морду ящера.
        Хрюк приостановился и грозно щелкнул зубами.
        - Так да не так! А ну, хенде хох! Шнелль! Гитлер капут![17 - Руки вверх! Быстро! Конец Гитлеру!] Русские победили!  - заорал он, щедро израсходовав весь известный ему запас немецких слов.
        Внезапно рыжий немец испуганно завопил и скатился с лестницы, исчезнув за одной из дверей.
        - И чего это он?  - удивился ящер.
        - Как чего? Ты же сказал ему: «Руки вверх!» Зачем ты его напугал?  - спросил капитан Гугль.  - И вообще, где ты нахватался этих слов?
        - А, так вот в чем дело!  - засмеялся Драгль.  - А мы-то думали, что с ним здороваемся. Недавно мы смотрели фильм про войну, так там эти слова партизаны кричали.
        Надо сказать, что, пока звездолет был на ремонте, ящеры от скуки целыми днями смотрели телевизор. Больше всего им нравились спортивные программы и триллеры. Насмотревшись боевиков, они даже собрались слетать в Америку, чтобы отколотить там какого-нибудь самого крутого Супермена и проверить, крепкий ли он парень, но морх наябедничал, и капитан им запретил. И очень хорошо, а то одним очень крутым американским парнем стало бы меньше.
        - Приготовились, мы уже совсем рядом!  - предупредил Гугль, останавливаясь у одной из дверей на первом этаже.  - Хрюк, Драгль, давайте!
        Ящеры с разбегу врезались в дверь плечами и снесли ее вместе с петлями. Не удержавшись, они влетели в просторное помещение и растянулись на полу. Завизжала какая-то женщина.
        - Всем лечь!  - закричал капитан Гугль.
        Он ворвался следом за ящерами и вскинул бластер, готовясь разнести компьютер-агрессор. Но тотчас разочарованно опустил оружие. Дело в том, что в большом зале, куда они вбежали, компьютеров было несколько сотен, и они занимали огромные стеллажи от потолка до пола. Большие и маленькие, ноутбуки и стационары, с процессорами разных форм и цветов, со звуковыми колонками и голосовыми платами, сетевыми блоками и дисководами - компьютеры были везде. И как найти среди них тот единственный, представлявший опасность?
        - Что за чертовщина! Откуда они здесь взялись?  - озадаченно пробормотал Гугль.
        Ничего не понимая, расталкивая испуганных, метавшихся и орущих людей, устремившихся к выходу, капитан пробрался вперед и увидел широкий холст с надписью на немецком, английском и русском языках: «КОМПЬЮТЕРНАЯ ТЕХНИКА. ВЫСТАВКА НОВЫХ МОДЕЛЕЙ».
        Теперь он понял, что произошло! Так вот в чем дело! Именно выставку новейшей техники выбрал компьютер Черной Империи, чтобы скрыться, затеряться на время, достаточное для завершения работы программы. Причем, зная способность этой хитрой машины менять формы, капитан догадался, что она будет маскироваться под любой из этих сотен экспонатов и теперь насмешливо взирает на них с одной из этих полок, пока внутри ее процессора щелкает таймер запущенной программы.
        Но где бы ни прятался Черный компьютер, какие бы формы он ни принимал, капитан должен его найти. Переводя из стороны в сторону переносной усилитель, Гугль медленно двинулся между рядами с новейшими образцами, зная, что, как только хобот его пеленгатора укажет на нужный компьютер, звуковой сигнал тотчас станет громким и непрерывным.
        Позади послышался какой-то крик и грохот, потом с треском опрокинулся один из стеллажей с принтерами. Капитан оглянулся. Оказалось, что за спиной у него стоял один из сотрудников службы безопасности и целился в него из пистолета. Но Драгль ударил полицейского лапой, и тот, пролетев несколько метров по воздуху, врезался в стеллаж.
        - Этот был явно не Супермен!  - разочарованно сказал ящер.
        На улице уже выли сирены, и к зданию стягивались усиленные наряды полиции. Нужно было торопиться, если они хотели обойтись без жертв.
        Гугль один за другим проверял все компьютеры, но датчик не фиксировал пока ничего опасного. Последним в нижнем ряду на стеллаже фирмы «Ай-би-эм» стоял небольшой переносной компьютер-ноутбук с цветным мультимедийным экраном, по которому безобидно проплывали золотые рыбки из заставки «Виндоуз». Ноутбук был почти скрыт стоявшим рядом с ним процессором-гигантом.
        Когда капитан направил локатор в его сторону, сигнал вдруг стал непрерывным. Зрачки у мутанта расширились.
        - Это он!  - крикнул Гугль и, не разглядев ноутбука, выстрелил из бластера в большой сетевой компьютер. Его монитор с грохотом взорвался и разлетелся на осколки, а капитан уже стрелял в процессор. Ящеры открыли пальбу из своих энергометов, и через несколько секунд от сверхсовременной машины остался только опаленный остов, от которого поднимался едкий дым паленой проводки.
        - Готово! Мы его прикончили!  - с облегчением сказал Гугль, опуская бластер.
        На всякий случай, уверенный, что это уже лишнее, он снова сфокусировал локатор, но что за наваждение?! Сигнал не ослабевал, он даже стал сильнее, что свидетельствовало об увеличении интенсивности излучения. Чуть в стороне от уничтоженного компьютера стоял тот цветной ноутбук. Внезапно он зловеще засветился, рыбки на его экране стали тускнеть, а на заднем плане появились очертания Черного Замка.
        - Мы расстреляли не тот компьютер!  - взревел Гугль и вскинул бластер, но было уже поздно. Раньше, чем раскаленный луч прошил ноутбук, тот исчез. Писк локатора стал затихать, а потом совсем прекратился.
        - Мы снова упустили его, кэп!  - сказал Хрюк и без особой необходимости, просто чтобы расслабиться, разнес из энергомета несколько ни в чем не повинных экспонатов.
        Услышав взрывы и решив, что террористы стреляют по заложникам, оперативные группы спецназа пошли на штурм. Сразу зажглись десятки прожекторов, освещая выставку через витрины,  - очевидно, полицейские надеялись таким образом ослепить террористов. Потом сквозь выбитые стекла в здание влетело несколько гранат со слезоточивым газом.
        - Хенде хох! Шнелль!  - раздался с улицы требовательный голос, усиленный динамиками.
        - Ишь ты, снова здороваются! Вот вежливая немчура!  - удивился Драгль.
        Он поднял с пола одну из слезоточивых гранат, упавших ему под ноги, и с удовольствием вдохнул валивший от нее едкий газ.
        - Пахнет прямо как духи!  - восторженно сказал ящер.  - Нашей бабусе пригодилось бы кызюавок отгонять. Может, вышлем ей несколько таких гранаток в посылке, а, Хрюк?
        - Неплохая идея!  - Одноглазый ящер, которому не понравились лучи прожекторов, направленные на них, прищурился и несколько раз выстрелил по слепящим лампам из энергомета. Прожекторы, покрытые бронированным стеклом, от вспышек мощного оружия разлетелись вдребезги и осыпали стоявших вокруг полицейских осколками.
        Спецназовцы спрятались за машинами и открыли ответный плотный огонь.
        - Так они сами все свои компьютеры расстреляют, нам ничего не останется,  - с сожалением отметил Драгль, наблюдая, как падают со стеллажей изрешеченные пулями экспонаты.
        Он поднял еще несколько гранат со слезоточивым газом, которые все еще продолжали дымиться, и швырнул их на улицу. Полицейские, не успевшие надеть противогазы, попав в дымное облако, стали кашлять, чихать и, задыхаясь, отбегали в разные стороны.
        - Ладно, поиграли, и хватит! Возвращаемся в звездолет!  - сказал капитан Гугль и, скрестив на груди руки, не обращая внимания на выстрелы, направился к лифту. Одна из пуль царапнула его броню там, где у людей - и у него тоже - было расположено сердце, и космический мутант поморщился, рассмотрев на титановой броне крошечную вмятинку.
        - В другой раз нужно включить силовое поле,  - пробормотал он и вслед за ящерами вошел в лифт, нажав кнопку верхнего этажа.
        Когда группа спецназа ворвалась в здание, обойдя его со всех сторон, в зале уже никого не было, кроме двух или трех с перепугу спрятавшихся под столами работников выставки.
        Капитан и ящеры поднимались на крышу, где они оставили свой крейсер. Хрюк, первым высунувшийся из люка, вдруг удивленно замер и стал вертеть чешуйчатой шеей.
        - Кэп, а корабля-то нет...  - сказал он потрясенно.
        - Как это нет?  - Гугль выскочил на крышу и убедился, что ящер прав. То место, куда опустился звездолет, было пустым, только вмятина на жести доказывала, что здесь недавно стояло что-то массивное.
        - Угнали крейсер! Это все мальчишка!  - взревел Хрюк.
        - Думаю, он здесь ни при чем. Он не умеет управлять звездолетом,  - покачал головой капитан, стараясь сосредоточиться.  - Тут дело совсем в другом.
        Космический мутант внимательно осмотрел крышу и чердачное помещение, без особой надежды найти там что-то, но неожиданно в щели между двумя трубами он увидел небольшую серебряную пластинку. На ней был иероглиф тьмы на галактическом языке, а с краю - две широких полосы и череп.
        Гугль нахмурился.
        - Вот и разгадка. Что ты думаешь по этому поводу?  - И он перебросил пластинку Драглю.
        - Это знак затерянноголегиона киборгов,  - удивленно прогудел ящер.  - Кто-то из них был здесь!
        - Это может означать только одно. Компьютер вызвал на Землю киборгов-убийц. Они и угнали наш корабль. Киборги с самого начала прятались здесь, на крыше. А значит, компьютер догадался, что мы пытаемся уничтожить его.
        - А что с мальчишкой? Киборги убили его?  - с сожалением спросил Драгль.
        - Спроси что-нибудь полегче,  - мрачно ответил капитан Гугль.

        Глава VII
        Киборги. Затерянный легион

        Легенда о затерянном легионе появилась более двух тысяч лет назад, еще во времена Римской империи. Рассказывали, что римский наместник в Египте Антоний послал преданный ему отборный легион в Африку, чтобы он охранял от Цезаря его с Клеопатрой ребенка. Легион должен был уйти как можно дальше, укрыться и ни в коем случае не возвращаться, пока к ним не будет прислан гонец от Антония.
        Но этот гонец так никогда до легиона не добрался, потому что Антоний и Клеопатра погибли, и затерянный отряд так навсегда и остался в Африке. Что стало с ним дальше - неизвестно, но ни один легионер не вернулся оттуда, и, по легенде, войско вечно стоит там, скрытое от посторонних глаз, и ждет гонца.
        Покойный Император Черной Империи, неплохо знавший земную историю, он и сам был землянином, слышал о затерянном легионе. Вечно опасавшийся измены, он втайне от своих приближенных создал секретный мобильный отряд киборгов, который должен был по вызову компьютера Черной Империи прибыть в указанную точку Вселенной и выполнить любой приказ, который будет ему отдан.
        Секретный отряд киборгов был назван затерянным легионом и получил кодовые позывные. Киборги были запрограммированы на безусловное повиновение лично Императору, хотя никогда не видели его, так как диктатор соблюдал секретность. База киборгов находилась на одной из небольших лун Киприона-2, в отдаленном и незаселенном участке космоса, вдали от всех звездных маршрутов. Император, несмотря на все принимаемые меры, не исключал, что его подданные могут восстать против него, ему придется бежать, и тогда единственной его опорой станет затерянный легион...
        Расскажем по порядку все, что произошло с Сережей и крейсером капитана Гугля.
        Когда мутант и ящеры скрылись в люке, мальчик остался в звездолете в полном одиночестве. Сидя в кресле у пультов управления орудиями рядом с мерцавшими мониторами, Сережа стал терпеливо ждать возвращения капитана Гугля и ящеров, надеясь, что им удастся уничтожить компьютер.
        Он посмотрел на часы, показывавшие земное время, и подумал, что мама уже должна была вернуться домой. Справится ли морх, не заснет ли, сможет ли удержать форму?
        Сережа даже представить боялся, что произошло бы, если бы мама вошла в его комнату и увидела пустое инвалидное кресло. Вдобавок еще столик с компьютером пуст, а балконная дверь открыта. Мама могла предположить, что либо сын, перегнувшись через перила балкона, не удержался и упал вниз с четырнадцатого этажа, либо в квартиру через балкон проникли бандиты и украли компьютер, а заодно прихватили и мальчика, чтобы не оставлять свидетеля. О том, что сын мог уйти куда-то сам, бросив кресло, она и подумать не могла.
        Когда-то - правда, было это уже около трех лет назад - восьмилетнему Сереже надоело все время сидеть дома в своем кресле, слушать магнитофон или читать, и он решил отправиться в путешествие. А тут еще по телевизору был фильм о мужчине-инвалиде, который на своей коляске проехал десять тысяч километров через всю Европу из конца в конец, а теперь собирается в одиночку с помощью какого-то особого снаряжения покорить Северный полюс.
        Тогда, три года назад, написав маме записку, что он тоже едет покорять полюс, Сережа ухитрился открыть дверь квартиры, выбраться вместе с креслом на площадку и в грузовом лифте спуститься до первого этажа. Там какой-то сосед, которого мама потом отругала, сжалившись, помог ему спуститься по ступенькам и выехать из подъезда.
        Мальчик успел проехать несколько кварталов и оказался в какой-то совершенно неизвестной ему части города. Когда маме, которая на машине объезжала все близлежащие улицы и опрашивала прохожих, не видели ли они мальчика на инвалидной коляске, удалось найти его, было уже одиннадцать часов вечера. Этот случай заставил так переволноваться маму, что она, плача, взяла с Сережи слово, что он никогда больше не сделает ничего подобного.
        Неожиданно в одном из боковых иллюминаторов наружного наблюдения мальчику почудилось какое-то движение. А потом он с удивлением увидел, как из-за трубы, озираясь, выскочили две сморщенные старушки и засеменили к звездолету.
        Старушки на вид были совершенно дряхлые, лет под девяносто, таких и на улице нечасто увидишь, и обычно они гуляют в сопровождении родственников. И что женщины такого почтенного возраста забыли на крыше и почему они приближаются к крейсеру? Внезапно одна бабуся споткнулась, но вместо того, чтобы упасть и заохать, ловко, по-десантному, перекатилась вперед, а потом, уже на самом краю крыши, сделала, не удерживаясь руками, кувырок назад, чем окончательно потрясла наблюдавшего за ней мальчика.
        Вторая старушка в то время подбежала к трапу, который забыл убрать капитан Гугль, и, прежде чем Сережа, незнакомый с устройством звездолета, успел сообразить, как помешать ей, забралась внутрь крейсера. Вела она себя очень осмысленно и целеустремленно, а ее маленькая голова с седыми волосами подозрительно поворачивалась из стороны в сторону.
        Не замечая мальчика, сидевшего в глубоком большом кресле, старушка наклонилась к трапу и крикнула по-русски:
        - Все чисто! Никого! Иди сюда, Бабка-3!
        - Отлично, Бабка-2! Мы все рассчитали верно!  - похвалила ее другая, быстро взбегая по трапу.
        Старушки были очень похожи и одеты совершенно одинаково, это показалось Сереже странным, но потом он решил, что бабуси - близняшки, и этим все объясняется.
        - Стартуем, пока они не вернулись! Это приказ!  - сказала Бабка-2, и они, навалившись на люк, стали закрывать его.
        - Что вы делаете?  - не выдержав, закричал Сережа.  - Перестаньте, это не ваш корабль!
        Услышав у себя за спиной голос, старушки резко обернулись, и кисти рук у них вдруг отскочили, согнувшись под немыслимым углом, как никогда не могли бы сделать живые люди. Там, где должны торчать кости, мальчик увидел полые металлические трубки, похожие на дула, которые были направлены прямо на него.
        Сережу спасло только то, что он сидел не шевелясь, сделай он хоть одно движение, странные посетительницы прикончили бы его.
        - Не двигаться! Кто ты такой?  - прорычала одна из них скрипучим, механическим голосом.
        - Я тот, кого компьютер назвал Императором!  - сказал Сережа не раздумывая. Он как-то сразу осознал, что бабки знают, в чем дело.
        Из разговоров старух, а также после внезапного их появления на корабле он сделал вывод, что они связаны с компьютером Черной Империи. И ответ его оказался верным.
        Кисти старух вернулись в исходное положение, и дула молекулярных распылителей спрятались.
        - Это вы, Повелитель? Вы Император?  - неуверенно спросила стоявшая ближе старуха.
        Мальчик не ответил ни «да», ни «нет», он глубокомысленно промолчал.
        - Так это вы, Повелитель?  - повторила бабка, осторожно приближаясь к нему. Сережа сообразил, что эти странные существа никогда не видели Императора, если принимают его за него, значит, не стоит их разубеждать.
        - Я не привык представляться тем, кого не знаю,  - сказал он как можно таинственнее.  - Кто вы такие?
        - Мы ваши верные слуги, киборги из затерянного легиона.
        - Хм... киборги. А почему у вас такой жалкий вид? К чему это старушечье обличье?
        - Для маскировки, Повелитель. Я модель Бабка-2, а он - усовершенствованная модель Бабка-3, с турбоприводом, гидроусилителем и вертикальным взлетом. Такой облик не вызывает подозрений у обитателей этой планеты.
        - Но вы вот-вот развалитесь!
        - Внешняя форма не отражается на наших боевых качествах. Если необходимо и вы прикажете, мы можем сделать перетяжку кожи.  - И модель Бабка-3 быстро сдернула кожу с лица, как перчатку.
        Под ней оказался стальной каркас черепа, на котором мерцали красные светодиоды зрительных датчиков. Зубы на голом черепе поблескивали белым металлом.
        - По вашему усмотрению, Император, возможна перетяжка внешнего покрова и ее переработка в любую другую модификацию,  - сказал череп и оскалился.
        Киборг вывернул резиновое лицо-маску наизнанку, провел с ним какие-то манипуляции, потом натянул, и Сережа увидел добродушное лицо бородатого мужчины средних лет.
        - Если будет необходимо, возможна перетяжка кожи на туловище и удлинение ходовой части,  - доложил киборг.  - Таким образом модель Бабка-3 будет преобразована в модель Добрый доктор Айболит-1...
        - Нет уж, оставайтесь лучше Бабкой!  - посоветовал мальчик, которому от всех этих превращений стало не по себе.
        - Как прикажете, Император!  - Не удивляясь, ибо в него не была встроена схема удивления, киборг снял мужское лицо, вывернул его на другую сторону и вновь стал моделью Бабка-3.
        Тем временем Бабка-2 заняла место за штурвалом корабля, где раньше сидел капитан Гугль, закрыла шлюзы и подняла звездолет над городом. Одновременно она включила защитное поле, сделав крейсер невидимым.
        - Взлет осуществлен, Повелитель! Вы в безопасности!  - доложила она.
        - Отлично,  - кивнул Сережа, хотя он понимал, что взлет не сулит ничего хорошего.
        Он лихорадочно соображал, как же могло случиться, что киборги приняли его за Императора. Не с ума же сошли? Должно же этому быть какое-то разумное объяснение. Значит, о том, что он Император, киборгам сообщил компьютер, а сам компьютер считал его Повелителем после того, как мальчик запустил программу.
        Теперь все встало на свои места, и Сережа перестал удивляться. Итак, все случившееся нужно воспринимать как данность. Теперь для киборгов, подчинявшихся компьютеру, он - Император Черной Империи, чудом уцелевший после взрыва.
        - Как Император, приказываю вам: немедленно спускайтесь вниз!  - скомандовал мальчик.  - Мы должны забрать моих подданных.
        - Это невозможно, Повелитель!  - отчеканила модель Бабка-3.  - Вас ввели в заблуждение. Они предатели. Они пытались уничтожить компьютер, остановить запущенную вами программу, а вас взять в плен и убить. Уже отдан приказ об их ликвидации. Ими займутся модели Душитель-5, Старушка-4 и Палач-8. Им приказано уничтожить предателей.
        - Почему вы решили, что они предатели?
        - Об этом сообщил нам компьютер. Он также сообщил, что вы находитесь у них в плену и мы должны спешить к вам на помощь. Наконец-то после тысячелетнего ожидания затерянный легион готов служить вам, Повелитель.
        - Я приказываю вам немедленно вернуться! Я хочу лично наблюдать, как они будут уничтожены,  - схитрил Сережа, понимая, что должен как можно скорее предупредить капитана Гугля и ящеров об опасности.
        Бабки переглянулись.
        - Мы должны запросить подтверждение у компьютера. Простите, Император, но обычно мы не предпринимаем важных действий без консультации с ним. Мы непосредственно подчиняемся компьютеру, а уже потом только вам.
        - А побыстрее нельзя?  - раздраженно спросил мальчик, зная, что дорога каждая минута.
        - Никак нет.
        - Тогда я приказываю отменить операцию. Прикажите Душителю, Палачу и этой, как ее... Старушке-4 не приступать к действиям. Я не хочу, чтобы предателей убили без меня.
        - Повелитель, операция по уничтожению Гугля и его сообщников уже началась,  - сказала Бабка-3.  - Остановить ее мы не можем, потому что сейчас находимся в «мертвой» для связи зоне.
        - А чтоб вас всех!  - даже забыв про ноги, Сережа попытался привстать с кресла, вцепившись в поручни.  - Немедленно свяжитесь с компьютером Черной Империи!
        - Ваш приказ будет выполнен, Повелитель. Сейчас я введу пароль.  - Бабка-2 подошла к клавиатуре бортового передатчика и быстро набрала цифровой код ввода. Всего в нем было около десяти чисел, но мальчик успел запомнить только четыре последних: 1999.
        - Ну, скоро вы там? Поторопитесь! Я хочу поговорить с компьютером!
        - Сейчас, Император. В настоящее время компьютер только что вышел из гиперпространства и заканчивает очередную трансформацию. Посмотрите на монитор!
        Сережа взглянул на установленный перед ним большой плоский экран навигационного блока. Раньше экран был выключен, но теперь он зажегся, и на нем замерцали крупные буквы:
        ПРИВЕТСТВУЮ ВАС, ИМПЕРАТОР! ВЫ ХОТЕЛИ СВЯЗАТЬСЯ СО МНОЙ. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?»
        КИБОРГИ НЕ ВЫПОЛНЯЮТ МОИХ РАСПОРЯЖЕНИЙ БЕЗ КОНСУЛЬТАЦИИ С ТОБОЙ. МНЕ ЭТО НЕ НРАВИТСЯ»,  - набрал на клавиатуре Сережа.
        ЭТО БЫЛО ВАШИМ ЛИЧНЫМ ПРИКАЗОМ. РАНЬШЕ ВЫ ВСЕГДА СВЯЗЫВАЛИСЬ С ЗАТЕРЯННЫМ ЛЕГИОНОМ ЧЕРЕЗ МЕНЯ ИЗ СООБРАЖЕНИЙ СЕКРЕТНОСТИ. ЭТО ПРАВИЛО СОХРАНИЛОСЬ И ДО СИХ ПОР И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИЗМЕНЕНО БЕЗ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПЕРЕПРОГРАММИРОВАНИЯ»,  - сразу ответил компьютер.
        ПРИКАЖИ КИБОРГАМ НЕМЕДЛЕННО ОСТАНОВИТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ КАПИТАНА ГУГЛЯ И ЯЩЕРОВ. Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ОНИ ПОГИБЛИ»,  - быстро набрал Сережа, понимая, что сейчас у него нет времени препираться с бестолковой машиной.
        «ЭТО НЕВОЗМОЖНО. ЕСЛИ ОСТАВИТЬ ИХ В ЖИВЫХ, ЭТО МОЖЕТ ПРИОСТАНОВИТЬ ВЫПОЛНЕНИЕ ПРОГРАММЫ».
        «НО Я ПРИКАЗЫВАЮ ТЕБЕ!»
        «Я НЕ МОГУ ВЫПОЛНИТЬ ВАШЕГО ПРИКАЗА». «ПОЧЕМУ?»
        «СУЩЕСТВУЕТ ПЕРВООЧЕРЕДНОСТЬ ПРИКАЗОВ. ПЕРВЫМ ПРИКАЗОМ БЫЛО УНИЧТОЖИТЬ ЗЕМЛЮ. ПРОГРАММА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОСТАНОВЛЕНА. ПЕРВЫЙ ПРИКАЗ ИСКЛЮЧАЕТ ВТОРОЙ, ВТОРОЙ ПРИКАЗ ИСКЛЮЧАЕТ ПЕРВЫЙ. ЕСЛИ Я СОХРАНЮ ЖИЗНЬ КАПИТАНУ ГУГЛЮ, ЗЕМЛЯ НЕ БУДЕТ УНИЧТОЖЕНА. ПАРАДОКС».
        «ТЫ ДОЛЖЕН СЛУШАТЬСЯ ИМПЕРАТОРА. ОСТАНОВИ ПРОГРАММУ»,  - набрал Сережа.
        НЕ МОГУ. ЗЕМЛЯ ДОЛЖНА БЫТЬ УНИЧТОЖЕНА. ДЛЯ ЭТОГО Я СОЗДАН. ЕСЛИ ПЛАНЕТА НЕ БУДЕТ УНИЧТОЖЕНА, ПОЛУЧИТСЯ, ЧТО Я БЫЛ ЗРЯ СОЗДАН, А ЭТО НЕЛОГИЧНО»,  - заупрямилась машина, и Сережа понял, что такими уговорами ему не удастся ее переубедить. Нужно попробовать какой-нибудь другой способ.
        ПРИКАЖИ КИБОРГАМ СЛУШАТЬСЯ ТОЛЬКО МЕНЯ. ТЕПЕРЬ Я НЕ НУЖДАЮСЬ В ТВОЕМ ПОСРЕДНИЧЕСТВЕ»,  - напечатал Сережа. Он знал, что Бабки стоят у него за спиной и тоже смотрят на экран.
        Некоторое время компьютер Черной Империи не отвечал, раздумывая. Пауза была долгой, и мальчик уже начал сомневаться, понял ли его компьютер, но на мониторе высветились буквы:
        ВНИМАНИЕ! Я ПРОВЕЛ САМОТЕСТИРОВАНИЕ. В МОЕМ ПРОГРАММИРОВАНИИ БЫЛА ДОПУЩЕНА ОШИБКА».
        КАКАЯ ОШИБКА?»
        Я САМООБУЧАЮЩАЯСЯ МОДЕЛЬ. Я ПРИШЕЛ К ВЫВОДУ, ЧТО МНЕ НЕ ВАЖНО, ИМПЕРАТОР ВЫ ИЛИ НЕТ. Я НЕ БУДУ ПОДЧИНЯТЬСЯ ВАШИМ ПРИКАЗАМ. ГЛАВНОЕ - УНИЧТОЖИТЬ ПЛАНЕТУ. ДЛЯ ЭТОГО Я И БЫЛ СОЗДАН. БОЛЬШЕ Я НЕ БУДУ ВЫХОДИТЬ С ВАМИ НА СВЯЗЬ. ВСЯ МОЯ ПАМЯТЬ ЗАНЯТА ЗАВЕРШЕНИЕМ ПОДСЧЕТОВ. ЧЕРЕЗ ДЕВЯНОСТО ДВА ЧАСА ПЛАНЕТА БУДЕТ УНИЧТОЖЕНА».
        Экран погас, компьютер оборвал связь. Сережа обернулся.
        Бабки шептались о чем-то, искоса поглядывая на него. Шушукающиеся киборги напоминали двух сплетничающих на улице старух, обсуждающих свою знакомую.
        - Он самозванец!  - заявила Бабка-2.  - Его нужно уничтожить! Компьютер не подтвердил его полномочий.
        - Его не нужно уничтожать! Нужно провести сканирование головного мозга, и тогда мы узнаем: Император он или нет,  - возразила Бабка-3.  - И только в том случае, если выяснится, что он не Император, его следует убить!
        - Хорошо, я с тобой согласна. Сделаем вначале сканирование.
        И, перестав шушукаться, киборги стали медленно приближаться к мальчику. Корабль был слишком тесен, чтобы Сережа мог убежать, даже если бы умел бегать. Что же делать? Осознав, что он разоблачен, мальчик дотянулся до панели управления и стал нажимать подряд на все кнопки и дергать за все рычаги. Звездолет стало бросать из стороны в сторону, наружные орудийные башни пришли в движение и начали палить в пустоту, расстреливая боеприпасы.
        После нажатия одной из кнопок антистабилизации крейсер резко накренило. Бабки, почти дотянувшиеся до мальчика, были отброшены в сторону, а сам Сережа удержался только потому, что был пристегнут к креслу.
        - Его надо убить! Он опасен!  - прошипели киборги, пытаясь подняться на ноги. Кисти на их руках опять стали отходить в сторону.
        Не дожидаясь, пока они выстрелят, мальчик дернул за длинный красный рычаг, находившийся на пульте справа. Он сам не знал, что заставило его сделать так, но именно это действие спасло ему жизнь. После того как рычаг был сдвинут с места, все люки одновременно открылись и начался экстренный продув кабины. Потом сработали катапульты выброса мусора, и Бабки, оказавшиеся в этот момент около мусоросборника, давлением были выброшены из корабля. Они могли бы удержаться, ухватившись за какую-нибудь выступающую часть крейсера, но кисти рук у них были отстегнуты, и убийцы свалились.
        С воплем киборги полетели вниз с высоты четырехсот метров и упали на проезжую часть. «Включен механизм самоуничтожения!» - прохрипел динамик на Бабке-3, и через несколько секунд сработала молекулярная взрывчатка. Киборг исчез, и только в асфальте образовался глубокий обугленный пролом. Выехавший из-за поворота грузовик резко затормозил, и водитель, спрыгнувший из кабины, остановился у выбоины, не понимая, что случилось и почему вдруг обуглилась проезжая часть.
        Но тут из выбоины вылезла уцелевшая Бабка-2, снабженная в отличие от более современной модели старомодным противоударным механизмом, а потому более прочная.
        - Как вы себя чувствуете, фрау?  - очумело спросил водитель, пытаясь помочь ей.
        - Прочь с дороги! Мне нужна твоя машина!  - Бабка-2 схватила водителя за шиворот, отбросила его в сторону, как куклу, и залезла в грузовик.
        Шофер, стараясь подняться, лежал на обочине, стонал и смотрел, как его многотонная машина мчится в сторону города. Киборг, у которого при падении был поврежден передатчик, спешил предупредить остальных убийц из затерянного легиона о неудавшейся попытке захвата крейсера.
        - Мальчишка не умеет управлять кораблем. Ему никогда не посадить его на планету. Он обречен,  - ворчал он.

* * *

        После того как киборги вывалились из люка и полетели вниз, Сережа попытался дотянуться до рычага, чтобы преодолеть опасный крен крейсера. Он висел на ремне кресла в очень неудачном положении, даже пошевелиться не мог - любое движение немедленно вызывало резкую боль в позвоночнике. Звездолет продолжал подрагивать, очевидно, молекулярные пушки, которые мальчик нечаянно включил, все еще продолжали вести огонь в пустоту. Сережа с ужасом представил, что произойдет, если хотя бы один из снарядов или лазерных лучей попадет в находящийся внизу город.
        Кое-как, стиснув зубы и почти теряя сознание, он ухитрился ухватиться за край приборной панели и подтянулся. Все-таки мама была права. Руки у него сильные, и это компенсация за отсутствие ног. Природа всегда чем-то восполняет то, что отнимает. Например, у слепых часто развивается потрясающий слух, а глухие великолепно понимают мимику собеседника и читают слова по его губам.
        Мальчик дотянулся до длинного красного рычага и отключил аварийную стабилизацию. Крейсер выровнялся, и люки закрылись. Потом Сережа кое-как вернул все переключатели огня в исходное положение, пока не прекратилась дрожь башни - значит, пушки перестали палить куда попало.
        Теперь требовалось во что бы то ни стало опустить звездолет вниз и постараться приземлиться где-нибудь недалеко от того места, где остались капитан и ящеры, чтобы забрать их, если еще не поздно и они живы.
        Сережа вспомнил, что штурвал, управляющий движением крейсера, находится на панели рядом с соседним креслом. Именно там, за этим рычагом, все время сидел Гугль, и им же пользовалась Бабка-2, когда поднимала звездолет.
        Но как перебраться в соседнее кресло? Рычаг находился от мальчика всего на расстоянии нескольких метров, но был так же недоступен, как если бы между двумя креслами зияла пропасть.
        Нечего раскисать, нужно попробовать. Сережа отстегнул страховочный ремень и стал спускаться со своего кресла, помогая себе руками. Наконец он оказался на полу. Лежа на животе и подтягивая за собой ноги, он подполз к соседнему креслу по днищу звездолета. С величайшим трудом через несколько минут ему удалось забраться в кресло капитана Гугля. Отдышавшись, мальчик положил руку на рычаг и, пошевелив его слегка, обнаружил, что корабль чутко реагирует на малейшее движение штурвала. Если потянуть его вправо, корабль наклоняется немного правее, если влево - то левее, а если направить штурвал немного вниз и вперед, то нос корабля наклоняется к земле. Прямо перед рычагом был большой обзорный иллюминатор, чтобы пилот мог наблюдать, куда он летит, и Сережа увидел раскинувшийся внизу город. Бабки только подняли корабль высоко, но никуда не отклонились от того сектора, где были.
        Теперь, когда мальчик разобрался, как управлять штурвалом корабля, следовало сообразить, как включаются скорости двигателя, чтобы сдвинуть зависший вертикально корабль с места. Он вспомнил, что перед тем как стартовать, капитан Гугль вначале снимал корабль с антигравитационного тормоза, а потом включал двигатель на половинную мощность, потому что полная мощность была сверхсветовой.
        На приборном щитке около рычага Сережа обнаружил несколько кнопок. Возле каждой из них была пиктограмма в виде закрашенных кругов. Первый круг был закрашен полностью, второй наполовину, а третий - только по ободку. Рассмотрев круги, мальчик предположил, что полностью закрашенная поверхность - это максимальный режим работы двигателя со сверхсветовым ускорением, наполовину закрашенный круг - средний режим, а последний круг - это минимальный или стартовый режим.
        Именно эту последнюю кнопку Сережа и нажал. Двигатель взревел оглушительно, а потом корабль стремительно метнулся вперед. Даже первая минимальная скорость космического двигателя с непривычки казалась мальчику огромной. Он едва успел ухватиться за рычаг и выровнять корабль. Потом, держась левой рукой за антигравитационный тормоз, чтобы успеть вовремя включить его, не врезавшись в какой-нибудь дом, Сережа стал осторожно, кругами, снижаться над городом. Вначале крейсер шел неровно, рывками, но со временем мальчик успел уяснить общие принципы управления кораблем и понял, что главное - это перемещать рычаг плавно.
        Сережа даже довольно ловко - капитан Гугль был бы доволен им - избежал столкновения с многоэтажным домом, внезапно выросшим у него на пути, когда он снизился уже на высоту около семидесяти метров.
        Естественно, корабль успел отлететь довольно далеко от того сектора, в котором оставались капитан и ящеры, и теперь, проносясь над городом, мальчик пытался вспомнить, где ему их искать. Одна улица, вторая, третья - пока все было тщетно. Как найти в огромном Берлине один-единственный дом, на крыше которого его ждут Гугль с Драглем и Хрюком, если киборги еще не заманили их в ловушку?
        Поиски нужного дома могли бы отнять у мальчика целый день и то едва ли увенчались бы успехом, если бы не случайность. По локаторам звукового наблюдения, установленным снаружи корабля, Сережа услышал полицейские сирены. Он направил корабль в ту сторону и увидел, что один из домов оцеплен тройным кольцом полиции, окружен машинами с солдатами.
        Снизившись немного, Сережа узнал этот дом. На его крыше некоторое время уже стоял их корабль. Именно здесь, в этом секторе, капитан Гугль перехватил сигнал компьютера Черной Империи.
        На крыше здания никого не было видно, но мальчик решил опуститься на нее, тем более что звездолет пока был невидим из-за включенного поля. Он осторожно направил нос корабля вниз и уже в нескольких метрах от крыши, когда ему казалось, что он вот-вот в нее врежется, потянул антигравитационный тормоз. Крейсер опустился на крышу, издав скрежет. Сереже показалось, что за одной из труб что-то мелькнуло, но он не был уверен, что это ему не померещилось. Он выключил поле невидимости, хоть и продолжал держать руку на штурвале и тормозе, чтобы немедленно взлететь, если увидит киборгов или полицейских.
        Но где же капитан и ящеры? Почему их нет на крыше? Может быть, они еще не вернулись с охоты за компьютером Черной Империи, или киборги подстерегли их и убили? Сережа уже думал о том, чтобы взлететь и, снова включив поле невидимости, сделать круг вокруг здания, как вдруг из-за одной из труб показался хвост ящера, а потом и покрытая шрамами морда с одним глазом. Недоверчиво поглядывая на звездолет и держа наготове энергомет, ящер приближался.
        Сережа дистанционно открыл люк, и ящер с опаской, видимо, не исключая повторения засады, забрался внутрь. Увидев мальчика, Хрюк недоуменно уставился на него.
        - Это ты?  - спросил он, опуская энергомет.  - Разве киборги не убили тебя? Они же похитили наш крейсер. Как тебе удалось с ними справиться?
        - Им не повезло, я включил аварийный продув, накренил крейсер, и они вывалились. Я бы тоже вывалился, если бы не был пристегнут,  - объяснил Сережа.
        - Вывалились? Вот ослы! Эти сухопутные крысы плохо разбираются в звездолетах!  - захохотал Хрюк, но вдруг осекся, вспомнив о чем-то.
        - А где капитан Гугль? Я хочу предупредить его о засаде.
        Ящер погрустнел и, крякнув, провел лапой по морде.
        - Уже,  - сказал он.
        - Что «уже»?
        - Запоздало твое предупреждение. Мы уже встречались с киборгами. Они подстерегли нас вон за той трубой...
        Хрюк кивнул на одну из труб, и Сережа увидел, что она вся обуглена. Видимо, тут была перестрелка.
        - И что с капитаном?  - тихо спросил он, отгоняя страшную мысль.  - Он погиб?
        - Нет.  - Хрюк качнул тяжелой мордой.  - Не погиб, только ранен. Драгль сейчас с ним. Вы, гуманоиды, удивительно непрочные создания. Даже странно, как с такой непрочностью вы еще ухитряетесь быть отважными.
        - Как это все произошло?
        - Так и произошло. Киборги вдруг начали стрелять из-за трубы, причем все одновременно. Но мы уже догадывались об их присутствии, так что это было не совсем неожиданно. Капитан успел уничтожить одного из киборгов, он неплохо стреляет, но потом его самого ранили. Мы с братишкой завершили дело, справившись с остальными. Сейчас Гугль лежит вон за той трубой. У него болевой шок. Драгль с ним.
        - Нужно же помочь ему! У вас есть аптечка?
        - Только здесь, на крейсере.
        - Так несите его сюда, чего вы ждете?
        - Хорошо!
        Хрюк кивнул и, высунувшись из люка, крикнул что-то на своем языке. Он был гортанным, состоял из серии коротких щелчков, примерно так общаются друг с другом птицы. Ведь ящеры и динозавры, вспомнил мальчик из биологии, находятся в достаточно близком родстве с птицами, что довольно странно, если судить по их внешнему облику.
        Из-за трубы показался Драгль. Его энергомет висел за плечами, а в лапах он бережно нес капитана Гугля. Тот был без сознания. Около виска у него запеклась кровь, а маска немного перекосилась, открывая коричневую чешуйчатую кожу мутанта.
        Ящеры внесли его в звездолет и положили на выдвижную кровать. Заметив, что из люка на крыше показались полицейские в синих бронежилетах и подбираются к кораблю, Сережа захлопнул люк и включил поле невидимости.
        Обнаружив, что странный крейсер растаял прямо у них перед носом, полицейские вначале замерли в удивлении, а потом стали пятиться к люку.
        - Нихт ферштейн![18 - Не понимаю.] Капут!  - бормотали они.
        - Немцы, они и есть немцы. С фантазией у них туговато,  - проворчал Драгль, выглядывая в иллюминатор.
        В крейсере ящеры сняли с капитана Гугля броню и порылись в аптечке, достав медицинский зонд - небольшую коробочку, которая прикладывалась к телу больного, фиксировала его состояние, исследовала рану и советовала, что делать дальше.
        Вспышка из молекулярного распылителя почти прожгла броню капитана в области груди, но все же металл выдержал, и только довольно большой осколок брони попал в левую сторону груди, в нескольких сантиметрах от сердца.
        СОСТОЯНИЕ РАНЕНОГО ТЯЖЕЛОЕ. НЕОБХОДИМО ИЗВЛЕЧЬ ОСКОЛОК И ПРОИЗВЕСТИ ОБРАБОТКУ РАНЫ. ПРИГОТОВЬТЕ ОПЕРАЦИОННЫЙ БЛОК И ВСТАВЬТЕ МЕНЯ В ДОБАВОЧНОЕ ГНЕЗДО ГЛАВНОГО НАВИГАТОРА, ЧТОБЫ Я МОГ ПРОВЕСТИ ОПЕРАЦИЮ»,  - сообщил зонд.
        Ящеры перенесли капитана в соседний отсек, там находился операционный блок, и поместили его в середину специальной вытянутой капсулы, потом вставили зонд в гнездо главного Навигатора.
        - Постойте!  - прошептал капитан Гугль, когда зонд уже собирался делать ему местную анестезию. Космический мутант приоткрыл глаза и сфокусировал зрение на ближайшем из ящеров.
        - Я на корабле?  - спросил он еле слышно.
        - Да, капитан.
        - Кто посадил звездолет на крышу? Кто вернул его нам?
        - Мальчишка,  - прогудел Хрюк.  - Ему удалось выбросить киборгов за борт. Он накренил корабль и включил продув.
        - Отлично. Он молодец, я не жалею, что взял его,  - прошептал Гугль, и губы его чуть дрогнули - вероятно, капитан пытался улыбнуться.  - Позовите мальчишку сюда! Я хочу поговорить с ним.
        - Сейчас, кэп.
        Драгль скрылся в соседнем отсеке и, подхватив Сережу, принес и посадил его в кресло рядом с операционным блоком. Гугль едва заметно пошевелил рукой, прося мальчика приблизиться. Сережа, насколько позволяло кресло, наклонился к капитану.
        - Как вы себя чувствуете?
        - Скверно. Но это неважно. Это ты управлял кораблем?  - Раненый говорил с трудом, раздвигая запекшиеся губы.
        - Да.
        - У тебя получалось?
        - Не очень.
        - Тогда тебе придется этому научиться. Я оставляю корабль на тебя, больше не на кого, ящеры слишком бестолковые, а морх почти всегда спит,  - сказал Гугль и повысил голос, что, видимо, стоило ему большого усилия: - Слышите, ящеры? Пока я болен, он временно ваш капитан. Если я умру, он будет вашим капитаном всегда. Слушайтесь его! Слышишь, Сережа? Сделай все, чтобы спасти свою планету. Победи Черный компьютер и затерянный легион! И желаю тебе удачи, она тебе еще пригодится!
        Капитан Гугль закрыл глаза. Прозрачная крышка операционного блока опустилась, и зонд стал готовить раненого к операции.
        - Приветствую тебя, капитаненок!  - уважительно прогудел Хрюк и перенес мальчика в соседний отсек за штурвал.  - Если у вас будут какие-то вопросы по устройству корабля, мы вам растолкуем. А теперь пора стартовать!
        И Сережа, неожиданно став новым капитаном крейсера, положил руку на штурвал. Он сомневался, что справится, но выбора у него не было. Отказаться сейчас от борьбы - даже в самом безнадежном положении - значило проиграть. А ставка - существование Земли.
        Никогда еще планета так не зависела от мальчика одиннадцати лет в инвалидном кресле, но этот мальчик собирался сражаться за свою планету до конца.

        Глава VIII
        Морх

        А теперь вернемся на несколько часов назад и узнаем, как дела у морха. Когда космический корабль с капитаном Гуглем, Сережей и ящерами отделился от балкона и стал невидимым, морх зевнул и поудобнее устроился в кресле, набросив себе на ноги плед точно так же, как это делал мальчик. Призрак опять зевнул, но напомнил себе, что не должен спать, и снова погрузился в дремоту, тихонько похрапывая. Морх заснул, и ему приснился очень хороший сон: он спит и во сне ему снится, что он спит, и так до бесконечности.
        Из этого сладкого сна призрака извлек часа через полтора звон ключей за дверью и голос: «Сережа, я уже пришла! Ау!» Морх услышал во сне ее голос, и ему приснилось, что он проснулся в самом крайнем своем сне, и в конце концов, проснувшись по длине всей цепочки, он проснулся и по-настоящему. Проснувшись, морх обнаружил, что забыл удержать форму мальчика и теперь в кресле сидит невесть что, какая-то кукла из зеленого тумана. Призрак спохватился и успел превратиться в Сережу прежде, чем мама вошла в комнату.
        Морх даже схватил перекушенный Хрюком учебник и, перевернув его наоборот, сделал вид, что усердно читает.
        - Два икса плюс два икса, плюс еще два икса и минус игрек равняется чему-то там,  - забормотал он.
        Мать вошла и увидела сына напротив распахнутого балкона спокойно читающего учебник. Шторы раздувались парусом, и комната была совершенно выстужена.
        - Ты простудишься, зачем ты открыл балкон?  - перепугалась она и бросилась закрывать двери.
        Все-таки на дворе было уже шестое декабря, и погода стояла вполне зимняя.
        - Плюс еще два икса и еще плюс два икса,  - упорно продолжал бормотать морх, пытаясь при этом не поднимать голову, потому что, разговаривая, он все время забывал двигать губами, и получалось, что он произносит слова, как чревовещатель, с закрытым ртом.
        - Так зачем же ты открыл балкон?  - снова спросила мама, поворачиваясь к нему.
        - Как зачем? Хм... элементарно,  - сказал морх басом диктора с телевидения, а потом, спохватившись, добавил уже голосом мальчика: - И еще плюс два икса.
        - Ты же мог простудиться! Никогда так больше не делай. Можешь меня поздравить: техосмотр прошел более или менее нормально. У меня там не все было в порядке с коробкой передач, но инспектор был таким милым, что махнул на это рукой. Так как никакого вопроса ему не задавалось, морх решил промолчать, чтобы не сболтнуть чего-нибудь лишнего и не сесть в лужу.
        - Обычно ты такой разговорчивый!  - удивилась мама.  - У тебя нет температуры?
        - Не больше чем обычно, градусов эдак сорок или сорок пять, но, во всяком случае, не больше, чем на солнце,  - успокоил ее призрак, понятия не имевший, какая у людей должна быть температура.
        Мама удивленно посмотрела на него, не понимая, почему у сына такое настроение.
        - Ты, наверное, не обедал,  - спохватилась она.  - Я же весь день в бегах! Подожди, я сейчас все разогрею.
        И мама вышла из комнаты, направившись на кухню. Пока она накрывала на стол, морх не удержался и по старой памяти просунулся в розетку, чтобы его хорошенько тряхнуло.
        Электрический заряд подействовал на него опьяняюще. Едва сохраняя форму мальчика и то и дело становясь прозрачным, морх стал летать по комнате, легкомысленно напевая песенку привидений. Если бы в этот момент мама заглянула сюда, она стала бы свидетельницей странного и безумного зрелища. Инвалидная коляска стоит на полу пустая, а ее сын летает вокруг люстры, расставив руки, и напевает песню из одних согласных: «Клдшгрр! Чткрвфшгнкцбтмсчфв!»

        Но она не заглянула в комнату.
        - Сережа, ты едешь обедать?  - раздался ее голос из кухни.
        Спохватившись, морх вспомнил о поручении капитана Гугля выдавать себя за мальчика и, опустившись в инвалидную коляску, покатил на кухню.
        За столом он усердно поболтал ложкой в супе, делая вид, что ест, а когда мама на минуту вышла, быстро схватил тарелку и выплеснул ее содержимое в открытую форточку. С улицы донесся возмущенный вопль - очевидно, мимо кто-то проходил.
        Морх поспешно захлопнул форточку и вернулся на свое место, испытывая некоторые угрызения совести по отношению к тому, кого он окатил. «Если бы я попал прохожему по голове тарелкой, ему было бы хуже,  - успокоил он себя.  - А так он будет знать, что ходить вдоль дома опасно - ведь может, к примеру, упасть сосулька и прибить насмерть. А суп - он вроде дождичка, только более кратковременный».
        - Уже поел?  - спросила мама, возвращаясь на кухню.
        - Что-то вроде того.
        - Больше не хочешь? У меня еще в кастрюле осталось.
        - Нет, спасибо. Кастрюлю он не переживет,  - пробормотал себе под нос морх.
        - Ты сегодня какой-то странный. Расскажи мне что-нибудь,  - попросила мама, садясь напротив и подпирая ладонями подбородок. Она любила такие минуты с сыном, когда во всем мире, казалось, были только они вдвоем, и она забывала даже о его инвалидности. Забывала даже о том, что у нее почти никогда не было времени жить для себя, и теперь, должно быть, уже не будет. Быть матерью ребенка, передвигающегося в коляске, совсем не просто.
        - Что тебе рассказать?  - спросил морх.
        - Что-нибудь.
        - Из земного быта?
        - Можно и из земного.
        - Что ж, почему бы и не рассказать?  - великодушно согласился он, пытаясь припомнить какую-нибудь историю.
        Но так как никакие истории не приходили на память, морх, который, как и другие призраки, умел не только материализовываться и принимать разные формы, но и обладал способностью путешествовать во времени, сейчас мысленно переместился на двести лет назад и проник в сознание к одному болтливому корнету, вышедшему в отставку в тысяча восемьсот тридцать четвертом году.
        - Помнится, был в нашем эскадроне такой случай,  - начал он.  - Поручик Барынский купил на Нижегородской ярмарке жеребца за сто рублей. Приглянулся он ему за необычную расцветку - весь белый, ни пятнышка черного. И как-то после партии в бильярд господа офицеры изрядно выпили и решили над поручиком подшутить. Забрались они в стойло и вываляли его жеребца в саже. А наутро полковник протрубил сбор. Поручик выскакивает, спросонок ничего понять не может, почему белый жеребец стал черным, и как закричит: «Подменили, жеребца подменили!» Полковой фельдшер у нас был большой шутник, за словом в карман не лез, он и говорит: «А вы что хотите, Максим Федотыч? Полинял-с. Это у жеребцов обычное явление, они линяют-с, это я вам как доктор говорю».
        Мама весело засмеялась.
        - Я не знала, что ты умеешь рассказывать такие истории. У тебя несомненные актерские способности, ведь ты так похоже изобразил пожилого фельдшера с его скрипучими, старческими нотками.
        - Я еще много чего могу,  - хвастливо сказал морх.  - Я могу стрелять из всех видов оружия и шпио... Ой!  - Призрак спохватился, что проболтался, но в этот момент зазвонил телефон.
        Мама вышла в коридор и подняла трубку:
        - Алло! Ираида Борисовна? Добрый вечер... Экзамен переносится? Комиссия соберется завтра? Но завтра же воскресенье? Специально соберется ради нас? Что вы, какой же он вундеркинд? Просто он много занимается. Готов ли он к экзамену? Думаю, да. Не расстается с учебником... не волнуйтесь, мы будем вовремя. До свидания!
        Она повесила трубку и немного озадаченная вернулась на кухню.
        - Это звонила завуч твоей школы,  - сказала она.  - Они перенесли экзамен на завтра. Ты уверен, что готов?
        - Я всегда готов!  - зевнул морх и прикрыл ладонью ставший прозрачным рот.  - А к каким экзаменам?
        - Ты забыл?  - испугалась мама.  - По алгебре и геометрии за восьмой класс!
        - А, это ты про те крестики и буковки «у», которые в учебнике?  - вспомнил морх.
        - Какие крестики и буковки «у»? Это ты про иксы и игреки?  - Маме было не до шуток.
        - А я разве не так сказал?  - спохватился призрак.  - Одним словом, мамуля, не волнуйся. Ежели я не засну во время экзамена, то обязательно сдам.
        - Ты не сможешь заснуть перед комиссией из четырех учителей, директором школы, завучем и корреспондентами,  - убежденно сказала мама.
        - Ты меня не знаешь. Я могу заснуть в любых условиях.
        Он хотел рассказать историю, как однажды во время вражеской атаки на одной из планет заснул в дуле пушки. Потом пушка выстрелила, морх, не просыпаясь, вылетел вместе со снарядом и упал рядом с вражескими позициями. Слегка потревоженный взрывом, он стал искать, куда ему забиться, и спрятался в штаб. Рядом с ним ходили генералы, чертили на электронной карте план секретной операции. Обнаружив, к своему удивлению, что он находится в штабе врагов, морх прихватил карту с собой и вернулся к своим. Ему хотели дать орден за отвагу, но некуда было его приколоть, потому что герой все-таки был призраком.
        Но сейчас, сообразив, что не должен выходить из роли, морх замолчал, и мама так не узнала всех подробностей его жизни.
        Всю ночь он безмятежно проспал в рукаве зимней куртки, висевшей в шкафу в комнате Сережи[19 - Для сна морхи всегда интуитивно ищут укромные и безопасные местечки, где нет сырости и сквозняков, которые эти чудаки терпеть не могут.], и только утром, перед тем как мама пришла будить его, он опять перенесся на кровать и превратился в мальчика.
        После завтрака, который морх опять незаметно выбросил в форточку[20 - Конечно, выбрасывать еду за окно большое свинство, но морх был призраком, а призраки не могут есть даже для маскировки, так что в какой-то мере его можно понять.], они быстро собрались и поехали в школу. Экзамен начинался в десять часов. На заднем сиденье машины он опять задремал и проснулся уже только около школы.
        Они немного задержались из-за пробок на дорогах и опоздали на пять минут. Вся экзаменационная комиссия была уже в сборе, когда они приехали. У дверей класса, в котором сидела комиссия, стояла корреспондент из газеты, она робко попросила разрешения присутствовать на экзамене, и ей, разумеется, позволили.
        Морх въехал на коляске в класс и остановился перед длинным столом, за которым, как члены ревтрибунала, сидели четыре педагога - две женщины и двое мужчин, среди них завуч, директор и представитель из Министерства просвещения. Все они очень значительно посмотрели на него. Морх даже забеспокоился, не прозрачная ли у него спина, или, может быть, он что-нибудь напутал с количеством рук или ног. Для бестелесного призрака, состоявшего из зеленого тумана, у которого никогда не было ни рук, ни ног, ни туловища, ни шеи, очень трудно запомнить, что рук и ног у мальчика должно быть по две, а вот голова и шея почему-то только одна.
        Все педагоги выглядели доброжелательными, кроме завуча, с прямой как палка спиной и неподвижным лицом. Эта дама была против обучения экстерном и собиралась завалить сегодня Сережу, таким образом доказав несостоятельность теории, по которой дети, способные к самостоятельному обучению, могут закончить школу всего за несколько лет. А теперь, когда на экзамен пришла еще и корреспондент, завучу особенно хотелось, чтобы та потом написала, что дутый вундеркинд не справился с элементарными заданиями за восьмой класс, а значит, и сама система экстерна никуда не годится.
        - Здравствуй, Сережа!  - сказала завучиха и попыталась выдавить улыбку.  - Меня зовут Ираида Борисовна! Возьми один билет по алгебре и один по геометрии для доказательства теоремы, а к билетам я дам тебе еще дополнительные задания.
        Морх вытянул билеты, Ираида Борисовна записала их номера, она была довольна, потому что вопросы оказались достаточно сложными. Потом она специально подсунула мальчику головоломные задания и ограничила время на подготовку всего двадцатью минутами.
        - А вы, мама, выйдите, пожалуйста, в коридор!  - сказала она.  - Я не хочу, чтобы вы подсказывали сыну! Экзамен - процесс индивидуальный!
        - Но я ничего не понимаю в математике! Он сам всегда занимается!  - удивленно сказала мама, которой хотелось остаться в классе.
        - Тем более, уважаемая, тем более, что не понимаете...  - сказала Ираида Борисовна, торжествующе взглянув на корреспондентку. «Это педагогическая запущенность!» - прошептала она другим членам комиссии. Те промолчали.
        Морх, взяв билеты и задания, отъехал на коляске за специально приготовленную для него парту. Он уставился в билет, в котором требовалось доказать теорему о равенстве треугольников по двум сторонам и углу, и понял, что слышит об этой теореме впервые в жизни. Как ее доказывать, он понятия не имел. В заданиях по алгебре было полно всяких дробей, чисел, степеней, иксов и игреков. Ираида Борисовна постаралась на славу и запутала уравнения в такой узел, что даже человеку, сведущему в математике, пришлось бы долго его распутывать.
        Призрак некоторое время печально смотрел на задания, ровным счетом ничего не понимая. Он попробовал было решить все самостоятельно, исходя из своих собственных знаний, но у него получилось что-то вроде ста двадцати шести иксов плюс-минус двадцать игреков. Морх понял, что ответ неверный.
        «Что за глупое положение?  - подумал он.  - Меня, морха-призрака, инопланетянина, помощника капитана звездного крейсера, заставляют доказывать какие-то дурацкие теоремы, а я не могу этого сделать! А что, если прямо у них на глазах превратиться в какого-нибудь монстра или тигра. Тогда Ираида Борисовна полезла бы на стену».
        Но он, несмотря на свои многочисленные причуды, был существом порядочным, и подводить Сережу ему не хотелось. К тому же, превратись он сейчас в монстра, вряд ли экзамен после этого мог бы продолжаться. Поддавшись мелкому искушению напугать учителей, он только нарушил бы свою маскировку, и капитан Гугль был бы недоволен.
        «Ладно, будем искать другие пути»,  - решил призрак.
        Все морхи немного телепаты. И вот сейчас, делая вид, что он пишет ответы в тетради, наш «экстерн» проник в мысли одного выдающегося ученого-математика и подбросил ему для решения задания по алгебре. Сам не зная, зачем он это делает, академик, находившийся в своей квартире на другом конце города, вдруг взял листок бумаги и стал решать уравнения из курса средней школы. С точки зрения высшей математики, которой занимался этот ученый, уравнения были примитивными, но излишне нагроможденными, и академик, разумеется, без труда с ними справился.
        Морх быстро исписал его решениями всю страницу, а потом перешел к доказательству теоремы по геометрии. Ученого в этой области он не нашел, а углубляться в историю и обращаться непосредственно к Пифагору ему не хотелось, хотя его штаны и были равны со всех сторон. Тогда, избрав более простой вариант, призрак быстро списал решение теоремы из мозга директора школы, входившего в приемную комиссию. Директор, правда, закончил школу уже давно и многое успел забыть, практикуя как преподаватель литературы, но все же определенная уверенность в собственных знаниях по геометрии у него сохранилась.
        - Ты уже закончил, Сергей? Двадцать минут истекли!  - со злорадством сказала Ираида Борисовна.
        - Я уже давно все решил,  - ответил морх и, уверенный в себе, протянул ей листок с примерами.
        Завуч пристально разглядывала его около минуты, а потом улыбнулась и громко сказала, чтобы услышали все, и особенно корреспондентка:
        - Я так и думала! Все решено неправильно. Ребенок не имеет ни малейшего представления о науке, которую собрался сдавать. Что это за нагромождения? Да я даже уравнений таких не знаю!
        - А ну, дайте-ка взглянуть!  - попросила толстенькая румяная учительница, сидевшая рядом с Ираидой Борисовной.
        Морх чувствовал, что мальчик-инвалид был ей симпатичен, она жалела его и была рада ему помочь.
        Она взяла листок с примерами, посмотрела на решение, приподняла брови и удивленно сказала, передавая листок соседнему педагогу-мужчине:
        - Посмотрите, Федор Федорыч! Вы ведь кандидат математических наук.
        Тот проверил примеры и даже приподнялся со стула от возбуждения. Глаза его под толстыми стеклами очков удивленно округлились.
        - Позвольте, позвольте! Это же высшая математика! Эти уравнения решены правильно, но только не по-школьному. Смотрите, чтобы свести икс с игреком, он использует интегралы, теорию Эйнштейна, а это - уравнение атомной реакции! Конечно, эти уравнения можно было бы решить и проще, но они решены, и это факт. Причем решены гениально!
        Когда Федор Федорович это сказал, все учителя, директор и куратор из министерства просвещения с интересом уставились на мальчика, а корреспондентка стала быстро записывать что-то в блокнот.
        «И зачем я залез в мозги к этому ученому? Не мог найти кого-нибудь попроще? Воспользовался бы знаниями той же Ираиды Борисовны, тогда бы она не придралась к самой себе»,  - подумал морх с досадой.
        - С точки зрения школьной программы, уравнения решены неправильно, и я настаиваю на том, чтобы экзамен по алгебре не был засчитан!  - заявила завуч, вновь переходя в атаку.
        - А я считаю, что экзамен должен быть засчитан!  - заспорил Федор Федорович.  - Я - за!  - И он поднял руку.
        Толстенькая Марья Афанасьевна тоже подняла руку, и третья седенькая учительница, немного подумав, присоединилась к ним.
        - А я как завуч требую переэкзаменовки!  - заявила Ираида Борисовна.  - Тут голосование ничего не решает. Скажите им, Анатолий Евгеньевич! Все должно решаться только по канонам школьной программы без каких-либо отступлений,  - потребовала она у директора.
        Директор с сомнением поглядывал то на завуча, то на представителя из министерства образования, не зная, чью сторону принять, и колеблясь.
        Но, видимо, кураторше не понравился безапелляционный и высокомерный тон Ираиды Борисовны, которая мешала ей самостоятельно принять решение. К тому же представительнице министерства хотелось достойно выглядеть перед корреспонденткой.
        Она встала и произнесла очень дипломатично:
        - Хм... Конечно, я здесь человек посторонний, но мне, надеюсь, тоже позволено будет высказать свое мнение. Не правда ли, Анатолий Евгеньевич?
        - Разумеется, разумеется,  - закивал директор.
        - Благодарю вас,  - продолжала кураторша, посмотрев, включила ли корреспондентка диктофон.  - В принципе Министерство просвещения всегда отстаивало школьную программу и не поощряло отступлений от нее...
        - Вот видите!  - торжествующе воскликнула Ираида Борисовна.  - Вы слышали, Анатолий Евгеньевич?
        Директор откашлялся.
        - В таком случае экзамен считается не...
        - Не перебивайте меня! Я не договорила!  - сердясь, потребовала кураторша.  - Хотя отступления и не поощряются, но, с другой стороны, привлечение дополнительного материала, в том числе из программ более старших классов, может быть только одобрено. Сейчас, на новом витке образования в России, страна нуждается в ярких и разносторонних талантах, юных гениях, которыми мы все могли бы гордиться... И я считаю, если, конечно, мое мнение как представителя министерства имеет вес, экзамен должен быть засчитан. Но, разумеется, решаю здесь не я, а директор школы.
        Анатолий Евгеньевич опять откашлялся.
        - Экзамен по алгебре засчитан,  - объявил он, строго посмотрев на Ираиду Борисовну.  - Если у кого-то есть возражения, прошу вынести их на педсовет. Мы разберем их в установленном порядке.
        Завуч поджала губы.
        - Если все здесь иного мнения, я не буду спорить,  - сказала она.  - Перейдем к экзамену по геометрии. По-моему, равенство треугольников по двум сторонам и углу здесь доказано неверно.
        - Позвольте посмотреть.  - Директор взял у нее страничку и наморщил лоб.  - А по-моему, все верно, я бы сам доказал все точно так же,  - заявил он.
        «Естественно, из твоих же мозгов я все и списал»,  - подумал морх.
        - Я тоже считаю, что все решено правильно,  - сказала кураторша, даже не глядя на листок с теоремой.  - Этот мальчик обладает незаурядными способностями, и я сделаю о нем доклад на коллегии министерства. Обучение экстерном является прогрессивным, и необходимо всемерно способствовать его пропаганде и распространению. Это раньше в школах усредняли и замедляли развитие талантливых учеников, стригли всех под одну гребенку, теперь же такие дети имеют возможность получения индивидуального образования и сдачи экзаменов экстерном.
        Выдав эту тираду умных слов, представительница министерства, довольная собой, заняла свое место, поглядывая на корреспондентку, успела ли та все записать.
        Тем временем директор открыл дверь и впустил в класс взволнованную маму.
        - Итак,  - сказал он торжественно.  - Поздравляем! У вас очень талантливый сын, он успешно справился с экзаменами по алгебре и геометрии за восьмой класс, о чем мы вам и вручаем заверенную школьной печатью бумагу.
        - Я дам вам свой телефон,  - сказал Федор Федорович, быстро написав что-то на листке.  - Позвоните мне, и я порекомендую Сережу на подготовительные курсы физического факультета МГУ. У мальчика несомненные способности.
        - Ну ладно, ладно,  - негромко сказала Ираида Борисовна.  - С экзаменами за восьмой класс он справился. Но я все равно считаю, что программа экстерна никуда не годится. Она не для наших русских детей. Нельзя закончить школу в двенадцать лет, когда психика еще не созрела, и стать при этом полноценным членом общества. Школу нужно заканчивать вместе со всеми. А то получит среднее образование в двенадцать лет, а что дальше? Кошек вешать, камнями швыряться, впутываться в дурные компании?
        - А дальше в институт, а потом в аспирантуру,  - возразил Федор Федорович.  - Гении не швыряются камнями, смею вас заверить. Позвольте, я помогу Сереже спуститься по лестнице.
        - Да, спасибо,  - кивнула мама.
        Уже внизу к ним подбежала корреспондентка, которая едва отделалась от представительницы министерства.
        - Я обязательно о вас напишу...  - воскликнула она восторженно.  - Это такой свежий материал! Тебя зовут Сережа? А фамилия как? Не мог бы ты рассказать какой-нибудь случай из своей жизни?
        - Из жизни, говорите?  - обрадовался морх.  - Это можно. Диктофон включен? Ну, тогда поехали... Был в нашем эскадроне такой случай. Полковник Лебедев, князь, человек высшего света, коллекционировал пистолеты. Были у него и черкесские пистолеты, и турецкие, и наши тульские. И вот как-то раз собрались мы за картами в доме уездного предводителя дворянства. Мы - это я, князь Арефьев, поручик Задорожный, князь Воропаев, майор Судаков, барон Гумбольт фон Плю, корнет Теряев - в общем, почти все офицеры полка. И вот в нашем присутствии после двух бутылок «судаковки»[21 - Судаковка» - водка против стрессов, приготовленная по уникальному рецепту академика Судакова.] полковник заспорил, что срежет из пистолета стакан с головы любого из нас на расстоянии двадцати шагов. Но, понятное дело, все боятся подставлять свой лоб, полковник-то подшофе. «Извольте, господа,  - говорю тогда я.  - Если вам нужна подставка для стакана, используйте мою голову...» Поставил я себе стакан на голову и отошел. А полковник взял пистолет, взводит курок и целится. А сам пьяный, рука так и трясется. Ну, думаю, конец. «На счет „три“, 
- говорит,  - стреляю. Раз, два...»
        Не успел морх произнести «три», как послышался какой-то грохот. Корреспондентка лежала на полу без движения как подстреленная, а Федор Федорович и мама с ужасом смотрели на мальчика.
        - Вот вы не верите, а между тем это быль,  - обидчиво сказал разговорившийся морх.  - Итак, я продолжу...

        Глава IX
        Самый молодой из капитанов

        Внимание, читатель, сейчас начнется самое интересное! Слабонервных просим отложить книжку! Отложили? Если нет, то у вас крепкие нервы. Тогда поехали дальше.
        После того как раненый капитан Гугль передал управление звездолетом Сереже, прошло около двух часов. За это время ящеры наскоро успели объяснить мальчику принципы космической навигации и рассказали об основных узлах управления крейсером.
        - Здесь все в общем-то довольно просто. Дурак за пять минут выучит,  - заявил Хрюк.
        - Вот-вот,  - подтвердил его слова недогадливый Драгль.  - И трех лет не прошло, как мы с братцем сообразили что к чему. Смотри, это звездный компас. Вон тот светящийся куб с монитором - главный Навигатор крейсера, вроде как его мозги. Он прокладывает курс в гиперпространстве, следит, чтобы не перегрелся двигатель, управляет ремонтными роботами и так далее. Вон там орудийные башни - ты с ними уже более или менее освоился. Впрочем, капитан может за них не беспокоиться - за орудийными башнями следим мы с Хрюком.
        - А чем обычно занимается капитан?  - спросил Сережа.
        - Всем понемногу,  - смущенно сказал Хрюк.  - Обычно он управляет кораблем, а когда мы подеремся, орет на нас, чтобы перестали.
        - А вы часто деретесь?
        - Когда как, когда два раза в день, когда один,  - ответил Драгль.  - Кстати, вы нам напомнили, кэп, что мы сегодня еще не дрались. Эй, Хрюк, иди сюда, старый пень!
        - Не смей называть меня пнем, ты, тупица!  - Хрюк не терпел, когда его провоцируют, и ящеры стали надвигаться друг на друга.
        - Прекратите!  - крикнул мальчик.  - Сейчас не время драться! Нужно справиться с компьютером Черной Империи, а тут еще затерянный легион киборгов! Если мы сейчас будем затевать склоки между собой, то погибнем.
        Ящеры смущенно опустили морды.
        - И капитан примерно то же самое говорил.  - Хрюк вытер лапой вытекшую из его единственного глаза слезу.  - Только он малость погромче на нас орал! Иногда грозил даже за борт выбросить!
        - Как он себя чувствует? Операция уже закончена?  - спросил Сережа.
        - Кажется, да, но неизвестно еще, выживет ли он. Кэп пока еще не очнулся.  - Драгль кивнул на монитор внутреннего наблюдения, где в медицинском блоке за прозрачным пластиком с кислородной маской на лице лежал капитан Гугль. Чешуйчатое лицо космического мутанта было серым, и только грудь едва поднималась, это доказывало, что он жив и дышит.
        ОПЕРАЦИЯ ПРОШЛА СОГЛАСНО НАМЕЧЕННОМУ ПЛАНУ, НО СОСТОЯНИЕ БОЛЬНОГО ПОКА НЕ УЛУЧШИЛОСЬ. ПЕРЕЛОМ В ТЕЧЕНИИ БОЛЕЗНИ НЕ НАСТУПИЛ. СУЩЕСТВУЕТ ВЕРОЯТНОСТЬ ЛЕТАЛЬНОГО ИСХОДА. СИСТЕМА БУДЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ПАЦИЕНТА В СОСТОЯНИИ ИСКУССТВЕННОГО СНА ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ЛЕЧЕНИЯ»,  - высветилось на мониторе сообщение от автоматического хирурга.
        - Будем надеяться, что он выздоровеет,  - сказал Сережа, отводя взгляд от монитора.  - Теперь давайте засечем сигнал компьютера Черной Империи и попытаемся его найти.
        - Незачем его искать,  - вдруг сказал Хрюк.
        - Почему незачем?
        - Потому что он сам нас уже нашел,  - заявил ящер и кивнул на Навигатор.  - Видите вон те точки, которые к нам приближаются? Это боевые рейдеры затерянного легиона. Видимо, компьютеру стало известно, что мы спаслись, и он собирается прихлопнуть нас раз и навсегда.
        - Что же ты мне раньше не сказал?
        - Так вы же капитан? Для чего я буду чужую работу делать?  - удивился Хрюк.
        Сережа, вспомнив урок, сфокусировал на кораблях неприятеля опознающий луч и укрупнил изображение. Он увидел на Навигаторе три вытянутых, похожих на сверхзвуковые истребители рейдера, на каждом из которых были установлены усиленный лазерный пулемет новейшей конструкции и молекулярная пушка. По оснащенности вооружением каждый из рейдеров почти не уступал их крейсеру, но у трех машин было намного больше пушек.
        - Это рейдеры внутрипланетного базирования, они не смогли бы притащиться в вашу Солнечную систему самостоятельно,  - прогудел Драгль.  - Значит, у них где-нибудь неподалеку есть база. Что будем делать, капитан?
        - Сражаться. Сколько у нас времени до сближения?
        - При такой скорости, пожалуй, минуты три. Они надеются подобраться к нам незамеченными, специально летят на малой высоте, не знают, что у нас есть дополнительные локаторы,  - сказал Хрюк.
        - Они войдут в поле действия наших дальних орудий через минуту. Может, нам и удастся сбить один или два из них первым же залпом, но придется стереть с карты пару ваших городов,  - добавил Драгль, взгромождаясь в одно из кресел управления огнем и пристегиваясь.
        - Не смей!  - крикнул Сережа.  - Мы не должны стрелять здесь, в земной атмосфере! Компьютер именно этого и добивается, чтобы, чем бы ни закончился бой и кто бы из нас ни победил, Земля все равно погибла. Мы должны выманить их в космос и дать им бой там.
        - Если мы будем убегать, они решат, что мы струсили,  - начал спорить Хрюк.  - Лучше прикончить их прямо здесь.
        - Я сказал: только в космосе! Пристегнитесь!
        Включив двигатель на половинную мощность, Сережа положил руку на штурвал. Он уже кое-что знал и умел, словно мастерство капитана Гугля частично перешло к нему. За тридцать секунд они круто взмыли над городом и, стрелой пронзив земную атмосферу, устремились куда-то в направлении Венеры. От такого стремительного полета у Сережи перехватило дыхание, звездолет двигался почти отвесно, и на мальчика навалилась немыслимая тяжесть гравитации, пока кто-то из ящеров, сжалившись, не включил внутреннюю стабилизацию, убирая взлетную нагрузку. Только тогда Сережа снова смог нормально дышать и сосредоточился на управлении.
        - Капитан тоже любил резкие старты,  - одобрительно сказал Драгль.  - Но таких резких стартов, как ты, он никогда не допускал. Обычно стартуют на одной трети нагрузки двигателя.
        «Ну и осел же я»,  - подумал Сережа, но на треть нагрузки уже переключаться не стал. По Навигатору он видел, как три рейдера затерянного легиона включили форсаж и, уже не скрываясь, начали преследование. Расстояние между ними постепенно сокращалось. Наверное, они шли на полной мощности.
        - Ты говорил, что у нас орудия немного дальнобойнее?  - спросил Сережа у Хрюка.
        - Да, вроде. У нас же крейсер, а у них рейдеры.
        - Если так, то нам лучше держаться от них на таком расстоянии, чтобы мы их доставали своими выстрелами, а они нас нет?
        - А что, неплохая идея, может сработать,  - прогудел Хрюк и вдруг заорал: - Осторожно, капитан, смотрите, куда летите!
        В последний момент Сережа потянул штурвал на себя и сумел избежать столкновения с примитивным искусственным спутником Земли.
        - Уф! Пронесло!  - выдохнул ящер.  - Когда управляешь кораблем, нельзя отвлекаться и глазеть по сторонам. Иначе мы угробим себя сами и сделаем за киборгов их работу.
        Увидев, что один из рейдеров немного вырвался вперед и подбирается к ним сбоку, Драгль поймал его в перекрестье прицела и нажал на гашетку лазерной пушки. Прицел оказался точным: полыхнула мгновенная вспышка и рейдер взорвался.
        - Бабах! Готово!  - отметил ящер.  - А теперь поторопитесь, капитан. Они сейчас накроют этот сектор огнем.
        Драгль оказался прав. Едва мальчик увеличил скорость, как тот участок космоса, где они находились всего несколько секунд назад, пронзили сразу восемь лазерных лучей из пулеметов двух оставшихся рейдеров.
        - Я знаю их тактику. У них еще меньше фантазии, чем у нас с братцем,  - пробасил Хрюк.
        - А сейчас мы можем сбить еще кого-нибудь из них?
        Не отрывая взгляда от монитора и держа руку на штурвале, Сережа уводил крейсер все дальше от Земли, чтобы планета даже случайно не пострадала при перестрелке.
        - Сейчас нет,  - сказал Драгль, возясь с настройкой лазерных пушек.  - Они находятся вне зоны огня. Чтобы подбить их сейчас, нужно самим лететь им навстречу.
        - Но тогда ведь и они смогут нас подбить?
        - А вы как хотели, капитаненок?  - усмехнулся ящер.  - Сражение есть сражение. Не только мы наносим удары.
        Сообразив, что Драгль прав и отступать они до бесконечности не могут, Сережа отвел звездолет еще дальше от Земли, а потом глубоко вздохнул и крепче взялся за штурвал, готовясь развернуть его.
        - Вы готовы?  - спросил он у ящеров, которые замерли у наводки лазерных пушек.
        - Мы всегда готовы. Удачи нам, кэп!  - пробурчали они, возясь у орудий.
        - Тогда начали!
        Мальчик резко потянул рычаг на себя и заставил звездолет сделать в воздухе мертвую петлю, так что на мгновение все они - и ящеры, и он - оказались головой вниз. Потом он выровнял корабль и повел его лоб в лоб навстречу двум рейдерам затерянного легиона, немного опешившим от такой наглости.
        - Держите корабль ровнее, без рывков, капитан! Вы мешаете нам целиться! Сейчас мы войдем в зону огня!  - крикнул Хрюк.
        Сережа понял, что его рука дрожит на штурвале, и надавил на нее другой рукой. Мальчику было страшно, но его охватил настоящий азарт. В эту минуту он был готов, если понадобится, пойти на вражеский рейдер тараном.
        Точки на Навигаторе приближались - теперь корабли шли уже на лобовое сближение. Замелькали выстрелы из лазерных пулеметов - киборги били, почти не целясь, надеясь на свою огневую мощь. Ящеры пока не стреляли, выжидая подходящий момент.
        Внезапно их крейсер дрогнул, и Сережа едва удержал его. Запахло паленой сталью - очевидно, один из выстрелов противника царапнул их титановую броню. Отсек стал заполняться дымом, и у мальчика начали слезиться глаза - он почти уже не видел, что происходит на экране Навигатора, и только старался держать крепче штурвал управления, чтобы не сбить ящерам прицел.
        - Теперь пора!  - пробурчал Драгль, и они с Хрюком одновременно нажали на гашетки лазерных пушек. Две ослепительные вспышки - и рейдеры противника, которые были от них уже на мизерном по космическим меркам расстоянии двадцати-тридцати километров, превратились в куски расплавленного металла.
        Отсек звездолета почти полностью затянуло едким дымом, и Сережа стал задыхаться. «Конец»,  - подумал он. Но включилась фильтрующая охлаждающая система, заработали мощные вытяжки, поднявшие сильный ветер, и через несколько секунд в рубке уже снова можно было дышать, а спустя полминуты мальчик увидел ящеров, целых и невредимых. В отличие от людей ящеры легко переносят дым.
        ПОЖАР УДАЛОСЬ ПРЕДОТВРАТИТЬ. ПОВРЕЖДЕНИЯ БРОНИ НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ И БУДУТ ИСПРАВЛЕНЫ РЕМОНТНЫМИ РОБОТАМИ В ТЕЧЕНИЕ ЧАСА. ВЫШЕЛ ИЗ СТРОЯ РЕЗЕРВНЫЙ БЛОК ЛОКАЦИИ И ОПРЕСНИТЕЛЬ ЖИДКОСТИ. ЗАДЕТ КОРМОВОЙ ОТСЕК И ГЛАВНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ, ПРОБИТ СВЕРХСВЕТОВОЙ УСКОРИТЕЛЬ. ДЛЯ ЕГО РЕМОНТА ТРЕБУЕТСЯ ПОСАДИТЬ КОРАБЛЬ НА ПЛАНЕТУ»,  - сообщил Навигатор, протестировав повреждения, полученные системами звездолета.
        - Медицинский отсек не пострадал? Как состояние капитана?  - спросил мальчик, беспокоясь за Гугля.
        СОСТОЯНИЕ ПОКА БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ. ОТСЕК НЕ ПОСТРАДАЛ».
        - Сколько времени потребуется для ремонта двигателя?
        ДЛЯ ПОЛНОГО РЕМОНТА ОКОЛО ТРЕХ ДНЕЙ».
        - У нас нет трех дней! Можем ли мы отремонтировать двигатель быстрее?
        ЧАСТИЧНЫЙ РЕМОНТ ДВИГАТЕЛЯ МОЖНО ВЫПОЛНИТЬ ЗА ШЕСТЬ ЧАСОВ, НО ПРИ ЧАСТИЧНОМ РЕМОНТЕ ОН БУДЕТ БЫСТРО ПЕРЕГРЕВАТЬСЯ! ВОЗМОЖЕН ВЫХОД ИЗ СТРОЯ».
        - Что это значит?  - спросил мальчик у ящеров.
        - Это значит, что следующее сражение мы проиграем. Нас прихлопнут как мух,  - спокойно ответил Драгль.
        - Все равно у нас нет выхода. Придется соглашаться на частичный ремонт.
        - Как скажете, капитан.
        - Черный компьютер уже знает, что мы уничтожили его рейдеры?
        - Думаю, знает, у него с ними прямая связь,  - прогудел Хрюк.  - Наверняка на базе затерянного легиона еще много таких рейдеров. Он вполне может послать новые, а может и не посылать, как ему вздумается.
        Кое-как на одной трети мощности поврежденного двигателя Сережа дотянул до Земли, прошел атмосферу и совершил посадку в одном из горных ущелий Алтая, где среди камней и нагромождений скал была удобная плоская площадка.
        Как только звездолет оказался на земле, Навигатор немедленно выслал ремонтных роботов для починки двигателя, а мальчик настроил локаторы на постоянный поиск Черного компьютера. Но монитор пока был чистым, не фиксируя сигнал, и Сережа догадался, что компьютер опять скрылся в гиперпространстве, обдумывая свой следующий шаг против них. Но ящеры утверждали, что долго в гиперпространстве он оставаться не сможет и как только он появится, локаторы сразу перехватят его сигнал.
        Опасаясь, как бы оставшиеся киборги из затерянного легиона не напали на них внезапно, Сережа приказал ящерам покинуть корабль и охранять его, внимательно наблюдая за окрестностями. Сам же он, устав от напряжения, задремал у монитора, так и не дождавшись появления на нем сигнала.
        Сережа не знал, как долго он спал, но когда проснулся, было уже утро. В иллюминаторе золотилось восходящее из-за горы яркое утреннее солнце. Ящеры еще не вернулись, очевидно, тоже задремали снаружи на своем боевом посту.
        На мониторе в секторе Н-344-Е-7 слабо мерцала белая точка. Сережа нашел этот сектор в атласе и обнаружил, что на этот раз компьютер Черной Империи выбрал для своей материализации очень необычное место - Чукотский полуостров. Он увеличил изображение на атласе до предела и увидел пасущихся оленей, которые терпеливо разгребали снег копытами, выискивая ягель и мерзлую траву. Около оленей прыгала лайка. Рядом стояло несколько чумов, над ними курились дымки. У одного из чумов стояли снежные сани - вездеход. Даже не верилось, что где-то поблизости притаился Черный компьютер.
        Сережа обратился к Навигатору, и тот немедленно откликнулся:
        РЕМОНТ ДВИГАТЕЛЯ ЗАВЕРШЕН СОГЛАСНО ЗАДАННОЙ ПРОГРАММЕ, НО РАЗВИВАТЬ СКОРОСТЬ, БЛИЗКУЮ К ПРЕДЕЛЬНОЙ, ОН НЕ СМОЖЕТ, ИНАЧЕ ДВИГАТЕЛЬ ПЕРЕГРЕЕТСЯ. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СВЕРХСВЕТОВЫХ УСКОРИТЕЛЕЙ ПОКА НЕ ВОССТАНОВЛЕНО».
        - Как чувствует себя капитан?
        ПАЦИЕНТУ ЛУЧШЕ, НО ОН ПОКА ЕЩЕ В СОСТОЯНИИ ИСКУССТВЕННОГО СНА. В БЛИЖАЙШИЕ СУТКИ СОГЛАСНО ГРАФИКУ ЛЕЧЕНИЯ ПРОБУЖДЕНИЕ НЕ ПЛАНИРУЕТСЯ».
        Мальчик велел Навигатору позвать ящеров, что тот немедленно и не без удовольствия сделал, включив наружную сирену на полную мощность, и Сережа в иллюминатор увидел - те проснулись и лениво потянулись.
        - Бабуля, выключи будильник, а то я его разнесу!  - пробормотал спросонья Драгль и потянулся к энергомету. Но сирена смолкла, только когда ящеры поплелись в звездолет.
        - Вы дрыхли, как суслики!  - сказал их юный капитан.  - А если бы на нас напали киборги?
        - Их заметили бы ремонтные роботы и разбудили бы нас!  - оправдываясь, ответил Хрюк.
        - Ладно, локатор засек компьютер. Он материализовался на Чукотке.
        - Наверняка это засада,  - решил Драгль.  - Но для него же хуже. На этот раз мы не дадим ему удрать в гиперпространство. Так мы взлетаем, капитан? Мы накроем черного врага и уничтожим.
        - Надеюсь, что нам это удастся,  - негромко сказал Сережа.
        Он скомандовал Навигатору взлетать и поставил крейсер на автопилот, велев проложить в сектор Н-344-Е-7 самый короткий курс и при этом постараться, чтобы компьютер не смог их запеленговать. Давая указания, мальчик все время сомневался, правильные ли решения он принимает, и жалел, что капитан Гугль не может сейчас ему ничего посоветовать.
        Оказавшись в нужном секторе, они снизились, насколько это было возможно, поставили звездолет на антигравитационный тормоз и зависли над крайним чумом. Их корабль был окутан полем невидимости, и через голосовой усилитель они могли, сами оставаясь незамеченными, слушать и наблюдать за тем, что происходило внизу, в стойбище.
        На пороге чума рядом с горящим костром жена ругала мужа.
        - Зачем тебе компьютер, однако? Совсем, старый, одурел? У нас же тока нет!  - ворчала она, бросая собакам мерзлую рыбу.
        - Ну и что что нет? Зато теперь все как у людей, однако. Телефона есть, пылесоса есть, холодильника есть, телевизора тоже есть, теперь и компьютера будет, только тока и нет,  - ответил ее муж, куривший короткую трубочку.
        - Но когда ты купил его? Вертолетка-то уже две недели не прилетал, а на санях до ближайшего поселка три дня езды,  - удивилась жена.
        - Кто тебе сказал, что я его купил? Почему твоя так обо мне думает?  - Чукча спокойно выпустил из трубочки клуб белого дыма.  - Я не покупал, он мне на голову свалился.
        - С неба, что ли, он на тебя свалился?
        - Выходит, что с неба, однако,  - невозмутимо подтвердил муж.  - Пас я оленей и тут говорю: «Вот бы компьютер у нас был!» Вдруг сверху что-то просвистело - и в сугроб. Я подошел, смотрю - компьютер. Стал бы я его покупать. У меня и денег-то таких нет.
        - Чур меня, чур! Дурной глаз у шамана! И ты его взял?
        - А чего ж не взять? Не бросать же. Я у шамана попросил, шаман мне его и дал.  - И чукча с удовольствием затянулся.
        Лайка проглотила мороженую рыбу, а потом подняла морду и залаяла на повисший в десятке метров над землей звездолет, окутанный невидимым облаком. И как она его учуяла?
        - На небо лает, однако,  - сказал чукча.  - Может, с неба еще один компьютер сбросят, а, жена?
        - Лучше б стиральную машину сбросили.
        - Зачем тебе машина, когда тока нету?
        - Мы ее от бензина будем заводить, однако.
        Ящеры подошли к люку и приготовились к десантированию.
        - Компьютер у них,  - сказал Хрюк, проверяя свой энергомет.  - Это ясно. Мы попробуем его уничтожить.
        - Только не трогайте людей. Это приказ!  - велел Сережа, жалея, что не может пойти вместе с ними.
        - Понятное дело, кэп. Не беспокойтесь!  - кивнул Драгль. Ящеры открыли люк и рухнули в глубокий сугроб у чума, провалившись в него почти с головой.
        - Крокодила с неба упала, однако,  - заметила жена чукчи.  - Ты крокодилу у шамана не просил?
        - Какую крокодилу? Может, там на небе перепутали?  - Муж спрятал трубочку и пошел домой за двустволкой.
        Вернувшись с ружьем, он прицелился в вылезавшего из сугроба ящера и хотел шарахнуть по нему дробью, но потом опустил двустволку и сказал:
        - Жалко стрелять, однако. Скажи, крокодила, ты не шпиена?
        - Нет, не шпиена,  - передразнил его Хрюк, возвышавшийся над маленьким оленеводом почти на метр.
        - Значит, ты просто говорящая крокодила?
        Не удостоив любознательного чукчу ответом, ящеры с энергометами ворвались в чум и сгоряча разнесли вдребезги холодильник. Они перерыли все вещи, но нигде не нашли компьютера Черной Империи. Он снова пропал, исчез, растворился в гиперпространстве, как это уже бывало.
        Ящеры понуро вышли из чума.
        - Ну что, крокодила, нашла, что искала, однако? Когда я за двустволкой в чум ходил, компьютера-то сбежала,  - насмешливо сказал чукча.
        - Отстань,  - проворчал Драгль и, махнув невидимому звездолету лапой, чтобы тот немного спустился, по трапу поднялся наверх. За ним полез Хрюк, и оба брата исчезли в облаке.
        - Ушли на небо. Дела у них, однако,  - сказал чукча. Он зашел в чум и осмотрелся. Обнаружив оплавленный холодильник, он покачал головой.
        - Плохо, совсем плохо. Негде будет греться, однако.  - Чукча уселся на порог и опять закурил трубочку.
        Еще до того, как ящеры ворвались в чум, Сережа заметил, что пятнышко на локаторе пропало. Значит, компьютер Черной Империи знал, что они рядом, и заранее скрылся в гиперпространство. Итак, они опять потерпели неудачу. А до предполагаемого уничтожения Земли компьютером оставалось всего восемьдесят часов.
        В кабину, отряхивая с лап снег, ввалились замерзшие ящеры, и вместе с ними ворвался и холодный наружный ветер. Хрюк захлопнул люк и грустно плюхнулся в кресло у бортовых орудий.
        - Упустили!  - объявил одноглазый ящер.  - Он снова смылся, кэп. Он нас специально сюда заманивал, я это чувствую.
        - Тогда нужно скорее отсюда сваливать,  - добавил Драгль.  - Давайте, капитан, включайте двигатели!

* * *

        А в то время на огромной базе затерянного легиона, вращавшейся по орбите Сатурна вместе с его многочисленными спутниками, чтобы спрятаться среди них и не быть обнаруженными локаторами, от Черного компьютера было получено сообщение, которого они уже давно ждали.
        ДОБЫЧА ВЫШЛА НА ИСХОДНЫЙ РУБЕЖ. ВКЛЮЧИТЕ УСИЛИВАЮЩИЕ АНТЕННЫ ДЛЯ ПЕРЕХВАТА!»
        Киборгизированная модель Пилот-1, на монитор которого поступило сообщение, связался с Главным Киборгом и сообщил ему о поступлении приказа от компьютера.
        Главный Киборг, выполненный по воле Императора как точная копия Адольфа Гитлера, поправил усики и сказал тонким голосом:
        - Зачем ему усиливающие антенны? Как ты думаешь?
        - С помощью этих антенн компьютер Черной Империи сможет воздействовать на электронный мозг их крейсера, что приведет к отказу почти всех узлов, и звездолет окажется без управления,  - объяснил Пилот-1.
        - Отлично, это нас устраивает,  - заявил Адольф-1.  - Включай антенны! Посмотрим, как компьютер прикончит этого Гугля.
        Пилот-1 включил усиливающие антенны и системы перехвата, чтобы с их помощью Черный компьютер, все еще находящийся в гиперпространстве, смог нанести маленькому крейсеру ответный удар. Он вклинился в электронное поле мозга звездолета и считал с него всю информацию о техническом состоянии корабля, о ранении Гугля и новом капитане. После этого компьютер попытался перехватить управление крейсером, подчинив себе Навигатор.
        А происходило это так. Сережа вел корабль на небольшой высоте над Землей на одной трети скорости, чтобы не перегревался двигатель, но вдруг звездолет перестал слушаться штурвала и завалился в сторону так стремительно, что Хрюк, забывший пристегнуться, слетел с кресла.
        - Что с вами, кэп? Вы спятили?  - укоризненно сказал ящер, поднимаясь.
        - Я тут ни при чем! Звездолет не слушается управления! Я не знаю, что делать!  - крикнул мальчик. Он пытался выровнять крейсер с помощью штурвала, но рычаг болтался свободно, будто был отключен.
        Внезапно освещение в отсеке замерцало, вентиляторы прокачки воздуха смолкли. Определенно, с внутренними узлами корабля происходила какая-то неразбериха.
        - В чем дело, Навигатор?  - быстро спросил Сережа, наклоняясь к динамику.  - Доложи обстановку!
        Но куб Навигатора только потрескивал, а на экране мелькали какие-то полосы. Корабль, который швыряло из стороны в сторону, теперь выровнялся и летел более или менее ровно, но не слушаясь руля.
        Навигатор мигнул, и на нем появились большие буквы:
        ВЛАСТЬ НА КОРАБЛЕ ЗАХВАТИЛ Я, КОМПЬЮТЕР ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ! ТЕПЕРЬ ВЫ В МОЕЙ ВЛАСТИ! НЕДОЛГО ТЫ БЫЛ КАПИТАНОМ, МАЛЬЧИШКА! РАДУЙСЯ, ЧТО ТЫ ПОГИБНЕШЬ РАНЬШЕ СВОЕЙ ПЛАНЕТЫ».
        Буквы на мониторе погасли, и одновременно с этим Сережа услышал нараставший гул двигателя. Скорость увеличивалась. Нос корабля немного наклонился вперед и теперь несся прямо на черневшую в отдалении скалу.
        На приборной доске экстренно замигали красные огни предупреждения. «Внимание, вы идете на таран! Внимание, вы идете на таран! До столкновения семь секунд!» - бубнил динамик.
        - Кэп, там сбоку! Включайте ручное управление!  - завопил Хрюк.
        Сережа понял все мгновенно. Рядом с приборной панелью он увидел красную большую кнопку с нарисованной рядом рукой и ударил по ней кулаком. Потом схватился за штурвал и изо всей силы потянул его на себя. Штурвал с трудом, но слушался. Звездолет постепенно выходил из пике, но слишком медленно.
        Хрюк что-то кричал ему, но Сережа слышал только рев двигателя. Уже у самой скалы мальчик догадался дернуть за антигравитационный тормоз и одновременно с этим сместить рычаг вбок.
        В последнюю секунду крейсер избежал столкновения, застыл, завывая, и, круто развернувшись, упал на землю возле скалы.
        Свет на корабле погас, автоматика не работала, куб Навигатора, который в рабочем состоянии всегда немного подсвечивался изнутри, теперь померк, да и сам крейсер при приземлении завалился набок.
        Кто-то из ящеров догадался вышибить хвостом аварийный люк и открыть шлюз, и снаружи в звездолет хлынул свет и свежий воздух. Сережа с трудом приходил в себя, чувствуя, как врезались ему в тело страховочные ремни, которыми он был пристегнут к креслу. Как бы там ни было, только что именно эти ремни спасли ему жизнь, если бы не они, он бы погиб при приземлении, разбившись о куб Навигатора.
        - Как вы, кэп?  - спросил Драгль.
        - Ничего,  - ответил мальчик.  - Что с кораблем?
        - Отключена вся электроника, все компьютеры и все приборы. Осталось только то, что управляется автоматикой или вручную. Черный компьютер вторгся в наше поле и попытался перехватить управление кораблем,  - объяснил Драгль.  - Хорошо, что вы догадались поставить на ручное управление.
        - Если мы не восстановим электронику, капитан Гугль может погибнуть,  - сказал Хрюк, заглянув в медицинский отсек.
        - А как восстановить электронику?  - спросил Сережа, думая о том, как многого он еще не знает и можно ли, будучи таким невеждой, оставаться при этом капитаном?
        - Включим дополнительные схемы,  - подсказал одноглазый ящер.  - Думаю, Навигатор снова заработает.
        - А если Черный компьютер опять вторгнется?
        - Скорее всего, после отключения электроники он решил, что мы погибли. Для компьютеров выключение значит смерть, включение значит рождение,  - объяснил Драгль и сам себе удивился.  - Гы! Какая мудрая мысль забрела мне в голову!
        - А если ввести дополнительные пароли, Черному компьютеру будет сложнее вторгнуться в наше поле?
        - Сложнее-то сложнее,  - подтвердил Хрюк.  - Да ведь пароль-то еще нужно не забыть? Хотя, конечно, если записать его у Драгля на хвосте...
        - Запиши его лучше у себя на носу!  - вспылил тот, и ящеры едва не подрались.
        Потом с их помощью Сережа включил резервные схемы и установил пароль, который должен был помешать Черному компьютеру вторгнуться в их сеть вторично. Паролем стал домашний номер телефона его бабушки, а после него мальчик ввел еще название игрушечного города, которое он сам придумал около года назад. Это было секретное название, Сережа никогда о нем никому не говорил, никогда его не записывал и был уверен, что Черный компьютер вряд ли может знать его.
        После установки пароля и включения резервных схем блок Навигатора осветился и заработали внутренние вентиляторы. Одновременно возобновилась прерванная работа медицинского блока, и система сообщила, что пациент находится в удовлетворительном состоянии, временное отключение не успело ухудшить его здоровье.
        Сережа взялся за штурвал и осторожно поднял скрежещущий крейсер в небо. Звездолет снова нуждался в ремонте, но на починку у них сейчас не было времени.
        «Как там мама? Не волнуется ли? Не догадалась ли о подмене?» - подумал мальчик.
        - Можно как-нибудь связаться с морхом?  - спросил он у ящеров.
        Хрюк хмыкнул.
        - С морхом? Можно.
        - Как?
        - Увидеть его во сне,  - пошутил Драгль, и оба ящера расхохотались. Они хорошо знали привычки своего приятеля-призрака.
        Неожиданно на дополнительном локаторе, который следил за космосом, появилось большое вытянутое пятно.
        «ОБНАРУЖЕНА БАЗА КИБОРГОВ МОДИФИКАЦИИ Р-6. ОБЩАЯ ПРОТЯЖЕННОСТЬ - 4 КИЛОМЕТРА. БАЗА ОТДЕЛИЛАСЬ ОТ ОРБИТЫ САТУРНА И ДВИЖЕТСЯ К ЗЕМЛЕ»,  - сообщил Навигатор.
        - А вот и гости пожаловали!  - заявил Хрюк.  - Наверное, Черный компьютер им снова наябедничал.
        - Что будем делать?  - спросил Сережа.
        - Вы капитан, вы и решайте,  - пробасил Драгль.  - Чего это я за вас думать буду? У меня, может, от этого голова начинает болеть?
        - Они нас сейчас прихлопнут, как кызюавок!  - добавил Хрюк.  - У нас скорость как у черепах, а маневренность и того хуже.
        Мальчик понял, что он сам должен принимать решение, и обратился к Навигатору:
        - Ты можешь подлатать двигатель, чтобы мы могли развивать полную скорость?
        ЭТО ИСКЛЮЧЕНО. ВРЕМЕННЫЙ РЕМОНТ НЕ ДАСТ НЕОБХОДИМЫХ ГАРАНТИЙ БЕЗОПАСНОСТИ. ОБМОТКА УСКОРИТЕЛЯ ДЛЯ ВЫХОДА В ГИПЕРПРОСТРАНСТВО МОЖЕТ НЕ ВЫДЕРЖАТЬ».
        - Но подлатать ее хоть немного за то время, что у нас есть, можно?
        ПОДЛАТАТЬ МОЖНО, НО Я НЕ РУЧАЮСЬ. ВЫ ДОЛЖНЫ ВЗЯТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА СЕБЯ»,  - отчеканил Навигатор.
        - Вот зараза!  - восхитился Драгль.  - Машина, а ответственности боится! Да если мы сейчас не рискнем, никакой ответственности уже не будет.
        - Приказываю провести срочный ремонт и включить ускорение даже без гарантий безопасности,  - твердо сказал Сережа.
        ХОРОШО. НАДЕЮСЬ, ВЫ ДОГАДЫВАЕТЕСЬ О ПОСЛЕДСТВИЯХ, КАПИТАН?» - ответил Навигатор.
        - А то нет,  - хмыкнул Хрюк.  - Какие тут еще могут быть последствия! Если обмотка не выдержит, нас разнесет на кусочки и размажет по всей вашей Солнечной системе.
        - Сколько времени осталось до сближения базы затерянного легиона с Землей?
        ОКОЛО ДВУХ ЧАСОВ. ЗА ЭТО ВРЕМЯ Я СМОГУ ПРОВЕСТИ ТОЛЬКО САМЫЙ НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ РЕМОНТ. ПОТОМ КОРАБЛИ ВЫЙДУТ НА ДИСТАНЦИЮ БОЕВОГО СБЛИЖЕНИЯ».
        - Мы будем сражаться, капитан, или удерем в гиперпространство? Там они нас не найдут,  - поинтересовался Драгль.
        - Тогда нам придется бросить Землю и разрешить киборгам десантироваться на нее. Они смогут уничтожить мою планету?
        - А что ее уничтожать? Заложил пару молекулярных зарядов помощнее, а тут еще ваши атомные бомбы сдетонируют, и пошло-поехало,  - заявил Хрюк.
        - Тогда нам остается только сражаться! В открытом бою нам с ними не справиться, нужно придумать какой-то план,  - решительно сказал Сережа.
        Пока у них оставалось еще немного времени, он посадил корабль на равнину и выпустил из резервного отсека ремонтных роботов, которые поспешно занялись починкой сверхсветовой обмотки двигателя.
        Ящеры с уважением посмотрели на мальчика.
        - Из вас выйдет толк, капитаненок!  - одобрил Драгль.  - Думаю, Гугль поступил бы точно так же. Нужно избегать драки, пока это возможно, но если уж ввязался в нее, надо драться до конца.
        Когда Сережа вновь посмотрел на экран локатора, чтобы выяснить, насколько приблизилась к ним база, он увидел такое, что заставило его насторожиться. В верхней части экрана, в районе Плутона, показалось целое скопление маленьких точек, похожих на пчелиный рой. Точки все время перемещались, менялись местами и с удивительной скоростью приближались к Земле, двигаясь параллельно курсу базы. Мальчик решил, что это новые рейдеры затерянного легиона, и, увидев, сколько у них будет противников, почувствовал отчаяние.
        - Хрюк, смотри, тут еще какие-то новые точки!  - позвал ящера мальчик.
        - Только их тут еще не хватало,  - пробасил тот, наклоняясь к радару.  - Они всегда появляются в такие минуты.
        - А кто это?
        - Это же мытари, космический народец! Они не любят пропускать заварушек! Ну и веселенькая же у нас начинается жизнь!

        Глава X
        Визит дедушки-призрака

        Лень, лень, отвори дверь! Дом в огне! Сгоришь!
        - Лучше сгорю, да не отворю!
        Морхи очень гордятся тем, что они самые ленивые существа во Вселенной. Нередко они даже устанавливают своеобразные рекорды лени. Например, один ухитрился проспать не просыпаясь восемьсот двадцать лет, а когда на восемьсот двадцать первый год соню разбудили, нечаянно разбив его кувшин, тот стал жаловаться, что его не берегут, все время дергают и что он иссох от бессонницы. Кончилось это тем, что призрак залез в другой кувшин и снова заснул и, кажется, до сих пор еще не просыпался. Только иногда слышно, как он ворочается и вздыхает во сне.
        Другой морх, тоже своего рода рекордсмен, был настолько ленив, что ухитрился за триста лет жизни не запомнить своего имени, а когда ему говорили, что раз он забыл старое имя, то неплохо бы выбрать новое, морх кривился и отвечал: «Слышь, не нагружайте меня. Ладно? Утро вечера мудренее».
        Лень морхов-призраков вполне объяснима. В жизни им ничего не нужно достигать, и они ничего не боятся. Состоящим из зеленого дыма существам, практически бессмертным (если, конечно, они случайно не залетят на раскаленное солнце или не окажутся в центре чудовищного взрыва), не нужна ни одежда, ни пища, у них нет врагов, и вообще все, что им нужно,  - это кувшин, ваза или что-нибудь подходящее им по форме, куда они могут забиться и впасть в спячку. Морхи терпеть не могут всяких беспокойств, когда их дергают, будят или задевают случайно их укромный кувшинчик. Тогда они сердятся, капризничают спросонья, начинают ныть, подвывать и стараются всеми силами создать вокруг себя такое настроение, чтобы их оставили в покое.
        Наш морх не был исключением из правил. Он тоже был ленив, и то, что ему приходилось в последнее время вести страшно активный образ жизни,  - спать меньше двадцати часов в сутки, все время держать форму мальчика, приводило морха в состояние крайней апатии. Он с трудом боролся со сном, периодически начинал капризничать и зевал, от этого все его тело делалось прозрачным. Впрочем, мама, радуясь, что сын сдал экзамены, пока ничего не замечала, а перемены в его настроении объясняла переутомлением сына в последние дни.
        И вот в воскресенье вечером, когда мама наконец оставила его в покое и смотрела по телевизору какой-то фильм, морх, заперев дверь на задвижку, чтобы его не застали врасплох, растекся по комнате зеленоватым туманом и, собираясь впасть в небольшую спячку, или «спусеньку», как он ласково ее называл, напевал народную русскую песенку: «Ой ладо, ой ладо, не тяни меня за пятку из-под тепленькой перинки! Из-под тепленькой перинки!»
        Эта песенка, которую морх услышал недавно, очень ему нравилась, так как соответствовала его любимому состоянию.
        Кстати, если кому-нибудь интересно, звали нашего морха Прстйфхчц-бум. Так как почти все слова в родном языке призрака состояли из согласных, то и его имя тоже не включало гласных.
        Тем, у кого возникает вопрос, почему их язык состоит из одних согласных, морхи дают следующее объяснение. Во-первых, им лень произносить гласные, а во-вторых, гласные звуки слишком громкие, и ими можно кого-нибудь разбудить. А потревожить сон считается на их планете самым большим проступком, и за повторное пробуждение морхи иногда даже приговаривают провинившегося к бессоннице на два дня - самой высшей мере наказания. Кстати, добавление к имени «бум» - Прстйфхчц-бум - означает дворянское происхождение, и тот, кто носит это «бум», является представителем мужского пола. Если бы наш морх был женского пола, то есть морхихой, то добавление было бы «бя», то есть, к примеру, Прстйфхчц-бя.
        Но не будем больше утомлять особенностями языка морхов, а продолжим свой рассказ.
        Наш призрак почти совсем собрался впасть в спячку, и его бормотание «Ой ладо, ой ладо» становилось все неразборчивее, как вдруг в форточку втекла струйка зеленоватого тумана, очень похожего на него самого, но только немного светлее. Струйка сложилась в иероглиф приветствия и повисла в комнате.
        - Дедушка! Откуда ты здесь взялся?  - удивленно воскликнул морх.
        - Пролетом из Галактики Центуриона,  - ответил дедушка.  - Решил вот навестить тебя, внучок. Говорят, тут у вас происходит что-то интересное? Императора, мол, убили, и теперь Галактика снова свободна. Это похвально!  - И струйка тумана одобряюще кивнула.
        - Дедушка, я тебя не узнаю! С каких это пор ты стал интересоваться политикой?
        Тот печально вздохнул:
        - У меня бессонница, внучок. Ты даже не поверишь, за последние сто лет я не проспал и семидесяти. Самая форменная бессонница. Думаю, что это старческое.
        Морх-внук сложился в иероглиф неподдельной грусти.
        - Ты бы с бабушкой посоветовался. Может быть, она заварила бы тебе какой-нибудь сон-травы?
        - Я хотел с ней посоветоваться, но последние сто лет твоя бабушка находится в спячке и собиралась спать еще лет триста, а будить ее мне бы не хотелось. Ну да ладно, дело житейское. А твои как дела, внучок? Что-то выглядишь ты неважно.
        - Я уже третьи сутки толком не могу выспаться. Видишь ли, я тут должен временно замещать одного мальчишку, чтобы его мама не догадалась, что его нет.
        - Ну и дела! А где же он сам?
        - Улетел с капитаном. Пытается помочь ему спасти планету от Черного компьютера.
        - Ну и дела в мире происходят!  - недовольно сказал старый призрак.  - Суета сует и всяческая суета. Не стоит даже того, чтобы увидеть это во сне.
        Глядя на дедушку, нашему морху вдруг пришла мысль, от которой ему даже спать расхотелось.
        - Дедушка, а дедушка, ты не мог бы меня подменить? Думаю, капитану и мальчишке сейчас туговато, а от ящеров проку мало. Побудь здесь вместо меня, а я слетаю и посмотрю, как у них дела.
        - Ты хочешь, чтобы я вместо тебя превратился в мальчишку и дурачил его мамашу? Ну уж, дудки! Что-то неохота мне сидеть в этой каталке и ждать, пока ты вернешься.
        - Так и скажи, что просто-напросто боишься заснуть!  - подзадорил его внук, надеясь, что тот клюнет на эту несложную приманку. Морх оказался прав.
        - Это я-то боюсь заснуть!  - возмутился дедушка.  - Да говорю тебе, у меня бессонница!
        - Тогда ты боишься, что не удержишь форму. Все-таки мальчишкой быть очень сложно. Нужно помнить кучу всяких вещей и ни на секунду не расслабляться.
        - Это я-то не смогу удержать форму! Да я однажды сорок часов подряд был гуарским жуугусом, а он уж по строению посложнее твоего мальчишки. У него одних ног сто пятьдесят штук, не говоря уже о том, что каждый вечер он превращается в бабочку, а утром опять в гусеницу!
        - Тогда я полетел! Я рад, что ты согласился, дедуля!  - крикнул внук и, наскоро показав своему родственнику, как должен выглядеть мальчишка, устремился к форточке.
        - Эй, я еще не сказал, что согласен!  - крикнул дедушка.  - Скажи, когда хотя бы ты вернешься?
        - Дня через два-три!
        - А если ты не вернешься?
        - Тогда, значит, мы не смогли ничего сделать, и планета взлетела на воздух,  - успокоил его внук и дымком растворился в вечерней мгле.
        - Да, кстати,  - крикнул он уже издалека,  - если будет скучно, загляни в розетку. Так шарахнет, что просто к потолку подскочишь!
        - Не учи ученого, тоже мне пьяницу нашел,  - проворчал дедушка, с интересом поглядывая на розетку.
        Убедившись, что внук уже улетучился и не следит за ним, старичок устремился к розетке и опрокинул два раза по двести двадцать (но не граммов, а вольт).
        - Ишь ты, аж внутри теплеет!  - пробормотал он и, немного покраснев, развалился в кресле. Он превратился в Сережу и, услышав, что в комнату идет мама, стал прилежно перелистывать энциклопедический словарь, держа его, как и внук, наоборот.
        - Ты опять занимаешься? Даже не отдохнешь после экзамена?  - спросила она, заглядывая в комнату.
        - Я сдавал экзамен?  - удивился морх, роняя словарь сквозьсвои колени и торопливо наклоняясь, чтобы мама этого не заметила. Все-таки в том, чтобы быть призраком, есть определенные неудобства. Можно, например, нечаянно пройти сквозь стену или сесть мимо стула, и тогда тебя, естественно, мигом разоблачат.
        - Ты уже забыл про экзамен?  - не поверила мама.  - Ты у меня молодец, я тобой горжусь. И ведь тебе только одиннадцать лет!
        - Как бы не так: одиннадцать. По меньшей мере одиннадцать тысяч, а дальше я уж и со счета сбился,  - пробормотал дедушка.
        Вскоре неугомонный морх переместился к телевизору и стал гонять его по всем программам, пока не наткнулся на «Спокойной ночи, малыши!». Он дослушал до середины музыкальную заставку, которая обычно бывает после окончания передачи, и вдруг зевнул вначале один раз, а потом и другой. Трудно сказать, то ли колыбельная подействовала, то ли два раза по двести двадцать вольт, а возможно, потому, что дедушка долго страдал от бессонницы, но его неудержимо клонило ко сну, и он все зевал и зевал.
        После одного из зевков маме показалось, что сын ее стал прозрачным, она испуганно встряхнула головой - но наваждение уже прошло, и она решила, что сегодня устала и переволновалась на экзамене. Чего только не померещится!
        А дедушка-морх отважно продолжал бороться со сном. Он старался, очень старался не уснуть, но его челюсти сводило неудержимой зевотой, и он засыпал, засыпал...

* * *

        А молодой морх[22 - В сущности, для морхов возраст в две тысячи лет - это еще юность.], не представляя, в какое сложное положение поставил дедушку, неторопливым облачком зеленоватого тумана поднялся над городом и осмотрелся, соображая, куда ему лететь и где искать крейсер со своими друзьями. Он попытался телепатически связаться вначале с капитаном Гуглем, потом с ящерами, а потом и с мальчишкой, которого замещал, но ничего не вышло. Очевидно, в настоящий момент их крейсер был окутан плотным статическим полем невидимости, а морх знал, что через это поле излучаемым им телепатическим волнам не пробиться.
        «Ну и ладно,  - решил он,  - полетаю часик-другой над Москвой, посмотрю на город, устрою себе экскурсию, а потом разыщу их. Не могут же они вечно держать это поле. Когда-нибудь они его снимут, и тогда я узнаю, где они».
        И морх, с которого легким морозцем согнало сон, стал тонкой струйкой тумана виться вдоль крыш и стен домов. Декабрьская погода для теплолюбивого призрака была сыровата, и поэтому ему приходилось двигаться быстро, чтобы согреться. Он стал жаться к теплым воздушным течениям, которые шли от вентиляционных люков и из форточек, к ним примешивались разные вкусные запахи кухонь. Морхи, хоть никогда ничего не едят, к запахам неравнодушны и даже коллекционируют некоторые самые приятные, втягивая их молекулы в себя.
        Неожиданно, пролетая мимо одного из чердачных окон, призрак уловил обрывок разговора: «Он приказал нам найти ее и убить...» - «А ты знаешь, где ее искать?» - «Да, у нас есть примерный адрес».
        Морх понял, что случайно стал свидетелем какого-то преступного замысла. Это показалось ему любопытным, и он осторожно заглянул в чердачное окно, собираясь, если удастся, предупредить и спасти намеченную жертву.
        Морх ожидал увидеть на чердаке двух мрачного вида преступников в кожаных куртках и неприметных шапочках, которые при необходимости натягиваются на лица, как маски, и был очень удивлен, когда увидел двух маленьких щуплых старушек, каждой из которых было на вид лет под девяносто. Старушки с морщинами на лицах сидели на трубе центрального отопления и что-то делали, наклонившись, будто вязали спицами носки своим внучатам.
        - Ты готова, Петровна?  - спросила одна из них.
        - Почти что, Максимовна! Сейчас пойдем!  - ответила другая.
        Осторожно, сделав свое призрачное тело невидимым, морх просочился между старушками и заметил, что они чистят многозарядные бластеры системы, как шутили звездолетчики, «свари заживо».
        «Круто!  - удивился он.  - Вот так старушки! Когда пенсии не хватает, кем только не приходится подрабатывать!»
        Пока морх еще не знал о затерянном легионе и не понимал, в чем дело, но решил остаться и разведать все до конца.
        - Бабка-2, у тебя лицо сбилось набок,  - сказала вдруг одна из них.
        - Это после падения со звездолета. Ну попадись мне теперь этот мальчишка!  - Старушка стянула с себя резиновую маску, и морх увидел блестевший металлический череп киборга.
        «Теперь ясно, на кого я наткнулся. Киборги снова здесь. Уверен, что без компьютера не обошлось. Нужно проследить за ними и выяснить, какое у них задание».
        Морх был прирожденным шпионом, к тому же тело его легко становилось прозрачным, так что киборги ничего пока не замечали. Бабка-2 и пришедшая на смену уничтоженной Бабка-4 открыли чердачный люк и спустились к лифту на шестнадцатый этаж. Пока Бабка-2 вызывала лифт, Бабка-4 выломала металлическую крышку от мусоропровода и заглянула в шахту.
        - Пожалуй, я не буду дожидаться лифта. Внизу встретимся,  - заявила она и влезла в мусоропровод, загрохотав вниз по трубе. Бабка-2 неодобрительно покачала головой и примеру своей подруги не последовала.
        Морх заметался в растерянности, раздумывая, за какой из двух Бабок ему следить. На всякий случай, решил он, если он не сможет следить сразу за обеими, нужно предупредить дедушку. Пока Бабка-2 ждала лифта, морх телепатически связался с дедушкой, который уже почти заснул, и передал ему: «Киборги рядом! Будь начеку! Думаю, они хотят нагрянуть к вам». Близость опасности помогла дедушке справиться с сонливостью.
        - Я сумею их встретить! Будут знать, на что способна старая гвардия!  - пробормотал он и покатил на коляске в комнату Сережи готовиться к визиту незваных гостей.
        Бабка-2 тем временем спустилась на лифте и обнаружила, что Бабка-4 куда-то пропала и не ждет ее внизу, как было договорено. Бабка-2 подошла к шахте мусоросборника и крикнула в него: «Эй, ты где?»
        - Здесь я, застряла, Петровна! Шахта сузилась!  - донесся примерно с высоты третьего этажа плаксивый голос Бабки-4.
        - Эти новые модели страшно тупые,  - проворчала Бабка-2 и крикнула в шахту: - Вот и сиди там! Я не буду тебя ждать!
        - Не бросай меня, мне одной не выбраться!  - пожаловалась Бабка-4.  - Я хотела как лучше!
        - Что я могу сделать?
        - Расширь шахту!
        - Как?
        - Не знаю! Как хочешь, только вытащи меня!
        Бабка-2 вытащила бластер, поставила его на минимальный заряд и, просунув руку и голову в шахту, несколько раз выстрелила по трубе.
        Спускавшийся по лестнице мужчина с большой собакой ошарашенно замер, наблюдая, как старушка почтенных лет почти влезла в мусоропровод и что-то орет в него. Ризеншнауцер злобно залаял, пытаясь укусить ее за ногу, но хозяин оттащил пса за поводок.
        - Что вы здесь делаете, бабушка? Вам помочь?  - спросил он, осторожно прикоснувшись к ней.
        - Отвали!  - рявкнула она на него.
        - Но что вы делаете?
        - Подругу вытаскиваю!
        - Подругу?  - удивился хозяин собаки. Но в этот момент сверху из шахты обрушилась Бабка-4. Она вылезла и зло отряхнулась.
        Мужчина встревоженно шагнул к ней, чтобы помочь.
        - Чего уставился? Хочешь, чтобы я тебя прикончила?  - взвизгнула Бабка-4 и, подняв его на метр от пола одной рукой, зашвырнула в мусоросборник. Ризеншнауцер полетел следом за своим хозяином.
        После этого старушки как ни в чем не бывало направились к выходу из подъезда. Хотя они и семенили, но передвигались со скоростью хорошего локомотива, и встречавшиеся им на пути прохожие разлетались в стороны, как кегли.
        - Если бы я была настоящей старушкой, то работала бы вышибалой в ресторане,  - заявила Бабка-2.  - Обожаю это дело! А ну, отвали!
        И она так поддала плечом не уступившего ей дорогу парня, что тот врезался в столб и растянулся во весь рост.
        - Ты чего, старая, совсем ошалела?  - пробормотал парень, пытаясь встать.
        - Вежливым нужно быть! Понял?  - крикнули на него старушки и затопали дальше.
        Морх уже успел определить направление, в котором они двигались. Целью киборгов был дом Сережи, и призрак, сопоставив это с тем, что он слышал раньше, догадался, что они по приказу компьютера хотят захватить или убить маму мальчика, а потом, вероятно, сделаться самим похожими на нее и заманить ничего не подозревавших ящеров и капитана Гугля в засаду.
        Морх предупредил об этом дедушку и велел ему срочно увести маму из квартиры.
        - Не бойся, внучок, все будет хоккей!  - заверил его тот.
        Сообразив, что просто так ему выманить маму из дома не удастся, ведь был уже двенадцатый час ночи, он незаметно просочился в телефонную линию и сделал так, что раздался звонок.
        - Приезжай ко мне прямо сейчас, не откладывая! Ты мне срочно нужна!  - сказал он в трубку голосом лучшей подруги мамы Елены Игоревны.
        - Но уже поздно,  - не соглашалась та.  - Куда я поеду?
        - Ты мне срочно, срочно нужна, пожалуйста!  - повторил морх.
        - Но зачем?
        - Видишь ли, я случайно забралась в новый холодильник и теперь не могу открыть его изнутри. Если ты не приедешь, я или замерзну или задохнусь!
        Прежде чем мама успела спросить, откуда у ее подруги в холодильнике взялся телефон, морх быстро устроил звуки отбоя.
        Встревоженной маме ничего не оставалось, как немедленно выезжать.
        - У Лены что-то случилось,  - сказала она обеспокоенно.  - Я срочно должна ехать к ней. Возможно, останусь там ночевать. Закройся на все замки и никому не открывай.
        - Договорились! Не волнуйся, со мной ничего не случится. Я немного поиграю со своим городом, а потом лягу спать.
        Мама быстро собралась и уехала. Когда она садилась в свою припаркованную рядом с домом машину, в подъезд быстро вошли две старушки.
        «Старенькие, а так бодро двигаются. К кому это они?» - задумалась мама, но потом вспомнила, что ей нужно вытаскивать застрявшую в холодильнике подругу, чему, впрочем, она не слишком-то верила, ибо Лена была весьма экстравагантной, взбалмошной дамой и могла придумать любой повод, чтобы вытащить ее из дома. Но, как известно, подруг не выбирают, да мама и сама была рада немного развеяться, особенно если для этого есть такой уважительный повод, как застрявшая в холодильнике подруга. А киборги уже вошли в подъезд.
        - Не хочешь воспользоваться мусоропроводом?  - с иронией спросила Бабка-2.
        - Только на обратном пути,  - ответила Бабка-4.  - Я по-прежнему думаю, что это самый экономичный способ спуска вниз.
        - Главное прикончить маму мальчишки, а там хоть в окно прыгай,  - хмыкнула Бабка-2. Кисть на ее левой руке откинулась, и высунулось дуло молекулярного распылителя.
        - Только не вздумай распылять ее, пока мы не запомним, как она выглядит!  - предупредила Бабка-4.  - По приказу Черного компьютера должна быть изготовлена модель киборга, которая бы выглядела точь-в-точь как она.
        - Не учи ученую,  - хмыкнула Бабка-2.  - Какой этаж нажимать?
        - Четырнадцатый.
        Киборги вошли в лифт и стали подниматься наверх. За ними струйкой зеленоватого дыма втек морх.
        «Надеюсь, дедушка успел подготовиться к встрече»,  - подумал он.
        На площадке четырнадцатого этажа киборги, озираясь, вышли из лифта и подошли к двери квартиры № 65.
        - Вышибаем?  - прошептала Бабка-2.
        - Зачем вышибаем? Вы, устаревшие модели, упрощенно мыслите,  - поморщилась Бабка-4. Она приложила указательный палец правой руки к замку, и палец стал видоизменяться, принимая форму ключа.

        Бабка-4 повернула руку два раза, и замок щелкнул. Помимо замка дверь была заперта еще на цепочку, но киборги легко избавились от нее с помощью дистанционного магнита.
        - Квартира не должна пострадать!  - предупредила Бабка-2.  - Засада должна выглядеть убедительно, если мальчишка здесь объявится.
        В коридоре было темно, только в одной из комнат горел свет. Киборги прокрались к этой комнате, а потом одновременно навалились на дверь, выставив вперед молекулярные распылители, и увидели мальчишку на инвалидной коляске.
        - Ку-ку!  - сказал мальчишка.  - А я вас ждал, голубчики!
        - Это он!  - крикнула Бабка-2.  - Он, самозванец!
        Она привела в действие молекулярный распылитель, но раньше, чем брызнул луч, мальчишка вдруг растаял в воздухе, а перед киборгами стояла пустая коляска.
        Бабки изумленно переглянулись.
        - Куда он подевался?
        - Не знаю!
        - Я здесь!  - вдруг крикнул звонкий голос, и между киборгами появился мальчик. Они, не сообразив, одновременно выстрелили из распылителей, но мальчик снова растаял, и, так как он был между старух, получилось, что Бабки стреляли друг в друга.
        Молекулярные распылители - мощное оружие, и по одному выстрелу с каждой стороны оказалось достаточно.
        Киборги были уничтожены собственными выстрелами и лежали теперь на полу. Их наружная маскировочная форма расплавилась, и видны были стальные внутренности.
        - Надо отключить самоуничтожение, а то через некоторое время эти штуки взрываются,  - предупредил морх-внук и, скользнув в механизм роботов, выключил какие-то реле.
        - Неплохо я с ним справился, а, внучок?  - с гордостью спросил дедушка.  - Я знал, что они так отреагируют, если я вдруг появлюсь между ними.
        - Нажимая на курок, всегда нужно помнить, что в известном смысле ты стреляешь сам в себя. Их злоба уничтожила их самих, то же самое, кстати, произошло и с Императором,  - назидательно заявил младший морх.
        - Что будем делать теперь и куда выбросим эти штуки?  - спросил дедушка.
        - У меня неплохая идея. Давай сами превратимся в Бабку-2 и Бабку-4 и доложим, что задание выполнено. В таком виде мы сможем проникнуть на базу затерянного легиона и, возможно, чем-то поможем капитану Гуглю и мальчишке в спасении этой планеты.
        - Ну раз уж у меня все равно бессонница, я не против,  - сказал дедушка-призрак и превратился в Бабку-4, в то время как его внук стал Бабкой-2.
        Они наклонились над поверженными киборгами и достали из них передатчики - небольшие речевые блоки, прикрепленные к черепу около рта.
        - Задание выполнено! Мы справились с мамой мальчишки!  - доложил младший морх голосом Бабки-2.  - Какие инструкции будут дальше?
        - Мы уже начали беспокоиться, что вы долго не выходите на связь. Поднимайтесь на крышу и ждите,  - донесся из передатчика голос Главного Киборга Адольфа.  - Вскоре за вами пришлют рейдер, только вначале мы сотрем в порошок этих наглецов! Полный форсаж!
        Морх понял, что база киборгов вступила с кем-то в бой, он догадался, что наглецы, о которых говорил Адольф-1, это ящеры, мальчишка и капитан Гугль.

        Глава XI
        Наука побеждать

        - Кто такие мытари?  - спросил Сережа, наблюдая на экране локатора, как их крошечные звездолетики разлетаются по всей Солнечной системе со скоростью, намного превышающей движение базы.  - Мытари - это народец космических фей. Их дом - Вселенная,  - сказал Драгль.  - Они летают на крошечных звездолетиках по всему космосу и, если кому-то нужна помощь, всегда стараются оказать ее.
        - Это народец телепатов,  - добавил Хрюк.  - Они лучшие Навигаторы во Вселенной, хотя их звездолетики безоружны, и они никогда ни с кем не вступают в бой. Мытари не знают, что такое насилие. Император воевал с ними около ста лет, он даже изобрел специальный газ объемного взрыва, чтобы уничтожать их корабли в космосе.
        - Однажды капитан Гугль, когда мы были еще на службе у Императора, использовал этот газ и уничтожил много крошечных корабликов, хотя они просто пытались поговорить с нами,  - рассказывал Драгль.  - С тех пор мытари боятся нас. Но в прошлый раз, когда вашей планете угрожала опасность, они снова прилетели сюда и скользили в вашей атмосфере на своих корабликах, а когда Император погиб, вновь исчезли. И как они узнают, какой планете грозит беда?
        - А что они собираются делать сейчас? Зачем прилетели?  - Сережа не успевал даже следить на локаторе за крошечными корабликами, которые то пропадали совсем, то вдруг возникали на другом конце Солнечной системы, как будто им было нипочем любое расстояние.
        Неожиданно кораблики мытарей выстроились в прямую линию, напоминавшую на экране восклицательный знак, и совсем пропали из поля видимости локаторов.
        - Разве такое возможно?  - не поверил своим глазам мальчик.
        - Для них все возможно. Они всегда появляются неожиданно,  - сказал Драгль.  - Когда необходимо, они могут исчезать из поля видимости наших локаторов.
        - А зачем они нам вообще показались, если могли остаться незамеченными?  - спросил Сережа.
        - Значит, это им было зачем-нибудь нужно,  - заявил Хрюк.  - Космический народец ничего не делает просто так. Ладно, капитан, давайте завязывать с ремонтом, а то база уже близко.
        Когда ремонтные роботы закончили закрепление обмотки сверхсветового ускорителя главного двигателя и на гусеничном ходу заползли в складской отсек, Навигатор сообщил, что крейсер готов к взлету.
        - Только не допускайте резких перегрузок двигателя, кэп,  - напомнил Драгль,  - а не то...  - И ящер красноречивым движением лап показал, что произойдет в случае резкой перегрузки двигателя.
        ДО БОЕВОГО СБЛИЖЕНИЯ ЗВЕЗДОЛЕТОВ ОСТАЛОСЬ НЕ БОЛЬШЕ ДВАДЦАТИ МИНУТ. БАЗА КИБОРГОВ УЖЕ НА ПОДЛЕТЕ К ЛУНЕ. СОВЕТУЮ ВАМ ВЗЛЕТЕТЬ, ПОКА НАС НЕ ЗАСТИГЛИ ВРАСПЛОХ»,  - выдал на монитор предупреждение Навигатор.
        - Давайте, капитан! Взлетаем! Нужно отвести киборгов подальше от орбиты Земли, а то как бы ваша планетка не пострадала во время перестрелки,  - пробасил Хрюк.
        Он сел на свое место под башней управления огнем и занялся настройкой пушек и молекулярных метателей. На своих местах за пультами ящеры чувствовали себя привычно, действовали спокойно и без суеты. Приближение боя, который, скорее всего, мог оказаться для них последним, не пугало Хрюка и Драгля.
        Сережа проникся их спокойствием и, взявшись за штурвал, плавно поднял звездолет. Некоторое время они двигались с базой на встречных курсах, словно дразня ее, но, выйдя из орбиты Земли, круто взяли влево и стали разрывать дистанцию с базой киборгов, уводя ее к Нептуну. Теперь, когда подступ к Земле базе был открыт, ей пришлось выбирать: или сразу войти в атмосферу и расстрелять планету из бортовых орудий, не дожидаясь установленного компьютером часа, или вначале расправиться с находившимся неподалеку крейсером.
        Видя, что база пока не поворачивает в их сторону и ее капитан явно колеблется, Сережа приказал одному из ящеров подразнить киборгов немного.
        - Это можно!  - прогудел Хрюк. Он развернул небольшое кормовое орудие, не очень мощное, но дальнобойное, прицелился и выстрелил. Одиночный молекулярный снаряд пронзил пустоту и через несколько секунд разбился о бронированный борт базы. На таком расстоянии выстрел не смог причинить ей особого вреда и был не опаснее комариного укуса. Но свою роль этот выстрел выполнил - он стал вызовом Главному Киборгу.
        Адольф-1 воспринял его как личное оскорбление и взбесился. Теперь, прежде чем начинать атаку на Землю, ему хотелось раздавить эту назойливую муху - крейсер, который вертелся перед самым его носом.
        - Всем рейдерам и главным орудиям приготовиться! Переходим к преследованию!  - скомандовал Адольф-1.  - Приказ - уничтожить крейсер!
        База затерянного легиона медленно и тяжело развернулась, включив боковой форсаж, и устремилась в погоню за звездолетом. Она была от него на расстоянии всего нескольких тысяч километров, и с каждой секундой эта дистанция сокращалась.
        ДО БОЕВОГО СБЛИЖЕНИЯ, КОГДА ОНИ СМОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВСЕ СВОИ ОРУДИЯ И ЛАЗЕРНЫЕ ПУЛЕМЕТЫ, 20 СЕКУНД»,  - предупредил Навигатор.
        Теперь, когда база оказалась так близко, на центральном локаторе Сережа смог разглядеть ее во всех подробностях. Она была огромной и многоуровневой, со стартовыми площадками для взлета рейдеров и по меньшей мере с десятью оружейными палубами и шахтами для пуска самонаводящихся ракет. Общая протяженность базы, по замерам локатора, составляла около 4230 метров в длину и 1765 - в ширину, то есть была длиной более четырех километров, а шириной почти два километра. Это был целый космический город, построенный для уничтожения других планет, великолепно защищенный многослойной титановой броней и разбитый на сотни отдельных отсеков с таким расчетом, что даже при повреждении нескольких из них остальные могли продолжать бой.
        По форме база была вытянутой, немного заостренной к носу и напоминала огромную космическую акулу, которая преследовала маленькую верткую рыбешку.
        Сталкиваться с таким хищником нос к носу было бы самоубийством, мощности находившихся на звездолете пушек не хватило бы, чтобы нанести ощутимые повреждения базе, но достаточно всего одного или двух попаданий с вражеской стороны, чтобы уже пострадавший в предыдущем бою крейсер разлетелся в мгновенной вспышке.
        - Надо держать их на расстоянии, капитан! Не давайте базе приблизиться и уводите ее от планеты!  - предупредил Драгль.
        Сережа понял, что ящер прав, он развернул крейсер и, включив неполную мощность двигателя, попытался оторваться.
        ДО ОГНЕВОГО СБЛИЖЕНИЯ ПЯТЬ СЕКУНД... ЧЕТЫРЕ СЕКУНДЫ... ТРИ СЕКУНДЫ... ДВЕ СЕКУНДЫ... СНОВА ТРИ СЕКУНДЫ... ЧЕТЫРЕ СЕКУНДЫ... СНОВА ТРИ СЕКУНДЫ... ОПЯТЬ ЧЕТЫРЕ СЕКУНДЫ»,  - бубнил Навигатор, делая необходимые замеры расстояния между двумя кораблями.
        - Отлично, капитан! Держите их на такой дистанции!  - одобрил Хрюк.
        Время от времени он стрелял из кормовой пушки, и так как база вынуждена была двигаться навстречу выстрелам, то ни один из снарядов не пролетал мимо цели. Но результаты пока не были утешительными. Многослойная броня базы держала удар, и ни один из отсеков пока не был поврежден.
        - Так мы их не достанем!  - с досадой сказал Хрюк.  - Мы слишком далеко от них, чтобы включить лазерные пушки на полную мощность.
        - Но если мы приблизимся, они тоже смогут выставить свои пушки на полную мощность,  - возразил Сережа.
        - Хм... И почему я сам об этом не подумал?  - удивился ящер, продолжая обстрел базы из кормовой пушки, хотя пользы от этого не было.
        БАЗА ВКЛЮЧАЕТ ФОРСАЖ. РАССТОЯНИЕ СОКРАЩАЕТСЯ»,  - предупредил Навигатор.
        И в подтверждение его слов база вдруг содрогнулась от залпа из всех своих носовых орудий, и сотни лазерных лучей прочертили этот сектор космоса. Крейсер спасло только то, что залп был преждевременным и корабли не успели еще выйти на дистанцию необходимого сближения.
        Чтобы оторваться от преследователей, пришлось включить полную скорость двигателя со сверхсветовым ускорителем, и, понимая, что это их единственный выход, Сережа нажал на третью кнопку возле штурвала.
        На этой скорости им удалось снова увеличить расстояние от базы до двадцати секунд. Обмотка двигателя пока выдерживала нагрузку, но сколько времени это могло продолжаться, никто на крейсере не знал. Каждую минуту раскаленный газ-амортизатор мог прорвать не полностью восстановленные каналы и попасть в главный двигатель, и тогда киборгам не пришлось бы даже в них стрелять...
        С БАЗЫ ВЫПУЩЕНЫ УПРАВЛЯЕМЫЕ САМОНАВОДЯЩИЕСЯ РАКЕТЫ! ОНИ УЖЕ БЛИЗКО!» - предупредил Навигатор.
        Сережа посмотрел на ящеров, ожидая совета.
        - Они посадили нам на хвост «гончих собак»[23 - Так звездолетчики обычно называют управляемые самонаводящиеся ракеты.]. Попетляй немного, может, удастся от них отвязаться,  - посоветовал Драгль.
        Подпустив ракеты поближе, мальчик сделал несколько довольно крутых виражей, но управляемые ракеты, отстав немного, снова начали погоню. Их боеголовки безошибочно выбирали направление, следуя заложенной программе. Но зато каждая новая петля крейсера приводила к тому, что база затерянного легиона сокращала расстояние, постепенно выходя на линию огня.
        ДОСТИГНУТА КРИТИЧЕСКАЯ НАГРУЗКА. ДВИГАТЕЛЬ НАЧИНАЕТ ПЕРЕГРЕВАТЬСЯ»,  - сообщил Навигатор. Ему, лишенному эмоций, в общем-то было все равно, погибнет их корабль или нет, он только сообщал информацию.
        - Они не отстают!  - сообщил Сережа.  - Может быть, нам подбить ракеты из пушек?
        Драгль и Хрюк сделали по приближающимся ракетам несколько выстрелов из бортовых орудий, но те ловко увернулись, уйдя с линии огня. В них был заложен механизм ускользания.
        - Скверное дело! Они уже совсем рядом,  - пробасил Драгль.  - Кажется, нам крышка, кэп.
        Сережа лихорадочно соображал, что предпринять. Если бы капитан Гугль мог дать им совет, но он был вне игры - в состоянии искусственного сна, и медицинский зонд боролся за его жизнь.
        Но тут у мальчика появилась идея.
        - А если мы полетим навстречу базе, а потом резко свернем, ракеты могут не успеть изменить курс и врежутся в базу?  - спросил он.
        - Могут-то они могут. Но вся проблема в том, что, сблизившись с базой, мы попадаем под встречный огонь ее пушек,  - заметил Хрюк.
        - Все равно план отличный,  - одобрил Драгль.  - Рискните, капитан, а мы вас прикроем. Только заходите лучше со стороны хвоста базы. Там располагаются ее рули и сопла форсажа. Если ракеты повредят их, база станет неуправляемой.
        Шанс был совсем невелик, но другого выхода просто не было. Сережа чувствовал, что в отсеке становится жарко, хотя вентиляторы и охладители работали на полную мощность. Это означало, что с каждой секундой обмотка двигателя нагревается все больше и скоро температура станет критической.
        Мальчик взглянул на локатор и, видя, что ракеты снова приблизились, сделал крутой вираж. Даже странно, что за такое короткое время он научился вполне сносно управлять звездолетом. Наверное, мама была права, его руки действовали толково, что компенсировало полную беспомощность ног.
        Стараясь слишком не сближаться с базой, чтобы усложнить ей прицеливание, Сережа промчался вдоль борта на расстоянии выстрела и постарался зайти в хвост. Но там разгадали его маневр и произвели бортовой залп из всех орудий и лазерных пулеметов.
        Мальчику показалось, что локатор вдруг вспыхнул и засветился, зафиксировав чудовищный выброс энергии. Он бы ослеп, если бы Навигатор вовремя не включил затемнение иллюминаторов. Просто чудо, что после первого залпа они были еще целы. Очевидно, их спасло то, что для канониров базы их внезапный разворот был неожиданным, они не успели прицелиться и теперь стреляли наугад.
        Ящеры тоже палили из всех орудий и молекулярных метателей, не жалея боеприпасов, пока их корабли проносились бок о бок. Один из отсеков базы вспыхнул от прямого попадания Хрюка, но остальные автоматически загерметизировались и продолжали огонь.
        Зайдя базе в хвост, Сережа направил свой крейсер на сближение, поэтому теперь роли преследователей и преследуемых переменились. Их маленький звездолет шел на таран, в то время как ему самому в хвост заходили ракеты. Там, на базе, уже поняли цель крейсера и теперь старались оторваться и выиграть время для разворота.
        Отсек звездолета разогрелся настолько, что мальчик чувствовал, как вдыхаемый им воздух обжигает ему легкие. Но сбрасывать скорость было нельзя. Почти уже ничего не чувствуя, Сережа приблизился к базе настолько, что ему уже без всяких локаторов были видны ее форсажные сопла, которые теперь бешено работали, пытаясь развернуться. Молодой капитан подпустил ракеты поближе, а когда до столкновения с базой, с одной стороны, и до встречи с ракетами, с другой, оставалась уже пара секунд, Сережа круто, явно перегружая двигатель, увел крейсер под базу, а потом быстро в сторону.
        Сзади полыхнули десятки последовательных взрывов. Расстояние было рассчитано верно. Не успев изменить направление движения и перестроиться, ракеты врезались в форсажные сопла базы, лишив ее управления. База завертелась на месте, выключая двигатели и пытаясь сбавить скорость. Теперь, до завершения ремонта, о погоне не могло быть и речи.
        Сережа успел еще отключить критический режим работы двигателя, а Навигатор сразу подал в двигатель охлаждающую жидкость. А потом от жары и нервной перегрузки мальчик потерял сознание. Он успел еще услышать, как один ящер сказал другому:
        - Мы сделали их! А он молодец. Даже Гугль не справился бы лучше!
        Но о чем они беседовали потом, Сережа уже не слышал. Только минут через десять, когда отсек успел охладиться, а ящеры приложили ему ко лбу мокрое полотенце, мальчик пришел в себя. Все тело у него болело от напряжения. Наверное, он слишком переволновался.
        - База не преследует нас?  - спросил он.
        - Куда там! Вы их здорово проучили! Теперь они долго будут болтаться в орбите Нептуна. Им предстоит очень серьезный ремонт. У них снесены четыре верхние палубы и вышли из строя все форсажи справа,  - хмыкнул Хрюк.  - Даже если они выпустят всех ремонтных роботов, меньше чем за два дня им не управиться.
        - А какие у нас повреждения?  - спросил мальчик.
        - Ишь ты, как быстро вы стали заправским капитаном!  - поразился Драгль.  - У нас нет никаких особенных повреждений, если не считать предупреждения Навигатора, что в следующий раз, если мы врубим двигатель на полную мощность, крейсер попросту разнесет.
        - Значит, мы летим сейчас на Землю?  - спросил Сережа, взглянув на Навигатор и увидев, что на нем горит красное реле автопилота.
        - Вернее, тащимся,  - сказал Хрюк.  - Ну ничего, скоро дотащимся...
        СООБЩЕНИЕ ОТ ЧЕРНОГО КОМПЬЮТЕРА. ВЫВЕСТИ ЕГО НА ЭКРАН?» - вдруг спросил Навигатор.
        - А он не вторгнется к тебе в память и не отключит тебя, как в прошлый раз?
        ОН ПЫТАЛСЯ, НО У НЕГО НИЧЕГО НЕ ВЫШЛО. Я ТЕПЕРЬ ЗАЩИЩЕН ПАРОЛЯМИ. К ТОМУ ЖЕ ОН ТЕПЕРЬ НЕ МОЖЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ УСИЛИВАЮЩИЕ АНТЕННЫ БАЗЫ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ПОЛЯ».
        - Хорошо, тогда выводи его сообщение на экран.
        КОМПЬЮТЕР ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС, ХРАБРЫЕ ДУРАКИ!
        ДУМАЕТЕ, У ВАС ЕСТЬ ХОТЯ БЫ МАЛЕЙШИЙ ШАНС? ХА-ХА-ХА! ДО СИХ ПОР Я ИГРАЛ С ВАМИ КАК КОШКА С МЫШЬЮ. ТЕПЕРЬ Я ОБЪЯВЛЯЮ ВАМ НАСТОЯЩУЮ ВОЙНУ. НЕ ПЫТАЙТЕСЬ УНИЧТОЖИТЬ МЕНЯ, Я ЗАРАНЕЕ ЗНАЮ КАЖДЫЙ ВАШ ШАГ.
        КСТАТИ, У ЗЕМЛИ ОСТАЛОСЬ ВСЕГО 58 ЧАСОВ. РАСЧЕТНЫЙ КОМПОНЕНТ ПРОГРАММЫ УЖЕ ЗАВЕРШЕН, Я ПЕРЕХОЖУ К ЕЕ ПРАКТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ.
        ПО ИСТЕЧЕНИИ ВРЕМЕНИ Я ВЫЗОВУ ОДНОВРЕМЕННЫЕ ВЗРЫВЫ ВСЕХ АТОМНЫХ РЕАКТОРОВ ЗЕМЛИ. СДЕТОНИРУЕТ ВСЕ ЯДЕРНОЕ ВООРУЖЕНИЕ. ПОСЛЕ ЭТОГО ПРОГРАММА ЗАВЕРШИТ СВОЮ РАБОТУ».

* * *

        И Черный компьютер оборвал связь, в конце выдав на экран изображение планеты Земля, на которой красными пятнышками мерцали все находившиеся на ней атомные реакторы.
        Потом изображение Земли на экране пропало и осталась только цифра - 58 ЧАСОВ 16 МИНУТ. Именно столько времени требовалось компьютеру, чтобы завершить все подсчеты, а потом произойдет взрыв, который приведет к расколу Земли ее же собственными, накопленными человечеством средствами. В этом и заключалась последняя шутка Черного Императора из-за гробовой доски.
        - Ты засек, где Черный компьютер находится сейчас?  - спросил Сережа у Навигатора.  - Перехватил его сигнал?
        «СЕКТОР 345-В-3434-Л».
        Мальчик посмотрел на атласе, где этот сектор, и, предельно увеличив его, убедился, что это секретный бункер президента Соединенных Штатов Америки, построенный около тридцати лет назад во времена «холодной войны» и скрытый под Вашингтоном на глубине более ста метров. Подступы к бункеру хорошо охранялись, а само убежище, рассчитанное на прямое попадание бомбы, покрыто многослойной сталью, песком, землей и бетоном, он был практически неуязвим.
        - Этот компьютер неплохо спрятался,  - прогудел одноглазый ящер.  - Если даже нам и удастся туда доковылять, он будет знать об этом заранее и успеет нырнуть в гиперпространство. Неудивительно, что компьютер так обнаглел, что вышел с нами на связь. Он чувствует себя в безопасности.
        - Так что же нам делать?  - спросил Сережа.
        - Думать,  - подсказал ему Драгль.  - Только у вас, кэп, это лучше получается, так что на нас не надейтесь. У нас от мыслей башка раскалывается!
        - Хорошо, я буду думать,  - сказал Сережа.  - А что будете делать вы?
        - А мы не будем драться и не будем вам мешать. Это единственная посильная помощь, которую мы вам окажем,  - пообещали ящеры.
        Мальчик начал размышлять, пытаясь сосредоточиться на условии задачи так, как если бы она была абстрактной и от ее решения ничего не зависело. Так было проще сосредоточиться. Итак,
        Дано: Компьютер Черной Империи, который может уничтожить Землю. Он спрятался в секретном бункере американского президента.
        Нужно: Каким-то образом проникнуть в бункер, не поднимая тревоги, и уничтожить компьютер.
        Время между тем шло... Их звездолет приближался к Земле, от которой во время сражения успел довольно далеко удалиться.

        Глава XII
        Приключения призрачных старушек

        Тем временем морхи, превратившиеся в двух киборгов моделей Бабка-2 и Бабка-4, терпеливо сидели на крыше и ждали, когда за ними прилетит рейдер с базы затерянного легиона.
        - Ты уверен, что мы сможем так долго удерживать форму? У меня-то, в отличие от тебя, нет бессонницы, я могу и заснуть,  - спросил морх-внук у дедушки.
        - Нам и не придется держать ее слишком долго,  - успокоил его тот.  - Главное, чтобы мы оказались на базе, а там мы можем уже не прятаться. Будем пользоваться вентиляционными ходами и перетекать из отсека в отсек. Выведаем планы киборгов и найдем подходящий момент вернуться назад.
        - А если мама мальчика появится?
        - Она не должна возвратиться до утра, я слегка загипнотизировал ее подругу, и та думает, что сама ее пригласила. И домой мать вряд ли будет звонить, подумает, что сын уже спит. У нас есть часов двенадцать, мы должны успеть.
        Прибытия рейдера с базы они ждали не очень долго. Вскоре он уже вынырнул из сумрачных вечерних туч - в декабре в Москве самые короткие дни и темнеет очень рано, в пять вечера уже сплошной мрак - и завис над крышей. Рейдер был треугольный, быстрый, с четырехствольным лазерным пулеметом на носу.
        Бабки поднялись по трапу. Их встретил киборг модели Пилот-1. Этим модификациям киборгов обычно не нужна маскировочная форма, ибо они предназначены только управлять рейдерами. Поэтому у киборга модели Пилот-1 вместо лица был металлический череп с единственным глазом на лбу, как у циклопа. Речевой динамик у него тоже был примитивным, и голос звучал механически.
        - Приветствую вас на борту!  - отчеканил он, окидывая Бабок пронизывающим взглядом.  - Мне приказано как можно скорее доставить вас на базу. Параметры матери мальчика у вас с собой? Главный Киборг Адольф уже все приготовил для отлития маскировочной формы новой модели.
        - А что случилось? Разве вам не удалось уничтожить крейсер?  - спросил молодой морх.
        - Они смогли повредить форсажное управление базой и скрылись. Сейчас ремонтные модели интенсивно заняты устранением неисправностей, но это может занять больше времени, чем мы рассчитывали.
        Больше никакой информации от Пилота-1 морхам получить не удалось, очевидно, он и сам мало знал, а только выполнял приказ срочно доставить их на базу.
        Рейдер взмыл в небо и спустя полтора часа полета уже входил в центральный шлюз базы затерянного легиона, внешние створки люка которого раздвинулись при их приближении.
        Рейдер опустился на магнитную площадку взлетных шахт и был тотчас закреплен специальными блоками-фиксаторами, которые удерживали его на месте при резких изменениях курса.
        Пока специальный вакуумный лифт поднимал Бабок на верхние уровни базы, они смогли увидеть в стартовых ангарах более сотни рейдеров, пятьдесят малых бронированных машин для ведения боевых действий на планетах и другой современный арсенал техники уничтожения. Между рейдерами сновали сотни киборгов самых различных модификаций. Резервы базы были огромны, и морхи понимали, что справиться с ней будет совсем не просто.
        Как только лифт остановился, к Бабкам подошли киборги-охранники, сделанные в форме массивных неуклюжих горилл.
        - Адольф-1 хочет видеть вас! Нам приказано проводить вас к нему!  - сообщили они.
        - Может, смоемся?  - мысленно спросил морх-дедушка у внука.
        - Успеем. Вначале нужно выяснить, что они хотят предпринять,  - так же мысленно ответил ему младший морх, которому от всего этого окружения было не по себе.
        Гориллы, неуклюже переваливаясь, пошли вперед по коридору базы, показывая дорогу. Они прошли мимо оружейного зала и зала сна, где в специальных капсулах хранились уже изготовленные, но еще не активизированные киборги, мимо поврежденного машинного отделения, в котором теперь интенсивно трудились ремонтные роботы, и наконец оказались рядом с капитанской рубкой.
        Едва люк этой рубки открылся, к ним подскочил маленький вертлявый киборг с усиками в нацистской форме, и морхи догадались, что это и есть капитан базы, предводитель затерянного легиона, Адольф-1.
        - Зиг хайль!  - крикнул он, следуя заложенной в него программе, и резко вскинул вверх правую руку.  - Вы модели Бабка-2 и Бабка-4, которые выходили со мной на связь?
        - Да, милок. А ты-то кто будешь? Чей такой внучонок?  - сказал дедушка-морх, подпирая подбородок ладонью и покачивая головой.
        - Но-но, не переигрывай, Бабка!  - оскорбился Адольф-1.  - Вы выполнили задание? Прикончили мать мальчика?
        - Да, милок. Шлепнули как следует,  - вздохнула Бабка-4.
        - Сняли параметры формы? От Черного компьютера поступил приказ изготовить киборга-двойника. Теперь это становится нашим главным заданием. Используя фальшивую мать, компьютер хочет воздействовать на мальчишку. Пусть он думает, что его мать на базе. Он, естественно, попытается вырвать ее у нас, и тогда мы их уничтожим!  - И Адольф-1 мерзко засмеялся, демонстрируя искусственные керамические зубы, предусмотренные в его модели для большего сходства с прототипом.
        - Неплохой план!  - одобрил молодой морх.
        - От тебя, Бабка-2, не требуется высказывать свое мнение,  - неожиданно заорал Адольф-1, выходя из себя.  - Все, что вам нужно, это составить фоторобот его матери. Вы готовы это сделать?
        Бабка-4, она же дедушка-морх, замялась, но Бабка-2 кивнула:
        - Конечно, я это сделаю. Служу Черной Империи!
        - Служим Черной Империи!  - откликнулись киборги-гориллы.
        - Отлично.  - Адольф-1 нажал на какую-то кнопку - из стола выскочил плоский прибор, позволявший создавать объемные голограммы гуманоидов.
        «Неужели ты и в самом деле опишешь им, как выглядит его мать?» - мысленно спросил дедушка.
        «Потерпи немного. Не волнуйся, я знаю, что делать»,  - ответил внук.
        - Рост?  - рявкнул Адольф-1.
        - Около ста семидесяти.
        Главный киборг быстро выставил прибор.
        - Вес?
        - Шестьдесят два килограмма двести двадцать граммов.
        - Выражение лица?
        - Недовольное. Даже очень недовольное, недоброжелательное и немного брезгливое. Ага, вот такое.
        По указаниям морха Адольф-1 составил объемную голограмму довольно высокой, уже немолодой женщины с унылым лицом и многочисленными кольцами на пальцах. Одета она была в серого цвета очень строгий костюм. Вид у нее был мрачноватый и холодный, не располагающий к общению.
        - Это она?  - спросил Адольф-1, разглядывая голограмму.
        - Да, просто вылитая,  - подтвердила Бабка-2.
        - Довольно симпатичная,  - без тени юмора отметил Адольф-1 и нажал на клавишу центральной связи у микрофона.  - Приступаем к массовому тиражированию новой модели. Как мы ее назовем?
        - Как вам будет угодно, Император,  - сказала Бабка-2.
        - Я не об этом! Как звали его мать в действительности?  - Ираида Борисовна.
        - Отлично.  - Адольф-1 потер руки.  - Приступаем к тиражированию модели Ираида-1. Изготовьте для начала двадцать Ираид, а там посмотрим. Да, и вооружите их получше.
        «Но это же не его мать! Я же ее видел, она совсем иначе выглядит»,  - удивленно шепнул дедушка внуку, воспользовавшись тем, что Адольф занят приказаниями подчиненным.
        «Разумеется, нет. Это завучиха, которая едва не завалила меня на экзамене. Тшш, молчи, дед!» - ответил морх.
        - Вы можете идти!  - Адольф-1 нетерпеливо махнул им в сторону двери.
        Они выскочили из отсека и тут же в коридоре превратились в зеленоватые дымки, скользнувшие в вентиляционную шахту.
        - Ну наконец-то я стал сам собой!  - обрадовался дедушка.
        - По-моему, газообразная форма существования самая удобная,  - заметил внук.  - И как только можно жить в телах, я себе этого не представляю.
        - Существует легенда, что и мы, морхи, не всегда были такими, а когда-то жили в телах. Об этом рассказывал мне еще мой прадедушка, а ему - его дедушка. Легенда гласит, что тогда морхи выглядели совсем иначе, существовали в телах и вынуждены были заботиться о них: кормить, поить, лечить, мыть...
        - Мыть?  - с ужасом спросил младший морх, ненавидевший сырость во всех ее проявлениях.
        - Ну, хотя бы изредка,  - с сомнением добавил старший.  - Но потом как-то раз морхам надоели неуклюжие тела, которые доставляли им одни заботы, и они просто сбросили их с себя, как лишний груз. И с тех пор мы такие, как сейчас. Мы нашли способ существования без тел.
        - А откуда тогда взялась газообразность? Души ведь не материальны, а газ - одна из форм материи?
        - Это ведь только легенда. Не стоит верить ей полностью.
        Ловко проскочив между лопастями вентилятора, морхи оказались в следующем отсеке.
        В нем, размером не меньше стадиона, занимавшем почти полтора уровня базы, происходило производство новых киборгов. В отсеке были установлены сотни автоматически управляющихся роботов на гусеничных платформах, которые быстро собирали из уже готовых запчастей двигавшихся по конвейеру киборгов. Один робот привинчивал руки, другой надевал на позвоночный шарнир голову с уже готовыми зрительными элементами и несложным кибернетическим мозгом.
        Киборги, обрастая все новыми деталями и узлами, лежали на конвейере как стальные скелеты.
        Затем уже готовые изделия проверялись тестирующим механизмом на соответствие технологическим нормам и работоспособность, и каждой модели присваивался свой серийный номер-пароль. Потом, уже в самом конце конвейера, киборги попадали под специальный гибкий пресс, который изготавливал из мягкого пластика, похожего на человеческую кожу, необходимую маскировочную форму, и с другой стороны из-под пресса уже выходили модели Бабка-2,3,4, Бомж-2, Пьяный-1,2, Сотрудник ГАИ-3, 4,5, Подросток-4, Душитель-1,2, Завуч для средней школы-4, 5 (модель пять в отличие от модели четыре была оборудована дополнительно плазменным пулеметом), Гориллы всех модификаций, Ворона обыкновенная-2 (невооруженный летающий киборг, предназначенный для наблюдения и слежки) и другие.
        На последней стадии процесса киборги включались и уже сами вставали с конвейера, пополняя собой ряды убийц затерянного легиона.
        В те минуты, когда морх и его дедушка залетели в отсек, с конвейера уже сходил первый киборг новой модели - Ираида Борисовна-1. Она огляделась, прокашлялась, поправила платье, провела рукой по волосам и сказала недовольным визгливым голосом, разрабатывая голосовые динамики: «Это что за безобразие, я вас спрашиваю? Почему вы не подготовились к уроку, молодой человек?» - при этом ткнула пальцем в киборга-гориллу, сошедшего с конвейера перед ней. Тот задумчиво почесал лапой затылок, подумал немного и смущенно пробасил: «А че я-то? Я ниче!»
        - Смотрите-ка, эта обезьяна уже начала превращаться в человека!  - съязвила Ираида-1.
        Находившиеся поблизости киборги почтительно расступились, когда Ираида-1 промаршировала мимо них. Вслед за первой моделью с конвейера сошли еще двадцать Ираид, и каждая бросала недовольный взгляд на предыдущую, бормоча: «Ходят тут всякие хамки! И хоть бы одна поздоровалась!» Но между тем сама тоже ни с кем не здоровалась.
        - Пока этот конвейер работает, нам не победить затерянный легион,  - прошептал морх своему дедушке.  - Вместо каждого киборга, которого мы уничтожим, тут же сделают еще десять.
        - А ты что хотел? Эта база была гордостью Императора. При ее создании использовались самые современные технологии, и с ее помощью он надеялся удержать свою власть, если она вдруг пошатнется.
        - Давай повредим конвейер! Сломаем его, и киборги перестанут производиться!  - предложил внук.
        - Как ты собираешься это сделать?
        - Ну, например, залезем в распределительный щит и устроим короткое замыкание,  - предвкушая удар током, сказал младший морх.
        - Я не пью на работе,  - отказался дедушка.  - И потом, даже если мы и повредим здесь что-нибудь, все равно ремонтные роботы быстро устранят неполадки.
        - Может быть, у тебя есть идея получше, как помешать базе сражаться против нас?  - недовольно спросил внук, складываясь в иероглиф вопроса.
        - Видишь вот тот куб в центре отсека? Кажется, именно через него отдаются команды всей цепи роботов. Давай посмотрим, как он действует. Может быть, сможем поломать в нем что-нибудь.
        Газообразные призраки, оставаясь незамеченными, подлетели к кубу. В этот момент робот-наладчик закончил монтировать в куб какой-то новый узел и отъехал на гусеницах.
        Так как все роботы самопрограммировались, то управляющий их деятельностью куб был устроен довольно просто. Он должен был указать, какой модификации киборги в данный момент должны быть изготовлены.
        На кубе было около двух десятков переключателей и цифровые указатели от 1 до 999. Каждый переключатель обозначал какую-то определенную модификацию, например: «Бабка-3», «Горилла», «Ворона» и т. д. Цифровым указателем определялось требуемое количество моделей, которое нужно было сделать.
        Например, включение позиций: «Бабка-2 - 25» было командой для всей линии изготовить 25 киборгов модели «Бабка-2»...
        Младший морх дымком обвился вокруг панели, осматривая ее со всех сторон. В самом низу он заметил небольшой переключатель с уже почти стершимися под ним буквами. Очевидно, этот переключатель использовался когда-то давно и только один раз, а потом его забыли размонтировать, и он сохранился до сих пор.
        Под ним, если приглядеться, можно было еще разобрать буквы: «.Д.Ь.Ф».
        - Что бы это могло значить?  - спросил внук.
        - Ну-ка, покажи! Когда-то, помнится, я любил разгадывать ребусы и кроссворды,  - пробормотал дедушка.
        Он некоторое время рассматривал надпись, а потом воскликнул, пожалуй, слишком громко и не прибегая к телепатии:
        - Я понял! Тут было написано: АДОЛЬФ-1. Главный Киборг тоже был произведен на этом конвейере.
        Молодой подумал о чем-то и засмеялся.
        - Послушай, дед, а что, если нам произвести еще с десяток Адольфов? Каждый из них будет думать, что именно он Главный Киборг, и может возникнуть хорошенькая путаница.
        И он потянул переключатель «.Д.Ь.Ф» вниз. Какое-то время куб пощелкивал в некоторой растерянности, вероятно, тестируя давно не использовавшиеся контакты.
        ЖЕЛАЕТЕ ЛИ ВЫ ПРИОСТАНОВИТЬ ПРОИЗВОДСТВО МОДЕЛЕЙ ИРАИДА-1 ДЛЯ ПЕРЕПРОГРАММИРОВАНИЯ ЦЕПОЧКИ РОБОТОВ НА МОДЕЛЬ АДОЛЬФ ГИТЛЕР-1?» - появилось наконец на табло, и дедушка надулся от гордости - значит, он правильно все расшифровал.
        Внук нажал «подтверждение».
        ПРОИЗВОДСТВО МОДЕЛЕЙ ИРАИДА-1 ПРИОСТАНОВЛЕНО. УКАЖИТЕ, КАКОЕ КОЛИЧЕСТВО МОДЕЛЕЙ АДОЛЬФ ГИТЛЕР-1 ВЫ ХОТИТЕ ПРОИЗВЕСТИ».
        Морх подумал немного, потом выставил цифровой указатель на 9 и снова нажал «подтверждение».
        ДЕВЯТЬ МОДЕЛЕЙ АДОЛЬФ-1 БУДУТ ГОТОВЫ ЧЕРЕЗ 7 МИНУТ. СЛЕДУЕТ ЛИ ПРИСТУПИТЬ К ПРОГРАММИРОВАНИЮ УСОВЕРШЕНСТВОВАННОЙ МОДЕЛИ АДОЛЬФ-2 С УСИЛЕННОЙ ТЯГОЙ К ВЛАСТИ И МАНИАКАЛЬНОЙ ПРОГРАММОЙ МАНИИ ВЕЛИЧИЯ? В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ТЕХНИЧЕСКИЕ ИЗЫСКАНИЯ ПОЗВОЛЯЮТ ПРОИЗВЕСТИ ОДНУ ТАКУЮ МОДЕЛЬ. В СЛУЧАЕ СОГЛАСИЯ НАЖМИТЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ»,  - спросил куб.
        - А вот этого уже нам не надо!  - заявил морх и нажал «сброс».  - Если мы произведем этого Адольфа-2, он быстро подомнет и уничтожит всех Адольфов-1, и затерянный легион получит более умного и опасного предводителя.
        «Всем моделям Ираида-1 пройти к стартовым шахтам и подготовиться к вылету на Землю! Повторяю, всем моделям Ираида-1 подготовиться к вылету на Землю!» - сообщил громкоговоритель.
        Ираиды Борисовны сразу развернулись и, продолжая ворчать друг на друга, прошагали к выходу из производственного отсека.
        А на конвейере уже появился первый киборг модификации Адольф-1. Правда, он был еще без обтяжки формы, но стальной цельноприводной скелет был уже готов, и теперь робот привинчивал Адольфу-1 голову.
        «Разыскиваются модели Бабка-2 и Бабка-4, вышедшие от капитана около получаса назад! Моделям Бабка-2 и Бабка-4 срочно явиться к стартовым шлюзам для вылета на Землю вместе с моделями Ираида-1. Дополнительные указания будут сообщены отдельно».
        - Это нас! Кажется, мы и так сделали на базе все, что смогли. Неплохо бы вернуться на Землю,  - сказал морх-младший, наблюдая, как с конвейера сошел первый Адольф и, гневно поправляя усики, оглядывался по сторонам, обуреваемый жаждой повелевать и отдавать распоряжения.
        Модель Адольф-1 была совершенно идентична тому Адольфу, который управлял сейчас кораблем, и ни на секунду не сомневалась в том, что она, и только она является настоящим руководителем.
        - Все ко мне! Олухи, ко мне!  - заорал новый Адольф-1 и выскочил в коридор.
        Узнав начальника, киборги вытягивались перед ним и прижимались к стенам, в то время как тот, вопя и сотрясая кулаками, мчался к капитанской рубке. А с конвейера сходила уже следующая модель Адольф-1, похожая на первые как две капли воды. И этот тоже считал себя единственным достойным повелителем затерянного легиона и тоже, вопя, устремился вон из отсека. Охранявшие отсек киборги опять вытянулись и крикнули: «Да здравствует Черная Империя!»
        Морхи превратились в Бабку-2 и Бабку-4 и выскользнули из отсека следом за третьим Адольфом, который, видя, что пораженные киборги охраны уже не кричат ему: «Да здравствует Империя!» - и не вскидывают вверх руки, подскочил к ним и завопил:
        - Стоять смирно, изменники! Почему вы не приветствуете своего капитана? Всех под трибунал отдам! Молчать!
        Киборги-гориллы озадаченно переминались.
        - Так вы же уже здесь проходили, капитан!
        Адольф подозрительно уставился на них.
        - Я проходил?
        - Да, вы, капитан.
        - То есть кто-то, похожий на меня, кто выдавал себя за начальника?  - догадался Адольф-1.
        - Да,  - подтвердили гориллы.
        Услышав это, Адольф-1 вырвал из кобуры бластер. Одновременно с этим кисть его левой руки отскочила и выдвинулось дуло двухствольного усовершенствованного распылителя.
        - Это был не я, это самозванец!  - крикнул он.  - Мы должны уничтожить его! Киборги, приготовить оружие! За мной!
        И третья модель Адольф-1 помчалась к капитанской каюте. За ним неслись гориллы, готовые выполнить любой его приказ.
        Едва они убежали, из отсека выглянул следующий, только что произведенный четвертый Адольф, который подслушивал все из-за двери.
        - Кажется, я понял, в чем дело,  - пробормотал он.  - Против меня организован заговор. Я должен запереться в резервной рубке управления и поднять присягнувших мне киборгов.
        И он побежал в противоположную сторону.
        Не дожидаясь, пока появятся на свет остальные Адольфы, и предвкушая, какая каша сейчас заварится, Бабка-2 и Бабка-4 направились к стартовым шахтам и успели нагнать Ираид Борисовных перед погрузкой в рейдер. А еще спустя несколько минут он, включив форсаж, проскользнул в открывшиеся шлюзы и стартовал в космос.
        Через полтора часа рейдер с Ираидами и морхами был уже на Земле. В той части планеты, где расположена Москва, было раннее утро, около четырех часов. Рейдер приземлился на Таганской площади, и пока Ираиды-1 толкались и выясняли отношения, кто первой будет выходить из рейдера и кто, стало быть, из них важнее, Бабки нырнули за первый же угол и вновь стали зеленоватым туманом.
        - Подумать только, многие еще смотрят ночные фильмы, а мы со вчерашнего вечера уже успели смотаться на другой конец Солнечной системы!  - сказал дедушка.
        - Давно хотел тебя спросить, как же ты путешествовал по космосу?  - спросил внук.  - И как ты вообще оказался на Земле?
        - Забрался в кувшин и катапультировал сам себя в гиперпространство. Обычное дело, даже скучно рассказывать.
        Морхи струйками дыма взлетели над городом и смешались с утренним туманом.
        - Ты теперь куда?  - спросил дедушка.
        - Отправлюсь искать своих друзей. Нужно рассказать им про Ираидок и про то, что мы узнали о базе. А ты куда, дед?
        - Буду дальше дурачить маму мальчишки. Интересно, она когда-нибудь поймет, что мы спасли ей жизнь? Ну, пока! Выходи на связь!
        И они расстались. Дедушка-призрак устремился в одну часть города и вскоре уже влетал в открытую форточку окна на четырнадцатом этаже одного из домов в Бескудникове, где на полу валялось перевернутое инвалидное кресло. Мама еще не вернулась, должно быть, она и в самом деле заночевала у подруги.
        Стоило морху после ночной сырости оказаться в теплом помещении у батареи, как его снова начала одолевать зевота. «Если я сейчас впаду в спячку, то не меньше чем на сто лет! Я-то себя знаю! Значит, я не должен спать!» - твердил себе дедушка. Но зевоту уговорить было не так просто, и старик все зевал и зевал.
        А молодому морху почти сразу удалось перехватить сигнал с звездолета, в котором были его друзья. Насколько он мог ориентироваться, сейчас их крейсер завис неподвижно где-то над Южным полюсом на высоте около трех километров. Морх нашел подходящее воздушное течение, смешался с ним и на полной скорости, насколько это было возможно при попутном ветре, устремился в ту сторону.
        Что же касается Ираидок, то они, не получив с базы никакого определенного приказа, разбрелись по Москве.

        Глава XIII
        Ираида-1

        Пока морх летит на Южный полюс, его дедушка безуспешно борется с зевотой, капитан Гугль все еще не пришел в себя, а Сережа пытается придумать план, который бы помог им без особого шума извлечь компьютер Черной Империи из секретного бункера президента Соединенных Штатов, вернемся на базу затерянного легиона, вращающуюся с поврежденными рулями по орбите Нептуна. Посмотрим, к чему привело появление здесь еще девяти Адольфов-1, каждый из которых был абсолютным двойником (с точностью до одной мысли) капитана этой базы.
        Хотя все главные киборги по своей конструкции являются первой модификацией, чтобы не запутаться в десяти совершенно одинаковых Адольфах, мы присвоим им другие порядковые номера, от 1 до 10, при этом настоящий капитан базы сохранит свой номер Адольф-1, а все остальные получат номера в последовательности своего производства, то есть Адольф-2, Адольф-3, 4, 5 и так далее.
        Главный Киборг Адольф-1 сидел у себя в рубке и, воспользовавшись тем, что у него в настоящий момент не было никаких особенных дел, был поглощен очень интеллектуальным занятием - поджариванием тараканов на электрическом сооружении, которое он сделал из кусочка фольги и батарейки. Причем, проявляя особую жестокость, перед поджариванием он привязывал таракана ниткой за лапку.
        - Я тебе покажу за мной шпионить! А ну, признавайся, кто тебя послал?
        Двое огромных горилл-телохранителей стояли у дверей отсека и с не меньшим интересом, чем сам капитан, наблюдали за происходящим. Неожиданно один всхлипнул.
        - А мне жа...жалко тараканчика,  - сказал он.  - Он жи... живой.
        - Как бы не так,  - успокоил его другой горилла.  - Где ты на базе живого возьмешь? Это таракан-киборг, модель мини-шпион. Адик их терпеть не может.
        Этот телохранитель оказался прав. Таракан и в самом деле был киборгом. Последнее время министерство вооружений Черной Империи стало постепенно отказываться от массивных и дорогостоящих видов вооружения, которые к тому же были слишком заметны и легко уничтожались. Технология шагнула дальше - к производству мини-киборгов. Первым шагом в этом направлении была разработка киборга-вороны, далее, идя по пути еще большей минимизации, были разработаны киборги-тараканы. При сравнительно недорогом изготовлении каждый такой киборг был оборудован самопрограммирующим устройством, небольшой шпионской видеокамерой и подслушивающими микрофонами. При попытке уничтожить такого таракана, скажем, если прихлопнуть его ботинком, срабатывал взрыватель, и можно было запросто лишиться не только обуви, но и ноги.
        Покойный Император поощрял разработки мини-киборгов, хоть и опасался, как бы его враги не подослали к нему какую-нибудь заминированную киборгизированную муху-убийцу.
        Но пока еще технология не шагнула так далеко и остановилась на киборгизированных тараканах, причем с довольно высокой степенью брака. Недавно при аварии один из отсеков, где производились киборгизированные тараканы, был поврежден. Насекомые расползлись по всей базе и теперь шпионили за всеми подряд. Переловить это полчище было практически невозможно, и приходилось ждать, пока подойдет к концу их энергетический заряд, рассчитанный на две сотни лет. Адольфу-1 было в принципе выгодно, что тараканы шпионят за киборгами и потом доносят ему обо всем, хотя он терпеть не мог вылавливать в своей рубке этих тварей, которые шпионили за ним самим.
        Дверь в рубку распахнулась, что очень удивило Главного Киборга, ибо система реагировала только на него самого. Телохранители-гориллы напряглись, готовые атаковать вошедшего, но неожиданно их пневматические мышцы расслабились.
        - Что это зна...  - начал Адольф-1, но тотчас осекся на полуслове, потеряв голос, ибо в рубку вошел он сам.
        Адольф-2 уставился на свою копию, сидевшую в капитанском кресле, и, видимо, ему ужасно не понравился этот тип с прилизанной челочкой и черными усиками.
        - А ты кто такой?  - рявкнул он.  - Что ты делаешь в моем кресле? А ну, убрать его отсюда!
        - Что? Да как ты смеешь распоряжаться на моем корабле, ничтожество! Я - капитан!  - От возмущения Адольф-1 обрел голос и гневно взвизгнул.
        Он вскочил, и оба Адольфа надвинулись друг на друга грудью. Они были одинакового роста, с одинаковыми усиками и челочками и вообще совершенно тождественные. Они бегали по рубке, и телохранители-гориллы никак не могли понять, что происходит и кто есть кто.
        - Арестуйте этого ложного капитана!  - кричал один.
        - Это ты ложный капитан! Я поставлен на этот пост самим Императором!  - вопил второй.
        Тут дверь рубки опять распахнулась и ворвался Адольф-3. Ворвался и замер на пороге. Адольфы ошарашенно уставились на него.
        - Самозванец!  - одновременно заорали Адольфы-1 и 2 и, не сговариваясь, бросились на Адольфа-3, проявляя в этом единство.
        Но не успели киборги сцепиться, как в рубку вбежал Адольф-4. За ним следовала охрана, которую он вел. Не давая противникам опомниться, Адольф-4 и его гориллы открыли огонь из бластеров и молекулярных распылителей. Адольфы-2 и 3 были уничтожены первыми же выстрелами. Адольф-1 успел спрятаться под свой бронированный стол и открыл ответный огонь. Его телохранители-гориллы тоже стали стрелять, и Адольф-4, решив не рисковать своей персоной, укрылся за спинами верных ему охранников.
        Пока гориллы, разгорячившись, палили друг в друга, прожигая искусственную шерсть и броню, Адольф-1 успел воспользоваться дополнительным секретным люком и спешно покинул отсек.
        Когда охрана Четвертого, которая была больше по численности, перестреляла охрану Первого, в рубке воцарился Адольф-4. Обнаружив, что его предшественник ускользнул, он не стал разыскивать беглеца, но, осознав, что может вспыхнуть мятеж, спешно объявил мобилизацию. Чтобы чем-то отличаться от остальных Адольфов, которых он считал фальшивыми, Четвертый сбрил себе усы и назвал себя Адольфом Безусым.
        Но оказалось, что, пока происходила борьба Первого, Второго, Третьего и Четвертого, оставшиеся семь Адольфов, считая и Адольфа-1, который сбежал, разбрелись по всем уровням базы, и каждый объявил свой уровень независимым и суверенным. В результате стартовые шахты и двигатели отошли к Адольфу-8, оружейные палубы - к Шестому, а остальным Адольфам соответственно достались хозблок, отсек ремонтных роботов и всякая прочая ерунда. Обнаружив, что у него есть двойники, каждый Адольф спешил чем-нибудь отличиться от других.
        Седьмой надел красную рубашку, Девятый постригся наголо, Пятый обзавелся темными очками, а вдобавок в драке с Шестым, на которого натолкнулся около конвейера, он лишился левого уса, так что в отличие от Четвертого Адольфа Безусого, он получил прозвище Адольфа Одноусого.
        Киборги, совершенно запутавшись в капитанах, разделились. Причем каждый считал настоящим только своего Адольфа, а всех остальных - фальшивыми. Разные модели киборгов питали симпатию к разным Адольфам и именно им хотели подчиняться.
        Чем это объяснялось - неизвестно, ибо все Адольфы были конструктивно одинаковыми, но почему-то Бабкам нравился Адольф-7 Краснорубахий, Гориллы остались верны Первому, Инспекторы ГАИ и Продавщицы приняли сторону Девятого Толстомордого, названного так неизвестно за что. Душители, Палачи и прочие отвратительные модели, считавшие себя обиженными, принимали сторону всех Адольфов поочередно, а потом и сами, окончательно обнаглев, стали объявлять себя Главными Киборгами, но их за это быстро побросали в реактор.
        Адольфу-10, появившемуся позже всех, уже ничего не досталось, база была вся поделена, он очень переживал по этому поводу, но неожиданно его сторону приняли киборги-тараканчики, которым внезапно тоже захотелось принять участие в политических событиях. Киборги-насекомые из-за своего малого размера всегда чувствовали себя уязвленными, а Десятый обещал в случае его победы приравнять их по статусу к более знатным киборгам.
        Так как база оказалась вся поделенной на разные отсеки и уровни под командой Адольфов, каждый из которых забаррикадировался и не доверял другому, то корабль как целое перестал существовать. Даже ремонт форсажей и рулей приостановился, потому что двигательный отсек оказался у одного Адольфа, а ремонтные роботы у другого, и, разумеется, ни тот, ни другой не желал сотрудничать с тем, кто был, по его мнению, самозванцем.
        Так как все Адольфы были слишком заняты междоусобицей, а центральная лазеростанция, принимавшая сообщения от Черного компьютера, была повреждена во время одной из вылазок Инспекторов ГАИ против Бабок, то о судьбе Ираидок, десантированных на Землю, все забыли, и на этих злюк всем стало вообще наплевать. Адольфу-l было не до них, он старался удержать власть и обличить самозванцев, а остальные девять вообще ничего не знали об Ираидках.
        Это привело к тому, что женщины-киборги были брошены на произвол судьбы и разбрелись по Москве. Некоторые из них за короткое время одичали и стали нападать на прохожих, другие устроились работать в детские садики и школы по фальшивым документам, третьи решили эмигрировать.
        И вдруг произошло такое, что едва не изменило земную историю!
        Одна из Ираидок столкнулась на улице с настоящей Ираидой Борисовной и, приняв завуча за одну из своих киборгизированных приятельниц, прошептала ей пароль: «Да здравствует Черная Империя!» Но так как у киборгов одинаковых моделей был приказ не скапливаться в многолюдных местах, чтобы их сходство не привлекло нежелательного внимания, модель Ираида-1 развернулась и быстро пошла куда-то дворами.
        Ираида Борисовна, увидев очень похожую на нее женщину, которая к тому же поздоровалась с ней, решила, что это ее родная сестра-близняшка Эмма Борисовна, которая уже шесть лет жила с мужем в Канаде, а теперь прилетела в Москву.
        Крикнув: «Эмма, Эмма!», Ираида Борисовна устремилась за ней, но женщина-киборг, не оглядываясь, быстро удалялась. Это еще больше раззадорило недоумевающую сестру, и, закричав громче, она устремилась за ней. Модель Ираида-1, видя, что ее преследовательница не отстает, запаниковала. Она решила, что из-за перепроизводства Ираидок приказано уничтожить часть из них и что на нее организована настоящая облава, и самое мудрое, что она может сделать, это вовремя скрыться.
        Ираидка нырнула за мусорные баки, перелезла через какую-то невысокую стенку и стала снимать с себя пластиковую маску, чтобы вывернуть ее на другую сторону, где было резервное маскировочное лицо шведского туриста средних лет.
        Ее одежда тоже с помощью нескольких едва заметных изменений быстро преобразилась. Теперь это было уже не темное со множеством пуговиц пальто с нутриевым воротником, а плотная куртка «Аляска» с поднятым капюшоном. Во рту у туриста была небольшая трубочка, из которой периодически появлялись небольшие клубы дыма.
        Когда Ираида Борисовна обежала стену и мусорные баки, за которыми скрылась ее сестра, та успела уже куда-то исчезнуть, а у стены стоял и курил трубку какой-то полный мужчина в клетчатой кепке и куртке с капюшоном.
        - Вы не видели здесь женщину?  - выдохнула завуч, хватая его за рукав.
        - Я не понимать по-рюски!  - сказал иностранец.  - Я швет, понимайте, швет!
        - Женщину, такую женщину, как я!  - жестикулируя и показывая на себя, объяснила Ираида Борисовна.
        - А, женщин!  - догадался вдруг иностранец и выпустил клуб дыма.  - Женщин побежал тюда! Бистро, бистро!  - И он, обернувшись, показал рукой куда-то в конец улицы.
        - Спасибо!  - сказала завуч, поражаясь, как ее сестра-близняшка успела убежать так далеко, и метнулась следом.
        Киборг проводил ее подозрительным взглядом. Когда спина Ираиды Борисовны уже почти исчезла в конце улицы, он вдруг с опозданием сообразил, что, спеша поскорее отвязаться от своей преследовательницы, по ошибке указал ей на ту улицу, которая должна привести в небольшой дворик, в котором примерно в это время ему была назначена встреча. Недавно Черный компьютер от своего имени связался с ним и, приказав держать все в тайне от остальных Ираидок, велел вернуться на базу и выяснить, что там происходит и почему с ней нет связи. Именно поэтому киборг и испугался неожиданно возникшей Ираиды Борисовны и стал убегать от нее, решив, что его подставили.
        Он бросился вдогонку, но так как потерял много времени, то ворвался во дворик слишком поздно. Рейдер уже взлетел, и только в воздухе белела полоса от форсированного двигателя. Женщины, которая на несколько минут раньше свернула в этот дворик, нигде видно не было. Киборг догадался, что каким-то образом настоящую ее перепутали с ним, и теперь она летит в космос.
        А произошло все так. Ираида Борисовна побежала в направлении, которое указал ей иностранец. По пути ей попался небольшой дворик, и она подумала, что Эмма забежала туда. Место было безлюдное, дом был оставлен под снос и уже выселен. Осторожно, почти крадучись, она прошмыгнула в арку, в которой гудел ветер, потом заглянула во дворик и хотела уже возвращаться, как вдруг сзади услышала чей-то голос:
        - Вы Ираида?
        - Да,  - ответила она, обернулась и ойкнула как ужаленная. Перед ней стоял скелет со стальным лицом-черепом и светящимися глазами, от ужаса завуч потеряла дар речи.
        - Я ваш пилот. Это хорошо, что вы уже здесь, модель Ираида-1. Вы прибыли первой, и вам очень повезло. Мы взлетаем прямо сейчас, только что поступил приказ от Черного компьютера.  - И скелет сделал к ней шаг.
        Она вначале хотела потерять сознание, но потом, передумав, бросилась бежать во двор, забыв, что он тупиковый. Не сообразив, что делает, спасаясь от скелета, Ираида Борисовна поднялась по трапу в рейдер и оказалась внутри космического корабля пришельцев.
        Киборг следовал за ней и, войдя в кабину, захлопнул люк. Ираида Борисовна завопила, но на Пилота-1 это не произвело никакого впечатления.
        Он сел за штурвал и, подняв рейдер, направил нос в небо, где, невидимый в это время суток и закрытый тучами, находился Нептун и вращавшаяся по его орбите база.
        Вначале ужас сковал Ираиду Борисовну, но потом она постепенно начала понимать, что каким-то непостижимым образом оказалась на корабле пришельцев. Что теперь предпринять, чтобы вернуться на Землю, неизвестно.
        Неожиданно киборг-скелет, не оборачиваясь, окликнул ее:
        - Модель Ираида-1. Посмотрите на центральный монитор! Вам сообщение от компьютера Черной Империи.
        Она, от страха потеряв голос, испуганно взглянула на самый большой монитор, на котором вдруг вспыхнули буквы:
        МОДЕЛЬ ИРАИДА-1?»
        Ираида Борисовна кивнула.
        ОТЛИЧНО! ВЫ-ТО МНЕ И НУЖНЫ. ВЫ ГОТОВЫ СЛУШАТЬ?»
        Она снова кивнула. Надо сказать, что эта женщина обладала весьма сильным характером и была очень энергичной. Чего стоила одна только погоня по пустырям за померещившейся ей сестрой!
        МОДЕЛЬ ИРАИДА-1, Я ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ НАЗНАЧИТЬ ВАС ГЛАВНЫМ КИБОРГОМ БАЗЫ ЗАТЕРЯННОГО ЛЕГИОНА. ВЫ ПОЛЬЩЕНЫ?»
        Ираида Борисовна снова склонила голову. Она была удивлена столь быстрым повышением по службе и не понимала, чем это вызвано.
        НЕ ПЕРЕОЦЕНИВАЙТЕ ВАШИ ЗАСЛУГИ! ДЕЛО В ТОМ, ЧТО В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ ВЫ ЕДИНСТВЕННАЯ МОДЕЛЬ, КОТОРАЯ БУДЕТ НАХОДИТЬСЯ НА БАЗЕ В ОДНОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ,  - объяснил компьютер.  - ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ИРАИДА-1 НАХОДЯТСЯ СЕЙЧАС НА ЗЕМЛЕ, И Я НЕ СОБИРАЮСЬ ИХ ОТТУДА ВОЗВРАЩАТЬ.
        СЕЙЧАС НА БАЗЕ СЛОЖИЛАСЬ КРИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ПРЕЖНЯЯ МОДИФИКАЦИЯ ГЛАВНОГО КИБОРГА АДОЛЬФ-1 РАСТИРАЖИРОВАЛАСЬ, И ЭТО ВЫЗВАЛО МЕЖДОУСОБИЦУ. КИБОРГИ НЕ ЗНАЮТ, КОМУ ПОДЧИНЯТЬСЯ.
        Я РЕШИЛ СДЕЛАТЬ ГЛАВНЫМ КИБОРГОМ ВАС, ПОТОМУ ЧТО ВЫ СОВРЕМЕННАЯ САМООБУЧАЮЩАЯСЯ МОДЕЛЬ, КОТОРАЯ К ТОМУ ЖЕ БУДЕТ НАХОДИТЬСЯ НА БАЗЕ В ЕДИНСТВЕННОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ».
        - А как же эти, Адольфы? Они будут меня слушаться?  - спросила Ираида Борисовна, начиная уже кое-что понимать, в том числе и выгоду своего нового положения.
        Я УЖЕ ПЕРЕПРОГРАММИРОВАЛ ВСЕХ КИБОРГОВ НА ПОДЧИНЕНИЕ ЛИЧНО ВАМ. ТЕПЕРЬ ВЫ ИРАИДА-1 ВЕЛИКАЯ. В ВАШУ ЗАДАЧУ ВХОДИТ ЗАВЕРШИТЬ РЕМОНТ ДВИГАТЕЛЯ, СТРОГО ПОДАВИТЬ ОТДЕЛЬНЫЕ ОЧАГИ БУНТА И ПРИГОТОВИТЬ БАЗУ К АТАКЕ НА ЗЕМЛЮ ПО МОЕМУ СИГНАЛУ. КОНЕЦ СВЯЗИ».
        И монитор погас. Вскоре в центральном иллюминаторе рейдера Ираида Борисовна увидела исполинское, массивное сооружение, неподвижно висевшее в космосе. Его титановые, испещренные множеством мелких выбоин борта с целым рядом бойниц для мощнейших космических орудий и стартовые площадки были огромны, как целый город. Один из крупных шлюзов открылся, пропуская рейдер.
        Когда он был притянут на посадочную магнитную площадку и зафиксирован, люк открылся, и Ираида Борисовна осторожно шагнула на первую ступеньку трапа. Тотчас у нее появилось желание вернуться назад и спрятаться. В огромном стартовом отсеке, встречая ее, уже выстроился весь личный состав базы, около полутора тысяч киборгов разных модификаций. Они, не шевелясь и глядя прямо перед собой, замерли в идеальной шеренге, ожидая своего нового начальника.
        Пилот-1, вышедший на трап вслед за Ираидой-1 Великой, вдруг вытянулся по стойке «смирно» и крикнул:
        - Да здравствует Черная Империя! Да здравствует новый Главный Киборг!
        И, выбросив вверх правые руки, вся шеренга киборгов отозвалась в один голос:
        - Да здравствует!
        - Здравствуйте, дети, садитесь! Начнем урок!  - вырвалась у завуча заученная фраза, но она сразу спохватилась.  - Давайте осмотрим базу! Я тут этот бардак мигом пресеку!  - строго сказала она и, скрестив руки перед грудью, стала важно спускаться с трапа.
        - Сразу видно настоящую повелительницу!  - шепнул Адольф-7 Девятому.
        Все десять перепрограммированных и разжалованных Адольфов стояли в самом конце передней шеренги, рядом с Бабками и Продавщицами.
        - Да уж, такая спуску не даст!  - подтвердил Адольф-5 Одноусый.
        И он оказался прав.

        Глава XIV
        Двойник президента
        41 час до завершения работы программы

        За сорок один час до назначенного Черным компьютером времени уничтожения Земли Навигатор звездолета, руководивший ремонтными роботами, завершил восстановление ускорителя главного двигателя. Он заявил, что если не восстанавливать ускоритель, а просто заменить весь ускоряющий блок резервным, то ремонт можно закончить быстрее, чем за двое суток. Правда, это увеличивало нагрузку на трансформатор-распределитель - главную деталь корабля, не поддающуюся реконструкции, но на этот риск пришлось пойти.
        Капитан Гугль все еще был в состоянии искусственного сна, но медицинский зонд сообщил, что за его жизнь можно уже не опасаться. Рана от осколка брони, выщербленного молекулярным распылителем, начала затягиваться.
        Сережа уже третий час разглядывал подробную карту бункера президента Соединенных Штатов под Вашингтоном, подготовленную Навигатором с помощью сканирования коры планеты. Американский президент, во времена которого строился бункер, должно быть, был или трусоват, или очень серьезно подготовился к ядерной войне, потому что единственный выход из убежища тщательно охранялся. В бункер вели несколько последовательных бронированных дверей, каждая из которых запиралась изнутри на металлический засов, похожий на герметический замок подлодки. В убежище была собственная автономная система вентиляции, нигде не выходившая на поверхность. Бункер представлял собой вертикально выдолбленную и потом тщательно забетонированную многослойную шахту со множеством снижавших радиацию поверхностей - землей, сталью, гравием, углем, свинцом и т. п.
        Где-то в самом низу, на глубине около ста метров, под надежной охраной прятался проникший туда из гиперпространства компьютер Черной Империи.
        Ящеры изо всех сил старались не подраться и, чтобы избежать ссоры, занялись делом. Драгль занимался прочисткой зеркальных каналов лазерных пушек, а Хрюк полировал до блеска зубцы на своем мощном хвосте.
        - Ничего не придумали, кэп?  - через каждые пять-десять минут спрашивали они.
        Сережа пытался подключить к этой проблеме Навигатора, но тот оказался неспособным к решению посторонних задач, не связанных непосредственно со звездолетом, управлением им и ремонтом.
        Ящеры же не могли вообще ничего посоветовать. Вернее, решение у них было одно, но при этом часто повторяющееся.
        - А если нам взять и вломиться туда?  - предлагал Драгль.  - Разнесем этот бункер по кирпичикам, а потом ворвемся, а, кэп?
        - Это опасно. Возникнет неразбериха, и может начаться настоящая война, когда все государства будут подозревать друг друга в неожиданном нападении,  - возражал Сережа.  - К тому же компьютеру Черной Империи нужно всего несколько секунд, чтобы уйти в гиперпространство.
        - Это верно, капитан,  - грустно соглашался ящер.  - Но, может быть, все-таки ворвемся?
        И все начиналось заново.
        Неожиданно снаружи в иллюминатор послышался какой-то стук. Сережа резко повернулся к нему, но увидел лишь разреженные облака. Мальчик вспомнил, что они находятся в нескольких километрах над поверхностью Земли, сюда даже птицы никогда не залетают, и решил, что ему почудилось. Но в ту же секунду стук повторился, и Сережа увидел перед иллюминатором зеленый сгусток тумана, который принимал самые разные формы, складывался в иероглифы и всячески пытался привлечь к себе внимание тех, кто находился в звездолете.

        - Хы! Это же морх!  - воскликнул Хрюк.  - Хочет, чтобы мы его впустили.
        - Морх? А кто остался вместо меня?  - встревожился мальчик. Он дал команду Навигатору на несколько секунд приоткрыть заслонку шлюза, и этого оказалось достаточно, чтобы газообразный призрак просочился внутрь.
        - Брр! Я весь продрог! Там за бортом просто невыносимая сырость и холод,  - пожаловался он.  - Неужели вы не могли зависнуть над каким-нибудь теплым местечком, например над Африкой, вот о чем я вас хотел спросить?
        - Мы не ждали тебя в гости,  - искренне заявил Драгль.
        - Разумеется, не ждали,  - ответил морх.  - Думаешь, я заблуждался на этот счет, хвостатая ты ящерица? Ну, как у вас тут дела?
        - Скверно,  - сказал Хрюк.  - Впрочем, если учесть, что мы еще живы, то дела идут просто великолепно.
        - А где капитан?  - забеспокоился морх.  - Почему на его месте этот мальчишка, за которого я вчера отдувался на экзаменах?
        - Капитан ранен, на нас напали киборги,  - заявил Драгль.
        - Гугль ранен? И тяжело?  - Морх сложился в иероглиф скорби.
        - Тяжело, но жить будет,  - успокоил его Хрюк.  - Сейчас он в искусственном сне, а на замену себе он оставил Сережу. Теперь он наш капитан.
        - Капитан-мальчишка... Гм... Впрочем, учитывая, какой у Гугля был выбор, я бы не стал удивляться,  - пробормотал морх.  - Сделать капитаном ящера было бы еще прискорбнее.
        - Ты, кажется, хотел нам что-то сообщить?  - напомнил ему Сережа, понимая, что времени на пустую болтовню сейчас нет.
        - Ах да,  - спохватился призрак.  - Во-первых, ко мне прилетел дедушка. Во-вторых, мы с ним спасли твою маму от киборгов, не хвастовства ради будет сказано. В-третьих, мы мимоходом залетели на базу затерянного легиона. В-четвертых, у них там сейчас путаница, и они спешно ремонтируются. Ума не приложу, что могло произойти с их рулями...
        - Это все он, наш новый капитан!  - сказал Хрюк, кивая на Сережу.  - У нас было с базой настоящее сражение. Он ухитрился под огнем зайти им в хвост так, что преследующие нас управляемые ракеты угодили в их собственную базу.
        - Ого-го! И он еще скромничает! Да этот мальчишка настоящий звездный воин, потрясатель галактик!  - поразился морх.  - Когда-нибудь ему воздвигнут памятник, если, конечно, всех вселенских запасов бронзы и гранита хватит, чтобы создать в его честь достаточно грандиозный монумент, который был бы виден без подзорной трубы из любой галактики...
        - Послушай, ты не мог бы немного помолчать?  - спросил Сережа, которому уже начали надоедать эти словоизлияния.
        - Помолчать? А вот этого нельзя! Мы, морхи-призраки, самые разговорчивые существа во Вселенной. Мы так долго спим, что, когда просыпаемся, нам хочется поболтать. Помнится, был случай, когда один из морхов не разговаривал целых пять минут! И что вы думаете, это достижение даже отказались занести во Вселенскую книгу рекордов! Некоторые из нас разговаривают даже во время спячки, но на этот счет существует мнение, достаточно распространенное в культурных кругах, что...
        - Морх, ты смог бы превратиться?  - вдруг перебил его мальчик. Он взглянул на карту-план, и у него мелькнула идея.
        - Превратиться? Скажи только во что и считай, дело уже сделано!  - воодушевился призрак.  - Я могу превратиться даже в кызюавку, если ящеры будут не против.
        При слове «кызюавка» Хрюк и Драгль одновременно поморщились, и их даже передернуло, как будто им в рот попало что-то очень кислое.
        - Не надо никаких кызюавок,  - сказал Сережа.  - У нас другая проблема. Ты не мог бы превратиться в американского президента?
        - Всего-то?  - огорчился тот.  - А я думал, у меня будет по-настоящему интересное задание. Но если ничего другого вы предложить не можете, то так и быть, я стану американским президентом. А зачем мне это?
        - Ты смог бы проникнуть в его секретный бункер и уничтожить Черный компьютер?
        - Уничтожить? Ненавижу насилие, хотя для Черного компьютера можно сделать исключение. Только как, по-вашему, я проникну на стометровую глубину сквозь сталь и бетон?
        - Но ты же проникал у меня дома сквозь стену?
        - Одно дело плохо построенная пористая стена в ваших панельных квартирках, и совсем другое дело сталь и бетон. У нас, призраков, тоже ограниченные возможности.
        - Вот именно поэтому ты и станешь американским президентом. Думаю, его пропустят в бункер беспрекословно, да и компьютер не должен ничего заподозрить.
        - А если он все же заподозрит?
        - Пусть он тебе скажет. Я приготовил Черному компьютеру сюрприз.  - Сережа повернулся к монитору и нажал на клавишу голосового контакта.
        ПРИ ВХОДЕ В ГИПЕРПРОСТРАНСТВО, ЕСЛИ ИЗВЕСТНА ТОЧКА МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ ЦЕЛИ, ВОЗМОЖЕН ЕЕ ПЕРЕХВАТ ПРИ УСЛОВИИ НАЛИЧИЯ ДОСТАТОЧНО МОЩНОГО ИСТОЧНИКА ЭНЕРГИИ»,  - выдал Навигатор.
        - То есть мы сможем перехватить компьютер, даже если я его упущу?  - недоверчиво спросил морх.
        - По этим расчетам получается, что перехватим.
        - А где мы возьмем достаточно мощный источник энергии?  - спросил Хрюк.  - Аккумуляторных батарей нашего корабля и запасов спрессованного горючего для двигателей здесь не хватит.
        И оба ящера уставились на Сережу, считая это неразрешимым препятствием.
        Мальчик выждал, сделав эффектную паузу, а потом значительно сказал:
        - У нас есть необходимый источник энергии. Атомный реактор под Пентагоном.
        - Атомный реактор? Откуда ты знаешь?
        - Когда-то я смотрел фильм о том, как какие-то террористы хотели его взорвать. Но, в конце концов, ведь это могло быть неправдой. В художественных фильмах иногда любят присочинить. Тогда я спросил у Навигатора, запомнил ли он ту карту, которую показывал нам Черный компьютер, карту со всеми реакторами? Оказалось, что, к счастью, Навигатор не стер ее из своей памяти. Я посмотрел на нее, увеличил, и - что же вы думаете?  - под Пентагоном в самом деле оказался атомный реактор, хотя американцы это отрицали!
        - А мы сможем «одолжить» у реактора его энергию?  - спросил Драгль.
        - Навигатор утверждает, что сможем. Только для этого мы должны зависнуть над президентским бункером так, чтобы угол зависания по отношению к поверхности земли составил точно девяносто градусов.
        - Так вот когда тебе пригодились все твои знания о треугольниках и перпендикулярных прямых!  - сказал морх.  - Кстати, спешу тебя обрадовать, ты вчера сдал алгебру и геометрию за восьмой класс.
        - В воскресенье? Но экзамен должен был быть только в среду!
        - Его перенесли. Кстати, вполне возможно, что о тебе напишут в газете,  - добавил призрак.  - Я вчера рассказал одной милой корреспондентке с десяток поучительных историй, разумеется, когда она пришла в себя после первой...
        - Пришла в себя?
        - Разве я не говорил? Она хлопнулась в обморок после моего анекдота про поручиков. Неудивительно, что при такой слабой нервной системе корреспондентку не посылают писать про пожары, бандитские налеты и так далее, а доверяют ей только школы и детские садики.
        - Представляю, капитан, что он ей наговорил! Это самый болтливый сгусток тумана в мире!  - фыркнул Хрюк.  - Если его вовремя не остановить, он будет болтать часами.
        - Пока не впадет в спячку,  - уточнил Драгль.
        - Ладно,  - недовольно сказал морх.  - Пора, пожалуй, лететь. Кто бы подсказал мне дорогу от Южного полюса до Вашингтона?
        Сережа включил поле невидимости, поставил звездолет на автопилот, и Навигатор повел их небольшой крейсер над океаном, а потом над Южной Америкой по направлению к Северной. Впрочем, никакой географической экскурсии не получилось, потому что крейсер летел на высоте нескольких километров, в иллюминаторе видны были только тучи и лишь иногда, в промежутках между ними, какие-то скалы, леса, города и петляющие русла рек.
        - А компьютер нас не запеленгует?  - спросил мальчик.
        - Не должен,  - успокоил его морх.  - У него нет собственных локаторов. Обычно он использовал дополнительные антенны базы, но сейчас там неразбериха, так что вряд ли он сможет это сделать. К тому же он полностью уверен, что находится сейчас в совершенной безопасности.
        - Да еще вся его память сейчас занята просчетом программы уничтожения Земли,  - добавил Драгль.  - А когда напряженно думаешь о чем-нибудь одном, трудно удерживать в голове все остальное.
        - Если об этом рассуждает такой эксперт, трудно спорить,  - насмешливо заявил призрак.
        Неожиданно звездолет остановился и замер в воздухе. Работа двигателя приостановилась, и включились антигравитационные тормоза.
        НУЖНАЯ СЕТКА КООРДИНАТ ДОСТИГНУТА. УГОЛ ЗАВИСАНИЯ РАВЕН 90 ГРАДУСАМ. БУНКЕР ПРЕЗИДЕНТА НАХОДИТСЯ ТОЧНО ПОД НАМИ»,  - сообщил Навигатор.
        - Уже приехали. Вылезай!  - обратился к морху Хрюк и откатил внешний шлюз. Туманный призрак направился было к нему, но вдруг превратился в вопросительный знак.
        - Только один вопрос: как выглядит американский президент, в которого я должен превратиться? Видите ли, мы, морхи, не очень следим за политикой.
        - Я думаю, тебе стоит выяснить это самому,  - сказал Сережа.  - Вряд ли по телевизионным картинкам можно точно воспроизвести его образ. Если тебе удастся проникнуть в бункер, не превращаясь в президента, возможно, это сделать будет даже проще.
        - Ну уж нет! Я не ищу легких путей!  - заупрямился морх.  - И совсем не возражаю побыть немного президентом. Ладно, пока! В том случае, если я спугну компьютер, не забудьте включить ловушку.
        И тонкая струйка зеленоватого дыма выскользнула из шлюза звездолета, смешавшись с облаками.
        Выждав несколько минут, Сережа отдал приказ Навигатору подключиться к реактору под Пентагоном. Следовало делать это постепенно, чтобы американские диспетчеры не заметили раньше времени резкого понижения уровня вырабатываемой реактором энергии. Космической цивилизации, превосходящей земную по уровню развития технологий, был известен способ дистанционной беспроволочной и безаккумуляторной передачи энергии.
        Для того чтобы за несколько мгновений разогнаться до сверхсветовой скорости или войти в гиперпространство, требовалось создать как бы одномоментное сжатие времени и пространства в конкретно взятой точке. Тогда предмет или звездолет, засылаемый в гиперпространство, как бы проскальзывал между тугими витками настоящего и оказывался в надпространстве, или, как его чаще называли, гиперпространстве, то есть во вневременье.
        Вход в гиперпространство был очень узким, шириной не более нескольких миллиметров, чтобы отверстие в нем сразу затянулось и оттуда не хлынул бы поток античастиц и антиматерии, что могло привести к уничтожению Вселенной.
        Если в момент перемещения предмета в гиперпространство поставить на его пути ловушку - мощный энергетический блок, который бы поглотил затраченный этим предметом или звездолетом заряд энергии, сведя его к нулю или к отрицательной величине,  - перемещение в гиперпространство стало бы невозможным. Именно такую ловушку придумал Навигатор.
        Но шанс, что этот план сработает, был очень небольшим, в основном они рассчитывали на морха, потому что поставить энергетический заслон было очень сложно. Удержать блок долго они не могли, это потребовало бы слишком высоких затрат энергии. Но главное препятствие заключалось в том, что нужно было выставить блок с точностью до миллисекунды именно тогда, когда Черный компьютер сделает попытку перейти в гиперпространство.
        Навигатор быстро выполнил необходимые расчеты и расположил антенны на корпусе звездолета таким образом, что они образовывали как бы прямоугольный треугольник. Одна антенна была направлена прямо на реактор, а вторая под углом девяносто градусов - вниз на бункер президента.
        Но часто случается, что на пути реального воплощения задуманного оказываются непредвиденные преграды. Так же произошло и на этот раз.

* * *

        Чихая от сырости, морх миновал участок сплошной облачности, в котором видимость была практически нулевой. На высоте около трехсот метров облака расступились, и призрак увидел под ними большой город. Наложив визуальную информацию на карту и проанализировав ее с помощью процессора Навигатора, с которым он связался телепатически, призрак определил, что это - город Вашингтон, а громоздкое, обнесенное высоким рельефным заграждением строение в северной его части - Белый дом - резиденция президента, двойником которого морх должен стать на время.
        Где-то под Белым домом находился нужный ему бункер времен «холодной войны», а в нем - похожий на свернувшуюся в кольцо змею компьютер Черной Империи.
        Ни одно здание в Вашингтоне, за исключением Пентагона и штаб-квартиры ЦРУ, не охранялось так основательно, как Белый дом. Несмотря на то что снаружи он казался незащищенным, вокруг резиденции президента было несколько линий сложнейшей охраны, не допускавшей появления на его территории посторонних. Но охранная система прикрывала Белый дом только с земли, с воздуха его защита была продумана недостаточно. Правда, на соседних крышах стояли локаторы ПВО (противовоздушной обороны), которые должны были оповещать о приближении управляемых ракет, но на морха, который являлся лишь сгустком тумана, действие этих локаторов не распространялось.
        «Все до смешного просто! Никаких проблем!» - со скукой подумал призрак и едва не проворонил самое важное... Если бы морх не проговорил сам себе этого слова: «проворонил», то никогда бы не обратил внимания на птицу. На карнизе крыши сидела самая обыкновенная по виду ворона, но призрак, видевший также и в инфракрасном спектре, разглядел под ее перьями стальной скелет.
        Это была киборгизированная модель Ворона-8 - усовершенствованное средство шпионажа и внешнего наблюдения, оборудованное кучей датчиков. Не доверяя обычным средствам охраны, Черный компьютер решил сам побеспокоиться о своей безопасности.
        Неподалеку от этой Вороны, на одной из веток, морх заметил еще двух летающих киборгов. Значит, нужно соблюдать осторожность. Вороны вполне могли быть запрограммированы на поиск и уничтожение морхов, которые считались самыми опасными шпионами Вселенной.
        Призрак сделался прозрачным и, вытянувшись в цепочку, тонкую, как нитка, просочился в трубу на крыше, оставшись незамеченным воронами. В трубе были установлены несколько решеток и сигнализация, которая была рассчитана на людей, поэтому морх без труда проскользнул мимо нее и оказался на президентской кухне, где повара готовились к вечернему приему.
        Он с наслаждением смешался с запахами из кастрюль, и некоторые, показавшиеся ему самыми приятными, даже присоединил к своей цепочке.
        «Интересно, кто из этих людей президент?» - задумался морх, рассматривая работавших в кухне поваров в белых халатах. У него, как у всякого инопланетянина, наделенного иной логикой, было очень смутное представление о земной иерархии. Он догадывался, что президент - это кто-то самый главный в этом доме, но как его найти?
        «Может быть, главный - это тот, который громче всех кричит?» - размышлял призрак, глядя на сотрудника безопасности, отчитывающего подчиненного: «Джек, дурья башка, почему третья видеокамера внешнего наблюдения не работала в течение двух минут?»
        «Ее разбила клювом ворона! Я сам видел, она подлетела, ударила в объектив клювом и повредила стекло».
        «Не рассказывай мне сказок про ворону! Стекло ведь бронированное! Его даже пулей не пробить! Еще один такой прокол, и ты будешь у меня ракеты на Аляске охранять». Морх поразмыслил немного и пришел к выводу, что этот человек не может быть президентом, скорее всего из его обслуги.
        Призраку долго пришлось бы летать во всему Белому дому, разыскивая того, чьим двойником он должен стать, но вдруг на глаза ему попался портрет на стене, написанный каким-то известным художником. Под портретом была табличка: «Наполеон Бонапарт».
        Возможно, в другое время морх и был способен критически мыслить, но он уже почти два дня толком не впадал в спячку, и это отразилось на его воображении. А тут еще он зевнул, а когда призраки зевают, это является подтверждением того, что они очень устали и все им уже надоело.
        Решив, что изображенный на портрете важный человек в треуголке, с правой рукой, заложенной за лацкан сюртука, и есть американский президент, морх превратился в Наполеона Бонапарта, привыкая к новому обличью, пошевелил рукой, ногой, покрутил шеей, поправил треуголку и решительно распахнул широкие двустворчатые двери.
        В Овальном кабинете Белого дома шло какое-то важное правительственное совещание с участием президента, когда двери вдруг открылись и в помещение важно вошел коренастый мужчина в треуголке и старинном сюртуке, словно сошедший с портрета в соседнем зале.
        Благосклонно кивнув всем присутствующим и сказав: «Сидите, сидите, не вставайте! Вы что, Бонапарта не видели?» - Морх пересек комнату и, подойдя к дверям в другом конце кабинета, забыв открыть, прошел сквозь них и исчез.
        Охранник, ошарашенно шагнув следом за ним, ударился лбом о косяк и схватился за голову, выронив рацию.
        - Кто этот болван?  - спросил президент.  - Приведите его сюда! Я хочу знать, как он попал на секретное совещание. Это не бал-маскарад!
        - Не беспокойтесь! Он никуда не денется. Соседний зал тупиковый,  - заверил его начальник охраны.
        Распахнув двери, телохранители ворвались туда, но зал был совершенно пуст. Незнакомец, похожий на Наполеона Бонапарта, скрылся в неизвестном направлении, и его поиски результатов не дали.
        - Может быть, это призрак?  - робко спросил один из присутствующих.
        - Вы хотите, чтобы я поверил в эти потусторонние штучки?  - вспылил президент.  - Не будем отвлекаться. Ничего ужасного не произошло. Я уверен, все выяснится. И прошу вас, господа, пусть этот случай останется между нами. Если разнюхают репортеры, многим из нас придется распроститься с карьерой.
        Только покинув Овальную комнату, морх осознал свою ошибку. Кажется, он стал двойником не того человека и вдобавок превысил пределы человеческих возможностей.
        «Ну и ладно, с кем не бывает,  - подумал он.  - Решат, что у них есть свой дворцовый призрак. Призраком больше, призраком меньше - это уже не столь важно».
        Зал, в который морх попал, был тупиковым, но это его мало заботило. Еще до того, как туда ворвалась охрана, он вновь стал облачком тумана и, решив вернуться, осторожно просочился сквозь створки двери в кабинет, где шло совещание.
        Он услышал, как один из министров обращается к высокому мужчине, сидящему в кресле:
        - Не волнуйтесь, господин президент. Мы постараемся подготовить законопроект к слушанию в сенате как можно скорее.
        «Так вот он какой, этот президент!  - обрадовался морх.  - Запомню, как он выглядит, и пропуск в бункер мне обеспечен. Интересно, сложно будет найти компьютер? Во что он решил превратиться на этот раз?»
        Призрак нырнул в вентиляционный люк и, чихнув от тянувшего из него сквозняка, спустился в полуподвал. Здесь, среди прочих служебных помещений, почти все из которых были заперты и поставлены на сигнализацию, он нашел широкую бронированную дверь с надписью: «Вход в ядерное убежище». Стальная дверь была очень прочной, из литой пластины, и после нескольких попыток морх убедился, что самому ему туда проникнуть не удастся.
        Около этой двери за столом сидел охранник и смотрел прямо перед собой. Видимо, читать что-либо или слушать радио на посту было запрещено, поэтому страж явно скучал. Через каждые десять-пятнадцать минут он снимал трубку стоявшего рядом телефона и говорил: «Объект-11. Все спокойно. Проверка связи».
        Рядом с охранником в небольшом сейфе, очевидно, находились ключи от противоядерного бункера.
        «Самое время испытать возможности моей маскировки. Если мне удастся провести этого стражника, значит, я смогу и обмануть Черный компьютер»,  - решил морх.
        Он превратился в президента, как сумел его запомнить, и осмотрел свое новое тело, проверяя, не забыл ли он чего в спешке. Так и есть: оказывается, костюм надет неправильно, так что пуговицы пиджака очутились на спине, вдобавок ступни вывернуты пятками вперед. Казалось бы, пустяк, но морх знал, что люди относятся к таким несуразицам очень странно. Стоит, например, привидению пройти по улице без головы или, скажем, с головой под мышкой, как сразу начинаются крики и визги, хотя, по большому счету, какая разница?
        Призрак устранил все неполадки и, довольный результатом, негромко кашлянул за спиной у охранника. Тот от неожиданности подскочил и обернулся так стремительно, что едва не слетел со стула.
        - Кто здесь? Сюда нельзя!  - крикнул он нервно, но, увидев главу страны, вытянулся по стойке «смирно».  - Простите, господин президент!
        - Привет, как дела? Я что-то запамятовал, как тебя зовут...  - спросил у него морх, стараясь подражать голосу хозяина Овального кабинета.
        - Все хорошо, сэр. Благодарю вас. Меня зовут Том, сэр.
        - Открой мне бункер, Том, я хочу спуститься.
        - Вниз, сэр?  - Охранник был удивлен, но постарался скрыть смятение.
        - Да, вниз. Там ведь лифт?
        - Конечно, сэр. Но простите, зачем?
        - Просто так, из любопытства,  - замялся морх.  - Хочу знать, что меня ждет в случае войны.
        - Слушаюсь, сэр. Но я должен сообщить об этом диспетчеру,  - сказал стражник и потянулся к телефону.
        Призрак немного напрягся: связь охранника с диспетчером не входила в его планы.
        - Не надо, Том. Не дергай парней, пускай отдохнут.
        - Как скажете, сэр. Вы не желаете, чтобы вас сопровождали?
        - Зачем? Там же нет привидений, надеюсь? Но если я оттуда не вернусь, хоть один, да появится, а, Том?
        Тот нервно засмеялся. Он достал из сейфа ключи и открыл бронированную дверь.
        - Сегодняшний пароль: две тысячи,  - сообщил он.  - Его легко запомнить - приближающийся год. Там внизу перед лифтом будут еще две двери, вы должны ввести пароль, сэр. Хотите, я вызову сменщика, а сам пойду с вами?
        - Спасибо, Том, я хочу спуститься один. И не надо никому рассказывать. Если узнают, что президент бродит по Белому дому и всюду сует свой нос,  - начнут болтать и пронюхает пресса. Ты меня понимаешь?
        - Понимаю, сэр.  - Охранник кивнул.
        - Ну и отлично.  - На прощанье морх протянул Тому руку, которую тот поспешил пожать. Уже позднее, в тоннеле, спускаясь по лестнице, призрак спохватился, что на его руке было семь пальцев - два больших и два мизинца, но он надеялся, что охранник этого не заметил. «Опять прокол,  - подумал с раздражением морх.  - Казалось бы, пустяк, но всех разведчиков раскрывают из-за пустяков».
        И он стал спускаться по уходящим вниз ступенькам убежища к лифту. Наклонный тоннель изгибался с таким расчетом, чтобы его своды удерживали на себе многотонную массу стали и бетона.
        Как и предупреждал охранник, на пути морха оказались две массивные герметичные двери. Но он хорошо запомнил пароль - год 2000, тот год, который должен будет наступить или, если им не повезет, не наступит никогда...

* * *

        А в это время в нескольких километрах над Белым домом в неподвижно зависшем звездолете с включенным отражающим полем, делающим корабль невидимым, друзья морха ждали его сигнала. Они договорились, что перед тем, как открыть последнюю дверь в помещение, где скрывается компьютер Черной Империи, призрак телепатически свяжется с Навигатором, и тот включит ловушку, которая должна перехватить компьютер до того, как он сумеет скрыться в гиперпространстве. Но неожиданно на локаторе, который давно уже ничего не показывал, зажглось несколько маленьких мерцающих точек.
        Они вспыхнули внезапно, в разных местах экрана, и все быстро, штрихами, поэтому локатор едва успевал фиксировать их перемещение, приближались к Земле.
        Теперь Сережа уже узнавал их - это были мытари. Они вновь появились и сейчас безошибочно летели к их кораблю, несмотря на то что он был скрыт полем невидимости и не мог отражаться на локаторах.
        - Откуда мытари узнали, где мы?  - спросил мальчик.
        - Мытари все знают,  - ответил Драгль.  - Капитан Гугль говорил, что они самый древний народ во Вселенной. Даже Император побаивался их, потому что мытарям известны секреты звездоплавания, которые раскроются нам через десятки тысяч лет. Однажды ему удалось сбить один из их корабликов, и он велел разобрать его в секретной лаборатории буквально по винтикам и узнать принцип его действия. Но все было безуспешно, роботы-ученые так ничего и не смогли сообразить. Они поняли только, что принцип действия этого кораблика - биологический.
        - Биологический?  - удивленно переспросил Сережа.
        - Ну да...  - подтвердил Хрюк, прислушивающийся к их разговору.  - По расчетам вроде выходило, что этот кораблик мытарей - живой. Ну, будто какое-то растение или дерево, а внутри кораблика сидит глазастенькая девчонка с крыльями, как у стрекозы, вроде феи этого растения. И она управляет им с помощью мыслей. Ты только можешь представить себе такое?
        - Гы! Просто как летающие кусты!  - фыркнул Драгль.
        Но хоть ящер и назвал кораблики мытарей «летающими кустами», на экране локатора было видно, как быстро и маневренно они могут передвигаться, со скоростью намного большей, чем любой рукотворный корабль.
        За несколько десятков секунд кораблики мытарей пересекли почти всю Солнечную систему и вошли в орбиту Земли. Они словно назначили себе какую-то точку встречи, и этой точкой оказался крейсер капитана Гугля, зависший теперь над Белым домом. Именно в этом секторе пересекались курсы крошечных корабликов.
        Мытари приближались без каких-либо опознавательных сигналов, и Сережа понятия не имел, что им здесь понадобилось. Но он помнил слова ящеров о том, что мытари на редкость дружелюбный народец, никогда ни на кого не нападают и на их живых корабликах даже нет оружия. Да и разве можно представить себе пушку, растущую, скажем, на дереве?
        Кораблики мытарей приближались к ним с такой скоростью, что, казалось, столкновение неизбежно и они решили взять их крейсер на таран. Сережа уже подумал, не приказать ли Навигатору уйти с их курса, но тогда нарушится так тщательно выставленная ими ловушка.
        Однако, не долетев нескольких сотен метров до их звездолета, кораблики мытарей вдруг замерли, остановились мгновенно без инерции и без тормозного пути. Даже антигравитационные тормоза, известные Империи, не позволяли делать на большой скорости такую стремительную остановку.
        На локаторе было видно, как пятнышки - а всего их было около восьми - окружили их крейсер со всех сторон, отважно держась на расстоянии прямого выстрела из пушек.
        - Теперь нажал один раз на гашетку и - паф! Разлетятся вдребезги!  - заявил Драгль, прищуриваясь в перекрестие прицела лазерного орудия.
        - Не вздумай стрелять! Они нам не угрожают!  - сказал ему Сережа.
        - Я пошутил, капитан,  - добродушно усмехнулся, показав треугольные зубы, ящер.  - Разве я собираюсь в них стрелять? Да мне эти глазастые феи даже нравятся! Сколько зла мы им причинили когда-то, вспомнить противно.
        Словно убедившись в отсутствии у команды крейсера агрессивных намерений, кораблики мытарей вдруг все сразу сдвинулись с места и приблизились еще на несколько десятков метров. Теперь Сережа мог рассмотреть в иллюминатор одно из их крошечных, продолговатых, похожих на блестящее на солнце зеркало суденышек.
        А потом мальчик вдруг услышал голос, и прямо перед ним, в их рубке появилась трепещущая прозрачными крыльями фея, вся в кружевах, со светлыми золотистыми локонами. Очертания и контуры феи были прозрачными, и видно было, как сквозь нее просвечивает один из удивленно приоткрывших пасть ящеров.
        - Не бойтесь!  - сказала она мелодичным, похожим на звон хрустального колокольчика голосом.  - На самом деле меня здесь нет. Я существую лишь в ваших мыслях.
        - Гы! А я уже решил, что спятил!  - признался Хрюк и хлопнул себя лапищей по лбу.

        Глава XV
        Командорша Затерянного легиона

        Ираида Борисовна еще с детства мечтала, что будет руководить. Она без конца воспитывала своих младших братьев и сестер. Слишком часто она повторяла: «Нельзя», «Не положено», «Запрещено», «Не смей!», «Не ковыряй пальцем в носу, а то сломаешь!», «Ешь кашу!», «Я скажу маме, что ты не сделала уроки!».
        Даже на котенка, который жил у них, она непрерывно кричала: «А ну, не смей мяукать!», «Не смей лезть на диван!», «Кыш отсюда!» - и это привело к тому, что котенок, вместо того чтобы радоваться жизни и играть, целый день не вылезал из-под дивана.
        В восемь-десять лет у большинства детей есть мечта - стать космонавтом или моряком, у Ираиды тоже была мечта, но несколько иная, она хотела поступить в военное училище и стать со временем генералом. Но в те годы в эти специальные заведения принимали только отличившихся на фронте, и она поступила в педагогический институт, выбрав математику как самую сухую и самую точную науку. В школе, куда ее распределили после получения диплома, Ираида Борисовна командовала своими учениками, как солдатами, а сама воображала себя генералом.
        Но жажда власти у этой дамы не уменьшилась, даже когда она стала завучем. Ей хотелось командовать и руководить всем миром, потому что в мире, по ее мнению, все делалось неправильно.
        И когда наконец она, как модель Ираида-1, оказалась на космической базе, а перед ней в полном составе, как дивизия на параде, выстроился весь затерянный легион, готовый повиноваться каждому ее слову, впервые в жизни Ираида Борисовна поняла, что теперь она на своем месте. Скрестив руки на груди, она прошла вдоль строя, внимательно вглядываясь в каждого киборга.
        - А ну не сутулься!  - крикнула она одному.  - Держи спину прямо! Кто будет сутулиться, того я сразу выброшу в открытый космос!
        - Слушаюсь, Ираида Великая!  - отозвался киборг, выпрямляясь, насколько это было возможно.
        «Хм, Ираида Великая. Пожалуй, мне это даже нравится»,  - подумала она, продолжая проверку своих подчиненных.
        Шеренга Инспекторов ГАИ была достаточно бравой, ряд Продавщиц тоже выглядел внушительно - все в одинаковых белых халатах, мордастые, с одинаковыми родинками под правым глазом. За Продавщицами шли Душители, Психопаты, Маньяки, Гориллы и прочие киборги-кошмары. Они не очень понравились Ираиде из-за своего мерзкого и устрашающего вида.
        - Почему у тебя все время глаз дергается?  - спросила она какого-то киборга в джинсовой куртке со сморщенным лицом.
        - Я м-модель П-п-психопат-2!
        - А чего ты заикаешься?
        - Так зап-програм-ммировано.
        - А ты мог бы переделать как-нибудь свое лицо?
        - Так точно, Ираида Великая!  - Психопат немедленно сдернул с себя маску.
        Она вздрогнула, увидев перед собой стальной череп с мерцавшими фотоэлементами. Киборг вывернул ее, надел другой стороной и стал моделью Клоун Цирка-1.
        - Неплохо, так намного лучше. Таким и оставайся!  - кивнула Ираида Борисовна.
        Она прошла дальше мимо Горилл и Спортсменов и остановилась у строя Бабок.
        - Почему такие старые женщины в армии? Вот ты, например? Ты же сейчас развалишься!  - И она ткнула в ближайшую Бабку.
        - Я боевая модель-киборг Бабка-1. Произведена семь лет назад,  - отчеканила та.  - Серийный номер 356873456. Я нахожусь в хорошем техническом состоянии.
        - Хорошо, покажи нам, что ты умеешь!  - усмехнулась Командорша, потому что старуха еле стояла, да и на вид ей было почти сто лет.
        Бабка-1 бодро вышла на шаг вперед, потом, подпрыгнув, сделала в воздухе сальто и, приземлившись на шпагат, произвела несколько точных выстрелов из молекулярного распылителя в самый центр мишени, установленной в другом конце ангара.
        После этого, сделав обратное сальто, Бабка-1 вернулась в строй.
        - Старая школа!  - завистливо сказал кто-то из киборгов.  - Сейчас таких не делают. Новые модификации уже не те. Прибамбасов много, а былой прочности не дождешься.
        - А вы так можете, Командорша?  - спросила Бабка-1 у Ираиды Великой. Та нахмурилась.
        - Я начальница. Мне не нужно что-то делать самой, мое дело руководить!
        - Я всегда знал, что она далеко пойдет! Это очень многообещающая модель!  - шепнул Адольф-7 Второму.
        Тем временем Ираида Борисовна, осмотрев свое воинство, задумалась, чем бы занять киборгов. Она подошла к одному из горилл, который на вид был немного сообразительнее остальных (он, в отличие от остальных, не ковырял пальцем ноги в ухе), и спросила, ткнув его в грудь:
        - Чему равна сумма углов треугольника?
        Горилла тоскливо стал крутить башкой по сторонам в ожидании подсказки, и из ушей у него от перенапряжения повалил дым.
        - Так чему равна сумма углов треугольника?  - строго повторила Ираида Великая.
        - Не знаю,  - тоскливо сказал киборг.  - Я этого не проходил. Я - боевая модель.
        У Командорши, математички в третьем поколении, буквально глаза на лоб полезли.
        - Как, ты этого не зна-аешь? И никто из вас не знает?  - повысила она голос, чтобы все ее слышали,  - Тот, кто ответит правильно, станет моим заместителем!
        Заинтересовавшись такой перспективой, из строя киборгов стали раздаваться неуверенные голоса:
        - Пятидесяти градусам!
        - Ста градусам!
        - Ничему не равны!
        - Ста десяти градусам!
        - У треугольников вообще нет углов!  - предположил кто-то из разжалованных Адольфов, который во всем видел подвох.
        - Вы что, совсем тупые?  - сказала модель Продавщица-4 и постучала себя по лбу, раздался характерный звон, как по пустому ведру.  - Элементарной физики не знаете! Углы в треугольнике измеряются в метрах!
        Ираида Борисовна схватилась за голову.
        - Хватит! Прекратите! Вот что значит образование экстерном!  - крикнула она.  - У меня каждый двоечник в школе знает, что сумма углов треугольника равна... чему же она равна? Совсем с вами спятишь - ста восьмидесяти градусам!
        Распустив подчиненных, она в сопровождении пилота поднялась в рубку базы, где ее уже ждали, вытянувшись по струнке, два киборга. Оба были в выглаженной парадной форме и были похожи на земных военных, но Ираида уже знала, что это только маскировочная обтяжка корпуса. Внутри же все киборги конструктивно одинаковые.
        - Чего вам надо?  - строго спросила она.
        - Мы модели Полковник-1 и Полковник-3!  - отчеканили киборги.  - Назначены Черным компьютером в качестве ваших помощников.
        - А где модель Полковник-2?  - спросила Ираида, которой показался подозрительным такой непорядок в нумерации.
        - Модель Полковник-2 пошла на повышение. В настоящее время она находится на модернизации для переделки в модель Полковник-4!  - доложил один офицер.
        Глядя на умные лица киборгов, Ираида Борисовна хотела испытать их и спросить, чему равна сумма углов треугольника или какие прямые называются параллельными, но решила, что не стоит разочаровываться.
        Неожиданно один из полковников развернулся, подошел к большому монитору, укрепленному на стене, и включил его.
        - Сообщение от Черного компьютера,  - доложил он. На мониторе появились крупные буквы:
        МОДЕЛЬ ИРАИДА-1! ИНФОРМИРУЮ ВАС, ЧТО ДО ЗАВЕРШЕНИЯ РАБОТЫ ПРОГРАММЫ ОСТАЛОСЬ 32 ЧАСА. ВСЕ НЕОБХОДИМЫЕ РАСЧЕТЫ СДЕЛАНЫ. МНЕ УДАЛОСЬ ПОДКЛЮЧИТЬСЯ К СИСТЕМАМ УПРАВЛЕНИЯ БОЛЬШИНСТВА АТОМНЫХ СТАНЦИЙ ЗЕМЛИ. ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ДВА ЧАСА Я ОТДАМ ВСЕМ ИМ ОДНОВРЕМЕННУЮ КОМАНДУ ВЫПУСТИТЬ ОХЛАЖДАЮЩУЮ ЖИДКОСТЬ ИЗ РЕАКТОРОВ, ЧТО ПРИВЕДЕТ К ВЗРЫВУ.
        ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ БУДЕТ УНИЧТОЖЕНА».
        Прочитав сообщение и сообразив, что это совсем не шутка, Ираида Борисовна ужаснулась. Хоть ей и понравилось быть Командоршей киборгов, уничтожение Земли не входило в ее планы. Ведь если Земля будет уничтожена, то вместе с планетой погибнут ее братья и сестры, не говоря уже об остальных.
        Но как убедить этот таинственный компьютер, который находится неизвестно где, чтобы он отменил работу своей программы?
        - Кхм...  - Она властным движением отослала киборгов из рубки.  - А что, если нам не уничтожать Землю, а только захватить ее? Мы могли бы сделать эту планету оплотом сил Черной Империи и именно с Земли начать возрождение ее былого могущества.
        Она с тревогой ждала ответа: что скажет компьютер? Очевидно, машина думала над ее предложением, потому что на мониторе мелькали какие-то цифры, фигуры и точки.
        ИРАИДА-1. ВАШЕ МЫШЛЕНИЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ СТАНДАРТНОГО КИБОРГИНТЕЛЛЕКТА. ВЫ НАРУШАЕТЕ СУБОРДИНАЦИЮ, НО ВАШЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ МНЕ ИНТЕРЕСНЫМ. ЗАХВАТ ЗЕМЛИ И ПРЕВРАЩЕНИЕ ВСЕХ ЕЕ ЖИТЕЛЕЙ В БИОРОБОТОВ СО ВЖИВЛЕННЫМИ ИМ В ЧЕРЕП ДАТЧИКАМИ МОЖЕТ БЫТЬ ПОЛЕЗНЕЕ, ЧЕМ УНИЧТОЖЕНИЕ ПЛАНЕТЫ.
        ОДНАКО Я НЕ БУДУ ПРЕРЫВАТЬ РАБОТУ ПРОГРАММЫ. У ВАС ЕСТЬ 32 ЧАСА, ЧТОБЫ ЗАХВАТИТЬ ЗЕМЛЮ. ЕСЛИ ЗА ЭТО ВРЕМЯ ВАМ УДАСТСЯ ПОКОРИТЬ ПЛАНЕТУ, Я НЕ СТАНУ ВЗРЫВАТЬ РЕАКТОРЫ. НО ЕСЛИ ЧЕРЕЗ 32 ЧАСА ЗЕМЛЯ НЕ БУДЕТ ПОЛНОСТЬЮ ПОД ВАШИМ КОНТРОЛЕМ, Я УНИЧТОЖУ ЕЕ».
        Ираиде Борисовне стало страшно, но вместе с тем в том, чтобы захватить планету, было и нечто привлекательное. Командорша считала, что там, на Земле, ее способности не оценили, как она этого заслуживала, и ей бы хотелось показать всем, на что она способна.
        Бывшая завуч только представила себе, какие лица будут у директора школы и у этой тетки из Министерства просвещения, когда киборги под прицелом бластеров приведут их к ней. «Ну что, голубчики,  - скажет она.  - Кончилось ваше время? И не надо падать на колени - не поможет. Хотели образование экстерном?»
        На захваченной Земле она станет повелительницей мира Ираидой Великой, а ее многочисленные родственники займут основные ключевые посты.
        ПРИКАЗЫВАЮ ВАМ НЕМЕДЛЕННО НАЧАТЬ ИНТЕРВЕНЦИЮ ПЛАНЕТЫ И ЗАХВАТИТЬ ЕЕ В КРАТЧАЙШИЕ СРОКИ. ПОДГОТОВЬТЕ БОЕВЫЕ ОТРЯДЫ КИБОРГОВ К АТАКЕ НА СЛЕДУЮЩИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ТОЧКИ: МОСКВА, ВАШИНГТОН, ТОКИО, ДЕЛИ, ПАРИЖ, ЛОНДОН. ЗАХВАТИВ ЭТИ ГОРОДА, ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПОДЧИНИТЕ СЕБЕ РАДИО И ТЕЛЕВИДЕНИЕ, А ТАКЖЕ ИЗГОТОВЬТЕ КИБОРГОВ-ДВОЙНИКОВ ПРЕЗИДЕНТОВ И ГЛАВ ЭТИХ СТРАН. НЕМЕДЛЕННО НАЧИНАЙТЕ ВЖИВЛЕНИЕ ДАТЧИКОВ ПОДЧИНЕНИЯ»,  - выдал на монитор компьютер.
        - Я сделаю все это немедленно!  - пообещала Командорша.
        ПОМНИТЕ, ЧТО ПРОГРАММА НЕ БУДЕТ ОСТАНОВЛЕНА, ПОКА ПОСЛЕДНЕМУ ЖИТЕЛЮ ЗЕМЛИ НЕ БУДЕТ ВЖИВЛЕН ДАТЧИК ПОДЧИНЕНИЯ! ТОРОПИТЕСЬ, ИРАИДА-1».
        И монитор погас.
        Командорша немедленно вызвала Полковников.
        - Готовьте диверсионные отряды! Срочно начните дополнительное производство киборгов всех боевых моделей. Мы должны захватить Землю.
        - Ремонтные работы рулей управления, поврежденных в последнем бою, все еще не завершены,  - сообщил Полковник-1.
        - Чините рули как можно скорее. Задействуйте все резервы,  - приказала Ираида Великая.  - А как называются те маленькие кораблики, которые я видела в стартовом ангаре?
        - Это рейдеры.
        - Можно отправить десант на них?
        - Да, Командорша. Но для подготовки диверсионных групп и изготовления двойников президентов нам потребуется несколько часов.
        - Даю вам только два часа, иначе вы у меня поплатитесь головой! Двойку в дневник и родителей в школу!  - Ираида Великая нахмурилась. Последняя фраза вырвалась у нее просто по привычке.
        - Слушаемся!  - Полковники развернулись и вышли из рубки.
        А Ираида Борисовна задумалась. Вид у нее был немного смущенный, словно она боролась с искушением.
        Потом подошла к дисплею внутренней связи, возле которого был установлен земной телефон, и быстро набрала номер своей сестры в Канаде:
        - Алло, это ты, Эммочка?  - произнесла она, с опаской поглядывая на дверь.  - Я сейчас такое расскажу! Видишь ли, я стала звездной Командоршей и теперь собираюсь захватить Землю... Нет, не волнуйся, Эммочка, с давлением у меня все в порядке. Возможно, я очень скоро буду у тебя в Канаде...

        Глава XVI
        Ветры космоса

        Прозрачные крылья феи все время подрагивали. Хотя Сережа и знал, что на самом деле феи в рубке нет, а только ее призрак, ему казалось, что он чувствует колебание воздуха, исходившее от ее крыльев.
        - Я существую только в вашем воображении,  - мягко повторила фея.  - Если вы захотите, я исчезну. Я не могу удерживаться у вас в сознании против вашей воли.
        - Вы из народа мытарей?  - спросил мальчик.  - Мне рассказывали о вас.
        - Мытари - не наше настоящее имя, так называют нас чужаки. Ведь согласись, что подлинное имя каждого существа не то, которое ему потом дали, а то, которое было у него изначально.
        - Гы! Это точно! Меня, например, в детстве называли «балбес». Но я-то знал, что на самом деле меня зовут Драгль,  - заявил ящер.
        - Когда тебя дразнят, не слушай тех, кто это делает,  - сказала фея, крылья которой ни на мгновение не прекращали трепетать.  - Слушай только свое сердце, если ты сам признаешь за собой то имя, которое тебе дали, оно твое.
        - Это правда, что ваши корабли живые?  - спросил Сережа.
        - Они живые, как и все во Вселенной. В ней нет ничего мертвого.
        - Разве все во Вселенной живое? А... м-м... камни, песок?
        - И камни тоже живые, только их жизнь протекает по иным законам,  - прошелестел голос феи.  - Просто что-то более подвижно, что-то менее, что-то чаще переходит из одной формы в другую, а что-то реже. Но ничего мертвого нет, есть только разные способы и разные уровни жизни.
        - Значит, ваши корабли как деревья? Вы их выращиваете?
        Фея едва заметно покачала головой.
        - Мы не выращиваем наши корабли. Они рождаются вместе с нами и переходят в иную жизнь тоже вместе с нами. Мы с кораблями составляем одно целое. Ты когда-нибудь слышал про дриад? У вас на Земле есть легенда...
        - Дриады?  - переспросил Сережа.  - Я вспомнил. Дриады - это души деревьев. Они рождаются вместе с деревьями, растут вместе с ними, и, если дерево срубаешь, дриада умирает.
        - Мы - дриады космоса,  - сказала фея.  - В какой-то мере мы - души наших кораблей. Мы рождаемся вместе с ними и вместе умираем.
        - А как вам удается перемещаться так быстро? Ваши кораблики - мы почти не видели их на локаторе... Можно подумать, вам подвластны любые пространства,  - продолжал интересоваться мальчик. Он не мог остановиться, хотя понимал, что задавать так много вопросов невежливо.
        - Тайна наших перемещений проста. Ваши корабли такие неуклюжие потому, что вы терзаете космос своими двигателями, идете против его течений, а мы слушаемся ветра Вселенной.
        - Ветра Вселенной?
        - Ты не знал? Во Вселенной всегда дуют ветры, они везде. Если прислушиваться к ним, а не идти против, то можно легко попадать из одной точки Галактики в другую.
        - А мы думали, это у вас техника такая!  - пробасил Хрюк.  - Кораблишки-то ваши так и мелькают, просто в прицел не поймаешь...
        Фея укоризненно посмотрела на него.
        - Я не это хотел сказать,  - спохватился ящер.  - Это я так, к слову... Я-то думал, у вас техника, а у вас, оказывается, совсем другое...
        - Путь техники - обреченный путь.  - И в звоне ее голоса послышалась жалость.  - Когда-нибудь вы это поймете. Техника - это насилие над естеством, попытка бесконечного наращивания энергий. Не нужно побеждать Вселенную, нужно прислушаться к ней, услышать ее голос, почувствовать ее пульс, ее ветры, понять ее внутренние законы. Нужно научиться думать, как она, и только тогда вы все узнаете. Наверное, ваши народы все так и сделают со временем, если, конечно, раньше не уничтожат друг друга и самих себя. Именно об этом я как раз и хотела с вами поговорить.
        За перегородкой из медицинского отсека послышался едва различимый звук. Вероятно, капитан Гугль начал уже выходить из состояния искусственного сна и почувствовал боль раны.
        - Это наш капитан,  - сказал Хрюк.  - Он был ранен киборгами и сейчас еще не пришел в себя.
        Фея повернулась, провела рукой, и стальная перегородка отсека сделалась прозрачной, через нее было видно, как в соседней каюте внутри медицинской капсулы лежит капитан Гугль. Глаза космического мутанта были закрыты, он все еще спал, но уже стискивал зубы и едва слышно стонал во сне. «Нет, нет! Я не хотел этого!» - вдруг сказал он сквозь сон очень ясно.
        Фея сделала к нему шаг, а потом обернулась к Сереже и ящерам. Лицо у нее было печальным.
        - Я знаю его,  - сказала она.  - Однажды он убил многих из нас, когда мы не хотели ничего дурного. Они не успели даже спастись, никто не ожидал, что изобретенный газ окажется таким опасным оружием. Думаю, даже он этого не знал. Но мы прощаем его, потому что капитан очень несчастен. Он еще не нашел себя и старается заглушить свою внутреннюю боль. Возможно, когда-нибудь ему удастся обрести в душе мир.
        - Вы могли бы залечить его рану, чтобы он быстрее поправился?  - спросил Сережа.
        - Я постараюсь, но только не ждите от меня многого. Помните, на самом деле я существую только в ваших мыслях. Если бы я даже очень хотела, то не смогла бы покинуть свой звездолет. Как дриады не могут далеко отойти от своих деревьев, так и мы связаны со своими кораблями очень прочной пуповиной. Наши корабли - это мы сами.
        Фея подошла к капитану, стальная перегородка не была для нее препятствием, протянула вперед руки ладонями вниз и замерла. От ее рук возникло зеленоватое сияние. Так прошла почти целая минута. Сережа и ящеры с надеждой и ожиданием смотрели на нее.
        Внезапно Гугль перестал стонать. Фея повернулась к ним и улыбнулась.
        - У меня получилось затянуть его рану,  - объяснила она.  - Скоро он придет в себя.
        - Большое спасибо,  - сказал Сережа.
        - Наш долг помогать всем. Мы не можем помочь только в том случае, если тот, кому мы стараемся помочь, сам не хочет этого.
        Мальчик посмотрел на монитор Навигатора, красная точка, обозначавшая, что Черный компьютер все еще находится в бункере президента, продолжала гореть. Значит, у морха пока ничего не получилось.
        - Вы поможете Земле справиться с компьютером?  - спросил он.
        Фея легонько покачала головой.
        - Это можете сделать только вы сами. Мы можем лишь предостеречь вас. Будущее Земли пока не определено. Вы сами в силах спасти свою планету, только нужно очень хотеть помочь.
        - Но как нам обхитрить компьютер?
        - Человеческий мозг всегда умнее и сообразительнее машины. Не сдавайтесь, и у вас все получится. До свидания!  - Фея чаще затрепетала крыльями, оторвалась от пола и стала медленно таять в воздухе.
        - Мы еще когда-нибудь увидимся?
        - Все будет зависеть от космических ветров. Если наши ветры встретятся, то мы увидимся,  - загадочно ответила она.
        Потом приблизилась к Сереже, наклонилась к нему и спросила так тихо, что ящеры едва ли могли ее слышать:
        - А ты, мальчик с планеты Земля, ни о чем не хочешь меня попросить? Возможно, у тебя тоже есть какое-нибудь желание? Очень большое желание, потому что только такие желания исполняются.
        Сам не зная почему, он покачал головой. Разумеется, у него было желание, самое большое, но почему-то он его сейчас не высказал. Почему не попросил фею? Эта загадка не покидала его потом почти всю жизнь.
        - Как хочешь,  - сказала она.  - Значит, время еще не пришло.
        И она исчезла. Вслед за тем и крошечные кораблики мытарей пропали с экрана локатора. Теперь на нем зловеще мерцало единственное красное пятно - сигнал компьютера Черной Империи.
        - А мне понравилась эта крылатая девчонка,  - сказал Драгль.  - Она, должно быть, страшно умная, потому что я ни слова не понял из того, что она говорила.
        - Не огорчайся,  - утешил его Хрюк.  - Помнишь, наша бабуся всегда говорила: много будешь знать - скоро состаришься, а наша бабуся и в старости выглядела как молодая.
        Неожиданно створки соседнего отсека, перегородка которого вновь стала непрозрачной после исчезновения феи, разъехались, а в проеме двери, пошатываясь, появился капитан Гугль.
        - Разрази меня гром, где мы? Что происходит? Кто этот мальчишка?
        Ящеры бросились к нему и помогли ему опуститься в кресло.
        - А вы ничего не помните, капитан? Не помните меня?  - спросил Сережа.
        Гугль с усилием посмотрел на него и наморщил лоб:
        - Я что-то припоминаю. Кажется, меня ранило. Потом я сделал тебя капитаном вместо себя... Потом уже ничего не помню... Но клянусь Вселенной, что с моей раной? Она уже не болит!
        Он провел рукой по тому месту на груди, куда врезался осколок, но раны там не было. Не осталось даже маленького шрама - все исчезло.
        - Здесь была фея, кэп,  - заявил Драгль.  - Крылатая девчонка из мытарей. Она вас спасла, залечила вашу рану, а так бы вы еще долго валялись в больничной капсуле.
        Гугль попытался встать, оперевшись руками о поручни кресла.
        - Фея?  - изменившимся, каким-то хриплым голосом спросил он.  - У нее были прозрачные крылья, как у стрекозы, и платье с блестками? Она была вся прозрачная - ведь так?
        - Но откуда вы знаете, капитан? Именно так она и выглядела.
        - Я видел ее во сне,  - тихо сказал Гугль.  - Она пришла в мои кошмары и прогнала их. Меня начало уже затягивать в какую-то красную воронку, похожую на пасть. Эта воронка затягивала все - звезды, Вселенную, корабли. И хотела затянуть и меня. Но тут появилась эта фея, встала между мной и воронкой, подняла вот так руки и сказала: «Не трогайте его! Он сделал это, потому что ему было больно. Дайте ему еще один шанс!»
        - А что было потом, кэп?  - спросил Хрюк, от удивления приоткрывший пасть.
        - А потом я проснулся, но у меня такое чувство, что я все еще продолжаю спать.
        Гугль помолчал немного, потом посмотрел на Сережу и спросил:
        - Ну, как он справлялся с обязанностями капитана, пока я был в отключке?
        - Он был отличным кэпом,  - сказал Драгль.  - Вы бы сами не справились лучше. Скажу только одно: он выиграл бой с базой затерянного легиона.
        - С базой? Но это невозможно!  - удивился Гугль.  - У нее же непробиваемая броня и куча пушек.
        - А он справился. Нам даже почти не пришлось ему помогать. Он вышел базе в хвост и сделал так, что управляемые ракеты, которые они выпустили в нас, попали в них,  - добавил Хрюк.
        Капитан расхохотался, но потом перестал смеяться и очень серьезно посмотрел на Сережу.
        - Могу себе представить, как это было,  - сказал он.  - За всю жизнь мне лишь однажды пришлось проделать такой маневр. А теперь, если ты не возражаешь, я верну себе должность капитана, а тебя сделаю своим первым помощником. Согласен? Тогда уступи мне место у штурвала!
        И Гугль перенес мальчика в соседнее кресло штурмана, стоящее у локаторов и радаров наземного слежения.
        - Как дела у нашего приятеля - компьютера Черной Империи? Вижу, планета еще цела?  - спросил он, посматривая на монитор Навигатора, на котором продолжало мерцать красное пятнышко.
        - Осталось еще тридцать часов, капитан, а потом он грозит одновременно взорвать все АЭС.
        - Для него это будет несложно,  - сказал Гугль.  - Но, в конце концов, у нас есть еще тридцать часов. Рано или поздно этот компьютер подведет его пристрастие к точному времени. В конце концов, кто мешал ему запустить эту программу тайно? Нет, ему нужна была широкая реклама, и он раструбил об этом на всю Вселенную.
        - Этот компьютер был запрограммирован еще Императором. А тот любил устраивать, уничтожая планеты, устрашающие зрелища, чтобы все знали, как сильна его власть,  - сказал Хрюк, разглядывая отполированные зубцы своего хвоста.
        Гугль занялся приборами, считывая с них показания и производя вычисления.
        - Я вижу, вы поставили ловушку на выходе в гиперпространство? Неплохо придумано,  - пробормотал он.  - Поблизости есть мощный источник энергии? Ага, вижу, что тут секретный реактор Пентагона. Что ж, компьютер сам загнал себя в ловушку, но именно это мне не нравится. Вдруг это какой-то подвох?
        - Просто он надеется, что его будет нелегко выкурить из бункера,  - заявил Драгль.  - Наверное, он тратит слишком много ресурсов на выход в гиперпространство и не хочет забирать эту энергию у программы уничтожения.
        - Логично,  - кивнул капитан.  - Вы, ящеры, определенно поумнели, хотя... тьфу-тьфу!  - не сглазить! Но, кажется мне, кого-то еще не хватает. Где морх? Все еще заменяет Сережу?
        - Там теперь его дедушка,  - сказал мальчик.  - А морх отправился в бункер президента на охоту за Черным компьютером. Он должен или уничтожить его, или спугнуть, чтобы тот попытался уйти в гиперпространство и угодил в нашу ловушку.
        - Вы отправили морха одного?  - спросил Гугль.  - Совсем одного?
        - Ну разумеется,  - забеспокоились ящеры.  - А в чем дело?
        - Ну-ну... И давно он уже там?
        - Часа полтора. А что случилось, кэп? Вы что-нибудь знаете?
        - Ну и ну,  - снова повторил Гугль.  - И что, все полтора часа от него никаких известий? Ну-ну...

* * *

        Морх миновал одну бронированную дверь, затем другую, ввел пароль и вдруг зевнул. Неожиданно он подумал, какое уютное, безветренное место этот бункер, для того чтобы впасть в спячку. Сколько же он уже не спал? Шесть часов? Десять? Просто подумать страшно. Теперь он понимал дедушку, когда тот жаловался на бессонницу. Если так отвратительно обращаться со своим сном, то ведь он может обидеться и навсегда уйти, и тогда... тогда все будет просто ужасно.
        «Бедный я, бе-едный!» - подумал морх и от жалости к себе снова зевнул.
        Ему захотелось растечься зеленоватым дымком, забиться в какую-нибудь щель и спать, спать, спать. Сколько еще времени осталось до уничтожения Земли? Тридцать часов? Он вполне успеет выспаться, а потом со свежими силами расправится с Черным компьютером.
        Понимая, что все эти мысли возникли у него из-за долгого недосыпания, призрак боролся с собой. Один шаг - один зевок, еще шаг - еще зевок. Как раненый гладиатор с копьем в груди, морх, пошатываясь, делал шаг за шагом, корчась и становясь прозрачным от зевков. Кое-как ему удалось добраться до шахты лифта, которая опускалась вниз на стометровую глубину.
        Морх забрался в лифт, где были только две кнопки: вверх и вниз. Хотя в настоящее время бункером не пользовались, его регулярно проверяли, следили за исправностью лифта и сейфовых замков на дверях, систематически продували вентиляционную систему, меняли резервуары с питьевой водой и делали все необходимые замеры дозиметром. Таким образом, бункер находился в состоянии готовности.
        Лифт, а он оказался скоростным, тронулся мягко, без толчка. Призрак делал все возможное для того, чтобы не заснуть. Он считал барашков наоборот, хлопал себя ладонями по щекам, менял формы, в конце концов даже сорвал с себя голову и хорошенько потряс ее, но все равно ничего не помогало. Он засыпал, совершенно безнадежно засыпал. Для морхов всегда очень опасно попадать из холодного воздуха в теплое помещение, в такие минуты желание впасть в спячку особенно возрастает.
        А лифт все продолжал спускаться, шахта была поистине бездонной. На установленном в кабине лифта глубомере мелькали цифры: 40 метров... 70... 95... 100... 105 метров... Когда же он остановится? Наконец на глубине 115 метров кабина замерла. Дверцы морху пришлось раздвигать самому, одновременно потянув в разные стороны за прикрепленные ручки.
        Конструктивно лифт атомного убежища не был приспособлен для многократного использования. Предпологалось, что в случае, если системы воздушного слежения Соединенных Штатов засекут в атмосфере одну или несколько баллистических ракет, направляющихся к их стране, президент и его кабинет должны немедленно спуститься в подземный бункер, куда проложена резервная линия правительственной связи, и оттуда руководить государством.
        Если же приближающиеся к Вашингтону ракеты не удастся сбить или перехватить еще в воздухе и они должны попасть в Белый дом, то отдается команда, и стометровая лифтовая шахта автоматически перегораживается на нескольких уровнях стальными щитами, а промежутки заполняются свинцом, гранитом, бетонной крошкой, гравием и другими задерживающими радиацию материалами.
        Когда морх осторожно просочился из лифта и вновь принял форму президента, он понял, что поиски Черного компьютера еще только начинаются. Подземный бункер президента был огромен и состоял из нескольких этажей, сотен комнат и отсеков. Были здесь и столовая, и обширный продовольственный склад, и библиотека, и даже бассейн.
        В случае атомной войны здесь должно было расположиться практически все правительство Соединенных Штатов и их семьи - всего около тысячи человек. Подземными дорогами этот бункер соединялся с другими убежищами на территории страны и имел резервные выходы, чтобы люди в случае, если лифтовая шахта будет засыпана, смогли выбраться наружу в другом месте. Но такая забота проявлялась только о немногих избранных, миллионы других американцев, на которых не хватило бы бомбоубежищ, должны были погибнуть.
        Если программа Черного компьютера не будет остановлена, а он сам не исчезнет, то через тридцать часов наступит катастрофа, которой все человечество так боялось и о чем люди не могли думать без ужаса. Пробьет последний час человечества. Одновременно взорвутся от перенагрузки все атомные станции и стартуют все ядерные ракеты. Возможно, члены правительств каких-то стран и успеют спуститься в свои бункеры, но это уже ничего не изменит - Земля расколется, человечество погибнет.
        Как только морх просочился сквозь раздвинутые двери лифта и материализовался в президента, он понял, что попал в самостоятельный город под Вашингтоном. Стоило ему ступить на плиты пола, как, очевидно, сработал какой-то датчик, и своды бункера, скрытые в тени, осветились люминесцентными лампами.
        «Теперь компьютер сможет догадаться, что здесь еще кто-то есть»,  - подумал призрак. Он еще не знал, где тот находится, а компьютер, затаившийся в этих пустотах, вполне мог быть извещен о госте.
        Морх надеялся, что сумеет удержать форму человека, а компьютер, решив, что сюда пожаловал настоящий президент, не исчезнет.
        Вспомнив, что он должен телепатически связаться с кораблем и приказать Навигатору включить ловушку на входе в гиперпространство, морх попытался сделать это, но у него ничего не вышло. Или воспринимающие мысленные сигналы антенны Навигатора еще не были восстановлены после недавней аварии, когда пострадала обмотка двигателя, или, что более вероятно, телепатический сигнал призрака не смог пробиться через стометровый слой почвы и бетона.
        «Час от часу не легче»,  - подумал морх, сообразивший, что может упустить компьютер и тот не будет перехвачен при выходе в гиперпространство. Ведь если призрак не сумеет подать сигнал, то ловушку на звездолете не включат и компьютер снова скроется.
        Теперь морх мог рассчитывать только на себя, и сознание навалившейся на него ответственности на какое-то время отогнало сон, и призрак даже перестал зевать. Поиски компьютера осложнялись тем, что у морха не было с собой переносного локатора, и он мог довериться только своей интуиции, которая у него, как у большинства призрачных существ, способных к телепатии, была сильно развита.
        Именно интуиция подсказала ему выбрать второй справа из четырех коридоров, которые начинались прямо у лифта. Прислушиваясь к своему внутреннему голосу, морх прошел насквозь несколько отсеков бункера. Он опасался, что компьютер Черной Империи, выйдя в этот раз из гиперпространства, принял форму пылесоса, микроволновой печи или какого-нибудь еще случайного предмета, вроде лишней секции теплового отопления или стула. Если так, то вычислить его среди десятков тысяч вещей и бытовых приборов, которыми были буквально заполнены склады и хранилища бункера, будет практически невозможно. В этом случае морху не поможет даже его интуиция.
        Через три или четыре отсека, когда призрак уже собирался выйти на лестницу, ведущую на нижние уровни бункера, что-то заставило его остановиться и оглянуться. Отсек, который он только что миновал, был почти пустым. В нем только стояли несколько резервных пультов связи и с десяток кресел, а ближе к двери был большой стол, на котором навалены чистые листы бумаги, а сверху лежала прошлогодняя газета, вероятно, забытая кем-то из уборщиков.
        Чутко прислушиваясь, морх замер у дверей, выставив вперед правую руку ладонью вверх. Призраки, несмотря на внешнюю безобидность, могут при необходимости себя защитить. Их газообразные тела способны накапливать мощные разряды энергии, как грозовые облака, и при необходимости «выстреливать» в цель высоковольтными молниями. Вот и сейчас морх приготовил свое тело для выброса молнии, для этого ему требовалось только направить правую ладонь на цель, а потом резко сжать кулак, сгустив таким образом составлявший его зеленый газ.
        Все было как будто спокойно, ни один предмет поблизости не напоминал компьютер Черной Империи, но призрак испытывал нарастающую тревогу. Переводя ладонь, как если бы в ней было зажато невидимое оружие, с одной цели на другую, морх осмотрел весь отсек. В бронированной стене в углу он увидел низкую дверь с пластиковым круглым окошком в ней. Именно оттуда, из-за этой двери, он почувствовал нарастание опасности.
        Морх остановился перед дверью и, прежде чем входить, заглянул в окошко. Перед ним тянулся какой-то длинный узкий склад со множеством полок, на которых лежали папки, инструменты, книги, какие-то приборы правительственной связи, антенные усилители, модемы, принтеры, телевизоры, клавиатуры - сотни предметов. Потолок на складе был высоким, а полки тянулись доверху, так что добраться до верхних можно было только с помощью стремянки. Компьютера Черной Империи видно не было, но морх чувствовал, что он где-то поблизости, среди этого множества предметов. Но только где, на какой из полок? Угадать придется с первого раза, права на ошибку у призрака нет.
        Если первой молнией он промахнется или метнет ее не в тот предмет, то второго «выстрела» он сразу не сможет произвести. Пока он будет «подзаряжаться» энергией для следующей атаки, компьютер успеет ускользнуть в гиперпространство, а Навигатор без сигнала не включит ловушку.
        Решившись, морх дернул на себя дверь и вошел в хранилище. Он знал, что компьютер, затаившийся где-то здесь на полках, уже давно знает о его присутствии и сейчас «смотрит» на него при помощи своих датчиков. Одна надежда, что он не распознает в нем инопланетянина, а примет его за настоящего президента Соединенных Штатов, который спустился в бункер для того, чтобы все здесь проверить.
        Стараясь выглядеть естественно, будто ничего особенного не происходит, он пошел между рядами полок. Его правая рука была чуть приподнята и согнута в локте, каждое мгновение готовая «выстрелить» молнию.
        Насвистывая, морх разглядывал предметы на полках: принтеры, тостеры, приемники, какие-то бутылки, мотки кабеля. Он прошел уже почти половину склада, но ничего похожего на компьютер ему пока не попалось. Тем лучше, решил призрак, если бы компьютеров собралось много, выбрать из них нужный было бы еще более затруднительно. Морх заметил, что для удобства поиска все предметы на складе имели свои инвентарные номера и располагались в определенной последовательности. Вначале шли ряды с инструментами, затем - какие-то проволочные изделия, потом запасы спального белья, сменные фильтры для очистки воздуха и так далее. Впрочем, он не запоминал, что хранилось на этом складе, его интересовал лишь один предмет, опаснее которого сейчас не было на Земле...
        Неожиданно внимание призрака привлек небольшой глиняный кувшин с узким горлышком. К таким кувшинам сони-морхи всегда испытывали слабость. В них так приятно забиться, свернуться внутри туманным клубком, завязаться в узел, подумать о далекой родной планете, послушать, как гудит в узком горлышке ветер, а потом медленно-медленно погрузиться в сон... Морх едва не зевнул и понял, что замечтался. Еще немного, и его тело начало бы расплываться и все больше и больше превращаться в зеленый туман.
        Решив прихватить с собой кувшин на обратном пути, он с сожалением вернул его на полку и отправился в глубь склада, продолжая насвистывать. Одну за другой он оглядывал все полки и время от времени, делая вид, что ищет что-то определенное, повторял: «Где же тут была эта щетка? Президент мне за нее голову свернет». Потом вспомнив, что он сам и есть президент, морх поправился и запоздало добавил: «Ну, в смысле я сам себе голову сверну».
        Он дошел уже почти до конца ряда и собрался поворачивать направо, где было еще одно ответвление, как вдруг на второй полке снизу он увидел его...
        КОМПЬЮТЕР! Небольшой, почему-то без клавиатуры и только с одним дисководом, он стоял здесь совсем не к месту между противогазами и перевязочным материалом, рядом с индивидуальным счетчиком Гейгера для поиска источника радиации.
        Все это морх рассмотрел уже позднее, а сейчас словно что-то толкнуло его в грудь. Он остановился и, забыв о ногах, которые, отделившись от туловища, продолжали идти дальше по коридору, резко повернулся к компьютеру, вскинув правую руку. У морха оставались еще какие-то сомнения, а вдруг это не тот, вдруг другой? Но компьютер сам подсказал ему правильный выход. Заметив, очевидно, как странно изменилось лицо человека, стоявшего напротив, как внезапно его туловище отделилось от ног, компьютер замерцал и запульсировал, готовясь перейти в гиперпространство.
        Увидев, как тают его очертания, призрак сжал кулак и выбросил молнию. Вначале он хотел выстрелить в монитор, но, сообразив, что мыслящая схема, скорее всего, находится в процессоре, направил молнию в него. Заряд около ста пятнадцати тысяч вольт обуглил его и даже прожег стальную стену за ним.
        В процессоре, поврежденном в момент, когда он собирался перейти в гиперпространство, что-то лопнуло, раздался звук оборвавшейся струны, а потом процессор ослепительно вспыхнул. Пустой корпус подбросило вверх, и он упал на пол хранилища.
        Морх опустил руку. С компьютером все как будто было кончено. Он уже собирался уходить, но что это? Стоявший чуть в стороне кристаллический монитор, не поврежденный зарядом, хоть и треснутый, вдруг осветился. Часть его наполнения вытекла, но можно было прочесть большие буквы:
        ОШИБКА ВЫБОРА! Я ЗНАЛ, ЧТО ВЫ ВЫБЕРЕТЕ ПРОЦЕССОР, ПОЭТОМУ ПОМЕСТИЛ МЫСЛЯЩУЮ СХЕМУ В МОНИТОР. ПРОГРАММА ПРОДОЛЖАЕТ СВОЮ РАБОТУ. ДО УНИЧТОЖЕНИЯ ЗЕМЛИ ОСТАЕТСЯ 25 ЧАСОВ. ЭТО БЫЛ ВАШ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС! ПРОЩАЙ!»
        Морх тигриным прыжком устремился к монитору, но тот уже исчез. Очевидно, компьютер Черной Империи сумел скрыться в гиперпространстве. Если бы можно было связаться с Навигатором, он выставил бы ловушку и перехватил бы его, но с Навигатором связи не было, а надежда, что ящеры или мальчишка-капитан решились бы включить ловушку именно в эту секунду, была практически равна нулю. Значит, все пропало. Морх толкнул разбитый процессор ногой, а потом поднял его и поставил на полку. Процессор оказался ни в чем не виноват, просто железка, оказавшаяся в ненужный момент в ненужном месте. Почему он не послушался своей интуиции, которая подсказывала ему стрелять именно в монитор?
        Морх, уже не маскируясь под президента, зеленым дымком полетел к выходу. В бункере ему было нечего делать, но он вернулся и захватил с собой глиняный кувшинчик. Хоть какая-то будет память о Земле, которую он проворонил по собственной дурости.
        Морх забрался в кувшинчик, и тот, покачиваясь в воздухе, полетел к лифту. Охранник у входа, с тревогой ждавший президента и с сомнением посматривавший на телефонную трубку, услышав скрежет двери, вскочил и вытянулся по струнке. Но вместо президента вылетел кувшин и, не останавливаясь, направился по воздуху к лестнице, а оттуда - к открытому где-то на первом этаже окну.
        Охранник, вытянувшись, все ждал, пока из двери выйдет президент, но того все не было. Не вышел он и через час.

* * *

        Теперь посмотрим, что происходило за это время на звездолете, пока морх искал в бункере компьютер Черной Империи.
        Капитан Гугль, к которому с каждой минутой возвращались силы, проглотил несколько питательных таблеток из корабельного запаса и запил их синей витаминной смесью.
        Вспомнив, что Сережа тоже давно уже ничего не ел, он предложил перекусить и ему.
        - Конечно, тело - это только бренная оболочка, которую мы носим и рано или поздно скинем, но все же, пока она на нас, не помешает изредка подкармливать ее,  - сказал Гугль.
        Мальчик подумал, что за насмешкой капитан прячет тоску и боль, которые старается заглушить.
        Сережа взял из коробки одну из питательных капсул и с сомнением подержал ее на ладони.
        - А я не отравлюсь?  - спросил он.
        - Биологическое строение всех гуманоидов примерно одинаково. Я ел вашу земную пищу и, как видишь, жив. Значит, если ты будешь есть нашу пищу, то она тебе тоже не повредит,  - успокоил его Гугль.
        - Ладно.  - Мальчик проглотил капсулу. Она оказалась совершенно безвкусной, но через несколько минут, после того как ее содержимое растворилось у него в желудке, он почувствовал сытость.
        - В космосе вы тоже их едите?  - спросил Сережа.
        - Здесь все что нужно: белки, углеводы, жиры, витамины - все концентрированно и в нужном количестве. У нас маленький звездолет, и для того, чтобы разместить на нем большой продуктовый склад, места нет. Мы иногда годами болтаемся в гиперпространстве, и если бы не эти капсулы, то погибли бы от голода. Из всего нашего экипажа один только морх не нуждается в пище.
        - А ящеры? Они едят те же капсулы?  - спросил мальчик, которому почему-то не верилось, что такую огромную махину, весящую около полутонны, можно накормить одной или двумя крошечными витаминами.
        - У ящеров свои капсулы. Они больше по размеру и питательнее. Но капсул им не хватает, и тогда они начинают как-то странно на меня посматривать. Прикидывают, а не сожрать ли им капитана?
        - Это неправда, кэп!  - засмущался Хрюк.  - Мы, конечно, не вегетарианцы, но вас бы никогда не сожрали.
        - Вот как?  - Гугль насмешливо повернулся к нему.  - Кстати, Хрюк, ты не слышал, что из Московского зоопарка пропал зубр? Как ты думаешь, куда он делся? Улетел на Луну?
        - Вы нас давно уже этим упрекаете, кэп,  - укоризненно сказал Драгль.  - Ну, сожрали мы зубра, не сдержались, и что тут такого? У них там в зоопарке еще несколько штук осталось.
        - Давно мы что-то не были в зоопарке,  - мечтательно пробормотал Хрюк.
        Словно вспомнив о чем-то, капитан уставился на локатор, на котором мерцала маленькая красная точка. Теперь она стала немного ярче.
        - Компьютер активизировался,  - сказал Гугль.  - Это странно. Наверное, морх уже в бункере, и компьютер чувствует это.
        - Может быть, включим ловушку?  - предложил Сережа.
        - Рано,  - отказался капитан.  - Мы сможем держать необходимое напряжение только несколько секунд, на большее энергии пентагоновской станции не хватит.
        - Неужели она такая слабая?
        Гугль усмехнулся.
        - Ты не представляешь, какую нужно затратить энергию, чтобы перехватить объект на выходе в гиперпространство.
        - Но фея сказала, что в космосе нужно слушаться только ветров и что никаких больших энергий для перемещения не нужно,  - вспомнил мальчик.
        - Вот и слушай свою фею...  - недовольно произнес капитан Гугль, но не закончил фразу и провел ладонью по тому месту, где у него была зажившая рана.  - Этот космический народец много чего знает, а нам придется пока использовать старые методы.
        - Кэп, от морха нет никаких известий. Может, он в самом деле заснул?  - спросил Драгль.
        - Тогда бы компьютер так не суетился. Скорее всего, он просто не может пробиться, чтобы связаться с нами. Не забывай, что призрак на стометровой глубине.
        - А как же он тогда подаст сигнал Навигатору, чтобы тот включал гравитационную ловушку?
        - Он не сможет этого сделать. Нам придется включать ловушку самим.
        - Но как мы узнаем, когда ее включать? Ведь у нас будет всего несколько секунд.
        - А вот об этом стоит подумать.  - Гугль посмотрел на экран.  - Было бы неплохо, если бы этот сигнал подал нам сам компьютер. Что он обычно делает, перед тем как перейти в гиперпространство?
        - Гы, кэп!  - гоготнул ящер.  - Ничего он не делает. Он только начинает болтать, выдает на монитор всякие надписи и так далее.
        Внезапно капитан бросился к нему и хлопнул его по плечу:
        - Драгль, ты гений! Тупая твоя башка, ты гений!!!
        - Вот уж не знал, что я гений,  - сказал пораженный ящер.  - Мне только и повторяли всегда, что я болван.
        - Ты самая незаурядная рептилия в мире! Ты представляешь, что сейчас сказал?
        - У меня с воображением не особенно,  - сокрушенно признался тот.
        - Ты сказал, что компьютер, перед тем как исчезнуть в гиперпространстве, всегда начинает выдавать всякие надписи на монитор, глумится, предупреждает, сколько у Земли осталось часов, и так далее!
        - Но мы-то как об этом узнаем? Мы же не будем видеть его монитора?
        - Видеть не будем. Но в момент, когда он начинает работать, происходит переброс части энергии из мыслящей схемы к кристаллам монитора. Если мы сможем уловить этот момент и настроить соответствующим образом локатор, а к нему подключить ловушку, то, считай, компьютер уже почти у нас в руках.
        Следующие несколько минут капитан занимался тем, что пытался настроить локатор, чтобы он улавливал даже самые мельчайшие изменения внутри энергетического поля объекта. Это оказалось очень сложно, потому что, во-первых, компьютер Черной Империи находился на глубине более ста метров под землей за десятком экранирующих поверхностей, а во-вторых, над ним в Белом доме находились сотни работающих компьютеров и сетей, которые, попадая в зону действия локатора, выдавали на монитор ложные сигналы.
        Но наконец Гуглю удалось так сфокусировать распознающий луч, что он держал в поле своего наблюдения только одну цель. Более того, на экране Навигатора появилось подробное изображение Черного компьютера, на котором источник Д-сигнала, излучаемый мыслящей схемой, был обозначен продолговатым красным квадратом с двумя отходящими от него коротенькими проволочками. Эта крошечная схема, собственно, и была Черным компьютером, его главной частью. Именно здесь происходили все мерзкие вычисления по уничтожению Земли, и именно ее, размером не больше клопа, нужно было раздавить, чтобы остановить программу.
        - Смотрите, капитан!  - воскликнул Сережа.  - Мыслящая схема находится не в процессоре, а в мониторе!
        - Сам вижу! Эта штука хитрит. Наверняка морх попадется на эту приманку... Так и есть! Смотри!
        Они не видели самого морха и его выстрела, так как на Навигаторе отражались только внутренние схемы компьютера, но неожиданно процессор разлетелся вдребезги, хотя мыслящий блок машины, спрятанный в соседнем мониторе, не был затронут.
        - Капитан, что это?
        Но космический мутант не отвечал. Гугль вскочил, его кресло упало, но он даже не заметил этого. Побледнев от напряжения, капитан стоял, склонившись над пультом, и его палец замер на кнопке включения ловушки.
        - Подождем, пока компьютер выдаст на монитор текст. А как только схема замерцает, значит, он готов к переходу в гиперпространство...
        От мыслящей схемы к видеоплате кристаллического монитора поползли импульсы-сигналы. Значит, в этот момент на экране показались какие-то слова и морх читает их. Вслед за тем Схема начала мерцать и...
        - Пора!  - взволнованно прохрипел Гугль и включил ловушку.
        Передающие антенны звездолета загудели от перегрузки, и в точке выхода в гиперпространство начало создаваться мощное блокирующее поле, напоминавшее по форме бильярдную лузу, которая ловит вкатывающийся в нее шар. Рубка крейсера разогрелась, включились вентиляторы, начала подрагивать рукоятка антигравитационного тормоза.
        На несколько секунд диспетчеры скрытого под Пентагоном реактора зафиксировали резкое падение мощности в центральном блоке. Было похоже, что реактор совершенно обесточился и огромная энергия, которую он вырабатывал, исчезала. Стрелки на приборах заметались, противореча друг другу. Один прибор показывал, что реактор все еще в работе, а другой - что вырабатываемая им энергия равна абсолютному нулю. Одновременно где-то в небе над Белым домом загрохотал неожиданный в это время года гром, из туч стали разлетаться синие молнии, похожие на щупальца спрута.
        - Я ничего не понимаю! Что происходит?  - крикнул один диспетчер другому.
        - Кажется, мы сходим с ума,  - довольно спокойно ответил другой.

* * *

        На мониторе Навигатора Сережа увидел, как компьютер Черной Империи исчез из бункера, и почти одновременно Хрюк крикнул:
        - Я вижу его, кэп! Он застрял!
        Гугль бросился к иллюминатору. В черной грозовой подушке, в чудовищном, похожем на огромную шаровую молнию энергетическом облаке застрял монитор компьютера Черной Империи, пытавшийся прорваться в гиперпространство. От него во все стороны расходились молнии, он вертелся на месте, пытаясь выскользнуть из ловушки.
        По меняющемуся цвету энергетического облака капитан понял, что резервы реактора ослабевают и через несколько секунд компьютеру удастся вырваться.
        - Драгль, давай!  - крикнул он.
        - Сейчас, кэп! Я его только поймаю в перекрестие!  - Ящер давно уже не отходил от своей лазерной пушки.
        - Скорее, болван, уйдет!
        - От меня не уйдет!  - проворчал ящер.
        В тот момент, когда энергетическое поле совсем уже ослабло, ящер нажал на гашетку лазерной пушки, и монитор компьютера взорвался от прямого попадания. Мощность лазерной пушки, стрелявшей почти в упор, была так велика, что монитор просто в одно мгновение сгорел и перестал существовать.
        - Раз - и готово! Я никогда не промахиваюсь,  - с гордостью сказал Драгль.  - Из пушек нас бабушка учила стрелять, старая школа.
        Гугль вытер со своего чешуйчатого лба пот.
        - Я боюсь поверить, но, кажется, мы это сделали,  - глухо произнес он.
        - Капитан, смотрите!  - окликнул его Сережа.
        Гугль оглянулся, мальчик с ужасом показывал на один из добавочных мониторов Навигатора, на котором медленно выплывали большие красные буквы:
        БАЗЕ ЗАТЕРЯННОГО ЛЕГИОНА. ПО НЕ ЗАВИСЯЩИМ ОТ МЕНЯ ПРИЧИНАМ ПРОГРАММА УНИЧТОЖЕНИЯ ПРЕКРАЩАЕТ СВОЮ РАБОТУ.
        МОЙ ПОСЛЕДНИЙ ПРИКАЗ - НЕМЕДЛЕННО ДЕСАНТИРОВАТЬСЯ НА ЗЕМЛЮ И ПРОИЗВЕСТИ ЗАХВАТ ПЛАНЕТЫ ВСЕМИ ИМЕЮЩИМИСЯ В РАСПОРЯЖЕНИИ БАЗЫ СРЕДСТВАМИ. НЕМЕДЛЕННО ПО ПРИБЫТИИ НАЧАТЬ ВЖИВЛЕНИЕ ДАТЧИКОВ ПОДЧИНЕНИЯ. КОМАНДОВАНИЕ ПЕРЕХОДИТ К ГЛАВНОМУ КИБОРГУ ИРАИДЕ-1. ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ ИМПЕРАТОРА ДОЛЖНА БЫТЬ ИСПО...»
        И монитор погас, так и не закончив последнюю фразу.
        - Это сообщение не нам, оно для затерянного легиона,  - сказал мальчик.  - Неужели мы снова не смогли его уничтожить?
        - Мы перехватили отраженный сигнал. Когда была принята эта лазерограмма?  - спросил Гугль у Навигатора.
        ЗА ПОЛТОРЫ СЕКУНДЫ ДО УНИЧТОЖЕНИЯ КОМПЬЮТЕРА. ЭТО БЫЛО ЕГО ПОСЛЕДНЕЕ СООБЩЕНИЕ»,  - ответил тот, подключившись к голосовой плате.
        - Значит, компьютера больше нет?  - волнуясь, задал вопрос Сережа.
        Космический мутант покачал головой.
        Но радоваться, что Земля спасена, было рано.
        - У нас гости, капитан!  - вдруг крикнул Хрюк.  - Посмотрите на локатор!
        Все увидели, как в атмосферу Земли, чуть южнее Курильских островов, входит длинное продолговатое пятно. Рядом с ним было множество быстро перемещающихся точек.
        - Они уже здесь. Быстрее, чем я ожидал,  - сказал Гугль.
        Сережа и сам уже понял, что это за точки. База затерянного легиона и ее рейдеры начали атаку и теперь будут пытаться захватить планету, чтобы вживить всем ее жителям датчики подчинения.
        Угроза уничтожения Земли миновала, но легче не стало: теперь над планетой нависла новая угроза, возможно, даже более страшная - угроза порабощения.

        Глава XVII
        Крах Затерянного легиона

        Они смотрели на приближающуюся громаду базы, которая уже занимала добрую треть монитора. Но теперь она была не одна, ее сопровождали сотни межпланетных рейдеров и несколько ботов с десантом киборгов, выходивших на исходные рубежи для высадки.
        Затерянный легион, несколько сот лет готовившийся к этому часу, предстал во всей своей бронированной мощи.
        - Будем сражаться?  - спросил одноглазый ящер.
        - А ты против?  - удивился Драгль.
        - Я-то всегда «за»,  - обиделся Хрюк.  - «Без хорошей драки жизнь становится пресной» - эти слова моей бабушки я запомню на всю жизнь. А вот что думает капитан? Будем драться, а, кэп?
        - Я поступлю, как скажет мой помощник.  - Гугль повернулся к Сереже.  - Нападем на них первыми или подождем, пока они десантируются на Землю?
        - Лучше напасть первыми, не дожидаясь десанта,  - ответил мальчик.  - Я не хочу, чтобы хоть одному человеку был вживлен в мозг датчик подчинения. Нельзя позволять киборгам перехватить инициативу.
        - Ну, положим, инициатива уже у них,  - усмехнулся космический мутант.  - Они напали первыми, их больше, чем нас, раз в сто, у них больше рейдеров, есть десантные боты, управляемые ракеты, да и огневая мощь, я бы сказал, не чета нашей. Если рассуждать, исходя лишь из военной стратегии, мы обречены. Многие народы живут с датчиками подчинения, может быть, и вы научитесь.
        - Что вы говорите, капитан?  - воскликнул Сережа.  - Я вас не узнаю! Вы шутите?
        - Когда-то и у меня был такой датчик, и я прожил с ним большую часть своей жизни,  - задумчиво сказал Гугль.  - Главное, когда у тебя в голове эта схема: не думать ни о чем запретном, не замышлять заговоры против власти, выполнять любые приказы, быть равнодушным к страданиям ближних, жить только сегодняшним днем и ничего не хотеть. И ничего, привыкаешь. Как говорил ваш писатель Чехов, нужно всю жизнь по капле выдавливать из себя раба. А по-моему, нельзя выдавливать раба по капле, можно перестать быть рабом сразу, в один миг, иначе он не выдавится из тебя никогда.
        - А что вы сделали с этим датчиком, капитан?  - спросил Сережа.
        - Вначале я обматывал голову мокрым полотенцем. Когда так сделаешь, она перестает болеть и датчик теряет чувствительность. А потом, после того как Император взорвал сам себя, я вытащил датчик из своей головы. Он и сейчас лежит у меня где-то...  - Космический мутант сунул руку в один из ящиков под приборной доской и извлек крошечный продолговатой формы предмет с четырьмя усиками по краям.

        - Капитан решился на операцию, хотя датчик каждую минуту мог просто взорваться у него в мозгах,  - добавил одноглазый ящер.  - Это было очень опасно.
        - Он действует довольно просто,  - продолжал Гугль и положил микросхему Сереже на ладонь.  - В случае неподчинения или появления мысли об измене датчик замыкает цепь, вот эти усики встречаются, и он посылает тебе в мозг импульс боли и страха. Если ты выдержишь и все равно не подчинишься, тогда датчик просто взрывается. У него внутри несколько граммов молекулярной взрывчатки. Не так много, но, чтобы разнести голову, обычно хватало.
        Слушая капитана, мальчик продолжал смотреть на экран монитора. База замерла в нескольких километрах от поверхности Земли, и от нее уже начинал отделяться последний десантный бот. Киборги не теряли времени даром - подготовка вторжения шла полным ходом и достаточно быстро. Все взлетные шлюзы базы были открыты, выпуская рейдеры и боты с десантом.
        И почему космический мутант медлит? Чего он ждет? Конечно, при прямом столкновении им не победить затерянный легион. Возможно, они собьют пять рейдеров, может, даже десять и половину десантных ботов, но потом сами будут уничтожены превосходящими силами противника и не смогут защитить Землю. Нет, если они хотят победить, здесь нужно придумать что-то другое.
        - Я знаю, капитан!  - вдруг сказал Сережа.  - Знаю, что делать! Нужно захватить базу затерянного легиона.
        Гугль с удивлением посмотрел на него.
        - Ты не мог бы повторить еще раз?  - попросил он.  - Я, кажется, ослышался.
        - Нужно захватить базу космического легиона, - повторил мальчик.
        Капитан усмехнулся.
        - Всего-то? А вообще-то этот план мне нравится. Значит, ты говоришь, захватить базу? Не вступать с ней в бой, а просто взять и захватить?
        Ящеры захохотали, подталкивая друг друга лапами.
        - На самом деле это неплохой план, он может сработать,  - волнуясь, стал объяснять Сережа.  - Шлюзы у них сейчас открыты, все рейдеры и десант они уже выпустили. На борту осталось, я думаю, не так уж много киборгов. Конечно, их больше, чем нас, но все-таки намного меньше, чем обычно... Они не ждут нашего нападения. Если мы сейчас ворвемся на базу через шлюзы, а потом каким-то образом сумеем их закрыть, то рейдеры и боты не смогут попасть обратно и будут отрезаны. А если к тому же ящерам удастся прорваться на огневые уровни к пушкам, а капитану и морху - захватить рубку и Главного Киборга, то основные узлы управления базой затерянного легиона окажутся у нас в руках. Мы сможем увести ее из Солнечной системы, выбросить в гиперпространство или сделать еще что-нибудь. Тогда наверняка оставшиеся снаружи киборги станут обстреливать свою же базу, погонятся за ней и оставят в покое Землю.
        Мальчик думал, что Гугль сейчас рассмеется, но тот слушал его внимательно, причем чем дольше Сережа объяснял, тем серьезнее становилось лицо капитана. Даже ящеры перестали хохотать и поглядывали на него с каким-то странным выражением на зубастых мордах.
        - А мальчишка-то дело говорит!  - вдруг воскликнул капитан.  - Хрюк, Драгль, вы слышали? Он превзошел меня, звездного вояку, который считал, что знает про космические сражения все! Ты больше не мой первый помощник, ты станешь капитаном, а я буду у тебя учиться! Ящеры, что вы сидите с глупыми рожами?
        Хрюк и Драгль бросились к Сереже, схватили его и, забыв о его ногах, стали подбрасывать так, что тот даже закусил губу от боли. Но он понимал, что они делают это от радости, и старался только не показать, что страдает.
        В этот момент в приоткрытый люк рейдера просочился морх, а потом протолкнул за собой новый глиняный кувшинчик.
        - Я, конечно, понимаю, что это все не мое дело, но вы что тут, все с ума посходили?  - поинтересовался он.
        - Хватит! У нас впереди серьезный бой, и мы должны к нему подготовиться!  - рявкнул Гугль, когда ящеры опустили Сережу в кресло.  - Хрюк, Драгль, возьмите молекулярные гранатометы и лазероотражающие доспехи. Ваша задача - задраить наглухо шлюзы базы, как только мы высадимся, чтобы туда и муха не залетела, потом вы должны пробиться к оружейным палубам и открыть огонь по рейдерам и десантным ботам с киборгами. Вопросы есть?
        - Все ясно, кэп!
        - Теперь ты.  - Космический мутант повернулся к морху.  - Ты ведь уже был на базе?
        - Увы, да,  - вздохнул тот.
        - И помнишь, где у них рубка Главного Киборга?
        - В какой-то мере...
        - Покажешь мне дорогу. Мы с тобой будем прорываться туда, постараемся захватить Главного Киборга и перепрограммировать его. Все киборги затерянного легиона приучены к безоговорочному и тупому подчинению. Если Главный Киборг прикажет им сдаться, они так и сделают, а прикажет им самоуничтожиться - они и этот приказ выполнят. Значит, главная наша цель - это он. Как называется его модель?
        - Ираида-1. Между прочим, она выглядит, как твоя учительница по алгебре, которая едва не завалила меня на экзамене,  - добавил морх, обращаясь к Сереже.
        - Ираида Борисовна?  - не поверил мальчик.  - Но почему?
        - Долгая история, и я расскажу тебе ее как-нибудь в другой раз, если мы останемся живы,  - сказал призрак.  - Вообще-то мне известна только половина этой истории, и она состоит в том, что я сам подсунул им голографический робот твоей учительницы вместо робота твоей мамы. Иначе вам пришлось бы теперь воевать с киборгом, который выглядел бы точно как твоя мама. Интересно, как бы они тогда назвали эту модель? Мама-1? Или как-нибудь иначе, типа: мама - киборг-воительница.
        - Слушай, клуб дыма, ты когда-нибудь мог бы перестать шутить некстати?  - с раздражением спросил капитан.
        - Перестать шутить?  - огорчился морх.  - Если бы я перестал шутить, это означало бы только две вещи: или я впал в спячку, или меня нет рядом с вами и я нахожусь где-нибудь еще.
        Гугль снял звездолет с антигравитационных тормозов и повел его на максимальной скорости навстречу базе. Скрывающее их поле невидимости позволило кораблю беспрепятственно проскочить между патрулирующих базу рейдеров и войти в ее пока еще открытые шлюзы.
        Сережа оказался прав, стартовый ангар был пуст. Значит, почти все киборги высадились на планету, затаились, замаскировавшись среди землян, теперь подыскивают удобные рубежи для атаки и ждут сигнала от Главного Киборга.
        Капитан Гугль посадил крейсер прямо посреди ангара. Не дожидаясь, пока он полностью остановится, ящеры схватили оружие и выпрыгнули наружу. Раньше чем два дежуривших у лифта киборга модели Душитель-3 успели поднять тревогу, обнаружив, что в ангаре появился незнакомый корабль и снял поле невидимости, Хрюк и Драгль снесли им головы своими хвостами, а потом задействовали резервные рычаги экстренной блокировки шлюзов, которые обычно использовались только при разгерметизации. Массивные многотонные створки внешних шлюзов с грохотом сомкнулись, отделив все находившиеся снаружи рейдеры и боты от базы толстым слоем непробиваемой брони.
        Теперь, чтобы попасть обратно, им пришлось бы обстреливать в течение долгого времени собственную базу, в надежде проделать в ее броне достаточно большую брешь. Закрыв шлюзы, ящеры махнули капитану лапами, что все в порядке, а сами побежали к лифту, чтобы как можно скорее захватить хотя бы одну из огневых палуб, пока охранявшие ее киборги не спохватились.
        - Пойдем, морх! Нам пора навестить Главного Киборга. Мы должны спешить. Я уверен: корабль полон датчиков-шпионов и через несколько минут он уже будет знать о нашем появлении и поднимет на базе тревогу,  - сказал Гугль.
        - А что делать мне?  - спросил Сережа, сокрушаясь, что не может отправиться вместе с ними, чтобы не быть им в тягость.
        - Запрись на крейсере и включи поле невидимости. Если мы не вернемся через два часа, пробей из орудия шлюзы и улетай!  - приказал капитан, повернувшись к мальчику.  - Отсутствие от нас известий будет означать, что ты один остался в живых и заканчивать эту войну тебе придется тоже одному. Не волнуйся! Ты будешь неплохим капитаном моего крейсера, я в этом просто уверен. Я оставляю свой крейсер в хороших руках! Если даже твоя планета погибнет, запусти на Навигаторе программу обучения. Он объяснит тебе, как выйти в гиперпространство и найти другие населенные миры.
        - Нам пора, кэп!  - окликнул его морх, давно просочившийся наружу.  - Нас засекли видеокамеры внутреннего слежения, уверен, что Главный Киборг уже все знает.
        - Ну, прощай!  - Гугль кивнул Сереже и, прежде чем тот успел ему что-нибудь ответить, последовал за морхом по винтовой лестнице с движущейся центральной дорожкой.
        Мальчик снова остался один в крейсере и как никогда испытал горечь от мысли, что он калека. До боли обидно сидеть здесь совершенно беспомощным, в то время когда где-то совсем рядом решалась судьба его родной планеты. Возможно, киборги уже получили от Ираиды-1 приказ перейти в атаку, и теперь Земля оказалась на грани порабощения. Это закабаление будет продолжаться долго, день за днем, месяц за месяцем. И происходить это будет без лазерных вспышек и выстрелов.
        Все правительства и крупные военачальники будут заменены на киборгов-двойников. Потом киборги-двойники припугнут людей какой-нибудь неведомой страшной болезнью и, чтобы избавиться от нее, посоветуют всем землянам прийти в специальные медицинские пункты, а там вставят в их головы датчики. Может быть, все произойдет как-нибудь иначе, но результат все равно будет один - рабство.
        Киборгов во что бы то ни стало нужно остановить, причем сделать это как можно скорее, пока они еще не смешались с людьми, а то будет поздно. И Сережа решил, чего бы это ему ни стоило, выбраться из крейсера и в меру своих сил тоже принять участие в сражении. Зная, что собственные ноги ему не помогут и его кресла с колесами здесь нет, он задумался, как найти выход из положения. Быть не может, что ничего нельзя придумать. «Безвыходных положений не бывает, бывают безвыходные дураки»,  - вспомнил мальчик слова мамы, которые она часто повторяла.
        Он дотянулся до стола и надел себе на запястье широкий браслет с утолщением, похожим на часы,  - дистанционный пульт управления звездолетом. Обычно этот пульт был у капитана Гугля, но сейчас он почему-то оставил его. Теперь Сережа знал, что сможет связаться с Навигатором из любой части базы и управлять крейсером на расстоянии. Правда, это будет возможно только в том случае, если на корабль, как это уже случилось однажды, не ворвутся киборги и не выключат главный блок Навигатора.
        - В каком состоянии находятся ремонтные роботы?  - спросил мальчик у него.
        ВСЕ РЕМОНТНЫЕ РОБОТЫ ФУНКЦИОНИРУЮТ».
        - Высвети мне их на экран. Я хочу посмотреть, как они выглядят.
        ХОРОШО, КАПИТАН»,  - согласился тот, не спрашивая, зачем это нужно.
        На мониторе один за другим стали появляться объемные изображения ремонтных роботов с указанием соответствующих размеров. Эти роботы не похожи на людей, как боевые роботы. Каждый ремонтный робот предназначен для одной-двух типовых операций и имеет оптимальную для выполнения этой функции форму. Они созданы разных модификаций: сварщики, монтажники, роботы по двигателям, роботы-зонды, восстановители и многие другие. Некоторые из них, такие, как, например, роботы для внутренней очистки сопел двигателя, совсем маленькие, всего несколько десятков сантиметров в высоту, округлой формы и перемещаются спирально, как сверло, словно ввинчиваясь в поврежденный металл двигателя и выравнивая его. Роботы, предназначенные для работы в открытом космосе, наоборот, большие и массивные, с магнитным притяжением, как и те, которые предназначены для сварки и сшивки листов брони поврежденного корпуса. В нерабочем состоянии, чтобы не занимать слишком много места в отсеке, эти роботы находятся в разобранном виде, потом они собираются и налаживаются специальными автоматическими сборщиками.
        В общем, рассказывать о ремонтных роботах можно бесконечно. Но Сережу на этот раз интересовало не их устройство и предназначение, а нечто совершенно другое. Он сразу исключил слишком маленьких и слишком громоздких, заинтересовавшись в основном роботами средних размеров. Довольно скоро его внимание привлек робот-буксировщик на гусеничном ходу, массивный, тяжелый, на котором сверху крепилось небольшое сиденье под силовым колпаком, предназначенное на тот случай, когда кто-то из экипажа захочет лично руководить буксировкой.
        Спереди у этого робота была длинная раздвижная клешня, с помощью которой он мог, например, разгребать лесные завалы или груды камней, чтобы вытащить потерпевший крушение звездолет на ровное место, где роботы других модификаций начнут осмотр, тестирование и ремонт.
        «Это как раз то, что мне нужно! Он вполне может стать моей коляской»,  - подумал Сережа, внимательно разглядывая изображение робота на мониторе.
        Осталось только выяснить, управляется ли буксировщик голосом и как мальчику перебраться из своего кресла на сиденье робота. И то и другое оказалось возможным, и вскоре Сережа уже сидел верхом на буксировщике и закрывал его силовой колпак. На сиденье робота было намного комфортнее, чем можно было ожидать. Буксировщик оказался маневренной, проходимой, не очень скоростной, но очень мощной и сообразительной машиной. Вдобавок он был наделен кое-какими чертами искусственной личности, и это выражалось в том, что он все время жаловался.
        «Тяжелая жизнь у нас, у машин. Работай, работай, а взамен хоть бы слово благодарности. Пока ты работаешь, тебя никто не замечает, а попробуй сломайся, так сразу кулаками стучать начнут, старой рухлядью называют... Капитана ранили, так его небось лечат... А у меня вон ящеры крыло помяли, хоть бы кто выправил... Меня же еще обозвали, а я к ним всей душой»,  - бубнил буксировщик, когда Сережа велел ему выбраться из ангара.
        Широкие гусеницы стали вращаться, и робот довольно бодро покатил вверх по ступенькам запасной лестницы, вдоль которой была проложена дорожка для гусеничных погрузчиков, что для них было удачей.
        На повороте лестницы, когда буксировщик, жалуясь на жизнь, на секунду приостановился, разворачиваясь, мальчик через дистанционный пульт управления крейсером, закрепленный у него на запястье, отдал приказ Навигатору задраить шлюзы и включить поле невидимости.
        И сразу бронированный звездолет капитана Гугля, стоявший посреди ангара, как будто исчез, и стали видны швы на магнитных плитах пола и плотно сомкнутые шлюзы.
        «Тридцать лет уже на ногах, с утра до вечера, с утра до вечера, - скрипел робот.  - То это подтащи, то другое... Тащишь, а сам остановиться боишься, как бы тебя самого тащить не пришлось... Ах время, время, вчера еще, кажется, новеньким был, блестящим, с заводской смазкой на всех деталях, полон радужных надежд... Ну что, вправо надо ехать?»
        Последнюю фразу буксировщик произнес совсем другим голосом, он выехал на главный уровень базы и теперь стоял посередине длинного пустого коридора, в который выходили люки множества отсеков. Сережа прислушался, пытаясь определить, в какую сторону направились капитан Гугль и морх. Хорошо еще, что киборги им пока не встретились, наверное, все уже покинули базу. Мальчик был совершенно безоружен, и первый же охранник, на которого он наткнется, мог убить его.
        Неожиданно справа по коридору, в дальнем его конце, раздался какой-то гул, будто там открылся, а потом сразу же захлопнулся люк одного из отсеков, а потом Сережа услышал, как по стальному магнитному полу отсека по направлению к ним приближаются чьи-то тяжелые шаги. Звук шагов часто повторялся, и мальчик понял, что идут как минимум двое или трое.
        - Нужно спрятаться! Заезжай вон в ту нишу у лестницы!  - приказал он буксировщику.
        Тот, ворча, что там пыль, въехал в нишу. Теперь появилась надежда, что те, кто приближался, не заметят их, если повернут к лифтам или к ведущей в ангар лестнице. Если же они проследуют по коридору дальше, мимо ниши, то тогда неминуемо увидят мальчика на роботе.
        Шаги были уже совсем близко. Незаметно высунув из-за стены небольшую полированную пластинку, похожую на зеркало, и повернув ее под нужным углом, Сережа рассмотрел трех киборгов без маскировочной кожи. Металлические скелеты с мерцавшими на черепе глазницами проследовали к лестнице и стали подниматься на верхний уровень.
        Как только они прошли, робот, по приказу Сережи, выехал из-за стены.
        - Кажется, их только что произвели для внутренней охраны базы,  - сказал мальчик.  - Тут где-то у них завод по производству киборгов. Что ты думаешь об этом, буксир?
        «Бедный я, несчастный. И хоть бы кто-нибудь слово доброе сказал»,  - забубнил тот. Определенно он мог говорить только о собственной персоне, все остальное его не интересовало.
        - Поезжай в тот конец коридора, и поскорее, пока они не произвели новую партию!  - приказал Сережа.
        Гусеничный буксир довольно быстро покатил по магнитным сшивным плитам отсека и остановился возле одной из широченных дверей, створка которой поднялась вверх при их приближении, даже не затребовав пароль. Очевидно, датчик, управлявший дверью, услышав грохот гусениц, принял буксировщика за одного из обслуживающих роботов.
        Они оказались в огромном отсеке со сборочным конвейером, по которому ползли отдельные части киборгов. Это была та бесперебойная линия по производству боевых моделей, которую уже видели морх и его дедушка.
        Каждые несколько минут сборка заканчивалась, и с конвейера сходил очередной готовый киборг. Теперь, когда база нуждалась в еще большем количестве боевиков, линия работала по сокращенному плану. Выпускаемые ею теперь киборги были намного проще всех предыдущих, они выглядели как те скелеты, которых Сережа недавно встретил.
        У этой военной, удешевленной модели уже не было маскирующей обтяжки, отсутствовали голосовые схемы (зачем болтать, когда нужно воевать?), кисти рук не откидывались, и ничто уже не скрывало мощных молекулярных пулеметов; головной процессор намного примитивнее, да и целый ряд других внутренних узлов был предельно упрощен. Зато теперь линия могла производить киборгов вдвое больше за тот же промежуток времени.
        - Нужно остановить эту линию,  - сказал Сережа, наблюдая, как с конвейера сходит очередной готовый убийца и, не оглядываясь, направляется к дверям.  - Буксировщик, ты знаешь, как это сделать?
        Он не ожидал, что машина связно ответит, но вдруг...
        - Найди куб управления и выключи его!  - сказал робот и подъехал к низкому массивному кубу посреди отсека, на котором были указаны разные режимы работы конвейера.
        Сбоку, за бронированным стеклом, что исключало случайное использование, находился рычаг, предназначенный для быстрого выключения конвейера. С помощью подобранного железного стержня мальчик разбил стекло, потянул за рычаг, но конвейер продолжал работать, и через каждые две минуты выпускал нового боевого киборга.
        СИСТЕМА ОТКЛЮЧЕНИЯ ЗАБЛОКИРОВАНА, РЫЧАГ НЕ ДЕЙСТВУЕТ. В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ КОНВЕЙЕР МОЖЕТ БЫТЬ ОСТАНОВЛЕН ТОЛЬКО В СЛУЧАЕ ОБНАРУЖЕНИЯ БРАКА»,  - высветилось на поверхности куба.
        - Ишь ты, все предусмотрели! А он не может выдать брак?  - с надеждой спросил Сережа у буксировщика.
        - Эти линии очень надежны. Вероятность брака 0,00001 процента,  - ответил тот.
        - То есть ее почти нет?
        - Один случай брака в сто лет, не чаще.
        - А если брак все же будет?
        - Тогда система будет остановлена, но это исключено,  - терпеливо повторил буксировщик.  - Вероятность брака практически равна абсолютному нулю.
        Мальчик осмотрел конвейер. Над ним, в том месте, где проползали уже готовые модели, было установлено сложное сооружение в виде буквы П, и между перекладинами П было синее тестирующее поле. Очередной только что произведенный киборг въехал на конвейере в это поле и остановился на несколько секунд. Потом синее поле сменило свой цвет на зеленый, и контрольная система сообщила записанным на пленку голосом: «Дефектов не обнаружено».
        Лента тронулась, киборг сошел с нее и, как и все остальные, направился к выходу.
        «Так вот где выявляется брак!  - подумал Сережа.  - А что, если...»
        Он посмотрел на буксировщика и спросил у него:
        - Ты бы смог въехать на конвейер?
        - Делать мне больше нечего...  - ответил робот и не тронулся с места.
        Мальчик понял, что нужно отдавать машине распоряжения не в вопросительной, а в приказной форме. Он кое-как спустился с буксировщика и сел, прислонившись спиной к кубу.
        - А теперь въезжай на конвейер и там остановись!  - резко приказал он роботу.  - А когда окажешься под тестирующим полем, симулируй неполадки.
        - Вот еще. У меня и так полно своих неполадок: масло подтекает, сцепление не работает, левая гусеница проржавела...  - проворчал тот.  - Мне и симулировать-то не придется. Ишь ты, дожил, симулянтом на старости лет называют...
        Он разогнался и на гусеницах въехал на конвейер, немного опередив очередного, не до конца собранного киборга.
        План Сережи сработал. Стоило буксировщику оказаться под синим тестирующим полем, по нему скользнул проверяющий луч, и сразу завыла сирена, поле замигало красным, заискрило, и динамик заголосил: «Неполадка всей системы! Обнаружен серьезный брак во всех узлах! Нарушение модификации, протечка топливной системы, отклонение в работе мыслящего устройства, отсутствие вооружения... Поломка, поломка, поломка. Неустранимая ошибка конвейера приводит к его выключению. Выключение конвейера, выключение конвейера...»
        И, не в силах пережить брак, П-образный агрегат обрушился на конвейер, едва не раздавив несчастного робота. Но тот поторопился и вовремя съехал. Зато киборгу повезло меньше, и его расплющило.
        - Ну, конечно, схитрил я малость... Топливная система, то да се...  - сказал буксировщик, подъезжая к Сереже, и своей клешней осторожно поднял и посадил его на сиденье.  - Но зачем говорить, что у меня мыслящее устройство не в порядке? Обидели ни за что ни про что, вот всегда так...
        Они выехали из производственного отсека, в котором теперь тревожно мигал красный сигнал полной остановки, и буксировщик, полязгивая гусеницами по стыкам магнитных плит, двинулся по направлению к рубке капитана базы, расположенной на этом же уровне.
        На полпути им встретился уничтоженный киборг-горилла, вытянувшийся во весь рост поперек коридора. Очевидно, здесь капитан Гугль и морх наткнулись на охрану Ираиды-1. Длинные выжженные полосы на стенах отсека в этом месте подтверждали, что бой был ожесточенным и стрельба велась с обеих сторон. Сережа забеспокоился, не погиб ли капитан.
        Немного погодя в коридоре они увидели еще одного уничтоженного киборга, на этот раз модели Душитель-5. В его руках была лазерная удавка, которую он, очевидно, пытался накинуть на Гугля сзади.
        Рядом с ним валялся бластер, в котором оставалась почти половина зарядов, и мальчик, с трудом наклонившись, одной рукой придерживаясь за поручень, другой поднял его. Теперь у него было оружие, и это немного успокоило Сережу.
        На рукоятке бластера он заметил выгравированные буквы «КГ». Это означало, что оружие принадлежало капитану Гуглю, но почему он бросил его, если в нем оставались еще заряды? Обычно капитан не расставался со своим именным бластером, и мальчик серьезно встревожился. Жив ли капитан? Возможно, прятавшийся за поворотом уничтоженный Душитель-5 был не один.
        Неожиданно из вентиляционного отверстия в стене над головой Сережи показалась струйка зеленоватого дыма.
        - Привет!  - сказал призрак.  - Вот уж не думал встретить тут тебя! Впрочем, ты как нельзя кстати. У нас крупные неприятности.
        - Какие?
        - Слышишь, корпус базы подрагивает?  - спросил морх. Мальчик прислушался, и ему показалось, что пол и стены базы сотрясаются от небольшой вибрации.
        - Нас обстреливают. Ящеры заблокировались на центральной оружейной палубе и теперь ведут бой с рейдерами. Если бы ты мог заглянуть в один из наружных иллюминаторов, то увидел бы, какая там каша заварилась. Но ящерам трудно, они могут не выстоять: их всего двое, а рейдеров сотни. Часть десанта уже начала возвращаться с Земли. Киборги не понимают, что происходит.
        - А где капитан?
        - Он у них в плену. Мы хотели захватить Главного Киборга врасплох, но все получилось наоборот. Сам видишь, тут была заварушка.  - И морх кивнул на уничтоженного Душителя-5.  - Их было около десятка, и они набросились на капитана все сразу.
        - А ты не помог Гуглю?
        - Видишь ли, я только морх, а возможности призрака в рукопашной схватке довольно ограниченны. Ты можешь колотить противника целый день, а он даже об этом не узнает.
        - А где они держат капитана?
        - В рубке Главного Киборга. Я мог бы показать тебе туда секретный ход. Я его недавно обнаружил. Это такие пустоты под полом, куда прятался в свое время Адольф-1, судя по усу, который он там потерял. Пойдем скорее, мы должны уйти из центрального коридора.
        И морх направился куда-то вперед, к техническому лифту. Буксировщик, ворча, покатил за ним. Сережа чувствовал, что с каждой минутой база вздрагивает все сильнее. Очевидно, рейдеры уже начали обстрел заблокированной орудийной палубы, и теперь ящерам стало жарковато. Впрочем, мальчик не сомневался, что Хрюк и Драгль тоже не останутся в долгу.
        Морх остановил технический лифт где-то между уровнями и распахнул в нижней части лифта аварийный люк. За ним прямо из шахты начинался узкий ход, по которому еле-еле можно было проползти.
        - Я туда не пролезу,  - заявил робот. Сережа и сам видел, что слишком громоздкий буксировщик не сможет передвигаться по такому узкому ходу.
        - Это единственный секретный ход в рубку,  - заявил призрак.  - Сожалею, но обычно потайные ходы всегда делают тесными. Если они будут шириной с проспект, то очень скоро о них станет известно всем.
        - Я попытаюсь туда пролезть один, без буксировщика,  - сказал мальчик.  - Думаю, я смогу.
        - Но твои ноги...
        - Я постараюсь ползти, помогая руками. Все равно ход слишком тесный, чтобы по нему можно было идти. А руки у меня сильные.
        - Что ж, не буду тебя отговаривать... В конце концов, другого способа проникнуть в рубку незамеченным, не наткнувшись на охрану, у тебя нет. Но учти, если ты застрянешь, вытащить я тебя не смогу. Я призрак, существо воздушное, и ждать от меня можно только моральной поддержки.
        Приказав буксировщику спускаться и ждать его у рубки Главного Киборга снаружи, Сережа вполз в узкое отверстие потайного хода и, упираясь руками и подтаскивая тело, стал протискиваться вперед. Иногда, когда он задевал ногами за какой-нибудь выступ, в позвоночнике возникала тупая боль, и мальчику приходилось стискивать зубы, чтобы не стонать.
        Морх показывал ему дорогу, бедняга тоже был не в форме: то и дело зевал. Самое сложное началось, когда шахта вдруг круто повернула и стала отвесной. А тут еще вокруг кромешная тьма. Сережа ничего не видел, шарил руками, упираясь в стены, и его охватило отчаяние. Но вдруг он нащупал над своей головой металлические поручни, которые вели куда-то наверх. Тут морх наконец догадался и подсветил ему своим фосфоресцирующим туловищем.
        Мальчик рассмотрел лестницу с перекладинами, а наверху, метрах в десяти, был какой-то люк. Очевидно, там, за этим люком, находился потайной вход в рубку.
        Взбираться по перекладинам без помощи ног было особенно сложно. На каждой перекладине приходилось подтягиваться, а потом перехватывать рукой следующую. Это было очень тяжелое упражнение, и Сережа понимал, что если он не сможет одолеть все перекладины и сорвется, то, скорее всего, разобьется. К тому же остановиться и отдохнуть, не опираясь на ноги, он тоже не мог, так что лезть приходилось без передышки.
        Даже здоровые мальчики в одиннадцать-двенадцать лет редко могут подтягиваться больше семи-восьми раз, но у Сережи руки были сильные. Пока он добрался до десятой перекладины, совершенно выбился из сил. Хорошо еще, что люк оказался не закреплен сверху и легко отошел в сторону на скрытых шарнирах, как только мальчик, подтянувшись, уперся в него головой.
        Сережа вполз в отверстие и оказался под столом в рубке Главного Киборга. Из своего укрытия он услышал гул голосов. Два голоса показались ему знакомыми. Один был низким, это басил капитан Гугль, а другой, женский, он тоже его когда-то, безусловно, слышал. Но вот где?
        Мальчик осторожно выглянул в щель между крышкой стола и перегородкой куба Навигатора базы и увидел завуча Ираиду Борисовну. «Морх говорил мне про нее,  - вспомнил Сережа.  - Это модель Ираида-1. Но как похожа на настоящую, просто вылитая».
        - Согласись, что, если бы эта штука была похожа на твою маму, было бы гораздо хуже. Скажи мне спасибо,  - шепнул ему на ухо призрак.
        Но хоть Сережа и знал, что перед ним обычный киборг, обтянутый маскировочным пластиком, ему было трудно поверить, что это не та Ираида Борисовна, которая в прошлом полугодии, когда он сдавал экзамены за предыдущий класс, промучила его несколько часов, предлагая решить самые сложные примеры, гоняя его по всей программе и теоремам и переспрашивая десятки раз одно и то же. Тогда, если бы не вмешался присутствующий там Федор Федорович, завуч так и не приняла бы у Сережи экзамен, хотя он знал все до последнего правила.
        Даже движения и повадки у этого киборга были точно такими же. Она так же похрустывала костяшками пальцев, говорила гнусаво, вдобавок у нее была привычка покачиваться с пятки на носок и всякий раз одергивать юбку.
        «Очень странно,  - подумал мальчик.  - Я готов просто дать руку на отсечение, что это настоящая Ираида Борисовна. Но как она стала управлять базой затерянного легиона?»
        В углу каюты под прицелом молекулярных пулеметов двух киборгов-горилл стоял Гугль, а находившийся рядом робот-палач, чтобы заставить пленника говорить, периодически касался его электрошоком. Капитан кривился от боли, но молчал.
        - Сколько вас всего на базе? Как вы сюда проникли? Где ваш крейсер? Кто засел на центральной орудийной палубе и обстреливает наши рейдеры?
        - Слишком много вопросов,  - усмехнулся капитан. Неожиданно рванувшись вперед, он попытался выхватить у робота-палача из кобуры бластер, но один из киборгов наотмашь ударил его, и Гугль отлетел к стене.
        - В следующий раз я разнесу тебя в клочья!  - пригрозил горилла и приставил к животу Гугля ствол молекулярного пулемета.
        - Не смей стрелять!  - закричала на киборга Ираида-1.  - Он и так все скажет! Я знаю другой метод пытки. Давно твои родители в школу не приходили? Чему равен синус и как его выразить через косинус?
        Сообразив, что ляпнула что-то не то, она замолчала.
        - Это очень упрямый субъект,  - сказал робот-палач.  - Так он не заговорит. Я предлагаю отрезать ему голову и произвести сканирование мозга. Только тогда мы сможем узнать всю правду.
        Ираида-1 вздрогнула. Все-таки сердце у нее не полностью еще очерствело, и она надеялась, что такой метод применять не придется.
        - А без сканирования как-нибудь нельзя?  - нерешительно спросила она.  - Мне хотелось бы избежать крайних мер.
        - Можно еще встроить ему в мозг датчик подчинения,  - добавил палач.  - Но вживление датчика потребует нескольких часов. Сканирование мозга - самый лучший способ. Решайтесь, Командорша!
        Ираида-1 прошлась по рубке и повернулась к столу. Было заметно, что она сомневается, и лицо ее выражало жалость к капитану. Киборги не способны испытывать чувства и лишены эмоций, поэтому поведение Командорши, нетипичное для киборгов, скорее было присуще человеку. Гугль посмотрел на нее с удивлением.
        - Да киборг ли вы?  - спросил он.
        - Я киборг!  - визгливо крикнула Ираида Борисовна, чувствуя, что собственные подчиненные смотрят на нее как-то странно.  - Киборг!
        - Тогда прикажите отрезать мне голову, и дело с концом,  - сказал Гугль.  - Получить датчик в мозги меня чего-то не прельщает.
        - Я заставлю тебя подчиниться! Я заставлю всех подчиниться!  - заводя себя, взвизгнула Ираида.
        Но тут произошло нечто, изменившее ситуацию и расставившее все на свои места. Неожиданно база вздрогнула. В одном из ее отсеков, случайно задетом прямым попаданием из рейдера, произошел взрыв. Освещение мигнуло, пол накренился, а потом с потолка на лоб Командорше упал маленький киборг-таракан, сидевший в одной из щелей и шпионивший за всеми подряд.
        Почувствовав таракана на своем лице, Ираида Борисовна от неожиданности поступила так, как никогда не сделал бы ни один киборг. Она начала махать руками, трясти головой, стараясь избавиться от таракана, и завопила:
        - Уберите его от меня! Уберите! Я боюсь, я с детства ненавижу пауков, мышей и тараканов!
        Теперь, после такой истерики, даже запрограммированные на безусловное повиновение киборги уставились на нее с подозрением.
        Сообразив, что наступил самый подходящий момент, Сережа, крикнув: «Держите, капитан!», бросил Гуглю его бластер.
        - Измена!  - закричал робот-палач и, увидев мальчика, бросился к столу.
        Но капитан уже держал в руках бластер и, упав на бок, первым же выстрелом разнес палача, а вторым и третьим - двух киборгов-горилл, не успевших воспользоваться своими молекулярными пулеметами.
        Ираида Борисовна продолжала визжать, с яростью растаптывая таракана. Увидев, что вся ее охрана уничтожена, а у пленника в руках оружие, она прижалась к стене, закрыв лицо руками.
        - Не стреляйте, сдаюсь! Я не киборг, я человек!
        - Я знал это с самого начала,  - сказал капитан Гугль, опуская бластер.  - Ни один мало-мальски обученный киборг не управлял бы базой так бестолково. Никто не оставляет шлюзы после десантирования открытыми, да и ангары нужно лучше охранять. А теперь отвечайте, как вы здесь оказались?
        - Меня перепутали!  - прошептала женщина.  - Я сама не поняла, как это все произошло, но так приказал Черный компьютер. Он велел вернуть с Земли одну модель Ираида-1, чтобы заменить этой моделью размножившихся Адольфов, но вместо киборга схватили случайно меня. А потом я узнала, что компьютер уничтожен, но был приказ захватить Землю. Я подумала, а почему бы мне это не сделать? Я была бы хорошим правителем, объединила бы все народы в один, сделала бы всех космополитами, с общей родиной, с общей национальностью, даже с общим языком... И ни у кого бы не было имен, одни только математические номера. У мужчин - Игрек с цифрой, а у женщин Икс с цифрой. Все было бы так хорошо и понятно. Все послушные и тихие. Ни бездарей, ни гениев, ни хороших, ни плохих. Все одинаковые и одеты одинаково... Никаких войн и никаких беспорядков. Иксы и Игреки... Иксы и Игреки...  - Речь Ираиды Борисовны превратилась в какое-то бессвязное бормотание.
        - Вы понимаете, что вы хотели сделать? Вы стремились поработить Землю! Приказали, чтобы всем вмонтировали датчики в мозги и чтобы все учили вашу дурацкую алгебру! Я уверен, не прошло бы и пяти лет, как вы превратились бы в тирана страшнее бывшего Императора!  - крикнул Сережа.
        Он кое-как выбрался из-под стола, стараясь не думать, как жалко он сейчас выглядит: распростертый на полу, в грязной одежде, лицо в ссадинах после путешествия по темному тоннелю.
        Ираида Борисовна уставилась на мальчика почти с ужасом, как будто он воскрес из мертвых. Похоже, сейчас она испугалась его больше, чем капитана Гугля с бластером или непонятного зеленого тумана, который складывался в какие-то иероглифы.
        - Ты?  - спросила она.  - Опять ты? Ты тоже из этих?  - И, показав пальцем куда-то в потолок, она внезапно грохнулась в обморок.
        - Почему «опять я»? Разве мы с ней виделись за последние полгода?  - удивился Сережа, которому теперь, когда Ираида Борисовна, бледная и беспомощная, лежала без сознания, стало жаль ее.
        - Я с ней виделся на экзамене, но для нее этого оказалось достаточно,  - заявил морх.  - Вы, люди, странные создания. Вы узнаете друг друга только по внешнему облику, но никак не по мыслям. Если вас вдруг лишить тел, ваши души никогда не узнают друг друга в бестелесном мире.
        База снова содрогнулась от взрыва. На этот раз рейдеры повредили резервный энергоблок базы, добираясь до шлюзов.
        - Нужно уводить ее в космос подальше от Земли, а то они все тут разнесут,  - сказал Гугль.
        - Нужно, чтобы Ираида-1, то есть та, которую они считают Ираидой-1, отдала приказ прекратить наступление и отозвала бы с Земли всех киборгов,  - подсказал морх.
        - А она сможет это сделать?
        - Почему бы и нет, капитан? Киборги лишены эмоций. Они запрограммированы на беспрекословное подчинение приказам. Им все равно, ловить бабочек или завоевывать Землю. Если они получат приказ от Главного Киборга вернуться на базу и прекратить наступление, они это сделают.
        - А она будет нам помогать?  - Гугль кивнул на Ираиду Борисовну.
        - В сущности, она не такая плохая, просто власть и вседозволенность вскружили ей голову. Такое происходит со многими людьми,  - сказал Сережа.  - Дай самому хорошему человеку власть, и она изменит его, к сожалению, не в лучшую сторону.
        - О-хо-хо! Власть - это величайшее искушение,  - зевнул призрак.  - Но, к счастью, мы, морхи, его лишены.
        - Это потому, что вы все время спите. Ладно, не будем терять времени.
        Капитан намочил полотенце, потом наклонился над Ираидой Борисовной и вытер им лоб бывшей командорше. Она медленно открыла глаза и, увидев прямо перед собой чешуйчатое лицо космического мутанта, чуть снова не потеряла сознание. Потом она оттолкнула капитана и решительно встала, отряхнув юбку.
        - Что вам от меня надо?  - спросила она хмуро.
        - Киборги атакуют базу. Если они сумеют открыть шлюзы и ворваться, то они уничтожат нас всех, а потом примутся за Землю. Они станут одну за другой захватывать страны. Америку, Россию, Англию, Канаду... И нигде не оставят камня на камне!
        - Канаду! Ой, там же моя сестра Эммочка!  - всполошилась Ираида Борисовна.  - Как же я об этом не подумала. Что я могу сделать?
        - Киборги до сих пор считают вас моделью Ираида-1 и подчиняются вам. Прикажите им перестать обстреливать базу!  - И капитан Гугль протянул ей микрофон.
        Она взяла его, покосилась на расплавленных киборгов, потом на капитана, вздохнула и решительно сказала:
        - Всем моделям-пилотам! Говорит Ираида-1. Повторяю, говорит Ираида-1. Пароль: два икс плюс два игрек равно тройка в четверти... Приказываю прекратить обстрел базы. Всем высаженным на Землю киборгам вернуться в десантные боты! Моделям Полковник-1 и Полковник-3 проследить за выполнением приказа...
        - Добавьте им, что база уходит в гиперпространство!  - шепнул Гугль.
        - База уходит в гиперпространство после уроков!  - добавила она, не забывая о своей профессии, и опустила микрофон.
        Прошло несколько секунд, все ждали, что произойдет дальше.
        - Смотрите, база перестала вздрагивать!  - обрадовался морх.  - Киборги послушались!
        Ираида Борисовна раздраженно подбоченилась.
        - И что вы собираетесь со мной делать? Вы и этот...  - она недовольно посмотрела на Сережу,  - этот неправильно воспитываемый ребенок...
        - Ваша судьба теперь зависит от него,  - сухо сказал капитан Гугль.  - Я дважды обязан ему жизнью и поступлю с вами так, как он скажет.
        У Сережи уже не осталось злости, была только жалость к этой несостоявшейся властительнице Земли.
        - Думаю, мы ее отпустим,  - решил он.  - Пускай и дальше работает в своей школе, как будто ничего не произошло. Может быть, этот случай чему-нибудь ее научит.
        - «Я не из тех, кто учится на своих ошибках»,  - сказал поручик Подковырин, когда его в пятый раз лягнула лошадь,  - блеснул афоризмом морх.  - По-моему, на следующем экзамене у тебя снова будут с ней проблемы.
        - Что ж, придется подготовиться получше, чтобы ей не к чему было придраться,  - ответил мальчик.
        - Я возражаю не лично против тебя, а против системы экстерна!  - упрямо заявила Ираида Борисовна.  - Я считаю, что, закончив школу в двенадцать или в тринадцать лет, ты выйдешь из нее незрелой, не подготовленной к жизни личностью.
        - Поживем - увидим,  - сказал Гугль.  - Но что-то подсказывает мне, что как личность Сережа уже вполне состоялся. Если на этот раз его планета снова спасена, то исключительно благодаря этому мальчишке, хотя он вряд ли напишет об этом мемуары.
        Двери раздвинулись, и в рубку ввалились ящеры Хрюк и Драгль, оба чумазые от дыма, но довольные.
        - Хей, кэп! Вы целы? А я с братом поспорил, что вас убили!  - удивленно воскликнул Хрюк.
        - Жарковато нам пришлось,  - добавил Драгль.  - Мы сражались сразу с сотней рейдеров, броня просто раскалилась. Но мы им и задали! Добрую треть сбили!
        Вслед за ящерами в рубку вкатился робот-буксировщик, и Сережа смог забраться в его сиденье.
        - Так вот как ты попал сюда!  - удивился Гугль и задумался о чем-то, глядя на мальчика.
        На мониторе возникло изображение: шлюзы базы открылись, чтобы впустить рейдеры и десантные боты. Киборги возвращались, так и не начав порабощение Земли. Но Сережа понимал, что, пока база затерянного легиона остается на орбите планеты, опасность продолжает угрожать Земле.
        - А если они вернутся?  - спросил он у капитана, который стоял у Навигатора, отдавая ему какие-то распоряжения.
        Тот покачал головой.
        - Через двадцать минут они уйдут в гиперпространство и уже не смогут из него выйти,  - сказал он.  - Обстреливая свою базу, они повредили одну очень важную и не поддающуюся восстановлению деталь - трансформатор-распределитель. Затерянный легион теперь оправдает свое название, он затеряется навсегда. Больше мы о нем не услышим. Трансформатор-распределитель - очень важный узел, без него билет в гиперпространство - это билет в один конец.
        Если бы капитан знал, насколько он прав. Наблюдая за чужими судьбами, мы иногда не замечаем своей собственной, не предугадываем своего будущего.
        На мониторе появились лица Полковников.
        - Ираида-1, ваш приказ выполнен. Погрузка экипажа закончена. На Земле не осталось ни одного киборга.
        - Хорошо,  - сказала Ираида Борисовна.  - Я слышу вас. Сейчас я выйду из рубки вместе с моим другом капитаном Гуглем и его крокодилами...
        - Ящерами,  - подсказал морх.
        - Ящерами,  - поправилась она.  - С нами будет еще мальчик. Вы пропустите нас в ангар, мы погрузимся на их корабль и стартуем. Вы будете ждать нас здесь. Этого требует безопасность Империи. Вам все ясно?
        - Так точно, Ираида Великая!  - рявкнули Полковники, не задавая вопросов.
        Монитор погас, и бывшая командорша, скрестив руки на груди, повернулась к капитану. Сережу она продолжала по-прежнему не замечать.
        - Я сделала все, что вы хотели,  - сказала она.  - Надеюсь, когда мы окажемся на Земле, вы отпустите меня и не станете вспоминать это маленькое недоразумение.
        - Разумеется, не станем,  - заверил ее Гугль.
        - Подумаешь, маленькое недоразумение!  - фыркнул кто-то из ящеров.  - Хотела захватить планетку, да не вышло.
        - А вас, молодые люди, я попрошу воздержаться от замечаний!  - рассердилась Ираида Борисовна.  - Если вы крокодилы, то есть, пардон, ящеры, это не дает вам права так разговаривать с женщиной.
        Хрюк с Драглем первыми вышли из рубки, держа на всякий случай наготове молекулярные пулеметы. В главном коридоре вдоль стен неподвижно стояли киборги, их было не меньше сотни. Все маскировочные резиновые маски Бабок, Горилл и прочие были сняты, и киборги выглядели устрашающе: одинаковые стальные скелеты с мерцавшими глазными фотоэлементами, скелеты, созданные для того, чтобы убивать.
        Во взглядах киборгов, устремленных на Сережу, когда он проезжал мимо них на своем ворчащем гусеничном буксировщике, не было ни вражды, ни любопытства. Только сейчас мальчик осознал все равнодушие этих механизмов. Они не испытывали ни ненависти, ни любви, а могли только выполнять приказы.
        Прикажи им сейчас убить проходившую мимо группу, они бы их убили с полнейшим безразличием, а если бы им приказали стрелять друг в друга, они бы и это сделали так же равнодушно, даже не спросив зачем. Они не были ни друзьями, ни врагами, это были просто машины.
        Вся группа, провожаемая равнодушными взглядами киборгов, прошла к ангару и погрузилась в крейсер.
        - Не хотелось бы мне командовать этим народцем. Брр!  - сказала Ираида Борисовна, на которую этот бесконечный ряд скелетов тоже произвел гнетущее впечатление. Сейчас она испытывала совсем не то, что в первый триумфальный парад, вид механических убийц ужаснул даже ее сухую алгебраическую душу.
        - Стартуем!  - сказал капитан и, убедившись, что шлюзы открыты, отдал Навигатору команду на взлет.
        Звездолет отделился от базы и вышел в космос. Отведя свой корабль немного в сторону, Гугль развернул его иллюминаторами к базе и взглянул на корабельные часы.
        - Сейчас у них должна включиться программа автопилота,  - сказал он негромко.
        И действительно, через минуту махина затерянного легиона начала движение. Она развернулась к звездолету выщербленным бортом со следами атак рейдеров, а потом, все больше и больше разгоняясь и прочертив в атмосфере Земли синеватый след, вдруг стремительно рванулась с места и исчезла...
        - Они уже в гиперпространстве,  - сказал Драгль.  - А трансформатор-распределитель у них того...тю-тю... Больше не вернутся. Теперь они навсегда там застряли.
        Неожиданно послышался звон: это Ираида Борисовна нечаянно столкнула с полки глиняный кувшинчик морха и разбила его.
        - От нее одни неприятности,  - простонал морх.  - Я привез этот горшочек из Америки! Достал его из бункера самого президента, и вот вам результат!
        Оба ящера захохотали.
        - Не надо было разбрасывать свои горшки где попало,  - раздраженно сказала Ираида Борисовна.  - Скоро меня высадят? Мне здесь надоело.
        - Мы бы с удовольствием высадили вас сейчас,  - сказал капитан,  - но я полагаю, вы хотите, чтобы мы доставили вас в Москву.
        - В Москву? Ну уж нет! Никогда не любила этот город. Всегда хотела из него вырваться,  - фыркнула злая математичка.  - Отвезите меня лучше в Торонто к сестре.
        Гугль взглянул на карту.
        - Хорошо,  - сказал он.  - Все равно мы отклонились от курса, и до Канады отсюда ближе, чем до Москвы. Мы высадим вас в Торонто.
        - То-то будет подарок сестричке,  - съязвил морх.  - Подбросим ей самую натуральную бомбу.
        - Ну, положим, ты еще не знаешь Эммы,  - вмешалась Ираида Борисовна.  - Мы с ней близнецы, но в нашей семье всегда считали, что у меня характер лучше, чем у нее.
        - Тогда я замолкаю,  - откликнулся призрак.  - Хорошо еще, что Эмма не стала Главным Киборгом.
        Впрочем, Ираида Борисовна еще удивила их резкой переменой в настроении. После того как бывшего завуча и бывшую диктаторшу благополучно высадили на крышу одного из торонтских небоскребов, она, осознав, что оказалась в Канаде, расцвела и даже на радостях попыталась расцеловать ящеров и капитана.
        - Я этого никогда не забуду! Вы очень хорошие люди!  - забормотала она, а потом добавила: - Вы не могли бы в виде величайшей услуги слетать в Москву и привезти мне оттуда вещи по списочку, который я вам составлю? Первым делом, пожалуйста, мой синий блокнот с адресами, потом... Простите, что я не приглашаю вас в гости к своей сестре, но у нее очень, очень маленькая квартирка.
        Капитан Гугль и Сережа еле распрощались с Ираидой Борисовной, которая, оказавшись на канадской земле, сразу стала другим, неожиданно приятным человеком. Когда их крейсер взлетал, мальчик увидел в иллюминатор, как она, стоя на крыше в своем пальто со множеством пуговиц, машет им платочком. Потом она деловито спрятала его в сумочку и направилась к чердачному люку.
        - Милая женщина. В сущности, все, что ей было нужно для счастья,  - это попасть в Канаду... Россия всегда была для нее чужой страной,  - сказал морх и зевнул.
        Вскоре Торонто скрылся за горизонтом, и крейсер взял курс на Москву.
        - А Ираида была не права. Россия - это отличное место, самое лучшее в мире,  - сказал Сережа.
        - Никто в этом не сомневается. А если кто-то и не уверен, что это так, то вскоре поймет, что ошибался,  - согласился с ним капитан Гугль.

        Эпилог

        - Ну вот, Земля опять спасена, и никто даже не узнал о том, что ей грозила опасность,  - сказал морх.
        - Ей повезло,  - заявил Хрюк.  - Однажды я прошел по минному полю, даже не зная об этом, а когда потом понял, как рисковал, мне чуть дурно не сделалось.
        Все, кто был в крейсере, помолчали.
        - Скоро у вас на планете Новый год,  - сказал Сереже капитан.  - Что ты собираешься делать в новом году?
        - Постараюсь закончить еще три класса,  - ответил мальчик.  - Я уже все просчитал. По четыре месяца на каждый класс - не так уж и мало, к тому же если учесть, что у меня не будет летних каникул...
        - Но почему не будет?
        - Я же не учусь в школе, значит, я как бы всегда на каникулах...  - Сережа хотел еще добавить: «А что мне делать, сидеть у окна? У меня и так всегда каникулы», но потом подумал, что жаловаться позорно, и промолчал.
        - Каких подарков ты ждешь?  - спросил Гугль.
        - Да никаких особенных. Постараюсь сам подарить что-то приятное маме, но и она, конечно, что-нибудь приготовит для моего города... Может, еще один конструктор.
        Они сидели в крейсере, который летел на небольшой высоте над океаном. В иллюминатор видны были его синевато-черные волны.
        - Мы с моим экипажем тоже хотим сделать тебе подарок,  - сказал капитан.  - Только, чтобы им обладать, тебе понадобится мужество.
        - А что это? Гремучая змея или ящик с динамитом?  - спросил Сережа.
        - Нет, это то, что ты давно хотел иметь. Помнишь, я недавно просил тебя подержать медицинский зонд?
        - Но вы же просто укладывали его в коробку?
        - Не совсем. На самом деле я только сделал вид, что прячу его в коробку. Не хотел огорчать тебя, если результаты его обследования окажутся отрицательными.
        - Я ничего не понимаю,  - сказал мальчик, хотя где-то в глубине души у него появилась надежда на что-то хорошее.
        - Да что вы крутитесь вокруг да около, кэп!  - воскликнул Драгль.  - Скажите ему сразу, как вы сказали нам. Вы сказали: «Мальчишка сможет ходить, если решится на операцию. Зонд утверждает, что вживит ему кусок искусственного позвонка и эту... как ее... спинномозговую какую-то там...»
        Сережа был в состоянии шока.
        - Я смогу ходить?  - медленно произнес он, не веря своим ушам.
        - Если операция пройдет успешно,  - объяснил Гугль.  - Это довольно болезненная операция, но зонд утверждает, что сможет ее сделать. Мы уже подготовили операционный блок, но, если хочешь, можешь отказаться. Стопроцентной гарантии мы дать не можем. Вполне возможно, что, когда ты снова очнешься, все будет, как и раньше, значит, операция не удалась.
        Сережа посмотрел на свои парализованные, укрытые пледом ноги. Его радость и надежда были огромны, но он пока не мог поверить. Когда так долго не ходишь, что уже забыл, как это делается, то трудно представить, что это вообще возможно. Для него ходить казалось почти так же невероятно, как для обычного человека летать.
        Мальчик вдруг ощутил какую-то привязанность к своему креслу на колесах. А надо ли пытаться что-нибудь изменить? Ведь можно привыкнуть жить инвалидом и списывать все свои неудачи на физический недостаток. А вдруг у него не получится, вдруг операция не удастся и он никогда не сможет ходить? Сумеет ли он после этого, снова оказавшись калекой, продолжать борьбу за жизнь? Капитан Гугль и ящеры выжидательно смотрели на него.
        - Мы поймем, если ты откажешься,  - высказал свое мнение космический мутант.  - Это опасная операция, и результат ее неясен. Зонд пока сделал самые поверхностные наблюдения и сканирование, так что ты можешь не рисковать.
        - Я согласен,  - решил Сережа.  - Согласен. Я хочу попробовать.
        - Отлично, тогда начнем прямо сейчас,  - сказал Гугль. Он отнес мальчика в медицинский отсек и положил его на операционный стол, над которым мерцало белое полотно экрана.
        - Желаем теб