Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Гофман Ота: " Побег " - читать онлайн

Сохранить .

        Побег Ота Гофман

        Остросюжетная повесть чешского писателя Оты Гофмана получила первую премию на международном литературном конкурсе «Для молодежи атомного века». Повесть опубликована в журнале «Костер» №№ 4 -6 в 1968 году.

        Ота Гофман
        Побег

        Его звали „Юный Бизон“

        или «Паровоз», потому что, возвращаясь с улицы, он пыхтел за четверых и сразу заполнял собой весь дом. Свистнет напоследок внизу мальчишкам — потом пыхтенье и топот по лестнице, точно подымается стадо слонов. И вот уже звонок в передней.
        — Привет, мам!
        Влетает, запыхавшись — и сразу на кухню.
        — Саша!
        Оглядывается: за ним по всему полу ошметки спрессовавшейся на подошвах грязи.
        — Ботинки!
        Вечно он забывает переобуться в передней. Так бы сам себе и двинул по уху. Ведь заранее известно, что будет дальше, некоторые фразы он помнит назубок, как стихотворение: «Если еще хоть раз я увижу тебя с этими Соммром и Слипейшем, можешь больше домой не показываться! Ты только взгляни на себя!»
        Какой у него вид, он отлично знает. Потому-то и хотел через кухню прошмыгнуть в ванную. Но теперь покорно возвращается, снимает башмаки, подбирает с линолеума грязь (только пусти этого мальчишку на улицу, он за час перемажется по уши!) и обещает:
        — Я отмоюсь.
        Запирается в ванной и откручивает кран так, что водогрей с шумом вспыхивает (чтобы мать слышала), а брызги разлетаются во все стороны. Из-за двери сквозь плеск льющейся воды доносится приказ:
        — Ноги тоже!
        — Хорошо, мам.
        Осмотрев прожженную майку, он сует ее в корзину с грязным бельем, на самое дно.
        — И уши!
        — Ладно!
        Включает душ. Струйкой воды подталкивает лежащую на дне ванны пластмассовую лодочку. Другой рукой размазывает на груди и животе боевую индейскую татуировку.
        — Саша!
        Вздрагивает. Голос с другой стороны, не из кухни.
        — Сейчас, пап!
        Еще раз пускает по воде лодочку. Вытирается, половину грязи оставляя на полотенце. Снова натягивает трусы. Из кармана брюк выуживает спичечный коробок. Прячет его. Проводит по зубам щеткой с пастой «Жемчужина». У пасты привкус апельсина. Полминуты сплевывает белую сладкую пену. Потом отпирает дверь и выходит.

        Александр Тихий, 3 „Б“

        Обычно ему удавалось оттянуть расплату, но в конце концов она настигала его с железной закономерностью. Дохни на меня. Ты курил? Нет, чистил зубы. Головомойка за прожженную майку, запихнутую на дно корзины, откладывалась на завтра. Это уж как пить дать. Но комната, куда он вошел после ванной, грозила головомойкой СЕЙЧАС. Он понял это, едва ступил босиком на ковер. У окна светился экран телевизора. Передавали последние известия, но никого не интересовало наводнение в Италии. И визиты иностранных министров тоже. Отец изучал содержимое Сашиного портфеля. Тетради. Растрепанный дневник. Играл на уроке. Арифметика — стр. 27. Забывает дома учебные принадлежности. Принес в школу иголки. Но это все старое, тут уже стоит подпись родителей. Прилеплял к парте жевательные резинки. Ого, кажется, будет гроза.
        Отец спрашивает:
        — Ты почему не выучил стихотворение?
        — Какое?  — Он пытается оттянуть время.  — Про пса?
        Хотя проще сразу сознаться: забыл… Но, очевидно, это еще не все. Взгляд отца становится строже, потому что строчкой ниже он читает:
        При выходе из школы подставлял товарищам ножку. Выкрикивал неприличные слова.
        Саша пробует защищаться:
        — Да, а зачем Шалкова мне листьев за шиворот напихала? Пап…
        — Какие слова ты выкрикивал?
        Бац.
        От второго подзатыльника Саша увернулся.
        На экране готовятся к старту гоночные машины. Какие слова ты выкрикивал? Машины мчатся по асфальту, перегоняя друг дружку. Я исправлюсь. Вот увидишь. С завтрашнего дня. На крутом повороте две машины сшиблись. Увидишь, пап… Саша страшно медленно собирает портфель, запихивает в него дневник и пятится к двери, не отрывая глаз от экрана, чтобы не упустить финиш. В дверях не выдерживает — останавливается.
        — Пап, можно я посмотрю?
        Взгляд, которым его удостаивают, достаточно красноречив. Лучше убраться подобру-поздорову.

        Саша

        Детская настольная лампа. На ней сидит игрушечный жучок и жужжит. Надоело! Что он, маленький? И стихотворение тоже надоело. Саша повторяет его уже, наверно, в десятый раз. Занудным голосом тянет:
        Засыпай, сомкни ресницы,
        Чтоб тебе не снилось горе,
        Пограничник на границе
        С верным псом стоит в дозоре…

        По оконному стеклу ползут капельки дождя. Звякают о карниз. Саша поправляет себя:
        …В ночном дозоре…

        Верный пес Джульбарс. Индейские лазутчики подползли совсем близко… Через стену комнаты слышится завывание ветра. Голоса. Это телевизор. Там идет фильм. И хотя по вечерам Саше смотреть не разрешается, он сплетал из обрывков долетающих фраз удивительные истории.
        Вот он в сотый раз становится Человеком, проходящим сквозь стены. Человеком-Невидимкой. Или всеми покинутым шерифом из «Равноденствия» — недавно прочитанной книжки про ковбоев. Покинутым даже женщиной, которую он любил и которая во время прогулки напихала ему за шиворот листьев. «Стишок я уже знаю»,  — решил он. Не снимая пальца с курка, прикрываясь подушкой, хладнокровно, поодиночке перестрелял всех, кто явился с намерением убить его.
        Бум!
        Трах!
        Раненный из засады в плечо, перевернулся на бок и сказал растерявшейся Шалковой:
        — Пустяки! Я затяну повязку зубами. Если бы ты тогда не разревелась, я бы не получил замечания.
        Перед смертью успел вспомнить: под кирпичом возле гаража припрятаны капсюли. В жестяной коробочке. Если дождь не перестанет — крышка, подмокнут. Утром надо достать их оттуда. Как бы не забыть!
        И еще набрать чернил в ручку.
        Куча дел.
        Саша погасил свет. Жучок продолжал тихонько жужжать. Чтобы он угомонился, надо попасть точно в самую середину кнопки выключателя.
        На рожденье попрошу настоящую лампу. Взрослую.
        Во тьме порозовел потолок. С улицы донесся крик. В соседней комнате отворили окно. Потом кто-то пробежал к двери. По стеклу ползли дождевые капли. С воем промчалась пожарная машина.
        Дождь стал оранжевым.
        Саша вскочил с постели.
        Прошел по опустевшей квартире.
        Вдалеке, над холмом, небо лизали языки пламени.
        В углу комнаты светился экран телевизора: ветер гнул на нем деревья, по кладбищу, среди крестов пробирался мальчик в старомодной курточке, какие носили в прошлом веке. Что-то, прежде казавшееся деревом, вдруг ожило и протянуло к нему руку.
        Саша почувствовал ее на своем горле.
        И быстро закрыл глаза.

        Мышь

        Утром он сказал:
        — У меня болит горло.
        Чтобы не ходить в школу. Воротничок давил, словно чьи-то пальцы. Они постепенно сжимались и не отпускали.
        — Знаешь, что ночью был пожар?
        — Где?
        — Сгорел сарай на горке. Возле поселка.
        Залпом выпил две чашки чаю с лимоном, даже не почувствовав, что глотает. Мать измерила ему температуру.
        — Ничего у тебя нет.
        Ясное дело — очередная проверка портфеля. В передней. Механически, начиная с записи носит в школу иголки. Вспомнил про капсюли. Покажи, что в карманах. Стихотворение выучил?
        — Да, мама.
        Двор был пуст. На кирпичи под водостоком хлестал дождь. Еще можно вернуться, отвалить кирпич и взять металлическую коробку. Саша представил себе, как под крышку просачивается влага, капсюли отсыревают, вот они уже плавают в воде… Он хотел было повернуть назад, но не повернул, пошел дальше. Осенью в половине восьмого еще почти темно. Окна молочного магазина освещены. Наверняка встречу Соммра и Слипейша!
        Нужно поговорить с ними! Просто дозарезу! Ведь это был тот самый сарай, где они вчера курили. Затягивались по очереди и передавали окурок по кругу.
        Но ведь мы погасили!
        Он обошел большую лужу и, сделав крюк, вернулся к проезду между домами. Решил дожидаться здесь.
        И вдруг налетел на мальчишек из своего класса. Понятно, все болтали про это:
        — Говорят, загорелся деготь!
        Заметили Сашу.
        — Идешь поглядеть?
        — Туда?  — равнодушно постукал портфелем по урне.  — Чего я там не видал?  — Но все же поплелся за ними к косогору посмотреть на пепелище. Еще вчера тут был сарай со строительным материалом, а теперь в небо торчали лишь бетонные столбы. Крыша обвалилась, трава вокруг почернела, как уголь. Вот колеи от колес пожарных машин. В грязи валяются обгорелые лопаты. Большое железное сито покоробилось. По тропинке от коллективного садового участка, расположенного под холмом, навстречу Саше поднимались две женщины с продуктовыми сумками. Одна вела за руку малыша.
        Он услыхал:
        — Наверно, мальчишки!
        — Они вчера там играли.
        На всякий случай Саша сошел с дороги: а вдруг узнают! «Но это же не мы сделали!  — повторял он, как стихи.  — Это же не мы!»
        Внизу, прямо под ним, показалась школа. Современное здание в форме куба. Длинные окна физкультурного зала сияют светом. Сашу точно кто спутал веревками. Он шел какой-то сверхъестественно приличный, не хватало только заложить руки за спину. Устоял против тысячи соблазнов. Равнодушно миновал великолепную кучу глины, точно созданную, чтобы взобраться на нее и скатиться вниз. Прошел мимо валяющихся на земле обрезков согнутых труб из какого-то пластического материала. До того здорово поддать такую ногой! Или сражаться ими! Около школьного стадиона Йокл и Экснер склонились над чем-то лежащим на портфеле.
        Что-то маленькое, серое.
        Ребята заметили его.
        — Подь сюда!
        — Еще шевелится!
        — Мышь!
        Он устоял и перед мышью.

        „И“ и „Е“

        На восьми ступеньках, ведущих в раздевалку, мгновенное превращение — во что-то маленькое, серое.
        Вместе с пальто Саша снял с себя Сашу и повесил на крючок.
        Теперь он
        Александр
        ел саламандр
        в спортсменках с фиолетовой надписью на подкладке: Александр Тихий, 3«б». Саша терпеть не мог этих «саламандр», но все-таки сказал:
        — Сегодня не дерусь.
        Потому что увидал Соммра. Протиснулся за ним по лестнице между девчачьими бантиками. Школа была построена совсем недавно, но уже пахла школой, будто век здесь стояла. Никто ее сюда не приглашал.
        Явилась сама — незваная. Вместе с поселком. Выросла нежданно-негаданно на месте великолепнейших тайников и площадок для игр и стала пожирать юных бизонов и алисок из страны чудес. Соммр делал вид, что не замечает Сашу. Угри на его носу блестели от пота. Выразительный жест — проваливай. Он был старше Саши на четыре года. Седьмой «а». Прошептал сквозь зубы:
        — К Слипейшу приходили из милиции.
        — Когда?
        — Не все ли равно. Учти: тебя там не было. Вчера. Никого не было. Ничего не говорить.
        — Знаю.
        — И не путайся под ногами!

        Саша остался один. Звонок. Небо за окном словно из серой жести.
        В коридоре висят учебные картины «Гуситское оружие» и «Эволюция человека». Классы кочуют из кабинета в кабинет. Их школа была ШКОЛОЙ БУДУЩЕГО. Для телевизионных передач. Вот кабинет АРИФМЕТИКА В ИГРАХ с магнитной доской, к которой сами собой прилеплялись металлические автомобильчики и яблочки.
        8 + 5 =
        Куда ни глянь — всюду рычажки и лампочки. Кабинет чешского языка скорее напоминает лабораторию, чем класс. На прозрачную панель учительница спроецировала текст:

        Т…перь наш народ не зна…т бедств…й, которы… т…рпел прежд… Мы больш… не работа…м на панском пол…

        Проставить вместо точек «И» и «Е».
        Т…бя там не было. Н…чего н… говорить.
        На Сашиной парте замигала лампочка.
        — Тихий.
        Прошла минута, пока он понял, что его вызывают. Он встал, пошел было отвечать, потом вернулся за дневником, перерыл весь портфель, успел испугаться, что забыл дневник, но в конце концов тот нашелся. В арифметике. Саша облегченно вздохнул. Никогда он не знал точно, что творится у него в портфеле, и потому сразу приготовился к худшему.
        — Что с тобой?
        — Ничего.
        Он подошел к пульту с рычажками «И» и «Е». Начал проставлять вместо точек буквы. Рычажки лязгали. Саша повторял про себя: те-перь, зна-ет…
        — Вот видишь, когда ты захочешь…
        Он изумленно уставился на учительницу. Рядом с пятеркой она поставила в его дневнике печать с изображением трудолюбивой пчелы.
        Секунду он был счастлив.
        Пока не захрипел репродуктор: ЭКСТРЕННОЕ СООБЩЕНИЕ, ученика Александра Тихого, 3«б» СРОЧНО…

        Закон

        — Знаешь их?
        В кабинете директора стояли Соммр, Слипейш и еще Вольгемут. Саша отрицательно покачал головой (ничего не говорить!), но заметил, что Слипейш потихоньку кивнул — говори, мол, «да»,  — неожиданно закончил утвердительным кивком. Милиционер, тот, что был потолще, сразу это заметил:
        — Смотри на меня. Сколько у вас было сигарет?
        — Во…
        Но вовремя успел заметить на руке Слипейша два загнутых внутрь пальца.
        — …три.
        — Не сговариваться!
        — Мы не сговариваемся.
        Второго, длинного милиционера все это уже перестало интересовать. Он обратился к толстому.
        — Эти трое мне больше не нужны. Пока что.
        Подождал, когда мальчики покинут кабинет.
        — Как вы попали в сарай?
        — Там доска отставала.
        — Громче.  — Теперь длинный милиционер остался с Сашей один на один. Он что-то записал, поднял на Сашу глаза.  — В сарае вы курили. Потом Слипейш поджег древесную шерсть.[1 - Специальный упаковочный материал из древесины.]
        — Да, но мы ее сразу погасили.
        — Как?
        — Мы на нее…  — Саша споткнулся, подыскивая подходящее слово,  — мы ее покропили…
        — Все?
        — По очереди.
        — Не помнишь, который был час?
        — Около шести.
        — Потом пошли домой?
        — Да.
        — А Слипейш остался в сарае?
        — Нет. Никого там не осталось.
        — Не врешь?

        Под оберточной бумагой на столе лежали какие-то вещи, но с места, где стоял Саша, их было не разглядеть. Милиционер вытащил оттуда ржавую консервную банку. Из налипшей на нее глины змейками свисали корешки трав. Перевернул банку — постучал по дну. На стол выпал листок бумаги с подписями.
        — Узнаешь?
        — Узнаю.
        Это была их Кровавая Клятва:
        «Все за одного. Один за всех. Мститель. Быстрая нога. Бизон».
        — Бизон — это ты?
        — Нет.
        — Ясно, ты. А еще тебя звали Малёк. Они над тобой потешались. Ведь ты был им нужен только для одного: доставать сигареты.
        — Неправда.
        — Что ж… Пусть будет по-твоему…
        Милиционер сунул Кровавую Клятву назад, в банку. Вернул ее на место, к Вещественным Доказательствам. Снова что-то поискал. Оберточная бумага шелестела, как будто под ней бегал живой кролик.
        — Так кто же остался в сарае? Вольгемут или Соммр?
        — Никого не оставалось.
        — Что ж… Пусть будет по-твоему…
        Саше показалось, будто милиционеру ОЧЕНЬ не нравится, что в сарае никого не оставалось. Он даже перестал шелестеть бумагой. Потом снова что-то вытащил из-под нее. Развернул. Это была грязная обгорелая тряпка, похожая на оторванный рукав рубахи. В черную и желтую клеточку.
        — Что это? Вспомни. Кто из мальчиков был вчера в такой рубашке?
        — Никто.
        — Почему ты так уверен?
        — У нас спортивные майки с короткими рукавами. У всех одинаковые.
        — Какие?
        — Полосатые.
        — И вчера вы тоже были в майках?
        — Да.
        — Все?
        Саша задумался, наконец ответил совершенно искренне:
        — Да, все.
        Человек в милицейской форме разочарованно заворачивал в бумагу обгоревший рукав. Вид у него был строгий.
        — Пока можешь идти. Но смотри, если ты соврал…

        Фонарики

        Разговоры. Куда ни пойди — разговоры… Повариха в школьной столовой, накладывая в его тарелку кнедлики[2 - Национальное чешское блюдо.], с любопытством спросила:
        — Ты что натворил-то?
        — Ничего.
        Она не поверила:
        — Не скажи… По носу видать, что натворил.
        Саша взял тарелку и поскорее отошел к столу. В столовой было уже почти пусто. Нянечка, вытиравшая столы, сказала поварихе:
        — Ох, уж эти сорванцы! Бить их надо, вот что!
        Саша ел без аппетита, не замечая вкуса пищи. Рассеянно выуживал разварившееся мясо. Томатная подливка остыла. Он сдвинул ее на край тарелки. Да, все-таки влип, хотя ведь, и правда, они ничего не сделали.
        Смотри, если соврал…
        Он снова вспомнил про сигареты. Восемь штук «Глобуса», четыре мы тогда выкурили. Да еще этот рукав от рубашки! Четыре сигареты оставались в пачке. Если у Соммра в шесть никого не оказалось дома, он мог вернуться в сарай! Или Вольгемут. Но у Вольгемута не было спичек. Спички были только у меня. Дома наверняка уже все известно. Прожженная майка в корзине… Хоть он и засунул ее как можно глубже.
        — Зато у меня пятерка по чешскому. С пчелой,  — утешал он себя.
        Его все время преследовал слабый запах паленого. Только сейчас он понял, что это от пригоревшей подливы. Есть больше не хотелось. Поташнивало. Где-то хлопнула дверь. Саша вздрогнул: не за ним ли опять? Но в столовую просунулись косички и бантики… Девчонки вытаращились на него, чуть ли не пальцами показывали.
        — Это он…
        Йокл, сидевший напротив, доел и отправился мыть тарелку. Проходя мимо Саши, с важным видом заметил:
        — Слипейша как пить дать исключат из школы!
        — Ну и что?
        Саша пошел за Йоклом. Половину кнедликов оставил на тарелке. В пионерской комнате стол для пинг-понга был занят. Двое мальчишек из шестого класса, примостившись прямо на полу, рисовали огромный плакат «Да здравствует Октябрьская революция!» Саша уселся рядом с Йоклом и стал доклеивать вчерашний фонарик. Шепотом сказал соседу:
        — Почему его вдруг должны исключить? Раз мы ничего не сделали.
        — Врешь!
        Ну и дурак этот Йокл. Мышиный король. Девчонки начали проверять фонарики, зажигая свечки одну от другой. Саша перебрался от Йокла к девчонкам и тоже зажег свечу. А Йоклу сказал:
        — Не лезь ко мне, от тебя мышами несет!
        И расхохотался. Ему показалось, что его фонарик с нарисованной цветными карандашами ракетой лучше всех. Разноцветные грани горели как звезды.
        — Зажигать будете на улице!  — раздраженно закричала пионервожатая, подошла к ним и задула Сашин фонарик. А девчачьи не задула.  — Опять хочешь что-нибудь подпалить?

        Побег

        Темнело. Фонарики рассыпались во все стороны, точно светлячки. Моросил мелкий дождь. Саша держал ладонь над своим фонариком — чтобы не погас. По расхлябанным дорогам поселка грохотали последние грузовики со щебенкой. Саша сошел на обочину, чтобы его не обрызгали.
        И вдруг остановился как вкопанный.
        Перед их домом стояла синяя машина с белой полосой.
        Милиция.
        Портфель сразу потяжелел. В нерешительности Саша перешел на другую сторону улицы. На углу, возле магазина самообслуживания, стояла очередь за апельсинами. Перед волейбольной площадкой два старичка орудовали домкратами возле автомашины ПС-70. Под приподнятую ось они подкладывали кирпичи.
        Саша прошел мимо.
        На него никто не обратил внимания.
        Все так же были видны улица и дом, и перед домом автомобиль с белой полосой — но отсюда, сверху, все это казалось игрушечным. А Саша все шел и шел. Перебрался через груду кружал[3 - Кружало — приспособление из досок для кладки каменных сводов.], спрятал там свой фонарик, но потом все-таки раздумал, потому что на откосе показалась девчонка из их класса с овчаркой. Собака, совсем еще щенок, подбежала к Саше и стала его обнюхивать. Потом лизнула прямо в нос.
        — Вот свинтус! Не лезь куда не просят!
        Он швырнул в собаку камнем. А Шалковой сказал:
        — И ты тоже!
        Она обиделась. Крикнула ему вдогонку:
        — Все равно тебе достанется!
        Впоследствии выяснилось, что Шалкова и была последней, кто видел Сашу в тот вечер. Сперва он сбежал вниз по уступам еще недостроенного стадиона, затем стал наискось подниматься вверх, по-прежнему не выпуская из рук портфеля.

        Мышеловка

        Собственно, он шел не вперед, а какими-то странными кругами: сначала внизу была железная дорога, по ней маневрировали освещенные локомотивы, он слышал даже шипенье выпускаемого пара, и вот уже снова город, вспыхивающие один за другим пунктиры уличных ламп и прямоугольники окон. Спуститься в этот чудовищно большой незнакомый вечерний город Саша боялся: город сразу поглотит его. Вон здание, где сжигают всякие отбросы — его трубы озаряют багровыми отсветами тьму, полную звуков и шорохов. Моросило. Склон был скользкий и мокрый. Часы у железнодорожного полотна похожи на луну. Саша остановился. Достал из портфеля картонные часики и поставил стрелки как на светящемся циферблате. В портфеле обнаружил завернутый в бумагу завтрак. Отломил полбутерброда, шел и жевал хлеб с колбасой, и под гудки локомотивов ему стало как-то грустно и хорошо. Все равно умру. Не вернусь никогда. В девять запирают подъезд. Остался час. Они бы обрадовались, если б я вернулся… У меня пятерка по чешскому. И потом: это же не мы сделали!

        Дождь припустил сильнее. И за шиворотом, и в ботинках вода — несколько раз Саша оступался в лужи. Дорога петляла по холму. Миновал пять развилок. Однажды он где-то здесь ошибся, и пришлось возвращаться назад. В темноте все выглядело совсем не так, как днем. Наконец Саша наткнулся на проволочную сетку — забор садового участка. Облегченно вздохнул, пошел вдоль ограды, отсчитывая столбики.
        Один.
        Два.
        Восемь.
        Он знает тут каждый камешек. Через заросли кустарника пробрался точно к тому месту, где в заборе была замаскированная лазейка. Согнулся и пролез в нее, держа перед собой портфель. Проволочный край, освободившись, хлестнул по лицу. Саша потер ушибленное место мокрыми пальцами.
        Вокруг спал игрушечный, карликовый городок с домиками-беседками. До некоторых крыш Саша мог свободно достать рукой. Тысяча маленьких садиков. И везде цветущие хризантемы. Стволы деревьев белые, словно забинтованные. На заборе дедушкиного садика поблескивали стеклянные шары. Саша просунул руку между рейками, отыскал крючок и отпер калитку. Потом тихо прикрыл ее за собой и очутился на крошечном дворике. Он знал, что ключ от домика под одним из цветочных горшков возле циновки: достаточно было приподнять три горшка — и вот он ключ. Вдруг Саша испугался. Сквозь шум дождя донесся звук мотора.
        Это была машина. Невероятно, но она приближалась по дорожке от главных ворот, хотя проезд тут запрещен.
        Саша нащупал ручку двери. Отпер. Сердце колотилось так, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Над головой мелькнул луч. Застыл в ветвях и побежал дальше, обшаривая темноту. Машина приближалась. Синий милицейский фургон с белой полосой. Саша всем телом прижался к двери. С облегчением почувствовал: подается.
        Из домика пахнуло теплым запахом прелых листьев и земли. Он замер в кромешной тьме, все еще держась за ручку двери и боясь шевельнуться. Знал, сторожка полна вещей,  — но не мог разглядеть их. Квадратный стол, плетеные стулья, лейки и разный садовый инвентарь. Выкинутая из городской квартиры кушетка. Кресло-качалка с дырой в соломенном сиденье.
        Предметы постепенно выступали из тьмы. В деревянную стену стучали тысячи маленьких молоточков, а может быть, это просто шел дождь да шуршали шины по щебню дороги. Казалось, будто к домику подползает какое-то огромное животное. Луч установленного на машине прожектора проникал через дыры под крышей. На какую-то долю секунды один за другим осветил углы. Стену напротив. И вдруг Саше показалось, что к ней, точно на скульптурном барельефе, прилеплено белое, как мел, лицо. Оно висело, словно гипсовая маска.
        Саша вскрикнул.
        И снова тьма.
        На короткий миг вспомнились вчерашние деревья, гнущиеся под ветром, кладбищенские кресты, трясина, и вдруг что-то, прежде казавшееся деревом, ожило и протянуло руку… Саша почувствовал ее на своем горле.

        Рука

        Пальцы.
        Запах пота.
        Пальцы ползут все выше, закрывают ему рот, он не может крикнуть. И снова сторожка, дедушкин домик, кто-то держит его и говорит: «Не дури. И не вздумай орать!» В голосе почти просительные нотки. Саша хотел было укусить державшую его руку, но она отдернулась. На ней что-то белело — бинт или тряпка. Снаружи доносилось урчание мотора. Через щель было видно, как машина разворачивается. С минуту казалось, будто она едет прямо на них.
        — Если ты привел их по моему следу — в лепешку превращу,  — шептал тот, во тьме, и дрожал всем телом.
        — Н…н…ет,  — запинаясь, едва слышно ответил Саша.
        Машина набрала скорость. Она удалялась.
        Мальчик понял: остаться тут один на один с этим — для него еще хуже… Рука по-прежнему держала его.
        Он сказал Руке:
        — Наверно, искали меня…
        Саша и правда так думал, но он ошибался. В этот момент искали не его. А если кто его и искал, то уж вовсе не милиционеры и не на машине. Но Руке Сашино предположение явно понравилось, потому что она его отпустила.
        — Честное слово…
        Тот, во тьме, облегченно присвистнул и рассмеялся.
        — Что ты натворил?
        — Ничего.
        — Стали бы за тобой охотиться!
        — Я был не один.
        — Ну и?..
        — Говорят, что мы подожгли сарай.
        — Вчера?
        — Мы там курили.
        Тот, во тьме, снова тихонько присвистнул. А потом вдруг заговорил строгим тоном взрослого:
        — Хорошенькое дело. Так ты влип по уши. Сколько тебе?
        — Скоро десять.
        — В будущую осень, годков через восемь, так, что ли?
        Он чиркнул спичкой. Держа ее в ладони, нагнулся за ключами, которые Саша уронил на пол. Куртка на нем распахнулась. Под ней ничего не было. Ни рубашки, ни майки.
        — Что ты на меня уставился?
        — Я?
        Саша вспомнил директорский кабинет. Обгоревший рукав на столе. «Узнаешь?» Сдавленным голосом сказал:
        — Я бы замерз… без рубашки.
        — А может, мне так нравится…  — ответил тот. Но все же затянул молнию.  — Теперь такая мода…
        Он звякнул ключами перед Сашиным носом.
        — Это ваши? От дома?
        — Нет.
        — Где же ты их взял?
        — Под цветочным горшком. Они всегда там лежат.
        Почти допрос.
        — Откуда ты знаешь?
        — Я хожу сюда играть. У меня тут игрушки. В сундуке.
        — Какие?
        — Подъемный кран из конструктора. Две машины.  — Саша старался, чтобы тот, во тьме, поверил ему.  — Еще маленькие грабли. И лопатка.
        Тот молчал.
        Наверно, уже все здесь осмотрел.
        Еще до его прихода.
        Саша сказал:
        — Дедушка иногда и ночью сюда наведывается.
        — Брешешь.
        — Не…

        Сразу захотелось, чтобы это было правдой. Чтобы кто-нибудь пришел. Чтобы вернулись милиционеры. Теперь, когда он знал, кто поджег сарай. Хотя это и не совсем точно… Но кому взбредет ходить осенью в одной куртке, без рубахи? Если бы, конечно, у него была рубаха…
        Прийти бы и сказать:
        — Слипейш вовсе не виноват!
        Тот, во тьме, рассмеялся.
        — Чего тебе бояться, я тебя не выдам. Я только спрятался тут от дождя.
        И приоткрыл дверь.
        Выглянул наружу.
        — Держи.  — Выбрался во дворик и бросил Саше ключи. Они упали на порог. Мальчик нагнулся. Слышно было, как тот, во тьме, отворяет калитку, потом шаги по песку…
        — Постойте!  — крикнул Саша, но голос изменил ему. Не понимая, что и как делает, он сунул ключ в замок, запер дверь, снова положил связку под горшок! Прошмыгнул через калитку.
        — Я должен вам что-то сказать!..  — снова крикнул он. Шаги удалялись. Что делать? Он и сам не знал. Знал только, что нельзя позволить тому, во тьме, уйти.
        Он побежал по тропинке.
        Петлял между деревьями, а в душе — и страх, и восторг от мысли, как он скажет ребятам, что вот сам все сообразил и сделал.

        Нож

        И вдруг упал во тьму. Что-то тяжелое навалилось на него и прижало вниз. Боль в коленках. Полный рот земли. Выплюнув ее, Саша попробовал освободиться:
        — Пустите…
        И неожиданно совсем по-детски:
        — Я скажу про вас… Теперь буду весь грязный.
        — Подумаешь, беда какая!
        Тяжесть передвинулась: тот, во тьме, уселся на него. Очень четко и больно под телом ощущались края портфеля. Где-то за забором, раскачиваясь на ветру, поскрипывала уличная лампа. На миг Саша разглядел лицо сидящего на нем. Это был перепуганный паренек, с волосами, начесанными на лоб. На вид ему было лет семнадцать. А то и меньше.
        — Думаешь, на дурака напал?
        — Не…  — поспешил уверить его Саша.
        Он уже чуточку успокоился. Потому что над ним была не Рука из тьмы, которая могла принадлежать кому угодно, а паренек в куртке:
        — Чтобы ты растрепал по всем углам?..
        — Не…
        — Со своим паршивым сараем ты бы все растрепал. Как мой братан…
        Повязка у него была вся в грязи.
        Он что-то пробормотал себе под нос.
        Саша сказал:
        — Я не такой.
        — Не ори.
        Парень в куртке снова прижал Сашу к земле. С тропинки послышались шаги и голоса.
        — Кто это?
        Саша попытался отгадать по голосу:
        — Сторож.
        — А с ним кто?
        Во тьме мигал фонарик. Он приближался к калитке. Двигался вдоль забора с блестящими стеклянными шарами. Сторож сказал:
        — Нет тут никого.
        Но человек, который шел рядом с ним, настаивал:
        — Давайте все-таки заглянем. С утра не приходил домой. Никогда еще этого не случалось.
        Скрипнула калитка. Первый голос сказал:
        — Я же говорил — заперто. Наверняка уже дома.
        Паренек в куртке больше ни о чем не спрашивал. Все было и так ясно.
        — Знаю я этих папаш,  — прошептал он и выразительно щелкнул складным ножом. Он держал его перед самым лицом мальчика, чтобы тому не пришло в голову крикнуть.
        Саша шмыгнул носом. На глаза неожиданно навернулись слезы. Голоса удалялись. Наконец, парень всадил нож в землю. Стал оправдываться:
        — Ну, пошутил… Ты что, шуток не понимаешь?
        Он пополз вперед.
        Понюхал свою руку.
        И стал яростно обтирать ее о траву. Потом сказал:
        — К чертям собачьим, везде эти кошки.
        Нашел в заборе дыру.
        — Полезай вперед.  — Взглянул на Сашу.  — И не думай, что сможешь теперь удрать. Чтобы потом притащить за мной кого-нибудь…

        Откос

        Они скользили по откосу. Во тьме спотыкались о корни. Трава была мокрая.
        Большой все вытирал руку.
        — Как-то я попал в это дело локтем,  — так от меня целую неделю разило.  — Он сказал это, чтобы рассмешить малыша. Потом добавил: — Между прочим, он у тебя молодчина.
        — Кто молодчина?
        — Папаша твой. Что пошел тебя искать.
        Саша удивился. А как же могло быть иначе! И, готовый снова расплакаться, вытер рукавом нос.
        — Покажись-ка, а то вымажешься еще больше,  — сказал большой и, послюнив носовой платок, начал было стирать с его щек грязные полосы. Но тут нужна была по меньшей мере ванна горячей воды.
        — Ты всегда так ревешь?  — спросил он, пройдя метров пять. И оглянулся на мальчонку. Саша завертел головой, шмыгнул носом и сказал:
        — Я забыл там портфель.
        Пришлось возвращаться.
        Большой на всякий случай сопровождал мальчика.
        Портфель, действительно, лежал там.
        В траве.
        Старший взял его.
        — Ого, да тут целый центнер знаний!  — Прикинул портфель на вес и стал им размахивать.  — А ну-ка, реши: на крыше сидит десять воробьев. Если мы застрелим одного — сколько их там останется?
        — Нисколько,  — ответил Саша не раздумывая.  — Это у нас и в книге для чтения и в арифметике есть. Я вам сейчас найду.
        Он взял портфель, стал в нем рыться.
        Тем временем подошли к фонарю. Саша раскрыл книжку.
        — Жуть, а не задачки!
        — Ладно, сейчас не до них,  — ответил парень в куртке. Его заинтересовало совсем другое. Пакетик из промасленной бумаги. Не спрашивая разрешения, он вынул его и развернул. Остаток бутерброда с колбасой.
        — Низко кланяюсь твоей мамаше…
        Точно неделю голодал! При виде того, как он жует, Саша тоже захотел есть. Поднося ко рту последний кусок, парень вспомнил про мальчугана.
        — Хочешь?
        Он разломил остаток хлеба надвое и половину отдал Саше.
        — Спасибо,  — сказал тот по привычке, хотя это был его собственный хлеб.
        Большой старательно разжевал последний кусок. Потом вытер рот.
        — Теперь бы я накурился до слез.
        Саша был в нерешительности.
        Он шел шагах в двух вслед за парнем.
        — Внизу есть автомат.
        — Где?
        — У телефонной будки. Только на кроны.
        Большой подумал. Вытащил из кармана горсть мелочи. Штук пять крон. Остальное — двадцатипяти и десятигеллеровые монеты. Посмотрел вниз, куда показывал Саша. Потом недоверчиво протянул:
        — Там вроде бы киоск.
        — Автомат тоже. И телефонная будка. Их в прошлом году поставили… Вон у той стены…

        Ночной автобус

        Склон кончился.
        На площадке стояли оставленные на ночь автомобили. Легковые под брезентовыми чехлами. Грузовики.
        — Тут ничего нет,  — недоверчиво произнес большой. Он барабанил на ходу по кузовам грузовиков, иногда пробовал открыть дверцу.  — Где ты видел свой автомат?
        — За углом.
        Саша шел впереди. Все надеялся, что кого-нибудь встретит. Но улицы были пусты. Миновали автоматический сигнал бедствия[4 - В Чехии на стенах некоторых домов установлены аппараты со звонком, спрятанным под стеклянным колпаком. Если разбить стекло, звонок автоматически включается, призывая милицию.]. Неподалеку, на автобусной остановке, стояли люди. Из дому вышли мужчина и женщина. Приближался ночной автобус. Саша собрал все свое мужество и побежал за этими двумя.
        — Пан…
        Но они торопились к автобусу.
        — Без четверти десять!  — крикнул мужчина и стал ногой на подножку. Парень в куртке догнал Сашу. Схватил его за портфель, потом за пальто.
        Не слишком-то нежно.
        — Ну и попадет нам дома! Явимся так поздно!  — сказал он громко, чтобы услыхал мужчина.
        Это звучало почти правдоподобно. Саша смотрел на него во все глаза. Ну и мастер заливать!
        Врет и не краснеет.
        Попытался высвободиться.
        Не тут-то было.
        — В другой раз не советую,  — сказал большой. Он держал Сашу за руку. Отворил дверцу телефонной будки.
        — Лезь!  — и коленом подтолкнул малыша.
        Мимо шли люди, приехавшие в автобусе.
        — Там и правда есть сигареты,  — защищался Саша. Его снова одолел страх.  — Вон там.
        В двадцати метрах от их будки на стене висел автомат.
        — Если хотите…
        Тот, в куртке, не обращал на него внимания. Он порылся в карманах. Глядя в бумажку, набрал номер. «Это я,  — сказал он, услыхав в трубке мужской голос.  — Уже не узнаешь? Тот самый идиот, который не накапал на тебя.  — Он засмеялся.  — А может, меня отпустили…» На другом конце провода положили трубку. Когда парень в куртке еще раз набрал тот же номер, послышались частые гудки: занято.
        — Франтишек,  — обратился он к Саше, глянув на автомат с сигаретами. Улица была пуста. Он поискал в карманах кроны. Вытащил еще одну бумажку — тоже с номером.
        — Алло?
        Женский голос.
        Парень спросил:
        — Мирка дома?
        Облизал губы. Ждал. Некоторое время никто не отвечал.
        — А кто говорит?  — спросила женщина.
        Снова тихо. Потом женщина сказала:
        — Она уехала на дачу. Кто говорит?

        Парень в куртке повесил трубку. Глянул в бумажку. Опять стал набирать первый номер. А Сашке сказал:
        — Двадцать «Лип».
        И сунул ему четыре кроны.
        Мальчик пошел, то и дело оглядываясь на телефонную будку. Перебежал улицу. Снова оглянулся. Возле автомата привстал на цыпочки. Бросил туда крону. Взял сигареты. Еще раз.
        Сжимая сигареты в ладони, побежал назад.
        Потом пошел медленнее. Мимо проехала машина. «Татра-603». Когда он вернулся к телефонной будке, там никого не было.

        Кузов с песком

        Он снова полез вверх по склону. Все зря. Саша злился и ругал себя: «Будь на моем месте Слипейш, не упустил бы.  — С пыхтеньем продрался через кустарник.  — До чего глупо…»
        И вдруг остановился.
        Внизу, под ним, стукнула металлическая дверца.
        Потом другая.
        Кто-то перелез из машины в машину. В тишине заскрипел стартер. Жестяной звук ударил в стены спящих домов.
        Саша помертвел.
        Почувствовал, как по ногам стекает пот. Нерешительно двинулся вниз. Снова остановился. Еще два шага. Съехал по откосу. Внизу загрохотал мотор грузовика. Страшно близко. Мальчик увидел подножку. Судорожно ухватился за крюк борта, подтянулся, почти что перевалился через край, когда машина дернулась на повороте, и упал во влажный песок. Его швыряло и перекатывало из стороны в сторону: лицом на портфель — в песок, на портфель — в песок. По воздуху, вздрагивая, плыли фонари.
        И сильно ударяло всякий раз, когда тот, в кабине, переключал скорость. Мостовая была где-то внизу, Саша не мог ее разглядеть, только мелькающие уличные лампы над головой да по временам — черная дыра в небе. По тряске можно было различить, когда грузовик съезжал с асфальта на булыжную мостовую, когда опять выбирался на асфальт. Секунду рядом плыла верхушка трамвая. С дуги посыпались искры, и снова все погрузилось во мрак.
        Мальчик попытался приподняться над бортом, вцепился в покоробленную жесть. Руки болели. Множество огоньков вдали и сияние над холмом: Прага постепенно исчезала из виду. Минутами он засыпал. Они проехали длинную деревню. Неожиданно проснулся, ощутил щекой песок. Не знал, долго ли проспал. Стал гадать про себя: минут пять. Наверно. На мгновение через щели пробился свет фар. Припал к одной из щелей. Обгоняли какую-то легковую. Снова попытался приподняться.
        Ступив на правую ногу, почувствовал, как затекло колено, и стал растирать его, дрожа от холода. Больше уже не хотелось никого преследовать. Лучше всего вернуться домой. Чтобы ничего не было. Проснуться в своей постели, у изголовья — лампа с жучком…
        Вспомнив про дом, он чуть не расплакался. Фары грузовика лизали придорожные столбики и ветки деревьев. Одно дерево, восемь, сто, тысяча… Странный мир света и тьмы, совсем белые деревья и музыка из трактира на деревенской площади, где все еще стояла карусель, и пожарный насос на развилке дорог, и поезд, мимо которого они промчались. А то вдруг мерещились всякие глупости.
        То Соммр, который гонится за ними на велосипеде и хватается сзади за крюк борта. То Слипейш на подножке поезда. Слипейш кричит: «Окружаем! Один за всех, все за одного!»
        Потом что-то толкнуло Сашу на дно кузова. Поезд умчался. Вдруг сразу стало тихо. Машина остановилась посреди бездны.

        Ночь

        Все еще было темно. Приглушенный свет фар вырывал из мрака то клочья кустарника, то край леса. В радиаторе булькала вода. Саша слышал, как впереди хлопнула дверца, кто-то выскочил на дорогу. В отблеске фар узнал куртку, на которой играли зайчики света. Куртка двинулась дальше, продираясь через кусты, пока не слилась с тьмой. Ему стало страшно, что он останется один на один с обступавшей его ночью. Он тихо передвинулся к задней стенке кузова.
        Услыхав шорох, большой оглянулся. Что-то звякнуло, ударилось, на миг ему показалось, что он ослышался: наверно, щелкнуло в остывающем моторе. Так тихо, что можно отчетливо различить звук бурлящей в радиаторе воды. Но вот где-то в кузове снова послышался шорох, что-то шлепнулось на дорогу и лежало, не шевелясь, под стоп-сигналом. Он еще не мог разглядеть, что это, и насторожился, готовый в любую минуту броситься наутек, но испуг был напрасен: свет задних подфарников упал на мальчонку, медленно и неуклюже спускающегося по кузову. Мальчик подобрал с асфальта портфель и потихоньку двинулся вдоль машины к кювету, у кустов в нерешительности остановился. Большого забавляло, как он по-индейски крадется к кустам. Шорох раздвигаемых веток, шаги… Он спокойно закончил то, для чего останавливал машину. Не оборачиваясь, сказал чуть не налетевшему на него мальчонке:
        — Опять ты?
        Повернулся к нему, застегивая штаны.
        — Не люблю, когда на меня в это время кто-нибудь смотрит.
        — Я…
        — Теперь тут и останешься.  — Перешагнув через кювет, большой пошел к машине.  — И тебя сожрут гиены.  — Он залез в кабину, включил мотор. Старая колымага со скрипом тронулась с места. Парень держал руль одной рукой. В зеркальце, укрепленном на кабине, он видел мальчика, бегущего за грузовиком.
        — Пан…
        Огоньки стоп-сигналов мигали ему в лицо: он пробежал еще немного и безнадежно остановился. В зеркальце было видно, как он что-то выводит на песке обочины. Впереди, из-за холма, показался свет встречной машины. Парень в куртке нажал на тормоз.
        Соскочил на землю.
        Бегом вернулся назад. Мотор пока работал вхолостую. Крикнул:
        — Эй, где ты там?
        На песке обочины носком ботинка был выведен номер его грузовика. Загладил песок. Где-то взлетела испуганная птица. Потом — топот ног. Наискось, через шоссе, бросился в направлении звука.
        — Порядок,  — сказал, держа Сашу, как трепыхавшегося зайца.  — Теперь все ясно.
        Встречная машина вынырнула на горизонте.
        — Ты что хотел сделать?
        Разок съездил ему по скуле, чтобы отвечал.
        — Ну, что ты хотел сделать?
        — Остановил бы какую-нибудь машину.  — Мальчик облизнул подбитую губу.  — Я хочу домой… Остановлю какую-нибудь…
        Сияние над холмом разрасталось. Потом скользнуло вниз.
        — Пустите меня!  — Мальчуган яростно отбивался. Волочил по земле ноги. Но большой сгреб его в охапку и потащил к грузовику.
        — А луну с неба не хочешь?
        Он почти швырнул мальчика в кабину.
        Саша успел схватиться за ручку дверцы, но все было напрасно.
        — Поехали домой,  — сказал парень в куртке, с трудом протискиваясь через него на свое место.  — Прямо к мамочке, Франтишек. Она как раз пересчитывает своих деточек и одного недосчиталась.
        Ясно: просто треплется. Но машина уже тронулась. Разминулась со встречной молочной цистерной.
        — А теперь, будь добр, прикуси свой язык, Франтишек,  — сказал парень за рулем. Он вспотел. Эта старая колымага, в которой он толком не разбирался, доставляла ему немало хлопот.  — До тебя дошло, что мы оба завязли в этом деле?

        Дорога

        Шоссе было где-то внизу, мальчик его не видел. Перед ним только светящиеся приборы.
        — Я хочу домой…
        — Сказано, прикуси язык,  — ответил парень, сосредоточенно управляя машиной. Он переключил скорость с третьей на вторую. Все за окном качалось, как на волнах.  — Я мог бы оставить тебя там. И был бы уже бог знает где…
        — Но вы все-таки боитесь.
        — Не объяснишь ли, чего?  — И вдруг вспомнил.  — Гони-ка сигареты. Я дал тебе четыре кроны…
        Придвинул к себе порядком измятые пачки, которые мальчик вытащил из кармана. Раскрыл одну.
        — Ну, так чего же я должен бояться?
        — Вы подожгли сарай.
        — Откуда ты взял?
        — Знаю. По рубашке.
        — Я же не нарочно,  — сказал парень в куртке. Сашино сообщение его не взволновало.  — Больше измять не мог?  — Он зажег сигарету спичкой из найденного в кабине коробка.  — Сушил рубаху и уснул. Ты бы только видел, какой поднялся переполох!  — И, засмеявшись, глянул на мальчика.  — Еще что?
        — Это ваша машина?
        Старший молчал. Он курил и глядел перед собой на дорогу.
        — Так я вам скажу: она ворованная,  — произнес Саша строго, не дождавшись ответа. Они снова преодолевали подъем. Вдалеке, точно блуждающий огонек,  — стоп-сигнал какой-то машины. Парень нащупал на сиденье рваное одеяло. Бросил его Саше.
        — На, укройся.
        Сам дышал на пальцы, чтобы согреться.
        В кабине было холодно.
        — Теперь это наша машина. Почти…  — сказал он после паузы, чтобы склонить Сашу на свою сторону. Из-под одеяла поблескивали одни глаза.  — Воруют — это когда оставляют себе. Сейчас она наша, но мы ее себе не оставим. Только прокатимся. А воруют, когда что-нибудь кладут себе в карман.
        Он вел машину одной рукой.
        — Тебе повезло, хоть мир повидаешь.
        — Куда мы поедем?
        — Куда вздумаем.  — Он не договорил. Смял сигарету и взялся за руль обеими руками. Перед ними ехал частник на легковой. Через стекло можно было его рассмотреть. Два красных огонька приближались.
        — Гляди!
        Мотор гудел. Парень за рулем переключил фары, чтобы прижать легковую к обочине. Метр за метром расстояние сокращалось. Это был «седан» новой марки. Распластанный, как черепаха.
        — Стирлинг Мосс и Фангия! Величайшие гонщики мира! Я кое-что от них перенял. Показать, как ездит Фангия?
        Грузовик на полной скорости перевалил через вершину холма, уже вися на хвосте легковой.
        Так они мчались до поворота.
        Фангия убрал газ и нажал на тормоз. И вдруг побледнел. Тормоза заскрипели.
        — Черт возьми, надо же как раз здесь…
        Грузовик скользил под уклон. В свете фар видна была синяя машина с белой полосой, стоящая у края дороги. Красный стоп-круг электрического фонарика…
        Легковая впереди остановилась.

        Автоколонна

        — Только пикни…
        За какие-то доли секунды, пока они метр за метром подъезжали к машине автоинспекции, парень за рулем словно бы похудел на несколько кило и стал меньше. Но фонарик не поднялся, он светил на документы частника, которого они пытались обогнать. Один из контролеров глянул на них — через смотровое стекло его было хорошо видно в свете зажженных фар — и махнул рукой:
        — Проезжай!

        Большой с трудом поверил собственным ушам.
        Опомнился, только когда контролеры были уже позади.
        В зеркальце он увидал колонну грузовиков, которая шла у него в хвосте и теперь перегоняла. Переключение фар, сигналы. В кузовах грузовиков покачивались какие-то закрытые брезентом станки.
        Наконец понял:
        — Решили, что мы тоже… из автоколонны… Дальние перевозки в Словакию…  — Он засмеялся. Облизал пересохшие губы.  — Крупно повезло!  — порылся в карманах, нащупал сигареты и спички.  — Раскури!  — Сунул все Саше.  — Ну, кому говорю!
        Теперь он держал рыло машины в пяти метрах от стоп-сигнала последнего грузовика. Саша сердито слушал, как парень посвистывает. Размял сигарету в пальцах, сунул ее в рот. Зажег спичку. От дыма защипало в глазах, в горле. Он закашлялся.
        — Хочешь?  — спросил парень в куртке. Ясно: все видел. Взял у Саши зажженную сигарету. Насмешливо пододвинул к нему полную пачку.  — Если хочешь закурить — бери…
        Саша яростно завертел головой. Он снова начинал ненавидеть этого, за рулем.
        — Я только, чтобы ты не говорил…
        — Все равно скажу. Все.
        — Когда еще это будет. А пока мы с тобой отлично прокатимся.  — На секунду окурок сигареты осветил кабину, измученного мальчугана. Фангия добавил: — Ты двугорбых легуанов видал?
        — А что это?
        — Такие свиньи с крылышками,  — спокойно пояснил парень.  — В Африке их полно.
        Мотор гудел. Огонек на щитке подмигивал. На какое-то мгновение Саше показалось, что эта большая машина и правда могла бы доехать до самой Африки. Но он ответил:
        — В Африке живут львы.
        — Львы тоже,  — согласился парень.  — И черепахи, и крокодилы, и всякие другие хищники. Один страшней другого.
        — Утром мне надо в школу,  — напомнил Саша. Ему чудилось, будто слова приходят откуда-то издалека. Точно сквозь туман, он видел через отяжелевшие веки парня за рулем, видел, как тот зубами подтягивал повязку на руке.  — Все равно скажу про вас…
        Рука поправила на Саше сползающее одеяло.
        Фангия сбавил скорость.
        Стрелка бензомера прыгала в пределах первой трети шкалы.
        — Спи. Когда приедем, разбужу.
        Впереди дорогу застилал туман.

        Револьвер

        Возле реки мгла сгустилась. Неожиданно грузовик вынырнул из тумана, точно из пара прачечной. Дребезжа, съехал на боковую дорогу. Галька шуршала под шинами, разлеталась из-под колес во все стороны. И снова туман, шорох гальки да стук мотора.
        Светало.
        С шоссе машина уже была не видна. Еще несколько метров проехали по инерции. Саша в кабине спал. Его не разбудил даже скрип тормозов. Стрелка бензомера замерла на нуле. Парень в куртке тихонько приоткрыл дверцу и соскочил на траву. Порылся в инструментах. Взял несколько гаечных ключей и две отвертки. Осторожно захлопнул дверцу. Огляделся. Сверху машину скрывал мост, сбоку — деревья. Недурно. Часа два проищут. Самое малое.
        Ему необходим был хотя бы час.
        Рассовал ключи и отвертки по карманам. Тропинка к лесу вела вверх по склону вдоль реки. Фангия шел быстро, намочил руку в воде, отер лицо: надо бы умыться как следует, только это потом, в другом месте. Дико хотелось спать, но он не смел рисковать ни минутой. Где-то на самом дне его души прочно засел страх перед собаками. Когда отыщут машину, ищейки пойдут по следу.
        Сандалии промокли. Их облепили листья. На кончиках острых травинок повисла роса. Треск ветвей, словно где-то взлетела птица. Или крадется зверь. Шелест листьев. Шаги. Он оглянулся. Кто-то кричал ему вдогонку сонным, разочарованным голосом:
        — Где же они?
        Это Саша бежал за ним со своим портфелем, волоча по земле одеяло, то и дело сползавшее с плеч.
        — Где же они?
        — Кто?
        — Легуаны!
        Тот, в куртке, не сразу вспомнил свою выдумку про Африку. Вокруг росли березки. Повсюду листья, листья…
        — Здесь их еще нету. Беги к машине, поспи еще. Я за тобой вернусь. Не веришь?
        Малыш завертел головой. Он шел за ним по пятам, точно пес. Подобрал где-то ветку и постукивал ею по деревьям. И вдруг сказал:
        — Слипейша выгонят из школы.
        — Ну и что?
        — Из-за сарая.
        Так, значит, дело вовсе не в Африке. Не такой уж дурак этот шкет. Фангия остановился. Он стоял почти на полметра выше мальчика.
        — Знаешь что, катись-ка ты со своим сараем…
        Терпение его лопнуло. Пропадали дорогие минуты. Легуаны!
        — Марш к машине и жди! Или давно не получал?
        Стал карабкаться по склону, но позади снова шаги и посапыванье, как будто за ним лез целый детский сад.
        — Слыхал, что тебе сказано?!
        Саша, конечно, слышал, но знал, что если сейчас упустит того, в куртке, то больше никогда его не найдет. И полз. Ботинки скользили. Красный от напряжения, он хватался за кусты и траву. Портфель мешал.
        — Пан…
        Тот, впереди, остановился и ждал. Саша оцепенел. В руке у парня был револьвер.
        — Я…
        Дуло поднялось.
        Мальчик отступил… шаг, два… Поскользнулся — корни были мокрые — и покатился по склону, по листьям… Деревья завертелись. Где-то вверху захлопали крылья — с карканьем взлетела здоровенная птица.

* * *

        ТЫСЯЧИ СЛУЧАЙНОСТЕЙ. ПАДАЮЩИЕ ОСКОЛКИ ЗВЕЗД. ДЕРЕВО, ВЫВОРОЧЕННОЕ ВЕТРОМ. Дождь. Неумолимый бег времени. Стучит телетайп. Разносит описание мальчика, которого разыскивают родители. И в эту же самую минуту тысячи красных муравьев погибают под сорвавшимся со склона камнем, потому что Фангия спасается бегством и не может пересилить страх. Вещи и события неожиданно сплетаются. Попадают в замкнутый круг.
        Багровое осеннее солнце пробивается над мостом сквозь утреннюю дымку. Внизу — дорога и грузовик. На сиденье лежит оставленная Сашей обыкновенная ученическая тетрадка. Пройдет час — из лесу явятся лесорубы, найдут грузовик и тетрадку. Одно свяжется с другим. Сплетется воедино. Судьба мальчика. Судьба машины. Судьба того, кто, спасаясь бегством, нарушает спокойную жизнь леса.
        Но есть багровое солнце над мостом, и дорога внизу, и грузовик. По тропинке идут три малыша с ранцами на спинах. У грузовика останавливаются. С любопытством заглядывают в раскрытую кабину, дергают ручку дверцы… Один карапуз, набравшись храбрости, влезает в кабину, за ним — девочка. Ее рассмешила диковинная жирафа, которая нарисована в лежащей на сиденье тетрадке. Девочка перелистывает страницы: на них наклеены картинки с изображением птиц, цветов. Никто не обращает на нее внимания. Мальчик крутит руль.
        Нечаянно нажал на клаксон.
        Испуганный, выскочил из машины.
        Ребятишки бегут. У девочки в руке тетрадка. Она показывает ее мальчишкам. Рассматривают. Потом вырывают листы. Идут к школе вдоль речки. И вот уже между камней поплыла лодочка со смешной жирафой. Другая — серая. Она сделана из обложки. На корме корявым почерком написано:
        АЛЕКСАНДР ТИХИЙ, 3 «б».
        Река сверкает на солнце.
        Лодочки скрываются вдали.

        Двое

        Узкая дорожка вела на вершину холма. Но Фангия по ней не пошел. Он пробирался наискось через кустарник. Казалось, лес никогда не кончится. Деревья немного расступались, открывая лесистый склон. За ним — следующий. В утреннем солнце розовели голые стволы сосен. Лес был тихий и сырой. Местами почва колебалась под ногами. Фангия обогнул трясину. Споткнулся о корни, прикрытые истлевшими листьями: падая, почувствовал, как что-то твердое ударило в бок. Достал из кармана крошечный транзистор и проверил, не разбил ли его при падении. Несколько вещей он по-настоящему ценил. В том числе транзистор. Осторожно приложил его к уху, покрутил ручку настройки. Послышалось слабое потрескиванье. Фангия успокоился. Усилил звук. По лесу разнесся искаженный, неестественный голос модной джазовой певицы, похожий на крик странного зверя. Потом снова наступила тишина. Где-то затрещали кусты. На поляну выбрался мальчик. Задыхаясь, сказал:
        — Обождите меня, пожалуйста!
        Сзади было нечто, чего он боялся больше, чем парня в куртке. Он затравленно оглянулся:
        — Я один боюсь.
        Весь облеплен листьями.
        Из носу течет.
        Парень в куртке молчал. Он больше не пытался прогнать мальчонку. Теперь, когда полдороги пройдено, это было бы слишком опасно.
        Пусть лучше останется при мне,  — решил он, потому что приятно внушать себе нечто утешительное. Подумать о вещах неприятных — времени еще более чем достаточно.  — Если захочу, всегда успею от него избавиться.

        Стрелка на земле

        Шли уже довольно долго. В нескольких шагах друг от друга. Больше молчали. Мальчик немного прихрамывал, ботинки жали.
        И все время потягивал носом.
        — У меня ноги болят.
        Он старался оставлять какие-нибудь знаки. С минуту волочил по земле правую ногу. Словно бы случайно начертил носком ботинка стрелку в том направлении, куда они шли. Эта была, кажется, уже десятая. Первая — у реки, возле машины. Саша надеялся, что милиционеры увидят ее. Когда найдут тетрадь.
        — Может, это оттого, что я еще ничего не ел?
        Парень в куртке не отвечал.
        Он всматривался в прилепившиеся к склону холма дачные домики. К одному даже сбегал, но сразу вернулся.
        Закурил сигарету.
        Закашлялся:
        — Эй, ты, со своим чертовым сараем…  — Он сплюнул.  — Как тебя звать?
        — Александр.
        Фангия удивился:
        — Не завидую тебе. Надо бы издать закон против тех, кто придумал такие идиотские имена.
        Саша не успел ответить.
        Неожиданно парень толкнул его в кусты.
        Из-за кустов вынырнули лошади. Точно призраки. Огромные. От морд валил пар. Сбруя поскрипывала. Человек, который вел их, разговаривал сам с собой: «Триста двадцать крон Сировому. Двадцать пять Маржке». Кони прошли совсем рядом. Тем двоим, скорчившимся в чаще, они казались снизу странно увеличенными, гигантскими. Своими мерно колышащимися боками они заслоняли все небо. Из-под копыт разлетались комья грязи. Почувствовав, как дрожит малыш, Фангия удивился:
        — Да ты что? Это же лошади… Никогда не видал их, что ли?
        — Таких больших никогда. Поменьше.
        — Пони в зоопарке?
        — Нет, настоящих. Но не таких большущих. Ступи они на шаг в сторону — и крышка. От нас бы только мокрое место осталось.
        Лошади растаяли в тумане. Точно их никогда и не было. Парень в куртке поднялся, посасывая стебель травы.
        — Лошади умнее людей,  — сказал он.  — Зла никому не причинят. Может, только какому-нибудь подлецу.
        — Почему?
        — Не знаю. Разве что сбесятся…
        — А тогда — да?
        — Тогда — да.
        Они пошли дальше. С веток капало. Большой почти спал на ходу. Саша держался в двух шагах позади него. Он думал о сбесившихся лошадях. И о Фангии. Откуда он? От чего бежит?
        И куда?

        Сруб

        Сруб был совсем черный. Нежданно-негаданно он вырос перед ними посреди леса. Весело поблескивала красная этернитовая крыша с большой трубой, на веранду вели заросшие травой кирпичные ступеньки. Бревна поблескивали масляной пропиткой и дегтем. На окнах тяжелые ставни. Фангия повернул ручку двери — заперто. Тем не менее он сказал:
        — Вот мы и дома.
        Два винта сверху, два снизу. Осмотрел замок. Догадался: он открывается изнутри. Нащупал в кармане отвертку и проволоку.
        Обернулся к Саше.
        — Сбегай за водой.
        Чтобы избавиться от него. Дорожка, выложенная каменными плитами, вела, вероятно, к ручью.
        — Дуй по плитам, чтобы никаких следов!
        Под верандой Саша нашел погнутое ведро. Оно оказалось дырявым. На листе посреди родника сидела лягушка. Саша загнал ее на траву, швырнул вслед портфель. Зачерпнул воды. Перешагнул через портфель. Решил: оставлю его здесь. Если только Фангия не вспомнит. Десять стрелок, тетрадь в машине, а теперь еще и портфель. Должны найти.
        Чтобы не замочить ноги, Саша нес ведро на вытянутой руке. Когда вернулся, дверь сруба была уже открыта.

        Западня

        Пахло дубом, которым были облицованы стены. Свечка разгорелась и погасла, фитиль отсырел. Фангия чиркнул третьей спичкой и снова зажег свечу. Мигающий в полутьме огонек напомнил Саше рождество, зажженные елки за окнами чужих квартир, в которые он исподтишка пытался заглянуть: ведь он Человек, проходящий сквозь стены, он может играть любыми игрушками, какие только есть на свете.
        Но теперь он заглянул сюда не через окно. Вещи во тьме были чужими, враждебными. Они еще защищались. Выставляли навстречу незваным гостям острые грани шкафа, спинки кресел. Пол стонал при каждом шаге. На камине поблескивала керамика. Фангия поднес свечку. Сказал Саше:
        — Глянь-ка, рыба с ушами!
        И засмеялся. Но будто через силу. Потом пересек комнату. Вытащил откуда-то коробку печенья. Бросил ее перед мальчиком на стол.
        — Ешь!
        Печенье рассыпалось. На столе лежала чужая раскрытая книга. Чужой потолок вдруг резко подскочил вверх — это парень в куртке поднял свечку и пошел с ней к двери. У двери остановился. Налил в кружку немного воды из ведра. Остаток выплеснул прямо на террасу, на грязные следы. Снова закрыл дверь. Накинул накладку на петлю замка. Сначала что-то позвякивало, потом замок щелкнул и заперся.
        — Тютелька в тютельку,  — удовлетворенно сказал Фангия, проверив дверную ручку. Он склонился над свечой с последней, почти высыпавшейся сигаретой. Руки у него дрожали.  — Если придут, возьмут нас как мышат из мышеловки.
        — Кто придет?
        — Легуаны.
        Закашлялся. Взял целую пригоршню печенья. Налил в кружку воды запивать.
        — Хочешь?  — он налил и Саше.  — Если затопить, дым будет виден, а то бы я вскипятил горяченького чайку.  — Он выпил воду. На губах остались крошки. Сердито оглядел камин и развешанные по стенам старинные картины, изображающие породистых лошадей и охотничьих собак.  — Какой-то идиот. Держит рыбу с ушами и заплесневелое печенье. Никогда еще не ел такой дряни.  — Он лениво жевал.  — Правда, отдает плесенью?
        — Здорово отдает.
        Оба продолжали жевать.
        — Обыкновенный горячий чай,  — мечтательно протянул парень.  — Литры горячего чаю. Остался бы ты в машине. Теперь бы тебя уже нашли.
        — Сколько сейчас?
        — Скоро девять.
        При свете свечи было видно, как мальчик тщательно стряхивает с воротничка крошки. Бархат был мокрый, слипшийся.
        Саша вспомнил:
        — В девять у нас арифметика.
        И вздрогнул.
        Снаружи послышался резкий, визгливый звук. Через щель можно было разглядеть противоположный склон и кусок неба. Крона высокой сосны задрожала. Дерево рухнуло. Вдали, на просеке, они увидели нескольких мужчин. Донесся стук топоров.
        — Валят деревья,  — произнес Саша, словно перед ним свершалось нечто необычайное. Он еще никогда не видел, как падает живое дерево.  — Точно в кино… Когда кто-нибудь умирает…
        Парень в куртке молчал. Он вернулся к двери. Нашел на стене плетеную мишень и колчан со стрелами. Разок-другой попытался попасть.
        — Сейчас упадет второе,  — предупредил Саша.  — Хотите посмотреть?
        — Нет.
        Фангия открыл шкаф. Там лежали патефонные пластинки, старый свитер, лыжный костюм. Все — на великана. Он бросил первое, что попалось под руку, Саше:
        — Закутайся, а то простынешь.
        Нацепил себе на голову летнюю соломенную шляпу. Клетчатый плед через плечо — как у ковбоя. И пошел к лестнице, ведущей наверх.
        Еще вернулся за свечкой.

        Когда Саша, натянув свитер, высвободил голову, в комнате было темно. Тени росли.
        Колебались.
        Он испугался, что останется тут один.
        В таком холоде.
        Побежал к лесенке:
        — Пан!..
        — Не ори!
        Свечка остановилась.
        — Вот комик!  — рассмеялся парень, увидев внизу, под собой, Сашу.  — Фриго на машине. Верих в лохмотьях[5 - Фриго — французское прозвище американского комика Бастера Китона. Ян Верих — известный чешский комический актер.]. — В свитере и лыжных шароварах мальчонка был чисто Чарли Чаплин. Рукава на полметра длиннее рук.  — Хочешь увидеть что-то интересное, комик?
        Мигающий огонек свечи осветил часть чердачной каморки. Выкинутую детскую коляску, всякий старый хлам. Подтянувшись, Фангия взобрался на чердак и свистнул малышу.
        — Александр!
        Стал рыться в рухляди.
        — Хочешь маску? А гарпун?  — Он надел на Сашу маску для подводного плаванья.  — А счеты?  — Полез к окошку за счетами с погнутыми стержнями. Задел их локтем. Костяшки задребезжали. Фангия оцепенел. Через пыльное стекло была видна часть леса, прилегающая к дому. Плоские плиты на тропинке к роднику. В траве лежал Сашин портфель.

        Лестница

        Бежать было некуда. Внизу стукнула дверь. Секунда тишины, потом металлический звук — замок защелкнулся. Саша застыл посередине лестницы. Увидел Фангию. Тот возвращался с портфелем в руке. Бледный. На носу капельки пота. Не сказав ни слова, подошел к Саше и стал бить его портфелем по голове, по лицу, по рукам. Мальчик отступал все выше, спотыкаясь, инстинктивно прикрывая локтями лицо. Поразительно, что все это происходило в полнейшей тишине. В полумраке только всхлипыванья да удары. Саша снова споткнулся, упал. И сразу — тьма.

        Карта

        Саша лежал на постели, портфель — рядом. Все тело ныло. Потрогал лицо. Кожа горячая и словно припухшая. Где-то визжала пила. Вещи вокруг были чужие. Он вдруг решил, что лежит тут один. И снова разрыдался. Никогда меня не найдут… Попробовал угадать, который час. В девять арифметика. Потом чешский.
        Неуверенно приподнялся.
        Через раскрытую дверь увидел Фангию. Тот стоял в комнате с наклонным потолком. В углу — граммофон со средневековой трубой. Возле ставни раскрытый зонтик. Наверно, оттуда затекало. Письменный стол. На нем — набор курительных трубок.
        «Опять начнет бить. Ну и пускай». Страх перед одиночеством был сильнее. Приплелся поближе. Тот, в куртке, выдвинул ящик стола. Достал коробку с сигаретами. Под ней оказался металлический флакончик с бензином.
        Оглянулся.
        — Такого ты еще не видывал!  — Точно между ними ничего не произошло. Нажал и отпустил крошечную ракету, насаженную на пружину. Ракета взлетела к потолку. Осталась только нижняя часть.
        — Точилка!  — сказал, будто сам придумал эту идиотскую штуковину.
        — Хочешь?
        Саша не двигался. Он смотрел на стол: там лежал револьвер. Парень в куртке, ничего не замечая, раскрыл револьвер и вылил на вложенную в него ватку бензин. Для пробы нажал спуск. Удовлетворенно смотрел на выскочившее пламя.
        Револьвер оказался зажигалкой.
        Саша ожил:
        — А я-то думал…
        Фангия еще раз щелкнул курком.
        — Что ты думал?  — И вдруг понял.  — Ты что, чокнутый? Шуток не понимаешь? Сам-то ты стал бы в кого-нибудь стрелять?
        — Не…
        — Вот видишь!
        Он дал ему поиграть зажигалкой. Ни слова о том, что произошло.
        Мял пальцами огромную сигару. Вдруг сказал:
        — Этот ваш сарай — чепуха. Да только я выкинул кое-что почище. Еще до того.
        — Что?
        — Ничего.
        Он снова был настороже. Точно злился на самого себя за сказанное. Зажег сигару.
        — Иметь бы такую хатенку, я бы ничего больше не хотел. А ты?
        Встал. Подошел к висящей на стене старинной карте:
        — Глянь-ка! Африка!

        Голод

        На склоне визжала пила. Сруб неожиданно превратился в западню, которую они сами за собой захлопнули. Начали осматривать его. Метр за метром. Надеясь найти хоть что-нибудь съедобное, вытаскивали из ящиков полосатые безрукавки и носки. В углу кухни Фангия обнаружил тяжелый сундук. Полчаса трудились, пока удалось его взломать. Он оказался доверху набит старыми книгами, связками журналов. По страницам немецкого издания Брэма летали нетопыри, прыгали обезьяны. На мгновение Саша про все забыл. Он разглядывал картинки.
        — Хотите видеть зебру?
        — Разве что освежеванную и разделанную на отбивные.
        — Бр-р-р!
        — Еще бы и облизнулся,  — заверил Фангия. Спустился в погреб. Переворошил груду пустых бутылок, которые кто-то поленился сдать в магазин. Нашел три бутылки с вином. Две жестяные банки. Посветил на них. Там оказалась эмаль. Объеденье! Отбивные из зебры с соусом из эмали.
        Вернулся с бутылками.
        Портвейн.
        — В крайнем случае хоть напьемся… Заснешь и увидишь во сне жаркое…
        Он оглянулся. Мальчик стоял на коленях перед полочкой в холле и снимал с нее все подряд, без разбору. Рыболовную катушку. Коробку с блеснами. Наживку, крючки. Вдруг взволнованно крикнул:
        — Тут что-то есть!
        Вытащил продолговатую консервную банку. Напряженно уставился на подошедшего Фангию.
        — Наверно, сосиски. Написано по-английски.  — С важным видом по складам прочел: «Three balls. Super»[6 - Три мяча. Высший сорт (англ.).].
        Внизу к банке приделан ключик. Отломал его и начал открывать. Банка скрипела.
        Фангия сказал:
        — Если съешь, дам тебе крону.
        В банку с шипеньем проник воздух. Старший снял крышку и высыпал содержимое на пол.
        — К чертям собачьим,  — не удержался Саша. Он смотрел на подскакивающие теннисные мячики. «Three balls. Super».  — К чертям собачьим.
        И даже не обратил внимания, что парень в куртке заметил ему назидательным тоном:
        — «К чертям собачьим» говорить неприлично…
        — Ага…  — И снова сердито: — Вот идиоты! Совать теннисные мячи в консервную банку!

        Паутина

        У них еще оставалось девять печенин. Мальчик лежал на постели и наблюдал за Рукой. Она раскладывала печенье в два одинаковых столбика. Оказалось одно лишнее. Фангия мгновение поколебался, но потом честно разломил его пополам. Половину дал Саше, другую сунул себе в рот и стал медленно жевать, чтобы подольше растянуть удовольствие.
        Налил себе вина.
        — Воду оставляю тебе,  — великодушно заявил он.  — Не пей сразу. До вечера нам отсюда не выбраться.
        — Тут пауки,  — сказал мальчик. Он лежал на спине и рассматривал на потолке паутину.
        — Ну и что?
        Большому лень было разговаривать. Он рассматривал рыжие волоски на своей руке. Через щели в ставнях проникал свет. Визжали пилы.
        — Пауки есть всюду,  — он равнодушно потягивал портвейн.  — В лесу, и здесь, и в Праге… Один раз мы нашли в цеху целое гнездо.
        — У них бывают гнезда?
        — У одних бывают, у других нет.  — Он и сам толком не знал.  — У этих, кажется, нет.  — Поглядел на паутину.  — В Южной Америке водятся паучищи величиной с палец. Укусит такой — п-ш-ш!  — и крышка. В Южной Америке или еще где-то…
        — Тарантулы?
        — Наверно.  — И только через секунду удивился: — Откуда ты знаешь?
        — Мы читаем такие книжки. С папой.
        — Какие?
        — Про космонавтов и про природу.  — Мальчик поколебался, можно ли доверить ему тайну.  — Я, наверно, буду космонавтом.
        — Или трубочистом,  — заметил Фангия.
        — Почему трубочистом?
        — А может, будет как раз не хватать трубочистов. Дурак, разве тебя кто спросит?  — Голос его зазвенел. Но, увидев глаза мальчика, сказал: — Хотя тебя, возможно, и спросят.  — И, зевнув, добавил: — Если будешь получать одни пятерки.
        — У меня две четверки,  — сказал мальчик.
        — Что?
        — Я говорю, что дела мои не больно хороши,  — ответил Саша.
        — Это верно.
        Болтовня перестала занимать Фангию. Он лежал и смотрел сквозь щель на противоположный склон. В тишине было слышно, как мальчик грызет печенье и потягивает носом. Это раздражало. Он перевернулся на живот.
        — Наверно, тебе надо больше заниматься.
        — Не в этом дело.
        — В чем же?
        — Стоит хоть раз получить крест — и уже от него не избавишься.
        — Какой крест?
        — Перечеркнутую четверку. Или единицу.
        — Ну, это не так…  — нерешительно запротестовал парень.  — По крайней мере не всегда…  — Уж он-то знал, что бывают вещи, которые прилепляются к тебе, как смола. И ни за что от них не избавиться. Тянутся за тобой, хоть тебе и твердят, что все уже забыто.  — Думаю, не всегда,  — повторил он.  — Когда-нибудь все наверняка станет по-другому…
        Но когда — он и сам не знал.
        И потому добавил:
        — Здорово я надеюсь на армию. Попасть бы в автоколонну. Или в танкисты. Или в авиацию.
        На склоне визжала пила. Через щель было видно гигантское дерево. Оно затрепетало и рухнуло.
        — Который час?
        — Около двух.  — Фангия повернулся к мальчику.  — Закрой глаза. Постарайся уснуть. Нам еще далеко добираться. Увидишь, как будут болеть ноги.  — Он потянулся за новым печеньем и раскрошил его в вино.  — У меня припрятаны деньжата. Купим себе, чего захотим…
        — Хлеба?
        — И хлеба, и венгерской колбасы, и огурцов. Пива и лимонаду. Всего.
        Фангия лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок, где прилепилась паутина, потом — на рисунок, висевший на стене. По белому фону — переплетение черных линий. Вдоль рамы полз жук. Дополз до края и остановился. Фангия наблюдал за ним. Потянулся за соломинкой и сбил жука. Тот упал, но тут же снова упрямо пополз вверх. Снаружи визжала пила.

        Фангия

        Он тоже боялся остаться один, но знал, что в конце концов ему этого не избежать, знал с самого начала так же твердо, как то, что затея с этим побегом вообще бессмысленна. Бежать неизвестно от чего. И неизвестно куда. Хоть он и уговаривал себя, что кто-то ждет его, уж он-то знал: никто его не ждет. А если и ждет, то совсем не так, как он хотел бы. Со страхом. Теперь, когда им уже известно, что он сбежал. Телефонный звонок был первой ошибкой. Нужна внезапность. Стремительный удар, как в боксе. Взять деньги и уйти. Пятнадцать сотенных, из-за которых ему пришлось два года самому стелить себе постель в исправительной колонии. Шестьсот раз складывать одеяло вчетверо.
        Он убеждал себя:
        Но никто из них не имеет права сказать, что я втянул его в эту историю. Даже Мирка.
        И вдруг пришло в голову:
        Я ведь даже не помню, как она выглядит. А сбежал ради нее. Ни для кого я не сбежал. Просто я дышу. Мне хорошо. Я подарил себе этот побег. Как транзистор на рождество. Лежу себе в постели, и никто на меня не орет. Мне хорошо. Этот дом и вино, и мальчонка с «крестами», и теннисные мячи в жестянке. Все хорошо.
        Жить бы так все время. Ходить на работу в лес и ловить с мальчонкой кроликов. Захотел рассказать ему об этом. Протянул руку — но постель рядом была пуста.
        — Саша?!

        Корабль

        Постель около него была пуста.
        Фангия встал.
        Мальчик оказался в соседней комнате. Он взобрался на стул возле старой карты и, стоя на коленках, измерял расстояние от Европы до Африки. Хватило пяти растопыренных пальцев.
        Саша оглянулся.
        — Это совсем недалеко,  — сказал он, застигнутый врасплох.  — Вот она, Африка. Я правильно прочел — Африка?
        Пальцы большого легли на то же место. Ответ прозвучал расхолаживающе:
        — Ведь это море.
        Море было синее, как небо. И ни одного моста. Волны вздувались. Фангия увидел большие огорченные глаза.
        — Я думал,  — сказал мальчик,  — совсем ненадолго съездить в Африку, только поглядеть. А потом бы мы вернулись. Послали бы оттуда в школу открытку, про сарай, и что мы привезем им живого шимпанзе. Или попугая. Или вообще что поймаем…
        В ответ — тишина.
        Парень в куртке молчал. Он понимал: объяснять что-нибудь тут не имеет смысла. Тем более сейчас. И потому сказал:
        — Погляди — граммофон.
        Точно все это время они говорили о граммофоне.
        Фангия приподнял звукосниматель. Попробовал пустить пластинку. Без звука, вхолостую. Но диск не вращался.
        — Там пружинка лопнутая,  — сказал мальчик.
        Видно, он уже пытался заводить. Видно, торчал здесь уже довольно долго. Ручка граммофона не действовала. Фангия прислушался к стуку пружины:
        — Она сорвалась.  — Снял трубу и диск. Подал его мальчику.  — Подержи.  — Вынул из кармана отвертку и начал разбирать граммофон. Снял всю верхушку. Винтики совал себе в рот. Не разжимая губ, с трудом выговорил: — Может, еще построим корабль. Держи!
        Он старался убедить малыша.
        — Конечно, лучше бы моторную яхту, но в крайнем случае сойдет и парусник. На паруснике тоже переплывают моря. Совершенно спокойно. Вдвоем мы соорудим хоть целый пароход. Я все умею. Если захочу.
        Выплюнул винты в ладонь.
        Подхватил выскользнувшую пружину.
        — Только чаще всего не хочу. Раз приходится делать одно и то же… Без конца. Что я, обезьяна дрессированная?  — Продолжая говорить, он скручивал пружину. Движения точные, четкие.  — А насчет открытки — неплохо придумано. Чтобы знали, где мы. По пути будем ловить рыбу. На еду. Один человек пил в океане сок из рыб. Когда у него кончилась вода. Воды надо бы взять побольше.
        Рыбы Сашу заинтересовали.
        — Там, внизу, удочки,  — напомнил он.  — И крючки.
        — Маловаты.
        Фангия пыхтел от натуги. Пружина накручивалась.
        — Для морских рыб надо крючки здоровущие. А для акул… еще и топорик.
        И вдруг застыл, отпустил пружину. Пружина больно ударила его по пальцам, но он даже не пикнул. Снова насторожился.
        Откуда-то приближалось тарахтенье мотоцикла. Послышался собачий лай. Фангия задул свечу. Они стояли во тьме. Море было синее, как небо. Белый парус вздувался на ветру. Похожий на крыло чайки.
        — Я…  — Сашин голос дрогнул. Но он заставил себя говорить.  — Мне надо бежать…  — Во тьме, раскручиваясь, звенела пружина.  — Через заднюю дверь…
        — Почему?
        — Потому что это за мной. Я оставил там тетрадь. В машине. Они идут по стрелкам…
        — Сочиняешь.
        — Нет, не сочиняю. Я хотел, чтобы вас нашли. Из-за Слипейша.
        Лай приближался.
        — Сочиняешь,  — снова повторил тот, в темноте, но сам уже был убежден, что это так. Руками шарил по стенам.  — Если правда…  — Он весь — под курткой — покрылся потом. Наконец нащупал дверь. Ступеньки на чердак.  — Свинья… Надо было отлупить тебя сразу, как только ты попался мне на глаза.
        На локтях подполз к окошечку. Лицо облепила паутина. Он яростно стер ее.
        Внизу, под собой, увидел детей с собакой. Они тащили повозку, в которой бренчала сумка с бутылками пива и подпрыгивала буханка хлеба. Наверное, чей-то завтрак. Собака то убегала вперед, к лесорубам, то возвращалась к детям, все укорачивающимися кругами, и, наконец, в избытке собачьего счастья стала кататься по траве, задрав кверху лапы и по-щенячьи взвизгивая.
        Фангия облегченно вздохнул.
        Но в этот момент на холме снова затарахтел мотоцикл. Вынырнул возле мостика. Миг он был виден совершенно отчетливо. Милицейская машина с белой полосой. За рулем — милиционер. На заднем сидении какой-то старичок. У маленького прилепившегося к горе домика старичок спрыгнул. Обошел его. Покрутил ручку двери, проверил, заперты ли ставни.
        — Никого.
        «Через пять минут будут здесь. Осталась еще одна дача. Потом — очередь сруба». Рядом — шмыганье носом.
        — Свинья!  — Фангия посерел, рот полон пыли, першит в горле…  — Маленькая паршивая свинья…
        Мотоцикл спускался вниз по склону. Уже совсем близко.

        Та самая минута

        В углу окна сидел паук. У него было восемь лапок. Вторая пара накрывала передние, как щупальца.
        Время тянулось бесконечно. Фангия отполз от окна. Теперь через пыльное стекло была видна только спина человека внизу, кусок переднего колеса да еще руки, на которые поплевал их владелец, обтирая грязь носовым платком. Рядом — учащенное дыхание мальчика. Влип. Уж это точно.
        — Ну, что не кричишь? Стоит тебе подать голос…
        Страх, точно удары кулаком по желудку, тошнота… На мгновенье он даже пожелал, чтобы все уже кончилось. Все. Внизу проверяли дверь и ставни. Потом шаги остановились. «Съездим еще на тот холм и баста. Наверно, его подобрала на шоссе какая-нибудь машина»,  — сказал тот, что вытирал платком руки. Мотоцикл снова затарахтел. Металлический скрежет — милиционер включил первую скорость,  — дребезжанье; потом кудахтающий смех взбирающегося на заднее сиденье старичка: «Finis amore»[7 - Последняя любовь (ит.).]. Он подскакивал на сиденье и напевал: «Dolce amore»[8 - Сладкая любовь (ит.).].
        — Они о тебе вообще ничего не знают,  — сказал Фангия Саше.  — Все на тебя начхали.
        — Наши не начихают.
        — Все.
        Мальчик понимал, что ситуация переменилась. Если ТЕПЕРЬ кто и был в западне, так это он сам. Он попятился в ожидании, что Фангия снова начнет его бить. Этого он боялся. И все-таки в нем жила вера в несколько непререкаемых истин, которую тот, старший, не мог поколебать.
        — Вот железно — меня сейчас ищут. Папа. И ребята.
        — Думаешь?
        Казалось, ничего не произошло. Фангия, насвистывая, снова принялся накручивать граммофонную пружину.
        — Ребята первые на тебя начхали. Я бы на них не рассчитывал. Пристукни я тебя — ни один черт не отыщет. Не веришь?
        — Нет.
        — Нет так нет.  — Заскрипела пружина. Свечка мигала Саше в лицо. Диск граммофона начал вращаться.  — Ты скажи мне одно…  — Фангия собрал винты и гайки, чтобы снова укрепить крышку.  — Когда те двое были внизу, тебе стоило только пикнуть. Почему ты не кричал?..

        Глаза

        Съели последнее печенье. Склон напротив посерел. Потом пришла ночь. Неожиданно сменила день, как будто спустили штору. Ночь застала их врасплох. Лес не знал мягких теней городских вечеров, постепенно переходящих в ночь. Это был осенний лес, готовящийся к зиме. Без синих ягод черники и теплого запаха грибниц. И хотя где-то высоко, наверное, искрились звезды, из-за тумана их было не видно. Только чернильная тьма, полная хруста веток и тихих шагов по траве. Это вылезли домовые.
        Свечка мигала. Зачерпнуть ведром воду вдруг оказалось страшно трудно. Назад мальчик пустился бегом. Уже за дверью припал к ведру. Давился водой, точно глотал камни.
        Второй пил еще более жадно.
        Позади были ночь и день.
        Девять печенин.
        Одну они разделили пополам.
        Теперь, когда Фангия решил при первой же возможности сбежать, он не задумывался о том, что его ждет.
        По крайней мере — не сейчас.
        А мальчик, продолжавший все так же неусыпно следить за Фангией, делал это уже без тени враждебности.

        Каша

        Наверное, целый час парень в куртке вытряхивал на кухне мешочки и кульки. Вернулся с геркулесом. Граммов пятьдесят овсяных хлопьев. Три куска сахару. Сверху все полил вином. Размешал и попробовал.
        — Ешь. Вполне съедобно.
        Саша набрал полную ложку. Его передернуло, точно отведал полыни:
        — Гадость…
        — Что-то надо есть…  — Фангия демонстративно стал есть это месиво.  — Погляди на меня…
        Он пересиливал отвращение.
        Каша прилипала к зубам. Но все-таки сказал:
        — Пускай гадость, зато полезная!
        Некоторые вещи, мучившие Сашу, казались ему ерундой. Голод. Грязные руки. Или отсутствие зубной щетки, о чем мальчик говорил как о ПРОБЛЕМЕ.
        Он разрешил ее словами:
        — Винету[9 - Индеец, герой приключенческих книг немецкого писателя Карла Мая.] тоже не чистил зубы.
        По радио передавали вечерние последние известия. Новый рекорд в добыче угля. Подготовка к празднику. Где-то из берегов выступили реки. На джунгли падали бомбы. На Рузинский аэродром[10 - Рузинский аэродром — аэропорт Праги.] прибывали иностранные делегации.
        — У него и фонарика к празднику Октябрьской революции не было?
        — У кого?
        — У Винету.
        При воспоминании о ребятах Саша почувствовал что-то похожее на грусть. Он сказал:
        — Вы могли бы ночевать у нас. Я взял бы вас на демонстрацию.
        В его представлении любые, даже самые страшные неприятности можно просто-напросто перечеркнуть чистосердечным признанием.
        Стоит только повторить сто раз подряд:
        — НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ БУДУ ПОДЖИГАТЬ САРАИ.

        Фотография

        Голод не давал им спать. За прикрытыми ставнями — тьма и туман. Промозглый холод проникал в комнату, залезал под перины[11 - В Чехии перинами укрываются как одеялами.].
        — Придется захлопнуть ставни,  — пробормотал большой.  — А то замерзнем.
        Он приподнялся на колени, поглядел на лежащего рядом мальчика:
        — Плохо тебе?
        — Живот болит.
        Геркулес стоял в горле.
        Старший сказал:
        — Думаешь, у меня не болит?
        Скрипнули петлями ставни. Загорелась свечка. Фангия вытащил пробку из бутылки с вином. Налил Саше.
        — Отпей — пройдет.
        — Оно кислое…
        — Это только сначала.
        Вино колыхалось в рюмке. Через ее выпуклую прозрачную стенку мальчик видел парня в куртке, растерянно почесывающего затылок.
        — Будешь все время думать про свой живот, никогда не перестанет болеть.  — Он вытряхнул из паспорта ворох бумажек.  — Хочешь, что-то покажу?
        Это была фотография. Вдоль трека ряды флажков, несколько гоночных мотоциклов устремились к финишу, вроде бы «пятидесятки». Неразличимые, смазанные фигуры гонщиков, скорее похожие на грязные полосы.
        — Второй — это я,  — сказал Фангия.  — В красном шлеме.
        Саша машинально пил вино.
        — Правда?  — Носом чуть не влез в фотографию. Восхищенно смотрит то на Фангию, то на карточку.  — Можно мне ее взять?  — И добавил просительно: — Пан…
        — Меня зовут Рудла,  — сказал Фангия. Восхищение мальчика льстило ему.
        Он написал на фотографии:
        НА ПАМЯТЬ.
        В паспорте лежала еще одна, точно такая же.
        Напомнил:
        — Второй, не забудешь?
        Саша отпил еще. Теперь, когда в руках была фотография, вино не казалось таким терпким.
        — Была бы у меня порядочная машина…
        Комната стала покачиваться.
        — Второй в отборочных…  — доносился откуда-то издалека голос парня, которого звали Рудлой и который был настоящим гонщиком.  — Спи. Постарайся немного поспать.

        Рудла

        Он понимал: сейчас самый подходящий момент, чтобы уйти. Пока Саша спит. До утра времени еще достаточно. Ему представилось, какая тьма народу привалит завтра на эти лесные дачи.
        «В моем распоряжении целая ночь и завтрашний день до обеда. Утром буду далеко отсюда. Надо решаться, хоть это и нечестно. Пока спит».
        Он хотел уйти, но так и не ушел.
        Повторял сам себе:
        — Возьму его с собой. Оставишь его здесь — помрет со страху.  — И все-таки понимал: когда-нибудь придется от него отделаться. Он еще не знал когда. Об этом не хотелось думать. И пытался найти доводы ЗА:
        — Вдвоем даже лучше. Ищут ведь только одного. Без него у меня было бы гораздо меньше шансов проскочить.
        Он прекрасно понимал, что это не так.
        Потому что тут еще замешан сарай.
        Рукав от рубахи.
        Миллион всяческих осложнений.
        Упущу время. Надо дать ему «выспаться. Надо сообразить насчет еды. Но по-прежнему лежал на кровати в полнейшей тьме и всматривался в себя. Где-то, под отложениями времени, КОГДА ОН ЕЩЕ НЕ БЫЛ ФАНГИЕЙ, в самой глубине ему удалось разглядеть маленького гордого мальчонку, отдаленно напоминающего Сашу.
        «Это здорово, что ты есть,  — прошептал Рудла и обрадовался, давно уж он не встречался с самим собой и только потому сумел убедить себя, что принадлежит к породе волков, пожирающих во время бегства маленьких больных волчат. К породе рыб, питающихся рыбами. У того мальчонки, что еще жил в нем, не было ни острых зубов, ни трусливых повадок.  — Раз ты есть, я еще из всего выберусь».

        День

        Мгновенье казалось, что еще ночь. Часы на руке показывали одиннадцать. Фангия поднес их к уху: тикают. Значит, уже одиннадцать утра. Внизу рокотал мотоцикл, на лестнице — шаги, постель рядом пуста. Невольно связал эти обстоятельства воедино.
        «Влип. Окончательно».
        До чего глупо.
        Мог удрать ДЕСЯТЬ РАЗ.

        Еще не знал, что предпринять. Стал спускаться по лестнице, дьявольски осторожно; когда ступенька скрипнула — остановился. Через щель в ставне увидел мопед. Значит, не милиция. И уже довольно далеко. Кажется, парень с девушкой. Девичья юбка развевалась по ветру. Комната внизу была пуста. Фангия прошел в пристройку. Перелез через дрова к дощатой будочке. Неуверенно прошептал:
        — Саша?
        — Я не могу,  — послышалось из будки.
        — Вылазь!
        — Тут нет бумаги.
        Нашел портфель. Сунул ему:
        — Вырви из тетрадки.
        — Нельзя.
        Так бы и убил этого мальчишку! Но все же взял себя в руки. Под бревнами нашел кусок старой газеты. Пожелтевшие заголовки: КОРОЛЕВА ВЕЛИКОБРИТАНИИ В ФРГ. ЛЬГОТЫ ПЕНСИОНЕРАМ.
        — Живо!
        Наконец дверца скрипнула.
        — Ты что, спал там?
        — У меня живот болит.
        Портфель в руке. Сам похож на Чарли Чаплина после морской болезни. В шаровары могло бы влезть двое таких.
        — Рудла…
        Глаза мокрые. Горестно трет рукавом нос. Шаровары спадают.
        — Я думал, вы от меня сбежите.  — Посапыванье носом.  — А быстрее никак не могу…
        У большого не было настроения болтать.
        — Где твое пальто?
        — Не знаю.
        Обшарили большую комнату.
        — Было где-то здесь,  — шептал мальчик, залезая под стол, отставляя стулья.  — Рудла…
        Фангия сказал:
        — Оно у чертовой бабушки…  — Отодвинул кресло возле камина. Как раз теперь у нас уйма свободного времени…  — Нашел пальтишко около лестницы.  — Живо!
        Собрал свои вещи. Револьвер-зажигалку. Увидел мундштук в форме женской фигурки. Заколебался. Хотел было сунуть в карман и его, но встретил взгляд мальчика. И оставил мундштук на столе.

        Вкус леса

        Они карабкались по склону. Сруб удалялся. На миг Фангия застыл, когда сорвавшийся из-под его ног камень скатился на дорогу. Но кругом было тихо. Низкого. Даже лесорубы ушли. Только где-то за холмом тренькала гитара. Куски сосновой коры пахли смолой. Они совали их в рот и жевали. Острый запах эфирного масла исчезал в обильной слюне. Оставалось студенистое вещество. Оно прилипало к нёбу, но ощущение голода проходило. И усталость тоже. Казалось, они могут идти так без конца.
        До самого моря.
        — Мы забыли там крючки,  — вспомнил Саша.
        — Где?
        — В срубе. Для рыб,  — он шел впереди, играя сам с собой в море, в корабль…  — Дома у меня удочка и катушка, но я еще ни разу ничего не поймал. Хочется поймать хоть одну рыбу.
        — А что потом?
        — Ничего,  — Саша подумал и засмеялся.  — Разве что еще одну, побольше.
        — А потом третью, еще больше?
        — Наверно.
        Фангия замедлил шаг. Перед ним на дороге была стрелка, выложенная из камешков. Стрелка указывала вверх, в том направлении, куда они шли. Он не знал точно, но подозревал, что это дело рук идущего впереди мальчонки. На всякий случай разгреб камешки ногой.
        Догнал Сашу и сказал:
        — Пожалуй, рыбе не понравится, что ты ее выловил. Того и гляди утащит тебя в море,  — Фангия свернул с тропы. С того момента, как обнаружил стрелку, он старался не упускать Сашу из виду.
        Лес с каждым часом менялся. К дачным домикам подъезжали машины. Была суббота, и этот лес становился опасным. Стоило кому-нибудь войти в покинутый ими сруб и увидеть пятна застывшего воска на ступеньках лестницы, потом следы к роднику. Развороченные постели…

        Поднялись на вершину холма.
        Неожиданно взгляду открылось множество домиков, прилепившихся внизу к скале. Они тянулись вверх из долины над рекой. Запах сжигаемых на кострах листьев. На площадке мальчишки и взрослые играли в футбол. В небе не меньше десятка бумажных змеев. Вдоль дамбы ехал поезд.
        Они глядели вслед поезду, пока тот не скрылся в туннеле.
        — У меня есть три кроны,  — сказал мальчик.  — Если хотите…
        Но большой не слыхал. Он смотрел на мир, который ему не принадлежал. Девушки у волейбольной сетки. Возле костра бренчит гитара. У НЕГО ЖИЛЕТ ЗМЕИНОЙ КОЖИ…
        — Иди вперед!
        Снова за ними сомкнулись ветви леса.
        Снова они карабкались по склону.

        Трава

        — У нас будут горы всякой жратвы,  — сказал Фангия.  — Я припрятал в одном местечке деньги. Вот доберемся туда…
        Трава была высокая, по пояс, с острыми стеблями.
        Они тонули в траве.
        — А скоро?
        — Не знаю. Но уже представляю, где мы.
        Вышли на опушку. Фангия нагнулся и снова подвязал бечевкой сандалию, у которой отлетела застежка. Собрал горсть грибов, росших на пне. Вроде бы похожи на трутники. Кругом их полно.
        — Опята,  — брякнул он наобум.  — Их едят сырыми и жареными. Но жареные вкуснее.
        Нанизал грибы на палочку.
        — Уж во всяком случае лучше заплесневелого печенья,  — сказал он Саше, разжигая маленький костер.  — И не доводи ты меня своим шмыганьем. Есть у тебя платок?
        — Мокрый,  — ответил мальчик.  — Он ел сырые грибы и потягивал носом. Замерзшие руки держал над огнем.  — Наши наверняка дрожат за меня…
        Грибы потрескивали. Фангия поворачивал палочку.
        — Мы пошлем им первое фото со львом.  — Он глядел на свою перевязанную бечевкой сандалию.  — Тогда у нас уже появятся деньжата. Будем жить, как захотим. Купим себе шикарные ботинки, крючки для рыбы и самые лучшие винтовки. Хочешь?
        — Я хочу домой,  — ответил Саша.
        — А я, думаешь, нет?  — Фангия начал снимать с палочки грибы.  — Думаешь, я не хочу, идиот, а? Только у меня там даже постели не осталось. Через неделю после того, как меня поймали, в ней уже спал другой.
        — Чужой?
        Костер чадил.
        — Я этого не знал…  — Саша почувствовал себя виноватым. Ему вдруг стало жаль Фангию.

        Лужи

        — Братишка мой как раз вроде тебя…
        Ветви над ними стали гуще, стемнело, на тропе стояли лужи. Их приходилось огибать. Мальчик снова шел на несколько метров впереди. Тропинка все сужалась.
        — С этой стороны идти дольше,  — сказал Фангия.  — Вот ребята удивятся. Мирка тоже. Мы с ней не виделись почти два года.
        — А потом?
        Минуту было тихо. Только хруст веток.
        — Деньги… и все прочее,  — ответил Фангия. О том, что будет дальше, он не решался думать.  — Купим себе колбасы…
        Он пытался придумать что-нибудь поважнее.
        Неуверенно сказал:
        — Часть пошлю братану…
        Дорога сворачивала вбок.
        Впереди шуршанье веток, топот ног. Треск кустов. Между двумя лужами снова нацарапана свежая стрелка. Фангия стер ее ногой. Огляделся.
        — Саша?
        Побежал в направлении шороха и очутился перед вылезающим из кустов мальчонкой.
        — Ты что там делал?  — заорал Фангия.  — Мал еще…  — Ударом колена отбросил мальчика назад.  — Мал еще рыть мне яму…
        — У меня живот болит,  — защищался Саша, не понимая, в чем дело. Заслонил рукой лицо. Но все равно получил затрещину.
        — Теперь сразу пройдет,  — сказал Фангия.  — Ручаюсь.  — Он подтолкнул мальчика к тропинке.
        И вдруг остановился, пораженный.
        В нескольких метрах за лужей снова выложена из камней стрелка. Она указывала на ободранное дерево. За отстающий край коры засунут листок бумаги.
        — Ты уж извини. Понимаешь, какая штука. Кто-то насажал тут этих стрелок…
        Саша молчал.
        Он с обиженным видом плелся за парнем, несправедливо надававшим ему пощечин. Слышал, как Фангия пытается разобраться в каракулях на листке:
        — Для дураков. «Клад уже близко». Только написано шиворот-навыворот.
        Саша продолжал молчать.
        Фангия разбросал ногой стрелку из веток.
        — Наверно, конфеты. Или шоколад,  — произнес он с надеждой. И стал искать новые знаки.  — Вот вылупят зенки, когда обнаружат, что клад увели у них из-под самого носа…
        Он нашел елочку, на которой болтался шнурок. К нему были привязаны тряпичные зверушки. Рыба. Осел. Дятел. Носорог. Индюк. Кошка. Прошло мину пять, пока понял, что надо читать начальные буквы.

        Клад

        В роднике, на плоском камне, выложена из шишек надпись: КЛАД. Азбукой Морзе. Мальчик, сунув руки в карманы, стоял поодаль и наблюдал, как Фангия шурует под камнем палкой.
        — Там целый центнер,  — крикнул тот Саше. Одну ногу он промочил, но не обращал на это внимания.  — В железной коробке. Чтобы вода не попала.
        Маневрируя между камнями, подталкивал коробку. Оглянулся. Мальчик, волоча ноги, подошел к ручью. Промерзший, как воробышек, переступал с ноги на ногу.
        — Что трясешься?
        — Холодно,  — ответил Саша.  — И опять хочется…
        Ему все время надо было в кусты. Но он не трогался с места, снедаемый любопытством. Фангия подтащил громыхающую коробку к берегу.
        — Хорошо бы там оказался шоколад,  — сказал он.  — Немножко горячего шоколаду — и ты сразу согреешься.  — Он стукнул камешком по крышке коробки.
        Сверху какие-то значки.
        Дальше что-то в бумаге. Тоненькие книжонки. Что должен уметь пионер. Как сделать из ореховой скорлупы черепаху. Молочные пятна выводите нашатырным спиртом.
        — Всадить бы им эти значки в одно место!  — Фангия яростно вытряхнул их из коробки.  — Оставшееся желтоватое пятно потрите карандашом «Йотапур».
        Он швырнул книжонки в ручей.
        Но Саша нагнулся над значками.
        — Такого у меня нету… А этот есть.  — Он еле тащился за Фангией.  — «Карлштейн»[12 - Замок около Праги.] и «Первое мая».  — Из лесу доносились крики детей. Запел пионерский горн. Саша воткнул значки в лацкан пальто.  — Восемь Гагариных!..
        Вдруг Фангия сдавленным шепотом прервал его:
        — Где твой портфель?
        Саша смотрел на свои пустые руки, точно надеялся, что портфель каким-то чудом окажется сейчас в них…
        — Я…  — попытался вспомнить. Потом страшно неуверенно: — Не знаю. Наверно, там, где мы ели. Тогда он еще был…  — Двинулся было назад.  — Я найду его.
        — Спятил?
        Парень в куртке догнал Сашу и резко повернул к себе лицом. Детские голоса уже совсем близко. И горн.
        — Хочешь, чтобы нас поймали?
        — Там у меня арифметика.
        — Теперь эта арифметика нужна тебе, как рыбе зонтик,  — проворчал парень. Он тащил Сашу через кустарник. Ноги скользили по грязи. Еще час — и нас сцапают. Если найдут портфель. И захватят с собой собак. Тебя уже два дня ищут как проклятые. Наверно, только около Праги.
        Он прыгнул в ручей и стоял по колено в воде.
        — Лезь в воду. Надо сбить собак со следа!
        Мальчик точно не замечал Фангию, точно не чувствовал, что они бегут по воде. Пока не споткнулся о камень и не упал.
        — Я больше не могу…
        Какое-то головокружение и боль под ложечкой. Он уже знал ее: она появлялась всякий раз, когда нужно было бежать изо всех сил; пробежишь метров пятьдесят, и словно нож пронзает рубашку, но не в самое сердце, а ближе к правому боку,  — боль не отпускала, пока не приходило второе дыхание.
        — Рудла!  — и снова: — Я больше не могу…
        Но никто не наклонился его поднять… Только шумел поток.
        Саша погрузил в воду лицо, чтобы пересилить боль: «Я должен!»

        Распутье

        Где-то рокот мотоцикла. Фангия замер. Слышал, как ползет к нему мальчик и дышит за четверых. Темнело, только вершина холма резко выступала, звук мотоцикла то исчезал, то снова приближался.
        — Гоночный,  — пытался он отгадать.  — Пятнадцать сотенных. Мне хватило бы на гоночный. Если бы я только захотел…
        — Я не нарочно,  — оправдывался Саша.
        Зуб на зуб не попадает. Весь мокрый. Дрожь передалась и парню в куртке. Дикий холод! Порылся в карманах. Нашел плоскую фляжку, которую унес из сруба. Отвинтил крышку.
        — Теперь уж на все наплевать,  — утешил он Сашу.  — Выпей.  — Оставил ему на дне глоток рому.
        Двинулся дальше. Не оглядываясь, сказал:
        — Все равно они начхали бы на меня. И тогда тоже начхали…
        — Кто?
        — Теперь уже все равно.
        Фангия остановился. Дорога раздваивалась. Где-то вдалеке лаяла собака. Над холмом взлетела ракета. Рассыпалась высоко в небе. Треск — точно выстрелили из стартового пистолета.
        Саша сказал:
        — Нас ищут…
        При вспышке увидел лицо того, в куртке. Белое как мел. Похожее на гипсовую маску, которая висела позапрошлой ночью на стене их сторожки в садоводстве. Снова на нем написано: бежать, бежать… Но уже не так, как раньше.
        Фангия сказал:
        — Это очень далеко, совсем в другом месте…
        Голос его тоже изменился. Он уже представил себе собак, обнюхивающих портфель. Стечение несчастных случайностей.
        Дорога раздваивалась.
        — Если будем стоять тут, замерзнем,  — сказал старший.  — То место уже недалеко, за холмом. Не собьешься — так доберемся туда. Теперь только не подкачать. На горе встретимся. Нас не должны видеть вместе.
        — Почему?
        — Здесь не должны… Пускай потом.  — И после минутного колебания добавил: — А поймают, учти: ты тут один…
        Саша кивнул.
        Почти совсем стемнело.
        — А может, мне все-таки можно пойти с вами?
        — Нет.
        — Ну что ж… Пока.  — И страшно доверчиво: — Первый ждет?..
        Теперь они шли отдельно.
        Старший через несколько шагов остановился. Завел часы. «Пять минут — и пойду». Три минуты.
        Он все еще слышал посапыванье на холме, над собой. Лай собак. «Я бросил им мальчика, точно кость. Пускай займутся. Если нашли портфель. Теперь у меня времени хоть отбавляй. А ему ничего не будет».
        Медленно вернулся к развилке дорог. Но вдруг прижался к деревьям. В кустах над ним что-то зашуршало.
        Это был Саша.
        — Ничего не поделаешь…  — сказал тот виновато и подтянул штаны.  — Опять.  — Он спустился пониже.  — Что-нибудь случилось?
        — Я искал тебя,  — ответил Фангия тоже виноватым голосом. Сунул руку в карман — и тут его осенило.  — На. Чтобы не было страшно.
        Вытащил из кармана револьвер.
        У Саши загорелись глаза.
        — Вот здорово!
        Он нажал на спуск.
        Выскочил огонек.
        — Так до встречи наверху!
        Дрожа от холода, Саша шел в гору, поминутно щелкая зажигалкой. Еле слышно, сквозь зубы свистнул. Парень в куртке ответил. Он стоял не двигаясь, испытывая отвратительное чувство. Свет зажигалки скрылся из виду, когда Фангия двинулся вниз по склону. В направлении, противоположном тому, о котором говорил…

        Круг

        Уверял себя:
        Через два часа мальчишка будет дома… Его найдут… Раз нашли портфель… У него обувь лучше, чем у меня.
        И еще:
        Я дал ему револьвер. Он стоил тридцать крон.
        И снова:
        Я дал ему револьвер. На память. С моей стороны это вроде бы даже какая-то порядочность. Я ведь мог ничего ему не давать. А теперь у него револьвер и фотография, и обувь, лучше, чем у меня.
        Без сломанной застежки.
        Отодвигал в темноте ветки.
        В голове мелькало:
        Автоколонна. В одном местечке у меня припрятаны деньжата. Горячий мясной рулет за полторы кроны. Мирка. Тьма. Пятнадцать сотенных.
        Первым делом ботинки.
        Нагнулся. Перевязал сандалию бечевкой. Наверно, уже в третий раз. В сандалиях полно жидкой грязи, хотелось снять их и забросить подальше. Что в них проку!
        Утром буду там.
        Где?
        Ему снова показалось, что кто-то посапывает. Совсем близко, точно по следу идут ищейки. Тихонько спросил:
        — Саша?
        Но вокруг только лес. Фангия неуверенно распрямился, тронулся дальше. Затянул молнию на куртке до самого горла. Опять услыхал шмыганье и посапыванье — на этот раз совсем близко. Шаги. Когда остановился, шаги тоже замерли.
        Все ясно. Не было смысла снова выкручиваться, что, мол, перепутал дорогу. Он только сказал:
        — Я же велел тебе идти другим путем!
        Тот, сзади, не отвечал. Но старался не потерять Фангию из виду. Не отстать от него. Время от времени пытался осветить ему дорогу зажигалкой.
        Большой споткнулся об упавшую ветку.
        Яростно буркнул:
        — Хоть бы высморкался…
        Слизывал кровь с ободранных суставов пальцев, сплевывал под ноги. Где-то за лесом взлетела ракета и рассыпалась в небе. В ее свете рука словно бы увеличилась.
        Они не знали, имеет ли это к ним отношение, но ракеты взлетали все чаще. В перерывах — отдаленный шум, потом лай собак.
        — Все из-за тебя!
        Фангия пытался сосчитать собак.
        — Три… И еще одна…
        Земля местами размокла, ноги уходили в нее по самые щиколотки. Рядом неотступно — вспотевшее лицо Саши. Иногда мальчик отставал. Но шел точно машина. Только облизывал запекшиеся губы. Его страшно тянуло лечь в траву и уснуть. Отдохнуть. Хоть пять минуток. Ни с того ни с сего вспомнилась металлическая коробочка с капсюлями в тайнике возле гаража. Там ли она еще. Надо идти. Ради Слипейша.
        Лес впереди сузился до размеров спины и руки Фангии. Огромная раскачивающаяся рука. Туда-сюда. Вперед-назад. Потом мир наклонился, и бессмысленные гейзеры огней взлетели вверх. Мальчик упал, что-то вроде судороги прошло по его телу. Где-то над головой голос Фангии:
        — Что с тобой?
        Попробовал встать. Сказал Руке:
        — Я сейчас. Мне только захотелось пить…
        Лицом в ручей.
        Хочупитьхочупитьхочупить…
        Но не было ни ручья, ни моря… Только колючки хвои. Его трясло. Он видел Руку, удаляющуюся во тьме. Выстрелил в нее из револьвера. Ракеты прочертили небо, словно летящие спички. Кроны деревьев осветились, одна за другой. Становилось все жарче. Мальчик чувствовал, как у него обгорают брови. Отодвинулся. «Хочу пить».
        Сказал себе:
        — Я должен встать.
        Только теперь понял, что все еще держит в руке горящий револьвер-зажигалку. Задул огонек. С веток спустилась мгла. Он был один.

        Осколки

        Наконец-то он был один. Сзади тишина. Фангия пошел медленнее, отирая пот и налипшую на лицо хвою. Опушка леса усеяна ржавыми консервными банками и осколками стекла. Метрах в трех от себя увидел белый кухонный стул без спинки. Он набрел на свалку. Где-то здесь должна быть дорога, по которой возят сюда всю эту дрянь. Детские коляски без колес. Дырявые умывальники. Он боялся пропороть себе подошву острыми гранями стекла. Отбитые горлышки бутылок. Сандалия снова сваливалась. Бечевка потерялась. Но Фангия все шел. «Мне хорошо,  — думал он,  — я один. Выберусь».
        — Надо же. Пристал со своим дурацким сараем.
        Хруст стекла.
        Осколки к счастью. Он начинал этому верить. В гуще деревьев набрел на родник. Жадно припал к воде. Холодная вода стекала между пальцами, текла по лицу, за шиворот.
        — Пристал, как репейник, дурак.
        Мне хорошо.
        Он поднялся.
        Снова сделал несколько шагов. И растерянно остановился. Вдруг он почувствовал, что больше не хочет бежать, прятаться… Прислушался к скрипу ветвей. Показалось, будто слышит приближающееся посапыванье. Как ни странно, это его обрадовало.
        — Саша?
        Молчанье. Только где-то во тьме скатился и упал на дорогу камень. Начал моросить мелкий дождь. Фангия повернул назад. Обшарил свалку. По струйкам родника звонко стучали капли дождя. Пытался припомнить, где он проходил.
        — Саша?
        Во мраке на деревьях виднелись белые полосы. Кольцо мертвых деревьев, предназначенных на сруб. Тысячи перечеркнутых четверок.
        — Александр!
        Фангия остановился.
        Во тьме горел огонек зажигалки. Мальчик лежал на земле, шмыгал носом и смотрел на пламя. Он был весь потный и дрожал. На Фангию почти не обратил внимания. Старший подошел и склонился над ним. Поднес к его лицу жестянку с водой, наполовину расплескавшейся по дороге.
        — Не обрежься…
        И придержал банку, чтобы мальчуган мог напиться.
        — Пойдем домой. Больше у меня нет,  — сказал он, когда Саша жадно допил воду. Где-то лаяли собаки, но это уже не имело значения. Фангия помог Саше подняться.  — Держись за меня…
        Стал искать дорогу.
        — Осторожней, тут ветки…
        Мальчик сказал:
        — В столовой у нас диван. На нем никто не спит.
        Вероятно, он думал об этом все время. Бессмыслица. Большой знал, что это бессмыслица, но ответил:
        — Сойдет…

        Он почти нес Сашу. Они все еще брели лесом, но под откосом порой мелькали огни. Прогромыхал грузовик, с треском промчался мотоцикл. И снова тишина. И опять огни и шум. Деревья редели. Неожиданно в десяти метрах от них оказалась дорога. Дождь не прекращался. Над полями, там, где, очевидно, был город, в небо взлетали запоздалые ракеты фейерверка: огненные гирлянды, искры и звезды… Фангия услыхал детские голоса: по шоссе на велосипедах ехали дети. Наверно, с праздничного шествия, потому что на рулях раскачивались светящиеся шары фонариков. И снова тьма, из которой вырвались, приближаясь и увеличиваясь, огни машины. Фангия перескочил через кювет, замахал рукой. Скрип тормозов. И вдруг совсем близкий свет фар.

        Люди

        И шофер, везший в город уток, и привратник в больнице сказали: «Ну и видок же у вас!» Еще когда Фангия вел Сашу в приемный покой, он услыхал, как набирали номера телефонов. Потом он остался один, виновато вытер на линолеуме следы и, прислушиваясь к шуму из душевой и звяканью шприцев, уже сознавал, что через минуту за ним придут. Но теперь это ему безразлично. Важно одно: он вернулся, чтобы не скрываться до бесконечности, чтобы не бежать от самого себя.
        После этого побега и всего, что было, я стал немного умнее.
        Но сейчас мне больше всего хочется спать.
        Даже не есть, хотя по коридорам развозили кашу, политую маслом.
        Пять минут он отмывал руки и лицо в конце коридора; с обтрепавшихся штанин кусками отваливалась грязь, он подбирал ее и горстями относил в корзину. Так что Сашу увидел совсем неожиданно. Он плыл по воздуху из душевой на руках сестры, завернутый в махровую простыню, розовый и чистый.
        — Я ни разу не пикнул,  — гордо сообщил он.  — Даже когда кололи. Подождешь меня?
        Он впервые заговорил с Фангией на «ты».
        — Говорят, за нами приедут…
        Парень в куртке оглянулся на двор, где, не стихая, хлестал дождь. Увидел, как внизу останавливается машина с белой полосой. Трое в милицейской форме. Он повернулся к Саше:
        — Первый ждет…
        И попытался улыбнуться. За Сашей захлопнулась дверь. Двадцать вторая палата. Где-то был диван, на котором никто не спит. Шаги по лестнице. Все выше. Обрывки разговора. «До чего глупые мальчишки»,  — произнес один из идущих. Другой засмеялся: «Пепик еще наверняка рыскает где-нибудь по лесу, ищет их». Он еще никого не видел, но слышал: «Теперь бы я выпил пива». Фангия подтянул молнию на куртке. И медленно пошел по длинному коридору навстречу людям в милицейской форме. Руки сунул в карманы, чтобы скрыть неуверенность и страх. Но забрызганные грязью люди прошли мимо. По лестнице поднимался последний из них. Шаги и голоса двух других уже раздавались за спиной.
        — Где он?
        И ответ сестры:
        — В двадцать второй…
        Стук отворяющейся двери.
        — Ну, поехали домой…
        Парень в куртке остановился. Никто не собирался его арестовывать.
        — А я?  — сказал он последнему милиционеру, когда тот поравнялся с ним.  — А как же я?
        notes

        Примечания

        1

        Специальный упаковочный материал из древесины.

        2

        Национальное чешское блюдо.

        3

        Кружало — приспособление из досок для кладки каменных сводов.

        4

        В Чехии на стенах некоторых домов установлены аппараты со звонком, спрятанным под стеклянным колпаком. Если разбить стекло, звонок автоматически включается, призывая милицию.

        5

        Фриго — французское прозвище американского комика Бастера Китона. Ян Верих — известный чешский комический актер.

        6

        Три мяча. Высший сорт (англ.).

        7

        Последняя любовь (ит.).

        8

        Сладкая любовь (ит.).

        9

        Индеец, герой приключенческих книг немецкого писателя Карла Мая.

        10

        Рузинский аэродром — аэропорт Праги.

        11

        В Чехии перинами укрываются как одеялами.

        12

        Замок около Праги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к