Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Гершензон Михаил: " На Солнышке " - читать онлайн

Сохранить .

        На солнышке Михаил Абрамович Гершензон

        Михаил Абрамович Гершензон
        НА СОЛНЫШКЕ

        СВЕТЛЯЧКИ

        Летом жили дети в теплых краях, на берегу моря. Не на самом берегу, а все-таки близко. Перед домом сад. А в саду — ручеек по камням течет. И песок у ручейка — желтый, будто на солнце загорел.
        Вечером, когда спускалась темнота, песок был еще совсем-совсем горячий. Деревья в саду становились выше и начинали между собой разговаривать. Шу-шу — говорит одно. Шу-шу — отвечает другое.
        Откуда ни возьмись — вылетают жучки-светлячки. С дерева на дерево перелетают, ясные, как фонарики. Жучка совсем не видно, только видно, как летит фонарик.
        Сенька, Мышонок и Степа до поздней ночи бегают с пузырьками по саду, ловят светляков. Поймают — и в пузырек. Поймают — и в пузырек.

        — Смотрите,  — кричит Степа,  — какое у меня электричество!
        Нюша на мальчиков за этих светляков сердится. Она Мышонку сказала:
        — Ты все ловишь, ловишь, а потом светлячков не будет.
        — Почему не будет?
        — Очень просто, почему. У тебя удерет один, полетит — другому расскажет. Тот полетит — другому расскажет. Вот и не станут они к нам в сад летать.
        — А тебе жалко?
        — Ну да, жалко.
        Не послушался Мишка, побежал ловить светляков. Пошла Нюша к Степе.
        — Будет,  — говорит,  — тебе ловить светлячков. Ловишь, ловишь, а потом не будет.
        — Почему вдруг не будет?
        — Очень просто, почему. Один полетит — другому расскажет, тот полетит — другому расскажет. Вот и не станут к нам летать.
        Отмахнулся от нее Степа, побежал светляков ловить. Пошла Нюша к Сеньке.

        Сидит Сенька на террасе, сетку на светляков мастерит.
        — Сенька,  — говорит Нюша,  — не жалко тебе, что светляков не станет?
        — Почему так, не станет?
        — Очень просто, почему. У тебя удерет светляк — он полетит, другому расскажет. Тот полетит — другому расскажет. Они и не будут к нам в сад летать.
        Сенька засмеялся:
        — Ну, и глупая же ты, Конопушка! Подскочил, сеткой махнул, поймал фонарик и в склянку.

        Проснулась тетя Лена ночью, слышит,  — кто-то тихонько плачет. Смотрит, — Нюшка на кровати сидит.
        — Нюшка, что с тобой?
        — Мне… мне… светлячков жалко,  — сказала Нюшка,

        КАМЕШКИ

        Нюшка давно об этом думает и всех спрашивает, а никто не скажет, почему. Почему на море камешки разноцветные? Одни — белые, другие — желтые, одни — красные, другие — черные. Никто не знает. Степка думал, думал — не придумал. Мурка думала, думала — не придумала.
        — Наверное их кто-нибудь красит,  — решила Нюшка.  — Верно, такой маляр есть, ходит, когда никого нет, и красит. Краски у него разные и кисточки.
        — Это глупости,  — сказала Мурка.  — Никакого маляра нету.
        — Нет есть,  — говорит Нюша.  — Смотри, я какой камешек нашла,  — половина красная, половина желтая.
        Весь вечер Нюшка про маляра думала и все утро.
        Наверно маляр приходит в обед, когда никого на берегу нету. В другое время не может, его бы мальчики непременно увидали,  — они целый день на море крабов ловят. И ночью не может, потому что темно, красок не видно, какая черная, какая белая.

        Пришел обед, сели все за стол, а Нюши нету. Тарелка стоит, суп стынет, а мясо из супа Сенька выловил.
        Тетя Лена спрашивает:
        — Девочки, никто не видал Нюшу?
        Никто не видал.
        Стали второе есть.
        Тарелка стоит, каша стынет, а подливку Сенька вылизал. Нет Нюшки.
        Тетя Лена говорит Мурке:
        — Мурка, кончай скорей обедать, беги к Пане. Наверно Нюшка там сидит.
        Принесли дежурные компот, стали ребята есть. У Нюшки в блюдце одни сливы остались. Абрикосы Сенька съел и косточки разгрыз.

        Смотрит тетя Лена, а по саду, от ворот, идет Нюшка. Тетя Лена встретила ее на лестнице.
        — Ты где была?
        — На море,  — говорит Нюшка.
        Лицо у нее красное, нос горит. Ей даже отвечать трудно,  — так устала. Сильно на солнце пережглась — как вареная. Стоит, руки врозь, ни на кого не смотрит. Спать хочется, и есть хочется, и плакать хочется.
        — Мышонок, принеси вазелин,  — сказала тетя Лена, а потом взяла Нюшу за плечи и повернула к себе лицом.
        — Зачем ты была так долго на море?
        — Я думала, маляр придет.
        — Какой маляр?
        — Который камешки красит.
        Тетя Лена засмеялась, погладила Нюшку и стала мазать ей вазелином шею и руки.

        НИТКИ

        Нюша порезала палец и заплакала.
        А Мурка ей говорит:
        — Не плачь, Нюшка! Подумаешь, беда какая! Я один раз себе вовсе руку отрезала, а не плакала.
        Нюшка не поверила. Глянула Мурке на руки — обе целые. И эта целая, и та целая. Рассердилась Нюшка.
        — Как,  — говорит,  — отрезала? У тебя обе руки на месте.
        — А я пришила,  — засмеялась Мурка,  — оттого и на месте.
        — Как так пришила?
        — А я людейной ниткой. Вот тут, посмотри. Мурка вытянула руку, рукав подобрала и показала — сзади, повыше локтя.
        Нюшка даже нос сморщила, так разглядеть старалась. Все у нее веснушки вместе сошлись.
        Согнулась, Мурке под руку подлезла. Ничего не разглядела — царапину только.

        — Вот и неправда, ничего тут не видно. Царапина только, маленькая совсем. А нитки никакой нету.
        Мурка фыркнула.
        — Нету! Потому нету, что это не простая, а людейная нитка. Я белая, нитка белая — вот и не видно.
        Нюшка всхлипнула в последний раз и засмеялась. Побежала в спальню, взяла свою куклу — и опять к Мурке.
        — Мурка,  — говорит,  — Тане тоже руку пришей, как себе пришила. А то Сенька ей совсем оторвал, видишь!
        Мурка взяла куклу, приложила руку, как надо, и сказала:
        — Ведь то людейные нитки были, а не куклячьи. У меня куклячьих ниток нет. Пойди к тете Лене, она пришьет.
        — А у нее разве есть куклячьи?
        — У тети Лены все есть.
        Побежала Нюшка к тете Лене.

        — Тетя Лена, есть у тебя куклячьи нитки?
        — Конечно есть,  — сказала тетя Лена.
        Взяла катушку ниток, иголку и наперсток. Стала пришивать кукле руку. Кукла белая, нитка белая — вот и не видно.
        — Что, хорошо так будет?
        — Ну да, хорошо.
        Нюшка стоит, смотрит, а про палец и думать забыла.

        ВЕСНУШКИ

        У садовника живет садовникова жена, Паня. А у Пани есть маленький ребеночек — Левка. Он еще не умеет ходить, только ползает. Он совсем беленький.

        — Паня, а Паня,  — отчего я не беленькая? Отчего у меня веснушки?  — спрашивает Нюшка.
        — Отойди от кроватки, разбудишь его,  — говорит Паня. Она гладит пеленки, и на солнышке видно, как из утюга подымается воздух — как сахар в горячей воде, если помешать ложечкой.
        — Ну, Паня! Отчего я не беленькая?  — пристает Нюшка.
        — Оттого, что плохо моешься,  — смеется Паня.  — Ты покрепче лицо три, вот и будешь беленькая.
        — И веснушки сойдут?
        — Конечно сойдут,  — говорит Паня и дует в утюг, чтобы лучше горели угли.
        Нюшке хочется, чтобы веснушки сошли. А то Сенька все пристает,  — говорит: «конопушки продай".

        «Вот и смою,  — думает Нюшка,  — хорошенько потру и смою".
        — Ты куда?  — спрашивает Паня.
        — Я к ручейку, веснушки мыть.
        — Ну, как смоешь, поможешь мне простыни тянуть,  — смеется Паня.
        Паня насыпает в утюг еще угля и ставит утюг на кирпич у водосточной трубы, чтобы уголь скорей разгорелся. Огонь так и рвется в трубу, даже слышно, как. ветер через утюг гудит. Паня стоит, утюга дожидается, а Нюшка уже тут как тут.
        — Ну, что, смылись?  — спрашивает Нюшка.
        Паня смотрит на мокрую Нюшкину мордочку и удивляется,  — сколько у одной девочки на лице помещается веснушек!
        — Смылись,  — говорит Паня,  — только не все.
        — А еще много осталось?
        — Самая чуточка,  — смеется Паня.
        — Где?
        — Вот тут, на кнопке.  — Паня трогает пальцем Нюшкин нос.
        Нюшка старается посмотреть на кончик своего носа. Морщится, щурится, опустит голову, задерет,  — плохо видно, глаза слишком крепко на месте сидят. Что-то смешное, большое, немножко прозрачное,  — гора какая-то, а не нос. Подошла к окну — на цыпочки встала,  — в стекле видно, что нос. И весь в конопушках.
        — Я пойду, сильней потру,  — сказала Нюшка.  — Все-таки еще много осталось.
        И убежала опять к ручейку.
        А Паня передвинула Левушкину кровать в тень и опять взялась за утюг.

        А солнышко опять стало потихоньку подбираться к Левушкиной кровати.

        САНИТАРНАЯ КОМИССИЯ

        Всю террасу густо оплел дикий виноград.
        Тетя Лена и Мишка сидели в тени,  — у них за спиной листья были темные.
        А Степа сидел на солнце, прямо на перилах. У него за спиной листья были прозрачные словно занавеска. Сквозь занавеску продувал ветерок, и на террасе было зелено и прохладно.
        — Санитарной комиссии очень трудно,  — говорил Степа.  — Мишка маленький, его ребята не слушают.
        — Правда, не слушают,  — кивнул головой Мышонок.  — Меня вчера Мурка даже побила. Я у нее… я у нее…
        У Мышонка губы вдруг собрались в узелок, и он стал тереть глаза кулаком.
        — Я у нее… я у нее под подушкой…
        — Что под подушкой?
        — Я у нее под подушкой летучего мыша нашел, дохлого,  — выговорил, наконец, Мышонок.  — И уже протух весь. Я его выбросить хотел, а она увидала.

        — Правильно,  — говорит тетя Лена.  — Вам вдвоем трудно. Нужно выбрать еще кого-нибудь.
        — Некого больше, все заняты,  — сказал Степа.  — Я уже по расписанию смотрел. Валя — в хозяйственной, Петя — по огороду, Саня — по кухне.
        Мишка на Степу не смотрит, и на тетю Лену не смотрит. На клеенке след остался от стакана — на этот кружок смотрит и воду пальцем по столу развозит. Кого бы, в самом деле, выбрать?
        — Выберите меня,  — говорит Мишка.
        — Тебя нельзя, ты уже выбран,  — смеется тетя Лена; вдруг она встает и подбегает к перилам.
        Внизу, от ручья идет Нюшка и плачет. «Наверно в ручей свалилась»,  — думает тетя Лена, потому что у Нюшки все платье мокрое.
        Нюшка плачет на разные голоса, то тоненьким голосочком — и-и-и, а то вдруг заревет — у-у-у-у. Подошла к лестнице и стала на террасу подниматься. Одной рукой слезы по лицу размазывает, другой за перила держится.
        — Что с тобой, Нюша?
        — Не сходят,  — отвечает Нюша,  — у-у, не сходят…
        — Кто не сходит?

        — Конопушки не сходят… И от воды не сходят, и от песочка не сходят…
        — От какого песочка?
        — От желтенького. Терла, терла, а они все тут.
        — Ах, ты, глупышка!  — засмеялась тетя Лена.  — Оттого у тебя нос красный?
        Больно Нюшке и обидно. Отчего Левка беленький, а она нет?
        — Тетя Лена, носик болит, и конопушки не сходят.
        Не знает тетя Лена, как Нюшку успокоить. Обернулась она к Степе и к Мишке и говорит:
        — Видите, чистёха какая — песком нос терла. Давайте мы ее в комиссию выберем.
        — От нее пользы мало,  — сказал Степа.  — А ты, тетя Лена, будешь нам помогать?
        — Конечно, буду.

        — Ну, тогда хорошо. Выберем,  — согласился Степа.
        Мышонок тоже головой кивнул. Стала Нюшка членом санитарной комиссии.

        КАК ЛЕВКА НЮШУ ОБИДЕЛ

        Нюша с Муркой часто приходят к Пане и возятся с Левкой. На руках у Левки ниточки — перетяжки. Нюше смешно: все у него как у настоящих людей — руки, ноги, пупок, уши, нос. Ну, нос еще не настоящий, а глаза — те совсем настоящие, только очень синие.
        Мурка его спросит: как корова делает?

        А он пальчик выставит, будто рога и говорит: «Му!»
        Мурка спросит: как собака делает? — А он: «Ав-ав, ав-ав, ав-ав!» —думает, что страшно.
        Мурка спросит: как кошка делает? А он тихонечко, тихонечко пискнет: «Кс-кс!» Мурка учит его говорить «мяу», а он не научается.
        Один раз у Нюшки был насморк, она все чихала.

        Мурка и говорит Левушке:
        — Скажи, как Нюшка делает?
        Левка обрадовался, глаза у него заблестели. «Чхи, чхи!» — говорит.

        Сидит, ноги раскинул и пищит: «Чхи, чхи, чхи!»

        На другой день пришла Нюша малыша проведать, а он как увидел ее,  — опять: «Чхи, чхи, чхи!» Так у Пани с рук и рвется.
        День прошел, два дня прошли, а Левушка все Нюшку зовет: «Чхи!»
        Как увидит, сейчас: «Чхи, чхи, чхи!» Огорчилась Нюша, нос повесила. Говорит Мурке:
        — Что ж, это он меня всегда будет «чхи» звать? И вырастет — тоже «чхи»?

        Левушка услышал, как Нюша с Муркой про «чхи» говорят, обрадовался — и ну пищать: «Чхи, чхи, чхи!» Нюшка — в слезы, а Мурка смеется.
        — Ты,  — говорит,  — Нюшка, глупая. Что на него обижаться, он еще маленький.

        НЕСЧАСТЬЕ

        В одной руке Нюшка несет пузырек иода с бумажной шапочкой на головке. В другой — пять копеек сдачи. Пятак горячий стал, вся ладошка мокрая.
        Очень жарко, от каждого камешка жар идет, как от печки. Мошкара над дорогой вьется, прямо звон в ушах стоит. Еще жарче от этого звона.
        Остановилась; Нюшка около палатки, где воду и квас продают. Серебряных шоколадок много лежит на полочке. Стоит у палатки дяденька, велосипедист. Велосипед пыльный-пыльный. А сам он голый, в одних трусах, и тоже пыльный.
        — Дайте мне сельтерской воды,  — сказал дяденька. Оперся нечаянно на резиновый гудок, а гудок загудел.
        — Холодная у вас вода?  — спросил велосипедист.
        — Как же, у нас все воды на льду,  — ответил ему продавец.
        Нажал какой-то крантик, вода в стакан ударила. Шипит.
        Нюшка близко подошла, пузырьки в стакане увидала. Стакан вдруг вспотел, шершавым стал даже — такой холодный. Дяденька воду маленькими глоточками пьет, а Нюшка смотрит и тоже глотает. Только трудно глотать — во рту пересохло.
        Пятак горячий-горячий. Переложила его Нюшка в другую руку, и ладошку о платье вытерла.
        Дяденька сел на велосипед и уехал. А Нюшка вдруг красная стала, протянула пятак продавцу, положила на краешек стойки.

        — Тебе что?  — спросил продавец» а сам руку к шоколадкам тянет.
        — Нет, мне не шоколадку, мне воды… шипучей,  — сказала Нюшка.
        Никогда еще Нюшка такой воды не пила.
        Даже немножко страшно. Шипит, жужжит, в лицо брызжет.
        Откуда пузырьки берутся? Нет, нет пузырька, а вдруг побежит вверх. Стакан холодный, пальцы жжет.

        Сперва Нюшка медленно пила, чтобы надолго хватило.
        А потом не допила — больно горлу стало.
        Зато жары, как будто и нет совсем. Итти легче, и пятак руку не жжет.
        Вот и дом на пригорке видать, кто-то из мальчиков по крыше лазит, а не разобрать кто.
        Задумалась Нюшка — как про пятак сказать.
        — Я тете Лене скажу, она сердиться не будет.
        Вошла в сад, а навстречу Степа с Сенькой.
        ... — Купила иод?  — спрашивает Степа.  — Покажи.
        Взял пузырек, красную шапочку снял, а под ней другая, беленькая.
        — СКОЛЬКО СТОИТ?  — спросил Степа.
        — Двадцать копеек,  — говорит Нюша.
        — А где сдача?
        Нехорошо стало Нюше. Сенька стоит, в руки смотрит, и Степа тоже.
        — Я — я…
        Не поворачивается язык во рту. Никак Нюшка про воду не скажет.
        — Я- я… потеряла,  — сказала Нюша и сама испугалась,  — как это вышло, что неправду сказала. Степка сердито так смотрит, а Сенька смеется.
        — Идем к тете Лене,  — строго сказал Степа и взял Нюшу за руку.
        Идет Нюша, дороги не видит, в глазах слезы стоят.
        Сенька с боку прыгает и дразнит:
        ВОТ ТАК-ТАК, ВОТ ТАК-ТАК,
        ПОТЕРЯЛА ПЯТАК!

        Тетя Лена в изоляторе окно мыла. Руки у нее в мыле. Она рукавом волосы со лба откинула.

        — Что у вас там?
        Степка Нюшу к ней подвел и поставил, как деревянную.
        — Она пятак потеряла, тетя Лена,  — сердито сказал Степа.
        Подняла Нюша глаза прямо на Сеньку.
        — Вот так-так, вот так-так!  — смеется Сенька.

        А из спальни Мурка и Мышонок выглядывают.
        Нюшка хочет на тетю Лену посмотреть и не может, стыдно.
        — Не беда, со всяким случается,  — сказала тетя Лена.  — Перестань, Сенька. Верно, быстро бежала?
        — Я… я…
        Заплакала Нюшка и убежала в спальню.

        ШИПУЧАЯ ВОДА

        Вечером тетя Лена читала книжку. Очень интересная была книжка, про водолазов. Как один дяденька под воду спускался, на самое дно. И вдруг к нему рыбка в штаны попала. Кругом вода зеленая, как у кошки глаза. Всякие крабы ползают, осьминоги, а у каждого осьминога восемь ног. А глаза страшные, будто на прутиках торчат. Нюшка даже дышать боится.
        Кончила тетя Лена читать, все встали, а Нюшка не может. Что-то у нее с ногой сделалось. Шипит что-то в ноге, пузырьки идут, слышно, как холодная вода переливается.
        От пятки началось. А там — больше. Выше вода поднимается, ледяная, шипучая. К коленке подошла и остановилась, только сильнее жужжит.
        Обхватила Нюша ногу — рукой чувствует, как под кожей пузырьки брызжут. Снизу вверх, снизу вверх. Что теперь будет!
        Дрожит Нюша, думает, смерть пришла. Шипучая вода в ногу попала. Сейчас по всему телу разольется. Нюша сидит и слушает: разливается вода по телу, или нет. Кажется, разливается. Ну да, разлилась,  — вот уже в спине холодок прошел, как мурашки забегали.
        Тетя Лена подошла, за руку взяла.
        — Ты что не встаешь, Нюшка? Иди чай пить.
        У Нюши глаза стали большие, круглые, как у курицы. Голоса у нее нет, шопотом сказала:
        — Я не могу. У меня шипучая вода разлилась.
        — Какая вода?
        — Которую я выпила.

        Нюшка на тетю Лену посмотрела и вся затряслась от страха. Потом ее за руку схватила.
        — Ой, шипит, ой, шипит!.. Я наверно умру, тетя Леночка.
        — Отчего, дурочка?
        — Ты ничего не знаешь, тетя Лена. Я сдачу не потеряла. Это я так мальчикам сказала. Я шипучую воду выпила.
        — Какую шипучую воду, что ты выдумала, Нюша?
        — Ледяную, тетя Лена, в палатке. Она у меня по ноге разлилась, а сейчас по всему телу разольется.
        Засмеялась тетя Лена, даже косынка на бок сползла.
        — Ух, ты, моя глупенькая!
        Взяла ногу и давай тереть. И сейчас все прошло.
        — Ну-ка, наступи. .

        Нюшка боится наступить — вдруг опять зашипит. Нет, не зашипело.
        — Прошло?
        — Прошло. Отчего это, тетя Лена? От воды?
        — Нет, Нюша, это ты просто ногу отсидела.
        Взяла тетя Лена Нюшу за руку и пошла с ней чай пить.

        ПОДСОЛНУШКИ

        Октябрятам нельзя есть подсолнушки, потому что подсолнушки пыльные и нечистые. Санитарная комиссия должна смотреть, чтоб никто, никто не грыз подсолнушков.

        Нюшка смотрит. Чаще всего Сенька семечки грызет.
        Но с Сенькой Нюшка ничего не может поделать,  — не слушается да и только.
        Прибежала раз Машутка и говорит:
        — Нюшка, что за тетеньки сидят на скамейке?
        Посмотрела Нюша,  — не знает. Что за тетеньки такие, пришли и сели, а жить не живут. Ни здесь, ни по соседству не живут,  — а подсолнушки лущат.
        Пошли Маша с Нюшей и сели рядом с ними на лавку.
        Так, будто в куклы играют, а сами нет-нет и посмотрят на тетенек.
        Тетеньки обе толстые, одна в одну,  — верно сестры родные.
        У той платье синее, и у этой синее.
        Та смеется и подсолнушки лущит, и эта лущит.
        Набралась Нюша храбрости и спросила:
        — Вы, тетеньки, откуда будете?
        — Мы из города,  — ответила тетенька.  — А ты подсолнушков хочешь?
        Нюшке семечек страсть как хочется. Но она сразу сказала:
        — Нам нельзя подсолнушков. Мы — октябрята.
        А потом посмотрела на Машу.
        И Маша головой кивнула.
        Тетеньки засмеялись, и та засмеялась, и эта. Стали они разговаривать, не понять о чем. И все подсолнушки грызут, и та грызет, и эта.
        У Нюшки изо рта слюнки текут — беда!
        И у Маши тоже.
        Пошушукались Маша с Нюшей, потом Нюша обернулась к тетенькам и говорит:
        — Тетенька, а белые подсолнушки нам можно!
        Стали обе тетеньки из кулька выбирать тыквенные семечки.
        Нюша горстку подставила, ждет, пока наберется полная горстка.
        И Маша тоже.
        — Белые подсолнушки всех лучше,  — сказала Маша.
        — Тыквенные семечки всех слаще,  — сказала Нюша.

        НЮШКИНА ПОБЕДА

        Изолятор — это комната для больных. Никому сюда ходить не полагается, только членам санитарной комиссии полагается. В изоляторе должно быть очень чисто. Больных нет, а все равно должно быть чисто. Самое главное — чтобы пыли не было.

        Сегодня Нюшка дежурная,  — ей пыль вытирать.
        Пыль вытереть очень трудно.
        Думала Нюшка, что кончила уже. Всюду чисто. На столе чисто, на подоконнике чисто, табуретки блестят, койка застлана. Стала Нюшка закрывать ставни, чтобы в комнате было прохладно. Солнце в щель ударило. Протянулось солнышко через всю комнату столбом и уперлось в одеяло. А в столбе — пылинки кувыркаются,  — да сколько!
        «Плохо я пыль вытерла,  — подумала Нюшка.  — Сколько пылинок осталось, целая куча. Это самая зараза и есть."
        Открыла ставни, снова принялась за работу. Под кровать залезла, там вытерла. Стала на табуретку, дверь обмахнула. Стеклянный ящик с бабочками на стене висел, чтобы никто не разбил его. Нюшка и в нем стекло протерла.
        — Ну, теперь уже чисто.
        Закрыла ставни, а пыль опять кувыркается.
        — Ну тебя совсем!  — рассердилась Нюшка.  — Кувыркайся, сколько хочешь. Я гулять пойду.

* * *

        — Я гулять пойду,  — сказала Нюшка. Повернулась к двери, а в дверях козел стоит — Бодун. Бородой трясет, веточку дожевывает. На шее у него веревка. Постоял на пороге, почесал о косяк голову,  — то место, где рога растут. И вошел в комнату.
        Вскрикнула Нюшка и мимо козла — в коридор.
        — Бодун оторвался! Бодун оторвался! Выбежали из столовой Сенька и Мурка.
        — Где, где Бодун?
        — Там, в изоляторе. Скорее! Где тетя Лена?
        — Они все на море ушли.
        Осторожно подкрался Сенька к изолятору, Стал у двери, а заглянуть боится.
        Мурка его толкает:
        — Иди, иди. Ты не бойся.
        — Да, не бойся. Сама попробуй, какие у него рога.  — А все-таки заглянул.

        — Одеяло жует!
        Нюшка и Мурка пододвинулись ближе и стали за Сенькой.
        — Правда, жует!
        — Беги за Паней,  — сказала Нюшка, и Мурка пустилась во всю прыть по коридору.
        Нюшка. чуть не плакала.
        — Он все изгадит! У, противный!
        Бодун долго жевал одеяло,  — как раз тот угол, на который солнышко падало. А потом подошел к шкапчику с лекарствами и стал о него тереться. Сперва только слышно было как зазвенели склянки.
        — Пошел вон! Пошел вон!  — кричала Нюшка.  — Сенька, прогони его!
        Но Сенька боялся, потому что Бодун был сердитый козел.
        Сначала склянки звенели тихо, а потом громче.
        Шкапчик заходил ходуном, а Бодун все терся и терся о него боками. Что-то упало в шкапчике, и из него посыпался белый порошок.
        — Это тальк! Он весь тальк рассыпал!  — закричала Нюшка и стала впереди Сеньки.
        А потом у шкапчика начала открываться дверка. Она открывалась тихонько, понемножку, а Бодун стоял, нагнувши голову, и все терся об угол шкапчика. И вдруг дверка открылась совсем, и пузырек с касторкой покатился по полочке. Нюшка увидела, что пузырек сейчас упадет, и кинулась к Бодуну. Она схватила его за обрывок веревки.

        — Пошел вон, Бодун! Убирайся! Козел мотнул головой и шлепнул губами. Он не хотел уходить. Тогда Нюшка ударила его ногой.
        Бодун прыгнул в сторону и свалил табуретку. Табуретка упала — бух! А козел испугался,  — скок, прямо в дверь. Сенька едва успел отскочить. А Нюшка выпустила веревку и хлопнулась на пол.

        — Пошел вон, Бодун!  — кричал теперь Сенька, но Бодун скакал уже вниз, по деревянной лестнице, во двор.
        Тут и Паня пришла с Муркой. Сенька им все рассказал.
        — Я думала, он все перебьет,  — сказала Нюшка.
        — А ничего не разбилось. Только просыпался тальк.
        — Ты не боялась?  — спросила Паня.
        — Боялась. Только я дежурная,  — ответила Нюшка.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к