Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        Юг и север Сусанна Михайловна Георгиевская

        Маленькая повесть для дошкольного возраста.

        Сусанна Михайловна Георгиевская
        Юг и север
        

        


        1

        Река Парана очень далеко. Над нею круглый год светит жаркое солнце — даже тогда, когда у нас на дворе стоят январские морозы. От солнечного тепла над рекой чуть колеблется густое облако тумана, весь воздух тёплый и влажный, как в бане, и от этого травы по берегам разрастаются пышно, а деревья вырастают такие большие, что надо закинуть назад голову, чтобы увидеть их вершины. Толстые стволы обвиты, точно змеями, длинными ползучими растениями, а в воде колышется виктория-регия — удивительный цветок, с такими широкими листьями, что на каждый лист может усесться маленький мальчик или девочка.
        На больших деревьях живёт лори — зверёк с собачьей мордочкой и обезьяньим телом. Он смотрит сверху на пустынные берега Параны и думает, что это и есть вся земля.
        Лори — южный зверёк. Он не знает, что на свете есть север с холодными реками и северными деревьями — ёлками и соснами, которых он никогда не видел. Он думает, что его река течёт через всю землю и что повсюду растут деревья с такими же толстыми стволами и растения с листьями, большими, как речной плот, сколоченный из досок.
        Только люди знают про север, юг, восток и запад и про то, какие там растут цветы и деревья, потому что человек умеет ездить, летать, плавать, читать, думать… Поэтому для человека земля — большая, изрезанная морями и реками, пересечённая длинными дорогами, населённая разными зверями и птицами, цветущая разными цветами и травами.

        2

        Когда отцвела виктория-регия, учёный-ботаник собрал её семена, положил в пакет и отправил на север — в Ботанический сад.
        В Ботаническом саду, куда пришли семена виктории-регии, работала садовником Александра Ивановна Фокина. У неё была дочка Саша.
        Саша была самая обыкновенная девочка, такая же, как все. Только адрес у неё был особенный. Подруга её часто писала ей письма из Киева и надписывала на конверте сперва название города, потом название улицы, а вместо номера дома просто: «Ботанический сад».
        Саша жила в саду. Конечно, не на грядке — как незабудка или анютины глазки, а в доме — как и полагается жить девочке. Этот дом был низкий, деревянный и стоял у самых ворот сада — рядом с будкой кассирши.


        За оградой был большой шумный город, но мимо Сашиного дома никогда не проехал ни один трамвай, троллейбус или автобус. Над ним шелестели деревья, и Саша так часто слышала их шелест, что научилась узнавать, какой голос у каждого дерева. Она была уверена, что взрослые (особенно старший садовник) ещё лучше слышат и понимают голоса деревьев, только не любят про это говорить.
        Раз в десять дней Саша помогала маме поливать кактусы. Она была готова поливать их каждый день, но мама не позволяла. Мама говорила, что эти кактусы привезли из жарких стран, что дома у себя они растут на каменистых сухих нагорьях, где очень редко идёт дождь. Поэтому они привыкли пить не часто, но помногу.


        Для растений жарких стран в глубине Ботанического сада были построены особые длинные домики со стеклянными крышами — оранжереи. Сквозь стёкла крыш зимой и летом глядело северное небо. А внутри, под прозрачными потолками, было жарко и душно даже тогда, когда на дворе стоял январь. Сашина мама и другие садовники следили днём и ночью, чтобы трубы парового отопления не испортились и не перестали греть даже на один час, даже на одну минуту.

        Кактусы росли в маленьких горшках. Из сухой, растрескавшейся земли торчали их колючие рыльца. А у входа в оранжерею, на каменной подставке, в маленьком бассейне, росла мамина гордость — только что родившаяся виктория-регия.
        Когда письмо того учёного с запечатанными в него зёрнами дошло до Ботанического сада, Сашина мама высадила викторию-регию в крошечный горшок и опустила горшок под воду, в этот бассейн. Вода в бассейне была такая тёплая, что, если окунуть в неё руку с мороза, рука сразу отогревалась.
        Саша знала, что мама очень старается, ухаживая за викторией-регией, для того чтобы это южное растение зацвело в их северном городе. Когда мама очищала бассейн от водорослей, Саша помогала ей.
        В бассейне плавали золотые рыбы. Они питались водорослями и тоже помогали маме очищать бассейн.
        Под водой, над горшком с викторией-регией, так красиво горела их золотая чешуя, что Саша, заглядевшись на рыб, сразу высыпала в бассейн всю их дневную порцию крошек и зёрен, которые они очень любили. Рыбы сейчас же собирались в воде стайкой, разинув острые жадные рты и виляя своими жгуче-золотыми хвостами.

        3

        Однажды, когда была суровая северная зима и Сашина мама дежурила в ночную смену, Саша понесла ей ужин.
        Она оделась, взяла в руку котелок и пошла одна по тёмному саду.


        В саду в этот вечер было ещё темней, чем всегда, потому что была вьюга. Ветер подхватывал снег на лету и крутил его в воздухе. Снежные облака заслоняли луну, и всё вокруг было белым от снега и тёмным от ночи.
        От снега и ветра Саше трудно было дышать.
        Она шла через тёмный, безлюдный, ветреный, словно покинутый людьми, сад, по знакомым дорожкам и не узнавала их — такими большими и толстыми стали деревья и кусты. Весь сад покрылся длинными, волнистыми сугробами, словно это был не сад, а море — большое, белое, без берега и без паруса.
        Одни лишь белые волны ходили по нему ходуном. Вьюжная пена с их гребешков била Саше в глаза.
        Но вот чьи-то небольшие, не занесённые снегом шаги… Кто это, что?.. Саша добралась до маминой оранжереи и изо всех сил дёрнула дверь. Дверь распахнулась.
        Ветер острой струёй ворвался вместе с нею в коридор оранжереи. Он зашумел, задул, заскулил. И вдруг заклубился паром под самым потолком и растаял. Это Саша догадалась поскорей захлопнуть за собой дверь и закрыть её на крючок.
        — Ой, мама!  — сказала Саша, тяжело дыша, и поставила на пол котелок со щами.
        — Да что же это такое?  — ответила Сашина мама, разом забыв все учёные слова.  — Да как ты только додумалась выйти из дому в такую погоду? Да как я теперь до утра досижу, не зная, дошла ли ты обратно домой? Сиди теперь тут. Пойду в обход, попрошу кочегара, чтобы он тебя проводил… Наказанье моё!
        Мама ушла в обход, а Саша сняла в коридоре пальто и села на табурет около виктории-регии.

        4

        В оранжерее слабо горела маленькая электрическая лампа. Пахло зеленью, терпким и свежим запахом травы, а на улице зима хлестала в стёкла снегом и бил о переплёты крыши северный ветер.
        Другой девочке, может быть, было бы интересно остаться ночью, совсем одной, в оранжерее Ботанического сада. Но Саша знала здесь каждый уголок. К тому же был уже поздний вечер, а она ещё не успела приготовить на завтра русский письменный. Ей было очень грустно.
        От нечего делать Саша наклонилась над бассейном и стала глядеть на золотых рыбок. Но рыбы дремали — у них уже была ночь,  — и девочка тоже задремала, положив руку на край бассейна.
        Саша спала и даже начала уже что-то видеть во сне, как вдруг услышала сквозь сон, что над самым её ухом зазвенел колокольчик. Он звенел пронзительно и тонко и дул Саше в щёку морозным воздухом зимы.
        «Что же это такое?  — подумала Саша.  — Уже на урок звонят, а я ещё не приготовила русский письменный».
        Она вскочила, открыла глаза и вдруг увидела над собой в стеклянном потолке оранжереи большую чёрную дыру.
        …Это разбилось стекло, это оно упало в бассейн и зазвенело, будто колокольчик. В чёрную дыру вошёл снег. Он заклубился густым паром по всей оранжерее и стал выдувать лето. Морозная дыра в окошке была над самой маминой викторией-регией.

        …Значит, не зацветёт виктория-регия, которую мама вместе с Сашей сажала в глиняный горшок. Замёрзнут кактусы…

        5

        Саша быстро оделась и открыла дверь оранжереи. За дверью были ночь и ветер. Они словно обрадовались Саше, подхватили её, оторвали от дверей и потянули куда-то вперёд, в темноту. И Саша пошла, спотыкаясь, по рыхлому, пухлому снегу. Её валенки оставляли на снегу маленькие глубокие следы. Снег забирался в Сашины валенки и, отогревшись, таял.
        Ещё белей и темней стала вьюжная ночь на дворе. Ночь без людей, в пустынном Ботаническом саду.
        Вот крыша оранжереи. Она покатая и узкая. Одно чёрное пятно темнеет на ней — разбитое окошко. Значит, вот откуда дует ветер в бассейн с маминой викторией-регией! Пока Саша стоит и думает, он, может быть, уже заморозил викторию-регию до самых корней.
        Видимо, кто-то, не иначе как племянник уборщицы — он недавно приехал к ней из Рязани,  — бросил камень и сделал пробоину в крыше оранжереи… Этот мальчишка — большой озорник.
        Саша тянется рукой к пролому в крыше оранжереи. Но у неё нет ни ватника, ни тёплого платка, чтобы закрыть чёрную дыру. А из пролома в оранжерею бегут пар и ледяной холод. Что же делать? Ведь Саша не дотянется до крыши. Саша маленькая, а крыша высокая… Вот… Вот оно! Прислонившись к дереву, стоит деревянная лестница. Саша знает, эта лестница — рабочее орудие старшего садовника…
        Но как подтащить её к оранжерее? Ведь лестница большая и очень тяжёлая.
        Так думает Саша и уже волочит по снегу тяжёлую лестницу.
        Саша подтащила лестницу к крыше.
        «Свалюсь!»
        «Ничего подобного».
        «Свалюсь!»
        «Не свалишься. Вверх, вверх, вверх…»
        Добралась… Вот крыша, а вот и пролом в стекле. Саша привстала на цыпочки и привалилась к разбитому стеклу.

        6

        Она сама не знала, долго ли простояла так, прислонившись к чёрной дыре. Но ей казалось, что она стоит долго, очень долго, и что очень долго не идёт мама.
        А ветер и мороз становились всё сильнее, даже снег перестал падать, такая стужа была во дворе. Саше было очень холодно, холодно было ногам. На них были мокрые валенки. Ноги начали ныть. Саша крикнула:
        — Мама!  — и заплакала.
        Ветер сразу дунул и заморозил её слёзы. Ему уже давно нечего было делать, он всё переделал в саду. Это он засыпал снегом дорожки сада так, что от них не осталось и следа.
        Всё холодней, холодней становилось Саше. На глазах замерзали слёзы, склеивались ресницы, ей было почти не разлепить век. А ветер раскачивал вершины самых высоких деревьев. Это он, ветер, чуть колебал лестницу под ногами Саши…
        Даурская лиственница — рядом с Сашей — шелестела своими тонкими голыми ветвями, и её негнущиеся от холода ветки лепились к снегу, покрывшему землю.

        Скрип, свист, хруст снега сливались во множество едва уловимых звонких и тонких звуков морозной ночи. Но Саша не слышала их. Она давно уже перестала плакать и звать маму и тихонько спала, положив щёку на рукав своего мокрого от снега пальто.

        7

        А в это время по дорожке сада шёл кочегар, которого мама послала за Сашей. От него пахло дымом и копотью. Между морщин у его серых глаз залегли глубокие угольные борозды. Много пришлось потрудиться кочегару в эту ночь, чтоб отогреть все растения Ботанического сада, впустить лето во все стеклянные его дома и выгнать оттуда месяц январь.
        Кочегар уже прошёл мимо даурской лиственницы, когда увидел на крыше оранжереи тёмный рукав Сашиного пальто. Сперва он не понял, что это Саша, а когда догадался, крикнул сердитым голосом:
        — Ты что тут делаешь, озорница?!
        Саша не отвечала.
        — Мать, видно, пугать вздумала?  — сказал кочегар.  — По крышам стала лазить в пургу…
        Саша молчала.
        Тогда он совсем рассердился, шагнул в сугроб, осторожно поднялся по лестнице и дёрнул Сашу за рукав.
        — Слезай-ка отсюда!  — сказал он таким сердитым голосом, что даже снег посыпался со всех деревьев кругом.  — Некогда мне с тобою в прятки играть. Слезай-ка, слышь?
        И Саша услышала.
        — Нельзя… Тут дует… Пролом…  — ответила Саша.
        — Ах ты батюшки, ах ты батюшки!..  — взмахнул обеими руками кочегар и, оторвав Сашу от стекла, увидел чёрную дыру.
        Тогда он быстро снял с себя закоптелый ватник и заделал им пролом в стекле. А потом, бормоча про себя что-то непонятное, бережно поднял Сашу и понёс вниз, в оранжерею.

        8

        На следующий день стекольщик вставил в крыше оранжереи новое стекло. Садовник подставил новую подпорку под ветки даурской лиственницы. А когда пришла весна, Сашина мама пересадила викторию-регию из её глиняного горшка в большой широкий бассейн, и та зацвела, как у себя на родине.
        Осенью бассейн покрылся белыми цветами, немножко похожими на нашу кувшинку, только гораздо больше.
        Сначала цветы виктории-регии были такие белые, что кажется, белей нет ничего на свете. На следующий день они сделались нежно-розовыми, а к вечеру бархатно-красными.
        Со всех сторон города, изо всех школ поодиночке и целым классом приходили в Ботанический сад школьники смотреть викторию-регию. Экскурсовод взмахивал своей длинной указкой и показывал на большие цветы, спокойно лежавшие в бассейне среди огромных зелёных листьев.


        — Перед вами, ребята, виктория-регия,  — говорил экскурсовод.  — Она цветёт далеко, в жарких странах. Посмотрите, какие у неё большие, крепкие листья. На каждый листик может сесть маленький мальчик или маленькая девочка,  — листок, как плот, понесёт его по воде.
        Может, это и не было правдой, кто знает? Но экскурсовод так сказал, чтоб было ещё интереснее и красивей.
        Один маленький мальчик совершенно поверил ему. Он сказал своему старшему брату:
        — Я сяду! Давай сейчас же меня посади!
        Мальчику было всего пять лет. Он стоял у бассейна, тянул к нему свои короткие, толстенькие ручонки, смотрел на большие белые цветы и маленьких красно-золотых рыб.
        А у входа в оранжерею стояла Сашина мама и тоже смотрела на викторию-регию. Она знала каждую жилку на её больших листьях, знала, сколько цветов на каждом её стебле, какие водоросли растут на дне бассейна и какие в нём живут рыбы.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к