Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Вольф Сергей: " Отойди От Моей Лошади " - читать онлайн

Сохранить .

        Отойди от моей лошади Сергей Евгениевич Вольф

        «Когда я был мальчишкой, школьником, рассказывает автор этой книги Сергей Вольф, я был очень застенчивым и тихим. Может быть, самым застенчивым и тихим в классе. Наверное, поэтому я так завидовал ребятам, которые, в отличие от меня, были бойкими и весёлыми, выдумщиками и проказниками. Если бы не они, я так и остался бы застенчивым и тихим…
        Вот почему я написал про них рассказы».

        Сергей Евгениевич Вольф
        Отойди от моей лошади

        Воробей

        Утром мы с папой идём на работу. Он — на работу. Я — в детский сад. Я довожу его за руку до детского сада, а дальше он уже один идёт.
        Сначала мы по бульвару вышагиваем. Там цветы растут, похожие на укроп, деревья и второй день мяукает кошка, которую я никак не могу выследить.
        Потом мы пьём кофе и едим слоёные пирожки. Там, на бульваре, домик такой стеклянный стоит, с пирожками, а рядом длинный стол под навесом, за которым все стоя кушают. Нет, мама нас кормит, но уж очень вкусные пирожки! Мы всегда берём десять пирожков и четыре кофе.
        Вот стоим мы сегодня, едим, пьём, и вдруг я увидел совсем странную картину: воробей разогнался по воздуху и ка-ак сядет с размаху на ветку — и ветка стала раскачиваться вместе с ним. Туда-сюда, туда-сюда. А он сидит, важный такой, толстый и подбавляет жару. Раскачивается. Как на качелях. И тут же к нему ещё трое подсели. Качаются. Сами. Ничего подобного я ни разу в жизни не видел и сказал об этом папе.
        — Правда?!  — сказал папа.  — Занятно.
        Кто-то говорит:
        — Это их ветер раскачивает. Не иначе.
        — Неправда,  — сказал я.  — Они сами.
        Папа говорит:
        — Всякое бывает.
        Некоторые, кто ели пирожки, заспорили, а я смотрел, как воробьи раскачиваются, и к кофе даже не притронулся.
        Вдруг я увидел ещё воробья. Одного. Он сидел, совсем один на толстой ветке и не раскачивался. У всех воробьёв головки были серые, я заметил, а у этого совсем чёрная с пёстрым пятнышком на маковке. Грустный такой воробей. Мне так жалко его стало, что я отошёл в сторону и стал опять смотреть на тех, которые раскачивались. Народу смотреть довольно много собралось.
        Кто-то сказал:
        — Если ветру нет, то тогда всё неправильно. Сами они не могут.
        — Но вы же видите — раскачиваются.
        — Значит, есть ветер.
        — Так где он?
        — Всюду, вот где!
        Вдруг тётенька — продавщица пирожков — как закричит:
        — Птица! Пошла вон, противная птица!
        Все посмотрели туда, куда она бросила вилку, и я увидел воробышка с чёрной головкой. Он сидел на краю моего стакана и пил кофе.
        Я заорал на весь бульвар:
        — Пусть! Пусть пьёт кофе! Не трогайте его!
        Я так орал, что сам напугал его. Потому что он сразу улетел к себе на дерево.
        — Может, ему ещё чёрного кофе подавай, без молока, а?  — сказал кто-то.
        Одна старушка говорит:
        — У нас рыбки жили. Так мы их кормили огурцами.
        — Заметили, целый стакан кофе хотел выпить? Остатки его не устраивают.
        — А как он, по-вашему, будет остатки пить? Поперёк он в стакан не влезет, а вниз головой — боится.
        — Сами вы боитесь!
        — Пошли,  — сказал папа.  — Пора на службу. Ты извини, я твои пирожки тоже съел.
        — На здоровье,  — сказал я.  — Пошли. На тебе руку. Держись.

        Грибы

        Однажды утром я встал, сделал зарядку на вдох-выдох, почистил зубы, помылся, оделся, позавтракал, доломал свой конструктор, и тут мама мне и говорит:
        — Мне нужна твоя помощь.
        — Разве не папина?  — удивился я.
        — Нет. Твоя. Папа рано-рано уехал за грибами. Сегодня ведь суббота.
        — А нас бросил?  — говорю.
        — Нет. Он очень далеко поехал, туда, где не ступала нога человека. Нам с тобой такой дороги не выдержать. К тому же, у меня сегодня уборочный день. С этими уборками не знаешь, когда жить начнёшь.
        — Ладно,  — говорю.  — Что помогать? Ты покажи.
        Мама говорит:
        — Вот маленький спортивный чемоданчик. Там наволочки. Отнесёшь их в прачечную. Вот деньги. Наш адрес ты знаешь. Фамилию ты помнишь. Понял?
        — Ох ты, мама моя, мама!  — завопил я.  — Ты меня одного посылаешь?
        — Да,  — сказала она.  — Учись. Скоро ведь в школу.
        На улице мы взялись за руки и дошли до парка. Возле ворот в парк мама сказала:
        — Вот главная аллея. Иди по ней, никуда не сворачивая. Пройдёшь весь парк — будет улица. Ты её не переходи один, так всякий может. Ты стой и жди и как увидишь, что дорогу собирается перейти старушка, подойди к ней, возьмись за руку и переведи её, помоги ей. На той стороне и будет приёмный пункт белья, да ты и сам, наверное, помнишь. Привыкай. На обратном пути — то же самое. Как переход через дорогу — жди сначала старушку. Или старичка. Ну, беги!
        Наш большой парк я хорошо знаю, и главную аллею, и аллеи по бокам, и площадки для игр — всё-всё. Но теперь я был один, без мамы и скоро догадался, что уж что-нибудь в нашем парке я не знаю, где-нибудь не был. Я свернул налево и пошёл мимо качелей куда глаза глядят.
        Я шёл долго, люди вообще перестали мне попадаться, и тогда я свернул вбок и пошёл дальше просто по траве, среди деревьев. И вдруг увидел… гриб. Настоящий! На длинной ножке! Я бросил на траву свой чемодан и помчался к грибу. Я сорвал его и начал гладить, разглядывать и нюхать. Куда же я положу его? О! В чемодан! Где мой чемодан? Вон он! А это ещё что такое?! Грибы?! Ещё грибы?! Грибов было полно, штук пять. Я носился между деревьями и срывал их и засовывал в чемодан.
        Скоро я набил грибами целый чемодан, а они всё попадались и попадались. Тогда я высыпал из чемодана все грибы, вынул наволочки, а грибы положил обратно — получилось ещё много свободного места в чемодане. Но скоро я набил чемодан до отказа. Что делать?! И тогда я решил собирать грибы в наволочку. В наволочку? А где она? Где все наволочки? Я стал их искать. Я их долго искал, долго. И вдруг ка-ак заревел не своим голосом и помчался сломя голову в неизвестном направлении, потому что понял: наволочки я потерял и найти не могу, а время идёт, и мама волнуется, и ещё — дорогу-то я на главную аллею не знаю.
        Сколько времени я её искал и как нашёл, я и сам не помню. Я вылетел из ворот парка и остановился на переходе через улицу, чтобы помочь какой-нибудь старушке, и страшно нервничал. Вдруг кто-то схватил меня за руку, я оглянулся — старушка.
        — Быстрее!  — крикнула она.  — Куда ты запропастился?!  — и потащила меня через дорогу.
        — Кто вы такая?!  — крикнул я сам.
        Она наклонилась ко мне, сняла очки, потом снова их надела…
        — Не тот,  — сказала она.  — Не тот мальчик. А где мой? Иди!  — и она легонько подтолкнула меня в затылок.
        Я помчался к нашему дому. Мама стояла бледная возле нашей парадной.
        — Пошли, мама,  — сказал я и всхлипнул.
        Дома я открыл чемодан, показал грибы и всё рассказал ей.
        — Это подберёзовики, съедобные грибы,  — сказала она.  — Наволочки нужно будет купить, а тебя никуда не пускать.
        До самого вечера она не разговаривала со мной. Вечером приехал папа. На дне его большой корзины перекатывалось несколько грибков.
        — Маслята,  — сказал он.  — Мы слишком далеко заехали на нашей заводской машине.
        — Твой сын набрал чемодан подберёзовиков в нашем парке,  — сказала мама.
        Папа пощёлкал себя по носу и сказал:
        — В жизни ещё много чего неясно. Это хорошо!
        — Это прекрасно,  — сказала мама.  — Идите мойтесь, грибы готовы.

        На самокате вдоль нашего дома

        Я поеду после уроков на самокате вдоль нашего дома от угла и до угла.
        Я повидаю разных людей и поговорю с ними обо всём на свете.
        — Здравствуйте, тётя Нюша, дворник,  — скажу я.  — Как поживаете? Не надо ли чего сделать?
        — Поживаем неплохо,  — скажет тётя Нюша.  — Сделать кое-чего надо. Рано утром поэт с шестого этажа выкинул из окна много листочков со стихами, и мне до сих пор никак не убрать.
        И мы вместе уберём эти листочки.
        — Здравствуй, Леночка,  — скажу я двухлетней Леночке из тридцатой квартиры.  — Как поживаешь?
        — Хорошо,  — скажет Леночка.
        — А как тебя зовут?  — спрошу я.
        — Неня,  — скажет она.
        — Молодец,  — скажу я.  — Живи на здоровье,  — и добавлю её бабушке: Отлично растёт ребёнок.
        Я поеду дальше и встречу милиционера.
        — Эй, милиционер!  — скажу я.  — Я не нарушаю правила, ступай себе мимо. Желаю тебе всего хорошего.
        И поеду дальше.
        — Привет, Коля,  — скажу я Коле-строителю.  — Как дела? Как идёт строительство?
        — Забежал перекусить в перерыв,  — скажет Коля.  — А строительство идёт как надо. Завтра кончаем.
        И я поеду дальше.
        — Здорово, ребята!  — скажу я.  — Когда футболисты из двадцатого дома будут плакать, поражённые нами?
        — В понедельник!  — скажут ребята.
        — Здорово, девочки!  — скажу я.
        — Здравствуй,  — скажут девочки и пригласят меня поиграть в «классы».
        Но я поеду дальше.
        Я побеседую с управхозом и со штангистом Васей.
        Я переброшусь словом с профессором из четвёртой квартиры и узнаю, как дела у девушки Нины, бухгалтера.
        Я потолкую ещё с разными людьми и, когда доеду до второго угла, встречу маму.
        Солнце уже будет низко, мама будет идти с работы, и будет уже полседьмого вечера.
        Наш новый дом такой большой, что от угла до угла раньше и не доедешь.

        Коровий доктор

        Ни за что вам не угадать, какие звери жили у нас с братом Павкой в комнате. Думаете, кошки там или щенки? Хо-хо! Два ежа, вот кто у нас жили, два ежа, черепаха Лиза, три белки и попугай. Я уж не говорю о разных рыбах, птицах и белых мышах. Этих было полно. Постоянно в нашей комнате что-нибудь пело, шуршало, пищало и щёлкало. Все говорили, что к нам войти нельзя, но мы с братом Павкой были счастливы. Своих зверей мы кормили и лечили.
        — Ты кем будешь, когда совсем вырастешь?  — спрашивали мальчишки во дворе.
        — Трактористом.
        — Ого! Здорово! А ты?
        — Как и папка, на завод пойду, слесарем.
        — Тоже не худо. Без слесарей какая жизнь. А ты?
        — Бухгалтером.
        — Кем, кем? Бухгалтером?!
        — Да нет. Я пошутил. Корабли буду строить.
        — Молодец, если не врёшь. Строй лучше прежних.
        — А я буду учителем физики и рисования.
        И только у меня мальчишки ничего не спрашивали. «Этот будет коровьим доктором,  — говорили они небрежно.  — Коровий доктор «номер два». Лечит своих мышей и овец».
        — Врёте вы всё, нет у меня овец,  — говорил я.
        — А какое это имеет значение?  — говорили мальчишки.
        Они много ещё говорили разной ерунды, но в одном они были правы: и я, и мой старший брат Павка — я был «номер два», потому что он был «номер один» — собирались стать ветеринарами, то есть вырасти и стать докторами у животных. Не разводить их, не охотиться — а лечить.
        — Учителем физики и рисования нельзя стать одновременно,  — как-то сказал я Генке,  — а мы с Павкой вырастем и станем ветеринарами.
        — Если захочешь, всё можно,  — сказал Генка.
        — А мы с Павкой, когда вырастем, станем ветеринарами,  — повторил я.
        — Один уже вырос,  — сказал Генка,  — худой, длинный и слабый, только всё равно коровьего доктора из него не получилось.
        Это тоже была правда. От первого до последнего слова.
        Я ещё ничего не рассказал о Павке. Павка был мой старший брат, он был старше меня на целых семь лет. Он собирался стать ветеринаром, закончил десять классов и подал заявление в ветеринарный институт. Он был — Генка не врал — длинный, худой и слабый, и в институт его не приняли. Он получил две тройки на экзаменах. Все мы очень расстроились и стали думать, что делать Павке дальше: то ли идти работать на завод, то ли в зоосад — сторожем или научным сотрудником, кем удастся.
        Папа сказал, что на завод,  — пусть парень потрудится своими руками и узнает жизнь.
        Мама сказала — в зоосад, поближе к любимому делу.
        Я колебался, склоняясь в то же время к тому, что сказала мама. Пока мы все думали, Павке пришла повестка, что его призывают в армию. И через некоторое время мы узнали, что Павка будет моряком. Не слесарем, не ветеринаром — а моряком.
        Папа был доволен, хотя и говорил, что будет скучать. Мама плакала, расставаясь с Павкой, и говорила, что будет скучать, но чтобы Павка был всем примером во флоте. Я не плакал, глядя на худого, длинного и слабого моего брата Павку, я думал. Я думал, что вот уезжает Павка, будет у него другая жизнь, прощай дорогие животные, и белую мышку Веру, которая вчера чем-то захворала, я буду лечить один.
        Павка уехал.
        Я продолжал учиться в школе, ухаживать за больной мышкой Верой и готовить себя в ветеринары.
        Прошло много времени, и вот однажды, в начале лета, утром, когда папа и мама были на работе, а я вколачивал гвоздь в новую клетку для белок, дверь отворилась — и вошёл длинный моряк с большим чемоданом в руке. У него были мускулистые руки и широкая грудь.
        — Не может быть!  — закричал я, а потом добавил: — Что вы хотели? Вам кого?
        — Не валяй дурака,  — сказал моряк, ставя чемодан на пол,  — родного брата на «вы» называть.
        — Не может быть!  — закричал я от такой неожиданности.  — Вы не мой брат, вы другой моряк, вы вообще другой человек, с сильными мускулами и широкой грудью! У моего брата не так!
        Конечно же, я узнал его, это я так кричал, от восхищения. Все звери зашевелились и запели, потому что они тоже узнали его. Черепаха Лиза — та прямо бежала к нему навстречу.
        — Здорово,  — сказал моряк и поцеловал меня.  — Ну, как дела? Новая клетка? А как зверюшки живут? Я в отпуск приехал.
        — Ой, Павка,  — сказал я,  — какой же ты стал замечательный парень!
        — Ну-ну, ладно,  — сказал Павка,  — пока старики на работе, пойдём гулять, побродим по городу, я соскучился.
        И мы пошли. И Генка с нами пошёл. Он сидел во дворе и ничего не делал, так просто, стругал чего-то. От нашего дома на улице Чайковского до самого Невского я всё боялся, что Генка упадёт от удивления. Он всё смотрел на брата и никак не мог поверить. Павка сказал, что он давно не пил газированную воду, что он соскучился, и на каждом углу покупал себе стаканчик газированной воды. Потом мы втроём съели килограмм пломбира, и когда вышли, стояла уже такая жара, что мы решили покататься на лодке. Мы проплыли почти всю Фонтанку и очутились на Неве, поближе к морю, как сказал Павка. Никогда я ещё не плавал на лодке так быстро и красиво. Павка сидел на вёслах, болтал с нами о всякой всячине и грёб совсем без напряжения, будто и не замечал, что у него вёсла в руках.
        — Замечательно быть моряком!  — воскликнул я.
        — Хочу во флот!  — воскликнул Генка.
        — Эх ты,  — сказал мне Павка,  — а сам-то мне всё время твердил: «Буду ветеринаром, животных лечить».
        — «Эх ты»? Я — «эх ты»?!  — обиделся я.  — Это ты «эх» и Генка «эх», а я просто сказал, что замечательно быть моряком, просто сказал, и ничего такого, а ты — уже моряк и лечить не будешь!
        Павка рассмеялся.
        — Да здравствует морская жизнь!  — закричал Генка, щупая Павкины мускулы.  — Да здравствует голубой простор без конца и края! Да здравствуют тельняшки и походные песни! И сильным мускулам тоже — ур-ра! А кому охота иметь хилый вид и скучную жизнь, пусть лечит своих коз и мышей, пусть будет коровьим доктором, пусть…
        — Но-но, малёк,  — остановил его Павка.  — Смени направление. Полегче насчёт коровьего доктора.
        — Можешь не защищать меня,  — продолжал я сердиться на Павку.  — Не больно-то хотелось.
        — Ты меня не понял,  — сказал Павка задумчиво.  — И зря ты меня «эх» назвал. Не думай, что я забыл, что хотел стать ветеринаром. Не забыл я. Вот отслужу на флоте…
        — Павка,  — сказал я.
        — …и снова подам заявление в ветеринарный институт…
        — Дорогой Павка!  — обрадовался я.
        — … и стану ветеринаром. Обязательно. Мне без этого никак. Так уж я решил… давно ещё…
        — Ура! Ура! Ура!  — закричал я.
        Генка раскрыл рот и ничего не понял.
        — А химии и физики я не боюсь,  — сказал Павка.  — Тогда мне по ним тройки поставили, а теперь будет по-другому. Первую буду учить изо всех сил, а вторую я и так уже назубок знаю. Ведь я не просто моряк, я моряк-радист.
        — Вот это я понимаю!  — сказал Генка.  — Моряк-радист! А то коровий доктор, тьфу…
        — Ладно, парень,  — сказал Павка.  — Брось.
        — Не серди ты его,  — посоветовал я Генке.  — Не забывай, что у него теперь всё по-другому: мускулистые руки и широкая грудь.
        — Да уж,  — сказал Генка.
        Он так ничего и не понял.

        Чудесный голос

        Вот сижу я один дома и думаю, чего бы такое спеть? Может, песню, а может, и какую-нибудь арию? Или куплеты? Просто обожаю я петь. Голос у меня — бас. Могучий голос. Всего девять лет мне, а уже такой голосище. Просто поразительно. Я сколько раз в ванной пел. Здорово выходит. Только никто об этом не знает, я никому не говорил,  — скромность. Хотя голос у меня красивый, как весенний гром.
        Сегодня я решил в комнате попеть. На просторе. Я даже стулья все на кухню вынес и стол к окну отодвинул, чтобы был полный простор.
        Потом я слегка прокашлялся, съел сырое яйцо (я их терпеть не могу, но так надо, я читал), запил водичкой и изо всех сил начал:
        Плыви мой чёлн
        По воле волн.

        Ах, приятно как петь! Сам поёшь и сам себя слушаешь. Получаешь огромное удовольствие.
        Плы-в-в-и-и м-о-о-й ч-ё-ё-лн
        По-о в-о-о-л-е-е в-о-о-о-лн…

        Ну и бас у меня! Кто не мечтает о таком голосе?
        Плы-ы-ы-ы-ви-и-и-и…

        Вдруг — тук-тук-тук в дверь.
        Кто ещё там? Попеть не дадут.
        А она уже входит. Ленка из нашей квартиры. Она на целый класс меня меньше учится.
        — Ну, чего тебе, Ленища?  — спросил я.
        — Это кто пел?  — говорит она.
        «Хватит быть таким скромным»,  — подумал я и сказал, так, будто между прочим:
        — Я пел. Я. Кто же ещё мог? А что?
        — Удивительно красиво,  — говорит,  — как в опере.
        — Ну и что же?  — говорю я.  — Я и сам знаю. Можно мне спросить, зачем ты мне это говоришь?
        — Научи меня,  — сказала она.  — Ну, пожалуйста! За что хочешь.
        — Смех тебя учить,  — говорю.  — Да и откуда у тебя такой бас?
        — Я без баса буду,  — говорит.  — Как-нибудь по-другому. Я тебе за это мороженое-стаканчик куплю.
        — Тебя научишь,  — говорю,  — а ты потом обманешь, возьмёшь и не купишь.
        — Честное слово,  — говорит Ленка.  — Пречестное-пере-честное. Я даже сначала тебе куплю, чтобы ты не сомневался.
        Удивительно, до чего я произвёл на неё впечатление — побежала и купила.
        — Только ты сначала не ешь,  — говорит.  — Так будет не честно. Я раньше купила, а ты раньше научи.
        Пришлось учить.
        Я ей показал, как стоять надо. Как руки держать. Что делать глазами. Как открывать рот. Как закрывать.
        В общем, пока учил, смотрю — мороженое растаяло. Я обозлился.
        — Ишь,  — говорю,  — какая. Я тебе все навыки дал, а ты такая, да?
        — Ты его выпей,  — говорит Ленка.
        Я как заору на неё, на такую:
        — Кошке оно годится! Вот кому! Уходи отсюда сейчас же!
        Одно утешение — такую дурёху всё равно петь не научишь. Даже мне что не под силу.
        И вот однажды был у нас в школе концерт. И вдруг я вижу — выходит на сцену наша Ленища и начинает петь.
        Ей здорово хлопали.
        Мне даже дурно стало, и я сказал громко, на весь зал:
        — Произошло недоразумение. Это я её так петь научил.
        Все захохотали, а Ленка вдруг говорит:
        — Совершенно верно. Своим успехом я обязана ему.  — И сделала реверанс, то есть такое приседание.
        И снова все захлопали и засмеялись. А потом ей преподнесли цветы и мне тоже. Потом мы с Ленкой вместе стояли на сцене, держались за руки и кланялись. И нам все хлопали.
        Я не стал сердиться на Ленку, и домой мы пошли вместе.
        — Ты молодец,  — сказал я,  — что не призналась, что у меня у самого чудесный бас. Скромность — прежде всего.  — И я купил нам по мороженому-стаканчику.
        Ленка ела, жмурилась и говорила:
        — Я знаю свою судьбу. Я буду оперной певицей. Довольно-таки хорошей оперной певицей.
        — Да-да,  — говорил я.  — Конечно. Это у тебя может выйти. Не надо только забывать, что это я тебя научил. Нужна скромность. Смотри, помни обо мне.
        А она говорила:
        — Да-да. Конечно.
        А я говорил:
        — Гляди, какой сегодня чудный солнечный день.
        А она говорила:
        — Не помню такого второго чудного солнечного дня. Не знаю, как тебя благодарить.
        И мы купили ещё по стаканчику.
        Даже по два стаканчика.

        Большая рыба отсюда и до школы

        — Вот какая мысль носится у меня в голове,  — сказал мне Федька.  — И не даёт мне покоя. Я обязан поймать большую рыбу, длиной отсюда и до школы.
        Мы шли вдоль школы домой, школа была рядом, метров пять всего.
        — Кому это ты обязан?  — спросил я.  — Кто же это велел тебе выудить такую большую рыбу?
        — Никто не велел,  — сказал Федька.  — Я перед собой обязан. Это мой долг. Я должен поймать большую рыбу и накормить ею всю мою семью. Я хочу сделать им приятное.
        — Почему бы не купить её в магазине?  — спросил я.
        — Я думал, ты умнее,  — сказал Федька.  — Поймать своими руками! Чувствуешь? Я хочу сделать им приятное — папе, маме, маминому папе, папиной маме, дяде Косте из Баку, Димке, Наташе и годовалому Жорику.
        — Лови,  — сказал я.  — Только где её ловить? Зима.
        — Как где?  — заволновался Федька.  — Из-подо льда ловить. Пробить лунку и ловить большую рыбу, чтобы сделать им приятное.
        — Лови,  — согласился я.  — Лови, дело твоё. Только не позабудь пробить большую лунку.
        С тех пор началось: как звонок с урока — Федька летит домой, а когда я выходил из школы, он уже шёл мне навстречу с чемоданчиком в руке — там, наверное, лежали снасти. Река от нашего дома была не близко. Он, я думаю, ездил туда на трамвае, и, когда я вечером выходил погулять во двор, а он возвращался, лицо у него было озабоченное, на меня он не смотрел и, по-моему, думал, как его пустят с такой большой рыбой в трамвай, когда она попадётся.
        Наконец я не выдержал.
        — Как она поживает, твоя большая рыба?  — спросил я.
        — Зря ты так,  — сказал Федька.  — Она в скорости будет, я уже приметил одну — большая что надо, своими глазами видел. Не жить ей в реке. Я уж так решил, сделаю им приятное — папе, маме…
        Когда он похвастался, что видел её своими глазами, что-то дрогнуло во мне, и я заговорил.
        — Послушай,  — сказал я ласково,  — нельзя ли так сделать, чтобы мы её вместе выловили? Выловим вместе, а домой возьмёшь её ты, раз уж ты всё это придумал.
        — Ладно,  — неожиданно согласился Федька.  — Я бы мог и один её осилить, но если так, тогда ладно.
        — Твоим, наверное, приятно будет, когда ты с ней домой явишься!
        — Ещё бы,  — сказал Федька,  — они ох как обрадуются.
        На следующий день мы сразу после уроков отправились на реку, к лунке. До темноты простояли мы возле лунки. Мы надевали на крючок и чёрный, и белый хлеб, и колбасу, и котлетку, но большая рыба так и не появилась.
        С того дня я и забыл обо всём на свете, кроме этой рыбы.
        Я даже видел её во сне два раза.
        Так прошло дней десять.
        Нам попадались маленькие рыбки, иногда даже не очень маленькие, но всех их Федька выбрасывал, говоря, что они никуда не годятся.
        А большая рыба так и не появилась. Ни разу.
        Тут и четверть кончилась в школе. Всем нам выдали табели с отметками.
        И какой же страшный скандал был у меня и у Федьки дома! В наших табелях полно было троек. Ничего удивительного в этом не было — ведь из-за этой большой рыбы времени на уроки почти не оставалось. Дома мы говорили, что ходим друг к другу заниматься.
        — Большая рыба,  — сказал я Федьке,  — зачем она нужна! Чего маленьких-то брать не хотел? Думаешь, твои бы не стали есть? Теперь троек полно. Тоже — сделали приятное.
        — Эх ты,  — сказал Федька.  — Тысяча маленьких совсем не то, что одна большая… Эх ты…
        Я не стал с ним спорить. Но ловить его рыбу тоже ходить не стал. Он, по-моему, тоже не ходил. Оба мы взялись за ум, учились как следует и последнюю четверть закончили очень хорошо.
        Лето пришло. Вскоре за нами приехала машина, чтобы отвезти нас на дачу. Я и папа с мамой забрались на стулья, столы и вёдра, которые были привязаны к кузову, шофёр завёл машину, я помахал рукой всем ребятам, и тут из ворот вышел Федька.
        — Привет, Федька!  — закричал я.  — Всего тебе наилучшего. Куда направляешься?
        — На речку,  — сказал Федька,  — за большой рыбой. Очень хочется сделать им приятное.
        Машина тронулась и быстро помчала нас, и пока можно было, я всё время смотрел, как Федька машет и машет мне рукой от ворот нашего дома.

        Я человек настоящий

        Я вчера в школу в резиновых сапогах пришёл. Правда, дождь, но это ничего, это им не вредит. Я теперь решил, что рыбаком буду, артистом не буду. И вообще лучше, и если артистом, то в таких сапогах не походишь. Там у них другая обувь: туфли, тапочки…
        А резиновые, резиновые-то! Загляденье. Чёрные. Блестят. Скрипят. Длина — во!  — до колена, а если отогнуть края — до пояса, и размер ничего, сорок третий: у папы такая нога.
        Иду — гуляю… Дождь, а мне хоть бы что. Скрип такой, тепло, просторно и сухо.
        «Здрасте!» — «Здрасте!» — «Откуда такие сапожки?» — «Из Парижа!» — «Да ну?!» — «Ну да!»
        Прихожу в школу — смех. Все смеются. Покатываются. Даже захлёбываются. Плачут. Мне такой смех понятен. Смех от зависти. Ну как же, ещё бы! Размер сорок третий, тёплые, чёрные, блестят, лёгкие, как пух, особый скрип.
        Первый урок физкультуры был. Все надели майки, трусики. Я тоже надел. Построились в линеечку. Главное, что это за линеечка?! Все прыгают, хохочут, за животы хватаются. Один я ровно стою. Не хватаюсь. Мне что? Мне не завидно. У меня сапоги. Выше колен. Тапочки мне ни к чему. Я их и не брал даже.
        Вошёл учитель Лев Евгеньевич. Пока спрашивал, в чём дело, пол-урока прошло. Наконец меня увидел. Говорит:
        — Шаг вперёд!
        Что это был за шаг! «Р-раз — два!» Со стороны поглядеть — одно удовольствие. Все рыдают, но мне-то причина ясна: зависть.
        Лев Евгеньевич говорит:
        — Это что? Что это?!
        — Сапоги,  — говорю,  — сапожки. Разве не видно?
        — Зачем они?
        — Смешно,  — говорю.  — Они до колен, а если отогнуть,  — до пояса.
        — Верно. А зачем?
        — Как зачем? Чёрные. Блестят. Размер сорок третий. Не промокают. Можем проверить.
        — Не надо! Не надо! Но что с ними делать?
        — О! О-о-о! Что угодно! Носить воду. Грибы. Ягоды!
        — И только?
        — Не только! Кошек! В каждом по кошке.
        — Каких кошек?!
        — О-о-о! Любых, каких надо!  — говорю.
        — О-о-о!  — говорит.  — Зачем они здесь, на уроке физкультуры, эти сапоги?
        — Бегать, прыгать…
        — Пры-ыгать?
        — Да. О, да. Лёгкие, как пух.
        — Принесите, ребята, стойки и планку.
        Принесли, поставили.
        — Прыгай же,  — говорит.
        — Уже! Вот я уже бегу и прыгаю.
        Я три раза планку животом сбил. Неудачный день.
        — Сходите за директором,  — говорит Лев Евгеньевич.
        Пришёл директор.
        — Вот,  — сказал Лев Евгеньевич.  — Мальчик в высоких резиновых сапогах. Делайте со мной что хотите, я не могу.
        — Что это, Алёша?  — говорит Анна Ивановна.
        — Ну сапоги же,  — говорю,  — сорок третий номер. Как пух. Что, не нравятся?
        — Разве у тебя нет другой обуви?
        — Есть. Плохая,  — говорю.
        — Рваная?
        — Нет,  — говорю,  — целая. Но сапоги лучше.
        — Что с тобой, Алёша?  — сказала она и потрогала мой лоб.  — Иди скорее домой и ляг в кровать.
        — Почему?  — говорю.
        — Ляг, ляг.
        Ну, я и ушёл. Им виднее.
        Выхожу на улицу, а погода чудесная. Тепло. Дождя нет. Солнышко светит. Сапоги блестят. Хорошо гулять. Всё время буду в своих сапогах ходить. Мало ли кто что скажет! Я человек настойчивый. Уж что решил, то выполню. Такой уж я человек.

        Уборка дождя

        Когда идет дождь, бывают странные вещи.
        Вот вам история про председателя нашего отряда Глеба Луковкина.
        Кончились уроки, Глеб говорит:
        — Не расходитесь. Сегодня у нас по плану уборка снега.
        Мы ну смеяться. Какой план?! Какая уборка?! Снег? Да какой же сейчас снег? Дождь один. У нас вся зима в этом году такая — никакого снега, один дождь.
        — Всё равно,  — говорит Глеб.  — План есть план.
        — Но ведь снег есть снег,  — сказали мы.  — А сейчас дождь.
        — Всё равно.
        — Что «всё равно»?
        — Будем убирать.
        — Снег?
        — Да. То есть нет,  — дождь.
        Весело, правда? Говорим Глебу:
        — Но ведь дождь не снег. Как его убирать?
        — Это верно,  — согласился Глеб,  — снег не дождь. Но убирать надо. Мы запишем: дождь. Дождь и снег — вещи похожие. Оба с неба падают.
        — Ерунда какая-то,  — сказали мы.
        — Ну нет. Нет!  — уверенно сказал Глеб.
        — Он прав, план есть план,  — согласился Федька.  — Только давайте так: сегодня проведём репетицию драмкружка, а через недельку, может, и снег выпадет.
        — Никаких перестановок в плане,  — грозно сказал Глеб.  — Ни-ка-ких!
        — Тьфу!  — плюнул Федька и пошёл из класса.
        — Смотри, Фёдор!  — крикнул ему вдогонку Глеб.
        — Смотрю,  — сказал Федька,  — на снег,  — и ушёл.
        Мы взяли лопаты и мётлы и пошли на школьный двор. Дождь лил вовсю. Бегут ручейки по школьному двору. Что убирать? Как убирать? Непонятно.
        — Сгоняй лужи в ручейки!  — скомандовал Глеб.
        Стали сгонять. Только ничего не сгоняется. Дождь льёт и льёт.
        — Как быть?  — спрашиваем Глеба.
        — Никак,  — говорит,  — это не наша вина.
        — А план?  — спрашиваем.
        — План, план!  — обозлился Глеб.  — Говорят вам, не наша вина.
        — Ну, пошли, репетицию проведём,  — сказали мы.
        — Не по плану,  — говорит Глеб.
        Плюнули мы, как Федька, и разошлись по домам.
        Глеб пошёл дождь в план записывать.
        Быстро неделя пролетела. В тот день у нас репетиция была назначена. И вот с утра повалил снег. Сразу как-то на душе веселее стало. Сбегали после уроков домой, поели, собрались перед школой — на репетицию. А в школьном дворе снега по колено. Масса. Не пройти.
        — За уборку!  — крикнул Федька.
        — Давай!  — закричали мы.
        Глеб забегал как угорелый. Не хотел давать убирать. Только мы всё-таки убрали. За час. Во дворик стал!.. Чистенький. Глеб тоже с нами убирал. Всё равно его никто не слушал. Ему надоело.
        С репетиции мы шли весёлые и довольные. Глеб тоже повеселел. Румяный стал после уборки снега. И короля в пьесе он сегодня хорошо играл.
        — Ох, ох!  — говорит.  — Я всё думаю, как нам с этим снегом быть?
        — А ты его вместо того дождя запиши.
        — Нельзя. Тогда снега не было.
        — Запиши на сегодня, вместе с репетицией.
        — Никак нельзя. В плане этого не было.
        — Бедный ты бедный,  — сказали мы.  — Что же тебе делать?
        — Слушай, Глеб,  — говорит Федька,  — ты не расстраивайся. Знаешь, иногда говорят: «внеплановое мероприятие». В плане не было, а сделали. Сами. Без всего. Так часто бывает. Вот ты так где-нибудь и запиши: «внеплановое».
        — Это правда, ты не шутишь?  — говорит Глеб.
        — Правда,  — сказал Федька.  — Честное слово.
        — Точно,  — подтвердили мы.
        — Вот красота,  — сказал Глеб. И рассмеялся.  — Так и запишем.
        И записал.
        И все остались довольны.

        Как я лишился богатства

        Дело в том, что мне вставили золотой зуб. В этом вы можете не сомневаться. Настоящий золотой зуб, вверху, по самой серединке… Уж как у меня мой обыкновенный, белый вылетел — я рассказывать не буду, это к делу не относится, и Надька Клякса всё врёт, будто я стойку на одной руке делал, всё врёт.
        Ну так вот, не стало у меня зуба. Мама как увидела, закричала:
        — Какое несчастье! Какое несчастье! Надевай немедленно новые ботинки и пойдём к врачу.
        — А ботинки-то новые зачем?  — спрашиваю.
        — Как зачем?! Чтобы он ничего такого про нас не подумал. Пойдём и вставим тебе золотой зуб.
        Золотой зуб! Ни у кого такого не будет. На всю школу я один. Да что школа! Ого, как я обрадовался!
        Я побежал надевать новые ботинки и пока надевал, даже и не вспомнил, зачем к врачу идти именно в новых, а всё думал про свой будущий золотой зуб. Как я буду идти по улице, всем улыбаться, а солнышко так и блестит, так и играет на моём золотом зубе…
        Думал-думал, думал-думал и вдруг призадумался и подумал, что вообще-то ну день, ну другой — а потом мне всё это надоест. Я иногда люблю вперёд посмотреть. Скоро мне всё это надоест, а зуб-то всё равно никуда не денется, со мной будет. К тому же, раз человек родился с простыми белыми зубами, то пусть так и живёт — ничего плохого в этом нет.
        Надел я новые ботинки, вышел к маме и сказал:
        — Мне золотой зуб ни к чему. Никуда я не пойду.
        Мама как замашет руками:
        — Нет, пойдёшь!
        — Нет, не пойду. Зачем мне такой зуб?
        — Как?! Как зачем?! Да ты цены ему не знаешь. Ты ещё глупый и не понимаешь ничего. Ты меня ещё благодарить будешь. Мало ли что в жизни случится. Будешь постарше — поймёшь.
        — Не хочу я его вставлять. Не буду,  — сказал я.
        — Будешь, будешь, будешь…  — сказала мама.  — Одевайся. Пошли.
        И я пошёл. Раз, второй, третий… И мне вставили золотой зуб…
        … Два урока я сидел тихо, потом к Генке подошёл.
        — У тебя что есть?  — спрашиваю.
        — Ничего нет,  — говорит Генка.
        — Эх ты…  — сказал я.
        — Есть, есть,  — сказал Генка.  — У меня ёж живой есть.
        — Эх ты!  — говорю.  — А у меня зуб золотой!
        — Не ври.
        — Не вру.
        — Врёшь!
        — И не вру. На, смотри.
        И раскрыл рот.
        — У него зуб золотой!  — заорал Генка.
        Все сбежались. Весь класс. Я раскрыл рот, я улыбался, я крутил головой в разные стороны. Меня прямо задавили. И все хохочут. А я стою гордый, необыкновенный, один на всю школу. А они хохочут. По партам даже стали прыгать. Чуть доску не сорвали. Убегут. Прибегут.
        — А ну, открой рот,  — говорят.  — Пошире, пошире,  — и хохочут.
        Генка хохотал так, что его в медпункт увели.
        На следующей переменке стали из других классов приходить. На меня смотреть. И все просили раскрыть рот. Потом я из своего коридора ушёл. Пошёл этажом ниже. Рот раскрывать не просят, но шушукаются все.
        На уроке все сидели плохо. На доску не смотрели. На меня смотрели.
        — В чём дело?  — сказал учитель.  — Что это вы все на него смотрите?
        — У него… ха-ха-ха, зуб… ха-ха-ха, золотой! Вот… ха-ха!
        — Это правда, а?  — спрашивает меня учитель.
        — Ох,  — сказал я.  — Ну конечно, правда…
        — Сделай пять стоечек на одной руке!  — крикнула Надька Клякса.
        — Он тебе зачем?  — спрашивает учитель.
        — Он мне ещё пригодится,  — говорю.
        — Это как же?
        — Да вот так.
        — Ну, например?
        — Ну… например,  — сказал я,  — например… ну… вот…
        — Что «вот»?
        — Ничего.
        — Ты с ним что сделаешь?
        — Я с ним сделаю вот что,  — сказал я.
        — Что?
        — Я его сначала… вырву…
        — Та-ак…
        — Потом возьму и… в общем, так…
        — Что «так»?
        — Так и есть так. И всё.
        — Стоит вырывать,  — сказал учитель.  — Зачем тогда вставлять?
        — Нет, нет!  — обозлился я.  — Я его… продам!
        — Да ну?
        — Обязательно.
        — И купишь — что?!
        — Хоть что!  — крикнул я.
        Я чуть не заревел. Я думал, он серьёзно. Прямо описать нельзя, что творилось в классе.
        Я пришёл домой и сказал маме:
        — Пошли.
        — Куда?
        — К врачу. Этот зуб вырывать.
        — Ни за что,  — твёрдо сказала мама.  — Ты жизни не знаешь.
        — Знаю,  — сказал я.
        — Ты мне ещё спасибо скажешь!
        Я не стал с ней спорить, лёг на диван, задрал ноги и сказал:
        — Помогать тебе не буду, учиться не буду… и есть тоже не буду. Всё.
        И только тогда она повела меня к врачу.
        — Бедный ты бедный,  — сказала мама.
        — Нет, я не бедный.
        — Бедный, потому что глупый,  — сказала мама.
        — Нет, не глупый я.
        Я знал, что я не глупый. Я не хвастаюсь. Я сам сделал в подарок школе модель экскаватора. А глупые люди экскаваторы не делают.

        Отойди от моей лошади

        Был, знаете ли, один такой случай.
        В нашем городе, в Ленинграде.
        Можно даже сказать… в моём районе.
        В школе, где я учусь.
        На третьем этаже.
        Даже в моем классе, если уж вам так хочется знать.
        Между прочим, со мной.
        Хотя, по правде говоря, я здесь ни при чём, не виноват. Это, я думаю, с самого начала ясно.
        Всё произошло на уроке рисования.
        Мы всегда на этом уроке оленя рисовали или белого медведя. Срисовывали с картинки. Мне это здорово надоело. Честно. Я так об этом и сказал нашей новой учительнице.
        Просто прелесть что за учительница.
        Сразу согласилась, что-нибудь другое нарисовать. Молодая, а понимает.
        — Не тюленя! Не медведя!  — закричали все.
        — А что?  — спросила она.  — Что именно?
        — А именно вот что!  — крикнул я.  — Про что мечтаем, то и нарисуем.
        И она опять согласилась.
        Я же вам говорю, что она совершенно исключительная учительница.
        Сначала я нарисовал ракету и себя в ней. Но у неё куда-то хвост загнулся, и я решил вернуться на землю. В общем, слетал.
        Потом я нарисовал себя с новой хоккейной клюшкой.
        Потом килограмм винограду.
        Потом ещё полкило.
        Потом вспомнил про лето и нарисовал лошадь, себя и Тимку.
        Потом я нарисовал, будто я говорю: «Отойди от моей лошади!»
        — Зачем же?  — спросил Тимка.
        — Низачем,  — сказал я.  — Сам не можешь сообразить, что ли? Ты будешь рыцарь пеший, а я рыцарь конный. Конный, понимаешь?
        И я нарисовал себя на лошади, а Тимку без лошади, и ещё я нарисовал себе и ему щит и меч.
        Жаркое было времечко.
        Потом я забыл нарисовать ему шлем и закричал на весь класс:
        — Эй, рыцарь, где ты потерял свой шлем?!
        Все зашумели, а учительница сказала:
        — Что? Что случилось?
        — Ничего!  — закричал я.  — Пока ничего! Эй, Тимка! Подними забрало!
        И я быстренько нарисовал ему шлем.
        Потом Тимка стал капризничать, и мне пришлось нарисовать ему лошадь.
        — Эй-гого!  — закричал я на весь класс Тимкиным голосом.  — Алёшка! (Алёшка — это я.) Иду на тебя!
        — Берегись, ничтожество!  — крикнул я и нарисовал, как я размахиваю мечом и мчусь на Тимку.
        — Не по правилам!  — закричал Тимка.
        — По правилам!  — закричал я.
        — Умри, несчастный!  — кричит Тимка.
        — Ещё не известно кто!  — кричу я.
        Наши кони бесстрашно и быстро мчатся навстречу друг другу.
        — Бенц!  — кричу я и рублю Тимку изо всех сил мечом по голове — Бенц-те-ре-ренц!
        — Ур-ра!  — кричит Тимка Его шлем крепок, как сталь. Как чугун.
        — Бенц! Та-та!
        — Умри, подлый рыцарь!
        — Ещё не хватало!
        — Эй-го-го!
        Тимка падает! Ур-ра! Его конь ранен.
        — Сдавайся!  — кричу я.  — Мелкий подлый враг! Задняя нога лягушки! Трусливый заяц! Пустой горшок! Двоечник! Клякса!
        — Алёша Петров!
        — Ржавая кошка!
        — Алёша Петров!!
        — Дырявый холодильник!
        — Алёша Петров!!!
        — Я тебе не Алёша! Я рыцарь, мрак на твою голову, синяя мочалка!
        — Алёша Петров?! Что здесь происходит?
        — Что?  — спросил я и поднял голову.
        И увидел вот что весь класс забрался на парты вокруг меня и смотрел, как я расправляюсь с этим наглым рыцаришкой.
        А потом все стали айкать и ойкать и прыгать с парт вниз, и тогда я наконец увидел нашу учительницу, совсем красную, и других учителей, и завуча, и директора, и медсестру, и нянечку, и всех-всех…
        А про то, как я был в кабинете у директора, и про всякое такое мне неохота рассказывать.
        Теперь все говорят, что я урок сорвал.
        Говорят, что подвёл новую молодую учительницу. Такая славная, просто не верится, что я мог это сделать.
        Просто я не нахожу объяснения таким словам.
        Похоже, что это какая-то глупость и ошибка.
        Совершенно уверен.
        Вы, я думаю, тоже. А?

        Озарена весёлым треском

        Мне подарили фотоаппарат.
        Завтра я куплю себе плёнку и сфотографирую памятник Александру Сергеевичу Пушкину в саду.
        Плёнку я проявлю, отпечатаю снимки, разложу их на столе и буду смотреть.
        Я буду смотреть и смотреть и вдруг унижу, что сам я сижу в саду на скамеечке, против памятника великому поэту. Против памятника Александру Сергеевичу Пушкину.
        Я буду долго глядеть на него, и он вдруг сойдёт вниз, погуляет немножко по саду, а потом подойдёт к моей скамейке и скажет:
        — Прошу извинить меня, я не помешаю?
        — Ой, что вы, что вы!  — воскликну я.  — Пожалуйста!
        Я посмотрю сбоку на его добрые, грустные глаза, не удержусь и произнесу, волнуясь:
        — А я вас знаю, Александр Сергеевич. Вы — великий поэт Александр Сергеевич Пушкин.
        — Ах,  — очнётся он.  — Откуда ты меня знаешь?
        — Что за вопрос?!  — воскликну я.  — Ну что за вопрос?!
        — Да, да, верно,  — скажет он, сообразив.  — Я позабыл совсем, я о своём думал.
        — Вот так встреча!  — скажу я.
        — «Мороз и солнце, день чудесный», знаешь?  — вдруг спросит он.
        — Конечно,  — скажу я.  — «Ещё ты дремлешь, друг прелестный», правильно?
        — Правильно,  — скажет он.  — А как дальше?
        И я стану читать ему дальше: «Пора, красавица, проснись…»
        Я буду читать, смущаясь и краснея, но с выражением, как и надо, а потом вдруг покраснею ещё больше, оттого что вспомню: несколько строчек в конце я вовсе не знаю, и раньше не знал, не выучил, и мне поставили за это в школе три с минусом.
        — Дальше я не знаю,  — скажу я печально.
        — Как же так, как же так?  — расстроится Александр Сергеевич.  — «Вся комната янтарным блеском…»
        — «Озарена весёлым треском»,  — чуточку вспомню я.
        — Мальчик! Как же это можно — озарить весёлым треском? Там же точка после «озарена». Что же это получается?
        Он вздохнёт тяжело, поднимется со скамейки, пойдёт, пойдёт… И снова я увижу, что он памятник.
        — Александр Сергеевич!  — закричу я.  — Куда же вы?! Я не буду больше! Не буду! Я хотел пригласить вас в зоосад. Там белые медведи! Я хотел вас познакомить с Женькой Кисейкиным, моим другом! Я хотел…
        Я буду звать его долго — и всё зря: он не шелохнётся.
        И я увижу себя вовсе не в саду, а дома, за столом, перед фотографиями.
        Не буду я завтра покупать плёнку. Ну её совсем!
        Пропади она пропадом.
        Пойду-ка и выучу сперва всё это замечательное стихотворение.

        Великий талант

        Кто никогда не играл на флейте, не знает, что это такое. На переменке ко мне подошёл староста Глеб.
        — Ну, как флейта?  — спросил он.
        — Какая флейта?  — удивился я.
        — Поигрываешь помаленьку, а?
        — Отстань,  — сказал я.  — Ни на чём я не поигрываю. Я её и в глаза не видел.
        — Плохо дело,  — сказал Глеб.  — Пора научиться.
        — Это ещё зачем?
        — Пора, пора,  — сказал Глеб.  — Учись.
        — Не буду,  — сказал я.
        — Слушай,  — сказал Глеб.  — Я тебе не нянька. Ты пионер?
        — Пионер.
        — Учишься хорошо?
        — Ну, хорошо… ничего учусь.
        — Маме помогаешь?
        — Когда как. В общем, вроде помогаю.
        — Ну, вот видишь, а на флейте не играешь. Учись, учись, пора.
        И убежал.
        Я подумал, может, и правда пора. Ну что у нас за староста! Подойдёт к тебе, поговорит, и вроде всё ясно.
        После уроков Глеб сказал:
        — Зайди ко мне вечерком, у меня там есть кой-какие флейты,  — и добавил: — Ты, наверное, думаешь, зачем это всё. Так вот: шестой «а» посадил берёзку, шестой «в» сделал модель корабля, шестой «б» ещё чего-то — у каждого своё, а у нас будет симфонический оркестр. Все тридцать человек на чём-нибудь играют. Надо что-то непохожее. Необыкновенное. Учись на флейте, через три дня концерт.
        — А когда репетиция?  — спросил я.
        — Боюсь, не успеем,  — сказал Глеб.  — Мы сразу. Не бойся. Ты у нас великий талант. Вот это будет сюрприз. Все ахнут. Ну, привет!
        И убежал.
        Три дня я ходил сам не свой. Ни с кем ни о чём не говорил. Глеб сказал, что это тайна. Тайна и сюрприз. В день концерта Глеб повесил на школе афишу. Все были поражены.
        Глеб назначил сбор музыкантов без пяти семь.
        Когда я с флейтой пришёл в школу, народу в зале было полно. Глеб встретил меня в раздевалке.
        — Ну, как дела?  — спросил он.
        — Ничего у меня не выходит,  — сказал я.  — Хочу сыграть одно, а получается другое. Лучше мне сегодня не выступать.
        — Не глупи,  — сказал Глеб.  — Класс хочешь подвести? И так всего семь человек пришло, а ты восьмой. В музыке это называется октет. Я так и скажу: «Выступает октет шестого «г» класса». Пошли.
        Мы прошли за кулисы. На сцене было темно.
        — Они уже здесь,  — сказал Глеб и в темноте провёл меня.  — Вынь флейту. Занавес откроют в полной темноте, потом зажгут свет, и все ахнут.
        Занавес открыли, Глеб дал сигнал, свет ярко вспыхнул, зал ахнул. Я огляделся вокруг — на сцене нас было трое: Алик Зуев с барабаном, я с флейтой и Глеб с какой-то палочкой. Когда в зале стало тихо, Глеб сказал:
        — Симфоническое трио шестого «г» класса. Римский Корсаков «Снегурочка». Дирижирует Глеб Луковкин. Играй,  — шепнул он мне.
        Алька ударил в барабан.
        — Что играть?  — шепнул я Глебу.
        — «Снегурочку»,  — шепнул он, размахивая руками.
        — Я не знаю,  — шепнул я.
        — Ну, и зря,  — зашептал Глеб.  — Играй.
        Я заиграл.
        Вот что был хохот. Все в зале прямо катались со смеху. Алик Зуев хотел убежать. Я замолчал.
        — Всё хорошо,  — зашептал мне Глеб, удерживая Альку.  — Играй.
        — Не буду,  — зашипел я.
        Глеб перестал махать рукой (другой он держал Альку) и объявил публике:
        — Лермонтов. «Бородино». Прочтёт Алёша Петров.
        И я начал читать «Бородино».
        Я здорово читал. С выражением. Иногда Алька подыгрывал мне на барабане, и получалась полная картина сражения.
        Мне хлопали минут десять.
        — Ты великий талант,  — сказал мне Глеб, когда мы с концерта шли домой.  — Ты должен всех научить так читать. Весь класс. Мы дадим концерт. Прочтём хором какое-нибудь стихотворение. Все ахнут. Приходи завтра вечером. Это дело надо обдумать.

        Господь бог, чёрт или акробат

        Рано утром кто-то прошёл по стене нашего дома снизу вверх.
        Ещё вчера было холодно, но потом потеплело, иней на стенах дома стал белым, и по нему чёрным по белому шла цепочка следов человеческих ног. Хорошо ещё, что это произошло во дворе, а не снаружи,  — иначе смотреть на следы сбежалась бы вся улица.
        — Чертовщина какая-то,  — мрачно сказал управхоз Андрейцев, глядя вверх.  — Никому ни слова,  — сердито добавил он публике,  — сами должны разобраться.
        — Как ни говори, а что-то выше нас есть,  — вздохнула бабушка в платке крест-накрест.
        — Замолчите!  — цыкнул побледневший Андрейцев.
        Все заволновались.
        — Акробат,  — сказала бабушка Павлова из двадцать седьмой квартиры.  — Это акробаты. Это они умеют так ходить. По стенкам.
        В этот момент восьмиклассник Сенька утащил меня в подворотню.
        — Ты, конечно, ещё дурачок,  — сказал он мне,  — дурачок, потому что учишься всего-навсего в пятом классе, но кое-что я попытаюсь тебе объяснить. Эти следы оставил не бог и не чёрт, а человек.
        — Не ври,  — сказал я, хотя я отлично знал, что бога нет и что чёрта тоже нет.
        Сенька не обратил на это никакого внимания.
        — Напряги свой скудный умишко,  — сказал он.  — Дом и земля составляют прямой угол. Мы — люди — составляем с землёй тоже прямой угол. Если лечь на землю и упереться ногами в дом, то мы составим прямой угол с домом. Дальше,  — продолжал он,  — если долго так лежать, то силой человеческого разума можно убедить себя, что земля — это дом, а дом — это земля, а убедив себя в этом, легко преодолеть земное притяжение и пойти по стене дома снизу вверх. Понятно?
        Но я не успел ответить,  — человек десять народу, с управхозом Андрейцевым во главе, гуськом вошли в подворотню и направились к двери домовой конторы.
        — Будет собрание!  — крикнул Мишка Зайцев.  — Насчёт следов!
        Я не очень-то этому поверил. Какое ещё там собрание, когда все люди на работе, но на всякий случай мы с ребятами тоже направились в домовую контору. Вся эта история нам очень нравилась: какой-то необыкновенный человек или существо прогуливалось ночью по стене нашего дома. Здорово ведь! Соседние мальчишки, наверное, лопнут от зависти.
        Мы заглянули в домовую контору и увидели, что вокруг Андрейцев а сидят: бабушка в платке крест-накрест, бабушка Павлова, которая говорила про акробата, длинный бухгалтер, юрист в очках, паспортистка, дворник и милиционер.
        — Собрание считаю открытым,  — сказал Андрейцев.
        Все заволновались и стали готовиться к выступлениям. Андрейцев вышел к нам и сказал:
        — Ребята, кто из вас знает, кто из жильцов дома сейчас дома?
        — Профессор из девятой квартиры и дедушка Кирюша!  — сказал Мишка Зайцев, который всё знал.
        — Сбегай, чтобы пришли на собрание,  — сказал Андрейцев.
        Мишка убежал, а мы стали слушать, что будет дальше.
        — Наше дело такое,  — сказал милиционер,  — на одном месте не стоим. Может, я пошёл в один конец, а он в момент и шмыгнул…
        — Простите, кто «он»?  — спросил юрист.
        — Он!  — вскрикнула бабушка в платке крест-накрест.  — Он!!
        — Ужас,  — сказала паспортистка.
        Длинный бухгалтер возмутился.
        — Стыдно,  — сказал он,  — очень стыдно в наше время верить во всякое такое.
        — Я с вами совершенно согласен насчёт времени,  — сказал юрист,  — но факты, факты! Следы-то есть.
        — Ужас,  — сказала паспортистка.
        — Когда мы были в цирке…  — начала бабушка Павлова, но в этот момент прибежал Мишка Зайцев и сообщил, что профессор уже идёт, а дедушка Кирюша тоже сейчас идёт, только дочинит куклу соседской девочке.
        Все мы очень любили дедушку Кирюшу. Он был пенсионер, но дома не сидел, всё с нами что-нибудь делал. То хоккейную клюшку поможет починить, то объяснит трудную задачку, всякие штуки нам из дерева вырезал, корабли, яхты.
        — Теперь вы, Пескова,  — сказал Андрейцев дворничихе.
        — В эту ночь дежурила я,  — сказала она,  — ничего такого не заметила. В час ночи, как положено, закрыла ворота. Всё.
        — Он,  — убеждённо сказала бабушка в платке крест-накрест.  — Невидимый дух, без тела.
        Пришёл профессор. Мишка Зайцев успел ему всё рассказать. Все замолчали и стали смотреть на профессора.
        — Бога нет,  — заявил профессор.  — Это просто какая-то тайна природы. Ничего страшного. Люди не всё ещё успели разгадать. Проблемы снежного человека, доисторических ископаемых животных…
        Выступление профессора нам понравилось, мы готовы были слушать его и дальше, но тут пришёл дедушка Кирюша, поздоровался со всеми и сказал, что это он, это он гулял ночью по стене нашего дома.
        Что тут сделалось!
        Бабушка «крест-накрест» тихонько легла на пол.
        Милиционер дунул в свисток.
        Паспортистка захохотала.
        — Зачем? Зачем вы это сделали?!  — закричал управхоз Андрейцев.
        — Да уж так,  — сказал дедушка Кирюша,  — уж такой я человек, люблю разные шутки и загадки.
        — Вы врёте,  — сказал бухгалтер,  — человек не может так.
        — Нет, я не вру,  — сказал дедушка Кирюша,  — это я гулял по стене. А вы думаете, господь бог? Нет, это я гулял.
        — Прошу извинить меня,  — сказал профессор,  — любопытно узнать: как, каким образом?
        — Ножками, профессор, ножками,  — сказал дедушка Кирюша.  — А ножки я изготовил сам. Взял две лыжные палки и на каждую надел по туфле. Следы, если вы заметили, товарищ Андрейцев, идут рядом с лестничными окнами. А окна, позволю я вам заметить, не закрыты, хотя уже зима, товарищ Андрейцев. Я напомнил вам об этом, но вы сказали, что окна закрыты. Вы сказали неправду. Именно из окон высовывался я…
        — Ах!  — снова закричал управхоз Андрейцев.  — Зачем же вы это сделали, а?!
        — Как сонные мухи вы тут все,  — сказал дедушка Кирюша.  — Прямо даже не знал, как вас расшевелить. В нашем доме сплошной застой. Ребята вон вроде беспризорных…
        — Это безобразие,  — сказал юрист,  — вы хотели смутить покой жильцов дома.
        — Недостойный поступок,  — сказал Андрейцев.  — Чрезвычайно недостойный…
        Но дедушка Кирюша вдруг исчез. Как? Куда? Никто не заметил.
        — Где он?  — спросил Андрейцев.
        — Сгинул,  — зашептала бабушка в платке крест-накрест.  — И не видать его. Дух. Без тела. В нашем доме живёт.
        — Пошли,  — сказал Мишка Зайцев,  — чего-то неинтересно.
        Мы выскочили во двор.
        Во дворе уже полно было ребят из соседних домов, все стояли задрав голову, а по стене шла чёрная цепочка следов человеческих ног.

        Это будет сюрприз

        Завтра все посходят с ума.
        Все будут очень неспокойны.
        Я не уверен, но скорее всего, что так.
        Все будут тыкать пальцами в телевизор и говорить:
        «Нет, вы только подумайте», или: «Бывает же такое», или: «Чей это необыкновенный мальчик?»
        Не все ведь знают, чей.
        Всех охватит необыкновенное волнение.
        Я, честно говоря, это очень подозреваю.
        Будут показывать — меня.

        Пять дней назад я приехал в деревню к бабушке и дедушке. С папой и с мамой.
        Ну, сначала вещи разобрали, устроились и сели пить чай. Бабушка и дедушка всё время протягивали руки через стол и гладили меня по голове. А я сидел, чай не пил, не ел ничего, болтал ногами и всё думал, когда же начнётся новая жизнь. Вот ведь глупо, уже приехал, а вроде и не приехал, просто сижу дома и ничего из нового не делаю. А они долго чай пили, будто первый раз в жизни, смеялись чего-то и всё меня гладили. Совсем я извёлся.
        Я как угорелый из дома выскочил, когда они своим чаем напились. А кругом травка растёт, деревья, небо синее, жарища, красота, прелесть и простор. Я взял и… как побегу по дороге, просто так, изо всех сил. Потом остановился и стал дышать: дых-дых, дых-дых.
        И вдруг вижу: что-то в кустах желтеется. Ни на кого не похожее, что-то жёлтенькое. Желтоволосенькое и желтопузенькое. А ведь что это — и не отгадать. Я взял камушек и бросил туда.
        Жёлтенькое завертелось, затилитилькало, забумкало, заыхкало и ка-ак выпрыгнет. А я ка-ак побегу. А жёлтенькое ка-ак припустит за мной, как заорёт:
        — Алёшка!
        А я бегу.
        А оно:
        — Алёшка!
        А я быстрей.
        А оно топочет и кричит:
        — Алёшка! Не убегай!
        Удивительно знакомый голос. Остановился я… дых-дых, дых-дых. Тыща чертей! Да ведь это же рыжий Тимка.
        — Здорово, Алёшка!  — закричал он.
        — Привет, Тимка!  — заорал я.
        — Вот я рад, что ты приехал!  — крикнул он.
        — А я… не можешь себе представить!  — кричу я.
        — Ты куда бежишь так быстро?  — спросил он.
        — Да на речку купаться,  — сказал я.
        — Ну, бежим вместе,  — сказал он.
        И мы побежали. Бежим и беседуем.
        — Я тебя ещё час назад в окно видел,  — говорит Тимка.
        — Я своих устраивал,  — говорю я.
        — Чего твои тебя так по голове гладили?  — спрашивает он.
        — У меня причёска кривая,  — сказал я.
        — А ты чего в меня камень бросил?
        — Я думал, это пень. А ты чего там сидел?
        — Я гусеницу дрессировал. Кусачую.
        — А окунь клюёт или нет?
        — Ещё бы.
        — А ты весь рыжий.
        — А ты сам… синий.
        — Красота.
        — Красотища!
        И мы прямо свалились в речку.
        Сначала мы плавали. Потом кувыркались в воде. Потом топились и спасались. Потом я прыгнул с нырялки солдатиком. Потом просто так. Потом бочком. Потом опять просто так. Потом рыбкой. Потом самолётиком. Реактивненьким. Потом Тимка научил меня нырять чемоданчиком. А я его — драндулетиком. Потом мы спели песню. А потом Тимка сказал:
        — Помнишь, кто такой Пушок? Бежим к нему!
        — Бис! Браво!  — закричал я, потому что сразу всё вспомнил, и мы побежали.
        Я бежал и думал про Пушка. Как же это я сразу про него не вспомнил, про этого телёночка, про маленького бычка? Мы с ним в прошлом году здорово подружились. Он за мной как ручной ходил. Целыми днями. Он, наверное, подрос теперь и меня не помнит.
        — Вон,  — сказал Тимка на бегу.  — Видишь дом с красной крышей? Это новая удоеэлектричница. Там коров доют.
        — Эх ты, Тима,  — сказал я.  — Надо говорить электроудоительница.
        — Пусть так,  — сказал Тимка.  — Когда мы до неё… до этой добежим, я тебе глаза закрою и поведу за эту… ну, как её… Пушок там пасётся.
        Мы добежали до этой электроудойницы, Тимка велел мне закрыть глаза и повёл куда-то за руку.
        Я пять раз чуть не упал и один раз упал, Тимка сердился и говорил, что я как слепой, а потом сказал:
        — Ну, я побежал. А то он меня не любит. Интересно, узнаете вы друг друга? Открывай глаза на раз-два-три.  — И убежал.
        — Раз-два-три!  — крикнул Тимка тихо-тихо, будто с другого конца земли.
        Я открыл глаза и… удивился. Никаких коров здесь вообще не было. Стоял только один бык, огромный бычище, как паровоз.
        Он смотрел на меня, а я на него, он на меня, а я опять на него, а потом он как посмотрит на меня странным образом и как побежит на меня, фырча.
        У-ух как я дунул бежать по полю! А он за мной. Фырчит. Ногами землю роет.
        — Караул!  — закричал Тимка.  — Он Алёшку хочет заесть!
        А я бегу-бегу, бегу-бегу и… упал. Покатился. А бык — топ-топ-топ. Тимка «караул» кричит. А я закрыл глаза. Всё. Прощай, мама. Сейчас ка-ак…
        И вдруг кто-то так нежно-нежно лизнул меня по лицу. Мокро-мокро. Шершаво-шершаво. Как губкой. Тепло-тепло. Открыл я один глаз и вижу — этот здоровый бык меня облизывает. Голова огромная, рога…
        Открыл я потихонечку второй глаз и вижу — ну конечно, это же Пушок, та же мордочка с белым пятном, те же глазки…
        — Пушок,  — сказал я.  — Пушечка! Пушиночка!
        А он меня лижет. Узнал, игрун этакий.
        Я встал с земли, а со всех сторон к нам люди бегут, с палками, с граблями, ещё с чем-то, рыжий Тимка плачет, все шумят.
        Все до нас не добежали, остановились и не подходят.
        — Мальчик,  — сказал мне какой-то человек в очках.  — Стойте смирно. Сейчас мы вас спасём.
        А Тимка плачет перед очкастым:
        — Товарищ новый зоотехник, я не нарочно, они же знакомы.
        — Молчать!  — сказал очкастый.  — Никому не двигаться!
        — О-о-о! Будет тебе, Тимофей!  — заголосила какая-то тётенька на Тимку.
        И вдруг я увидел, что к нам идёт дедушка Парфёныч, колхозный сторож.
        — Дедушка Парфёныч!  — закричал я.  — Здорово!
        — Здорово, Лексей,  — сказал он.  — Приехал, значит, погостить?
        — Приехал, значит,  — говорю я.
        — Как мамаша, папаша? Здоровы?
        — Как нельзя лучше,  — говорю.
        — Ну, привет им.
        — А вам от них.
        — А им ещё раз и низкий поклон.
        — А они вам тоже кланяются,  — говорю.
        — Между прочим,  — сказал всем очкастый.  — Вы заметили? Бык не трогает ребёнка.
        — Да-да,  — сказал кто-то.  — Очень похоже, что это так.
        — А чего вы собрались?  — говорит Парфёныч.  — Не успел мальчик приехать, а вы уже. Что он, съест вашего быка, что ли? Он, можно сказать, год травы не видел, этот мальчик.
        — Товарищи,  — сказал очкастый.  — Пойдёмте все обратно. Картина ясна.
        И все стали расходиться.
        Пушок ещё раз лизнул меня, а я ещё раз похлопал его по мордочке с белым пятном. И мы побежали с Тимкой срезать мне удочку.
        И тут-то всё и началось.
        Когда я уже спать лёг, к нам пришёл очкастый зоотехник и сказал:
        — Нам необходим ваш ребёнок. На полчасика.
        — Что он уже успел натворить?  — спросила мама.
        — Ребёнок хороший,  — сказал очкастый.  — Ничем таким не отличается. Дело в другом. Племенной бык Пушок не принимает пищу. Нам его через три дня на сельхозвыставку в Москву везти, а он пищу не принимает, может исхудать до размеров обычной тёлки. А ваш ребёнок с ним друзья.
        — Вот как,  — сказала мама.  — Первый раз слышу.  — И велела мне идти и помочь очкастому.
        Мы пришли в какой-то дом, там в чистой комнате стоял бедный Пушок и ничего не ел, просто отказывался принимать пищу. Ещё там стояли какие-то растерянные люди. Они ласково поглядели на меня и стали подталкивать к Пушку. А меня и не надо было подталкивать, я сам подошёл к нему и похлопал по мордочке с белым пятном. Пушок замычал и лизнул меня. Тогда я велел ему есть, и он стал есть. Потом он поел, всё съел, я дал ему конфетку, а все захлопали в ладоши.
        А утром очкастый опять пришёл.
        — Не ест?  — спросила мама.
        — Ни в какую,  — сказал очкастый.  — Что повезём? Что повезём в Москву?!
        — Бедный человек,  — сказала мама.  — Ну что ж, возьмите ещё раз Алёшу.
        Очкастый обрадовался как маленький и потащил меня к Пушку.
        Мы его накормили, все честь по чести, и я побежал купаться.
        Я нырнул, вынырнул, снова нырнул, опять вынырнул и вижу — плывёт очкастый в своих очках и кричит на всю речку:
        — Плыви сюда, мальчик. Он гулять отказывается. Бодается. Я совсем обалдел. Что делать?
        — Вам без меня крышка,  — сказал я.
        — Крышка нам, вот что,  — согласился он.
        Потом мы с Пушком гуляли.
        Потом вечером я его кормил.
        Потом утром кормил.
        Потом снова гулял с ним.
        А мне выписывали трудодни — так сказала бабушка.
        Потом я снова его кормил.
        И гулял.
        И кормил.
        А потом долго-долго с ним прощался, и его повезли на станцию, чтобы его потом в поезд посадить — и в Москву, на выставку.
        И вдруг мы скоро видим — идут к нашему дому человек пятнадцать народу и очкастый, все потные и красные.
        Бабушка, дедушка, папа, мама и я вышли к ним навстречу.
        Очкастый сказал:
        — Он не лезет в вагон. Отказывается. Хотел укусить начальника станции. Не хочет ехать в Москву. Моё дело — крышка.
        Я сказал:
        — Ну что ж, пойдёмте, я всё устрою.
        — Да?  — сказал очкастый.  — Хитро! А если он потом жрать не станет или вагон сломает? Что мы покажем в Москве? Обычную тёлку?
        Дедушка почесал бороду и сказал:
        — По всему видать, вам без мальчика крышка.
        — Да-да!  — радостно закричал очкастый.  — Крышка нам! Точно! Отпустите вашего мальчика в Москву! Дня на три. Колхоз будет вечно помнить о вас.
        И все закивали и стали говорить, что иначе всем крышка.

        И вот я в Москве.
        Дома живу. Один. Как большой. Целый день за Пушком ухаживаю.
        Завтра поведу его по сельхозвыставке. Держу это пока от всех в тайне.
        Это будет сюрприз.
        Когда меня покажут по телевизору.

        Глупо как-то получилось

        Я с той девчонкой и её братом ещё в сентябре познакомился, в пургу. Пурга была — трудно себе представить. Нелепое какое-то атмосферное явление. Вдруг пошёл снег, повалил среди бела дня, все на улице растерялись, замахали руками.
        Действительно, жуткий был снег.
        Все, правда, растерялись, только я один, наверное, обрадовался. Эгоизм, конечно, но что делать: люблю я зиму.
        И вдруг… началось: дождь пошёл. Вот всегда так. Весь снег в дождь превратился, в жуткий дождину, а пурга не кончилась — куда там, дождяная такая получилась пурга. Дождь так и носился по улице, как ненормальный.
        Я сразу весь вымок и в подворотню заскочил. Вот погодка, думаю, и всё из-за этой кисточки. Нам в классе велели такой рисунок сделать — наша школа через сто лет. Ну, как мы её себе представляем. Я понял, что тут без красок не обойтись, и пошёл за красками. Краски купил, а кисточек в магазине нет — пришлось на Невский ехать. Купил, конечно, а тут эта пурга и дождь.
        Вот, думаю, погодка — убийственная. И вдруг вижу: заскакивают в подворотню ещё двое, мокрее всех, до ниточки промокли прямо. Ей лет десять, а ему лет восемь. Совсем птенцы, смех! Мне-то уж, слава богу, одиннадцать исполнилось, давно уже двенадцатый.
        Она совсем промокла, насквозь, а он нет, хотя тоже здорово. На нём куртка спортивная была, непромокаемая. И вдруг он снял эту куртку и на неё надел. Она стала сердиться и не брать куртку, а он обозлился и заставил её надеть.
        Мне их вдруг жалко стало, я даже хотел свой свитер снять, но не снял: всё равно ведь мокрый, а под ним майка и больше ничего. И тогда я взял и надел на него свою кепку, всё-таки теплее.
        — Ты чего?!  — закричал он.  — Отстань!
        — Ладно, ладно,  — говорю.  — Не ори. Голову простудишь.
        Она вдруг сказала мне «спасибо» и ему велела сказать. Он сказал и покраснел. И я вдруг почувствовал, что и сам краснею глупо как-то, прямо даже не знаю отчего, и тогда я засунул руки в карманы и засвистел, надувая щёки.
        — Не правда ли, очень сильный дождь?  — сказала она.
        — О да!  — ответил я.  — За последний месяц не помню другого такого. Хотя, если подумать, были и посильнее.
        — А я видел однажды такую молнию,  — сказал он,  — что вот отсюда и дотуда. Провалиться мне, если я вру.
        — Я тоже врать не стану,  — говорю.  — Но я однажды шаровую молнию видел. Вот феномен, я вам скажу. Круглая, как шар, светится и всё разит на своём пути. Это я в Крыму видел, зря врать не буду.
        — Вы были в Крыму?  — спросила она.
        — Ещё бы,  — говорю.  — Два раза.
        — И с маской в море плавали?
        — Вот смех,  — говорю.  — Да целый день! С утра до вечера! Ласты, маска и трубка.
        — И не задыхались?  — спросил он.
        — Ну чего тут задыхаться,  — говорю.  — Чего уж тут задыхаться! Маску на лицо, трубку в рот, дышишь только ртом, носом нельзя, а то маска запотеет — и плывёшь.
        — Плывёшь,  — сказал он.  — Да-а-а…
        — И рыб видели?  — спросила она.  — Неужели и рыб?
        — Вот юмористы,  — говорю.  — Да их там пруд пруди, тысячи, если не больше.
        Они смотрели на меня, разинув рты, и тогда я соврал: прямо нельзя было не соврать — так они на меня смотрели.
        — А то ещё прихватишь ружьё,  — сказал я, и поохотишься немного… так, пока не надоест. Я однажды такую зеленуху шлёпнул, не поверите — с ладонь. Да что там с ладонь, больше, наверное, раза в два.
        — Смотрите!  — вдруг громко сказал кто-то.  — Дождь кончился.
        Мы поглядели на улицу — дождя не было, только капало чуть-чуть с крыш. И такое всё было дождливое, мокрое и серое, что я даже удивился: неужели я и вправду всего две недели назад был на Чёрном море?
        — А знаете,  — сказала она,  — хотите, мы вам кошку покажем? В нашем дворе живёт, здесь недалеко.
        — Смех,  — сказал я.  — А что в ней такого?
        — Она цветастая. В ней двадцать разных цветов.
        — Будто такие бывают?  — сказал я.
        — Здесь совсем рядом,  — сказала она.  — Сами увидите.
        — Ладно,  — говорю.  — Пошли. Поглядим на этот феномен.
        Они оба засмеялись, и мы пошли в их двор. Куда-то направо и налево и, кажется, снова направо — я не запомнил. Мы вошли во двор, и там было пусто. Совсем пусто.
        — Ой,  — вдруг сказала она мне.  — Вы же без кепки шли. Отдай быстро кепку,  — добавила она брату.
        Он опять покраснел, а я сказал:
        — Ничего. Чепуха какая. Бывало и похуже. Где же ваша кошка?
        — Кыса-кыса-кыса-кыса,  — позвала она.
        Я завертел головой, но ничего не увидел в пустом дворе. Потом кто-то толкнул меня в ногу, я обернулся и тогда только увидел эту кошку. Это она меня головой боднула. Мы втроём присели и стали её гладить.
        — Видите, видите?  — говорили они оба.  — Чёрный цвет — раз, белый — два, серый — три, рыжий — четыре, бурый — пять, чёрно-рыжий — шесть, голубой — семь… Целых семь цветов! Нравится?!
        — Ничего,  — сказал я.  — Яркая.
        — Понесли её к нам,  — сказал он и посмотрел на сестру.
        Она посмотрела на меня и спросила:
        — Хотите зайти к нам? Зайдёмте? Мы вот в этой парадной живём. Совсем рядом. Я знаю одну игру.
        — Ну, пошли,  — сказал я.  — Только ненадолго. Мне ещё эту школу через сто лет делать надо.
        Они захлопали в ладоши и повели меня к себе по тёмной парадной.
        — А вы кто друг другу?  — спросил я.
        — Брат и сестра,  — сказала она.
        Так я и думал.
        — Я догадался,  — сказал я.  — Врать не буду. Если хотите, называйте меня на «ты»,  — добавил я.
        Они оба засмеялись в темноте.
        — А вас как зовут?  — спросила она.  — То есть тебя? Тебя как?
        Я ответил и спросил, как их, и они тоже ответили.
        Мы поднялись куда-то на самый верх, вошли в квартиру, а потом в комнату. Брат зажёг свет и поставил кошку на стол.
        Я сказал, что им нужно переодеться, а то мокро и холодно, но они закричали: «Нет-нет, будем играть!» И я тогда спросил: «Во что?» И она сказала: «Может, в магазин?» А я сказал: «Ну вот ещё!» А брат вдруг закричал:
        — Придумал! Придумал! В подводную охоту! А кошка будет нашей рыбой! Вот кем!
        — Точно!  — закричал я.  — Идея! Ты ложись сюда, ты сюда, а я на диван.
        Ужасно было смешно.
        Потрясающе.
        Мы все разлеглись по разным местам и поплыли и стали охотиться. Я их учил, как ногами грести, как руками, как ружьё заряжать, как дышать при нырке… Мы все кыскали — «кыс-кыс-кыс», и к кому эта цветастая кошка ближе подходила, тот делал «фьюить», будто гарпун летит, и убивал её.
        Потом вдруг наша рыбина залезла под кровать, и мы её долго звали — кыс-кыс-кыс!  — а она не вылезала.
        — Надо нырять,  — сказал я шёпотом.  — Она в глубоком гроте.
        Мы спустились на пол и полезли под кровать, но её там не было. Потом мы её всё-таки увидели и погнались за ней, и я громко закричал, догоняя её, и вдруг мы услышали:
        — Что здесь происходит?
        Мы вылезли из-под кровати, и я увидел высокого мужчину с газетой в руке. Дверь он не закрыл, он стоял посреди комнаты и глядел на нас. Потом, показывая на меня, спросил:
        — Это кто?
        Мы молчали. Он положил газету на стол, сел на диван и увидел, как из комнаты в коридор выходит цветастая кошка.
        — Чья это кошка?  — спросил он.  — А, Варя?
        — Чужая, папа,  — сказала она.
        — А он кто?  — спросил он и снова показал на меня.
        — Мальчик… ну…  — и она замолчала.
        — Я пойду,  — сказал я.  — Мне пора, знаете ли…
        — Погоди,  — сказал он.  — Ты как здесь очутился?
        Я пожал плечами и стал глядеть в потолок.
        Что я мог сказать ему? Вот если бы, например, я помог им картошку донести или спас кого-нибудь из них в Фонтанке, я бы так и сказал. А так… что я мог сказать?
        — Я пойду,  — сказал я.  — Школу ещё рисовать надо.
        — Но откуда ты взялся?  — снова спросил он.
        — До свиданья,  — сказал я.  — Всего хорошего.
        — Что же вы молчите?  — спросил он у них.
        — Мы играли,  — сказал брат.
        — Я не об этом спрашиваю.
        — Мы играли,  — сказала она.
        … Но это я услышал уже в коридоре. Я открыл дверь и очутился на лестнице. Кошка выскочила за мной и сразу же куда-то спряталась.
        Ветер дул, как и раньше, сильный, и дождь был такой же.
        Ужасный был дождь.
        Я шёл по улице и думал, как глупо всё получилось, я даже не замечал, куда иду, и удивился, когда понял, где нахожусь. И тут же удивился ещё раз, потому что сообразил, что совсем не помню, откуда я пришёл, как называется их улица и какой у них номер дома. Всё забыл. Начисто.
        Так я их больше и не видел ни разу. Как-то всё не так получилось, даже непонятно как. И почему.

        Федоро и Алехуано

        В общем, было решено — Ленку мы похитим.
        Петька и Вовка сказали, что всё это ерунда. Мы с Федькой были тверды.
        День назначили — 30 декабря, под Новый год.
        Под самый Новый год.
        — Запомни,  — сказал мне Федька за час до начала.  — Входим, стреляем, похищаем. Бесшумно и безмолвно. Моё имя — Феодоро, твоё — Алехуано. Маски готовы? Порядок. Её место в нашем одиноком замке, а не с дядей Мишей…
        — Эх, Федька,  — сказал я.
        — Феодоро,  — поправил меня Федька.
        — «Феодоро»,  — передразнил я его.  — «Дядя Миша»… Эх ты.
        — Ты прав, Алехуано,  — не моргнув, сказал Федька,  — Её отец, этот старик… инженер… лорд, вернее. Что он ей? Итак, ты готов, Алехуано?
        — О да, Феодоро,  — сказал я.
        — Вперёд!  — сказал он.
        Мы вышли из моей квартиры и стали медленно спускаться по лестнице на Ленкин этаж. Ночь была холодной и лунной.
        — Звони,  — шёпотом велел Федька, когда мы спустились, и поправил свою чёрную маску. Я поправил свою и позвонил.
        — Кто там?  — спросил голос Ленкиной бабушки.
        — Новогодняя телеграмма, бабушка,  — ласково сказал Федька, и мы достали револьверы.
        Дверь открылась.
        — Руки вверх!  — грозно сказал я, махнув револьвером.
        — Руки по швам!  — рявкнул Феодоро.  — Не кричать, не плакать, не молить о пощаде.
        Мы прошли в кухню.
        — Куда же руки девать, господи?  — сказала бабушка.  — Алёшенька, пальто-то всё в мелу.
        И она стала меня чистить.
        — Жалобы не помогут,  — жёстко сказал я.
        — Отведи старую женщину в ванную,  — велел мне Феодоро.
        — Старая женщина,  — сказал я.  — Иди в ванную. Сиди там тихо, как мышка. Ни стонов, ни криков. Кстати, меня зовут Алехуано.
        Бабушка пошла в ванную.
        — Где ваше единственное сокровище?  — спросил Феодоро.
        Бабушка молчала от горя.
        — Страх сильнее рассудка,  — сказал Феодоро.
        Мы посовещались в прихожей и открыли дверь в комнату.
        Дядя Ми… старый лорд читал газету и пил чай.
        — Где ты прячешь свою дочь, старик?  — нагло крикнул Феодоро.
        Отец бедной девушки повернулся к нам, и лицо его покраснело от испуга.
        — Что вы хотите этим сказать?  — спросил он.
        — О, ровным счётом ничего,  — сказал Федька.  — Ровным счётом. Напомни ему, Алехуано, как бесполезно сопротивление.
        — Феодоро прав, сопротивление бесполезно,  — сказал я, удивляясь, что он снова пьёт чай,  — Где твоя дочь?  — крикнул я.
        — Моё бедное дитя в той комнате,  — сказал испуганный отец.  — Будьте к нему снисходительны. Вообще, ребята, это безобразие. У моей Ленки тройка по пению. Вы что, научить её петь не можете?
        — Но-но-но!  — прикрикнул на него Феодоро.  — Алехуано, сходи узнай, не сбежала ли старая женщина. Может, она выпрыгнула в окно?!
        Я вышел из комнаты и постучал в ванную.
        — Что делает старая женщина?  — спросил я.
        — Да вот стираю уже целый час,  — ответила она из-за двери.  — Не желают ли молодые-красивые чаю с домашней ватрушкой?
        — В самый раз,  — сказал я.  — Да побольше. Не вздумай показывать свою скупость.
        — Сейчас принесут ватрушку,  — сказал я, возвращаясь.
        — А-атлично!  — проревел Федька.  — А пока за мной, Алехуано.
        Мы вошли в следующую комнату, но там было пусто. И в шкафу было пусто. И под кроватью.
        — Каков лгун?  — прокричал Феодоро и бросился обратно.  — Где дочь?  — прорычал он.
        Мне стало жаль бедного старика.
        Серьёзно, очень жалко.
        — Пусть он идёт туда, где пусто,  — сказал я.  — Надо перекусить.
        Феодоро кивнул. Убитый горем седой отец взял газету и ушёл в пустую комнату. Старая женщина мгновенно принесла чай и ватрушку. Мы стали есть ватрушку. Феодоро был мрачен и зол.
        — Где они её прячут?  — говорил он, кусая ватрушку.
        Вдруг дверь открылась и в комнату с улыбкой вошла та, которую мы искали.
        — Хватай её!  — закричал Феодоро и первым бросился к ней.
        — Уйди, Федька!  — завизжала она.  — Ой! Пусти! Па-апа!
        — Ты узнала меня!  — вскричал Феодоро.  — Ни слова больше!
        — Ма-а-ма! Чего они! Ой!
        — Мальчики, мальчики, тихо,  — сказала тётя Таня, входя с ёлкой в комнату.  — Ну и маскарад! Какая прелесть! Молодцы! Сейчас украсим ёлку.
        — Шутки в сторону!  — закричал я.  — Моё имя Алехуано!
        — Ай да Алехуня,  — сказала она,  — ай да актёр! Прелесть. Федька, отпусти Лену, будем ёлку украшать. Как прелестно!
        — Да ну вас,  — сказал Федька и снял свою маску.
        — Нет, не надо, не надо, не снимай!  — затараторила тётя Таня.  — Так лучше. Так веселее. Чудесно, что вы зашли!
        — Чудесно,  — сказал я.  — Чудесно. Надоело!  — и снял свою маску.
        — Наденьте! Наденьте!  — визжала Ленка.  — Маскарад! Ура!
        — Ну вас,  — сказал Федька.
        А тётя Таня уже носилась по всей комнате.
        — Миша!  — кричала она.  — Где подставка для ёлки? Ленка, тащи игрушки. Ребята, откройте дверь, там звонок.
        Мы пошли с Федькой и спросили:
        — Кто там?
        — Новогодняя телеграмма.
        Мы открыли дверь и как захохочем — там стояли Петька и Вовка, оба в чёрных масках.
        — Ни с места!  — сказали они.  — Идите вперёд!
        Когда мы все вошли в комнату, началось такое веселье, просто ужас.
        Дядя Миша надел бумажный колпак и чем-то посыпал тётю Таню.
        Ленка уже притащила игрушки и была в Федькиной маске.
        Тётя Таня надела маску «свинья».
        В общем, смех!
        Больше всех хохотали мы с Федькой.
        Петька и Вовка только рот раскрыли.
        Мы с Федькой дали им по стеклянному шарику и сказали:
        — Ну, Петякио и Вовенцио,  — за дело!
        — Чего ещё!  — сказал Вовка.  — Чего вы?
        — Давай, давай,  — сказали мы.
        Ёлка получилась — то, что надо!

        Случай в песках

        Мне вчера учитель Сергей Васильевич по арифметике двойку поставил. Жирную такую страхидлу.
        Мы задачку про поросят решали, и у меня пять поросят плюс семь поросят получилось тринадцать поросят вместо двенадцати.
        Дома был скандал, и мама сказала, что она этого не ожидала. Этой двойки.
        Что она ожидала наверняка пятёрку или на худой конец четвёрку.
        Папа сказал:
        — Марш! Стоять в углу!
        Я сегодня весь день по школе ходил как угорелый, всё ходил, думал, какой он, Сергей Васильевич, отвратительный человек, всё ходил и искал его, чтобы прямо так ему и сказать…
        Я даже в скачки не играл.
        Я даже быстро бегал по коридорам, чтобы все классы обежать и найти Сергея Васильевича.
        Я быстро бежал, как ветер, и вдруг остановился, потому что увидел в окне лошадь.
        Я сразу подумал, что вот стоит внизу телега и лошадь и что телегу можно куда-нибудь запрятать, а на лошадь сесть и поехать в далёкие пустынные пески Кызыл-Шербет-Абу-Керим-Кебаб. Там, в этих жёлтых песках, нет ни капли воды, там самумы и тайфуны, и только ты, сильный человек, на своей сильной лошади можешь мчаться как ветер, а вообще-то там жуткая температура воздуха и птицы падают от жары в песок.
        Там, в этих мёртвых песках Шурум-Бурум-Такыр, я один буду мчаться на своём коне, мой конь будет хрипеть и скакать, мой могучий конь будет мчать меня, как «Волга», и ни один леопард — а их там полно — не уйдёт от его острых зубов, а потом я увижу, как из-за барханов выйдет Сергей Васильевич, и всё… и… И вдруг я увидел в окно Сергея Васильевича — вон он вышел из-за угла и идёт прямо к школе, ничего не думая и не подозревая, что на его пути стоит мой конь, моя защита и опора со страшными зубами.
        «Всё,  — подумал я.  — Конец. Привет».
        Вот он поравнялся с конём…
        А я закрыл глаза…
        А потом открыл…
        … Сергей Васильевич стоял возле лошади и гладил её по морде.
        И лошадь заржала и замотала головой.
        А Сергей Васильевич вдруг открыл портфель и достал… сахар. Большой белый кусок.
        И лошадь вытянула морду и мягко так, губами взяла этот сахар прямо с Сергея Васильевича ладони.
        И потом лизнула его в ладонь и заржала.
        А он ласково так погладил её по морде.
        И я тогда сорвался вдруг с места и помчался вниз по лестнице — вниз, вниз — и столкнулся возле раздевалки с Сергеем Васильевичем.
        — Сергей Васильевич!  — закричал я.
        — Так,  — сказал он.  — Всё понятно. Двоек больше не будет?
        — Нет,  — сказал я.  — Да. То есть…
        — Пять поросят плюс семь поросят равно двенадцать поросят,  — сказал он.
        — Точно,  — засмеялся я.  — Двенадцать их.
        — Позволь угостить тебя сахаром,  — сказал он.
        — Я не лошадь,  — сказал я.
        — Я в этом уверен,  — сказал он.
        И тогда я сказал:
        — Давайте.  — И ещё: — Ой, звонок!  — И ещё: — До свидания!
        И он мне ответил:
        — До встречи.

        Айда, в Боливию!

        Было часов шесть вечера, я сделал уже все уроки и гулял в саду. И вдруг — что я вижу! Сидят два старичка в чёрных пальто и чёрных шляпах. Сидят на скамеечке и рассматривают книгу. Я зашёл к ним со спины и между шляп заглянул вниз.
        Какое там было дерево! На картинке. Высокое! Такое высокое, что люди, стоящие у его корней, выглядели совсем маленькими, а те, что плыли по реке, позади дерева, были ещё меньше. Они плыли и размахивали руками и, наверное, кричали тем, первым, что-то грозное и воинственное. Кругом прямо из земли росли листья, только огромные, раза в два повыше человека, и среди них я увидел хижины. Вот бы туда, подумал я, в эти самые места, сесть на лодку и поплыть.
        — Итак, дорогой коллега,  — произнёс старичок, сидевший слева,  — это дерево, столь необходимое нам в наших опытах, растёт, в частности, в Боливии, и самое печальное, что оно никогда не росло под Москвой. Как мы изготовим наше лекарство без этого дерева — не знаю.
        — Увы, увы!  — произнёс второй. Потом оба встали.
        — Боливия,  — сказал я,  — это что такое?
        — Страна,  — обернувшись, ответили старички.
        Я задумался. Страна… Где?
        Подумав минутки три, я понял, что не знаю, где такая страна. Я вспомнил озеро с забавным именем Титикака и водопад Ниагару, я представил себе Берег Слоновой Кости и реку Оранжевую даже — но где Боливия, я не знал.
        — Играем в мяч?  — сказали ребята.
        — Боливия,  — сказал я.
        — Что?
        — Страна такая. Боливия, Боливия,  — сказал я и быстро пошёл домой.
        Что я знал? Я знал, что в Боливии растут деревья, каких под Москвой не бывает, я знал ещё, что Боливия — это страна. Но я не знал, где она находится, и я понял, что я не успокоюсь, пока не узнаю, где она.
        Возле выхода из сада я на всякий случай огляделся — нет, куда там, старички исчезли. Я заторопился домой.
        — Мама!  — закричал я, влетая в комнату.
        — В магазин ушла,  — сказала бабушка.
        — Бабушка,  — сказал я,  — где Боливия?
        — Какая?  — спросила бабушка.
        — Страна такая,  — сказал я,  — Боливия.
        — Не знаю, милый,  — сказала она,  — мы в классах не обучались. Это вам теперь счастье, хочешь учиться, учись…
        — Боливия, Боливия,  — повторял я,  — страна такая…
        Я постучался к нашему соседу, Анатолию Генриховичу. В квартире говорили, что он поэт и пишет книжки. Он сидел, подняв голову кверху, с карандашиком в руке.
        — Анатолий Генрихович,  — сказал я,  — где Боливия?
        — О! Боливия! Синее бездонное небо…
        — Где она находится?
        — Далеко. Оч-чень. Там, где сизые воды Атлантики лижут жёлтый прибрежный песок, там, где пальмы отбрасывают продолговатые тени…
        — Это где?  — спросил я.  — Далеко от Москвы? Или, может быть, вовсе в Африке?
        — Что?
        — Где эта Боливия находится?
        — Ма-альчик,  — сказал он,  — я занят. Я занят, потому что пишу стихи. Ступай!
        — А жена ваша дома?  — спросил я уже в дверях.
        — Она на примерке у портнихи. Ну, ступай же… «О-о!  — забормотал он.  — Я всё хожу и нахожу стихи…»
        Я отправился на кухню. Мама уже пришла и возилась с обедом. Я хотел было спросить у неё про Боливию, но дверь отворилась — и вошёл папа. Вернулся с работы. Папа у нас умный, он физик и занимается физикой.
        — Папа!  — закричал я.  — Здравствуй!
        — Здравствуй, здравствуй.
        — Папа, где Боливия?
        — Потом, потом,  — сказал папа,  — немного попозже.
        — Папа,  — сказал я,  — я очень, очень хочу знать, где Боливия. Неужели ты не знаешь, где Боливия?!
        — Не знаю, не знаю. Не до этого. Своих хлопот хватает.
        — Мама!  — воскликнул я.
        — Оставь мать в покое!  — строго сказал папа.
        Я вспомнил про соседку Валю.
        — Валечка,  — входя, попросил я Валю,  — где Боливия?
        — Не знаю, Алёшенька, не знаю, миленький, и вообще, когда я тороплюсь на танцы, лучше ко мне не приставать. Не при-ста-ва-ать!  — пропела она.
        Я тихонько закрыл за собой Валину дверь. Больше соседей не было. Я вышел на лестницу.
        Снизу поднималась девушка-почтальон.
        — Эй,  — сказал я,  — не знаете случайно, где Боливия?
        — Что?
        — Где находится страна Боливия? Не знаете?
        — Знаю,  — сказала она.
        Я так и сел.
        — Где? Где?! Где она находится?!
        — Успокойся, успокойся,  — стала упрашивать меня девушка, снимая с плеча здоровенную сумку.  — Ох, ты, горе моё, как же нам быть-то, а? Карта есть?
        — Не-а.
        Она взяла с пола обгоревшую спичку и прямо на стене («Как бы не влетело нам»,  — подумал я) стала что-то быстро рисовать. Я присмотрелся, и сердце у меня замерло. Как ловко она всё изобразила! Я увидел и узнал Америку. Все заливы и проливы. И острова. Полуостров Флорида был прямо перед моим носом.
        — А Южную Америку узнал?  — спросила девушка.
        — Ещё бы! Вон она. Чуть пониже.
        — Не пониже, а южнее. Вот здесь,  — ткнула она спичкой в стену,  — рядом с Бразилией и Аргентиной. Понимаешь?
        — Понимаю,  — сказал я,  — конечно, понимаю. Откуда тебе всё это известно?
        — Люблю мечтать про разные страны! Дома у меня книжек полно. Остров Пасхи, Конго, Боливия…
        — Там огромной высоты деревья,  — сказал я,  — и жаркое солнце, и большущие листья растут прямо на земле. Айда в Боливию?!
        — До свиданья,  — улыбнулась она мне, подымая на плечо свою здоровенную сумку.  — Мне некогда, разношу письма.
        И она взлетела вверх по лестнице.
        Я побежал вниз. Теперь я знал, где растут замечательные деревья, о которых так сокрушались старички учёные. Я решил, что обязательно отыщу их, чтобы побольше узнать у них про страну, где деревья выше домов, а солнце печёт целый день и длинные лёгкие лодки быстро скользят по реке.
        Кто ж его знает, может, потом и удастся вырастить эти деревья и у нас под Москвой.

        Хочется петь вместе с ним

        Автобусы — это вещь.
        Папа говорит: «Возникают мысли о далёких странствиях и необозримых горизонтах».
        Я, когда еду, иногда… тоже… о горизонтах.
        Наша школа от меня — две остановки. Мы с Федькой всегда пешком ходим. Сначала бежим до угла — кто быстрее, а потом уже спокойно, а тот, кто проигрывает, кто последним прибежит, тот несёт портфель другого до самой школы. Если вы видите утром толстого человека с двумя портфелями — это Федька.
        А когда мы опаздываем — едем на автобусе, две остановки. Автобусы у нас, как и везде, без кондуктора. Сам себе билет отрываешь, а водитель сам остановки объявляет, без всякого кондуктора. У него в кабине возле головы такая штука висит — микрофон, и он в него говорит, а усилители усиливают. Получается громко и здорово.
        Однажды мы с Федькой побежали до угла, кто быстрей, и я прибежал первым, потому что он вообще слон и ещё он упал. Я его долго ждал на углу, потом он подошёл, и я сказал:
        — Вот тебе портфель, мой дорогой.
        А он сказал:
        — Фигос под нос.
        А я говорю:
        — Не совсем ясно почему.
        А он говорит:
        — Было нечестно.
        А я говорю:
        — Тоже не совсем ясно.
        А он говорит:
        — Было скользко.
        А я говорю:
        — Ну и что же? Мне тоже было скользко.
        А он говорит:
        — А мне было скользее, я…
        А я говорю:
        — На.
        А он говорит:
        — Н-на!  — и как бацнет меня по голове портфелем.
        Потом мы оба упали в снег, а потом нас кто-то за воротники поднял из снега и сказал:
        — Нарушение порядка — раз. Все дети давно в школе — два.
        Мы тогда с Федькой немного повернулись, немного стукнулись носами и увидели милиционера.
        Тогда Федька запыхтел, как слон, и ка-ак дёрнется от милиционера. Сам выдернулся и меня выдернул, потому что мы нечаянно сцепились крючками, которые на пальто, у воротника. И побежали скорей на автобус, чтобы в школу не опоздать, и Федька первый раз в жизни прибежал со мной наравне, потому что мы так крючками и не расцепились.
        Потом мы расцепились, подошёл автобус, мы в него залезли и видим — сидит дядька в очках и в шляпе, и ещё кто-то поёт.
        Федька говорит:
        — Плакать хочется, какая песня. Душещипнутельная.
        В шляпе сказал:
        — Это этот чёрт поёт, водитель. Поёт уже пятую остановку. Остановки не объявляет. Я не знаю, где мне сходить.
        Я говорю:
        — Как поёт! Как поёт! И как ясно слышно!
        Шляпа говорит:
        — У него там, у чёрта, микрофон. А вон видите, ящички — это динамики. Я инженер, мне это понятно. Но он в микрофон объявлять остановки не хочет. Он петь хочет. От самого кольца поёт.
        — Ох и песня!  — сказал Федька.  — Хочется петь вместе с ним.
        — Федька!  — заорал я.  — Сходить! И так одну остановку проехали. В школу ведь.
        — А мне-то как быть?  — сказала шляпа.
        Но мы уже выскочили.
        С тех пор я стал в школу только на автобусе ездить, на этом самом. Даже если Федьки не было,  — всё равно ехал. Я даже остановку в другую сторону шёл, чтобы подольше послушать, как наш водитель поёт. Он всегда в одно и то же время ездил. Тем, кто не знал, не нравилось, он ведь остановку часто объявлять забывал. Многие ругались и говорили, что надо бы написать жалобу. Несколько раз так говорили, представляете?
        Тогда мы с Федькой однажды пораньше приехали на кольцо и разыскали его.
        — Здорово!  — сказал я ему.  — Это — я, а это — Федька.
        Он вытер тряпкой руки и поздоровался с нами за руку.
        — Чем могу быть?..  — сказал он.
        — Они на тебя жалобу хотят написать,  — сказал я.  — За то, что ты поёшь, а остановки не объявляешь.
        — Уже,  — сказал он.  — Уже пришли три жалобы.
        — Ты пой куда-нибудь в сторону,  — сказал я,  — куда-нибудь влево. Чтобы не в микрофон.
        — Мне вперёд смотреть надо,  — сказал он.
        — Ну, тогда ты пой потише,  — сказал я.  — А мы будем поближе к тебе садиться.
        — Нет,  — сказал он.  — Это я не могу. Песня есть песня. Кое-где её надо петь тихо, а в основном — громко.
        — Ну, хорошо, ладно,  — сказал я,  — пой громко, но объявляй ты, ради бога, остановки.
        — Сам бы рад, сам бы рад,  — сказал он.  — Но вы ведь заметили — не всегда выходит. Трудно оторваться от песни.
        Я сказал:
        — Беда.
        И Федька сказал:
        — Вариантов нет.
        — Ну, пора,  — сказал водитель.  — Пошли в машину. Вам докуда?
        — Нам до школы,  — сказали мы.
        И пока мы ехали, он всё пел грустную песню про какого-то водителя, про то, что дождь идёт, а ехать ещё тыщу километров и кругом ночь.
        А потом наш водитель пропал. Я его месяца два не видел. Я по-всякому его искал, я даже одно целое воскресенье на остановке стоял и ждал его машину. Она долго не шла, потом пришла, и там сидел другой водитель и не пел.
        А однажды весной мы с Федькой шли с баскетбола, и вдруг Федька как заорёт:
        — Смотри кто!
        Я смотрю — а это наш водитель, шикарный такой, в красной ковбойке и белых туфлях.
        — Здорово!  — закричал я и стал трясти ему руку.  — Узнаёшь?
        Он сначала сделал большие глаза, а потом заулыбался и стал тоже трясти нам руки, мне и Федьке.
        — Ну как?  — спросил он.
        — Когда как,  — сказал Федька.  — Иногда, знаете, как скучно без вас ехать…
        — Куда ты делся?  — сказал я.
        — Перевели,  — говорит.  — На междугородные перевозки.
        — Не попоёшь теперь,  — сказал я.
        — Ну нет, ну нет,  — говорит.  — Я теперь в кружке пою, между прочим.
        — Раньше не мог, что ли?  — говорю я.  — Чтобы в автобусе не петь.
        — Я так не могу,  — говорит,  — Я должен всегда петь. Так устроен. И на работе.
        — А сейчас?
        — И сейчас,  — говорит.  — Пою всю дорогу. Там это запросто.
        — Не мог, что ли, на другой автобус пойти?  — говорю я.  — Не на «без кондуктора». Чтобы петь всю дорогу.
        — Голова,  — говорит он.  — Теперь скоро все будут без кондуктора. Так рациональнее.
        — Точно,  — говорит Федька.  — Так рациональнее.
        — Уж что рациональнее, то рациональнее,  — согласился я.
        И мы все замолчали. Стоим и молчим. Что сказать? И…
        И вдруг Федька сказал то, что надо, я даже не ожидал от него, даже немного обалдел от такой неожиданности. Он сказал:
        — Приходите к нам в школу на сбор. Расскажете про водителей. А потом и споём. По очереди и все вместе. Вот.
        — Идёт,  — сказал он.  — Обязательно.
        — Значит, точка!  — сказал я.  — Придёшь?
        — Приду,  — сказал он.  — Честно.
        И потом мы долго трясли все вместе друг другу руки и попрощались с ним за руку изо всей силы.

        Мы поедем на рыжем коне

        Мы должны были провести сбор «Что мы сделаем и подарим нашей школе».
        И я снова подумал, какой наш староста Глеб потрясающий человек.
        Он сказал:
        — Мы подарим нашей школе лошадь! Что может быть лучше! Ничего, а?!
        Все сразу закричали и захлопали в ладоши. Ещё бы! Может, мы целый день ломали бы себе головы, а он сразу придумал.
        Глеб сказал:
        — Она — эта лошадь будет всеобщим питомцем и любимцем.
        Я что-то вспомнил знакомое и закричал:
        — Мы будем его холить! Ура! Холить!
        — Да! Да!  — закричали все.
        — Тихо, тихо,  — сказал Глеб.  — Главное — мы подарим его школе, но все будут знать, что это мы, что это наша идея.
        Кто-то спросил:
        — А откуда мы возьмём эту лошадь? Разве они есть?
        — Чепуха!  — сказал Глеб.  — Это не затруднение — конечно, есть. Главное, мы достанем его в виде маленького жеребёночка, маленькой лошадки и будем его растить.
        — И холить,  — сказал я.
        — Да. И холить,  — сказал Глеб.  — Разумеется.
        Мы все завелись. Вопросы посыпались:
        — А где его достать?
        — Где его хранить, то есть держать, то есть растить?
        — Белого или чёрного?
        — Он нужен, но для чего?
        И Глеб легко отвечал на все вопросы:
        — Достать его, этого маленького жеребёночка, довольно просто. Где — пока не знаю, не стоит об этом думать. Цена им пять рублей. Именно. Не больше и не меньше. А если больше, то не намного. Деньги соберём в конце сбора. Цвет лучше всего рыжий. Лошадь — она не такая уж большая, будем её держать в спортзале, там, где конь. Для чего она нужна? Глупый вопрос. Во-первых, просто лошадь, не у всех ведь есть. Во-вторых, рыжая, не какая-нибудь; первоклашек катать на ней можно, просто ездить, кому надо… Зайдут в школу, например, иностранные туристы, смотрят — лошадь. Неоценимо. И другое.
        — А ещё она может возить воду к нам на сельхозучасток!  — сказала Светка Петренко.
        — Разумеется,  — сказал Глеб.
        — А что, если вообще сделать водопровод на сельхозучасток?  — сказал Фред Блинов.
        — Точно!
        — А ещё модель яхты.
        — Красота!
        — А как мы его назовём?
        — Кого «его»?
        — Ну, лошадь.
        — Бомка.
        — Ерунда! Лучше «Фрегат».
        — Не-ет. «Фрегатом» мы назовём яхту, или ещё лучше — «Космос», а лошадь мы назовём «Восток» или «Ласточка».
        — Ну, ты скажешь!
        И вдруг Сеня Ёлкин громко сказал:
        — Смотрите! Я починил швабру!
        И все замолчали, и я вспомнил, что, пока мы говорили, Сенька всё время что-то делал и стучал: стук-стук-стук, стук-стук-стук, а мы слышали, только внимания не обращали.
        Глеб сказал:
        — Что? Какую швабру? Что ещё за швабра?
        — Просто швабра,  — сказал Сенька.  — Она почти уже сломалась, а я её укрепил, починил, в общем.
        — М-да,  — сказал Глеб.  — Так. Тихо. Давайте помолчим.
        Мы все немного помолчали. Потом Глеб сказал:
        — Я всё понял. Пока мы говорили, человек делал дело. Он принёс пользу. А мы слишком много говорили. Я считаю так: раз эти швабры ломаются, нужно их чинить. Кому нужны ломаные швабры? Соберём их по всей школе и приведём в порядок, я уверен, школе нужны нормальные швабры, а то будет грязно. А Ёлкина назначим главным.
        Все опять закричали и захлопали, потому что швабра — очень полезная вещь и дело не только в лошадях.
        А Глеб почему-то был очень грустный, я заметил, а потом вдруг улыбнулся и очень громко сказал:
        — И между прочим, именно нашими швабрами мы будем подметать зал, где будет расти наша рыжая лошадка.
        И все снова закричали и обрадовались ещё больше, потому что дело ведь не только в швабрах.

        Мои друзья Джимми и Василий

        Я возвращался потихонечку из школы домой в хорошем настроении. И ни о чём таком особенном не думал. Мне казалось, вот приду я домой, попью чаю, поделаю чего-нибудь с ребятами во дворе и сяду за уроки.
        Но когда я свернул на нашу улицу, я увидел в конце её эту машину. Машина была грузовая, большая, крытая, бока у ней были жёлтые, весёлые, а верх голубой-голубой, и на боках крупно было написано: «Книги».
        Я два раза обошёл вокруг машины и один раз немного постоял перед радиатором. Из-под машины торчали ноги, наверное, шофёр что-то чинил у ней внизу.
        Про себя я похвалил его за старательность, обошёл машину ещё раз и залез в открытую дверцу сзади. Чтобы никто меня внутри не заметил, я тут же и закрыл её. Не знаю точно, стал ли бы я залезать в эту машину, если бы на ней не было написано «Книги» — не залезть было просто страшной глупостью. Я бы никогда себе не простил такого. «Чудесная машина,  — подумал я,  — сколько книг здесь!»
        В маленькое окошечко из кабины шёл свет. Под окошечком была скамейка, а по бокам — полки до потолка с книгами. Я взял с полки первую попавшуюся, сел на скамейку и принялся читать.
        Это была повесть про американского мальчика Джимми. Отец Джимми был рабочим, они вдвоём всё время разъезжали по фермам на своём красном спортивном автомобиле в поисках работы. По правде сказать, этот автомобиль только когда-то был красным, и уж совсем не спортивным, это они только так его называли, для собственного удовольствия и потому ещё, что всё время мечтали о таком. Ничего у них, кроме этого автомобиля, не было, и вот однажды, когда отец куда-то ушёл, какие-то гады угнали автомобиль, и Джимми, оставив отцу записку, отправился на поиски.
        Я представил себе, как Джимми идёт и идёт по пыльной дороге, мне стало жалко его и захотелось помочь ему. Я подумал, что вот мы вместе, он и я, товарищи и вместе идём по пыльным дорогам усталые и голодные, и всё спрашиваем у фермеров и прохожих, не видали ли они двух гадов в красном спортивном автомобиле. Я смущался и толкал Джимми в бок, дело ведь было серьёзное. Ну, не в очень красном, говорил Джимми и объяснял, как выглядела машина. Ох, как мне его было жалко!
        Я сказал Джимми, плевать, в конце концов, на автомобиль, и пусть они вместе с отцом переезжают жить к нам в Советский Союз.
        — Я бы с великим удовольствием,  — сказал Джимми,  — И я и отец, мы оба с великим удовольствием.
        Но, видно, красный автомобиль не давал ему покоя, и он заговорил вдруг о каком-то негре по фамилии Вильямс, как жаль, что его нет с нами, а то бы он обязательно нам помог.
        — Ох уж этот негр!  — сказал Джимми.  — Господи, и куда он только задевался? Он хороший парень, его зовут Кути, послушал бы ты, как он играет на трубе! Он бы нам помог.
        Мы так и не нашли наш красный автомобиль в этот день. Мы оба были усталые, дальше некуда, мы отыскали на поле стог с сеном, я прислонился к стогу спиной и… заснул.
        Проснулся я оттого, что вдруг здорово качнуло. Я открыл глаза — Джимми рядом не было. Что-то шумело, что-то раскачивало меня; я огляделся в полумраке: по бокам были полки с книгами, сам я сидел на скамейке… И тут я всё понял: я заснул, а машина «Книги» куда-то везла меня.
        Я закричал, я забарабанил в кабину, и только тогда машина остановилась.
        Шофёр вылез из кабины, открыл дверцу в кузов и некоторое время молча и с любопытством разглядывал меня.
        — Эх,  — сказал я.
        — Ну и шкет. Откуда ты здесь взялся?  — спросил он.  — А ну вылазь.
        Я вылез из машины. Мы стояли на шоссе, а кругом были поля.
        — Ой,  — сказал я,  — Ой-ой-ой, где это мы!
        — Тридцать километров хорошей дороги от города Ленинграда,  — сказал он.  — А ты кто такой?
        И тогда я всё рассказал ему.
        — Что же мне делать? Что же мне делать?  — говорил я.  — Что будет с мамой? Что будет с папой? Что будет с бабушкой? А сколько времени?
        — Пять часов.
        — Ой-ёй-ёй,  — застонал я.
        — Ну вот, ну брось, ну не надо,  — сказал шофёр.  — А то я заплачу. Садись в кабину. Махнём в ближайший колхоз и позвоним оттуда твоим по телефону.
        — Светлая голова!  — крикнул я, и мы сели в кабину.
        — А ты сам-то кто будешь?  — спросил я, когда машина тронулась.
        — Я шофёр, потому что люблю машины. И ещё я продавец книг, потому что люблю книжки.
        — Сразу и то и другое?  — спросил я.
        — Сразу и то и другое.
        — Так не бывает,  — сказал я с сомнением.
        — Когда любишь и то и другое — бывает,  — сказал он.
        — А сейчас ты куда?  — спросил я.
        — В колхоз «Светлый путь», везу колхозникам книги.
        — Я думаю, им понравится повесть про Джимми,  — сказал я.  — Они будут ему сочувствовать. Ему и его отцу.
        — Жалко парня,  — согласился он.
        — А ты разве читал?
        — Ещё бы. Конечно.
        — Ну, и нашёл он свой красный автомобиль?
        — Нет.
        — Вот гады!  — сказал я.  — Только ты мне больше не рассказывай, я хочу сам дочитать эту книжку. Интересно, встретил он там этого негра Кути Вильямса с трубой?
        — Ладно, не буду рассказывать,  — согласился он.  — А тебя как зовут?
        — Алёша,  — сказал я.  — Так сказать, Алексей.
        Я хотел спросить, как зовут его, но тут мы стали заворачивать налево, налево… и остановились возле правления колхоза «Искра».
        Мы вошли в правление, он объяснил в чём дело, и меня тут же соединили с нашей квартирой.
        — Папа!  — закричал я.  — Папа, как дела?!
        — Хулиган,  — сказал он,  — тут мать из-за тебя…
        — Папа!  — продолжал я кричать.  — Я не хулиган. Я попал в одну историю…
        — История будет дома, когда вернёшься,  — мрачно сказал папа, и тут я услышал голос мамы, вернее — всхлипыванья:
        — Алёша, где ты?
        — Мама! Дорогая мамочка! Я в колхозе «Искра» и скоро буду дома. Часика через полтора. Я сел в машину и уснул и далеко уехал.
        — Я ничего не понимаю,  — всхлипнула мама.
        — Я здесь с одним очень хорошим человеком, он заедет к нам в гости потом, чаю выпьем, вот увидишь…
        — Где ты, Алёша?  — ещё раз всхлипнула мама.
        Шофёр взял у меня трубку и сказал:
        — Мамаша, не волнуйтесь, пожалуйста, сейчас мы отвезём вашего мальчика на станцию, посадим в электричку, и он скоро будет дома.
        Мы повесили трубку, сказали «спасибо» в правлении и поехали на станцию.
        — А что это ты делал со своей машиной возле нашего дома?  — спросил я.
        — Там у меня тётя живёт, в пятой квартире.
        — А мы в семнадцатой, приходи в гости.
        — Спасибо,  — сказал он,  — обязательно зайду.
        На станции он купил мне билет и дождался, когда подойдёт электричка.
        — Будь здоров,  — сказал я.  — Счастливый тебе путь до колхоза «Светлый путь».
        Он ещё раз сказал мне «спасибо» и снова пообещал, что придёт к нам в гости.
        — Привет папе и маме, шкет!  — крикнул он.
        Электричка тронулась.
        — А как тебя зовут, эй?!  — вспомнил я.
        — Василий!  — закричал он.  — Васи-и…
        Платформа исчезла.
        Я зашёл в вагон и стал смотреть в окно.
        А потом, уже до самого города, я думал о Джимми и о моём новом друге Василии, у которого сильные руки и целая машина хороших книжек.

        Вот вам стакан воды

        Когда мне грустно, я стараюсь себя развеселить. Неплохая мысль, правда?
        Мне частенько бывает грустно или вообще не по себе, но вся беда в том, что я почти никогда не знаю, отчего мне грустно или не по себе. Поэтому я стараюсь развеселить себя изо всех сил, как попало. Иногда помогает, иногда нет, но я стараюсь вовсю.
        Сегодня как раз прихожу из школы, а настроение у меня — не настроение, а чушь какая-то. Отчего — не знаю. Я даже есть не стал, надел свои лучшие трусики для плавания, взял ласты, маску и трубку и полез в ванную. Напустил полванны воды и улёгся туда. Лежу, шевелю тихонечко ластами, дышу через трубку, рассматриваю в маску дно ванны — и вроде легче становится. Вроде бы легче. «Скоро лето,  — думаю,  — укачу на дачу и буду целыми днями плавать с маской и ластами и охотиться на крупную рыбу. И позабуду обо всём на свете. Кто это там, а? Окунь? А это? Щука! Подумать только! Ну и щучища! Сейчас мы её… Не-ет, уплыла. Однако здоровая. Ну ничего, мы ещё с вами встретимся. Будьте уверены. Моё ружьё не даёт промаха».
        Мне стало холодно в ванне, но я решил не подливать горячей воды, нет, так не полагается. Я вылез из ванны, тихонечко прошлёпал в комнату, достал из шкафа и надел на себя рейтузы и шерстяной свитер. Так все хорошие подводные охотники поступают, если у них нет специального костюма,  — я читал.
        Снова залез я в ванну. Красота! Совсем другое дело! Жарко даже! «Эй, там, на берегу! Перестаньте орать и распугивать крупную рыбу! Ага, вот она, щука! Та самая! Стоит около водорослей и меня не замечает. Сей-час мы её…»
        Вдруг — звонок. Кто-то звонит к нам в квартиру. Надо же. Не могут не испортить охоту.
        Соседка Виктория Михайловна стучит мне в ванную и говорит:
        — Алёша! К тебе тут какая-то девочка пришла.
        Девочка?! Ха-ха! Вот номер! Этого ещё не хватало!
        Я отвечаю ей прямо через дыхательную трубку, не вынимая головы из воды:
        — Пусть заходит в ванную. Я не моюсь. Я в костюме.
        Она говорит:
        — Что это такое у тебя с голосом?
        Я говорю:
        — Такой голос.
        Она говорит:
        — Хм. Странно.
        А я стал смеяться под водой.
        После дверь в ванную отворилась, и я услышал, как вошла эта девочка, постояла немного и потом села на табуретку. А я лежал в воде и не поднимал головы.
        «Что это ещё за такая девчонка пришла? Чего ей надо?» — думал я. Одно удовольствие было лежать в воде в шерстяном свитере и рейтузах. Тепло, великолепно. Но охотиться уже было нельзя.
        Я поднял голову и тут же сел и снял маску — девочка была совершенно незнакомая. Она смотрела на меня, от любопытства склонив голову набок, как будто я был редкое насекомое.
        — Ты кто такая?  — спросил я.
        Она сказала:
        — Я нашла твой… ваш… портфель.
        — Что-о?  — сказал я.  — То есть? Как это понимать?  — А сам уже вспомнил, что, когда шёл из школы домой, мне было маленько не по себе, чего-то такого мне не хватало (это кроме паршивого настроения я чувствовал), но я так и не догадался тогда, чего именно мне не хватало. Вот фрукт, а?!
        — Я нашла его в продуктовом магазине,  — сказала она.
        А я так и сидел в ванне.
        — Точно,  — сказал я и засмеялся.  — Верно. Там я его и оставил. Я там сок томатный пил. Я сегодня десять копеек нашёл. Купил на переменке булочку, разломил пополам — а там десять копеек. Неплохо, а?
        Она говорит:
        — А я, когда мне было два года, сто рублей нашла. Мне мама рассказывала, сама-то я не помню, всё-таки десять лет назад это было. И мы поехали на дачу, нам как раз денег недоставало. А вам не холодно сидеть в воде?
        — Нет,  — сказал я.  — Пустяки,  — и тут же почувствовал, что у меня озноб прошёл по коже.
        — Постой, постой,  — говорю.  — Ну, ты нашла портфель, открыла его, узнала, как меня зовут и фамилию… так? А где ты адрес взяла, а?
        — Я пошла в вашу школу.
        — Вот именно,  — говорю.  — Пошла в школу; так, мол, и так, да?.. Ваш-то портфель потерял… Ты представляешь, что они теперь обо мне думать будут?!
        — Нет,  — сказала она.  — Я догадалась, что так нельзя. Я попросила дать мне ваш адрес, чтобы мы к вам зашли и пригласили вас в нашу школу,  — я ведь в другой школе учусь,  — чтобы вы поделились с нами насчёт подводной охоты.
        — Врёшь,  — сказал я.  — Всё враньё. Ты ведь не знала, что я занимаюсь глубоководной подводной охотой! Не знала ведь?!
        — Верно,  — говорит.  — Я совсем этого не знала, а сказала именно так, сама не знаю почему. Честное слово.
        Она не врала, это было видно. Я-то думал уже, что я её поймал, а выходит — нет. Мне даже малость скучновато стало.
        — Да,  — говорю.  — Так бывает. Бывают иногда, так сказать, совпадения. А где мой портфель, ты его в прихожей оставила?
        — Нет, он у меня дома.
        — Это почему же?
        — Видите ли, а если вы погибли, или вас просто нет дома? Я приду к вам с портфелем, ваши смотрят: портфель есть, а вас нет — вдруг с вами что-нибудь случилось! Они бы в обморок упали.
        — Да-а,  — говорю.  — Ну, ты голова! Я бы не сообразил. Иди подожди меня в прихожей, я сейчас буду готов.
        «Ничего девчонка,  — думал я, снимая мокрый подводным костюм,  — довольно забавная. Надо с ней ещё поболтать, для настроения».
        Я быстро переоделся, и мы вышли на улицу.
        — Вот, весна,  — сказала она.  — Скоро лето.
        — Вот именно,  — говорю.  — Умотаю куда-нибудь подальше, буду охотиться и ни о чём не думать.
        — А в школу к нам не зайдёте?  — спрашивает она.  — Не расскажете насчёт подводной охоты?
        — Не знаю,  — говорю.  — Подумаю. И называй меня, пожалуйста, на «ты» — я не старик какой-нибудь…
        Она засмеялась и сказала:
        — Хорошо. Так и буду. А что ты ещё делаешь, кроме подводного нырянья?
        — Да так,  — говорю,  — разное. То да сё. Читаю. В кружки хожу — авиа и фото. Уроки ещё делаю. Иногда долго приходится сидеть: троек у меня многовато. А у тебя?  — говорю.
        Она вдруг ужасно смутилась, покраснела и говорит тихо:
        — Я отличница.
        Я свистнул, остановился и долго глядел на неё, а она отвернулась и стояла вся красная. Не понимаю, что с ней произошло. По-моему, прекрасно быть отличником, я бы так с удовольствием, только у меня ничего не выходит.
        — Пошли,  — сказал я.  — Чудо-юдо. Ты, наверное, в десять кружков ходишь и ещё староста, а?
        — Нет, я не староста. Я никто. И в кружки я не хожу. Я не умею.
        — Ни в один?
        — Ни в один.
        — Дурочка ты несчастная,  — говорю.  — Там иногда знаешь, как интересно бывает?
        Она говорит:
        — Я знаю. Я догадываюсь. Но я не умею.
        — Да что ж тут уметь!  — говорю.  — Например, фото. Все плёнку заряжают — и ты плёнку заряжаешь. Все ставят выдержку сотую долю секунды — и ты ставишь сотую долю секунды. Допустим, снимаем окно или цветок в горшке. Все вместе. Все — клац затвором. И ты тоже — клац! И всё! Понятно?
        — Понятно,  — говорит.  — Но я не умею.
        — Совсем ты тютя,  — сказал я.  — Чего ж тут уметь!
        Она говорит:
        — Я сама не знаю. Вроде бы всё понятно, а я не умею. Плёнку-то, наверное, я смогу зарядить, а вот в кружок ходить я не умею.
        Я подумал немного и говорю:
        — Вроде бы я тебя понимаю. Точно. Ходишь-ходишь, ходишь-ходишь в этот кружок, и иногда такая тоска найдёт. Правильно я говорю?
        — Не знаю,  — сказала она.  — Вот мы и пришли. Я тут живу.

        Домой я бежал, размахивая портфелем, и пел песню на собственную мелодию. Мелодию я сам сочинил, внезапно. Немного похожую на «А за окном то дождь, то снег». А слова я не помню, что-то вроде:
        Всё в голове у меня вверх ногами.
        Привет!
        Тра-ля-ля!
        Ура! Ура! Ура!

        Что-то в этом духе.
        Я летел по улице, как метеор, и даже чуть не сшиб ларёк с пивом, а какой-то дядька сказал про меня, ткнув в меня пальцем:
        — Эти ещё нам покажут.
        Но у меня всё равно было прекрасное настроение, хотя он меня и ткнул.
        Во-первых, потому, что нашёлся портфель: любому ведь понятно, что было бы со мной в школе и дома, если бы они узнали, что я портфель потерял.
        А во-вторых, потому, что у этой девчонки мне здорово понравилось. У неё по всей комнате — на шкафу, на разных полочках, на печке, на окне — стояли фрегаты, корветы, яхты, ещё какие-то незнакомые парусные лодки — много-много всего. Вся комната была в парусах. А на стене висели часы, из которых выпрыгивала кукушка. Сколько раз я слышал и читал про такие часы, а никогда не видел.
        Я спросил:
        — А кто делал корабли?
        Она говорит:
        — Да так… Они просто так стоят.
        — Ага,  — сказал я.  — Понятно.  — И не стал приставать.
        Потрясающие были корабли, я их рассматривал как обалделый. Одно окно в комнате было открыто, в комнату залетел ветер, и все паруса тихонько шевелились.
        Я сказал:
        — Здорово у тебя. Очень. Я бы в такой комнате жил и забот не знал! И как всё аккуратно сделано, с ума сойти можно.
        Она говорит:
        — Это папа делал.
        А я сказал тогда:
        — Годика через два-три здесь вообще места жить не будет — одни корабли.
        Она засмеялась и говорит:
        — Всё. Больше не будет. Он исчез.
        — Кто исчез?  — спросил я.
        — Папа.
        — Как исчез? Куда?
        — Не знаю. Пропал. Исчез.
        — А мама — что, тоже исчезла?
        — Нет, мама не исчезла.
        Паруса от ветра шевелились, я всё никак не мог прийти в себя и почти не слушал её.
        Мне было так здорово, такое что-то непонятное со мной творилось, что всё во мне прыгало, и я чувствовал, что должен вот сейчас, немедленно что-то сделать. Вдруг я увидел в окно, что напротив, через улицу, стоят автоматы с газированной водой, две штуки, и тут же мне так захотелось пить, так захотелось, ну просто ужас… Я даже чуть не выпрыгнул в окно, тем более, что оно было совсем не намного выше, чем простой первый этаж,  — на капельку. Само собой разумеется, я не выскочил, всё-таки неудобно, я схватил свой портфель и стал прощаться и выбежал на улицу. Смешно, но про воду я совершенно позабыл и помчался сразу домой, размахивая портфелем и напевая песню.
        Когда я пришёл домой, был уже почти вечер. Мама увидела меня с портфелем и долго разглядывала, как будто ей уже звонили из школы, что меня выгнали. Потом она сказала:
        — Что, дорогой, тебя заставили в школе сидеть за нарушение дисциплины? Или за плохую отметку?
        — Ну что ты,  — говорю.
        — Но ты же с портфелем! Значит, не был дома, а?
        — Чепуха. Я тут к одному пареньку заскакивал. Может быть, мы теперь вместе уроки делать будем.
        — Вот это очень мило,  — сказала мама.  — Я давно тебе это советовала. Ум хорошо, а два — лучше.
        — Это верно,  — сказал я.  — Два ума лучше.  — И ушёл в другую комнату делать уроки.
        Я разложил учебники и тетрадки и просидел так часа два, но делать ничего не мог, не получалось почему-то. Вообще я даже плохо на месте сидел, будто во мне работал неспокойный моторчик: чух-чух, чух-чух, чух-чух… Он работал всё тише и тише, а потом заглох и перестал мне мешать, но с уроками всё равно ничего не получалось, и вдруг я почувствовал, что настроение у меня поганое-поганое. «С чего бы это?» — думал я.
        А как, между прочим, зовут эту девчонку? Нет, я не знал, я не спрашивал у неё.
        А какой у неё номер школы?
        А номер дома?
        А квартиры?
        Ничего я не знал!
        Я представил себе, как она сидит дома одна, в кружки не ходит, в комнате у неё темно, окно открыто, а она сидит у окна и смотрит на улицу, и ветер шевелит паруса её кораблей. Я представил себе всё это и быстро встал, снова во мне заработал моторчик: чух-чух. Вдруг я всё сообразил, схватил папину старую кепку, его шарф и очки, надел плащ, шарф и очки спрятал под плащ, в руки взял тетрадку и выскочил на кухню.
        — Куда, дорогой?  — спросила мама.
        — Не сходится там с тракторами,  — сказал я.  — Как ни бьюсь — не сходится. Может, вдвоём мы быстрее сообразим, Я к этому пареньку слетаю.
        — Ну, лети, дорогой,  — сказала мама.  — Учись.
        Я выскочил во двор, после — на улицу…
        Уже стемнело совсем. «Всё ясно,  — думал я,  — её окна как раз напротив автоматов с газированной водой».
        Когда я подошёл к этим автоматам, я не смотрел на окна, хотя узнать меня было довольно-таки трудно: очки, шарф, кепка, плащ — ничего этого на мне днём не было. Может быть, поэтому я всё-таки не выдержал и посмотрел и тут же вздрогнул, будто меня куснуло током,  — так точно я всё отгадал.
        Она сидела у окна и смотрела на улицу, а в комнате было темно, и паруса кораблей, наверное, шевелились, потому что на улице ветер дул страшный. И тоже почему-то было темно, только светились лампочки в самих автоматах.
        Я отвернулся и стал искать стакан, чтобы попить, сначала на одном автомате, потом на другом, но стаканов не было. Ветром их, что ли, сдуло?!
        Я стал крутить головой во все стороны и вдруг увидел, что она выпрыгивает из окна и бежит, не глядя по сторонам, через улицу, ко мне. А в руках у неё — стакан.
        — Возьмите стакан,  — сказала она, подбегая.  — Вы пить хотите?
        — Да,  — сказал я басом.  — Пить.
        Наверное, я не брал стакан, потому что она сказала:
        — Вы не стесняйтесь, пожалуйста, и пейте. Здесь вечером нет стаканов. Только утром и днём. А многие идут и хотят пить.
        — Вот как,  — сказал я басом и немного хрипло. От волнения, что ли.  — 3-занятно!
        — Ну да,  — сказала она.  — Я, как увижу, что кто-то пить хочет, вылезаю со своим стаканом и пою человека, а потом опять в окно залезаю… Залезу и жду.
        — Чего ждёшь? Чего ты ждёшь?!  — заорал я, а сам схватил себя за уши и дёрнул изо всех сил, потому что почувствовал, что сейчас, вот сейчас я зареву.
        — Это я,  — говорю.  — Не узнала, нет?
        — Кто вы?
        — Ну… я, Алёша… Портфель и всякое такое…
        — Вас… не узнать… тебя совсем не узнать.
        — Да,  — говорю я.  — Да. Не буду я пить, не хочу. Иди, надевай быстро пальто и пошли гулять.
        — Сейчас,  — сказала она, побежала через улицу, влезла в окно и тут же, в пальто уже, вылезла обратно.
        — А мама где?  — спросил я.
        — На работе. Во вторую смену.
        Мы пошли, наклоняясь вперёд, против ветра, и сразу же взялись за руки, чтобы не упасть от этого сумасшедшего ветра.
        Она крикнула:
        — А куда мы идём?!
        — Гулять!  — прокричал я.  — Нечего тебе сидеть у окна. Просто будем гулять.
        — Ладно!  — крикнула она.  — Всё равно в такой ветер редко кто пьёт воду!  — И тут же у какой-то тётки ветер вывернул зонтик наизнанку, и мы стали оба хохотать, хотя это было нечестно, и хохотали до самого угла, а после свернули направо, и здесь ветер был потише, и я сказал:
        — Бежим вон туда. Хочешь? Я там видел однажды здоровенную собаку, она несла в зубах авоську с продуктами, портфель и куклу, а на ней верхом ехала девочка. Хочешь, покажу тебе это место?
        — Хочу,  — сказала она.
        — Ну, бежим,  — сказал я.
        И мы помчались, и я всё время думал, как легко и красиво я бегу, как настоящий бегун.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к