Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Власов Александр: " Муравьиная Тропа " - читать онлайн

Сохранить .

        Муравьиная тропа Александр Ефимович Власов

        Рассказ Александра Власова «Муравьиная тропа» был опубликован в журнале «Искорка» № 8 в 1977 году.

        Александр Ефимович Власов
        Муравьиная тропа

        Вовку давно прозвали Глазастиком. И мама часто так его называла, и папа, и все ребята — сначала в детском садике, а потом и в школе. Были у Вовки большие голубые глаза. Такие большущие, что, взглянув на Вовку, каждый в первую очередь видел его глаза, а уж после замечал всё остальное: вздёрнутый нос, добродушный рот и родинку на щеке около уха. Наверно, глаза бывают и ещё больше, но не все большеглазые люди умеют видеть так, как Вовка.
        Придёт он в школу и обязательно удивит своих одноклассников. У одного спросит, за что ему попало дома. Над другим пошутит: «Соня, проспал сегодня!» И всё — в самую точку. Один разбил утром чашку. Мама, конечно, не обрадовалась. Он помнил её обидные слова и не сразу развеселился в школе. А второго подвёл будильник. Проспали они с папой, одевались второпях, вот почему носок на левой ноге Вовкиного приятеля вывернут наизнанку.
        Нет, недаром прозвали Вовку Глазастиком.
        Летом Вовка поехал с папой и мамой на дачу.
        Их дом был на опушке леса. Окна смотрели в поле, усеянное ромашками и колокольчиками. Посреди поля стояла другая дача. Однажды Вовка выглянул в окно и увидел незнакомого мальчишку, который сидел на ступеньках своей веранды и растирал ладонью плечо.
        — Если хочешь, можешь с ним познакомиться,  — предложила мама.
        И Вовка пошёл по тропке к соседнему дому.
        Незнакомый мальчишка ещё раз потёр ладонью плечо и зашагал навстречу. Они сошлись посреди поля и остановились.
        — Я — Миша!  — сказал мальчишка.
        — А я — Вовка!  — Подумав, Вовка добавил: — Глазастик.
        Миша удивился. Он никогда не встречал ребят, которые при первом знакомстве называют своё прозвище.
        — Почему Глазастик?  — недоверчиво спросил он.
        — Потому что тебя пчела укусила,  — ответил Вовка.
        Миша удивился ещё больше. Он потрогал плечо и поморщился от боли.
        — Верно… укусила…
        — Давай выну жало!  — Вовка подцепил ногтями крохотное, почти незаметное пчелиное жало и вытащил его из ранки.  — Смотри, какое острое!
        Сердито сдвинув брови, Миша сдул жало с Вовкиного пальца, посмотрел вокруг и поднял хворостину.
        — Знаешь, что я решил?.. Я перебью всех пчёл на этом поле!.. Хочешь, вместе объявим им войну?
        Он соскочил с тропки на траву и, как саблей, рубанул хворостиной по колокольчику, в котором копошилась пчёлка. Цветок подломился и приник синей головкой к земле. Пчела поспешно выбралась из колокольчика и, круто набирая высоту, пролетела над самой Мишиной головой. Он даже присел и зажмурился — подумал, что пчела обязательно ужалит его. Миша открыл глаза и спросил у Вовки:
        — Куда она девалась?
        — Домой полетела.  — Вовка показал куда-то вдаль.  — Давай лучше в лес сходим.
        Когда они подошли к опушке, он остановился и приложил палец к губам. Оба прислушались. Было тихо-тихо. Но вот вершины деревьев чуть качнулись от лёгкого ветерка и где-то рядом раздался похожий на всхлипыванье короткий скрип. И каждый раз, когда прилетал ветер, всхлипыванье повторялось.
        — Слышишь?  — прошептал Вовка.  — Пойдём — покажу. Я уже был там.
        Они прошли ещё несколько шагов и увидели узкую полосу чёрной земли. Здесь вчера проехал бульдозер и срезал траву и кусты. На его пути попалась стройная молодая сосенка. Он вырвал её с корнями и вместе с большим комом земли отодвинул в сторону. И упала бы она, но соседняя старая сосна подставила толстую бронзовую ветку. Сосенка оперлась на могучую руку старой сосны. Подует ветер, качнутся прислонённые друг к другу деревья и — скрип, скрип, будто плачет кто-то.
        — Видишь, плачет… Значит, дереву больно,  — сказал Вовка.  — И цветку тоже, а ты вот колокольчик сломал, за пчелой гонялся.
        — Скажешь тоже!  — произнёс Миша.  — Ничего она не плачет!.. А пчёл я всё равно убивать буду! И всех, кто кусается!
        Миша увидел муравья, топнул ногой и вдавил его в мягкую землю.
        — Не смей!  — крикнул Вовка.
        — Они тоже кусачие!
        Миша наступил на второго муравья.
        — Не смей!  — крикнул Вовка ещё громче и, когда Миша снова приподнял ногу, сильно толкнул его в грудь.  — Уходи из леса, зловредина!
        Миша надулся и ушёл, а Вовка присел на корточки. Он увидел, как к искалеченным муравьям подбежали шестиногие заботливые друзья и вытащили их из рыхлой земли. Один муравей, прихрамывая, сам пополз куда-то. Второго, неподвижного и плоского, унесли.
        Печально поскрипывала сосна, а Вовка всё сидел на корточках и смотрел, как постепенно утихает тревога среди муравьёв. Они перестали бегать вокруг того места, где произошло несчастье, и один за другим отправлялись по своим делам.
        Здесь, около Вовкиных ног, проходила муравьиная дорога. Очищенная от мусора и травинок, она узенькой утрамбованной тропкой тянулась влево и вправо. В одну сторону двигались муравьи с грузом: несли какие-то палочки, еловые иголки, тащили жуков и мошек, проволокли большую неуклюжую гусеницу. В другую сторону муравьи бежали налегке. Они торопились, но впереди их ожидало препятствие. Муравьиная дорога упиралась в земляной вал, оставленный бульдозером. Им приходилось карабкаться вверх по осыпающейся стенке.
        Вовка примял землю, и муравьи сразу же устремились в этот желобок. Довольный своей работой, Вовка присел на пенёк, нагнулся, смахнул с ботинок пыль, а когда поднял голову, увидел Мишу. Тот стоял у сосны и задумчиво смотрел на него. Вовка нахмурился:
        — Зачем вернулся?
        — А я и не уходил… Хотел посмотреть, что ты будешь без меня делать.
        — Увидел?
        — Увидел. Я тоже хочу муравьям помогать.
        Осторожно ступая, они двинулись вдоль муравьиной дороги в ту сторону, куда неутомимые маленькие работники несли груз,  — к муравейнику.
        Он был большой. Солнце сверху донизу освещало этот муравьиный небоскрёб. Всё его население выбралось наружу, и казалось, что высокий конус состоит целиком из муравьёв. Они что-то ремонтировали в своём доме: не то расширяли бесчисленные входы и выходы, не то укрепляли покатые стены, выложенные из мелких сучков и хвои. Работали дружно и весело.

        — У них, наверно, субботник!  — улыбнулся Вовка.
        С этого дня Вовка и Миша подружились. Вместе ходили купаться, собирали землянику, часто бывали и у своего муравейника. Однажды утром проснулся Вовка от какого-то грохота. Казалось, что по железному лотку катятся камни. Так повторилось несколько раз. Потом в лесу заурчали моторы. Строители прокладывали дорожку для пешеходов. Маслянисто-чёрная лента пролегала там, где раньше прошёл бульдозер. Над асфальтом курился сизый едкий дымок.
        — Опять муравьиную дорогу испортили!  — вздохнул Вовка.
        — Что ты! По асфальту им удобнее!  — возразил Миша.  — Будут ходить по-человечески.
        Но асфальт был горячий. В том месте, где муравьиную дорогу разрезала маслянисто-чёрная полоса, скопилось с обеих сторон много муравьёв. Одни спешили домой, другие торопились на работу. Путь им преграждал пышущий жаром асфальт. Муравьи суетились, бегали туда-сюда и отчаянно шевелили усиками. Самые смелые подходили к кромке асфальта и сердито выпрыскивали на него тоненькую, как волосок, струйку кислоты.
        — Нужна вода!  — догадался Вовка.
        — Или доска!  — подхватил Миша.  — Положим поперёк — они и переберутся.
        — И вода, и доска!  — согласился Вовка.
        Ребята сбегали домой. Воду вылили на асфальт, а сверху положили доску. Вовка осторожно взял одного муравья и посадил на конец доски — показал безопасную дорогу.
        От мокрого асфальта ещё подымался парок, а муравьи уже освоили новую переправу. Сначала по доске пробежали разведчики. Потом муравьи пошли двумя встречными потоками. Пробки по обеим сторонам асфальтовой ленты рассосались, и на муравьиной дороге восстановилось обычное движение.
        — Ты что больше любишь,  — спросил Вовка,  — дарить или когда тебе дарят?
        — Смотря кому… Тебе?
        — Я не про то!  — отмахнулся Вовка.  — Я про муравьёв. Ведь мы им мост подарили! Радуются, наверно!
        — Ещё бы!  — подхватил Миша.  — А я вот прошу, прошу подарить мне перочинный ножик, а мамка боится — пальцы порежу.
        Утром пришли ребята к муравьиной дороге и ахнули. Доска валялась в кустах, а серый асфальт был густо усеян тёмными крапинками раздавленных муравьёв. Но дорога жила. Через асфальт то и дело перебегали шестиногие работяги.
        Даже Мише стало жалко муравьёв.
        — Передавят их всех!
        — А мы не дадим!  — Вовка сердито посмотрел на мужчину, который торопливо шёл по дорожке.  — Дяденька! Вот здесь перешагните, пожалуйста! Тут муравьи ходят!
        Мужчина послушно сделал широкий шаг и оглянулся.
        — Так?
        — Спасибо!  — ответил Вовка и повернулся к Мише: — Видал?
        — Видал… Только с утра до вечера каждый день не продежуришь.
        — А мы по очереди!  — весело заявил Вовка.  — Ты — первый! А я быстро вернусь!.. Ладно?
        Вовка бежал к дому. Уж кто-кто, а папа сумеет помочь. Шофёр первого класса! За всю жизнь — ни одной аварии! Он наверняка скажет, что нужно делать, когда пересеклись две дороги — человеческая и муравьиная.
        Папа выслушал Вовку и замялся:
        — Нет, сынок, сразу и не сообразить. Надо подумать…
        Думали и ребята. Они весь день простояли на посту. Приходилось каждому объяснять, в чём дело, и тогда большинство охотно выполняло просьбу ребят. Но ведь не простоишь так всё лето!
        К вечеру движение на перекрёстке поутихло. Разошлись по домам дачники. Угомонились муравьи. Ушли с поста и ребята. Они так за весь день ничего и не придумали. И папа не смог решить эту задачу.
        Когда мама уже стелила Вовке постель, прибежал Миша. Глаза у него сияли.
        — Придумал!.. Метро! Построим муравьям метро под дорожкой!
        Вовка сразу понял, что предлагает Миша, а папа сначала прищурился, пошевелил бровями и наконец одобрительно произнёс:
        — Дельное предложение! Только не метро, а подземный переход.
        Утром папа, Вовка и Миша вышли на строительство подземного муравьиного перехода. Ребята тащили обрезок водопроводной трубы и длинный кусок проволоки. Папа нёс на плече тяжёлую кувалду.
        В том месте, где асфальтовая дорожка пересекалась с муравьиной тропой, папа подсунул один конец трубы под щебёнку и ударил кувалдой по другому концу. Он бил и бил по трубе, вгоняя её под асфальт. Когда снаружи остался лишь небольшой кончик, земля на другой стороне дорожки вспучилась. Ещё удар — и там высунулась труба. Ребята пропустили через неё упругую проволоку и вытолкали набившиеся внутрь камешки и песок.
        Немедленно к чёрному отверстию трубы подбежал муравей-разведчик. Он заглянул в неё, поводил усиками-антеннами, покрутил головой и решительно засеменил в темноту подземного перехода. За ним последовал второй, третий. Муравьиный подземный переход заработал! Часть муравьёв ещё пересекала асфальт поверху, но их становилось всё меньше и меньше…
        И через день, и через неделю подземный переход безотказно служил муравьям. Ребята почти ежедневно наведывались сюда. Они боялись, что труба может засориться: ветер занесёт песком или дождевая вода закупорит листьями и хвоей. Но всё было в полном порядке.
        В то утро, как всегда, Вовка и Миша пошли купаться. Была суббота. Погода стояла жаркая. Несколько парней и девчат сидели на пригорке на самом солнцепёке. Вовка определил, что они не из посёлка, а приехали из города на выходные дни. Весёлые, горластые, они перекидывались шутками. Кто-то уже бренчал на гитаре, другие развязывали туго набитые рюкзаки. Появились консервные банки, бутылки с лимонадом и пивом, батоны, хлеб, большая фляга, обтянутая зелёным сукном.
        Когда Вовка и Миша проходили по тропе мимо пригорка, вихрастый парень с могучими плечами, зажав в огромном кулаке маленький перочинный ножик, с хрустом и скрежетом вскрывал консервную банку. Жестяная крышка была такая крепкая, а ножик такой красивый, что Мише стало его жалко. Он невольно приостановился.
        Парень перестал хрустеть жестью и приподнял вихрастую голову:
        — Что скажешь, малыш?
        — Сломаете!
        — Что сломаю?
        — Да ножичек!
        Парень хохотнул беззаботно.
        — Ничего не жалею и тебе не советую!.. Не в вещах жизнь!
        Он подкинул на широкой ладони ножик с перламутровой рукояткой и хитро подмигнул:
        — Тебе бы его? Да?
        Миша промолчал, хотя такой ножик был его давней мечтой.
        Парень сложил ножик, ещё раз взглянул на Мишу и вдруг, крикнул:
        — Лови!
        Ножик блеснул перламутром в воздухе. Миша подставил руку и, не веря в неожиданное счастье, со всей силы сжал пальцы и зажмурился. Через секунду он медленно приоткрыл глаза, искоса посмотрел на свой кулачок. Ножик был в его руке.
        — Вот это да-а-а!  — прошептал Миша и восторженно закрутился на одной ноге, как волчок.  — Спасибо!
        Ребята побежали на речку. Но Миша даже не стал купаться. В воду с ножиком не полезешь, а оставить на берегу не хотелось — вдруг пропадёт! Вовка поплавал один и скоро выбрался на берег.
        Пошли в лес. Мише не терпелось побыстрей испытать ножик в настоящем деле. Он искал сухой корень, чтобы вырезать из него какую-нибудь фигурку. Наконец попался подходящий.
        — Вырежу Илью Муромца на коне!  — решил Миша.
        Вовка повертел корень в руках, пригляделся и заметил, что он действительно похож на коня с грузным всадником в седле.
        — Ты тоже, выходит, глазастый!  — похвалил он Мишу.
        Ребята договорились встретиться после обеда и разошлись по домам. Но в тот день они больше не увиделись. Пошёл дождь, крупный, обильный. Напрасно Вовка выскакивал на крыльцо и нетерпеливо поглядывал на небо. Одна туча шла за другой, и капли, как тяжёлые дробинки, барабанили по железной крыше. Уже начало темнеть, а дождь всё хлестал по окнам. Приоткрыв дверь и выглянув наружу в последний раз, Вовка увидел знакомых парней и девчат. Накинув на голову плащи, они бежали к лесу.
        Вовка лёг в кровать и, засыпая, услышал сквозь шум дождя отдалённое бренчание гитары. Играли где-то за домом, в лесу.
        Утро пришло омытое вчерашним дождём, чистое и бодрящее. Вовка распахнул окно, высунулся из него и свистнул. Из соседней дачи выбежал Миша.
        — Илья Муромец готов?  — поинтересовался Вовка.
        — Нет ещё. Я ж тайком от мамки!.. А нож — во! Сам так и режет! Только б мамка не отобрала!
        По привычке они пошли проверить после дождя подземный муравьиный переход. Труба была на месте. Ни вода, ни грязь не попали в неё. И асфальт, и лес, и кусты вокруг — всё оставалось прежним. Только не было видно ни единого муравья.
        Ребята тревожно переглянулись и, не сговариваясь, помчались к муравейнику. Его тоже не было. Муравьиный небоскрёб исчез. Вместо него виднелась куча пепла и валялись обугленные сучья. Трава вокруг была примята, истоптана. Лежала на боку открытая консервная банка. Поблёскивали две пустые бутылки. Под кустом валялась забытая фляга в чехле из зелёного сукна.
        Вовка подошёл к ней, брезгливо подцепил носком ботинка, швырнул на жаркие угли и заплакал. Он не всхлипывал, не рыдал, как маленький. Слёзы по-взрослому текли и текли по щекам. Вовка не вытирал их.
        Миша хлюпнул носом, усиленно заморгал повлажневшими ресницами и, вздохнув, кинул ножик в самое угольное пекло. Сталь быстро накалилась. Покоробилось и с треском отскочило перламутровое украшенье. Обнажилось железо рукоятки.
        Лопнуло по шву и задымилось зелёное сукно на фляге. Внутри что-то щелкнуло. Фляга шевельнулась и, выпустив из горлышка струю пара, долго шипела, как змея.
        Подул ветерок. Качнулись деревья. Тоскливо заскрипела старая сосна, которая всё ещё поддерживала молодую, вырванную с корнем сосенку.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к