Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Булайич Стеван: " Ребята С Вербной Реки " - читать онлайн

Сохранить .

        Ребята с Вербной реки Стеван Булайич

        Повесть о жизни югославских ребят, воспитанников Дома сирот войны, о их мужестве и дружбе, которая помогает им выследить и поймать опасного преступника.
        С. Булайич. Ребята с Вербной реки

        Stevan Bulaji
        Стеван Булайич
        Ребята с Вербной реки
        Повесть
        Пер. с сербскохорватского Н. П. Лебедевой
        Рис. В. Шубова

        I

        Берегись! Идут!
        Услышав этот крик, с десяток мальчишек выскочило из реки на берег. Покрытые лёгким загаром тела мелькнули в кустах ивняка и скрылись в буйной зелени. Всё вдруг стихло. Восторженные крики, без которых не обходится ни одно купание, смолкли. Прошла минута-другая, слышно только журчание воды на перекате да треск сухих ветвей под ногами захваченных врасплох купальщиков. Приглушённый, заговорщицкий шёпот… нервное подрагивание тетивы на луках и, наконец, слова команды, на мгновение нарушившие напряжённую тишину ожидания:
        — Стрелы к бою!
        Разведчик закинул лук через плечо. Он ещё раз высунулся из-за куста, взглянул в ту сторону, откуда приближалась опасность, и ловко, как кошка, скрылся в густых кустах ивняка, где прозвучала эта резкая и тревожная команда. Она напоминала, что предстоит борьба не на жизнь, а на смерть.
        Воины племени «Чёрная нога» занимали боевые позиции.
        Рассыпавшись вдоль берега, прячась за подгнившими стволами, с натянутыми луками в руках, подстерегали врага черноногие, полуголые, мокрые после купания.
        Укрываясь в траве, наблюдатель ползком обогнул правый фланг, где стояли Пирго, Рако и Низо, и, бесшумно миновав мальчишек, осторожно подобрался к вождю.
        Черноволосый паренёк лет пятнадцати лежал, опираясь на локти, и внимательно вглядывался в лесок на противоположном берегу реки.
        — Циго, меня врасплох не застанешь,  — сказал он, не оборачиваясь.  — Я тебя услышал, когда ты проползал мимо Пирго. Ну, что там?
        — Гаги!
        — Знаю, что не редиски на ножках. Сколько их?
        — Четверо.
        — Четверо? Только и всего? И из-за этих гангстеров ты поднял тревогу?
        Вождь смерил Циго презрительным взглядом. Тот смутился и покраснел куда гуще, чем это бывало на уроке математики, когда его вызывали открывать всё ещё неизведанные тайны деления дробей.
        — Четверо!  — почти весело повторил Вождь.  — Слушай, Циго, меня тревожит состояние твоего боевого духа! Четверо! Эка невидаль! Ведь это всего-навсего холодная закуска для пары наших ребят!  — И Вождь закатился смехом.
        — Да, но…
        Циго не успел закончить. На том берегу щёлкнула рогатка, хорошо просушенный глиняный шарик хлопнул Вождя по макушке и рассыпался облачком розоватой пыли. Вождь, не успев досмеяться, согнулся и юркнул в укрытие. Громкий задорный смех доносился теперь с другого берега, из лагеря противника.
        — Кушайте на здоровье!  — послышалось с той стороны.
        Цигин собеседник стиснул зубы. Глаза его метали молнии. Лёжа рядом с Циго, он глядел на другой берег, ряды противника становились всё гуще, и ему уже не приходило в голову поблагодарить за столь усердное пожелание доброго здоровья. Его так и подмывало пощупать то место на макушке, куда угодил коварный вражеский снаряд, но он героически терпел. Ведь он был вождём и презирал боль. Должен был презирать, раз на него смотрел Циго!
        — Но…
        Вождь обернулся. Циго шептал ему на ухо:
        — Ты не дал мне договорить. Я сказал, что видел четверых, но…
        Но и на этот раз Циго не успел закончить донесение. Глиняное ядро, выпущенное с берега, просвистело над его головой и сломало боевое перо. А ведь Циго с таким трудом выдрал его накануне из пышного хвоста рыжего петуха, единственного в хозяйстве их Дома, Дома сирот войны.
        Разведчик огорчённо замолк. Он рассматривал сломанное перо, бренный остаток своей недолговечной славы. По этому перу любой член племени черноногих мог заключить, что и он, Циго,  — воин, пополнил свои боевые трофеи скальпом одного из «бледнолицых тиранов».
        Глядя на этот знак своего геройства, теперь уже потерявший всякую цену, он с болью в душе вспоминал, каких усилий стоило ему добыть перо: целое утро гонялся за петухом по двору, стараясь при этом не попасться на глаза кухарке Терезе — ей петух служил вместо будильника. А когда он всё же загнал рыжего красавца за дрова, в угол сарая, и неторопливо стал выбирать самое длинное и самое красивое перо из его хвоста, охота чуть было не кончилась плачевно. Кухарка Тереза, встревоженная криками петуха, неслышно подкралась к увлечённому черноногому и, разобравшись, в чём дело, так огрела, его поварёшкой пониже спины, что он выпустил петуха. Но как раз благодаря меткому удару Терезы в руке у Циго остался пучок самых красивых перьев, а сам он, долго не раздумывая, умчался со сверхзвуковой скоростью. Потом, чтобы утешиться после коварного Терезиного нападения, он принялся менять петушиные перья на всякую всячину.
        С помощью воинов племени черноногих к вечеру его коллекция шариков увеличилась на четыре «мраморных» и восемь простых, а в колчане появились три отравленные стрелы, хотя, надо признаться, яд был не бог знает какой. Наконечники стрел были синие. Циго подозревал, что «яд» приготовлен из плодов дикой черёмухи, но Пирго уверял, что он добыт из сока редчайшего растения, что от этого яда раненый медведь подыхает за полсекунды, причём коченеет и становится зелёным, словно замшелый ствол, и что он, Пирго, однажды видел это своими собственными глазами.
        Как бы то ни было, Циго поверил. Поверить было легче, чем найти медведя и испытать на нём оружие.
        И вот теперь красное перо, стоившее ему из-за Терезы таких трудов и мучений, лежало у него на ладони переломленное пополам.
        Вот бы натянуть ореховый лук, наложить отравленную стрелу и устремиться на тот берег, чтобы в огне и дыму битвы утолить жажду мщения!
        Но рука Вождя удерживает его.
        — Ну, почему замолчал? Что — но?..
        Тут Циго не выдерживает. Ему так жаль изуродованного пера, что он забывает о гордости закалённого воина и проявлении уважения к Вождю. Плачущим голосом он продолжает:
        — Да, вот, значит, Мича, то есть Вождь, увидел я четверых. Но…  — Циго так и не удалось закончить. Его донесение было уже совершенно ненужным.
        Городские мальчишки, или, как их называли черноногие, гаги, шли в атаку.
        Вслед за четвёркой замеченных Циго разведчиков, размахивая рогатками, густой волной поднялись из-за кустов три десятка мальчишек. С неописуемым завыванием и воплями они, в чём были, бросились в реку. Впрочем, особого геройства в этом не было, ибо солнце пекло нещадно. Вот они уже на берегу, среди захваченных врасплох стальных воинов племени черноногих. Дождём посыпались глиняные ядра, в ивняке послышался вопль Низо:
        — Ой! Убили! Погиба-а-а-ю!  — И «убитый», размахивая руками, словно отгонял оводов, помчался через луг с такой скоростью, что и ног не разглядеть.
        В мгновение ока правый фланг черноногих был разгромлен. Только Пирго, с боевым пером в волосах, ещё пытался сопротивляться. Он хорошенько огрел ближайшего противника луком по спине, но затем и сам, поддавшись панике, пустился наутёк. Вождь и Циго прочно залегли за вербой. Им удалось отбить первую атаку и дать левому флангу возможность отступить. Но сила солому ломит! Первый успех так окрылил врагов, что они ещё яростнее рванулись вперёд со старым испытанным ковбойским кличем: «О-ла-ла!» Тут Циго, а за ним и Вождь почувствовали, что умнее всего прибегнуть к «тактике отступления», её, как известно, усердно и весьма находчиво защищают и отстаивают только слабейшие.
        Итак, черноногие, не переводя дыхания, проскочили луг, вырвались на пыльный просёлок и тем же маршрутом, каким только что быстрее зайца промчался Низо, добрались до Куньей Горки, откуда уже могли увидеть свой детдом.
        Куньей Горкой назывался небольшой холм, на вершине его росло несколько огромных дубов.
        Кто и когда назвал этот холм Куньей Горкой — оставалось тайной. Кроме лесных мышей, никаких более крупных зверей там не водилось, а уж куницы тем более. Боца (с ним мы ещё не успели познакомиться, так как он в числе первых задал стрекача вместе со своим левым флангом) считался знатоком охоты и диких зверей. Он знал прямо-таки всё, что касалось охоты и охотничьих премудростей.
        Знал, как ставить западни на оленей и лисиц, на зайцев и куропаток, знал, когда начинается олений гон и когда у барсуков появляются детёныши. Он умел подражать голосам разных птиц. Разбирался в охотничьих ружьях, всяких там одностволках, двустволках, карабинах и дробовиках, шомполках, берданках и трёхствольных ружьях, сразу мог узнать штуцер и винчестер и описать их до последнего винтика. Впрочем, изо всех этих ружей он лично ценил, «если уж хотите знать», «гамлетовку», которую так назвали именно потому, что её конструктором был не кто иной, как принц Гамлет.
        «Если уж хотите знать!..» — такими словами Боца всегда кончал свои объяснения по части охоты.
        Кунья Горка была любимым местом для вылазок черноногих. Всем нравилось посидеть здесь в тени высоких дубов.
        И вот именно сюда, на этот знаменитый холмик, отступили разбитые легионы племени черноногих. Чтобы передохнуть после не слишком-то героического бегства, перевязать раны и, если возможно, вернуть себе потерянную во время отступления храбрость.
        И правда, вскоре им представилась возможность проявить своё вновь обретённое мужество.

        II

        Пресытившись победой и преследованием разбитого противника, гаги остановились на опушке леса. Часть их вернулась к реке. А несколько человек осталось, чтобы посмеяться над черноногими.
        — Эй, туземцы!  — послышался чей-то визгливый голос.  — Ну как, довольны? На целый год вам пыль из штанов выбили!
        Ему никто не ответил. Мальчишки на Куньей Горке пристыжённо переглянулись.
        — Давай, давай, что молчите-то?! Или, может, со страху дар речи потеряли? Ха-ха-ха!
        Этого Боца уже не мог вынести.
        — Эй вы, гаги-гагастики!  — закричал он.  — Чего задаётесь? Обрадовались — навалились трое на одного! Другой раз мы вас врасплох застанем — штаны потеряете!
        — Да ты, видать, парень не промах! Люблю, когда правду говорят!  — снова донёсся голос из долины.  — А что касается штанов, гляньте-ка!  — И один из противников помахал в воздухе голубой тряпкой, в которой оторопевшие черноногие сразу узнали Низины трусы.
        — Эх, Низо, чтоб тебе пусто было!  — охнул Боца. Неожиданно предъявленное противником доказательство заставило его прикусить язык.  — Где ты прячешься, иди полюбуйся на свой позор.
        Не успел он договорить, как из соседнего куста послышалось подозрительное шуршание, и оттуда появился Низо. Он смущённо глядел в землю и придерживал на себе повязку из листьев и травы, заменявшую ему штаны.
        Вождь изумлённо всплеснул руками. Боца свирепо бросил:
        — Хорош, краснокожий! Улепётывал так, что из собственных штанов выскочил!
        Низо молчал, на него было жалко смотреть. А те, внизу, не унимались:
        — Эй, есть там кто живой? А ну покажитесь! Может, окунуться охота?
        — Мы вас ещё искупаем!  — не слишком уверенно огрызнулся Боца.
        Крикуны сразу это почувствовали.
        — С ковбоями собрались воевать! С техасскими ковбоями!
        — Тоже мне ковбои!  — презрительно скривился Боца.  — Возьми лассо, лови кузнечиков!
        — Да уж таких кузнечиков, как вы, поискать!
        — Вот прыгну на тебя, только пятки сверкнут!
        — Насмотрелся я на твои пятки, когда ты стрекача давал!
        — Скоро и ещё кое-что увидишь!  — злобно зашипел Рако, грозя кулаком.
        — Любишь бокс, тренируйся хорошенько, а годков через семь вызывай на ринг муху-цокотуху! Приду полюбуюсь, как она тебя нокаутирует.
        — Свою рожу лучше побереги!
        Задиристый гага вызывающе запел:
        — «Шил мне их Джура, только больно узки!»
        Эта песня, по мнению певца, необыкновенно удачно выражала его презрение к угрозам подобного рода.
        — Ну, попадись мне только в руки, тебе и собственная шкура тесной покажется!
        — Иди сюда, родимый! У Рыжего Билла из Оклахомы руки так и чешутся.
        — Тоже мне Рыжий Билл! Разбойник ты, а не ковбой! Гангстер!
        — Гаги! Гангстеры! Га-га-га!  — хором завопили члены племени черноногих.
        Пока черноногие продолжали войну на расстоянии, Мича отошёл в сторону и подмигнул Пирго.
        — Надо захватить их врасплох,  — шепнул Мича.  — Низо и Боца пусть останутся здесь и отвлекают гаг. Они у нас самые языкастые. А мы с Циго, Рано и Нешо зайдём с тыла. Ты возьми Срджу, Дойчина и всех остальных и беги к дороге. Спрячьтесь там в кустах ежевики, а когда услышите мой боевой клич, кидайтесь прямо на гаг.
        — Ну и отделаем мы их!  — пришёл в восторг Пирго, и на его веснушчатом лице расплылась довольная улыбка.
        Немного погодя два отряда «туземцев» осторожно спустились по лесистому склону и начали подбираться к лугу.
        Дуэль горластых продолжалась. Боца, стараясь посильнее раздразнить «ковбоев», доказывал, что они настоящего ковбоя и в глаза никогда не видели, а уж о ковбойских револьверах и говорить нечего. Что же касается его лично, то он вместе с ковбоями охотился на ягуаров и, если уж хотите знать, убил целых четыре штуки, причём выпустил в каждого по семьдесят две пули из револьвера своего личного друга Олд Мики.
        — Вот это настоящий ковбой, а не то что коварный гага, если уж хотите знать! Таких ковбоев, как вы, в Нью-Йорке не меньше, чем шелудивых телячьих хвостов!
        — Ковбои? В Нью-Йорке?!  — захихикали гаги.  — Вот так географ! А твои ягуары, видно, бродят по крышам небоскрёбов и питаются в закусочных.
        Но смутить Боцу не так-то легко.
        — Да вы подохнете от страха, стоит вам увидеть ягуара. Возьмите шляпы-ы… да ловите лягуше-ек… в реч-ке-е!..
        — Гляньте-ка, ему всё река покоя не даёт!  — снова откликнулся голосистый Боцин противник.  — Видно, купаться охота! Ну нет, вы своё откупались! Не видать вам теперь пляжа во веки веков!
        — Ничего, мы вам ещё зададим горячую баню!  — злорадно ответил Боца, увидев Мичину тройку, заходящую в тыл ковбоям.
        Мича выбрал для неожиданной атаки самый подходящий момент. Основные силы ковбоев были сейчас в воде. Опьянённые победой, они плавали и ныряли, поднимая при этом невообразимый шум, и совсем забыли об опасности. А кучка говорунов на лугу, ни на что не обращая внимания, продолжала словесную дуэль, стремясь во что бы то ни стало перекричать неутомимого спорщика Боцу.
        Подкрадываясь к ковбоям, Мича мельком увидел Езу, предводителя гаг. Еза сидел под вербой, держа между колен винтовку. Самую настоящую винтовку! Новую блестящую «флоберовку». Озабоченный Мича спрятался за куст малины и задумался над тем, что увидел. Подползая к разболтавшимся гагам, он размышлял об этой опасной вещичке, которую Еза с такой гордостью держал в руках. Да, подобное оружие могло произвести сильное впечатление на Мичиных довольно-таки примитивно вооружённых воинов. Но скоро лицо его прояснилось. За несколько мгновений Мича успел неплохо рассмотреть вражеского предводителя и заметил кое-что, весьма его обрадовавшее. Конечно, у Езы были широкие плечи и крепкие, выпуклые бицепсы, но положа руку на сердце Мича мог заявить, что у него самого и плечи пошире, и мускулы посильнее.
        Сердце его затрепетало от гордости. Он поднял голову и заметил притаившегося у края дорога Пирго.
        — Охо-хо-хо!  — закричал Мича и бросился на растерявшихся врагов.
        — Хо-хо-хо!  — страшным эхом прозвучал боевой клич Пирго.
        В одно мгновение всё было кончено. Первым же прыжком Мича опрокинул двух гаг и вырвал у них из рук рогатки. Отряд Пирго схватился с авангардом, они лупили и волтузили друт друга почём зря. Неутомимый крикун, соперник Боцы в словесном поединке, первым показал спину, но Циго преградил ему дорогу, и мальчишка треснулся об землю, выронив рогатку и мешочек с ядрами. Даже слабый Рако увенчал своё чело победными лаврами: он вцепился сзади в одного из ковбоев. Более сильный противник протащил его на плечах с десяток метров, но споткнулся и упал. В качестве боевого трофея Рако досталась рогатка, боеприпасы к ней, складной нож и…  — нет, вы не поверите!  — Низины трусы. Рако так увлёкся, разоружая неприятеля, что не слышал сигнала к отступлению. Но когда главные силы противника, как были, голышом, ринулись из реки на врага, Рако пришёл в себя и пустился наутёк. На вершину Куньей Горки он примчался запыхавшийся, но счастливый, с руками, полными трофеев. И самое главное, над его увенчанной славой головой развевался главный, самый ценный трофей — Низины голубые трусы.
        — Низо, твоя боевая звезда ещё не закатилась!  — воскликнул Боца, восхищённый подвигом Рако.  — Иди припади к стопам своего спасителя!

        Счастливый и смущённый Низо послушно склонился к ногам Рако, но это было роковой ошибкой: его набедренная повязка из листьев соскользнула вниз, и неудержимый хохот черноногих огласил окрестности.
        — Ну, Голое Бедро, натяни-ка раньше штаны!  — посоветовал ему Вождь.
        А Низо зарумянился, покраснел, словно соревнуясь с самыми алыми перьями из хвоста петуха тётки Терезы.
        От смущения он никак не мог попасть ногой в штанину.
        Боца по-дружески помог ему. Поддерживая его под мышки, он тихо, но достаточно выразительно, чтобы и другие его услышали, говорил:
        — Ну и что? Ты не виноват. Ты хотел подойти к Рако с чистым сердцем и обнажённым телом, как делают настоящие туземцы, воздавая почести своему божеству. Нечего тебе краснеть! Для тебя Рако в данной ситуации, если уж хочешь знать, настоящее божество! Господи, я поверил бы в какого хочешь бога, если бы он вот так ни с того ни с сего преподнёс мне новые штаны!
        — Да ну тебя!..  — затягивая ремень, усмехнулся смущённый Низо, и слова его встретила новая буря хохота.

        …Потерпевшие неожиданное поражение гаги готовы были лопнуть от злости.
        Вдоль взволнованного строя ковбоев нервозно прохаживался Еза с блестящей винтовкой в руке.
        Это уже были не шуточки!
        Не считая штанов, а они как-никак были драгоценным трофеем, отбитым у туземцев, отряд Мичи захватил пять рогаток с боеприпасами, одну фетровую шляпу и, наконец, нож с перламутровой рукояткой, который так бесславно потерял в схватке этот хвастунишка Перица. Езе было труднее всего признать, что туземцы оказались лучшими бойцами. На глазах у всего отряда десяток черноногих атаковал его «парней» и распугал их как стаю воробьёв! Отняли оружие, взяли трофеи и скрылись!
        «Конечно, с силами, в три раза превосходящими силы противника, напасть на туземцев неожиданно, во время купания, было нетрудно,  — должен был признаться самому себе Еза.  — Но такое! Такая атака!.. Это, право же, заслуживает уважения!»
        Он задал себе вопрос: хватило ли бы у него смелости на нечто подобное, и совесть быстро и решительно ответила ему: «Нет!»
        Это разозлило его. Он собрал своих ковбоев, отчитал их за трусость и отсутствие бдительности, а затем двинулся к Куньей Горке. Движением, полным достоинства, он поднял свою винтовку и гаркнул:
        — Эй, туземцы! Берегитесь! Вы нам за это ещё заплатите, вроде того кота, что остался без шкуры.
        Издалека, негромко, но отчётливо донёсся голос Боцы:
        — Гляньте-ка на этого ковбоя, маменькиного сыночка! Обдери своего кота да прицепи его хвостик себе на шляпу!
        — Берегитесь! Это говорю вам я, Еза, предводитель техасских ковбоев!
        — Я что-то не очень хорошо понял, неужели ты это серьёзно?  — И Боца начал коверкать Езины слова: — Еза-железо, техасы-пампасы!
        — Кто не трус, пусть явится в следующую пятницу на Ведьмин Остров — мы там тогда покажем, чей пляж!  — Всё это Еза выпалил единым духом.
        — Это будет чёрная пятница для всех гаг отсюда и до самого Техаса,  — не растерялся Боца.
        Не успел он договорить, как Еза заорал:
        — Мы вам рёбра перечтё-ёё-м!
        — Подеритесь с комаро-о-о-м!  — в рифму ему ответил Боца и, едва переводя дух, закричал:
        Эй, кабальеро! Купи себе сомбреро!
        Если не на что купить,
        Можем шляпу одолжить!

        И он высоко поднял захваченный в бою фетровый трофей.
        Еза почувствовал, что побеждён, и замолчал. Махнул рукой мальчишкам, понуро стоявшим на поляне, и, ещё раз обращаясь к врагам на Куньей Горке, добавил:
        — Берегитесь! Воевать будем по-взаправдашнему!
        Потом взмахнул над головой винтовкой и скрылся в ивняке, а за ним последовала длинная колонна его воинов.
        И тут издалека донёсся торопливый перезвон колокола. Это тётка Тереза, кухарка Дома сирот войны, звала ребят на обед.
        — Пора обедать,  — задумчиво произнёс Мича.
        Мальчишки построились и двинулись в путь.
        Мича отстал, дожидаясь, пока подойдёт Пирго, и незаметно поманил его к себе.
        Они шли позади всех и разговаривали шёпотом. Кто-то шмыгнул мимо них.
        — Боца, подойди-ка сюда,  — позвал Мича.  — Поговорить надо.
        Вот как звучал этот короткий, но серьёзный разговор:
        МИЧА.Пирго, ты его винтовку видел?
        ПИРГО.Подумаешь! Винтовка как винтовка!
        МИЧА.А как ты думаешь, она настоящая?
        ПИРГО.Может, настоящая, а может, и нет…
        Тут в разговор вмешался Боца:
        — Одноствольный флобер, калибр шесть миллиметров, бьёт на сто метров.
        МИЧА.А дерево пробить может?
        БОЦА.В мягкие породы проникает на два сантиметра, в твёрдые на…
        Нетерпеливое движение Мичи прервало Боцино объяснение. Но Боца не унимался:
        — Эх, вот бы нам эту винтовочку! Что такое рогатки по сравнению с ней! Одноствольный флобер и рогатка, это всё равно что атомная пушка и старый миномёт!
        — Об этом следует серьёзно подумать!  — озадаченно пробормотал Мича.  — Потому что, друзья мои, Еза зря грозиться не станет. Ему победа во как нужна!
        В первый раз за этот день Боца не нашёлся, что ответить.
        Для такого болтуна молчание было необыкновенно долгим. Даже усевшись за длинный стол в прохладной столовой Дома, Боца задумчиво молчал. Он думал о том, как было бы хорошо — да что там хорошо! как было бы божественно!  — до пятницы доделать винтовку, которую он начал мастерить из здорового куска водопроводной трубы. Согласно первоначальному замыслу «конструктора» это водопроводное орудие должно было палить глиняными ядрами на расстояние до семидесяти метров!
        Но сейчас, после разговора с Мичей и после угрозы Езы, Боца поставил перед собой другую цель: новое оружие надо закончить до пятницы, и оно должно изрыгать железо, огонь и дым! Он настолько увлёкся своим планом, что хлебнул полную ложку горячего супа и так обжёг язык, что волей-неволей замолчал на весь остаток дня.

        III

        В задумчивом молчании Боца кое-как доел обед и выбрался из столовой, где не умолкал весёлый стук ложек по жестяным тарелкам. Он прошёл мимо девчачьего отделения, поднялся по лестнице в спальню мальчишек и начал ходить взад-вперёд по комнате, вдоль длинных рядов по-солдатски застланных кроватей. Язык у него горел, тихий покой спальни мешал ему думать. Больше всего на свете Боца не любил тишину. Она рождала в нём скуку, а отсутствие движения и шума незаметно усыпляло его. Можете представить себе результаты этого неприятного состояния: где была тишина, там Боце не было места. Боца и тишина — это были два совершенно несовместимых понятия. А если эти два понятия иногда и совмещались, как, скажем, во время уроков, то Боца в таких случаях попросту спал. Он спал на математике и физике, на географии и на химии. Спал на родном языке, причём спал блаженно, ибо конец учебного года приближался, и читали такие тексты, которые навевали тихую и сладкую дремоту. Боца столь же невинно дремал и грезил на всех иностранных языках, а местом действия его снов была то Франция, то Россия, в зависимости от того, с помощью
какого языка его в данный момент усыпляли.
        Физкультуру он не выносил: на этом уроке не было никакой возможности хотя бы на секунду вздремнуть. Бесконечные прыжки через «коня», упражнения на турнике или шведская гимнастика казались ему бессмысленными хотя бы потому, что всё это делалось по команде: «Раз-два-три! Раз-два-три!», а он лично, если уж хотите знать, не отказался бы посмотреть на субъекта, которому доставляет удовольствие сгибаться в позвоночнике на «раз», разводить руки на «два» и приседать на «три».
        Если уж зашла речь о физкультуре, то было куда увлекательнее карабкаться по крутой крыше свинарника или стоять на руках на садовой ограде. Никто тобой не командует, никто тебя не поправляет, а если треснешься спиной об землю, что ж, спина твоя собственная, остаётся только почесать её!
        Свинарник! Великолепно! И как он только забыл о нём!
        Боца скатился вниз по деревянным ступенькам, и они только застонали под его босыми ногами. Через минуту ноги внесли его на крышу деревянной пристройки. Внизу сонно похрюкивали упитанные свиньи и по-детски верещали чуть подросшие поросята. Боца затопал по железной крыше. Свиньи ответили ему дружным хрюканьем. Он подпрыгнул, отбил чечётку и забарабанил кулаками. Бодрящая нестройная музыка, в которой сливалось верещание и хрюканье, заполнила его уши. Боца устроился поудобнее, подпёр голову руками, и лампочки в его мозгу одна за другой начали вспыхивать, мигать, светиться, а моторная часть мозга включилась и стала набирать третью скорость…
        В тот самый момент, когда военный план Боцы стал проясняться, его раздумья были прерваны слишком хорошо знакомым ему вопросом:
        — А, Магич! Что это ты тут делаешь?
        Боца как ошпаренный вскочил, съехал вниз с противоположной стороны своего шумного престола и припустился к учебному корпусу.
        — Магич! Вернись!  — Теперь голос был гораздо строже.
        Деваться было некуда. Он остановился, повернул назад и оказался лицом к лицу с заведующей Домом.
        — Это ужасно, Магич! И уже тгетий газ на этой неделе, если не ошибаюсь?  — сказала заведующая. Произнося звук «р», она мягко картавила.
        Мальчик молчал. «Верно,  — думал он,  — третий раз на этой неделе я сбегаю с уроков». Заведующая всегда и во всём была абсолютно точной… Но обожжённый язык не хотел поворачиваться.
        — Тгетий газ!  — задумчиво повторила заведующая и встряхнула седыми волосами, обрамлявшими её красивое, но очень строгое лицо.
        Даже варёная рыба не могла бы молчать столь упорно, как молчал пойманный ученик Боца Марич. Он искоса взглянул на заведующую: на её лице появлялись первые признаки нетерпения.
        — Ну, Магич, заговогишь ты, в конце концов?
        Вместо ответа ученик Марич повёл себя как глухонемой: он замахал руками, потом быстро сморщился так, что у него на глазах показались самые настоящие слёзы, и увенчал своё объяснение тем, что широко раскрыл рот и высунул красный язык!
        — Магич! Что всё это значит? Ты что, издеваешься надо мной?
        Неожиданно лицо заведующей потеряло всякую строгость. Вместо этого на нём появилось что-то грустное, а в глазах засветился укор. И тогда, набравшись решимости, ученик Марич невнятно пробормотал:
        — Заведующая… плостите… у меня язык не в полядке!
        Именно этого он так боялся!
        Седая заведующая бросила растерянный и разочарованный взгляд на мальчишку, быстро повернулась и ушла.
        Боца стоял и смотрел, как удаляется высокая, худая фигура заведующей. Нет! Это было ужасно! Заведующая подумала, что он издевается над ней. Ну конечно, он показал ей язык, а потом передразнил её — ведь как раз так всё это и выглядело.
        И почему она именно так поняла его? Ведь в тихие ночные часы её лицо казалось ему лицом матери, хотя Боца совсем её не помнил. Да и как иначе могла понять его эта высокая добрая женщина, такая добрая и заботливая ко всем детям, живущим в Доме сирот войны.
        Как объяснить ей это недоразумение? Проклятый язык!
        И Боца изо всех сил прикусил свой обожжённый язык — источник всех бед на свете!

        Заведующая ещё не успела сесть за свой стол в канцелярии, как дверь открылась и в комнате появился расстроенный ученик Марич. Он быстро подошёл к столу, положил на краешек скомканную бумажку, всхлипнул и выбежал из комнаты.
        «Что это с ним сегодня?  — подумала заведующая Борка.  — Похоже, будто он не в своём уме».
        Она вытащила из чёрной сумочки очки, аккуратно нацепила их на тонкий, прямой нос и поднесла записку к глазам.
        Добрая, счастливая улыбка озарила её лицо. Две строчки каракуль ученика Марича сообщали:

        Заведующая, прошу Вас, простите меня. Я сегодня за обедом обжёг язык горячим супом, поэтому и получилось то… А я Вас, товарищ Борка, люблю как свою маму…

        «Не хватает только “если уж хотите знать…”»,  — весело подумала заведующая. И грустная, почти незаметная улыбка тронула уголки её губ.
        — Как маму!  — негромко повторила она.  — Как маму, а он её даже и не помнит! И все они — все шестьдесят мальчишек и девчонок хотят видеть во мне свою маму! Смогу ли я хоть немного заменить им её?

        IV

        Как только звонок возвестил окончание урока, Боца подошёл к Миче и потянул его за рукав.
        — Мича, зови Пирго! Поговорить надо!  — пробормотал он заплетающимся языком.
        — Поговорить?  — удивлённо поднял одну бровь Мича. Его не удивляло изменившееся Боцино произношение, он знал о происшествии за обедом, но вести разговоры на маленькой перемене, пока ещё не кончились уроки, ему показалось странным. Однако в глазах у Боцы светилась такая мольба, что Мича всё-таки поманил к себе Пирго.
        — Куда пойдём?  — спросил Пирго, выбравшись из ребячьей сутолоки, которая обычно бывает на переменах.
        — В туалет,  — шепнул Боца,  — там никого нет.
        — Как же, дожидайся, никого нет!  — махнул головой Пирго.  — Эта малышня из первого и второго классов прямо-таки не вылезает оттуда. Конец года, отметки выставляют, вот у этих цыплят от страха животы и разболелись.
        — Тогда пойдём в кладовку,  — предложил Мича.
        В тёмной комнатушке, где лежали старые веники, половые тряпки, проволочные щётки для паркета, пустые жестянки от мастики, щётки с ручками и без ручек, куски бумаги, початые коробки стирального порошка, где пахло сыростью и карболкой, а нос и глаза щипало от запаха хлорки, состоялось экстренное заседание военного совета.
        Не успел Боца изложить свой гениально задуманный на крыше свинарника план, как Пирго с восторгом хлопнул ладонью по колену:
        — Слушай, Охотник на Ягуаров, это самое лучшее, что ты выдумал в своей жизни, и если я вру, пусть меня больше не называют воином племени черноногих!
        Прославленный Охотник на Ягуаров только заморгал от гордости. В глазах Вождя он читал ту же мысль, которую так энергично выразил темпераментный Пирго. Мича раздумывал несколько секунд, а затем неторопливо, как только он один умел, сказал:
        — Хорошо, Боца, это действительно неглупо придумано! Скажи, какая тебе нужна помощь?
        — Помощь?  — повторил Боца.  — Понимаешь, мне бы надо кило четыре пороха!
        Пирго разинул рот от изумления:
        — Четыре кило пороха? Ты что, собираешься всех гаг отправить в стратосферу?
        — Нет, но без пороха не обойтись,  — уверенно ответил Охотник за Ягуарами.
        — Ладно, мы потом об этом подумаем,  — вмешался Мича. Он отлично знал, что, оказавшись в центре внимания, Боца поддавался своей обычной слабости: он всё страшно преувеличивал и в своих фантастических планах готов был перевернуть всё вверх дном. Мича продолжал: — А что ещё тебе надо?
        — Что ещё? Хм… ну, скажем, будет не слишком роскошно, если ты до пятницы дашь мне под начало двоих черноногих, лучше всего Циго и Срджу.
        — Бери их. Скажи, что это мой приказ.
        Сталкиваясь друг с другом в полутёмной комнате, трое черноногих поднялись, потому что звонок торопливо возвещал о следующем уроке.
        — Это тайна только для посвящённых!  — строго заметил Мича.
        Вместо ответа Пирго и Боца сжали пальцы Вождя. Но Мича ещё не кончил:
        — Всей этой операции, которой будет непосредственно руководить Охотник за Ягуарами, надо дать кодовое название. Что вы предлагаете?
        Пирго не успел и рта открыть, как Боца произнёс, едва шевеля своим многострадальным языком:
        — Лучше всего назвать её «Водородная».
        — Идёт!  — одновременно подхватили Мича и Пирго.  — Если у Езы «атомное» оружие, у нас будет «водородное».
        Военный план был готов. Осталось лишь претворить его в жизнь.
        Знаете ли вы, чего иногда стоит претворить в жизнь задуманное?
        Сколько огромных утёсов и подводных скал надо преодолеть, пока слово превратится в дело.
        Знаете? Что-то вы уж слишком долго думаете!
        Ну ладно! Поищем ответ в следующих главах этой книги, потому что сейчас уже нет времени: звонок звенит всё громче, заливается, вопит, призывая воинов племени черноногих на урок математики.

        V

        Город далеко — на другом краю долины. Над ним дым из фабричных труб и печей. Едва-едва доносится из города утренний гомон, глухое гудение трамваев и автомобилей. Приглушённое пение моторных пил на отдалённой лесопилке напоминает стрекотание сверчка. Город вступает в новый день.
        А в Доме и около него всё ещё спокойно, всё объято сном.
        Но и здесь постепенно пробуждается жизнь: в лесочке за Домом проснулся дятел и куёт, как говорится, железо, пока горячо. На Куньей Горке пронзительно заверещала сойка. Вниз по течению пронеслась над рекой стая диких уток и исчезла в лёгком тумане. Во дворе Дома всполошился бесхвостый петух. Он вытянул шею, оглядел небо и пугливым криком напомнил курам: «Берегитесь! Ястреб недалеко!»
        И ещё кое-кто не спит в Доме. В крайнем окне девчачьей спальни что-то белеет. Белеет широкая ночная рубашка, и в ней — Лена. А может, и не Лена. Как тут разберёшься, рубашка такая широкая, что кажется, будто девочка спряталась в ней. Видны только прядь волос и рука с карандашом. Девочка прислонилась к косяку окна и пишет стихи. Пишет, пишет… Вот она подняла голову — это и в самом деле Лена! Задумчиво смотрит куда-то за реку, хмурит лоб, ищет рифму — и опять принимается писать.
        Трудно узнать, о чём она пишет. Может быть, её лира воспевает этот душистый синеватый рассвет, или пробуждающийся город, или какое-то особое чувство? Об этом знает только она сама. Она и, смотрите, сохраните тайну, её лучшая подружка Мина. Спросим Мину? Вряд ли из неё удастся что-нибудь вытянуть, она-то ведь ещё спит.
        Ну ладно, оставим Лену в покое. Она творит, ей нужна тишина.
        Поднимемся этажом выше и попытаемся найти Охотника на Ягуаров и его соратников. Посмотрим, что они делают, когда спят.
        Как же, спят они!
        Три кровати пусты. А где мальчишки, знают только они сами. Как они выбрались из спальни, как обманули дежурного воспитателя и удрали туда, куда собирались,  — это длинная история. Но, верно, они где-то недалеко. Да вот же они!
        …Тссс!
        Ти-хо! Ти-ше!
        По жёлтой дороге, ведущей из города к Дому, едет верхом охотник на Ягуаров, едет на самой настоящей лошади…
        За ним устало ковыляют Циго и Срджа. Тройка возвращается с особого тайного задания. По тому, как поникла голова Срджи с огромными оттопыренными ушами, нетрудно сделать вывод, что они не нашли того, что искали. Они встали до зари, до рассвета, чтобы поискать на городской свалке подходящую трубу для своего «водородного» оружия. Что касается трубы, мы должны сознаться, тройка возвращается с пустыми руками. Но… вы только взгляните на Боцу. Посмотрите на эту воинственную осанку, на гордо выпяченную грудь прирождённого кавалериста, на надменное выражение лица лихого джигита!
        Боца на коне! Он едет верхом! Он пришпоривает конягу голыми пятками и кричит:
        — Но-о-о!
        Ему бы ужасно хотелось, чтобы его Мустанг перешёл в галоп, быстрыми копытами взбил облако пыли на дороге, перескочил придорожный куст шиповника и перелетел через все четыре ограды всех четырёх огородиков, в которых хозяйственная Тереза разводит морковь и лук.
        И тогда он, Охотник на Ягуаров, влетит на всём скаку во двор Дома. Натянет удила, поднимет своего Мустанга на дыбы и, издав боевой клич черноногих, махнёт рукой испуганным девчонкам и изумлённым товарищам, которые сейчас, наверное, только ещё встают и собираются делать зарядку.
        Он бы хотел, да вот конь не хочет!
        Ибо, по совести говоря, его Мустанг — это всего-навсего хилая кляча чуть побольше осла, хромая на все четыре ноги и вдобавок кривая. Конь настолько худ, что Срджа, увидев его, воскликнул: «Гляньте-ка! Теперь я знаю, как выглядит лошадиная смерть!»
        Они нашли эту клячу неподалёку от городской свалки. Видно, у какого-то цыгана не хватило духу прикончить старого одра, и он оставил его на краю свалки на милость судьбы.
        И вот судьба своим таинственным перстом показала кляче дорогу прямо в руки к Боце. Или, если хотите, усадила Боцу на облезлую спину Мустанга. Во всяком случае, давнишняя мечта мальчишки — покататься верхом на самом настоящем коне — исполнилась.
        — Но, но! Но!  — Пятки барабанят по бокам Мустанга. Это последнее средство заставить скакуна перейти на рысь и изменить его жалкую скорость — полкилометра в час!  — Но, но! Давай, родимый!
        Напрасно. Уши «родимого» глухи к мольбам, как, впрочем, и к угрозам. Мустанг вышагивает, словно на ходулях.
        — Но, но, лошадушка моя!
        Добрая лошадушка поднимает ногу, проносит её по воздуху и старательно прижимает её к земле — увы!  — сантиметрах в двадцати впереди.
        — Вперёд! Но, дохлятина!  — в бешенстве кричит с высоты Боца.
        А дохлятина, словно понимая, что это изящное выражение оскорбляет её достоинство, останавливается, машет огрызком хвоста и обиженно кривит морду.
        — Видишь, он тебе в лицо смеётся,  — бросает Циго.  — Всё подмигивает, словно хочет сказать: «Ори, ори, а я своё дело знаю!»
        Конь остановился, расставил ноги, и, кажется, нет уже силы, способной сдвинуть его с места. Он вытягивает тощую шею, покачивает головой взад-вперёд, как бы говоря: «Эх, ребятки, ребятки, если б я каждого “но” слушался, давно бы вороны мои косточки разнесли! Дышите-ка глубже! Пора и отдохнуть!»
        Морда Мустанга тянется к пучку сочной травы, пробивающейся у дороги. Выщербленные зубы перетирают траву, а в здоровом глазу отражается искреннее удовлетворение.
        — Охотник на Ягуаров, слезай!  — нетерпеливо советует Циго.
        — Не слезу!
        — Слезай! На такой скорости нам домой и к новому учебному году не поспеть!
        — Вечно ты всех учишь! Ладно, будь по-твоему!

        Боца спешивается. Спрыгнув на землю, он по старому кавалерийскому обычаю похлопывает лошадь по крупу, потом хватает Мустанга за ухо и тянет изо всех сил. Четвёрка со скоростью улитки продолжает путь.
        Боца тащит Мустанга за ухо, и вдруг мысль, подобная чёрному грозовому облаку, нависает над его разгорячённой головой.
        — Новый учебный год!..  — вдруг выпаливает Охотник на Ягуаров.  — Братцы, ну и влип же я! Мороз по коже подирает, стоит только подумать: а вдруг объявят, что меня оставили на второй год?
        — На второй?!  — упавшим голосом повторяет Циго, и лицо у него тоже становится озабоченным.  — Что ты! Может, нам ещё переэкзаменовку дадут.
        — Если бы…  — с тоской вздыхает Боца.  — Я-то уж наверняка знаю, завалил математику и французский…
        Молчание.
        — А что-то ещё с физикой будет! Прошлый раз, когда меня вызывали, я прямо-таки всё помнил. Только вот на проклятом Архимеде срезался.
        — Может, на законе Архимеда?  — поправляет Срджа.
        — Какая разница, Архимед или закон Архимеда, коли я ни в зуб ногой!
        — Серость!  — тихо замечает Срджа, лучший физик класса.  — И как это тебя угораздило? Столько времени мы этот закон зубрили, что я так и жду, что его вот-вот Терезин петух пропоёт, а ты его до сих пор не знаешь! Да я сам тебе его раз десять объяснял!
        — Я спутался,  — грустно говорит Боца.  — Затмение на меня нашло. Учитель спрашивает об Архимеде, а мне вдруг на ум пришёл дядя Столе, наш пасечник. Я ведь часто к нему хожу, помогаю ему возиться с пчёлами. Приду, подмету вокруг ульев, сниму трутней с леток, прополю чуток сорняки, а дядя Столе рад, доволен. «Давай, давай, герой,  — говорит.  — На сегодня хватит, наработался. Иди-ка, я тебя медком угощу». Я, сам понимаешь, второго приглашения не дожидаюсь. А старик зачерпнёт здоровый половник мёду и потчует: «На, малый, отведай. Попробуй, каков дяди Столин мёд. Ведь не мёд, а архимёд!» И вот, если уж хотите знать, учитель меня про Архимеда спрашивает, а у меня все мысли только о дяди Столином архимёде!
        — Да уж и то, правду сказать, дядюшкин архимёд послаще будет, чем физический!  — подтверждает Срджа и облизывается.
        — Если бы за этот архимёд оценки ставили, то наш Боца получил бы не одну, а две пятёрки!  — усмехается Циго.
        Но Боце не до шуток. Он опустил голову, нахмурил брови. Всё ожесточённее тянет он Мустанга за ухо.
        «И всё заботы… заботы!..  — думает он.  — Всё время какие-то заботы! То об Архимеде думай, то об объёме параллелепипеда, то о ковбоях, то о каких-то трубах! А теперь вот ещё и о Мустанге! Того и гляди, на руках его придётся тащить, вот до чего эта скотина разбаловалась и разленилась… А где ещё доставать четыре кило пороха? Четыре кило — и ни грамма меньше!»
        Срджа, продолжая думать о словах Боцы, осторожно спрашивает:
        — Слушай, Боца, знаешь, о чём я вспомнил? Дядя Столе будет завтра давать салют?
        — Салют?
        — А ты разве забыл? Каждый раз в конце учебного года он даёт салют: в честь отличников пять раз, в честь хороших — четыре, в честь троечников — три, а остальным и одного раза хватает.
        — Ну, мне и одного не достанется,  — грустно произносит Боца и вдруг застывает. Лицо его озаряется. Глаза сверкают.
        «Что это с ним?  — думает про себя Срджа.  — С чего это он так возрадовался?»
        — Ура!..  — орёт Боца.  — Я знаю, где достать порох!
        Ему ничего не приходится объяснять. Циго и Срджа сразу понимают его. Понимают тотчас же, едва он произносит эти слова, имеющие такое решающее значение для успеха всей операции под кодовым названием «Водородная».

        VI

        После утренней зарядки Боца подошёл к Миче с намерением доложить о ночной операции. Но тот рассеянно взглянул на него и, вместо того чтобы выслушать донесение, послал Охотника на Ягуаров развешивать лозунги. Вождь черноногих был в то утро страшно занят подготовкой к торжеству по случаю окончания учебного года. Он входил в комитет по оформлению зала; тут хватало всяких дел, дожидавшихся умелых рук технической группы.
        Боца вошёл в зал, где Рако круглыми широкими буквами писал слова лозунга: «Пуля знания разит вернее, чем настоящая пуля».
        — Эх,  — вздохнул Боца, беря ведёрко с клеем.  — Попади в меня хоть одна такая пуля, вот бы было счастье. Так нет же! На меня все боеприпасы незнание израсходовало!
        Раке сделалось смешно, но он чувствовал, что даже улыбаться нельзя, и от этого сдерживать смех было ещё труднее. Выручило его появление Мичи. Вождь привёл с собой стайку малышей, распределил между ними работу и строго предупредил:
        — Смотрите! Надо так вымыть скамейки, чтобы муха и та на них поскользнулась. Можете это сделать, а?
        Малыши смущённо переглядываются, теребят в руках щётки, тряпки и наивно отвечают:
        — Можем.
        За ними входит школьный хор и группа декламаторов во главе с Леной. Они исчезают за занавесом, скрывающим небольшую школьную сцену. Скоро оттуда раздаётся песня во славу знаний и труда.
        В середине дня заглядывает заведующая Борка. Она оглядывает украшенный зал, хвалит техническую группу и останавливается рядом с Боцей.
        — О Магич! И ты тут?  — говорит она с удивлением.
        Боца поднимает голову, и его глаза встречают строгий, но постепенно смягчающийся взгляд заведующей. Ему чудится в её глазах сожаление, сердце его сжимается. «Конечно,  — думает он,  — оставили на второй год». И голос у него пропадает.
        Заведующая сообщает, что после обеда уроков не будет. Последний день учебного года. Что успели выучить, то и успели. Хорошие ученики ничего не теряют, а двоечники и подавно. Говоря это, она ещё раз взглянула на Боцу, и бедняга задрожал былинкой на ветру.
        После обеда придёт репортёр из городской газеты, чтобы собрать материал для рубрики: «Они ищут своих родных». В газете давно введена эта рубрика, и спасибо тому, кто догадался это сделать! Далеко расходятся газеты, их читает и стар и млад, крестьяне и горожане. Не раз родители плакали от радости, узнав по фотографии или по описанию в статье своего потерянного ребёнка.
        — Вы, дети, подумайте о своей прошлой жизни. Постарайтесь вспомнить… и мы попросим дядю репортёра, чтобы он всё записал,  — напомнила заведующая.  — А теперь пообедайте и отдохните! Наденьте праздничные костюмы, примите гостя прилично.
        Ребята разошлись.
        В этот день обед прошёл необычайно спокойно. По обеим сторонам длинного стола склонились над своими тарелками взлохмаченные головы, с одной стороны девчоночьи, с другой — мальчишечьи. Разговаривали мало. Каждый углубился в свои мысли…
        Война продолжалась долго, много народа погибло. Дети остались без отцов и матерей. Разрушены многие семьи. Но нет покоя родительским сердцам до тех пор, пока они не узнают, куда девался их ребёнок. Родители ждут. Стараются разузнать всё, что можно.
        Иногда счастье улыбается: кто-то узнаёт из газет о своём сыне, пропавшем десять — двенадцать лет тому назад, в страшную глухую ночь фашистского наступления. И счастливый отец суёт газету в карман, собирает чемодан и бежит, мчится, едет в поезде, плывёт на корабле, летит самолётом, только бы поскорее обнять своего малыша, который уже превратился в здорового парня. Встретятся — и нет конца объятиям, поцелуям, вопросам! Тысячи вопросов, тысячи ответов. Ну, как ты?.. Что делаешь?.. Как учишься?.. Где мама? А наш старый дом всё ещё стоит? Не разрушили его?
        О такой встрече здесь мечтает каждый. Надеются. Надежда никогда не умирает в молодом сердце.
        Вот почему с таким нетерпением ожидают они репортёра.
        Они надели праздничную форму: девочки в синих юбках и белых кофточках, мальчики в полосатых морских тельняшках и коротких тёмных штанах. Собрались у края поляны перед Домом и то и дело вытягивают шеи. Высматривают дяденьку из газеты с фотоаппаратом через плечо. Здесь же, на поляне, он будет их фотографировать.
        Охотник на Ягуаров забрался на шелковицу, приставил ладонь козырьком к глазам и наблюдает. Эх, жаль, нет подзорной трубы!.. Можно было бы увидеть репортёра, едва он выйдет из редакции.
        — Вот он, идёт… Ой, какой толстый!
        И правда, на тропинке показался крупный, полный человек. Припекает июньское солнце, наш репортёр снял пальто, взял его на руку, сдвинул шляпу на затылок, виден его розовый, потный лоб. Шагает широко и отдувается, как паровик.
        С шелковицы слышен SOS Боцы:
        — Эй, люди, помогите дяде-репортёру!
        С десяток мальчишек помчались вниз по дороге. Хлопают в ладоши, хватают репортёра под руки и с шумом и хохотом тащат его на луг.
        Репортёр остановился, отдышался, вытер потный лоб и наконец, улыбаясь, проговорил:
        — Уф, ребята, до чего же жарко!
        — Как в Африке!  — кричит с шелковицы Боца.
        — Ну, не совсем как в Африке!  — смеётся репортёр.
        — Что? А вы разве там были?
        — Было дело…  — машет рукой толстяк.  — Вы что, не видите, как я похудел от африканской жары?  — И он показывает рукой на свой толстый живот.
        — Ещё бы не видим!  — в тон репортёру отвечает Боца.
        И над поляной разносится смех.
        — Ребята, давайте посерьёзнее,  — слышен голос заведующей.
        Она выходит вперёд, пожимает руку репортёру и благодарит его за посещение.
        — Дядя журналист пришёл по важному делу. Вы знаете это?
        — Знаем!  — хором отвечают ребята.
        — Ну, раз знаете, тогда не будем терять время,  — по-дружески говорит репортёр. Он сел на траву, вытащил блокнот в кожаной обложке, сунул карандаш за ухо и представился ребятам: — Меня зовут Влая. А вас?
        Все шестьдесят почти одновременно называют свои имена. Ребята столпились вокруг репортёра, каждому хочется быть первым, и, если бы не заведующая, кто знает, что получилось бы из этой толчеи. Но она наводит порядок, вызывает:
        — Срджа Барач!
        — Я здесь.
        Срджа заметно взволнован, но сдержан. Он подходит к репортёру и тихо, спокойно рассказывает о своей жизни.
        Молчание.
        Всё, что говорит Срджа, может сказать каждый ребёнок из Дома, никому не приходится напоминать о соблюдении тишины.
        Биография Срджи коротка. Он знает, что однажды зимой во время войны ему пришлось бежать из своего села, название которого он забыл. Мать, кажется, была больна, в лихорадке. Отца он не помнит. Тот давно ушёл в партизаны. Срдже было всего четыре года, когда он оказался среди беженцев где-то в горах. Вспоминается: совсем недалеко стреляли, а под буками, где прятались беженцы, было так холодно, так сыро… слышен был плач маленьких детей, и он тоже плакал. Он лежал рядом со своим старшим братом — имени его Срджа не помнит — на циновке, в снегу, покрывшись одеялом. А когда наутро он, полузамёрзший, проснулся, не было ни брата, ни матери, ни циновки под ним…
        Бой затих. Чёрным волком молчали вокруг него горы…
        А он был один, затерянный среди льда и снега. Тут и нашли его бойцы проходившей мимо бригады и взяли с собой. Большой, весёлый боец завернул его в свою шинель и двое суток нёс на руках. Срджа вспоминает — боец щекотал его усами, хотел развеселить. Только Срджа не смеялся, он даже улыбнуться не мог. Словно разучился…
        Конец войны он встретил в партизанском госпитале, куда принёс его усатый партизан. Он долго целовал мальчика перед разлукой, а потом побежал догонять бригаду.
        В конце войны Срдже не было ещё и шести лет. Его привезли в Дом сирот войны. Вот и всё…
        Обычная короткая история жизни мальчишки, над родиной которого пронеслись страшные вихри войны.
        Обычная короткая биография, так похожая на биографии тысяч его сверстников.
        Это всё.
        Но это много. Очень много!
        …Солнце уже клонится к западу, а репортёр всё сидит и пишет. Рука онемела от усталости, но он продолжает работу. Разве он может прервать её, ведь и он потерял в этой войне младшего брата.
        — Боца Марич!
        Боца давно слез с дерева и присоединился к группке мальчишек, ожидающих своей очереди. Впервые в жизни Боца серьёзен. Впервые живое воображение не заставит его витать в облаках. Нет, он точно, совершенно точно расскажет всё, что он запомнил из своего детства…
        — Давайте поторопимся,  — говорит репортёр.  — Снимки надо сделать, пока ещё светло.
        — Вот… только ещё это запишите,  — тихо просит Охотник на Ягуаров.
        — Да уж давай запишу!  — улыбается репортёр.
        Он снимал их по-одному и группами. Снял и всех вместе, серьёзных, неподвижных. А под конец, установив камеру на автоспуск, толстяк репортёр устроился среди ребят, обнял своими огромными ручищами тех, кто сидел поближе, и сделал снимок себе на память.
        Незаметно подобрались сумерки. Они наполнили темнотой перелески и погасили блеск ленты реки. Кусты ольхи и вербы накинули тёмные рубашки на понурые спины. Луг опустел. Тишина.
        По каменистой дороге шагает репортёр Влая. Он накинул пальто — свежи июньские ночи. Тело ломит от долгого сидения, но он спешит в редакцию. Он знает: много-много надежд заключено на листках его блокнота в кожаной обложке. Много призывов…

        А под шелковицей, сквозь тонкую завесу первых сумерек, виднеются две тонкие фигуры. Слышен шёпот.
        — Вечно вы, женщины, так!  — доносится голос Мичи.  — Чуть что — и в слёзы! Нежности, сентиментальности. Все вы такие.
        — А что я могу поделать? Мне так тоскливо, Мича!
        — Знаю. А разве другим легче?
        — Что я могу поделать?..
        — Можешь не плакать,  — тепло говорит Мича и покровительственно сжимает мокрую от слёз Ленину ладонь.  — Пошли домой, поздно уже.  — И зачем тебе плакать? Если бы мы все плакали… Видишь, ты должна знать…  — Мича неожиданно замолкает.
        — Что я должна знать?
        — Так… ничего…
        — Скажи, дорогой Мича!  — неожиданно для неё самой вырывается у Лены.
        Мича окончательно смущён. Темно, поэтому Лена не видит, как он краснеет.
        «Дорогой Мича!» — звенит в ушах у мальчика, а в груди — радость. Душа готова запеть.
        «Какая она хорошая, искренняя!» — думает он. Наконец решается, наклоняет голову и тихо, едва слышно, шепчет:
        — Ты должна знать… это… знать, что и ты мне… это… очень, очень… нравишься!
        Он не успел поднять глаза, как Лена исчезла. Убежала.
        В темноте неясно мелькнула её праздничная белая блузка.

        VII

        Ссутулился Боца Марич, побледнел, позеленел, сделался меньше макового зерна, сам в себя спрятался — из-за парты не видать!
        Тяжело добру молодцу приходится! Наступили тяжкие времена, сообщают об успехах в учёбе и поведении.
        «У кого, может, и успехи,  — тоскливо сжимается сердце Боцы,  — а у меня одно горюшко!»
        И ещё, как на грех, приснился Боце в ночь под воскресенье страшный сон.
        Пришёл он будто бы в лес посмотреть, что там Мустанг делает, и вдруг, откуда ни возьмись,  — чёрная змея и ну за ним гоняться. Продирается он через лесок и всё высматривает, нет ли где орешника, туда, говорят, змеи не заползают. А орешника, как назло, не видно. Оглянулся он — змея его догоняет, подняла голову, выбирает, куда бы ужалить.
        «Ну, нет, не возьмёшь!» — увёртывается Боца. Схватил он камень… раз!.. промахнулся.
        Змея свивается в кольцо и ещё злее бросается на него. Он хватает второй камень — опять промах. А чёрная злодейка неторопливо ползёт к нему, видит, что он ничего не может сделать. Поднялась на хвост, раскрыла пасть…
        «Ужалит!» — думает Боца и коченеет от ужаса.
        И вдруг змея говорит самым настоящим человеческим голосом, и перепуганный Охотник на Ягуаров узнаёт голос учителя физики:
        «Эх, Марич, Марич, не буду я тебя жалить, ты и без того ужаленный!..»
        И уползает в ближайшие кусты.
        «Сон в руку,  — думает Боца и ещё ниже пригибается к парте.  — “Чёрная змея” — это пропавший год. Два промаха — две двойки по главным предметам: по французскому и по математике. А слова “ты и без того ужален” — это насчёт физики. Как раз хватит, чтобы загреметь на второй год!..»
        Позади чёрной полированной кафедры выстроился педагогический совет. Точно в середине стоит заведующая Борка. Слева от неё — преподаватель физики, маленький, коренастый, со строгим взглядом. Его лысина блестит, как лампочка Эдисона. Справа — преподаватель математики Барбан, огромный человечище с громовым голосом, а по обе стороны от них другие учителя: седая и худенькая преподавательница французского языка мадмуазель Жанна, рядом с ней учитель пения, дядя Войо — химик, преподавательница истории Беба, учитель черчения, физкультурник и все остальные. Эта серьёзная и спокойная шеренга вызывает в сознании Боцы картину «Страшного суда», в который, кстати сказать, он не особенно верит. Последним в ряду стоит школьный сторож Саво. Худой, как щепка, морщинистый и устрашающе нахмуренный, он строгим взглядом окидывает зал, и этого вполне достаточно, чтобы воцарилась тишина. Такая тишина, в которой жужжание комара показалось бы рёвом реактивного самолёта.
        Не слышно даже дыхания. Все обратились в зрение и слух. Не шаркают ногами по полу, никому не приходит в голову поудобнее привалиться к спинке парты. Шестьдесят пар глаз, не мигая, смотрят на чёрную кафедру и белую блузку заведующей.
        Она кладёт руки на стол, долгим взглядом окидывает ряды голов, наклоняется и открывает классный журнал…
        Боца судорожно переводит дыхание. Что-то живое поднялось из груди, подкатилось к горлу, щекочет, словно он проглотил воробья… Он уже ничего не слышит: ни речи заведующей, ни оживлённого гомона в зале, ни аплодисментов, которые показывают, что речь окончена. Он видит только чёрный затылок Циго, а над ним, на противоположной стене, слова лозунга: «Учитесь, дети, день и ночь!»
        В комнате тихо. Вот вызывают Мичу, ну, Мича отличник; потом Раку — хорошо, Срджу — отлично, теперь уже Циго, ох, это ещё ничего, у него только переэкзаменовка по математике!
        Лена! Ну, эта, известное дело, отлично. Низо — очень хорошо, Пирго — хорошо, вот ведь счастливчик! Осталось всего три фамилии… Ещё две… Ещё одна… Раз!
        — Боца Марич!
        Воробей в горле затих, словно его подшибли из рогатки.
        Мгновение, другое… Глухая, гробовая тишина. Заведующая откашливается. Страшно сверкают глаза сторожа Савы.
        «Кончено!» — проносится в измученном сознании Боцы.
        — Боца Марич — переэкзаменовка по французскому!
        О солнце! О небеса! Кого обнять? С кем разделить невиданное счастье?
        — Добрый мой Барбан! Милый мой Эдисон!  — бессвязно бормочет избежавший гибели Боца, самый счастливый человек на свете.
        Он глубоко вздыхает — и улетает этот несносный, назойливый воробей!
        Надежда! Нет, она не обманула его, запуганная бедняжка надежда! И теперь она словно солнцем залила весь зал, осветила стены и окна, пламенным языком лизнула раскрасневшиеся лица и застыла на блестящей лысине учителя физики.
        И Охотник на Ягуаров уже не знает, что это сияет: солнце, надежда или, может быть, милая, великолепная лысина Эдисона…
        Перекличка закончена. И весь зал вырвался из напряжённой тишины. Оживились серьёзные лица, шум и говор доносятся с мальчишьих скамеек, тоненько зудят девчачьи голоса. Понять ничего невозможно, иногда только вырываются короткие восклицания: «Ух!» или «Ого!», а то и чисто туземное «Тоже мне!». Оно может выражать и удивление, и пренебрежение, и раскаяние, когда как придётся. Безо всякого журнала, по лицам и по поведению можно легко узнать отличников и хороших учеников, они раскраснелись от гордости и счастья и просто не знают, куда себя девать. Троечники, как всегда, сдержанны, не слишком хвалятся, не слишком горюют. Кое-кто нервно грызёт ногти или делает вид, что рассматривает потолок, словно говоря: «Ну и ладно, наконец-то всё это кончилось!»
        А двоечники, второгодники и прочая мелочь собрались на задних скамейках. Переругиваются, вздыхают, громко ворчат, только и слышно: «Эх, завалили меня по математике! Подумать только! Никакой справедливости!..» Без подобных заявлений не заканчивается ни один учебный год, они словно бальзам на тяжкую рану.
        Поднимается занавес, и на сцене появляется Лена. Она кланяется, бормочет благодарность «всем учителям и нашей дорогой заведующей» и объявляет программу концерта.

        Каких только номеров тут не было! Пение хором и дуэтом, декламация, соло на губной гармошке и на скрипке! Какой-то карапуз из второго класса сыграл на аккордеоне «Эй, бригады!» и «Полночь», а потом появилась девочка со скрипкой в руках и мальчик с альтом и сыграли что-то очень сложное — Боца никак не мог сообразить, что бы это могло быть.
        Он повернулся было к Циго спросить, что это за музыка, и заодно сообщить своё особое мнение: «Вроде как мыши скребутся», а Циго нет. Не успел Боца раскрыть рот, чтобы расспросить соседа, куда это он подевался, как вдруг что-то мелькнуло на сцене. Поглядите! Циго подошёл к Лене и что-то говорит ей, горячо размахивая руками. Потом вдруг поворачивается к публике, кланяется заведующей и застывает, широко расставив ноги. Неторопливо запускает руку в карман, вынимает платок весьма сомнительной чистоты, развёртывает его и достаёт губную гармошку. Оглядывает ещё раз затихший зал, страдальчески облизывается, жмурится и выпаливает:
        — Это… извините… я хотел бы сыграть от имени троечников и получивших переэкзаменовку.
        — Хорошо, Циго, давай!  — улыбается заведующая.
        Циго не заставляет себя просить. Шмыгает носом, сплёвывает сквозь зубы и подносит гармошку к губам. По залу плывёт незабываемая мелодия из фильма «Один день жизни…».
        — Эка замахнулся!  — не выдерживает Боца. Он вспоминает, скольких мучений стоило Циго выучить новую мелодию.
        Но Циго взялся за дело серьёзно и отступать не собирается. Исполняет первую фразу, останавливается, чтобы набрать в лёгкие воздуху, и смело пускается в дальнейший путь, приближаясь к тому опасному музыкальному повороту, где его не раз подстерегали неудачи…
        «Пусть тебе мама Хуанита…» — выводит из последних сил Циго и так таращит свои блестящие чёрные глаза, словно его кто-то душит, щёки надуваются, лицо кривится, будто ему высыпали за ворот совок горячих углей.
        Когда последний звук слетел с губ Циго, у Боцы и у всех черноногих будто камень с сердца свалился. В зале раздаются громкие аплодисменты. Хлопают ученики, учителя и даже Саво Злой Глаз. Тем не менее он сурово поглядывает на смущённого артиста, словно говоря: «Ладно, ладно, это дело тебе сошло с рук, но не рассчитывай, что тебе опять удастся поживиться зелёными черешнями!»
        У него, видите ли, старые счёты с этим солистом. Он не раз, бывало, с метлой в руках заставал Циго на месте преступления и вытряхивал зелёную черешню из его карманов.
        «Берегись, чтобы я тебя ещё раз не поймал!  — говорит хмурый взгляд Савы.  — И на твою внезапную славу и аплодисменты не погляжу! Не дам рвать зелёную черешню, и дело с концом!»
        — Мича, а я хочу тебя обрадовать. Такая приятная неожиданность!  — сказал Боца, когда они выходили из зала.
        — Какая это?
        — Да я ведь успешно закончил учебный год!  — гордо выпятил грудь Боца.  — Мне такое счастье и во сне не снилось!  — Боца вспоминает свой зловещий сон и решительно взмахивает рукой: — При чём тут сны! Вот нистолечко в них не верю!..
        — Ладно, а в чём дело?  — нетерпеливо спрашивает Мича.
        — Увидишь! Ты прямо глазам не поверишь! Если бы ты только знал, какие у него ноги! А шея! Как у настоящего скакуна!
        — Скакун! Ноги!  — недоуменно повторяет Мича.  — Да о чём ты?
        Но Боца безжалостно распаляет Мичино любопытство. Словно в недоумении, почёсывает затылок и ещё спокойнее продолжает:
        — А уши! Как встанет на дыбы, как рванётся, так, знаешь, и стрижёт ушами!
        Мичино терпение подходит к концу. Он видит, что Боца разболтался и расхвастался, теперь его так просто не остановишь. Поэтому Мича прибегает к крайнему средству. Он хмурится, бормочет «Гм!» и голосом, не допускающим возражений, приказывает:
        — А ну выкладывай, что у тебя там!
        — Пожалуйста, если уж ты так хочешь!  — спокойно соглашается Боца и хватает Вождя за руку.
        Он ведёт его перелеском до неглубокого овражка. И молча показывает ему полянку, где находится его слава и гордость.
        А там, вытянув все четыре ноги, лежит на боку Мустанг и ленивыми губами ощипывает листья с дубовой ветки.
        У Вождя замирает дух. Он не может вымолвить ни слова.
        Боца чувствует, как изумлён его Вождь. И чтобы доказать, что он настоящий сын племени черноногих, что в его сердце нет ни капли себялюбия, он протягивает Миче руку, заглядывает ему в глаза и произносит:
        — Бери его! Он твой! И пусть твой верный Мустанг мчит тебя от победы к победе, во славу стальных воинов племени черноногих!

        VIII

        «Чтобы победить противника, его нужно хорошо узнать» — так гласит одно из правил военного искусства.
        Те несколько дней, что ещё оставались до решительной битвы черноногих и ковбоев, Мича использовал для неутомимой и, как говорят военные, систематической разведки.
        Пирго и Низо получили задание незаметно проникнуть в лагерь ковбоев и узнать всё, что можно. Надо было установить, каковы силы противника и как он вооружён. Мичу особенно интересовало, будут ли «парни» Езы использовать уже известное оружие — луки и рогатки, или же введут новые виды, например пугачи или пистолеты с пистонами. Ранить, правда, они никого не могут, но от них столько шуму, что это может плохо повлиять на боевой дух войска.
        Несмотря на всю свою храбрость, Мича всё же побаивался Езиной «флоберовки». Правда, он не думал, что Еза всерьёз применит это оружие, и утешал себя тем, что, по донесению Боцы, создание «водородной» продвигается, против ожидания, очень успешно.
        «Когда “водородная” будет готова,  — думал Мича,  — мы пошлём Езе ультиматум: или пусть он исключит из своего вооружения “атомную” “флоберовку”, или мы тоже покажем, что у нас есть!»
        Для выполнения этой дипломатической миссии, а она должна была решить вопрос об использовании «оружия массового уничтожения», Мича заранее наметил Срджу.
        В данный момент Вождя волновало, какие меры предпринял в своём лагере Еза, чтобы осуществить угрозу захвата Ведьминого Острова и пляжа. Выяснить это должны были Пирго и Низо.
        Мича не случайно послал Низу на это опасное дело вместе с неустрашимым Пирго. Пусть Низо получит боевое крещение, поближе познакомится с противником, закалится и победит свой страх. Это единственное, решил Мича, что поможет Низо сравняться в храбрости с остальными черноногими.
        Пока Мича давал лазутчикам указания, лицо Низо семь раз меняло цвет, последний был сине-зелёный. Однако он стиснул зубы и сказал:
        — Слушаюсь, Вождь! Задание будет выполнено.
        При этих словах Пирго весело перемигнулся с Вождём и отбыл на выполнение задания в сопровождении Низо, глаза которого сверкали необыкновенной решимостью.
        Рако с Дойчином, тихим худощавым мальчиком, отправились на разведку к реке. Им надо было осторожно осмотреть пляж и берег до самого Ведьминого Острова, а затем переплыть на Остров, чтобы проверить, есть ли там ковбои и что они задумывают.
        После этого разведка должна была перебраться на противоположный берег. Здесь следовало установить, не готовят ли ковбои каких-нибудь сюрпризов непосредственно на будущем поле битвы.
        Разведчики ушли, как всегда, тихие и молчаливые.
        Все остальные черноногие, а их было двадцать человек, принялись за изготовление вооружения и боеприпасов. Только Боца, Цига и Срджа в величайшей тайне, без помех занимались осуществлением замысла под названием «Водородная операция».
        А вот как они его осуществляли — это другой вопрос. Целыми днями валялись они в лесочке, где пасся Мустанг, и удивлялись, с какой скоростью он поправляется. Рёбер у него почти уже не видно. Он заметно потолстел, тёмная с проседью шерсть залоснилась. День-деньской перетирает он зубами охапки травы и молодых листьев, которые приносит ему Охотник на Ягуаров. Жевать он перестаёт, только когда ему вдруг приходит в голову раз-другой заржать, а потом снова принимается за еду.
        — Сдаётся мне, что валяться здесь не по-товарищески с нашей стороны,  — сказал однажды Срджа.  — Мы тут разлёживаемся, а ребята работают не покладая рук.
        Но Циго и Боца встали против него единым фронтом:
        — Чего тебе надо? Мы своё задание выполнили! Одолжим у дяди Столе пушку так, чтобы он этого не заметил, вот и «водородная» готова! Ухитриться бы ещё и пороху стянуть, хоть он и под замком у дяди Столе, тогда уже и вовсе никаких забот.
        — Я знаю, но…  — замялся Срджа.
        — Какое там «но»? Мы ведь придумали «водородную пушку», так зачем нам корпеть над глиняными гранатами? Как ахнем настоящим порохом!  — возразил Боца.  — Мы теперь, если хочешь знать, артиллеристы! Где это видано, чтобы артиллеристы занимались делами простой пехоты? А?
        — Отдыхай, пока можно!  — поддержал его Циго, успокаивая совесть Срджи.
        Вечером «водородники» возвращаются домой и включаются в разговоры «простых пехотинцев». Пехотинцы все перемазаны глиной, на руках царапины от ореховых прутьев. Шутят. Делятся радостями и огорчениями прошедшего дня, хвалятся, что всыплют ковбоям по первое число! «Водородным артиллеристам» не по себе: они-то прохлаждались, пока другие работали. Но что поделаешь? Они артиллеристы, у них свои дела, у пехоты — свои.
        Рако и Дойчин появились поздно вечером. Ничего нового. Всё спокойно на берегах зелёной Вербницы… Городских мальчишек нигде не видно. Разведчики видели только двух диких уток, они вспорхнули из-под вербы и исчезли за зелёной стеной ясеней, опоясывающих Ведьмин Остров.
        Упомянув о Ведьмином Острове, Рако повернулся к Миче:
        — Смотри, что мы принесли!..  — И он осторожно развернул майку: в ней оказалось несколько яиц дикой утки.  — Мы их в траве нашли. Утки начали откладывать яйца.
        Мича нахмурился;
        — Не надо было трогать. Нехорошо, из каждого яйца вылупилось бы по птенцу. А нам они на что?
        — Зажарить и съесть,  — с готовностью предложил Циго.
        — Ни в коем случае!  — ещё быстрее возразил Боца.  — Ну-ка догадайтесь! Да ведь это самые лучшие ручные гранаты, которые можно себе представить.
        Мича примирительно улыбнулся.
        — Ух и превратим мы этих ковбоев в жёлтых цыплят!  — восхитился Боца.  — Я, например, лучшее яйцо «подарил» бы самому Езе.
        — Ну, если бы языками воевали, ты бы…
        Охотник на Ягуаров обиделся.
        Ссору между Боцей и Циго мог предотвратить только приход Пирго, и он появился в самый подходящий момент…
        Мокрого и грязного Пирго окружили ребята. Сразу было видно, что ему пришлось и плыть, и пробираться по болоту. Низо досталось не меньше, к тому же под глазом у него светился здоровый синяк.
        «Ну, этим туго пришлось»,  — подумал Рако.
        Мича наклонился к Пирго:
        — Что нового, Лапа Гризли?
        — Хватает!  — устало выдохнул Пирго.  — Погоди, дай дух перевести. Они гнались за нами от Петушиной Горы до самой Вербницы.
        Низо стучал зубами от холода и с удовольствием надел сухую майку Циго. В наступившей тишине слышался только хриплый голос Пирго:
        — Целыми днями тридцать Езиных пацанов мастерят оружие. Лагерь у них с той стороны Петушиной Горы. Еза уговорил мальчишек с Долгой улицы вступить с ними в союз, так что к пятнице их будет человек пятьдесят. До полудня они готовили боеприпасы для рогаток. А после обеда пошли в горы за прутьями для стрел. Мы воспользовались этим и пробрались в их лагерь. Поглядите, что мы нашли!  — Пирго раскрыл ладонь и показал свинцовый шарик.  — Кто-то из ковбоев потерял его в лагере.
        — Ах… вот как!  — изумился Мича.
        — Мы побродили там немного по окраинам. Ни за что не догадаетесь, кого мы видели.
        По самому тону, которым это было сказано, можно было понять, что слушателей ожидает большая неожиданность.
        — Мы видели Крджу!
        Очень неприятная неожиданность!
        Крджа когда-то был у них в Доме кладовщиком и ограбил кассу Дома. Теперь он вернулся из тюрьмы. Все мальчишки побаивались его, видимо, потому что у Крджи была отвратительная привычка хватать их за уши и крутить до тех пор, пока несчастные не начнут вопить.
        — И?
        — Только он увидел Низо, как сразу же схватил его за ухо. «Ах, ты здесь, приютский цыплёнок! Погоди, мы ещё встретимся!» А я подобрался сзади и как дам головой в спину,  — продолжал Пирго.  — Крджа выпустил Низо и взялся за меня. Низо подставил ему ножку…  — в этом месте донесения Низо даже встрепенулся, радуясь, что Пирго не забыл рассказать о его героическом подвиге…  — Крджа как растянется во всю длину. «Держите их!» — орёт, а мы вниз по улице, и давай бог ноги! Три ковбоя преградили нам путь, но мы махнули через забор, а потом садами дунули к реке. Тут как раз остальные ковбои возвращаются с охапками прутьев, окружили нас со всех сторон. Гнались за нами до самой реки, но, к счастью, стемнело, и мы шмыгнули в кусты. Чуть было в плен нас не взяли!
        — Неужели ты бы сдался!  — послышался из темноты чей-то голос.
        — Эх ты, умник! Это я просто так сказал!  — огрызнулся Пирго.
        Все замолчали.
        Темнота становилась всё гуще и гуще. Зажглись первые звёзды. Из-за Петушиной Горы выкатилась луна, похожая на лепёшку.
        — Н-да! Крджа и свинцовые шарики… Вот, значит, как,  — пробормотал Мича и погрузился в глубокое молчание.
        Он опомнился, когда со двора послышался громкий голос кухарки Терезы:
        — Эй, ребята, вы что, об ужине забыли? Что-то на вас не похоже!
        — Крджа… свинцовые шарики, н-да!  — ещё раз повторил Мича.  — Впрочем, что же тут такого страшного? Мы ведь черноногие!
        — Правильно!  — гаркнули двадцать семь глоток.
        И, словно в атаку, бросились мальчишки на котёл тётки Терезы.

        IX

        — В артиллерии, братец ты мой, просто благодать,  — с видом знатока объясняет Боца своему спутнику Циго.  — Запряжёшь лошадей, втащишь пушку на гору, устроишься на огневой позиции и давай пали! «Накрой-ка мне вон тот блиндаж!» — приказывает командир. А ты покрутишь ручки прицела, определишь наклонение ствола, нажмёшь механический спуск… бух, бух!  — и нет ни блиндажа, ни места, где он стоял. Прах и пепел! Поднимешь голову, взглянешь на небо, а оттуда через пять минут, из стратосферы, падают обломки бывшего блиндажа, куски бетона, балки, каски — это их снарядом в небо подняло!
        — Ух ты!  — ёжится Циго, изумлённый услышанным.  — Вот страшно!
        Цигина доверчивость ещё больше распаляет воображение Боцы. Он разошёлся и «заливает», как только он один и умеет. Циго всё больше удивляется, но не спорит. Возможность усовершенствоваться в военном деле и стать бомбардиром племени черноногих вооружает его необходимым терпением, и он покорно слушает объяснения Боцы.
        Оживлённо болтая, мальчишки приближаются к хижине дядюшки Столе, вокруг неё длинными рядами стоят голубые и жёлтые ульи.
        Пасека дядюшки Столе находится недалеко от Дома. У подножия зелёного холма, на солнечной стороне построил старый пасечник хижину из прутьев. В ней он проводит большую часть дня. Когда наступает весна, когда расцветают луга и леса и приходит время пчелиного взятка, дядюшка Столе почти не появляется в Доме. Целыми днями он сидит перед хижиной, попыхивает трубкой и наблюдает, как «работает» пчела. От жужжания пчёл-работниц гудит воздух, словно где-то вдалеке летит тяжёлый бомбардировщик. Только пчелиное пение не тревожит, а успокаивает.
        Тысячи златокрылых эскадрилий вылетают из маленьких деревянных ангаров, делают несколько кругов над пасекой, чтобы сориентироваться, и улетают далеко в поля, за несколько километров. Нежные крылышки работают куда лучше самых точных машин. Пчёлы могут заблудиться, если только неожиданно хлынет торопливый весенний ливень. Тогда в полях под едва раскрывшимися чашечками нарциссов и цикламенов остаются застывшие тельца неутомимых работниц. Ветер и дождь не знают жалости. Но это случается редко, потому что пчёлы предчувствуют непогоду. Если собирается гроза и где-то на горизонте скапливаются грозовые облака, пчёлы не летают. По этой верной примете дядя Столе всегда заблаговременно узнаёт о ненастье, собирает свои пожитки и бежит в Дом.
        Обычно он сидит и покуривает трубочку, а когда надоест, потягивается и начинает обходить пасеку. Он внимательно оглядывает летки перед ульями и маленькой метёлочкой сметает кучки мёртвых трутней: пчёлы убивают их и выбрасывают из улья. Пасечник радуется бесславной гибели трутней. Это означает, что вскоре пчёлы начнут роиться. Над пасекой поднимутся рои молодых пчёл с новой маткой, они будут искать новый дом, потому что в старом стало слишком тесно.
        Но дядюшка Столе не допустит, чтобы молодая пчелиная семья улетела от него. Он берёт новый, заранее приготовленный улей, натёртый лимонной травой, и бежит за взбудораженным роем. Резкий приятный запах медовки манит пчелиную матку. Может быть, её привлекает и поэтический призыв дядюшки Столе. Он бежит, машет пучком травы и колдует:
        Приди, приди, матка!
        Вот тебе хатка,
        Пахнет медком,
        Пахнет домком!
        Пчёлки, летите!
        В хатку войдите!
        В новый домок
        Несите медок!

        Привлечённая запахом, очарованная песенкой матка вьётся около головы дядюшки Столе, отлетает, словно стесняясь, и вдруг неожиданно устремляется прямо в новый улей. А за ней и весь рой.
        Новая семья создана. У них жилищный вопрос решён.
        Дом есть, теперь можно лететь в поля! Надо посмотреть, как цветут цветы. Появились ли жёлтые бутоны медвежьего ушка, осыпались ли золотистые лепестки кизила? Подсохла ли пыльца на тёрне, распускаются ли бледные цветы шиповника? Фиалки и примулы уже отцвели, но, может быть, появились в перелесках, под влажным слоем прошлогодних листьев голубые гроздья дубровки. Что-то долго дремлет акация, верно, ей не хватает солнца и тепла. Зато ясень разошёлся вовсю, распустил свои яркие пряди до зелёных колен. Будет мёд! До краёв наполнятся рамки тёмно-каштановой жидкостью, такой густой, такой ароматной!
        Обо всём этом раздумывает дядя Столе, набивая трубку и собираясь отправиться в луга. Взял палку в руки, окинул взглядом пасеку, но не успел двинуться в путь, как его окликнул чей-то голос:
        — Дядя Столе, далеко ли собрался?
        Он оглянулся, а позади стоят Боца и Циго.
        — А вам что за дело?  — притворяется сердитым старик.  — Уж, во всяком случае, не так далеко, чтобы вам удалось стянуть у меня мёду из ульев!
        — Ну, какой ты!  — обижается Боца.  — Тебе бы только на нас наговаривать.
        — Подумаешь, мёд!  — вмешивается Циго.  — Не в мёде дело, ты ведь, дядя Столе, об одном важном деле забыл.
        — Хм! Гляньте-ка на него! О чём же это я позабыл? Ну-ка говори!
        — А вот и забыл! Вчера, если уж хочешь знать, был конец учебного года, а ты забыл дать салют!
        — И что это только делается!  — хлопнул себя по лбу старик.  — Нет, вы подумайте! Забыл! И взаправду ведь забыл! Хм… а вы что, пришли помочь пушку заряжать?
        — Ага!  — говорит Циго.
        — Тогда давайте втащим её на холмик,  — предложил старик и повёл мальчишек в хижину.
        Там из-под груды старых досок и жести он вытащил длинную, насквозь проржавевшую трубу. С кряхтеньем выволок её наружу, зажмурился и поглядел через ствол.
        — Засорилась!  — заметил он и стал колотить её о дверной косяк.
        Из страшного жерла посыпались комья земли, сухие листья и, наконец, выскочил полумёртвый от страха мышонок и шмыгнул в груду досок.
        — Ну, этот рискует головой!  — воскликнул дядя Столе.
        А мальчишки засмеялись: хорошо оружие, если в нём живут мыши. Ребята подхватили ствол и железный треножник, дядюшка вынес коробку с порохом и запальник, и все вместе двинулись к холму.
        Орудие установили на вершине холма, ствол укрепили на треножнике, крепко вкопанном в землю.
        — Вы заряжайте, а я буду стрелять!  — приказал старик.
        Мальчишки только того и дожидались. Боца даже приготовил мешочек для пороха. Циго получил от дядюшки пороху на первый заряд, дал знак Боце, и тот подставил мешочек. Туда попала добрая половина, а остатком зарядили пушку.
        — Теперь заткните ствол!  — командует старик.  — Набейте хорошенько, пусть для первого раза ахнет как следует, чтоб слыхать на все четыре стороны!
        Помощники работают быстро. Смяли газетную бумагу, сделали пыж, деревянной палкой забили его в ствол. Дядюшка внимательно наблюдал за работой, а когда всё было готово, скомандовал:
        — Прячься в укрытие!
        Боца и Циго кинулись за ближайшее дерево. Дядюшка насыпал немного пороха в заднюю часть ствола, отошёл на несколько шагов, укрепил фитиль на длинной жерди и поднёс его к орудию.
        — Ну, сейчас загремит, как колесница Ильи-пророка!  — донёсся до ребят его голос.
        Из трубы повалил дым, ствол дёрнулся назад, но вместо грохота послышался тяжкий вздох, и пыж на метр отлетел от орудия.
        — Да что это с нею?  — В голосе старика удивление и разочарование.
        — Может, порох отсырел?  — предположил Боца.
        — Наверное! Ну ничего, сейчас берегитесь! Вот вам двойной заряд, да пыж в ствол забейте хорошенько. А я приготовлю фитиль.

        Мальчишки возятся у орудия и возбуждённо перешёптываются.
        — Давай сыпь ещё!  — командует Боца.
        — Не жадничай, а то он догадается,  — шепчет Циго.  — Неудобно же так нагло обирать отличников.
        — Сыпь, не жалей!  — сердито командует Боца и подставляет мешочек.
        Циго пожимает плечами, но порох отсыпает.
        — Готово?
        — Сейчас!
        Мальчишки бегут в укрытие. Процедура с зажиганием фитиля повторяется снова. Орудие дёргается, и выстрел, не сильнее, чем удар валька, беспомощно колеблет воздух.
        — Да что это с ней такое?  — качает головой старик.  — Тут что-то неладно.
        — Дядя Столе, да она бахнула, словно гром!  — в восторге кричит Боца.  — Как ахнет! До сих пор в ушах звенит!
        — Ты это серьёзно?
        — Конечно, серьёзно!  — подтверждает Циго.  — У меня чуть барабанные перепонки не лопнули!
        — Да что ты говоришь?
        — Барабанные перепонки, говорю!  — Циго делает вид, что кричит во всё горло.
        А старик и не подозревает, что стал жертвой нового, ещё более хитрого обмана. Мальчишки сговорились убедить дядюшку Столе, что пушка грохочет как гром, и, чтобы это доказать, притворяются, что орут изо всех сил, а на самом деле едва шепчут, так что и сами себя еле слышат.
        И бедному дядюшке Столе остаётся только поверить, что он неожиданно оглох. Ведь вот мальчишки уверяют, что пушка грохочет не хуже настоящего орудия, а он слышит глухой хрип, словно вздыхает усталая корова.
        Дядя Столе прочищает и потирает обросшие волосами уши и в третий раз подносит фитиль к пушке. Ничего! Немного дыма, и уже знакомый ему тихий вздох!
        — Ух, вот это ахнула!  — орёт Боца, но его «крик» доносится до ушей старика словно еле слышный шёпот.
        — Земля затряслась!  — подыгрывает ему Циго.
        И бедному дяде Столе приходится не верить своим собственным ушам.
        Пять раз он «стрелял» в честь отличников, четыре раза за очень хороших, три раза за хороших, а когда подошла очередь «всякой там мелочи», дядя Столе усомнился в своём слухе ещё раз. Пушка рявкнула, словно самая настоящая гаубица, причём не только загремела, словно гром небесный, но даже соскочила с «лафета» и три раза перевернулась в воздухе.
        — Вот это да!  — радостно закричал главный пушкарь.  — Пальнула что надо!
        — Как гаубица!  — кричит уже обычным голосом Боца.
        — Что там гаубица!  — Поддала не хуже атомной!  — подтверждает Циго.
        Дядюшка в недоумении. Прочищает уши, вертит головой направо-налево и недоверчиво повторяет:
        — А я-то, кажется, слышу по-прежнему хорошо.
        — Может быть,  — подхватывает Боца.  — Знаешь, это, наверное, была временная глухота, бывает такая, мы на уроках по гигиене проходили.
        — Если хорошо прислушаться, то даже слышно, как пчёлы гудят,  — всё ещё не очень уверенно произносит «временно оглохший».
        Через десять минут, уписав целую тарелку мёда — дядя Столе угостил их за ревностное исполнение обязанностей артиллеристов,  — Боца и Циго возвращаются домой.
        Ну, теперь у нас всё в порядке!  — хвастает Боца, слизывая с губ капельки медового угощения.  — Вот он, порох.  — Боца взвешивает на ладони мешочек.  — Четырёх кило, правда, не будет, но раза четыре пальнуть можно!
        — А пушечку-то мы свистнем в ночь под пятницу, когда дядюшка ляжет спать,  — говорит Циго.
        — Угу! Навалим её на Срджу, пусть тянет. Мы с тобой сделали самое главное.
        — Идёт!  — соглашается Циго.
        — Артиллерия, друг ты мой, это бог войны!  — декламирует Охотник на Ягуаров.
        — А ну-ка, парень, накрой ты мне этот танк бронебойным!  — приказывает командир.
        — Слушаюсь, товарищ командир! Опускаешь ствол, берёшь танк на прицел, производишь расчёт… нажимаешь на спуск и — бум!.. бах!..  — остаётся только прах и пепел, если уж хочешь знать!

        X

        Решение администрации Дома отправить Срджу на море о первой партией малышей было громом среди ясного неба.
        Мича ходит по двору хмурый, задумчивый. Столь же озабоченные Рако и Пирго едва поспевают за ним. Ожидают Срджу и Боцу, те сейчас в канцелярии с дипломатической миссией — уговаривают заведующую послать с малышами кого-нибудь другого.
        Разговор там, видно, затянулся, и трое черноногих просто сгорают от нетерпения. Огромными шагами они меряют двор и сердито расталкивают карапузов, а те, сияя от счастья, уже собираются в дорогу. Им и в голову не приходит, что они, и сами того не желая, вызвали гнев тройки нахмуренных мальчишек. Малыши, недоумевая, уступают дорогу Пирго и никак не возьмут в толк, что бы это могло случиться с Мичей: он так враждебно оглядывает их с ног до головы.
        Кабы знали, удивлялись бы меньше, но они ведь не знают о заботах старших. А это вам не шуточки — накануне решающей битвы с ковбоями лишиться отличного товарища и воина, который «будет надо — ворога настигнет, а коль надо — шагу не отступит».
        Что может чувствовать Вождь, что он может сказать, когда глупая случайность выводит из строя такого воина, как Буйволово Ухо. Надо вам знать, что такова боевая кличка Срджи.
        — Словно руку у меня отрезали!  — вздыхает, уже не знаю в который раз, Вождь черноногих, быстро поворачивается, закладывает руки за спину и продолжает вышагивать по двору.
        Но он не успевает закончить очередной круг: в дверях появляется Срджа, а за ним Боца. У обоих такой удручённый вид, точно они возвращаются с похорон.
        — Ну, что?  — в один голос спрашивает вся тройка.
        У Срджи нет сил ответить. Он наклонил голову и смотрит в землю. Охотник на Ягуаров с огромным трудом выдавливает из себя одно-единственное слово:
        — Едет!
        — Эх!  — вырывается одновременно у всех троих.
        — И никакой надежды?
        — Никакой! Она ни за что не уступает. «Ты, говорит, Срджан, отличник, ты заслуживаешь одним из первых ехать на море. Кроме воспитателя, с малышами должен быть и старший товарищ, чтобы следить за ними, помогать. Ты же понимаешь,  — говорит она,  — малышам захочется и рыбу половить, и на лодке покататься. Кто им поможет, кто научит, как не ты? Ты серьёзный юноша, и я тебе целиком и полностью доверяю!» Вот так!  — печально заканчивает Срджа.
        — А ты что?  — спрашивает Пирго.
        — А я что? Всё это так, говорю, но я терпеть не могу моря. Я, знаете, плохо переношу солнце. А она как засмеётся! «Странно, говорит, как это не переносишь солнце. Ведь ты весь как негр чёрный. И насколько мне известно, из реки ты не вылезаешь». Ну, я тогда прошу: «Товарищ заведующая, вы уж лучше пошлите Райко. Он тоже отличник, а в реке купаться боится. Весь белый, как творог. Пусть лучше он поедет с малышами». Не успел я договорить, а Боцу словно за язык дёрнули: «Райко,  — говорит он,  — к тому же не черноногий». «Этого ещё не хватало!  — рассердилась заведующая.  — Что это за разделение такое. Какой такой черноногий?» Еле-еле выкрутились. В конце концов она решила: «Поедешь ты, Срджан! Вон ты какой худющий! Тебе надо поправиться». Тут я засучил рукав рубашки и говорю ей: «Пощупайте только, какие у меня мускулы, товарищ заведующая! К чему мне поправляться». А она засмеялась и открыла перед нами дверь: «Идите! И не приставайте ко мне. Как решено, так и будет!»
        Черноногие замолчали.
        Боца вспоминает своё совершенно недипломатическое вмешательство и не смеет взглянуть товарищам в глаза. Появляется и Циго. Услышав о решении заведующей, он себе места не находит. Шарит по карманам, что-то ищет. Хотел было для успокоения выкурить «чинарик», но вовремя спохватился, что такое утешение ему может дорого обойтись. Мича преследовал курение куда яростнее, чем сам преподаватель гигиены. Рако усиленно моргает, никогда не угадаешь, с чего этот мальчишка разревётся.
        Наконец Мича сказал:
        — Что поделаешь? Решение есть решение. Собирайся, Срджан, проводим тебя на вокзал.
        Понуро побрели мальчишки в спальню, чтобы помочь Срдже собраться в дорогу.
        Только Боца остался во дворе. Он подстерегал «белого» Райко. Немного погодя они уже сидели под шелковицей и о чём-то оживлённо беседовали.

        Сразу после обеда колонна из тридцати мальчиков и девочек построилась во дворе. Перед каждым путешественником рюкзак, доверху набитый бельём и продовольствием. Карапузы нарядились в морские тельняшки и гордо выпячивают грудь, будто каждый из них обошёл на корабле по крайней мере полсвета. Девочки носятся туда-сюда, осматривают свой багаж, проверяют, не забыто ли что-нибудь «совершенно необходимое». Они уже начинают прощаться со старшими подружками, остающимися дома. Эти прощания — целая эпопея. Подойдут одна к другой, печально посмотрят друг другу в глаза, и та, что уезжает на море, говорит загробным голосом:
        — Нада!
        А остающаяся:
        — Мира!
        Уезжающая опять со слезами повторяет:
        — На-а-а-да!
        А остающаяся:
        — Ми-и-и-ра!
        — Нада, я каждый день буду тебе писать!
        — Каждый-каждый день?
        — Каждый, вот чтоб мне с места не сойти! И в воскресенье буду!
        — Мира, напиши мне, как там…
        — Напишу, про всё, про всё напишу!
        — И какой пляж, напиши.
        — И про пляж напишу,  — обещает Мира.
        — И про лодки?
        — И про лодки.
        — И про заход солнца напиши, ладно?
        — Напишу. Всё опишу: какие облака, какое море на закате.
        — Смотри не забудь!
        — Не забуду. Честное слово!

        Затем начинаются нескончаемые поцелуи: в щёки, в лоб, в волосы, в нос, потом объятия и пожимание рук. В конце концов дело доходит до проливания слёз, и всё начинается сызнова:
        — Мира!
        — Лена…
        — Будешь писать?
        — Каждый день, Лена.
        — Пришли нам с моря открытку.
        — Пришлю, вот чтобы мне с места не сойти!
        На этом прощание перед Домом вчерне заканчивается. Второе, главное прощание состоится на вокзале.
        Уезжающая Мира подходит к следующей подружке. И опять, почти слово в слово, повторяется тот же разговор. Мира целуется, Мира обнимает, Мира плачет и обещает писать. Обещает так щедро, что вряд ли даже касса Дома смогла бы оплатить её расходы на обещанные открытки.
        Мальчики в матросских тельняшках прощаются как и подобает мореплавателям. Они выпятили грудь, насупили брови. Резким движением протягивают руки, крепко пожимают их и коротко, по-моряцки, выпаливают:
        — Ясное дело, напишу!
        — Не забудь привезти мне морскую звезду.
        — Не забуду! Ясное дело! Поймаю и для тебя одну.
        — Тебе нужна удочка?
        — Спасибо. Миле мне подарил с тройным крючком.
        Настоящий мужской разговор!
        А о поцелуях при расставании нет и речи. Что они, девчонки, что ли, обливаться на прощание слезами. Пожмут руки, похлопают друг друга по плечу, вот и всё.
        Двинулись. В голове колонны идут певцы из хора. За ними путешественники. С обеих сторон провожающие. Хор грянул: «Ой, Марьян, Марьян!..»[1 - Одна из песен югославских партизан.] Пёстрая толпа повернула к городу и с песней вышла на большак. Стихла песня, а Миле вытащил из-за пазухи кларнет.
        — Что сыграть?
        Боца и Райко виднеются где-то в хвосте колонны, они продолжают оживлённый разговор, начатый во дворе, однако это не мешает музыкальному Охотнику на Ягуаров ответить на вопрос Миле:
        — Ну, если концерт по заявкам, давай, Миле, как он, бишь, называется, да… «Марш Беломора».
        — Не «Беломора», а «Черномора»,  — поправляет его Миле.
        В колонне хохот: восторгаются музыкальными познаниями Боцы.
        — «Марш Беломора!..» Ха-ха-ха! Хорошо ещё, что не сказал «Красномора». Или ещё лучше, «Синемора». Ха-ха-ха! «Марш Беломора!..» — хохочет кто-то.
        И вот так, подшучивая и подсмеиваясь друг над другом, добираются до вокзала.
        Мальчики погрузились в отдельный вагон, вместе с ними и Срджа, такой печальный и убитый, словно его отправляют на казнь. Заведующая сказала небольшую речь, в ней было много советов и добрых пожеланий, воспитатель проверил, все ли на своих местах, а Лена раздала девочкам букетики полевых цветов. «Пусть,  — сказала она,  — девочки вдыхают их запах и на море не забывают о своём Доме». Вышел начальник станции с флажком в руке.
        — Красная Шапочка!  — зашумели дети.  — Даёт сигнал отправления.
        Запыхтел паровоз, застучали вагоны, и весёлые детские крики сменились равномерным перестуком колёс по рельсам, резким скрипом тормозов и грохотом металла. Восклицания: «Счастливого пути!» и «Приятного отдыха!» — слились с пронзительными свистками.
        Ленины девочки никак не хотят уходить с перрона. Посылают воздушные поцелуи, поднимаются на цыпочки и упорно машут платками, хотя поезд уже давно отошёл от станции и исчез в облаках дыма и пара…

        XI

        Возвращаясь в дом, Лена и Мича словно бы случайно оказались рядом. После встречи под шелковицей им ни разу не выдалось случая поговорить, да они и не виделись как следует. Если Мича появлялся где-то неподалёку, Лена опускала глаза и старалась поскорее уйти. Мича тоже стеснялся остаться с глазу на глаз с Леной. Когда он ловил взгляд Лены, ему казалось, что она изучает его с головы до ног и чем-то в нём недовольна. «Наверное, я некрасивый»,  — подумал как-то Мича. Он подошёл к зеркалу, что случалось с ним нечасто, и начал себя разглядывать: по правде сказать, красавцем не назовёшь, а уж волосы! Чёрный чуб закрывает лоб, лохмы торчат во все стороны. Мича энергично взялся за дело: целый день зачёсывал волосы назад обломком расчёски, взятой у Охотника на Ягуаров. Толку было мало! Не успеет он зачесать волосы, как они снова падают на лоб. Тогда Боца присоветовал смочить чуб сахарной водой: «Причёсочка будет как у Гренджера!»
        Мича последовал его совету. Смочил волосы на ночь сахарной водой, зачесал и завязал голову носовым платком.
        А проснувшись утром, готов был удушить Боцу… Волосы слиплись, точно от клея, голова будто в черепашьем панцире. Целый час макал он голову в ведро, пока сахар не растаял. Кончилось всё это тем, что волосы продолжали расти по-старому.
        Решив, что волосы у него ужасные, Мича загрустил: разве можно с такой лохматой головой надеяться быть достойным Лены? О ней ведь все говорили, что она прекрасна, как мечта.
        Он хорошо знал, что все главные герои в фильмах — красавцы, волосы у них приглажены, глаза большие, галстуки шёлковые, а уж одеты! Мича оглядывает себя: ничего похожего — ни приглаженных волос, ни больших глаз. Правда, брови у него широкие и тёмные. Но что толку в бровях, если у него, например, нет пёстрого галстука? И нос великоват, да и на клюв похож. А насчёт одежды… хм! Всё лето он бегает в голубой майке, а если солнце припечёт, тут и майку долой; ходит голый до пояса. Нет, если говорить об одежде, то Лена даже и не взглянет на него!
        Понимая, что в нём нет ну ни вот столечко красоты, и не желая никому навязываться, Мича стал избегать Лену.
        Он никак не мог простить себе слов, сказанных под шелковицей: «…знаешь, это… ты мне очень, очень, это… нравишься!» Ерунда! Разлетелся, наболтал невесть что, а она теперь, наверное, смеётся над ним. Да ещё, может, обо всём рассказала Мине. И они вдвоём потешаются. Уж такие эти девчонки!
        Твёрдо решив раз и навсегда покончить с этой комедией и со своей весьма неблагодарной ролью в ней, Мича стал думать о предстоящей битве с ковбоями. Какая ещё там любовь! Он воин. Вождь! И не подобает настоящему воину и вождю накануне решительной битвы бегать за какой-то там девчонкой, украдкой заглядываться на неё и вздыхать!
        Бот он проводил Срджу в дорогу, но не может примириться с потерей такого воина. Нарушен весь план боевой кампании, поставлен под вопрос успех «водородной». Из надёжных соратников у него остались только Пирго и Циго. И ещё Боца. Но ведь Боца фантазёр, часто увлекается… Он хороший товарищ и придумывает такое, что другому никогда и в голову не придёт, но он может провалить и самое верное дело. Вечно спешит, толком не подумает…
        Другое дело Срджа. Умный, рассудительный. С кем теперь в трудный момент посоветуешься? Кого пошлёшь парламентёром к ковбоям? Кто с ними договорится об условиях ведения войны? Не Пирго же посылать. Он ведь все споры кулаками решает.
        Склонилась Мичина лохматая голова под бременем тяжких забот. Идёт, а куда — не видит.
        И вдруг замечает — рядом шагают чьи-то белые сандалии! Один ремешок между пальцев, второй охватывает ступню, третий у щиколотки. Ленины сандалии!
        Он быстро поднимает голову и встречает взгляд влажных Лениных глаз. Плакала на вокзале, слёзы ещё не высохли. Они несколько мгновений смотрят друг на друга. Мича видит, как шевелятся Ленины губы, слышит тихий, укоряющий голос:
        — Мича, что с тобой?
        Он бормочет:
        — Ничего.
        — А почему ты прячешься?  — спрашивает она и застенчиво касается его руки% — Тебе трудно, да? Какой-то ты хмурый, озабоченный…
        — С чего это мне вдруг трудно?  — не слишком уверенно улыбается Мича. Ему неприятно. Он чувствует, что роли переменились, и сейчас она утешает его! Его, Вождя черноногих!
        Он злится на себя и на свою слабость. Но на Лену сердиться не может. Чёрт его знает почему, но не может. Она уже успокоилась и переводит разговор на всякие приятные темы, видно, хочет отблагодарить его за то, что он утешал её позапрошлой ночью. А ему ужасно хочется крикнуть: «Нечего меня утешать, Лена! Оставь меня в покое, ты мне нравишься, но жалеть себя я не позволю!»
        Эти мысли прерывает её голосок:
        — Мича, знаешь… я всё время думаю о том, что ты сказал мне под шелковицей…
        Может быть, он не расслышал? Неужели это говорит Лена?
        Вождь черноногих даже покачнулся от радости. Значит, не такой уж он урод! Она думает, значит…
        И он боится закончить свою мысль о том, что же думает Лена. С него достаточно и этого.
        Он помчался по лужайке перед Домом и кувырнулся через голову. Погнался за Циго и перепрыгнул через него, словно в чехарде. Обежал группу ребят, нагнулся, сорвал пучок маргариток и бросил их Лене…
        Где-то около полуночи Лену разбудил неясный шум, доносившийся снаружи, из-под окна. Похоже было, будто царапается кошка, пытаясь спрятаться от непогоды. Ленино благородное сердце не могло остаться равнодушным к чужому несчастью.
        Она выбралась из постели и осторожно, чтобы не разбудить подружек, подошла к окну.
        Тёмная, шумная, грозовая ночь окружала Дом. Ни звёздочки не видно. Стаи облаков тянутся по небу, словно остатки разбитого войска, гонимые воинственным, громогласным ветром.
        И вдруг откуда-то — Лене показалось, совсем близко — послышалось глухое, растерянное конское ржание, и всё стихло, смолкло в испуге, заглушённое раскатами грома.
        «Что это может быть?» — встревоженно подумала Лена и застыла от страха.
        По двору быстро промелькнула тень человека и скрылась за дровяником, а потом, немного спустя, появилась под окном. Теперь тень держала на плече длинный, довольно толстый шест и угрожающе помахивала им. Затем прижалась к стене и стала карабкаться к окну и оцепеневшей Лене.
        Она хотела крикнуть, но голоса не было. «Разбойник,  — подумала девочка,  — преступник или…»
        С кряхтением тень ухватилась за подоконник.
        «Или…  — Лена даже боялась подумать о такой возможности…  — Неужели, неужели вернулся Крджа? Наверное, это он! Ведь мальчики видели его в городе — это он!.. Он хочет отомстить!»
        Блеснула молния, вспоров нахмуренное небо, и это помогло Лене не умереть от страха.
        — Лена, открой, ради бога! Что ты застыла как статуя!

        Лена увидела знакомое лицо, и её страх сменился неописуемым изумлением.
        Дрожащими руками она отодвинула задвижку, и в комнату ввалился Срджа.
        — Срджа! Да ведь ты уехал на море?  — взволнованно прошептала Лена.
        Беглец приложил палец к губам:
        — Тише! Чтобы никто не услышал! Иди проведи меня до лестницы, а завтра я тебе всё расскажу.
        Мальчишка тряхнул мокрыми волосами и вслед за Леной выскользнул из объятой сном девчачьей спальни.
        — Ох, и что с тобой будет, когда заведующая узнает?  — спросила Лена уже на лестнице.
        Но Срджа отчаянно махнул рукой, словно говоря: об этом будем потом думать — и скатился по лестнице в мальчишечью спальню.
        Вскоре он уже сидел на своей постели, окружённый черноногими.
        — Видишь, удалось!  — хвастливо прошептал Боца.  — А чего только мне стоило уговорить Райко поехать вместо тебя! Я ему подарил целую коллекцию фотографий футболистов Первой лиги.
        — А воспитатель?  — боязливо спросил Рано.  — Он сразу заметит, что тебя нет, ну и шуму будет!
        — Это мы уладили,  — не перестаёт похваляться Боца.  — Мы наврали, что заведующая передумала и послала вместо Срджи Райко.
        — До первой остановки я прятался в туалете,  — объяснил Срджа.  — Никто меня не видел. Но мне не повезло.
        — Что?
        — Да ничего особенного. Я ведь не знал, что поезд скорый, пришлось две станции проехать, поезд только на третьей остановился.
        — Бедные твои ноженьки,  — вздохнул Рако.  — Да ты ведь ночью отмахал почти тридцать километров.
        — Вроде того,  — согласился Буйволово Ухо, словно речь шла о пустяке, хотя его собственные уши прямо-таки повисли от усталости.
        Один только Мича сидел в молчаливой задумчивости, в нём боролись радость и раскаяние. Если хорошенько подумать, они ведь здорово подвели заведующую, и это не даёт ему покоя. Он очень её любит и уверен, что все черноногие — тоже. Она обидится, наверное. Что она подумает о них, когда узнает об обмане? А не скрыть ли возвращение Срджи от неё и от всех других, кроме, разумеется, верных черноногих? А потом — ладно уж, потом будет видно, что делать…
        — Другого выхода нет,  — произнёс вслух Мича, и все повернули к нему головы,  — придётся тебя прятать. С сегодняшнего дня и впредь до особого распоряжения ты. Буйволово Ухо, будешь на нелегальном положении! Ясно?
        Подпольщик! Такой чести с восторгом удостоился бы любой из черноногих. Придётся скрываться даже от собственной тени, а все о тебе заботятся. Только…
        — Только где же он будет спать?  — вмешался Рако.
        У Боцы уже было наготове спасительное предложение.
        — Пусть спит в хижине у дяди Столе. Старик ведь всё равно бывает там только днём.
        Мальчишки выглянули в окно: дождливая ночь рассыпала вспышки молний. Пожали плечами: что поделаешь, подпольщик есть подпольщик, придётся немножко и помучиться, раз тебе выпала на долю такая великая честь!
        — Днём-то мы вместе будем,  — говорит Циго.  — Ты устрой бивак в лесочке у Мустанга. Вдвоём вам будет не так скучно.
        — Я буду тебе еду приносить,  — ласково пообещан Рако.  — Я знаю, ты пирожные любишь, мы с Боцей будем тебе свои отдавать. Правда, Боца?
        — Хм… ладно!  — без особого воодушевления согласился Охотник на Ягуаров.
        Договорились обо всём. Срджа прямо светится от счастья, что его верные друзья оказывают ему столько внимания. В конце концов он прикорнул на своей кровати, чтобы подремать до рассвета, а уже тогда уйти в глубокое подполье…
        Его разбудило беспокойное ржание Мустанга.
        Он вскочил. В окнах светился голубоватый, умытый рассвет.
        По ещё тёмным стёклам сползают последние капельки росы. На лугу за домом распелись чёрные дрозды и крапивники, где-то в глубине двора простуженно кукарекает общипанный петух.
        Сонный, усталый Срджа, ещё горячий от сна в своей старой доброй постели, скатывает одеяло в трубку, собирает вместе с Боцей пожитки, берёт боевую рогатку и удаляется… удаляется в печальное изгнание.
        Опять заржал Мустанг.
        — Наверно, он здорово вымок!  — шепчет Срджа.
        — Вот и хорошо!  — замечает Боца.  — Этим ливнем с него хоть всю грязь смыло.
        Они потихоньку выскользнули из спальни, провожаемые сердечными взглядами черноногих.
        Через минуту Срджа вернулся, подошёл к Миче и шепнул ему на ухо:
        — Я сегодня ночью пробирался в Дом через девчачью спальню. Мне Лена окно открыла. Знаешь, Мича, проведи с ней работу, чтоб она никому ни слова! Вы, я вижу, вроде дружите… Поговоришь?
        — Поговорю. Не бойся…  — бормочет Мича и краснеет.

        XII

        Вот так и шли день за днём, ночь за ночью, и пришла — пятница. Только румяная заря успела поглядеться в мирные воды Вербной реки, как на берегу появилась колонна черноногих. Впереди Вождь на лихом скакуне. Мустанг, словно предчувствуя, что «нынче пламя сечи испытает», гордо перебирает мосластыми ногами и фыркает — того и гляди, из его ноздрей синий огонь вырвется. Страшен конь, а всадник пострашнее: за поясом праща (то бишь рогатка) боевая, «где ударит, ран лечить не надо», за спиною лук и колчан стрел «отравленных». На челе — перья петушиные, лучшие, отборные. Едет верхом вождь черноногих и соколиным оком озирает кустарник на том берегу реки. А за ним полки его боевые. Словно волки, воины «на ногу легки, а очи быстры», как сказал бы народный певец. Лица раскрашены в боевые цвета, тут Боца постарался, вчера Охотник на Ягуаров намял в старой кастрюле диких черешен и перед выступлением в поход дал синего сока каждому воину: мажь как хочешь и сколько хочешь.

        И они, взгляните, не пожалели ни краски, ни собственных физиономий. Вымазали синим и щёки, и лбы, и подбородки и теперь похожи на баклажаны. А кто подогадливее, развёл красную акварель и поверх «черешневки» намалевал такие узоры, что ребят теперь и во сне страшно увидеть, а не то что встретиться с ними в рукопашном бою, когда свистят стрелы и летят скальпы с мерзких бледнолицых захватчиков!
        Идёт войско, земля дрожит. Всё живое убирается с дороги. Зайчишка один, бедняга, чуть богу душу не отдал со страха, когда топот ног разбудил его ото сна. Помчался он как ошпаренный и, потеряв голову от ужаса, проскочил прямо между ногами Рако.
        — Заяц!  — загалдели воины.
        Но их тут же успокоил голос Вождя:
        — Тише вы! Ковбои рядом!
        Отряд остановился как вкопанный. Задние ряды напирают на передние, толкаются, шепчутся. Им видно только Вождя на коне, а он как-то странно ведёт себя, пришпоривает коня голыми пятками, что-то дёргает, будто репу тянет.
        — Но, но-о-о!  — сердито понукает коня Вождь.
        Никакого толку. Мустангу захотелось немного помахать головой. Остановился. Растопырил все четыре ноги, поднял куцый хвост, машет головой. Мича изо всех сил тянет его за гриву, а Мустанг никакого внимания, знай мотает головой и сопит. Вдруг, откуда ни возьмись,  — Боца. Подскочил к коню и как огреет его прутом. Тут Мустанг просто взбесился, встал на дыбы и помчался к реке, словно белены объелся.
        — Вождь, стой! Осмотри боевые позиции!
        На всём скаку соскочил Мича с коня. А Мустанга ноги донесли как раз до того места, где трава погуще.
        — Нет, я больше на него не сажусь!  — рассердился Вождь.  — Того и гляди, влетишь на нём прямо во вражеский лагерь.
        — Ну ничего,  — успокаивает его Боца.  — Я его запрягу, пусть орудие тянет. Он у меня будет шёлковый!
        — Орудие! Ну конечно!  — вспомнил Мича.  — Давай покажи мне огневую позицию.
        За кустами у самой реки видны две головы — Срджи и Циго. Мальчишки с чем-то возятся, а с чем — пока не видно. Боца приближается и раздвигает ветки. У черноногих вырывается крик восхищения.
        Прикрытая только что наломанными ветками, опираясь на треножник, как две капли воды похожий на тот, на который подвешивают котёл над огнём, возлежала пушка дядюшки Столе, нацелив своё мощное жерло в самый что ни на есть центр Ведьмина Острова.
        — Это наша «водородная»,  — спокойно докладывает Охотник на Ягуаров и командует: — Расчёт, к орудию!
        Срджа и Циго застывают у ствола.
        — Вождю черноногих… салют!
        Чёрный, проржавевший ствол приподнимается вверх.
        Восхищению черноногих нет предела. Они подходят, ощупывают ствол, дуют в него, заглядывают в отверстие для запала, которое Боца пышно именует — автоматический спуск. Разглядывают фитиль, нюхают порох, удивляются и расспрашивают:
        — А скажи, Охотник на Ягуаров, какая у неё дальнобойность?
        — Четыре тысячи метров по прямой,  — объясняет начальник артиллерии.
        — А по кривой?  — наивно спрашивает Низо.
        — А по кривой я не мерил!  — ещё серьёзнее объясняет Боца.
        Мича, сияя от счастья, подходит к артиллеристам.
        — Здорово вы это дело обмозговали. Только… что это за гвозди?  — изумлённо спрашивает Мича, указывая на кучу ржавых гвоздей, сложенных рядом с орудием.
        — Это картечь. Знаешь, если гаги начнут стрелять из винтовки, чтобы было чем ответить…
        — На всякий случай!  — мудро добавляет Циго.
        Мича улыбается, собирает гвозди, бросает их в реку и оборачивается к Боце:
        — Ты уж, брат, слишком! Это нам не понадобится.
        — Га-аги!  — раздаётся с дуба голос Дойчина.
        Черноногие бросились врассыпную, залегли в высокой траве вдоль берега.
        — Отряд пловцов, готовьсь!  — скомандовал Мича.
        В одно мгновение мальчишки сбросили одежду и остались только в майках и трусах. Насыпали за пазуху боеприпасов для рогаток, колчаны и луки забросили за спину, а рогатки зажали в зубах. У каждого было и Ракино тайное оружие (супергранаты — утиные яйца), его можно было применить в решительный момент общей атаки на Ведьмин Остров.
        — Низо, беги, смени Срджу. Ты будешь у орудия, а он пусть явится ко мне!  — прошептал Мича на ухо Низе.
        Минутой позже, когда Срджа подбежал и лёг рядом с Вождём, обиженно спросив: «Чего это ты меня сменяешь?» — на противоположном берегу реки показалась длинная шеренга стрелков-ковбоев.
        — Ух ты, сколько их!  — послышался шёпот на левом фланге, и светловолосая голова Нешо спряталась в траве.
        — Это ты, Нешо? Я слышу, как у тебя зубы стучат!  — ядовито заметил Пирго. Он стоял на коленях в траве, размахивая рогаткой и не сводя глаз с другого берега.
        «Ух ты, сколько их!» — пронеслось теперь и в голове у Пирго, но произнести вслух — никогда! Скорее, он откусит себе язык.
        А вон Еза. Закинул винтовку за плечо и самоуверенно прохаживается перед густыми рядами ковбоев. А их тьма-тьмущая. Не тридцать, не пятьдесят, а, по крайней мере, человек семьдесят. Идут, не скрываясь, шумят, на ходу натягивают рогатки и луки, и слышны уже их крики:
        — Эй, туземцы! Спины для тумаков приготовили?
        — Где ваш Вождь? Мы ему воробьиное перо к убору добавим!
        — Эй вы, заячье войско, покажитесь!
        С «туземной» стороны не доносится ни звука. Слышен только спокойный шёпот Вождя:
        — Тихо! Ни слова!
        Кто-то в Езином лагере запевает:
        Выкиньте рогатки, мажьте салом пятки!

        Боца вытянул шею и только собрался ответить «поэту» ещё более ядовитой частушкой, как Мича помешал ему:
        — Молчи! Пусть болтают, пока у них языки не заболят!  — А про себя подумал: «Вообразили, что справятся с нами безо всякого труда. Не рассчитывают, что каша будет горячая!»
        Еза подошёл к берегу. Остановился, полюбовался на своё отражение в воде и снял винтовку.
        — Эй, туземцы!  — закричал он.  — Сдавайтесь, уступайте пляж без боя, пока я добрый. Учтите, сегодня нам не до шуток!
        Он вскинул винтовку и выстрелил в направлении вражеского берега. Как разозлённая оса, пуля просвистела над головами черноногих.
        — Ишь какой!  — гневно воскликнул Мича.  — Настоящим оружием грозится!
        — Может, он нас просто припугнуть хочет?  — заметил Срджа.
        — Я тоже так думаю. Ну, теперь пришёл твой час. Готовься к переговорам.
        Мича долго шептался с Срджей, прежде чем ответить Езе. Хорошенько условившись обо всём, Мича подозвал Пирго.
        — Пирго, ты пойдёшь вместе с Срджей к ковбоям. Только помни — не выходи из себя и не затевай ссоры. Придержи язык. А ты, Срджа, не забудь, когда ты поднимешь руку вверх, это будет сигналом, чтобы Боца палил из пушки. Ясно?
        — Ясно!  — спокойно ответили парламентёры.
        Тогда Мича поднялся, взмахнул луком над головой и крикнул:
        — Эй, ковбои! Посылаем к вам послов для переговоров.
        В ответ на слова Мичи с того берега раздался смех и торжествующие крики.
        Но голос Вождя сразу же их утихомирил:
        — Сдаваться мы не собираемся, придётся вам малость подождать!
        Болтливый Перица не удержался:
        — Долго ждать-то?
        — Пока мы вам хорошенько бока не намнём!  — отрезал Мича.
        По рядам черноногих — после первых слов Мичи они изумлённо смолкли — пронёсся гул одобрения.
        — Хэлло, Еза,  — опять закричал Мича,  — смотри, чтобы с нашими парламентёрами чего не случилось! Ты, надеюсь, знаешь, что такое воинская честь?
        — Да уж не беспокойся!  — презрительно процедил Еза.
        Парламентёры поплыли через реку. Несколько быстрых взмахов, и они уже перед Ведьминым Островом. Пересекли быстрину, взбили ногами белую водяную пену и выбрались на отмель. Первыми показались из воды круглые, мускулистые плечи Пирго. Он помахал руками, согнул их в локтях, делая вид, что греется. Надо же было, чтобы ковбои хорошенько рассмотрели его бицепсы.
        За ним одним прыжком выскочил на поросший травой берег Срджа.
        Они встали рядом, стряхнули воду с загоревших тел и лёгким шагом направились к Езе, который ожидал их, опираясь на свою винтовку…
        Еза окинул парламентёров взглядом, полным ненависти. Тонкие розовые губы сжались в презрительной усмешке. Правая рука лежит на охотничьем ноже, самом настоящем ноже, в кожаных ножнах с блестящими бляхами. За спиной на зелёной тесьме висит ковбойская шляпа.
        Широким движением руки Еза остановил парламентёров и ледяным голосом спросил:
        — Ну, в чём дело?
        «Вот ведь воображала!» — подумал Пирго и не сдержался:
        — Муха пролетела!
        Срджа выразительно взглянул на него. Еза хотел было что-то сказать, но только поднял одну бровь и фыркнул.
        — Ну?
        — Во-первых,  — вкрадчиво начал Срджа,  — мы хотим сообщить условия боя всем твоим га… то есть твоим воинам.
        — Ничего не имею против!  — не моргнув глазом отвечал Еза.  — Только я заранее предупреждаю: забудьте слово «гаги». Иначе я не отвечаю за последствия.
        «Гляди, да в нём есть что-то порядочное»,  — подумал Пирго.
        С шумом и свистом Езины мальчишки окружили парламентёров.
        Срджа нервно откашлялся.
        На него устремлено множество взглядов, которые трудно назвать дружелюбными. И в каждом взгляде то же, что и в глазах Езы — насмешка!
        «Гаги-то просто во всём подражают Езе,  — подумал Срджа.  — А если кто сильнее их, то они притворяются, что этого не замечают».
        Зря Пирго напрягает свои могучие бицепсы. Гаги и не смотрят на них. Нет, скорее, только делают вид.
        Поняв, в чём дело, Срджа обрёл свою прежнюю решимость. Он выпрямился, окинул взглядом живой, дышащий неприязнью круг и сказал:
        — От имени воинов племени черноногих и от имени Вождя предлагаю вести борьбу честно!
        — Ещё бы, а ты как думал?  — захохотал Перица.
        Срджа не обратил внимания на этот выпад. Он спокойно продолжал:
        — Мы не враги, хотя мы и поссорились из-за пляжа. Мы товарищи. Ребята из одного города. А вопрос, кому будет принадлежать пляж, решим в честной борьбе. Так ведь?
        Несколько голосов подтвердило: так!
        — Но я считаю, что вот это не может быть названо честной борьбой!  — И он показал зажатый в ладони свинцовый шарик.  — Долго ли тут до беды, ни вам, ни нам это ни к чему!
        Мальчишки загалдели. Слино — он обычно поторговывал билетами у кино — кричал громче всех:
        — А ты на нас не наговаривай. Ковбои такими штуками не воюют.
        — А чего ему наговаривать,  — удивительно спокойно возразил Пирго.  — Я вчера подобрал этот шарик в вашем лагере на Петушиной Горе.
        В тишине, означавшей прежде всего признание, опять послышался голос Срджи:
        — Мы все надеемся, что вы не будете ими пользоваться. Но…  — тут он многозначительно замолчал и окинул взглядом Езу и его винтовку,  — у вас есть ружьё. Настоящее ружьё!
        Еза переступил с ноги на ногу.
        — Это оружие по сравнению с рогатками всё равно что атомная бомба по сравнению с шомпольной винтовкой! Я предлагаю из вооружения исключить оружие, которое может быть опасно для жизни,  — быстро, почти слово в слово произнёс Срджа то, что прочёл вчера в газете.
        Сначала мёртвое молчание, а затем оживлённый гомон встретили заявление Срджи. Слышались голоса «за» и «против» этого предложения. Тогда вперёд выступил Еза.
        — Я вижу, что вы здорово испугались моей винтовки,  — насмешливо сказал он.  — Смотрите не помрите от страха! Я не буду стрелять по-всамделишному! И — убирайтесь! Мы принимаем все условия.
        Насколько оскорбительным был тон Езы, настолько спокойным и полным достоинства был ответ Срджи. Так говорят только профессиональные дипломаты.
        — Слушай, Еза,  — заметил он,  — я тебе верю. Но чтобы ты случайно не забыл о данном слове, послушай вот это!  — И Срджа поднял руку вверх.

        На другой стороне реки Охотник на Ягуаров поднёс фитиль к пушке. Из кустов рявкнул выстрел, и его эхо понеслось от берега до берега. Белое облако дыма поднялось над рекой.
        Срджа с радостью увидел изменившиеся лица гаг. Глаза у них круглые, они следят за ползущим над водой дымом.
        — Как видишь, у нас есть орудие. Мы не будем применять его до тех пор, пока вы будете соблюдать условия. В противном случае вы получите от нас полкило картечи. До свидания!
        Два тела мелькнули в воздухе и исчезли в воде.
        Как только парламентёры коснулись руками своего берега, в воздухе засвистели глиняные шарики.
        Битва началась.
        «Десантный отряд» черноногих быстрым кролем направлялся к Ведьминому Острову. В тот же момент навстречу ему двинулись силы ковбоев. Над зелёными волнами Вербной реки послышались свирепые крики воинов.

        XIII

        Посреди Ведьминого Острова поднималась довольно высокая горка, поросшая травой и ежевикой. Как гласило старое предание, под нею покоился прах ведьмы — когда-то давным-давно она хозяйничала в округе, но однажды крестьяне поймали её в сеть, сотканную из паутины, сожгли и завалили кучей камней.
        Именно эту горку, самое высокое место на острове, выбрал Мича в качестве позиции, откуда он будет оказывать сопротивление атакам ковбоев. С обеих сторон её прикрывали вербы и ольха, их зелёные волосы развевал утренний ветерок. Серые, источенные жучком стволы служили отличной защитой для Мичиных воинов.
        В первой же атаке черноногие захватили Ведьмину Горку и прилегающие к ней кусты ивняка, это был своего рода заслон, о который разбивались все атаки Езиных башибузуков. Глиняные шарики и «отравленные» стрелы ливнем сыпались на позиции черноногих, но отступать они не собирались. На вершине холма, окружённый своей верной гвардией, стоял Вождь. Рогатки и стрелы его гвардейцев осыпали «огнём» неприятеля, их боевые клики ободряли усталые сердца.
        Поднял Мича руку богатырскую, и влепил он яйцо утиное прямо Езе в чело молодецкое.
        Но ковбой — добрый молодец, на испуг не возьмёшь, натянул он пращу сыромятную и воздал Вождю той же мерою. Лихо ринулся он на вражий стан, а за ним два десятка добрых воинов.
        Становилось жарко!
        Несколько ковбоев вскарабкались на горку, и пошли в ход кулаки. Началась рукопашная. Теперь можно увидеть, кто кого: стоят черноногие, как гранитная скала, принимают тумаки и в долгу не остаются, некоторые уже сцепились с противником и катаются по зелёной траве. Но не отступают. Крепко держат горку, отбивают атаки запыхавшихся воинов Езы, что карабкаются по её крутым склонам.
        На правом крыле наступает Еза во главе своего «ударного отряда». Там отборные ковбои, известные драчуны и задиры, им подраться — всё равно что стакан воды выпить! Они жмут крепко, не обращая внимания на глиняные ядра, которыми их осыпают стрелки Мичи, укрывшиеся за вербами и в кронах ясеней. Постепенно, шаг за шагом, Еза начинает теснить воинов черноногих. Сам он держится в гуще битвы, и его победоносные крики всё ближе, всё воинственней.

        На другом берегу реки, рядом с молчащим «орудием», мучается неизвестностью Боца. Густые заросли ивняка, опоясывающие остров, мешают ему следить за ходом битвы. Бледно-зелёные тюрбаны ясеней скрывают от его взгляда черноногих. Ничего не видно. Только ужасные вопли ковбоев и редкие восклицания черноногих говорят о том, что там идёт борьба не на живот, а на смерть и что черноногим приходится туго.
        Боца слышит: совсем близко радостно завопили гаги — видно, взяли в плен кого-то из черноногих. Конечно, это голос Нешо! Тоскливо, растерянно зовёт Нешо своего Вождя, молит вызволить его «из рук супостатов». А сверху, с горки, слышится усталый, прерывающийся голос Мичи:
        — Не сдавайся, Нешо-о-о! Не бойся!
        У тройки пушкарей сердца готовы вырваться из груди. Три слезы одновременно сползают по чумазым щекам.
        — Где Пирго? Что с ним?  — всхлипывает Боца.  — Почему его отряд не идёт в атаку?
        Девять воинов в отряде «Ягуар», не парни, а огонь! Ещё в начале боя Мича приказал им перебраться на другой берег и в решительный момент ударить на врага с тыла. Чего же они ждут? Разве не видят, что Мича устал, Нешо попал в плен, что сдаёт храброе воинство черноногих перед превосходящими силами неприятеля? Что с Пирго?
        «Неужели? Нет!  — Боца даже не может додумать свою мысль.  — Нет! Миллион раз нет! Скорее Вербница потечёт назад к своим истокам, чем Пирго оставит в беде друзей. Нет, как он только мог подумать такое?!»
        Одним прыжком Боца вскочил с земли и оказался рядом с Мустангом. Взлетел ему на спину, схватился за гриву и закричал:
        — Вперёд! Циго! Низо! Вперёд, на остров! На ковбоев!
        А Мустанг, словно понял — «пробил час, приходится сражаться», без малейшего колебания шагнул в воду и, повинуясь воле всадника, по-старчески, неторопливо поплыл туда, где разгорелась жесточайшая битва. За ним прыгнули в воду Циго и Низо.
        Через несколько секунд Мустанг выбрался на берег, боевым копытом попирая землю, и, высоко подняв куцый хвост, поскакал к подножию горки.
        В тот же момент на другой стороне острова, словно из-под земли, выросли Пиргины «ягуары».
        — ИИИХИИИ!..  — разнёсся их боевой клич.
        — ОИИИХИИИ!..  — откликнулись окружённые на холме защитники.
        Битва в самом разгаре.
        Крики изумлённых ковбоев смешались с радостным визгом черноногих. На мгновение всё смолкло.
        Слышно было лишь, как шелестит трава под ногами да стучат копыта Мустанга, как звенит тетива лука или щёлкает резинка рогатки. На вершине горки схватились Мича и рослый ковбой. Держись, Вождь! Мича пригнулся, отскочил в сторону, вышел в правое кроше… Держись, ковбой! Противник потерял равновесие и скатился в траву.
        В ивняке Циго со свежими силами налетел на вражескую тройку и в мгновение ока раскидал её. Пирго врезался в центр ковбойского отряда, разделил его пополам, потом повернул направо и сбросил «ударную группу» Езы в кусты. Бьют «ягуары» направо и налево, но и ковбои не сдаются. Здорово дают они сдачи!
        А в сторонке, на прошлогоднем сене, схватились Низо и Перица. Языкастый Перица и пугливый Низо! Что? Пугливый Низо? Нет, он уже переболел этой болезнью! Разве пугливый бросился бы в самую гущу боя?
        Правда, положа руку на сердце, следует сказать, что бойцы они не слишком искусные. Поединки для них, видно, и в самом деле в новинку, если не принимать во внимание те, где оружием Перице служил язык.
        Крепко обхватили они друг друга, рванули, и оба растянулись на земле. Встали. Меряют друг друга убийственными взглядами, кулак Низо взлетает и опускается в метре от головы противника.
        А теперь Перица замахивается. Так размахнулся, что в Низо не попал, а сам волчком завертелся. Низо схватил бы его за ноги, да Перица случайно увернулся, и Низо обнял воздух. Опять бросился Перица на Низо, но тут Низо наклонился, и Перица кувыркнулся через него и уткнулся носом в росистую траву. Низо, не будь дурак, ухватил Перицу за ноги и потащил по лугу. Перица поднял шум, кричит, вопит, умоляет, чтобы Низо отпустил его, сено набилось ему за воротник, но Низо беспощаден. Повернулся к противнику спиной, знай тянет его за ноги. Что такое? Перица стал вдруг лёгким, как пёрышко. Припустился тут Низо со всех ног, чтобы поскорее доставить пленного в надёжное место.
        — Куда?!  — слышит он сердитый голос Пирго.
        — Пленного тащу!  — гордо отвечает Низо, дёргает ещё сильнее, оглядывается, а Перицы и след простыл, чешет где-то по поляне, а у Низо в руках его левая сандалия — единственное воспоминание о первом единоборстве и первой победе.

        Отступили ковбои, заколебались. Богиня страха выпустила в их ряды ледяную стрелу А страшный бог Арес поднял весы боевого счастья, взглянул на поле боя и, увидев, что ковбои отходят, бросил на чашу черноногих свой меч.
        Один за другим бежали «завоеватели» назад, к своему берегу.
        Только Еза с двумя десятками ребят из «ударной группы» продолжал сопротивление. Он выдерживал атаки «туземцев», стоял твёрдо, как скала. Циго бросился на него, чтобы захватить в плен, но Еза так лихо огрел его, что Циго пересчитал все планеты Солнечной системы. Пришпоривая Мустанга, появился на поле битвы Охотник на Ягуаров и бросился в сражение, словно лев, но счастье изменило ему. Воины Езы попрятались в ивняке, а Боца знай продирается сквозь чащу. Запутался Мустанг в кустах, а низко опустившаяся ветка скинула всадника с его спины. Мустанг сделал ещё несколько шагов, потом растопырил передние ноги и уставился в пустоту перед собой, а наш джигит повис на суку…
        С горки вместе с защитниками высоты наступал Мича. На правом фланге орудовал Пирго с «ягуарами». Они ворвались в кусты ивняка. Ряды смешались. Еза отступил в самую чащу, под огромную вербу. Остатки ковбоев окружили своего предводителя. И когда на небольшой поляне перед ним появился Мича с товарищами, Еза поднял винтовку и прицелился в Вождя.
        — Назад!  — взвизгнул он и щёлкнул затвором.
        Мича застыл.
        — Убери ружьё, посчитаться нам и кулаков хватит!  — сердито прошептал Вождь.  — Трус! Так ты держишь слово!
        Еза не отвечал. С презрительной усмешкой целился он из винтовки в застывшую толпу черноногих, а его воины расплывались в счастливых улыбках.
        — Не смей стрелять!  — гаркнул Пирго и кинулся вперёд. Его слова заглушил глухой треск, сверху на Езу обрушился Боца. Сухая ветка вербы не выдержала и сломалась под его тяжестью в самый нужный момент.
        Охотник на Ягуаров сбил Езу, и оба оказались на земле. Пирго поднял сначала Боцу, а потом Езу. Езину винтовку повесил на плечо.
        — Стрелять собрался?  — спросил он гневно.
        Вождь ковбоев стоял молча.
        — Хорошо же ты держишь слово!
        Разозлённый, Еза глухо процедил:
        — Брось шутки! Отдай ружьё!
        — Погодишь маленько, пока я тебе его отдам! И уж коли ты так любишь выстрелы, послушай вот это!
        Пирго размахнулся и влепил Езе такую звонкую пощёчину, что даже на другом берегу откликнулось эхо…

        XIV

        Снова воцарился мир на зелёных берегах Вербной реки. Затих гул боя, как сказал бы поэт, и черноногие вовсю наслаждаются плодами победы.
        День-деньской возились мальчишки на пляже, плескались в воде, ныряли до самого дна, встречались с рыбами и раками, знакомились с головастыми бычками, что затаились под камнями, находили лягушачью икру, заглядывали в подводные пещерки, из них, испуганные неожиданным визитом, прыскали в разные стороны подусты и форели.
        Боца изготовил несколько удочек. С утра до вечера сидели рыболовы на берегу или на корягах, клёв был неплохой. А остальные валялись на песке, дремали, пригревшись на солнышке, а когда жара становилась невыносимой, вставали и лениво входили в воду, взвизгивая: «Ух, и холодна же водица! Бррр!»
        Приходили купаться девочки. Сначала появились Лена и Мина, а за ними и все остальные: Зора, Дана и рыжая Кача. Кача нарядилась в чёрный купальник, ходит важно, словно какая-нибудь мисс из Флориды. Кача страшная воображала. Соберёт около себя несколько подружек, и они пускаются в серьёзные разговоры: о кино, о пенсии, о самых симпатичных актрисах. Потом разговор незаметно переходит на причёски — с тоски сдохнешь, стоит хоть немного послушать этих девчонок. По крайней мере, таково мнение Боцы. Иногда, если день выдастся особенно тёплый, Кача приводит с собой малышку Лиду, дочку кухарки Терезы, и ни на шаг от неё не отходит. Потом начинается игра в «Красную шапочку».
        Кача берёт сумку с завтраком и вместе с Лидой отправляется в лес, а Циго изображает страшного волка. Ходит Кача по лесу, поёт песенки и делает вид, что собирает ягоды. А Циго на четвереньках рыскает где-то поблизости и воет так, что волосы дыбом становятся. Тут появляется Пирго и пронзает «волка» деревянным мечом. Лида хлопает в ладоши от радости, что злого волка наказали. Когда игра закончена, Кача холодно говорит Циго:
        — В другой раз играй волка лучше. Лида тебя узнала. Только увидела, сразу говорит: «А вот Циго».
        — А ты чего бы хотела? Не буду же я пугать ребёнка по-настоящему,  — неохотно оправдывается Циго и разглядывает свои колени, исцарапанные о лесные колючки.
        — Смотри, а то попрошу Мичу играть волка.
        — Да проси хоть настоящего волка!  — говорит Циго и уходит, весьма довольный, что избавился от волчьей роли.
        Кача с радостью попросила бы Мичу поиграть в волка, но никак не найдёт подходящего случая: с самого утра Мича сидит у небольшого трамплина. Рядом с ним Лена.
        Сидят они в сторонке от остальных, болтают над водой ногами, и кажется, что для них никого больше не существует. Мича разгорячился, «повествуя о победе над ковбоями». «А мы как налетим на них… А тут Боца на Мустанге… А потом мы как закидаем их утиными яйцами… Вот разбили мы их, забрали в плен, а Пирго отнял у Езы винтовку…» Мича говорит без остановки и чувствует, как он вырастает в Лениных глазах после каждой новой истории. Она восхищается подвигами Мичиных воинов, её длинные тёмные ресницы вздрагивают от волнения.
        Лена, правда, не может понять, из-за чего так беспощадно воюют мальчишки, к чему эти вечные споры из-за пляжа, берег ведь широкий, хватило бы места не на пятьдесят, а на пять тысяч мальчишек! Но она не вмешивается в мужские дела. Она верит Миче. Слушая его, Лена не сомневается, что всё так и должно быть и что Еза совершенно справедливо получил «по заслугам», как любит говорить Мича. После полудня на пляж обычно заглядывает заведующая. Поговорит с девочками, обойдёт терпеливых рыболовов, а они покажут ей пойманную рыбу, не меньше мизинца каждая. Потом заведующая лежит в холодке на одеяле и читает, а вокруг неё раздаются весёлые крики. Весь Дом, кроме поварихи Терезы и дядюшки Столе, переселился на реку. Даже Саво Злой Глаз тоже тут. Он сидит у воды, засучив штанины до колен и опустив ноги в прохладную воду. Не хватает здесь только подпольщика Срджи. Стоит ему издали увидеть заведующую, как он убегает подальше в лес и играет там с Рако в «мельницу». Победа над ковбоями не облегчила его положения. Приходится скрываться «впредь до особого распоряжения». Ночует он в хижине дяди Столе. Днём хорошо, всё
время с товарищами, но вот ночью одному — ох как одиноко! Темноты он не боится — рядом с ним трофейная Езина винтовка, но не слишком приятно каждую ночь проводить в шалаше, вдалеке от Дома и сонного дыхания мальчишечьей спальни.
        Ночью, когда раскидывается над хижиной звёздное небо, а синеватая летняя тьма закрывает её единственное окошко, в котором, впрочем, и стекла-то нет, мысли Срджи улетают далеко. Ему не спится. Думы не покидают его, роятся, словно пчёлы в ульях дяди Столе. Вспоминаются какие-то детские впечатления, всплывают картины детства, но так неясно, смутно, расплывчато. Вся короткая жизнь Срджи проносится перед его закрытыми глазами, одно воспоминание тянет за собой другое, и непрестанно, горько вспыхивает всё один и тот же вопрос: «Кто я? Откуда я?»
        А потом в полусне возникают неясные образы: ему кажется, что он перед своим домом, он точно знает, что это его родной дом,  — чисто выбеленный, крыша из каменных плит, а у порога что-то клюёт курица. Он бежит к порогу, раскидывает руки — и открывает глаза… Нет, это не родительский дом, он ошибся! Своего дома Срджа не помнит, ему привиделся дом, куда он во время экскурсии зашёл напиться воды.
        Срджа приподнимается. Темнота. Одиночество.
        Он с трудом дожидается утра, чтобы побежать к товарищам, на реку. Увидит знакомые лица — и забот как не бывало. Первым приходит Рако. Приносит завтрак и даёт Срдже знак спрятаться в лесу. Забредёт ещё какая-нибудь девчонка ненароком, так глаза и вылупит.
        В этот день, до упада наигравшись в «мельницу», Срджа предложил:
        — Пойдём на разведку! От скуки просто подохнуть можно!
        — Пойдём!  — охотно согласился Рако.  — А куда?
        — Разведаем, что делается на реке выше Ведьминого Острова, дойдём до каньона Скакавицы.
        Черноногие отправились.
        Если говорить откровенно, разведывать там было нечего. После битвы на Ведьмином Острове Езины ребята и носа на реку не показывали. Но Рако и Срджа всё же двинулись в путь.

        Они пробираются кривыми тропами, а то и вовсе без тропок, как это приличествует братьям-краснокожим. Минут через десять они уже на вершине Ведьминого Острова и с интересом разглядывают недавнее поле боя. Побывали и там, где изрыгала огонь их «водородная гаубица». Потом двинулись правым берегом реки и скоро оказались перед высоким мрачным ущельем. Сжатая в мощных объятиях скал, бурлила и кипела здесь Вербница, играла нетерпеливыми волнами. В густых колючих зарослях малины и ежевики Срджа обнаружил тропинку, и по ней мальчишки поднялись к правому склону ущелья. Потные и запыхавшиеся, остановились они на вершине и перевели дух.
        — Смотри!  — воскликнул Рако, вытирая рукой раскрасневшееся лицо.  — Дым!
        То, что они увидели, было достойной наградой за их усилия — подъём по крутому склону.
        Внизу, под ними, там, где русло Вербницы резко сужалось и она с разбегу устремлялась в тёмное жерло ущелья, на круглой полянке, окружённой орешником, поднимались дымки цыганского табора.
        Посреди поляны стояло несколько шатров, они очень напоминали индейские вигвамы, хорошо знакомые ребятам по приключенческим романам. У шатров паслись три тощие клячи, играли ребятишки, громко перекликаясь гортанными голосами. Две женщины в пёстрых юбках сидели на корточках на берегу реки. Слышалось шлёпанье вальков и всплески мокрого белья. Невдалеке от табора перекинулся через реку белый каменный мост, похожий на согнутый локоть великана. По нему то и дело проезжали грузовики и крестьянские телеги, направляясь к городу, скрытому за горой.
        Мальчишки выскочили из кустов. Старая цыганка с седыми волосами и тёмным лицом отложила валёк и разогнулась. Она держалась руками за поясницу и звала:
        — Эй, Маша-а-а!
        — Тут я!  — отозвался из шатра звонкий голос.

        Стройная цыганочка лет пятнадцати вышла из шатра, придерживая одной рукой длинные распущенные волосы, а другой сжимая гребень.
        — Погоди, старуха, дай косы заплету! Сейчас иду!
        — «Сейчас иду, сейчас иду!» — рассердилась старуха.  — У меня все кости разломило от стирки, а ты «сейчас иду»! Давай-давай, бросай гребень, бери валёк, дай тебе бог замуж за царя выйти!
        — Бери его себе, царя этого!  — заворчала девушка. И, пожимая плечами, подошла сменить старуху.
        — Ну и ладно! Мне царь, а тебе валёк!  — захохотала старая цыганка.
        Срджа и Рако слушают этот разговор и давятся от смеха. Смотрят: взяла девчонка валёк, вертит его в руках и что-то бормочет. Седая цыганка присела на корточки у костра, раздувает огонь, собирается варить кофе. Маша смотрит на неё, а потом, словно вспомнив что-то, начинает ожесточённо колотить вальком по старому одеялу. Малыши ни минуты не посидят спокойно: кувыркаются через голову, тянут чёрного, кривоногого пса за хвост, а тот воет так, что в ушах звенит.
        — Что-то ни одного мужчины не видно,  — говорит Рако.
        — Пошли в город паять-лудить,  — откликается Срджа.  — Теперь до вечера не вернутся.
        Рако задумался.
        — Знаешь что? Надо хорошенько стеречь Мустанга. Про этих бродячих цыган знаешь как говорят: на глазах украдут.
        — Сегодня здесь, завтра там, ищи ветра в поле!  — соглашается Срджа.  — На всякий случай доложим Вождю.
        — Обязательно.
        Черноногие ещё раз взглянули на табор и побежали обратно. Они были довольны, что их разведка действительно превратилась в разведку, а не в простую прогулку без волнений и приключений.
        Теперь, при возвращении, они избегали колючего кустарника и мчались по прибрежной гальке, чтобы поскорее добраться до Мичи.
        Они нашли его там же, где и оставили. Он одиноко сидит у трамплина. Глаза мечтательно смотрят вдаль. В руках вырванный из тетради лист, на нём что-то написано, похоже, что стихи.
        — Вождь!
        Мича повернул голову. Видно, что ему помешали. Но разведчики не обращают на это внимания — дело важное!
        — Новость, Вождь!
        — Н-да…  — промычал Мича. Но вместо того чтобы выслушать их, опустил голову и уткнул нос в написанные синими чернилами строки.
        Рако и Срджа переглянулись.
        «Что это с ним?» — словно спрашивают они друг друга, и оба пожимают плечами. А Мича читает стихи, на лице у него восторженная улыбка. Он раскраснелся, наклонил голову, и видно, как на шее у него колотится жилка, выдавая биение взволнованного сердца.
        — Вождь!  — решительно сказал Срджа.  — Да послушай ты нас!
        — Ах да!..  — опомнился Мича и поднял бровь — знак внимания у Вождя черноногих.  — Что ты сказал?
        Срджа докладывает о результатах разведки. Он описывает дорогу до ущелья, но, дойдя до того момента, когда они заметили цыганскую девочку, замолкает на полуслове: Мича опять опустил голову и, не моргая, смотрит на листок бумаги.
        — Да ты меня и не слушаешь!  — возмущается Срджа.
        Мича поднимает голову. Виновато улыбается.
        — Ну да… цыгане…  — заикаясь, произносит он,  — ну, это… и что же дальше?
        Срджа кое-как заканчивает донесение и обиженно отходит.
        — Чёрт какой-то в него вселился!  — озабоченно констатирует Рако.
        — Бредит, словно в лихорадке!  — сердится Срджа.
        — Ума не приложу, что с ним.
        За спиной у них что-то зашуршало. Оглянулись — а это Боца манит их к себе.
        — Тс-с-с!
        — Удивляетесь?  — многозначительно спрашивает Охотник на Ягуаров. И добавляет: — И я удивляюсь.
        — Такой воин, да ещё Вождь… хм… да вот…
        — Что?
        — Да нет…  — Боца остановился, прикусил губу, а потом решительно заявил: — Влюбился наш Мича, если уж хотите знать…
        — …?!
        Мальчишки уселись под кустом и зашептались, то и дело озабоченно поглядывая в сторону уединившегося Вождя. Наклоняются друг к другу, покачивают головами.
        — Это Лена?  — спрашивает Срджа.
        — Ага!
        — Я так и подумал.
        — Она славная!  — восхищённо замечает Рако.
        — Сильна!  — поправляет его Охотник на Ягуаров.
        А Мича сидит в той же позе, таращится то на бумагу, то куда-то вдаль, снова на бумагу. Он никак не может оторваться от четверостишия, оно гласит:
        Как волшебно сияет заря, —
        Солнце всходит, сверкая, горя,
        Моё сердце и утра величье,
        Сохраню я для милого…

    Лена
        Последнее слово в стихотворении пропущено. Это загадка! Но с другой стороны, ясно, что сюда ничего нельзя вставить, кроме «Мичи». Впрочем, может быть, и не «Мичи»? Насколько Мича разбирается в поэзии, здесь с тем же правом могли бы оказаться и Вича, и Кича, и Тича! Но в их Доме нет ни Вичи, ни Тичи, ни Кичи. Стало быть, остаётся только он — Мича!
        Впрочем, зачем ломать над этим голову? Эти стихи написаны для него. Это ясно! Для кого же ещё?
        Облегчённо вздыхая, Мича встаёт и робко направляется к Дому, куда уже давно, передав ему стихотворение, умчалась смущённая и раскрасневшаяся Лена.
        Вслед ему летит озабоченный шёпот черноногих:
        — Ну и изменился же он!
        — Ничего похожего на прежнего Мичу!
        — Пропадает человек, если уж хотите знать!  — печально заключает Охотник на Ягуаров и насаживает на крючок божью коровку — лучшую приманку для бычков.

        XV

        Еза был вне себя от ярости — получить от Пирго такую позорную оплеуху! Бросился в реку, переплыл её несколькими сильными взмахами и исчез на дороге, ведущей в город. По пути ему попадались группки мальчишек — остатки его разбитого войска. Он не обращал на них внимания, не вступал в разговоры. Шагал широко, сурово нахмурившись, и во всём его облике было что-то вызывавшее страх.
        В нём бушевал гнев. Разбит он, Еза, а ведь одного его имени было достаточно для устрашения всех мальчишек с соседних улиц. «Туземцы» дали ему и его ковбоям урок по всем правилам: они были храбрее, дружнее, твёрже в обороне, неудержимее в нападении. И он получил то, что ему «причиталось». И наконец, наконец… его винтовка оказалась трофеем черноногих. Лёгкая, блестящая винтовочка, с пятидесяти метров подшибал он из неё воробья, а с двадцати шагов — одним выстрелом разносил пуговицу от пальто в мелкие кусочки! Подарок отца после окончания восьмилетки, а теперь она попала в чужие руки!
        Всё можно было стерпеть, только не это! И никогда он не простит поражения, до тех пор…
        Еза внезапно остановился. Щёки у него горели. Но ещё ярче и злее жёг его огонь позора, терзала душу оскорблённая гордость.
        «Я им отомщу! Жестоко отомщу!..» — кричала в нём обида. Но её перебил голос разума: «Отомстить! А как?..»
        Он был уже недалеко от города. Среди зелени садов и огородов виднелись розовые домики окраины. Близился полдень. Устав от жары, город еле слышно гудел: откуда-то доносился голос женщины, зовущей ребёнка: «Драган! Драга-а-ан! Иди обедать!»
        Где-то недалеко звенела ступка — хозяйка толкла для подливки перец, за забором недовольно бормотал индюк. Нет, Езе не хочется в город, домой ему тоже неохота, ему нужна тишина, надо посидеть одному и придумать, как отомстить!
        Предводитель ковбоев сделал «налево кругом», подошёл к ограде, перелез через неё и оказался в густом, тенистом сливовом саду. Но не успел он сделать и трёх шагов, как чей-то голос окликнул его:
        — Эй, куда собрался?
        От неожиданности Еза застыл на месте. Осторожно повернул голову. Справа от него, прислонившись к забору, сидел на корточках Крджа и выпускал из ноздрей густые клубы дыма. Рядом с ним на боку лежал старый-престарый перекрашенный велосипед.
        — Рано за сливами лазить собрался, зелены ещё,  — усмехнулся Крджа.  — А к тому же…  — он приподнялся,  — ты должен бы знать, что я здесь за сторожа.
        Еза не испугался:
        — Ну и что? Я не за сливами пришёл!
        — Верно, верно! Больно зелёные,  — насмешливо произнёс Крджа.  — Впрочем…  — и он словно задумался,  — ты, верно, пришёл подорожника нарвать. Да, он здорово от синяков помогает.
        — От каких синяков?  — мрачно пробормотал Еза.
        Крджа подошёл поближе. Он стоял, уверенно расставив ноги, свысока глядя на Езу.
        — Ну, ну… нечего тут. Я всё знаю!  — покачал головой Крджа и будто с сожалением добавил: — Да-а, здорово вам всыпали! В городе только об этом и говорят!
        Старая злоба и ненависть к «туземцам», утихшая было от удивления при встрече с Крджей, снова вспыхнула в душе Езы. «И он знает!  — мелькнуло у него в голове.  — Что это он сказал? Неужели весь город судачит о поражении?»
        — Кто говорит?
        — Все! Кого ни встретишь. Будь спокоен, эти, из Дома, уже всем разболтали о своей победе,  — быстро добавил Крджа, и глаза его хитро блеснули.
        Еза онемел. Опустил глаза и рассматривает носки своих ботинок. Поражение терзает его, словно в груди у него раскалённые угли. Чтобы помучить его, Крджа без умолку говорит о битве, причём всё преувеличивает, а в голосе у него сожаление… Он жалеет его, Езу,  — предводителя ковбоев!
        Крджа замолкает, затягивается сигаретой и продолжает свою хитрую игру:
        — А скажи, пожалуйста, только ты не обижайся, правду ли говорят, что Пирго отнял у тебя винтовку и влепил тебе здоровую затрещину?
        Еза резко вскидывает голову, и его вспыхнувший взгляд встречается с глазами Крджи, в них сквозит раздражение.
        «Будто рассвирепевший тигр!» — думает Крджа, слушая гневный ответ Езы:
        — Правда! Но правда и то, что я отомщу ему! И ему, и всем черноногим!
        — Серьёзно?
        — Не может быть серьёзнее! Это так же верно, как то, что я — это я, а ты — это ты!
        На плечо мальчика дружески опускается тяжёлая рука Крджи.
        — Сразу видно — настоящий боец! Эх…  — Тут голос Крджи становится нежным.  — Эх, в твои годы я такой же был! Ничего не скажешь, ты кремень-парень.
        Эта похвала и одобрительный тон Крджи — лучшее лекарство для оскорблённого самолюбия Езы. Он с благодарностью смотрит на Крджу, а тот крепко жмёт ему руку.
        — Так ты и вправду собираешься мстить?
        — Собираюсь!
        — Верно?
        — Уж чего вернее!
        — Ну, в таком случае… ладно. Давай присядем, поговорим немного.
        Крджа берёт Езу под руку и ведёт под сливу в глубина сада.

        Они долго сидят под деревом, наклонившись один к другому. Крджа что-то объясняет, машет руками, часто сжимает кулаки, а Еза серьёзно кивает головой. Стоит Езе начать говорить, как Крджа поддакивает, похлопывает его по плечу и довольно улыбается. Солнце уже давно перевалило за полдень, а эти двое всё ещё разговаривали.
        Наконец Крджа встал, за ним поднялся и Еза. Они пожали друг другу руки.
        — Ты, верно, слышал, что у меня с ними тоже есть счёты. Я думаю, ты понимаешь,  — шепнул Крджа.
        — Конечно.
        — Поможем друг другу. Коли дело выгорит, нам и море будет по колено!
        — Идёт!
        — Только держи язык за зубами!  — напоминает Крджа и прикладывает желтоватый, прокуренный палец к губам.  — Возьми с собой одного, самого верного ковбоя.
        — Да уж я знаю!
        — Ну ладно, тогда всё в порядке. Смотри: рука руку моет!  — говорит Крджа и провожает Езу до ограды. Чтобы помочь ему перелезть через забор, он подставляет спину, а когда Еза скрывается, на лице Крджи появляется хитрая и зловещая улыбка…

        XVI

        Проснулся Срджа от глухого раската грома. Похоже, быть грозе.
        Густая, непроглядная тьма окружала хижину. Из темноты налетает тёплый ветер, обнюхивает соломенную крышу, ударяет в стреху, крыша дрожит, прогибается. Дрожат и поскрипывают ветхие балки, трутся одна об другую, и кажется, что тяжело вздыхает больной человек. Сверкнула молния и осветила хижину. На мгновение стали видны торчащее вверх железное рыло «водородной», ржавые грабли у стены, несколько старых ульев. Опять налетел порыв ветра, мощным ударом отворил дверь и швырнул в хижину охапку листьев — листья Срджа разглядел при новой ослепительной вспышке молнии. Загрохотало так, что он вздрогнул всем телом. И первые капли забарабанили по крыше. Удары грома становились всё чаще и чаще.
        «Железо притягивает молнию!» — испуганно подумал Срджа и, ощупью найдя «водородную», прикрыл её своим одеялом. Сам он скорчился на своём ложе, боясь шевельнуться. Того и гляди, притянешь молнию.
        На мгновение затихло. А в перерыве между двумя ударами грома мальчик услышал широкий мягкий шум — приближался буйный июньский ливень. Потом по крыше словно захлопали мокрым одеялом, и проворная струйка скользнула сквозь дыру в крыше прямо Срдже за шиворот. Эта шуточка сопровождалась раскатистым хохотом грома. Изгнанник вздрогнул: по спине у него побежали мурашки. Ему вдруг стало холодно, зубы выбивали чечётку, руки покрылись гусиной кожей.
        Гром не смолкал, и хотя Срджа успокаивал себя, мысли его всё время вертелись вокруг пушки.
        «Притянет ведь молнию, как есть притянет, бедная моя головушка!.. Одеяло-то ведь самый никудышный изолятор! К тому же и винтовка Езина тут — ствол из чистой стали! А тополя на холме! Небось ждут не дождутся, пока в них молния ахнет!.. У стены вон железные грабли стоят. Ух ты, да тут полно железа!» Теперь уж Срджа действительно испугался. И когда молния опять разорвала темноту, он вскочил с постели, выбежал через открытую дверь и припустился к Дому, провожаемый залпами небесного салюта.
        Не переводя дыхания домчался он до Дома и только во дворе почувствовал, что промок до последней нитки. Спрятался под навес. Не наткнуться бы на заведующую — дело вполне возможное: она всегда обходит ночью спальни.
        Послышался странный шум. Срджа вгляделся: кто-то приближался к Дому. Неужели заведующая?
        — Тс-с!  — донеслось до его слуха.
        «Нет, это не она! С чего бы ей шептать “тсс!..” Значит…» И тут он увидел высокую человеческую фигуру.
        Неизвестный остановился у ограды Дома. Оглянулся, махнул рукой и быстро зашагал к зданию канцелярии. Вскоре за ним возникли две тени, и Срджа услышал голос Езы:
        — Поживей! Мы постережём!
        Незнакомец подбежал к дверям канцелярии, карманным фонариком осветил замок. Рука умело орудовала отмычкой, дверь открылась быстро. Неизвестного поглотила темнота коридора.
        У Срджи от страха подогнулись колени: он узнал Крджу.
        «По трубе!  — мелькнуло у него в голове.  — Надо забраться по трубе, предупредить ребят».
        Прижимаясь к стене, он дополз до угла здания, обежал флигель и начал карабкаться по водосточной трубе.
        «Скорее, скорее!» — подбадривал он себя. Вот он ужа у окна девчачьей спальни. Позвать Лену? Нет! Нельзя! Узнают, что он здесь! Ну, ещё, ещё немного… ещё чуточку… Он ухватился уже рукой за крюк, но тут труба оборвалась, и Срджа шлёпнулся на землю.
        Ещё продолжали грохотать падающие на землю жестяные трубы, а Срджа уже вопил во всю мочь:
        — Мича-а! Пирго-о-о! Ребята!! На помощь!
        На втором этаже вспыхнул свет и озарил двор вокруг Дома. Загорелись лампы и в спальне девочек. В освещённом кругу показались три бегущие фигуры. Последним был Крджа.
        Во двор выскочил дядя Столе, но ноги изменили старику. У забора он поскользнулся и упал, бранясь и чертыхаясь.
        Срджа приподнялся. Саво Злой Глаз мчался, размахивая метлой — первым попавшимся ему под руку оружием… Открылись главные ворота, и в дождливую грозовую ночь, как были в одних трусах, выскочили черноногие.
        — Взломали канцелярию! Крджа… Еза… Они убежали!
        С десяток мальчишек под предводительством Пирго бросились в темноту. Мича и Рако побежали к зданию канцелярии.
        Ворвавшись в комнату заведующей Борки, они окаменели.

        В комнате, бледная и неподвижная, лежала на полу заведующая. Большая деревянная шкатулка, где хранились деньги Дома, была взломана и пуста, несколько банкнот — вор в спешке не успел подобрать их — шуршали на полу, подгоняемые ветром, врывавшимся в открытую дверь.
        — Ой, Рако! Она умерла!
        В комнату набились мальчишки и девчонки. Вбежал дядя Столе, остановился в испуге и снял шапку. Вопли и рыдания смешивались с удаляющимися раскатами грома.
        Первым опомнился Мича. Он наклонился над заведующей, взглянул ей в лицо и радостно закричал:
        — Жива! Воды!
        Лена выбежала во двор. По дороге она столкнулась с Терезой. Повариха путалась в широкой ночной рубашке и, причитая, била себя в грудь. Рако плакал.
        Протолкавшись с кувшином воды через толпу мальчишек, Лена вздохнула с облегчением — заведующая сидела на полу. Мича бережно поддерживал её. Она плакала, закрыв лицо руками.
        Ей помогли встать, подвели к постели. Она выпила глоток воды, ощупала затылок и, поднимая усталые глаза, произнесла:
        — Он ударил меня по голове — я не подпускала его к кассе.
        — Вы узнали его?  — спросил Мича.
        Заведующая отрицательно качнула головой:
        — Нет. Он был в маске…
        — Это Крджа,  — тихо сказал Мича.  — Вы его помните?
        — Крджа? Этот бандит! Этот ворюга!  — загремела повариха Тереза.  — Ох, попадись только он мне в руки! Ми-лиция-аа! Зовите милицию-уу!
        — Это будет лучше всего!  — послышался голос Пирго. Промокший и печальный, стоял он у дверей комнаты.
        Рядом с ним Цига, Боца и другие мальчишки — участники погони. Все они мокрые, забрызганные грязью.
        — Они убежали, но мы знаем, кто они: это Крджа, Еза и Слино — барышник. Срджа их узнал…
        Заведующая подняла голову:
        — Срджа?
        Мальчики онемели: Пирго проболтался!
        Из толпы вышел Срджа и уныло подошёл к постели заведующей:
        — Я здесь.
        — Откуда ты? Да ты… ты… ведь должен быть на море!
        — Должен,  — пробормотал Срджа.
        — Ребята, я просто не понимаю, что здесь происходит!  — развела руками заведующая и откинулась на подушку.
        Мучительная, глухая тишина. Все боятся даже пошевелиться. Заведующая тяжело вздыхает, а Саво Злой Глаз — он всё понимает по-своему — злобно шипит:
        — Сорванцы! Башибузуки! Барчуки балованные!
        Мича отделяется от группы мальчишек и становится рядом с Срджей.
        — Товарищ заведующая! Во всём виноват я! Он остался по моему приказу.
        — По приказу?!  — в недоумении переспрашивает заведующая.  — Эх, Мича! Я-то думала, что мои мальчишки никогда меня не ослушаются. По приказу! А я приказывать не хотела… Я хотела, чтобы вы слушались меня так… просто как старшего товарища.
        Но тут вперёд протолкался Охотник на Ягуаров.
        — Знаете… Мича не виноват. Это я виноват, это я всё придумал. Я подкупил Райко.
        — Подкупил?  — горько улыбнулась заведующая.  — Какие ещё сюрпризы ожидают меня сегодня вечером?
        — Да…  — забормотал Боца.  — Подкупил… Я дал ему все фотографии футболистов Первой лиги, и он поехал вместо Срджи.
        — Вот почему я его в последние дни что-то не вижу! Так…
        — Он и сам хотел поехать на море. Страшно хотел…  — собрался было продолжать Боца, но взгляд Мичи остановил его. Не время было оправдываться.
        — Хорошо. Обо всём этом вы расскажете мне завтра!  — вздохнула заведующая.  — А сейчас пора спать! Тереза, дай мальчишкам сухие майки. И успокойтесь. Держитесь так, словно ничего не случилось.
        Заведующая поднялась и нетвёрдыми шагами направилась в канцелярию, чтобы сообщить обо всём в милицию.
        Приглушённо переговариваясь, ребята разошлись по спальням.
        Перед Домом, у главного входа, стоял Саво Злой Глаз. Он сжимал в руках огромную дубину и провожал мальчишек сердитым шипением:
        — Распустились, сорванцы вы этакие! Я бы вас… Попадитесь мне только в руки…

        XVII

        Беда никогда не приходит одна. Наутро оказалось, что пропал Мустанг. Обыскали всю Кунью Горку. Обычно коняга пасся там и наслаждался обилием сочной травы, но сейчас Мустанга не было. Тогда Мича объявил общий поиск. Разделившись на тройки, мальчишки прочесали все кусты, все перелески вдоль Вербницы — напрасно. Верный конь словно сквозь землю провалился.
        Обшарив все окрестности, мальчишки собрались на пляже, чтобы договориться о дальнейших поисках. Кто-то предположил, что Мустанг, вернее всего, украден, а вор не иначе как Еза. Так он мстит за отобранную винтовку. Боца недоверчиво покачал головой:
        — На какого чёрта Езе Мустанг? Не в спальне же его держать…
        Не успел он договорить, как у Куньей Горки показался Рако. Он летел словно на крыльях и махал развёрнутой газетой.
        — Ура! Напечатали! Ура!
        — Что напечатали?
        — Смотрите,  — задыхаясь объяснял Рако,  — вот статьи о нас. Вот фотография Срджи, вот Мичина, вот мы все вместе, а здесь статья о Боце и Циго… И обо мне есть, смотрите!
        Мальчишки схватили газету — каждому хотелось увидеть себя на фотографии, прочесть свои слова в газете.
        — Тише, вы,  — остановил их Мича,  — не набрасывайтесь все сразу, газету изорвёте. Давайте сядем на траву и вместе прочитаем.
        Уселись кружком. Кое-кто пристроился на коленях за спинами сидящих, чтобы сверху заглянуть в газету, подрагивающую в руках у Рако.
        — А как хорошо Срджа получился!  — кричит Боца.  — Ну прямо как артист.
        — Срджа? А кстати, где Срджа?  — спросил Мича и оглянулся.
        Рако заморгал:
        — Срджа заболел. Разве вы не знаете?
        Лохматые головы черноногих повернулись к Рако.
        — Заболел?
        — Ну да. У него температура. Приходил врач осматривать заведующую и сказал, что Срджа здорово простудился.
        — А мы-то хороши!  — ворчит Боца.  — Ищем, тут эту клячу, а о товарище позабыли. Айда к Срдже!..
        И вот они уже сидят у постели больного Срджи. Тот лежит на спине, щёки у него пылают, руки вытянуты вдоль одеяла, глаза печально смотрят в потолок.
        — Мича, до чего же глупая вещь эта лихорадка. Не успел я из «подполья» выбраться, а она тут как тут.
        — Ты уж лежи,  — успокаивает его Мича.  — Лихорадка есть лихорадка… Тебе поберечься надо.
        Боце хочется рассмешить больного, он шутит:
        — Ну, это тебе нипочём. Медведю муха не страшна!
        — …Однако он бежит от мухи!  — заканчивает Циго.
        Срджа улыбается, приподнимается на локтях и вдруг спохватывается:
        — А Мустанга нашли?
        — Как в воду канул.
        — Я, кажется, знаю, где он,  — медленно говорит Срджа.  — Рако, как ты думаешь, может, он там?
        — Ну конечно!  — Рако хлопает себя рукой по колену.  — Ой, и как это я не сообразил! Там он — больше негде!
        — Мича! Бегите скорее в цыганский табор. Рако вам покажет,  — торопит ребят Срджа.  — Пирго, возьми на всякий случай винтовку. Идите все, со мной Низо останется.
        Мальчишки торопливо вскакивают с мест. Вооружаются. Один вытащил из-под подушки рогатку, другой извлёк из-под матраца деревянный меч. Рако вынул трофейный перочинный нож, отнятый у Перицы. Циго забросил через плечо лук, колчан «отравленных» стрел и шутливо спросил Пирго:
        — А правда, что от этих стрел медведь подохнуть может?
        — Конечно,  — улыбается Пирго.
        — Подохнет обязательно, особенно если он вообще подыхает от старости, например…  — объясняет Боца.
        Мича прервал их разговор:
        — Циго, Боца, Пирго, Рако, Дойчин и Нешо — к походу приготовиться!
        Отряд двинулся к дверям. Мича опустил руку, но тут открылась дверь, и вошла заведующая, а за ней несколько девочек. Лена озабочена, рядом с ней Мина, она с удивлением рассматривает растерянных воинов. За ними появляется Качина рыжая голова. Кача принесла корзинку с угощением. Верно, что-то сладкое, недаром Боца издалека облизывается. Последней входит Зора с букетом полевых цветов.
        Заведующая смотрит на Мичу:
        — Куда это вы, воины, собрались? Больного товарища бросаете?
        «Всё пропало!» — думает Мича. В голове у него ни одной мысли. Пирго смущённо переминается с ноги на ногу — Пирго вообще большой тугодум. У Рако вздрагивает нижняя губа, а Пирго неуклюже пытается спрятать за спиной колчан.
        — Ну, Мича, отвечай!  — опять раздаётся голос. Солгать теперь совершенно невозможно.  — Я слышала, что ты Вождь!
        Мича только собрался было рассказать всю правду — эх, была не была,  — как вдруг с удивлением услышал уверенный, спокойный голос Боцы:
        — А мы его и не оставляем. Просто хотели набрать ему земляники, если уж хотите знать!
        Выдумка, достойная охотника, который ловил ягуаров посреди Нью-Йорка! Боца неистощим на выдумки, особенно когда положение становится безвыходным.
        — Хорошо, хорошо,  — улыбнулась заведующая, обрадованная благородством своих мальчишек.
        Путь свободен.
        Вместе с заведующей к Срдже пришли девочки. Затараторили, расселись на соседних кроватях. Кача осторожно вынула из корзинки пирожок — произведение умелых рук Терезы, и поднесла к губам Срджи.

        — Я и сам могу!  — храбро запротестовал больной и тут же умял ароматное лакомство.
        Кача засияла от счастья. Значит, болезнь не опасная! И она стала подавать изголодавшемуся «подпольщику» пирожок за пирожком.
        Стук захлопнувшейся двери отвлёк её от этого занятия. Мичин отряд использовал момент и тихонько исчез.
        Оказавшись на лугу, отряд развил сверхзвуковую скорость. Земля стонала у них под ногами. Цвет воинства торопился освободить своего боевого друга, свою славу и гордость, увенчанного славой Мустанга.

        XVIII

        Полянка, где Срджа и Рако обнаружили цыганский табор, была пуста.
        Неприятно удивлённые, черноногие остановились на высоком берегу, глядя на бушующие волны вздувшейся Вербницы. Волны били так сильно, что над каньоном поднималось облако мельчайших водяных брызг.
        На том месте, где стояли шатры, желтела вытоптанная трава. Валялись обрезки жести, тряпки, объедки и пучки пакли — ею лудильщики обычно обтирают вылуженную посуду. Лёгкий ветерок вздымал с кострищ сероватый пепел, засыпая им поляну.
        Кочевники исчезли так же неожиданно, как и появились.
        Ребята шаг за шагом обошли поляну, но обнаружили только следы лошадиных копыт и колёсную колею. Боца долго пытался определить след Мустанга среди множества отпечатков копыт цыганских лошадей. Мустанг-то был не подкован. Однако, завершив свои тщательные исследования, Охотник на Ягуаров установил, к своему величайшему сожалению, что и у цыганских лошадей не было подков.
        Размышляя вслух, он громко поделился с мальчишками своим выводом, который всех развеселил:
        — Зря мы стараемся. И наш Мустанг, и их лошади не подкованы. Вот если бы Мустанг был подкован, а они нет или они были бы подкованы, а Мустанг не подкован, вот тогда бы я прозакладывал голову, что мы Мустанга найдём.
        И всё-таки ребята без особого труда установили, что цыгане вышли на дорогу и пошли долиной Вербницы к горам.
        Но какой от этого толк? Табор снялся с места ещё до грозы, вероятно, вчера вечером, за это время он мог пройти уже километров пятьдесят.
        Несмотря на эту печальную арифметику, мальчишки не сдавались. Боца поразмыслил и сделал новый вывод, не менее гениальный, чем первый.
        — Слушайте,  — заявил он, покусывая ноготь на указательном пальце,  — если Мустанг с ними, то мы их легко догоним. Благодаря его замечательной скорости цыгане будут терять на каждом километре по полкилометра. Можно считать, что они прошли не больше тридцати.
        — Маловато!  — усмехнулся Циго.
        — Арифметика убедительная!  — подхватил Пирго, перекидывая винтовку на левое плечо.  — А если Мустанг не с ними?
        — Тогда мы убедимся, что они его не крали, и будем искать в другом месте.
        — Ну, так что же будем делать?  — спросил Циго.
        — Поищем Мустанга в кустах у дороги, и если его там нет — в погоню!  — решил Мича.
        Развёрнутым строем черноногие двинулись к кустарнику. Не дошли они и до середины поляны, как в чаще что-то зашуршало, ветви раздвинулись, и отряд замер словно вкопанный.
        — Гляньте!  — выдохнул Дойчин, и больше ничего не было слышно в наступившей тишине.
        Навстречу им шли ободранные, промокшие, испуганно озирающиеся Еза и Слино.
        Они подходили молча, едва переставляя ноги.
        Еза остановился перед Мичей, испуганно взглянул на него и, пробормотав: «Сдаёмся», разрыдался. Рядом с ним, едва держась на ногах, стоял, втянув голову в плечи, Слино, словно ожидая откуда-то хорошей затрещины.
        Мича пытался собраться с мыслями, но это ему плохо удавалось. Он только пробормотал: «Вот оно как».
        Мича понимал: момент сложный. Перед ним стоит его противник, он готов упасть на колени, побеждённый и беспомощный. Ото всей верной гвардии у него остался только этот сопляк, и оба они запятнаны сообщничеством в краже.
        Что делать с ними? Надавать им хорошенько по шее — нет смысла. Сейчас их легко бить! Простить и повернуться к ним спиной — это тоже не годится. Нет у него права прощать им то, что прошлой ночью произошло в Доме. Мича взглянул на Пирго: тот еле сдерживается, чтобы не отлупить Езу… Нет, прощать невозможно! Он вспомнил, как заведующая лежала на полу в своей комнате, как она защищала шкатулку с деньгами. Вспомнил больного Срджу…
        Нет, Еза, ты своё получишь! И вдруг неожиданно перед его глазами встало лицо Лены. Ох, она бы простила всё. Она всем прощает, но никогда не простила бы ему, Миче, если бы он стал бить поверженного врага после того, как тот поднял руки! Даже если речь идёт о Езе.
        Он был в растерянности. Оглянулся: тёмные глаза Циго мстительно сверкают. Что делать?
        — Рассказывай!  — вдруг неожиданно для самого себя скомандовал он и сразу понял, что это самое лучшее, что можно было сделать.
        Слино удручённо шмыгнул носом. Еза проглотил слюну и начал своё повествование…
        Он пересказал им свой разговор с Крджей, признался, что был готов на всё, лишь бы отомстить за поражение. Правда, Крджа дал слово, что никому не причинит зла, но случилось так, что…  — Тут Еза оборвал свою исповедь и съёжился под злобным взглядом Пирго.
        Потом продолжал:
        — Мы договорились забрать деньги и сбежать в Африку. Я предложил присоединиться к движению «Мау-Мау», и Крджа сразу же согласился. Он сказал, что я там наверняка стану генералом, а Слино будет моим денщиком.
        Несмотря на серьёзность момента, Боца расхохотался.
        — Нашли где делать карьеру! Да ты что, не знаешь, что там борются как раз против таких, как вы, если уж хотите знать. Тоже ещё генерал! Негры этих самых генералов и колонизаторов лупят почём зря, а вы в Африку собрались, решили осчастливить их своим высоким посещением! Хорош генерал! А денщик…  — Боца оглядел Слину: — Ну, этот ни на что другое и не годен. Только там нет денщиков…
        Еза замолчал, подавленный знаниями Боцы. Черноногие посмеивались. Конечно, они могли бы вдоволь покуражиться над Езой. Но к чему? «Ну его, с него и так достаточно»,  — думал каждый про себя.
        — Потом мы пробрались в Дом…  — собравшись с силами, снова заговорил Еза.  — А когда после взлома удрали, Крджа нас предал. Оставил нас со Слино на дороге, а сам забрал деньги, сел на велосипед и уехал, Слино побежал за ним, а Крджа ему ещё и оплеуху влепил.
        — Отлично,  — улыбнулся Мича.  — А здесь вы что делаете?
        Еза зарыдал. Он бормотал сквозь слёзы:
        — Я хотел домой вернуться, да боюсь… Убьёт меня отец. И в тюрьму посадят, недавно тут проехал милицейский «джип». Они, наверно, нас ищут!
        — Если ты и в самом деле раскаялся, надо было остановить «джип» и всё рассказать милиционерам. Впрочем, сейчас тоже не поздно. Беги к нам, найди заведующую и расскажи ей всё, что говорил. Ну, живей… Скажи ей, что мы отправились в погоню за Крджей.
        Еза благодарно взглянул на него и, не сказав ни слова, побежал к Дому. За ним последовал и Слино.
        Когда незадачливый генерал «Мау-Мау» и его денщик скрылись за горой, Мича крикнул:
        — За мной! В погоню!
        И вот уже по белой, омытой дождём дороге мчится отряд черноногих, отмеряя быстрыми ногами километры. Впереди всех — потный, запыхавшийся Мича. За ним с винтовкой в руках Пирго, следом Циго, потом разведчик Дойчин и почти наравне с ним бывший «военнопленный» Нешо. Замыкают колонну Рако и Охотник на Ягуаров. Напряжённый темп, взятый Мичей, не под силу слабому Рако. Он еле дышит, мышцы на ногах немеют, но он не сдаётся. А если он спотыкается, рядом с ним Боца. Он даёт товарищу руку и подбадривает его:
        — Вперёд, Хвостик Газели, вперёд!

        XIX

        Дорога становилась всё труднее. Она вилась по склонам горы, делала повороты. Каждый подъём требовал новых усилий. Сначала онемели икры, затем перестали слушаться колени, потом заломило поясницу. Заскрежетала цепь передачи, и велосипед застонал как усталое животное.
        Крджа набрал полные лёгкие воздуха, скрипнул зубами и, нажимая изо всех сил на педали, дотянул до следующего поворота.
        «Немножко отдохнуть… Совсем немного!» — подумал вор и присел у обочины. Он закурил сигарету, сделал несколько затяжек и похлопал себя по груди. Зашуршали бумажки, зашитые в подкладку пиджака. Крджа усмехнулся. Усталость исчезла. Он с удовольствием вытянулся, положил ноги на камень и отдался мечтам о будущем…
        Зуум-зуум-ууум… Брууум!..
        Как ужаленный вскочил Крджа на ноги. Оглянулся… Прислушался.
        В долине за его спиной гудел автомобильный мотор.
        «Милиция!»
        С быстротой молнии Крджа схватил велосипед и затолкал его в придорожные кусты, а сам скатился с дороги и стал продираться сквозь заросли можжевельника.
        Он едва успел прижаться к земле, как на шоссе появился милицейский «джип» и, спрямив путь на повороте, пронёсся мимо перепуганного бандита. Крджа увидел головы трёх милиционеров в серых фуражках, и всё исчезло.
        За поворотом теперь тянулась лишь полоса желтоватой пыли, напоминавшей, что здесь проехали преследователи.
        Крджа переждал несколько минут. Гул мотора стих, и в горах снова воцарилась свежая, пронизанная солнцем тишина, нарушаемая только шорохом ветра в ветвях елей. Крджа осторожно выбрался из своего укрытия, оглянулся по сторонам и пустился бежать. От велосипеда он отказался — слишком опасно. Держась в стороне от дороги, он шёл сосновыми перелесками.
        К полудню вор выбрался на вершину горы — дорога теперь спускалась в долину. Там живописно раскинулись сёла и деревеньки.
        «Милиционеры небось уже в долине, расспрашивают обо мне,  — рассудил Крджа.  — Выяснят, что меня там не было, вернутся назад и обыщут все горы. Но…  — Крджа взглянул на солнце,  — до этого, наверное, и ночь спустится! А тогда — прощайте, братья милиционеры!  — усмехнулся Крджа, и рука его скользнула под пиджак, нащупала рукоятку немецкого парабеллума.  — Полна обойма — девять патронов!  — вспомнил Крджа и, сняв руку с пистолета, погладил подкладку пиджака, в которой была зашита пачка денег.  — Ни мало ни много — тридцать тысяч!» — подумал он и решительно двинулся в лес.
        Через несколько минут вор снова неожиданно для себя оказался на шоссе и застыл от удивления: посреди дороги, дребезжа, позванивая и потрескивая колёсами, дугами и закопчёнными котлами, двигался цыганский табор.
        Во главе этой неторопливой, живописной вереницы телег, тощих коней, кривоногих собак и людей шагал высокий худой цыган, всем своим видом показывая, что он старейшина табора. В голове Крджи мелькнула спасительная мысль. Он неслышно соскользнул на дорогу и, незаметно держа руку на парабеллуме, спокойно подошёл к старику.
        Крджа был уверен, что поблизости нет никого, кроме него и цыгана. Напрасно!
        Неплохо бы ему оглянуться, прежде чем выйти на дорогу. Беглецы обычно так и делают.
        Оглянувшись, Крджа наверняка увидел бы внимательные глаза и лохматую голову деревенского чабана. А приди ему в голову спросить чабана об имени, он узнал бы, что зовут его Яков.
        Примерно в то же самое время, когда Крджа подошёл к цыгану и повёл разговор издалека, черноногие переживали что-то похожее на землетрясение.
        Склон горы со всеми поворотами дороги вращался вокруг них. Ожившая дорога вставала на дыбы, старые сосны помахивали поседевшими кронами. Казалось, они танцуют румбу. Ужасающий скрип, натужное и хриплое фырканье, лязг и гудки — всё создавало полную иллюзию конца света, во всяком случае, для черноногих, подпрыгивающих в кузове старого зелёного грузовика,  — им казалось, что земля скоро прекратит своё существование.
        Свесившись за борт ободранного кузова, Нешо, жёлтый как лимон, возвращал всё съеденное с Нового года до сегодняшнего дня. Мича и Пирго придерживали его за пояс. Всегда стойкий и молчаливый Дойчин корчился в глубине кузова, видно было, что и ему не легче. Казалось, он глотает живых лягушек, широко открывая при этот рот, как голодный птенец. Рако лежит ни жив ни мёртв на коленях у Циго, а сам Циго прижимается к бочке с бензином, икает и рыгает — ни дать ни взять великомученик. Кузов напоминает утлый баркас во время шторма, а мальчишки — закоренелых грешников, которых настигла божья кара.
        Только Боце всё нипочём! Сидит у кабины и через окошечко перекликается с водителем.
        — Эй, живы они там?  — спрашивает весельчак шофёр.
        Боца оглядывает страдальцев в кузове и отвечает:
        — Живы-то живы, только четверо собираются богу душу отдать!
        — Серьёзно? Может, остановить?
        — Не надо! Дуй прямо на тот свет!  — хохочет Боца.
        — Сейчас, только прибавлю скорость,  — подыгрывает ему шофёр.
        — Берегись, чтоб небесные регулировщики не оштрафовали тебя за превышение скорости!
        — Ещё чего!  — кричит водитель.  — Из этой клячи больше восемнадцати в час не выжмешь.
        — Может, её травкой покормить, резвей будет?
        Шофёр засмеялся, нажал на газ, дал первую скорость и крикнул Боце:
        — Готовьтесь к высадке! Ещё немного, и мы на месте.
        — Подожди, пожалуйста, пока эта братия воскреснет из мёртвых.
        Грузовик грохочет ещё несколько сот метров и останавливается на ровной дороге, чуть подальше того места, где несколько часов назад Крджа мечтал о жизни на море.
        Измученные черноногие вываливаются из кузова. Они покачиваются, словно пьяные, и только у Боцы хватает сил пробормотать нечто похожее на благодарность:
        — Товарищ водитель, спасибо за приятную прогулку! Пусть совесть тебя не мучает — никто не скончался.
        — Спасибо и вам за приятное общество,  — смеётся шофёр.  — Милости просим и в другой раз!
        — С удовольствием. Только достань плюшевое сиденье для Неши!  — соглашается Боца, глядя на белые, как мел, щёки товарища.
        — Идёт!
        — Тогда мы и расплатимся за оба конца!
        — Договорились,  — добродушно подхватывает водитель.  — Ну, счастливо погулять!
        Прошагав онемевшими ногами сотню-другую метров, черноногие постепенно начинают оживать. Боца болтает:
        — Ну, уж это никуда не годится! Опять мне пришлось за всех вас врать. Человек решил, что мы едем на пикник, и по-товарищески взял нас к себе в машину.
        — Лучше бы не брал…  — бормочет Рако, размахивая руками, чтобы поскорее прийти в себя.
        — Ну и ковылял бы ты сейчас где-нибудь километров за сорок отсюда,  — вразумляет его Боца.  — А так, благодаря технике, мы в мгновение ока километров семьдесят отмахали.
        — Ну да — в мгновение ока!  — бормочет Циго.  — Меня чуть было наизнанку не вывернуло.
        — Интересно, а как бы ты летел в реактивном самолёте?!  — восклицает Боца.  — Ведь когда пробивают звуковой барьер, от перегрузок человека выворачивает словно перчатку, и то живой остаётся!
        — А ты что — на реактивном летал?
        — Не летал, а полечу!
        — Ты и сейчас хорош, а вот я бы полюбовался на тебя в реактивном.
        — Уж, наверно, покрасивее тебя буду!
        — Да хватит вам!  — утихомиривает их Мича.  — Вот поймаем Крджу, и хвалитесь досыта. Пирго, у тебя винтовка заряжена?
        — Патрон в стволе!
        — Есть ещё боеприпасы?
        — Семь штук!
        — Вперёд! Как знать, может, этот ворюга где-нибудь поблизости.
        Миче словно кто-то шепнул, что нужно быть осторожным. Инстинкт, или… скорее всего, точный расчёт. По дороге Мича считал, рассчитывал и сделал довольно верный вывод: на своём велосипеде Крджа мог проехать не более семидесяти километров, дорога-то трудная — сплошные подъёмы. Здесь, в горах, он, наверное, пойдёт пешком. Значит, сейчас они передвигаются с одинаковой скоростью. Стало быть, километр, а может быть, всего несколько сот метров отделяют преследователей от Крджи! А вдруг за следующим поворотом они увидят, как он устало ковыляет на своих длинных ногах…
        — Живее!..  — резко крикнул Мича.
        Черноногие затопали по шоссе.
        Но за поворотом они увидели то, что увидеть совсем не рассчитывали. Несколько мальчишек-чабанов собрались на поляне у дороги. Чабанята играли в какую-то игру и громко галдели.

        XX

        Один из них, плотный, коренастый паренёк чуть постарше Мичи, вёл игру. Он разделил чабанов на две группы, поставил между ними на землю деревянную баклажку для воды. Игра заключалась в том, чтобы поднять баклажку с земли и убежать с ней, но чтобы ни один из противников не осалил того, кто её взял. Здесь нужна была большая ловкость, потому что мальчишки стояли тесным кругом, один против другого. И если кому-нибудь удавалось осалить противника, то победители имели право кататься верхом на мальчишках из другой группы столько, сколько назначит судья.
        Чабаны собрались в круг около баклажки и протянули руки. Кто-то крикнул:
        — Яков, давай считай!
        Широкоплечий чабан отошёл в сторону, расставил руки и начал считать:
        Ала-ала-вла-гу!
        Мы играем в баклагу!
        Аш-каш-саракаш!
        Ач-кач-булюкач!
        Каракаш!
        Турукаш!
        Шило-мыло
        Барабаш!
        Кашка-чашка!
        Чья будет баклажка!

        Не успел Яков выпалить последние слова, как на поляне началась толчея: весь круг ребят пришёл в движение, во все стороны торчат руки, ноги и головы, слышны азартные крики:
        — Держи, Вуле!
        — Не давай, Шуле!
        — Хватай, Марко!
        — Подай, Жарко!..
        Свалка сделалась ещё гуще, всё перемешалось, перепуталось, и, наконец, из толчеи вырвался светловолосый поджарый мальчишка И бросился бежать через поляну, крепко сжимая баклажку.
        Противники погнались за ним, но Яков остановил игру:
        — Кончено! Марко, твои победили! Давай, Жарко, веди скакунов!
        Мальчишки из группы Жарко неохотно подошли к победителям и подставили спины. Победители вскочили на «коней».
        Черноногие, привлечённые игрой, подошли к самому краю поляны и чуть не попадали на траву от хохота. Победители скакали верхом на побеждённых, а те, бедняги, носились по поляне, словно настоящие рысаки. С нескрываемым удовольствием всадники покрикивали:
        — Но, но… Серко!
        — Давай, буланый!
        — Хоп-ля, вороной!
        А знакомый нам светловолосый паренёк оседлал Жарко и прямо-таки вынимал из своего «скакуна» душу.
        — Но-о, балуй! Не моя вина, что ты так плохо подкован!

        Кто знает, до каких пор они бы так гарцевали, если бы Яков не заметил черноногих. В первый момент он вытаращил глаза и подозрительно спросил:
        — Кто вы?
        Но, увидев Мичину дружескую улыбку, неторопливо подошёл к ним.
        — Хотите, давайте поиграем!  — предложил Яков и протянул свою широкую ладонь Миче.
        — Мы бы рады, да времени нет,  — отвечал Мича.
        — А почему?
        — Да вот…  — Мича внимательно всмотрелся в лицо чабана. Оно было открытым и сердечным.  — Мы приехали сюда по важному делу.
        — Ну что же, раз так…  — согласился Яков и повернулся к своим ребятам, они прервали игру и подошли к черноногим. Мальчишки обменивались то насмешливыми, то удивлёнными взглядами, что нередко бывает при встрече городских и деревенских ребят.  — Ну что же, мы вам мешать не будем, идите по своим делам,  — сказал Яков.  — Если что понадобится, найдёте нас в селе. Наши дома за этим лесом…  — Яков махнул рукой и обратился к товарищам: — Собирайте скотину, домой пора!
        Мича взглянул на солнце. Оно уже клонилось к западу. Незаметно похолодало, от леса потянуло свежим ветерком. С горы, зелёной невесты, день потихоньку снимал голубую небесную вуаль и дарил ей алые ожерелья солнца на западе.
        Вождь черноногих задумался. Ночь уже близко, а их поиски пока безуспешны. Куда же делся Крджа? Может быть, Мича ошибся в расчётах и Крджа ушёл гораздо дальше…
        — Эй, погоди!  — крикнул Мича вслед Якову, догонявшему товарищей.  — Слушай, мы ищем одного человека, он ограбил кассу. Ты никого здесь не видел?
        Яков изумлённо приоткрыл рот:
        — Он такой высокий, худой?
        — Ага.
        — Черномазый такой, вроде этого?  — Яков показал на Циго.  — И нос у него, как шило!
        — Точно! Так ты его видел?
        Яков хлопнул себя ладонью по лбу:
        — Эх, если б я только знал! Значит, на Козлиной Косе это он сидел. То-то он мне сразу показался подозрительным. Я уж знаю: если городской не по дороге идёт, а лесом пробирается, тут дело нечисто…
        — А куда он пошёл?  — нетерпеливо перебил его Мича.
        — А вот смотри, пойдёте, значит, по этой дороге до вершины горы, а как начнёте спускаться, будет поворот. Тут я его в последний раз видел. Он шёл с цыганами.
        — С цыганами?
        — Да. А цыгане сегодня утром у нас в селе курицу украли. Вот и всё, что я знаю.
        — Яков,  — тут Мича дружески сжал плечо Якова,  — пожалуйста, если увидишь милицию, скажи, что мы пошли за табором. Скажи, что Крджа с цыганами. Запомни — Крджа! Скажешь?
        — Почему не сказать?  — согласился Яков.  — Только знаешь, я ведь не знаю, кто вы и откуда.
        Времени на объяснения не было. Мича вдруг вспомнил, вытащил газету из кармана штанов и сунул её Якову:
        — На, держи. Мы из Дома сирот войны. Тут про нас на третьей странице написано, прочти, и всё будешь знать. До свидания и спасибо!
        Отряд двинулся дальше. Яков постоял минуту-другую, махнул газетой в знак приветствия и неторопливо зашагал к селу.

        XXI

        От зоркого взгляда Дойчина не ускользнуло маленькое пятнышко света, блеснувшее далеко в тёмной глубине долины. Ребята осторожно продвигались по дороге, окаймлённой с обеих сторон высокими соснами.
        — Внимание!  — прошептал Дойчин.  — Вижу огонь!
        Ребята всматривались в темноту.
        — Вижу костёр и палатку. Это они,  — теперь уже совершенно уверенно сообщил Дойчин.
        Мича собрал черноногих на совет.
        — Давайте осторожно подберёмся и окружим лагерь,  — предложил он.  — Мы с Дойчином подползём к палатке и разведаем, в самом ли деле Крджа с цыганами.
        — И Мустанг,  — послышался шёпот Боцы.
        — И Мустанг,  — нетерпеливо подтвердил Мича.  — Если Крджа там, мы будем держать их в окружении до рассвета. А в это время Циго побежит за милиционерами. Они должны быть где-нибудь тут, недалеко от дороги, на «джипе». Пирго, держи ружьё наготове. Если надо будет — стреляй!
        Пирго молча кивнул головой.
        — Всем понятно? Пошли, только тише!
        Черноногие стали подкрадываться к таинственному костру. Они ползли почти целый час. Лес был так густ, а мрак столь непроницаем, что они продвигались с черепашьей скоростью. Между стволами елей и буков, словно в самых настоящих джунглях, какие-то вьюны оплели папоротники, сцепились друг с другом колючие плети лесной малины и ежевики. Направление можно было определять лишь по трепещущему языку пламени, но и на него нельзя было долго смотреть: глаза привыкали к свету и потом становилось трудно разглядеть даже то, что было видно раньше. Неожиданно где-то внизу, в темноте, зашумел ручей. И лес стал реже, словно расступился. Стало лучше видно. Мальчишки услышали громкий голос цыгана и притаились.
        — Эх, чёрт побери, совсем заморилась эта кляча. Погляди, на ногах не стоит.
        — Лучше бы его прирезать,  — ответил женский голос.  — Кожу можно продать на опанки.[2 - ОПАНКИ — крестьянская обувь из сыромятной кожи.]
        — А у тебя голова варит,  — снова послышался голос мужчины,  — я и сам так думаю.
        Боца подполз к Миче и испуганно зашептал:
        — Это они про Мустанга!
        — Вроде бы.
        — Давай нападём на них! Чего ты ждёшь?
        — Не спеши. Посмотрим сначала, где Крджа.
        Одним махом черноногие перескочили ручей. По-пластунски доползли до опушки, где раскинули лагерь цыгане. Смотрят, а их бедный, едва живой Мустанг лежит привязанный к дереву. Вытянул все четыре ноги и безнадёжно качает головой. У ребят так и защемило в груди.
        Цыганские лошади выпряжены из телег, под телегами спали цыгане, собаки устроились рядом с ребятишками. Немного подальше виднеется разбитый на скорую руку шатёр. Перед входом седая цыганка раздувает огонь, над костром булькает котелок с похлёбкой. Старик сидит на пороге шатра, ноги поджал под себя, нервно посасывает трубку и, размахивая руками, препирается с худой женщиной, которая сидит спиной к ребятам.
        — Нет тут Крджи,  — шепчет Дойчин на ухо Миче.  — А мы и по дороге могли подобраться к цыганам. Смотри-ка!
        Мича смотрит, куда указывает Дойчин: за перелеском белеет дорога.
        — Что делать,  — вздохнул он,  — по дороге ходить — это не по-индейски.
        Что-то зашуршало рядом с ними. Смотрят, а это Боца встал на колени, за живот держится.
        — Что с тобою, Охотник на Ягуаров?
        — Ничего,  — стонет Боца.  — С голоду помираю. Чуете, как похлёбкой пахнет?
        Ещё бы не чуять. С полудня они глотают голодную слюну, ведь со вчерашнего вечера ни крошки во рту не было. Эх, им бы этот горшок похлёбки, вылизали бы всё до донышка. А теперь приходится жевать траву, от неё рот сводит оскомина. Пустые желудки заставляют забыть обо всём, кроме еды. Перед глазами Боцы так и стоят вкуснющие субботние пироги. А сегодня ведь суббота… Ух ты!.. Попадись пирог Боце в зубы, он бы и глазом не моргнул, только на пару глотков его бы и хватило! А потом он съел бы ещё штуки четыре… нет, не четыре, а восемь… и две порции гуляша впридачу!
        Цыган потянулся, встал, вышел из шатра и начал вглядываться в темноту, а потом втянул в себя воздух, словно принюхиваясь.
        — Маша!  — загремел его голос.  — Иди принеси воды из ручья!
        Голодные мысли упорхнули, словно стайка пухленьких перепёлок.
        В темноте загремела ручка ведра. Сонный, довольно сердитый голосок ответил:
        — Иду… Чтоб тебе никогда не напиться!
        Тоненькая тень мелькнула у шатра, девочка громко зевнула и побрела к ручью. Мича потянул Раку за рукав:
        — За мной! Поймаем её и расспросим.

        Маша пересекла полянку, пробралась через перелесок и подошла к ручью. Глубоко вздохнув, девочка наклонилась, зачерпнула воды и только собралась распрямиться, как две руки сомкнулись вокруг её талии.
        — Ой!
        — Тс-с-с!  — зашипел Мича и закрыл ей рот ладонью. Он чувствовал, как она дрожит.
        — Ой, умру со страха…  — бормотала девочка.
        — Крджа с вами?  — неожиданно и резко спросил Мича.
        Маша вздрогнула, и Мича понял, что его вопрос попал в цель. Но девочка словно воды в рот набрала.
        — Говори!  — повторил Мича.  — Смотри, соврёшь — хуже будет. Милиция недалеко.
        — Не смею я сказать, ей-богу, не смею,  — со слезами в голосе зашептала Маша.  — Если скажу, отчим меня в порошок сотрёт!
        — Ничего, ничего…  — успокаивал её Мича.  — Скажи правду, мы за тебя заступимся!
        Из темноты, держа в руках винтовку, показался Пирго. Подойдя поближе, он прямо-таки пронзил перепуганную девочку взглядом, которому позавидовал бы сам Старина Новак[3 - СТАРИНА НОВАК — один из героев сербского народного эпоса.].
        — Ну, ну, говори,  — прогудел он, стараясь говорить глухим басом.
        Маша пожала плечами и в отчаянии села на землю.
        — Только я шёпотом,  — сказала она.  — Ой, если меня старик увидит…
        Из сбивчивого рассказа Маши черноногие узнали, что Крджа идёт вместе с цыганами. Он появился около полудня и потребовал, чтобы старый цыган спрятал его в телеге и провёз через село, за это он даст большие деньги. Старшина цыган, отчим Маши, согласился и сейчас торгуется с Крджей, сколько тот заплатит, когда дело будет сделано.
        — Да где же он? Мы его не видели!  — заметил Мича.
        Девочка тряхнула головой:
        — Видели, видели, клянусь жизнью! Вон он в шатре сидит в платье нашей Тимки, а красный платок ему сам отчим дал.
        — Переоделся…  — шепнул Пирго.
        В этот момент послышался раздражённый голос старого цыгана:
        — Эй, Маша, берёзовой каши захотела. Давай сюда воду, лопни твои глаза!
        Девочка помчалась со всех ног. Когда она вошла в шатёр, Мича отвёл черноногих подальше от опушки, сообщил им всё, что удалось узнать и приказал:
        — Всем, кроме Циги, караулить лагерь! Ты, Циго, беги и ищи милицию!
        Сказано — сделано. Черноногие залегли в засаде, притаились в траве и листьях, а Мича и Пирго подобрались к шатру метров на сто. Пирго поглаживает ствол своей верной винтовочки и про себя заклинает её не подвести, когда придёт час расплаты с разбойником Крджой. Рядом с ним Мича. Он весь дрожит от волнения — найдёт Циго милицейский патруль или не найдёт? Чуть подальше лежит на животе Боца. До чего же он голоден! Вдобавок и спать невыносимо хочется. Он глядит на цыганский котёл, где доваривается вкусная ароматная похлёбка. Огненный круг делается всё шире, растёт, пламенеет. Как светло кругом… Запах похлёбки перебивает все запахи, заполняет, заливает всё вокруг! Боца голодно щёлкает зубами и просыпается.
        Он задремал.
        Хорошо бы, Мича ничего не заметил… Правда, темно, может, он и не видел… Боца встряхивает головой, складывает руки на груди и твёрдо решает, что больше он не заснёт.
        Он часовой! Бдительный воин и Охотник на Ягуаров. «Смотри в оба!» — приказывает сам себе Боца.
        Он медленно поворачивает голову и ищет глазами Мустанга. Что-то тёмное неясно виднеется у шатра. Это Мустанг. Один глаз печально поблёскивает, отражая свет костра. Устал, изголодался, бедняга, не меньше, чем его хозяин. Однако ни темнота, ни жажда, ни голод не мешают Боце следовать за своим верным конём.
        «Зарезать тебя собираются!  — мысленно обращается Боца к своему Мустангу…  — Хотят продать твою шкуру на опанки! Э, нет, не бывать этому, пока я жив!»
        — Мустангушка ты мой, лошадушка моя верная,  — тихо бормочет Боца, и ему кажется, что он обнимает тощую шею коня.  — Дай я тебя поглажу… так… Дай я тебе шею почешу… вот так… Ты это любишь, я знаю… Дай-ка я тебя в лоб поцелую… успокойся, успокойся… не мотай головой…

        Боцина голова склонилась на грудь, и Охотник на Ягуаров оказался в царстве снов, где исполняются любые желания. Ему снились горы пирожных и ручьи малинового сока, среди берегов из вкусной кукурузной каши, желтеющих как песчаные барханы в пустыне Каракум. Наелся Охотник на Ягуаров шоколадных пирожных — целую верхушку горы отъел, вскочил на Мустанга и пустился вскачь по барханам из кукурузной каши. После пирожных он просто презирает, даже во сне, это простое жёлтое кушанье!
        Мчится Мустанг словно на крыльях. Молнией несётся верный конь! Оглянулся Боца и видит — исполнилась его давнишняя мечта: и вправду стал крылатым его конь, прямо как Ябучило, конь воеводы Момчила[4 - ВОЕВОДА МОМЧИЛО — герой сербского народного эпоса.], земли копытом не касается, облетает одним махом весь белый свет!
        Прервав эту безумную гонку, откуда-то, словно с неба, раздался выстрел. Боца открыл глаза и понял, что он на земле.
        — Крджа сбежал! Держи его!  — завопил Пирго и звучно щёлкнул затвором винтовки.
        Над горами занималась заря… По крутому склону, вдоль шумящего ручья, бежит цыганка, и её красный платок развевается на ветру. За ней несутся черноногие.
        Боца вскочил, покачнулся спросонок и побежал за товарищами. Позади что-то гортанно кричал старый цыган и нестройно орали разбуженные ребятишки.

        XXII

        Черноногие преследовали вора по пятам. Но вот красный платок исчез в густом орешнике, куда юркнул и ручей, чтобы вновь появиться только у самой дороги. Ребята рассыпались цепью и нырнули в это плотное зелёное море.
        Они больше не видели друг друга и только перекликались:
        — Рако, держись правее!
        — Заходи слева, Дойчин!
        — Пирго, давай в середину, в середину!
        Вспархивали испуганные дрозды. При каждом таком шорохе мальчишки думали, что наконец-то настигли Крджу. Но беглеца не было видно. Только по треску веток и хриплому дыханию они чувствовали, что он где-то недалеко.
        И вдруг загремел голос Пирго:
        — Сдавайся, если тебе жизнь дорога!
        Вместо ответа на такой страшный ультиматум в орешнике послышался ещё более громкий треск и свистящее дыхание беглеца.
        Первые лучи солнца осветили кустарник, заблестели на покрытых росой листьях и, как жёлтое лезвие, рассекли дорогу. В этот момент, далеко у поворота, показались три милиционера. За ними бежал Циго и кричал:
        — Ребята-а-а! Где вы? Тут милиция!
        От радости Пирго выпалил из винтовки. Мича завопил:
        — Сюда! Он здесь, в орешнике!
        Милиционеры свернули с дороги в кустарник. С другой стороны заходил ребячий отряд. Не прошло и пяти минут, как недалеко от Мичи замелькал красный платок беглеца. Он пытался свернуть налево, к ручью, но налетел прямо на командира патруля, остановился, схватился руками за голову и запричитал:
        — Ох, горе мне, несчастная я, несчастная! Ох, Крджа, разрази тебя господь! Теперь меня на виселицу, а ребятишки сиротами останутся!
        Черноногие в изумлении остановились. Перед ними стояла цыганка Тимка и причитала так, что сердце разрывалось.
        — Я по воду пошла, а они за мною… Бах-бах… Из ружья палят, точно я заяц или зверь какой!  — завыла цыганка и схватила милиционера за рукав: — Спасай, брат командир!
        — Да что тут происходит?  — спросил командир.
        — Провёл нас Крджа!  — едва сумел произнести Мича.  — Пока мы за цыганкой гонялись, он убежал в другую сторону.
        — А он был с цыганами?
        — Был, это точно.
        — Ну, тогда не уйдёт,  — сказал командир и обернулся к одному из милиционеров: — Сима, давай скорей в машину! Сообщи в ближайшее отделение, чтобы блокировали все выходы из гор. Сообщи, что вор переоделся цыганкой. И живей возвращайся назад. Надо будет обыскать все сёла на горе.
        — Слушаюсь!
        Через полчаса «джип» взбирался в гору. В нём сидели два милиционера и Циго. Третий милиционер присоединился к ребятам. Испуганный старый цыган показал им, куда побежал Крджа. В уверенности, что они, наконец, захватят Крджу, ребята шли упорным шагом охотников, преследующих зверя, и чем ближе они подходили к сёлам, тем энергичнее становился их шаг. Впрочем, была тут и причина поважнее: сумка милиционера Симы, ещё утром доверху набитая продовольствием, теперь была пуста. Её содержимое переселилось в желудки изголодавшихся черноногих.
        — Я чувствую, как во мне прибавляются новые калории,  — говорил Пирго, дожёвывая на ходу здоровый кусище хлеба с салом.
        — У меня словно крылья растут,  — поддакнул вечный молчальник Дойчин.
        В колонне не хватало только Боцы. Он отстал на добрых полкилометра. В одной руке у него был кусок хлеба, а в другой уздечка. За ним по склону горы, медленно перебирая стариковскими ногами, плёлся Мустанг.

        …Крджа чувствовал за спиною погоню. Уже добравшись до перевала, откуда видны были сёла в долине, он обернулся. Далеко внизу он увидел дорогу и на ней мальчишек с милиционером. При виде их комок подкатил к горлу Крджи.
        «Теперь не до шуток!» — подумал вор. Он подобрал подол платья и заткнул его за пояс… Прилаживая одежду так, чтобы она не мешала бежать, он услышал шорох денег, спрятанных за пазухой. Это вернуло ему бодрость. Он ещё раз оглянулся, сверкнул глазами и припустился что было сил. Вскоре он оказался на просёлке. Дорога сбегала вниз, и Крджа решил спуститься к селу, а там уже свернуть в лес, выбрать удобную позицию и следить за погоней.
        На всякий случай он вытащил из-за пояса револьвер. Передвинул предохранитель на красную отметку, туда, где красными буквами было написано по-немецки: Feuer[5 - FEUER(нем.) — огонь.].
        «Живым не сдамся!  — подумал он.  — Фойер мне, фойер им, а там будь что будет!»
        Торопливыми шагами припустился он по грязной дороге. Миновал выкошенный луг, выбрался на каменистую тропинку и, взобравшись по ней на вершину, увидел перед собой село.
        Остановился, чтобы перевести дух, и обомлел.
        Метрах в тридцати над ним слышались удары топора, чьи-то голоса, треск ломающихся сучьев и кто-то закричал:
        — Яков, сбегай домой, принеси клинья, надо ствол разбить.
        «Заметит он меня»,  — мелькнуло в голове у Крджи, но было уже поздно. Мальчишка сбежал на дорогу, и камень сорвавшийся у него из-под ног, прокатился совсем рядом с Крджей. Вор испуганно оглянулся, и глаза его встретились с удивлёнными глазами мальчика.
        — А, ты здесь!  — крикнул Яков.
        Крджа быстро повернулся и побежал. За спиной он услышал крик Якова:
        — Отец, отец! Скорей! Вон цыганка, что у нас вчера курицу украла.
        Яков вопил так, словно его резали живьём, а Крджа нёсся, будто спасался от стаи волков. В деревне поднялась настоящая тревога. Женщины выбегали из домов, испуганные куры носились по двору. Отец Якова выскочил на тропинку и, увидев, в чём дело, бросился вслед за вором.
        А Крджа мчался прямо по главной улице села, деваться ему было некуда — приходилось пересекать территорию противника.
        Из крайнего дома выбежал рослый крестьянин и преградил ему дорогу. Вор метнулся в сторону. Перескочил плетень и скатился в огород, прямо на лук и картошку.
        — Несчастная!  — запричитала хозяйка.  — Весь огород вытоптала, будь ты проклята! Мало того, что кур воруешь!..
        И она запустила огромной деревянной ложкой, которой только что снимала с молока сливки, прямо в Крджу.
        — Это не цыганка, не цыганка!  — закричал Яков.  — Это он Дом ограбил! Держи его, держи-и!
        У Крджи потемнело в глазах… «Узнали…» — И, уже не скрываясь, он вытащил револьвер и направил его на отца Якова.
        — Уйди!  — сипло прорычал вор.  — Уйди, а то убью!

        Пятясь назад, Крджа перебрался через плетень и снова пустился через село. Прислушался. До него донёсся какой-то новый шум. Наверху, на дороге, затарахтел мотор «джипа».
        — Вон он!  — услышал Крджа голос Циго.  — Он в деревне.
        «Джип» прибавил скорость и остановился у выезда из села. Милиционеры выхватили револьверы и со всех ног побежали наперерез беглецу.
        Вскоре Циго услышал резкий окрик:
        — Сдавайся! Стрелять буду!
        — Поймали!  — подпрыгнул от радости Циго, и не успел он прийти в себя, как появился Крджа в разодранной одежде, а за ним потные, но довольные милиционеры.
        — Доигрался!  — выпятил грудь Циго.  — Давай сюда деньги, живо!
        Крджа поглядел на него долгим страшным взглядом. Всё ещё разгорячённый погоней, процедил сквозь зубы:
        — Тут они, у меня, змеёныш сопливый!..

        XXIII

        Когда Мичин отряд появился в деревне, всё было уже кончено. Крджа сидел в «джипе» под охраной. Найденные у него деньги были пересчитаны, опечатаны и спрятаны в сумку командира. Командир ожидал милиционера, оставшегося с мальчиками, чтобы двинуться в город, где Крджу ожидал ночлег в кутузке.
        — Ну, привет!  — крикнули милиционеры, садясь в «джип».  — Спасибо за помощь!
        — Спасибо и вам!  — зашумели черноногие.
        Шофёр дал газ, автомобиль заурчал и скрылся за поворотом.
        Измученные мальчишки сели на лавку у дома Якова. Яков угощал их: принёс кувшин кислого молока, ещё тёплый пирог, и начался настоящий пир.
        Отец Якова сидел в сторонке и внимательно рассматривал мальчиков. Он переводил взгляд с одной лохматой головы на другую, закрывал глаза, словно оживляя далёкие воспоминания, и опять открывал, вглядываясь в живые, загорелые лица черноногих.
        «Нет!..  — думал он,  — торопиться нельзя… нельзя, хотя бы из-за Якова».
        И он снова смотрел на мальчиков. Разглядывал удлинённое лицо Рако, крупную фигуру Пирго, и надежда снова оживала в нём: «Вот этот мог бы быть… В нашей семье все здоровые, как говорится, об землю не расшибёшь.  — Но что-то заставляло его быть осторожным и очень осмотрительным.  — Не горячись!» — твердил себе коренастый, задумчивый крестьянин, не переставая следить за каждым движением мальчишек, сидящих за низким круглым столиком. Любое движение, изменение в голосе или радостная улыбка рождали то надежду, то разочарование…
        Не доев угощения, Мича отложил ложку и встал, глядя на тропинку, по которой они пришли.
        — Странно, где это Боца застрял?  — сказал он встревоженно.  — Не надо было оставлять его одного.
        Крестьянин вскочил.
        — А с вами ещё один товарищ?  — спросил он дрогнувшим голосом.
        — Ага!  — рассеянно ответил Мича.  — Он остался в горах с конём, а конь старый-престарый, вот они и плетутся еле-еле.
        — Я пойду встречу. Нехорошо, что вы оставили его, заблудится ещё мальчишка…  — произнёс крестьянин и быстро зашагал по тропинке.
        — Пришлось оставить, мы ведь за Крджей гнались,  — объяснил Мича.
        Крестьянин не оглянулся. Перескакивая с камня на камень, он спешил навстречу Боце.
        Мича почувствовал у себя на плече чью-то руку. Это был Яков. Он что-то шепнул Миче на ухо, и они скрылись за домом. Первые слова Якова, сказанные дрожащим и полным надежды голосом, окрасили Мичины щёки румянцем. Он схватил Якова за руку и повторил:
        — Неужели? А вы уверены?
        — Да нет, не уверены,  — покачал головой Яков.  — Отец говорит, что почти… что, по всей вероятности, это так…
        Радость вспыхнула в Миче. «Ох, если бы так оно и было! Вот был бы великий день для всего Дома и для его дорогого друга!»
        Они ещё стояли за домом, когда на тропинке показались Боца и Мустанг. Они едва волочили ноги. Боца — от голода, а Мустанг — от долгих лет, навалившихся на его горбатую спину. Позади задумчиво шёл отец Якова.
        Боца допил остатки молока и со скоростью крупорушки умял здоровый кусок пирога. Мустангу принесли охапку свежескошенной травы. Он жадно хватал её, а из охапки, словно зелёные искорки, выскакивали кузнечики и богомолы и исчезали в траве у дороги.
        Мича в это время вёл длинный разговор с Яковом и его отцом в маленькой прохладной комнатке, где пахло прошлогодней айвой и сушёным ковылём. Между двумя букетиками свежих ноготков Мича заметил фотографию женщины в чёрном платке.
        — Это моя мама. Она умерла,  — сказал Яков.
        — Мама?
        — Да.
        Мича внимательно вглядывался в фотографию.
        — Мама!  — вслух повторил он и медленно повернул голову к окну.
        Где его мама? Какая она была?
        Будь у него хоть её фотография, он представил бы её себе, она всегда была бы с ним… здесь, у сердца, чтобы ей было тепло, хорошо, так тепло и хорошо, как было ему в её объятиях.
        Если б у него была хоть прядь её волос! Он помнил бы её, ему было бы достаточно одной этой пряди, одного слова, одной мысли — мама.
        Голос Якова вывел его из раздумья. Мальчик поправлял букетик цветов у портрета и говорил:
        — Она умерла во время немецкого наступления…
        Отец Якова остановился позади них, взволнованно сжал в руках шапку и обратился к Миче:
        — Я пока ничего не могу сказать, ничего. Но у меня предчувствие. Надежда во мне всё крепче. Чем больше читаю эту статью, тем твёрже верю.
        — Нам пора,  — тихо сказал Мича и вышел во двор.
        — Отряд! В путь! Мы уходим.
        Крестьянин запер дом и оставил ключ соседу. Черноногие построились. Замыкал колонну Боца. Надо ли говорить, что рядом с ним был Мустанг? А около Мустанга шагал Яков с огромной сумкой за спиной. Из сумки выглядывал краешек пирога и кувшин с кислым молоком — горючее для отряда, который возвращался на свою базу, увенчанный боевыми лаврами.

        Без отдыха шагали они до самого полудня. Первый привал устроили в долине, где крестьянский пирог вернул им силы, а прозрачная вода Вербницы утолила их жажду и прогнала усталость из натруженных мышц. Ребята поспали до трёх часов дня, пока не стала спадать жара, а затем бодро двинулись дальше. Тёмная завеса ночи преградила им дорогу за тридцать километров от города.
        Заночевали они на лугу, неподалёку от реки. Раскидали на земле сено, забрались в ароматную постель и заснули, опьянённые свежестью ночи и лёгкой музыкой сверчков, в которую вплетались басовые ноты солистов-лягушек.
        С винтовкой на плече, прислонившись к дереву, стоит на посту Циго.
        Видит он: месяц коснулся жёлтой головой вершины горы. Взглянул другой раз — месяц оторвался от горы, заглядывает в ущелья, заливает их серебряным дождём и спускается на дорогу. Лунный свет постепенно заполняет долину. Метр за метром заполняет он дорогу и вдруг замирает.
        Чёрная, колеблющаяся тень падает на дорогу. Человек! Втянул голову в плечи, оглядывается назад, будто прислушивается. И идёт по дороге на часового. Руки Циго невольно сжимают приклад винтовки.
        — Стой!  — вырывается у него.
        У того ноги подкосились. На месте застыл.
        — Где стоять-то?
        — Иди сюда!
        Фигура боязливо приближается к Циго, вытянув вперёд ладони, неуверенно направляется к часовому: его резкий голос слышен, но самого не видно: он спрятался в тени дерева.
        — Ты кто?  — спрашивает Циго.
        Но ответа уже не нужно. Он и сам видит — это Маша, цыганочка из табора, та, что помогла им обнаружить Крджу.
        — Чего тебе здесь надо?
        Маша залепетала:
        — Это вы, которые из Дома?
        — Ага!
        Девочка взвизгнула, подбежала к Циго и жалобно начала причитать:
        — Ох, и колотил меня старик. Выгнал меня из шатра. «Ты, говорит, нас выдала, когда на ручей по воду ходила».
        — Ну и негодяй!  — возмутился Циго.  — И куда же ты собралась?
        — А я за вами пошла,  — просто призналась Маша.  — И пойду с вами в Дом.
        Циго задумался.
        — Все меня бьют,  — продолжала Маша.  — И старик колотит, и Тимка колотит. Земка бьёт и за косы таскает… и Зулейка меня бьёт, а рука у неё тяжёлая, что твой валёк.
        На полянке Мича поднял голову с сена:
        — Циго, что случилось?
        — Вот Маша к нам прибежала.
        — Маша?!
        — Она самая. Сейчас я доставлю тебе её.
        Разбуженные разговором, заворочались на сене ребята.
        Маша смущённо подошла к ним. Оглянулась вокруг, заметила Боцу и улыбнулась ему, вспомнила, как он подбежал к старому коню, чтобы освободить его, как он старался поднять на ноги Мустанга. На её улыбку Боца ответил рыцарским поклоном. Циго о чём-то зашептался с Яковом.
        — Есть у нас ещё что-нибудь в «обозе»? Дай ей червячка заморить. Видишь, едва ноги передвигает от голода.
        Яков вынимает кусок пирога, протягивает Маше. Она не заставляет себя просить второй раз, хватает кусок и начинает благодарить.
        — Спасибо, дай тебе бог здоровья. Дай бог здоровья…  — Она хочет оказать «твоей жене и детям», как это говорят обычно старые цыганки, но, сообразив, что у Якова нет ни жены, ни детей,  — смущённо замолкает, хмурит брови и надкусывает пирог.
        Из темноты на неё растроганно смотрит Рако. Он сочувственно хлопает ресницами, сердце у него как троллейбус: для каждого в нём есть место. Только Пирго не участвует в этом торжественном приёме, он завалился на бок, подложил руку под голову, и заливисто храпит. Когда ребята наговорились и насмотрелись на гостью, а от пирога и крошек не осталось, Мича сказал:
        — Ладно, дело сделано, раз уж ты здесь, так и оставайся! Только это самое… где тебе спать? Слушай, Боца, у тебя есть одеяло. Ну-ка, подвинься, дай Маше прилечь.
        Боца всполошился.
        — Но, Вождь…
        — Что — но? Не дадим же мы ей замёрзнуть.
        — Это самое… Ну ладно! Иди сюда, Маша. Вот тебе одеяло, ты укройся, а я пойду стеречь коня,  — нашёл выход Охотник на Ягуаров и стыдливо скрылся за спиной Мустанга.
        Девочка улеглась на сено, набросила на себя Боцино одеяло и скоро сладко уснула. Ей не очень мешал шёпот озябшего Боцы. А он жаловался:
        — Ох и трудно, Мустанг, быть рыцарем. Является, видите ли, кто-то, сдирает с тебя собственное одеяло, а ты… стучи зубами из-за этого самого дурацкого рыцарства.
        Словно подтверждая слова своего господина, Мустанг слегка приподнимает уши, выпускает воздух сквозь ноздри и изо всех сил вздыхает: «Фррр…»
        И вскоре после этого шумного вздоха бивак осеняет спокойствие крепкого сна.
        На скошенном лугу, обманутые блестящим светом месяца, точат свои крохотные косы неутомимые сверчки. Иногда только на мгновение всплёскивает в кустах верб над рекой заплутавшаяся волна. Ночной ветерок танцует на лугу: то перевернёт стебель засохшего одуванчика, то сдует его снежно-белый тюрбан, осыпав заснувших путешественников искристыми пушинками.

        XXIV

        Под ветвистой шелковицей, осыпавшей своими тёмными плодами весь двор, сидел в кресле Срджа, подставляя солнышку побледневшие щёки. Недавняя лихорадка, а может быть, и невесёлые дни подполья, оставили свой след: щёки ввалились, а уши сделались ещё больше и прозрачнее, прямо хоть смотри сквозь них. Правда, Кача по секрету шепнула Низе, что Срджа после болезни «страшно» похорошел, а Низо, тоже по секрету, сообщил этот «комплимент» своему товарищу. Но Срджа такие заявления и в грош не ставит.
        «Похорошел!  — недовольно думает Срджа.  — Эка важность! Какая мне от этого польза, если я в самый трудный момент вышел из строя? Мича с ребятами преследуют бандита, ловят его, а тут лежи в кресле и слушай девчачьи разговоры! Если бы не боевой товарищ Низо, прямо сдохнуть можно было бы от скуки. Спасибо, хоть Лена часто навещает. Она, правда, не интересуется мужскими разговорами, но по крайней мере умно рассуждает. А Кача?!»
        Что Кача? У этой всегда сначала язык работает, а потом голова. Говорит об одном, перескакивает на другое. То начнёт о том, что заведующая «страшно» озабочена последними приключениями Мичиной группы, «не находит себе места, всё время звонит по телефону в милицию, расспрашивает, не поймали ли Крджу?». Потом Кача вспоминает о новостях в Доме и рассказывает, что у Терезиной гусыни вывелись гусята… «Ой, ужасно жёлтые и пушистые, как шарики!» А в следующую минуту Кача перескакивает от гусят к Джине Лоллобриджиде и спрашивает: «Скажи, Срджа, кто тебе кажется красивее: Джина или Софи Лорен».
        — Софи!  — бухает наугад Срджа, ибо никогда в жизни не видел ни ту, ни другую.
        — Ну, тогда я причешусь под Софи!  — говорит Кача и добавляет: — А у тебя есть вкус. Я тоже считаю, что Софи красивее. А Джина похожа на куклу, правда ведь?
        — Не знаю,  — отнекивается Срджа, ему не хотелось бы обидеть ни Джину, ни Софи.  — А откуда ты это знаешь?
        — Читала в киноревю,  — объясняет Кача.  — Там всё-всё о великих киноактрисах. И как они одеваются, и что любят есть, и разные скандалы описываются!
        — Подумать только,  — задумчиво говорит Срджа, мысли его блуждают где-то вместе с отрядом преследователей.
        — Ты, Кача, только о кино и думаешь,  — замечает Низо.  — Наверное, и из тебя когда-нибудь получится великая актриса.
        Голос Низо звучит насмешливо. Кача поднимает брови, кривит губы, оглядывает Низо, который, сидя рядом с Срджей, выстругивает стрелу, и отрезает:
        — Не исключено!
        Гордо поворачивается и уходит.
        Срджа смотрит на Низо и пожимает плечами. Низо говорит задумчиво:
        — Что поделаешь? Наша Кача заразилась киноболезнью. Это будет похуже, чем твоя лихорадка.
        Но вскоре Кача опять тут. Времени она не теряла — вертелась перед зеркалом. Это сразу заметно: её огненно-красные вьющиеся волосы прилизаны, правда, надо сказать, что они отчаянно сопротивлялись Качиному гребешку. Девочка подходит и ещё издалека спрашивает Срджу:
        — Тебе нравится?
        — Великолепно!  — восхищается Срджа.  — Ты теперь прямо настоящая Джина.
        По лицу Качи пробегает сердитая тень.
        — Джина? Вот и видно, что у тебя нет ни капельки вкуса. Ну вот нистолечко! Ты забыл, что такую причёску носит Софи!
        И опять, но гораздо решительнее, чем в прошлый раз, Кача поворачивается и уходит. Низо наклоняется к Срдже:
        — Эх и рассеянный же ты! Она мучилась, причёсывалась, а ты — Джина! Ну тебя!
        — А что я могу поделать, когда я в этом не разбираюсь,  — оправдывается Срджа.  — Перепутал!
        Кача долго не навещает больного. Низо и Срджа пользуются этим, чтобы ещё раз вспомнить о подвигах черноногих во время погони за Крджой. Об этом совсем недавно администрации Дома сообщил начальник милиции. Потом Срджа берёт книгу «Тайны Антарктики» и читает. Низо продолжает выстругивать стрелу. На некоторое время их голоса замолкают. Качи тоже не видно.
        Слышно, как наверху, в кроне шелковицы, трепещет крыльями воробей — он прилетел поклевать ягод. Срджа читает. Низо молчит. «Скука смертная!» — как сказал бы Охотник на Ягуаров.
        Срджа нервно захлопывает книгу и спрашивает:
        — Ну где же они, наконец? Где застрял этот Мича?
        — Пора бы уж им прийти! Может, Мустанг заболел?
        — Сбегай, Низо, на Кунью Горку,  — просит Срджа.  — Оттуда далеко видно.
        Низо достругивает стрелу, складывает перочинный нож, прячет его в карман и весело бежит через луг, а Срджа провожает его взглядом. Вот Низо взбежал на вершину холма, остановился, подпрыгнул, раскинул руки и завопил:
        — Иду-у-ут! Иду-у-ут!
        При этом крике всё в Доме оживает. Выбегает Лена с подругами. Из склада словно фурия вырывается Саво Злой Глаз, старческой походкой выходит за ним дядя Столе. Тереза бросила дела на кухне, взяла за руку Лиду и подбежала к дворовой ограде — дальше она не идёт, как бы соус не подгорел. Тихая и озабоченная, вышла из своей комнаты заведующая и встала под шелковицей рядом с Срджей.
        — Иду-у-ут!  — надрывается Низо.  — Иду-у-ут!  — и скатывается вниз по другому склону Куньей Горки.
        Проходит несколько минут в напряжённом ожидании. Никого. И вдруг словно из-под земли, на тропинке у подножия Куньей Горки появляется усталая колонна. Идут черноногие, но даже отсюда, от Дома, видно, что идут они еле-еле. Такой путь пройти за три дня — не шутки!
        У Лены задрожала нижняя губа — она заметила Мичу. Он радостно машет рукой, но видно, что он очень устал.
        Заморгал глазами больной черноногий Срджа. Он разглядел, что Охотник на Ягуаров тянет за собой Мустанга, Циго и Нешо подталкивают заморённого коня сзади и громкими криками призывают Мустанга сделать ещё несколько шагов.
        Дядя Столе охает:
        — И где только была моя голова! Надо было пушку приготовить, сейчас бы пальнул разок-другой ради счастливого возвращения!
        Погружённая в свои мысли, заведующая задумчиво улыбается, но не забывает напомнить Срдже, которому не сидится в кресле:
        — Сиди, Срджан! Не спеши. Тебе нельзя двигаться, а то вспотеешь!
        Ужасно трудно сидеть вот так в кресле и ждать встречи с друзьями! «До чего же медленно они идут!  — думает Срджа.  — Уж на что Пирго здоровый, и тот осунулся, покрыт дорожной пылью. Езину винтовку несёт, будто в ней сто кило. Рако от усталости сгорбился, хромает, наверное, ногу стёр. Рядом с ним идёт какой-то незнакомый человек. Кто же это такой высокий? А кто там за ним? Цыганка! Маша!  — узнаёт Срджа.  — Откуда она здесь? И откуда взялся этот светловолосый парнишка в деревенской одежде? Откуда он… кто это… кто?» Срджа растерянно проводит ладонью по лицу.
        Совсем близко видит он весёлые лица товарищей. Видит их — и не видит.
        — Мича!
        — Срджан!
        Крепкое долгое объятие.
        — Рако! Циго!
        Он обнимает своих товарищей и тревожно ищет взглядом незнакомого паренька. Куда он делся?
        Где он?
        Смотрит: Мича, незнакомый крестьянин и заведующая отошли в сторонку и о чём-то оживлённо, взволнованно разговаривают… Смотрят на него… И вдруг лица у них светлеют.
        Где же светловолосый?
        Срджа оглядывается, приподнимается в кресле и вздрагивает. Светловолосый парень идёт к нему. Улыбается. И Срджа видит два больших верхних зуба… У Срджи точно такие же… И уши у паренька большие, розовые. Где же Срджа видел такие уши? Где?.. В зеркале!
        Мальчик подходит к нему, останавливается и протягивает руки:
        — Брат!
        — Яков?..  — вспыхивает в сознании Срджи, и он прижимается лбом к плечу брата.
        Они забыли поцеловаться, забыли поздороваться. Не слышат и не видят ничего, только чувствуют, что они рядом, грудь с грудью, лицом к лицу, а сердца от радости бьются так, словно слились в одно.
        Вокруг тишина. Ни вздоха, ни слова. Онемели черноногие.
        В изумлении застыл и Саво Злой Глаз. Кухарка Тереза выпустила руку своей дочери и удивлённо приоткрыла рот. Заведующая прячет лицо в зеленоватом платочке.
        Все приходят в себя от шёпота Якова:
        — Братец, это наш отец!
        И Срджа оказывается в тёплых широких объятиях большого мужчины. Эти объятия пахнут чуть подсохшим сеном, крестьянским потом, дымом забытого, дорогого домашнего очага…

        XXV

        Встреча Срджи с отцом и братом в те дни была главным событием, все говорили о нём без конца, с утра и до вечера. Не забывали, конечно, и о славных подвигах Мичиной дружины.
        Срдже очень хотелось увидеть родной дом. И они уехали на следующий день. С ними отправился и Рако. До остановки автобуса их провожали Кача и все черноногие.
        А несколько дней спустя возвратились домой девочки и мальчики с моря. Почерневшие от солнца, со следами морской соли на коже, они то и дело задирали майки и показывали черноногим, как здорово они загорели на Адриатическом море. Белый Райко превратился в арапа.
        Но ни их загар, ни занимательные приключения не могли, конечно, сравниться с подвигами черноногих, их по-прежнему окружали восторженным поклонением. Даже южное солнце не способно было затмить эту героическую славу.
        Днём ребята собираются на «отвоёванном» пляже, и начинаются разговоры о подвигах Мичиных воинов.
        Главная роль теперь принадлежит Боце. Окружённый всеобщим вниманием, он дополняет и украшает своё повествование такими «потрясающими» сценами, что у его слушателей дыхание перехватывает. Никто не шевельнётся, слова не вымолвит, пока говорит Охотник на Ягуаров. Кажется, что даже Вербница приглушила шум своих волн и прислушивается к причудливому рассказу о славном племени черноногих, чтобы потом, журча и рокоча, поведать о ней всему свету!
        — А потом, братец ты мой, как бросится на меня старый цыган,  — сочиняет Боца.  — В руках у него ножище — во, полметра, наверное, и кривой к тому же! Настоящий кинжал! Размахивает он ножом и орёт: «Не сносить тебе головы!» А я поднял Мустанга на дыбы, размахнулся лассо и — раз, вырвал кинжал у него из рук. Ну, тут он на колени и давай пощады просить. «Прощаю тебя,  — говорю я,  — но кинжал твой возьму себе на память». Он поцеловал землю у моих ног и пробормотал: «Шатора… репора… ошора… ньюпора». А это, братцы вы мои, по-цыгански значит: «Спасибо тебе, великодушный воин!»
        Боца останавливается, чтобы откашляться и мимоходом оценить, какое впечатление производят его рассказы на собравшихся пацанов. А они впились глазами в Охотника на Ягуаров, моргнуть боятся.
        А чуть позже один из карапузов просит:
        — Охотник на Ягуаров, покажи нам этот кинжал.
        — Кинжал? Хм-н-да! Знаешь, я бы и показал, да нет его у меня.
        — А где же он?  — упорствует любознательный карапуз.
        — Остался, братец ты мой, дома у Срджи. Знаешь, когда мы поймали Крджу и сели там у дома перекусить, я вытащил кинжал пирога нарезать. И — так уж случилось — забыл его там. Жаль!
        — Эх, жаль!  — вздыхает слушатель.
        Только Боца собирается продолжить повествование, как его прерывает голос Лены:
        — Боца, иди, я проверю тебя по французскому. Скоро переэкзаменовка.
        — Нет, эта Лена просто невыносима!  — ворчит Боца.  — Нельзя уж и с людьми поговорить.
        Опустив голову, словно направляется на виселицу, Боца плетётся за Леной в тень одинокого дуба. Вскоре оттуда уже доносится звонкий голос девочки, изредка прерываемый хмурым гудением Боцы.
        — Силь ву пле!  — произносит Лена.
        — Сливу пле!  — тянет Охотник на Ягуаров.
        — Да не так! Слушай внимательно: «Бонжур, камарад, коман э вотр санте?» Повтори.
        Боца страдальчески открывает рот, возводит глаза к небу и выпаливает:
        — Абажур… комара… комав тресанте!
        — Господи, неужели у тебя нет никакого слуха?  — ужасается Лена.  — Ты прислушайся, как я говорю, произношение учат на слух. Же дон сет пом а тон ами. Повтори и переведи.
        — Же дон… это… сет… сет… значит… значит…
        Боца вспотел. Дрожащими губами повторяет он сложные иностранные слова. Словно на еже сидишь, право слово.
        Неподалёку Мича вдалбливает Циго деление дробей. Он задал ему целую страницу примеров и теперь проверяет решение.
        — Никуда не годится!  — беспощадно заявляет Мича.  — У тебя получается, что треть больше половины, а половина больше трёх четвертей. Погляди, здесь вышло, что одна целая имеет три половины! Откуда ты это взял?
        — И так бывает,  — смущённо оправдывается Циго.  — Вон в народной песне поётся: «Тонкое копьё схватил рукою — разломалось на три половины!»
        — Одно дело — народная песня, а другое дело — математика!  — резко говорит Мича.  — В наказание сделаешь ещё тридцать примеров.
        И так изо дня в день. Чем ближе переэкзаменовка, тем труднее живётся отстающим. Счастливчики, что перешли в следующий класс, целыми днями купаются и вовсю наслаждаются жизнью. Ловят рыбу или играют в новые игры, принесённые черноногими из путешествия. «Считаются» до того громко и весело, что прямо сердце прыгает, так хочется ввязаться в игру.
        А тут деление дробей, тройное правило, тут тебе всякие «силь ву пле» — двойка по французскому!
        Зубрит и потеет племя отстающих!

        …Вчера на том берегу Вербницы появился тихий, с какой-то извиняющейся улыбкой, Еза.
        Разве это Еза? Просто тень прежнего Езы! Злополучное сообщничество с Крджей стоило ему многих часов раскаяния и страха. Допросы в милиции, упрёки отца и слёзы матери оставили на его лице следы смущения и растерянности.
        Он подошёл к реке, остановился и посмотрел на загорелые группы купальщиков.
        — Еза!  — вскочив, закричал Пирго.
        — Ну да, я!  — донеслось с того берега.  — Товарищи…
        Мёртвая тишина встретила это слово, столь необычное в устах Езы.
        — Товарищи… я пришёл… давайте мириться…
        Изумлённый Мича уронил Цигин задачник и подошёл к берегу.
        За своей спиной он услышал оживлённый гомон товарищей.
        — Давай плыви сюда!  — позвал он.
        Еза поплыл. И вот уже вождь черноногих и предводитель техасских ковбоев протягивают друг другу руки.
        В результате этого исторического акта навсегда угас и перестал существовать очаг войны, который добрый месяц угрожал тенистому спокойствию Ведьминого Острова и всего края от Куньей Горки до Петушиной Горы.
        И пусть будет так, как гласит старое мудрое изречение: «И перековали они мечи свои на орала…»

        XXVI

        В тени черешни, на которой уже начинают румяниться плоды, сидит Циго и на губной гармонике выводит чрезвычайно трогательную мелодию из фильма о маме Хуаните.
        Эта песня проникла в Дом подобно эпидемии гриппа. После сольного номера Циго на концерте ею заразились все, у кого была хоть капелька слуха. Куда ни пойдёшь, всюду слышишь тихие девичьи голоса или же глуховатое, даже басовитое гудение парней.
        Музыкант уже давно научился насвистывать мелодию, а сейчас отделывает её на своей губной гармонике пикколо. Но это достаточно трудно. Сначала, пока ещё хватает дыхания, дело идёт неплохо, кое-как он добирается до второй строфы. Но когда наступает момент исполнения самого трогательного отрывка: «Пусть тебе, мама Хуанита, будет послан этот привет!», музыкальное вдохновение изменяет Циго. Дыхание прерывается, во всех регистрах звучат фальшивые ноты, музыка замолкает, и слышно только усталое и сердитое: «А, чёрт побери! Ну и запутанная здесь партитура!»
        Музыкант сплёвывает через плечо, набирает порядочную порцию воздуха в лёгкие и снова-здорово: «Пусть тебе, мама Хуанита…»
        — А-а, Циго! Опять пилит!  — слышится откуда-то голос Пирго.
        Вместе с Боцей он возвращается из города, где договаривался с Езой и его парнями о совместном устройстве первого молодёжного тира в городе. Еза пожертвовал для этого дела «трофейную» винтовку, а всё остальное зависело от самих мальчишек. Ребята из Дома обещали сделать в школьной мастерской деревянные мишени и барьеры, а Еза от имени своих парней обещал, что они выкопают на Петушиной Горе окопы и укрытия для стрелков.
        Довольный удачными переговорами, Пирго в самом весёлом расположении духа подмигивает Боце и садится рядом с Циго.
        — Уйдите, не мешайте мне!  — серьёзно попросил их музыкант, подтянул колени к груди, прислонился к стволу черешни и, упрямо, как мул, в сотый раз начал вторую строфу.
        — Не будем ему мешать?  — со значением спросил Боца.
        — Ладно, коли так,  — ещё более значительно ответил Пирго.  — Когда человек занят высоким искусством, его, конечно, не интересует, что…
        — Что?  — с любопытством поднял голову Циго.
        — Да ничего,  — холодно произнёс Боца.  — Мы вот хотели кое-что тебе рассказать, но…
        Циго уже вскочил и схватил Боцу за руку:
        — Что-нибудь важное? Ну, говорите…
        — Да так, знаешь…
        — Оставь человека в покое!  — воскликнул Пирго.  — Не видишь разве, что мы мешаем ему наслаждаться музыкой!
        — Ну, скажи!  — умоляюще обращается Циго к Боце.  — В чём дело?
        — Знаешь, я сказал бы тебе, да боюсь. Опасаюсь, честное слово, спугнуть твоё вдохновение.
        Циго догадывается, что ребята дразнят его. Явились, разожгли любопытство, а в чём дело — не говорят. Случилось, видно, что-то очень важное и интересное. Его любопытство достигает предела. Надо бы рассердиться, но он не смеет. Тогда ему уж наверняка ничего не скажут. И он выбрасывает последний козырь:
        — Тоже мне товарищи называются!
        Пирго тайком переглядывается о Боцей.
        — Ну ладно! Скажем ему,  — соглашается он и пальцем манит Цигу подойти поближе, потому что «эту тайну можно рассказывать только шёпотом».
        Мальчики придвигаются друг к другу. Их головы соприкасаются, щёки горят.
        — Знаешь,  — шепчет Боца,  — сегодня ночью, на рассвете, на отмели, под вербой у старой мельницы, под мостиком нашли мертвеца. На шее у него верёвка, на губах кровь, весь позеленел, раздулся и пропитался водой, как губка! Ясно!
        Лицо Циго заливает смертельная бледность. Он бормочет:
        — Значит, это преступление?!
        — Хм… кто его знает. Только в речке ему уж больше не купаться.
        — Известно даже, за что его утопили,  — шепчет Боца.  — Страх-то какой!
        — Кошмар!  — вторит Циго.  — А за что?
        — За что?  — печально говорит Боца.  — Сказать ему, а?
        — Скажите!
        — А не испугаешься?
        — Да говори же!
        — Ну, раз ты так просишь, скажем: в кармане у него нашли записку, а в ней сообщается страшная тайна…
        — Какая тайна?
        — Сказать ему, а?  — снова поворачивается Боца к Пирго.
        — А что делать? Скажи.
        — Ну ладно. А в записке написано: «Этого человека утопили за то, что он днём и ночью, утром и вечером, в полдень и в сумерки пел “Маму Хуаниту…”».
        Поспешно, словно их ударило током, Боца и Пирго отскакивают от разъярённого Циго и несутся по двору, а вслед им раздаются крики Циго и комья земли свистят над их головами.
        Но не успели они добежать и до угла дома, как Циго снова сидит под черешней с гармоникой в руках и с новым упорством дует в десять узких дырочек, вновь по двору разносится всё та же трогательная мелодия из фильма «Один день жизни».
        Судя по тому, как упорно разучивает её Циго, можно подумать, что эта мелодия проживёт не один день, по крайней мере до тех пор, пока будет существовать жизнь на нашей планете.
        В самом деле, послушайте! Из Дома, из коридоров и спален, откуда-то из хозяйственного корпуса, с крыши курятника, из ванной, со всех сторон доносятся разные голоса: тонкие и грубые, слабые и сильные, женские и мужские. Весь Дом, все ученики и все взрослые, и эконом, и свинарь затягивают тихую печальную песенку.
        Открылось окно в кухне, оттуда повалил пар и запахи праздничных кушаний. Появилась повариха Тереза. Поправила волосы под полотняной шапочкой, вытерла ладонью раскрасневшееся лицо, скрестила руки на груди и громким глубоким голосом, от всего сердца запела: «Пусть тебе, мама Хуанита!..» И по знаку Терезы ей начинает вторить её помощница Маша, она стоит тут же рядом, в белом переднике.
        Терезина дочка Лида подбегает к Циго, обнимает его за шею. Она с удовольствием смотрит на блестящий инструмент в его загорелых руках, и ей кажется, что она никогда не слышала такой великолепной музыки.
        Только один человек во всём Доме не поёт. Это заведующая Борка. Она вышла из своей канцелярии, остановилась на пороге и, полузакрыв глаза, слушает. Её худое доброе лицо обрамляют белые пряди волос. Она очень похожа на кого-то. На кого же?
        Угадать нетрудно: не зря зовут её ребята — наша мама Хуанита!
        Она стоит долго. Смотрит и слушает. Погружается в мелодию, льющуюся из десятков уст. И украдкой вынимает зелёный платочек.
        notes

        Примечания

        1

        Одна из песен югославских партизан.

        2

        ОПАНКИ — крестьянская обувь из сыромятной кожи.

        3

        СТАРИНА НОВАК — один из героев сербского народного эпоса.

        4

        ВОЕВОДА МОМЧИЛО — герой сербского народного эпоса.

        5

        FEUER(нем.) — огонь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к