Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Бонам Фрэнк: " Тайна Чаек Тайна Красного Прилива " - читать онлайн

Сохранить .

        Тайна чаек. Тайна красного прилива Филис Уитни
        Фрэнк Бонам

        В настоящую книгу серии «Детский детектив» вошли две истории, объединенные морской темой.
        Главный герой «Тайны красного прилива» Томми Келли, любит бродить со своей двоюродной сестрой Джил по пляжу и собирать морскую живность, выброшенную на берег приливом. Приключения начинаются с того момента, когда они встречают странных людей, интересующихся экзотическими рыбками…
        А Тэфи из «Тайны чаек» мучает вопрос, зачем тетя Марта коллекционирует чучела погибших птиц.

        Филис Уитни, Фрэнк Бонам
        Тайна чаек. Тайна красного прилива

        ТАЙНА ЧАЕК

        ГЛАВА 1
        Девочка, не желавшая махать рукой

        Под утренними лучами солнца озеро Мичиган напоминало большой лоскут мятой алюминиевой фольги. Тэфи Сондерс, стойко сопротивляясь ветру, который бил ей и лицо и дергал за длинные волосы цвета темно-коричневой ириски (ириска называлась «тэфи», и ей-то девочка и была обязана свои прозвищем), стояла у перил парохода, плывшего по озеру, и разглядывала зеленые берега причудливо очерченные. Казалось, они двигаются навстречу судну.
        — Мама, остров еще не видно?  — крикнула она через плечо.  — Даже малюсенького кусочка мы не можем увидеть?
        Миссис Сондерс, удобно устроившаяся в кресле на палубе, отвела глаза от книги и поглядела на водную гладь. Она была еще совсем молодая, миниатюрная и в своих коричневых габардиновых брюках и желтой блузке походила на мальчика.
        — Ты оттуда ничего не увидишь,  — заявила Тэфи.  — Ну, пожалуйста, подойди сюда и посмотри!
        Мать взглянула на свои часики.
        — Мы еще не доехали до Макинау[1 - Официальное название — Макинак. «Макинау» — местное произношение.]. Ты узнаешь остров по белым стенам форта.
        Тэфи вздохнула. Иной раз со взрослыми трудно было иметь дело. И не только потому, что их не интересовало то, от чего вы приходили в волнение, но и по другим причинам. Взять, например, эту манеру не отвечать на вполне разумные вопросы.
        Палубный шезлонг рядом с ее матерью был пуст, и Тэфи уселась на его подножке, подперла подбородок руками и стала внимательно разглядывать свою мать.
        — Мама, а когда ты расскажешь мне про тайну?
        Мать продолжала какое-то время читать, будто вообще не собиралась отвечать. Потом на губах ее появилось нечто вроде улыбки, и она положила книгу на колени.
        — Мне бы не хотелось, чтобы ты называла это тайной, Тэфи. Право же, ничего таинственного в этом нет.
        На лице Тэфи появилось выражение, которое ее отец называл: «вы меня не убедили». Она ждала. Мама может говорить что угодно, но тайна определенно существует. Сколько раз Тэфи выставляли за порог больничной палаты в Чикаго, где ее отец лечился от травм, полученных во время автомобильной катастрофы. Родители объясняли ей, что они хотят «поговорить о делах», так что ей бы лучше пойти пройтись, чем сидеть в душной палате. Она прямо-таки устала от таких прогулок.
        Тэфи подозревала, что «дела» связаны со странным завещанием тети Марты Эрвин, которая совершенно неожиданно оставила принадлежавшую ей летнюю гостиницу на острове Макинау матери Тэфи. Наследства никто не ждал, потому что тетя Марта была очень недовольна, когда ее племянница вышла замуж за Билла Сондерса. И вот несколько месяцев тому назад она умерла, и миссис Сондерс известили о завещании. В результате они с Тэфи направлялись на Макинау, чтобы провести лето в гостинице тети Марты, которая называлась «Сансет хауз» — «Закат». И все-таки Тэфи твердо знала, что здесь кроется какая-то тайна, и что ей не сказали всей правды относительно завещания.
        — Хорошо,  — вдруг сдалась мама.  — Может, тебе лучше знать факты. Ведь мне во многом понадобится твоя помощь, а если ты будешь понимать суть дела, тебе легче будет мне помогать. Мы с папой предпочли бы, чтобы ты не ломала себе над этим голову, но, так как ты все равно будешь это делать и рассуждать о каких-то тайнах, лучше тебе знать, о чем на самом деле идет речь.
        — Мы станем владельцами гостиницы, не так ли?  — спросила Тэфи.
        — Надеюсь. Но это решится окончательно только в сентябре. Тетя Марта любила совершать странные, неожиданные поступки, и иной раз трудно бывало догадаться о мотивах ее действий. В своем завещании она сделала оговорку, что гостиница перейдет в мою собственность лишь при условии, если я сумею успешно управлять ею в течение всего лета.
        — Но это должно оказаться достаточно легким делом,  — заметила Тэфи.  — Ты говорила, что большинство постояльцев заблаговременно зарезервировали номера, и что там уже имеется экономка, которая всем заправляет. Так что нам остается только поддерживать заведенный порядок.
        Миссис Сондерс неуверенно кивнула.
        — М-м-м-да. Послушать тебя, все очень просто. Но я бы хотела знать, что все-таки имела в виду тетя Марта. Надеюсь, что никаких неприятностей не будет.
        — Разумеется, не будет,  — решительно заверила ее Тэффи.  — Ну а если даже что-то там не получится, особого значения это иметь не будет,  — так ведь? У нас раньше не было гостиницы. Так что нам вовсе не обязательно иметь ее сейчас.
        — Именно этого-то я и не хотела касаться в нашей беседе,  — помолчав секунду, произнесла миссис Сондерс.  — Я не хотела, чтобы ты на что-то рассчитывала, а потом испытала бы разочарование, если дело не выгорит.
        — На что рассчитывала?
        — Ты понимаешь все значение несчастного случая, который произошел с папой? Я хочу сказать, что он не сможет вернуться к своей прежней работе, которая заставляла нас кочевать по всей стране.
        Тэфи радостно кивнула. Это-то она прекрасно понимала. Компания, в которой служил папа, вела себя замечательно. Ему продолжали выплачивать жалованье, пока он болел, а в сентябре, когда он поправится, ему должны были предоставить хорошую должность в чикагской конторе. Это означало, что впервые на ее памяти они смогут по-настоящему устроиться и жить в каком-то одном, определенном месте. Хватит с них отелей и снимаемых на время квартир, домов, которые предоставляли им друзья и знакомые, и из которых они должны были выезжать, когда возвращались владельцы. То тут два месяца поживут, то там полгода. Теперь она сможет из года в год ходить в одну и ту же школу и сохранять связь с появлявшимися у нее друзьями.
        — Теперь, когда мы можем где-то по-настоящему обосноваться,  — продолжала миссис Сондерс,  — нам понадобится собственный дом. Однако больница и врачи поглотили почти все средства, какие у нас были. Эта гостиница могла бы разрешить нашу проблему. Если нам удастся ее продать, она принесет достаточно денег, чтобы мы могли начать новую жизнь в своем собственном доме. Но я не могу ее продать, пока не стану ее собственницей, а собственницей я могу стать лишь при условии, если этим летом все пойдет хорошо.
        Вот, значит, в чем дело! «Сансет хауз» играет отныне весьма важную роль в жизни семейства Сондерс. Но, конечно же, все этим летом будет обстоять прекрасно. Что тут может помешать? И вот наконец-то у Сондерсов появится собственный дом — дом с двором, где можно будет держать собаку, дом, в котором у Тэффи будет своя комната.
        Закрыв глаза, она представляла себе эту комнату. На постели будет рябоватое покрывало под цвет оконных занавесей, в комнате будет туалетный столик с зеркалом, перед которым она сможет причесываться, не становясь в очередь за своей мамой. Нет, в гостинице все просто обязано быть в полном порядке!
        — Ну вот, все тебе рассказала,  — добавила в заключение мама.  — Именно поэтому я надеюсь, что все пройдет гладко. Миссис Такерман, экономка, жила у тети Марты последние десять лет. Надеюсь, мы сможем положиться на ее помощь. И я надеюсь, что ты прекрасно поладишь с ее дочкой, Донной.
        Тэфи тоже на это надеялась. Донна Такерман была одной из приманок, заставлявших ее с интересом и нетерпением ждать лета, которое им предстояло провести на острове Макинау. У нее так давно не было близкой подруги. За последнее время всюду, где им приходилось жить, было множество мальчиков, но ни одной девочки ее возраста. Конечно, она не уверена, что Донна окажется ее сверстницей. Миссис Такерман никогда не указывала в своих письмах ее возраст, так что вполне возможно, что Донна окажется шестилетней малюткой, с которой только намаешься. Или, напротив, может, ей все шестнадцать, и она свысока смотрит на двенадцатилетних малявок.
        Вдруг Тэфи резко изменила позу, выпрямилась и окинула мать критическим оком.
        — Мама, ты уверена, что тебе следует сходить на берег в таком наряде? Я имею в виду брюки.
        Миссис Сондерс посмотрела на нее с удивлением.
        — А чем плохи мои брюки? Я думала, они тебе нравятся.
        Ничего плохого в них не было, и на маме они выглядели вполне нормально. Тэфи даже была уверена, что на всем пароходе не было такой молодой и хорошенькой мамы, как ее собственная. Но теперь она ощущала новый груз ответственности в связи с «Сансет хауз».
        — Может, у них недостаточно серьезный вид — я имею в виду для управляющей гостиницей.
        Мама секунду внимательно смотрела на нее, а потом тихонько рассмеялась.
        — О боже! Я не допущу, чтобы ты стала строго со мной обращаться. «Сансет хауз» — это гостиница, где люди проводят свой отпуск. Что касается одежды, ты увидишь, насколько она будет разнообразной.
        — Но папа, я помню, говорил, что это — старомодное место,  — возразила Тэфи.  — В брюках у тебя будет недостаточно серьезный вид для управляющей гостиницы.
        Миссис Сондерс распушила свои светлые волосы, выглядывавшие поверх желтого шарфа, которым она повязала голову.
        — Старомодное место — это правильно замечено. Тетя Марта до такой степени соблюдала все условности, что дышать становилось трудно. Мы вдохнем в «Сансет хауз» новую жизнь.
        Она снова взяла в руки книгу, а Тэфи вернулась к борту и стала следить за чайками, сопровождавшими пароход. За чайками было необыкновенно интересно наблюдать с той самой минуты, когда судно покинуло Чикаго. Они пикировали, скользили в воздухе, взмывали ввысь в каком-то ритмическом танце, набрасывались на кусочек пищи, появлявшийся на волнах, оставляемых пароходом, и с криком преследовали ту из своих товарок, которой удавалось ухватить лакомый кусочек.
        Какой странный крик они издавали! Когда она закрывала глаза, ей казалось, что он похож на человеческий крик. Казалось, они выкликают какое-то слово. Смысл его был ей почти понятен,  — почти, но все же не вполне.
        Поглощенная чайками, она почти не смотрела вперед, но вдруг неожиданно заметила, что вдали появился высокий зеленый холм. При ярком солнечном свете сверкала белизной пересекавшая холм по диагонали линия, уходившая вверх. Это наверняка Макинау!
        Рядом с ней у перил остановился мальчик, который тоже с интересом вглядывался в зеленый холм. Она знала, что зовут его Дэвид Марш, и что ему тринадцать лет: вчера во время представления фокусник вызвал его из рядов зрителей, чтобы он помог ему в проведении некоторых трюков, и при всех спросил, как его зовут, и сколько ему лет.
        — Это — остров Макинау?  — спросила Тэфи. У мальчика были кудрявые каштановые волосы, карие глаза и миллион веснушек. Он мило вел себя, когда помогал фокуснику, поэтому заговорить с ним было легко.
        — Да, он самый, Макинау,  — ответил Дэвид.  — Я рад, что ты знаешь, как произносить название. Макинау. Только туристы и люди, никогда здесь не бывавшие, называют его Макинак. Вы уже бывали здесь?
        Тэфи покачала головой.
        — Моя мама приезжала сюда, когда была маленькой девочкой, и она научила меня, как его правильно называть. А ты, наверное, здесь бывал?
        — Каждое лето,  — сказал Дэвид.  — У моей бабушки здесь дом недалеко от утеса, с правой стороны от форта.
        Тэфи следила за тем, как остров медленно вставал из воды, высокий, красивый, увенчанный зеленью и четко обозначенный белыми линиями форта.
        — А ты знаешь, где находится «Сансет хауз»?
        — Ты имеешь в виду странную старую гостиницу возле прибрежной дороги?
        Тэфи не понравилась эта характеристика.
        — Это — отель,  — надменно сказала она.  — Теперь он принадлежит моей матери. Во всяком случае, она, вероятно, станет его владелицей к концу лета.
        — А что случилось с птичницей?  — спросил Дэвид.  — С этой мисс Эрвин, которая раньше была хозяйкой гостиницы? Здесь было постоянное место сборищ чаек, потому что она всегда насыпала им и другим птицам корм. Потому-то мы и прозвали ее птичницей. По-моему, она была на них просто помешана.
        — Я про это ничего не знаю,  — с некоторой тревогой призналась Тэфи.  — Мне известно только, что мы будем здесь жить.
        Пароход приближался к берегу, и пассажиры сгрудились на носовой части палубы. Тэфи возбужденно замахала матери рукой, та отложила книгу и подошла к дочери.
        — Мама, это — Дэвид Марш,  — представила Тэфи.  — Дэвид, а это — моя мама, миссис Сондерс, а свое имя я, кажется, забыла назвать. Меня зовут Тэфи.
        Дэвид отодвинулся, чтобы миссис Сондерс могла подойти к борту, и указал рукой на остров.
        — Вот этот белый полумесяц у воды — гавань,  — сообщил он Тэфи.  — Тут только узенькая полоска берега, полная камней. Большой пляж — по ту сторону мыса, левее,  — там индейцы в давние времена разбивали свои палатки. «Сансет хауз» расположен на правом кончике полумесяца, видишь: большой белый дом у кромки воды.
        — Мы скоро проплывем мимо него,  — сказала миссис Сондерс.  — Ты видишь вон то белое здание слева от форта — с колоннами впереди? Это — «Гранд-отель». Он, вероятно, больше всех строений форта, вместе взятых.
        Тэфи нахмурилась, разглядывая громадное белое здание. Ей не могло понравиться что-либо более величественное, нежели «Сансет-хауз». Ее внимание вновь переключилось на форт.
        — А что — это настоящий форт с солдатами и пушками?
        — Был когда-то настоящий форт,  — сказала ее мама,  — но теперь в нем больше нет солдат. Штат Мичиган взял его под свою охрану как памятник, представляющий исторический интерес.
        — А внутрь войти можно? Я имею в виду — по ту сторону стен?
        — Конечно,  — ответил Дэвид.  — Я был внутри множество раз. Если хочешь, я проведу тебя по всему форту.
        Тэфи внимательно изучала наклонные белые стены и квадратные блокгаузы. Фантазия ее заработала, и все ее существо охватило сильное волнение. Похоже было, что Макинау обещал тайну, приключение, что-то необыкновенно странное, чего с ней никогда ранее не случалось. Впечатление было такое, словно остров обращается к ней через разделяющую их полосу воды со словами:
        «На моих берегах, в тени моих деревьев, по ту сторону моих сторожевых стен и в самом конце троп, бороздящих мою поверхность, тебя ожидает нечто. Иногда тебе будет страшно, но ты не свернешь в сторону».
        Мать легонько толкнула ее локтем и тихо засмеялась.
        — Тэфи, Дэвид пригласил тебя.  — В глазах ее сверкал веселый огонек.  — Не обращай внимания на мою странную дочку, Дэвид. Она иной раз впадает в транс, и никто не знает, что в это время творится у нее в голове. Я думаю, когда она вырастет, она станет писательницей или поэтом.
        Тэфи поморгала глазами, чтобы избавиться от представившегося ей видения.
        — Я бы с удовольствием пошла в форт, Дэвид,  — сказала девочка.
        Он посмотрел на нее немного странным взглядом.
        — Идет! Я либо зайду как-нибудь за тобой в гостиницу, либо ты взберись на холм и приходи в дом моей бабушки. Вот погоди, я сейчас нарисую тебе план.
        Попросив у кого-то кусочек бумаги, он огрызком карандаша начертил довольно небрежный план. Тэфи не была уверена, что ей понятно направление зигзагообразных линий, но он надписал названия домов и улиц, и это должно было облегчить дело.
        — Найти очень легко,  — заверил ее Дэвид.  — Ворота дома ты узнаешь по корабельному фонарю, который висит над ними.
        Миссис Сондерс тронула Тэфи за руку.
        — Вот «Сансет хауз», тот большой старый дом с башенками и куполами и длинной зеленой лужайкой, спускающейся к воде.
        Тэфи долго искала глазами, но наконец увидела башенки и купола. У края воды на скале сидела маленькая фигурка. Пароход находился недостаточно близко, чтобы можно было сказать с уверенностью, кто там сидит, но Тэффи показалось, что это — девочка. Донна Такерман — если это была она — вполне могла оказаться ее ровесницей, и в этом случае все лето обещало быть очень интересным. Дэвид был очень мил, но она малость устала от карабкания в горы и беготни, которые всегда требовались мальчикам. Как приятно будет иметь подругу, девочку, живущую в «Сансет хауз», и все лето провести в ее обществе!
        Она энергично помахала маленькой сидящей фигурке. Но несмотря на то, что она продолжала махать, пока пароход не вошел в гавань, и пока камень не исчез из виду, маленькая фигурка оставалась неподвижной и не отвечала на приветствия.
        Тэфи почувствовала, что настроение у нее испортилось. Может, опять разгулялось ее воображение, но только у нее было странное чувство, что в «Сансет хауз» семейство Сондерс не ожидает теплый прием.

        ГЛАВА 2
        Кто такая Селеста?

        Тэфи потеряла Дэвида в толпе пассажиров, спускавшихся по трапу на пристань, и больше уже его не видела. Некоторые отдыхающие, сообщила ей мать, проводят на острове неделю, а то и дольше, но многие всего лишь совершают поездку по озеру и поздно вечером возвращаются на пароход. Эти бедолаги могут провести на Макинау всего один день, да и то в спешке.
        Оживленная атмосфера пристани взволновала Тэфи, и она избавилась от чувства разочарования, которое вызывала у нее девочка, не желавшая помахать рукой в ответ. Мальчики, исполнявшие роль носильщиков, с обозначением названия соответствующего отеля на фуражках,  — вероятно, студенты колледжей — выкрикивали наименования своих гостиниц. Тэфи знала, что автомобили на остров не допускались, и передвигаться здесь можно было только верхом, в экипаже или на велосипеде. Ее быстрые глаза углядели слова «Сансет хауз» на фуражке высокого тощего парня.
        — Я — миссис Сондерс,  — весело сообщила ее мать мальчику.
        Тэфи показалось, что лицо мальчика выразило удивление. «Оно и понятно,  — уныло подумала девочка.  — В брюках мать попросту не походила на хозяйку отеля». Но поделать с этим она ничего не могла — абсолютно ничего. В последний раз, когда они ходили к папе в больницу попрощаться на все лето, он притянул Тэфи к себе и прошептал: «Ты, знаешь ли, приглядывай за своей маменькой!» Это занятие — «приглядывать за маменькой» — было у них с отцом общей шуткой, но мать все равно ухитрялась самым безмятежным образом попадать в сложнейший переплет.
        В данный момент она беседовала с мальчиком и передавала ему квитанции от их багажа.
        — Вы доставите наши чемоданы сразу же или пойдете за ними попозже?
        — Я их сейчас погружу на тележку,  — ответил мальчик,  — а потом схожу за ними.
        — Тогда мы, пожалуй, можем двинуться в гостиницу,  — весело сказала мама.
        Он покачал головой.
        — На этом пароходе должны прибыть еще две дамы — тоже в наш отель.  — Пассажиры все еще сходили с трапа, и он громко выкрикнул: «Сансет хауз», «Сансет хауз».
        — О-о-х!  — воскликнула миссис Сондерс.  — Ну уж, можно не сомневаться…  — Она не договорила.
        Тэфи взглянула в ту сторону, куда глядела ее мать. По пристани степенно шагали две седовласые старые женщины. Одна из них была высокого роста и имела более суровый вид, чем ее спутница.
        — Боюсь, что эти — к нам,  — прошептала мать.  — Тетя Марта просто души не чаяла именно в таких вот постояльцах. Если бы мне удалось их спугнуть…
        — Ах, мама, что ты! Не надо!  — умоляюще сказала Тэфи. Может, папа именно это имел в виду, когда просил приглядывать за матерью.  — Ведь нам могут понадобиться клиенты.
        — Постояльцы, деточка, постояльцы.  — Мать громко рассмеялась.  — Я, конечно, просто шучу. Но…  — Она осеклась, и Тэфи усомнилась в том, что она действительно шутила.  — Уверена, что мы еще пожалеем…
        «Управление отелем,  — решила Тэфи,  — будет ответственным делом».
        Как и подозревала мать, те две женщины действительно направлялись в «Сансет хауз». Женщина ростом повыше поглядела на мать, на Тэфи, на мальчика с экипажем и снова на Тэфи.
        — Вы что, обе едете в «Сансет хауз»? Мисс Эрвин никогда не принимала постояльцев с детьми. Вокруг никогда никаких детей не было, если не считать дочурку экономки. А она ребенок тихий, и ей никогда не разрешают приводить сюда других детей.
        Тэфи стало вдруг жалко Донну Такерман. Неудивительно, что Донна, если то действительно была Донна, не замахала руками от радости, видя, что в гостиницу направляется еще одна девочка.
        — Я — племянница мисс Эрвин, Элизабет Сондерс,  — сообщила мама.  — Я беру на себя управление гостиницей на лето. А это моя дочь — Тэфи.
        «У высокой женщины,  — подумала Тэффи,  — вид был такой, словно она услыхала весьма скверную новость».
        — Хэтти, дорогая,  — сказала она, обращаясь к своей спутнице,  — это — миссис Сондерс, новая управляющая «Сансет хауз».
        Хэтти сказала:
        — Здравствуйте, миссис Сондерс,  — а потом посмотрела на Тэфи.  — Привет,  — неожиданно произнесла она, и Тэфи уловила на ее лице легкую тень улыбки. Впрочем, тень исчезла так быстро, что полной уверенности у девочки не было.
        — Я — мисс Клара Твиг,  — продолжала высокая,  — а это — моя сестра, Хэрриет. У сестры хрупкое здоровье, ей нужны отдых и покой, которые мы всегда находили в «Сансет хауз». Надеюсь, что там все останется без изменений.
        — Мы постараемся сделать так, чтобы наши постояльцы были довольны,  — любезным тоном ответила миссис Сондерс.
        Мальчик-кучер вывел всех на улицу в конце пристани, а все вокруг тем временем искрилось от солнечного света и людской суеты. Посредине широкого шоссе вытянулся длинный ряд экипажей, запряженных каждый парой лошадей.
        Миссис Сондерс не могла скрыть охватившего ее чувства радости.
        — Ни чуточки ничто не изменилось с тех пор, как я бывала здесь девочкой. На острове всегда царит тишина до дня прихода парохода, а в этот день все оживает. Ты полюбишь Макинау, Тэфи.
        Тэфи уже успела его полюбить. В гостиничном экипаже за спиной кучера имелось два ряда сидений. Двигаясь быстро и не слишком вежливо, она успела захватить места в первом ряду для себя и мамы. Вообще-то ей хотелось бы примоститься рядом с кучером, которого, как она выяснила, звали Сэмом.
        — Это — Главная улица,  — заметила мама, когда экипаж втянулся в транспортный поток,  — и она действительно главная. Выше по склону холма есть еще несколько улиц, но все магазины расположены здесь.
        Какое-то время единственным звуком, который слышался на всем острове, было цоканье лошадиных копыт.
        — Надеюсь, миссис Такерман здорова?  — спросила миссис Сондерс, пытаясь поддержать разговор.
        — Сегодня утром не очень,  — сказал Сэм.  — Случилась маленькая неприятность, но, я думаю, сейчас уже все в порядке.
        Тэфи хотелось спросить: что за неприятность? Но мать успела вовремя предостерегающе на нее посмотреть. По-видимому, при постояльцах не следовало говорить о неприятностях.
        Однако мисс Клара Твиг услыхала слова мальчика и тихонько закудахтала.
        — Помяни мое слово, Хэтти,  — сказала она,  — это наверняка Селеста. Марта Эрвин была единственным человеком, умевшим с ней справляться.
        Тэфи посмотрела на мать. Та легонько подмигнула ей одним глазом.
        — Вон форт, Тэфи,  — сказала она.  — Та статуя в парке под стенами форта — памятник исследователю Миссисипи, Маркету. На закате с утеса открывается изумительный вид на пролив.
        Тэфи смотрела и слушала с интересом, но где-то в глубине ее сознания снова и снова звучало одно имя: Селеста. Кто это? И что нужно, чтобы с ней справляться? Ей бы очень хотелось расспросить Сэма, но она понимала, что делать этого не следует. Однако были вопросы, которые можно задать.
        — Сколько лет дочери миссис Такерман?
        Сэм пожал плечами.
        — Я точно не знаю, но, кажется, лет двенадцать.
        Тэфи обхватила себя руками. Ее однолетка! У нее будет двенадцатилетняя подружка. Та девочка на скале, вероятно, была вовсе не Донна.
        Успокоившись на этот счет, Тэфи устроилась поудобнее, чтобы получить удовольствие от поездки. Узкий, усыпанный галькой пляж, который показал ей с парохода Дэвид, тянулся справа от дороги. На солнце устилавшие его камни казались белыми. Она, вероятно, сможет бродить там по воде, и похоже, что на берегу найдутся хорошие плоские камешки, которые можно запускать по поверхности воды. Ей казалось, она только начала наслаждаться движением экипажа, таким непохожим на движение автомобиля, как путешествие кончилось: они прибыли в «Сансет хауз».
        Она выбралась из экипажа и остановилась, глядя вверх, на здание. Отель был трехэтажный. Его покатые крыши были установлены под разными углами, а на стенах в самых неожиданных местах вдруг оказывалось оконце. Вокруг нижнего этажа тянулась широкая, погруженная в сон веранда, увешанная гамаками и заставленная качалками.
        Тэфи не была уверена, что ей хотелось бы «разбудить» «Сансет хауз». Он имел как раз такой вид, какой и должен был иметь,  — сонливый, тихий. У домов, как и у людей, свой характер. Разбудить этот дом, установить ревущие радиоприемники и устроить так, чтобы тут сновали взад-вперед люди, было бы равносильно тому, чтобы нарядить сестер Твиг в брюки.
        Она поднялась вместе с матерью по ступенькам и вошла в гостиницу. Тэфи довелось жить во многих отелях, и для нее не было ничего необычайного в вестибюлях и конторках портье, где вы регистрировались в книге и получали ключи от вашего номера. Но в «Сансет хауз» вместо обширного вестибюля оказалась лишь небольшая прихожая, устланная мягкими коврами. По одну сторону были двойные застекленные двери, по всей видимости в ресторан, по другую сторону широкая дверь вела в комнату, похожую на большую гостиную, обставленную старой удобной мебелью, которую можно было бы скорее встретить в частном жилом доме,  — совсем не гостиничного типа мебелью. Напротив двери большой комнаты изящная лестница, грациозно извиваясь, вела на верхние этажи.
        Вокруг не было ни души — даже портье за конторкой. Сэм ввел сестер Твиг и ничем не показал, что пустота в вестибюле его удивила.
        — Если вы посидите минутку в гостиной,  — сказал он, обращаясь к двум дамам,  — я провожу миссис Сондерс в ее комнату. А потом сообщу миссис Такерман, что постояльцы прибыли.
        Мисс Клара Твиг недовольно фыркнула, ясно давая понять, что дела тут ведутся нынче не так, как во времена мисс Эрвин. Сэм указывал дорогу, поднимаясь по винтовой лестнице. Миссис Сондерс легко и быстро следовала за ним, тогда как Тэфи шагала медленно.
        А где же Донна Такерман? Можно было бы ожидать, что она проявить достаточно любопытства, чтобы ждать их приезда на ступеньках крыльца. По крайней мере она сама была бы именно там, рассуждала Тэфи, скользя рукой вверх по полированным перилам. Она страшно устала от стандартных отелей и была уверена, что этот ей понравится.
        Сэм и ее мать ушли вперед и находились уже в комнате третьего этажа, дверь в которую находилась в конце длинного коридора. Тэфи хотелось двигаться медленно, знакомясь с домом дюйм за дюймом. У нее возникло ощущение, что это был не из тех домов, куда можно было стремительно ворваться и сразу же вступить в дружеские отношения.
        Нет, установление дружбы с этим домом должно было немножко напоминать то, как вступают в дружбу с собакой. Сначала вы просто спокойно поговорите с ней, чтобы она прониклась к вам доверием. Потом протянете руку — просто протянете, но не станете до нее дотрагиваться. И только после того, как она убедится, что вы — действительно друг, собака — да и дом!  — примет вас. Стены начнут нашептывать вам своим старые, старые секреты, двери начнут открываться, и…
        Дверь позади нее действительно открылась — тихо, очень тихо. Она медленно пошла по ковру, ожидая услышать за собой шаги. Почему дверь открылась так тихо? Почему не слышно было шагов?
        Мать разговаривала с Сэмом. Тэфи, дойдя до дверей их комнаты, быстро повернулась и посмотрела назад. Она успела лишь краешком глаза заметить промелькнувшее смуглое личико. И дверь в конце коридора закрылась так же тихо, как и открылась.
        Тэфи повернулась и задумчиво вошла в комнату, которую ей предстояло делить с матерью во время их пребывания в «Сансет хауз».

        ГЛАВА 3
        Крики чаек

        — Входи, детка,  — сказала миссис Сондерс, когда Сэм пошел за миссис Такерман.  — Я рада, что они выделили для нас эту комнату. Посмотри ее как следует и отгадай, почему я рада.
        Тэфи бросила последний взгляд в коридор, но дверь в дальнем конце по-прежнему представляла собой ничего не говорящую белую поверхность. Она плотно закрыла дверь их комнаты и повернулась, чтобы оглядеться вокруг. Обои на стенах были старинные — синие гирлянды переплетающихся васильков. Мебель тоже была старомодная, но изящная и очень подходившая к стилю этого дома.
        Мать двигалась, открывала ящики, заглядывала в стенной шкаф. Распаковывать было нечего, так как Сэм еще не принес их чемоданы, но у матери был такой вид, словно она уже обживается в комнате.
        — Видала?  — спросила она, подходя к низенькому столику с громадным зеркалом над ним.  — На этом коврике узор разделяется пополам как раз посередине. Это будет наша граница. Правая сторона — моя, левая — твоя. Посмотрим, чья сторона будет поддерживаться в большей чистоте.
        Тэфи подобное соревнование нисколько не соблазняло. Она подозревала, что не выйдет из него победительницей. Она пыталась догадаться, почему мать так обрадовалась именно этой комнате.
        — Ты бы хоть повернулась. Ты же даже не посмотрела еще вон в тот угол,  — сказала миссис Сондерс.
        Тэфи повернулась и радостно вскрикнула. Казалось, комната вдруг взяла да и протянулась в ею самой выбранном направлении, выдвинувшись вперед и образовав, в сущности, еще одну отдельную комнату со своим собственным потолком и окном. Потолок был наклонным, а окно находилось под самой крышей, открывая вид на другие покатые крыши помещений, составляющих часть гостиницы.
        Из окна Тэфи видна была подъездная дорожка, ведущая к дому, и можно было смотреть поверх деревьев на склон холма, возвышавшегося вдали. Там тоже стояли дома, крыши которых виднелись сквозь листву. В комнате было еще два окна, но ни одно из них не было таким необыкновенным, как это.
        — О, мама!  — воскликнула Тэфи.  — Пожалуйста, позволь мне занять эту часть комнаты! Здесь как раз поместятся столик и стул. Фактически это будет моя собственная комната!
        — Об этом я и подумала, когда увидела, что нам оставили эту комнату,  — сказала миссис Сондерс.  — Однажды, когда я приехала сюда на побывку, тетя Марта поселила меня на все время моего пребывания здесь, и я до сих пор помню, что эта комната казалась мне какой-то особенной.
        Почему-то странно было представлять себе маму двенадцатилетней девочкой, живущей в этой самой комнате. Странно, но приятно. Немножко походило на то, будто имеешь не только мать, но и сестру.
        — Пожалуй, я спущусь вниз,  — сказала миссис Сондерс.  — Уже почти время ленча. Интересно, бьют ли еще в китайский гонг, когда сзывают постояльцев к столу?
        Тэфи вышла вслед за матерью из комнаты. Торопливо идя по коридору, она обратила внимание на то, что все двери плотно закрыты, словно бы дом еще не проникся к ней доверием, не познакомился с ней достаточно близко, чтобы открыть ей свое сердце и вступить с ней в беседу. Ей пока что принадлежал лишь крошечный его кусочек — окно и угол комнаты. Но все-таки это было какое-то начало.
        Она услыхала голоса и, перегнувшись через перила лестницы, посмотрела на этаж под ними. По лестнице поднималась, чтобы приветствовать ее мать, высокая, улыбающаяся, довольно красивая женщина.
        — Я — Сара Такерман,  — протягивая руку, сказала она.  — Простите, что я не встретила вас у входа, когда вы приехали.
        Тэфи нашла, что мать по-прежнему незримой Донны, несмотря на свою улыбку, выглядит слишком важно. Ее седые волосы были аккуратно причесаны. На ней было темно-синее платье с ослепительно белым кружевным воротником. «Интересно,  — мелькнуло у Тэфи в голове,  — что она подумала о маминых брюках».
        — Я рада, что вы не больны,  — сказала миссис Сондерс.  — Сэм намекнул, что сегодня утром были какие-то трудности, и я опасалась…
        Миссис Такерман перестала улыбаться, и лицо ее приняло озабоченное выражение.
        — Опять Селесте померещились какие-то дурные предзнаменования. Когда это случается, мы почти ничего не можем с ней поделать. Она вдруг решила, что палец о палец не ударит в кухне, и мы не готовы к ленчу. Потому-то я и была занята и не знала о вашем прибытии. Мне кажется, ее расстроил ваш приезд.
        Выходит, Селеста — повариха. «Но почему,  — недоумевала Тэфи,  — их приезд мог ее расстроить?!» Тут она заметила, что мать решительно распрямила плечи. Папа всегда говорил, что мама — «человек дела», вместо того чтобы тревожиться понапрасну, она «засучивает рукава и что-то делает». Было совершенно ясно, что и теперь, пробыв в «Сансет хауз» едва ли десять минут, она собиралась взяться за дело.
        — Ну и что будет с ленчем?  — спросила она.
        — Придется обойтись сандвичами,  — ответила миссис Такерман.  — Отель у нас маленький, из года в год приезжают в основном один и те же люди. В каком-нибудь большом отеле на острове сандвичи погубили бы все дело, но здесь, у нас, все это только создаст некую семейную атмосферу. Наши гости знают Селесту и знакомы с ее внезапными сменами настроения, хотя, слава Богу, она не часто вообще бросает кухню.
        — А сколько человек работает на кухне?  — спросила миссис Сондерс.
        — Четверо — Селеста, помощник повара и две девушки, которые подготавливают необходимые овощи и занимаются уборкой. Селеста полностью господствует на кухне; когда она бастует, три остальные работницы почти совсем беспомощны. Сейчас они трудятся над приготовлением сандвичей.
        — Нам придется это изменить,  — заявила миссис Сондерс, как если бы приготовление горы сандвичей для маленькой армии голодных постояльцев было задачей, с которой она успешно справлялась ежедневно.  — Я только не понимаю, почему Селесту должно беспокоить мое появление. Я знаю, насколько отель обязан своим успехом именно ей. Разумеется, я не стану вмешиваться в ее дела или производить какие-либо изменения.
        — Дело… дело не в этом,  — похоже, миссис Такерман не хотелось продолжать.
        Миссис Сондерс решительно направилась вниз по лестнице, словно бы не услышав слов миссис Такерман и не заметив ее колебания. На последней ступеньке она остановилась и щелкнула пальцами. Тэфи сразу поняла: ее осенила очередная вдохновляющая идея.
        — Я знаю, что я сделаю! Я скажу гостям, что Селеста временно нас покинула, и приглашу всех, кто пожелает, пройти на кухню и самим приготовить себе сандвичи, любые, какие им только захочется. Им, вероятно, такая идея понравится.
        Миссис Такерман несколько сомневалась на этот счет, но, когда матерью Тэфи овладевала великая идея, остановить ее было невозможно. Она весело направилась к гостиной, чтобы объявить свое предложение.
        Тэфи находилась на последнем пролете лестницы, когда миссис Такерман посмотрела вверх и увидела ее. На лице экономки снова появилась улыбка.
        — Здравствуй,  — сказала она.  — Ты, наверное, Тэфи Сондерс. Донна с нетерпением ждет твоего приезда. Не хочешь ли перед ленчем взглянуть на сад? Можешь выйти через заднюю дверь вон там.
        Тэфи охотно направилась к двери. На заднем крыльце сидели и разговаривали какие-то женщины. Пока Тэфи спускалась со ступенек, одна из них подняла голову и улыбнулась ей. На ней были брюки — так, выходит, мама была права!
        Сад был очень красив. Лужайка, зеленая и гладкая, простиралась до самой воды и казалась такой соблазнительно-мягкой, что у Тэфи возникло искушение скатиться по ней вниз. Цветочные клумбы, размещенные по краям лужайки, создавали красочный узор, выделявшийся на зеленом фоне травы. Тэфи подумала: можно испытывать своего рода счастье просто от того, что смотришь на что-то красивое.
        Как бы ей хотелось знать название цветов! Когда живешь в гостиницах, не так-то много у тебя шансов узнать что-либо о цветах. Когда-нибудь, когда у семейства Сондерс будет собственный дом, она поможет матери посадить сад, и ей будет известно название каждого цветка в этом саду.
        Она встала на колени и уткнулась носом в клумбу нежных зеленовато-белых цветов. Потом она весело уселась на корточки и стала оглядывать сад и дом. В этот момент она заметила, что в одном из окон третьего этажа шевельнулась занавеска. Кто-то сверху смотрел на нее.
        Она внимательно пригляделась к окну. Да! Оно могло находиться в той же комнате, что и дверь, открывшаяся и захлопнувшаяся в коридоре. Та же самая личность, что поглядывала на нее в коридоре, а потом из окна, сейчас, вероятно, следит за ней, прячась за занавесью. Она почувствовала, как по спине пробежал неприятный холодок от сознания, что за ней кто-то втайне наблюдает.
        Встав с колен, она подошла к большим камням у края воды. Остров был окутан какой-то странной тишиной. Нельзя сказать, что никаких звуков не было слышно, но все это были отдельные звуки. Слабое далекое эхо цокающих лошадиных копыт и скрипа колес; низкий звон церковного колокола; шум волн, омывающих скалы у ее ног; дикие крики чаек над водой. Городские звуки обрушивались на вас слитным ревом. Здесь же каждый звук был сам по себе и каким-то образом лишь усиливал общее впечатление тишины.
        Она вздрогнула от неожиданно раздавшегося прямо за ее спиной голоса.
        — Что они говорят?  — требовательно произнес голос.  — Скажи мне! Что говорят птицы?
        Тэфи быстро повернулась и какое-то мгновение могла только пристально смотреть на незнакомку. Неподалеку от нее на каменной глыбе сидела женщина, которую наполовину скрывал куст. На ней были синие джинсы, а поверх них клетчатая юбка — так любят одеваться девочки-подростки, хотя женщина была явно не молода. На ее голых ногах были красивые индейские мокасины, расшитые бисером. Черные волосы женщины были заплетены в косы и обвиты вокруг головы. Кожа у нее была смуглая, глаза темные.
        — Чайки,  — настойчиво повторила она свой вопрос, не обращая внимания на удивленный взгляд Тэфи.  — Что они говорят?
        Когда они ехали на пароходе, Тэфи подумала, что голоса чаек звучат почти как человеческие. Теперь, похоже, она просто обязана была понять смысл их криков, хотя бы для того, чтобы ответить на вопрос этой странной смуглой женщины. Она затаила дыхание, и крик чаек донесся до нее особенно отчетливо. Это несомненно было какое-то слово.
        — Вы знаете,  — сказала Тэфи,  — похоже, будто они все время взывают о помощи! Я совершенно отчетливо слышу: помоги! помоги! помоги!
        Корона, сложенная из темных кос, кивнула:
        — А ты знаешь, что это значит, когда чайки просят помощи?
        — Нет, не знаю. Разве они не повторяют всегда одно и то же?
        Женщина вздохнула, как бы обескураженная подобным невежеством.
        — Чайки взывают о помощи только тогда, когда хотят предостеречь нас.
        — Предостеречь нас? Насчет чего?  — Тэфи это показалось странным.
        — Ты видела когда-нибудь бурю на Макинау?
        — Нет,  — сказала Тэфи.  — Я только сегодня приехала.  — На ярко-синей воде плясали солнечные блики, а летние облака в почти чистом небе выглядели вполне безобидно. Решительно никаких признаков приближающейся бури не было.
        — Ты увидишь бурю, какая бывает только на Макинау,  — неопределенно заметила женщина.  — Она принесет с собой несчастье. Они хотят, чтобы я стряпала для всех этих глупцов, которые думают только о своем желудке, в то самое время, когда надвигается такая буря. Пусть денек поголодают. Им это только на пользу.
        — Они не будут голодать,  — пояснила Тэфи.  — Моя мама пригласила их на кухню самим приготовить себе сандвичи.
        На какое-то мгновение женщина, казалось, пришла в ярость. Но потом сама идея предложить постояльцам «Сансет хауз» отправиться на кухню и самим приготовить себе сандвичи, как видно, показалась ей весьма забавной. Она залилась смехом, который оборвался так же внезапно, как и начался.
        — Ты — та самая маленькая девочка, да? Внучатая племянница мисс Эрвин?
        — А вы,  — вежливо заметила Тэфи,  — наверное, Селеста. Говорят, что вы иногда видите дурные предзнаменования. А что именно вы в это время видите?
        Глаза Селесты стали еще темнее.
        — Я тебе сказала — это предостережение чаек. Они правы — те люди, которые заявляют, что ничего не могут со мной поделать. Но и без меня им не обойтись! Эта затея с сандвичами долго не продержится. Люди приезжают в «Сансет хауз» потому, что стряпня Селесты Клотьер пользуется такой же славой, как стряпня другой Селесты, ее матери, в великие времена «Пушки».
        Тэфи ничего не поняла из того, что услышала, а потому промолчала.
        Спустя мгновение Селеста продолжала:
        — Сегодня день прихода парохода. Это означает, что появится много лишних гостей, которые захотят отведать моей стряпни. Ха! Сандвичи. Хлеб с ветчиной, маринованными овощами и сыром. Они все уйдут и больше никогда не вернутся.
        — По-моему, это не очень-то красиво,  — негодующе заявила Тэфи.  — Если дело и дальше так пойдет, отель может прекратить свое существование.
        — Ты очень сообразительная, коли понимаешь это,  — сказала Селеста, словно бы довольная этими словами.
        Поварихе явно не было никакого дела до будущего семейства Сондерс. Тэфи хотела спросить, почему приезд ее матери огорчил ее, но момент показался ей неподходящим. Кроме того, ей хотелось выяснить еще кое-что. Не то чтобы она сама не могла догадаться, в чем тут дело, но ей хотелось удостовериться в своей правоте.
        — Кто-то смотрит из окна на третьем этаже,  — сказала она.
        Селеста повернула голову.
        — Ты говоришь о втором окне справа? Это — Донна. Она любопытствует насчет тебя. Бедная малышка!
        «Поистине Донна избрала довольно странный способ проявить свой интерес,  — подумала Тэфи.  — Ну что ж, не может же она вечно прятаться за дверью или занавесками. Придется мышке вылезти из своей норки». И все-таки была еще одна вещь, которую Тэффи хотелось узнать.
        Она порылась в кармане, вытащила клочок бумаги, на котором Дэвид Марш изобразил карту, и постаралась как можно тщательнее ее разгладить.
        — Не можете ли вы мне сказать, как отыскать это место?
        Селеста нахмурилась, склонившись над чертежом.
        — А, теперь понимаю,  — воскликнула она.  — Найти это будет легко. По ту сторону береговой дороги, проходящей возле отеля, есть еще одна дорога, ведущая вверх по склону холма. Идти по ней трудно, потому что она крутая и каменистая. Когда доберешься до вершины, сверни на дорогу, ведущую направо. Она будет петлять, но ты с нее не сходи. Она приведет тебя к тому самому дому, который ты хочешь найти.
        — А много времени это займет?  — спросила Тэфи.
        — Минут этак двадцать. На вершине холма есть более короткий путь, но тебе не следует идти по нему.
        — Почему?
        — До заката он безопасен, но позже — нет.
        — Вы хотите сказать, это опасный путь? Слишком крутой или еще что-нибудь в этом роде?
        Селеста проследила глазами за чайкой, пролетевшей близко от берега, и сказала:
        — В этом лесу живут гоблины[2 - Гоблин — проказливый чертенок, живущий в лесу или в доме,  — нечто вроде злого духа или лешего (примеч. пер.).]. Чтобы воспользоваться более коротким путем, тебе придется пройти через лес гоблинов.
        Тэфи очень заинтересовалась.
        — А что такое лес гоблинов?
        Селеста вдруг потеряла терпение.
        — Ох уж эти дети!  — воскликнула она.  — Вечно задают вопросы. Вечно пристают. Пойди и посмотри своими собственными глазами, что это такое. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала. А теперь беги себе, играй. Быстренько! Мне надо подумать.
        В этот момент из отеля донесся низкий музыкальный звук гонга, эха которого долго не затихало.
        Значит, ленч, какой ни на есть ленч все-таки подают. И они все еще пользуются китайским гонгом. Ну что ж, Тэфи была голодна, что бы ей ни дали, все покажется вкусным. Она двинулась по лужайке к дому, а вдогонку ей несся мрачный голос Селесты: «Сандвичи! Ха! Сандвичи в «Сансет хауз»!

        ГЛАВА 4
        Лес гоблинов

        Улыбающаяся миссис Такерман, отрешившаяся от всех тревог, встречала постояльцев у дверей в ресторан и провожала их к отведенным им столикам. Тэфи подозревала, что эта перемена совершилась под влиянием ее матери. Та всегда была так твердо во всем уверена, что ее уверенность и спокойствие часто передавались окружавшим ее людям. Папа говорил, что душевный настрой мамы был заразителен, и что заражаться им было полезно.
        Столики в обеденном зале быстро занимались. Важный господин, которого миссис Такерман называла «мистер Гейдж», ухмыльнулся, беря с тарелки сандвич.
        — Сандвич с болонской копченой колбасой — просто шедевр, моя дорогая,  — сказал он жене.  — Наверное, Селеста была бы шокирована, но я люблю сандвичи с болонской колбасой.
        Миссис Гейдж, похоже, была не в таком восторге, как ее супруг.
        «Однако замысел матери явно увенчался успехом»,  — думала Тэфи, стоя у двери в ресторан. Во всяком случае на этот раз он сработал безотказно. Отступив в сторону, чтобы пропустить посетителя, девочка задела локтем что-то, издавшее слабое басовитое гудение, и она увидела, что стоит рядом с китайским гонгом. Черная деревянная подставка, на которой он был подвешен, была украшена резьбой, изображавшей покрытых чешуей драконов с выпуклыми глазами. Сам гонг был большой, круглый и плоский. Вероятно, он был сделан из бронзы. Тэфи вспомнила, что она читала о китайских гонгах в одной книжке, которую брала из библиотеки. Сбоку от подставки, на специальном крюке, висел молоток. Ручка у него была бамбуковая, а головка обита плотным материалом. Может быть, мама когда-нибудь позволит ей ударить в гонг.
        Миссис Такерман тронула ее за локоть.
        — Тэфи, я покажу тебе твой столик. Там же сидим и мы с Донной. Твоя мама решила, что было бы очень хорошо, чтобы ты села с нами. Сама она сегодня будет есть в кухне, но в обычное время тоже будет сидеть с нами. Донна придет с минуты на минуту.
        Экономка вернулась на свое место у двери в ресторан. Тэфи окинула взглядом зал, охваченный приятным возбуждением. «Сансет хауз», похоже, в деловом отношении преуспевал. Во всем помещении едва ли можно было найти хоть один пустующий столик. Официантки в аккуратных синих форменных платьях с передничками, отороченными оборками, двигались в кухню и обратно, разнося подносы с сандвичами, а также горячими и холодными напитками. Судя по их виду, миссис Сондерс сумела сделать так, что и они там, на кухне, получали удовольствие.
        Тэфи решила, что зал ресторана ей нравится. Стены были обшиты сосновыми панелями, что напоминало о лесе и гармонировало с общей атмосферой Макинау. Между картинами, изображавшими островные пейзажи, висели «снегоступы», лыжи и различные предметы индейского быта. На стене, прямо над ее головой, висел какой-то странный прут, на одном конце которого была укреплена грубо размалеванная глиняная голова. Пока она размышляла над тем, что бы это могло быть, молодая официантка принесла ей стакан воды.
        — Привет, Тэфи,  — сказала с улыбкой девушка.  — Твоя мама рассказала мне о тебе. Меня зовут Дорис.
        Она сразу же понравилась Тэфи. Девочка достаточно пожила в разных гостиницах, чтобы знать, что нелюбезный официант или официантка могут испортить вам настроение во время еды, а потому она была рада, что их столик обслуживает такая милая девушка.
        — Как ты отнесешься к сандвичу с помидором, салатом, майонезом и маринованным огурчиком?  — спросила Дорис.
        Тэфи хихикнула. Дорис не сама до этого додумалась — ей, конечно, подсказала мама. В семье Сондерс постоянно шутили, что, какие бы блюда ни значились в меню, Тэфи всему предпочтет сандвич с салатом, помидором, маринованным огурчиком и майонезом.
        Когда Дорис ушла, Тэфи увидела девочку, двигавшуюся через зал. Она была маленькая и смуглая, волосы коротко острижены и уложены в мягко завивающиеся на концах локоны. Это были как раз такие волосы, о которых Тэфи с ее прямыми прядями, спускавшимися на плечи, постоянно мечтала. Кожа у девочки была загорелая, но совершенно чистая — ни единой веснушки!
        — Здравствуй,  — сказала Тэфи.  — Ты — Донна?
        Девочка кивнула. С минуту ее темные глаза с пристальным вниманием разглядывали Тэфи, но потом она отвела свой взгляд и тихонько скользнула на свое место за столом напротив Тэфи. Молчание длилось до того мгновения, когда Дорис принесла Тэфи ее сандвич и стакан молока.
        — Ну как, девочки, познакомились?  — спросила официантка.  — Вам этим летом, должно быть, будет очень весело. Хотела бы я иметь время, чтобы побегать с вами по острову.
        Тэфи и Донна обменялись серьезными взглядами, но потом обе одновременно улыбнулись. Донна при этом наморщила нос, а на щеке у нее образовалась ямочка.
        — Я видела тебя сегодня утром на скалах,  — сказала Тэфи.  — Я так тебе махала с парохода.
        — Я… я не была уверена, что это — ты,  — сообщила Донна.  — Да и вообще…  — Она не стала объяснять, что имела в виду под «вообще». Слово так и повисло между ними в воздухе.
        Тэфи впилась зубами в свой сандвич и сосредоточила внимание на том, чтобы не дать потечь майонезу. С Донной было трудно разговаривать, хотя и нельзя было сказать, что она ведет себя неприязненно. Тэфи предприняла новую попытку.
        — Я думаю, одиноко живется, когда нет других девочек, с которыми можно было бы играть. Неужели тетя Марта никогда не пускала сюда детей?
        — Мне кажется, она не очень-то любила детей. «Дети,  — говорила она,  — всюду бегают, кричат, все кругом ломают». А твоя мама позволит людям с детьми останавливаться здесь?
        — Конечно,  — заявила Тэфи, решительно ничего об этом не знавшая, но чувствовавшая себя довольно уверенно.  — Мама любит детей.
        Донна серьезно обдумала это сообщение. У нее, похоже, имелись какие-то колебания и сомнения, и она никак не могла прийти к определенному решению по какому-то вопросу. И тут она вновь улыбнулась своей внезапной улыбкой, освещавшей все ее личико.
        — Я рада, что ты приехала. Я придумываю всяческие игры и умею развлекаться в одиночестве. Но в некоторые игры нельзя играть одной — они обязательно требуют двоих участников.
        После этих слов между ними уже не возникало неловкого и смущающего обеих молчания. Тэфи взбодрилась. Вероятно, Донна прежде всего очень робка. Как только они хорошенько познакомятся, они прекрасно поладят.
        Дорис принесла сандвич Донне, и Тэфи начала обдумывать план действий на день. Сразу после ленча надо будет попробовать разыскать дом Дэвида. Дэвид обещал показать ей форт, так что, возможно, они договорятся побывать там завтра. Кроме того, ей хотелось взглянуть на то, что Селеста именовала «лесом гоблинов». Ее ничуть не тревожило, что это могло оказаться страшным местом. Может, чуть страшноватым оно и будет, но это только делает прогулку туда еще более увлекательной.
        — Что такое лес гоблинов?  — спросила она без всяких предисловий.
        Вид у Донны был крайне удивленный.
        — Селеста говорит, что на вершине холма есть такой лес.
        — О, Селеста!  — Донна пожала плечами.  — Она любит сочинять разные дикие истории вроде этой. Она прожила всю свою жизнь на Макинау, и ее семья жила здесь с самого начала — ну, знаешь, с тех пор, как здесь появились торговцы пушниной. У нее голова забита индейскими легендами о всевозможных духах, обитающих на острове. В ней есть французская кровь, а ее прабабушка, кажется, была индианкой.
        — Так или иначе,  — смело заявила Тэфи,  — сегодня днем я поднимусь на холм и посмотрю на этот лес, о котором она говорила. Я индейских духов не боюсь.
        Темные глаза Донны остановились на ней с выражением какой-то странной задумчивости.
        — Может, тебе не следует заявлять об этом слишком громко. Селеста говорит, что островные духи живут повсюду, даже в этой гостинице.
        Тэфи быстро огляделась вокруг, как если бы она могла увидеть какого-нибудь индейского духа, шагающего через обеденный зал. Глаза ее снова остановились на странной палке, висевшей на стене.
        — Что это такое?  — спросила она.
        Донна посмотрела на заляпанное краской глиняное лицо.
        — Это индейская военная палица, которую кто-то нашел в одной из пещер на острове.
        Макинау как-то вдруг сразу вплотную приблизился ко временам индейцев, и Тэффи трудно было даже припомнить, что не далее как вчера она находилась в таком современном городе, как Чикаго. На острове не было автомобилей, а на склоне холма высились стены старого форта. Здесь, в гостинице, находилась странная женщина смешанной франко-индейской крови, выходец из прошлого, а на стенах зала висели «снегоступы» и индейская военная дубинка. И наконец, на холме, высоко над «Сансет хауз», находилось нечто странное, что Селеста именовала лесом гоблинов.
        — А ты хотела бы пойти со мной?  — спросила Тэфи Донну.  — Я буду разыскивать дом мальчика, с которым познакомилась на пароходе.
        На мгновение на лице девочки снова появилось странное задумчивое выражение.
        — Я не могу, мне надо упражняться.
        — На рояле?  — спросила Тэфи.
        — Нет, я занимаюсь танцами. Я днем всегда немного практикуюсь.
        Тэфи ощутила легкую зависть.
        — Я брала уроки танцев, но у меня ничего не выходило путного. А тебе нравится танцевать?
        Лицо Донны так и засветилось.
        — Я обожаю это! Я люблю танцы больше всего на свете! Когда-нибудь я стану великой танцовщицей. Ничто меня не удержит. Ничто!  — Как-то в одну секунду она стала вдруг очень серьезной.
        Тэфи, пораженная тем, с каким чувством девочка произнесла эти слова, хотела было сказать: «Ну а на меня-то зачем так смотреть? Я уж во всяком случае не пытаюсь тебя удерживать». Но ясно, что Донна так и не думала.
        Какая странная девочка! В какой-то миг — робкая, в какой-то — полная дружелюбия, а уже в следующее мгновение словно бы враждебная. Похоже было, что Донна не имела ясного представления насчет чего-то и никак не могла принять окончательного решения. Ну что ж, не хочет взбираться на холм, и не надо!
        Пересекая обеденный зал, Тэфи заметила, что сестры Твиг сидят за маленьким столиком у окна. Мисс Клара Твиг ее не видела, но мисс Хэтти взглянула на нее и снова одарила своей быстрой полуулыбкой.
        В холле миссис Такерман беседовала с кругленьким лысым добродушным человечком. На этот раз экономка не улыбалась. Она смотрела из-под нахмуренных бровей таким же взглядом, какой Тэффи секунду тому назад видела на лице Донны. Тэфи невольно подумала, до чего же миссис Такерман и ее дочь похожи друг на друга.
        — Мне очень жаль, но у нас нет свободной комнаты,  — сказала миссис Такерман.  — Ни единой.
        — Я рад слышать, что дела «Сансет хауз» идут так хорошо,  — с чувством сказал мужчина.  — Само собой разумеется, меня это ничуть не удивляет. При умелом управлении не может быть много пустующих номеров.
        Миссис Такерман залилась краской, и Тэфи поразилась, до чего это ей к лицу! Она прямо помолодела и была явно смущена.
        — Но ведь не может быть, чтобы и в ресторане были заняты все столики до единого. Я много недель мечтал о кушаньях, приготовленных Селестой.
        — Сегодня это будут не кушанья, приготовленные ею, а всего лишь сандвичи.
        Эта новость, по-видимому, его не удивила.
        — Похоже, Селеста вновь забастовала?
        Не отвечая ему, миссис Такерман провела гостя к столику. Когда она вернулась на свой пост у дверей, на щеках ее все еще горел румянец.
        Потом она сделала нечто, что показалось Тэфи крайне удивительным. Отойдя от двери, она посмотрелась в старомодное овальное зеркало у подножия лестницы. Она быстро раза два взбила волосы и улыбнулась собственному отражению. Это, отметила Тэфи, была совсем не та вежливая улыбка, которая блуждала на ее лице ранее.
        В этот момент она поймала в зеркале заинтересованный взгляд Тэфи, и улыбка ее исчезла.
        — Ну как, хорошо поела?  — спросила она и, не дожидаясь ответа, добавила: — Гостиница — скучное место для маленькой девочки. Почему бы тебе не выйти на свежий воздух?
        Тэфи была сбита с толку изменениями, которые она наблюдала.
        — Мне сначала нужно кое о чем спросить маму. Вы не знаете, где она?
        — Думаю, что все еще на кухне. Если ты выйдешь через заднюю дверь, тебе не придется проходить через обеденный зал.
        Следуя полученным указаниям, Тэфи нашла кухню. Это была, без сомнения, самая большая кухня на свете и прямо-таки сверкающая чистотой. Тут стояли всевозможные буфеты, над громадной печью в строгом порядке были развешаны кастрюли и сковородки.
        Кухонные работницы все еще были заняты изготовлением сандвичей, а несколько подавальщиц раскладывали их по тарелкам. Все они смеялись и разговаривали. За всем этим надзирала миссис Сондерс, и для Тэфи было совершенно очевидно, что матери все это доставляет большое удовольствие.
        Она повязала волосы синей повязкой, на подбородке у нее засохла капля майонеза, а в руке она держала угрожающе длинный нож. Время от времени она взмахивала этим ножом, словно дирижерской палочкой, и Тэфи боялась, не отрежет ли она ухо проходящей мимо официантке. Кто-то повязал на ней фартук, который, вероятно, принадлежал Селесте, ибо она смогла несколько раз обернуть его вокруг себя.
        Однако мама в этой новой роли была не самой странной фигурой на кухне. В уголке, чтобы не мешать официанткам и не угодить под нож мамы, на стремянке примостилась Селеста. Она поглощала огромный сандвич.
        Миссис Сондерс приветствовала Тэфи взмахом ножа.
        — Привет, детка! Все в порядке?
        — Все прекрасно,  — сказала Тэфи.  — Ты не возражаешь, если я поднимусь на холм и поищу дом Дэвида? Я знаю дорогу. Селеста мне показала.
        Мама заколебалась, и на мгновение Тэфи показалось, что она ответит отказом. Но она сказала:
        — Ладно, но в этот первый раз слишком долго не пропадай.
        — Нет, не буду,  — быстро пообещала Тэфи и вышла из комнаты прежде, чем мать начнет вдаваться в подробности, сколько именно времени надо считать «слишком долго».
        Пройти через коридор было короче, чем обходить дом снаружи. Тэфи поспешила пройти через дверь, сделанную из ширмы, чуть не столкнулась с Кларой Твиг и выскочила из парадного в тот самый момент, когда задняя дверь захлопнулась. Она краешком глаза заметила укоряющий взгляд миссис Такерман и, очутившись снаружи, бегом кинулась через дорогу.
        О боже, конечно, она вовсе не собиралась налетать на мисс Твиг и не думала о захлопнувшейся двери. И почему только с ней всегда происходит что-нибудь в этом роде?
        Дорога вверх по склону холма была крутой и каменистой, как и предупреждала ее Селеста. Тэфи решила, что, несмотря на колючий репейник, травянистая обочина дороги — более удобное место для ходьбы, но не забыть бы вытащить колючки из носков до того, как мама начнет их стирать.
        На вершине холма она свернула на дорогу, ведущую направо. Эта дорога была удобнее, она петляла, но идти по ней было легче. По пути встречались отдельные дома, из которых часть была заколочена и пришла в запустение, а другие были открыты и сверкали свежей краской.
        Оставив дома позади, дорога направилась через маленький мост. Тэфи почувствовала, что сердце у нее забилось чаще. Может, она приближалась к лесу гоблинов? Где этот короткий путь, о котором упоминала Селеста? Она безошибочно определила его: это был лес гоблинов, бор, состоявший из высоких сосен, странных, темных и пугающих. Сквозь деревья она видела поднимавшийся ввысь холм, который загораживал свет и усугублял мрак. Сосны росли высокие, прямые, но видно было: каждое дерево умирает, а нижние ветви торчали совсем оголенные — на них не было хвойных иголок.
        «Это всего лишь умирающий лес»,  — сказала себе Тэфи. Разумеется, она пройдет через него.
        Ее ноги утопали в пружинящем ковре хвойных иголок под деревьями. Стволы сосен были темные, тени, отбрасываемые ими,  — мрачные. А что, если она не сможет отсюда выбраться? Что, если она будет идти и идти, а выхода из леса, пути назад не будет? Что, если это — заколдованный лес? Яркий солнечный свет, дома и люди остались далеко, их не было видно, они принадлежали к другому миру. Надо идти побыстрее и убраться отсюда как можно скорее.
        Сделав три быстрых шага, она остановилась. Беззвучно из-за ствола дерева появился мальчик. Это был довольно высокий мальчик с темной кожей индейца. На нем была синяя роба и красная рубашка, и во всем его облике ощущалось внутреннее достоинство.
        — Пр-р-ривет,  — сказала она, запинаясь.
        Мальчик не ответил, но внимательно смотрел на нее.
        Она почувствовала мурашки на спине.
        — Если я п-п-пойду этим путем, я выйду на дорогу по ту сторону?
        Мальчик ничего не ответил и не отвел от нее глаз. Только его синяя роба помогала ей не удариться в панику. Гоблины не носят робы и красные рубашки.
        Что-то сзади нее хрустнуло, и она резко обернулась. Этот звук произвел торопливо пробегавший мимо бурундучок. Она снова повернулась к индейскому мальчику и не поверила собственным глазам. Он исчез так же беззвучно, как и появился.
        Она торопливо подошла к дереву, под которым увидела его, но в тени древесного ствола никто не прятался. Где-то он должен же быть, не провалился ведь он сквозь землю. Вероятно, он все еще следит за ней из какого-нибудь потаенного места.
        Она вдруг почувствовала, что единственное, чего ей хочется,  — это выбраться из этого леса. Она побежала: ржавые хвойные иглы скользили у нее под ногами. За мраком странных деревьев она увидела полоску дороги, ведущей куда-то в сторону, увидела она и обрадовавший ее солнечный свет. Минута, и тьма осталась у нее за спиной.
        Она продолжала бежать, пока не оказалась возле забора с воротами и с висящим над ними судовым фонарем. Ворота не были заперты, и, все еще продолжая бежать, она приблизилась по тропинке к парадной двери дома Дэвида.

        ГЛАВА 5
        Потерянный ключ

        Тэфи нажала кнопку и услышала раздавшийся в доме звонок. Через секунду-другую дверь отворила седая женщина.
        — Что-то мне подсказывает, что ты та самая юная барышня, с которой мой внук познакомился на пароходе. Тебя, кажется, зовут Тэфи? Я — миссис Марш. Входи, а я позову Дэвида. Ты что — бежала бегом? Вся красная и задыхаешься!
        — Да, я бежала,  — призналась Тэфи. Она не могла рассказать этой ясноглазой старой даме о своем страхе. Он уже начинал походить на сон, но беда в том, что она-то твердо знала — никакой это не сон! В лесу гоблинов она действительно встретила мальчика-индейца, и он дал ей почувствовать, что она ему не понравилась.
        Миссис Марш подошла к подножию лестницы и крикнула наверх:
        — Дэ-вид! Эй, Дэ-э-вид! К тебе пришла Тэфи.
        Дэвид спустился с лестницы, подпрыгивая на ходу, как это часто делают мальчишки.
        — Алло!  — крикнул он.  — Пошли наверх, осмотришь командную будку. Я дам тебе дедушкин бинокль, если ты обещаешь обращаться с ним осторожно и не уронить.
        Продолжить дружбу с Дэвидом, завязавшуюся на пароходе, будет явно легко. Лестница поднималась вверх на три этажа, а потом превращалась в крутую лесенку с резиновыми ступенями и медными поручнями — такие лестницы, ведущие в помещение капитана, бывают на корабле. Дэвид нагнулся и помог ей взобраться на несколько последних ступенек.
        — Это — шканцы,  — пояснил он.
        Командная будка была построена с таким расчетом, чтобы она напоминала кабину корабля. Окна имели форму иллюминаторов, стены были украшены всевозможными предметами, которыми пользуются мореплаватели.
        — Мой дедушка был капитаном судна, ходившего через озеро,  — сказал Дэвид.  — Когда он вышел в отставку, он устроил свое жилище таким образом, чтобы чувствовать себя в привычной обстановке и иметь возможность всегда видеть озеро.
        Тэфи подошла к одному из иллюминаторов. Вид был просто великолепен — угол форта и небольшой каменистый пляж гавани — как на ладони. Она могла также смотреть далеко вперед, дальше маленького островка с маяком на мысу и более крупного, поросшего лесом острова с левой стороны, до окаймлявшей берег озера Мичиган голубой черты, за которой простирался материк. По проливу, пыхтя, лениво продвигался грузовой пароход.
        — Батюшки!  — воскликнула Тэфи.  — Отсюда все видно на многие мили вокруг!
        — Посмотри-ка вот через это.  — Дэвид вручил ей бинокль и объяснил, как им пользоваться.
        Усеянный галькой пляж приблизился настолько, что Тэфи казалось, что она может тронуть его ногой. Она медленно повернула бинокль налево, и из груди ее вырвался восторженный крик.
        — А вон «Сансет хауз». Я так ясно его вижу!
        Большой белый дом заполнил собой стекла бинокля. Она решила внимательно разглядеть фронтон, окна и покатые крыши. На вершине главной крыши находилось что-то вроде платформы, обнесенной перилами.
        — Интересно, что это такое?  — спросила Тэфи, передавая бинокль Дэвиду.
        — Это принято называть «вдовьей тропинкой»,  — сообщил Дэвид.  — В давние времена жены капитанов имели на своих домах подобные местечки, куда они могли забираться, чтобы следить за движением судов своих супругов. Наверное, попасть туда можно изнутри через дверцу люка.
        Он вернул бинокль Тэфи, и она водила им туда и сюда, пока не нашла свое собственное окошко в комнате, где она жила со своей мамой. Внезапно она взволнованно обратилась к Дэвиду:
        — Знаешь что? Я могла бы подавать из своего окна сигналы. То есть я хочу сказать, что я могла бы это делать, если бы мне вдруг понадобилось сообщить тебе какую-нибудь важную новость.
        — Какие сигналы?  — осведомился Дэвид.
        Живое воображение Тэфи заработало.
        — Нам надо будет разработать код. Красный цвет, разумеется, сигнал опасности. Белый означает: все в порядке.
        Как ни странно, практичный Дэвид охотно включился в игру.
        — Желтый будет означать «да», а синий — «нет». А…
        — Тьфу ты, пропасть!  — вскричала Тэффи. Бинокль, оставив окно, остановился на боковом садике при «Сансет хауз». На веранде стояла Донна и разговаривала с мальчиком, находившимся во дворе,  — с мальчиком, одетым в синюю робу и красную рубашку.
        Ее мама терпеть не могла, когда она произносила такие слова, как «тьфу ты, пропасть», но иногда ей просто необходимо было употребить крепкое словцо. Она была поражена, увидев Донну беседующей с тем самым мальчиком-индейцем, который так напугал ее!
        — Это — тот мальчик, которого я видела в лесу гоблинов,  — возбужденно объяснила она Дэвиду.
        Дэвид посмотрел на нее недоумевающим взглядом.
        — О чем ты толкуешь?
        — Ш-ш-ш!
        Конечно, не было никаких оснований придавать какое-либо значение тому факту, что встреченный в лесу мальчик беседует сейчас с Донной Такерман, но, увидев их вдвоем, она ощутила тревогу. Она вспомнила, как к концу ленча Донна вдруг стала с ней холодна, вспомнила враждебность мальчика-индейца. Как было бы хорошо иметь такой бинокль, который приближал бы не только зримые предметы, но и звуки. Пока она смотрела в бинокль, мальчик исчез за углом дома, а Донна ушла с террасы в комнату.
        — На что ты смотришь?  — спросил Дэвид.  — Дай мне поглядеть.
        Тэфи повернулась к нему от окна.
        — Там больше не на что смотреть.
        — Ах ты, елки-палки!  — воскликнул Дэвид.  — Незачем напускать на себя такую таинственность!
        «Елки-палки» — хорошее выражение. Может, оно понравится маме больше, чем «тьфу ты, пропасть». Но надо, пожалуй, удовлетворить любопытство Дэвида, а то он вовсе потеряет терпение. Ей надо было иметь кого-то, с кем можно было говорить о событиях, происшедших после ее прибытия на остров.
        Она начала свой рассказ с самого начала — с того, как Донна не захотела помахать ей в ответ,  — и закончила лесом гоблинов и странным мальчиком-индейцем, который только что разговаривал с Донной. Тэфи рассказала ему о сменах настроения у Селесты, о дурных предзнаменованиях, которые та порой видит, и о том, как важно, чтобы мама успешно справилась этим летом с управлением «Сансет хауз», ибо тогда Сондерсы смогут купить себе дом.
        Дэвид слушал с большим интересом.
        — Я думаю, тут кроется тайна,  — сказал он, когда она кончила свой рассказ.
        Тэфи смотрела на это иначе. Когда вы сталкиваетесь с тайной, вы начинаете искать причины происшедших событий. И все получается просто замечательно — хорошие люди побеждают, дурные несут наказание. Разумеется, она и ее мама — хорошие люди, но что-то не видно вокруг дурных людей — просто люди, слегка непонятные.
        — Все обстоит именно так, как говорила твоя мама,  — сказал, смеясь, Дэвид.  — Ты впадаешь в транс и не слышишь того, что тебе говорят. Нам надо разработать план кампании.
        — Какой еще кампании?
        — Ну, план наших действий.
        — Но что мы можем предпринять?
        — О, мы что-нибудь придумаем! Пожалуй, можно начать с того самого леса. Может, он наведет на какой-нибудь след.
        Пожалуй, это была неплохая идея. Кроме того,  — хотя Тэфи никогда бы не призналась в этом Дэвиду — важно было то, что теперь ей не придется одной проходить через лес. Хотя она и знала, что мальчик-индеец спустился с холма вниз, она беспокоилась, что может снова с ним встретиться. Попрощавшись с миссис Марш, она охотно пошла вместе с Дэвидом.
        «Хорошо,  — подумала она,  — что они двинулись к гостинице. Вероятно, уже наступило то время, которое мама именовала «слишком долго».
        Дэвид прокладывал путь между голыми ветвями.
        — Я хожу этой дорогой все время,  — сказал он.  — И никогда не считал, что в этом лесу есть что-то таинственно-страшное. Наверное, девочки вообще легко пугаются.
        Тэфи шла за ним, негодуя. Но ей нравилось в Дэвиде то, что он не отзывался пренебрежительно о девочках и не пытался показать себя «настоящим мужчиной». Тэфи сказала сдержанно:
        — Не понимаю, какие следы могут тут быть. Ведь в хвойных иголках не остаются отпечатки ног, не правда ли?
        Дэвид осматривал кору деревьев, разглядывал землю под ногами. «Вероятно, рисуется,  — подумала Тэфи,  — у мальчишек есть такая манера».
        Вдруг он выпрямился и посмотрел на нее.
        — Знаешь, что я думаю? Вероятно, тот индеец просто шел через лес, точно так же как и ты, или я, или кто-нибудь другой, и совсем не собирался тебя пугать. Повариха заставила тебя думать о разных страшных вещах, поэтому, когда ты вдруг увидела его, ты была уже внутренне готова испугаться. Потом ты вообразила, будто он смотрит на тебя так, как если бы ты ему не нравилась. А когда он ушел, ты подумала, что он спрятался.
        Дэвид, по-видимому, был очень доволен своим дедуктивным умозаключением. Тэфи же не ощущала ничего, кроме досады и беспомощности. Она-то знала, что она пережила в этом лесу. Но она знала также, что, когда мальчик приходит к какому-то собственному выводу, его не сдвинешь.
        В это мгновение на глаза ей попалось что-то белое, прикрепленное к древесному стволу. Проскользнув мимо Дэвида, она выхватила клочок бумаги, засунутый в трещину в коре.
        — Значит, все мне только показалось, да?  — торжествующе спросила она.  — Ну-ка, в таком случае, господин Всезнайка, послушай вот это.  — В наказание она заставила его немного подождать, а потом громко прочла: — «Почему бы тебе не вернуться туда, откуда пришла? Мы не хотим видеть тебя на Макинау. Ты вызываешь гнев манито».
        Дэвид взял из ее рук бумажку.
        — Вот видишь!  — сказал он.  — Я знал, что мы нападем на какой-нибудь след.
        Тэфи начала задыхаться от возмущения, но потом поняла, что он просто дразнит ее.
        — Похоже, я оказался не таким уж прозорливым,  — признал он и от этого сразу же стал еще больше нравиться Тэфи. Разве мало таких мальчишек, которые ни при каких обстоятельствах не признают, что были не правы.
        — Но ведь в конечном итоге,  — великодушно заметила она,  — это была твоя идея — вернуться сюда. Одна я ни за что бы сюда не пошла.
        Он снова начал изучать записку.
        — Интересно, а что означает это изображение головы какого-то животного в конце?
        Тэфи не могла понять, что именно изображал рисунок.
        — Немного похоже на собачью голову.
        — Не думаю. Слишком заостренный нос. Возможно, это лисица. Но интересно, что это значит?
        Тэфи занимала другая проблема.
        — А почему он не хочет, чтобы я находилась здесь? Я убеждена, что эта записка адресована мне. И что такое «манито»?
        — Это — один из индейских богов, один из духов, в которых они в свое время верили. Он просто пытается тебя испугать.
        Тэфи подавила начавшую ее пробирать дрожь. Она ни чуточки не боится индейских духов, говорила она себе. Во всяком случае, когда рядом с ней Дэвид.
        — Ты хочешь завтра пройтись по форту? Я пришла, чтобы спросить тебя именно об этом. Маму я забыла спросить, но я уверена, что она меня пустит.
        Дэвид просиял, ибо его осенила некая идея.
        — Вот что! Давай испытаем нашу систему сигнализации. Если «да» — желтый цвет. Значит, если ты сможешь пойти, повесь в своем окне что-нибудь желтое.
        Тэфи согласилась, и на опушке леса он повернул назад. Она торопливо пошла по дороге, а подойдя к отелю, увидела свою мать, собиравшую в саду цветы. На траве стояла корзина, и мамины ножницы то и дело щелкали под аккомпанемент веселой песенки, которую она тихонько напевала.
        — Сегодня вечером у нас на каждом столике будут цветы,  — сказала мама.  — И знаешь что?
        — Что?  — спросила Тэфи. Она видела, что мать находилась в том настроении, которое папа называл «путешествием с помощью парового двигателя».
        — Я сегодня буду хозяйкой, принимающей гостей.
        — О, мама, это замечательно!
        — Сниму часть бремени с плеч миссис Такерман. Я решила, что этому я смогу научиться легко, хотя поначалу у меня, может, не все будет получаться так хорошо, как у нее. У нее очень приятные манеры, и она весьма тактично обращается с посетителями.
        Тэфи припомнила одного посетителя, с которым миссис Такерман обошлась не слишком хорошо,  — симпатичного лысого мужчину, который хотел получить комнату.
        — Ты будешь в тысячу раз лучше,  — твердо заявила Тэфи.  — И к тому же красивее!
        Миссис Сондерс отвесила ей поклон.
        — Большое вам спасибо. Но, боюсь, вы не совсем объективны. Но так или иначе, мне хотелось бы вдохнуть жизнь в этот дом. Иногда он производит на меня гнетущее впечатление.
        Тэфи взглянула на «Сансет хауз», дремлющий под лучами вечернего солнца. Она была уверена, что сонливость очень этому дому к лицу. Может, ничего хорошего не получится, если они слишком его растормошат. Однако, если под «вдохнуть жизнь» имелись в виду цветы, и чтобы кто-то миловидный и улыбающийся встречал гостей и провожал их к столикам…
        — Мама, надень свое синее платье,  — умоляющим голосом сказала она.  — И сделай себе высокую прическу — такую, какую любит папа. Тогда я завтра же ему напишу и расскажу, как ты выглядела и как успешно справлялась со своей ролью управляющей.
        Мать наморщила нос, но Тэфи чувствовала, что она довольна.
        — Я кое-что не успела тебе сказать,  — продолжала миссис Сондерс.  — Это касается Донны.
        — Донны? А что такое с Донной?
        Мать вернулась к цветам.
        — Вот эти, синие, называются дельфиниумы, детка. Они очень мило будут выглядеть на столах, ты не находишь? Дельфиниумы и папоротник.
        — Мама, перестань быть несносно-бесящей!  — взмолилась Тэфи. «Несносно-бесящей» было одно из папиных словечек.
        Миссис Сондерс улыбнулась.
        — Донна очень неплохо танцует. Ее мать хочет, чтобы она серьезно готовилась к поступлению в балет. Поэтому я предложила миссис Такерман устроить сегодня вечером развлечение для наших гостей. Дорис играет на рояле и сможет ей аккомпанировать. По-моему, Донна будет танцевать.
        Какое-то мгновение Тэфи испытывала легкую зависть. Сама она в школе танцев путалась в па и выводила из себя учителя, а иной раз и вовсе забывала, что надо было делать ногами, так как в этот момент ею всецело завладевали какие-нибудь интересные мысли. Ах, если бы она могла пустить в пляс свои мысли! Но мысли никому не покажешь. Она стряхнула с себя минутную зависть к чужому таланту. Развлечение для гостей — это будет здорово!
        — По-видимому,  — продолжала мать,  — тетя Марта неодобрительно относилась к танцам Донны. Дорис мне говорила, что в прошлом году она поссорилась из-за этого с миссис Такерман.
        Тэфи мысленно снова услышала страстный тон Донны, которая заявила, что ничто не помешает ей стать танцовщицей. Может, Донна думала, что миссис Сондерс будет против ее танцев. В таком случае сегодняшний вечер принесет облегчение не только Донне, но и миссис Такерман.
        — Мама, а что, если не будет никакого обеда?  — встревоженно спросила Тэфи.
        Миссис Сондерс положила целый ворох цветов в свою корзинку.
        — Ты опять думаешь о сандвичах? Это все случилось из-за того, что Селеста устроила свою выходку в последнюю минуту. В случае необходимости ее вполне могла заменить помощница, хотя, боюсь, гости сразу же почувствовали бы разницу. Но я нашла способ умиротворить Селесту.
        Тэфи тихонько рассмеялась.
        — Ну и здорово же ты проворачиваешь дела!
        — Селеста в области кулинарии — своего рода музыкант, артист. Поэтому я решила послать в Чикаго за некоторыми особенными деликатесами, которые ей требуются при готовке. Она очень довольна, и я не думаю, что у нас могут возникнуть новые неприятности.
        Тэфи облегченно вздохнула.
        — Теперь, я уверена, все будет в порядке. Ведь все наши комнаты заняты.
        Миссис Сондерс подняла глаза от цветов.
        — Хотела бы, деточка, чтобы это было так, но две комнаты пока что еще пустуют.  — Она поднялась на ноги, послала Тэфи воздушный поцелуй и бегом кинулась в дом.
        Тэфи нахмурилась. Две комнаты пустуют? Как странно! Она слышала, как миссис Такерман сказала тому улыбающемуся человечку, что свободных номеров нет. Почему она отпугивает клиентов, когда маме они так нужны? К прочим тайнам прибавилась еще одна. Начинало походить на некий ребус. Девочка пошла по тропинке к ступенькам заднего входа, глубоко погруженная в свои мысли. В тот самый момент, когда вы думали, что все отлично выходит, какой-то кусочек ребуса не подходил и портил всю картину.
        В гостиной сидело и читало несколько человек. Они не обратили на нее никакого внимания, меж тем как она оглядывалась вокруг в поисках наводящей на след нити. Вот ведь Дэвид нашел такую нить, хотя она была уверена, что это ему не удастся, так почему бы и ей не найти? Однако никаких нитей не было видно. Она подумала — просто так — о двери на противоположной стороне гостиной. Это не могла быть комната, занятая каким-нибудь постояльцем,  — внизу не было номеров для приезжих. Она пересекла комнату, чтобы произвести расследование, повернула ручку двери и вошла.
        Маленькое помещение, в котором она очутилась, не заключало в себе ничего интересного. Это была попросту служебная контора. Наверное, здесь тетя Марта вела свои бухгалтерские расчеты. В комнате стоял большой старомодный письменный стол; его высокая задняя стенка была разделена на ячейки, в которых ничего не было; перед столом стояло вертящееся кресло с кожаной подушкой на сиденье. К одной из стен был придвинут стол с аккуратными связками старых журналов.
        Старые журналы всегда интересно смотреть. Тэфи подвинула одну из пачек, и в воздух поднялось облако пыли, от которой она начала чихать. Пожалуй, лучше без разрешения не трогать эти вещи. Взрослым не нравилось, когда вы вносили во что-то упорядоченное интересный элемент хаоса.
        Взгляд Тэфи, оглядывавшей стены конторы, задержался на висевшей на стене картине. Более странной картины она в жизни не видела. Она была уверена, что ее создал не слишком искусный художник, хотя изображенный на полотне пейзаж она узнала. Это были скалы у кромки воды перед отелем, а вдали виднелся маленький остров со своим маяком. Вода была слишком синей, а волны совсем не походили на настоящие. Но самой поразительной деталью картины была сидящая на одной из скал фигура.
        Это была женщина в развевающемся на ветру длинном платье, окруженная со всех сторон птицами. Птицы были еще менее похожими на настоящих, нежели птичьи чучела, которые ей доводилось видеть, но она догадывалась, кого они должны были изображать. Одна крупная птица взобралась на плечо женщины. Судя по ее серебристо-серой окраске, это была, наверное, чайка. В углу старой картины значились инициалы: Дж. Б.
        Кто бы ни скрывался за этими инициалами, этот человек хорошо знал тетю Марту. Ибо картина, без сомнения, изображала тетю Марту. Она отвечала ее кличке, о которой рассказал Тэфи на пароходе Дэвид,  — «птичница».
        Отвернувшись от картины, Тэфи продолжала осмотр комнаты. Теперь она увидела еще одну закрытую дверь, расположенную напротив той, через которую вошла. Она подошла к ней и взялась за ручку. Поворачивала ее и вправо, и влево, пыталась просто толкать, но ничего не получалось. Дверь была заперта.
        — Ты не должна туда входить,  — произнес голос сзади нее.
        Тэфи быстро обернулась. В проеме открытой двери стояла Донна Такерман.
        — Туда нельзя входить!  — повторила она.  — Ей бы это не понравилось.
        — Кому не понравилось бы?  — спросила Тэфи.
        Донна кивнула в сторону картины.
        — Мисс Эрвин. Она никогда не позволяла никому входить в ту комнату, если при этом не было ее самой.
        — Но тети Марты здесь больше нет,  — возразила Тэфи.
        Донна склонила набок свою кудрявую голову, как бы обдумывая эти слова.
        — Так или иначе туда нельзя. Дверь заперта.
        — Мы можем достать ключ.
        Донна улыбнулась какой-то странной улыбкой.
        — Никто не знает, у кого ключ. Он был потерян после того, как мисс Эрвин умерла. Никто никогда эту дверь не откроет.
        Она повернулась и вышла из комнаты. Озадаченная и встревоженная, Тэфи осталась на месте, пристально глядя ей вслед.
        Постепенно недоумение Тэфи сменилось серьезной сосредоточенностью. Почему это Донна похваляется, что никто никогда не откроет эту дверь? Что такое находится в комнате, скрытой за запертой дверью?
        Она снова попробовала открыть дверь. Окна комнаты выходили на веранду, так что, возможно, туда можно было проникнуть через окна. Надо будет проверить. Здесь крылась несомненная тайна — запертая комната, потерянный ключ! Там скрыто что-то такое, что тетя Марта не хотела показывать никому.
        Ну что ж, подождем, пока об этом услышит Дэвид!

        ГЛАВА 6
        Сокровище или секрет

        Торопясь пройти через гостиную, Тэфи споткнулась о вытянутые ноги мистера Гейджа и удержалась от падения, ухватившись за маленький столик для чтения. Столик и стоявшая на нем лампа закачались, но, к счастью, ничто не разбилось.
        — Осторожнее, барышня,  — улыбнулся мистер Гейдж.
        Тэфи почувствовала, как щеки ее заливаются румянцем. И почему только с ней происходят подобные вещи?
        Она прошла на веранду, заставляя себя двигаться степенно, не торопясь. Занавески на окнах запертой комнаты были задернуты, так что заглянуть внутрь она не могла, не могла она и открыть окна. Тут помогла бы палка. Перегнувшись через перила, она стала искать глазами что-нибудь подходящее, но вместо этого с удивлением увидела индейского мальчика в синей робе и красной рубашке, сидевшего на траве и наблюдавшего за ней.
        На этот раз она оправилась от неожиданности быстрее.
        — Почему,  — спросила она его требовательным тоном,  — ты оставил мне в лесу ту записку?
        С минуту он неподвижно смотрел на нее, а потом, не произнеся ни слова, встал и скрылся за углом дома. Но Тэфи вовсе не собиралась дать ему так легко уйти. Сбежав со ступенек, она обогнула дом, но он снова исчез; боковой двор был пуст.
        Делать было нечего, пришлось отказаться от погони. Повернув снова к дому, она увидела рейку, лежащую близ основания веранды. Эта штука годилась для ее цели. Однако, хотя она изо всех сил надавливала на рамы, ей ни одно из окон открыть не удалось. Они были заперты, точно так же как и дверь.
        Войдя в дом, она направилась прямо в зал ресторана. Пора уже рассказать матери обо всех этих тайнах.
        Миссис Сондерс находилась возле столика у окна, расставляя цветы в вазе.
        — Мама,  — сказала срывающимся голосом Тэфи,  — на той стороне дома имеется большая запертая комната, и все ее окна, выходящие на веранду, тоже заперты!
        Мать отнеслась к этому известию совершенно спокойно.
        — Миссис Такерман говорит, что ключа от этой комнаты нет.
        — Но что там, в этой комнате? Почему тетя Марта ее заперла?
        — Я не знаю почему. Когда я была здесь много лет назад, там была библиотека, набитая книгами. Кстати, и книги-то были не слишком интересные. Я знаю, потому что пыталась кое-какие из них почитать. В те дни комната никогда не запиралась.
        — Как же ты намерена добиться, чтобы дверь открыли?
        Миссис Сондерс немножко отошла назад, чтобы полюбоваться, какой эффект дает сочетание дельфиниума с папоротником.
        — Как это выглядит, Тэфи? Не следует ли, по-твоему, добавить немного зелени?
        — Все в порядке,  — сказала Тэфи, едва взглянув на вазу.  — Так как насчет запертой комнаты?
        Миссис Сондерс взяла еще веточку папоротника и — в порядке эксперимента — вставила ее в вазу.
        — Как-нибудь на днях вызову слесаря. Мне даже и открывать-то неохота, потому что это означает, что придется вывозить кучу старого хлама. Прежде чем мы займемся этим, здесь повсюду надо сделать много гораздо более важного.
        Тэфи не была с этим согласна, но она помнила, что говорил иногда папа, когда мама вела себя несносно-бесяще. Он говорил, что, если начинали на чем-нибудь настаивать, она вдруг вставала на дыбы. Если Тэфи станет настаивать относительно комнаты, маме может взбрести в голову все лето вообще ее не отпирать. С сожалением она отказалась от своей затеи.
        — Мама, ты видела здесь по соседству мальчика-индейца?
        — Детка, на острове довольно много индейцев. Один индейский мальчик работает здесь, в отеле, он убирает двор и выполняет различные мелкие работы. Кажется, его зовут Генри.
        Вот оно что! Неудивительно, что мальчик знаком с Донной.
        — Он мне не нравится,  — с глубоким убеждением в голосе сказала Тэфи.  — Он не хочет, чтобы мы были здесь.
        — Глупости какие!  — весело возразила мама.  — С чего это ты взяла?
        — Он написал записку и прикрепил ее к дереву в том месте, где я должна была обязательно ее найти. Посмотри!  — Тэфи вынула из кармана листок бумаги.
        Миссис Сондерс прочла и улыбнулась.
        — Это — занятная деталь, насчет манито. Но откуда ты знаешь, что это предназначалось тебе?
        Тэфи рассказала, что произошло в лесу гоблинов, но на миссис Сондерс ее рассказ впечатления не произвел.
        — У тебя нет никаких оснований быть уверенной в том, что записка адресована тебе. Записка могла там висеть все время, а ты увидела ее только на обратном пути. Не волнуйся — скорее всего, это просто какие-то детские проказы.
        Тэфи положила записку назад в карман. Она с этим делом еще не покончила.
        — Есть и другие вещи. Я думаю, что Селеста хочет причинить вред отелю, а что касается Донны, то она ведет себя странно. Почему они-то не хотят, чтобы мы были здесь?
        Миссис Сондерс стала серьезнее. Оставив цветы, она сказала:
        — Пожалуй, Тэфи, нам следует поговорить. Добиться того, чтобы в этой гостинице все шло хорошо — задача трудная. Думаю, ты понимаешь, насколько важно, чтобы я с этой задачей успешно справилась. Я ничего на свете не хочу так сильно, как поселиться в собственном маленьком домике. Это — единственная причина, по которой я согласилась на целое лето оставить папу одного.
        Тэфи кивнула. Она тоже хотела, чтобы у них появился свой дом. Быть может, она хотела этого даже больше, чем мама или папа.
        — Поэтому ты должна всячески помогать мне. Ты не должна осложнять ситуацию, ведя себя неприязненно и…
        — Но я вовсе не проявляла ни к кому неприязни!  — воскликнула Тэффи.
        — Донна, как видно, считает, что ты относишься к ней недоброжелательно.
        От негодования Тэфи едва не лишилась дара слова.
        — Это тебе сказала сама Донна?
        — Мне сказала ее мама. Собственно говоря, даже и не сказала, но у меня создалось впечатление…
        — Но это же неправда! Это несправедливо! Ведь это как раз Донна бывает недоброжелательной.
        Миссис Сондерс успокаивающе погрозила ей пальцем.
        — Не приходи из-за этого с такое волнение, детка. Ты должна помнить, что Донна очень долго жила здесь совсем одна. Она не привыкла к обществу других девочек. Дай ей немного времени, чтобы она прониклась к тебе расположением.
        Тэфи опустила глаза, чувствуя, что к ней несправедливы.
        Миссис Сондерс подсунула палец под подбородок Тэфи и приподняла ее голову:
        — Тебе следует помнить, что ты — барышня с очень живым воображением. Благодаря этому ты будешь получать от всего в жизни вдвое больше удовольствия, чем люди, лишенные воображения, и увидишь в окружающем тебя мире гораздо больше всякой всячины, чем они. Но иной раз, детка, воображение может завести тебя слишком далеко, и тебе представится, будто ты видишь такое, чего на самом деле вовсе не существует.
        Тэфи отвернулась.
        — Ты просто не понимаешь!
        — Как знать, может, и понимаю! Возможно, наше прибытие сюда встревожило миссис Такерман, потому что она опасается, не скажется ли это на ее нынешнем положении экономки. Муж ее умер, когда Донна была совсем маленькая, и ей пришлось много трудиться. Она хочет, чтобы перед Донной были открыты благоприятные возможности в жизни, а это вовсе не всегда легко. Надо постараться взглянуть на ситуацию их глазами.  — Обняв Тэфи за плечи, она легонько прижала ее к себе.
        Тэфи с очень серьезным лицом направилась к двери. Потом она вдруг что-то вспомнила и повернулась к матери.
        — Ты не возражаешь, если я завтра пойду с Дэвидом в форт?
        — Конечно, иди!  — сказала мама, и Тэфи поспешила наверх, чтобы найти поскорее свой желтый свитер.
        Протягивая через окно веревку и вешая на нее свитер, она думала, может, и в самом деле она не приложила достаточных усилий, чтобы подружиться с Донной. Возможно, когда поймешь, почему другой человек как-то странно себя ведет, будешь относиться к нему с большим терпением. Она ощутила, как все ее существо наполняется приятным теплым чувством. Хорошо сознавать свое великодушие и доброту к окружающим! В следующий раз, встретив Генри, она даже улыбнется ему, а с Донной она будет так ласкова, что девочка не сможет не ответить ей тем же.
        Однако все еще оставалась нерешенной проблема запертой комнаты. Это никакого отношения к доброте и великодушию не имело. Что бы мама ни говорила, не бывает так, чтобы человек навалил в комнату кучу старых книг, а потом накрепко ее запер. Комнаты запирают тогда, когда для этого имеются важные причины.
        Можно запереть комнату, чтобы спрятать что-то, представляющее для вас большую ценность, или что-то такое, до чего вы бы не хотели позволить другим людям дотрагиваться. Или же вы могли запереть комнату, чтобы спрятать там нечто секретное. Но в таком случае обычно не теряют ключ. Его тщательно хранят. А может, кто-то его украл…
        Тэфи так энергично тряхнула головой, что ее заплетенные в косички волосы запрыгали по плечам. Ах ты, батюшки! А ведь она сейчас делает то самое, от чего предостерегала ее мама: дает слишком большую волю своему воображению.
        Комната заперта, и кто-то должен знать, где находится ключ. Кто-то должен знать также, что именно содержится в комнате. И кто же, вероятнее всего, этот человек, как не Селеста?
        У нее было искушение немедленно кинуться вниз и расспросить повариху. Но Селеста наверняка в кухне, готовит обед. Придется отложить беседу с Селестой до той поры, пока закончатся танцы Донны.
        Тэфи посмотрела в сторону дома Дэвида. Она видела торчащую над вершинами деревьев «командную будку». Возможно, кто-нибудь машет ей из окна. Она энергично помахала в ответ, зная, что, если Дэвид смотрит в бинокль, он отчетливо видит ее. Жалко, что они не подумали о сигнале, который означал бы: «тайна усугубляется»,  — сигнал опасности в данном случае не вполне подходит. Запертая дверь вовсе не обязательно обозначает опасность.
        Обед в этот вечер прошел в приятной атмосфере. Миссис Сондерс надела синее платье и сделала высокую прическу. Тэфи испытывала тайную гордость, следя за тем, как ее мать приветствует гостей в доброжелательной манере, строго отвечающей обстоятельствам. Цветы на столах выглядели очень мило, а дымящиеся блюда, поступавшие из кухни, были восхитительны.
        Тэфи не представилось возможности испытать на практике свой новый план проявления дружелюбия, так как ни Донна, ни миссис Такерман к обеду не вышли. Дорис сказала, что, по мнению миссис Такерман, Донне не следует есть перед танцами, так что они решили подождать.
        Сегодня все столики были заняты. Люди, жившие в других отелях, да и обитатели частных домов нередко приходили в «Сансет хауз» специально, чтобы отведать кулинарные творения Селесты. Хотя Тэфи внимательно оглядывалась вокруг, она не увидела кругленького человека, которого чуть раньше в этот день миссис Такерман отвадила от дома. Сама не зная почему, она пожалела об этом. Судя по его внешности, с этим человеком было бы интересно иметь дело.
        Дорис очень нервничала.
        — Я всегда так, когда мне надо играть,  — сообщила она Тэфи, забирая у нее тарелку из-под супа и ставя перед ней тарелку жареной рыбы, уложенной до того красиво, что хоть на голову ее надевай вместо шляпы!
        Прежде чем Дорис успела снова заговорить, Тэфи прошептала:
        — А вы знаете, что в запертой комнате?
        — Я даже не знала, что в доме есть запертая комната,  — ответила Дорис и отошла к соседнему столику.
        «Вероятно,  — размышляла Тэфи,  — Дорис не слишком интересовалась остальной частью дома и мало что о ней знала. Скорее всего, Дорис была уже достаточно взрослой, чтобы не лезть не в свое дело — состояние, которого Тэфи — как это было ясно ей самой — еще не достигла. Не соваться в чужие дела, как это постоянно рекомендовали ей взрослые, очень и очень скучно. Вот Селеста, например, наверняка сунется в чужие дела с таким же интересом, с каким она занимается собственными делами». Тэфи начала испытывать нетерпение — скорее бы прошел ужин, скорее бы закончились танцы, чтобы у нее была возможность поговорить с поварихой.

        ГЛАВА 7
        Донна танцует

        Кое-кто из посторонних гостей, пришедших на обед, остался посмотреть танцы. В гостиной расчистили середину комнаты; стулья установили вдоль стен.
        Тэфи, игравшая роль билетерши, внимательно следила за тем, чтобы для каждого нашлось место. Большинство постоянных жильцов «Сансет хауз» знали Донну и, по-видимому, с интересом ждали ее танцев. Лишь Клара Твиг воскликнула:
        — Бедная Марта! Она бы ни за что этого не разрешила. Ведь в конце концов именно танцы этой девочки и были причиной всех неприятностей.
        Мисс Хэрриет, как всегда, промолчала, но Тэфи показалось, что в глазах ее светится интерес.
        Дорис сменила форму на свитер и юбку и воткнула в волосы синий цветок, который вытащила из вазы. Широкая дверь гостиной была открыта, и Тэфи примостилась где-то на середине лестницы — таким образом, у нее было как бы особое место в «ложе». Донна и миссис Такерман превратили отгороженный ширмой угол обеденного зала в театральную уборную, и Тэфи время от времени видела краешком глаза белый балетный костюм Донны.
        Перед самым началом представления Селеста подошла к окну, открывавшемуся на веранду, и уселась на подоконнике. Она сменила свои джинсы на летнее зеленое платье с пышными рукавами; ее толстые черные косы были заплетены заново. Уложенные вокруг головы, они придавали ей вид королевы в короне. «Интересно,  — думала Тэфи,  — что обо всем этом думает повариха». Лицо ее походило на маску, скрывавшую ее мысли, но Тэфи казалось, что оно выражает ожидание. Может, она ожидает одно из своих дурных предзнаменований?
        Рояль заиграл что-то веселое и ритмичное, и на «сцену» выбежала из своей «уборной» Донна. Сегодня это была какая-то необычная Донна. Глаза ее так и плясали, а улыбка была сияющей улыбкой человека, который делает что-то такое, что он больше всего на свете любит делать. Она была так грациозна, так очаровательна, что у Тэфи от волнения подкатил комок к горлу. Бывало, что какое-нибудь особенно восхитительное зрелище вызывало у нее желание заплакать — как если бы в красоте заключалась какая-то особенная приятная грусть.
        Но вот коротенькое веселое вступление закончилось. Все зааплодировали. Тэфи хлопала в ладоши изо всех сил. Когда она остановилась, так как у нее горели ладони, она услышала, что позади нее кто-то продолжает аплодировать. Быстро обернувшись, она увидела индейского мальчика, устроившегося на лестнице прямо позади нее. В своем новом счастливом настроении Тэфи не могла видеть в нем какое-то таинственное или недоброжелательное существо.
        — Донна просто великолепна, правда?  — с улыбкой обратилась она к нему.
        Генри посмотрел на нее сверху вниз своим странным пронизывающим взглядом.
        — Она очень хорошо танцует,  — спокойно произнес он и снова перевел глаза на Донну.
        «Он — ее друг»,  — подумала Тэфи, и на какое-то мгновение ей захотелось, чтобы он мог быть также и ее другом. Несмотря на то что он так ее напугал, она нутром понимала, что этот мальчик стоит того, чтобы с ним познакомиться поближе, и она была уверена, что Дэвиду он тоже понравится. Возможно, после этих танцев Донны они все смогут стать друзьями.
        Донна исполнила танец на бис, а после этого миссис Сондерс объявила короткий антракт: Донна должна переодеться, чтобы станцевать чечетку. Тэфи пожалела о том, что Донна согласилась на это,  — сама она не очень любила чечетку. Шумный танец, нет в нем волшебной красоты настоящего балета. Ей бы хотелось, чтобы тот, первый танец продолжался вечно.
        Однако Донна сумела сообщить даже чечетке какую-то сказочную прелесть. Костюм ее был ярко-малинового цвета с полосками гофрированного серебра, и она выглядела в нем такой же хорошенькой, как в своей белой балетной пачке. Да, и чечетка у нее получалась здорово! Тэфи, вспоминая свои собственные тщетные усилия овладеть самыми элементарными па, ясно сознавала, насколько прекрасно Донна танцует.
        Она оглянулась на Селесту, но выражение лица поварихи никак не изменилось.
        «Она все еще ждет,  — подумала Тэфи.  — Ждет чего-то, что пока еще не произошло».
        Донна снова кланялась, и снова аплодирующая публика требовала, чтобы она танцевала еще и еще. Она поглядела на Дорис, и та улыбнулась ей в ответ. Официантка справилась со своей нервозностью.
        Веселая музыка снова привела в движение ноги Донны, она увлеченно отбивала чечетку, не пропуская ни единого такта и выстраивая ногами сложный ритмический узор. Тэфи оглянулась, чтобы посмотреть, как Генри воспринимает эту часть представления, но в этот момент раздался грохот, и послышался звук бьющегося стекла. Дорис на секунду замешкалась, но потом возобновила игру. Однако, когда миссис Такерман быстро прошла через гостиную к двери в контору мисс Эрвин, Донна перестала танцевать.
        Тэфи стояла на лестнице в тот момент, когда миссис Такерман включила свет в конторе. Картина с изображением Марты Эрвин лежала лицом вверх на полу; стекло от падения разлетелось на куски. С того места, где она стояла, Тэфи видела нарисованную на полотне тетю Марту, окруженную нарисованными птицами и глядящую поверх разбитого стекла.
        Миссис Сондерс весело взяла дело в свои руки.
        — Со стены упала картина,  — объяснила она гостям.  — Давайте продолжим наше интересное представление.
        Но миссис Такерман осталась стоять там, где стояла, не сводя глаз с разбитого стекла. Наступившую паузу прервал громкий голос мисс Клары Твиг.
        — Если бы я верила в такие вещи,  — сказала она,  — я бы подумала, что Марта сама положила этому конец. Да, собственно, я в любом случае готова в это поверить. Нельзя было разрешать эти танцы.
        Миссис Сондерс подошла к роялю и поговорила с Дорис. Маленькая официантка возобновила игру с того места, где она остановилась, и Донна, с сомнением взглянув на мать, продолжала свой танец. Тэфи подозревала, что падение картины сильно расстроило миссис Такерман. Донна тоже наверняка была расстроена, потому что ее танец как бы лишился жизни.
        Человек, более всего ее интересовавший, исчез. Тэфи скользнула вниз по лестнице и выбралась через заднюю дверь на веранду. Становилось уже темно, а ночи на Макинау весьма прохладные. Надо было бы сходить за свитером, но Селеста может уйти.
        Бегом спускаясь по лужайке к воде, она в темноте вытягивала перед собой руки, отчасти для того, чтобы немножко согреться, а отчасти потому, что здесь, где никто не мог ее видеть, она могла притвориться, будто сама столь же грациозна и мила, как Донна, а яркие звезды, глядящие с неба,  — это глаза восхищенных зрителей.
        На скале сидела похожая на тень фигура. Тэфи позволила звездам вновь стать звездами, а своим шагам превратиться из танцевальных па в обычные, земные шаги. Селеста на нее не взглянула.
        — Вы ждали, пока упадет картина, да?  — спросила Тэфи.
        — Я не думала, что танцам будет позволено пройти без помех,  — медленно ответила Селеста.
        Тэфи села с ней рядом.
        — Разве вам не понравилось, как Донна танцевала?
        — Это было очень красиво. Но если это не нравится им, кто я такая, чтобы восставать против их воли?
        — Чьей воли? Что вы имеете в виду?
        Селеста покачала головой.
        — Некоторые вещи никогда не следует называть по имени. Когда вы их называете, вы расчищаете им путь.
        Тэфи пыталась разглядеть во мраке ее лицо. Поведение и слова поварихи вызывали у нее некоторую оторопь. Может, Селеста разыгрывает какую-то ею самой придуманную пьесу? Так или иначе она, Тэфи, пришла сюда, чтобы задать ей один вопрос.
        — Селеста,  — сказала она,  — почему тетя Марта все время держала ту комнату запертой?
        — Понятно, для того, чтобы не пускать туда любопытствующих.
        Тэфи предприняла новую попытку.
        — Но что в этой комнате есть такого, что она хотела скрыть от любопытных?
        — Наверное, своих друзей.
        — Каких друзей?  — все эти тайны начинали выводить Тэфи из себя.
        — Да тех, что были самыми дорогими ее друзьями.  — Руки Селесты драматическим жестом описали круг над ее головой, включив в него небо, воду и весь остров.  — Тех, которых там нет. Которых ей принесли. Хорошо, что дверь заперта. Им нельзя позволить уйти оттуда.
        «Ах, если бы,  — думала Тэфи,  — из Селесты можно было выжать хоть один-единственный членораздельный ответ».
        — Но где же ключ?  — спросила она.
        — Пропал,  — сказала Селеста.  — Никто никогда его не найдет.
        — А откуда вы знаете? Вам что — тетя Марта сказала? Это она его потеряла?
        — Нет, конечно. Она вовсе не была какой-то растеряхой. Я его потеряла. Я выбрала его из связки ее ключей после того, как она умерла, и прекрасным образом его потеряла.
        Тэфи слушала ночные звуки — шум ветра в листве деревьев, шелест волн, набегающих на берег. Спустя некоторое время она снова заговорила с женщиной, очень ласково, как с ребенком.
        — А вы могли бы снова его найти, Селеста?
        Женщина пожала плечами.
        — Секрет известен одной лишь «Пушке».
        Пушка! Селеста уже второй раз упоминает о пушке. Как это она выразилась прошлый раз? Что-то вроде «во времена пушки». И что-то про другую Селесту, которая была ее матерью. Тоже было совсем непонятно.
        — Да ладно, не обращай на меня внимания,  — неожиданно заявила Селеста.  — Я так давно живу на этом острове, что мне иногда начинает казаться, что я сама — часть его, вроде большой скалы Арч-Рок, или гальки на берегу, или деревьев на вершинах холмов.
        Тэфи сидела не двигаясь.
        — Микилимакинау!  — Селеста, как бы смакуя, произнесла отдельно каждый слог длинного слова.  — Это — старинное индейское имя. Некоторые говорят, оно означает: «черепаха вернулась», потому что остров напоминает поднимающуюся из воды черепаху. Другие считают, что оно значит: «Родина Великих духов». Неважно — все равно оно древнее любых начал. Сначала — манито. Потом — краснокожий человек. Потом — французы, англичане и американцы. На островных лугах развертывались сражения, по ночам совершались тайные высадки на остров. Флаги поднимали и сворачивали вновь.
        Тэфи затаила дыхание. Когда Селеста начинала говорить таким высоким слогом, казалось, тебе читают что-то из книжки.
        — В давние времена велась большая торговля пушниной, когда через пролив на своих челноках и специальных лодках приезжали «вояжеры»[3 - На севере Америки так называли лесников, проводников, охотников, служащих пушных факторий.]. Они высаживались на берегу, и весь остров оживал, всюду звучал смех, слышались песни. Всю зиму они проводили в дальних лесах, охотясь на пушного зверя. Потом, когда лед ломался, они приезжали на Макинау, чтобы получить от пушной компании плату за свой товар. Я вышла из среды этих людей. Именно тогда мне бы и следовало жить!
        — Все это звучит замечательно!  — тихим голоском заметила Тэфи.
        Селеста начала тихонько напевать. Пела она по-французски, и Тэфи не понимала слов, но песня была пронизана пульсирующим ритмом. Казалось, волны и ветер в вершинах деревьев тоже слушают, затаив дыхание.
        — Давно они не слыхали этой песни,  — грустно сказала Селеста.  — Джон Джейкоб Астор перенес свою компанию на северо-запад. Англичане отдали форт американцам, у которых они его вначале захватили, и все солдаты ушли. Не стало и «вояжеров» с перьями на шляпах, которые приезжали на специальных «лодках Макинау» через пролив. Теперь у нас есть только отели, туристы и робкие люди, приезжающие лишь в летнее время. А Селеста Клотьер работает поварихой в «Сансет хауз».
        Тэфи понимала, что все это должно было казаться очень грустным. Великие дни миновали. И все-таки остров по-прежнему казался волнующим местом. Ей бы очень хотелось суметь как-то утешить Селесту.
        Молчание длилось, у нее начали стучать зубы.
        — Тебе холодно,  — сказала Селеста.  — А ну-ка быстренько беги в дом.
        Тэфи поднялась и несколько раз помахала в воздухе руками. Однако она не сразу повернула в сторону дома.
        — Вы говорили, что будет буря.
        — Да, говорила. Буря будет, может быть, завтра.
        Тэфи посмотрела на небо. Бесполезно было обращать внимание Селесты на яркие звезды, которые ни одно облачко не затмевало. Она снова попробовала вернуться к вопросу о слесаре.
        — С этим будет задержка,  — сказала Селеста,  — а чем дольше мы ждем, тем лучше.
        — Но почему? Разве комната не останется такою же, как была, когда бы мы ее ни открыли?
        — Дай им время,  — ответила Селеста,  — и они заснут. Во сне они не могут причинить никакого вреда. Потому-то я и потеряла ключ — хотела дать им время. Но они еще не заснули. Ты слышала шорох, который раздался, когда упала картина?
        — Единственное, что я слышала,  — это гр-р-ох-хот стекла.  — Зубы у Тэфи теперь по-настоящему стучали.
        — А ну-ка, быстро,  — скомандовала Селеста.  — Сию же минуту — в дом. Быстрее!
        Тэфи сдалась и побежала бегом через лужайку к ступеням заднего крыльца. Теперь, когда резкий ветер уже не настигал ее, зубы у нее перестали стучать. В этот момент из гостиной вышла ее мать и увидела ее.
        — Тэфи! Куда ты запропастилась? Где я только тебя не искала!
        — Я была внизу, около воды, разговаривала с Селестой,  — ответила девочка.
        Миссис Сондерс покачала головой.
        — На воздухе без свитера! Надо тебе запомнить, что на острове бывает холодно по ночам и рано утром. Детка, а знаешь, некоторые из тех, кто зашел к нам сегодня пообедать, решили провести здесь весь свой отпуск. Наши две пустовавшие комнаты заняты, и отель теперь полон!
        Тэфи обняла мать.
        — Я уверена, что им понравились цветы на столах и ты в роли хозяйки.
        — Какая лесть!  — Но смех матери был ласковым.  — А теперь пора в постель. Беги-ка домой.  — Когда Тэфи начала подниматься по лестнице, она спросила: — Пожалуйста, скажи мне, зачем ты протянула веревку на своем окне и повесила на нее свой свитер?
        — Это — сигнал для Дэвида,  — объяснила Тэфи.  — Он означает, что я смогу завтра пойти в форт.
        — Ах вот что! Ну что ж, если ты думаешь, что он успел его разглядеть, сними его теперь. Когда смотришь на фасад гостиницы, это не так-то красиво выглядит.
        Тэфи поднялась наверх. Пожалуй, надо договориться с Дэвидом об определенном часе для вывешивания сигналов. Если тайны будут продолжать множиться, он может в ближайшее время по-настоящему ей понадобиться. Пока что имелось лишь несколько странных, никак между собой не связанных вопросов, на которые никто не мог дать ответ.

        ГЛАВА 8
        Встреча у пушки

        Утром белый туман клочьями летал по саду; свиваясь в круглые комочки, он катился по подъездной аллее возле дома. Вместо деревьев и кустов видны были лишь их смутные зеленые очертания, которые потихоньку исчезали из виду.
        Тэфи, завтракавшая в ресторане, наблюдала за окнами. Помешает ли туман походу в форт, который наметили они с Дэвидом? Может, надвигается предсказанная Селестой буря?
        Она задала этот вопрос Дорис, но официантка покачала головой.
        — Селеста до тех пор бубнит о предстоящих бурях, пока какая-нибудь в самом деле не разразится. Конечно, если достаточно долго ждать, в конце концов дождешься бури. Селесте надо бы работать в кино. Я уверена, что у нее получались бы замечательные таинственные боевики.
        Вскоре после этого появилась Донна и заняла свое место напротив Тэфи.
        — Привет,  — сказала Тэфи, вспомнив, что она решила быть с Донной сверхдружелюбной.  — Мне понравились твои вчерашние танцы. Как бы я хотела уметь так танцевать!
        Донна улыбнулась, и на ее щеке появилась ямочка.
        — Мисс Эрвин не любила, когда я танцую. Она сказала маме…  — Но Тэфи не суждено было узнать, что сказала мисс Эрвин, потому что я этот момент за их столик села миссис Такерман.
        Экономка сказала «доброе утро» таким тоном, словно отнюдь не находила его таким уж добрым.
        — У меня голова болит,  — пояснила она и заказала чашку черного кофе.  — Понравилось тебе вчерашнее представление?  — спросила она Тэфи.
        — По-моему, всем понравилось,  — отозвалась Тэфи.  — Я надеюсь, Донна будет еще танцевать.
        Миссис Такерман ответила неопределенно:
        — Я не совсем уверена…
        — О, мама!  — вмешалась Донна.  — Ведь мисс Эрвин здесь больше нет, а миссис Сондерс танцы нравятся.
        Миссис Такерман продолжала сомневаться.
        — Все еще так неопределенно…
        — Ты хочешь сказать, что в конечном итоге дом все-таки может отойти птицам?  — спросила Донна.
        Миссис Такерман покачала головой, укоризненно глядя на дочь. Это было своего рода предостережение — Тэфи хорошо знала этот жест, который делают матери, когда их дочки говорят лишнее. Но какую странную вещь Донна сказала! Тэфи слыхала выражение «отправляться к чертям собачьим»; «все пошло прахом», но чтобы что-то могло «отойти птицам» — такого она не слышала. Да и каким образом можно отдать «Сансет хауз» птицам? Еще одна тайна!
        В этот момент у дверей зала появился Дэвид, и Тэфи поспешила закончить завтрак. Не доверяя островному теплу, она надела на себя пуловер. Мама сказала:
        — Пока. Желаю хорошо провести время. Не опаздывай к ленчу.
        Они с Дэвидом тут же тронулись в путь.
        — О, мне это нравится,  — вскричала Тэфи, ловя рукой клок тумана.
        — Через некоторое время начнет припекать,  — сказал Дэвид.  — Посмотри вверх — светлее становится. Это солнце пытается пробиться сквозь туман.
        Они шли по прибрежной дороге сквозь мягкий, вьющийся туман. Время от времени в поле зрения оказывался какой-нибудь дом, но, едва они проходили мимо, его снова проглатывал туман. Тэфи сообщила Дэвиду, что индейского мальчика зовут Генри, что он работает в «Сансет хауз», и что он — друг Донны. Новости про запертую комнату, про потерянный ключ и упоминания Селесты о какой-то пушке, которой-де известен секрет ключа, она припасла под конец.
        — В форте около старых блокгаузов одна пушка,  — сказал Дэвид.  — Может, она спрятала ключ там, хотя мне кажется, это довольно неподходящее место, чтобы прятать там что-либо.
        Туман поредел, и Тэфи видела куски воды. Вершины справа, на которых возвышался форт, были все еще неразличимы, но здесь можно было начать подъем. Один раз из тумана вынырнула статуя отца Маркета, но почти сразу же вновь исчезла.
        — Мы пойдем по дороге под стеной,  — сказал Дэвид,  — и войдем внутрь через южные ворота для вылазок.
        Пока они взбирались вверх, они вдруг очутились под яркими солнечными лучами, характерными для Макинау утром. Тэфи не удержалась и взвизгнула от восторга. Не было ни земли, ни воды, только остров среди облаков, и она стояла на нем.
        — Ты лучше побереги силы,  — сказал практичный Дэвид.  — Подъем предстоит крутой.
        Над ними возвышалась каменная белая стена. Они дошли до ворот для вылазок и проникли в форт. Вокруг них стояли аккуратные низенькие строения — казармы, где жили солдаты, и дома офицеров.
        Дэвид вел ее к блокгаузу. Тэфи никогда еще не бывала в таком месте, которое заставляло думать о том, что она идет по тем же самым дорожкам, по которым люди ходили более ста пятидесяти лет назад, когда Америка была еще молодой. В блокгаузе стоял затхлый запах плесени. Дэвид пошел вперед, вверх по крутой деревянной лесенке, которая вела в верхнюю комнату. Вокруг были бойницы, через которые можно было вести огонь. Тэфи поглядела через одно глубоко посаженное окошко на гавань и почувствовала себя вернувшейся в прошлое.
        Конечно же, на песчаном берегу за мысом будут вигвамы, и, если прислушаться, можно услышать «вояжеров», поющих в деревне. Если приглядеться, можно увидеть и их самих, важно вышагивающих в своих шляпах с перьями. Будут там и люди Джона Джэйкоба Астора, скупающие меха, чтобы украшать ими дам Квебека и Монреаля, Парижа и Лондона.
        — Эй!  — крикнул Дэвид.  — Спустись-ка на землю.
        Тэфи заморгала, чтобы отогнать видение.
        — Господи! Ты ко мне обращался? Я думала о «вояжерах», про которых мне рассказала Селеста. Почему они носили перья на шляпах?
        — Эти перья надо было еще заслужить,  — ответил Дэвид.  — Я читал об этом в одной из дедушкиных книг. Перо мог носить только глава отряда. Но, послушай-ка, я тебя о завещании спрашивал.
        — Прости, пожалуйста. О каком завещании?
        — О завещании, оставленном теткой твоей матери. Допустим, твоя мать не получит отель. Кому он тогда достанется? Что с ним будет?
        Тэфи покачала головой.
        — Мы не знаем. Тетя Марта сделала эту часть завещания секретной. Там имеется запечатанный конверт, который можно будет открыть только после того, как лето кончится.
        — Ну а догадаться ты не можешь? У тебя что, никаких идей нет на этот счет?
        — Мама говорит, что в последние годы своей жизни тетя Марта совершала такие странные поступки, что нечего даже пытаться строить на этот счет какие-либо догадки. Но сегодня утром за завтраком Донна сказала какую-то чудную фразу насчет того, что отель, мол, может перейти к птицам. Мать заставила ее замолчать. Как по-твоему, что она могла иметь в виду, говоря о птицах?
        Дэвид был явно озадачен.
        — Что-то я не вижу тут никакого смысла. Не понимаю, как птицы могут явиться и расположиться в нем. В общем, ладно, давай лучше пойдем к пушке и посмотрим, там ли Селеста спрятала ключ от запертой комнаты.
        Они снова спустились вниз по лесенке и направились к блокгаузу мимо каких-то укреплений. На траве стояло старинное артиллерийское орудие, дуло которого было обращено в сторону гавани. Они заглянули в каждую щель и углубление, но ключа нигде не было. Да, собственно, не было и удобного места, где его можно было бы спрятать. Любой предмет, засунутый в дуло пушки, легко было увидеть.
        — Если эта пушка и знает какие-то секреты, она свято их хранит,  — проворчал Дэвид.
        — Я думаю, она многое могла бы нам рассказать, если бы умела говорить,  — произнес чей-то голос позади них.
        Тэфи, приложившая было глаз к дулу, подняла голову и узнала кругленького человечка, который спрашивал у миссис Такерман насчет комнаты.
        — Здравствуйте,  — сказала она, чувствуя себя так, словно они знакомы.  — Мне жаль, что вам вчера не удалось получить комнату.
        Сначала он удивился, но потом узнал Тэфи и улыбнулся.
        — О, ты — та самая юная барышня, которую я заметил в отеле. Уж не дочка ли ты миссис Сондерс случаем?
        На этот раз удивилась Тэфи. Откуда этому человеку могло быть известно имя ее матери и то, что у нее имеется дочь? Но мужчина тем временем весело обратился к Дэвиду:
        — А вы кто, молодой человек?
        — Я — Дэвид Марш, сэр.
        Мужчина кивнул.
        — Наверное, внук миссис Томас Марш?
        — Совершенно верно,  — подтвердил Дэвид.  — Вы знаете мою бабушку?
        — Не близко,  — сказал человек,  — но мне случалось с ней встречаться. Моя фамилия — Богардус, Джереми Богардус.
        Он был таким доброжелательным и веселым, что Дэвид и Тэфи без труда приняли его в свою компанию. После этого все трое прошли через форт вместе. Одно из строений было превращено в музей. Индейские реликвии и оружие, различные предметы, которыми пользовались торговцы мехами и «вояжеры», вещи, оставленные французами и англичанами во время оккупации ими территории Мичигана,  — все это было разложено в застекленных витринах. Прошел час, показавшийся Тэфи захватывающе интересным, и мистер Богардус взглянул на свои часы.
        — Завтрак мы давно пропустили,  — весело объявил он,  — а до ленча еще далеко. Как вы отнесетесь к тому, чтобы спуститься в деревню и немножко подкрепиться?
        Идея показалась обоим ребятам великолепной. Они спустились с холма кратчайшим путем и зашагали по Мэйн-стрит. Сегодня на ней было тише, чем вчера. Лошади и экипажи сонно выстроились в ряд друг за другом. В этот день парохода не ждали, и отдыхающие на острове разгуливали по улицам с видом бывалых людей. «Вероятно,  — подумала Тэфи,  — они уже научились произносить вместо «Макинак» — «Макинау», а потому чувствовали себя завсегдатаями.
        Усевшись за столик в аптеке, не только торговавшей лекарствами, но и имевшей особое отделение — вроде кафетерия. Тэфи долго изучала меню, и мистер Богардус, в отличие от матери, не пытался ее поторопить. Тэфи считала, что читать меню почти так же приятно, как вкушать блюдо, на котором ты в конце концов остановишь свой выбор. В воображении она успевала попробовать всего понемножку. Мама никогда этого не понимала. «Детка,  — каждый раз говорила она,  — ты же сама знаешь, что кончится тем, что ты закажешь «черную корову», так почему не заказать ее сразу же?»
        На этот раз Тэфи понадобилось почти пять минут, чтобы «перепробовать» все блюда, значившиеся на карточке, так что, когда она в конце концов сообщила официантке, что хотела бы получить порцию «черной коровы», она была уверена, что действительно получила все, что предлагает меню.
        — Мне надо зайти в «Сансет хауз» повидаться с твоей матерью,  — сказал мистер Богардус, когда перед ними поставили то, что они заказали.  — Не зря же я большую часть своей жизни отдал гостиничному делу — какие-то знания я из этого вынес. Я мог бы дать ей кое-какие полезные советы.
        Тэфи взглянула на него с интересом.
        — Вы хотите сказать, что вы сами управляли отелями?
        — На востоке,  — ответил мистер Богардус. На лице его было мечтательное выражение.  — Было у меня небольшое заведение в Маниле, которое пользовалось популярностью у американцев, приезжавших на Филиппины. Управлял я и более крупным отелем — это было в Ханькоу, в Китае.
        При одном упоминании о Маниле и Китае глаза Дэвида расширились. Тэфи же больше заинтересовали отели.
        — Они принадлежали вам?  — спросила она.
        — К сожалению, нет. Я был молодым человеком, который работал на других. Но я все еще мечтаю когда-нибудь завести собственный отель.
        Тэфи зачерпнула ложечку ванильного мороженого из стаканчика с шипучим напитком — это и была «черная корова» — и подождала, пока оно растает на языке. Она не могла себе представить, чтобы кто-то мог так любить гостиницы, чтобы желать жить в какой-нибудь из них всю жизнь. Хотя это лето на Макинау обещало быть очень приятным, для Тэфи самым главным было то, что в результате семья Сондерс могла стать обладательницей собственного маленького дома.
        Всякий раз, когда она думала о доме, он все яснее рисовался ее внутреннему взору. Она решила, что комната ее будет отделана в синих тонах. Синий был ее любимый цвет, и было бы хорошо, чтобы в комнате все гармонировало друг с другом. Нет, конечно, контраст тоже нужен! Когда мама что-нибудь отделывает, она всегда говорит, что надо внести какой-то элемент контраста. Может быть, желтый цвет? Абажур на ее настольной лампе мог бы быть желтым с синими цветочками. Ей нравились картины с изображением цветов, которые она видела в магазинах. Крупные веточки цветов — на каждой картинке по два цветка. На стене над ее кроватью можно будет повесить две таких картины.
        Она поймала обращенный к ней взгляд Дэвида и вернулась из мира своих грез на землю как раз вовремя, чтобы расслышать слово «велосипед».
        — Я умею ездить на велосипеде,  — быстро сказала она.  — Папа говорит, что со временем, когда у нас будет свой дом, я смогу иметь собственный велосипед.
        — Ну а здесь ты можешь взять его напрокат,  — сказал Дэвид.  — Я взял на все лето; когда берешь надолго, они дают большую скидку. Если у тебя тоже будет велосипед, мы сможем совершать настоящие путешествия. Ходить пешком — это так медленно получается!
        Мистер Богардус предложил на обратном пути зайти в магазин, торгующий велосипедами и сдающий их напрокат. Это недалеко от пристани. Однако, когда они допили свою содовую воду и вышли из аптеки, то увидели, что люди торопливо бегут по улице, нагнув голову — приходилось сопротивляться усиливающемуся ветру. Вывески дребезжали и хлопали; все, что не было как-то закреплено, ветер мел вдоль улицы.
        — Будет буря, и, похоже, сильная,  — сказал мистер Богардус.  — Попытаюсь найти извозчика, который довезет вас до гостиницы.
        Ему удалось быстро договориться, Дэвид и Тэфи забрались в экипаж, и лошади, цокая копытами, понесли их к дому.
        — Селеста нам говорила, что будет буря,  — с тревогой заметила Тэфи.  — Она говорила, что это будет страшная буря, и что она принесет «Сансет хауз» несчастье.
        На Дэвида это не произвело никакого впечатления.
        — Буря, она и есть буря. Что тут такого?
        — Ты взгляни на чаек!  — вскричала Тэфи, указывая на птиц.
        Прямо над их головами летало с десяток чаек, выкрикивавших свое «помоги! помоги! помоги!». Тэфи казалось, они охвачены панической спешкой и словно бы стараются уйти от бури.
        Экипаж выехал на открытую местность, на дорогу, пролегавшую над белым каменистым берегом. Ветер трепал лошадиные гривы, обдавал их брызгами воды; вдали, за Раунд-Айлендом, зловеще-черные облака сбились в огромные стаи грозовых туч. Зигзагообразная молния прорезала небо, и Тэфи услышала барабанную дробь грома.
        — Да, действительно, буря будет страшная,  — сказала она и почувствовала, как по спине ее пробежали мурашки.

        ГЛАВА 9
        Крылья и буря

        «Завтрак в этот день,  — подумала Тэфи,  — был самым приятным за все время со дня их прибытия в «Сансет хауз». Это было неожиданно, так как мама, провожая одного из гостей к столику, успела перехватить ее взгляд и изобразила трагическую гримасу, посмотрев в сторону кухни. Однако, если приближающаяся буря и повергла Селесту в состояние, когда ей повсюду мерещатся дурные предзнаменования, как видно, состояние это оказалось не настолько удручающим, чтобы оторвать ее от любимых кастрюль и сковородок.
        Какое-то время казалось, что буря, быть может, обойдет остров стороной. Однако направление ветра изменилось, и на остров двинулись черные грозовые тучи.
        Тэфи слышала, как верхушки деревьев, раскачиваемые ветром, хлещут покатую крышу отеля. Поднявшись в свою комнату, она повесила в окне белый лоскут — сигнал для Дэвида, обозначавший «все в порядке»,  — поскольку пока что все и в самом деле было в порядке. День становился темным как ночь, и Тэфи боялась, что Дэвид не сможет разглядеть сигнал даже в бинокль. Она едва различала кусты, клонившиеся под ураганным ветром и напоминавшие присевших на корточки женщин с развевающимися волосами.
        Сквозь стоны ветра уже не слышны были голоса чаек. Став коленями на стул возле окна и прижавшись носом к стеклу, она почувствовала, что ею снова овладевает прежняя тревога. И тут, прямо у нее на глазах, буря обрушилась на остров всей своей силой. Большой дом сотрясался, дождь хлестал по окнам. Во тьме сад совсем исчез, и, только когда где-то рядом ударила молния, он на мгновение предстал во всех своих живых красках. Ослепленная вспышкой, Тэфи отпрянула от окна; от громыхания грома у нее звенело в ушах.
        «Где Донна?  — подумала Тэфи.  — Может ли ветер снести крышу?» Судя по тому, с каким остервенением ветер кидался на дом, это представлялось вполне возможным. Снова ударила молния, и мимо окна пролетела сломанная ветка дерева, поцарапавшая стекло.
        Тэфи не хотелось больше оставаться одной. Открыв дверь комнаты, она увидела, что в коридоре не горит свет. В дальнем конце мерцали огоньки, обозначавшие лестницу,  — это был свет, который доходил сюда с нижнего этажа. Нащупывая на стене выключатель, она хотела осветить верхний коридор, но когда она щелкнула кнопкой, одна лампочка слабо вспыхнула и погасла. В эту же самую минуту исчез и свет, шедший от лестницы. Где-то оборвался провод, и «Сансет хауз» остался без электричества.
        Тэфи ощупью нашла путь обратно в свою комнату, отыскала электрический фонарик и поспешила к лестнице, освещая себе путь фонарем. Она хотела найти маму. Она не была испугана — вовсе нет! Но ей не хотелось быть одной посреди всего этого грохота, ударов и воя ветра. Хотя ей меньше всего хотелось об этом думать, пророчество Селесты насчет несчастья, которое принесет с собой буря, невольно вновь и вновь приходило ей на ум.
        Когда она добралась до первой площадки лестницы, она услышала, как ветер с колоссальной силой ударил по дому, вслед за тем послышался грохот и гул. Казалось, что «Сансет хауз» на миг затаил дыхание. А потом в одной из комнат, выходящих в верхний коридор, послышался пронзительный крик. Тэфи прервала свой стремительный спуск по лестнице и, едва отдавая себе отчет в том, что она делает, бегом кинулась назад, на верхний этаж. Она не успела испугаться.
        Не постучавшись, она распахнула дверь, и луч ее фонарика высветил сцену полнейшего смятения.
        Ветром вышибло стекло окна, и по комнате начало летать что-то непонятное. Мисс Клара Твиг еще продолжала кричать. При свете фонарика Тэфи увидела миниатюрную мисс Хэтти, сидевшую посередине постели, бледную, потрясенную, но не издающую ни звука.
        — Сделайте что-нибудь,  — истерически вопила мисс Клара.  — Ах, это ужасно, ужасно. В окно влетел громадный камень и разбил стекло. Теперь обрушится весь дом!
        Тэфи услышала торопливые шаги на лестнице и поняла, что скоро подоспеет желанная помощь.
        — Это был вовсе не камень,  — сказала дрожащим голосом мисс Хэтти.  — Это было что-то живое. Оно под кроватью.
        Тут в комнату ввалилось сразу чуть ли не несколько десятков человек. Тэфи увидела, как через дверь прошла ее мать, державшая в руке зажженный фонарь «летучая мышь». На ветру платье обвивалось вокруг ее ног. Сзади шли миссис Такерман, Селеста и Донна.
        Тэфи стала на колени и направила луч своего фонарика под кровать. Что-то там трепетало, шелестело и издавало странные слабенькие звуки, едва слышные сквозь завывания ветра.
        — Да это — морская чайка!  — крикнула она.  — Совсем маленькая, и, по-моему, она ранена.
        Мисс Хэтти соскользнула с постели и стала на колени рядом с ней.
        — Я знала, что в окно влетело что-то живое. Ах, бедняжка какая! Не можем ли мы как-нибудь ей помочь?
        Не без опаски Тэфи протянула под кровать руку, но чайка испугалась и стала, трепеща, биться об стену. Добраться до нее было невозможно. Девочка выпрямилась, все еще стоя на коленях, и огляделась. Ее мать раздавала распоряжения временно заделать окна досками, и Сэм, мальчик, управлявший экипажем, пошел к двери, чтобы принести доски.
        Но тут Тэфи увидела стоявшую в дверях Селесту. При колеблющемся свете фонаря вид у нее был таинственный и странный.
        — Под кроватью — птичка,  — крикнула ей Тэфи.  — Это она разбила стекло. Она ранена и напугана.
        Селеста подошла к ней.
        — Если только это чайка…  — В голосе ее звучала тревога.
        — Это — чайка,  — ответила Тэфи.  — Птенец морской чайки.
        Она направила луч своего фонарика, и Селеста заглянула под кровать. Однако она даже не пыталась достать птицу. Когда она поднялась, на лице ее было смешанное выражение тревоги и удовлетворения.
        — Я знала, что случится. Теперь они рассердятся. Нас ждут серьезные неприятности.
        — Кто рассердится?  — мягко спросила мисс Хэтти.  — Что вы имеете в виду?
        Селеста только головой покачала.
        — Она говорила, что буря принесет беду,  — объяснила Тэфи.  — Она утверждает, ей об этом сказали манито.
        Миссис Такерман тоже подошла к кровати. Увидев чайку, слабо трепыхавшуюся в свете фонарика Тэфи, она издала крик ужаса.
        — Быстро выброси ее вон. Надо удалить ее из дома.
        Селеста положила руку ей на плечо.
        — Не трогай ее. Она ранена. Нельзя дать ей здесь умереть.
        — Но что мы будем с ней делать? Она не может здесь оставаться.
        Селеста сказала:
        — Я схожу за Генри Фоксом. Генри займется ею.
        Несмотря на то что момент был крайне напряженный, Тэфи уловила имя, произнесенное Селестой: Генри Фокс[4 - По-английски fox значит «лиса».]. Под запиской была изображена голова лисы. Значит, именно этот индейский мальчик написал записку.
        — По-моему, буря начинает немножко утихать,  — заметила бодрым тоном миссис Сондерс.  — Давайте выйдем из комнаты, пусть ее приведут в порядок.
        Мисс Клара Твиг в какой-то степени оправилась от испуга.
        — Пойдем, дорогая,  — сказала она сестре.  — Я думаю, внизу безопаснее. Наш дневной сон на сегодня испорчен. При первой же возможности мы уедем отсюда.
        Мисс Хэтти повернулась к Тэфи и шепнула:
        — Ненавижу спать днем,  — после чего она покорно последовала за старшей мисс Твиг вниз по лестнице.
        Тэфи смотрела им вслед с тревогой. Надо, чтобы мама каким-то образом воздействовала на мисс Клару и убедила ее отказаться от своего намерения. Если постояльцы начнут разъезжаться, отелю от этого не поздоровится. Она снова стала на колени и заглянула под кровать.
        Мягкий голос рядом с ней произнес:
        — Бедная кроха! Я так надеюсь, что Генри скоро придет.
        Это была Донна — нежная Донна, которую интересовала лишь судьба птицы.
        — А Генри знает, что надо делать в этом случае?  — спросила Тэфи.
        — Индейцы знают о птицах и зверях все. Он особенно любит больных зверюшек, которых можно вылечить. Я думаю, он именно поэтому и хочет стать врачом, когда вырастет.
        Тэфи удивилась. Все это никак не вязалось со сложившимся у нее представлением о Генри Фоксе как об угрюмом, недоброжелательном создании.
        Она услышала за своей спиной голос миссис Такерман:
        — Она под кроватью, Генри. Пожалуйста, сделай что-нибудь побыстрее. Ах, если бы тут была мисс Эрвин! Она так хорошо понимала чаек!
        — Я подержу фонарь,  — предложила Тэфи, когда Генри полез на животе под кровать.
        Он не сразу потянулся к чайке, а стал обращаться к ней со словами, которые Тэфи не понимала. Вероятно, это были индейские слова. Птица прекратила свое испуганное трепыхание. Когда он взял ее в руки, она лежала спокойно.
        Очень осторожно он вытащил ее из-под кровати и легонько прижал к груди. В этот момент пришел Сэм с досками для сломанного окна, а миссис Такерман начала помогать одной из горничных наводить порядок в комнате и выметать битое стекло.
        Донна поспешно куда-то выбежала и возвратилась через холл с двумя зажженными свечами в высоких бронзовых подсвечниках. Генри уселся на верхнюю ступеньку лестницы и стал очень осторожно ощупывать пальцами чайку. Глядя, как он держит птицу, Тэфи подумала: его нельзя не любить, как бы он ни вел себя до этого.
        — Молодые — не больно-то ловкие,  — сказал он.  — Старая не дала бы ветру вот так себя подхватить. Эта еще слишком недавно родилась на свет — мудрости еще не нажила.
        В его руках была какая-то магическая сила, которую птица, как видно, сразу почуяла и всецело ей вверилась.
        — Она очень серьезно ранена?  — спросила взволнованно Тэфи.
        Генри покачал головой.
        — Я думаю, она была просто оглушена. Ничего, похоже, не сломано. Когда кончится буря, мы можем отпустить ее на волю.
        — Как бы мне хотелось оставить ее себе,  — мечтательно сказала Донна.  — У меня никогда не было своего домашнего зверька.
        Тэфи сразу же сочувственно откликнулась:
        — У меня тоже никогда не было. Нам постоянно приходилось перебираться с места на место. Папа говорит, что, когда у нас будет свой дом, я смогу держать собаку.
        — Ты — счастливица,  — заявила Донна.  — Мама не позволяет мне завести домашнего зверька, потому что это может не понравиться постояльцам. У меня когда-то была черепаха, но она умерла.
        — Они всегда умирают,  — мрачно поддержала ее Тэфи.  — Возможность иметь собственную комнату и своего домашнего зверька — вот ради чего я так хочу, чтобы у нас появился свой дом. Ах, я так надеюсь, что мисс Клара не расстроится из-за чайки так сильно, чтобы уехать из отеля!
        Генри гораздо больше интересовала чайка, чем сестры Твиг.
        — До того как мы сможем выпустить ее на волю, нам надо устроить для нее гнездо,  — сказал он.
        Тэфи тут же вскочила со ступеньки.
        — Я что-нибудь добуду,  — не подумав, предложила она.  — Ждите меня здесь.
        Буря немного стихла, и в коридоре было уже не так темно. Дождь все еще барабанил по крышам, но деревья уже не хлестали по ним с такой силой. Добравшись до своей комнаты, Тэфи беспомощно огляделась. И почему только она вызвалась достать что-нибудь такое, из чего можно смастерить гнездо для птицы? Они с матерью привезли на остров только самое необходимое. Донна прожила здесь уже много лет, и у нее, вероятно, имеется целый ворох подходящих ящиков и коробок. Просто ей показалось, что обеспечить птице гнездо — это кратчайший способ завоевать одобрение Генри Фокса.
        На полке стенного шкафа стояла картонная шляпная коробка с самой лучшей шляпой ее мамы. Нечего было, конечно, и думать о том, чтобы превратить эту коробку в постель для чайки. Но ведь просто посмотреть на нее — этого закон не запрещает. Она взобралась на стул и сняла коробку.
        Осторожно вынув синюю шляпу, она положила ее на постель. Из этой упаковочной бумаги, несомненно, получится восхитительно мягкое гнездо. Может, ничего не будет страшного в том, чтобы ненадолго воспользоваться этой коробкой. Конечно, сначала надо сойти вниз и попросить разрешения, но она была абсолютно убеждена, что ответом будет твердое «нет». И все ж таки — если у ее матери не будет картонки, она обойдется с помощью чемодана или еще чего-то. Ведь так всегда бывало.
        Чайке эта оберточная бумага не понадобится. Тэфи выбрала самый большой кусок бумаги и осторожно обернула им синюю шляпу, которую затем поставила на полку в шкафу. Разумеется, она скажет матери о том, что она сделала, но с этим придется немножко повременить. Остальную бумагу она смяла и уложила на дно коробки. Получилось чудное гнездышко. Она была уверена, что лучшего гнезда и Донна не смогла бы сделать. Тэфи принесла картонку в холл и поставила ее около Генри.
        — Может быть, это подойдет?  — с надеждой в голосе сказала она.
        Донна внимательно осмотрела подношение.
        — Я уверена, что это — лучшая шляпная картонка твоей матери,  — сказала она.
        Тэфи не стала объяснять, что в данный момент это была единственная шляпная картонка мамы.
        — Подойдет?
        В глазах Генри читалось нечто, похожее на одобрение. Тэфи сразу же поняла: в какую бы беду она ни попала из-за этой коробки, дело того стоило. Она хотела, чтобы Генри стал ее другом. Она мысленно представляла себе, как они вчетвером — Дэвид, Генри, Донна и она — странствуют по всему острову.
        Но тут на лестнице появилась Селеста, и это новое ощущение дружелюбия мигом испарилось.
        — Хорошо, что чайка останется в живых,  — сказала Селеста.  — Но это — всего лишь первое предостережение.
        Генри, несший шляпную картонки и чайку, не произнеся ни единого слова, отвернулся от Тэфи. Донна захватила свечи и последовала за ним вниз по лестнице. Тэфи осталась одна лицом к лицу с Селестой.
        — Было бы лучше,  — сказала повариха,  — если бы ты с твоей мамой уехали. Даже чайки не хотят, чтобы вы здесь были.

        ГЛАВА 10
        Вторая тревога

        Позднее днем буря отгремела и ушла вместе с последним натиском ветра, и на чистом голубом небе засияло солнце. Однако остров Макинау был усеян обломками, словно после боя.
        Зайдя в сад, Тэфи обнаружила, что на большинстве клумб цветочные стебли были обезглавлены. Ветром свалило большое дерево, и повсюду валялись сломанные ветки, мокрые листья и мелкие веточки. На склоне холма тоже было много сломанных деревьев, но дома, казалось, выглядели по-прежнему, и она видела остроконечную крышу дома Дэвида, торчавшую между деревьями. Хоть ее-то не сдуло — и то хорошо!
        Тэфи сосредоточила свое внимание на ободранной цветочной клумбе. Больно было даже вспоминать, каким прекрасным сад был еще вчера. Она стала на колени на мокрую траву и попыталась восстановить один цветок в прежнем положении. Занятая этим делом, она услышала голоса и, заглянув за скрывавший ее куст, увидела на веранде Донну и Генри. Между ними стояла шляпная картонка. Вероятно, они собирались выпустить чайку на волю.
        Она было двинулась к ним, но, вспомнив, как Генри отвернулся от нее, когда Селеста назвала чайку предостережением, и как Донна последовала за ним вниз по лестнице, Тэфи удержалась. Ее присутствие может оказаться для них совсем нежелательным. Откуда она знает, как они ее встретят?
        Пока она пребывала в нерешительности, Генри вынул птицу из картонки и поставил ее на перила веранды. Чайка вцепилась в них, трепеща крыльями. Она, видимо, утратила уверенность в себе, так как не делала никаких попыток улететь. Немножко потрепыхавшись, она, совсем как ручная, уселась на перила. Не то ручная, не то робкая — Тэфи не могла разобрать.
        — Она сильно ударилась и больше не доверяет миру,  — сказал Генри.
        Донна протянула к птице руку.
        — Не делая этого!  — Генри потянул ее назад. От этого неожиданного движения она потеряла равновесие и тяжело плюхнулась на пол веранды.
        Да нет, не на пол! Тэфи услышала треск картона и оберточной бумаги под тяжестью ее тела, и этот звук заставил ее содрогнуться.
        Генри попытался поставить Донну на ноги, и она хохотала. Однако смех ее внезапно оборвался.
        — Ох, батюшки!  — воскликнула она.  — Надеюсь, миссис Сондерс не нужна эта шляпная картонка.
        Тэфи хотелось выйти из-за куста и заверить Донну, что все в порядке — хоть это было и не совсем так,  — но она знала, что она упустила удобный момент. Если она вдруг объявится сейчас, они могут подумать, что она за ними шпионила.
        Донна подобрала то, что осталось от шляпной картонки, и они с Генри направились вокруг дома к двери в кухню.
        Когда звуки их голосом замерли, Тэфи поспешно покинула свое укрытие. Сломанная картонка была сунута в мусорную корзину у дверей кухни. Вытащив ее, она почувствовала, как сердце у нее упало. Одна сторона была вдавлена внутрь и наполовину разорвана. Что ж, придется отнести ее наверх и попробовать с помощью липкого пластыря «скотч» и клея вернуть ей первоначальную форму.
        Озабоченная мыслями о картонке, она позабыла о морской чайке. Зайдя за угол дома, она увидела, что птица набралась мужества и расправила крылья. Но в середине полета что-то у нее не получилось, и она упала на землю, издавая жалостные мяукающие звуки: «помоги! помоги! помоги!». Совсем еле слышные… Вспомнив о том, с какой нежностью обращался с чайкой Генри, Тэфи тихонько заговорила с ней — так, как и надо говорить с бедной раненой малюткой. Когда она в конце концов взяла чайку в руки, та не сопротивлялась. Ее перышки под пальцами девочки были мягкими, как шелк. Она усадила птицу обратно в гнездо из оберточной бумаги. Даже если картонка имела теперь вид, совершенно неподходящий, чтобы хранить в ней шляпу, служить гнездом для чайки она все еще могла.
        Ну, а теперь что? Следует ли ей позвать Генри? Но ведь миссис Такерман не хочет, чтобы чайка находилась в доме. Вдруг она прикажет Донне вынести ее наружу, и птица может умереть.
        На вершине холма высокая башня дома Дэвида, казалось, подавала ей знак. Она поднялась на ноги, забрала картонку и двинулась в путь. Теперь, когда она знала дорогу, идти казалось легче. Птица в картонке трепыхалась, и Тэфи старалась нести ее как можно осторожнее.
        В лесу гоблинов некоторые из умирающих деревьев повалил ветер, и они перегородили путь. Ковер хвойных иголок под ногами был похож на мокрую губку, а голые пни лоснились каким-то черным блеском. Лес больше не наводил на нее страх. В своем нетерпеливом стремлении скорее добраться до Дэвида ей некогда было думать о гоблинах или волноваться насчет того, что может скрываться за ближайшим древесным стволом. Она торопливо шагала самым коротким путем, перелезая через упавшие стволы и обходя те, через которые не могла перелезть. Солнце начало согревать землю и удалять накопившуюся влагу; сосны пахли изумительно.
        К ее удивлению, Дэвид встретил ее у ворот под судовым фонарем.
        — Я смотрел в бинокль,  — сообщил он,  — и увидел, как ты начала подниматься на холм. Что в этой коробке?
        Тэфи поставила ее на тропинку и сняла крышку. Чайка отчаянно забилась, но потом затихла. Тэфи рассказала о разбитом окне, о птице под кроватью, о Селесте и Генри и о явной неспособности птицы летать.
        — Я подумала, может, ты сможешь подержать ее здесь, у себя,  — сказала Тэфи.  — Как ты думаешь, бабушка тебе позволит?
        — Конечно,  — с полной уверенностью заявил Дэвид.  — Я могу ее держать в командной будке. По-моему, чайки едят решительно все.
        Тэфи нежно погладила серебряные перья и мысленно спросила себя: почему Генри отвел руку Донны.
        — Генри сказал, что у нее ничего не сломано, но, может быть, она как-то растянула крылышко, и ему нужен отдых и покой, чтобы оно достаточно окрепло, прежде чем птица сможет летать.
        — Твоя тетя Марта знала бы, что делать,  — сказала миссис Марш Тэфи, когда та показала ей чайку.  — После бури ей, бывало, приносили птиц со всего острова, и, если они были не слишком сильно ранены, ей удавалось им помогать. Я слышала, как она говорила, что любит птиц больше, чем людей, точнее — большинство известных ей людей.
        — О!  — воскликнула Тэфи.  — Вы ее знали?
        — Мы не были близко знакомы. Иногда мы ходили в «Сансет хауз», чтобы отведать какое-нибудь из коронных блюд Селесты.
        — Я уже спрашивал бабушку относительно запертой комнаты, но она ничего об этом не знает,  — сказал Дэвид.
        — А вы знали человека по имени Джеремия Богардус, миссис Марш?  — осведомилась Тэфи.
        Миссис Марш на мгновение задумалась.
        — Я встречала его в разных домах на чаепитиях. Он был близким другом мисс Эрвин и экономки «Сансет хауз».  — Как ее фамилия? Кажется, миссис Такерман?
        Тэфи удивилась.
        — Он — друг миссис Такерман! А она не захотела предоставить ему комнату в «Сансет хауз».
        — У меня сложилось впечатление, что он им нравился. Он, кажется, много путешествовал.
        Тэфи кивнула.
        — Он нам рассказывал, что жил в самых различных странах Востока.  — Девочка все гладила птицу; ей очень не хотелось с ней расставаться. Это был все равно что домашний зверек.  — Как ты думаешь, Дэвид, мы сумеем ее приручить? Она, похоже, ничего теперь не имеет против, когда я ее глажу. Может, если мы придемся ей по душе, она и вовсе не захочет улетать?
        — В любом случае она какое-то время пробудет здесь,  — заметил Дэвид.  — Давай подумаем, как ее назвать.
        Тэфи неохотно распрощалась и пошла вниз с холма. Выбросить шляпную картонку совсем — ничего другого не оставалось. Все равно у нее сейчас был такой вид, что мать ни за что не захочет держать в ней свою шляпу. Тэфи надеялась, что ей удастся проскользнуть в отель незамеченной, но мать окликнула ее, когда она шла через разрушенный сад.
        — Тэфи! Ох, Тэфи-и-и!
        — Я здесь, мама. Я только ходила ненадолго к Дэвиду.
        Мать облокотилась о перила веранды.
        — Тэфи, ты случайно не видела мою шляпную картонку? Я только что поднималась в комнату и нашла мою синюю шляпу лежащей прямо на полке, без картонки.
        Тэфи сделала глотательное движение.
        — Я… мне пришлось ею воспользоваться. Я собиралась взять ее только на время — честное слово. Но потом она оказалась… ну, несколько помятой, и…
        — Воспользоваться? Для какой цели?
        — Для устройства гнезда,  — тоненьким голоском призналась Тэфи.  — Гнезда для морской чайки.
        Миссис Сондерс подождала, пока ее дочь поднимется на веранду.
        — Может, я не слишком сообразительна, но позволь тебя спросить, почему ты должна была забрать мою единственную шляпную картонку, когда в чуланах «Сансет хауз» полно всевозможных вещей, из которых можно было бы сделать гнездо без ущерба для кого бы то ни было?
        Тэфи спрашивала себя: каким образом она может объяснить матери, что это был совершенно особый и крайне срочный случай? Если бы что-то взяли из чулана, это означало бы, что гнездо обеспечила Донна, а она, Тэфи, упустила бы шанс завоевать уважение Генри.
        — Ну, так как?  — спросила миссис Сондерс, выжидавшая, что ответит ей дочь.
        — Прости меня,  — вздохнула Тэфи.  — Я… я думаю, просто в тот момент мне показалось, что это — хорошая идея.
        — Я знаю, где есть шляпная картонка,  — донесся откуда-то сверху из сада голос Генри Фокса.
        Тэфи увидела, что он смотрит на них, сидя на ветке дерева, росшего близко от дома. В одной руке он держал пилу и, очевидно, был занят спиливанием веток, поломанных бурей. Зажав пилу между ногами, он легко спустился с дерева.
        — У мисс Эрвин имелись старые шляпные картонки,  — сообщил он.  — Одну из них я могу для вас достать.
        — Спасибо, Генри,  — сказала миссис Сондерс.  — Это было бы очень хорошо.  — Она снова повернулась к дочери.  — Как ты считаешь, в следующий раз, когда тебя осенит очередная восхитительная и совершенно неотложная идея, тебе не удастся выделить минутки две, чтобы сначала спросить меня, что я об этом думаю?  — Но она улыбалась, и Тэфи поняла, что ее и на этот раз простили.
        Она помчалась вслед за Генри, чтобы узнать, где хранятся шляпные картонки, давая себе по дороге торжественные обещания. Да, она обязательно в следующий раз будет спрашивать. У мамы есть все основания испытывать досаду. Боже ты мой! Если когда-нибудь у нее самой будет дочь, чьи безумные идеи всякий раз будут влечь за собой неприятности, это, несомненно, будет всего лишь справедливым возмездием. Отныне она станет вести себя лучше. Значительно лучше!
        Ей приходилось торопиться, чтобы поспевать за Генри, который бегом взбежал на третий этаж. Маленькая дверца, которую она никогда не пыталась открыть, находилась возле самого верха лестницы, и Генри без колебаний ее толкнул. По-видимому, от него не скрывали никаких секретов дома. Вероятно, он даже знал, что находится в запертой комнате.
        Маленькая дверца вела к еще одному лестничному маршу, крутому и узкому, уходившему в смутно-освещенные закоулки здания. Когда она вскарабкалась вслед за Генри наверх, в нос ей ударил прелый, таинственный, застоявшийся запах. Он немного пошарил рукой наверху и нашел цепочку, дернув за которую зажег верхнюю лампочку. Повреждение электросети, причиненное бурей, было устранено, и Тэфи увидела яко освещенный чердак, помещавшийся под главной крышей. Старые чемоданы и ящики были размещены здесь в строжайшем порядке. Посреди пола стояла лесенка, которая вела к откидной дверце на крышу. Вероятно, она подводила к той обнесенной перилами платформе, которую она видела из дома Дэвида, и которую он называл «вдовьей тропинкой».
        Пока она стояла, озираясь вокруг, Генри словно бы впервые заметил ее. Он посмотрел на нее долгим, медленным взглядом, который не был ни дружелюбным, ни неприязненным.
        — Алло!  — сказал он, всего лишь одно слово, и направился к сложенным друг на друга коробкам. Пошарив какое-то мгновение, он протянул ей небольшую крепкую картонку.  — Как ты думаешь, эта подойдет?
        — О да!  — хрипло произнесла Тэфи. Она одобрила бы любую вещь, которую он бы ей протянул — от абажура для лампы до коробки для яиц. К счастью для ее недавних добрых решений, это была действительно хорошая картонка.
        — Я сожалею, что у тебя вышли неприятности из-за той, другой картонки,  — очень серьезно произнес Генри. После этого он вернулся к висячей лампе.
        — Подожди минутку!  — взмолилась Тэфи. Она не собиралась расспрашивать индейского мальчика, но теперь, когда слова сорвались у нее с языка, она знала, что ей придется продолжать. Она теребила бечевку, прикрепленную к шляпной картонке, словно бы любое занятие могло ей как-то помочь. Когда же нужные слова пришли ей на ум, она выпалила их, не переводя дыхания: — Генри, почему ты не хочешь, чтобы мы были здесь? Почему ты прицепил ту записку на дереве в лесу? Почему ты иногда так на меня смотришь, как будто я тебе очень не нравлюсь?
        Генри, по-видимому, чувствовал себя неловко, даже был несколько огорчен.
        — Я думаю, ты девочка вполне ничего,  — сказал он.  — Мне нравится, как ты помогла в случае с чайкой.
        — Тогда почему же, Генри… Почему?…
        Рука его двинулась к лампочке.
        — Миссис Такерман, Селеста и Донна были добры ко мне,  — сказал он.  — И я хочу, чтобы дело кончилось для них хорошо.  — Его пальцы нащупали цепочку, и чердак погрузился во тьму.
        Тэфи не оставалось ничего иного, как захватить шляпную картонку и сойти вниз. Вопросы ничего для нее не прояснили. Каким образом дела могут обернуться плохо для Селесты, миссис Такерман и Донны, если мама успешно справится с управлением отелем? Почему столь многие люди желали ее провала?
        За обедом миссис Такерман говорила об ущербе, причиненном острову бурей. Когда Донна сказала, что она сожалеет о том, что сломала шляпную картонку, Тэфи с радостью сообщила ей о картонке, которую нашел Генри, но скрыла от нее, что видела несчастный случай с картонкой собственными глазами.
        После обеда Тэфи перелистала все иллюстрированные журналы, имевшиеся в гостиной, на которые раньше не обращала внимания, а потом нашла старинную книгу об острове. Переворачивая страницы, она наткнулась на знакомое слово — «Пушка». В данном случае это не имело никакого отношения к орудиям форта, да и вообще к какой бы то ни было настоящей пушке. В книге рассказывалось о ресторане «Кэннон болл» — «Пушечное ядро», который был очень популярен в 90-х годах прошлого века. Поварихой там была канадка французского происхождения по имени Селеста Клотьер, которая умела творить, по выражению автора книги, «кулинарные чудеса». Тэфи знала, что эта Селеста Клотьер была матерью Селесты, работающей в «Сансет хауз».
        Возможно, когда Селеста говорила про «Пушку», она просто сокращала название «Пушечное ядро». Может, там спрятан ключ. Теперь, когда ее захватила эта новая идея, она никак не могла дождаться завтрашнего дня, когда можно будет поговорить с Дэвидом.
        До без четверти девять в гостинице царила тишина. Только миссис Сондерс успела произнести: «Тэфи, пора в постель», как с лестницы спустился Генри Фокс и подошел к ее стулу.
        — Вас хочет видеть мисс Твиг,  — сказал он вполголоса.
        Миссис Сондерс бросила на него быстрый взгляд.
        — По-моему, она расстроена,  — добавил Генри.
        Исполненная любопытства, Тэфи направилась следом за матерью наверх. Мисс Клара, закутанная во фланелевый халат, бессильно развалилась в кресле; лицо у нее было бледное, в волосах торчали папильотки. Мисс Хэтти наклонилась над одной из двух кроватей, стоявших в комнате.
        — Как странно!  — воскликнула она.  — Все эти маленькие косточки соединены в каком-то определенном порядке! Каким образом, по-вашему, они могли попасть в постель Клары?
        Мисс Клара вела себя более драматично.
        — Скелет!  — вскричала она.  — В моей постели скелет! Ну — все!.. Мы уезжаем немедленно. У моей сестры слабое сердце, и я не могу подвергать ее подобным потрясениям.
        На чисто гладкой простыне лежало нечто, действительно напоминавшее белый крошечный скелетик.
        Слабое сердце мисс Хэтти, как видно, в данный момент ее не беспокоило.
        — Это какое-то маленькое животное, правда?  — спросила она.  — Летающий зверек, я бы сказала.
        Миссис Сондерс кивнула. Лицо ее было очень серьезно.
        — По-моему, это — скелет летучей мыши. Но как он попал сюда!..
        Миссис Такерман, присоединившаяся к ним, закрыла дверь комнаты, дабы скрыть происходящее от любопытных глаз постояльцев, проходивших мимо.
        — Это — наверняка какая-то детская проказа,  — сказала она.
        Тэфи задумалась над ее словами. Могла ли Донна подстроить подобную штуку? Тут она заметила, что за ней наблюдает ее мать.
        Миссис Сондерс взяла со стула листок писчей бумаги со штампом гостиницы и осторожно подсунула его под горстку косточек. Они легко переместились на бумагу.
        — Мне очень жаль, что произошла такая странная история,  — сказала она, обращаясь к сестрам Твиг.  — Я, разумеется, постараюсь докопаться, с чем тут дело.  — Однако тон у нее был обескураженный.
        — Мы сейчас оденемся и немедленно уедем,  — резко заявила мисс Клара.
        — Нет никакой необходимости уезжать в такой поздний час. Быть может, вы согласились бы на эту ночь переместиться в другую комнату?…  — Она вопросительно посмотрела на миссис Такерман, но экономка отрицательно покачала головой.
        — У нас нет ни одного свободного номера.
        — В таком случае вы можете занять мою комнату,  — предложила миссис Сондерс.  — Эту ночь мы с Тэфи можем спать внизу, на койках.
        Мисс Хэтти с надеждой посмотрела на сестру.
        — Это было бы очень любезно со стороны миссис Сондерс. Может, завтра, Клара, ты будешь чувствовать себя лучше, и нам не придется уезжать.
        — Я не буду чувствовать себя лучше,  — объявила ее сестрица.  — Но если для тебя так легче, я приму предложение миссис Сондерс перевести нас на эту ночь в ее комнату.
        — Я пойду подготовлю для вас комнату,  — сказала миссис Сондерс и вышла, унося с собой листок бумаги с маленьким скелетиком. Тэфи, шагавшая рядом с матерью, с любопытством поглядывала на косточки.
        Миссис Такерман вышла вслед за ними в коридор.
        — Незачем вам терпеть неудобства. В моей комнате две кровати, вы вполне можете занять одну из них. Донна и Тэфи могут спать на койках внизу.
        Тэфи на мгновение забыла про скелет и радостно взвизгнула.
        — О, мама, давай так и сделаем! Это будет что-то вроде ночевки под открытым небом. Ну, пожалуйста, согласись!
        — Я уверена, что Донне это понравится,  — вставила миссис Такерман.
        Однако прежде чем две девочки отправились вниз, Тэфи осталась на минутку наедине с матерью. Тэфи помогала постелить чистые простыни на кровати, которые должны были занять сестры Твиг.
        — Тэфи,  — спокойным тоном спросила миссис Сондерс,  — ты не положила случаем скелет летучей мыши в постель мисс Твиг, а?
        Тэфи так и застыла, прижав к груди подушку, и удивленно воззрилась на мать.
        — Ну ясно, нет! С чего тебе пришло в голову, что я способна совершить такой ужасный поступок?
        Мать облегченно вздохнула.
        — На самом-то деле я так вовсе не думала. Я никогда не замечала в тебе наклонности к злым шуткам. Я вообще не согласна с миссис Такерман, что такую вещь может сделать ребенок. Не знаю, что и думать. Просто не знаю, что и думать.
        Если это не была детская шалость, значит, Донна была ни при чем. Однако кто-то ведь все-таки подложил этот скелетик. Кто?

        ГЛАВА 11
        Пробуждение в темноте

        Койки были поставлены в конторе тети Марты, рядом с запертой дверью. Когда Донна и Тэфи спрятались под одеяла, напутствуемые обычными наказами матерей немедленно заснуть (как будто это было возможно!), и когда миссис Такерман и миссис Сондерс наконец удалились наверх, Донна села и свесила с кровати ноги в пижамных брюках.
        Дверь в контору была оставлена приоткрытой, и один из углов был освещен лучом света из гостиной, так что в комнате было не совсем темно. Шел уже одиннадцатый час, и большинство постояльцев «Сансет хауз» успело улечься в постель. Миссис Харрисон, одна из более молодых постоялиц, читала в гостиной, а ее муж играл в шашки с полковником Линвудом. Свет в гостиной будет гореть всю ночь, чему Тэфи втайне была очень рада.
        — Я голодная,  — заявила Донна,  — и мне ничуть не хочется спать. Надо было попросить, чтобы нам дали что-нибудь поесть. Я думаю, мы могли бы сходить в кухню и посмотреть, не найдется ли там что-нибудь.
        Тэфи колебалась.
        — Харрисоны и полковник Линвуд нас увидят.
        — Ну и что с того?
        — Да просто дело в том, что нас вроде бы подозревают.
        Донна удивленно взглянула на нее.
        — Подозревают? В чем?
        — Кто-то подложил скелетик летучей мыши в постель мисс Твиг. Твоя мама сказала, что это — детская проказа, а единственные дети здесь — это мы. Может, нам лучше не бегать по дому, когда предполагается, что мы лежим в постели?
        Донна на мгновение замолчала, и Тэфи пожалела, что свет из гостиной недостаточно ярок, чтобы можно было лучше разглядеть лицо девочки. После этого Донна ступила босыми ногами на пол, подошла к письменному столу и зажгла зеленую настольную лампу. Миссис Сондерс принесла маленький набор косточек вниз и оставила его на столе тети Марты. Донна наклонилась над листом бумаги и самым тщательным образом осмотрела косточки, а Тэфи стала на колени у себя на кровати, чтобы лучше видеть.
        — Знаешь, что я тебе скажу?  — начала Донна. Тэфи ждала, затаив дыхание.  — Кто-то над этим потрудился. Косточки соединены тоненькими проволочками, чтобы скелет не рассыпался.
        Тэфи подошла к столу. Даже после того, как ей сказали про проволочки, ей пришлось сильно напрячь зрение, чтобы разглядеть их.
        — Это похоже на что-то, приготовленное для музея,  — сказала она.  — И кто только мог сделать такую штуку?
        Донна кивнула в сторону портрета тети Марты с птицами, подписанного инициалами «Дж. Б.», вновь водруженного на стену.
        — Она бы могла. Она любила устраивать такие штуки.
        — Значит, эта вещь уже находилась в отеле и ее взял кто-то, знавший о ее существовании,  — сказала Тэфи.
        Донна понизила голос.
        — Может, это она взяла ее, мисс Эрвин, я имею в виду. Может, это она подложила скелет в постель мисс Твиг.
        Тэфи пробрала дрожь, но в следующую секунду она начала сама над собой смеяться.
        — Я не мисс Твиг, и я не Селеста. Я в такие вещи не верю.
        — Да, пожалуй, и я тоже,  — призналась Донна.  — Но сейчас уже поздно пытаться помешать сестрам Твиг выехать из отеля. Селеста говорит, это только начало. Может быть, вообще все выедут.
        На этот раз Тэфи ощутила настоящую тревогу.
        — Что же тогда будет?
        Донна вернулась на свою койку и села на одеяло, скрестив ноги.
        — Мама думает, что дом отойдет птицам.
        — Ты это один раз уже говорила. Каким птицам?
        — Ну, вероятно, какому-нибудь обществу любителей птиц, которое превратит это в убежище для птиц, в музей, дом для лечения больных птиц или еще что-нибудь в этом роде.  — Тэфи эта идея показалась не слишком впечатляющей. К птицам она относилась хорошо, даже с любовью. Малютку чайку она попросту полюбила. Но она не могла отрешиться от мысли, что птицы будут прекрасно чувствовать себя на воле, в то время как семье Сондерс нужен дом.
        — Конечно,  — продолжала Донна.  — Селеста не думает, чтобы мисс Эрвин зашла так далеко. Она вовсе не считает, что дом достанется птицам.
        — А кому, по ее мнению, он достанется?  — спросила Тэфи.
        — Моей матери,  — спокойно ответила Донна.  — Мисс Эрвин с самого начала хотела, чтобы он достался ей. Она составила соответствующее завещание и все такое, но потом они поссорились, и она изменила завещание.
        Тэфи снова забралась в постель и натянула на себя одеяло. Ей надо было о многом подумать.
        — Но вообще-то, все это — одни догадки,  — заявила Донна.  — Мисс Эрвин была очень толковая женщина, но малость странная, и она просто обожала помыкать всеми. Она всегда была уверена, что знает точно, что именно другие люди должны делать. И когда они не делали того, что она велела, она приходила в страшную ярость.
        — Я знаю,  — сказала Тэфи.  — Она не хотела, чтобы моя мать вышла за папу, а когда она все-таки взяла да вышла за него, не пожелала больше иметь с ней дела. Вот почему известие о завещании было для нас такой неожиданностью.
        После этого Тэфи умолкла, занятая собственными мыслями, а Донна уснула. Прислушиваясь к ее мерному дыханию, Тэфи размышляла о тайне запертой комнаты, находившейся так от них близко, и о том дне, когда будет оглашена заключительная часть завещания тети Марты. Если Сондерсы не справятся с управлением «Сансет хауз», отойдет ли отель птицам, что, по-видимому, миссис Такерман считала возможным, или же он станет собственностью семьи Такерман, как полагала Селеста? А вдруг тетя Марта вообще разыграла какую-то странную шутку и решила судьбу дома самым неожиданным образом?
        Она думала также о крошечном, соединенном проволочками скелете летучей мыши и о том, не могла ли все же Донна подложить его в постель мисс Твиг? Может ли быть в этом замешан Генри Фокс? Да, а как насчет этого самого «Пушечного ядра»? Надо будет завтра спросить Дэвида.
        В гостиной игра в шашки закончилась. Супруги Харрисон и полковник Линвуд ушли наверх, и в «Сансет хауз» воцарилась тишина. Тэфи снова порадовалась тому, что в гостиной горит свет. Свет все-таки был чем-то вроде товарища. Наконец веки ее отяжелели, и она погрузилась в сон.
        Проснулась она внезапно, словно какой-то громкий звук раздался прямо у нее в ушах. Какое-то мгновение она не могла вспомнить, где находится. Окна — слабо освещенные пятна — располагались не там, где им положено было быть, все было словно нарочно перепутано и переставлено. Но тут она вспомнила, что находится не в своей комнате наверху, а в комнате тети Марты. И почти сразу она заметила, что в гостиной темно. Неужели опять что-то случилось с электричеством? Или, может, кто-нибудь выключил свет? Предполагалось, что он должен гореть всю ночь. Мама говорила, что так было всегда.
        Внезапно охваченная паникой, Тэфи вылезла из постели. Бредя на ощупь по комнате, она наткнулась на какой-то предмет, который не ожидала здесь встретить, и окончательно запуталась. Похоже, ни одна вещь не находилась в положенном ей месте. Дверь в гостиную должны была бы быть приоткрыта, но когда ее дрожащие руки дотронулись до дверной панели, она поняла, что дверь заперта. Пошарив в поисках дверной ручки, она нашла ее, повернула, и дверь открылась.
        Ее охватил острый сильный запах, и она со страхом осознала, что она сделала. В своем смятении она повернулась не в ту сторону и подошла к двери запертой комнаты, только на этот раз она была не заперта и сразу же подалась под нажимом ее пальцев. Вдруг она поняла, что за звук ее разбудил. Это был скрежет ключа, поворачиваемого в тугом замке. Она стояла на пороге таинственной комнаты.
        В тишине и темноте эта мысль показалась ей слишком пугающей.
        Она быстро захлопнула дверь, чтобы запереть внутри что бы нам ни находилось, и кинулась в сторону гостиной. Комната превратилась в незнакомый лабиринт. Прежде чем ей удалось добраться до двери, она ударилась лодыжкой о ножку кровати и наткнулась на стул. Как раньше стояла мебель, она начисто забыла. Но так или иначе она все-таки добралась до лестницы и поднялась уже на третью ступеньку первого марша, когда в гостиной вспыхнул свет.
        — Ты что это делаешь?  — шепотом спросила ее Донна.
        Тэфи ослабевшими пальцами цеплялась за перила, Донна стояла внизу, в коридоре, ее темные курчавые волосы были всклокочены, а руки полны сандвичей, которые она не позаботилась положить на тарелку.
        — Ты что — пытаешься всех перебудить?  — продолжала Донна все еще шепотом.  — Сейчас сюда сбежится весь дом, и нам начнут объяснять, что нечего есть посреди ночи.
        Тэфи сошла вниз. Зубы у нее стучали.
        — Это ты выключила свет?  — спросила она.
        — Конечно. Я не хотела, чтобы кто-то увидел меня слоняющейся здесь, внизу.
        — А дверь тоже ты открыла?  — продолжала Тэфи. Подходя к Донне, она почувствовала слабость в коленях.
        — Какую дверь?  — спросила Донна, и Тэфи не могла с уверенностью сказать, было ли выражение непонимания на ее лице истинным, или же она напустила его на себя, чтобы скрыть что-то, что она знает.
        Тэфи не стала повторять свой вопрос. Теперь, когда свет снова зажегся, а перед ней стояла Донна с вполне реальными сандвичами в руках, она больше не испытывала страха. Она вошла в контору и проследовала прямо к таинственной двери. Но на этот раз дверь была прочно заперта.
        — Ты эту дверь имела в виду?  — спросила Донна.  — Тебе что-то такое приснилось. Эта дверь всегда была заперта.
        Тэфи неподвижно смотрела на ничего не говорящую поверхность двери. Действительно ли ей все только приснилось? Ей всего лишь показалось, что она открывала дверь?
        Нет, странный острый запах все еще наполнял контору. Теперь, когда она уже не была испугана, она узнала запах — это был запах нафталина. Как странно! Что же в комнате было такое, что тетя Марта хотела уберечь от моли?
        Именно этот запах убедил ее в том, что виденное ею не было сном. Она действительно открывала дверь. Всего несколько мгновений назад дверь не была заперта, и кто-то находился внутри комнаты. Кто это был? Донна? Возможно, что Донна действительно пришла из кухни, но, может быть, и нет. Она могла пойти в кухню раньше и взять сандвичи с собой, когда зашла в ту комнату.
        Донна, похоже, внимательно за ней наблюдала.
        — У тебя такой вид, словно ты пережила страшный испуг. На-ка, возьми сандвич. Я наделала достаточно для нас обеих.
        Тэфи взяла сандвич с арахисовым маслом, но в то время как Донна с аппетитом жевала, она совсем не могла есть. Откусив один кусочек, она чуть не подавилась. Ее испуг был еще слишком недавним, слишком он был свеж в ее памяти, чтобы желудок ее способен был принять какую-либо пищу.
        — Знаешь,  — сказала Донна.  — Я думала над тем, что ты мне сказала. Я имею в виду то, что мисс Эрвин не хотела, чтобы твоя мама выходила замуж за твоего отца. Нечто в этом же роде произошло и с моей матерью.
        Тэфи ждала. Она надеялась, что на этот раз Донна продолжит свой рассказ. Судороги в желудке начали утихать.
        — Несколько лет назад моя мать была знакома с одним человеком, который ей довольно сильно нравился,  — продолжала Донна.  — Мне он тоже нравился. Он был чудесный. Но мисс Эрвин вмешалась и заставила маму прогнать его. На-ка, ты любишь болонскую колбасу?
        Тэфи покачала головой.
        — Послушать, так тетя Марта была весьма неприятной особой.
        Донна задумалась.
        — Нет, она не была неприятной, но никто никогда не знал, чего от нее ждать. Она могла быть необыкновенно добра к людям. Например, она оставила отдельную сумму денег для Генри, чтобы у него были средства для получения медицинского образования, после того как он окончит среднюю школу.
        — В самом деле?  — Тэфи была поражена.
        Донна кивнула.
        — Отец Генри умер, когда он был совсем маленьким, а мать его умерла несколько лет назад. Селеста знала его мать, и она стала заботиться о нем. Это Селеста устроила его на работу здесь и вызвала у мисс Эрвин интерес к нему.
        — Но если тете Марте нравилось проявлять доброту к людям, почему она не хотела, чтобы ты стала танцовщицей?
        — Я думаю, она просто неодобрительно относилась к этой профессии. Они из-за этого поссорились с мамой.  — Донна засунула в рот последний кусочек сандвича и обхватила колени руками.  — Я ничего на свете так не хочу, как стать танцовщицей. Пусть даже это будет очень трудно. Танцовщица должна очень много практиковаться и работать, если она хочет стать действительно хорошей балериной.
        — Ты уже сейчас очень хорошо танцуешь,  — заверила ее Тэфи.
        — Нет, это все не то. Я всего лишь только начинающая, но когда-нибудь я стану хорошей балериной. Уроки танцев стоят кучу денег. Вот почему было бы так замечательно, если бы то, что говорит Селеста, оказалось правдой, и по завещанию отель мог бы достаться нам.
        Тэфи стало немного грустно. Донна Такерман так же сильно хочет стать балериной, как она — хочет иметь дом и собственную комнату в нем. Но из них двоих кто-то один окажется в проигрыше — обе выиграть они не могут.
        — Селеста считает, что мисс Эрвин не должна была поступать так, как она поступила,  — продолжала Донна.  — Ведь в конечном итоге вы — чужаки. Твоя мать не была здесь с детства. Селеста говорит, чайки об этом знают. Она говорит, дом — тоже знает, и он заставит вас уехать отсюда.
        С Тэфи было достаточно того, что она услышала. Она легла на кровать спиной к Донне и накрылась одеялом. В голосе Донны не слышалось злобы или раздражения, но Тэфи не хотелось слушать то, что она говорила. Насколько все было бы лучше,  — думала она, если бы все они вместе могли быть счастливы, и каждый получил бы то, что хотел.
        Она лежала в темноте без сна, следя за ленточкой света, тянувшейся из гостиной. За сегодняшний вечер она очень много узнала и, кроме того, пережила сильный испуг. Но какие из этого следуют выводы, она не имела ни малейшего представления.

        ГЛАВА 12
        На месте Британского десанта

        Когда Тэфи проснулась, ее мать стояла возле ее кровати.
        — Вставай, соня! Донна уже давно позавтракала.
        Одеваясь, Тэфи несколько раз втянула в себя воздух, принюхиваясь. Запах нафталина в конторе исчез, и при ярком свете утреннего солнца минувшая ночь казалась далекой и нереальной. Действительно ли она вылезла из постели, нашла ощупью дорогу к двери и даже открыла ее?
        Она подошла к двери и попыталась еще раз ее открыть, но безуспешно. Глядя на ее белую поверхность, она заметила кусочек чего-то серого, зажатый между косяком и дверной панелью примерно на середине расстояния от пола до притолоки. Она потянула этот кусочек, пока он не выскользнул, а потом поднесла его к свету, чтобы тщательно рассмотреть. Это было серебряно-серое перо. По цвету оно могло бы принадлежать чайке, которую они с Дэвидом усыновили, но, конечно, физически это исключалось. Тем не менее перед ней было перо морской чайки — факт бесспорный.
        А означало это лишь одно. Дверь прошлой ночью действительно отпирали, и ее в самом деле разбудил скрежет ключа в замке. Тот, кто отпер дверь, находился в комнате. Вероятно, испуганный шумом, который Тэфи подняла, прокладывая себе путь к лестнице, неизвестный снова запер дверь, зажав при этом перо морской чайки между панелью двери и косяком.
        Но кто это был? Донна? Донна была единственным человеком, который, насколько Тэфи было известно, тоже находился внизу в этот поздний час. А может, кто-то изнутри спрятался в комнате и убежал позднее, когда они с Донной заснули? Если не Донна, то кто это мог быть?
        Момент требовал немедленных действий, а ответ на это имелся только один. Прежде чем пойти завтракать, Тэфи бегом кинулась наверх и вывесила в окне лучший зеленый свитер своей матери. Они с Дэвидом договорились еще об одном сигнале. Зеленый свитер означал: «Приходи как можно скорее».
        Она закончила свой одинокий завтрак и вышла из ресторанного зала как раз вовремя, чтобы увидеть отъезд сестер Твиг со всеми их чемоданами и баулами. Она наблюдала за тем, как исполненная решимости мисс Клара твердо уселась в экипаже Сэма, но Тэфи показалось, что мисс Хэрриет оглядывается на «Сансет хауз» с сожалением.
        Тэфи все еще стояла на веранде, когда Дэвид, откликаясь на зеленый сигнал, свернул свой велосипед на подъездную дорожку отеля.
        — Что случилось?  — спросил он, как только увидел ее.
        Тэфи слабо помахала в сторону удаляющихся сестер Твиг.
        — Этой ночью кто-то положил в постель мисс Клары летучую мышь, и после бури, истории с чайкой и всего прочего она решила, что это уж чересчур.
        — Послушай-ка,  — терпеливо сказал Дэвид,  — может, ты все-таки начнешь сначала?
        — Да, обязательно. Но сначала скажи мне одну вещь. Ты когда-нибудь слышал о таком месте — «Пушечное ядро»?
        — Конечно. В старину существовал такой ресторан, ну а теперь это просто старое заброшенное строение в районе Высадки Англичан.
        Тэфи объяснила, чем вызван ее интерес к «Пушечному ядру», оставив подробности происходящих событий на потом.
        — Если бы у тебя был велосипед,  — сказал Дэвид,  — мы могли бы поехать туда сегодня утром. Почему ты не спросишь свою маму, можно ли тебе взять напрокат велосипед?
        Мисс Сондерс дала согласие и сама позвонила в контору, где сдавали напрокат велосипеды. Тэфи и Дэвид тут же отправились в деревню. Дэвид катил свой велосипед по дороге, а Тэфи шагала рядом с ним.
        По пути она рассказала ему обо всем происшедшем, начиная с обнаружения скелетика летучей мыши в постели мисс Твиг. Дэвид никак не комментировал ее рассказ, пока она не рассказала о том, как открывала в темноте дверь. Она пыталась заставить его почувствовать, сколь страшным было это открытие, с тем чтобы он понял, почему она не вошла в комнату. Но он был преисполнен презрения и не поверил ей.
        — Ты хочешь сказать, что перед тобой была открытая дверь,  — вскричал он,  — и ты ничего не сделала, чтобы выяснить, кто же находится внутри в комнате? Ты просто закрыла ее и убежала?
        Тэфи могла только кивнуть в ответ.
        Дэвид свистнул.
        — Такого шанса тебе больше никогда не представится. Вот в чем беда с вами, девчонками,  — пугаетесь не тогда, когда надо.
        — Может, и ты бы испугался,  — негодующе возразила Тэфи.  — Если ты будешь употреблять выражения вроде «беда с вами, девчонками», я больше ни слова не скажу, а там есть много чего рассказывать.
        — Ладно,  — сказал он, улыбаясь.  — Просто мне бы хотелось быть в тот момент там и иметь тот шанс, который представлялся тебе.
        Она вынула из кармана платья перо и протянула Дэвиду.
        — Раз ты такой умный, поглядим, как ты объяснишь это перо.
        — Похоже на перо Среброкрылого,  — сказал Дэвид.
        — Среброкрылого?
        — Ну, нашей чайки. Ты же помнишь, мы собирались придумать ей имя. Можешь предложить какое-нибудь другое?
        — У меня не было времени думать об этом,  — призналась Тэфи.  — По-моему, «Среброкрылый» звучит очень красиво. Но это перо не может принадлежать ему. Я его нашла застрявшим в двери запертой комнаты.
        Они добрались до конторы проката велосипедов, и Тэфи тщательно выбрала себе машину, на которой будет разъезжать все лето. Выбранный ею велосипед был ярко-синий, с хорошо надутыми шинами и проволочной корзинкой на передней раме.
        — Давай поедем по вершине острова,  — предложил Дэвид, когда они были уже готовы к старту.  — Этот маршрут позволит нам проехать большой отрезок пути под гору, а домой мы можем вернуться по береговой дороге, идущей вдоль озера.
        Чтобы добраться до вершины, надо было совершить крутой подъем по широкой дороге, проходившей мимо «Гранд-отеля». Позади белых колонн знаменитого отеля вдоль всего здания тянулась веранда, а на ближайшем к дороге конце веранды сидела в качалке какая-то женщина. Тэфи узнала в ней мисс Хэтти Твиг и подумала, сможет ли разгадка все множащихся тайн вернуть сестер Твиг обратно в «Сансет хауз».
        Пока они толкали свои велосипеды вверх по крутому склону, Дэвид успел выслушать всю историю.
        — В детективных романах всегда перебираешь всех, кого бы можно было заподозрить, и думаешь, каковы могли бы быть их мотивы,  — сказал он тоном умудренного человека.  — И вот тот, которого ты вовсе не подозревал, и оказывается виновным. Тот же, кого ты подозревал с самого начала, оказывается, совершенно ни в чем не виноват.
        — Я не знаю, кого подозревать и кого не подозревать,  — сказала Тэфи.  — Я думаю, Донна могла быть ночью в той комнате. Никого другого, насколько мне известно, поблизости не было. Если у нее был ключ, она могла отпереть дверь, а потом снова ее запереть.
        — Она не смогла бы это сделать, если бы ты не убежала,  — отметил Дэвид.
        На этот раз Тэфи не спорила.
        — Но все равно я не могу себе представить, чтобы это могла быть Донна. А кто мог положить в постель кости летучей мыши?
        — А кто у нас есть еще из подозреваемых? Я не имею в виду кого-нибудь, кого ты видела вчера вечером внизу. Я имею в виду вообще людей, имеющих отношение к отелю.
        — Ну, есть, например, Генри Фокс. Селеста в свое время заботилась о нем, поэтому он ей предан. Селеста в открытую заявила, что она не хочет, чтобы мы находились здесь. Кроме того, ты же знаешь индейцев. Они могут передвигаться сколько хотят, и никогда ни одна веточка не хрустнет.
        — Ну, это ты имеешь в виду индейцев, про которых в книжках пишут. Настоящие индейцы — такие же люди, как и все остальные. Да и нет на полу в «Сансет хауз» никаких веточек, которые могли бы хрустнуть.
        — Еще есть Селеста,  — продолжала Тэфи, не обратив внимания на его слова.  — Она, может быть, больше других годится в подозреваемые, потому что, по ее мнению, мы приносим «Сансет хауз» зло.
        — А как насчет миссис Такерман?  — спросил Дэвид.
        Тэфи остановилась перевести дух.
        — Ф-ф-у! Когда же наконец мы доберемся до вершины? Нет, я не думаю, чтобы миссис Такерман имела к этому какое-либо отношение. Возможно, ей бы и хотелось, чтобы мама потерпела неудачу, но я не думаю, чтобы она попыталась как-то этому способствовать.
        — Ну вот — пожалуйста!  — воскликнул Дэвид.  — Наверняка миссис Такерман и есть виновная. Ведь им всегда оказывается кто-то, кого ты не подозревал.
        Тэфи покачала головой.
        — А теперь ты говоришь так, словно книжку читаешь. И кроме того, есть еще один человек, которого мы можем менее всего подозревать,  — мистер Богардус.
        — Ну, он-то!  — Дэвид отмахнулся от самой мысли.  — С ним все в порядке. А кроме всего прочего, он в гостинице не живет. Ну вот мы и добрались до вершины.  — На время Дэвид забыл о подозреваемых и сосредоточил свои мысли на предстоящей приятной поездке.  — Я захватил с собой карту на тот случай, если ты захочешь узнать, по какой едешь дороге.
        Тэфи закрепила ножной тормоз на своем велосипеде и пошла взглянуть на довольно мятый лист бумаги, который он разложил на руле велосипеда.  — Вот Бритиш-Лэндинг — «Британский десант» — место высадки англичан,  — сказал он,  — пожалуй, самая дальняя оконечность острова, а вот дорога, которая называется Бритиш-Лэндинг-роуд. Чтобы попасть на то место, мы можем выбрать Индиан-роуд, или тропу Вигвам, или Кастер-роуд[5 - Кастер — американский генерал, воевавший с индейцами.].
        Путь, на котором они остановили свой выбор, петлял по густому лесу и скорее напоминал собой аллею, нежели дорогу. Землю устилали листья и хвойные иглы, по которым колеса велосипедистов катились с удивительной легкостью.
        «Это — изумительно» — думала Тэфи, подставляя лицо солнцу и прохладному ветерку. Аллея вилась, ныряла куда-то вниз, но наконец выровнялась, превратившись в длинный наклонный спуск — Бритиш-Лэндинг-роуд. Они скатились вниз с больших высот — со «спины черепахи», как называли эту часть острова,  — до самой кромки воды.
        Последний холм спускался вниз довольно круто, и Тэфи пришлось воспользоваться тормозом. Дэвид, ехавший впереди, сошел с велосипеда и убрал свою машину с дороги, чтобы не мешать проезду экипажей. Каменистый берег образовывал мелководную бухту; здесь стоял стол для пикников и проржавевшие скамьи. Однако Тэфи предпочла сесть на лежавшее бревно.
        — Почему это место называют Британским десантом?  — поинтересовалась она.
        — Потому что англичане высадили здесь в свое время десант,  — пояснил Дэвид.  — Они высадились ночью и прошли через остров, чтобы завладеть фортом. Но американцы не приняли бой. Они сложили оружие и позволили англичанам продвинуться.
        — Почему?  — спросила Тэфи.
        — Потому что умнее было не оказывать сопротивления. Индейские племена пообещали англичанам помочь в случае, если американцы станут сопротивляться. Американцы были недостаточно сильны, и произошло бы просто побоище. Впоследствии американцы прибегли к тому же трюку. Они здесь высадились, и на лугу, что на вершине холма, произошло сражение. Американцев оттеснили назад, и они понесли громадные потери. На старом кладбище можно увидеть их могилы. Но войну мы выиграли, и форт все равно перешел к Америке.
        Тэфи, полузакрыв глаза, раскачивалась взад и вперед на бревне. Она мысленно видела суда, подходящие к берегу, и выскакивающих из них солдат. Как странно — сидеть вот так в этом спокойном тихом уголке, слушая, как волны лижут прибрежную гальку, и рисовать в своем воображении бурные сцены, разыгрывавшиеся здесь в далеком прошлом.
        — Здесь мы ближе к материку, чем в любой другой точке острова,  — сказал Дэвид.  — Там, на другой стороне,  — Святой Игнатий.
        Тэфи с трудом выкарабкалась из прошлого.
        — А где «Пушечное ядро»?  — Ведь они приехали сюда в основном для того, чтобы осмотреть его.
        Дэвид указал.
        — Вон там, прямо через дорогу.
        Тэфи не совсем ясно себе представляла, что она рассчитывала увидеть. Название «Пушечное ядро» звучало романтично, однако реальность несколько разочаровывала. Низкое строение выглядело до того заброшенным, что превратилось чуть ли не в печальные руины.
        — Бедная старая развалина,  — тихонько проговорила Тэфи.  — Не скучает ли она по былым временам? Давай навестим ее и подбодрим немножко.
        Дэвид посмотрел на нее особым внимательным взглядом, но ничего не сказал — похоже, уже привык к причудам ее воображения. Они пересекли дорогу и обошли ободранный старый дом со всех сторон. Веранда была обнесена защитной металлической сеткой, но большая часть заграждения проржавела и обрушилась, образовав огромную дыру, сквозь которую легко можно было пройти.
        — Пошли,  — позвал Дэвид.
        Тэфи пролезла вслед за ним через дыру. Веранда была широкая, и Тэфи мысленно представляла себе стоящие вокруг столики с сидящими за ними дамами в старомодных туалетах, беседующими со своими усатыми кавалерами. Она как бы слышала запах их духов и восхитительные ароматы стряпни — стряпни той, другой Селесты, чьи великолепные кушанья и привлекли сюда людей.
        — Послушай,  — обратился к ней Дэвид,  — не можешь ли ты как-нибудь приблизиться к сегодняшнему дню, а не углубляться то и дело на пятьдесят или сто лет в прошлое? Мне тогда легче было бы не терять тебя из виду. Ты хоть помнишь, что мы здесь для того, чтобы поискать ключ?
        Столики исчезли, запах духов испарился. Пол веранды был засыпан гниющей корой и ржаво-коричневыми сосновыми иглами. Крыша в некоторых местах грозила обвалиться. Дэвид и Тэфи осторожно обогнули угол дома.
        Некоторые окна, выходившие на веранду, были зашторены. Другие были заклеены выцветшими пожелтевшими газетами. В одном окне стекло было выбито, и они заглянули в большую пустую комнату. На двери висели выцветшие ситцевые портьеры с когда-то веселым цветочным узором. На крюке в стене висел покрывшийся плесенью женский фартук, позабытый, наверное, последней поварихой, покинувшей «Пушечное ядро».
        Дэвида, впрочем, заботило не прошлое, а настоящее.
        — Если это и есть та «Пушка», которую имела в виду Селеста, то как она может «хранить тайну ключа»? Как ты думаешь, что она подразумевала?
        Тэфи не имела ни малейшего представления.
        — Единственное, что мы можем сделать,  — это поискать потайное место. А вообще-то, ключ, может, вовсе и не здесь. Ведь каким-то ключом пользовались ночью, чтобы открыть дверь.
        Но не успели они начать поиски, как услышали цоканье лошадиных копыт и скрип колес экипажа. Вместо того чтобы проехать мимо, экипаж свернул на Бритиш-Лэндинг-роуд и остановился. В «Пушечном ядре» сегодня оказалось несколько посетителей.
        — Ш-ш-ш!  — предостерегающе прошипела Тэфи.  — Кто это может быть?
        Они дошли на цыпочках до угла веранды и осторожно огляделись вокруг. Тэфи поспешно приложила палец к губам. Из экипажа выбиралась фигура в джинсах и расшитых бисером мокасинах.
        — Это — Селеста,  — шепнула она.  — Она приехала в экипаже, принадлежащем отелю, но она — одна.
        Не обращая на дом никакого внимания, Селеста быстро направилась в глубь заросшего сорняками двора. Тихо шагая вдоль веранды, Тэфи и Дэвид старались не выпускать ее из вида.
        Они увидели, как она стала на колени перед каким-то деревом и потянулась куда-то рукой — по-видимому, в дупло. Когда она вытащила руку обратно, в ней оказалась маленькая коробочка. Она понесла коробочку к дороге.
        Тэфи, возбужденная сильнее, чем Дэвид, и ступавшая менее осторожно, стала ногой на прогнившую доску, которая с громким треском сломалась. Этот звук заставил Селесту остановиться, и она бросила на дом удивленный взгляд. Тэфи, понимая, что скрыться теперь невозможно, прошла через сломанное заграждение.
        — Привет, Селеста! Это всего лишь мы с Дэвидом.
        Они подошли к ней. Она стояла с нахмуренным лицом.
        — Так-с,  — воскликнула она,  — и что же вы здесь делаете?
        Тэфи попробовала улыбнуться. Вероятно, лучше сказать правду, чем скрыть, ради чего они пришли сюда.
        — Это — мой друг, Дэвид Марш,  — представила она.  — Мы пришли сюда искать ключ.
        — Ключ?  — Селеста крепче зажала в руке коробочку.
        — Вы говорили, что пушка хранит тайну ключа. Вот мы и подумали, что речь может идти либо о пушке в форте, либо о «Пушечном ядре».
        — Очень находчиво,  — заметила Селеста, поджав губы.  — Право же, весьма находчиво. Ну, а что бы вы стали делать, если бы у вас был ключ?
        — Мы бы открыли запертую комнату,  — смело ответила Тэфи.
        Селеста встряхнула коробочку, и внутри ее звякнуло что-то металлическое.
        — Хорошо, что я добралась до него первой! Вы знаете, что я собираюсь сделать?
        Она повернулась к берегу, и они поспешно последовали за ней. У края воды Селеста остановилась.
        — Раз уж вы здесь,  — сказала она,  — можете смотреть. Я заброшу ключ подальше в озеро, где его никто больше никогда не найдет.
        — Но зачем?  — спросил Дэвид.  — Зачем?
        Селеста драматическим жестом вытянула к небу руку с коробочкой, а вода тем временем омывала кончики ее мокасин.
        — Есть вещи, которые лучше не выпускать на волю, пока их сила не ослабнет, и сами они не состарятся. Если ключа не будет, миссис Сондерс не будет даже вспоминать о комнате до конца сезона. Для нее это — всего лишь неважное дело, которое можно отложить. Она не понимает эти старые злокозненные штуки так, как их понимаю я.
        Открыв коробочку, она вытащила из нее ключ. Когда она подняла руку, медь блеснула на солнце.
        — Но ведь имеется другой ключ,  — вскричала Тэфи.  — Так какой смысл выбрасывать этот?
        Селеста остановилась, хотя рука ее все еще была поднята.
        — Существует только один ключ. Я держу его в своей руке.
        — Наверняка имеется еще один ключ, потому что кто-то ночью открывал комнату.
        — Что?  — требовательно произнесла Селеста, опуская свою занесенную вверх руку.  — О чем ты толкуешь?
        — Вчера, когда я спала внизу, кто-то отпирал дверь, а потом снова ее запер,  — сказала Тэфи.
        Селеста медленно разжала руку и стала внимательно вглядываться в ключ. Глаза у нее потемнели, и в них стоял страх.
        — Произведена подмена. Кто-то пытался меня одурачить. Это не настоящий ключ. Это ваших рук дело? Это вы подменили ключ? Другой ключ у вас?
        — Нет, конечно!  — негодующе запротестовала Тэфи.  — Мы вообще только что сюда приехали. Мы даже еще не начали искать.
        Селеста мрачно на нее посмотрела, сунула коробочку в карман своих джинсов и зашагала к экипажу. Усевшись на сиденье кучера, она развернула лошадей и покатила по прибрежной дороге, ни разу не оглянувшись назад.
        — Она сумасшедшая,  — сказал Дэвид.  — Окончательно спятила.
        — Нет,  — Тэфи отрицательно покачала головой.  — Просто она не такая, как все. Она так неразрывно сжилась с островом, его историей и легендами, что верит в то, во что в свое время веровали индейцы, и что нам кажется бессмысленным.
        Дэвид хмыкнул, не выразив этим ни согласия, ни несогласия.
        — Господи!  — воскликнула Тэфи, все больше распаляясь.  — Иногда люди обо мне думают всякое из-за того, что я вижу вещи, которых нет в реальной действительности. Они — просто плод моего воображения. Но у Селесты запас подобных воображаемых вещей и явлений просто необыкновенно велик!
        Но она видела, что ее слова Дэвида не убеждают. Ничего иного не оставалось, как двинуться обратно, в «Сансет хауз».
        Пока они нажимали на педали, катя по ровной береговой дороге, у Дэвида родилась идея насчет «вояжеров».

        ГЛАВА 13
        Снова крылья

        — Конечно, лодками мы бы не стали пользоваться,  — сказал Дэвид, растолковывая свою идею Тэфи.
        Тэфи ехала рядом с ним, слушая не очень внимательно, потому что сама в это время размышляла вслух.
        — Я полагаю, эта история вычеркивает Селесту из списка подозреваемых. Если она думала, что ключ все еще спрятан в «Пушечном ядре», она не могла быть тем человеком, который открыл дверь.
        — Но мы могли бы совершать путешествия,  — развивал свою мысль Дэвид,  — точно так же, как в свое время это делали «вояжеры». Возможно, мы могли бы организовать что-то вроде клуба и назвать его «Вояжеры».
        — Интересно, кто мог подменить ключ?  — продолжала свои размышления Тэфи.  — Кому еще Селеста могла сказать о том, что «Пушка» хранит некую тайну?  — Стряхнув завладевшие ею мысли, она поймала эхо последних слов Дэвида.  — Как мы будем себя называть? Ты это о чем?
        — «Вояжеры»,  — сказал Дэвид, неприязненно поглядев на нее.  — Мы могли бы создать клуб и устраивать поездки по историческим местам на острове — такую, например, какую мы совершили сегодня на место Британского десанта.
        В конце концов идея заинтересовала и Тэфи, и, когда они подкатили к «Сансет хауз», она горела энтузиазмом.
        — Привет вам обоим,  — крикнула с крыльца миссис Сондерс.  — Уже почти подошло время ленча.
        — Мама, а можно, Дэвид останется на ленч?  — спросила Тэфи.  — Мы в самом разгаре работы над разными планами, и нам необходимо их завершить.
        Миссис Сондерс улыбнулась.
        — Я бы хотела, чтобы ты сосредоточила свое богатое воображение на таком плане: как поддерживать у наших гостей хорошее настроение и отвлечь их мысли от чаек и летучих мышей.
        Тэфи взглянула на Дэвида.
        — Клуб «Вояжеров»!  — воскликнула она.  — Почему бы в этот клуб не принимать наших постояльцев? Я имею в виду взрослых. Не обязательно пользоваться велосипедами. Можно было бы, например, совершать экскурсии на попутном транспорте в сопровождении экскурсовода, брать с собой продукты и устраивать пикники.
        Дэвид сразу же подхватил ее мысль:
        — Начать можно было бы с легкого маршрута — поездки на Арч-Рок.
        — Я что-то за вами не поспеваю,  — беспомощно призналась миссис Сондерс.  — Может, лучше поговорим после ленча? Дэвид, позвони бабушке и спроси, можешь ли ты остаться у нас на ленч?  — До крыльца донесся звук открываемых дверей ресторана.  — Тэфи, я обещала, что позволю тебе позвонить в гонг. Можешь пойти и позвонить, если хочешь.
        Тэфи метнулась в дом и схватила обитую тканью палочку, свисавшую с подставки гонга. Она с размаху ударила с гонг, и громкое эхо тотчас разнеслось по всему дому. От смущения ей стало жарко. Она ударила снова, но на этот раз очень осторожно. Она не ожидала, что у маленького гонга окажется такой могучий голос. Когда по нему ударяли слегка, он издавал музыкальный звук.
        Дэвид, посаженный за стол Тэфи, быстро подружился с Донной. Ленч прошел более оживленно, чем обычно. «Как было бы хорошо,  — подумала Тэфи,  — если бы Дэвид мог столоваться в отеле ежедневно».
        — Мы могли бы вывесить объявление о первой поездке на доске объявлений в гостиной,  — сказала Донна, когда Тэфи рассказала ей о клубе.
        — Может быть, мама позволит мне напечатать извещение на машинке мисс Эрвин, которая стоит в конторе,  — с надеждой в голосе сказала Тэфи.  — Я иногда пользовалась машинкой папы, хотя я печатаю всего двумя пальцами.
        — Когда мы устроим первую поездку?  — спросила Донна.  — Завтра?
        Дэвид покачал головой.
        — Завтра — день прихода парохода, и на острове будет полно народу. В такой день поездка в какие-либо популярные места не доставляет никакого удовольствия.
        Тэфи кивнула в знак согласия. Она начала чувствовать себя чем-то вроде старожила и с некоторым превосходством относилась к туристам, которые заезжали на день, а потом, запыхавшись, мчались куда-то еще.
        Поездка на Арч-Рок была намечена на послезавтра — если им удастся набрать достаточно желающих примкнуть к клубу «Вояжеров». После ленча они втроем отправились в кухню и спросили Селесту, не сможет ли она приготовить им какую-нибудь еду, которую они могли бы захватить с собой на экскурсию.
        Селеста, занятая приготовлением какого-то соуса, даже не посмотрела в их сторону.
        — Так, значит, вот до чего дело дошло! Сандвичи и пикники! Ха!
        — Вы приготовите хорошие сандвичи, ведь правда,  — умоляюще обратилась к ней Тэфи.
        — Сандвичи!  — Селеста сняла сковородку с плиты.  — Пикники!  — Она откинула назад свою темноволосую голову.  — Что-то вышло наружу из той комнаты. Я это чувствую. Они любили мисс Эрвин, они доверяли ей. Они не понимают этих новых людей. Им не нравятся те, кто пугает их ударами гонга.
        Тэфи вся внутренне сжалась. Не потому, что она верила в то, что гонг мог напугать кого-то, кто бы там ни находился в комнате, а потому, что она показала себя такой неумехой.
        Практичный Дэвид, который воспринял громовой удар гонга как нечто обыкновенное, спросил:
        — Кто не любит, и кого?
        Но Селеста вновь была поглощена своим соусом и не ответила.
        — Оставьте ее в покое,  — шепнула Донна и вытащила Тэфи и Дэвида вон из кухни.  — Она ведь не сказала, что не станет готовить ленч. Нам для поездки нужен гид.
        — Я знаю дорогу,  — заявил Дэвид.  — И я уверен — ты тоже знаешь. Зачем же нам гид?
        — Я имею в виду настоящего индейского проводника. Почему бы нам не пригласить Генри Фокса?
        Тэфи с восторгом ухватилась за эту идею.
        — Давайте прямо сейчас его позовем.
        Они застали Генри работающим в саду.
        — Я буду играть роль гида, раз вам хочется,  — с полной готовностью согласился она.  — Вы хотите, чтобы я нацепил на себя перья?
        Тэфи показалось, что в голосе его прозвучала язвительная нотка.
        — Перестань смеяться над нами,  — стала журить его Донна.  — Ты же лучше знаешь остров, чем мы. Мы потому к тебе и обратились.
        — Кроме того,  — быстро вставила Тэфи,  — мы вербуем членов в наш клуб «Вояжеров» и очень хотели бы, чтобы ты тоже в него вступил.
        Генри одарил ее медленной улыбкой. Во всяком случае язвить он перестал. Получилось то, на что она так надеялась: все они становятся друзьями и будут все делать сообща.
        Миссис Такерман позвала Донну, а Дэвид ушел домой. Тэфи положила в карман клочок бумаги и карандаш и вышла на крыльцо. Устроившись в уголке в кресле, она сочиняла текст объявления, которое собиралась вывесить на доске. После ряда неудачных попыток и вычеркивания многих слов, она составила объявление, которое показалось ей приемлемым.
        КЛУБ ВОЯЖЕРОВ

        Приглашает вас на экскурсию на Арч-Рок[6 - Arch Rock в переводе — «сводчатая скала» (англ.).]. «Сансет хауз» снабдит каждого ленчем.
        Будем взбираться по индейским тропам, ведущим к Скале, и послушаем рассказ проводника-индейца о связанных с ней легендах.
        Желающие принять участие записывайтесь у Тэфи Сондерс.
        Позднее, получив у матери разрешение воспользоваться пишущей машинкой, она отправилась в контору и еще раз подергала ту дверь. У нее уже входило в привычку пытаться ее открыть. Как она и ожидала, комната была заперта. «Интересно,  — подумала она,  — что могла предпринять Селеста по поводу подмененного ключа.
        Роясь в ящиках письменного стола тети Марты, она нашла бумагу для объявления. Работа потребовала нескольких листов бумаги, так как сначала не удавалось должным образом разместить слова на странице, так чтобы они выглядели аккуратно, да к тому же пальцы ее все время ударяли не те буквы. В конце концов, однако, работа была завершена, и она осталась довольна результатом.
        В поисках бумаги и резинки для стирания она наткнулась на большой квадратный блокнот и, вытащив из ящика, оставила его на столе. Блокноты всегда действовали на нее завораживающе. Папа как-то сказал, что витрина магазина канцелярских принадлежностей действовала на нее так же, как на большинство девочек действовали витрины кондитерских. Ей всегда хотелось прижаться носом к стеклу и без конца разглядывать заманчивые ряды карандашей, тетрадей, перочинных ножиков, скрепок. Когда она была совсем маленькой, одной из ее любимых игр была «контора», и, выросши, она не утратила детской любви к чистым страницам блокнота, которые можно заполнять своими каракулями.
        Торопливо полистав блокнот из ящика тети Марты, она убедилась, что бульшую его часть составляли соблазнительно чистые страницы, и ее охватило давнее стремление заполнить их. У нее, несомненно, было сейчас достаточно материала, чтобы писать. Она озаглавит книгу «Тайна Макинау» и расскажет обо всем, что произошло со времени ее приезда сюда. Быть может, сам процесс писания поможет ей набрести на след, который даст ответ по крайней мере на некоторые вопросы. Кроме того, это будет своего рода отчет о лете, который папа сможет прочесть, когда они вернутся в Чикаго.
        Очень жаль, что кто-то уже использовал несколько страниц, но их она может просто вырвать. Вырывая первую страницу, она подумала: какой аккуратный почерк! Ее дневники всегда были наполнены каракулями, но эти буквочки ложились на страницу красивым узором.
        На второй странице ее внимание привлекли слова «Арч-Рок». В этом самом блокноте кто-то писал именно об Арч-Рок! Вероятно, тетя Марта. Ей бросились в глаза следующие слова:
        «Я думаю, что Дж. Б. сделал Саре предложение во время поездки на Арч-Рок, которую мы вчера совершили. Я никогда не видела ее такой рассеянной. В ее возрасте это просто смешно. Я уверена, что Дж. Б. совершенно ей не подходит, и, кроме того, она нужна мне здесь. Сара — человек серьезного склада, и на ней лежит ответственность за воспитание дочери. Для нее он слишком легкомыслен. Единственное, что говорит в его пользу,  — он разбирается в птицах».
        Тэфи подняла глаза от блокнота. «Дж. Б.». Где она раньше видела эти инициалы? И тут она вспомнила. Дж. Б. был тем художником-любителем, который написал портрет тети Марты, окруженной ее птицами. Сара — это наверняка мать Донны, а художник — это, вероятно, тот мужчина, который хотел жениться на миссис Такерман.
        «Интересно, что с ним стало,  — подумала Тэфи.  — По-прежнему ли он все еще любит миссис Такерман, где бы он ни находился?» Это было даже несколько романтично — совсем как в книге! Но ей хотелось запечатлеть на бумаге собственные слова. Она сложила вырванные листки, не читая дальше то, что было на них написано, и вложила их в конверт. Возможно, впоследствии мама захочет на них взглянуть. После этого она приступила к работе над началом своей летописи, и на это ушла порядочная часть дня.
        Харрисоны и полковник Линвуд записались на экскурсию в Арч-Рок, а после них то же самое сделали супруги Гейдж. Список желающих рос. Две учительницы из Детройта с интересом расспрашивали о предстоящей поездке, и за обедом Тэфи могла сообщить, что их начинание увенчалось успехом.
        Сегодняшнюю ночь она и Донна проведут в своих собственных постелях. Окно, проломленное чайкой, починили, но комната сестер Твиг оставалась незанятой. Тэфи радовалась тому, что сегодня она будет спать, отделенная от запертой комнаты двумя этажами. Днем она себя чувствовала храброй и решительной, но темнота — совсем другое дело. Она почти надеялась, что новой возможности открыть запертую дверь не представится — по крайней мере ночью. Она вовсе не была уверена, что будет такой же смелой, как, по словам Дэвида, наверняка был бы в такой ситуации он.
        Заснула она быстро. Чуть позже ее что-то разбудило, вероятно, музыка. На верхнем этаже было тихо, но внизу кто-то из постояльцев играл на рояле. Она сонно прислушивалась.
        Сквозь окно проникал лунный свет, и какая-то призрачная тень двигалась словно бы в такт музыке. Она следила за тенью сквозь полуоткрытые ресницы, пока не проснулась окончательно. Откуда бы взяться на стене движущейся тени?
        Она села в постели, но луна зашла за тучку, и тень исчезла. Окно походило просто на темное пятно. Однако потом на фоне темного окна возникла еще более темная фигура, и она услышала слабое похлопывание по стеклу.
        Первым ее побуждением было сбежать вниз. Каким образом живое существо могло находиться за окном третьего этажа? Луна вышла из-за облака, окно осветилось серебристым светом, и ночь снаружи стала светлее. Звуки смолкли, и Тэфи подумала, что та вещь — что бы это ни было,  — исчезла. Но вот темная фигурка пролетела мимо оконного стекла, и она увидела при лунном свете очертания крыла.
        Так это была всего лишь еще одна птица, летающая в ночи! Это было странно, но не страшно.
        Тэфи сунула ноги в шлепанцы и накинула халат, не отводя глаз от окна. Но птица, по-видимому, улетела. Облокотившись о подоконник, она смотрела в тихий, омываемый лунным светом двор отеля.
        Она уже собиралась снова лечь в постель, когда одна из дверей в коридоре открылась, и женский голос сказал:
        — Ах, пожалуйста, идите сюда кто-нибудь! В мое окно пытается проникнуть большая птица!
        Тэфи узнала голос одной из детройтских учительниц и поспешила в коридор. По-видимому, ее мама поднялась наверх вместе с миссис Такерман, потому что они ее опередили. Игра на рояле внизу продолжалась без перерыва, и только одна дверь в коридор открылась — дверь мистера Гейджа.
        — Это наверняка та же самая птица, которая пыталась проникнуть в мое окно,  — сказал он.  — Я помахал полотенцем, но у нее оказались крепкие нервы — отогнать ее было делом трудным.
        Тэфи вошла вслед за матерью и миссис Такерман в комнату, но возле окна никакой птицы не было, не слышно было ни шелеста крыл, ни постукивания в стекло.
        Миссис Такерман пыталась успокоить учительницу.
        — Мисс Эрвин всегда кормила чаек,  — объяснила она,  — и они все еще прилетают сюда. Хотя я не думаю, чтобы хоть одна когда-либо попыталась проникнуть в дом.
        Тэфи вышла из комнаты и спустилась на первый этаж. По какой-то причине она ощущала настоятельную потребность установить, пуста ли контора тети Марты, и остается ли все еще закрытой дверь в комнату.
        Постояльцы, находившиеся в гостиной, по-видимому, не слыхали, что творилось наверху. Тэфи спокойно прошла через гостиную к двери конторы. И там она, крайне удивленная, остановилась.
        Перед странным изображением тети Марты стоял какой-то мужчина, всецело поглощенный картиной. Эту низенькую кругленькую фигуру с венчиком волос на лысой голове невозможно было спутать ни с какой другой.
        — Здравствуйте, мистер Богардус,  — сказала Тэфи.
        Он обернулся, и в этот момент в мозгу Тэфи что-то щелкнуло. Те инициалы в углу картины — «Дж. Б.» — означали, вероятно, Джеремия Богардус?
        Ну, конечно! А из этого следовало, что мистер Богардус и был художником, написавшим картину. Означало это также и то, что именно он был мужчиной, который упоминался в блокноте тети Марты,  — тем мужчиной, который сделал предложение Саре Такерман в Арч-Рок. Она начала говорить, не задумываясь о том, насколько разумны ее слова.
        — Сегодня некоторые гости покинули отель,  — сказала она, задыхаясь.  — Если вы все еще хотите получить комнату в «Сансет хауз», то пожалуйста. Я могу вас записать в книгу постояльцев хоть сейчас.

        ГЛАВА 14
        Перья духов

        Мистер Богардус просиял.
        — Ну, это такое неожиданное счастье — прямо как с неба свалилось! Ты уверена, что все будет в порядке?… Я имею в виду…
        — Ах, да конечно же!  — воскликнула Тэфи, вдруг почувствовав, что в душе у нее такой уверенности нет. Однако ей хотелось официально его зарегистрировать, прежде чем вниз спустится миссис Такерман. Почему экономка не хотела его впустить в отель, ей было совершенно непонятно. Но, если он будет вписан в книгу проживающих, может, она не будет так уж против, и все уладится.
        В холле она направилась к шкафчику, где хранилась книга регистрации постояльцев, и положила ее на столе перед ним, чтобы он расписался. Мистер Богардус никак не прокомментировал тот странный факт, что она находится в столь неурочный час внизу, в пижаме и махровом халате, но он все же нерешительно спросил, не лучше ли было бы, если бы его зарегистрировала ее мама или миссис Такерман.
        — Они заняты наверху,  — поспешно ответила Тэфи.  — Вокруг окон дома летает какая-то птица, я думаю — морская чайка. Одна из дам перепугалась, но это было, конечно, просто глупо.
        — Морская чайка?  — эхом отозвался мистер Богардус.
        Тэфи решила уйти подальше от странных происшествий, приключающихся в «Сансет хауз».
        — Послезавтра клуб «Вояжеров» устраивает экскурсию на Арч-Рок. Приглашаются все, живущие в отеле. Мы берем с собой ленч. Вы бы хотели поехать?
        — Звучит заманчиво,  — заметил мистер Богардус.  — А что такое клуб «Вояжеров»?
        — Это мы с Дэвидом придумали сегодня,  — объяснила Тэфи.  — В него входят также Донна Такерман и Генри Фокс. Генри Фокс будет нашим индейским проводником.
        Вид у мистера Богардуса был немножко грустный, и Тэфи вновь вспомнила, что она прочитала в дневнике тети Марты. Но тут глаза его устремились куда-то поверх ее плеча и заметно повеселели. Оглянувшись назад, Тэфи увидела миссис Такерман, стоявшую на последней ступеньке лестницы.
        — На этот раз у нас нашлась свободная комната,  — задыхаясь от волнения, произнесла Тэфи.
        Экономка переводила взгляд с Тэфи на мистера Богардуса, и с него — снова на Тэфи.
        — В самом деле?  — сказала она.  — В дальнейшем, Тэфи, будет лучше, если ты будешь звать свою маму или меня, когда появится кто-то, кому потребуется номер в гостинице.
        Мистер Богардус был явно смущен.
        — Я прошу прощения, Сара. Если вы предпочитаете, чтобы я не вселялся в отель…
        Но тут произошло нечто неожиданное. Донна Такерман, также одетая в пижаму и халат, появилась на лестнице позади своей матери. Мгновение она колебалась, а потом ринулась с лестницы вниз, прямо в объятия мистера Богардуса.
        — Дядя Джерри!  — вопила она.  — О, дядя Джерри, как я рада, что вы вернулись!
        Мистер Богардус терпеливо позволил Донне чуть не задушить его в своих объятиях.
        — Донна!  — В голосе миссис Такерман звучала какая-то странная нота.  — Ты не должна находиться внизу. Будь любезна, сию же минуту вернись в постель.
        Донна нехотя направилась вверх по лестнице мимо матери и мимо миссис Сондерс, которая только что начала спускаться вниз. Тэфи вздохнула с облегчением. Это был тот случай, когда она остро ощущала, как ей нужна мать.
        И тут ее ждал новый сюрприз.
        — Дядя Джерри!  — вскричала ее мать, почти совсем так же, как Донна.  — Вы меня помните? Вы были моим самым любимым человеком в «Сансет хауз», когда я еще подростком проводила здесь как-то лето. Я — племянница мисс Эрвин, Бетти.
        Тэфи на минутку показалось, что мама последует примеру Донны и обовьет руками шею мистера Богардуса, но она, очевидно, вовремя вспомнила, что она уже взрослая, и вместо этого горячо пожала ему руку.
        — Вы знакомы с Джеремией Богардусом?  — спросила она миссис Такерман.
        Щеки миссис Такерман порозовели.
        — Конечно,  — чуть-чуть натянутым тоном ответила она.
        «И что это с ней?  — подивилась Тэфи.  — В свое время мистер Богардус должен был ей очень нравиться, и тем не менее она отказала ему в комнате и, похоже, даже недовольна тем, что он стал теперь их постояльцем. Да какая судьба ждет «Сансет хауз» без постояльцев?! Или, может, дело в том…» — в голову Тэфи закралась некая мысль.
        — Я сказала Тэфи,  — заметила миссис Такерман,  — что правильнее будет звать кого-нибудь из нас в случае, если появится кто-то, желающий получить комнату в отеле.
        — Но ведь здесь же никого не было!  — запротестовала Тэфи.  — Мистер Богардус еще пару дней назад просил комнату, но миссис Такерман заявила ему, что ни одной свободной комнаты нет. Сейчас свободен номер сестер Твиг и…
        Миссис Сондерс пресекла этот поток слов.
        — Я уверена, что произошло какое-то недоразумение, дядя Джерри. Мы будем страшно вам рады. Но, Тэфи, миссис Такерман права. Когда надо произвести какую-то деловую операцию, надо звать кого-то из нас двоих.
        Тэфи внезапно оскорбилась и возмутилась.
        — Я не думаю, что бы ей хотелось, чтобы люди приезжали в «Сансет хауз»! Я не думаю…
        — Тэфи!  — Миссис Сондерс заговорила таким тоном, которого Тэфи игнорировать не могла.  — Тебе нечего делать в столь поздний час внизу. Иди сейчас же наверх и ложись в постель. Но сначала извинись перед миссис Такерман за свою грубость.
        Тэфи промямлила какое-то извинение и, совершенно несчастная, поплелась наверх. Она легла в постель с таким чувством, что весь мир против нее, и что жизнь полна несправедливости. Как ей хотелось, чтобы здесь был ее отец. Папа никогда бы не стал с ней так обращаться. Она просто хотела открыть своей матери глаза на то, что на самом деле представляет собой миссис Такерман.
        Но, при всей ее удрученности и тоске по отцу, в ее сознание все же пробивался голос, упорно твердивший: «А ведь ты действительно была грубой. Отец бы в данном случае не стал на твою сторону, и ты это прекрасно знаешь. Да и кроме всего прочего — ты уверена, что не ошибаешься относительно миссис Такерман? Если она нравится такому человеку, как мистер Богардус, может, она и в самом деле хорошая?»
        Она вертела головой туда-сюда, пытаясь заглушить внутренний голос. В результате она почувствовала, что запуталась окончательно и не знает, что и думать.
        Скользнув под одеяло, Тэфи приняла твердое решение постараться как можно скорее заснуть. Завтра всегда может оказаться более благоприятным днем, чем сегодня. Она собиралась встать утром пораньше и отправиться к Дэвиду. Она расскажет ему о новых событиях и послушает, что он скажет.
        В последний момент, перед тем как окончательно погрузиться в сон, она смутно вспомнила про птицу возле окна, о которой она почти позабыла из-за волнений, связанных с регистрацией мистера Богардуса как постояльца отеля. Действительно ли то была морская чайка? И почему она так настойчиво пыталась проникнуть в одно из окон «Сансет хауза»? А может, это Среброкрылый сбежал из дома Дэвида? А вдруг маленький птенчик чайки прилетел обратно в отель потому, что здесь с ним хорошо обращались? Это была еще одна вещь, которую надлежало завтра проверить.
        Однако на следующее утро, задолго до того, как она увидела Дэвида, она повстречала Селесту. Тэфи проснулась рано. Мать еще не вставала. Выглянув из окна, она увидела повариху, сидящую на своей любимой скале возле воды. Тэфи кое-как причесалась, наспех умылась и бросилась вниз по лестнице, в сад.
        — Вы что-нибудь узнали насчет того ключа?  — нетерпеливо спросила она, едва поравнявшись с Селестой.
        У Селесты было обыкновение не отвечать на вопросы, а пускаться в рассуждение на какую-нибудь избранную ей самой тему.
        — Я знала, что что-то из той комнаты вышло наружу,  — сказала она, следя за кружащими над водой чайками.  — Я слышала о крылатом существе, появившемся ночью за окном.
        — Да это была всего лишь морская чайка,  — заметила Тэфи.  — Я ее видела.
        Селеста кивнула.
        — Но это не была живая чайка вроде той, которая влетела во время бури. Это была птица-дух из той комнаты, которую никогда не следовало отпирать.
        — Ох, Селеста,  — возразила Тэфи,  — но это же просто глупо!
        Темные глаза женщины были угрюмы. «В ее взгляде,  — подумала Тэфи,  — есть что-то прямо-таки пугающее. Неужели на старом-старом острове Макинау водятся такие диковины, как птицы-духи?» Она вспомнила то мгновение, когда стояла на пороге запертой комнаты. Вспомнила и про серебристо-серое перо, которое она обнаружила застрявшим в дверях. Она поискала его в своем кармане, нащупала и протянула Селесте.
        — Это — перо духа, Селеста?
        Селеста отпрянула и не захотела даже дотронуться до пера.
        — Где ты это взяла?
        — Оно застряло в двери запертой комнаты. Но я сомневаюсь, чтобы можно было держать в руке перо духа. Потрогайте его — оно настоящее.  — С этими словами Тэфи провела мягким перышком по руке женщины.
        Селеста резко отодвинулась, словно бы прикосновение жгло ее как огонь.
        — Брось его, пусть его подхватит ветер!  — воскликнула она.  — Держи его на ладони и дай ветру его унести! Скорее, скорее, пока не случилась большая беда!
        Несмотря на свое неверие в птиц-духов и в перья духов, пораженная, Тэфи поспешно повиновалась. Ветер поднял перо в воздух и погнал его над водой. А потом, словно ему надоела эта забава, ветер уронил мягкий пушистый стебелек, и Тэфи увидела, как он покачивается на воде и плывет на гребешках низеньких волн.
        — Одна из них вырвалась на волю,  — мрачно произнесла Селеста.  — Как я думала, так и случилось.
        Но при ярком утреннем солнце призрачные страхи не могли существовать долго. К Тэфи вернулся ее здравый смысл.
        — Это вовсе не был дух чайки,  — твердо заявила она.  — Птица-дух не могла бы биться о стекло так сильно, чтобы ее услышали. Знаете, что я думаю? По-моему, это был Среброкрылый.
        Селеста посмотрела на нее тяжелым подозрительным взглядом.
        — А что такое — Среброкрылый?
        — Я говорю о птенце чайки, которого мы спасли во время бури. Генри и Донна пустили его на волю. Но он не мог еще летать. Поэтому я отнесла его в дом Дэвида Марша. Он будет держать его у себя, пока птенец не поправится окончательно.
        — Ты думаешь, он вырвался оттуда и прилетел ночью в отель?
        Тэфи колебалась.
        — Я не знаю точно, но думаю, что это возможно. После завтрака пойду к Дэвиду и выясню. То есть, конечно, в том случае, если завтрак сегодня будет. Вы сегодня не работаете, Селеста?
        Селеста покачала головой.
        — Я еще пока не решила. Глупо готовить для постояльцев, которые все равно выедут. Духи обрекли «Сансет хауз» на гибель.
        — Но я же вам говорю, это была настоящая, реальная чайка, Селеста. Я в этом совершенно уверена.
        Как раз в этот момент кто-то вышел на веранду и спустился по задним ступенькам. Человек шагал беспечно, распрямив плечи.
        Тэфи вздохнула.
        — Наверное, мистер Богардус проголодался. О, Селеста, не могли бы вы?…
        — Кто, ты сказала?  — быстро переспросила Селеста.
        — Мистер Богардус. Это — один из наших новых постояльцев.
        К ее изумлению, Селеста соскочила со скалы и бросилась бегом через лужайку. В свою очередь мистер Богардус двинулся ей навстречу с протянутой рукой. По-видимому, должны была произойти еще одна радостная встреча вроде вчерашней. Мистера Богардуса знали решительно все!
        — Селеста!  — воскликнул он.  — До чего же я рад снова вас видеть! Как я изголодался по вашим замечательным завтракам! Может, что-нибудь вроде оладий с маленькими свиными сосисочками? И этот изумительный кофе, который никто не умеет варить так, как Селеста Клотьер.
        Селесту как подменили.
        — Вам давно пора было вернуться сюда,  — сказала она.  — Маленькая в вас нуждается. Да и та, что постарше,  — тоже, если бы у нее хватало ума это понимать. Вы такой завтрак получите! Он уже готовится. Повару требуется лишь, чтобы его вдохновил кто-то, понимающий в еде.
        Она направилась к кухне, все еще приговаривая по дороге, чту это будет за завтрак. Птицы-духи и перья духов — все было забыто.
        — Здравствуйте, мистер Богардус,  — приветствовала его Тэфи.  — Это здорово, что она увидела вас. С ней опять становилось трудно сладить.
        Он улыбнулся ей своей какой-то совсем особенной улыбкой.
        — Зачем ты называешь меня мистером Богардусом? Если я для твоей мамы «дядя Джерри», не вижу, почему бы мне и для тебя не быть дядей Джерри.
        — Хорошо, дядя Джерри,  — радостно откликнулась Тэфи.  — Может, вы могли бы сесть за наш столик? Донна была бы очень рада.
        — И я буду рад,  — сказал дядя Джерри.
        К тому времени, когда миссис Такерман вошла в зал, чтобы позавтракать, дядя Джерри уже сидел за их столиком, и она решительно ничего не могла с этим поделать.

        ГЛАВА 15
        Китайский гонг

        После завтрака Тэфи отправилась вверх по холму, к Дэвиду. Карабкаясь вверх, она вспоминала тот день на борту парохода, когда зеленый остров Макинау как бы поднялся из воды. Уже тогда ей казалось, что остров сулит ей что-то — что-то волнующее, таинственное, не похожее ни на что когда-либо случавшееся с ей раньше. И странные вещи действительно стали твориться с той самой минуты, когда она перешагнула порог «Сансет хауз».
        Она прошла через лес гоблинов, не испытывая никакого страха. После открытой двери и темноты запертой комнаты на нее не могла произвести впечатление какая-то рощица мрачных деревьев.
        На ее звонок дверь открыл Дэвид.
        — Среброкрылый все еще у тебя?  — задыхаясь, спросила она.  — Где ты его держишь? Мог он улететь?
        — Конечно, он у меня,  — сказал Дэвид.  — Он быстро поправляется. И знаешь что? Он любит сардины. Пойдем, я тебе покажу.
        Позади дома Дэвид устроил открытый вольер для чайки. Вкопанный в землю таз с водой служил своего рода прудом. Птица не была привязана. Если ей хотелось, она могла улететь.
        Дэвид стал на колени и вынул из консервной банки сардину.
        — По-моему, он еще не вполне здоров. Возможно, он немножко боится летать, пока окончательно не окрепнет.
        Среброкрылый без всякого страха приблизился и выхватил сардину из пальцев Дэвида.
        — А ты не думаешь, что он тебя обманывает?  — спросила Тэфи.  — Я имею в виду полеты. Может быть, он ночью улетает, а потом возвращается.
        — Возможно,  — сказал Дэвид.  — Но не думаю.
        Тэфи, став на колени, стала нежным голосом тихонько говорить с чайкой — как в тот раз, когда она подобрала птицу после ее падения с перил веранды. Птенец наклонил голову и как будто бы прислушивался. Когда она протянула руку и погладила его по перышкам, он отнесся к этому совершенно спокойно.
        — Давай-ка проделаем опыт, Дэвид. Давай выясним, может ли он летать. Посади его на какую-нибудь низкую ветку.
        Дэвид взял чайку в руки так же осторожно, как это делал Генри, и поднес ее к ближнему дереву. Птица затрепыхалась и уцепилась за ветку.
        — Ну а теперь,  — инструктировала Тэфи,  — протяни ей издали сардину.
        Дэвид уловил ее мысль. Он подошел к «насесту» Среброкрылого, протянув руку, на которой лежала соблазнительная сардина. Чайка вытянула в ее сторону клюв, но Дэвид отступил на несколько шагов. Тэфи видела, как Среброкрылому хочется заполучить сардинку. Он наклонял голову то на один бок, то на другой и махал своими красивыми серебристо-серыми крыльями. Но насеста он не покинул.
        — Думаю, ты прав,  — вздохнула Тэфи.  — Вряд ли он уже способен летать. Хорошо было бы, если бы мы заподозрили его, но мы не можем этого сделать.
        — В чем заподозрили?
        — Да этой ночью какая-то морская чайка пыталась проникнуть в какое-нибудь из окон «Сансет хауз». Я ее видела возле нашего окна, потом она попробовала еще парочку окон, перепугав кое-кого из постояльцев. Мне иногда кажется, что взрослые просто глупеют, когда их что-нибудь напугает.
        Дэвид согласился.
        — Да, с моей бабушкой дело обстоит точно так же. Она считает, что мне не следует слушать приключенческие истории, которые передают по радио. Но по-настоящему эти истории только ее одну и пугают.
        — В общем,  — сказала Тэфи,  — я думаю, может, это Среброкрылый прилетал в гости. Но он, как видно, все еще боится летать.
        Может быть, чайка услышала эти слова, поняла их и слегка обиделась. Она снялась с ветки, сильно трепеща крыльями, сделала круг над садом и спикировала на плечо Дэвида. Тэфи от волнения взвизгнула, а Дэвид сморщился от боли, так как когти птицы проткнули насквозь его тонкую рубашку и впились в тело.
        — Он хочет еще одну сардинку!  — крикнула Тэфи.  — Ведь он нам показал, что умеет летать, так что теперь ты должен его вознаградить.
        Дэвид протянул еще одну сардину, держа ее близко от птицы, и Среброкрылый жадно схватил ее.
        — Это все,  — сказал Дэвид чайке и поставил ее около таза с водой.  — По-моему, мы получили ответ, Тэфи. Если он может летать, когда ему этого хочется, возможно, и на самом деле он летал ночью к отелю.
        — А я знаю, как мы можем точно это установить,  — сказала Тэфи.  — Попробуй сегодня ночью привязать его за одну ножку. Или ты считаешь, что это было бы слишком жестоко?
        — Ну, если всего один раз, ничего страшного,  — ответил Дэвид.  — Нам надо помнить о том, что он — птица дикая, и ему следует воссоединиться со своими сородичами. Но сегодня ночью я его привяжу, и, если к отелю подлетит какая-то птица, мы будем точно знать: это — не наша чайка. Я одного не понимаю, почему это так важно?
        — Это важно из-за Селесты,  — объяснила Тэфи.  — Если мы сможем доказать, что это — Среброкрылый, она перестанет говорить о птицах-духах.
        Они вернулись в дом и уселись на ступеньках крыльца. Тэфи рассказала Дэвиду о своем сегодняшнем утреннем разговоре с Селестой, о том, как она зарегистрировала мистера Богардуса в книге постояльцев, и о том, что, по ее наблюдениям, в «Сансет хауз» решительно все его знают, и всем он нравится. Точнее, всем, кроме миссис Такерман. Она рассказала о картине Дж. Б. и о том, что записала в своем дневнике тетя Марта.
        — Не понимаю, почему мистеру Богардусу так хочется поселиться в «Сансет хауз»,  — заключила она.  — Интересно, может быть, он находится здесь с какой-то специальной целью? Разумеется,  — поспешила она добавить,  — с хорошей целью.
        Дэвид был не так твердо в этом убежден.
        — В детективных романах это трюк применяется. Автор заставляет героя, который кажется всем просто замечательным, в конце концов оказаться убийцей.
        — В «Сансет хауз» никакого убийцы нет,  — холодно заметила Тэфи,  — но я понимаю, что ты хочешь сказать. Как я тебе рассказывала, миссис Такерман считает, что тайная часть завещания, возможно, предусматривает передачу отеля какому-нибудь обществу любителей птиц, если его не получит мама. Если мистер Богардус имеет какое-то отношение к птицам, как, по-твоему, может он быть представителем такого общества?
        Дэвид задумался.
        — Если считать, что это так, то он может желать, чтобы дела в отеле не ладились, и он перешел бы в руки общества. Это могло бы служить мотивом его действий. Всегда необходимо, чтобы налицо был какой-то мотив. Но кроме того, необходимо иметь благоприятную возможность для совершения преступления. Каким образом мистер Богардус мог бы подложить скелет летучей мыши в постель мисс Твиг или отпереть закрытую дверь? До настоящего времени он внутрь отеля не заходил.
        — Значит, это снимает с него подозрения!  — облегченно согласилась Тэфи.  — По-настоящему я не стала бы подозревать его в чем бы то ни было. Может, в отеле его интересует одна лишь миссис Такерман. Донна от него без ума. Думаю, что она была бы рада, если бы ее мать вышла за него. Но миссис Такерман, похоже, огорчилась, заметив, как обрадовалась Донна, увидев его.
        Сколько они ни ломали надо всем этим голову, ничего у них не получилось.
        Днем, вернувшись в отель, Тэфи нашла в кладовой набор для игры в крокет. Вместе с Донной они установили воротца. Дядя Джерри присоединился к ним, а когда — как раз вовремя — заглянул и Дэвид, они устроили игру, разделившись на две команды: дядя Джерри с Донной против Дэвида с Тэфи.
        Дэвид с Тэфи выигрывали бульшую часть игры. Донна была большой искусницей, но шары дяди Джерри всегда закатывались бог весть как далеко от ворот, в которые он целился. Он заявил: это несправедливо, что Донне приходится играть с таким партнером. Но девочка ни за что не хотела от него отказаться.
        Они даже попытались вовлечь в игру Генри Фокса, но тот заявил, что слишком занят работой в саду, хотя время от времени Тэфи замечала, что он следит за игроками; он даже улыбнулся одной из шуток дяди Джерри: по-видимому, мистер Богардус нравился и Генри тоже.
        Отдыхая после игры, Донна упомянула о гонге.
        — Это вы подарили его мисс Эрвин,  — не правда ли, дядя Джерри?  — спросила она.
        Мистер Богардус вытер платком свое сияющее розовое лицо.
        — Совершенно верно, детка. Я купил его в Китае, в одной маленькой лавчонке в Шанхае.
        — Вчера я звонила в него,  — сказала Тэфи.  — Я не знала, что у такого маленького гонга может быть такой сильный голос.
        — Да, у него действительно сильный голос,  — сказал дядя Джерри.  — Донна, я когда-нибудь рассказывал тебе историю этого гонга?
        — Расскажите сейчас!  — воскликнула Донна.  — Я обожаю ваши истории.
        Мистер Богардус ухмыльнулся. «Сразу чувствуется, что он любит детей,  — подумала Тэфи, и он никогда, никогда не сделает никому ничего плохого, даже если он и в самом деле представляет какое-то общество любителей птиц и хочет, чтобы отель достался птицам».
        — Давным-давно,  — начал дядя Джерри,  — задолго до того, как кто-либо из вас появился на свет, этот гонг висел в храме на холме, возвышающемся над рекой Янцзы. Он звонил на закате каждый день, сзывая людей на церемонии, совершавшиеся в храме, а на рассвете он звонил, чтобы разбудить маленький городок, притулившийся на равнине. Жители города говорили, что его золотой голос вещает о добрых делах — о хорошем урожае риса, о словах, которые слагают лучшие поэты Китая, и о прекраснейших изображениях этих слов, которые наносят на рисовую бумагу художники-каллиграфы, окуная кисти в черную тушь.
        Но иногда гонг шептал что-то странное, в совершенно неурочный час, когда поблизости от него не было жрецов. Хотя это был звук, произнесенный шепотом, его слышали на тихой равнине повсюду, словно трепет крыльев, прикасающихся к бронзе.
        «Опять крылья!  — подумала Тэфи.  — Неужто все в «Сансет хауз» всегда кончается крыльями?»
        — Когда это происходило, ни народ, ни жрецы храма не огорчались. Слыша золотой шепот, разносящийся над долиной, они говорили себе: «Это наша Крылатая Дева горных вершин наблюдает за нами и желает нам добра». И все продолжали спокойно трудиться.
        Но вот однажды ночью с гор налетела буря, и вода в великой реке начала прибывать. Когда желтые воды хлынули на поля, раздался оглушительный грохот, прокатившийся эхом над холмами и над долиной. Эти звуки были громче шума бури. Люди выскочили из своих домов и, увидев опасность, перебрались повыше, в более безопасные места. Хотя многие из них потеряли свои жалкие пожитки, их собственная жизнь и жизнь дорогих им людей была спасена от разрушительных вод.
        — И все это сделал гонг?  — спросила Донна.  — Это сделала Крылатая Дева?
        — Так люди говорили. Жрецы спали и сами никогда бы не разбудили народ. Но предостережение гонга их разбудило и позволило найти дорогу к спасению.
        — А как вам достался этот гонг?  — спросил Дэвид, практичный, как всегда.  — Разве население долины не хотело его сохранить?
        — Наверняка хотело,  — грустно ответил мистер Богардус,  — но в Китае начались войны, армии Севера воевали с армиями Юга. Храм на холме был разрушен. Гонг тоже был бы уничтожен, если бы не удалось спастись одному из жрецов, который захватил его с собой.
        Он пытался добраться до города, но ослаб от болезней и голода, и, добредя до дома своих друзей, он вскоре умер. Друзья его знали историю гонга, но они был бедны, а его можно было продать и купить продукты. Таким образом он и попал в шанхайскую лавчонку. Там много лет назад я его нашел и купил.
        История всем понравилась. Генри прекратил работу, чтобы послушать, а в конце веранды Селеста слушала, облокотясь о перила. Тэфи подумала, что такого рода рассказ должен был Селесте понравиться, так как, хотя речь и шла о такой далекой стране, как Китай, было здесь что-то сродни легендам острова Макинау. В подобную историю Селеста способна была поверить.
        Золотой голос гонга позвал на обед, и группа распалась. Проходя мимо двери в ресторан, Тэфи с интересом прикоснулась к прохладному бронзовому диску. Нравится ли ему тут? Не огорчает ли его то, что его единственной обязанностью стало теперь сзывать людей к обеду? Тоскует ли он по таинственным крыльям, которые в прошлом касались иной раз его поверхности? Конечно, это была всего лишь легенда. Но мистер Богардус сделал ее такой реальной, что гонг стал ей казаться живым персонажем, к которому следует относиться с величайшим почтением.

        ГЛАВА 16
        На Тропе Манито

        Эту ночь Тэфи спала спокойно до самого утра. Однако, когда она спустилась к завтраку, выяснилось, что приставучая чайка опять навещала «Сансет хауз».
        Мать стояла в коридоре у подножия лестницы и разговаривала с детройтскими учительницами, чьи чемоданы находились у их ног. Мистер Гейдж сварливо поддерживал их жалобы.
        Птица махала крыльями вокруг окон и вела себя поистине весьма странно. Она быстро пролетала мимо, задевая крыльями стекло, где-то в темноте разворачивалась и налетала снова. Иногда она ударяла в стекло клювом.
        — Мы просто не в состоянии выдержать еще одну такую ночь,  — заявила одна из учительниц.  — Это так неприятно действует!  — Они заверяли миссис Сондерс, что «Сансет хауз» им нравится, и что они надеялись провести здесь еще несколько недель. Но теперь они не видят иного выхода, как переселиться в какой-нибудь другой отель, не пользующийся у морских чаек такой популярностью.
        Мистер Гейдж тоже видел чайку возле своего окна, но просто взял и опустил штору. Тем не менее он был раздражен.
        — Ни одна птица, находящаяся в здравом уме, не станет действовать таким образом,  — с жаром говорил он.  — Вам бы следовало что-то предпринять, чтобы от нее отделаться. Поймайте ее в силки, пристрелите, но что-нибудь сделайте.
        Тэфи слушала с ужасом. Неужели Дэвид забыл о своем обещании привязать Среброкрылого? Может, чайка вырвалась и вновь прилетела к отелю — вторую ночь подряд? Если же это не так, то, может быть, кто-нибудь специально выставил на подоконниках какую-нибудь еду, чтобы приманить чайку? Но если это так, то почему прилетает только одна чайка? Почему не налетел их целый десяток, с криками, обычно сопровождающими их драки из-за корма?
        Миссис Сондерс горестно провожала глазами уходивших учительниц и мистера Гейджа с женой, которые пошли в ресторан завтракать.
        — Я просто не знаю, что делать,  — сказала она Тэфи.  — Каким образом избавляются от назойливой морской чайки? Если это будет продолжаться, и людей будут каждую ночь беспокоить, мы останемся вовсе без постояльцев.
        Дорис, принесшая завтрак, тоже была встревожена.
        — Селеста нагоняет на нас всех страх,  — пожаловалась она Тэфи,  — говорит, это, мол, птица-дух, а ее появление предвещает беду всякому, кто ее увидит. Некоторые девушки, работающие на кухне, уже поговаривают об уходе.
        — Ну вот я, например, ее видела, но ничего плохого со мной не случилось,  — сказала Тэфи.  — Вы-то ведь не верите в птиц-духов, или как?
        Дорис покачала головой.
        — Я не верю, но я все же надеюсь, что ваша мама и миссис Такерман что-то предпримут.
        Позднее, дожидаясь на веранде начала экскурсии «вояжеров», Тэфи заговорила о чайке с мистером Богардусом.
        У дяди Джерри был какой-то странно задумчивый вид.
        — Я за свою жизнь встречал разных птиц, но никогда не знал чайки, которая вела бы себя так странно.
        — Это ведь мог быть птенец чайки, как вы думаете?  — спросила Тэфи.  — Я имею в виду птенца, который стал немного ручным и выучил дорогу к отелю.
        — Сомневаюсь,  — сказал дядя Джерри.
        Когда пришел Дэвид, Тэфи выяснила, что вчерашняя чайка не могла быть их птенцом. Дэвид прочно привязал Среброкрылого, он и утром еще оставался на привязи. В этом Дэвид был уверен твердо.
        Селеста приготовила замечательные наборы для ленча. Тэфи подозревала, что случилось это потому, что на экскурсию отправлялся мистер Богардус. Записалось восемь постояльцев, и начало было назначено на 9.30. Генри Фокс, очень аккуратный в своих брюках и рубашке цвета хаки, вышел на крыльцо. Хоть на нем и не было перьев, выглядел он самым настоящим индейцем.
        — Все готовы?  — спросил он, спускаясь со ступенек крыльца.
        Но прежде чем остальные успели последовать за ним, на подъездной аллее отеля появилась маленькая женщина в черном с чемоданом в руке. Это была мисс Хэтти Твиг. Тэфи подбежала к ней, чтобы помочь нести чемодан.
        — Значит ли это, что вы возвращаетесь в «Сансет хауз»?  — спросила Тэфи.
        — Совершенно верно. Мне здесь нравится.
        Тэфи готова была ее обнять.
        — Я побегу скажу маме. Может, вы хотите принять участие в нашей сегодняшней экскурсии?
        «Вояжеры» согласились подождать мисс Хэтти. Выяснилось, что и она знает мистера Богардуса, но Тэфи больше не удивлялась тому, что его все знают.
        Как только группа тронулась в путь, Генри оказался поразительно разговорчивым. Он охотно отвечал на вопросы относительно старых троп, по которым они продвигались. Взойдя на вершину холма, они углубились в густой лес, вытянувшись цепочкой друг за другом. Тэфи немного побаивалась, что ей придется приглядывать за мисс Хэтти, но мистер Богардус галантно взял на себя задачу помогать ей в пути.
        Когда они вышли на прогалину между деревьями и остановились немного передохнуть, Генри рассказал им о той дороге, по которой они пришли сюда.
        — Мы придерживались Тропы Манито,  — сказал он.  — Гитчи Манито был Великим Духом индейских племен алгонкинов, но существовало множество и других духов. Одни из них были добрыми, другие — злые.
        — А люди могли их видеть?  — с любопытством спросила Тэфи.
        — Только в тех случаях, когда они принимали форму какого-нибудь животного, птицы или пресмыкающегося. Считалось, что вы должны уметь отличать добрых духов от злых. Злой дух обязательно был как-нибудь обезображен или искорежен. Или же он выделывал что-то такое, что настоящее животное или птица никогда бы делать не стали.
        Миссис Харрисон эти слова явно позабавили, но миссис Гейдж, обычно предоставлявшая высказываться своему супругу, вдруг робко заговорила:
        — Та чайка у окна! Может, она — манито?
        — Селеста говорит, что это птица-дух,  — вставила Донна.  — Злой дух.
        Наступила неловкая пауза, а потом Тэфи снова захотелось обнять мисс Хэтти.
        — До чего интересно!  — вскричала та.  — Где еще на всем свете вы можете встретиться с индейским духом? Ах, я так надеюсь, что чайка прилетит сегодня ночью к моему окну!
        Кто-то засмеялся, и неловкий момент миновал. Даже мистер Гейдж захохотал низким гортанным смехом. Но, к удивлению Тэфи, дядя Джерри, которого всегда было так легко рассмешить, на этот раз совсем не смеялся.
        Когда они снова тронулись в путь, Тэфи немного отстала, чтобы идти рядом с дядей Джерри и мисс Хэтти.
        — Дядя Джерри, вы состоите в каком-нибудь обществе любителей птиц?  — спросила Тэфи.
        Он посмотрел на нее с некоторым удивлением.
        — Да, состою, а что? Я всегда интересовался птицами. Собственно говоря, именно благодаря этому я много лет назад встретился с мисс Эрвин. Мы познакомились на собрании нашего национального общества орнитологов — специалистов по птицам. А уже следующим летом я впервые приехал в «Сансет хауз».
        — Как вы думаете, если мама не справится с управлением отелем, он отойдет птицам?
        — Отойдет кому? О, вы имеете в виду общество?  — На этот раз вид у мистера Богардуса был действительно удивленный.  — Почему вы так думаете?
        — Донна говорит, что так считает ее мама, но Селеста полагает, что отель перейдет к миссис Такерман.
        Мистер Богардус поджал губы.
        — Трудно сказать, что могло взбрести в голову Марте Эрвин. Она был очень решительная женщина.
        — А я знаю, как это можно выяснить,  — неожиданно заявила мисс Твиг.  — Мисс Эрвин вела дневники, в которых писала обо всем. Она несколько раз читала нам выдержки из них, и они каждый раз были весьма интересными. Если вам удастся найти нужный дневник…
        — Один я нашла!  — воскликнула Тэфи.  — Но в нем было всего несколько исписанных страниц, и я их вырвала. Когда мы вернемся в отель, я еще поищу.
        Далеко впереди вожаки группы уже скрылись за поворотом тропы.
        — В любом случае,  — решительно заявила Тэфи,  — совершенно неважно, кому предположительно может достаться отель, если мама потерпит неудачу, по той простой причине, что этого с ней не случится.
        — Ну, а тогда что будет?  — спросил дядя Джерри, который, как и все они, торопился догнать остальную группу.
        — Разумеется, мама его просто продаст, чтобы мы могли приобрести собственный дом в Чикаго.  — Ее осенила мысль, возникшая в ее мозгу так неожиданно, как если бы кто-то вдруг повернул выключатель.  — Так м-м-может быть,  — начала она, заикаясь от волнения,  — может быть, вы могли бы его купить, дядя Джерри?
        Он весело улыбнулся ей.
        — Как ты догадалась, что я нечто такое как раз и имел в виду?
        «Ну конечно,  — подумала Тэфи.  — Потому-то дядя Джерри и находился в «Сансет хауз». В этом было гораздо больше смысла, чем состоять в каком-то птичьем обществе. Теперь у них есть покупатель наготове, и все будет прекрасно, если только им удастся избавиться от глупой чайки, которая беспокоит постояльцев».
        Они ускорили шаг. Группа остановилась над крутым каменистым островом, который назывался Robinson Folly — «Безумство Робинсона», и Генри рассказал историю этого места.
        Его назвали в честь капитана Дэниэла Робертсона, но французы произносили его фамилию как «Робинсон», потому это название и закрепилось. Он был влюблен в девушку из племени чиппева, отец которой был вождем при великом Понтиаке, возглавившем северные индейские племена в их борьбе с англичанами, и который ненавидел всех белых.
        Отец девушки хотел, чтобы она вышла за какого-нибудь человека своего племени, но капитан похитил девушку и построил для нее дом на утесе. Индеец, хотевший жениться на ней, нашел ее там и убил, после чего между ним и капитаном Робертсоном произошел страшный бой, и оба свалились с обрыва.
        Тэфи заглянула в головокружительную пропасть и с содроганием отпрянула от края.
        Теперь тропа вилась по склону крутого холма. Иногда лесные заросли редели, и Тэфи видела сверкание воды где-то далеко внизу. Заканчивалась тропа прогалиной, достаточно широкой, чтобы на ней могли развернуться в обратную сторону экипажи. С одной стороны тянулись похожие на сарайчики строения, где продавали шипучие напитки и сувениры.
        — В таком месте торговать мишурными украшениями и газировкой!  — возмутился мистер Гейдж. Но Донна, Дэвид и Тэфи ощутили неимоверную жажду и с восторгом стали потягивать через соломинку холодную как лед жидкость.
        Впереди перед ними поднялась громадная арка. Сквозь почти идеальный скалистый круг Тэфи поглядела на деревья и утес внизу и на ярко освещенное солнцем синее озеро Гурон.
        Когда Генри подошел и встал рядом с ней, она тихо сказала:
        — Она находится здесь, наверное, с невероятно давних пор — может, тысячи лет.
        — С начала всех времен.  — Генри говорил тихо.  — Мой народ говорит, что это были те ворота, через которые Великий Дух сошел на Макинау. Он поднялся на самую высокую точку арки и воздел руки, благословляя Микилимакинау. Существует и другая легенда относительно арки.
        — Расскажи мне!  — попросила Тэфи.
        — Согласно этой легенде, она была выточена слезами девы Красное Крыло, которая плакала о своем звездном возлюбленном до тех пор, пока скала не рухнула, и сквозь нее не проник свет вечерней звезды.
        — Мне это нравится,  — сказала Тэфи и вдруг почувствовала, что больше всего на свете ей хотелось бы подружиться с индейским мальчиком. Может, если он узнает о том, что она позаботилась о чайке, она будет больше ему нравиться?
        Она начала говорить немного нерешительно.
        — А ты помнишь чайку, которая во время бури влетела в окно? Ну так вот, оказалось, что она еще недостаточно окрепла, чтобы снова начать летать. Я положила ее снова в шляпную картонку и отнесла в дом Дэвида. Мы ее назвали Среброкрылый.
        Она искоса бросила быстрый взгляд на Генри и заметила, что он пристально глядит на арку какими-то отсутствующими глазами. Она даже не была уверена, что он слышал ее слова.
        Позади них мистер Гейдж сказал своей жене:
        — Эта арка состоит из известняка. Она была одной из первых вершин, вышедших наружу из-под воды в те времена, когда Макинау был еще частью дна озера. Волны смыли мягкие части скалы и, когда вода сошла, осталась стоять арка.
        Тэфи больше нравились истории Генри, особенно та, про Красное Крыло и вечернюю звезду. Она вскарабкалась на приподнятую платформу, ведущую к основанию природного моста, и остановилась рядом с Дэвидом и мисс Хэтти. Далеко внизу она видела яркие камешки в чистой глуби воды. Потом взгляд ее вернулся к арке.
        — Знаете, что мне хотелось бы сделать?  — спросила она.  — Пройтись по ней.
        — Это не разрешается,  — сказал Дэвид.  — Скала слишком легко осыпается, и если ты упадешь, непременно разобьешься. Когда она была крепче, люди, бывало, ходили по ней.
        Тэфи подумала, что Генри, наверное, остался с супругами Гейдж. Она удивилась, когда он быстро прошел мимо нее и легким шагом поднялся на узкий, изогнутый аркой мост. При этом было видно, как уверенно ступают по скале его мокасины. На верхней точке арки он остановился и стоял там, сохраняя идеальное равновесие. Он глядел на воду, и на губах его блуждала гордая улыбка.
        Одна из женщин издала сдавленный крик, а полковник Линвуд крикнул:
        — Эй, мальчик! Сойди оттуда.
        Генри даже головы не повернул в ответ. Тэфи подумала: он составляет как бы неотъемлемую часть этой дикой местности. И вдруг она поняла: он вовсе не пытается покрасоваться. Его народ жил здесь задолго до того, как пришел белый человек, и для него пройти по этой арке столь же естественно, как было бы для Дэвида пройти по любому мосту, построенному белым человеком. Ноги его передвигались с такой легкостью, что ни один камешек не осыпался под тяжестью его тела. Он составлял единое целое с деревьями, с ветром и каменистой бездной внизу.
        Дядя Джерри тронул полковника Линвуда за руку.
        — Не кричите на него. Он не упадет.
        Тэфи ждала, затаив дыхание. Шагая с такой же уверенностью, как и при восхождении вверх, Генри спустился вниз.
        Мистер Гейдж гневно забормотал:
        — Из всех сумасбродных затей…
        — Пора приниматься за ленч,  — спокойно сказал Генри. Его глаза на миг дружелюбно заглянули в глаза Тэфи.
        Она подумала: «Я здесь единственная, кто понял, почему Генри захотелось взобраться на скалу, и Генри знает, что я это поняла».
        Прекрасный ленч Селесты был съеден не спеша, но никто больше не позволил себе ни одного замечания о мальчике, который вскарабкался на опасную скалу. Лишь незадолго до возвращения в «Сансет хауз» Дэвид внес предложение, касающееся Генри.
        — Знаете, что я вам скажу?  — заявил он.  — Генри так прекрасно справился со своей ролью проводника во время нашей экскурсии, что я думаю, он должен носить перо, как это делали в старину «вояжеры». На всякий случай я одно с собой захватил.
        Перо было серебристое, как и то, которое Тэфи нашла застрявшим в двери. Но только это наверняка принадлежало не какой-то таинственной птице-духу, а их чайке — Среброкрылому.
        — Поскольку ты не носишь шляпу, Генри,  — сказал дядя Джерри,  — ты можешь воткнуть его в петлю на своей рубашке.
        Генри смущенно взял перо, но не воткнул его в петлю, как предложил дядя Джерри. Вместо этого он отдал его Донне; девочка засмеялась и воткнула перо в свои темные кудри.
        «Почему он не захотел его носить?  — спрашивала себя Тэфи. Учитывая, сколько он знал всяческих легенд о Макинау, может, он, как Селеста, тоже верит в манито? Может, он верит в то, что чайка могла быть злым манито, явившимся, чтобы досаждать обитателям «Сансет хауз»? Однако она почти сразу отбросила эту мысль. Генри был слишком разумным существом. Вероятно, эта идея насчет пера показалась ему просто глупой».
        На обратном пути экскурсанты покинули Тропу Манито и двинулись по более широкой и легкой для ходьбы дороге — Арч-Рок-роуд. Поскольку путь был легким, и та часть путешествия, которая требовала проводника, осталась позади, впереди шагал Дэвид. Генри отстал и шел позади всех, рядом с Донной Такерман.
        Один раз, поворачивая вместе с дорогой за угол, Тэфи оглянулась и увидела, что Донна и Генри очень серьезно о чем-то разговаривают. У Донны вид был рассерженный, как если бы ей не нравилось то, что говорит Генри, а в глазах Генри было какое-то странное огорченное выражение.
        «Интересно, о чем это они беседуют?»,  — думала Тэфи. Впрочем, какой смысл гадать? Она была рада тому, что по возвращении в отель перед ней открывался совершенно ясный путь дальнейших действий. Самое первое, что она сделает,  — это обшарит снова стол тети Марты — не найдется ли еще какой-нибудь дневник.

        ГЛАВА 17
        Семь ключей

        Тэфи сидела за столом тети Марты совершенно обескураженная. Она обыскала каждый ящик стола и перебрала связанные подшивки журналов. Единственным результатом была страшная пыль, которая поднялась вокруг. Где, где, где же, наконец, находится разгадка всех этих бесчисленных тайн? Если она была в дневниках, то где же сами дневники? Спрятаны в запертой комнате? Может, именно поэтому и заперли? В таком случае, если только ей не удастся проникнуть в комнату, у нее ровно ничего не выйдет.
        Нахмурившись, она стала сосредоточенно думать, где еще, кроме запертой комнаты, тетя Марта могла хранить свои дневники. Был маленький чулан под задней верандой, где она нашла было место для хранения всевозможных орудий, требующихся в саду, и инвентаря для игр на открытом воздухе. Далее, имелась большая комната-чулан на первом этаже. Она однажды туда заглянула и выяснила, что там хранились только продовольственные припасы — консервированные продукты, мешки с мукой и с сахаром и другие подобные вещи. На втором этаже был большой стенной шкаф для белья — это тоже было неподходящее место для хранения старых дневников.
        И вдруг она вспомнила о чердаке. В тот день, когда она полезла туда вслед за Генри в поисках шляпной картонки, там было полно всевозможных чемоданов и ящиков. Как раз подходящее место для старых дневников. Разумеется, если только дневники не заключали в себе секреты, которые можно было сохранить только в запертой комнате. В той комнате должно находиться что-то очень ценное для тети Марты, и, возможно, это были именно дневники. Во всяком случае чердак стоило обыскать.
        Она с нарочитой медлительностью прошла через гостиную. Долгий опыт научил ее, что в ту самую минуту, когда она собиралась предпринять какую-то операцию, представлявшую исключительную важность лично для нее, на сцене обязательно появлялся кто-нибудь из взрослых и посылал ее с каким-нибудь поручением или велел ей заняться чем-то другим. Лучше не привлекать к себе внимания. Она была уже на середине лестницы, когда ее окликнула сверху ее мама.
        — Тэфи Сондерс! Скажи мне ради бога, что ты такое делала?
        — Я… я просто просматривала подшивки старых журналов,  — вполне правдиво ответила Тэфи.
        — Ладно. Сию же минуту иди и помойся как следует. Я не хочу, чтобы кто-нибудь увидел тебя в таком виде. И чем бы ты там ни занималась, я надеюсь, ты все положила на место, как полагается?
        — Да, конечно,  — откликнулась Тэфи, добавив: — Ну, в общем, почти все как было.  — Быть может, журналы лежали не совсем в том порядке, в каком она их нашла, но она не слишком сильно их растрепала.
        Как только ее мать скрылась из вида, спустившись вниз по лестнице, Тэфи поспешила к себе в комнату. Умывание должно занять не более трех секунд.
        Оно заняло ровно две. Паутина и грязь перешли в основном на полотенце. Ах ты, господи, думала Тэфи, ведь ей об этом уже говорили в свое время, но ведь она так ужасно торопится! От этого, быть может, зависит все будущее «Сансет хауз»!
        В верхнем коридоре никого не было видно. Она прошла мимо комнаты семьи Такерман на цыпочках. Меньше всего ей хотелось, чтобы Донна узнала, что она замышляет. Определить, какую роль во всей этой ситуации играет Донна, было невозможно.
        Один последний взгляд вокруг, а затем она скользнула через дверь к лестнице, ведущей на чердак, и закрыла ее за собой. На лестнице было темновато, и ее обступил застоявшийся затхлый запах чердака. Когда она лазила на чердак вслед за Генри, она была не одна. Теперь же на лестнице было так тихо, что звук ее осторожных шагов громко отдавался в ее ушах.
        Казалось, это место находится очень далеко от всего остального дома. Изолированным — вот каким оно было, это место,  — темным, полным теней и изолированным, отрезанным от мира. Однако в этот раз она не должна давать воли своему воображению. Дэвид сказал, что девчонки слишком легко пугаются. Тэфи ему докажет, что она не из таких. В конце-то концов, что здесь может быть такого, что напугало бы ее? Всего лишь куча старых чемоданов, ящиков и нагроможденных друг на друга коробок. «За которыми кто-нибудь может прятаться»,  — казалось, прозвучал какой-то голос в ее сознании. «Тихо!  — прикрикнула Тэфи на голос.  — Тебе не удастся меня напугать».
        Она заглянула за каждый узел, в каждый темный угол. Ничто и никто нигде не прятался, она даже мыши не увидела, что было очень хорошо: ведь мышь могла оказаться манито.
        — Ах, да перестань ты!  — сердито сказала самой себе Тэфи.
        Укротив свое воображение, она сосредоточила внимание не ящиках. Где начать? Как среди всего этого «столпотворения», как выразилась бы ее мама, найти именно тот ящик, который мог заключать в себе дневники тети Марты?
        Она попробовала замок какого-то старомодного чемодана. Его немножко заело, но он не был заперт, и через какое-то мгновение ей удалось откинуть верхнюю крышку. Она чуть не задохнулась от ударившего ей в нос запаха камфоры. В верхней полке чемодана помещались сложенные старомодные платья. Она уже давно перестала играть в переодевания — для этого она становилась уже слишком взрослой,  — однако эти одежды, несомненно, выглядели соблазнительно.
        Стоя возле открытого чемодана и держа в руках кусок атласной ткани цвета лаванды, она с некоторой грустью вздохнула. Иногда ей больше всего на свете хотелось стать взрослой, чтобы пользоваться всеми теми привилегиями, какие имели взрослые. Но иной раз — вот как сейчас — ей было почти больно думать, что она перестанет быть маленькой девочкой. Когда вам почти тринадцать, пора оставить позади и настоящих кукол, и бумажных, и переодевания, и разные игры, когда изображаешь себя кем-нибудь «понарошку». Но, если иногда вам все это еще доставляет удовольствие, становится больно от сознания, что скоро вы перестанете во все это играть. Очень многие вещи, которыми занимались взрослые, казались ужасно скучными. Например, просто усядутся и разговаривают, решительно ничего при этом не делая. Может, она не так уж и обрадуется тому, что вырастет.
        Потом она вспомнила один свой разговор с отцом. Однажды она пришла домой чуть не в слезах, потому что одна девочка в школе высокомерно заявила ей, что она уже слишком большая для бумажных кукол.
        Отец сказал ей:
        — Вырасти гораздо лучше, чем ты думаешь, цыпленок. Когда ты станешь слишком большой для бумажных кукол, ты это сразу же почувствуешь. Тебе не захочется больше с ними играть, потому что тебя больше будут интересовать другие вещи. И когда это случится, ты отнесешься к этому совершенно спокойно. Так что играй во что угодно, пока тебе этого хочется. Особенно долго тебе этого хотеться не будет.
        «Может,  — подумала Тэфи,  — они с Донной когда-нибудь смогут нарядиться в эти восхитительные старые вещи». Впрочем, она не для того сейчас сюда пришла. В этом чемодане вряд ли можно найти старые дневники. Она осторожно закрыла чемодан и перешла к груде коробок.
        Коробки были помечены какими-то буквами, выведенными черным мелком, и сердце у нее взволнованно заколотилось. Ах, если бы тетя Марта поместила дневники в одну из этих картонных коробок, на которых обозначено их содержимое! Выбрав одну горку коробок, она начала читать надписи: «Книги», «Книги», «Книги». Все коробки были заполнены книгами. Следующие две горки коробок тоже состояли из книг. А может, и дневники подходят под рубрику «Книги»? Если это так, то ей придется перебрать содержимое всех коробок.
        Почему здесь так много книг? Ведь когда мама была маленькой девочкой, все стены в запертой комнате были увешаны полками с книгами. Передвигаясь между пирамидами коробок, Тэфи начала подозревать, что тетя Марта переместила сюда всю свою библиотеку, чтобы использовать комнату внизу для какой-то другой цели. Но для какой именно?
        Тэфи перешла к следующей груде коробок, и ей так и бросилось в глаза слово: ДНЕВНИКИ. Ей так не терпелось достать верхнюю коробку, что вся груда наклонилась в ее сторону, подобно Пизанской башне, и ей удалось как раз вовремя, навалившись на нее всем телом, предотвратить обвал, который переполошил бы весь дом.
        Когда коробка была наконец благополучно поставлена на пол, она, задыхаясь от волнения, опустилась перед ней на колени.
        Веревка, которой была затянута невероятно тугими узлами, но в конце концов ей удалось высвободить коробку и открыть ее. Вот где они были — дневники, которые тетя Марта вела столь долгие годы; на каждом был аккуратно указан год, к которому относились описываемые события.
        Верхний дневник был посвящен птицам, в частности птицам острова Макинау — их разновидностям, привычкам, пению. Тэфи сморщила нос. А не посвятила ли тетя Марта все дневники изучению птиц? Или, может, она писала книгу о птицах? Но тут ее внимание привлек один кусок текста:
        «Я готова была разрыдаться над малюткой, когда мне ее принесли. Это был дубонос с красной грудкой — совершенно безжизненный, но в других отношениях никак не пострадавший от бури, которая его убила. Я буду хорошенько за ним ухаживать. Я приобретаю такую сноровку, что могу чуть ли не возвращать жизнь бедным мертвым крылышкам».
        «Какие странные вещи писала тетя Марта!  — подумала Тэфи.  — Никто не может вернуть жизнь чему-то, что уже мертво». Она торопливо пробегала глазами страницу, пока не наткнулась на имя Селесты.
        «У Селесты голова забита легендами и суевериями. Она не доверяет моему колибри. Говорит, будто некоторые из этих бедных созданий — манито, и то, что я делаю,  — опасно. Спорить с ней бесполезно, так что я и не пытаюсь. Во всяком случае она знает, что они меня любят, и в конце концов может прийти к мысли, что эта их любовь охраняет дом».
        «После этих слов ситуация не улучшилась, а ухудшилась»,  — подумала Тэфи. Было бессмысленно читать дневник, выбирая какие-то места наудачу, надо разработать какой-то порядок их чтения. Их было такое множество, что времени понадобится больше, чем она думала. Исчезать здесь надолго — не стоит, если она хочет сохранить в тайне все, что делает.
        Она проглядела дневники в коробке, пока не нашла тетрадь, которая, судя по дате, предшествовала незаконченному дневнику, найденному ею в ящике стола. С него она и начнет. А потом будет читать тетради в обратном порядке, пока не найдет что-то, что может ей помочь. Но, хотя она и знала, что скоро надо будет уйти с чердака, она не могла удержаться, чтобы торопливо не полистать дневник. И снова в глаза ей бросилось имя — Сара Такерман. Она читала аккуратные строчки, пока ее не охватило волнение. Судьба оказалась настолько милостивой к ней, что она нашла абзац, объяснивший ей одну из тех вещей, которые ей хотелось понять. Вот объяснение того, что сделала тетя Марта, чтобы настроить миссис Такерман против мистера Богардуса.
        «Я не могу допустить, чтобы он являлся и уходил под руку с моей экономкой прямо у меня на глазах, даже не подумав посоветоваться со мной! Кроме того, я ему не доверяю. Слишком уж быстро он завязывает со всеми дружбу. Всем, от Селесты до наших постояльцев, он начинает нравиться с первого взгляда. Я, например, никогда ни с кем не завязываю дружбу так легко. Мне это кажется неестественным.
        Я почему-то подозреваю, что на самом деле его интересует отель. Он знает, что я собираюсь в своем завещании оставить его Саре. Если бы он мог находиться где-то поблизости и жениться на Саре, это его очень устроило бы. Он получит все, и это не будет ему стоить ни пенса. Я намерена открыть Саре глаза на это обстоятельство».
        Где-то этажом ниже хлопнула дверь, и Тэфи нервно вздрогнула. Не надо ей здесь задерживаться больше ни одной минуты. Но эту тетрадь она захватит с собой и еще почитает, когда будет время.
        Она начала запихивать дневники обратно в коробку, но они не входили как следует, и она снова их вынула, чтобы посмотреть, что мешает. Оказалось, препятствием служила маленькая коробочка, которая свалилась на дно, когда она вытаскивала дневники. Тэфи любила коробочки — коробочки и флакончики. С ними можно было много чего сделать. Но с собой на Макинау она не смогла привезти много коробочек, так как ее мама считала, что они займут слишком много места в чемоданах. Так что эта коробочка может пригодиться для создания новой коллекции.
        Вытащив маленькую коробочку, она нашла ее неожиданно тяжелой. В ней громыхало что-то металлическое — возможно, монеты. Открыв ее, она уставилась на содержимое глазами, которые от удивления все более и более расширялись.
        В коробке находилось семь ключей!
        В голове Тэфи была только одна мысль. Откроет ли один из этих ключей таинственную дверь? Она оставила коробку на том место, где нашла, и поспешила к лестнице.
        Пройдя половину просторного помещения и успев привыкнуть к темноте, она углядела нечто, чего не видела раньше. На полу, недалеко от лестницы, лежало небольшое серебристое крыло чайки!
        Тэфи подняла его. Как оно сюда попало? Еще одно перо духа? Каким образом перо морской чайки могло очутиться на чердаке? Ее память ясно запечатлела момент, когда Дэвид вручил одно из перьев птенца чайки Генри Фоксу в награду за то, что тот оказался прекрасным проводником. Но Генри отдал перо Донне, а так воткнула его себе в волосы.
        Может, Донна приходила сюда? Если да, то зачем? Что могла Донна делать на чердаке?
        Тэфи тихонько сошла с чердачной лестницы и секунду постояла внизу, перед дверью, прислушиваясь. Она не хотела, открыв дверь, наткнуться на Донну или миссис Такерман. Все эти таинственные явления начинали следовать одно за другим с возрастающей скоростью, громоздясь друг на друга, словно бы у них была какая-то свои определенная цель.
        Коридор был пуст. Она сошла с лестницы, намереваясь проскользнуть в контору тети Марты и испробовать ключи, если никого не будет в гостиной. Один из них наверняка должен был подойти к той двери! Иначе просто и быть не могло.
        Однако гостиная тут же ее разочаровала, ибо в кресле примостилась с книгой Донна. Услышав шаги Тэфи, она подняла голову.
        — Что случилось?  — спросила она.  — У тебя ужасно странный вид.
        Донна повернула голову, и Тэфи увидела серебристое перышко, ярко выделявшееся на фоне ее темных волос. Она порылась в кармане в поисках пера, найденного на чердаке. Оно было на месте.
        — У меня все в порядке,  — сказала Тэфи и взяла в руки какой-то журнал, как будто она за этим и пришла в гостиную. Зажав журнал под мышкой, она пошла наверх, к себе в комнату. Если бы пера в волосах Донны не оказалось, у Тэфи появился бы веский довод насчет того, кто был тем человеком, что мог оказаться на чердаке. Перо, лежавшее у нее в кармане, не могло быть пером Среброкрылого.
        Она снова открыла коробочку и осмотрела ключи. Парочка из них, похоже, была как раз подходящего размера, но она не могла быть в этом уверена, пока не проверит. А пока Донна сидит в гостиной, она не может заняться проверкой. Да и вообще чье бы то ни было присутствие в гостиной исключало такую возможность.
        Она убрала дневник в ящик собственного стола, подошла к окну и поглядела в сторону дома Дэвида. Быть может, ей следовало бы опять сходить к нему и посоветоваться в связи с новыми происшествиями? Впрочем, ничего особенного она ему сообщить не могла, кроме того, что нашла дневники и выяснила, почему миссис Такерман не доверяет мистеру Богардусу. Вот если бы ей удалось открыть ту дверь, у нее действительно появились бы новости для Дэвида, да к тому же она осуществила бы это собственными руками!
        Пока она смотрела в окно, ее осенила новая идея. Дэвид запрезирал ее за то, что она не вошла тогда в комнату, испугавшись чего-то. Так почему бы не показать ему, как дело обстоит на самом деле? Почему бы не дождаться наступления ночи, не прокрасться в комнату через спящий отель и не попробовать ключи? На этот раз она захватит с собой фонарик, чтобы не беспокоиться из-за темноты. Если ей удастся отпереть дверь, она сможет обследовать как следует комнату.
        Она радостно обняла себя руками за плечи. Тогда Дэвид поймет, что к чему! Конечно, известного мужества это потребует. Но среди бела дня, при ярко светящем за окнами солнце, она чувствовала себя очень храброй.
        Ее немножко огорчали только слабенькие угрызения совести, какой-то внутренний голос, тщившийся заставить прислушаться к себе. «Почему,  — спрашивал этот голос,  — ты не пойдешь к своей маме? Ты ведь прекрасно знаешь, что тебе следовало отдать дневник, ключи и перо ей, и пусть она бы решала, что с ними делать». «Да ну тебя!» — отмахивалась от голоса Тэфи. Она прекрасно знала, что могло произойти, отнеси она все это матери.
        Ей опять будет заявлено, что она дала разгуляться своему воображению, что она суется не в свое дело, и в заключение ее попросят Христа ради забыть об этой комнате, забитой старым хламом. Или — что было бы еще хуже — мать попросту возьмет ключи, все их перепробует и, может быть, сама откроет дверь. Там не окажется ничего сногсшибательного, или таинственного, или хоть сколько-нибудь волнующего. И тогда у нее не будет возможности продемонстрировать Дэвиду свою храбрость, а то лицо, которое стоит за всеми этими загадочными происшествиями, вероятно, получит, таким образом, предостережение и затаится.
        Она была уверена, что ее метод лучше. Внутренний голос пытался напомнить, что она и в прошлом не раз была преисполнена дурацкой уверенности, но она не стала его слушать.
        День казался просто бесконечным. У нее был дневник, который она принесла с чердака, но она не в состоянии была спокойно сидеть и читать о повадках красногрудого дубоноса. Наконец она взяла велосипед и совершила поездку вокруг всего острова. Это была замечательная поездка: с одной стороны высились леса, с другой слышался ропот набегающих на берег волн. Благодаря этому путешествию середина дня показалась не такой тягуче-длинной.
        Наконец день кончился, и она очутилась в постели — предположительно на всю ночь. Она задремала, а потом и заснула на какое-то время, пока не пришла ложиться спать ее мама. Проснувшись, она лежала, напряженно прислушиваясь к ночным звукам извне и к еле слышному гудению электрических часов на комоде.
        Когда она подумала, что сейчас наверняка уже почти утро, она села в постели, достала из-под подушки свой электрический фонарик и осветила тонким лучиком циферблат часов. Стрелки показывали почти полночь. В другой постели мерно дышала ее мать, спавшая крепким сном.
        Тэфи выпростала из-под одеяла ноги и достала халат. Потом она вылезла из постели, немного поеживаясь от холодного ночного воздуха. Когда она сошла с коврика, лежавшего у ее кровати, пол показался ее босым ногам очень холодным, но она не рискнула надеть шлепанцы, так как они могли бы произвести ненужный шум на лестнице.
        Дверь спальни тихонько скрипнула, когда она ее открыла, но мать продолжала дышать по-прежнему ровно.
        Коридор был длинным и полным теней: его освещал всего лишь один ночничок. Тэфи прошла на цыпочках к двери. Только пройдя первый марш лестницы, она поняла, что что-то не так.
        Ночник на втором этаже не горел, и, перегнувшись через перила, она увидела, что света нет и в холле у подножия лестницы. Может, кто-то позабыл оставить свет? Или же чьи-то таинственные пальцы с какой-то целью выключили его? На какое-то мгновение у нее было искушение побежать наверх и укрыться в своей безопасной, теплой постели. Но мысль о презрении Дэвида заставляла ее механически продвигаться вперед по колючему ковру, которым была застлана лестница.
        Она дошла до последней площадки, и в этот момент ее оглушил ревущий медный звон, отозвавшийся эхом во всем доме, до самой крыши.
        Бам-бам-бах-бам-бам-бам-м-м!
        Тэфи вцепилась в перила и дрожала до тех пор, пока гром не утих. Кто-то ударил в китайский гонг с такой силой, которая лишила его голос всякой музыкальности, заменив ее диким, резким, медно-голосым воплем.

        ГЛАВА 18
        Главный подозреваемый

        Тэфи включила свой фонарик, но никого возле гонга не оказалось. Тот, кто в него ударил, успел скрыться. Она побежала по последнему пролету бегом, и в тот момент, когда она сходила с последней ступеньки, ее нога наступила на что-то, отвратительно покатившееся под ее ступней. Лодыжка у нее подвернулась, и она упала. Неуверенно шаря вокруг, она наткнулась на предмет, который свалил ее с ног.
        На верхних этажах стали открываться двери. Чей-то голос крикнул:
        — Что там происходит внизу?
        Тэфи попыталась что-то ответить, позвать людей, попросить их как можно скорее спуститься вниз, но из ее гортани вырывался только прерывистый шепот. Неожиданный грохот гонга и шок от падения настолько потрясли ее, что она не могла говорить. Но люди все равно шли вниз, натягивая на ходу кто халат, кто пальто, торопясь и толкая друг друга.
        Кто-то зажег свет на втором этаже, и Тэфи увидела мистера Гейджа. Позади него шли ее мама, миссис Такерман, мистер Богардус, мисс Твиг, супруги Харрисон, полковник Линвуд и другие. Мистер Гейдж зажег свет в нижнем холле, и у Тэфи появилось истерическое желание рассмеяться — такой смешной был у них всех вид. У миссис Такерман лицо было намазано кольдкремом, у мисс Твиг волосы были накручены на бигуди, глаза у всех были расширены от волнения.
        Наступила какая-то странная тишина. Тэфи заметила, что все смотрят, не сводя глаз, не предмет, который она держала в руках. Сама она впервые посмотрела, на что же это она наступила. С головки индейской военной палицы, которая всегда раньше висела над столом в ресторане, ей ухмылялось ярко размалеванное лицо.
        Мать ее спустилась с лестницы мимо остальных и обняла ее за плечи.
        — Детка, в чем дело? Что случилось?
        Тэфи беспомощно помотала головой. Она могла говорить только шепотом.
        — Я не знаю. Я спускалась по лестнице, и вдруг начал бухать гонг.  — Совершенно неожиданно к Тэфи вернулся голос.  — Но это не я в него ударила. Я даже близко от него не была, когда он поднял этот кошмарный грохот.
        Мистер Богардус, выглядевший смешным и толстым в махровом халате в красно-белую полоску, заговорил с лестницы:
        — Давайте поищем того, кто ударил в гонг. Я предлагаю обыскать обеденный зал, а вы, мистер Гейдж, осмотрите кухню. Может, еще кто-нибудь поглядит в гостиной. Остальные могут остаться здесь, с тем чтобы никто не мог подняться или спуститься по лестнице и ускользнуть.
        До ушей присутствующих вдруг донесся тяжелый и мрачный голос:
        — Поиски бесполезны. Вы никого не найдете.
        Тэфи увидела на верхней площадке Селесту. На поварихе был темно-бордовый халат, а поверх него с двух сторон свисали ее темные тяжелые косы.
        — В гонг ударили не человеческие руки,  — продолжала она.  — Существует дух, который принадлежал ему в Китае. Крылья все еще там — они предостерегают нас об опасности.
        — Чушь какая!  — рявкнул мистер Гейдж.  — Пойдемте, Богардус. Давайте начнем искать. Если только тот человек, который ударил в гонг, не успел убежать наружу, он все еще находится в отеле.
        Постояльцы разошлись, чтобы обыскать нижний этаж, а миссис Сондерс бессильно опустилась в кресло в гостиной.
        — Боже! До чего я перепугалась! Чем мог быть вызван подобный поступок? Зачем кому-то могло понадобиться разбудить нас и вытащить из постелей?
        Миссис Такерман вошла в гостиную, качая головой.
        — Раньше ничего подобного здесь никогда не случалось.  — Она была очень бледна.
        Тэфи подумала, а не придет ли миссис Такерман, как и мистеру Гейджу, мысль, что это она ударила в гонг. Она надеялась, что те, кто ушел на поиски, скоро вернутся с тем, кто, возможно, спрятался на нижнем этаже. Несомненно, это был кто-то, не живущий в отеле. Все постояльцы были налицо.
        Донна сонно следовала за своей матерью. Появились Дорис и другие официантки, державшиеся позади постояльцев. По лестнице спокойно спустился Генри Фокс и присоединился к участникам поисков, переходивших из комнаты в комнату. Тэфи подумала: нет таких, кого можно было бы заподозрить. Разве что Крылатую Деву из легенды, рассказанной мистером Богардусом.
        В скором времени те, кто занимался поисками, возвратились.
        — Мы обшарили каждый уголок,  — сказал мистер Богардус.  — Все окна и двери заперты изнутри, и дверь на черную лестницу тоже заперта. Если тот, кто ударил в гонг, вылез через окно или дверь, ему пришлось бы оставить их за собой открытыми.
        — А может быть, кто-то кинулся вверх по лестнице мимо Тэфи до того, как зажгли свет?  — высказала предположение мисс Твиг.
        — Могло это быть, Тэфи?  — спросила миссис Сондерс.  — Ты не думаешь, что кто-то прошел мимо тебя в темноте?
        Тэфи могла только отрицательно качнуть головой.
        — Никто мимо меня не проходил. Как только загрохотал гонг, я сейчас же включила свой фонарик. Если бы кто-то поднялся по лестнице, я бы увидела.
        — Этим вопрос решается,  — сказал, сердито глядя вокруг, мистер Гейдж.  — И этим же решается кое-что еще. Мы с женой завтра съезжаем. Я хочу ночью спать, чтобы меня не будили никакие морские чайки или гонги.
        Мистер Богардус пересек гостиную, вошел в контору и потрогал ручку двери, ведущей в бывшую библиотеку мисс Эрвин.
        — Заперто,  — сказал он.  — Там нет никого.
        На какую-то секунду Тэфи подумала, не предложить ли ему ее ключи, но тут же отказалась от этой мысли. Все те, кого Дэвид именовал «подозреваемыми», находились на виду, все они спустились с верхних этажей вниз. Тэфи мысленно проверила каждого. Сонная Донна. Отчасти это было странновато. Обычно, когда происходит что-то волнующее, дети просыпаются, у Донны же глаза как будто сами собой закрывались. У нее даже вид был незаинтересованный.
        Далее шел Генри. По его лицу редко можно было догадаться, о чем он думает, но он с такой готовностью принял участие в поисках. Она посмотрела на него, и он ответил ей спокойным задумчивым взглядом. А может так быть, что он, как и мистер Гейдж, думает, что в гонг ударила она?
        Селеста снова улеглась в постель, как видно, уверенная в результатах поисков еще до того, как они начались. Мисс Твиг получала явное удовольствие от волнующего происшествия, а мистер Богардус с самого начала оказывал всяческую помощь. Миссис Такерман первой появилась на лестнице и была явно расстроена.
        Подозревать было попросту некого. Ни один из этих людей не мог заранее спрятаться внизу. Это поистине была тайна. Дэвиду придется как следует пораскинуть мозгами, чтобы до чего-нибудь додуматься.
        Миссис Сондерс поднялась и расправила плечи.
        — Я думаю, мы все с таким же успехом можем снова улечься в постель.
        Мисс Твиг поджидала Тэфи и миссис Сондерс на площадке.
        — Знаете, а та птица опять была возле моего окна сегодня чуть позже девяти вечера. У меня было искушение открыть окно и посмотреть, влетит ли она в комнату, но что-то храбрости не хватило.
        Вернувшись к себе в комнату, Тэфи быстро забралась в постель и натянула на себя одеяло. Ей еще предстояло держать кое-какой ответ, и эта перспектива совсем ей не улыбалась. Мать села на край ее постели, и она знала, что сейчас посыпятся вопросы, на которые ей не хотелось отвечать.
        — Ну так как, Тэфи, может, ты лучше расскажешь мне, что именно ты делала ночью на лестнице? Что ты замышляла, расскажи мне бога ради?
        Тэфи повернулась на бок, чтобы смотреть матери прямо в лицо.
        — Мама, я не ударяла в гонг. Честное слово, не ударяла!
        — Я ни минуты и не думала, что ты это сделала. Такие зловредные номера совсем не в твоем духе. Но ведь не все знают тебя так же хорошо, как я. Мягко выражаясь, весьма прискорбно, что тебя застигли как бы в самом центре всего этого инцидента. Может, ты все-таки расскажешь мне все по порядку?
        Тэфи положила ключи себе под подушку. Она чувствовала лежавшую там коробочку — твердый бугорок под мягкой поверхностью подушки. Если она сейчас расскажет о них матери — расскажет о том, как они с Дэвидом работают над раскрытием таинственного дела, и как ей хотелось доказать Дэвиду, что она может проявить в отношении той запертой комнаты не меньше мужества, чем он сам,  — она прекрасно знала, какой реакции можно ждать от матери.
        — Ты что, есть хотела?  — подсказывала ей мать.  — Ты шла вниз, чтобы найти какую-нибудь еду?
        Это, конечно, был выход, но она как-то не могла им воспользоваться.
        — Нет,  — ответила она.  — Я не была голодна.
        — Полагаю, ты не могла задеть этот гонг нечаянно?
        — Ах, мама! Нет, конечно. Я же была в твердом уме и совсем не хотела спать.  — А может, и правда лучше рассказать ей все и положить конец этим вопросам?  — Я спустилась по лестнице с совершенно определенной целью. Это… это своего рода секретная цель. Ничего плохого в этом не было. Просто я хотела выяснить кое-что относительно той… запертой комнаты. Я хотела проверить, смогу ли я ее открыть и…
        Мать вздохнула в полном изнеможении.
        — Тэфи! Неужели ты опять за свое! Дверь заперта. Пусть она остается запертой; в свое время я ею займусь. И выбрала же ты из всех дурацких идей именно эту! Почему посреди ночи было более вероятно, что она окажется открытой, чем среди бела дня?
        Тэфи молчала. Какой смысл пытаться что-то объяснять?! Впоследствии она, конечно, расскажет все подробно, но в данный момент безопаснее перевести разговор на другую тему.
        — Мама, а как насчет этого самого завещания тети Марты? Что в нем сказано? Я имею в виду — как ты узнаешь, получишь ли ты «Сансет хауз» или нет?
        Миссис Сондерс легла в постель, взбила свои подушки.
        — Я должна управлять им в течение одного лета, с тем чтобы он приносил прибыль, равную средней прибыли, которую он приносил в те годы, когда отелем управляла сама тетя Марта.
        — А что будет с отелем, если ты с этой задачей не справишься?
        Миссис Сондерс дотянулась до лампы на тумбочке у кровати и выключила свет.
        — Я не знаю, детка. Существует запечатанная часть завещания, которую можно вскрыть только в середине сентября. Я тебе об этом говорила.
        — Донна говорит, что, по мнению ее матери, отель получит какое-то птичье общество, если его не получишь ты. Одна только Селеста так не думает. Она считает, что отель достанется Такерманам.
        — Все это разговоры, детка,  — быстро сказала мама.  — Ты не должна обсуждать подобные вопросы с Донной. Я сомневаюсь, чтобы миссис Такерман или Селеста что-нибудь об этом знали. Тетя Марта была довольно-таки непредсказуемой женщиной. От нее скорее можно ожидать каких-нибудь неожиданных вещей — например, может вдруг оказаться, что она завещала отель мне. Единственное, о чем мы должны побеспокоиться,  — это доказать, что в наших руках «Сансет хауз» может продолжать преуспевать.
        — Пока что дела идут не слишком хорошо?  — спросила Тэфи.  — Супруги Гейдж уезжают, а может быть, уедет и еще кто-нибудь. Ты не думаешь, что все эти фокусы, возможно, устраивает кто-то, кто хочет, чтобы дела кончились крахом?
        Тэфи уловила нотку неуверенности в голосе матери, когда та сказала:
        — Не знаю. Мне бы страшно не хотелось так думать. Давай сегодня ночью не будем больше об этом говорить. Мы обе страшно устали, и иной раз ночью все представляется в черном свете. Пожалуйста, обещай мне одну вещь. Не вдохновляйся никакими восхитительными идеями, осуществление которых можно отложить до утра.
        — Обещаю!  — горячо воскликнула Тэфи.  — Но, мама, мне бы так хотелось, чтобы папа был здесь!
        — Мне бы тоже хотелось,  — сказала мама.  — Возможно, согласившись управлять отелем, я взялась за что-то такое, что мне не по силам.
        — Да нет же!  — воскликнула Тэфи. Для нее невыносимо было слышать обескураженный голос матери. Мама всегда была храбрее всех.  — Ты вполне в силах с этим справиться! Я совершенно в этом уверена!
        В темноте рука матери нащупала ее руку и крепко пожала.
        Утром, когда они с мамой направились вниз, миссис Такерман встретила их у подножия лестницы и протянула записку.
        — Это ужасно,  — сказала она.  — Не знаю, что мы будем делать.
        Записка была от Селесты. В ней говорилось, что она не может работать в доме, который получил уже столько предостережений. Если у миссис Сондерс хватит ума, она закроет отель и покинет его, точно так же как это немедленно делает она — Селеста.
        Тэфи с тревогой взглянула на мать. Но с наступлением утра к ее матери вернулась обычная твердость духа. Глаза ее засветились внутренним огнем, и Тэфи успокоилась.
        — Пусть Селеста уходит,  — твердо сказала миссис Сондерс.  — Неприятностей от нее стало больше, чем пользы. Мы как-нибудь перебьемся без нее, пока не найдем другого повара. Нет никаких оснований думать, что нам не удастся найти кого-то, кто будет гораздо менее суеверен и не будет обладать таким неуемным темпераментом.
        — Не знаю…  — с сомнением начала миссис Такерман, но миссис Сондерс уже направлялась в кухню переговорить с помощницей Селесты и проследить за тем, чтобы завтрак прошел нормально.
        Тэфи сбегала наверх и вывесила в окне красный сигнал опасности, чтобы вызвать Дэвида. После этого она села за столик с Донной завтракать.
        Теперь Донна совсем не была сонной и, не умолкая, трещала относительно ухода Селесты. И что только будет делать миссис Сондерс?
        Тэфи попыталась, в подражание собственной матери, проявить уверенность. На свете есть и другие повара. Как-нибудь «Сансет хауз» справится.
        Тем не менее оладьи были не так хороши, как обычно; оладьи, которые жарила Селеста, были просто мечта. Но, по крайней мере, гости еще не узнали об уходе Селесты, да к тому же не все заказали оладьи.
        После завтрака Тэфи поднялась наверх и вынула из ящика своего стола дневник мисс Эрвин. Потом, повинуясь внезапному порыву, она пошла разыскивать мистера Богардуса.
        Она нашла его прогуливающимся в саду.
        — Привет!  — весело крикнул он, как если бы никакой ночной сумятицы не было и в помине.
        Тэфи протянула ему дневник.
        — Помните, мисс Твиг сказала, что мисс Эрвин все записывала в своих дневниках. Вот в этом, например, есть кое-что о вас.
        В следующий момент она ощутила неловкость и пожалела о своей внезапной выходке. А вдруг он совсем не хочет, чтобы кто-то знал, что он делал миссис Такерман предложение во время поездки в Арч-Рок. Впрочем, ему наверняка необходимо было знать, что сделала мисс Эрвин, чтобы настроить миссис Такерман против него. Ибо все, что она написала, было, разумеется, чушью.
        Он начала читать и через некоторое время тихонько свистнул и очень серьезно взглянул на нее.
        — Это неправда,  — преданно заявила она.  — Я имею в виду ее слова про то, будто вы хотите получить отель и…
        Он улыбнулся.
        — Я действительно хочу получить отель, но я хотел его купить. Я бы купил его у мисс Эрвин если бы она согласилась его продать. Если отель унаследует ваша мама, и ее можно будет уговорить продать его мне…
        Тэфи взволнованно прервала его.
        — И тогда, если бы вы сделали предложение миссис Такерман, она бы уже не могла подумать, что это ради отеля.
        Прежде чем мистер Богардус успел ей ответить, из дома донесся возмущенный голос мистера Гейджа. По-видимому, он на прощание высказывал миссис Сондерс и миссис Такерман, что он думает об их отеле.
        Волнение Тэфи угасло. Как мама может надеяться унаследовать отель, когда дела идут таким образом?
        — Вы знаете о том, что Селеста ушла?  — спросила она.
        Мистер Богардус кивнул.
        — Я думаю,  — очень серьезно произнес он,  — нам необходимо до конца разобраться в некоторых делах.
        Дэвид появился возле отеля через боковой двор, и Тэфи тут же подошла к нему, чтобы рассказать о ночных событиях.
        — Я возлежала там, держа в руках эту кошмарную дубинку,  — сказала она.  — Похоже, теперь главный подозреваемый — это я.
        Дэвид покачал головой.
        — Косвенные улики. Эта штука всегда присутствует в детективах. Она ровно ничего не значит. В основном она служит тому, чтобы подозрение пало не на того, на кого следует.
        Тэфи мучили сомнения.
        — А что, если люди, видевшие меня в этой позе, ничего не знают о таких вещах? Так или иначе это вызывает у меня еще большее желание разгадать тайну. Тогда они будут знать, что я не подкладывала скелет летучей мыши в постель мисс Твиг, не звонила в гонг и тому подобное.
        — А зачем ты спускалась вниз посреди ночи?  — спросил Дэвид.
        Тэфи вынула из кармана ключи.
        — Я нашла их на чердаке. Я думала, что вчерашняя ночь — подходящее время, чтобы попробовать отпереть ими закрытую дверь, но тут загремел гонг и все испортил.
        — Ты хочешь сказать, что до сих пор их не испробовала? Ну-ка, пошли! Чего мы ждем?
        «Дэвид,  — подумала Тэфи,  — даже не заметил того, что вчера ночью она демонстрировала свое мужество». И вдруг она стала себя спрашивать, был ли ее поступок храбрым или попросту глупым. Ведь известно, что рисоваться всегда глупо. Так или иначе сейчас они могли испробовать ключи вместе.
        Они прошли через гостиную и закрыли дверь конторы за собой. Дэвид хотел забрать у нее ключи, но Тэфи крепко зажала их в руках.
        — Их нашла я, я и открою дверь,  — заявила она.
        Дэвид согласился.
        — Ладно. Я думаю, это справедливо.
        Тэфи выбрала один блестящий кусочек металла, желая всем сердцем, чтобы при этом у нее не дрожали так руки от волнения. Но, хоть ключ и вошел в замок, поворачиваться он отказывался. Она попробовала другой ключ, но он не входил в замочную скважину. Осталось еще пять попыток.
        — Дай-ка лучше мне,  — заявил Дэвид.  — Или перестань дрожать.
        — Я не дрожу,  — возразила Тэфи. И тут совершенно неожиданно — невероятно!  — ключ аккуратненько вошел куда надо и повернулся с такой легкостью, словно его смазали. Дверь была отперта.
        Тэфи посмотрела на Дэвида расширенными глазами, чувствуя себя немного испуганной теперь, когда она стояла на краю чего-то неведомого. И вдруг она очень обрадовалась, что Дэвид здесь, с ней.
        Она повернула ручку и распахнула дверь. Ей снова ударил в нос запах нафталина.

        ГЛАВА 19
        Неизвестное

        Тэфи всматривалась в темноту до тех пор, пока глаза ее не начали различать слабые полоски дневного света у краев плотно задернутых штор. Привыкнув к слабому освещению, она увидела: тенеобразные фигуры начинают принимать определенные очертания. Это были странные крылатые фигуры — птицы. Они были повсюду: то на вас нацеливался чей-то острый клюв, то вдруг в полутьме блеснет чей-то глаз. Тэфи положила дрожащую руку на плечо Дэвида, радуясь тому, что вчера ночью она не открыла эту комнату одна.
        — Не бойся,  — сказал Дэвид, но голос его прозвучал так, словно он и сам чувствовал себя немножечко не в своей тарелке.  — Это ведь не живые птицы. Все это — чучела.
        Пошарив по стене, он отыскал выключатель. Вспыхнувшая под потолком лампа осветила их. Сердце у Тэфи отчаянно колотилось, хотя она и видела, что Дэвид прав. В комнате было несколько десятков птиц, превращенных в такие превосходные чучела, что, казалось, вот-вот каждая из них вспорхнет или наклонит голову набок с вызывающим видом, характерным для нее при жизни.
        Многое становилось Тэфи понятным. Книги библиотеки были перетащены на чердак, чтобы освободить место для этих пернатых существ. Именно это имела в виду тетя Марта, когда говорила в дневнике о своем искусстве. Люди приносили к ней птиц, погибших во время бури, и она сохраняла их в естественных для этих созданий позах.
        Вот эта маленькая грациозная птичка с красной грудкой, наверное, тот самый красногрудый дубонос, о котором говорится в дневнике. А вон там, под круглым стеклянным колпаком, помещался крохотный колибри, сейчас безмолвствующий, чего с ним никогда не случалось при жизни. Конечно, Селеста, с ее суевериями и фантазиями, не одобряла «хобби» тети Марты. Тетя Марта писала в дневнике, что, по мнению Селесты, некоторые птицы, возможно, были зловредными манито и, сохраняя их, она давала приют духам. Именно поэтому Селеста считала, что дверь в эту комнату должна оставаться закрытой. Она хотела забросить куда-нибудь подальше ключ, чтобы отдалить день, когда комнату откроют,  — тем самым, говорила она, духам дали бы время «уснуть».
        На какое-то мгновение живое воображение Тэфи почти заставило ее поверить, что колибри тряхнул крылышками. Может, какой-то манито намеревался выбраться на волю? Ей пришлось мысленно как следует одернуть себя, чтобы выбросить подобные глупости из головы.
        В этом и состояла тайна. Это и было сокровище. Для тети Марты эти птицы наверняка были драгоценны. Она потратила немало часов на изготовление этих чучел, и ей не хотелось, чтобы чьи-то небрежные руки испортили плоды ее трудов.
        В этот момент внимание Тэфи привлекла одна подставка. Она была совершенно такой же, как и те, на которых помещались чучела птиц, но она была пуста.
        — Ф-фу! Давай откроем окно. Этот запах просто невыносим!  — сказал Дэвид.  — Наверное, она пользовалась каким-то составом, чтобы оградить своих птиц от моли. Я думал, у них чем-то натерта кожа, но, похоже, твоя тетка щедро пользовалась еще и нафталином.  — Он подошел к окну и протянул руку к шнуру, с помощью которого поднималась занавеска.  — Эй, посмотри-ка,  — воскликнул он.
        Тэфи отвела глаза от пустующей подставки и увидела, что шнур занавески попал под закрытое окно.
        — Мне показалось, ты сказала, что ты пробовала открыть все эти окна снаружи!  — заметил Дэвид.  — По-моему, ты сказала, что все они были заперты.
        — Да, были заперты. Все до единого.
        — Это вот не заперто. Подлезть под эту зацепившуюся занавеску и закрыть окно не так-то легко. Погоди минутку — посмотрим, удастся ли мне его открыть.
        Ему пришлось сильно покрутиться вокруг занавески, но через некоторое время незапертое окно открылось, а освободившаяся занавеска взлетела вверх. Поток воздуха освежил комнату.
        Тэфи была озадачена.
        — Как, по-твоему, окно могло оказаться открытым, а потом закрепленным с помощью шнура?
        — Кто-то отсюда вышел…  — Тэфи смотрела на него во все глаза.
        Теперь она знала, что произошло прошлой ночью. Человек, ударивший в гонг, имел ключ от комнаты. Он вошел в нее, запер дверь изнутри, а потом выполз через окно. Значит, это должен был быть кто-то со стороны, а не кто-либо из людей, живущих в отеле, потому что никто не мог вылезти в окно, а потом спуститься вниз по внутренней лестнице. При закрытых дверях вернуться обратно в дом было невозможно.
        Тэфи задумчиво подошла к пустой подставке.
        — Посмотри, Дэвид,  — сказала она, указывая на лежавшие на ней три серебристо-серых пера.  — Я думаю, здесь была птица,  — продолжала Тэфи.  — Наверное, морская чайка. Вряд ли ее чучело было выполнено столь же искусно, как остальные. Быть может, когда тетя Марта его создавала, у нее еще не было достаточно практики — видишь, перья из нее повыпадали. Я нашла в тот день одно перо, застрявшее в двери, помнишь? А вчера я нашла перо на чердаке. Я подумала, что это перо Среброкрылого, которое Генри отдал Донне.
        Дэвид спокойно кивнул.
        — Думаю, ты права. Здесь была птица.
        Тэфи продолжала сосредоточенно смотреть на подставку.
        — Знаешь что, Дэвид? Держу пари, что я нашла разгадку тайны чаек. И я уверена, что знаю, что мы можем по этому поводу предпринять.
        Спокойствие оставило Дэвида.
        — Ну же, елки-палки, скажи мне!
        Она изложила ему свои соображения очень медленно, тщательно выбирая слова, потому что размышляла вслух и обрисовывала план действий, пришедший ей на ум.
        — На этот раз,  — заявила она,  — я не сделаю ничего, что могло бы не понравиться маме. Я попрошу разрешить мне сегодня вечером дольше не ложиться спать. Конечно, мне надо выяснить, захочет ли мисс Твиг мне помочь. Думаю, что захочет. Она даже рада будет принять во всем этом участие.
        — Она может оказаться соучастницей,  — заявил сильно заинтересованный Дэвид. Но тут же поправился: — Нет, соучастник обычно бывает на стороне преступника.  — Вдруг он схватился за голову, а потом замахал руками: — Тут будут происходить всевозможные события, а меня здесь не будет! Я буду отсутствовать при финише!
        — Может быть, твоя бабушка позволит тебе остаться у нас на всю ночь?  — с надеждой спросила Тэфи.  — Мы могли бы поставить для тебя внизу койку.
        Она закрыли и заперли окно и опустили занавеску, затем тихо вышли из комнаты, уже не заключавшей больше в себе тайны, и заперли дверь. Тэфи привязала кусочек бечевки к тому ключу, что подходил к двери.
        В тот момент, когда они выходили из конторы, из сада в дом вошел мистер Богардус.
        — Где Селеста?  — спросил он.  — Мне необходимо сейчас же ее увидеть.
        — Она же ушла,  — напомнила ему Тэфи.
        — Значит, надо узнать, куда она ушла. Кто-то ведь должен знать.
        — Может быть, Дорис знает,  — сказала Тэфи.  — А что такое? Что случилось?
        — Вот это самое!  — мистер Богардус поднял в воздух дневник, который она дала ему. Я узнал кое-что довольно-таки интересное. Спроси, пожалуйста, Дорис.
        Тэфи кинулась вон с такой поспешностью, что столик для чтения и стоячая пепельница угрожающе зашатались. Дорис оказалась в своей собственной комнате, наверху, в помещении для слуг. Она сидела и красила ногти. Она сообщила имя и адрес подруги, к которой пошла Селеста, и пятью минутами позже Дэвид, Тэфи и мистер Богардус шагали на указанную им заднюю улочку над деревней. Идти было недалеко, и всю дорогу мистер Богардус щелкал пальцами, не отвечая на нетерпеливые вопросы Тэфи. Дом, который они искали, оказался маленьким и очень ухоженным. Впустившая их женщина проводила их в гостиную и оставила там. Через несколько минут в дверях появилась Селеста, глядевшая на них несчастными глазами.
        — Нет,  — категорически заявила она прежде, чем кто-либо успел заговорить.  — Я не вернусь никогда. Это мое окончательное решение.
        — Да мы совсем не по этому поводу пришли,  — весело сказал ей мистер Богардус.  — Миссис Сондерс нанимает другого повара. Для вас и места-то не останется.
        Удивление Селесты было очевидным.
        — Ведь в конце концов,  — продолжал мистер Богардус,  — должны же люди что-то есть. Миссис Сондерс приходится нанять другого повара. А по-вашему, что еще ей остается делать?
        — Она думала, мы просто закроем отель,  — вырвалось у Тэфи.  — Она думала, без нее мы не справимся.
        Селеста сказала:
        — Она закроет. Другого выхода нет.
        — Садитесь, Селеста,  — пригласил ее мистер Богардус.  — А теперь взглянем здраво на вещи. Если миссис Сондерс будет вынуждена закрыть отель, знаете ли вы, что с ним приключится согласно завещанию мисс Эрвин?
        — Миссис Сондерс его не получит,  — быстро сказала Селеста, как если бы эта мысль доставляла ей удовлетворение. Она уселась на край дивана рядом с Тэфи.
        — И мы не сможем купить себе дом,  — плачущим голосом воскликнула Тэфи.  — И у меня никогда, никогда не будет собственной комнаты.
        Селеста бросила на нее быстрый взгляд.
        — Не может же все сложиться хорошо для всех.
        — Если миссис Сондерс не получит «Сансет хауз», что с ним случится?  — спросил мистер Богардус.
        — Он перейдет к миссис Такерман,  — убежденно заявила Селеста.  — В этом я уверена. И тогда девочка Донна получит возможность стать танцовщицей, и все это будет правильно и справедливо.
        — А если он не перейдет к миссис Такерман?  — спросил мистер Богардус.
        — Вы хотите сказать, что он может перейти в руки общества любителей птиц?  — мрачно спросила Селеста.  — Нет, это не похоже на мисс Эрвин. Обществу она оставила деньги. Она хотела, чтобы «Сансет хауз» оставался отелем, а в таком случае кто еще может его получить, кроме миссис Такерман?  — Повариха нетерпеливо махнула рукой.  — Все это только догадки.
        Мистер Богардус протянул ей тетрадь.
        — Не совсем, Селеста. У меня в руках дневник Марты Эрвин, в котором она полностью изложила свои планы. Она была способна разыгрывать довольно странные номера с людьми. Позвольте мне прочесть кое-что из того, что она написала.
        Тэфи ждала, затаив дыхание, пока мистер Богардус не найдет нужную страницу.
        — «С Сарой Такерман,  — читал он,  — за последнее время становится все труднее иметь дело. Она сосредоточила все свои интересы на ребенке, и Донна растет избалованной. Я ни при каких обстоятельствах не оставлю отель по завещанию Саре.
        Было бы забавным завещать «Сансет хауз» Бетти Сондерс или, по крайней мере, подразнить ее такой возможностью в наказание за ее бессердечное отношение по отношению ко мне. После того как я столько для нее сделала, когда она была маленькой девочкой. Хотела бы я присутствовать и видеть комедию, которая развернется, когда Бетти попытается успешно справиться с управлением отелем. Само собой разумеется, она все только запутает — у нее дар все запутывать».
        — Тут ни словечка правды!  — негодующе крикнула Тэфи.  — По-моему, тетя Марта была не слишком хорошим человеком.
        — Я склонен с тобой согласиться,  — сухо сказал мистер Богардус и продолжал читать: «Итак, я сыграю с ними со всеми хорошенькую шутку. Я завещаю отель моему единственному доброму, настоящему, верному другу. Я завещаю его Селесте Клотьер».
        Тэфи и Дэвид уставились на Селесту. От удивления лицо поварихи стало совсем бессмысленным.
        — Что я буду делать с отелем?  — спросила она.
        — Владеть отелем может оказаться делом очень приятным,  — сказал мистер Богардус.  — Это будет означать хороший доход. Когда открывается такая возможность, каждый может понять, что ему стоит потрудиться, дабы отель не попал в руки миссис Сондерс.
        Темные глаза Селесты загорелись, и она встала.
        — Вы хотите сказать, что я стала бы сознательно стараться создать для миссис Сондерс такие трудные условия, чтобы отель перешел ко мне? Вы считаете, что я способна на такое? И вы говорите это мне?
        Мистер Богардус мягко сказал:
        — Так ведь вы именно этому и способствовали, разве не так? Вы объявляли забастовки, распространяли всякие сказки про индейских духов.
        Селеста снова уселась на диван.
        — Но это было потому, что я хотела, чтобы он перешел к Такерманам. По всей справедливости отель должен принадлежать им. Мне-то он к чему? Одни только хлопоты, неприятности и волнения. Я и двух минут бы не смогла быть управляющей отелем.
        — Вы могли бы его продать,  — заметил мистер Богардус.  — Он принес бы вам достаточную сумму, чтобы вы были хорошо устроены до конца ваших дней. Вам бы не пришлось больше стряпать.
        Селеста в ужасе вздернула голову.
        — Но в этом же вся моя жизнь! Владеть отелем — да тьфу на него! И зачем мне деньги, которые позволили бы мне жить в праздности? Я на свои нужды скопила достаточно. Я могу к этому еще и приработать. Этого ни в коем случае не должно произойти. Я этого не допущу.
        — Этого может не произойти, Селеста,  — сказал мистер Богардус.  — Единственное, что от вас требуется,  — вернуться в отель и помочь миссис Сондерс, создавая такие кушания, которые умеете готовить только вы.
        Тэфи смотрела на него с восхищением. Она понимала, как хитро он заманивает Селесту вернуться в «Сансет хауз» и спасти положение. Он был действительно хороший человек. Просто замечательный!
        Но Селеста огорченно помотала головой.
        — Я бы рада была вернуться. Раз ему не суждено перейти к Такерманам, я бы охотно помогла миссис Сондерс. Она мне нравится. И девочка, Тэфи, мне нравится. Но я не могу этого сделать.
        — Да почему же, Селеста?  — воскликнула Тэфи.  — Если вы поможете маме, тогда отель достанется нам, а мы отчаянно нуждаемся в деньгах. Мистер Богардус у нас его купит, и, если миссис Такерман выйдет за него…  — она знала, что ей не следует болтать о личных делах мистера Богардуса, но она уже не могла остановиться,  — тогда Донна сможет учиться и стать танцовщицей. Разве вы не понимаете? Вы будете и дальше, без конца заниматься готовкой в «Сансет хауз». А мы сможем приобрести собственный дом!
        — Елки-палки!  — воскликнул Дэвид.  — Все будет просто чудесно.
        Мистер Богардус улыбнулся.
        — Тэфи немножко забегает вперед, но она, по-моему, на правильном пути. Ну как, Селеста?
        У Селесты было трагическое выражение лица человека, который вот-вот заплачет.
        — О! Я бы с радостью! Я бы больше всего на свете хотела, чтобы сбылись все эти прекрасные вещи. Но я не могу.
        — Почему, Селеста?  — умоляюще обратилась к ней Тэфи.  — Да почему же это вы не можете?
        — Из-за крыльев,  — вздохнула Селеста.  — Потому что отелем «Сансет хауз» завладел злой манито. Чайки возле окон; птицы-духи, предостерегающие и угрожающие; крылья, ударяющие в гонг среди ночи; кости, прячущиеся в постели. Нет, я вернуться не могу.
        — Это вовсе не духи,  — продолжала свое Тэфи.  — Это — человек. Я даже думала иногда, что, может быть, это вы. Если мы сможем доказать, что здесь действует не дух, а реальный человек, вы тогда вернетесь?
        Селеста явно встревожилась.
        — Пытаться поймать в ловушку манито — опасно. Он может причинить вам вред.
        — Но если это не манито, если мы сможем доказать, что манито тут ни при чем?
        Селеста была непоколебима.
        — Птицы больше не любят «Сансет хауз». Им не нравится ни ты, ни твоя мама. Сейчас все не так, как было при жизни мисс Эрвин. Мне нравилось не все, что она делала, но я знала, что добрые манито ее защитят. У вас никакой защиты нет.
        Мистер Богардус положил конец беседе, начинавшей, по-видимому, превращаться в бесплодное и обескураживающее препирательство.
        — Во всяком случае, Селеста, вам кое о чем надо подумать. И хочется ли вам владеть отелем или нет, похоже, что он на вас свалится, со всевозможными заботами, злыми духами и всем прочим.
        На улице Тэфи глубоко вдохнула свежий, чистый воздух Макинау.
        — Почему она проявляет такую глупость и упрямство, дядя Джерри? Неужели она в самом деле верит в манито?
        — Иногда мне кажется, что верит,  — ответил мистер Богардус.  — Или же она очень хорошая актриса и всех нас дурачит. По-видимому, мы ничего не можем сделать, чтобы заставить ее изменить свое решение — по крайней мере, в данный момент.
        — Возможно, к завтрашнему утру нам это удастся,  — сказал Дэвид.  — Возможно.
        Мистер Богардус искоса взглянул на него.
        — Похоже, что у вас, детки, припасен какой-то план. Не расскажете ли вы мне о нем?
        Тэфи и Дэвид переглянулись, и Дэвид еле заметно покачала головой.
        — Мы бы предпочли пока что об этом не говорить,  — сказала Тэфи. Она знала, что дяде Джерри можно довериться, но ей казалось, что будет лучше, если их план останется секретным.
        Снова день прошел в томительном ожидании, на этот раз — в ожидании часа, когда можно будет расставить силки для таинственного «духа», преследующего «Сансет хауз».

        ГЛАВА 20
        Ловушка для духа

        К девяти вечера ловушка была готова. В заговор вовлекли мисс Твиг. Она знала роль, которую ей предстоит сыграть, и прямо-таки места себе не находила от нетерпения. Миссис Марш разрешила Дэвиду провести ночь в отеле, а миссис Сондерс согласилась поставить для него внизу койку, хотя ни та, ни другая не понимали, почему ночевка Дэвида в отеле вызывает столько эмоций. Поскольку Тэфи принимала гостя, ей легко было получить разрешение лечь спать попозже.
        Прибытие Дэвида вызвало непредвиденные осложнения. Вместе с ним появился Среброкрылый, помещавшийся в уже знакомой шляпной картонке.
        — Я не хотел так надолго оставлять его одного,  — объяснил Дэвид Тэфи.  — Ничего, если он побудет сегодня ночью здесь?
        Когда с этим вопросом обратились к миссис Сондерс, она вздохнула и согласилась: хотя в данный момент морские чайки не принадлежали к числу ее любимых птиц, вероятно, ничего не случится, если эта птица проведет здесь одну ночь. Тэфи совершила набег на кухню, набрала всяческих остатков пищи, и птица с жадностью набросилась на еду. После этого чайку привязали к ветке в саду, которой с веранды не было видно.
        В данную минуту Тэфи и Дэвид находились в комнате мисс Твиг, где шепотом обсуждали свой план.
        — Как по-вашему, не лучше ли выключить свет,  — спросила мисс Твиг, прихлопнув влетевшую в окно мошку, которую в просторечии именуют «летучим мельником», за то, что она словно припудрена пыльцой, как мельник мукой.
        — Не думаю,  — сказала Тэфи.  — Птица всегда подлетает к освещенным окнам. Ведь все рассчитано на то, чтобы люди ее увидели и испугались.
        — А что, если сегодня ночью она не появится?  — тревожно спросил Дэвид.  — Это будет типично мое везение. Вы-то можете предпринять новую попытку, но я ведь не могу каждую ночь тут оставаться.
        — Я думаю…  — начала мисс Твиг, но тут же тихонько — почти шепотом — вскрикнула от волнения.
        Перед окном металась взад-вперед чайка с распростертыми крыльями. Она была намного больше Среброкрылого, и глаза ее горели злым огнем при свете лампы.
        Однако времени разглядывать птицу не было. Мисс Твиг знала, какую роль ей предстояло сыграть, знали, что им делать, также и Тэфи с Дэвидом.
        Дэвид подошел к двери первым, но Тэфи быстрее его промчалась по верхнему коридору. Она первой ступила на чердачную лестницу и, мягко шагая, поднялась наверх. Дэвид шел за ней по пятам. Они добрались до чердака, и Тэфи нащупала рукой лесенку, ведущую к откидной дверце в крыше.
        Как они и думали, дверца стояла открытой.
        Тэфи ощутила подлинное ликование. Дух был пойман, загнан в надежную ловушку над их головой. Хотя мисс Твиг, которая должна высунуться из окна, чтобы поймать птицу, и предупредит тем самым об опасности того, кто находится на крыше, этот человек все равно не сможет скрыться иначе, как по лесенке, а лесенку они караулили.
        Тэфи взобралась наверх быстро. Она добралась до откидной дверцы и вошла через нее на «вдовью тропинку», которая находилась на самой вершине дома. Луна зашла за облако, но звезды светили достаточно ярко, чтобы можно было разглядеть перильца, ограждавшие «тропинку». «Тропинка» была пуста. Никакого «духа», которого можно было бы схватить, не оказалось. По ту сторону «тропинки» со всех сторон торчали крыши, наклоненные под разными углами к земле, и эти крыши также были пусты.
        — Никто не мог уйти,  — вскричала Тэфи.  — Совершенно невозможно, чтобы кто-то смог скрыться.
        Но кто-то все же скрылся. Либо растворился в воздухе — если духи все-таки существуют,  — либо ушел по покатым крышам «Сансет хауз», если это было человеческое существо.
        Ответ скоро стал для Тэфи ясен. Вдоль этих покатых крыш пролегал единственный путь спасения, и воспользоваться этим путем мог только один человек. Только один человек способен был избрать этот опасный путь. Наверняка это был тот мальчик, который мог пробежать по узенькому, высоко вознесенному над землей мосту Арч-Рок. Это не мог быть не кто иной, как Генри Фокс.
        — Я не хотела, чтобы это оказался Генри,  — почти рыдая, сказала Тэфи.  — Я этого не хотела!
        — Я думаю, что это был именно он,  — произнес столь же горестным тоном Дэвид.  — Пожалуй, теперь мы знаем, что произошло в ту ночь, когда кто-то ударил в гонг.
        Тэфи представляла себе все это достаточно ясно. Генри вошел в запертую комнату и выбрался оттуда через окно. После этого он вскарабкался на дерево, ветви которого касались крыши,  — то самое дерево, на котором она его однажды видела,  — а затем взобрался на крышу и дошел до «вдовьей тропинки». Оттуда он проник в дом и смешался с постояльцами, спускавшимися вниз.
        — Ну что ж,  — сказал Дэвид,  — здесь мы ничего сделать не можем. Пожалуй, лучше пойти обратно и посмотреть, что произошло с мисс Твиг.
        Они встретили ее у двери ее комнаты. Она торжествующе держала в руках чучело морской чайки, а в волосах у нее торчало множество перьев.
        — Я ее поймала!  — воскликнула она.  — Можете полюбоваться на все шнурочки, проволочки и прочие приспособления, с помощью которых ее спускали с края крыши.
        На то, чтобы отчистить мисс Твиг от перьев и шнурочков, понадобилось несколько минут.
        — Поймали вы духа?  — с тревогой спросила она.  — Надеюсь, вы не дали ему уйти!
        — Мы его не видели,  — сказала Тэфи.  — Он убежал по крыше.
        — Но мы думаем, нам известно, кто это,  — добавил Дэвид.
        На лестнице послышались шаги. Выглянув в коридор, Тэфи увидела мистера Богардуса и Генри. На лице мистера Богардуса не было обычной улыбки, а Генри выглядел уже не как непроницаемый индеец, а как испуганный мальчик.
        — На протяжении последних пяти минут,  — сказал мистер Богардс,  — я был занят тем, что складывал два и два. Я вошел в отель в тот самый момент, когда мисс Твиг схватила птицу и швырнула ее к себе в комнату, а после этого я поймал Генри, спускавшегося с крыши.
        — Генри!  — вскричала Тэфи,  — как ты мог сделать такую ужасную вещь?!
        Он отвернулся от нее, ничего не ответив.
        В конце коридора тихо отворилась дверь. Тэфи хорошо знала этот звук — он был одним из первых, которые она услышала в «Сансет хауз». Однако на этот раз Донна не закрыла дверь и не стала прятаться. Она вышла из комнаты и поглядела на птицу в руках мисс Твиг, потом на сурового мистера Богардуса и, наконец, на Генри.
        — Это не он виноват,  — сказала она, подходя к остальным.  — Я заставила его это сделать.
        — Но почему?  — воплем вырвалось у Тэфи.  — Почему тебе так хотелось причинить нам вред? Как ты могла быть такой подлой?
        — Донна,  — сказал мистер Богардус, и голос его был одновременно и суров и ласков,  — пожалуйста, сходи и приведи свою маму. А ты, Тэфи…
        Но Тэфи не пришлось идти за матерью. Миссис Сондерс уже поднялась по лестнице и находилась в коридоре.
        — Вот наша птица-дух,  — сказал мистер Богардус, кивая в сторону мисс Твиг, державшей в руках свою пленницу.  — Это одна из тех, что были в коллекции мисс Эрвин. Генри свешивал ее с крыши по ночам, чтобы пугать постояльцев,  — по-видимому, по наущению Донны.
        Тэфи заметила, как ее мать поджала губы.
        — Может, мы поговорим обо всем внизу — все мы — и доберемся до исходных причин.  — Она первой направилась в контору тети Марты, где к ним присоединились Донна и миссис Такерман.  — Мы можем побеседовать здесь,  — сказала миссис Сондерс. На щеках ее горели два ярких пятна.
        Взволнованная миссис Такерман толкнула первой в контору Донну. Мисс Твиг передала птицу мистеру Богардусу и поспешила удалиться, словно бы тайна перестала доставлять ей удовольствие. У дверей конторы Тэфи вдруг остановила ее мать.
        — Нет, детка. Об этом миссис Такерман, дядя Джерри и я — и, конечно, Донна и Генри — должны поговорить наедине.
        Тэфи уставилась на мать в ужасе.
        — Ты хочешь сказать, что в самом конце таинственной истории…
        — Тэфи!  — сказала миссис Сондерс таким тоном, что девочка поняла: лучше не спорить.
        Разочарованная, она следила за тем, как дверь перед нею закрылась. Ведь в конечном-то итоге тайну разгадали она, Дэвид и мисс Твиг. Они имели право находиться в той комнате, когда дело подошло к финишу.
        — Я думаю, может, твоя мама и права,  — нарушил тишину Дэвид.  — Если мы с тобой что-то такое замышляли, мы бы не хотели, чтобы об этом услыхала половина города. Может быть, Генри и Донне легче будет говорить, если нас при этом не будет.
        Тэфи вздернула голову.
        — Если они фактически, я имею в виду — фактически несовершеннолетние преступники, я не вижу, почему…
        — Мне нравится Генри,  — сказал Дэвид.
        Тэфи вздохнула.
        — Мне тоже. И мне почти всегда нравится Донна. Но как теперь они могут нам нравиться?
        — Я — пас,  — сказал Дэвид.  — Пойдем поглядим на Среброкрылого.
        Они сошли по ступенькам задней веранды и пересекли лужайку. Небо очистилось, и ночь была залита серебром. На середине пути через сад Тэфи положила руку на плечо Дэвида.
        — Погляди! Вон там на скале, около воды. Это — Селеста!
        Они тихо прошли по траве, и женщина на скале, похоже, не заметила их присутствия.
        — Селеста!  — окликнула ее Тэфи.  — О, Селеста, вы вернулись!
        Повариха подняла голову.
        — Только для того, чтобы подумать. Только чтобы установить для себя, если ли у меня какой-то выход.
        — Но он, конечно же, есть,  — сказала Тэфи.  — Теперь тайны более не существует. Никакой птицы-духа не было. Это было всего лишь чучело чайки из комнаты тети Марты. Генри спускал его на проволоке с крыши и водил перед окнами. Донна говорит, что это она заставила его это делать.
        Селеста горестно покачала головой.
        — В таком случае это манито заставил их так поступать. Злой манито.
        — Ох, Селеста!  — совершенно отчаявшись, воскликнула Тэфи.  — Не знаю, почему они это делали, но они это делали. Теперь вы можете вернуться в отель. Никаких неприятностей больше не будет.
        Но все мысли Селесты были теперь сосредоточены на Донне и Генри.
        — Может, я слишком много с ними разговаривала. У Донны очень развито воображение. Если бы я могла поверить, что все это действительно кончилось. Если бы я могла думать, что чайки снова полюбят «Сансет хауз»…
        — Тогда бы вы вернулись?  — спросила Тэфи с еле сдерживаемым волнением.
        — Если бы я могла в это поверить — да. Тогда я бы вернулась. Без «Сансет хауз» я не чувствую себя счастливой, но…
        — Подождите!  — вскричала Тэфи.  — Подождите здесь, никуда не уходите!
        Она схватила Дэвида за руку, оттащила его в сторону, так чтобы Селеста ничего не могла услышать, и начала что-то торопливо шептать. Затем она ринулась через лужайку и добежала до кухни.
        Последняя тарелка была уже вымыта, последняя кастрюля вычищена, безупречно чистая кухня была пуста. Тэфи зажгла свет и подошла к шкафу, в котором хранились консервированные продукты. Она нашла то, что ей было нужно, и достала открывалку. Затем она выключила свет и поспешила назад, к Селесте. Дэвид ушел за Среброкрылым. Птица, увидев их, наклонила голову набок и сердито растопырила крылья, как если бы она была недовольна тем, что ее потревожили.
        Однако его поведение мигом изменилось, стоило только Тэфи вытащить из банки сардинку и помахать ею перед его клювом. Он заглотил ее разом и окончательно проснулся.
        — Ладно,  — сказала Тэфи Дэвиду.  — Посмотрим, сработает ли это.
        Теперь она волновалась, но пыталась это скрыть, взойдя на скалы, где сидела Селеста. Ведь юная чайка знала Дэвида гораздо лучше, чем ее. Если этот план провалится, они могут потерять Селесту навсегда. А как важно было, чтобы она охотно и радостно возвратилась в «Сансет хауз»! В Селесте отель нуждался больше, чем в ком-либо другом.
        — Селеста,  — сказала Тэфи тоненьким голоском.  — Я хочу вам кое-что доказать. Я хочу вам показать, что чайки действительно любят семью Сондерс и «Сансет хауз».
        Она протянула банку сардин. Дэвид отпустил Среброкрылого, и птица вдруг взмыла в небо. С крыльями у него все теперь было в порядке, и он, как видно, полностью восстановил веру в свою способность летать. Он парил и кувыркался в воздухе, в восторге от своей свободы, от того, что он снова составляет единое целое с морем и воздухом.
        Он плавно спустился на воду и, отдыхая, замер на поверхности, недалеко от берега. У Тэфи сердце так и упало: неужто с тот самый момент, когда он больше всего был им нужен, они навсегда его потеряли?! Она позвякивала банкой сардин и снова и снова звала его по имени.
        — Среброкрылый! Посмотри-ка, что у меня для тебя есть, Серброкрылый!
        Она потеряла всякую надежду, когда он вдруг поднялся над водой, взмыл в небо, сделал несколько кругов у них над головой и спланировал прямо ей на плечо. Она чувствовала сквозь блузку его мокрые когти, но не дрогнула, держа банку с сардинами так, чтобы он мог до нее дотянуться. Он охотно склонился с ее плеча и стал вытягивать рыбки из банки. Когда банка опустела, он еще посидел какое-то время на ее плече, не проявляя ни малейшего страха. Когда он исчез в лунном свете, Тэфи снова услыхала мяукающие звуки, которые впервые познакомили ее с чайками острова Макинау. Она счастливыми глазами поглядела на Селесту.
        — Вы слышите? Он вовсе не просит о помощи. Он кричит: алло! алло! Он — наш друг, Селеста. И он расскажет остальным, как хорошо с ним обошлись в «Сансет хауз».
        Селеста медленно поднялась на ноги и остановилась, глядя на водный простор. А потом, не произнося ни слова, зашагала по лужайке.
        — Куда вы идете?  — крикнула ей вслед Тэфи.
        — Спать ложиться,  — бросила через плечо Селеста.  — Чтобы приготовить для «Сансет хауз» хороший завтрак, надо сначала как следует выспаться.
        Она что-то напевала себе под нос, и сквозь ночную тишь они расслышали — то была мелодия песенки «вояжеров».
        Когда она скрылась из виду, Тэфи закружилась в радостном танце.
        — Дэвид! Мы победили! Среброкрылый и мы.
        В отеле между тем в комнате тети Марты погас свет, и Тэфи прекратила свой танец.
        — Наверное, беседа закончилась,  — заметил Дэвид.
        Вдвоем, очень серьезные, они направились к веранде отеля. Несмотря на то, что в «Сансет хауз» не будет больше никаких неприятностей, и несмотря на то, что Селеста завтра вновь вернется на кухню, Тэфи вдруг почувствовала, что настроение у нее упало. Ведь оставались еще Генри и Донна. Невзирая ни на что, они ей нравились, и она понимала, что они попали в серьезную беду.

        ГЛАВА 21
        Тайне конец

        Время было гораздо более позднее, чем то, до которого Тэфи обычно разрешали не ложиться, но она сможет наверстать упущенный сон утром. Она села в постели, подложила себе под спину подушку и стала наблюдать за своей матерью, сидевшей у окна.
        Она немножко побаивалась, что мать прямиком отправится в постель и выключит свет,  — ведь ей хотелось задать столько вопросов! Но мать сидела у окна с таким видом, словно не торопилась уходить.
        — Почему Донна и Генри сделали это?  — с надеждой в голосе начала Тэфи.  — Как они могли?
        Какое-то время миссис Сондерс молча смотрела на освещенный мерцающим светом звезд сад «Сансет хауз».
        — Чтобы понять, как это случилось,  — сказала она наконец,  — придется вернуться немного назад. Бывали моменты, когда миссис Такерман чувствовала себя очень одинокой в «Сансет хауз». Постояльцы приезжали и уезжали, а близких друзей у нее не было. Вероятно, она говорила с Донной о нас, а также о тете Марте и о завещании задолго до того, как мы приехали на Макинау. Я думаю, она была уязвлена тем, что тетя Марта завещала отель племяннице, которую много лет не видела.
        — Я думаю, будь я на месте Донны, мне бы тоже не понравился наш приезд сюда,  — сказала Тэфи.
        — Дело было не только в том, что ей не нравился наш приезд сюда. Я думаю, что, сама того не желая, или не вполне отдавая себе отчет в том, что она делает, миссис Такерман внушила Донне, что если ей придется из-за отсутствия денег отказаться от своей балетной карьеры, то виноваты в этом будем мы.
        Тэфи вспомнила тот первый день, когда Донна во время ленча с таким жаром говорила о своем стремлении стать танцовщицей.
        — Я уверена, что миссис Такерман никогда не имела в виду причинить нам вред. Я не верю, что она отдавала себе отчет в том, какие идеи она внушала своей дочери. Кроме того, Донна прислушивалась и к Селесте, а потому была готова возложить на нас вину за что угодно.
        — Мне иногда казалось, что я ей нравлюсь,  — грустно сказала Тэфи.
        — Ты ей действительно нравишься, но внутри у нее творилась страшная неразбериха. Я не хочу этим сказать, что мы можем простить то, что она делала, но вообще-то в ней нет зловредности, так же как и в Генри. Воображение — вещь прекрасная, но его надо направлять в должную сторону, иначе оно доводит людей до беды.
        «В этом есть что-то немного пугающее,  — подумала Тэфи.  — Ведь у меня тоже богатое воображение».
        Но, раздумывая над этим, она сознавала, что она могла подчас делать глупости, как любая девочка или мальчик, но она никогда бы не стала пытаться причинить кому-либо вред. И она знала причину этого. Глядя через комнату на свою мать, она ощущала, как в груди ее нарастает теплая волна любви.
        Миссис Сондерс продолжала свой рассказ.
        — У Донны не было никакого определенного плана, хотя это она придумала, как Генри может напугать тебя в лесу. Потом разразилась буря, произошла эта история с чайкой, влетевшей в окно к сестрам Твиг. Когда она увидела, как сестры расстроились, она придумала, как напугать их настолько, чтобы заставить выехать из отеля. Для этого она заручилась помощью Генри.
        — Но почему Генри захотел ей помогать?  — спросила Тэфи.  — Он же не мог ничего иметь против нас.
        Миссис Сондерс вздохнула.
        — У него было основание, которое в то время казалось ему достаточным, хотя, я думаю, теперь он понимает, насколько все это было неправильно. Однажды, когда на тетю Марту нашло одно из посещавших ее время от времени настроений, из-за которых она меняла свое отношение к людям, она решила не оказывать Генри денежной помощи в изучении медицины. Но тут вмешалась миссис Такерман и спасла ситуацию для Генри. Донна на этом сыграла. Она указала Генри на то, что теперь ему предоставляется возможность вознаградить ее мать за то, что она для него сделала.
        — Я уверена, что он в душе не хотел этого делать,  — быстро произнесла Тэфи.
        — Я не думаю, чтобы ему хотелось, но ведь за ним никто не приглядывал, кроме Селесты, а у нее в голове было больше самых нелепых идей, чем у кого бы то ни было. Так или иначе, когда Донна сказала, что ей хотелось бы проникнуть в «птичью» комнату и посмотреть, чем бы там можно было воспользоваться, Генри сказал ей, где Селеста спрятала ключ после смерти тети Марты. Он отправился в «Пушечное ядро» и достал его, а вместо настоящего ключа положил другой.
        — А что насчет скелета летучей мыши в постели мисс Твиг?
        — Это было делом рук Донны. На этом она не остановилась. Помнишь ту ночь, когда вы с ней спали внизу, в конторе?
        Тэфи энергично кивнула.
        — Так, значит, в ту ночь это была Донна! Она притащила сандвичи, чтобы меня одурачить. А потом выключила всюду свет и забралась в запертую комнату.
        — И сняла с постамента чучело чайки,  — добавила миссис Сондерс.  — Когда ты подошла к двери и открыла ее, она подумала, что ее поймали, но ты побежала к лестнице, а она заперла дверь и спрятала чайку у себя под кроватью. А потом она помешала тебе разбудить весь дом.
        Теперь Тэфи ясно видела всю картину. Ее немного сердила мысль, что одурачить и напугать ее оказалось так легко, но в то же самое время она не переставала испытывать к Донне чувство сожаления.
        — Когда постояльцы начали покидать отель,  — продолжала миссис Сондерс,  — Генри встревожился. Мне кажется, он питал к нам искреннюю приязнь. Но когда начинаешь творить что-то скверное, беда состоит в том, что трудно бывает остановиться. Они с Донной поссорились в тот день, когда состоялась экскурсия на Арч-Рок, и Донна пообещала, что, если он еще какое-то время будет продолжать помогать ей, всей этой истории будет положен конец. Рассказ дяди Джерри про гонг подал ей еще одну мысль.
        Тэфи снова кивнула.
        — Я знаю. Это сделал Генри, не правда ли? Это он взял дубинку и ударил в гонг? И он ушел через запертую дверь и дальше — по крыше?
        — Да, и, конечно, именно Генри спускал с крыши на проволоке чайку, водя ею мимо окон. Но идеи во всех случаях принадлежали Донне.
        — Что с ними будет?  — спросила Тэфи, добавив: — Все это выглядит просто ужасно!
        — Это действительно ужасно,  — согласилась миссис Сондерс.  — Я думаю, теперь они полностью это осознали. Но, как и всякому, кто творит зло, им придется понести наказание.
        — Какое наказание?
        — Дядя Джерри считает, что лучше всего им самим выбрать для себя наказание. Донна на время откажется от танцев — то есть от того, что она любит больше всего на свете. И я уверена, что Генри выберет для себя какую-нибудь столь же суровую кару.
        — Наверное, я теперь не могу больше с ними играть?  — грустно спросила Тэфи.
        — Почему же нет? Конечно, можешь. Им как раз сейчас нужны друзья. Не заносчивые, надменные друзья, а просто друзья.
        — А как насчет дяди Джерри?  — с облегчением спросила Тэфи.  — Как ты думаешь, он купит отель?
        — Уверена, что купит.
        — А что ты скажешь о миссис Такерман?
        — Выключи свет и иди сюда,  — прошептала через плечо миссис Сондерс.
        Тэфи послушалась, подошла к окну и остановилась около матери. Внизу по саду прогуливались двое — довольно высокая женщина и пухленький маленький мужчина.
        — Донне нужен отец,  — сказала миссис Сондерс.  — И я думаю, что, когда здесь в отеле будет жить и присматривать за всем дядя Джерри, у Генри Фокса будет больше шансов вырасти хорошим юношей. А теперь — марш обратно в постель! Больше ни одного вопроса, ни единого слова!
        Тэфи хотелось остаться у окна и смотреть на миссис Такерман и дядю Джерри. И уж ей вовсе не хотелось прекращать разговор — так бы всю ночь и проговорила! Но в голосе матери прозвучала хорошо ей знакомая властная нота, которой нельзя было не повиноваться. Она пробежала через комнату, прыгнула в постель и с головой накрылась одеялом.
        Сегодня она была рада, что существует «материнский голос», к которому она может прислушиваться. Это он все приводил в надлежащее равновесие; ему можно было полностью довериться, на него можно было положиться.
        Завтра на острове Макинау начнется новый день — ничем не замутненный день,  — с изумительными тропинками, по которым можно брести, с новыми пейзажами, которыми можно любоваться. Где-то далеко впереди, в сентябре, снова будет Чикаго и папа, а потом наступит и тот день, когда все три члена семьи Сондерс будут жить вместе в своем собственном доме.
        «Хорошо,  — подумала Тэфи,  — когда тайне приходит конец».

        ТАЙНА КРАСНОГО ПРИЛИВА

        РЕБЯТА НАЗЫВАЮТ МЕНЯ КЕЛЛИ

        Когда в ту ночь Томми Келли сошел с автобуса в Сан-Диего, холодный белый туман с моря окутывал мир. Час был поздний, в автобусе он успел заснуть. Издалека доносился низкий вой — ревуна, решил он. В полусне он вошел в автовокзал и опустился на скамью в зале ожидания. Через некоторое время он заметил, что молодая женщина за столом не другом конце зала за ним наблюдает. Вскоре она подошла к нему и, улыбнувшись, села рядом с ним.
        — Привет,  — сказала она.
        Томми посмотрел на нее с опаской — его много раз предупреждали, чтобы он был осмотрителен с незнакомыми людьми.
        — Привет,  — ответил он.
        — Все в порядке?
        — Да, мэм.
        — Тебя должны встретить?
        — Угу. Дядя Майк.
        — Отлично. Я из Бюро помощи приезжим. Если тебе что-нибудь понадобится, я вон за тем столом.
        Томми поблагодарил ее, хотя и удивился. У него было немного денег, и он знал, где находится туалет. Что еще может ему понадобиться? Дома он часто на целый день уходил в лес и ему ничего не требовалось, а когда отец уезжал по делам, он готовил обед для Кэт и Донни, его братишки и сестренки. Городские ребята, с которыми он был знаком, были жутко беспомощны. Может, она подумала, что он такой. Он пожал плечами и прислонился к спинке, думая снова заснуть.
        Но тут в вокзал торопливо вошел Майк Уоррен, его дядя — добродушный, коренастый, чем-то напоминающий медведя человек невысокого роста. Томми видел его в первый раз. Он потряс Томми руку и понес его чемодан к старому грузовичку, стоявшему у выхода. Томми забрался в кабину и заснул, как только они тронулись.
        Проснулся он, когда они остановились перед непривычного вида старым домом. Листья высоких чахлых пальм обвисали в тумане. Под самой крышей светилось окошко в форме звезды из цветного стекла, окрашивая туман красными, зелеными и голубыми лучами. Томми зачарованно глядел на нее, пока дядя не тронул его за плечо.
        — Идем-ка, Шкипер,  — сказал он.
        Как во сне, Томми последовал за ним в дом.
        На кухне тетя Луиза крепко обняла его и поцеловала, потом посадила пить горячее какао с поджаренным хлебом. Когда он поел, они отвели его наверх, уложили спать и ушли. Он блаженно вздохнул и улегся поудобнее на матрасе. До чего же хорошо! Уже несколько дней у него не было возможности вытянуться по-настоящему. Засыпая, он вспомнил своего кота и пожалел, что не мог взять его с собой в Калифорнию.
        Когда утром он открыл глаза, то долго не мог понять, где находится. Он оглядел незнакомую комнату. На стене висела теннисная ракетка с порванными струнами. В углу на тумбочке стоял небольшой аквариум. Пестрые рыбки тыкались в стекло, словно ища выход. У комнаты был странный покатый потолок, как в палатке. Затем он увидел звезду из цветного стекла и вспомнил, где находится.
        В Калифорнии, в трех тысячах миль от Кентукки! Одиночество вползло к нему в постель, словно собака с мокрыми лапами. Дома давно дела шли плохо. Угольная шахта, где отец служил управляющим, уже несколько лет терпела убытки. Шахтеров часто сокращали. Затем, зимой, все окончательно рухнуло. Умерла мама; шахты закрылись. Теперь его отец рубил дрова и пробавлялся другими случайными работами.
        Однажды он спросил Томми:
        — А что, если ты поживешь у моей сестры и ее мужа в Сан-Диего? Мы, Келли, должны выбраться из этой дыры — по очереди, если нельзя иначе. Твой дядя написал, что ты сможешь помогать в его деле. У него дочка, твоя ровесница, так что тебе будет с кем играть. Но только помни, ты должен работать на совесть.
        Через неделю Томми уже ехал в автобусе.
        И вот теперь он здесь, далеко от своей семьи, на другом конце страны, и не знает даже, будут ли дядя с тетей его любить. И в каком деле может помочь одиннадцатилетний мальчик.
        Но пока он лежал так, наблюдая, как теплый ветерок колышет оконный занавески, и солнечный свет пробирается в комнату, на душе у него становилось легче. Снизу до него доносился запах жарящейся грудинки и голос девочки. Кровать была такая теплая и мягкая, словно он лежал на большой кошке. Вот-вот замурлычит. Дома он спал на раскладушке.
        Он услышал голос тети:
        — Я, пожалуй, разбужу его. Ты ведь хотел выйти пораньше?
        — Да,  — ответил дядя Майк.  — Полный отлив в десять минут двенадцатого, и я не хочу опоздать.
        — Только уж очень он щупленький!  — сказала тетя.
        Дядя Майк усмехнулся.
        — Да уж, будь у него на макушке крючок, Джилл могла бы прицепить его на свой браслет с талисманчиками.
        — Хорошая еда сделает свое дело,  — решительно заявила тетя Луиза.  — Подумай только, как питается эта несчастная семья — ни денег, ни хозяйки в доме!
        Когда тетя вошла в комнату, Томми лежал лицом к стене. Папа готовил очень вкусно. И не его вина, что он ростом маловат. Папа всегда говорил, что Келли растут медленно.
        Тетя тронула его за плечо.
        — Томми, пора вставать, милый.
        Томми не шевельнулся и покрепче зажмурил глаза. Он услышал, как тетя наклонилась над ним, проверяя, проснулся он или нет.
        — Ребята называют меня Келли,  — пробормотал он.
        — Что?
        — Они называют меня Келли, а не Томми.
        — А… Ну так и мы тоже будем называть тебя Келли? Завтрак готов, милый; а потом вы с дядей и Джилл сразу пойдете на пляж.
        Завтракали они в уютной светлой комнате над залитым солнцем садом, и когда он вошел, тетя как раз ставила тарелку с овсянкой перед пустым стулом. Туман рассеялся, но с больших листьев пальм все еще стекали капли, словно их хорошенько обдали из шланга. Томми остановился у своего стула. Напротив сидела девочка его возраста и с пристальным интересом рассматривала его. Ее белокурые косички были завязаны красными ленточками. Вздернутый нос придавал ей веселый и даже озорной вид. Он понял, что это его двоюродная сестра Джилл.
        — Привет, Томми!  — сказала она.  — Я рада, что ты будешь жить у нас.
        — Спасибо,  — еле слышно проговорил Томми.
        По взгляду тети Томми был почти уверен, что ему полагается поцеловать Джилл. Но он быстро сел на свое место, прежде чем она успела что-нибудь сказать. Джилл вроде бы только обрадовалась.
        — Томми хочет, чтобы его называли Келли,  — сказала тетя Луиза.  — Это его прозвище.
        — Келли,  — задумчиво повторила Джилл.  — Ладно.  — Она пожала плечами и зачерпнула ложку овсянки. Когда она подносила ее ко рту, талисманчики на ее браслете звякнули. Томми вспомнил, что сказал дядя о крючке на его макушке. Хорошо, что он попросил называть себя Келли. К такому имени крючок так просто не приделаешь.
        — Как там у вас на Востоке, Том… то есть, Келли?  — спросила Джилл. Она хихикнула и посмотрела на мать, которая нахмурилась.  — Я спрашиваю, чем ты занимался?  — сказала она.
        Томми задумался. Он много чем занимался. Но ведь она-то спрашивает о чем-то интересном.
        — Я ставил ловушки,  — сказал он.  — На пушных зверей, а шкурки продавал.
        Джилл опустила ложку.
        — Ух ты! А это не опасно?
        Томми пожал плечами.
        — Нам были нужны деньги.  — Он не сказал, что самым крупным зверем, которого он поймал, был хорек размером с небольшую кошку.  — А ты чем занимаешься?
        — Много чем. Вот сегодня будем ловить морских животных на отмелях. Ну, там, морских звезд и прочее. Папа их заспиртовывает и продает.
        — Как вы их ловите?  — с интересом спросил Томми.
        Джилл оскалилась и изогнула пальцы, точно когти.
        — Голыми руками!  — сказала она.  — В прошлом году меня укусил осьминог. Папа спас меня.
        Томми выпрямился и потрясенно уставился на Джилл. Ему представилось, как это чудовище медленно выползает из грота и хватает проплывающую мимо девочку. Но тетя Луиза засмеялась.
        — Спас?!  — сказала она.  — Ну уж, в нем и было-то всего восемь дюймов! Отец просто снял его с твоей руки.
        — У меня до сих пор шрам от укуса,  — заспорила Джилл и протянула Томми руку через стол. Он внимательно осмотрел ее ладонь. Да, вот он, крохотный белый шрам.
        — Очень даже заметный,  — ободряюще сказал он.  — А я не знал, что они кусаются.
        — У них на брюхе клюв, как у попугая. Испугаются и давай кусаться.
        Открылась внутренняя дверь, и через комнату прошел дядя Майк, неся два розовых полиэтиленовых ведерка и сачки. Оказалось, что лицо у него загорелое, как у моряка. Вчера вечером на нем был костюм, но сегодня он был одет в выцветшие шорты, гавайку с короткими рукавами и такие драные теннисные тапочки, каких Томми в жизни не видел. Проходя мимо Томми, он ухмыльнулся и взъерошил ему волосы.
        — Как чувствует себя сегодня наше Чудо Кентукки?  — дружески спросил он.
        — Прекрасно,  — ответил Томми. «Чудом Кентукки» назывался сорт фасоли, но это был знаменитый сорт, и он не обиделся.
        — Старт через десять минут,  — сказал дядя с порога.  — Форма одежды: купальные костюмы и болотные сапоги.
        — Идем в Бухту Контрабандистов?  — спросила Джилл.
        — Да. Вода там сегодня очень низкая.
        Бухта Контрабандистов! В восторге Томми представил себе небольшой залив, вокруг пальмы, на песчаный берег вытащен баркас, черноволосые мужчины с повязками на одном глазу уносят в джунгли большие ящики.
        — А где находится Бухта Контрабандистов?  — спросил Томми вслед дяде.
        — У конца Маячного мыса,  — ответила Джилл.  — Она так далеко от шоссе, что серфингисты и аквалангисты там редко появляются, и литоральные лужи там замечательные.
        — А что, в Сан-Диего есть контрабандисты?  — спросил Томми.
        Тетя Луиза улыбнулась.
        — Нет. Но в старину моряки прятали там вещи, запрещенные для ввоза. Одно время они даже тайком привозили рабочих из Китая.
        Джилл отставила тарелку и выскочила из-за стола.
        — Побыстрее надевай шорты!  — скомандовала она Томми.  — У тебя в стенном шкафу есть старые теннисные тапочки. Надень их, а то камни там очень острые.
        Томми побежал наверх и переоделся. Однако, когда он вынул теннисные туфли, оказалось, что они красные и очень открытые. Шнурки тоже были какие-то не такие. Девчачьи! Наверное, старые туфли Джилл. Сморщив нос, он вернул их в стенной шкаф и надел свои собственные туфли. В такую теплынь можно ходить по пляжу босиком, а кожа в него на ногах загрубелая.
        Во дворе хрюкнул автомобильный гудок. Томми бегом спустился вниз и вылетел во двор. Джилл помогала отцу загружать в кузов красного грузовичка бутылки и ведерки. Воздух был прохладный, свежий и какой-то незнакомый. У него был солевой тропический привкус. Томми овладело странное ощущение, будто в животе у него забегали мурашки.

        БУХТА КОНТРАБАНДИСТОВ

        Дядя Майк вел машину по узкому шоссе. В кузове погромыхивал груз, а коробка передач скрежетала так, будто в ней мололи кофе. Томми не отрываясь смотрел вперед, стараясь не пропустить момент, когда перед его взором откроется прославленный Тихий океан, но долгое время все вокруг оставалось таким, будто они ехали по краю пустыни. Земля была рыжей и спекшейся. Обочины заросли жестким колючим кустарником.
        Наконец он спросил:
        — А где же океан?
        — Скоро приедем,  — ответил дядя Майк.  — Однако сначала ты увидишь порт Сан-Диего. Маячный мыс отгораживает его от океана. Бухта, в которую мы едем, лежит по ту сторону мыса. Томми с сомнением посмотрел на поросшие кустарником холмы.
        — А разве это мыс? Я думал, мысы совсем другие,  — сказал он.
        — Так ведь он очень большой. На карте он выглядит как самый настоящий мыс.
        Потом дорога вывела их на гребень холма, и дядя Майк остановил грузовичок, чтобы Томми мог взглянуть на порт. У него перехватило дыхание, когда он увидел ослепительный блеск голубой воды внизу. Порт занимал огромную бухту в форме подковы. Вдоль берега стояли на якоре серые военные корабли, а в центре находился плоский остров-аэродром. Вдали над водой вставали силуэты высоких зданий.
        Дядя Майк указал на огромный корабль, окруженный полдюжиной подводных лодок.
        — База подводных лодок,  — сказал он.  — В том числе и ядерных. По нижней дороге мимо базы можно подъехать к маяку, построенному еще испанцами. Он так же стар, как новы эти лодки. Лично я предпочитаю старые вещи новым. И, слава богу, здесь еще хватает мест, где не увидишь ничего, кроме кустарника.
        Он снова включил передачу, и грузовичок, погромыхивая, поехал дальше.
        — Ты когда-нибудь видел индейское кладбище?  — спросила Джилл.
        Томми быстро повернулся к ней.
        — Кладбище?
        — Ну да — их в кустарнике много. Только они на наши кладбища не похожи. Просто лежат кости, старые ракушки и старые индейские скребки.
        — А сегодня мы хоть одно увидим?  — спросил Томми.
        — Боюсь, сегодня у нас на это не будет времени,  — сказал дядя Майк.  — В следующий раз мы захватим с собой Вуди, приятеля Джилл. Вуди специалист по индейцам.
        Джилл засмеялась.
        — Вуди занимается раскопками — все надеется отыскать индейские глиняные горшки. Но эти индейцы глиняных горшков не делали. Они были совсем дикари. Но Вуди не желает верить. Он твердит одно: если у них хватало сообразительности делать жернова, то могли и горшки лепить.
        Шоссе сузилось. Асфальт кончился. На повороте передние колеса чуть было не застряли в глубоких колеях. Неожиданно дядя Майк крикнул:
        — Держись!  — Он нажал на клаксон и резко затормозил. Томми и Джилл напряглись, грузовичок подпрыгнул и остановился. Мотор смолк.
        Два подростка в джемперах и шортах испуганно отскочили на обочину, а потом перевели дух и засмеялись.
        — Эти ребята нам знакомы, а, Джилл?  — спросил дядя Майк.
        — Они занимаются серфингом,  — ответила Джилл.  — Я видела их на пляже Мишн-бич.
        — А я видел, как они ныряли с аквалангами в Бухте,  — сказал ее отец.  — Ребята, если вам приспичит попасть под машину, лучше способа не придумать: стойте вот так перед слепым поворотом и дождетесь.
        Подростки подошли к грузовичку справа и слева. Лет им было шестнадцать-семнадцать. Оба сильно загорели. У одного, пониже ростом, волосы выгорели почти до белизны. У другого, темноволосого, за ушами были совсем седые пряди. Томми подавил смешок. Эти пряди были точь-в-точь метки белоголовой овсянки.
        — Вы как раз вовремя,  — сказал темноволосый мальчик.  — У нас машина заглохла.
        — Куда вы направляетесь?  — спросил дядя Майк.
        — В Бухту Контрабандистов. Мы остановились на боковой дороге проверить, нельзя ли проехать напрямик. А потом не смогли завести машину. Если вы нас толкнете, я думаю, мотор заработает.
        — Далеко отсюда?
        Ответил белоголовый парень:
        — Около четверти мили.
        — Далековато, сейчас не смогу,  — ответил дядя Майк.  — На обратном пути возьмем мой аккумулятор и попробуем завести ваш мотор. А сейчас мы спешим.
        Черноволосый застонал.
        — А сколько вы пробудете в Бухте?  — спросил он.
        — Два-три часа.
        — Три часа! Послушайте, папаша,  — начал он уговаривать,  — это же много времени не займет. Если мы оставим машину там, у нас могут выйти неприятности.
        Дядя Майк внимательно посмотрел на него.
        — Как тебя зовут, сынок?
        Парень замялся.
        — Бурый,  — буркнул он.
        Дядя Майк взглянул на второго, и тот ответил:
        — Седой.
        — Ну, а меня зовут мистер Уоррен. Буду рад помочь вам, но только на моих условиях. Во-первых, следите за своими манерами. А во-вторых, в любом случае помогу на обратном пути, не раньше.
        Бурый подмигнул своему приятелю.
        — Ну, конечно, не затрудняйтесь так ради нас, мистер Уоррен,  — сказал он.  — Это же будет ужасно, если вы искупаетесь на полчаса позже или отложите другое, такое же дело.
        Дядя Майк ответил спокойным тоном:
        — Я еду не на пикник, Бурый. Я морской биолог и не хочу упустить отлива. Если хотите, поедем с нами, не буду возражать — может, вам даже понравится собирать с нами морских животных в литоральных лужах. А на обратном пути мы вам поможем.
        — Большое спасибо!  — насмешливо воскликнул Седой.
        Бурый покачал головой.
        — Мы ведь хотим не покупать у вас аккумулятор, а только позаимствовать на пять минут.
        — А того гляди, и вовсе без него останетесь,  — сказал дядя Майк, включил передачу, и они тронулись.
        — Держу пари, папаша, мы будем там первыми!  — крикнул Бурый.
        — Ставлю треску, они будут болтаться у дороги, когда мы будем возвращаться,  — сказал дядя Майк.  — В кустарнике станций обслуживания не так уж много.
        Слева появилась боковая дорога, частично заслоненная травой и кустами. Томми увидел на ней свежие следы шин. Возле дороги висела доска с надписью:

        ПРОЕЗД ЗАПРЕЩЕН. ВОЕННАЯ ДОРОГА

        Джилл кивнула на доску:
        — Видишь? Они вообще не должны были сворачивать на эту дорогу. Это старая дорога на военно-морскую базу.
        — Может, поедем быстрее,  — сказал Томми.  — А то как бы эти нахалы нас не обогнали.
        — Если они воспользуются одним из старых туннелей,  — ответил дядя Майк,  — то опередят нас на полчаса. Так что не надейся выиграть сегодня гонки.
        Томми даже заморгал от удивления.
        — Какие туннели?  — спросил он.
        — Тут под землей целый лабиринт туннелей. Мы сейчас как раз едем над одним. Видишь ли, когда началась вторая мировая война, по склонам холмов были установлены пулеметы и артиллерийские орудия для обороны. Затем были выкопаны туннели, чтобы солдаты могли приходить и уходить незаметно. Конечно, теперь здесь остались только туннели и мешки с песком.
        — Мыс внутри просто весь изрыт!  — сообщила Джилл с восторженной дрожью в голосе.  — Как будто суслики величиной с лошадь сто лет рыли в нем свои ходы.
        Ее отец рассмеялся.
        — Я бы не хотел, чтобы такие суслики завелись у меня в саду!
        — Но ведь это же правда. Мои знакомые мальчики попробовали вернуться из бухты через туннели, но заблудились и чуть не погибли от голода, пока не нашли выход.
        — Вот потому-то Уоррены,  — сказал дядя Майк,  — продолжают ездить через холмы. Знакомый путь всегда быстрее, и, как видишь, мы еще не погибли от голода. А кроме того, я боюсь наткнуться там на суслика величиной с лошадь.
        Вскоре дорога уперлась в заросли. Дети вылезли из кабины и огляделись. Джилл ткнула пальцем.
        — Вот там туннель, и вот там тоже…
        Но Томми ничего не видел за густыми стенами толокнянки и протеи. Он радостно вдыхал теплый запах полыни. Кладбища и контрабандисты! Туннели, в которые нельзя входить! По его коже забегали восхитительные мурашки.
        Дядя Майк забрался в кузов и стал распределять груз. Томми получил два ведерка с сачками и разнообразными пластмассовыми банками. Джилл взяла свои ведерки и побежала по тропинке через кусты. Томми подождал дядю, который спрыгнул на землю, пошел было за дочерью, но потом вдруг остановился и задумчиво поглядел на грузовичок.
        — Что случилось?  — спросил Томми.
        — Я вдруг подумал… Ведь украсть аккумулятор ничего не стоит, а с этих парней такое станется. Но он слишком тяжелый, так что придется рискнуть.
        Они долго поднимались по крутой тропе. Томми весь вспотел. Густой кустарник, изгородью тянувшийся по сторонам тропы, не пропускал ни единого дуновения ветерка. Они постояли, переводя дух, а потом пошли дальше. Вскоре тропа выровнялась, а затем начался спуск. И воздух сразу изменился, и стал таким прохладным, что Томми понял: гребень остался позади, и они уже спускаются по склону, выходящему в открытый океан. Они нагнали Джилл у небольшой прогалины. Она сидела на земле раскрасневшаяся, запыхавшаяся. Томми обрадовался, что можно поставить ведра на землю и отдохнуть. Оглядевшись, он увидел у края прогалины самодельный указатель. На нем было написано: «Уступ Ой!»
        — Что это значит?  — спросил он дядю.
        — Пойди и посмотри.
        Томми подошел к указателю. Между кустами был просвет, и за ним сверкала синева.
        — Океан!  — закричал он, протиснулся сквозь кустарник и вытаращил глаза. Мир вокруг был голубым и синим — синева воды и голубизна неба. На горизонте их разделяла туманная дымка. Он услышал шорох волн, накатывающих на песок и камни далеко внизу. У него вырвался вздох.
        — Ой!  — сказал он. И засмеялся. Теперь он понял, почему они назвали уступ «Ой!».
        Дядя Майк указал ему на полукруглую бухточку прямо под ними. Два скалистых рифа, точно клешни краба, защищали ее от открытого моря.
        — Бухта Контрабандистов,  — сказал он.  — И нам давно пора быть там. Пошли!
        Тропа нырнула в расселину, зигзагами спускавшуюся к пляжу. Иногда им приходилось перешагивать через мутные ручейки, струившиеся по дну расселины, или протискиваться между выступами песчаника. Томми понял, почему находилось не много желающих приезжать сюда на пикник или купаться.
        Джилл бежала впереди, и он с трудом поспевал за ней. Они остановились на каменном выступе над самым золотым пляжем. Все вокруг было таким ярким и нереальным, что Томми замер от удовольствия. Ощущение было такое, точно разглядываешь сквозь дырочку в старинном пасхальном яйце заключенный в нем миниатюрный мир. Стайки береговых птиц бродили на длинных ногах по песку, опуская в него клювы в поисках корма. Дальше за пляжем тянулись камни, водоросли, а за ними простиралась бесконечная синь воды.
        Томми, как завороженный, смотрел на океан, и вдруг что-то заставило его скосить глаза. В одной-двух милях от берега длинная полоса бурой воды пересекала чистую голубизну. Он указал на нее.
        — Почему воды бурая, дядя Майк?
        — А, так ты уже приобрел «морской» взгляд,  — заметил его дядя.  — Мы называем это «красным приливом», хотя вода вовсе не красная, и это вовсе не прилив. Такой цвет воде придают миллионы размножающихся в ней крошечных организмов. Обычно берега вода достигает уже чистая — это хорошо, потому что такая вода не только мутная и дурно пахнет, но в ней погибают рыбы и другие животные, которых мы ловим.
        Джилл спустилась с выступа и побежала по пляжу, ее косички развевались на ветру. Томми продолжал вглядываться в горизонт, ощущая себя испанским мореходом. Ему в лицо бил прохладный соленый ветер, наполненный запахом водорослей. Неожиданно ему тоже захотелось пронестись по пляжу, шлепнуться на песок, плюхнуться в воду и громко смеяться.
        Он уже было собрался погнаться за Джилл, когда вспомнил слова отца: «Но только помни. Ты должен работать на совесть». Они пришли сюда не для игр; они пришли сюда работать. Он стал серьезным. Они с дядей Майком спустились на пляж и пошли за Джилл.
        — Ну, как тебе тут?  — спросил его дядя Майк.
        — Отлично,  — ответил Томми убежденно.
        Деловитой походкой они шагали по пляжу, а Джилл прыжками неслась впереди.
        Над песком у края воды возвышался огромный плоский камень, формой напоминающий рояль. Дядя Майк забрался на него, Томми последовал за ним.
        — Вещи оставим здесь,  — сказал дядя,  — чтобы до них не добралась вода, если начнется прилив, а мы будем далеко.
        — Кто-то уже оставил здесь свои вещи,  — заметил Томми, указывая на одежду на другом конце камня. Дядя Майк приподнял рваный джемпер и усмехнулся.
        — Наши друзья нас все-таки обогнали и уже купаются. Эти джемперы я всегда узнаю.
        Теперь и Томми узнал их. Рукава были обрезаны выше локтей, и вид у джемперов был такой, словно их владельцы слыхом не слыхивали о существовании мыла. Он обернулся, оглядывая бухту, но она была пуста.
        — Наверное, ныряют вон там за скалами,  — сказал дядя Майк.  — При отливе там можно поймать крупную рыбу. А при высокой воде камень, на котором мы сейчас стоим, уходит под нее почти весь.
        Томми окинул взглядом пляж, с трудом веря, что вода может подняться так высоко. Казалось, песок лежал здесь века, сверкающий и сухой. Между пляжем и глубокой водой тянулась широкая полоса черных камней и водорослей. Здесь можно было здорово проводить время — перепрыгивая крошечные каньоны и переходя вброд миниатюрные речки. Должно быть, вначале это была одна огромная каменная плита. Затем силы природы раздробили ее на куски. Трещины расширились, превратились в темные канавки, где росла трава, и плавали рыбки. В плоских камнях появились выбоины. Он заметил, что всякий раз, когда вдали на камни бесшумно накатывала вода, канавки набухали.
        Джилл поставила бутылки с оранжадом в лужу, чтобы они не нагрелись. Пока ее отец разбирал снаряжение, Томми снял ботинки и спрыгнул на песок. Почувствовав под ногами его теплоту, он вновь ощутил нетерпеливое желание бегать и кричать…
        Джилл вернулась и посмотрела на него, глаза ее лукаво блестели. Безо всякого предупреждения она толкнула его так, что он шлепнулся на песок и разинул рот от удивления. А она, смеясь, помчалась по пляжу, и косички прыгали у нее за плечами. Томми поднялся на ноги и смущенно посмотрел на дядю, не зная, что делать. Ну, он догонит Джилл, а что потом? Оттаскать ее за волосы? Отругать?
        Дядя Майк вздохнул.
        — Давай! Она думает, что ты ее не догонишь. Пока ты не покажешь ей, на что способен, она тебя в покое не оставит.
        — А вам я не нужен?  — спросил Томми.
        — Пока нет.
        Томми помчался по пляжу. Мышцы его ног работали вовсю. Ноги зарывались в песок, а руками он размахивал так, как будто боксировал. Усталость и напряжение, накопившиеся в его теле за долгие дни путешествия в автобусе, оставляли его. Джилл обернулась, взвизгнула и побежала быстрее. Но он все равно нагонял ее. Наконец она свернула на мягкий сухой песок у скал. Томми догнал ее и схватил за руку. Джилл извернулась, вырвала руку, снова толкнула его и, смеясь, убежала. Томми вскочил и снова догнал ее. На этот раз он обхватил ее колени, и они, хихикая, повалились на песок.
        Томми не знал, то ли ущипнуть ее, то ли защекотать. И вдруг смутился, выпустил ее и встал. Джилл тоже встала и посмотрела на него с недоумением. Они отряхнулись от песка.
        — Лучше пойдем, поможем твоему отцу,  — сказал он деловито.
        — Конечно.
        Они пошли обратно по песку.
        — Ты что, никогда не играешь?  — спросила Джилл.
        — Конечно, играю. Но я хочу помогать твоему отцу, а еще даже не знаю как.
        — Это-то просто,  — сказала Джилл.  — Смотри!
        Она сбежала с песка на полосу камней, покрытых водой. Осторожно шагая по ним, она добралась до широкой наклонной плиты. Следуя за ней, Томми почувствовал, что камни предательски покачиваются у него под босыми ногами. Многие были облеплены острыми коническими ракушками. Они больно впивались ему в подошвы, и он обрадовался, когда добрался до плиты. Ее поверхность напоминала огромный кусок швейцарского сыра. Некоторые отверстия были не больше сложенных чашечкой ладоней. В других вполне можно было хоть ванну принять. Джилл встала на колени возле лужи, наполненной морской водой.
        — Вот это и есть литоральная лужа,  — сказала она.
        Когда Томми наклонился над лужей, даже рот раскрылся у него от восторга. Он словно смотрел в прекраснейший круглый аквариум, наполненный кристально чистой морской водой. Крошечный кусочек океана, оставленный отливом. Дно лужи блестело мелкими осколками ракушек, которые волны переработали в грубый песок. Между обломками камней в розовых и зеленых пятнах колыхались лиловатые водоросли. Среди них сновали крошечные рыбки.
        Джилл махнула рукой в сторону отмелей.
        — Все эти ручьи тоже литоральные лужи. Длинные водоросли называются «валлиснерия». В таких лужах обитают десять тысяч миллионов всяких живых существ, и папа ловит тех, которые ему нужны, и заспиртовывает их. Вот и все.
        Она заметила недоверчивое выражение на лице Томми и энергично закивала головой.
        — Не меньше десяти тысяч миллионов!  — решительно повторила она.  — Осьминоги, и моллюски, и рыбы, и улитки, и… да недели не хватит всех перечислять. Миллионы из них еще даже не классифицированы. Попроси папу показать тебе под микроскопом планктон. Это очень красиво… Ой, он нам машет. Пошли!

        ТАИНСТВЕННЫЙ СМИТ

        Томми увидел, что дядя Майк переобувается. Ему не терпелось поскорее начать ловить рыбок и выискивать под камнями морских звезд. Может, ему удастся найти что-нибудь очень редкое, и дядя сможет продать животное за большие деньги. Папа всегда говорил, что у него орлиные глаза, и он сможет разобрать буквы в книге, даже если ее будут держать на другой стороне каньона.
        Но при мысли об отце орлиные глаза вдруг наполнились слезами. Он попробовал представить себе, что сейчас делают папа, и Кэти, и Донни — вот в эту самую минуту. Когда он уезжал, папа сказал: «Дети, сегодня мы займемся изготовлением луков и стрел после того, как…» Тут папа закашлялся. «После того, как мы посадим Томми в автобус. Длинные луки, как у Робин Гуда».
        Возможно, они сейчас в лесу стреляют в шест. А может быть, папа обходит его ловушки. Его губы задрожали; он изо всех сил старался не заплакать.
        — Посмотри-ка,  — сказала Джилл, потрогав его за плечо.  — Вот те парни. Сюда идут.
        Томми украдкой вытер глаза и увидел знакомую пару — они шагали по камням в сторону пляжа. У одного через плечо была перекинута сумка. У обоих в руках был длинный гарпун.
        — Уже успели рыбу наловить!  — удивленно воскликнул он.
        — Если рыба не прячется, ее не трудно загарпунить. Только они, наверное, загарпунили омаров и всякое такое. Ловить омаров запрещено, но это их вряд ли беспокоит.
        У Джилл уже сложилось твердое мнение об этой парочке, и Томми был склонен с ней согласиться. Дядя Майк их окликнул, и они побежали к нему. На нем были сапоги на войлочной подошве и шорты; он вручил детям по ведерку и маленькому сачку.
        — Я отойду подальше, а вы работайте возле берега,  — сказал он.  — Джилл, ты знаешь, какие животные мне нужны. А кроме того, побольше больших лоттий и десятка два осьминогов. Ну, и еще морские звезды рода пизастер.
        Неожиданно взгляд его упал на ноги Томми, и он нахмурился.
        — Да что ты, малый! Почему ты босой?
        Томми подтянул штаны.
        — Я… э… я забыл взять туфли.
        Джилл скорчила гримасу.
        — Ты же ноги о камни в клочья раздерешь,  — сказала она жестко.
        — Ну, это уж ты слишком,  — сказал ее отец.  — Но посмотрим. Еще одно, Томми: я ничего не скажу, если ты вернешься с пустыми ведрами,  — только никого не убивай напрасно. Всякий раз, перевернув камень, клади его на место. И не бросай камешки на рыб, просто чтобы посмотреть, не сумеешь ли ты их убить.
        — А зачем переворачивать камни?  — спросил Томми.
        — Чтобы посмотреть, что под ними — морские козочки… офиуры… и еще всякая всячина. Ну, Джилл тебе покажет. «Мир под камнями», как сказал кто-то. Но миленькие существа прячутся под ними от опасности, и если из-за тебя они лишатся этой защиты, их съедят. Или они могут просто умереть от страха.
        Послышался скрип шагов по песку. Бурый и Седой прошли мимо, но дядя Майк окликнул их:
        — Вы показали хорошее время, ребята.
        — Время тянуть каждый сумеет,  — ухмыльнулся Бурый.
        Он начал взбираться на уступ, но дядя Майк загородил ему дорогу.
        — Как ловилась рыба?
        Парни пожали плечами и заговорили одновременно:
        — Вода была…  — Они тупо уставились друг на друга, а затем Бурый докончил, хмуро глядя себе под ноги: — Она была мутная. Мы ничего не поймали.
        Томми подмигнул Джилл. Было ясно, что они заранее подготовили ответ на такой вопрос, но не договорились, кто будет отвечать. Вот и заговорили хором.
        — Что у вас в сумке?  — спросил отец Джилл.
        В сумке, сшитой из старой рыболовной сети, Томми увидел валлиснерию, похожие на волосы зеленые водоросли. В них шевелилось что-то красное и блестящее. Бурый поправил сумку на плече.
        — Ничего,  — сказал он.
        — Ну-ка, вытряхни ее на песок,  — приказал дядя Майк.
        Бурый отпрянул.
        — Еще чего? Вы же не инспектор рыбного надзора.
        Дядя Майк сдернул с него сумку и вытряхнул содержимое на песок. Пошарив в водорослях, он извлек несколько рыбок. Одна была изумительного оранжево-красного цвета. Такую красоту нельзя было убивать, и Томми вздрогнул, увидев у нее в боку ранку, оставленную гарпуном. Дядя Майк выпрямился, лицо его пылало от гнева.
        — Вы когда-нибудь слышали о том, что гарибальди — охраняемый вид?
        — Вы про эту красную рыбешку?  — буркнул Седой.  — Мы даже не знали, как она называется.
        — Но такая красивая, что вы решили ее загарпунить, а? Давно вы занимаетесь подводной охотой?
        — Только начали,  — быстро ответили парни.
        Дядя Май хмыкнул.
        — По вашему снаряжению видно, что вы давно должны были научиться узнавать гарибальди. Других красных рыбок в Калифорнии нет.
        — Так мы же вам сказали, папаша, что мы не знали,  — настаивал Бурый.
        — Вот такие, как вы,  — сказал дядя Майк,  — портят нам жизнь. Прошлой зимой я изловил человека с двумя мешками, полными осьминогов! Он выгонял их из-под камней, напуская в воду хлорку. Понятно, почему лучшие литорали объявляют заповедными.
        Он бросил сумку Бурому.
        — Забирайте рыбу и убирайтесь. Если я еще раз увижу вас здесь, то сообщу о вас инспектору.
        Парни принялись запихивать рыбу и водоросли обратно в сумку, но на гарибальди замялись.
        — Забирайте и ее,  — сказал дядя Майк.  — Надеюсь, вас с ней поймают, и, может, вас это чему-нибудь научит.
        Парни натянули джемперы и быстро ушли. Глядя им вслед, Джилл сказала:
        — Каким туннелем они пользуются? Надо бы прокрасться за ними и завыть, точно привидения.
        Дядя Майк направился к более глубокой воде, перепрыгивая через миниатюрные каньоны между камнями. Томми и Джилл медленно шли за ним. Подошвы у Томми уже сильно побаливали: вода смягчила кожу, и в них то и дело впивались острые раковины морских желудей и улиток-блюдечек, облепивших камни. Он обрадовался, когда Джилл поставила свои ведерки и легла на живот возле впадины с прозрачной водой между камнями.
        Опустившись на колени рядом с ней, Томми стал всматриваться сквозь воду в заросли валлиснерии. Он увидел в воде отражения своего лица и лица Джилл; в голубом небе над ними кружила белая чайка. На дне впадины по камням скользили крошечные улитки. Вода во впадине поднималась в такт движению дальней зыби, и темные пряди водорослей колыхались, словно волосы девочки на ветру.
        Джилл потрогала его за плечо.
        — Смотри! Вон под тем камнем осьминог.
        Томми ничего не увидел. Джилл занесла одну руку над водой, а другой рукой наклонила камень. Что-то выскочило из-под него в защитном чернильном облаке. Рука девочки стремительно опустилась в воду, и в пригоршне у нее будто расползся кусок студня. Пальцы ее обвили маленькие щупальца. На руке у Джилл возникло зловещего вида существо с пятнами по телу. У Томми мурашки забегали по коже.
        — Видишь его глаза?  — спросила Джилл.
        Томми различил два темных пятнышка на слизистом теле.
        — Да.
        — Нет. Не видишь!  — Джилл засмеялась.  — Это просто пятна. Осьминог этот так и называется — «бимакулятус», что означает «с двумя пятнами», а настоящие глаза вон те щелочки.
        Джилл начала отдирать осьминожку от кожи, и Томми увидел два белесых узких глаза. Моллюск отправился в ведро, и Джилл зачерпнула в него воды, чтобы ее пленнику было в чем плавать.
        — Их можно насобирать много, все пригодятся,  — заметила Джилл.  — Но не давай им кусаться. Ощущение такое, будто пчела ужалила. Вообще-то они мне нравятся. Несмотря на хлюпкость, такие смышленые.
        Потом она указала на безобразных рыбешек не длиннее мизинца. Вид у них был невзрачный и какой-то колючий, цветом они сливались с камнями, среди которых прятались.
        — Это керчаки,  — сказала Джилл.  — Их ловят сачком. И обязательно подливай воду в ведра и для рыбы и для осьминогов, а то они погибнут. Видишь эти водоросли?
        Она вытащила из воды бурый комок и уложила его на дне второго ведерка Томми.
        — Это бурые водоросли. В них укладывают хрупких животных вроде офиур, а то их раздавит то, что ты будешь накладывать сверху.
        — А какие они, офиуры?  — спросил Томми.
        — Сейчас покажу.  — Джилл приподняла еще несколько камней. Но каждый раз она возвращала их точно на прежнее место. Наконец она открыла гнездо плоских извивающихся животных, похожих на крохотных морских звезд. Размером они были с небольшую монету и немногим толще. Одни были бурого цвета, другие красного. Их колышущиеся лучи были длинными и тонкими, и ни одно не походило на другое. Джилл уложила их на бурые водоросли и прикрыла еще одним комком, чтобы они не высохли.
        — Видишь?  — сказала она, улыбаясь.
        — Ага.
        — Бери все, что покажется интересным, а если какие-нибудь окажутся лишними, мы их положим назад в воду. Когда наберешь полные ведра, то сходишь с ними на пляж и переложишь все в бидоны.
        Она побежала по отмели, размахивая розовыми ведерками. Томми откашлялся, сосредоточенно сдвинул брови и принялся за работу.
        Пятнадцать минут спустя у него уже были две рыбки и одна офиура. Без помощи Джилл он с большим трудом различал крошечные существа из-за их защитной окраски — в точности как у камней, среди которых они прятались. Осьминоги мгновенно меняли цвет, чтобы слиться с фоном; а рыбы всегда успевали заметить его, пока он наклонялся над водой, и скрывались в расселинах. Когда ему все-таки удалось вспугнуть осьминога, тот ускользнул в облаке чернил.
        Однако постепенно Томми начала разбираться, под каким камнем может прятаться осьминог или офиура. Наконец он поймал осьминога, но пока отдирал его от руки, ему жгло кожу. Каждое из восьми щупалец было усажено мощными присосками.
        В конце концов он придумал способ справляться с рыбками. Бросая камешек в дальний конец лужи, он заставлял их ринуться в противоположную сторону, где поджидал их с сачком, и успевал поймать одну или две.
        Вскоре у него набралась уже дюжина осьминогов, причем некоторые были довольно крупные, и ведерки стали заметно тяжелее. Он решил опорожнить их и захромал к бидонам на пляже по лабиринту камней и водорослей.
        Джилл опередила его: в одном бидоне плавали рыбки, в другом — осьминог, а в мягких бурых водорослях на дне пластмассового таза копошились всякие другие животные. Томми старательно поместил свою добычу в соответствующие бидоны. Последняя рыбка очутилась в бидоне, и тут Томми вдруг почувствовал что-то у себя за спиной. Он обернулся — и вскрикнул от испуга.
        На него сердито смотрел мужчина в сильно поношенной военной форме времен второй мировой войны, за спиной висел вещмешок, на голове была красная бейсбольная кепка.
        — Так это, значит, ты!  — крикнул незнакомец и шагнул к нему.
        Томми попятился.
        — Что… что я?  — с трудом выговорил он.
        Незнакомец протянул руку, которую до этого держал за спиной. На согнутом пальце висела красная рыба, которую он подцепил за жабры.
        — Ты загарпунил эту рыбу!  — Он свирепо уставился на Томми.
        — Нет!  — крикнул Томми.  — Нет, мой дядя…
        — Ага! Ее загарпунил твой дядя?
        — Нет,  — сказал Томми.  — Он… он поймал с этой рыбой двух парней. Отругал их и запретил им приходить сюда.
        — Ты кто?  — спросил незнакомец.
        — Томас Келли,  — ответил Томми.  — А мой дядя вон там.  — Он махнул рукой.  — Собирает морских животных.
        — А, так это Майк Уоррен — самый злостный браконьер во всей Южной Калифорнии! Он и его семья круглый год жрут омаров, в сезон и не в сезон. Вбил себе в голову, что закон ему не писан.
        — Вы инспектор рыбного надзора?  — растерянно спросил Томми. Конечно, по виду непохоже, но ведь он мог нарочно переодеться.
        Все еще свирепо глядя на Томми, незнакомец вытащил из кармана леску и начал протягивать ее сквозь жабры красной рыбы.
        — Моя фамилия Смит,  — сказал он.  — Передай своему дяде, что Парикмахер Смит нашел рыбу которую он спрятал в валлиснерии.
        Томми замотал головой.
        — Честное слово, мистер Смит! Мой дядя не…
        — Жаль, что я не инспектор,  — перебил его Парикмахер Смит.  — Сам видишь, я умею ловить нарушителей. Да только меня не взяли — в департаменте счастья своего не понимают.  — Он кончил продергивать леску через рот и жабры рыбы и закинул ее за спину.
        — У нас даже гарпуна нет,  — доказывал Томми.  — Я думаю, эти парни оставили ее там, чтобы устроить дяде пакость.
        — Лично я против того, чтобы убивали любую рыбу, большую или малую. Если бы господь хотел, чтобы мы ловили рыбу,  — добавил Парикмахер Смит сурово,  — он бы вместо пальцев дал нам крючки. Верно?
        — Может быть,  — пробормотал Томми.
        — Стой смирно,  — неожиданно прикрикнул Смит. Он подошел ближе, прежде чем Томми решил убежать.  — Тебе надо подстричься, вот что.
        — Я… Я знаю. Я сюда долго ехал.
        — Когда я служил в армии,  — сказал Смит,  — то однажды стриг генерала Эйзенхауэра. Он сказал, что его еще никогда так хорошо не стригли. Мои инструменты при мне, и, если хочешь, я тебе подровняю волосы сзади.
        Томми не сомневался, что перед ним сумасшедший. Он представил себе, как он выдергивает лезвие и начинает ерзать им у него по затылку…
        — Нет, спасибо,  — торопливо ответил он.  — Меня стрижет папа.
        — Тогда скажи ему, что пора этим заняться,  — объявил мистер Смит, повернулся и размашистым шагом пошел по пляжу. Рыба подпрыгивала у него за спиной. Томми увидел, что на мешок нашит американский флаг, а под ним надпись:

        ПАРИКМАХЕР СМИТ
        СТРИГ ГЕНЕРАЛА ЭЙЗЕНХАУЭРА

        Томми схватил ведерки и побежал назад на отмель.

        У ДЯДИ МАЙКА НАЧИНАЮТСЯ НЕПРИЯТНОСТИ

        — Не беспокойся,  — сказал дядя Майк, когда час спустя они собрались отправиться в обратный путь.  — Скорее всего, он сейчас уже жарит рыбу в своей хибаре.
        — Мы его зовем «Таинственный Смит»,  — вмешалась Джилл.  — Какой-то он жуткий, верно?
        Томми кивнул.
        — А от него можно ждать неприятностей?
        Дядя Майк, который уже было поднял два ведерка, снова опустил их на землю. Он раскрыл небольшой рюкзак и аккуратно уложил в него несколько пластмассовых коробочек с отобранными животными.
        — Кто ему поверит?  — сказал он.
        Томми обдумал эти слова и успокоился.
        — Смит утверждает, будто живет на пенсию,  — добавил дядя Майк.  — Возможно, и так. Только, по-моему, он браконьер номер один в нашем штате. Я много раз видел его с небольшими раками и омарами. Он промышляет продажей мелких морских животных лабораториям и роется в песке на общественных пляжах в поисках потерянных вещей. Люди, например, теряют часы и дают об этом объявление в газете. Ну, и Таинственный Смит получает вознаграждение.
        — Он хотел меня подстричь,  — сказал Томми с дрожью в голосе.
        Джилл даже ойкнула.
        Дядя Майк поглядел на часы.
        — Пора перекусить и отправляться домой. Кое-кого тут требуется заспиртовать побыстрее.
        Джилл побежала к луже, в которой оставила бутылки. Вернулась она с двумя, опустила их на песок и уперла руки в боки.
        — Псих чертов!  — сказала она.  — Стащил третью бутылку!
        — Не смей так говорить, Джилл,  — резко одернул ее отец.  — Человек не виноват в своей беде, и, возможно, рыбу он действительно нашел. И бутылку, скорее всего, стащили те парни.
        — Но почему они не взяли две?  — спросил Томми.
        Дядя Майк, откупоривая бутылки, задумчиво произнес:
        — Ну так пусть это будет Тайной Литорали до конца сезона.
        Джилл вынула бутерброды из бумажного пакета, хотела их распределять, но вдруг удивленно вскрикнула.
        — Мне это нравится!  — сердито воскликнула она.  — Он прихватил и бутерброд!
        Ее отец засмеялся, но Томми показалось, что дядя Майк озадачен.
        — Как-то это не похоже на старика Смита,  — сказал он.  — А парни забрали бы все… или, по крайней мере, по одному бутерброду на брата. Ну, у нас нет времени разбираться с этим…
        Томми ел свои две трети бутерброда и смотрел, как океан медленно накатывается на отмели. Время собирать морских животных кончилось. Заметная часть камней была уже под водой. Он устал, но у него было приятно на душе. Время он провел очень интересно, а по словам дяди, они кое-что заработали. Эх, если бы у отца была возможность вот так зарабатывать.
        Путь назад был крутым и мучительным. Томми нес два ведерка, а Джилл тащила бидон с рыбой. Когда они остановились передохнуть, у Томми подкашивались ноги, но он принял небрежную позу, надеясь, что они ничего не заметят. Пусть не думают, что он слабак только потому, что ростом не вышел.
        Они пошли дальше. Но через десять минут были вынуждены опять остановиться, чтобы дать отдохнуть Джилл. На пляж они спустились всего за полчаса; на обратный путь, видимо, потребуется целый час. Поглядывая по сторонам, Томми заметил что-то вроде мешков с песком перед входом в небольшую пещеру в склоне холма.
        — Что это?  — спросил он, указывая.
        Джилл повернула голову.
        — Старая огневая точка,  — ответила она.
        Томми разглядел за мешками железную дверь, полускрытую кустами и высокой травой. Его вдруг осенило. Он проследил взглядом тропинку, взбирающуюся вверх по крутому склону, а затем снова взглянул на вход в пещеру.
        — Если эти парни воспользовались туннелем,  — сказал он,  — почему нам нельзя? Ведь так будет легче, чем карабкаться в гору.
        — Ну, я бы мог получить на это разрешение у военно-морского ведомства,  — сказал его дядя,  — но они все еще опасны. Я уже говорил, что в них легко заблудиться, если не разбираешься в указателях на стенах.
        Томми, выросший в шахтерском краю, не боялся заблудиться под землей. Главный туннель всегда можно узнать.
        — А туннели эти высокие?  — спросил он.
        — По некоторым даже ходили поезда! Большие орудия доставлялись к месту установки на платформах. Ну а большинство, конечно, пониже.
        «В таком случае,  — подумал Томми,  — можно воспользоваться тележками или тачками, чтобы возить бидоны туда и обратно!» Он уже представил себе, как они с Джилл катят тележки по туннелю с пляжа к грузовичку, а дядя Майк в это время работает на отмели или в лаборатории…
        Они миновали вершину и спустились к грузовичку. Джилл, обессиленная, уселась на подножке. Томми привалился к крылу. Ноги у него ныли просто невыносимо. Дядя Майк осторожно устанавливал в кузове бидоны и закреплял их так, чтобы вода не расплескалась. Неожиданно он выпрямился и посмотрел на дорогу.
        — Гости едут,  — сказал он.
        Послышался шум автомобильного мотора, затем царапанье, словно ветки задевали кузов, и в заросли позади них уткнулся голубой «седан», перегородив дорогу. Томми заметил красные мигалки и две антенны, подрагивающие, словно усики насекомого.
        — Похоже, это полицейская машина,  — шепнул он Джилл.
        — Инспекторы рыбного надзора,  — шепнула она в ответ.  — Все в порядке — у нас есть разрешение.
        «Но что, если Парикмахер Смит все-таки донес на них»,  — подумал с беспокойством Томми.
        Инспекторы неторопливо подошла к грузовичку. На них была форма службы рыбного надзора, водитель был примерно ровесником дяди Майка. Второй был молодой и очень загорелый. Старший подмигнул детям, потом улыбнулся дяде Майку.
        — Как рыбалка?  — спросил водитель.
        — Не знаю, инспектор,  — ответил дядя Майк.  — Мы собирали морских животных.
        — Сержант Ричи, инспектор рыбного надзора,  — представился старший.  — У вас есть разрешение?
        Дядя Майк вытащил из бумажника документ. Сержант внимательно прочел и вернул.
        — Не возражаете, если мы осмотрим вашу добычу, мистер Уоррен? Удивительно, как путают мелких омаров со съедобными ракушками.
        Дядя Майк посторонился, инспекторы забрались в кузов. Молодой сказал извиняющимся тоном:
        — Нам ведь приходится проверять и вас, профессионалов,  — люди бывают всякие.
        — Совершенно верно,  — сказал дядя Майк.
        Инспекторы тщательно все проверили и даже заглянули в большой молочный бидон с мелкими рыбками. Сержант Ричи нахмурился и посмотрел на второго инспектора. Затем вылил содержимое бидона в ведро. Дядя Майк вздрогнул от удивления.
        — Какого черта?  — воскликнул он, уставясь в ведро.
        — Именно это я и собирался спросить у вас, мистер Уоррен,  — сказал сержант.  — Какого черта делают в вашем бидоне шесть мальков гарибальди?
        Томми забрался на бампер, чтобы заглянуть в ведерко. Дядя Майк объяснял инспекторам, что они никак не могли поймать этих рыбок даже совершенно случайно. Среди керчаков и других невзрачных обитателей мелководья гарибальди сверкали, словно драгоценные камни. Их оранжево-красные бока отливали радужными тонами, будто крылья тропических бабочек.
        — …Я просто не могу позволить себе нарушать закон, сержант!  — доказывал дядя Майк.  — Два-три обвинительных приговора, и мне уже никто не выдаст разрешения.
        — Сейчас вы смотрите на шесть обвинительных приговоров,  — заметил сержант.  — Если не вы их поймали, то как они оказались в вашем бидоне?
        — Не понимаю! Погодите…  — Дядя Майк оглянулся на детей.  — А не подложили ли их нам те парни, чтобы отомстить нам?
        — Вот именно, папа!  — воскликнула Джилл.
        Дядя Майк начал рассказывать про стычку на пляже, а молодой инспектор что-то записывал за ним.
        — Как их зовут?  — спросил он.
        — Они назвались Бурый и Седой. А фамилии их я не спросил.
        — Кто-нибудь, кроме детей, может подтвердить ваши слова?
        Джилл и Томми переглянулись. «Парикмахер Смит»!  — подумал Томми, догадываясь, что и Джилл пришла в голову та же мысль. Нет, пожалуй, лучше не упоминать о нем. Смит скорее может оказаться врагом, чем другом.
        — Боюсь, больше никто этих ребят с рыбой не видел,  — сказал дядя Майк.  — Томми, эти рыбы не могли случайно угодить в наш сачок?
        Томми замялся. Ведь он еще несовершеннолетний, так, может, они ограничатся тем, что выбранят его. Но тогда он поступит скверно — так же скверно, как и те парни, что подсунули им рыбу в бидон. А кроме того, как раз дядя Майк невиновен, что они могут с ним сделать?
        — Ну, конечно, это не ты,  — сказал дядя Майк, заметив колебания Томми.
        Сержант со скептической улыбкой посмотрел на него.
        — Мистер Уоррен, а вам когда-нибудь в литоральных лужах попадались гарибальди?
        — Нет, но… это ведь малый прилив, и они могли остаться в лужах…
        — Идет,  — согласился он.  — Должен сказать, мистер Уоррен, вы куда покладистее большинства нарушителей.
        — В том-то и дело,  — ответил дядя Майк.  — Будь я нарушителем, так вы бы нашли меня гораздо менее покладистым!

        СЛЕДЫ НА ПЕСКЕ

        Лаборатория дяди Майка занимала весь подвал. Это была большая прохладная комната со множеством раковин и шкафов, перегороженная стеллажами, точно библиотека. Они отнесли туда свою добычу и поставили бидоны на цементный пол. Пахло рыбой, морем и формалином.
        — Покажи-ка, Томми, что тут и как, а я пока разберусь,  — сказал дядя Майк.
        Он легонько хлопнул мальчика по спине, и от этого стало грустно. Ему вспомнились дни после маминой смерти, когда отец всячески старался приободрить детей. Он пожалел, что не солгал про рыбешек. Что, если у дяди Майка правда отберут разрешение? Он тогда станет безработным — как его отец, там, на шахте?
        Джилл повела Томми по лаборатории. Слышно было, как наверху ходит тетя Луиза. Лабораторка, как называла ее Джилл, напоминала захудалый музей. На полках теснились пыльные банки. Томми слегка затошнило — ведь кроме заспиртованных змей, осьминогов, креветок и других животных, там стояли банки с эмбрионами поросят, набальзамированные кошки в полиэтиленовых чехлах и заспиртованные овечьи мозги. В других банках было что-то вроде похлебки.
        По стенам располагались видавшие виды раковины и старые ржавые холодильники. Маленькая кроличья сова сидела на жердочке в клетке. Кенгуровая крыса блестящими глазками наблюдала за ними из гнезда из свежей мякин.
        Дядя Майк энергично принялся за дело.
        — Томми, становись к этой раковине,  — сказал он.  — Начнешь с офиур. Когда они пугаются, у них отпадают лучи, поэтому будь осторожен. Мы успокаиваем их, добавляя немного пресной воды в морскую. Это действует на них, как наркотик.
        Томми бережно взял первую за луч, пол-луча обломилось. Вторую он взял за красное, похожее на пуговичку, тельце. Положив несколько штук в таз с соленой водой, он добавил в него пресной воды, и офиуры успокоились. В это время дядя Майк торопливо ставил бидоны с осьминогами в холодильник.
        — От холода они успокоятся,  — сказал он,  — а заспиртовывать их можно будет завтра.
        Джилл, восседая на табуретке, цветными нитками прикрепляла хитоны к предметным стеклам. Они были похожи на маленьких раков.
        — Если их не привязать,  — объяснила она,  — они свернутся в шарик. И тогда их уже не расправить, чтобы изучать под микроскопом.
        Время шло быстро. Когда тетя Луиза позвала их ужинать, у Томми разламывало спину. Однако он успел усыпить несколько десятков офиур, и дядя Майк сказал, что из него получится прекрасный лаборант. Томми очень понравилось это слово. Но ему снова стало не по себе, когда за столом Джилл спросила:
        — Папа, что теперь будет?
        — Да ничего,  — ответила тетя Луиза.  — Судья только взглянет на Майка Уоррена, и ему сразу станет ясно, что он ни в чем не виноват.
        Дядя Майк вздохнул.
        — А затем он только взглянет на гарибальди и подумает…  — сказал он.  — Я поговорю с адвокатом и выясню, в каком я положении.
        Томми уже лежал в постели, когда дверь приотворилась, и в темную комнату заглянула Джилл в ночной рубашке.
        — Спишь?  — шепотом спросила она.
        — Нет,  — ответил он.
        Джилл подошла к кровати.
        — Томми, а… ты, ну… не мог поймать их… случайно?
        — Это же все равно, что не заметить бабочки у себя на носу,  — сказал Томми.  — Они же такие яркие.
        — Ну, я так,  — протянула Джилл.  — Папа все-таки ужасно расстроен.
        Томми уставился на странный покатый потолок. Он кашлянул.
        — Может, я и правда поймал их,  — пробормотал он.  — Я же очень торопился.
        — Все равно, спасибо,  — вздохнула Джилл.  — Врать ты не умеешь. Да и вообще, мне кажется, врать тут не надо.
        Она ушла, а Томми задумался над событиями дня, покусывая нижнюю губу. На душе у него было скверно. Если бы он соврал инспектору, все было бы в порядке. А теперь слишком поздно. Наверное, дядя Майк очень на него сердится. Врать не хорошо, но еще хуже сыграть с дядей Майком такую штуку, как эти парни… или кто-то другой. Какое зло меньше?
        Он повернулся на бок и закрыл глаза. Старый дом окутывала мертвая тишина. Издалека донесся наводящий тоску вой ревуна: «Вау-у-у! Вау-у-у!» Вторая нота была низкой, точно угрожающее ворчание строгого льва. Его пробрала дрожь. В тумане чувствуешь себя одиноким, словно узник в темнице. Если бы сейчас та женщина из Бюро помощи приезжим спросила его, не хочет ли он чего-нибудь, он бы ответил: «Да, мэм. Я хочу домой».
        Томми на цыпочках подошел к окну и посмотрел в густую мглу. Он еле-еле различил пальмы. Воздух был сырой и холодный. Внезапно открылась дверь, он виновато обернулся и в свете, падавшем из коридора, увидел дядю Майка.
        — Ну-ну, Шкипер!  — сказал тот.  — Не спится?
        — Я… мне жарко стало,  — сказал Томми и торопливо юркнул в постель, чтобы дядя не заметил, как он дрожит.
        Дядя Майк укутал его в одеяло и присел на край кровати.
        — Из тебя выйдет хороший помощник, Келли,  — сказал он.  — Мне понравилось, как ты работал в лаборатории. Прямо-таки профессионально.
        — Спасибо,  — сказал Томми, и к горлу у него подкатил комок.  — Извините меня… Ну, если бы я сказал инспекторам…
        — Ты поступил правильно,  — ласково сказал дядя Майк.  — Говорить правду, во всяком случае, полезно: не надо помнить, что ты там наврал.
        Томми лежал, стараясь не выдать волнения. Ведь так всегда говорила мама! Через минуту дядя Майк встал.
        — Спокойной ночи,  — сказал он.  — Завтра трудный день. Постарайся выспаться.
        Он затворил за собой дверь, и Томми закрыл глаза. В душе у него было спокойно. Дядя Майк не сердится. И хорошо, что он не соврал. По телу разлилась усталость, его подхватила теплая волна и понесла в сон. Ревун все еще порыкивал, но уже как старый ручной лев, охранявший дом.
        Рано утром они уже были в лаборатории. Целый день они заспиртовывали и переписывали вчерашний улов. Дядя Майк обрабатывал более крупных животных, таких, как морские зайцы и лоттии. Днем он начал готовить их к перевозке. Морские звезды, хитоны, офиуры и осьминоги запаковывались в полиэтиленовые мешочки. Каждый мешочек помещался в банку с соленой водой, которую закупоривали машинкой для домашнего консервирования. Теперь их уже можно было упаковывать в картонки.
        Под вечер дядя Майк отнес в грузовичок несколько картонных коробок и уехал в Сан-Диего. К ужину он не вернулся. За столом Джилл положила перед собой расписание приливов и начала его изучать.
        — Завтра опять малый прилив,  — сказала она.  — Давай после ужина соберем снаряжение.
        — По-моему, папа не собирается завтра на пляж,  — сказала тетя Луиза.  — Почему бы вам не съездить поиграть с Вуди? Томми может взять мой старый велосипед.
        — Почему не собирается?  — настороженно спросила Джилл.  — В следующем месяце малые приливы будут уже в ночное время, и мы не сможем работать. Нет, нам надо пойти.
        — Я знаю. Но папе надо поговорить с адвокатом,  — сказала тетя Луиза.
        Джилл с недоумением на нее посмотрела, потом сообразила и сердито воскликнула:
        — Просто убила бы этих парней!
        Проснувшись, Томми долго над этим раздумывал, а теперь сказал:
        — А вдруг это все-таки Таинственный Смит? Что, если это он подкинул рыбок в бидон, а потом подослал инспекторов?
        — Это он мог!  — согласилась Джилл и вдруг повеселела.  — Давай пойдем к нему сегодня, чтобы он тебя подстриг. Ты заведи с ним разговор. Может, он разболтается.
        — Или меня прирежет,  — сказал Томми и даже вздрогнул.
        Тетя Луиза покачала головой.
        — Забудьте про этого бродягу. Будут и другие подходящие приливы. А пока вам лучше держаться подальше от бухты.
        — Но если мы будем откладывать да откладывать,  — возразила Джилл,  — то осенью, когда в школе начнутся занятия, папе нечего будет продавать. Мы же можем поехать туда на велосипедах? А банки поставим на мою старю тележку и прицепим ее к велосипеду.
        Тетя Луиза задумалась.
        — Обещаете не разговаривать с Таинственным Смитом?
        Джилл кивнула и выскочила из-за стола.
        — Позвоню Вуди и спрошу, поедет ли он с нами.
        Она тут же вернулась и объявила, что Вуди едет с ними. Они побежали в подвал, и Джилл переделала металлические плечики в крючок, чтобы прицепить к велосипеду тележку, а Томми тем временем занялся велосипедом тети Луизы. Велосипед был дамский, и он хмуро ощупал шины. Дамский велосипед, девчачьи тапочки… он вздохнул и опустил седло. Потом накачал шины, сел в седло и обнаружил, что достает только по одной педали по очереди. Пробуя велосипед во дворе, Томми, у которого сразу заныли мышцы ног, вспомнил, как он вчера тащился в гору с тяжелыми ведерками. И снова подумал о туннелях. Дома он не раз забирался в штольни и не понимал, чем эти туннели могут быть опаснее. А кроме того, ему пришла в голову новая мысль: если парни действительно воспользовались туннелем, то они могли оставить там какое-нибудь доказательство того, что эту штуку с дядей Майком сыграли именно они.
        Вернувшись с велосипедом в подвал, Томми быстро осмотрел лабораторию и к своей великой радости нашел в одном из ящиков электрический фонарик. Он его проверил. Батарейки немного сели, но на один раз их должно хватить.
        Завернув фонарик в тряпку, он положил его в ведерко.
        Утро выдалось жаркое, небо казалось голубым стеклом. На авокадо заливался пересмешник, видимо, решивший пропеть весь свой репертуар. Они прицепили тележку и тронулись в путь. Из чащи чапарелли веяло сладким благоуханием. Джилл объяснила, что Вуди живет в миле дальше по шоссе Маячный мыс.
        Когда они подъехали, Вуди уже ждал их у обочины. Он был худой, веснушчатый и рыжий. Когда Джилл познакомила его с Томми, лицо его расплылось в широкой улыбке.
        — Привет,  — сказал он, а потом спросил у Джилл: — А что, разве твой отец дома остался?
        — Да, у него дела,  — ответила она.
        Вуди удивленно посмотрел на Томми.
        — Но это же и есть его дело?
        — Он занят упаковкой.
        — Так у него для этого вся зима!  — не отступал Вуди.  — Что еще за тайна? Я ничего не понимаю.
        — Ой, ну замолчи!  — сказала Джилл и села на велосипед.
        Вуди посмотрел на Томми, и тот ему подмигнул. Томми решил, что Джилл, наверное, стесняется того, что случилось. Наверное, потом она все Вуди объяснит.
        Полчаса спустя, совсем запыхавшись, они добрались до зарослей, где вчера оставили грузовичок. Джилл огляделась.
        — Велосипеды лучше спрятать,  — заявила она.  — А то эти гады явятся сюда и угонят их. От таких всего можно ждать.
        — А почему бы не спрятать их в каком-нибудь туннеле?  — небрежным тоном спросил Томми.  — Дядя Майк говорил, где-то здесь есть вход.
        — Батарея «шкрафт»,  — воскликнул Вуди.
        — Что это такое?
        — Название туннеля, который ведет к главной береговой батарее. Велосипеды можно поставить прямо за входом.
        — Отлично. Там они их не увидят,  — согласилась Джилл.
        Они поехали по тропе; сзади погромыхивала тележка. По сторонам тянулись невысокие насыпи, и казалось, будто они спустились в овражек. Томми заметил в земле остатки старых шпал. Затем в просвете между кустами он увидел бетонную стену и огромные металлические двери, сквозь которые вполне мог проехать поезд.
        Ребята навалились на створку, пока она со скрипом не приоткрылась. Они протиснулись внутрь. Там было холодно и очень тихо. По бетонному полу тянулись рельсы, исчезая во мраке. По телу Томми пробежала дрожь. Неожиданно раздался жуткий клекот и дробным эхом разнесся по туннелю. Джилл взвизгнула. Томми охнул, и они бросились к выходу, столкнулись и упали. Они кое-как выбрались наружу, а им вслед неслись раскаты сатанинского хохота. Секунду спустя из туннеля, смеясь, вышел Вуди.
        — Это же мой индейский клич,  — сказал он.  — По-моему, тебе не понравилось, как я подражаю индейцам, а, маленькая скво?
        Джилл топнула ногой.
        — Если ты еще раз посмеешь!..
        Пока они разбирали снаряжение, Вуди продолжал хихикать. Джилл протянула ему два ведерка, но одно он вернул.
        — Извини. Но мне еще надо нести и археологическое снаряжение.  — Носком ноги он пнул потертый чемоданчик.
        — Все еще ищешь свои горшки?  — Сварливо спросила Джилл.
        — Конечно,  — ответил Вуди.  — Племя, у которого хватило сообразительности делать жернова, конечно, догадалось делать и горшки, чтобы было в чем держать кукурузную муку. Прямо за Бухтой Контрабандистов аквалангисты нашли тысячи жерновов.
        — Какая же это сообразительность, если твои индейцы строили свои деревни там, где их могло затопить,  — сказала Джилл.
        — До этого было еще далеко. Уровень воды в океане поднимался по мере таяния ледников.  — Вуди подхватил ведерко и чемоданчик и направился сквозь кусты к тропе.
        Тут Томми наконец понял, почему Вуди такой странный: на вид ему одиннадцать лет, а разговаривает, как взрослый. Он решил, что про туннель заговорит на обратном пути, когда узнает его получше. А то вдруг он и думает, как взрослые.
        До пляжа было уже недалеко, когда Вуди вдруг остановился.
        — Здесь я сверну к моим раскопкам,  — сказал он.  — Повожусь там и приду помогать вам.
        — Хитрый же ты индеец, Вуди.
        — А разве я отрицаю,  — отрезал Вуди.  — Томми, хочешь посмотреть кладбище, где я веду раскопки? А потом вернешься к Джилл.
        Томми очень хотелось посмотреть индейское кладбище, и он согласился.
        Вскоре они вышли на прогалину, размеченную на квадраты с помощью колышков и натянутых между ними шнуров, так что прогалина была похожа на гигантский кроссворд. Земля здесь была гораздо темнее рыжей глины холмов. В одних квадратах были вырыты ямы, другие оставались нетронутыми. Землю усыпали осколки белых ракушек. Но ни костей, ни наконечников стрел Томми не увидел.
        — Это и есть кладбище?  — разочарованно спросил он.
        Вуди спрыгнул в одну из ям и начал раскладывать инструменты. Потом взял армейскую лопату и стал ее свинчивать.
        — Ага,  — ответил он.  — Конечно, больше похоже на мусорную свалку, но я нашел несколько костей — несомненно, человеческих — и много каменных скребков, а потому, думаю, это все-таки кладбище.
        Томми про себя с ним не согласился, но идея была интересной. Он соскочил в яму и стал раскапывать руками землю. Осколки ракушек оказались очень хрупкими и оставляли следы, словно мел.
        — А когда здесь жили индейцы?  — спросил он.
        — Около семи тысяч лет назад,  — ответил Вуди.  — Мне попадались раковины моллюсков, которых теперь здесь нет. Это тропические виды, и в холодной воде они не обитают. С тех пор климат здесь стал более холодным.
        Томми поглядел вниз и увидел, что Джилл уже на пляже.
        — Ну, я пошел,  — сказал он.  — Берегись привидений.
        — Смейся сколько хочешь. Но, держу пари, будет время — моим именем назовут какое-нибудь исчезнувшее племя.
        На полдороге Томми остановился и внимательно оглядел залитую солнцем подкову пляжа и отмель. Как тут можно было незаметно подбросить рыбок? Конечно, дядя Майк работал очень далеко, где на камни все время накатываются небольшие волны, и обитают животные, которым требуется движение воды, и он не заметил бы, что кто-то роется в их вещах. Но они-то с Джилл то и дело возвращались на пляж.
        Значит, рыбок могли подложить в один из бидонов в грузовичке. Кто-то воспользовался туннелем и проделал это, пока они еще были на пляже. Ну, конечно, так! Да, он сегодня же обследует туннели, пусть даже совсем один. Если уж где и искать улики, то только в туннеле, потому что там преступник, кто бы он ни был, чувствовал себя в безопасности.
        Он добрался до пляжа, весь пропахший полынью. Вода ушла, и влажные камни блестели на солнце. Джилл нетерпеливо махнула ему.
        — Да скорее же!  — сказала она. Мне ведь надо показать тебе и других животных, которые нужны папе.
        Он заметил, что красный прилив был как будто ближе к берегу, чем накануне,  — большое бурое пятно среди синей воды. В остальном все выглядело по-прежнему.
        Томми быстро переобулся — на этот раз он надел теннисные тапочки Джилл. По ее лицу скользнула улыбка, но она промолчала. Джилл пошла вперед, и, шагая среди петляющих ручейков, они добрались до более глубоких луж. Опустившись на колени перед круглой впадиной, Джилл указала на дно, где лежало что-то вроде лиловой подушечки для булавок, утыканной блестящими черными острыми иглами.
        — Морской еж,  — сказала она.  — Ежи передвигаются, как улитки. Иглы у них ядовитые, так что будь осторожнее. Вот этой отверткой будешь отковыривать их от камней. Немножко нажмешь, и они сразу отвалятся. Но в руки бери поосторожнее.
        И она сковырнула отверткой одного ежа, схватила его за одну из черных игл, извлекла из воды и положила в ведро.
        — Понятно? Увидишь большую лоттию, тут же ее забирай. Но они попадаются редко. Такие маленькие вулканчики с кратером в спине.  — Джилл вскочила и убежала по камням.
        Томми оглядел пляж. Нигде ни души. Как хорошо, что бухта в их полном распоряжении. Он принялся за работу. Вскоре он увидел крошечное существо просто неописуемой красоты. Словно все в пушистых оранжевых перышках. Длиной не более дюйма, оно затмевало всех остальных обитателей литоральных луж. Томми попытался его схватить, но оно упорхнуло в сторону, словно бабочка. Плыло оно быстро, сводя голову и хвост то справа, то слева. Томми все же удалось его поймать, но, когда он разжал руку, увидел на ладони только бесформенную каплю лилово-оранжевого желе. Однако, как только он уронил его в воду, в ней снова запорхала крошечная бабочка. Тут Томми увидел, что Джилл идет к берегу, и побежал ей навстречу.
        — Что это?  — сгорая от нетерпения, спросил он.
        — Эолис,  — ответила Джилл.  — Не редкость, но взять стоит. Вон Вуди спускается с холма,  — добавила она.  — Пойдем-ка, а то нам ничего не останется.
        Вуди бежал к ним, сжимая что-то в кулаке.
        — Смотрите!  — крикнул он.  — Я нашел керамику!  — И он протянул Томми небольшой темный камешек.
        Томми и Джилл уставились на него.
        — Тоже мне керамика!  — засмеялась Джилл.  — Кремешок, и ничего больше.
        — Как бы не так! Ничего подобного! Черепок с рисунком!  — Указательным пальцем Вуди провел по переплетениям тонких линий на грязной поверхности своей находки.
        — Ерунда,  — сказала Джилл.  — Это просто отпечатки корней.
        Вуди еще раз внимательно осмотрел свой черепок и положил его в карман.
        — Маленькая скво дождется, что с нее снимут скальп,  — угрожающе сказал он.  — Говорю вам, это черепок от горшка.  — Он ухмыльнулся, как будто и сам не слишком верил в свою теорию.
        Томми побежал к луже, в которой охлаждались бутылки с оранжадом. Вуди ему нравился. Конечно, он с восторгом отправится исследовать туннели. Прикидывая, как начать разговор, он вынул две бутылки и пошарил в водорослях, ища третью. Потом, нахмурившись, раздвинул водоросли и осмотрел дно. Он с недоумением выпрямился. Третья бутылка исчезла!
        Озадаченный Томми пошел назад. Джилл как раз вынимала из пакета бутерброды с тунцом. Он увидел, как она вдруг перевернула пакет и подозрительно посмотрела на Вуди.
        — Ловко!  — сказала она.  — Значит, ты уже съел свой бутерброд?
        — Ничего подобного,  — возмутился он.  — Я же только сейчас пришел.
        Джилл с недоумением посмотрела на Томми. Томми сказал:
        — И опять нет одной бутылки.
        — Опять?  — переспросил Вуди.
        — Вчера кто-то украл одну бутылку,  — объяснил ему Томми.  — И один бутерброд.
        — «А кто лазил в мою лужу?» — зарычал медведь…  — начал Вуди таинственным шепотом, но Джилл перебила его:
        — Ничего смешного!  — Неожиданно на глазах у нее навернулись слезы.  — Кто-то очень хочет, чтобы у папы были неприятности!
        Вуди не успел рта раскрыть, как она рассказала ему обо всем, что случилось. Вуди было удивился, но потом сел на песок и дальше слушал внимательно и спокойно.
        — Месть аквалангистов,  — сказал он.  — Совершенно очевидно, это дело рук этих парней.
        — Если это очевидно,  — возразил Томми,  — то где они сегодня?
        — Возможно, прячутся.  — Вуди оглядел пляж.  — Следы!  — воскликнул он.  — Они должны были бы оставить на песке следы…
        Оглядывая песок, Томми обнаружил, что в одном месте он выглядит как-то не так. Если не считать их собственных следов, песок лежал ровным пушистым слоем. Но от места их пикника к обрыву в сотне футов от них тянулось что-то вроде дорожки.
        — Как будто тут кто-то тащил за собой ветку, чтобы замести следы,  — объявил он.
        Все трое прошли по этому следу до камней у подножия обрыва. Но сколько они ни вглядывались, никаких следов на каменистой земле обнаружить не удалось.
        — Это индейский прием,  — сказала Джилл.  — Позади лошади тащат куст, чтобы стереть… Вуди!  — она даже задохнулась.  — А может…
        Вуди покачал головой.
        — Нет, не думаю, что индейцы семи тысяч лет от роду прячутся по кустам и крадут бутерброды,  — ответил он.  — Для них это несколько поздновато.
        Пока они ели, Томми все время глядел на склон холма. Кто-то ведь крал бутерброды, и, кто бы он ни был, возможно, он что-то знает и про рыб. Но почему он стирал свои следы? Ведь оставленная веткой дорожка бросается в глаза ничуть не меньше. Это было не менее странно, чем исчезновение бутылок и бутербродов.

        КОРОТКИЙ, НО ОПАСНЫЙ ПУТЬ

        Ведерки оказались даже тяжелее, чем вчера. Пока они поднимались по крутой тропе, ноги и плечи Томми ныли совсем невыносимо. Он слышал, как сзади пыхтит Вуди, нагруженный ведерком, чемоданчиком и рюкзаком с банками, наполненными собранными морскими животными и морской водой.
        — Надеюсь, твоему папе все это и в самом деле нужно,  — проговорил он, задыхаясь.
        Джилл присела на камень отдохнуть. Ее лицо раскраснелось от усталости, и она с трудом переводила дух. Томми кашлянул.
        — А странно, что дядя Майк не хочет пользоваться туннелем вместо того, чтобы карабкаться по горам,  — сказал он.
        Джилл только покачала головой. Вуди тоже промолчал.
        — Интересно, почему он говорит, что они опасны?  — заметил Томми.
        — Потому что в них водятся змеи… и всякое такое.
        — Какое такое?  — спросил практичный Вуди.
        — Ну, змеи… и мыши. Много всего.
        — Змеи, может, и водятся, но на цементном полу и в бетонных стенах туннеля их хорошо видно. Койоты и лисицы туда забраться не могут, потому что входы закрыты. Я как-то раз забрался в один туннель и ничего там не видел.
        — Во всяком случае пройти по туннелю куда легче, чем таскаться через перевал,  — гнул свое Томми.
        — Легче-то легче,  — согласился Вуди.  — Но у нас нет фонарика, так что и говорить не о чем.
        Ухмыляясь, Томми вынул из-за пазухи фонарик. Вуди сразу вскочил.
        — Что же ты раньше не сказал?  — воскликнул он.  — Пошли!
        Джилл мотнула головой.
        — Папа страшно рассердится,  — сказала она.
        — Так ведь он же не запрещал,  — возразил Томми.  — Он просто сказал, что он… что он сам туннелями не пользуется.
        — Джилл, понимаешь, родителям полагается так говорить,  — терпеливо объяснил Вуди.  — Ведь если они позволят нам лазать по крышам, а мы вдруг свалимся, они почувствуют себя очень виноватыми. Держу пари, без тебя он наверняка ходит через туннели.
        — Ничего подобного,  — огрызнулась Джилл,  — я же всегда с ним.
        Томми пощелкивал фонариком.
        — Вы как хотите,  — сказал он,  — а я пойду через туннель. Я собираюсь поискать там какие-нибудь улики.
        Джилл задумчиво ковыряла землю ногой.
        — Ну, это другое дело,  — наконец сказала она.  — Тогда поторопимся. Батарейки вот-вот сядут.
        Мальчики зашагали за ней к полукругу ветхих мешков с песком на цементной площадке перед входом в туннель. Обрывки газет и консервные банки свидетельствовали о том, что и до них тут бывали посетители. Вуди кивнул на металлические крепления в цементе.
        — Здесь было пулеметное гнездо. Пулемет стоял вот тут. Ствол выставлялся вот в это отверстие, а стреляющие были укрыты.
        Между мешками была вставлена деревянная рама, наподобие амбразуры. Томми выглянул в нее и увидел уже затопленную литораль и плоский камень, на котором они ели свои бутерброды. Он отвернулся, посмотрел вниз и вдруг заметил в мусоре что-то интересное.
        — Поглядите-ка!
        Джилл и Вуди увидели, что он поднял пакет для бутербродов из вощеной бумаги и понюхал его. Потом он протянул его Джилл, и та тоже поднесла пакет к носу.
        — Тунец!  — воскликнула она.  — Так вот где он съел бутерброд сегодня!
        Они принялись исследовать мусор, и Вуди почти сразу обнаружил бутылку из-под оранжада с остатками жидкости.
        — Еще один любитель оранжада,  — мрачно сказал он.
        Джилл сгорбилась и уставилась на железную дверь.
        — Так, значит, за нами наблюдают!  — прошептала она.
        — Не говори глупости,  — сказал ей Вуди, поежившись.
        — Вероятнее всего, по туннелю они только ходят,  — пробормотал Томми.  — А может, аквалангисты прячут там гарпуны. И украденные вещи…
        — Например, один бутерброд на двоих,  — сказал Вуди.
        — Ну-ну… а если это был Парикмахер Смит?
        — В таком случае,  — сказал Томми,  — увидев сегодня три бутерброда, он наверняка решил, что дядя Майк тоже здесь. Может, позавчера он пробрался через туннель к дороге и подбросил в бидон рыбок! И возможно, сейчас он как раз этим и занимается!
        — Если мы сумеем поймать его с молодым омаром или с чем-нибудь еще запрещенным,  — сказал Вуди,  — ему придется выложить всю правду.
        Он подошел к ржавой двери и с трудом ее приоткрыл. Томми посветил фонариком в щель. Тусклый луч скользнул по бетонному полу и стенам. Томми открыл дверь пошире и направил луч в длинный узкий проход. В луче заплясали пылинки. На него пахнуло сыростью и затхлостью.
        — Что там?  — шепотом спросила Джилл у него за спиной.
        — Ничего. Ну что, пошли…
        Джилл погрозила Вуди кулаком.
        — Вуди, если ты еще раз испустишь этот боевой клич, я больше никогда…
        Вуди криво улыбнулся:
        — Не беспокойся. На этот раз будем соблюдать все меры предосторожности.
        Они протиснулись внутрь и закрыли за собой дверь. Подхватив ведерки, они медленно пошли в глубь туннеля. Он был гораздо ниже и уже туннеля, где они оставили велосипеды. Через несколько минут они увидели справа небольшое помещение и вошли в него. Если не считать проржавевших обойм и покрытых плесенью расстрелянных пулеметных лент, там ничего не было. Мальчики тут же подобрали несколько гильз, но никаких улик не нашли и отправились дальше. Некоторое время они шли молча. Вскоре Томми показалось, что туннель повернул, и они идут уже не на восток, а на юг. Но так как подземный коридор изгибался то вправо, то влево, определить направление было трудно. Слева открылся вход с боковой туннель. Они в нерешительности остановились.
        — Этот туннель ведет на север,  — сказал Вуди.  — То есть назад в бухту, но только выход из него дальше.
        — Пожалуй, я выключу фонарик,  — сказал Томми.  — По-моему, он светит слабее.
        — Правильно. Дай батарейкам минуту отдохнуть,  — сказал Вуди.
        Как только Томми нажал на кнопку, их окутал непроницаемый мрак. Томми почудилось, будто тьма задевает его лицо, словно крылья летучей мыши. Он стиснул зубы, и тут, всхлипнув, к нему прижалась Джилл. Внезапно он услышал, что где-то работает насос: «Умф, умф». И даже не сразу понял, что это стучит его собственное сердце. Потом он различил еще один звук и прислушался. Что-то шуршало.
        — По-моему, здесь мыши!  — прошептал он.
        — Мыши!  — взвизгнула Джилл.
        Ее голос эхом разнесся по туннелю, словно маленькие девочки сообщали друг другу ужасную новость: «Мыши… мыши… мыши!» И сразу же раздался другой крик, ниже тоном и куда ужаснее. Он возник далеко впереди них — эхом отозвался сзади — затем снова донесся спереди. Потом послышались бегущие шаги.
        Сердце у Томми сжалось в комочек, а потом вдруг расширилось так, что заполнило всю грудную клетку. Фонарик выпал из его руки.
        Все это напоминало какой-нибудь «замок ужасов». Тьма, панический страх… чей-то крик: «Все хорошо… хорошо… хорошо!» — и визжит Джилл. Томми опустился на колени и шарил на полу в поисках фонарика. Наконец он его нащупал, но фонарик не зажегся.
        — Джилл, перестань кричать!  — произнес голос Вуди.  — Давайте послушаем!
        Джилл умолкла, и они прислушались. Томми сидел на полу, прислонившись спиной к стене. Он встряхивал фонарик, надеясь, что он включится. Их снова окутала тишина.
        — Зажги же фонарик!  — потребовал Вуди.
        — Он не работает!
        — Дай-ка мне,  — сказал Вуди.
        Их руки пошарили во мраке и встретились. Томми отдал фонарик.
        Вуди щелкнул выключателем и покрутил стекло.
        — Наверное, лампочка разбилась,  — простонал он.
        — Отвинти крышку,  — прошептала Джилл,  — там должна быть запасная лампочка.
        Томми услышал, как скрипнула крышка в руках Вуди.
        — Вот она!
        Еще какие-то звуки. Кромешная тьма все так же наваливалась на них. Томми раскрыл глаза как мог шире, но не заметил ни малейшего проблеска света. Наконец звуки прекратились, Вуди прошептал:
        — Сейчас попробую.
        И вспыхнул яркий резкий свет. Томми захотелось протянуть руки и окунуть их в него. Вуди направил луч вдоль туннеля и сказал:
        — Смотрите! Что вон там на полу?
        Они всмотрелись. Действительно, далеко впереди у стены что-то было.
        — Похоже на блюдо,  — сказала Джилл.
        Томми взял ее за руку.
        — Пошли, посмотрим.
        — Нет. Там кто-то есть!
        — Никого там нет. Я слышал, как он убежал. Наверное, мы его вспугнули. Он шел и услышал наши голоса.
        Они решили идти дальше. Впереди теперь шел Вуди. Подойдя к загадочному предмету, они принялись его разглядывать.
        — Что это?  — спросила Джилл.
        Томми ни за что не хотелось его назвать. Он узнал его, и Вуди узнал, и Джилл, наверное, тоже узнала. Но никто из них не решался произнести вслух слова «индейская миска», потому что слишком все это было жутко.
        Миска стояла у стены — красно-коричневая, покрытая копотью многих костров. Она была до краев полна красными ягодами, которые Томми видел на некоторых кустах вдоль тропы, а в ягодах лежали два-три пестрых яйца. И какая-то рыбешка.
        Наконец Вуди присел на корточки и начал ее исследовать. Он высыпал ягоды на пол.
        — Странно,  — сказал он.  — Это индейская миска.
        — Это… это словно какое-то языческое жертвоприношение,  — сказала Джилл.  — Правда?
        — А по-моему, это просто старая миска,  — ответил Вуди, но Томми заметил, что голос у него дрожит.
        — Все равно, нам лучше уйти отсюда,  — сказала Джилл.
        Вуди сунул миску под мышку, и они пошли дальше. «Не может быть, чтобы здесь жили индейцы,  — думал Томми.  — Так близко от большого города? Не может быть! Но откуда тогда взялась миска?»
        Всякий раз, когда от туннеля, по которому они шли, ответвлялся другой туннель, им приходилось решать, который из них главный, а вдруг они уже идут по боковому? Одно, во всяком случае, было ясно — они сбились с пути и свернули в первый же туннель, который, как им показалось, идет в нужном направлении. А свет фонарика становился все слабее.
        — А что, если мы не сможем найти выход?  — прошептала Джилл, когда они остановились перед очередным разветвлением.
        — Тогда нас начнут искать и найдут,  — логично ответил Томми.
        Фонарик уже почти не светил, и тут они вышли в высокий просторный туннель с рельсами на полу.
        — Батарея Эшкрафт!  — воскликнул Томми.
        Стоя между рельсами, они посмотрели вправо и влево, не блеснет ли где-нибудь свет. Но всюду видели только черноту.
        — Вуди, выключи фонарик,  — попросил Томми.  — Тогда легче будет заметить свет.
        Минуту-другую мрак казался все таким же плотным. Но вскоре Томми заметил какие-то отблески на старых рельсах, и они пошли в ту сторону. Довольно скоро они увидели, что свет этот пробивается сквозь щели огромной двери. А у стены рядом с ней стояли велосипеды! Завопив от радости, все трое бросились бежать к ним.
        Еще несколько секунд, и они выбрались на слепящий дневной свет. Теплый воздух был напоен ароматом трав, пели птицы, солнце ласково касалось его лица… и Томми почудилось, что все случившееся ему приснилось.

        ИСЧЕЗНУВШЕЕ ПЛЕМЯ?

        Когда дядя Майк вошел в столовую, он увидел на столе возле своего прибора индейскую миску. Пока он ее разглядывал, Томми и Джилл внимательно за ним наблюдали. Они решили, что показать ему миску надо, но только не говорить, как они ее нашли. Ведь узнав обо всем, дядя Майк, конечно, обратится в полицию, полицейские начнут рыскать по всему мысу и вспугнут таинственного обитателя туннеля. А это было бы жалко, ведь тогда они так и не узнают, кто там прятался, и не смогут помочь дяде Майку.
        — Очень красивая,  — сказал дядя Майк.  — Где вы ее нашли?
        Джилл принялась усердно намазывать хлеб маслом.
        — Около бухты,  — пробормотала она.  — В ней лежали ягоды и какая-то рыбешка.
        Дядя Майк поставил миску на стол.
        — Луиза,  — сказал он, улыбаясь,  — кто-то решил подшутить над Вуди. В этих краях уже сотни лет не было индейцев, живших собиранием ягод!
        — Но узор очень красивый,  — заметила тетя Луиза, проводя пальцем по бороздкам на дне миски.  — Эти линии изображают молнию.
        — Она очень старая?  — спросил Томми.
        Дядя Майк пожевал губами.
        — Да нет, ее сделали года два назад, не больше. Наверное, в Мексике, машинным способом. Видимо, кто-то из приятелей Вуди подбросил ему эту миску в надежде, что он расскажет своим друзьям и даже сообщит в газеты и окажется в дурацком положении.
        — Ты думаешь, это просто сувенир?  — разочарованно спросила Джилл.
        — Конечно. Все это слишком нелепо. Миска, ягоды, рыбешка!
        Джилл поставила миску на колени.
        — А по-моему, она старинная,  — не сдавалась она.
        — Свози ее завтра в Антропологический музей и попроси хранителя определить, когда она была сделана,  — посоветовал ей отец.
        — Правильно. Мы так и сделаем,  — сказала Джилл.  — Мама, можно?
        — Если хотите,  — ответила тетя Луиза.  — Во всяком случае, отдохнете денек.
        Утром тетя Луиза проводила их до остановки, и они сели на городской автобус. Музей находился в огромном парке между центром города и гаванью. Он больше походил на заповедник, чем на городской парк — сотни акров холмов, заросших деревьями и травой. Там было много аттракционов, спортивных площадок, зоопарк и несколько музеев, помещавшихся в зданиях, выстроенных в испанском стиле.
        Томми и Джилл шли через просторные гулкие залы, миску они несли в хозяйственной сумке. Стеклянные витрины одного зала были заняты предметами индейского быта — наконечники стрел, каменные ножи, глиняная посуда. Неожиданно Томми ахнул и указал на миску в одной из них.
        — Смотри!
        Они уткнулись в стекло носами, стараясь получше рассмотреть миску. Джилл вынула их собственную миску, чтобы сравнить ее с музейной.
        — Они не одинаковые,  — сказала она,  — но очень похожи. Как будто их сделал один мастер.
        Томми прочитал надпись на медной дощечке.
        — «Глиняная миска индейцев пуэбло, найдена в окрестностях горы Блэкмаунтин, шт. Нью-Мексико, около 1200 г. н. э.».
        — Тысяча двухсотый год!  — ахнула Джилл.  — Так ей же восемьсот лет.
        Они посмотрели друг на друга.
        — Этого не может быть!  — сказал Томми.
        К ним подошел дежурный и уставился на миску в руках Томми.
        — Где вы ее взяли?  — строго спросил он.
        — Она наша,  — ответил Томми.  — Мы хотим узнать, когда ее сделали.
        Дежурный взглянул на витрину, проверяя, заперта ли она.
        — Я готов был поклясться, что это одна из наших,  — пробормотал он, взял миску и осмотрел со всех сторон.  — Либо эпоха пуэбло, либо очень хорошая копия,  — сказал он.  — Хранитель уехал часа на два. Хотите оставить ее? Он вам позвонит.
        Дежурный записал их имена и спросил, где они нашли миску.
        — Мой… мой отец нашел ее, когда путешествовал,  — запинаясь, сказала Джилл,  — прошлым летом.  — И добавила: — В Нью-Мексико.
        Томми удивленно взглянул на нее, не понимая, почему она солгала, уж про Сан-Диего-то могла упомянуть.
        Дежурный повторил, что им позвонят, и они ушли.
        — Почему Нью-Мексико?  — спросил Томми.
        — Потому что не хочу, чтобы в бухту нахлынули всякие любители глиняных горшков!  — сказала Джилл.  — Если это настоящая индейская миска, это попадет в газеты.
        Когда они вернулись домой, тетя Луиза сказала им, что только что разговаривала с хранителем.
        — Он сказал, что это подлинная миска индейцев пуэбло,  — взволнованно сообщила она.  — Он спросил, не хотите ли вы преподнести ее в дар музею. Ей не меньше восьмисот лет.
        — Она принадлежит Вуди,  — ошеломленно сказала Джилл.  — Надо спросить у него.
        — Зачем вы сочинили, будто папа нашел миску в Нью-Мексико?  — спросила ее мать.
        Джилл повторила свое объяснение.
        — А если там еще есть глиняные миски, то мы найдем их сами,  — объявила она.
        Отправляясь спать, Томми и Джилл задержались в коридоре.
        — А разве в те дни индейцы путешествовали на такие большие расстояния?  — спросила Джилл.  — Сан-Диего ведь очень далеко от Нью-Мексико.
        — Не знаю. Но даже если и так,  — ответил Томми,  — они же все давным-давно умерли.
        Джилл пожевала кончик своей косички.
        — А вдруг одно маленькое племя,  — размышляла она вслух,  — не захотело отсюда уехать. Прятались они в каньонах и других глухих местах. Питались… ну…
        — Ягодами и рыбой? Джилл, индейцев больше не осталось!
        — Один все-таки остался!  — отпарировала Джилл.

        Утром, пока они завтракали, дядя Майк позвонил по телефону. Его рассерженный голос был слышен даже сквозь закрытую дверь. Он вернулся из кухни с пылающим от гнева лицом.
        — Этот мой сумасшедший адвокат!  — взорвался он.  — Я плачу ему приличные деньги, и что бы вы думали, он мне советует? «Держитесь подальше от луж»!
        — Но почему?  — спросила тетя Луиза.
        — Потому что, по его мнению, кто-то пытается устроить мне большие неприятности. Он говорит, если я буду ходить туда, все может повториться снова.
        — Но, Майк, ты же не можешь бросить работу!  — сказала тетя Луиза.
        — И не собираюсь,  — свирепо буркнул дядя Майк.  — Но он настаивает, чтобы я не ходил туда, во всяком случае, до судебного разбирательства на следующей неделе. Если случится еще что-нибудь подобное, и я не смогу доказать своей невиновности, у меня точно отберут разрешение.
        — Ну, ничего,  — бодро сказала тетя Луиза,  — впереди еще много хороших приливов, и дети тебе всегда помогут.
        Дядя Майк задумчиво поглядел на Джилл с Томми.
        — Во всяком случае, в лаборатории у меня дел хватит. А почему бы вам, ребятки, не поработать сегодня в более глубоких лужах? Возьмите маски и трубки. Прилив сегодня высокий, но, если не боитесь вымокнуть, можете принести хороший улов. Келли, ты хорошо плаваешь?
        — Да, сэр. Ну, то есть довольно прилично.
        — Ну, для глубины в три фута это годится. Только глубже не заплывайте.
        Джилл позвонила Вуди, а дядя Майк начал укладывать снаряжение в багажник велосипеда Томми. Он показал ему, как пользоваться дыхательной трубкой, и подогнал для него маску. Затем собрал несколько банок и пластмассовых коробок для более мелких животных и прицепил тележку к велосипеду Джилл. Она сбежала вниз, держа пакет с едой, и они укатили.
        Вуди ждал их у шоссе. Они доехали до туннеля, спрятали велосипеды и сошли в бухту по тропе. Вуди не заговаривал ни об индейцах, ни о глиняных мисках. Томми решил, что всего этого с него пока хватит. Когда открылась бухта, они увидели, что камни почти все под водой.
        — Вода останется высокой еще час,  — объявил Вуди.  — Может, пока вы покопайте со мной, а потом я помогу вам?
        Они прошли по тропе до раскопок, и каждый выбрал себе квадрат.
        — Откладывайте все целые раковины,  — важно сказал Вуди.  — Осколки выбрасывайте, если только они не покажутся вам особенными.
        Черная земля была словно густо начерчена крохотными осколками белых ракушек. Время от времени Томми попадались раковины гребешков — их он откладывал в сторону. Но думал он о другом, как, очевидно, и Вуди. Потому что тот вдруг сел на край ямы и посмотрел на него с Джилл.
        — Расскажите еще раз, что вам сказали в музее,  — попросил он.
        Они повторили все с самого начала, а он слушал, задумчиво хмурясь.
        — Исчезнувшее племя!  — сказал он.  — Значит, в этих местах должны быть еще миски. Но кто откопал ту? И почему он оставил ее в туннеле?
        — А потому, что он там живет,  — заявил Томми.  — Ему же надо в чем-то держать еду, вот он и воспользовался миской.
        Он оглядел склон холма. А что, если они наткнулись на убежище Парикмахера Смита? Вдруг он заметил какое-то движение на пляже.
        — Кто это?  — спросил он.
        Джилл и Вуди обернулись.
        — Таинственный Смит,  — сразу сказала Джилл.  — Он просеивает песок. Странно, раньше он никогда не занимался этим здесь. Обычно он обходит большие общественные пляжи.
        — Сокровища!  — воскликнул Томми.  — Он ищет сокровища, спрятанные контрабандистами. Поэтому он и старается прогнать нас отсюда.
        Они продолжали смотреть на странную фигуру в военной форме времен второй мировой войны и красной кепке. В руках у него было решето. Стоя на четвереньках, он зачерпывал в него песок, затем просеивал его и внимательно изучал то, что оставалось на сетке.
        — Пойдемте-ка, посмотрим, что он ищет,  — предложила Джилл.
        Томми вовсе не хотелось еще раз встретиться со Смитом. Но он понимал, что им следует узнать, чем он там занимается.
        — Если вы пойдете, я тоже пойду,  — сказал он.
        — Ладно, я не боюсь,  — решительно сказал Вуди. Они спустились с холма. Когда они оказались на пляже, Джилл показала на большой камень у воды.
        — Давайте оставим вещи на этом камне. Тогда мы увидим, если кто-нибудь вздумает к ним подобраться. Будем по очереди следить.
        Они прошли через пляж, сложили вещи на камень и направились к ним. Возле лежал его мешок. Он был раскрыт, и Томми увидел несколько перегоревших электрических лампочек, ржавое железное кольцо, большую замшевую морскую раковину и одну рыбу. Мешок, очевидно, был набит всякой всячиной, но больше ему разглядеть ничего не удалось. Неожиданно Парикмахер бросил свое занятие и повернул к ним обветренное злобное лицо.
        — Эй вы, что вам тут нужно?  — спросил он.
        У Томми екнуло сердце.
        — Ничего, мистер Смит,  — ответил он.  — Просто хотели посмотреть, что вы делаете.
        Парикмахер прищурился на него.
        — Ты ведь племянник Уоррена? А ты его дочка,  — повернулся он к Джилл.  — Вам что, больше нечем заняться, как шпионить за мной?
        — Да нет, сэр,  — сказал Томми.  — Мы идем купаться.
        Смит ткнул пальцем в сторону океана.
        — Вода во-он там,  — сказал он.  — Не смею вас задерживать.  — Потом он ухмыльнулся.  — А где же твой папаша?  — спросил он у Джилл.
        — У него дела,  — ответила она.
        — Ну, глядишь, дел у него еще прибавится,  — хихикнул он.
        Ребята не ответили, но он продолжал ухмыляться.
        — А что вы делаете?  — спросил Томми.
        Смит уставился на него.
        — Шлихтую,  — ответил он коротко.
        Томми не выдержал злобного взгляда и опустил глаза.
        — А это что?  — спросил он.
        Нахмурившись, Смит посмотрел на песок у ног Томми.
        — Ты о чем?
        — Что такое шлихтовать?
        — То самое, что я делаю,  — сказал Смит.
        — А-а!  — сказала Томми.
        — Еще вопросы есть?
        — Нет, сэр.
        Смит что-то пробурчал и взялся за решето. Томми вдруг осенило. Смит, конечно, взбесится, но и в этом случае они что-нибудь узнают.
        — Мистер Смит, а вы здесь не находили индейские горшки — спросил он.
        Смит уже начал было загребать песок в решето, но при этих словах замер.
        — Горшки?!  — буркнул он, не оборачиваясь.  — Конечно, нет. Какие еще горшки?
        — Да я так.
        Смит хмыкнул и начал просеивать песок.
        — Горшки!  — с отвращением повторил он про себя.
        Томми продолжал смотреть на его спину до тех пор, пока Джилл не дернула его за плечо и пошла назад через пляж. Он был уверен, что шея Смита покраснела. Однако Парикмахер продолжал работать, и Томми пошел следом за Джилл.
        Они забрались на плоский камень и разделись. Мальчики были уже в плавках, Джилл была в купальнике. Она объяснила Томми, как надо пользоваться маской.
        — Мы делаем так,  — сказала она,  — плаваем над камнями и высматриваем что-нибудь подходящее. В маске все отлично видно.
        Вода вначале показалась Томми холодной, но он шагнул вперед и, когда она дошла ему до пояса, поплыл, глядя сквозь стекло маски. И чуть не ахнул от восхищения. Он вдруг ощутил себя обитателем этого подводного мира. Скользя над камнями и водорослями, где шныряли рыбки, Томми почувствовал себя подводной лодкой. Дышал он в трубку, поэтому ему даже голову не надо было поднимать. Прямо на него неслось облако узких серебристых рыбок и тут же молниеносно распалось на две стайки, так что ни одна рыбка его не коснулась. Томми поднял голову и вынул изо рта трубку.
        — Рыбы!  — восторженно крикнул он.  — Тысячи и тысячи.
        Джилл и Вуди обменялись взглядами и засмеялись.
        — Ты совсем еще сухопутная крыса!  — крикнул ему Вуди.  — Конечно, здесь есть рыба — она тут живет, знаешь ли!
        Томми сообразил, что они давно привыкли к этому зрелищу, и оно уже не вызывает у них восхищения. И все-таки невозможно было поверить, что и он когда-нибудь привыкнет к мгновенному переходу из одного мира в другой.
        — Мальчики, начинайте вы,  — сказала Джилл.  — Кому-то нужно следить за камнем. Если вор опять попытается стащить у нас бутерброд, мы его заметим.
        Томми снова поплыл над маленькими каньонами и круглыми впадинами, дыша через трубку. Колыхались лиловые ленты водорослей; по камню ползла ярко-красная улитка, а раковина у нее была зеленоватая. Тут он увидел желто-лилового красавца, поймал его в сачок и положил в баночку у себя на поясе.
        Потом он чуть было не схватил морского конька, очень похожего на маленького шахматного коня, но тот негодующе юркнул в узкую щель. На каком-то веерообразном растении он увидел еще одного конька. И тут же разглядел еще десяток среди колышущихся ветвей, за которые они цеплялись кончиками хвостов. Одного он все-таки схватил, положил в банку и замахал Джилл, которая все еще следила за камнем.
        — Джилл! Я поймал морского конька!  — крикнул он.
        Джилл приложила к уху ладонь. Он поманил ее рукой, и она вошла в воду. Томми заметил, что Парикмахер Смит ушел уже на приличное расстояние, но он был слишком взволнован своей находкой, и сейчас ему было не до старика. Он бросился навстречу Джилл и протянул ей банку.
        — Да это же морской конек!  — воскликнула она.  — Но, Томми, в Сан-Диего морские коньки не водятся. Вода здесь слишком холодная.
        Томми засмеялся:
        — Растолкуй это ему. Он, кажется, не в курсе.
        Джилл рассматривала рыбку, которая повисла в банке, словно миниатюрный жеребенок.
        — Папа говорит, что они не могут долго жить в холодной воде,  — сказала она.  — И я видела их только в аквариуме. Вот это настоящая находка!
        — Может, причина в красном приливе?  — предположил Томми.  — Может, они живут именно в такой грязной воде, ну… и… по какой-то причине уплыли сюда, и…
        Он нахмурился: что-то в его теории было не так.
        — Я поставлю банку на камень и поймаю еще одного,  — добавил он.
        Он направился было к пляжу, как вдруг Джилл вцепилась ему в руку.
        — Томми!  — Она указала на их камень. Томми поднял глаза и успел увидеть, как с камня спрыгнул темноволосый мальчик и со всех ног бросился к холму.

        ОГНИ В ТУННЕЛЕ!

        Вуди услышал их крики и поплыл к берегу. Томми подбежал к плоскому камню, все еще сжимая банку с морским коньком. Он поставил ее на песок и бросился следом за мальчиком. Сомнений не было! Мальчик — индеец! Волосы черные и прямые, кожа смуглая. Он был бос и мчался, словно молодой олень. Добежав до холма, мальчик стал карабкаться по поросшему кустами склону.
        Джилл кричала:
        — Держи его, Томми! Держи!
        Томми заколебался. Вуди не поможет: он только что выбрался на берег и был еще далеко. Но воришка его ровесник и вроде без оружия. Возможно, он сумеет удержать его до того, как подоспеют Вуди с Джилл.
        Он начала взбираться на склон. Мальчика он уже не видел, но в одном месте заколыхались кусты. Осторожно ступая босыми ногами по камешкам, Томми начал пробираться туда. Колючие ветки царапали ему кожу. Далеко внизу по крутому склону карабкались Джилл и Вуди. Он снова огляделся, но теперь даже кусты не колыхались. Томми прислушался, но ничего не услышал. Он бросил в кусты камень, надеясь вспугнуть мальчика. Однако ничего не произошло, и он стал снова продираться сквозь кусты. Вскоре он вышел на прогалину и увидел странное, похожее на собачью конуру сооружение.
        Сначала Томми подумал, что это современное индейское жилище. Но оно было низковато даже для пигмеев. Бетонные стены поднимались над землей всего лишь на фут. По углам корявые столбы подпирали крышу из толя. Между крышей и стенами был просвет, затянутый ржавой дырявой сеткой. Томми не сомневался, что мальчик забрался именно сюда. Однако если он внутри, то должен лежать тесно прижавшись к стене, иначе его было бы видно.
        Земля вокруг была испещрена следами, мусором, и Томми заметил даже маленькое кострище. Тут из кустов вынырнул Вуди.
        — Поймал?  — спросил он, отдуваясь.
        Томми покачал головой, показал на строение и шепнул:
        — По-моему, он там!
        Тут подоспела Джилл. Томми приложил палец к губам и ткнул пальцем в сторону строения. Джилл пожала плечами.
        — Ну, если он там, то шептать незачем,  — сказала она.  — Это вентиляционный колодец туннеля. Ну, на манер печной трубы. Наверное, это его лаз.
        Томми наклонился и заглянул внутрь. Да, действительно, это был просто навес от дождя над вентиляционным колодцем. К стенке было приставлено тяжелое бревно.
        — Вот его лестница!  — сказал он.
        — Как он выглядел?  — спросил Вуди, грызя ноготь.
        — Смахивает на индейца,  — ответил Томми.  — Верно, Джилл?
        — Ну да. Или на мексиканца,  — добавила она.  — В Сан-Диего полно мексиканцев.
        — Нас трое,  — сказал Вуди,  — а он один. Лезем за ним?
        — Так у нас же нет фонарика,  — сказал Томми.
        — У него, возможно, тоже. И знаете что? Готов поспорить, что он сбежал из какой-нибудь индейской резервации и поселился в туннелях! Дальше в горах полно резерваций.
        Томми облизнул губы.
        — Полезли,  — сказал он.  — Это необходимо, потому что теперь он сюда уже не вернется. А именно он нам и нужен. Теперь мы в этом убедились.
        — Вуди,  — бодро сказала Джилл,  — лезь первым. Ты же специалист по индейцам.
        — Ну ладно,  — сказал Вуди.  — Сразу после тебя.  — Он улыбнулся.
        Томми вспомнил дядю Майка и все его неприятности. Он со стыдом подумал, что они тут теряют время, а того и гляди, упустят мальчика. Не говоря ни слова, он протиснулся сквозь дыру в сетке, ухватился за бревно и соскользнул по нему во мрак.
        Когда его ноги коснулись пола, он посмотрел вверх. Лица Вуди и Джилл были всего в нескольких футах над ним. Серый свет освещал цементные стены и пол. Кругом валялись палки, консервные банки и всякий другой мусор. Все выглядело так, словно здесь обитала запасливая крыса в человеческом облике. У Томми мурашки забегали по коже. Сначала он не мог определить, куда убежал мальчик. Затем в мелком песке, усыпавшем пол, он различил отпечатки ног. Они были детскими и вели в глубь холма. Он приложил ладони ко рту и громким шепотом позвал:
        — Спускайтесь!
        Вуди и Джилл соскользнули вниз. Он показал им следы. Джилл нервно хихикнула.
        — Только бы он и на этот раз взял самый большой бутерброд! Знаете, что я в него положила? Мыло!
        — Мыло?  — переспросили мальчики.
        — У мамы есть мыло, которое выглядит точь-в-точь как сыр. Ну, вот я и приготовила для него бутерброд с мылом.
        — Отлично,  — сказал Вуди.  — Проследим его по мыльным брызгам.
        Дети пошли по туннелю. Серый свет становился все слабее и слабее, а потом совсем исчез. Они оглянулись. Из вентиляционного колодца в туннель падал сноп света.
        — Будем идти до тех пор, пока будет виден этот свет, и все время трогать стену, тогда мы на нее не наткнемся.
        Так они и сделали. Пола не было видно, и у Томми возникло ощущение, будто он парит в космосе. Наконец они перестали различать свет позади и поняли, что пора возвращаться. Томми было страшно, но сдаваться не хотелось.
        — Джилл!  — прошептал он.
        — Что?
        — Завизжи,  — попросил Томми.  — Вчера это его вспугнуло. Если мы его опять вспугнем, может, он выдаст себя. А девочки визжат лучше мальчиков.
        — Лучше пойдем назад,  — жалобно попросила Джилл.
        — Ладно. Но сначала повизжи.
        Джилл взвизгнула так неожиданно, что он и сам чуть не подпрыгнул от испуга. По туннелю разнеслось жуткое эхо, и Томми пробрала дрожь. Внезапно раздался гулкий лязг. Впереди, совсем рядом что-то ударилось об пол, ребята прижались друг к другу. Во мраке послышался звук убегающих шагов. Шлеп… шлеп… шлеп… Томми всмотрелся и… то, что он увидел, было таким кошмарным, таким невероятным. Однако Вуди тоже увидел это.
        — Смотрите! Смотрите!  — лепетал он.
        Бегущий, кем бы или чем бы он ни был, оставлял следы, которые светились в темноте! Они горели зеленым огнем, словно цифры будильника. Оно бежало, роняя с ног сверкающие зеленые капли. Потом вдалеке они начали исчезать, хотя звук бегущих шагов был еще слышен.
        — Бежим!  — завопил Вуди.
        И они припустили изо всех сил. Падали, поднимались, в темноте натыкаясь на стены, и снова падали. Томми пополз на четвереньках и стукнулся головой о стену. Он встал, перебирая руками по шершавой поверхности, и, не отрывая от нее ладони, медленно побрел вперед. Он слышал, как бегут и падают Вуди и Джилл, но эхо было так обманчиво, что он не мог понять, откуда оно доносится. Внезапно его пальцы скользнули за угол. Он в нерешительности остановился.
        — Окно? Дверь? Согнутыми пальцами Томми провел вверх, насколько хватило руки, потом вниз, пока не коснулся пола. Зубы у него стучали от страха. Ведь когда они шли от вентиляционного отверстия, ни одного бокового туннеля им не встретилось. Значит, он идет в неверном направлении. Повернувшись, он пошел назад. И тут сообразил, что уже давно перестал слышать Вуди и Джилл. Он остановился и позвал их. Ему ответило эхо: «Джиллджиллджилл!..» — и стихло. И больше ничего.
        Томми побрел дальше. Довольно скоро он наткнулся на еще один боковой туннель. Он высунул голову за угол и на всякий случай позвал:
        — Джилл? Вуди?
        Его голос прозвучал глухо. Эхо не откликнулось. Значит, это вход в небольшое помещение. Томми выпрямился, прислушиваясь, а потом вошел в проем и вытянутой рукой коснулся косяка. Убедившись, что стоит лицом к комнате, он шагнул вперед. Помня, что в штольнях бывают спуски на нижние уровни, Томми продвигался очень осторожно. Всего через несколько шагов он уперся в глухую стену и свернул по ней влево. Под ногой что-то треснуло, словно сухая ветка. Томми опустился на колени и пошарил руками. Невысокая куча веток и листьев, какую мог соорудить бобр. Потом он нащупал на ней одеяло и понял, что это чья-то постель.
        «Постель, скорее всего, должна быть в углу»,  — логично решил он. И действительно, продвинувшись вперед совсем немного, он наткнулся на поперечную стену. Томми пошарил на полу, надеясь найти фонарик. Ведь даже индеец не смог бы жить в таком темном туннеле без света. Фонарика он не обнаружил, но его пальцы сомкнулись на свече. Рядом он нащупал спичечный коробок и чиркнул спичкой. Она с шипением вспыхнула и осветила красную свечу, прилепленную к крышке консервной банки. Этой же спичкой Томми зажег свечу, сел на постель и огляделся.
        Он находился в замусоренной комнатушке. Постель представляла собой кучу неочищенных веток и одеяла. Рядом валялось несколько комиксов, а чуть поодаль аккуратным рядком лежали запасные огарки. У стены он увидел бутылку из-под оранжада и вощеный пакет для бутербродов.
        Томми слегка улыбнулся: ну прямо гнездо древесной крысы. Здесь скопилось все, что было унесено с пляжа. Старые блесны, ржавые болты, сломанный кухонный нож, желтый спасательный жилет и пакеты из-под молока. Телефонный справочник, старый автомобильный номер и семь пляжных сандалий всех цветов и размеров. И даже маска для подводного плавания но без стекла. И ни единой вещи, которая стоила бы того, чтобы ее украсть. Не было также ни лука со стрелами, ни ножа — ничего из снаряжения мальчика-индейца. Один только хлам, который собирал Парикмахер Смит…
        Взяв два свечных огарка, Томми направился с зажженной свечой к выходу. На бетонной стене он увидел надпись краской: «Батарея II», а под ней стрелка налево. Другая стрелка указывала направо и сообщала: «Штаб».
        Томми, решив, что «Батарея II» должна находиться над пляжем, пошел в этом направлении и скоро уперся в боковой туннель. И опять увидел стрелки, указывающие направление к батареям. Больше всего его заинтересовал опрокинутый бидон в луже воды у стены. Это он тогда упал. И Томми сообразил, что вентиляционный колодец уже близко. Действительно, почти сразу он разглядел вдалеке слабый свет в глубине туннеля и пустился туда бегом.

        ЗАГАДКА МОРСКОГО КОНЬКА

        Когда Томми выбрался наружу, к нему из кустов бросились Вуди и Джилл. Томми рассказал, что с ним произошло, и показал огарки. Обсуждать они ничего не стали. Им больше всего хотелось поскорее вернуться на пляж, собрать вещи и убраться оттуда подальше.
        Спускаясь по склону, Томми различил у плоского камня две фигуры. Лиц на таком расстоянии узнать было невозможно, но он решил, что это Бурый и Седой. На этот раз на них были черные костюмы аквалангистов. Держа в руках гарпуны, они смотрели в сторону океана. Джилл тоже их увидела.
        — Опять эти парни!  — сказала она.  — Может, все подстроили и не они.
        — Во всяком случае, в туннеле их не было,  — заметил Вуди.  — Так быстро они спуститься не могли.
        Томми совсем запутался. Он же был совершенно уверен, что рыбу в бидон подложили эти двое. Но бутерброды воровали не они. Вором, несомненно, был индейский мальчик. И, может, он тогда пробрался к грузовичку и подбросил гарибальди.
        На пляже ребята быстро забрались на плоский камень. Томми заметил, что Бурый и Седой наблюдают за ними. Он сел к ним спиной, и они собрались поделить оставшиеся бутерброды.
        — Ну прямо как тогда!  — сказал Вуди.  — Трое деток, два бутерброда.  — Он засмеялся. Видимо, здесь, на теплом солнечном пляже, к нему вернулись смелость и хорошее настроение.
        — Ну и какой бутерброд он утащил?  — спросил Томми.
        Джилл взглянула на бутерброды.
        — С мылом,  — ответила она.
        — Маленькая скво очень умная,  — сказал Вуди.
        — А я разве спорю,  — отпарировала Джилл. Томми заметил, что и она ободрилась. Но его не покидало воспоминание о тесной комнатушке без света и настоящей постели.
        — Лучше бы он взял хороший,  — медленно сказал Томми.  — Наверное, ягоды — вот и вся его еда. И крадет он только потому, что голоден.
        — А рыбок он подбросил тоже поэтому?  — с вызовом спросил Вуди.
        — Может, это не он,  — сказал Томми.
        — Рыбки!  — воскликнула Джилл, вскакивая.  — Надо подлить воды морскому коньку, а то он…  — Она не договорила и, упершись руками в бока, оглядела камень.  — Где же он?  — спросила она.
        Пока они искали банку, подошли аквалангисты и, остановившись, стали наблюдать за ними.
        — Что-нибудь потеряли?  — серьезно спросил Седой.
        — Нет,  — ответила Джилл.
        — А-а. Нам показалось, будто вы что-то ищете. Как сегодня вода?
        — Что ты имеешь в виду? Очень ли холодная?
        — Нет, очень ли мутная. Красный прилив как будто приблизился. Вы, мы видели, ныряли в масках. Если вода мутная, мы не полезем в нее.
        — Мутновата,  — невозмутимо ответил Вуди.
        — Спасибо,  — сказал Седой и подмигнул Бурому.  — Так вы точно ничего не потеряли?  — снова спросил он.
        Ответил Томми:
        — Да, у нас пропала банка с морским коньком. Она была там, где вы сейчас стоите.
        — Морской конек! Ты шутишь?
        — Нет,  — сказала Джилл.  — Настоящий морской конек.
        — Может, это был настоящий конь… не морской,  — заметил Бурый.  — Пришел сюда искупаться.
        — «Эй, Морской Конек!.. Но-о-о!» — крикнул он.
        — Ну, что бы это ни было, а взяли его вы!  — отрезала Джилл.
        — А зачем бы нам это, мэм?  — произнес Бурый на ковбойский манер.  — Кем же это вы нас считаете? Конокрадами, что ли?
        — Мы вас считаем браконьерами и хулиганами! Это же вы подбросили в бидон мальков?
        — Мы?!  — невинно спросил Седой.  — Только не мы, мэм. Мы в этот вечер ловили морских мустангов.
        — Но ведь вы про это знали?  — сказал Томми.  — А откуда вы могли узнать, если сами не подложили их?
        Седой с усмешкой посмотрел на Бурого.
        — Слухами земля полнится, а, Буренький?
        — Еще как. Говорят, наконец изловили Майка Уоррена, он же гроза Бухты Контрабандистов. Самый ловкий похититель рыб на побережье.
        Захохотав, они ушли.
        Джилл задумчиво пожевала кончики косичек.
        — Наверное, морского конька они стащили просто из вредности,  — сказала она.  — Но про папу теперь уже знают все. И значит, если им известно про гарибальди, это ничего не доказывает.  — Она вздохнула.  — Уж лучше бы в бухте опять завелись контрабандисты. Пошли домой, пока у нас не угнали велосипеды.
        Они быстро собрали вещи и ушли с пляжа.

        Когда Джилл и Томми вернулись домой, дядя Майк работал в лаборатории. (С Вуди они попрощались у его дома.) Наклонившись над раковиной, он капал что-то из пипетки в эмалированный поддон.
        — Папа?  — позвала Джилл.
        Дядя Майк вздрогнул от неожиданности и обернулся.
        — А… вы уже вернулись. Каков улов?
        — Я поймал морского конька!  — выпалил Томми.
        Дядя Майк покачал головой.
        — Отлично. Привяжи его к дереву, чтобы он не убежал. Я занят, так что не приставай ко мне с вашими глупостями. Морской конек, скажет тоже!  — Он вздохнул про себя.
        Дети занялись своей добычей. Им очень хотелось рассказать обо всем дяде Майку, но они побаивались, как он к этому отнесется. Джилл приготовила предметные стекла, поддоны и пузырьки с консервантом. Дядя Майк поставил банку в машинку для консервирования и повернул ручку. Банка слетела на пол. Вода разлилась и забрызгала ему туфли.
        — Черт бы тебя побрал!  — буркнул он. Потом поднял банку, прозрачный мешочек с животными и, покачав головой, сел на табурет.
        — Тише едешь — дальше будешь,  — сказал он.  — У меня заказов выше головы. Если я буду работать с такой скоростью, эдак к декабрю у нас кончится материал. Но у меня нет времени ходить на пляж, даже если бы адвокат и позволил. Ну, что вы нашли?  — спросил он.
        — Морского конька,  — сказал Томми.
        — Ну да, ты уже говорил! Интересно, он прискакал сюда из Калифорнийского залива через горы или проплыл две тысячи миль?
        — Дядя Майк, их там было много!  — настаивал Томми.
        Дядя Майк внимательно на него посмотрел. Затем повернулся к полке с банками, нашел нужную и, показав Томми, спросил:
        — Он был вот такой?
        Томми посмотрел на неподвижную рыбку в банке. Она была раза в два больше той, что поймал он, но выглядела точно так же. К бутылке была прикреплена табличка: «Hippocampus с выводковой сумкой».
        — Да,  — сказал он.  — Только мой был меньше.
        Дядя Майк прищурился.
        — Послушай, Томми. Я не знаю, что ты видел, но я знаю, чего ты не видел — морского конька. Они обитают в воде с температурой не ниже двадцати пяти градусов. Здесь же температура редко поднимается выше двадцати градусов.
        — Папа, он действительно поймал морского конька!  — крикнула Джилл.  — Мы посадили его в банку, но ее украли.
        — Украли?
        — Да, сэр,  — сказал Томми и решил, что пора рассказать ему все.  — Пока мы были в том туннеле… где живет индейский мальчик…  — начал он.
        Дядя Майк опустился на табурет и молча слушал. Сначала он все больше хмурился. Потом на его лице появилось недоумение. Когда Томми и Джилл наконец замолчали, он сердито посмотрел на них, сжав руки на коленях.
        — Джилл, разве я не говорил тебе, чтобы ты не смела забираться в туннели?  — спросил он.
        — Да нет, папочка. Ты… ты только говорил, что там опасно.
        — Вы могли там погибнуть! Свалиться в шахту.
        Томми и Джилл понурили головы.
        Дядя Майк сердито помолчал.
        — Ну, раз уж вы забрались в туннели,  — сказал он наконец,  — и раз нашли там все это, то нам есть над чем подумать. Миска настоящая. Но, боюсь, про мальчика-индейца этого не скажешь. И хотя морские коньки в здешних водах не водятся, вы, кажется-таки, поймали одного. Ну, а следы? Вы когда-нибудь видели, чтобы отпечатки ног светились в темноте?
        — Нет, сэр,  — сказал Томми.  — Но эти светились.
        Дядя Майк наморщил лоб.
        — Почему ты так уверен, что там живет мальчик, а не Парикмахер Смит?
        — Я вовсе не уверен,  — сказал Томми,  — но в туннеле мы нашли обертку с бутербродов, а в комнате бутылку из-под оранжада.
        — Тогда в первую очередь нужно разыскать мальчика. Либо он сбежал откуда-нибудь, либо местный озорник. Я узнаю в полиции, не объявлен ли розыск на какого-нибудь мальчишку. А пока отправляйтесь помогать на кухне.
        За стол они сели в сумерках. Дядя Майк положил возле их тарелок блокнот и карандаш.
        — Нарисуйте-ка мне, как добраться до вентиляционного колодца,  — сказал он.
        Джилл взяла карандаш и набросала план. Вентиляционный колодец был недалеко от тропы, так что это было нетрудно. Дядя Майк внимательно его рассмотрел.
        — Сегодня ночью я навещу обитателя туннеля,  — сказал он.  — Его уже два раза напугали, и, наверное, скоро он уйдет в другое место, если уже не ушел.
        — А что, если это Парикмахер Смит?  — спросил Томми.  — У него может быть пистолет.
        — Но по ночам он, наверное, спит,  — ответил дядя Майк.  — Вот почему лучше всего отправиться туда сейчас.
        Он ушел в половине девятого, когда было уже темно. Тетя Луиза позволила детям посмотреть телевизор, но выключила его, когда в половине десятого Майк еще не вернулся.
        — Отправляйтесь спать,  — сказала она.  — Раньше половины одиннадцатого папа не вернется, а вы уснете прямо в креслах.
        Но когда Томми и Джилл поднимались по лестнице, зазвонил телефон, и они кинулись к отводной трубке в спальне, а тетя Луиза побежала на кухню. Дети схватили трубку и сдвинули головы, чтобы слушать вместе.
        — …Он говорит, его зовут Быстрый,  — со смешком сказал дядя Майк.  — Быстрый гамбургер. Симпатичный малыш, на вид лет десять. Я звоню с бензоколонки.
        Тетя Луиза засмеялась.
        — Ты шутишь! По-моему, это название придорожного ресторанчика! «Быстрый гамбургер»!
        — Вот именно. Вероятно, он не хочет называть своего настоящего имени и назвал первое попавшееся из телефонной книги, которая валяется у его постели. Постели ему на полу в комнате Томми. Сегодня он переночует у нас, а завтра разберемся.

        ИНДЕЙСКИЙ МАЛЬЧИК

        Томми открыл глаза. Уютно свернувшись под одеялом, он сонно посмотрел на малька гарибальди в аквариуме. На листьях дерева за окном играли блики света. Пели птицы. Внезапно он сел на кровати. Мальчик-индеец!
        Тут он увидел спальный мешок на полу у двери. Из него торчали пропыленные черные волосы. Вдруг дверь начала медленно открываться и уперлась в мешок, который начал судорожно подпрыгивать, словно в него запихнули кота. В комнату проскользнула Дижлл, а Томми прямо-таки слетел с постели. Как завороженные, они наблюдали за мешком. Из него, изумленно озираясь, появился маленький мальчик в очень грязной майке и сел. Томми и Джилл уставились на мальчика, мальчик уставился на них.
        — Все хорошо, Быстрый,  — сказал Томми.  — Мы твои друзья.
        — Белые дети пришли с миром,  — сказала Джилл.
        Мальчик вытаращил глаза.
        — Чего-чего?
        — Ты разве не индеец?  — спросил Томми.
        Мальчик мотнул головой.
        — Мексиканец?
        — Угу,  — сказал мальчик.
        — А как тебя зовут по-настоящему?  — спросил Томми.  — Меня зовут…  — Он замялся.  — Я Томми,  — наконец сказал он.
        — Меня зовут Рамон,  — сказал мальчик.
        — А где твоя мама, Рамон?  — спросила Джилл.
        — У меня нет мамы.
        — Мамы есть у всех,  — возразила Джилл.  — Она служит у кого-то здесь, да?
        Томми заметил, что мальчик отвел глаза, и понял, что Джилл попала в точку.
        — В Сан-Диего у многих работают мексиканцы,  — сказала Джилл.
        — Там, где работает мама, для меня не было места,  — сказал Рамон.
        — А давно ты живешь в туннеле?
        — Две недели. Маме сказали, что я не могу остаться с ней, и она посадила меня на автобус, чтобы я вернулся в Мексику. В Мехикале у меня живет тетя. Но я сошел с автобуса в Сан-Диего и вернулся.
        — А твоя мама про это знает?
        — Нет.
        Дверь приотворилась, и в комнату заглянула тетя Луиза. Увидев, что дети разговаривают, она улыбнулась и сказала:
        — Умывайтесь, завтрак через десять минут.
        Рамон сказал Джилл и Томми:
        — Извините меня за бутерброды. Мне очень есть хотелось.
        — Ничего,  — ответила Джилл.  — А за мыло в последнем бутерброде прости. Ты его съел?
        — Хлеб съел, а мылом умылся. Я ему очень обрадовался. Спасибо.
        Джилл виновато покосилась на Томми. Неловко, когда ты устроил человеку пакость, а тебя благодарят.
        — Пожалуйста,  — пробормотала она.
        Рамон ел, потом отвечал на вопросы, потом снова ел. Казалось, он никогда не наестся. Всякий раз, как тетя Луиза приносила новую порцию, он тихо произносил: «Mil, gracias, senora», что означает: тысяча благодарностей.
        — Тебе не было страшно в туннеле?  — спросил дядя Майк.
        Рамон кивнул. Он уже рассказал, что его мама работает у доктора Хилла, профессора колледжа и специалиста по индейской культуре. И миску он нашел у профессора в гараже. Заодно прихватил армейское одеяло, свечные огарки и ложку.
        — Рамон, а зачем ты подложил нам в бидон рыбок?  — спросил дядя Майк.
        Рамон взглянул на него с удивлением.
        — Como?[7 - Здесь: что? (исп.).]
        — Разве это не ты подбросил рыбок в бидон в тот день, когда в первый раз стащил у нас бутерброды?
        — Нет! Но… я видел…  — Он замялся, заметив, что все перестали есть и слушают.  — Я видел, как два парня положили красную рыбу вам в бидон,  — закончил он.
        — И все?
        — Да, сеньор. Тут я спрятался в туннеле.
        — А в туннеле кто-нибудь бывает?
        — Да. Я каждую ночь кого-нибудь слышу, а то, может, двоих или троих.
        Дядя Майк нахмурился и наклонился вперед.
        — Подумай хорошенько, Рамон. Ты хоть раз слышал, чтобы кто-нибудь разговаривал? Вот тогда мы знали бы, что в туннель забрались по крайней мере два человека.
        — Нет, сеньор.
        Томми даже рассердился на него. Ну чего он врет? Кто угодно может отличить шаги одного человека или двух! Подумав, он спросил:
        — Если они проходили мимо твоей комнаты, то почему не заметили в ней света?
        — Так я почти все время сидел в темноте. Свечей у меня было мало. И ночью я сразу старался заснуть. И вот тогда слышал, как они приходили…
        Дядя Майк прищурился.
        — Они?  — повторил он.
        Рамон потупился.
        — Шаги,  — сказал он.
        Несколько секунд дядя Майк продолжал пристально смотреть на него. Видимо, ответ мальчика его не убедил. Томми вдруг вспомнил кое-что.
        — А зачем ты в тот день заметал свой след веткой? Мы ведь все равно могли тебя выследить, верно?
        — Но не узнали бы, что еду у вас взял мальчик, а не какой-нибудь взрослый. Я боялся, что меня ищет полиция… что меня отправят назад в Мексику.
        — А вчера ты взял не только еду, так?  — упрекнул его Томми.
        — Нет!  — Рамон гордо выпрямился.  — Я ничего больше не брал…
        — Ну, а морской конек?
        — Та рыбка в банке?
        Томми ухмыльнулся, уверенный, что поймал его на лжи.
        — Вот-вот… маленькая рыбка в банке.
        — Я видел ее, но я ее не трогал. Я брал только то, что можно есть, а морских коньков не едят.
        Томми был разочарован.
        Джилл засмеялась. Потом без всякого предупреждения наклонилась к Рамону и выпалила:
        — Мыши!
        Мальчик тоже засмеялся.
        — Да, это был я. Я слышал, как вы шли по туннелю. Когда ты завопила «Мыши!», я побежал. Но споткнулся о большой бидон у стены.
        — Бидон?  — с интересом переспросил дядя Майк.  — А какой бидон, Рамон?
        — Muy grande![8 - Очень большой (исп.).] Вот такой…  — Рамон поднял руку почти на высоту стола.  — И он опрокинулся. Я упал, а когда встал, то услышал, как из него что-то вытекает.
        — Но почему твои ноги светились в темноте?  — спросил Томми.
        Рамон даже вздрогнул.
        — Guien sabe?[9 - Кто знает? (исп.).] Мне из-за этого очень страшно. Может, оттого, что я так долго живу в темноте, ноги у меня стали светиться, словно глаза у кошки.
        Дядя Майк удовлетворенно хмыкнул.
        — Кажется, Рамон, начинает светиться у меня в голове. Этот бидон нам многое может рассказать.
        — Но что?  — спросил Томми.
        — Я и сам толком не знаю. Но у меня такое предчувствие, что мы это выясним, если отправимся туда, когда стемнеет.  — Он встал и отставил стул.  — За работу, ребятки! Чистить зубы и через десять минут явиться в лабораторию. Сегодня вечером пикник в Бухте Контрабандистов.
        Весь день они работали в подвале — заспиртовывали, упаковывали, надписывали. Рамон оказался смышленым и старательным. Он очень быстро освоился со своими обязанностями. Дядя Майк не терял ни секунды: печатал счета, сверялся со списком заказов и закупоривал банки. Зазвонил телефон, он взял трубку, записал заказ, положил трубку и порылся на полках. Наконец достал банку с чем-то вроде куриной лапши, подошел с ней к раковине и вылил содержимое на поддон.
        — Томми. Подойди сюда. Видишь лиловую медузу?
        Томми наклонился над белым эмалированным поддоном. От консервирующей жидкости исходил неприятный сладковатый запах. Пластмассовым пинцетом дядя Майк показал медузу среди других крошечных животных.
        — Да, сэр,  — сказал Томми.
        — Выбери всех медуз и положи в эту банку. Заказали мне вдвое больше, но пока отправлю все, что есть. Эх, если бы я мог раздвоиться, словно клетка! Другим способом мне со всей этой работой не справиться.

        ОГНИ НА ВОДЕ

        Пикник получился странноватый. Солнце давно уже село. Дядя Майк постелил одеяла в кузове грузовичка, и дети удобно там устроились. Дядя Майк предложил пригласить и Вуди.
        — Может, нам как раз понадобится специалист по индейцам,  — сказал он.  — А кроме того, он знает холмы лучше нас.
        Вуди по обыкновению уже ждал их на обочине. Он залез в кузов, и они покатили вперед в полной темноте. Последние, разбросанные среди кустарника, дома остались позади. Еще миля разбитой дороги, и грузовичок остановился. Дядя Майк раздал всем фонарики, и они пошли вверх по тропе. В небе раздавались крики козодоя, и время от времени над ними с писком проносилась летучая мышь. Спускались они долго, потому что в темноте идти по тропе было трудно. Наконец Томми услышал равномерный плеск волн и понял, что пляж уже близко.
        Они остановились, и дядя Майк шепотом сказал:
        — Выключайте фонарики. Прежде чем мы пойдем дальше, надо дать глазам привыкнуть к темноте. Дальше идем гуськом.
        Осторожно проверяя, куда ступить, они прошли по камням до песка. Только узкая полоска пляжа отделяла их от воды, которая слабо поблескивала. Все литоральные лужи исчезли — только этот песок и волны, с шипением накатывающие на него, оставляли пену. Дядя Майк выбрал место у самых камней, где они расстелили одеяла и устроились перекусить. Далеко в море перемигивались красные, зеленые и белые огни кораблей.
        — Рамон, я звонил доктору Хиллу,  — сказал дядя Майк.  — Твоя мама была уверена, что ты у тети в Мехикале. Но она сказала, что ты можешь пока оставаться у нас и поработать в лаборатории. Ты согласен?
        — Да, сэр,  — сказал Рамон.  — Mil gracias!
        На песок стали накатываться волны побольше, и Вуди, который сидел лицом к ним, закричал:
        — Смотрите!
        Все вскочили. Волны теперь были обведены зеленоватым свечением — тем же самым, которое видели в туннеле.
        — Теперь я вам кое-что покажу,  — сказал дядя Майк.  — Только тихо. Скоро мы можем оказаться здесь не одни.
        Они пошли за ним навстречу волнам. Песок тут был сырой и твердый и поблескивал. Томми вдруг с удивлением заметил, что следы дяди Майка начинают светиться и тут же гаснуть. Дядя Майк наклонился и несколько раз провел пальцем по песку. Нарисованный им узор засветился тем же зеленым огнем.
        В полном восторге ребята принялись писать на песке свои имена. Буквы мягко светились, словно цифры на ручных часах. Томми слепил из влажного песка что-то вроде снежка и запустил им в темноту. Ударившись о землю, комок рассыпался на сверкающие осколки, точно ручная граната. Это было прекрасно и непонятно.
        — Вот красный прилив и добрался до берега,  — сказал дядя Майк.  — Днем он бурый, ночью — зеленый. Видите ли, крошечные организмы, придающие ему красный цвет, в этом смысле похожи на светляков — если их потревожить, они испускают зеленое сияние.
        — Но откуда взялся зеленый свет в туннеле?  — спросил Вуди.
        — Кто-то оставил там бидон с морской водой. Рамон случайно опрокинул его, когда вы его напугали. Вода разлилась по полу, он пробежал по ней и некоторое время оставлял светящиеся следы.
        — Зачем кому-то понадобилось прятать в туннеле бидоны с морской водой?  — спросил Томми.
        — Вот в этом вся загадка и есть…  — ответил дядя Майк. Внезапно он жестом приказал им замолчать и указал на что-то далеко в море. Там трижды вспыхнул свет.
        — Это лодка,  — сказал он.  — Теперь нам надо затаиться.
        Ребята сели на одеяла, дрожа от возбуждения. По склону скатился камень. Они обернулись. У конца тропы три раза мигнул фонарик, как будто в ответ на сигнал из лодки. В полной тишине ребята теснее прижались друг к другу. Несколько минут спустя песок заскрипел под чьими-то шагами, а потом этот кто-то вошел в воду. Затем произошло нечто странное: луч фонарика заскользил по поверхности воды ближе к глубине, словно что-то в ней выискивая.
        — Папа?  — прошептала Джилл.  — Давай мы на него посветим.
        Он шикнул на нее, чтобы она замолчала. Луч фонарика скользнул по металлу и тут же погас. Некоторое время было тихо, только волны шелестели на песке. Затем послышался плеск. На фоне фосфоресцирующих волн Томми увидел очертания человеческой фигуры. Человек шел к берегу, волоча что-то тяжелое.
        И тотчас со склона холма упали два слепящие луча, пошарили по воде и скрестились на согнувшемся мужчине. На нем были старые шорты, промокший насквозь джемпер и красная бейсбольная кепка. Хотя на нем не было знакомой формы времен второй мировой войны, Томми узнал Парикмахера Смита. Раскрыв рот от неожиданности, он жмурился под лучами, бьющими со склона. Его руки опирались на что-то вроде большого молочного бидона. Смит повернулся и торопливо покатил бидон на глубину.
        Дядя Майк бросился к нему, крича, чтобы он остановился. Со склона, все еще светя фонарями, сбежали двое и тоже кинулись к Таинственному Смиту. Они были в форме, и Томми узнал сержанта Ричи, инспектора рыбного надзора. Ребята вскочили и побежали за ними к отмели, где дядя Майк держал Смита за руку. Смит сердито обернулся.
        — Это еще что?  — крикнул он.  — Ограбить меня вздумали?
        — Нет, сэр,  — сказал сержант.  — Мы инспектора рыбного надзора. Разве вы не помните нас, мистер Смит? Недавно вы остановили нашу машину и сообщили, что мистер Уоррен занимается браконьерством.
        Смит приложил ладонь козырьком ко лбу. Лицо у него заросло седой щетиной, красный глаза подозрительно щурились.
        — За неимением браконьеров, займемся вами,  — засмеялся дядя Майк и вытащил бидон на песок.  — Торгуете молоком, а, Смит?  — спросил он.
        — Почем я знаю, что в этом бидоне,  — огрызнулся Смит.  — В прибое чего только не болтается. А я всегда прихожу по ночам. Не то весь улов другие к рукам приберут.
        Сержант Ричи кивнул.
        — И именно поэтому вы зашли так далеко в воду? Посмотреть, не плавает ли там что-нибудь?
        Томми увидел, что дядя Майк отвинчивает крышку бидона, потом он посветил внутрь фонариком и подозвал сержанта Ричи.
        — В Бухте Контрабандистов можно найти самые удивительные вещи,  — сказал он.  — Бидон-то молочный, а полон он всякой рыбешкой! Сдается мне, здесь штук сорок мексиканских морских коньков, несколько десятков морских ангелов и даже несколько гарибальди. Вроде бы контрабандный провоз рыбы запрещен, сержант?
        — Придется заглянуть в справочник,  — ответил тот,  — но, насколько я помню, штраф составляет около двадцати пяти долларов за экземпляр.
        — Говорю вам, я нашел его в воде!  — завопил Смит.
        — Но вы знали, что отыщите его, едва увидели сигнал,  — возразил дядя Майк.  — И занимаетесь этим давно. Но бывает, вас застигают врасплох, верно? Как той ночью, когда с перепугу вы выбросили всю рыбу, чтобы уничтожить улики. А на следующий день мой племянник поймал мексиканского морского конька. Когда я об этом услышал, то сразу все понял.
        Тут Томми сообразил, почему морского конька украли. Таинственный Смит увидел конька в банке, догадался, что ребята покажут его дяде Майку, и выбросил его, понадеявшись, что без такого доказательства тот им на слово не поверит, а сочтет всю историю выдумкой или ошибкой. И оказался прав.
        Парикмахер Смит все еще препирался с инспекторами.
        — Я этот бидон в первый раз вижу,  — настаивал он.  — Это чистая правда.
        — Не спорю,  — согласился сержант Ричи.  — Но когда вы увидели сигналы, то поняли, что ваши друзья в лодке отправляют вам бидон, которого прежде вы действительно не видели, и выловили его. Когда полицейский катер догонит их, мы сравним ваши истории. Я склонен думать, старина, что вы куда более в своем уме, чем делаете вид. Хватило же у вас смекался подбросить гарибальди в бидон мистера Уоррена и донести нам на него.
        — Не понимаю, про что это вы,  — буркнул Смит. Но, судя по тому, как он медленно обмякал, словно проколотый воздушный шар, было ясно, что он все отлично понимает.
        — Раз уж вы наловчились таскать бидоны,  — сказал сержант,  — может, дотащите его до нашей машины?
        Смит, ворча, ухватил бидон и взгромоздил его на спину с легкостью, говорившей о том, что делает это он далеко не в первый раз. В сопровождении инспекторов он пошел по пляжу. Ребята и дядя Майк смотрели им вслед.
        — Возможно,  — сказал дядя Майк,  — он поведет их прямиком сквозь холм, так ему будет легче тащить. Кто-нибудь еще хочет пойти напрямик?
        Дети переглянулись и энергично замотали головами.
        — Нет — спасибо!  — сказали они хором.

        В кухне аппетитно пахло горячими пончиками. Пока тетя Луиза жарила их, ребята переодевались, и теперь они молча ели, а она и дядя Майк обсуждали случившееся.
        — Я одного не понимаю,  — сказала тетя Луиза,  — зачем ему понадобилось вредить тебе?
        — Я ему мешал,  — сказал дядя Майк.  — Возможно, сначала он честно собирал выброшенный волнами хлам. Но потом узнал, что можно подзаработать контрабандой тропических рыб. Они стоят пятьдесят долларов за штуку, а получить законное разрешение на их ввоз трудно. Он знал, что я прихожу в бухту в любое время суток, и таким способом решил обезопасить себя.
        — Слава богу, все хорошо кончилось!  — вздохнула тетя Луиза. Она принялась убирать со стола. Потом поглядела на детей, все еще сидящих за столом, и улыбнулась. Рамон с надкушенным пончиком в руке сидел с закрытыми глазами, но совершенно прямо. Джилл клевала носом, и ей как будто что-то снилось. Томми, правда, не спал, но уголки губ у него были печально опущены, как случалось всегда, когда он уставал и начинал тосковать по дому. Закрыть бы глаза, а потом открыть и увидеть за столом отца и сестренку с братишкой.
        — Спать пора,  — негромко сказала тетя Луиза.  — Рамон, ты ляжешь в комнате Томми, как вчера. Ты ведь останешься у нас, пока твоя мама не сможет забрать тебя?
        — Mil gracias,  — пробормотал Рамон.
        Дядя Майк налил в чашку кофе и направился в лабораторию. Тетя Луиза воскликнула:
        — Куда ты, Майк? Неужели ты собираешься работать?
        — Что поделаешь. Я завален заказами. Страшно подумать, что будет осенью, когда дети пойдут в школу, и некому будет мне помогать.
        Томми словно озарило. Поколебавшись, он сказал:
        — Дядя Майк, мой братишка еще не ходит в школу. Может, он…
        — Боюсь, Томми, Донни еще маловат для такой работы. Но, кстати, ведь твой отец в школу тоже не ходит, а? Вот если бы…
        У Томми подпрыгнуло сердце.
        — Папа умеет делать все!  — сказал он.  — Он сконструировал пожарную сигнализацию в школе. Он чинит автомобили, стрижет нам волосы и…
        — Такой талантливый человек мне, безусловно, в лаборатории может пригодиться,  — заметил дядя Майк.  — Как ты думаешь, он бы не приехал сюда присмотреться? Если работа ему понравится, он сможет остаться.
        — Ну, конечно, сэр,  — воскликнул Томми.  — Он обязательно приедет.
        Дядя Майк задумчиво потирал подбородок.
        — А ведь действительно твой отец сможет тут все наладить! Другого такого неорганизованного человека, как я, мне еще встречать не приходилось. Один профессор как-то сказал мне, что я придерживаюсь системы не больше, чем обезьяна на мотоцикле. Только представьте себе!  — сказал он, увлекаясь все больше и больше.  — Новые полки и раковины! Конвейер через туннель… вы там грузите осьминогов, а я на другом конце укладываю их в ведра!
        Томми засмеялся, но на глаза ему навернулись счастливые слезы.
        Лежа под одеялом в темной комнате, он начал было думать о своей семье, о том, как они будут жить тут все вместе. Но он так устал, что мысли его расплывались, словно акварельные краски по бумаге. С пола донесся какой-то звук, и, вспомнив про Рамона, он сонно повернул голову и спросил:
        — Рамон, может, ты сегодня хочешь лечь в кровать?
        В ответ раздался нечленораздельный храп. Рамон уже крепко спал. Томми хотел было повторить свой вопрос, но тоже уснул.
        notes

        Примечания

        1

        Официальное название — Макинак. «Макинау» — местное произношение.

        2

        Гоблин — проказливый чертенок, живущий в лесу или в доме,  — нечто вроде злого духа или лешего (примеч. пер.).

        3

        На севере Америки так называли лесников, проводников, охотников, служащих пушных факторий.

        4

        По-английски fox значит «лиса».

        5

        Кастер — американский генерал, воевавший с индейцами.

        6

        Arch Rock в переводе — «сводчатая скала» (англ.).

        7

        Здесь: что? (исп.).

        8

        Очень большой (исп.).

        9

        Кто знает? (исп.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к