Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Баруздин Сергей: " Топкин Портрет " - читать онлайн

Сохранить .

        Топкин портрет Сергей Алексеевич Баруздин

        Короткие рассказы о животных, для детей младшего школьного возраста

        Сергей Алексеевич Баруздин
        ТОПКИН ПОРТРЕТ

        СМЕЛЫЙ ПОРОСЕНОК

        Эту историю узнал я в Латвии в небольшом поселке. Один рыбак решил купить поросенка. Узнал, что в соседнем поселке, за рекой Даугавой, у человека свинья опоросилась, и есть у него лишние поросята. Месяцев трех от роду.
        Сел рыбак в лодку, переплыл широкую в этих местах Даугаву, нашел нужного человека.
        — Говорят, лишние поросята у тебя есть?  — спрашивает.
        — Есть.
        — Продашь?
        — А что ж не продать? Много ли нужно?
        — Да мне одного…
        — А-а!  — сказал хозяин поросят,  — так иди сам выбирай. Вон их у меня сколько, одиннадцать штук!
        — А дорого?
        — Да какой дорого! Почти бесплатно отдам! Двадцать рублей — чепуха. Что мне, свиноферму содержать! Я все же рыбак, а не свинопас…
        Пошли в сарай, отобрал рыбак самого шустрого поросенка, расплатился и стал собираться в обратный путь.
        Поросенок — бодрый, розовый, с пятачком, похожим на юбилейную медаль, повизжал-попищал, пока его от своих собратьев отняли и в мешок сунули, а потом успокоился.
        Принес рыбак мешок с поросенком к реке, положил в лодку, переплыл Даугаву.
        Дома выпустил поросенка. В специальный загончик с оградой. Заранее построил.
        Поросенок похрюкал-понюхал, обошел свое новое жилье из края в край, от угла до угла, даже поел, и всем очень понравился. Самому рыбаку, что привез его, а еще важнее — жене его и трем девочкам — дочкам. Они весь этот день только и возились вокруг поросенка, и ласкали его, и кормили, и хвалили хозяина дома — мужа и отца:
        — Ну, и молодец ты! Достал то, что надо!
        День был свободный, воскресный, а наутро в понедельник все разошлись по своим делам: рыбак — в море, жена рыбака — в детский сад, она там воспитательница, а дочки — в школу. Все посмотрели на поросенка, кто-то еду ему дал, кто-то ушки и бока почесал, и разошлись…
        Днем первыми вернулись дочки. Вернулись все три, но только одна заметила:
        — А где поросенок?
        Поросенка в загончике не было.
        — Где ему быть?  — сказала вторая.
        — Найдется!  — сказала третья.  — Куда он денется?
        Потом мама пришла — удивилась:
        — Где он?
        Отец пришел позже всех, искал поросенка всюду, весь поселок обегал, не нашел.
        — Украли,  — сказала мама.
        — Если украли, это очень плохо,  — сказал отец.  — У нас такого никогда не было!
        И на утро, и на следующее утро поросенка так и не нашли.
        Через два дня кто-то постучался в дом рыбака. Вместе со стуком поросячье хрюканье послышалось.
        Открыли дверь: стоит хозяин поросенка, а в руках у него знакомый поросенок.
        — Простите, извините, он назад вернулся…
        — Как так — вернулся? Ведь река…
        — Переплыл, значит, и домой пришел. Я уж из своих одиннадцати пятерых продал, никто не вернулся, а этот, смотрю, трется рядом с поросятами, оставшимися, сразу узнал. Вы уж его возьмите да закройте покрепче.
        Рыбак и хозяин поросенка еще о чем-то долго говорили. Один удивлялся и другой удивлялся. Ведь как-никак Даугава — большая река. В этих местах метров двести, не меньше. Один рыбак советовал другому, как лучше загончик для поросенка оградить, другой — приглашал за стол. Так, впрочем, и случилось. Посидели за столом, и не один час. Даже какую-то интересную передачу по телевизору посмотрели.
        Расстались настоящими — на всю жизнь!  — друзьями.
        Загончик укрепили, поросенка поласкали, каждый по-своему, а когда шли к реке, даже расцеловались:
        — Прощай, приятель!
        — Счастья тебе, друг!
        Еще три дня поросенок был на месте. Даже заметно вырос. Кормили его лучше, чем родного сына, если бы, конечно, был сын в доме рыбака, а так — три девочки.
        А на четвертый день поросенка опять не стало.
        Обошел рыбак поросячий загончик, обнаружил в одном месте подкоп — все понял и искать поросенка не пошел.
        Пошел к жене.
        — Дай двадцать рублей,  — говорит.  — Я поеду…
        — Почему двадцать?  — спрашивает жена.  — Ты же и так двадцать платил.
        — Двадцать — тогда, когда никто ничего не знал,  — говорит рыбак.  — А так человек страдает, совестно ему, что такого стервозного поросенка нам продал. Так что давай двадцать… Надо его успокоить, а поросенка я больше не возьму.
        Переехал рыбак Даугаву. Поросенок только хрюкнул, увидев его.
        Посидели они с хозяином поросенка час или два за столом. Долго удивлялись, как это поросенок — «смелый он парень»!  — второй раз широкую Даугаву переплыл, а потом забыли о поросенке и просто говорили о том, что теперь они лучшие друзья и надо чаще приезжать друг к другу в гости. Уж не так далеко это для людей, если для поросенка близко.

        КОЛЛЕКТИВНАЯ ПЕЧКА

        Зима в тот год выдалась такая суровая, какой в Подмосковье давно никто не помнил. То дожди в декабре и даже в январе, а тут прихватил мороз, как в Якутии: день — за тридцать, и второй — под тридцать, и опять — за тридцать. Морозы, конечно.
        Если бы не собака, с которой хочешь не хочешь надо гулять, я бы и на улицу не вылезал в такие дни. На даче тепло — дрова, печка! А на улице — борода к усам примерзает…
        Но что делать — приходится.
        Гуляем мы с собакой реже обычного, она свои дела делает быстро-быстро, на меня смотрит — мерзну ли я? А сама тоже мерзнет. Лапы греет на ходу, облизывает, а потом скорей назад, и дома уже долго слизывает ледышки с подушечек ног — очень уж они ей неприятны!
        На улице никого. Люди за воротами и то редко пробегают. Машины — реже. Кого в такой мороз да еще за городом на улицу выгонишь?
        В одну из таких вынужденных прогулок с собакой послышалось мне на сосне или на ели, они рядом у нас растут, что-то живое. Кто-то вроде бы шевелился, голоса подавал, снег чуть-чуть стряхивал.
        «Ясно, показалось,  — решил я.  — Какая тут живность по такому морозу. Воробья и то не увидишь».
        Вернулись мы с собакой домой, она, как все эти дни, от ледышек на лапах освободилась, легла спать.
        Ночью вдруг закряхтела собака, потом чуть заскулила, а когда я включил свет, тихо залаяла.
        Что случилось?
        Пришлось вставать. Собака вскочила и — в соседнюю комнату, уже с громким лаем.
        Включил я свет и там, и вот чудо: на кресле в пуховом платке, который оставила жена перед отъездом в командировку, а я так и не убрал его, сидят, тесно прижавшись друг к дружке, три крохотные взъерошенные пичуги. Головки желтые, перышки подняты, а сами чуть больше спичечных коробков. Глазки — круглые, испуганные. Как-никак собака рядом крутится.

        В тот момент я не понял, что это за птицы, а только увидел, что открыта у нас форточка, в которую они влетели. Отогнал собаку, взял всех троих, похожих на малых птенцов, в руки, отогрел и оставил у себя до потепления.
        Собака привыкла к ним. Я привык. Летали они по комнатам, как по улице, но держались все время вместе и спать ложились вместе, тесно прижавшись друг к дружке. В то самое кресло с пуховым платком, который жена оставила…
        Отпустил я их, когда на улице чуть потеплело.
        А потом уже, через несколько лет, узнал, что есть на свете такие птицы — корольки. Малые, но любые морозы переносящие. В холод скрываются они в ветках хвои елей или сосен, прижимаются друг к дружке, перышки встряхивают, и вот вам — коллективная печка! Один замерзнешь, а вместе, коллективно, не пропадешь!
        Только в ту зиму, видно, мороз сильнее оказался!

        ЗАЙЧИК

        Зайчика у нас в поселке знают все. Ну, может быть, те не знают, кто еще не родился или родился вчера-позавчера.
        Да и как не знать лошадь, красивую, стройную, почти не стареющую, в поселке рядом со столицей, когда и в Москве, и в Подмосковье лошади сейчас — историческая достопримечательность.
        Зайчик — обычная русская лошадка, может быть, что-то взявшая от знаменитой лошади Пржевальского, но шоколадного цвета и с гривой и хвостом совсем светлыми.
        На вид Зайчик совсем молод, но я думаю, что ему лет под тридцать, не меньше. Двадцать лет я его знаю, а когда познакомился, он уже не был жеребенком, а работал по-взрослому, всерьез. И возчиков у него за это время сменилось немало, не меньше двадцати…
        Летом — с телегой, зимой — с санями Зайчик вывозит мусор и всякий хлам оттуда, куда никакая машина не проберется, и подвозит к любому дому, как бы ни оброс он лесом или садом, аккуратно, не задев ни кустика, не наступив даже на грядку клубники,  — все, что нужно. Летом в короткие ночи отдыха Зайчик пасется на Неясной поляне, как назвал ее один хороший писатель и человек, живущий по соседству.
        Бурное развитие техники и особенно автомобилей вовсе не смущает Зайчика. Он уступает дорогу любой машине, даже ушами не вздрогнув, а о собственной судьбе не беспокоится. Все равно он ежедневно делает то, что никакая машина не сделает, подъедет туда, куда и «Запорожец» не пробьется, и вообще жизнь у него налажена, отработана и ничем, даже цветным телевизором, его не удивишь.
        Поселок наш большой. Живут в нем, как и всюду, разные люди, и ничем, пожалуй, он не отличается от других мест, кроме как какой-то очень древней, но по-молодому выглядящей церковью, куда по праздникам съезжаются старые люди из Москвы и других соседних мест и иностранцы. Почему иностранцы, живущие в Москве, выбрали именно эту церковь, неизвестно, но в субботу и воскресенье, а иногда и в другие дни машины разных марок с белыми дипломатическими номерами мчатся мимо нас к игрушечной церквушке.
        И Зайчик, наверное, не раз видел эти машины, как и все мы, а может, даже чаще, поскольку он каждый день при деле, на работе.
        Совсем недавно, в один из субботних дней, Зайчик со своим возчиком дядей Колей возвращался порожняком после какого-то очередного рейса. Позади гремели колокола на церкви, погода была отличная — малый морозец, и дорога не скользкая. Сани шли хорошо. Так что Зайчик даже трусил рысцой.
        На повороте почти у магазина Зайчик да и дядя Коля увидели большую черную машину, перегородившую дорогу.
        Не знаю, сообразил ли Зайчик, но дядя Коля точно определил: «мерседес супер». Номер белый — дипломатический.
        У машины стояли двое молодых мужчин и три женщины, одна другой старше, и все вдруг обрадованно бросились к Зайчику и к дяде Коле и наперебой стали что-то говорить на ломаном русском языке.
        Зайчик безразлично смотрел на шикарную машину и галдящих людей, а возчик дядя Коля, степенно сойдя с саней, пытался разобраться, в чем дело. Явно, машина забарахлила, но при чем тут он? Лошадь машине не помощница!
        Наконец понял:
        «Иностранцы торопятся в церковь, служба уже началась, а тут что-то с машиной случилось. Видимо, виноват русский мороз. Так пусть, дескать, он, дядя Коля, довезет их до церкви на русских санях. И потом они плохо одеты, чтобы идти пешком. Холодно. За любые деньги пусть довезет! Они умоляют! А машина пусть здесь постоит, потом…»
        — Что ж, садитесь, това… господа,  — поправился дядя Коля.  — Денег мне никаких не нужно, а так довезу, сделайте одолжение!
        Он развернул Зайчика с санями, встряхнул сено на них и пригласил иностранцев:
        — Комм, комм!
        В годы войны дядя Коля дошел до Германии и хорошо помнил это немецкое слово, которое всегда значило: мол, давай! Торопись! Быстренько!
        Иностранцы обрадовались, с шумом-гамом обежали Зайчика и даже похлопали его по морде и завалились в сани.
        «Словно на свадьбу едут, а не в церковь»,  — удивился про себя дядя Коля, но, конечно, промолчал и дернул вожжи:
        — А ну, Зайчик! Давай!
        Зайчик чуть повернул морду назад, встряхнул гривой и не двинулся с места.
        — Ты что? Мил-лая!
        Зайчик опять взглянул не столько на дядю Колю, сколько на иностранцев, и продолжал стоять.
        — Извините, господа-товарищи, но ничего не выйдет,  — виновато сказал дядя Коля.  — Я бы с великим удовольствием, но лошадка вас не повезет…
        — Как? Что, почему? Что случилось?  — зашумели иностранцы на своем и на плохом русском.
        — Да ничего не случилось, вы не обижайтесь,  — сказал дядя Коля.  — Как бы вам это яснее объяснить? Не любит наш Зайчик, то есть лошадь эта конкретная, запаха спиртного. Алкоголя, значит. А от вас, извините, чуть попахивает. А у Зайчика на этот счет тонкий нюх. Он и раньше с тем, кто чуть выпимши, ни шага не сделает. Трех возчиков ему сменили. Я-то вот непьющий, а от вас… Не пойдет он! Так что уж не обессудьте!..

        ВОРОН ЭНДЕЛЬ

        Есть ворОны, о которых я ничего хорошего рассказать не могу, а есть вОроны.
        О вОронах рассказывают всякие чудеса и всякие байки. Умный ворон. Мудрый ворон. Храбрый ворон. Это, пожалуй, близко к правде. Ну, а говорящий ворон, ворон-вещун, ворон — предсказатель судеб человеческих и прочее — это уже из баек и сказок, на которые каждый народ мастак.
        Я расскажу не байку, не сказку, а то, что видел сам — в Эстонии. Об эстонском вороне с человеческим именем Эндель.
        Однажды эстонский парнишка, которого зовут Эндель, нашел возле своего дома малого, черного как смоль вороненка. То ли из гнезда он выпал, то ли по другой причине попал в беду, но лежал вороненок на асфальте возле подъезда и взлететь никак не мог.
        Эндель принес вороненка домой, согрел, приютил, и вороненок прижился. И принял Энделя за своего.
        Мать скажет:
        — Эндель! Ну-ка, на минутку…
        Сын тут как тут и вороненок с ним, рядом.
        Отец попросит:
        — Эндель! Дай-ка мне…
        Сын готов помочь, сделает все, что нужно, а вороненок тут же. Помочь не может, а на имя «Эндель» откликается.
        Так и пришлось прозвать вороненка.
        Сын — Эндель и вороненок — Эндель.
        Время шло, сын рос, паспорт получил, и вороненок вырос — превратился в настоящую птицу. Но из дома — никуда. Поначалу хотели отпустить его на волю, окно открывали, на улицу выносили, в небо подбрасывали — возвращается крылатый Эндель домой. Однажды зимой даже у двери квартиры оказался, хотя квартира на третьем этаже. Вылетел в форточку погулять, а форточку ветер прихлопнул, так черный Эндель и подъезд дома нашел, и на третий этаж поднялся, и квартиру свою с чужой, соседней, не перепутал.
        Привыкли к Энделю. Член семьи — и только. Настолько привыкли, что самого Энделя перестали по имени называть.
        Мать говорит:
        — Ну-ка, сын, на минутку…
        Отец просит:
        — Дай-ка мне, сын…
        Ну, а к ворону иное обращение:
        — Эндель! Где ты там?..
        И ворон Эндель тут как тут.
        Ест, как все. По своим делам в окно просится или к двери подходит, намекает: нужно, дескать, погулять.
        Правда, одна беда была с Энделем. Очень неравнодушен он был ко всем блестящим вещам. То вилку или нож со стола унесет в соседнюю комнату — к себе. То конфетные бумажки. А то и саму конфету, если обертка красивая. Конфету не съест, а унести унесет и положит в угол, рядом с письменным столом, где подстелили ему специальный половичок для сна.
        Но и к этому в доме привыкли. Привыкли и к тому, что любит Эндель на кухне о блестящие кастрюли свой клюв почистить, и кран в умывальнике — тук-тук!  — проверить, а уж если в ванную комнату попадет, то оттуда его никак не выдворишь. Там и краны блестящие, и трубы душевые, и зеркало в серебряной рамке. Туши свет — иначе не уходит Эндель из ванной.
        К празднику подарил отец сыну мотоцикл. Заветная мечта! Какой эстонец без мотоцикла! В Эстонии почти все мотогонщики. Недаром рядом с Таллином в Пирите проходит лучшая мототрасса. Там и международные мотогонки, и всесоюзные, и республиканские чуть ли не каждую неделю проходят, а в остальные дни любители-спортсмены сами для себя тренируются. Рев мотоциклетных моторов с утра до вечера слышен.
        Понравился сыну мотоцикл «Ява»! А Энделю еще больше понравился. Особенно его никелированные части.
        Сын на мотоцикл, и Эндель тут как тут. Обойдет его важно со всех сторон, все блестящее проверит и, лишь когда хозяин заведет мотор, отойдет в сторонку. Такой шум и треск ему явно не нравится!
        Научился сын гонять на мотоцикле сначала по соседству с домом, потом по улицам Таллина и как-то в субботний день попросил отца:
        — Можно мне в Пириту?
        Отец на мать посмотрел:
        — Как ты?
        — Опасно это, сынок,  — сказала мать.  — Не ровен час, разобьешься.
        — Да что ты, мама! Я ж умею, да и… Обещаю — осторожно!
        — Я бы разрешил,  — сказал отец.  — Он неплохо ездит…
        Отец сам всю жизнь мечтал о мотоцикле, да не привелось. Пусть хоть сын!..
        Отправился сын в Пириту. Взревел мотор. Отец с матерью махнули ему на дорогу из открытого окна. Мать, конечно, повздыхала.
        Полчаса прошло, а может, чуть больше, как уехал сын, родители вспомнили:
        — Кстати, где Эндель?
        — В самом деле, где?
        Обошли квартиру, все закутки осмотрели, нет нигде ворона.
        — Как же мы о нем забыли?  — вздохнул отец.  — Где ж он был?
        — Вот уж старость — не радость,  — сказала мать.  — И я-то хороша: совсем про Энделя не вспомнила. Утром-то мы его с тобой видели, а тут…
        Тем временем в Пирите мчался по кольцевой дороге совсем молодой мотоциклист. Шлем, кожанка, мотоцикл «Ява» — казалось, ничего особенного. Ревет Мотор, резкие повороты, на стволах сосен вдоль дороги защитительные мешки с песком. Все, как обычно. Поворот, еще поворот, лес, берег моря, мост и опять лес. Скорость!
        А над мотоциклистом несется птица. Черная как смоль. Несется, парит, то обгоняя своего хозяина, то отставая.
        — Не спеши, Эндель!  — кричит мотоциклист на третьем круге.  — Устанешь.
        И Эндель словно понял его. Спикировал на мост, сел на мачту какой-то яхты и, отдышавшись, стал смотреть не вправо, куда умчался мотоциклист, а влево — в сторону леса. Сейчас… Сейчас… Сейчас…
        И вот опять слышен рев мотора. Слева. Из леса. И вот сам он: мотоцикл и гонщик.
        На мосту мотоциклист сбавляет скорость, тормозит, и в ту же минуту Эндель срывается с мачты яхты и плавно садится на руль мотоцикла. Не на полированный, блестящий, а на покрытый резиной край руля.
        — Здравствуй, Эндель!  — слышит он.  — Здравствуй, добрая моя птица!
        И Эндель чувствует не запах бензина, а тепло родного ему человека и руку, скинувшую перчатку, которая ложится на его смоляное тело. И так ему хочется что-то сказать этому человеку, да жаль, говорить он не умеет.

        МИССИС ХАЙТИ

        В Кении, довольно далеко от Найроби — столицы этой африканской страны,  — пять-шесть часов езды на машине, познакомился я с одним любопытным человеком. Был он настоящий африканец из племени банту, но имя имел английское — Джек. Забавное имя, казалось мне, какое-то мальчишеское, хотя человек он был вполне солидный — за пятьдесят и вида серьезного. И занимался, как я понял, каким-то важным делом: наблюдал за пышным и красивым тропическим парком, лесом, садом — даже не знаю, как назвать эту огромную территорию, где были и лесные заросли и ухоженные джунгли, и степные поляны, и асфальтированные дороги, и посыпанные песком и кирпичной крошкой тропинки, и озера, и речка, и голые, выжженные солнцем высотки. Все было ухожено, чисто по-английски, подстрижено, песочком посыпано, подметено и снабжено бесчисленными указателями на всех перекрестках.
        Джек возил меня по этим своим огромным владениям, все время напоминал, что сейчас они не английские, а кенийские и сам он находится на государственной службе, и потрепанный его «шевроле», покрашенный когда-то под полосатого зверя, намотал уже километров триста — не меньше.
        Поразил меня Джек и красотой своих владений, а еще больше своими вопросами.
        — А Москва — это что?  — спросил он.
        И я долго объяснял ему, что такое Москва.
        — О, Россию знаю!  — наконец понял он и очень обрадовался.
        Потом пошли такие вопросы:
        — Что такое зима и снег?
        — Сколько в России получают денег такие люди, как я?
        — Как русские всех победили?
        И еще сотни подобных вопросов.
        Но вот:
        — Есть ли в России животные?
        На все вопросы я отвечал обстоятельно, но последний меня смутил, и я начал перечислять все, что пришло на ум: медведи, волки, бобры, верблюды, тюлени… И еще что-то.
        — А жирафы?  — спросил Джек.
        Тут я обрадовался и вспомнил все наши зоопарки, где видел жирафов, даже неуютный ленинградский, и похвалился, что уж кого-кого, а жирафов я знаю, и не только по нашим зоопаркам, а по тем же африканским путешествиям: видел их и в Уганде, и в Сомали, и Танзании, и тут, у них — в Кении.
        — Мою миссис Хайти вы не знаете,  — сказал Джек.  — По-английски это прозвучало так: — Ю доунт ноу май миссис Хайти.
        — Кто это, миссис Хайти? Жираф? Свой?  — спросил я.
        — Не он, а она,  — поправил меня Джек.  — Я же сказал вам: миссис Хайти. Я, конечно, хотел бы вас познакомить. Только она, боюсь, не придет. Не обижайтесь…
        — Ее так зовут — Хайти? Высота?
        — А как же иначе! Только не Высота, а ласково — Высотка! Да, конечно, Хайти — по-английски Высотка!
        «Шевроле» Джека еще немало поколесило по асфальтированным дорогам и песчаным дорожкам заповедника, прежде чем мы переехали по мосту речку, проехали вдоль озера с крокодилами и бегемотами, свернули влево к маленькому, почти крохотному домику — аккуратному, белокирпичному, что стоял на краю леса. Ну, избушка лесника, и только, лишь на африканский лад!
        Никакую миссис Хайти я не увидел, а по неухоженности в домике понял, что живет Джек один-одинешенек, даже собаки у него нет. Домишко и навес для машины. И все.
        Джек сварил кофе, мы сели под ветвями какого-то дерева, похожего на мимозу, и я продолжал отвечать на бесчисленные вопросы Джека:
        — Сколько стоит в России бензин?
        — Живут ли в России негры?
        — Можно ли в России работать, если ты знаешь свое дело, а писать и читать не умеешь?
        Я посматривал по сторонам, все надеясь увидеть обещанную жирафу, и Джек понял:
        — Давайте еще по чашечке. Может, миссис Хайти и решится…
        Мы выпили еще по чашечке кофе, и еще, когда наконец…
        — Иди, иди сюда, миссис Хайти!  — оживился Джек.  — Не бойся! Это — русский, это хороший человек, Хайти!

        Из-за зарослей на нас смотрело высокое гордое животное. Большие настороженные, подвижные, чуть вздрагивающие уши. Рожки между ушами. Блестящие внимательные глаза. И ноги, и шея — трехметровые, не меньше, а может, и больше. Шаг вперед — и жирафа замерла, еще осторожный шаг и опять — стоп. Сама осторожность!
        — Иди, Хайти! Иди!  — звал ее Джек.
        Миссис Хайти, косясь на меня, подошла к Джеку и, широко расставив передние ноги, нагнула красивую голову и лизнула Джека в лоб, а потом — в щеку. И еще — в другую, и вновь — в лоб, и — по редким волосам.
        — Здравствуй, хорошая моя! Здравствуй, милая!  — говорил Джек. И добавил мне: — Вы уж простите ее, не сердитесь. Она не знает, что вы — русский. А так она ласковая, совсем ласковая.
        И рассказал мне Джек действительно необычное.
        Оказывается, застрелили недобрые люди на глазах миссис Хайти ее единственного жирафенка. Зверски застрелили.
        — Давно это было, до независимости,  — объяснил Джек.  — Только все равно как вчера. С тех пор и избегает моя миссис Хайти белых людей. Всех белых за англичан принимает… В общем, друзья мы с ней по несчастью…
        — А вы?  — не выдержал я.  — Что случилось у вас?
        — В тот же год и у меня,  — сказал Джек.  — Жена и двое мальчишек. Насмерть. По дороге шли, да оказались под колесами. Повеселились, в общем, англичане! Молодые ребята были! Да что им, хозяевам! И машину не остановили, хотя весь капот в крови был. Уехали… Так мы и живем с миссис Хайти одиночками.
        А миссис Хайти тем временем вроде бы примирилась с моим присутствием. Еще и еще раз облизала шёршавым, с пупырышками языком Джека и край стола, только от запаха кофе фыркнула, отвернулась. И, как мне показалось с испугом и с укором посмотрела огромными своими, почти человечьими глазами на меня.
        — И все же она признала вас,  — говорил мне Джек.  — Видите, не отходит. И еду принимает…
        Я и в самом деле сорвал несколько листочков с дерева и дал на ладони миссис Хайти, и она осторожно приняла их.
        — Вы только не подумайте, что мы с Хайти против англичан. Просто разные люди бывают…
        — Да я и не понял вас так,  — сказал я. Хотя в душе и соврал чуть-чуть. Видимо, плохо, когда одни люди ставят себя выше других. Вот и англичане эти, которые в Кении не один десяток лет были хозяевами…
        А потом к домику Джека подъехал желтый, на сей раз под песок пустыни покрашенный «доджик». Выскочил из него черный веселый молодой парень, сунул Джеку деньги и какую-то ведомость с фамилиями, и Джек, надев очки, аккуратно поставил в нужной строке галочку.
        Миссис Хайти уже расправила передние ноги и гордо взирала на все происходящее с высоты. Только чихнула раз. Видимо, от запаха бензина или кофе.
        — Счастливый парень,  — сказал Джек, когда «доджик» отъехал от дома.  — Вроде в Россию собирается, учиться. Грамотный! А я вот галочку ставлю, когда деньги за службу получаю. На словах все понимаю — и по-английски, и на своем языке,  — а расписаться не научился…

        СУДАК

        Этот рассказ не про рыбу, а про летучих мышей. А называется он так потому, что есть на свете такой крымский город Судак, сейчас довольно известный, а до войны, в годы моего детства, маленький, тихий, даже на город не похожий. Мне было десять лет, я был слишком длинным по росту, как заправский второгодник, и очень тощ по весу. Родители отправили меня на лето к своим знакомым в город Судак. Чтобы я закалялся на море, дышал здоровым крымским воздухом и вообще стал лучше, чем был на самом деле.
        Короче говоря, появился в моей жизни город Судак и одна из его окраин Немецкая слобода. Так звали в то время какую-то деревушку, что стояла рядом с морем и развалинами знаменитой Генуэзской крепости.
        И вот летучие мыши. Море, которое я увидел впервые, мне, конечно, понравилось. Можно было купаться и вообще это хорошо — море.
        Генуэзская крепость — чудо. Мы, мальчишки, собирали древние черепки и искали клады, которых не находили, хотя копали суровую крымскую землю глубоко. Прекрасно было и то, что над нашими головами без конца парили планеры из соседнего Коктебеля.
        А по вечерам и ночам, по-южному темным, над Судаком и нашей Немецкой слободой метались стаи летучих мышей. Большие стаи, малые, и просто в одиночку — летучие мыши. Я что-то слышал о них, знал, хотя живьем никогда не видал. Носится что-то в темноте, выше, ниже, ну и пусть!..
        Раз вечером, конечно, тайно от взрослых, мы собрались на важное дело. В соседний сад, за абрикосами. Нас было трое: Колька — местный житель, Варя — очень хорошая девочка из Феодосии и я, приезжий. Сами по себе абрикосы были не очень важны, но это — интересно.
        Ровно в десять мы встретились в условленном месте.
        Ночь непроглядная. Только звезды в черном небе и лунная дорожка на море. Цикады трещат повсюду — концерт не концерт, но что-то похожее. Все вокруг трещит, звенит и поет!
        Забор мы преодолели без труда. Абрикосов набрали в карманы, а Варя — в подол юбки больше, чем следует. И собака нас не облаяла, хотя мы почему-то очень боялись именно собаки. У какого хозяина сада нет собаки!
        Все было хорошо. Мы объелись абрикосами так, что я до сих пор их видеть не могу.
        Колька, Варя и я, счастливые, как говорится, и довольные попрощались и пошли по домам.
        Правда, возле дома, где я жил, Варя, помню, сказала:
        — А у тебя волосы, как сноп мякины.
        Дом наш был обычный. Мазанка красивая, под черепичной крышей. С земляным полом, который очень вкусно пах по утрам, и голубыми, синькой покрашенными стенами.
        Я задал дурацкий вопрос: «Хорошо это или плохо — мякина?» — потому что Варя мне очень нравилась. И вообще, что такое мякина, я не знал.
        — Ну, светлые, красивые,  — сказала она.
        Я был счастлив.
        — Пока!  — сказал я.
        — Пока!  — сказала она.
        И ушла.
        Тут в мою голову что-то шлепнулось, вцепилось в волосы, и я бы закричал, если бы…
        Я схватился за голову, стал отдирать от волос что-то живое и теплое, да еще старался не шуметь. Услышат взрослые тут, дома, где я живу. И так попадет! И этот сад с абрикосами. Еще папа с мамой узнают!..
        Поначалу я и не подумал, что это — летучая мышь, а боролся с чем-то и наконец отодрал вместе с клоком волос крохотное, но очень цепкое и злое живое существо. Отодрал и зажал в руках. Оно больно царапалось и в руках.
        Дома меня встретили спокойно.
        — А, вечерницу поймал,  — сказали.
        Вечерница — так, оказалось, называется это существо — птица не птица, мышь не мышь, само меньше воробья, а лапы с цепкими когтями. И в них — клок моих волос.
        Признаться, хотелось мне оставить эту вечерницу у себя, рассмотреть как следует и, может, приручить, но хозяйка дома сказала:
        — Отпусти, не мучай! Смотри, как она дрожит! Может, это и наша…
        Я отпустил.
        И только потом узнал, что на чердаке дома живет целое семейство вечерниц — летучих мышей. Днем висят они под крышей вниз головой, крепко уцепившись коготками за доски. Словно прилипли. И не перья у них, как у птиц, а мех — красный, или буро-красный, или, может, рыжий.
        Каждый день я заглядывал на чердак и тихо, чтобы не разбудить, рассматривал тех вечерниц.
        Была ли среди них та, моя, я так и не узнал. И не думаю, что она наказала меня тогда за дурной поступок. Просто увидела светлые волосы и вцепилась.
        Сейчас, когда мне рассказывают о городе Судаке, о Генуэзской крепости, о море, я вспоминаю летучих мышей, тот самый вечер и еще слова хозяйки дома:
        — Отпусти, не мучай! Смотри, как она дрожит!..
        Я знаю теперь, что вечерницы — добрые помощники человека и деревьев. И — страшные враги для майских жуков, листоверток, шелкопрядов, гусениц и всех, кто вредит природе.
        А город Судак остался для меня вот таким Судаком.

        ЕХИДНА

        Кто не слышал слова «ехидна»?
        — Вот — ехидна!  — говорят обычно про злого, недоброжелательного, ядовитого человека.
        Или:
        — Он — мастер ехидничать!
        Значит, живет где-то такой зверь, хуже которого на свете нет, раз его именем самых плохих людей называют.
        Так многие считают, так и я долгие годы считал, хотя живую ехидну, кажется, только на картинках в учебнике зоологии видел, да и то давно, в школьные годы.
        И вот в Чили, в городе Вальпараисо, попал я в дом одного профессора — любителя животных. Оказалось, что он, как и я, много путешествовал, но, на зависть мне, не просто смотрел мир, а привозил из каждого путешествия что-то живое. Жили у него дома и попугаи всякие, и пяток обезьян, и рыбы — для чилийцев заморские, и даже сумчатая собака, выполнявшая роль обычной нашей дворняги — домашнего сторожа.
        Время шло к вечеру.
        Профессор как раз вернулся из очередной поездки в Австралию, и я с удовольствием слушал его рассказ про страну, в которой никогда не был. Слушал и все время посматривал на какой-то необычный ящик, который стоял в комнате. Ящик фанерный, поставленный верхней крышкой кверху, довольно большой, даже для обычного ящика, в котором пересылают по почте посылки. И хотя тут же в комнате, где мы сидели, стояли клетки с попугаями и птицами, аквариумы с рыбами и террариумы с ящерицами и змеями, а стены украшали десятки чучел и коробок с бабочками, этот ящик на паркетном полу выглядел странно.
        Неожиданно ящик чуть пошевелился, и из-под него, как мне показалось, мелькнуло что-то длинное, похожее на большого червяка или маленькую змею, и оставило мокрый след на паркете.
        Профессор заметил мое любопытство:
        — О-о! Это удивительное создание! Я таки его привез из Австралии, но с большими трудностями. Редчайший экземпляр! Даже Брем, Земон и Гааке, не говоря уже о Гарно и Беннет, не могли осуществить то, что, кажется, мне удастся… Только, простите, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить!
        Профессор назвал имена величайших знатоков животных, которых я знал по книгам, но кто же там, под этим ящиком?
        И я не выдержал:
        — А все-таки кто это?
        Словно счастливый ребенок, вдруг узнавший что-то сверхъестественное, солидный профессор прошептал:
        — Тише! Этим я и собирался удивить вас!.. Мне уже удавалось… И, кажется, удастся… Только бы не сглазить! Тьфу-тьфу!
        Тут хочешь не хочешь еще больше заинтересуешься. И я даже почувствовал, что вступил в какую-то загадочную игру. Необычную игру! Рядом — профессор, а я чувствую себя мальчишкой. Так интересно! Но и профессор сейчас — почти мальчишка, ребенок.
        — Тише!  — шепчет он.  — Мне думается, что сейчас…
        И это «сейчас» произошло.
        Опять ящик пошевелился, опять из-под него высунулось что-то длинное, слюнявое и теперь уже явно похожее на язык, и вслед за ним появился нос. То ли нос, или клюв, как у птицы. Но похож он был на трубку. И маленький рот, из которого выскакивал язык.
        Мы замерли.
        Профессор молчаливо ликовал.

        На паркет вылезло существо странное, но и чем-то на кого-то похожее. Ежик! Конечно, почти наш ежик! Только размером больше — раза в три, да и с носом необыкновенным, и…
        — Иглистая ехидна,  — прошептал профессор.
        «Неужели ехидна?» — хотел спросить я, но тут было не до слов.
        Неслышно, низко опустив голову, обнюхивая воздух, чуть суетливо и беспокойно, ехидна прошлась по паркету в сторону книжных полок и оттуда посмотрела на нас внимательными, с белыми шерстинками вокруг глазками.
        И хрюкнула.
        Хрюкнула почти по-поросячьи.
        И все же — почти ежик. Или крот? Но если ежик, то очень большой!
        На спине среди гладкой, коричневатой щетины — иглы. Частые-частые. Вроде и не разберешь, где щетинистая шерсть, где иглы.
        Ехидна еще раз взглянула на нас, хрюкнула и, скребнув по паркету сильными лапами, скрылась где-то за книжными полками, у окна.
        — Очень симпатичная зверюшка! Впервые вижу!  — сказал я.
        Профессор был счастлив
        Он рассказывал о том, как кормит ехидну муравьями и термитами, как поит водой с медом или сахаром, как отвел для нее в саду специальное место, где она зарывается в землю, и еще, и еще, и еще всякое.
        Правда, я не видел, как ласково облизывает ехидна руки профессору, как узнает его по голосу, как по ночам возвращается из сада домой, но, право, зверюшка эта мне очень понравилась. И ничего не было в ней «ехидного».
        Думаю, мой друг чилийский профессор может гордиться, что ему удалось приручить австралийскую иглистую ехидну, чего не удавалось прежде ни Брему, ни Земону, ни Гааке, никому из других крупных знатоков и любителей животных.
        Вот только не знаю, как сейчас поживает сам профессор. В 1973 году в Чили случились неприятные события. Фашисты совершили военный переворот. Много людей погибло и гибнет в Чили. Много хороших людей.

        ЛЮБИТЕЛЬ ФОТОГРАФИИ

        Есть в Африке, страна Уганда. А в ней — знаменитый заповедник Мерчисон. Когда мы поехали с моим другом в Мерчисон, он предупредил меня:
        — Вы можете фотографировать все, что угодно: слонов, бегемотов, крокодилов, диких буйволов, жирафов, но только не вздумайте снимать носорогов, если, конечно, мы их встретим. Я сам — любитель фотографии, но в позапрошлом году попался. Ударил носорог в капот машины так, что мы еле ноги унесли…
        Шофер-африканец усиленно кивал, видимо, в знак согласия. Он плохо понимал по-русски.
        Долго мы ездили по заповеднику, кого-кого не видели и не фотографировали, а меня все подмывало:
        — Где же носороги?
        — Посмотрим,  — говорил мой друг.
        И вот наконец они. Три милые такие серые кочки вдали. В относительной дали — сто метров.
        Шофер остановил машину, но сразу же предупредил:
        — Сэр, только не выходите! Если выйдете, я уеду. Я с этими тварями второй раз не желаю встречаться…
        До носорогов было не близко. Они лежали блаженные — трое. Три серые кочки. Папа, мама и сын, а может быть, дочка. Лежали в песке. Три огромные головы — две большие, третья чуть меньше, могучие уши и клыки-рога — по два на каждого. Ничего страшного!
        — Сэр, не открывайте стекло,  — опять сказал шофер,  — а то я уеду. Я предупреждаю вас, что ни за что не отвечаю…
        Как раз в этот момент самый, видимо, главный носорог — папа встал и на своих старческих ногах медленно направился к нашей машине. Он шел, как огромная такса…
        Шофер включил газ, и мы рванулись вперед, но остановились. К удивлению шофера и моего друга, носорог не ринулся за нами, а тоже остановился на дороге и смотрел на нас с некоторым удивлением. Перебирал копытами, дул ноздрями в дорожную пыль и поднимал свои маленькие блестящие глаза в нашу сторону.
        Клыки — как бородавки на носу. Одна больше, другая — меньше.
        Отличный носорог! Никак нельзя упустить такого носорога!
        — Сэр!  — воскликнул шофер, но было уже поздно: я открыл дверцу машины и пошел назад.

        Носорог медленно ковылял навстречу мне. Я с фотоаппаратом — навстречу ему. Фотоаппарат у меня самый обыкновенный, без всяких телеприставок. Мне надо было снять этого носорога. И он спокойно шел на это. Тихо, мерно переваливаясь на огромных своих лапах, шел навстречу мне. Оставалось сто метров, семьдесят пять…
        Я щелкнул, но невпопад: за спиной заревела машина, я оглянулся и увидел, что она уезжает. Отъехала и остановилась. Значит, шофер выполнил свое предупреждение. А носорог тоже остановился, заслышав шум мотора. И вяло смотрел на меня. И только когда я второй раз навел на него фотоаппарат и щелкнул, медленно развернулся и пошел в сторону — к своему семейству…
        — Сэр,  — сказал шофер, когда я вернулся в машину,  — я прошу у вас прощения. Но, право, эти звери страшны, они уже пробили мне один раз машину. А этот… Ну, этот, наверное, просто любит фотографироваться…
        Когда я вернулся в Москву и проявил пленку, увы, никакого носорога на ней не было. А получилась наша машина с тыльной стороны. Отлично вышел багажник, И даже номер. Снимок той машины, которая бросила меня при встрече с носорогом.
        Неужели когда я бежал от носорога к машине, то успел и ее сфотографировать?

        КОТЕНКИНА МАМА

        Осенью жил я в деревне. Совсем маленькой — на сорок дворов.
        Хозяйка моя Христина Георгиевна была очень мила, и только в одном я чувствовал смущение, когда она начинала спрашивать меня про животных. То ли ей сказал кто-то, то ли сама она читала мои «животные» рассказы, но ее неожиданные вопросы порой ставили меня в тупик. Начинала она со слонов, которых не видела, переходила к верблюдам, бегемотам, ослам, лошадям, коровам, свиньям, собакам…
        И тут:
        — А вы кочешку эту видели? Ходит у дома и по огороду, сине-голубая, с полосками красивыми. Она родила. Всех котят куда-то рассовала. Кошка от Третьяковых, а они, известно, всех котят топят. Вот она и ушла от них и бродит по деревне. К Третьяковым не заходит, поверьте, сама видела…
        Третьяковых я не знал, но с разной живностью общался: слонами, медведями, крокодилами…
        — Что нужно делать?  — спросил я Христину Георгиевну.
        — А что делать! Ясно, что делать!  — сказала Христина Георгиевна.  — Вот вы тут сидите, что-то пишете, вы — свободный человек. Надо поискать, куда она прячет котят. Пока вам делать нечего — вы поищите, а я с работы вернусь, тоже буду искать. Я уже и сегодня утром на зорьке встала, козу в стадо выгнала и все смотрела… Не нашла…
        Признаюсь, что я не очень люблю кошек. Но эта — я ее видел и много раз — мне чем-то нравилась. Она бродила у дома, появлялась на огороде, а то и на дороге — всегда сверхосторожная и, право, симпатичная. Шерсть, конечно, не голубая, а серая, но с голубизной и с бурыми полосками от головы и по бокам вплоть до хвоста. Увы, хвост был длинноват, но все остальное — красиво.
        Бросив работу после разговора с Христиной Георгиевной, я вышел на улицу. Кошки не было. Полчаса прошло и час, наверное, я вернулся домой. Взял книгу — работать уже не мог.
        И тут слышу кто-то появился на подоконнике.
        Смотрю: она — эта самая кошка.
        Я открыл дверь.
        Действительно, она. По представлениям Христины Георгиевны — «сине-голубая, с полосками красивыми». По моим — вовсе не голубая, а серая с голубизной и с бурыми полосками от головы и по бокам вплоть до хвоста. Слишком длинного хвоста! Но — она.
        — Что ты хочешь?  — спросил я ее самым ласковым голосом.  — Может, поесть?
        Она замяукала, но в комнату за мной не пошла.
        Тогда я пошел за нею.
        Кошка привела меня в дровяной сарай, где…
        Дрова — березовые, сосновые, осиновые — лежали в полном порядке.
        А под ними лежал котенок. Вовсе не похожий на свою маму — камышового цвета и совсем не маленький. Он бросился к маме навстречу и стал лизать ее: голову, бока, а потом лапы. И мама облизывала котенка, все время поглядывая на меня: не уйду ли я? А вдруг я — Третьяков?
        Что делать?
        Я не люблю кошек, но и не люблю, когда топят котят.
        Эта кошка спасла от Третьяковых единственного котенка.
        Этого нельзя было бросить.
        Но что думает мама-кошка?
        Я взял котенка на руки, и мама позволила мне это сделать. Я вынес котенка из дровяного сарая, и мама пошла за мной. Я внес котенка в дом, но тут мама остановилась за мной на пороге.
        Я просил ее, умолял даже:
        — Ну, иди! Чего ты боишься?
        Она не шла.
        Так и осталась на улице.
        Котенка я напоил молоком, а когда вечером пришла с работы Христина Георгиевна, она еще и манную кашу ему сварила. Он чувствовал себя отлично и маму-кошку не вспоминал.
        А наутро я увидел на пороге задушенную мышь. Во второй половине дня — еще двух мышей. К вечеру — еще одну.
        — Это она!  — объяснила мне Христина Георгиевна.  — Вот вы и я тоже — не Третьяковы. Так она оценила…
        Котенок, вовсе не вспоминавший о маме-кошке, резвился в доме и доставлял нам с Христиной Георгиевной радость, хотя и отрывал меня от работы. До тех пор, пока я уехал в Москву.
        А котенкина мать каждый день приносила своему сыну пойманных мышей и скромно клала их на порог чужого дома. Чужого дома, но не дома Третьяковых, где она жила раньше.

        ПИРАМИДЫ И ВЕРБЛЮДЫ

        Все, кто приезжает в Египет, знают, что в нем есть пирамиды.
        Американцы, англичане, французы, да и жители других стран и мы, русские, знаем, что такое пирамиды и для чего они были построены.
        Не у всех в детстве по истории была «пятерка»! Важно, что это Египет, а значит, и пирамиды. Надо смотреть пирамиды. Обязательно! Иначе дома, когда вернешься, что скажут?
        И я так думал. Как же без пирамид?
        Их много. Самые главные из них — пирамиды Хеопса, Хефрена, Джосера и Снофру — находятся на окраине Каира. Там, как мне говорили, даже представление ежедневное бывает по вечерам. Название — «Свет и звук». Представление на английском, французском и немецком языках.
        Но дни шли, а вырваться к пирамидам мне никак не удавалось. Дела мешали.
        Наконец вырвался, но днем, а не вечером, когда идет «Свет и звук».
        Ладно! Что поделаешь! Хотя бы пирамиды посмотрю! А то в Москве не поверят, что был в Египте.
        Мы с товарищем моим поехали к пирамидам. Поехали на нашем «козлике-газике».
        — Мой «плимут», будь он проклят, вторую неделю барахлит,  — сказал мне товарищ.  — А этот «козел» нас довезет. А забарахлит, так с ним и справиться легко…
        В диком потоке каирского автомобильного движения мы вырвались наконец-то на прилично широкую улицу. Особняки — справа и слева. Рестораны — слева и справа.
        Тут живет такой-то, а тут — такой-то. Этот особняк — министра, этот…
        Меня эти детали не интересуют: кто, где и как живет. Даже у себя дома…
        И опять — ночной ресторан.
        — Вчера мы с тобой здесь были,  — говорит мой товарищ.
        — Были, верно! А где пирамиды?
        — Вот они, пирамиды!  — сказал мой товарищ.
        Слева действительно были видны пирамиды.
        Вот это — главное.
        Мы свернули с дороги куда-то влево и поехали вдоль канала — не самого чистого, как внешне, так и по запахам, и нас сразу же остановили.
        Остановил верблюд — гордый, невозмутимый красавец, который смело шел на нашу машину. Верблюд был как верблюд, но несколько театральный. Какие-то украшения на морде, и слишком красивое седло в разных красках на спине, где качается чахлый горб.
        Судя по всему, верблюду было безразлично смотреть на машину, на которой мы приехали, на меня и на моего товарища. Он даже не плевался. Он был выше этого. Но он знал службу и просто лег рядом с нашей машиной, подставив мне седло: мол, залезай!
        Я не мог никуда залезть.
        Товарищ мой, объяснившись с хозяином верблюда — старым арабом, отогнал машину на стоянку, вернулся и сказал:
        — На этого не садись. Пошли пешком.
        Верблюд встал и пошел за нами, даже лизнув меня в голову. Хозяин верблюда о чем-то говорил с моим товарищем, но он повторил мне:
        — Пошли!
        И мы пошли куда-то вверх. Там, кажется, были пирамиды. Очертания их я уже видел.
        Но стоило нам пройти двадцать шагов, как навстречу появился такой же раскрашенный верблюд — опять гордый и торжественный,  — рядом с ним мальчик, который что-то предлагал нам…
        Еще двадцать шагов по асфальту вверх, и уже три верблюда и три хозяина — два взрослых и юноша — бросаются к нам. Верблюды при всей своей невозмутимой гордости, как по команде, ложатся на землю и подставляют мне и моему товарищу свои седла…
        Но и тут мы отбились.
        Чуть выше. Еще, еще выше…
        — Вот пирамида Хеопса,  — говорит мне товарищ, но…
        Я вижу издали огромную пирамиду, но вижу и другое.
        Еще три верблюда с красивыми яркими попонами и седлами бросаются к нам.
        Меня многое начинает смущать: «Где же твоя гордость, верблюд? Ты самое благородное и доброе животное! Но, увы, нет у тебя никакой гордости! Ах! Поучился бы у своих хозяев!»
        — Мистер! Сэр! Товарищ!  — кричат нам хозяева верблюдов — опять от старых до молодых.
        И все — наперебой. И все хлопают своих верблюдов, и они ложатся на асфальт, подставляя мне свою спину. Жаль бедных верблюдов. И, признаюсь, стыдно.
        Но что-то надо делать.
        — Ничего не поделаешь,  — сказал мой товарищ,  — придется сесть.
        Мы взгромоздились с ним на двух верблюдов. И куда-то поехали.

        Сначала, кажется, к пирамиде Хеопса, а может быть, и к другой пирамиде — Хефрена, или Снофру, или Джосера.
        Не помню к какой.
        Где-то мы даже фотографировались.
        Часть этих снимков сохранилась. И у меня, и у моего товарища по Египту.
        Но когда меня сейчас спрашивают об этой поездке и о пирамидах: где какая, я ничего не могу сказать. Пирамида Хеопса и пирамида Снофру, пирамида Джосера и пирамида Хефрена — все у меня перепуталось.
        А вот верблюдов рядом с этими пирамидами вспоминаю.

        ЗИ-ЗИ

        — Ты слышал?  — спросил меня сын.
        — Что?  — не понял я.
        — Ну, папа!  — сказала дочь.  — Ты слышал «зи-зи»?
        Каюсь, не слышал. Смотрели на даче по телевизору хоккей, и, может быть, я что-то пропустил.
        — А что?
        — Ну «зи-зи»! За окном,  — сказал сын.
        — Послушай внимательно!  — наставительно сказала дочь. Она умеет так говорить.
        Мы выключили телевизор.
        И действительно, за окном:
        «Зи-зи! Зи-зи!»
        Будто кто-то дразнил нас.
        «Зи-зи!» — повторилось за окном.
        Я открыл окно, и тут уже началось бесконечное:
        «Зи-зи! Цит! Зи-зи! Цит! Зи-зи!»
        — Слышишь?  — спросила дочь.
        — Слышу,  — сказал я.
        — И я говорил,  — сказал сын.
        «Зи-зи! Цит! Зи-зи!» — вновь раздалось в открытое окно.
        — Мне это не нравится,  — сказала жена.  — Кто это?
        Я пошел на улицу. Искал, никого не нашел.
        Наутро, когда только рассвело, мы еще спали, опять в открытое окно раздалось:
        «Зи-зи! Зи-зи! Цит! Зи-зи! Зи-зи! Цит!»
        Ну что делать?
        Опять вышел я на улицу и полусонными глазами стал искать того, кто так пронзительно кричит это «зи-зи! Цит».
        И нашел…
        Сидит на ветке рябины малая птаха. Рядом с открытым нашим окном. Оливково-зеленая сверху. Шейка бледно-бурая. Над глазами — белое кольцо. Перышки желтые, рыжеватые, бурые — все вместе, все переливается в лучах восходящего солнца.
        Посмотрела на меня птаха и, внимательно помолчав, повторила: «Зи-зи! Зи-зи! Цит! Зи-зи!»
        — А. Это ты,  — сказал я.  — Я тебя знаю…
        «Зи-зи! Цит!» — ответила птаха.
        — Ну, кто там?  — спросила меня жена, когда я вернулся домой.
        — Королек, птица такая,  — сказал я.  — Старый приятель! Я его еще с зимы знаю, а летом впервые. Только в Африке видел…
        Дочь и сын спокойно спали.
        Королек повторял и повторял:
        «Зи-зи! Цит! Зи-зи! Зи! Зи!..»
        Но дети спали…
        А королек продолжал выдавать свои трели, никак не понимая, почему на него никто не обращает внимания.

        ПОЛОСАТАЯ КИСА

        Историю про полосатую кису я узнал в пионерском лагере на реке Уссури.
        Встретил я в этом лагере девочку. Девочка как девочка: с косичками и галстуком. Одно было удивительно: звали ее необычно — Полосатая киса.
        «Почему,  — думаю,  — полосатая? Кофточка у нее не полосатая. Видно, дело не в этом».
        И верно. Слышу, что некоторые ребята еще проще зовут девочку:
        — Киса! Киса!
        И девочка не обижается.
        Решил узнать у нее самой.
        Спросил.
        А девочка засмущалась, покраснела.
        — Да, так,  — говорит,  — это они просто шутят…
        — А как же тебя на самом деле зовут?
        — Лена,  — говорит.
        Чувствую, что Лена не хочет рассказывать, в чем дело. Я решил не смущать ее вопросами.
        Спросил у вожатой.
        Вожатая рассмеялась.
        — Ну и чудачка!  — говорит.  — Это просто смешная история. В позапрошлом году, когда Лена еще только окончила первый класс, она здесь у нас, в тайге, тигренка нашла. Нашла и в лагерь принесла на руках. Вот, мол, какая смешная полосатая киса! Мы перепугались тогда. Думали, что тигрица вслед за малышом в лагерь нагрянет. Но все обошлось благополучно. Видно, тигренок отстал от матери, а может, и погибла его мать. Славный он был, очень маленький, ласковый. Вот Лена и приняла его за полосатую кошку. Выкормили мы его из бутылки, а потом в зверинец передали, когда подрос. С тех пор и зовут наши ребята Лену Полосатой кисой.
        Вот и вся история.
        Ну, а Лена теперь, конечно, уже выросла и ни за что не перепутает тигренка с кошкой.

        СЛОЖНОЕ ПОРУЧЕНИЕ

        В годы войны был у меня товарищ. Мы шутя его называли звероводом. Это потому, что, по профессии он — зоотехник, работал раньше в зверосовхозе. Ну, а на фронте в нашем артиллерийском дивизионе он был разведчиком. Очень гордился наш зверовод своей военной профессией. И верно, лихим разведчиком он был!
        Мы стояли на окраине большого немецкого города, когда нашего зверовода неожиданно вызвал к себе командир дивизиона.
        — Вы были до войны зоотехником?  — с ходу спросил он.
        — Так точно!
        — И работал в зверосовхозе?
        — Так точно. Выращивал соболей и серебристых лисиц.
        — Отлично!  — сказал командир.  — Берите мою машину и немедленно отправляйтесь к коменданту города. Он вас ждет.
        Ничего не понимая, зверовод спросил:
        — А разрешите узнать, товарищ майор, зачем?
        — Там узнаете,  — сказал майор, сдерживая улыбку.  — Торопитесь!
        Прибыл зверовод к коменданту города — молодому подполковнику.
        Комендант задал ему те же самые вопросы, а потом сказал:
        — Очень хорошо. Есть сложное поручение. Немедленно отправляйтесь в зверинец и берите бразды правления в свои руки. Я подписываю приказ о вашем назначении комендантом зверинца. Даю в ваше распоряжение роту солдат. Обеспечьте животных едой, накормите всех до одного, а то они кричат там с голоду. Немцы их уже дня четыре не кормили. И еще одно, самое сложное. Там есть бегемот. Его ранило осколком в спину. Надо немедленно оказать ему помощь.
        — Но, простите!  — взмолился зверовод.  — Я же зоотехником был, с лисами дело имел, но никогда…
        — Я до войны тоже никогда не был комендантом города,  — перебил его подполковник.  — Музыку преподавал в школе. А сейчас приходится. Выполняйте! И в случае чего, беспокойте меня. Смотрите, чтобы ни одна зверюга не пропала!
        Хочешь не хочешь, а приказ пришлось выполнять!
        Явился зверовод на место новой службы и ужаснулся. Хоть и небольшой зверинец, а хлопот в нем полон рот. Тигр, два медведя, обезьяны, птицы — все ревут и галдят наперебой: еду просят. В бассейне голодные тюлени мечутся. Испуганные олени и горные козлы по дорожкам зверинца бегают. А тут еще бегемот! Плавает, бедняга, в воде, вздымая волны, и от боли орет так, что хоть уши затыкай.
        Принялся зверовод за работу. Сначала самое сложное сделали: накинули на бегемота канат, зацепили, подтащили его к решетке и тут связали. Теперь можно и рану промыть, залить ее йодом да наложить швы. Рана — не очень серьезная, а кожа у бегемота толстая — заживет!

        Пока часть солдат возилась с бегемотом, другая — ловила разбежавшихся животных да корм для них доставала.
        Приближался вечер. Насытившиеся звери немного успокоились. Настал час нашего отъезда. Зверовод, обрадованный тем, что справился с порученным заданием, прибежал к коменданту города.
        — Разрешите, товарищ подполковник, ехать со своими?  — попросил он.
        — Нет! Так дело не пойдет,  — сказал комендант.  — Оставайтесь на месте до тех пор, пока мы не найдем сведущих в «зверином» деле людей. Я уже послал запрос. А потом вы догоните своих.
        — Да понимаете,  — взмолился зверовод,  — стыдно мне! Этот бегемот за мной неотступно ходит, ну как поросенок какой. Ребята смеются. Ведь я разведчик все же, а тут — бегемот…
        — Ничего!  — улыбнулся комендант.  — Придется потерпеть! Выполняйте!
        Так мы и уехали без нашего зверовода. А догнал он нас лишь через две недели возле Эльбы.
        Первым делом явился к командиру дивизии:
        — Разрешите доложить, товарищ майор! Ваш приказ выполнен. Зверинец в полном порядке. Потерь нет. Бегемот здоров!
        — Благодарю за службу!  — весело сказал командир.
        — Служу Советскому Союзу!  — ответил наш товарищ.
        С того дня так и стали мы звать нашего зверовода комендантом бегемота.

        СЛОНОВЬЯ ПАМЯТЬ

        — А сейчас я покажу вам Шанго. Ему сорок лет. Двадцать лет он провел в нашем зоопарке. В годы войны был эвакуирован. Потом вернулся. Между прочим, очень умный слон…
        Директор зоопарка Иван Акимович открыл дверь. Мы вышли из зимнего помещения на летнюю площадку и оказались внутри ограды, где находился Шанго. Большой слон стоял возле водоема и тер голову об ограду.
        Услышав наши голоса, Шанго повернул голову в нашу сторону и постучал концом хобота по земле. Огромные потертые уши слона насторожились. Двухрядная кисточка хвоста заходила из стороны в сторону.
        Шанго тяжело вздохнул. Видимо, он был чем-то недоволен.
        — Да вы не бойтесь, подойдите к нему,  — сказал Иван Акимович, продолжая оставаться в дверях.  — Это он на меня…
        — А вы?
        — Мне никак нельзя,  — признался директор,  — он убьет меня.
        Я опешил.
        «Ничего себе,  — думаю,  — если этот Шанго убьет своего хозяина, директора, то что же он сделает со мной?»
        И все же мне никак не хотелось показать, что я струсил. Я подошел к слону и протянул ему яблоко. Шанго осторожно взял его хоботом и отправил в пасть.
        Я порылся в карманах, но ничего не обнаружил, кроме нескольких мелких монет. Не успел я спрятать монеты, как Шанго потянулся к моей ладони.
        — Нет, монету не дам,  — сказал я,  — еще подавишься.
        Словно поняв меня, Шанго закачал головой и, отойдя чуть в сторону, провел хоботом по песку. Там уже лежало с десяток блестящих, монет и пуговиц.
        — Это его озорники приучили,  — объяснил мне потом Иван Акимович.  — Знаете, всякие посетители попадаются. Есть и такие. Бросают ему пуговицы да монеты. А Шанго не дурак. Собирает их и складывает у себя за оградой: мол, не бросайте!
        — А почему же Шанго вас так не любит?  — поинтересовался я.
        — Да это целая история!  — сказал Иван Акимович.  — Когда к нам привезли Шанго, он был молодым, неприрученным слоном. И вот в первую же ночь он сломал дверь слоновника, вырвался на волю, а потом разнес ворота зоопарка и побежал по улицам города. Я тогда как раз дежурил в парке и помчался вдогонку. Взял первую попавшуюся лошадь, железную палку с острым наконечником. Перепугался, конечно. Представляете, что может наделать дикий разъяренный слон на улицах города! Догнал я Шанго почти в центре, когда за ним гнались и милиция, и пожарные. Бросил я палку с наконечником в слона. Она попала ему в ногу. Шанго споткнулся, упал. Потом вскочил и с испуга в ворота дома забежал.

        Тут мы общими усилиями и связали слона. Ну, доставили мы его обратно в зоопарк, промыли рану на ноге. Она была, конечно, несерьезная. И вот подумайте только — уже двадцать лет прошло. Шанго привык к зоопарку, к посетителям. Ничего не скажешь! Очень добрый слон, никогда никого не обидит. Но меня к себе даже близко не подпускает. Я подошел однажды, так после того в больнице пришлось полежать. Вот как меня он «приласкал». Значит, помнит, что я ему когда-то боль причинил. Неплохая у слона память.

        ТОПКИН ПОРТРЕТ

        Как-то на одной выставке я увидел любопытную скульптуру. Это была голова собаки, вырезанная из дерева,  — очень забавная и совсем как живая. Большие висячие уши, морда, покрытая густой шерстью, маленькие, чуть с хитринкой глаза, кончик языка, смешно вывалившийся из полуоткрывшейся пасти.
        Под скульптурой я прочел название: «Топка».
        Я с интересом рассматривал голову собаки и вдруг заметил, что морда ее кем-то покусана. На дереве были следы зубов, а конец уха, видимо, подклеен.
        «Занятно!  — подумал я. Кто же мог покусать деревянную собаку?»
        Может быть, я и не вспомнил бы об этом, если бы не случайная встреча.
        Шел я недавно по улице и встретил человека с собакой, которая показалась мне знакомой.
        — Простите, это же у вас Топка?  — спросил я.
        — Топка, Топка,  — ответил незнакомец.  — Наверное, вы портрет ее видели на выставке?
        И верно, Топка была очень похожа на свое деревянное изображение. Даже то, что у нее были короткие ноги и лохматый маленький хвост, меня не удивило. Именно такой я и представлял себе Топку.
        Я сказал об этом хозяину Топки и, видимо, обрадовал его.
        — Мне это приятно слышать. Кажется, работа удалась,  — сказал он и тут же весело добавил: — А вот Топка по-своему мои труды оценила…
        — То есть как по-своему — не понял я.
        — Да вот как. Когда сделал скульптуру, отошел я в сторону, чтобы на нее взглянуть. А Топка, негодница, цап в зубы свой же портрет и давай с ним по всей мастерской гоняться. Рычит, лает, никак отдавать не хочет. Весь искусала, конец левого уха оторвала. Пришлось потом все подправлять, подклеивать…
        Пока мы разговаривали, Топка смотрела на нас одним прищуренным глазом. Вид у нее был довольно смущенный, словно она хотела сказать: «Очень глупо вышло — сама себя покусала».

        ХИТРЫЙ СИМПАТЯГА

        Когда я был на Дальнем Востоке, то долго думал, что бы поинтереснее привезти оттуда в подарок своим ребятам. Тигра, пожалуй, не довезешь, мишку — тоже, ну а кита — и подавно.
        — А вы бурундучка отвезите,  — подсказали мне охотники.  — Мы его мигом словим. Он безобидный, симпатичный, в дороге удобный.
        Достали они мне бурундучка. Маленький — меньше белки, рыжеватый, с черными полосами на спине и хвосте. На мордочке большие любопытные глаза и такие же любопытные уши. В общем, не зверь, а симпатяга. Так я его и назвал.
        Приготовили Симпатяге небольшой ящичек с дырками, насыпали туда немного зерна и ягод. Только на дорогу.
        Я взял ящичек и поехал на аэродром. На ТУ-104 до Москвы одиннадцать часов полета. Погода хорошая. Доберусь!
        В самолете Симпатяга вел себя настолько спокойно, что мои соседи даже не обратили внимания на незнакомого пассажира. Взревели моторы, и наша машина поднялась за облака. Теперь совсем хорошо: никто не услышит, как шевелится Симпатяга.
        А Симпатяга шевелился, подставлял свою мордочку к дыркам ящика, пыхтел. Видно, очень ему было любопытно посмотреть, где он находится.
        Прошло несколько часов полета, и мы — в Иркутске. Посадка, опять взлет, и вскоре — Новосибирск. А от Новосибирска до Москвы — рукой подать!
        Вот уже самолет наш идет на посадку. Я прислушиваюсь. Симпатяга что-то замолк. Только что грыз зерно, поминутно подбегал к дыркам — и вдруг все тихо.
        Вышли мы из самолета. Я сразу же приоткрыл ящик — хотел посмотреть, что случилось, но не тут-то было. Не успел я опомниться, как мой Симпатяга уже бежал по бетонному полю аэродрома в сторону леса. Да так бежал, что, наверно, на машине его не догонишь — не только пешком. Через минуту и хвоста его не было видно.
        — Вот вам наказание за провоз незаконных пассажиров!  — пошутил один из летчиков.
        — Да! Обидно. Перехитрил меня Симпатяга,  — сказал я.  — Доставил его бесплатно из Владивостока в Москву, а он удрал!
        Прошел месяц. Как-то в выходной день поехали мы с дочкой в лес. Он как раз неподалеку от аэродрома находился.
        Ходим мы по лесу, грибы собираем.
        Вдруг дочка как закричит:
        — Папа! Папа! Смотри, зверек!
        Я подбежал. Гляжу — своим глазам не верю: сидит на суку мой Симпатяга. Сидит и на нас хитро поглядывает.
        — Это белочка,  — говорит дочка.  — Только почему-то очень смешная: полосатая вся.
        Ну, я уж не стал огорчать ее — рассказывать, как сбежал мой дальневосточный подарок. А про себя подумал: «Определенно это мой! Иначе откуда же появился бурундук в Подмосковье!»

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к