Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Балаш Бела: " Генрих Начинает Борьбу " - читать онлайн

Сохранить .

        Генрих начинает борьбу Бела Балаш

        Венгерский писатель Бела Балаш (наст. имя Герберт Бауэр, 1884 -1949) в своей повести «Генрих начинает борьбу» рассказывает о семилетнем немецком мальчике, который живет в гитлеровской Германии и думает, что все в Германии хорошо. Но постепенно действительность открывает ему глаза, он начинает понимать, что порядки в стране — несправедливые. И тогда он вместе со своими юными друзьями начинает помогать подпольщикам-коммунистам в их нелегкой борьбе против фашистского режима.

        Бела Балаш
        Генрих начинает борьбу
        

        Кто были Генрих и Вольфи

        Генрих Кламм был маленький немецкий мальчик и жил в германском городе. Там жило все семейство Кламмов, четверо в одной комнатушке. Высоко, на пятом этаже, рядом с чердаком. Генрих, и Вольфи, и отец, и мать.
        Вольфи звали собаку. Это был серый волкодав. Чтобы, погладить Вольфи по спине, Генриху приходилось тянуться вверх: Генрих был очень маленький, а Вольфи очень большой. У Вольфи были острые уши торчком, а над левым глазом — черное пятно.
        Генрих спал на скамье, а Вольфи — на старом коврике между скамьей и шкафом. Теперь Вольфи уже нет на свете; скоро вы узнаете, как дрался и как погиб Вольфи, хороший, верный друг. А прежде он всегда спал на коврике — это было его место. Нужно было только сказать ему: «Вольфи, на место!» — и он сейчас же шел к своему коврику, ложился и только следил за людьми своими блестящими желтыми глазищами.
        Вольфи был очень умный пес. Он сам уходил на место, когда матушка Кламм подавала еду на стол. Потому что ему было строго запрещено попрошайничать. Как запахнет едой, он даже голову отворачивал: он знал, что людям и то нехватает. Вот он и не хотел смотреть в ту сторону. И еще Вольфи не хотел, чтобы видели, как у него от голода текут слюнки. Он был добрый пес и знал, что его хозяева сами постоянно голодны. Потому что отец Генриха давно уже был без работы.
        Каждый день папа Кламм ходил по фабрикам и спрашивал, не нужен ли хороший, старательный рабочий. И каждый день он приходил домой сердитый, усталый и садился в углу за печкой. Так он сидел долго-долго, смотрел себе под ноги и не говорил ни слова.
        Матушка Кламм и не спрашивала, нашел ли он работу. Она знала, что в Германии, где хозяйничают фашисты, работать тоже не радость. Рабочим платят так мало, что все равно приходится жить впроголодь. Матушка Кламм знала, что и завтра и послезавтра у них ничего не будет, кроме куска черного хлеба и сухой картошки. Она сжимала гонкие бледные губы и молчала.
        Генрих еще не понимал как следует, почему отец приходит всегда такой печальный. Но вид отца его пугал. Он молча стоял в сторонке и только робко смотрел на отца.
        В тот день, когда случилась эта страшная беда, папа Кламм опять, как и всегда, сидел за печкой. Вдруг он поднял глаза на Генриха. Долго разглядывал он сынишку, о чем-то задумавшись.
        — Генрих, мальчик мой,  — сказал он наконец,  — поди сюда!
        Он взял Генриха за плечи и поставил его между своими коленями.
        — Когда-нибудь ты будешь рассказывать это как страшную старую сказку, верно тебе говорю, мальчуган!  — сказал он, морща лоб и разглядывая бледное личико сына.  — Твои дети тебе не поверят. Ты будешь рассказывать им, что их дедушка целыми днями просиживал дома и никак не мог найти работы. Они будут смеяться и ни за что не поверят. Они скажут: «Вот чепуха! Не может быть, чтобы ты голодал!» Ты увидишь, малыш,  — жизнь пойдет совсем по-другому. За это и погибнуть не жалко!
        — А почему это нам погибать?  — строго спросила матушка Кламм.
        — Это я только так говорю,  — проворчал папа Кламм, продолжая морщить лоб. Он разглядывал запавшие виски мальчика, где была такая нежная кожа, что сквозь нее виднелись тонкие синие жилки.  — Если мы тебя выведем в люди, малыш,  — сказал он,  — ты увидишь веселую жизнь, ты будешь смеяться так, что стекла будут звенеть.
        Матушка Кламм подняла свое угловатое лицо от шитья.
        — Почему ты только о нем говоришь?  — строго спросила она.  — Нам тоже когда-нибудь станет лучше.
        Папа Кламм ничего не ответил на это.
        — Ступай, Генрих,  — сказал он мальчику,  — иди на улицу играть. Если уж нечего есть, то хоть воздуху набирайся.
        — Я не голоден, отец,  — прошептал Генрих и вдруг спрятал лицо на груди у отца. Он сказал это, чтобы утешить отца. На самом деле ему очень хотелось есть.
        — Иди, иди играть!
        — Мне это совсем не нравится,  — отозвалась матушка Кламм.  — Ты разве не знаешь, отец, во что играют эти олухи во дворе? Они играют в полицию и штурмовиков. Как избивают рабочих и ловят коммунистов. Генриху только семь лет, он еще глуп и ничего не смыслит. Что же, ты хочешь, чтобы твой сын шагал с фашистскими молодчиками?
        Папа Кламм высоко поднял брови.
        — Ребята играют в то, что они видят и слышат от больших,  — сказал он.  — Пускай и Генрих с ними. Наш малыш не такой уж дурачок. Придет время, он сам поймет, в чем тут дело. А если он не будет играть с ними, то другие ребята станут спрашивать, почему это Кламм не играет? Может быть, родители не позволяют ему играть в штурмовиков? А почему это? А может быть, родители — антифашисты? Или даже коммунисты? И начнут тебя подозревать. Сейчас же начнут на тебя пялить глаза, подслушивать на каждом шагу. Это было бы для нас очень плохо… особенно теперь…  — добавил он.  — Поди же, Генрих, и возьми с собою Вольфи.

        Как Генрих играл во дворе

        Когда Генрих и Вольфи спускались по лестнице, пробило пять часов. На большом дворе, как и всегда, было много ребят. Те, что старше двенадцати, ушли в городской сад на футбол. Во дворе остались младшие. Они как раз играли в безработных. Это была их любимая игра.
        Мальчики, которым нужно было представлять безработных, стояли уже длинной очередью перед замурованным окном подвала. Там была биржа. На ящике сидел Герберт Вагнер с оттопыренными ушами. Он был чиновник и раздавал безработным кусочки газетной бумаги. Это было пособие.
        За большими воротами стояли уже наготове полицейские и штурмовики с палками в руках. Эти ребята были все одеты в форменные костюмы пимфов[1 - Пимфы — название членов детской фашистской организации в Германии.].
        В Германии все дети от шести до четырнадцати лет обязательно должны вступать в отряды пимфов, и там им дают форменные костюмчики. Но не всем хочется носить эту форму. Дети рабочих и других антифашистов носят ее только на школьных праздниках, когда иначе нельзя. Дома, во дворе, во время игр они надевают свою простую одежду. А дети фашистов, наоборот, всегда хотят показать, что они настоящие фашистские пимфы, и постоянно косят свои форменные костюмы.
        Но полицейские и штурмовики непременно должны быть в полной форме. Поэтому их всегда изображали дети настоящих фашистов.
        Когда Генрих Кламм спустился во двор, толстый Эвальд сразу заметил его и закричал:
        — Генрих Кламм! Сюда! Играть с нами!..
        Эвальду было уже одиннадцать лет. У него были такие толстые красные щеки, точно он постоянно дул в трубу. Он вечно кричал и командовал, потому что его отец был капитан полиции. Эвальд хотел быть старшим над всеми.
        — Живо сюда! Играть!  — скомандовал он маленькому Генриху.
        Вольфи заворчал и чуточку оскалил зубы: ему это не понравилось. Но Генрих был маленький робкий мальчик. Он подошел к Эвальду.
        — Сегодня мне хотелось бы играть полицейского или штурмовика,  — сказал он тихонько.
        — У тебя же нет формы!  — гордо ответил Эвальд.
        — У отца нет денег на форму.
        — Вот видишь! Как же ты хочешь быть полицейским? Сейчас же иди к безработным. Марш!
        Когда Вольфи услышал это, он выбежал на улицу. Он не любил этих игр. Но Генрих был еще глуп и послушен. Он стал в очередь безработных. Там уже стояли все дети, у которых не было форменных костюмов.
        Но за воротами стояли настоящие пимфы в кепках, в желтых рубашках с черными галстуками и кожаными поясами. Все они были вооружены палками. Это были дети богачей, настоящих фашистов.
        Игра уже началась.
        Девочки, бывшие во дворе, и совсем маленькие ребятишки стояли кругом и смотрели. Они были очень взволнованы.
        Герберт Вагнер с оттопыренными ушами заорал:
        — Молчать!
        Это было совсем зря, потому что все стояли совершенно тихо.
        — Молчать!  — заорал Герберт и начал всем раздавать по клочку газетной бумаги.  — Тебе одна марка и двадцать пфеннигов… Тебе одна марка. Больше не получишь.
        — У меня четверо детей,  — сказал Петер Кар. (Он был сын портного-латочника, жившего во дворе.)  — У меня двенадцать внуков,  — продолжал он,  — и тридцать правнуков.
        Безработные засмеялись, но Герберт опять заорал:
        — А мне какое дело! Иди на трудовую повинность! Улицы чистить!  — И он толкнул Петера Кара в грудь.
        — Что же мне, задаром работать?  — рассердился Петер.
        Герберт его толкнул не «понарошку», а взаправду. И все перестали смеяться.
        — Вы бунтовать?!  — раскричался Герберт.  — Молчать! А то полицию позову… Следующий!
        — Эй, Лотар!  — вдруг закричал Эвальд, обращаясь к мальчику, проходившему по двору с книжками подмышкой.
        Это был сын врача из третьего этажа. Ему было уже двенадцать лет, но он был меньше и слабее Эвальда. Он был тоже без формы. Мальчик продолжал итти, словно не его звали.
        — Лотар! Стой!  — закричал Эвальд командирским тоном, и щеки его стали еще толще и краснее.
        Лотар остановился у входа на лестницу и медленно обернулся. Он внимательно, как бы в раздумье, поглядел в лицо Эвальду и провел рукой по лбу. Эта привычка была у него от отца; его отец всегда так делал перед тем, как что-нибудь сказать: точно ему нужно было всмотреться в каждого и понять, что у того болит. Так и Лотар молча, задумчиво посмотрел Эвальду в глаза, легонько потер себе лоб и затем спокойно спросил:
        — Что тебе?
        — Идем играть!  — скомандовал Эвальд.
        — К сожалению, сегодня никак не могу: у меня сильно болят зубы.
        И Лотар спокойно поднялся по лестнице, ни разу не обернувшись даже.
        — Постой же ты!  — злобно проворчал Эвальд, теребя свой пояс.  — Я тебя выучу играть!  — И он побежал обратно, потому что перед окном подвала началось волнение.
        Безработные подняли крик. Они это делали очень хорошо, совсем как настоящие взрослые безработные.
        — Не нужно нам ваших нищенских грошей!  — выкрикивал курчавый Ганс Аккерман.  — Давайте мне работу и хороший заработок! Сто марок давайте!
        — Молчать! К порядку!  — орал Герберт.  — Германии нужны деньги на пушки!
        — Из пушек жаркого не сделаешь!  — кричал Фриц Лампе.
        Полицейские и штурмовики высунули головы из-за ворот. Но их время еще не пришло.
        Герберт вскочил на ящик:
        — Молчать! Вы — коммунисты, красные заговорщики!
        — Пушками не наешься! Мы хотим колбасы и шоколаду!  — кричали теперь все безработные разом и грозили кулаками.
        Генрих стоял совсем позади, тише всех. Но и он попробовал крикнуть:
        — Работу и хороший заработок!
        Его слабого голоса совсем не было слышно. И все-таки он почувствовал, как вся кровь ударила ему в лицо и сердце крепко забилось: он вспомнил отца, который всегда сидел за печкой грустный-грустный. «Работы… работы!»
        — Алло! Алло! Господин капитан полиции?.. Говорит Герберт Вагнер. Прошу вас прибыть сейчас же. Тут демонстрация безработных, опасные бунтовщики — коммунисты. Пришлите, пожалуйста, броневики и пулеметы!.. Алло! Алло! Казарма штурмовиков?.. Говорит Герберт Вагнер. Скорей высылайте отряд штурмовиков с большими резиновыми дубинками. Тут собрались заговорщики, красные, коммунисты! Хайль Гитлер!..
        Бррр!.. Бррр!  — послышалось вдруг за большими воротами. Это гудели и рычали полицейские автомобили. Девочки и малыши, смотревшие на игру, с криком бросились к колодцу, в другой конец двора: полицейский начальник с грохотом въезжал во двор с пимфами — полицейскими и штурмовиками. Только маленькая белокурая Хильда Штарк осталась на месте и продолжала смотреть.
        Это были четырнадцати настоящих пимфов в форменных костюмах. Все четырнадцать громко рычали — бррррр!  — и все размахивали длинными палками. Страшно было смотреть!
        Генрих хотел повернуться и убежать: ведь он был совсем маленький. Но тут он заметил, что Лотар снова стоит внизу на ступеньках и смотрит прямо на него внимательно и задумчиво, потирая лоб кончиками пальцев, словно собирается что-то сказать. Генриху стало стыдно, и он не убежал.
        — Где демонстрации безработных?  — кричал Эвальд, размахивая палкой, и скакал кругом, будто на диком жеребце.
        — Вот здесь, господин полицейский начальник!  — ответил Герберт.
        — Р-разойтись!  — скомандовал Эвальд и проехал между безработными.
        — Из пушки жаркого не сделаешь!  — кричали они.
        — Коммунисты, предатели родины!  — горланил Эвальд.  — красные преступники! Большевистские собаки! Я вам покажу!
        И он обернулся к пимфам, стоявшим за его спиной в одну шеренгу.
        — Конная полиция!  — скомандовал Эвальд (он забыл, что они приехали в автомобилях).  — В атаку! Галопом марш!
        Сам он скакал впереди, а четырнадцать пимфов — за ним, прямо на безработных. И они колотили палками направо и налево только не очень сильно.

        Игра принимает неожиданный оборот

        Теперь безработные должны были обратиться в бегство. Таково было условие игры. До сих пор они всегда так играли. Но тут вмешался Фриц Лампе. На той неделе у него арестовали дядю за то, что он ругал фашистов. И вот, когда Лампе услышал, как Эвальд обзывает красных, он пришел в ярость.
        — Эти обезьяны в костюмчиках,  — сказал он Кару,  — воображают, будто мы боимся их палок!
        — Оставаться на месте!  — сказал Кар маленькому Кунцу, который уже собирался бежать.
        Но Эвальд крикнул: «Разойтись!» и ударил Кара палкой по голове. А так как он слишком разгорячился, то получилось по-настоящему больно. Этого еще недоставало! В ту же секунду он получил от Кара такую пощечину, что кепка у него слетела с головы, а левая щека стала еще толще и краснее.
        И сразу же завязалась большущая драка. По одну сторону — четырнадцать настоящих пимфов в форменных костюмчиках, вооруженных палками, по другую сторону — всего двенадцать безработных, дети настоящих безработных и других антифашистов. Когда началась драка, у них еще не было палок. Но — раз, два, три!  — палка Эвальда в руках у Кара. Еще раз, два, три!  — и чья-то палка у Кунца и еще чья-то у Лампе.
        Генрих в испуге прижался к стене.

        Генрих в испуге прижался к стене. Он только видел, как ломаются палки, летят фуражки и кепки, взлетают кулаки, мелькают ноги, трое-четверо мальчиков схватились и катаются по земле. Он видел, как из дома выскочил Лотар и закричал безработным: «За пояс, за пояс хватайте! Это самый лучший прием!» И тут же сам показал, как это делается. Лотар был не из сильных, и все же два настоящих пимфа вмиг полетели наземь.
        Генрих еще крепче прижался к стене. Он никого не трогал и как раз хотел улизнуть, когда толстый Эвальд ухватил его за ворот курточки.
        — Постой же, красная собака!  — крикнул он яростно, потому что успел уже получить с десяток крепких тумаков.  — Мы тебе покажем!
        И он поднял маленького Генриха в воздух и ударил его об стену.
        Генрих так испугался, что у него сердце замерло. Не от удара в голову,  — хотя было очень больно. Он испугался потому, что подумал: вдруг увидит это Вольфи? Тогда конец будет Эвальду. Вольфи сразу схватит его за горло и разорвет в клочки. Тогда сразу примчится полиция,  — сразу штраф и тюрьма… «Счастье, что Вольфи тут нет!» подумал Генрих, когда Эвальд поднял его во второй раз. Но кто-то сильно рванул пимфа за пояс. Это был Лотар.
        — Только это вы и умеете!  — кричал Лотар, сверкая глазами.  — Бить малышей и безоружных — на это вы ловкачи!
        Эвальд отпустил Генриха и замахнулся кулаком на Лотара. Но Лотар быстро нагнулся, и Эвальд с размаху качнулся вперед. Лотар мигом подставил ему ножку, и Эвальд растянулся во весь рост на земле.
        — Ура!  — закричали безработные и бросились в атаку.
        — Ура!  — закричала и маленькая Хильда Штарк.
        Пимфы в костюмчиках бежали уже к воротам на улицу, когда во дворе раздался резкий голос взрослого:
        — Эй! Что это здесь такое?
        Все обернулись — и разом притихли. Это был господин капитан фон-Паннвиц, отец Эвальда. Он шел домой. Все блестело на господине капитане: и ярко начищенные пуговицы на мундире, и ордена на груди, и стекла очков, и лакированные ботинки. И вот, весь окруженный блеском, господин капитан фон-Паннвиц остановился посреди двора, подняв руку в белой перчатке:
        — Вы что это вытворяете?
        Мальчики молчали — и пимфы в костюмчиках и безработные. Пимфы — потому, что им было стыдно, как это они убежали, а безработные — потому, что нельзя же бить полицейских и штурмовиков. Даже в игре.
        — Ну, раскрывайте рты!  — строго воскликнул господин капитан.  — Долго еще ждать?
        Мальчики продолжали молчать. Эвальд даже отвернулся, чтобы отец не заметил, как распухла у него левая щека. Но девочки, которые снова подбежали поближе, объяснили:
        — Они играли в безработных, господин капитан!
        — А полицейские убежали, господин капитан!  — радостно закричала Хильда Штарк.
        Эвальд увидел, как его отец нахмурил лоб. Тогда он вмешался:
        — Неправда! Мы их здорово отколотили!
        Безработные молчали. Только Кар и Лампе тайком подмигивали Лотару, который насмешливо улыбался, потирая себе лоб кончиками пальцев.
        Но Хильда подняла кепку Эвальда и поднесла капитану.
        — Вот, пожалуйста, кепка Эвальда,  — сказала она, лукаво склоняя голову набок.  — Он потерял ее, когда пустился удирать.
        — Полиция и штурмовики струсили!  — раздались голоса среди девочек.
        Тут Кунце стал смеяться. Кар и Лампе тоже не могли удержаться. Скоро смеялись уже все безработные и многие девочки. А громче всех — маленькая Хильда Штарк.
        Господин капитан фон-Паннвиц покраснел и обернулся к форменным костюмчикам.
        — Так вам и надо!  — сказал он строго.  — Стыдитесь! Если вы хотите стать настоящими штурмовиками, вы должны лупить во-всю, чтобы эта сволочь пикнуть не смела. А теперь покажите, как вы умеете маршировать… Ряды вздвой!
        Пимфы в костюмчиках живо построились, и другим мальчикам тоже пришлось стать в шеренгу. Эвальд стал командовать:
        — Направо кругом! Ряды вздвой! Шагом марш!

        Беда пришла…

        Капитан фон-Паннвиц скоро ушел домой. Эвальд гордо шагал впереди и совсем не замечал, как его войско тает и тает. Первым исчез Лотар. Когда они проходили мимо двери портняжки, оставались одни пимфы из дома, что выходит фасадом на улицу. Остальные исчезли. Только самый маленький, Генрих Кламм, маршировал совсем позади: ему нравилась форма, и он очень любил маршировать.
        Когда они подходили к большим воротам, Эвальд вдруг закричал:
        — Стой!.. Хайль Гитлер!
        И он стал навытяжку и поднял руку, как для фашистского приветствия. И все костюмчики сделали так же. И маленький глупый Генрих тоже поднял руку, как и другие.
        В это время в ворота въехали настоящие полицейские и настоящие штурмовики. Четыре настоящих полицейских и два штурмовика. Пимфы в костюмчиках прокричали: «Хайль Гитлер!» и зашагали за ними вслед. И маленький Генрих за ними. Это ему больше всего понравилось: вот как он шагает с настоящей полицией!
        Все вошли в дом. И Генрих с ними. Они поднялись на лестницу. И Генрих за ними.
        — Они кого-нибудь арестуют?  — спросил он взволнованно шопотом.
        — Конечно! Красного преступника!  — был ответ.  — Заговорщика-большевика.
        Генрих в восторге шагал позади. Как замечательно, что и он может участвовать! Они были уже на третьем этаже и продолжали подниматься.
        «Куда же это?» подумал Генрих с удивлением. Там он знал уже всех жильцов — плохих людей там не было.
        Они поднялись на четвертый этаж. Генрих остановился, но полицейские продолжали подниматься.
        Дальше Генрих не шел. Его взял такой страх, что он не мог шевельнуть ногой. Куда же идут полицейские? Ведь на пятом этаже одна комнатушка — рядом с чердаком…
        — Назад!  — грубо крикнул полицейский пимфам, которые теснились позади.  — Освободить лестницу!
        Пимфы отступили и вытянулись вдоль стены, до самого третьего этажа. Они ждали, затаив дыхание. Они знали, что там наверху, за дверью, куда стучался первый полицейский, живут родители Генриха.
        Генрих забился в уголок на четвертом этаже. Все нимфы в костюмчиках смотрели на него. Сверху, снизу, сбоку — все, кто стоял на лестнице, все смотрели на него. Глаза их блестели злорадным любопытством.
        Это было слишком тяжело. Генрих повернулся к стене и съежился, словно хотел залезть в мышиную норку. Он даже зажмурил глаза и зажал руками уши.
        И хорошо сделал. Хорошо, что он не видал и не слыхал, как двое полицейских провели его отца вниз по лестнице, прямо за его спиной. И отец не успел разглядеть это маленькое существо, этот комочек в углу, хотя все время искал глазами сына, чтобы повидать его в последний раз.
        Полицейские провели его отца вниз по лестнице…

        Генрих долго сидел в углу на корточках не шевелясь. Пимфы в костюмчиках уже разошлись. Они не посмели ничего сказать несчастному ребенку. Они указывали на него пальцами, шушукались, иные подходили к нему совсем близко, но коснуться его они не решились и вскоре ушли.
        Генрих ничего не слышал, но он понял, что произошло. Он был не в силах шевельнуться… Вдруг он почувствовал, что его уха коснулся холодный собачий нос. Вольфи лизал его щеку своим теплым влажным языком. Можно было не оборачиваться: своего лучшего друга Генрих узнал и так. Он обхватил шею собаки, не открывая глаз, прислонился головой к голове Вольфи, и у него ручьем покатились слезы.
        — Если бы ты был тут,  — всхлипывал мальчик,  — ты бы не дал увести отца. Ты бы всех полицейских порвал!
        Когда Генрих и Вольфи вошли в комнату, матушка Кламм лежала, уткнувшись лицом в подушки. Генрих остановился в дверях. Он боялся подойти к матери. Но Вольфи сразу подбежал, вскочил передними лапами на кровать и с визгом стал лизать шею и уши хозяйки. Вольфи всегда знал, что люди чувствуют, и сам чувствовал то же, что и они.
        Матушка Кламм поднялась. Она казалась еще более худой и иссохшей, чем всегда. Ее угловатое лицо было бело, как мел. Только глаза у нее были красны от слез.
        — Мой Генрих!  — вскрикнула она и протянула руки. Она крепко прижала к себе мальчугана, который дрожал всем телом.
        — Мама! Мама!  — вдруг воскликнул Генрих и ударил кулачком по краю кровати.  — Это неправда! Неправда, что мой отец преступник! Неправда, что он предатель! Врут они! Врут! Врут!
        Матушка Кламм утерла глаза, подошла к дверям и прикрыта их получше. Потом вернулась обратно.
        — Генрих, милый мой малютка,  — заговорила она спокойно и так серьезно, как еще никогда с ним не говорила.  — Слушай хорошенько. Я должна тебе все это объяснить. Хоть ты еще и очень мал, ты должен знать, в чем дело…
        — Отец не красный преступник! Он не коммунист, не предатель!  — кричал Генрих, не слушая ее. Он никак не мог успокоиться.
        Тогда мать крепко обняла его и сказала:
        — Послушай же, Генрих, внимательно слушай. Твой отец не преступник. Твой отец не предатель. Но он красный и он коммунист.
        Голос матушки Кламм оборвался, и слезы снова выступили у нее на глазах. Но она сейчас же утерла их.
        — А полицейские говорят, что красные коммунисты — преступники, предатели и убийцы!  — сказал Генрих и с удивлением посмотрел матери в лицо.
        — Это неправда. Неужели ты веришь, что твой отец — преступник и убийца?
        — Нет, не верю. Но Эвальд так говорит, и многие пимфы, и большие штурмовики говорят, что коммунисты хотят грабить и убивать.
        — Они нарочно врут.
        — И полицейские тоже так говорят.
        — Они всё врут, потому что они враги бедных, враги рабочих. Они наговаривают на рабочих все плохое. Потому что капиталисты хотят все себе, а бедным, которые на них работают, жалеют даже хлеба.
        — Почему же мы не станем капиталистами?  — спросил Генрих.  — Или полицейскими и штурмовиками? Никто бы нас тогда не ругал.
        Матушка Кламм прикрыла глаза и задумалась. Генрих еще слишком мал. Как же ему объяснить, кто такие капиталисты и кто коммунисты, кто трудящиеся и кто фашисты? Нужно же ему знать, что творится на свете.
        — Послушай-ка,  — сказала она через минутку, открыв свои строгие и в то же время такие добрые глаза.  — Я расскажу тебе сказку. Иди сюда, сядь поближе, Генрих, и я расскажу тебе про большой рыбный садок.
        — Вольфи тоже пускай сидит и слушает,  — сказал Генрих, утирая слезы с ресниц.

        Сказка о рыбном садке

        — Был когда-то большой пруд,  — начала матушка Кламм.  — В этом пруду было столько рыбы, что хватило бы на всех, кто жил кругом по берегу. Но рыбаки всегда были голодны. Они ловили рыбу день и ночь, день и ночь тянули тяжелые сети так, что руки и спины болели. А еды у них нехватало.
        — Почему это нехватало?
        — А все потому, что у них не было своих сетей. Все сети были у богачей, что жили в большом-пребольшом замке на горе. Не дадут богачи сетей — и нечем рыбакам ловить рыбу. А богачи давали сети не задаром. Все, что рыбаки наловят, они отдавали капиталистам. За это они получали в день по рыбке. Хоть бы сто рыб наловил, а дадут одну. Девяносто девять рыб — капиталисту. А одна рыбка — это очень мало для семьи.
        — А еще для собаки,  — вставил Генрих.
        — Вот рыбаки и голодали. Работали, работали, а есть нечего. Капиталисты не работали, а у них все кладовые, все подвалы завалены рыбой. Несправедливо это, и рыбаки крепко были недовольны. «Ну, что же,  — думали они,  — ничего не поделаешь!»
        «Но были среди рыбаков умные люди. Они говорили: «Если бы сетями владели не эти несколько богачей, а все рыбаки сообща, то нам бы не пришлось отдавать почти весь улов. Мы могли бы так поделиться рыбой, что все рыбаки были бы сыты».
        «Этих умных, хороших людей, что так говорили и всем голодным хотели помочь,  — этих людей звали коммунистами.
        «Богачи в большом замке прекрасно знали, что голодные рыбаки очень злы на них. И богачи боялись, что бедные рыбаки когда-нибудь возьмут да и отнимут у них сети. Потому они держали очень много полицейских и солдат.
        «Полицейские и солдаты получали много рыбы, а зато, как услышат, что какие-нибудь рыбаки возмущаются, они их били и сажали в тюрьму.
        «Рыбаки не могли больше терпеть. А коммунисты им говорили: «Не бойтесь полиции и солдат. Если мы все соединимся, мы их прогоним и заберем сети. Это называется революция».
        «Узнали богачи из замка, что идет такой разговор, и стало им страшно: вдруг рыбаки послушаются коммунистов! И вот они начали их ругать разбойниками, преступниками, убийцами.
        «Они боялись, что им нехватит полицейских и солдат, и собрали много слуг, и платили им рыбой. Этим буржуйским слугам тоже дали форму, и револьверы, и дубинки, и звались они фашистами и штурмовиками.
        «Эти фашисты повсюду гоняются за коммунистами и за всеми честными рыбаками, которые больше не хотят голодать и работать на богачей. И полицейские с солдатами и фашисты бьют коммунистов, сажают под замок, пытают, убивают самых лучших, самых храбрых рыбаков, которые хотят помочь другим. И все потому, что богачи им за это платят. Самые скверные люди стали слугами капиталистов.
        «Вот видишь, Генрих: Вольфи голодает вместе с нами и все-таки нас не бросит, и не пойдет к капиталисту, и не станет кидаться на нас, хоть бы ему давали в день по целой колбасе. Ведь правда?
        — Даже за две колбасы и то не будет!  — горячо воскликнул Генрих.
        — Но фашисты хуже собак, потому что они за жратву кидаются на бедных рабочих, даже те, что и сами были рабочими.
        — Мама, мы не будем фашистами,  — отозвался Генрих с горящими щеками.
        — Ну, конечно,  — улыбнулась мать.  — Так вот, слушай, мой милый мальчик. Фабрики, как и рыбачьи сети, тоже у богачей — капиталистов. Чтобы зарабатывать деньги, нам приходится работать на их машинах. Но они с нами поступают, как с рыбаками. Мы заработаем сто марок,  — они нам дадут одну, а остальные берут себе. Они богатеют и богатеют, а у нас и хлеба вдоволь не бывает.
        — Так вот почему отец не имел работы! Его капиталисты не пускали к своим машинам?
        — Да, малыш. Но умные и хорошие люди говорят: «Заберите у буржуев фабрики, и каждый рабочий сможет довольно зарабатывать, чтобы ни в чем не терпеть нужды».
        — И отец так говорил?  — спросил Генрих.
        — Да. Потому что он коммунист. Но этою никто не должен, знать. Не говори об этом вслух, даже у нас дома. Если полицейский, фашист или кто-нибудь из детей фашистов узнает, что ты любишь коммунистов, что ты за них, тебя посадят в тюрьму и будут бить. Мы должны быть очень осторожны, мы должны хитро и тайно бороться против фашистов. Никому не показывай, что ты теперь все понимаешь. Иначе мы погибли,  — возьмут тебя, а потом и меня.
        — Нет, мамочка, нет,  — вдруг расплакался Генрих.  — Тебя не возьмут!
        — Ну, и тогда бы еще не все пропало. Мы бы и это перенесли стойко, как настоящие честные коммунисты. Как твой отец… «Выше голову, мать, и действуй дальше!» шепнул он мне, когда вошли полицейские.
        Матушка Кламм на секунду умолкла.
        — Выше голову — и не робей, мой мальчик!
        Она встала с кровати и пошла к своему шитью.

        У Генриха новые друзья

        Когда Генрих на другой день вышел из дому с Вольфи, он направился прямо на улицу. Правда, он знал, что его отец не преступник, а смелый, бесстрашный герой, но не мог же он это сказать ребятам. «Они верят фашистам и пимфам,  — думал Генрих,  — они не захотят со мною играть».
        Мимоходом он все-таки глянул бочком: что там ребята делают? Во дворе были одни пимфы в костюмчиках. Они как раз в эту минуту разыгрывали арест его отца. Кровь бросилась ему в лицо от стыда и гнева. Он выскочил с Вольфи на улицу.
        Он пробежал мимо бюро безработных, которое находилось против их дома. Так он бежал до городского парка. Там он знал боковую дорожку, где никто не гулял. Он сел на скамью и заплакал. Вольфи скакал на него и слизывал с его щек слезы: так он хотел утешить Генриха.
        — Вольфи хороший, верный пес!  — вдруг услышал Генрих.
        Он поднял глаза и увидел рядом с собой на скамье Хильду Штарк. Генрих и не заметил, как она подошла. Он смутился от неожиданности, поднялся и хотел уйти. Но Хильда схватила его за руку.
        — Давай поиграем! Хочешь?  — спросила она.  — Ну, останься же!

        — Давай поиграем! Хочешь?  — спросила она.

        Хильда никогда еще не говорила с ним так ласково. Она была дочь конторщика, двумя годами старше Генриха и почти всегда играла с девочками и старшими мальчиками. Генрих смущенно отвернулся.
        — Мы можем строить из песка. Здесь много песку.
        Генрих продолжал молчать.
        Она взяла его за руку.
        — Давай дружить, Генрих. Ладно?
        Он удивленно взглянул на Хильду. Ее красивые голубые глаза светились таким теплом и добротой, что ему снова захотелось плакать. Что это значило? Сердце у него стучало в груди.
        — Добрый день, Генрих!  — раздался голос с другой стороны.
        Это был Фриц Лампе, сын шофера, живший с ними в одном доме. Ему было уже тринадцать лет, и он почти не разговаривал с малышами.
        Фриц подошел к скамье и уселся.
        — Хотите орехов?  — Он вытащил из кармана горсть орехов и дал Генриху и Хильде, каждому по три штуки.
        — Хватит мне одного,  — сказала Хильда,  — эти два тоже для Генриха.
        И она сунула ему в руку еще два ореха.
        — Смотри-ка, Генрих, что у меня есть.
        Фриц держал двумя пальцами большой стеклянный шарик и поворачивал его, так что шарик сверкал на солнце. Что за чудо! Красные, зеленые, белые, синие полосы извивались и сплетались внутри шарика. Генрих, пожалуй, еще не видел такой красивой вещи.
        — Что ты на это скажешь?  — улыбался Фриц.  — Дарю тебе, Генрих. Только не потеряй.
        И Фриц так ласково улыбался, что мучительно сжавшееся сердечко Генриха стало отогреваться. На его грустном лице засветилась улыбка. Какой чудесный стеклянный шарик! И как это хорошо, что ребята с ним так приветливы!
        — Этот орех совсем гнилой,  — сказала Хильда.
        — Так отдадим его какой-нибудь обезьяне в костюмчике!  — отозвался Фриц. Так называл он настоящих пимфов.
        — Ха-ха-ха!  — весело рассмеялась Хильда.  — Давай сюда! Я его опять сложу, чтобы не было заметно, и суну такому болванчику в карман.
        Генрих тихо и нерешительно засмеялся. Они знают, что полиция вчера арестовала его отца, и всё же так приветливы с ним, как никогда. Может быть, это они нарочно, хотят показать, что они за него, и за его мать, и за коммунистов? Генрих тихонько, осторожно смеялся. Но говорить он еще не смел.
        В это время показался Лотар. Фриц ему кивнул, но, приблизившись к ним, Лотар прежде всего протянул руку Генриху.
        — Ну, Генрих,  — сказал он и погладил его по щеке,  — ты ведь молодец, правда? Будем друзьями. Хочешь?
        — Да,  — тихонько ответил Генрих.
        Это так удивительно было! Он всегда любил Лотара и уважал его, но никогда не думал, чтобы Лотар мог заговорить с таким малышом. Что бы это могло значить? Генрих думал, что теперь все ребята будут избегать его. А тут справа сидит Фриц Лампе, слева Хильда Штарк и большой, умный Лотар стоит перед ним и держит его за руку. И все ему приветливо улыбаются.
        — Давайте спустимся к реке,  — предложил Лотар.
        И они зашагали рядом — словно пятеро близких друзей. Вольфи сразу понял, в чем дело, и бежал, возбужденный, вперед; он ведь очень любил купаться и отлично плавал.

        Трусишки в трусах

        Они спускались небольшой рощицей. Внезапно Вольфи остановился, навострил уши, оскалил зубы и заворчал.
        — Вольфи что-то учуял. Поблизости враг,  — сказал Генрих.
        Вольфи сделал еще несколько шагов и сунул морду под кучу хвороста. Он заворчал еще громче.
        — Наверное, ласкина норка,  — заметил Фриц и стал помогать Вольфи, который уже разбрасывал лапами хворост. Вдруг Фриц тихонько засвистал и знаком подозвал Лотара.
        — Ого!  — сказал Лотар вполголоса, и оба стали высматривать что-то кругом.
        — Тсс, Вольфи! Молчать!  — сказал Фриц собаке, которая начала лаять.
        Что они там нашли? Генрих и Хильда осторожно приблизились. Под засохшими сучьями лежали форменные костюмчики. Три пары штанов, три желтые рубашки с черными галстуками, три кепки и три пояса. И ботинки, и чулки.
        — Кто это мог здесь запрятать?  — тихо спросил Лотар.
        — Верно, где-нибудь близко купаются,  — ответил топотом Фриц.  — Зарыли свои наряды, чтобы их не украли.
        — Они же ровно ничего не стоят без формы, эти трусишки,  — сказал Лотар.  — Вот когда напялят фашистский костюм, они и дерут носы кверху. Заставить бы их побегать без формы… Вот здорово: трусишки в трусах…
        Фриц не кончил и только подмигнул Лотару. Видно было, что он что-то придумал. Лотар усмехнулся и кивнул головой: значит, догадался.
        — Давай раньше посмотрим, где эти молодчики,  — прошептал Фриц.  — Я проберусь к реке вот здесь, а ты, Лотар, той стороной.
        — Генрих и Хильда,  — сказал Лотар,  — идите назад, вон к тому кусту, и спрячьтесь там. Генрих, держи Вольфи. Пускай не лает. А то он нас выдаст. Понятно?
        — Да!  — разом ответили Генрих и Хильда.
        Они еще не знали, что будет дальше, но предчувствовали что-то совсем необыкновенное и опасное. Генрих крепко ухватил Вольфи за ошейник и потащил за собой в кусты. Хильда ему помогала, потому что Вольфи все время рвался назад: ему хотелось итти с теми двумя, что легли на живот и ползти по траве по направлению к реке — один направо, другой налево.
        Вскоре Генрих услышал короткий свист. Это свистел Фриц. И сейчас же другой свист — со стороны Лотара.
        — Они заметили врага,  — прошептал Генрих Хильде на ухо.
        Вольфи навострил уши и заворчал.
        Река была недалеко. Пробираясь ползком в высокой траве, Фриц и Лотар сейчас же увидали воду, а в воде — тех, кого они искали. Один был Эвальд фон-Паннвиц. Его можно было сразу узнать по красным, пухлым щекам. Другие двое были его приятели, жившие тоже в доме, что на улицу. Все они купались, а купаться тут было запрещено.
        Эвальд умел плавать и заплыл далеко. Его приятели шли за ним, пока вода не дошла им до подбородка. Они шлепали ладонями по воде и брызгались так, что ничего не видели и не слышали.
        Лучшего случая придумать нельзя. Нужно было действовать решительно и быстро. Фриц и Лотар поползли обратно. Быстро и бесшумно, как змеи.
        Когда они вернулись к месту, где были запрятаны костюмы, Генрих, Хильда и Вольфи вышли было из своей засады. Но Лотар подал им знак — сидеть тихо за кустом. Они видели, как Фриц и Лотар аккуратно связали все три костюмчика в узелок и крепко перевязали крест-накрест двумя поясными ремнями. Затем Лотар вынул свой блокнот, вырвал из него листок и что-то написал.
        — Пускай знают, с кем имеют дело,  — сказал он и прикрепил записку на дереве, под которым были зарыты костюмчики пимфов. После этого он взял узелок на плечо, и пятеро друзей бросились бежать. Генрих, Хильда и Вольфи впереди, а большие за ними.
        — Добрый шуцман согреет… и взгреет их, когда они вылезут мокрыми из воды,  — сказал со смехом Фриц на бегу.
        Они бежали до шоссе. Вдоль шоссе тянулся большой сад. Как раз в этот день забор покрасили зеленой краской. Рядом с забором стояло еще ведерко с остатком краски.
        Фриц остановился и молча показал на ведерко, подмигнув Лотару. Но на этот раз Лотар не сразу понял его.
        — В чем дело?  — спросил он.
        — Они же будут искать свои костюмы под ветками, верно? А если они не сразу найдут свои тряпки, то будут шарить и щупать руками. Понятно? Если мы спрячем ведро с краской под хворостом… понятно?..
        Лотар захохотал и продолжал за Фрица:
        — …руки окунут, да еще ведерко опрокинут. Ха-ха-ха!.. Но как же это сделать?
        Фриц быстро протянул Лотару узелок:
        — Держи-ка. Жди меня на скамье, где мы раньше сидели. Я живо…
        — Осторожно, Фриц!
        Но Фриц уже мчался в лес с ведерком в руках.
        Лотар засунул узелок под скамью, и они стали ждать. У Генриха лицо горело от волнения. Вдруг он услышал тихий голос Лотара:
        — Не думай, что твой отец пропал. Из тюрьмы и из лагерей тоже убегают.
        Генрих удивленно взглянул на него. Он хотел спросить, как это убегают из тюрьмы. Но Лотар смотрел по сторонам, словно ничего и не думал говорить.
        — Посмотри-ка,  — показал Лотар на дерево,  — это не дятел там?
        Генрих все еще раздумывал о словах Лотара. Может быть, ему это послышалось?
        Но с этой минуты он все повторял про себя: отец убежит, отец вернется…
        Вскоре показался Фриц. Он сильно запыхался, но сиял от радости.
        — Все в порядке! Хотел бы я видеть их, когда они выйдут на берег!
        Лотар встал и вытащил из-под скамьи узелок.
        — Ну, скорей домой!  — сказал он.  — Нужно постараться, чтобы во дворе было побольше народу, когда эти обезьяны явятся в трусах.

        Необыкновенное приключение

        Тем временем шуцману наскучило расхаживать по шоссе, и он свернул в лесок. При этом он случайно прошел мимо того места, где спрятаны были костюмчики, и заметил на дереве записку Лотара.
        — Что такое?  — вскрикнул он и прочитал еще раз: он не верил своим глазам. На записке было написано: «Рот фронт!»
        На записке было написано: «Рот фронт!»

        Шуцман стал озираться, чтобы найти следы преступника. Тут он заметил спрятанные под кучей хвороста ботинки.
        — Ага!  — воскликнул он,  — эти гусаки купаются где-то здесь. А тут ведь запрещено купаться. Постойте же, я вам покажу!
        В эту самую минуту Эвальд громко командовал:
        — Эй, поворачивайтесь, одеваться! Марш! У отца сегодня день рожденья,  — добавил он.  — В шесть часов у нас соберется много гостей. Мне говорить стихотворение,  — это будет гвоздь всего вечера. Ну, марш на берег!
        Тут до них донесся с берега густой и не слишком дружелюбный голос:
        — Эй, вы, мерзавцы! Босяки вы эдакие! Сейчас же выходите из воды. Я вам покажу, как купаться в запретных местах!
        — Ай, ай!  — закричал один.  — Я говорил, не нужно здесь купаться.
        — Не бойся!  — гордо отозвался Эвальд и погладил себе макушку, как это делал его отец. (Он хотел произвести впечатление на шуцмана.)  — Только не бойся! Когда мы ему скажем, кто мы такие, он сразу замолчит.
        И он вышел первым, а те двое ковыляли за ним. Но едва он вступил на берег, как шуцман схватил его за ухо.
        — Купаться в запретном месте?!  — рычал он.  — Да еще листовки вешать!  — Тут он схватил за ухо второго.
        — Пустите меня!  — кричал Эвальд.  — Мы пимфы!
        — Хороши пимфы! Листовки клеить? Да еще обманывать полицию? Будете вы у меня помнить, пока уши торчат!  — орал шуцман и так крепко дергал мальчишек за уши, что они подняли вой. А третий прыгнул обратно в воду и со страху нырнул поглубже.
        — Пустите!  — ревел Эвальд.  — Мой отец — капитан, он вас велит наказать…
        — Рассказывай!  — кричал шуцман.  — Идемте со мной. Мы уж там поговорим, какие пимфы, какой капитан.
        И шуцман потащил воющих мальчишек за уши к дереву, на котором висела записка.
        — Это что такое, а?  — орал он.  — «Рот фронт», а? Коммунистическую агитацию разводить? Красные паршивцы! Вот уж вам достанется!
        — Неправда! Это не мы повесили записку. Мы настоящие гитлеровские пимфы. Вон тут под хворостом наша форма…
        — Где?
        — Тут, тут!  — кричал Эвальд.  — Сейчас вы увидите. И я скажу своему отцу, как вы с нами обращались. А его отец — директор банка.
        Он стал поспешно разгребать ветки. Второй ему помогал, и даже третий присоединился к ним, потому что шуцман перестал кричать. А шуцман потому притих, что ему стало неспокойно: а может, и вправду отец этого мальчишки капитан, а того — директор банка? Тогда ему здорово достанется за грубость…
        — Отец сообщит начальнику полиции, как вы нас били!  — кричал Эвальд, лихорадочно раскидывая хворост.
        — Я вас не бил,  — пробурчал шуцман, понизив голос.
        — Где же наша форма?  — тревожно прошептал сын директора банка.
        Но шуцман услыхал его.
        — Ну, где же форма?  — спросил он погромче, но все еще осторожно: а вдруг из-под веток покажутся костюмчики?
        — Сейчас увидите!  — кричал Эвальд.  — Вот, вы видите, ботинки с чулками…
        — Да, но форма, где ваша форма?
        — Одну минуточку!  — откликнулся Эвальд. Теперь он шарил руками прямо по голой земле.
        — Ну, где же она?  — снова спросил шуцман, громко и нетерпеливо.
        — Сейчас, сейчас…  — бормотал Эвальд.  — Она же здесь была. Она должна здесь быть…
        И — шлеп!  — попал рукой во что-то мягкое. Когда он отдернул руку, она была зеленая до локтя, и на его голые ноги стекала жирная краска.
        — Ах вы, голодранцы!  — снова заорал полицейский.  — Так вы обманывать полицию?  — И он снова схватил Эвальда и директорского сынка за уши.
        — Но, право же, наши костюмы были здесь, господин шуцман!
        И все трое сделали последнюю отчаянную попытку найти костюмы там, где их уже не было. При этом они попали в ведерко и опрокинули его, так что у всех по рукам так и потекла жирная зеленая краска.
        — У нас украли костюмы!  — разревелись они и стали тереть глаза руками.
        Теперь у них и лица были зеленые. Толстые красные щеки Эвальда все были в пятнах. У пимфов был вид, совсем как у клоунов в цирке,  — да нет, еще смешнее. Они бы рады были убежать, но разве эти неженки могли бегать босиком по камням и колючкам?
        — Где вы живете?  — спросил шуцман.
        Эвальд ответил сквозь слезы.
        — Ну-ка, марш!  — скомандовал шуцман.  — Посмотрим, правду ли ты говоришь. А там потолкуем.
        Шуцман сложил записку Лотара и сунул в свой большой блокнот.
        — Мы только наденем ботинки и чулки,  — попросил Эвальд.  — Мы не привыкли босиком, тут очень колко.
        — Так вам и надо! Пойдете босиком. По крайней мере не убежите. Марш вперед!

        Подарок по дню рождения

        Мокрым мальчишкам ничего не оставалось, как взять ботинки с чулками в руки и шагать впереди шуцмана. Так и шли они в одних трусах, подскакивая на каждом камешке, на каждом сучке. Они все время плакали и терли кулаками глаза. Лица у них стали зеленые, зеленая краска стекала на шею, на грудь. Теперь их совсем не узнать было.
        Так и шли они в одних трусах…

        По шоссе шло уже много народу. При виде этого шествия все останавливались и начинали смеяться. Даже автомобили и те на секунду задерживались. Ребята со смехом и визгом бежали за зелеными пимфами. С гая собак неслась за ребятами. Вот это было шествие!
        Когда они вошли в город, даже из окон высовывались, чтобы на них поглядеть.
        Эвальд и его приятели все время хныкали и стыдились даже глаза поднять. Всё же они заметили, что им навстречу шагает отряд пимфов. Там были знакомые мальчики. Эвальд повернулся к шуцману:
        — Вот спросите, если не верите, у этих пимфов.
        Но спрашивать было не к чему. Пимфы хохотали, горланили, издевались над тройкой еще больше других: они не узнавали своих раскрашенных товарищей.
        Теперь уже шуцман окончательно уверился в том, что эти трое мальчишек — лгуны, он уверен был, что это они повесили на дерево листовку. Поэтому, когда они подходили к воротам, он так их толкнул в спины, что они прямо влетели во двор.
        Ого-го, что за крики встретили их появление! Двор был полон. Об этом уж постарались Лотар и Фриц со своими друзьями. Они сказали всем ребятам, что ровно в шесть часов начнется большая игра в футбол. Столько ребят еще никогда не собиралось! И когда вся тройка вместе с шуцманом ввалилась во двор, поднялся настоящий гогот. И Генрих, несмотря на свое несчастье, не мог удержаться от веселого смеха. Вольфи на радостях лаял и выделывал всякие штуки.
        — Да это же Эвальд!  — вдруг воскликнул Фриц, будто только что узнал его.
        — Эвальд фон-Паннвиц!  — закричали все и стали еще сильней хохотать.
        Но когда шуцман услышал эту фамилию, он перепугался. Значит, мальчишки не лгали: и вправду отец у одного — капитан, у другого — директор банка. И пока зеленые пимфы в трусиках, плача, полные стыда и злобы, протискивались через толпу детей, шуцман повернулся и исчез со двора.
        Тем временем в большой квартире господина капитана фон-Паннвица собрались уже гости. В столовой было накрыто на двадцать персон. Приготовлено было кофе, большущий торт, миндальное печенье и фрукты. Посреди стола стоял большой букет, а из букета торчал фашистский флажок. Гости сидели уже за столом. Было много офицеров. Даже два генерала. Было два директора банков. Три фабриканта. Богатые купцы. Жены их были разряжены в пух и в прах. У дальнего конца стола сидел господин капитан фон-Паннвиц со своей женой. Пуговицы у него блестели, и ордена блестели, и стекла очков тоже блестели.
        И вот поднялась госпожа капитанша. Высокая и толстая. Когда она поднялась, стол закачался и вся комната немного закачалась.
        — Господа!  — сказала она громким мужским голосом.  — Мы начинаем празднество… Эвальд, выходи!
        Все поглядели на дверь. Но никто не вошел. А было так рассчитано, что Эвальд ждет в боковой комнате, пока его не позовут. Тогда он должен отворить дверь, войти, отдать военный салют и сказать стихотворение. Правда, госпожа фон-Паннвиц еще с полчаса назад искала своего сынка повсюду — и не нашла. Она не сомневалась, что, когда настанет время, Эвальд окажется за дверью, как ему было приказано: он был достаточно приучен к дисциплине… Итак, все поглядели на дверь, но дверь не открывалась.
        — Эвальд, входи!  — еще громче крикнула госпожа Паннвиц.
        Дверь не шелохнулась.
        У двери стояла с граммофоном кухарка, фрейлен Минна. Когда Эвальд кончит стихотворение, ей велено было пустить граммофон. Но так как дверь не открылась и во второй раз, фрейлен Минна решительно схватилась за дверную ручку и распахнула дверь.
        Раздался страшный крик. Это кричала зычным басом госпожа фон-Паннвиц. Она колотила руками о стол и гремела:
        — Э-э-э-вальд!
        От удара цветочная ваза с флажком опрокинулась. Из вазы потекла вода. Дамы с визгом повскакали с мест, чтобы не потекло на туалеты. При этом было опрокинуто несколько чашек с кофе.
        — Э-э-э-вальд!  — закричал и капитан фон-Паннвиц, вскочив из-за стола.
        Все гости уже поднялись, в комнате стоял шум и смех.
        Что же случилось?
        В дверях, раскрытых фрейлен Минной, стоял Эвальд в одних трусиках, сверху донизу измазанный зеленой краской.
        Стоял и отчаянно ревел.
        Госпожа фон-Паннвиц бросилась к Эвальду через всю толпу гостей. И раздалась такая пощечина, что ее слышно было в открытое окно даже на улице.
        Фрейлен Минна со страху дернула граммофон, и раздался фашистский гимн.
        В этот миг открылась другая дверь. Дворник принес пакет. Какой-то чужой мальчик передал пакет для Эвальда Паннвица. Господин капитан развернул; там лежал форменный костюм Эвальда. К блузе был приколот листок. На листке было написано: «Рот фронт!»

        Генрих строит тайник

        Когда Генрих вернулся вечером домой, дверь была заперта. Мать, верно, ушла на работу. Но мальчик знал, где ключ: когда уходили, его клали под маленький половичок у порога.
        Генрих вошел в темную комнату, и ему стало страшно. Раньше он часто оставался один — и никогда не боялся. Но теперь отца уже нет… а может быть, и мать не вернется?
        Однако Генрих не зажег света. Они всегда экономили электричество. А сейчас довольно еще было света с улицы. Он уселся с Вольфи на скамью и стал дожидаться матери.
        Снизу доносились звонки трамваев и гудки автомобилей. По темным стенам бегали огни. Генрих обнял Вольфи за шею.
        «Все-таки был замечательный день!» подумал он. Как много всего было! Хильда Штарк приходила к нему. А Фриц дал ему стеклянный шарик.
        Генрих вынул из кармана шарик и подержал против света, падавшего из окна. Какой красивый! Теперь он был еще красивей. Там, в шарике, был целый мир. Цветные полоски — это были цветы, и деревья, и реки, бегущие змейками. Генрих покатил шарик по скамье. Вольфи понюхал шарик и взял в рот. Видно было, что шарик и ему очень понравился.
        — Смотри, Вольфи, не проглоти. Если он тебе нравится, пускай он будет наш общий. Твой шарик и мой. Только у тебя нет кармана, Вольфи; так пусть он будет у меня. Хорошо?
        Генрих продолжал вспоминать… И Лотар к нему пришел. Теперь у него новые друзья. Сегодня он узнал, кто его враги; сегодня же он узнал, и кто его друзья. А славную штуку разыграли они с пимфами! Как они вошли во двор — в трусиках, перемазанные зеленой краской! Генрих не мог удержаться от смеха.
        Вдруг он умолк. Сердце у него сильно забилось. Как это он мог забыть такое важное, самое-самое важное! То, что сказал ему Лотар: «Из тюрьмы тоже убегают». Отец убежит, непременно убежит из тюрьмы…
        И тут же Генрих представил себе: поздняя ночь, отец тихонько стучится в дверь.
        «А если его никто не услышит? Ну нет, у Вольфи отличный слух! Уж он-то услышит и разбудит нас».
        — Вольфи,  — обернулся Генрих к собаке,  — смотри, не спи крепко. Если мы сразу не впустим отца, куда ж он пойдет среди ночи? Он ведь из тюрьмы убежит, понимаешь? Полиция за ним погонится, будет искать, придет сюда… Нужно его хорошенько спрятать.
        Но куда? Под кроватью его сразу найдут. В шкаф? Откроют шкаф — и увидят! Комнатка такая маленькая,  — ни одного местечка, где бы спрятаться! А если отец убежит сегодня ночью? Может быть, он уже бежит по улице и сейчас будет здесь?
        Генрих так взволновался, что не мог усидеть на скамье. Он подошел к окну и выглянул на улицу. Внизу звенели трамваи, гудели автомобили. Проехала мотоциклетка с двумя полицейскими. Может, они как раз и гонятся за отцом? А то зачем бы им так быстро мчаться?
        Генрих беспокойно оглядывал комнату: нужно, обязательно нужно найти тайник для отца! Взгляд его остановился на платяном шкафу. Нельзя ли что-нибудь придумать со шкафом? Шкаф стоит вплотную к стене. Там и пальца не просунешь.
        «Но… но… задняя стенка шатается,  — думал Генрих,  — шкаф весь рассохся. Можно вдвинуть доски в шкаф поближе к дверцам. Шкаф тогда станет теснее. Но когда там висит одежда, этого не заметишь. И тогда между шкафом и стенкой получится пустое место. Туда не то что палец, целого человека спрячешь. Ведь тогда получится шкаф из двух частей. В передней половине будет висеть одежда, а в задней, у стены, будет стоять человек. А отсюда, спереди, никто не увидит: стенки шкафа доходят до самой стены, и все будут думать, что и задняя стенка шкафа совсем прижата к стене».
        Генрих подбежал к шкафу. Он хотел сейчас же попробовать. Нужно же отцу иметь где спрятаться. Непременно!
        Для такого малыша очень трудно было отодвинуть шкаф, хоть он и был почти пустой. Но Генрих собрал все силы — и тянул, тянул: а вдруг отец вернется сегодня ночью?
        Наконец ему это удалось. Он забрался за шкаф и осторожно стал вдвигать задние доски. И правда, они глубже и глубже входили в шкаф. Скоро Генриху можно уже было спрятаться позади. Одежда так и осталась висеть в передней половине. Теперь, если придвинуть шкаф к стене, никто и не заметит, что сзади кто-то спрятался.
        Генрих от радости обнял и поцеловал Вольфи. Потом он решил попробовать, хороший ли получился тайник. Он упрятал в тайник Вольфи, придвинул шкаф к стене — и захлопал в ладоши. Вот теперь чудесно: Вольфи совсем не видать!
        Но Вольфи не понравилось в тайнике. Наверное, он не понял, какая это важная штука. Из задней половины шкафа сейчас же раздался тихий визг. Он становился все громче и превратился в жалобный вой в ту самую минуту, когда матушка Кламм вернулась с работы.
        — Что случилось?  — спросила она.  — Почему Вольфи плачет? Да где он? Почему я его не вижу?
        Она удивленно оглядывалась по сторонам.
        — А ну, поищи!  — воскликнул Генрих. Его лицо сияло гордостью.  — Ищи, ищи!
        Матушка Кламм открыла шкаф: ведь оттуда слышался визг. Но собаки там не было. Она заглянула за шкаф, но он был придвинут к стене — для собаки там не было места.
        — Что это ты выдумал?  — спросила она изумленно.  — Где собака?

        — Где собака?  — спросила матушка Кламм.

        Генрих засмеялся и опять захлопал в ладоши.
        — Отодвинь шкаф от стены!  — воскликнул он.
        Матушка Кламм отодвинула шкаф, и Вольфи выскочил, очень довольный, а Генрих сам забрался в свой тайник и сказал:
        — Когда отец убежит из тюрьмы и придет домой, он тут и спрячется.
        Матушка Кламм крепко расцеловала Генриха.
        — Ах ты мой умница, мой хороший малыш!  — нежно сказала она.
        В эту ночь Генрих часто просыпался в страхе. Ему все время слышались чьи-то шаги. Не отец ли идет? Но Вольфи спокойно спал,  — а если бы кто-нибудь вошел, он бы непременно проснулся.

        Беглец

        На другое утро, едва открыв глаза, Генрих в одной рубашке побежал к тайнику. Нужно было посмотреть, все ли там в порядке.
        Когда Вольфи увидел, что Генрих отодвигает шкаф, он бросился в другой угол: Вольфи боялся, как бы его снова не запрятали в тайник.
        Матушка Кламм уже ушла на работу. Генрих и Вольфи остались одни до позднего вечера. Перед уходом мать успела сварить суп; он стоял на плите.
        Генрих не пошел во двор. Он все думал, как бы получше устроить тайник. «А может быть,  — думал он,  — отцу долго придется сидеть в тайнике? Что он будет есть, когда проголодается? Нужно набрать съестного». Генрих взял сегодняшнюю порцию хлеба и четыре ореха, что остались у него со вчерашнего дня. Но ведь хлеб не положишь прямо на дно шкафа.
        Генрих стал искать какую-нибудь корзинку или ящичек. Но он ничего не нашел, кроме отцовского ящика с инструментами. Вот и хорошо. Отец будет доволен, когда увидит в тайнике свой рабочий ящик, а там — с молотком, стамеской, клещами и пилкой — хлеб, да орехи, да яблоки. И Генрих, довольный, поставил рабочий ящик в тайник.
        А может быть, ночью отец зазябнет? Когда его уводили, он не взял с собой ничего теплого. Генрих перевесил отцовскую кожаную куртку из передней части шкафа в заднюю, в тайник.
        В это время с чердака послышались голоса. Вы помните, рядом с комнатой Кламмов был чердак для белья. Он отделялся от комнаты тонкой дощатой перегородкой. И шкаф стоял как раз у этой перегородки. Поэтому Генрих бросил работать, пока с чердака не уйдут,  — а то еще могут услышать или в щелку увидеть. А про тайник не должен был знать никто, никто. Даже Хильде Штарк он не скажет.
        И Генрих придвинул шкаф к стене. Вдруг на улице раздался крик. Вольфи заворчал и побежал к окну. Генрих за ним: он тоже хотел знать, что там внизу.
        На улице стояла длинная очередь безработных: против дома было бюро по выдаче пособий. Генрих часто видал эти очереди и слыхал, как безработные сердятся и шумят. Но такого крика он еще никогда не слышал. Что-то там случилось.
        Вот безработные машут кулаками. Вот двое полицейских пробиваются в толпе. Они кого-то хотят арестовать. Но безработные сбились еще тесней. Полицейские свистят. Они колотят безработных резиновыми дубинками. У одного полицейского вырывают дубинку.
        — Хлеба и свободы!  — доносится снизу.
        А один парень звонко кричит:
        — Долой фашизм!
        Брррр!  — рычит большой полицейский автомобиль на углу. Быстро, как молния, налетает, он на безработных. Вмиг с него соскакивают два десятка полицейских. Двадцать резиновых дубинок взвиваются в воздух и со свистом опускаются на головы безработных.
        Вольфи лает и скалит зубы, положив передние лапы на подоконник. Генрих яростно бьет кулаком по подоконнику. А внизу — дикая суматоха.
        У безработных нет никакого оружия. Им нечем защищаться. Они бегут. Многие кидаются к воротам домов. Но вот одни ворота запираются у них на глазах. Другие, третьи… Их не впускают. Куда же им бежать?
        Генрих видит стройного парня, который так громко кричал. Парень перебегает улицу наискосок — и прямо к ним в ворота. За ним гонятся двое полицейских.
        Генрих отскакивает от окна и бежит к двери. Он прислушивается. Куда побежит этот парень? У них во дворе нет ни одного местечка, где бы можно было спрятаться. Ему придется вбежать на лестницу. А может быть, он уже близко?
        Генрих приоткрыл дверь. Рука его дрожала. Он хотел открыть дверь чуть-чуть, чтобы только взглянуть. Но Вольфи сунул морду в щель и протиснул всю голову.
        Кто-то бежал по лестнице.
        На третьем этаже шаги затихли.
        — Пустите же на минутку!  — услышал Генрих звучный голос.  — Если они меня настигнут, то забьют насмерть.
        Противный хриплый голос отвечал:
        — Очень жаль, но мы никак не можем.
        Слышно было, как захлопнулась дверь. Шаги раздались уже выше. На четвертом этаже они снова затихли. Стук в дверь. Никто не открывает. А в нижнем этаже гудят уже голоса полицейских:
        — Не иначе, как этот мошенник побежал наверх.
        — Ну, теперь он от нас не уйдет,  — ответил другой.
        И тяжелые сапоги затопали по лестнице.
        Тут Генрих не мог сдержаться. Он распахнул дверь. Вольфи завилял хвостом: он понял, что Генрих ждет кого-то. А парень был уже здесь, тот самый: стройный парень с красивым звонким голосом. Ему было лет шестнадцать-семнадцать. С его разгоряченного лица катился пот, но он приветливо улыбался:
        — Здравствуй, малыш! А я к вам как раз в гости…
        Генрих знал, что это сказано так, нарочно. Он не ответил, но еще шире распахнул дверь. Потом быстро закрыл ее за беглецом. Топот полицейских приближался. Вольфи заворчал.
        — Тсс!  — сказал ему Генрих.
        Парень приложил палец ко рту и прислушался.
        Пыхтение и сопение бегущих людей слышны были уже у самой двери.
        — Ну, где же этот плут?  — спросил один.
        — Тут чердак,  — ответил другой.
        — Но он заперт. Наверное, вбежал в какую-нибудь квартиру.
        Генрих и беглец переглянулись.
        — Я слышал,  — снова заговорил второй полицейский,  — когда мы были внизу, на третьем этаже открылась дверь. Пойдем-ка узнаем, кто это прячет у себя коммунистов.
        Полицейские затопали вниз.
        — Ну, дружок,  — сказал парень с улыбкой,  — пока удачно. Но так это не пройдет. Они обыщут квартиры и, конечно, вернутся сюда. Тут нельзя выйти на крышу? Или на чердак?
        Отвечать не пришлось: парень быстро оглядел всю комнату. Он посмотрел в окно и внимательно осмотрел стены. Потом тихонько свистнул и сказал:
        — Сущая мышеловка! Отсюда не выберешься. И спрятаться у вас негде. Я уж вижу. Давай-ка присядем и будем дожидаться фараонов. Когда тебя спросят, говори, что ты меня не хотел впускать. Понятно? Что я ворвался силой. Мне уж все равно. И так и так — тюрьма.
        Генрих все еще не мог промолвить ни слова. Он молча смотрел на опрятного приветливого парня. У него были спутанные белокурые локоны, падавшие на лоб.
        У Генриха сердце сжалось. Он-то знал, что в этой комнате можно отлично спрятаться! Но он устраивал тайник для отца. А если он отдаст его чужому парню, а отец убежит и вернется домой и ему негде будет укрыться? Как же быть? Открыть тайник? Отдать его другому? Генрих молчал.
        Вольфи прыгнул на парня передними лапами, словно на старого знакомого.
        Парень погладил Вольфи по голове.
        — Ты — славный пес,  — сказал он.  — Здесь, кажется, живут хорошие товарищи. Кто твой отец, малыш?

        — Кто твой отец, малыш?

        — Безработный,  — ответил Генрих едва слышно.
        — А… а где же он теперь?
        Генрих сильно покраснел и отвернулся.
        — Что ты? Что же ты так покраснел? С ним что-нибудь случилось? Не схватила ли его тоже полиция?
        Слезы выступили у Генриха на глазах.
        Парень привлек его к себе и провел рукой по его волосам.
        — Не вешай головы, малыш,  — сказал он ласково.  — Гордись своим отцом. Со многими из нас бывает то же. А мы не поддаемся, потому что держимся все вместе, понятно? Как ты мне хотел помочь, так и твоему отцу кто-нибудь поможет.
        При этих словах Генриху вдруг все стало ясно. Как он помогает белокурому парню, так и его отцу помогут. Но ведь он ничем не помог. Он не показал тайника. Полиция найдет парня и схватит…
        — В этой комнате можно спрятаться,  — негромко сказал Генрих.
        — Не думаю,  — с печальной улыбкой покачал головой парень.
        — Я устроил для отца хороший тайник. Вон тут… Помогите мне отодвинуть шкаф.
        — Это замечательно!  — воскликнул парень, увидев тайник.  — Ты чудесный малый. Сейчас заберусь. Пока это местечко понадобится твоему отцу, меня тут давно не будет. А что это в коробке?
        — Инструменты и орехи.
        — Теперь придвинем шкаф поскорей к стене. Кто живет по соседству?
        — Там чердак для белья.
        — Ага! Одна тонкая перегородка. Ну-ка, толкай покрепче, малый.
        Генрих нажал плечом на шкаф и толкал изо всех сил. Но шкаф стал тяжелый, и у Генриха нехватало сил.
        — Что, не выходит?  — спросил белокурый.  — Постой-ка!
        Он вцепился обеими руками в перегородку и подтянулся к ней вместе со шкафом. Генрих помогал ему.
        — Вот так… Большое тебе спасибо, малыш,  — послышалось из шкафа.  — Теперь послушай: уходи-ка лучше. Пока полиция возится в доме, лучше, чтобы в комнате никого не было. Ты можешь потом сказать, что тебя не было дома и, значит, ты никого не мог впустить.
        — Ладно,  — ответил Генрих,  — но Вольфи я оставлю тут.
        — А если собака не пустит полицейских в комнату? Это будет подозрительно.
        — Вольфи не шелохнется, если они не тронут шкафа. Так я ему прикажу. Вольфи — умный, дрессированный пес.
        — Ну, тогда хорошо,  — раздался голос из шкафа.  — Как тебя звать, малыш?
        — Генрих Кламм.
        — Ты дельный малый. Мне бы еще хотелось поговорить с тобой. Приходи завтра к половине десятого на Мюнхенерштрассе, номер двадцать один. Я тебя буду ждать. Только никому не говори. А теперь уходи.
        — Ухожу,  — сказал Генрих, взял собаку за ошейник и скомандовал: — Вольфи, на место!
        Вольфи сразу улегся на коврик возле скамьи, вытянул морду между передними лапами и посматривал на Генриха своими блестящими глазами.
        — Смотри же, Вольфи, никому не давай двигать шкаф,  — сказал ему Генрих.
        Вольфи наморщил лоб с черным пятном над глазом. Он, видно, понимал, какое важное поручение ему дается.
        Генрих быстро вышел из комнаты, запер дверь и спрятал ключ под половичок. Затем спустился во двор.
        Когда он был уже почти внизу, он услышал, как полицейские выходят из квартиры и хриплый голос говорит:
        — Нет! Только не у меня. Я бы никогда не впустила коммуниста в квартиру. Боже упаси! Но я видела, как он вбежал на пятый этаж и там и остался. Наверное, он спрятался на чердаке.
        — Чердак заперт на замок, мы уже смотрели,  — злобно проворчал один из полицейских.
        — Но там есть еще и квартира. Больше он никуда не мог деваться.
        — Посмотрим,  — снова пробурчал шуцман, и они пошли снова наверх.
        Генрих должен был скрыть свой испуг. Он притворился, что его нисколько не интересует, куда идут полицейские. Но он остался на лестнице и стал — для виду — играть своим стеклянным шариком. Он скатывал его со ступенек и снова ловил, но в то же время напряженно слушал, что творится наверху.
        Полицейские постучались в комнату Кламмов и закричали:
        — Откройте! Полиция!
        Но им никто не открыл, и они сами вскрыли замок отмычкой. Все это произошло очень быстро. Затем они вошли в комнату.
        Генрих затаил дыхание. Шарик едва не укатился совсем, потому что Генрих забыл о нем. Но вскоре полицейские вышли на лестницу.
        — Никого нет!  — с досадой воскликнул один из них.
        Генрих весело улыбнулся и побежал за шариком, который укатился уже к самому крыльцу. Потом он вышел во двор и прошелся к воротам. Он хотел обождать у ворот, пока полицейские не уйдут. А потом он вернется домой.
        Но полицейские не шли. Все получилось не так, как думал Генрих. В жизни Генриха Кламма случилось второе большое несчастье.

        Геройская смерть Вольфи

        Полицейские совсем уже собирались уходить. Но в это время открылась дверь. Оттуда выглянула безобразная старуха и прошептала:
        — Не уходите. Он там, в квартире. Я сама видела, как он вошел. Поищите лучше.
        И она быстро притворила дверь.
        Полицейские переглянулись.
        — Хитрая собака!  — воскликнул один.
        — Пойдем,  — со злобой сказал другой.  — Теперь он наш.
        И они в третий раз затопали по лестнице наверх.
        Когда полицейские в первый раз вошли в комнату, Вольфи заворчал и оскалил зубы. Но он не двинулся с коврика: ему ведь строго было запрещено шевелиться. А Вольфи был дрессированный пес. Даже когда полицейские заглянули в шкаф, Вольфи сердито залаял, но не сошел с места.
        — Держи-ка эту тварь,  — сказал один полицейский,  — чтобы не укусила.
        — Да это же трусливая дворняжка,  — ответил второй.  — Ты видишь, она и подойти боится. Она не посмеет кусаться.
        Они еще не знали, что за пес был Вольфи.
        Когда полицейские явились во второй раз, Вольфи все так же лежал на месте и только заворчал и оскалил зубы. Но не шевельнулся. Он лишь водил своими блестящими желтыми глазами, следя за непрошенными гостями.
        — Чорт возьми, где же тут мог спрятаться этот бродяга?  — спросил первый полицейский.  — Разве в шкафу — больше тут негде. Но в шкафу мы уже смотрели.
        — Придется осмотреть стены,  — сказал второй.  — Может быть, здесь есть потайная дверь.
        И полицейские стали ощупывать и выстукивать стены. Вольфи следил за ними, сердито ворча: он чуял беду. Все его тело напряглось и стало дрожать,  — так трудно ему было сдерживаться.
        С одной стеной было покончено: комната была небольшая. Полицейские перешли к стене, у которой стоял платяной шкаф.
        — Отодвинь-ка шкаф,  — сказал один,  — посмотрим, что там за стенка.
        Другой взялся за шкаф, но не успел его двинуть… гоп! Короткое, злобное ворчанье — и Вольфи одним прыжком очутился у него на груди и схватил его за горло.
        Второй полицейский схватил Вольфи за ошейник.

        Полицейский вскрикнул и повалился, как сноп. Второй полицейский схватил Вольфи за ошейник и дернул. Но в ту же секунду Вольфи так укусил его за руку, что брызнула кровь и хрустнули кости. Второй полицейский взревел от боли и отпустил Вольфи. Он быстро протянул руку к револьверу. Но Вольфи еще быстрее прыгнул на него и тоже опрокинул на спину. Тут приподнялся первый и хотел вытащить револьвер. Но острые зубы Вольфи тотчас же вонзились ему в руку.
        Завязалась борьба не на жизнь, а на смерть. Вольфи бешено кусал и царапал. Полицейские лежали на полу, у обоих руки, лицо и шея были в крови. Они были крепкие люди и колотили Вольфи во-всю. Человека они давно бы убили такими ударами, но Вольфи как будто не чувствовал ударов. Полицейские рычали, как звери. Вольфи тихо, но грозно ворчал. Глаза его метали зеленые искры…
        Полицейские убежали бы, если бы могли. Но они и подняться были не в силах. К тому же они боялись обернуться спиной к рассвирепевшему псу.
        Крики полицейских слышны были, конечно, по всей лестнице.
        Из квартир выбежали жильцы. Все собрались у чердака.
        — Надо же помочь полицейским,  — слышны были голоса. Но никто не смел войти в комнату, откуда доносился шум борьбы.
        Как раз в это время возвращался домой отец Фрица Лампе, шофер. Он жил на четвертом этаже, под Кламмами. Все знали, что он большой силач.
        — Господин Лампе,  — закричал кто-то противным хриплым голосом,  — идите скорей на помощь! Волкодав рвет полицейских.
        — Быть не может!  — сказал Лампе.  — Двое вооруженных — и не могут справиться? Не иначе, как собака бешеная.
        — Бешеная, бешеная! Боже, спаси нас!  — начали кричать все и пустились вниз по лестнице.
        А шофер Лампе тихонько улыбнулся и сказал про себя: «Браво, Вольфи! Задай-ка им перцу! Дам тебе за это целую колбасу».
        А в комнате шла отчаянная борьба. Все уже было перевернуто вверх дном. Стол, стулья, скамья, разбитая посуда — все лежало на полу, залитом кровью полицейских и собаки. Вольфи истекал кровью. Одно ухо его было наполовину оторвано. Из левого глаза текла кровь. Но он словно ничего не замечал. Он кусал и царапал с такой яростью, будто и вправду взбесился. Но и полицейские дрались из последних сил, и три тела катались по полу — то одно наверху, то другое.
        Тут один из полицейских услышал шум за шкафом: там затрещали доски. «Ага,  — подумал он,  — вот где этот негодяй!» Но пойти и посмотреть, что там, он никак не мог. Ему приходилось руками и ногами отбиваться от собаки. И к тому же он потерял столько крови, что совсем ослабел. Он уж думал, что смерть его пришла. В это время показался третий шуцман. Его вызвали с улицы. Здесь, во флигеле, где жила одна беднота, не нашлось никого, кто бы пришел на помощь полицейским.
        Третий шуцман держал револьвер наготове. Но не так-то легко было прицелиться в собаку: попрежнему все три тела катались по полу, так что легко было промахнуться.
        Наконец раздался выстрел. Вольфи еще раз подскочил в воздух — и вытянулся на окровавленном полу.
        Но и враги его лежали без движения. У них уже не было сил подняться. Один из них показал рукой на шкаф.
        — За шкафом,  — прохрипел он.  — Скорей! Этот мерзавец там.
        Третий шуцман подскочил к шкафу, рывком отодвинул его от стены, сунул револьвер за шкаф и заорал:
        — Руки вверх!
        Никто не отозвался. Тогда он набрался духу и заглянул за шкаф. Он увидел тайник, устроенный Генрихом для отца. Но там никого не было. Стоял лишь открытый ящик с инструментами, а рядом лежала стамеска. И больше ничего. А в стенке, отделявшей комнату от чердака, выломаны были две доски.
        — Дело ясное,  — проворчал он: — пока вы дрались с этой проклятой тварью, мошенник успел пробить стену. У него и инструмент был. Теперь он за тридевять земель.

        Генрих находит убитого друга

        А Генрих стоял и ждал на улице, у ворот. Он был в прекрасном настроении. «Все неприятности кончились,  — думал он.  — Полицейские ведь ничего не нашли. Но почему же они не уходят? Что они делают в доме так долго? Может быть, они обыскивают и другие квартиры? Пускай себе,  — ухмылялся Генрих.  — Вот глупые шуцманы!»
        Так он стоял и внимательно следил за воротами. Вдруг он заметил, что из дома выбежал человек и сейчас же вернулся с новым, третьим полицейским. Генрих хотел подсмотреть, куда они направляются, но тут на него наскочил какой-то прохожий. Генрих обернулся и узнал сначала отцовскую куртку.
        Он поднял голову: это был стройный белокурый парень.
        Беглец не остановился. Он только быстро, как бы случайно, погладил Генриха и даже не взглянул на него. При этом он слегка улыбнулся и едва заметно кивнул головой. И тут же исчез за углом.
        Генрих смотрел ему вслед с удивлением. Как это он выбрался из дома? Из ворот он не выходил: Генрих все время смотрел в ту сторону. Но как же? Чтобы выйти из дома, непременно нужно было спуститься по лестнице, пройти через двор и подъезд.
        Генрих задумался. Но сколько он ни ломал себе голову, он так и не мог разгадать загадку. «Пойду домой, посмотрю, что там», подумал он.
        Но он не успел: откуда ни возьмись, подлетела карета скорой помощи. Два санитара с носилками быстро вошли в дом. Стали собираться любопытные. Да и Генриху тоже хотелось посмотреть, что там произошло.
        — Верно, опять кто-нибудь покончил с собою,  — сказала вполголоса женщина с кошелкой в руке.
        — Ничего нет удивительного в наше время,  — ответила, тоже вполголоса, женщина с ребенком на руках.  — На нашей улице почти каждую неделю кто-нибудь кончает с собой, потому что ему жизнь надоела.
        — Дорогу!  — крикнули в воротах. Санитары возвращались с носилками.
        Любопытные раздались вправо и влево. Но Генрих был так мал, что пробрался вперед. Санитары прошли совсем близко от него.
        Как же он удивился: на носилках лежал полицейский! Руки и лицо его были так обмотаны бинтами, что их почти не видать было. Все же Генрих его узнал. Узнал он и другого полицейского, который шел позади, опираясь на двух людей. Он тоже был весь в перевязках; сквозь белую марлю сочилась кровь.
        — Что это значит?  — взволнованно спрашивали люди.
        — Смотрите-ка,  — тихонько проговорила женщина с кошелкой,  — полицейских избили в кровь.
        — Ничего удивительного в наше время,  — так же тихо отозвалась женщина с ребенком.
        — Это работа коммунистов,  — шепнула еще одна.
        — Вздор!  — сказал мужчина.  — Это собака их так отделала.
        — Ну и сильный же пес!  — заметил другой.
        У Генриха помутилось в глазах. Что же там было, в квартире? Он пустился со всех ног через двор — и наверх.
        Дверь была настежь. Порог залит кровью. В комнате тишина.
        — Вольфи!  — позвал Генрих.
        Ни звука в ответ.
        У Генриха что-то замерло в груди. Он вошел в комнату. Перед ним лежал его лучший друг, Вольфи. Тело его было вытянуто на полу, среди опрокинутой мебели и осколков стекла. Черное пятно над глазом покраснело от крови. А на лбу собрались глубокие складки, словно он думал: «А что же будет с Генрихом? Кто будет его защищать?»
        — Вольфи!  — снова тихонько позвал Генрих.
        Вольфи не поднял головы и не завилял хвостом.
        Генрих осторожно обошел его кругом. Вольфи уже не дышал.
        Генрих еще никогда не видел мертвых. Раньше он думал, что это страшно — остаться одному с мертвецом. Но вот он один с мертвым Вольфи — и не боится. Только сердцу больно. Очень больно. Он чувствовал, что случилось что-то большое — и ему тоже нужно сделать что-то большое и важное.
        Генрих посмотрел кругом. Вечером вернется мать. Разве хорошо, если будет такой беспорядок?
        Генрих расставил все по местам. Потом взял щетку и смел разбитое стекло в уголок. Затем принес тряпку, намочил под краном, вымыл пол. Точь-в-точь, как делала мать. Генрих привык к тому, что в комнате всегда была чистота и порядок.
        Он убирал и думал: «Матери и так будет жалко, что Вольфи умер,  — пусть хоть не сердится, что в комнате беспорядок».
        Скоро все было убрано. Только Вольфи остался на месте. До сих пор Генрих не решался к нему прикоснуться.
        Сначала он вымыл пол вокруг собаки, потом осмотрелся в комнате. Чем же обмыть Вольфи голову?
        — Мне для тебя не жалко полотенца, Вольфи,  — сказал Генрих.
        Он смочил свое полотенце в воде и уселся рядом с Вольфи. Осторожно, нежно поднял он ему голову, как будто собаке могло быть больно, и старательно смыл все пятна. Потом поцеловал своего друга в наморщенный лоб и положил его голову к себе на колени. И только теперь, когда уже нечего было делать, Генрих заплакал. Он плакал беззвучно, и слезы катились у него по щекам.
        Медленно отворилась дверь, и в комнату вошел Фриц Лампе. Лицо ею было печально. Не говоря ни слова, он присел на корточки рядом с Генрихом. И он тоже гладил мертвого Вольфи. И у него тоже катились слезы из глаз. Так они оба сидели, съежившись над телом собаки, и молча плакали.
        Наконец Фриц заговорил:
        — Ты можешь гордиться своим Вольфи. Настоящий герой! Как он здорово дрался с фашистами! Он бы их загрыз, если бы третий не пришел. Какая собака!
        — Он спас коммуниста,  — прошептал Генрих.
        — Да что ты!  — воскликнул Фриц, изумленный: он ведь ничего не знал. Но расспросить он не мог, потому что вошел дворник.
        — Сейчас же убрать вон эту падаль!  — грубо закричал дворник.  — Понятно? Сейчас же в мусорную яму. Скоро приедет мусорщик с повозкой. Раз, два — понятно?
        Он вышел и так хлопнул дверью, что она затрещала.
        Оба мальчика молча смотрели на него глазами, мокрыми от слез. После его ухода они так же молча переглянулись. Генрих обхватил шею Вольфи и прижался к нему.
        — Нет!  — крикнул он.  — Не брошу на свалку! Вольфи — не падаль! Не брошу на свалку!
        Только теперь Генрих заплакал навзрыд — только теперь, когда мертвого Вольфи хотели забрать от него. Он крепко держал его и горько всхлипывал.
        Фриц погладил Генриха по голове и сказал:
        — Мы его не отдадим, Генрих. Не беспокойся, малыш.
        Он утер слезы и поднялся.
        — Побудь здесь, Генрих. Жди спокойно, не бойся этого глупого дворника. Я поговорю с Лотаром. Скоро вернусь.
        Фриц ушел. Но скоро он вернулся с Лотаром. Они принесли с собой большой мешок.
        — Послушай, Генрих,  — сказал Фриц: — твоего Вольфи нужно похоронить с честью, он это заслужил. Но это можно сделать только вечером, в лесу. А чтобы дворник не сделал какого-нибудь свинства, мы сейчас заберем Вольфи и спрячем в роще, под кучей хвороста. А вечером пойдем туда и устроим ему настоящие похороны.
        — Ему нужно памятник поставить,  — всхлипывал Генрих.
        — Непременно поставим,  — серьезно ответил Лотар.
        Они упрятали Вольфи в мешок, и Фриц сказал:
        — Генрих, иди посмотри, нет ли кого на лестнице. Никто не должен знать, что мы уносим Вольфи.
        Когда большие мальчики остались одни, Фриц сказал:
        — Эти похороны — отличный предлог, чтобы собрать ребят, наших товарищей.
        — Придут и те, которые даже не знали Вольфи,  — все придут, кто против пимфов. Вот мы и увидим, кто с нами.
        Скоро вернулся Генрих и сказал, что дорога свободна.
        Тогда Лотар и Фриц подняли мешок и понесли вдвоем: Вольфи был большой и тяжелый. Внизу, у дверей, они выждали минутку, когда во дворе никого не было, и быстро пробежали с мешком. Они думали, что их никто не заметил. Но если бы они взглянули вверх, то увидали бы, что в квартире Паннвица кто-то стоит у окна за занавеской и следит за ними.
        На улице их уже ждала Хильда Штарк. Фриц выслал ее вперед, чтобы посмотреть, не стоит ли дворник у ворот. Хильда сообщила, что путь свободен, и опять побежала вперед на разведку.
        До рощицы все шло хорошо. Пришлось только несколько раз опускать мешок наземь и отдыхать. Генрих хотел помочь, но ему не давали. Тогда он хоть руку положил на мешок. Так они дошли до шоссе. Тут прибежала Хильда с вестью, что у зеленого забора стоит шуцман.
        — Ничего,  — сказал Фриц.  — Мы можем обогнуть и пройти в еловую рощу через мостик.
        Так они добрались до еловой рощи и остановились в ложбинке, где земля была покрыта хворостом.
        — Здесь мы его и спрячем пока,  — сказал Фриц.
        Он положил мешок и прикрыл его ветками.
        — Это не настоящие похороны,  — успокоил Лотар Генриха.  — Когда немного стемнеет, мы заберем Вольфи отсюда. Мы выберем ему самое лучшее место.
        Но только они собрались уходить, как увидели Хильду.
        Пока мальчики прятали Вольфи, она стояла на посту. Теперь она мчалась к ним и на ходу делала какие-то знаки руками.
        — Что там такое?  — шопотом спросил у нее Фриц.  — Кого ты увидала?
        — Никого не видала,  — прошептала она.  — Ветки захрустели. Там, за деревьями. Может, там кто-нибудь стоит?
        — Посмотрим,  — сказал Фриц и пошел в ту сторону.
        Руки у него были в карманах, но сжаты в кулаки. Может быть, там кто-нибудь стоит, кого нужно пугнуть? Но за деревьями никого не было.
        — Пошли,  — сказал он.  — Пока светло, поищем место для могилы.
        И они двинулись дальше.
        Только Хильда все время оборачивалась и вглядывалась в чащу деревьев. Она была неспокойна. И Хильда была права.
        Скоро они вышли к реке по другую сторону рощи. В этом месте берег был высокий. К воде почти отвесно спускались холмы, поросшие высокими красивыми елями.
        По ту сторону реки расстилались поля и луга — далеко, до самого горизонта. Широкий-широкий вид открывался с холма, на котором стояли ребята.
        Глубоко внизу шумела река; над их головами шелестел ветерок в ветвях могучей старой ели. Ветви ее были покрыты шишками, и шишками была усеяна земля. На растрескавшихся стволах застыла и чудесно пахла блестящая смола. Солнце уже клонилось к горизонту, и река сверкала, как длинная серебряная лента. Было очень тихо.
        Лотар скинул шапку и потер рукою лоб.
        — Это самое красивое место,  — сказал он, помолчав немного.  — Я его давно уже отыскал. Тут должна быть могила нашего героя Вольфи.

        — Тут должна быть могила нашего героя Вольфи.

        Все четверо еще минуту стояли безмолвно, с обнаженными головами. Они смотрели на далекий горизонт, на равнину по ту сторону реки. Большая птица медленно пролетела над равниной, а вдали проехал крошечный поезд.
        — Идемте,  — тихо сказал Фриц.
        Они еще раз прошли мимо ложбинки, где лежал под ветками Вольфи. Казалось, все было здесь так же, как прежде, ничего не изменилось. И все-таки… если бы Вольфи был жив, он бы учуял, что кто-то успел уже здесь побывать.
        — Сейчас около шести,  — сказал Лотар.  — В восемь будет достаточно темно. Похороны назначаются на восемь часов.
        И они пошли домой.

        Похороны

        Генрих сидел на своей скамье и печально разглядывал комнату. Ему казалось, что это совсем не та комната. «Все теперь другое,  — думал он с тяжелым сердцем.  — Отца нет, и Вольфи уже нет. Какая пустая комната! И мать вернется с работы только поздно ночью».
        На ближней башне пробило половина восьмого, и в ту же минуту постучали в дверь.
        На пороге стояли Фриц и Лотар. Оба были одеты по-праздничному. Лотар надел черный галстук.
        — Идем, Генрих,  — сказал Фриц.  — Пора.
        Молча спустились они вниз. Во дворе им никто не встретился. Но на улице, когда они шли мимо соседнего дома, из ворот вышли три мальчика. Не говоря ни слова, они присоединились к Генриху, Фрицу и Лотару. Все это были дети рабочих. Еще через несколько домов из ворот вышли две девочки и мальчик. Одна девочка была дочь знаменитого художника. Другой девочки Генрих совсем не знал. Еще через несколько домов прибавилась новая группа ребят. И так было на каждом углу. Молча становились ребята в колонну, молчаливо и серьезно шли дальше. Большей частью дети рабочих. Но был среди них и сын инженера. И двое детей железнодорожного служащего.
        — Куда, собственно, мы идем?  — спросил один.
        — Хоронить собаку, которую застрелил шуцман,  — тихо ответил большой мальчик, шедший рядом с ним.
        — Столько ребят, и всё из-за собаки?  — удивился сын железнодорожника.
        — Разумеется, нет,  — шепнул большой мальчик.  — Это только предлог. Нужно же иметь причину, чтобы собралось столько народу. Понятно?
        Когда они шли городским парком, со скамеек встали совсем чужие ребята и тоже пошли за ними. Собралось, быть может, тридцать ребят. Они шагали серьезно и тихо.
        Генрих не знал, что и думать. Большинство ребят совсем не знало Вольфи. Почему же они идут на похороны? Может быть, они пришли не ради Вольфи?
        Когда они свернули через мостик в еловую рощу, начало уже смеркаться. У Лотара был с собой карманный электрический фонарик. Иначе им трудно было бы найти лощинку, где лежал Вольфи.
        — Вот,  — прошептал Фриц.  — Все в порядке. Гаси свет, а то увидят. Его далеко видно.
        Фриц и Лотар снова подняли мешок. Генрих положил на него руку. Как раз, где была голова Вольфи. И все трое пошли вперед. А за ними, меж черных высоких елей, в полном молчании шла вереница ребят. Только сучья хрустели под ногами да порой взлетали впереди большие темные птицы.
        — Это совы,  — шепнула Хильда Лизе Кар, которая шла с ней рядом.
        Скоро пришли к опушке. Фриц и Лотар вывели шествие прямо на холм, который они выбрали днем. Вдали, на равнине, мигали огни. Небо было в тучах, дул сильный ветер. Зловеще шумели деревья, шумела вода под обрывом. Мальчики положили Вольфи под могучей елью.
        — Кунц, Кар!  — тихонько позвал Фриц.
        — Здесь,  — откликнулись они и подошли к Фрицу.
        В руках у обоих было по лопате.
        — Нет ли у кого еще лопаты?
        — Есть,  — прозвучало во тьме, и выступил мальчик, которого Генрих не знал. Ему было лет четырнадцать.
        — Могила будет под этой елью,  — сказал Фриц.  — Смотрите, чтобы был хороший, ровный четырехугольник. Когда устанете, передайте лопаты другим.
        — Нужно расставить посты,  — сказал Лотар,  — чтобы нас не застали врасплох. По крайней мере на сто шагов отсюда во все стороны.
        — Правильно,  — сказал Фриц.  — Займись этим, пока мы тут будем копать.
        И пока Фриц руководил работой и светил своим карманным фонариком, Лотар расставил сторожевые посты. Они должны были сейчас же дать знать, если приблизится чужой или послышится какой-нибудь подозрительный шум. Со стороны реки посты не нужны были: берег спускался круто к воде, и деревьев там не было. Отсюда никто не мог подойти незамеченным.
        Земля под старой елью была мягкая. Нужно было только разыскать место, где бы не мешали толстые кривые корни. Лопаты у ребят были хорошие, настоящие. И скоро для Вольфи была готова хорошая могилка.
        Все ребята стали в круг. Карманный фонарик положили на кучу свежей земли. Свет его падал на лица ребят. Серьезно и печально склонились они над ямой, когда Фриц, Лотар и Генрих медленно опускали мешок с телом Вольфи. Все девочки плакали. И многие мальчики тоже. Но Генрих не плакал. Все это было так торжественно, так прекрасно, что ему совсем не хотелось плакать. У него было такое чувство, словно он вырос и стал сильнее.
        Лотар стал рядом с фонариком, и длинная тень его упала на старую ель. Он снял шапку. Все ребята сделали то же.
        Лотар заговорил. Он говорил негромко. Но ребята, которые столпились во тьме, стояли так тихо и такая тишина была в лесу, что слышно было каждое слово. К тому же и ветер утих.
        — В швейцарских горах, которые называются Альпами,  — так начал Лотар,  — стоит мраморный памятник. Это памятник собаке Барри, спасшей больше тридцати человек. В высоких горах, в снежную бурю, не раз заметало людей снегом. Человек, выбившись из сил, засыпал. Но Барри находил его, быстро откапывал и вел несчастного в убежище, где тот мог обсохнуть и отогреться. И вот один раз, когда Барри хотел спасти человека, метель разыгралась так, что Барри занесло, и он замерз. Но он умер геройской смертью, он исполнил свой долг, и за это ему поставили красивый мраморный памятник… И эта собака — Вольфи — исполнила свой долг и умерла, как герой. Вольфи бился с двумя вооруженными шуцманами и победил бы, если бы на него не напал еще третий враг. Вольфи тоже спас человека. Потому мы хороним тебя с почетом, Вольфи, и прощаемся тут с тобой. У нас нет денег, чтобы поставить тебе мраморный памятник. Но мы тебя никогда не забудем, наш милый Вольфи…

        — Мы тебя никогда не забудем, наш милый Вольфи…

        Голос у Лотара оборвался…
        Фриц схватил лопату и быстро стал засыпать Вольфи землей. Ему помогали и другие. Скоро из-под свежей земли был виден только уголок мешка.
        Это была для Генриха самая горькая минута. Пока он видел хоть уголочек мешка, Вольфи еще был с ним. А теперь — нужно прощаться навсегда. Тогда Генрих достал свой чудесный стеклянный шарик, подарок Фрица Лампе, и положил его в могилку, рядом с Вольфи.
        — Это был и твой шарик, Вольфи,  — прошептал Генрих,  — пусть он будет с тобой.
        Фриц заметил, что сделал Генрих. Но он ничего не сказал.
        В это время примчался часовой, стоявший в лесу справа. Он едва переводил дух.

        Битва вокруг могилы

        — Идут, идут!  — кричал часовой еще издали.
        — Что такое?  — спросил Фриц. Затем быстро нагнулся и потушил фонарик. Он уже понял, что дело неладно.
        — Идут,  — прошептал часовой и показал в лесную тьму.  — Вон там, справа.
        — Кто идет?  — спросил Лотар.
        — Пимфы идут! Фашистские обезьяны в костюмчиках!  — возбужденно шептал часовой.  — Крадутся, ползут сюда. Они меня не видали, они не знают, что я их заметил.
        — Отлично,  — сказал Фриц.  — Сколько их там?
        — Штук десять или двенадцать. Темно, я не мог сосчитать как следует.
        — Если их только дюжина,  — заметил Лотар,  — то это не страшно.
        — Наверное больше,  — пробурчал Фриц озабоченно,  — можешь быть спокоен.
        Едва он проговорил это, как показался второй часовой, стоявший слева. Фриц не дал ему говорить: он знал и так, в чем дело. Он сразу спросил:
        — Сколько?
        — Мне удалось насчитать тринадцать.
        — Они знают, что ты их видел?
        — Нет, я полз очень осторожно.
        — Значит, у нас еще есть немного времени,  — сказал Фриц.  — Вот видишь, Лотар, Хильда была права. Кто-то нас подслушал и выдал. Теперь мы окружены и справа и слева.
        Фриц повернулся к группе ребят, которые еще теснее сбились в кучу.
        — Кунц и Аккерман!  — тихо позвал Фриц.  — Кар и Пауль Лебеке!
        Названные им ребята выступили вперед.
        — Слушайте,  — сказал Фриц.  — Сюда идут враги. Они хотят разрушить могилу. Справа и слева из лесу подходят пимфы. Каждый возьмите живей по пяти ребят. Это будут ваши батальоны. Мы станем вокруг могилы и будем ее защищать. Они, наверное, хотят отнять у нас Вольфи и бросить его на свалку или в реку.
        — Мы им не дадим! Это им не удастся!
        — Ну-ка, живо!
        Четверо мальчиков побежали обратно и собрали свои батальоны.
        — Лиза Кар!  — снова тихонько позвал Фриц, и Лиза сейчас же подошла к нему. Она была высокая крепкая девочка лет девяти.
        — Что нужно делать?  — спросила она.
        — Собери всех девочек…
        — Но мы хотим тоже в батальоны,  — перебила его Лиза.
        — Хорошо. Возьми всех младших девочек, и бегите в лес. Соберите шишек побольше. Далеко не уходите, шишек тут много. Тащите все шишки на могилу.
        — Стой-ка, Фриц!  — вмешался Лотар, который все время обдумывал что-то.  — Нехорошо, если мы все станем вокруг могилы.
        — Мы же должны защищать ее!
        — Конечно, должны. Но только не здесь. Тут они нас побьют.
        — Почему?
        — Они будут стоять в лесу; там, между деревьями, темно, а мы тут на открытом месте. Они нас прекрасно будут видеть и смогут целиться в нас шишками. А мы даже не увидим, откуда они налетают. И потом они будут в лесу — там у них будет шишек сколько хочешь. А у нас будет какая-нибудь кучка: сейчас уже не много успеем набрать. К тому же за нами — откос и река. Если они нас оттеснят хоть на три шага, мы будем внизу, а они наверху. Тогда мы с ними ничего не сделаем.
        Фриц внимательно выслушал и кивнул головой.
        — Это правда, Лотар,  — сказал он.  — Нужно скорее забраться в лес, чтобы и нам иметь прикрытие.
        — А мы там спрячемся и подождем, пока они придут сюда, к могиле. Понимаешь, Фриц? Тогда они будут на открытом месте, а мы нападем на них из темного леса. У них не будет шишек, а у нас — сколько хочешь. У них позади будет откос, а у нас не будет.
        — Молодец, Лотар!  — Фриц от радости хлопнул своего друга по плечу.  — Давай только живо и без шума, как тени.
        Фриц поспешно шепнул еще несколько слов батальонным командирам и Лизе Кар. Те объяснили всем, что теперь нужно делать. Все дело в дисциплине. Не должно быть слышно ни звука, ни малейшего шороха. Каждый должен точно исполнять то, что ему скажет командир. Тогда пимфы узнают, как соваться.
        Ребята разделились на пять небольших групп, вошли в лес и исчезли между черными деревьями. И сразу стало так тихо, словно кругом не было ни живой души.
        — Отлично!  — сказал Фриц. Он еще стоял у могилы вместе с Лотаром, Генрихом и Хильдой.  — Пускай теперь приходят обезьяны в костюмчиках. Милости просим!
        — Только дать им спокойно дойти до самой могилы,  — сказал Лотар.
        — До самой могилы?  — испуганно спросил Генрих.  — Они украдут Вольфи. Мы же его не совсем еще засыпали.
        — Успокойся, малыш,  — сказал Фриц.  — Ничего у них не выйдет.
        — Я тоже хочу быть в батальоне!  — воскликнул Генрих.
        — Тсс! Не так громко,  — прошептал Фриц.  — Ты еще слишком мал. Ты будешь с нами. Ты и Хильда будете вестовыми. Внимание!  — вдруг зашептал он и увлек Генриха за большую ель.  — Видишь, вон там?
        Справа в лесу дважды блеснул свет.
        — Они подают сигналы фонариком,  — шепнул Лотар.  — Смотри, с другой стороны отвечают.
        Слева в ночном мраке тоже мигнул свет — и тоже два раза подряд.
        — Неплохо придумали, черти!  — усмехнулся Фриц.  — Обойти нас с двух сторон и взять меж двух огней… Но у нас тоже головы, а не капустные кочаны. Правда, Лотар?.. Ну-ка, живо в лес!
        Фриц и Лотар с обоими малышами скользнули за деревья. Но они не стали далеко уходить. Они спрятались под большим кустом, откуда удобно было следить за могилой. Батальонов не видно и не слышно было, словно они куда-то исчезли. Но и они дожидались поблизости.
        Вдруг Хильда толкнула Лотара в бок и молча показала вправо. Все посмотрели туда. Сначала ничего не было видно. Но вот и правда в траве движется что-то темное. Немного дальше — еще что-то… И еще, и еще… Из лесу ползли на животах четырнадцать мальчиков — всё ближе и ближе к могиле. Из темноты легко было следить, что происходит на опушке.
        Четверо под кустом затаили дыхание. Четырнадцать «обезьян в костюмчиках», никого не видя у могилы, поднялись с земли и спокойно шли к тому месту, где был похоронен Вольфи. Теперь уже ясно были видны их фигуры и даже их форменные костюмы. Все они были вооружены палками и шишками.
        У могилы они стали и, как видно, начали совещаться. Среди них был подросток лет четырнадцати.
        Фриц пригнулся к Лотару:
        — Отдать приказ наступать?
        — Нет еще,  — шопотом ответил Лотар.  — Дождемся второй группы. А то они зайдут нам в тыл.
        Вдруг Генрих привстал.
        — Они забирают Вольфи,  — шепнул он и сжал кулаки от гнева.
        Он видел, как старший мальчик поднял одну из брошенных на могиле лопат и стал откапывать Вольфи. Фриц быстро потянул Генриха назад. Но у него самого сжимались кулаки. Он уже хотел подать сигнал к наступлению… как вдруг большого пимфа так ударило шишкой по лбу, что он выронил лопату. В ту же секунду на головы пимфов посыпался целый град шишек. Они отступили и тоже стали швыряться шишками.
        — В чем дело?  — спросил Фриц в изумлении. — Неужели наши батальоны пошли в атаку без приказа?
        Лотар не мог даже сразу ответить — так он хохотал. Он крепко зажал себе рот рукой и трясся от смеха.
        — Это не наши. Это вторая группа,  — прошептал он наконец.  — Те, что подходят слева. Они думают, что это мы у могилы. Ха-ха-ха!.. В темноте они не могут разглядеть форму. Они только видят мальчиков на том месте, где, им сказали, будут похороны. Они и наступают… Ха-ха-ха!.. Своих же обезьян колотят!
        — Очень хорошо!  — потирал себе руки Фриц.  — Вот и другая группа выходит из лесу. Отлично! Смотри-ка: вот они бросятся сейчас друг на друга и будут лупить в темноте. Вот хорошо-то!
        Чуть-чуть так и не случилось. Из лесу выбежала вторая группа, и началась отчаянная драка шишками. Они узнали друг друга только тогда, когда хотели кинуться на противника с палками. Тут они сразу опустили руки. Но многие успели уже получить на орехи.
        — Осел!  — кричал Эвальд (он командовал группой, которая вышла справа).  — Ты разве не видишь, что это мы?
        — Сам ты осел!  — кричал Герберт Вагнер, который командовал другой группой.  — Почему вы не говорите, кто вы такие? Вы так же бросали шишки, как и мы.
        Лотар сказал:
        — Вот теперь пора.
        — Хильда,  — обернулся Фриц,  — беги напрямик, тридцать шагов отсюда. Там лежит сломанное дерево. Стань и крикни, хоть бы ты никого не увидела: «Приказ — наступать! Враг у могилы!»
        Хильда вскочила и побежала. Она сейчас же нашла сломанное дерево. Тут она огляделась — никого и ничего. Глубокая тишина и мрак кругом. Хильде стало немного страшно. Но она крикнула в темноту, как ей было велено:
        — Приказ — наступать! Враг у могилы!
        И разом поднимаются шум и треск. Точно все деревья кругом ожили. Из-за каждого ствола появляется темная фигура мальчика или девочки. Они бегут мимо Хильды прямо на опушку. Первым идет батальон Петера Кара. Потом батальон Кунца. Потом батальон Лебеке. За ними семь девочек с Лизой Кар. И у всех с собою шишки — полные шапки, платки и передники.
        Хильда оцепенела от удивления. Но только она хотела повернуть обратно, как заметила что-то странное. Далеко в лесу два раза подряд мигнул свет. Совсем как тогда, когда подходили пимфы. Это ее сильно обеспокоило. Там, наверное, крадется еще одна группа пимфов. Они, может быть, запоздали и теперь догоняют.
        Хильда побежала сказать об этом Фрицу. Но через несколько шагов она остановилась и подумала: «Фриц сейчас же спросит, сколько их. А я не знаю. Нужно раньше посмотреть». И хоть страшно было ночью в лесу, Хильда стала пробираться сквозь чащу навстречу огонькам. Как раз в эту минуту снова мигнуло дважды подряд.
        Тем временем ссора у пимфов продолжалась. Герберт Вагнер кричал:
        — Во всем виноват Эвальд Паннвиц! Он наврал, будто видел в окно, как они выносили собаку, и будто он выследит их. Он наврал, будто похороны назначены на восемь часов. А где тут могила?
        — Здесь!  — раздался голос из лесу, и на пимфов градом посыпались шишки.
        Ребята целились хорошо: шишки били пимфов по головам и в лицо. Тех, кто бросал, не видно было за деревьями.
        Пимфы тоже стали бросаться шишками. Но им приходилось целить наугад. Тогда большой мальчик скомандовал: «В атаку на лес!» И пимфы хотели приблизиться к лесу, но шишки сыпались на них все гуще и гуще. А у них уже не осталось снарядов: они истратили половину, пока дрались между собой.
        Им пришлось отступить. Еще шаг, еще — и они на краю обрыва, под которым протекала река.
        В это время из лесу раздалось: «Ура!» — и батальоны Кара, Кунца и Лебеке пошли в атаку. И Лиза Кар с девочками тоже пошла в атаку. Они тоже хотели воевать, а не только собирать шишки. И Фриц, и Лотар, и Генрих — все бросились на пимфов.
        Да, да, тот самый Генрих, самый маленький и слабый. Он был такой робкий и пугливый, что никогда ему и в голову не приходило с кем-нибудь драться. А теперь этот маленький Генрих кричал «ура» и швырял шишки. Он, как и другие, схватил с земли большой сук и кинулся на этих проклятых фашистов, которые отняли у него отца, а теперь хотели украсть его друга Вольфи и бросить в реку.
        Генрих схватил большой сук и кинулся на фашистов.

        Пимфов уже оттеснили вниз. Батальон Аккермана, стоявший в резерве, тоже пошел в наступление. Прибежал и третий часовой, который еще стоял на посту. Все они боялись, как бы бой не кончился без них.
        Несколько пимфов скатилось уже в воду; некоторые стали разбегаться, как вдруг наверху раздалось громкое «ура».
        — Третья группа!  — закричал Эвальд, стоявший по колено в воде.  — Наша третья группа их окружила. Не бойтесь! Теперь мы им зададим. Вперед!
        Фриц обернулся и нахмурил лоб. В самом деле, из лесу выходила новая группа пимфов. Целых двенадцать человек.
        — Что делать, Лотар?  — спросил его Фриц, который дрался рядом, со своим другом.
        Лотар дважды провел рукой по лбу, чего он обычно никогда не делал.
        — Я не рассчитывал, что у них есть еще резервы,  — сказал он, огорченный.
        — Ну,  — воскликнул Фриц,  — мы будем биться до последнего! У нас никто не убежит.
        И с этими словами он бросился на большого пимфа.
        А Генрих тоже схватил за пояс пимфа, который был гораздо сильнее его; он подражал Фрицу и Лотару. Они упали вместе и покатились по склону обрыва. Почти у самой воды Генриху удалось удержаться за камень. А его противник шлепнулся в воду.
        Пимфы на холме кричали «ура» и бежали вниз. Фриц уже думал, что все пропало. Не помог даже умный план Лотара. Напрасна была вся дисциплина батальонов. Напрасно так храбро бились антифашистские ребята. Победа была уже так близка, а теперь пимфы их разобьют!
        Двенадцать пимфов, бежавшие с холма, были уже совсем близко, когда Фриц расслышал среди криков «ура» голос девочки. Тоненький, пискливый голосок. Он не верил своим ушам. Он не верил и своим глазам: впереди двенадцати пимфов с криком «ура» бежала маленькая Хильда.
        — Это что такое?  — удивился Фриц.
        Но тут произошло настоящее чудо. Новый отряд пимфов с боевым кличем налетел — на кого б вы думали? На антифашистских ребят? Нет, на своих же пимфов, которых они окончательно загнали в реку.
        Те храбрецы, конечно, не устояли и пустились наутек. Первыми скакали по лугу Эвальд Паннвиц и Вагнер, а за ними и все остальные.
        Наши ребята смотрели и ничего не понимали. Тогда Хильда вышла вперед и отрапортовала Фрицу:
        — Я их встретила в лесу и рассказала, что мы тут делаем. Вот они и перешли на нашу сторону, потому что они не совсем настоящие пимфы.
        По пути домой Хильда рассказала, как это было. Огоньки в лесу мигали да мигали. Она побежала им навстречу и скоро увидела группу ребят в форменных костюмах. Она узнала даже мальчика, который держал в руке карманный фонарик и подавал сигналы. Хильда быстро спряталась за толстым деревом. Оттуда она осторожно следила за группой. Все двенадцать пимфов собрались в кучу и не решались итти дальше, потому что было темно, а они не знали, в какую сторону двигаться. Поэтому они все время подавали сигналы фонариком, как было условлено. Они ждали ответного сигнала, который укажет им, куда итти. Но никаких сигналов они не получили. Как раз в это время первые две группы дрались уже между собой у могилы, а про свои подкрепления и думать забыли.
        Хильда слыхала из своей засады, о чем они говорили.
        — По нашему плану, нам нужно итти прямо,  — сказал один.  — Тогда мы выйдем к большому холму. Там мы встретимся с левым отрядом и нападем на красных с трех сторон.
        — Но ведь никто не отвечает нам на сигналы,  — возразил другой.  — Где же они? Не можем мы итти туда одни.
        — Эвальд Паннвиц нам говорил,  — отозвался третий,  — что там собрались дети французских шпионов и всяких преступников. Они хоронят немецкого мальчика,  — его зашили в мешок. Нужно спешить, а то не спасем.
        — Это неправда!  — раздался громкий голос из лесного мрака.
        Двенадцать ребят испуганно посмотрели в ту сторону. Им было уже по девяти и по десяти лет, но все же им было страшно. Голосок был тонкий, пискливый. Но в лесу было темно, хоть глаз выколи, и никого не было видно.
        — Он вам наврал, ваш Эвальд!  — продолжал голос.  — Там никаких нет шпионов и преступников. И никакого немецкого мальчика не зашивали в мешок. В мешке там Вольфи, собака Кламмов. Его застрелили за то, что он защищал квартиру, когда никого не было дома. Он дрался как настоящий герой. Что же, нельзя его похоронить? Ребята, которые знали Вольфи, пришли на похороны. Это разве запрещается? Вольфи любил ребят, всегда с ними играл. А Паннвиц вас обманул, потому что он врун и всегда колотит бедных детей…
        Пимфы стояли не шевелясь и слушали голос из мрака. Это не были дети богатых, настоящих фашистов. В этот вечер они надели форму только потому, что Паннвиц обманул их историей про шпионов и преступников.
        — Я тоже слышал, что в мешке лежит Вольфи,  — сказал один.
        — Какой врун этот Паннвиц!  — воскликнул другой.  — Вот подлец! Если это неправда, что в мешке зашит немецкий мальчик, то и про шпионов неправда.
        — Постоянно нас обманывают. Идемте домой!  — снова воскликнул первый.
        Они уже повернули было обратно, но пискливый голосок прокричал им вдогонку:
        — Эвальд со своими товарищами уже там! Они хотят побить бедных ребят. Они хотят бросить Вольфи на свалку, или в реку.
        — Нужно ему задать, этому жулику!  — крикнул один из мальчиков.
        — Не посмеют они бросить Вольфи в воду! Вольфи был хороший, умный пес.
        — Он искусал в кровь десять полицейских! Они никак не могли застрелить его из ружья.
        — Вольфи заслужил, чтобы ему были хорошие похороны.
        — Ребята, пойдем его защищать!
        — А куда итти? Ничего не видно…
        И снова раздался голос из мрака:
        — Идите за мной. Я вас доведу. Это недалеко.
        И Хильда вышла из-за дерева.
        Что было дальше, вы уже знаете.

        Прощание со старой жизнью

        По дороге домой, в городском парке, Фриц потянул Генриха за рукав.
        — Генрих,  — шепнул он ему на ухо,  — посиди немного в парке. Обожди вот на этой скамье, я скоро вернусь. Я раньше посмотрю, что там у вас дома. После этой истории с шуцманами полиция вас не оставит в покое.
        Генрих незаметно отстал от товарищей и сел на скамью. Фриц долго не возвращался. Была уже, верно, глубокая ночь. Мать, должно быть, пришла с работы. А ею нет дома. Она испугается. Так поздно он еще никогда не возвращался.
        Генрих так устал и ему так хотелось спать, что у него все время слипались глаза.
        Наконец вернулся Фриц.
        — Генрих,  — сказал он,  — тебе нельзя итти домой. Там полиция ждет. Если ты пойдешь домой, они тебя схватят и засадят в фашистский воспитательный дом.
        — А мать?  — в испуге спросил Генрих.
        — Не беспокойся,  — ответил Фриц.  — Ей еще раньше сказали. Мой отец ходил к ней на работу. Она тоже не вернется домой.
        — Когда я увижу ее?
        — Пойдем со мной.
        Фриц взял Генриха за руку, и они долго шли по темным улицам. Наконец Фриц свернул в какие-то ворота. Они прошли большим мрачным двором. Потом спустились в подвал в конце двора. Фриц постучался.
        — Кто там?  — послышалось изнутри.
        — Я, Фриц.
        Дверь открылась, и они вошли в крохотную комнатку. Там их встретил приветливый старик. Больше никого не было.
        — Вот это Генрих Кламм,  — сказал Фриц вполголоса.
        — За вами никто не следил?  — спросил старик.
        — Никто; я смотрел всю дорогу,  — ответил Фриц.
        И вдруг из-за полога кровати вышла матушка Кламм.
        — Генрих!  — вскрикнула она и протянула к нему руки.
        — Мама!
        И они крепко обнялись.
        — Генрих, золотой мой мальчик,  — сказала матушка Кламм,  — я уже все знаю, мне все рассказали. Я горжусь тобой. Теперь я знаю, что ты будешь хорошим, храбрым бойцом против фашизма. Я очень довольна тем, что ты сделал. Если бы ты мог меня раньше спросить, я бы сказала: «Да, Генрих, так и сделай». А теперь, мой милый, мой умный мальчик, мы должны на время расстаться.
        — Почему?
        — Потому что мы не можем вернуться в нашу комнату. Полиция ищет меня.
        — Почему тебя? Ведь это я спрятал того парня. Тебя тогда и дома не было.
        — Да, мой мальчик. Но ведь никто не поверит, что ты сам придумал этот тайник. Никто не знает, какой ты у меня умник. Они, наверное, думают, что я это все сама устроила.
        — О,  — всхлипнул Генрих,  — теперь из-за меня тебя посадят в тюрьму.
        — Ну нет,  — улыбнулась матушка Кламм,  — это им не удастся. Уж я так спрячусь! Но с тобой нам неудобно будет. И потом у меня еще очень важное поручение.
        — Какое поручение?  — спросил Генрих.
        — Этого я тебе не могу объяснить. Придет время, ты сам будешь получать такие поручения. Так, значит, нам нужно будет пожить отдельно. Сегодня, мой мальчик, ты будешь спать здесь. Чуть свет отправляйся к дяде Римеру. Ты ведь знаешь, где он живет. Ты ходил туда с отцом, помнишь?
        — Я знаю,  — кивнул Генрих.
        — Расскажи ему, что у нас случилось. Он о тебе позаботится. Теперь, родной мой, иди ложись. Бедняжка, у тебя глаза слипаются…
        Матушка Кламм помогла Генриху раздеться и постлала ему на такой же скамье, как у них дома. Только рядом не было коврика для Вольфи. Но кому он нужен, коврик, если Вольфи нет на свете…
        — Где ты будешь, мама?  — спросил Генрих и обнял ее за шею.
        — Нельзя этого говорить,  — ответила она.  — Но мы скоро увидимся. И я всегда буду знать, где мой малыш.
        Она еще раз поцеловала его, и Генрих почувствовал у себя на щеке ее горячую слезу.
        — Не бойся, Генрих, ничего не бойся,  — сказала она на прощанье.  — У нас везде товарищи, они нам помогут. Мы — одна большая семья во всем мире.
        — Я не буду бояться,  — пробормотал Генрих уже с закрытыми глазами.
        Больше он ничего не слышал. Он не слышал, как мать пожелала ему спокойной ночи, как попрощался Фриц, как они вместе вышли из комнаты. Он спал.
        Добряк-хозяин остался один. Он сел за стол и долго в раздумье глядел на спящего мальчика.
        Когда Генрих проснулся, то не сразу понял, как он сюда попал. А когда все припомнил, ему стало тяжело-тяжело на сердце. Но старик был такой приветливый, такой простой, точно он давно уже знал и любил Генриха.
        Умывшись, Генрих получил кофе с хлебом, как дома. Потом старик дал ему школьную сумку.
        — Возьми с собою, Генрих,  — сказал он,  — тут немного теплого белья и кое-что поесть. Тебе уже пора итти. Будь здоров, малыш!
        Генрих поблагодарил за завтрак и вышел. На башне пробило девять часов. Вдруг он вспомнил, что вчера обещал белокурому притти в половине десятого на Мюнхенерштрассе, дом двадцать один. Это было не очень далеко. У него еще было полчаса времени. Можно поспеть. А оттуда уже к дяде Римеру.
        Он скоро нашел двадцать первый номер. Но у ворот никто не ждал. «Может быть, он задержался», подумал Генрих. Он стал ходить взад и вперед и смотрел во все стороны… Без четверти десять. Генрих решил уходить, но в это время из ворот напротив показался белокурый, пересек улицу и, не глядя на Генриха, вошел в ворота двадцать первого номера. Генрих — за ним.
        — Почему вы ждали на той стороне?  — спросил Генрих, когда они вошли во двор.
        — Я хотел посмотреть, не идет ли кто за тобой. За нами могли следить. Нужно быть очень осторожными.
        — А как вы вчера выбрались из нашего дома?
        — Ты ждал меня у ворот?  — усмехнулся парень.  — А я вылез на чердак, потом через отверстие в крыше на соседнюю крышу и — вниз. Но скажи мне лучше, что там было дальше. У меня теперь мало времени.
        Генрих наскоро рассказал о печальном конце Вольфи и обо всем, что ему сегодня ночью говорила мать.
        Белокурый наморщил лоб.
        — Твоя мать, конечно, права. Но куда, ты говоришь, она тебя послала? К дяде Римеру?
        — Да.
        — Не ходи туда, малыш. Твой дядя Ример уже не живет там.
        — А где он живет?
        — Со вчерашнего вечера он, как и твой отец, живет в какой-то тюрьме. Если ты пойдешь его разыскивать, схватят и тебя.
        — Куда же мне итти? Домой нельзя…
        — Не бойся, Генрих… Сейчас. Минутку подумаю.
        Он посмотрел на свои ручные часы.
        — Теперь десять часов. Слушай меня хорошенько, Генрих. Иди садись где-нибудь на скамью, чтобы тебе видны были башенные часы. Жди там до половины двенадцатого. А тогда иди на вокзал. Ты знаешь, где вокзал?
        — Знаю.
        — Ты должен там быть ровно в двенадцать часов. Только ровно в двенадцать, малыш.
        — Ладно,  — кивнул Генрих.
        — На углу справа увидишь будку, где торгуют фруктами и овощами. Ты иди прямо туда. Придет женщина, пройдет мимо тебя и скажет «Генрих». Она на тебя и не посмотрит, а ты иди за ней. Не заговаривай с ней: никто не должен заметить, что вы друг друга знаете. За тобой ведь могут следить.
        — А что же будет дальше?  — спросил Генрих.
        — Сейчас не могу тебе сказать. Но все будет хорошо. Ты попадешь к хорошим товарищам.
        — А мама будет знать, где я? Она ведь думает, что я пошел к дяде Римеру.
        — Она тебя найдет, Генрих. Все наши товарищи держатся вместе. До свиданья! Ты храбрый, умный малый и будешь хорошим товарищем. Когда увидишь мать, можешь ей сказать, что ты спас Карла Бруннера.
        Карл Бруннер улыбнулся Генриху, вышел на улицу и исчез в толпе. Генрих медленно пошел в сторону вокзала. Времени было еще много. Неподалеку была колокольня с часами, окруженная садиком. Генрих присел на скамью и стал ждать. Утром он так спешил, что почти не ел, и теперь был голоден. Мать сунула ему в сумку хлеб и маргарин. Но Генрих думал: «Может быть, после нечего будет есть — пускай лежит».
        В половине двенадцатого он встал со скамьи и пошел в сторону вокзала. Это было не очень далеко. Перед вокзалом была большая площадь. Генрих сразу увидел по правую сторону фруктовую будку. Но там стояла очередь, по крайней мере двадцать женщин. Это его встревожило. Как же он узнает ту, что должна с ним заговорить? Женщины в очереди сильно шумели, потому что овощи опять подорожали. «Что же вы с нами делаете? Просто житья нет бедным людям!» кричали в очереди. Как тут услыхать, когда тебе тихонько скажут «Генрих» и пройдут мимо? А если он ее не найдет, что же с ним будет?
        С неспокойным сердцем подошел Генрих поближе и медленно обогнул очередь, которая становилась все больше. На вокзальных часах пробило двенадцать. Генрих прислушался, не назвал ли его кто по имени. Но что тут услышишь, когда так страшно шумят?.. Прошло пять минут, прошло десять минут. Генрих прогуливался уже по другую сторону будки. Он начинал терять надежду.
        Вдруг он услыхал свое имя. Но совсем не тихо, а так громко, что ясно было слышно даже среди этого шума.
        — Генрих!  — звонко и сердито кричала женщина.  — Генрих! Идешь ты или нет, шалопай эдакий?
        «Это она не меня зовет,  — подумал Генрих.  — Зачем она станет так ругаться, когда она меня совсем не знает?»
        Все же он хотел подойти взглянуть. Но в этой длиннющей очереди нельзя было разобрать, кто кричал.
        Вдруг он увидел женщину, бегущую от будки с большой корзинкой на руке. Перебегая площадь, она кричала:
        — Генрих, противный мальчишка! Идешь ты или нет, Генрих?
        И она махала рукой в другую сторону, словно где-то там был Генрих, на которого она сильно сердилась.
        Но наш Генрих смотрел как раз туда и видел, что там нет никакого мальчика. Поэтому он пошел за женщиной следом. Он видел, как она стала за афишной тумбой у другого угла вокзала. И она уже не кричала, хотя к ней никто не шел. И Генрих заметил, что, пока он шел к афишной тумбе, женщина смотрела прямо на него. Когда он приблизился, она уже отвела глаза, но тут же он услышал, как она негромко сказала:
        — Генрих Кламм, иди за мной в десяти шагах.
        Женщина перекинула корзинку в другую руку и пошла вперед. Генрих заметил, что в корзинке лежит отцовская кожаная куртка.
        Он все время держался в десяти шагах от нее. Она была ниже, полней и моложе его матери. Он никогда ее раньше не видел. И все же ему казалось, точно это их старая, хорошая знакомая.
        Долго бродили они по улицам города. Наконец женщина свернула в какие-то ворота. Генрих — за ней. Она стояла в углу и протягивала ему отцовскую куртку.
        Она протягивала ему отцовскую куртку.

        — Карл Бруннер отсылает тебе куртку и передает привет,  — тихо и быстро заговорила она.  — Сейчас же иди по этой улице дальше, до номера двенадцатого. Там в воротах будет ждать тебя старик, он назовет твое имя. С ним и пойдешь.
        Генрих хотел сказать «спасибо». Но женщина с корзинкой уже исчезла. Тогда он пошел, как ему было сказано, вдоль по улице, с сумкой за плечами и курткой подмышкой. Вот и номер двенадцатый. Но никакого старика в воротах нет. Ни в воротах, ни на улице. Но теперь уже Генрих не боялся. Он спокойно ждал: кто-нибудь да явится. Он вспомнил свою встречу с Карлом Бруннером и украдкой взглянул на другую сторону. Может быть, кто-нибудь прячется там?
        И в самом деле: через улицу, в тени больших ворот, стоял старик, внимательно глядевший на него. Тот самый старик, у которого он ночевал.
        Генрих сделал вид, что ничего не замечает, и спокойно расхаживал взад и вперед. Старик перешел улицу. Генрих нарочно смотрел куда-то в небо и слышал, как тот сказал:
        — Генрих Кламм, иди за мной.
        И он пошел за стариком, у которого на голове была фуражка с большим козырьком. Подмышкой он нес какой-то сверток в газетной бумаге.
        Шли они долго. Вот уж и город кончился. Было, наверное, часа четыре. Генрих совсем ослабел от голода. Но старик шел и шел, не оборачиваясь. Генрих даже не мог остановиться, чтобы вынуть свой хлеб с маргарином. И ноги у него разболелись. Он, кажется, никогда еще столько не ходил.
        Они пересекли большое поле. За полем неожиданно блеснула река. По берегу шла хорошая проезжая дорога. Под большой тенистой ивой, на краю дороги, старик присел и с улыбкой обернулся к Генриху.
        — Поди сюда. Генрих,  — сказал он очень ласково.  — Посидим тут немного. Ты, верно, очень устал.
        Он скинул синюю фуражку и утер себе лоб. Потом стал разворачивать пакет в газетной бумаге. Генрих подсел к нему, не говоря ни слова, словно они были старые друзья. Конечно, ему хотелось бы что-нибудь спросить про мать, но он этого не сделал.
        — Я тут принес кое-что закусить,  — сказал старик и вынул из бумаги хлеб с ливерной колбасой.  — Поешь хорошенько, малыш, а что останется, мы уложим к тебе в сумку. Ладно?
        — Спасибо,  — сказал Генрих.
        Все это было очень вкусно, и настроение у него, несмотря на усталость, было прекрасное.
        — Послушай, милый мой Генрих,  — так же ласково продолжал старик: — я должен оставить тебя одного, мне нужно вернуться в город. Но ты ведь умный и храбрый малый и не будешь бояться. Правда? Хорошенько тут отдохни. Когда увидишь, что солнце начинает садиться, тогда ступай берегом. Не бойся темноты: дорога прямая; только иди все время вдоль реки. Ты придешь к большому мосту и увидишь там человека, который чинит мотоциклетку. Подойдешь к нему и спросишь, где дорога на Рейхенгалль.
        — Я и так знаю,  — ответил Генрих.  — Нужно итти через мост и все время прямо.
        — Все равно, малыш, хоть ты и знаешь, а нужно подойти к человеку и спросить. Он тебя возьмет с собой и отвезет в одно место. Там ты будешь жить, пока за тобой не приедет мать и не заберет тебя оттуда.
        — А когда она заберет меня?
        — Точно не могу тебе сказать. Думаю, что скоро. Ну, мне нужно итти. Я тебе еще положил в сумку пять марок. Тебе нужно иметь при себе немного денег.
        Он протянул Генриху руку, прощаясь.
        — А что я скажу,  — спросил Генрих,  — если кто-нибудь остановит меня и будет спрашивать, куда я иду?
        — Скажи, что к тетке, которая живет по соседству. До свиданья, Генрих!
        И старик направился к городу.
        Генрих с минутку смотрел ему вслед. Потом завернул остатки колбасы и хлеба и уложил в сумку. Затем разостлал на траве отцовскую куртку и улегся на спину. Он смотрел в синее небо и следил за быстрым полетом ласточек. Теплый ветерок тихо раскачивал ветви ивы. Генрих смотрел, смотрел в небо, пока не уснул.
        Когда он проснулся, солнце стояло уже низко. Нужно было собираться в путь: до моста было очень далеко. Через некоторое время он дошел до того леса, где вчера ночью у них было сражение. А вот и высокий холм со старой елью, под которой лежит его Вольфи.
        Генриху захотелось подняться наверх, чтобы еще раз попрощаться со своим лучшим другом. Как же он удивился, когда увидал, что на могилке посажена елочка! Вся могилка покрыта красивым зеленым мхом и обложена еловыми шишками. «Кто-то уже приходил сюда», подумал Генрих, и слезы выступили у него на глазах. Хорошие товарищи! Они так славно украсили могилку и сами будут за ней ухаживать, когда он, может быть, уедет далеко отсюда.
        Генрих сел на могилку и положил руку на маленький холмик, покрытый мхом.
        — Вот видишь, Вольфи,  — сказал он,  — сколько у тебя друзей. Мы все держимся вместе, мы — как одна большая семья во всем мире.
        Только он это сказал, как вдруг его кто-то окликнул:
        — Генрих!
        И из лесу вышла Хильда с букетом цветов, который она только что нарвала. Она положила цветы на могилу и села рядом с Генрихом. Оба были так взволнованы, что долго не могли говорить. Наконец Генрих сказал:
        — Я уже не вернусь домой.
        — Мы знаем,  — сказала Хильда и схватила Генриха за руку.  — Но сюда, на могилу, ты когда-нибудь вернешься?
        — Да,  — кивнул Генрих.
        — Тогда и я приду сюда.
        И они замолчали. Они смотрели вдаль, на поля по ту сторону реки. Опять, как тогда, далеко на горизонте прополз крошечный поезд. Солнце садилось, огромное и огненно-красное. Скоро осталась половина его. Потом одна четверть. Потом узенькая полоска, которая горела алым цветом.
        — Ничего уже не видно,  — сказала Хильда.
        Генрих поднялся и взял куртку подмышку.
        — Нужно итти,  — сказал он тихо.  — До свиданья, Хильда!
        — До свиданья, Генрих!
        Она смотрела на него добрыми голубыми глазами, со всем как тогда, когда в первый раз подсела к нему на скамейке в парке.
        Генрих снова спустился к реке и пошел по берегу. Он еще раз оглянулся. Он видел холм, а наверху крошечную фигурку, которая махала ему носовым платком. Генрих последний раз махнул ей рукой, потом дорога свернула, и холм с могилкой Вольфи скрылся из виду.
        Уже совсем стемнело, и на небе зажглись звезды. Поднялся прохладный ветер. Скоро взошла луна. Река блестела серебром. Откуда-то, из садов на другом берегу, доносился собачий лай. Деревья и кусты были похожи на людей и животных. Никогда бы раньше Генрих не решился ночью итти один. Но теперь ему совсем не было жутко. У него теперь столько друзей повсюду, столько хороших товарищей! Они ему помогут в минуту опасности.
        Генрих озяб и надел отцовскую куртку. Пока он добрался до моста, он очень устал. Вскоре он вышел на шоссе. В самом деле, вот мотоциклетка, а рядом стоит на коленях человек и чинит ее. Никого больше не видно кругом. Генрих подошел к нему.
        — Добрый вечер, дядя,  — сказал он.  — Как тут пройти, в Рейхенгалль?
        Человек поднялся с колен и приветливо улыбнулся.
        — В Рейхенгалль?  — переспросил он.  — Я как раз туда еду. Садись-ка в колясочку.
        Генрих залез в колясочку.
        — Мне кажется,  — сказал человек,  — ты так мал, что можешь даже улечься. Попробуй-ка… Вот так, хорошо. Теперь мы укроем тебя курткой, и никто тебя не увидит.
        Вскоре Генрих услышал стук мотора и даже под курткой почувствовал, что они несутся, как ветер, по шоссе. Генрих скоро уснул.
        Он проснулся оттого, что кто-то тряс его за плечо.
        — Эй, малыш,  — послышалось над ним,  — нужно вставать.
        Когда он открыл глаза, над ним синело небо, жаворонок пел в воздухе, напоенном солнцем. Рядом с шоссе расстилался большой луг, густо поросший высоким папоротником. Мотоциклист нагнулся и вынул мальчика из коляски. Генрих так долго пролежал свернувшись, что ноги у него затекли. Сначала он не мог даже стоять. Его новый знакомый растирал ему ноги и говорил:
        — Теперь ты должен забраться в эти папоротники. Прижимайся к самой земле и ползи, чтобы тебя совсем не было видно. Ползи прямо и прямо, пока доберешься до того края луга. Там ты можешь спокойно встать: ты уже будешь по ту сторону границы, не в Германии. Пойдешь прямо до первой деревни. Вот тут написан адрес.  — Человек протянул ему письмо.  — Пойдешь туда и будешь там жить, пока твоя мать не заберет тебя.
        Только он успел это сказать, как вдали послышался треск мотоциклетки. Ее не было еще видно, но она быстро приближалась.
        — Ого!  — прислушавшись, сказал человек.  — Ну-ка, живей, а то беда будет…
        Письмо было уже у Генриха в кармане. Он перескочил канаву и через несколько секунд скрылся в высоких папоротниках. Он был так мал, что его совсем не было видно.
        Но через какие-нибудь две-три минуты появился второй мотоцикл. В коляске сидел полицейский чиновник.
        Генрих еще слыхал, как он грубо спросил:
        — Куда?
        Ответа Генрих не мог расслышать: человек, с которым он приехал, говорил слишком тихо. Он только слышал, как полицейский громко сказал:
        — Ваши бумаги!
        Потом полицейский спросил:
        — Почему вы тут стоите?
        Потом еще спросил:
        — Вы никого не высаживали из своей коляски?
        На этот раз Генрих ясно услышал ответ:
        — Вы же видите, что кругом ни души. Разве тут есть где укрыться человеку?
        Это была правда: взрослому тут было не спрятаться.
        Полицейский покатил дальше.
        Генрих скоро дополз до конца луга. Он поднялся — и заметил, что второпях забыл куртку. Но делать было нечего. Он пошел прямо и скоро вошел в небольшую опрятную деревушку. Ему навстречу шагал крестьянин.
        — Добрый день,  — поздоровался Генрих и показал ему письмо.
        — В третьем доме направо, там и найдешь,  — сказал крестьянин.
        Дом очень понравился Генриху. Окна были украшены резными, ярко расписанными наличниками.
        Когда Генрих вошел в комнату, он прежде всего увидел собаку, похожую на Вольфи, и канарейку в клетке. На окне стояло много цветов. На диване лежала кошка. Навстречу Генриху вышла женщина с доброй улыбкой. Когда она прочла письмо, то спросила:
        — Это ты — храбрый и умный Генрих?
        Она его поцеловала и сняла у него сумку со спины.
        — Иди садись, ты как раз поспел к завтраку.
        — Как звать собаку?  — спросил Генрих, когда собака подошла к нему и положила голову ему на колени.
        — Неро,  — ответила женщина.

        Хорошо зажил Генрих на новом месте. А через две недели пришло письмо от матери. «Не беспокойся,  — писала она.  — Мне хорошо, и скоро мы все увидимся».
        notes

        Примечания

        1

        Пимфы — название членов детской фашистской организации в Германии.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к