Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Эзотерика / Никитенко Ирина: " Управление Инновационным Развитием Высокотехнологичных Корпораций России " - читать онлайн

Сохранить .
Управление инновационным развитием высокотехнологичных корпораций России Татьяна Михайловна Рогуленко
  Ирина Валерьевна Никитенко
  Светлана Валерьевна Пономарева
  Представлены теоретико-концептуальные положения инновационного переоснащения факторов воспроизводства высокотехнологичных корпораций России. Предложены практические рекомендации по совершенствованию системы управления инновационными проектами и программами высокотехнологичных корпораций России в условиях глобальной конкуренции. Отдельные разделы посвящены анализу теорий инноваций и концепций инновационного развития. Определены базовые тенденции и на их основе закономерности перехода экономики на инновационный путь развития. Установлены базовые недостатки системы нормативно-правового регулирования инновационных преобразований факторов воспроизводства российской экономики. Разработаны стратегические ориентиры, уточняющие перспективы активизации системы управления инновационными программами в высокотехнологичных компаниях России.
  Для научных работников, преподавателей вузов, аспирантов, студентов экономических специальностей, а также специалистов практиков в области стратегического и инновационного менеджмента.
  И.В. Никитенко, Т.М. Рогуленко, С.В. Пономарева
  Управление инновационным развитием высокотехнологичных корпораций России: монография
  Введение
  В современном мировом хозяйстве доминирующее положение на рынках товаров, работ, услуг, труда и капитала занимают страны, интенсивно реализующие преимущества инновационной модели развития. Оригинальные идеи предельно персонализированы. Превратиться в совершенную законодательную инициативу эти идеи могут только в процессе совместной работы и творчества заинтересованных сторон. Создать в стране такие условия, чтобы появление инноваций вообще, а технологических особенно, стало неотъемлемым элементом экономики,  - главнейшая стратегическая задача любого государства[1 - Инновационный манифест «Эксперта» // Эксперт № 21, 2009].
  К сожалению, до настоящего времени российская экономика носит преимущественно сырьевой характер, а процессы, протекающие в последнее десятилетие, привели к утрате значительной части научно-производственного потенциала. В условиях глобальной конкуренции, приоритетной задачей экономического развития Российской Федерации становится отраслевая диверсификация перерабатывающих секторов и модернизация действующих производств, в первую очередь в отраслях шестого технологического уклада. Решение данной задачи напрямую связано с поиском мер повышения научно-производственного потенциала в приоритетных секторах экономики[2 - В Постановлении Правительства РФ таких секторов названо 199 единиц.]. В числе главных мер следует назвать создание условий для перехода от технической и технологической модернизации к преимущественно инновационному обновлению[3 - Инновационное обновление понимается нами как применение новшеств, ранее неизвестных в структуре воспроизводства компании. Характеристика данного процесса будет приведена в параграфе 1.1.] всех факторов воспроизводственного процесса. В связи с тем, что переход на
преимущественно инновационные модели обновления факторов воспроизводства восприимчивы крупные и финансово состоятельные компании, следует обратиться в первую очередь к наколенному ими опыту, оценив который, можно формулировать выводы в отношении распространения данных моделей в структурах средних компаний.
  Сложности перехода экономических субъектов России к инновационной модели развития обусловлены не столько отсутствием новейших (инноваторских) проектов, таковые имеются по сведению РСПП, сколько слабостью институциональной поддержки инноваторов со стороны фискальных структур государственной власти и управления. Кроме того, согласно публикациям экспертов[4 - Эксперт № 2, 2015 г.], «даже к крупных холдингах России нет хорошо структурированных отделов с высокопрофессиональным кадровым составом, способных результативно управлять поиском и внедрением инновационных проектов. Собственные научно-технические наработки специалистов таких отделов не носят системного и комплексного характера, в лучшем случае они применяются для выведения из эксплуатации давно устаревших технологий, узлов, деталей, коммуникаций, систем управления и др.
  Инициативы российского правительства по созданию института государственно-частного партнерства для создания инновационных производств и технологий до настоящего времени не легитимированы, а, следовательно, инструменты реального воплощения на практике таких инициатив отсутствуют. 22.06.2012 г. был запущен для обсуждения проект такого закона. В статье первой данного проекта указаны цели такого института - ими являются: достижение задач социально-экономического развития публично-правовых образований, повышение уровня доступности и качества товаров, работ, услуг, предоставление которых вытекает из функций и полномочий Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, повышение бюджетной эффективности, привлечение инвестиций в экономику Российской Федерации путем объединения ресурсов и компетенций публичного и частного партнеров для инвестирования и реализации проектов в различных сферах экономики»[5 - Можно полагать, что максимальная реализация на практике указанных целей действительно способно вывести экономику России и её регионов на новый инновационный уровень при
условии создании трех базовых условий: финансирование, технологическое и кадровое обеспечение. Если два первых условий можно сформировать на уже имеющейся платформе (бюджетное и частное финансирование имеют места на практике, равно как и существует для этого технические возможности). А реализация третьего условия, как показывают проведенные нами исследования, наиболее проблематична. Проблему создала разорванность связей производственных, научных и вузовских структур, имеющих отношение к научно-исследовательским и опытно-конструкторским и технолого-внедренческим работам (далее - НИОКР и ОКР). Недостаточно методических материалов по оценке результатов управления проектами и программами инновационного переоснащения факторов воспроизводства. В специальной литературе авторы приводят широко распространенные методики оценки финансово-хозяйственной деятельности компаний в целом.
  При всей значительности результатов разработки проблемы перехода российской экономики на инновационной путь развития темпы и уровень такого перехода остаются незначительными. Наличие проблем методологического свойства и нерешенных вопросов практики управления инновационными проектами определяет актуальность исследования. Острая потребность экономических субъектов в организации воспроизводственного цикла на инновационной платформе с использованием системы государственно-частного партнерства и моделей софинансирования инновационных проектов предопределила выбор темы исследования, структуру работы, логику изложения материала, цели и задачи для её реализации.
  ЦЕЛЬЮ ИССЛЕДОВАНИЯявляется развитие теоретико-концептуальных положений инновационного переоснащения факторов воспроизводства высокотехнологичных корпораций России и разработка практических рекомендаций по совершенствованию системы управления инновационными проектами и программами высокотехнологичных корпораций России в условиях глобальной конкуренции.
  В соответствии с поставленной целью были ОПРЕДЕЛЕНЫ И РЕШЕНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ЗАДАЧИ:

• провести сопоставительный анализ теорий и концепций отечественных и зарубежных ученых, содержащих трактовки понятий «новация», «нововведение», инновация» с целью развить содержание данных понятий и определить сферу их прикладного использования при системном решении проблемы перехода российских компаний на инновационные преобразования факторов воспроизводства;

• выявить базовые тенденции и на их основе определить закономерности перехода экономики на инновационный путь развития, позволяющие установить «слабые» звенья в системе инновационных преобразований факторов воспроизводства и определить возможности их устранения;

• охарактеризовать современное состояние научно-производственной сферы деятельности российских высокотехнологичных компаний, установить и систематизировать факторы, определяющие это состояние;

• выявить недоработки в системе нормативно-правового регулирования инновационных преобразований факторов воспроизводства российской экономики и определить их причины и следствия, способствующие поиску возможностей улучшение элементов данной системы;

• определить содержание и элементы системы управления инновационными программами в высокотехнологических сферах экономики России, установить их взаимосвязи между собой и внешней экономической средой;

• выявить необходимость и раскрыть предпосылки реорганизации сложившейся в ГК «Росатом» системы управления инновационными проектами и программами;

• определить перспективы активизации системы управления инновационными программами в высокотехнологичных компаниях России за счет институализации данного процесса и новых инструментов управления проектами инновационного свойства;

• разработать критерии комплексной оценки результатов управления инновационными проектами, позволяющие определить слабые стороны процесса для уточнения позиций Стратегию дальнейшего развития высокотехнологичных компаний России, а также сформировать конкурентные преимущества корпорации, заключающиеся в выпуске новых инновационных продуктов, снижения ресурсных затрат, роста маржинальной прибыли.
  ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ - научно-производственная деятельность высокотехнологичных корпораций, способствующая выработки и реализации инновационных проектов для повышения конкурентоспособности факторов воспроизводства.
  ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫБРАНЫорганизационно-правовые структуры государственной корпорации «Росатом» за период 2010 -2015 гг.
  МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ ИССЛЕДОВАНИЯпослужили фундаментальные теории отечественных и зарубежных ученых в сфере активизации предпринимательской деятельности, конкуренции, инновационных систем и моделей, а также прикладные разработки по ускорению научно-технологического переоснащения российских экономических субъектов в высокотехнологических сферах экономики. Были использованы основополагающие концепции, раскрывающие свойства цикличности и неравномерности современных экономических процессов, Н.Д. Кондратьева и Й. Шумпетера. При разработке базовых положений автор опирался также на результаты исследований С.Ю. Глазьева, В.Е. Дементьева, Б.Н. Кузыка, В.И. Маевского, Г.И. Микерина, Р.Н. Нижегородцева, С.Ю. Румянцевой, Ю.В. Яковца, а также научной школой Государственного университета управления, Центральном экономико-математическом института РАН, Институте экономики РАН и Института экономических стратегий.
  НАУЧНАЯ ГИПОТЕЗАзаключается в разработке важной теоретической и практической проблемы развития принципов и совершенствования правил функционирования элементов системы управления инновационным переоснащением факторов воспроизводстве в высокотехнологичных корпорациях России на основе интеграции функций институциональных структур в сферах научной, технической, производственной деятельности для повышения результативности инструментов управления инновационными проектами и программами в высокотехнологичных корпорациях России.
  Элементы научной гипотезы выражены в результатах, полученных лично автором, заключаются в следующем:

1. сопоставительный анализ теорий инноваций и концепций инновационного развития сфер экономики, корпораций и научно-производственных структур, развиваемых российскими и зарубежными учеными позволил уточнить содержание трактовок понятий «новация», «нововведение», инновация». Уточнение содержание данных понятий позволило концептуально определить сферу их прикладного использования при системном решении проблемы перехода российских компаний к инновационные преобразованиям факторов воспроизводства;

2. определены базовые тенденции и на их основе закономерности перехода экономики на инновационный путь развития, заключающиеся в нарастании индифферентного отношения руководителей производственных структур сфер реальной экономики к освоению инновационных проектов и программ. Это позволило установить «слабые» звенья в системе инновационных преобразований факторов воспроизводства и определить возможности их устранения за счет соединения в одно органичное целое регулятивные функции институтов сфер науки, техники и производства;

3. дана развернутая характеристика современного состояния научно-производственной сферы деятельности российских высокотехнологичных компаний за период с 2009 по 2014 гг. Выявлены и систематизировать факторы, определяющие это состояние, в числе основных определены: неразвитость методик оценки результатов управления инновационными проектами и программами, несогласованность действий государственно-властных и корпоративных структур при определении содержания федеральных целевых программ инновационного развития корпораций, их структур и отдельных бизнес-процессов;

4. установлены базовые недостатки системы нормативно-правового регулирования инновационных преобразований факторов воспроизводства российской экономики, в частности отсутствие Закона об инновационной деятельности в РФ, отсутствие восходящей динамики финансирования фундаментальной и прикладной науки в сфере инноватики и управления её сферами в условиях конкретной практики. Определения данных причин позволило разработать схемы своевременного выявления управленческих рисков и инструменты их минимизации;

5. разработана логическая схема формирования системы управления инновационными программами в высокотехнологических сферах экономики России на основе причинно-следственных связей её элементов (индикативное планирование и стратегирование, учет, анализ и отчетность, инструменты регулятивного свойства и оперативный коррекционный контроль). Концептуальная основа такой системы управления базируется на классических принципах управления и авторских методико-правых принципах, что обеспечивает взаимосвязи элементов системы управления между собой и внешней экономической средой;

6. обоснована необходимость реорганизации сложившейся в ГК «Росатом» системы управления инновационными проектами и программами исходя из наличия к этому фундаментальных предпосылок и мотиваций, заключающихся в пяти целевых установках: стать лидером в отрасли, обеспечить прирост прибыльности, функционировать безопасно и во благо заказчиков, инвесторов и потребителей;

7. разработаны стратегические ориентиры (концепция стратегии, стратегические карты и системы сбалансированных показателей эффективности деятельности ГК «Росатом»), уточняющие перспективы активизации системы управления инновационными программами в высокотехнологичных компаниях России за счет институциализации данного процесса и новых инструментов управления инновационными проектами;

8. разработаны критерии комплексной оценки результатов управления инновационными проектами, обоснована их научная и прикладная ценность - своевременно определять отклонения от установленного Стратегией вектора развития, разрабатывать систему улучшений для дальнейшего развития инновационных проектов в высокотехнологичных компаниях России. Четкость и взаимосвязанность таких показателей формирует основу для выявления возможностей корпорации по расширению рынка продаж и зарубежного сотрудничества, заключающихся в выпуске новых инновационных продуктов, снижении ресурсных затрат, росте маржинальной прибыли.
  Глава 1. Теоретические концепции инновационной деятельности

1.1. Дискуссионные положения понятий «новация», «нововведение», «инновация»
  Результаты проведенного нами исследования и многочисленные публикации ученых и практиков свидетельствуют о том, что для перехода на инновационный путь развития, российской экономике необходима структурная перестройка всех секторов. Переориентация с сырьевой составляющей на мобилизацию факторов роста перерабатывающих секторов и активизацию усилий экономических субъектов и правительства на реализацию научного и технологического потенциала на перспективных направлениях нового технологического уклада. По нашему мнению, концептуальную основу таких преобразований, помимо прочего, формируют результаты развития научных положений относительно содержания таких фундаментальных понятий как «инновации», «институты», «системное и комплексное управление», «государственно-частное партнерство». Как известно, успех практики во многом определяется совершенством теории, определяющей вектор развития данной практики.
  Новшества техники, технологии, организации труда и т. п., а в современной трактовке - «инновации»  - с давних времён рассматривались теоретиками и практиками в качестве основной движущей силы развития общества и модернизации условий жизнеобеспечения индивидуумов. Еще в 1986 г. Ван де Вен указал на то, что «Инновации не просто приспосабливаются к существующим организационным и технологическим моделям, но изменяют структуру окружающей среды и сложившиеся в ней механизмы. Стратегическая проблема здесь - создание инфраструктуры, благоприятной для инноваций».
  В начале XX века С.И. Гессен сформулировал концептуальное положение об университетах. «Университет,  - писал ученый,  - есть преподавание через производимое на глазах учащихся исследование… Единство исследования и преподавания означает, прежде всего, что наука в университетском преподавании всегда рассматривается как еще не совсем разрешенная проблема, как нечто находящееся в процессе исследования, тогда как школа учит готовыми и законченными познаниями»[6 - Корольков В. Кадровая ситуация в высшей школе: тенденции и проблемы // Высшее образование в России № 6, 2000.  - с. 13; Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями.  - М.: Экономика. 1989.  - 345 с.].
  Положения о том, что инновации и нововведения - понятия разного порядка приведены в фундаментальной работе М. Портера[7 - М. Портер. Конкуренция.  - М.: ИНФРА-М, 2009.], где прямо указывается, что «каждая успешная компания применяет свою собственную стратегию. Однако характер и эволюция всех успешных компаний оказываются в своей основе одинаковыми. Компания добивается конкурентных преимуществ посредством инноваций. Это действительно так. Однако весьма спорным является широкая трактовка сути инноваций, которую приводит Г.Я. Гольдштейн. Компании «осваивают новые методы достижения конкурентоспособности или находят лучшие способы конкурентной борьбы при использовании старых способов. Инновации могут проявляться в новом дизайне продукта, в новом процессе производства, в новом подходе к маркетингу или в новой методике повышения квалификации работников. В своем большинстве инновации оказываются достаточно простыми и небольшими, основанными скорее на накоплении незначительных улучшений и достижений, чем на едином, крупном технологическом прорыве. В этот процесс часто вовлекаются идеи, даже не являющиеся
«новыми»  - идеи, которые буквально «витали в воздухе», но не применялись целенаправленно. При этом всегда происходит вложение капитала в повышение квалификации и получение знаний, в физические активы и повышение репутации торговой марки»[8 - Гольдштейн Г.Я. Глобальный стратегический инновационный менеджмент // Интернет-ресурс, 2009]. По общепринятому мнению, первооткрывателем термина «инновация» считается австрийский ученый Й. Шумпетер, раскрывавший этот термин как «коммерциализацию всех новых комбинаций, основанных на: 1) применении новых материалов и компонентов; 2) введении новых процессов; 3) открытии новых рынков; 4) введение новых организационных форм.
  Современные авторы, например, Ф. Янсен, под инновацией понимают: а) событие, возникновение в сфере бизнеса чего-то нового; б) процесс, при котором одно новшество вызывает другое. Изменение в технологии приводит к появлению нового продукта, который, если он используется эффективно, требует изменения в организации бизнес-процессов. В конечном счете, новые продукты могут привести к формированию новых рынков и их развитию[9 - Янсен Ф. Эпоха Инноваций // Пер. с англ. Серия «Менеджмент для лидера».  - М.: ИНФРА-М, 2002. 404 с.].
  Инновация - это результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде нового или усовершенствованного продукта, внедренного на рынке, нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности, либо новой или усовершенствованной организационно-экономической формы, обеспечивающей необходимую экономическую и (или) общественную выгоду[10 - Винокуров В.И. Основные термины и определения в сфере инноваций // Инновации № 4, 2005.  - с. 7].
  Морозов Ю.П. под инновацией предлагает понимать прибыльное использование новаций в виде новых технологий, видов продукции и услуг, организационно-технических и социально-экономических решений производственного, финансового, коммерческого, административного и иного характера[11 - Морозов ЮЛ. Инновационный менеджмент. М.: ЮНИТИ, 2000.  - с. 6]. В то же время, какими бы свойствами, признаками не наделялась данное понятие отдельными авторами, она всегда увязывается с прогрессом. Ряд авторов представляют инновацию как процесс внедрения новшеств[12 - Морозов ЮЛ. Инновационный менеджмент. М.: ЮНИТИ, 2000.  - с. 6; Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями. М.: Экономика. 1989]. А.А. Трифилова и И.А. Коршунов, в свою очередь, под инновацией понимают процесс введения новых методов в организацию и осуществление хозяйственной деятельности[13 - Трифилова А.А., Коршунов И.А. Современный инновационный менеджмент // Инновации № 2 -3, 2003.  - с. 85]. Б. Санто считает, что инновация есть создание и реализация конкурентоспособного технологического преимущества[14 - Санто Б. Сила инновационного
саморазвития // Инновации № 2, 2004.  - с. 6]. Например, Волынкина М.В. инновацией считает вовлечение в экономический оборот результатов интеллектуальной деятельности, содержащих новые, в том числе научные, знания с целью удовлетворения общественных потребностей и(или) получения прибыли[15 - Волынкина М.В. Инновации и предпринимательство: соотношение понятий // Закон. 2006. № 4. С. 33].
  В научной среде отсутствует единство понимания инновационной деятельности. Например, некоторые авторы под эти процессом понимают целенаправленную и организованную творческую деятельность, состоящую из совокупности различных видов работ, взаимосвязанных в едином процессе по созданию и производству инноваций [176]. Другие исследователи под инновационной деятельностью понимают процесс использования нововведений в целях получения прибыли, в коммерческих целях, то есть это не что иное, как разновидность предпринимательской деятельности [161].
  М.В. Волынкина характеризует инновационную деятельность как коммерцию, связанную с получением нового знания и реализацией его другим участникам рынка. На взгляд этого автора, необходимыми компонентами инновационной деятельности являются:
  а) получение новых знаний;
  б) передача их в сферу производства (образования, культуры, искусства);
  в) использование знаний в целях получения новых технологий;
  г) передача технологий в коммерческий оборот.
  На наш взгляд, не вполне корректно использовать термин «управленческая инновация», в то время как многие авторы научных статей его использую. В частности, Савченко Я.В. полагает, что «управленческая инновация направлена на совершенствование системы управления и может охватывать совершенствование организационной структуры управления, технологии управления, методов управления и т. д., т. е. несопоставимые между собой характеристики, оцениваемые по только им присущим критериям, которые в принципе не согласуются между собой, а часть из них не поддается однозначной формализации»[16 - Савченко Я.В. Обоснование критерия оценки нововведений в системе управления компании. Из приведенной цитаты следует, что под этот термин подведены «несопоставимые между собой характеристики, оцениваемые по только им присущим критериям, которые в принципе не согласуются между собой», чего в принципе быть не может. Любой научный термин должен быть конкретен и указывать на определенную совокупность свойств, присущих характеризуемого феномена (предмета, действия, системы и т. п.). Признавая сложность оценки «управленческого
нововведения», Савченко Я.В. предлагает «при расчете результативности управленческого нововведения надо учесть его влияние как на саму систему управления, так и на объект управления и оценить количественно меру этого влияния. Трудность оценки этого влияния связана с тем, что оно проявляется не в форме прямого вмешательства в материальные процессы и условия производства и обращения, а в виде изменения управляющих воздействий, вырабатываемых системой управления в целом. Только на выходе системы управления, в ее низших звеньях эти решения влияют непосредственно на процессы производства и сбыта, в улучшении которых реализуется, в конечном счете, цель и общая функция нововведения. Решения и команды всех остальных органов среднего и верхнего уровней управления оказывают свое влияние на хозяйственные процессы лишь опосредованно, через промежуточные звенья управления»[17 - Савченко Я.В. Обоснование критерия оценки нововведений в системе управления компании. этом в большинстве случаев в качестве основы инновационной деятельности рассматриваются отношения, возникающие в процессе получения новых знаний, под
которые в большей или меньшей степени подведен научный фундамент, то есть знания «высокого уровня» [45].
  Наряду с термином «Инновационная деятельность» в литературе используется равноценное понятие «инновационный процесс», которое также воспринимается неоднозначно. Так, под ним понимают процесс по созданию и внедрению инноваций, представляющий совокупность последовательных этапов от зарождения идеи и создания новшеств до его освоения и производства самой инновации[18 - Смехова Т.А. Указ. соч.  - с. 36]. Другие авторы под инновационным процессом понимают регулируемый процесс, имеющий комплексный характер, который ему придает гамма правовых отношений, возникающих между различными участниками инновационной деятельности на разных ее этапах. Итогом этих отношений будет создание и практическая реализация нововведений, приводящих к коммерческому успеху на рынке [46].
  Содержание термина «инновация» и «инновационная деятельность» широко трактуется не только в федеральных законодательных актах, но и в Законах субъектов РФ[19 - Закон Саратовской области «Об инновациях и инновационной деятельности» от 28.07.1997 г. № 50-ЗСО (в ред. закона от 23.01.2004 г. № 40-3CO); Закон города Москвы «Об инновационной деятельности в городе Москве от 7.07.2004 г. № 45; Закон Курганской области «О научной деятельности, научно-технической и инновационной политике в Курганской области» от 27.03.2000 г. № 302 (в ред. закона от 3.09.2002 г. № 210), Закон Ямало-Ненецкого автономного округа «Об инновационной деятельности» от 27.05.1998 г. № 25-ЗАО; Закон Томской области «Об инновационной деятельности в Томской области» от 2.06.1999 г. № 13-ОЗ; Закон Челябинской области «О стимулировании инновационной деятельности в Челябинской области» от 26.05.2005 г. № 1744; Закон Самарской области «О государственной поддержке инновационной деятельности на территории Самарской области» от 9.11.2005 г. № 1Э8-ГД.]. Сопоставление определений, приведенных в сноске Законах, показало, что в большинстве случаев
интерпретации инновационной деятельности объединяет то, что она напрямую связывается с результатом научно-творческой деятельности и коммерциализацией ее результата. Иными словами, речь идет о вовлечении результатов интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот, и, следовательно, в самом упрощенном виде под инновационной деятельностью следует понимать деятельность по созданию и внедрению в производство результатов научно-творческой мысли. При таком понимании инновационной деятельности интегрированную цепочку взаимосвязей, возникающих с созданием и внедрением результатов мыслительной деятельности человека, в общем виде можно представить следующим образом: разработка научно-технической идеи - апробирование результатов научно-технической идеи - технология - производство результатов научно-технической деятельности - коммерческий продукт.
  Однако подобное восприятие инновационной деятельности касается лишь одной грани исследуемой категории. На самом деле, проявления инновационной деятельности могут быть самыми разнообразными и это обусловлено многозначностью понятия «инновация». Инновации - это получение чего-то качественно нового в любой сфере общественной жизни. Отталкиваясь от данного понимания инновации, под инновационной деятельностью следует понимать любую деятельность, так или иначе связанную с созданием чего-то качественно нового или преобразованием того или иного явления.
  Нередко в исследованиях методологов инноваций можно встретить характеристики национальных стилей инноваций, что совершенно не соответствует природе инноваций. Инновация не имеет национальных оттенков, а, следовательно, каких бы то ни было стилей. Другое дело - нововведения и процессы их апробации на практике, здесь, действительно, каждая страны имеет собственный стиль, проявляющейся в специфике механизмов стимулирования создания нововведений и их применения на практике. Совершенствование методик функционирования стимуляционных экономических механизмов позволяет в каждый исходный момент рассчитывать по получение больших и малых улучшений состояния стимулируемого объекта, каковым может быть любой фактор производства (сырье, оборудование, организация и оплата труда и т. д.).
  Что же касается термина «инновации», то в специальной литературе ученые и практики характеризуют его с двух сторон - с точки зрения процесса и результата. На наш взгляд, многозначность трактовки любого термина затрудняет понимание его смысла и функционального назначения тех практических форм, которые скрыты за его теоретическим определением. На этом основании считаем целесообразным привести разные трактовки термина «инновация» и на основе их аналитического осмысление сформулировать авторское определение. В табл. 1.1.1 нами сведены позиции ученых, характеризующих понятие «инновация» с разных точек зрения.
  Приведенная в табл. 1.1.1 информация свидетельствует об отсутствии единства взглядов ученых и менеджеров компаний, специализирующихся в сфере инновационного развития в отношении раскрытия сути данного понятия. Во всех определениях можно проследить единственный общий признак - это новизна. Все специалисты акцентируют внимание на новизне как на явном признаке инноваций. Кроме того, новизна является обязательным атрибутом инноваций, будь это результат деятельности или процесс. Многообразие взглядов свидетельствует о необходимости выработки консенсусного определения понятию «инновации», а таковым может быть его определение в Законе «Об инновационной деятельности в Российской Федерации», который, к сожалению, отсутствует. В параграфе 2.2 нами будут приведены некоторые доводы в отношении базовых положений данного закона.
  Таблица 1.1.1. Дефиниция термина «инновация» с точки зрения процесса и результата [69; 84; 88; 95; 98; 100; 105]
  Многие ученые и специалисты компаний, разрабатывающих инновационные проекты, указывают на использование термина «инновация» в понимании, которое не всегда соответствует его подлинной, исконной, трактовке. Однако, вся проблема как раз в том, что никто их них не указал, что есть такое «подлинная трактовка понятия «инновация». По нашему мнению, одной из причин этому является отсутствие точных критериев оценки содержания и результатов инновационной деятельности, а также четкого понимания, по каким признакам тот или иной продукт может быть отнесен к инновациям. На наш взгляд, система инноваций - это система качественных преобразований факторов расширенного воспроизводства (средств и предметов труда, способов организации труда, методов управления бизнес-процессами, технологий, информационных сетей и другого) на основе достижений фундаментальной науки, материализованных прикладными науками в соответствующей сфере хозяйственной деятельности. Этой системе объективно присущ ряд функций, содержание которых раскрыто на рис. 1.1.1.
  Рис. 1.1.1. Состав и содержание базовых целевых функций системы инновационных преобразований факторов воспроизводства
  (составлено автором)
  В силу высказанных выше доводов, мы считаем возможным использовать термин «достижения научно-технической деятельности», так как в определенных ситуациях данное понятие «ближе» к российской ментальности и отражает накопленный опыт советского периода. По нашему мнению, необходимо разделять понятия «инновации как процесс» и «как достижения (результат) научно-технической деятельности». Инновациями следует трактовать как двуединую суть преобразований уровня научно-технического состояния факторов расширенного воспроизводства. С одной стороны, это - процесс, в результате которого научные идеи, разработки или технические изобретения доводится до стадии практического внедрения. С другой стороны, это - результат научно-технической деятельности (достижение в качественной и количественной формах), распространенный экономической среде, а в долгосрочной перспективе оцениваемый как источник социально-экономического развития экономического субъекта и прироста добавленной стоимости.
  Отличительной особенностью инноваций является наличие, разумеется, в случае успешности инновационного проекта, мультипликативного эффекта: прирост добавленной стоимости, прибыли от продаж, снижение издержек базовых и вспомогательных бизнес-процессов, а впоследствии - повышение потребительского спроса, повышение внимания со стороны потенциальных инвесторов, укрепление конкурентных преимуществ и удовлетворение финансовых интересов акционеров и менеджеров компании.
  Успешность перехода российской экономики, её секторов и отдельных экономических субъектов, при прочих равных условиях, определяется зрелостью институциональной среды. Однако, как показали результаты проведенного нами исследования, и развитие данной важной сферы сопряжено со многими проблемами. Во-первых, это - проблема методологического плана, поскольку в теории этого вопроса существует множество научных концепций, характеризующих суть понятий «институт» и «институции». Не всё обстоит благополучно и в отношении методико-правовой основы организации и функционирования регулятивных институтов на уровне субъектов «власти» и «бизнеса». В данной связи позитивным шагом можно считать принятие Кодекса корпоративного поведения, который отчасти систематизирует поведенческие нормы институционального характера в корпоративной сфере экономических и финансовых отношений. Тем не менее, наличие разночтений в отношении трактовок содержания понятий «институт» и «институции» не вносит ясности использования сути и назначения таких понятий в практическую плоскость.
  Сложившаяся структура поведенческих стимулов и финансовых интересов, моделей поведения субъектов «власти» и бизнеса», регулятивных правил и стандартов «разошлась» с производственно-технологическими возможностями экономических субъектов, а граждане и участники инвестиционных и других финансово-экономических отношений уже не воспринимают предназначение новых институциональных структур. Такое положение обусловило необходимость анализа различных трактовок определения «институт» и «институция». Результаты такого анализа сведены в табл. 1.1.2.
  Таблица 1.1.2. Определения специалистами понятия «институт»[51; 57; 92]
  На наш взгляд, институция - это свод формализованных (официальных) и неформальных правил, норм, обеспечивающий взаимодействие между экономическими агентами (субъекты государственно-властных органов субъекты корпоративных структур и граждане) на правовой основе и нормах делового оборота, содержание, цели которого понятны и прогнозируемы для принятия экономическими агентами приемлемых для них управленческих решений. Каждый субъект права, создающий и легитими-низирующий этот свод формализованных (официальных) и неформальных правил, нормы, обеспечивающий взаимодействие между экономическими агентами, определяется нами как институт.
  В общем представлении реализация формализованных (официальные) и неформальных правил, норм, обеспечивающих взаимодействие между экономическими агентами, можно определить в качестве системы управления. Сам термин «управление» традиционен для российской правовой и экономической практики. Можно полагать, что научно обоснованная и практически целесообразная необходимость его замены в научной и учебной литературе на иностранный термин «менеджмент» отсутствовала и отсутствует до настоящего времени. Однако, несмотря на устоявшийся деловой оборот с использованием термина «менеджмент», в тексте работы будет использоваться термин «управление» как соответствующий давним национальным традициям. В отношении трактовок этого термина в научной литературе, согласно результатам проведенного нами исследования, разночтения имеются, однако, они несущественные, что показывает информация в табл. 1.1.3.
  Итак, на наш взгляд, понятие «управление» олицетворяет собой сложный причинно-следственный процесс, отражающий содержание комплекса инструментов воздействия субъекта на объект управления (управляемый объект) с целью обеспечения сбалансированного и устойчивого развития управляемого объекта для удовлетворения экономических потребностей, финансовых, социальных и других важных интересов субъекта управления. Как известно, любой процесс протекает в заранее обозначенных правовых рамках, которую образуют и регулируют институты и институции, а это ничто инок как система управления. С общих позиций под управлением можно понимать процесс взаимодействия субъекта и объекта управления, обеспечивающий сбалансированное и устойчивое развитие объекта управления. С точки зрения конкретных функциональных позиций, управление представляет собой причинно-следственные связи.
  Следует полагать, что понятия «управление развитием» и «управление инновационным развитием высокотехнологичных корпораций» различаются по нескольким параметрам. Так, управление развитием (без обозначения объекта управления)  - это управленческая деятельность, цели обеспечить конструктивное функционирование всей системы организационно-правовых, социально-экономических, финансовых, кредитных, страховых, пенсионных, технологических, информационных и всех остальных отношений в обществе. Такое обеспечение предполагает перевод данной совокупности отношений на новый уровень качественного развития.
  Таблица 1.1.3. Трактовки учеными термина «управление» [34; 43; 46; 47; 50; 59]
  Управление инновационным развитием корпоративного бизнеса трактуется нами как совокупность целенаправленных правовых и экономических целесообразных действий по преобразованию всей корпоративной системы организационно-правовых, социально-экономических, финансовых, кредитных, страховых, пенсионных, технологических, информационных и всех остальных отношений в корпоративной сфере бизнеса на основании реализации прогрессивных научных идей или технических изобретений. Такая реализация способствует выходу корпораций на новые рынки и улучшению благосостояния их работников, а, следовательно, успешность корпоративного бизнеса обеспечивает восходящую динамику развития всей российской экономики и благополучие граждан России.
  Сравнение терминов, свидетельствует о том, что они раскрывают новый смысл научно-технического преобразования факторов воспроизводства в соответствии с изменившимися условиями окружающей среды и прогрессом экономической мысли, однако, они сохраняют преемственность, логически оставаясь носителями смысла ранее используемых понятий. Следовательно, новые термины отражают насущные проблемы современности в поиске решений приоритетных задач инновационного развития экономики Российской Федерации, её субъектов, а также всей совокупности структур корпоративного бизнеса.
  Теоретическое наследие Н.Д. Кондратьева, который в 20-е годы ХХ столетия доказал наличие длинных волн капиталистического роста, положено нами в основу исследования. Мы придерживаемся точки зрения, согласно которой, теория больших конъюнктурных циклов нашла свое дальнейшее развитие в концепции технологических укладов Д.С. Львова и С.Ю. Глазьева. Теоретическая база идей Н.Д. Кондратьева, по нашему мнению также оказала сильное влияние на развитие теории инноваций Й. Шумпетера, Г. Менша, которая в свою очередь стала основой для развития концепции национальной инновационной системы К. Фримена, Б. Лундвалла и Р. Нельсона, теории кластеров М. Портера и теории полюсов П. Друкера, Ф.Перру и Х. Ричардсона.
  Н.Д. Кондратьевым было выявлено, что данным изменениям предшествуют значительные научно-технические изобретения и нововведения, своего рода большие взрывы, которые служат катализатором экономического развития (табл. 1.1.4). Визуальное представление вклада этого великого ученого в науку даёт рис.
  Опираясь на базовые положения исследования Н.Д. Кондратьева, следует сделать вывод о том, что смена каждой волны развития осуществлялась за счет массовой замены одного набора технологий - другим, путем прямого замещения или модернизации оборудования, процессов. Ядром данного развития были научно-технические изобретения и нововведения, в современной трактовке - «инновации».
  Таблица 1.1.4. Шесть последовательных конъюнктурных циклов [157]

*Н.Д. Кондратьев в своем исследовании выделял четыре конъюнктурных цикла, таблица была доработана пятым и шестым, на основании исследований К. Перес в рамках ее теории «технологические революции и финансовый капитал».
  Дальнейшее развитие данная теория получила в концепции технологических укладов, авторами которой являются Д.С. Львов и С.Ю Глазьев. Исследования, проводимые в рамках этой научной школы, позволили сделать вывод о том, что в технологической структуре экономики можно выделить группы технологических совокупностей, которые связанны друг с другом однотипными технологическими связями и образующие воспроизводящиеся целостности - технологические уклады [52, 110]. Как отмечают авторы, продолжительность технологического уклада составляет порядка 100 лет, из которых 40 -60 лет - период его доминирования в развитии экономики. К настоящему времени в мировом технико-экономическом развитии можно выделить пять последовательно сменявших друг друга ТУ и в данный момент наблюдается зарождение шестого технологического уклада [52, 110].
  Мы солидарны с мнением академика В.С. Стёпина[20 - Стёпин В. С. Специфика научного познания и его функции в жизни общества // Сайт: утверждающего, что экономика нашего государство находится на пороге нового ТУ и именно в этот период времени у нас есть возможности на опережающее развитие и шансы занять определенные ниши в соответствующих направлениях формирования новой длинной волны экономического роста.
  Изучение, на наш взгляд, базовых основ методологии инновационного развития (теория циклического развития, теория инноваций, теория полюсов роста, теория кластерного структурирования бизнеса) позволило дополнить ее теоретическими взглядами современников и на этой основе систематизировать научные взгляды ученых на феномен «инновационное развитие» (табл. 1.1.5).
  Таблица 1.1.5. Раскрытие учеными существа методологии инновационного развития [88, 90, 91, 92, 94, 95, 96]
  Таким образом, в большинстве отечественных публикаций по проблемам инновационного развития компаний, секторов экономики, регионов и т. д. приводятся различные трактовки термина «инновация». Используется он не только самостоятельно, но и для обозначения ряда схожих определений и процессов инновационного преобразования факторов воспроизводства. Проведенное нами исследование показало, что авторские трактовки во многом схожи, однако, остаются без ответа многие важные методологические положения относительно целесообразности использования этого термина в различных областях науки и практики, образования, а также правовых, социальных и других сферах деятельности экономических субъектов. Следует полагать, что проведенная нами систематизация научных трактовок (табл. 1.1.6) позволит выработать уточнения к содержанию понятий. Для ответа на этот вопрос, нами была собрана и классифицирована информация о различных трактовках терминов, касающихся разных аспектов организации инновационной деятельности.
  Таблица 1.1.6. Определения термина «инновации» [12; 21; 43; 46]
  Кроме того, считаем необходимым уточнить часто используемое в публикациях понятие «инноватор». Инноватор - лицо, предоставившее обществу единолично или в соавторстве абсолютно новое, эксклюзивное материально-вещественное благо (в формах: ноу-хау, техническую новация, новый вид сырья, способа производства или управления бизнес-процессами и т. п.), использование которого способно кардинально улучить ту или иную сторону публичных или корпоративных социально-экономические отношения. Те, кто способствует внедрению этого овеществлённого блага, являются всего лишь экспертами или патентодателями, или стендовыми испытателями, но никак не инноваторами.
  Выводы из параграфа 1.1
  Материал данного параграфа 1.1 подтверждает авторскую гипотезу о том, что залогом инновационного развития Российской Федерации являются эффективное управление инновациями, совершенствование институциональной структуры и механизмов взаимодействия субъектов «власти» и бизнеса. Базовые положения теории оптимального с экономической, финансовой и социальной точек зрения управления инновациями во многом коррелирует с основами теории оптимального функционирования. Появление первых теоретических изысканий по оптимизации развития отраслей было связано с попытками комплексного усовершенствования системы планов, что и привело к созданию системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ). Разработчиками теории СОФЭ были такие советские экономисты и математики как, Л.В. Канторович, В.С. Немчинов, В.В. Новожилов, А.Г. Аганбегян, А.Г. Гранберг, Н.Я. Петраков,
  H. П. Федоренко, С.С. Шаталин, В.А. Волконский, А.И. Каценелинбойген, В.Ф. Пугачев, Ю.В. Сухотин и другие. Следовательно, опираясь на результаты исследовании этих великих ученых, можно развивать принципы и методы системы управления инновациями.
  На наш взгляд, имеющиеся в настоящее время потенциальные возможности инновационных преобразований (запасы сырья, кадровый потенциал, а главное осознание необходимости структурных и институциональных преобразований) нельзя игнорировать, в связи с тем, что исторический опыт (результаты исследований С.Ю. Глазьева, Н.Д. Кондратьева, Д.С. Львова, В.С. Стёпина и других видных ученых) показывает, что подобный шанс у российского общества появиться еще нескоро.

1. 2. Оценка современных тенденций перехода экономики на инновационный путь развития
  Инновационный процесс, как справедливо отметил американский экономист Дж. Брайт, единственный в своем роде процесс, объединяющий науку, технику, экономику, предпринимательство и управление. Он состоит в получении новшества и простирается от зарождения идеи до ее коммерческой реализации, охватывая тем самым весь комплекс отношений: производства, обмена, потребления. Когда наука становится неотъемлемой частью промышленного производства и непосредственной производительной силой, то можно говорить о формировании инновационной экономики.
  Как считается в научном сообществе, переход экономики на инновационный путь развития начался в США. Так, американский историк Э. Тоффлер указывал её начало - 1956 г. «первый символический показатель исчезновения экономики дымящих труб Второй Волны и рождения новой экономики Третьей Волны: «белые воротнички» и служащие численно превзошли заводских рабочих с «синими воротничками»[21 - Тоффлер Э. «Третья волна» // Источник: Эл. ресурс: В последнее двадцатилетие в этот процесс включилось большинство стран мира, в том числе и Россия.
  Как было обосновано в предыдущем параграфе 1.1 исследования в настоящее время Российская Федерация располагает необходимым потенциалом для перехода экономики на инновационный путь развития, несмотря на геополитические и экономические проблемы текущего момента. Часть этого потенциала было сформировано в советский период, когда были разработана комплексная программа научно-технического прогресса (КП НТП) СССР на 1986 -2005 гг. Авторами Программы были видные ученые и экономисты: Л.И. Абалкин, К.И. Таксир, М.В. Келдыш, В.А. Котельников, Б.Е. Патон, С.М. Тихомиров, В.К. Фальцман, А.И. Целиков, А.П. Яркин и другие.
  Достижения советского ТНП позволяли держаться компаниям и в период застоя (этап 4 и 7) и помогает компаниям выжить в настоящее время (рис. 1.2.1).
  Рис. 1.2.1. Этапы эволюции научно-технической системы (НТС)
  (составлено автором)
  Комплексная программа научно-технического прогресса (далее - КП НТП) создавалась для научного обоснования необходимости долгосрочной научно-технической и социально-экономической политики государства. Важную роль в ней играли вопросы обороноспособности и позиций страны в мировом сообществе на основе «всесторонней интенсификации экономики» и «рационального использования» материальных, природных и трудовых ресурсов. Такая КП НТП олицетворяла собой концепцию единства развития науки, техники и производства и рассматривалась как способ решения социально-экономических проблем. В связи с этим, необходимо сравнить тенденции научно-технических преобразований экономики, характерные для советского периода и для настоящего времени. Такая необходимость обусловлена тем, что сравнение позволяет выявить «узкие места» современной национальной инновационной системы и, основываясь на результатах, определить возможности их устранения. На полном основании можно полагать, что предыдущий опыт научно-технического развития экономики государства следует с определенной долей модификации применять в настоящее время (табл.
1.2.1).
  Таблица 1.2.1. Сравнение программ/систем НТР советского периода (разработано автором)
  Как следует из информации в табл. 1.2.1, обращает на себя внимание такой интересный факт. В комплексной программе четко прослеживается единство науки, техники и производства. Это, на наш взгляд, и стало причиной успеха научно-технологического развития экономики в советский период. В настоящее время данного триединства не наблюдается, на наш взгляд, в этом и заключается главная причина медленных темпов инновационного преобразования факторов воспроизводства. На рис. 1.2.2 отчетливо видна нисходящая динамика удельного веса компаний промышленного производства, осуществлявших технологические инновации с 2001 по 2013 гг.
  Рис. 1.2.2. Удельный вес компаний промышленного производства, осуществлявших технологические инновации, %(составлено автором по[235])
  Тенденции роста общих затрат на технологические инновации в промышленном производстве в целом присущи и компаниям энергетического комплекса России (рис. 1.2.3).
  Рис. 1.2.3. Динамика затрат на инновационное развитие технологий (составлено автором)
  Разумеется, при высоких темпах роста затрат возникают проблемы привлечение в экономику дополнительных финансовых ресурсов. Это иллюстрирует диаграмма на рис. 1.2.4. Динамика финансирования НИОКР, отраженная на этом рисунке подтверждает снижения финансовых поступлений во всех высокотехнологичных отраслях России. Практически объемы финансирования НИОКР сократились в среднем на 37 %.
  Рис. 1.2.4. Динамика финансирования НИОКР (составлено автором)
  В странах дальнего зарубежных доля затрат на исследования и разработки корпоративного сектора в общенациональных затратах на НИР (научные исследования и разработки) превышает 65 -70 %. В России наблюдается противоположная ситуация и за счет корпоративного сектора финансируется лишь 20 % затрат на НИОКР. По оценкам аналитиков, большая часть реализуемых бизнесом проектов мотивировано желанием усилить свои конкурентные преимущества или сократить технологическое отставание от зарубежных конкурентов. У субъектов бизнеса отсутствуют мотивации занимать новые рыночные ниши или выходить на новые рынки. В России, по-прежнему, сохраняется тенденция финансирования науки в научно-производственной сфере из средств федерального бюджета. Так, например, по данным опубликованным на официальном сайте Росстата, расходы на фундаментальные и прикладные исследования возросли, в 2000 г. - 17,4 млн. руб., в 2005 г.  - 76,9 млн. руб., а на начало 2012 г. составили 313,9 млн. руб. (0,57 % к ВВП и 2,87 % к общим расходам федерального бюджета. По данным статистического сборника ВШЭ в 2012 г. структура внутренних затрат на
исследования и разработки в энергетической отрасли составляет 3,3 % от общей суммы инвестиционных вложений по целям экономической деятельности. В атомной промышленности также основным источником финансирования НИОКР является государство. Кардинально обратная тенденция наблюдается в технологически развитых странах, таких как Япония, Израиль, Китай, Корея, США, Швейцария, Германия и др., где доля корпоративного сектора в финансировании науки преобладает над государственным финансированием. По данным Минэкономразвития РФ финансирование программ инновационного развития составляет более 900 млрд. руб. и по плану 2013 г. составит 1400 млрд. руб. положительная тенденция намечается в финансировании НИОКР, выполняемых в ВУЗах.
  Тенденция стагнации научно-технической (инновационной) активности промышленных компаний наблюдается на протяжении многих лет, что свидетельствует о наличии хронических проблемах в научно-производственной сфере[22 - Рогуленко Т.М. Контрольное обеспечения управления инновационным развитием филиалов государственных образовательных учреждений // Аудиторские ведомости.  - 2012.  - № 6.  - С. 32 -43]. Из всех компаний, осуществляющих технологические инновации, большая часть (32 %) приходится на сферу производство кокса и нефтепродуктов, электронного и оптического оборудования (25 %), химической промышленности (22 %), 4 % приходится на долю производства электроэнергии (рис. 1.2.5).
  Рис. 1.2.5. Удельный вес технологических инноваций по видам деятельности в 2013 г. в общем объеме промышленности, % (составлено автором)
  Негативная тенденция наблюдается и в динамике численность персонала, занятого научно-исследовательскими работами (рис. 1.2.7). С 2000 г по 2014 г.
  Следует отметить для сравнения, что в СССР большое внимание уделялось развитию научной сферы и к 1990-м годам в отрасли работало порядка 2 млн. научных сотрудников (из них более 1 млн. сотрудников приходилось на территорию современной России). На тот период, это больше, чем в любой другой стране мира. Научно-исследовательская деятельность активно велась в трех секторах: академическом, вузовском и отраслевом. Наиболее развитым был отраслевой сектор. Важно подчеркнуть то, что научно-техническая (инновационная) цепочка не прерывалась и большая часть разработок в НИИ, НПО и в других структурах внедрялась непосредственно в производство. В настоящее время тенденции негативные во всех сферах научной и производственной деятельности.
  Рис. 1.2.6. Структура затрат на технологические инновации в промышленном производстве по видам инновационной деятельности, % (составлено автором по [235])
  Рис. 1.2.7. Численность персонала, занятого научно-исследовательскими работами, чел. (составлено нами по [235]).
  Следовательно, для большей результативности инноватизации факторов воспроизводства следует, на наш взгляд, разработать принципиальные основы для объединения экономических субъектов, занятых в сферах науки, техники и производства для начала в высокотехнологичных сферах деятельности (например, в составе Росатома). Такой структурой может быть научно-производственная сфера (далее - НПС), функционирование которой позволит привлечь российских специалистов для работы над инновационными проектами на российской территории. Пока же трансформационные процессы последних десятилетий существенно разрушили существующую научно-производственную базу, однако, остается определенный задел для её возрождения. В высокотехнологичных сферах экономики сохранились и функционируют научно-исследовательские институты, научно-производственные объединения, лаборатории. Именно в таких сферах следует концентрировать ресурсы для формирования научно-производственной сферы (НПС), способной реализовывать инновационные проекты. Выделение НПС в высокотехнологичных отраслях в качестве Центра управления инновациями может явиться
антистимулом «исходу» инноваторов из России.
  Рис. 1.2.8. Динамика, так называемой «утечки мозгов» (составлено автором)
  В настоящее время развитие НПС находится под прессом геополитических неурядиц и целого комплекса рисков, транспортируемых ей внешней и внутренней экономической средой. Сложности возникают и по причине, так называемой, «утечки мозгов», как это иллюстрирует график на рис. 1.2.8.
  Мы полагаем, что НПС - это системно структурированный комплекс институциональных структур в научной, образовательной, производственной и технологической сферах в настоящее время разрозненно выполняющих заказы высокотехнологичных корпораций. Без такого объединения сложно оптимизировать негативное действие в компаниях атомной промышленности целого ряда факторов, содержание и сила действия которых проиллюстрировано на рис. 1.2.9.
  Рис. 1.2.9. Факторы, препятствующие инновациям в компаниях атомной промышленности (составлено автором по [235])
  По нашему убеждению, НПС является прообразом управляемого инновационного кластера, так как предполагается, что научно-производственная сфера возникает как результат целенаправленного управления, в соответствии с реализацией государственных стратегических планов; НПС может пользоваться финансовой, экономической и политической поддержкой институциональных партнеров и имеет «ядерную структуру»  - с центральным предприятием, в нашем случаи эту функцию может выполнять НПО. Причиной, по которой мы предлагаем все же использовать понятие НПС - обосновано в первой главе исследования, данное понятие наиболее адаптивно в сложившихся исторических и институциональных условиях, а также не имеет территориальной зависимости.
  НПО характеризуется нами как функциональный элемент НПС, и оно должно быть связующим звеном в трансфере результатов научно-технической деятельности в производство. Основное свойство НПО - ликвидация организационной разобщённость различных стадий процесса разработки и освоения производства инноваций, в результате чего обеспечивается непрерывность научно-технического прогресса.
  Институциональная структура НПС может развиваться, подчиняясь фундаментальным принципам, проиллюстрированным на рис. 1.2.10.
  Рис. 1.2.10. Принципиальная основа успешного функционирования научно-производственной сферы (НПС) (составлено автором)
  Именно в рамках НПО появляется возможность для привлечения конструкторов, проектировщиков, инженеров, технологов и производственников к активному участию в разработке научных и технических идей, начиная со стадии исследования. Мы считаем возможным использовать положительный советский опыт, так как возродить НПО проще, чем строить национальную инновационную систему с нуля. Считаем возможным активизировать деятельность НПО в крупных наукоемких отраслях, которые уже имеют для этого перехода все предпосылки, так как к научно-техническому развитию более восприимчивы крупные, экономически состоятельные компании, которые имеют в достаточном размере финансовые, интеллектуальные, кадровые ресурсы и соответствующую институциональную инфраструктуру.
  Современная практика научно-производственной деятельности экономических субъектов России показывает, что структуры, подобные НПС и НПО, мало изменились с советских времен, хотя на их развитии десятилетиями оказывалось административное давление.
  Рис. 1.2.11. Комплекс внутренних и внешних факторов воздействия на НПС (составлено автором)
  В настоящее время остаётся действующей долгосрочная Стратегия социально-экономического развития России до 2020 г. В параграфе 1.1 нами были приведены результаты исследования по существу понятия «система управления инновациями» и раскрыта его трансформация из теоретического понимания в прикладные формы использования. Это даёт основания для предметной характеристики элементов этой системы и методов управления инновациями. Встраивание НПС в данную Стратегию придаст структуре новый импульс для развития. Пока же в настоящее время на НПС оказывает влияния целый комплекс факторов внешней, так и внутренней среды.
  Функционирование любой системы в сфере экономических реалий предполагает наличие в ней «живого начала»  - комплекса взаимодействующих между собой, а в своем единстве и с внешней средой элементов. В экономической литературе это принято называть как «организационно-функциональный механизм», «экономический механизм», «организационно-экономический механизм». Элементы экономического механизма - это совокупность функциональных предписаний нормативно-правового характера, реализующих в свою очередь положения законодательства в той или иной сфере экономических отношений. Например, Закон об инвестициях предполагает реализацию на практике неукоснительных правил, которым должны придерживаться стороны инвестиционного договора, это могут быть концепции, программы, инструкции, предписания, распоряжения правительства и т. д. Все они в совокупности определяют некий фарватер, в пределах которого должны двигаться участники инвестиционного договора, причем, двигаться с заранее заданной целью, а вектор такого движения определяют их взаимосогласованные экономические и в том числе финансовые, кредитные, страховые и другие
интересы. Ориентиры такого движения, условия действий, индикативные параметры реализации действий и многое другое задается стратегией, в данном случае стратегией привлечения, размещения и использования инвестиций. В зависимости от того или иного сектора, сферы, участка экономики, их территориальной принадлежности и правового статуса стратегии могут различными: федеральная стратегия социально-экономического развития страны в целом, стратегии развития региона N и т. д. Иными словами, содержание стратегии определяется содержанием конкретной сферы экономических отношений: финансовых, налоговых, кредитных и др. С предметных позиций следует различать стратегии развития компании, малого бизнеса или какого-то сектора экономики, например, энергетического. Все те объекты, развитие которых определяется стратегией, являются системами (экономическая система, в её составе находится финансовая и другие монетарные системы). В «движение», как уже указано выше, они приводятся механизмом, а сам механизм функционирует с целью реализации ориентиров, определяемых конкретной стратегией. Как видим, всё вокруг системно
взаимосвязано и взаимообусловлено. Выявить причинно-следственные связи в «большой» и входящие в её состав множества «малых» систем (это уже - подсистемы)  - значит понять как «работают» их механизмы (хорошо, со сбоями или плохо «работают»), а поняв - определить, что предпринимать далее. Такая последовательность аналитической оценки и умение конструктивно реализовать полученные результаты анализа означает - ничто иное, как управление «большими» и «малыми» системами согласно выбранной экономическими субъектами стратегии их функционирования (целеполагание и комплекс индикативных показателей, определяемых на перспективу).
  Все вышеприведенные доводы характерны для предмета нашего исследования - системы управления инновационными проектами, функционирующей в таком высокотехнологичном секторе российской экономики как атомная энергетика (это - объект исследования). Развитие такой системы осуществляется, равно как всех других экономических систем, согласно выбранной стратегии. Стратегия формирует новые ориентиры развития энергетического сектора в рамках перехода российской экономики на инновационный путь развития, предусмотренный Концепцией долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г.[23 - Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г. утв. распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 г. № 1662-р.] (далее - Концепция).
  Как правило, содержание характеризуемой нами стратегии определяют несколько базовых блоков, показанных на рис. 1.2.12.
  Рис. 1.2.12. Шесть базовых блоков энергостратегии
  (составлено автором)
  За время, прошедшее с начала реализации (2009 г.) Энергетической стратегии России на период до 2020 г., российский энергетический сектор развивался преимущественно в рамках основных прогнозных тенденций, предусмотренных указанным документом, несмотря на существенные отклонения базовых экономических индикаторов развития страны и внешнеэкономических условий от их значений, прогнозровавшихся в 2003 г.
  Главными векторами перспективного развития отраслей топливно-энергетического комплекса, предусмотренными Энергетической стратегией России на период до 2020 г., являются:

• переход на путь инновационного и энергоэффективного развития;

• изменение структуры и масштабов производства энергоресурсов;

• создание конкурентной рыночной среды;

• интеграция в мировую энергетическую систему.
  Временные рамки окончания первого этапа (ориентировочно 20132015 гг.) определяются масштабами последствий кризиса и скоростью их преодоления экономикой и энергетическим сектором. Второй этап - это этап перехода к инновационному развитию и формирования инфраструктуры новой экономики. В соответствии с этим доминантой второго этапа будет общее повышение энергоэффективности в отраслях топливно-энергетического комплекса и экономике в целом как результат проведенных на первом этапе мероприятий по модернизации основных производственных фондов и соответствующих нормативно-правовых и институциональных преобразований, а также реализация инновационных и новых капиталоемких энергетических проектов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, на континентальном шельфе арктических морей и полуострове Ямал.
  Рис. 1.2.13. Стратегические ориентиры развития атомной отрасли до 2030 г. (составлено автором по [109])
  Пример индикативных показателей можно видеть в прогнозный топливно-энергетический баланс России на период до 2030 г. предусматривает:

• снижение доли газа в потреблении первичных топливно-энергетических ресурсов с 52 % в 2005 г. до 46 -47 % к 2030 г.;

• увеличение доли нетопливных источников энергии в потреблении первичных топливно-энергетических ресурсов с 11 % до 13 -14 % к 2030 г.;

• масштабное снижение удельной энергоемкости экономики и энергетики (в 2,1 -2,3 раза) при незначительном росте внутреннего потребления (в 1,4 - 1,6 раза), экспорта (в 1,1 -1,2 раза) и производства энергоресурсов (в 1,3 -1,4 раза)1.
  Цели развития объекта нашего исследования (корпораций атомной промышленности до 2030 г.) приведены на рис. 1.2.13.
  На наш взгляд, для создания и распространения инноваций, возрождения и эффективного функционирования научно-производственной сферы необходима ее адаптация к рыночным условиям, среди которых наибольшее воздействие оказывает экономическая нестабильность, обострение конкуренции с мировыми инновационными центрами, снижение профессионализма в научной сфере деятельности. В связи с этим, следует указать на базовые факторы (рис. 2.1.14), определяющие состояние рынка инноваций, влияющие на динамику развития российской научно-производственную сферы (НПС).
  Рис. 1.2.14. Факторы рыночной среды (составлено автором)
  Выводы из параграфа 1.2
  Благодаря отказу от акционирования экономических субъектов атомной промышленности и сохранения в ней государственной формы собственности удалось избежать организационной и производственной раздробленности этого важнейшего сектора экономики, что, к сожалению, наблюдалось в других экономических секторах. [24 - Индикаторы стратегического развития минерально-сырьевой базы топливноэнергетического комплекса на период до 2030 г.]
  Проведенный анализ позволяет нам сделать следующие выводы о научно-технической деятельности промышленных предприятий. По данным Федеральной службы государственной статистики, стимулом для осуществления инновации, по-прежнему остается желание повысить конкурентоспособность выпускаемой продукции на товарных рынках. Так, на внутреннем рынке лишь 24 % анализируемых компаний промышленного сектора охарактеризовали ее как «высокую», 61 % - как «среднюю», а 9 % - как «низкую». Только 7 % сочли конкурентоспособность своей продукции «высокой» на внешнем рынке.
  По итогам 2011 г. увеличился удельный вес компания, у которых отмечена позитивная тенденция воздействие научно-технических разработок на технико-экономические результаты деятельности их компаний, а с 2014 г. наметилась тенденции снижения. На основании метода экспертных оценок, были выявлены основные факторы, сдерживающие научно-техническую (инновационную) деятельность. Главные среди них - неразвитость инновационной инфраструктуры, под которой понимается совокупность субъектов научно-технической (инновационной) деятельности (институты, организации и физические лица), обеспечивающих благоприятные условия и возможности для производства и реализации нововведений (инноваций)[24 - Индикаторы стратегического развития минерально-сырьевой базы топливноэнергетического комплекса на период до 2030 г.]. По мнению экспертов, второй наиболее важной проблемой является недостаток квалифицированных кадров, способных осуществлять исследования, разработки и последующее внедрение результатов научно-технической деятельности. Также немаловажную роль в данной статистике играет правовая (законодательная) база и неразвитость
рынка технологий.
  Совокупность внешних и внутренних факторов НПС влияет не только на внутреннюю динамику научно-производственной сферы, но и на уровень инвестиционной привлекательности страны в целом. В рейтингах Мирового Банка, характеризующих качество регулирования и правовую среду, Россия на протяжении последних пяти лет продемонстрировала максимальное ухудшение позиций [233]. Анализ Индекса глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (GCI WEF) показал, что традиционными «провалами» конкурентоспособности российской экономики остаются слабая институциональная среда, низкая эффективность товарного рынка, низкий уровень развития финансового рынка (непрозрачность, неравные условия конкуренции, создаваемые преференциями, получаемыми госбанками), а также недостаточная активность бизнеса. [25 - Рогуленко Т.М. Теория совместимости научного познания экономических процессов и ее роль в развитии контроля управления компанией как социальноэкономической системы // Вестник Университета (Государственный университет управления).  - 2014.  - № 3.  - С. 173 -177.]
  Глава 2. Оценка системы управления инновационным развитием высокотехнологичных компаний

2.1. Характеристика отечественных и зарубежных систем управления инновациями
  С середины 50-х годов истекшего столетия, как справедливо полагают видные российские ученые Балацкий Е.В., Полтерович В.М. Петрушенко Л.А., Ревуцкий Л.Д., будущий прогресс науки связан с приобретением с этого периода постоянно растущей популярности в научно-исследовательской среде системного метода осмысления событий окружающей социополитической и экономической среды. По утверждению Балацкого Е.В., «не будет ошибкой утверждение, что данная методология ознаменовала собой своеобразную парадигмальную революцию. Смысл произошедшей смены парадигмы познания очень ёмко выразил О. Розеншток-Хюсси: вместо парадигмы выведения высшего из низшего (иначе - системы из элементов, целого из частей) стали пользоваться парадигмой выведения низшего из высшего (т. е. элементов из системы, частей из целого)[26 - Розеншток-Хюсси О. Бог заставляет нас говорить. М.: Канон+, 1997, с. 17].
  Проведенное нами исследование систем управления инновационным развитием секторов российской экономики позволило выявить два направления в характеристике прикладного значения системного метода исследований. Одни эксперты, в частности Е.В.Балацкий [25, 26], Ревуцкий Л.Д. [129], Комлев Л.Н. [112] полагают, что не стоит преуменьшать роль новой парадигмы в инновационных преобразованиях факторов воспроизводства. Другие исследователи утверждают, что в настоящее время применение системного метода в поиске ответа на наиболее сложные вопросы инновационных преобразований так не решило имеющиеся в данной плоскости проблемы. Напротив, как считает Е.В. Балацкий, применения этого метода «порождает новые, ранее неизведанные проблемы. Главная среди них состоит в том, что описание, основанное на системном методе, становится неоднозначным в смысле множественности. Один и тот же процесс, как оказывается, можно описать разными способами. В основе этого эффекта лежит само понятие системы, которое относится к разряду слабоструктурированных и плохо определяемых»[25]. Разумеется, этот ученый, верно отмечает невозможность
решения применением системного метода познания всех проблем. Однако, по нашему убеждению, без системных исследований, позволяющих установить причинно-следственные связи элементов системы между собой и своей совокупности с внешней средой, а на их основе определить «слабые звенья» и «точки роста» не может обойтись ни одно сколько-нибудь серьёзное исследование.
  Всё мироздание находится в системной связи, нарушения в одном элементе приводит к сбоям всей системы - это Закон развития СИСТЕМ. Экономика от масштабной конфигурации (экономика страны) до самой малой (домашнее хозяйство) представляет собой «живую» развивающуюся систему и их познание требует применения системного метода (метода взаимообусловленности элементов системы их спецификой, прочностью связей между собой и внешней средой, адаптивностью к её изменениям). Как известно, видов систем бесчисленное множество и как утверждает Петрушенко Л.А., существует множество понятий, близких понятию «система»: образование, объединение, множество, объект и т. п. В конечном счете, ученый определяет понятие «система» как «объединение, обладающее внешней и внутренней необходимостью по своему существованию и содержанию» [158]. По мнению Петрушенко Л. А., для любого объекта характерна известная целостность, полнота и законченность, однако, для системы эти свойства играют особенно важную роль [159].
  Следует полагать, что системный метод познания эффектов внешнего мира и их вызвавших причин и последствий представляет собой моделирование систем и их поведения в интересующей исследователя сфере. Разделяя мнение Балацкого Е. Е в том, что «под моделью в данном случае им понимается формализованное, структурированное и упрощенное представление (описание) реального объекта, выраженное в символической форме» [26] нами предпринята попытка создания модели управления инновационным предобразованием факторов воспроизводства в структуре деятельности ГК «Росатом». При этом нами было использовано предупреждение видных ученых о том, что «любая модель содержит некоторую ошибку в отношении воспроизводимого ею реального мира. Это связано с тем, что модель по определению является упрощенным образом реальности. Для минимизации ошибки, любая модель строится, исходя из ее целевого характера, т. е. она строится для конкретных целей и для решения вполне определенных задач. Изменение целей и задач ведет к изменению модели и, следовательно, к изменению описания элементов системы и их взаимосвязей. Кроме этого существует
множество приёмов в описании системы (методов моделирования), применение которых дает разные модели и теории даже для одних и тех же задач. Тем самым в основе системного метода лежит множественность моделей системы, а вместе с этим и множественность погрешностей, которые присущи всем моделям [26].
  Национальная экономика и все её сферы и сектора (макро - мезо - микроэкономика, в т. ч. частные предприниматели, домашние хозяйства и др.) относятся к числу сверхсложных и подвижных систем, как своём развитии, так и при разрушении. Следовательно, выбрать наиболее адекватную модель для познания и управления интересующей исследователя системы из множества существующих моделей - задача крайне сложная. Разнообразие свойств сверхсложных и подвижных систем свидетельствует о важном эффекте, сформулированном В.М. Полтеровичем: «Экономическая действительность настолько многовариантна и подвижна, что скорость ее изменения опережает темп ее изучения» [160]. Следовательно, такое опережение может быть определено в качестве когнитивного препятствия для прикладного использования результатов теории управления экономическими, в т. ч. инновационными процессами. Создание теорий и прикладных моделей их материализации растягивается, как правило, на долгие годы, а реальная действительность за это время может уйти далеко вперед и тогда все труды теоретиков-инноваторов становятся бесполезными. Осмысление данной ситуации П.
Вирилио (P.Virilio), дало основание для формулирования специального термина - дромократия, т. е. господство скорости в передаче объектов и символов [70]. Как полагает Д.Дзоло, «ускорение темпа жизни, вызванное новыми технологиями, является причиной усиливающейся сенсорной недостаточности у людей [70]. По аналогии с этим утверждением правомерно отметить наличие особой сенсорной недостаточности не только в науках, развивающих прикладные процессы (например, инноватика), но и, как полагает Е.В. Балацкий «всех социальных наук, которые не успевают вовремя реагировать на происходящие в обществе изменения [26].
  В связи с выше раскрытыми положениями относительно использования системного метода познания реальности, важной представляется идея, высказанная В.М. Полтеровичем «о необходимости целенаправленного построения институциональных траекторий, представляющих собой описание совокупности институтов во времени. Речь идет о том, что реформатор ставит задачу построения финального (искомого) института и для ее решения выбирает определенную институциональную траекторию, т. е. последовательность промежуточных институтов, ведущую к намеченной цели. Промежуточные (вспомогательные) институты «соединяют» действующие институты с наиболее передовыми, финальными. При приближении к финальному институту промежуточные институты подлежат демонтажу и расформированию как утратившие свое значение. Однако без них построить высокоэффективный институт в неподходящей среде практически невозможно [160]. Следовательно, на наш взгляд, создание и постоянное совершенствование институциональной платформы для инновационной модернизации факторов воспроизводства является непременным условием достижения желаемого результата, которых
определяется Стратегией инновационного развития национальной экономики в целом и Миссией инновационного развития экономических субъектов в высокотехнологичных сферах российской экономики. Согласно данной концепции нами разработаны и предложены в главе 3 работы инструменты активизации системы управления инновационными проектами в высокотехнологичных компаниях.
  Многие ученые при характеристике методов управления инновационным процессом, инновационными проектами и программами предлагают разграничивать термины «инновационный менеджмент» и «менеджмент инноваций». Так, например, Бабанова Ю.В.[27 - Бабанова Ю.В., к.э.н., директор Научно-образовательного центра «Управление инновациями» ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ).] считает, что «первый термин следует понимать как систему инновационных методов управления, а во второй как управление инновациями в организации, которые могут осуществляться в различных сферах - как производственной, так и организационной»[28 - Бабанова Ю.В., к.э.н., директор Научно-образовательного центра «Управление инновациями» ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ). Моделирование инновационного менеджмента в организации, Сб. науч. Трудов «ЮУрГУ» (НИУ), 2013]. Нами в параграфе 1.1 исследования отмечалось методологически некорректное использование прилагательных по отношению к словам «стратегия», планирование, управление и т. д. В этом же ряду стоит и термин «инновационный менеджмент», не дающий конкретного представления о специфике предмета, объекта и субъекта
управления. Еще раз повторимся, что традиционный термин «управление объектом, в той или иной предметной области и осуществляемый тем или иным субъектом» не следует заменять на иностранное слово «менеджмент». Далее Бабанова Ю.В. характеризует «менеджмент инноваций как систему механизмов управления инновационной деятельностью в организации с целью достижения и поддержания высокого уровня ее конкурентоспособности в условиях глобальной экономики. Наряду с принципами, процессами и методами общего менеджмента, характерными для любого предприятия в целом, выделяются отдельные его разновидности, использующие специфические формы управления различными функциональными сферами предприятия или видами хозяйственной деятельности. Они получили название функционального менеджмента. Так, управление процессами производства продукции составляет содержание производственного менеджмента, финансовыми процессами - финансового, инвестициями - инвестиционного, кадрами - персонального менеджмента и т. п. На наш взгляд управление всегда функционально, ибо его олицетворяет двуединое понятие, с одной стороны, это - система с
присущими ей особыми функциями и целеориентированием, а, с другой, это - совокупность действий (процесс) по отношению к управляемому объекту со стороны управляющего субъекта. Дуализм этого понятия ничуть не противоречит глубинной сути данного понятия, поскольку при конструировании системы (выбор методов управления, выявление специфики объекта и др.) изначально описывается концепция, а затем разрабатываются методики её воплощения на практики с предполагаемым набором показателей оценки результативности функционирования данной системы. Совокупность таких методик можно определить как организационно-функциональный механизм «запуска» системы «в жизнь».
  Различные сферы фундаментальной науки генерируют и разного рода знания, которые материализуются в прикладных научно-исследовательских сферах деятельности. Разумеется, результаты такого рода деятельности окажутся в том случае применимыми, если они будут способствовать развитию того или иного сектора экономики. А для этого необходима действенная система управления продвижением фундаментальных знаний в конкретные продукты, технологии, методы управлении и коммуникации. В действительности, во всех элементах данной системы взаимодействия науки, техники и производства имеются проблемы и задачи, требующие решения. Алгоритм выявления проблем и логическая последовательность действий по их разрешению представлены на рис. 2.1.1.
  Управление инновационные проектами и программами - органичная часть системы управления стратегией развития бизнеса компаний, т. е. важнейшая функциональная подсистема. Как справедливо полагает Д. Методовников, в частных компаниях новый тип управленца - менеджер инноваций стал необходим из-за того, что ресурс нетехнологической конкуренции (за счет цен, дешевой рабочей силы и т. д.) оказался почти исчерпанным. Начался бум создания компаниями собственных К&Б-центров, специалисты заговорили о необходимости реинкарнации отраслевой науки в корпоративном формате и преодолении инжинирингового провала. Этой хорошо забытой функцией - разработкой и внедрением новых технологий в компаниях, созданием нового продукта и доведением его до рынка - нужно управлять. Отсюда и возникает острая потребность в соответствующих департаментах и их руководителях[29 - Медовников Дан. Почему наши корпорации не инновационны? // Однако для реинкарнации отраслевой науки в крупных государственных корпорациях российским правительством был выбран далеко не оптимальный путь. Так, по его приказу такие корпорации были вынуждены в
срочном порядке подготовить Программы инновационного развития, назначить вице-президентов по инновациям и создать соответствующие департаменты. Разумеется, формальное отношение к такому важнейшему делу привело к появлению множества бумажной макулатуры и электронных программ с красочными отчетами. В действительности воспроизводственный процесс продолжал базироваться на зарубежных технологиях или «отверточном» оборудования с вкраплением отечественных инновационных проектов малой эффективности. Иными словами, менеджеры инноваций крупных корпоративных структур ни по каким параметрам не могут быть отнесены к так называемому «креативному классу», занятому преимущественно творческим созиданием нового продукта, технологий и коммуникаций. Их рутинная работа никак этому не способствует. Обязанности таких менеджеров, распределенные нами по доле временных затрат труда, показаны на рис. 2.1.2.
  Рис. 2.1.1. Логическая схема стратегически ориентированного планирования реализации Миссии инноватизации факторов воспроизводства компании (составлено автором)
  Рис. 2.1.2. Процентная доля менеджеров инноваций, занятых различными видами деятельности (составлено автором)
  Процесс созидания инноваций является наиболее пространственно неопределенным (изобретатель, ученый и другой «инноватор» может находиться на другом континенте от места функционирования своей корпорации) и предельно растянутым во времени. Это обусловливает применения особых методов управления. Кроме того, сложность оптимизации системы управления предопределена наличием в инновационной «цепочке» совершенно разнородный процессов (рис. 2.1.3).
  Рис. 2.1.3. «Цепочка» инновационного цикла (составлено автором)
  Для обеспечения бессбойного процесса в такой «цепочке» требуется профессиональная команда менеджеров (управленцев) с ответственным руководителем в каждом звене такой «цепочки». Вся проблема системы российской системы управления инноваций, как подчеркивают многие эксперты в том, что «если суть деятельности компании - инновации, то так и происходит.
  Если нет, но мода или политическое руководство требует, приходится создавать департаменты инноваций где-то сбоку от главной траектории движения корпорации и заставлять тратить на них свое рабочее время управленцев третьего уровня, хорошо вписанных в организационную рутину»
  Осознание остроты проблем перехода российской экономики на инновационный путь развития отчетливо проявилось на Международном форуме в Дубне и Москве «Инновации. СНГ. Будущее» (2012 г.)[30 - Организован Международным инновационным центром нанотехнологий СНГ и Объединенным институтом ядерных исследований (ОИЯИ) при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (руководитель - А.Рузаев. Среди участников форума - представители органов государственной власти, научных и образовательных центров, высокотехнологичных компаний, молодые ученые и специалисты России и других стран СНГ - Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, Молдавии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Украины, а также представители инновационных организаций Европейского Союза.]. Участники форума обсуждали возможности консолидация усилий в области развития инноваций представителей научного, образовательного и бизнес-сообществ на пространстве СНГ, и готовность экономических субъектов и правительственных органов России и других стран в развитии инновационного сотрудничества.
Предполагалось, что итогом форуму станет концептуальные положения модели управления инновациями на постсоветском пространстве. Как подчеркнул руководитель форума А. Рузаев[31 - А. Рузаев - заместитель директора Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) по инновационному развитию и директор МИЦНТ СНГ.], следует опираться на опыт Объединенного института ядерных исследований и разработки отечественного Международного инновационного центра нанотехнологий СНГ. Российские ученые и менеджеры инноваций знают, что собой представляет опыт и модель управления инновациями в Европе, которая, как нам кажется, по ментальности ближе к России и к странам СНГ. Следует обозначить те особенности и те характерные черты, которые свойственны моделям управления инновациями в Европе, в СНГ, в России.
  Интересное мнение относительно полезности (бесполезности) менеджера по инновациям представлено А. Акиньшиной[32 - Акиншина А.  - менеджер проекта по разработке профессионального стандарта «Менеджер по инновациям» в «Клубе директоров по науке и инновациям» (2015 г.).]. Она полагает, что это - лишняя фигура в компании и приводит ряд убедительных на наш взгляд доводов. Во-первых, такой специалист не владеет общей инновационной методологией и ориентирован в большей степени на внешнюю по отношению к компании среду, нежели на внутренние задачи по согласованию действий функциональных подразделений в ходе внедрения инновационного решения. Во-вторых, кросс-функциональность задач управления инновациями не позволяет свести их лишь к обязанностям менеджера по развитию бизнеса, заведомо не предназначенного для выполнения роли координатора (Orchestrator) инновационных преобразований в компании. В-третьих, появление этой должности является следствием политики «принуждения к инновациям» и не имеет ничего общего с реальным бизнесом. Тем не менее, крупнейшее специализированное мероприятие для руководителей
инновационных подразделений крупных международных компаний - Chief Innovation Officer Summit - состоялось в июне 2014 г. уже в третий раз, собиравшее более 200 представителей профессионального сообщества директоров по инновациям со всего мира. Все солидарны во мнении, что управление инновациями должно стать такой же необходимой корпоративной функцией, как финансы или маркетинг. В-четвертых, корпоративное предпринимательство является сложнейшей формой воплощения инновационной активности сотрудников компании, позволяющая, при должных усилиях и благоприятной внешней среде, достигать существенных результатов. Однако, как и любая форма организации деятельности, близкая к краудсорсингу, она требует постоянного мониторинга и приведения всех действий в соответствие с корпоративной стратегией развития бизнеса. В компании с развитой культурой корпоративного предпринимательства менеджер по инновациям способен выполнять важную функцию по координации и поддержке инновационных предложений сотрудников компании. В итоге, следует заключить, что менеджер по инновациям в структуре российских крупных компаний уже нельзя
назвать профессией отдаленного будущего, это - реальность настоящего времени, переживающая те же «болезни роста», что были свойственны всем мировым державам. Характерно, что «в 2007 г. исследование, проведенное на базе американской Ассоциации Инновационных Менеджеров, наглядно показало, что одна из основных причин провала планов инновационного развития в компаниях - полная неопределенность задач специалистов, занимающихся их осуществлением. Инновационные задачи решались чересчур «инновационными» методами, не предусматривавшими простейшего разделения зон ответственности и степени участия профильных специалистов в конкретных процессах»[33 - сайт Ассоциации Shutterstock.com].
  Важным элементом системы управления инновациями, является, на наш взгляд, такая институциональная структура как государственно-частное партнерство. В настоящее время механизм взаимодействия субъектов власти и бизнеса требует совершенствования как нормативно-правовой базы, так практических форм и условий взаимодействия. Наиболее существенные препятствия для такого взаимодействия показаны на рис. 2.1.4.
  Рис. 2.1.4. Первопричины слабости инструментов системы ГЧП
  (составлено автором)
  В структуре учреждений отечественной науки по-прежнему, доминируют самостоятельные научные организации, обособленные от ВУЗов и компаний промышленной сферы, включая энергетической комплекс (на них приходится свыше 80 % затрат на науку). В зарубежных странах эффективность функционирования НИС напрямую зависит от взаимодействия компаний и университетов, причём, именно университеты генерируют новые, знания, инновационные продукты и технологии.
  Тенденция последних лет свидетельствует о том, что большинство организаций, выполняющих исследования и разработки, являются государственными автономными учреждениями с минимальной величиной бюджетного финансирования. Прикладная наука представлена НИИ, а не промышленными компаниями (их не более 7 %). Исследовательской деятельностью занимаются 45 % ВУЗов, на долю которых приходится порядка 7 % от общих затрат на науку (в два раза ниже средних показателей по странам ОЭСР), а результаты составляют менее одного процента от выделенных объёмов бюджетного финансирования. Поддержка науки из средств федерального бюджета с 2011 г. стала увеличиваться, достигнув до уровня государственного финансирования во Франции и Италии.
  Тем не менее, это не отразилось на ее результативности в части прикладных и фундаментальных исследований (рис. 2.1.5). Несмотря на тенденцию увеличения бюджетных расходов на фундаментальные и прикладные исследования, в 2000 г. - 17,4 млн. руб., в 2005 г.  - 76,9 млн. руб., а на начало 2012 г. составили 313,9 млн. руб. (0,57 % к ВВП и 2,87 % к общим расходам федерального бюджета) сохраняется проблема ее недофинансирования. Россия занимает 29-е место в мире по абсолютным масштабам затрат на ИР она отстает от США - в 17 раз, Китая - в 5, Германии - в 4, Франции и Кореи - примерно в 2 раза
  Рис. 2.1.5. Утрата конкурентных позиций российской науки
  (составлено автором)
  Научно-производственная сфера является составной частью НИС. На основании выявленных проблем выше и факторов, оказывающих влияния на развитие НПС нами была установлена взаимосвязь между факторами и инструментами влияния (рис. 2.1.6).
  Сознанные в НПС «продукты» научно-технической деятельности не могут автоматически включаться в инновационный процесс воспроизводства новых товаров, работ, услуг промышленных компаний. Для передачи «продуктов» научно-технической деятельности требуется среда посредников, которую может представлять рынок новшеств, определяемый нами как система товарно-денежных отношений, выражающих научно-техническое (инновационное) предпринимательство экономических субъектов, предлагающих рынку товарные новшества и услуги и субъектов, приобретающих их за сложившуюся на рынке цену.
  В настоящее время широко пропагандируется в среде менеджеров крупных компаний новая парадигма управления «Кайдзен - (яп. ??)»
  Это своеобразная японская философия организации практики, которая фокусируется на непрерывном совершенствовании всех стадий воспроизводства и её факторов от снабжения до продаж, а также систем управления взаимоотношениями в коллективе, вплоть до основных аспектов жизнедеятельности и личностных ценностей. Парадигмой (от лат. paradeigma - пример, образец) принято считать ключевую идею, лежащую в основе построения научной концепции управления или действия или организации любой системы (учета, контроля, бюджетирования и т. п.). Парадигма управления - это одновременно и сама основа теории управления со своими особыми понятиями, и концептуальная схема выявления проблем и постановка задач для её разрешения, господствующая в науке управления. В свое время возникла парадигма человеческого фактора управления, которая в основу определения понятия «управление» и построения научной концепции управления ставит деятельность человека. В этой парадигме решающую роль играют такие факторы поведения человека, как мотивы, интересы, ценности, стимулы, опасения, установки и т. п.
  Рис. 2.1.6. Состав и содержание экзогенных факторов и их взаимосвязи, определяющие развитием НПС (составлено автором)
  Термин «кайдзен» стал широко известен благодаря одноимённой книге Масааки Имаи «Кайдзен. Ключ к успеху японских компаний» (1986, Kaizen: The Key to Japan’s Competitive Success), выдержавшей уже несколько изданий на русском языке. Концепция управления «Кайдзен» пока не распространения в корпоративной сфере предпринимательства. Так, по мнению В. А. Лапидуса[34 - Предисловие В.А. Лапидуса к книге Имаи «Управлять с успехом».  - М., 2003.], «кайдзен - отличная стратегия для честного бизнеса и порядочных людей, строящих успех на основе партнерства и доверия. К остальным просьба: не беспокоиться по пустякам». К сожалению, в нашей стране ОСТАЛЬНЫЕ составляют большинство….33
  Далее Ю.П. Адлер справедливо констатирует, «кайдзен способен победить доминирующую парадигму управления, поскольку изменился мир, изменились внешние условия ведения бизнеса». В вышеупомянутом предисловии к книге Имаи он пишет: «… становится ясно, что бизнесу не выгодно… рассматривать сотрудников как объект эксплуатации. Он может рассчитывать на нечто большее, если сделает сотрудников. своими партнерами.». Этот подход коррелирует с пониманием того, что никто лучше исполнителя не знает своей работы. Наивно думать, что менеджер может «дотянуться» до всех нюансов работы, если исполнители не будут с ним сотрудничать. Важен один интересный взгляд на ту же проблему: для повышения результативности (производительности) используйте подход «спроси» вместо устаревшего (и менее эффективного) - «расскажи». Вовлекайте сотрудников в процесс совершенствования, а не навязывайте его».
  В силу важности рекомендаций Ю.П. Адлера, позволим привести еще одно его высказывание о концепциях управления. «Применительно к японскому опыту обычно говорят о «пяти великих системах создания отношений между человеком и организацией»: «есть ли в этом перечне что-то такое, чего нельзя внедрить в отечественном бизнесе? Пожалуй, «пожизненный наём» вызовет больше всего споров. Не следует доводить идею до крайности. Пусть не пожизненно. но, если строить отношения с сотрудниками, как с людьми, нанятыми на длительный срок, то и это позволит внедрить концепцию управления «кайдзен». И тогда пожизненный наём не будет выглядеть странным. Многие наши предки всю свою трудовую жизнь проработали в одном НИИ! Понятно, что в советские времена это было менее удивительно, чем сейчас. Из выше сказанного следует, что центральная идея концепции Кайдзен - без совершенствования в компании не должно проходить ни дня. Кайдзен - это не какая-то одна методика, это - зонтик, под которым живут большинство «уникальных для Японии» практик.
  Выводы из параграфа 2.1
  Таким образом, развитие понятий «концепция управления», инструменты управления», «модели управления», «управление бизнес-процессами» и др. было осуществлено на основании результатов исследования вклада ученых в методологию управления в целом как методологически сложной системы (табл. 2.1.1)  - это регулярно повторяющаяся последовательность взаимосвязанных мероприятий (операций, процедур, действий), при выполнении которых используются ресурсы внешней среды, создается ценность для потребителя и выдается ему результат.
  Таблица 2.1.1. Свод наиболее известных определений терминов «процесс» и «бизнес-процесс»

2.2. Законодательные основы функционирования системы управления инновациями
  В России Указом президента от 20.05.2009 г. № 579 была учреждена специальная Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики, возглавляемая Д.А. Медведевым. По его словам, необходимо «развернуть ржавую машину российской экономики в сторону инноваций. Пока процесс внедрения новых технологий в производство идет очень медленно. Моя задача как руководителя этой комиссии - как следует толкнуть этот процесс, так как у нас никто вопросы инновации и обеспечения промышленности новейшими технологиями не решит… сегодня бизнес никак не мотивирован на такого рода деятельность, он не хочет этим заниматься, не хочет вкладывать деньги в то, что не приносит быстрой отдачи»[35 - Интерфакс 19.06.09 г.]. С полной уверенностью можно сказать, что для решения такой стратегической и крайне сложной задачи, прежде всего, требуется концентрация усилий ученых на разработке методологии исследования инноваций. Это понимает и высшее руководство страны, считающее проблемой перехода российской экономики на инновационный путь развития отсутствие четких критериев разграничения инноваций и технических новаций, уже
применяемых в мировой практике. «Не надо путать инновации «с новыми технологиями, которые, в общем, в мире известны, поэтому к инновациям их относить нельзя. Например, светодиодные лампочки, производство которых пытаются наладить «Ростехнологии», дело, конечно, хорошее, но это не инновации»34. Это предопределено тем, что «в России многие путают науку и инновации. Наука - это основа для инноваций, но сама по себе наука не может обеспечить инновации. Вначале знания, а потом их техническое воплощение и, соответственно, ресурсы, которые бизнес или государство дает для того, чтобы на этой основе развивать инновации»[36 - Е. Каблов. Почему лопатки разрушаются изнутри // Эксперт № 14, 2010, с. 54]. Спустя два года президент РФ В.В. Путин создал и возглавил совет по модернизации экономики и инновационному развитию. Премьер-министр РФ Д.А. Медведев утвержден председателем президиума Совета [231].
  Инновационная и научно-техническая политика в атомной энергетике является важной составляющей государственной энергетической политики РФ, главная стратегическая цель которой заключается в создании устойчивой национальной инновационной системы в сфере энергетики. Такая система призвана обеспечить российский топливно-энергетического комплекса (далее - ТЭК) высокоэффективными отечественными технологиями и оборудованием, научно-техническими и инновационными решениями в объемах, необходимых для поддержания энергетической безопасности РФ.
  На протяжении последних двух с лишним десятилетий наблюдается процесс демодернизации и деинтеллектуализации России. За два десятилетия (с 1992 по 2011 гг.) количество научно-исследовательских организаций в России сократилось почти на 20 % (с 4555 до 3682); количество промышленных организаций, имеющих научно-исследовательские и проектно-конструкторские подразделения - на 18 % (с 340 до 280). Количество конструкторских бюро сократилось в 2,4 раза (с 865 до 364), число проектных организаций - в 13 раз (с 495 до 38)[37 - Статсборник «Россия в цифрах». 2013].
  Законопроект Д.В. Ливанова по реформирования РАН, представленный в 2013 г. для рассмотрения в правительство РФ предлагает создать механизм управления наукой, которого нет ни в одной стране - лидере мирового научного прогресса. В США нет ни министерства науки, ни агентства по управлению имуществом государственных научных организаций. В Китае есть Академия наук, действующая по образцу РАН. В других ведущих странах (Япония, Германия, Франция, Корея) применяются свои особые формы государственного управления наукой, однако, ни одна из них не совпадает со схемой Д.В. Ливанова. Даная схема предусматривает изменение роли самих научных институтов, превращение их в некую «поддерживающую платформу» для временных научных групп. Ключевым объектом финансирования в новой модели станет «научная лаборатория групп ученых» при существенном сокращении доли (менее 50 %) сметного финансирования организаций. Данная реформа приведет к ликвидации сложившейся научной инфраструктуры и разрушению имеющихся научных школ. Произойдет массовое сокращение научных организаций и увольнение ученых. Будут уничтожены и сообщества ученых
по отраслям науки - отделения РАН, что приведет к фрагментации научного сообщества. Минобрнауки России разработало проект Постановления Правительства РФ «О внесении изменений в Правила оценки результативности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения». Чиновники испытывают «затруднения в вопросах сопоставления результативности российских научных организаций с научными организациями экономически развитых стран». В связи с этим предлагается полностью изменить подход к оценке результатов деятельности научных институтов.
  Об отношении к науке российских властей свидетельствует тот факт, что наука рассматривается государством в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности от 1.01.2013 г. как «Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг» (раздел К). По мнению чиновников, это понятие включает систематическое изучение и творческие усилия в области естественных наук (физико-математических, химических, биологических, геолого-минералогических, сельскохозяйственных, медицинских, фармацевтических, ветеринарных и других), а также технических наук. Они направлены на увеличение объема знаний и повышение эффективности их использования. В области общественных и гуманитарных наук (экономических, философских, филологических, географических, юридических, педагогических наук, искусствоведения, архитектуры, психологических и других) «увеличение объема знаний и повышение эффективности их использования» чиновниками не предусматривается. Этот шедевр бюрократического мышления, похоже, лег в основу законопроекта о реформе РАН.
  СССР по объему внутренних расходов на НИОКР, которые достигали примерно 5 % ВВП[38 - Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1987], входил в число мировых лидеров. В стране была мощная система фундаментальных и прикладных исследований, в которой работали почти 1,5 млн. научных исследователей - примерно одна четверть всех научных работников в мире. В СССР 90 % НИОКР приходилось на прикладную науку (масштабные испытания, ресурсы, подготовка материальной базы, производства и так далее). Отраслевая наука была представлена примерно 5 тысячами институтов и КБ, испытательных станций и курировалась соответствующими министерствами. Концентрация огромных ресурсов позволила добиться технологического прорыва в ряде отраслей ВПК, включая атомную и авиакосмическую промышленности, приборостроение. Хотя в период «холодной войны» научный комплекс имел явный военно-промышленный перекос (3/4 расходов на НИОКР прямо или косвенно направлялись на оборону), а некоторые сферы исследований оказались жертвами идеологических догм, фундаментальная наука и многие отрасли прикладной науки в
Советском Союзе находились на мировом уровне.
  В Докладе о результатах и основных направлениях деятельности Минфина России на 2011 -2013 гг.[39 - Доклад подготовлен в соответствии с постановлением Правительства РФ от 29.12.2007 г. № 1010 и Методическими рекомендациями по подготовке докладов о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования на 2006 -2008 гг., ут. письмом Минфина России от 27.07.2005 г. № 02-АЛ/2008.] при всей важности мер, реализованных для укрепления основ социально-экономического и финансового развития страны и обеспечения благосостояния граждан, ничего не сказано о результатах ранее заявленной стратегической задачи - переход российской экономики на инновационной путь развития. При прочих равных объяснениях первопричиной отсутствия такой оценки следует считать, на наш взгляд, наличие не столь существенных результатов в этом направлении деятельности.
  Из диаграммы на рис. 2.2.1 следует, что несравнимо низкая доля расходов на НИОКР на душе населения по сравнению с другими странами отмечается в Росси и Китае. Однако если принять в расчет численность населения в России и Китае, то, разумеется, разрыв будет, но не столь существенным.
  Рис. 2.2.1. Расходы на НИОКР на душу населения (Источник: OECD Main Science and Technology Indicators (не менее, эксперты отмечают нисходящую динамику расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы на развитие научно-технической деятельности и проектов инновационного переоснащения факторов воспроизводства в ведущих секторах российской экономики, что подтверждают результаты нашего исследования, охарактеризованные в параграфе 1.2.
  По оценке Института экономики РАН, к середине 2000-х годов эмигрировали более 800 тыс. научных сотрудников в основном из области технических и естественных наук, обескровив реальный сектор. Ежегодно страну покидает до 15 % выпускников вузов. По подсчетам экспертов ООН, отъезд за рубеж человека с высшим образованием наносит стране ущерб в размере от 300 до 800 тыс. долл.[40 - Наука, технологии и инновации России: 2012. с. 68 -70]
  Таблица 2.2.1. Персонал, занятый исследованиями и разработками, в расчете на 10 000 занятых в экономике России.
  Источник: Наука, технологии и инновации России: крат. стат. сб. / [гл. ред. Л.Э. Миндели].  - М.: ИПРАН РАН, 2007 -2014 / И.В. Зиновьева, С.Н. Иноземцева, Л.Э. Миндели и др.  - 2014 - 108 с.
  Тенденция, так называемой, «утечки мозгов» играет определяющую роль в уменьшении числа персонала, занятого исследованиями и разработками, в расчете на 10 000 занятых в экономике России. Информация в табл. 2.2.1 свидетельствует о том, что Россия по этому показателю находится в конце списка стран, приведенных в этой таблице. Не лучше тенденции и по числу аспирантов в России, особенно это видно по числу человек, окончивших аспирантуру и в их составе число человек, защитивших диссертацию (табл. 2.2.2).
  Данная тенденция сформировалась, при прочих равных условиях по причине недофинансирования науки и практической научной деятельности, о чем свидетельствует информация в табл. 2.2.3.
  Таблица 2.2.2. Основные показатели деятельности аспирантуры в РФ
  Источник: Индикаторы науки 2013.  - с. 54; Финансирование исследований и разработок в России: состояние, проблемы, перспективы / Под ред. Л.Э. Миндели, СИ. Черных и др. М.: Ин-т проблем развития науки РАН, 2013.  - с. 57.
  Таблица 2.2.3. Ассигнования на гражданскую науку из средств федерального бюджета по действующим функциональным разделам, млн. руб.
  Источник. Наука, технологии и инновации России: 2014.  - с. 31.
  Рис. 2.2.2. Содержание проблем в инновационной сфере ТЭК России и возможности их решения
  (составлено автором)
  Согласно Закону № 216-ФЗ, в 2013 г. федеральный бюджет должен выделить на гражданскую науку 416,9 млрд. руб., а на оборонные исследования - 232 млрд. руб. Формирование сети национальных исследовательских университетов начато в 2008 г., когда был запущен пилотный проект по созданию национальных исследовательских университетов (в соответствии с Указом Президента РФ от 7.10.2008 г. № 1448). На базе Московского инженерно-физического института (государственного университета) создан Национальный исследовательский ядерный университет, на базе Московского института стали и сплавов (государственного технологического университета)  - Национальный исследовательский технологический университет. Исследовательский университет должен не просто эффективно вести научную и образовательную деятельность, но и генерировать знания, обеспечивать внедрение разработанных технологий в экономику, проводить широкий спектр фундаментальных и прикладных исследований, иметь высокоэффективную систему подготовки магистров и кадров высшей квалификации, а также развитую систему программ послевузовской переподготовки и повышения
квалификации.
  По замыслу, сеть таких вузов окажет содействие динамичному развитию научно-технологического комплекса России и обеспечению его в полной мере необходимыми людскими ресурсами. Государство намерено оказать финансовую поддержку национальным исследовательским университетам, чтобы они достигли мирового уровня, а они, в свою очередь, должны быть способны взять на себя ответственность за сохранение и развитие кадрового потенциала науки, высоких технологий и профессионального образования. При реализации Энергетической стратегии России на период до 2020 г. был проведён комплекс работ по приоритетному направлению «Энергетика и энергосбережение» важных федеральных программ[41 - Федеральная целевая научно-техническая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники» на 2002 -2006 гг.; Федеральные целевые программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 -2012 гг.» и «Национальная технологическая база» на 2007 -2011 гг.]научно-технического совершенствования факторов воспроизводства. Созданные за
последние пятилетие научные основы, заключающиеся в разработке новых технологий и опытно-промышленных образцов оборудования и материалов, формируют существенный инновационный задел на будущее. Вместе с тем, проведенное нами исследование позволило вывить ряд проблем, требующих оперативного решения. Основные проблемы развития ТЭК и меры для нивелирования их влияния на инновационных процесс показаны на рис. 2.2.2.
  На наш взгляд, развитие сетевого принципа управления сложными корпоративными структурами нуждается в поддержке федеральных властей. При условии возрождения научно-исследовательских институтов (далее - НИИ), соединяющих академическую, прикладную науки и производственные компании, потребуется законопроект о концентрации вокруг НИИ можно создать коммерческие однопрофильные с НИИ структуры по привлечению венчурного капитала и коммерциализации результатов НИОКР и ОКР. Однако при действующем Законе о ФГУПах (в организационно-правовой форме которых и функционирует большинство отраслевых НИИ) создание таких коммерческих структур невозможно, ибо фактически запрещено законодательством. Выход видится в претворении в жизнь Концепции государственно-частного партнерства (ГКЧП), которая предусматривает союз Администрации государства, финансовых ведомств и институтов, предпринимательского сообщества, генерирующего новые идеи и знания, технологии, методы управления бизнесом, ориентированного на удовлетворение социальные потребности всех слоёв общества. Профессор Л.С. Бляхман в этой связи приводит прекрасное
подтверждение необходимости ГКЧП. «Талант может поразить цель, в которую никто не может попасть, а гений видит цель, которая еще никому не ясна. Мне довелось беседовать с таким человеком - Нобелевским лауреатом В.В. Леонтьевым, который использовал методологию, разработанную Г. М. Кржижановским и В.И. Вернадским, для создания концепции межотраслевого баланса. Корабль экономики, как говорил В. В. Леонтьев, оснащен рыночным двигателем и государственным рулем. Отношения рыночных и государственных сил представляют собой игру с положительной, а не нулевой суммой, в ней могут выиграть обе стороны. Мощный двигатель без правильно ориентированного руля занесет корабль на рифы, но и государство, вцепившись в руль, не приведет корабль в нужную гавань, если не работает двигатель. Идеи В. В. Леонтьева нашли понимание и были реализованы в послевоенной Японии, но не были услышаны в России» [32].
  Выводы из параграфа 2.2
  Вышеприведенный материал позволяет считать, что, во-первых, важнейшим, можно сказать, фундаментальным условием трансформации негативной (или, как верно характеризуют это состояние многие российские ученые[42 - А.Ю. Анисимов, Е.Балацкий, М.Т. Трифанов, Т.В. Фектистова и др.] индифферентной) инновационной среды в совокупность активных действий и управленческих инициатив является комплекс государственно-властных инициатив по регулированию инновационной деятельности. Во-вторых, актуально в настоящее время создание инновационной инфраструктуры, т. е. институтов, основной функцией которых является трансфер результатов инновационной деятельности. В третьих, необходимо устранить недостатки в системе государственно-властных стимулирующих мер. В настоящее время, несмотря на то, что федеральные программы инновационного переоснащения факторов воспроизводства в компаниях выполняются, качество их регулятивного обеспечения оставляет желать лучшего. В-четвертых, требуется распространение таких программ на различные иерархические уровни системы управления и, прежде всего, на региональный уровень. Именно в регионах
функционируют учреждения и ВУЗы, не прикрепленные к инновационным программам крупных высокотехнологичных компаний. Только совместная согласованная деятельность на общенациональном уровне способна вывести индифферентную инновационную среду в активное состояние.

2.3. Функциональные элементы системы управления инновационными проектами и программами
  Исследованиями систем и в их составе инструментов, а также методов управления инновационными проектами занимаются многие российские и зарубежные ученые: С.Г Фалько [112,113], А.М. Карминский [112, 113], Оголева Л.Н. [93], Л.С. Барютин [155] и другие. Изучение работ этих ученых дает основание считать, что методология управления проектами наиболее приемлемая для управления таким объектом как разработка и практическое воплощение инновационных проектов. Концепция управления проектная инновационным развитием компании представляет собой описание принципов организации и функционирования системы управления, состава и взаимосвязей её элементов и содержание методов, реализуемых каждым из них в условиях реальной практики.
  Как справедливо полагают многие специалисты, проектам инноваций присущи риски такие виды рисков, как технические (означающие вероятность того, что в процессе реализации инновационного проекта не будут достигнуты заданные технико-эксплуатационные характеристики изделия или услуги), временные (обусловленные несвоевременной реализацией инновационного проекта: «поздний» выход на рынок может означать потерю конкурентоспособности продукта или его ненужность для современных условий и требований), экономические (могут возникнуть в результате превышения фактических затрат ресурсов над запланированными), финансовые (продукция может оказаться очень дорогой и непродаваемой, что может привести к потери ликвидности бизнес-процессов и компании в целом) [93, 113].
  По мнению А.Л. Шестакова и С.Г. Фалько [112,113], отсутствие эффективной системы управления инновациями - одна из основных причин коммерческого неуспеха нововведений.
  Органичная связь единой подсистемы индикативного планирования как элемента системы более высокого ранга - системы управления проектами инновационной деятельности (далее - СУПИД) и оперативного мониторинга результатов на каждой фазе выполнения целевых установок ПФИС позволит, на наш взгляд, снизить, прежде всего, риски отсутствия эффекта по завершении каждой фазы.
  Оценки позиции в знаниях того или иного образовательного учреждения требуют классификации существующих в нём интеллектуальных ресурсов для создания того, что обычно называется картой знаний и способствует для преумножения знаний. Для общеобразовательной школы базовым критерием наличия подлинных знаний является, по нашему мнению, число абитуриентов от этой школы, зачисленных в студенты ведущих российских вузов России: МГУ, МГИМО, Технический университет им. Баумана, МИФИ, РЭА им. Г.В.Плеханова, ФА при правительстве РФ, Университет «ВШЭ».
  Для ВУЗов страны таким критерием может быть количество профессорско-преподавательского состава, на публикации которых в год фиксируется не менее десяти ссылок других исследователей. Подчеркнем, что в подсчет числа ссылок не должны включатся ссылки соискателей на звание ученых степеней кандидатов экономических наук, поскольку это, в общем-то,  - формальное требование. К сожалению, в России картографирование для управления процессом приращения знаний и таксономия знаний практически не осуществляются. Как следствие, в формировании стратегии допускаются серьезные ошибки, например, существуют ВУЗы, регистрируемые без должного наличия в них высоко профессиональных кадров, материальной базы и других необходимых условий для организации учебного процесса и осуществления научных исследований. Разумеется, такую подготовку специалистов следует рассматривать как вредительство национальным интересам государства, ибо расширение их числа, фиксируемое в настоящее время, создаёт явные препятствия для перехода национальной экономики на инновационный путь развития.
  В настоящее время в большинстве ВУЗов страны, за исключением выше названных, лекционные занятия профессорско-преподавательского состава и проведение ими исследований для решения экономических проблем являются взаимно исключающими процессами. В результате, с каждым годом усиливается разрыв между содержанием читаемых лекций и новыми экономическими знаниями, в которых нуждается российская практика и которые уже давно освоены зарубежными вузами и исследовательскими центрами. Пожалуй, можно без преувеличения сказать, что бесконтрольность и коммерциализация внутривузовского пространства ускорит, в конечном итоге, деградацию не только молодого поколения, но и всего общества.
  Таким образом, знания - фундаментальная основа обеспечения конкурентных преимуществ сегментов национальной экономики, всего народного хозяйства страны на мировых рынках труда и капитала. Конкурентный успех требует согласования инновационной стратегии государства с тем, от чего отталкиваются мировые лидеры инноваций разработки знаний и способностей, требуемых для поддержки нужной стратегии[43 - Пономарева С.В. Феномен конвергированной системы учетной и управленческой парадигм [Текст] / С.В. Пономарева // Современное состояние и перспективы развития бухгалтерского учета, экономического анализа и аудита - 2013: материалы Международной научно-практической конференции “ - C. 10-15].
  Превращение знания в конкретные целенаправленные действие легче в тех организациях, которые подвижны и их внутренняя культура не основана на внутренней конкуренции. «Организации склонны к тенденции измерять прошлое, но системы контроля и анализа должны, прежде всего, помогать определить - почему такие результаты получены и что будет в будущем. Организации склонны оценивать, выходы, а не процессы. Немногие организации оценивают внедрение знаний. Типичная система управления знаниями и процессами сфокусирована на показатели уровня знаний (число патентов, степень компиляции искусства, знаний, полученных извне), носит некоторую форму групповой безопасности. Руководство производственных компании и ВУЗов, серьезно озабоченное внедрением знаний в практику, должны оценивать бреши «знания-практика» и что-то делать, исходя из этих оценок»[44 - Гольдштейн Г.Я. Инновационный менеджмент. Таганрог: Из-во ТРТУ, 1998].
  Можно полагать, что в основе любого научного исследования лежит принцип системности. Практически во всех специальных литературных источниках по экономике и управлению авторы упоминают о «системном подходе», однако, действительно исследовать предмет и объект с системных позиций - задача крайне сложная. Наша позиция в отношении этого вопроса следующая. Словосочетания «системный подход» не вполне методологически корректно, поскольку подход к исследованию, не есть само исследование и это не просто игра слов. Более верно использовать словосочетание «системный принцип (или основа) исследования». Видные ученые первым требованиям к исследователю считают использованием им академического стиля изложения текста научной работы, это - базовое требование науки.
  По нашему мнению фундаментальным трудом по методологии систем является книга Могилевского аналогичного названия[45 - Могилевский В.Д. Методология систем.  - М.: Экономика, 1999.]. Несмотря на то, что книга вышла в 1999 г, до настоящего времени, при всём многообразии книг по методологии систем, её нет достойных аналогов. Для понимания методологии систем можно также опираться на позиции И.Б. Родионова, изложенные им в книге «Теория систем и системный анализ».  - М.: Наука, 2008. В любом случае без знания методологии систем сложно выстраивать системы управления компанией, ей структурными подразделениями и бизнес-процессами.
  В словарях указано следующее определение - система (от др.  - греч. снстрра (systema)  - целое, составленное из частей, соединение)  - множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определённую целостность, единство. Это нечто целое, составленное из нескольких упорядоченных элементов. Между элементами системы существуют определенные связи. Система - это, прежде всего, целостная совокупность взаимосвязанных функционально и результативно элементов. Фундаментальные свойства (принципы) систем целостность и делимость. Это означает, что, с одной стороны, система - целостное образование и, с другой - в ее составе отчетливо могут быть выделены целостные объекты (элементы). Синонимы системы: порядок, налаженность; теория, учение, концепция, доктрина, построение; режим, строй, общественный порядок, государственное устройство.
  Из определения системы следует, что главным свойством системы является целостность, единство, достигаемое посредством определенных взаимосвязей и взаимодействий элементов системы и проявляющиеся в возникновении новых свойств, которыми элементы системы не обладают. Это свойство эмерджентности (от анг. emerge - возникать, появляться). Эмерджентные свойства [emergent properties] - свойства целостности системы, т. е. не присущие составляющим ее элементам, рассматриваемым отдельно, вне системы. Аналогичные определения этого свойства, содержащиеся в толковых словарях:

• эмерджентность - степень несводимости свойств системы к свойствам элементов, из которых она состоит;

• эмерджентность - свойство систем, обусловливающее появление новых свойств и качеств, не присущих элементам, входящих в состав системы;

• эмерджентность - принцип противоположный редукционизму
  Использование этого важного свойства элементов системы позволяет
  постоянно поддерживать систему управления в «рабочем» состоянии. Редукционизм утверждает, что целое можно изучать, расчленив его на части и затем, определяя их свойства, определить свойства целого[46 - Пономарева С.В. Учетно-контрольная система информационного обеспечения управления интеллектуальными бизнес-услугами: монография / С. Пономарева.  - М.: КНОРУС, 2013.  - С. 344.]. Это и есть подержание системы для целей результативного управления. Авторское представление о системе управления выражено блок-схемой на рис. 2.3.1.
  Координированная деятельность работы всех подразделений компании осуществляется через научно выстроенную систему управления. Под управлением, как отмечалось в параграфе 1.1, следует понимать обеспечение поставленной цели при условии реализации следующих функций: организационной, плановой, учетной, анализа, контрольной, стимулирования. Модели реализации данных функций на практике представляют собой элементы механизма, приводящего систему управления в активное («работающее») состояние. В классическом понимании системы управления это считается её функциональными элементами.
  Рис. 2.3.1. Визуальное представление целевых элементов системы управления компанией (составлено автором)
  Итак, содержание элемента системы управления «организация» заключается в разработке организационной (административно-локальной) структуры и комплекса распорядительных документов: Паспорт компании, Стратегия и Миссия, штатные расписания отделов, лаборатории, группы и т. п. с указанием подчиненности, ответственности, сферы компетенции, прав, обязанностей и ответственности. Многие положения организационного свойство должны содержаться в должностных инструкциях.
  Второй комплексный элемент системы - «планирование и регулирование» представляет собой разработку плановых заданий по всему иерархическому «дереву» структуры управления корпорацией. Зачастую формирование бизнес-планов сопровождается выработкой стратегических ориентиров развития бизнес-процессов и всей компании в целом. Этим метод определяется специалистами как «индикативное планирование». Важное место в составе характеризуемого элемента занимает бюджетирование. Разработка Мастер-бюджета включает целый комплекс показателей, распределяемых по бюджетам: производства, инвестиций, финансам, маркетинга, налогов, проведения научно-исследовательской работы и многое другое.
  Третий элемент системы управления также комплексный - это - «учет, анализ и отчетность». Элемент «учет» используется согласно нормам Закона о бухгалтерском учете и Налогового кодекса РФ. Внутренние учетные процессы, равно как анализа, организуются согласно Кодексу корпоративного поведения и локальным документам корпорации. В литературе ученые определяют эту часть системы управления как управленческий учет или контроллинг [165,167, 112, 113]. Учет как подсистема системы управления это получение, регистрация, накопление, обработка и предоставление информации о реальных финансово-хозяйственных процессах. На основе такой информации формируется релевантная информация конкретно для целей управления бизнес-процессами. Содержание элемента «анализ» предопределено необходимостью подведения итогов выполнения целевых установок Стратегии и Миссии корпорации в разрезе исполненных договоров и заказов. При этом выявляются факторы отклонений от целевых установок по каждой производственной структуре и корпорации в целом. Кроме того, аналитические действия позволяют выявить неиспользованные резервы, позволяющие
уточнить индикаторы Стратегии развития корпорации и её структур. Аналитические действия возлагаются на специалистов, которых часто называют «стратегами». Методы анализа самые разнообразны, часть из них будет охарактеризовано нами в параграфе 3.2. В этот процесс могут включаться и аудиторы и методисты-консультанты как самой корпорации, так и извне (специализированные консалтинго-аудиторские компании). Как правило, учетно-аналитические действия сводятся в отчетность как официальную, так и внутреннюю для топ-менеджеров, Совета директоров и линейных (или штабных) руководителей.
  Важным элементом системы управления является «контроль». Следует подчеркнуть, что контрольные действия присущи всем вышеназванным элементам системы управления корпорацией и её бизнес-структурами и бизнес-процессами. В крупных корпорациях функционируют департаменты контроля, использующие сложные операционные системы, например, таки как R3. Результаты контроля используются для корректировок индикаторов Стратегии и отдельных бизнес-планов и бюджетов. Часто департамент контроля встраивается в структуру Казначейства компании, что следует считать оптимальным управленческим решением. По результатам контроля выстраивается системы стимулирования (мотивационный набор мер и поощрения и санкционного свойства). В корпорациях для этого разрабатываются локальные стимуляционные методики. Система поощрения достаточно разнообразная, это: финансовые стимулы (доплаты к основной заработной плате, премии, награждение акциями, др.). Для многих работников важными представляются разные способы стимулов психологического плана (благодарности, грамоты, звания, степени и др.).
  В общей системе управления бизнес-процессами важное место должная занимать подсистема управления знаниями. Результаты проведенное нами исследование состояния управления знаниями в ГК «Росатом», позволило разработать блок-схему (рис. 2.3.2), позволяющую визуально представить данный важный процесс.
  Рис. 2.3.4. Система управления знаниями ГК «Росатом» (составлено автором)
  Выводы из параграфа 2.3
  Помимо особенностей построения системы управления компанией, её структурными подразделениями и бизнес-процессами в экономической литературе приводятся рекомендации по использованию концепция «стоимостного управления бизнесом», ориентирующейся в принятии решений на прирост добавленной стоимости и повышении ликвидности акций на рынке ценных бумаг. Такая Концепция (анг.  - Value Based Management (VBM) (стоимостно-ориентированного менеджмента) включает мониторинг рыночных индикаторов и методы управления стоимостью бизнеса: затратный, доходный, сопоставительный. В качестве основных критериев принятия решений использует такие показатели как рыночная стоимость бизнеса, добавленная стоимость бизнеса, денежные потоки, риски, цена капитала и др. Эти показатели существенно отличаются от показателей, до сих пор широко распространенных в России: рентабельности, чистых активов (рассчитываемых по бухгалтерской отчетности), чистой прибыли на одну акцию. В Западной Европе и США управление стоимостью входит в систему VBM-менеджмент, нацеленного на создание, управление и оценку стоимости бизнеса. В западных корпорациях
уже не ставится под сомнение необходимость управления стоимостью бизнеса. Можно согласиться, что концепция VBM - одна из наиболее продуктивных современных концепций управления, рассматривает увеличение стоимости бизнеса как главную цель функционирования компании.

2.4. Предпосылки реорганизации сложившейся в государственной корпорации «Росатом» системы управления инновационным развитием
  Важнейшей предпосылкой реорганизации сложившейся в том или ином государстве системы управления инновационным развитием является скрупулезное изучение наследия великих ученых, посвятивших свою жизнь поиску новых знаний и способов их практического воплощения. Накопление знания и их использование во благо всегда являлось стимулом общественного прогресса. Так, в работах «Длинные волны» Н.Д. Кондратьева, и «Деловые циклы» Й. Шумпетера классически раскрыто становление практики инновационного развития и ее основные концепции, которые до настоящего времени несут в себе стимул совершенствования методологии управления инновационной деятельностью.
  Другие ученые[47 - Гретченко А.И. // Инновационная сфера как предмет исследования экономической науки // Проблемы современной экономики, № 4, 2009], полагают, что «начало становления теории инновации было положено английским экономистом Дж. А. Гобсоном (1858 -1940)[48 - The new Palgrave a Dictiaru of Economics / Ed. by J. Eatwell, M. Milgate, P. New-mann / //www/ Portalus.ru.]. К факторам производства «земля, труд, капитал» он предложил причислить и такую составляющую, как «талант». Он ввел понятие «сфера прогрессивной промышленности» («area of progressive industry»), имея в виду сферу экономики, производящую товары, осваивающую новые рынки, внедряющую новые технологии. Именно в этой сфере ему представлялось оправданным получение капиталистической прибыли. Фактически речь шла об инновационной экономике, в которой наиболее полно проявляется подлинная сила и оправдание предпринимательского класса. На наш взгляд, не столь важно, откуда берёт своё начало теория инновационного развития сфер экономики и прикладное использование её достижений. Весь смысл в том, чтобы социоэкономическая среда и её часть -
корпоративный бизнес - были готовы принять и использовать новаторские достижения.
  Использование устаревшей техники (рис. 2.4.1), оборудования и технологий является как препятствием восходящей динамики развития компаний России, так и предпосылкой активизации ими инновационной деятельности.
  Рис. 2.4.1. Износ оборудования и коэффициент использования производственных мощностей (составлено автором по [235])
  В настоящее время доля атомной энергетики в мировом энергобалансе составляет 16 %[49 - Информация представителей Российского атомного сообщества.]. Доля электроэнергетики в производстве ВВП России составляет почти 8 %, из них доля атомной энергетики - 1,4 %. В регионах, где высока доля атомной энергетики в общем объёме электроэнергии - вклад энергетики в производство ВРП более высокий. По данным Международного агентства по атомной энергии (далее МАГАТЭ), в конце 2012 г. в мире эксплуатировалось 435 ядерных реакторов общей установленной мощностью 370 ГВт и 194 ядерных реактора находились в стадии проектирования и строительных работ. Сегодня в мире обозначилась тенденция, получившая название «ядерный ренессанс». Самые сдержанные прогнозы говорят о том, что в перспективе 2030 г. на планете будет эксплуатироваться до 500 энергоблоков (для сравнения, сейчас их насчитывается 435, которые производят 370 003 МВт электроэнергии). Больше всего атомных электростанций (63 АЭС, 104 энергоблока) эксплуатируется в США. На втором месте идет Франция (58 энергоблоков), на третьем - Япония (50 блоков). Для сравнения:
в России эксплуатируется 10 АЭС (33 энергоблока).
  По данным департамента стратегического управления ГК «Росатом», доля атомной генерации возрастет с 133 млрд. долл. США до 300 млрд. долл. США (4 %), сооружение атомных станций вырастет в прогнозируемый период с 31 млрд. долл. США до 53 млрд. долл. США (3 %) сопутствующий сервис с 18 млрд. долл. США до 22 млрд. долл. США (1 %), доля на рынке начальной стадии ядерного топливного цикла (далее НС ЯТЦ) в стоимостном выражении вырастет с 17 млрд. долл. США до 26 млрд. долл. США (2 %) к 2030 г. Все это свидетельствует о перспективности развития атомной промышленности и ставит определенные инновационные вызовы, планки, которым необходимо соответствовать ГК для развития как международных рынках.
  В табл. 2.4.1 отражены важные элементы научной и инновационной инфраструктуры и их наличие непосредственно в ГК «Росатом».
  Таблица 2.4.1. Ресурсообеспечение научной и инновационной инфраструктуры (составлено автором)
  Изучение насыщения корпорации высокопрофессиональными кадрами позволило выявить устойчивую тенденцию возрастания потребности в определенных профессиях. Это, в свою очередь, предъявляет особые требования к опорным вузам, готовящих специалистов для атомной промышленности. Такие ВУЗы обязаны постоянно обновлять программы подготовки не в соответствии с нормами Минвуза РФ, а согласно заявкам конкретных корпоративных структур. В табл. 2.4.2 показана потребность в выпускниках, технологических специальностей, в которых нуждается госкорпорация «Росатом.
  Таблица 2.4.2. Потребность в выпускниках, технологических специальностей (составлено автором по /231])
  Стратегией развития атомной энергетики предусмотрено снижение среднего возраста научных сотрудников в госкорпорации «Росатом» (рис. 2.4.2) и повышение научного потенциала в целом.
  Рис. 2.4.2. Прогноз снижения среднего возраста научных сотрудников в госкорпорации «Росатом» согласно Стратегии (составлено автором)
  При определении уровня потенциала компании, прежде всего, необходимо проанализировать возрастную тенденцию и уровень образования сотрудников. Судя поэтому показателю (рис. 2.4.2), на лицо проблема «старения кадров» во всех компаниях, входящих в НПС. По данным экспертов, в 2009 г. средний возраст российских ученых составил 49 лет. Менее трети от общего числа ученых относятся к возрастной группе до 40 лет. В то же время каждый второй научный сотрудник - старше 50 лет, а каждый четвертый - перешагнул рубеж 60 лет. С 2013 г. проблема «старения кадров» еще более обострилась, тем более что «молодые кадры», как было доказано в параграфе 1.2 (рис. 2.4.3), предпочли работать в зарубежных компаниях.
  Судя по восходящему тренду развития атомной промышленности России (рис. 2.4.3), есть все основания полагать, что госкорпорация «Росатом» является примером функционирования НПС, в которой становится возможным реализация инновационной цепочки - воспроизводство знаний путём проведения фундаментальных исследований - проведение прикладных исследований и разработок - внедрение научно-технических результатов в производство - производство продукции. Для обеспечения производства инновационного продукта, конкурентоспособной на международном рынке необходимо совершенствовать организацию систему управления инновационным развитием корпорации и её методы (данные рекомендации будут изложены в третьей главе исследования).
  Рис. 2.4.3. Драйверы развития атомной промышленности до 2030 г. (составлено автором)
  ГК «Росатом» располагает необходимым финансовым потенциалом (рис. 2.4.4) с тем, чтобы формировать в своей организационной структуре инновационный Центр, объединяющий в органичное целое - «науку, технику, производство», что было обосновано нами выше.
  Рис. 2.4.4. Доля выручки от средней величины зарубежных операций госкорпорации «Росатом» (составлено автором по [109])
  Компании НПС ГК «Росатом» функционируют достаточно длительное время и также предполагают функционировать в будущем, в связи с чем, на них возникает огромное количество взаимосвязанных данных (бухгалтерских, управленческих, налоговых, технических и пр.), которые только после соответствующей выборки, обработки и фильтрации превращаются в релевантную информацию, способную повлиять на принятия управленческих решений. Для этих целей на предприятиях установлено соответствующее программное обеспечение, такие ERP системы как 1С-Предприятие, SAP.
  Тактические задачи по ускоренному темпу развития суперкомпьютерных технологий на ближнесрочную перспективу (3 -5 лет)  - такие как расширение круга потребителей, создание промышленных технологий виртуального проектирования на супер-ЭВМ - отрабатываются в рамках деятельности рабочей группы Комиссии «Стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение». Стратегические задачи, такие как создание к 2020 г. суперкомпьютерных технологий эксафлопного уровня, разрабатываются Госкорпорацией «Росатом» в широкой кооперации с профильными организациями и вузами (РАН, МГУ и др.) в рамках деятельности МРГ по развитию индустрии суперкомпьютеров и их применению в промышленности, возглавляемой генеральным директором Госкорпорации «Росатом» С.В. Кириенко. В 2011 г. разработана Концепция развития принципиально новой технологии высокопроизводительных вычислений на базе супер-ЭВМ эксафлопного класса на 2012 -2020 гг., в которой сформулированы основные приоритетные направления развития суперкомпьютерных технологий в Российской Федерации, выделены основные этапы работ.
  С 1.01.2014 г. вступило в действие постановление Правительства Российской Федерации от 12.04.2013 № 327 «О единой государственной информационной системе учета научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения». Согласно постановлению, объектами учета в информационной системе являются следующие виды сведений о НИОКР гражданского назначения, выполняемых организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности за счет средств федерального бюджета:

• сведения о начинаемых работах (информацию размещает в систему исполнитель);

• сведения о результатах работ, предоставляемых в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном экземпляре документов» в форме обязательных экземпляров неопубликованных документов (отчетов о научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах, защищенных диссертаций на соискание ученых степеней, алгоритмов и программ) и их реферативно-библиографические описания (информацию размещают в систему исполнитель);

• сведения о правообладателях и правах на созданные в процессе выполнения работ результаты интеллектуальной деятельности, способные к правовой охране в качестве изобретения, полезной модели, промышленного образца или имеющие правовую охрану как база данных, топология интегральных микросхем или программа для электронно-вычислительных машин, а также сведения об изменении состояния их правовой охраны и практическом применении (внедрении) результатов интеллектуальной деятельности (заполненные информационные карты исполнитель включает в отчетную документацию по государственным контрактам).
  В настоящее время в мире формируются инновационные кластеры, целью формирования которых является создание новых прорывных технологий, их коммерциализация и трансфер в смежные сферы. Поступательное развитие территориально-инновационных кластеров, работающих в области ядерных технологий, является одним из приоритетов Госкорпорации «Росатом». В течение нескольких лет Росатом проводит последовательную работу в области поддержки развития инновационных территориальных кластеров Российской Федерации (в том числе кластеров Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также ядерно-инновационного кластера г. Димитровграда). В рамках проведения политики развития кластеров решается целый ряд важнейших задач стратегического развития, связанных с повышением операционной эффективности за счет построения системы кооперации компаний атомной отрасли и ускорения создания инновационных продуктов и выводом их на глобальные рынки[50 - Годовой отчет Госкорпорации «Росатом» по развитию ядерно-инновационного кластера г. Дмитровграда за 2013 год.]. Свидетельством результативного управления международным сотрудническом является
создание соответствующих управленческих структур и определение актуальных задач ответственным руководителям таких структур (рис. 2.4.5.).
  Несомненной предпосылкой для дальнейшего развития системы управления инновационным переоснащением всех без исключения факторов воспроизводства госкорпорации «Росатом» является лидерский настрой всего коллектива компании, принявшего на себя высокие обязательства и корпоративные правила поведения и ответственности[51 - Единые корпоративные ценности в Госкорпорации «Росатом» утверждены протоколом Стратегического совета № 1-СС/3-Пр от 3.07.2014).].
  Рис. 2.4.5. Схема взаимодействия экономических субъектов в рамках международного консорциума (составлено автором)
  Рис. 2.4.5. Достоинства компании, обеспечивающие лидерство на энергетических рынках (составлено автором)
  Выводы из параграфа 2.4
  При развитии системы управления инновационными процессами в высокотехнологичных компаниях представляется необходимым четко осознавать, что источник инноваций - это всегда конкретные работники, настроенные на творчество и способные к таковому. Даже самые универсальные виды оборудования и технологий не могут обеспечить появление новых решений инновационного содержания. Разумеется, возникновение инновационных идей и условий для их воплощение в производство - это не только высокопрофессиональные знания и настрой работников на творчество. Фактор инновационного переоснащения бизнес-процессов и формирование под это адекватной системы управления представляет собой, прежде всего, способность структур, управляющих инновационными процессами своевременно отследить тенденции рынка, понять его конъюнктуру, сформулировать стратегию и под неё Миссию инновационных действий. При реорганизации системы управления инновационным переоснащение всех факторов воспроизводства необходимо использовать определенные правила, способствующие непрерывности изобретательства, а, следовательно, и удержанию занятых рыночных позиций и
созданию новых продуктов для новых рынков. Такие правила уже применяются многими компаниями и их суть сводится к следующему.
  Во-первых, это - стремление к тому, чтобы не менее 30 % оборота компании приходилось на новые продукты. Во-вторых, это «правило трех С (слушать, смотреть и спрашивать). Данное правило распространяется на организацию и управление информационными потоками, поступающей от заказчиков, поставщиков и потребителей. В ареол данного правила входит и управление поощрительной системой, центр которой сфокусирован на поддержание творческих инициатив работников. Общеизвестно, что стимулирование индивидуальной инициативы работник формирует «инновационный климат» в компании. Самые, на первый взгляд, несовместимые с реальностью идеи по улучшение этой реальности следует принимать, поскольку руководитель всегда обязан поддерживать инициативы работников. Но, даже если она никуда не годится, важно не убить желание предлагать новые решения. В данной связи уместно привести высказывание легендарного CEO компании 3М Вильям Мак-Найта (1929 -1966 гг.): «Найдите правильных людей, дайте им ресурсы, направление деятельности, право на ошибку - и оставьте в покое»[52 - Желательно, чтобы таким принципом руководствовались
руководители подразделений компании, управляющие инновационными проектами.
  Глава 3. Перспективы активизации системы управления инновационными проектами и программами

3.1. Возможности развития институтов и инструментария управления инновационным переоснащением факторов воспроизводства корпорации
  Развитие корпоративной экономики на инновационной платформе развития определяется при прочих равных условиях способностью руководства экономическими блоками создавать условия, обеспечивать конкурентоспособность экономических субъектов во всех сферах национальной экономики. Модель обеспечения конкурентных преимуществ национальной экономики государства - это базовые слагаемые, за счет которых правительство любого государства создаёт и поддерживает конкурентоспособность сфер экономики и их отдельных сегментов. Визуальное представление такое модели даёт рис. 3.1.1.
  Рис. 3.1.1. Слагаемые модели обеспечения конкурентных преимуществ национальной экономики государства (интерпретация «Ромба Портера», составлено автором)
  В плане долгосрочной стратегии можно рассматривать вероятность того, что национальные системы стимулирования инноваций, в конечном итоге, интегрируются, что может обеспечить понимание причинно-следственных оснований восходящей динамики мировой экономики, развивающейся на инновационной основе. Использование зарубежного опыта с необходимой долей его адаптации к российским условиям необходимо, поскольку внутренняя изоляция никогда не приносила позитивных результатов в инновационном перевооружении факторов воспроизводства.
  Таблица 3.1.1. Ресурсообеспечение научной и инновационной инфраструктуры (составлено автором)
  Стимулирование наращивания знаний, исторически являвшихся основой фундамента инновационной деятельности, является главнейшей задачей современного этапа экономического развития всех без исключения стран мира. Применительно к высокотехнологичным сферам российской экономики
  Рис. 3.1.2. Потребности в трансформации системы управления научно-технологических развитием компании (составлено автором)
  Рис. 3.1.4 Логическая схема стратегии функционирования научно-производственной сферы (разработано автором)
  Использование такого важного свойства элементов системы как эмерджентность позволяет постоянно поддерживать систему управления в «рабочем» состоянии. Редукционизм утверждает, что целое можно изучать, расчленив его на части и затем, определяя их свойства, определить свойства целого. Это и есть подержание системы для целей результативного управления. Авторское видение потребности модификации системы управления ГК «Росатом выражено блок-схемой на рис. 3.1.2.
  При решении проблем инновационного переоснащения факторов воспроизводства, как уже было обосновано в первой главе исследования, определяющую роль играют знания и профессионализм их носителей. На федеральной и региональных уровнях системы государственной власти и управления разрабатываются. Программы формирования и управления знаниями. На рис. 3.1.3) нами представлена блок-схема, дающая представление о компонентах (блоках), формирующих функциональные механизмы системы управления знаниями.
  Рис. 3.1.5. Модель Институциональной структуры, формирующей научно-производственной сферы атомной отрасли (составлено автором)
  Логическая схема консолидации усилий по формированию научно-производственной сферы (включая институциональную структуру, стратегию, функции, процессы и связи между ними) разработаны автором и представлены на рис. 3.1.4.
  Для реализации ряда предлагаемых нами мер по совершенствованию НПС в атомной промышленности требуется переформатирование функционирующей в ней институциональной структуры для успешной работы экономических субъектов НПС ГК «Росатом». Нами разработана Модель переформатирования, содержание которой показано на (рис. 3.1.4).
  Задачи экономических субъектов по всем четырём уровням иерархической системы управления инновационным развития НПС атомной отрасли проиллюстрированы на рис. 3.1.5.
  Рис. 3.1.6. Функциональные задача экономических субъектов Институциональной структуры, формирующей НПС атомной отрасли (составлено автором)
  В ходе исследования особенностей управления инновационными процессом в ГК «Росатом» мы пришли к выводу, что необходимо конвергировать управленческие структуры в сферах научно-исследовательской деятельности, технологических инноваций с внедренческими бизнес-процессами корпоративного развития, а не со структурами функционального управлением относительно самостоятельных отдельных производств корпорации.
  Для конвергенции усилий субъектов сферы образования и науки на инновационное преобразование факторов воспроизводства в высокотехнологических компаниях считаем необходимым создавать Консорциум опорных ВУЗов в каждой высокотехнологичной отрасли, конвергированных с научно-производственной сферой высокотехнологичных компании (далее КОВиНПС). Создание подобных Консорциумов позволит решить следующие проблемы:

• дефицит квалифицированных кадров;

• реализация задач активизации инновационных процессов;

• создание относительно самостоятельно подсистемы управления инновационными процессами;

• реализация инновационных проектов на основе интеграции научного, образовательного и инновационного потенциалов.
  Такого рода конвергенции усилий в новой структуре КОВиНПС сформирует позитивные характеристики взаимодействия и координация образовательных учреждений, входящих в периметр Консорциума опорных ВУЗов. Это необходимо для обеспечения инновационного характера образования, адаптивности образовательных программ к международным стандартам качества и потребностям реальной экономики, формирования систем: комплексной оценки качества развития региональных структур образования, непрерывного образования и научно-образовательных центров высокотехнологичных корпораций. Кроме того, считаем возможным предусмотреть участие представителей КОВиНПС в совершенствовании учебных программ и планов, участие сотрудников ВК в преподавательской работе, развитие системы практик и стажировок студентов, аспирантов и научно-преподавательского состава ВУЗов в структурах высокотехнологичных корпорациях, развитие системы непрерывного образования работников, совместное участие в технологических платформах и проектах поддержки развития малого и среднего инновационного бизнеса (например, создание бизнес-инкубаторов, малых инновационных
компаний при ВУЗах и др.).
  В конечном итоге одним из позитивных результатов функционирования КОВиНПС может явиться создание высококвалифицированного кадрового резерва для высокотехнологичных отраслей. Данный процесс схематично отображен на рис. 3.1.7.
  Рис. 3.1.7. Процесс формирование кадрового потенциала для высокотехнологичных отраслей (составлено автором)
  ВЫВОДЫ ИЗ ПАРАГРАФА 3.1
  Для эффективного функционирования научно-производственной сферы во всех высокотехнологичных секторах приоритетных сфер российской экономики требуются, прежде всего, целый ряд необходимых условий. Главным условием является создание общенациональной системы управления российской экономикой на основе моделей индикативного планирования стратегий, каждая из которых учитывает специфику секторов экономики и интересы страны в целом. Следует полагать, что необходимо возродить систему вертикального планирования, ориентированную на постановку и реализацию директивных целей/задач по приоритетным направлениям (сектора экономики, обеспечивающие безопасность страны и сектора жизнеобеспечения граждан). В данную систему органично должны быть встроены подсистемы регулятивных инструментов и мониторинга; подсистемы оценочных критериев исполнения планов, а также подсистемы мер санкционного характера, действующие в отношении вины ответственных лиц за невыполнение и несоответствия фактических значений целевым показателям (например, посредством федеральных целевых программ (далее - ФЦП)). Основательная характеристики
результативности мер, направленных на реализации целевых установок федеральной целевой программ в атомной промышленности в плане её перевода на инновационный путь развития будет дана в следующем параграфе 3.2.

3.2. Разработка критериев комплексной оценка результатов управления инновационными проектами в высокотехнологичных компаниях России
  В настоящее время перед аналитиками существует широкий выбор показателей оценки результатов реализации инновационных проектов. На наш взгляд, применение таких показателей, скорее всего, будет целесообразным в оценке результата использования в воспроизводстве конкретного фактора, по отношению к которому применен результат завершенного инновационного проекта. Применять эти показатели непосредственно к оценке результативности проекта достаточно сложно, поскольку завершение проекта может и не дать запланированных видов инновационных продуктов, а если такие и получены, то оценка их стоимости может быть лишь экспертной, а, следовательно, приближенной. В любом случае в оценке результатов реализации инновационных проектов следует сопоставлять две величины: вложенные в проект инвестиции и полученные выгоды (материальные и финансовые) от коммерциализации инновационных продуктов. Согласно сложившейся оценочной практике, главным критерием в оценке эффективности инвестиций принимается чистая текущая стоимость инвестиций (далее - NPV). Такой показатель, как подтверждают методологи экономического анализа, «можно
рассматривать как цену, по которой при прочих равных условиях - инвестор мог бы продать свой проект, получив нормальную экономическую прибыль. Никакой другой показатель, относительный или абсолютный, не обладает в совокупности всем набором качеств, необходимых для оценки благосостояния собственников компании». На практике в зависимости от особенностей финансово-хозяйственной деятельности и других свойств бизнес-процессов и систем управления инновациями в компании её менеджмент может выбирать и иной показатель в качестве главного, однако, любой из выбранных показателей должен давать представление о соизмеримости затрат и результатов по каждому инновационному проекту.
  Для оценки проекта нововведений на этапе его завершения и подготовке к продаже следует использовать показатель «результативность проекта», а не «эффективность нововведения», как это часто приводится в специальной литературе. Термин «результативность» в большей степени соответствует оценки проекта нововведений, поскольку более ёмкий по сравнению с термином «эффективность». Показатели «эффект» и «эффективность» требуют алгоритмизированной формализации, а разработка таковых с максимальной степенью точности невозможна в связи с неосязаемостью самого понятия научная ценность нововведения. Разумеется, в специальной литературе предлагается множество математизированных методик, но расчет результата от выхода нововведения в плоскость практического использования в любом случае будет условным (приблизительным).
  Для уточнения существа проблемы рассмотрим несколько наиболее дискуссионных положений оценки результативности проекта инновационного назначения. Так, например, Филиппов Д.В. в своей диссертации указывает на то, что им «разработана система комплексной оценки инновационной деятельности предприятия в зависимости от вида инноваций за счет взаимосвязи традиционных и нетрадиционных видов анализа (технико-экономического, финансово-экономического, инвестиционного, институционального, стратегического и риск-анализов), позволяющая обеспечить необходимую комплексность подхода к оценке как краткосрочных, так и долгосрочных эффектов использования инноваций. Дополнен и расширен состав критериев оценки осуществимости инновационного проекта за счет введения авторской системы показателей: научно-техническая состоятельность новации, характеризующая научную новизну и уникальность ее свойств; производственная осуществимость новации, позволяющая оценить технико-технологические возможности ее производства; организационно-управленческая осуществимость, характеризующая возможность реализовать проект с учетом
организационной, правовой и политической обстановки институциональной среды, оценки эффективности организационной структуры управления проектом; инвестиционная привлекательность проекта, позволяющая оценить его привлекательность с точки зрения оценки его эффективности для инвесторов; коммерческая реализуемость проекта, позволяющая оценить способность проекта генерировать потоки доходов достаточные для компенсации инвесторам вложенных средств и взятого на себя риска; финансовая осуществимость проекта, характеризующая наличие финансовой возможности его осуществления, с учетом затрат по привлечению заемных средств; осуществимость с учетом действия риска, что позволяет оценить возможность реализации проекта в условиях неопределенности и риска» [205]. На наш взгляд, указанные в этой цитате оценочные критерии требуют соответствующей расшифровки, поскольку, например, приведенный Филипповым Д.В. критерий «научно-техническая состоятельность новации, характеризующая научную новизну и уникальность ее свойств» представляется весьма расплывчатым. Такой критерий можно представить только вербально, но для реальной
практики он неприменим.
  Интерес представляет система комплексной оценки результативности завершения инновационного проекта, представленная белорусскими учеными [24]. Предложенный метод комплексной оценки позволяет использовать его в качестве элемент анализа системы управления бизнес-процессами, способствующего принятию своевременных управленческих решений при регулировании видов инновационной деятельности на различных этапах жизненного цикла инноваций.
  В других научных работах ученые приводят более конкретные показатели оценки проектов инновационного обновления факторов воспроизводства компаний [218] Данная позиция поддерживается нами, и согласно предложенной концепции нами предпринята попытка оценить результат реализации инновационных проектов в ГУК «Росатом». Нами были изучены методические материалы, позволяющие оценить и затратную и доходную составляющие от реализации проекта инновационного переоснащения того или иного фактора воспроизводства, указанного в Стратегии инновационного развития корпорации.
  При всём многообразии методик оценки реализации проектов инновационного содержания, практически отсутствуют методики оценки системы управления такими проектами. На наш взгляд, содержание таких методик сводится к двум оценочным критериям: а) оценка проекта путём сравнения плановых и отчетных показателей во всё их многообразии б) оценка результативности труда менеджеров по инновациям. В рамках исследования нами уже приведены доводы относительно сложности такой оценки и наличии противоположных позиций экспертов о необходимости такого специалиста в компании. Результативность труда любого менеджера оценить сложно и руководство каждой компании вырабатывает собственную систему оценок, поскольку унификация в этом вопросе невозможно из-за специфики финансово-хозяйственной деятельности компаний и различий методов управления коллективом, структурами и отдельными бизнес-процессами.
  При оценке эффективности системы управления проектами необходимо рассматривать обширный набор аспектов-критериев. Оценка эффективности основывается на определении, выборе критериев для рассмотрения и оценки системы управления проектами по этим качествам. Практика показывает, что набор критериев зависит от сферы деятельности компании, характеристики проектов и особенностей системы управления. Критерий (греч. criterion)  - признак, показатель, на основании которого формируется оценка качества деятельности экономического объекта, процесса; это - мерило такой оценки. Например, критерий эффективности характеризует степень соотношении затрат и результатов от запуска того или иного элемента экономической системы (факторы воспроизводства). Критерий оптимальности показывает, насколько эффективность функционирования элементов такой система близка к ожидаемому результату (измеряется оптимум сложившимся в отрасли, в однотипных компаниях соотношений затрат и результатов). Однако, учитывая то, что и затраты и результаты имеют стоимостное выражение, а стоимость денег на рынке предельно волатильна, а, кроме того,
здесь оказывает влияние инфляции, геополитические факторы и многое другое, параметры оценки могут быть условными (приблизительными). И какие результаты необходимы для получения представления о тенденциях и на их основы формулирования закономерностей результатов инновационной деятельности при формировании новой или обновления существующей стратегии развития бизнеса.
  Следует отметить, что в литературе не существует четкого набора критериев для оценки эффективности управления проектами, особенно проектного управления инновациями, поэтому оценка эффективности является сложным процессом. При оценке эффективности необходимо рассматривать набор показателей по различным аспектам проектной деятельности, таким как финансовые, временные, методологические, организационные и др.
  Попов В.Л. [199], Бовин А., Чередникова Е.Л. [33, 200] всю совокупность критериев и показателей оценки эффективности управления инновациями предлагают делить на две группы: качественные и количественные (рис. 3.2.1).
  Рис. 3.2.1. Типовая градация показателей оценки эффективности реализации инновационных проектов (составлено автором)
  В зарубежной и отчасти в отечественной практике крупными корпорациями при реализации целевых ориентиров Стратегии её развития бизнеса, структур и бизнес-процессов используются визуальное представление целей в виде «стратегических карт». Применение таких карт позволяет мониторить ситуацию по достижению целевых ориентиров Стратегии, устанавливать отклонения и выявить их причинно-следственные связи. Именно это является главным предназначением стратегической карты. Следовательно, это, так называемая, «счетно-контрольная карта» позволяет не только описывать показатели, заданные Стратегией, но и своевременно фиксировать динамику их достижение (электронно-графические сводки). Характерно, что динамика целевых значений показателей по факту рассматривается как инициативы, выбранные для стимулирования деятельности коллективов корпорации или отдельных работников по достижению целей Стратегии в той или иной плоскости её составляющих элементов (сфер деятельности: управление финансовыми потоками, кадрами, связями с клиентами, внутренними заданиями и др.).
  Как свидетельствует практика, корректная разработка стратегической карты позволяет ответственным лицам за ту или иную сферу деятельности в корпорации без труда определить ключевые «точки эффективности», достижение которых свидетельствует или об успехе реализации ориентиров Стратегии или о нежелательных отклонениях. В соответствии с чем, и принимаются различные управленческие решения.
  Как справедливо полагают эксперты, «несмотря на видимые преимущества, компании постоянно совершают фундаментальные ошибки, создавая СК. Построение стратегической карты, несмотря на кажущуюся простоту, скрывает ряд трудностей, которые необходимо разъяснять. Важная точка старта при создании СК - это осмысленное видение и формулировка миссии или цели верхнего уровня. К сожалению, большинство формулировок неконкретные, например, «быть первым номером для наших клиентов» или «быть признанным «инкубатором» для взращивания креативных, меняющих мир, идей, которые изменят репутацию и бизнес наших клиентов». Важный этап создания стратегических карт - это индивидуальные интервью с командой топ-менеджеров, проводит эксперт-фасилитатор. Важно, чтобы руководящий состав был вовлечен в создание карт. Фасилитатор, помимо прочего, должен оценивать предложения, делиться инсайтами и знаниями об успешных практиках. Фасилитатор должен быть политически нейтральным и иметь полномочия ставить под сомнения видение руководящего состава».
  Управление бизнес-процессами с помощью стратегических карт следует признать результативным. Однако при составлении стратегической карты следует руководствоваться важными правилами, которые рекомендуют успешные фасилитаторы. Так, например, Власов В.Д. полагает, что «помимо структуры карты, особое внимание следует уделить ее содержанию. Типичная ошибка в наполнении карты - это включение множества целей, фактически описывающих все, чем занимается организация. Карты из 30, 40 или даже 50 целей, к сожалению, не редкость. Такие перегруженные карты скорее можно назвать организационными или операционными, но никак не стратегическими. Стратегия подразумевает выбор и расстановку приоритетов. Кроме того, громоздкая карта сложна в обращении и быстро выходит из числа реальных инструментов управления. Главное правило: СК должна включать в себя крайне ограниченное количество наиболее важных коммерческих и не коммерческих целей, которые вместе обеспечат успех компании. Главное здесь - крайне ограниченное количество. Стратегические карты крупных компаний содержат до 20 целей»[53 - Власов В.Д. Как сформировать
стратегическую карту // ФД № 6, 2013].
  В соответствии с вышеизложенными доводами в пользу применения стратегических карт, нами разработана карта для ГК «Росатом» (рис. 3.2.2).
  Выше нами отмечалась и важность использования в оценке результативности реализации целевых установок Стратегии такого инструмента как «система сбалансированных показателей». Эта система была нами применена для оценки реализации Стратегии ГК «Росатом» (табл. 3.2.1).
  Рис. 3.2.2. Карта реализации базовых элементов Стратегии развития ГК «Росатом» (составлено автором)
  Таблица 3.2.1. Сбалансированная система показателей (ССП) реализации стратегической карты ГК «Росатом» (разработано автором)
  Как следует из информации в табл. 3.2.1, показатель до 2030 г. по новым продуктам и разработкам установлен на уровне 40 %, поскольку, на наш взгляд, данный процент коррелируется с объявленной суммой финансирования затрат на НИОКР до 2030 г.  - 3,4 млрд/USD, что будет способствовать росту общей мощности в 2 -2,5 раза и росту выручки. Целевое значение по показателю «строительство АЭС за рубежом» было установлено на основе потенциально возможных зарубежных проектов по строительству АЭС (исходя из подачи заявок на участие в тендерах). В соответствии с этим аналогично была просчитана доля зарубежных операций и активов. В связи с тем, что основная стратегическая цель ГК «Росатом»  - стать международным лидером, то показатель «узнаваемость бренда» имеет индикатор топ-10 в мире. Показатели рентабельности инвестиционного капитала были приравнены к объему зарубежных проектов. Показатели клиентской составляющей были установлены на самом высоком уровне, в соответствии с выбранной траекторией развития корпорации. Внутренние составляющие разработанной системы сбалансированных показателей установлены, основываясь
на заявленных намерениях увеличения финансирования НИОКР, о котором уже говорилось в исследовании. Составляющие «обучения и развития» также установились на максимальном уровне, в связи с выявленной нехваткой квалифицированных кадров и необходимостью совершенствования IT платформ.
  Как было обосновано в параграфе 2.2, управление научно-исследовательской деятельностью компаний и научных учреждений на федеральном уровне осуществляется посредством разработки, реализации и контроля Федеральных целевых программ (далее - ФЦП). В настоящее время эта практика управления имеет как позитивные результаты, так и положения, подвергаемые критике со стороны экспертов [32]. На наш взгляд, для улучшение результатов управления ФЦП на корпоративном уровне ответственными за их реализацию должны стать Центры конкурентоспособности высокотехнологичных отраслей. По завершении планового цикла исполнения установок программы на каждом этапе производится оценка результативности работ по данному циклу ФЦП
  Как правило, в оценке этапов исполнения ФЦП в разрезе целевых показателей применяется такой инструмент как ключевые показатели эффективности (далее - КПЭ). Совокупность таких ключевых показателей эффективности можно использовать при оценке результатов труда работников высокотехнологичной компании и их коллективов, занятых в реализации ФЦП. Данные целевые показатели разрабатываются на основе директивного плана (ФЦП), спускаемого правительством РФ.
  Цель системы ключевых показателей эффективности использования кадрового потенциала - более эффективное достижение ключевых целей
  Стратегии высокотехнологичных компаний, постановленных перед работниками, их коллективами, подразделениями и всей компанией в целом. При этом важно обеспечивать наличие прочных причинно-следственных связей результатов работы каждой оцениваемой «единицы» (работник, отдел, структура, компании). Это необходимо для мотивирования работников на достижение поставленных целей.
  Базовые принципы построения системы общегосударственного планирования целевых установок ФЦП представлены нами на рис. 3.2.3.
  Рис. 3.2.3. Принципиальная основа формирования целей ФЦП
  (составлено автором)
  Бессбойное функционирование системы управления научно-производственной сферы высокотехнологичных корпораций обеспечивает успешную реализацию целевых установок ФЦП. Это позволит корректировать развитие всех компаний, входящих в периметр консолидации, в соответствии с целями инновационного развития всей экономики России. По нашему мнению, необходимо вменить выполнение плановых показателей (ключевых показатели эффективности (далее - КПЭ) каждой компании, входящей в структуру, каждому руководителю в виде разработанной нами «карты индивидуальных целей» (табл. 3.2.2)
  На уровне компании стратегические карты в разрезе секторов экономики компании, её структурных подразделений и их отделов управления бизнесом дают общее представление о векторах развития, в рамках которых менеджеры соответствующего уровня устанавливают командные и индивидуальные цели развития. Данная карта формируется на основе метода «каскадирование целей» до уровня сотрудника, что позволяет менеджерам соответствующего уровня четко определить, какие действия способствуют или затрудняют реализации мер по улучшению экономических и финансовых результатов бизнеса.
  Таблица 3.2.3
  Система общенационального планирования и все целевые индикативные планы, «спускаемые вниз» в разрезе сфер экономики и видов деятельности, должны отвечать принципам SMART.
  Считаем возможным по результатам выполнения или невыполнения целевых показателей системы управления общегосударственным планированиям осуществлять в конце финансового года пересмотр заработных плат и организационной структуры компаний, входящих в периметр консолидации, применять меры административного и финансового контроля.
  Выводы из параграфа 3.2
  Можно полагать, что предложенные в данном параграфе 3.2. методические рекомендации будут способствовать инновационному развитию высокотехнологичных отраслей. Целевые значения карты высокотехнологичных корпораций должны выноситься на рассмотрение Правительства РФ с целью оценки и выработки общенационально Стратегии развития экономики в использованием инноваций. Кроме того, реализация всех предложенных в данном параграфе 3.2. мер будет способствовать эффективному управлению развитием и функционированием научно-производственной сферы в высокотехнологичной корпорации ГК «Росатом» и, соответственно, будет способствовать инновационному развитию энергетической отрасли. Эффективное воплощение рекомендаций в высокотехнологической корпорации атомной промышленности будет являться основой для выбора траектории развития других корпораций, входящих в периметр энергетической отрасли.
  На наш взгляд, опыт интеграционного механизма ГК «Росатом» необходимо транслировать на другие корпорации отрасли энергетики, данное предложение также подтверждает мировой опыт - основной движущей силой развития современной экономики являются крупные корпорации, в которых сконцентрированы финансовые, материальные, трудовые ресурсы и научно-технический потенциал. Это позволит добиться целостности экономики России.

3.3. Социально-экономической категории контроля управления компанией
  В рыночной экономике роль контроля как одной из функций управления значительно возрастает. Это происходит потому, что в условиях ужесточающийся конкуренции побеждает тот, кто является более хозяйственным и способным произвести продукцию или выполнить услуги с меньшими затратами. А это возможно только путем введения на предприятии хорошо налаженной системы внутреннего финансового контроля. Участие российских предприятий в международной экономике также ставит требование организации на них системы внутреннего финансового контроля.
  Контроль хозяйственной деятельности экономических субъектов представляет собой сложную систему, включающую ряд взаимосвязанных элементов и составляющих единое целое с хозяйственной деятельностью. Все контрольные процессы, как внутренние, так и внешние, являются неотъемлемыми частями внутренних экономических и финансовых процессов, т. е. управляются как системные образования.
  Изучение существа излагаемых различными авторами вопросов системы контроля не дает ясного представления о том, что есть система, системный принцип исследования. Следует полагать, что методологически точная трактовка этих терминов крайне важна не только для теории управления, но и для формирования прикладных моделей управления реальными экономическими процессами в конкретном пространстве и времени.
  Окружающие нас явления, в том числе экономического характера, как правило, имеют системный характер. Системное восприятие объектов и процессов окружающего мира связано с логически упрощенным восприятием вещей (предметов, явлений, ситуаций и т. д.).
  Идеи системности научного познания мира составили отправную основу системно-онтологических концепций Спинозы и Лейбница, в которых мыслители не только стремились к естественной интерпретации системности мира, но и выдвигали научные обоснования новой науки «Систематики». Однако не все мыслители тех лет, равно как и их последователи-ученые, продолжавшие развивать методологию системного знания, считали обоснованной теорию этой науки. Так, Кондильяк отрицал системный характер научно-теоретического знания, считая, что у каждой науки есть своя индивидуальная теория. Близкие по духу отрицания системности знания вообще были философские обоснования логико-дедуктивной природы системы знания у И.Г. Ламберта. Позже концепция системной природы знания были признаны немецкой классической философией. С этого времени индивидуализм научного знания ушел в историю и системность знаний, а, следовательно, только системные концепции воздействия на все проявления окружающего мира для его преобразования (в современной трактовке - управления) были признаны подлинно научными. Мыслители прошлых веков и современности утверждали,
что научное познание основывается на системном подходе, который позволяет выделить общее целое, объединяющее части в пространстве и времени. Шеллинг и Гегель трактовали системность познания как важнейшее требование познания.
  В развитие методологии системности знания и научного предобразования окружающего мира весомый вклад внес отечественный ученый А.А. Богданов, выпустивший в за 1911 -1925 годы три тома книги «Всеобщая организационная наука (тектология)». Ученый доказывает, что простая сумма составных частей системы, не всегда равна простой их сумме. Это связано с эффектом усиления и взаимного влияния частей системы на совокупный эффект.
  Этот теоретический постулат назван эмерджентностью и его существование в плоскости практических процессов и явлений повсеместно признано и используется при разработке концепций совершенствования систем управления в сфере финансов, цен, кредита, бухгалтерского учета, аудита экономического анализа.
  Особенностью тектологии А. А. Богданова является то, что основное внимание в его воззрениях уделяется закономерностям развития некой организованной структуры, «рассмотрению соотношений устойчивого и изменчивого, значению обратных связей, учету собственных целей организации, роли открытых систем. Ученый подчеркивал роли моделирования и математики как потенциальных методов решения задач тектологии».
  А.А. Богданов видел науку тектологию как «всеобщую организационную науку», что сразу же после публикации книги оказалась объектом интенсивной и резкой критики. Справедливость критики в том, что концепция всеобщности организации чего бы то ни было как науки не имеет под собой объективных оснований. Всеобщей она быть не может в принципе, ибо организация - это ориентация субъекта на конкретной местности строго сообразованная с его индивидуальными интересами.
  В XX в. продолжились исследования систем, была определена зависимость результативности функционирования системы от воздействующих факторов элементов, входящих в нее. Применение к исследованию систем системной теории - синергетики, позволило исследовать системы в развитии и динамике, на которые оказывают влияние не идентичность, а различие, не управление, а автономия, не планирование, а эволюция.
  Рис. 3.3.1. Взаимосвязи базовых понятий в исследованиях системных образований
  Синерг?тика (от греч. ???-приставка со значением совместности и ????? «деятельность»), или теория сложных систем [9] - междисциплинарное направление науки, изучающее общие закономерности явлений и процессов в сложных неравновесных системах (физических, химических, биологических, экологических, социальных и других) на основе присущих им принципов самоорганизации.
  Особую актуальность в этой связи приобретают исследования в области трансформации методологии и разработки концепций национальных контрольных систем.
  Теория системности должна лежать и в разработках отраслевого характера, таких как бухгалтерский учет, внутренний и внешний контроль. Среди ученых занимавшихся данными проблемами можно выделить российский ученый Я.В. Соколова, который развивал методологию бухгалтерского учета и контроля с позиции системности научного знания, опираясь на философские труды Евклида, Платона, Аристотеля, Канта, Спинозы, Лейбница, Шеллинга и Гегеля и других мыслителей. Положительно, что Я.В. Соколов, формируя методологию бухгалтерской науки, основывался на идеях системности философских и прикладных знаний.
  Изучая любое экономическое явление, его следует рассматривать с позиции его многомерности и многокачественности. С таких позиций следует рассматривать систему бухгалтерского учета, контроля, анализа.
  Система контроля деятельности экономических субъектов может быть представлена как совокупность, целостность, контрольных процедур и процессов, связанных с его деятельностью. Она должна следовать специфике и особенностям объекта контроля и методологически нацеливаться на изучение его элементов по единой схеме целостного (интегрированного) объекта. Значение понятия «система контроля» реализует потребность теоретического познания всей целостности контрольных составляющих, вариативно изменяющихся под воздействием под воздействием особенностей контролируемых элементов. Все явления контроля экономических субъектов, обладают системными свойствами. Контроль управления компанией как социально-экономической системой - следует изучать как систему, входящую в более крупную систему управления экономическим субъектом и всем народным хозяйством в целом.
  В своей первоначальной форме законы, регулирующие систему контроля, представляли собой специально отобранные и санкционированные властью обычаи и традиции. По мере общественного развития эти обычаи и традиции, систематизированные и оформленные, становятся правовыми законами.
  Отличия функционирования контрольных систем управления в различных странах сформировались в силу наследования ими древних законов управления обществом. Например, в Древнем Египте контрольные системы управления обществом в государственно-властной структуре касались всех сфер его деятельности и основывались на горизонтальных и вертикальных управленческих связях, четко регламентирующих все стороны жизни человека. Примерно по такому же принципу построены контрольные системы управление в России.
  В Древней Греции сформировалась аристократическая форма контрольных систем управления (олигархия), которая превратилась в демократию, являющейся наиболее удачной контрольно-управленческой системой. Незначительные размеры государств, зачастую, заключающиеся в отдельных городах-государствах, формировали контрольные системы, позволяющие активно привлекать граждан страны в контрольных мероприятиях. Похожее построение контрольных систем можно наблюдать в странах Европейского Союза, в скандинавских государствах.
  Приведение этих примеров свидетельствует о важности принципа историзма, диалектики и их детерминированности при легитимизации тех или иных преобразований контрольных систем управления обществом или отдельными хозяйствующими образованиями и субъектами (новые законы и усовершенствование норм действующих законов).
  К сожалению, российская система контроля управления обществом (государство) и управления хозяйствующими субъектами (корпоративный контроль) плохо учитывают результаты развития философии, оказавшей непосредственное влияние на формирование контрольных систем управления государством. Фундаментальные труды таких блестящих философов, так или иначе высказывавшихся об обществе и о роли управления и контроля в его структуре, как Аристотель, Гегель, Гераклит, Демокрит, Сократ, Платон и других остаются вне рамок учебных программ экономических ВУЗов, не говоря уже об использовании рациональных зёрен их наследия в организации контрольной практики.
  Этот вопрос предельно сложный в отношении определения рациональности и полезности функционирования экономической системы, поскольку она подвержена влиянию множества внешних и внутренних, объективных и субъективны факторов. Определение этих факторов, мониторинг их влияния, измерение влияния и другие управленческие функции выполняет специалисты особый службы риск-менеджмента компании. В настоящее время распространена точка зрения о том, что главной функцией этих специалистов является системный анализ. По поводу содержания этого термина следует сказать несколько слов, поскольку его методологическая трактовка, на наш взгляд, не совсем точная. Во-первых, анализ - это один единственный метод, используемый для проникновения в суть анализируемого объекта. В нашем исследовании таким объектом является система, если точнее, то - учетно-контрольная система аналитического обеспечения целей управления бизнесом. Поэтому методологически верно использовать термин «анализ систем, а не «системный анализ», ибо анализ как фундаментальный метод всегда ориентирован на конкретный объект: денежный поток, учет активов,
контроль оплаты труда и т. д. Применительно к термину «системный анализ» употребим вопрос - какой это анализ, а не вопрос - на что направлен этот анализ, т. е. каков его объект? Прилагательное «системный» в отношении слову «анализ» не даёт точно характеристики его специфики, т. е. трудно очертить предметную сферу приложения аналитических усилий специалистов. С полной уверенностью утверждаем, что это не простая игра слов. Только научная чистота используемых терминов позволяет утверждать о развитии теории вопроса, формировании подлинно научной основы совершенствованию любой из экономических систем, от состояния которой и методов управления зависит без малого благополучие каждого их членов общества, будь то предприниматель, администратор или простой гражданин.
  Особенности развития мировой экономики за последние десять лет формируют уже достаточно устойчивую тенденцию превалирования подлинно научного знания над всеми остальными в системе факторов развития экономических процессов. В научном сообществе уже утвердилось и такое понятие как «экономика знаний». Глобализация экономики актуализировала фактор научного знания, когда рассредоточенные по миру структуры одной компании связаны между собой всемирной паутиной получения и передачи информации и управленческих сигналов из головного офиса.
  Применяя к контролю понятие системы, следует использовать его универсальность и форму обозначения такого объекта, который обладает уникальными качественными характеристиками, которые реализуют свои свойства в целостной совокупности элементов единого комплекса. Предметом исследования системы контроля, как взаимодействий целого и его составляющих могут быть:

• объекты системы контроля, формирующие целевые ориентиры контрольных процедур;

• системы отношений между элементами системы контроля, подпадающие под воздействие взаимных влияний и синергетических эффектов взаимного влияния;

• системы фундаментальных оснований для контроля и принципы его организации;

• системы взаимных связей и обусловленностей;

• подсистемы контрольные;

• суперсистемы контроля, включающие совокупность внешних и внутренних его элементов.
  Свойства экономической системы, равно как и любой системы, практически однотипны, при их выявлении определяется состояние системы в целом относительно конкретного пространства и времени. Состав таких базовых свойств системы показан на рис. 3.3.2.
  Наличие большого разнообразия структур заставляет ввести классификацию их типов. Можно рассматривать различные варианты классификации структур. Например, классификационным признаком выбрать характер связей между элементами данной системы с другими элементами этой же системы и с внешней средой иди другие признаки. Определяющим фактором такого выбора является цель исследования свойств изучаемой системы.
  В своих исследованиях закономерностей развития свойств экономических систем одни авторы обращают внимание на совокупность элементов и связей между ними, другие выделяют целостность системы, а третьи рассматривают систему как средство для выражения проблемы и т. д. Авторский подход к классификации систем контроля управления представлен на рис. 3.3.3.
  Рис. 3.3.2. Принципиальные свойства функционирования системы контроля
  Применительно к контролю управления экономическими процессами, понятие «система» может быть представлено, как универсальный показатель качества проводимых контрольных процедур, выполнения функциональных составляющих по контролю работниками различного уровня и квалификации, в целях достижения качественного управления экономическим объектом. Система контроля деятельности экономических субъектов может быть представлена как совокупность, целостность, контрольных процедур и процессов, связанных с его деятельностью. Она должна следовать специфике и особенностям объекта контроля и методологически нацеливаться на изучение его элементов по единой схеме целостного (интегрированного) объекта. Значение понятия «система контроля» реализует потребность теоретического познания всей целостности контрольных составляющих, вариативно изменяющихся под воздействием под воздействием особенностей контролируемых элементов. Все явления контроля экономических субъектов, обладают системными свойствами. Контроль управления компанией как социально-экономической системой - следует изучать как систему, входящую в более крупную
систему управления экономическим субъектом и всем народным хозяйством в целом.
  Предметом исследования по контролю управления компанией взаимодействий целого и его составляющих могут быть:

• объекты системы контроля управления, определяющие направления воздействия контрольных действий;

• системы возникающих отношений контроля управления внешнего и внутреннего, государственного и вневедомственного, аудиторского и налогового;

• системы оснований и принципов контроля управления;

• системы детерминаций контроля управления;

• подсистемы контроля управления;

• суперсистемы контроля управления.
  Рис. 3.3.3. Классификация систем контроля
  Таким образом, развитие подходов к организации системы контроля управления компанией как социально-экономической системой, основанных на теории системности научного познания экономических процессов, позволит повысить уровень научности, действенности контроля, усилить значимость контрольных действий, как основной фазы процесса управления объектом подсистемы.
  Глава 4. Теория конвергенции учетной и управленческой парадигм

4.1. Методология управления бизнесом и её влияние на учетные парадигмы
  Развитие любой экономической науки и следующей за ней практики информационного обеспечения задач управления процессами создания и наращивания стоимости основывается на результатах доктринального мышления методологов науки, одним из которых является определение парадигмы научного знания в рамках изучаемой дисциплины. В энциклопедических словарях парадигма ((от греч. ??????????,  - пример, модель, образец) определяется как «универсальный метод принятия эволюционных решений, гносеологическая модель эволюционной деятельности. Парадигма может быть абсолютной, научной, государственной, личной (индивидуальной, субъективной) и общепринятой. К общепринятым парадигмам относятся образцовый метод принятия решений, модели мира или его частей (отраслей, областей знаний, сфер жизни и деятельности), признаваемые большинством населения..
  Парадигмой или ключевой идеей, лежащей в основе построения научной концепции управления современным бизнесом, следует считать одновременно саму теорию управления экономическими системами, бизнес-процессами, бизнес-отношениями и оперируемые ею постулаты, понятия, концепции. Понятие «парадигма» позволяет выделить то общее и одновременно базовое (первооснову), что определяет фундамент функционирования реального экономического субъекта, а также разработать концептуальную схему выявления и решения проблемы применительно к запросам времени и финансовым интересам пользователей.
  По нашему убеждению, развитие управленческой и учетной парадигм должно осуществляться синхронно и адаптивно друг к другу, обогащая своё содержание и формируясь, в конечном итоге, как феномен конвергированной системы информационного обеспечения управления стоимостью компании. Создание такого феномена основывается на методологии научных исследований, представляющей собой набор современных унифицированных теорий и в сфере управления, и в сфере учета, воплощаемых в конкретном пространстве и времени (на практике) посредством комплекса адаптационных методик (или организационно-функциональных механизмов). На этом основании первоначально рассмотрим современные требования к содержанию управленческой парадигмы, поскольку, не поняв общего, трудно постичь особенности частного (учетная парадигма).
  С бурным развитием капитализма и рынка возникла парадигма человеческого фактора управления, которая в основу построения научной концепции управления поставила деятельность «экономического человека». Это существенно изменило вектор развития управленческой парадигмы. Термин «человек экономический» появился в научных исследованиях сравнительно недавно, однако, исследованию новой роли менеджера и предпринимателя в развитии национальных и глобальных экономических систем уже посвящено несколько докторских диссертаций. Не только расширение функций конкретных субъектов-управленцев и исполнителей управленческих решений (бухгалтеров и внутренних контролеров компании), но и их согласованные действия потребовали соответствующего развития прикладных концепций управления стоимостью бизнеса компаний.
  В современной управленческой парадигме решающую роль играют такие факторы поведения человека как предпочтения, мотивации, интересы, ценности, опасения, целевые установки и др. Эффективность современной экономической системы на макроэкономическом и корпоративном уровнях в значительной мере определяется плотностью потока изобретений новых продуктов и технологий. Следовательно, в этих условиях по-новому начинают действовать администрации коммерческих структур, ориентируясь на новые знания и порождаемые ими информацию. Управление стоимостью современного бизнеса - это, прежде всего, плодотворное взаимодействие инженеров, бухгалтеров, специалистов по персоналу, сбыту и маркетингу, экспертов по информационным технологиям.
  В настоящее время новая стоимость возникает не столько из «физических» ресурсов, сколько из знаний, которые проявляются в новых продуктах, в новых технологиях, в новых навыках, в новых отношениях с потребителями. В XXI в. знание становится доминирующим ресурсом и базовым средством достижения социально-экономических результатов в управлении бизнесом. Научное знание закономерностей кругооборота стоимости во всём разнообразии её денежных оболочек и видов, воплощение его в учетных прикладных концепциях можно по праву считать залогом укрепления конкурентоспособности компании, экономики регионов и страны в целом. Эта фундаментальная характеристика современного мира заставляет по-новому оценить многие традиционные представления экономической теории, классические методы управления и методологию бухгалтерского учета, анализа и контроля как базовой основы информационного обеспечения целей управления стоимостью бизнеса.
  Эволюция парадигмы управления происходила под влиянием управленческой практики компаний, отличающихся высокими результатами деятельности и устойчивой конкурентоспособностью. Современная парадигма управления основывается на разнообразных элементах управленческого воздействия: традиционных (полнота власти, непререкаемый авторитет, персональная зависимость, мотивация) и относительно новых (творческое участие персонала в управлении стоимостью бизнеса, командный стиль управления, приверженность коллектива к стоимостному мышлению, инновационность принятия управленческих решений на основе новейших знаний).
  В настоящее время бизнес любого экономического субъекта постоянно испытывает существенные воздействия факторов изменяющейся внешней среды, различаемые по видам и силе. Однако все эти факторы воздействия по одному и в комплексе прямо или косвенно влияют на стоимостные параметры развития бизнеса компании. Следовательно, они должны быть выявлены, оценены и учтены по всей цепочке формирования основных информационных блоков системы управления: разработка учетной политики ^ Миссии компании ^ финансовой стратегии.
  В силу турбулентности социально-экономических процессов, порождающей неопределенность и финансовые риски, парадигма управления должна постоянно видоизменяется. Иными словами, управленческая парадигма уже не может представлять собой незыблемую теорию и соответствующую ей жесткую схему выявления проблем и их решений. Концепция современной управленческой парадигмы есть набор гибких правил и адаптационных моделей, позволяющих без существенных потерь материальных выгод приспособить действующую систему управления стоимостью бизнеса к воздействию факторов внешней экономической среды. Такое приспособление требует научной основы и экономической обоснованности, поскольку оно напрямую связано, прежде всего, с трансформацией учетной парадигмы, поскольку все управленческие решения основываются на информационных потоках, генерируемых системой бухгалтерского учета, финансового анализа и внутреннего финансового контроля.
  Особенностью современной управленческой парадигмы является, по нашему мнению, признание приоритета в управлении стоимостью бизнеса за методологией стратегически ориентированного планирования, отдельные методы которой уже доведены до нормативно закрепленных процедур. Многие компании, как показывают результаты нашего исследования, успешно перешли к системе программно-целевого управления компанией, которая подразумевает постановку четких и кратких целей, характеризующих необходимое конечное состояние управляемого объекта, иерархию целей, участие в процессе выработки целей всех, кто будет работать по их достижению, процедуру оценки эффективности и результативности. Успех функционирования такой системы управления стоимостью бизнеса, при прочих равных условиях, обеспечивается использованием модификаций информационных носителей, среди которых важное, если не основное, место занимают системы учета, финансового анализа и внутреннего финансового контроля. Следовательно, учетные парадигмы, обогащаемые аналитическими и контрольными теоретическими новациями и практиками, должны составлять единое целое с
управленческой парадигмой. Однако, по мнению профессора П.Я. Хомина, «современная парадигма отечественного бухгалтерского учета и отчетности сформирована на методологических подходах 1930-х гг. и практически не изменилась на протяжении следующих 30 лет». Следует полагать, что учетная парадигма зародилась еще со времен первых учетных записей и попыток описать их смысл. В работах М. Глаутье, М.К. Уэллса, Д. Гоувса, А. Ревинкеля, Р. Маттессича парадигмы учета понимаются как исторические этапы развития науки. Как констатируется в научных изданиях, понятие парадигмы в теорию бухгалтерский учет было введено М.К. Уэллсом в 1976 г. Характеризуя вклад М.К. Уэллса в теорию учета, Я.В. Соколов ставил в заслугу ученого развитие теории учета от этапа к этапу в зависимости от того, как одна парадигма сменяла другую. Известно семь этапов, на каждом из которых изменялось существо учетной парадигмы:

• «антропологическая»  - практический опыт бухгалтера рождает теорию;

• «конъюнктурная»  - ориентация теоретиков учета потребностей экономики и рыночных трансформаций;

• «событийная»  - развитие прогностической функции учета и оставление за рамками теоретических исследований методов регистрации свершившихся фактов хозяйственной жизни;

• «процессуальная»  - углубление теории на выявлении отличительных характеристики хозяйственной отношений, влияющих на бухгалтерские записи, с целью создания моделей эффективного управления факторами воспроизводства;

• «идеализированная»  - сведение теории счета к оценкам результатов хозяйственной деятельности;

• «информационная»  - теоретическое обоснование важности поиска и оценки информации о фактах хозяйственной жизни;

• «биховеристическая»  - теоретическое осмысление места и роли управленца в развитии принципов, моделей и практических инструментов ведения учетных записей и составления отчетности».
  По определению Соколова Я.В., учетная парадигма - это «совокупность общих убеждений, которые разделяют профессионалы. Одни из них верят, что надо вести учет имущества и его изменений; другие считают, что этого мало и требуют, чтобы каждое такое изменение фиксировалось дважды; третьи полагают, что приобретенное имущество выпадает из хозяйственного оборота, в результате чего его денежная оценка теряет смысл. Далее делается вывод, что в учете следует фиксировать только расходы и доходы. Отсюда в бухгалтерском учете существует три парадигмы: униграфическая, диграфическая и камеральная». Камеральная парадигма существует параллельно с униграфической и диграфической. Её основное отличие от двух других парадигм состоит в том, что в учете фиксируется только состояние и изменение денежных средств, т. е. упор делается на учете «кассы». После XV в. в Европе и после XVIII в. в России униграфическая парадигма уступила место двойной бухгалтерии, что, по мнению Я.В. Соколова, «это первое в бухгалтерии торжество теории над здравым смыслом. Двойную запись эмпирически изобрели практики…дабы сохранить порядок с
«перевернутыми» счетами, стали записывать корреспонденцию на чистый лист, а вместо понятий увеличение (как правило, приход) и уменьшение (как правило, расход), ввели новые, ранее невиданные термины: дебет и кредит».
  Современное содержание системы бухгалтерского учета (принципы, предмет и метод, а также содержание ученых процессов в реальной экономической практике)  - это эволюция и перманентное совершенствование учетных парадигм. Развитие парадигмальных основ организации учетного процесса объективно предопределено двумя объективными основаниями: развитием экономических отношений (финансовых, кредитных, налоговых и др.), способов управления ими и достижениями научной мысли, пытающейся постичь причинно-следственные связи таких изменений и построить более совершенные методологические основы во благо общества.
  В ХХ веке результатом научных дискуссий о парадигмах учета, преимуществах тех или иных учетных концепций и их роли в обеспечении экономического роста явилось признание за бухгалтерским учетом статуса важной экономической науки. Однако и в настоящее время некоторые ученые полагают, что это не наука в прямом понимании этого слова, а искусство вести бухгалтерские регистры, отражая в них факты хозяйственной жизни. На наш взгляд, современный бухгалтерский учет, реализующий свои системные функции на входе и выходе информации и концентрирующий выходящую информацию в отчетности, можно определить как наука «Баласоведение», теоретические постулаты которой постоянно развиваются под влиянием собственно научной мысли ученых и под влиянием постоянно растущих потребностей пользователей. На наш взгляд, в настоящее время недостаточно внимания уделяется балансоведению как одному из оригинальных научных теорий. Статмография, то есть балансоведение явилась результатом исследований Э. Пизани (1845 -1915), эта теория впоследствии стала самостоятельным направление бухгалтерской науки. Статмография - учение о балансе,
исходящее из механистического понимания учета, в котором методы учета разрабатываются логическим (от баланса к счету), а не историческим (от счета к балансу) путем. Статикодинамические операции подразделяются на: модификации (т. е. проводки, приводящие к изменению валюты баланса); пермутации (т. е. проводки, отражающие внутреннее движение). До настоящего времени данная модель успешно применяется на практике. Логическим завершением идей Н.С. Лунского (1867 -1956) о балансе были работы А.К. Рощаховского (1910), существенно развившего «балансоведение». А.Р. Рудановский (1863 -1934), также развивавший основы балансоведения, оставил богатое наследие о связи учетной парадигмы и математико-статистических методов формирования баланса. Г.А. Бахчисарайцев (1875 -1926) впервые в русской счетоведческой литературе разделил все хозяйственные операции по их влиянию на баланс на четыре типа, что актуально до настоящего времени. Ярким представителем научной учетной школы советского периода является, по нашему убеждению, С.А. Щенков (1904 -1979), усилиями которого учетная парадигма получила новое развитие. К сожалению,
сегодня концепции этих ученых в современных исследованиях учетной парадигмы лишь упоминаются. На наш взгляд, постепенное отклонение вектора развития учетной парадигмы в сторону зарубежных концепций учета в ущерб фундаментальному наследию отечественных ученых Н. А. Блатова, А.М. Вольфа, А.М. Галагана, Ф.В. Езерского, Н.А. Кипарисова, А.И. Лозинского, Н.С. Помазкова, Н.И. Попова, А.П. Рудановского, Я.В. Соколова, Е.С Щенкова не способствует обогащению учетной парадигмы новыми идеями в соответствии с потребностями управленческой науки и практики.
  Эволюционный путь науки и практики бухгалтерского учета шел по двум магистральным направления: юридическому и экономическому. Счетоводство как часть юриспруденции определялась Дж. Чербони (18271917) как «логисмография» [382]. В настоящее время широко известен «постулат Чербони»: сальдо счета собственника равно сальдо совокупного счета агентов и корреспондентов или это практически современная балансовая формула: К = А - О. По определению Я.В. Соколова, «смысл логисмографии - в последовательной персонализации счетов, цель - в контроле деятельности агентов и корреспондентов хозяйства, предмет - права и обязательства физических и юридических лиц, метод - регистрация».
  Становление парадигмы юридического направления в учете неразрывно связано с именем итальянского счетовода Н. д’Анастасио, который сформулировал два важных вывода: 1) учет - это регистрация прав и обязанностей собственника; 2) центром учетной системы является счет капитала. По мнению итальянского мыслителя, отражение всех фактов хозяйственной жизни должно затрагивать этот счет». Созданная им система учета обеспечивала жесткий контроль за движением средств: каждая проводка для соотнесения со счетом капитала требовала как минимум четыре записи. В настоящее время на этой основе ученые пытаются развить идеи ситуационно-матричной бухгалтерии».
  На наш взгляд, математизация бухгалтерского учета не лучшая база развития учетной парадигмы, она годится для оценки и моделирования перспектив финансового состояния хозяйствующего субъекта на основе бухгалтерской информации и её интерпретационных преобразований (моделирование с помощью коэффициентов изменений факторов экономической среды).
  Развитие учетной парадигмы предполагает научное обоснование предмета, объекта, принципов бухгалтерского учета, от которых зависит содержание бухгалтерской модели учета, финансового анализа и контроля на практике. Дискуссии относительно этих краеугольных положений учетной парадигмы ведутся с давних времен. В Италии, где, как считается, было положено начало учету, у каждого автора были свои воззрения на объект учета. Так, Дж. Чербони (1827 -1917) описывал объект учета весьма специфично, принимая за него ответственность лиц, ведающих записями. Ф. Беста (1845 -1923) в отличие от Дж. Чербони объектом учета считал не сами ценности, а их стоимость. Основываясь на этом постулате, Ф. Беста выдвинул ставшую впоследствии знаменитой теорию фонда, которую продолжил развивать наш соотечественник А.П. Рудановский. Теория фонда в учете, разумеется, в современной интерпретации, на наш взгляд, требует переосмысления, поскольку в ней заложена глубокая методологическая основа, к рассмотрению которой мы обратимся ниже. А рассмотрение в качестве предмета учета кругооборот различных предметных носителей стоимости, как это
отстаивал еще Ф. Беста, можно считать верным направлением развития учетной парадигмы в современных условиях. Итальянские ученые полагали, что факты хозяйственной жизни, не вызывающие изменения стоимости, не должны отражаться на счетах, вследствие чего внутренние обороты выносятся за рамки баланса и учетной книги. Данная установка демонстрирует, насколько стоимостная (оценочная, экономическая) интерпретация баланса, которую отстаивал Ф. Беста, влияет на методологию учета. У сторонника юридической интерпретации Дж. Чербони, принимавшего за объект учета ответственность людей, подобное игнорирование внутренними оборотами не допускалось. Ф. Беста настаивал на стоимостной и управленческой трактовке целей учета, что отразилось на современных трактовках учет как самостоятельной науки об управлении хозяйством, независящей от юридических и социально-политических доктрин. Можно согласиться с утверждением Я.В. Соколова, что Ф. Беста создал платформу для развития категории «перспективная стоимость». В настоящее время данный аспект учета, трансформировавшийся в такие понятия как «справедливая стоимость,
«капитализация», «рыночная цена сделки и другие составляет предмет дискуссий методологов учета об оценке объектов учета, влияющей на балансовое равенство. Характер и итоги этой дискуссии будут раскрыты ниже.
  Из крупных бухгалтеров, давших чисто экономическую интерпретацию теории учета, следует выделить французского бухгалтера Р.П. Коффи (1833-н.д.). С позиций экономической теории в противовес юридическому направлению Р.П. Коффи доказывал, что бухгалтерский учет должен основываться на признании экономической, вещной, сугубо материальной природы ведения счетов: каждому виду материальных ценностей соответствует определенный счет. Из этого он выводил деление счетов на счета реальных и рациональных (фиктивных) ценностей. Интересны обоснования Р. П. Коффи в пользу горизонтальной корреспонденции счетов, разработанный им принцип классификации счетов до сих пор составляет основу современных экономических классификаций, господствующих в теории бухгалтерского учета [432]. И, что самое важное, Р.П. Коффи рассматривал бухгалтерский учет как неотъемлемую часть экономической теории, считал, что каждому виду материальных ценностей соответствует определенный счет, отражающий изменения стоимости и ценности учитываемых объектов. Отечественный ученый П.И. Рейнбот (1839 -1916), строго следуя данной учетной парадигме, сводил
предмет бухгалтерского учета к изменениям в имуществе предприятия.
  В сообществе методологов учета, пропагандирующих зарубежные модели учета, считается перспективным развитие двух учетных парадигм, сложившихся в ХХ в. Одна из них представлена в трудах Е.С. Хендриксена, определявшего теорию учета как «набор широко трактуемых принципов, которые составляли общую систему эталонов, позволяющих оценить различные хозяйственные ситуации, и создавали новые практические методики и процедуры».
  Выразителем второй концепции считается Макдональд Д.Л. «писавший, что любая «теория должна иметь три элемента: 1) символическое представление феноменов реального мира путем координирования; 2) обработка и комбинация данных символов согласно выработанным правилам; 3) обратный перевод символических конструкций в феномены реального мира. Каждый из этих компонентов присутствует в учете». В настоящее время методологи учета всё еще придерживаются в своих характеристиках содержания учетного процесса этих направлений. Однако, на наш взгляд, в рыночной экономике при возрастании значения конкуренции, частной собственности, доминирования стоимостной концепции в управлении бизнесом, расширения прав собственника в выборе концепции учетной политики и методов её реализации на практике всё меньше оснований для разделения юридической и экономической основ построения бухгалтерского учета. Наша позиция основывается на методологии синтеза юридической и экономической цели бухгалтерского учета, начало которой было положено итальянским теоретиком Ф. Вилла (1801 -1884), а впоследствии развивалась такими учеными как: К.И.
Арнольд, И. Ахматов, Я.В. Соколов. Как констатируют эти ученые, с именем Ф. Вилла связано возникновение бухгалтерского учета как теоретической дисциплины, который писал, что «чтобы бухгалтерия поднялась до уровня науки, она должна исследовать свои принципы и категории». Ф. Вилла отмечал, что «счетоведение представляет собой серию экономических и административных знаний, необходимых для ведения счетов и книг. Цель учета состоит в том, чтобы контролировать движение хозяйственных ценностей, находящихся в обороте к началу периода; отмечать предполагаемые доходы и расходы в связи с полученными доходами и произведенными расходами».
  Органичной взаимосвязи экономической и юридической сути бухгалтерского учета придерживались и другие зарубежные ученые. Швейцарский ученый И.Ф. Шерр (1846 -1924), считавшийся в России одним из крупнейших представителей европейской учетной мысли, полагал, что «предметом бухгалтерии могут быть только совершившиеся внутренние и внешние хозяйственные и правовые факты, а хронологический и систематический учет следует понимать как хронологическую и прагматическую историографию, фиксирующую движение вещных (телесных) и юридических (бестелесных) благ». И.Ф. Шерр утверждал, что «бухгалтерия есть историография (история) хозяйственной жизни, изложенная по законам систематизации».
  Дискуссии методологов учета ХХ в. велись в основном вокруг достоинств и недостатков статической и динамической моделей бухгалтерского учета. Динамический бухгалтерский учет или, по крайней мере, его первые попытки являются такими же древними, как и статический учет. Р.де Рувер в своем труде о состоянии бухгалтерского учета еще до Л. Пачоли отметил, что активы некоторых балансов, например «компании Датини во Флоренции, начиная с 1399 г. содержали статьи расходов будущих периодов. Присутствие такого «фиктивного» актива не было ни случайностью, ни ошибкой. Таким образом, с момента возникновения двойной записи зародилась динамическая философия». Необходимость постоянного наблюдения за движением и сменой внешних «оболочек бытия» капитала (денежный капитал при создании бизнеса, основной и оборотный капитал при производстве стоимости и вновь денежный капитал при продажах) и измерения своих прибылей путем сравнения выручки за отчетный период (год или два) с затратами, связанными с её получением, предопределила появление и развитие динамического бухгалтерского учета. Позже данная практика получила
теоретическое обоснование и сформировалась научная методология динамического учета. Основная теоретическая работа по теории учета была написана экономистом. В 1908 г. руководитель немецкого Betriebswirtschaftslehre экономист Э. Шмаленбах (1873 -1955) в своей статье «Амортизация» показал несовместимость концепций статического и динамического бухгалтерского учета. Он утверждал, что «динамический бухгалтерский учет, применяемый для расчета результата и оценки эффективности обменных сделок, не может использоваться для оценки имущества; это - задача статического бухгалтерского учета. Принципы статической бухгалтерии вытекают из общей цели, состоящей в измерении доли покрытия кредиторской задолженности в условиях фиктивной ликвидации компании. Для этого необходимо разделить принципы, которые определяют содержание элементов актива и пассива баланса, и принципы их измерения. Для разрешения противоречия приверженцы юридической основы учета отстаивали принцип фиктивной периодической ликвидации бизнеса, доказывая, что через заданные интервалы времени проводится инвентаризация активов коммерсанта. Эти активы
оцениваются по отдельности, предполагая их фиктивную продажу (если это возможно на рынке). Затем величина реализованных таким образом активов будет уменьшена на величину имеющейся кредиторской задолженности с тем, чтобы получить чистые активы. Далее полученная сумма сравнивается с чистыми активами предыдущего периода для определения результата за текущий период. Таким образом, благодаря этой фикции компания оказывается ликвидированной, несмотря на то, что оно продолжает успешно функционировать. При всей искусственности осуществить этот принцип не всегда легко. В современной хозяйственной практике такой объект учета и анализа продолжает оставаться базовым при определении стоимостных ориентиров развития бизнеса.
  В новых условиях управления бизнесом содержание системы бухгалтерского учета не ограничивается разработкой и использованием учетных стандартов, приемов построения учетных схем, правил заполнения финансовой отчетности. Стратегические видение содержания и функций системы бухгалтерского учета требует переосмысления основных учетных парадигм: униграфической, камеральной и диграфической. В этом плане интерес представляет результат анализа Терентьевой Т.О. трёх базовых учетных парадигм, на основании которого она считает, что «по крайней мере, две из них носят слишком общий характер, и их следует дифференцировать. Так, униграфическая парадигма, как будет показано, на самом деле должна быть представлена натуральной и монетарной бухгалтерией, а диграфическая - статической и динамической парадигмами. Таким образом, мы выделяем пять учетных парадигм. Первая парадигма (простая натуральная бухгалтерия) формирует первые элементы бухгалтерского учета: инвентарные счета и регистрацию учетных объектов в натуральных измерителях. Учет дебиторской и кредиторской задолженности на данном этапе представляет определенные
трудности, поскольку монеты еще не изобретены. Однако и с их появлением деньги еще долгое время оставались самостоятельным объектом учета, как любой другой вид имущества. До сих пор остается неразрешенным спор о том, какой учетный прием был первым. По указанным выше обстоятельствам большинство авторов склоняются к тому, что это была инвентаризация. Техника бухгалтерского учета в рамках простой натуральной бухгалтерии в наши дни используется статистикой и заключается в простом подсчете предметов и явлений. Вторая парадигма (камеральная бухгалтерия) сформировалась с появлением денег, когда приходно-расходные записи по инвентарным счетам были перенесены на кассовый учет. Приходно-расходные книги древнеримских банков стали универсальными регистрами и применялись не только в банках, но и в торговле, и в домашнем хозяйстве. Учет приходно-расходных операций с деньгами в масштабах государственного хозяйства способствовал развитию бюджетного учета с его специфическими элементами: отчетным периодом и сметой. Вторая парадигма стоит у истоков формирования отчетности о доходах и расходах, представляющей в
современном виде отчет о прибылях и убытках. Третья парадигма (простая монетарная бухгалтерия) представляет собой параллельное (с камеральным учетом) развитие простой натуральной парадигмы в условиях становления денежно-расчетных отношений и единого стоимостного учетного измерителя. В отличие от бюджетного учета с его целевой направленностью на учет кассы, простая монетарная бухгалтерия развивалась в целях коммерческой деятельности, где предметом учета выступает имущество и результаты его использования. В простой монетарной бухгалтерии действует принцип простой записи, однако все счета, в конечном итоге, ведутся в денежном измерении. В этой парадигме уже возникают бухгалтерские понятия: дебет и кредит. Здесь же распространяются корреспонденции между приходно-расходными инвентарными счетами и персонифицированными счетами расчетов, которые в средние века модифицируются в стройную систему счетов и двойной записи. Третья парадигма стоит у истоков появления бухгалтерского баланса, который стал возможен после введения в систему инвентарных и расчетных счетов, счетов собственных средств. Это означало
рождение четвертой парадигмы (двойной статической бухгалтерии). Двойная статическая бухгалтерия обязана и техникой, и принципами учета римской юридической традиции. Идея, которая лежит в основе двойной статической бухгалтерии, состоит в том, что активы коммерсанта должны быть достаточными для покрытия его долгов и возмещения взятых кредитов. В данной парадигме формируется понятие бухгалтерского баланса, как отчетности о состоянии дел коммерсанта на определенный момент времени. Согласно римской юридической традиции результаты своей деятельности коммерсант может определить только после полного закрытия предприятия. В условиях продолжения функционирования предприятия подведение итогов его деятельности решили изображать с помощью «фиктивной периодической ликвидации».
  Следует подчеркнуть, что, принимая в качестве учетной парадигмы ту или иную общепринятую совокупность учетных правил и стандартов, нельзя быть абсолютно уверенным, что учетная парадигма даст исчерпывающее объяснение всем фактам, которые могут встретиться в хозяйственной жизни. Например, новый Закон № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» практически устанавливает трансформацию камеральной парадигмы в диграфическую, когда бюджетным организациям вменяется полноценный коммерческий учет методом двойной записи, причем, не только исполнения сметы, но и учет имущества, доходов и расходов». И здесь совершенно прав Я.В. Соколов что, «это, конечно, методологическая ошибка». Тем не менее, стратегия бухгалтерской науки - это развитие учетных парадигм, адаптирующих практику учета к изменениям управленческой парадигмы, трансформирующейся под финансовые интересы собственников.
  В условиях конкурентного рынка всё четче проявляется тенденция отхода от оперативного управления корпоративной собственностью и на первый план выходит потребность рыночных субъектов в точной оценке состояния корпоративных отношений и достигнутого баланса их финансовых и других имущественных интересов для прогнозирования будущего. Такие изменения предопределяют необходимость изменения или, на крайний случай, переосмысления существующих парадигм учета фактов хозяйственной жизни для более качественного обеспечения информацией целей управления стоимостью бизнеса. Сегодня существуют различные концептуальные воззрения на определение базовых интересов акционеров, менеджеров, их предметной оценке с помощью моделей капитализации прибыли, в основе которых лежит модифицированная учетная информация, что собственно и составляет суть новой учетной парадигмы.
  В настоящее время бурно развиваются процессы внедрения в практику отечественного бухгалтерского учета правил, принципов и стандартов, сформированные на основе англо-американской модели учета. Возможно, это оправдано с практических позиций для группы экономических субъектов, включенных в мировой оборот капитала. Однако с методологических позиций такого рода скоропалительная реформация отечественной системы бухгалтерского учета чревата сущностными ошибками. Главная ошибка в том, что теория бухгалтерского учета продолжает оставаться без изменений и по своим принципам и парадигме учета соответствует классическому «советскому» подходу. В результате этого возникает несоответствие теоретических основ учета с практикой его ведения на основе национальных стандартов. Причина данной проблемы кроется в условиях и особенностях исторического формирования теории бухгалтерского учета. Квинтэссенцией развития нормативной концепции в бухгалтерском учете в англоязычных странах стала публикация Американской бухгалтерской ассоциацией (AAA) документа, который включал в себя положения нормативной теории. Выпуск этого
документа фактически на уровне профессиональной бухгалтерской общественности признавал ключевую роль нормативной теории в развитии учета. В 1966 г. специальный Комитет по разработке (далее - Комитет) AAA опубликовал Положение о базовой теории бухгалтерского учета (A Statement of Basic Accounting Theory, ASOBAT). В 1977 г. Комитетом было опубликовано Положение по теории бухгалтерского учета и теории допущений (Statement of Accounting Theory and Theory Acceptance, SATTA). Профессор С. Зефф отмечал, что ASOBAT изменил направление бухгалтерских научных исследований от моделей оценки активов к «полезности при принятии решений» на основе финансовой отчетности. Содержание этого Положения определяло бухгалтерский учет в виде «процесса идентификации, измерения и предоставления экономической информации для осуществления информационных суждений и принятия решений пользователями информации». Профессор Р. Стерлинг выход ASOBAT оценил следующим образом: «комитет предложил нам рассматривать бухгалтерский учет в качестве измерительно-информационной системы. Этот новый взгляд снимает одни проблемы, однако, поднимает
другие. При таком новом понимании учета измерение в бухгалтерском учете является завершающей функцией». Разработчики SATTA предоставили собственную интерпретацию существующих недостатков теории учета на основе одной из стадий развития науки по парадигмальному подходу Т.С. Куна - стадии кризиса парадигм. Представители Комитета рассматривали различные теории в качестве парадигм, идущих за циклом аномалий, сомневаясь в надежности новых теорий и в их доминантной роли. Использование в SATTA парадигмального подхода Т.С. Куна открыло новое направление теории бухгалтерского учета - развитие учета на основе использования различных методологий научных изменений. Можно полагать, что, «начиная с пользовательско-ориентированного подхода, предусматриваемого в ASOBAT и окончательно оформленного в SATTA, бухгалтерский учет обретает новые функции и цель, которая задается мета-субъектом бухгалтерского учета. Таким образом, происходит разрушение стойкости учета как отдельной устойчивой институциональной структуры, а на замену приходит ориентация на широкого пользователя бухгалтерской информации».
  По мере развития экономики и усиления внешних возмущений зарубежные методологи учета обращались к поиску новой теории, объясняющей эти события. В результате возникает позитивная теория учета (1978 г.), концепция которой была опубликована в журнале «The accounting review». Целью создания позитивной теории Р. Уоттс и Дж. Циммерманн называли необходимость обоснования давления на процесс стандартизации бухгалтерского учета, объяснения эффекта влияния различных бухгалтерских стандартов на финансовые интересы отдельных субъектов. В целях развития теории бухгалтерского учета в условиях гармонизации различных моделей и инструментов отражения фактов хозяйственной жизни, как справедливо считает профессор Кольвах О.И., необходима конвергенция нормативной и позитивной теории учета, что также предлагал Э. Хендриксен, считая, что «ни одна из теорий (позитивная или нормативная) не принимается в качестве единственно возможной. Оба ученых отдают предпочтение научно обоснованной эклектичности, когда используется любая из известных концепций в зависимости от того, какая из них является более приемлемой в конкретной
ситуации. «Основная цель, преследуемая при этом,  - предоставить набор логических принципов для оценки и развития практических бухгалтерских методов и процедур.
  Таким образом, учетные парадигмы и реализующие их прикладные модели появлялись, отмирали, совершенствовались по мере усложнения товарно-денежных отношений, развития отношений собственности и градации организационно-правовых форм, реализующих финансовые интересы собственников и позволяющие государственной власти осуществлять правовой надзор за соблюдением действующего законодательства в рамках свой компетенции. Сформировавшиеся в ХХ в. концепции парадигм бухгалтерского учета сходились в одном - научная методология должна объединять различные научные теории с механизмами, инструментами и методами ведения бухгалтерских записей в условиях реальной практики. Однако, как показали результаты нашего исследования, совершенствование бухгалтерского учета идет в прикладном направлении, т. е. развиваются технологии структурирования информации для пользователей в ущерб развития его парадигмальной основы для углубления научного знаний о сущности учета. Например, Чернецкая Г.Ф. считает «бухгалтерский учет информационной технологией управления стоимостью компании». Видяпин В. И. определяет «бухгалтерский учет как
механизм отражения экономической деятельности. Двойная запись не может ограничить поле наблюдения за фактами хозяйственной жизни, поскольку она соответствует закону природы - трансформации ценностей из одной формы в другую. Она не ограничивает объем информации, так как всегда можно при помощи увеличения детализации записей достигнуть дополнительной информативности учета. Кроме того, бухгалтерский учет - одна из сфер социальной практики и объект права». Цыганков К.Ю., хотя и подчеркивает в своей диссертации, что «теория бухгалтерского учёта необходима и для практиков: методологов, разрабатывающих нормативные документы, регулирующие порядок ведения учёта, профессиональных аудиторов и бухгалтеров, обязанных принимать в нестандартных ситуациях самостоятельные решения на основе собственного профессионального суждения», львиную долю своих доказательств сосредотачивает на развитии технологии структурирования учетной информации в итоговом документе - отчетности - определяя этот процесс как «итогоцентричность».
  Исходя из выше изложенного, необходимость конвергенции управленческой и учетной парадигм предопределена тем, что руководством, собственниками, менеджментом экономических субъектов, различающихся отраслевой специализацией, масштабами бизнеса, организационно-правовой формой управления, структурой и по другими признаками, остро востребована различная по составу, количеству и качеству учетная информация. В зависимости от этого требуется особая модель информационного обеспечения целей управления бизнесом, т. е. постоянно ориентированная на адаптацию учетной парадигмы к изменениям рыночной среды и факторов её управления. При этом формирование учетной информации предполагает соблюдение паритета финансовых интересов всех контрагентов экономического субъекта (компании), т. е. использование модифицированной бухгалтерской информации не должно ущемлять интересы ни работников, ни акционеров, ни кредиторов или инвесторов. С другой стороны, такая информация не должна вводить в заблуждение руководство экономического субъекта относительно полноты и своевременности исполнения внешних расчетно-платежных обязательств с
субъектами фискальной системы государства. В данном случае функционирование учетной системы по камеральной парадигме делается похожим на научно-исследовательскую деятельность. Эта похожесть сводится к тому, что анализ потребностей контрагентов в учетной информации начинается с вопросов: какая конкретная информация требуется, каковы ценностные параметры запрашиваемой информации, в чем состоят ее цели, какие ставятся цели и ожидаются результаты. Для ответа на все эти вопросы потребуется совершенно новая парадигма - синтез принципов и моделей управления и учета. Данный синтез возможен на основе теории конвергенции научных теорий и прикладных моделей её воплощения в конкретном пространстве и времени.
  В век информационных технологий и глобализации экономики при возрастании весомости интеллектуального капитала в составе факторов воспроизводства, функционировании сложнейших по методологии управления корпоративных структур и активизации других объективных факторов только понимания сути учетной парадигмы и оценки её роли в развитии современной учетного процесса уже недостаточно, требуется переосмысление взаимовлияния учетных и управленческих парадигм. Логика такого переосмысления предполагает выявление сущностей той и другой парадигм на пути их эволюционного развития. Необходим поиск точек их конвергенции как фактор защиты финансовых интересов публичной и корпоративной собственности на глобальном конкурентном рынке.
  Выводы из параграфа 4.1.
  Эволюция методологии науки подтверждает, что новые научно-практические знания возникают, как правило, на стыке наук. Именно на стыке науки и практики бухгалтерского учета и финансового менеджмента формируются новые знания, предметным выражением которых является новая доктрина информационного обеспечения целей управления бизнесом. В основе такой доктрины лежит развитие принципов и способов конвергенции управленческой и учетной парадигм, на основе которого формируется современная методология (теория и практика) учетно-контрольной системы информационно-аналитического обеспечения целей управления бизнесом. Следует полагать, что «цементирует» управленческую и учетную парадигму такое универсальное понятие как «СТОИМОСТЬ». Разнообразные предметные носители стоимости (объекты учета и управления), возникающие как результат товарно-денежного обмена, можно определить как предмет бухгалтерской науки и практики. Стратегической целью управления бизнесом является наращивание его стоимости, а, следовательно, магистральным направлением развития управленческой парадигмы является, на наш взгляд, исследование феномена
«стоимость» и её видовые трансформации, в которых стоимость предстает как объект управления: рыночная, кадастровая, балансовая, справедливая и другие виды стоимости. В связи с этим стратегической целью развития системы сбора, регистрации, систематизации и кодификации информации для управленческих целей, т. е. новой учетной парадигмы является, помимо прочего, унификация стоимостных оценок объектов бухгалтерского учета, анализ их адекватности рыночным условиям и осуществление глубокого внутрикорпоративного контроля прироста стоимостных результатов ведения бизнеса. Функционирование такого системного образования как органично взаимосвязанный комплекс учета, контроля, анализа будет направлено на решение его базовой задачи - способствование формированию релевантной, актуальной, полной и прозрачной информации, в которой заинтересованы все её пользователи. Принципиально важным свойством такой информации является достоверная оценка стоимостных параметров бизнеса. В настоящее время этот вопрос определяет предмет научных дискуссий и методологов учета и методологов финансового менеджмента.

4.2. Причинно-следственные связи базовых принципов теории информации, управления и бухгалтерского учета
  В век информационных технологий и экономики знаний информация становится стратегическим ресурсом в системе управления стоимостью бизнеса. В результате базовые постулаты теории управления и теории информации требуют пристального исследования с целью конструирования на их основе обновленной платформы, как теоретических концепций, так и моделей управления информацией, генерируемой из внешних и внутренних источников (бухгалтерский учет, экономический анализ, внутрикорпоративный финансовый контроль, маркетинг и др.). При разработке теоретических оснований для структурирования учетно-контрольной и аналитико-оценочной информации для управления стоимостью бизнеса в рамках финансовой стратегии следует опираться на принципы, определяющие успешность такого процесса. К таковым принципам нами отнесены:
  Конкретность (specific)  - реализация данного принципа исключает использование формулировок типа «повысить эффективность», ибо неопределенность этой задачи лишает её практического смысла. Конкретность цели достигается разработкой глоссария с расшифровкой содержания всех терминов, к которому сотрудники компании должны иметь прямой доступ. В противном случае содержание стратегии и её роль в достижении поставленных целей останется для них вне зоны профессионального интереса.
  Измеримость (measurable)  - когда цель неизмерима - ее достижение не поддается анализу и контролю, поэтому при утверждении комплекса показателей в качестве стратегической цели необходимо определять точные алгоритмы расчетов. В качестве такового комплекса в работе предложено использовать традиционные алгоритмы расчета и модифицированные модели факторного анализ-контроля. На первый взгляд, этот принцип кажется излишним, ибо если цель конкретна, то она и измерима, что вполне логично. Однако, с другой стороны, измерение цели - процесс крайне сложный и дорогостоящий, следовательно, расчеты требуют предельной осмотрительности и экономности.
  Существенность (importance). При определении стратегически ориентированной цели, с одной стороны, присутствует стремление включить в финансовую стратегию как можно больше показателей - для комплексного охвата всей деятельности компании, а, с другой стороны, чем больше показателей, тем сложнее её структура. С управлением «тяжеловесной» финансовой стратегией могут не справиться даже высокопрофессиональные менеджеры. Информация должны быть релевантной. В связи с этим, при выборе целевых стратегически ориентированных показателей следует в обязательном порядке подвергать их тщательной оценке с точки зрения их практической достижимости.
  Определенность во времени (timed/time-bound)  - при разработке стратегии и определении целей в обязательном порядке устанавливается временной лаг, т. е. достижение целей «привязывается» к конкретным срокам. Отсутствие такой привязки затрудняет план-фактный контроль достижения целей. Разбивка стратегии на периоды (этапы) необходима для корректировки целей в случае выявления такой необходимости. Пересмотр цели может быть связан с тем, что определенные факторы стоимости изначально не были учтены или были учтены не в полной мере. При проверке достижимости стратегических ориентиров развития бизнеса следует принимать во внимание необходимость их упорядочения по степени приоритетности.
  С давних времен прикладные модели бухгалтерского учета сохраняют свою историческую миссию - обеспечивать информацией заинтересованных в ней субъектов. В современных условиях конкурентного рынка и турбулентных процессов в экономике и финансовой системе на макроэкономическом и микроэкономическом уровнях бухгалтерский учет приобретает системный характер, постепенно трансформируясь из просто источника информации положения хозяйственных дел в сложную учетно-контрольную и аналитико-оценочную систему информационного обеспечения целей управления стоимостью корпоративного бизнеса. Универсализация моделей бухгалтерского учета предопределена воздействием глобальных факторов. При этом институциональные регуляторы правовых основ учета (Минфин России, саморегулируемые организации и непосредственно экономические субъекты) включаются в интеграционные процессы международного бизнеса и формируют учетно-аналитическую, контрольную информацию с учетом принципов, признанных международным бухгалтерским сообществом.
  Сложность установления тесной связи между методологией управления стоимостью бизнеса и методологией информационного обеспечения этого процесса в реальном пространстве и времени обусловлена рядом причин. Во-первых, для управления стоимостью бизнеса требуется особая (релевантная) информация, качество которой можно считать предпосылкой результативности управленческого процесса, в ходе которого осуществляется связь субъекта и объекта управления с целью принятия оптимального управленческого решения. Во-вторых, информация, использованная в управленческом процессе, может выступать в качестве «вторичного продукта», т. е. «новой» информации, обработка которой дает информационный импульс для совершенствования собственно бухгалтерского учета. Так происходит системно-процессный обмен информацией бухгалтерского учета и финансового менеджмента на основе конвергенции их парадигм.
  Информация, при её огромном значении для управления стоимостью бизнеса играет всё же подчиненную роль, зависящую от иерархии субъекта в системе управления. Её руководителю приходится иметь дело с научной, технической, экономической, социологической информацией, которая является формой связи между тем, кто управляет, и тем, кем управляют. Наличие актуальной, точной и объективной информация о состоянии учитываемых, анализируемых и контролируемых финансово-хозяйственных процессов уменьшает степень неопределенности и неполноту знаний, позволяет принимать обоснованные решения. Информация, как предмет управленческой деятельности решает, три класса задач:

• является специфической формой взаимосвязи, взаимодействия элементов системы, а также взаимосвязи системы с окружающей средой;

• обслуживает все уровни, функции управления - от подготовки решения и его принятия до подведения результатов реализации такого решения;

• является непосредственной причиной, определяющей выбор того или иного варианта управленческого поведения, перевода системы в новое состояние, обеспечивающее ее движение к заданной цели.
  В последнее десятилетие информация превратилась в стратегический ресурс, от которого зависит конкурентоспособность всех экономических субъектов. В действительности информация всегда была необходима для эффективного управления, однако, революция, произошедшая в коммуникационных системах, увеличила объем доступной информации и сделала процесс управления информацией более сложным и важным. Информационные технологии увеличили возможности доступа к первичным источникам информации внутри компании. По оценкам экспертов 45 млрд.(!) документов (счета-фактуры, акты, накладные, договоры и прочее, прочее…) использует в ежегодном обороте российский бизнес и государственные ведомства, а это 500 млрд. руб. или 1,3 % ВВП страны. Общий контур многоканальной системы информационного обеспечения управленческих целей проиллюстрирован на рис. 4.2.1.
  Задачи и цель сбора бизнес-информации возрастают с каждым воспроизводственным циклом экономического субъекта. На сегодняшний день существует множество определений термина «бизнес-информация», однако, не существует общепринятого. Под информацией вообще «понимают факты, сведения, новости и знание». Затем, обычно предлагается иерархия, состоящая из трех частей: данных, информации и знания. Полагаем, что предназначение бизнес-информации заключается в обеспечении менеджеров знаниями как о состоянии внутренней среды компании (информация для управления внутренними факторами роста стоимости бизнеса), так и знаний о внешней среде (многоаспектный комплекс внешних факторов воздействия на стоимостные параметры бизнеса), в которой каждый экономический субъект функционирует, принимая на себя управление внешними экономическими рисками (кредитными, финансовыми, налоговыми и т. д.). Состав и содержание таких факторов представлены на рис. 4.2.2.
  Рис. 4.2.1. Информационное обеспечение конструирования организационно-функционального механизма для управления
  Основная цель сбора всей необходимой для управления стоимостью бизнеса информации состоит в том, чтобы на ее основе как можно точнее, с минимальным уровнем неопределенности, принимать управленческие решения по наращиванию стоимостных параметров функционирования компании. Соответственно при получении бизнес-информации акцент должен быть сделан на сборе реальных и безусловных фактов. Это одно из требований, предъявляемых к бухгалтерской информации. Однако, как свидетельствует бизнес-практика, принцип детерминированности бухгалтерской информации потребностям менеджмента в полной мере не реализуется. Причин этому несколько, одни их них предопределены спецификой такого феномена как информация вообще, которым занимается теория информации, а другие причины связаны с целями, для достижения которых аккумулируется информация. Применительно к бухгалтерской информации принцип её детерминированности потребностями управления стоимостью бизнеса, на наш взгляд, в настоящее время пока только постулирован, тогда как требуется его подкрепление соответствующим методическим обеспечением, а, возможно, и за счет принятия
поправок в бухгалтерские нормативные документы (положения об учете отдельных стоимостных объектов).
  Рис. 4.2.2. Структура факторов стоимости в системе управления
  При сборе и обработке информации для управления бизнесом часто возникают детерминистская и интуитивная экономические парадигмы. Другая проблема, возникающая при работе с бизнес-информацией, заключается в том, что решения часто принимаются на основе общих впечатлений менеджера и его интуиции. Опросы предпринимателей, менеджеров, бухгалтеров выявляют возрастание степени доверия к собственной интуиции, основанной на опыте и знаниях экономических и финансовых процессов и снижение доверия к информации официальной статистики. На наш взгляд, сама суть информационности управленческих процессов предопределяется охарактеризованной выше детерминистской экономической парадигмой. Тем не менее, еще раз следует подчеркнуть, что информационные массивы структурируются не только в зависимости от цели их применения (области знаний или процессов), но и в зависимости от степени воздействия внешних и внутренних факторов экономической среды. Структурированная под факторы информация создает методологическую базу для управления стоимостью бизнеса в контуре выбранной стратегии. Только при соблюдении данного условия
идентификация факторов стоимости будет отражать стоимостные параметры всех ресурсных слагаемых в процессе их кругооборота.
  На практике, как показало наше исследование, часто возникает несоответствие между бизнес-информацией (которая основана на фактах) и деловым знанием (которое часто основано на интуиции). Всё больше возникает проблем, связанных с временными ограничениями. Бизнес-информация в основном описывает то, что произошло в недавнем и не очень далеком прошлом («историческая» информация), а менеджеров интересует информация, на основании которой можно предвидеть будущее бизнеса (релевантная информация). Полезность официальной информации (статистической и бухгалтерской) уменьшается из-за временного лага между описываемыми событиями и публикацией о них в соответствующих информационных носителях. Одновременно возрастает число источников информации, на основании которых можно выстраивать достаточно правдивые прогнозы развития бизнеса. Идентификация и оценка информации для определенных управленческих целей осуществляются в большинстве случаев в процессе различных взаимодействий экономических субъектов или операций с объектами учета и контроля в бизнесе, а также во время неофициального обмена ею. Когда менеджеры
сталкиваются с какой-либо сложной, по существу неопределенной, но стратегически важной для компании проблемой, процесс поиска информации становится более активным, официальным и целенаправленным. Различные виды информации менеджеры склонны аккумулировать разными способами. Например, маркетинговую и сбытовую информацию можно аккумулировать неформально, а сбор и оценка бухгалтерской, финансовой или другой экономической информации требует официального доступа. С появлением Интернета сбор информации существенно облегчен, особенно это касается законодательной информации, для отслеживания которой еще десять лет назад в компании содержалась дополнительная штатная единица. Однако, несмотря на то, что сбор, идентификация, ранжирование по целям и оценка информации представляет собой комбинацию официальных и неофициальных схем, в настоящее время усиливается тенденция предпочтительности официального использования информации, касающейся управления стоимостью бизнесом. Это объясняется несколькими причинами, главной из них является усиление мер государственного регулирования и надзора за информационными потоками,
реализуемых многими законодательными актами, например, законы о финансовом мониторинге, об инсайдерской информации, о Счетной палате России, о противодействии коррупции и многими другими. При этом лавинообразный и часто противоречивый характер внешней и внутренней информации выдвигает на первый план не просто её аккумулирование, а исследовательский анализ и глубокий контроль за качеством анализируемой информации. Следовательно, как было подчеркнуто в параграфе 4.1, конвергенция учетной и управленческой парадигм предполагает всесторонне развитие аналитической и контрольной функции системы бухгалтерского учета и финансового менеджмента. Возможность стратегирования бизнеса (разработка прогнозов на пять и более лет) как раз заложена в системном взаимодействии этих двух наук и практик. Однако до сегодняшнего дня данная возможность недостаточно реализована. Причин этому несколько.
  Между чисто бухгалтерскими данными и информацией, накапливаемой другими отделами компании из собственных источников и извне, существуют различия. В настоящее время в большинстве случаев эти источники информации полностью независимы друг от друга, и они по-разному описывают объект, существующий как материально, так и в стоимостной оценке. Не всегда содержание такой информации носит беспристрастный характер. Содержание информации, несмотря на то, что её смысл отражается в информационных носителях (документах) базируется на чувственном (субъективном) восприятии пользователя. Знания, опыт пользователя и нормативные предписания по использованию информации часто отходят на второй план при интерпретации данных, полученных пользователем от передающих устройств. Практика управления информацией свидетельствует, что субъективная интерпретация смысла информации искажает значения, лежащие в основе данных (как, например, пристрастность бухгалтеров вуалировать налоговую базу, завышать уровень доходности, скрывать величину кредиторской и дебиторской задолженности и т. п.).
  Любая информация специфична по своей внутренней природе и задачи её структурирования решаются в зависимости от знаний и активности пользователей. Ученые разделяют статическую природу информации и потенциальную активность знания, указывая, что «информация подчинена мыслям людей, а знание - это сила и свобода поступать в соответствии со своими взглядами». Эта точка зрения в целом правомерна. «Информация является необходимым структурным элементом знания, которые можно получить интуитивно. В западных странах обсуждается и анализируется именно то знание, которое получено путем восприятия, структурирования по целям и анализа информации». Другая точка зрения на различие между информацией и знанием заключается в утверждении, что не может существовать знания о том, что произойдет в будущем. Сторонники данной позиции крайне скептически воспринимают усилия менеджмента компаний разрабатывать экономическую, а в её составе финансовую стратегию, руководствуясь знаниями и материализуя их в некие стратегически ориентированные показатели, параметры которых определяются на основе достаточно вольной интерпретации
исторических данных бухгалтерского учета, контроля, анализа и других информационных источников. Интерпретация смысла стратегически ориентированных показателей зачастую вольная, если даже она основывается на экономико-математических моделях. Этому есть два объяснения. Во-первых, современная экономическая среда предельно неустойчива, на её состояние влияют в большей степени политические предпочтения властей в выборе систем налогообложения, кредитования, страхования и т. д. Во-вторых, любой управленческий процесс субъективен и его вектор определяет профессионализм менеджеров и бухгалтеров. Как известно, в средних компаниях, не говоря уже о малых, профессиональный уровень менеджеров оставляет желать лучшего. В нами обследованных компаниях, специализирующихся на представлении интеллектуальных бизнес-услуг, функции бухгалтера, аналитика, контролера часто возложены на одного специалиста. В его обязанности входит также разработка стратегически ориентированных показателей, а, следовательно, он должен еще располагать знаниями методов оценки стоимости бизнеса, владеть приемами моделирования и знаниями
информационных технологий. В таких условиях идентифицировать информацию, объясняющую, почему произошли какие-то события в прошлом или почему они не должны были произойти крайне затруднительно.
  Информационные потоки всегда порождаются системой определенного типа и целями её функционирования (релевантная информация). В зависимости от вида системы, принципов её структурирования, целеполагания, содержания функций и других признаков идентификации среди множества других однотипных систем (социально-экономические системы) потоки информации получают предметную определенность (характеристики). В контексте теории систем и теории информации «учетная система может рассматриваться как элемент единой информационной надсистемы, которая генерирует и интерпретирует всю базу информационного потока, представленную разными системами для эффективного управления. При этом совершенствуется как надсистема, так продолжается развитие исходной учетной системы, что заключается в образовании би - и полисистем в процессе интеграции и дифференциации учетной информации». Следовательно, система бухгалтерского учета, экономического анализа, контроля и отчетности должна «развиваться в фарватере общенациональной стратегии экономического роста», демонстрируя в своем развитии способность перестраиваться при изменении
стратегии, не меняя при этом принципиальной основы.
  Система бухгалтерского учета на своем входе и выходе (согласно теории информации, т. е. кибернетике) имеет два массивных и крайне разнородных информационных потока. На входе - это информация, предопределенная движением стоимости в денежной «оболочке» по приобретению ресурсов для функционирования компании, и отражаемая на соответствующих бухгалтерских счетах («материалы», «основные средства» и др.). На выходе - это информация о стоимостных величинах продаж, задолженностей и материальных выгод (или отсутствии таковых), которая также идентифицируется на счетах бухгалтерского учета соответствующими записями. В комплексном представлении это есть отражаемые в учете результаты движения (оборота) носителей стоимости в денежном выражении, завершающееся фиксированием в отчетности двумя способами разложения капитала. Бухгалтерский учет, экономический анализ и контроль генерируют в совокупности огромный массив информации, который структурируется по целевым запросам менеджеров согласно широко известным базовым принципы теории информации: фиксация, вытеснение конкурирующих типов, скольжение, пространство,
самоподобие, тождественность, завихрение причинно-следственных связей. Рассмотрим содержание каждого из этих принципов в контексте методологии бухгалтерского учета и современных методологических концепций управления стоимостью бизнеса.
  Реализация принципа фиксации представляет собой процесс выделения одного массива информации (у специалистов именуется «термом») в качестве структурообразующего. При идентификации в бухгалтерском учете того или иного факта хозяйственной жизни он обозначается соответствующими: словами, например, приобретение материалов», проводкой, например, 10/60 и т. п. Фиксация информации может означать в бухгалтерском учете и объединение однотипных фактов хозяйственной жизни в поименованную Планом счетов группу. Фиксация информации позволяет сконструировать предметно выраженную подсистему объектов учета, реализовать такие базовые функции системы бухгалтерского учета как экономический анализ и оценка информационных потоков, их связей и результатов движения, а также функцию внутрикорпоративного контроля в проверяемом информационном массиве. Фиксация информации позволяет разрабатывать технические или технологические стандарты программного обеспечения бухгалтерского учета, анализа, контроля и отчетности.
  Процесс фиксации информации сопровождается вытеснением «конкурирующих» типов информации. В системе бухгалтерского учета «принцип вытеснения конкурирующих типов» проявляется в выявлении дублирующей информации или информации, требующей дополнительного синтеза или анализа с тем, чтобы установить её «безвредность» для последующего выведения конченого результата финансово-хозяйственной деятельности экономического субъекта. Практика показывает, что в качестве такой негативно влияющей информации выступают фискальные платежи (налоги, сборы, взносы, штрафы). Разумеется, полностью вытеснить эту информацию из системы бухгалтерского учета невозможно в силу ее юридической обязательности, но её можно упорядочить минимизацией влияния на параметры финансовых результатов деятельности компании.
  Как правило, при синтезе показателей информационного потока могут возникать несколько конкурирующих центров спонтанного нарушения симметрии хаоса. В результате действия принципа завихрения, суть которого рассмотрена ниже, в информационной структуре остается сравнительно небольшое количество типов предметных носителей информации, которые в совокупности покрывают все многообразие востребований пользователей к содержанию всей информационной системы бухгалтерского учета и финансовой отчетности, а также к отчетности контролеров и карты стратегических показателей развития бизнеса. Распределение всего многообразия свойств по конкретным типам информации бывает случайным, ибо смысловые значения названий счетов бухгалтерского учета различны. Однако степень этой случайности всегда ограничена стандартами учета и отчетности, так как свойства типов информации диктуются потребностями структур более высокого уровня (саморегулируемые организации, Минфин России и международные сообщества бухгалтеров и контролеров).
  Принцип «скольжение» означает в информационной теории требование обладать некоторой универсальностью для каждого зафиксированного типа носителей информации. То же самое относится и к бухгалтерским документам, записям, внутренней и внешней отчетности. С помощью определенных логических схем можно построить множество различных вариантов движения информационных потоков для представления их визуального образа, что, естественно, помогает управлять потоком. В настоящее время во многих исследовательских работах по теории и практике бухгалтерского учета информационные связи между систем бухгалтерский учет и менеджмент представляются в виде блок-схем, графиков и логических моделей, что крайне важно для осмысления описываемых ситуаций и моделирования их изменений в будущем. Построение блок-схем - это уже распространенный приём современных описаний обновляемых исследователями концептуальных конструкций потоков информации в их причинно-следственной связи. На наш взгляд, такой прием основан на «универсальной теории категорий и более содержательный частный ее случай - теории топосов. Методологи этой теории Джонстон
П.Т., Голдблатт Р., Цаленко М.С., Шульгейфер Е.Г. и другие ученые называют категорией конструкцию, содержащую объекты и морфизмы (стрелки).
  Рис. 4.2.3. «Скелетная» диаграмма Исикавы
  Каждая пара объектов связывается набором стрелок, а последовательно заданные стрелки замыкаются на координирующую стрелку - композицию системы взаимосвязей. Примером может служить причинно-следственная диаграмма «рыбий скелет Исикавы» (рис. 4.2.3), которую менеджеры используют в факторном анализе состояния экономических процессов и систем, а также карта стратегических целей (рис. 4.2.4).
  Информация для разработки таких «исследовательских конструкций» черпается из системы бухгалтерского учета, экономического анализа, внутрикорпоративного контроля, привлекаются также дополнительные источники информации (СМИ, Интернет и др.). Весь массив данных модифицируется под цели управления бизнесом с помощью унифицированных информационных систем, роль которой, как мы полагаем, будет выполнять разрабатываемая нами учетно-контрольная и аналитикооценочная система формирования релевантной информации для управления стоимостью бизнеса - УКАОС).
  Рис. 4.2.4. Примерная схема стратегической карты целей бизнеса
  Такая система представляет собой структурно-логическую модель управления информацией и при её разработке мы основывались на методологии топосов. Использование карты стратегических целей (рис. 4.2.4) позволяет не только систематизировать учетно-контрольную и аналитико-оценочную информацию, но и структурировать её по целям и ответственным лицам (менеджер или бухгалтер), за которым закрепляется функция достижения конкретной цели. Выбранная композиция стрелок в такой карте способствует ассоциативному восприятию взаимосвязей денежных или других потоков в конструируемой на перспективу модели. Если такие карты были разработаны в компании по информации прошлых отчетных периодов, а факторы внешнего и внутреннего окружения принципиально не менялись, то сравнение «исторических» и «текущих» карт дает основание изучать динамику развития бизнеса, выстраивая на основе сопоставительного анализа перспективные ориентиры (экономическую, финансовую или другие стратегии). В данном случае менеджменту компании удается понять, что между структурированной информацией и целями (категории управления) действуют сложные системы
связей - функторы (в некотором смысле - «мета-стрелки»). Совокупность всех внутренних прямых и обратных связей в этих блок-схемах, выраженных с помощью стрелок, помогает визуализировать внутреннее устройство информационной мегаструктуры - «бухгалтерский учет (ведение учетных записей в денежной оценке, анализ, контроль, отчетность) ^ управление бизнесом».
  Стандартным способом описания наличия взаимосвязей управляемых объектов и функций согласно теории категорий являются коммутативные диаграммы - это целеориентированные графы, в вершинах которого находятся объекты, а стрелками выражаются их коммутативные связи (потоки информации, или команды указания, или направления функционального воздействия). Тогда как принцип «скольжение» выражает наличия внутренней соподчиненности носителей в информационной структуре, то принцип «пространство» реализует способность информационной структуры взаимодействовать с внешней экономической средой, если рассматривать его суть с позиций теории и практики бухгалтерского учета. Действие этого принципа наблюдается каждодневно, особенно ярко он проявился с усилением международного разделения труда и усилением межнациональной экономической и финансовой кооперации. Как уже подчеркивалось выше, тенденции развития теории и практики бухгалтерского учета задаются факторами экономического пространства, в котором информационная структура может «скользить» как цельная конструкция, выступая уже потенциальным носителем структур более
высокого уровня (учетная мега-система, например - СНС). Возможности различных учетных объектов участвовать в нескольких бухгалтерских записях, проводках и отчетных сводках для менеджеров экономического субъекта - это скольжение бухгалтерской информации. Распространение бухгалтерской отчетности как цельной конструкции о финансовом состоянии экономического субъекта среди многочисленных пользователей формирует масштабное и постоянно расширяющееся информационное пространство вплоть до наднационального уровня.
  В бухгалтерском учете также проявляется и такой принцип информационной теории как «самоподобие», суть которого в способности информационного носителя множиться и структурироваться под вновь возникающие цели. Это свойство определяет динамику развития всей системы бухгалтерского учета в её органичном единстве с экономическим анализом и внутрикорпоративным контролем. В самоподобии проявляется такое свойство данной информационной структуры, так и синтез новых структур, например, развитие модифицированной подсистемы бухгалтерского учета для: целей исчисления налога на прибыль (пока именуется как налоговый учет), управленческих целей (именуется как управленческий учет или контроллинг и бюджетирование), для органов официальной статистики. Различие свойств подобных подсистем задается различными целями применения информации, которые определяет каждый из её пользователей (администрация экономического субъекта, акционеры, инвесторы, финансовые, налоговые органы и т. д.) Регламент информационного носителя в структуре той или иной подсистемы бухгалтерского учета, как правило, стандартизирован (Закон «О
бухгалтерском учете» № 402-ФЗ и ПБУ в его развитие, МСФО, Налоговый кодекс РФ и т. п.), хотя и не запрещено выражение объективного мнения бухгалтера при формировании учетной политики для различных целей. Проблема структурирования учетно-контрольной и аналитическо-оценочной информации по целям управления выдвигает на первый план предельно важную и необходимую для решения проблему. Этой проблемой является искусственная, на наш взгляд, «привязка» целевого предназначения такой информации к обоснованию практики обособленных «новых» видов учета: финансового, налогового, управленческого. Кроме того, в экономических публикациях по проблемам учета предлагаются стратегический учет и еще самые экзотические виды учета. По нашему убеждению, структурирование информации по целям из одного информационного источника (системы или подсистема этой системы) не предполагает, по нашему глубокому убеждению, появления какой-то бы то ни было новой системы. С позиции методологии систем, система бухгалтерского учета аккумулирует, идентифицирует и оценивает информацию о течении хозяйственной жизни компании. При этом система
бухгалтерского учета является фактически единственным источником информации, которая впоследствии структурируется по целям: для налогообложения прибыли, для принятия управленческих решений, для формирования финансовой отчетности, для формирования отчетности в официальные органы статистики или в систему государственных внебюджетных социальных фондов РФ (ПФР ФСС, ФОМС и ТОМС). Структурированная и модифицированная информация накапливается в соответствующих информационных носителях, которым не присущи сугубо объективные признаки, по которым можно от бухгалтерского учета обособить относительно самостоятельные потоки информации: для налогообложения прибыли, для внутрикорпоративного бюджетирования и ценообразования, и внутрикорпоративного финансового контроля и т. д. Все эти потоки прямо или косвенно сопряжены с реализацией главной управленческой цели - реализацией производственно-экономической и финансовой стратегии.
  По нашему убеждению обособление потоков релевантной информации по целевому назначению не порождает никакого самостоятельного вида учета, коим, например, некоторые методологи считают управленческих учет. Как показывают результаты проведенного нами исследования, составление учетной политики, структурирование счетов и статей баланса для внешних (в соответствии с нормативными положениями о ведении бухгалтерского учета) и внутренних целей (для менеджеров) существенно не отличается. Вместе с тем, это огромная работа, отвлечение сил и времени бухгалтера. В настоящее время приверженцы управленческого учета разрабатывают разнообразные весовые учетные политики для менеджмента компании, сложнейшие структуры счетов, субсчетов, подсчетов и другие искусственные конструкции, к которым менеджеры не обращаются. Их интересует оперативная информация, которую можно аккумулировать, структурировать, проанализировать для принятия управленческих решений без всяких мудреных утяжелений учетной и отчетной работы.
  Из сказанного следует, что принцип тождественности теории информации применим к функциональным целям бухгалтерского учета, однако, условием для этого является отказ от использования в научном обороте и управленческой практике таких понятий как «налоговый учет», «управленческий учет», «стратегический анализ» и другие методологически некорректные, на наш взгляд, термины. Объясним эту позицию. Принцип тождественности находится в двойственной связи с принципом самоподобия. Для утверждения того, что имеется факт тиражирования информационного носителя (в нашем исследовании дробление бухгалтерского учета на самостоятельные целевые подсчеты учета), должна существовать процедура не просто синтеза новых носителей, а процедура синтеза тождественных по некоторым свойствам информационных носителей. Учетная практика свидетельствует о том, что невозможно точно определить свойства учетной информации с тем, чтобы верно её структурировать и проверить на качество, т. е. её действительную нужность всем без исключения заинтересованным пользователям. Это требование не выдерживается ни в «налоговом», ни в «управленческом
учете».
  Правильная реализация всех вышеназванных принципов теории информации напрямую касается и программистов, обслуживающих бухгалтерии, и самих бухгалтеров. Они зачастую уверены, что накопление программных инструментов и моделей есть накопление информации, служащее менеджменту. На самом деле это далеко не так. Сложный и неструктурированный под запросы менеджмента программный продукт скоро оказывается непригодным, тогда как на его приобретение и обслуживание были затрачены значительные денежные средства. Синтез информации в программировании заключается в разработке таких модулей, которые могут быть названы «универсальными модулями». Таким модулем специалисты считают модуль «контроллинг» в программе R/3. Однако, как будет обосновано ниже, всё чаще в специальных исследованиях ученые доказывают несостоятельность этого модуля как инструмента управления бизнесом. Следовательно, приобретение некоторыми российскими компаниями зарубежной программы R/3 со встроенным модулем «контроллинг» можно объяснить тем, что контроллинг как особая управленческая система большой эффективности была широко разрекламирована и стала
признаком высокотехнологичного управления бизнесом. Многие аналитики подчеркивают, что редкая бухгалтерская программа переживает десятилетний период развития без существенных модификаций. Это свидетельствует о недостаточности актуальной информации в программных продуктах, используемых сегодня бухгалтериями.
  Основные навыки, которые требуются для получения и использования информации,  - это поиск, анализ, структурирование, хранение и манипуляция. Предполагается, что набор данных, являющихся побочным результатом деятельности компании, обеспечивает в различных ситуациях принятие решений, основанных на имеющейся информации. Зачастую это приводит к тому, что называется «информационной перегрузкой». С каждым отчетным периодом многократно возрастает сложность сбора и управления информацией. Это требует все больше времени и базовых навыков, необходимых менеджерам для управления информацией, которых часто не хватает. Существенно возрастает значение внутрикорпоративного контроля и управления письменной информацией. Как показывает практика, менеджеры перегружены массой бесполезной информации, запутывающей поиск действительно важных документов. Такое управление мешает правильному принятию решений и планированию и ухудшает результаты деятельности компании. Когда имеющейся в распоряжении информацией не могут или не хотят правильно управлять, это часто приводит к неоправданной трате сил и средств. Наличие данной
проблемы предопределило необходимость разработки методики документооборота для компаний оказывающих бизнес-услуг (аудиторско-консалтинговая группа). Основные носители информационного потока для целей управления бизнесом - документы. Последовательность формализации и документирования финансово-хозяйственных ситуаций, выбор порядка их заполнения и последующей обработки информации в таких формах документов должны отвечать на следующие важные вопросы:

• каково назначение конкретного документа;

• сколько должно быть одновременно выписываемых экземпляров документов, их обязательные реквизиты, вписываемые в них показатели и периодичность составления документов;

• кем заполняются реквизиты и их показатели, меры ответственности за возможные неточности заполнения реквизитов и внесение в них показателей;

• перечень адресатов документов.
  Расчет показателей, заносимых в те или иные документы, осуществляется на основе определенных правил - процедур обработки и первичных ученых данных с последующей их модификацией для целей управления. Далее уточняются маршруты движения заполненных информацией документов по подразделениям системы управления в целом, начиная с момента их начального заполнения вплоть до передачи менеджеру, принимающего решение или выхода за пределы управляющей системы (архивация). Такое движение документов определен как документооборот, представляемый, как правило, в графическом виду для визуального восприятия всего движения документов, что помогает управлять и документами, и связанными с ними финансово-хозяйственными ситуациями. Анализ графической схемы документооборота позволяет проследить пути документов, выявить моменты их образования, операции, которые с ними осуществляются, порядок, в котором документы структурируются по определенным признакам и под определенные цели. Посредством анализа схемы документооборота можно выявить объем, характер и сроки выполнения работ для каждого подразделения компании,
недостаток/излишек контроля за документооборотом, дублирование информации, неоправданные задержки в обработке и передаче документов. Такой анализ позволяет оценить, в конечном счете, распределение обязанностей между ответственными за документооборот по всем структурным подразделениям компании.
  Многие аналитики справедливо полагают, что «графический метод является простым, наглядным, универсальным и экономичным методом описания потоков информации на микроуровне. Однако при увеличении размерности потока информационная схема документооборота может стать настолько велика, что, потеряет свою ценность как средство анализа, или будет настолько поверхностна в деталях, что не окажет помощи при анализе потоков информации» [635]. Следовательно, данный метод целесообразно использовать для анализа организации и совершенствования существующей схемы потоков информации в компаниях не холдингового типа.
  Глобализационные тенденции экономического и финансового взаимодействия множат виды предпринимательских рисков. Следовательно, важнейшей современной функцией системы учетно-контрольной и аналитико-оценочной информации становится идентификация таких рисков. Отличительной чертой современного руководителя является его способность предугадывать развитие рыночных тенденций, опираясь на результаты анализа информации из самых различных источников. На это сфокусирована точка зрения прагматиков на содержание информации, это сведения о развитии рынков и выявление ниш, где может вырасти прибыль.
  Такое прагматическое суждение представляется нам спорным. Снижение финансового риска представляется задачей как наиболее важной, так и предельно сложной. Теоретически можно принимать решения, вообще не основываясь ни на какой информации: так поступает биржевой спекулянт, хотя опытные биржевые спекулянты будут утверждать, что при принятии решений они используют расчет вероятностей. Однако сомнительно, чтобы менеджеры даже самой «серьезной» компания принимали решения (особенно связанные с затратами или с риском потери дохода), руководствуясь подобной тактикой, т. е. не опираясь на конкретную информацию. Информация может быть разрозненной и очень неполной, однако, она, тем не менее, должна иметься в наличии для принятия управленческих решений. В то же время менеджеры многих компаний вынуждены определять, когда и какой конкретно информации уже достаточно для эффективного управления. Способность управлять информацией, чтобы получать от нее пользу и минимизировать финансовые риски, является важным навыком для менеджеров. Отсюда следует важный вывод - чем большим объемом качественной (идентифицированной и
структурированной по целям) информации располагают менеджеры компании, тем меньше уровень финансового риска в их последующих управленческих действиях.
  Выводы из параграфа 4.2
  Активный сбор информации, её идентификация, ранжирование по целям и оценка полезности чаще всего фокусируется на конкретной цели и решениях по её достижению. Проведенное исследование показало, что единицы компаний регулярно изучают окружающую рыночную среду, прибегая к бенчмаркингу или другим методам выявления конкурентов и связанных с ними угроз. Регулярный сбор информации возникает как составная часть реализации стратегии бизнеса. Однако целенаправленную работу на завоевание рынка следует включать в состав мероприятий по оперативному бизнес-планированию (бюджетированию и контролю за исполнением бюджетов). Это создает условия для координации стратегических решений с прогнозами внешних и внутренних условий текущих отчетных периодов по обновлению ассортимента товаров, услуг, реинжинирингу бинес-процессов или других необходимых управленческих мер по реализации финансовой стратегии.
  Информационные структуры экономического субъекта (бухгалтерия, отдел планирования и контроля, информационно-аналитический отдел и другие) представляют собой иерархию причинно-следственных связей, материализующихся потоками информации, требующих систематизации, осмыслению и использованию во благо его работников, а, косвенно и во благо всего государства. При этом конструкция каждого носителя информационной структуры обязательно включает в себя эффект положительной обратной связи, которая всегда замыкается на более низкий уровень информационной иерархии, тем самым формируется полезный информационный узел многоцелевого управления бизнесом.
  Управление информацией на практике зачастую приводит к двум распространенным проблемам. Первая, касается сбора информации. Высокоточные методики сбора информации часто компрометируются неправильными и совершенно недостаточными критериями отбора, которые могут привести к сужению целей организации и к ограничению ее возможностей. Следовательно, для большинства критериев выбора информации рамки следует определить максимально широко. Вторая, часто встречающаяся, проблема заключается в том, что использование информации в конкретных целях являются последним этапом в информационной цепочке. Однако слишком мало известно о том, как можно применить информацию с максимальной пользой. Свойства информационных систем (энтропия, негэнтропия) в эпоху информационных технологий приводят не только к смене состояний учетно-контрольных процессов, поскольку меняются принципы и методы управления такими процессами. Эти изменения, естественно, меняют и концепции информационного обеспечения целей управления бизнесом с помощью учетно-контрольной системы формирования релевантной информации и её организационно-функционального
механизма подготовки такой информации для управления компаниями сферы интеллектуальных бизнес-услуг.
  Обоснованную нами теоретическую основу концепции сбора, идентификации, ранжирования по целям и оценки информации следует назвать «теория информатизации управления движением носителей стоимости в денежной форме». Отчасти, как можно предположить, разработка на базе этой теории «работающей» системы, например такой как «учетно-контрольная система информационно-аналитического управления бизнесом» может явиться, пусть совсем малой частичкой механизма, противостоящего хаосу увеличивающейся энтропии информационного мира.

4.3. Единство и противоречия предмета и метода бухгалтерского учета и финансового менеджмента при конвергенции учетной и управленческой парадигм
  Поиск адекватных прикладных концепций и методов информационного обеспечения целей управления стоимостью бизнеса на основе конвергенции бухгалтерской и учетной парадигм лежит, прежде всего, в плоскости таких теоретически важных вопросов как предмет, объект, методы наук «бухгалтерский учет» и «финансовый менеджмент» и анализ возможностей их прикладного взимообогащения. Как известно, та и другая области научных знаний и практик оперирует стоимостными категориями, которые в процессе хозяйственного кругооборота материализуются в различные предметные носители стоимости, что, собственно, в своей совокупности определяет содержание предмета этих наук. В данном случае правомерен вопрос о том, могут ли разные науки иметь «однотипные» предметы. Такая постановка вопроса правомерна, исходя из многих признаков «переплетения» учетных и управленческих функций в сфере товарно-денежных (стоимостных) отношений, предметное содержание которых выражает и бухгалтерский учет, и финансовый менеджмент. Как полагал Я.В. Соколов, «предмет любой науки - это проблемы. Наша проблема в том, как правильно исчислить прибыль. Все
знают, как трудно решить, когда возникает прибыль: или после отгрузки товаров, или после получения платежа, как отразить амортизацию, как списать косвенные расходы и т. д., и т. п. Это и есть проблемы исчисления прибыли, т. е. нашей науки. Метод - счетные координаты: дебет и кредит. Обычно в учебниках пишут восемь элементов метода: баланс, счета, двойная запись, первичные документы, инвентаризация, оценка, калькуляция и отчетность. Однако баланс и счета - это ни что иное, как следствие двойной записи; оценка и калькуляция - это только средство для исчисления финансового положения и финансовых результатов; инвентаризация - это опись, которая относится к статистике; а отчетность - это неизбежная форма всех видов контроля. И остается первичная документация, которая служит объектом учета, ибо бухгалтер фиксирует не саму хозяйственную жизнь, а ее информационное документированное отражение». Финансовый менеджмент также сосредоточен на решении проблем обеспечения прибыльности и рентабельности бизнеса, т. е. прироста его стоимости. Можно предположить, что развитие концепции пограничного взаимодействия
предмета бухгалтерского учета и финансового менеджмента в плоскости конвергенции этих наук и практик способно укрепить финансовые основы бизнеса. Такое предположение требует установить сферы расширенного и простого кругооборота средств, порождаемые им стоимостные отношения и их результат (прирост или снижение стоимости обращающихся ценностей), которые в равной степени олицетворяют предмет и финансового менеджмента, и бухгалтерского учета.
  Как известно, наличие предмета присуще любой экономической науке. Этот предмет необходим и бухгалтерскому учету. В свое время В.Ф. Палий высказал четкое утверждение, что «если нет предмета, нет и науки». По его мнению, «предметом бухгалтерского учета является капитал как величина средств, вложенных в хозяйственную деятельность, его перемещения и трансформация в процессе кругооборота, включая приращение либо уменьшение в результате хозяйственной деятельности». В.Ф. Палий настоятельно рекомендует употреблять понятие «предмет учета», а объекты учета трактует как части предмета: «В теории бухгалтерского учета принято считать предмет учета более общим понятием, а объекты - его частностями… Видимо, такая общепринятая категория как «объекты бухгалтерского учета» применяется без достаточных обоснований…Вполне допустимо вместо ныне применяемого термина «объекты бухгалтерского учета» ввести более точный термин «элементы предмета бухгалтерского учета», созвучный давно применяемым понятиям элементов метода бухгалтерского учета». Во избежание вечной путаницы дефиниций бухгалтерской науки и практики вполне
допустимо вместо ныне применяемого термина «объекты бухгалтерского учета» ввести более точный термин «элементы предмета бухгалтерского учета», созвучный давно применяемым понятиям «элементы метода бухгалтерского учета. Метод современного бухгалтерского учета, по крайней мере, таких его элементов, как двойная запись на счетах и оценка в единой валюте всех без исключения элементов предмета бухгалтерского учета, отражаемых на счетах, возник из необходимости учитывать капитал, вложенный в хозяйство, его трансформацию в процессе кругооборота и результаты его применения в хозяйственной деятельности. Эти элемента метода действуют в единстве: один без другого обеспечить учет капитала не может». Характеристика позиционирования предмета и объекта касается не только теории учета, но и всех общих представлений ученых о предмете исследуемых ими областей.
  Как уже обосновывалось выше, основное предназначение теории и практики бухгалтерского учета - это обосновать и применить в конкретных условиях хозяйствования концепцию, в максимальной степени способную точно идентифицировать, своевременно зафиксировать и отразить документально факты прироста и уменьшения в обороте стоимостных параметров обращающихся ценностей. Такое развитие учета соответствует позитивистской концепции менеджмента, в которой категории «ценность», «стоимость» и производная от них - «капитал»  - формализуются посредством различных методов оценки стоимости объектов бухгалтерского учета. По результатам такой оценки формируется отчетность и осуществляется выборка показателей в качестве базовых ориентиров для финансовой стратегии. Так, профессор В.В. Ковалев отмечал, что «влияние позитивистов четко прослеживается в международных стандартах бухгалтерского учета, перенасыщенных терминами «ценность», «рыночная стоимость», «справедливая стоимость», «риск», «активный рынок» и др.». Современные отечественные ученые полагают, что «начиная с середины 1970-х гг. и до нашего времени позитивная
теория, базирующаяся на положениях неоклассической экономической теории, портфельной и агентской теориях, стала главенствующей методологией в развитии бухгалтерского учета».
  С давних времен выделялись четыре фундаментальных категорий бухгалтерского учета: капитал, результат, доходы и расходы. В динамической концепции капитал, как подчеркивает М.Л. Пятов, независимо от того, идет ли речь о собственном капитале (капитал, резервы и т. д.), заемном капитале (кредиторская задолженность) или о праве пользования капиталом, должен рассматриваться с точки зрения расчета его рентабельности (финансовой рентабельности собственного капитала и общей рентабельности совокупного капитала). Отсюда возникают два следствия:

• во-первых, в отличие от статической концепции, объединяющей весь капитал (имеющийся в наличии и ожидаемый в соответствии с заключенными договорами), динамическая концепция принимает во внимание только капитал, действительно вложенный в бизнес. Однако было бы некорректно сравнивать результат, полученный при помощи реально вложенного капитала, с массой вложенного и ожидаемого капитала (в таком случае необходимо, по крайней мере, сравнивать будущие результаты с будущим капиталом). Здесь предпочтительнее использовать термин «вложенный», а не «оплаченный капитал», абстрагируясь от того, что в реальности предприниматели большая часть вложений осуществляют в денежной форме, что, впрочем, не исключает и вложений в натуральной форме;

• во-вторых, если капитал включает только средства, фактически вложенные в бизнес, то в его состав включаются все виды активов, независимо от того, какой бы ни была форма его юридического оформления.
  Финансовый результат в динамической концепции - это изменение за определенный период величины вложенного в бизнес капитала. Такое изменение может быть вызвано только хозяйственной деятельностью экономического субъекта. Результат определяется как разность между выручкой (доходами) и затратами (расходами). Следовательно, в конкурентной рыночной среде чистый результат бизнеса за отчетный период равен приросту величины капитала, вложенного в бизнес его собственниками.
  Прирост вложенного капитала возможен в результате его кругооборота, генерирующего новую (добавленную) стоимость. Следовательно, согласно динамической концепции доходы должны были бы включать не только выручку отчетного периода (реализация товаров, работ и услуг), а также и вероятную стоимость потенциальных продаж «товаров с новой стоимостью». На практике, как отмечают исследователи, есть и исключения. «В действительности чаще всего (хотя и не всегда) практика динамического учета (из принципов осмотрительности) не оценивает изменение запасов незавершенного производства и готовой продукции по цене (потенциальной) продажи, предпочитая оценку по себестоимости, т. е. по издержкам производства. Но как бы там ни было, доходы, оцененные таким образом (с разночтениями «чисто» или «осторожно»), не так очевидно соответствуют денежным потокам, как это имеет место в камеральной бухгалтерии». В динамической концепции активы хозяйствующего субъекта представляют собой элементы вложенного в него еще не использованного капитала. Из этого следует, что в отличие от статической концепции личное имущество собственников,
акционеров или руководителей исключается из актива, тогда как нематериальные услуги (расходы будущих периодов) и права владения включаются.
  В настоящее время все острее осознается проблема совершенствования учета стоимости интеллектуального капитала, на необходимость решения которой указывал В.Ф. Палий, полагавший, что для её решения необходимы глубокие теоретические обоснования. Постулаты позитивной теории уже не отвечают на вызовы времени и новой управленческой парадигме, ориентированной на экономию ресурсов, решение экологических, социальных проблем, а кроме того, она не отражает потребности экономики знаний, т. е. включение в учетные модели трудно уловимого воздействия стоимости факторов интеллектуального труда на общую стоимость бизнеса компании. В обследуемых нами компаниях сферы интеллектуальных бизнес услуг виды учитываемых носителей стоимости ограничены законодательством, соответственно часть создаваемой интеллектуальным трудом новой стоимости не фиксируется в учете по рыночной стоимости. Это приводит к недооценке бизнеса и препятствует расширению их инвестиционных потребностей.
  Акцентирование зарубежных и отечественных исследователей на капитале во всех традиционных и новых формах, как на главном объекте стоимостного управления (учет, анализ и оценка, контроль и другие сегменты управления стоимостными носителями в их кругообороте), является основанием для более детального рассмотрения его внутренней сути с позиций предметных областей бухгалтерского учета и финансового менеджмента. Категория «капитал» многими отечественными методологами учета рассматривается в качестве предмета бухгалтерского учета. Действительно, категория «капитал» является основополагающей в науке и практике финансового менеджмента, а приобретение им стоимостных форм в процессе кругооборота переносит эту категорию в предметную сферу научных интересов методологов бухгалтерского учета.
  Суждения об обороте капитала как о предмете бухгалтерского учета представлено в исследованиях многих российских ученых. Например, Г.Ф. Чернецкой. Множественные объекты бухгалтерского учета, по её мнению, есть не что иное, как разложение его предмета - капитала. Основной целью бухгалтерского учета является отражение капитала и его кругооборота. Двустороннее представление капитала в бухгалтерском учете является специфической особенностью его метода. С одной стороны, капитал - это имущество, используемое в хозяйственной деятельности в целях получения экономической выгоды - активный капитал, с другой - это совокупность юридических отношений по поводу финансирования хозяйствующего субъекта - пассивный капитал. Кругооборот активного капитала как последовательный переход из одной формы в другую можно представить в виде схемы:
  Д > М > П > Т > Д', (4.2.1)
  где: Д - денежная форма капитала на начальной стадии кругооборота;
  М - материальная форма капитала;
  П - производительная форма капитала;
  Т - товарная форма капитала;
  Д'  - денежная форма капитала на завершающей стадии кругооборота.
  На начальной стадии кругооборота капитал находится в денежной форме, которая преобразуется в материальную в процессе заготовления производственных ресурсов. Материальная форма капитала - это стоимость основных средств (ОС), нематериальных активов (НМА) и материалов (Мат) в сумме денежных затрат, связанных с их приобретением. В свою очередь, материальная форма преобразуется в производительную форму, когда приобретенные ресурсы используются по своему назначению. Стоимость капитала в материальной форме переносится на стоимость капитала в производительной форме. Производительная форма - это текущие производственные затраты. Ресурсы, используемые длительный период времени, входят в группу внеоборотных активов (ВНА). В составе текущих производственных затрат стоимость ВНА учитывается по частям в сумме начисленной амортизации (АВНА). Денежные средства, вложенные в их приобретение, проходят несколько циклов кругооборота капитала, последовательно переходя из одной формы в другую, пока не вернутся в свою первоначальную денежную форму. Оборот активного капитала одновременно обусловливает и структуру пассивного
капитала как источника хозяйственных средств организации. Источником начального, стартового, капитала являются инвестиции собственников (учредителей). Прирост инвестированного капитала обеспечивается постоянным оборотом активного капитала, на завершающей стадии которого и формируется прибыль, представляющая собой собственный заработанный источник, как превышение «доходов» над «расходами». Наряду с собственными источниками у организации формируются и заемные источники, которые представляют собой обязательства, возникшие в результате хозяйственной деятельности, расчеты по которым впоследствии приведут к оттоку денежных средств. У организации возникают обязательства перед поставщиками - по оплате счетов за поставленные материальные ценности, работниками - по выплате заработной платы, бюджетом - по налогам и др. И это означает, что хозяйственные средства в части возникших обязательств находятся в хозяйственном обороте организации временно и при наступлении срока оплаты приведут к оттоку денежных средств. Запись хозяйственных операций на счетах бухгалтерского учета осуществляется способом двойной записи,
позволяющим не нарушать равенства двух частей баланса. Суть двойной записи состоит в том, что хозяйственная операция записывается дважды по дебету одного и кредиту другого взаимосвязанных между собой счетов в одной и той же сумме.
  В утверждениях Г.Ф. Чернецкой капитал выступает не только предметом, но характеризуется «как объект бухгалтерского учета» и он определяет характер бухгалтерских записей, связанных с отражением его кругооборота. Связь между счетами находится в той же последовательности, в которой капитал проходит свой оборот. «Схемы бухгалтерских проводок, построенные в соответствии с кругооборотом капитала, позволяют понять экономический смысл хозяйственных операций, а также выявить четкую закономерность в отражении их на счетах бухгалтерского учета». На наш взгляд, кругооборот капитала можно рассматривать на предмет выявления метаморфоз ресурсных носителей стоимости и результатов из кругооборота, а не только как предметную область реализации учетной парадигмы. Предмет бухгалтерского учета составляют стоимостные результаты оборота ресурсных носителей стоимости в денежной оценке. Если даже взять классическую формулу оборота капитала: Д-Т-Дд, то стоимостное содержание его элементов (различные ресурсы воспроизводства) всегда находит денежную оценку (выражается количеством денег, затраченных на возобновление очередного
воспроизводственного оборота). Какую бы фазу кругооборота мы не брали, денежная оболочка носителей стоимости никуда не исчезает, просто явная денежная форма стоимости (Д) сменяется на товарную (Т). При этом объект учета числится в денежном выражении, где бы он не находился: на складе, в пути, в залоге и т. д. В данном случае учетные процессы в отношении товарной формы стоимости будут обособлены в такой подсистеме бухгалтерского учета как производственный или внутрихозяйственный учет.
  В отличие от мнений Палия В.Ф., Чернецкой Г.Ф., Цыганкова К.Ю. и других методологов учета, авторы некоторых учебных пособий, изданных в 2008 -2013 гг., определяют предмет как всю хозяйственную деятельность организации, что, по нашему мнению, некорректно в силу «беспредметности» такого предмета. Развивая концепцию масштабности предмета бухгалтерского учета, Н.М. Малюга полагает, что предмет следует определять, как «изучение влияния фактов хозяйственной жизни на капитал предприятия с целью сохранения собственности и формирования информации для управления и контроля» [266, с. 139 -141]. Такое утверждение отражает, скорее всего, предмет экономического анализа, если рассматривать его обособленно от учета, что методологически несостоятельно.
  Сторонники расширительной трактовки предмета бухгалтерского учета, видимо, не признали ценности утверждений российского бухгалтера В.Д. Белова. В статье, опубликованной в журнале «Счетоводство» еще в 1894 г., В.Д. Белов писал: «Для меня ясно, что бухгалтерия есть научное знание, имеющее свои руководящие принципы и свой предмет; руководящий принцип есть закон двойного счета, система есть развитие этого закона, предмет - учет капитала… Предмет бухгалтерии только капитал, причем, капитал в обращении, в движении. Система бухгалтерского учета есть выражение этого движения, цель - получение выводов, результатов движения капитала» [36, с. 184 -186]. Тех же воззрений придерживались и другие российские ученые дореволюционного времени. Так, Барац С.М. (1888 г.) писал, что «следить шаг за шагом за движением капитала в данном предприятии и результат этого движения показывать в книгах - вот сумма рациональных требований в бухгалтерии» [29, с. 70 -76]. Бернер Л. характеризовал задачу счетоводства - «вести точную летопись свершившимся фактам в движении капиталов данного дела, а по окончании известного периода дать
свод этих знаний, показывающий положение капиталов к отчетному дню» [39, с. 35 -38]. Бахчисарайцев Г.А., подчеркивал, что: «учесть капиталы хозяйственных предприятий - коренная цель бухгалтерии. Определить результаты деятельности капитала - вторая задача бухгалтерии» [33, с. 45 -46]. Кено-Репонд Ю. писал в статье, что «бухгалтерия имеет своей задачей учет указанных по описи всего капитала ценностей. Опись капитала составляет, таким образом, основание и исходную точку всей бухгалтерии».
  П.И. Рейнбот (1839 -1916) в соответствии с принятой в тот период парадигмой учета (теория персонификации) сводил предмет бухгалтерского учета к изменениям в имуществе предприятия (понятие «капитал» не было распространено). В объяснении причин двойной записи он исходил из принципов персонификации, а целью её считал недопущение ошибок регистрации и системное выяснение причин прибылей и убытков. Синтетический учет П.И. Рейнбот трактовал как контрольный, ибо, в самом деле, сальдо и обороты счета товаров контролируют остатки и движение по аналитическим товарным счетам, ведение которых отличалось и сложностью, и консерватизмом. В теории И.П. Шмелева под предметом учета понимаются не сами ценности, а их движение, статика - только часть, момент динамики.
  В работах современных методологов учета именно движение предметно выраженных стоимостных форм капитала (уставный, резервный, добавочный капитал и т. п.), формирует содержание предмета бухгалтерского учета, определяющего все элементы метода учета и другие теоретические учетные категории. Как полагает Евстафьева Е.М., «теоретическое исследование дефиниции «капитал» с позиций бухгалтерского учета, позволило сформировать три базовых подхода к определению его сущности в рамках учетно-аналитической системы коммерческой организации:

  - капитал - общая стоимость ее активов за вычетом обязательств, сформированную в результате использования основного и оборотного капитала, т. е. чистые активы (собственный капитал);

  - капитал - весь накопленный запас средств, необходимых для производства материальных благ (внеоборотный и оборотный капитал);

  - капитал - совокупность собственного и заемного капитала, необходимого для финансово-хозяйственной деятельности».
  На наш взгляд, характеристика любой сущностной категории, а капитал есть именно такая объективная категория экономической сферы движения его стоимостных форм, не терпит разнообразия «базовых подходов к определению его сущности» да, еще и «в рамках учетно-аналитической системы коммерческой организации». Такое утверждение Евстафьевой Е.М. переносит теорию вопроса о сущности категории «капитал» в плоскость сиюминутных субъективных воззрений, что недопустимо с методологических позиций, тем более, что никакой сущности явления, предмета или любой объективной экономической категории быть не может в принципе в каких бы то ни было «рамках учетно-аналитической системы коммерческой организации». Такие рамки определяются нормативно-правовыми документами, содержание которых, хотя и пытается отражать реальность кругооборота объектов учета денежно-стоимостном измерении, но только в силу практической необходимости уравновешивания корпоративных и государственных финансовых интересов, признанных традиций и приоритетов собственников.
  Сказанное означает, что такие понятия как «капитал», «стоимость» необходимо рассматривать с позиций двойственности их внутренней сути: как теоретические субстанции, умозрительно опосредующие разного рода изменения в товарно-денежных отношениях, и предметно выраженные формы их «бытия» в конкретном пространстве и времени. Вот как раз эти формы «бытия», видоизменяясь в зависимости от целей кругооборота ресурсов, условий воспроизводства, других сущностных факторов движения экономической сферы на тот или иной отрезок времени, наполняют содержанием и предмет бухгалтерского учета, и предмет финансового менеджмента. Весьма характерно, что в последнее время Палий В.Ф. в отношении предмета бухгалтерского учета высказал более четкую позицию: «предметом бухгалтерского учета является не просто капитал, а его оборот, т. е. движение капитала в хозяйстве». Можно только добавить к этому - не оборот капитала, а стоимостные результаты его оборота. На наш взгляд, метаморфозы с предметными оболочками капитала, равно как и стоимости, в которых они предстают в хозяйственном обороте ресурсов, расширяют предмет
бухгалтерского учета, а «движущиеся ценности в стоимостном выражении»  - его объект, денежная оценка которых отражается двойной записью. Учетная традиция двойной записи до настоящего времени считается главной учетной парадигмой. Указанное определение предмета бухгалтерского учета полностью отвечает характеристике предметных форм движения капитала в соответствии с концепцией патримонального учета, относящимся ко всем субъектам предпринимательства в рыночной экономике. Как известно, «еще в XIX в. русский бухгалтер В.Д. Белов отмечал, что капитал может быть предметом бухгалтерского учета тогда, когда он выходит из состояния покоя. Особо следует отметить роль бухгалтерского учета в отражении отношений собственности на капитал, его разделения на собственный и заемный, внесенный и накопленный, основной и оборотный и т. п.
  Развивая идею «капитал - предмет бухгалтерского учета», Цыганков К.Ю. выдвигает, на наш взгляд, весьма спорный довод о том, что «одна из важных (но пока не осознанных) особенностей системы бухгалтерского учета - зависимость основных ее понятий от показателя, являющегося итогом бухгалтерского баланса. Это свойство бухгалтерии ученый называет итогоцентричностью». Некорректность такого утверждения, прежде всего, в том, что понятийная суть любого предмета, явления и т. д. не может зависеть от какого бы то ни было показателя, ибо это противоречит методологии научного познания, её теоретическим постулатам. В отношении сути вводимого этим ученым термина «итогоцентричность» также есть сомнения в силу нижеследующего утверждения: «определив бухгалтерскую отчетность как способ отражения одного показателя - итога бухгалтерского баланса, мы получаем достаточные основания для отождествления итога бухгалтерского баланса с предметом бухгалтерского учета. Ведь бухгалтерская отчетность и есть то, что считает бухгалтерия. Все элементы метода и все технические приемы бухгалтерии направлены, в конечном счете, на
составление бухгалтерской отчетности, которая, как показано выше, и есть способ отражения итога бухгалтерского баланса. Отсюда вытекает тождество итога бухгалтерского баланса и предмета бухгалтерского учета. Отождествление предмета бухгалтерского учета с итогом баланса превращает теорию бухгалтерского учета в теорию двуединой сущности, через которую определяются и выводятся все прочие теоретические положения». По нашему мнению, сущность как теоретическая субстанция процесса познания природы (глубинных начал) явления или предмета не может быть двойственной. Двойственность присуща их предметному содержанию, отражающему одновременно и категориальную сущность и предметную форму её «бытия» в условиях реального пространства и времени (т. е. на поверхности экономической действительности). Такие предметные формы всегда субъективны, а мера субъективности, т. е. отход от категориальной сущности зависит, как уже подчеркивалось выше, от экономического уклада, политических свойств и интересов правящего режима, финансовых интересов собственником и еще от множества влияющих факторов.
  Далее, рассматривая предмет бухгалтерского учета в контексте соотношения и смысла дефиниций «актив» и «пассив», Цыганков К.Ю. отмечает, что «с 1930 г. счет баланса был изгнан из главной книги, после чего о тождестве дебета с активом и кредита с пассивом упоминать перестали… дискуссии как за рубежом, так в нашей стране постепенно прекратились, и стороны баланса сохранили экономически содержательные названия: «Актив» и «Пассив», что по-прежнему не соответствовало содержанию сторон баланса и смущало тех, кто не попал еще под власть стереотипа: начинающих бухгалтеров и «лиц высокого умозрения»  - видных представителей других наук: экономистов, математиков, юристов - безуспешно пытавшихся постичь суть бухгалтерии. Убедительных ответов на их вопросы найти не удалось, и противоречия, намеренно или неосознанно, были замаскированы. У заголовков «Актив» и «Пассив» появились синонимы: «Хозяйственные средства» и «Источники», а статья убытков была переименована в «Отвлеченные средства». Это создало иллюзию однородности статей на левой стороне баланса: все они являются средствами - одни хозяйственными, другие
отвлеченными». Трансформация статей баланса действительно, отражается на содержании учетно-контрольных и отчетных процессов, однако, она не изменяет существо предмета бухгалтерской науки, оставляя за ним сферу метаморфоз стоимостных оболочек капитала в процессе его кругооборота.
  В свое время А.П. Рудановский иначе излагал этот «так называемый «парадокс учета» французских исследователей - Леоте У. и Гильбо А.: «они сделали первый шаг в деле строгого разграничения понятий о дебете и кредите от понятия об активе и пассиве, каковые не только практиками, но и теоретиками учета считались тождественными… Смешение дебета и кредита с активом и пассивом сплошь и рядом допускается на практике, извращая этим действительные результаты хозяйственной деятельности… Двойной учет, благодаря такому смешению понятий, ничего между собой общего не имеющих, становится орудием самой вредной мистификации… Этот результат исследования Леоте У. и Гильбо А. надо считать величайшим открытием в области учета». На этот счет весьма любопытным представляется факт, что «вплоть до 1913 г. в балансах многих акционерных обществ, публикуемых в официальном периодическом издании Министерства финансов России «Вестнике финансов, промышленности и торговли», стороны баланса назывались «Дебет» и «Кредит». Бухгалтерский счет принято определять как способ группировки качественно однородных данных. Счет - это локальная
информационная система, определяющая группировку экономически однородного объекта учета, так считает большинство методологов учета. Именно основываясь на основном принципе образования отдельного счета - это однородность учитываемых объектов - были внесены законодательные изменения относительно счета 97 «Расходы будущих периодов. Думается, что далее очередь за счетом 76 «Дебиторы и кредиторы», 71 «Учет подотчетных лиц» и некоторыми другими. Здесь можно руководствоваться мнением таких авторитетов как Палий В.Ф., Соколов Я.В., считающих, что «счета бухгалтерского учета представляют собой классификационные признаки, указывающие на качественную определенность отражаемой информации, на принадлежность хозяйственных операций, обобщаемых на данном счете, к тому или иному классу объектов учета». Еще в 1960 г. Н.В. Дембинский, обращаясь к этому вопросу, отмечал, что «серьезные возражения вызывает деление счетов бухгалтерского учета на так называемые активные и пассивные счета, перенесенное из балансовой теории. По определению сторонников этой классификации, активными называются счета, отражающие хозяйственные
средства, а пассивными - счета, отражающие источники хозяйственных средств. Признаком, на основании которого счета относятся к той или иной группе, является сальдо счета. В активных счетах может быть только дебетовое сальдо, а в пассивных - только кредитовое». Такого рода идея развивается К.Ю. Цыганковым следующим образом: «анализ бухгалтерской числовой системы показал, что на активнопассивных счетах учитываются не по два разных, всегда положительных, показателя, а по одному показателю, принимающему как положительные, так и отрицательные значения. Отсюда понятие (и само словосочетание) «активнопассивный счет» не имеет права на существование. Каждый такой счет должен быть закреплен только за одной из сторон баланса, соответствующей его экономической природе».
  Некоторые методологи учета отличают предмет бухгалтерского учета как технологии системного отражения в регистрах фактов хозяйственной жизни от предмета бухгалтерской науки. Такого рода двойственность неправомерна, ибо наука и практика, в принципе, составляют органичное целое, а существующие между нами различия диктуются недостатками системы администрирования экономических процессов, когда принимаются законодательные и нормативные активы их регулирования, противоречащие теоретическим основам и принципам той или иной отрасли экономических знаний о движении объектов экономической сферы (в данном случае бухгалтерского учета и финансового менеджмента).
  Финансовый менеджмент как наука базируется на следующих фундаментальных концепциях: денежного потока, временной ценности денежных ресурсов, компромисса между риском и доходностью, стоимости капитала, эффективности рынка капитала, асимметричности информации, агентских отношений, альтернативных затрат, временной неограниченности функционирования хозяйствующего субъекта, имущественной и правовой обособленности субъекта хозяйствования. Те же концепции определяют содержание учетно-контрольных и аналитико-оценочных процессов в каждом из экономических субъектов. Предметом изучения финансового менеджмента являются управление источниками финансовых ресурсов и непосредственно «состоянием» самих финансовых ресурсов (дозирование по целям воспроизводства). Предметом бухгалтерского учета в прикладном смысле является отражение в соответствующих регистрах источников активов и «состояния» самих активов. Следовательно, предметы практически идентичны, если рассматривать их содержание, абстрагируясь от несущественных различий, определяемых учетной практикой. И финансовый менеджмент, и бухгалтерский учет сосредоточены,
правда, каждый по своему, на информационном отражении фактов хозяйственной жизни. По Я.В. Соколову, «цель бухгалтерского учета - исчисление прибыли». Цель финансового менеджмента - управление ресурсами для получения прибыли и её измерение. И здесь налицо конвергенция этих наук и практик и их органичное взаимодействие в предметной области, которую они каждый по-своему отражает, не изменяя их сущностной основы.
  Можно предположить, что используемое в настоящее время уточняющее слово «финансовый» к термину «бухгалтерский учет» позволяет обособить эту сферу специализации учета от других учетных операций, например, обусловленных расчетом налога на прибыль, но не более того. Однако фондовые и другие субстанции кругооборота средств и товарнообменных операций, материализующиеся под различными названиями в регистрах финансово-бухгалтерского учета, в регистрах учета для налоговых или для управленческих целей, не могут «разорвать» фундаментальную систему «Бухгалтерский учет» на части (обособленные виды учета). Это невозможно, прежде всего, потому, что отсутствуют фундаментальные основания для изобретения особых принципов, предмета и методов помимо тех, которые веками развиваются традиционной бухгалтерской методологией. Развитие методологии бухгалтерского учета видится в двух плоскостях. В одной стороны, это касается теории вопроса об использовании в учете термина «фонды» вместо «капитал», как это в свое время предлагалось Рудановским А.П. и другими русскими теоретиками учета. С другой стороны, бухгалтерская практика
не касается вопросов капитализации, это - прерогатива руководства, собственников и финансовых менеджеров компании, разрабатывающих и реализующих программы капитализации разными методами. Задача бухгалтера - отразить в соответствующих бухгалтерских регистрах денежные величины, образующиеся от капитализации, вывести финансовые результаты и указать их в отчетности. Данная информация используется финансовыми менеджерами компании в качестве исходной основы для последующей выработки решений в отношении параметров финансовой стратегии.
  Стратегической целью менеджмента компаний также является обеспечение прироста стоимости бизнеса. Причем, эта цель здесь выражена явно, поскольку она является конечным ориентиром финансовой стратегии на каждом из этапов её реализации. Следовательно, магистральным направлением развития учетной и управленческой парадигм является, на наш взгляд, исследование феномена «стоимость» и тех формализованных видах, в которых она предстаёт в реальном пространстве и времени как объект и учета, и управления: рыночная, кадастровая, балансовая, справедливая и др.
  Развитие теории и практики конвергенции учетной и управленческой парадигм рассматривается нами как объективно необходимая предпосылка унификации технологий сбора, регистрации, систематизации, кодификации учетной информации для управленческих целей, равно как, и совершенствования процедур стоимостных оценок объектов бухгалтерского учета, методов анализа их адекватности рыночным условиям и внутрикорпоративного контроля за приростом стоимости бизнеса.
  Выводы из параграфа 4.3
  Объективные вызовы современной экономики, прежде всего, соотносятся с необходимостью развития предмета, метода бухгалтерского учета в разрезе его элементов и всей их совокупности в целом. Следует постоянно переосмыслить их содержание, исследовать хотя бы самые общие изменения, которые требуются в связи с новыми требованиями к бухгалтерской информации. Рыночная экономика выдвинула на первый план методологических исследований категории «стоимость», «ценность» и «конкуренция рыночных субъектов за прирост стоимости» и т. п. В общем плане воплощением этих категорий в конкретном пространстве следует считать предметные формы, в которых пребывают эти категории на поверхности экономической действительности. Этот вопрос представляется нам особенно важным, поскольку любая концепция стратегического развития компании - это, прежде всего, стоимостная концепция, т. е. принятый набор базовых показателей эффективности представляет собой процесс наращивания стоимости бизнеса в широком понимании (стоимость, способная приращивать стоимость, обеспечения ценность производимого рыночного продукта). Результаты движения
стоимости в денежной «оболочке» формируют содержание взаимодействующих на практике систем бухгалтерского учета и менеджмента.
  Единство предмета бухгалтерского учета и финансового менеджмента состоит в том, что обе эти науки и практики отражают метаморфозы форм стоимости, всегда имеющих денежную оценку, а противоречия предопределены временем фиксирования величин различных денежных потоков, их конкретной предметностью, целевым предназначением и методами их оценки. В связи с этим весьма трудно согласиться с современным содержанием таких учетных объектов как уставный, добавочный капитал и др. По своему содержанию это - некая совокупность денежных средств, отсеченных от денежного потока как вкладчика, так и собственника, получившая фондовый признак и целевое предназначение - отражать наличие источников финансирования расширенного воспроизводства. Однако экономическая прочность таких источников весьма условная.
  Ведение бухгалтерских записей в едином денежном измерении (в единой валюте) для всех счетов дает возможность моделировать на счетах процесс кругооборота носителей стоимости внутри данной организационной структуры (пермутации) или его оборот с внешней средой (модификации) при помощи записей сразу на двух или нескольких счетах. Процесс их кругооборота при помощи двойной записи на счетах отражается, как последовательная смена состояний, непрерывное движение, ведущее к изменению изначально вложенной стоимости в денежном измерении. В этом - суть двойной записи на счетах, которая является центральным элементом метода бухгалтерского учета. Вокруг него формируются все остальные его элементы. Такой конгломерат генерирует базовую информацию для целей управления стоимостью бизнеса. Оценка в бухгалтерском учете основывается на экономических теориях и объективных потребностях менеджеров в соответствующей информации о стоимостных параметрах учитываемых объектов. Данное утверждение правомерно даже, несмотря на выявившиеся в последнее время проблемы теории и практики учета, анализа и оценки, сконцентрированные в
дискуссиях о термине «справедливая стоимость».

4.4. Теоретические аспекты идентификации носителей стоимости в системе управления бизнесом
  Разработка концепции учетно-контрольной и аналитико-оценочной системы и её функционального механизма, способного формировать релевантную информацию для управления стоимостью бизнеса компаний сферы интеллектуальных бизнес-услуг, предполагает решение важной теоретической задачи - изучить и систематизировать научные взгляды классиков экономической мысли и современников на основополагающие категории: «стоимость», «капитал» и понятия: «стоимостное управление», «управление стоимостью» и другие. Такая необходимость предопределена ещё и тем, что в настоящее время содержание многих научно-методических рекомендаций бухгалтеров и финансовых аналитиков в отношении выбора адекватных концепций оценки стоимости бизнеса компаний не проясняет путаницы, связанной с определением (детерминированием) вышеназванных категорий и понятий. В публикациях методологов учета и финансового менеджмента термин «стоимость» часто используется без уточнения того, в отношении какого вида стоимости осуществляются учетные или управленческие действия (операции или сделки). Следовательно, необходимо идентифицировать все носители стоимости,
которыми оперирует теория и практика и бухгалтерского учета, и финансового менеджмента.
  Одним из первых, кто заложил теоретические основы понятий «стоимость» и «капитал», был К. Маркс. «Товары,  - писал К.Маркс,  - являются на свет в форме потребительных стоимостей, или товарных тел, каковы железо, холст, пшеница и т. д. Это их доморощенная натуральная форма. Но товарами они становятся лишь в силу своего двойственного характера, лишь в силу того, что они одновременно и предметы потребления, и носители стоимости. Следовательно, они являются товарами, или имеют товарную форму лишь постольку, поскольку они обладают этой двойной формой - натуральной формой и формой стоимости в стоимость [Wertgegenstandlichkeit] не входит ни одного атома вещества природы, поэтому и не знаешь, как за неё взяться. Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный товар, делать с ним, что вам угодно, он как стоимость [Wertding] остаётся неуловимым. Но если мы припомним, что товары обладают стоимостью [Wertgegenstandlichkeit] лишь постольку, поскольку они суть выражения одного и того же общественного единства - человеческого труда, то их стоимость [Wertgegenstandlichkeit] имеет поэтому чисто общественный
характер, то для нас станет само собой понятным, что и проявляться она может лишь в общественном отношении одного товара к другому. В самом деле, мы исходим из меновой стоимости, или менового отношения товаров, чтобы напасть на след скрывающейся в них стоимости. Относительная форма стоимости и эквивалентная форма - это соотносительные, взаимно друг друга обусловливающие, нераздельные моменты, но в то же время друг друга исключающие или противоположные крайности, т. е. полюсы одного и того же выражения стоимости; они всегда распределяются между различными товарами, которые выражением стоимости ставятся в отношение друг к другу. Находится ли данный товар в относительной форме стоимости или в противоположной ей эквивалентной форме - это зависит исключительно от его места в данном выражении стоимости, т. е. от того, является ли он товаром, стоимость которого выражается, или же товаром, в котором выражается стоимость. Чтобы выяснить, каким образом простое выражение стоимости одного товара содержится в стоимостном отношении двух товаров, необходимо, прежде всего, рассмотреть это последнее независимо от его
количественной стороны. Обыкновенно же поступают как раз наоборот и видят в стоимостном отношении только пропорцию, в которой приравниваются друг другу определённые количества двух различных сортов товара. При этом забывают, что различные вещи становятся количественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к одному и тому же единству.
  Опираясь на утверждения К. Маркса, следует заключить, что понятие «стоимость» даёт представление только о возможности обмена одной ценности, находящейся у владельца по праву собственности, на другую, более ему необходимую. Товары - суть разнообразные формы существования стоимости в определенном денежном выражении. И вовсе необязательно, чтобы для этого существовал некий рынок в его общепризнанном значении. Иными словами, абстрактному понятию «стоимость» в принципе не нужен предметный носитель, оцененный количеством денежных знаков. Любая вещь, воспринимаемая в обмене на другую как ценность, может быть «воплощением стоимости», которую Маркс называл уже не Wertgegenstandlichkeit, а Wertding. Это имеет принципиальное методологическое значение для современного понимания сущности экономической категории «стоимость» и её формализованного содержания, которым в многообразных видах пользуются бухгалтера, финансовые менеджеры, аудиторы и оценщики.
  Денежные эквиваленты позволят лишь упорядочить соотношения ценности разных товаров, представленных на рынке. В этом случае речь уже идут о конкретном носителе стоимости, например, стоимости здания, машины или компании как имущественном комплексе. Вопросы идентификации носителей стоимости имеют, на наш взгляд, первостепенное значение для решения проблем информационного обеспечения управления их стоимостью бизнеса компаний. Обобщая утверждения классиков экономической мысли, можно заключить, что всеобщий носитель стоимости - это товар. В настоящее время товаром могут выступать все ценности, вовлекаемые в обменные процессы на рынке товаров, труда и капиталов. Эти процессы выражает главную предпринимательскую цель - увеличить изначально вложенную в воспроизводственный процесс стоимость ценности (актива), т. е. получить в процессе его использования добавленную стоимость. Чтобы содержание данных процессов было подконтрольно предпринимателю, результаты прохождения активов по всей цепочке воспроизводственного процесса отражаются соответствующими бухгалтерскими записями. Соразмерно этому в системе
бухгалтерского учета отражаются обязательства экономического субъекта, а сопоставление потоков денежных средств на «входе» и «выходе» из воспроизводственного процесса дает представление о конечном результате финансово-хозяйственной деятельности (прибыли или убытке). Так формируется, по нашему мнению, особые носители стоимости - стоимость актива или конкретного бизнес-процесса, общая стоимость бизнеса компании или стоимость компании как имущественного комплекса.
  Один из дискуссионных вопросов полемики финансистов-аналитиков и бухгалтеров по содержанию концепций оценки стоимости отдельных учетных объектов (носителей стоимости) и компании в целом связан с определением содержания объекта оценки в рамках понятий: «бизнес» и «компания или предприятие как имущественный комплекс». Для идентификации носителей и видов стоимости для учетных и управленческих целей и последующего информационного обеспечения разработки и реализации финансовой стратегии компаний считаем необходимым рассмотреть некоторые позиции отечественных исследований, связанные с раскрытием содержания понятий «бизнес», «компания», «бизнес-процесс». По мнению одних ученых, бизнес - коммерческая деятельность в частном секторе экономики. Нередко используется как синоним термина «предпринимательская деятельность». Бизнес может быть организован несколькими инвесторами в рамках одного предприятия и может принадлежать одному инвестору в рамках нескольких предприятий (например, холдинговая компания). Поэтому понятие «бизнес» не тождественно понятию «предприятие» и связано не с организационно-правовыми формами
управления коммерческой деятельностью, а со структурой собственности. Предпринимательство - способ ведения бизнеса на самостоятельной независимой основе с использованием инноваций. Предпринимательство отличает три необходимых признака, составляющие его суть: организационная деятельность; инициирование изменений; денежный доход как цель и критерий успеха.
  В большинстве научных трудов и методических пособий авторы по оценке стоимости учетных объектов не разделяют понятия «бизнес» и «компания». В трудах Тришина В.Н. используется словосочетание - «оценка бизнеса компаний». Ревуцким Л.Д. предлагается использовать понятие «фундаментальная стоимость предприятия». Понятие «предприятие» («компания») представляется гораздо более широким и универсальным, чем понятие «бизнес», под которым в настоящее время словарно-лингвистически не корректно имеются в виду конкретные, сравнительно мелкие объекты хозяйственной деятельности сугубо с частной или личной формой собственности (мастерские, ателье, станции технического обслуживания, автозаправочные станции, магазины, аптеки, некоторые медицинские учреждения и пр.)». Понятие «бизнес» существенно уже понятия «предприятие или «компания», поскольку оно обозначает только определенный вид деятельности предприятия (сектор специализации, бизнес-процесс и т. п.). Следовательно, в оценке стоимости того или иного объекта должны использоваться различные концепции (принципы и модели). По утверждению Бочарова В.В., Самоновой И.Н.,
Макаровой В.А., «стоимость предприятия - всеобъемлющий и долгосрочный показатель, отражающий результативность деятельности». На наш взгляд, следует считать обоснованным использование термина «стоимость бизнеса компании», где весь бизнес можно рассматривать как носитель стоимости в представлении о совокупном результате функционирования стабильно действующей компании (принцип непрерывности) на конкретную дату оценки. Управление стоимостью таких носителей как весь совокупный бизнес компании или отдельные бизнес-процессы - прерогатива финансового менеджмента. Стоимость бизнеса или компании как товаров - это только один из частных видов стоимости собственности на конкретный объект. В соответствии с целью нашего исследования считаем необходимым представить авторскую трактовку термина «бизнес-процесс», поскольку это понятие неоднозначно трактуется в специальной литературе. Во-первых, с технологической стороны - это набор хозяйственных процессов, а, во-вторых, это - набор управленческих действий оперативного и перспективного характера. В исследовании нами развивается и второе видение содержания понятия
«бизнес-процесс», это - процессы и подпроцессы реализации функций системы управления, одной из которых является обеспечение прироста стоимости бизнеса. В связи с тем, что совокупный бизнес или его часть (бизнес-процесс) как вид предпринимательской деятельности не является объектом гражданских прав, возникает необходимость конкретизации носителя стоимости при его оценке. На наш взгляд, в случае оценки стоимости бизнеса для собственников или менеджеров в качестве носителя стоимости можно использовать вещное право (право собственности или какое-либо другое) на пакет акций (в случае оценки ОАО или ЗАО), на долю учредителя (при оценке ООО), на пай (при оценке кооператива), на имущество (активы) в хозяйственном обороте или при совершении рыночных сделок, на долю чистой прибыли в форме дивидендов.
  На основании выше сказанного можно заключить, что для учетных и управленческих целей следует выделять два принципиально разных носителя стоимости: компания как имущественный комплекс и бизнес как предпринимательская деятельность, направленная на получение дохода.
  При этом с точки зрения объекта гражданских прав, т. е. объекта оценки, бизнес представляет собой оценку права на пакет акций, долю или пай в зависимости от организационно-правовой формы организации и функционирования бизнеса. Требования к информации для проведения оценки стоимости объекта изложены в пунктах 18 и 19 Федерального стандарта оценки № 1. На наш взгляд, стоимость компании как имущественного комплекса и стоимость бизнеса как всей и части финансово-хозяйственной деятельности компании не идентичны как в отношении выбора методов оценки, так и по полученным результатам их применения. В стандартах оценки приводится определение, что «бизнес представляет собой любую коммерческую, промышленную или инвестиционную организацию либо организацию сферы услуг, занимающуюся экономической деятельностью. Обычно «бизнесы»  - это организации, ставящие своей целью извлечение прибыли и работающие для того, чтобы обеспечивать потребителей продуктами или услугами. Тесно связанными с понятием «организация бизнеса» являются термины:
  а) «функционирующая компания», которая представляет собой бизнес, осуществляющий экономическую деятельность, занимающийся изготовлением, продажей или торговлей некоторой продукцией либо услугами;
  б) «действующее предприятие», являющееся организацией, относительно которой обычно считается, что она будет продолжать свою деятельность в обозримом будущем при отсутствии намерения или необходимости ее ликвидации либо без существенного сокращения масштабов своей деятельности.
  Сама по себе стоимость объекта оценки является ни абсолютным фактом, ни показателем, это - оценочное суждение, выносимое оценщиком на основе релевантной информации и применимых на момент оценки методов выполнения расчетов. Цель управления стоимостью бизнеса заключается в оценке фактической (по ретроинформации) и потенциальной (по модифицированной ретроинформации) стоимости всех бизнес-процессов компании с учетом внутренних улучшений (реструктуризация управления движением денежных средств и реорганизация структуры управления компанией), предполагающих увеличить интенсивность будущих денежных потоков, а тем самым обеспечить рост стоимостных параметров бизнеса на всех этапах реализации финансовой стратегии.
  Конкурентный рынок, свободное перемещение товаров, рабочей силы и капиталов, развитие международных стандартов управления бизнесом (учет, контроль, анализ и оценка) и другие глобальные факторы породили новый носитель стоимости - «некое согласие участников рыночных сделок и транзакций». Сформировался новый вид стоимости - «справедливая стоимость», именуемая в некоторых изданиях как «рыночная стоимость в справедливой оценке». Можно полагать, что развитие данного вида стоимости берет свое начало с неолиберальной доктрины стоимости (А. Маршалл и его последователи), которая в отличие от классической (К. Маркс), «дала свободу развития её виртуальных предметных форм. «Поскольку разорвана связь с затратами труда, становится возможным наращивать стоимость любыми способами,  - верно отмечает Д.А. Алексеев,  - в рамках данной теории вполне логично и естественно, что стоимость ценных бумаг гораздо выше затрат труда, понесенных на их изготовление… сделка купли-продажи ценных бумаг, происходящая по конкретной цене, выявляет только их «индивидуальную» стоимость в рамках тенденций на рынке ценных бумаг.
  В международных стандартах понятие «справедливость» представлено в качестве основополагающего принципа формирования отчетной информации (Fair Presentation). Второй принцип - установление справедливой цены (Fair Value) используется при определении стоимости отдельно взятого объекта активов или обязательств компании. При этом под «справедливой стоимостью» понимается сумма, на которую можно обменять актив при совершении сделки между хорошо осведомленными в её сути участниками, экономически независимыми друг от друга. Операция между независимыми сторонами - это операция между сторонами, которые не имеют между собой никаких особенных или конкретных отношений, которые сделали бы цену операции нехарактерной для условий рынка. Например, в МСФО 17 «Аренда» условия оборота актива выражены как предоставление арендатору «возможности приобретения актива по договорной цене, которая будет использована с разумной определенностью, а в части дисконтированной стоимости минимальных арендных выплат приближается к справедливой стоимости арендованного актива». В отношении оценки выручки от продаж по справедливой стоимости
полученного или ожидаемого возмещения из неё должны быть вычтены торговые и оптовые скидки, платежные скидки не подразумеваются к вычету (МСФО 18 «Оценка выручки»). В случае, когда происходит отсрочка поступления денежных средств (например, предоставление беспроцентного кредита), то справедливая стоимость возмещения определяется дисконтированием всех будущих поступлений с помощью условной процентной ставки. Разница между справедливой стоимостью и номинальной суммой возмещения определяется отдельно и раскрывается как процент. В случае невозможности определения точной величины справедливой стоимости, то менеджер компании может определить некий диапазон обоснованных расчетных оценок. Ряд специалистов в области бухгалтерского учета и финансовой отчетности, высказываясь с критикой в отношении целесообразности использования оценок по справедливой стоимости, акцентируют внимание на субъективном характере оценок менеджмента компаний, оценщиков и аудиторов, когда речь идет об определении справедливой стоимости в ситуации отсутствия активного рынка. Такого рода «свобода» в определении параметров справедливой
стоимости является предметом критики этого вида стоимости. Аналитики делают вывод, что, поскольку большинство активов не имеют рыночных цен, их справедливая стоимость, рассчитанная экспертами, условна. К тому же она может признаваться справедливой лишь на дату оценки, так как может измениться уже на следующий день. Тогда как разброс значений в диапазоне параметров справедливой стоимости объекта не должен быть значительным, и степень вероятности данных значений в указанном диапазоне должна поддаваться количественной оценке. Уточнение содержания понятия «справедливая стоимость» у Карповой В.В. связано, по её утверждению, с «итогом теоретических изысканий», однако, это понятие сводится к количественной величине - «сумма денежных средств, за которую можно было бы обменять актив или погасить обязательство в добровольной сделке, заключаемой как на «активном» (биржевой, дилерский или иной рынок с участием посредников), так и на «неактивном» (сделки на котором совершаются нерегулярно) рынках между осведомленными заинтересованными сторонами.
  Пальчун Е.П. понятие «справедливая стоимость» также определяет как «сумму денежных средств, за которую актив может быть обменен или в которой обязательство может быть урегулировано в результате осуществления сделки между не зависящими друг от друга сторонами, осведомленными об условиях сделки и желающими совершить такую сделку. В справедливую стоимость не включаются затраты на совершение сделки, ожидаемые при передаче или отчуждении объекта». Вместе с тем, автором справедливо подчеркивается, что «длительный период в учетной практике активно использовалась традиционная модель оценки на основе затрат, которая не позволяла отразить специфику финансовых активов, поэтому возникла необходимость поиска новой концепции оценки через справедливую стоимость финансовых инструментов.
  Характерно, что основные дискуссии методологов учета и финансистов-оценщиков вокруг правомерности использования термина «справедливая стоимость» в измерении стоимостных параметров бизнеса, результатов оборота активов компаний или других хозяйственных процессов развернулись после глобального финансового кризиса 2008 года. Негативным моментом отрыва стоимости от затрат труда, выдвигаемого неоклассической теорией явились существующие в настоящее время два мира: «виртуальные деньги на фондовых рынках» и «деньги в корпоративной обороте» реальной экономики. Считаем обоснованным мнение аналитиков, что именно такой разрыв и послужил одной из причин глобального финансового кризиса 2008 г., а, «если не обуздать мировую финансовую элиту действенными мерами государственного надзора и регулирования», то повторение таких кризисов в будущем вполне возможно.
  Замечания ученых, занимающих критическую позицию по вопросу применения справедливой стоимости, безусловно, не лишены здравого смысла и заслуживают внимания, тем более, что к ним присоединяются специалисты фондового рынка. Принимая во внимание текущие неустойчивые тенденции на мировых фондовых рынках, три советника Европейской комиссии, члены Европейской консультативной группы по финансовой отчетности (EFRAG)  - Карстен Зилке (Carsten Zielke), Майкл Старки (Michael Starkie) и Томас Сиберг (Thomas Seeberg)  - в своем интервью «Financial Times» высказались о негативном влиянии действующей учетной практики. По их мнению, использование справедливой стоимости может привести к негативным последствиям, а именно неадекватного определения рыночных цен и дальнейшей дестабилизации рынков.
  Рассматривая дискуссионные положения в отношении оценки бизнеса по справедливой стоимости, необходимо остановиться и на положениях Федерального стандарта оценки «Цель оценки и виды стоимости» (ФСО № 2), обязательного к применению при осуществлении оценочной деятельности. Настоящий федеральный стандарт оценки разработан с учетом международных стандартов оценки и раскрывает цель оценки, предполагаемое использование результатов оценки, а также определение рыночной стоимости и видов стоимости, отличных от рыночной. При осуществлении оценочной деятельности необходимо указывать конкретный вид стоимости, который определяется предполагаемым использованием результата оценки. На наш взгляд, в этом определении повторяется смысл МСФО и сохраняется его условность. В этой связи как нельзя точно высказывается Хэннинг Драгер, представляющий IIRC и являющийся менеджером по отношениям с Россией, странами Кавказского региона, Балтии и Скандинавии. «Сегодняшняя модель отчетности напоминает айсберг,  - утверждает он,  - финансовая часть отчета является видимой и напоминает надводную часть айсберга. Ее может видеть и
оценить рынок. При этом социальные и экологические компоненты спрятаны под водой, они не видны. Возможности и риски тоже спрятаны. Рынок говорит: «нельзя управлять тем, что является невидимым». Итак, важно все это вернуть в обозримое поле. Мы хотим, чтобы был виден весь айсберг, а не только его верхушка. Рынок сейчас посылает нам новые сигналы, которые мы пытаемся понять и воспринять». Из стенографического отчета IX Ежегодной практической конференции «Годовые отчеты: опыт лидеров и новые стандарты».
  В МКСОИ 2 рыночная стоимость в справедливой оценке рассматривается в качестве основы для финансовой отчетности. Принципами подготовки и составления финансовой отчетности, составляющими основу
  Международных стандартов финансовой отчетности, при определении активов и обязательств акцент сделан на оценку ожидаемых от их использования экономических выгод. Между тем, в тексте стандарта приводятся частые ссылки на «справедливую» стоимость», многочисленные интерпретации которой разбросаны по их текстам, проявляя недопустимую, с позиции соблюдения принципов, непоследовательность. В итоге возникает множество сомнений относительно совершенства содержания термина «справедливая стоимость» по сравнению с другими давно признанными видами стоимости, её квалификации как критерия полезности, достаточно точного параметра процедур измерений, их исчерпывающего или, напротив, альтернативного характера.
  Следует отметить, что по российским стандартам понятие «справедливая стоимость» до настоящего времени не введено (кроме банковского сектора) и оценщики, и бухгалтеры оперируют понятием «рыночная стоимость». Понятие справедливой стоимости введено только нормативно правовыми документами Центробанком России методическими рекомендациями «Об оценке финансовых инструментов по текущей (справедливой) стоимости». Тем не менее, международные стандарты финансовой отчетности предполагают использование показателей и понятие «справедливая стоимость» в отличие от отечественных стандартов бухгалтерского учета.
  Критики утверждают, что величина справедливой стоимости слишком подвержена манипуляциям, цель которых - показать желаемый для руководства результат. Данное мнение считаем вполне обоснованным, поскольку определение справедливой стоимости во многих случаях основывается на субъективных суждениях менеджмента компании, что, безусловно, влияет на достоверность показателей финансовой отчетности. Стандартизированный регламент оценки справедливой стоимости основываться на допущении, что будущие условия, операции или события, результат которых носит неопределенный характер, могут изменяться со временем. С абсолютной точностью такие изменения не прогнозируются. Из-за наличия неопределенностей в модели оценки справедливой стоимости увеличивается влияние значительных рисков на содержание финансовой отчетности, что, естественно, мотивирует интересы руководства компании в её стремлению предоставить пользователям «прибыльную» отчетность. Вследствие этого риск существенного искажения учетных оценок многократно возрастает.
  В противовес сложившемуся мнению, аналитики компании АССА, полагают, что мировой финансовый кризис 2008 г., не является следствием действия принципа «справедливой стоимости» (fair value) в бухгалтерии, утверждается в аналитическом отчете АССА. Последний аналитический отчет, подготовленный АССА (Ассоциацией присяжных сертифицированных бухгалтеров - глобальным объединением финансовых профессионалов), приводит доводы в защиту методов учета, основанных на принципах (МСФО), и призывает к тому, чтобы «справедливая стоимость» оставалась ключевым элементом будущих глобальных стандартов бухгалтерского учета. Президент АССА Ричард Эткин-Девис (Richard Aitken-Davies), отмечает: «АССА поддерживает концепцию справедливой стоимости и не считает, что она могла каким-либо образом стать причиной кредитного кризиса. Тот факт, что справедливая стоимость является единственным реальным методом учета производных финансовых инструментов (деривативов) и позволяет отобразить их в балансовом отчете, служит достаточным доказательством ее ценности». Относительно простой, а, следовательно, применимой на практике, оценка
справедливой стоимости может считаться только в отношении активов или обязательств, обращающихся на активном и открытом рынке, фактическая информация по ценам таких рыночных сделок находится в открытом доступе. Компании, которые не представлены на фондовом рынке, применять концепцию оценки активов и обязательств по справедливой стоимости практически не могут в силу отсутствия сопоставимого аналога. Кроме того, в таких компаниях не формируется банк информации за длительный период финансово-хозяйственной деятельности, а финансовый анализ ограничивается сравнением двух отчетных периодов по данным официальной бухгалтерской отчетности. В условиях конкурентного рынка такая ситуация недопустима, поскольку отсутствует информационная платформа для финансового стратегирования.
  Повышение требований пользователей к сопоставимости информации за длительный период в различных форматах её оценки, к её достоверности и доступности актуализирует вопрос о моделировании показателей финансовой отчетности. Модели оценки по справедливой стоимости достаточно хорошо освоены менеджерами компаний, формирующих отчетность по МСФО. Однако и для них бухгалтерский учет активов и обязательств, требующих оценку справедливой стоимости с надлежащим раскрытием связанных с ними неопределенностей, сопряжет с трудностями. Независимо от вида используемой модели оценки, менеджер или бухгалтер компании должен включить в неё поправки с учетом предполагаемых рисков, которые могут внести рыночные регуляторы, например, в отношении цены кредитных ресурсов и ограничений по критерию ликвидности активов компании. В любом случае реальная ценность бухгалтерских отчетов для финансового анализа заключается в том, что они выступают в качестве источника исходной информации, помогающей при соответствующих её модификациях прогнозировать будущие доходы компании и строить стратегию развития. Для непубличных компаний, также
заинтересованных в приросте стоимости своего бизнеса, проблемы оценки объектов учета стоят еще более остро. До настоящего времени многие положения российского законодательства и подзаконных актов, регулирующие учетно-контрольные процессы для большинства непубличных российских компаний, а также устанавливающие правила стоимостного измерения объектов учета, адекватно не отражают мировые тенденции развития практики управления стоимостью бизнеса во всём многообразии её видов: справедливая, приведенная стоимость, стоимость возможного использования, чистая стоимость продаж и др. Данное обстоятельство существенно препятствует как конвергенции отечественной учетной и управленческой парадигм, так и совершенствованию принципов и организации российского учетного процесса и формирования отчетности в соответствии с международными стандартами в реальном пространстве и времени. В связи с этим заинтересованные пользователи не получают точную информацию о реальной стоимости управляемых объектов, что, естественно, порождает непредвиденные предпринимательские риски, снижает инвестиционную привлекательность субъектов
хозяйствования в разных сферах российской экономики, подрывает доверие инвесторов к показателям, отражаемых в отчетности для внешних и внутренних пользователей.
  Институт присяжных бухгалтеров США (AICPA) предложил свои критерии достоверности отчетной информации: 1) соответствие общепринятым принципам; 2) представление полезной информации. Второй критерий разрешает и даже обязывает отклоняться не только от инструкций и стандартов, но и от принципов, если они не удовлетворяют бухгалтеров. Следовательно, несмотря на то, что по своей природе справедливая оценка полноправно может быть включена в систему принципов бухгалтерского учета, эта формальная процедура имеет небольшое значение для предоставления пользователям релевантной информации. По мнению Я.В. Соколова и Т.О. Терентьевой, истину в бухгалтерском учете нельзя получить, слепо выполняя предписания нормативных документов. Достоверность учетной информации зависит только от добросовестности бухгалтера. Причем, в основе добросовестности бухгалтера лежит знание теории бухгалтерского учета, которое позволяет ему сформировать и/или расширить свое представление об анализируемой ситуации. Поэтому детальный анализ принципа справедливой оценки объектов учета, анализа и контроля связан, прежде всего, с характеристикой
содержания понятия «рыночная стоимость». Рыночная стоимость - это наиболее часто используемый вид стоимости в учетной и финансово-аналитической практике. Например, Ревуцкий Л.Д. под рыночной стоимостью компании понимает расчетную денежную меру обменной ценности полного состава его стоимостеобразующих компонентов, установленную с учетом стоимостепонижающих и стоимостеповышающих факторов, перспектив дальнейшего существования, специализации и уровня экономического развития оцениваемого предприятия на момент проведения оценки этой стоимости. В иностранной переведенной у нас литературе стоимостепонижающие и стоимостеповышающие факторы называются драйверами стоимости, имеющими соответствующую расчетную денежную оценку». При этом, характеризуя задачи прироста стоимости в денежном выражении, российские ученые предпочитают использовать в своих публикациях термин «драйверы стоимости» вместо понятного термина «факторы прироста стоимости, получающие при оценке соответствующую расчетную денежную величину (в суммарном или процентном выражении).
  Рыночная стоимость (стоимость объекта в товарообменных отношениях) является оценкой ценности имущества для операторов конкретной рыночной ниши (сегмента) в заданный период времени и свидетельствует о рыночных позициях субъектов на величину выгоды, которую они стремятся получить от сделки. Стоимость объектов учета, как правило, ниже рыночной, поскольку она не отражает влияния рыночных факторов, имеющих место на момент совершения сделок на рынке, являясь только базой для расчета рыночной стоимости. Точность такого расчета зависит от многих причин, например, от используемых моделей оценки, профессионализма оценщиков, готовности рынка воспринимать действительную стоимость объекта, соотношения спроса и предложения и т. д. В конечном счете, величина рыночной стоимости объекта, предъявленного рынку, показывает наиболее приемлемую сумму денежных средств, обозначенных в конечном соглашении покупателя и продавца. В такой интерпретации понятие «рыночная стоимость» близка к понятию «справедливая стоимость», заявленного в МСФО, однако, эти понятия далеко не равнозначны. Их отличия заключаются степенью
конкретности. Рыночная стоимость практически всегда конкретная величина, поскольку она заранее известна хотя бы в диапазональном значении её параметров. Справедливая стоимость - это предположительные параметры денежной величины стоимости оцениваемого объекта, к которым потенциально стремятся участники рыночных отношений, но которые могут никогда не оказаться истинно справедливыми. Использование такого вида стоимости как «рыночная стоимость» предназначено для ограниченного числа сделок и операций, в частности, при изъятии имущества для государственных нужд; при определении стоимости размещенных акций общества, приобретаемых обществом по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров общества; при определении стоимости объекта залога, в том числе при ипотеке; при определении стоимости неденежных вкладов в уставный капитал, но записанных в учете в денежном измерении; при определении стоимости безвозмездно полученного имущества. В этом случае очевидна необходимость разработки единой универсальной модели расчета стоимостных параметров таких объектов, при разработке которой необходимо
принимать во внимание умозрительность содержания самого термина «справедливая стоимость, а также отсутствие единого и четко прописанного алгоритма определения рыночной стоимости в справедливой оценке применительно к отраслевой специфики деятельности экономического субъекта. Рыночная стоимость понимается как стоимость имущества, рассчитанная безотносительно торговых издержек и без учета каких-либо сопутствующих налогов, что её отличает от балансовой стоимости имущества.
  Рыночная стоимость («market value», или в некоторых странах «open market value») на международном уровне учетно-оценочной деятельности также является базовым понятием, содержание которого определяется МКСОИ. По Стандартам МКСОИ рыночная стоимость определяется как «расчетная величина, равная денежной сумме, за которую имущество должно переходить из рук в руки на дату оценки между добровольным покупателем и добровольным продавцом в результате коммерческой сделки после адекватного маркетинга, при этом полагается, что каждая из сторон действовала компетентно, расчетливо и без принуждения». Термин «рыночная стоимость» не является синонимом термина «справедливая, или объективная стоимость» (Fair Value), в том смысле, в каком он используется в стандартах бухгалтерского учета. В отличие от приведенного выше определения рыночной стоимости бухгалтерское понятие «объективная стоимость» подразумевает стоимостной результат сделки, которая могла состояться при наличии определенных разногласий; при обстоятельствах, отличающихся от нормального процесса перераспределения собственности в условиях открытого рынка. Эти
обстоятельства включают в себя возможность совершения срочной сделки, когда одна из сторон находится в затруднительном положении, а также другие случаи, не предусмотренные в определении понятия «рыночная стоимость». Термин «справедливая стоимость» используется также в юридическом аспекте при определении компромиссного решения, разрешающего разногласия сторон. Причины этих разногласий также могут не соответствовать определению понятия «рыночной стоимость». Во избежание неясностей и недоразумений отчет об оценке рыночной стоимости должен включать в себя адекватное объяснение используемого оценщиком определения термина «рыночная стоимость», а также изложение допущений, условий и обстоятельств, на основании которых производилась оценка».
  Существенные трудности в идентификации носителей стоимости наблюдаются у компаний сферы интеллектуальных бизнес-услуг, выстраивающих и реализующих свою финансовую стратегию. В российских нормативах учета и оценки отсутствуют рекомендации для решения этого вопроса. В стандарте 4 «Стоимость действующего предприятия», относящаяся к некоторой фирме, есть стоимость, создаваемая функционированием сформировавшегося бизнеса, представляет собой выражение стоимости, связанной со сформировавшимся предприятием, и определяется посредством капитализации прибыли, получаемой данным предприятием, с учетом оборота и всех обязательств, связанных с деятельностью предприятия. Нематериальные активы почти всегда оцениваются в контексте понятия «потребительная стоимость», а не «меновая стоимость», которая обсуждалась в МКСОИ 3. Меновая стоимость базируется на рыночных отношениях, а продажа нематериальных активов на открытом рынке практически отсутствует. Объективная стоимость определяется специалистами по бухгалтерскому учету как денежная сумма, за которую может быть продано имущество (или списана задолженность) в
результате коммерческой сделки между компетентными добровольными сторонами. В различных условиях оценки и в различных государствах могут использоваться другие определения объективной (справедливой) стоимости.
  Развитие науки и практики бухгалтерского учета и финансового менеджмента согласно методологии конвергенции учетной и управленческих парадигм видится в сближении методов оценки стоимостных объектов, их максимальном сосредоточении на отражении той реальной материальной основой расширенного воспроизводства, которая продуцирует добавленную стоимость и делает российскую экономику конкурентной в мировом масштабе, а её граждан - материально обеспеченными на протяжении всей жизни.
  Выводы из параграфа 4.4
  Стоимость - это фундаментальная экономическая категория, опосредующая процессы установления: а) полезности вещей для удовлетворения разного рода потребностей, б) ценового диапазона обмениваемых товаров, работ, услуг, в) предельного срока сохранения ценности объекта оценки в будущем. Как и любая экономическая категория «стоимость» в конкретном пространстве и времени формализуется, приобретая свои конкретные видовые характеристики. Следовательно, стоимость как таковая является умозрительным представлением об относительной ценности вещи по критерию «такой она может быть». Конкретный же вид стоимости дает представление о суммарной величине оцениваемого имущества в денежном измерении, интерес к которому проявляется в товарообменных операциях через установление абсолютных параметров ценовых характеристик.
  Стоимость как объективная экономическая категория не зависит об волеизъявления индивидуумов или экономических субъектов, тогда как вид стоимости находится во власти пользователей: ученые изобретают новые виды стоимости, ориентируясь на изменения окружающего мира, а практики конструируют новые методики их измерения, ориентируясь на суть таких новаций и потребности пользователей. Неспецифицированный (т. е. не наделенный предметно выраженным содержанием) термин «стоимость» некорректно употреблять ни учетной, ни в управленческой практике, поскольку он даёт лишь умозрительное восприятие некой вещи как ценности, признанной в обыденном обиходе или деловом обороте на данный момент времени. В связи с этим использование в экономической науке и практике термина «стоимость» бессмысленно вне формализации его конкретной предметности, т. е. этот термин должен применяться с прилагательным, раскрывающим его прикладное назначение. Такая формализация указывает на вид стоимости и предметную область его использования.
  С позиций экономической теории термин «стоимость» можно определить как финансовый интегральный эффект влияния принимаемых менеджментом компании управленческих решений по улучшению параметров её финансово-хозяйственной деятельности (доля рынка и прочность конкурентных позиций, рост доходов и экономия затрат, синхронизация потоков денежных средств, эффективность инвестиций, оптимизация налогового бремени, уровень различных видов риска и другие эффекты регулирования). На практике термин «стоимость», принимая определенную предметно выраженную форму в денежном измерении (количественные параметры), позволяет ранжировать альтернативные варианты финансовой стратегии в ситуации множественного выбора и принять единственно приемлемый вариант в реализации. В реальных экономических процессах предметность стоимости в денежном измерении различается в зависимости от специфики бизнес-процессов, в которых она используется как измеритель интегрального эффекта: рыночная, балансовая и прочая стоимость, или в зависимости от объекта оценки: стоимость активов, стоимость компании и т. д.
  Бухгалтерский учет как прикладная теория и реализующая её практика оперирует не «стоимостью» и не «капиталом» в их подлинной категориальной сущности, а с их предметно выраженными формами, получающими реальное содержание в зависимости места и времени, а также от волеизъявления экономического субъекта в отношении целевого предназначения использования данных форм. В использовании этих форм (т. е. в управлении ими) отражаются финансовые интересы любого экономического субъекта (публичного или корпоративного), к которому или от которого движется тот или иной денежный поток. То же присуще и предмету финансового менеджмента, суть которого выражается совокупностью реально существующих в воспроизводственном цикле финансовых отношений с активами, находящихся в собственности экономического субъекта и обеспечивающих ему расширенное воспроизводство товаров, работ, услуг (и общественных благ, если это субъекты публичной власти и управления), включая и выполнение всех их финансовых обязательств. Суть же метода финансового менеджмента сводится к моделированию денежных потоков во благо акционеров и иневесторов и к
измерению способности такого потока получать прогнозируемое менеджментом компании приращение в процессе своего движения.
  Заключение
  Проведенное нами исследования дало основание для ниже следующих выводов.
  Полагаем, что инновация - это совершенно новое, не имеющее аналогов в мире, открытие любой науки, которое впоследствии получает материально-вещественное выражение, апробируется и внедряется на практике, изменяя эту практику кардинальным образом. Наиболее сложно квалифицировать в качестве инновации открытия (теории) экономических наук. В данном случае критерием отнесения чего-то нового, открытого той или иной отраслью экономических наук, к инновациям может считаться также кардинальное преобразование хозяйственной жизни и способов управления ею. Измерителем результата такой инновации может считаться материальная выгода, которую получает хозяйствующий субъект от её использования. Например, создание совершенно новой модели управления денежными потоками может считаться инновацией в принципе, однако, таковой также в принципе такое создание быть не может, поскольку логику денежного оборота, описанную в своё время К. Марксом, абсолютно по-новому изменить нельзя: деньги, пущенные в оборот, по его завершению должны приносить их прирост. В связи с этим, появление новых экономических теорий относится к разряду
научных открытий, которые в случае обретения ими материально-вещественной формы могут стать инновацией, а станут ли - вопрос риторический, всё зависит от условий окружающей среды и ценностных правил, культивируемых в обществе.
  Проделанная работа позволила нам прийти к выводу о том, что в сложившихся институциональных условиях, необходимо формирование научно-производственной сферы. Все эксперты понимают важность и необходимость такого процесса, как инновационное развитие, но в данный момент в России не существует эффективно-функционирующей институциональной инфраструктуры, которая бы способствовала развитию научно-исследовательской деятельности, ее последующему внедрению в промышленное производство.
  Трансформационные процессы последних десятилетий, разрушили существовавшую научно-производственную базу, но не до конца. В ряде высокотехнологичных отраслей, например в атомной промышленности, сохранились научно-исследовательские институты, научно - производственные объединения, лаборатории. Именно в подобных отраслях, мы считаем целесообразным формирование научно-производственной сферы, так как строить институциональные структуры, способные управлять существующими и потенциальными инновациями очень дорогое удовольствие. Данный опыт считаем возможным распространить на другие отрасли народного хозяйства. По нашему мнению, наиболее рациональным считаем использовать тот задел, который достался нам по наследству с советских времен. Мы считаем, что в сложившихся институциональных условиях, инновации будут реализовываться через научно-производственные объединения высокотехнологичных отраслей экономики.
  Под научно-производственной сферой мы подразумеваем институт, в котором реализуются инновации. НПС - системная совокупность институтов научной, образовательной, производственной и технологической сфер в высокотехнологичных корпорациях. В рамках данного определения, под институтами мы понимаем систему взаимосвязанных формальных и неформальных норм. Мы убеждены, что научно-производственная сфера является ключевым элементом инновационного развития.
  В ходе исследования, нами была разработана четырех уровневая иерархичная структура НПС. Мы пришли к выводу, что элементы, входящие в первый уровень институциональной структуры НПС ответственны за разработку научно - технической политики и формирование благоприятного научно-технологического климата. Второй уровень ответственен за формирование фундаментальной базы научно-технического развития. Третий уровень, ответственный за формирование условий (социальных, правовых, финансовых и институциональных) для совершенствования научно-производственной инфраструктуры. Четвертый уровень призван обеспечить механизм организационно-экономического взаимодействия научной, технологической и производственной сфер.
  Так как приоритетной задачей развития экономики нашего государства является переход от экспортно-сырьевого к научно-техническому (инновационному) и социально-ориентированному типу развития, возрастает роль научно-производственной сферы и возникает необходимость совершенствования механизмов государственного регулирования НПС. Государственное управление в НПС является составной частью инновационной политики. Так как мы говорили о целесообразности формирования НПС в высокотехнологичных отраслях, нами был проведен анализ НПС одной из высокотехнологичных корпораций - ГК «Росатом». Как уже было отмечено в нашем исследования, мы убеждены, что инновации будут реализовываться через высокотехнологические корпорации, такие как ГК «Росатом», через механизм взаимодействия существующих научно-производственных объединений, через систему государственных заказов и государственных закупок.
  Мы считаем, что в атомную энергетику необходимо внедрить институциональную инновацию - международный консорциум лидеров атомной энергетики и международных агентств (например МАГАТЭ) его создание необходимо для разработки концепции и регулирования вопросов, связанных с ядерной и радиационной безопасностью и ликвидацией последствий в результате аварий на АЭС. Еще одной предпосылкой создания данного консорциума является такой предмет сотрудничества, как исследовательские реакторы, критические и подкритические стенды. В планы ГК входит построить в Димитровграде исследовательский реактором 150 МВт, работающим на быстрых нейтронах (реактор, позволяющий замкнуть ядерный топливный цикл). Он после ввода в эксплуатацию станет самым мощным активным исследовательским реактором в мире и на 80 % может быть задействован для международных исследований. Из этого следует, что существует потребность и экономическая выгода в создании международного консорциума лидеров атомной энергетики - центра международных исследований - структура, которая будет отвечать за составление, утверждение и реализацию программы научных
исследований, решать вопросы финансирования, вопросы интеллектуальной собственности на полученные результаты. Тем более, что первый шаг уже был сделан и 27 июня 2013 года был подписан меморандум о взаимопонимании между Россией, США и Францией по использованию МБИРа (многоцелевой быстрый исследовательский реактор). Следовательно, цель функционирования предлагаемого консорциума будет разделена на 2 направления: 1) разработка рекомендаций, консолидация информации, опыта и наработок по вопросам безопасной эксплуатации АЭС; 2) проведение исследовательских работ на МБИРа.
  В процессе исследования мы пришли к выводу, что для повышения эффективности управления инновационным развитием ГК «Росатом» необходимо интегрировать стратегический и научно-технический менеджмент в высокотехнологичной корпорации. С этой целью были описаны этапы процесса инновационного развития ГК и сформирован механизм интеграции стратегического и инновационного управления. Пришли к выводу, что целесообразно руководству ГК осуществлять анализ показателей инновационного поведения корпорации. По результатам данного анализа, при необходимости можно активизировать экономические резервы корпорации за счет внешних и внутренних источников - мы выявили возможные источники активизации резервов экономического развития ГК «Росатом». В результате исследования была разработана стратегическая карта ГК и сбалансированная система показателей данной карты.
  Также считаем необходимым внедрить центры конкурентоспособности во все высокотехнологичные отрасли. Цель функционирования центров конкурентоспособности высокотехнологичных отраслей - сформировать институт, объединяющий в себе научные, производственные и технологические активы, обеспечивающий воспроизводство инновационного продукта по всех этапах технологической цепочки, что позволит выйти в мировые лидеры наукоемких технологий производства инновационных продуктов и технологий, необходимых отечественной промышленности. В работе предложено сознание системы интегрированных структур в высокотехнологичных отраслях, которая обеспечит взаимодействие между сектором науки и производства, наладит организационные, экономико - финансовые, социальные, правовые и информационные связи.
  Нами был разработан процесс формирование кадрового потенциала для высокотехнологичных отраслей путем создания входного контроля в отрасль (именно организации отрасли будут присуждать студентам необходимую квалификацию, которая позволит трудоустроиться).
  Предложено создания Консорциума опорных ВУЗов - организационный механизм взаимодействия ВУЗов и высокотехнологичных корпораций, созданный с целью формирования эффективной корпоративной системы подготовки квалифицированных кадров для выполнения задач высокотехнологичных корпораций, а также создания эффективной инновационной системы высокотехнологичных отраслей и реализации инновационных проектов на основе интеграции научного, образовательного и инновационного потенциала.
  Была предложена программа формирования системы управления знаниями в высокотехнологичных корпорациях, основанная на управление научно-техническими сообществами, управление научно-техническим контентом и управлением правами на результаты интеллектуальной деятельности;
  Главная задача, в результате решения которой, на наш взгляд, произойдет возрождение и эффективное функционирование научно-производственной сферы, как в атомной промышленности, так и во всех высокотехнологичных, приоритетных отраслях - это создание системы управления всей экономикой нашего государства на основе общегосударственного планирования, учитывающей национальные интересы страны.
  Нами были разработаны предложения по формированию системы государственного стратегического планирования в высокотехнологичных корпорациях посредством федеральных целевых программ. Введение данной системы управления научно-производственной сферы позволит корректировать развитие всех компаний, входящих в периметр консолидации, в соответствии с целями инновационного развития всей экономики России. Считаем также целесообразным вовлеченность ВК в среднесрочное и долгосрочное планирования социально-экономического и инновационного развития нашего государства. По нашему мнению, необходимо вменить выполнение плановых показателей (ключевые показатели эффективности) каждой компании, входящей в периметр ВК, каждому руководителю в виде «карты индивидуальных целей».
  Цель системы КПЭ - более эффективное достижение целей ВК за счет постановки работникам целей; обеспечения взаимосвязи между целями ВК, ее организаций, структурных подразделений и отдельных работников; мотивирования работников на достижение поставленных КПЭ.
  Были разработаны основные принципы построения системы общегосударственного планирования. Были определены принципы организации мониторинга КПЭ. В диссертационной работе была предложена система оценки деятельности научно-производственной сферы на основании карт ключевых показателей эффективности. Показатели КПЭ - объем финансирования НИОКР, достижение ключевых событий в соответствии с картами проектов, количество международных патентов по результатам НИОКР, количество оформленных новшеств на результаты интеллектуальной деятельной в научно-технической сфере, выручка на человека (из расчета на сотрудников НИИ), доля финансирования заказов НИОКР в ВУЗах от общего объема финансирования НИОКР, уровень выполнения плана НПС, доля ГЧП проектов, показатель текучки высококвалифицированных кадров.
  Мы считаем, что разработанная система оценки выполнения планов, поставленных правительством РФ, поможет стимулировать и активизировать как предприятия высокотехнологичных отраслей, так и непосредственно всех сотрудников.
  Реализация всех предложенных методических и практических рекомендаций будет способствовать инновационному развитию высокотехнологичных корпораций и позволит более эффективно управлять инновационным развитием страны в целом.
  Список использованной литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» от 18.12.2006 № 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.11.2006) (ред. от 04.10.2010).

2. Федеральный закон от 25.12.2008 № 284-ФЗ «О передаче прав на единые технологии» (принят ГД ФС РФ 17.12.2008).

3. Федеральный закон от 01.12.2007 № 3177-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» (принят ГД ФС РФ 05.12.2007).

4. Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (принят ГД ФС РФ 08.07.2006).

5. Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ (ред. от 05.04.2011) «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (принят ГД ФС РФ 08.07.2005).

6. Федеральный закон от 21.07.2005 г. № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» (принят ГД ФС РФ 06.07.2005).

7. Проект Федерального закона № 48384-5 «О передаче технологий».

8. Закон Санкт-Петербурга от 25.12.2006 № 627 -100 «Об участии Санкт-Петербурга в государственно-частных партнерствах» (принят Законодательным Собранием Санкт-Петербурга 20.12.2006).

9. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р «Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 г.».

10. «Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года» (утв. Межведомственной комиссией по научно-инновационной политике (протокол от 15.02.2006 № 1)).

11. Инновационная Россия - 2020. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года - проект. М., Минэкономразвития России, 2010 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа

1_016, свободный (дата обращения 05.05.2013).

12. Национальная инновационная система и государственная инновационная политика РФ / Базовый доклад к обзору ОЭСР национальной инновационной системы Российской Федерации. Москва, 2009.

13. Программа «Социально-экономическое развитие и управление на местном уровне: новое качество роста». [Электронный ресурс] // Режим доступа - www.urbaneconomics.ru, свободный (дата обращения 10.06.2013).

14. Государственная программа РФ «Экономическое развитие и инновационная экономика» [Электронный ресурс] // Режим доступа - правительство. рф›ocs/23700/, свободный (дата обращения 10.012.2012).

15. Промежуточный доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 года. // Источник: эл. Ресурс - Программы инновационного развития и технологической модернизации Госкорпорации «Росатом» на период до 2020 года (в гражданской части). [Электронный ресурс] // Режим доступа - pasport_2020.pdf, свободный (дата обращения 13.04.2013).

17. Абдикеев Н. М., Киселев А. Д. Управление знаниями корпорации и реинжиниринг бизнеса.  - М: ИНФРА-М, 2011.

18. Авдулов А.Н., Кулькин А.М. Власть, наука, общество. Система государственной поддержки научно-технической деятельности: опыт США. Монография. М.: ИНИОН. 1994.

19. Акаев A.A. Стратегическое управление устойчивым развитием на основе теории инновационно-циклического экономического роста Шумпетера-Кондратьева // Экономика и управление. 2013. № 3. С. 4 -10.

20. Албекова И. М., Емцов Р. Г., Холопов А. В. Государственная экономическая политика: опыт перехода к рынку.  - М: Дело и Сервис, 1998.

21. Александрова А.И. Структура управления инновационной деятельности // Проблемы современной экономики, № 3 (47), 2013.

22. Асаул А.Н., Карпов Б. М., Перевязкин В. Б., Старовойтов М. К. Модернизация экономики на основе технологических инноваций - СПб: АНО ИПЭВ, 2013.  - 606 с.

23. Бабанова Ю.В., к.э.н., директор Научно-образовательного центра «Управление инновациями» Моделирование инновационного менеджмента в организации // Сборник научных трудов ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ), 2012.

24. Бабына И.В., Меллер Я.А.Методический подход к комплексной оценке инновационной деятельности организации //

25. Балацкий Е.В. Взаимосвязь экономики и управления: преодоление когнитивного разрыва Общество и экономика № 12, 2012.  - с. 88.

26. Балацкий Е.В. Диалектика познания и новая парадигма экономической науки // «Мировая экономика и международные отношения» № 7, 2006

27. Баранчеев В. П. Управление инновациями: учебник / В. П. Баранчеев, Н.П. Масленникова, В.М. Мишин.  - М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011.

28. Баркер А. Алхимия инноваций / Пер. с англ. А.Р. Ханукаевой.  - М.: Вершина, 2003.  - 222 с.

29. Безрукова Т.Л., Борисов А.Н., Добросоцкий М.К. Управление конкурентоспособностью инновационных проектов промышленных предприятий // Воронеж: ВГЛТА, 2010.  - 190 с.

30. Безрукова Т.Л., Борисов А.Н., Шанин И.И. Классификация показателей оценки эффективности экономической деятельности промышленного предприятия // Общество: Политика, Экономика, Право № 1, 2012.  - с. 73 -80.

31. Бендиков М. А. Механизмы государственного регулирования инновационной сферы российской экономики [Электронный ресурс] // - Режим доступа: dis. ru/library/manag/archive/2006/3/4149.html, свободный (дата обращения 13.04.2013).

32. Бляхман Л.С. От экстенсивного экономического роста к инновационному развитию: проблемы, перспективы, роль государственных корпорации // Проблемы современной экономики № 25, 2008.

33. Бовин А. А. Управление инновациями в организациях: Учеб. пособие по спец. «Менеджмент организаций»/ А. А. Бовин, Л.Е. Чередникова, В.А. Якимович.  - М.: Омега-Л, 2006.  - 415 с.

34. Борисова З.Н. Теоретические и методические предпосылки проектирования системы управления инновационным развитием бизнес-процессов организации. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. д.э.н. по спец. 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством (теория управления экономическими системами).  - Санкт-Петербург - 2008.

35. Буфетова Л.П., Лаптева Я.О. Институциональный аспект развития инновационной системы в России: существующие и новые формы посредничества // Вестник НГУ. Серия: Социально-экономические науки. 2009. Том 9, выпуск 4., 2009

36. Валинурова Л.С., Казакова О.Б., Мазур Н.З. Теория инноваций и инновационной деятельности: учеб.  - метод. пособие для подготовки магистров по направлению «Экономика» 080100.68 (программа «Управление инновационным развитием социально-экономических систем»).  - Уфа: БАГСУ, 2012.  - 62 с.

37. Варнавский В. Г. Концессии в транспортной инфраструктуре: теория, практика, перспективы.  - М.: ИМЭМО РАН, 2002.  - С. 22 -26.

38. Варнавский В. Г. Процессы институциональной адаптации частно-государственного партнерства к реальной экономике очень сложны [Электронный ресурс] // - Режим доступа:
  tmpl=point_doc_print&d_no=50580#33 свободный (дата обращения 13.04.2013).

39. Варфоломеев В.П.  - Управление высокотехнологичным производством/ Варфоломеев В.П.  - М.: Экономика, 2009.-366 с.

40. Васильева Л.Н. Методы управления инновационной деятельностью: Учеб. пособие для вузов / Л.Н. Васильева, Е.А. Муравьева.  - М.: КНОРУС, 2005.

41. Васин В. А., Миндели Л.Э. Концепция национальной инновационной системы и ее практические приложения//Инновации.  - СПб.,2013.-№ 1 - С. 39 -42

42. Васюхин О.В., Павлова Е.А. Концепция инновационноориентированной организационной структуры промышленного предприятия // Международный журнал экспериментального образования № 11, 2010.  - с. 213 -215.

43. Винокуров В.И. Основные термины и определения в сфере инноваций // Инновации № 4, 2005.  - с. 7

44. Волынкина М. В. Правовое регулирование инновационной деятельности: Проблемы теории. Ин-т гуманитар. образования.  - М.: Аспект пресс, 2007.  - 191 с.

45. Волынкина М.В. Инновационное законодательство и гражданское право: проблемы соотношений // Журнал российского права № 1, 2005.  - с. 62 -63

46. Волынкина М.В. Каким быть инновационному законодательству (постановка проблемы) // Законодательство и экономика № 7, 2005.  - с. 94

47. Всемирная история экономической мысли. Том 6. Книга 1 Экономическая мысль социалистических и развивающихся стран в послевоенные период.  - Москва: «Мысль» 1997 г. Авторский коллектив: Е.Ф. Авдокушин, Т.А. Агапова, А.В. Бузгалин

48. Гаврилов К.Л. Механизм обновления: Концепция развития национальной инновационной системы России.  - М.: Дашков и К, 2003.  - 143 с.

49. Глазьев С.Ю.  - Политика экономического роста в условиях глобального кризиса // Источник Эл. ресурс - С.Ю. «Кудрявая экономика» // Политический журнал. 2006. № 43 -44.

51. Глазьев С.Ю. Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на «Экономическое чудо» / С.Ю. Глазьев.  - М.: Издательский дом «Экономическая газета», 2011.  - 567 с. («Русская классическая библиотека. Экономика и духовность»).

52. Глазьев С.Ю., Дементьев В.Е. Становление нового технологического уклада в российской экономике / Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике / Под ред. академика РАН С.Ю.Глазьева и профессора В.В.Харитонова.  - М.: «Тровант», 2009.

53. Глазьев С.Ю.//Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса.  - М., Экономика, 2010 г.

54. Глущенко И.И. Оценка эффективности системы управления инновационными проектами // Менеджмент в России и за рубежом № 3, 2006.  - с. 21 -28.

55. Голиченко О.Г. Переход России на инновационный путь развития и основные направления государственной политики // Инновации № 9, 2011.

56. Горшенин В.П. Метод оценки инновационной деятельности организации / В.П. Горшенин, Ю.В. Бабанова // Вестник Южно-Уральского государственного университета № 22 (281), 2012.  - с. 42 -45.

57. Государственное управление: основы теории и организации. Учебник. В 2 т. Т. 1 / Под ред. В. А. Козбаненко. Изд. 2-е. М.: «Статут»,

2012.  - 366 с.

58. Государственно-частное партнерство в научно-инновационной сфере / Под ред. д-ра экон. наук, проф. А.К. Казанцева, канд. экон. наук Д.А. Рубвальтера.  - М.: ИНФРА-М, 2010.  - 330 с.  - (Научная мысль).

59. Государство и бизнес: институциональные аспекты. М.: ИМЭ-МО РАН, 2013, с.40.

60. Григорьев А.Д., Зимин Д.А. Теории инноваций: формирование и развитие // Источник: 10.09.2012 г.

61. Гришин В.В. Управление инновационной деятельностью в условиях модернизации национальной экономики: Учебное пособие - М.: Изд.  - торговая корпорация «Дашков и Ко», 2009.  - 268 с.

62. Гусарова В.Ю. Ретроспектива экономической теории инноваций // Л.Н. Инновационный путь для российской экономики: декларация, реальность, перспективы // Инновации.  - 2011.  - № 7.

64. Дементьев В.Е. Госкорпорации и промышленная политика России. Научное сообщение на Секции экономики ООН РАН 21 февраля 2008 г.

65. Дементьев В.Е. Госкорпорации и стратегия экономического развития России. Доклад на семинаре «Стратегическое планирование». Московская Школа Экономики, МГУ им М.В. Ломоносова, Центр стратегического планирования, 6 марта 2008 г.

66. Дементьев В.Е. К дискуссии о роли госкорпораций в экономической стратегии России // Российский экономический журнал, 2008, № 1 -2. С. 27 -41

67. Дементьев В.Е. Сценарный подход к разработке федеральных целевых программ инновационного характера // Вестник университета, ГУУ, 2008, № 2(23). С. 94 -109.

68. Дементьев В.Е. Финансовый кризис и теория длинных волн в экономике // Вестник Таганрогского института управления и экономики, 2009, № 10.

69. Дерябина М.А. Теоретические и практические проблемы государственно-частного партнерства.  - Доклад ИЭ РАН. М., 2007. -[Электронный ресурс] // Режим доступа -
  URL: свободный (дата обращения 13.04.2013).

70. Дзоло Д. Демократия и сложность: реалистический подход. М.: Изд. дом Гос. ун-та - Высшая школа экономики, 2010, с. 50

71. Дитхелм Г. Управление проектами. В 2 т. Т I / пер с нем.  - СПб.: Издательский дом Бизнес-пресса, 2004.  - 400 с.

72. Дитхелм Г. Управление проектами. В 2 т. Т II / пер с нем.  - СПб.: Издательский дом Бизнес-пресса, 2004.  - 540 с.

73. Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минэкономразвития России на 2013 -2015 года.  - [Электронный ресурс] // Режим доступа - свободный (дата обращения 23.04.2013).

74. Друкер П. Эффективное управление. Экономические задачи и оптимальные решения / Пер. с англ.  - М.: ФАИР-ПРЕСС, 1998.

75. Друкер П.Ф. Бизнес и инновации / пер. с англ. и ред. К.С. Головинского и др.  - М.: Вильямс, 2007.  - 423 с.

76. Дуненкова Е.Н. Формирование инновационно-промышленных кластеров для развития индустриального региона: дисс. канд. экон. наук: 08.00.05. [Текст] / Дуненкова Елена Николаевна.  - М., 2005.  - 244 с.

77. Ендовицкий Д.А. Комплексный экономический анализ деятельности управленческого персонала: научное издание / Д.А. Ендовицкий, Н.Н. Беленова.  - М.: КНОРУС, 2013.  - 192 с.

78. Ендовицкий Д.А., Бабушкин В.А., Батурина Н.А. Анализ инвестиционной привлекательности организации: научное издание / Под ред. Д.А. Ендовицкого.  - М.: КНОРУС, 2010.  - 376 с.

79. Ендовицкий Д.А., Коменденко С.Н. Организация анализа и контроля инновационной деятельности хозяйствующего субъекта / Под ред. Л.Т. Гиляровской.  - М.: Финансы и статистика, 2004.  - 272 с.

80. Ефимова Л.И. Некоторые модели государственно-частных партнерств: тенденции и зарубежный опыт.  - [Электронный ресурс] // Режим доступа - свободный (дата обращения 10.06.2013).

81. Зайцев Л.Г., Соколова М.И. Стратегический менеджмент. М.: Экономистъ, 2005.

82. Зинов В.Г. Менеджмент инноваций: Кадровое обеспечение.  - М.: Дело, 2005.

83. Иванов С.А., Галенко В.П. Инновационный потенциал предпринимательства как фактор развития хозяйственной системы // Проблемы современной экономики № 1 (41), 2012.  - с. 142.

84. Иванов, М.М. США: управление наукой и нововведениями / М.М. Иванов, С.Р. Колупаева, Г.Б. Кочетов.  - М.: Наука, 1990.  - С. 216.

85. Ивасенко, А. Г. Инновационный менеджмент: учебное пособие. / А. Г. Ивасенко, Я. И. Никонова, А. О. Сизова.  - М.: КНОРУС, 2010.  - 416 с

86. Инвестиционный менеджмент: учебное пособие / кол. авторов; под ред. В. В. Мищенко.  - 2-е изд., перераб. и доп.  - М.: КНОРУС, 2013. -400 с.

87. Индикаторы науки - 2013 / Финансирование исследований и разработок в России: состояние, проблемы, перспективы / Под ред. Л.Э. Миндели, С.И. Черных и др. М.: Ин-т проблем развития науки РАН, 2013.  - с. 57.

88. Инновации: ключ на старт. Экосистема венчурных компаний посевного цикла: состояние и перспективы / ООО «Наутех» / коллектив авторов.  - М.: Бизнес-журнал, ИД «Компьютерра», 2010.  - 288 с.

89. Инновационное развитие регионов - зарубежный опыт (организационные и экономические механизмы). Научное издание под редакцией проф. А.П. Лунёва, проф. И.Ю. Петровой - Издательский дом «Астраханский университет» 2013.

90. Инновационные циклы в российской экономике / ред. В.Л. Бабурин; Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова; Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова.  - М.: Едиториал УРСС, 2002.  - 119 с.

91. Инновационный менеджмент / под ред. Фатхутдинова Р.А: Учебник.  - 2008.  - 448 с.

92. Инновационный менеджмент. Многоуровневая концепция и механизм инновационного развития. Учебное пособие / Аньшин В.М., Дагаев
  A. А., ред. 2-е изд.  - М.: Дело, 2006.

93. Инновационный менеджмент. Учебное пособие / Оголева Л.Н., ред. М.: ИНФРА - М., 2006.

94. Инновационный менеджмент: Справочное пособие / Под ред. П.Н. Завлина, А.К. Казанцева и Л.Э. Миндели.  - СПб: Наука, 1997.

95. Инновационный менеджмент: Учеб. пособие / Ред.: Аньшин
  B. М., Дагаев А.А.  - М.: Дело, 2003.

96. Инновационный менеджмент: Учебник / Под ред. проф. В.Я. Горфинкеля, проф. Б.Н. Чернышева.  - 2-е изд., перераб. и доп.  - М.: Вузовский учебник, 2008.  - 464 с.

97. Институциональные резервы инновационного развития экономики России. Монография. П.С. Толкачев, А.А. Сычев, А.С. Савостицкий, Е.В. Зайцева. М.: ГУУ, 2009.  - 214 с.

98. Ищенко А.С. Перспектива в рамке: проектный менеджмент // Менеджер по персоналу № 5, 2006.  - с. 34 -38.

99. Кабаков В.С., Казанцев А.К. Внутрифирменное управление инновациями: Учеб. пособие.  - СПб.: СПбГИЭА.  - 1999.  - 110 с.

100. Камбуров, С. В. Инновационные процессы в промышленности США и Японии: сравнение стратегических установок [Текст] / С. В. Камбуров, Р. В. Нистартов // Сборник трудов ВНИИ системных исследований. -1990.  - № 3.  - С. 17 -19.

101. Кафенгауз Л. Б.  - Эволюция промышленного производства России.-М.: Эпифания, 1994.-848 с.

102. Качалина Л.Н. Конкурентоспособный менеджмент - М. Эксмо, 2006-464с.

103. Каширин А.И. Инновационный бизнес: венчурное и бизнес-ангельское инвестирование: учеб. пособие. / А.И.Каширин, А.С. Семенов.  - М.: Изд-во «Дело» АНХ.  - 2010.  - 260 с.

104. Клавдиенко В. Стимулирование инновационной активности // Общество и экономика. 2006. № 7 -8.

105. Клейнер Г.Б. Институциональные факторы долговременного экономического роста // Экономическая наука современной России. 2000. № 1. С. 5 -20.

106. Клейнер Г.Б. Управление корпоративными предприятиями и экономика знаний // Мир России. 2005. Т. 14. № 4. С. 30 -48.

107. Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем.  - М.: Наука, 2004.  - 240 с.

108. Клейнер Г.Б., Качалов Р.М., Нагрудная Н.Б. Синтез стратегии кластера на основе системно-интеграционной теории // Отраслевые рынки № 5 -6 (18), 2008.

109. Кожухар В.М. Инновационный менеджмент: Учеб. пособ.  - М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2011.  - 292 с.

110. Колбачев Е.Б. Технологические уклады и инструментарий управления инновациями // Научно-технические ведомости СПбГПУ. -2010.  - № 4.

111. Конкурентоспособность экономики: инновационный подход: монография / автор кол. В.И. Кудашов [и др.].  - Минск: Изд-во МИУ, 2012.

112. Контроллинг в бизнесе. Методологические и практические основы построения контроллинга в организациях /А.М. Карминский, Н.И Оленев, А.Г. Примак, С.Г. Фалько.  - 2 изд.  - М.: Финансы и статистика, 2003.  - 460 с.

113. Контроллинг: учебник /А.М. Карминский, С.Г. Фалько, А.А.Жевага, Н.Ю Иванова; под ред. А.М. Карминского, С.Г. Фалько.  - М.: Финансы и статистика, 2006.  - 336 с.

114. Кортов С.В. Моделирование жизненного цикла инноваций на основе теории эволюции // Инновации № 1, 2005.  - с. 60 -67.

115. Корчагин П.Ю. Интегральные критерии оценки качества инновационных проектов / Автореф. дисс. на соиск. уч. степени дисс. на к.э.н.  - М., 2009.

116. Котев В.И. Оценка рисковой составляющей ставки дисконта при оценке эффективности инвестиционных проектов // Научно-технические ведомости СПбГПУ.  - 2010.  - № 3.

117. Краюхин, Г. А. Регулирование инновационных процессов в регионе / Г. А. Краюхин, Л.Г. Головач, Л.Ф. Шайбакова / Под. ред. д.э.н. проф. Г.А. Краюхина. СПбГИЭА.  - СПб., 1997.  - С. 239.

118. Крылов Э.И., Журавкова И.В. Анализ эффективности инвестиционной и инновационной деятельности предприятия. М.: Финансы и статистика, 2001.  - 384 с.

119. Кузык Б. Н., Яковец Ю. В. Россия - 2050: стратегия инновационного прорыва.  - М.: Экономика - 2005.  - 624с.

120. Кузык Б.Н. Россия - 2050: стратегия инновационного прорыва / Б.Н. Кузык, Ю.В. Яковец.  - М.: Экономика, 2004.  - 627 с.

121. Кутейников, А. А. Искусство быть новатором: (Мировой опыт «рискового бизнеса»).  - М.: Знание.  - 1990.  - С. 64.

122. Куценко Е., Тюменцева Д. Кластеры и инновации в субъектах Российской Федерации: результаты эмпирического исследования // Вопросы экономики.  - 2011.  - № 9.

123. Лапин, Н. Целенаправленное воплощение знаний в инновациях // Проблемы теории и практики управления.  - 2008.  - № 6.  - С. 103 -114.

124. Лойко, Л.В. Жизненный цикл инновации // Практика и вопросы изобретательской работы: Материалы краткосрочного семинара.  - СПб.: ДНТП, 1992.  - С. 63 -65.

125. Львов Д. С. Экономика развития.  - М.: Экзамен, 2002.

126. Малинина С.Е. Обоснование комплексной оценки эффективности инновационно-инвестиционных проектов // Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики № 7, 2013.

127. Медовников Д. Почему наши корпорации не инновационны? // В.Г. Инновационный менеджмент: Учебник.  - М.: ИНФРА-М.  - 2005.

129. Менеджмент организации. Учебное пособие. Румянцева З.П., Саломатин Н.А., Акбердин Р.З. и др.  - М.: ИНФРА-М. 1995.  - 432 с.

130. Меррилл П. Поколение инноваций. Как создать инновационный процесс и инновационную культуру.  - М: Стандарты и качество, 2009.

131. Мильнер Б. Теория организации: учебник. 3-е изд., перераб. и доп.  - М.: ИНФРА-М, 2003.

132. Мильнер Б.З. Управление знаниями: Учебник.  - М.: ИНФРА - М, 2004.

133. Миндель Л.Э., Черных С.И. Финансово-экономические аспекты инновационного развития // Инновации.  - 2011.  - № 9.

134. Мировой экономический кризис и тенденции развития российской экономики (электронный текст) / Монография под редакцией К. А. Хубиева.  - Режим доступа: свободный (дата обращения 03.02.2013).

135. Мицуаки C. Эпоха системных инноваций.  - М.: Секрет фирмы, 2006.

136. Моисеева, Н.К. Современное предприятие: конкурентоспособность, маркетинг, обновление / Н.К. Моисеева, Ю.П. Анискин.  - М.: Внешторгиздат, 1993.  - С. 221.

137. Молчанова О.П. [Электронный ресурс] / О.П. Молчанова // Государственно-частное партнерство в образовании: [сборник] / Научные редакторы О. П. Молчанова, А. Я. Лившин.  - М.: КДУ, 2013.  - 242 с.

138. Моргунов П.П. Модель управления инновационной деятельностью на предприятиях нефтегазового комплекса / Автореф. дисс. на соиск. уч. степени к.э.н. по спец. 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами (промышленность).  - Сургут-2006

139. Мосалев А.И. Моделирование оценки эффективности инвестирования инновационных проектов // Экономика региона № 15, 2007.  - с. 15 -22.

140. Мухамедъяров А. М. Инновационный менеджмент: Учеб. пособие.  - М.: ИНФРА-М, 2004.  - 127 с.

141. Наука России в цифрах: 2012 [Электронный ресурс].  - М.: ЦИСН, 2010

142. Наука, технологии и инновации России: крат. стат. сб. / [гл. ред. Л.Э. Миндели].  - М.: ИПРАНРАН, 2007 -2014 / И.В. Зиновьева, С.Н. Иноземцева, Л.Э. Миндели и др.  - 2014 - 108 с.

143. Наука. Инновации. Информационное общество. Краткий статистический сборник. М.: ГУВШЭ, 2009.

144. Научно-технический потенциал и научно-техническая политика // Общество и экономика. 1993.  - № 7 -8.  - С. 3 -20.

145. Национальный доклад «Организационно-управленческие инновации: развитие экономики, основанной на знаниях» / Под ред. С.Е. Литовченко.  - М.: Ассоциация Менеджеров. 2008.  - С. 104.

146. Немировский И.Б., Старожукова И.А. Бюджетирование. От стратегии до бюджета DJVU.  - М.: Вильямс, 2006.  - 507 с.: ил.

147. Немировский И.Б., Старожукова ИА. Внедрение системы сбалансированных показателей: оценка деятельности компании.  - М.: АВЕРС, 2008.  - 224 с.

148. Никонова Я. И. Инновационная политика в системе государственного регулирования устойчивого развития национальной экономики: монография / Я. И. Никонова; под общ. ред. А. Г. Ивасенко.  - Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010.  - 260 с.

149. Нилов К. Н. Предпринимательское право: практикум.  - М.: Флинта, МПСИ, 2008 - 304 с.

150. Новая технология и организационные структуры: Сокр. пер. с англ. / Под ред. Й. Пеннингса, А. Бьюитандамаю - М.: Экономика, 1990.  - С. 269.

151. Новиков С.А. Критерии оценки эффективности формирования инновационной среды как важнейшего условия осуществления эффективных инноваций в агропромышленных компаниях //Актуальные проблемы развития экономических систем: теория и практика: материалы Всерос. науч.  - практ. конф.  - М., 2010.

152. Носонов А. М. Теория пространственного развития в социально-экономической географии.  - [Электронный ресурс] // Режим доступа - свободный (дата обращения 10.06.2013).

153. О взаимодополняемости конкурентной и промышленной политики см. Авдашева С., Шаститко А. Промышленная и конкурентная политика: проблемы взаимодействия и уроки для России // Вопросы экономики, 2003, № 9.

154. Опыт ведущих зарубежных стран в области государственного
  регулирования сферы исследований и разработок Д.А. Робвальтер, С.С. Шовалов - Информационно-аналитический бюллетень ЦИСН.  - [Электронный ресурс] // Режим доступа - gosbook.ru>…documents/2011/04/01/Issledovaniya_i, свободный (дата обращения 20.06.2013).

155. Основы инновационного менеджмента. Теория и практика: Учебник / Л.С. Барютин и др.; под ред. А.К. Казанцева, Л.Э. Миндели. 2-е изд. перераб. и доп.  - М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004.  - 518 с.

156. Острельцов И. Н. Основная технологическая проблема современности.  - Расширенные тезисы докладов в клубе «Планета Земля - наш общий дом», 10 декабря 2003 г.

157. Перес К. (2011). Технологические революции и финансовый капитал. Динамика пузырей и периодов процветания. М.: Изд-во «Дело» АНХ.

158. Петрушенко Л. А. Самодвижение материи в свете кибернетики.  - М.: «Наука», 1971, с. 35

159. Петрушенко Л.А. Принцип обратной связи (Некоторые философские и методологические проблемы управления).  - М.: «Мысль», 1967, с. 28

160. Полтерович В.М. Кризис экономической теории // «Экономическая наука современной России» № 1, 1998.  - с. 46 -66, с. 62

161. Портер М. Международная конкуренция.  - М., Международные отношения, 1993.

162. Прахалад К. Пространство бизнес-инноваций: Создание ценности совместно с потребителем / К.К. Прахалад, М.С. Кришнан; Пер. с англ.  - М.: Альпина Паблишерз: Издательство Юрайт, 2011.

163. Проблемы формирования и развития инновационной инфраструктуры: Препринт доклада / Науч. рук. Е.Б. Муханова.  - М.: Ин-т экономики АН СССР, 1991.  - 41с.;

164. Программный продукт «Альт-Инвест-Прим». Версия 4.0: Руководство пользователя / Под ред. А. А. Васиной.  - СПб.: ИКФ «АЛЬТ»,  - 2002.  - 140 с.

165. Проектный подход к управлению инновационными процессами. Часть 1 / Фалько С.Г., Федоров Б.С. // Российское предпринимательство № 2, 2003. - с. 48 -55.

166. Проектный подход к управлению инновационными процессами. Часть 2 / Фалько С.Г., Федоров Б.С. // Российское предпринимательство № 9, 2003.  - с. 22 -28.

167. Проектный подход к управлению инновационными процессами. Часть 3 / Фалько С.Г., Федоров Б.С. // Российское предпринимательство № 10, 2003.  - с. 45 -52.

168. Расулев А. Стимулирование инновационной активности в экономике / А.Расулев, Р.Алимов // Общество и экономика № 5 - 6, 2007.  - с. 13 -36.

169. Рассудовский В.А. Правовое регулирование инновационной деятельности // Правовое регулирование предпринимательской деятельности / Сб. статей под ред. В.В. Лаптева. М.: Институт государства и права РАН, 1995.  - с. 37

170. Ресурсы инноваций: Организационный, финансовый, административный: Учеб. пособие для экон. вузов / Д.И. Кокурин, И.П. Николаева, В.М. Шепелев, Г.Д. Ковалев; Под ред. И.П. Николаевой.  - М.: ЮНИТИ-Дана, 2003.  - 317 с.

171. Робвальтер Д.А., Шовалов С.С.  - Опыт ведущих зарубежных стран в области государственного регулирования сферы исследований и разработок - Информационно-аналитический бюллетень ЦИСН

172. Румянцев А. А. Менеджмент инноваций. Как научную разработку довести до инновации.  - М: Бизнес-пресса, 2007.  - 200 с.

173. Савостицкий А.С. Институциональные резервы инновационного развития экономики России. Монография// Государственный университет управления.  - М.:ГУУ, 2009-214 с.

174. Савостицкий А.С. К проблеме совершенствования национальной системы институтов инновационного развития. Статья // Вестник университета (Государственный университет управления) № 26.  - М., ГУУ, 2011

175. Савченко Я. В. Обоснование критерия оценки нововведений в системе управления компании / Источник: Т. Государственно-частное партнерство.  - [Электронный ресурс] // Режим доступа -
  свободный (дата обращения 21.06.2013).

177. Санто Б. Инновация как средство экономического развития (пер. с венгерского) [Текст]: общ. ред. / Б.В. Сазанова.  - М.: Прогресс, 1990.  - 296 с.

178. Семенов А.К., Набоков В.М. Теория менеджмента: Учебник / А.К. Семенов, В.И. Набоков - М.: Дашков и К, 2013.  - 492 С.

179. Сергеев В.М., Алексеенкова Е.С., Нечаев В.Д. Типология моделей инновационного развития.  - С.Н., Рыковой И.Н.  - Эффективное государственное управление в условиях инновационной экономики: Формирование и развитие инновационных систем - Монография. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2011.  - 292 с.

181. Синица В.Ф. Особенности формирования инновационной стратегии устойчивого развития организаций // Организатор производства № 3 (34), 2007.  - с. 61 -64.

182. Сироткин А.Ю. Модернизация экономики: роль инновационных предприятий и венчурных проектов и инструментарий для управления ими // Вестник ЮРГТУ (НПИ). Серия «Социально-экономические науки» № 2, 2010.

183. Скидельский Р. Возможно ли партнерство государства и частного бизнеса в России?  - [Электронный ресурс] // Режим доступа - свободный (дата обращения 01.06.2013).

184. Смехова Т.А. Инновационная деятельность и инновационный процесс: в чем отличие? // Инновации № 2, 2004.  - с. 36

185. Современный экономический словарь. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.  - М.:

186. Соколов А. Инсайдерский контроль над государственными корпорациями и его последствия для российской экономики.  - [Электронный ресурс] // Режим доступа -
  nologii, свободный (дата обращения 21.04.2013).

187. Справочник экономиста» № 9 2008: Теоретические основы инновационного анализа хозяйствующего субъекта [Электронный ресурс].  - Режим доступа: обращения 6. 01.2015.

188. Статистика науки и инноваций. Краткий терминологический словарь / Под ред. Л.М. Гохберта.  - М.: Центр исследований и статистики науки, 1996.

189. Сухарев О.С. Институциональная теория и экономическая политика: К новой теории передаточного механизма в макроэкономике / О.С. Сухарев; РАН, ин-т экон.  - М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007.

190. Сухарев О.С. Новая макроэкономика и финансовая система // Инвестиции в России.  - 2011.  - № 10.

191. Сычев А.А., Толкачев П.С., Зайцева Е.В.,  - Институциональные концепции социально-ориентированного развития (опыт зарубежных стран) // Вестник университета № 24, 2010.  - Издательский дом ГОУВПО «ГУУ», 2010.

192. Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями.  - М.: Экономика. 1989.  - 345 с.

193. Ткачева С.В., Науменко Е.О. Модели управления инновационным процессом: эволюционный подход // Новая экономика и российские реалии: межвуз. сб. науч. тр. / Под общ. ред. проф. Ю.К. Перского; Перм. гос. ун-т.  - Пермь, 2005.  - с. 106 -115.

194. Толковый словарь рыночной экономики / Под ред. В.П. Тарасова.  - 2-е доп. изд.  - М.: РИФ Глория, 1993.  - с. 301.;

195. Толмачева О.В. Инновационная активность промышленных предприятий России: анализ факторов внешней среды, ресурсных кластеров и стратегических приоритетов развития: монография. Современные направления маркетинга: теория, методология и практика применения: Коллективная монография / Под общей редакцией С.В.Карповой; отв. редактор И.А.Фирсова.  - М.: Изд-во «Палеотип», 2011.

196. Тоффлер Э. «Третья волна» // Источник: эл. ресурс: Э.Ю. Интеллектуальный капитал как основа создания устойчивых конкурентных преимуществ фирмы // Проблемы современной экономики № 2, 2010.

198. Уколова Н.В. Формирование хозяйственного механизма инновационного развития социально-экономической системы / Автореф. на соиск. уч. степ. д.э.н. по спец. 08.00.01.  - Саратов, 2011.

199. Управление инновационными проектами: Учеб. пособие/под ред. Проф. В. Л. Попова.  - М.: ИНФРА-М, 2009.  - 336 с.

200. Управление инновациями в организациях / А.А. Бовин, Л.Е. Чередникова, В.А. Якимович.  - М.: ИНФРА-М, 2009.  - 320 с.

201. Фалько С.Г. Оценка экономической эффективности мероприятий по разработке системы управления инновационными процессами // Маркетинг и маркетинговые исследования № 4, 2003.  - с. 35 -42.

202. Фатхутдинов Р. А. Инновационный менеджмент. Учебник, 4-е изд.  - СПб.: Питер, 2003.

203. Филатов В.В. Актуальные вопросы управления инновационной деятельностью предпринимательский ассоциаций и стратегических альянсов в условиях нарастающей глобализации // Качество, Инновации, Образование.  - 2012.  - № 5

204. Филиппов Д. В. Особенности комплексной оценки инновационной деятельности / // Инновационная деятельность № 1 (14), 2011.  - с. 20 -26.

205. Филиппов Д.В. Совершенствование комплексной оценки инновационной деятельности машиностроительных предприятий / Автореф. дисс. на соиск. уч. степени к.э.н. по спец. 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством: управление инновациями.  - Саратов, 2012.

206. Финансирование исследований и разработок в России: состояние, проблемы, перспективы / Под ред. Л.Э. Миндели, С.И. Черных и др. М.: Ин-т проблем развития науки РАН, 2013.  - 255 с.

207. Хохлова Т.П. Эволюция методологии организационного проектирования: динамическое горизонтальное структурирование // Менеджмент в России и за рубежом № 4, 2006.  - с. 12 -25.

208. Хрисанов Ю.Н., Дулепин Ю.А., Казакова Н.В. Трансфер инноваций и управление человеческим капиталом в современной экономике. [Электронный ресурс] URL: Система информационноаналитических ресурсов по инновационной и технологической тематике. -2011.

209. Чекулина Т.А. Общие принципы оценки инновационного развития страны // Вестник ОрелГИЭТ № 3, 2011.  - с. 12 -16.

210. Черковец В. Особенности нового этапа инновационного развития России // Экономист № 12, 2008.  - с. 38 -55.

211. Чесбро Г. Открытые инновации. Создание прибыльных технологий.  - М.: Поколение, 2007.

212. Чудайкин А.П. Проблемы инновационного развития регионов. // Аналитический журнал «РИСК» № 3, 2012.

213. Чудайкин А.П. Формирование маркетинговой стратегии регионального технопарка / Автореф. дисс. на соиск. уч. степ.к.э.н. по спец. 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством (маркетинг). -РЭА им Г.В.Плеханова.  - М., 2015.

214. Шанин И.И. Развитие промышленного производства и внедрение инноваций в восстановительный послекризисный период // Вестник
  Воронежского государственного технического университета № 10, 2011. -с. 155 -158.

215. Шаркова А.В. Оценка эффективности организации инновационной деятельности предприятий промышленности /А.В. Шаркова; Международная научно-практическая конференция «Современные направления развития гуманитарных наук», Пекин, 2011.

216. Шаркова А.В. Совершенствование оценки эффективности государственного регулирования инновационного предпринимательства / А.В. Шаркова; Журнал «Научное образование», № 3, Москва, 2012.

217. Шумпетер Й. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия / предисл. В.С. Автономова.  - , 2007. -864 с - (Антология экономической мысли).  - ISBN 978-5-699-19290-8.

218. Щербаков В.В., Карлей М.В. Оценка эффективности промышленного инновационного проекта прорывного характера в российских экономических условиях // Экономика № 2, 2006.  - 31 -37.

219. Щеткин И.Б. Совершенствование методов инвестиционноинновационной деятельности предприятий критической инфраструктуры // Проблемы современной экономики № 1 (41), 2012.

220. Allen J.A. Scientific innovation and industrial prosperity.-London, 1966.-P.31.

221. Chandler A. (Чандлер А.) Strategy and Structure: Chapters in the History of the American Industrial Enterprise.  - Cambridge: The M.I.T. Press, 1969.  - 464 с. 13.

222. Harman A.J. The International Computer Industry. Innovation and Comparative Advantage.  - Cambridge (Mass): Harvard University Press, 1971.  - P. 41.

223. Lundvall B.-A. (ed.). National Systems of Innovation: Towards a Theory of Innovation and Interactive Learning. London: Pinter Publishers, 1992.

224. Mensch G. Stalemate in Technology - Innovations Overcame the Depression.  - New York: Ballinger Publishing Company, 1979.

225. Nelson R. (ed). National Innovation Systems. A Comparative Analysis. Oxford: Oxford University Press, 1993.

226. Nelson, R. National Innovation Systems. A Comparative Analysis / R. Nelson. USA: Oxford, 1993.

227. Pavitt K., Walker W. Government policies towards industrial innovation // Review Research Policy, 1976.  - № 5.  - P. 221 -239.

228. Proposed Guidelines for Collecting and Interpreting Technological Innovation Data: Oslo Manual. Paris: OECD, Eurostat, 1997.

229. EIA - Energy Information Administration: Официальный сайт // Режим доступа: свободный (дата обращения 28.11.2012).

230. IAEA PRIS - International Atomic Energy Agency: Официальный сайт // Режим доступа: свободный (дата обращения 28.11.2012)

231. Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом»: Официальный сайт // Режим доступа: свободный (дата обращения 28.11.2012).

232. МАГАТЭ - Международное агентство по атомной энергии: Официальный сайт // Режим доступа: свободный (дата обращения 28.11.2012).

233. ОЭСР - Организация экономического сотрудничества и развития: Официальный сайт // Режим доступа свободный (дата обращения 28.02.2013).

234. Правительство РФ: Официальный сайт // Режим доступа: свободный (дата обращения 21.04.2013).

235. Федеральная служба государственной статистики (Росстат): Официальный сайт // Режим доступа: (дата обращения

1.02.2013).

236. Статистического сборника ВШЭ: Официальный сайт // Режим доступа: (дата обращения 1.02.2013).

237. Министерства экономического развития Российской Федерации: Официальный сайт // Режим доступа:
  (дата обращения 9.02.2013).

238. Национальная Ассоциация Инноваций и Развития Информационных Технологий (НАИРИТ) Официальный сайт // Режим доступа: (дата обращения 14.02.2013).
  notes
  Примечания

1
  Инновационный манифест «Эксперта» // Эксперт № 21, 2009

2
  В Постановлении Правительства РФ таких секторов названо 199 единиц.

3
  Инновационное обновление понимается нами как применение новшеств, ранее неизвестных в структуре воспроизводства компании. Характеристика данного процесса будет приведена в параграфе 1.1.

4
  Эксперт № 2, 2015 г.

5
  В. Кадровая ситуация в высшей школе: тенденции и проблемы // Высшее образование в России № 6, 2000.  - с. 13; Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями.  - М.: Экономика. 1989.  - 345 с.

7
  М. Портер. Конкуренция.  - М.: ИНФРА-М, 2009.

8
  Гольдштейн Г.Я. Глобальный стратегический инновационный менеджмент // Интернет-ресурс, 2009

9
  Янсен Ф. Эпоха Инноваций // Пер. с англ. Серия «Менеджмент для лидера».  - М.: ИНФРА-М, 2002. 404 с.

10
  Винокуров В.И. Основные термины и определения в сфере инноваций // Инновации № 4, 2005.  - с. 7

11
  Морозов ЮЛ. Инновационный менеджмент. М.: ЮНИТИ, 2000.  - с. 6

12
  Морозов ЮЛ. Инновационный менеджмент. М.: ЮНИТИ, 2000.  - с. 6; Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями. М.: Экономика. 1989

13
  Трифилова А.А., Коршунов И.А. Современный инновационный менеджмент // Инновации № 2 -3, 2003.  - с. 85

14
  Санто Б. Сила инновационного саморазвития // Инновации № 2, 2004.  - с. 6

15
  Волынкина М.В. Инновации и предпринимательство: соотношение понятий // Закон. 2006. № 4. С. 33

16
  Савченко Я.В. Обоснование критерия оценки нововведений в системе управления компании. Я.В. Обоснование критерия оценки нововведений в системе управления компании. Т.А. Указ. соч.  - с. 36

19
  Закон Саратовской области «Об инновациях и инновационной деятельности» от 28.07.1997 г. № 50-ЗСО (в ред. закона от 23.01.2004 г. № 40-3CO); Закон города Москвы «Об инновационной деятельности в городе Москве от 7.07.2004 г. № 45; Закон Курганской области «О научной деятельности, научно-технической и инновационной политике в Курганской области» от 27.03.2000 г. № 302 (в ред. закона от 3.09.2002 г. № 210), Закон Ямало-Ненецкого автономного округа «Об инновационной деятельности» от 27.05.1998 г. № 25-ЗАО; Закон Томской области «Об инновационной деятельности в Томской области» от 2.06.1999 г. № 13-ОЗ; Закон Челябинской области «О стимулировании инновационной деятельности в Челябинской области» от 26.05.2005 г. № 1744; Закон Самарской области «О государственной поддержке инновационной деятельности на территории Самарской области» от 9.11.2005 г. № 1Э8-ГД.

20
  Стёпин В. С. Специфика научного познания и его функции в жизни общества // Сайт: Э. «Третья волна» // Источник: Эл. ресурс: Т.М. Контрольное обеспечения управления инновационным развитием филиалов государственных образовательных учреждений // Аудиторские ведомости.  - 2012.  - № 6.  - С. 32 -43

23
  Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г. утв. распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 г. № 1662-р.

24
  Индикаторы стратегического развития минерально-сырьевой базы топливноэнергетического комплекса на период до 2030 г.

25
  Рогуленко Т.М. Теория совместимости научного познания экономических процессов и ее роль в развитии контроля управления компанией как социальноэкономической системы // Вестник Университета (Государственный университет управления).  - 2014.  - № 3.  - С. 173 -177.

26
  Розеншток-Хюсси О. Бог заставляет нас говорить. М.: Канон+, 1997, с. 17

27
  Бабанова Ю.В., к.э.н., директор Научно-образовательного центра «Управление инновациями» ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ).

28
  Бабанова Ю.В., к.э.н., директор Научно-образовательного центра «Управление инновациями» ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ). Моделирование инновационного менеджмента в организации, Сб. науч. Трудов «ЮУрГУ» (НИУ), 2013

29
  Медовников Дан. Почему наши корпорации не инновационны? // Международным инновационным центром нанотехнологий СНГ и Объединенным институтом ядерных исследований (ОИЯИ) при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (руководитель - А.Рузаев. Среди участников форума - представители органов государственной власти, научных и образовательных центров, высокотехнологичных компаний, молодые ученые и специалисты России и других стран СНГ - Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, Молдавии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Украины, а также представители инновационных организаций Европейского Союза.

31
  А. Рузаев - заместитель директора Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) по инновационному развитию и директор МИЦНТ СНГ.

32
  Акиншина А.  - менеджер проекта по разработке профессионального стандарта «Менеджер по инновациям» в «Клубе директоров по науке и инновациям» (2015 г.).

33
  сайт Ассоциации Shutterstock.com

34
  Предисловие В.А. Лапидуса к книге Имаи «Управлять с успехом».  - М., 2003.

35
  Интерфакс 19.06.09 г.

36
  Е. Каблов. Почему лопатки разрушаются изнутри // Эксперт № 14, 2010, с. 54

37
  Статсборник «Россия в цифрах». 2013

38
  Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1987

39
  Доклад подготовлен в соответствии с постановлением Правительства РФ от 29.12.2007 г. № 1010 и Методическими рекомендациями по подготовке докладов о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования на 2006 -2008 гг., ут. письмом Минфина России от 27.07.2005 г. № 02-АЛ/2008.

40
  Наука, технологии и инновации России: 2012. с. 68 -70

41
  Федеральная целевая научно-техническая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники» на 2002 -2006 гг.; Федеральные целевые программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 -2012 гг.» и «Национальная технологическая база» на 2007 -2011 гг.

42
  А.Ю. Анисимов, Е.Балацкий, М.Т. Трифанов, Т.В. Фектистова и др.

43
  Пономарева С.В. Феномен конвергированной системы учетной и управленческой парадигм [Текст] / С.В. Пономарева // Современное состояние и перспективы развития бухгалтерского учета, экономического анализа и аудита - 2013: материалы Международной научно-практической конференции “ - C. 10-15

44
  Гольдштейн Г.Я. Инновационный менеджмент. Таганрог: Из-во ТРТУ, 1998

45
  Могилевский В.Д. Методология систем.  - М.: Экономика, 1999.

46
  Пономарева С.В. Учетно-контрольная система информационного обеспечения управления интеллектуальными бизнес-услугами: монография / С. Пономарева.  - М.: КНОРУС, 2013.  - С. 344.

47
  Гретченко А.И. // Инновационная сфера как предмет исследования экономической науки // Проблемы современной экономики, № 4, 2009

48
  The new Palgrave a Dictiaru of Economics / Ed. by J. Eatwell, M. Milgate, P. New-mann / //www/ Portalus.ru.

49
  Информация представителей Российского атомного сообщества.

50
  Годовой отчет Госкорпорации «Росатом» по развитию ядерно-инновационного кластера г. Дмитровграда за 2013 год.

51
  Единые корпоративные ценности в Госкорпорации «Росатом» утверждены протоколом Стратегического совета № 1-СС/3-Пр от 3.07.2014).

52
  В.Д. Как сформировать стратегическую карту // ФД № 6, 2013

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к