Библиотека / Эзотерика / Крючкова Александра: " Игра В Иную Реальность Хранитель " - читать онлайн

Сохранить .
Игра в Иную Реальность. Хранитель Александра Андреевна Крючкова
        Роман о великой силе Любви в контексте извечной борьбы Сил Света и Тьмы. Действие происходит одновременно в двух реальностях: на земле и на астрально-незримом плане, где Хранители людей договариваются между собой, меняя судьбы своих подопечных, при этом и сами люди порой превращаются в Хранителей друг друга. Главная героиня Алиса, попадая в автокатастрофу, длящуюся всего семь секунд, оказывается в Библиотеке Вселенной, где, вспоминая фрагменты из прошлого, пытается побороть страх перед будущим, разгадать причину собственной смерти в Венеции, чтобы переписать сценарий судьбы в Астральных Скрижалях и вернуться на землю живой…
        Прозу Александры Крючковой сравнивают с прозой Вербера и Коэльо, в ней - уникальное сочетание жизненной правды и волшебной сказки, которые дарят нам Веру, Надежду и Любовь.
        Александра Крючкова
        Игра в иную реальность. Хранитель
        «Неисповедимы пути Господни»
        Марине Цветаевой
        Анне Ахматовой
        Александру Блоку
        Часть I
        Хранитель
        Свисток, Маэстро!
        Ветра готовы…
        Тик-так по кругу -
        дань циферблату,
        Мой Император -
        король крестовый,
        Хотя бы на год
        отдай - по блату…
        Пиково лето -
        червова осень…
        Топорик кармы
        завис над нами…
        Солярный трепет
        Венеры в VIII…
        Укрой, Маэстро!
        Грядёт цунами…
        Пролог
        14 февраля. Москва. Крыша высотного дома
        Глубокая ночь. Валит снег. На крыше сидят двое в белых одеждах, болтают ногами и тихонько разговаривают.
        Внезапно появляется третий. Он выходит к ним из метели и зависает в воздухе. Он очень красив и лукаво улыбается.
        - Привет, Гламурный, давненько не виделись… - спокойно произносит один из сидящих на крыше, не проявляя особой радости по поводу появления последнего.
        - Здравствуй, Белый… Дело есть. Отойдём? - предлагает висящий в воздухе.
        Белый с Гламурным уходят в метель. Они медленно бредут по воздуху над городом.
        - Слушай… Ну, я про Своего всё… - произносит Гламурный, тяжело вздыхая.
        - А что с ним? Снова заигрывает с Чёрными?
        - В общем-то, ничего особенного, но… он же там Твоей долг вернуть должен.
        - Неужто сам додумался?
        - Нет. Это я за него переживаю. Стареет ведь - не мы с тобой. Помрёт однажды. Твоей-то что? Ей за него столько грехов спишут!!! А я за Своего как оправдываться буду?
        - Чего хочешь? Скажи прямо…
        - Свести их надо.
        - Смешно…
        - Чего смешного-то, Брат?
        - Так Моя-то всегда рядом. Это Твоего вечно где-то там носит… Ко мне какие вопросы?
        - Давай заново ту ситуацию разыграем, а?
        - Столько лет уже прошло.
        - На новом уровне.
        - При чём тут уровень… Ты смотрел на её Часы?
        Гламурный мгновенно исчезает.
        Одна из комнат высотного дома. Свет не горит. Темно. На постели, укутавшись одеялом, мирно спит девушка. Гламурный тихонько появляется перед ней, разглядывает часы на её руке. Девушка, будто почувствовав что-то, вздрагивает и в полудрёме приоткрывает глаза.
        Гламурный исчезает из комнаты. Он - снова рядом с Белым и, всё так же лукаво улыбаясь, накручивая на палец локон золотистых волос, самозабвенно мурлычет:
        - Швейцарские!
        - Гламурный… Ты… Ангел или человек?! ЗОДИАКАЛЬНЫЕ Часы я имел в виду.
        Они останавливаются. Гламурный бросает взгляд на купол неба. Белый разводит руками падающий снег, как раздвигают занавески. На фоне чёрного купола возникает призрачный циферблат. Зодиакальный. Планеты занимают свои места в круге, поделенном на двенадцать секторов - Домов (на небесном языке), или Сфер жизни человека (на языке земном). Гламурный мысленно выделяет самое главное: «Солнце в Соляре - основная планета, символ жизни. XII Дом - Уединения, удаления от материального мира (тюрьма, больница, монастырь), подведения итогов жизни. Солнце в XII - человек отделён от мира видимой для окружающих стеной… Луна указывает на перемены в делах Дома, в котором она находится. VIII Дом - Смерти. Трансформаций. Испытаний. Экстремальных ситуаций. Луна в VIII - Смерть ходит рядом с человеком… Плутон указывает на экстремальные обстоятельства, энергетические проблемы. VI Дом - Служения и Болезней. Плутон в VI - смена места работы, при плохих аспектах - вероятность рака… РАХУ (Северный лунный узел) - указывает человеку Путь, направление, в котором необходимо развиваться. V Дом - Любви и Творчества. Раху в V -
максимум творчества или любви. Сатурн - сфера ограничений и цель на год. Сатурн - в V…»
        - Брат, ну у неё же Раху в V! - восклицает Гламурный, дематериализуя небесный циферблат. - Мой же ей поможет!!!
        - Уже помог… Так помог, что лучше б и не помогал вообще…
        - Слушай, ну не я же виноват, что Твоя обе линии V Дома всё время совместить хочет? Не ты ли тогда, давным-давно, накануне их встречи, позволил Алисе загадать японскому одноглазому «божку» сразу два желания, когда он только одно исполняет? Вот и пошло всё вкривь да вкось: оба желания - по V, и сбылось каждое ровно наполовину. А в V реализуется только что-то одно: либо тебе Любовь, либо - Творчество. Собственно, как и в любом другом: в VI - либо ты служишь, либо болеешь, и так далее… Ты же в курсе!
        - А она, по-твоему, мало «натворила», что ли? Что ты мне на Раху тычешь? Ты на её Плутона и Сатурна глаза открой!
        - Белый, ну нельзя ей уходить! Пожалей меня! Оставь её на Их Свете! Пусть они снова встретятся. Я очень постараюсь, на Библии клянусь!
        В воздухе появляется призрачная большая книга. Гламурный кладёт на неё ладонь. Книга исчезает. Гламурный продолжает упрашивать:
        - Я тебе помогу Твою вытащить, давай вместе подумаем, как! До её дня рождения ещё столько всего намутить можно!!! Сегодня - 14 февраля, а у неё день икс - 5 апреля! Тем более она у тебя - «продвинутый пользователь», не то что Мой…
        - Я её только что от Сатурна в VIII спас. Знал бы ты, чего мне это стоило. Сканировал все варианты - пытался найти хоть кого-то, чтобы её предупредить… В Геленджике пришлось с Хранителем договариваться. Прямо дату ей озвучили накануне. А она, «продвинутый пользователь», так и не поняла ничего… Кстати, ты помнишь, что Твой сказал Моей, когда позвонил тогда?
        - Ну прости, Брат. Не доглядел… Не остановил… Не внушил… - Гламурный смущённо отводит взгляд в сторону.
        - Ага, не внушил… Моя, чуть дыша, с сотрясением мозга, а он: «Тебе ухо красиво пришили или как?» Эстет хренов! Тьфу ты, прости, Господи…
        - Белый… Ты - Ангел или человек? Чего ругаешься? Короче, я всё решил. Смотри!
        Гламурный мгновенно возвращает дематериализованный циферблат, протягивает руку к Зодиакальным Часам и чуть-чуть поворачивает круг.
        - Не балуйся! - вздыхает Белый и отводит руку Гламурного от циферблата.
        - Я и не думал баловаться! Всего-то одно Солнце из XII вывел. Алисе нужно поставить все дома Соляра как в Натальной карте. Вот справа - координаты того места, где ей надо оказаться.
        Белый читает вслух появившееся на чёрном небосводе слово:
        - «Елабуга»… Весёленькое место для дня рождения, ничего не скажешь…
        - Твоя уже много лет дни рождения не справляет. Зато посмотри: вот эти планеты стоят точно так же, как когда они встретились…
        Глава 1
        23 февраля. Москва. Кафе в ТЦ «Золотой Вавилон». Вечер
        Алиса сидит за столиком в кафе. Хранитель - напротив. Смотрит на неё с грустью. Вздыхает. Её пальцы набивают текст sms-ки. Она то что-то стирает, то заново пишет, то снова стирает. Затем Алиса долго разглядывает каждое слово. Откладывает телефон в сторону. Пьёт кофе.
        Вдалеке появляются туманные очертания Седого Старца. Он идёт не спеша вдоль витрин дорогих бутиков торгового центра по направлению к кафе. Люди Старца не замечают, бегут по своим делам, проходят сквозь его призрачную фигуру. Хранитель Алисы узнаёт Старца и машет ему рукой.
        Старец подходит к их столику. Хранитель здоровается и предлагает присесть рядом. Старец отрицательно качает головой.
        - Я на минутку к тебе, Белый.
        - Что-то случилось?
        - В реальности земной - пока ещё нет, но в пространстве вариантов - уже да… Помнишь, как в своё время Мой помог Твоей?
        - Как же не помнить? Многим ему обязаны…
        - У Моего грядут тяжёлые времена. Не избежать никак. Я и так пытался, и сяк… Нужно, чтобы Твоя провела одно официальное мероприятие, где он - главное действующее лицо. Срочно надо запланировать, потому что уже скоро произойдёт с Моим неприятность.
        В воздухе появляется киноэкран, на который проецируются кадры с происшествием.
        - После этой даты, - продолжает Старец, а в воздухе мгновенно появляется дата, - ни Твоей, ни кому бы то ни было ещё в голову не придёт организовать подобное мероприятие. А тут вроде, если оно уже запланировано до происшествия, Мой должен на нём появиться - во что бы то ни стало. Он у меня очень ответственный. Ему это поможет. Почувствовать себя нужным Их миру… Понимаешь?
        - Да, я понял… Какая дата мероприятия устроит? Конец марта?
        - Конец марта - рановато. Мой ещё не сможет присутствовать.
        В воздухе появляется призрачная книжка. Старец медленно её пролистывает - это Книга Жизни его подопечного. На листе где-то в начале апреля он останавливается и предлагает:
        - Как смотришь, если я запишу на день рождения Твоей, 5-го?
        - Не могу в этот день, извини, Старец. Ей нужно оказаться 5-го в Елабуге. Я как раз сейчас перемещение начинаю организовывать. Но могу вернуть её уже 6-го утром.
        - В Елабугу отправляешь? Интересно… Планеты тасуешь, значит… Что, посветлее-то места не нашлось? - Старец по-доброму усмехается.
        Хранитель разводит руками.
        - Так 6-е подойдёт?
        - Хорошо, договорились. Давай 6-го. Где-нибудь в обед. И не планируй надолго. Пара часов - максимум.
        - Ладно. Сегодня внушу. Завтра, надеюсь, Твой будет уже в курсе.
        Старец задумчиво смотрит на Алису:
        - У Твоей взгляд такой же, как у Моего. В глубь Небес обращённый. И душа у них у обоих добрая. Прав был Ангел, внушивший её издателю ту книжку назвать так, как она и названа… И хорошо, что мы тогда наших познакомили, как считаешь? Есть в этом некая преемственность времён: Аня - Женя - Алиса…
        Хранитель кивает.
        Алиса берёт телефон в руку. Снова перечитывает текст своей sms-ки. Потом резко жмёт на кнопочку «Отправить». Sms-ка улетает.
        Старец хлопает Хранителя по крылу и произносит:
        - Ладно, мне пора. А ты слетай-ка к тому, кому она это послание сейчас отправила. Скажи, чтоб не обижали Твою девочку. Береги Её, Белый, чтоб Чёрным не досталась…
        Старец и Хранитель исчезают. Каждый - в своём направлении. Алиса допивает кофе и просит счёт.

* * *
        Далеко не Москва. Дому моря. Вечер
        Хранитель появляется в роскошном доме и ищет коллегу, сканируя каждую комнату на каждом этаже.
        Тусклый стоит на коленях в одном из самых мрачных углов здания. В отличие от многих других Хранителей, от него исходит очень слабый свет.
        Хранитель Алисы появляется рядом и радостно восклицает:
        - Здравствуй, Тусклый! С праздником тебя… Защитников Отечества… Небесного… Что-то видок у тебя не ахти… Кто это тебя в угол поставил?
        - И тебя, Брат, с праздником… Молюсь я тут… И день и ночь… И ночь и день…
        - Чахнешь ты на глазах. Плохо молишься! А где же Твой?
        - Всё те же проблемы… Мой - весь в окружении Чёрных… Ему уже пора и о Боге подумать… Ан нет!.. Я чуть ближе подхожу - Чёрные меня отшвыривают… Вот и приходится мне на таком расстоянии от него пребывать… Каждый раз, только вымолю себе силы, так сразу иду к нему, пытаюсь Чёрных отвадить. Но сам видишь - ненадолго меня хватает… А чего ты, Белый, вдруг к нам пожаловал? Чем обязаны?
        - Моя Твоему sms-ку вымучила… Он её сейчас читает… Пойдём.
        - Чёрные ж там…
        - Вставай, Брат, пойдём… Один Светлый - хорошо, а два - лучше…
        Тусклый встаёт с колен и, не переставая молиться и креститься по дороге, ведёт к своему подопечному.
        В небольшой комнате-кабинете в чёрном кресле сидит Мужчина в Белом. В его руках - телефон с sms-кой Алисы. Вокруг Мужчины суетятся Тени. Они что-то шепчут ему на ухо и подмигивают друг другу. Внезапно Тени замечают Хранителей.
        - Привет Защитникам! - ухмыляется один из Чёрных. - Тусклый, ты ж ещё не окреп, а опять за своё!
        Хранитель Алисы смотрит на Мужчину в Белом и задумчиво произносит:
        - И чего Моя в тебе нашла?
        - Белый! - восклицает Чёрный. - Твоя подопечная, судя по sms-кам, не такая уж и святая личность. А ты всё о ней печёшься! Смотри, как ты ни старался, как ни отводил от него, а она к нему тянется как привороженная… Заметь, мы со своей стороны никаких приворотов не делали… И он открыто демонстрировал ей свою сущность… Да и она называет его таким «лучезарным» именем… В общем, твоя Алиса прекрасно понимает, с кем имеет дело… Но мы совершенно не собираемся с тобой воевать, Белый… Алиса ему категорически противопоказана.
        - Кем противопоказана? - усмехается Хранитель.
        - Нашим руководством… Алиса, хоть и не святая, но ты у неё - Белый. Не Тусклый, не Гламурный, не Чахлый. Значит, она всё-таки в целом - человек светлый. И может негативно на него повлиять.
        - «Негативно»! - возмущается Тусклый.
        - Поэтому у нас есть распоряжение Свыше… - продолжает Чёрный.
        - «Свыше» - это в переводе на язык Истины означает «Снизу»? - не унимается Тусклый.
        - Короче, Защитники, - категорично обрывает разговор второй Чёрный, - мы не хотим, чтобы этот человек общался с Алисой. Думаю, и тебя, Белый, такой расклад устраивает. Разве нет?
        Хранитель вздыхает и отвечает:
        - На данный момент времени - устраивает.
        - Отлично. Ты пришёл, чтобы не допустить какой-либо негативной реакции в её адрес. Так?
        Хранитель кивает.
        - Заверяем тебя: нас мышиная возня не интересует. Этот человек играет по-крупному. Ему, да и нам самим, энергия более чем нужна, поэтому мы не собираемся тратить её, реагируя на подобную ерунду.
        «С каких это пор любовь - ерунда?» - Тусклый вздыхает, подходит к Мужчине в Белом совсем близко. Касается его руки.
        Взгляд Мужчины становится мягким, перед его глазами появляется фантом Алисы, он улыбается. Но тут же происходящее замечают Чёрные. Один из них рассеивает фантом девушки, а второй отшвыривает Тусклого грубой энергетической волной к дверям.
        - До тех пор, пока он сам не захочет изменить себя, направив взгляд в сторону Света, а не во Тьму, стоять тебе, Тусклый, сам знаешь где…

* * *
        Москва. Кафе в ТЦ «Золотой Вавилон». Вечер
        Хранитель появляется в кафе. Алисе приносят счёт. Она грустит.
        - Упрямая барашка!.. Я не могу заставить тебя забыть этого человека… И не могу допустить, чтобы он был рядом с тобой… По крайней мере, сейчас…
        Алиса поднимает голову и смотрит прямо в глаза Хранителю. Кажется, она и слышит, и видит его. Но это только так кажется.
        Хранитель вспоминает о своём обещании Старцу.
        - Позвони той Женщине. Предложи провести такое вот мероприятие… - Хранитель рассказывает Алисе, о чём просил Старец.
        Алиса внезапно берёт в руку телефон, набирает номер Женщины и сообщает о только что пришедшей в голову идее провести одно важное мероприятие в конце марта.
        - Алиса! - восклицает Хранитель. - ШЕСТОГО апреля!!!
        Алиса резко замолкает. Смотрит в глаза Хранителю. Или сквозь него? Ей хочется произнести: «Нет, не в конце марта, давайте… шестого апреля?» Но она сама не понимает и не может объяснить ни себе, ни кому бы то ни было другому, почему вдруг 6-го, а не 5-го, например? И потому она ничего не произносит. Женщина соглашается - идея мероприятия ей нравится.
        Алиса расплачивается за кофе. Медленным шагом выходит из кафе. Хранитель идёт справа, оберегая её по дороге от всяких мимо проходящих Чёрных и раздумывая о том, каким образом лучше всего организовать перемещение подопечной в Елабугу.
        Глава 2
        8 марта. Москва. Кухня. Вечер
        Алиса садится за стол на кухне. Выключает свет и зажигает свечи. Хранитель присаживается рядом. Алиса тасует Таро. Хранитель дует на карты. Одна из них выскальзывает и падает на пол. Алиса поднимает её. Переворачивает: «Смерть». Алиса вздрагивает.
        Хранитель рассерженно произносит:
        - Ну и?! Чем тебе не знак??? А как, по-твоему, мне с тобой разговаривать, если всё, что я тебе последнее время показываю во сне, ты забываешь как только просыпаешься? Времени меньше месяца осталось! Вспомни же все те знаки, которые я тебе посылал, - мало? Пять лет назад я познакомил тебя с одной из самых известных видящих мира Твоего. Что она тебе произнесла при встрече? Она назвала цифру - столько, сколько тебе вот-вот исполнится, и добавила: «Будь осторожна в этом возрасте! А если переживёшь, то жить тебе ещё и жить…»
        Алиса задумчиво переводит взгляд на свечи.
        - Ну же! Вспоминай дальше! Полтора года назад, когда ты медитировала у Учителя, что я показал? Сначала ты видела себя внутри огромной горы, будто оказалась в монастыре. Ты правильно проассоциировала своё тогдашнее место работы в Доме Служения с горой-монастырём. Ты служила людям, и почти безвозмездно. Дальше ты принялась искать выход на «свет божий», то есть «в мир людской». Появился некий человек, который вывел тебя «из монастыря». Ты перешла на другую работу в начале февраля - пять недель тому назад. Он отвозит тебя на остров, где предлагает заплыть глубоко-глубоко, чтобы рыбками полюбоваться. И… погибает - его акула скушала. И что происходит в середине февраля? Он произносит: «Алиса! Как бы я хотел затащить тебя на дно океана, чтобы полюбоваться рыбками!» Ты же сразу вспомнила, что я тебе показывал, и верно проассоциировала своё актуальное месторасположение в том пространстве вариантов, в котором ты сейчас находишься. Что было дальше, Алиса?
        Алиса вздыхает: как быстро сгорают свечи.
        - А дальше ты возвращаешься к той же самой горе. Видимо, тебе придётся опять послужить в «монастыре». И ты заходишь в длинный-предлинный туннель, в котором совсем нет света. Ты правильно приравняла прохождение туннеля к трём месяцам по земному времяисчислению. Потому что я показывал очередной период Сатурна - самый тяжёлый для человека период в году, равный 85 дням. Ты прошла туннель, вышла на свет и стала забираться в гору, а потом увидела водопад. Из него вышел Мужчина в Белом и отвел тебя на вершину высокой горы… Вот что я тогда показал. Период Сатурна в этом году начинается 16 июня и длится до 8 сентября. Ты не хочешь наконец-то взглянуть на то, что тебя ожидает?
        Свечи догорели. Алиса в полной темноте включает ноутбук. Ищет в Интернете программу просчёта Соляра. Находит. Забивает дату и время своего рождения, город встречи очередного дня рождения, в котором, собственно, Соляр и включается, то есть «вступает в силу», - Москва. По словам Астролога, важны координаты места - уезжая куда-либо, мы меняем расположение планет (события) в Домах (сферах жизни), то есть фактически меняем будущее.
        И вот появляются Зодиакальные Часы. Планеты занимают свои места в круге. Алиса оценивающе рассматривает получившийся расклад. Читает комментарии. Алиса вздыхает тяжело. Хранитель вздыхает радостно:
        - Слава тебе, Господи, слава Тебе!… Ничего не напоминает сочетание поражённого Плутона в VI с Солнцем в XII?
        Алиса делает «шаг назад». Она забивает в программе просчёта Соляра дату рождения матери и год её смерти. Она уже смотрела тот мамин расклад когда-то раньше. Программка выводит результат. Алиса не верит своим глазам.
        - Ты на правильном пути, - продолжает Хранитель. - Теперь вспомни, что я показал тебе на медитации в мае прошлого года, перед тем, как ты разбилась на машине.
        Алиса закрывает глаза. На внутреннем экране всплывают картинки последней медитации. Вот она проходит через огромную Бездну. В ушах - глубокий звук, похожий на «ОМ» или звук от удара колокола. В крошечной лодочке Алиса плывёт по узкому-узкому ущелью. Её окружают высоченные отвесные чёрные скалы. Она не может ни сойти на берег - берега нет, ни ускорить движение - нет вёсел. Да и если бы они были, она не могла бы ими пошевелить - коридор ущелья настолько узок, что её лодка, похожая на скорлупу грецкого ореха, с обеих сторон касается бортами скал. Алиса - узница. От неё ничего не зависит.
        - Молодец, Алиса. Это был текущий Сатурн в VIII с Плутоном в XII. Вспоминай, что я показал тебе после.
        Алиса вздыхает - наконец-то ущелье пройдено. Теперь она оказывается в тёмно-синем пространстве Вечности. Она делает пару шагов, и перед ней возникает циферблат Зодиакальных Часов. Алиса встаёт в центр круга и начинает вращать его быстро-быстро, перебирая наугад всевозможные комбинации расположения планет в Домах. Часы останавливаются. Алиса выходит из круга. Она идёт дальше. Внезапно видит Мужчину. Он берёт её за руку.
        - Помнишь, ты тогда побоялась рассказывать друзьям об эпизоде с Часами, потому что не поняла, что это было и как понимать то, что произошло после: как продолжение твоей текущей жизни или как новое воплощение на Земле. Так?
        Алиса закусывает губу.
        - Отлично, Алиса. Тогда тебе предстоит повращать круг именно здесь и сейчас, либо то, что я показал «после Зодиакальных Часов», действительно не будет иметь уже никакого отношения к твоему актуальному земному телу.
        Алиса набирает телефон Астролога. Поздравляет с праздником и говорит о нехорошем предчувствии относительно следующего года.
        Хранитель исчезает. Он появляется в комнате у Астролога и приветствует её Хранителя:
        - Здравствуй, Звездочёт!
        - И тебе того же, Белый! Что стряслось?
        - Моя Твоей звонит. Не откладывай в долгий ящик, пусть прямо сейчас посмотрит - тянуть нельзя. Вдруг билетов не будет или ещё чего…
        - Белый, что, всё так критично? Ты же вроде не любишь планеты перетасовывать?
        - Не люблю, Звездочёт, не люблю. Но тут, понимаешь, явился ко мне Хранитель одного грешника. Тот всем чего-то в своё время наобещал, но никому ничего так и не сделал. И Хранитель его теперь пытается со всеми, кому тот должен, столкнуть, чтобы успеть долги раздать. Если сейчас его подопечный явится на Наш Свет, то у него с Охраной проблемы возникнут. А у моей вот-вот активируется Плутон в VI, поражённый, Солнце в XII и так далее. Ну… сам понимаешь…
        - Ясненько… Какие планеты выводить будем?
        - Давай, Брат, хоть Солнце из Темницы выведем. И сослать Алису обязательно в Елабугу. Не надо ей ни Томска, ни Омска, ни другого всякого разного. Моя сейчас в разговоре начнёт варианты перебирать, чтобы Плутона из VI сдвинуть. Но там важно, чтобы у неё Дома Соляра попали в Дома Радикса. Алиса же Дома ставить правильно не умеет, она ещё только с планетами разбирается, поэтому пусть Твоя её разглагольствований не слушает, стоит на своём - Елабуга, и точка. И ещё важно: когда сейчас Твоя до VI Дома Моей доберётся, надо произнести такую фразу: «Когда придёт время, делай то, что скажет врач…»
        - Легко, Брат.
        Астролог вздыхает и произносит в трубку:
        - Алиса, конечно, убрав Солнце из XII, ситуацию мы смягчим. Но проблемы по здоровью с Плутоном в VI всё равно тебе придётся порешать. Мы изменим положение Домов так, чтобы все Дома Соляра попали в Дома Радикса, как при твоём рождении. Это - одна из лучших комбинаций. Тогда человек, то есть в данном случае ты, будет иметь возможность влиять на сложившиеся обстоятельства. И когда придёт время VI-го Дома, делай, что скажет твой врач. Тебе главное - успеть вовремя.
        Хранитель Алисы жмёт руку Хранителю Астролога. Тот замечает:
        - Только, Белый, если что напутал с Елабугой, тогда там, Наверху, с тебя потом спросят, ОК?
        - Согласен… Сноску в Скрижалях на меня сделай.
        Звездочёт открывает Астральные Скрижали, ищет нужные страницы, перечёркивает Москву на Елабугу, Солнце в XII на Солнце в XI и помечает сноской: «Так Белый сказал». Ставит дату и подпись. Закрывает Скрижали.
        Хранитель Алисы прощается и исчезает.
        Он снова - на кухне рядом с Алисой, которая продолжает телефонный разговор с Астрологом.
        Внезапно появляется Гламурный. Он лукаво улыбается и произносит:
        - Я ж говорил - всего-то Солнце из XII сдвинуть! Делов-то!
        - Привет, Гламурный… Что скажешь?
        - Я придумал, как наших столкнуть так, чтобы…
        - И?
        - Просто столкнуть - эффекта может не быть. Надо красиво сталкивать. Мой собирается в Лондон в апреле. На выставку. Так что давай срочно Свою туда же отправляй!
        - Выставка - через месяц! Как я тебе туда её отправлю?
        - Придумай, как. Ты же Ангел, а не человек. Вариантов - масса! А чем Твоей плохо? Там, в Лондоне, есть платформа «Девять и три четверти», прямо на ней в магазинчике продаются магические артефакты. Твоя в волшебство верит! Сам же знаешь, как это важно! Так вот. Ей нужно купить штуковину, которую на витрине в магазинчике обозвали Time Turner - «Изменялка времени и пространства». Собственно, думаю, Твоей и внушать-то не придётся. Купит - повращает обратно. Как раз лет так на… назад. И вот тут-то мы их и столкнём!
        Хранитель Алисы тяжело вздыхает:
        - Слушай, Гламурный, это, может, и неплохо придумано. Но Моей сейчас, чтобы с Твоим-таки встретиться, нужно не в Лондон кататься, а Солнце из Темницы вызволять и разбираться со здоровьем.
        - Знаешь, где люди обнуляются и начинают новый цикл? На Нулевом Меридиане. А разве ты не знаешь, где он, этот Нулевой Меридиан? В Гринвиче! А Гринвич - всего лишь в часе езды от Лондона!!! Белый, неужели ты такой жестокий, что не отправишь Алису обнулить негативное прошлое ради светлого будущего, а?
        Алиса вздыхает и произносит в телефон Астрологу:
        - Значит, всё-таки Елабуга?
        Астролог настаивает.
        Гламурный радостно подпрыгивает:
        - Ну, я же говорил: «Е-ла-бу-га»!!! - и исчезает.
        Глава 3
        10 марта. Москва. Улица. Вечер
        Алиса выходит из метро и направляется к дому. Ей звонит Женщина из Дома Служения и сообщает, что произошло несчастье с главным действующим лицом запланированного ими мероприятия, поэтому дата проведения с конца марта переносится на 6-е апреля.
        Алиса вздыхает - переживает за Старца и искренне желает ему добра. Она вспоминает, как они познакомились в Милане и как после он помогал ей в Пути. Иногда они вместе обедали в Центральном Доме Литераторов, и Алиса расспрашивала его о людях, которые творили в те времена и кого он лично хорошо знал.
        Хранитель обнимает Алису за плечи. Какое-то время они идут молча, но внезапно Хранитель что-то вспоминает и исчезает.
        Он появляется в комнате Астролога. Звездочёт удивлённо:
        - Что, Белый, передумал Часы вращать?
        - Нет, Брат. Там особо не передумаешь. Забыл предупредить тогда. Сейчас Моя Твоей позвонит, будет спрашивать, можно ли вернуться обратно 6-го утром. Пусть Твоя скажет, что можно. Понятно, что лучше подольше, но Алисе необходимо здесь провести одно мероприятие. Старец попросил, у него там - свои Часы…
        Звездочёт понимающе кивает:
        - Молодым - везде у нас дорога. Старикам - всегда у нас почёт.
        Хранители прощаются.
        Алиса, уточнив у Астролога дату возвращения из Елабуги, продолжает брести домой.
        Хранитель идёт справа и шепчет: «Тебе сегодня зарплату выдали. Не купишь сейчас билеты в Нижнекамск - завтра по ошибке не тот конверт в помойку выбросишь. Билеты на самолёт в Нижнекамск купи. Купи билеты на самолёт в Нижнекамск. Билеты на самолёт, АЛИСА!!!»
        Алиса не реагирует. Внезапно она начинает размышлять: «Может, и не уезжать вовсе?»
        Хранитель, мгновенно уловивший её мысль, от своего бессилия сжимает пальцы в кулак, останавливается и обращается к Хранителю мимо проходящего мужчины:
        - Помоги, Брат, а?! То она слышит, то не слышит…
        Хранитель мимо проходящего подходит к Алисе слева, а Хранитель Алисы - справа, оба изо всех своих энергетических сил - в оба уха: «БИЛЕТЫ В НИЖНЕКАМСК!!!»
        Алиса останавливается: «Нет, надо, наверное, всё-таки поехать… Хуже от этого точно не будет…» Она резко разворачивается, заходит в торговый центр и идёт к окошку, где продают авиабилеты.
        Хранитель облегчённо вздыхает и с благодарностью жмёт руку Хранителю уже мимо прошедшего. Тот улыбается и бежит догонять своего подопечного.
        Продавщица авиабилетов озвучивает все возможные рейсы в Нижнекамск на вечер 4-го апреля. Хранитель быстро сканирует пространство вариантов и шепчет Алисе: «На первый тебе не надо. Там один маньяк полетит. С тобой рядом сидеть будет в самолёте. Опасно. Второй рейс задержат - ты опоздаешь. Третий выбирай…»
        Алиса произносит неуверенным голосом:
        - Три - хорошее число. Давайте последний вариант…

* * *
        Москва. Спальня. Полночь
        Алиса ложится спать. Почти мгновенно проваливается в сон. Хранитель уже выходит в окно, чтобы отправиться в Нижнекамск, как кто-то окликает его весёлым голосом:
        - Здорово, Братан!
        - Опять ты?!
        - Я… это, того, Белый… свататься пришёл!
        - Слушай, Банный, сколько лет я тебе повторяю: ровно Алиса к Твоему дышит. Ровно, понимаешь? Да смирись ты уже с этим!
        - Зато он к ней - не ровно! - Банный, полненький, маленький, чистенький, как будто только что из бани, улыбается и не позволяет Хранителю Алисы выйти в окно.
        - И что из этого следует?
        - Давай «похимичим»? Любовь же земная - это химия.
        - Химия - это не любовь. Как тебя Хранителем-то назначили с такими познаниями? Двоечник! К тому же я и так химичу. Мне очень много чего для Алисы срочно нахимичить надо. Не время сейчас говорить. Тем более что говорить не о чем.
        - Ну посмотри на моего - богатенький, в меру щедренький, чистоплотненький, каждую неделю в баньку ходит… Будет за Алисой ухаживать: раз в неделю - в ресторан водить, по праздникам - цветы дарить, четыре раза в год - за границу в отпуск возить… Может, и без любви, а?
        - Э-э-э, Брат, ты там, случайно, не к Чёрным подался? Твоему не тело, а мысли чистить надобно! Да и тебе заодно…
        - Если б я к Чёрным подался, разве нужно было бы мне столько лет тебя упрашивать? - обиженно произносит Банный. - Белый… Ты никогда человеком, что ли, не был? Не знаешь, каково оно?..
        - Ты Скрижали читал? Что там по поводу Твоего и этой его «любви» записано? Она ж ему дана как урок. А он уже столько лет никак его пройти не может. Да НЕПОДВЛАСТНО это чувство ни людям, ни ангелам! Оно либо есть, либо нет! Остальное - от лукавого. И ты, Банный, прекрасно знаешь, кто у Алисы на уме. И представь себе, что я - категорически против. Только - при всём своём желании - ничего поделать не могу.
        Банный отводит взгляд в сторону. Хранитель Алисы разводит руками и исчезает.

* * *
        Нижнекамск. Аэропорт. Ночь
        Аэропорт. Таксисты предлагают прилетевшим свои услуги. У многих из них - Чёрные Тени вместо Хранителей. Один из таксистов, неказистый, но с самым светлым Хранителем за спиной, скромненько стоит где-то вдали.
        - Здравствуй, Брат!
        - И тебе здравия желаю. Помочь чем?
        - Поздно вечером 4-го апреля сюда прилетит вот эта девушка, - Хранитель Алисы проецирует образ подопечной в воздухе.
        - Твоя?
        - Моя, да. Так вот… Мне нужно довезти её в целости и сохранности до Елабуги. Твой тут - самый светлый. Хочу, чтобы она поехала с ним. У вас там половина дороги разбита, другим я её не доверю.
        - Каким рейсом прилетает?
        В воздухе визуализируется копия авиабилета.
        - Ясно. Тогда никого другого катать в тот вечер не будем. Как появится, сразу Своего к Твоей и направлю.
        - Ещё один момент. Я сканировал пространство вариантов. Есть вероятность лобового столкновения с грузовиком. Вылетит со встречной из-за поворота… Вот тебе фотография водителя. Вот номер грузовика. Найди его Хранителя. Похоже, вокруг того человека - сплошные Чёрные. Договоритесь. Ему нужно задержаться в тот день на ночь в другом городе - не выезжать на трассу.

* * *
        Елабуга. Ночь
        Хранитель обходит гостиницы. Одна из них ему нравится. Местные Хранители беседуют о чём-то на диванах в холле у ресепшна.
        Хранитель Алисы приветствует их.
        - Ровно в полночь с 4-го на 5-е апреля к вам приедет девушка. Завтра она пришлёт письмо. Забронируйте ей номер 33. Встретьте как подобает.
        В воздухе появляется блокнот, один из Хранителей что-то аккуратно в нём записывает.
        - У неё, кстати, будет день рождения. Приготовьте ей что-нибудь вкусненькое.
        - О! Есть идея, Брат! - восклицает Хранитель повара. - У друга моего подопечного в этот день - тоже день рождения. Только он собирается его отмечать на другом конце города. Хочешь, мы его «переориентируем» на наш ресторанчик? У него фейерверк заказан в ночь с 5-го на 6-е. И «Happy Birthday» петь собираются. Как ты на это смотришь?
        Хранитель Алисы улыбается, кивает, благодарит присутствующих и исчезает.
        Он появляется на крыше небольшого дома на краю города, недалеко от кладбища. В этом доме живёт директор Мемориального комплекса имени Марины Цветаевой. Хранитель Алисы находит Хранителя директора, объясняет ситуацию и просит организовать экскурсионную программу по полной программе. Они совместно решают, где Алисе лучше пообедать. Хранитель директора обещает подготовить эксклюзивные книги в подарок ко дню рождения гостьи.

* * *
        Москва. Спальня. Рассвет
        Алиса сладко дремлет и улыбается кому-то во сне.
        Хранитель садится в изголовье:
        - Сегодня надо написать письмо в Елабугу. Отель называется «Тойма». Забронируешь его. И напишешь в дирекцию мемориального комплекса письмо с просьбой провести тебе экскурсию. Ты слышишь меня?
        Алиса шепчет что-то неразборчиво. На оконной занавеске проецируется её сон. Появляется образ Мужчины в Белом.
        - Алиса!!! Да на кой чёрт он тебе сдался?! Елабуга! Гостиница и экскурсионная программа!!!
        Звенит будильник. Образ Мужчины в Белом медленно тает. Алиса недовольно жмурится, тянется рукой к телефону, чтобы отключить будильник. Открывает глаза. Задумывается о чём-то. Вспоминает про Елабугу: «Надо сегодня заказать гостиницу… и узнать про экскурсии…»
        Хранитель радуется и гладит Алису по голове.
        Глава 4
        19 марта. Москва. Прихожая. Утро
        Алиса собирается на туристическую выставку. Там находится стенд компании, в которой её попросили создать новое направление с нуля.
        В коридоре Алиса берёт ключи и внезапно останавливается. Её взгляд падает на последний экземпляр одной из написанных ею книг, который лежит на тумбочке у двери. Накануне Алиса специально положила книжку на видное место, чтобы утром не забыть взять её с собой, потому что…
        Хранитель нервничает, ходит вокруг подопечной туда-сюда, пытаясь внушить ей правильное действие.
        Алиса вздыхает, машет рукой на книжку, произнося про себя: «Когда-нибудь потом… В другой раз…», открывает дверь и выходит из квартиры.
        Хранитель теряет дар мысленной речи, беспомощно опускается на пол у тумбочки и закрывает руками лицо.

* * *
        Москва. Крокус Сити. Утро
        Алиса приезжает на выставку. Перед входом - толпа. Всех обыскивают, заставляют снимать обувь, выворачивать карманы… Алиса вздыхает. Да, она знала.
        Где-то в обед вход перекрывают полностью. Алиса идёт по павильону и сталкивается с процессией. Она смотрит на Важную Персону, которая медленно проплывает мимо неё - в одном шаге. Алиса могла бы сейчас подарить ему свою книжку. Ту самую, которую оставила утром дома на тумбочке у двери.
        Почему она так и не взяла её с собой? Не смогла поверить в то, что столкнётся с ним вот так запросто, в этом проходе этого павильона сегодня, здесь и сейчас? Когда ещё появится у неё возможность непосредственного доступа к Важной Персоне? Да и появится ли когда-нибудь вообще?
        Хранитель, обречённо качая головой:
        «Ты говорила с Министром культуры Франции в Париже. Ты постучала по его плечу так же просто, как стучат в дверь, чтобы он обернулся и обратил на тебя внимание. Пробравшись сквозь толпу людей, начихав на охранников, которые ограждали его стеной со всех сторон. Ты говорила с ним так легко. На чужом языке. Ты подарила ему свои книги.
        Ты хотела подарить книгу Важной Персоне. Книгу, в одной из глав которой ты написала ему письмо. Подарить хотя бы через кого-то. Ты интересовалась у всех, кто имел какой-либо доступ к его телу, как это лучше сделать. В январе я нашёл способ столкнуть тебя с Важной Персоной напрямую. Я вычислил то пространство вариантов, в котором ты и оказалась сегодня - в нужное время в нужном месте.
        Я вложил в голову владельца туристической компании идею о создании эзотерического направления с нуля. Я договорился с руководством Союза писателей выписать почётный диплом матери генерального директора туристической компании. Я сделал так, чтобы именно ты отдала диплом, и не напрямую тому, на чьё имя он выписан, а генеральному директору. Я подстроил всё таким образом, чтобы при встрече он озвучил тебе идею нового направления, а ты в тот день якобы случайно захватила с собой свою «Игру в Иную Реальность» и приняла правильное решение подарить ему книжку. Я договорился с Хранителем владельца, чтобы из всех кандидатов на должность руководителя нового направления выбрали тебя. И, несмотря на то, что сегодня оно разработано только наполовину, я чуть ли не заставил владельца туристической компании представить твоё направление на этой выставке, чтобы ты…
        Боже мой! Что ты наделала, Алиса??? Как ты могла?..»
        В толпе появляется Гламурный. Он подходит к Хранителю Алисы и удивлённо произносит:
        - Белый, что с тобой? Ты аж почернел весь!
        - С кем не бывает… Чего тебе надобно?
        - До выставки в Лондоне - меньше месяца. Мой уже билеты купил и гостиницу заказал. А Твоя?

* * *
        Москва. Союз писателей. Около трёх часов дня
        Хранитель появляется в Доме Служения. Он находит Хранителя Женщины.
        - А, это ты, Белый… Не узнал сначала - мрачно выглядишь…
        - Здравствуй, Брат…
        - И тебе - здравия. Что-то случилось?
        - Объяснять долго… Мне сказали, что Твоя занимается организацией поездки делегации писателей на выставку в Лондон, да?
        - Верно сказали…
        - Надо Алису отправить в составе делегации. Не спрашивай только, зачем. Надо так, и всё…
        - Ну ты даёшь! А накануне вылета сообщить слабо?
        - Это ещё не всё… У неё для поездки денег нет… Нужно как-то и этот вопрос порешать…
        - Брат, ты устал, видно… Тебе отдохнуть надо… Откуда в общественной некоммерческой организации на неё денег-то раздобыть?
        Хранитель пожимает плечами:
        - Ей очень надо туда попасть…
        - Нет, она, конечно же, хорошая писательница. Но сам подумай: что ей там делать? Это же специфическая выставка… Не Париж… С Министром культуры поговорить - без вариантов.
        - Ей не для этого надо…
        - Она в Лондоне, что ли, не была?
        - Да была она в Лондоне. Дважды… Ей нужно там с одним человеком встретиться…
        - А чего ты Хранителя того человека не попросишь прислать его сюда в Москву? Он что, без денег и без связей?
        - Нет, он как раз очень даже при деньгах и при связях… И сюда его присылать не нужно. Он тут… живёт…
        Хранитель Женщины крутит пальцем у виска:
        - Брат… Ты бы отдохнул… Тяжело тебе с Алисой… Непростая она, я знаю. Но не до такой же степени всё усложнять?
        - Я прошу тебя. Так надо. Отправь её в Лондон…
        Хранитель Женщины вздыхает:
        - Попробую, но не обещаю… Ближе к вечеру, ладно?

* * *
        Москва. Кухня. Полночь
        Алиса на кухне при свечах раскладывает пасьянс на Мужчину в Белом.
        Хранитель сидит на подоконнике. Мрачнее тучи.
        Появляется Хранитель Женщины. Садится на подоконник напротив Хранителя Алисы и произносит:
        - Пусть телефон включит. Рано выключила.
        Хранитель поворачивается к Алисе:
        - Включи мобильный телефон, неблагодарная…
        Алиса встаёт из-за стола, уходит в коридор, ищет телефон в сумке. Находит. Включает. Возвращается на кухню. Продолжает раскладывать пасьянс.
        Через минуту раздаётся звонок. Алиса долго молчит, выслушивая Женщину. Зрачки девушки расширяются от удивления. Она не верит своим ушам:
        - Я???..
        Хранитель Алисы выдыхает:
        - Спаси БОГ, Брат!
        - Не всё так просто, Белый… За это Твоей придётся кое-чем пожертвовать.
        - Чем именно?
        - Она должна вернуться к нам в услужение.
        - Это невозможно!
        - Нет ничего невозможного.
        - За один день столько потрясений… Знал бы ты, сколько всего я наорганизовывал, чтобы она оказалась в том месте, где работает сейчас!
        - Ты это сделал, чтобы она встретилась с Важной Персоной. Но сегодня она упустила свой шанс. Её пребывание в том месте не имеет больше никакого смысла. Пусть доделывает и запускает новое направление. А после…
        - Брат, но…
        - Ты прекрасно знаешь, что показывают её Часы в наступающем Солярном году. Я на них сегодня взглянул мельком. Она поможет нам, а мы - ей. Часть энергии Плутона мы перекинем на линию работы, что ослабит удар по линии здоровья. Попытайся сделать её переход безболезненным. Если она сама не догадается или будет упираться как баран, что свойственно любому Овну, возможно, нам даже придётся задействовать Чёрных… VI Дом - Дом Служения и Болезней. Алиса это уже знает. Она либо будет служить другим, либо…
        - К какой дате она должна оказаться у вас?
        - Не позднее начала периода Сатурна, который властвует над ней с 16 июня по 8 сентября. Её Сатурн, как цель на год, - в Доме Творчества и Любви. Не забывай, в каком знаке Зодиака он при этом расположен, и, учитывая её Раху и в Соляре, и в Натальной карте, Алисе жизненно необходимо перевести энергию, ограниченную Сатурном, в Творчество. Где ещё, по-твоему, как не в Доме Служения Творчеству, ей следует оказаться? Кстати, вспомни, что в прошлом году тебе удалось спасти её от смерти именно потому, что она пришла к нам в услужение за три дня до начала того же периода Сатурна…
        Глава 5
        4 апреля. Москва. Аэропорт «Внуково». Вечер
        Алиса в аэропорту. Постоянно озвучивают задержки рейсов. Она нервничает - ей нельзя опаздывать. Соляр никого не ждёт - где застанет человека, там и включится. Невидимый фотограф нажмёт на кнопку столь же невидимого фотоаппарата, чтобы зафиксировать расположение планет над «новорожденным», и программка запустится.
        А ещё… Ещё сегодня - 4-й день 4-го месяца и 4-й день недели. В Китае 4 - число, несущее смерть. Предыдущий год Алисы с Сатурном в VIII (что можно трактовать как «цель на год - Смерть») завершается только завтра утром, и до этого момента ещё нужно как-то дожить. Вдруг он так и не «проигрался» в июньской аварии?
        Но именно на нижнекамский рейс Алисы посадка начинается вовремя.
        Алиса в самолёте. Хранитель сканирует пространство вариантов. Сканировать можно и заранее, но, поскольку каждую минуту огромное количество существ на земле совершает различные шаги влево или вправо по ходу своего движения в пространстве, варианты меняются настолько стремительно, что в самый последний момент ты можешь оказаться совсем не там, где ожидал увидеть себя накануне.
        Самолёт начинает движение. И вот он уже готов оторваться от земли, как Хранитель внезапно обнаруживает непредвиденное. Он мгновенно появляется в кабине лётчиков, хватает за руку одного из собратьев и кричит:
        - Что ты творишь?! Останови его! Сейчас же!!!
        Самолёт останавливается.
        - Здор?во, Брат, ты чего это? Что-то случилось?
        Хранитель Алисы вызывает в воздухе визуализацию того пространства вариантов, которое внезапно стало почти стопроцентной реальностью. Хранитель лётчика от ужаса на мгновение зажмуривается, а затем произносит:
        - Слава тебе, Господи, слава Тебе! Брат, слышь, а как это ты углядел?! Я же пять минут назад всё проверил!
        Самолёт снова начинает взлетать. Хранитель лётчика снова его останавливает.
        - Ладно, Взлётный, я пошёл к Своей, - произносит Хранитель Алисы. - Короче, ты понял: мы не должны подняться в небо раньше чем через пятнадцать минут. Крутись как хочешь.
        Взлётный с чувством безмерной благодарности пожимает руку Хранителю Алисы.
        Самолёт взлетает с пятого раза.
        Алиса засыпает.

* * *
        4 апреля. Нижнекамск. Аэропорт. Ночь
        Алиса выходит из аэропорта. К ней подбегают разномастные таксисты и предлагают довезти до нужного места. Хранитель очерчивает вокруг подопечной кольцо «Не преступи», и, до тех пор, пока она почти автоматически движется по направлению к самому светлому таксисту, кольцо не растворяется.
        Алиса сидит в машине рядом с водителем. Он рассказывает про Елабугу и читает стихи. Хранители расположились на задних сиденьях и беседуют о превратностях своей работы:
        - Сумел договориться по лобовому, Брат?
        - Договорился, Белый… Правда, пришлось водителя грузовика напоить конкретно. Иначе никак не получалось… На обратном пути Твоей нужно заказать такси в отеле. Мой завтра уедет к тёще, там помощь нужна, не сможет забрать. Но я тебе пришлю не менее светлого.
        Алисе звонит директор мемориального комплекса, интересуется, как она долетела, всё ли в порядке. Они подтверждают встречу в холле гостиницы на следующее утро в 9 часов.
        Алиса заходит в гостиницу. Её любезно встречают, улыбаются, говорят, что побывали у неё в гостях по Интернету, почитали. Алисе выдают ключи от номера 33 и любезно добавляют: «Если вас что-то не устроит, номер можно поменять!»
        Номер очень уютный. Алиса мгновенно проваливается в сон. Хранитель спускается в холл к коллегам и проводит время в приятной беседе в светлом обществе, где каждый делится своими успехами и провалами в работе.

* * *
        5 апреля. Елабуга. Чёртова гора. Утро
        Алиса спускается на завтрак и удивляется щедрому ассортименту шведского стола. Хранитель повара расплывается в довольной улыбке и подмигивает Белому.
        Директор комплекса забирает Алису на экскурсионную программу.
        - Первым делом я отвезу вас на Чёртову гору.
        Алиса удивлённо поднимает одну бровь. Так получается у неё очень редко, когда она действительно чрезмерно удивлена.
        Хранитель Алисы Хранителю директора (оба на задних сиденьях в машине) радостно:
        - Спасибо, Брат. Очень нужное ей сейчас место!
        - Она сама почувствует, вот увидишь!
        Машина останавливается на вершине горы. Присутствующие выходят на свежий воздух. Повсюду - белый снег. Вдали - старинная Башня.
        - А можно… нескромный вопрос? Как это вас к нам занесло? - по дороге к Башне осторожно интересуется директор.
        - Долгая история… Если кратко - меняю пространство вариантов. Правильней - Соляр. Вывожу Солнце из темницы. Дома строю. В нужном порядке.
        Хранитель директора восхищённо восклицает:
        - Брат! Да она у тебя «продвинутый пользователь»! Какие слова знает, а!
        Директор Алисе:
        - Соляр? Это то, что в день рождения на небе появляется?
        Хранитель Алисы смеётся:
        - «Сами с усами»!
        - Да, фотография неба, сделанная в очередной день рождения, - отвечает Алиса директору.
        - Так у вас сегодня день рождения?!
        Алиса кивает. Они подходят к Башне; директор начинает рассказ с того, как Марина Цветаева въезжала в Елабугу по дороге, проходящей прямо под Чёртовой горой. Алиса слушает и гладит Башню руками, прощупывает её «энергетически», обходит по часовой стрелке, прислоняется спиной к стене, жмурится от солнца.
        - Алиса, вы, случайно, не экстрасенс? - с улыбкой произносит директор и продолжает повествование.
        Сначала здесь находился языческий храм, затем - мечеть, потом - церковь. В общем-то, ничего кроме Башни и не уцелело. Но Чёртова гора - явное Место Силы. К Башне нужно прикоснуться обеими руками, загадать желание, и оно обязательно сбудется. Только прикоснуться необходимо именно к старым кирпичам, а не к тем, которыми «залатывали дыры».
        - А вообще, Алиса, легенда гласит, что сам Дьявол появлялся здесь, на горе, жаждал взять в жёны дочь священника… Но не будем о грустном… Загадайте желание!
        Алиса загадывает желание, прикасается к кирпичам обеими руками, улыбается. Хранитель директора посмеивается, Хранитель Алисы в ужасе:
        - Тьфу ты, чёрт! Нет, Брат, ты только представь: у неё такая жуткая комбинация планет, а она… Нет, ты понимаешь? Я всячески пытаюсь увести её от бездны, а она желание в Месте Силы про что загадывает?..
        Хранитель директора смеётся:
        - Как про что? Про Любовь!
        - Ей пора о другой любви думать! - рассерженно восклицает Хранитель Алисы.
        - Любовь, Брат, она - одна. Остальное - не любовь. Ты же это и сам знаешь.
        - Нет, главное, - любовь к кому?!! Ты видел сейчас образ этого «в Белом»?
        - Ну… так ты и сам - в Белом… Мне кажется, ты ревнуешь… Ты сердишься, значит, ты не прав…

* * *
        5 апреля. Елабуга. Экскурсия по местам М. Цветаевой. День
        Директор провозит Алису по всем достопримечательностям города. Организует экскурсию в музей Марины Цветаевой, библиотеку Серебряного века, в Дом Памяти. Алису встречают по-доброму, дарят интересные раритетные книги, а она в ответ - свои.
        Обедая в трактире при музее истории, Алиса договаривается с директором о приезде официальной делегации писателей из Москвы на XI «Цветаевский костёр» в октябре. Всё это время Алисе периодически звонят знакомые и поздравляют с днём рождения.
        После обеда - поездка на кладбище.
        - Здесь сосны. А она любила рябину. Вот мы ей рябиновый куст соорудили! - не без гордости произносит директор.
        На рябиновом кусте - табличка с четверостишием Цветаевой, которое когда-то Алиса выбрала в качестве эпиграфа к одному из своих стихотворений.
        Директор озвучивает несколько версий о месте захоронения Цветаевой, потому что памятник установлен символически, и проводит Алису по сугробам к «безвестной» могиле, которую многие считают «тем самым местом под раздвоенной сосной».
        Хранители отходят чуть правее. Алиса делает пару шагов в их направлении и останавливается рядом. Её туда потянуло.
        - Алиса, попроси сейчас мысленно, чтобы она тебе помогла, - произносит Хранитель директора.
        Алиса обращается к Марине Цветаевой, не оформляя мысль в слова, но одновременно слышит строчки:
        «Апрель неласков, путь заснежен, проблем - клубок… Твой взгляд пронзителен и нежен, и столь глубок… О чём ты видишь сны, Марина, здесь по ночам? Мягка ли облаков перина твоим плечам? В лесу, среди тоски сосновой, - рябины куст… Пошли любви безбрежной снова тому, кто пуст…
        Молитву шлю в твою обитель, иду след в след… Ты многих - тайный покровитель - хранишь от бед. Я, как и ты, стремилась тоже сбежать вовне… Не знаю как, но ты поможешь однажды мне… И пусть апрель здесь нынче снежный - растает снег… Твой взгляд, пронзительный и нежный, - мой оберег…»
        Хранитель Алисы вздыхает:
        - Хоть здесь ты мыслишь в нужном направлении…

* * *
        5 апреля. Елабуга. Центральная улица. Вечер
        Алиса гуляет по исторической части города одна.
        Она находит «волшебную» скамейку на мостике с видом на церковь и «Дерево желаний», на которое люди вешают всякое-разное - замочки, ленточки и прочее - в ожидании чудес. Алиса задумывается, но осознаёт, что у неё нет ничего из того, что можно было бы прикрепить, и она грустит.
        - Алис, на волшебную скамейку достаточно присесть, - произносит Хранитель. - Заодно отдохнёшь.
        Она послушно усаживается и начинает о чём-то размышлять. Хранитель считывает мысли Алисы и хватает её за руку:
        - Нет-нет-нет! Пошли отсюда! Я не в состоянии видеть этого «в Белом» рядом с тобой! Даже виртуально!!!
        Но Алиса продолжает болтать ногами как ни в чём не бывало и совершенно не собирается никуда уходить.
        - Ты - баран! - констатирует Хранитель. И, выдержав небольшую паузу, уточняет: - Нет!!! Ты - стадо баранов…

* * *
        5 апреля. Елабуга. Гостиница «Тойма». Ночь
        Алиса - на ресепшне. Она заказывает такси в аэропорт на 4 утра. Материализуется Хранитель светлого таксиста, встретивший Алису в аэропорту, с улыбкой произносит: «Привет, Белый! Не беспокойся. В пространстве вариантов иного варианта нет: за Алисой в 4 утра приедет один местный светлый!» - и дематериализуется.
        Алиса усаживается на подоконнике в номере и смотрит в ночь. Хранитель садится напротив. Внизу в ресторане кто-то что-то отмечает. То ли свадьбу, то ли…
        - Happy Birthday to you! - начинают громко петь «отмечающие».
        «Значит, день рождения… - думает Алиса с грустью. - Прямо как и у меня - сегодня…»
        Да, Алисе грустно, потому что никто из тех, кому она написала за свою жизнь столько стихов о Любви, не поздравил её сегодня.
        «Зачем тогда что-либо писать кому-либо вообще?» - проносится у неё в голове. И… она достаёт из кармана мобильный телефон и набивает льющиеся из ночи строчки:
        «Непомнящие дат извне, по судьбам - вскачь, да так небрежно, не вспоминайте обо мне - забыла, как целуют нежно. Здесь свет волшебных фонарей давно погас, а Лихо - воет… Не стойте у моих дверей - вам вряд ли кто-нибудь откроет. Здесь реки выпросили льда, остановив биенье сердца… Не возвращайтесь в холода, когда захочется согреться. Скользит потусторонний взгляд по сброшенной змеиной коже… Никто ни в чём не виноват, и я… не виновата… тоже…»
        Как только девушка дописывает и сохраняет стихотворение sms-кой в черновиках, «отмечающие» выходят на улицу и, под радостные возгласы «С днём рождения!» в адрес своего именинника, прямо под окном Алисы устраивают грандиозный фейерверк.
        Глава 6
        6 апреля. Москва. Лаборатория «Гемотест». Утро
        Алиса прилетает в Москву. В полдень ей надо присутствовать на мероприятии Старца в Доме Служения Творчеству.
        - Алиса… Сегодня 6-е апреля. Двенадцатого ты вылетаешь в Лондон. До отъезда ты планировала посетить врача. Но для этого тебе сначала нужно сделать что?.. - вопрошает Хранитель.
        Алиса вспоминает, что планировала посетить врача до отъезда в Лондон, но врач потребует результатов очередных онкомаркеров. Вообще Алиса не любит ходить по врачам. И посещает их крайне редко. Те же, учитывая её «отвратительную наследственность и предрасположенность к…», приказывают Алисе материализовываться раз в полгода. В лучшем случае она заглядывает к врачам с периодичностью наступления дня рождения, которое, как всем известно, случается всего лишь раз в году, за что получает от врачей «а-та-та» по ментальному телу.
        Перед поездкой на мероприятие Старца Алиса забегает в ближайшее отделение «вампиров», открытое все дни недели с утра до вечера, где благополучно сдаёт кровь на пресловутые «онко-» и, с чувством наполовину выполненного долга по отношению и к вампирам, и к врачам, и к своему земному телу, направляется в Дом Служения Творчеству.
        Хранитель Алисы появляется в медицинской лаборатории.
        - Здравия тебе, Красноглазый! Помощь нужна…
        Хранитель лаборанта оборачивается. Его глаза действительно имеют красноватое свечение. Но сам он - в белом халате.
        - Привет, Братан… Только вот не проси фальсификаций! Многие уже приходили, как ты. И все типа под благовидным предлогом. А потом мне Сверху достаётся так, что мало не покажется. Несколько лет прошу перевести Моего в другое отделение - безрезультатно, видишь, даже у меня в глазах кровавые тельца поселились! А уж что вокруг-то творится - ты только глянь!
        Тьма тьмущая всяких Чёрных сущностей норовит подобраться к вожделенному лакомству. Пара Хранителей путём непрестанных молитв и песнопений удерживают «оборону», в то время как Хранитель лаборанта скрупулёзно анализирует энергетику очередной порции наисвежайшей крови для произведения соответствующих записей в Скрижалях.
        - Я ради благого дела прошу, правда… Тебе не попадёт… Хочешь, в Скрижалях подпишусь?
        - Да-да… Один вот так приходил на днях. Чуть ли не на Библии клялся. Говорит: «ради благого дела поменяй одну цифирь в группе крови - какая, типа, разница: будет в справке I, а не IV?» Типа, при переливании крови тому, у кого IV, можно влить любую, соответственно, не пострадает. Хорошо, что я варианты просканировал! Его подопечный с женой на машине через месяц едет, и - бац! - авария. Ну, жене, у которой реально I, кровь-то срочно и потребовалась. А Той можно только Тую влить… Муженёк бросился её спасать порцией собственной крови… И помахала она ему с Небес и полетела Выше… Так что, Брат, не проси. Правда, не проси. Не заставляй меня пространство вариантов сканировать на сто лет вперёд. Нет Добра без Худа…
        - У меня всё проще, Красноглазый. Моей надо онкомаркеры завысить…
        - Завысить? Зачем это?
        - Чтобы на Земле задержать.
        - Брат, не вижу связи…
        - Если результаты оставить, как они есть на самом деле, Моя к врачу соберётся в лучшем случае через год. Только уже через полгода Алисе придётся познакомится со мной, и надобность ходить по врачам исчезнет вместе с её земным телом… Нужно Мою сейчас как-то подстегнуть, понимаешь? Не время ей расслабляться.
        - И насколько завысить?
        - Ну… так, чтобы она поняла, что что-то не так, но чтоб при этом не очень испугалась… Чуть выше нормы поставь?
        Красноглазый задумался.
        - Нет, Брат. Прости. Не могу. Принесёшь санкцию Свыше, тогда - да. А так - нет.
        Хранитель Алисы тяжело вздыхает и исчезает.

* * *
        6 апреля. Москва. Союз писателей. День
        Алиса появляется в Доме Служения Творчеству. Уже почти все собрались. Присутствующие здороваются с Алисой, расспрашивают про Елабугу. Алиса обещает организовать поездку группы поэтов на XI «Цветаевский костёр».
        Появляется Хранитель Старца, следом - сам Старец с Надеждой. Мероприятие начинается.
        Алиса сидит напротив Старца. Она видит Небо вместо него. Да, Небо. Потому что в Старце Неба стало намного больше, чем Земли. Она хочет удержать его здесь, на Земле. Но не знает, чем может ему помочь, и вот-вот заплачет. Хранитель Старца походит к ней и обнимает за плечи.
        Алиса выходит и читает своё стихотворение. Старец напутствует её самыми тёплыми словами.
        Алиса возвращается в зал, слышит строчки с Неба и быстро записывает их на листок, чтобы не забыть услышанное.
        В зале материализуется Хранитель Алисы. Он приветствует Хранителя Старца и, обменявшись с ним парой мыслей, исчезает.
        Мероприятие заканчивается. Алиса провожает Старца до дверей.
        - Поступайте так, как вам скажет Надежда, - произносит она и с небесной нежностью проводит рукой по его сгорбленной спине.

* * *
        6 апреля. Небесная Канцелярия. Вечер
        Хранитель Алисы заходит в Небесную Канцелярию и просит аудиенции у Главного в Совете по вопросам Жизни и Смерти. Его пускают.
        - Нужна ваша санкция, - почтительно произносит Хранитель.
        Главный открывает Скрижаль, листает, затем открывает Книгу Жизни Алисы, пролистывает несколько глав вперёд, закрывает, вздыхает и устало произносит:
        - Ты же в курсе, сколько раз она уже оставалась на Земле вместо того чтобы явиться к нам?
        - Безусловно, - соглашается Хранитель.
        - Не заставляй меня повторять тебе урок первого класса. Ты прекрасно знаешь, что у каждого из человеков есть в жизни наиблагоприятнейший момент перехода. Кто-то до него доживает. Кто-то переживает дольше. Кто-то уходит и раньше. Твоя Алиса прожила несколько жизней, предназначенных ей, в одной. Каждый раз, в очередной наиблагоприятнейший, ты пытался уговорить Совет не менять ей земного тела. И мы соглашались. Ты брал на себя обязательство о выполнении ею определённых нами задач. Но так не может продолжаться до бесконечности. Посмотри на её Часы. И на этот год. И на следующий…
        - Я - Хранитель…
        - Да, но это не значит, что ты, даже имея нашу санкцию, будешь всесилен вечно. Однажды ты уже не сможешь оставить её на Земле. Да и она, возможно, сама не захочет этого.
        - Но если есть хотя бы минимальный шанс спасти человеческое тело, разве не следует попытаться воспользоваться им?
        - Следует, но не всегда является целесообразным. Иногда для души лучше уйти, чем остаться.
        - Я прошу у вас санкции лишь на один ЗНАК, а не на Жизнь.
        - Предоставь Алису самой себе. Отпусти её. Если внутренне она готова к тому, чтобы по завершении очередной жизни сейчас начать и прожить ещё одну в этом же теле без промежуточного отдыха, ей не потребуются знаки, поверь мне. А вот если она не готова, то никакие знаки уже не помогут. Разве я не прав?
        Аудиенция закончена. Хранитель сжимает пальцы в кулак и исчезает.

* * *
        6 апреля. Москва. Гламурное заведение. Поздний вечер
        Хранитель появляется в гламурном заведении. За гламурным столиком в окружении гламурных людей он находит Гламурного и отводит его в сторону.
        - Слышь, Брат, дело есть. Надо тебе отлучиться со мной буквально на пару минут.
        - Надеюсь, в какое-нибудь элитное местечко? - с кошачьей улыбкой мурлычет Гламурный.
        - Самое что ни на есть элитное.
        Хранители исчезают и появляются у дверей в здание лаборатории. Тьма Чёрных сущностей любопытно оглядывают Гламурного с нимба до пят.
        - Э-э-эй, Белый! Ты зачем меня сюда привёл? Здесь же - фу-фу-фу как негламурно! Не переношу вида крови! А уж Чёрных тут - как грязи!!!
        - Значит так, Брат. Если хочешь, чтобы Твой успел отдать долг Моей, тебе нужно мне помочь. Ничего кровавого от тебя не требуется. Сейчас ты явишься Хранителю лаборанта и попросишь его удалиться с тобой туда, куда тебе вздумается. Хоть на крышу, хоть в казино - сам выберешь. Поговоришь с ним о том о сём, и через 5 минут - свободен. И он, и ты.
        - Это всё?! - удивляется Гламурный.
        - Всё.
        - А зачем тебе, Белый?..
        Хранитель Алисы ничего не отвечает и дематериализуется. Гламурный вздыхает, заходит в лабораторию и под благовидным предлогом уводит Хранителя лаборанта в одно гламурное местечко.
        Глава 7
        8 апреля. Москва. Онкоцентр на Бауманской. Утро.
        Алиса забегает к «вампирам», забирает результаты сданной крови и сверяет их с предыдущими годами. Один из показателей внезапно снизился, второй - завышен. Собственно, не настолько, чтобы падать в обморок, но по дороге в офис Алиса всё-таки заезжает в поликлинику, где уже много лет работает одна из её врачей, чтобы записаться к той на приём до отъезда в Лондон.
        - Наталья Юрьевна теперь в другой поликлинике, - с улыбкой сообщают в регистратуре. - Вот по этому телефону можете позвонить.
        Алиса звонит «вот по этому» телефону и слышит произнесённое опять же с улыбкой:
        - Запись временно прекращена. Наталья Юрьевна на семинаре за границей. Позвоните в мае, пожалуйста.
        Алиса несколько нервничает, поэтому отправляется ко второму врачу, чтобы «просканировать» земное тело и спать спокойно.
        Хранитель Алисы пытается договориться с Хранителем врача, чтобы та увидела то, чего пока ещё нет. Но тот, как и Красноглазый в лаборатории, отказывается.
        - Ну что, можно расслабиться? - спрашивает Алиса.
        - Да, Алисонька, ничего нового, - улыбается врач и выдает ей на руки очередное заключение.

* * *
        8 апреля. Москва. Клуб-кафе «Алиби». Вечер
        Алиса ведёт литературное мероприятие в одном из кафе города. В зале - аншлаг. Многие, зная, что у нее на днях случился день рождения, пришли с подарками и цветами.
        Алиса улыбается - она проводит конкурс «От улыбки станет всем светлей!». Присутствующие Хранители (а их, к счастью, почти столько же, сколько и людей, потому что люди у Алисы собираются в основном светлые) мирно беседуют друг с другом.
        И вот все желающие «отчитались», Алиса спускается со сцены к своему, уже ставшему ей почти родным, столику за колонной, чтобы подсчитать результаты «народного голосования».
        На сцену выходит Хранитель Алисы. Он обращается к присутствующим в зале Хранителям, и те замолкают, - теперь беседуют люди.
        - Братья! Мир вашим подопечным и поменьше забот вам на крылья! - произносит Хранитель со сцены.
        - И Твоей, и тебе, Белый! - отзываются Хранители.
        - В скором времени у Алисы начнётся период Сатурна, и ей потребуется помощь. Сама же она всегда помогала и продолжает помогать по мере возможности многим из присутствующих в зале людей.
        - Верно говоришь, Брат! - Хранители кивают головами, вспоминая о том, что сделала Алиса лично для каждого из их подопечных.
        - Поэтому я прошу каждого из вас по мере возможности помочь ей в трудные времена.
        Хранители понимающе кивают и направляют на Алису лучи Света.
        Алиса досчитывает голоса и выходит на сцену для объявления результатов конкурса. Хранитель покидает сцену. Люди замолкают в ожидании итогов. Хранители погружаются в мирную беседу.

* * *
        Алиса сидит за столиком с давней хорошей знакомой Светланой, которая приехала поздравить именинницу. Алиса рассказывает последние новости. Хранители девушек располагаются за соседним столиком и делятся своими «последними».
        - Алис, а что там с конкурсом? Ты говорила, в конце марта читала где-то? - интересуется Светлана.
        - А-а-а… Да, читала. Правда, я там не хотела участвовать. Но позвонили, сказали «приходи»! В результате прошла в финал. Каким-то странно-чудесным образом. Но победить вообще нереально, поэтому можете про этот конкурс забыть.
        - «Странно-чудесным образом»! Ты слышал, Светлый? - восклицает Хранитель Алисы. - На самом деле сначала появился Гламурный, сказал, что у него есть какой-то «наигламурнейший план», чтобы подстегнуть Своего грешника Моей долг вернуть, и чтобы я для этого договорился с организаторами конкурса вытащить Алису в нём поучаствовать. Знал бы ты, Брат, чего мне это стоило! Пришлось заменить одного члена жюри. Ну-у-у… временно заменить - в буфет послать, на тот отрезок, пока Моя «отчитывалась».
        - А разве грешник Гламурного с Твоей в Лондоне не встречается?
        - Встречается. Полетим вот 12-го их сталкивать. Но Гламурный… у него же всё должно быть «навороченное», с «примочками», поэтому любит он всякие «эксклюзивы» и сложности.
        - А как ты слетала в Елабугу? Без приключений? - интересуется Светлана.
        - Нормально, - односложно отвечает Алиса.
        Хранитель Алисы бурчит:
        - «Нормально»! Самолёт пришлось четыре раза останавливать на взлёте и от лобового столкновения с грузовиком по дороге Нижнекамск - Елабуга спасать. А у неё - «нормально»… Такой приём ей устроили! Аж с фейерверком… А она, Светлый, знаешь о чём всё время думала? О том, что ей Мужчина в Белом не позвонил!!! И иже с ними - остальные окаянные грешники. Помнят они о ней, как же! Видно, и помирать будет с мыслями об этом «в Белом» с хвостом и копытцами!!! Слушай, Светлый, ну почему Мою всю жизнь тянет исключительно ко всяким Тёмным личностям, а?
        Хранитель Светланы смеётся:
        - А ты думаешь, Моя лучше? У них у всех - одно и то же. Они же не осознают, от чего мы их спасаем! Людям свойственно смотреть на мир исключительно двумя глазами - замечать только то, от чего мы их по тем или иным причинам уберечь не смогли. Была ситуация, когда с Моей приключилась относительно малюсенькая неприятность. Опоздала она из-за пробок в одно место. Но тем самым я спас её жизнь. А она, вместо того чтобы меня поблагодарить и обрадоваться, расстроилась!
        - Значит, теперь всё у тебя будет хорошо! - говорит Светлана. - Ты же Солнце из Темницы вывела. И все Дома выстроены так, что ты сможешь влиять на ситуацию.
        - Нет, Светлый, а это как тебе? - Хранитель Алисы никак не может угомониться. - «Сможешь влиять». Да ни на что они не смогут повлиять, если на то не будет дано добро Свыше!!! Большинство событий - это результат наших подсказок и действий в сложной цепочке - заблаговременно или даже в самый последний момент выстроенных связей, и исключительно им во благо! Зато они до сих пор верят в сказки про то, что нас, Хранителей, не существует! И что до всего в жизни они доходят исключительно своими мозгами!
        - Белый, наверное, они знают, что мы существуем. Но где-то на уровне Подсознания. Когда они с нами встретятся воочию и вся их жизнь прокрутится перед ними как в кино и во всех измерениях, станет очевидно, что именно, когда и каким образом, ты, например, сделал для Алисы. И всё встанет на свои места. Согласись, если бы они, эти люди, могли видеть нас с тобой и общаться с нами, зачем им тогда вообще жить на земле? Кстати, ты-то сам, когда человеком был, верил в своего Хранителя?
        Хранитель Алисы молча вздыхает.
        Появляется Гламурный.
        - Привет, Братья! Белый, я по твои крылья пришёл. Алиса визу получила?
        - Получает завтра. Там всё ок, я проверил. Видел штамп собственными глазами.
        - Отлично! - восклицает Гламурный и потирает руки. - Тогда накануне открытия выставки прямо там, в Лондоне, встречаемся и обговариваем детали.
        - Гламурный, - с улыбкой произносит Светлый. - А ты зонтик-то себе уже визуализировал?
        - А зачем мне зонтик? - интересуется Гламурный в недоумении.
        - В Лондоне - проливные дожди. Смотри, крылья промокнут - гламурный вид потеряют…
        Хранители хохочут. Гламурный делает вид, что обиделся, и исчезает.
        - Только ты не расслабляйся особо, - произносит Светлана. - Нонна же говорила тебе про этот год. И видела она операцию, а не что-то ещё…
        - «Будь осторожна в этом возрасте. Операция. Можешь умереть… А если переживёшь, тогда…» Пока всё нормально. Пойду к врачу осенью. Не хочу летом. Тем более что летом у меня - период Сатурна.
        - Вот именно, что ЛЕТОМ у тебя - период Сатурна! Осенью будет поздно! - восклицает Хранитель. - Как мне вбить это тебе в голову, если всё пространство в ней занято исключительно «Белым» образом?!
        - Не переживай, Брат! До Сатурна ещё два месяца. Способов «вбить в голову» - масса… - успокаивает Светлый.
        - Алис, а тот Мужчина в Белом тебе не звонил? - осторожно интересуется Светлана.
        Алиса отрицательно мотает головой. Светлана оптимистично заверяет:
        - Ты обязательно с ним встретишься, вот увидишь!
        Хранитель Алисы в ужасе укрывает голову крыльями. Хранитель Светланы смеётся.
        Глава 8
        Апрель. Лондон. За день до открытия выставки.
        Гостиница. Утро. Дождь
        Холл отеля. Делегация писателей собирается на обзорную экскурсию по городу. Появляется экскурсовод-лондонец, начинает отмечать присутствующих по списку.
        Хранитель Алисы подходит к Хранителю экскурсовода. Последний выглядит туманно, что, по-видимому, присуще всем Хранителям в Лондоне.
        - Здравствуй, Туманный!
        - И тебе здравствуй, Брат!
        - Как тут у вас в Лондоне?
        - Без перемен - дожди… На днях замочили одного вашего бизнесмена… В среду тело Железной леди хоронят… А так - всё по расписанию: утром - дождь, днём - дождь, вечером - дождь, ночью - дождь… Представь, будучи человеком, не любил я дождей, так вот в качестве урока смирения направили Хранителем сюда…
        - Знакомо… А я города шумные не любил - в Москве работаю… Дело есть к тебе… Тут моя в группе… Вон, видишь, маленькая такая… Мне нужно во что бы то ни стало и именно сегодня отправить её на платформу «Девять и три четверти».
        - В Хогвардс на обучение?! - недоверчиво спрашивает Туманный.
        - Да нет… Так далеко ей пока не следует… Алисе даже не столько эта платформа нужна, сколько…
        - Волшебная палочка?
        - Ну-у-у… думаю, без волшебной палочки она оттуда, конечно же, не уйдёт. Но ей необходимо купить уникальную штуковину, которая продаётся исключительно в магазинчике магических «примочек» на той самой платформе, - «изменялку времени».
        - A-a-a^r^ Time Turner?
        - Именно… Алиса про существование платформы слышала, но ей невдомёк, что та существует и в земной реальности тоже. Экскурсии туда ещё никто почему-то водить не догадался. Поэтому Моей для начала нужно просто сообщить, что платформа такая есть, и не где-то, а именно здесь, в Лондоне. Когда Твой будет вещать про достопримечательности, вложи ему мысль рассказать и про платформу. Пусть он объяснит доходчиво, как до неё добраться своим ходом.
        - Твоя Алиса - сказочница, что ли?
        - Не, просто в сказки до сих пор верит…
        - А-а-а… Ладно, Брат… Только ты её в этот момент пробуди, а то Мой когда долго говорит, многие засыпают…

* * *
        Экскурсия по Лондону. День. Дождь
        Экскурсия проходит в автобусе. Алиса этому рада, поскольку в такой ливень особо не разгуляешься. В какой-то момент от монотонной речи экскурсовода Алиса проваливается в сон. Внезапно она чувствует, как кто-то пихает её в бок, и возвращается в реальность. Экскурсовод отчётливо произносит:
        - Да, кстати, никому волшебные палочки не нужны? Реально - волшебные! Продаются в Лондоне на платформе «Девять и три четверти»… Собственно, там же можно пройти сквозь стену, купив билетик в Хогвардс. Только предупреждаю заранее: билеты продаются исключительно в одну сторону - без обратных.
        Алиса поднимает бровь, выказывая чрезмерное удивление и неописуемую радость одновременно, и спрашивает:
        - А как туда добраться?
        - В Хогвардс? Пройти сквозь стену и сесть на поезд… - смеётся экскурсовод. - А платформа находится на вокзале Kings Cross.

* * *
        Платформа «Девять и три четверти». Вечер. Дождь
        Алиса добирается до Kings Cross на метро. Современный вокзал похож на аэропорт, - повсюду магазинчики, подобные Duty Free, с различными товарами, гигантское табло с отправлением и прибытием поездов, выходы на многочисленные платформы, постоянные информационные объявления…
        Алиса медленно бредёт по вокзалу, пытаясь отыскать заветные «Девять и три четверти». Она подходит к полицейскому, важно стоящему на посту у билетных касс. Один из пассажиров уточняет у него информацию по отправлению какого-то поезда. Затем к полицейскому походит Алиса и спокойно-серьёзным голосом произносит:
        - Мне нужна платформа «Девять и три четверти»…
        Полицейский точно таким же спокойно-серьёзным голосом отвечает:
        - Прямо и направо, мадам…
        И вот Алиса радостно замирает: под вожделенной вывеской на кирпичной стене - целая толпа народу с чемоданами. Все эти люди стоят в очереди, чтобы пройти сквозь стену и добраться до Хогвардса.
        Алиса занимает место в хвосте и, когда подходит её черёд, как и подобает всем юным волшебникам, подпрыгивает, на мгновение зависая в воздухе над тележкой с вещами перед тем, как пройти сквозь стену в Иное Измерение.
        Хранитель Алисы улыбается и довольно покачивает головой:
        - Вот этим ты мне очень симпатична… Только в Хогвардс тебе не нужно. Пока. Или уже. Возвращайся-ка обратно и поверни голову направо.
        Алиса послушно приземляется, поворачивается направо и обнаруживает вывеску «Волшебные товары». Заходит в магазин и останавливается. Перед ней - витрины со множеством магических предметов, играет завораживающая музыка…
        Она подходит к волшебным палочкам, и её астральное тело начинает танцевать от восторга. А рядом толпятся такие же взрослые на вид люди, как и она сама, берут палочки в руки, щупают их, нюхают, примеряют энергетически, пробуют совершать ими всяческие движения в воздухе и даже что-то при этом произносят…
        Хранитель обращается к Хранителям присутствующих в магазине:
        - Коллеги! Освободите проход к дальней витрине! Моей волшебнице нужен Time Turner.
        Хранители усиленно внушают подопечным покинуть магазин. Люди направляются к выходу. Хранители уходящих окружают Алису и с улыбкой шепчут ей в оба уха: «Time Turner! Time Turner! Time Turner!!!»
        Алиса как завороженная подходит к самой дальней витрине в углу и замирает, разглядывая странную штуковину - малюсенькие песочные часы внутри множества окружностей, на каждой из которых - заклинание о Времени и Пространстве. Часы можно вращать вместе с окружностями в различных направлениях. А ещё магическая вещь - на цепочке, то есть её можно использовать и как украшение.
        С замиранием сердца Алиса просит продавца показать поближе неизвестное ей ранее устройство с многообещающим названием Time Turner. Через пять минут Алиса покупает находку и бережно прячет её в одном из кармашков сумки.
        Хранитель довольно улыбается и произносит: «Чем бы дитя ни тешилось…»

* * *
        Гостиница. Ночь. Дождь
        Алиса - в гостиничном номере. Она с трепетом достаёт волшебную палочку и изменялку времени. Долго разглядывает и то, и другое. Затем осторожно начинает вращать часы с окружностями влево.
        В номере появляется фантом Мужчины в Белом. Хранитель зажмуривается. Но зажмуривание Хранителям совершенно не помогает - это у них привычка из прошлой жизни, когда они были людьми и обозревали реальность исключительно земным зрением. Поэтому он открывает глаза и устало произносит:
        - Алиса… Нет… Верти ещё… Ещё… Не на два-три года!..
        Алиса продолжает поворачивать время вспять, затем останавливается, кладёт Time Turner на стол, берёт в руку волшебную палочку и, шепча нечто совершенно неприятное слуху Хранителя, дирижирует ею в пространстве.
        Усталая, но абсолютно счастливая, Алиса проваливается в сон.
        Глава 9
        Апрель. Лондон. 1-й день выставки.
        Гостиница. Утро. Дождь
        Алиса нехотя просыпается, плетётся в ванную в полусонном состоянии.
        На пороге появляется Гламурный и приветствует Хранителя Алисы:
        - Итак, Белый, план такой: сейчас Твоя едет на выставку и…
        В дверь номера начинают постукивать.
        - Это ещё кто? - возмущается Гламурный, не успевший озвучить план даже до середины.
        Хранитель Алисы улыбается:
        - Расслабься, там - свои… Светлые…
        Алиса выходит из ванной и открывает дверь. На пороге - некий невысокий бритый наголо мужчина со своим Хранителем. Последний выглядит достаточно мрачно и так же мрачно произносит:
        - Здравствуйте, Братья…
        Алиса радостно приветствует гостя, проводит его в комнату. Хранители приветствуют Мрачного, Гламурный удивлённо спрашивает:
        - Брат, ты вроде Светлый, а выглядишь как туча… Твой - он кто?
        - Мой - писатель…
        - Плохо пишет, что ли? - не унимается Гламурный.
        - Не… неплохо, просто он в своих повестях всех убивает… Достаточно мрачно и изощрённо. Сколько я ни пытался его переориентировать - безрезультатно.
        - Слышь, Белый, надеюсь, этот писатель не помешает нам реализовать наш гламурный план?
        Мрачный печально вздыхает и садится на кровать рядом с Хранителем Алисы:
        - Да нет, Мой только в повестях… А так он мирный… Мы прилетели сегодня ночью. Тоже на выставку. Он Алисе сейчас книжки поможет на стенд отвезти… Если вы не против, погуляют они вместе вечерами по Лондону.
        Гламурный облегчённо вздыхает. Белый улыбается.
        Алиса подводит Писателя к столику, где отдыхают магические артефакты, и восхищённо восклицает:
        - Смотри!!! Вчера я купила себе волшебную палочку и изменялку времени и пространства!
        - Купила-таки!! - радостно мурлычет Гламурный.
        - А то… И даже повращала время назад…
        - Какая послушная девочка! Умница! - хвалит Алису Гламурный.
        - Не, она не Умница, она - баран. На два-три года назад вращала - Мужчину в Белом из её головы никак выбить не могу…
        Мрачный смотрит на Алису недоумённо. Писатель усмехается:
        - Ну и как? Работает?
        - Не знаю пока, - смеётся Алиса. - Я же только вчера вечером… Посмотрим!
        Алиса показывает Писателю кипу книг, которые нужно транспортировать на стенд. Писатель мрачно качает головой, но молча упаковывает книжки в чемодан.
        Гламурный вздыхает:
        - Белый, знаешь, тогда лучше наш план чуть-чуть скорректировать… Давай не сегодня их столкнём, а завтра утром. Сегодня же она с Писателем туда поедет, а ей лучше тет-а-тет сталкиваться… Тем более с чемоданами сталкивать не эстетично! Короче, ночью тебя найду - сообщу, где и во сколько.
        Мрачный мрачно:
        - Когда-то я тоже столкновениями занимался…
        - Ну и как? - интересуется воодушевлённый Гламурный.
        - Безрезультатно… - выдыхает Мрачный.
        - А знаешь, Брат, это всё потому, что ты МРАЧНО сталкивал! - смеётся Гламурный. - А мы будем сталкивать ГЛАМУРНО!!!

* * *
        Выставка. День. Дождь
        Алиса обустраивает стенд. Писатели из делегации фотографируются на память и остаются. Алиса уходит - ей надо обойти все залы и наладить деловые литературные контакты.
        Выставка - огромна, Алиса уже очень устала, у неё кружится голова.
        - Слышь, барашка, оставь непройденное на завтра! Отдохни уже! - пытается дошептаться до неё Хранитель.
        Но Алиса упрямо продолжает обходить стенды до того момента, пока ни одного «непрособеседованного» не остаётся.
        Алиса радостно выдыхает: «Ура!» - и отправляет sms-ку Писателю. Писатель перезванивает. Они встречаются у выхода и направляются на прогулку по городу.
        Странно, но дождя нет, хотя на небе сплошные тучи. Пешком от Пикадилли они доходят до Аббатства, но вход в него уже закрыт, зато открыта сувенирная лавочка.
        Писатель молча разглядывает сувениры, затем подходит к Алисе, медитирующей у кельтского креста, берёт её за руку и подводит к витрине с коронами. Маленькими-премаленькими, с напёрсток.
        - Купи себе… - тихо произносит Писатель.
        Алиса смотрит на него вопросительно.
        - Ты же в финал вышла… «королей»… Купи - выиграешь…
        Алиса смеётся:
        - Там невозможно выиграть. По крайней мере, мне…
        Писатель качает головой и упрямо стоит на своём:
        - Всего два тугрика стоит… Жалко?.. Ты же в магию веришь… На голову, конечно, её не нацепишь, зато на шею на цепочке - запросто…
        Алиса верит в магию, одновременно не веря словам Писателя, но корону-таки покупает.
        Хранитель Алисы обречённо вздыхает и обращается к Хранителю Писателя:
        - Мрачный, откуда вдруг в Твоём столько оптимизма и веры в магию? В пространстве вариантов на данный момент нет ни одного шанса на то, что Моя победит.
        Придётся тебе за его слова отвечать…
        Мрачный угрюмо:
        - Знаешь, Белый, мне уже за столько его слов отвечать придётся, когда он к нам самолично явится, что выходка с короной по сравнению с изощрёнными убийствами в книжных повествованиях…
        Алиса с Писателем выходят из лавки. Они бредут вдоль набережной, присаживаются на скамейке. Алиса смотрит в небо сквозь чёрные голые ветки деревьев. К ней приходят строчки: «В решётках веток солнца нет - сплошные тучи…».
        Она переводит взгляд на Писателя. Тот тоже смотрит сквозь «решётку веток» в небо. Алиса обращает внимание, что на руке у Писателя - там, где обычно режут вены, - шрамы. Писатель печально произносит:
        - Хранитель спас… Да…
        - Резал?
        - Нет… Катался на лыжах… Одна мадам меня подрезала, я кувыркался в небе, угодил рукой прямо на… Отвезли в больницу… Врач потом сказал: «Тебя Хранитель спас…» Будто он вены отвёл, а порезалось всё гораздо глубже…
        Хранитель Алисы - Мрачному:
        - Правда, Брат?
        Мрачный угрюмо кивает.
        Алиса спрашивает Писателя:
        - Почему ты всегда всех убиваешь? Может, в момент твоего рождения на Земле планеты в небе гостили в Доме Смерти? Давай я тебя посчитаю, когда вернусь домой, хочешь?
        Писатель отрицательно качает головой.
        Мрачный угрюмо - Хранителю Алисы:
        - У него Марс в Темнице… Без отца рос…
        - Моей тяжелее пришлось, Брат, у неё ещё и Луна там же…
        Алиса - Писателю:
        - Я хочу попасть в Тауэр и в Гринвич. Поедешь со мной?
        - А что там, в Тауэре и Гринвиче?
        - В Тауэре - вороны! Я их люблю, потому что я - такая же, как и они. Ещё там мрачно - это то, что любишь ты. А в Гринвиче - нулевой меридиан, это магия. То, что люблю я. А ещё там можно прямо на нём станцевать и сделать интересные фотки - это то, что любишь ты.
        Писатель грустно улыбается:
        - Ладно. Уговорила. Тауэр и Гринвич - уже почти наши.

* * *
        Гостиница. Ночь. Дождь.
        Алиса спит беспробудным сном.
        В номере материализуется Гламурный.
        - Итак, Белый. Завтра Твоей нужно оказаться у входа на выставку в 9:10. Она должна шагать к своему стенду по центральному проходу. Я уже договорился с одним Хранителем, его подопечный остановит Моего справа у первых стендов, и они будут разговаривать ровно столько, сколько потребуется, если вдруг ты со Своей опаздывать будешь. Я разверну Своего лицом к входящим, то есть к Твоей - лицом. Всё, что от тебя требуется, - в нужное время оказаться в нужном месте и заставить Алису не пройти мимо.
        - Моя Твоего за версту чувствует. Не пройдёт… А дальше-то что?
        - Ну… как что?
        - Ты же говорил, что у тебя - гламурный план, - усмехается Хранитель Алисы.
        - А разве не гламурный? В Лондоне! После платформы «Девять и три четверти»! После изменялки времени!!!.. Должна же Твоя понять, что эта встреча - не просто так?
        - Брат… Ну она-то, наверное, и поймёт… Но не в ней же в данном случае дело… Не она должна Твоему, а Твой - Ей… Тем более что Моей от Твоего уже давно ничего не нужно. Ты вот посмотри-ка лучше сюда, на это безобразие!
        Гламурный поворачивается к спящей Алисе и различает над её головой вместо нимба отчётливый образ Мужчины в Белом.
        - Убедился? Алиса спит и видит совсем другое… парнокопытное…
        Гламурный хихикает и произносит:
        - Зато Алиса после нашей встречи стих напишет «Случайная встреча»…
        - ОНА напишет… В этом-то и проблема: опять ОНА - Ему. А не Твой - Ей…
        Гламурный задумчиво накручивает на палец свой золотистый локон.
        - Белый… Я буду день и ночь внушать Своему, чтобы он Твоей долг вернул. Но для начала надо Твою ему явить, чтобы он о ней вспомнил. И не просто явить где-то, а в гламурном Лондоне. Его это заденет, вот увидишь…
        Хранитель Алисы с упрёком смотрит на Гламурного, исчезающего улыбкой чеширского кота со словами:
        - На этот раз всё получится, Белый!
        Хранитель с неприязнью просматривает Алисин сон и пытается развеять образ Мужчины в Белом - дует на него. Тот рассыпается, а затем, буквально через минуту, появляется снова.
        Глава 10
        Апрель. Лондон. 2-й день выставки.
        Выставка. Утро. Дождь
        Хранитель будит Алису, чтобы вовремя успеть появиться на выставке. Та нехотя просыпается, смотрит на часы, лениво бредёт в ванную, затем спускается на завтрак и выходит на улицу.
        Она доезжает до выставки на метро и сливается с огромной толпой, устремляющейся ко входу.
        И вот Алиса заходит в павильон. Мгновенье она раздумывает, какой дорогой пойти к своему стенду, поскольку дорог перед ней, собственно, как и в любой сказке, - три.
        Хранитель шепчет:
        - По центру ступай, по центру…
        Алиса послушно разворачивается к центральному проходу и направляется в глубь павильона. Вокруг неё - множество людей, но она не замечает их, целиком и полностью погружённая в собственные мысли.
        Хранитель видит Гламурного, приветственно машущего рукой, а также его подопечного и ещё двух мужчин всего в нескольких шагах, с правой стороны, у высоченного стенда.
        Алиса медленно идёт вдаль, вот она равняется со стоящими справа и спокойно делает следующий шаг. Она не замечает никого вокруг.
        Гламурный кричит:
        - Алиса!!! Стой! Сейчас же!!! Белый! Она уходит! Нет-нет-нет! Останови её!!!
        Алиса не слышит и делает ещё один шаг. Гламурный всячески преграждает ей путь, пытаясь остановить. Он взывает к помощи Светлых Хранителей мимо проходящих «книжников». Те буквально набрасываются на Алису со всех сторон, хватают её за астральные руки и тянут обратно.
        Внезапно Алиса останавливается, будто очнувшись ото сна, и возвращается в земную реальность из мира собственных грёз. Внутренний голос шепчет ей: «Повернись! Там, позади, справа… Разве ты не почувствовала Его?»
        Алиса оборачивается. Он стоит к ней спиной, разговаривая с двумя мужчинами у высоченного стенда.
        Гламурный жалобно:
        - Алиса! Ну же! Подойди к нему! Тебе надо обратить его внимание на себя! Ну, пожалуйста, сделай это!!!
        Алиса пребывает в задумчивости, рассуждая: «Зачем? Зачем мне подходить к нему? Всё давно в прошлом. Он - человек из моей прошлой жизни, которого, впрочем, в ней даже и не было…»
        Гламурный падает перед Алисой на колени и умоляет:
        - Да, Алисонька, да, ты права, он - Человек, Которого Не Было, но он же есть! И пока он не отправился в мои объятья на Наш свет, ему следует с тобой расплатиться за свои обещания. И мне, его Хранителю, очень нужно, чтобы вы наконец-то расстались по-божески! Ну меня хоть пожалей, не его - меня!!!
        Алиса продолжает размышлять: «Что изменится, если я подойду к нему? Ровным счётом ничего. Мне нечего ему сказать…»
        Незнакомец, беседующий с подопечным Гламурного, замечает Алису.
        Алиса понимает, что подойти, видимо, придётся. Она делает два шага назад и останавливается справа от Человека, Которого Не Было. Кладёт правую ладонь на его правую руку. Легко-легко. Мужчина оборачивается.
        Алиса улыбается ему улыбкой Джоконды, сразу же убирает ладонь с его руки и разворачивается, чтобы продолжить свой путь. Ей совершенно нечего ему сказать.
        Гламурный отчаянно трясёт астральное тело своего подопечного.
        Хранитель Алисы молча наблюдает за происходящим со стороны.
        Мужчина делает шаг к уходящей Алисе, берёт её за руку, останавливая, и девушка нехотя оборачивается. Всё так же молча. Всё с той же улыбкой.
        Человек, Которого Не Было, гламурно-напевным голосом произносит:
        - Привет! Очень рад тебя здесь видеть…
        Он не понимает, почему вдруг решил её остановить. И даже эти слова как будто произнёс за него кто-то другой. И зачем-то он сейчас гламурно целует её в щёку.
        Алиса, всё с той же улыбкой и опять же молча, разворачивается и уходит.
        «Изменялка времени… - грустно констатирует она. - Только как-то сильно я её повращала. Или она сама выбирает, насколько?..»

* * *
        Выставка. День. Дождь
        Гламурный разыскивает Мрачного и произносит:
        - Брат, помощь нужна. Я же Своего с Алисой сталкиваю… Так вот… Мой сейчас собирается на второй этаж. Алиса у себя на стенде какой-то ерундой занята. Пусть Твой за ней зайдёт и попросит вместе с ним сходить на переговоры на второй этаж - ну, типа, в качестве переводчика. Она ему не сможет отказать. Да и Твоему - польза.
        - А что там, на втором этаже? - будто ожидая подвоха, недоверчиво интересуется Мрачный.
        - На втором этаже литагенты восседают. Их чуть больше четырёхсот. Твоему нужно подойти с Алисой к столику К-33. Поможешь?
        Мрачный угрюмо:
        - Гламурный, я, конечно, не против… Только чего ты Своего к стенду Алисы сам не подведёшь?
        - Ничего ты, Мрачный, не понимаешь, - обиженно произносит Гламурный. - Столкнуть их на втором этаже - это ж нестандарт! А любой нестандартный ход стоит ста стандартных.
        Алиса беседует с кем-то на стенде. Внезапно замечает Писателя.
        - Поможешь? - спокойно спрашивает он.
        - Конечно, а чем?
        Хранитель Алисы - Хранителю Мрачного:
        - Это Гламурный Твоего подослал?
        Мрачный угрюмо кивает. Хранитель Алисы вздыхает.
        - Я узнал, что на втором этаже - литературные агенты. К ним на встречу записываются за полгода. Но я вчера подал заявку, возможно, получится. У меня есть несколько синопсисов и перевод одной из повестей. Вдруг их заинтересует? А ты поможешь мне пообщаться…
        Алиса кивает. Они поднимаются по эскалатору на второй этаж. Заходят в огромное помещение. Сплошные ряды столиков, каждый ряд - какая-то буква, на каждом столике - цифры.
        - Мне нужен К-33, - произносит Писатель.
        Они медленно пробираются по рядам. Находят К-33, подходят, здороваются. Алиса объясняет, кто они, Писатель протягивает манускрипты.
        В этот момент справа от Алисы к столику, который находится в следующем ряду, но с той же цифрой 33, подплывает…
        Алиса замирает в оцепенении. Она не верит своим глазам. Литагент К-33 о чём-то спрашивает девушку, но та не реагирует. Писатель дёргает Алису за рукав. Она вздыхает и произносит:
        - Ты же читал мою «Игру в Иную Реальность»?
        Писатель кивает.
        - Хочешь посмотреть на одного из персонажей?
        - Хочу, - Писатель улыбается.
        - Прямо перед тобой. Из этих двух - тот, кто справа. Полюбуйся…
        - А кто он?
        - Человек, Которого Не Было.
        Алиса пытается отойти правее, за колонну, чтобы тот, о ком они говорят, случайно не обернулся и не увидел её. Она не хочет с ним снова сталкиваться. Это - её прошлая жизнь, и Алиса совсем не собирается в неё возвращаться. Даже взглядом. Потому что жизнь должна представлять собой движение вперёд, а не назад.
        Писатель делает шаг к Алисе и мрачно-шутливо спрашивает:
        - Ты хочешь, чтобы я его…?
        - Нет! - шёпотом восклицает Алиса. - Что ты! Не надо… Пусть живёт…
        Писатель быстро закругляет разговор с К-33, и они с Алисой покидают зону литагентов.

* * *
        Русский Книжный в Лондоне. Вечер. Дождь
        Перед уходом со стенда к Алисе подходит колоритная девушка, похожая на юношу.
        - Вы с этого стенда? - интересуется она. Алиса кивает. - А я представляю Русский Книжный в Лондоне. Кстати, не хотите к нам прийти в гости? У нас постоянно проходят вечера с выступлениями русских писателей. Сегодня - очередной… Мы заинтересованы в книгах на русском языке. Если вам интересно, можем пообщаться. Вот моя визитка.
        Алиса рассматривает визитку и убирает её в карман пальто. Они договариваются встретиться на следующий день, чтобы обсудить возможность переместить привезённое богатство участников делегации в Русский Книжный.
        Взгляд гостьи скользит по стеллажам и останавливается на одной из представленных книг. Девушка берёт её в руки, открывает на произвольной странице, читает и спрашивает:
        - Чья это?
        - Моя…
        - Я её хочу. Только с автографом, пожалуйста!
        Алиса вздыхает - книга посвящена Человеку, Которого Не Было… Она подписывает. Гостья уходит.
        Появляется Писатель. Он говорит, что вечером едет выступать в «Пушкин Хаус». Алиса просит подарить её книгу «Пушкин Хаусу». Писатель соглашается, забирает книгу. Они прощаются.
        Алиса гуляет по Лондону в одиночестве и в какой-то момент обнаруживает себя на Пикадилли.
        Материализуется Гламурный:
        - Белый, тебе нравится число 3?
        Хранитель Алисы уже догадывается, к чему тот клонит, и отвечает:
        - Мне число 7 нравится.
        - Ну… 7 - тоже хорошее, не спорю. Но 3 - гораздо лучше, чем 2, согласен? - напевно мурлычет Гламурный. Хранитель Алисы кивает. Гламурный продолжает: - Брат, в двух шагах отсюда - тот самый Русский Книжный, где только что закончилась презентация одного русского писателя. Мой - там. Твою сегодня туда приглашали. Ну сделай с ней пару шагов - ей же всё равно нужно в книжном засветиться! Пусть она сейчас зайдёт, а не потом, а? И тогда они трижды столкнутся за один день! Явный знак для них! Согласен?
        Хранитель вздыхает:
        - Она не хочет Твоего видеть, понимаешь? Чего её насильно-то с ним сталкивать?
        - Ну не в службу, а в дружбу, можешь ты мне помочь? Тебе, конечно, это не нужно… Но вот представь: достанется тебе в подопечные грешник, придёшь ты ко мне, а я тебе откажу…
        Хранитель берёт Алису за астральную руку и печально произносит:
        - Пойдём, малыш, в Книжный зайдём. Всё равно тебе придётся в нём побывать…
        Алиса вспоминает, что Русский Книжный - как раз на Пикадилли. Смотрит на часы: открыт ли ещё? Достаёт из кармана визитку - проверить номер дома.
        Книжный - огромен. Только всё - на английском языке. Алиса идёт в дальний зал и обнаруживает спиралевидную лестницу на второй этаж с призывной вывеской: «Русские книги - здесь!».
        Алиса поднимается наверх, упирается в стеллаж, на котором красуются Солженицын, Улицкая, Полозкова, задаётся риторическим вопросом: «Интересно, как бы моим книжкам к ним присоединиться?», - поворачивается налево и замечает…
        «Нет! Нет!! Нет!!! Только не это!!!» - восклицает она внутри себя, мгновенно слетает вниз по лестнице и покидает злосчастный магазин.

* * *
        Тауэрский мост. Вечер. Дождь
        У Алисы раскалывается голова. Она медленно бредёт по Тауэрскому мосту. Почему её потянуло сюда, когда Тауэр уже закрыт?
        Она останавливается на середине моста, размышляя о том, что произошло сегодня.
        «Чертовщина какая-то… Не может такого быть… Трижды за один день… Time Turner… Что ты хочешь мне сказать, Бог?
        Разве есть у меня с этим человеком что-то в будущем? Нет. Всё - давно в прошлом… Жаль, что ничего не было тогда, но совершенно ничего нет, и не может быть сейчас…»
        Стоя на Тауэрском мосту, Алиса слышит строчки и записывает их:
        «Случайность встреч в краях чужих вдали от дома… Нет, не сберечь на память их фотоальбомам. Коснусь руки и молча - вдаль, своей дорогой… Мы - две реки… Мне очень жаль, тебе - немного… Что мудрый Бог хотел сказать внезапной встречей? За повороты стрелок вспять платить мне нечем… Целуешь вскользь, и молча - вдаль своей дорогой… Нам плыть поврозь… Мне очень жаль, тебе - немного… А кто-то просит, теребя рукав беспечно, автограф в книге, где тебя любить мне вечно…»
        Она отправляет стих sms-кой Человеку, Которого Не Было. Тот ничего не отвечает.
        Алиса спускается к Тауэру и в одной из башен замечает мерцающий огонёк. Он то появляется, то исчезает… Алиса хочет остановить хоть кого-нибудь из прохожих, чтобы показать странный свет, но вокруг - ни души. Сюрреализм…
        Алиса едет в Ковент Гарден, заходит в своё любимое кафе и садится за столик у горящего огня. Она заказывает кофе, а сверху начинает литься ещё одно стихотворение, которое Алиса так же послушно записывает:
        «Приснись… За сотни километров… Постой со мною на мосту. Я здесь, обласканная ветром, как страж бессонный, - на посту. Молчи!.. Обняв меня за плечи… Сегодня был тяжёлый день - от Тауэра в даль под вечер шла обезглавленная тень… Смотри!.. В окне опять мелькают иные - тайные - огни, мою судьбу в ночи листают, её отсчитывая дни. Скучаю… Больше, чем возможно… Но путь к тебе скрывает явь… Приснись!.. И хоть во сне безбожно любовью страстной обезглавь…»
        Хранитель Алисы печально качает головой: стихотворение - Мужчине в Белом, чей фантом уже проявляется за столиком напротив. Алиса хочет направить стихотворение адресату, но передумывает - сохраняет в черновиках телефона.
        Алисе очень грустно. Хранитель обнимает её за плечи и снимает головную боль.
        Глава 11
        18 апреля. Лондон. На следующий день после закрытия выставки.
        Тауэр. Утро. Дождь
        Накануне, в последний день работы выставки, Алиса и Писатель договорились с утра заехать в Тауэр, а после - в Гринвич.
        Они встречаются в метро, доезжают до Тауэра, покупают входные билеты и, не заказывая экскурсию, бредут по крепостной стене, заходят в башни, спускаются к воронам. Алиса наблюдает за птицами и произносит:
        - Когда я уезжала из Москвы, мне пришло стихотворение про тауэрских воронов. Некоторые строчки я так и не поняла. Так часто со мной бывает: сначала пишешь, а потом понимаешь, о чём это. К тому же, представь, я даже не знаю, кому я его написала, потому что услышанное имя принадлежит одновременно слишком многим моим знакомым, включая и тебя…
        - Прочитай…
        - «Лондон пьян весной, ты - тоже, а в Москве - Великий Пост. Отведи меня, Серёжа, к чёрным воронам за мост. В мире пошлом и продажном существует божья рать. Королевским птицам важным не положено летать. Носят с метками браслеты, не расправить им крыла - небу данные обеты охранять страну от зла. Как печальны их беседы: что норд-вест им, что норд-ост, - улетят - случатся беды, рухнет Тауэрский мост… Преступать не смей, Серёжа, недозволенных границ, посмотри: я так похожа на одну из этих птиц…»
        - У них подрезаны крылья? - спрашивает Писатель.
        - Да. Это старинная легенда. Если вороны покинут Тауэр, рухнет монархия. Их здесь хорошо кормят, у каждого - своё имя. Они - ХРАНИТЕЛИ.
        - Значит, ТЫ - тоже ХРАНИТЕЛЬ?
        - Возможно… Только вот не знаю, чей, - смеётся Алиса.
        Писатели заходят в башню, где проходит выставка корон.
        Шикарные экземпляры с указанием лиц, которым они некогда принадлежали, медленно проплывают мимо. Писатель периодически спрашивает Алису:
        - Как тебе эта?
        - Неее, эта не нравится, - улыбается она.
        - А эта?
        - А эта - ничего, да…
        Писатели заходят в сувенирный магазинчик. Здесь, в отличие от Аббатства, короны продаются большие. Но Алисе они не нравятся. Писатель берёт одну из них, возлагает Алисе на голову, достаёт фотоаппарат и фотографирует.
        Алиса смеётся, а Писатель спокойно произносит:
        - Всё, ты - Королева… Теперь уже точно…
        Во внутреннем дворике Писатель фотографирует Алису с бифитером - стражником Тауэра, как внезапно к Алисе подходит… ВОРОН.
        - Смотри! - восклицает она. - Все - там, внизу, а этот решил прогуляться. Разве мы не похожи?
        Писатель фотографирует их вместе, а потом спрашивает:
        - Ты специально выбирала для Лондона исключительно чёрно-белую одежду?
        Алиса оглядывает себя с ног до головы и осознаёт: действительно, всё, что она взяла в Лондон, - либо чёрного, либо белого цвета, за исключением свитера, он - чёрно-белый.
        - Нет, так получилось…
        - Ладно, Королева, поехали в Гринвич обнуляться, чтоб жизнь заиграла всеми цветами радуги…

* * *
        Гринвич. День. СОЛНЦЕ!!!
        Писатели заходят в первый вагон поезда с автоматическим управлением и усаживаются прямо на передние сиденья, где в обычных поездах расположена кабина машинистов, чтобы почувствовать разницу. В окнах мелькают бедные районы Лондона, затем появляется новый банковский - аналог Сити - гигантские стеклянные небоскрёбы Canary Wharf.
        И вот наконец они выходят на нужной остановке, добираются до входа в парк и медленно поднимаются на холм Королевской Обсерватории.
        «Удивительно и неправдоподобно, но в Гринвиче светит солнце! К чему бы это?» - размышляет Алиса и рассказывает Писателю про Нулевой Меридиан. Писатель скептически улыбается и по дороге фотографирует небо в «решётках веток».
        - Любишь готику? - спрашивает Алиса, уже заранее зная ответ.
        - Обожаю.
        - Там, в костёлах, очень мрачно. Разве нет?
        - Мрачно, - соглашается Писатель. - Но я же - католик…
        Они рассказывают друг другу истории из трудного детства.
        Алиса размышляет: почему так? Почему у них обоих оно было чёрным, а сейчас ей нравится тепло, солнце, всё яркое и светлое, а Писателю - мрачные места и чёрные голые ветки деревьев? Она тоже когда-то убивала своих персонажей в рассказах, а теперь, наоборот, пытается всех спасти… Но не находит ответа.
        Алиса подбегает к Нулевому Меридиану и подпрыгивает на нём от радости. Она протягивает руки к небу, на котором светит Солнце. Писатель фотографирует её и так, и сяк. Алиса поочередно ступает по обеим сторонам линии Меридиана, начинает танцевать и даже что-то мурлычет себе под нос.
        - Что ты там поёшь?
        - Стихотворение. Оно пришло ко мне, когда я была на платформе «Девять и три четверти».
        - Так сделай его достоянием общественности…
        - «Туман окутал пеленой, мостам не хватит жёсткости… Вращая пальцем шар земной, Соляр меняю в плоскости. Не цельтесь в старую мишень, сыграем лучше в салочки! - сквозь стену с шапкой набекрень под взмах волшебной палочки… Вы, судьи, в зеркале кривом, смеётесь - вас не вылечить! Танцую вальс на нулевом меридиане в Гринвиче!»
        Писатель улыбается:
        - Ты такая смешная…
        - Давай, иди сюда, обнуляйся, ну же! Пусть всё чёрное оставит нас, а жизнь начнётся с чистого листа. Загадывай желание!
        - Сбудется?
        - Я была здесь ровно десять лет назад. В апреле, как и сейчас. Осенью у меня резко изменилась жизнь. Настолько резко, что я и предположить не могла. К лучшему. Хотя сначала тяжело так кардинально разворачиваться. Но потом началась действительно новая и самая счастливая глава в моей Книге Жизни. Правда… И я верю, что и сейчас оказалась здесь не случайно. И ты - тоже.
        Писатель занимает место у Нулевого Меридиана. Теперь фотографирует Алиса.
        Хранитель грустно смотрит на неё, потому что обнулилась подопечная явно не полностью - в её голове устойчиво присутствует образ Мужчины в Белом.
        - Значит, осенью, говоришь? Новая и самая счастливая глава? - с улыбкой уточняет Писатель.
        Алиса кивает:
        - Однозначно! Осенью!
        Хранитель Алисы вздыхает. Мрачный угрюмо спрашивает:
        - Что, Брат, неправда про осень?
        - Всё - правда. И про осень - тоже. Только Моей до осени нужно ещё добраться. А лето у неё в этом году будет такое… Я бы даже сказал: не будет у неё в этом году лета. Вообще… Вот так, Брат…
        Они оба смотрят на Алису с печалью. А она сейчас, такая радостная, красивая, счастливая, ни о чём плохом из предстоящего не ведающая, берёт Писателя за руку и ведёт его в музейный домик Королевских астрономов.
        Писатели медленно обходят экспонаты - телескопы, различные механизмы, похожие на часы, какие-то свитки, - заходят в тёмную комнату. Алиса обнаруживает глобус. Большой-большой. Она подводит к нему Писателя:
        - Смотри! Это - наш земной шарик, прямо такого размера, каким я вижу его на медитациях. Представь: там, в небе, есть большие люди - монахи, они - ХРАНИТЕЛИ нашего шарика. Они рядом с ним стоят и ладони вот так держат, как у костра, когда руки греешь. Хранители такие же большие, как мы с тобой по сравнению с этим шариком. Сфотографируй меня на память с ним, а?
        После очередной «фотосессии» Алиса подходит к столу. Странный стол. На нём нарисованы предметы - какие-то чернильницы, карандаши, ручки и табличка, гласящая: «Дотронься, чтобы узнать больше».
        Алиса дотрагивается и тут же вскрикивает от ужаса - по поверхности быстро-быстро пробегают огромные, жирные, мохнатые с кучей лап…
        Писатель подходит к Алисе:
        - Что случилось?
        - Это плохой стол!!! Он - чёрный!!!
        Писатель дотрагивается до стола. Алиса зажмуривается.
        - Алис, не бойся. Это - компьютер с тачскрином. После тех, кого ты боишься, на столе появляется текст с рассказом, и ты можешь перелистывать страницы, чтобы читать дальше.
        Хранитель обнимает Алису за плечи и уводит от стола подальше:
        - Это всего лишь знак о том, через что тебе скоро предстоит пройти, именно ПРОЙТИ, чтобы потом оказаться в счастливой осени…
        Писатели покидают тёмную комнату.
        У выхода из музея Алиса замечает неприметную лестницу, ведущую куда-то наверх, и взглядом предлагает подняться выше.

* * *
        Через очередные музейные комнаты второго этажа, до которых, видимо, мало кто добирается, писатели выходят на крышу и по узкому проходу шагают к двери, расположенной в куполе, где хранится самый большой телескоп.
        - Вау! - восклицает Алиса.
        Внутри круглого помещения - никого. Играет медитативная музыка. По центру возвышается громадное устройство. Писатели завороженно обходят телескоп по кругу. Алиса пересекает границу, обозначенную цепью, и забирается по лесенке под самый купол. Писатель фотографирует.
        В помещении материализуется Гламурный и радостно сообщает:
        - Белый, я готов озвучить план!
        Мрачный бросает на Гламурного угрюмый взгляд. Хранитель Алисы усмехается:
        - Как, Брат, разве ещё не всё? Ты что, вдруг понял, что 7 - гораздо лучше, чем 3?!!
        - Не иронизируй, - продолжает воодушевлённый Гламурный. - На самом деле я понял: чтобы выйти ровно на ту ситуацию, как тогда, их надо столкнуть в июне, а не в апреле. Тогда они познакомились именно в июне. А до июня, чтобы всё ну совсем красиво получилось, Твоей надо бы кое-где весу набрать.
        - В смысле - «весу»? И где это - «кое-где»? Тебе не нравятся её формы?
        - Ну… мой же, сам знаешь, гламур любит и всё такое эксклюзивное… Поэтому я подумал и решил следующее. Год назад Твоя в конкурсе участвовала. «Императорском». Итоги в начале мая объявят. Короче, я беру на себя вопрос о том, чтобы она в финал вышла. Ну-у-у… В этом году - в финал, в следующем - она победит. Обещаю! А вот в другом, «Королевском», где она уже в финале, ей надо обязательно победить! Это ты на себя возьми. Итоги - в конце мая. Всё сходится, Белый, всё сходится!!!
        Хранитель Алисы бросает взгляд на Мрачного:
        - Вы там сговорились все, что ли? Один всё корону ей норовит подсунуть. Другой требует Королевой стать. Мрачный, ты чего молчишь?
        Мрачный мрачнеет:
        - Нет, не сговаривались… Мой так просто пошутил…
        - Отличная шутка! - радостно восклицает Гламурный. - В каждой шутке - всего лишь доля шутки, а остальное - чистая правда! Итак, Мрачный, раз Твой шутил - значит, ты и делаешь её Королевой.
        - Нереально, - вдыхает тот.
        - Гламурный, - спокойно произносит Хранитель Алисы. - Я так и не понял, зачем Моей в финал выходить и побеждать. Не поверишь, но ей это уже не нужно. Она давным-давно всем всё доказала. Возможно, Алиса вообще откажется от участия в последней «битве за корону».
        - Как это «зачем»?! Во-первых, лишних побед никогда не бывает. А во-вторых, она должна Моего зацепить за живое. Он же тогда обещал, что её коронует. Ну… условно, да, но обещал. И ничего для этого не сделал, согласен. А тут - проходит столько лет - и бац! - она сама. С нашей помощью, конечно. Но для него-то - сама! Представь, как его это заденет! Да он сам с ней захочет встретиться… Вот увидишь! И тогда, в июне…
        - Гламурный, в пространстве вариантов такого варианта нет. Точка. В данном случае победить она не сможет.
        - Белый, нет ничего невозможного. Если такого варианта в пространстве ещё не числится, значит, его нужно придумать! А как только мы его придумаем, он там сразу же появится, а любой из появившихся вариантов реализовать всегда возможно. Собственно, мы его сейчас уже и придумали!
        - Ты придумал, а не мы. Так и реализуй его сам. Это Твой - должник, а не Моя. Я вернусь с ней в Москву и весь май буду заниматься вопросами её здоровья, мне не до творчества будет. Или тебе всё равно, чем закончится для неё очередной период Сатурна? Шансы Алисы остаться на Земле на настоящий момент равны нулю, как и на вашу пресловутую корону. По-моему, Гламурный, тебе как раз очень выгодно, чтобы Моя задержалась на Их свете, нет?
        Гламурный замолкает. Мрачный мрачнеет.
        Все трое смотрят на Алису: красивая, счастливая, совершенно не подозревающая о том, что её ждёт впереди и как сейчас решается её судьба в ином измерении, она стоит на вершине лесенки под самым куполом Королевской Обсерватории и улыбается Писателю.
        Мрачный вздыхает:
        - Ладно, за свои слова надо отвечать, согласен. Помогу чем смогу.
        - Белый, и я тоже, я тоже помогу. Правда.
        Хранитель Алисы молчит.
        Алиса спускается с лесенки. Писатели выходят из Королевской Обсерватории и возвращаются в город.

* * *
        Лондон. Ночь. Свинцовые тучи. Проливной дождь
        Алиса сидит на подоконнике и слышит льющиеся откуда-то строчки, которые не до конца осознаёт, но привычно записывает и сохраняет в телефоне:
        «Прозренье не спасёт слепца - жизнь сокровенна. Не пейте Истины с лица самозабвенно. В решётке веток солнца нет - сплошные тучи. Никто прочтению примет Вас не научит. Здесь травы требуют дождей, как Бог - крещёных. Вот-вот взорвётся мир идей невоплощённых. Отводят всячески от Вас, ведут к расплате, и без пяти - мой звёздный час на циферблате…»
        Глава 12
        Майские праздники. Москва. Комната
        Алиса разбирается в шкафу - наконец-то появилось время, чтобы достать летние вещи и убрать зимние.
        Хранитель сидит в кресле напротив:
        - Когда доразбираешься в своём замечательном шкафчике, займись изучением Транзитов. Это знание тебе очень скоро пригодится.
        Но Алиса не слышит. Вернее, завершив разборки со шкафчиком, она подходит к книжному стеллажу. Иногда Алиса приводит в порядок его содержимое, но периодичность данной процедуры не позволяет стеллажу выглядеть гламурно. Здесь чего только нет - и её собственные книги, и подаренные коллегами по перу, и приобретенные ею, но ещё не прочитанные, и фотоальбомы с её выступлениями, и газеты-журналы с её публикациями, и…
        Алиса добирается до распечаток и тетрадок - написанное когда-то давным-давно, но так и не изданное - руки не дошли. Часть «трудов» потеряна, часть выброшена собственноручно. В стеллаже - третья, уцелевшая часть.
        Алиса зависает над распечатками: «Надо бы издать стихи. И решить, что делать с тьмой рассказов…»
        Хранитель усмехается:
        - Говорю же: займись изучением Транзитов… Когда Солнце человека в Транзите попадает в Темницу, он невольно начинает подводить очередные итоги жизни…
        Алиса перечитывает «запылившиеся» рассказы, написанные ещё в 13 -17 лет, и набирает номер старого доброго знакомого - Весельчака Ы, чтобы предложить встретиться в каком-нибудь тихом местечке.
        Весельчак Ы - писатель, причём, в отличие от других, зарабатывающий на своём творчестве, и, одновременно, - её хороший друг, поэтому сможет вынести адекватный вердикт по поводу «детского» творчества: издавать или сразу - в мусор.

* * *
        Майские праздники. Москва. Кафе «Шоколадница»
        Алиса встречается с Весельчаком Ы в тихом местечке. Она молча протягивает распечатку «запылившихся» - то, что, по её мнению, так или иначе «удобоваримо» для прочтения третьими лицами.
        - Ой, что это?! - весело восклицает Ы.
        - Это - я… маленькая. Ну-у-у… то есть юная.
        - Я понял: сейчас ты - старая… - хохочет Ы.
        - Давай по очереди будем их друг другу читать вслух?
        - Чтобы что?
        - Чтобы ты мне что-нибудь сказал, - загадочно произносит Алиса.
        - А что сказать? - заговорщическим голосом шепчет Ы.
        - Правду… - выдыхает Алиса таким же заговорщическим голосом.
        - Ладно, Пятачок. До пятницы я совершенно свободен…
        Ы усаживается поудобнее, берёт в руки первый рассказ и принимается читать вслух. Ему крупно повезло: все рассказы - короткие. Периодически он акцентирует «кривые» фразы, Алиса их подчёркивает красной ручкой, чтобы потом отредактировать. По ходу чтения Ы бурчит: «М-да…», «Ничего себе!», «А-га!», «О-го-го!», «Уххх!» - и внезапно восклицает:
        - Слушай, а это - сам Эдгар По!..
        Хранитель Алисы обменивается с Хранителем Ы последними новостями.
        - Солнце в XII, что ли? - спрашивает Хранитель Ы, кивая на Алису.
        - Да, Весельчак… Угадал… За майские праздники Моя выдаст на вёрстку сразу девять томов полного собрания стихов, вернее, уцелевших стихов, назовёт «Оставляя стихами следы…», переиздаст роман про «Иную Реальность», скомпонует «рассказы», написанные в тринадцатилетнем возрасте, в книжку «Кувшинка», а то, что сейчас они с Твоим вычитывают, - в «Верите ли Вы в призраков?».
        - Белый, твоя Алиса - монстр! Как ты с ней управляешься? Мой за майские один рассказик напишет в журнал, да и то только потому, что его оттуда торопят - уже месяц ждут.
        - Нет, Весельчак, она - баран, а не монстр.
        - А чего ты тогда так расстроен? Баран - это ж хорошо, шерсти можно настричь! - хохочет Весельчак.
        - Настричь можно… Проблема в другом… Она сейчас все деньги, которые накопила, вгрохает в очередное «подведение итогов»… Ты ж сам знаешь, Брат, что почём в их литературном мирке. И как только заплатит она за книжки, так тут же ей срочно деньги и понадобятся… Откуда их потом взять - ума не приложу…
        - А ты и не прилагай, зачем ум прилагать? Кстати, к чему именно ты собрался его приложить? - смеётся Весельчак. - Знаешь, когда деньги действительно нужны, они всегда появляются сами. По крайней мере, у Моего - всегда так. Я лишь чуть-чуть потоки корректирую.
        Мобильный телефон Алисы начинает издавать мелодичную трель.
        - Хто таммм?! - загадочно вопрошает Ы, пока Алиса вытаскивает телефон из сумки.
        Алиса выслушивает звонящего и удивлённо поднимает одну бровь. Ы внимательно смотрит на неё и копирует движения, в том числе поднятую бровь, до тех пор пока Алиса не прощается со звонившим.
        - Не поверишь, Ы! Звонили по «Императорскому» конкурсу! Прикинь, я попала в список финалистов… Победит там Борька, я знаю, но он этого достоин.
        - Ты - в финале? Да ладно?! Это ж очччч. круто! Как это ты умудрилась? Там же… Вот это - действительно победа… Не благодаря, а вопреки… Но не расслабляйся - в следующем году в «Императорском» конкурсе точно победишь ты, а не Борька!.. Дай лапу - пожму!
        Алиса протягивает руку со словами: «Невероятно, но факт…», - Ы трясёт её долго-долго. Алиса щипает Ы в бок и заставляет вернуться к своим баранам - вычитке рассказов.
        Материализуется Гламурный, расплываясь по пространству улыбкой чеширского кота:
        - Здравствуйте, Братья! Ну что, Белый? Я выполнил своё обещание?! - и, не дожидаясь похвалы, мгновенно исчезает.
        Вычитав все 33 рассказа, Ы с Алисой идут гулять по городу. Им легко общаться и помимо творчества: Ы знает Иную Реальность, как и сама Алиса, он тоже про неё написал свою собственную сказку. Но Ы почти всегда пребывает в маске клоуна, это такое его амплуа, к тому же он работает с детьми - устраивает детские праздники, пишет сценарии ёлок, а Алиса - ребёнок, у которого праздников в детстве не было, и она предпочитает обходиться без масок вообще.
        Ы внимает рассказу Алисы про Лондон и восклицает, останавливаясь посреди дороги, демонстративно топая ногой:
        - Слушай, да это ж знак!!! Твой ЧКНБ, три раза явленный зачем, а?
        Алиса пожимает плечами.
        - Точно тебе говорю, Алис: «изменялка времени» сработала.
        - Я её перекрутила! Мне на столько лет обратно не нужно!!!
        - Эт ты зря! Не тебе решать, что нужно, сколько нужно и когда нужно… Шевели мозгами давай: зачем он тебе послан?
        - Возможно, важна первая мысль, которая приходила мне в голову каждый раз, когда меня с ним сталкивали?
        - Тоже вариант. Ну и какие это были три мысли?
        - Первая: «Всё в прошлом». Вторая: «Я - на правильном пути…», третья: «Как выйти на качественно иной уровень в литературе?»
        - То есть когда ты увидела его в первый раз, ты подумала, что он - человек из прошлой жизни. Так?
        - Да - Второй раз ты разговаривала с литагентами и, увидев его, решила, что тебе его показывают, подтверждая, что ты - на правильном пути?
        - Верно. Я тогда подумала, что это имеет отношение к литагентам.
        - Вполне разумно было бы предположить, что тебе Оттуда сказали как раз обратное: не к литагентам тебе надобно, а к Нему… Ну а потом, когда ты вошла в книжный?..
        - Понимаешь, я смотрела на стеллажи. Там стояли книги известных писателей. И я подумала: «Что нужно сделать, чтобы меня вот так же поставили в Лондоне?» Но это - уже следующий уровень, понимаешь?
        - И в этот момент ты увидела его, так?
        - Так…
        - Алис… Может, он тебе чем-то поможет в переходе на иной уровень?
        Алиса усмехается:
        - Уже помог, да… Я же рассказывала тебе про то, что он сделал… Так все эти годы и помогает…
        Ы с Алисой подходят к метро. Хранитель Алисы - Хранителю Ы:
        - Брат, пусть Твой попросит Мою помедитировать. Мне ей надо много чего показать…
        Ы останавливается у входа в метро:
        - Знаешь, Пятачок, какая мысль свалилась мне прямо сейчас на голову?
        - Откуда ж мне знать?
        - Неверный ответ! Ты можешь подключаться к Информационному полю.
        - И?
        - Ты давно не медитировала. Тебе же всякие интересные картинки показывают. Сгоняй-ка ты в Астрал, да? А потом мне расскажешь, и мы снова подумаем, ага?
        Глава 13
        5 мая. Москва. Кухня. Ночь на Георгия Победоносца
        Алиса включает медитационную музыку и…
        …сразу же попадает в тёмно-синюю Вселенную. Монахи начинают работать с её астральным телом - полощут его в виртуальной реке, очищая от всякой грязи. Потом Алиса встаёт под Серебряный Поток. На ней будто появляется серебряное платье, сотканное Потоком, и серебряная корона. Она обращается к одному из монахов с вопросом. Тем самым, который пришёл ей в голову в Лондоне: как перейти на следующий уровень?
        Перед Алисой появляется астральная лестница, по которой под всё тем же Серебряным Потоком она поднимается и добирается до кресла. Алиса садится в него и размышляет: «Интересно, а у меня туфли есть? Они - тоже серебряные?»
        Затем Алиса спускается. Монахи вместо привычного круга образовывают проход между ними, она направляется вдоль по дорожке, и, как только проходит последних двух монахов, навстречу к ней из пустоты Вечности выходит мужчина.
        Алиса видит его достаточно отчётливо - это Мужчина в Белом. Сначала Алиса радуется, но тут же останавливает саму себя: «знание» обманчиво - возможно, это совсем другой человек, родственный по энергетике Мужчине в Белом.
        Мужчина берёт Алису за руку и уводит куда-то вдаль.
        Появляется астральный домик. Вернее, его лёгкие призрачные контуры, чтобы Алисе понять земным умом, что речь идёт о домике. Они заходят в него, что-то обсуждают за едой, а затем он ведёт её на второй этаж. И внезапно, впервые Там, Алисе показывают сцену любви. Странное чувство - астральная любовь, когда физическое тело Алисы на Земле совершенно ничего не ощущает, но Там она счастлива.
        Они возвращаются в Вечность. Мужчина ведёт её по большой виртуальной дороге. По бокам от дороги - на «стенах» тёмно-синей Вселенной - появляются вспышками фрагменты из будущего. Вот Алиса выступает на радио, вот - заметка про неё в какой-то газете, вот она - на ТВ. Не на том, где она уже была. Алиса рада всему, что ей показывают, тем более что рядом с ней - Мужчина, которого она любит.
        Её несколько пугает только одно: она - в платье, которого у неё нет в реальности земной, - белом платье в красных маках. Когда-то Алиса мельком видела его в каком-то магазине в единственном экземпляре, но оно её совсем не тронуло - возможно, потому, что она искала себе оранжевое, похожее на выброшенное год назад после аварии.
        Алиса пытается платье в Астрале «перерисовать», поскольку покупать ещё одно, маковое, - перебор. Платьев у неё - множество. Но оно как назло не перерисовывается.
        В следующем фрагменте медитации появляются уже иные монахи, высокие-высокие, в чёрных одеждах с капюшонами, без лиц. Обычно они держат над Землёй руки, как люди у костра, но на самом деле монахи заряжают Землю энергией любви. Алиса зовёт их ХРАНИТЕЛЯМИ.
        Монахи окружают Алису. Теперь они будто варят что-то в котле, внутри которого находится она сама и нечто, - меняют ход событий, выстраивая нужные встречи, нужных людей, всю цепочку - в нужном для Алисы порядке.
        И тут Алиса замечает ещё одного мужчину - Важную Персону, с которой разминулась на выставке. Возможно, это и не та самая Важная Персона, но некто, кто сыграет важную роль в судьбе Алисы. Он протягивает ей руку, и они вместе выходят из котла. Алиса - опять же - в том маковом платье! Важная Персона ведёт её вдаль. Он - справа от Алисы. К ним присоединяется Мужчина в Белом, который теперь - слева.
        Перед ними появляется лестница. Высокая и широкая. И они оба ведут Алису по лестнице вверх, где находится кресло, похожее на трон. Они сажают Алису в кресло, а сами остаются стоять по бокам от неё.
        Алиса замечает знакомые лица там, внизу. Реакция у всех разная. Только один человек поднялся по лестнице, чтобы поздравить её. Алиса рада его видеть.
        Потом всё исчезает. Мужчина берёт Алису за руку и ведёт к призрачной лодке. Он как бы спрашивает: «Поедем?» Она кивает, забирается в лодку. Пространство вокруг них, как всегда, тёмно-синее, но Алиса чувствует, что наступила ночь. Вдали виднеются очертания гор. Лодка отчаливает и плывёт в их направлении.
        Следующий фрагмент - Алиса оказывается в горном монастыре, том самом, куда часто приходила на медитациях во время семинаров своего Учителя. Она садится у края пропасти рядом с монахом. К ним присоединяется Учитель. Они говорят, что ответ на Алисин вопрос, заданный в самом начале медитации, - это то, что ей сейчас показали. Либо должно быть так, либо ничего не будет вообще. Других вариантов нет.
        Появляются родители Алисы, они подтверждают слова Учителя и монаха. Следом - обитатели Библиотеки Вселенной - призраки поэтов Серебряного Века. Один из них подходит к Алисе и чётко произносит спокойным голосом: «Пробуй».
        Алиса снова перемещается в тёмно-синюю Вселенную. Монахи работают с её астральным телом, пока она качается на визуализированных ею качелях.
        Начинает звучать любимая «песенка» Алисы, под которую монахи обычно «закручивают в кокон» и отправляют обратно на Землю астральное тело. Раньше воронка всегда была очень маленькой, монахи окружали Алису, а она вертелась веретеном, создавая мощный энергетический вихрь. Монахи «обтачивают», «выравнивают» астральное тело, похожее со стороны на кокон, оно увеличивается в размерах, вытягивается.
        На этот же раз Алиса - в огромном круге, который образовали не только монахи, но и все, кого она видела здесь сегодня. Алисе необходимо, кружась, прикоснуться к каждому из стоящих в круге, чтобы те отдали ей часть своей энергии. Кокон становится гигантским, и она уже ожидает, что вот-вот её вернут на Землю, как к ней добавляют «коконы» двух других персонажей - Мужчины и Важной Персоны. Алиса смотрит на происходящее одновременно со стороны и наблюдает нечто похоже на трёхлепестковый, нераскрытый до конца бутон лотоса. И уже в таком виде Алису отправляют обратно.

* * *
        12 мая. Москва. Центральный Дом Литераторов. Вечер
        Алиса направляется на церемонию объявления итогов «Императорского» конкурса. В фойе она встречается с победителем. Его ещё не объявили официально, но Алиса знает, вернее, уже год назад знала, когда конкурс только планировался, что победит он. Победитель стеснительно улыбается. Алиса смеётся, пихает его в бок и произносит:
        - Да ладно тебе, колись, что ты!
        - Не знаю…
        - Зато я знаю. Молодец!
        После церемонии один из организаторов конкурса фотографирует Алису с «Её Императорским Высочеством» на память. Алиса счастлива.
        Вечером в своей любимой кафешке она отправляет знакомым sms-ку о такой вот маленькой победе. Потому что оказаться в числе финалистов именно в этом конкурсе для неё лично - победа. Все начинают поздравлять Алису в ответ. Она улыбается. Внезапно приходит sms-ка от ЧКНБ: «Я горжусь тобой…»
        «Невероятно…» - думает Алиса и мрачнеет, потому что Мужчина в Белом никак не отреагировал.
        - Займись изучением Транзитов, баран! - устало произносит Хранитель.

* * *
        13 мая. Москва. Кухня. Вечер
        В гости к Алисе приезжает Светлана. Алиса пересказывает события в Лондоне, затем - медитацию.
        - Получается, чтобы пройти на следующий уровень, тебе нужны эти два человека. Причём оба. Потому что они оба вели тебя по лестнице.
        - И ни одного из них нет в реальности земной рядом. И сделать так, чтобы они оба появились, видимо, мне самой невозможно - исключительно «дело случая», то есть хорошо ли «замесили то, что в котле» Там, наверху.
        - Он появится. Не переживай…
        - Важная Персона?
        - Мужчина в Белом… А потом - Важная Персона…
        - Светлый, можно я тебя попрошу? - обращается Хранитель Алисы к Хранителю Светланы, поскольку переход на образ «того в Белом» ему явно неприятен.
        - Давай, Белый, проси…
        - Пусть Твоя напомнит Моей сходить к врачу. В апреле врач была за границей на семинаре…
        Светлана берёт волшебную палочку Алисы, крутит-вертит. Потом рассматривает изменялку времени.
        - М-да… Слушай, а ты к врачу так и не записалась? У неё же запись за несколько месяцев…
        Алиса вздыхает:
        - До сентября ещё много времени…
        Хранитель Алисы рассерженно:
        - Много времени никогда не бывает. Ни у кого. Прости, Алиса, но тогда мне придётся прибегнуть к определённым нравоучительным мерам…
        - Белый, не кипятись…
        - А что у тебя на работе? - интересуется Светлана.
        - Почти доделала весь проект. В начале июня запустится… Сайт готов, надо только вычитать - проверить тексты. Все зарубежные партнеры определены, маршруты согласованы и просчитаны, полные и краткие программы описаны… За май мне нужно составить базу данных всех компаний города, которые имеют то или иное отношение к эзотерике. А с июня можно уже с ними встречаться по поводу рекламы поездок и так далее.
        - А ты сама куда бы поехала?
        - Я бы очень много куда поехала! - радостно восклицает Алиса. - Мне сказали, что я могу ездить сопровождающей с группами. Но мне, например, очень хочется по монастырям Бутана и на остров Пасхи. Или… на Сардинию. На море…
        - Ну-у-у, вот с Мужчиной в Белом на Сардинию и поедешь! - с улыбкой произносит Светлана. - Только знаешь, я думаю… ты всё-таки то платье с маками, купи, да?
        Внезапно появляется Хранитель Женщины из Дома Служения. Он здоровается с присутствующими и переходит сразу к делу:
        - Белый, хочу напомнить тебе про наш уговор - Алиса побывала в Лондоне, теперь она нужна нам. Сегодня ночью Моя позвонит Твоей и сделает официальное предложение. С руководством всё уже согласовано. Её с нетерпением ждут. У Алисы будет две недели - до конца мая. Пусть поскорее доделывает свой проект. Крайний срок - 9-е июня. Это как раз за неделю до начала её периода Сатурна.
        - Я постараюсь, Брат, - печально произносит Белый. - Только последнее время она почти совсем меня не слышит.
        - Если она не услышит тебя, значит, придётся задействовать Чёрных… Тем более я уже просмотрел ближайшее пространство вариантов Алисы на июнь и июль… Подстели ей соломки, Брат, подстели…
        - УЧИ ТРАНЗИТЫ!!! ТРАНЗИТЫ УЧИ!!! - кричит Хранитель Алисы прямо ей на ухо.
        Светлана внезапно замирает и спрашивает:
        - Алис, а ты случайно не знаешь, что такое «Транзиты»?
        Глава 14
        16 мая. Москва. Здание «РОСНАНО». Утро.
        За неделю до финала конкурса «Король Поэтов»
        Алиса приходит на работу, как и обычно, в радостном настроении, но внезапно чуть ли не с порога ей сообщают странную новость: уволен генеральный директор. Алиса познакомилась с генеральным директором через его маму - писательницу. Именно генеральный директор предложил Алисе работать здесь.
        «Надо же… А казалось, они жили душа в душу - гендир и владелица компании… Какое странное совпадение: директора уволили, как только меня настойчиво принялись зазывать в Дом Служения…»
        Через полчаса Алисе звонят на мобильный из комиссии конкурса «королей» и просят явиться вечером для обсуждения проведения финала совместно со всеми его участниками. Алиса нехотя соглашается, хотя на сам финальный турнир идти не собирается.

* * *
        День
        Алиса начинает как-то странно себя чувствовать. Не то чтобы плохо. Но не так, как обычно. Она даже не может понять, что именно с ней не так, но понимает, что что-то происходит. Алиса признаётся себе самой, что к врачу всё-таки лучше попасть до сентября, и набирает номер поликлиники. На другом конце провода произносят:
        - Врач в отпуске. Возвращается 10-го июня. Но ближайшая запись - только на 28-е, всё остальное уже занято… Записывать?
        Алиса тяжело вздыхает, но соглашается, одновременно размышляя о том, что 28-е попадает уже в солярный период Сатурна - самый тяжёлый период в году, который на этот раз начинается 16-го июня…

* * *
        Москва. Центральный Дом Литераторов. Вечер
        Алиса приезжает в Дом Литераторов. Там собрались «по-лукороли» и «полукоролевы», то есть финалисты. Алиса знает большинство из них и считает многих достойными коронации.
        Она замечает Ы, который тоже в финале, потому что он - не только писатель, но ещё и поэт-эстрадник. Ы радостно машет ей рукой; Алиса садится с ним рядом.
        Организатор конкурса рассказывает присутствующим о том, как будет проходить финал. Ы постоянно громко и весело комментирует озвученное, Алиса тоже отпускает едкие замечания, но гораздо тише и реже.
        Когда официальная часть заканчивается, Алисе становится совсем всё ясно - победить нереально. Ей.
        - Да ладно тебе, придём, просто почитаем со сцены. Ты в Большом зале когда-нибудь читала? - успокаивает её Ы.
        - Нет, не читала…
        - Ну вот! Уже явный плюс!
        - Ы, послушай, а зачем вообще приходить? Ты слышал, что они сейчас сказали? «Голосовалок» будет две - зрительская и жюри. Сам знаешь, по какой причине жюри меня не выберет ни при каких обстоятельствах. А откуда мне взять зрителей, если входной билет будет стоить столько, сколько они озвучили? Я могу проспонсировать разве что сына, я же только что отдала все свои сбережения на издание последних книг.
        - Ай-я-яй!!! Никогда не говори «последних», Алиса!
        У тебя впереди - ещё много-много книжек… Но поверь, у меня тоже нет денег, чтобы кого-то приглашать в качестве зрителей. Поэтому мы с тобой придём и будем читать друг другу, ага?
        Алиса мрачно вздыхает:
        - Друг другу мы с тобой и так читали, читаем и будем читать, для этого выходить на сцену, чтобы проиграть в ноль, совершенно не обязательно.
        В зале появляются Гламурный с Мрачным. Они подходят к Хранителям Алисы и Весельчака Ы, здороваются.
        - Белый, всё будет хорошо! - восклицает Гламурный. - Ты только сделай так, чтобы она пришла, ладно?
        - Повнушай ей эту мысль сам, - предлагает уставший от хлопот Хранитель Алисы. - Я не собираюсь химичить по этому поводу, мне и других предостаточно.
        - Брат, правда, мы тут вовсю нужный вариант подсвечиваем, накачиваем его энергетически. Загляни в пространство вариантов на 23-е мая, когда финал пройдёт. Видишь? Наш вариант уже попал в категорию наиболее вероятных… - произносит Мрачный.
        - Белый, - не унимается Гламурный. - Ну сделай Своей приятно, чего ты упёрся сам как баран? Представь, мы нужное ей пространство организуем, а она не явится. К чему тогда все наши хлопоты?
        Внезапно в разговор встревает Весельчак:
        - Братья, не ссорьтесь на ровном месте! Я возьму «привод» Алисы 23-го на себя. Делов-то! И не таких барашков приводили!
        Ы предлагает Алисе поехать с ним прямо сейчас в один из литературных салонов города к их общей хорошей знакомой. Но Алиса не хочет никого видеть и возвращается домой.

* * *
        Москва. Кухня. Ночь
        Алиса получает письмо от Ы: «Я тут в кулуарах пообщался, и, знаешь, что интересно: даже твои конкуренты считают, что победишь ты. Я спросил: почему? А они сказали, что у тебя стихи хорошие… Поэтому даже неважно, победишь ты или проиграешь в ноль - ты уже победила за кулисами…»
        Алиса нервничает. Не из-за конкурса. Она открывает в Интернете астрологическую программку, забивает в неё свои данные и нажимает на кнопку «Транзиты».
        Алиса не знает про Транзиты ровным счётом ничего кроме того, что это - расположение планет на текущий момент времени.
        Планеты выстраиваются по зодиакальному кругу. Алиса читает: «Солнце - в XII, Луна - в VIII, Сатурн - в V, Плутон - в VI…»
        Она достаёт распечатку Соляра. Солнце они с Астрологом вывели из XII в XI, но сейчас, временно - в Транзите, Солнце находится в угрюмом XII - в Темнице - Доме подведения итогов жизни.
        Алиса вздыхает. Она делает «шаг назад» в программке, чтобы просчитать, когда Солнце соизволит переместиться в 13-й градус Рака, то есть выйдет из XII и попадёт в I-ый Дом - Жизни, что кардинально улучшит ситуацию, но понимает, что это произойдёт ещё совсем не скоро - аж 4-го июля.
        «Ладно, теперь хотя бы понятно, почему меня вдруг так потянуло издать „неизданное"…»
        Книги Алисы, на которые она потратила все свои сбережения, должны выйти на первой неделе её периода Сатурна - с 17 по 20 июня.
        Хранитель Алисы сидит в кресле напротив, устало качает головой:
        - Я бы настоятельно советовал тебе изучить Транзиты подробнее. Если ты не разберёшься в них до конца июня, ты рискуешь уже очень скоро встретиться с Мужчиной в Белом. Только это, Алиса, будет совсем НЕ ОН. Это буду Я…
        Но Алиса не слышит Хранителя. Она закрывает астрологическую программку, выключает ноутбук и идёт спать. Как и обычно, засыпая, она рисует фантом Мужчины в Белом.
        Глава 15
        22 мая. Москва. Кухня. Вечер.
        Накануне финала конкурса «Король Поэтов»
        Алиса раскладывает Таро. Звонит мобильный телефон.
        - Итак, милая полукоролева, - с улыбкой произносит Ы. - Что вы читаете завтра на большой сцене?
        - Я не пойду, - мрачно произносит Алиса.
        - Нет, я не спрашиваю, идёте ли вы или нет, я спрашиваю: что вы там завтра читаете?
        - Ы, прекрати. Мне не до шуток. У меня в зале никого не будет. Света улетела менять свой Соляр в Испанию, а сын завтра получает какие-то документы по учёбе.
        - Замечательно, Алис, ты будешь очень агрессивная, а когда ты агрессивная, ты великолепно читаешь! Так, что прямо мурашки бегают, бегают и… перебегают… к соседу…
        - Ы, я, правда, не хочу туда идти.
        - А как же я? Ты не хочешь послушать, как я, полукороль, буду читать? Я вот очень хочу послушать тебя. Поэтому сделай приятно хотя бы мне. У меня в зале тоже - ноль зрителей. Я тебя приглашаю стать моим зрителем. Вот. Угу?
        - Считай, что я - где-то в зале. Я виртуально буду там тебя слушать.
        - Алис, если ты не придёшь, это значит, что ты - не полукоролева. Но ты ею являешься. Более того, там будут выбирать не только королеву с королём, но ещё пять рыцарей.
        - Я похожа на рыцаря? - усмехается Алиса.
        - Нет. Но пройти в семёрку лучших шансы есть. Короче, я решил: ты читаешь свои программные «Метры» и что-то типа «Танца».
        - Мои «метры» все уже наизусть знают.
        - Во! Верно! Если слова забудешь, тебе из зала подскажут! Это называется «узнаваемость». Оччч. хорошее стихо. А второе…
        - Ы, если я всё равно не «победю», тогда можно читать всё что угодно.
        - Не совсем так. Всё, что угодно тебе лично.
        - Тогда я прочитаю «Стреляйте!».
        - Не, «Стреляйте» не надо - застрелят, - смеётся Ы. - Не подсказывай им, что с тобой делать. Лучше что-нибудь нежное прочти. Ты же очень нежная, хрупкая, ранимая. Если оба стиха будут «кричалками», это не отразит твоей натуры.
        - Тогда «Путь».
        - Ну… «Путь» можно, да. Тогда появляется композиция - в первом стихе ты кричишь «Возьми мои 158 см с собой!», а во втором говоришь спокойно: «Да я ещё подумаю - тебя с собой брать или нет…» Ладно, договорились… Теперь вопрос номер два: в чём ты там появишься?
        - В смысле?
        - Ну… у тебя же много платьев. Кстати, ты то с маками, которое на медитации видела, ещё не приобрела?
        - Нет, Ы. Да его там уже и нет, наверно. Сколько времени с тех пор прошло, когда я его видела…
        - В общем, тогда тебе нужно красное платье. Яркое-преяркое. Я знаю, у тебя оно есть. И вот ты выходишь на большую сцену в ярко-красном платье, такая прямо «уххх!!!», и читаешь то, что твоей душе угодно, читаешь так, что «знай наших!» И мурашки побежали, побежали по рядам…
        Алиса смеётся.
        - Зря смеёшься, всё так и будет. Ты ещё своего «Георгия Победоносца» на шею повесь. Он же тебе помогает.
        - Иногда Высшие Силы не могут нам помочь.
        - Вот именно, «иногда». Ну ладно, я пошёл баю-бай. И ты давай туда же прыг-скок! До завтра!
        Хранитель Ы подмигивает Хранителю Алисы, Гламурному и Мрачному, которые собрались у неё на кухне.
        - Всё, она придёт! - смеётся Весельчак.
        - Белый, итак, - произносит Гламурный, - на настоящий момент времени в пространстве осталось всего два варианта на завтрашний финал. Мы договорились с несколькими Хранителями тех, кому Алиса в своё время помогла. Они обещали привести подопечных. Если эти люди придут, Алиса побеждает. Если кто-то из них не придёт, Алиса попадёт в семёрку лучших, что, согласись, тоже неплохо.
        Хранитель Алисы задумчиво спрашивает Мрачного:
        - Брат, Твой в Москве будет 15-го июля?
        Мрачный удивлённо и непонимающе:
        - А чего это ты вдруг, Белый? Не знаю, я так далеко не сканирую. А что?
        Белый ничего не отвечает. Хранители прощаются до завтрашнего вечера и исчезают.

* * *
        23 мая. Москва. Центральный Дом Литераторов. Вечер.
        Финал конкурса «Король Поэтов»
        Алиса собирается на финал с работы. Коллеги желают ей победить. Алиса скептически произносит: «Спасибо!».
        Выключая компьютер, она замирает над одним из открытых на экране файлов. С недавних пор, приходя на работу по утрам, она открывает фотку Мужчины в Белом, смотрит на него, говорит: «Привет! Пусть у тебя всё будет хорошо!» Потом в течение дня составляет базу данных - скачет по Интернету, быстро перещёлкивая окна открытых файлов, чтобы добавить найденную информацию, и периодически снова попадает на фотографию Мужчины в Белом, улыбается ему, а по вечерам закрывает файл самым последним со словами: «Пока! До завтра!».
        Алиса смотрит на Мужчину в Белом. Тот, как всегда, смеётся.
        «Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне…» - мысленно напевает она и, закрывая фотку, выключает компьютер.
        Алиса приезжает в Центральный Дом Литераторов, где уже собрались почти все «полукоролевы» и «полукороли». К Алисе подходит девушка:
        - Алиса, вы меня помните?
        Алиса понимает, что где-то когда-то давно действительно её уже видела, но не может вспомнить, где именно.
        - Я - Наталья, с ТВ «Доверие». Вы у меня были на передаче несколько лет назад. Вот решила прийти вас поддержать, ваша книжка у меня - настольная…
        Алиса улыбается и благодарит её.
        Периодически к Алисе подходят люди, с которыми она когда-то где-то пересекалась. Кого-то сама приглашала на ТВ, с кем-то участвовала в других конкурсах. Кто-то - вообще не из литературной среды. Вот в зал вплывает Глубоководный со своим семейством, а за ним угрюмо ступает по лестнице Писатель, с которым Алиса гуляла по Лондону.
        Ы подходит к Алисе и предлагает пройти в Большой зал. Они садятся в первом ряду рядом с Татьяной Аксёновой и Георгием Бойко, которых Алиса давно знает, уважает как поэтов и считает самыми вероятными кандидатами на победу.
        Её вызывают читать второй - это хорошо. Потому что Алиса не любит читать «в хвосте». Впрочем, как и любой Овен. Она «отчитывается», Ы её фотографирует, хотя фотки получаются все смазанные. Ы смеётся, протягивая ей фотоаппарат для просмотра кадров:
        - На сцене ты - неуловима! Сплошное движение… Прочитала оччч. хорошо, молодца. А уж красное платье - гарант победы.
        Алиса смеётся.

* * *
        Мрачный, Весельчак и Гламурный подходят к Хранителю Алисы и показывают жестами, что она прочитала на «отлично».
        - Ступайте, не мешайте мне думать, - устало машет рукой Хранитель Алисы, поскольку совершенно очевидно: он озабочен явно не происходящим в зале.
        В перерывах между выступающими кто-то из приглашенных гостей поёт, играет на гитаре, в общем, максимально растягивает подведение итогов до ночи. Наконец зрители сдают карточки для голосования, а комиссия начинает подсчёт голосов.
        Хранитель Алисы исчезает. Он появляется в подвальном буфете Дома Литераторов и подходит к человеку, окружённому Чёрными Тенями.
        - Белый, чегой-то тебе надобно в наших войсках? - удивлённо восклицает Тень.
        - Твой любит злачные литературные заведения, так?
        - А стал бы он сюда приходить? Кстати, там наверху уже объявили «королей»?
        - Нет, подсчитывают… - произносит Хранитель Алисы, одновременно размышляя о чём-то.
        - Белый, говори быстрее, зачем явился, я уже от твоего присутствия дрожать начал, отойди хоть на шаг подальше, а?
        Хранитель Алисы послушно делает шаг назад и спрашивает:
        - Пятнадцатого июля приведёшь Своего в литературное кафе вечером?
        - Там пить-курить можно?
        - Можно. Это то кафе, где моя Алиса будет проводить очередной конкурс, в котором Твой может поучаствовать.
        - Там слишком светло, у Твоей Алисы… Ты, слышь, быстрее договаривай, а то у меня хвост уже белеет! - Тень поднимает хвост вверх и посветлевшей кисточкой тычет Белого в живот. - Проваливай давай… Я светлыми делами не занимаюсь. А тебе о тёмных непозволительно испрашивать.
        - Я как раз попрошу тебя об одном маленьком тёмном дельце… - тихо произносит Белый, нервно оглядываясь по сторонам.
        Тень удивляется и с нетерпением топает зачесавшимися от любопытства копытцами.
        - Интересно, и?
        - Пятнадцатого июля вечером в 19:00 ты приводишь Своего в то литературное кафе, подсаживаешь его за столик к Алисе. Её столик находится у…
        - У колонны, знаю… И?
        - И заставляешь начхать на неё.
        - Вот это да!!! Впервые слышу подобную просьбу от Светлых! - удивляется Тень. - Ты хочешь, чтобы Мой чихнул Алисе прямо в лицо?
        - Совершенно верно… И пусть чихает как можно чаще и смачнее.
        Тень ухмыляется:
        - Ну, не вопрос… По рукам… Начхать - это всегда пожалуйста. Обращайся ещё! Белый, а тебе это зачем?
        Хранитель Алисы ничего не отвечает и исчезает.
        Он появляется в зале. На сцене - Алиса, какая-то совершенно растерянная и пока ещё не ощущающая себя в роли «Королевы». Затем объявляют «Короля». Тот поднимается из зала на сцену и галантно целует руку Алисы.
        Гламурный, Мрачный и Весельчак подбегают к Хранителю Алисы и похлопывают его по крыльям:
        - Всё, Братан, теперь ты - Хранитель Королевы! Второй после Хранителя Северянина в Серебряном веке! - восклицает Гламурный. - Пусть Твоя не забудет Моему об этом сообщить. И тогда в июне…
        Хранитель Алисы кивает головой, полностью погружённый в собственные мысли.
        - Неблагодарный! - обижается Гламурный. - Ты бы хоть «спасибо» нам сказал… Эээх…
        Хранитель Алисы выдыхает: «Спасибо». Гламурный с Мрачным исчезают.

* * *
        Весельчак с Хранителем Алисы следуют за своими подопечными в небольшое кафе.
        - Ы, - задумчиво произносит Алиса, - что это было?
        - Это? Ах, это… Та первая лестница, на которую ты сама взобралась в последней медитации. Ты ж на неё даже внимание не обратила, потому что тебя в первую очередь Мужчина в Белом интересует… Но ничего. Теперь давай вспомни, что тебе показали дальше?
        - Мужчину в Белом…
        - Не, Алис. Неверный ответ. Дальше было платье. С маками… - загадочно произносит Ы.
        Хранитель Алисы - Весельчаку:
        - Какой же Твой у тебя проницательный! И долго ты его так дрессировал?
        Весельчак заливается хохотом.
        - Короче, Алис, купи то платье, да? - улыбается Ы.
        Алиса пожимает плечами - её мало сейчас волнует то платье.
        - Я как-то странно себя чувствую… - говорит она.
        - Корона жмёт?
        - Нет. Я про другое… Скоро начнётся период Сатурна. Помнишь, я меняла Соляр в Елабуге? Но сейчас все планеты в Транзите стоят в самом худшем варианте. И Солнце, символизирующее Жизнь человека, выйдет из Темницы XII-го Дома только 4-го июля.
        - И?
        - Мне страшно… Я понимаю, что что-то не так.
        - У тебя что-то болит?
        - Нет… Но я же знаю…
        - Х-мм… А к врачу?
        - Я записалась к врачу, но только на 28-е июня. Она в отпуске. И это будет уже период Сатурна. Он заведует моей Смертью.
        - А к другому врачу?
        - Не пойду…
        - Ты других боишься?
        - У меня Плутон в VI. Я его боюсь… VI - это Здоровье и Работа. Плутон разрушает всё до основания в той сфере, куда он попадает.
        - Ну, Алис, Плутон может проплутонить и по линии работы. Кстати, что у тебя с работой?
        - Женщина хочет, чтобы я перешла в Дом Служения до конца мая… Я даже не представляю, как это озвучить…
        - Так значит, Плутон проиграется по работе!
        - Нет, Ы, я же чувствую, что нет… - в глазах Алисы появляются слёзы.
        Ы берёт её за руку и произносит, как добрые сказочники маленьким детям:
        - Ну не плачь, Малыш. Вот увидишь, всё будет хорошо! Ты же поставила все Дома, как в Радиксе. Значит, ты всё успеешь вовремя, ты сможешь влиять на ситуацию.
        Алиса всхлипывает:
        - Я вижу операцию… Нет, даже две…
        - Две? - удивлённо произносит Ы.
        Алиса кивает.
        Хранитель Ы - Хранителю Алисы:
        - А Твоя-то разве не проницательна?
        Хранитель Алисы пожимает плечами.
        - Помнишь, что говорила мне Нонна?.. - спрашивает Алиса.
        Хранитель Алисы, вздыхая, - Хранителю Ы:
        - Весельчак, попроси её сходить к Учителю.
        - Может, тебе к Учителю сходить, Алис? - предлагает Ы.
        Алиса кивает в знак согласия.
        - Ну и ладушки. А теперь вам нужно хорошенько подкрепиться, Ваше Величество… или Высочество? Хм… - произносит Ы, садится рядом с Алисой и начинает кормить её с вилки принесённой официантом едой, приговаривая:
        - Знакомься, Алиса! Это - Синьор Помидор. Синьор Помидор, это - Алиса!
        Алиса уже смеётся.
        Поздно ночью она возвращается домой.
        На следующий день Алиса напишет sms-ку про случившееся вчера совершенно невероятное событие и направит её всем знакомым. Всем, кроме Человека, Которого Не Было. И все поздравят её в ответ. Почти все.
        Все, кроме Мужчины в Белом.
        Глава 16
        1 июня. Суббота. Москва. Комната. Утро
        Алиса разбирает кресло, привычно заваленное одеждой.
        Хранитель ходит за ней по пятам и приговаривает:
        - Платье в маках - это то, чего тебе сейчас не хватает. И все, заметь, говорили тебе на твоём земном языке: купи то платье! А ты никак не хочешь за ним заехать. Всё потому, что периодически перестаёшь верить в чудеса. А я уже устал отваживать желающих его себе прикупить.
        Алиса останавливается у шкафа, разглядывая многочисленные наряды. Внезапно она решает всё-таки заехать в тот огромнейший магазин, похожий скорее на целый город магазинов, в котором когда-то встретилась с белым платьем в маках, хотя шансы на то, что оно всё ещё висит на вешалке, а не выгуливается на чьём-то земном теле, практически равны нулю - стоило копейки, было в единственном экземпляре и, учитывая количество посетителей…

* * *
        Москва. ТЦ «МЕГА». День
        Алиса приезжает в магазин-город, блуждает в широких коридорах лабиринта и наконец-то находит то место, где видела маковое платье.
        С трепетом она заходит внутрь и направляется к вешалкам с левой стороны. Но теперь здесь висят брюки, которые Алису совершенно на данный момент не интересуют. Она уже собирается покинуть магазин, как Хранитель останавливает её:
        - Дорогая, да научись же ты смотреть направо!
        Алиса послушно поворачивается и идёт к дальним вешалкам. На одной из них в большом количестве висят платья. Где-то в глубине она разглядывает едва заметный белый кусочек, буквально «задавленный» другими яркими тканями. Алиса достаёт то самое платье в единственном экземпляре и не верит своим глазам. На ценнике - всё те же «копейки». Она направляется в примерочную.
        Хранитель усмехается:
        - Нет, ну что за баран, а? Да твой размер, твой!
        Платье сидит идеально. Алиса подходит к кассе и протягивает ровно те самые «копейки». Кассирша сканирует штрихкод, упаковывает «маки» и выдаёт Алисе пакет вместе с чеком и сдачей.
        Алиса удивлённо смотрит на кассиршу, та с улыбкой отвечает:
        - У нас с сегодняшнего дня на это платье - скидка пятьдесят процентов. Наслаждайтесь!

* * *
        Москва. Дом на Полянке. Вечер.
        Алиса приезжает к Учителю, тот радостно её приветствует: они не виделись уже около двух лет.
        Алиса проходит в комнату, а Учитель весело подмигивает Хранителю Алисы.
        Алиса располагается напротив Учителя, и первое, что тот произносит:
        - Твоё платье - просто супер. Откуда взяла?
        - Из медитации вытащила…
        Они оба смеются.
        Пока Алиса рассказывает свои последние земные новости в том ракурсе, в котором их видит она сама, Хранитель сообщает Учителю всё то же самое, но с иной точки зрения.
        Учитель мысленно беседует с Хранителем Алисы и словами - с Алисой.
        - У всех вокруг - рак… - задумчиво произносит она. - И у мамы был такой же повреждённый Плутон в VI в оппозиции к Солнцу. И её тогда направили на операцию, разрезали, а было уже слишком поздно - зашили обратно и отпустили умирать…
        - Убеди её, - произносит Хранитель Учителю, - чтобы она сделала всё, как ей скажет врач. А то включит «бараньи рога»…
        - Алиса, у тебя - свой Путь, - произносит Учитель. - Ты будешь жить. У тебя всё будет иначе. Скажи сейчас: «НЕ ДОЖДЁТЕСЬ!».
        Алиса спокойным голосом:
        - Не дождётесь.
        - Не, так не пойдёт. Рассердись и произнеси максимально энергично.
        - НЕ ДОЖДЁТЕСЬ! - выкрикивает Алиса в пространство и показывает кому-то язык.
        - Молодец, - хвалит её Учитель, одновременно вытягивая негативную энергию. - Пойдёшь к врачу и будешь делать то, что она скажет. У тебя очень хороший врач. Тебе нужно её слушаться, а потом, когда пройдёшь очередной чёрный туннель…
        - А потом я поеду на море… - улыбается Алиса.
        - А на какое море ты поедешь? - интересуется Учитель.
        - На Чёрное она поедет… - восклицает откуда ни возьмись появившийся в комнате Хранитель Женщины.
        Алиса внезапно ловит странный ответ в своей голове - «На Чёрное» - и недоумённо отвечает:
        - Вообще-то я хочу на Сардинию…
        Учитель кивком приветствует Хранителя Женщины. Хранитель Алисы ошарашенно:
        - Брат, ты спятил? Какое ещё такое Чёрное море?!
        - Нет, я констатирую факт из пространства вариантов. Он появился только сегодня, поэтому и спешу доложить о нём тебе. Учитель, вы тут обязательно сейчас настройте Алису на поездку на море!
        Учитель кивает и произносит:
        - Обязательно поедешь на море… Но, возможно, сначала не на Сардинию…
        Хранитель Алисы встаёт руки в боки и ждёт объяснений от Хранителя Женщины.
        - Ты вот, Белый, до сих пор не организовал переход Алисы в Дом Служения. А осталось всего две недели до начала её периода Сатурна. Поэтому, во-первых, я хочу тебе сообщить, что в этот понедельник, 3-го июня, на работе Алисы появится Чёрный генеральный директор. Я уже обо всём договорился. Он из одной крупной секты. И уже 7-го июня, в пятницу, Алиса будет вынуждена уволиться.
        Учитель не выдерживает и произносит вслух:
        - Охренеть…
        Алиса удивлённо:
        - Вы что-то сейчас увидели?
        - Услышал… Но уверяю, что все перемены пойдут тебе на пользу! Кстати, что у тебя с работой?
        Пока Алиса радостно делится с Учителем объёмом проделанного по созданию нового направления с нуля, которое уже, собственно, полностью готово и будет запущено в понедельник, Хранитель Женщины продолжает беседовать с Хранителем Алисы:
        - Так вот… По поводу Чёрного моря… Сегодня Моя позвонит Алисе и озвучит план - провести грандиозный литературный фестиваль «Россия - Болгария». Алиса напишет проект фестиваля и придумает ему отличное название: «Я люблю этот мир». Болгарская сторона проект утвердит. Алиса поедет вместе с руководством Дома Служения на весь август организовывать фестиваль в санаторно-оздоровительный комплекс «Камчия», который прямо на Чёрном море и расположен. Шикарное место, Белый!
        - Брат, ты понимаешь, ЧТО говоришь? Как она туда поедет? - разгневанно восклицает Хранитель Алисы.
        - Хорошо, извини… Не поедет - полетит. На самолёте…
        - «Послеоперационная»??? Какое ещё море?! Какой фестиваль?!
        - Я для Твоей сейчас бесплатную путёвку организовал в санаторно-оздоровительный комплекс, а ты на меня ругаешься! - обиженно вскрикивает Хранитель Женщины, но тут же успокаивается. - Подумай, Белый, эта поездка, даже только намеченная и висящая в воздухе, поможет Алисе быстрее поправиться. Тем более она и сама только что про море мечтала.
        - Да-да, конечно, про море она мечтала! Да про Мужчину в Белом она мечтает, а не про море! Ей неважно, где она с ним встретится, - на море или в болотце каком… Чёрт бы его побрал, прости Господи! - ругается Хранитель Алисы.
        Учитель, являясь свидетелем забавного диалога Хранителей, с улыбкой качает головой и интересуется:
        - Алис, а на медитации ты видела Мужчину в Белом… Он - кто?
        Алиса молча роется в сумочке, достаёт оттуда распечатанный на обычном чёрно-белом принтере небольшой листочек с фотографией Мужчины в Белом, протягивает Учителю, добавляя:
        - Но мне могли показать не этого человека, а кого-то, кто появится и будет таким же, как он, энергетически. Поэтому…
        Учитель внимательно разглядывает фотографию:
        - Я понял, это - один из персонажей твоей «Иной Реальности», да? Ты называла его…
        Хранитель Алисы закрывает свои ушки крыльями.
        Учитель произносит вымышленное Алисой имя того мужчины.
        Алиса кивает.
        Хранитель Женщины, уже исчезая из комнаты, заливает пространство добродушным хохотом:
        - Вот это да!!! Мужчина в Белом у нас, оказывается, главарь Тёмных Сил!.. На Чёрное море Алису, на Чёрное! Однозначно!!!
        Глава 17
        3 июня. Понедельник. Москва. Здание «РОСНАНО». Утро
        Напевая весёлую песенку и не подозревая о приготовленном «свыше» сюрпризе, Алиса направляется на работу.
        У проходной её окликает женский голос. Алиса оборачивается и видит Бэллу, ту самую девушку, которая в октябре прошлого года преподнесла Алисе подарок в виде фотосессии в доме-музее Марины Цветаевой.
        - Привет! - радостно восклицает Алиса. - Так здорово, что ты нашлась! У меня не было твоего телефона…
        - Это ты у меня нашлась!!! Отлично! Я хочу сделать с тобой ролик - в подарок тебе. Я уже даже подобрала музыку. А ты будешь читать стихи. И видеоряд с тобой. Как тебе эта идея? Кстати, а что ты тут делаешь? У меня здесь переговоры. А ты тут работаешь? - удивляется Бэлла, одновременно диктуя Алисе номер своего телефона.
        Алиса окидывает взглядом помещение и внезапно понимает, что что-то в пространстве вариантов уже изменилось, поэтому отвечать «да» ей кажется не совсем верным, но и отвечать «нет» было бы ложью.
        - Ну-у-у… Одна компания снимает здесь маленький офис…
        - Алис, так как тебе моё предложение? Только ролик будем снимать в конце лета - начале осени. Я ещё должна разобраться с оборудованием…

* * *
        Алиса появляется в офисе, и буквально через пять минут владелица вызывает немногочисленных сотрудников компании на совещание в свой кабинет.
        Все усаживаются. Во главе стола восседает Мужчина в Чёрном. Владелица представляет его:
        - Это - ваш новый генеральный директор. Мы недавно познакомились на одном из крупных тренингов. Он - успешный бизнесмен. Сейчас он сам вам всё расскажет.
        Хранитель Алисы произносит Хранителям сотрудников:
        - Братья, надо же… Я думал, только мне нужно Алису отсюда срочно забрать в Дом Служения. А оказывается, каждый из вас попросил санкцию Свыше перевести своих подопечных в иное пространство вариантов для улучшения их судеб… Не так хороша компания, как хорошо подобраны сотрудники!
        Хранители, получившие санкцию Свыше, кивают и делятся друг с другом причинами, по которым их подопечным необходимо побыстрее уволиться.
        Мужчина в Чёрном поднимается из-за стола. Засунув руки в карманы, с надменно поднятой головой, громогласным грубым голосом он начинает свою тронную речь:
        - Значится, так… Вы все тут - г…вно! Моя позиция ясна?.. По результатам вашей работы, а вернее, ничегонеделания и ковыряния в носу, имущество владелицы заложено и долги её на настоящий момент составляют 23 миллиона сами понимаете чего. Я пришёл сюда, чтобы вы нарыли ей эти деньги в течение месяца. Каждому из вас я сообщу сумму, которую нужно срочно принести лично. Или сказать мне, где эти деньги лежат, и я сам поеду и оттуда их заберу. Про КЗОТ можете забыть. У меня - связи. Со следующей недели работаете с 8 утра до 24. Ежедневно. За опоздание на одну минуту - штраф в половину зарплаты. Да, кстати, зарплата теперь у всех только минимально-белая. Перерыв - с часу до двух. В остальное время все обязаны сидеть на месте. Моя задача - сделать так, чтобы зарплату за июнь никто из вас не получил вообще. И я этого добьюсь. Компания вас кормила - теперь вы обязаны кормить компанию. Те, кто из вас сейчас уйдёт, - крысы. Я лично каждому дам пинком под зад. Потому что вы - не просто г…вно, вы - крысиное г…вно. Вопросы есть?
        Наступает многозначительная пауза. Один из сотрудников осмеливается её нарушить:
        - Простите, а кто вы?
        - Я - слесарь! Военным был тоже. Крышевали. Когда возникла угроза семье, бежал в Москву. Организовал свой бизнес, но он не пошёл. Тогда меня пригласили в одну крупную компанию, чтобы я её наладил. Сейчас там всё супер. Работают два менеджера с утра до ночи. Палками их выгоняю домой в полночь - настоящие работники.
        - А чем занимается ваша компания?
        - Продаём, неважно что. Вопросы есть? Тогда крысы, желающие получить пинок под зад, - заявления на стол. И пошли вон отсюда. А через полчаса я начну учить вас работать.
        В многозначительной тишине сотрудники покидают кабинет руководства. Две девушки возвращаются с тут же написанными заявлениями. Новоиспечённый директор начинает всячески оскорблять их. Девушки собирают вещи и уходят.
        Директор созывает всех снова:
        - Сейчас и далее, каждый день по утрам и вечерам, я буду показывать вам суперские ролики. Эти ролики показывают крутым людям на крутых тренингах. Они бабла за это платят до хрена. А я вам буду бесплатно показывать. От чистого сердца. И книжки давать читать умные. Первым читает курьер. Вот тебе книжка. За ночь сегодня прочитаешь, завтра отчитаешься. Книжка о том, как стать крутым. Ты же хочешь стать крутым пацаном? Вопросы есть?
        Молчание.
        - Отлично. Теперь все смотрим ролик. В этом ролике часто повторяется фраза: «От чистого сердца». Вы все - г…вно, но вы должны нам кучу бабла. Поэтому надо совершить чудо. И если вы будете делать всё, что я говорю, от чистого сердца, вы найдёте нам это бабло! Поехали!
        На экране показывают ролик, где мужчину заставляют совершить чудо. И все вокруг кричат: «Давай! От чистого сердца! Чувак, ты сможешь! Мы в тебя верим!» Ролик длится около получаса. И мужчина в итоге чудо совершает.
        Сотрудники разбредаются по своим рабочим местам. У Алисы, пребывающей в состоянии шока, звонит мобильный телефон. Её приглашают вечером почитать стихи в качестве победительницы «Конкурса королей» на одну из радиостанций, вещающей на много-много стран земного шарика. Алиса соглашается.

* * *
        Всех сотрудников снова созывают на очередной обучающий ролик, который длится около сорока пяти минут. В некоем американском доме собираются на обучение менеджеры. «Босс» всячески обзывает присутствующих и психологически размазывает их по стене.
        «Вы все - дерьмо! - визжит Босс, брызжа слюной. - Потому что я приехал сюда на самой крутой тачке мира, которой ни у кого из вас нет! И либо вы сейчас пойдёте к людям и заставите их отдать вам все накопленные деньги, либо эти деньги заберёт у них кто-то другой! Кто из вас хочет первым получить от меня пинок под зад?»
        После просмотра ролика каждому из сотрудников озвучивается сумма, которую тот должен срочно принести в компанию. Алисе - 3 миллиона, сидящей рядом с ней Лене, заведующей «морским» направлением, - 5 миллионов, курьеру - 2 миллиона и так далее. Лена и Алиса обмениваются взглядами и на пальцах, молча, показывают друг другу, что обе уходят.

* * *
        Москва. Радиостанция «Русский мир». Вечер
        Алиса едет на радиостанцию. По дороге она вспоминает, что видела себя на медитации выступающей на радио. Только уже после того, как появился Мужчина в Белом. Алисе грустно.
        Во время передачи ведущий, прочитавший одну из книг Алисы, затрагивает тему Смерти в её творчестве. Алиса воспринимает это как знак. Ей становится не по себе.
        Хранитель обнимает девушку и шепчет:
        - Ну вспомни же, вспомни: «НЕ ДОЖДЁТЕСЬ!».
        Алиса произносит:
        - Я… очень… хочу… жить…
        Возвращаясь домой, Алиса по привычке заходит в кафе у метро, заказывает себе кофе, набирает по телефону номер Женщины из Дома Служения и констатирует:
        - Готовьте компьютер… В пятницу - зарплата, и с понедельника я - у вас…
        Хранитель Женщины мгновенно появляется в кафе, жмёт руку Хранителю Алисы:
        - Ну наконец-то, Брат! Нет Худа без Добра…

* * *
        Москва. Кухня. Ночь
        Алиса уснула. На оконной занавеске от движения ветра сквозь приоткрытую раму покачивается фантом Мужчины в Белом.
        Хранитель, уже понимая, что рассеивать фантом можно до бесконечности - тот будет появляться снова и снова, - быстро сканирует пространство вариантов на лето и исчезает.
        Он появляется на крыше одного из домов города, где собрались Хранители мирно спящих в доме человеков.
        Хранитель Алисы подходит к Хранителю Хирурга.
        - Здравствуй, Брат…
        - Привет, Белый… Сколько лет, сколько зим…
        - Твоя в отпуск летом собирается, я смотрел - числа 25-го июля, так? Или менять что-то будешь по датам?
        - Нет, Брат, всё уже определено - 25-го июля улетаем с ней на острова до 15-го сентября.
        - Ладно, понял, спасибо. До встречи…

* * *
        Ночь. Далеко-далеко не Москва. Берег моря
        Хранитель Алисы появляется на берегу моря прямо у медитирующего там Хранителя Врача, разглядывающего звёзды на небосводе, и присаживается рядом.
        - А, Белый, привет! Как там Алиса?
        - И тебе привет, Мудрый. Не очень с Алисой… О помощи пришёл просить.
        - Давай, проси. Только Моя 10-го июня в Москву вернётся.
        - Я знаю. Алиса записана к ней на 28-е. Но это - слишком поздно. Твоя направит её на срочную операцию к Хирургу. А Хирург вместо одной операции назначит две, и через определённый промежуток времени. Сама же Хирург улетает в отпуск 25-го июля и возвращается 15-го сентября. Алисе нужно успеть до отпуска. Поэтому 28-го июня - поздно.
        - М-да, - задумчиво продолжая разглядывать небосвод, произносит Мудрый… - Плутон - в оппозиции… Солнце - злое… Вагонами на небо уходят, вагонами…
        - Мудрый… Я хочу Алису оставить…
        - Сколько раз ты её уже оставлял?.. Эх… Ладно, Белый, давай так договоримся. Мы возвращаемся 10-го. Твоя звонит в регистратуру и просит, если вдруг появится «окно», срочно ей перезвонить и перенести визит на пораньше. А я просмотрю всех, кто там к Моей записан, у кого некритично. Найду хоть кого-то - договорюсь, передвину. Только сам понимаешь, к Моей просто так по душам поговорить никто же не записывается…
        - Спасибо, Брат…
        Хранители ещё долго сидят у моря в молчании, разглядывая звёздное небо. Хранитель Алисы показывает Мудрому на виртуальном экране уже реализованные варианты событий из жизни своей подопечной, попавшие в Скрижали. Мудрый задумывается:
        - Хочешь совет, Белый?
        - Давай, Мудрый. От тебя - всегда рад слышать.
        - Не рассеивай фантом Мужчины в Белом. Наоборот, усиль его энергетически. Пусть Твоя как можно чаще о нём думает…
        Хранитель Алисы восклицает:
        - Как ты можешь такое говорить?! Зачем???
        Но Мудрый ничего не отвечает. Прощаясь, он с улыбкой пожимает Хранителю Алисы руку, встаёт и медленно уходит вдаль.
        Глава 18
        10 июня. Понедельник. Москва.
        Кафе в ТЦ «Золотой Вавилон». Вечер
        Алиса сидит в своей любимой кафешке и пьёт кофе. Хранитель - напротив.
        Мобильный телефон издаёт привычную трель - Светлана вернулась из Испании.
        - Приветик, Алиса! - радостно восклицает она.
        - И вам - того же! Как поживает ваш Соляр? - смеётся Алиса.
        - Ну… поменяла - там видно будет. А как у тебя? Кстати, я тебя поздравляю с коронацией! Победила прямо в мой день рождения…
        - Да коронации ещё не было. Тринадцатого июня коронация. Пойду на неё в платье с маками…
        - Купила-таки?! Молодец! И как оно тебя так долго дожидалось? Чудеса…
        Хранитель Алисы усмехается: «Чудеса, да… Скольких желающих я от него отводил - вам обеим и не снилось…»
        В кафе появляется Гламурный и обиженно произносит:
        - Белый! Ты специально мне палки в колёса вставляешь?
        - Какие ещё такие палки?
        - Мы Твою королевой сделали?
        - Да - А для чего я так старался-то, ты уже и забыл?
        - Почему «забыл»? Помню: чтобы Твой Моей долг вернул перед тем, как в наш Высший Свет явится, а что?
        - А то, что Алиса должна была ему об этом сообщить в первую очередь, а она всем sms-ки отправила, за исключением Моего! Он до сих пор так и не в курсе, Белый! А у Твоей период Сатурна - уже через шесть дней. Их же нам в июне сталкивать!!!
        Хранитель Алисы вдруг вспоминает, что его подопечная действительно ни слова не написала подопечному Гламурного.
        - Ладно, Брат, извини. Замотался совсем. У неё недавно эфир был на радио, как раз в качестве победительницы. Сейчас ей ссылку пришлют, она тогда всем по мэйлу отправит послушать, и Твоему тоже.
        - Эх ты, Белый… Глаз да глаз за тобой нужен! - бурчит Гламурный и исчезает.
        Света продолжает расспрашивать Алису:
        - А ещё что у тебя нового?
        - Была на радио. Впервые. Сегодня должны ссылку скинуть - перешлю тогда.
        - Видишь, как твоя медитация сбывается! Платье в маках - уже на тебе, на радио - тоже попала… Мужчина в Белом ещё не появился?
        Алиса вздыхает:
        - Нет…
        - Может, тебе ему как-то о себе напомнить?
        Хранитель Алисы обращается к Хранителю Светланы:
        - Светлый, ты не мог бы как-то Своей внушить, чтобы она про Мужчину в Белом больше не заикалась?
        Светлый смеётся:
        - А разве она заикается? По-моему, у неё очень правильная речь…
        Алиса задумчиво:
        - Я всё хочу ему одну sms-ку отправить, чтоб он там у себя в кресле подпрыгнул…
        - И что ты ему напишешь? - смеётся Светлана.
        - «Хочу в отпуск. На Сардинию. С тобой…»
        Светлана заливается хохотом. Хранитель Алисы мрачнеет. Хранитель Светланы аплодирует крыльями.
        - Отправь! Классная sms-ка! Подпрыгнет точно! - одобряет Алису Светлана.
        - Не, он меня сразу за неё убьёт, - произносит Алиса, усмехаясь.
        - Не убьёт… Ему будет приятно… Пусть вообще радуется, что ему ещё такие sms-ки присылают! Да ещё какие люди…
        Хранитель Алисы, мрачно грозя ей пальцем:
        - Вот только попробуй отправить…
        Хранитель Светланы:
        - Белый, ты чего такой агрессивный-то? Когда сам человеком был, разве подобных sms-ок не отправлял никому?
        - Когда я человеком был, Светлый, мобильных телефонов не существовало…
        Светлана продолжает уговаривать Алису отправить sms-ку Мужчине в Белом. Но Алиса вздыхает:
        - Не могу пока…
        - Не знаешь, когда тебя в отпуск отпустят?
        - Нет. Мне надо сначала разобраться с VI-м Домом. Период Сатурна уже через неделю. Даже меньше.
        - Ты себя неважно чувствуешь?
        - Да нет, на удивление хорошо я себя чувствую… - задумчиво произносит Алиса, поскольку на самом деле у неё абсолютно ничего не болит. - Но на всякий случай всё-таки пойду к врачу. Записалась на 28-е, но сегодня позвонила, попросила, если вдруг кто откажется, чтобы меня на пораньше перенесли.
        - У тебя точно ничего не болит?
        - Точно. Ничего. Просто какое-то странное предчувствие Сатурна… Всё вспоминаю ту медитацию, где я возвращаюсь к монастырю в горе, а потом вхожу в туннель. Длинный такой. И долго-долго по нему иду. Похоже на три месяца. Как раз это лето. Тем более, вы не поверите, но я с сегодняшнего дня вернулась в тот самый монастырь.
        - В смысле? - удивляется Светлана.
        - В смысле, что я теперь опять - в Доме Служения.
        - Ничего себе, как тебя круто разворачивает! Всё же было хорошо, когда я уезжала.
        Алиса пересказывает события последней недели.
        - Ты в Лондоне «изменялкой времени и пространства» всё так преобразовала… Мне даже страшно, что с тобой дальше-то будет на таких скоростях…
        Хранитель Алисы обращается к Хранителю Светланы, вздыхая:
        - Да, Брат. Вот меняешь ты им сценарий, хлопочешь, договариваешься со всеми, носишься сломя крылья, подстраиваешь нужные события, перекраиваешь пространство вариантов… Ау людей всё просто: «изменялка времени» сработала!
        - Знаете, Свет, что меня хоть как-то радует? - спрашивает Алиса. - Когда я видела ту Бездну в прошлом году, ну… ущелье, перед аварией, я чувствовала необъяснимый ужас. Меня несло по течению. Я не могла ни веслами в лодке пошевелить, ни сойти на берег. А когда шла по туннелю, я шла. Сама. Без ужаса. Без каких-либо эмоций вообще. Шла вдаль, зная, что дальше - свет, и что я дойду туда, где свет…
        - Ты обязательно дойдёшь. Даже не сомневайся. Смотри: авария должна была быть, и она была. Но важен результат - тебя оставили. Если нужно пройти через туннель, значит, тебе надо через него пройти. Важен, опять же, результат. Чтобы ты из него вышла. А что потом, после туннеля, было?
        - А потом… я шла в горы. Они были у моря… В горах я дошла до водопада. Потом появился Мужчина в Белом, взял меня за руку и отвёл на самую высокую гору…
        - Он обязательно появится, Алис. Вот увидишь… И ты поедешь на море… Ты же об этом человеке постоянно думаешь. Он не может не чувствовать…
        Хранитель Алисы недовольно восклицает:
        - Светлый, вот только не говори мне сейчас, что у тебя Светлана - такой же баран, как моя Алиса. Представляешь, что творит, а? Что творит!!! И это за шесть дней до входа в тот самый туннель!!!
        Светлый не успевает ответить - внезапно появляется Банный, вечно улыбающийся, чистенький такой, маленький, пухленький. Кланяется, здоровается и спрашивает:
        - Белый, ты там ещё не надумал сосватать Алису Моему, а?
        Светлый начинает хохотать. Хранитель Алисы вздыхает:
        - Банный, только тебя мне сейчас и не хватает для полного счастья. Алиса через шесть дней в чёрный туннель входит. И ещё восемьдесят пять дней по нему будет шагать к свету. Там рядом с ней ни Твоему, ни кому бы то ни было другому явно места не хватит - узко там вдвоём идти, понимаешь?
        Банный разводит руками и, как всегда улыбаясь, произносит, медленно растворяясь в воздухе:
        - Хорошо, Белый. Я запомнил: через восемьдесят пять дней…
        Светлый снова хочет что-то прокомментировать, но не успевает - появляется Хранитель Врача:
        - Брат, я нашёл один вариант. Договорился. 20-го июня утром позвонят Твоей Алисе, пусть приходит…
        Хранитель Алисы благодарит Мудрого, который уже готов исчезнуть, как внезапно все трое замечают прямо рядом с собой проявляющийся в воздухе туманный образ Мужчины в Белом.
        Хранитель Алисы восклицает:
        - Нет, вы только посмотрите! Она проецирует его уже автоматически и в абсолютно любых местах!!! Разве что только… пока ещё этот фантом своим земным зрением видеть не научилась!
        Светлый смеётся. Хранитель Алисы уже собирается подуть на ненавистный ему образ, чтоб тот развеялся, как Мудрый вливает в фантом поток энергии, и тот мгновенно приобретает отчётливые контуры.
        - Белый, - тихо произносит Мудрый с улыбкой, - не мешай своей маленькой волшебнице творить чудеса…
        Алиса прощается со Светланой. Светлый и Мудрый исчезают. Фантом Мужчины в Белом ещё несколько минут продолжает висеть в воздухе. Алиса расплачивается за кофе и направляется домой. Хранитель по привычке бредёт справа, размышляя над словами Мудрого. Пройдя половину пути, Хранитель оборачивается и замечает, что фантом Мужчины в Белом неотступно следует за ними.
        Глава 19
        16 июня. Воскресенье. Николина Гора
        Алиса лежит в травах на берегу реки, где когда-то в далёком детстве родители пытались научить её плавать. Тогда река была ещё глубокой. Теперь почти везде - всем по колено. Здесь - поглубже, чем на старом пляже, но Алисе страшно, что однажды она приедет сюда и вместо реки обнаружит маленький ручеёк.
        Николина Гора - одно из её Мест Силы. А сегодня - первый день Чёрного Туннеля.
        В этом году - поздняя Пасха, поэтому почти никто ещё не купается - вода холодная. Но Алиса, будучи упрямой - если что-то решит, обязательно сделает, - залезает в воду и плывёт против течения. Она всегда плывёт против течения, чтобы хоть первые минуты плыть вдаль, а не назад, потому что оно мгновенно уносит тебя совсем не туда, где хочется оказаться.
        Алиса всегда произносит здесь некие «волшебные заклинания», которым её никто и не учил. Она обращается к воде, воздуху, солнцу, к земле именно в этом месте, чтобы те придали ей сил и помогли пройти очередной Чёрный Туннель.
        Алиса возвращается на берег, достаёт книжку «Петербургские сны Анны Ахматовой». Завтра Алиса проводит вечер, посвященный памяти А.А., в одном из литературных кафе города.
        Хранитель Алисы о чём-то беседует с бабочками.
        «Интересно, - размышляет Алиса. - Почти год назад в день рождения Ахматовой за пару часов до аварии я читала здесь Блока, и они меня спасли… А теперь читаю Ахматову и провожу её вечер…»
        Алиса отрывает взгляд от книги и замечает много-много разнообразных бабочек, которые летают вокруг неё, садятся на руки и на страницы открытой книги и совершенно ничего не боятся.
        Алиса улыбается и думает: «Почему бабочки слетаются ко мне, а всякие с кучей лап, которых я боюсь, на меня совсем не нападают?»
        Хранитель усмехается…
        Дочитав книжку до сороковой страницы, Алиса начинает слышать слова своего (или не своего?) будущего стихотворения. Она откладывает книжку в сторону и записывает «Портрет». Прочитав ещё около десяти страниц, Алиса снова попадает в Поток и записывает «Зазеркальное». Третьим к ней приходит «Молчаливое».
        Появляется Гламурный и улыбается:
        - Отдыхаем гламурно, Белый?
        - Нет, в Месте Силы. Это разные понятия.
        - Короче, предлагаю столкнуть наших в конце текущей недели.
        - Нет, Гламурный. На этой неделе Алисе будет не до Твоего. Лучше на следующей.
        - Сатурн?
        - Да.
        Гламурный листает пространство вариантов и Книгу Жизни своего подопечного.
        - Тогда вот есть возможность во вторник, 25-го июня. Как тебе?
        - Давай… Только ты Своего подготовь, чтобы он там не гламурился особо.
        - Белый, с того момента как Твоя отправила ему ссылку на радиопередачу, я Своего и день и ночь готовлю, не переживай! Кстати, как Твоя относится к вегетарианской еде?
        - Спокойно. Она у меня всеядная, но, будучи бараном, не жалует баранину.
        - Ну и отлично, Брат. Тогда Мой будет Твою «обедать» в одном закрытом элитном местечке.
        Гламурный исчезает.
        Ближе к вечеру Алиса привычно поднимается в кафе в соснах, заказывает всё то же самое, что кушала здесь год назад за час до аварии, а после выезжает домой.
        Она едет на машине. Одна. В то же самое время, как в прошлом году, на неделю раньше, но число и не столь важно. Важно воссоздать аналогичную ситуацию и проехать по тому же самому маршруту, но иначе - с хэппи-эндом, чтобы убрать подсознательный страх.
        Алиса добирается до дома и облегчённо вздыхает.

* * *
        20 июня. Четверг. Москва. Союз писателей. Утро
        Алисе привозят книжки. Те самые, на которые она потратила все свои сбережения. Она радуется - берёт каждую в руки, пролистывает, что-то перечитывает, откладывает для витрины в Доме Служения.
        Раздаётся звонок её мобильного телефона. Кто-то из записанных к Врачу попросил перенести его на более позднюю дату, поэтому Алисе предлагают приехать прямо через час. Она хватает по одному экземпляру книжек и с радостью направляется в поликлинику.
        Алиса знает Врача уже много-много лет. Находившись по разным докторишкам, сведущим в медицине ровно настолько, чтобы заниматься экспериментами, назначая пациентам что-нибудь наугад, тыча пальцем в небо, Алиса очень обрадовалась, когда наконец-то нашла своего Врача.
        Алиса входит в кабинет. Хранители Врача и Алисы приветствуют друг друга.
        - Привет, Поэт… - здоровается Врач. - Что вдруг такого приключилось?
        - Не знаю, - честно признаётся Алиса. - Что-то не так. Но не знаю, что.
        - Болит?
        - Нет.
        - Температура?
        - Нет.
        - А что тогда?
        Алиса пожимает плечами, протягивает результаты апрельских онкомаркеров и заключение второго врача по УЗИ.
        - Ну, собственно, ничего нового. Ладно, ложись.
        Врач долго смотрит Алису ультразвуком и произносит:
        - Ничего не понимаю… Как такое может быть?.. Два месяца разница…
        Она берёт в руки апрельское заключение и снова смотрит на экран.
        Мудрый печально хлопает Хранителя Алисы по крылу:
        - Молодец, Брат. Оперативно работаешь…
        Алиса садится напротив Врача. Она хорошо помнит слова Астролога и Учителя - ей нужно сделать то, что Врач сейчас озвучит. Алиса абсолютно спокойна.
        Врач долго что-то пишет. Потом протягивает листочек с адресом больницы и телефоном одного из лучших хирургов города, прооперировавшего Алису шесть лет назад.
        - Завтра же с утра ты ей звонишь, - спокойно произносит Врач. - Дозвониться до неё проблематично, потому что она практически всегда в операционной, но дозвониться нужно. Договоришься, когда подъедешь. Берёшь с собой онкомаркеры и два заключения - апрельское и июньское. Хирург - гуманистка. Будет что-то возражать по поводу операции, скажи, что я настаиваю.
        - Хорошо… А сколько эта операция стоит?..
        Врач озвучивает сумму.
        Алиса пытается не выразить внезапно накатившего на неё ужаса от мысли, что все деньги только что потрачены на книги, которые привезли сегодняшним утром, но глаза Алисы широко раскрываются, и непроизвольно поднимается бровь.
        - Деньги у меня появятся не раньше сентября… - тихо и как-то неуверенно шепчет Алиса.
        Врач, смотря Алисе прямо в глаза, абсолютно спокойным, ровным голосом, при этом не допускающим никаких возражений, произносит:
        - ЗАЙМИ.
        Алиса кивает головой, забирает заключения, дарит Врачу книжки и уже в дверях, прощаясь, без каких-либо эмоций выдавливает из себя:
        - Мне страшно.
        Врач с минуту размышляет и комментирует:
        - Всем страшно… Но… я думаю, что криминала там нет… Ты только не тяни кота за хвост.
        Мудрый в дверях похлопывает Алису по плечу крылом и с отеческой нежностью шепчет:
        - Мужчина в Белом, Алиса… Ты должна с ним встретиться… после Туннеля…
        Хранитель Алисы с упрёком смотрит на Мудрого, берёт Алису за руку, и они уходят.

* * *
        21 июня. Пятница. Москва. Больница «РЖД». Утро
        Алиса просыпается и ровно в 10:00, выходя из дома на работу, набирает телефон Хирурга. Как ни странно, она дозванивается с первого раза. Хирург предлагает Алисе подъехать прямо в обед.
        Алиса приезжает на работу, но ни о чём, кроме предстоящего, думать не в состоянии. В 14:00 она уже в больнице, поднимается на знакомый этаж и заходит в кабинет Хирурга.
        Та почти не изменилась. Алисе почему-то спокойно. Возможно, потому что она уже знала где-то внутри себя, что всё это будет; возможно, потому, что уже лежала в этой больнице и этот самый Хирург её тогда оперировал. Возможно, ещё почему-то.
        Хирург рассматривает выписки и заключения врачей, долго думает и произносит:
        - Алиса, учитывая вашу наследственность… Вы понимаете, что ситуация у вас… тяжёлая?
        Алиса понимает, о чём сейчас думает Хирург, и отвечает:
        - Понимаю.
        - Операций будет две. Сначала обычная, потом ждём результатов, и вторая…
        - А почему нельзя сразу вторую?
        - Потому что объём второй будет зависеть от результатов первой. Я не возьмусь оперировать вас вслепую. Если результаты первой будут плохие, тогда… ну, вы и сами понимаете, что тогда…
        Алиса вздыхает, послушно кивает головой:
        - Хорошо… А если результаты первой будут хорошие, это означает, что и результаты второй тоже будут хорошие?
        - Нет… не означает… Пятьдесят на пятьдесят… - Хирург вдруг как-то странно смотрит на Алису и спрашивает: - А почему… почему вы вдруг пошли к врачу? Вы что-то почувствовали?
        Алиса молча кивает.
        Хирург листает свой календарик с записью пациентов по дням.
        - Самое ближайшее, что могу предложить, поскольку тянуть с вами нельзя, - первая операция на 28-е июня, пятница, через неделю… А вторая… учитывая, что результаты придут не раньше чем через две недели… смотрим… так, здесь уже всё расписано… Вот… До моего отпуска остались всего две свободных даты - 17-го или 18-го июля… Среда или четверг… Вам самой какая дата больше нравится? Выбирайте… - внезапно с какой-то странной грустью произносит Хирург, будто верит во всякие там нумерологии или во что-то ещё такое сверхъестественное, что может Алисе помочь.
        Алиса произносит автоматически и почему-то с безысходной обречённостью:
        - Семнадцатое…
        Хранитель Алисы вопросительно смотрит на Хранителя Хирурга:
        - Брат, но почему 17-е или 18-е, а не 17-е или 23-е?
        Хранитель Хирурга не успевает ответить, потому что в этот момент… в кабинете появляются воинственные Небесные Стражи. Один из них громогласным голосом, раскрывая астральный свиток, произносит:
        - Белый… Именем Закона… Оглашаем тебе постановление Небесного Суда: «В связи с выявлением нарушения решения Главы Совета по вопросам Жизни и Смерти от 06 апреля текущего года по земному летоисчислению по поводу выдачи санкции на фальсификацию в лаборатории Хранитель Алисы отстраняется от своей подопечной и подлежит заключению в Темнице Двенадцатого Дома и содержанию под стражей сроком на период с 21 июня по 21 июля включительно. Обжалованию не подлежит…»
        Хранитель Алисы мрачнеет. Да, он предвидел эту ситуацию. Но надеялся, что «правосудие» в отношении него совершится чуть позже…
        Хранитель Хирурга хлопает Белого по крылу и шепчет:
        - Ступай, Брат… Я услышал тебя… Постараюсь Твоей помочь…
        Второй Стражник произносит с грустью:
        - Белый, не забывай, у тебя есть возможность сказать последнее напутственное слово своей подопечной…
        Хранитель Алисы обречённо поворачивается к ней и кричит во всю энергетическую мощь:
        - ТРАН-ЗИ-ИИИ-ТЫ-ЫЫЫ!!!
        Глава 20
        22 июня. Суббота. Москва.
        Поликлиника «Медеи» на Белорусской
        Алиса бегает по разным врачам и сдаёт кровь, чтобы собрать причитающиеся справки для пятничной операции.
        В полдень ей звонит Ы:
        - Ну как ты там, Пятачок? Что сказал Айболит?
        - Две…
        - Пятачок, да ты у нас - не обычный поросёнок, а ясновидящий… - пытается пошутить Ы. - И когда?
        - В эту пятницу 28-го и 17-го июля… Потом Айболит уходит в отпуск до середины сентября…
        - Слушай, ну не расстраивайся… Видишь, как всё удачно складывается! Так бы ты только двадцать восьмого к врачу попала. Значит, ты всё успеешь, правда! Не зря же ты Дома строила. Тебя Высшие Силы ведут…
        - Куда-то ведут, да… - соглашается Алиса и вздыхает. - Только теперь я не знаю, откуда мне раздобыть деньги, весь мой капитал - книжки.
        - А бесплатно никак нельзя?
        - Можно в той же больнице, у того же хирурга, если бы я работала в том ведомстве. А так - нет… Где-то в другом месте и неизвестно у кого мне страшно… Это же тебе не пломбу в зубе поменять…
        - Ясно. Ну тогда остаётся одно - срочно реализовать твой огромный и к тому же уникальный капитал! Послушай, Пятачок, только не спорь, ага? У тебя оччч. много знакомых. Если ты обратишься к ним с просьбой о помощи…
        - Ы, я не знаю, чем вся эта эпопея закончится, поэтому не хочу брать денег взаймы. К тому же у меня в голове последние дни постоянно звучат слова Нонны про операцию, что я могу…
        - Это ты брось про «могу»! Ишь чего удумала… Напиши людям как есть. Вот увидишь, желающих помочь тебе будет предостаточно. И я в этой очереди - первый. Заеду к тебе на днях, ага?

* * *
        23 июня. Воскресенье. Москва. Кухня. Полночь
        Алиса заходит в Интернет на свою страничку на стихах. ру и внезапно замирает.
        «Не может такого быть…» - произносит она.
        За несколько минут до полуночи под одним из её стихов появилась рецензия некой неизвестной женщины, чьи имя и фамилия являются именем и фамилией Алисиной покойной бабушки, мамой её матери, той бабушки, с которой она жила в детстве.
        Алиса задумывается над тем, что означает такой «привет Оттуда».
        Бабушка… Обе её бабушки после операции прожили ещё около тридцати лет, благополучно отметив своё восьмидесятилетие. А мама и мамина сестра умерли через полгода после тех же операций почти в возрасте Алисы. И именно эта бабушка, мамина мама, пережила их всех.
        «Надо завтра утром зайти в церковь, заказать панихиду…»
        После долгих колебаний поздно ночью Алиса всё-таки отправляет по мэйлу своим знакомым небольшое письмо, суть которого достаточно проста: если кто-то может купить хотя бы одну книжку из её только что изданных, она будет очень благодарна, поскольку эти деньги пойдут на…
        Не ожидая реакции и не думая больше о деньгах вообще, Алиса садится в кресло на кухне, выключает свет, зажигает свечу и достаёт из сумочки… фотографию Мужчины в Белом.
        «Как у тебя дела? - спрашивает она мысленно и, не дожидаясь ответа, добавляет: - Пусть всё у тебя будет хорошо…»
        Алиса берёт карты и пытается выложить нужную ей цепочку событий на ближайший период Сатурна по правилам Пасьянса Медичи. Ближе к концу колоды она ставит карту, отвечающую за встречу с Мужчиной в Белом.

* * *
        24 июня. Понедельник. Москва.
        Церковь Св. Петра и Павла. Утро
        Утром Алиса направляется в церковь, чтобы заказать молебны на предстоящую пятницу за своё здравие, а также панихиду по всем близким, пребывающим на Небе.
        У входа в церковь Алиса натыкается на крышку гроба. «Дурной знак…» - вздыхает она. В церкви идёт отпевание, поэтому заказать что-либо невозможно - прилавок закрыт.
        Алиса покупает свечи в отдельно стоящей лавке, в которой невозможно заказать ни молебен, ни панихиду, возвращается в церковь и подходит к иконам, находящимся в доступности, - к Николаю Чудотворцу, Георгию Победоносцу и Пантанассе.
        Она вдруг вспоминает, как год назад, будучи на Афоне, купила икону Пантанассы для своей подруги. Икона продавалась в единственном экземпляре и подруге на тот момент была явно нужнее, поэтому иконы Пантанассы у Алисы дома нет.
        Выходя из церкви под истошный плач и причитания родственников усопшего, Алиса думает: «Зачем они так плачут? Его душе, наверное, сейчас спокойно и хорошо…» - и внезапно спотыкается, летит вниз со ступенек церковной лестницы, приземляясь на обе ладони, стирая об асфальт их нижние части в том месте, где обычно заканчиваются линии жизни.
        Алиса встаёт и долго смотрит на стёртые места рук. Ей почему-то кажется, что кто-то Свыше пытается привлечь её внимание к тому, что линия жизни достаточно длинна. Возможно, во время «приземления» её даже перерисовали или добавили какие-то чёрточки?
        Алиса едет на работу, понимая, что на следующее утро придётся снова идти в церковь, и так она будет ходить туда до тех пор, пока не закажет молебны и панихиду.

* * *
        24 июня. Понедельник. Москва. Союз писателей. День
        Алиса приходит на работу и включает мобильный телефон, одновременно включая компьютер. Внезапно раздаются множественные трели пришедших sms-ок. Она ещё не понимает, что случилось…
        Но уже через пару минут ей начинают звонить те, кому она вчера написала… Нонна размещает сообщение у себя в блоге, писатели спрашивают, до скольких она будет сегодня в Доме Служения, чтобы заехать и купить книжек.
        «Вот это да, - думает Алиса. - Я и не знала, сколько у меня друзей…»

* * *
        В полдень к Алисе приезжает Ирина, поэт-сатирик. Она покупает у Алисы книги и внезапно достаёт из пакета масло, освященное у Матроны, и… икону Пантанассы.
        - Откуда она у вас? - удивляется Алиса и рассказывает, что только сегодня утром в церкви вспоминала про эту икону.
        - Я на ней свою маму вымолила, поэтому икона намоленная. Почему-то вдруг подумала вам её привезти… И ещё я закажу за вас сорокоуст в храме Георгия Победоносца, я знаю, он вам помогает…

* * *
        Самым последним в тот день в её кабинет вплывает Глубоководный.
        - Привет, кареглазая! Как дела?
        Он ничего не знает про Чёрный Туннель, подходит к ней, садится на корточки и протягивает цветочек, нежно целуя в шею.
        - Спасибо, - грустно отвечает Алиса.
        Глубоководный присаживается в кресло рядом с её столом, берёт за руку, тянет к себе:
        - Ты чего такая печальная, эй?..
        - Сатурн, властелин моей Смерти и моих мужчин, в Скорпионе, и до 8-го сентября властвует…
        - И что это значит?
        - Ограничение в общении с мужчинами… - усмехается Алиса и садится к нему на колени.
        - Ты очень красивая… И платье у тебя красивое… - Глубоководный обнимает и покачивает её, как убаюкивают ребёнка.
        - Две операции…
        - Да ладно… - на какое-то мгновение он замирает, потом обнимает Алису крепче. - Маму почему-то сейчас вспомнил… Всё будет хорошо… Ты всё переживёшь… Ты очень сильная… И ещё ты - наша королева, по крайней мере, моя…
        Он поднимается с Алисой на руках и начинает кружить её по комнате. Внешне он напоминает Алисе брата - такой же высокий, статный, даже лицом они очень похожи.
        - А знаешь, где я сегодня был?
        - Где?
        - У министра…
        - Ты сам станешь министром, - почему-то внезапно произносит Алиса. - Или его замом…
        - Возможно… - улыбается Глубоководный. - И тогда… я стану твоим королём…
        Алиса смеётся.
        Глубоководный аккуратно приземляет Алису в кресло у стола.
        - Тебе нужен другой человек, я знаю… Но пока он ещё не с тобой, я могу быть рядом… Если ты захочешь… Когда закончится твой Сатурн… Он обязательно закончится…
        Алиса молчит. Глубоководный продолжает:
        - Там, в коридоре, тебя повесили на Доску почёта. Твой портрет, я видел… А у тебя я недавно прочитал стихотворение «Портрет», ты про этот Дом написала, да? Я постоянно к тебе захожу и читаю…
        Алиса начинает декламировать стихи, посвящённые Дому Служения. Он не слушает - целует её, гладит по спине, по волосам, а Алиса будто не замечает - продолжает читать и читать.
        - Тебе никто не говорил, что ты - упрямая барашка? - с нежностью произносит Глубоководный, снова присаживаясь в кресло у её стола. - А я уезжаю скоро. Потом вернусь, позвоню. Когда у тебя операции? Напиши, как пройдёт… Тебе, наверно, будет очень больно… Но всё пройдёт, правда… Только помни, что ты нам всем очень нужна. И этому Дому нужна. И мне нужна… И тому, кто пока ещё не с тобой, тоже…
        Алиса возвращается домой. Поздно вечером ей приходит sms-ка от Человека, Которого Не Было - того самого, с кем её трижды сталкивали в Лондоне. Он ничего не знает про Алисин Чёрный Туннель, в sms-ке - адрес ресторана, куда на следующий день он приглашает её отобедать.
        «Ок», - отвечает она ему и открывает на ноутбуке файл с фотографией Мужчины в Белом.
        Глава 21
        25 июня. Вторник. Москва. Комната. Утро
        Уже который день город задыхается от жары.
        Алиса долго стоит перед распахнутым шкафом в нерешительности. С одной стороны, ей хочется облачиться в то недавно приобретённое маковое платье, уместное для демонстрации окружающим в данную погоду. С другой стороны, после медитации она ассоциирует его исключительно с Мужчиной в Белом, который должен вот-вот появиться, а сегодня Алиса встречается явно не с ним.
        В комнате материализуется Гламурный, на всякий случай решивший проведать Белого, чтобы напомнить о встрече, но никого, кроме Алисы, не видит:
        - Белый, Брат, ау! - Гламурный бросает взгляд на внушительное количество платьев на вешалках и улыбается: - Алиса, честное слово, хоть с маками, хоть с ирисами, хоть вообще - без…
        Алиса выбирает платье с ирисами - надежда на появление Мужчины в Белом умирает последней…
        Гламурный, просканировав мысли Алисы, временно прощается:
        - Молодец, хорошая девочка! Не опаздывай!

* * *
        Москва. Гламурный ресторан. Обед
        За двадцать минут до встречи Алиса выходит из метро, чтобы добраться до того ресторанчика - он находится «далеко-далеко пешком вдаль». От жары вот-вот расплавится асфальт, но обе стороны длиннющей улицы залиты солнцем - спасительную тень, видимо, кто-то украл, как, впрочем, и воздух.
        И вот наконец-то Алиса добирается до нужного «дома с ресторанчиком». Она обходит дом со всех сторон, но ресторанчика не обнаруживает.
        Алиса, так и не нашедшая тень и столь тяжело переносящая жару, злобно топает ногой, пронзая каблуком плавящийся асфальт, набирает номер того, кто назначил ей встречу, и глубоким спокойным голосом, непроизвольно изгибая одну из бровей домиком, вопросительно произносит:
        - Дорогой?..
        Пока тот пытается объяснить, в какую именно закрытую дверь без опознавательных знаков необходимо стукнуть определённое - условное - количество раз, чтобы пришедшего покушать приняли за своего и пропустили внутрь, перед Алисой появляется Гламурный. Он старается рассмотреть поблизости Белого и недовольно бурчит:
        - Братан, ну где ж тебя носит? Как сквозь землю провалился!.. Алиса, в какие это дальние края ты отправила своего Хранителя?
        Алиса продолжает слушать речь в трубке.
        Гламурный берёт её за астральную руку и изо всех сил тащит к нужной двери.
        - Ну вот же она, почти прямо перед тобой!
        Алиса повинуется и делает к ней шаг. На двери нет ни звонка, ни кнопочки, ни вывески - вообще ничего. К тому же она закрыта изнутри. И в стеклянную вставку видно, что за ней находится ещё одна… дверь.
        - Да она это, она! Стучи давай! Мой на полчаса задержится, хоть и скажет тебе сейчас, что всего на десять минут… Ну… ты же его знаешь, Алис… Не стой на жаре, тебе вредно, давай, стучи, стучи!!!
        - Дорогая, прости, я буду через десять минут, - произносит подопечный Гламурного в телефонную трубку.
        Алиса, уже озверевшая от пекла, принимается барабанить в дверь, не высчитывая количество «условных стуков». Через некоторое время она замечает, как кто-то изнутри в окне справа с интересом её разглядывает.
        Алиса подходит к окну, одной рукой грозя кулаком, второй показывая на дверь, которую нужно открыть. Некто в окне кивает, и через минуту волшебная дверь открывается, а Алиса подвергается допросу с пристрастием:
        - Кто вы? - интересуется мужчина.
        - У меня здесь встреча, - резко отвечает Алиса и, не дожидаясь особого приглашения, проходит в спасительный полумрак таинственного заведения.
        - А с кем встреча? - настаивает мужчина, неотступно следуя за ней по пятам.
        - С мужчиной, - бросает Алиса и проходит во второй зал, где явно тише и прохладней.
        - Простите, а с каким именно?
        - С вашим завсегдатаем. Он будет через десять минут.
        Гламурный появляется в зале, наблюдает происходящее, подбегает к Алисе и, одновременно выравнивая её астральное тело, произносит:
        - Алисонька, ну не нервничай, ну пожалуйста, садись вон за тот столик, он самый гламурный, а я сейчас попрошу, и тебе сразу-сразу принесут меню. Закажи себе что-нибудь гламурное - за Моим ещё водитель не заехал… Подожди, пожалуйста, дорогая!
        Алиса присаживается за столик, указанный ею Гламурным. Тот зовёт Хранителя Официанта:
        - Эй, Шустрый! Меню нашей гостье, быстро! И прекратите задавать ей всякие дурацкие вопросы. Она - своя. У неё с Моим тут встреча назначена.
        Алиса усаживается в одно из четырёх кресел за столиком. Гламурный специально выбрал этот столик, чтобы они сидели крест-накрест - Гламурный напротив Белого, а Алиса - напротив Дорогого.
        Она кладёт на столик свои только что изданные книжки, которые принесла в подарок.
        Подбегает официант и протягивает меню:
        - Что-нибудь закажете сразу?
        Алиса вспоминает… Когда они познакомились, она не посмела бы что-либо заказать без него…
        - Свежевыжатый сок. Грейпфрут с апельсином… Остальное - позже.
        Алиса изучает меню. Гламурный исчезает.
        «Сколько лет прошло, а как одно мгновенье…» - с долей сожаления размышляет Алиса.
        Она вспоминает, как, после определённых событий, пришла к Учителю и попросила стереть этого человека из её памяти. Учитель предложил совершить виртуальный поход в кино. Алиса долго мотала плёнку назад и думала: «С какого момента стирать?» Потом решила, что сотрёт не всё - оставит в целости и сохранности самый первый кадр, когда они познакомились, в июне, много-много лет назад. Она сидела напротив в красивом платье. А он спросил её: «Что это для вас означает?», - и она ответила: «Игра…».
        Алисе приносят сок. Она уже изучила меню и знает, что закажет, когда он появится, - рыбу. Ту самую, которую он когда-то заказал ей на ужин, но не здесь. Тогда она так и не притронулась к той рыбе - когда Алиса нервничает, она не может кушать. Теперь же она с пребольшим удовольствием рыбкой-таки полакомится.
        Кто-то заходит в вечно запертую волшебную дверь в первом зале. Алиса уже знает, что это - он.
        Гламурный подбегает к столику, садится рядом с Алисой - справа от неё.
        - Белый! Где ты? Совсем обнаглел! Мы же договаривались здесь вдвоём присутствовать? Как мне теперь ими обоими управлять?
        Мужчина подходит к Алисе со стороны своего Хранителя.
        Когда-то, в той жизни, она бы вскочила с кресла, сейчас - едва поворачивает голову в его сторону. Он гламурно говорит ей: «Привет», и так же гламурно целует в щёку.
        Мужчина уже отодвигает из-за столика кресло, которое находится справа от Алисы.
        - Эй! Дорогой мой, напротив Алисы, напротив! - недовольно восклицает Гламурный, на которого чуть было не присели.
        Мужчина задвигает кресло обратно и садится напротив Алисы.
        - Это тебе… - спокойно произносит она, указывая взглядом на книги.
        В прошлой жизни она бы их подписала. Сейчас они все - без подписи.
        - Спасибо! - мужчина их разглядывает, листает, смотрит на последние страницы, где указан тираж. - «Мои любимые стихи…». Действительно твои любимые?
        Алиса кивает.
        - Подпиши… - просит он, одновременно вынимая откуда-то гламурную ручку.
        Алиса на мгновение задумывается. Она вспоминает, как подписала ему свою первую книжку тогда, давным-давно. Ей становится смешно: длинная застенчивая надпись гласила что-то типа: «Великому от ничтожной».
        Алиса берёт ручку и подписывает: «Такому-то от Королевы Поэтов».
        Он читает, не выдавая эмоций, и серьёзным голосом спрашивает:
        - Ты действительно стала Королевой?
        - Типа да… Но ты слушал передачу на радио? Я же сказала, что…
        - Алиса, мне очень жаль, но в данном конкретном случае это Я сделал тебя Королевой, - обиженно произносит Гламурный.
        - Это уже очень близко к памятнику… - обрывает Алису мужчина, нисколько не шутя.
        Она вспоминает. Много-много лет назад. Гламурная тусовка. Она читает. Он говорит всем что-то о предстоящей ей близкой славе. Алиса застенчиво поправляет его: «У меня в Натальной карте - приход посмертной славы». А он смеётся в ответ и громко произносит: «Не переживай, МЫ ДОЖДЁМСЯ!»
        - Не дождётесь! - категорично произносит Алиса сейчас.
        Мужчина открывает книжку стихов наугад - произвольно - и начинает читать:
        - «Люди никогда не умирают - Смерть придумали, и…»
        - Замолчи! - гневается Алиса и думает про себя: посмела бы она, как же, говорить с ним вот так тогда.
        Гламурный в ужасе хватает подопечного за руку и кричит:
        - Дорогой, у неё там Плутон в VI!!! Пожалуйста, не говори ей сейчас о Смерти!!!
        - Ну хорошо… - спокойно отвечает мужчина, закрывая книгу. - Осталось только издать полное собрание сочинений.
        - Уже… - констатирует Алиса.
        К ним подходит официант. Они заказывают еду. Потом долго разговаривают. Алиса рассказывает про то, как снова оказалась в Доме Служения. Мужчина вспоминает её брата:
        - Ты не хочешь вернуться в его бизнес?
        - Зачем? - спокойно размышляет Алиса. - Это была игра. Всё в прошлом. Как прошлая жизнь. Счастливая, да, но я сделала в ней всё, что могла…
        - А сейчас? Уже НЕ игра? И разве ты не всё ещё сделала в «творческой» жизни?
        Гламурный начинает нервничать, дёргает подопечного за Руку:
        - Скажи ж ты ей, наконец, зачем ты её сюда позвал!!! Что ты её всё к мыслям о Смерти подводишь?
        - А сейчас… Да, наверное… И в этой жизни… Я сделала всё, что могла сделать сама… Я не вижу, что ещё я могу здесь сделать… Без денег… Без связей… Ты же знаешь, что за мной никто не стоял и не стоит…
        - Знаю… Ты достойна всяческого уважения…
        Алиса вспоминает. В той жизни он пообещал сделать её «Королевой Поэтов». Смешно… Он просил никому об этом не говорить… Она никому не говорила. Правда, Алиса ему тогда и не поверила… Он обещал организовать то, сё, пятое, десятое. Через год же сказал, что Алиса ему слишком дорого будет стоить, поэтому он передумал…
        Прошло ещё несколько лет, и объявили один крутой конкурс. Алиса не хотела в нём участвовать, потому что победить честно не представлялось возможным. Он позвонил и около получаса настоятельно требовал, чтобы она пришла и прочитала, всего лишь прочитала, и что она обязательно победит. А потом… Потом за два месяца до объявления результатов он позвонил ей и, гламурно хохоча в трубку, произнёс: «Прости, там появилась одна малолетняя девочка с жуткими стишками, но она влюбила в себя жюри… Ну, ты понимаешь… Поэтому твоё место займёт она…» Алиса тогда пришла на церемонию объявления победителей, чтобы посмотреть в глаза той девочке, но ничего хорошего в них так и не увидела.
        Гламурный считывает мысли Алисы, периодически в надежде ищет глазами её Хранителя, но того всё нет и нет.
        - Алиса, ну прости ты Моего! Ну прости!!! Пожалуйста!!! Белый! Где ты? Коварный! Бросил меня здесь одного!!!
        - Хорошо, давай предположим, что дальше… - предлагает мужчина. - Какие у тебя отношения с…? Ты можешь стать…? Ты сама чего хочешь, чтобы было дальше?
        Алиса знает, чего она хочет, - перейти на следующий уровень. То, о чём она думала в Лондоне. Он кивает головой. Они оба понимают, что для этого должно произойти чудо.
        - Всё остальное я уже сделала, - констатирует Алиса. - В газетах меня печатали. На ТВ уже выступала и даже двадцать литературных передач провела в качестве ведущей. Провожу литвечера в кафе. Организую конкурсы. Читаю то там, то здесь… Ездила выступать за границу… Книжки все издала…
        - Тебе нужен мальчик… - констатирует мужчина.
        - Мне не нужны мальчики. Мне нужен Мужчина, - спокойно корректирует она. - Ты же знаешь, что я - Луна… Он должен быть Солнцем…
        Он кивает.
        Давным-давно, после того как они познакомились, он попросил своего астролога сделать её Натальную карту, чтобы посмотреть, насколько они совместимы. Потом они встретились в кафе. Он устроил ей настоящий допрос, проверяя правильность того, что сказал астролог. Потому что тот не знал точного времени её рождения, что важно при построении Натальной карты. Алиса сразу всё поняла. В целом, судя по тем вопросам, которые он ей тогда задавал, астролог не ошибся.
        - Так что ты собираешься делать дальше? - спрашивает мужчина.
        - Решать проблемы с VI-м Домом… У меня две операции.
        - Когда?
        - В эту пятницу - первая. Вторая - 17-го. Помнишь, Нонна сказала: «Операция. Осторожно! Можешь умереть…»? Вот это, видимо, та, которая вторая.
        - Блин, да скажи ж ты ей, зачем ты её сюда позвал!!! - кричит Гламурный.
        - Я хочу сделать тебе подарок… - произносит мужчина.
        Алиса усмехается. Сколько раз за те годы она слышала эту фразу! И о том, что он собирается сделать ей подарок, и о том, что он уже купил ей подарок… Правда, после этого он всегда исчезал…
        - Дежавю… - равнодушно произносит она.
        Гламурный подскакивает в кресле:
        - Алиса!!! Прекрати! Ну дай же ему ещё один шанс!
        - Нет, тебе понравится, правда… - тихо произносит он. - Я хочу подарить тебе…
        Алиса улыбается. Печально улыбается.
        - Хорошо… Подари…
        Гламурный облегчённо вздыхает.
        Они ещё долго разговаривают о том о сём. Спокойно, без каких-либо выяснений отношений. Они оба знают, что никто из них не затронет «больные» темы. Как будто ничего вовсе и не было из того, что было, о чём Алиса старается не вспоминать вообще.
        Потом им приносят счёт. Он расплачивается, они выходят из ресторанчика в пекло. Он звонит своему водителю, чтобы тот подъехал. Алиса, как всегда, пойдёт пешком до метро.
        - У тебя очень красивое платье, - говорит он на прощанье.
        Алиса смеётся:
        - Дорогой, так ты будешь за меня переживать?
        Он обнимает её и гламурно целует:
        - Я тебе позвоню, дорогая…

* * *
        Москва. Кухня. Вечер
        Алиса привычно зажигает свечи, достаёт фотографию Мужчины в Белом, смотрит на него с любовью, желает ему счастья. Она понимает, что у него - своя жизнь, а у неё - своя. Она не хочет напоминать ему о себе.
        Потом Алиса открывает программку в Интернете, чтобы посмотреть Транзиты. Она не углублялась в их изучение, но почему-то последнее время просто на них смотрит. Смотрит на предмет того, не окажется ли какая из планет в день первой операции в VIII-м Доме Смерти. Но, судя по тому, что показывает программка, 28 июня, в пятницу, Луна из VIII уже перейдёт в IX, и бояться Алисе вроде бы нечего…
        Глава 22
        10 июля. Среда. Москва. За 1 дней до…
        Кафе в ТЦ «Золотой Вавилон». Вечер
        Алисе сидит в своей любимой кафешке с чашкой кофе. Ей звонит Светлана.
        - Приветик, Алиса! Ну как дела? Как ты себя чувствуешь? Как настроение? Результаты первой операции ещё не получала?
        Алиса вздыхает:
        - Пока нет, на следующей неделе результаты. Чувствую себя хорошо, а вот настроение странное, Свет. Последнее время я думаю о двух вещах.
        - О каких?
        - Во-первых, о словах Нонны. Почему она тогда сформулировала своё предсказание именно так? Она же могла сказать: «Вижу рак, если переживёшь, тогда жить тебе и жить». Но Нонна сказала, что видит операцию. Переживу я или нет эту операцию? - вот что она имела в виду. И ещё она говорила: «Будь осторожна».
        - И что из этого следует?
        - Из этого следует, что угроза для меня - это не причина операции, а сама операция. Но как я могу знать, предвидеть и повлиять на то, что со мной произойдёт на операционном столе, если я буду под общим наркозом?
        - Согласна, никак…
        - Тогда что означают её слова «будь осторожна»?
        - Не знаю… - задумчиво отвечает Светлана.
        - Вот и я не знаю, Света. Речь явно шла о второй операции, первую я совсем не боялась. А сейчас какое-то нехорошее чувство. И вторая - уже через неделю, 16-го я должна лечь в больницу.
        Хранитель Светланы появляется в кафе рядом с Алисой. Он пытается найти Белого, но его окликает Хранитель Хирурга:
        - Привет, Светлый!
        - Привет, Операционный. А где Белый?
        - Арестовали, он заключён в Темницу XII-го Дома до 22-го июля.
        - Ничего себе поворот событий! А ты что здесь делаешь?
        - Хочу помочь Алисе. Белого арестовали при мне, когда Алиса была у Моей, та назначала дату операции. Из того, что я понял, - Алисе нельзя оперироваться 17-го июля. Операцию нужно перенести на 23-е.
        - А почему, Брат? - удивляется Светлый.
        - Всё дело в Транзитах. Белый на прощание закричал Алисе: «Транзиты!», но она так и не услышала его. Мне нужно каким-то образом заставить её позвонить Моей и попросить перенести операцию. Дальше это будет уже мой вопрос. Я обещал ему помочь…
        - Алис, ты сказала, что думаешь о двух вещах. А что второе?
        - 23-го июня в полночь под моим стихотворением «Случайная встреча» появилась рецензия неизвестной мне женщины. Её фамилия и имя - это фамилия и имя одной из моих бабушек. Знак, я в этом уверена. Только не могу понять, какой именно. Исходя из того, что обе бабушки пережили рак, а мама и тётя - нет, значит, я должна ориентироваться на бабушек.
        - Так это ж хороший знак! Ты всё переживёшь и будешь жить ещё долго!
        - Согласна, знак хороший. Но Высшие Силы с таким же успехом могли найти и женщину, у которой имя и фамилия моей второй бабушки. Это прозвучало как «обрати взгляд на меня». Почему именно на эту бабушку?
        - Не знаю, Алис…
        Светлый обращается к Хранителю Хирурга:
        - А ты в курсе загадки, которую они сейчас обсуждают?
        - В курсе. Белый договорился по поводу «привета от бабушки». Он мне рассказывал. Он очень хотел, чтобы Алиса не нервничала. Ей надо понять, в чём разница между бабушками, в плане того, что у них было по здоровью. Алиса запрыгает от радости, когда разгадает. Но на настоящий момент времени разгадка для Алисы совершенно неважна, потому что если она не перенесёт операцию на 23-е число…
        - Брат, я понял, скажи, чем помочь?
        - Поскольку мы не имеем права, будучи Хранителями других человеков, внушать что-то напрямую Алисе в данной ситуации, когда даже её собственного Хранителя отдалили, давай-ка внуши Своей предложить Алисе позвонить Астрологу.
        - А как у тебя на работе? - спрашивает Светлана.
        - Договорилась с Елабугой - повезу делегацию писателей на «Цветаевские костры» в октябре. И ещё тут один фестиваль намечается в Болгарии. Говорят, чтобы я поехала. В августе. На море. Чёрное…
        - Вот это да!!! Ты же это предвидела! Говорила: «Пройду Чёрный Туннель и поеду на море!» Ох, Алис, как ты всё это видишь, а?
        - Свет, если честно, мне пока про море вообще не думается… Будто за 17-м числом - железный занавес. И дальше - пустота…
        - А как там планеты у тебя сейчас расположены?
        - Да смотрела я планеты. В VIII - никого, тихо, спокойно. Солнце наконец-то перешло из XII в I…
        - Может, тебе позвонить Астрологу? Всё-таки до 17-го ещё целых шесть дней, мало ли какая планета вдруг в какой Дом… прыг-скок?

* * *
        Москва. Кухня. Поздний вечер
        Алиса всё больше чувствует, что что-то не так. Она зажигает свечи и обращается к Книге Перемен «И-Цзин». Та всегда достаточно точно описывает текущий момент времени и ещё ни разу не вводила Алису в заблуждение. Правда, иногда совершенно не хочется верить в то, что Книга говорит. Но это - уже другой вопрос.
        Алиса подбрасывает монетки шесть раз. Затем открывает Книгу и ищет выпавшую гексаграмму из 64-х возможных. При этом 4 из них - 3, 29, 39, 47 - считаются наихудшими. Год назад накануне аварии Алисе выпала гексаграмма 29 - «Пересечение двойной бездны».
        Алисе страшно. Она боится снова вытащить эту 29-ю или одну из других наихудших. Но вот она находит наконец-то номер пространства вариантов, выпавшего ей на настоящий момент, - гексаграмма 63.
        Алиса облегчённо вздыхает, открывает нужную страницу Книги и зачитывает название: «№ 63. ЦЗИ-ЦЗИ = УЖЕ КОНЕЦ».
        Алису бросает в дрожь. Она зажмуривается - ей не хочется в это верить, но одновременно она понимает, что неверием мало чем сможет себе помочь. Алиса решительно открывает глаза и читает трактовку:
        «В ходе творчества здесь уже достигнут этап, когда индивидуальность создана. В этом смысле процесс завершен, и предпоследняя гексаграмма называется „Уже конец". Она представляет собою гармоническое завершение процесса, что выражено в структуре гексаграммы - на нечётных (сильных) позициях находятся сильные черты, а на чётных (слабых) - слабые. В этом даётся образ результатов гармонического развития, которые не предполагают возможности дальнейшего развития. Всё уже достигнуто. Отдельное, индивидуальное создано. Именно это счастье ведёт к необходимости полной и кардинальной смены, приводит к хаосу, который стоит в конце. Чтобы правильно пройти через данную ситуацию, называемую в Книге Перемен „Уже конец ", необходимо предпринять целый ряд предосторожностей. Здесь разворачивается целый ряд предупреждений, которые необходимы для правильного переживания всей ситуации в целом. Не нужно понимать движение к хаосу как нечто отрицательное, поскольку хаос послужит тем материалом, из которого может развернуться новый цикл, начинающийся с творчества. Краткая трактовка гексаграммы звучит так: Уже конец.
Свершение. Малому благоприятна стойкость. В начале - счастье. В конце - хаос.
        Рассмотрим движение в этой ситуации по каждой из шести черт поступательно. Как бы ни была устойчива в самой себе данная ситуация, она должна быть пройдена, преодолена, ибо остановка в ней обозначала бы смерть. Остановка привела бы к недостаточно быстрому темпу прохождения через данную ситуацию, и в последнюю минуту эта переправа была бы подвержена опасности. Комментаторы добавляют образ молодого лиса, который почти переправился через реку, но в последнюю минуту вымочил хвост.
        В преддверии к хаосу выход вовне воспринимается как выход для трудной и ожесточённой борьбы. Не с людьми сражаться предстоит человеку, а чем-то худшим. Здесь комментатор даёт образ похода на страну бесов. Победа над ними должна быть удержана, но она достижима лишь тому, кто обладает большой силой, а не рядовому человеку. Но даже для такого человека, исполненного сил и жизненного опыта, для „высокого предка", как его называет Книга Перемен, победа не даётся даром. А вот ничтожному человеку в таких условиях действовать бесполезно.
        Предвидение хаоса и приближение его чувствуется на каждой ступени данной ситуации, несмотря на то, что она сама по себе представляет завершение всего предыдущего. Необходимо иметь в виду, что никакое достижение не остаётся навеки в руках достигнувшего.
        Всё ближе выход, всё ближе - к хаосу. Не пышность и роскошность жертв, а правдивость, не внешняя полнота, а внутренние силы - вот что может привести человека к устойчивости во время стихийного хаоса, в который он неизбежно попадёт. То, что было достигнуто, здесь уже не играет никакой роли. Приносить жертву нет никакого смысла. Только то, что человек уносит с собой, устремляясь к хаосу, то, что является его неотъемлемым, ему лично принадлежащим, - только это может привести к благополучию, это - внутренняя устойчивость, умение исходить из самого себя.
        Шестая позиция гексаграммы представляет собой переход к хаосу. Книга Перемен не говорит, что здесь человеку грозит несчастье, но констатирует опасность и ужас данного положения. Волна хаоса захлёстывает человека. И тем не менее это необходимо, ибо человек должен выйти из своего гармонического развития и, сознательно нарушив гармонию, двинуться в хаос, ибо в хаосе он находит свободу для своего творчества. Так, в конце гексаграммы и всей ситуации в целом, мы читаем: „УЖАС"».
        Алиса дочитывает Книгу и откладывает её в сторону. Она долго не может прийти в себя от прочитанного. Затем берёт телефон и звонит Астрологу.
        - Алиса, привет! Как дела?
        - Я - в Чёрном Туннеле. Одна операция уже прошла. Через неделю - вторая.
        - Да ты что… Я и не знала… А когда вторая, скажи, я посмотрю!
        - 17-го… - упадническим голосом произносит Алиса, уже догадываясь, что сейчас ответит Астролог.
        Пауза кажется вечностью.
        - Алис… Перенеси операцию… Тебе нельзя оперироваться 17-го числа…
        - Нельзя перенести, - вздыхает Алиса. - Хирург уходит в отпуск 25-го июля до 15-го сентября. Я знаю, что в сентябре будет поздно. А у Хирурга ещё три недели назад всё было расписано по часам. Оставалось только 17-е или 18-е. Я выбрала 17-е.
        - Алиса, да дело в том… что 17-е, что 18-е - равнозначно… Тебе нельзя оперироваться ни 16, ни 17, ни 18 июля. Попроси хоть на 19-е перенести. Попроси, вдруг получится?
        Алиса уходит глубоко в себя.
        - По пятницам такие операции не делают. 19-е отпадает. Остаётся только понедельник 22-е или 23-е вторник, потому что 24-го Хирург уже никого не оперирует. Хорошо, попрошу… А почему нельзя? Вроде никаких планет в Доме Смерти не будет…
        - Основные законы астрологической медицины вывел ещё Гиппократ. По ним смотрят, в какой Знак Зодиака попадает Транзитная Луна. С 16-го по 18-ое июля Луна - в Скорпионе. А Скорпион является знаком Смерти. Когда Луна в транзите попадает в Скорпиона, никаких хирургических вмешательств делать нельзя, а уж тем более в той области, которой заведует сам Скорпион. Риск смерти и непредвиденных последствий возрастает многократно. Это - самый основной закон Гиппократа, Алиса, хотя есть ещё несколько. Луна от рождения является хозяйкой твоей судьбы. Делать операцию в период Сатурна, который заведует твоей смертью, а Луна - фактически твоя жизнь - попадает в зону Смерти, то есть в Скорпиона, равносильно самоубийству…
        Алиса благодарит Астролога и пару минут пребывает в некой прострации. Затем начинает самостоятельное «расследование» в Интернете по всему, что касается астромедицины. Она пытается найти хоть что-то, что опровергнет слова Астролога. Что, например, нужно смотреть на Дома, а не на Знаки Зодиака. Или что в других законах Гиппократа написано нечто, смягчающее её транзитную Луну в Скорпионе. Но нет, везде, повсюду - одно и то же. Более того, Луна в этот период ещё и растущая, а желательно делать операции на убывающих Лунах.
        Алиса смотрит на 22 и 23 июля, оставшиеся в её «распоряжении» до отъезда Хирурга в отпуск. 22-е - Полнолуние, в частности, чреватое кровотечениями при хирургиях, да и вообще, Полнолуние - один из худших дней месяца по энергетике. А 23-е, похоже, - единственная подходящая дата: Луна - уже далеко не в Скорпионе, и даже не в каких-то других негативных знаках, при этом ещё и убывающая…
        Но Алиса почему-то никак не может успокоиться. Возможно, потому, что понимает: перенести операцию шансов почти нет.
        «Ладно, - размышляет Алиса, пытаясь успокоить саму себя, - то, что сказала Астролог, - общие рекомендации для всех жителей земли. Но у меня - свой собственный «узор планет» и в Натальной карте, и в Соляре. В них же не только Луна с Сатурном присутствуют. Соответственно, Транзиты должны учитываться индивидуально… Значит, возможно, лично у меня и не будет никаких проблем 17-го июля?»
        И вот Алиса с трепетом в душе забивает в поисковике волшебное слово «Транзиты».
        - Ну наконец-то! - восклицает находящийся рядом с ней всё это время Хранитель Хирурга.
        Глава 23
        11 июня. Четверг. Москва. За 6 дней до…
        Улица. Утро
        Алиса провела бессонную ночь. Она выжата как лимон, но уже абсолютно спокойна.
        В десять часов, выходя из дома, она звонит Хирургу:
        - Елена Геннадьевна… Это Алиса… Вы меня назначили на 17-е июля… Пожалуйста, не могли бы вы… перенести операцию на 23-е?
        - А что случилось?
        Алиса хочет произнести: «Ничего не случилось… Случится… 17-го…», - но не вдаётся в подробности:
        - … Вы только спокойно отнеситесь к тому, что я сейчас вам скажу… Вчера вечером я говорила со своим Астрологом, она сказала, что мне нельзя оперироваться в этот день…
        Пауза. Алиса понимает, что, вполне возможно, её сейчас приняли за умалишённую.
        - Я могу попытаться перенести вас на 18-е, - произносит Хирург.
        - Нет, на 18-е не надо. Это одно и то же. Луна в Скорпионе с 16 по 18-ое…
        Алиса не говорит Хирургу о том, что она увидела этой ночью на своих Зодиакальных Часах. Если б только одну Луну в Скорпионе…
        - Алиса… Я не могу вам ничего обещать…
        - Но постарайтесь, пожалуйста… Когда мне можно вам перезвонить?
        - Не надо, не перезванивайте. Если у меня получится вас перенести, я позвоню сама.
        Алиса тяжело вздыхает: шансов, видимо, ноль.
        В любом случае, 17-го или 23-го, но ей нужно получить последнее заключение для операции - от терапевта - на основе большущего количества всяких обследований и сданной крови, и Алиса направляется в поликлинику.

* * *
        Поликлиника. День
        Терапевт не спеша просматривает результаты обследований и периодически задаёт Алисе какие-то вопросы общего характера, типа: не болела ли она в детстве свинкой?
        - Доктор, я абсолютно здорова. Пожалуйста, напишите мне заключение.
        Терапевт ведёт Алису в соседний кабинет взвешиваться, потом меряет её рост. Всё это он делает нарочито медленно. В конце концов он берёт ручку и что-то долго пишет в карте, а затем радостно произносит:
        - Алиса, я не смогу вам выдать заключение.
        - Как это? - удивляется Алиса.
        - Пока вы не принесёте мне заключение от уролога. Сделайте УЗИ.
        - Зачем?
        - На всякий случай… У вас же год назад была авария и сильный удар по левой почке. Мало ли что…

* * *
        Алиса идёт к урологу. Тот делает УЗИ и пишет заключение: «Абсолютно здорова». Алиса облегчённо вздыхает и возвращается к терапевту.

* * *
        Терапевт улыбается, долго смотрит на заключение уролога и произносит:
        - Отлично!
        - Доктор, пожалуйста, у меня мало времени. Выпишите мне заключение, и я уже пойду.
        - Нет… Я не могу выписать вам заключение. Мне нужно ещё заключение от гематолога. Мне не очень нравится ваш гемоглобин.
        - Доктор, вы издеваетесь? У меня операция уже в среду! Я во вторник ложусь в больницу. Сегодня - четверг. Вы понимаете, что это - срочная операция?
        - Понимаю, но заключения не дам… У вас после операции будет упадок сил. Перенесите операцию.
        - Я не могу её перенести!
        Терапевт улыбается:
        - Нет ничего невозможного, Алиса…

* * *
        Поликлиника «Медеи» на Белорусской. День.
        Алиса едет в крупную платную поликлинику, чтобы срочно получить справку от гематолога.
        Гематолог - молоденькая девушка - внимательно выслушивает Алису и с улыбкой произносит:
        - Нет, я не смогу выписать вам заключение. Вам нужно поехать в гематологический центр. Кстати, там работает известный профессор В. Он очень умный и самый главный специалист по крови в нашей стране.
        Алиса смотрит на улыбающуюся девушку, тяжело вздыхает и отправляется в гематологический центр.

* * *
        Гематологический центр на Динамо. День
        Алиса заходит в многоэтажное здание гемоцентра, похожее на огромного монстра, с кучей корпусов и запутанными переходами, где идёт капитальный ремонт. Ни на одном кабинете нет никаких указателей или вывесок.
        Алиса направляется в приёмное отделение, откуда её посылают в платную регистратуру.
        - Мне нужен профессор В., как к нему попасть? - интересуется Алиса.
        - Ну… Вам нужно сначала договориться с ним лично… Он принимает только тех, кто ему интересен.
        - И как же его заинтересовать?
        - Для начала вам нужно его тут где-нибудь найти… Попробуйте спуститься вниз, повернуть налево, потом подняться на второй этаж на правом лифте, повернуть направо, затем подняться по правой лестнице на следующий этаж, повернуть налево, затем по переходу прямо и направо, а потом спуститься вниз.
        Алиса тяжело вздыхает. Она долго ищет профессора, пока в результате не оказывается у какого-то другого врача, отвечающего за всякие заключения.
        - Мне нужно разрешение на операцию, - выдыхает она и объясняет срочность вопроса.
        - Для этого вам нужно обследоваться, то есть сдать все те же самые анализы, которые вы уже сдали, но у нас в центре. И, кроме того, сдать кровь на много чего ещё. После этого мы вам заключение напишем.
        - А можно сдать кровь прямо сейчас?
        - Нет, прямо сейчас нельзя. У нас лаборатория в отпуске до середины августа, - с улыбкой отвечает врач.
        Алису начинает трясти:
        - И что вы предлагаете мне делать?
        - Перенесите операцию…
        Алиса возвращается в платную регистратуру, где узнаёт, что лаборатория работает без отпусков, но только для тех, кто платит. Алиса готова заплатить, чтобы отдать ровно столько крови, сколько потребуется для получения заключения именно в этом центре.
        Девушка за столиком внезапно произносит:
        - Мне нужен точный список показателей, которые вам необходимо пересдать у нас. И направление. От врача. Нашего.
        Алиса возвращается к врачу. Но тот уже ушёл домой.
        - Тогда… вам нужно подняться в лабораторию - у них там сейчас не работает телефон, спросите у них, - советуют в регистратуре и объясняют, как найти эту самую лабораторию, расположенную чуть ли не на чердаке в одном из корпусов центра.
        Алиса забирается почти на крышу и тут же сталкивается с мужчиной с бейджиком «Профессор В.».
        Она радостно вздыхает, объясняет всю срочность ситуации, протягивает предыдущие результаты сданной крови и просит написать заключение для операции.
        - Так-так… Интересненько… Так-так… - приговаривает Профессор. - Как тебя звать?
        - Алиса…
        - Алиса, значит… Алиса… А ты кто?
        - Поэт…
        - Х-м… Ну-ка зачти чего-нибудь!
        Алиса зачитывает стихотворение, написанное после финала конкурса «королей» - единственное, которое помнит наизусть:
        - «Целуясь с Небом, беру высоты, общаясь с Богом, земной жду вести, не знаю, где ты, но помню, кто ты, не знаю: долго? - но быть нам - вместе. Я вижу горы, смешные платья, я слышу голос - спешу навстречу, и все победы - за миг объятья - отдам другим я и не замечу… потери этой…»
        - Горы видишь? Море? Это хорошо… М-да… Алиса, нет, не дам я тебе никакого заключения, - с улыбкой изрекает Профессор.
        - Почему?
        - Потому что для начала ступай-ка обследуй свою печень.
        - Профессор, у меня всё в порядке с печенью. У меня операция по другому поводу. Я же вам уже объясняла. Я ложусь в больницу во вторник. У меня есть только сегодня, четверг, и завтра, пятница. Мне срочно надо.
        - И понедельник. Тоже. Ещё есть… - добавляет Профессор. - Принеси мне биохимию по печени - сдашь завтра утром у нас, УЗИ печени и иже с нею - это где-нибудь ещё. И тогда поговорим… До понедельника как раз успеешь. А так - не дам я тебе никакого заключения, извини, Алиса… К тому же, по-хорошему, тебе нужно пересдать всё, что ты там сдавала, именно в нашем центре.
        Профессор улыбается. Алиса тяжело вздыхает.
        - Ну… в крайнем случае, - произносит Профессор, всё так же улыбаясь, - перенесёшь операцию. Делов-то…

* * *
        Поликлиника «Моситалмед» на Старом Арбате. Вечер
        Алиса едет в ещё одну платную поликлинику, чтобы срочно сделать УЗИ «печени и иже с нею». Врач долго поглаживает Алису «утюжком», периодически восклицая: «Ах! Ваша печень - ну просто симпатяшка! А желчный пузырь! Эх, Алиса, какой же изящный у вас желчный пузырь! Ну а поджелудочная железа - прямо супермодель!» В итоге врач записывает: «Абсолютно здорова», - и с улыбкой протягивает заключение Алисе.

* * *
        Кухня. Вечер
        Поздно вечером Алиса садится за ноутбук. Открывает астрологическую программку. Смотрит. Вздыхает. Хирург не перезванивает. Астральное тело Алисы бьётся как птица в клетке. Лучше бы она ничего не знала про эти Транзиты.
        Алиса переводит взгляд на фотографию Мужчины в Белом и печально произносит: «Пусть у тебя всё будет хорошо, даже если мы с тобой уже никогда не встретимся… На Земле…»

* * *
        Выходные 13 -14 июля. Подмосковье. Дача сына
        На выходные Алиса уезжает на дачу к сыну. Она пытается хоть как-то отвлечься от тяжёлых мыслей - тщетно. Хирург не перезванивает.

* * *
        14 июля. Воскресенье. За 3 дня до…
        Кухня. Вечер
        Алиса сидит на кухне, тупо уставившись на свои зодиакальные часы, показывающие текущие Транзиты по отношению к расположению планет в её Натальной карте.
        Внезапно раздаётся телефонный звонок.
        - Привет, Пятачок! - восклицает Ы. - Ты уже подготовилась морально?
        - Да… И теперь, видимо, настала моя очередь тебя повеселить… - загробным голосом произносит Алиса.
        - Ну, начинай давай, весели, я тоже уже приготовился! - ещё не замечая подвоха, произносит Ы.
        - Ты знаешь, что такое «Транзиты»?
        - Нет, то есть догадываюсь: это то, где сейчас на данный момент находятся планеты. Они всё время движутся, движутся, иногда пятятся, и ты их как бы фотографируешь и смотришь: в какой из твоих домиков они забрели в гости, так?
        - Так… Я тоже ТАК раньше думала… Но не всё ТАК просто… Планеты, естественно, перемещаются по Зодиакальному Кругу, но только… смотреть на них нужно не отдельно, а в совокупности. То есть сопоставлять с тем, где какие планеты находились на момент твоего рождения, что зафиксировано раз и навсегда в Натальной карте. И на Зодиакальных Часах есть два круга - во внутреннем ты видишь, где, например, стояла Луна на момент твоего рождения, а во внешнем - где она находится сейчас.
        - Пятачок, ты такой умный! Оччч. интересно! И…?
        - Транзиты, то есть нахождение некой планеты на текущий момент времени в каком-либо Доме (сфере жизни человека), активируют планеты Натальной карты. Например: на момент рождения Марс попал в XII. Он несёт некую потенциальную информацию на всю твою жизнь. И вот в Транзите в каком-то году в какую-то дату Марс текущий попадает туда же, в XII. И пока он в XII находится, он активирует потенциал Марса рождения (Натального), «пробуждая» планету ото сна. Та начинает действовать. Когда Марс текущий (Транзитный) выходит из XII, Марс Натальный погружается в дрёму.
        - Это происходит только когда одна и та же планета в одном Доме сталкивается?
        - Нет. Каждая несёт свою энергетику и, попадая в тот Дом, где стоит какая-либо планета в Натальной карте, придаёт ей различные оттенки. Добрые планеты, например, Солнце и Юпитер, будут активировать всех в позитивном русле, то есть усиливать действие добрых и смягчать действие злых. И наоборот, злые планеты в Транзите усилят влияние негативных и ослабят проявление добрых.
        - Пятачок, ты просто ас-с-с-с! Это ты недавно выучила?.. Давай перейдём к конкретным примерам, а то у меня мозги к вечеру уже вяло шевелятся!
        - Я посмотрела свои транзиты на 17-е июля, Ы.
        - И?..
        - К негативным планетам можно отнести Плутон, Сатурн, Уран, частично Луну и Марс. Я посмотрела, где они окажутся 17-го июля.
        - Так-так… Я весь заинтригован!
        - Транзитная Луна, хозяйка моей судьбы, попадёт в Скорпиона. Это знак VIII-го Дома Смерти, несёт соответствующую энергетику. Луна в VIII означает «Смерть ходит рядом с человеком». При Луне в Скорпионе нельзя делать операции, особенно такого типа, как будут делать мне. Этот закон вывел ещё Гиппократ, с тех пор он считается основным законом в астромедицине. Правда, всё бы ничего, но… Транзитная Луна утром 17-го столкнётся с Транзитным Сатурном, который отвечает за мою смерть. Они будут стоять не просто в одном Знаке Зодиака - они окажутся в одном и том же градусе.
        - То есть Хозяйка твоей Судьбы столкнётся с Хозяином твоей Смерти?
        - Верно… Но это ещё не всё… В Натальной карте, на момент рождения, в том же градусе Скорпиона у меня находится Уран…
        - То есть, столкнутся не двое, а трое??? Прямо любовный треугольник…
        - Ы, они не просто столкнутся. Транзитные Луна и Сатурн активируют мой Натальный Уран. А Уран несёт внезапный крах, внезапную смерть, внезапное разрушение, смерть по непредвиденным обстоятельствам. У моего папы, который умер внезапно, Уран находился в VIII.
        - То есть, равнозначно как у тебя в Скорпионе?
        - Да, продолжаем… Рядом с Ураном, чуть левее, но в том же Доме, расположен мой Натальный Плутон, который тоже будет активирован Транзитными Луной и Сатурном, а Плутон, для всех человеков в целом, является символическим управителем VIII, он несёт в себе Смерть.
        - Он же - владыка Царства Мёртвых, по греческой мифологии.
        - Молодец, Ы. И теперь - последний штрих к «портрету». Как ты думаешь, где у меня будет находиться Транзитный Марс, являющийся планетой хирургий?
        - Не томи, Алис, у меня и так уже мурашки по коже забегали.
        - В XII - больница, или тюрьма, или монастырь, или некая страна эмиграции человека, изоляция… Соответственно, Марс Транзитный показывает вероятность проведения операции в больнице в тот период, пока он пребывает в XII. Одновременно там же находится мой Марс Натальный, который будет активирован Транзитным.
        - И?..
        - А теперь слушай внимательно: Марс, помимо всего прочего, как в Транзите, так и в Натальной карте, может указать причину, место, обстоятельства внезапной СМЕРТИ человека.
        - Стоп… Ты хочешь сказать, что 17-го июля твои Зодиакальные Часы показывают…?
        - Смерть в больнице во время хирургической операции по непредвиденным обстоятельствам. Вот что показывают мои Зодиакальные Часы. Об этом же говорила Нонна: «Осторожно! Операция! Можешь умереть или…». Зарежут твоего Пятачка, Ы… 17-е июля 2013 года - это дата моей смерти… Одна из дат, поскольку критических комбинаций в течение жизни каждого человека складывается, видимо, немало, - весь вопрос только в том, отведут тебя Высшие Силы от опасности на этот раз или нет.
        - Нет. Стоп. Нет-нет-нет… Остановись… С этим же нужно что-то делать! Ты должна перенести операцию.
        - Я сделала всё, что могла. Я позвонила Хирургу.
        - И что сказал Хирург?
        - Если она сможет перенести меня на 23-е число, она перезвонит.
        - И? Она перезвонила?
        - Нет, Ы…
        - Что значит «нет»? Позвони ей сама! Может, она забыла?
        - Я не буду больше ей звонить… Я получила знак. Я его отработала. Если Небу нужно, чтобы я умерла, значит, изменить ничего уже не получится. Ты знаешь, какая гексаграмма досталась мне в Книге Перемен? № 63.
        Она называется «Уже конец» - это самая лучшая гексаграмма с точки зрения перехода человека в Иную Реальность. Каждый из нас должен умирать в наилучший момент для своей души. 63-я гексаграмма - это как раз об этом… Ты будешь меня вспоминать, Ы?
        - Алиса, остановись! Ты не должна оперироваться 17-го!!! Ты же не самоубийца!!!
        - Я уже думала, что можно лечь на операционный стол и произнести: «Вы меня сейчас зарежете. По непредвиденным обстоятельствам. Но я вас заранее прощаю…». Наверное, операцию отменят. Только я больше никогда не попаду к этому Хирургу. И время будет упущено…
        - Послушай… Ты начала писать повесть про Хранителей, я видел. Тебе надо срочно бросить всё и дописать её до конца, только пропиши всё с хэппи-эндом! Мысль материальна, слово - вдвойне. Ты же знаешь! Ты должна успеть спроектировать события в пространстве вариантов самым лучшим для себя образом и закончить повесть до 17-го июля. Книга станет твоим ХРАНИТЕЛЕМ!
        - Это невозможно, Ы. Я не успею. Даже если брошу всё… Мне остаётся только ждать звонка Хирурга. Я сделала всё, что могла… Спокойной ночи, Ы!
        Алиса ещё долго сидит за столом при свечах. Она смотрит на фотографию вечно улыбающегося Мужчины в Белом, мысленно повторяя: «Я тебя очень люблю. Пусть у тебя всё будет хорошо…»
        Глава 24
        15 июля. Понедельник. Москва. За 2 дня до…
        Больница «РЖД». Утро
        Алиса едет в больницу за результатами первой операции. Она подходит к окошку регистратуры, называет свою фамилию. Ей протягивают заветный листочек. У Алисы непроизвольно дрожат руки. Она даже боится этот листочек переворачивать, поскольку результат написан на обратной стороне.
        Алиса выходит из больницы, медленно бредёт к автобусной остановке. Переворачивает листочек. Читает четыре строчки медицинских терминов, в которых мало что понимает. Набирает номер двоюродной сестры, которая так и не стала хирургом, но работает в больнице с теми, кого тут привычно называют «умалишёнными». Сестра весело приветствует Алису, выслушивает четыре строчки и радостно выносит вердикт:
        - Короче, у тебя всё хорошо. А вот как ты спишь по ночам?
        - На боку сплю… Да нормально всё, - не вдаваясь в детали, отвечает Алиса.
        - Тогда держись! Осталось совсем чуть-чуть! Будем надеяться, что всё пройдёт отлично.
        «Осталось совсем чуть-чуть - это точно…» - проносится у Алисы в голове.

* * *
        Союз писателей. День
        Алиса приходит в Дом Служения. К ней подбегает Женщина и радостно восклицает:
        - Болгария утвердила наш проект по фестивалю! Вылетаем 1-го августа утром!
        - Я не смогу, - тихо произносит Алиса. - Летите без меня.
        - Алиса! Не время болеть! Вам надо ехать! Кто же теперь фестиваль будет организовывать? Обратной дороги нет! А какое там море, солнце…
        - Да нельзя мне ни «море», ни «солнце»… - вздыхает Алиса.
        - Тогда будете сидеть в тенёчке, как теневой организатор! Воздухом подышите. Это тоже полезно. Поездка должна мобилизовать ваши силы. У вас всё хорошо, Алис! Мало ли, что там врачи себе напридумывали! Вот увидите, всё сложится самым наилучшим для вас образом! А если операцию-таки перенесут на 23-е, поедете чуть позже, например, 5-го. Сейчас срочно оформляем вам визу! Я уже иду бронировать билеты и покупать страховки.
        «Пир во время чумы…» - думает Алиса с грустью.

* * *
        Гематологический центр на Динамо. День
        В обед Алиса едет в гемоцентр и получает результаты биохимии печени - всё в норме. Она разыскивает Профессора В. в его кабинете и радостно протягивает заключения по УЗИ и по крови.
        Профессор улыбается:
        - Отлично… Превосходно… Замечательно… Кстати, я - тоже поэт…
        - Профессор, - облегчённо выдыхает Алиса. - Напоминаю: мне нужно ваше разрешение на операцию.
        - Разрешение? Нет… Я не могу выдать тебе разрешения…
        - Как это? - Алиса замирает. - Завтра я ложусь в больницу…
        - Дело в том, что… я думал, у тебя проблемы с печенью, а на самом деле…
        - Что «на самом деле»?
        - У тебя протромбиновый индекс почти на нуле, а печень в порядке, из этого следует, что какой-то из 13-ти факторов свёртываемости крови явно занижен.
        - И что это значит?
        - А это значит, что во время операции у тебя не свернётся кровь…
        Алиса беспомощно опускается на диван в кабинете Профессора с одной лишь мыслью: «Теперь всё встало на свои места…»

* * *
        Клуб-кафе «Алиби». Вечер
        Алиса приезжает в литературное кафе, чтобы провести конкурс «Свободный микрофон». Настроение - хуже некуда. Завтра ей ложиться на операцию.
        Звонит Ы. Алиса сбрасывает звонок - что говорить? Ничего не изменилось.
        К её столику постоянно кто-то подходит, что-то спрашивает, Алиса машинально отвечает. Её астральное тело панически мечется внутри запертой клетки тела физического. Так бывает, когда ты что-то уже знаешь, но не можешь ничего изменить.
        Внезапно к ней за столик подсаживается некая тёмная личность. Она начинает быстро говорить что-то негативное, из разряда сплетен, перемежая пылкую речь нецензурной бранью и смачным чиханием.
        Алиса всячески пытается завершить разговор, обрубив поток сознания тёмной личности, поскольку чувствует, как её обливают астральной грязью с ног до головы, не говоря уже о чихании в лицо. Но тёмная личность совершенно не собирается убираться восвояси.
        Алиса выходит на сцену, объявляет последние новости: про набор делегации на XI «Цветаевский костёр» в Елабугу, про завершение набора произведений на конкурс «Лучшие поэты и писатели» и про другие конкурсы. Затем присутствующие поэты начинают «отчитываться» в «Свободном микрофоне».
        Алиса не в духе. Ей плохо. Когда все уже отчитались, она выходит на сцену и читает свои стихи, будто прощаясь со всеми, - так читают в последний раз:
        - «Рвётся душа отважная - в поезда… Если вернусь однажды я, то - куда? Прошлое взглядом трогая, рву кайму… Если вернусь от Бога я, то - к кому? Шепчет звезда заветная под Луной: «Если вернусь зачем-то я, то - иной…»
        Алиса озвучивает результаты голосования, выдаёт дипломы и объявляет вечер закрытым.
        Тёмная личность в последний раз смачно чихает Алисе в лицо и с чувством выполненного долга исчезает.
        Все разбредаются по домам. В кафе гасят свет.
        Алиса выходит на улицу, включает мобильный телефон и медленным шагом направляется к метро. Она чувствует, что заболевает, - ещё с утра у неё было предгриппозное состояние, а теперь уже вовсю першит в горле.
        Раздаётся звук пришедшей sms-ки. Кто-то звонил ей с неизвестного номера, пока она вела вечер. Алиса нехотя перезванивает.
        - Алиса, это Елена Геннадьевна… Кажется, у меня получается перенести вас на 23-е июля… Ну что, 23-го идём?
        Эпилог
        Полночь с 23 на 24 июля. Москва
        Больница «РЖД». Крыша…
        На крыше сидят двое в белых одеждах, болтают ногами и тихонько разговаривают.
        - Ну как она там, Белый?
        - Нормально. Скоро вернётся…
        - Спасибо тебе, что спас Моему маму.
        - Дане за что… К тому же он у тебя уже совсем взрослый.
        - Это, конечно, верно, Белый, но мама, она человекам всегда нужна, хоть тебе пять лет, хоть сто пять…
        - Согласен, не спорю. Алиса до сих пор иногда со своей мамой мысленно разговаривает, а уже столько лет прошло…
        - Знаешь, Белый, вот смотрю я на тебя, как ты с Алисой крутишься-вертишься, и с ужасом думаю: через что тогда мне предстоит с Моим пройти, Твоя - всего лишь поэт, а Мой хочет президентом стать…
        Хранитель Алисы улыбается:
        - А ты никогда ещё не был Хранителем президентов?
        На крыше появляется Хранитель Весельчака Ы:
        - Приветствую, Братья! Белый! С возвращением! Ну наконец-то!
        - Спасибо тебе, Весельчак, за помощь!
        - Да брось, что я… Это Твоя - молодец! Только загадку с бабушкой так и не разгадала.
        - А что за загадка, Белый? Ты мне так и не рассказал! - интересуется Хранитель Президента.
        - В тот тяжёлый год, когда Алиса была ещё маленькой, одновременно у её мамы, тёти и обеих бабушек начались одинаковые проблемы в VI-м Доме. Бабушки благополучно проблемы решили, а мама и тётя перешли на Наш Свет, поэтому у Алисы есть подсознательный страх повторения и убеждение, что если рак был у всех, значит, и ей его не избежать. Но на самом деле она просто забыла одну немаловажную деталь. Той бабушке, привет от которой я послал Алисе в виде знака, после операции не делали химиотерапию - у неё рак не подтвердился, и умерла она в старости, совсем по другой причине. В это воскресенье Алиса вытащит позабытый фрагмент из памяти и…
        - И? - с нетерпением вопрошает Весельчак.
        - …и начнёт снова мечтать о том, как поедет на море…
        - В Болгарию? - пытаясь договорить за Хранителя Алисы, произносит Хранитель Президента.
        - Нет, Брат, не угадал… На Сардинию… С рогами и копытами…
        Весельчак заливается хохотом:
        - С Мужчиной в Белом! Вау! Какая прелесть эта наша Алиса!
        - Здорово, Белый!!! - радостно кричит подлетающий к крыше Гламурный. - Да ты коварный! Где тебя носило всё это время?! Ты в курсе, что наши подопечные-таки встретились?! Теперь Мой вернёт ей хотя бы часть своего долга, а у меня такой груз с крыльев свалится!
        - Поздравляю, Брат, от всей души! - улыбаясь, произносит Хранитель Алисы, похлопывая Гламурного по крылу.
        - Ну согласись, Белый, согласись, что и моя доля в спасении Твоей присутствует! Это я тебе Елабугу подсказал! Вспомни! Представь, если б она тогда Дома в Соляре не поменяла, смог бы ты до неё достучаться своими знаками?!
        - Согласен-согласен, это ты, Гламурный, её спас! - посмеивается Хранитель Алисы.
        - Ничего подобного, Братья! - восклицает Хранитель Президента. - Марина Цветаева спасла Алису! Она - её Хранитель!!!
        На крыше появляется Хранитель Женщины:
        - Привет, Белый! С возвращением! Ну что, не зря я Твоей удар по VI-му Дому смягчил, переведя к нам в Дом Служения? Помогло?
        - Помогло, спасибо! - благодарит Хранитель Алисы. - И за путёвку на море спасибо!
        - И когда ты Алису домой выпишешь?
        - Завтра встанет, на пятый день - домой… Только пусть она летит пятого августа, ей первого рановато ещё…
        - Здравия вам, Братья, и счастливых Соляров вашим подопечным! - восклицает появившийся Звездочёт. - Белый! Ну как там она? Моя волнуется…
        - Спасибо! Если б ты Свою не надоумил сразу Луну в Транзите на 17-е июля глянуть, сегодня я бы уже не с вами беседовал… - задумчиво произносит Хранитель Алисы.
        На крышу приземляется Хранитель Светланы:
        - Да ладно, Белый, не приуменьшай свои заслуги! Беседовал бы. С нами. Здесь же. Я тебя уверяю! С возвращением!
        - Спасибо, Светлый! И ты внёс свою лепту в спасение - Твоя Светлана всегда рядом и Моей помогает, ориентирует её исключительно на Светлое!
        - Привет, Братья, от Мрачного! - здоровается Хранитель Писателя. - Ну что, Белый, обнуление на Гринвиче сулит нам счастливую осень?
        - Конечно, Брат, спасибо!
        - Только… ты прости меня, Белый, одна накладочка вышла… - Мрачный улыбается. - Решил перестраховаться - в те выходные 13 и 14 июля заставил я Алису включить кондиционер на полную катушку, ну… чтобы простудилась она и операция 17-го не состоялась. А ты, оказывается, ещё в мае договорился, чтобы 15-го на неё Тёмная Личность начхала…
        Хранители смеются и приветствуют Хранителя Старца.
        - Белый, поэт должен жить долго! - с улыбкой произносит тот. - Пусть теперь всё у Твоей будет хорошо!
        Появляется Хранитель Хирурга:
        - Белый, привет! Спасибо, что ты мне подсказал тогда про 23-е и про Транзиты!
        - Это тебе спасибо, Брат…
        - Да мне особо не за что… Я просто по ходу дела ещё с Хранителями терапевта и профессора договорился - думал, если Алиса сама не догадается Астрологу позвонить и в Транзиты углубиться или если Моя не захочет её на 23-е переносить, тогда не выдадим ей разрешения на операцию…
        - То есть, получается, что это - ТЫ, Операционный, Алису спас?! - изображая из себя обиженного, восклицает Гламурный.
        - Да нет, это - Звездочёт! - смеётся Весельчак.
        - Нет-нет, это всё Весельчак, Светлый и Мрачный, потому что они - друзья!
        - Гламурный - однозначно! - радостно выкрикивает Звездочёт.
        - Марина Цветаева, и все присутствующие об этом знают!!! - настаивает Хранитель Президента.
        - На самом деле и вы все, и Марина Цветаева, и все те человеки, которые откликнулись тогда на письмо… - произносит Хранитель Алисы. - Одна поэтесса, например, принесла Алисе намоленную икону Пантанассы, помните? Алиса с ней не расставалась всё это время, и икона ей тоже помогла. Разве нет?
        Хранители улыбаются - они, конечно же, согласны с Белым.
        На крышу приземляется Хранитель Врача - Мудрый. Окинув взглядом присутствующих, он с улыбкой обращается к Белому:
        - Как дела, Брат? О чём это вы тут так громко беседуете?
        - Спасибо, Мудрый, всё теперь будет хорошо… Вот обсуждаем: кто всё-таки спас Алису? Как думаешь?
        Мудрый усмехается:
        - А чего тут обсуждать-то? Конечно же, Мужчина в Белом…
        Хранитель Алисы тяжело вздыхает. Весельчак посмеивается. Остальные улыбаются.
        - Зря ты так тяжело вздыхаешь, Белый! Ты лучше радуйся… Если бы у каждого человека, находящегося в одном шаге от бездны, был бы такой вот Мужчина в Белом, ну или Женщина в Белом, нам бы, Хранителям, забот на крылья изрядно поубавилось…
        - Знаешь, Белый, а похоже, Мудрый, как всегда, прав… - задумчиво произносит Звездочёт.
        Хранитель Хирурга присоединяется:
        - Да, как это ни странно, Братья, но Мужчина в Белом невольно стал ХРАНИТЕЛЕМ Алисы…
        В этот момент к крыше медленно подлетает ещё один Сияющий Хранитель. Он выглядит ослепительно белым, вернее, ослепляюще-белым.
        Присутствующие пытаются понять, кто это, но так и не могут его узнать.
        - Привет, Братья! - радостно восклицает Ослепительно-Сияющий и неистово обнимает Хранителя Алисы. - БЕЛЫЙ! РОДНОЙ МОЙ! ПРИ-ВЕЕЕТ!!!
        Хранители с любопытством наблюдают за происходящим - никто из них не знает друга Белого. Тот же, наобнимавшись, немножко отступает и озаряет всех присутствующих своим неистовым Светом.
        - Брат, прости… - искренне извиняется Хранитель Алисы, ровным счётом ничего не понимая. - А ты… кто?
        - Я??? Я - ТУСКЛЫЙ, Брат! Тусклый я!!! Ну, вспомнил?!
        Хранитель Алисы удивлённо прикрывает себе рот ладошкой:
        - Ты - Тусклый? Да не может этого быть… Ты ж весь сияешь - от тебя Светом разит за измерение, Брат! Вот это да!!! Ну и дела… Братья, знакомьтесь - это Хранитель Мужчины в Белом! Ну, рассказывай давай, что случилось-то? Неужто Твой, с рогами и копытцами, просветлел?
        - Да, Белый! Да! Не поверишь!!!
        - Он что, в монастырь ушёл?
        - Да нет, что ты! - смеётся бывший Тусклый. - Это всё - ТВОЯ АЛИСА, Брат! Да! Представляешь?
        - Алиса? А при чём тут Алиса? - продолжая ничего не понимать, переспрашивает Белый.
        - Она последнее время о Моём постоянно думала, пока я там в дальнем углу молился… С любовью думала, понимаешь?! Такой Поток Любви она на него направляла, и не разово, а каждый день, Белый! И день и ночь! И ночь и день! Божественная у неё Любовь, Брат! Небесная! Наша! И стал я с каждым днём сил набираться! И всё светлел, и светлел! А потом выгнал стаю Чёрных одним махом! Алиса твоя, Брат, всё это время была настоящим ХРАНИТЕЛЕМ Моего! Знал бы ты, от чего её Любовь Моего спасла! Вот бы всем человекам по Алисе выдать - это ж мы б все такими ослепительными стали!
        Хранители улыбаются и восклицают по очереди: «Вот это да!», «Надо же!», «Какая поучительная история!» - а Мудрый просто улыбается, ничего не восклицая, но похлопывая Белого по крылу.
        - Твоя очнулась, Белый… - внезапно радостно сообщает Хранитель Хирурга.
        Хранитель Алисы и все присутствующие на крыше спускаются к окну в её палату и заглядывают в него.

* * *
        Алиса открывает глаза. В палате темно.
        «Надо же, уже ночь! Как долго я спала…» - удивляется она и медленно поворачивает голову к окну, на котором почему-то нет занавесок.
        Алиса замечает силуэт Мужчины в Белом. Она улыбается, потом зажмуривается, снова открывает глаза - нет, конечно же, ей просто померещилось - в окно заглядывает любопытная круглолицая Луна.
        Алиса смеётся:
        - Привет, Луна!.. Как дела?.. Да-да, ты кажешься людям ещё полнолунной. Но я-то знаю, что Полнолуние на самом деле случилось с тобой не этой, а прошлой ночью! И поэтому ты меня уже не обманешь, ты - убывающая, и у меня теперь всё будет хорошо…
        4 августа 2013
        Часть II
        Сон
        Кудахчут девы
        у барной стойки:
        «Гипотенузу
        отравит Синус!»
        Секс продаётся
        по себестойке,
        А мы с Любовью
        уходим в минус…
        От Асцендента
        в Скорпе не смыться,
        Не откреститься
        монастырями…
        Позволь, Маэстро,
        в Весну влюбиться!
        Венчай нас тайно
        над алтарями!
        Пролог
        Сентябрь 1987. Москва
        - Мама, пожалуйста, зайди в дом первой и включи свет… Мне страшно… Там… кто-то есть… Я знаю… Я так чувствую… В этом доме живут… призраки…
        - Алиса, самый лучший способ прогнать страх - шагнуть ему навстречу и убедиться на собственном опыте, что он - всего лишь плод твоего воображения. Ты должна переступить порог дома первой, чтобы победить свой страх, иначе однажды он победит тебя. Призраков не существует, Алиса…
        Я зажмуриваюсь и…
        …шагаю…
        …навстречу…

* * *
        Февраль 2010. Милан
        Раннее-раннее утро. Солнце только что взошло. Город ещё не проснулся. Толпы туристов не успели наводнить соборную площадь. Тихо-тихо. Едва слышны всплески волн у пристани.
        Мы подходим к воде. Здесь множество лодок и всего один лодочник, с которым Он договорился накануне. Лодочник молча приветствует нас кивком головы. Они шагают в лодку, та медленно отчаливает от берега.
        Море светло-зелёно-голубого цвета. Я люблю море. И этот Город-на-Воде - мой самый любимый город на свете.
        Вдали виднеются очертания островка с колокольней и собором. В туманной дымке. Я никогда не была на том острове. Что там находится? Как он называется? Почему они везут меня сначала туда? Я знаю, что после они поплывут левее, в конечный пункт назначения.
        Лодка отплывает всё дальше и дальше.
        Молчаливый угрюмый лодочник и Он. В Чёрном. С седыми, почти совершенно белыми, волосами. Подобно скале, Он стоит спиной ко мне в хвосте лодки и смотрит в даль, на тот островок.
        Я отчего-то чувствую необычайную лёгкость. Освобождения. Ничего же почти и не изменилось. Разве что раньше я не умела ходить вот так по воде… И ещё - я почему-то совсем не понимаю, как я здесь оказалась… Какое сегодня число? Месяц? Год?..
        Я хорошо помню, кто я, и всё, что было со мной когда-то. Но никак не могу вспомнить своё «вчера», «позавчера»… Что произошло? Почему никого больше нет? И ничего больше нет - ни венков, ни цветов, только я и они… Мне, наверное, страшно всё это вспоминать…
        Сан-Марко уже далеко…
        Я следую за лодкой, за ними, за собственным телом… Мне интересно: они будут бросать его в воду, развеют по ветру или отвезут на кладбище? Оно там - в мешке, или в гробу, или прахом в урне? Мне, конечно же, всё равно, но просто любопытно…
        Я пытаюсь заглянуть внутрь лодки - тщетно… Возможно, мне страшно посмотреть на себя со стороны…
        Поэтому я смотрю на Него, в Чёрном, с седыми, почти белыми, волосами. Мне так хочется Его обнять… По-земному… Руками… И я кричу изо всех сил:
        - Обернись! Пожалуйста! Посмотри же, я - здесь!!! Я люблю тебя!!!
        Но Он не слышит… Не слышит… Не слышит…
        Мы уже почти доплываем до неизвестного мне островка…
        И тут звонит телефон. Я ещё сплю и во сне ругаюсь на того, кто смеет меня отвлекать в столь безумно интересный момент. Я пытаюсь всеми силами «удержаться» там, в Венеции, во сне. Но телефон здесь, в Милане, в отеле, звонит столь настойчиво и долго, что мне хочется закричать: «Прекратите же меня будить! Дайте досмотреть до конца! Я должна понять, что произошло! Разглядеть этого седого Человека в Чёрном! Куда меня в итоге отвезут?!»
        Но телефон сильнее меня. Я срываюсь с волн, открываю глаза, поднимаю трубку.
        - Алиса, ты ещё спишь?! Через полчаса мы ждём тебя в машине. Поедем на выставку вместе.
        Я произношу: «Хорошо…», вешаю трубку и, с грустью от недосмотренного, направляюсь в ванную.

* * *
        «В спокойствии прикрытых век - Любовь, достигшая предела… Я помню: Чёрный Человек моё - увозит в лодке - тело. Нет никаких знакомых лиц, ни церемонии прощанья - безмолвно кружит стая птиц, тома стихов - как завещанье. В туманной дымке - острова, всё дальше - мостики и крыши… Кричу Ему, что я - жива! Но Он как будто бы не слышит - молчит… Не знаю я: КТО ОН? И сколько минуло мне вёсен?.. Привычный шум прибрежных волн едва нарушат всплески вёсел. Какая странная печаль: и песни томных гондольеров, и карнавальный бог - февраль, и всё, что было здесь, - химера. А я осталась… Я - жива! Там - тело, сброшенное платьем! Всё дальше, дальше острова, всё ближе - Вечности объятья… Его Венеция навек в мой Судный День осиротела… КТО ОН, тот Чёрный Человек, на лодке увозящий тело?»
        Глава 1
        Октябрь 1987. Москва
        - Алиса, что ты там всё время пишешь?
        Я протягиваю маме тонкую зелёную тетрадку в клеточку. Она перелистывает её, рассматривая мой детский корявый почерк, и удивлённо восклицает:
        - Это ТВОИ стихи? Ты пишешь стихи?!
        Я молча киваю и улыбаюсь. Мама мрачнеет и строгим голосом категорично произносит:
        - Ты не должна больше этого делать.
        - Почему? - удивляюсь я.
        Она долго молчит, будто сканируя моё будущее, а потом выносит свой безжалостный вердикт, срываясь чуть ли не на крик, приводя в пример тех, чьи имена мне ещё совершенно ни о чём не говорят:
        - Нет! Нет!! Нет!!! Ты не будешь писать стихов!!! У всех поэтов - страшные судьбы! Большинство из них влачат нищенское существование, их жизнь полна трагедий, они заканчивают жизнь самоубийством!!! Цветаева, Маяковский, Есенин! Ахматова искала любви, но так и не нашла, как, впрочем, и Блок! Я не хочу, чтобы ты убила себя! Нет, Алиса! Ты больше никогда не будешь писать стихов! Никогда!!!
        Мама уходит из комнаты. Я закусываю губу, чтобы сдержаться и не заплакать от обиды, но слёзы вот-вот хлынут из глаз, и руки судорожно разрывают тетрадку на мелкие кусочки.

* * *
        Июнь 2010. Китай
        Мы встаём в четыре утра, чтобы отправиться в горы. Нас двадцать человек. Мы приехали сюда на семинар Раисы Ахметовны Мансуровой. Я познакомилась с ней в Москве, когда уже в третий раз в жизни оказалась где-то на грани между… - не хотела жить. Она прочитала мои стихи, сравнив с Цветаевой и Ахматовой, и сказала, что я стану известным поэтом, меня переведут на иностранные языки и будут издавать за рубежом, и что я напишу роман про Иную Реальность, а дописав его, встречу свою Любовь - столь долгожданную мной Каменную Стену…
        Я не поверила ей. Но вскоре в одном крупном издательстве вышла моя первая книга. Издатель настоял на придуманном им самим вызывающем названии «Марина. Анна. Александра». А на этот горный семинар я привезла только что дописанную вторую часть «Иной Реальности»…
        Раиса Ахметовна внимательно смотрит мне в глаза, держа в руках рукопись, и, вздохнув, произносит: «Не всё сказала. Ты не сказала самого главного. Твоя книга не закончена. Допиши её до конца…»
        Мы возвращаемся из гор в отель к завтраку вместе с одним из семинаристов - Сашей. Обычно он задаёт мне интересные вопросы, поскольку считает, что я, в отличие от него, «продвинутый пользователь» в Иной Реальности, но внезапно произносит с улыбкой:
        - Сегодня ночью нам предстоит прописывать Программу Желаний на год, а я обещал тебе помочь наколдовать Каменную Стену. Так вот, сейчас мы с тобой этим и займёмся. Я хочу, чтобы твоя мечта сбылась.
        - Как сказал Оскар Уайльд, в жизни есть две трагедии: первая - не осуществить свою мечту, вторая - добиться её осуществления. Хотя ещё Будда говорил: «Желание - причина всех несчастий». Но, конечно, мечта обязательно должна быть. Только есть две категории «мечт»: те, которые хоть каким-то образом зависят от тебя самого - например, дописать Книгу, и ты, шаг за шагом, можешь идти к их исполнению, - и те, которые в целом никак от тебя не зависят и скорее относятся к области Магии - например, встретить свою Любовь. В первом случае всё просто. Проблема в том, что люди на уровне Сознания совсем не знают, чего хотят в действительности. Подсознание знает, а люди думают, что знают. Очень часто мы принимаем чужие желания за свои. Подсознание прекрасно разбирается, что - твоё, а что - чужое.
        Оно будет отводить тебя от «чужого» и продвигать исключительно «твоё». Важна и цена вопроса. И в случае, если ты этого добьёшься, и в случае, если НЕ добьёшься. То есть - сколько здоровья, сил, денег или чего-то там ещё ты потратишь на реализацию мечты. Возможно, подсознательно ты не готов к подобным тратам, тогда Подсознание окажет всяческое сопротивление. Проблема в реализации мечты заключается в скрытом конфликте между желаниями Сознания и Подсознания. Подсознание защищает человека от того, что грозит его внутреннему спокойствию. Кстати, время реализации тоже важно при «загадывании» - «хороша ложка к обеду». Во сне и в Астрале - всё быстро, а в жизни скорость исполнения намного медленней. Ты можешь чего-то достигнуть, когда оно тебе будет уже и не нужно. Конкретных дат лучше не указывать, но временные рамки желательно очертить. В целом, когда правильно определена и чётко озвучена цель, автоматически запускается программка реализации. Она как бы начинает вести тебя каким-то подчас одному только Подсознанию известным Путём.
        - Сейчас мы с тобой всё запрограммируем, Алиса. У тебя получится. Ты очень хорошо знаешь, чего хочешь. Книгу допишешь и встретишь Его. Каким образом Он может быть неугоден твоему Подсознанию? Зачем Подсознанию тебя от Него защищать?
        Я пожимаю плечами, а Сашка воодушевлённо продолжает:
        - Главное - попросить. Просимое даётся только просящему. Надо исходить из того, что ты достойна всего самого лучшего, и не ограничивать себя в фантазии. Тем более, если Бог вкладывает в твою светлую голову какое-то желание, значит, это - неспроста.
        - Не все желания нам в голову вкладывает Бог. Просить можно. О чём угодно. Он услышит. Но если твоё желание не исполняется, значит, так лучше для всех. Или время не наступило. Желать можно, но надо заранее понимать, что можно ничего и не получить. И если мы чего-то слишком сильно хотим, нарушается равновесие Сил. А Силы стремятся дисбаланс устранить. Надо загадать и забыть. Вообще, когда человек решает пойти Магическим Путём, он может попасть в бурный Поток, который унесёт его куда-то, где он и не ожидал оказаться. Нужно отдаться Потоку, плыть по течению. Поток - это работа нашего Подсознания и Высших Сил. Они не заинтересованы сделать нам больно, коверкая нашу судьбу. Почаще смотри на себя со стороны и, как сказал Гераклит, ожидай неожиданного. Люди, как правило, к сюрпризам не готовы, потому что им проще, когда всё - по плану. Магия - это не по плану. Просто надо верить в то, что Оттуда - сверху - всегда виднее. И волшебное путешествие в Магическом Потоке, возможно, принесёт гораздо больше, чем ты изначально запросил. Процесс прохождения Пути - намного ценнее окончательного результата. Правда,
попадаются и такие счастливчики, которые даже пожелать ещё не успеют, как им всё и сразу преподносят на тарелочке с голубой каёмочкой.
        - Алиса, тебе - на тарелочке с золотой каёмочкой преподнесут. Мы сейчас всё с тобой по полочкам разложим и запрограммируем. И исключительно Белой Магией. Чудеса творятся сердцем в обход стереотипов, программ и установок ума. Надо отбросить все сомнения. Как говорил Парацельс, решительная воля есть начало всех магических действий. Визуализируем результат, чтобы материализовать твоё желание, направив поток энергии на нужный тебе вариант развития событий. Что ты там, в Программе Желаний, по поводу НЕГО будешь писать? Тебе же надо конкретизировать!
        - Ещё не думала на эту тему…
        - Отлично, значит, сейчас будем думать вместе. Вечером у нас времени на это уже не останется. Итак, ОН…?
        - Да не знаю я…
        - Если ты не знаешь, Высшие Силы запутаются… Мужиков много, конкретика нужна…
        - Хорошо, Он - сильнее и…
        - …и умнее тебя - это уже все давно наизусть знают. Мы очень внимательно читали твою Первую Книжку. Но нужно ещё конкретнее. Так - вилами по воде - не пишут. Скажи лучше: что Он любит?
        - МЕНЯ Он любит…
        - Алиса… Это и так само собой разумеется, иначе зачем Он тебе?! Подумай ещё раз: Он любит…?
        - Путешествовать, сто процентов! - смеюсь я.
        - Отлично! Значит, вы вместе будете путешествовать. Тогда Он сто процентов должен дружить с Юпитером - планетой, отвечающей за материальное благосостояние.
        - Согласна, Он дружит с Юпитером… - смеюсь я.
        - А как Он выглядит?
        - Никогда не стоит излишне конкретизировать в этой области. Если я сейчас скажу, а таких не найдётся? Придётся Его Высшим Силам сначала в Астрале создавать, потом материализовывать, выращивать… Этак я уже и сама в Астрал отправлюсь…
        - Я тебя уверяю, они Его тебе из-под земли достанут в течение года! Именно таким, каким ты Его сейчас нарисуешь. Мы же Программу Желаний на год пишем. Позволь Высшим Силам немножко поработать на тебя. Итак, говори давай, сколько Ему лет.
        - Да постарше меня…
        - Ну на сколько? На десять, двадцать, сорок?
        - Нет, зачем на сорок? Десять-пятнадцать вполне достаточно.
        - Брюнет или блондин?
        - Не знаю… Скажем так, Он - СВЕТЛОЙ МАСТИ…
        - И кто у вас лидер?
        - Он, конечно…
        - А Он - высокий?
        - Да, высокий. Я же - как за Каменной Стеной. Во всех смыслах этого слова.
        - Итак, Он - сильнее и умнее тебя, высокий, светлой масти, старше на десять-пятнадцать лет, дружит с Юпитером, и вы с ним постоянно летаете по белу свету, Он - твоя Каменная Стена и тебя любит…
        - Безумно любит. Но мне не показывает виду. Чтобы я не расслаблялась. А сам жизни своей без меня не представляет, - смеюсь я. - Он принимает меня такой, какая я есть, без исключений.
        - Ох, Алиса, ты вся - одно большое сплошное исключение. Из всех земных правил. Поясни, что ты имела в виду под словом «без исключений».
        - Ну… Он знает, что я пишу, например. И Его это не раздражает. Возможно, Он даже как-то помогает мне в продвижении творчества. Ему нравится, как я пишу. Он мной гордится.
        - Он ревнует тебя к поклонникам?
        - Господи, Саш, да откуда ж у меня поклонники? - смеюсь я.
        - Алиса, мы сейчас - на сцене театра. Играем пьесу под названием «Мечта». Отпусти себя! У тебя - море поклонников. Тебя по телевизору показывают.
        - По телевизору?!! - я хохочу.
        - Ты за границу ездишь выступать. Ты - звезда, Алиса. Смирись уже с этим.
        - Какая из меня звезда, Саш? Я просто пишу стихи. С детства. И до недавнего времени писала их в стол. Теперь вот иногда читаю на маленьких литературных вечерах среди таких же «поэтов», как и я сама.
        - Так Он ревнует или нет?
        - Ну хорошо, конечно, ревнует, Саш! Сидит в арт-кафе каком-нибудь, например. Я - на сцене. А вокруг куча бардов, поэтов и поклонников аплодируют, аплодируют, аплодируют и смотрят на меня…
        - Нет, Алиса, так никуда не годится! Они не просто на тебя смотрят. Они тебя… вожделеют!!!
        Я заливаюсь хохотом.
        - Ладно, я понял. Он ревнует.
        - Он ревнует, но «про себя». Не вслух. Я же ЕГО люблю, и мне никакого дела нет до поклонников. Но пусть поревнует, чтобы особо не расслаблялся…
        - Хорошо, я понял, Он тобою гордится и ревнует, но тайно. Отлично. А что ещё Его в тебе не должно раздражать?
        - Что мне периодически показывают что-то из Иной Реальности. И Он не считает меня сумасшедшей. Он даже сам интересуется тем, что мне Там показывают. Он верит в то, что Иная Реальность есть. Он смотрел в глаза Смерти. Ему интересно, что я могу про Иную Реальность рассказать. И мы с ним говорим на одном языке.
        - Стоп, подожди. Тебе же говорили, что он - не Отсюда?
        - Саш, мне говорили, что Он - не той же самой крови, что и я. Правда, я не особо знаю, какая кровь во мне… Но не факт, что Он - не Отсюда. Мне говорили, что, возможно, я уеду Отсюда куда-то Туда. Я дом вижу. С камином. Почему-то.
        - А ты работаешь?
        - Работаю, конечно.
        - Алис… Ты же - звезда. Какая ещё у тебя работа?
        - Нет, Саш. Звезда - это хобби. А ещё у меня должна быть работа. Я же со скуки в Астрал уйду, если работать не буду. Вариантов два: либо я работаю у Него, либо это - что-то совсем моё, для Души.
        - А что это может быть?
        - Я вижу, что люди ко мне приходят. Я им помогаю как-то. Я точно что-то им говорю, разговариваю с ними. У меня при этом свободный график. И фри-стайл в одежде.
        - А что ещё вы вместе с Ним делаете?
        - Развлекаемся. Я терпеть не могу скуки. Это должен быть постоянный всплеск эмоций, понимаешь?
        - Да с тобой и так невозможно соскучиться…
        - Вот нужно, чтобы Он тоже был очень активным.
        - А ещё?
        - А ещё Он не должен быть мелочным занудой. Он говорит мало, но по делу.
        - Короче, Он - точно не Дева по гороскопу… Ладно, продолжай… Давай, говори-говори, я ретранслирую.
        - Куда ретранслируешь?
        - В Иную Реальность. Итак, ОН: высокий, светлой масти, старше тебя лет на десять-пятнадцать, сильнее и умнее, лидер, безумно тебя любит, всю-всю-всю, интересуется Иной Реальностью, верит в Неё, ревнует в душе к поклонникам, заглядывает на твои выступления, продвигает тебя, звезду, в плане творчества, ты гастролируешь по миру, Он дружит с Юпитером и закрывает глаза на мелочи, у вас дом с камином, вы часто путешествуете, развлекаетесь - в общем, постоянный фейерверк эмоций. Что ещё, Алиса?
        - Он - смелый. Не боится Много Всего Чего…
        - Много Всего Чего - это чего?
        - Ну… это - то, Много Всего Чего боюсь я.
        - Алис, ты ещё чего-то в этой жизни боишься???
        - Ну… Пауков, Покойников и Призраков…
        - Давай уже договоримся, что Он - ну очень смелый. И закроем эту тему. Какой Он ещё?
        - Нежный, заботливый и… страстный…
        - А… насколько страстный, Алиса?
        - Вот так прямо, чтобы как ВОЛК!!! Уууух!
        - Слушай, да у тебя аж глаза загорелись! Я вас боюсь, мадемуазель, отойдите от меня! А так вроде смотришь со стороны - Девочка. А оказывается, Волчица…
        - Есть такое дело… Главное, её разбудить… Она периодически где-то там во мне клубочком сворачивается и дремлет… - смеюсь я.
        - Ну а ещё?
        - Вижу почему-то собаку. Большую. Не знаю почему. Внезапно вдруг увидела…
        - Даааа… С тобой точно не соскучишься… И придумывать ничего не нужно - тебе всё показывают… Эх, что ж ты не подсмотришь Там, Алиса, где тебе Его искать?
        - Да мне не надо Его искать, Саш. Он сам меня найдёт… - почему-то внезапно и неожиданно для себя самой произношу я, и столь же внезапно меня пронзает чувство леденящего душу страха. Страха чего-то неизбежного. Что вот-вот должно случиться. Совсем как в детстве, в тех призрачных снах, которые однажды стали явью…

* * *
        «Душа бушует океаном, на крик срывается опять: «Скажи, в каких ты бродишь странах? В каком краю тебя искать?» Но Тишина - вокруг… лишь только, нечеловеческой красы, здесь Муза всхлипывает горько, и звучно тикают часы…»
        Глава 2
        Октябрь 1987. Москва
        Мы идём с мамой к железнодорожной станции. У нас здесь дача. До переезда остаётся всего пара минут пешком. Я бреду за ней следом. Почему-то не за руку, как обычно. Мы идём молча. И тишина вокруг пугает меня. Я ещё никогда не слышала такой громогласной тишины. Туман окутывает землю не плотной пеленой, а настоящим ватным одеялом. Почти совсем ничего не видно, и кажется, что голые чёрные ветки осенних деревьев, насквозь промокших от беспрерывного дождя, внезапно набрасываются на меня, выскакивая из призрачной завесы, обдавая ледяным душем панического страха… Страха неизбежности… Неизбежности того, что вот-вот должно произойти…
        Мы подходим к переезду. Я почему-то оборачиваюсь назад, чтобы посмотреть на наш дом. Но его, чего и следовало ожидать, разглядеть уже невозможно. За мной - бездна всепоглощающего тумана. И кажется, если я сейчас не заставлю себя пойти дальше, за мамой, бездна утянет меня к себе, в себя, навсегда.
        Внезапно раздаётся оглушающий звук приближающегося поезда, который выводит меня из гипнотического транса. И я вижу его прямо перед собой - он взрывает стену тумана, врываясь в моё пространство с бешеной скоростью, громыхая колёсами так, что я закрываю уши ладошками. Мне страшно. Я ищу маму глазами. Но тщетно - пока я оборачивалась назад и смотрела в лицо бездне, мама перешла железнодорожные пути, не замечая, что я отстала.
        Поезд кажется мне бесконечным. Сколько у него вагонов? Тысяча? Миллион? Я никогда не видела таких длинных поездов… Куда он летит со скоростью света?
        Но вот поезд исчезает. И снова воцаряется тишина. Я перехожу на другую сторону и оказываюсь на пустой платформе. Туман рассеивается. Здесь никого, кроме меня, нет.
        - Мама… Мама… - тихонько зову я и внезапно понимаю, что больше никогда её не увижу.
        Поезд забрал маму с собой. Я сажусь на краешек платформы и плачу.
        И просыпаюсь. В слезах. Посреди ночи. Я осторожно привыкаю к кромешной темноте и вглядываюсь в мамин силуэт. А потом, убедившись, что она дышит, сильно-сильно обнимаю её рукой, прижимаясь к ней своим дрожащим маленьким тельцем. И снова засыпаю.

* * *
        Август 2010. Москва
        Я только что вернулась с питерского «огня», где на очередном выездном семинаре Раисы Ахметовны Мансуровой мы благополучно сожгли своё прошлое.
        В этом году ужасно жаркое лето. Смог. Дышать нечем. Дома находиться невозможно, потому что кондиционера нет, а окно открыть - тут же задыхаюсь от дыма. Пытаюсь вешать на окна пропитанные водой занавески - высыхают через полчаса. Приспосабливаюсь спать в ванной, свернувшись клубочком на коврике между самой ванной, раковиной и стиральной машиной. Пускаю душ с холодной водой водопадом на стену и ловлю кайф.
        На дачу выбираться бесполезно, там - всё то же. Даже похуже - душа волшебного нет. Уехать за границу - нужно дождаться зарплаты, да и с работы не отпустят - только из отпуска.
        Почти каждый день по вечерам пытаюсь заезжать на Рублёвку к речке, где когда-то были папа, мама и я, потом - мама и я, теперь - только я. Моё Место Силы. Правда, и там не лучше, чем в городе, но у речки хоть как-то дышится.
        Поздно ночью возвращаюсь домой. Начинаю писать третью часть книжки про Иную Реальность - «Книгу Знаний», но погодных условий не выдерживает ноутбук. Он передаёт мне большой пламенный привет и… умирает.
        В тот вечер мне звонит Нателла, владелица кадрового агентства и моя хорошая знакомая, которая в своё время устроила меня в ту компанию, где я работаю, и заговорщическим голосом произносит:
        - Алиса, наш разговор должен остаться между нами.
        - Что случилось? - удивлённо спрашиваю я.
        - Дела у вашего владельца в Швейцарии идут не очень. Есть большая вероятность, что тебе придётся срочно искать новое место работы. Обнови-ка ты своё резюме…
        Я клятвенно обещаю заняться этим завтра же, и мы прощаемся.
        В полночь я гадаю на рунах, вытаскивая ту единственную, которая отвечает за внезапное появление мужчины в жизни женщины.
        Ночью снится сон. Я иду куда-то вдаль, пробираясь сквозь толпу людей. Я не вижу их лиц, только силуэты, потому что всё обволакивает туман. Ко мне подходит тёмная астральная сущность, с усмешкой отчётливо произносит: «Тебе нужен Этот Мужчина…» - и тут же исчезает в тумане.

* * *
        Он обрушивается на меня как гром среди ясного неба. Звонит утром. Говорит быстро, но чётко, чеканя каждое слово. Я почти не слышу его слов. Я уже знаю, КТО ОН.
        «Так не бывает!» - проносится у меня в голове. Наверное, он - от Нателлы, я ещё не успела обновить резюме на сайтах поиска работы.
        - Я нашёл ваше резюме в архиве. Искал четыре часа. Хочу, чтобы мы встретились. Вы мне нужны. У вас отличные данные. Вы знаете итальянский и английский, а я как раз работаю с Италией. Мне нужен такой человек, как вы. Когда мы сможем встретиться? Я готов ждать вас вечером до тех пор, пока вы не приедете. Итак?..
        И вот я сижу напротив. У окна. Он - весь в белом. Я - в фиолетовом. Сколько ему лет? Он чертовски высок и дьявольски красив. Пуговицы его рубашки смело расстёгнуты. У меня распущены волосы. На улице очень жарко. Так никогда ещё не было жарко летом.
        Он курит. Одну за другой. Нервничает, но не показывает виду. Я - тоже.
        Он беспрерывно говорит. Быстро, чётко, властно. Не позволяя мне произнести ни слова. Как будто он уже всё знает про меня. Его голос - голос Мужчины. Резкий как нож. Не терпящий никаких возражений. Он категоричен в своих высказываниях.
        Он смотрит на меня. Пронзительно. В упор. Так, что мне становится страшно. Я тоже смотрю на него. По-своему. Я вижу его чакры. Нижние три. Они фонтанируют энергией, как мои - три верхних. Мы - два Треугольника. Разных. Мне не хватает того, что в избытке есть у него. А у него совсем нет той энергии, которая есть у меня. Его энергетика пробивает меня насквозь. Его внутренняя сила захлёстывает меня волнами. Я понимаю: он - сильнее и умнее меня. Намного. В другом. В том, в чём я - слаба. Я думаю о том, что будет после. Мне страшно.
        - Вы нужны мне, - говорит он, подытоживая.
        Я не могу произнести ни звука. С того момента как я увидела его, единственное слово, которое постоянно звучало и до сих пор звучит в моей голове, - «Воланд».
        Он предлагает показать мне свои владения. Мы идём куда-то. Он галантно открывает передо мною все двери. Земные Двери. Те, которые для меня закрыты. Закрыты до тех пор, пока я не допишу книгу про Иную Реальность. Мы спускаемся в подвал. Там - его Дворец. Он показывает каждый из залов. Я понимаю, что уже видела всё это. Там, в Иной Реальности. Во сне. Дежавю. Я точно знаю, что мне показывали Его. Только я не помню, в каком именно сне, когда и по какому поводу…
        - Итак, вы согласны? - с улыбкой спрашивает он.
        Мне хочется бежать. Мне страшно. Он - тот, кто мне нужен. Я хочу быть с ним. Меня тянет к нему, как волну, набегающую на скалы, чтобы… разбиться… Я не могу произнести ни звука. Я загипнотизирована его Страшной Силой.
        - Я понял. Вам надо подумать. Позвоните мне…
        Я звоню Нателле.
        - Признайся, это ты послала мне таинственного незнакомца?
        - Какого такого незнакомца? - непонимающе переспрашивает она.
        Я с трудом выговариваю его имя и фамилию, которые уже сами по себе почему-то вызывают во мне чувство панического страха.
        - Нет, Алис… Я его не знаю, - констатирует Нателла. - Я жду, когда ты пришлёшь мне резюме… А КТО ОН?
        Я постоянно думаю о нём. Почему мне страшно? Ещё ни один мужчина не вызывал во мне чувство такого необъяснимого страха. Страха того, что вот-вот должно произойти. Произойти неизбежно. Как в тех детских призрачных снах, которые однажды стали явью.
        КТО ОН? Как он меня нашёл? В этом есть что-то мистическое. И звонок Нателлы, и сон накануне, и руна, которая мне выпала…
        Через пару дней Нателла звонит снова:
        - Релакс, Алиса. Сегодня в Швейцарии прошёл совет директоров. Компанию закрывать не будут, ты можешь забыть о своём таинственном незнакомце…
        Вспоминаю слова мамы: «Самый лучший способ прогнать страх - шагнуть ему навстречу и убедиться на собственном опыте, что он - всего лишь плод твоего воображения. Ты должна победить свой страх, иначе однажды он победит тебя…»
        И я… звоню ему и говорю, что согласна. Это абсолютно иррационально. Нет ни одной причины, по которой я должна сказать ему «да». Напротив, есть сотни причин, по которым я должна сказать ему «нет». Но я не могу. Я не хочу говорить ему «нет». Меня к нему тянет.
        Внезапно я вспоминаю, что в сентябре должна улететь за границу. Я предупреждаю его об этом.
        - Я понял. Я вам перезвоню.
        Я жду его звонка. Наверное, никогда ещё в своей жизни я не ждала ничего так, как его звонка сейчас. Но он не звонит. С каждым днём что-то во мне всё больше и больше сопротивляется, постоянно настойчиво повторяя все те «против», из-за которых я не должна быть с ним. И вот где-то через месяц я окончательно сдаюсь.
        «НЕ ОН…» - решаю я для себя.
        В тот же вечер он звонит мне:
        - Итак?.. Вы уже приземлились после своих полётов?
        - Куда же вы тогда исчезли?… - спокойно, но не без привкуса внутренней горечи, произношу я.
        - Летал, как и вы… Итак, когда?
        Я молчу. Две противоположные, борющиеся во мне Силы разрывают меня на части. КТО ОН? Что за чертовщина такая? В каком таком сне я Его уже видела? Почему я Его боюсь?
        Я размышляю над тем, что будет после, если я выйду к нему на работу. В него, конечно же, влюблены все сотрудницы. И не только влюблены… А Он - тот, кто мне нужен… Зачем Он нужен мне? Почему именно Он? Я же Его совсем не знаю. Я не знаю, КТО ОН такой! Но… я хочу быть с Ним. Меня тянет к Нему, как волну, набегающую на скалы, чтобы… разбиться…
        - Ладно, я всё понял. Я буду ждать вашего звонка.
        Мне страшно ему звонить. Страшно набрать номер его телефона. Услышать снова его голос. Резкий как нож, безжалостно кромсающий на части. Он настолько категоричен в своих высказываниях, что я боюсь произнести что-то не так, не с той интонацией, не с той скоростью, как говорит он сам, неуместно вздохнуть или затянуть паузу, невольно сделать нечто, что ему не понравится… и тогда…
        Почему, Алиса? Почему ты так этого боишься? Что он может с тобой сделать? Он убьёт тебя?!
        Я не знаю, как объяснить то, что со мной происходит. Я отправляю ему sms-ку. С точки зрения обычной логики Земной Реальности я перечисляю все свои «против». И добавляю ссылку на стихотворение. На память обо мне. Там - то иррациональное чувство. Чувство необъяснимого притяжения…
        И он исчезает.
        «НЕ ОН…» - решительно произношу я самой себе.
        Глава 3
        Ноябрь 1987. Москва
        Всё залито солнцем. Мы с мамой на берегу моря.
        Оно сегодня очень спокойное, совсем нет волн, и ветра тоже нет. Море светло-зелёно-голубого цвета. Я брожу вдоль берега и собираю ракушки. Их здесь немного. Мама где-то справа. Она смотрит в даль, в сторону горизонта, размышляя о чём-то, и периодически поглядывает, не далеко ли я ушла от неё.
        На берегу, кроме нас, никого нет.
        Внезапно я замираю от неизвестно откуда нахлынувшего на меня чувства панического страха. Страха того, что вот-вот должно произойти. Что-то очень плохое. И неизбежное. У меня бешено колотится сердце. Я поднимаю голову, и мои зрачки расширяются от увиденного, я не могу пошевелиться: огромная волна, ростом с многоэтажный дом, мгновенно возникает из ниоткуда и, обрушиваясь на меня, уносит с собой в никуда.
        - Мама! Мама!!! - кричу я и… просыпаюсь.
        Я не знаю, какое это море. Я вообще ещё не знаю, что такое море и каким оно бывает. Но я его постоянно рисую. На всех моих детских рисунках - море. Иногда я добавляю кораблик и чаек, чтобы морю не было так одиноко. Правда, чаек я тоже ещё никогда не видела вживую.
        Впервые на море я окажусь в феврале 1995 года. Это будет Чёрное море на границе с Абхазией. Начнётся шторм. Я встану на берегу, загипнотизированная бушующей стихией. Мне будет очень страшно, но я как приворожённая подойду к волнам на максимально близкое расстояние и, замерев в оцепенении, буду долго смотреть в глаза бездне.
        С рождения я панически боюсь воды, вернее естественных водоёмов - рек, прудов, озёр, морей… Родители ещё до смерти папы пытались научить меня плавать в Москве-реке, на Рублёвке, у Николиной Горы, рядом с нашей дачей, но тщетно. Каждый раз, когда они относили меня в воду подальше от берега, где я не доставала ногами до дна, я истошно кричала, оказывая всяческое сопротивление - щипалась, кусалась, как маленький зверёк, который почему-то чувствует, что эта вода убьёт его.
        В результате я хожу в бассейн. Там совсем не страшно, потому что вода в нём - другая, искусственная. Мне нравится плавать там, где я не достаю до дна. Мама водит меня в бассейн по воскресеньям.

* * *
        Январь 2011. Москва
        31 декабря я отправляю всем, кто числится в моём телефоне, sms-ки с поздравлениями. И вдруг вспоминаю о Нём, таинственном незнакомце в белом. Я думаю, что зря отправила sms-ку Ему. Зачем? Он давно обо мне забыл, да и разве можно войти в одну и ту же реку дважды?
        Но внезапно, в первый день нового года, после очередного звонка от друзей я слышу трель мобильного телефона и, даже ещё не зная, кто это, чувствую необъяснимое волнение и тревогу.
        «ОН…»
        Я тяжело вздыхаю и произношу привычное и скупое:
        - Да - Здравствуйте, - громоподобно раздаётся в ответ. - Вы поздравили меня с Новым годом. Мне очень приятно. Я вас тоже поздравляю. Только у меня были проблемы с телефоном, контакты потеряны, ваш номер не определился… КТО ВЫ?
        Я не без горечи усмехаюсь… Он давно обо мне забыл и даже и не думал сохранять мой номер… Но Он задал прекрасный вопрос, на который я до сих пор не знаю ответа: кто я?
        - Теперь это уже не имеет никакого значения… - сухо отвечаю я.
        - Так как же вас зовут?
        - Неважно.
        - Вам неудобно говорить?
        - Мне удобно говорить… - произношу я, нервно вышагивая по комнате от двери до балкона и обратно.
        Я не знаю, что ему сказать. Да и вообще: зачем мне ему что-то говорить? Я уже всё сказала. В том стихотворении, которое он, скорее всего, даже не потрудился прочитать. Но он настойчиво требует выдать ему моё имя.
        - Алиса… - произношу я сквозь зубы.
        - Что-то очень знакомое… А где мы встречались?
        - Вы предлагали мне работу…
        Он задумывается, видимо, перебирая всех, кому когда-либо делал подобное предложение, и внезапно произносит:
        - Так почему же мы не вместе?
        Этот вопрос нарушает моё внутреннее равновесие. Меня бросает в дрожь… Снова. Всё - снова. Его волны. Его Сила. Страшная Сила, которая одновременно притягивает и отталкивает. От которой хочется бежать. Я разрываюсь между двумя разными «я» во мне. Почему мне так страшно?
        КТО ОН?
        - Я понял. Вам неудобно говорить. Давайте я перезвоню вам позже?
        Я вспоминаю, что улетаю за границу на две недели. На этот раз - в Сирию, Ливан, Иорданию.
        «Всё повторяется по кругу, - размышляю я. - В прошлый раз я тоже улетала. Только на Сейшелы».
        - Я улетаю… - выдыхаю я, безнадёжно глядя сквозь оконные стёкла вдаль.
        - Я тоже улетаю… Когда вы возвращаетесь?
        Я озвучиваю дату, не надеясь, что он мне перезвонит. И мы прощаемся.

* * *
        Он перезванивает. Гораздо раньше. В тот момент, когда я пересекаю границу Сирии и Ливана, где-то в горах…
        - Хорошо, когда вернётесь, позвоните мне, Алиса. Я помню вас…
        Я возвращаюсь и должна ему позвонить. Только я… не в состоянии набрать его телефонный номер. Мне страшно. И что говорить? О чём мне с ним говорить? КТО ОН? Что ему от меня нужно? Зачем он появился снова? Но я безумно хочу его увидеть. Меня к нему тянет. Как волну, набегающую на скалы, чтобы… разбиться…
        И он звонит сам:
        - Итак, когда мы встречаемся?
        И вот я сижу напротив. У окна. Он - весь в белом. Я - в фиолетовом. Сколько ему лет? Он чертовски высок и дьявольски красив. На улице очень холодно. Я пытаюсь согреть руки - мне пришлось говорить по телефону, пока я шла пешком к его Дворцу от метро. Мне хочется, чтобы он сел рядом и согрел меня.
        Он предлагает перейти на «ты». Я киваю.
        Он курит. Одну за другой. Нервничает, но не показывает виду. Я - тоже.
        Он беспрерывно говорит. Быстро, чётко, властно. Не позволяя мне произнести ни слова. Его голос - голос Мужчины. Резкий как нож. Не терпящий никаких возражений. Безжалостно кромсающий на части. Мне страшно. Он категоричен в своих высказываниях. И кажется, сделай я хоть шаг влево или вправо от того, что он считает должным - нет, не шаг, всего лишь полшага - он убьёт меня. Он меня убьёт… Убьёт…
        Мне хочется, чтобы он замолчал. Подошёл ко мне. Сел рядом. И просто сказал: «Ты мне нравишься… Я хочу, чтобы ты осталась…»
        Он смотрит на меня. Пронзительно. В упор. Так, что внутри всё съёживается. Я тоже смотрю на него. По-своему. Я вижу ауру. Это - потрясающе. Я ещё не встречала человека, у которого она была бы такой. Его чакры. Нижние три. Они фонтанируют энергией, как и мои - три верхних. Мы - два Треугольника. Разных. Мне не хватает того, что есть у него в избытке. А у него совсем нет той энергии, которая есть у меня. Его энергетика пробивает меня насквозь. Его внутренняя сила захлёстывает меня волнами. Я понимаю: он - сильнее и умнее меня. Намного. В другом. В том, в чём я - слаба. Я думаю о том, что будет после. Мне страшно.
        - Ты нужна мне, - говорит он, подытоживая.
        Я не могу произнести ни звука. Он нужен мне. Зачем-то. Я должна через что-то пройти. Вместе с ним. Так не бывает, чтобы всё повторялось дважды. Возможно, я ошибаюсь. Но меня тянет к нему. Как волну, набегающую на скалы, чтобы… разбиться… Я хочу быть с ним. Мне так не хватает Его Силы. Рядом.
        Но я не в состоянии произнести ни звука. Я загипнотизирована им.
        - Я понял. Вам нужно подумать… - снова переходя на «вы», произносит он.
        Мы прощаемся.
        Я иду к метро, разрываясь между двумя своими «я». Панический необъяснимый страх Мужчины в Белом ввергает меня в ужас. Почему я его так боюсь? Если он ко мне равнодушен, я буду у него просто работать. Не сможем работать вместе - значит, я уйду. Не убийца же он, в конце-то концов. Всё, что он мне предлагает, - совместные командировки в Италию, которую я очень люблю, работа с итальянским языком, практически родным, - мне интересно. Само по себе. И…
        Он мне нравится. Меня тянет к нему. Необъяснимо. Иррационально. Он - тот человек, который должен быть рядом. Тот Мужчина, которого я так давно искала. На этот раз я должна сказать ему «да», зажмуриться, шагнув страху навстречу, чтобы убедиться, что страх - лишь плод моего воображения, я должна победить его, иначе однажды он победит меня, и…
        …и я звоню, чтобы сказать ему «да».
        - Привет, Алис. Я перезвоню тебе чуть позже, хорошо?
        Он перезванивает через полчаса.
        Я хочу сказать ему «да».
        - Здравствуйте… - говорю я, обращаясь на «вы» только потому, что мне страшно. Мне сложно сказать ему «ты».
        Он мгновенно меняет интонацию и обращается ко мне на «вы». Его голос режет меня без ножа. Он холоден, бесстрастен, циничен.
        - Так что вы надумали?
        Что-то внутри меня сжимается, съёживается. Я не могу произнести «да». Я произнесу это в конце разговора. Жуткая, невыносимая пауза. Я хочу, чтобы говорил он. Но он молчит. Потому что он уже всё мне сказал. Он хочет, чтобы это было МОЁ решение. Тогда я заставляю себя заговорить. Я спрашиваю первое, что приходит в голову:
        - А почему… я?
        Он начинает говорить. Но я уже не слышу его слов. Я хочу закричать: «Замолчи! Пожалуйста, скажи, что ты просто хочешь, чтобы я была рядом. И я буду рядом. С тобой…»
        Он говорит. Он беспрерывно говорит. Быстро, чётко, властно. Не позволяя мне произнести ни слова. Его голос - голос Мужчины, не терпящий никаких возражений, безжалостно кромсающий на части. Он слишком категоричен в своих высказываниях. Мне страшно. Однажды он убьёт меня…
        Сейчас я должна сказать ему «да» и…
        …и я НЕ МОГУ сказать ему «да»!!! Какая-то часть во мне кричит: «Алиса! Остановись! Ты загоняешь себя в угол, из которого уже не сможешь выбраться! Ты сейчас - свободна как птица. У тебя есть Время, которым ты можешь распоряжаться как хочешь. А тебе надо дописать книгу про Иную Реальность. Он отнимет у тебя время. Он откроет перед тобой все Двери в Земную Реальность, перекрыв доступ к Иной. Ты не сможешь больше писать. А ещё тебе нужны деньги, которые ты сейчас зарабатываешь сама. И намного больше, чем предлагает он. Ты хочешь сказать ему «да» только потому, что видишь в нём Мужчину. Но ты видишь, КАКОЙ это Мужчина? Он же Волк. Он - сильный и умный… Ты тоже стала Волчицей. Ты - сильная и умная. А ты уверена, что сможешь стать такой, какой ОН хочет видеть тебя? Постоянно уступать ему во всём? Приносить себя в жертву? Разделить с ним его принципы? Ты слишком привыкла быть собой, такой, какая ты есть. Разве нет? А ещё ты - Иная. Ты живёшь одновременно в Двух Реальностях. В Иной Реальности ты - маленькая, хрупкая и слишком ранимая. Этот Человек, что он знает о тебе? Он же явно живёт только Земным. Кем
он нарисовал тебя в своём воображении? Сможет ли он понять и принять тебя такой, какая ты есть? Тебе нужно, чтобы ты была целостной, чтобы он понял и полюбил тебя. Ты же совсем его не знаешь. А если этого не произойдёт?
        Тогда ты потеряешь сразу всё… Сразу - ВСЕ… Ты потеряешь себя. Полшага влево, полшага вправо - и он убьёт тебя… ОН УБЬЁТ ТЕБЯ, Алиса… Неужели ты уже забыла о боли, через которую прошла? А сможешь ли ты ещё раз умереть? Сколько раз ты уже умирала? Сколько жизней уже прожила? Найдёшь ли ты в себе силы, чтобы воскреснуть снова?»
        - Я больше не могу говорить, - произносит он. - Придут какие умные мысли в голову - позвони… те.
        Я снова улетала. На этот раз в командировку в Венецию. Вернувшись, я собралась с духом, чтобы набрать его телефонный номер. Я звоню, чтобы сказать «нет».
        Он не берёт трубку.

* * *
        «Одеждой станут облака, и ты прозреешь понемногу, - поймёшь, что ветра суть - река - с земли уносит души к Богу, а время - это вальс планет, кружащих по пространствам судеб, случайностей в которых нет, но есть вердикты в Книгах Судей; отыщешь нашей встречи нить, разорванную вмиг безбожно, и вдруг захочешь изменить, что изменять уже не должно, - Скрижаль закрыта на века, одеждой стали облака…»
        Глава 4
        Декабрь 1987. Москва
        Мы спускаемся с мамой в метро по эскалатору, поворачиваем направо. Ждём поезда, тот приезжает, и мы заходим в вагон. Народу очень много, но нам надо проехать всего одну остановку. Всего одну.
        Мы выходим на неизвестной мне станции. Я пытаюсь прочитать её название, но тщетно - всё окутывает Туман. Как он проник сюда, под землю, в метро?
        Туман сгущается. Мы идём к выходу. Почему здесь так много людей? Целое столпотворение перед эскалатором. Я не вижу их из-за Тумана, но постоянно чувствую рядом; они, как и мы с мамой, медленно продвигаются к выходу.
        Мама делает шаг в Туман и растворяется в нём. Я пытаюсь шагнуть следом, но упираюсь в людей - они сомкнулись вокруг меня плотным кольцом, и я не могу пройти. Я пытаюсь раздвинуть их руками, но ничего не получается. Люди на глазах превращаются в каменную стену. Я стучу в неё своими детскими кулачками, пытаюсь сдвинуть с места, но силы неравны.
        Я понимаю, что с каждым мгновением мама - всё дальше и дальше. Она уходит, и я не могу её остановить. Я теряю её.
        - Нет, мама! Не оставляй меня здесь одну!!! Нет!!!
        Панический страх безысходности… Чувство неизбежности того, что вот-вот произойдёт…
        - Мама! Ма-ма-ааа!!!
        Мама просыпается от моего крика.
        - Алиса… Что с тобой происходит? - спрашивает она печально.
        - Ты уходишь… Я не хочу, чтобы ты уходила…
        - Алиса, посмотри, я - здесь! Я никуда от тебя не ухожу…
        - Нет, - плачу я, - я знаю, что ты - уже не совсем здесь…
        - Тебе снятся плохие сны?
        - Они мне не снятся, они… скоро сбудутся!!! Я не хочу, чтобы они сбывались! Я хочу, чтобы ты осталась… здесь…
        Я плачу, обнимая подушку как единственного молчаливого друга, который никогда со мной не спорит.
        - Алиса, ты пугаешь меня… После того как ты… умерла в сентябре, ты вернулась другой… Посмотри же, я - здесь, я жива! Я не собираюсь умирать…
        - Ты не веришь мне!!! Почему ты не веришь мне?! Почему ты не пойдёшь к врачу?
        - Потому что у меня ничего не болит. Твой страх не имеет никаких реальных причин. Он - всего лишь плод твоего воображения. Ты не должна верить снам, Алиса, даже если они иногда сбываются. Сны обманчивы. Рано или поздно они всё равно обманут тебя. Не сон должен управлять тобой, а ты - сном.

* * *
        Февраль 2011. Москва
        Я заезжаю к знакомому барду и композитору, чтобы забрать файлы с записью моих песен. Мы заходим в комнату, и, пока он занимается их копированием на флэшку, я медленно окидываю взглядом помещение и внезапно замираю.
        - Что это? - невольно вырывается у меня.
        - Я рисую… - как-то смущённо произносит композитор.
        - Это твои картины? - удивляюсь я.
        Он кивает.
        Картины размещены на полках у окна. Их много. На них на всех - чёрный город. Чёрные дома. Маленькие слепые окна. Серый туман. Это город, который до боли мне знаком. Мой любимый город. Город-на-Воде.
        - Венеция… - произносит он, будто считывая мои мысли.
        - Ты там был?
        - Нет, никогда…
        - А почему она чёрная?
        Композитор пожимает плечами. Я подхожу ближе и разглядываю картины:
        - Я только что оттуда из командировки… Венеция - мой самый любимый город. Я была там несчётное количество раз.
        - По работе?
        - И по работе. И сама по себе. В этом городе есть нечто магическое, что заставляет меня возвращаться снова и снова.
        - В Венецию надо ехать с любимым человеком, Алиса. А не в командировку.
        - Представь себе, я тоже так думала. Но итальянец, директор фабрики, с которым мы общаемся по работе, сказал, что Венеция считается в Италии несчастливым городом именно для влюблённых, она приносит вечную разлуку. Он привёл массу примеров из собственной жизни и из жизни его друзей, когда после поездки расторгались помолвки, а одна девушка вообще умерла…
        - Видимо, поэтому, Алиса, я и рисую Венецию чёрной, - смеётся композитор.
        - Знаешь, мне снился странный сон. Наверное, год назад. Как меня хоронят. В Венеции. Я совсем забыла, но вспомнила, когда недавно, во время последней командировки, гуляла по Сан-Марко. Я подошла к пристани и увидела лодку, которая отчаливала от берега. Прямо как в том сне…
        - Так тебя похоронят в Венеции?!
        - Не знаю… Было раннее утро. Похоже, весна. И туманная дымка. В лодке находилось всего два человека - сам лодочник и Человек в Чёрном. С седыми, практически белыми, волосами… Они везли моё тело. Или прах. Не знаю, мне было страшно заглянуть внутрь лодки. Они ехали на противоположный остров. Я даже не знаю, что это за остров. Я на нём никогда не бывала.
        - Ну и КТО ОН, твой Чёрный Человек?
        - Не знаю… - тяжело вздыхаю я, пожимая плечами.
        - Но точно не я, - улыбается композитор. - Да забей ты на этот сон. Мало ли что приснится? Книжку лучше напиши. Про сон. Хочешь, я тебе Венецию нарисую?
        - Нарисуй…
        Я возвращаюсь домой на метро, погружаясь в дрёму. Внезапно, словно проливным дождём, на меня обрушиваются строчки. Я привычно достаю мобильный телефон и набиваю их sms-кой, которую сохраню в черновиках:
        «Нарисуй мне Венецию - город, столь похожий на сердце поэта, мизансцену Сил Тьмы или Света, чей по душам безжалостен голод. Нарисуй, как любовь в нас танцует - там, где мы навсегда будем вместе, где гонец нежеланных известий не отравит твоих поцелуев. Нарисуй лабиринт узких улиц со ступеньками в мутную воду, где в улыбках дождливой погоды не смолкает паломников улей. Нарисуй мне ночную Сан-Марко в фонарях - светлячками надежды, всё случится меж нами, но прежде, чем нам станет кого-нибудь жалко. Нарисуй же набросками остов сна последней моей летаргии - в нём нетленный туман ностальгии обнимает таинственный остров…»
        Я знаю, что пишу этот стих совсем не композитору, а кому-то другому. Возможно, Человеку в Чёрном, которого я пока ещё не встретила. Или встретила, но не поняла, что это ОН? В последнем четверостишии я спотыкаюсь. Спотыкаюсь о вторую строчку. Я пытаюсь её перефразировать, но у меня не получается. Я ещё не осознаю, о чём пишу, особенно в последнем куплете. Но так часто бывает со мной. Разгадка рано или поздно обязательно приходит. Вопрос времени.

* * *
        Я возвращаюсь домой поздно вечером. Таинственный незнакомец в Белом так и не позвонил. Всё разрешилось само собой. Нет так нет.
        «НЕ ОН…» - не без грусти выдыхаю я и…
        …и бросаю взгляд на подоконник.
        На подоконнике лежат три книги, которые я подписала ему ещё давно, но почему-то так и не осмелилась подарить во время нашей последней встречи. Я не хочу с ним встречаться. Он уже всё сказал своим молчанием. Но каждое незавершенное действие должно быть завершено. Поэтому я решаюсь отвезти книги в его Дворец в субботу и передать ему через охранника.
        Я пишу лаконичное письмо, в котором нет ничего, кроме невидимой силы притяжения - с одной стороны, - и моего подсознательного «рационализма» - с другой. Мне хочется, чтобы он понял меня и, будучи сильнее, разрушил стену страха. Если… Что, собственно, я теперь теряю после его молчаливого «нет»? Ровным счётом ничего. Я запечатываю письмо в конверт и кладу в пакет с книжками.
        Выспавшись всласть, где-то в обед я направляюсь в его Дворец.
        Чем ближе подхожу к Дворцу, тем сильнее чувствую, что Он - там. Я могла бы развернуться и поехать обратно. Но меня тянет к нему. Необъяснимо. Иррационально. Как волну, набегающую на скалы, чтобы… разбиться…
        Я поднимаюсь по ступенькам, открываю дверь, здороваюсь с охранником и прошу передать скромный презент по назначению.
        - А он только что приехал. Как вас представить?
        «Он здесь, вот чёрт!» - мысленно выругиваюсь я, и волна панического страха чего-то неизбежного, неминуемого, что вот-вот должно произойти, накрывает меня с головой.
        - Алиса, - пытаясь сохранить внешнее спокойствие, произношу я.
        Я открываю дверь. Он сидит за столом у окна. Смотрит на меня и едва сдерживает свой дьявольский смех.
        - Привезла вам подарок.
        - Книжки?
        Я киваю, кладу пакет на стол и сажусь напротив.
        - А я только что вернулся. Летал… Ну, что надумала?
        В пакете - книжки и письмо. Письмо, которое написано уже после того, как я сказала ему «нет». «Игра в Иную Реальность», которую ему, конечно же, не следует читать, если бы я сказала «да».
        Он сидит напротив. Весь в белом. Он чертовски высок и дьявольски красив. Дьявольски…
        - Я не хочу говорить вам «нет» и… не могу сказать «да», - с трудом выговаривая каждое слово, выдыхаю я.
        Он смотрит на меня. Пронзает насквозь своим взглядом. Своей энергетикой. Я хочу быть с ним. Меня тянет к нему…
        - Потому что тебе нужно свободное время? Деньги?
        - И время… И деньги… Зачем мне терять то, что я имею?.. Ради чего?..
        Я же знаю, что он читал мои стихи. Их нетрудно найти в Интернете. Но я несу какую-то чушь. Ту самую, которую выдаёт некая часть моего «рационального» Подсознания. Она, эта часть во мне, не хочет, чтобы я испытала боль. Она защищает меня.
        Защищает… Почему? От чего? Что он может сделать? Откуда этот панический страх?
        - Я понял, - произносит он с улыбкой.
        - Ну… я пойду…
        Мы встаём и подходим к двери. Я приоткрываю её левой рукой, в то время как он протягивает мне правую руку на прощание. Я прикасаюсь к его пальцам и…
        Он разворачивает меня к себе лицом, мои руки тянутся к его шее, пальцы впиваются в седые, практически белые волосы… Я закрываю глаза. Одна часть во мне - Волчица! - безумно хочет этой земной любви.
        Другая же часть, Девочка, судорожно пытается найти хоть какую-нибудь причину, чтобы… Внезапно я вспоминаю небольшую деталь, касающуюся моего нижнего белья, которая не имела бы ровным счётом никакого значения в данной ситуации, если бы на его месте находился любой другой мужчина. Но ОН… Он слишком категоричен в своих высказываниях… Полшага влево… Полшага вправо… Если бы я знала, что сегодня мы встретимся, я бы надела самое красивое и дорогое из того, что у меня есть… Он решит, что я его недостойна… Он не простит мне этого… никогда… ОН УБЬЁТ МЕНЯ…
        - Нет!!! Не сейчас, пожалуйста!!!
        - Разве ты не этого хотела?
        Я разворачиваюсь лицом к двери. И разрываюсь на части. Он садится за стол за моей спиной.
        - Что не так? - спрашивает он. - Ты обиделась?
        Я не знаю, что ему ответить… Как объяснить, что я его панически боюсь?.. И столь же панически боюсь его потерять… Боюсь, что мы больше никогда не будем вместе… А я так хочу, чтобы он остался в моей жизни… Чтобы он стал ИМ…
        Мне хочется провалиться сквозь землю. Исчезнуть. Стереть этот фрагмент из Скрижалей. Переписать заново. Иначе. Раз и навсегда.
        Я прощаюсь и ухожу прочь.
        КТО ОН?

* * *
        «Воланд носит белые одежды… Разложив пасьянсы на столе, выглядит святым и безмятежным, будто бы не ведает о Зле… В разговоре явно прятал скуку, он прекрасен… Словно солнца луч… протянул мне на прощанье руку у дверей, им запертых на ключ… Прикоснулась к пальцам без надежды - разве звёзды зажигают… днём?.. Воланд носит белые одежды… Я не знала ничего о нём…»
        Глава 5
        Март 1988. Москва
        Я просыпаюсь посреди ночи. Внезапно. Будто кто-то разбудил меня. Открываю глаза и медленно привыкаю к темноте. Слышу дыхание спящей мамы. Она только что вернулась из больницы после операции. А мне купили маленькую софу, и теперь мы спим друг напротив друга на разных кроватях в нашей маленькой комнатке, похожей скорее на монастырскую келью. После смерти папы мы живём у бабушки и дедушки - маминых родителей, с которыми она не очень ладит.
        Внезапно меня охватывает панический страх. Я слышу, как кто-то открывает дверь в квартиру. Скрипят половицы в большой комнате. Этот кто-то тихо и медленно подходит всё ближе и ближе. К нашей комнате. Мне страшно. Страх буквально парализует меня, мне хочется закричать, но я не имею права будить маму. Бабушка и дедушка спят в комнате напротив. Я слышу их равномерное похрапывание. Кто здесь? Воры? Но что у нас воровать? Мы живём очень бедно. Самая большая ценность здесь - моё пианино. После смерти папы мама отдала меня в музыкальную школу и купила пианино. Я хотела играть на скрипке и на флейте, как прадедушка. Мне сказали, что он был очень известным человеком в Москве, флейтистом в Большом театре, дружил с Булгаковым, и даже существует семейная легенда, что Маргарита и Гелла, родные сёстры моей французской бабушки (папиной мамы - его дочери), послужили прототипами героев «Мастера и Маргариты»…
        Шаги приближаются.
        Я смотрю на закрытую дверь в нашу комнату. Мне хочется зажмуриться и с головой укрыться одеялом. Я знаю, что сейчас дверь начнёт медленно открываться. Пришелец идёт ко мне… Или за мной? Или… за мамой???
        Моё сердце бешено колотится. Руки леденеют. Я не могу пошевелиться. Я вспоминаю мамины слова: «Лучший способ прогнать страх - шагнуть ему навстречу и…»
        Дверь начинает медленно открываться…
        «…и убедиться на собственном опыте, что…»
        Дверь открывается… Настежь…
        «…призраков не существует, Алиса…»
        Мои глаза расширяются от ужаса - я вижу призрака! Это бабушкина родная сестра. Она медленно вплывает в нашу комнату. В её глазах - пустота. Отсутствующий взгляд. Будто она не видит ничего перед собой, смотря куда-то вдаль.
        Сестра бабушки в длинной прозрачной ночной рубашке со свечой в руке похожа на туманную дымку. Она делает шаг ко мне и…
        …останавливается. Смотрит на меня в упор. Кажется, она заметила, что я не сплю. Но переводит взгляд на спящую маму.
        Загипнотизированная страхом, я не могу закрыть глаз.
        Бабушкина сестра подходит к маме, останавливаясь в полуметровом проходе между нашими кроватями. И долго стоит над ней. Со свечой в руке.
        Возвращается к двери. Оборачивается. Смотрит на меня. Качает головой. И медленно плывёт прочь.
        Дверь закрывается. Я слышу, как призрак уходит из квартиры.
        Утром я собираюсь в школу. Мама уже проснулась. Но она пока ещё почти не встаёт, в основном - лежит. В комнату заходит бабушка и спрашивает, сколько у меня сегодня уроков.
        Внезапно для себя самой я произношу ей в ответ:
        - Твоя сестра умерла…
        - Что с тобой, Алиса? - удивлённо восклицает мама. - Как ты можешь такое говорить?!
        - Она умерла сегодня ночью… Ближе к утру… - констатирую я.
        Бабушка замирает, а потом произносит:
        - Вчера утром ей сделали операцию. Я звонила вечером в больницу. Операция прошла успешно… Почему ты так говоришь, Алиса?
        - Она приходила сегодня ночью. Прощаться…
        Мама и бабушка переглядываются между собой.
        Мама тяжело вздыхает. Она считает, что я сошла с ума. Она не верит мне. Слёзы появляются на моих глазах. Мама пытается меня успокоить:
        - Ты спала, Алиса… Это был сон, просто сон…
        Бабушка молча выходит из комнаты. Мы слышим, как она звонит в больницу, спрашивает про сестру. Потом вешает трубку, возвращается к нам, долго молчит. Мама вопросительно смотрит на неё.
        - Умерла… сегодня… в пять утра… тромб…

* * *
        Февраль 2011. Москва
        Он не звонит. Звонит композитор.
        - Алис, я нарисовал тебе Венецию… Ты будешь в Открытом Литературном клубе? Я привезу её туда, да?
        Я теперь всё чаще и чаще появляюсь в свете - на различных литературных мероприятиях.
        Я приезжаю в Открытый Литературный клуб и выхожу на сцену. И читаю им стихи, посвящённые Воланду. Кто-то кричит: «Браво!».
        Композитор передаёт мне картину. Чёрные дома и чёрная лодка. И… Туман. Туман, обволакивающий город, не оставляющий надежды…
        Я возвращаюсь домой. Пытаюсь отыскать место, куда бы её повесить. Все стены в квартире уже завешаны моими собственными картинами, за исключением… одной… Я останавливаюсь у неё, самой большой, огромной, единственной не моей. Я так давно купила эту картину, что совершенно забыла о её существовании. Да и она, настолько гармонично вписанная в интерьер, сливается с ним, не привлекая к себе внимания…
        Я смотрю на неё, висящую прямо над моей кроватью: Венеция… Раннее-раннее утро… В туманной дымке… Вид на Сан-Марко со стороны того острова, который напротив… Куда меня отвозят лодочник и Человек в Чёрном…
        Я непроизвольно вздрагиваю…
        КТО ОН?
        Я ставлю картину Чёрной Венеции на полку в стеллаж рядом с моими книжками.
        Я думаю о Воланде… Он не звонит… Меня тянет к нему… Безумно… Иррационально… Я хочу быть с ним… Он нужен мне… Зачем-то… И я панически его боюсь… Почему? Что он может мне сделать?
        Я вспоминаю слова мамы: «Лучший способ прогнать страх - шагнуть ему навстречу и убедиться на собственном опыте, что он - лишь плод твоего воображения…»
        Если я не смогу победить свой страх, однажды он победит меня… В субботу я поступила неправильно… Он не сделал мне ничего плохого… Я обидела его… Мне надо как-то загладить своё ужасное поведение… Я не хочу его терять…
        Я заставляю себя наступить страху на горло. Нет, я не в состоянии набрать Его телефонный номер… Высокомерный тон… Грубый голос… Голос, режущий как нож, безжалостно кромсающий на части… Нет, я не могу Ему позвонить… Его голос может убить меня…
        Я пишу sms-ку… Так проще… Так проще сказать то, что ты не в состоянии произнести вслух…
        Мне хочется написать что-то очень-очень доброе, нежное, чтобы он понял - я хочу быть с ним… рядом… Чтобы он простил меня… К тому же… я испачкала его наибелейший свитер своей помадой… Не специально…
        И я пишу… Обращаясь на «ты»… Прошу прощения… И за свитер… И за всё остальное… Я хочу побыть с ним наедине… Уехать куда-нибудь… Внезапно я вспоминаю про Венецию, где знаю каждый мостик, каждую узкую улочку, где я - как дома… Хочешь, я покажу тебе Венецию? Мой самый любимый город? Ты никогда не видел её такой…
        «Когда смотрю на стаи голубей, я - мостиков - живые вижу лица, и маски погибающих людей, петляющих по улицам, как в спицах. Дай руку мне, тебя я проведу в тот Город, где оставила когда-то я часть своей Души и где найду последнюю - в страницах жизни - дату… Хрупка я, как муранское стекло, созвучная с напевом гондольера, я прихожу к причалу на поклон и замираю сердцем суевера; я помню сон: в тумане на заре всплеск вёсел предвещал плохие вести… Забудь! Ещё не в этом феврале - мы не бродили - там - с тобою вместе, где карнавалом - каждый божий день, где каждый дом - ласкается волною… Я завещаю Город-На-Воде хранить тебе, как был храним он мною…»
        Я со страхом отправляю sms-ку. Он ничего не отвечает…
        На следующий день, во вторник, мне звонят из Союза писателей и просят приехать к 16:00. Я не понимаю, зачем… Говорят, будет объявление итогов I международного конкурса «Литературный Олимп». Я совсем забыла, что год назад подала на него первую часть «Иной Реальности», но приезжаю без какой-либо надежды и вхожу в переполненный номинантами зал. Меня вызывают как победителя в номинации «Проза»… На шею вешают медаль «Литературный Олимп»… Я не верю происходящему… плачу…
        Возвращаясь домой, я пишу друзьям sms-ку о своей первой победе в литературе… Все поздравляют в ответ… Он молчит…
        «НЕ ОН…» - тяжело вздыхаю я, нервно закусывая губу.
        Утром в среду по дороге на работу (а работаю я далеко от Москвы, куда добраться можно исключительно на собственном автотранспорте), выезжая на МКАД, я слышу трель мобильного телефона. Одной рукой держась за руль, второй судорожно выискивая телефон в сумке, я чувствую тот самый необъяснимый панический страх. Чего-то неизбежного, что вот-вот должно произойти.
        Я смотрю на телефон звонящего: ОН… Я улыбаюсь. Он не забыл меня, он звонит, чтобы поздравить со вчерашней наградой…
        - Привет… - я буквально заставляю себя произнести это слово вместо «Здравствуйте», одновременно пытаясь не выдать каких-либо из переполняющих меня чувств.
        - Привет, - громогласно и как-то угрожающе гремит в ответ. - Ты не имеешь права мне писать. Ты больше никогда ничего мне не напишешь. Ты поняла меня?! Если так хочется что-то сказать, звони. Ты хорошо услышала, что я сейчас тебе сказал?!
        - Да, - выдавливаю я из себя…
        Всё, что он говорил после, даже не поздравив со вчерашним, - о какой-то книге, которую нужно написать его друзьям про начало девяностых, - я уже не слышала. Почему я не повесила трубку сразу? Не знаю. Возможно, потому что мама учила меня быть вежливой.
        Когда разговор, представляющий из себя скорее его монолог, наконец-то закончился, я остановила машину на обочине. И положила голову на руль.
        Что ты знаешь обо мне, чтобы говорить со мной ТАК?! Как говорят высокомерные «умудрённые жизнью» Короли с малолетними девочками, у которых в голове нет ничего кроме… и которые ещё не прошли в своей жизни через то, через что прошла я… Ты считаешь меня какой-то там поэтесской и предлагаешь в качестве великого одолжения написать книгу про бандитские разборки девяностых…
        Извини, я не люблю одолжений… И не пишу на заказ… Однажды я стану Королевой… Поэтов… И ты поймёшь, как глубоко ты заблуждался.
        Я никогда больше не позволю тебе разговаривать со мной ТАК.
        Кем бы ты ни был…
        Глава 6
        Декабрь 1988. Москва
        По вечерам перед сном я захожу к маме. Её только что в очередной раз выписали из больницы, и теперь она обосновалась в большой комнате, а я сплю у себя одна. Мама почти совсем не встаёт. К ней каждый день приходит врач и колет наркотики, но и они уже не помогают - она говорит, что больше не в состоянии терпеть бесконечную адскую боль во всём теле. И мне больно смотреть в её огромные бездонные чёрные глаза, которые раньше были карими.
        Все говорят мне, что мама скоро поправится. Я хочу им верить на уровне Сознания, но моё Подсознание уже давно знает правду.
        - А ты пишешь стихи, Алиса? - внезапно спрашивает мама.
        Я молча киваю. Я не хочу её огорчать, помня о том дне, когда она запретила мне писать, но я не способна ей врать.
        - Прочитай, что ты написала, последнее, - отрешённо просит она.
        Я иду в свою комнату и возвращаюсь с листочком, сажусь рядом с ней на кровати и молчу.
        - Прочитай, - спокойно говорит она. - Я не буду тебя ругать…
        - Я написала про… похороны папы…
        - Но ты же на них не была, - таким же ровным голосом произносит мама.
        - Я не сама пишу стихи… Они ко мне приходят…
        - А тебе когда-нибудь снился папа?
        - Нет…
        Он умер, когда ему было тридцать шесть, а мне четыре. Я почти совсем его не помню. Всего пару фрагментов из детства, очень туманно. Вот мы на даче, обедаем. Бабушка разливает суп по тарелкам. Папа говорит, что хорошо бы сорвать зелени с грядки. Я бегу в «огород». Пока собираю, мою, возвращаюсь за стол, папа уже всё съел, а я так старалась… Потом мы идём в лес и играем в «шишко-стрелялки». Возвращаемся, и я прыгаю у него на животе. Мама говорит, что папе больно, а мне весело.
        До его смерти я ходила в детский сад на пятидневку. Возможно, поэтому совсем ничего больше не вспоминается.
        Папа часто уезжал по работе в длительные командировки за границу. Он был разведчиком и даже встречался лично с Андроповым. Это я узнаю уже после его смерти. Мы будем смотреть с мамой «Семнадцать мгновений весны», она скажет: «Твой папа был как Штирлиц». У меня сохранились его письма мне и маме из последней командировки в Америку.
        Потом помню, что долго его не вижу и он не приезжает. Периодически спрашиваю маму, где он. Однажды мы идём с ней домой, и она произносит: «Папа умер, он больше никогда не придёт». Я начинаю смеяться. Мама ужасается, спрашивает, почему я смеюсь. Я отвечаю: «Люди же никогда не умирают…»
        Мама говорит, что его последние слова были обо мне. Он сказал, что я скоро умру, и как я умру, и чтобы мама меня спасла. Мама считала, что он бредил. Но когда через семь лет после его смерти и практически в день его рождения я действительно умерла, неужели она так и не поверила в то, что будущее можно увидеть? И не просто увидеть, а… изменить…
        Он умер внезапно, незадолго до того, как мы втроём собирались уехать на несколько лет в другую страну. Родственники считают, что его отравили «долгоиграющим» ядом. Я знаю, что это действительно так. Да и те, кто работал с ним в последней командировке, скоропостижно скончались после возвращения в тот же год, и их смерти окутаны легендами.
        У меня мало его фотографий. В детстве я была очень похожа на него.
        - Он приснился мне сегодня… - спокойным голосом произносит мама, видимо, прокручивая сон на внутреннем экране. - Будто у нас снова свадьба…
        - Ты говорила, что сны обманчивы и им нельзя верить…
        - Ладно, читай…
        И я читаю ей это стихотворение. Одно из немногих, которые позже уцелеют из тьмы чёрных стихов, написанных мною с того момента до 1993 года. Тогда, в 1993-м, перечитывая его, я вдруг обращу внимание на последние две пророческие строчки. А сейчас я просто читаю маме то, что услышала и записала, не вникая в смысл:
        - «Пахнет свежею землёю, пахнет смертью и цветами, а душа твоя - на воле, но в душе ты будешь с нами. Пахнет чёрною печалью, и слезами, и тоскою, ты - не здесь, я это знаю, но я знаю: ты - со мною. Пахнет залпом из орудий, пахнет серою шинелью, а тот холмик будет, будет вновь усыпан вечной елью…»
        Мама выслушивает молча. И долго, так же молча, смотрит куда-то вдаль. Потом вдруг произносит:
        - Принеси мне ножницы.
        Я иду за ножницами и возвращаюсь. Молча протягиваю ей. Она отстригает локон своих совсем редких - после химии - волос и протягивает мне.
        - Возьми…
        - Зачем? - удивляюсь я.
        На уровне Сознания я всё ещё отказываюсь верить в то, что мои сны сбудутся…
        - Потом поймёшь… А ты хоть чуть-чуть на меня похожа?
        - Конечно… Боль скоро пройдёт. Високосный год заканчивается. Тебе осталось совсем чуть-чуть потерпеть, мам…

* * *
        Февраль - август 2011.
        Москва - Греция - Москва
        Он больше не звонил… Жаль…
        Я собираюсь с силами и наконец-то сажусь за «Книгу Знаний» - третью часть «Иной Реальности». Я пишу её по ночам, потому что днём работаю. На каждую главу уходит по несколько ночей. Как только появляется новая, я выкладываю её на своей страничке в Интернете. Это сильно стимулирует, потому что ты понимаешь, что кто-то, пусть и немногие, ждёт продолжения, и ты не имеешь права бросить свой труд, остановившись посередине. Я знаю: если не допишу книгу сейчас, я уже никогда её не допишу и… взорвусь изнутри. Я исчезаю из мира, погружаясь в невидимый человеческому глазу Поток, которому принадлежу всецело, который ведёт меня.
        24 апреля вечером я наконец-то ставлю точку и облегчённо вздыхаю. Всё, что я могла сказать миру, - сказано. Мне кажется, я писала эту книгу всю свою жизнь…
        И практически сразу же я получаю автоматическое сообщение от сайта, где размещено моё прошлогоднее резюме, что ОН просматривал его снова.
        Снова… Всё - снова… Эти волны. Они притягивают и отталкивают одновременно, вызывая панический страх где-то внутри меня. Страх чего, Алиса? Почему ты так боишься этого человека? Что он может сделать с тобой? Во мне звучат слова мамы: «Если ты не победишь свой страх, однажды он победит тебя… Ты должна шагнуть ему навстречу…»
        Но я не могу… Я не могу ему позвонить… Мне слишком страшно… услышать его резкий как нож голос, безжалостно кромсающий на части. Он не сохранил мой номер телефона в памяти своего. Я позвоню и услышу громоподобное: «КТО ВЫ?»
        Что я ему скажу? Я уже давно всё сказала… Я хочу быть с ним… Меня тянет к нему, как волну, набегающую на скалы, чтобы… разбиться…
        Он много раз смотрит моё резюме. И… исчезает…

* * *
        Летом, параллельно с «Иной Реальностью», теперь уже в трёх томах, на которую выстроилась огромная очередь из желающих её приобрести, я издаю книжку «Случайные стихи». В ней три части. Последняя - стихи, написанные Ему. Я называю эту часть «Воланду».
        Раньше я оформляла обложки собственными картинами, но почему-то на этот раз ищу фотографию, перебирая громаднейший архив «зарубежных», - я объехала около пятидесяти стран. И… дохожу до последней командировки в Венецию. Сердце начинает усиленно биться - фотография на пристани Сан-Марко. Безоблачное небо. Вид на неизвестный мне остров. И… лодка, отплывающая от берега, с лодочником…
        Я долго смотрю на фотографию и вспоминаю, что стих «Химера» - о том давнем сне про похороны в Венеции - находится именно в этой книге.
        Мы делаем обложку с Викой, верстальщицей, и я прошу её добавить сверху улетающую бабочку… Символ души и бесконечности…
        Одновременно и буквально из ниоткуда в моей жизни материализуется телевидение. Меня приглашают на четыре передачи на разные телеканалы. Абсолютно бесплатно и совершенно неожиданно.
        И так же неожиданно мне звонит Нателла:
        - Пора, телезвезда… Обновляй резюме… Ждать больше не нужно…
        Я не спрашиваю её ни о чём, послушно захожу на сайт, где резюме уже сто лет как не обновлялось… И зачем-то в списке компаний-работодателей нахожу Его, и захожу к Нему на страницу вакансий… И вижу… ту самую, только со свежей датой публикации…
        «Ты должна победить свой страх, Алиса, иначе…» - звучит у меня в голове.
        Я нажимаю на кнопку «Отправить резюме работодателю», и…
        Он перезванивает мне…
        Дрожащими пальцами я беру телефон в руку.
        - Здравствуйте, Алиса… - произносит он холодно и мрачно. - Всё - то же… по деньгам, по условиям… Да, и ещё, я забыл тогда предупредить: больничный не оплачивается. И отпуск - исключительно в августе.
        - Я поняла, - произношу я ровным голосом, в то время как сердце вот-вот превысит максимально допустимое количество ударов в минуту.
        - Если вам это интересно, можем встретиться и обсудить детали, - бросает он грубо и абсолютно безразличным тоном.
        Я уже хочу сказать «Да», как… Боже!!! Какой ужас!!! Внезапно я вспоминаю, что завтра…
        - Я завтра улетаю… в Грецию… Вернусь через две недели… В пятницу… Утром… Могу приехать к вам в ту же пятницу вечером…
        - В понедельник… До встречи, - сухо отвечает он и кладёт трубку.
        Я еду в Грецию. Абсолютно счастливой. Когда в последний раз я чувствовала себя счастливым человеком? Не помню… Чернейшие полосы жизни с постоянными трагическими поворотами судьбы превратили меня в замкнутое существо, обросшее многослойным панцирем, вечно ожидающее внезапного удара из-за спины.
        Но сейчас я была счастлива! Да! Потому что ОН будет рядом! Я так долго Его ждала! Возможно, я буду с Ним просто работать, но я смогу Его видеть… Меня тянет к Нему, необъяснимо, иррационально… Как волну, набегающую на скалы, чтобы…
        Почему «разбиться», Алиса? Твой страх - родом из детства. Предчувствия разлуки с теми, кого ты так любила, оставили неизгладимый след в твоей памяти. Памяти прошлого. Но сейчас всё будет иначе. Ты уже шагнула своему страху навстречу. И ты встретишься с Ним, когда вернёшься…
        «Скоро-скоро всё изменится, старый мир сгорит дотла, подготовлена поленница, даль небесная светла. Змеевидной шкуркой сброшено всё, что было здесь со мной. Забери меня, хороший мой, океанскою волной. Пусть горит всё синим пламенем, мне совсем уже не жаль, что, навылет словом раненной, похоронена в февраль. Я, корнями в небо вросшая, не привязана к земле. Забери меня, хороший мой, станем звёздами во мгле. Как в затишье перед грозами, грозно тикают часы, но пронизан воздух грёзами новой взлётной полосы…»
        Я не понимаю, о чём пишу в последнем четверостишии. Но не обращаю на это внимания.
        Во время экскурсии по монастырям я почему-то останавливаюсь у иконы Святого Георгия Победоносца. Почему-то, совершенно необъяснимо, во мне возникает непреодолимое желание купить эту икону Ему в подарок. Я знаю, знаю, да, именно знаю, что однажды Святой Георгий поможет Ему.
        Уже возвращаясь в Москву, я вспоминаю, что Он позвонил мне в январе, когда я пересекала границу Ливана и Сирии, и экскурсовод рассказывал нам о Святом Георгии.
        «Что между ними общего? Почему Святой Георгий?» - размышляю я и не нахожу ответа. Но ответ обязательно придёт. Когда-нибудь. Позже.
        Я возвращаюсь счастливая и отдохнувшая, чтобы начать очередной этап своего Пути. В понедельник где-то в обед звоню Ему с работы, чтобы уточнить время, в которое заеду вечером, и…
        Он не подходит к телефону…
        Я сажусь на скамейку у здания офиса. Мне звонит Нателла:
        - Завтра в одиннадцать утра у тебя собеседование с немецким представительством.
        - Ок, - выдыхаю я обречённо.
        Через час Он перезванивает. Я чуть ли не подпрыгиваю в кресле, но спокойным голосом произношу привычное:
        - Да - КТО ВЫ? - громогласно гремит мне в ухо.
        Я закрываю глаза. Я не знаю, что Ему ответить…
        - Мы договаривались, что я сегодня подъеду к вам… по поводу работы.
        Он молчит. Он давно обо мне забыл и явно не понимает, с кем сейчас разговаривает.
        - Меня нет в офисе…
        - Хорошо, - спокойно отвечаю я. - Когда появитесь, сообщите, я подъеду. - И кладу трубку.
        На следующий день я подписываю контракт с немецким представительством.
        Может быть, Он мне всего лишь… снится? И Его не существует в земной реальности?
        КТО ОН?

* * *
        «очередная жизнь скоро… мне здесь, похоже, отснится… ты - неизбежность, с которой не в состоянье смириться… мат не объявлен - возможен ход на доске, и нежна я… вспомнить бы: что ты мне должен? что же такого должна я? - мне бы до первого снега счёт оплатить - всепрощенья, чтоб за тобою не бегать в будущих снах-воплощеньях…»
        Глава 7
        Декабрь 1988. Москва
        Декабрь. Падает снег. Внезапно в небе появляется молния. И гремит гром…
        Я вдруг понимаю, что это значит. Я плачу. У нас начинается первый урок. Учительница математики смотрит на меня поверх очков.
        - Мама умерла… - тихо произношу я.
        Она думает, что я сошла с ума…
        Второй урок у нас отменяют. Я могу пойти домой, но мне страшно. Панический страх неизбежного. Что вот-вот должно случиться. Или уже случилось?
        Мы бредём с подружкой к метро - гуляем до третьего урока. Навстречу нам идёт мамина сестра. Я знаю, что она сейчас должна быть на работе, но…
        Мы останавливаемся и смотрим друг на друга. Молча. Она ничего не говорит. Я всё понимаю…
        И мы идём с подружкой к метро. Декабрь. Падает снег.
        После уроков я возвращаюсь домой. Подхожу к подъезду. Соседи стоят у лавочки и при виде меня замолкают. Кто-то плачет. Я не останавливаюсь и молча захожу в подъезд. Нажимаю на кнопку лифта. Вхожу в него. Лифт поднимается на шестой этаж. Я боюсь выходить. Я почему-то думаю, что там уже должна стоять та самая крышка…
        Заставляю себя сделать шаг из лифта на лестничную клетку. Поворачиваюсь с закрытыми глазами направо к квартире. Заставляю себя побороть страх - открыть глаза. Крышки нет.
        Я выдыхаю и думаю, что мне всё показалось. Звоню в дверь.
        Открывает бабушка. Вся в чёрном. В доме много каких-то людей. Они что-то говорят. Кто-то произносит: «Девочка пришла».
        Я молчу. Все стоят в коридоре и смотрят на меня. Молча.
        Я хочу войти в комнату, где мама. Но бабушка встаёт прямо перед дверью, держит её закрытой и произносит:
        - Помой руки…
        Я ещё отказываюсь верить в то, что…
        Открываю дверь в ванную и вижу завешенное полотенцем зеркало…
        Я тут же выхожу обратно. Они все смотрят на меня. Молча.
        Я медленно спускаюсь по стене вниз:
        - МА-МААААААА!!!
        И… просыпаюсь. От собственного крика. И облегчённо вздыхаю. И плачу от счастья. И мысленно произношу:
        «Мама, мама, прости!!! Как я могла поверить в то, что всё это - по-настоящему? Мне просто снился кошмарный сон!!! Это был сон!!! Мама, когда ты проснёшься, я обязательно тебе его расскажу…»
        Мои глаза привыкают к темноте. Я начинаю различать очертания окружающего меня пространства и ничего не понимаю: эта комната - не моя, не наша с мамой. Я сажусь на кровати и пытаюсь разглядеть хоть что-то, но ничего не узнаю. Слева - какой-то стол, две двери - наверное, в другие комнаты. Справа - стена и ещё одна дверь. Где я? Что я здесь делаю? Как я здесь оказалась?
        Внезапно в соседней комнате звенит будильник. Открывается дверь слева. Кто-то включает настольную лампу на столе и подходит ко мне.
        Тётя - мамина родная сестра.
        Мои глаза наполняются ужасом от осознания того, что сон - это явь. Я вспоминаю: всё, что мне приснилось, уже случилось со мной вчера. Тётя забрала меня ночевать, чтобы я не оставалась дома, где ещё два дня пробудет мама…

* * *
        Сентябрь 2011. Будапешт - Москва
        Он больше не звонил…
        Мне звонят из Союза писателей и говорят, что в сентябре я буду представлять Россию на III Международном фестивале в Венгрии. Поездка бесплатна. Вылет через две недели. На новой работе меня отпускают, и я срочно оформляю документы для получения визы.
        Венгрия встречает нас очень тепло. В Будапеште на удивление жарко. Мы читаем в трех городах, знакомимся с депутатами в парламенте, на одной из стен дома в центре Будапешта наши стихи вешают рядом с произведениями мировых классиков, на «Аллее звёзд» в Сент-Андре закладывают камень с предварительно выгравированными именами и странами, которые мы представляем; в Ишасеге вручают дипломы и отснятый фильм о фестивале. Именно там, в Ишасеге, на последнем выступлении, я пойму, что по результатам голосования трёх городов буду признана лучшей и в октябре Венгрия номинирует меня на международный конкурс «Новые плеяды - 2012» в области литературы - их маленький «Нобель», в котором примут участие сто литературных деятелей со всего мира, а победа, совершенно неожиданно, достанется мне. Вместе с именной статуэткой и дипломом. Но об этом я узнаю позже - в католическое Рождество. А сейчас мы направляемся на последние чтения в рамках фестиваля.
        Я еду в одной машине с поэтом из Швейцарии, который, как и я, прекрасно говорит по-итальянски. Мы рассказываем друг другу мистические истории из жизни. И внезапно я вспоминаю сон про похороны в Венеции. Я пересказываю его швейцарцу.
        - А ты знаешь того Человека в Чёрном? - спрашивает он.
        - Не знаю… Вернее… - я внезапно осекаюсь, увидев перед глазами на внутреннем экране Воланда. Почему мне показывают сейчас его? - …есть один мужчина, который очень на него похож. Мы познакомились с ним через полгода после сна. Но я не уверена. Я не видела во сне лица Человека в Чёрном, да и тот мужчина…
        - А КТО ОН?
        - Не знаю.
        - Ты же с ним познакомилась…
        - Да, но я не знаю, КТО ОН… Я почти ничего о нём не знаю. Только имя и фамилию, которые вызывают во мне панический страх… Он то появляется в моей жизни, то исчезает…
        - Это карма, - смеётся швейцарец. - Рано или поздно вы обязательно будете вместе. А твой сон явно про похороны из прошлой жизни. Не бери в голову, Алиса. Точно тебе говорю: похороны показывают всегда предыдущие…
        В этом момент водитель машины, говорящий исключительно по-венгерски, включает местное радио, но мы почему-то слышим русскую речь:
        - Марина Цветаева умерла и похоронена в Елабуге… Общепринятая версия причины её смерти - самоубийство. Однако некоторые говорят, что это было убийство…
        Присутствующие в машине тут же начинают с улыбками пихать меня в бока, восклицая: «Цветаева! Цветаева!!!».
        Дослушать передачу про Марину не получается - переводчик на венгерский сильно заглушает русскую речь. Через минуту машина останавливается - мы приезжаем в пункт назначения.

* * *
        «Его лицо - со мною, странно, не расстаюсь… Напомнить о себе нежданно письмом боюсь… Он - здесь, на внутреннем экране, как Свет в окне… В чужом, иноязычном стане не скрыться мне… На сцене мировой читаю сентябрьским днём о том, как страстно я мечтаю в ночи о Нём… Пусть голос мой пронзит пространства! Пусть знает Он, как в аскетичной сказке странствий мой сладок сон…»
        Сразу после возвращения из Венгрии звонит курьер из Германии, где только что вышла моя книга стихов «Без маски». Мы встречаемся, и он передаёт мне авторские экземпляры.
        Не успеваю я войти в офис, как обо мне вспоминает один знакомый олигарх. Он приглашает меня пообедать, и я соглашаюсь.
        Где-то в полдень раздаётся очередной звонок. Я протягиваю руку к телефону и вздрагиваю.
        - Да… - привычно произношу я, пытаясь не выдать волнения.
        - Здравствуй, Алиса… Тебе удобно разговаривать сейчас? - обращаясь сразу на «ты», произносит громогласный мужской голос.
        - Смотря о чём… - машинально говорю я, и меня накрывает волна панического страха.
        - Позвони, когда сможешь поговорить…
        - Вечером, - отвечаю я лаконично, и мы прощаемся.
        Я долго сижу за рабочим столом, тупо уставившись в компьютер, и размышляю: КТО ОН? Что ему от меня нужно? Почему эта бесконечная история никак не закончится? Так бывает, когда ты сделал какой-то неверный шаг и «вывалился» из предписанной тебе цепочки событий. И она висит на шее или виляет хвостом, пока жизнь снова не возвращает тебя в ту же ситуацию с теми же людьми, чтобы доиграть роль до конца по задуманному свыше сценарию. Только… какой это сценарий? Сценарий чего? Комедии? Трагедии? Что в нём прописано, чёрт возьми?!
        Я обедаю с олигархом. Он предлагает мне работу в его компании в должности генерального директора. Я говорю, что у меня подписан контракт с немцами.
        Вечером я сижу в кафе с чашкой кофе и пытаюсь перебороть страх - набрать Его номер. Максимальным усилием воли я нажимаю на кнопку вызова вожделенного абонента.
        Он не подходит.
        Мне становится смешно - Он мне снится. Его не существует. Всё это - сон.
        Через полчаса Он перезванивает. Я говорю привычное «да» и готова услышать, что угодно, за исключением того, что громогласно раздаётся в ответ:
        - КТО ВЫ?
        Мне кажется, я схожу с ума. Но заставляю себя говорить спокойно и ровно, как это делают абсолютно здравомыслящие:
        - Вы попросили позвонить вам сегодня вечером, когда я смогу поговорить.
        Пауза длится достаточно долго, но заканчивается:
        - О чём поговорить?
        - Не знаю, - усмехаясь, произношу я.
        - Вы ищете работу? - резким, грубым голосом вопрошает он.
        Я почти смеюсь:
        - Нет, работу я не ищу… Спасибо…
        Он говорит, что у него вторая линия и он перезвонит.
        Я расплачиваюсь за кофе и выхожу из кафе, направляясь к дому.
        Он перезванивает.
        - Да, - спокойно произношу я, уже не понимая, сон это или явь.
        - Алис, ну прости… - он смеётся. - Тебе не надоело заниматься ерундой?
        - В смысле?
        - У меня есть вакансия…
        - А у меня есть подписанный контракт с немцами… - я медленно начинаю выходить из себя…
        Я иду по тёмным аллеям к своему дому. Да, происходящее со мной - всего лишь очередной сон.
        - Сколько ты получаешь денег? Я буду платить тебе больше… Мне срочно нужен человек…
        Я вспоминаю всё, что было в этом сне до настоящего момента, в то время как Он продолжает громогласно и быстро говорить. Его голос - голос Мужчины. Резкий как нож. Безжалостно кромсающий на части. Мне страшно. Он давит на меня. И я почти кричу ему в трубку:
        - Где ты был раньше?! Летом?!! Куда ты тогда исчез? У меня уже подписан контракт!!!
        - Я улетал. Вернулся. Зачем об этом говорить. Когда ты выйдешь? Мне надо прямо сейчас.
        Мы оба говорим громко, одновременно, и я почти не слышу его слов.
        Он убьёт меня! Убьёт! Убьёт!!! И мне кажется, что я уже кричу ему:
        - КТО ТЫ ТАКОЙ?! Я НЕ ЗНАЮ ТЕБЯ!!! ЧТО ТЕБЕ ОТ МЕНЯ НУЖНО?!
        Внезапно мы оба замолкаем. И после затянувшейся паузы он произносит тихо и медленно:
        - Я просто довёл до тебя информацию. Если тебе это НЕ интересно…
        - Хорошо. Я приеду. Вечером. Завтра, - решительно произношу я, чтобы сдвинуть никак не проигрываемый сценарий хоть в какую-нибудь сторону, одновременно вспоминая, что у меня дома обитает привезённая ему в подарок из Греции икона Святого Георгия Победоносца.
        На следующий день вечером после выматывающей процедуры номинации на одну из литературных премий я приезжаю к нему во Дворец.
        Он сидит за столом, развернувшись ко мне полубоком, пытаясь не смотреть на меня пронзительным взглядом. Я протягиваю ему в подарок книжки - «Случайные стихи» и «Книгу Знаний», в одной из глав которой я поведала миру о его страшной Силе притяжения и отталкивания…
        - Спасибо, - равнодушно произносит он, листая книжку со стихами.
        - Третья часть - ваша, - так же спокойно комментирую я.
        - Собственно, всё - то же… С десяти до девятнадцати… Больничный - за свой счёт… По деньгам я тебе сказал… Да, и ещё… Август теперь рабочий месяц. Отпуска нет… Есть майские праздники и Новый год.
        - А совесть… есть? - почему-то вырывается у меня, и я прикусываю язык.
        - Совесть? У кого? У меня? - он поворачивается ко мне и вопросительно смотрит в упор. - Да, есть… Думать будешь до завтра.
        Мне страшно. «Завтра» - это уже завтра, а не когда-то потом. Я смотрю на него и размышляю: КТО ОН? Сколько ему лет? Чего я так боюсь? Что такого знает моё Подсознание, чего ещё не знаю я и от чего оно пытается всячески меня защитить, уберечь, спасти, не подпуская к нему? И тут же это самое Подсознание заставляет меня соврать:
        - Завтра я встречаюсь с одним олигархом, он предлагает мне должность гендиректора… Послезавтра…
        Я же уже сказала олигарху «нет» вчера, и даже если бы тот предложил мне занять его собственное кресло, я бы всё равно отказалась, потому что…
        И внезапно я слышу:
        - Олигарх? И ты ещё думаешь? Чего тогда тут думать-то…
        Я тяжело вздыхаю. Но он не позволяет мне произнести ни слова:
        - Послезавтра.
        Я ухожу, забыв подарить ему икону Святого Георгия.
        Я звоню ему, чтобы сказать «да». Он не берёт трубку. Я жду, что он мне перезвонит. Но он не перезванивает.
        «НЕ ОН…» - думаю я, и слёзы чуть было не выскальзывают из глаз.
        Вечером, раскладывая Таро, я впервые спрашиваю: «КТО ОН?». И вытаскиваю одну из семидесяти восьми возможных карт - 15-й старший аркан… «Дьявол».

* * *
        «Я устала… От вокзала - шлейфом - поезда. Я, прощаясь, целовала в губы города. Промелькали в окнах стаи литых сталью лиц, тех, что просто пролистали листопад страниц. Но от пальцев - раны, шрамы на душе - не счесть, разрушали в сердце храмы Зависть, Лесть и Месть. Ниц упала, распласталась на исходе дня: «Если хочешь, чтоб осталась, не листай меня…»
        Глава 8
        Декабрь 1988. Москва
        Я вхожу в большую комнату. Мама замечает меня, улыбается, встаёт с дивана и подходит ко мне. Я обнимаю её.
        - Я так рада тебя видеть! Как хорошо, что ты пришла!!! - произносит мама с отчаяньем.
        - Я не могла не прийти.
        Она смотрит на меня своими бездонными чёрными глазами, наполняющимися ужасом и слезами одновременно, и спрашивает:
        - Алиса, я… я… умерла?!
        Я не могу ей врать.
        - Да, мама.
        Она отчаянно машет головой, не веря, вернее, не желая поверить в это, и её голос срывается на крик:
        - Нет… Нет! НЕТ!!! Я ЖИВА!!! Я НЕ УМИРАЛА!!! ЛЮДИ НИКОГДА НЕ УМИРАЮТ!!! Ты сама говорила мне об этом!!!
        Слёзы появляются у меня в глазах, но я не могу врать ей:
        - Ты умерла… Три дня назад… Утром… В восемь двадцать. И сегодня - похороны… Разве ты не видишь там, на столе?..
        Мама оборачивается к столу, на котором лежит её неподвижное тело, в бессилии садится на диван напротив, плачет, а потом внезапно произносит:
        - Я должна вернуться в него… Пока ещё не поздно… Алиса, нам нужно переписать этот кошмарный сон! Всё произошедшее - сон… Я не умерла. Ты же видишь: я - здесь, и я живая… У нас есть эта ночь… Мы должны что-то изменить, чтобы я смогла вернуться обратно. До того как они закопают тело. Я не хочу уходить, Алиса, не хочу!!!
        Я хочу жить!!!
        Она подходит и умоляюще смотрит мне в глаза.
        - Помоги, ну пожалуйста!!! Помоги переписать этот сон! Алиса, ты же можешь! Я знаю, ты можешь! У тебя обязательно получится!!!
        Я отрицательно качаю головой:
        - Я не умею переписывать сны…
        - Ты умеешь, ты просто ещё не знаешь об этом… Давай попробуем вместе, пожалуйста… Помоги мне… Никто не видит и не слышит меня, только ты… Алиса, я сделаю всё, что ты скажешь!
        - Хорошо, - соглашаюсь я. - Давай попробуем вернуться в день накануне твоей смерти… Скажи, что мы можем изменить в нём, чтобы ты осталась?
        Мы попадаем в тот день. И все его события разворачиваются перед нами будто наяву. Мы видим всё, что происходит, со стороны. Мама пытается сделать что-то иначе - она не пьёт таблеток на ночь, но вот наступает роковое утро. Где-то справа тикают часы. И как только стрелки доходят до 8:20, её сердце останавливается.
        Мама обречённо смотрит на меня.
        - Алиса, нам надо вернуться ещё раньше! Пожалуйста!!!
        И мы возвращаемся - день за днём, шаг за шагом отступая в прошлое, пытаясь что-то в нём изменить. Каждый раз, когда мама «вносит правки», мы пролистываем календарь обратно - в 21 декабря 1988-го. Но каждый раз в 8:20 её сердце останавливается.
        Мама плачет:
        - Нет! НЕТ! НЕТ!!! Я НЕ ХОЧУ ТАК! Я ХОЧУ ЖИТЬ!!! АЛИСА!!! ПОМОГИ МНЕ!!! ПРИДУМАЙ ЧТО-НИБУДЬ!!!
        Моё сердце разрывается от боли, я плачу вместе с ней от того, что не могу ничего изменить… Всё слишком поздно…
        Мы успеваем отмотать календарь на год назад, в декабрь 1987-го, но итог на 21 декабря 1988-го - всё тот же…
        - Сколько у нас осталось времени? - отчаянно спрашивает мама.
        - Пять минут… Твоя сестра поставила будильник на 7:30. И она сразу разбудит меня, чтобы мы успели приехать… сюда, к тебе, к девяти.
        Мама в бессилии опускается на диван.
        - Нет, Алиса… Нет… Нет… Пять минут… Мы не успеем…
        Внезапно я ВСПОМИНАЮ!!! Да! Я знаю, в какой день мы должны вернуться! Усилием воли я вызываю события того дня, и он утягивает нас в своё пространство. Когда-то я рассказывала маме, что произошло в ту ночь, но она не поверила, считая, что мне просто приснилось.
        Мы оказываемся в больничной палате. В реанимации. Безжизненное тело девочки под капельницами.
        Мама вопросительно смотрит на меня. Я молчу. Я знаю, что будет дальше. Мама ещё не вспомнила, но я хочу, чтобы она вспомнила сама и сделала свой выбор сейчас, здесь, снова… У нас есть ещё целых пять, нет, уже три минуты…
        Внезапно мама замечает саму себя, в виде фантома в дверях палаты. Фантом девочки отрывается от безжизненного тела и подходит к тем же дверям.
        - Мама!!! Я так рада, что ты пришла! Забери меня отсюда!!!
        - Я не могу, Алиса, - произносит та. - ТЫ ДОЛЖНА ОСТАТЬСЯ, А Я - УЙТИ…
        Наблюдая эту картину со стороны, мама внезапно вспоминает… и переводит на меня взгляд, исполненный ужасом осознания. Она хочет, чтобы я опровергла её догадку. Но я тихо произношу:
        - Да, мама, да… Это - ночь с 3-го на 4-ое сентября 1987 года - дата моей смерти. Единственная дата, в которой ты можешь внести правки, чтобы проснуться сегодня… Ты должна изменить СВОЁ РЕШЕНИЕ УЙТИ ВМЕСТО МЕНЯ.
        Мама смотрит мне в глаза и берёт меня за руку.
        - Алиса… Но тогда…
        - Да, мама… Тогда Я навсегда останусь в этом сне… И уже не проснусь… Утром… Когда проснёшься ты…
        - НЕТ!!! НЕТ!!! АЛИСА!!! СКАЖИ, ЧТО ЭТО НЕПРАВДА!!!
        - ЭТО Я ДОЛЖНА БЫЛА УМЕРЕТЬ, А НЕ ТЫ… Ты можешь сейчас изменить своё решение, я не обижусь на тебя… Зачем мне жить без тебя, мама?
        Она подходит к безжизненному телу на столе. Ей так хочется вернуться. Но она поворачивается ко мне и протягивает руки. Я подхожу и обнимаю маму, мы обе плачем. Я вдруг понимаю, что никогда не говорила, что люблю её. И я уже хочу произнести эти слова, как внезапно слышу звонок будильника в соседней комнате.
        Мама тоже его слышит. Мой сон окутывает Туман. Всё растворяется в нём. Но до меня доносятся её последние слова:
        - Прости, я не верила твоим снам… Но ты умеешь их переписывать, и однажды…
        Я не расслышала, что мама произнесла дальше. Тётя настойчиво будит меня:
        - Алиса, проснись… Проснись, солнышко… Проснись же!.. Нам пора…

* * *
        Март 2012.
        Москва - Париж - Милан - Венеция
        Он больше не звонил.
        Накануне Нового года приходит сообщение из Венгрии о том, что я победила в международном конкурсе «Новые плеяды - 2012», в области литературы, и уже в марте в Будапеште выходит книга стихов «Это - Любовь!» на венгерском языке, совершенно бесплатно для меня. Чуть раньше я записываю два диска: на одном пою песни на свои стихи, на другом - стихи читаю. В Венгрии попросили диск на русском в качестве приложения к книге на венгерском.
        Меня приглашают поехать в январе в Милан на «Школу букеровских лауреатов» и на международную конференцию «Новая русская революция в литературе», а в марте - в Париж на книжную выставку в составе официальной делегации Союза писателей России. Но поездка в Милан переносится на март, сразу после Парижа. Одновременно я понимаю, что у моих работодателей-немцев работы, собственно, больше нет - самый крупный заказчик переходит на другого поставщика. Я встречаюсь с определенными лицами в Союзе писателей и спрашиваю, есть ли возможность устроиться к ним. Они обещают подумать.
        В начале марта я просматриваю в Интернете возможные варианты и внезапно вижу обновлённую вакансию у Воланда.
        Я ухожу в себя и долго размышляю: стоит ли в очередной раз наступать на те же грабли, отправляя ему резюме? Почему меня опять выводят на этого человека? И самое главное, кто выводит? Зачем? Неужели мы действительно не доиграли нужный кому-то свыше сценарий? Что в нём из ещё не сыгранного? Может быть, достаточно встретиться, чтобы подарить икону Святого Георгия?
        «Нужна ему эта икона… Как чёрту ладан…» - обрываю я ход своих мыслей.
        Но что если это - действительно ОН, тот Человек в Чёрном, который хоронит меня в Венеции?
        «Алиса, сны обманчивы… Рано или поздно они обязательно обманут тебя…» - звучат в голове слова мамы.
        Кто, собственно, сказал мне, что тот сон должен сбыться? Напротив, многие уверяют, что он относится исключительно к прошлой жизни.
        Но разве кто-то может это доказать?
        Почему Мужчина в Белом вызывает во мне чувство панического страха? Почему столько раз я хотела сказать ему: «Я хочу быть с тобой», но за всё время нашего малоправдоподобного, но совершенно не придуманного «общения» я так и не осмелилась произнести этих слов?
        Почему, несмотря на панический страх, меня так сильно тянет к нему с того самого момента, как он впервые позвонил мне? Ко многим ли мужчинам в жизни я испытывала такое магическое притяжение?
        Что я знаю о нём? Ровным счётом ничего, кроме фамилии, имени и названия его компании. Я даже не знаю его даты рождения… И хочу ли я что-либо о нём знать на самом деле?
        «Ты должна победить свой страх, иначе страх победит тебя…» - снова слышу я мамин голос.
        Я внезапно вспоминаю, что… как, впрочем, и во всех предыдущих случаях, когда мы «сталкивались», я должна улететь через неделю… Сначала - в Париж, а потом - в Милан. Поэтому выйти на новую работу реально только первого апреля. Я добавляю комментарий по датам и нажимаю на кнопку «отправить резюме работодателю».
        В полночь мне приходят два письма.
        Первое - через автоматическую службу сайта вакансий, где не видно адреса электронной почты самого работодателя. От него: «ОК. Позвоните мне во вторник в 19:00».
        Второе - от Союза писателей, спустя три месяца после моего обращения к ним по поводу работы: «Ждём во вторник на собеседование в 17:00».
        Я обхватываю голову руками и закрываю глаза…
        Союз писателей за это время стал чуть ли не моим вторым домом, где меня знают и любят как человека и ценят как автора. Я постоянно побеждаю, и совершенно бесплатно, в различных конкурсах, а за победу в Венгрии мне только что вручили орден Державина. Я сама просила их о работе…
        А Он… КТО ОН?
        Я приезжаю к 17:00 в СП, где после собрания по поводу поездки в Париж мы обсуждаем, что мне было бы интересно в плане работы.
        - Алиса, но вы же едете с нами в Париж и Милан. Всё равно раньше первого апреля вы не сможете выйти. Давайте тогда перенесём обсуждение за границу. И там уже обо всём договоримся.
        Я не верю своим ушам: мне дают возможность выбора? Уже без пяти 19:00, когда я должна звонить ЕМУ…
        «На небе голубом - война… Ты видишь солнце, и напрасно тебе покажется: больна я чем-то странным и опасным… На перекрёстке - два Пути, не спорь со мною, но послушай, как спорят в небе, чтоб спасти почти проспоренную Душу…»
        Я выхожу из здания СП и медленным шагом направляюсь к метро. Под проливным дождём без зонта. Пытаюсь заставить себя нажать на кнопку вызова нужного абонента. Меня трясёт от панического страха услышать его голос. Резкий. Как нож. Кромсающий на части. Он, конечно же, снова громогласно спросит: «КТО ВЫ?» Если вообще ответит на мой звонок…
        Но я должна пересилить свой страх. Победить его.
        - КТО ВЫ?
        - Алиса… - спокойным, ровным голосом произношу я. - Вы сказали позвонить вам в 19:00.
        - У меня сейчас мало времени. Через полчаса?
        - Через полчаса я буду в метро. Тогда через час.
        - Через час я буду на переговорах. Тогда сейчас.
        Я останавливаюсь на углу Большой Никитской, под проливным дождём, без зонта.
        - Всё - то же, - цинично и быстро произносит он грубым голосом. - Только офис на другой станции метро… Да… и ещё… работать придётся без выходных… Вы слышите меня?
        - Слышу… - спокойно произношу я без каких-либо эмоций.
        - Человек нужен срочно.
        - Я написала, что только с 1-го апреля… Я улетаю. В Париж. Потом в Милан.
        - А когда улетаете?
        - Через неделю и до конца месяца.
        - Я улетаю завтра утром. Прилечу через полторы недели, потом снова улечу… Да… я хотел ещё сказать, что теперь живу в другом городе… Сюда прилетаю иногда…
        Он называет город.
        Я стою под проливным дождём без зонта. Медленно опускаюсь на выступ низко расположенного окна первого этажа углового дома.
        - Вы слышите меня? - переспрашивает он раздражённо.
        - Да - Я не могу больше говорить. Выезжаю на переговоры.
        Мне надо продать сегодня один бизнес… Созвонимся тогда… Да… ещё тот человек, который нужен, должен хорошо разбираться в сантехнике. Как вывод делать… труб… и так далее… У вас как с сантехникой?
        - Никак… - честно признаюсь я, пытаясь дрожащими пальцами зажечь сигарету, которую тушит проливной дождь.
        - Я больше не могу говорить. Я вам перезвоню.
        «Я помню: двери, мебель и паркет… Как год назад, истошно воют ветры… Я чувствую тебя за километры, так странно, что тебя здесь больше нет, - сменилась быстро вывеска весной, осталось имя - резкое, стальное… Я думала - прошло… Но нет - больное ещё, увы, не выболено мной… И кажется: вот-вот ты позвонишь, и голос грубый скажет: «Здравствуй, Саша…», и завтра будет не чужим, а нашим, но оглушает, как и прежде, тишь… Зачем тогда я чувствую, как встарь, тебя… И не пугают километры, и то, что так истошно воют ветры на чудом не погашенный фонарь…»

* * *
        В Париже я встречаюсь с министром культуры Франции, дарю ему свои книжки. Выступаем мы много, в том числе в Россотрудничестве. В один из дней на наш стенд заходит Виктор Ерофеев с ТВ. И сразу же спрашивает: «Здесь должна быть Алиса, где она?» Все расступаются. Я подхожу, здороваемся.
        - Мне много про вас восхищённо рассказывали. Подпишите свои книги.
        У нас есть общие знакомые, помимо тех, кто ему про меня говорил. Я хорошо знала его личного переводчика на итальянский, Марко Динелли. Когда-то. В какой-то другой жизни.
        ТВ снимает наш разговор и моё подписывание книжек.
        - Встретимся в Милане, Алиса. Вы же едете в Милан?
        По вечерам я блуждаю по Парижу в одиночестве. Город, где жила папина мама, моя «французская» бабушка. Я всё время пытаюсь проникнуть в Нотр-Дам, но в это время он уже закрыт… Воланд сейчас снова в Москве… Говорят, там идёт снег… А когда я вернусь, он уже опять улетит.
        «В Москве - за полночь… Сладко-сладко спишь… Моя душа - у Сены - стонет, стынет… Когда ещё приснится мне Париж так явно и отчётливо, как ныне?.. Уже закрыты двери в Нотр-Дам… Зачем я здесь?.. Но возвращаться ль снова туда, где пережиты сотни драм, где каждое - давно избито! - слово?.. Там шаг любой известен наперёд… Всё повторится!!! Жалкая окружность - петлёй - всё туже! И всё дальше от… Всё ближе - превращение в ненужность… Ни здесь покоя нет душе, ни там ему не быть! Как, впрочем, и прощенью… - Так символично заперт Нотр-Дам, и сон, что видишь ты, - к невозвращенью…»
        В Милане я знакомлюсь с Евгением Борисовичем Рейном. Протягивая ему свою книгу с наглым названием, где фигурируют имена Цветаевой, Ахматовой и моё через запятую, я ещё не знаю, кто он. И когда узнаю, мне становится стыдно. Его жена Надежда, предъявляющая очень высокие требования к уровню стихосложения, пролистывает мою книжку и внезапно произносит: «Жень, а стихи-то ничего…» Потом мы будем иногда общаться. Надежда, зная о том, что мне сложно звонить людям, скажет: «А ты нам пиши, Алиса… Sms-ками…»
        Знала бы она, что и с sms-ками после знакомства с Воландом у меня напряжёнка…
        По вечерам мы с Виктором Ерофеевым, который ведёт семинары по прозе, сидим в баре на вилле (практически во дворце) миллионера, который нас туда всех и пригласил, и обсуждаем современную литературу. Ерофеев спрашивает о моём романе про Иную Реальность, предлагает прислать почитать какую-нибудь главу на выбор. Я думаю: может, про Воланда? Но потом решаю, что для Воланда - слишком много чести…
        Рейн ведёт у нас семинар по поэзии, по итогам которого объявит меня победителем, за что мне прилюдно пообещают бесплатно издать книгу «Мои любимые стихи», она выйдет осенью. Победа в Милане станет для меня бесценным подарком.
        Но это случится завтра, а сегодня мы едем на весь день в Венецию вместе с Рейнами. И первым делом экскурсовод предлагает нам посетить кладбище, где похоронен Иосиф Бродский, друг Рейна. Кладбище находится на небольшом островке не так далеко от Сан-Марко.
        Мы садимся на катер и плывём в левую сторону. Внезапно меня передергивает - я вспоминаю свой сон. Лодка от Сан-Марко плывёт к противоположному острову, но я же знала во сне, что дальше она поплывёт НАЛЕВО. Будто кто-то решил показать мне то место, где меня похоронят. Или уже когда-то похоронили в прошлой жизни?
        Мы приплываем на остров-кладбище. Тишина. Светит солнце. Весна. Прямо как в том сне… Я медленно иду вслед за группой к могиле Бродского, пытаясь почувствовать «то место». Здесь три части - православная, католическая и протестантская. И много стен с ячейками для праха. И обычные памятники на земле. «И достаточно свободного места…» - почему-то проносится вдруг.
        Мы возвращаемся на Сан-Марко. Группа продолжает экскурсию с местной жительницей, а я прошу их разрешить мне погулять в одиночестве.
        Ни облачка… Светит солнце… Весна…
        Я брожу по узким улочкам, пересекая мостики, фотографирую голубя, одиноко прогуливающегося по одному из них… Я знаю здесь каждый поворот, каждый мостик, я безумно люблю этот город…
        Вечером мы встречаемся на причале у Сан-Марко. Пока ещё не все собрались, я прошу пофотографировать меня на загадочном месте - у лодок с видом на противоположный остров.
        «Ты права, мама… Сны обманчивы… Мой сон - всего лишь сон… Воланд не имеет к нему никакого отношения… Как, впрочем, и я…» - размышляя, отпускаю своё прошлое, одновременно разглядывая противоположный остров, на котором ни разу так и не побывала.
        Жаль только, не подарила Воланду икону Святого Георгия Победоносца… Но зачем она ЕМУ?
        Экскурсовод зовёт нас зонтиком - пора возвращаться.
        Я подхожу к ней и, внезапно для себя самой, спрашиваю:
        - А что это за остров, там? Как он называется?
        Экскурсовод поворачивается сначала к острову, потом ко мне и произносит:
        - Это остров Святого Георгия… Там находится Собор Святого Георгия… А почему вы спрашиваете?

* * *
        «Будешь здесь проездом - позвони… На скамейке той, у Патриарших, обмани их, Воланд, обмани! Пусть считают без вести пропавшей… И в раю теперь уже не ждут, и земля пока не принимает… Кто ещё посмеет дать приют девочке, что под Луной летает? Всё сгорело, только едок дым, - позабыть бы всех любимых лица! Чёрной кошкой - вдаль по мостовым, прочь из трижды проклятой столицы! Стоит ли напрасно горевать да со дна вытаскивать на сушу? Я давно хочу тебе продать никому не нужную здесь душу…»
        Глава 9
        Январь 1989. Москва
        За окном - волшебная рождественская сказка.
        Во мне - бездонная чёрная пустота.
        Мы приезжаем с бабушкой на дачу и от нечего делать идём к её родственникам, которые живут здесь круглый год в небольшом стареньком деревянном домике за железнодорожным переездом.
        Мы сидим за столом, моя бабушка рассказывает про похороны мамы, а бабушка Шура разливает чай из самовара, потом достаёт пряники и, после многочисленных вздохов, начинает делиться последними новостями. Я думаю о маме и почти ничего не слышу.
        - Вчера вот отмечали девять дней соседу, - баба Шура показывает рукой в окно на дом слева. - Внезапно умер. Сердце… А так всё по-старому…
        Я не знаю её соседей. Ни слева. Ни справа… Но мне жаль. Не соседа жаль. Его родных. Он теперь проснулся во сне. А они этого не знают, переживают, плачут, считают, что он действительно умер.
        Я думаю о маме: как она там? Как теперь мне жить без неё? Вообще, зачем люди здесь живут? Чтобы уйти туда? В сон? Они же из него и приходят. Из сна. Зачем они сюда являются? Во сне нет такой боли, как здесь. Можно мгновенно делать и получать всё что угодно. А здесь - нельзя. Даже чтобы добраться до дачи, сначала нужно дойти до метро, потом доехать до вокзала, купить билет на электричку и снова ехать, ехать, ехать… Здесь всё сделано кем-то слишком сложным, запутанным. Мир - огромный загадочный лабиринт. Человека забрасывают в него из сна, как слепого котёнка. Он рождается, и ему нужно учиться жить по земным правилам - ходить, говорить на каком-то языке, заканчивать школу, институт, работать, чтобы зарабатывать деньги для подкормки тела, и так далее… Зачем это всё, если рано или поздно, но итог - одинаков для всех - возвращение в сон?
        Внезапно на кухне, где мы сидим, появляется Туман. Он молча проникает сюда извне, с улицы, беспрепятственно проходя сквозь стены, оконные стёкла. Он стелется по столу, обнимая самовар, подползает ко мне всё ближе и ближе. Он поглощает в себя всех, кто здесь присутствует, и я уже не вижу их лиц. И вот он добирается до меня…
        Я просыпаюсь. Раннее утро. Январские каникулы. За окном - волшебная рождественская сказка. Во мне - бездонная чёрная пустота.
        Я встаю, иду в ванную, потом молча прихожу на кухню. Бабушка наливает мне чай и спрашивает:
        - Что тебе сегодня снилось, Алиса?
        - Вчера на даче отмечали девять дней. Соседу бабушки Шуры. Тому, который слева. У него внезапно остановилось сердце… - тихим отрешённым голосом отвечаю я.
        Бабушка размышляет о чём-то, а потом безапелляционно произносит:
        - Сейчас ты позавтракаешь, и мы поедем на дачу… в гости… к Шуре…
        Мы сидим за столом, бабушка Шура разливает чай из самовара, потом достаёт пряники и, после многочисленных вздохов, начинает делиться с нами последними новостями. Я думаю о маме и почти ничего не слышу.
        - Вчера вот отмечали девять дней соседу, - баба Шура показывает рукой в окно на дом слева. - Внезапно умер. Сердце… А так всё по-старому…

* * *
        Апрель - май 2012. Москва
        Он больше не звонил.
        Я выхожу на работу в СП со второго апреля, потому что первое - воскресенье. Буквально сразу же после возвращения из Милана мне звонят из Союза литераторов:
        - Прыгай, Алиса! Указ президентом подписан! Выдающаяся ты наша!
        Они подавали мои документы на госстипендию. Как мне объясняли, для того чтобы её получить, нужно, чтобы президент подписал какую-то бумагу о том, что «литератор» относится к одной из двух категорий - «молодые и талантливые» или «выдающиеся деятели искусства и культуры РФ». По возрасту я уже явно старше «молодых и талантливых», но гораздо моложе «выдающихся», поэтому вероятность подписания указа лично по мне в любой категории, казалось, равна практически нулю.
        Я попала в некий магический Поток. Он несёт меня куда-то вдаль, стремительно, с бешеной скоростью, закручивая в воронку. И мне почему-то становится страшно.

* * *
        Я сижу за ноутбуком и занимаюсь просмотром совершенно устаревшей базы СП. Коллеги бурно обсуждают проект для бизнесменов - написание книги под заказ.
        - Алиса, - внезапно обращается ко мне Ольга. - А ни у кого из ваших прежних знакомых нет желания написать о себе книгу?
        Я машинально отвечаю «нет», как вдруг вспоминаю про Воланда. Он же говорил тогда…
        - Хотя, был один… человек… - зачем-то произношу я.
        - Так позвоните ему! - радостно восклицает Ольга.
        - Не могу, - тяжело вздыхаю я.
        - Вы поссорились?
        - Я… его боюсь…
        - Почему? - удивляется Ольга.
        - Он когда-нибудь меня убьёт… - вырывается непроизвольно.
        Ольга бросает странный взгляд.
        - Я могу продиктовать вам его телефон. Позвоните сами, хорошо? - предлагаю я, облегчённо вздыхая от найденного компромисса.
        Ольга записывает телефон. Я говорю, как его зовут, и предупреждаю:
        - Этот человек может вас послать. Он вообще очень грубый. И голос у него с-ног-сшибательный…
        Ольга усмехается:
        - Пусть попробует послать. Я ещё и не таких посылала…
        Она набирает его номер.
        Я мгновенно встаю из-за стола и ухожу из комнаты. Всего лишь мысль о том, что сейчас этот мужчина так или иначе проявится где-то рядом, вызывает во мне панический ужас. Будто он сможет убить меня даже на расстоянии.
        Ольга выходит следом за мной.
        - Алиса… Там автоответчик говорит, что он сменил номер телефона. Я записала новый. Он по нему не отвечает. Продиктовать вам?
        Я зачем-то записываю и сохраняю его новый номер в памяти своего телефона. Зачем? Остановись, Алиса, сотри его к чёртовой бабушке и перекрестись! Твоё Подсознание старательно отводит тебя от чего-то катастрофически плохого, зачем ты упрямо стоишь на своём?
        Нет, это - мой страх… Который я должна победить… Иначе…
        Через некоторое время за соседним столом раздаётся телефонный звонок. Ольга, которой звонят постоянно (впрочем, как и мне) множество писателей и тех, кто ими себя считает, привычно отвечает: «Алло!».
        Я вздрагиваю. Это - Он. Он перезванивает ей. Я чувствую его. И она уже произносит его имя-отчество…
        Я вылетаю из комнаты и быстрым шагом иду куда-то вдаль. Я не могу победить свой страх. Когда-нибудь позже. Не сейчас. Не сегодня.
        Ольга разыскивает меня в столовке в подвале Центрального Дома Литераторов и, присоединяясь к трапезе, с улыбкой произносит:
        - Алиса, зачем вы на человека наговариваете? Он был очень любезен. И никуда меня не послал. Сказал, что записал мой телефон, и если что - позвонит, и мы встретимся… Он просто милашка! Кстати, а КТО ОН?
        Я смотрю на неё с нескрываемым ужасом.
        - Каждый раз, когда я задаю этот вопрос Таро, я вытаскиваю одну и ту же карту Дьявола…
        - Хорошенький у вас, Алиса, Дьявол! - с улыбкой произносит Ольга и переводит разговор в другую плоскость.
        «У каждого из нас - свой Дьявол - наш собственный страх…» - проносится у меня в голове.
        «Здесь тонут корабли всё чаще, а как алели паруса… Нет, не оставят след манящий их капитанов голоса… А Тот Корабль - в далёком море, его я вижу лишь во сне… Когда ты встретишься с ним вскоре, ему напомни обо мне… Ассоль срывает маргаритку, бросает в сердце Кораблю… Отдай ему мою визитку, скажи, что я его люблю…»
        Весь апрель я пытаюсь заставить себя наступить страху на горло - так не может продолжаться до бесконечности. Страх чего-то неизбежного, что обязательно рано или поздно произойдёт, незримой нитью связанное в моей жизни именно с этим человеком, о котором я не знаю ровным счётом ничего, постепенно пожирает меня изнутри.
        На внутреннем экране я постоянно вижу Венецию. Раннее утро. Причал у Сан-Марко. Лодку, отплывающую от берега к острову Святого Георгия. И Человека в Чёрном, так похожего на Воланда, в лодке с моим мёртвым телом.
        Я хочу понять этот сон. Раскодировать его. Узнать, почему я умерла, как умерла, когда…
        И самое главное: имеет ли Воланд какое-либо отношение к моей смерти? И если да, то какое?
        Каждую ночь, засыпая, я пытаюсь заново попасть в «венецианский» сон, чтобы разглядеть лицо Человека в Чёрном. Но у меня ничего не получается. Я вообще не вижу никаких снов. Уже много-много лет. Сны снятся мне раза два-три в год. Не чаще. Но те, что снятся, сбываются…
        Отчаявшись, я вспоминаю, что у меня дома до сих пор находится икона Святого Георгия, купленная в подарок Ему, а не кому-то другому. Я должна побороть страх в себе, позвонить и встретиться. Возможно, когда я отдам предназначенное Ему, но находящееся у меня, незавершённая цепочка событий неизвестного мне сценария будет наконец-то доведена до своего логического завершения, и мы расстанемся уже раз и навсегда, а я избавлюсь от страха и разгадаю свой сон?
        Несколько дней почти неустанно, как заклинание, я твержу самой себе мысленно: «Ты должна ему позвонить. Позвонить. Да, позвонить. Ничего страшного не произойдёт. Ты просто наберёшь его номер телефона, Алиса. Он не убьёт тебя за это. Ваш разговор не причинит тебе никакой боли.
        Ты останешься жива и здорова, цела и невредима…
        Ты ему просто позвонишь… Просто позвонишь…»
        И вот я захожу в кафе и около двух часов, смакуя всё это время маленькую чашечку эспрессо, смотрю в телефон на его номер и не могу заставить себя нажать на кнопку вызова.
        И тут я начинаю злиться: «Да кто он такой, что доводит тебя, Алиса, до подобного состояния?! Ты - молодая, талантливая, симпатичная, умная, добрая, прошедшая в жизни через огонь, и воду, и медные трубы; тебя ценят, уважают, любят, у тебя множество поклонников, которые мечтают посидеть рядом с тобой в кафе… И этот чёрт его знает кто, грубый, циничный, властолюбивый, самовлюблённый, эгоистичный монстр…»
        Я обрываю цепочку мыслей нажатием пресловутой кнопки.
        Он не подходит к телефону.
        Я облегчённо выдыхаю, выхожу на улицу и направляюсь домой.
        Из сумки раздаётся привычная трель. Сердце бешено колотится. Я достаю телефон и вижу определившийся номер.
        - Да, - спокойным голосом произношу я.
        - КТО ВЫ? Вы мне звонили… - громогласно гремит в ухо.
        «Кто бы сомневался…» - усмехаюсь я от услышанного и внезапно, неожиданно для себя, ровным голосом, но с ехидной улыбкой произношу:
        - Это… выдающийся деятель искусства и культуры Российской Федерации… Алиса Андреевна… вас беспокоит…
        Пауза и вздох. Он вспомнил! Как это мило с его стороны.
        - А… Алиса… Здравствуйте… - как-то даже с нотой извинения за паузу произносит он. - У меня новый телефон… Ещё не успел перенести все контакты…
        Мне смешно. Ты и не думал переносить мой номер телефона. Хотя бы потому, что в старом у тебя его тоже не было.
        - Как у вас дела? - спрашиваю я с лёгкой усмешкой.
        Он что-то говорит. Потом спрашивает, как дела у меня, где я работаю.
        - Ввиду отсутствия предложений от тех, кто обещал мне перезвонить в марте, вышла на работу в СП…
        - Да, мне звонили от вас… от тебя… Ольга, кажется… Но на книгу сейчас денег нет… Сплошные вложения, инвестиции…
        Мне хочется, чтобы этот разговор продолжался вечно. Я что-то говорю ему про свои переговоры с ТВ, про возможность снять фильм о человеке, или о бизнесе, или о чём угодно.
        - Нет, денег сейчас на это нет…
        Дурачок… Я говорю первое, что приходит в голову, только для того чтобы не молчать… И потому, что я никак не могу сказать, зачем я тебе, собственно, звонила. Я хочу, чтобы мы встретились.
        - Я сейчас захожу в самолёт, не могу говорить больше, - внезапно произносит он. - Лечу из города А в город Б, а потом в Италию… Я буду в Москве на вторые майские праздники. Может быть, мы тогда встретимся? Где-нибудь посидим, поговорим… Кофе, чай?..
        - Кофе… - выговариваю я, не веря своим ушам и практически прыгая от счастья прямо на глазах у прохожих.
        - Хорошо, тогда я прилечу - позвоню, пятого-шестого…
        И мы оба одновременно произносим одну и ту же фразу с небольшой разницей:
        - Очень рад тебя слышать.
        - Очень рада вас слышать.
        Мы прощаемся.
        Я не убита. Не расчленена. Не съедена. И с нетерпением жду майских праздников…

* * *
        Чем ближе к майским праздникам, тем почему-то мне всё больше кажется, что мы не встретимся. Теперь чувство страха во мне вызывает скорее даже не ОН, а то, что я не смогу его увидеть. Чтобы раз и навсегда разрубить гордиев узел, поставив точку.
        От невыносимой тоски мне хочется сбежать в Память, в своё Прошлое. И первого мая я отправляюсь на дачу. Туда, где провела детство. На дачу, которой больше нет.
        Любой поезд можно использовать как транзит. И вот я - на Белорусском вокзале. Холодно, но светит солнце. Я сажусь в электричку у окна справа. Поезд отсчитывает остановки. Каждая - как шаг на одну ступень вниз, в Подсознание, погружение в Память, в детство, которого почти что и не было. Ехать полчаса. С каждой ступенью слёзы всё сильнее наворачиваются на глаза, но я сдерживаюсь. Вот уже и дальний пруд за окном, сейчас будет ближний, маленький, всегда покрытый зеленью. Я встаю, подхожу к дверям в тамбуре.
        Двери открываются. В Подсознание.
        Светит солнце, но холодно. Я поворачиваю направо, перехожу дорогу. Большое здание магазина. Теперь он называется как-то иначе. Около него когда-то сидели бабушки, торгующие цветами, яблоками, картошкой. Я иду дальше. К Дому. Медленно. Потому что каждый шаг даётся мне с огромным трудом. Я подхожу к торговым палаткам и читаю вывески. Какая-то крутая машина заезжает на асфальтированную парковку. Я не смею даже ступить на этот проклятый асфальт. Он похож на надгробие. Той траве, тем деревьям, которые навсегда остались под ним. Надгробие моему сгоревшему дому. Я прохожу чуть дальше.
        Маленький клочок уцелевшей земли нашего участка. Огромное дерево, каким-то чудом оставшееся неспиленным чудовищными монстрами, лишившими меня связующей нити с Прошлым. Я подхожу к дереву. Оно находится за новой оградой. Я бы хотела обнять его, но из-за невозможности утыкаюсь носом в доски забора. Всё плывёт перед глазами. В это дерево всегда ударяла молния, мне было за него страшно, я хотела, чтобы оно жило вечно. И вот оно - единственное, что здесь уцелело. На этом страшном месте. Здесь тогда находилась одна из калиток. Когда мама возвращалась из города с работы по вечерам, она всегда заходила через неё. И потом ещё долго мне будет казаться, что калитка вот-вот откроется, и появится мама…
        На нашем участке росло очень много деревьев. И был сад. Из яблонь, вишен, слив, зарослей малины, несчётного количества кустов смородины, красной и чёрной, и крыжовника. Проще сказать, чего у нас не было.
        Прошло, наверное, два года после смерти деда, как мне приснился кошмарный сон. Я позвонила подруге - у неё здесь целых две дачи. И она: «Как раз хотела сказать, что…».
        Я сразу приехала. Открыла калитку. Подошла к пепелищу, села на какие-то кирпичи и заплакала. Слева валялось колесо от моего детского велосипеда. Всё остальное сгорело в ноль. Это страшно. Очень. Всё, что здесь оставалось, так или иначе продолжало связывать меня с мамой, с детством. И внезапно насильно оборвали даже такую тонкую незримую нить… Ключи от дома, которые, казалось, теперь можно оставить здесь же, я хранила ещё много лет.
        Помню, как на терраске по вечерам «шкворчит» сковородка, а в ней - жареные опята с картошкой. Опята, которых мы насобирали с дедом утром чуть ли не целый мешок. На терраске - на верёвке вдоль стены - подвешены пучки целебных трав. В комнате пахнет керосиновой лампой. Бабушка гадает на картах. За окном - дождик и запах осени. А потом мы разводим костры. Туман и дым от костра. Опавшая листва. Осень. Слово «ностальгия» для меня ассоциируется с дачными кострами, туманом и осенью.
        Я иду вдоль шоссе по направлению к монастырю. Меня встречает привычная табличка, лет ей, возможно, столько же, сколько и мне, а возможно, и больше: «ТРАНЗИТНОЕ ДВИЖЕНИЕ ПО РУБЛЁВО-УСПЕНСКОМУ ШОССЕ ЗАПРЕЩЕНО!» Кому-то, может быть, и запрещено. Но только не мне.
        Я дохожу до монастыря. Дверь в монастырские угодья открыта. Обычно, когда я приезжала сюда раньше, всегда было закрыто.
        Никого нет. Я вхожу на территорию монастыря, иду по длинной аллее. По бокам - деревья, травка, пчелиные ульи и… ни души. Я подхожу к церкви, но та заперта. Я сажусь на лавочке и думаю: почему меня сюда впустили? Здесь должно быть нечто, как подсказка, знак…
        Я иду обратно, и уже почти у ворот мне внезапно бросается в глаза надпись на доске объявлений крупными красными буквами:
        «6 мая - день Святого Георгия…»
        Я останавливаюсь как вкопанная… Что ты хочешь сказать мне, Святой Георгий? Что?

* * *
        Он не звонит.
        Восьмого мая где-то в районе обеда я делаю то, чего делать не должна. Не имею права - я пишу ему sms-ку. Состоящую всего из одного слова:
        «Кофе?..»
        Я знаю, он убьёт меня. Убьёт меня… Убьёт…
        Он перезванивает и набрасывается, как голодный зверь на подкинутый кусок вожделенного мяса. Его голос - грубый, резкий, кромсающий меня на части - громогласно гремит в моё нежное ухо:
        - КТО ВЫ? Вы мне написали… про какой-то кофе… Какой ещё кофе? КТО ВЫ?
        И тут я начинаю… хохотать…
        - Да, я написала… ЭТО ЖЕ ВЫ предложили мне выпить с вами кофе… А не я… Я вас за язык не тянула…
        Он судорожно перебирает в памяти всех, кому обещал кофе… Он злится и звереет ещё сильнее, и ещё громче, почти оглушая меня, рявкает:
        - Я занят. И уже за городом. На Рублёвке. Сегодня не получится. Возможно, завтра. В обед. Я позвоню.

* * *
        Девятого мая я звоню ему в обед сама. Он не отвечает. И тогда, чтобы окончательно довести его до бешенства, зная, что он ненавидит и готов убить тех, кто шлёт ему sms-ки, и в первую очередь, естественно, Алису, я пишу ему так, чтобы он подскочил как ошпаренный от моей наглости и наконец-то запомнил меня раз и навсегда, и уже больше никогда не спрашивал:
        «КТО ВЫ?»
        Я поздравляю Воланда с Днём Победы и безумно красиво посылаю далеко-далеко от себя, стирая его номер из памяти своего телефона…

* * *
        «Пронзает небо острым шпилем тоска исписанных листов… Моим плечам - следы крестов, а крыльям - бонусные мили. Глазам - смотреть не на…, а - сквозь, ответы - в Мире Зазеркальном… Нам - в восхождении спиральном - быть вместе, будучи поврозь… Уже привыкла - нет обид на всё, что выдано мне свыше, а за печаль четверостиший Вас Бог когда-нибудь простит…»
        Глава 10
        Январь 1989. Москва
        На ночь я стараюсь как можно дольше читать, чтобы сразу проваливаться в сон и не слышать того, что творится в квартире. Сейчас я читаю Блока. Я знаю, он чувствовал то же, что и я, и, кажется, некоторые стихи написал именно мне.
        Из комнаты напротив раздаётся мерное похрапывание бабушки с дедушкой. Я выключаю свет. И пытаюсь заснуть. Но кто-то начинает ходить в большой комнате. Я слышу, как шаги медленно приближаются к моей двери и замирают перед ней. Там, слева, сваленные друг на друга, лежат полиэтиленовые пакеты с маминой одеждой, которую выбросят после сорока дней. Я слышу шорохи - кто-то копается в них, будто что-то ищет. Долго-долго.
        Что ты там ищешь, мама?
        Один из пакетов звучно падает на пол. Я слышу, как из него вываливается нечто металлическое, ударяясь о паркетный пол. Шорох прекращается. Скрипят половицы. Она подходит к моей двери.
        Мама, пожалуйста, не надо… Не заходи… Мне страшно…
        Сегодня бабушка воткнула иголку в дверной проём. Она сказала, что это защитит меня от призраков, они не смогут проникнуть в мою комнату. Но дверь за спиной - теперь я сплю ногами к окну, а не к двери, на маминой кровати, - открывается. Я отчётливо слышу характерный звук - на двери сверху установили магнитную защёлку, и теперь, чтобы открыть её, нужно приложить некое усилие, которое, как сказала бабушка, призракам не под силу.
        Мама подходит ко мне. Я лежу лицом к стене с закрытыми глазами и чувствую внезапный леденящий душу поток холодного воздуха.
        Мама, мне страшно… Пожалуйста, не пугай меня!!!
        Она проходит к окну, где расположен письменный стол, на котором лежит тетрадка с моими стихами, и садится в кресло. Тетрадь начинает медленно шелестеть, будто её перелистывают.
        Мама… Прости… Я очень хочу, чтобы ты была рядом. Но мне очень страшно…
        Я заставляю себя пересилить страх, повернуться на спину и… открыть глаза. Я привыкаю к темноте и вглядываюсь в то, что там, у окна, за письменным столом, и вижу… призрачную руку, которая держит тетрадь со стихами.
        Я зажмуриваюсь от страха. Сердце бешено колотится.
        Прости, мама… Я не могу победить страх - посмотреть правде в глаза…
        Через некоторое время я заставляю себя повернуться лицом к стене и засыпаю.
        Я стою у Египетской пирамиды в пустыне. Я никогда не была здесь наяву. И совсем не интересовалась Египтом. Передо мной - вход внутрь. Огромная каменная плита. Рядом - зеркало. Я смотрю в него и вижу за своей спиной маму. Я оборачиваюсь, но её нет. В зеркале - она по-прежнему присутствует.
        - Мама! - восклицаю я.
        - Ты должна зайти внутрь…
        - Мне страшно… Там - мир мёртвых.
        - Но если ты не победишь страх в себе, ты не сможешь остаться в мире живых…
        Я зажмуриваюсь и делаю шаг. Навстречу своему страху.
        Я оказываюсь в многоэтажном призрачном здании. На одном из нижних этажей. Вокруг меня бродят серо-восковые призраки. Они не замечают меня. Они мертвы. Они не спят. Я знаю.
        - Мама, кто эти люди?
        - Однажды они заснули, умерев на Земле. Но не проснулись здесь. Постепенно они забыли всё, что помнили о себе. О том, что с ними было когда-то. Они застряли и не могут подняться выше, Алиса…
        Я медленно иду вдоль по этажу. Мне не хочется возвращаться обратно. Всё равно здесь лучше, чем на Земле. Я оборачиваюсь и вижу, как в помещение вползает Туман. Он плывёт за мной.
        - Алиса, возвращайся. Не заходи так далеко, это опасно, - слышу я мамин голос.
        Но я не хочу возвращаться. Туман доползает до меня…
        Внезапно в ушах раздаётся жутчайший грохот, и я просыпаюсь. Просыпаюсь в темноте. Посреди ночи. Я пытаюсь понять, что это был за звук, и включаю свет. И смотрю на стену. Там, в изголовье кровати, вчера повесили икону Божьей Матери. Бабушка сказала, что мне так будет спокойнее.
        Я нахожу глазами вбитый в стену гвоздь - он на месте. Иконы нет. Она лежит на полу, в промежутке между шкафом и кроватью.
        Дверь в комнату открывается. Заходит бабушка. Она поднимает икону и вешает её обратно на гвоздь. И молча смотрит на меня.
        - Мама что-то искала в своих вещах, - произношу я тихо и отрешённо.
        Бабушка выходит, включает свет в коридоре и убирает разбросанные по полу мамины вещи. И я слышу, как она восклицает:
        - Прости, Господи… Нашлась!..
        Бабушка возвращается и загадочным голосом шепчет:
        - Спи спокойно, Алиса, мама больше не будет ничего искать…
        Я вопросительно смотрю на неё.
        - Потом узнаешь, когда время придёт… Спи…
        Я укрываюсь одеялом с головой, отворачиваясь лицом к стене. Бабушка выключает свет.
        Я оказываюсь высоко в горах. У входа в пещеру. Там темно и страшно. Я знаю, что внутри - гигантский лабиринт.
        - Ты должна зайти в него, Алиса… - слышу я мамин голос, но не вижу её саму, будто её здесь нет и она просто наблюдает за мной из-за кулис.
        Я понимаю, что должна. Не понимаю, зачем. И я делаю шаг. Навстречу своему страху.
        Я иду долго-долго. В абсолютной темноте. По петляющим коридорам подземного лабиринта. Кажется, я никогда не найду выхода отсюда. Воздух заканчивается. Мне нечем дышать.
        - Мама! Я задыхаюсь! Помоги мне!
        - Ты должна найти выход сама, Алиса. И найти вовремя. Чтобы успеть вернуться…
        Я бегу вдаль из последних сил. Внезапно коридор расширяется, и я оказываюсь в огромной пещере с высокими сводами. Я шагаю внутрь и замираю от того, что вижу. Здесь много-много людей. Они гигантские. И все - будто мёртвые. Но я знаю, что они - живые. Они просто спят. И спят уже очень-очень долго. Не одну ночь. И даже не две. Они где-то гуляют, как и я сейчас. Здесь - только их тела. Они когда-нибудь нагуляются и вернутся.
        Заворожённая, я медленно ступаю меж ними, боясь нечаянно разбудить.
        - Алиса, вспомни: тебе надо найти выход, иначе ты уже никогда не вернёшься… - слышу я строгий мамин голос.
        Но я не хочу возвращаться. Загипнотизированная страшной силой магической пещеры, я продолжаю обходить тела спящих и рассматриваю их лица. И вот я нахожу свободный плоский камень. Я хочу спать, как они. Я не хочу возвращаться. Я ложусь на каменный стол.
        В пещеру медленно вползает Туман. Он заполняет пространство, окутывая всех спящих, плавно приближаясь ко мне. Я зеваю… Он всё ближе и ближе. Я хочу спать… Я устала…
        - Алиса… - с упрёком произносит мама.
        Внезапно раздаётся оглушительный грохот. Я просыпаюсь в ночи. Привыкаю к темноте и медленно перевожу взгляд на тот гвоздь, торчащий из стены, на котором висит икона… Висела - её нет… Гвоздь - по-прежнему на месте…
        И тут я понимаю, что в комнате кто-то есть. Этот кто-то смотрит на меня. Там, у окна. И совсем не мама. И не бабушка, и не дедушка…
        Я должна побороть страх. Я заставляю себя посмотреть на окно. На того, кто там. И поднимаю глаза.
        У окна стоит Человек в Чёрном. Он не призрак кого-то из уже уснувших навсегда - его тело плотное, будто живое. Он смотрит на меня. Молча.
        «КТО ОН?» - в ужасе думаю я, не в состоянии ни отвести от него взгляд, ни закрыть глаза, чтобы не видеть.
        Он продолжает смотреть на меня молча.
        «МАМА! КТО ЭТО? ЧТО ЕМУ ОТ МЕНЯ НУЖНО? Я НЕ ЗНАЮ ЕГО! ЗАЧЕМ ОН ПРИШЁЛ?»
        Но сейчас я не сплю. Поэтому я не слышу её голоса. И не нахожу ответа.
        Звонит будильник. Бабушка просыпается и идёт на кухню. Фигура Человека в Чёрном медленно растворяется.
        Зачем врачи вернули меня обратно тогда?.. Если бы я знала, что произойдет после, я бы не возвращалась…
        «Я плыла - далеко от… Всё быстрей, да туда, где… И ещё бы чуть-чуть, вот… Только кто-то: вернись-де… И как было б, когда б знать, что потом - всё - не как до: через год, схоронив мать, сиротой - да в чужой - дом. А затем и любовь - в боль, да ко дну - головой - вниз, и надежда - петлёй - в ноль, вот он - выбор - двух зол - из… И была же в ту ночь - вне… Но очнулась - к утру - в шесть… И зачем я тогда - не…? И за что я теперь - здесь?..»
        Теперь каждое утро начинается с вопроса бабушки:
        - Что тебе снилось сегодня, Алиса?
        А каждый вечер заканчивается паническим страхом ночи, которая открывает двери в сон, где я блуждаю в неизвестных пространствах и куда следом за мной всегда проникает Туман. К утру он постепенно поглощает всё и вся вокруг и тянется ко мне. Я знаю, однажды он доберётся и до меня. И та ночь уже никогда не закончится. Она будет длиться вечно. Потому что я уже не проснусь. Здесь.

* * *
        Лето 2012. Москва
        Уже несколько лет, с тех пор как я познакомилась с Раисой Ахметовной Мансуровой, мне проще видеть, медитируя, а не через сон. Пробраться в нужный сон сложнее. При медитации человек оказывается в состоянии полусна, когда Сознание дремлет, а дверь в Подсознание приоткрывается.
        Я решила воспользоваться этим способом снова, чтобы приоткрыть завесу будущего, вечером того дня, когда поздравила Воланда с Днём Победы.
        И вот я нахожусь далеко от Земли в чёрно-синем небе, как в планетарии. Земля - маленький шарик где-то справа внизу. Внезапно меня начинает засасывать в Чёрную Дыру. Я не могу сопротивляться.
        Астролог советовала мне в этом году уехать на день рождения куда подальше от Москвы, чтобы поменять неблагоприятное расположение планет, но я ещё не особо верила в Астрологию. Ну и что, что Планета - Управитель Дома Смерти попадает в собственный Дом Смерти?
        Я оказываюсь внутри узкого ущелья. Высоченные чёрные горы закрывают от меня «небо». Я стою в маленькой лодочке, напоминающей скорлупу грецкого ореха, без вёсел, и мои плечи почти касаются гор, зажавших меня с обеих сторон. Даже если бы вёсла имелись в наличии, я бы не смогла ими грести. Лодка медленно плывёт вдаль по ущелью. Пространство наполняет глубокий звук Вечности, тяжёлый, чёрный. И я понимаю, что скоро мне предстоит пройти через нечто ужасное, на что я не смогу повлиять.
        06-го июня, после очередного прямого эфира на ТВ, нехорошее предчувствие того, что вот-вот должно произойти, усиливается. Чтобы хоть как-то развеять свои опасения, я достаю китайскую «Книгу Перемен». Она никогда не обманывает, точно указывая на местонахождение человека в одном из шестидесяти четырех описанных ею вариантов пространства. Мне выпадает 29-я гексаграмма, одна из четырёх наихудших, «Пересечение двойной бездны», которая гласит: «В настоящее время для вашей жизни характерны потери и поражения. Единственное, что вы можете сделать, это сократить до возможного минимума число ударов судьбы. Двойная бездна. Войдёшь в пещеру в бездне. Несчастье. Придёшь или уйдёшь - будет бездна за бездной. Пусть и опасно, но всё же есть поддержка. Войдёшь в пещеру в бездне - не действуй».
        22-го июня я приглашена в качестве представителя СП на конференцию в Центр парламентаризма. Вечером звонит Рэй, один из знакомых магов, не вспоминавший обо мне уже достаточно долго, но проявляющийся в моей жизни исключительно в тяжёлые моменты. Я удивлена его звонком, поскольку в реальности никаких предпосылок для беспокойства нет.
        В половине двенадцатого ночи мне приходит странное письмо по мейлу от незнакомого мужчины из Геленджика, в котором ничего, кроме дат, нет. Он пишет, что у него день рождения четвертого апреля, а его жена умерла двадцать второго июня. Я не могу понять, кто он такой, зачем мне написал и почему написал именно это. Но я отвечаю нейтральной фразой, не удаляя автоматически появляющуюся подпись, в которой указан и мой мобильный телефон.
        Без пятнадцати полночь на мейл приходит очередная рассылка гороскопов на следующий день, которую обычно я удаляю, не читая. Но сегодня я заглядываю в прогноз, и в глаза мгновенно бросается: «Обратите внимание на якобы случайные совпадения цифр…»
        Полночь. Звонок на мобильный телефон - неизвестный из Геленджика. Он как зомби твердит одно и то же: его жена умерла 22-го июня, а у него 4-го апреля день рождения. Я ничего не могу понять. Он - сумасшедший. 22-е июня уже закончилось, а я жива. Выслушав незнакомца раз десять по кругу, я прошу прощения и говорю, что мне пора спать.
        Я понимаю, что у меня день рождения на один день позже, чем у него. Но моей голове не приходит мысль, что и 22 июня, соответственно, нужно сдвинуть на один день - на 23 июня, тогда элементарное математическое уравнение с одним неизвестным, решится мгновенно: 4 апреля относится к 22 июня так же, как 5 апреля к…
        Я снова беру в руки «Книгу Перемен». Но, несмотря на то, что прошло уже две недели с момента моего последнего заглядывания в неё, выпадает «Пересечение двойной бездны».
        Я захожу на сайт, где можно погадать по цитатам: «Иногда лучше не знать своего будущего, чем знать».
        23-го июня, вместо того чтобы отправиться в гости к крёстной на метро, я всё же решаю поехать на машине в Место Силы, туда, где у нас была дача, на Николину Гору, поплавать. Я включаю ноутбук, чтобы посмотреть пробки, но он сообщает, что не может загрузиться, издаёт на весь дом звук постоянно воющей сирены. Я выключаю его. Предчувствие чего-то неизбежного, что обязательно должно произойти, знакомое с детства, охватывает меня с ног до головы. Но я знаю, что страх нужно побеждать. И я шагаю ему навстречу.
        Тем более я ещё ничего не знаю о волшебном слове «Транзиты» и, соответственно, не удосуживаюсь прочтением трактовок Транзитного Плутона в оппозиции к Марсу, Транзитного Урана в квадратуре с Марсом и иных прочих фатальных для меня комбинаций небесных светил при Сатурне в VIII с Плутоном в XII.
        Я плаваю и радуюсь жизни. Звонит моя знакомая, Светлана, сообщая, что ей только что пришла от меня странная sms-ка - из сплошных символов, которую реально я не отправляла.
        Я выезжаю на МКАД около 19:20, и чувство неизбежности чего-то ужасного, что вот-вот произойдёт, одновременно с догоняющей сзади свинцовой тучей, заставляют меня, вместо привычного крайне-левого ряда, передвигаться в общем потоке по центру. Я наивно полагаю, что десятилетний опыт вождения является талисманом от всевозможных приключений на дороге. И не задумываюсь о том, что кто-то может внезапно въехать в меня на огромной скорости под углом девяносто градусов справа.
        После аварии в 19:30 на 53-м километре МКАДа домой я вернусь лишь около трёх ночи. С сотрясением мозга, повреждением зрительного нерва, наполовину пришитым, наполовину заштопанным правым ухом, сильным ушибом грудной клетки, отбитой левой почкой, вся в гематомах и ссадинах, хромая и совершенно не понимающая, каким образом я вообще осталась жива. Моя машина убита.
        Днём, еле-еле поднявшись с кровати, как и советовали накануне очевидцы произошедшего, я доползаю до церкви. Ставлю самую большую свечу Николаю Чудотворцу, заказываю ему молебен. Затем захожу в церковную лавку. Рассказываю про вчерашнее чудо.
        Внезапно одна из матушек, разглядевшая мои православные серебряные кольца с молитвами, произносит:
        - А вы не хотите посмотреть кольцо Святого Георгия Победоносца? Оно у нас в одном экземпляре…
        В понедельник, 25-го июня, мне приходит автоматическое уведомление от сайта поиска работы, о том, что Воланд смотрел моё резюме накануне, 24-го июня.
        Я не верю своим глазам… Я не говорила и не писала ему о произошедшем. Я размещу рассказ об аварии в дневнике на сайте гораздо позже… Неужели он почувствовал, что невидимый обычному глазу энергетический мостик между нами висит на волоске? Или какая-то часть в нём, в его Подсознании, о которой он совершенно не подозревает на уровне Сознания, испугалась, что он уже не успеет сыграть предписанной ему свыше роли в моей судьбе?
        КТО ТЫ?
        К какому такому значимому событию в моей жизни ты относишься? Что там, в этом сценарии, прописано, что меня не пускают заглянуть в него наперёд и не дают возможности повторно попасть в самый загадочный «венецианский» сон, чтобы понять: ты ли тот Человек в Чёрном, который хоронит меня, или нет?.. - задумываюсь я и не нахожу ответа.
        Он звонит через месяц.
        - Привет, Алиса…
        Я стёрла его номер из памяти телефона, но его Голос невозможно стереть, уничтожить, забыть… Я молчу… Зачем ты звонишь мне?.. Прочитал, наконец-то, что я написала про аварию в дневнике?..
        Он думает, что я его не узнала, и добавляет:
        - Это Воланд…
        Я улыбаюсь. Очень рада слышать. Соскучилась. Хочу увидеть тебя, рассказать всё то, что по фрагментам пытаюсь сложить в одну картину уже на протяжении нескольких лет, подарить - наконец-то! - икону Святого Георгия. Может быть, ты сам расскажешь при встрече, что вас обоих связывает?
        Я выхожу из здания СП и поворачиваю направо к ЦДЛ, чтобы нам не мешали говорить.
        Внезапно он спрашивает так же резко, цинично, быстро-быстро жонглируя словами, будто ножами, которые вот-вот вырвутся из его рук и вонзятся прямо в сердце - все сразу, одновременно:
        - Алис, мне срочно нужен рецепт приготовления нитроуретановых двухкомпонентных лаков…
        Я лишаюсь дара речи и останавливаюсь посреди дороги. А просто так позвонить слабо?
        - Ты не помнишь, да? - спрашивает он.
        Ты думаешь, что после сотрясения мозга у меня отшибло память? Зря надеешься. Я очень хорошо помню всё. Особенно то, что связано с тобой.
        - Помню, почему нет. Берём раствор лакового коллоксилина, смолы в смеси органических растворителей и полиизоцианат на основе мономерных диизоцианатов алифатической структуры. В пропорции сто к пяти. Жизнеспособность смеси - восемь часов при температуре двадцать градусов.
        - Понятно… А ты сейчас работаешь?
        - Куда деваться… Кушать-то хочется…
        Ты хочешь знать, насколько я уцелела? Я вышла на работу в понедельник. Сразу после тех ужасных выходных. Правда, выглядела я тогда…
        - Всё там же?
        Ты собираешься снова предложить мне поработать с тобой? Предложи, я заранее согласна.
        - Ввиду отсутствия других предложений, да… там же…
        - А я пока всё ещё здесь… живу…
        То есть там, в другом городе…
        - Ааа… - я не знаю, что ему сказать.
        Вернее, мне хочется спросить: «А ты не хочешь пригласить меня к себе, в тот город, где сейчас обитаешь? Особенно после того, что я пережила… Он как раз подходит для поправки здоровья…»
        - Ну ладно… Звони тогда, если что… - рявкает он.
        «Если что - это что?» - сразу же проносится у меня в голове, но я прощаюсь с ним. Зачем-то. Я опять ничего так и не сказала, в то время как «рюкзак кармы» за плечами сильно прибавил в весе.
        Я бросаю взгляд на серебряное кольцо со Святым Георгием, побеждающим дракона.
        КТО ТЫ?

* * *
        «Я помню голос и лицо… А в церкви - Тишина… «Купи Георгия кольцо!» - внушала мне Она. Он - где-то очень далеко, его как будто нет в моей судьбе… Но как легко звонит-рычит: «Привет!». Душа усеяна сполна крестами якорей, но снова в щёки бьёт волна его - чужих - морей. И кажется, что мы - в кольце, и бесконечен сон, улыбка грусти - на лице, неслышный - в сердце - стон. Как нити в Прошлое тонки, а дни - бегут ручьём… Его внезапные звонки - почти что ни о чём… А на кольце, моём кольце, - Георгий и Дракон, и я не знаю, в чьём лице является мне Он…»
        Глава 11
        Январь 1989. Москва
        Сны и явь сливаются воедино.
        Меня мучают кошмары, в которых я вижу смерть в образе Тумана, поглощающего всех, кто ещё здесь, рядом со мной. Я не хочу ничьих смертей. Но чувствую, как скоро умрёт мамина сестра, а за ней следом - все остальные. Теперь я панически боюсь своих снов, и, как следствие, боюсь засыпать, увидеть что-то, чего я категорически не хочу видеть. И моё Подсознание пытается защитить меня - посылает бессонницу - уже которую ночь до утра я сижу со включённым светом за письменным столом у окна.
        Но в квартире с наступлением темноты постоянно что-то происходит - самопроизвольно открываются двери, включается и выключается свет, льётся вода из-под крана, зажигается и выключается газовая плита, скрипят половицы старого паркета, падают со стен иконы, исчезают вещи, бьются зеркала…
        Я не знаю, что мне делать. Единственное желание сейчас - уснуть, как мама, очнуться Там и уже никогда не возвращаться обратно.
        Утро совсем скоро. Я сижу за письменным столом и пишу письмо маме с просьбой забрать меня к себе.
        Внезапно я слышу Голос.
        - Пойдём со мной, Алиса… Закрывай глаза, пойдём…
        - Мама? - я пытаюсь найти её глазами, но тщетно.
        - Иди за мной, Алиса, не бойся… - спокойно шепчет Голос где-то рядом.
        Я мгновенно оказываюсь в космосе, в чёрной пустоте, вернее, в окружении звёзд и планет. Как в планетарии. Земля - маленький шарик справа внизу. Никого А рядом нет.
        - Нет, Алиса, ты не одна. Я с тобой. Я привела тебя в это место, потому что здесь проще рассказывать о том, что ты, скорее всего, забудешь, когда вернёшься на Землю, но рано или поздно, обязательно вспомнишь…
        - Где мы?
        - На небе, разве ты не видишь? - смеётся Голос. - Во Вселенной. В том, что принадлежит Вечности. На крыше мира. Здесь находится невидимая Книга, в ней записано всё-всё-всё абсолютно про всех, кто когда-либо был, есть и будет.
        - И про меня?
        - Да, и про тебя… Эта Книга всегда открыта. И её можно почитать. Но не все имеют к ней доступ.
        - У меня нет доступа - я не вижу этой Книги. И не могу её читать.
        - Это не так, Алиса.
        Внезапно на фоне чёрного неба появляется огромная призрачная Книга. Её контуры, похоже, нарисовал сам господин Туман. Книга раскрывается, страницы медленно перелистываются у меня на глазах.
        - Алиса, ты побывала в состоянии смерти, когда Дверь в Этот Мир открывается.
        - В Мир Тумана?
        - Хорошо, давай называть его так… Ты вернулась, убедившись на собственном опыте, что Мир Тумана существует и в него можно попасть. Ты знаешь, что твоё земное тело - только домик. Ты видела его со стороны, когда вышла из него. И ты - это не сам домик, а ТЫ, временно поселившаяся в домике. Обычные дети попадают в Этот Мир во сне, будучи ещё совсем маленькими, но постепенно, взрослея, забывают, откуда пришли на Землю, начинают думать, что они и их тела - одно и то же. Дверь закрывается, люди старятся и лишь в момент смерти земного тела возвращаются сюда и вспоминают всё. Взрослые рассказывают детям сказки о том, что призраков не существует, а Мир Тумана нереален и является лишь плодом их воображения. Поэтому обычные дети в твоём возрасте не имеют ни собственного опыта, ни достоверной информации от взрослых. Они не верят в существование Двери между Мирами, и возможность попасть сюда и почитать Книгу у них - минимальна. Разница между обычными детьми и необычными заключается в том, что обычные считают:
        «Этого не может быть, потому что не может быть никогда на Земле», а необычные знают: «Нет ничего невозможного», потому что таков закон Мира Тумана, и он важнее законов Земли. Необычные дети вырастают и становятся Волшебниками. Проникая в Этот Мир, например, во сне, они могут видеть будущее и управлять им.
        - Я не умею.
        - Ты обязательно научишься.
        - А почему сон так похож на смерть?
        - Сон - это возвращение к себе. Ты покидаешь земной домик - тело, чтобы на время сна почувствовать себя настоящей, какой ты была, есть и будешь здесь. Когда человек умирает, оставляя тело, и люди говорят о его смерти, он возвращается в свой настоящий дом, становится собой. В этом смысле сон действительно похож на смерть. Разница между сном и смертью - лишь в том, что во время сна между тобой и телом сохраняется связь. Она похожа на тоненькую ниточку, по которой ты возвращаешься обратно. А в момент смерти земного домика ниточка рвётся. И возвращаться уже некуда.
        Но сон - это ещё и разговор с самим собой, с той твоей частью, которая пребывает в Мире Тумана и на Земле одновременно, читает Книгу, где всё написано и постоянно пишется дальше, поэтому твоё Второе «Я» знает гораздо больше тебя. Если ты во сне понимаешь, что спишь на Земле, а сама сейчас находишься в Мире Тумана, ты управляешь сном, обе твои части соединяются в единое целое, и ты можешь творить чудеса. Но если во сне ты не понимаешь, что спишь, твоё Второе «Я» рассказывает о чём-то, что для тебя важно, пытается с тобой поговорить. Оно показывает образы, картинки, которые ты должна понять, расшифровать. Многие люди ошибаются и неверно истолковывают увиденное. Но никакие сонники не помогут. Каждый человек должен изучить свой собственный язык общения со Вторым «Я», он - уникален. Второе «Я» всю жизнь оберегает человека и помогает не только во сне, но и наяву. Чаще прислушивайся к себе, потому что Второе «Я» - внутри тебя самой. Люди называют его голос интуицией, предчувствием, кому-то привычней представлять его Хранителем. Он будет посылать тебе различные знаки в виде случайно, на первый взгляд,
попавших в руки земных книг, в которых есть нужная информация, сталкивая с важными для тебя людьми или как-то иначе. Ты должна быть очень внимательна к «случайностям».
        - А можно побывать в Мире Тумана во сне с кем-то из тех, кто ещё живёт?
        - Однажды у тебя это получится с французской бабушкой. Вы не будете договариваться заранее, но окажетесь в одном и том же «сне» в одну и ту же ночь. Вы увидите друг друга и утром поделитесь впечатлениями о совместном путешествии. Самое же главное для тебя, Алиса, заключается в том, что ты можешь читать Книгу. В ней есть всё, что уже произошло. Прошлое записано ручкой. Вносить исправления в эту часть Книги практически невозможно. А то, что ещё не произошло, написано карандашом. И ты можешь научиться стирать ластиком то, чего не хочешь видеть в будущем, и переписывать события. Только ты должна помнить, что в будущем существует очень много вариантов развития одного и того же события. Поэтому, когда ты попадёшь на страницы Книги своего или чужого будущего, ты прочитаешь, скорее всего, лишь один из вариантов. Помни, что он не всегда является окончательным и в большинстве случаев ты можешь его изменить.
        - А варианты, которые не случились, но были возможны в прошлом, их можно посмотреть?
        - Да, но они выглядят совсем блёклыми, безжизненными.
        - Как устроен Этот Мир? Здесь живут только добрые существа?
        - Он намного сложнее, чем мир земной… В нём - множество этажей или уровней со своими обитателями. Как добрыми, так и злыми. Ты можешь попасть на один из нижних этажей. Это опасно. Когда ты приходишь сюда, помни, что ты спишь на Земле, гуляешь здесь, можешь влиять на события и вернуться на Землю в любой момент по собственному желанию. Тогда никакой призрак не причинит тебе зла.
        - Я не хочу возвращаться из сна. Я знаю, что есть такие люди, которые спят долго-долго, не одну ночь…
        - Это опасно, Алиса. Они находятся в летаргическом сне, блуждая в Мире Тумана. Возможно, они не хотят возвращаться, или хотят, но не могут - заблудились где-то, или их не пускают обратно по какой-то причине. Но каждый человек должен жить до тех пор, пока не пробьёт его час возвращения.
        - Так написано в Книге?
        - Это один из законов Мира Тумана. Есть люди, которые чувствуют, что им пора возвращаться. Будучи магами, они не ждут, когда тело заболеет и погибнет, а без какой-либо боли уходят во время очередного сна - засыпают на Земле и просыпаются здесь, после чего сердцебиение в земном теле прекращается. Врачи констатируют смерть во сне.
        - А как понять, сплю я на Земле или это происходит со мной наяву?
        - Ты должна почувствовать. Есть масса способов. Попробуй отыскать зеркало и посмотреться в него. Попробуй пройти сквозь стену, включить и выключить свет, изменяй предметы силой мысли. Попробуй отыскать своё земное тело, посмотри на него со стороны…
        - А на каком языке написана Книга? Как её всё-таки читать?
        - В Мире Тумана не существует никаких языков, кроме одного - языка мысли. Мы с тобой сейчас общаемся мысленно, а не путём произнесения слов. Задай Книге вопрос, и она ответит. Большинство людей видят образы или картины, как в кино. Чаще всего - во сне. Это картинки из Книги. Реже люди слышат ответ внутри себя. Ещё реже - человек ничего не видит, не слышит, но просто знает. Бывают люди, которые умеют получать ответ любым способом. Ты сейчас видишь сны.
        - А люди, которые не видят снов?
        - Все люди их видят, но не все сны запоминаются.
        - А почему я вижу только те сны, которые сбываются?
        - Потому что ты уже научилась отличать их от тех, которые не несут в себе никакого смысла. Ты не запоминаешь пустых снов, не обращаешь на них внимания. Постепенно ты научишься «знать» мгновенно и без снов. Хотя они всё равно будут приходить к тебе, но гораздо реже.
        - Знать без снов?
        - Ты можешь читать Книгу и днём, когда, например, устаёшь слушать учителя в школе, задумываешься о чём-то, погружаясь в собственные мысли, и не замечаешь происходящего вокруг. Или когда ты играешь на пианино едва уловимую Музыку из Мира Тумана, а не исполняешь земное произведение по нотам. Или когда к тебе приходят стихи. Они же сами приходят к тебе, Алиса, отсюда. В этот момент приоткрывается Дверь между Мирами. Ты находишься и здесь и там одновременно. И ты можешь видеть одновременно и земными глазами, и теми, которыми видишь во сне. Но Дверь мгновенно закрывается, например, как только учитель сделает тебе замечание и ты снова начнёшь вникать в то, что он говорит на уроке.
        - Всё, что ты сказала, очень сложно. Я плохо тебя понимаю.
        - Когда-нибудь ты поймёшь. И напишешь Свою Книгу. Для людей, которые ещё не всё вспомнили на Земле.
        - Мама, но ты же говорила, что я не должна больше ничего писать…
        - Алиса… Я - не твоя мама…
        - А кто ты?
        - Я - это ты…
        - Как это?
        - Я пришла к тебе сейчас из февраля 2009 года. Я - это ты через двадцать лет… Однажды, когда жизнь в очередной раз поставит тебя в сложную ситуацию и ты не будешь понимать, зачем всё ещё находишься на Земле, ты познакомишься с Учителем. На одном из уроков она попросит учеников вернуться в прошлое, в самый тяжёлый момент, чтобы поддержать самого себя там, в прошлом. Я знаю, как тяжело тебе сейчас. Твоя жизнь будет совсем не лёгкой, но ты продолжишь идти по Пути, предназначенному свыше, чтобы оставить на Земле свой след. Однажды ты поймёшь, какой именно. Ты - не Цветаева и не Ахматова… Но незримо они - всегда рядом. Они помогут тебе. И мама будет тобой гордиться. Вот увидишь…

* * *
        Октябрь 2012 - сентябрь 2013.
        Москва - Афон - Елабуга - Варна - Лондон
        «Пляшут в ночи шаманы, заговорив огонь… Осень зовёт в туманы - тянет ко мне ладонь. Кто-то шагает в ногу, кто-то выходит из… Листья взлетают к Богу, с клёна срываясь вниз. Время подходит к чаю. В прошлое нить тонка… Я по тебе скучаю, жду твоего звонка…»
        Он больше не звонил.
        После победы на передаче телеканала «Культура», куда я попала благодаря Евгению Борисовичу Рейну, ко мне обратился директор «АРТИСТТВ», и осенью мы снимаем двадцать передач из цикла «Новые лица современной литературы», где я выступаю в роли ведущей, а в январе 2013-го выйдет фильм обо мне, где я расскажу о пройденном Пути, начиная с того чёрного детства.
        В октябре 2012-го я уезжаю на полуостров Афон. Я была здесь лет десять назад проездом, а теперь живу на границе с православным одноимённым государством.
        Я захожу в небольшой магазинчик с иконами ручной работы, которые написаны афонскими монахами. Меня привлекает икона в дальнем углу. Я никогда не встречала подобной раньше. На ней изображена неизвестная мне святая с топориком в одной руке и с чёртом - в другой.
        - Это икона Святой Марины… Она написана монахом из скита Святой Анны…
        Мы едем на кораблике вдоль Афона, проплывая мимо различных монастырей. Экскурсовод рассказывает историю возникновения уникального православного государства. Я фотографирую Святую гору. Внезапно… одно из облаков над горой принимает вид иконы Святого Георгия Победоносца - на коне, с ярко выраженным копьём и поверженным драконом. Я не верю своим глазам. Да и у всех, кто увидит отснятую мной фотографию впоследствии, будет та же реакция.
        Я возвращаюсь в Москву. Мне дарят серебряную подвеску Святого Георгия с молитвой ему на обратной стороне.
        Через некоторое время ко мне в СП заходит один поэт. Он замечает книгу про Иную Реальность, берёт её в руки, читает фрагмент и восклицает:
        - А у меня дочь Алиса… Александра и Алиса - одно и то же. Вы знаете об этом?
        - Как это? - удивляюсь я.
        - Да так это, и всё… Вот царица была, Александра, так она ведь на самом деле - Алиса…
        Поэт долго рассказывает про взаимосвязь двух имён. Но я уже не слушаю его. Я понимаю, что нужно покопаться в Интернете на предмет истории Святого Георгия. Возможно, хоть что-то прояснится в загадочной цепочке знаков.
        Для начала я узнаю, какая именно Александра из нескольких одноимённых святых является моей покровительницей, что определяется датой рождения, - святая Александра Римская, и день моих именин - 6 мая. Эта дата отчётливо запомнилась мне, поскольку она же является днём Святого Георгия Победоносца.
        Далее я читаю про Святого Георгия:
        «Великомученик Георгий родился в Бейруте у подножия Ливанских гор. Поступив на военную службу и достигнув вскоре звания тысяченачальника, он сделался любимцем императора Диоклетиана. Диоклетиан вошёл в историю как один из самых жестоких гонителей христиан. Георгий явился к Диоклетиану и, объявив себя христианином, обличил его в жестокости и несправедливости. После безрезультатных уговоров отречься от Христа император приказал подвергнуть святого различным мучениям. Но тот мужественно переносил страдания с молитвой на устах. В конце концов Диоклетиан приказал отрубить Георгию голову. Произошло это в 303 году в Никомидии 23 апреля по старому стилю, или 06 мая по новому».
        И после - про Святую Александру Римскую:
        «Святая Александра, императрица, супруга императора Диоклетиана, была тайной христианкой. Видя твердость веры Георгия во время его мучений, упала к ногам великомученика и перед всеми объявила себя христианкой. Озлобленный Диоклетиан приговорил царицу к смерти. Святая Александра мужественно приняла приговор и кротко пошла на место казни, молитвенно обращая свой взор на небо. Утомившись по дороге, она попросила воинов позволить ей немного отдохнуть. Прислонившись к стене здания, она тихо скончалась. Память Святой Александры мученицы Римской (Никомидийской) празднуют одновременно с великомучеником Святым Георгием 06 мая (23 апреля по старому стилю)».
        Внезапно я слышу строки стихотворения. Я не понимаю, кто мне их диктует. Зачем диктует. Ничего этого нет и не предвидится. И в строках, и на внутреннем экране откуда ни возьмись возникает собака. Огромная…
        «Из нави в явь - туманный сон, лишь не разбить бы хрупкий шарик, внутри которого - я, он, мосты, Сан-Марковский фонарик, наш дом с камином, верный пёс… - всё то, что в мыслях рисовала, мне день рождественский принёс под звон хрустального бокала… Теперь мятежная душа с улыбкой детской и беспечной земное счастье не спеша смакует в жизни быстротечной… Шагать ей к Богу по воде, оставив миру дух сиротский… Мой прах развеется - там, где покоится Иосиф Бродский…»
        Волна панического страха накрывает меня с головой. Я совсем не собираюсь умирать. И даже эмигрировать.
        Воланд… Где ж тебя носит, чёрт подери! Почему я купила тогда икону Святого Георгия, а не любого другого святого? И когда наконец я смогу вручить её тебе???
        КТО ТЫ?
        На этот раз в новогоднюю ночь я уже не отправляю ему sms-ки. Но где-то около полуночи sms-ка приходит мне… От него…
        Ты наконец-то сохранил мой номер телефона?
        Почему, Алиса, ты не напишешь ему в ответ то, что хочешь сказать, а мгновенно, не раздумывая, отправляешь стандартное поздравление с Новым годом? Он же - не все. Он тебе нужен. Зачем-то. Он давно стал частью тебя. Почему ты постоянно откладываешь самые важные слова на потом? Чего ты боишься? Ты боишься потерять его? Но разве он тебе принадлежит? А как можно потерять то, чего у тебя нет?
        В январе 2013-го мне вручают именную статуэтку «Лучшее перо». Я побеждаю в конкурсе «Лучшие поэты и прозаики - 2012». Меня награждают Серебряным крестом за «Лучшую книгу года» и медалью «За доблестный труд» от Правительства Москвы.
        В феврале я побеждаю в конкурсе «Герой нашего времени» с книгой «Марина. Анна. Александра» и получаю орден Лермонтова. 23-го февраля, вымучивая «искусство вечно, а жизнь коротка», я всё-таки заставляю себя нажать на кнопку «Отправить», и моя sms-ка улетает Воланду.
        И остаётся без ответа.
        Я встречаю очередной день рождения в заснеженном апреле в Елабуге. Уже начиная разбираться в небесных светилах, я соглашаюсь с астрологом - меняю расположение планет на свой «новый» год, который наступает в день рождения, а не 1-го января, чтобы изменить очередную крайне неблагоприятную для меня ситуацию.
        «Ты разбилась в аварии в день рождения Анны Ахматовой. Она спасла тебя. Теперь тебе поможет Марина…»
        Сразу после Елабуги я улетаю в Лондон на международную книжную выставку руководителем писательской делегации от СП. Попадая на волшебную платформу «Девять и три четверти» накануне открытия выставки, я приобретаю магический артефакт - «изменялку времени и пространства». Я вращаю её обратно, на три года, чтобы заново встретиться с Воландом и завершить подвешенную в пространстве цепочку событий. Однако в результате в моей жизни почему-то внезапно проявляются незавершенные цепочки «более глубинной» давности. Наверное, я перестаралась во вращении времени вспять…
        С мая 2013-го меня активно зовут в жюри различных конкурсов. На День Победы я сижу в ЮЗАО с Татьяной Аксёновой, с которой через две недели мы сами будем «судимы» на финале конкурса «Король Поэтов». Летом я окажусь в составе жюри конкурса префектуры «Славянский родник», в августе - на фестивале в Варне «Россия - Болгария. Я люблю этот мир», в сентябре - в жюри ЗАО в Филях на творческом конкурсе по краеведению, а после - в жюри международных литконкурсов в Германии и на Украине…
        В мае же меня неожиданно объявляют финалисткой конкурса «Наследие» Императорского Дома Романовых. А чуть позже, 23-го мая, с подвеской Святого Георгия на шее, вопреки всему и вся, мне присваивают титул «Королева поэтов» как победителю турнира, последний раз проводимого в Серебряном веке. Тогда в нём выиграл Игорь Северянин.
        Я пишу друзьям и знакомым о неожиданной победе. И меня поздравляют - звонят или отвечают sms-ками… Все, кроме Воланда… Ему наплевать на тебя, Алиса, с большой колокольни. А ты до сих пор не можешь с этим смириться…
        В июне меня впервые приглашают выступить на радио, вещающем на пятьдесят (или даже больше) стран мира. Тогда же, в июне, в третий раз переиздаётся «Иная Реальность», выходит сборник старинных рассказов «Верите ли вы в призраков?» и девятитомник «Оставляя стихами следы…», где собраны почти все стихотворения из уцелевших…
        Лето, как и предвещал мой астрологический прогноз, я провожу невесело. Но, зависнув над огромной бездной, пишу повесть «Хранитель», посвящая её в том числе и Мужчине в Белом, которого одновременно прекрасно представляю и в образе Человека в Чёрном. Воланд ни разу не появляется на страницах повести реально, являясь при этом чуть ли не самым главным персонажем - моим Хранителем.
        Всё это время, летом, я постоянно о нём думаю, глядя на его фотографию, найденную в Интернете ещё давно, когда мы впервые познакомились. Нет, Алиса. Он, конечно, сто раз как о тебе забыл. У него своя жизнь. А у тебя - своя. «Венецианский» сон не имеет ни здравого смысла, ни какого-либо отношения к реальности. Вся эта история - плод твоей бурной фантазии, да и сам Воланд тебе просто снился. Ты когда-нибудь забудешь его. Так же, как и он - о тебе. У тебя - масса поклонников. И если уж и суждено Алисе быть похороненной в Венеции, на роль Человека в Чёрном теперь выстроится целая очередь из желающих…
        Летом же я углубляюсь в изучение небесных светил. Задним числом я расписываю расположение планет, несущих в себе те или иные события, в Домах гороскопа, отвечающих за определённые сферы жизни человека, по каждому прожитому мною на Земле году. И проверяю, насколько можно верить в подобную ерунду. Но «ерунда» оказывается намного серьёзней. Так, например, в самый чёрный период с апреля 1988-го по апрель 1989-го все планеты, кроме трёх, были расположены в Доме Смерти, а остальные - в Доме, который означает уход от реального мира. Я заново перечитываю свою Натальную карту: «В восьми из десяти случаев такой человек рано или поздно покончит с собой». И теперь я вижу, когда именно, и уже трижды, планеты располагались «самоубийственным» образом, и мне не нужно долго вспоминать события тех лет. Так, изучая постфактум собственную судьбу через призму небесных светил, я прихожу к выводу, что астрология, возможно, и не наука, но отнюдь не ерунда.
        В августе Ольга, я и ещё несколько человек направляемся в Болгарию в качестве организаторов международного литературного детского фестиваля от российской стороны.
        В один из вечеров мы сидим с ней в кафе, и она внезапно спрашивает:
        - Алис, а как там поживает ваш Дьявол?
        - Не знаю… - пожимаю плечами я.
        - Слушайте, а давайте мы ему позвоним!
        - Зачем? - только от одной мысли, что вдруг раздастся его Голос, меня бросает в дрожь.
        - Пригласим на ваш творческий вечер… Скажем: «Союз писателей приглашает вас, уважаемый Воланд Воландович, на вечер известной поэтессы - Королевы поэтов…»
        - У меня не намечается никакого вечера…
        - Нет, - воодушевлённо продолжает Ольга. - Лучше мы позвоним ему от министерства культуры…
        - Тогда уж лучше сразу от президента. Ради него, может, и явится…
        Весь сентябрь идут сплошные дожди. Абсолютно мистическим образом я записываю третий диск с песенками - «Город Дождей», пропев их с первого раза с листа - «как Бог на душу послал». Большинство из стихов, внезапно ставшие песнями, посвящены Воланду.
        Я хочу его увидеть. Зачем-то. Нет, ОН не может быть сном. И мне не стоит его бояться. Жаль, я не знаю даты его рождения, чтобы заглянуть в Натальную Карту и доказать самой себе, что мой страх ничем не обоснован. И, в очередной раз зажмуриваясь и шагая страху навстречу, я пишу в безответную пустоту sms-ку о том, что посвятила ему «Хранителя».
        Придумай что-нибудь… Пожалуйста… Воланд…
        Но мне становится ещё страшнее…
        В конце сентября я отправляюсь в гости на семинар к Раисе Ахметовне Мансуровой. Впервые я надеваю все свои ордена и медали, дарю ей только что изданного «Хранителя» и рассказываю семинаристам о том, как в феврале 2009 года после встречи с Р.А.М. меня внезапно подхватил стремительный Поток и унёс куда-то, где я совсем не ожидала оказаться. Раиса Ахметовна вспоминает, как мы познакомились, как я отправилась в Библиотеку Вселенной и встретила там поэтов Серебряного века, и как Марина произнесла на прощание: «Живи, Алиса! За нас за всех! Живи!»
        Уходя, я впервые не прошу Учителя сказать, что она про меня «видит».
        Мне страшно…
        «Здесь нынче небо звенит в угаре, «Кагор» из тучи багрово льётся… Поправ законы, станцуем в паре? Луна-колдунья пьяна от Солнца! Кем суждено мне в него влюбиться? Он в мышеловку приляжет сыром, чёрт-архитектор, стуча копытцем, малюет чёрным пространства дыры… В прямом эфире читает мышка, а бард весною - опять про осень… От Королевы осталась книжка на Патриарших… сегодня… в восемь…»
        Глава 12
        Январь 1989. Москва
        Я сижу за письменным столом у окна. Бросаю взгляд на часы - утро уже не за горами.
        За этот месяц я хорошо изучила все способы покончить с собой. Под мирное похрапывание дедушки и бабушки в комнате напротив я тихонько выхожу из своей и направляюсь в ванную. Я ищу бритву, чтобы вытащить из неё лезвие, но почему-то не нахожу. Возможно, бабушка предусмотрительно спрятала опасный предмет подальше от моих глаз. Я уже думаю, а не порезать ли себя кухонным ножом, как внезапно замечаю в зеркале отражение одиноко торчащего над дверным проёмом крючка.
        Я вспоминаю, что на нижней полке в шкафу хранится целый мешок разнообразных верёвок. Но для начала надо проверить, выдержит ли меня крючок. Я чуть-чуть подпрыгиваю и ухватываюсь за него рукой, повиснув на нём. Крючок срывается со стены и остаётся в руке. Жаль.
        Я возвращаюсь в комнату и сажусь за письменный стол у окна. Окно - самое доступное из возможного. Я пишу им что-то на прощание в тетради и замечаю, как Туман медленно окутывает меня своей пеленой.
        Я закрываю глаза и шагаю ему навстречу, но… не исчезаю, а иду куда-то вдаль. Долго-долго. Пока наконец не обнаруживаю себя на пороге неизвестного мне дома. Я знаю, что Туман здесь живёт. Это его дом, как, впрочем, и все другие дома в городе. Городе Тумана.
        Я захожу в подъезд, почти на ощупь поднимаюсь по лестнице на самый последний этаж и звоню в дверь. Я не вижу номера квартиры из-за туманной пелены, она здесь - повсюду. За дверью раздаются голоса: «Алиса пришла!»
        Дверь открывает папа:
        - Заходи, мы ждали тебя…
        Он проводит меня в туманную комнату к столу с белоснежной скатертью. Усаживает по центру напротив дедушки. Рядом со мной - мама. Папа - во главе стола спиной к входной двери. Я с трудом различаю тех, кто здесь собрался, потому что их очень много, и все они - в Тумане.
        Я рассматриваю стол: чистые тарелки - для салата, для супа, для горячего, бокалы для вина и стаканы для сока, вилки, ножи, ложки… «Даже десертная есть!» - размышляю я.
        В дверь снова звонят. Папа открывает, и на пороге появляется его мама - моя французская бабушка. Она здоровается с присутствующими, хлопает меня по плечу, обходя стол, и усаживается на отведённое ей место у окна.
        Все собрались. И неизвестное торжество начинается.
        Я вижу пустые салатницы, из которых мама раскладывает по тарелкам невидимую еду. Дед разливает невидимое вино по бокалам. Кто-то произносит тост, но я не разбираю слов. И все чокаются пустыми бокалами, а потом берут вилки в руки и начинают трапезу.
        Я поворачиваюсь к маме, что-то уплетающей из пустой тарелки, и с удивлением спрашиваю:
        - Мам… Но еды-то нет! Что вы здесь кушаете? Что вы пьёте?
        Мама улыбается. Присутствующие по-доброму смеются над моим вопросом.
        - В Мире Тумана всё иначе, Алиса… Мы ещё не привыкли не кушать и не пить… Мы делаем вид, что едим и пьём. Но в этом нет никакой необходимости, потому что у нас больше нет тел…
        Они продолжают о чём-то беседовать за столом. Те, кто здесь, но ещё живы, рассказывают тем, кто уже умер, последние новости. Мне становится скучно.
        - Алиса… Ступай домой… - шепчет мне мама, обнимая за плечи. - Ты можешь приходить к нам, когда захочешь… Ты уже знаешь дорогу… Мы с папой всегда рады видеть тебя у нас в гостях… Ступай… Тебе пора…
        Звонит телефон. Бабушка берёт трубку. Потом заходит ко мне в комнату и просит, чтобы я подошла.
        Я слышу взволнованный голос папиной мамы - моей французской бабушки.
        - Алиса… Ты жива? Слава Богу… Я только что проснулась и звоню, потому что я видела плохой сон. И тебя во сне…
        - Я тоже видела тебя там, ба…
        - Где?
        - За столом. В гостях у родителей. Ты сидела спиной к окну во главе длинного прямоугольного стола, напротив папы. Папа сидел спиной к двери.
        - Бог мой, Алиса! А ты - посередине стола напротив дедушки, рядом с мамой?
        - Да. Ты пришла после меня. Дверь тебе открыл папа.
        - А ты помнишь, что было на столе?
        - Конечно. Накрыт белой скатертью. Сервирован. Только еды не было.
        - А потом ты спросила: «Что вы едите, если еды нет?»
        - Да - Алиса… Сегодня воскресенье… Я хотела бы съездить с тобой в одно место, если ты не против.
        Мы встречаемся в метро. И выходим в город. Молча медленно идём куда-то. Потом поворачиваем направо. И останавливаемся у входа в костёл.
        - Зачем ты привела меня сюда? - отрешённо спрашиваю я.
        - Алиса, я хочу, чтобы ты жила… То, что с тобой происходит, рано или поздно погубит тебя… Ты - некрещёная. Твои родители тоже были некрещёными. Я - католичка. Это - самый главный костёл в Москве. Возможно, если ты покрестишься, что-то изменится. Ты перестанешь видеть такие сны. И то, что происходит у вас в квартире, прекратится. Я хочу, чтобы ты поговорила сейчас с падре. Только поговорила. А дальше - решай сама.
        Мрачные своды. Органная музыка. Гулкие шаги. Всё это ещё больше погружает меня в Мир Тумана. Здесь живут призраки. Как и в нашей квартире. Ничего не изменится. Всё - одно…
        Бабушка подходит к падре и что-то говорит ему на французском. Он кивает и обращается ко мне:
        - Как тебя зовут?
        - Алиса…
        - А сколько тебе лет?
        - Двенадцать…
        - Ты веришь в Бога?
        Падре, в длинной чёрной одежде, почему-то напоминает мне Человека в Чёрном, которого я видела у окна. Мне страшно… Что ему нужно от меня? Зачем он приходил?
        Я молчу. Если Бог и есть, то он злой. И ему на меня наплевать. Он забрал маму. И папу.
        Падре, не дождавшись ответа, что-то спрашивает снова.
        Я с трудом отвечаю на его вопросы. Зачем рассказывать правду? Разве он поймёт?
        Мы договариваемся, что я подумаю с неделю-другую, принимать католичество или нет. Мне всё равно. Это ничего не изменит. Ровным счётом ничего.
        Вечером звонит жена папиного двоюродного брата Андрея. Он служит в православном храме в Марьиной Роще.
        - Алиса, бабушка сказала, что вы были сегодня в костёле. Андрей может взять тебя с собой на службу в храм. Ты поговоришь с настоятелем. Но если ты не хочешь…
        - Хорошо… - отрешённым голосом произношу я и про себя добавляю: «Возите куда хотите… Это ничего не изменит… Бог забрал моих родителей… И отнимет всех остальных… Он не спасёт и меня… Потому что ЕГО НЕТ…»
        Я открываю окно. Слышу Музыку. Встаю на подоконник. Я должна была умереть тогда. Зачем они вернули меня обратно?
        Музыка звучит всё громче. Я смотрю в Небо. Через пару минут я шагну в него. К маме. Внезапно я чувствую, как за моей спиной открывается дверь в комнату. Оборачиваясь, я поскальзываюсь на заснеженном подоконнике, и правая рука стремительно летит вниз по раме. Там висит градусник, которым измеряют температуру на улице. На какое-то мгновение он задерживает моё падение и будто отталкивает тело назад в комнату, а сам падает вниз. Вместо меня.
        Бабушка неслышно подходит сзади:
        - Шестой этаж - слишком низко, Алиса…

* * *
        Октябрь 2013. Москва - Елабуга - Москва
        «Станцует пламя по кромке края, стирая память…»
        О чём я пишу? Кто-то снова диктует мне строчки стихотворения, которого я не понимаю. Кому я это пишу? Зачем?
        Уже полночь. Надо собирать вещи в Елабугу. Завтра, в день рождения мамы, я вылетаю к Марине Цветаевой. Везу официальную делегацию поэтов от СП на XI «Цветаевский костёр».
        Я была в Елабуге в свой день рождения, ровно полгода назад. Тогда мы договорились с директором мемориального комплекса о приезде нашей делегации в октябре.
        Я размещаю только что пришедшее стихотворение на своей страничке в Интернете, зачем-то распечатываю его и добавляю к произведениям, написанным мною Марине, а потом выключаю ноутбук.
        Надо не забыть взять с собой нечто, что можно подвесить завтра в Елабуге на Дерево Желаний. Я обещала отвести туда группу после размещения в гостинице. Моё желание достаточно примитивно - я хочу, чтобы Воланд появился в моей жизни снова.
        Я очень устала. Устала слагать паззл из фрагментов, разгадывая знаки. На протяжении трёх лет я пытаюсь вернуться в «венецианский» сон, чтобы разглядеть лицо Человека в Чёрном. Тщетно. У меня нет доступа. Я не могу этот сон переписать.
        Во что бы то ни стало нужно отдать Воланду икону Святого Георгия, которая живёт у меня дома несколько лет. Возможно, когда я передам её, что-то изменится. Незавершённая цепочка событий завершится, - сценарий, прописанный свыше, реализовать который не позволил мой собственный страх, проиграется так, как должно. Или я хотя бы избавлюсь от панического и совершенно необъяснимого страха этого человека. Я не знаю, зачем именно нужно, чтобы Воланд материализовался снова. Но я точно знаю, что его появление что-то изменит.
        Я подхожу к полкам с афонскими иконами. Ищу глазами Святого Георгия. И… понимаю, что икона… исчезла.
        «Как такое может быть? Куда она могла подеваться?» - размышляю я и обхожу квартиру в поисках иконы. Её нигде нет.
        Но времени в обрез - мне нужно собирать вещи. Я достаю из шкатулки дешёвенькое деревянное колечко, окрашенное в оранжевый цвет, и тонкую цепочку. Для Дерева Желаний. И упаковываю книги заочников для подачи на конкурс имени Цветаевой. С собой я беру только что вышедшего «Хранителя», поскольку часть событий книги непосредственно связана с Елабугой.
        В аэропорту мне на глаза дважды попадается серебряное православное кольцо с надписью: «ХРАНИТЕЛЬ», отлитое в необычной форме разворота книги. Вначале я думала поставить на лицо обложки именно такое изображение Хранителя, как на кольце, а потом всё-таки разместила свою картинку с зодиакальными часами. Я покупаю кольцо.
        В Нижнекамске нас встречает директор мемориального комплекса. Она вдруг произносит: «В этом году мы приняли решение, что открывать чтения и зажигать костёр будет один из вас, и это… Алиса… Вы не возражаете?»
        Все хлопают в ладоши. Я лишаюсь дара речи.
        Во время ужина в гостинице я отправляю знакомым sms-ку про оказанную мне честь. Один из поэтов, прочитавший ночью моё последнее стихотворение, отвечает: «Вот она - материализация вчерашнего стиха».
        Я достаю распечатку из сумки и показываю сидящей рядом за столиком Нине Поповой. Она прочитывает и восклицает:
        - Прямо мурашки по коже…
        После ужина я веду группу к Вечному огню. Рассказываю про Чёртову гору, виднеющуюся вдалеке, - одно из Мест Силы, куда мы поедем на экскурсию завтра. Предлагаю сказать «спасибо» нашему прошлому, виртуально сжечь в огне всё плохое и направиться прямиком к Дереву Желаний - запрограммировать светлое будущее.
        Мы выходим на маленькую освещённую улочку - местный «Старый Арбат». Бредём вдаль. И вот они - мостик и Дерево. Дерево Желаний расположено на очень «правильном» месте - коридор реки соединяет его с Церковью, чьи купола видны здесь даже ночью.
        Никого вокруг, кроме нас, нет, будто городок необитаем. Мы - группа взрослых - как дети залезаем на скамейку, вешаем свои талисманы, шумим, радуемся, фотографируемся по много-много раз то одни, то с кем-то, то так, то сяк. Все счастливы до поросячьего визга.
        Я мысленно прошу Марину материализовать Воланда. Присаживаюсь на скамейку. Откуда ни возьмись материализуется Кот. Он начинает урчать в моих объятьях.
        Ко мне подходит Нина:
        - Обернись! Прямо в кадре - ты с котом на скамейке и огромный замок за твоей спиной, смотри, что на нём написано!!!
        «Алиса + Марина», - читаю я, уже ничему не удивляясь.
        Мы с Ниной уходим от Дерева последними. Она предлагает мне посмотреть мужское имя, которое первым бросится в глаза. Ей лично всё время попадается «Максим». Я сдаюсь первой: нет здесь такого имени…
        Ранним утром нас забирают на экскурсию по цветаевским местам. После обеда мы заезжаем на Петропавловское кладбище, возлагаем цветы к памятнику и отправляемся на «костёр».
        Во дворике - столпотворение, ко мне подбегает директор, говорит, что ТВ уже давно ждёт меня на интервью, но тут же просит интервью отложить, чтобы мы смогли открыть фестиваль.
        Директор представляет меня, я рассказываю про то, как оказалась в Елабуге в апреле, про «Хранителя». Читаю стих, написанный Марине полгода назад.
        Мне передают огромную спичку, которую я зажигаю от свечи, и я обхожу костёр по часовой стрелке, поджигая бумагу. Магическое действо совершено… Костёр горит, и его пламя неистово пляшет неизвестный мне танец.
        Выходит девочка четырёх лет, читает стихи Цветаевой. ТВ забирает меня на интервью в кусты рябины. Нина тихонько следует за мной и фотографирует.
        Я отвечаю на вопросы, а сама параллельно думаю о незримой нити, которая связывает меня с Мариной. Её мама умерла в детстве, как и моя. Я могла бы эмигрировать в Прагу, где она жила некоторое время. Мы не раз говорили с ней в Библиотеке Вселенной во время медитаций на семинарах Мансуровой. Издатель в названии моей первой книги перечислил её, Ахматову и меня через запятую. Я победила в «Короле Поэтов», читая стихотворение, которое до этого принесло мне победу в конкурсе имени Цветаевой в номинации «Женский Космос». Чтобы я смогла пережить это лето, астролог направила меня встречать день рождения сюда, к ней, после чего я написала «Хранителя», где и в прологе, и в эпилоге, не говоря уже о содержании, неоднократно фигурирует Елабуга. Гороскоп самоубийцы. Афонская икона Святой Марины, которая держит Дьявола в одной руке, а топорик - в другой…
        В заключение интервью я читаю стихотворение, которое пришло ко мне накануне вылета, когда я ещё не знала, кто будет зажигать XI «Цветаевский костёр».
        Вечером мы сидим с соседкой по номеру в кафе, рассказываем друг другу мистические истории из жизни. Я говорю ей про Воланда. Про «венецианский сон». Про Святого Георгия. Она смеётся.
        - Карма… Но мне кажется, он хоронил тебя там в прошлой жизни… Чтобы он появился снова, можешь попробовать, когда вернёшься домой, одну очень простую вещь. Элементарно до безобразия. Но лично у меня всегда работает. И никак не связано с магией.
        На завтраке Нина сообщает, что вчера вечером на Дереве Желаний моего кольца уже не было. Впрочем, как и амулета ещё одной нашей коллеги по перу. Кто-то из присутствующих радостно восклицает:
        - Заказ принят к исполнению… Ура! Растворилось кольцо в коридоре пространств… Перешло в иное измерение…
        После очередных экскурсий мы обедаем в трактире Музея истории города. Экскурсовод - автор книги рассказов - подписывает всем свою книжку. Я прошу Наташу Осипову погадать мне по ней: сто одиннадцатая страница, одиннадцатая строчка сверху.
        - Алис, а это - название рассказа: «Прямая линия».
        Мне становится страшно. Почему-то сразу же приходит очень плохая ассоциация - остановка сердца. Когда на мониторе уже нет никаких колебаний… Спрашиваю остальных, но у них мысли исключительно светлые…
        Вечером перед выездом в аэропорт я уединяюсь в кафе, чтобы написать письмо Марине. Я знаю, что она меня слышит.
        Самолёт задерживают, но прилетаем практически без опоздания. У меня раскалывается голова.
        Я захожу в квартиру, включаю свет, прохожу на кухню и… Нет, этого не может быть! На кухонном столе прямо по центру рядом с ноутбуком стоит икона Святого Георгия… Та самая, которую я купила когда-то в Греции, чтобы подарить Ему, и которую я тщетно искала накануне отъезда в Елабугу.
        Я сплю… Да, я просто сплю…
        Я сажусь за кухонный стол и включаю ноутбук, чтобы посмотреть почту, постоянно поглядывая на икону Святого Георгия, стоящую справана столе. В почти невменяемом состоянии листаю пришедшие за эти три дня письма. И внезапно обнаруживаю автоматическое уведомление от одной из соцсетей, где я когда-то зарегистрировалась, но меня там нет: «Такой-то такой-то хочет добавить вас в друзья»…
        Я смотрю на письмо. На Его лицо на фотографии…
        Почему всего лишь это ровным счётом ничего не значащее письмо, отправленное даже не Им, а автоматической системой сайта, вызывает во мне приступ дикого страха и необъяснимого ужаса? И… одновременно притягивает, магически завораживает, гипнотизирует, настолько, что я не могу оторваться от его фотографии, от этого письма, от его имени и фамилии…
        Мне кажется, всё это уже происходило со мной когда-то… Дежавю…
        И внезапно меня пронзает странная мысль: если все заверяют, что сон про похороны в Венеции - моя прошлая жизнь, потому что похороны всегда показывают предыдущие, может быть… я уже умерла?
        Да-да! Я, наверное, уже умерла!!! Я вспоминаю сейчас то, что со мной произошло; видимо, какая-то часть памяти случайно стёрлась в момент смерти, и теперь я вытаскиваю отдельные фрагменты, имеющие к ней отношение, начиная почти с рождения, чтобы вспомнить всё… Вспомнить самое главное: как я умерла, отчего, почему, когда…
        Вспомнить Его, Человека в Чёрном…
        КТО ТЫ?
        «Вцепляясь сердцем в последний атом, душой распятой итожа смету, я вспыхну спичкой - гореть закатом, ждёт электричка, билетик - в Лету. Луна беспечно торопит вечер, доносит ветер плохие вести… Ты к горизонту шагнёшь навстречу, но всё - пустое, как бег на месте. Станцует пламя по кромке края, стирая память, - мне не знаком ты! - Не приближайся, с судьбой играя, - есть шанс свалиться за горизонты… Нагрянет полночь, ей повинуясь, проснутся звёзды, - спокойной ночи!.. Кто станет небом, с землёй целуясь, к ней возвращаться уже не хочет…»
        Глава 13
        5 апреля 1989. Москва
        Дверь в квартиру медленно открывается на моих глазах. Мама заходит в прихожую, кладёт сумку на тумбочку, бросает мне: «Привет, Алис…», снимает пальто, идёт в ванную, открывает кран, моет руки.
        Я стою у мамы за спиной и смотрю в зеркало, не находя в нём её отражения.
        - Мам, но ты же… умерла…
        - Да… - спокойно отвечает она.
        - Тогда… Зачем ты пришла сюда, ты же живёшь Там?
        Она закрывает кран. Вытирает руки о полотенце, поворачивается и с улыбкой произносит:
        - Я пришла за тобой… Подожди, мне надо здесь кое-что проверить. А потом мы пойдём…
        Она бесшумно проплывает в комнату к бабушке и вскоре возвращается.
        - Всё хорошо. Теперь я спокойна… Пойдём, Алиса…
        Мы бредём молча куда-то вдаль. Проходя по знакомым улицам. Но только в Тумане.
        Туман постепенно сгущается. И я уже не вижу, где мы. Я не спрашиваю, куда мы идём. Мне всё равно. Я рада, что она забрала меня к себе.
        Мы заходим в парк. Голые чёрные ветки деревьев проявляются сквозь пелену Тумана, но уже не пугают, как раньше. Я сажусь на качели, мама встаёт рядом и раскачивает их.
        - Ты теперь поёшь в церковном хоре, Алиса?
        - Да - Тебе нравится там?
        - Мне нравится здесь… Я хотела сказать тебе, мама…
        Я стала слышать Голос во сне…
        - И что он говорит тебе, Алиса?
        - Он рассказывает о том, как устроены миры. Тот, где живут люди, и тот, где живут призраки… Мы встречаемся на небе. Это место похоже на планетарий, куда ты водила меня. Там всё чёрное, я вижу отчётливо только звёзды и планеты. Остальное появляется очень призрачным, туманным. Голос рассказывает, а я вижу картинки. Как на экране в кино. Земля где-то внизу. Она похожа на шарик. Там, в небе, есть монахи. Огромного роста. Иногда я вижу их. Они ходят вокруг Земли. Они - её Хранители…
        - А что ещё ты там видела?
        - Книгу. Она очень большая! В неё постоянно что-то пишут. Про всё, что происходит. И есть люди, которые могут Книгу читать… Голос сказал, что я - тоже! Я могу задать ей любой вопрос и получить ответ. Но я пока ещё не пробовала… Потом я видела геометрические фигуры. Я брала их в руки и играла с ними, как с кубиками… Появлялись математические формулы, очень сложные. Я их не запоминаю. И когда просыпаюсь, не могу записать на бумаге… Вчера ночью мне показали странный цветок. Он состоял из пересекающихся окружностей. И они постоянно умножались. И цветок рос, рос, рос и становился огромным… Голос назвал его Цветком Жизни… Он сказал: когда я вырасту, то прочитаю на земле книжку, в которой будет написано про этот Цветок… Ещё Голос отводил меня в Пирамиду… Там я ложилась в каменный гроб по центру в пустой комнате, а потом летела через верхушку пирамиды в Небо… И я видела людей, которые жили давно-давно… И была в каком-то древнем храме… Там находился жрец… Он как будто узнал меня… А я испугалась и проснулась… Ещё мне часто снится вода… Я не могу выплыть наверх… Я всё время задыхаюсь… И тону… Голос
рассказывал мне, что есть живая и мёртвая вода. Как в сказке… И что вода несёт в себе много информации… Но мне всё время кажется, что однажды вода убьёт меня, мама…
        - Ты должна научиться изменять своё будущее через сон. Тогда вода перестанет пугать тебя…
        - Мама, а ты знаешь Человека в Чёрном, который приходит ко мне?
        - Какой человек, Алиса?
        - Он стоит в комнате у окна. И смотрит на меня. Я боюсь его. Я его не знаю… Кто он?
        - Человек в Чёрном - всего лишь твой страх… Ты должна научиться побеждать страх в себе. Иначе однажды он победит тебя… В следующий раз, когда Человек в Чёрном появится, шагни ему навстречу. И ничего не бойся. Вот увидишь, он обязательно исчезнет!
        - А ещё однажды я видела на небе большие призрачные часы. На них, как на обычных часах, тоже двенадцать цифр. Но они нарисованы смешными значками созвездий, о которых нам рассказывали в планетарии. В часах медленно вращаются планеты. Голос объяснял мне что-то про них, но я запомнила только про Плутона. Он отвечает за Мир Тумана. Голос сказал, что людей отправляют на Землю в определённое время на этих часах, но возвращаются все обратно по-разному, потому что время возвращения не предопределено. Его можно менять. Или выбирать самому. Я сказала Голосу, что хочу выбрать сама. И вернуться побыстрее. И ты пришла сегодня и забрала меня.
        - Нет, Алиса… Я пришла, чтобы побыть с тобой в эту ночь, потому что сегодня у тебя - день рождения… Ты должна жить… Тебе исполняется всего тринадцать лет.
        - Значит, утром ты опять бросишь меня и уйдёшь?
        - Я всегда буду рядом с тобой, даже когда ты не спишь… Но по утрам тебе нужно возвращаться домой. Здесь опасно находиться долго… Ты можешь заблудиться или просто задержаться и не успеть вернуться вовремя… Мир Тумана отнимает много энергии. У человека, который здесь долго находится, может не хватить сил, чтобы вернуться в тело.
        - Я не хочу возвращаться в тело…
        - Алиса… Запомни: если ты вернёшься на небо, не доделав что-то из того, что должна сделать на Земле, тебя снова отправят на Землю. И всё, что ты уже прожила, тебе придётся прожить заново. Так будет продолжаться до бесконечности, пока однажды ты не пройдёшь свой Путь от начала до конца… Лучше пережить боль один раз, чем переживать её постоянно, как в бесконечном кошмарном сне… Каждый раз, когда жизнь будет ставить тебя в тупик, и тебе покажется, что жить дальше невыносимо и незачем, и ты захочешь вернуться в небо сама - ты должна вспоминать то, что я сейчас сказала тебе. Таков один из законов Этого Мира.
        Мне становится очень грустно. Я представляю, как снова рождаюсь на Земле. И прокручиваю жизнь от рождения до текущего момента.
        - Значит, если я вернусь в Небо сейчас, меня отправят обратно на Землю, и повторится то, что уже произошло? И папа опять умрёт? И ты опять умрёшь тоже?
        - Да, Алиса…
        - И тебе опять будет так же больно?
        - Да… Ты должна принять то, что произошло. Ты не могла ничего изменить в прошлом. Прошлое не нужно менять. С ним надо научиться жить дальше. Но ты можешь менять будущее. И наяву, и во сне. У тебя практически всегда будет право выбора.
        Я всхлипываю… Мама обнимает меня:
        - Пора возвращаться… Тем более что дома тебя ждёт мой подарок…
        - Подарок? - удивлённо переспрашиваю я.
        Мама смотрит на меня с грустью:
        - Пойдём, я тебя провожу…
        Я просыпаюсь утром и тихонько всхлипываю… Звонит будильник. Бабушка заходит в комнату и садится рядом.
        - Я испекла тебе пирог… А мама просила передать тебе свой подарок…
        Я сажусь на кровати, не веря её словам.
        - Мама?!
        - Да… Она купила его ещё осенью… Перед смертью она сказала, что спрятала подарок в шкафу и чтобы я нашла его и подарила тебе сегодня… Когда мы достали её вещи из шкафа и сложили в пакеты, чтобы выбросить через сорок дней, я не нашла то, что мама хотела тебе подарить… Тогда она пришла ночью и долго искала эту вещь в пакетах среди своей одежды… И утром, когда я собирала разбросанные ею по комнате вещи…
        Я вспоминаю ту ночь…
        Бабушка протягивает мне что-то совсем небольшое…
        - Это мамино завещание… Её последнее слово тебе… Держи, Алиса…
        И я беру в руку… РУЧКУ… перьевую… с золотым пёрышком… И заливаюсь слезами. И слышу строчки. Их кто-то тихо шепчет мне. Кто-то внутри меня. И я подхожу к письменному столу у окна. Достаю тетрадку. И записываю их…

* * *
        13 октября 2013. Москва
        «Дописав и вычитав все книжки, прочитаю сложенный пасьянс: ты играешь с жизнью в кошки-мышки, жизнь со мной играет в декаданс, а вдали, где стонут ночью волны, вместе с прахом поглощая боль, ждёт свой час мой Незнакомец в Чёрном, чтоб сыграть предписанную роль…»
        Я звоню другу и прошу его встретиться со мной. Мне нужно с кем-то поговорить. Я устала. Устала складывать в единое целое отрывочные фрагменты, которые упорно сопротивляются.
        И вот мы сидим в кафе.
        - Вадим… Помоги мне…
        - Всегда пожалуйста… Ты о чём?
        - О том сне… Он мучает меня… Я видела его всего лишь раз в жизни… Но…
        - Но ты считаешь, что он сбудется?
        - Не знаю…
        - Для начала я бы на твоём месте всё-таки убедился, что сон про похороны в Венеции имеет почву для воплощения в реальность…
        - Согласна. Предпосылок - ноль. По крайней мере, на данный момент. Но… я как раз хочу тебе кое-что рассказать. Проанализировав положения небесных светил в различные годы собственной жизни, а также Натальную карту на момент рождения, я пришла к выводу, что планеты действительно связаны с реальными событиями. Так вот, в Натальной карте прописаны варианты смерти человека.
        - Интересненько… И что там у тебя получается?
        - Расположение основных планет, указывающих на смерть, говорит о самоубийстве. В восьми из десяти случаев такие люди уходят из жизни, накладывая на себя руки.
        - В восьми из десяти. Я желаю тебе оказаться девятой или десятой.
        - Спасибо… Но есть ещё несколько вариантов. Например, если посмотреть на Марс, он находится в XII Доме гороскопа: «Смерть в изоляции - не дома, не на родине, в эмиграции, без родных и близких рядом, в больнице, в тюрьме, в монастыре или в любом другом изолированном месте…» XII Дом также относится к сфере Мистики и Тайны.
        - Смерть не на родине. В изоляции. Окутанная тайной.
        - Или смерть при загадочных, мистических обстоятельствах. Если смотреть на знак зодиака Рака, в котором Марс при этом находится, то это - знак Воды.
        - Смерть на Воде.
        - На воде или от воды. Или от жидкости, например, яда или алкоголя. Вариантов много. Если смотреть на Марс с другой точки зрения, то Марс - планета агрессии. Марс в Раке - ещё один из показателей самоубийства, поскольку агрессию человек направляет на себя, а не вовне. Марс одновременно - планета хирургий и металла, означает вмешательство железного предмета в тело. Это может быть смерть на операционном столе или…
        - Или смерть от ножевого ранения. Или от пули в лоб…
        - Верно. Если это всё подытожить…
        - Смерть на Воде, в Изоляции…
        - Стоп!!! Изоляция!!! Боже мой! Как я не сообразила раньше! Ты знаешь, что по-итальянски «остров» - это «isola»?
        - Смерть на воде на чужеземном острове при мистических обстоятельствах??? Алиса, да тебе категорически противопоказана Венеция… Гадай потом: сама ты на тот свет отправилась или ножом тебя кто пырнул… Впрочем, не только Венеция, но и любые другие острова… Ух… Меня аж передёрнуло… Ладно… Допустим, сон про похороны в Венеции - это один из вариантов твоей смерти.
        - Тогда давай попробуем разложить всё по полочкам, чтобы хоть как-то систематизировать то, что происходило после сна.
        - Начинай, я весь внимание…
        - Этот сон приснился мне в феврале, три с половиной года назад. Во сне меня хоронит Человек в Чёрном. Я не вижу его лица. Как впрочем, и собственного тела в лодке. Но знаю, что меня везут сначала на противоположный остров, а затем куда-то левее. В июне на горном семинаре Мансуровой один из семинаристов, Саша, заставляет меня проговорить вслух образ мужчины, которого я хочу встретить. В конце августа мне снится некая сущность и отчетливо произносит, что тот мужчина, который вот-вот появится, нужен мне. На следующий день материализуется Мужчина в Белом.
        - И насколько он совпадает с тем запрограммированным тобою человеком?
        - Совпадает. Правда, поняла я это гораздо позднее… Более того… Как это ни покажется тебе странным, но… Тогда в июне 2010 года мы шутили, понимаешь? Мы играли… Обрисовывали ситуацию, которая на тот момент казалась мне вообще нереальной.
        - Например?
        - Например, Сашка тогда сказал: «Алиса, у тебя - море поклонников. Тебя по телевизору показывают. Ты за границу ездишь выступать…» Это звучало неправдоподобно и смешно! И на тот момент времени представлялось невозможным. Но всё, что мы тогда нарисовали, есть не что иное, как картина моей сегодняшней реальности…
        - Получается, что тот Мужчина в Белом материализовался раньше?
        - Материализовался. Но его в моей жизни нет. Он только появляется и исчезает.
        - Наверное, именно сейчас настало время для того, чтобы запрограммированный мужчина появился бесповоротно…
        - Поэтому-то мне и страшно. И я хочу всё понять… Он это или нет… Я его панически боюсь. Настолько, что…
        - Что ты всё время пятишься назад, как только необходимо зажмуриться и шагнуть ему навстречу…
        - Да… Вопрос: почему я его боюсь?
        - А он тебя случайно ничем не пугал? Пауками? Покойниками? Призраками? Чего ты там ещё боишься?
        - Вадик… Мне не смешно. Мне страшно. И этот страх разрушает меня изнутри. Страх всегда имеет какую-то реальную причину. Причину знает моё Подсознание. И оно всячески отталкивает меня от этого человека, защищая меня.
        - Значит, он - это НЕ ОН.
        - И тут возникает вопрос номер два: если ОН - это НЕ ОН, тогда почему меня к нему необъяснимо тянет, как магнитом. Я загипнотизирована его силой притяжения. И чем больше проходит времени, тем сильнее мне хочется быть рядом с ним.
        - Это химия…
        - Это АЛхимия, Вадик… Здесь скрыто нечто большее… Слишком много знаков… И в голову приходит лишь одна мысль: в моей судьбе должна быть - именно должна - некая ситуация, через которую необходимо пройти. И этот человек - действующее лицо в ней. Только ситуация сама по себе связана с чем-то тяжёлым, чего я панически боюсь на уровне Подсознания. Чем дольше я избегаю неизбежного, тем сильнее оно меня угнетает. Но рано или поздно оно всё равно произойдёт…
        - Логично. И?..
        - Это становится невыносимым. Я хочу разобраться во всём. Сейчас. Когда ещё возможно что-то изменить, скорректировать. Во-первых, связан ли Мужчина в Белом с «венецианским» сном? Если да, значит, всё просто - мне страшно, потому что каждое его появление автоматически приближает меня к собственной смерти.
        - Только чтобы убедиться, является ли Мужчина в Белом тем Человеком в Чёрном, тебе остаётся всего лишь дождаться своих собственных похорон.
        - Или оказаться в том же сне и заглянуть в лицо тому, в Чёрном.
        - Хорошо. Допустим, это - НЕ ОН. Тогда?
        - Тогда всё ещё сложнее. Потому что совершенно неясно, чего мне ожидать от Мужчины в Белом. И, опять же, возможно ли это изменить? Я не знаю… Может быть, если мы наконец-то пройдём через предписанную свыше ситуацию или я разберусь в головоломке самостоятельно, я смогу забыть его и отпустить. На данный момент я всё чаще о нём думаю.
        - Так что тебе, получается, глобально нужно узнать?
        - Он ли тот Человек в Чёрном - раз. Два - как, при каких обстоятельствах и когда я умерла в Венеции. Мама говорила, что прошлое изменить невозможно и не нужно. Но можно изменить будущее. Я не верю в то, что «венецианский» сон случаен. И если я смогу попасть в него заново и узнать обстоятельства своей смерти…
        - Возможно, тебе показали «венецианский» сон исключительно для того, чтобы ты победила силу притяжения к Мужчине в Белом? И держалась бы от него подальше? Иначе сон станет явью, а Он неизбежно превратится в Человека в Чёрном?
        - Тоже вариант… Но опять же - что тогда произойдёт, если…? И чтобы во всём разобраться, мне нужно проникнуть в тот сон… Но у меня получается залезать в любые другие сны. Или подключаться к другим файлам в Информационном поле. Но только не к этому.
        - Знаешь, о чём я вдруг подумал?.. Ты видела, что он тебя ХОРОНИТ… Но ты действительно не знаешь, как ты умерла… А не приходила в твою светлую голову мысль, что ОН тебя сначала УБИЛ, а потом уже хоронит? Ты же не видела, в каком состоянии там, в лодке, пребывает твоё тело?
        - Вадик!!! Что ты такое говоришь? Ты хочешь сказать, что Мужчина в Белом - МОЙ УБИЙЦА?!
        - А ты не считаешь это ЛОГИЧНЫМ? Если ты ПАНИЧЕСКИ его боишься?!
        Внезапно я вспоминаю, какая фраза рефреном крутилась в моей голове каждый раз, когда нас с ним сталкивали: «Он убьёт меня… Убьёт… Убьёт…»
        - Нет, Вадик… Этого не может быть… Я же - самоубийца…
        - Ты - та девятая или десятая самоубийца, которая всё-таки отошла от окна… Что совершенно не мешает тебе быть зарезанной ножом убийцы на острове в Венеции, в качестве смерти на воде. Тут тебе сразу совпадение нескольких трактовок в одной… К тому же… Противоположности - они же всегда притягиваются. Самоубийца жить не желает, а убийца жаждет отправить очередную жертву на Тот Свет. Жертва будет вечно и неосознанно блуждать в поисках своего Палача и однажды обязательно найдёт его, безошибочно вычислив среди сотен случайных встречных неизвестным ей самой способом, и не оставит его в покое до тех пор, пока тот не исполнит предписанной ему свыше роли.
        - Нет… - с ужасом произношу я, не веря или не желая верить этому.
        - Почему нет? Очень даже… как вариант… Он стопроцентно отпадает только в том случае: если у твоего Мужчины в Белом у самого гороскоп самоубийцы. Вы, конечно, могли бы прикончить друг друга одновременно, но ты же видела во сне, что ОН тебя хоронит… Кстати, он всегда предлагал тебе одну и ту же вакансию… И перед этим постоянно куда-то летал… Может, он - серийный маньяк?
        Берёт одну девочку-переводчицу на работу, потом летит с ней в Венецию, убивает её там, хоронит, возвращается, берёт следующую… И в конце концов однажды переезжает в другой город, чтобы следы замести… Тебе никогда не казалось это странным, Алиса?
        - Вадик… Ты ревнуешь меня… Что ты такое говоришь?
        - Я не ревную… Я просто считаю, что ОН тебя НЕдостоин… Он не любит тебя, и это очевидно… Ты посвящала ему и стихи, и целую повесть… А он за всё это время не предложил тебе и чашки кофе… Ты достойна любви, даже если бы и не написала ему ни одной строчки… Мне, между прочим, ты ничего не посвящала, а я тебя постоянно подкармливаю… Ладно, извини, я почти пошутил… Но почему ты не посмотришь Натальную карту своего «Убийцы»?
        - Я не знаю года его рождения… И только на днях, когда в очередной раз он вышел на меня через ту соцсеть, я узнала Дату.
        - Если гора не идёт к Магомету, то почему бы Магомету не пойти к горе?
        - О чём ты?
        - Сколько раз ты сталкивалась с этим человеком?
        - Одиннадцать.
        - Неполное число. Явно будет двенадцатый… А видела его сколько раз?
        - Три, кажется.
        - Ещё хуже… Он точно появится в двенадцатый раз. Но только если вы встретитесь в четвертый… «Четыре» - число, несущее в себе Смерть, по крайней мере в нумерологии… и в Китае… Возможно, в Венеции, конечно, «четыре» имеет какое-то другое значение… Но я сейчас не об этом… Ты сказала, что достаточно подробно описала его в июне 2010-го. И описание совпадает… Да и за одиннадцать «столкновений» ты его всего уже вдоль и поперёк просканировала… Ты прекрасно знаешь значение планет. И знаешь, что они означают в конкретных домах гороскопа, то есть в сферах жизни человека. Так?
        - Ну, так…И?
        - Ты знаешь дату его рождения. Тебе нужен год и время рождения. Но ты представляешь приблизительно, сколько ему реально лет - «от» и «до»?
        - Ну… приблизительно да.
        - Тогда ты сейчас, зная о нём то, что знаешь, предположи, какие планеты должны стоять у него в каких Домах. Пусть даже будет несколько вариантов. Например, если он тяготеет к служебным романам, значит, Венера - планета Любви - должна находиться в Доме Работы. Если у него всё хорошо с бизнесом, финансами, путешествиями за границу, той же работой, друзьями и связями, партнёрами, любовью, властью - карьерой, и, судя по всему, здоровьем, значит, Сатурн - планета, несущая ограничения, - никак не может оказаться у него в Домах, соответствующих этим сферам жизни. Таким образом, Сатурн, Алиса, у твоего Мужчины в Белом может присутствовать исключительно либо в I, либо в VIII, либо в XII Доме. Ну и так далее…
        - Хорошо, допустим, я распишу сейчас все возможные варианты… А дальше?
        - А дальше мы залезем в Интернет и начнём подставлять в астрологическую программку просчёта Натальной карты каждый из возможных годов его рождения и время.
        - А зачем, Вадик?
        - Чтобы сверить его Натальную карту с гороскопами УБИЙЦ. В криминалистике уже давно занимаются подобным анализом. Мы найдём данные в Интернете и просто сверим, Алиса, на всякий случай… Просто сверим… Стоит ли тебе БОЯТЬСЯ этого человека… Возможно, твой страх действительно не имеет под собой никаких оснований…

* * *
        Я возвращаюсь домой… Мне не хочется в это верить… Не может такого быть… Он - не убийца, нет… Он не убьёт меня… Я где-то ошиблась…
        Поздно вечером я залезаю в Интернет, чтобы ещё раз всё перепроверить. Пересчитать заново… Но прихожу к тому же результату:
        «Если в VIII Доме, Доме Смерти, находится много планет на момент рождения человека, перед вами - потенциальный убийца. Попадание Марса или Хирона в Дом Смерти может указывать на холодное оружие или расчленение, а Нептун - на отравление. Характерный знак убийцы - сильно акцентированный Плутон. Плутон, Владыка Смерти, в собственном - VIII Доме - Доме Смерти - сильнейшее положение Плутона. Все зависит от эволюционного уровня человека. В лучшем случае - это лидер массового движения (партии), способный взять бразды правления в свои руки во время социальных потрясений и кризисов; кризисный управляющий крупных компаний и банков, спасающий их от банкротства; последовательный и удачливый борец с мафией (не он боится мафию, а мафия боится его); крупный финансист, реаниматолог, исследователь смерти и других пограничных состояний… В худших вариантах - жестокий мафиозный главарь, организатор и руководитель банд и преступных сообществ; маньяк, серийный убийца (Джек-потрошитель); киллер с большим послужным списком, террорист (причем опять же, не рядовой, а организатор и главарь)…»
        Воланд… Главарь Тёмных Сил…
        Я закрываю глаза… Это неправда… Ты не убьёшь меня… Нет…
        Я включаю запись диска с мантрами, под которые мы медитируем на семинарах у Мансуровой. Я не могу проникнуть в свой сон, чтобы узнать правду. Но я могу попасть в состояние, аналогичное сну, и подключиться к Информационному полю…
        Что лучше: ужасный конец или ужас без конца?
        Мне страшно, да… Но я закрываю глаза и шагаю ему навстречу…

* * *
        «Помолись на прощание молча, в тёмной нише поставив свечу, - в окружении вражеских полчищ улыбнусь своему палачу! Жаль, несложный пасьянс мой не сложен, но сбылось предсказанье точь-в-точь - запоздалый побег невозможен из темницы судьбы в злую ночь… Впереди - сотни радостных жизней, пусть не дрогнет в сомненье рука, фейерверком на пальцы кровь брызнет, тяжко тело, душа же - легка! Не отнять всепрощения силы ни предателю, ни палачу, - все, кого на земле я любила, станут крыльями, милый, - взлечу!..»
        Эпилог
        Ночь с 13 на 14 октября 2013. Москва
        «Солнце в отпуск ушло, Солнцем станешь мне ты, Осень - вовсе не повод стучать в небеса. Подождёт эшафот - нам возложат цветы те, чьи здесь неизвестны пока голоса… Губы - тестом на ложь, годы учат любви, Осень - вовсе не повод спуститься на дно. Старых ран не тревожь, вопреки «се ля ви» перепишем сценарий - пусть снимут кино… Мы станцуем на бис - тротуары в тоске, Осень - повод взорвать тишину сонных масс. Улетим и без виз, на «Почётной доске» нашим лицам светить и светиться за нас… Параллельность дорог - плен иллюзий пути, Осень - повод задуматься о чудесах. Город прячется в смог, и уже без пяти от тебя до меня на астральных часах…»
        Музыка медленно погружает меня в состояние полусна, и я уже нахожусь и здесь и Там одновременно. Я осторожно ступаю на призрачную тонкую нить, натянутую над бездной. Слева и справа - высоченные чёрные горы. Кровавый закат Солнца. Солнца, которого уже не видно, - оно скрылось за горами где-то слева. Я иду к монастырю. Он находится на самой высокой горе. И единственный способ добраться до него - пройти над бездной по тоненькой нитке. Я поднимаю голову и вижу Его, идущего мне навстречу. Он - весь в Белом. Я - в чёрном длинном платье. Мы встречаемся над самым центром бездонной пропасти. Он протягивает мне руку. Я осторожно кладу на неё свою ладонь. И мы танцуем красивый, но совершенно неизвестный мне танец. На тоненькой ниточке. Над бездной. Когда музыка заканчивается, Он берёт меня на руки и несёт куда-то вдаль, за горы, на закат Солнца.
        Утро. Мы лежим на поляне в горах. Я - в чёрном. Он - в белом. И смотрим в небо. Мне спокойно и хорошо рядом с Ним, и я Его уже совсем не боюсь. Вокруг нас ходят монахи, поющие мантры.
        - Пойдём, я покажу тебе Тот монастырь? - предлагаю я, и Он соглашается.
        Мы заходим в монастырский сад. Впервые я оказалась здесь в феврале 2009 года. И с тех пор всегда возвращаюсь сюда, когда слушаю мантры.
        - Я жила в этом монастыре, пока писала «Книгу Знаний…» Здесь много старинных книг, - говорю я, беру Его за руку и провожу внутрь.
        Мы поворачиваем налево. В книгохранилище. Я достаю с полки «Иную Реальность» и улыбаюсь:
        - Видишь?
        Он тоже улыбается. И мы проходим в тайную комнату левее, за тёмный занавес. По центру комнаты откуда-то сверху, из центра Вселенной, льётся серебристый свет. Мы встаём под него. И на мне - уже белое платье. Двенадцать монахов обходят нас по часовой стрелке и поют мантры.
        Внезапно перед нами появляется раскрытая Книга. На левой странице вверху крупными буквами я вижу его имя и фамилию. На правой - свои.
        Появляется ручка. Мне нужно подписать сценарий справа на своей странице. А Ему - слева на своей. Я подписываю. Он тоже.
        Монахи допевают последнее песнопение и исчезают.
        - Хочешь, я покажу тебе, как устроен Этот Мир?
        Он кивает. Я беру Его за руку, и мы поднимаемся вверх по серебристому Потоку и оказываемся в чёрной Вселенной с мерцающими звёздами и всевозможными планетами, которые кажутся совсем-совсем маленькими.
        Мы идём вдаль, я рассказываю Ему про Книгу, в которой записано всё-всё-всё и про всех.
        - Я не вижу её, - улыбается Он. - Где она?
        - Она здесь повсюду! - смеюсь я. - И ты можешь её читать!
        - А как читать?
        - Напиши мысленно свой вопрос прямо в Небе, и тут же появится ответ. А можешь задать вопрос молча и услышишь ответ внутри себя…
        Мы идём дальше. Я показываю ему огромных монахов - Хранителей Земли. И Зодиакальные Часы, нарисованные призрачной туманной дымкой, в которых медленно-медленно вращаются планеты.
        Где-то вдали появляются очертания моего небесного домика. И вот мы заходим внутрь. Я - первая, Он - следом. Он оглядывается по сторонам. Я веду его в Библиотеку Вселенной.
        В одном из книжных стеллажей я нахожу свои книги и показываю Ему. Он улыбается. Потом я предлагаю Ему выбрать наугад любую книгу из Библиотеки. И Он направляется в дальний угол зала, туда, где когда-то, в феврале 2009-го, забравшись на стремянку, я вытащила с самой верхней полки книгу с названием: «СЛОВО». Он достаёт книгу с полки по центру. И протягивает её мне. На ней написано: «MBI».
        И мы начинаем листать книгу. Вместе. Медленно. И понимаем, что это - сказка. Мы не можем прочитать текст - со страниц книги льётся ослепительный солнечный свет.
        Он берёт меня за руку, и мы делаем шаг внутрь книги и исчезаем в ней.

* * *
        Вечер. Мы возвращаемся в монастырь на горе. Монахи накрывают призрачный стол. И вот издалека появляются столь же призрачные фигуры. Я вижу родителей и многомного других неизвестных мне лиц. Родители подходят к нам и здороваются. Я же внезапно замечаю Марину и шагаю навстречу.
        Она произносит: «Он нужен тебе…» - и садится за стол, за которым уже собрались все-все-все.
        Трапеза длится долго-долго, пока не наступает ночь.
        Монахи разжигают костёр. Их по-прежнему двенадцать. И вот я - в белом платье - танцую по центру. Они обходят меня по кругу, поют что-то и бьют в ритуальные барабаны. Потом я приглашаю Его потанцевать со мной. И мы танцуем вдвоём. А после к нам присоединяются мама с папой и постепенно все остальные.
        Мне так спокойно и хорошо от осознания того, что Он - рядом. И я уже совсем его не боюсь.

* * *
        Музыка меняется. Она становится тяжёлой. Мне страшно. Я иду по узкой кромке кусочка земли в миллиметре от бездонной пропасти. Слева - горы, справа - бездна. Я - в чёрном платье. Мне очень трудно идти. А земли, где можно присесть и отдышаться, ещё даже не видно. И мне кажется, я уже никогда не выберусь из этого страшного места. Наконец-то я ступаю на землю. Бездна остаётся позади. Но силы оставляют меня. Я падаю навзничь и смотрю в чёрное небо над головой.
        Внезапно вдалеке раздаётся собачий лай. С трудом отрывая голову от земли, я вижу огромную собаку. Она несётся прямо на меня с бешеной скоростью, лая так громко, что небо содрогается. И несколько звёзд срываются и падают вниз.
        Мне страшно. Собака стремительно приближается и вот-вот набросится. Она растерзает меня на части. Но у меня нет сил, чтобы встать… Я смотрю со стороны на своё тело, неподвижно распластанное на земле, в чёрном платье. Собака прыгает на него и… Я зажмуриваюсь… Лай прекращается… Мне страшно… Но я должна посмотреть правде в глаза. И… я вижу, как собака лижет моё лицо, шею. Она жалобно скулит и пытается носом приподнять мне голову. Она будто просит: «Вставай, Алиса, вставай, ну пожалуйста!!! Ну же… Вернись!!!»
        Я совершаю неимоверное усилие над собой и возвращаюсь в тело. Медленно открываю глаза. Собака виляет хвостом и будто улыбается. Она продолжает тыкать носом в мою шею, чтобы я подняла голову. Потом подталкивает меня в спину. Я сажусь. Издалека появляется странная призрачная повозка. Я забираюсь в неё. Собака прыгает ко мне. И нас куда-то увозят.

* * *
        Я стою совсем одна. В чёрном бездонном Небе. Вокруг - только далёкие призрачные звёзды. Я - в тёмно-синем длинном платье с чёрными оборками. Такие носили когда-то, возможно, в Серебряном веке. Звучит глубокий и леденящий душу звук Вечности. Долго-долго. Он проходит сквозь меня оглушающим потоком энергии. Мне страшно. И никого, совсем никого рядом. Только звёзды. Внезапно слева появляется чёрное существо. Оно берёт меня за руку. И я понимаю, что это - Плутон… Владыка Царства Мёртвых… Откуда-то издалека ко мне приближается Марина. Они медленно уводят меня вдаль… В чёрную бездну Неба… Навсегда…

* * *
        Я открываю глаза. Сколько сейчас времени? Я пробыла Там около трёх часов… Я пытаюсь расшифровать картинки, которые мне показали, связать их воедино. Но у меня совсем ничего не получается. Раскалывается голова. Мне плохо. И хочется уснуть. И долго-долго не просыпаться. И не видеть никаких снов, погружаясь в абсолютное забытьё.
        Но перед тем как провалиться в сон, я беру в руки колоду Таро, мысленно прошу показать будущее и достаю три карты. Медленно переворачиваю их слева направо, одну за другой:
        «СМЕРТЬ», «СОЛНЦЕ», «ЛЮБОВЬ».
        Смерть Солнца из-за Любви? Или сначала Смерть, а после - Солнце и Любовь?
        Нет, я настолько устала, что уже не в состоянии что-либо понимать. Я подумаю об этом утром, когда проснусь.
        Всё, чего я сейчас хочу, - чтобы так и не сложенный мною паззл, в котором не хватает лишь нескольких фрагментов, наконец-то сложился. Я больше не могу ждать, иначе я сойду с ума…
        Зная, как он ненавидит, когда я пишу ему sms-ки, и понимая, что рано или поздно он убьёт меня за это, я наконец-то вымучиваю из себя те слова, которые уже давно хотела ему сказать. И нажимаю на кнопочку «Отправить», будто провоцируя его на убийство.

* * *
        «Я пишу снова Ваш, собираясь под вечер в дорогу. Я шагаю вперёд - тени Прошлого липнут к спине. Чья-то верность - к грехам, а моя - приводила вновь к Богу. Он сидел у ворот и грустил… явно - не обо мне… Я присела к нему; и мы долго о разном молчали, а потом он сказал: «Мне пора. Возвращайся и ты… Мир уходит во Тьму… Мне бы, Саша, все ваши печали… Силы Тьмы правят бал - я в саду поливаю цветы…» Вы не пишете мне, я для Вас - не причина для встречи… Слишком много забот, и никак не наступит Весна… Оттого ли во сне Бог привычно обнимет за плечи, что никто здесь не ждёт моего возвращенья из сна?»

* * *
        Раннее-раннее утро. Солнце только что взошло. Город ещё не проснулся. Толпы туристов не успели наводнить соборную площадь. Тихо-тихо. Едва слышны всплески волн у пристани.
        Мы подходим к воде. Здесь множество лодок и всего один лодочник, с которым Он договорился накануне. Лодочник молча приветствует Его кивком головы. Они шагают в лодку, та медленно отчаливает от берега.
        Море светло-зелёно-голубого цвета. Я люблю море. И этот Город-на-Воде - мой самый любимый город на свете.
        Вдали виднеются очертания островка с колокольней и собором. Остров Святого Георгия. В туманной дымке. Я никогда не была на том острове. Я знаю, что Он попросил лодочника сначала остановиться там, а потом они поплывут левее, в конечный пункт назначения.
        Лодка отплывает всё дальше и дальше.
        Молчаливый угрюмый лодочник и ОН. В Чёрном. С седыми, почти совершенно белыми волосами. Подобно скале, он стоит спиной ко мне в хвосте лодки и смотрит вдаль, на тот островок.
        Я отчего-то чувствую необычайную лёгкость. Освобождения. Ничего же почти и не изменилось. Разве что раньше я не умела ходить вот так по воде… И ещё - я почему-то совсем не понимаю, как я здесь оказалась… Какое сегодня число? Месяц? Год?.. Я хорошо помню, кто я, и всё, что было со мной когда-то. Но никак не могу вспомнить своё «вчера», «позавчера»… Что произошло? Почему они везут меня туда? Почему никого больше нет? И ничего больше нет - ни венков, ни цветов, только я и они… Мне, наверное, страшно всё это вспоминать…
        Сан-Марко уже далеко…
        Я следую за лодкой, за ними, за собственным телом… Мне интересно: они будут бросать его в воду, развеют по ветру или отвезут на кладбище? Оно там - в мешке, или в гробу, или прахом в урне? Мне, конечно же, всё равно, но просто любопытно…
        Я пытаюсь заглянуть внутрь лодки - тщетно… Возможно, мне страшно посмотреть на себя со стороны… Поэтому я смотрю на Него, Человека в Чёрном, с седыми, почти белыми, волосами. Мне так хочется Его обнять… По-земному… Руками… И я кричу изо всех сил:
        - Обернись! Пожалуйста! Посмотри же, я - здесь!!! Я люблю тебя!!!
        Но Он не слышит… Не слышит… Не слышит…
        Мы уже почти доплываем до того островка…
        И тут меня осеняет: БОЖЕ!!! ДА! ДА! ДА!!! ЭТО ЖЕ СОН!!! ТОТ САМЫЙ!!! НАКОНЕЦ-ТО!!! Я ПОПАЛА В НЕГО СНОВА!!!
        Я облегчённо вздыхаю. Теперь я обязательно досмотрю его до конца! Я должна понять, что же произошло…
        Я смотрю на Него, Человека в Чёрном. Мне страшно заглянуть ему в лицо - КТО ОН? Но… я должна победить в себе страх, иначе мы так и будем ходить по кругу. И я делаю несколько шагов по воде, опережая лодку, оказываясь прямо напротив него.
        - Это ТЫ!!! - радостно восклицаю я. - Я знала, знала, что это - ТЫ!!! ТЫ!!! ТЫ!!!
        Я неистово обнимаю и целую его. Да, это - ОН.
        - Пожалуйста, - прошу я, - скажи, как я умерла? Почему? Как это произошло?
        Он молчит. Он не слышит…
        Лодка уже подплывает к острову Святого Георгия. Внезапно раздаётся привычный звук моего мобильного телефона.
        Он достаёт его из левого кармана, одновременно оттуда же выскальзывает небольшой клочок белой бумаги, на котором чёрной ручкой написано по-итальянски:
        Socrem Venezia Onlus
        Canneregio п.5289
        30131 Venezia
        Я размышляю: что это за адрес? Но в этот момент слышу, как Он своим стальным голосом отвечает кому-то:
        - Она умерла… Два дня назад… Во сне… Сегодня похороны… Нет, не в Москве, в Венеции…
        Я хочу посмотреть, кто это мне звонил, но Он уже сбросил звонок. Я замечаю, что в верхнем правом углу телефона мигает значок разряженной батарейки.
        Но мне так легко и радостно! ВО СНЕ!!! Я УМЕРЛА ВО СНЕ!!!
        Я бросаюсь к нему на шею, целую и, обнимая, кричу:
        - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! ТЫ НЕ УБИВАЛ! НЕ УБИВАЛ МЕНЯ!!! ТЫ НЕ УБИЙЦА!!!
        Лодка причаливает к острову Святого Георгия. Туман медленно рассеивается.
        Теперь я могу проснуться. Мне больше нечего бояться… Я узнала всё, что должна была узнать…
        Одновременно, от распирающего душу счастья, во мне возникает непреодолимое желание поделиться «раскрытием истины» с Вадимом. Прямо сейчас, немедленно, не дожидаясь утра. Я мгновенно представляю себя в его комнате. И оказываюсь в ней.
        Он спит.
        - Вадик! Вадик!!! Где ты? - кричу я в пространство, взывая к его астральному телу.
        Он появляется в дверях и удивлённо смотрит на меня:
        - Алиса?
        - Вадик! - кричу я радостно, летая по комнате. - Я знаю, как я умерла!!! И ЭТО - ОН!!!
        Вадим садится на кровать рядом со своим физическим телом. Визуализирует призрачную сигарету и закуривает.
        - Он УБИЛ тебя?
        - Я УМЕРЛА ВО СНЕ!!!
        - И оно того стоило?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Какую цену ты заплатила за это знание…
        - О чём ты? - удивляюсь я, присаживаясь на кровати.
        - ТЫ УМЕРЛА, Алиса…
        - Да, ВО СНЕ… - соглашаюсь я. - И теперь всё будет хорошо… Я победила свой страх…
        - И как там, на Том Свете?
        - В смысле?
        - Как тебе сейчас? Что ты чувствуешь?
        - Как я могу тебе сказать, как там, на Том Свете, если я сейчас - на Этом?
        - Алиса, ты действительно не понимаешь, о чём я? - печально спрашивает Вадим, глядя на меня прямо в упор.
        - А о чём ты? - улыбаясь, переспрашиваю я.
        - Алиса… ТЫ УМЕРЛА. ДВА ДНЯ НАЗАД. В ВЕНЕЦИИ. СЕГОДНЯ - ТВОИ ПОХОРОНЫ.
        Я внезапно замираю.
        - Ты с ума сошёл? Что ты несёшь? Я сейчас - во сне. И ты - тоже спишь, - произношу я, кивая на его спящее тело.
        - Я - сплю, Алиса, да… А ты - НЕТ…
        - Как это «нет»?
        - Потому что ТЫ МЕРТВА.
        - Вадик, ты что, вчера, после нашего разговора, напился?
        - Да, вчера. Только не после нашего разговора… Вчера мы поминали тебя с Георгием и Борей… В подвале Центрального Дома Литераторов…
        Я ничего не понимаю.
        - Вадик… Что ты несёшь??? Вчера вечером мы с тобой встречались в кафе. И обсуждали мой «венецианский» сон. А потом смотрели Натальную карту Мужчины в Белом. И ты ещё доказывал, что он - мой убийца…
        Вадим тяжело вздыхает.
        - Алиса, какое сегодня число? Месяц? Год?
        - Сегодня - ночь с тринадцатого на четырнадцатое октября 2013 года! - уверенно и даже обиженно произношу я.
        - В коридоре у двери висит календарь…
        Я медленно проплываю к входной двери и… Я не верю своим глазам. Этого не может быть!!!
        - Вадик! - кричу я ему на ухо. - Ты разыгрываешь меня?
        Он смотрит на меня с неподдельной печалью.
        - Вчера звонила твоя Ольга, заказала у меня текст некролога в «Московский литератор»… На столе - включенный ноутбук. Я забыл его выключить ночью… Посмотри, на экране - страница на «Стихах. ру». Там уже размещено объявление о твоей смерти…
        Я подхожу к столу и читаю… Внезапно меня осеняет:
        - Я всё поняла!!! Ну и напугал же ты меня!!!
        - Что ты поняла?
        - Мы сейчас с тобой спим и видим один и тот же сон про будущее. Этого ещё не произошло в реальности, но мы оказались вместе в будущем. Подключились к этой дате… Уффф… Ну и ночка сегодня выдалась!!!
        Вадим вздыхает и после долгой паузы произносит:
        - Я соглашусь с тобой, если…
        - Если? - воодушевлённо повторяю я.
        - …если ты сейчас проснёшься и позвонишь мне. Телефон у меня включён. И я… с удовольствием проснусь от ТВОЕГО звонка…
        - ОК! - радостно соглашаюсь я и исчезаю из его комнаты.
        Я появляюсь в своей квартире. Светает. Я прохожу в спальню и бросаю взгляд на кровать…
        Мгновенно я оказываюсь в комнате Вадима.
        - ВАДИК!!! ГДЕ Я НОЧЕВАЛА СЕГОДНЯ???
        Он снова закуривает.
        - В Венеции…
        - НЕТ! НЕТ!!! НЕТ!!! Этого не может быть!!! Скажи мне, что это - НЕПРАВДА!!!
        - Это правда, Алиса… Я дорого заплатил бы за то, чтобы это оказалось неправдой…
        Я стреляю у него призрачную сигарету и закуриваю, присаживаясь рядом.
        - Как это произошло? - отрешённо спрашиваю я.
        - Ты поехала с ним в Венецию… Чтобы расставить все точки над «и» и победить свой страх. Ты хотела доказать себе самой, что сны обманчивы… Я предупреждал тебя… Но ты… Ты попросила звонить тебе каждый день по утрам и вечерам, чтобы проверять, всё ли у тебя в порядке. Позавчера, где-то в обед, к телефону подошёл ОН.
        - И сказал, что я… умерла во сне?
        - Да… И что похороны сегодня утром… А у меня просроченный загранпаспорт… Ты уверена, что умерла именно во сне?
        - Почему ты спрашиваешь?
        - А разве ОН мог признаться, что УБИЛ тебя?.. Ты видела своё тело, там, в лодке? В чём оно? В гробу, в мешке?
        - Нееет… Я так и не посмотрела! - восклицаю я, и меня обдаёт волной страха… - Я сейчас… Не просыпайся пока, подожди… Я мигом, туда и обратно…
        Я оказываюсь у своего тела… В лодке…
        ОН ждёт кого-то на берегу. У дверей собора Святого Георгия.
        Мне страшно посмотреть на себя саму… Но я должна победить свой страх… И…
        Я появляюсь в комнате Вадима.
        - В гробу… Под крышкой… Не вижу тела… - тяжело вздыхаю я.
        - Ты действительно не помнишь ничего, что было с тобой после тринадцатого октября 2013 года?
        - Не помню… Честно…
        Внезапно мне приходит на ум одна мысль:
        - Вадик, прости. Но я хочу знать правду. И помочь мне сейчас в состоянии только один человек из тех, кого я знаю. Это Нонна. Недаром же она победила в «Битве экстрасенсов» на «ТНТ».
        Я появляюсь в её квартире. Она уже проснулась и пьёт чай на кухне.
        - Нонн, привет… Только не бойся меня, пожалуйста… - тихонько произношу я, стоя у неё за спиной.
        Она оборачивается, не видит, но слышит:
        - Алиса???
        - Со мной приключилась странная история… Меня сейчас хоронят в Венеции… Возможно, меня там убили…
        - Тебя? УБИЛИ? В Венеции??? - восклицает она. - Нонна задумывается, а потом удивлённо говорит: - Тебя… ХОРОНЯТ… В Венеции… Бред какой-то! Ты же СПИШЬ!!!
        Я оцепеневаю.
        - Ты уверена?!
        - Конечно… Ты спишь! Я же чувствую, что ты - ЖИВАЯ. Тебя никто не убивал. У тебя целое тело… Без повреждений… И почему-то идёт информация, что тебя действительно сейчас похоронят… Бред!.. Ты можешь сама что-то вспомнить?
        Я пересказываю ей этот «бред» в том ракурсе, в котором вижу его я.
        - АЛИСА!!! ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СПИШЬ!!! Ты заснула два дня назад!!! НО если тебя сейчас ОТПОЮТ в Святом Георгии, ты уже НЕ СМОЖЕШЬ ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО!!!
        Я ничего не понимаю.
        - Алиса, срочно продиктуй мне номер его телефона. Я позвоню и всё объясню. Главное - успеть до отпевания!
        Я диктую номер. Она звонит. Его телефон отключён.
        - Нонн… Набери мой… Он отвечает на звонки.
        Она набирает. Он произносит:
        - Да…
        И в этот момент… раздаётся автоматический голос: «Извините, связь прервалась… Абонент временно недоступен…»
        - Телефон разрядился… - в бессилии шепчу я.
        Нонна как-то беспомощно смотрит на меня, но не видит - только слышит.
        Я мгновенно оказываюсь у собора Святого Георгия. Кто-то подходит к Нему и говорит, что двери в собор сейчас откроют, но они посоветовались и всё-таки приняли решение, что отпевать меня не станут - я не католичка. Как бы то ни было, Он может помолиться за меня Святому Георгию.
        Я облегчённо вздыхаю и мысленно благодарю саму себя: «Какое счастье, что тогда, в двенадцать лет, я не выбрала католичество…»
        Я возвращаюсь к Нонне:
        - Ура!!! Меня отказались отпевать!!!
        - Слава богу! - облегчённо вздыхает она. - Теперь возвращайся в своё тело. И просыпайся…
        - В гробу??? - восклицаю я, приходя в ужас только от одной этой мысли.
        - Ну да… А что, есть варианты?
        Я оказываюсь у своего тела. Лодка медленно покачивается на воде. Я пытаюсь представить, что я - уже в теле. Но тщетно. У меня ничего не получается.
        Я возвращаюсь к Нонне и тяжело дышу у неё за спиной.
        - Алиса, это опять ТЫ???
        - Нонна… У меня… не получается…
        - Что значит «НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ»?!! - кричит она, вскакивая с кресла и поворачиваясь ко мне лицом. - А как у тебя это получалось на протяжении миллионов ночей ДО ЭТОГО??? Ты в первый раз, что ли, возвращаешься???
        Я тяжело вздыхаю. Я и сама не понимаю, почему НЕ могу вернуться.
        - Куда он тебя везёт? - спрашивает она. - На кладбище? Сколько туда ехать?
        Внезапно я вспоминаю про белый клочок бумаги, выскользнувший из его кармана.
        - Посмотри в Интернете: «Socrem Venezia Onlus, Canneregio n.5289, 30131 Venezia» - что это?
        Нонна набивает в поисковике. И попадает на италоязычный сайт.
        - Ты же у нас «итальянка», вот и читай! - произносит она чуть ли не в гневе.
        Я бегло просматриваю текст:
        - Крематорий…
        - ИДИОТКА!!! ОН ТЕБЯ СЕЙЧАС УБЬЁТ!!! СОЖЖЁТ ЗАЖИВО!!! - кричит Нонна.
        Я мгновенно оказываюсь у лодки.
        Он выходит из собора Святого Георгия. Садится в лодку. Та отчаливает влево. Я тщетно пытаюсь вернуться обратно. Будто что-то не пускает меня. Я бросаюсь к Нему и кричу:
        - ПОЖАЛУЙСТА!!! УСЛЫШЬ МЕНЯ!!! НЕ УБИВАЙ МЕНЯ! НЕТ! НЕТ!!! Я ЖИВА!!! ОСТАНОВИСЬ!!! ПОЖАЛУЙСТА!!! ТЫ ЖЕ НЕ УБИЙЦА!!!
        Но Он не слышит… Не слышит…
        Я заливаюсь слезами и опускаюсь на краешек лодки.
        Мы добираемся до… Из здания крематория выходит мужчина. Они говорят на английском. Гроб ставят на какую-то скамейку и снимают крышку.
        - Прощайтесь, - произносит мужчина и удаляется.
        Я стою рядом… Он молча смотрит на моё тело… Я не верю в то, что происходящее не является обычным сном… Кто-то касается моей руки. Я оборачиваюсь и вижу… маму.
        Её глаза полны слёз…
        - МАМА!!! - я бросаюсь в её объятья.
        Уже много-много лет она совсем не снилась мне… Как я рада её видеть! Сейчас! Здесь!!! Наконец-то мы встретились! И теперь мы навсегда будем вместе!!! НАВСЕГДА!!!
        Туман, уже было исчезнувший, медленно возвращается. Он окутывает всё вокруг. И я понимаю, что на этот раз останусь в его мире - Мире Тумана…
        - Алиса… - произносит мама с печалью. - У тебя ещё есть право выбора.
        - Нет, мама! Нет!
        - Ты можешь вернуться…
        - Но я… НЕ ХОЧУ ВОЗВРАЩАТЬСЯ, НЕ ХОЧУ!!! - внезапно для себя самой кричу я и понимаю, что именно это, моё собственное, подсознательное нежелание возвращения, не пускало меня обратно. - Мама… Я же оставила свой след на земле!!! Я могу теперь уйти!!! Быть свободной!!! И эта смерть во сне - такая лёгкая смерть… А ОН… Мама, я совсем не знаю, КТО ОН!!!… Мне страшно! Мне страшно, что будет, если я вернусь… Что будет дальше??? Я не знаю ЕГО! Он… Он убьёт меня!!!
        - Алиса… Пока у человека есть право выбора, его жизнь на Земле не закончена… Если ты сейчас решишь не возвращаться, он действительно УБЬЁТ тебя, вернее, не тебя - твоё ещё живое тело… Но только потому, что ЭТО ТЫ сейчас САМА СДЕЛАЕШЬ ИЗ НЕГО УБИЙЦУ… И тогда ты одновременно станешь САМОУБИЙЦЕЙ… Я очень хотела жить, Алиса… Помнишь ту ночь, когда мы пытались изменить прошлое, чтобы я вернулась? Но я ушла, чтобы ОСТАЛАСЬ ЖИТЬ ТЫ… Человек должен пройти свой Путь до конца, иначе его обязательно заставят заново родиться на Земле и пройти через все те же страдания и уроки, через которые он не прошёл… Так будет повторяться до бесконечности, как в кошмарном сне… Ты будешь ходить по кругу, пока однажды именно в этой ситуации не примешь единственно правильное решение… Тебе нужно переписать сценарий, Алиса… Раз и навсегда… Здесь и сейчас…
        Туман подступает всё ближе и ближе… Перед глазами быстро-быстро прокручивается вся моя жизнь, как в кино, начиная с рождения… Я заново переживаю всё, что пережила до настоящего момента…
        Внезапно я понимаю: то, что сейчас происходит, уже было со мной… Когда-то… В прошлой жизни… Меня уже хоронили в Венеции… ДА!!! Хоронили. И ведь говорили же мне, что во сне похороны показывают всегда предыдущие… Всё повторяется по кругу… Рождение - смерть - рождение - смерть… «В восьми из десяти случаев такие люди заканчивают жизнь самоубийством…» Какой раз подряд я живу на земле по ЭТОМУ сценарию? Второй? Восьмой? Или уже тот самый, девятый?
        Боже, какая длинная сегодня ночь… Как я устала от этого жуткого сна… И окончательно запуталась в нём… и во времени… и в пространстве… Какое сегодня число? Месяц? Год? Где я по-настоящему?
        Мои размышления прерывает ЕГО голос.
        - Закрывайте…
        Я стою между мамой и Им. Я их обоих люблю. Но мама любит меня, а Он…
        КТО ОН?
        Сейчас из Тумана появится чёрное существо… Его Величество Плутон - Владыка Царства Мёртвых… И Марина… Они возьмут меня за руки и уведут отсюда… В Вечность… Навсегда… И этот кошмарный и бесконечно длинный сон наконец-то закончится. И я проснусь… Где-то…
        Внезапно раздаётся оглушительный лай. Огромная собака выскакивает из Тумана и с бешеной скоростью несётся прямо на нас.
        Я с недоумением смотрю на маму, которая стоит слева. И на Него, стоящего справа.
        Собака набрасывается на моё неподвижно лежащее тело. Я зажмуриваюсь… Сейчас она растерзает его…
        - Алиса… - тихо шепчет мама. - У тебя больше нет времени думать… Ты должна принять своё решение сейчас…
        Лай прекращается…
        Я смотрю на себя со стороны. Собака лижет моё лицо, шею. Она пытается приподнять мне голову носом и жалобно скулит, будто просит:
        «Алиса, просыпайся! Ну же, вставай! Вставай!!!»
        А Он, загипнотизированный происходящим, смотрит на собаку и на меня, ничего не понимая.
        На мгновение мне кажется, что время остановилось.
        Мне страшно…
        Что будет со мной дальше, если я сейчас вернусь?.. Кто этот Человек в Чёрном? Я совсем не знаю его!!!
        КТО ОН???
        Мне страшно…
        И я слышу голос мамы, медленно удаляющейся от меня в Туман, её слова из далёкого детства, вечно звучащие во мне рефреном:
        - Алиса, самый лучший способ прогнать страх - шагнуть ему навстречу и убедиться на собственном опыте, что он - всего лишь плод твоего воображения. Ты должна победить свой страх, иначе однажды он победит тебя.
        Я зажмуриваюсь и…
        …шагаю…
        …навстречу…
        30.10.13
        Часть III
        Семь секунд
        Кто сделал ставки
        на некрологи?
        Скрижаль всё стерпит,
        Спешим, Маэстро!
        Мы перепишем
        все Эпилоги:
        Смертям - не время!
        Смертям - не место!
        Он прописался
        в Натальной карте…
        В глубинах знаков
        миры утонут…
        Глаза закрыты,
        стоим на старте…
        Свисток, Маэстро!
        В последний омут…
        Пролог
        23 июня 2012. 18:30. Библиотека Вселенной
        В одном из бесконечных залов с высоченными стеллажами книг различной степени призрачности - стол, накрытый белоснежной скатертью. На нём - столовое серебро, салфетки, пустые бокалы и пустые тарелки - ни еды, ни питья нет… Как, впрочем, и гостей - уже утром всем местным обитателям стало ясно: торжества сегодня не состоится…
        В самом тёмном углу зала в кресле-качалке сидит бледнолицый Мужчина аристократической внешности в чёрном одеянии с белым воротником. Его стеклянный взгляд обращён в глубь Мироздания, в его руках - книга, открытая на странице «Сатурн в VIII». Мужчина делает вид, что читает текст, хотя он уже давно знает его наизусть:
        «Положение в любом случае опасное. В лучшем случае после долгой и продолжительной болезни наконец наступает смерть как избавление от страданий. У людей, серьёзно занимающихся оккультными науками, вероятен долгожданный успех, являющийся результатом многолетних усилий и самопожертвования. В худшем случае - велика вероятность катастрофы со смертельным исходом или, что ещё хуже, ведущей к непоправимым увечьям или инвалидности. В такой год человек будет испытывать угнетённое состояние духа, появится ощущение бесплодности усилий и никчёмности существования, что может дать толчок к самоубийству…»
        Женщина с длинными волосами, собранными на затылке в пучок, похожая на монахиню, в чёрном строгом платье до пят, молча стоит у Окна в мир; в её прозрачных пальцах дымится призрачная сигарета.
        Женщина с короткими растрёпанными волосами в коротком платье цвета морской волны, магически усиливающем цвет её глаз, нервно вышагивает взад-вперед меж книжными стеллажами и периодически бросает взгляд на старинные часы, размещённые здесь, прямо по центру над порталом, много веков назад Хранителем Времени.
        Зеленоглазая разрушает загробную тишину:
        - Тридцать девять минут, и она будет здесь…
        - Тридцать восемь… - корректирует Монахиня, по-прежнему обращённая лицом к Окну в мир…
        За окном - свинцовая туча. Она накрывает Николину Гору и медленно ползёт в сторону Жуковки.
        - ДА ПРИДУМАЙТЕ ЖЕ ЧТО-НИБУДЬ!!! ЧТО ВЫ ОБА МОЛЧИТЕ??? - восклицает Зеленоглазая, останавливаясь в центре зала и ударяя кулаком по столу так, что один из бокалов взлетает и парит в воздухе до тех пор, пока не возвращается в своё исходное положение.
        - Всё, что было возможно придумать, придумано ещё вчера… Хранитель подослал Алисе того писателя из Геленджика, озвучившего достаточное количество раз именно сегодняшнюю дату… Её монетки перевернули в воздухе так, чтобы они упали на двадцать девятое пространство вариантов по трактовке «Книги Перемен»… И что в итоге? Сегодня утром Небесная Стража по решению Совета по вопросам Жизни и Смерти заточила её Хранителя в Темнице XII Дома до завтрашнего утра за очередные непричитающиеся в таких случаях подсказки… Что можем сделать мы, когда всё, даже самое невозможное, сделано? - печально произносит Мужчина, продолжая смотреть куда-то вовне.
        - НЕТ! НЕ ВСЁ!!! - рассерженно восклицает Зеленоглазая. - Потому что есть ещё целых тридцать восемь минут и множество вариантов в Пространстве!!!
        - Тридцать семь… - вздыхая, произносит Монахиня, - и всего один вариант - она явится к нам…
        Мужчина встаёт из-за стола и подходит к Окну в мир, его взгляд по-прежнему обращён вовне, но лёгкое прикосновение его руки к Монахине заставляет ту повернуться лицом к присутствующим.
        - Тридцать шесть…
        - Может, перекроем движение на Рублёвке?.. На полчаса… - тихим голосом предлагает Мужчина.
        - Это ни на что не повлияет, Саша… Она не сделает того, что должна была сделать ещё давным-давно и что может сделать только ОНА, но никак не мы… - холодно отвечает Монахиня и снова разворачивается лицом к Окну.
        Зеленоглазая бросает взгляд на часы над порталом и загадочно спрашивает:
        - Послушайте, а где находятся её собственные Часы?

* * *
        23 июня 2012. 18:31. Рублёво-Успенское шоссе
        Дорогу перекрывают прямо перед моим носом, и я послушно останавливаюсь. Свинцовая туча медленно спускается с горы…
        Я смотрю в боковое зеркало и мысленно не без грусти констатирую: «Туча… ты хочешь догнать меня…»
        Щёлкая переключателем радиостанций, я ищу что-то близкое… - себе? туче?.. - пока внезапно не замираю от звуков знакомой песенки из прошлого…
        Рэй, чёрный маг, появляющийся в моей жизни исключительно в самые тяжёлые моменты… Ты звонил мне вчера вечером, когда я возвращалась с конференции из Центра парламентаризма… Почему ты вдруг вспомнил меня, Рэй?.. Ты же что-то хотел сказать, но так и не сказал… Почему?..
        Потому что именно вчера мне выпала 29-я гексаграмма из пространства вариантов «Книги Перемен»? Одна из четырёх наихудших - «Пересечение двойной бездны»:
        «Войдёшь в пещеру в бездне. Несчастье. Придёшь или уйдёшь - будет бездна за бездной. Пусть и опасно, но всё же есть поддержка. Войдёшь в пещеру в бездне - не действуй».
        Или потому, что ты посмотрел на мои Часы Там и увидел Сатурн в VIII с Плутоном в XII? Но это же только в худшем случае означает смерть, Рэй… А у таких, как мы с тобой, возможно глубокое погружение в Иную Реальность и большие результаты в контактах с Тем миром, разве нет?
        Песенка, звучащая сейчас в моей машине по какому-то не определённому датчиком радио на неизвестной мне частоте, - транзит в прошлое… Я закрываю глаза…
        - Расскажи мне сказку…
        - О чём, Алиса?
        - Про Тот Город… Наш город… Тогда… Давно… Когда мы впервые оказались в этом мире…
        - Ты скучаешь по Атлантиде?.. Это был Город из красного, белого и чёрного камня. И стояла в поле высокая Тёмная Башня. В той Башне жил один Маг. Он был великим астрономом Атлантиды и самым настоящим волшебником. Он знал Слово, обозначающее таинственный Космический Огонь или Силу, которая могла мгновенно стереть в порошок целые города и даже разрушить весь мир…
        - Мне с детства снится Тот Город… Он - совсем другой, не как на Земле. Но он напоминает мне этот Город-на-Воде, где мы сейчас. Я чувствую что-то очень близкое и родное здесь, понимаешь? Меня тянет возвращаться сюда снова и снова… И та башня на Сан-Марко… с астрологическими часами…
        - Она напоминает тебе твою Тёмную Башню?
        - Она была очень высокой. Из камней. Один этаж Там - как два здесь. Или даже больше. Когда я возвращалась в Башню во снах, я сначала не могла понять, почему так. Потом осознала, что была тогда раза в два выше ростом, чем сейчас. И всё встало на свои места. В Башне висели гигантские Зодиакальные Часы. Они показывали астрологическое время. И я подолгу смотрела на них… А потом в тех снах всегда появляется Огромная Волна. Такая большая, что её даже невозможно себе вообразить в реальности. Всё погибает в ней. Я пытаюсь убежать, скрыться где-то, но воды так много, что я тону. Весь город тонет. Всё тонет. Никого не остаётся. Совсем никого. Совсем…
        - Всё это - уже в Прошлом, Алиса… У каждого из нас есть своя Тёмная Башня, но только тот, кто разрушит великую силу её притяжения, сможет стать по-настоящему счастливым… У тебя всё будет хорошо… Обязательно… Я тебе обещаю… Спи, малыш…
        Минутная стрелка достигает своего зенита…
        Библиотека тонет в тумане от дыма призрачных сигарет. Мужчина кашляет.
        - Отлично! Вы слышали? Её Часы запущены в Тёмной Башне! - восклицает Зеленоглазая. - И как только она окажется здесь, надо их остановить… И менять пространство!
        Монахиня печально смотрит в Окно на Алису, затем медленно переводит взгляд на Мужчину:
        - Через тридцать две минуты они остановятся сами… Нельзя останавливать… Можно только замедлить их ход… Максимально… Они отыграются на ней потом с коэффициентом в несколько лет, а не часов или минут… Если это «потом» для неё ещё актуально…
        Зеленоглазая женщина топает ногой о старинный паркетный пол и тоном, не терпящим каких-либо возражений, произносит:
        - Саша пойдёт в Башню, чтобы договориться с Хранителем Времени… Ты организуешь коридор в пространстве… А я встречу её здесь…
        - Сколько минут замедлять? - уточняет Мужчина уже в дверях.
        - Минут?.. - мрачно переспрашивает Зеленоглазая, подходя к Окну в мир.
        Движение на Рублёвке возобновилось. Машины неумолимо движутся к МКАДу.
        - На МКАДе - сто двадцать километров в час… - печально констатирует Монахиня.
        - Семь секунд… - пересчитывает Зеленоглазая, сканируя пространство.
        - Семь секунд, чтобы вспомнить всё?
        - Нет, семь секунд, чтобы вспомнить всё и переписать.
        - Это без вариантов… - вздыхает Монахиня.
        - Это шанс… - резко произносит Зеленоглазая, перекрашивая взглядом чёрный цвет платья Монахини в белый. - Или ты действительно хочешь, чтобы день твоего рождения стал датой её смерти?
        Монахиня оглядывает себя с ног до головы, но обратно в чёрный цвет платье не перерисовывает.
        Мужчина молча открывает дверь и выходит в пространство, позабыв от тяжести происходящего, что уже девяносто лет как ему вовсе не нужно её открывать…
        Глава 1
        23 июня 2012. 19:32. Москва. 53-й км МКАД
        Свинцовая туча выплывает следом за мной на МКАД. Очень душно. Но я еду с открытыми окнами, не включая кондиционер. Машин много, почти все движутся с одной и той же скоростью и на всех полосах, так что перестраиваться в привычный крайний левый, наверное, нет смысла. Или это какое-то странное предчувствие чего-то, что должно произойти? Инстинкт самосохранения, шепчущий на ухо: «Тише едешь - дальше будешь», останавливающий меня по центру - в чуждой мне третьей, но даже здесь, в плотном потоке, стрелка показывает «120», периодически снижаясь до «115» и тут же скользя обратно вверх…
        Мысли, одна за другой вылетающие пчёлами из гудящего улья Подсознания через приоткрытую звучащей музыкой перегородку, рисуют в моей голове печальные картинки мозаичной судьбы и в итоге приводят Сознание (или меня?) к риторическому вопросу: «Что я делаю здесь?»
        Я перевожу взгляд на правое сиденье, где рядом с сумкой лежит старенький томик стихов Александра Блока, зачитанный мною в детстве до дыр после смерти мамы… Почему сегодня, столько лет спустя, я взяла его с собой?..
        Но мысль прерывается внезапно: красное пятно металла справа в окне…
        …мгновенно…
        … перпендикулярно…
        БАХ!!!

* * *
        23 июня 2012. 19:32:01. Библиотека Вселенной
        Я открываю глаза. В туманной дымке различаю ряды высоченных книжных стеллажей. С трудом делаю несколько шагов - вдалеке знакомый зал - да, я уже бывала здесь когда-то на медитациях Раисы Ахметовны Мансуровой… Однажды она попросила нас попробовать добраться до Библиотеки Вселенной и найти там свою книгу… А сейчас… как я здесь оказалась? Я - на семинаре?
        Чувствуя, как раскалывается голова там, на Земле, я медленно плыву вдаль вдоль стеллажей…
        Внезапно кто-то хватает меня за руку:
        - АЛИСА!!!
        Я оборачиваюсь и вижу Зеленоглазую женщину в платье цвета морской волны. Я узнаю её и пытаюсь улыбнуться…
        Но она смотрит на меня с ужасом и почти кричит:
        - У ТЕБЯ НЕТ ВРЕМЕНИ!!! ТЫ ДОЛЖНА ВСПОМНИТЬ, ПОНИМАЕШЬ?
        Ужасно болит голова… Я ничего не понимаю… Как я здесь оказалась?.. Но совсем нет сил, чтобы думать; я начинаю проваливаться куда-то… в туман… Но женщина тормошит меня за плечи и не пускает возвращаться…
        - Что вспомнить? - с трудом концентрируясь, мысленно спрашиваю я.
        - Вспомнить всё!!!.. Почему ты сейчас здесь!.. Ты должна найти причину!!! Чтобы вернуться! Ты должна быть ТАМ, а не ЗДЕСЬ…
        «Причину?..» - у меня нет сил думать…
        - Алиса, мы не имеем права озвучивать тебе ПРИЧИНУ того, что с тобой происходит сейчас, потому что ты должна вспомнить САМА… Но мы очень хотим тебе помочь!!! Пожалуйста, ВСПОМНИ!!!
        «Что вспомнить?.. Что произошло?.. Что ей нужно от меня?» - Я хватаюсь призрачной рукой за одну из наименее призрачных книжных полок, но силы оставляют меня…
        В зале материализуется Мужчина в чёрных одеждах с белым воротником. Он мгновенно оказывается рядом и подхватывает моё тонкое тело, медленно опускающееся на старинный паркетный пол от бессилия. Его лицо - близко-близко… Знакомое лицо…
        - Алиса… Посмотри на меня… У тебя очень мало времени… Ну же… Вспомни!!!
        Я проваливаюсь в его стеклянные глаза…

* * *
        Октябрь 2006. Венеция
        Светит солнце… Мы с Рэем пьём кофе на Сан-Марко… Играют музыканты… Курлыкают голуби… Мы молчим… Он опускает свою ладонь на мою и гладит мои пальцы, пытаясь хоть как-то вернуть меня в реальность.
        - Всё будет хорошо… Давай прокатимся на лодке до старого моста?..
        Я молча киваю… Мы расплачиваемся за кофе и медленно идём вдаль…
        Как давно я молчу?.. Рэй не заставляет меня говорить и не мучает ни вопросами, ни советами, и я очень благодарна ему за это. Он хочет помочь мне пережить тот кошмар, в котором я оказалась и после чего перестала говорить… Я стала немой - ушла куда-то глубоко-глубоко внутрь себя… надолго… И когда кто-то звонит, я уже не подхожу к телефону, потому что даже если я подниму трубку, я всё равно буду молчать, не реагируя ни на что. Я не знаю, что говорить. И не хочу ничего говорить… К тому же там всё прослушивается. И этот мой телефон тоже… Поэтому Брат отправил меня пожить в Венецию - мой любимый город… Брат и Рэй - единственные два человека сегодня, кому я иногда, пересиливая себя, с большим трудом что-то, но всё-таки произношу вслух…
        Мы садимся в лодку… Она - чёрная… И красный искусственный цветок… Я показываю Рэю взглядом на траурное сочетание и зажмуриваюсь…
        «Бездонная в душе зияет пустота. Приснился мне на днях безжизненный рассвет… Склонившись над водой посереди моста, я знаю, что вернусь… туда, где места нет… Внезапный всплеск воды… Как пахнет смертью здесь…
        И никого вокруг - на мост шагнула Тьма. Она пришла за мной… Я жду благую весть… Но преданный мне друг… и враг мой - я сама… Туманно, сыро, мох… Боль ядом растеклась, и траурный наряд двух лодок на воде, и хрупкость красоты муранского стекла - всё предвещало мне: мосты, вода - к беде… Жизнь - узкий лабиринт… Бреду - мост за мостом… Сейчас бы умереть - исполнятся мечты… Какой красивый вид… Какой старинный дом… Последний мой приют - мосты - вода - мосты…»
        Рэй обнимает меня, я кладу голову на его плечо и утыкаюсь носом в шею, он покачивает меня как ребёнка, успокаивая: «Всё будет хорошо… Вот увидишь…»
        Мы выходим у старого моста. Светит солнце. Он берёт меня за руку и ведёт куда-то. Мы долго стоим на мосту. Потом заходим в какой-то магазин.
        - Давай купим тебе что-нибудь…
        Мне ничего не нужно, и Рэй это знает, но он хочет сделать мне приятное, и я молча киваю - кольцо мне и крестик с цепочкой ему…
        До ночи мы бродим по узким улочкам, теряясь в них. Рэй забирает у меня фотик, потому что я всё равно не буду им пользоваться, и периодически заставляет останавливаться то там, то здесь, почти на каждом мосту или у воды, и просит улыбнуться, чтобы сфотографировать… И снова наступает ночь…
        Я не могу заснуть… Возможно, потому что в последнее время мне снятся кошмарные сны и я боюсь засыпать… Я поворачиваюсь к Рэю лицом и провожу рукой по его щеке… Я всегда размышляла: кого он мне напоминает? И внезапно понимаю: он очень похож на Блока… Да, и внешне, и характером… Он - его копия… Разве что не пишет стихов…
        Рэй тяжело вздыхает и гладит меня по волосам:
        - Ты что-то хочешь сказать, Алиса?..
        И я заставляю себя произнести ответ вслух, при этом упираясь пальцем в его солнечное сплетение, чтобы сократить речь:
        - …Блок…
        - А ты - Анна или Любовь?
        Я показываю пальцем на себя и шепчу:
        - …умру… здесь…
        - Нет, Алиса, ты не умрёшь в Венеции… ты вернёшься домой… Засыпай, не бойся снов, я - рядом… Всё будет хорошо… Вот увидишь…
        Через Окно в мир в зал Библиотеки влетает Монахиня.
        Зеленоглазая бросается к ней:
        - Что там?
        - Боковое в девяносто градусов… Я перекинула её в другой коридор, где нет машин… Но ремень не сработал… Я держала её шею… Машину развернуло влево… Её тело отбросило между передними сиденьями назад… Очень сильный удар головой, затылком справа, - сотрясение мозга… Её правое ухо уцелело наполовину… Она потеряет много крови…
        - А подушки?
        - Пока нельзя - она ничего не увидит… К тому же я не удержала её очки - вылетели в окно… Как она тут?
        - Слишком далеко зашла в Прошлое… Она совсем не осознаёт того, что с ней сейчас происходит Там… - печально произносит Мужчина. - Я договорился с Хранителем Времени: каждую секунду он растянет ровно на час, но не больше, потому что этот час в итоге сократит её земную жизнь на год, а семь секунд, которые есть в распоряжении, - это целых семь лет…
        Я с трудом приоткрываю глаза и вижу перед собой призрачное мужское лицо, похожее на Рэя, которое постепенно проявляется всё отчётливей, и слышу отчаянный женский голос:
        - Как мы могли не подумать об этом!!! Смотрите: пространство вариантов её будущего в Скрижалях резко сократилось, сценарии обесточиваются и гаснут! Их надо срочно подпитать её собственной энергией!
        Зеленоглазая хватает меня за руку, заставляя подняться с пола, и мы летим куда-то вдоль стеллажей.
        Я ничего не понимаю… У меня почти совсем нет сил… Как я здесь оказалась?.. Что они со мной делают?.. Почему я не могу вернуться обратно?..
        У одного из стеллажей мы резко останавливаемся.
        - Алиса, это - твоя полка… Посмотри внимательно!
        Я вижу корешки уже изданных собственных книг. Они отчётливы - названия, цвета обложек… И ещё какие-то книги рядом… Призрачные… Совсем-совсем… Настолько, что я не могу разглядеть их названий.
        - Ты должна ВЕРНУТЬСЯ, Алиса! Чтобы дописать то, что здесь уже висит за тобой!!! Летим! У нас совсем нет времени!
        Я не понимаю, что происходит… Ужасно болит голова… Там, на Земле… Я почему-то вижу кровь на своём платье…
        - До свадьбы заживёт! - замечая мой вопросительный взгляд, бросает Зеленоглазая.
        Мы проходим сквозь дверь и оказываемся в чёрной бездне Вечности. У меня почти закончились силы и закрываются глаза. Женщина с безумной скоростью перелистывает страницы какой-то огромной призрачной книги, размером с многоэтажный дом, пока не доходит до нужной.
        - Прыгай в неё! Ну же, смелее!!! - приказным тоном произносит она и подталкивает меня внутрь.

* * *
        30 июня 2012. 19:30. Москва. Старый Арбат
        Я оказываюсь внутри…
        Рэй показывает мне огромные комнаты… Здесь почти всё чёрное - стены, мебель… Только пол шахматный - чёрно-белый… И потолок - белый… Я с интересом разглядываю квартиру - я никогда в ней раньше не была… Она похожа на дворец…
        - Как тебе? - спрашивает Рэй, улыбаясь.
        - Логово чёрного мага… - улыбаясь в ответ, произношу я.
        И снимаю туфли. На улице очень жарко. Я скольжу по полу босиком.
        Мы заходим в ванную мыть руки. Я смотрю на себя в зеркало и ничего не понимаю - что с моим правым ухом?.. Оно полностью залито зелёнкой настолько, что в каких-то местах выглядит чёрным, и всё - будто в заплатках, швах… Я дотрагиваюсь до него с ужасом, и оно отзывается болью… Я чуть ли не вскрикиваю…
        - До свадьбы заживёт, Алиса… Тебе же только вчера сняли швы… Не переживай… Разберёмся сейчас с твоим ухом…
        Ты будешь самой красивой невестой, поняла?.. - успокаивает Рэй и с улыбкой добавляет: - Только на свадьбу не забудь пригласить…
        - Пожалуйста, Рэй, не занимайся чёрной магией…
        - Пойдём на кухню… Я купил клубники… Магия сегодня будет исключительно белой… К тому же ты сама виновата - тебя предупредили накануне, тот человек из Геленджика… Сначала письменно - не поняла, потом устно… Прямым текстом сказали Свыше: «Сиди дома!»… И даже дату озвучили… Эх ты…
        Я вопросительно смотрю на Рэя и ничего не понимаю… О чём он говорит?.. Что было накануне?.. Как я здесь оказалась?.. Что произошло?.. Я ничего не помню… Провал в памяти… Какое сегодня число?..
        Я осторожно ступаю на шахматный пол, будто иду по минному полю, - боюсь сделать неверный шаг и провалиться… Мне тяжело идти… Я почему-то хромаю… А руки - в ссадинах… Я тщетно силюсь вспомнить, что было до того, как я вошла в квартиру. И мне страшно сказать об этом Рэю… О том, что я ничего не помню…
        Нет! Помню!
        - Рэй, я помню сон… как меня хоронят в Венеции…
        - Ты рассказывала мне, да… Так ты поняла, что там с тобой произошло, в Венеции?
        - Нет… - устало выдыхаю я.
        - Алиса, поверь мне, это случится ещё не скоро, у тебя есть время переписать сценарий…
        Рэй моет клубнику. Он знает, что я люблю её просто так - без молока, без сливок, но можно с сахарным песком, а он - наоборот, с молоком и без сахара. Поэтому он сначала кормит меня ею с руки и только потом заливает оставшуюся молоком и кушает сам.
        Рэй пытается меня развеселить и шутит. Но мне почему-то больно смеяться. Болит тело… Там, где рёбра… И спина… Каждый резкий вдох отзывается во мне болью… Почему?..
        Я сижу на широком подоконнике у окна во двор. Ветер заигрывает с моим воздушным платьем. И я замечаю огромные синяки на ногах… Мне становится страшно… Я пытаюсь понять, что всё-таки произошло, - тщетно.
        Рэй садится в кресло-качалку. И о чём-то думает.
        Мы долго молчим. Каждый - о своём…
        Потом он показывает взглядом, чтобы я села к нему на колени.
        Я усаживаюсь боком, поджав ноги, он обнимает меня и заставляет «улечься» больным правым ухом на его левое плечо, так, что мой нос утыкается ему в шею.
        Рэй включает телевизор. Я знаю, он ничего не собирается смотреть. Нужно наполнить пространство монотонным звуком - ввести меня в транс, чтобы поработать со мной. И он медленно раскачивает кресло, гладя меня по спине…
        Я проваливаюсь куда-то в туман… Периодически отрываюсь от его плеча и что-то шепчу Оттуда… Он смотрит мне прямо в глаза своим стеклянным взглядом, вернее - внутрь меня, куда-то в самую глубину, гипнотизируя снова и снова, нежно возвращает рукой мою голову на плечо и шепчет: «Тссс, спи, Алиса, спи… Тебе надо отдохнуть… И твоему ушку тоже… Завтра оно будет как новое… Вот увидишь… Ты будешь самой красивой невестой…»
        Через час я прихожу в себя. Он выключает телевизор. Мы подходим к двери.
        - Ты будешь жить долго и счастливо, Алиса, долго и счастливо…
        Он распахивает дверь передо мной, я шагаю в неё, и…

* * *
        23 июня 2012 г. 19:32:01. Где-то во Вселенной
        …и оказываюсь в чёрной бездне Вечности…
        «Боже мой, что происходит? Где я? Как я сюда попала? Что всё это значит?» - я пытаюсь сконцентрироваться, чтобы вспомнить хоть что-то, но всё перемешалось в голове, и я уже совсем ничего не понимаю.
        Я вижу расползающееся прямо на глазах кровавое пятно на своём платье…
        Зеленоглазая женщина мгновенно появляется передо мной, тут же хватает за руку и куда-то ведёт, но внезапно, откуда ни возьмись, на фоне иссиня-чёрной Пустоты появляются огромные призрачные Часы, и одна из трёх стрелок звучно перемещается на одно деление вправо…
        Невидимая Сила подхватывает и уносит меня прочь.
        Глава 2
        23 июня 2012. 19:32:02. Москва. 53-й км МКАД
        БАХ!!!
        23 июня 2012. 19:32:02. Библиотека Вселенной
        В Окне Библиотеки бесшумно появляется Монахиня.
        Женщина с зелёными глазами вопросительно оборачивается в её сторону, в то время как Мужчина пытается наполнить космической энергией почти безжизненный фантом Алисы, беспомощно распластанный в углу зала.
        - Второй удар головой… такой же сильный, как первый, теперь уже лицом, правой частью… я чуть-чуть сместила её голову, чтобы уцелел нос, но произошло повреждение зрительного нерва… Она перестанет адекватно видеть - картинка реальности пойдёт с искажением через сплошные зигзаги, как на тех бумажных картах, которые люди зовут столь неприятным мне словом «ЭКГ»… Следующая секунда опасна: машина застыла в метре от бетонного отбойника - полетит прямо в лоб… Пока вы будете здесь с Алисой, мне нужно вернуться Туда и привести её тело в исходное положение, чтобы, когда она очнётся Там, мгновенно смогла бы среагировать и развернуть машину хоть на чуть-чуть вправо… Иначе…
        «И развернуть машину хоть на чуть-чуть вправо… Иначе…» - доносится до меня откуда-то издалека женский голос…
        Я приоткрываю глаза, вглядываюсь в сосредоточенное лицо Мужчины в чёрных одеждах с белым воротником, склонившегося надо мной, и тихо произношу:
        - Рэй… Почему ты так странно одет?.. Что со мной?..
        - Алиса, - сочувственно произносит Мужчина, - я - тот, на кого так похож твой Рэй… Пожалуйста, помоги нам помочь тебе…
        - Помочь мне? - переспрашиваю я, ничего не понимая, но замечая, как всё шире расползается кровавое пятно на моём платье и как в Окне таинственно растворяется призрачная Монахиня…
        - Послушай… Тебе сейчас очень тяжело Там, на Земле… Но всё - в твоих руках… Ты знаешь, что ничего не происходит в жизни случайно… И то, что сейчас происходит с тобой, - лишь следствие, имеющее свою причину в прошлом…
        - Какую причину?
        Женщина с зелёными глазами подходит ко мне и берёт за Руку:
        - Мы знаем причину, но не имеем права тебе её сказать… Ты должна вспомнить сама. И устранить её… Она находится в твоём Подсознании… Но здесь ты имеешь доступ к Скрижалям Астрального Света… Ты можешь молниеносно перемещаться в пространстве, подключаясь к любым событиям уже свершившегося прошлого и вариантам возможного будущего… Вставай, пойдём… У тебя очень мало времени… Попытайся понять, почему ты находишься сейчас в состоянии между Тем и Этим мирами… Ты же хочешь вернуться на Землю?., домой?..
        Я ничего не понимаю… Я знаю, что моё земное тело сейчас чувствует безумную боль…
        Мужчина поднимает меня и ставит на ноги:
        - Алиса, тебе сложно вспомнить причину, потому что она связана с болью. Всё, что вызывает в нас боль, лежит на самом дне Подсознания. Мы всячески стараемся избегать подобных воспоминаний, но ты должна заставить себя найти свою причину, во что бы то ни стало…

* * *
        30 декабря 2006. Индия
        Я с трудом киваю головой.
        - Пойдём же, быстрее! Не теряй зря драгоценного времени!!! - произносит Зеленоглазая женщина, резко хватая меня за руку, и уже через мгновенье мы оказываемся с ней во Вселенной.
        Астролог-хиромант говорит со мной по-английски, достаточно медленно, очень стараясь, чтобы я поняла каждое слово и даже больше - то, что стоит за словами.
        - Твоё будущее прекрасно, если…
        - Если? - переспрашиваю я с тревогой.
        - Если однажды ты сможешь кардинально изменить пространство своей жизни…
        - А что именно?
        - Абсолютно всё… Сферу деятельности - работу, семью, дом, возможно, и страну проживания… Об этом говорят не только твои звёзды, Алиса, посмотри на линию судьбы на своей ладони… Видишь, их - целых три? Две из них начинаются в одной точке - в момент твоего рождения на Земле, но они обе - слишком короткие. Третья, длинная, означающая долгую жизнь и ведущая тебя к знаку звезды, начинается по центру, между двумя короткими, и совершенно не соприкасается с ними. Ты либо сможешь перескочить на неё, либо погибнешь…
        - И когда это произойдёт?
        - Лет через шесть-восемь… Суммарно на «переход», или выбор окончательного пути, тебе будет выделено ровно три года… Твой Юпитер попадает в зенит через девять лет, но он относится к «длинной» линии, соответственно, на этот момент ты либо будешь уже мертва, либо окажешься в кардинально иной системе жизненных координат.
        - А… как я умру?.. - с замиранием сердца спрашиваю я.
        - Внезапно…
        - Меня убьют или…?
        - Я знаю, что ты часто думала об этом… У тебя тяжёлая Натальная карта и перебор показателей самоубийства… Но никто не может сказать со стопроцентной точностью, как именно умрёт человек… Всё - исключительно в твоих руках… Да и со звёздами можно договориться… Возможно, ты умрёшь насильственной смертью. Это будет связано с вторжением металлического предмета в твоё тело… Например, ты погибнешь в авто - или авиакатастрофе. Или во время хирургической операции, под скальпелем…
        - Или выйду в окно?
        - При таких показателях обычно режут вены…
        - Слава богу, - обрадованно выдыхаю я, - это не мой случай… Единственный вариант, о котором я думала, - окно… Я никогда не порежу себе вены, по крайней мере в здравом уме… Значит, я всё-таки не самоубийца…
        - В любом случае ты умрёшь мгновенно, не переживай… Очень хороший вариант для подобных натальных карт с Ураном и Плутоном в V - внезапная остановка сердца… Например, во сне… Ты можешь мысленно думать об этом варианте, чтобы отвести от себя другие… Точка твоей смерти находится за границей… Вполне возможно, ты эмигрируешь… Или умрёшь не на родине, во время зарубежной поездки… При этом, вполне возможно, хотя и не обязательно, твоя смерть будет каким-то образом связана с… или зависеть от… твоего мужчины, потому что планеты, заведующие твоей смертью, одновременно отвечают у тебя за сферу брака и партнёрства.
        - Моя смерть связана с моим мужчиной?!
        - Так или иначе, да… Это совсем не означает, что он убьёт тебя или явится причиной твоей смерти - например, спровоцирует на самоубийство… Возможно, вы, напротив, будете держать ключи от смерти друг друга, спасая один другого, как Хранители спасают своих подопечных на Земле.
        - Но… Его нет…
        Астролог загадочно улыбается:
        - Ты обязательно ещё выйдешь замуж… Но только один раз…
        Я улыбаюсь:
        - А как мне Его узнать?
        - Вы можете познакомиться через знакомых, по Интернету, через астрологию, или по работе, или в каком-то месте, так или иначе связанном с эзотерикой или мистикой, возможно, на острове или в некоем изолированном от масс пространстве… Вообще, я вижу ещё два потенциальных кандидата на эту роль в твоей жизни, но замуж ты сможешь выйти только за одного из них. Скорее всего, ты выберешь того, кто будет тебе духовно близок, у вас будет очень много общего, с двумя отличительными чертами: один позитивный аспект - к Венере в X, второй - поражённый аспект - к Меркурию.
        - Я не понимаю, - улыбаюсь я.
        - Когда-нибудь ты вспомнишь мои слова и всё поймёшь… - загадочно улыбнулся он. - Только не забудь перескочить в нужное пространство в нужное время…
        «Отчаянно скрывались души за занавесками из тел…
        Была послушной, Бог, послушай, не мной гордиться ты хотел? Срывался вздох: в плечо бы - носом! На шею - руки! Взмах - крылом! Но были все его вопросы и разговоры - не о том… Дрожала правда на ресницах, звенела притяженья нить! Как Бог позволил мне влюбиться в того, с кем никогда не быть? Но тишину эфирной рябью, пророча, рушил Астроном: „Ваш сон однажды станет явью, а явь покажется вам сном!^1^…»

* * *
        Неизвестно когда… Венеция
        Я открываю глаза… Туманная дымка рассеивается… Я ожидаю увидеть перед собой библиотечные стеллажи… Но вместо этого - море… Где я?..
        Мгновенно, и будто из ниоткуда, в пространстве материализуется Зеленоглазая женщина:
        - Алиса, у нас нет времени! Это не то, что тебе нужно! Пойдём отсюда!!!
        Но моё призрачное тело почему-то совсем её не слушается. Я вижу Человека в Чёрном… И лодку… Сквозь туманную дымку вдали проступают очертания знакомого мне острова… И я понимаю, что нахожусь в Венеции…
        Что я делаю здесь?..
        Человек в Чёрном и лодочник о чём-то тихо говорят, затем шагают в лодку и отчаливают от берега.
        - Алиса! Пожалуйста! Остановись! - кричит Женщина. - Ты не успеешь! Это не тот фрагмент!!!
        Но я почему-то следую по воде за лодкой с двумя неизвестными. Возможно, чисто женское любопытство?.. Кажется, я знаю Человека в Чёрном. Но он стоит в лодке спиной ко мне, и я почему-то боюсь заглянуть ему в лицо… Почему?..
        Я смотрю внутрь лодки и, к своему удивлению, обнаруживаю чёрный гроб… И внезапно осознаю, что в нём - моё тело… Они везут меня хоронить?.. Я умерла в Венеции?.. Как я здесь оказалась? Что произошло?..
        Я ничего не понимаю…
        - Алиса, ты не должна сейчас быть здесь!!! Пойдём же!!! - кричит Зеленоглазая женщина, пытаясь вытащить меня из загадочного пространства.
        Внезапно передо мной появляется Мужчина из Библиотеки. Он бескомпромиссно берёт меня за руку, и я подчиняюсь ему… Он так похож на Рэя…
        И мы мгновенно оказываемся в иссиня-чёрной Вселенной.
        Женщина что-то шепчет своему другу, а мне становится плохо, силы покидают меня. Но до меня доносится часть их разговора:
        - Я не знаю, как её контролировать! Она подключается хаотично!!!
        - Возможно, её Подсознанию видней, и неизвестным нам путём оно ведёт Алису к нужной цели…
        - Через пару мгновений она снова окажется на Земле! Посмотри! От её будущего уже почти ничего не осталось - оно гаснет быстрее, чем мы успеваем подпитывать его энергетически силой мысли!!!
        - Покажи Алисе то, что наиболее вероятно в случае, если она всё-таки найдёт в себе силы докопаться до истины…
        Женщина поворачивается ко мне и строго, не без упрёка, произносит:
        - Алиса! Ты должна слушаться нас!
        Всё начинает плыть перед глазами. Появляются зигзагообразные, пульсирующие цветами радуги линии, похожие на графики ЭКГ… За этими линиями - уже с трудом различимая мной Книга… Я теряю сознание… Призраки подхватывают меня под руки и забрасывают куда-то в неё…

* * *
        Ночь с 5 на 6 мая 2013. Москва. Кухня
        Я открываю глаза и… не верю им!!! Какое счастье!!! Я - дома!!! В своём плетёном кресле, на своей любимой кухне… На столе - привычно горящая белая свеча… и ноутбук… От перенапряжения у меня раскалывается голова.
        Это был всего лишь сон!!! Я пытаюсь вспомнить его от начала до конца, но фрагменты путаются, и я совсем не помню того, с чего всё началось… Но все кошмарные сны рано или поздно заканчиваются… Я глубоко выдыхаю страшный сон вовне и… расслабленно улыбаюсь…
        За окном - чёрная ночь… Я ловлю себя на мысли, что никак не вспомню, что было до того момента, как я заснула, и медленно скольжу взглядом по подоконнику.
        Внезапно я замечаю на нём необычную вещь - открытую продолговатую подарочную коробочку. Я подхожу ближе и с интересом разглядываю её: что это?
        В углублении тёмно-синего бархата - нечто похожее на указку. И небольшая этикетка, гласящая в переводе с английского: «Магазин магических товаров. Лондон. Платформа „Девять и три четверти"… Волшебная палочка»…
        Я задумчиво зависаю над ней… Вот это да!!! Откуда она у меня?.. Кто мне её подарил?..
        За спиной раздаются шаги - кто-то идёт на кухню. Я оборачиваюсь и…
        НЕТ!!! Только не это!!!
        Я вижу СЕБЯ… Да, себя!!! Я-другая садится в моё кресло, надевает наушники, подключённые к ноутбуку, включает диск с мантрами…
        Я бросаюсь в ванную к зеркалу… и… не вижу в нём своего отражения…
        Я медленно опускаюсь на пол: я сошла с ума…
        Внезапно передо мной появляется Зеленоглазая женщина. Она поднимает меня с пола и тащит на кухню за руку:
        - Ты не сошла с ума… Но если ты хочешь, чтобы твой кошмарный сон однажды закончился, тебе сейчас на время необходимо слиться с самой собой в своём будущем…
        И я, закрывая глаза от отчаяния и собственного бессилия разгадать происходящее, вливаюсь в себя-другую и вижу то, что видит она Там…

* * *
        Я попадаю в иссиня-чёрную Вселенную, как на медитациях на семинарах Мансуровой. Монахи начинают работать с моим астральным телом - полощут его в виртуальной реке, очищая от всякой грязи. Я встаю под Серебряный Поток, на мне появляется серебряное платье, сотканное Потоком, и серебряная корона, а рядом - астральная лестница, по которой я поднимаюсь до призрачного трона, с любопытством усаживаюсь в него и какое-то время пребываю там, разглядывая происходящее вокруг, после чего, как только заканчивается первая музыкальная композиция, спускаюсь вниз.
        Двенадцать монахов, по шесть с каждой стороны от меня, образуют проход между ними, и я направляюсь вдаль. И как только дохожу до последних, ко мне подходит белоснежный фантом мужчины. Он появляется мгновенно, не откуда-то издалека. И я чувствую, что знаю этого человека уже давно, хотя и не вижу его лица - просто белое световое пятно.
        Я думаю, что, наверное, это - тот мужчина, который хоронит меня в Венеции… Но потом понимаю, что «знание» обманчиво - им может оказаться любой другой человек со схожей энергетикой. Мужчина берёт меня за руку и уводит вдаль.
        Появляется астральный домик. Вернее, его лёгкие призрачные контуры. Мы заходим внутрь и что-то обсуждаем за едой про моё видение моего же будущего. Потом он ведёт меня на второй этаж, и… я - счастлива…
        Мы возвращаемся во Вселенную. Он проводит меня по широкой и длинной виртуальной дороге. По бокам - на «стенах» - вспышками появляются фрагменты из будущего. Я вижу себя в каких-то СМИ… Мы идём с ним вместе, я счастлива, потому что он - рядом…
        В следующем фрагменте монахи окружают меня и будто что-то варят, помешивая, в огромном котле, меняя ход событий, время и пространство, выстраивая нужные встречи, нужных людей, всю цепочку - в нужном для меня порядке.
        Появляется некая Важная Персона, теперь я - между ними, слева - Мужчина, который появился первым, а справа - Важная Персона. Они ведут меня на вторую большую лестницу с красной ковровой дорожкой и сажают в кресло, а сами остаются стоять по бокам.
        Потом всё исчезает. Мужчина берёт меня за руку и ведёт к призрачной лодке, к морю. Он как бы спрашивает: «Поедем?». Я киваю, мы забираемся в лодку и уезжаем куда-то далеко-далеко…
        Внезапно я оказываюсь в монастыре в горах, в том самом, куда я часто приходила на медитациях Мансуровой. Она подходит ко мне и говорит, что либо моё будущее будет таким, либо его не будет вовсе, потому что других вариантов нет. Я вижу родителей, они кивают, подтверждая её слова. Следом появляются обитатели Библиотеки Вселенной… И один из них шепчет мне: «Пробуй…».
        Глава 3
        23 июня 2012. 19:32:03. Москва. 53-й км МКАД
        Я открываю глаза…
        В метре от носа машины - бетонный отбойник, разделяющий противоположные потоки, в который я сейчас влечу прямо под углом девяносто градусов…
        «ВСЁ!» - мгновенно итожу я про себя.
        «НЕТ, НЕ ВСЁ!» - раздаётся чей-то голос во мне.
        И тут же этот кто-то во мне моими земными руками выкручивает руль вправо до упора.
        БАХ!!!

* * *
        23 июня 2012. 19:32:03. Библиотека Вселенной
        Мужчина бережно берёт на руки слабенький фантом Алисы и, слегка покачивая, как ребёнка, тихо-тихо шепчет одно из своих серебряно-вековых заклинаний. Но её руки безжизненно опущены, а на призрачном платье появляются всё новые кровавые пятна.
        Уставшая Монахиня садится на подоконник у Окна в мир. В её пальцах дымится призрачная сигарета…
        Зеленоглазая женщина дочитывает одну из глав книги под названием «Игра в Иную Реальность. Книга Знаний», уже написанной Алисой в реальности земной, и произносит банальное:
        - М-да, дорогая… Новое - это хорошо забытое старое…
        Она кладёт книжку на стол, покрытый белоснежной скатертью, и подходит к Монахине:
        - Ты успела вывернуть руль?
        - Да… Теперь сработали и подушки, и шторки… Третий удар головой слева… И рёбрами… Сильный ушиб грудной клетки… Кости целы, но дышать ей будет очень больно…
        «…но дышать ей будет очень больно…» - доносится до меня…
        Я открываю глаза… Уже привычные мерцающие зигзаги рассеиваются, я начинаю различать знакомые книжные стеллажи…
        Мужчина осторожно опускает меня на старинный паркетный пол и поддерживает за руку.
        Женщина с зелёными глазами подходит ко мне и спрашивает:
        - Алиса, ты ещё не понимаешь, что с тобой происходит?
        Я отрицательно качаю головой… Я пытаюсь собрать воедино то, что постоянно рассыпается… Но у меня нет сил…
        - Ты помнишь, ЧТО ты должна сделать?
        Я задумываюсь… Кажется, я здесь уже была, и не так давно… в Библиотеке Вселенной… «По-моему, они говорили, что я должна здесь что-то найти… Наверное, свою книгу…»
        Они все трое кивают головами в знак согласия, читая мои мысли, а Зеленоглазая вздыхает:
        - И книгу - тоже…
        Мужчина, похожий на Рэя, мягко произносит, глядя мне прямо в глаза своим стеклянным гипнотическим взглядом:
        - Алиса, подумай: что тебе больнее всего вспоминать?
        Зеленоглазая женщина молча протягивает мою же собственную «Книгу Знаний». Я не понимаю, что она хочет этим сказать.
        Тогда она резко берёт меня за руку, и я снова лечу за ней следом вдоль бесконечных стеллажей, пока мы не проскальзываем сквозь очередную дверь… и…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:03. Лабиринт Подсознания
        В безысходно-чёрном пространстве Пустоты я не вижу совершенно ничего, кроме себя и своей спутницы.
        - Где мы? - с ужасом спрашиваю я.
        - В лабиринте, Алиса… В лабиринте твоего Подсознания…
        - Но я не вижу здесь никаких коридоров.
        - Потому что ты не хочешь их видеть.
        - Почему?
        - Потому что мы находимся в самом глухом месте - на дне, где спрятана твоя глубинная боль. В Чёрном Ящике Памяти. Тебе нужно вскрыть его.
        - Зачем?
        - Чтобы не умереть на Земле сегодня.
        - Сегодня?!! А что… произойдёт сегодня? Мы сейчас говорим с тобой во сне?
        - Можешь считать, что во сне. Это не играет никакой роли.
        - Но… у меня нет ключа.
        - Он есть, Алиса. Более того, он есть только у тебя. Страх боли мешает воспользоваться этим ключом. Но ты либо откроешь свой Чёрный Ящик, либо застрянешь здесь надолго. Ты превратишься в узницу Вечности и будешь обречена блуждать в Подсознании десятилетиями, веками, хаотично проваливаясь в фрагменты из прошлого, перебирая их наугад, чтобы наконец-то найти причину заточения и устранить её. Только тогда тебе позволят продолжить свой Путь…
        Ужасно болит голова… Какая-то Сила заставляет меня бежать от этого чёрного места подальше… Но я почему-то верю Зеленоглазой женщине… Вернее, я знаю, что она говорит сейчас правду…
        «Разблокируйте дверь в Подсознание, вскройте Чёрненький Ящичек Памяти. Не пораньтесь… Меня не пораните - я привыкла уже к НЕпризнаниям. Там - поля золотых одуванчиков, на часах остановлена стрелочка, бродит с детства бездомная девочка, ждёт прихода какого-то мальчика… Только не обижайтесь - обиженным в этой жизни со мной делать нечего… Заберите её нынче вечером, не нужны ей дворцы - хватит хижины… До сих пор не починена стрелочка… Я не знаю к дверям заклинания… Запылилось давно Подсознание, но по-прежнему бродит в нём девочка…»
        Внезапно пространство начинает меняться - я различаю длинный чёрный коридор, делаю в него свой первый шаг… с трудом… потому что ощущаю сопротивление неведомой мне Силы… Но я заставляю себя сделать ещё один шаг… И ещё один, и ещё… И теперь я вижу по бокам коридора множество дверей… Я оборачиваюсь…
        Зеленоглазая женщина по-прежнему стоит у входа в лабиринт.
        - Ступай… У тебя мало времени… Ты должна почувствовать нужную дверь и зайти в неё…
        И я иду вдоль по чёрному коридору… Он кажется бесконечным… Мне страшно смотреть на двери по бокам, потому что как только я начинаю вглядываться в них, они оживают - вот на одной внезапно проявляется роза, она дышит, её лепестки пульсируют, а на другой - фотография, где я играю на гитаре, и я на ней тоже оживаю, и до меня доносятся звуки той песни, которую…
        Внезапно я вспоминаю тот день, вернее, тот вечер, когда я пела в том доме… Боль захлёстывает меня настолько, что я не в состоянии больше видеть эти двери, я бегу вдаль по чёрному коридору, чтобы поскорее добраться до спасительного выхода, он обязательно где-то есть!
        Но коридор заканчивается… ДВЕРЬЮ…
        Я оборачиваюсь, чтобы побежать обратно, выйти через ту дверь, через которую я попала сюда… Но прямо передо мной откуда ни возьмись вырастает огромная каменная стена… Коридор отрезан - ловушка!..
        Я пытаюсь пройти сквозь стену, но почему-то не могу…
        Всё, что я могу сделать сейчас, чтобы выбраться отсюда, - зайти в дверь передо мной…
        И я захожу в неё…

* * *
        Осень 2010. Москва. Дом на Полянке
        Белая комната.
        В кресле напротив - мой Учитель. Я заставляю себя заговорить:
        - Всё, что я скажу сейчас, конечно, покажется смешным со стороны… Но мне больше некому об этом рассказать… Один человек в воскресенье…
        Он прерывает меня:
        - Я понял… Перекрестись, выдохни и скажи: «Слава богу!».
        - Почему?
        - Потому что идёт слово «самоубийство»… Если бы было иначе, ты бы умерла…
        - Самоубийство?! Как это? - совершенно не понимая логики, спрашиваю я. - Как можно совершить самоубийство от счастья??? Когда ты любишь и любим??? Почему???
        - Когда к тебе приходит информация Оттуда, ты всегда можешь объяснить - почему?
        - Нет…
        - С какой целью ты пришла ко мне сегодня? Чего ты хочешь, Алиса?
        - Стереть… Всё… Всё, что связано с ним…
        - Хорошо, как скажешь… Расслабься, закрой глаза. Представь, что ты входишь в кинотеатр, садишься в первом ряду. Включается большой экран. Это - цветное кино. Ты смотришь, как сегодня утром ты пошла на работу. Видишь?
        Я молча киваю.
        - Теперь ты стоишь в зале и смотришь на себя, сидящую в первом ряду и смотрящую цветное кино… Теперь ты, сидящая в первом ряду, встаёшь и поднимаешься наверх, на самый последний… Садись. Включается маленький экран. Чёрно-белая лента. Ты видишь всё, что произошло с тобой, начиная с того момента, который ты хочешь стереть. Смотри медленно, сколько хочешь. Только в чёрно-белом виде. Одновременно ты стоишь в зале и смотришь со стороны на себя, смотрящую нецветное кино.
        Я смотрю быстро, почти не вглядываясь, потому что не хочу всё это заново переживать…
        Мы сидим в ресторане. «Первое» свидание тет-а-тет… Он пристально смотрит мне в глаза и спрашивает:
        - Ты сумасшедшая?
        Я понимаю: он смотрел мою Натальную карту и видел там Луну в Близнецах в XII с поражённым Нептуном в VI. Я знаю: это считается одним из признаков шизофрении и прочих умственных расстройств… Но я проигрываю Луну иначе - пишу на мистические темы, про Иную Реальность. И до тех пор пока я пишу, с головой у меня всё будет в порядке…
        - Нет…
        - Ты принимала наркотики?
        …Почему ты так плохо думаешь обо мне? Ты же совсем меня не знаешь… Да, у меня есть формула наркотической зависимости… Но я не пью… И никогда не принимала наркотиков… Потому что не всё, что дано звёздами от рождения, обязано проиграться по полной программе в жизни человека. Да и человек, зная то, к чему он предрасположен от рождения, вправе скорректировать сценарий…
        «Не рисуй по скупым трафаретам - не вместить всё, что было, в портрет, незавидная участь поэта - Путь потерь вместо сладких побед - по золе пережитых пожаров, болевой - максимален - порог, в чёрный траур немых тротуаров, вдоль ведущих к распятью дорог…»
        - Ты пыталась покончить с собой?
        Я усмехаюсь внутри себя… В моей Натальной карте - перебор указаний на самоубийство… И жизнь преподносила мне такие ситуации, в которых я не хотела жить… И ты бы тоже не захотел на моём месте… И любой другой… Но я же выжила… И сижу сейчас перед тобой… Перед тем человеком, который прописан в моей же Натальной карте, которую ты сейчас мне цитируешь, с аспектами к Венере в X и поражённым Меркурием… Ты - тот человек, которого я так долго ждала… Которого я так люблю…
        «Не отдавай меня другим… Оставь себе, как лучик света, любовь не требует ответа - пусть тот, кто любит, не любим… Не отдавай меня другим… Я шла к тебе почти с рожденья, где каждый шаг - стихотворенье, ведущее в искомый Рим… Не отдавай меня другим… Пройдя сквозь смерти и гоненье, я научилась жить мгновеньем, не пряча чувства в жалкий грим… Не отдавай меня другим… Но в Путь, начертанный судьбою, как оберег, возьми с собою, - когда-нибудь спасёшься им…»
        Человек, которому я напишу свои самые лучшие стихи… И который…
        Нет! Я больше не могу смотреть это кино… Мне очень больно… И я категорично произношу Учителю:
        - Досмотрела.
        - Теперь начни перематывать назад. Когда дойдёшь до нужного момента, скажи.
        Я задумалась, на каком бы фрагменте остановиться. Дошла до выбранного и долго думала, не перемотать ли назад ещё чуть-чуть. Но потом решила всё-таки оставить этот кадр: я - в алом платье, в ожерелье из жемчуга…
        Я была тогда такой счастливой… В тот день, когда мы познакомились…
        - Встань с последнего ряда. Иди в операторскую. Достань плёнку. Найди этот чёрно-белый кусок. Бери ножницы. Вырезай его.
        - Вырезала.
        - Склей цветную плёнку: то, что «до», и то, что «после». Теперь облей бензином вырезанный кусок и подожги.
        Я чувствую специфический запах горения.
        - Всё…
        - Пепел пусти по ветру и открой глаза… Что ты сейчас чувствуешь?
        И тут я вдруг произношу совершенно неожиданную для себя самой фразу повелительным тоном, не требующим никаких возражений:
        - Я хочу, чтобы этот человек…
        Учитель останавливает меня жестом и заканчивает фразу именно теми словами, которые я собиралась произнести.
        Я удивлённо смотрю на Учителя…
        - Алиса, я вижу эту картинку так же отчётливо, как и ты…
        «На своде мерцающем - ночь, не спит на скале монастырь.
        Метлой - искушения - прочь, молитвы, посты да псалтырь… Я слушаю пение птиц, не жду беспокойных гостей, не помню насмешливых лиц, не ведаю прежних страстей… Разрушены мигом мосты, ведущие в тайный острог… Нить чёток, иконы, кресты, келейные правила, Бог… Но знаю: когда-нибудь ты весною, под полной Луной, в заброшенный мой монастырь внезапно приедешь за мной…»
        Мы прощаемся. Я выхожу за дверь и замираю… Где я???

* * *
        Март 2012. Венеция
        Я - на кладбище… Вокруг меня - надгробия… Я подхожу к одному из них и читаю: «Иосиф Бродский»…
        Как я оказалась в Венеции?.. Что я здесь делаю?.. Наверное, я - во сне… В том самом, в котором меня хоронит здесь Человек в Чёрном… Никого не будет на моих похоронах… Почему-то… Как я умру?.. Или я уже умерла?.. Может быть, я - призрак, вернувшийся сюда, чтобы разгадать причину своей смерти?..
        Издалека доносятся чьи-то голоса, они зовут меня - я догоняю их и… вдруг с радостью вспоминаю: я же здесь с группой писателей и поэтов, на семинарах Евгения Борисовича Рейна и Виктора Ерофеева!!!
        Ко мне подходит поэт Дима Немелыптейн и тихо произносит:
        - Сашунь… не грусти… всё будет хорошо… у тебя всё получится!..
        «Я не сплю! Да! Точно! Он назвал меня моим земным именем! Мы приехали сюда на экскурсию по местам Бродского… Сейчас - март 2012 года…»
        Память возвращается ко мне, я постепенно вспоминаю, как мы выехали из Милана на автобусе, как добрались до причала Сан-Марко, а потом на катере - до острова-кладбища Сан-Микеле…
        Внезапно кто-то берёт меня за руку. Я оборачиваюсь, и…
        Кошмар возвращается: передо мной - Мужчина в чёрной одежде с белым воротником, обитатель Библиотеки Вселенной…
        Он гипнотизирует меня своим взглядом и произносит:
        - Алиса… Ты не должна сейчас думать о смерти… Тебе необходимо очень сильно захотеть жить… Иначе ты никогда не выберешься отсюда… Пойдём, мне нужно тебе кое-что показать… Это не больно… Закрой глаза…

* * *
        Март 2014. Москва. Кухня.
        Звуки мантр с семинара Мансуровой погружают меня в Иную Реальность… Я знаю, что скоро наступит очередной «новый» год - в день моего рождения на Земле… И я специально уеду в Высоцк, чтобы убрать злое Солнце и Уран из VIII-го Дома Смерти. Потому что я хочу жить. И ещё потому, что, сдвинув их совсем на чуть-чуть на циферблате Зодиакальных Часов, добрая Венера встанет на куспид VII и образует прекрасный аспект к доброй Луне в X… Сколько лет я этого ждала?..
        Стоп! Внезапно память возвращается - я понимаю, что в моём текущем году в VIII - Сатурн, а не Солнце с Ураном… Но воссоздать полную цепочку того, как я сейчас попала сюда, не получается. Я безвозвратно заблудилась во времени и в пространстве…
        На фоне иссиня-чёрной Вселенной появляются горы… Я иду вдаль под звон колоколов, прохожу по коридору, образованному монахами, и вижу очередную лестницу… Я поднимаюсь по ней сама… И там, наверху, меня встречает Императрица Александра, урождённая Алиса… Она целует меня трижды… И я понимаю, что это значит, и мне показывают ту дату, когда это произойдёт, хотя я и не верю, совершенно не верю в то, что чудо случится…
        Я спускаюсь с лестницы. Ко мне навстречу идёт мужчина. Я вижу его белым фантомом. Кто он? Он пришёл за мной… Тот, кого я так ждала…
        И я вижу - уже который год - себя в белом платье… Призрачные контуры неизвестной мне церкви… Кольцо на правой руке на безымянном пальце, на этот раз - крупным планом, в деталях… Оно очень необычное… Я ещё не встречала такого на земле…
        - Алиса!
        Я поворачиваюсь. Передо мной - Женщина с зелёными глазами.
        - Это случится, но не в 2012 году, в котором ты находишься сейчас на Земле… Если ты очень сильно прямо сейчас этого захочешь…
        - Я очень этого хочу, правда! - шепчу я ей в ответ, понимая одновременно, что силы снова оставляют меня.
        Раскалывается голова… Мне становится тяжело дышать…
        Я смотрю на своё платье, оно уже - оранжевое, а не белое, на нём отчётливо проступают пятна крови. Я поворачиваюсь и вижу саму себя - там, во Вселенской церкви, с фантомным мужчиной… когда-то…
        Перед глазами - знакомые мерцающие зигзаги… За ними - с трудом различимый циферблат… Секундная стрелка звучно смещается вправо…
        Глава 4
        23 июня 2012. 19:32:04. Москва. 53-й км МКАД
        Я уже ничего не вижу из-за подушек и шторок, но чувствую, как внезапно машина перекашивается под углом шестьдесят градусов и вот-вот перевернётся вправо - левые колёса со скрежетом летят по бетонному отбойнику.
        БАХ!!!

* * *
        23 июня 2012. 19:32:04. Библиотека Вселенной
        Женщина с зелёными глазами и Мужчина с обесточенным фантомом Алисы на руках смотрят в Окно в мир. Зеленоглазая произносит:
        - Четвёртая секунда - самая страшная… Четыре - число, несущее в себе смерть…
        Монахиня подлетает к Окну из мира:
        - Четвёртый удар головой слева… Дверная панель отбила ей левую почку… Но машина не перевернулась… И её дверь - единственная, которую можно будет открыть потом…
        Присутствующие наблюдают в Окне искорёженную со всех сторон машину, которую отшвыривает вправо после удара слева сзади, крышка багажника взлетает вверх.
        - Её дверь… - вздыхает Женщина с зелёными глазами. - Она до сих пор не нашла эту дверь… - И, склоняясь над лицом Алисы, произносит: - Очнись, очнись же… Тебе ещё мой XI-ый костёр в Елабуге зажигать…
        Я открываю глаза… Лицо, склонившееся надо мной, постепенно проявляется всё отчётливей.
        Мужчина ставит меня на пол и поддерживает за руку.
        Боль отступает. Я озираюсь по сторонам - книжные стеллажи, стол, накрытый белой скатертью… Я оборачиваюсь к Окну.
        - Не смотри туда, - произносит Мужчина, разворачивая моё призрачное тело внутрь библиотеки.
        Он очень похож на Рэя, но я понимаю, что это - не Рэй… Мысли путаются в голове…
        Монахиня смотрит на меня с грустью и произносит:
        - Знаешь, Алиса, когда твоя бабушка говорила тебе в детстве, что ты отоспишься на Том Свете, ты правильно делала, что не верила ей…
        Я с удивлением смотрю на Монахиню, а она медленно растворяется в Окне.
        Женщина с зелёными глазами берёт меня за руку и почти без надежды спрашивает:
        - Алиса, ты помнишь, что тебе нужно здесь сделать?
        Я беспомощно перевожу взгляд на пол - не помню…
        Зеленоглазая вздыхает:
        - Ты - здесь, в Библиотеке Вселенной, потому что сейчас на Земле ты говоришь со Смертью.
        - Я умираю на Земле?! - с удивлением переспрашиваю я.
        - Да… - печально произносит она. - Помнишь, как однажды в Индии астролог сказал, что в твоей жизни случится период из трёх лет, когда ты должна перескочить в иное пространство вариантов, и, если ты не сделаешь этого, ты погибнешь?
        Я вспоминаю тот фрагмент достаточно быстро и киваю головой - помню…
        - Отлично… Хоть что-то… Так вот, ты вошла в этот трёхлетний период три месяца назад… И один кардинальный шаг в своей жизни уже совершила… Но переходный период, Алиса, полон испытаний и проверок… То, что ты когда-то посеяла, ты сейчас пожнёшь… То, что нужно оставить в прошлом, тебе нужно оставить, сбросить с плеч, как змея сбрасывает старую кожу… То, чего ты когда-то не сделала, но должна была сделать, что до сих пор висит грузом на твоей шее, тебе придётся доделать… Если у тебя есть какие-то долги, ты должна их вернуть…
        Пока Женщина говорит, я мучительно пытаюсь понять, что должна сделать именно я… здесь и сейчас… и… не нахожу ответа…
        - Смерть пришла за тобой сегодня не случайно… Тебе необходимо понять, почему… В Скрижалях Астрального Света будущее у тебя не закрыто, то есть сегодняшний день не стопроцентно предопределён Свыше как дата твоей смерти… Но если ты не устранишь причину…
        Она берёт меня за руку, мы выходим из Библиотеки сквозь очередную дверь и…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:04. Дом Жизни
        …И оказываемся у огромного призрачного здания, возникшего на фоне иссиня-чёрной Вселенной. В нём очень много окон. Но почти ни в одном не горит свет.
        - Что это? - удивлённо спрашиваю я.
        - Это - твой Дом Жизни…
        - Мой??
        - Каждый этаж - твой земной возраст, каждое окно на каждом этаже - некое событие в соответствующем возрасте. Пока жизнь на Земле не закончена, дом постоянно видоизменяется, достраивается вверх, этаж за этажом. Прошлое зафиксировано жёстко, события уже свершились. Поэтому, если ты зайдёшь на этажи прошлых лет, в каждой комнате найдёшь нечто, что произошло в реальности. Но обрати внимание, на настоящий момент этажей в доме гораздо больше, чем тебе - лет. Свет в окнах твоего будущего настолько слаб, что его с трудом можно отличить от тьмы. Но там дремлют события, которые могут с тобой произойти, если ты сегодня вернёшься на Землю.
        - Получается, что каждое событие существует в своей комнате?
        - В прошлом - да. Будущее многовариантно, поэтому в одной комнате их может обитать сразу несколько. Заходя в будущее, ты видишь только один из сценариев. Если он тебя не устраивает, ты можешь найти другой и усилить его энергетически - силой мысли. Когда ты реализуешь какой-либо из вариантов на Земле, он навсегда пропишется в своей комнате, а остальные исчезнут из твоего дома и переместятся в пространство дублей. Только учти, что из всех правил бывают исключения: иногда даже в будущем в некоторых комнатах обитает только один вариант, который невозможно заменить другим, но это не касается той комнаты, в которой ты находишься сегодня… Пойдём внутрь, Алиса… У нас мало времени…
        Мы заходим в призрачный дом и оказываемся у открытых дверей лифта, внутри которого кнопок этажей нет, но есть кнопки с цифрами от нуля до девяти и небольшой экран, на котором отображается набранная комбинация цифр.
        - Я должна оставить тебя на время, - произносит Женщина с зелёными глазами, - мне нужно поискать те фрагменты из будущего, которые желательно подзарядить энергией. А тебе необходимо попасть в осень 2010 года… Причина твоей сегодняшней возможной смерти обитает там…
        Двери лифта плавно закрываются, я нажимаю на кнопки «3» и «4» и мгновенно лечу вверх.

* * *
        Оказавшись в длиннющем коридоре тридцать четвёртого этажа со множеством дверей, я пытаюсь почувствовать, в какую из них зайти, как внезапно вспоминаю свой сон про похороны в Венеции.
        «Может быть, я сейчас на Земле - в Венеции?»
        И внезапно одна из дверей вдали, справа по коридору, начинает мерцать серебряным таинственным светом.
        Я подлетаю к ней и проскальзываю внутрь…

* * *
        Сентябрь 2010. Москва. Дом на Ленинском проспекте
        Он стоит у окна и произносит:
        - Ты нужна мне… У тебя будет всё, что ты захочешь… ВСЁ, понимаешь?
        Я понимаю… И ещё я понимаю, что он появился в моей жизни сразу после того, как… Нет, это очень больно вспоминать… Не сейчас… Нет…
        И ещё… он очень похож на того Человека в Чёрном, который хоронит меня в Венеции…
        - Я знаю, что тебе важно… - продолжает он. - Скажи мне, что нужно, чтобы сделать тебя известной в литературе, и это тоже я сделаю для тебя…
        Меня передёргивает. Боль просыпается… Я стараюсь не вспоминать то, что так старалась наглухо забить гвоздями в Чёрном Ящике Памяти…
        И я выбегаю из комнаты прочь…
        Какая-то Сила поднимает меня выше…

* * *
        Февраль 2011. Москва. Квартира на окраине
        Я оказываюсь в комнате с приглушённым светом и скольжу взглядом по стенам… На полках у окна - картины. Их много. На них на всех - чёрный город. Чёрные дома. Маленькие слепые окна, в которых не горит свет. Туман. Полная Луна… Это - город, который до боли мне знаком. Но на картинах он выглядит совершенно «картонным», как декорации на сцене… Искусственным… Пугающим… Зловещим…
        - Что это? - невольно вырывается у меня.
        - Венеция… - произносит композитор, будто считывая мои мысли.
        - Ты там был?
        - Нет, никогда…
        - А почему она такая чёрная?
        Композитор пожимает плечами. Я подхожу ещё ближе и, проваливаясь в картины, вспоминаю:
        - Знаешь, мне снился странный сон. Наверное, год назад. Как меня хоронят. В Венеции. Я вспомнила про него, когда во время последней командировки гуляла по Сан-Марко. Я подошла к пристани и увидела лодку, которая отчаливала от берега. Прямо как в том сне…
        - Так тебя похоронят в Венеции?!
        - Не знаю… Было раннее утро. Похоже, весна. И туманная дымка. В лодке находилось всего два человека - сам лодочник и Человек в Чёрном. Они везли моё тело…
        - Ну и кто он, твой Чёрный Человек?
        - Не знаю…
        - Да мало ли что приснится? Забей ты на этот сон… Хочешь, я тебе Венецию нарисую?
        - Хочу…
        - А ты… ты лучше книжку напиши… Про сон… Только обязательно с хэппи-эндом…
        Внезапно меня осеняет странная мысль. Я мгновенно исчезаю из комнаты. Сила мысли переносит меня в Библиотеку.

* * *
        23 июня 2012. 19:32:04. Библиотека Вселенной
        Я оказываюсь у книжного стеллажа, где находится полка с моими «творениями». Оглядываюсь по сторонам, но никого из обитателей Библиотеки не наблюдается.
        Я пытаюсь рассмотреть названия призрачных - ещё не написанных мной в реальности - книг… И внезапно одна из них начинает мерцать, привлекая моё внимание… На корешке проявляется слово: «СОН».
        Я достаю эту книгу с полки, открываю Эпилог и пытаюсь прочитать текст. Какие-то фрагменты выглядят совершенно нечитаемыми, а другие, напротив, проявляются очень отчётливо:
        «Ночь с 13 на 14 октября 2013 г. Москва.
        Музыка медленно погружает меня в состояние полусна, и я уже нахожусь и здесь и Там одновременно. Я осторожно ступаю на призрачную тонкую нить, натянутую над бездной. Слева и справа - высоченные чёрные горы. Кровавый закат Солнца. Солнца, которого уже не видно - оно скрылось за горами где-то слева. Я иду к монастырю. Он находится на самой высокой горе. И единственный способ добраться до него - пройти над бездной по тоненькой нитке. Я поднимаю голову и вижу Его, идущего мне навстречу. Он - весь в Белом. Я - в чёрном длинном платье. Мы встречаемся над самым центром бездонной пропасти. Он протягивает мне руку. Я осторожно кладу на неё свою ладонь. И мы танцуем красивый, но совершенно неизвестный мне танец. На тоненькой ниточке. Над бездной. Когда музыка заканчивается, он берёт меня на руки и несёт куда-то вдаль, за горы, на закат Солнца.
        <…>
        Монахи накрывают призрачный стол. И вот издалека появляются столь же призрачные фигуры. Я вижу родителей и много-много других, неизвестных мне, лиц. Я внезапно замечаю Марину и шагаю ей навстречу. Она произносит: „Он нужен тебе…"… Я танцую по центру одна. И с ним вдвоём. А после к нам присоединяются мама с папой и постепенно - все остальные.
        <…>
        Музыка меняется. Она становится тяжёлой. Мне страшно. Я иду по узкой кромке кусочка земли в миллиметре от бездонной пропасти. Слева - горы, справа - бездна. Я - в чёрном платье. Мне очень трудно идти. А земли, где можно присесть и отдышаться, ещё даже не видно. И кажется, я уже никогда не выберусь из этого страшного места. Наконец-то я ступаю на землю. Бездна остаётся позади. Но силы оставляют меня. Я падаю навзничь и смотрю в чёрное небо над головой.
        Внезапно вдалеке раздаётся собачий лай. С трудом отрывая голову от земли, я вижу огромную собаку. Она несётся прямо на меня с бешеной скоростью, лая так громко, что небо содрогается. И несколько звёзд срываются и падают вниз.
        Мне страшно. Собака стремительно приближается и вот-вот набросится на меня. Она растерзает меня на части. Но у меня нет сил, чтобы встать… Я смотрю со стороны на своё тело, неподвижно распластанное на земле, в чёрном платье. Собака прыгает на него и… Я зажмуриваюсь… Лай прекращается… Мне страшно… Но я должна посмотреть правде в глаза. И… Я вижу, как собака лижет моё лицо, шею. Она жалобно скулит и пытается носом приподнять мне голову. Она будто просит: „Вставай, Алиса, вставай, ну пожалуйста!!! Ну же… Вернись!!!"
        Я совершаю неимоверное усилие над собой и возвращаюсь в тело. Медленно открываю глаза. Собака виляет хвостом и будто улыбается. Она продолжает тыкать носом в мою шею, чтобы я подняла голову. Потом подталкивает меня в спину. Я сажусь. Издалека появляется странная призрачная повозка. Я забираюсь в неё. Собака прыгает ко мне. И нас куда-то увозят.
        Я стою совсем одна. В чёрном бездонном Небе. Вокруг - только далёкие призрачные звёзды. Я - в тёмно-синем длинном платье с чёрными оборками. Такие носили когда-то, возможно, в Серебряном веке. Звучит глубокий и леденящий душу звук Вечности. Долго-долго. Он проходит сквозь меня оглушающим потоком энергии. Мне страшно. И никого, совсем никого рядом. Только звёзды. Внезапно слева появляется чёрное существо. Оно берёт меня за руку. И я понимаю, что это - Плутон… Владыка Царства Мёртвых… Откуда-то издалека ко мне приближается Марина. Они медленно уводят меня вдаль… В чёрную бездну Неба… Навсегда…
        <…>
        Я открываю глаза. Сколько сейчас времени? Я пробыла Там около трёх часов… Я пытаюсь расшифровать картинки, которые мне показали, связать их воедино. Но у меня совсем ничего не получается. Раскалывается голова. Мне плохо. И хочется уснуть. И долго-долго не просыпаться. И не видеть никаких снов, погружаясь в абсолютное забытьё.
        Но перед тем как провалиться в сон, я беру в руки колоду Таро, мысленно прошу показать мне будущее и достаю три карты. Медленно переворачиваю их слева направо, одну за другой:
        „СМЕРТЬ“, „СОЛНЦЕ“, „ЛЮБОВЬ“.
        Смерть Солнца из-за Любви? Или сначала Смерть, а после - Солнце и Любовь?
        <…>
        Молчаливый угрюмый лодочник и ОН. В Чёрном. С седыми, почти совершенно белыми, волосами. Подобно скале, он стоит спиной ко мне в хвосте лодки и смотрит вдаль на тот островок.
        Я отчего-то чувствую необычайную лёгкость. Освобождения. Ничего же почти и не изменилось. Разве что раньше я не умела ходить вот так по воде… И ещё - я почему-то совсем не понимаю, как я здесь оказалась… Какое сегодня число? Месяц? Год?.. Я хорошо помню, кто я, и всё, что было со мной когда-то. Но никак не могу вспомнить своё „вчера“, „позавчера“… Что произошло? Почему они везут меня туда? Почему никого больше нет? И ничего больше нет - ни венков, ни цветов, только я и они… Мне, наверное, страшно всё это вспоминать…
        <…>
        Внезапно раздаётся привычный звук моего мобильного телефона. Он достаёт его из левого кармана и своим стальным голосом отвечает кому-то:
        - Она умерла… Два дня назад… Во сне… Сегодня похороны… Нет, не в Москве, в Венеции…»
        Я не успеваю ни дочитать Эпилог, ни осознать уже прочитанное - Мужчина, похожий на Рэя, прикасается ладонью к моему подбородку и поднимает мою голову вверх. Он гипнотизирует меня взглядом, шепча как заклинание:
        - Алиса, ты ищешь не там, поверь мне, ПРИЧИНА твоей смерти ни при каком варианте не была и не будет связана с Человеком в Чёрном… Если ты сейчас не сможешь найти причину, тебя уже никогда не похоронят в Венеции… Посмотри на меня внимательно… Ты должна вспомнить тот вечер, который был связан СО МНОЙ… Последнее воскресенье сентября 2010 года…

* * *
        Сентябрь 2010. Москва. Открытый литературный клуб.
        Вечер памяти Александра Блока
        «Лица не увидит та улица - быть рядом с тобою не сметь! Любимый, не надобно хмуриться, ты - Солнце поэта и Смерть… Душа расплескалась - случайное давно не случается с Ней… Мне кем-то расскажется тайное, чтоб стало гораздо больней…»
        Людмила Королёва поставила меня в афишу - я буду открывать вечер памяти Александра Блока… С ним меня связывает много мистического - он первым из поэтов вошёл в мою жизнь тем стареньким томиком стихов, который несколько лет после смерти мамы являлся моей настольной книжкой. На выпускных экзаменах в школе мне достался билет про Блока. На вступительных - сочинение письменно - про Блока, на устном по литературе - Блок… Тогда я знала столько его стихов наизусть, что могла читать их без перерыва около часа. Вступительный экзамен по русскому и литературе был последним, за предыдущие я получила «пятёрки», и, ещё только вытащив «волшебный» билет, я уже поняла, что поступила в Академию… А недавно один из знакомых поэтов подарил мне книжку «Александр и Любовь»…
        Зал, в котором проходит вечер, залит светом солнца. Мы стоим у стола с чаем и конфетами. Внезапно появляется моя родственница. Она как-то странно улыбается и просит меня отойти на минуточку.
        Мы отходим от стола. Она вытаскивает что-то из сумки и, протягивая мне, всё так же улыбаясь, с нескрываемой радостью от предвкушения моей реакции произносит, глядя прямо в глаза:
        - А ты знаешь, что у него…
        Она произносит далее два слова и делает многозначительную паузу, всё так же улыбаясь.
        Я автоматически отвечаю:
        - Я рада за него.
        Женщина, видимо, несколько огорчившись от того, что моё земное тело не умерло мгновенно, начинает осыпать меня подробностями… Она говорит долго, смакуя каждую деталь, явно вкладывая в свои слова особый смысл, периодически вставляя рефреном: «А ты так его любила! Ты писала ему такие стихи! Он посчитал тебя совершенно ничего не достойной! А она… И он ради неё…» - специально желая убить меня окончательно… И в завершение она произносит всё с той же улыбкой, всовывая в мою безжизненно опущенную руку нечто, похожее на кирпичик в шикарной подарочной упаковке:
        - А это - тебе, дорогая! Мой подарок!
        - Что это? - отрешённо выдавливаю я из себя.
        - Мыло! Ручной работы!
        «Ты забыла добавить верёвку…» - моментально проносится в голове.
        Людмила Королёва объявляет вечер открытым и вызывает меня на сцену.
        Я стою в залитом солнцем зале у микрофона и не понимаю, кто сейчас в него говорит, потому что меня во мне нет.
        Вчера на даче все окна были закрыты. И дверь в дом - тоже. Я так и не поняла, каким образом в комнате на втором этаже появилась синица. Но я же знала и без синицы. И даже не в июне, когда И-Цзин прошептала: «Старец берёт молодую жену…» - и не в мае, когда ко мне в гости приехал один наш общий знакомый: «А ты знаешь наши последние новости?» - и я посмотрела на него так, что он сразу же умолк…
        Я знала это ещё тогда, когда впервые оказалась у него в гостях. Когда он восторженно смотрел на меня и представлял им всем Мариной-Анной, когда обещал сделать меня королевой… А утром я приехала на работу, зашла в кабинет, где мы обитали вдвоём со Светой, и…
        Света в ужасе смотрела на меня. Она пыталась понять, что произошло той ночью, почему я так плачу.
        - Вы что, поссорились? Что случилось вчера? Ну не плачь, пожалуйста…
        И я не знала, как ей объяснить, что ничего не произошло, - всё было как в сказке, но я уже знаю о том, что однажды произойдёт, и я не смогу ничего изменить…
        «Вчера постучалась в окошко синица. - „Чья смерть ты?“ - её безнадёжно спросила. „Я имя забыла, - ответила птица. - Но мне показалась глубокой могила…“ Сегодня с улыбкой безжалостно-нежной шепнули четыре словечка из зала… Я вышла на сцену… Почти белоснежной читала своё им… и Блока… читала… А солнце смеялось: в том траурном зале никто не заметил во мне перемены… Но я их простила - они же не знали, что мёртвые тоже читают со сцены…»
        Я возвращаюсь домой по МКАДу на машине… С вечера памяти Александра Блока… По крайней левой… Сто двадцать, сто тридцать, сто сорок… Фрагменты из прошлого всплывают один за другим - и его внезапная недавняя sms-ка в полночь: «Дорогая, я купил тебе в подарок волшебный камень…», и мои собственные пророческие строчки, и слова женщины…
        «Совершенно ничего не достойной» незачем жить на этом свете… и единственное желание сейчас - разбиться… Чтобы кто-нибудь въехал в меня… Справа… Мгновенно… Чтобы больше не чувствовать смертельной боли… Никогда…
        «Ключ. Поворот. 60. 90. Встречи - пустые советы-ответы. Я ненавижу вопросы-допросы! 100. 115. Окно. Сигареты. Хватит! - 120 - Заполнена память! Музыка, громче! - Сбежать из ловушки - в Небо! - 130 - Тушите же пламя! - Взорвано сердце! Готовьтесь, подушки! Кто я? - 140 - Ненужные строчки! 150. Нежеланная нежность! 160. Все расставлены точки! Выстрелом взгляда! Провал в неизбежность! Книжки - 170 - просто бумажки! 200. Цунами! Прощайте!!! Беспечность пешкой на трассе - в смертельные шашки… Прочь! - 220 -Да здравствует Вечность…»
        Глава 5
        23 июня 2012. 19:32:05. Москва. 53-й км МКАД
        БАХ!!!

* * *
        23 июня 2012. 19:32:05. Библиотека Вселенной
        Я стою у Окна в мир…
        Машина отлетает влево, ударившись правым боком, и… картинка замирает.
        Мужчина в чёрных одеждах с белым воротничком невесомо обнимает меня за плечи:
        - Именно на этом 53-ем километре ты тогда пожелала себе смерти… и она догнала тебя сегодня… как та туча… Но ты должна вернуться, Алиса. Посмотри, от твоего астрального тела через Окно в мир вьётся невидимая земному глазу серебряная нить, которой ни у кого из нас нет…
        Я замечаю нить. Она слабо мерцает, будто прерывисто пульсирует, и, кажется, вот-вот оборвётся…
        Зеленоглазая женщина берёт меня за руку:
        - У тебя мало времени… Ты нашла причину… Теперь ты должна сделать самое главное…
        Я поворачиваюсь к ней и отрешённо спрашиваю:
        - Самое главное?
        - Ты должна простить его… Пойдём…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:05. Тайная Комната
        Мы быстро скользим по коридорам Библиотеки и сквозь очередную, ещё неизвестную мне дверь проникаем в Тайную Комнату…
        Я оглядываюсь по сторонам. Кажется, что здесь нет стен - безмерное пространство залито чёрной краской, оно похоже на огромный шар, внутри которого - ни окон, ни дверей, а по центру - белый диск. Он медленно вращается, как пластинка в старом граммофоне.
        Женщина держит меня за руку, будто боится, что я исчезну.
        И внезапно я вижу Его - он проявляется внутри шара и идёт ко мне навстречу.
        «Не случайно столкнулись Пути - сбросив тело в Серебряном веке, я вернулась на Землю - найти… Вашу душу - в ином человеке. Проскользнув сквозь незримую сеть, вспоминала перрон у вокзала, - всё, что Вам не успела допеть, всё, что Вам я тогда не сказала. Я хочу Вас руками обнять, долюбить, дострадать, долелеять, чтоб уже никогда не терять в зазеркальных тенистых аллеях…»
        Инстинктивно я делаю шаг назад, но Женщина крепко держит меня за руку и с материнской нежностью произносит:
        - Ты должна поговорить с Ним… Проговорить вслух свою невысказанную боль… Не бойся, он не сделает тебе больно… Он - просто фантом… Его здесь нет…
        Боль снова захлёстывает меня. Я поворачиваюсь к Женщине и, смотря ей в глаза, категорично мотаю головой, умоляя её отпустить: «Нет! Нет!!».
        - Алиса, ты должна это сделать, чтобы вернуться домой…
        Мы сидим по центру плоского белого диска, который продолжает медленно вращаться внутри чёрного шара, спиной к спине. Так, чтобы я не видела его, но чувствовала рядом, - так проще.
        Вращающийся диск вводит меня в состояние транса, фрагменты из прошлого оживают картинами на чёрном полотне Вечности…

* * *
        «Солнце моё! Путеводная нить! Жизни суровой - награда! Да! Я посмела! Вас! Полюбить! С самого! Первого! Взгляда! Зная заведомо: нет места! - мне! - Все! - переполнены - ниши! - Буду - звездою я - в Вашем окне! Бог! Я люблю его! Слышишь? Чьи-то советы - в любви не указ! Ах, не вздыхайте так снова! Да! Я посмела! Влюбиться! В Вас! С самого! Первого! Слова! В час моего возвращенья в чертог помните: Солнце - не плачет! Сжалится, слушая исповедь, Бог - Ангелом Вашим назначит…»

* * *
        Он передаривает мне только что на моих глазах подаренную ему розу, и я тут же передариваю её ему обратно…
        «Он пригласил меня на бал… Вставая грациозно в позу, в дверях при всех поцеловал, передарив чужую розу. Картины, свечи, зеркала, вино, бокалы, тосты, „браво“… Как долго я его ждала! Ждала и… не имела права… Крутая лестница наверх - как на Голгофу восхожденье! Стихи, гитара, шутки, смех, безбожное обожествленье… Домой вернуться без греха… На неприкаянные плечи набросил царские меха, шепнув с улыбкою: „До встречи!“ Скупая жалость - ник чему… Пусть греет душеньку в морозы тот аромат воздушной розы, мной - передаренной - ему…»

* * *
        Он назначает мне свиданье и в который раз забывает обо мне… А я его жду…
        «Любви невзаимной дорога - в тоскливые сны скорбных сосен… Ты - старше меня… не на много… Вёсен… В объятьях разлуки не плачу - прощаю, лелея разрывы, - мы чувствуем боль, это значит… Живы… На Землю отправлены Богом служить Небесам, как Отчизне… Я - старше тебя… не на много… Жизней…»

* * *
        Я сижу на подоконнике… Мне очень больно от того, что я вижу Там… про него, про себя… Я пишу ему sms-ку, и он отвечает: «Вы уходите, Алиса? Уход?те!»
        «Календарный листок задрожал, и кленовых дрожало немало… Кто-то в чёрном под окнами ждал, с фонарями зевая устало… Я глотала удушливый смог, не спасает земное лекарство: слово за слово - путь в Эпилог, шаг за шагом - в Небесное Царство… От симфоний его нелюбви макротрещины шли в микрокосмос… Мне казалось, ответить: „Живи!“ - опрометчиво лишь в високосном… Точным выстрелом небу в висок открывались ворота в Обитель, хохотало бездушие строк: „Вы уходите?! Так уход?те!“

* * *
        Он звонит мне, прочитав стихотворение «Скорость», где я разбиваюсь на машине, и, усмехаясь, спрашивает: «Ну, как полетала?».
        «Не трогайте руки! Заштопайте крылья - лететь далеко… Оставьте слова паутине и пыли - молчите легко… Не склеите сердца! Ступайте по стёклам на цыпочках - прочь… Сегодня раскрыты все двери и окна - волшебная ночь… Но не обернитесь назад у порога! - практически «ню», я Вам обещаю, что завтра от Бога я Вам позвоню…»
        Он звонит мне в Венецию, где я теряюсь в узких улочках по вечерам после изнурительных рабочих переговоров, и усмехается: «Как, ты всё ещё не вышла в окно?»
        «На ночных Таро - Звезда - мнима! - Проезжали поезда - мимо! Перемоют мне в раю кости! - Я кричала на краю: „Сбросьте!“. За Любовь распяли цвет Храма! Крыльев не было и нет, мама!.. Я попала сердцем в сеть Сцены! - Огласите мне на Смерть цены! Нет же способа верней, Стражи! - Если нынче я - черней сажи…»

* * *
        Я спрашиваю: «Ты прочитал мою „Книгу Знаний“?..» А он едко: «Что там читать-то? Ты так ужасно пишешь, что без слёз и не взглянешь…» Он не читал… не читал книгу, которая была уже трижды переиздана и опять вся мгновенно распродана…
        «Цепочки Гор - Небесной Стражей - замкнулись в круг. Я - долгожданная пропажа для Вас, мой друг… Здесь - Коридор во все Пространства, открыта Дверь. Я им станцую сказку странствий и боль потерь… Здесь - Серебром - следы в тропинках соткали Нить. Вся Жизнь прокружится в картинках - не изменить… Здесь в Лабиринтах бродит Сила, гуляет Смех. Я Вас божественно любила за них, за всех… Здесь - шаг до Дерева Желаний, уплыть в века: ни встреч, ни горьких расставаний - душа легка… Но если вдруг сольюсь я с Ветром, прильнув к Горам, кто о весёлом счастье этом расскажет Вам?..»

* * *
        Он снова обещает сделать меня «королевой»… И через какое-то время звонит и смеётся - очередная молоденькая девочка переходит мне дорогу чёрной кошкой…
        «Вы откроете дверь не спеша заколдованной маленькой фее, не поверите - в гости пришла без креста, но с петлёю на шее… Ересь фраз из грошовых клише схороните в угрюмом подвале! - Если Бог не прописан в душе, крест нательный спасает едва ли… Не пугайтесь напрасно, Малыш, участь горькая ждёт конокрада! - Что с Вас взять? - молчаливая Тишь неприкаянным душам - отрада… Одарите любимых подруг смертной славой скульптур пьедестала! - Рассмеюсь, замыкая их круг, - я давно самой первою стала… Помогите прогнать стаи туч… Вам зачтётся улыбка поэта, - промелькнёте, как Солнечный Луч, по Скрижалям Астрального Света…»

* * *
        Он прерывает мой рассказ о литературном вечере и цинично спрашивает: «Ты будешь любить меня до шестидесяти?» - «До шестидесяти?» - удивлённо переспрашиваю я - разве любовь можно отрезать, как ткань? Заранее спланировав день и час, когда ты возьмёшь ножницы в руки? И я ничего ему не отвечаю, потому что он не понимает, что я люблю его совсем не той любовью, к которой он привык…
        «Оставляя у двери тапочки, я вступала с надеждой в храм, где молебны танцуют бабочки, льётся вкрадчивый фимиам. Я устала от чар проклятия - затянулся любовный пост, распростёрла души объятия, стихотворный построив мост: „.Незнакомкой пришла на исповедь из неведомых Вам окраин… В сердце жажда любви неистова - причастите священных тайн!“ Зачарована, как иконою, прошептала едва дыша: „.Быть навеки лишь в Вас влюблённою обещает моя душа…“ Закружились пред Вами бабочки, затмевая Небесный Свет… Вы сказали: „.Наденьте тапочки - в этом городе храма нет…“»

* * *
        Мы встречаемся на Старом Арбате, и он осматривает меня с ног до головы презрительно-высокомерным взглядом - я одета не так…
        «Под купольным сводом - голубем! Свободною - в слове - вещею! Не мне потерять здесь голову! - Терять мне - давно уж - нечего! Я - голою - с книжной полочки - к Вам - правдой - в ладони - нищею! Оденьте меня! - с иголочки, что в стоге стихов отыщете».

* * *
        Во мне - всё не так… Он ранит меня каждый раз, когда исчезает и когда появляется снова… Он говорит, что мне постоянно надо причинять боль, чтобы я продолжала писать стихи…
        И он выставляет меня напоказ, наслаждаясь осознанием того, что всё, что я читаю им, посвящено ему…
        «Я - метр… и пятьдесят… плюс восемь… сантиметров… Но слышишь, я - поверь мне! - выше из книги Гиннесса - высокой самой! - крыши! Я - больше, чем один лишь взятый город! - Я - города! - скорее даже - страны! Все параллели и меридианы - лишь лоскутки мной пройденных дорог! Я - волны! Я - моря! Я - океаны, чьей глубины познать ещё не смог! Я - непрерывный! - ласковый! - поток всех существующих и мыслимых энергий! На волосах моих - платок - повязан Вечностью! - смотри! - её касаюсь я руками, как матери своей! - Танцуя с облаками, я - девочка - Апрель! - иных - неведомых! - небесных! - тайных сфер! Я - небо, я - витражных храм! - всех вер! - Нет мер таких, чтоб ты меня измерил! - Вне рамок времени! Вне всяческих границ! - Я - унисон всех голосов! - зверей и птиц! Я - музыка! - едва лишь слухом уловимых! - звуков! Я - сон! Я - ночь! Я - день! Я - встреча и разлука! И не одна Вселенная во мне - вмещается! - вращается! - сливаясь воедино! И всё, что зримо и незримо, - есть тоже я… Мне сердцем - Солнце! - и огонь его - в ладонь - твою - Бери! - И… береги, познав Любовь! - дарю! Я - миллиарды звёзд! - сложу
в один-единственный букет, чтоб подарить - ТЕБЕ! Я - свет! Я - тысячи свечей! - неугасимо пламя! - Я - память о каждом, кто когда-то был и есть! Я - все, кто будет! Я - свод картинных галерей, разбросанных по миру, словно капли… Я - радуга эфира! Я - лабиринт со множеством дверей! Во мне - всех кораблей последний пункт… Я - пристань вечная, и я же - только миг! Библиотека книг - всех изданных! - и тех, что только будут - когда-нибудь! - в НЕ наш с тобою! - век - во мне! - и я сама - есть книга! Я - человек, но я - есть всё! И это всё - во мне! - Во мне - одной… Поверь! На этом белом свете есть место чудесам! Я так хочу, чтоб мы влетели в Осень с тобою вместе!!!…И на крыльях - Ветра… Возьми с собой в дорогу… метр… И пятьдесят… плюс восемь… сантиметров…»

* * *
        Фрагменты мелькают быстро-быстро, постепенно повышая скорость. Я заново переживаю их, и боль переполняет моё астральное тело настолько, что в ней тонет мой собственный голос. Я не могу ничего произнести вслух, даже мысленно, - ни слова, ни звука, я становлюсь немой… Но даже если бы я могла, говорить Ему что-либо бесполезно…
        «Вы - иллюзия, снов коллаж, в воздухе - вибраций Любви диффузия… Вы - эманация, мой мираж в плюс пятьдесят, в минус семнадцать, шестнадцать? - на сколько там… ртути, синоптики? Отдышаться б… Вы - чёрствые ломтики, точек яд в письмах без слов, Zero, предлагаю побег с длинной дистанции в снег, падающий на соседней станции метро… Вы - абстракция, нервными пальцами на холсте, Имя, что в глухой пустоте Звуком висит, Вы - творящий моими руками - я вышиваю - Вами! - рукописи!.. Вы - всё и ничто… Моя шиншилла прильнёт к пальто, похожему на шинель в - чужой - «Шанели…» Вы - сужение до мигрени в метель, нашёптывающей рьяно проклятия… Я - фортепьяно… Хэппи-энды - формат Голливуда… Я - в Ваших книжных объятиях - почти задохнулась, Иуда…»

* * *
        Силой мысли я резко останавливаю вращающийся белоснежный диск, встаю и ухожу прочь… В чёрную пустоту Вечности… Я не могу его простить… По крайней мере, сейчас… Возможно, когда-нибудь потом… Когда… «Когда я встречу того, кто увидит во мне то, чего не увидел ты… и он полюбит меня просто за то, что я есть…»
        «Сердце сколото, как блюдце, но письма не ждать! Мне сегодня, чтоб вернуться, надо убежать… А душа всё стонет-то-нет, на Луну ей выть… Мне сегодня, чтобы вспомнить, надо позабыть… Уходи! Смотри: от хижин - выжженная степь… Мне сегодня, чтобы выжить, надо умереть… Осень, дождь, туман и ветер - вот моя стезя… А тебе… тебе на свете умирать нельзя…»

* * *
        Я внезапно вспоминаю про Человека в Чёрном, и невидимая сила мгновенно переносит меня в призрачный небесный Дом со множеством этажей, и на каком-то из них я захожу в неизвестную мне дверь.

* * *
        Апрель 2013. Лондон
        Я оказываюсь в небольшой комнате отеля в… Лондоне… Почему в Лондоне??? А не в Венеции???
        Но я уже не удивляюсь, наблюдая себя со стороны - спящую, свернувшись клубочком, на кровати.
        Внезапно я замечаю… Ангела… Он сидит на подоконнике и держит в одной руке волшебную палочку, а в другой - странный маленький предмет на цепочке. Ангел печально произносит, обращаясь ко мне:
        - Алиса, почему ты такая непослушная и всегда упираешься, как стадо баранов?..
        - Кто ты?.. - удивлённо спрашиваю я. - И что ты здесь делаешь?
        - Я - твой Хранитель… И если ты вернёшься сегодня домой, ты напишешь обо мне очередную повесть и назовёшь её «Хранитель». Только ты даже и не поймёшь, о чём эта книга, потому что большинство знаков, посланных мною тебе, так и останутся машинально зафиксированными, но тобою неосознанными…
        - А почему ты не со мной Там, где я сейчас? Разве ты не знаешь, что…
        - Знаю, - так же печально отвечает он, вздыхая, - но это случилось с тобой только оттого, что ты не слушаешь меня и почти всегда поступаешь по-своему…
        - А что у тебя в руке?
        - Артефакт, изменяющий время и пространство… Ты купишь его здесь, в Лондоне, в апреле 2013 года на магической платформе «Девять и три четверти» и решишь вернуть ситуацию, которая осталась незавершённой в твоём прошлом… Но «зависших» ситуаций у тебя - две… А ты упрямо не желаешь замечать вторую и самую главную…
        - Я не понимаю…
        - Карма - великая вещь, Алиса… Она бывает ироничной… и водит должников по замкнутому кругу, постоянно сталкивая с теми, кому они что-либо должны, пока не происходит взаиморасчёт… Я знаю твоё будущее, а ты - только фрагменты из него… И поэтому я очень советую: прости того, кто причинил тебе боль…
        Я тяжело вздыхаю:
        - Я… не могу…
        - А ты никогда не задумывалась: ПОЧЕМУ ты до сих пор не можешь его простить?
        Я молчу - нет, я не думала об этом…
        - Подумай на досуге… Когда вернёшься обратно… Все эти годы ты пыталась доказать, как сильно он ошибся, пройдя мимо… Ты шла своим Путём без какой-либо помощи и добилась того, о чём многие даже не осмеливаются мечтать… И при этом ты думаешь о Человеке в Чёрном, который на самом деле тебе совершенно не нужен…
        - Не нужен?.. Он хоронит меня в Венеции… И ты сам показывал мне Там, что я выйду замуж, я видела, как мы венчаемся в каком-то храме…
        - Заметь, я не показывал тебе, с кем именно ты венчаешься… И ты не видела лица того, кто внезапно объявится в твоей жизни, когда ты - вопреки всему и вся - самостоятельно взойдёшь на серебряную лестницу, победив в «Конкурсе королей», и кто двенадцать месяцев спустя - монахов же было двенадцать? - после того как, опять же, произойдёт очередное «чудо» и ты победишь в «Императорском» конкурсе, - поведёт тебя далее на очередную «гору» на пару с Важной Персоной. Тебе нужна Любовь, но тот, с кем ты её обретёшь, вовсе не обязан являться Человеком в Чёрном, который хоронит тебя в Венеции, тем более что венецианский сценарий ещё не окончательно предопределён…
        - А кто он… тот, кто появится? - удивлённо спрашиваю я.
        - …Ты всё равно забудешь мои слова, когда вернёшься сегодня на Землю… Если, конечно, ты сможешь простить Его…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:05. Библиотека Вселенной
        - Она не сможет Его простить, - печально произносит Монахиня, глядя в Окно в мир. - А я так старалась… Осталось всего две секунды… Ударов больше не будет… Я вырулю машину ровно по центру третьей полосы, с которой всё и началось… Вы заметили, господа, как сила Алисы постепенно перетекла из физического тела в астральное?.. Её практически уже и нет там, на Земле…
        - Я думаю, Алисе нужно показать правду… - тяжело вздохнув, выдыхает Женщина с зелёными глазами.
        - Ты хочешь сказать, что до этого момента она видела ложь?.. Алиса потратила слишком много времени на пятой секунде…
        - Я бы показал то, что когда-то показывал её Хранитель во сне, но она уже совсем об этом забыла… Возможно, сегодня Алиса сможет переписать фрагмент того сценария… - тихим глубоким голосом произносит Мужчина и мгновенно исчезает…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:05. Где-то во Вселенной
        Я качаюсь на астральных качелях, визуализированных мною в одном из уголков иссиня-чёрного звёздного неба. Я понимаю, что уже не вернусь домой… Ни сегодня, ни позже…
        «Ступай прямиком по тропинкам Вселенной, пока не наступит рассвет. Там где-то есть садик, из детства, волшебный, там льётся серебряный свет. Там также, как в детстве, чудные качели скрипят, повинуясь ветрам, но не испугают морозы в Сочельник шалаш из соломы - мой Храм. Я долго блуждала в маршрутах Апреля, а может быть, даже в веках… Найди же меня на небесных качелях с любимою книжкой в руках…»
        Мужчина в чёрных одеждах появляется рядом. Я стараюсь не смотреть в его гипнотические глаза, но слышу тихий голос: - Алиса… Ты неправа… Хотя бы потому, что он не стоит твоей смерти…
        Мужчина останавливает качели и ведёт меня за руку к Земле… Мы приближаемся к ней всё ближе и ближе… И вот я уже вижу горы… Ночь… Отель на горе, где мы жили во время семинара Раисы Ахметовны Мансуровой в Китае летом 2010 года.
        Мужчина отводит меня в один из пустующих номеров на третьем этаже:
        - Тебе нужно отдохнуть… Засыпай… Засыпай…
        Он исчезает за дверью, а я проваливаюсь в сон…

* * *
        Июнь 2010. Ночь в горах. Китай
        Я просыпаюсь от телефонного звонка. Его сын просит приехать в больницу. И я не раздумывая еду. Мне страшно заходить в его палату, но я захожу. Мне больно видеть его таким, и я хочу вернуть его, чтобы он жил… Я звоню Учителю и прошу поддержать меня, пока я пойду Туда, где Он, чтобы найти его Там и вернуть. Учитель говорит, что это бесполезно. Но я знаю, что должна это сделать и что это смогу сделать только я.
        Я ищу его Там повсюду, сканируя каждый кусочек пространства, пока не оказываюсь в страшном удушливом месте, где горит тёмный свет. Там - всё в огне. Но в другом, не таком, как на Земле. Багровое пространство. Я вижу развалины старого города. На дороге валяются камни. Где-то вдали виднеются одиноко стоящие и уже давно засохшие деревья. Пустыня. Каменная пустыня. Земля покрыта трещинами. Где-то что-то клокочет. Пахнет серой. Какие-то тени. Страшные, обезображенные лица. Город Мёртвых. Слышу дикий истошный смех за спиной.
        - Зачем ты сюда явилась? - шипит кто-то. - Это - не Твоя Дверь!!!
        Не оборачиваюсь. Стараюсь идти дальше. Смотрю только вдаль. И повторяю мысленно: «Где ты? Где ты?!».
        Тени обступают меня со всех сторон. Они преграждают мне путь. Здесь очень душно. Я начинаю задыхаться. Постоянно спотыкаюсь обо что-то и вот-вот упаду. Как обычно, не смотрю себе под ноги…
        - Что ты тут делаешь? Ступай, откуда пришла! Ты забыла, что сделал Тот, кого ты здесь ищешь?
        Не обращаю внимания на выкрики и усмешки.
        Внезапно слышу:
        - У неё в руке - Ключ! КЛЮЧ!!!
        Теней всё больше. Они слетаются отовсюду и окружают меня со всех сторон так, что я почти ничего не вижу впереди и с трудом могу продвигаться дальше. Шум нарастает.
        Они не могут до меня дотронуться, хотя пытаются всеми силами сделать что-нибудь, чтобы я упала. Им нужен Ключ, который я держу в руке, чтобы открыть Запечатанную для них Дверь.
        - ГДЕ ТЫ?!! - кричу я из последних сил.
        И… вижу Его. Он медленно идёт куда-то вдаль.
        - Остановись!!! Пожалуйста! Слышишь?
        Он замирает. Они все пытаются кричать так, чтобы Он не расслышал моих слов.
        Но Он внезапно оборачивается.
        Тени заполоняют всё пространство между нами. Они хотят, чтобы Он не увидел меня.
        - ВЕРНИСЬ!!!
        И Он замечает меня. Идёт навстречу. Они пытаются Его остановить. Но Он подходит.
        - Алиса… Что ты делаешь здесь?
        Тени бросаются на Него и обвивают за шею. Они что-то шепчут Ему на ухо и пытаются оттащить от меня назад.
        - Я пришла за тобой. Ты должен вернуться… - произношу я и одновременно понимаю: здесь слишком шумно.
        - Что ты говоришь? Я не слышу…
        - Пойдём со мной! Ты должен вернуться!!!
        - Вернуться? - переспрашивает Он.
        - Да, вернуться! Или ты останешься здесь навсегда! Это - не ТА Дверь!!!
        Тени постоянно визжат, всячески стараясь перекричать меня.
        - Что ты сказала? - снова переспрашивает Он.
        - Это - не ТА Дверь!!! - кричу я изо всех сил.
        Я пытаюсь шагнуть к Нему навстречу, чтобы взять Его за руку, но меж нами вырастает незримая стена. Тени чертыхаются. Они не могут дотронуться до меня. Они визжат и корчатся.
        - Отдай нам КЛЮЧ и оставайся с Ним здесь навсегда!
        Я крепко сжимаю Ключ в руке. Самая большая Тень что-то шепчет Ему в ухо. Он смеётся и произносит:
        - А разве есть другие двери?
        - Есть. Только ты не можешь пока в них зайти. Тебе нужно вернуться обратно, чтобы потом уйти через Другую Дверь. В своё время.
        Он с грустью смотрит на меня. Молчит.
        Внезапно передо мной из ниоткуда появляется огромный циферблат. Я с ужасом понимаю: время заканчивается. Мне надо срочно возвращаться. Грохот, гули крики становятся невыносимыми. Я почти теряю сознание.
        - Пожалуйста, вернись!!! - кричу я.
        Тени берут Его под руки и тащат в другую сторону.
        - Я не могу, - печально отвечает Он.
        Разворачивается. Начинает уходить вдаль.
        Невыносимо жарко и душно. Здесь нечем дышать. Этот воздух пропитан ядом. Меня бросает в дрожь. Я осознаю своё бессилие. Он - всё дальше и дальше. Я пытаюсь идти за Ним, но меня не пускают. Кто-то или что-то. Собрав все свои силы, я кричу последнее, что мне осталось:
        - ЧТО Я ДОЛЖНА СДЕЛАТЬ?
        Он на мгновение замирает. Поворачивается ко мне лицом. Как-то обречённо молчит, а потом произносит то, чего я уже не слышу. Я читаю эти слова по Его губам, а может быть, просто мысленно:
        «Прости меня…»
        Мгновенно перед глазами снова проносится вся моя прошлая жизнь, та боль, которую Он причинил мне… Сказать: «Я прощаю тебя» - совсем не значит простить. Здесь я могу произнести эту фразу сотни, тысячи раз, только это ничего не изменит. Здесь не имеют значения слова. Здесь сканируют Души…
        Я плачу, медленно опускаясь вниз. Пальцы разжимаются от бессилия. Ключ выпадает из рук. Тени мгновенно подлетают к нему и…
        - Я НЕ МОГУ… - кричу я в отчаянье…
        Секундная стрелка звучно перемещается на одно деление вправо…
        Мощная Сила мгновенно подхватывает меня и уносит прочь.
        Глава 6
        23 июня 2012. 19:32:06. Москва. 53-й км МКАД
        Машина, танцуя свой первый и теперь уже, совершенно очевидно, последний танец со Смертью, оказывается на третьей полосе, ровно в том положении, в котором она ехала изначально, и по инерции движется вперёд. Раздаются неприятные слуху звуки резкого торможения, и она внезапно замирает. Навсегда.

* * *
        23 июня 2012. 19:32:06. Библиотека Вселенной
        Я стою у Окна в мир. Моё ментальное тело постепенно проясняется, а астральное совсем не чувствует боли. Я перерисовываю платье, потому что кровавые пятна на предыдущем, в котором я сейчас - там, в машине, давят мне на нервы.
        - А куда подевались все остальные? - спрашиваю я, вспоминая, что ехала в плотном потоке.
        Монахиня садится на подоконнике и усмехается:
        - Подевались? Машины никуда не деваются самостоятельно… Их могут переместить в соседний вариант пространства, где нет тебя, например. Или, наоборот, тебя перебросить в тот вариант, где не будет никого, кроме тебя… Последнее - менее энергозатратное действо. Но уже через секунду ты вместе с машиной вернёшься обратно… Или не ты, а твоё земное тело…
        - Алиса, - произносит Женщина с зелёными глазами, теребя меня за руку, - ты не имеешь права оставаться здесь.
        - Почему? Это же один из вариантов… - спокойно говорю я, смирившись всеми телами, за исключением физического, с мыслью о том, что серебряная нить, совсем почерневшая на настоящий момент, растворится, как ни в чём не бывало, в следующую секунду.
        - Потому что тот человек, которого ты не можешь простить, должен вернуть тебе свои долги перед тем, как порвётся его собственная ниточка.
        - Он ничего мне не должен, - категорично произношу я и отворачиваюсь от Окна в мир, нашёптывая одно из своих стихотворений: «Не исказит его лица тоска последней Литургии, когда узнает от гонца, о чём печалятся другие. Не вздрогнут пальцы жёстких рук, чьих я не ведала касаний, когда, земной исполнив круг, Душа качнётся пред Весами. Вздох не встревожит тонких губ, слетев воздушным поцелуем, когда под звук небесных труб хор разольётся аллилуйей. Он будет жить… и глух, и нем… Обласкан царственной Луною… Ему была, увы, никем, Он - на века прославлен мною…»
        - Вы оба должники друг друга… Если ты сейчас останешься здесь, он не сможет с тобой расплатиться в этой жизни. А знаешь, как сложно отыскивать должников в последующих? Не стоит портить карму ни себе, ни ему.
        Я усмехаюсь, но… внезапно вспоминаю что-то и тут же направляюсь к стеллажу, где находится полка с моими собственными книгами. Зеленоглазая женщина с удивлением следует за мной.
        Я вглядываюсь в почти уже невидимые даже астральному глазу корешки ещё не написанных мною книг и спрашиваю:
        - Здесь должно быть две повести - «Хранитель» и «Сон», я хочу прочитать их. Обе. Сейчас.
        - Ты не успеешь… - печально произносит Женщина.
        - Но я так чувствую - так нужно. В «Хранителе» есть какие-то знаки, которые посылал мне мой Ангел, но я не смогла их расшифровать.
        - Ты видела своего Ангела? Он же арестован Небесной Стражей! Как ты могла его видеть?
        - Я оказалась в Доме Жизни, на одном из этажей выше тридцать шестого, в будущем… Он хотел мне что-то сказать, но я не поняла, что именно… Он тоже говорил про карму. И ещё я хочу знать, что произойдёт со мной дальше на Земле, если смогу вернуться сегодня обратно.
        - Ты не сможешь вернуться обратно, если не простишь того человека, которого…
        - Человека, Которого Не Было… «Я рисую на ощупь портрет… Для кого? Для себя? Не для Неба ли? - Человека, которого нет… Человека, которого не было…»
        - Да-да, Алиса. Вот именно: ты не можешь его простить за то, что его не было в твоей жизни, но…
        - Но я смогу его простить, когда встречу другого человека, с которым… Возможно, прочитав своё будущее в «Хранителе» и во «Сне», я пойму, что вот-вот встречу его. И, возможно, это знание…
        Я даже не успеваю договорить, как одна из призрачных книг мгновенно слетает с полки и ластится к моим - столь же призрачным - рукам. Я бережно подхватываю её и замечаю, как на прозрачной обложке одна за другой проявляются буквы: «Хранитель».
        Я удаляюсь в глубину зала и в кресле-качалке с замиранием астрального сердца принимаюсь за чтение. Как и в прошлый раз, когда я читала Эпилог «Сна», часть страниц совершенно пусты, а на некоторых отчётливо проступают отдельные строчки.
        Я дочитываю до последней и обнаруживаю дату - «4 августа 2013 года». Повесть написана в хронологическом порядке, описываемые события начинаются в День Святого Валентина - 14-го февраля 2013-го. Собственно, из того, что там написано, получается, что лето следующего года на тридцать седьмом этаже Дома Жизни окажется не веселее текущего - мне придётся станцевать со Смертью ещё один танец, но ожидание появления Человека в Чёрном, и помощь Хранителей - как моего, так и окружающих - и поездка в Елабугу к Марине Цветаевой в день моего рождения, чтобы сместить очередную роковую комбинацию планет на небе, отводят Смерть от меня. Человек в Чёрном в этом промежутке будущего так и не появляется. Но вместо него…
        - Вот именно, Алиса! - восклицает Зеленоглазая женщина, одновременно бросая нервный взгляд на часы над порталом. - Вместо него Хранитель сталкивает тебя в 2013-м апрельском Лондоне трижды за один день и всего лишь от одного твоего вращения хитроумного устройства по изменению времени и пространства под взмах волшебной палочки Человека, Которого Не Было! Потому что вам нужно расплатиться… То, что ты видела сегодня здесь, в Скрижалях, в своём гипотетическом будущем, сбудется - ты поднимешься на серебряную лестницу и 23 мая 2013-го победишь в конкурсе «королей», и Человек, Которого Не Было…
        - Это нереально, - задумчиво произношу я, встаю с кресла и возвращаюсь к своей книжной полке, чтобы вернуть «Хранителя» на место.
        Но одновременно ко мне в ладонь с той же самой полки слетает призрачный «Сон».
        - Оставь, Алиса, сейчас же! Тебе не нужно его читать! Не трать драгоценное время!
        Но я не слушаю её и уже пролистываю страницы «Сна». И вот я дохожу до последней строчки. Во «Сне», который я допишу 30 октября 2013 года, запечатлена странная история про Человека в Чёрном - с момента, когда он впервые появился в моей жизни, - август 2010 - и до последнего его появления на момент завершения «Сна» в октябре 2013-го. Эпилог явно касается событий отдалённого и не имеющего пока точной даты будущего, в котором Человек в Чёрном хоронит меня в Венеции и говорит моим близким, что я умерла во сне…
        - Алиса, у тебя нет времени думать о Человеке в Чёрном! Подумай о Человеке, Которого Не Было! Тебе нужно вернуться! Дай ему шанс!
        - Но во «Сне» нет Человека, Которого Не Было! И это Человек в Чёрном хоронит меня! - я начинаю выходить из себя из-за явной путаницы.
        - Алиса! Ты должна слушать то, что я тебе говорю!.. И то же самое тебе сказал бы твой Хранитель, будь он сейчас здесь!
        - Ты читала Эпилог «Сна»??? В нём описаны фрагменты медитации в ночь с 13 на 14 октября 2013 года, и я видела свадьбу с Человеком в Чёрном! И ты сама на этой же свадьбе подошла и сказала мне: «Он нужен тебе!» - восклицаю я недоуменно. - Или это была не ты?
        - Это была я… - тяжело вздыхает Женщина и почему-то мрачнеет, будто знает нечто, чего пока ещё не знаю я.
        - Что произойдёт в Венеции? Ты знаешь!!! Ты знаешь правду!!! И там что-то плохое, да??? - уже предчувствуя некую трагедию, спрашиваю я, заглядывая в её зелёные глаза, но она молчит и отходит от меня к Окну в мир.
        Я подбегаю к ней и оглушаю загробную тишину Библиотеки криком своей мысли:
        - ЧТО СЛУЧИТСЯ СО МНОЙ В ВЕНЕЦИИ??? Она закрывает лицо руками.
        Я делаю шаг к Окну в мир и исчезаю в нём.

* * *
        23 июня 2012. 19:32:06. Москва. Старый Арбат
        Я мгновенно влетаю в квартиру Рэя, где в реальности смогу оказаться впервые - судя по тому, что видела сегодня, - лишь неделю спустя… Если…
        Он сидит в кресле-качалке, погружённый в состояние транса. Его стеклянные глаза открыты, но взгляд обращён в глубь Иной Реальности.
        - РЭЙ!!! - кричу я мысленно, и он мгновенно переводит взгляд на меня.
        - Алиса… Как ты?
        - Я умираю, Рэй… Авария на пятьдесят третьем километре МКАДа… Пожалуйста, помоги мне!!! У меня очень мало времени…
        - Ты застряла Там и не можешь вернуться?
        - Да, Рэй… Возможно, я уже никогда не вернусь… Я хочу, чтобы ты помог мне, мне нужно знать ПРАВДУ…
        - Я всегда - в твоём распоряжении… Говори…
        - Я прочитала Там две свои книги, которые напишу в следующем году. Одна из них - «Хранитель», вторая - «Сон».
        - Про твой венецианский сон?
        - Да. В Эпилоге «Сна» я видела своё отдалённое будущее, в котором Человек в Чёрном хоронит меня в Венеции. Но я говорила тебе, что каждый раз, когда он появляется в моей жизни, нечто во мне всячески сопротивляется, я панически боюсь его. Я так и не увидела Там, как я оказалась в Венеции и почему умерла. Судя по тому, что он говорит в день похорон, отвечая на звонки на моём мобильном телефоне, я не жила в Венеции, но приехала туда на небольшой отрезок времени. И внезапно умерла во сне. В ночь с 13 на 14 октября 2013 года мне показали ещё несколько фрагментов - в одном из них я видела свадьбу с Человеком в Чёрном, но почему-то на ней были только призраки - мои родители и обитатели Библиотеки Вселенной. Марина сказала на свадьбе: «Он нужен тебе».
        Ещё я видела себя идущей в чёрном платье по краю бездны. И как за мной почти сразу после свадьбы приходят Марина и владыка царства мёртвых - Плутон. Они уводили меня в Вечность. В Эпилоге я достаю три карты Таро - «Смерть», «Солнце», «Любовь», и я не знаю, как их трактовать. Потому что логически карта «Смерть» в соответствии с этими фрагментами должна была выпасть последней. Сегодня в Библиотеке Вселенной я стала спрашивать о том, что произойдёт со мной в Венеции, но Марина не просто замолчала, она почернела… Она сказала, чтобы я думала не про Человека в Чёрном, но про Человека, Которого Не Было.
        И тут, Рэй, начинается совершенно странная история, потому что во «Сне» ЧКНБ нет. Он появляется хронологически раньше - в «Хранителе», мой Ангел всячески сталкивает нас и в Лондоне, и в Москве. Зачем-то. Ну и бог с ним, Рэй… Меня почему-то гораздо больше волнует смерть в Венеции… Там произойдёт что-то ужасное… И я не знаю, когда именно… Я думаю, что панически боюсь Человека в Чёрном именно из-за того, КАК я умерла… Но меня не пускают в тот фрагмент.
        - И поэтому ты не знаешь теперь, возвращаться сегодня или нет? То есть ты считаешь, что он мог убить тебя?
        - Я не знаю, Рэй… Но я хочу знать правду… И почему они все Там сегодня постоянно говорят мне про Человека, Которого Не Было? Что я должна его простить! Иначе я не вернусь! Сколько живёт на земле людей, которые кого-то за что-то не простили? Или все вокруг, кроме меня, стали святыми? Эти призраки в Библиотеке будто сговорились! Рэй! Ты один знаешь, как мне было больно!! Я, конечно, когда-нибудь прощу его, но не сейчас! А они будто специально отводят меня своими разговорами от того, что мне действительно важно! Я знаю, что не смогу вернуться, если не узнаю правды про свою Смерть!
        - Если «Хранитель» и «Сон» написаны про реальные события твоей жизни, то есть про судьбу одного человека - тебя, - значит, они должны быть как-то взаимосвязаны, Алиса, соответственно, твои призраки из Библиотеки не случайно говорили про Человека, Которого Не Было…
        - Рэй, но я не знаю, как соединить в единое целое совершенно две параллельные цепочки! Они не складываются! Зачем тогда их соединять?
        - Чтобы узнать правду, Алиса… Если, конечно же, ты действительно хочешь её знать. Потому что ответы обычно скрываются как раз в том, что тебе НЕ показывают, - в якобы отсутствующих звеньях, местах соединения разрозненных фрагментов в единую картинку… Подумай сейчас хорошенько и ответь на вопрос: почему ты категорически не хочешь думать про Человека, Которого Не Было, который при этом явно ещё появится в твоей жизни, и совершенно не случайно?
        - Потому что я… боюсь его…
        - Ты боишься его из-за того, что он снова причинит тебе боль?
        - Да… - тяжело вздыхаю я.
        - Получается, что ты боишься их обоих - и Человека в Чёрном, и Человека, Которого Не Было… Вот тебе уже как минимум одно связующее звено в несвязанных фрагментах… Что ещё ты можешь вспомнить из того, что видела сегодня Там?
        - Всё путается в голове… Я помню, как вернулась в прошлое, к астрологу в Индии… Он говорил, что я ещё раз выйду замуж. И что вариантов смерти у меня много: и самоубийство - порежу вены (но это невозможно, Рэй, потому что максимум, на что я осмелилась бы, так это выйти в окно), и насильственная смерть - от вторжения в тело металлического предмета, и авария - то, что со мной происходит сейчас, и смерть во время хирургической операции, и внезапная остановка сердца во сне. Из того, что я прочитала в «Хранителе», смерть во время хирургии возможна летом следующего года, но я выживу. Получается, остаётся убийство или во сне…
        - Астролог сказал тебе про аспекты твоей планеты Смерти?
        - Планеты две, Рэй, - Сатурн и Уран… Он сказал, что планеты Смерти одновременно являются у меня планетами Брака и Партнёрства, поэтому моя смерть так или иначе будет связана с моим мужчиной: он может убить меня, может косвенно подтолкнуть к самоубийству, может случайно что-то сделать так, что я умру. Или, как он сказал, мы вообще можем держать ключи от Смерти друг друга, я только не поняла, что это значит.
        - Это значит, что ты будешь его Хранителем, а он - твоим… Продолжай…
        - По поводу аспектов - Сатурн имеет один положительный аспект к сильной Венере и один поражённый к Меркурию.
        - Значит, твоя смерть связана с сильной любовью и с проблемами с речью, скорее - с устной, ты же у нас писательница…
        - Рэй, какие у меня проблемы с речью?
        - Вспомни 2006 год… Венецию… Тебе случайно не показывали этот фрагмент?
        - Рэй!!! Точно!!! Я видела, да!!! Но при чём тут Венеция?
        - Венеция, возможно, и ни при чём… 2006 год… Ты тогда перестала говорить, Алиса… Ты полгода молчала… Тебе было так тяжело, что ты онемела…
        - Рэй!!! Ты прав! Как я не обратила на это внимание?
        - А какие аспекты у Урана?
        - С Марсом в Раке в XII доме… Смерть на воде при мистических обстоятельствах, в изоляции, в эмиграции, возможно, самоубийство или насильственная смерть, возможно, связано с водой или жидкостью, возможно - с вторжением металла в тело… С тем же Сатурном, Рэй… Непоражённым Юпитером в XI… Но у Сатурна связи сильнее с Венерой и Меркурием, чем у Урана с Юпитером, Сатурном и Марсом…
        - Продолжай, что ещё тебе показывали…
        - Из прошлого - я видела, как пришла к Учителю осенью 2010 года, чтобы стереть всё, что связано с Человеком, Которого Не Было, потому что это было невыносимо больно… И он сказал, что я, вместо того чтобы расстраиваться, должна поблагодарить Бога за то, что…
        - Так-так… Интересно, и за что?
        - За то… что… Учитель сказал, что ему идёт слово «самоубийство»… То есть я бы умерла, если бы была с ним… Рэй, но это бред какой-то!!! Меня хоронит Человек в Чёрном!!! Понимаешь? При чём тут Человек, Которого Не Было!
        - У тебя две планеты за Смерть отвечают, так?
        - Две…
        - И они же - за сферу VII - «Брак и Партнёрство»?
        - Да, Рэй… И они же - за IX - «Заграница, литература, духовный путь».
        - То есть твои мужчины, получается, не только связаны с твоей смертью, но они должны быть как-то связаны и с IX - кто-то с заграницей, а кто-то с литературой или с духовностью… Ещё интересней…
        - И моя точка смерти находится в IX. Я не умру на родине. Но я могу выйти замуж в этом воплощении ещё только один раз. Соответственно, как они ОБА умудрятся иметь отношение к моей смерти? В Венеции во время моих похорон был только Человек в Чёрном, а Человека, Которого Не Было, там не было и не будет…
        - М-да… Загадочная история… А что ты видела ещё из будущего, помимо Венеции?
        - Несколько раз - венчание в храме. Кольцо, которое он мне подарит. Лица не видела - только белый светящийся фантом… Мне показывали, когда появляется этот мужчина, - после того как я поднимаюсь на серебряную лестницу - я должна победить в следующем году в конкурсе «Король Поэтов». Мужчина появляется сразу, но я прохожу двенадцать монахов - Хранитель сказал, что это двенадцать месяцев года, то есть он должен окончательно появиться 23 мая 2014 года. И он берёт меня за руку и ведёт в какой-то призрачный дом, а после - по дороге. Она связана со СМИ. А потом появляется Важная Персона, они оба ведут меня на самую главную лестницу. Одновременно мне показывали год, когда я побеждаю ещё в одном, «Императорском», конкурсе, и тогда этот фантомный мужчина появляется сразу после даты официальной церемонии, я видела себя на сцене с Императрицей Александрой, которую звали, как и меня, - Алисой… Она будто трижды поцеловала меня… И мне показали, что дата официальной церемонии будет назначена на 21 июля… Я не знала, какого года, но Венера на моих Зодиакальных Часах стояла на куспиде VII с Луной в X, что в трактовке
именно для женщин читается как «вступление в долгожданный брак»…
        - Осталось понять: два разных мужчины появятся или один…
        - А как это можно проверить?
        - Я сейчас посмотрю твои ближайшие года, где там Венера с Луной…
        Рэй садится за компьютерный столик и забивает мои данные в астрологическую программку.
        - У тебя вообще нет такого положения планет…
        - Как нет?.. А-а-а!!! Я вспомнила - я буду перемещать в тот год злые Солнце с Ураном из VIII в IX! Посмотри, в каком году эти планеты окажутся в VIII.
        - Хмм… 2014-й, Алиса… Кстати, там же ещё по трактовкам «год вступления в глубокую и/или тяжёлую интимную связь с человеком, углублённым в эзотерические практики или занимающимся оккультными науками»… Значит, тот фантомный мужчина должен появиться в 2014 году летом - либо после 23 мая, либо после 21 июля… Либо первый - после 23 мая, а второй - после 21 июля… Кстати, у тебя с 23 мая по 23 сентября 2014-го идёт соединение транзитного Урана с натальным Солнцем. Такое случается лишь однажды в жизни человека, когда тот должен кардинально изменить свою жизнь, либо… И при этом ты выводишь именно Солнце с Ураном в IX, который имеет отношение и к твоим «мужчинам», и к твоей смерти, и к сфере «Заграница, литература, духовность…».
        - Рэй, с ума можно сойти! Как всё совпадает! Астролог в 2006 году сказал, что у меня будет три года, чтобы полностью изменить свою жизнь, либо я погибну. А сегодня в Библиотеке мне сообщили, что этот трёхлетний период начался у меня в 2012-м. И, соответственно, те три года как раз вписываются - 2012-й-й-й…
        - Алиса, ты не договорила: а что ты видела после того, как поднялась на самую большую лестницу?
        - Фантомный мужчина увозит меня на лодке куда-то далеко-далеко… И всё… Дальше не видела… Вернее, дальше, видимо, уже - Венеция… Рэй, ЧТО СЛУЧИЛОСБ СО МНОЙ В ВЕНЕЦИИ??? Скажи мне!!! Ну скажи! Ты же должен всё знать!!! Ты такой сильный МАГ!!! Я хочу знать это сейчас! Я же всё забуду, если вернусь! А на Земле, ты же знаешь, как сложно узнать правду!!!
        Я внезапно начинаю плакать от собственного бессилия, опускаясь на шахматный пол в его роскошной чёрной квартире, похожей на дворец…
        Рэй садится рядом… Он не может меня обнять, чтобы успокоить, потому что он сейчас - в земном теле, а я - нет… Я внезапно чувствую, что он уже ЗНАЕТ правду… Рэй всегда видит и знает больше, чем я… И он с какой-то обречённостью произносит:
        - Алиса… Ты будешь самой красивой невестой… Это та правда, которую я тебе обещаю……
        Глава 7
        23 июня 2012. 19:32:07. Библиотека Вселенной
        - Ну что ж… теперь осталась самая малость, - горько усмехаясь, произносит Монахиня, влетая из мира в Окно Библиотеки, - перебросить её тело с машиной обратно в исходное пространство, где всё и началось шесть секунд назад… Только я не смогу этого сделать без вашей помощи, господа… Выдернуть машину из потока в пустое пространство, где никого нет, гораздо проще и безопасней, чем возвращать в плотный поток, движущийся со скоростью сто двадцать километров в час, в котором даже яблоку некуда упасть… Но я кое-что придумала, чтобы никто, в довершение всего, не въехал в неё сзади… Пойдёмте, друзья…
        Зеленоглазая женщина подходит ко мне, отрешённо сидящей в кресле в углу зала:
        - Алиса… Нам нужно идти… Через секунду ты должна вернуться обратно…
        - Я не вернусь, если не узнаю правду… - тихо отвечаю я, встаю с кресла и направляюсь к стеллажу со своими книжками.
        Я пытаюсь разглядеть среди призрачных фантомов ещё не написанных мною в реальности книг хоть одну, которая была бы датирована более отдалённой датой, чем «Сон», чтобы найти в ней ответ на свой вопрос, но тщетно - во всех остальных текст абсолютно нечитаем.
        Мужчина в чёрной одежде с белым воротничком подходит к Женщине с зелёными глазами, печально наблюдающей со стороны за моими безрезультативными поисками, и обращается к ней:
        - Марина, скажи, на какой этаж ей подняться… Иначе она может не успеть…
        - Да, конечно, она обязательно должна вернуться сегодня домой… Алиса!
        Я оборачиваюсь и подхожу к ним.
        - Дом Жизни… - вздыхая, произносит Зеленоглазая женщина. - 38-ой этаж… Тебе нужна дверь в 23 июня 2014 года… Ровно через два года после сегодняшней аварии, перед тем как принять одно важное решение, ты захочешь посмотреть в Скрижалях наиболее вероятный вариант дальнейшего хода событий, но неверно сформулируешь вопрос, поэтому увидишь гораздо больше, чем планировала узнать… Собственно, тебе не нужно знать этого и сейчас… Но для того чтобы ты действительно захотела вернуться домой сегодня, вполне достаточно посмотреть первые шесть фрагментов… Я думаю, ты будешь рада, и нам уже не придётся тебя уговаривать… Но ты не должна задерживаться дольше шестого фрагмента, это опасно! Когда последняя, седьмая секунда, которую мы попросили максимально замедлить, перетечёт в восьмую, ты должна мгновенно вернуться на Землю, в своё тело… Мы будем находиться Там и не сможем помочь тебе, если ты не почувствуешь, что время истекло, и тогда ты останешься здесь навсегда…
        - А как мне понять, где заканчивается шестой фрагмент?.. - уже сгорая от нетерпения забраться в 23 июня 2014-го, с волнением спрашиваю я.
        - В конце шестого фрагмента ты спускаешься со сцены, на которую ещё никогда не поднималась…
        - Хорошо, спасибо! - радостно киваю я и уже было лечу по коридору к выходу, как Монахиня догоняет меня.
        - Алиса!
        Я оборачиваюсь. Она загадочно улыбается:
        - Если у нас всё получится, я разрешаю тебе отмечать свой второй день рождения в мой… Даже несмотря на то, что ты мгновенно позабудешь, вернувшись обратно, как мы тут для тебя сегодня старались…
        Я улыбаюсь:
        - Я не забуду…
        - Когда вернёшься в тело, - произносит Мужчина в чёрных одеждах с белым воротником, - тебе будет очень-очень больно… Но ты быстро поправишься… До свадьбы заживёт, вот увидишь… И ты будешь самой красивой невестой…
        Они подходят к Окну в мир и машут мне руками на прощание… А я - им… Почему-то я теперь уверена, что вернусь…
        И уже через мгновенье я оказываюсь у входа в свой Дом Жизни…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:07. Дом Жизни
        Я оглядываю здание снизу вверх, считая этажи. Во всех окнах первых тридцати пяти горит свет. На тридцать шестом большинство окон совсем туманны, в одном из них - свеча. Всё, что выше, - ещё более призрачно.
        Я вздыхаю и захожу внутрь. Нажимаю в лифте «3» и «8» и мгновенно оказываюсь на тридцать восьмом.
        Здесь совсем темно и туманно одновременно. Я пытаюсь осторожно плыть вдаль, к двери в 23 июня 2014-го, но внезапно останавливаюсь - любопытство берёт надо мной верх: вряд ли случится что-то страшное, если я хоть одним глазком астрального тела загляну в замочные скважины дверей, расположенных на том же этаже, но до нужной мне даты.

* * *
        5 апреля 2014. Утро. Высоцк
        Маленькая комнатка на чердаке с окошком на крышу. Я - та, другая, в будущем - ещё нежусь в кровати, как раздаётся телефонный звонок, и, судя по разговору, это - астролог. Она поздравляет меня с днём рождения и интересуется, смогла ли я уехать в Высоцк, чтобы вывести Солнце и Уран из VIII Дома Смерти в IX.
        - Да, я - в Высоцке… Алина, а когда, вы там говорили, следующий сложный год, когда Плутон «наедет» на Венеру?
        Астролог что-то отвечает, но я не слышу, хотя знаю, что Плутон - «смерть», а Венера - «любовь». И это означает, что…
        - Понятно… Ладно… Только для начала хорошо бы эту Любовь найти, а потом уже за неё попереживать…
        Они прощаются. И внезапно раздаётся ещё один звонок. Я уже собираюсь скользнуть к другой двери, но почему-то задерживаюсь.
        Я вижу, как Я-другая улыбается: видимо, ей очень приятно, что её поздравляет с днём рождения именно этот человек… Я - та, другая - смеюсь и отвечаю звонящему:
        - Нет, дорогой, это Я тебя поздравляю с тем, что я родилась… Иначе тебе никто бы никогда не посвятил таких стихов…
        Я отхожу от двери в 5-е апреля, задумавшись над своей собственной фразой. Но у меня нет времени на размышления, и я скольжу дальше.

* * *
        14 апреля 2014. Москва. Клуб-ресторан «Петрович»
        В зале с приглушённым светом - аншлаг, сегодня - вечер «Россия - Испания», на котором присутствует президент Международной Ассоциации Граждан Искусства Светлана Дион, прилетевшая из Мадрида.
        Я - та, другая, в будущем - иду к сцене, как внезапно кто-то дёргает меня за руку. Я оборачиваюсь и вижу Лену Воронову - близкую знакомую Светланы, но живущую в Москве, а не в Мадриде.
        Я радостно приветствую её. Мы виделись всего два раза в жизни. И первый из них - в том страшном 2006 году, когда я онемела и ни с кем не разговаривала. Одна женщина, зная о моём ужасном состоянии, посоветовала обратиться к Лене. Но разговора не получилось - я молчала, а она говорила мне про то, что есть и что будет.
        Второй раз мы пересеклись с Леной уже году в 2008-м, на литературном вечере в доме-музее Марины Цветаевой в Борисоглебском. Я спросила её, когда же наконец Он появится в моей жизни…
        И вот сейчас я чуть ли не встаю перед ней на колени и с умоляющим о пощаде взглядом произношу:
        - Ну-у-у!!! Что видишь??? Только не говори опять, что лет через…
        Она смеётся и пристально смотрит мне в глаза, на самом деле обращаясь к Иной Реальности:
        - Летом… Не в начале… Конец июля - август… Ну-у-у… может, сентябрь… Жди чуда!..
        И я радостно выхожу на сцену…

* * *
        17 апреля 2014. Вечер. Москва
        Я вижу себя с сыном. Мы возвращаемся домой от метро. И я осторожно произношу:
        - Я хотела с тобой поговорить…
        - Говори, - спокойно разрешает он.
        - Я подумала… ну-у… понимаешь, мне… хочется быть счастливой… Я не хочу себя хоронить, я же ещё - не совсем «баба-яга»… А ты уже вырос… И с лета будешь жить в основном у бабушки… А я бы хотела встретить человека, с которым встречу старость…
        - А у тебя уже кто-то есть на примете?
        - Нет… Многие говорили, что я могу эмигрировать… И мне кажется, я уже всё сделала здесь, что могла… Я хочу начать новую жизнь… Но сначала нужно где-то найти того человека… И ещё - прежде чем искать - отредактировать стихи, а потом… осенью… я хочу активно заняться своей личной жизнью, чтобы в следующем году, когда ты поступишь в институт, я смогла бы уехать отсюда… У меня сейчас по звёздам ну очень идеальный год, чтобы нам встретиться и, возможно, даже пожениться…
        - Отлично, самый идеальный вариант для всех, мам… Я - за… Только деньги на квартплату высылай, пока я буду учиться…
        - Да, чтобы я была спокойна, тебе обязательно нужно поступить в институт. А потом будешь ко мне приезжать в гости на каникулы.
        - И внуков тебе на лето сдавать… А где бы ты хотела жить?
        Я отхожу от двери, улыбаясь и вздыхая с грустью одновременно, - получается, ни Человека, Которого Не Было, ни Человека в Чёрном так и не появилось в моей жизни…
        Я могла бы поехать в Венецию 23 мая. Меня приглашала Лариса Кузьминская в литературную поездку на несколько дней по местам Бродского с различными выступлениями. Но у меня закончился загранпаспорт. И новый я получаю только в июне.
        Внезапно мне звонит поэтесса, которая поехала с Ларисой, но вернулась раньше.
        - Знаешь, там, в Венеции, я познакомилась с Сюссанной… Она живёт в Венеции уже лет двадцать, у неё муж - итальянец. Вообще, она занимается экскурсиями. Но сказала, что если у меня есть знакомые «невесты», то у неё есть знакомые «женихи»… Ты как?

* * *
        Май 2014. Москва. Союз писателей
        Мне звонит Сюссанна, которой накануне я отправила официальное письмо от МГО СПР с просьбой рассмотреть возможность проведения литературного фестиваля в Венеции в октябре 2014 года. В письме стояла автоматическая подпись с указанием не только телефона, но и моего сайта, который я не обновляла уже лет сто…
        - Александра!!! - восклицает она прямо «с порога». - Вы не поверите, но я зашла на ваш сайт и в рубрике «Фото» нашла СЕБЯ на одной из ваших фотографий!!!
        - СЕБЯ??? - удивлённо восклицаю я и чуть ли не подпрыгиваю.
        - Да! И знаете где? В Венеции!!! На кладбище!!! На могиле Бродского!!! Вы там были с Евгением Борисовичем Рейном! А я проводила для вашей делегации экскурсию!!! Фестиваль организуем, а жених вам из Венеции не нужен?..

* * *
        1 июня 2014. День. Москва. Кухня
        Я сижу на кухне за ноутбуком и с улыбкой набиваю «письмо в пространство вариантов», удивляясь самой себе: странное желание озвучить намерение найти мужа (ну или мужчину), с которым я встречу старость, пришло мгновенно, прямо посередине воскресного дня.
        Но я не просто должна написать это письмо, а отправить. Отправить тем, кто хоть каким-то боком связан с заграницей - часто бывает там, или живёт за рубежом, или собирается поехать куда-то в командировку или просто отдохнуть этим летом. Даже если адресаты сочтут меня сумасшедшей, письмо, так или иначе, они прочитают, и в том месте, где они находятся, моё намерение прозвучит и зафиксируется.
        Я с улыбкой отправляю письмо в пространство и забываю о нём.

* * *
        23 июня 2014. Ночь. Москва. Кухня
        Я добираюсь до двери в 23 июня 2014 года с предвкушением долгожданного мною хэппи-энда, после которого я обязательно вернусь сегодня домой, в своё 23 июня 2012 года, чтобы дожить до светлого дня…
        Я проскальзываю внутрь и, оказываясь на кухне, сливаюсь с собой там, в 23 июня 2014-го, чтобы посмотреть, что мне покажут в очередной медитации…
        «Главное - не забыть вовремя вернуться… После шестого фрагмента…»

* * *
        I
        Я - на знакомой поляне в горах. Светит солнце, играет светлая музыка. Я направляюсь к ста восьми источникам, подхожу к одному из монахов.
        «Я ХОЧУ ЗНАТЬ, ЧТО БУДЕТ…» - категорично формулирую я и…
        …мгновенно оказываюсь в иссиня-чёрной Вселенной.
        Внезапно прямо передо мной, будто преграждая мне путь, появляется мама. Вот уж кого я не ожидала тут увидеть, так это её!
        Она почему-то вся… чёрная. У неё жуткое, мрачное выражение лица, я никогда раньше не видела её такой - ни здесь, ни там, на Земле, когда она была ещё жива.
        Мама молчит… Нехорошо молчит… В её молчании - что-то трагичное… Какая-то невысказанная боль…
        Мне становится не по себе. Я пытаюсь понять, почему она такая и почему она сейчас возникла передо мной здесь, преграждая мне путь. Наверное, она знает нечто, чего она мне не желает, или не желает того, чтобы я об этом узнала…
        «МАМА!!!» - произношу я, и…
        Она отступает - встаёт слева от меня, боком, лицом ко мне в профиль. Я смотрю в Вечность.
        И мгновенно передо мной на расстоянии меньше вытянутой руки появляется… Человек, Которого Не Было…
        Я не верю своим глазам - я вижу его отчётливо, не как призрака или светящееся пятно фантома… Он смотрит на меня и молча протягивает мне правую руку…
        Я продолжаю стоять, не протягивая ему руки, и поворачиваюсь к маме:
        «Мама, ты считаешь, что я недостойна этого? Разве я не выстрадала своего счастья? Я так хочу любви…»
        Мама молчит, она даже не смотрит на меня, такая же чёрная, мрачная, категорично нежелающая того, чтобы было так, как я хочу… Но внезапно она берёт мою левую руку и кладёт в его правую, а сама как бы запечатывает наши руки своей ладонью сверху. Она делает это с тяжёлым сердцем, уступая мне… И я обращаю внимание, что и ладонь у неё такая же чёрная, как и она сама.
        Я вижу, как из-за спины Человека, Которого Не Было подходит папа. Он смотрит на меня с улыбкой или даже с доброй усмешкой. Левой рукой он касается Человека, Которого Не Было, а правую кладёт поверх маминой.
        И они с мамой уходят в небо.
        Мы остаёмся вдвоём. В иссиня-чёрной звёздной Вселенной… И он молча говорит: «Ну… иди ко мне…».
        И я обнимаю его за шею, а Он обнимает меня, и я так рада, что мы наконец-то вместе.
        Он берёт меня за руку, и мы идём куда-то в горы, медленно, не спеша. И мне так хорошо от осознания того, что Он - рядом…
        II
        Мы оказываемся над пропастью, там, где со всех сторон - горы и есть призрачная нить, ведущая к монастырю, но сейчас её нет. Играет светлая музыка. Чёрные молчаливые горы и жёлто-красное небо. И мы ходим с ним по воздуху как бы играя, шутя. Я - в красном платье. Он в какой-то майке и в джинсах. Я рисую Ему крылья за спиной. Вернее, белым волшебным мелом - контур крыльев. И контуры тут же заливаются белой краской и превращаются в крылья. Совсем небольшие, но очень красивые, как настоящие… А Он рисует такие же мне. И у меня теперь тоже есть маленькие белые крылышки за спиной, на красном платье. Я улыбаюсь Ему, а Он - мне. Мы играем, по очереди притворяясь, что падаем в пропасть, но тут же взлетаем обратно: то Он меня «ловит», чтобы я не упала, то я - Его. И мы смеёмся как дети. И мне так хорошо рядом с Ним…
        III
        Закат солнца… Он рисует на «холсте» неба контур домика. Как рисуют дети: треугольник - крыша, квадратик - основание, дверь - прямоугольник. Он открывает дверь и ведёт меня в дом за руку.
        Мы входим в контур домика на небе и оказываемся в реальном доме на земле, где я отчётливо вижу мебель и всё, что находится в этом месте. Мы оказываемся на кухне и собираемся перекусить - что-то готовим, но совсем быстрое, лёгкое.
        Потом мы стоим слева, почти там, где дверь, через которую мы сюда попали. Наверно, я собираюсь уходить. Он - напротив, близко-близко. И мы молча смотрим друг на друга. Его крылья отрываются от спины и бесшумно вальсируют на пол. Он осторожно снимает мои крылья, и они присоединяются к его крыльям на полу. Он обнимает меня и мысленно говорит глазами: «Ну, иди ко мне…». - «Я… боюсь тебя…» - отвечаю я так же мысленно и чувствую, как замирает сердце… И Он тихо-тихо успокаивает: «Не бойся…».
        IV
        Уже не кухня - возможно, другая комната, возможно, другой дом. Но это не моя квартира. И не моя дача. Я знаю, что на улице - за полночь. Знаю, что я ложусь спать позже, чем Он. Знаю, что мне сейчас показывают не одну какую-то ночь, а целый большой период, неопределённый во времени; возможно, мы живём вместе, возможно, я очень часто приезжаю к Нему - в те дни, когда мой сын ночует у своей бабушки.
        Я вижу двуспальную кровать. Он уже спит. Я ложусь рядом, на «своей» половине, стараясь не потревожить его мирный сон, укрываюсь одеялом и думаю о том, какое же это счастье, что мы - вместе… Я счастлива, потому что Он - рядом. Потому что я - с Ним. Потому что я Его очень люблю.
        V
        Мы - где-то в горах, там, во Вселенной. Появляется Важная Персона. В чёрном (или почти чёрном) костюме, в белой рубашке, без галстука. Он подходит ко мне, мы здороваемся. Они идут вдвоём и встают друг напротив друга. О чём-то разговаривают. Я стою за спиной Человека, Которого Не Было. Я знаю, он говорит с Важной Персоной обо мне.
        VI
        Восход солнца в горах. Я иду по центру, они держат меня за руки. Важная Персона - слева, Человек, Которого Не Было - справа.
        Они ведут меня к восходящему солнцу. Подводят близко-близко. Они хотят, чтобы я слилась с Солнцем, чтобы я стала Солнцем. Я, в красном платье, вхожу в солнечный диск и сливаюсь с ним. Солнце восходит ярко-жёлтое, скорее даже тёмно-жёлтое, на нём белыми буквами курсивом проявляются мои имя и фамилия, дальше какое-то название чего-то - не знаю, не вижу. Но меня больше нет, потому что я стала Солнцем.
        Я вижу сцену. Зал меньше, чем Большой зал ЦДЛ. На этой сцене я никогда ещё не стояла. Возможно, это «Политех», где однажды я побывала по приглашению Надежды Рейн. Возможно, какой-то другой зал.
        Свет выключен, но я вижу, что Важная Персона сидит в первом ряду почти по центру, а Человек, Которого Не Было - где-то дальше, ряд десятый, возможно, ближе к центру с правой стороны зала, если смотреть на сцену.
        На сцену вызывают меня. Я - в тёмно-синем платье, на мне какая-то лента. И ещё один ну очень важный человек выходит на сцену, поздравляет меня и дарит цветы. Я улыбаюсь, мы стоим какое-то время молча - нас фотографируют. Я понимаю, что вот она - та вторая большая лестница.
        И я спускаюсь вниз… К Человеку, Которого Не Было… И я счастлива…
        Внезапно я вспоминаю слова Зеленоглазой женщины: вернуться обратно вовремя! Когда я спущусь со сцены, на которую ещё никогда не поднималась…
        Я с радостью покидаю комнату «23 июня 2014-го» и возвращаюсь в Библиотеку…

* * *
        23 июня 2012. 19:32:07. Библиотека Вселенной
        Улыбка не покидает моего лица… Я подхожу к Окну в мир… Вижу, как медленно материализуются машины на трассе… И с нетерпением жду, когда появится призрачный циферблат, и секундная стрелка звучно сместится на одно деление вправо…
        Но… внезапно я вспоминаю… МАМУ… И странное нехорошее предчувствие закрадывается в душу… Мама… почему ты так НЕ хотела этого??? Почему???
        Страшная мысль пронзает меня холодом… Мне становится совсем не по себе… Мама!!!
        Я понимаю, что так и не увидела того, что случится со мной в Венеции… Или теперь Венеции уже не будет?.. Но что будет дальше?.. Что там, мама???
        Я мгновенно возвращаюсь к Дому Жизни и влетаю в лифт… Быстрее!!! Я должна досмотреть всё, что мне покажут 23 июня 2014-го…

* * *
        23 июня 2014. Ночь. Москва. Кухня
        Я влетаю на кухню и стремительно возвращаюсь в своё тело - той меня, в будущем…
        Я хочу знать правду…

* * *
        VII
        Тишина. Горы. Утро. Мы - там, где сто восемь источников. Музыка играет спокойная, светлая, радостная, добрая. Он сидит на поляне, опираясь спиной на гору, а я лежу у него на коленях, в красном платье, лицом - в чистейшее голубое небо. Мне так спокойно, так хорошо. Мы - вместе. И всё, что я видела когда-то, сбылось.
        Внезапно я чувствую, как сзади надвигается что-то страшное, ужасное и непоправимое. Музыка не меняется, она по-прежнему спокойная, лёгкая - в полном диссонансе с тем, что я сейчас увижу и что буду чувствовать дальше.
        Я поднимаюсь с его колен и оборачиваюсь. Ужас от осознания представшей перед взором картины парализует меня, - я вижу родителей. Они идут к нам с неба. Чёрная мрачная мама. И папа. Только теперь он уже не улыбается.
        Они подходят всё ближе и ближе, неумолимо… Я знаю, зачем они идут сюда… Каждый их шаг - нож в моё сердце. Я начинаю кричать и плакать: «Мама!!! Не смей! Нет! Уходите обратно! Ты не имеешь права этого делать!!!»
        Но они подходят к нам. Мама смотрит на меня так, что мне становится жутко, - она знала. Знала заранее, ЧТО будет.
        Они берут Его за руки. Мама - за левую, папа - за правую. Я продолжаю кричать, чтобы они убирались прочь, туда, откуда пришли, но я стою как парализованная и не могу даже пошевелить рукой, чтобы задержать его здесь…
        Он всё понимает, но улыбается и говорит мне ласково-ласково, как бы извиняясь: «Я выполнил своё предназначение в твоей судьбе…»
        И родители забирают Его к себе, на небо. Они медленно удаляются, а я не могу пошевелиться, будто прикована к этому месту, не могу ничего изменить. У него на спине появляются те маленькие белые крылья, которые я рисовала Ему когда-то…
        Я плачу. Я не хочу в это верить. Я не понимаю, как теперь жить и зачем. Мир рухнул… Он никогда больше не будет для меня существовать, этот мир…
        Ко мне подходит сын. Он всё знает - но том, что мы были вместе, и о том, что Он ушёл в небо.
        Я смотрю на тающие в небе фигуры. Внезапно Он оборачивается. И на мгновение возвращается, подходит, вытирает мне слёзы, улыбается и говорит: «Ну не плачь, мы же ещё обязательно с тобой встретимся Там…»
        А я ещё больше плачу, потому что знаю, что мы больше не встретимся: «кармический узел» развязан - Он выполнил то, что когда-то обещал… Он не смог бы отсюда уйти, пока не сделал бы этого… Но мне этого и не было от Него нужно… И я Его давно уже простила…
        И Он исчезает… В Небе… Навсегда…
        VIII
        Я не могу сдвинуться с места. Я не хочу больше жить. Сын берёт меня за руку и сочувственно произносит: «Пойдём, мам, пойдём…»
        Он ведёт меня к нитке, протянутой над пропастью и ведущей к монастырю.
        Я иду совершенно автоматически… Я больше не хочу ничего видеть, никого видеть… Подо мной - бездна. Вокруг - множество людей. Я не знаю их. Я их вообще не замечаю. Потому что их больше для меня не существует. Вообще никого. Я иду в чёрном платье. Светит солнце. То самое - моё - солнце. «Солнце - на чёрном фоне», - как сказала одна ясновидящая когда-то… Играет весёлая музыка. Люди вокруг суетятся, пытаются обратить на себя моё внимание, им всем что-то от меня нужно, но они все - фальшивые… Я молча иду вдаль, не отвечая никому. Я перестала говорить. Я стала немой. Навсегда. Он забрал с собой на небо мой голос…
        «Заварила лесные травы и читала мне вслух ладони: „.Вижу лучик твоей я славы, вижу лучик на белом фоне“. Книги Судеб листая главы, подбиралась всё ближе, ближе: „.Много лучиков вижу славы, на багровом их фоне вижу“. И, прощаясь, глухим и слабым, в палантине своём узорном: „.Вижу Солнце твоей я славы, вижу Солнце на фоне чёрном“».
        Ко мне подходит Человек в Чёрном… Там, посередине пропасти… Он берёт меня за руку, улыбается и пытается сделать так, чтобы я заговорила… Но я молчу… Я понимаю, что он любит меня… И ему ничего от меня не нужно… Он просто хочет вернуть меня к жизни… Но моя жизнь закончилась в тот день, когда ушёл тот, кого я так любила и буду любить вечно, - я уже умерла, тогда… «Смерть», «Солнце», «Любовь» - те три карты Таро, которые читаются теперь как: «Смерть Солнца из-за Любви»… Им всем только кажется, что я - живая… Меня больше нет… И мне больше ничего не нужно здесь… Я не хочу жить…
        IX
        Тёмно-тёмно-синяя Вечность. Огромная гора, похожая сверху на Вавилонскую башню. По внешней стороне - спиралевидная золотая лестница. Я стою на вершине горы в красном платье. Одна. Совсем одна. В чёрной и столь глухой к моей боли пустоте Вечности. Когда-то я хотела добраться сюда сама, чтобы доказать Ему, кто я и как он ошибся… Но когда мы были вместе, мне это стало не нужно… Зачем мне эта гора без Него? Зачем вообще всё, что находится в Земной Реальности, если в ней Его нет? Я вернула бы все свои награды, всё, что у меня есть, чтобы Он вернулся ко мне… Я хочу, чтобы Он забрал меня к себе в небо…
        Я же - мёртвая… Им всем только кажется, что я - живая… Я не хочу больше жить.
        Я спускаюсь с горы к чёрно-синему морю. Только небо и море. Луны нет. Есть чёрная лодка. В ней - я и Человек в Чёрном. У него седые, почти белые, волосы. Он сидит напротив, ласково улыбается и гребёт вёслами. Я знаю, что он любит меня. Он хочет мне помочь. Поэтому и увозит далеко-далеко. Он очень хочет, чтобы я пришла в себя. Как давно мы знакомы? Я не знаю. Не помню. Я не хочу ничего помнить - это слишком больно… И мне уже неважно, куда и зачем он меня везёт. Потому что я знаю, что ничего не изменится. Никогда…
        Я молчу - немая, настолько глубоко ушедшая в себя с того момента, как мир рухнул, что земная реальность для меня больше не существует и не будет существовать, я её почти не вижу - не хочу видеть. Я ничего не хочу. Я послушно делаю то, чего хочет Человек в Чёрном, чтобы не огорчать его, потому что он меня действительно любит.
        Мы причаливаем к Сан-Марко. Ночью. Он привёз меня в мой любимый город. Он думает, что эта поездка поможет мне вернуться обратно… Но…
        X
        Но… я ступаю на Сан-Марко и не узнаю свой любимый город. Теперь я вижу его ИНАЧЕ - он похож на Чёрный Зловещий Город на картинах композитора, страшный город, утопленный в кромешной тьме, картонный, как декорации на театральной сцене…
        Весь земной мир - не только Город-на-Воде - огромная театральная сцена, где люди - актёры, а призраки - зрители. Но люди, не осознавая, что вовсе не они, а призраки пребывают в настоящем мире, облачены в костюмы земных тел и играют на сцене театра в окружении картонных, фальшивых декораций, которые могут быть мгновенно разрушены Тем, кто постоянно прописывает в Скрижалях сюжетные нити пьес их Судеб. Эти странные существа - люди - зачарованы магической иллюзией сменяющихся обманчивых декораций, пленены ими настолько, что лишь одна смерть в состоянии сорвать венецианские маски, сросшиеся с их лицами.
        Ночь… Я - на Сан-Марко, пытаюсь отыскать в кромешной тьме хоть одного светлячка-фонарика, но тщетно - Город обесточен, я не вижу в нём света. Вокруг меня - только чёрные мёртвые дома. Здесь всё - ненастоящее. Картонное. Пугающее. Зловещее…
        Мне очень плохо. Я бегу в голубом длинном платье, точной копией Лунной Девочки, которую я рисовала на своих картинах когда-то, в даль, по мостикам, пытаясь найти Реку. Бегу, задыхаясь, вдоль декораций чёрных картонных домов, где ни в одном из окон не горит свет.
        Человека в Чёрном нет рядом - он спит. Я сбежала от него в Ночь. Я не хочу жить. Я ищу Ту Реку, которая уносит души на небо.
        Я вспоминаю своё старенькое стихотворение про Лунную Реку, написанное, когда мы познакомились с Человеком, Которого Не Было. На одном из берегов меня ждёт мама, на другом - живёшь Ты, а я плыву между Тем миром и Этим, между Мамой и Тобой… Но теперь я не хочу быть между… Потому что ТЫ - ТАМ, ГДЕ МАМА…
        Я нахожу Точку Перехода - добираюсь до места, где нет мостика, но есть ступеньки с обеих сторон в воду, друг напротив друга. Перепрыгнуть на другой берег не получится. Там - Зазеркалье, в нём отражается всё, что находится с этой стороны, где зачем-то Он оставил меня… Никто не видит Зазеркалья, кроме меня… И никто не видит то, ЧТО я вижу, КАК я теперь вижу этот земной мир… Я уже не могу видеть его таким, как раньше… Он перестал для меня существовать. Он стал картонным… Чёрным… Зловещим… В то время как для всех остальных мир - по-прежнему цветной, в нём горят фонари, в нём есть солнечный свет, в нём всё ещё живое… Для них…
        Я сажусь на ступеньки, ведущие в воду, - жду родителей, которые вот-вот придут за мной из Зазеркалья, чтобы навсегда забрать отсюда. Я смотрю на чёрное небо - в нём висит огромная Луна… Она - тоже картонная… И я смотрю в Реку - кто-то вырезал картонную копию небесной Луны и положил её на такую же картонную воду. И в этот момент, вспоминая свою Натальную карту с раздвоенной Луной в Близнецах в XII с чёрным аспектом к Нептуну в VI, я понимаю, что я… сошла с ума…
        Вдали появляются родители. Они приближаются ко мне из Зазеркалья, чтобы наконец-то забрать меня в реальный мир. Я рада. Я спокойна. Они подходят к ступенькам… Мама, ты не хотела, чтобы всё это произошло со мной, потому что ты пережила смерть папы, а я…
        Внезапно за спиной раздаются гулкие шаги - Человек в Чёрном бережно берёт меня на руки, как маленькую девочку, и уносит отсюда…
        Я знаю, что ему очень тяжело со мной. Он всё понимает. Но он любит меня. Он хочет, чтобы я ожила. Он всё ещё надеется, что я поправлюсь… Мне жаль его, но я не хочу жить.
        XI
        Сан-Марко. Утро. Солнце. Площадь постепенно оживает, наполняется людьми. Я стою где-то ближе к собору, у колонны, так, что вижу море и собор Святого Георгия на острове напротив. Я - в белом платье. Играет какая-то весёлая музыка. Я постепенно начинаю видеть город таким, каким видела его когда-то. Но я не помню, как я здесь оказалась и что я тут делаю… Память туманна… Я вообще ничего не помню…
        Рядом со мной - призраки: мои друзья из Библиотеки Вселенной и родители. И Человек в Чёрном. Он улыбается мне и приглашает потанцевать прямо на площади. Призраки окружают нас. Их никто не видит, кроме меня. Жаль. А я вижу их теперь постоянно и отчётливо, даже днём. Гораздо отчётливей, чем всё, что видят обычные люди здесь… И призраки шепчут мне: «Алиса, ну улыбнись же! Давай, улыбайся! Потанцуй, ну пожалуйста! Ты же так этого когда-то хотела - сегодня у тебя праздник! ОН нужен тебе!»
        И я понимаю, что сегодня у нас - венчание. Поэтому я - в белом платье. Но у нас не будет гостей - только он и я. Вернее, наши гости - это мои призраки.
        Мы танцуем с ним на Сан-Марко. Призраки подхватывают голубей и подбрасывают их на нас, заставляя меня улыбаться…
        Мы венчаемся. Возможно, в соборе Святого Георгия, возможно - где-то ещё. Он надевает мне обручальное кольцо на правую руку. То самое, которое я видела когда-то так отчётливо… И внезапно память возвращается полностью, я вспоминаю всё, что было. Как рухнул мой мир, когда ушёл тот Человек, Которого Я Любила… И отчаянье захлёстывает меня… Я будто предаю его… Потому что я его люблю… Возможно, ещё сильнее, чем раньше… Я хочу быть с ним… Там, на небе, а не здесь… Я не хочу больше жить…
        Мы стоим в соборе. Человек в Чёрном улыбается. Он меня любит. Думает, что я пришла в себя. И что теперь я обязательно поправлюсь… И я делаю вид, что всё хорошо… Я через силу улыбаюсь ему. Но я не хочу жить. Совсем… Я понимаю, что дни мои в этом мире уже сочтены… Я просто не хочу его огорчать. Ему будет очень больно…
        Вечером он оставляет меня одну… Совсем ненадолго… В той квартире, где мы живём здесь… Всё снова - картонное… Ненастоящее… Зловещее… Я здесь - в тюрьме… Я хочу выбраться наружу… И я…
        «Не жалей, художник, ярких красок девочке с душою пилигрима! - В галерее карнавальных масок нарисуй, пожалуйста, без грима… С криком в Небо! С лучиком Надежды! В Вечность, распростёршую объятья! Человека красят не одежды, - нарисуй, пожалуйста, без платья… На огромный Океан похожей! - Жаждою Любви! - Я так хотела жить, художник, но уйдёшь ты тоже… Нарисуй, пожалуйста, без тела… Меня…»
        XII
        Сан-Марко. Пристань. Утро. Солнце. Лодка и Человек в Чёрном. В лодке - мой гроб. Чёрный. Деревянный. Крест вдоль крышки очень тоненький, патинирован под серебро. Гроб закрытый. Его не будут открывать. Лодочник везёт нас на остров Святого Георгия. Потом они повезут меня на остров-кладбище Сан-Микеле.
        Кто-то звонит на мой мобильный телефон. Человек в Чёрном отвечает, что я умерла. Во сне… Он никогда никому не скажет правды о том, что я была не в себе и порезала вены. Потому что он очень любит меня.
        Мне спокойно и легко. Потому что я освободилась. И сознание теперь прояснилось окончательно - я стала такой же, какой была до того момента, как мир рухнул. Я отчётливо всё помню и осознаю. И Венеция теперь - не чёрная, не картонная, а живая, солнечная, такая, какой я всегда любила её. И я улыбаюсь.
        Справа на небе, куда я медленно ухожу, поднимаясь всё выше над Землёй, идут ко мне навстречу родители.
        Слева на небе я вижу фильм, который сняли обо мне… Последние кадры. На последнем - я улыбаюсь в красном платье. Титры. Конец фильма. Этот фильм на Земле смотрит мой сын.
        Лодка с телом причаливает к острову Святого Георгия.
        Я ухожу в небо абсолютно спокойной - я всё сделала здесь. Меня не тянет сюда возвращаться.
        На мгновение я оказываюсь над своей могилой. Гроб опускают в яму. Человек в Чёрном бросает горсть земли. Я вижу место, где меня хоронят. И призраков из Библиотеки Вселенной. Они улыбаются мне: «Ну что, теперь ты с нами? Отмучилась?» Я с улыбкой киваю в ответ. И ухожу.

* * *
        23 июня 2012. 19:32:07. Москва. 53-й км МКАД
        В убитой машине с колёсами, смотрящими в разные стороны, искорёженным передним бампером, открытой крышкой багажника и боковыми окошками, под свинцовой тучей, из которой начинает накрапывать дождик, с почти сдувшимися шторками и подушками играет ветер.
        Её голова безжизненно опущена на руль… В ногах - раскрытый старенький томик стихов Александра Блока, на страницы которого капает кровь…
        «Плутон застыл на куспиде VII-го, Транзит звенит смещением пространств… Ты, боль моя, похожа на немого в прощальном зале траурных убранств… Ты потеряла голос, тело, имя, но не исчезла - отпоют вослед того, в ком ты жила, устами чьими катренами кричала столько лет… Теперь твой дом навек - в моих страницах, оставь меня в посмертной тишине, позволь заснуть, пусть в облаках приснится, что эта жизнь всего лишь снилась мне…»

* * *
        23 июня 2012. 19:32:07. Библиотека Вселенной
        Марина подбегает ко мне, тормошит за плечи и разрушает загробную тишину своим криком:
        - Ты должна ВЕРНУТЬСЯ!!! СЛЫШИШЬ!!! ДОЛЖНА!!! Ты не имеешь права оставаться здесь!!!
        Я молчу… Встаю и медленно плыву к Окну в мир… От серебряной нити, ведущей в земное тело, уже почти не осталось и следа - она обесточена.
        - Твоё эфирное тело умирает!!! Что ты творишь, Алиса!!!
        - Алиса, ты видела больше, чем то, что имела право увидеть, да? - печально спрашивает Монахиня, подходя ко мне и присаживаясь на подоконник.
        Я молча киваю… Я не в состоянии формулировать что-либо даже мысленно…
        - Алиса, - слышу я знакомый голос за спиной, понимая одновременно, что он не принадлежит обитателю Библиотеки.
        Я оборачиваюсь и вижу перед собой Раису Ахметовну Мансурову… Но она же ещё жива!
        - Я пришла, чтобы ты вернулась…
        Я отрицательно качаю головой.
        - Я знаю, что ты видела Там… - печально произносит она. - Я сама это пережила, помнишь?
        Я внезапно вспоминаю тот день, когда она просила меня помочь…
        - Поэтому я сейчас здесь, чтобы помочь тебе… Сценариев будущего - всегда несколько, Алиса… Всё, что ты видела сейчас, ещё не зафиксировано жёстко, твоё будущее похоже на знак бесконечности, горизонтальную восьмёрку. Поменяв пространство и время в точке переплетения двух окружностей, восьмёрка может превратиться в совсем иную фигуру…
        Я постепенно начинаю приходить в себя и смотрю на неё с какой-то хрупкой надеждой.
        Монахиня тяжело вздыхает:
        - Она уже не успеет. Секундная стрелка вот-вот сместится вправо… А как мы старались…
        - Но можно попросить Хранителя Времени продлить эту секунду ещё на чуть-чуть… - тихо произносит Мужчина в чёрных одеждах.
        - Что сократит её жизнь ещё больше… - мрачно вздыхает Зеленоглазая женщина…
        Я киваю им, что согласна… Мужчина мгновенно исчезает из зала, чтобы успеть к Хранителю Времени вовремя.
        - Отлично, - говорит Раиса Ахметовна и берёт меня за Руку.
        - Я должна поменять что-то в первых шести фрагментах? - спрашиваю я с затаённой грустью.
        - Нет, это ничего не изменит. Ему нужно отдать тебе свои долги, а тебе - простить его.
        - Уже… - тихо произношу я.
        - Я знаю… Но это ещё не всё… Выдержите ключи от смерти друг друга, Алиса…
        - Но я не знаю, как можно поменять что-то дальше… В седьмом фрагменте я будто парализована, прикована к тому месту и не могу даже пошевелить рукой… А после всё происходит автоматически, я уже не смогу что-либо изменить, потому что…
        - Послушай, сегодня 23 июня 2012 года. Ты зашла в 23 июня 2014 года. В тот день ты бы увидела все эти двенадцать фрагментов, даже если бы сегодня ты остановилась на шестом. Таким образом, тебя в любом случае предупредили бы Свыше заранее, чтобы ты смогла изменить сценарий… Изменить положение планет в Солярном году и спасти его… Ты научишься это делать, Алиса… Если вернёшься на Землю… Для начала ты сама уедешь в Елабугу в свой следующий день рождения, чтобы пережить очередное тяжёлое лето… А затем…
        Я вопросительно смотрю на неё.
        - Да, ты всё правильно поняла… Но на всякий случай, чтобы быть уверенной в том, что иные варианты в пространстве существуют, и ты видела всего лишь один из них, ты можешь сейчас вернуться в 23 июня 2014-го и посмотреть любой другой из возможных. Ты должна позволить ему выполнить своё предназначение в твоей судьбе, а ты станешь его ХРАНИТЕЛЕМ, Алиса, потому что это - твоё предназначение… Ты должна вернуться, чтобы спасти ему жизнь… Ты же любишь его?..
        - Мне страшно, что я не смогу его задержать… - говорю я.
        - Я буду рядом с тобой, пойдём, Алиса… У тебя очень мало времени… Но помни: всё, что ты сейчас увидишь, - лишь очередной из многочисленных вариантов будущего.

* * *
        I
        Ко мне навстречу из иссиня-чёрной Вселенной идёт мама. Она - в белом платье, улыбается, подходит и целует мои запястья. Справа - папа. Он в чёрном костюме и белой рубашке. Я вспоминаю, что они были такими на своих свадебных фотографиях. Я замечаю на маме небольшую фату. Мама встаёт слева, папа - справа, а Раиса Ахметовна - за мной.
        И мгновенно передо мной на расстоянии меньше вытянутой руки появляется Человек, Которого Не Было… Я вижу его отчётливо, не как призрака или светящееся пятно фантома… Он смотрит на меня и молча протягивает мне правую руку… В прошлый раз я видела его в другой одежде. Сейчас он в светлом костюме и белой рубашке, а я почему-то - по-прежнему в красном платье.
        Я протягиваю ему правую руку. Мама надевает мне на голову свою фату. А Человек, Которого Не Было - кольцо, то самое, которое я видела когда-то.
        Родители на мгновение кладут свои руки на наши.
        Мы идём куда-то вдаль, держась за руки. Раиса Ахметовна берёт маму, стоящую слева от неё, за правую руку, а папу - справа - за левую и тихо произносит: «Не мешайте им. Пусть идут…»
        II
        Я вижу сцену Большого зала ЦДЛ. Я смотрю на себя со стороны, откуда-то из воздуха, находясь где-то прямо у входа в зал. На себя, стоящую на сцене в красном платье…
        Я вижу Императрицу Александру, урождённую Алису, которая подходит ко мне на сцене и трижды целует в щёки. Её никто не видит, кроме меня…
        Я вижу маму и папу, и монахов из того монастыря на горе, и Раису Ахметовну, и Его - там, в зале. Монахи ходят по часовой стрелке и меняют пространство вариантов.
        Я что-то читаю в микрофон… Я счастлива, что Он - здесь, со мной, рядом…
        III
        Закат солнца в горах… Он рисует на «холсте» неба контур домика. Как рисуют дети: треугольник - крыша, квадратик - основание, дверь - прямоугольник. Он открывает дверь и ведёт меня в дом за руку.
        Мы входим в контур домика на небе и оказываемся в реальном доме, где я отчётливо вижу мебель и всё, что находится в этом месте. Мы оказываемся на кухне и собираемся перекусить - что-то готовим, но совсем быстрое, лёгкое.
        Потом мы стоим слева, почти там, где дверь, через которую мы сюда попали. Наверно, я собираюсь уходить. Он - напротив, близко-близко. И мы молча смотрим друг на друга. Он обнимает меня и мысленно говорит глазами: «Ну, иди ко мне…» - «Я… боюсь тебя…» - отвечаю я так же мысленно и чувствую, как замирает сердце… И он тихо-тихо успокаивает: «Не бойся…».
        IV
        Уже не кухня, возможно, другая комната, возможно, другой дом. Но это не моя квартира. И не моя дача. Я знаю, что на улице - за полночь. Знаю, что я ложусь спать позже, чем он. Знаю, что мне сейчас показывают не одну какую-то ночь, а целый большой период, не определённый во времени; мы живём вместе.
        Я вижу двуспальную кровать. Он уже спит. Я ложусь рядом, на «своей» половине, стараясь не потревожить его мирный сон, укрываюсь одеялом и думаю о том, какое же это счастье, что он - рядом и что я - с ним. Потому что я его очень люблю.
        Я вижу выходной день… Какую-то библиотеку… Он что-то читает, а я варю ему кофе…
        Я вижу Венецию, где во время литературного фестиваля, организованного Сюссанной, я оказываюсь на могиле Бродского… Но я знаю, что теперь всё будет иначе… И я спокойна… Потому что мы - вместе… и мы будем жить долго и счастливо…
        V -VI
        Все фрагменты дальше почти не изменяются, я вижу только подфрагменты, которых не было ранее.
        Наше венчание Там, во Вселенной. Монахи что-то читают над нами и записывают про нас в Скрижаль.
        Какой-то дом за границей, куда мы уезжаем, чтобы повенчаться в церкви земной.
        VII
        И вот внезапно мы оказываемся снова в Вечности… Чёрная бездна Вселенной. Звёзды… Музыка меняется… И мне страшно.
        Я беру Его за руку, и мы вступаем внутрь Зодиакального Круга. Часы не одни, сразу две пары. Вокруг нас - монахи, мои родители и Мансурова. Я обнимаю его, а они начинают раскручивать внешние круги циферблатов с огромной скоростью, чтобы поменять пространство вариантов…
        В какой-то момент я вдруг чувствую, как его душа уходит в небо. Она совсем невидимая, но я, такая же невидимая, лечу за ней вверх, чтобы вернуть её обратно, в то время как наши тела замерли внутри вращающихся часов.
        Мне страшно… Мне кажется, что у меня не хватит сил…
        Но мы возвращаемся… Вместе… Часы перестают вращаться… И мы выходим из замкнутого круга…
        VIII -XI
        Всё, что я вижу дальше, - множество отдельных фрагментов, которые невозможно удержать в памяти. Но я помню дом у моря… И вижу, как мы путешествуем по разным странам… И я знаю, что мы будем жить ещё очень долго и счастливо.
        XII
        Я прошу маму показать мне, как я умру…
        И я вижу ночь. Кровать у открытого окна. В нашем доме. Он спит. Я ухожу из тела без боли, мгновенно, через открытое окно - к морю, где я иду по лунной дорожке, по воде, к маме и папе, которые пришли за мной в ту ночь. Мне легко и спокойно… И я знаю, что мы с Ним обязательно скоро встретимся, но уже Там…
        Появляется призрачный циферблат. Секундная стрелка звучно смещается на одно деление вправо.

* * *
        23 июня 2012. 19:32:08. Москва. 53-й км МКАД
        Из остановившихся рядом машин выходят люди. Они подбегают к убитой на третьей полосе - с колёсами, смотрящими в разные стороны, искорёженным передним бампером, открытой крышкой багажника и боковыми окошками, - и молча заглядывают сквозь подушки и шторки внутрь…
        Голова девушки безжизненно опущена на руль… В ногах - раскрытый старенький томик стихов Александра Блока, на страницы которого капает кровь…
        - МЁРТВАЯ… - с ужасом восклицает кто-то из толпы.
        Боль вливается в меня… Или я вливаюсь в неё?.. И она становится почти невыносимой…
        Я открываю глаза и сквозь мерцающие бегущие зигзаги на чёрном фоне и уже сдувшиеся подушки различаю каких-то людей…
        - ЖИВАЯ!!!
        Каждый вдох отзывается во мне неистовой болью, и кажется, что рёбра пронзают меня насквозь…
        Раскалывается голова…
        Я с трудом отрываюсь от руля и вижу залитое кровью платье и раскрытый томик стихов Александра Блока в ногах. С таким же трудом наклоняюсь и поднимаю книгу и бережно кладу её на соседнее сиденье…
        Кто-то помогает мне открыть дверь и выйти наружу. Это единственная дверь, которую можно открыть…
        Я еле-еле стою, шатаясь, и замечаю, что правая подошва туфли, видимо, от сильного удара отклеилась и болтается на кончике пятки.
        Я с трудом поднимаю правую руку к уху и понимаю, что оно всё - в разрывах.
        Кто-то протягивает мне бутылку с водой. Кто-то промывает и забинтовывает ухо.
        Я всхлипываю. А они смеются и говорят:
        - Вот дурочка! Это же ЧУДО, что ты - ЖИВАЯ!!! А ухо до свадьбы заживёт!!!
        Свинцовая туча неохотно убирается восвояси… Освобождая дорогу Солнцу…
        Эпилог
        21 июля 2014. 19:32. Москва. ЦДЛ.
        Церемония вручения литературной премии «Наследие - 2014».
        Я стою на сцене в Большом зале Центрального Дома Литераторов… В красном платье… И улыбаюсь… Её никто не видит, Императрицу Александру, урождённую Алису, даже я. Но я знаю, что она сейчас здесь и улыбается мне…
        Я не вижу, но знаю, что в этом зале сейчас находятся они все - и мои родители, и монахи, и обитатели Библиотеки, и Раиса Ахметовна Мансурова, и Он…
        И я читаю… Ему… и им всем… о том, что никакая награда на свете не сможет заменить мне счастья в любви…
        Молчаливым, как Мудрость, горцем
        Не прошу я и крошки хлеба,
        Я люблю Вас, как любят… Солнце,
        Я люблю Вас, как любят… Небо.
        Вы - одно из чудес на свете!
        Вы - прекрасны, как своды Храма!
        Я люблю Вас, как любят… дети,
        Я люблю Вас, как любит… мама.
        Ревность сердце моё не губит -
        Я люблю Вас, как любят… Боги,
        Я люблю Вас, как любят… люди
        За версту до конца дороги…
        31 июля 2014

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к