Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гуркало Татьяна: " Сказка Про Котика И Боевую Цаплю " - читать онлайн

Сохранить .
Сказка про котика и боевую цаплю Татьяна Гуркало
        ГУРКАЛО ТАТЬЯНА
        СКАЗКА ПРО КОТИКА И БОЕВУЮ ЦАПЛЮ
        ГЛАВА 1
        ЕСЛИ ВСЕ, ТО СРАЗУ
        Тот день у Лоста как-то с утра не задался. Одной потомственной стражницы под боком не обнаружилось, она успела проснуться, чем-то себя озаботить и умчаться с этой заботой бороться. Она в последнее время вообще это любила. И умудрялась то сбегать, то подкрадываться к Лосту незаметно, несмотря на все его обостренные чувства оборотня и даже сигнальные паутинки. Из-за паутинок, он, кстати, даже порадовался. Нэлла сама с ними разобралась. Но этим утром предпочел бы обнаружить ее рядом, с вечера у него были планы на это утро.
        Потом он от нечего делать открыл планы занятий и обнаружил, что напутал с числами, умудрившись назначить студентусам зачет на тогда, когда они точно будут еще не готовы. Даже любители посидеть в библиотеке и все найти самостоятельно. Пришлось ругаться сквозь зубы и мчаться к добрейшей местрессе Мавелине, которая эти планы собирала в общую папку и несла своему начальнику на утверждение.
        Потом пришли сразу две подопечных. И для чего? А для того, чтобы пожаловаться на неверного ухажера. Причем, обе были уверены, что верен он должен был одной из них, а он взял и понес цветы какой-то жалкой ученице владелицы кондитерской. Лост, откровенно говоря, так и не понял почему они пришли с этой проблемой к нему. Ну, не могли же девчонки всерьез рассчитывать, что он пойдет за них мстить ухажеру. А потягать за волосы будущую кондитершу они могли и без его благословения. Или они рассчитывали, что он им запретит?
        - Галки - такие дурные птицы, - сказал сам себе Лост, когда девчонки ушли, а он как раз вспомнил, что у них одинаковая вторая ипостась. - И вот не верь после этого, что оно не взаимосвязано.
        Потом, уже на полпути от местрессы Мавелины, к которой он повторно сходил для того чтобы убедиться, что исправления были внесены и приняты, Лосту встретился Дэвино. В коридоре корпуса теоретической и практической магии. И был он трезвый, как стеклышко, вопреки тому, что за прошедшие полгода запропастившийся наследник Дома Стрижей так и не нашелся. Несмотря на то, что удалось через пчеловов передать весточку домой и там его тоже тихо искали.
        Дэвино широко улыбнулся, схватил Лоста за ухо, как нашкодившего мальчишку и, воспользовавшись тем, что удивленный оборотень даже сопротивляться не стал, отвел его к ближайшему более-менее уединенному месту - за раскидистое деревце в здоровенной кадке, гордо торчавшее под стеной между двумя окнами.
        - Ее отец не одобрит и будет он очень, и очень зол, - ласково сказал Дэвино, не отпуская ухо.
        Лост моргнул, а потом честно признался:
        - Я догадался, что мне будут не рады.
        - О, - сказал Дэвино и о чем-то задумался.
        - В ваш Дом я не пойду. У меня есть мой собственный, - добавил Лост. - Так что можете даже не пытаться уговаривать.
        - О, - повторился Дэвино и задумался еще больше. - И что же ты собираешься делать? - спросил, так ни до чего и не додумавшись.
        - Ничего, - честно признался Лост. - Ничего сверх того, что мне подбросит этот путь. Вы не понимаете, но я, фактически, глава Дома. Даже хуже, я глава клана, якорь для толпы оборотней, стабильная точка для них. А для оборотней это очень важно. И этот долг я не могу бросить, хоть иногда и хочется. А у Нэллы свой долг. И просить ее забыть о нем я тоже не могу. Так что самое правильное - просто идти. Куда-то эта дорога точно доведет.
        - О, - в третий раз выдал Дэвино, аккуратно отпустил ухо и ушел.
        Странный человек, в общем.
        И чего хотел?
        Пожав плечами Лост вышел из-за деревца и буквально через пару шагов встретил Локара. Жизнерадостного, с сияющей улыбкой и одной из младших учительниц, цепляющейся за его предплечье. Учительница была прехорошенькая, но радовался жизни Локар явно не из-за нее. Как успел заметить Лост, этот здоровяк был не в особом восторге от миниатюрных девушек. Может он вообще боялся их случайно поломать, просто не признавался в этом. А может ему не нравилось постоянно смотреть вниз. Не суть важно, но даже самые прехорошенькие миниатюрные девушки довольно скоро от него отлипали и уходили искать кого-то пообщительнее и попонятливее. А сам Локар предпочитал засматриваться на кого-то повыше и покрепче с виду. Правда, дальше взглядов и редких свиданий дело у него не заходило, не до того ему было, он со всей страстью пытался разобраться с неправильно работающими порталами. И единственная девушка, с которой его можно было увидеть довольно часто, была - Привратница. Что-то интересное она про порталы знала, хоть и была фактически духом места, и порталы ей были ни к чему.
        - Как хорошо, что я тебя встретил, - обрадовался Лосту Локар. - А то бы я опять забыл!
        Лост промолчал, подозревая, что сейчас ему подкинут очередную проблему.
        Локар похлопал себя по груди, отыскал в одном из карманов сшитые суровой ниткой листы и всучил их Лосту с таким видом, словно передавал семейную тайну.
        Лост взял.
        Локар опять засиял улыбкой, поправил ручку спутницы на своем предплечье и ушел.
        А Лост остался стоять, размышляя о том, что же это такое было и что же он только что приобрел.
        И наверное, стоило засунуть это приобретение в карман и тоже временно о нем забыть. У Лоста все еще были дела. За очередным поворотом вполне могла ждать делегация должников или хитрецов, решивших изучать оборотней на живом преподавателе. Еще ему по-прежнему угрожали магистерством, которое ему сейчас было ни к чему. В общем, было чем заняться и без загадочных листочков Локара. Но Лост зачем-то в них заглянул. В середину самодельной тетрадки. Некоторое время удивленно таращился на знакомые символы, сплетающиеся в вытянутую в овал спираль, а потом тихо помянул приставучую королевскую жабу и пошел домой. Потому что изучать подобные подарки следует в тишине и спокойствии. И обязательно без лишних свидетелей.
        И Лост даже догадался что оно такое. Этот олух же говорил, что успел перерисовать иномирские записи, когда был не в своем уме и в услужении у беглого мастера Росно. И обещал обязательно их отдать. Потому что то, что записи иномирские, он понял после того, как не нашел в родном мире аналогов некоторым символам. А вот что за мир… Впрочем, сейчас, что за мир, было понятно - родной мир для Лоста. Так что и разбираться с этой подозрительной пакостью предстояло ему. Как только Локар ее отдаст.
        Ну, вот и отдал.
        - Вот демон с лысиной, - пробормотал Лост, пролистав тетрадочку.
        И нет, во всем он не разобрался. У него и шанса не было разобраться в чьих-то записях с первого взгляда. Слишком уж в том мире любили городить тайны. Зато Лост теперь был уверен, что это именно тайна. Потому что это были ритуальные рисунки и они ему были незнакомы. А еще в них били неизвестные ему символы, что вообще ни в какие ворота. Ведь получалось - тот, кто эту тайну изобрел, изобрел так же способ обращаться к силе, к которой все остальные в том мире почему-то не обращаются.
        И Лост, к сожалению, догадывался что это за сила.
        Выбор-то невелик.
        И вот эти записи, как оказалось спустя некоторое время, были всего лишь первым камнем начавшегося камнепада. Ну, или первым из тех, которые бросила под ноги Лосту вредная богиня судьбы кикх-хэй.
        Вторым камнем стал пчелов, появившийся прямо посреди двора перед корпусом зельеваров, чем вызвал небольшой ажиотаж. Кто-то из студентусов даже сразу убежал разносить радостную весть о том, что в этом году все едут на практику в мир пчеловов и их представитель уже даже появился. Потом, правда, кто-то уточнил, что едут только зельевары, собирать травки и в таком виде сплетня ушла гулять по городу, привлекая излишне хитрых купцов и прочих мечтающих получить редкие растения задаром, ну, или почти задаром. Студентусы под это дело набрали авансов, которые не собирались отдавать и устроили «тайную» гулянку на три дня.
        А пчелов, даже не подозревавший сколько проблем он добавил все тому же несчастному магистру Панию, которому приходилось разгребать последствия подобных слухов, прошелся по школьному саду. Скормил встретившемуся по пути буркету цветок, который вытащил из самого себя. Дошел до домиков преподавателей, немного там постоял, а потом решительно отправился к тому, в котором жил Лост. Перед домиком он тоже почему-то постоял, а потом пошел не к двери, а к окну, в которое постучал.
        И что сделал Лост?
        Нет, он не затаился, с мыслями, что постучат и отстанут, а ему не до того.
        Не попытался сбежать, хотя интуиция буквально вопила, что ничего хорошего этот гость не принес, нюх улавливал странноватый горький запах, по которому было очень легко узнать пчеловов, а слух в свою очередь улавливал жужжание.
        В общем, Лост взял, открыл окно и выглянул. А потом еще и поздоровался, причем, с насекомым почему-то отделившимся от основной массы роя и подлетевшим едва ли не к носу Лоста. А потом и вовсе пригласил зайти и имел сомнительную честь наблюдать за тем, как рой, старательно держащий человекоподобную форму, заносит эта форму в помещение, выворачивая странным образом конечности и вытягивая фигуру горизонтально к земле. Увидь эту акробатику кто-то посторонний, скорее всего заподозрил бы что за окном в доме сидит огромный монстр и неспешно поглощает человека. Очень неспешно. Потому что куда пчелову спешить? Особенно тогда, когда сказать, что хотел, он мог и не заходя в человеческое жилье.
        Карты для сопоставления координат у Лоста все равно не было.
        И у Нэллы ее не было, как оказалось.
        Зато она была Дэвино. Демоны его знают, зачем он ее попер в чужой мир. Может на случай, если придется бежать и порталы выбросят где-то слишком далеко от дома.
        А Дэвино был традиционно для последнего времени нетрезв. Скорбел по потерянному наследнику и собственной репутации. И привести его в чувство оказалось не так и просто. А потом еще и пришлось объяснять зачем все пришли. Целых шесть раз, прежде чем до несчастного мужика хоть что-то начало доходить.
        В общем, Бернта за одно только это стоило прибить.
        - Пчеловы наконец-то поняли куда сбежал бывший преподаватель школы, вместе со своей поврежденной головой и нашим наследником? - переспросил Дэвино, игнорируя Нэллу, пытавшуюся ему всучить то ли какой-то отрезвляющий напиток, то ли тонизирующий, то ли яд, который он требовал с десяток минут назад.
        - Да, - подтвердил Лост, потому что пчелов с интересом рассматривал предоставленную ему карту, расплывшись в нечто овальное и мало напоминающее человека.
        А кого ему здесь было стесняться?
        - И куда? - спросил Дэвино, похоже, даже не понявший почему от него требовали карту.
        - Вычисляем, - терпеливо сказал Лост, а Нэлла таки всучила свой загадочный напиток.
        - И как? - задал следующий не шибко умный вопрос Дэвино.
        - Где-то здесь, - прогудел пчелов, из-за чего несчастный Дэвино, решивший все-таки отпить из чашки, едва не захлебнулся.
        Потом оказалось, что место на карте пчелов нашел весьма условно. Лост ему ткнул в город, в котором таскали туда-сюда спящую Томию, и он, взяв этот город за точку отсчета, отсчитал расстояние в нужную сторону. А там оказались горы. Те самые, где Нэлла умудрилась вляпаться в тьму, от которой ее пришлось избавлять целой богине.
        - Королевская жаба, - простонал Лост подхваченные от кого-то из знакомых слова и даже закрыл глаза. А когда открыл, обнаружил, что на него с большим интересом пялятся все присутствующие.
        - Не понимаете? - спросил он удивленно. - Ладно они, но Нэлла, я же тебе говорил, почему местным жителям лучше держаться подальше от нашего мира.
        Девушка моргнула, а потом тихо охнула.
        А Дэвино, к счастью, ничего не заметил. Он все еще переживал похмелье и надолго на чем-то задержать внимание не мог. Незачем ему знать что тьма родного мира может настраиваться на жителей чужих миров и что это опасно.
        Нэзачем ему даже знать то, что его драгоценный наследник отправился туда, где не попасть под влияние этой тьмы невозможно.
        - Это надо же быть таким невезучим дураком, - проворчал Лост, когда он, Нэлла и пчелов ушли от Дэвино. - Дураками, - поправился он, подумав.
        При всем богатстве выбора эти беглецы взяли и пошли туда, куда идти точно не стоило.
        И что теперь с этим делать? Плевать даже на дурака Бернта. У Дома Стрижей и без него наследники найдутся. Но у этих типов есть портальный амулет, при помощи которого они могут вернуться в этот мир. Ага, с проросшей в них тьмой. С тьмой, которая, возможно, уже поняла, что не во всех мирах люди одинаковы и научилась подстраиваться под разницу.
        Вот счастье-то привалит.
        Но что делать и кого именно новостями радовать Лост решить не успел. Потому что ему на голову свалились следующие камни. В самом прямом смысле свалились. И выглядели эти камни как заросшие бородами, да и грязью мужики. Классические такие лесные разбойники, которым надоело сидеть в лесу и они перебрались в город. Но в городе жить им оказалось неуютно. Тянуло их поближе к деревьям, желательно к большим и не фруктовым. Окопаться в королевском парке они не рискнули, наверное гуляющие строем по дорожкам гвардейцы смутили. И пришлось бедолагам искать место попроще. А так, как они были не местные, а расспрашивать людей не рискнули, таковым местом эти бедолаги признали сад школы магии, в котором банальные яблоньки и груши чередовались с дубами, осинами и даже привезенными из-за гор Гребень листекрылыми деревьями.
        И нет, то, что там кто-то прячется за кустами и сидит на деревьях, Лост конечно же заметил. Оборотень он или кто? Но внимания на сидящих не обратил. В этом саду студентусов можно было увидеть везде. Пару дней назад один даже спал прямо на дорожке, проиграв героическую битву с выпитым пивом. А уж студентусами сидящими за кустами или на деревьях вообще никого не удивишь.
        Лост шел.
        Люди на деревьях зашевелились, а потом замерли. Те, которые были за кустами вообще изображали впавших в спячку мышей. И Лосту подумалось, что недолетки опят приперли в школу что-то алкогольное, благополучно найдя в защите еще одну дыру. Ну, или какой-то будущий мастер щитов эту дыру сумел проковырять, попутно определившись с темой будущего дипломного проекта.
        Шел.
        А потом ему на голову попытались уронить здоровенную ветку. А следом посыпались и те, кто это сделал. С воплями, в лучших традициях лесных разбойников.
        Лост отпрыгнул назад и удивленно на них уставился.
        Где-то неалеко звонкий мальчишеский голос радостно завопил:
        - Драка, там драка! Наверное его другие кланы точно женить хотят!
        Чем сбил Лоста с мыслей. Потому что связи между нападением и какой-то загадочной женитьбой он не мог увидеть при всем желании.
        - Быстрей! - продолжал орать мальчишка.
        И нападающие его послушались.
        Заседатели за кустами ломанулись сквозь эти кусты как медведи-шатуны. Те, что успели спрыгнуть с деревьев, побежали вперед. Лост зачем-то их даже посчитал и узнал, что их семеро. А потом опять отпрыгнул назад, швырнув на то место, где только что стоял, банальный воздушный кулак. От растерянности хорошо так швырнул, небольшую ямку выбил, а нападавших расшвырял во все стороны. Двое даже полетели в сторону кустов, с которых не успели выбраться их товарищи.
        - Вы еще кто? - спросил Лост, а то мало ли, вдруг люди просто ошиблись, вдруг их наняли чтобы набить морду какому-то старшекурснику, закрутившему роман с чьей-то там дочерью.
        - Вор! - завопил один из нападавших и опять напал. А чего ему время терять?
        Лост недолго думая рванул ему навстречу и двинул кулаком в лоб. Сбоку тут же подскочил его товарищ, отомстить наверное захотел. Лост качнулся назад, пропуская его кулак перед лицом, схватил этого типа за руку и отправил в полет, благополучно сбив его телом еще двоих.
        И вот в этот момент он понял две вещи. Это точно не профессиональный отряд, скорее кучка собравшихся вместе любителей, даже не сообразивших отработать совместное нападение. А еще эти любители приперлись из мира птичьих Домов. Потому что так бездарно тратить магию на то, чтобы толкать себя вверх или вперед, по прямой, не озаботившись щитами, умели только там, хорошо хоть не везде.
        - Ловите его! - скомандовал кто-то намертво застрявший в кустах. - Ловите!
        И его послушались, попытались ловить, прямо так, руками, бросаясь на Лоста по несколько человек разом.
        И нет, Лост бы с ними справился. Он как раз стал прикидывать, как бы поймать этих типов в сети, желательно всех разом и не дав никому сбежать, а то еще додумаются брать детей в заложники. Но тут прибежали студентусы смотреть на драку. А увидев масштаб этой драки, недолго думая, решили помочь.
        И много было шансов у каких-то любителей против парней, которым наконец-то можно было подраться применяя магию? Да ни одного. Эти несчастные детки, которых могли взять в заложники, чуть Лоста не затоптали. И лесных разбойников на всех не хватило, что студентусов очень огорчило. И они чуть не стребовали с Лоста обещание приводить такие компании в школьный сад почаще. Потом правда, получили заслуженные подзатыльники и согласились помочь дорогому преподавателю дотащить пленников до ямы из-под зомби. То ли отмытой, то ли не отмытой, но точно с крысами. Из-за крыс эту яму от зомби и освободили. Крысы оказались не прочь подзакусить учебными пособиями, а то, что эти пособия могли двигаться и от них явно фонило магией, их ни капельки не смущало.
        - Если вас начнут есть, стучите, - посоветовал Лост грозно сверкающему глазам пленнику, со связанными за спиной руками и кляпом во рту. - Пятками по вон той жести стучите. Там снаружи дети, крыс отпугнут.
        Пленники почему-то не воспылали благодарностью.
        - А я пойду, обрадую кое-кого вашей поимкой. Лишь бы он от счастья не бросился голову разбивать о стены. Где я еще быстро найду столько отрезающих от источника амулетов? И мозголома приведу. Знаете, кто такие мозголомы? Нет? И чем вы в этом мире занимались? Явно какой-то дурью.
        Пленники мрачно промолчали. Наверное кляпы им мешали высказаться, а ругаться сквозь них они считали ниже своего достоинства.
        - Ну, давайте, удивляйте, - предложил Лост троице «разбойников», извлеченной из ямы и даже немного почищенной при помощи магии.
        Троицу выбирал мозголом, молодой, насмешливо щурящийся и чей-то аспирант. Судя по словам магистра Пания, которого Лост обрадовал наличием пленников, решив не посвящать в это дело слишком много людей, мозголом был жутко талантливый, очень многообещающий, но временами излишне ленивый и наглый. Причем, то, что наглый, было понятно с первого взгляда на него.
        Сейчас этот наглый тип уверенно утверждал, что именно эта троица главная среди пленников. Причем, самый главный тот, который молодой и рыжий, но остальных тоже следует брать.
        Кроме Лоста и мозголома послушать этих типов пришли Нэлла, магистр Паний, желавший сразу узнать чем ему грозят обитатели ямы из-под зомби, задумчивый Локар и Ваня с пятью ежами, которого ежи, собственно, и привели. Собрались они все в недоремонтированной после неудачной попытки сдать основы алхимии вечно отстающим талантом. Столов здесь пока не было. Полы и окна поменять успели, и даже обновили защиту. Уцелевшие столы сдвинули к стене, сверху на них сложили стулья. Потолок и стены пока почему-то не красили и они пугали красными, зелеными и черными пятнами. А принесенные сюда изобретательными студентусами кресла - чтобы было где в карты играть - добавляли помещению колорита и безумия.
        В общем, самое то, чтобы настроить пленников на нужный лад. И мозголому понравилось.
        - Не молчите, рассказывайте, - ласково сказал Лост, когда пауза заметно затянулась.
        - Вор! - уверенно высказался рыжий.
        Ежики подержали его фырканьем. А может это они так смеялись.
        - Вор? - удивился Локар. Похоже, он впервые слышал это обвинение не в свою сторону.
        - Вор! - подтвердил рыжий.
        - Ладно, - решил не спорить Лост, а то мало ли что этот тип имеет в виду. - Но вы, наверное, для начала представьтесь, мы ведь представились, а потом расскажите что я украл. Может я просто не заметил. Или не понял, что оно ваше.
        Приятель рыжего, постарше и темноволосый, загадочно хохотнул а потом представился:
        - Хатул! Хатул из долины Жасминового Ветра!
        И уставился на Лоста так, словно он должен был хлопнуть себя ладонью по лбу, а потом начать каяться.
        - Хм, - задумчиво высказался котик. - Что-то знакомое.
        - Вор! - опять решил вмешаться в разговор рыжий, а Хатул просто застыл с приоткрытым ртом.
        - Да что я украл? - решил все-таки выяснить Лост.
        - Знания! - злобно припечатал оживший Хатул. - Ты всегда воруешь знания, я тебя узнал!
        - Ну, вот, ты, оказывается, знаменитость, - проворчала Нэлла.
        - Ну, я это и не скрывал. Да и получать знания другим способом в нашем мире долго, муторно, а чаще всего и бесполезно. Был у меня когда-то приятель, который пошел служить одному Дому, в надежде получить отсутствующий кусок в свою мозаику, которую собирал много лет. Ему это даже обещали, он был ценным приобретением. А потом, спустя семь лет, все закончилось тем, что он убил половину обещавших. Не знаю, что у них там точно вышло, но своего куска, как ты понимаешь, он за эти семь лет не получил. Кормили его только обещаниями.
        Нэлла передернула плечами и спорить не стала. За последнее время, просто пообщавшись с Томией, которая считалась в своей семье девушкой бесталанной, а то и глупой, Нэлла поняла, что даже потомственных стражей, вроде бы даже талантливых и ценных, к большей части семейных тайн старшей семьи не подпускают. Особенно не подпускают к тем, которые могут помочь защищаться и побеждать. Вот и остаются эти старшие сильнейшими в Доме.
        - Так что я украл? - повторился Лост. - И откуда вы вообще здесь взялись?
        Троица переглянулась. Рыжий нахмурился, немного о чем-то подумал, а потом кивнул. И Хатул наконец стал рассказывать.
        История, как для мира птичьих Домов была вполне себе банальная.
        Младший сынок, по причине наличия семи старших братьев и пяти сестер, рассчитывать на какое-то достойное наследство мог только в своих мечтах. Несмотря на то, что был сыном главы Дома Ворона. Его это, естественно, не устраивало. Он ведь был достоин большего. И парень искал возможности. Судя по тому, куда его эти поиски привели, попутно игнорируя большую часть того, чему пытались научить родственники. И ритуал охоты на невесту показался ему даром богов. Даром ему лично. Он ведь умный, бежать вместе со всей толпой он не собирался. Он собирался невесту чуть ли не опередить и поймать ее раньше, чем она успеет осмотреться.
        Где взять для этого энергию он знал. Покопался в семейных архивах и нашел одну спрятанную оползнем пещеру. Людей, готовых ввязаться в эту авантюру он нашел - не он один в Доме Ворона был недоволен своим местом. И даже ритуал привязки к чужому порталу у них получился. Вот только занесло их слишком далеко. Да еще и в какое-то болото, из которого они еле выбрались.
        А потом так случилось, что стало и вовсе не до невесты - она скорее всего в том болоте утонула, а они встретили нетрезвого типа, который, неожиданно, заговорил на родном для них языке и, выпив еще немного, даже рассказал о том, что является наследником свободных магов, когда-то живших в одной интересной долине.
        И Хатул лично догадался что это за долина была. Но мага они, увы, упустили. Потом учить местный язык пришлось - амулет, способный в этом помочь, у них был, не мог не быть, они догадывались что дурная невеста может рвануть в чужой мир, но работал этот амулет не мгновенно, сначала ему нужно было как-то накопить местных слов и настроиться на местных же людей. В общем, сложные были времена.
        И деньги у них быстро закончились - мерзкие аборигены поначалу самым наглым образом их обманывали, выманив почти все золото.
        И в то, что тот маг болтает о своем происхождении на каждом углу, совершенно не верилось.
        Но они его нашли, вопреки всему. Узнали, что этих магов несколько. Придумали даже как влиться в их дружный коллектив. Но тут вдруг появляется один охотник на знания, в те места сбегаются дознаватели и толпа магов. А хранители тайных знаний той самой долины берут и пропадают. Волшебным образом.
        И что должны были подумать охотники на них? Особенно когда узнали, что этот мерзкий тип умеет бегать между мирами? А то, что он вернул хранителей тайных знаний в их долину, в обмен на эти самые знания.
        И вот это мнение оказалось для Лоста еще одним камнем от судьбы. Самым тяжелым и заметным. Потому что он догадывался что там за долина и что за маги. И понял, почему бывший преподаватель удрал именно в горы населенные тьмой.
        Люди, которых он подчинил, просто вернулись домой. И притащили за собой этого неубиваемого типа.
        И там действительно могли быть какие-то тайные и весьма опасные знания - в некоторые части дворца горных вольнонаемных магов ни один Дом так и не смог проникнуть, хотя периодически пытались. А ведь там могли быть и тайники. И вообще что угодно. Ведь часть обитателей того дворца попросту сбежали от другой части. А эта другая часть банально друг друга перебила, выясняя, кто главнее. Почти полностью. Последних добил один геройствующий тип, мечтающий заполучить те самые знания, но почему-то не подумавший о том, чтобы оставить в живых кого-то в них разбирающегося.
        - Нам придется их искать. Мы и так слишком много времени потеряли, - сказала Нэлла.
        - Надеюсь, они все еще сидят в той долине, - проворчал Лост. - А то ведь с этим деятельным Росно могли и разбрестись.
        - О, так ты не успел знания забрать! - обрадовался Хатул.
        - Можешь мне не верить, но плевать мне сейчас на знания. У нас тут проблемы посерьезнее. Сразу у нескольких миров, вероятно.
        - О, - удивился Хатул.
        Но никто ничего ему объяснять не стал.
        ГЛАВА 2
        ПРИНЯТЬ РЕШЕНИЕ ЛЕГКО
        Как нормальные люди собираются на бой с силами зла?
        Какие «нормальные»? Да любые. Например, герои баллад. Или мифов. Или даже сказок.
        Так как они собираются? Ваня, например, рассказывал сказку, в которой герой просил благословения у отца с матерью, забрасывал на плечо булаву и отправлялся на битву со страшным змеем. Сам Лост слышал множество баллад еще в родном мире. И там в похо на зло отправлялись по разному, в зависимости кто отправлялся. Разные главы Домов собирали людей, раздавали приказы и мчались в ночь, чтобы времени не терять. Кому-то попроще приходилось сбирать людей дольше, заключать договора и ехать тише, потому что нехорошо зря рисковать чужими людьми. А одиночки перед походами старательно заводили друзей и должников, как чуяли. А дальше у всех все было просто и по военному - минимум вещей, все самое необходимое, куча оружия и запасы магии.
        А как собираются в поход местные маги и прочие обязательно там нужные люди? Ну, не всякий цирк, с разбегающимися животными и загулявшими гимнастами сможет с этими сборами поспорить в первенстве по бедламу. Причем, официально никто даже бороться со злом не собирался. Официально все ехали налаживать отношения межу мирами, демоны знаю кому и зачем эти отношения вообще понадобились.
        В общем, собирались весело. Кто-то обязательно хотел взять с собой аспирантов, а кто-то требовал запретить им ехать. Вечно что-то то терялось, то неожиданно находилось. Королевские министры дружно не знали что писать в официальных документах и пытались уточнить, не напишут ли маги их сами, раз им понадобилось тащиться в какой-то непонятный мир. Соседние королевства тоже хотели поучаствовать в этом великом походе, только не знали как. Студентусы поучаствовать хотели еще больше и очень огорчались, когда им запрещали.
        А потом и вовсе явились кикх-хэй, на своих летающих штуковинах явились. Им, как оказалось надо было провести в неизвестном мире какие-то измерения. Они создавали какой-то спектр, потому что у них была теория о распространении чего-то понятного только им.
        Без оборотней, кстати, тоже не обошлось. Вредный недоракон Янир прислал целую делегацию. Видимо, не знал как еще избавиться от этих придурков, а тут такой повод. Лост, увидев эту делегацию, тут же вспомнил, что когда-то собирался лечить зараженных тьмой людей при помощи зеленого тумана из мира оборотней и нашел новоприбывшим дело. А заодно и Яниру за все его поручения наконец отомстил. Оборотни собирали туман наверняка очень весело.
        Потом кто-то вдруг сообразил, что происходит именно белам и попытался эти сборы структурировать. Получилось откровенно не очень. Потому что если министров удалось пнуть в нужном направлении, магов пересчитать, кикх-хэй занять, а студентусов разогнать, то оборотней всех даже не нашли, часть умудрилась загадочно испариться - наверное прятались от радостей сбора зеленого тумана. А еще были Ванины ежики, которым было надо ехать и темный питомец Локара, который хоть и был существом смирным, как показало время, да еще и полезным - он питался отрицательными эмоциями и лекари даже умудрились найти для него работу, приводили к нему разных нервных и депрессивных пациентов и их состояние после общения с темных духом места явно улучшалось - но что с ним делать и как везти, никто не знал, даже Локар, уверенный, что этому существу туда надо.
        Сам Локар тоже никому облегчать жизнь не спешил. Бродил с мрачной физиономией, несмотря на то, что именно эта поездка сулила ему обретение собственного портального амулета, иногда стрелял в саду из лука, собирая зрителей.
        Еще никому не собирался облегчать жизнь Дэвино - ему домой не хотелось, он ведь наследника потерял. И даже то, что приезда делегации ждали сразу два Великих Дома его ни капельки не волновало. Потому что у него честь. А Бернт - дурень малолетний.
        В общем, Лост слабо представлял как эта толпа сможет чем-то помочь в деле сражения то ли с тьмой, то ли с беглым матером Росно. Зато он очень ярко представлял, как она помешает. Но сделать с этим ничего не мог, да и не хотел. Маленькая группка из действительно нужных в том мире людей воинственных магов на правильный лад не настроит и отнестись хотя бы с каплей уважения и опаски не заставит. И им придется тратить слишком много времени на то, чтобы отмахиваться от разных идиотов, желающих хоть как-то повысить свой статус. Нет, и так придется - силу нужно демонстрировать, чтобы в нее поверили. Но хотя бы действовать будут более-менее честно и предсказуемо.
        В общем, Лост в очередной раз понял, что не любит бывших соотечественников и помогать им особо не желает, просто не может отказаться. Когда фактически просят боги и приходит время, их просьбу исполнить, отказываться неразумно. Боги видят больше. И если местные боги даже пустили чужих, то отсидеться в другом мире может и не получиться.
        - Интересно, кто у них там за пророка? - спросил сам у себя Лост. Пророков в пантеоне богов птичьх Домов не было. - Может с кем-то посоветовались? Или судьба возможные пути проложила и испугалась того, куда они ведут?
        В том, что вечно беглый Росно запросто вернется в родной мир во имя мести или своей непонятной справедливости, Лост тоже не сомневался. Как и в том, что ни к чему хорошему это не приведет. А жить в мире превращенному в сплошные Мертвые земли… а ведь он и к оборотням запросто попрется.
        В общем, его надо было ловить и останавливать в мире птичьих Домов, тем более там уже пообещали поддержку, видимо в надежде захапать побольше иномирских тайн и возвыситься.
        А ведь еще была и Нэлла. И Лост слишком хорошо представлял, что его ждет по возвращении домой, если продемонстрировать, что претендуешь на эту женщину. И Нэлла представляла, поэтому и преложила сыграть в тайных любовников. И Лост сам не знал, почему не согласился.
        Наверное ему хотелось проблем. Простых и понятных проблем. Предсказуемых. И ерунда, что их будет много.
        - Зато можно будет бить морды, - мечтательно пробормотал Лост.
        И это его, как ни странно, даже немного утешило.
        Как нормальные люди готовятся к приему послов? Особенно, если это послы из другого мира? Особенно если они могут помочь в решении проблемы, которая раньше проблемой не казалась, а многим и сейчас не кажется?
        В общем-то, если бы не письма переданные нелюдями, то и в Домах Ястребов и Стрижей этой проблемы бы не замечали. Но письма переданы были. Нэлла весьма убедительно описала, что с ней происходило. Лост добавил от имени себя и от имени какой-то лекарки, разбирающейся в проблемах с памятью, особенно когда эти проблемы появлялись неприродным образом, и целители Дома Стрижей стали наблюдать. Наблюдать за теми, кто так или иначе ездил в горы. И действительно заметили множество странностей.
        Чем Стрижи и поделились с Домом Ястребов, а потом и прочими союзниками.
        И они стали собирать слухи о внезапно сошедших с ума, о том, что где-то ожили тени и убили едва ли не половину жителей не такого уж маленького городка. Что где-то появились странные то ли животные, то ли не животные. Что старый демон, благодаря которому больше двадцати лет ездила чья-то повозка, неожиданно спятил и полыхнул так, что сгорели все повозки, стоявшие недалеко от него. Что где-то обнаружились излишне умные волки, а в болоте Подкова вообще слышатся жутковатые голоса, даже днем. И еще множество странных и страшных историй. И если даже половину списать на то, что кому-то что-то показалось на нетрезвую голову, кто-то не совсем с головой дружит, а кто-то просто любит сочинять, все равно картина вырисовывалась нерадостная. Слишком уж этих слухов было много. Особенно о разных сумасшедших.
        В общем, консультации, а то и помощь тех, кто разбирается в проблеме лучше, была явно не лишней. Но доказать это большинству Домов, уверенных, что от иномирских дикарей не может быть никакой пользы, было проблематично. А уж заставить их относиться с уважением… впрочем, это уже была проблема самих дикарей и почему-то Марук не сомневался, что они успешно с ней справятся. Вспомнить хотя бы Шелеста, который был всего лишь старшим учеником.
        Впрочем, кое-что он сделать мог. И собирался. Тем более, приобрести такого должника очень даже неплохо.
        Именно поэтому глава Дома Стрижей оставил подготовку встречи гостей на жену и ее помощниц, хоть и подозревал, что они увлекутся и наворотят что-то несусветное, а сам в сопровождении троих лекарей, старшего учителя Дома и семерки личных телохранителей отправился в гости к человеку, с которым вел переписку последние два с половиной месяца.
        С собой они везли бутылку. Судя по ее виду, из-под вина. Горлышко бутылки было залито воском. А в ней загадочно перетекало само в себя нечто зеленое. Марук знал, что это всего лишь туман из того мира, где один вольнонаемный маг обрел вторую ипостась и научился превращаться в большого кота. Но выглядело все равно жутковато.
        В гости они отправлялись тайно. Через портальные арки, на маскировку того, что они сработали потратив довольно много запасенной энергии. И встречала их только старуха одетая в черное.
        Она недовольно посмотрела на прибывших, так, словно подозревала, что они явились сделать что-то плохое, но поздоровалась вполне вежливо и даже изобразила положенный поклон, попутно пожаловавшись на свою древнюю спину. Демонстративно запечатала арку, показав, что им здесь все еще не доверяют и не собираются это делать. А потом повела через парк, явно не центральными аллеями. Причем, парк, несмотря на хорошую погоду и не такое уж ранее утро, был подозрительно безлюден.
        Глава Дома Пестрой Перепевки, явно не желал, чтобы кто-то увидел настолько неожиданных гостей, еще и приехавших тайно. Главы великих Домов в Дома помельче обычно тайно не являются. Даже если этим Домам до Великих не хватает самой малости, а может и вовсе всеобщего признанию этого факта. И от обретения этого статуса на самом деле не так и далеко. Настолько недалеко, что только полный идиот станет представителей этого Дома задевать без особой на то причины.
        Привела старуха до небольшой дверцы. Излишне вычурно украшенной металлическими цветами для того, чтобы быть дверью предназначенной для слуг. Скорее через эту дверцу выходит погулять женская часть благородной части Дома.
        Старуха тихо хмыкнула, не заметив ни единой эмоции на лицах гостей, открыла дверь при помощи какого-то амулета и повела по светлому коридору, украшенному цветами и легкими занавесками, ходили по которому точно женщины.
        Представители Дома Стрижей хранили молчание.
        Старуха тоже молчала и даже не оглядывалась больше. И довела она их в итоге к еще одному коридору, на этот раз темноватому, с коричневыми досками на стенах и почти черных на полу, гулко отзывающихся на каждый шаг. Марук даже оценил, такие доски предупредят о появлении гостей лучше любого глашатая.
        По этому коридору гостей повел юнец, не стеснявшийся посматривать на них с подозрением. Но Марук ему только улыбался. Он, если честно, и сам бы отнесся с подозрением к подобному предложению. Но выхода у главы Дома Пестрой Перепевки особого не было. Сын у него только один. Дом сейчас в таком положении, когда непрямое наследование точно навредит репутации. А помочь ему никто не смог. И даже слухи уже начали распространяться, несмотря на все принятые меры.
        Впрочем, если бы не эти слухи, Марук ничего бы не узнал и не преложил бы помощь.
        Так что в этом несчастному высокому Билирке скорее повезло, чем нет. И болтливых слуг по итогу он должен будет еще и наградить.
        Ну, если получится его сына вылечить.
        В чем Марук почти не сомневался. В горы этот молодой балбес ездил и начал терять рассудок вскоре после этой поездки. А в том, что зеленый туман отлично изгоняет из людей поселившуюся в них тьму Марук уже убедился. На собственных молодых и не шибко умных сыновьях стражников опробовал этот метод. И они, как ни странно, после этого даже поумнели. Что не могло не радовать.
        А привели гостей прямо в спальню заболевшего наследника. Видимо глава Дома Пестрой Перепевки решил, что раз гости и так все знают, незачем их подготавливать к дивному зрелищу привязанного к кровати безумца, бормочущего что-то загадочное про розовых бабочек с усиками. Кроме этого несчастного любителя экзотической охоты в комнате было две женщины, она совсем юная, вторая постарше, обе служанки. А возле окна стоял сам Билирке. Высоченный, светловолосый, с таким лицом, что хоть героев баллад с него ваяй. И смотрел он неоверчиво.
        Впрочем, Марук его понимал. Он бы тоже не спешил доверять. Особенно если бы ему предложили настоящее чудо.
        Служанка постарше оказалась на самом деле лекаркой, причем, лучшей лекаркой Дома Пестрой Перепевки. На бутылку с подозрительным содержимым она посмотрела издали, потом кивнула младшей женщине, которая оказалась одним из тех уникумов, которые просто видят магию. Могут посмотреть на амулет и сказать ля чего он предназначен, не точно, но достаточно близко к истине. Потому что видят как должна сработать заключенная в нем магия.
        Эта уникальная женщина на бутылку тоже посмотрела, недовольно нахмурилась, а потом решительно взяла ее в руки. Посмотрела через туман на свет. Поболтала, почему-то улыбнувшись, а потом пожала плечами.
        - Оно не опасное, - сказала она наконец. - Это просто чуждая магия, незнакомая мне, вплетенная в воду и воздух. И этой магии совсем немного. Как бы она ни воздействовала, воздействие будет очень слабым и малозаметным. Хотя высокий Марук действительно уверен, что она поможет. Что именно эта малость поможет. Если он не ошибся в том, что случилось с Луке.
        И опять улыбнулась.
        Марук вздохнул. У Дома Пестрой Перепевки, похоже, есть очень ценные женщины. И наверняка не одна. Будь она одна, ее бы не показали. Отнесли бы бутылку к ней. Или посадили за ширму с сеткой для того, чтобы она все могла рассмотреть. А так, хитроумный Билирке решил продемонстрировать один из козырей, намекая, что дружить с его Домом может оказаться весьма полезно. Видящие магию - очень уж большая редкость. А раз эту деву показали, то ей наверняка разрешено подрабатывать консультантом, ну, если консультации нужны друзьям и союзникам. Остальные эту честь не заслуживают. И это правильно.
        - Так что случилось с моим сыном? - спросил глава Дома Пестрой Перепевки, тоже взяв в руки загадочную бутылку и посмотрев на нечто зеленое, перетекающее в ней само в себя.
        Марук мрачно улыбнулся и рассказал историю одной потомственной стражницы. Ну, так рассказал ее, как знал. Из тех самых писем, в которых дружно утверждалось, что под воздействие зеленого тумана эта девушка попала благодаря хулиганистым ученикам школы, решившим вот так занятно пошутить. Но Марук что-то сильно сомневался, что так оно и было на самом деле. Скорее Нэлла нашла этот туман в том загадочном походе в лес, из которого она вернулась спящей, на руках у одного котика. Об этом в своем письме рассказал Дэвино, но Марук решил не ловить стражницу на лжи. Мало ли какие у нее там тайны, может слишком личные, из тех, которые приличные девы не открывают даже отцу, не говоря уже о менее близких родственниках-мужчинах. Ну, или она сделала глупость, оказавшуюся в итоге счастливой. Из-за чего, впрочем, глупость глупостью быть не перестала. И говорить о ней было стыдно.
        Билирке выслушал рассказ и кивнул.
        - Значит, он несколько ней поспит, а потом проснется таким, как был.
        - Скорее несколько часов, - рассудительно сказал Марук. - Судя по обнаруженным у нас юнцам, успевшим побывать на охоте в тех же горах и после этого начавших вести себя странновато, время сна зависит от того, как давно произошло заражение этой… штукой. В том мире, откуда эта бутылка, считают, что заражаются люди тьмой. Но у них и тьма может быть какая-то другая. Один из моих старших стражников написал, что у них там тьма оживляет мертвых, превращая их в чудовищ и уничтожила все живое в каком-то королевстве.
        - Но, похоже, и наша научилась вредить, - задумчиво сказал Билирке. - Нам выйти из комнаты, прежде, чем откроют бутылку?
        - Нет. Чтобы воздействие этого тумана было заметно на людях, которые не заболели в тех горах, нужно довольно долго пожить в том мире, откуда этот туман берется.
        - О, - явно заинтересовался глава Дома Пестрой Перепевки. - И что же воздействие там с людьми делает?
        - Дарует странную магию и умение превращаться в животных. А так, тот тип и до того был себе на уме, - мрачно рассказал Марук, уверенный, что столь явную попытку увильнуть от ответа видящая магию девушка уловит.
        На нее Билирке и посмотрел, а она еле заметно кивнула.
        - Любопытно, - задумчиво сказал глава Дома Пестрой Перепевки, но расспрашивать дальше не стал. Просто разрешил открыть бутылку.
        За тем, как туман из бутылки выползает тонким языком и расползается по комнате едва заметной дымкой, все наблюдали с большим интересом. Особого предпочтения этот туман никому не отдавал, хотя младшая женщина пыталась ловить его в ладонь и рассматривать. Где-то через полчаса пациент, которого этим туманом пытались лечить, перестал дергаться и ворочаться, а потом просто заснул.
        Лекари, которые пришли с Маруком, подтвердили, что молодые балбесы родного дома спали так же и теперь Билирке оставалось только ждать, пока сын проснется. А гостей наконец можно было пригласить за стол и поговорить о делах. Глава Дома Пестрой Перепевки ни капельки не сомневался, что дела у них есть. А так же предложения и просьбы.
        А оказалось, у них есть еще и тайны. Причем, тайны касающиеся целого мира. И не одного.
        Следующую бутылку Марук тоже вез лично. Причем, вез к человеку, который явно успел поговорить с главой Дома Пестрой Перепевки, а до этого и слушать ни о каких заманчивых предложениях и прочей помощи не желал. Великий Дом Ласточки вообще традиционно предпочитал не заводить себе лишних долгов. Долги они заводили только в крайнем случае.
        А потом к Маруку и вовсе обратились те, о проблемах которых он и не подозревал. И несчастный глава Дома так забегался по этим гостям, что чуть не забыл, что надо встречать послов из иного мира.
        А потом оказалось, что лучше бы забыл.
        Потому что дочка вместе с этими послами не вернулась. Томия, как оказалось, вообще девушка очень умная и лишних проблем сама себе предпочитает не создавать. Ей и везуче-невезучего мужа вполне хватает, чтобы не чувствовать себя обделенной этими проблемами.
        Дэвино тоже не приехал. Он решил стойко жать возвращения Бернта в том мире. А вдруг действительно вернется? Вот явится вместе со своими новыми друзьями, чтобы кому-то там напакостить, а тут Дэвино, со своими подзатыльниками и прочими воспитательными методами, которые Марук, рассердившись, разрешил ему применять к великовозрастному дитятку. С Дэвино в том мире осталась большая часть плетельщиков, причем, самые умные даже не скрывали что для того, чтобы продолжить учиться. И Марук сильно рассчитывал, что хотя бы часть из них в конце концов домой вернутся. А пока пускай учатся.
        А вот кто приехал…
        Наверное одного только пчелова хватило бы, чтобы Великий Дом Стрижей заподозрили то ли в коллективном помешательстве, то ли в излишней хитроумности. И нет, поначалу это существо казалось человеком. Ну, пока маскировалось. А потом ему то ли надоело, то ли он решил сразу всех шокировать и посмотреть что будет и он превратился в того, кем и был. В большой рой насекомых.
        А ведь там еще и повелитель ежей был, обманчиво рассеянный и неопасный. И высоченный тип, от которого веяло жутью, а вокруг его фигуры колыхалась еле заметная темная дымка. И целая куча подозрительных магов, которые явно пытались заучить положенные поклоны и выявления уважения, но получалось у большинства так себе. И типы, которых называли кикх-хэй и в которых одолженная Билирке видящая магию увидела что-то очень странное, непонятное и не вполне человеческое. Что именно, она объяснить не смогла. А в том, что у них какая-то своя магия была уверена.
        А еще были оборотни. И Марук сразу понял, что больше всего проблем будет именно от них. Слишком уж они напоминали молодых и бестолковых представителей старших семей разных Домов, за каким-то демоном собравшихся в кучу. Излишне напоминали. А это уже было фактически вызовом.
        - А еще у нас есть дракон, - загадочно сказал Лост, воволь налюбовавшись выражением лица главы Великого Дома. - Девушка-дракон. Ей любопытно. И ей осталось еще два дня посидеть с их детским садом, потом прилетят сменщицы и она появится здесь. Так что вы предупредите всех, чтобы не пугались и не начали с перепуга от дракона отбиваться. Вишня девушка милая, но очень не любит, когда ее пытаются сбить. Зато любит поливать буйных магов водой, ну, примерно озером воды. Она недавно этому научилась и не может этому умению нарадоваться.
        Марук посмотрел на предводителя оборотней с надеждой. Очень хотелось, чтобы он сейчас рассмеялся и признался, что пошутил. Но Лост был серьезен.
        - А ведь я сам на это согласился и принял решение, - пробормотал несчастный глава Дома.
        И пошел рассказывать помощникам про дракона, пускай радуют остальных. Не скажешь же чтобы эта милая девушка не прилетала. Будет выглядеть нехорошо, как испуг. Да и наличие дракона, как подозревал Марук, сможет очень многих убедить в чем угодно. Угодно тем, у кого этот дракон есть.
        - Подумать только, настоящий дракон. Девушка. Милая.
        А иномирское посольство расползалось по двору, заглядывало во все щели и с трудом поддавалось руководству представителей Дома, которые пытались объяснить им что делать дальше, где отдыхать и чем потом заняться.
        В общем, на послов эти люди точно не учились.
        Впрочем, и налаживать дружеские отношения они собирались вовсе не в первую очередь. И даже не во вторую. Они явились решать проблемы, как свои, так и чужие.
        А тут им предлагают терять время, потому, что так положено.
        ГЛАВА 3
        ОЧЕНЬ МИЛАЯ ДЕВУШКА И ПРОЧИЕ СЮРПРИЗЫ
        Как оказалось, прибытие очень милой девушки-дракона, именно то событие за которым можно спрятать что угодно. Даже явление всех богов разом.
        И нет, Маруку вовсе не хотелось чтобы эти милая девушка взяла и затопила весь Общий город. Поэтому он честно разослал гонцов с предупреждением о том, что ждет вот такую гостью. И в качестве доказательства даже на своих иномирян пригласил полюбоваться. Но подозревал, что большинство предупрежденных все равно сочли, что он маленько, а может и не маленько спятил и тихо над ним посмеивались. И радовало его только то, что под это дело слухи о том, что дракон вскоре появится и что его нельзя пытаться сбить если не хочешь искупаться, разошлись быстро. Это ведь очень весело - спятивший глава Великого Дома. И Марук надеялся, что дракон не передумает, потому что если не прилетит, у него могли возникнуть проблемы.
        Но Вишня оказалась девушкой обязательной и пунктуальной. И через два дня действительно появилась над городом и стала выписывать над ним круги, высматривая именно тот двор, в котором ее ждали.
        И что сделали некоторые не поверившие в дракона, когда их предупреждали? А именно то, что делать не стоило - они попытались милую девушку сбить, демоны их знают зачем им это понадобилось. А девушка сделала именно то, о чем заранее предупреждали - она ответила. Попросту уронила с небес воду. Очень много воды. Из-за чего досталось и виноватым, и тем, кому не повезло находиться недалеко от них. И в городе начался бардак и выяснение отношений. С несдержанными соседями.
        А с кем их еще выяснять? Не с драконом же. И даже не с Великим Домом Стрижей, который честно о своем необычном госте предупредил. И о его реакции. А этим идиотам все равно захотелось пошвыряться чем-то в дракона, получив взамен холодный душ, с тиной, лягушками и даже полусгнившими ветками. И ладно бы получили исключительно на свои дурные головы. Так там несколько кварталов заливало из-за пары геройствующих болванов.
        В общем, в городе было весело. Все знали куда бежать и кого бить. А о том, что гостивший во дворце Великого Дома Стрижей иномирский разумный рой успел изучить планы этого города, растянуть свое восприятие, а повелитель ежей разослать своих зверьков по отмеченным на плане точками, даже Марук узнал уже постфактум. Просто ему не сказали сразу, что хитроумные гости прибыли еще не все. И что не прибывшим хотелось сделать это втайне, и нужно было дождаться явления дракона. Потому что им хотелось побывать в некоторых защищенных местах и проверить, не живут ли там их родственники. И проникать туда они собирались через пчеловские порталы, и при помощи ежиков-якорей.
        В общем, кружила Вишня над городом тоже не просто так.
        А Маруку заранее об этом не сказали, потому что его добрая дочь не хотела создавать ему лишние проблемы. А ведь знай он заранее о том, что гости хотят проникнуть на чужую территорию, ему бы пришлось принимать решение о том, помочь гостям или предупредить союзников. А так, он ничего не знал, от него ничего не зависело, а значит, он никому и ничего не должен. А это уже неплохо, даже если бы об этом долге знал только он один, все равно неплохо. Потому что не у одного Билирке есть особо чувствительные девушки в Доме.
        Томия о своих соотечественниках была не шибко высокого мнения, особенно о тех, которые до Великих не дотягивали ни в каком виде.
        В том, что защита, доступ к которой держится исключительно на наследовании, штука ненадежная, все имели честь убедиться еще на примере Шелеста. Его защита Дома Ястребов сочла своим. Всего лишь потому, что когда-то давно его несколько раз прабабку вовремя от Дома не отлучили. А значит, и ее потомков. Которых в данный момент и вовсе отрезать от этого Дома нельзя при всем желании, потому что нет достаточно близких родственников. И придется переделывать защиту, веками, пока она не перестанет их пропускать.
        В общем, любят местные маги сами себе создавать проблемы.
        Вторыми претендентами на родство с Шелестом, сами того не подозревая, были представители старшей ветви Дома Совы, которым Стрижи и Ястребы «забыли» сообщить о такой возможности. А Шелесту все-таки было любопытно и он хотел выяснить точно. А где это сделать проще всего? Да в Общем городе.
        Ну, и магистру Леске стало интересно, что у него в том другом мире за родственники, раз боги смогли его ощутить как своего. Магистр Леска вообще был человеком любопытным. А за ним этим любопытством заболели Льен и его руководитель аспирантуры - магистр Миртик.
        - Ну? - спросил Льен Шелеста, стоявшего перед неприметной дверкой в заборе. Дверка по виду была древняя, впрочем, как и забор из серого камня. Над этой дверкой кто-то присобачил металлическую полосу, на которой нарисовал странные символы и сову с огромными глазами. И все бы ничего, стоять там можно было хоть полдня, все равно никаких охранников, да и вообще людей поблизости не было, если бы не хлюпающая под ногами пованивавшая тухлым вода, которая еще и капала с ветвей. - Есть какие-то ощущения?
        - Есть. И я узоры, по которым течет энергия вижу. И воздействовать скорее всего смогу, только это сразу заметят.
        - Понятно, значит этот старик прав.
        - Ага, только что с его правотой делать?
        - Ничего пока не делай. Даже своим родственникам Ястребам не говори, - посоветовал магистр Миртик. - И на проверку не соглашайся, иначе они обязательно придумают план, в котором понадобится твоя возможность запросто проникнуть на территорию этих Сов. Оставь эту возможность себе.
        Шелест кивнул. Радовать Ястребов, которые все еще искали способ отрезать неожиданного родственника от своего Дома, он точно не собирался. Да и какие они ему родственники с таким отношением? Наверняка, если и у них где-то заведется чудовище, которому понадобятся человеческие жертвы, они с радостью о нем вспомнят и попытаются именно его определить в эти жертвы.
        - Знаешь, боги на самом деле очень сложная тема, - сказал магистр Миртик, когда все вышли из вонючей лужи и остановились у скамейки под деревом, ожидая открытия пчеловского портала. - Особенно сильные боги. Они ничего не делают просто так, потому что любое их действие оказывает влияние. И если им понадобилось собрать в том овраге именно нас, скорее всего именно мы и нужны. Помните, они же сказали, что нас было проще всего направить или притянуть? И думаю, что выбор был не из кого попало, а именно из тех, кто был для чего-то нужен.
        - Поэтому ты решил выяснить, чьим родственником являешься, - уверенно сказал магистр Леска.
        - Именно. Есть у меня сильное подозрение, что это родство однажды окажется если не решающим, то нужным. Кто сказал, что ни один из местных Домов до сих пор так и не занялся проблемой воздействия с тьмой? Неужели никто так и не додумался, что можно получить от нее какую-то силу? Вот у нас додумались, а тут никак. А еще, если учитывать тех магов, наследников которых подчинил себе Росно… кто сказал, что оставшихся здесь действительно всех перебили? И что от них никаких записей не осталось. И что они не занимались взаимодействием с той силой, которая их окружала? А тут еще все эти тайны…
        - Тогда нам нужно идти к потомкам человека, который, если верить улову Лоста, добил последних выживших в той долине вольнонаемных магов и ничего с этого не получил, - сделал вывод Шелест.
        - Наверняка. Не удивлюсь, если на самом деле и не добил и получил. Мало ли умников на свете, предпочитающих казаться глупее, чем есть на самом деле?
        Льен хмыкнул, но ничего так и не сказал.
        И нет, они вовсе не рассчитывали побывать на землях всех Домов, у которых был хоть клочок этой земли в Общем городе. Они собирались попытать счастья там, где пчелов, успевший ночью над городом полетать, заметил что-то на его нечеловеческий взгляд странное. Просто на всякий случай.
        Потому что боги даже по мнению Лоста, даже такие странные как местные, просто так людям не являются. У них для этого должна быть причина. И поискать эту причину стоило. Впрочем, как и припрятанные козыри, которые потом могут пригодиться. Даже если сейчас эти козыри таковыми не воспримешь.
        - Ну? - спросил Лост, когда гулявшая по шумок по городу четверка вывалилась вместе с ежами из пчеловского портала прямо посреди кабинета недовольного Марука, пытавшегося решить, что делать с драконом и стоит ли к этой деве подпускать посторонних любопытных, а тут еще и узнавшего об этой самой прогулке.
        - Что-то странное, - заговорил магистр Леска, видимо, по праву старшинства. - Моих родичей мы нашли легко, как раз там, где уважаемый Вушша видел дрожащего паука с сетью. Там на гербе такая смазливая, шарообразная пичуга.
        - Снопянка, - опознал птичку по описанию Марук. - И что ваш паук значит?
        - А демоны его знают, - легко признался Леска. - Это надо изучать и искать, но сейчас это делать глупо и слишком заметно. Вот если бы нас туда пустили…
        Марук нахмурился, но ничего обещать или не обещать не стал.
        - Родичей магистра Миртика мы тоже нашли, но уже тогда, когда все подозрительное не подошло и мы стали ходить туда, где много магии и силы. На гербе там ласточка. Как вы понимаете, это именно тот Дом, герой из которого якобы убил последних вольнонаемных магов из той долины.
        Марук кивнул и посмотрел на Льена.
        - А вот это самое странное, - продолжил говорить Леска. - Либо наш юный мастер принадлежит к очень слабому Дому, в котором даже пчелова ничто не привлекает, а таких, как я понял, тут много и большинство не признано, и зачем они богам непонятно. Либо этого Дома по какой-то причине в городе нет? Такое бывает?
        - Бывает, - подтвердил Марук. - Но… Да, бывает. Есть два Дома, которые попросту не захотели подписывать договор. И один, который уже несколько веков мало общается с миром за пределами своих земель, говорят, этот Дом проклят и вымирает. Но это далеко не факт. И проверять никто не рискнет. Это один из первых Домов, чуть ли не самый древний. И даже если они все вымрут, на их земли полезут только отчаявшиеся идиоты. Потому что когда-то этот Дом был сильнейший и, похоже, вообще основан то ли младшим богом, то ли иномирцем, владевшим никому непонятными тайнами.
        - Чудесно, - только и смог сказать Льен.
        Что-то ему не хотелось в гости к подобным родственникам. Даже учитывая ограничения местной магии.
        Что бы там люди из птичьих Домов, даже старшие семьи о себе не думали, на самом деле они были ничем не лучше всех остальных. Особенно в плане любопытства. И на прием, который со всем возможным старанием организовала жена главы Великого Дома Стрижей - Юнифа - пришли все приглашенные. А те, кого не пригласили, сделали все, чтобы увязаться за приглашенными. Они сопровождали чьих-то юных дочерей и престарелых родственниц, которым были нужны кавалеры. Явились в качестве друзей или подруг. А одна девчонка умудрилась придти даже в качестве невесты, хотя все знали, что этому юнцу семья ее точно не отдаст.
        И зачем все эти люди пришли?
        Нет, вовсе не посмотреть на иномирских послов. Они были наивно уверены, что какие-то там иномиряне ничем их не удивят. А интересен им был исключительно дракон. Якобы милая и добрая девушка, которая очень сожалела, что облила протухшей водой половину города.
        Где они еще дракона увидят?
        И вдруг он уже завтра возьмет и улетит?
        Злобный Марук, правда, решил всех этих изобретателей причин для появления там, где их не ждали, не радовать, и милая девушка Вишня, скушав половину коровы, мирно отдыхала в саду, в самом дальнем его углу, за тремя заборами, куда гуляющие парочки точно не забредут. Ну, разве что догадаются захватить с собой лестницы. Двери в тех заборах они даже не найдут, слишком хорошо замаскированы.
        Злобным Марук, кстати, изначально был вовсе не из-за любопытства гостей. И даже не из-за того, что жена увлеклась украшательством (это он предполагал с самого начала) и дом теперь утопал в цветах. Злобным Марук был из-за собственной стражи, которая вроде бы должна была носиться как угорелая, выискивая малейшие возможности для того, чтобы гости могли влезть куда-то не туда и сделать что-то сильно не то, и исключая их. А вместо этого они выясняли отношения с оборотнями.
        И началось все банально до оскомины - глава этой стражи обнаружил в комнате дочери полуголого мужика, зажавшего в углу какую-то девицу. И от неожиданности даже не сразу сообразил, что там за девица, что было вообще странно. Вон даже пытавшаяся превратить дом в цветочную клумбу Юнифа за половину дня умудрилась заметить и взгляды, и прикосновения и совместные исчезновения этой парочки. А родной отец, похоже, смотрел куда угодно, только не на дочь. Вот и получился для него сюрприз.
        И что он сделал разобравшись? Да, наверное, то, что стал бы делать любой отец. Он попытался набить постороннему мужику морду. А мужик мало того, что не дался, да еще и вышвырнул несчастного отца из комнаты, как того котенка. При помощи магии вынес.
        И, наверное, Вурку стоило после этого задуматься, а потом вцепиться в того мужика двумя руками и заставить жениться. На своих условиях. Или хотя бы попытаться, потому что Марук был уверен, что этот мужик бы не дался. Но Вурк обиделся, стал в гордую позу и злобно рявкнул о том, что отдаст свою дочь замуж за любого, кто победит этого мерзкого типа. И самое странное - желающие тут же нашлись. Некоторых даже не смутило то, что сами они давно женаты, а сыновья слишком малы, чтобы можно было им передать невесту.
        Лосту тут же бросили вызов. Хорошо хоть не стали позориться и бросать его коллективно, чтобы потом тянуть жребий, выясняя, кому же досталась невеста. Ну, или плохо, что не стали… хотя скорее хорошо, Марук вовсе не был уверен в том, что котик бы не расшвырял дружный коллектив с той же легкостью, что и одиноких претендентов. Он в отличие от них, знал, чего можно ждать от противника и как защищаться.
        А потом этим одиноким претендентам еще и Нэлла добавила, за то, что они надумали претендовать, обозвав это действо обучением. Ну, младший учитель она или кто?
        И двое из троих присутствующих старших учителей поучаствовали, которым не понравилось то, что стража Великого Дома участвует в сомнительных боях, не выяснив сначала хотя бы то, а кому именно собираются вызов бросать и как ему пртиводействовать. Но и это не помогло. Слишком для многих Нэлла казалась идеальной невестой и почему-то никому не пришло в голову, что она может повторить «подвиг» Томии и умчаться в неведомый мир, на прощанье уронив на женихов кактус побольше. Даже Вурку не пришло, хотя он, в отличие от всех остальных, знал, что после излечения от тьмы его дочь не могла не измениться. Было ему за кем понаблюдать после подобных излечений.
        И вот на весь этот цирк страже и котику хватило два дня. Потом Лосту оно надоело, он огляделся и вспомнил, что у него тоже есть подчиненные. Причем, часть из них даже из его клана, фактически, его Дома. Лост вспомнил, улыбнулся и выставил этих починенных вместо себя на все последующие вызовы от стражи Дома Стрижей, сославшись на занятость, слабость, старость и зуд в верхнем правом клыке.
        А среди этих подчиненных были девушки.
        Ну и, учитывая зуд в клыке, только полный идиот бы не догадался, что Лост попросту не считает стражу Великого Дома достойными себя противниками. Но сделать они ничего не могли. Сначала нужно было победить его подчиненных, в том числе и девчонок.
        А тут еще дракон прилетел, и прием приблизился, и Вурка вдруг осенило, что он занимается дурью, потому что за главу целого Дома, пускай и иномирского, зато сильного, дочь надо замуж выдавать, а не отбирать ее у него. Потому что глава птичьего Дома ей по любому не светит. А слово обратно ведь не возьмешь. Точнее, не возьмешь его обратно добровольно, надо чтобы глава Дома приказал. И этот… любящий отец приперся к Маруку с намеками на приказ именно в тот момент, когда у него и без того пухла голова от накопившихся проблем. И чужие ему были ни к чему. Особенно те, которые созданы самостоятельно. И ничего приказывать Марук не стал. Страже было полезно пободаться с достойными противниками. А то расслабились. За репутацией Дома прячутся.
        В общем, только желающих во что бы то ни стало посмотреть на настоящего дракона ему и не хватало.
        - А может никакого дракона и не было? - капризно спросила изящная блондиночка, хлопнув перчатками по ладони. - Может это была иллюзия.
        - Вот дура, - неподдельно восхитилась ее старшая сестра, тоже блондинка, хоть и потемнее. - На иллюзию защита бы не отреагировала. Они этого дракона где-то спрятали, чтобы никто не смог рассмотреть вблизи и понять, насколько он опасен.
        Обе девушки стояли у широкой лестницы, ведущей в изукрашенный цветами танцевальный зал. Подниматься они не спешили, в танцевальном зале точно не поговоришь спокойно. Там опять придется выискивать знакомых и изображать вежливых и воспитанных девушек, в чьи обязанности входило поздороваться едва ли не со всеми присутствующими от имени Дома. В сад идти тоже больше не хотелось, хотя многие продолжали там поиски запропастившегося дракона. В саду было влажно и ветрено, а девушки были одеты в легкие, струящиеся по последней моде платья. Что только подчеркивало, что они практически бесталанны, и ничего кроме красоты, которую надо изо всех сил подчеркивать им предложить нечего.
        - Дуры, - лениво процедила тетушка обеих девушек, умудрившись к ним подкрасться. - Вместо того, чтобы искать дракона, который рано или поздно в любом случае появится, раз уж иномирские гости Стрижей его приперли, лучше бы мужчин себе поискали. Или думаете что двоюродным племянницам четвертой жены седьмого наследника кто-то будет их подыскивать? Кровь у вас не та. И талантов маловато даже для того, чтобы седьмой наследник задумался о женитьбе на вас.
        - И где их искать? - еще более капризно поинтересовалась первая блондинка.
        - Говорят, и это наверняка правда, иначе с ними не стал бы связываться хитрец Марук, эти иномиряне из мира, где маги очень сильные. А те, кто рискнул идти в чужой мир, наверняка даже среди этих сильных не слабаки, - задумчиво сказала тетушка. - А сильный свободный маг без родственников в других Домах - это именно то, что вас может в вашем собственном Доме возвысить, если вы сумеете его туда привести.
        Девушки недоверчиво уставились на тетку. Потом переглянулись. А потом дружно уставились на верх лестницы, где как раз появился мужчина-иномирец, одетый в свой варварский костюм.
        К сожалению, появился он там не один. Рядом с ним тут же словно из воздуха соткалась женщина-страж, в традиционном сером с синим костюме. Она ступила как-то так, что умудрилась задеть его плечом и получилось у нее это очень грациозно. Он повернул к ней голову, и что-то сказал. И ощущение у обеих блондинок было такое, словно они только что подсмотрели что-то очень личное.
        - Как интересно, - задумчиво протянула всезнающая тетка.
        Племянницы дружно уставились на нее.
        - Нет, дуры, на этого вы можете даже не смотреть. Вам до этой птички как… как улитке до бабочки-серебрянки. Да, той самой, ядовитой и практически неубиваемой. Родись она в другой семье… впрочем, и без того есть куча желающих поймать эту птичку. И странно, что она дает повод на себя поохотиться. Так уверена в этом мужчине? Любопытно.
        Племянницы продолжали смотреть, практически не моргая.
        - Как есть - дуры! - припечатала тетка. - Если такие птички не прячут любовников, то они либо не придумали другого способа от них избавиться, либо очень в них уверены. И пускай я облысею, если это не любовник. То, как они стоят, самая настоящая демонстрация… эх, где моя молодость. А вам, дурам, даже прятать некого. Честные девушки.
        Последнее она процедила, как оскорбление, на чем несчастных племянниц и бросила, начав подниматься по лестнице. Видимо хотела посмотреть вблизи на мужчину, которого не надо прятать. Ей-то что? В ее возрасте и статусе вдовы можно даже вина в ближайшем борделе попить. И никто ничего ей не скажет. Даже если точно будет знать, что она туда не только за вином явилась, но и ради свидания с неподходящим ее статусу мужчиной. А красивым, незамужним и не шибко талантливым девушкам приходилось соблюдать все правила, чтобы хоть какие-то шансы оставались, хоть на что-то.
        - Несправедливо, - мрачно прошептала капризная блондинка.
        - Может действительно посмотрим на этих иномирцев? - спросила у нее сестра. - Раз дракона не увидели.
        ГЛАВА 4
        ПЛОХАЯ ПРИВЫЧКА - НЕ УЧИТЫВАТЬ ЧУЖОЕ
        Хранительница Иржина из Дома Чайки, как и думали ее племянницы, действительно могла позволить себе многое, включительно с нарушением традиций и моральных устоев. Права, они сильно заблуждались, когда думали, что это из-за ее возраста и вдовства. Чтобы получить хоть какую-то свободу от условностей, нужно преложить взамен что-то столь же ценное. И чем более оно ценно, тем больше свободы. И вот это Иржина поняла еще в молодости, просто наблюдая за старшими родственницами. И предприняла столько усилий для достижения похожего статуса, что теперь имела моральное право обзывать дурами не только не шибко умных пигалиц, но и женщин постарше, включительно с женой главы Дома. Собственное, даже когда она называла идиотами довольно высоко забравшихся мужчин, они предпочитали делать вид что не услышали, или что приняли это за шутку. Иржина имела на это право.
        И нет, Иржина не была ни великим магом, ни тем более воином. Она даже лекаркой или плетельщицей не была. Она всего лишь умела слушать и задавать правильные вопросы правильным людям. Создавала такие себе цепочки из людей и умудрялась узнавать что-то очень важное, выудив его изначально среди кучи ничего не значащих деталей, а потом обогатив множеством деталей, после чего вырисовывалась вполне понятная картина.
        И в гости к Стрижам она пришла вовсе не для того, чтобы смотреть на дракона или пинать бестолковых племянниц, хотя эти две конкретные дурочки раздражали ее больше всех остальных. Иржина отправилась в гости чтобы выяснить зачем на самом деле явились иномиряне, а еще, не связано ли это с проблемами, которые недавно возникли у ее Дома, и которые пока удавалось утаить от других Домов, которые с радостью бросятся помогать, делая должниками на пустом месте, особенно, если ничем на самом деле не помогут. И начать разговор Иржина решила с воинственной птички, нахально едва ли не обнимавшейся с интересным мужчиной именно там, где их не заметить было невозможно.
        Эту птичку Иржина знала. Ну, точнее, была уверена, что знает. Потому что девушка, которая смотрела на ее приближение со смесью иронии и любопытства была вовсе не той, которая смотрела бы прямо и с вызовом, заранее подозревая, что ее желают обидеть и унизить, на что-то там указав.
        Мужчина вообще смотрел с насмешкой, чего даже не пытался скрыть.
        Впрочем, приветствовала ее эта парочка вежливо и правильно, куда тем бестолковым племянницам.
        А еще Иржина, подойдя к нему поближе, этого мужчину узнала. Вольнонаемный маг, причем очень хороший маг и, к сожалению, вольнонаемный по собственному желанию, вовсе не мечтвающий этот статус изменить и сопротивляющийся, когда ему пытались помочь. Поговаривали, что он даже чей-то дом сжег. Но в том, чей именно, никто уверен не был. Может он сам эти слухи распускал, чтобы опасались его трогать. А может сожженных домов было несколько.
        - Высокую леди отправила семья что-то разузнать? - вежливо спросил этот принципиальный вольнонаемный маг, как раз в тот момент, когда она пыталась вспомнить, как же его зовут.
        - Леди самой любопытно, - призналась Иржина, решив, что имя вспомнит потом.
        Птичка бросила на него странноватый взгляд, словно что-то спросила. А он едва заметно кивнул.
        И Иржина вдруг осознала, что здесь и сейчас эта девушка, которая по статусу вроде бы выше, спокойно отдала мужчине лидерство в паре.
        - Леди должно быть уже слышала, что Дом Стрижей разыскивал безумцев. И наверняка знает, что их излечили, - улыбнувшись сказал мужчина. - И теперь все, что вы можете сделать, это узнать немного раньше остальных то, что и так будет сказано.
        - О нет, это и без меня узнают, - улыбнулась в ответ Иржина. - Мне теперь интересно нечто совсем иное. Почему эта бабочка-серебрянка считает какого-то вольнонаемного мага равным себе? Что же он нашел такого в том мире, что она сумела переступить через собственные основы?
        - Силу? - с иронией спросила девушка, которую сравнение с ядовитой бабочкой ни капельки не огорчило.
        - Сила всего лишь сила, она бы не перевесила, - мудро сказала Иржина.
        И да, ей действительно было интересно. Потому что, что бы там ни думали себе некоторые умники, от вросшего в человека мира избавиться невозможно. А мир птичьих Домов таков, что даже когда девушку из правящей семьи отдают за сильнейшего мага за несколько последних веков, она все равно не будет смотреть на него, как на равного. Даже зная, что его это злит и что окончательно разозлившись он сможет убить ее просто щелкнув пальцами, а отец ему ничего даже не скажет за это. Потому что этот маг слишком ценная добыча для Дома, а девчонок в нем много.
        Предположений у Иржины было немного. Либо в том мире эта птичка нашла настолько не вписывающееся в мир этот, что социальную лестницу пришлось выстраивать самостоятельно, а потом так же самостоятельно пытаться уравновесить эти две лестницы. И где-то там этот вольнонаемный маг был равен дочери потомственного стража правящей семьи. А может и выше.
        Либо он в том же мире был чем-то гораздо большим, чем какой-то вольнонаемный маг, пускай даже очень хороший.
        Да и в целом не мешало бы разобраться в принадлежности иномирян. Может среди них есть кто-то равный главе Дома, а они и не знают. А это будет нехорошо, что бы там себе ни думали разные выскочки, только и видевшие полудиких варваров в соседних мирах. И не верящих, что когда-то мир птичьих Домов вел торговые дела с другим миром, равным ему по силе и умениям. А потом почему-то утратившим с ним связь.
        Так что Иржина подумала, мысленно пожалела, что племянницы такие дуры и им нельзя доверить задавать нужные вопросы, а потом спросила у бабочки-серебрянки, что же она нашла в другом мире интересного.
        И что сделала эта девушка?
        А она сначала посмотрела на спутника. Потом нахмурилась и прямо спросила:
        - Что вас интересует?
        Иржина хмыкнула, кивнула и спросила то, что эта девчонка наверняка не ожидала:
        - Что столь ценного такая девушка нашла в этом вольнонаемном маге?
        - В котике? - неподдельно удивилась достойная дочь своих родителей, а потом улыбнулась, светло и ласково, как сама Иржина изредка улыбалась племянницам, пытаясь подбодрить этих дурех. И добавила таким тоном, словно открывала страшнейшую тайну: - Он котик.
        И улыбнулась. Мужчине.
        А у Иржины возникло ощущение, что ей сказали именно то, что должны были. Просто она сказанного не поняла. Потому что не хватает каких-то сведений и опыта.
        Иржина, если честно, всегда любила наблюдать и ловить те самые нюансы, по которым можно понять, что из себя представляет тот или иной человек. Еще в детстве она неплохо разбиралась в своих учителях и первая вычислила того болвана, который решил окучивать малолетних высокородных девчонок, в надежде, что повзрослев, они дружно запрыгнут в его постель, а потом так и не смогут окончательно с ним расстаться, делая его жизнь веселее, ярче и проще. Она первая заметила когда влюбилась бестолковая Мави, но в отличие от еще более бестолковых дурех-сестер не выдала ее и даже предупредила, когда выдали они, что помогло отцу того несчастного стража спасти своего болвана. Она даже не сильно понимала почему поступила именно так, просто в Мави, при всей ее бестолковости было что-то такое, стоящее. И Иржина не удивилась, когда из этой бестолковки выросла Стальная Роза Дома Чайки, которая умудрялась держать с своих нежных ручках и насленика-брата, и его многочисленных советников, и младших братьев-сестер. И вовсе не факт, что братец в итоге свернул шею без ее помощи… впрочем, туда ему и дорога, из него получился бы
плохой глава Дома. Гораздо хуже, чем из Стальной Розы, мудро прячущейся за спиной своего воинственного мужа.
        Но то дела давние, хотя именно они убедили Иржину, что она в своих наблюдениях не ошибается. Сейчас было важнее другое. Сейчас она сидела в глубоком кресле, в комнате, куда ее вполне официально пригласили для разговора, игра в «Карточки черного мага» частенько была ширмой для такого приглашения, так что вряд ли кто-то мог обмануться.
        Да, сейчас она сидела и наблюдала.
        Наблюдала за Маруком и с изумлением понимала, что в данный момент он просто плывет по течению, потому что столкнулся с чем-то совсем для себе непонятным, с тем, Где любое лишнее движение скорее навредит, чем поможет.
        Наблюдала за бабочкой-серебрянкой в костюме простой стражницы, даже учительскую ленточку на предплечье эта дева не повязала. Но почему-то сидела в этой комнате в другом кресле. Спокойно сидела, понимая, что имеет на это право. И нет, Иржина не сомневалась, что это именно она сообщила Маруку, что старая перечница из Дома Чайки явилась и желает что-то выведать. Но это ведь не причина для подобной уверенности.
        Наблюдала за вольнонаемным магом, который просто котик, сидевшем на подлокотнике кресла бабочки. Ему там было вполне удобно сидеть и приятно. Он улыбался, как-то в себя. А еще он светился силой, властью и уверенностью. Но все это было каким-то неправильным. Или правильным, просто не таким, как Иржина привыкла.
        Наблюдала за парнем без возраста. Странным таким. На первый взгляд он был просто очередным бестолковым мальчишкой, и было совсем не понятно, что он в этой комнате делает. Веселое и беззаботное существо. Но вот стоило заглянуть в его глаза, и эта его беззаботность и доброта начинали обволакивать, заставляли расслабиться, довериться ему. Иржина, если честно, никогда так не пугалась, как заглянув в глаза этого парня. А еще у него на коленях возлежал колючий зверек, обыкновенный еж, просто довольно крупный. На первый взгляд. Пока не посмотришь пристальней и не увидишь за ним бездну, в которой клокотала сила, способная смести с материка половину птичьих Домов. И у этого зверка была какая-то странная связь с человеком, на коленях которого он лежал.
        Остальные на фоне парня, которого звали странно, не по-мужски мягко, Ваня и его ежа выглядели обманчиво безобидно. Пока не вспомнишь, а как выглядят сильнейшие маги родного Дома. И не поймешь, что часть из присутствующих посильнее будут, а у ругой части есть Умение, на что прозрачно намекнул смирившийся с ситуацией и решивший вытянуть из нее побольше Марук.
        А еще было существо даже отдаленно не похожее на человека. Просто куча насекомых. И это существо говорило прямо в голове собеседника, но это почему-то никого не смущало. Привыкли, наверное.
        - Значит, половина приехавших сюда девушек хотя посмотреть на дракона, а другая половина желает заполучить мужа посильнее? - с иронией переспросил Ваня, когда Иржина, пытаясь все-таки вернуться в равновесие и потянуть время рассказала эту занимательную историю.
        Нет, тот же Марук, как и его старшие учителя и прочие советники и так знали зачем явились юные и не сильно представительницы Домов. Но Иржина подумала, что иномирцы могут и не знать и им это будет интересно. В чем не ошиблась.
        - Конечно. Где же они еще увидят настоящего дракона и столько не принадлежащих чужим Домам сильных магов? - в тон ему ответила Иржина.
        - Вот глупые! - искренне изумился этот странный человек, а ежик поддержал его хрюканьем, кажется, насмешливым. - Почему они решили, что все эти маги сплошь холостые и заинтересуются ими? Тем более, настолько, что захотят остаться, бросив работу, учебу и родственников?
        Иржина тихо фыркнула, опять попавшись в обаяние этого человека и поймав себя на том, что улыбается.
        - А они ни жен, ни интересы мужчин не учитывают, - подсказал Лост. - Привыкли, что большинство местных вольнонаемных ради подобных предложений бросают все. А если не бросают, то им в этом еле помогают родственники девушки.
        - Какая прелесть, - оценил Ваня. - Помнится, она самоуверенная особа украла у одного мага всего лишь колечко, не пожелав учитывать его родственников, а особенно невесту. Так до сих пор не может вернуть свежесть личика, не получается у нее искренне раскаяться в содеянном. Интересно, что случится с той, которая попытается отобрать у этой милой девушки теперь уже мужа?
        - Скрючит и перекосит. Причем и фигуру и лицо, - уверенно предрек один из магов. - Но это ерунда. А вот если рассердится его папа… Хотя нет, папа и узнает постфактум, сначала сюда явятся друзья спасать, выручать и мстить. А заодно испытать парочку новых разработок, раз уж люди столь упорно нарываются. Дворец, или что у них там, точно придется заново отстраивать. Ну вот кто вообще связывается с наследником корграфтства, особенно если у него в друзьях люди уже успевшие прославиться тем, что периодически ставят на уши весь совет магов?
        - А я говорил, что нельзя этих типов далеко от школы отпускать, - сказал мужчина постарше и печально вздохнул. - И это наше будущее. Лучше уж нашествие тьмы, честное слово.
        - Это у вас еще нашего неодракона нет. Вовремя вы от него избавились, - сказал насмешливо котик Лост.
        А Иржина поняла, что запретит родственницам охотиться на таких вроде бы доступных магов. Потому что эти люди были уверены в том, что говорят. Да и, если просто подумать… если подумать, то не могли в чужой мир уйти все самые сильные. Да скорее, самые сильные вообще никуда не пошли, сидят в их совете, ждут, чем их порадуют друзья какого-то наследника. А сюда явились люди разбирающиеся в чем-то определенном. В том, в чем именно здесь и сейчас нужно разбираться.
        Но наблюдать за охотой девушек из чужих Домов будет интересно. Особенно сейчас, когда эти люди об этой охоте уже точно знают.
        - Ладно, сильные маги предупреждены и будут держать щиты и грибницу, - проворчал котик. - Что дальше?
        Марук, к удивлению Иржины, посильнее уперся спиной в кресло, явно предоставляя гостям самим вести с ней разговор. И пойми его, почему?
        - О том, кого, как и почему излечили от безумия вы явно знаете. И узнать что-то большее у нас… ну, не узнаете. Мы честно сказали все что должны были, - продолжил все тот же невыносимый маг.
        Остальные молчали. Спокойные, а странный Ваня еще и отстраненный, словно прислушивался к чему-то неслышимому для всех остальных.
        А котик ведь не сказал, что не знает чего-то большего про безумие, которым заболевают в тех горах. Он сказал, что было сказано то, что должно было быть сказано.
        Тот еще намек, что большего она не узнает, даже если оно есть. А его может и не быть.
        - Тьма, - наконец произнесла Иржина, ощутив это слово на языке, как мятную конфету. - Тьма.
        - У вас тоже есть заболевшие безумцы, которых надо лечить втайне? - полюбопытствовала вроде бы недостаточно умная бабочка, отрезав этим вопросом половину путей для кружения и растягивания времени.
        - Нет, - выдохнула Иржина, мягко улыбнувшись этой изменившейся девушке. - Нет. Мы их убили. Мы их убивали, как только понимали, что они такое. Мы не знали, откуда они берутся, почему наши люди в них превращаются, но мы их убивали. Всех кроме одного. Его мы убить не успели. Тога мы еще не знали, что их убивать надо.
        И закрыла на мгновенье глаза, ловя ощущение правильности. Да, здесь и сейчас она все сделала правильно. Хотя и не то, что ей приказали, но правильно. Даже если ее накажут, даже если навеки запрут или прикажут выпить яд, здесь и сейчас она все сделала правильно.
        А когда Иржина открыла глаза, на нее смотрели все. С тревогой смотрели и с каким-то странным пониманием.
        - А почему мы собственно решили, что одержимые тьмой здесь в конечном итоге так уж сильно отличаются от тех, что были у нас? - спросил немолодой маг.
        - Меня другое интересует, - сказал другой маг, такой же немолодой. - Как скоро этот одержимый достигнет той точки, где уже не сможет удержать накопленную силу и какой величины будет измененная земля?
        - А кто-то Границу умеет ставить? - озабоченно спросил третий.
        - Вот и поискали беглого придурка, - пробормотал четвертый, на этот раз очень молодой.
        И Иржине стало спокойно. Эти иномирцы все-таки явились по своим делам. Пугали ее, если честно, люди, которые приходили с желанием помогать посторонним людям.
        А еще они, похоже, знали, что можно сделать с проблемой, захватившей старый дворец и едва там удерживаемой.
        Иржина опять закрыла глаза, стараясь сосредоточиться на очередном нужном ощущении, а когда их открыла, обнаружила, что в комнате появился еще один человек. бесшумно появился, словно сплелся из того серого марева, которое рисовало морозные узоры вокруг его фигуры.
        - Что случилось? - спросил он. - Чудик почему-то решил, что я здесь нужен. Очень.
        - Похоже, у них тут одержимый успел случиться, - проворчал один из немолодых магов.
        - И перепугал родственников так, что они прислали к нам эту приятную женщину, чтобы она выяснила, не знаем ли мы, что с ним такого нехорошего можно сделать, - мягко добавил Ваня.
        Жутковатое серое марево, сопровождающее пришедшего мужчину, колыхнулось к нему, изобразило расцветший и тут же осыпавший лепестки цветочек, а потом улыбнулось. Иржина эту улыбку буквально почувствовала, хотя не увидела ее, да и не могла увидеть. Ваня улыбнулся мареву в ответ, а его еж похрюкал.
        И вот именно это Иржину почему-то окончательно успокоило.
        Дело сделано. Теперь осталось ждать последствий, какие бы они ни были. Обратно уже не отыграешь.
        А иномирцы все-таки очень интересные объекты для изучения. Даже этот, только что пришедший мужчина, которого ей почему-то не хотели показывать.
        А может, особенно он.
        - И что буем делать? - спросил непонятно у кого Ваня, когда приятная женщина Иржина ушла гонять племянниц. - Мы ведь не можем пройти мимо одержимого. Или я что-то не понимаю.
        - Не можем, - уверенно сказал магистр Леска. - Дело даже не в том, что это нехорошо. Местные люди могут быть лучше приспособлены к тому, чтобы держать тьму. Да и тьма тут все-таки отличается. Вы хоть поняли, что тут все происходит наоборот. Сначала люди с ней сливаются, а потом она растет и накапливается. Наши же любители легкой силы сначала копят, а потом пытаются стать сильными магами, богами… или не пытаются, просто вляпываются в накопленное, если раньше его не отпускают.
        - К нашему счастью, не все растет и накапливается, - проворчал котик. - Большинство просто сходят с ума или теряют часть воспоминаний. Наверное нужен подходящий человек.
        - Да, нам очень нужно посмотреть на этого одержимого, - сказал магистр Леска.
        - Через лупу, - почему-то хихикнул Льен.
        - И они станут вашими должниками и помогут с поисками, - решил высказаться Марук.
        - А еще, нас все-таки ведет судьба, - серьезно сказал один из его старых и мудрых советников.
        - Наверняка, - сказал Лост, но не стал добавлять, что боги просто не могли не приложить руки к тому, чтобы в этой комнате первой побывала именно паучиха Иржина. Раз уж они смогли придти в чужой мир, чтобы вылечить одну цаплю и фактически попросить о помощи, то привести представительницу Дома, в котором есть одержимый… Да это вообще должна быть для них сущая ерунда.
        И прямого вмешательства опять же нет. Люди сами взяли и поговорили на нужную тему. Без подсказок, а тем более без божественных приказов.
        - Меня другое интересует, - сказал другой маг, такой же немолодой. - Как скоро этот одержимый достигнет той точки, где уже не сможет удержать накопленную силу и какой величины будет измененная земля?
        - А кто-то Границу умеет ставить? - озабоченно спросил третий.
        - Вот и поискали беглого придурка, - пробормотал четвертый, на этот раз очень молодой.
        И Иржине стало спокойно. Эти иномирцы все-таки явились по своим делам. Пугали ее, если честно, люди, которые приходили с желанием помогать посторонним людям.
        А еще они, похоже, знали, что можно сделать с проблемой, захватившей старый дворец и едва там удерживаемой.
        Иржина опять закрыла глаза, стараясь сосредоточиться на очередном нужном ощущении, а когда их открыла, обнаружила, что в комнате появился еще один человек. бесшумно появился, словно сплелся из того серого марева, которое рисовало морозные узоры вокруг его фигуры.
        - Что случилось? - спросил он. - Чудик почему-то решил, что я здесь нужен. Очень.
        - Похоже, у них тут одержимый успел случиться, - проворчал один из немолодых магов.
        - И перепугал родственников так, что они прислали к нам эту приятную женщину, чтобы она выяснила, не знаем ли мы, что с ним такого нехорошего можно сделать, - мягко добавил Ваня.
        Жутковатое серое марево, сопровождающее пришедшего мужчину, колыхнулось к нему, изобразило расцветший и тут же осыпавший лепестки цветочек, а потом улыбнулось. Иржина эту улыбку буквально почувствовала, хотя не увидела ее, да и не могла увидеть. Ваня улыбнулся мареву в ответ, а его еж похрюкал.
        И вот именно это Иржину почему-то окончательно успокоило.
        Дело сделано. Теперь осталось ждать последствий, какие бы они ни были. Обратно уже не отыграешь.
        А иномирцы все-таки очень интересные объекты для изучения. Даже этот, только что пришедший мужчина, которого ей почему-то не хотели показывать.
        А может, особенно он.
        - И что буем делать? - спросил непонятно у кого Ваня, когда приятная женщина Иржина ушла гонять племянниц. - Мы ведь не можем пройти мимо одержимого. Или я что-то не понимаю.
        - Не можем, - уверенно сказал магистр Леска. - Дело даже не в том, что это нехорошо. Местные люди могут быть лучше приспособлены к тому, чтобы держать тьму. Да и тьма тут все-таки отличается. Вы хоть поняли, что тут все происходит наоборот. Сначала люди с ней сливаются, а потом она растет и накапливается. Наши же любители легкой силы сначала копят, а потом пытаются стать сильными магами, богами… или не пытаются, просто вляпываются в накопленное, если раньше его не отпускают.
        - К нашему счастью, не все растет и накапливается, - проворчал котик. - Большинство просто сходят с ума или теряют часть воспоминаний. Наверное нужен подходящий человек.
        - Да, нам очень нужно посмотреть на этого одержимого, - сказал магистр Леска.
        - Через лупу, - почему-то хихикнул Льен.
        - И они станут вашими должниками и помогут с поисками, - решил высказаться Марук.
        - А еще, нас все-таки ведет судьба, - серьезно сказал один из его старых и мудрых советников.
        - Наверняка, - сказал Лост, но не стал добавлять, что боги просто не могли не приложить руки к тому, чтобы в этой комнате первой побывала именно паучиха Иржина. Раз уж они смогли придти в чужой мир, чтобы вылечить одну цаплю и фактически попросить о помощи, то привести представительницу Дома, в котором есть одержимый… Да это вообще должна быть для них сущая ерунда.
        И прямого вмешательства опять же нет. Люди сами взяли и поговорили на нужную тему. Без подсказок, а тем более без божественных приказов.
        Звали вольнонаемного мага Кунмери. Он был смугл, как южанин, высок и чем-то неуловимо похож на Локара. Во двор перед дворцом стрижей он пришел пешком, с гордо поднятой головой, делая вид, что сопровождавших его стражей не существует.
        Торжественность появления борца за девичью честь несколько подпортил красующийся посреди двора ритуальный рисунок, который успели стереть только частично, и любопытный еж, шустро выскочивший откуда-то справа и бросившийся дорогому гостю под ноги. Об ежа этот гость и споткнулся, засмотревшись на рисунок. Видимо, подозревал, что это какая-то страшная ловушка и не догадался подумать о том, что ловушкой может быть небольшой зверек.
        За тем, как Кунмери поднимался на ноги, все наблюдали в торжественной тишине. С лицом у защитника чести было что-то не то, наверное он старался не выругаться и не броситься догонять ежа, невозмутимо продолжившего свой путь куда-то в сторону малой башни, используемой в качестве голубятни. Потом этот защитник все в той же тишине отряхнул колени, хотя вор был чистый и отряхивать там было нечего. Расправил плечи. Внимательно посмотрел под ноги и продолжил путь, на этот раз не пялясь по сторонам.
        - Ежи отлично обучают любящих отвлекаться балбесов, - сделала открытие Нэлла.
        Шепотом его сделала. Но защитник ее чести все равно на мгновение замер, видимо шепот нуждавшейся в спасении чести девушки в его планы не вписывался.
        - Да, да, - продолжила шептать Нэлла. - Вот именно о том, чтобы тебе голову оторвали я и прошу. Подумываю завести себе коллекцию черепов, как костяная дева в древности. Даже где поставить полочку уже придумала.
        Упорный защитник чести все так же торжественно шел. Все, кому посчастливилось находиться во дворе за ним наблюдали. Кто-то даже в окна выглядывал. И, наверное, так бы этот тип торжественно и дошагал до Нэллы, чтобы объявить ей о свей защите, но тут взял и все испортил все тот же мальчишка на лошаке.
        - Там еще один пришел! - жизнерадостно заорал он, влетев во двор и красиво поставив свою животину на дыбы. - Тоже пришел защищать честь и просит его впустить.
        Кто-то хихикнул.
        А Лост широченно улыбнулся и предложил:
        - А вы им номерные карточки сразу выдавайте. А то по традициям, честь может отстаивать только один человек в день. И я этитрадиции нарушать не буду, а главы Дома, который может мне приказать их нарушить у меня нет, как и личного полигона.
        - Да, - неожиданно для всех согласился Марук. - Напишите на листочке цифру два и выдайте второму претенденту. Пускай с этим листочком завтра приходит. Сидеть у меня под деревом, ожидая рассвета никто не будет, я не герой баллады про луковую девицу.
        Позабытый всеми претендент номер один все так же шел, а Ваня подумал и выдал рацпреложение:
        - И книгу учета сразу заведите. И эти номера кратко там описывайте, чтобы они друг у друга номерки не отбирали и не нарушали очередь.
        - А если мы уедем? - спросил кто-то.
        - Тогда пускай сидят под деревом, за территорией моего Дома и ждут, пока вернетесь, - отрезал Марук.
        - И будут у вас здесь свои Хатико, - философски сказал Ваня.
        А защитник чести номер один тем временем дошел и замер перед Нэллой. Молча замер. Видимо, не рассчитывал, что когда дойдет, защищаемая девушка будет слушать печальную историю о верной собаке, так и не дождавшейся хозяина. А перебить и заявить о своих претензиях мешало то ли воспитание, то ли непонимание ситуации, которая, вроде бы, должна была выглядеть иначе.
        Марук на происходящее смотрел с умилением. И радовался тому, что успел познакомиться с оригинальным мужем младшей дочери. Если бы не его черновики, которые он читал в самых неподходящих условиях, и не прочие реакции, на казалось бы обычные ситуации, он бы тоже не знал, как реагировать на ежа и неуместные рассказы в процессе бросания вызова. А так, он знал, что все в порядке, что эти люди не издеваются и не пытаются никого обидеть. Они просто ведут себя, как привыкли. А разнообразные вызовы у них, похоже, ело обыденное. Причем еще более обыденное, чем в этом мире. И никакой торжественности в этом деле не полагается.
        А вот решивший бросить вызов Кунмери Долинник, демоны его знают, зачем, может желает поменять отвоеванную честь Нэллы на какую-то семейную тайну, жениться он на ней попросту не рискнет… в общем, Долинник до сих пор с жителями того странного мира не сталкивался. И теперь явно пытался понять, что происходит.
        И наверняка подозревал, что ему вот так сбивают настрой и сосредоточенность на бое. Ага, гости Дома Стрижей такие вот изобретательные люди.
        Ваня тем временем закончил рассказывать историю про верную собаку и сообщил, что ей даже памятник поставили. Вроде бы. На чем и замолчал. И у несчастного вольнонаемного мага, решившего воспользоваться ситуацией и зачем-то побороться за женщину, которую ему все равно не отдадут, наконец-то появилась возможность сказать все, что он хотел. Но Долинник это сразу не понял и продолжил молчать, невидяще таращась на Нэллу.
        - Вы пришли мной полюбоваться? - наконец спросила девушка.
        Долинник моргнул и уставился на нее осмысленно.
        - Приятное же зрелище, - проворчал Лост, и вольнонаемный маг перевел взгляд на него.
        Потом опять моргнул.
        Потом, похоже, вспомнил зачем вообще пришел и попытался что-то сказать. Неудачно. Получился у него только какой-то сиплый звук.
        - Собачку, наверное, жалко, - догадался Ваня, и кто-то хихикнул, причем, кто-то среди стражи Дома. Остальные молча ждали чем же этот цирк закончится и рискнет ли претендент на девушку из хорошей семьи вообще бросить вызов. А то вдруг оценил обстановку, сообразил, что чего-то явно не знает и не понимает, и передумал.
        Долинник откашлялся, глубоко вдохнул и все-таки завел речь о том, что Лост ведет себя недостойно, что по городу в связи с этим ходят слухи о достойной девушке, что ни один достаточно благородный мужчина не может в связи с этим пройти мимо и не попытаться защитить эту девушку, не уточнив от кого, что…
        В общем, речь у него была длинная, достаточно торжественная, и недостаточно продуманная, потому что довольно быстро он начал повторяться и ходить кругами, не зная, как эту несчастную речь закончить. Видимо очень спешил спасать честь достойной девушки.
        Нэлла все это слушала со спокойным участием на лице, точно как лекарка пациента, не знающего точно, что же у него болит, но уверенного, что отравился. И когда защитник ее чести наконец замолчал, так и не определившись с достойным окончанием речи, но решив больше не повторяться, Нэлла ему улыбнулась и ласково поинтересовалась:
        - И чем же я могу вам помочь?
        Несчастный, уроненный ежиком и добитый рассказом про собаку маг приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, наконец сообразил, что Нэллу должен был только поприветствовать, да и то, только потому, что она стояла рядом с Лостом, а потом сделал шаг вправо, и застыл перед предполагаемым противником.
        - Только не повторяйся, я все услышал и понял, - попросил Лост.
        - Я вызываю тебя! - злобно рявкнул понятливый маг.
        - Это я тоже понял, - обрадовал его котик. - Надеюсь, хозяева разрешат нам воспользоваться полигоном. А то придется искать его в городе, а они там вечно заняты. И придется нашу великую битву отложить на пару дней, а там еще один претендент есть.
        - Ты, жалкий… - видимо определился с тем, что же такого интересного сказать котику Долинник.
        - Я жалкий? - удивился Лост.
        - Я разрешаю воспользоваться полигоном, - поспешил вмешаться Марук, а то этот обмен любезностями, как он подозревал, может затянуться до вечера и закончиться банальным мордобоем, прямо посреди двора.
        На него посмотрели неодобрительно все, кроме решившего заняться защитой чужой чести Долинника. Видимо перспектива стоять тут о вечера и слушать переговоры всех вполне устраивала.
        - Дожился, - очень мрачно и очень тихо пробормотал Марук.
        А из-за жасминового куста вышел еж и неспешно стал пересекать двор, жизнерадостно похрюкивая. И Марук понял, что кто-кто, а еж действительно издевался, причем именно над Долинником.
        Кунмери Долинник оказался мужчиной упрямым и последовательным. Бросать вызовы ему уже приходилось, он знал как все должно происходить и упорно пытался вернуть все в правильное русло. Иногда ему это даже удавалось.
        На полигоне он, наконец, смог торжественно бросить вызов котику и обрадовался этому так, что попутно обвинил его в отсутствии должного воспитания и неуважении окружающих. Лост тут же все испортил, попутно подтвердив, что, да, он вышел из болот, и нет, он ни капельки не уважает соперника. Под это же дело Лост, который должен был выбрать оружие, торжественно от него отказался. А то он там в своем болоте птичек ловил, а не в солдатиков игрался. Долинника это почему-то обрадовало и он опять попытался вернуть свой вызов в правильное русло.
        - А еще я умею в котика превращаться, - добавил Лост.
        Долинника из правильного русла тут же выбросило и он замер со странно понятой рукой.
        - Показать?
        Долинник неуверенно помотал головой.
        - И правильно, - подержал его кто-то. - Он превращается обратно неодетым.
        - Не всегда, - оскорбился Лост. - Сейчас уже довольно редко.
        Несчастный борец за чужую честь понял, что события опять сворачивают в какую-то сильно не ту сторону и потребовал начинать. Потому что у него еще дела были, которые его ждали.
        - И зачем тогда ввязываться? - философски спросил Ваня. - Закончил бы свои дела и потом пришел.
        Долинник эту философию почему-то не оценил. Ему хотелось сначала боя, а потом уже неотложных дел. Странный человек, в общем.
        Полигон у Стрижей был старым и красивым. Даже в относительно молодом городе, этот полигон был именно таким, что только подчеркивало их статус. Кунмери на этот полигон смотрел с удовольствием. На массивные серые камни, из которых была сложена ограда и в которые потом вплели все защиты. На облезшие местами рисунки на этих камнях. Белые силуэты птиц, черные - кошек. Тонкие, черные побеги какого-то растения, сначала кажущиеся трещинами в камне. Герб стрижей, тоже птичий силуэт, взлетающий над тремя горными вершинами. Непонятный символ, занявший собой едва ли не четверть стены справа.
        Смотрел на полумесяц трибун для зрителей, почему-то полосатых, как шмели. На пятачок под навесом для тех зрителей, которые любили стоять, просто не под открытым небом.
        На мелкий песок под ногами, под которым наверняка скрывается что-то интересное, но кто же его покажет незваному гостю?
        Полигон Кунмери нравился. От него веяло благородной старостью и силой. А еще настоящестью.
        А вот противник… Противник ему не нравился и понравиться не мог. Да он ему не нравился еще в те времена, когда был просто вольнонаемным магом, не успевшим побывать в каком-то странном чужом мире. Не нравился из-за того, что запросто выбрасывал те шансы, за которые сам Кунмери готов был убить. Этому типу ведь предлагали стать частью Дома и не раз. А он отказывался. Словно надеялся заполучить что-то получше. Где-то там. И именно поэтому Кунмери за ним наблюдал. Не мог понять его и наблюдал, пытаясь разобраться, но это было сложно.
        Нет, то, что этот тип надеется каким-то невообразимым образом заполучить собственный Дом, ясно становилось довольно быстро. А вот все остальное, которое точно было, рассмотреть было нереально.
        А непонятные вещи Кунмери всегда злили. Ему казалось, что кто-то таким вот образом над ним издевается, чего он очень не любил. С детства не любил.
        А еще больше он не любил, когда издевались открыто. И об этом все знали, как и о его мстительности. Ну, все, кроме странных иномирян, пришедших в Дом Стрижей вместе с Лостом Вильхе. Причем эти люди издевались так, что Кунмери опять не мог понять. Не мог понять специально они или нечаянно. Или у них так принято, особенно перед боем. Они так друг друга подбадривают… В общем, иномирян Кунмери теперь тоже не любил. И от попыток отомстить отказываться не собирался. Нет, гоняться за этими типами, вынашивая страшные тайны он вовсе не хотел. Слишком много для них чести. Судьба сама рано или поздно предоставит возможность для мести. А он ею воспользуется. Без сомнений. В этом Кунмери был уверен.
        - Условия! - неожиданно для всех рявкнул Марук, которому начал надоедать балаган. Еще немного и действительно придется выращивать посреди двора иву, вокруг нее высаживать тюльпаны и провозглашать Нэллу луковой девой.
        Ага, попутно вручая корзину с луком и нож побольше, чтобы резала его и демонстрировала всем желающим заплаканную мордашку несчастного существа, которое никак не утешит брат, которому, собственно и бросили вызов. Помнится, вызывавший сидел под тем деревом всю весну и часть лета, пока братцу не вылечили руку. После чего этот братец вывалял в пыли любителя пождать под деревом и провозгласил изобретательную сестру своим советником. Даже замуж ее отдал только когда она сама захотела.
        Правда, тут замуж пришлось бы отдавать Лоста, Ваню и его ежей. Именно они и тянули успешно время.
        - Условия? - заинтересовался Ваня. Наверное хотел замуж в первую очередь.
        - Условия! - повторно рявкнул Марук. - Но учтите, никакие посторонние убивать друг друга в моем доме не будут.
        Посторонние, как оказалось, убивать друг друга и не собирались. Лост даже устраивать бои не собирался, но, увы, ему тут вызов бросили. А Кунмери, судя по выражению лица, хотел унизить и посмеяться, хотя и не рискнул об этом сказать. И согласился в итоге на победу «по очкам» и битву мастерством, а не силой. Да еще и почему-то был очень доволен. Словно у него в кармане лежало нечто, что перебьет любые умения, приобретенные Лостом в чужом мире.
        И это не могло не насторожить котика. Ну, не дурак же он.
        Зрителей Марук лично загнал под навес, не позволив им и дальше хихикать и давать Лосту странноватые советы. При этом он чувствовал себя воспитателем. Такое давно забытое чувство, из тех времен, когда отец повадился давать ему разнообразные задания, пытаясь понять, годится ли второй сын в наследники, в отличие от совсем не походящего для этого первого.
        Поднял щиты.
        И замер, глядя на поле за этим щитом, на котором стояли два человека.
        Один был сосредоточен. Причем, сосредоточен не на бое, на чем-то другом. И как-то подозрительно напоминал игрока, пытающегося поймать шанс, который вот-вот выпадет, свалится ему в руки и тут же попытается ускользнуть.
        Второй улыбался, как улыбаются люди, которых все устраивает. А если и не устраивает, то они обязательно что-то с этим сделают, как-то справятся и продолжат беззаботно улыбаться.
        - Интересно, - прошептал Марук.
        И мужчины на поле словно его услышали. Лост почему-то шагнул вправо, еще до того, как Кунмери махнул рукой. Поле заметно тряхнуло, песок поднялся в воздух, а потом резко упал. Вместе с одним из мужчин. Второй потыкал его ногой в бок и тихо выругался, кажется, он рассчитывал не совсем на такой эффект. Что бы он там ни сделал.
        - Убил? - полюбопытствовал Марук, подойдя к Лосту, стоявшему над поверженным противником.
        - Нет. Всего лишь приложил воздушным кулаком, слабеньким, начиненным той пакостью, которую он пытался выплеснуть в меня. Похоже, именно эта пакость его и вырубила. Вонючая, сволочь, словно специально для того, чтобы сбивать с толку оборотней.
        - Да? - удивился Марук.
        - И теперь мне надо привести этого болвана в чувство, чтобы узнать где он эту пакость взял. Не верю я в такие совпадения. А он тут лежит и не отвечает.
        - У вас на редкость незрелищный бой получился, - сказала подошедшая следом за главой Дома причина вызова.
        - Ну, извини, - проворчал котик. - Как-то слишком подозрительно он себя вел для того, чтобы долго его пинать ради твоего развлечения. А уж когда он «незаметно» полез в карман… при том, что пользоваться артефактами было нельзя и он не стал бы нарушать условия… Знаешь, боевая цапля, а ведь он откуда-то узнал, что оборотня можно очень больно пнуть именно по обонянию. И это ну очень подозрительно.
        Нэлла кивнула, как прилежная ученица, а потом подошла к лежащему телу и тоже потыкала в него носком ботинка. А Марук только и смог удивленно переспросить:
        - Боевая цапля?
        Приходить в сознание Кунмери не желал ни в какую. Лежал себе, изображал ветошь и ни о чем не беспокоился. Беспокоились все остальные. По очереди похлопали его по щекам, полили водой и даже дали понюхать что-то вонючее, но оно, видимо, не смогло перебить впечатления от той гадости, которая предназначалась для Лоста.
        Потом величественно пришел лекарь и пляски вокруг лежащего тела пошли по новой. Сначала плясал сам лекарь. Потом позвал учеников. Потом коллег. А потом прибежал ежик и фыркнул в лицо Кунмери.
        - А-а-а-а! - заорал этот потерпевший, умудрился вскочить на ноги, не открывая глаза, и попытался удрать.
        - О-о-о-о! - со всем возможным рвением поддержали его лекари и стали ловить буйного пациента.
        - Э-э-э-э… - возмутился Лост, у которого фактически отбирали добычу.
        А Марук просто и незатейливо выругался.
        Впрочем, он с самого начала знал, что от этих гостей будет куча проблем. Просто выбора у него не было.
        Увы.
        А Кунмери поймали, успокоили при помощи отрезвляющих оплеух и все-таки отдали Лосту, пока не оклемался окончательно и не сообразил, как сопротивляться. И что сделал котик? А котик предложил поговорить и покаяться. Потому что тот, кто дал Кунмери вонючую гадость, вовсе ему не помог. Скорее наоборот. Без этой вонючей гадости проигрыш Кунмери вряд ли был бы таким позорным.
        И как оказалось, гадость защитнику чужой чести действительно дали. Кунмери вовсе не был идиотом, который бросается сражать противника, о котором ничего не знает. И о том, что Лост умеет превращаться в животное он узнать успел. Из-за чего не стал бы с ним связываться, если бы не тот человек, который сказал, что знает слабости оборотней. И даже смог это подтвердить, сходив к слышащему ложь. Тот же человек и вручил хрупкий с виду стеклянный шарик, в котором плескалось что-то полупрозрачное. Разбиться этот шарик, правда, мог только об оборотня, ощутив его силу, а так, хоть дворец на него роняй, ничего не будет.
        И, да, сейчас Кунмери понимал, что тот человек появился очень уж вовремя. Как раз настолько вовремя, чтобы под воротами территории Стрижей не выстроилась очередь из желающих спасти честь Нэллы, а появление первого претендента подозрений бы уже не вызвало.
        А тогда на него словно затмение нашло. Он почему-то слишком сильно верил тому человеку. И даже проверить себя на ложь он предложил сам.
        - Ну, очень интересно, - пробормотал Лост. - Где того человека искать знаешь?
        - Примерно, - сказал Кунмери и широко улыбнулся.
        ГЛАВА 6
        УМНАЯ ЗАТАИВШАЯСЯ МЫШЬ.
        Неожиданного помощника, как это часто бывает, Кунмери встретил в паршивом кабаке. Сам он там встречался с клиентом, который не рискнул общаться с опасным вольнонаемным магом в месте получше. Репутация у этого человека, видите ли. А в месте получше его могли увидеть знакомые.
        Клиенту, как оказалось нужна была смесь из глупости и ерунды. Он возжелал жениться на молоденькой девчонке, красавице и умнице, все, как полагается. И ему нужно было как-то убедить ее захотеть замуж. И до чего этот болван додумался? До того, что страшно-опасный маг на эту деву нападет, а будущий муж ее героически спасет. В общем, Кунмери и сам не знал, как не расхохотался. Потому что поверить в то, что какой-то немолодой торговец может героически сразить вольнонаемного мага могла только полнейшая дура. А девушка там вроде бы умница.
        Так и получилось, что остался Кунмери без заработка, зато со свободным временем и желанием выпить за вразумление подобных типов. И даже собутыльника нашел довольно быстро. Чьего-то слугу. У которого был родственник - подметальщик улиц. С очень хорошим слухом и талантом оказаться в нужное время в нужном месте. Вот этот подметальщик и рассказал слуге веселую историю о нахальной демонстрации любовника достойным людям. И о том, что этот любовник умеет в животное превращаться и вообще, наверное, не совсем человек.
        И да, наверное после той попойки следовало забыть о существовании того кабака. Но он взял и попался на глаза. А там опять был болтливый чей-то слуга. С хорошей памятью, как оказалось. Потому что Кунмери не помнил, что выразил желание набить морду любовнику ради собственного будущего, а этот тип помнил. И у него даже были идеи что делать, если любовник возьмет и превратится в большого кота. Так себе идеи, если честно. Потому что он предлагал подбросить коту большую кошку, настойку из одного обожаемого кошками растения и натравить собак. Причем, он не уточнял на кого именно этих собак собирался натравливать.
        И, наверное, все закончилось бы очередной пьянкой и попутным планированием непонятно чего. Но там оказался тот человек, который знал слабости оборотней.
        Ну, или очень убедительно делал вид.
        - Знал, - обрадовал собеседника Лост. - Правда, оборотни свои слабости знают еще лучше. И поймать в подобную ловушку кого-то сильного - практически нереально. Да и слабых чаще всего проблематично. Хотя тут мог быть расчет на неожиданность и мою уверенность, что местные об этих слабостях не знают ничего. Правда, чтобы на это рассчитывать надо было ничего не знать обо мне. Или…
        - Или хотеть чтобы меня победили, - проворчал Кунмери.
        - Или что-то третье, - сказал Лост. - Разве что ты умудрился чем-то сильно обозлить своего советника по оборотням и не заметить этого. Тоже вариант, кстати.
        Кунмери не помнил чтобы в последнее время кого-то настолько злил. Зато помнил где находится кабак и был готов туда отвести всех желающих. Хоть прямо сейчас.
        Впрочем, желающие нашлись сразу. Много желающих. И Маруку пришлось разгонять лишних, напоминая об их обязанностях.
        А где-то возле ворот сидел второй кандидат на то, что Лост набьет ему морду. Нет, скорее всего он сидел там по личной инициативе и никаких сюрпризов не приготовил. Может он вообще самый честный человек во всех мирах, но привлекать его внимание своей неожиданной прогулкой в компании первого кандидата Лосту не хотелось. Так что поиски советника по оборотням начались с того, что их небольшая компания, включавшая Лоста, Локара с его питомцем и Нэллу, пошла в обход. Через сад, дверь для слуг, прорезанную в стене, ограждающей этот сад, и мимо непонятных серых строений, обнаруженных за той дверью.
        - Ты точно уверена, что мы идем правильно? - спросил Лост.
        Здания были нежилыми и напоминали привидений. И зачем эта красота Стрижам рядом с садом, было непонятно, а не нужна была бы, они бы давно ее снесли.
        - Уверена. Этой дорогой половина моих болванов сбегают на поиски приключений, когда приспичит.
        - Ага, - сказал Лост и явно подумал, что Нэлла в свое время тоже убегала. А может и Томия. И даже придурковатый Бернт. А в зданиях на самом деле дежурят люди, которые незаметно ходят за самыми ценными беглецами, охраняют, пока эти бестолочи не вернутся домой. - Понятно.
        Нэлла тихонько фыркнула, видимо догадавшись о чем он подумал, но возражать не стала. Она провела компанию мимо серых заданий. Потом свернула в узкий переулок, замаскированный на выходе роскошным кустом и вывела всех на обыкновенную городскую улицу.
        - Чужакам я там ходить без сопровождения не рекомендую, сказала, оглянувшись на куст. - Эта дорога только для своих.
        - Люблю Великие Дома, - признался Лост. - Ну, что, защитник чести. Теперь ты веди. И только попробуй завести нас в ловушку. Узнаешь почему тебе так неприятно смотреть на Локара и очень об этой своей осведомленности пожалеешь.
        И нет, Лоста не пугала какая-то ловушка. Он прекрасно знал чем могут удивить местные маги и даже предполагал, какие сюрпризы могут приготовить маги не местные. Но идти большей группой все равно смысла не имело. А зверушка у Локара хоть и почти невидимая, но на самом деле грозная сила. Способная отвлечь кого угодно в самый неподходящий момент.
        А еще способная заранее все эти засады почувствовать и даже сказать Локару сколько где людей и в каких позах они там прячутся.
        Лост подозревал, что при сильном желании темный дух места может даже устроить любителям ловушек коллективный сердечный приступ. Но проверку этой своей теории оставил на крайний случай. Советника по оборотням хотелось поймать живым и вменяемым. А темный дух недостаточно разумен для того, чтобы случайно не перестараться.
        Кабак был обыкновеннейшим. Из тех, которые, казалось бы, вот-вот окончательно разорятся и перестанут распугивать своим видом приличную публику, но упорно держащиеся на плаву, спасаясь дешевизной разбавленной выпивки и блюд, приготовленных из тех продуктов, которые, возможно, были найдены на свалке возле более приличных заведений. Лост даже в худшие свои времена есть в подобном заведении бы не рискнул. Но почему клиент Кунмери назначил встречу именно там - понимал. Ему тоже такие странные типы попадались. Которые наивно думали, что где-где, а в подобном свинарнике их некому подслушать. Да Лост и сам назначал в подобных заведениях встречи. Чтобы попугать излишне чистеньких заказчиков и уменьшить подозрительность излишне умных. И на тех и на других такие кабаки влияли, вопреки здравому смыслу.
        Локара обстановка тоже не смутила. А Нэлла в подобном заведении была впервые. И нет, осматривалась она вовсе не с брезгливостью, боевой цапле было любопытно. И будь она здесь не по делу, она бы точно потрогала древнее деревянное тележное колесо, затянутое паутиной, которое за каким-то демоном стояло возле одной из стен. Заглянула бы в большой кувшин, вмурованный в пол в одном из углов, в котором, скорее всего, когда-то стояли свежие цветы. Посмотрела бы что за хлам валяется на подоконниках, частично закрывая и так небольшие окна. Походила туда-сюда, прислушиваясь к скрипу половиц. В общем, развлекалась бы изо всех сил, заодно, развлекая и гостей заведения.
        Впрочем, гости развлекались и так за ее счет. Такие красивые и явно благородного происхождения девушки тут обычно не появлялись.
        - Где вы там сидели? - спросил Лост у Кунмери, не дожидаясь того светлого момента, когда кто-то излишне пьяный или излишне неумный пойдет знакомиться с Нэллой. Драки в планы Лоста не входили. Даже те, которые продлятся, максимум, пару минут, ровно до того момента, как даже до самых боевитых вдруг дойдет, с кем они устроили драку. После этого эти храбрецы предпочтут отступить, а лучше сбежать.
        - Вон там, в углу, - недолго думая указал рукой Кунмери.
        И Лост понял, что драка все-таки начнется. Потому что за нужным столом сидела очень уж колоритная компания. Вроде бы даже вольнонаемные маги. А подойти поближе надо было, иначе не разберешься в следах, которых там великое множество.
        - Подожди, - заговорил Локар, положив Лосту на плечо руку. - Хочу кое-что попробовать. Интересно, что получится.
        И что сделал Лост? А он подождал, придержав готового идти к нужному столу Кунмери.
        Локар мрачно улыбнулся, пошевелил у бедра пальцами правой руки и сделал шаг вперед.
        Мужик, заросший бородой до самых бровей, то ли вышибала, решивший выяснить почему зашедшая с улицы компания решила постоять посреди прохода, то ли неудачник, просто решивший именно сейчас уйти из кабака, шарахнулся влево и едва не свалился на стол еще четверых таких же любителей бород.
        Локар легонько ударил пальцами правой руки по бедру и опять шагнул.
        Решивший встать из-за едва не пострадавшего стола мужик, шлепнулся обратно на свое место и побледнел, что было заметно несмотря на бороду. А тот, которому не повезло вовремя выйти навстречу Локару, заметался взглядом по кабаку, а потом шарахнулся вправо, каким-то чуом просочившись между двумя столами, никого не задев.
        Локар продолжил свой путь и люди, которые бросали на него взгляд, замирали и таращились не отрываясь. Лосту даже захотелось забежать вперед, остановиться перед ним и посмотреть на лицо. Хотя там, скорее всего, дело не в лице, несмотря на то, что у Локара неплохо получалось пугать одним им, дело наверняка в его темном питомце.
        - Сидеть, тихо, не шевелясь, - приказал Локар, дойдя до нужного стола и вольнонаемные маги замерли, словно окаменели.
        Локар помахал левой рукой, явно зовя к себе Лоста и Нэллу. И они к нему пошли. И скрип половиц в окутавшей кабак тишине звучал особенно громко.
        Кунмери побрел следом, стараясь ступать как можно тише и желая оказаться как можно дальше. Просто он точно знал, что местная публика так вести себя не может. Что они могут броситься бежать, при виде городской стражи. Могут попытаться кого-то банально ограбить или избить. Могут сделать вид, что никого не видят. Но чтобы вот так…
        - Сидеть тихо, не шевелясь, - повторился Локар.
        У Кунмери, подошедшего слишком близко, гораздо ближе, чем хотелось осторожности, похолодели пальцы и очень захотелось припечатать странного типа чем-то таким, после чего даже от кабака останутся одни щепки. От этого здоровяка веяло жутью. И казалось, что вокруг его фигуры медленно и завораживающе пляшет черное пламя. Как в той детской сказке, в которой болотная ведьма варила из глупых детей омолаживающее зелье.
        И сейчас Кунмери очень жалел, что связался с этими людьми, что вообще подумал о том, какие выгоды может принести должница из семьи стражи Великого Дома. И удивлялся, что не подумал о том, какие она же может принести неприятности.
        - Сидеть тихо, не шевелясь.
        Лост обошел Локара, стараясь не подходить слишком близко, чтобы не коснуться черного пламени, которое видел с самого начала, и пошел к столу, за которым люди старательно изображали восковых кукол. Нэлла, как настоящая женщина, замерла в полушаге за спиной повелителя темной жути, а потом сделала крошечный шажок вправо, чтобы видеть, что там делает Лост.
        А оборотень положил руку на стол, немного так постоял. Потом присел, словно для того, чтобы рассмотреть сапоги вольнонаемных магов. Пошарил рукой по столешнице снизу и негромко хмыкнул.
        - Все, можем идти, - сказал он, встав на ноги.
        И Кунмери подумал, что эти люди очень уж странные. Разве стоили эти несколько минут у стола того, чтобы пугать пляшущим черным огнем всех посетителей кабака? Они ведь молчать об этом происшествии не станут. И страшного здоровяка вычислят довольно быстро все, кто так или иначе им заинтересуются. А заинтересуются обязательно.
        - И что ты там нашел? - спросила Нэлла, когда компания охотников за любителем раздавать советы вышла из кабака.
        Лост улыбнулся и перекатил между пальцев монетку. А потом объяснил:
        - Снизу приклеили. На паутинку.
        И подбросил монету на ладони.
        - Да? - удивилась девушка и перехватила монету в полете. - Хм… - глубокомысленно произнесла она, ее рассмотрев. - И что бы это значило? Предупреждение, намек или подсказка?
        - Возможно все вместе, - предположил Лост.
        Любопытный Кунмери наклонился к Нэлле, пытаясь рассмотреть монету. Но единственное, что понял, эта монета ему была незнакома.
        - Она из нашего мира, - задумчиво подсказал здоровяк, опять выглядящий обыкновенным человеком.
        Кунмери еле удержался от того, чтобы от него шарахнуться.
        - А след нашел? - спросила Нэлла.
        - Нашей мышки? - уточнил Лост. - Конечно нашел. Причем, след там был яркий, словно его старались сделать именно таким. Чтобы я случайно его не пропустил.
        - Тебя хотят повести за собой, - уверенно сказала девушка. - Интересно зачем?
        - Ну, мало ли? Может просто хотя выяснить зачем я сюда явился. Может в жертву принести некого. Может я кому-то просто нравлюсь. Или кто-то желает поделиться опытом.
        Нэлла фыркнула и приказала:
        - Веди.
        Лост замер, а потом уверенно пошел в переулок, вначале которого сидел какой-то мужик. На ходу бросил этому типу выуженную в кармане монету, причем Кунмери показалось что это была какая-то неизвестная ему традиция, и пошел дальше.
        Словно точно знал куда идти и видел невидимый для остальных след.
        - У оборотней очень хороший нюх. А еще слух, зрение и остальные чувства. А еще у них есть их магия, которая во всем этом только помогает. А еще они быстрые и ловкие и им для этого даже силу в себя вливать не надо, - многозначительно сказала потомственная стражница и странновато улыбнулась. - Если подумать, любой Дом должен хотеть заполучить даже самого завалящегося оборотня, да даже этих белок с мышами.
        - И это будет большая ошибка. Потому что обезумевший оборотень, тот еще подарок. Трудно убиваемый. И мыслящий настолько странно, что просчитать его действия зачастую не могут даже главы кланов, - проворчал Лост. - Я, кстати, похоже, знаю куда мы идем.
        - Куда? - полюбопытствовала девушка.
        - Есть тут неподалеку одно местечко. В котором можно спрятаться и просто подождать. И никто не помешает, потому что там узкий проход, который можно перекрыть простейшим щитом… ну, если этот щит сделан так, как принято вовсе не в этом мире. Я бы точно там спрятался.
        - Или устроил засаду, - подсказала Нэлла, и оборотень кивнул.
        А потом сделал вид, что не заметил, как в переулок забежал какой-то человек, замер, а потом подозрительно быстро выбежал обратно. Словно увидел все, что хотел.
        А Лост уверенно прошел по переулку, свернул вправо на довольно узкой и подозрительно виляющей улице. Потом нахально провел свою компанию через чей-то двор и сад, но хозяева с протестами почему-то так и не показались, вывел на еще одну такую же узкую и виляющую улицу и пошел на этот раз почему-то влево.
        - Так быстрее, - сказал котик вопросительно приподнявшей брови Нэлле. - Это незаметно, но и одна и другая улицы на самом деле очень сильно заворачивают, причем в противоположные стороны. А потом они еще и неожиданно обрываются, но эта обрывается именно там, где нам надо. Думаю, когда-то это был схрон контрабандистов. Или вольнонаемных магов. Или еще кого-то. Причем, где-то на окраине города или и вовсе за его пределами…
        - А потом город разросся, - догадалась Нэлла.
        А Лост только улыбнулся.
        Привел Лост всех в итоге к странному строению. Что вообще может быть странее тонкой башни, похожей на маяк, завалившейся на здоровенный камень? Все это сооружение оплел плющ, вокруг разрослись кусты, а местами торчали одичавшие плодовые деревья. И как к той башне вообще дойти, на первый взгляд было непонятно. Да и зачем туда идти было непонятно. Выглядела она откровенными заброшенными развалинами, до сих пор окончательно не рухнувшими только благодаря камню.
        - Не верь глазам, - сказал Лост. - Это сооружение на самом деле попрочнее некоторых дворцов некоторых птичьих Домов. - Да и пройти здесь можно, если знаешь где. А я знаю.
        Он картинно подал Нэлле руку и повел девушку вправо, к особо густым зарослям.
        И, как оказалось, глазам действительно верить не стоило. Потому что часть зарослей была иллюзорна. И стоило ее пройти, как обнаружилась тропа, еще и посыпанная овальными морскими камешками.
        - Мне это место показал один знакомый. Хороший человек, которому была нужна помощь, но который очень не любил заводить долги. И вот этим местом он мне заплатил. Он когда-то здесь прятался от ищеек сразу трех Домов. И они его так и не нашли в отведенный срок. И даже мстить не посмели. Стыдно мстить за такую ерунду какому-то вольнонаемному магу.
        Нэлла кивнула.
        - Интересно только, откуда о нем знает тип, разбрасывающий подобные монетки, - добавил Лост.
        Нэлла посмотрела на монету, которую сжимала в кулаке. Но она ни капельки не изменилась. С той стороны, которая оказалась сверху, на Нэллу смотрел суровый маг, один из тех, которым ставили памятники в королевстве, в котором она прожила больше года. На другой была изображена кисть винограда и крошечная цифра два. Просто мелкая медная монета, вторая по мелкости. Купить за которую можно было разве что леденец на ярмарке.
        Тропа петляла по кустарникам как змея, еще и нетрезвая. И казалась длинной-длинной. Пока по этой тропе шли, Нэлла почувствовала три пересеченных щита. Или это был один щит, просто тропа сначала завела в то пространство, которое он огораживал и защищал, потом оттуда вывела, а потом опять завела. И наверняка это было сделано, чтобы дать хозяевам башни побольше времени на подготовку к встрече гостей. Правда, в их случае готовиться и встречать никто не стал. И когда Лост, постояв под дверью и к чему-то прислушавшись, толкнул ее, никто так и не выскочил навстречу. А ведь Нэлла и Кунмери приготовились отражать атаку.
        - Нехорошие люди, - прошептала девушка.
        - Нам вниз, - отозвался Лост. - Любопытный выбор, на самом деле. Интересно, к чему бы это?
        И ничего объяснять не стал, просто повел дальше, по обнаружившемуся за дверью коридору.
        Коридор был темный, без окон и чего-нибудь способного его осветить. И Кунмери умудрился обо что-то споткнуться, едва не сбив с ног Лоста. Остальным темнота проблем не доставила. Еще этот коридор был короткий и заканчивался небольшим уступчиком, по обе стороны которого было две лестницы, одна поднималась вверх, вторая ныряла вниз. Ограждений у этого уступчика предусмотрено не было. И Кунмери едва с него не свалился, увлекшись жизнерадостным вышагиванием в темноте, Локар его еле поймал.
        - Не люблю лестницы, - призналась Нэлла. - Особенно такие, по которым можно ударить со всех сторон.
        - Я тебя подхвачу, если начнешь падать, - пообещал Лост, но девушка только фыркнула.
        И по лестнице она спускалась осторожно-осторожно. Осторожнее нее спускался только Кунмери, который все еще ничего не видел. Он каждую ступеньку сначала нащупывал носком сапога, потом аккуратно на нее наступал и лишь после этого переносит на эту ногу вес тела. И вот этим он будил в Лосте охотничьи, кошачьи инстинкты, которые требовали пнуть излишне осторожного типа и посмотреть, куда он упадет.
        - Куда мы спускаемся? - спросила Нэлла.
        - В Демонов Колодец, - тихо ответил Лост, а смысл молчать, если до сих пор не заметить их могли разве что слепо-глухо-немые не маги, а такие сюда попросту не смогли бы зайти. - Вообще есть мнение, что в какие-то незапамятные времена, камень из-под земли вырастил то ли бог, то ли очень сильный маг. Он же и пробил в нем этот колодец. Демоны его знают ля чего. Может запасы воды собирался здесь хранить. То ли просто тренировался. А потом кто-то обнаружил, что в этом камне есть пустота, много пустоты, и он, от нечего делать, видимо, прорубил до нее проход. Или проплавил. На проплавил больше похоже. Проточил воздуховоды. Пристроил башню. И использовал как личную крепость, пока не помер от старости. Те, от кого он собирался защищаться, видимо, так и не узнали, что это именно крепость, иначе эти битвы хоть кто-то бы помнил и кому-то о них рассказал. Да, а потом эта красота досталась контрабандистам. Вроде бы. А может это просто слухи.
        - Ага, - сказала Нэлла. - А Демонов Колодец почему?
        - Потому что очень глубокий. Есть мнение, что настолько, что в нем даже от взгляда богов можно прятаться. А маги даже из Великих Омов точно не учуют и не найдут. Последнее, кстати, подтверждено.
        Нэлла хмыкнула, а потом тихо пробормотала, что раз место годится для того, чтобы в нем прятаться, то наверное в нем именно прячутся. Знать бы еще от кого.
        - Да, затаилась мышка в норке, - согласился с ней Лост.
        По длиннющей лестнице они спустились без происшествий. И Нэлле даже думать не хотелось о том, как она будет по ней подниматься. Тратить силу на такую ерунду не хотелось. А если не тратить…
        Лост постоял на последней ступени, игнорируя то, что ничего не видящий Кунмери куда-то уже побрел.
        Далеко убрести он все равно не мог - дно этого колодца было небольшим, овальным. И если бы не три двери, видневшиеся по разные стороны, было бы вообще непонятно для чего сюда спускались.
        - Умная, затаившаяся мышь, - проворчал Лост. - Умная мышь, похоже, знала, что по ее следам пойдет именно оборотень. Поэтому не стал их путать и посыпать перцем. И даже левитировать не стал. Просто пошел туда, где удобнее всего. Идемте, держите щиты.
        Кунмери, услышавший эти слова, наконец заметил, что за ним никто не идет и остановился. А Лост развернул щит и скользящим шагом пошел к ближайшей от лестницы двери.
        Возле нее он тоже постоял, нахмурив брови. А потом просто нажал на ручку.
        - Умная, затаившаяся мышь, - произнес что-то за этой дверью рассмотрев. - Умная мышь, намеренно привела за собой в норку котика. И зачем ей это надо?
        - Я прошу помощи, - дрожащим голосом произнесли в помещении за дверью. - Помогите и я вам все объясню. Оно вам нужно. Мои объяснения вам нужны.
        - Умная, сумевшая сбежать из клетки мышь, это надо же, - проворчал Лост, а потом, никого не дожидаясь, зашел в комнату.
        - Я не могу держать, - практически простонали там и что-то ярко вспыхнуло, заставив Кунмери начать ругаться, а остальных замереть на месте, ожидая, пока стабилизируется зрение. Потому что бежать на помощь ослепнув - та еще дурость.
        - И у котика щит, - сказала сама себе Нэлла.
        ГЛАВА 7
        ПОИСКИ И ПОИСКИ
        Летать на драконе Иржине очень понравилось. А вот спутники ее восторга почему-то не разделяли. Тот, что помоложе, вообще сидел бледный-бледный, в прозелень и время от времени щелкал пальцами, активируя какое-то заклинание. Иржина подозревала, что сдерживающее тошноту.
        Тот что постарше, бормотал что-то загадочное о невозможности полета дракона. Мол, дракон большой, крылья для такой массы маловаты, а магии он не чуял. А дракон вопреки этим словам продолжал лететь. Причем, туда, куда надо было. Словно запомнил ту карту, на которой искали нужный дворец, и теперь без особого труда сопоставлял с ней все то, что видел внизу.
        В общем, на взгляд Иржины, драконы были странными, но интересными существами. И летать на них было здорово. Она даже впервые пожалела, что давно не бестолковая девчонка, а женщинам в ее возрасте визжать от восторга, раскидывать руки и запрокидывать голову - неприлично.
        Да и глупо она будет выглядеть. А выглядеть глупо Иржина очень не любила.
        И почему эта дева-дракон раньше не появилась?
        Иржина угадала. Ринге действительно укачивало на спине дракона. И самое поганое, что он этого от себя не ожидал и в том, что вот так не опозорится был почему-то уверен. И больше всего на свете ему на этот момент хотелось попросить дракона вернуться и усадить себе на спину кого-то другого. Но просить было поздно, слишком уж далеко они успели улететь. Да и не мог он попросить. Не тогда, когда на этом же драконе сидит пожилая женщина, явно получающая от полета удовольствие.
        В придачу к дракону, на крылья которого Ринге старался не смотреть, потому что от их медленных м плавных движений становилось еще хуже, ему так же не повезло с коллегой. Очень общительным коллегой, как оказалось, хотя до сих пор Ринге был уверен, что магистр Ведеро увлеченный наукой тихоня, из которого слово не вытянешь. А тут на тебе, потянуло его поговорить о драконьих странностях. Словно и так не понятно, что у этих ящерок просто какая-то своя магия, которую люди не видят и не ощущают. И не способны ею пользоваться.
        К счастью.
        Ринге так казалось.
        Впрочем, в том, что недолго сможет терпеть летающих соседей, вздумайся им обрести крылья, он был уверен. Либо убьет кого-то, либо сам повесится. Потому что от одного вида крыльев его тошнило.
        - А вон там, похоже, дворец, - решил сменить тему болтливый магистр и некрасиво указал на что-то пальцем.
        - Нет, это старая казарма. Точнее, развалины казармы, - спокойно сказала Иржина, улыбнувшись магистру, как любимому и очень любопытному внуку. - Дворец немного дальше. Он светлый, из такого, желтоватого камня, из-за чего кажется теплым и светящимся.
        - Красивый, наверное, - практически простонал Ринге, потому что проклятое воспитание требовало поговорить с немолодой тетенькой, чтобы она не обиделась.
        - Да, красивый, - подтвердила Иржина.
        - Был, - припечатал магистр Ведеро, опять первым рассмотревший очередное сооружение.
        Иржина стала вглядываться вперед, пытаясь понять, что там случилось с дворцом за то время, пока к нему не мог никто достаточно близко подойти, чтобы рассмотреть толком за деревьями парка. И на первый взгляд казалось, что ничего. А потом сам дворец и часть парка начинали как-то странно плыть и перемешиваться друг с другом, словно вдруг стали жидкими. Или это воздух над ними колебался и обманывал глаза.
        Ринге тоже рассмотрел эту невиданную красоту и поспешно щелкнул пальцами, потому что резко усилившаяся тошнота м появившееся головокружение и вовсе были неуместны в этот момент.
        Ведеро тихо выругался.
        - Это ведь не тьма, - сказал Ринге, который во времена бурной молодости заходил на земли бывших Темных королевств. - Оно не так выглядит. Оно словно поедает пространство и меняет его для себя. Причем, не так и быстро, на самом деле. Иначе никто не успевал бы ставить Границу. Там ведь сначала нужно собрать компанию специалистов, настроиться…
        - Это не тьма. Это больше похоже на то ограниченное пространство, в котором когда-то один идиот смешал эту самую тьму с грибницей пчеловов. Но не оно, что-то другое, но похоже, - отозвался Ведеро, но не стал говорить о том, как весело проходил практику вблизи от этого пространства, и как им всем пришлось вытаскивать оттуда болвана, догадавшегося привязать себя веревкой за дерево, прежде, чем перейти Границу. Да, они тащили, а то, что, как оказалось потом, было всего лишь искалеченной пчеловской грибницей, не отдавало. А когда вытащили, болван оказался невменяем и пятнист. И если разум, не без помощи целителей душ, все-таки пришел в норму, то чудесные синие и красные пятна тот человек до сих пор маскирует иллюзиями. Хотя его жене, вот уж странная особа, они нравятся.
        А внизу мелено наползающая на парк волна-дворец словно наткнулась на какое-то препятствие и стала так же медленно отползать, увлекая за собой деревья, вытягивая их так, словно они были алхимическим материалом резиной, который не так давно изобрели кикх-хэй.
        - Может и здесь пчеловы умудрились свою грибницу потерять? - задумчиво спросил Ринге.
        - Ну, да, вместе с личинками, а местные маги так с ними дружили, что спрятали деток, причем, именно здесь, - проворчал Ведеро. - Это что-то другое, но очень похожее. И подозреваю, что тоже что-то должное защищать, просто работающее неправильно из-за того, что либо оказалось не там, где надо, либо кто-то что-то не так, как надо было, сделал.
        - Он провел тот ритуал, - глухо сказала Иржина. - Этот обезумевший недоумок провел тот ритуал.
        - Что за ритуал? - спросил Ринге.
        Женщина задумчиво на него посмотрела. Потом перевела взгляд на Ведеро и странновато улыбнулась.
        - Да, оно действительно должно было защищать, - сказала. - Защищать нашу землю, пока не придет достойный наследник. Это очень старый ритуал. Из тех времен, когда мы чуть не вымерли. Когда нас чуть не убила очередная война с другими Домами. Вот тогда этот ритуал и придумали. И провели. И эта защита должна была развернуться именно в тот момент, когда умрет последний представитель старшей ветви. А потом ждать, пока кто-то достойный не придет…
        - Но это же идиотизм, - удивленно произнес Ведеро. - Достойность как эта штука должна определять? И… и оно должно захватить все ваши земли, правильно? А люди, которые на них живут?
        - Они тоже должны были ждать, - не очень уверенно сказала Иржина, потому что в тонкостях древнего и, как считали современники, не особо продуманного и чересчур опасного ритуала она не разбиралась. И не думала, что кто-то захочет разобраться. Да там те описания спрятали так, что вряд ли кто-то бы нашел. А тут на тебе.
        - Подождите. Вы упускаете одну деталь, - сказал Ринге, уловив несоответствие. - Я так понимаю, подобная ерунда должна была начаться, если все представители правящей семьи умрут. Правильно? Соответственно, если даже ваш безумец смог что-то в ритуале изменить, ключевое событие никуда не делось и катализатором должна была стать его смерть. А если бы он умер, здесь бы была не эта вот ерунда, а темные земли.
        - Может ритуал провел кто-то другой? - спросила непонятно у кого Иржина.
        И в этот момент в разговор решила вмешаться Вишня. Она повернула голову, практически зависнув в воздухе, удивленно посмотрела на людей и произнесла:
        - Большая сила, когда рвется из рук, во что-то воплощается. Мне Шелест в книге читал. Сказал, что именно поэтому нельзя накапливать силу источников, как в его старой школе. Потому что сила воплотится, как захочет. Особенно если ей не успеют или не смогут задать направление.
        - Какой умный парень, - восхитился магистр Ведеро. - Если смотреть с этой стороны… то лучше бы это был ритуал. Особенно если одержимый тьмой безумец пытается задать это самое направление… Интересно только, где он эту большую силу взял?
        - Тогда все логично. Этот тип ведь наверняка знает о защитном ритуале, вот и пытается его воплотить, - добавил магистр Ринге.
        А Иржина одарила обоих неодобрительным взглядом и спросила:
        - И что же нам теперь делать?
        - Демоны его знают, - честно ответил Ведеро. - Точно держаться подальше от этого места. Тут может произойти что угодно, даже горы за пару часов вырасти. И радоваться, что ваш болван не знает, как открывать межмировые порталы и не желает приобрести личного бога. А сила, даже большая, не бесконечна. И когда она закончится, все должно придти в норму.
        Иржина кивнула и не стала говорить о хранящем круге под дворцом, который накапливал силу, на случай очередной большой войны. И о том, что одержимый болван вроде бы как не должен был суметь к нему обратиться. Нет, она подозревала, что об этом придется рассказать, потому что это может иметь какое-то решающее значение. Может, если знать откуда берется большая сила, ее можно остановить. Но открывать такую тайну чужакам, не получив одобрения главы Дома она не могла при всем желании.
        - Главное, чтобы к этой силе не примешалась вырвавшаяся тьма, - добавил Вееро.
        И Иржина поняла, что с главой нужно поговорить как можно быстрее. Поэтому она кивнула и царственно велела:
        - Возвращаемся.
        Ринге поспешно щелкнул пальцами, не дожидаясь, пока дева-дракон заложит крутой вираж, разворачиваясь.
        И, да, вернулась эта компания без приключений. Ну, почти. Всю обратную дорогу каждый занимался своими делами. Один магистр упорно боролся с тошнотой. Второй рассматривал пейзаж внизу и думал о великом, философском и бесполезном по своей сути. А представительница птичьего Дома за ними наблюдала. И пыталась что-то понять. Что-то неуловимое и, как это ни парадоксально, непонятное.
        В общем, этой компании было спокойно и даже скучно, хотя подумать им было о чем.
        А вот Лосту скучно не было.
        И Нэлле не было.
        А как уж нескучно было Кунмери, даже описать сложно. Кунмери вообще неожиданно для себя, при полном нежелании познавал ранее неведомые грани мира и ничего с этим поделать не мог.
        В этом мире, оказывается, потомственные стражницы могут хлопотать над каким-то жалким вольнонаемным магом, как селянки над покусанным соседским псом ребенком. Ну, просто один в один, перемежая помощь и вопросы о том, где и как сильно болит, с ворчанием и напоминаниями о том, что просили ту собаку не трогать и даже к ней не подходить.
        Еще в этом мире грозные вольнонаемные маги, которых подобное отношение должно страшно оскорбить, особенно если его демонстрируют перед посторонними людьми, почему-то вяло улыбаются, дергают головой с обгоревшими с оной стороны волосами и мягко ворчат о том, что ничего страшного не произошло, да и не могло произойти. Потому что подобной пакости просто не могло не быть и против нее стояли щиты, которые пропустили самую малость. Так что все в порядке, не о чем беспокоиться.
        Но это все было вовсе не самое странное, что вдруг взяло и обнаружилось в мире. Странное сидело под стеной, буквально в двух шагах от стражницы и вольнонаемного мага, держалось обеими руками за голову и что-то бормотало на непонятном языке. А его даже не пытались связать, чтобы не сбежало. Не пытались обездвижить. Да на него вообще не обращали внимания, хотя это именно это странное подожгло волосы Лосту. И оно при этом не пыталось сбежать.
        Выглядело это странное как молодой мужчина. Светловолосый, симпатичный и явно уставший. И Кунмери никак не мог понять, почему опасается к нему приближаться. Именно опасается, а вовсе не боится.
        А еще Кунмери понимал, что стоять в проеме двери и таращиться на открывшуюся глазам картину - глупо. Но ничего не мог с собой поделать. Ему казалось, что сделай он шаг в любую сторону и эта картина осыплется стеклянными осколками. Вместе со всем миром.
        - Эй, - наконец рискнул заговорить Кунмери. Правда, с тем, что бы такого умного сказать, он не определился и именно поэтому сказал не умное. - Эй!
        Лост оторвал взгляд от хлопотавшей над ним девушки и посмотрел на него так, словно был уверен, что Кунмери в данный момент вовсе не здесь, что он убегает как можно дальше от этого места, на ходу проклиная свою невезучесть в целом и одного наглого вольнонаемного мага в частности.
        - Так, - сказал насмотревшись и медленно повернул голову, чтобы полюбоваться еще и сидящим рядом блондином. - Так… это несчастье не обижать. Его и так жизнь обидела… но какая сила воли, я восхищен. Перебороть подчинение, пускай даже частично, пускай оно даже начало ослабевать из-за того, что у того придурка посох отобрали… Но переборол ведь, сделал невероятное. А помочь тут могла только сила воли…
        Стражница тоже посмотрела на блондина, и Кунмери себя поймал на том, что тоже на него уставился, не моргая. И это тоже было странно, до сих пор он ничего подобного себе не позволял. Нельзя настолько на чем-то сосредотачиваться на чем-то одном. Потому что в такие моменты упускаешь все остальное и сильно рискуешь. А Кунмери сейчас даже не мог вспомнить, что же так неосторожно выпустил из виду, хотя ощущения буквально вопили, что что-то опасное.
        И вспомнил он об этом опасном только когда Лост наконец поднялся на ноги и коротко велел уходить из этого проклятого колодца. Кунмери на опасность наткнулся, спиной, потому что именно спиной вперед буквально вывалился наконец из верного проема. Забытая опасность с интересом посмотрела сверху вниз и хмыкнула. А его шевелящиеся тени заколыхались языками пламени.
        Потом они долго-долго тащили по лестнице вверх это несчастье. Потому что на самом деле там, внизу долго находиться было нельзя. Колодец, конечно, надежно прятал, но он же тянул из мага силу. Вся остальная башня прятали менее надежно, но и убить случайно не могла. Блондин, которого завали Эрсу, об этом знал. Но предпочел рисковать жизнью, лишь бы его не нашли. Был уверен, что больше сбежать не сможет. Что и в первый раз он сбежал только потому, что этого не ждали и что-то где-то ослабили. И Лосту пришлось долго доказывать, что никто и ничего ослабить не мог, что просто сам Эрсу где-то и в чем-то вырос, и стал сильнее.
        - Ну, умная мышка, рассказывай, - велел Лост, когда Локар, героическими усилиями, дотащил эту мышку до верха лестницы.
        Эрсу поднял голову и с непониманием на него уставился.
        - Ну, не зря же ты монеты по городу разбросал, прежде, чем спрятаться. Уверен, по городу ты бродил, пока зов подчинившего не стал настолько громким, что не подчиниться стало чересчур сложно. И, возможно, это именно тебя сейчас ищут мои оборотни вместе с представителями одного Великого Дома. Так что рассказывай.
        - Я его узнал, - тихонько сказал Эрсу. - Узнал и подумал, что если он смог сбежать и освободиться, то и у меня есть шансы.
        И указал пальцем на Локара.
        - Узнал? - удивился он.
        - Узнал. По рисунку. По рисунку магии. Ты можешь сколько угодно менять свое лицо, но рисунок у тебя одинаковый. Я тебя узнал. И решил тоже сбежать, для начала. И я старался, старался, старался, а потом паутина ослабла и у меня получилось. Может только потому, что он увлекся и ослабил внимание, но у меня получилось. Понимаете, получилось. И мне нужно было что-то с этим сделать, чтобы не зря. А больше всего шансов появиться у вас было именно в этом городе, мне так сказал тот человек. Или не человек. Я не уверен. Он очень странно появился. Или мне показалось. А мне хотелось вам сказать…
        - Так говори! - приказал Кунмери, которому начало казаться, что его здесь пытаются свести с ума.
        - Тихо, не пугай умную и храбрую мышку, - мягко, мурлычаще попросил Лост и прозвучало почему-то пугающе. - А ты действительно рассказывай. Быстрее расскажешь, быстрее пойдем в один дом. Там у нас даже лекари душ есть. Они тебя точно удержат, если зов усилится.
        Эрсу кивнул и стал рассказывать.
        Эрсу оказался довольно молодым человеком. Свой возраст - двадцать семь лет - он назвал сразу, как оказалось, для того, чтобы всем было более понятно что он из себя представляет. И его возраст действительно помогал пониманию.
        Потому что Эрсу был потомком беглецов из мира птичьих Домов. Тех самых магов из той самой долины.
        И да, эти беглецы были намерены вернуться. Сбежали ведь они вовсе не от птичьих Домов, что бы те себе ни думали. Они сбежали от других магов долины, на тот момент более сильных, собравшихся в более сильную группу. Прадед Эрсу, неглупый человек, хорошо знавший коллег, был уверен, что при отсутствии противника, которым являлся этот самый прадед со своей группой, оставшиеся передерутся и сами друг друга уничтожат. А беглецам останется только вернуться, набрать учеников и вернуть былое величие. Он даже время им на это уничтожение дал, в уверенности, что высчитал его достаточно точно.
        А потом оказалось, что кое в чем он сильно ошибся. А именно в том, что запросто вернется в родной мир. И пришлось беглецам обживать тот, где они были, незаметно для себя в него врастая, но все еще выискивая пути для возвращения. И людьми, надо сказать, они были не глупыми и неплохими. Поэтому, наверное, и смогли столь незаметно в новом мире обосноваться. Они же не пытались обращать кого-то в свою веру, не пытались воровать талантливых детей в ученики, не пытались прятаться под землей или в пещерах. Они просто жили. В одном небольшом городке. Дядя Эрсу в том городке даже в младшей школе учителем работал. А одна из теток защитила магистерское звание, правда, в лекарском деле. Но для женщины оно очень даже неплохо.
        А сам Эрсу, который родился уже в новом мире, если честно, даже не сильно понимал зачем старшие родственники так стремятся в мир старый. Не находил ничего особо привлекательного в их рассказах про любимую родину. Ну, вот зачем возвращаться туда, где какие-то Дома мечтают уничтожить, а выживших учеников забрать себе в качестве слуг, обязанных выдать какие-то секреты? Где жить приходится все время за щитами? Где…
        В общем, там много было недостатков, на взгляд Эрсу, а старшему поколению почему-то туда хотелось вернуться. Несмотря на то, что в родном для него мире был только один недостаток - запрет на работу с тьмой, из которой его семья умела черпать силу. Да и этот недостаток грозил вскоре исчезнуть. Эрсу очень внимательно следил за слухами и теориями в магическом сообществе и даже подумывал о том, чтобы податься в столичную школу и попытаться пробиться туда в качестве аспиранта, с темой о работе с той самой тьмой, в которой уже подозревали еще одну стихийную силу.
        - Ну, тебя там точно не хватает, - добродушно проворчал Лост. - И главное, сразу просись к тому несчастному, у которого уже есть аспирант Локар. Этот несчастный к ученику, вокруг которого вьется тьма, уже привычен.
        Кунмери, услышав про тьму, сделал маленький шажок в сторону от здоровяка с его серой дымкой. Эрсу же на него посмотрел с интересом и мрачно пообещал, что так и сделает, если выпутается из этой идиотской истории.
        А история, как оказалось, действительно была идиотской.
        Прадед, к счастью, успел все-таки умереть. Иначе, как был уверен Эрсу, все могло бы быть даже хуже. Этот упрямый старик наверняка потащил бы в то ущелье вообще всех. А более разумный дед, помня историю побега, все-таки ля начала отправил разведчиков, решив дождаться их возвращения или не возвращения, и уже потом думать, что делать дальше. Эрсу, кстати, в эти разведчики попал при помощи жребия, а так ему ехать никуда не хотелось. У него там невеста образовалась. Да и возвращаться в мир, в котором он ни разу не был, ему смысла не было.
        Но жребий, увы, был не на его строне.
        А дальше случилось то, что случилось. И разведчики, вместо того, чтобы отправиться разведывать, вытащили в мир того дикого типа с палкой и умением подчинять себе всех подряд. Эрсу, после встречи с ним, сначала вообще даже думать не мог. Не могу ухватиться за свои собственные мысли. Они текли сквозь него, как вода по руслу реки и не имели ни малейшего значения. Жутковатое было ощущение, если честно. Потом он потихоньку способность мыслить себе вернул и даже вспомнил кто он такой. Потом начал сопротивляться, и понимал, что родственники и друзья почему-то даже не пытаются этого делать, что их мысли для них по-прежнему ничего не значащая вода.
        И Эрсу не знал что делать. Пока не встретил Локара. Сумевшего сбежать Локара, у которого было другое лицо, но он все равно его узнал. Вот после этого у Эрсу появилась цель - он тоже решил сбежать, потому что это нужно было сделать в первую очередь. Пока не сбежишь, думать обо всем остальном попросту бесполезно.
        - Это, конечно, все хорошо. Но вряд ли именно то, что ты так хотел рассказать нам, - задумчиво сказал Лост.
        Эрсу тряхнул головой, кривовато улыбнулся и признался:
        - У меня, наверное, бы не получилось сбежать, если бы не тот человек. Или не человек. Может это вообще был местный бог. Потому что он положил руку мне на лоб и мне стало легче, у меня появилось время чтобы разбросать монетки и спрятаться. Чтобы вы меня нашли. Или я вас нашел.
        - Он тебе что-то сказал? Что-то, что ты должен сказать нам взамен на помощь?
        - Нет, он мне просто назвал людей, которым я могу сказать то, что должен, чтобы помочь своим родственникам.
        - Да? - почему-то удивился Кунмери, но на него никто не обратил внимание.
        - Так, и что же ты нам должен, - полюбопытствовал Лост.
        Эрсу закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться, чтобы ничего не упустить. А потом решил начать с главного.
        - Тот тип, который нас поймал в подчинение, он самоуверенный, самоувереннее моего прадеда. И такой же зацикленный на одной-единственной цели, не способный оглядеться и подумать о том, что цель не так и хороша. И в этом его слабость. Правда, слабость, которая может принести множество неприятностей другим до того, как его же и сожрет.
        - Так… - повторился Лост, остальные слушали затаив дыхание, даже Кунмери, который не очень-то и понимал, о чем идет речь.
        - Он как-то мог заставить говорить, несмотря на то, что мысли были как вода, - медленно, словно сомневаясь в собственных словах, сказал Эрсу.
        - И заставил вас научить его работать с тьмой, правильно? - уточнила Нэлла.
        - Хуже, боевая цапля, он заставил их научить работать с ней так, чтобы она была сравнительно безопасна, не опаснее, чем другая стихийная магия, насколько я понимаю, - сказал Лост. - И, как человек самоуверенный, перестал ее бояться, решил, что у него все под контролем. А я одного такого уже видел. Мы его очень вовремя остановили, только и успел, что школу развалить, а ведь мог перекроить весь материк неяаянно.
        - Да, - выдохнул Эрсу, подтверждая. - Да. А еще он знает о тайниках, наших тайниках в городах. О наших метках. О спрятанных под брусчаткой ритуальных рисунках…
        - Обо всем том, что некогда позволило кучке вольнонаемных магов запугать птичьи Дома настолько, что их оставили в покое, - сказал Лост.
        Эрсу кивнул.
        - И если я хоть что-то понимаю в самоуверенных типах, то этот конкретный самоуверенный тип сейчас готовит что-то грандиозное, чтобы повторить подвиг долинников и заставить Дома себя бояться. Ведь если получилось у них…
        - И он не учитывает, что они пугали почти два столетия, пока у них получилось заставить не соваться в свою долину, - сказал Эрсу. - Мне прадед рассказывал, как тщательно его дядя готовил только оно представление, только для одного Дома, как долго и тщательно. Как боялся переборщить с силой и страхом. Как готовил почву, распускал слухи. А этот тип решил ударить везде и сразу…
        - А потом торжественно появиться, расхохотаться и сообщить, что теперь все у него в кулаке. Да. И ведь он вряд ли думает о том, что если удар будет чересчур силен, реакция будет совсем не та, на которую он рассчитывает. Это если все вообще не выйдет из-под контроля. С ругой стороны, можно понять, почему он так спешит. Он уже несколько раз готовился долго и тщательно, а ему все ломали какие-то недолетки, стражники, оборотни и прочие… Хотя, подожди. Для того, чтобы ударить побольнее, он точно должен знать, куда бить. И должен суметь туда проникнуть. А посоха у него больше нет, чтобы подчинят всех подряд.
        - Зато у него есть тьма, которая влияет на память, - сказала Нэлла. - Если он умеет управлять тьмой и хоть что-то понимает в этом подчинении, то он мог…
        - Он мог, - устало подтвердил Эрсу. - Он может влиять на тех, в ком уже есть тьма, демоны знают, откуда она в них берется.
        И кто первый начал ругаться после этого откровения? А первым ругаться начал Кунмери, который как-то вдруг и резко понял, чем это умение может грозить. Не каким-то там Домам, мыши бы сожрали все их сокровища, а вообще всем. Потому что сейчас в мире есть человек, который запросто может заставить сотворить что угодно какого-то очень сильного человека.
        ИНТЕРЛЮДИЯ
        Бериз Кардайя бал стар, мудр и для своего возраста, практически идеален. В этом он был уверен. А еще он был уверен в том, что в Общем городе именно он тот паук, в лапах которого сосредоточены все паутины интриг. А может и не только в городе. Нет, не везде, везде он дотянуться не мог, особенно в чужих землях. Но ему хватало, чтобы первым узнавать новости и делать выводы.
        И о странном шевелении у Стрижей и Ястребов он узнал довольно быстро. О том, что беглая очка главы Дома Стрижей вернулась с сильным мужем узнал. О том, что у Ястребов возникли какие-то претензии к этому мужу, которые почему-то замяли. О том, что беглая дочка опять куда-то пропала, причем, с толпой сопровождающих он знал еще до того, как Марук стал рассылать свои письма, намеки и гонцов с переговорщиками.
        Потом Бериз узнал о чем велись переговоры. Ну и по крошкам собрал сведения о том, что бестолковая Томия умудрилась найти мир, полный сильных магов и сумела там приобрести союзников, которых, фактически, привела в дом отца, хоть они и не появились там физически. Ну, в случае чего она найдет тех, кто сможет ее родному Дому помочь, в этом Бериз был уверен, почти на все сто.
        Потом у Марука волшебным образом появилось лекарство способное помочь разным безумцам и даровать ему должников и новых союзников…
        Впрочем, Бериз еще до этого понял, что Великий Дом Стрижей становится слишком уж великим. И с этим следовало что-то сделать. Ситуацию следовало как-то уравновесить, пока не вышла из-под контроля, да хоть его личного контроля.
        И единственное о чем он, размышляя об этой ситуации, даже не подумал, это для начала поговорить хотя бы с тем же Маруком и узнать все с первых рук. Не привык он интересоваться мнением тех, кого следовало вовремя окоротить и не дать усилиться.
        А потом появились иномиряне и дракон. И Бериз вдруг понял, что не успел. А еще у него промелькнула мысль, что он чего-то не понимает в сложившейся ситуации. Впервые за много-много времени промелькнула. Но он от нее отмахнулся, потому что не было времени на какие-то там мысли. Следовало срочно что-то сделать. Хотя бы узнать, что можно вообще сделать, понять как-то.
        И самый простой способ, как показалось тогда Беризу - это поймать кого-то из чужаков помоложе и расспросить.
        Ну, не представителей же Дома Стрижей ловить. Представители Дома - это гарантированный конфликт, последствия которого просчитать не сложно. А вот чужаки, пускай даже сильные - другое дело. Чужаки не пописывали Договор Общего Города. И союзников у них тут кроме Марука пока нет. А союзники стрижей приложат кучу усилий, чтобы не вмешиваться. В этом Бериз тоже был уверен, он хорошо знал Дома.
        Конечно, был риск, что пришлые маги сразу же бросятся искать пропавших, а то и мстить. Но Беризу казалось, что эту проблему будет решить проще, чем все остальные. Ну, не хотят же эти чужаки портить отношения со всем городом. Да и убивать никто никого не собирался, а за все остальное можно предложить откуп.
        А лучше вообще отдать чужакам каких-то болванов.
        Именно тех болванов, которые сделают всю черную работу. Главное их правильно подобрать и направить.
        Но думать, к сожалению, долго опять было нельзя, поэтому Бериз выбрал самых подходящих на первый взгляд и пригласил в гости одного человека, который давно в эти гости напрашивался, воображая себя великим умником, который сам догадался, кто главный паук в этом городе.
        Этот человек очень хотел что-то узнать, заметить, а то и выпытать, вот у него и представится такая возможность.
        - Лишь бы намеки с первого раза понимал, а то устал я что-то, - проворчал Бериз, мысленно отказавшись от идеи оставить этого типа разговаривать с кем-то из помощников. Личная встреча таких болванов убеждает больше. Личная встреча гарантирует, что они сделают именно то, что от них требуется.
        Авадару Рисш был третьим сыном главы Дома. Пускай главы Дома Мышовки, одного из тех, которые ничем особенным не прославились, в которых великих магов почему-то не рождалось, а предки захватить побольше земли не успели, прежде, чем оказаться в кольце из других Домов.
        В общем, Дом, как Дом. Таких на самом деле не так и мало. Да большая часть - именно такие. Что не отменяло того, что это были Дома, со своей историей и своей силой. И что представителям этих Домов тоже было чем гордиться. Особенно представителям старшей ветви. Да и в истории бывали случаи, когда врое бы ничем не примечательные Дома становились Великими. Если им с главой везло.
        И вот Авадару собирался стать именно таким главой. Куда денет старших братьев, он пока не думал. В конце концов, главами становятся не обязательно старшие. Главами становятся достойные. И Авадару всеми силами старался стать именно таким достойным. Самым заметным, самым прославленным, со связями, должниками и союзниками, личными союзниками.
        И, да, у него даже получалось. Его, наверное, вела судьба. И значит, он все делал правильно.
        И приглашению в один старый дом к одному немолодому человеку он не удивился. Так значит надо.
        И тому, что именно ему рассказали о чужаках и их тайнах, не удивился. Боги, они такие, кого угодно и в чем угодно убедят.
        А о том, что выяснять тайны лучше у кого-то помоложе и побестолковее с виду он и сам догадался.
        Авадару вообще был умным.
        Ну, он так считал.
        А еще он был уверен, что какие-то чужаки ничего ему противоставить не смогут. И что старый паук со своими разговорами об осторожности преувеличивает.
        Впрочем, старики все такие.
        Старший Дома Мышовки - пра-прадед Авадару, давно отдавший главенство, переживший обоих детей и уже четверых внуков, тоже все время ворчал об этой осторожности. И утверждал, что именно она ему позволила дожить до его лет.
        Ага, и именно она заставила его отдать власть и начать изображать старого и мудрого пня.
        В общем, на взгляд Авадару старики слишком боялись приближающейся смерти и именно поэтому опасались всего подряд. И их мнение, конечно, надо было учитывать, но при этом не позволять ему мешать.
        С этими мыслями Авару и отправился на охоту.
        ГЛАВА 8
        ПРОБЛЕМЫ И ПРОБЛЕМЫ
        Как Марук «обрадовался» новому гостю и его откровениям, это надо было видеть. Для начала он вообще замер и недоверчиво на него потаращился. Словно надеялся что Эрсу возьмет и растает, как утренний туман.
        Потом немного посмотрел на потолок.
        Потом сказал нехорошее слово, заставившее покраснеть не вовремя заглянувшую помощницу.
        Потом заявил, что ему надо подумать и всех выгнал.
        Думал он, правда, недолго. А надумавшись в свое удовольствие стал писать письма, за чем с интересом наблюдал Лост, лежащий на ветке дерева, росшего напротив окна кабинета Марука. И он даже догадывался кому глава Великого Дома Стрижей пишет.
        Да почти всем. Потому что новости оказались слишком уж вдохновляющими на письма. На фоне этих новостей даже не очень впечатлила новость привезенная Вишней, Иржиной и магистрами, о том, что местные сумасшедшие, которых свела с ума тьма, вдруг и неожиданно становятся способны провести ритуал, ну или изобрести его аналог, не будучи способны на это до того, как спятили. И получается у них очень уж хорошо. У них, потому что слабо верилось, что все обойдется одним таким уникумомом. Может он даже не первый. Просто остальных тщательно скрывают родственники по той или иной причине.
        - Понятно, почему боги засуетились, - тихонько проворчал Лост, но на него мало кто обратил внимание.
        Иржина, которой надо было посоветоваться с родственниками вообще распрощалась и ушла, вместе со своим сопровождением.
        Эрсу еще раньше увели лекари, прибывшие из иного мира.
        И, наверное, все так бы и разошлись, если бы не явился один из оборотней, участвующих в поисках в городе, и не заявил довольно радостно, что там недалеко у них случилась драка непонятно с кем. Что она до сих пор не прекратилась. И не могут ли любезные хозяева пойти, посмотреть на противников и решить, можно ли их втоптать в землю по уши. Или это будет слишком и вопреки традициям? А то эти упорные типы надоели, а один глава клана вроде бы как просил не множить конфликты, если это будет возможно.
        Ну, хозяева посмотреть на противников не отказались.
        Им, наверное, надо было сменить обстановку и срочно увидеть что-то привычное. А что может быть привычнее драки между молодыми оболтусами? Ну, они думали, что там все еще драка. На то, что несколько оборотней запросто обездвижат и одного из младших сыновей главы Дома Мышовки, и все его сопровождение, среди которого даже парочка младших учителей была, они как-то не рассчитывали. И что делать с этим пейзажем, даже не представляли.
        И что самое поганое, проклятые оборотни вовсе не считали, что сделали что-то из ряда вон. На их взгляд едва ли не лучшие маги и воины целого Дома недалеко ушли от студентусов той школы, в которой училась Томия.
        О чем один из этих оборотней еще и высказался.
        Громко высказался.
        Сволочь!
        А Марук отлично знал, чем подобные заявления заканчиваются - мгновенно находится толпа желающих удостовериться, что высказавшийся знал о чем говорил и не преувеличивает свою силу.
        Развлечение у молодежи такое. Да и не только у молодежи. Если кто-то дает повод для вызова, то почему бы этим поводом не воспользоваться?
        И ведь оборотни могут победить.
        А там надо разговаривать о надвигающихся со стороны гор и одного беглого безумца проблемах. А может уже даже об успевших надвинуться и захватить все, до чего дотянулись.
        А тут на пустом месте может образоваться куча обиженных родственников, которые даже о надвигающемся конце света поговорить не захотят. Потому что у них гордость. Семейная.
        И да, Марук понял за что Лост так не любит птичьи Дома и почему не желал становиться их частью. Марук в данный момент тоже их не любил, хотя деваться ему было некуда. Главы в чужие миры не сбегают.
        А еще Марук сейчас прямо таки ненавидел оборотней. Заслужили же гады, неужели нельзя было спросить о чем нельзя вопить посреди улицы?
        А где-то там еще и второй претендент на спасение чести Нэллы ждет, когда можно будет этим заняться. А может он там уже не один. Да наверняка не один.
        А до вечера еще что-то может случиться.
        - И зачем я с ними связался? - сам себе удивился глава Дома Стрижей и приказал отпустить пойманного сыночка вроде как нейтрального главы Дома.
        Марук своих соотечественников знал отлично. Не воспользоваться ситуацией и не добавить ему проблем с гостями они просто не могли. Это ведь фактически дело чести.
        Марук своих соотечественников знал.
        К желающим защитить честь Нэллы на следующий же день добавились желающие во что бы то ни стало победить «тех самых неразумных юношей», в смысле, оборотней. Все остальные затаились и стали ждать, чем же это все закончится. Настолько затаились, что о возможности тайком поговорить в присутствии лекарки душ, которая уж точно поймет, если с собеседником что-то не так и он под принуждением, оставалось только мечтать. Старшие птичьих Домов были уверены, что им спешить некуда. Даже тех, где были люди излеченные при помощи зеленого тумана. И если сам Марук отнесся к этой ситуации философски, то гостей она явно раздражала. Они искренне считали, что местные жители изобрели способ коллективного самоубийства и теперь его испытывают.
        С другой стороны, все было тихо и спокойно.
        Пчелов роем летал над городом что-то высматривая, Марук не вдавался в подробности, что именно, но, похоже нелюдь искал попавших под подчинение людей.
        Девушка-дракон спала, ела мясо, развлекала детей и не особо стремилась покидать такой уютный сад.
        Кикх-хэй собрали недалеко от дракона какой-то загадочный прибор и пытались что-то измерить.
        Эрсу лечился, попутно заигрывая с симпатичной лекаркой душ и строил планы по спасению родственников.
        Иржина пока не появлялась, видимо и ее Дом, несмотря на свои проблемы, решил подождать развития ситуации. Ну, или они считали, что чужакам пока не до них. У чужаков пока вызовы, а изредка и попадающиеся на пути прекрасные девы, пытающиеся заставить сделать что-то настолько не то, чтобы после этого родственники получили право требовать женитьбы во искупление. Иномиряне, правда, девам попадались непонятливые и проходили мимо них, как мимо тех статуй. И бедняжкам только и оставалось, что жалеть, что такого пренебрежения недостаточно даже для вызова.
        Лост издевался над спасителями чести боевой цапли, а она в свою очередь издевалась над подчиненными, успевшими позабыть, какой у нее скверный характер. Отец же девушки строил страшные планы о замужестве дочери, но никому пока о них не говорил.
        Локар частенько сидел в саду с ежиками. И был он такой сосредоточенный, что к нему опасались походить. Все, конечно же, догадывались, что сидит он там не просто так, но расспросить кто забывал, кто не решался, а кто и вовсе считал, что он парень взрослый и сам все расскажет, когда будет что рассказывать.
        Остальные занимались кто чем.
        А время тихонько просачивалось песком сквозь почву. Накапливалось, попутно накапливая события, мысли и решения. И приближало тот день, в который кому-то это затишье должно было настолько надоесть, что он возьмет и сделает что-то неожиданное, удивив всех и заставив действовать, чтобы не упустить момент. Ну, кокой-то момент. Потому что когда этот нетерпеливый сотворит свое неожиданное, вряд ли кто-то будет знать, что с этим неожиданным теперь делать, как на него реагировать и что предпринимать. А стоять и ждать больше будет нельзя, особенно когда все бросятся ловить упущенное время.
        Марук, если честно, ставил на то, что не выдержит Нэлла или ее отец. Думал, что именно дракону надоест лежать в саду. Или претенденты на защиту чести Нэллы передерутся. А может и вовсе их всех разгонит кто-то повыше статусом и у Лоста наконец появится достойный противник…
        В общем, случиться мог любой сюрприз.
        Маруку вообще казалось, что самый предсказуемый в этой ситуации именно Лост. Который, с одной стороны, знает, как правильно реагировать на вызовы, как явные, так и скрытые, а с другой - точно не захочет наживать врагов, потому что знает насколько реальна опасность. А Лост взял и его удивил.
        Впрочем, как оказалось, удивлять ему было чем.
        А началось все вроде бы предсказуемо - явился достойный противник. Все как полагается, с сопровождением явился и со свидетелями своей достойности. И с заготовленной оскорбительной речью. Потому что ему хотелось боя. И не хотелось чтобы кто-то вдруг начал делать вид, что не понимает этого.
        Лост с задумчивым интересом смотрел то на младшенького сына Дома Мышовки, то переводил взгляд на старшенького.
        Если честно, ему было довольно интересно что же у них там случилось и почему наследник приперся защищать честь боевой цапли. Наследнику оно не по статусу. Не защищают наследники честь каких-то стражниц, пускай даже потомственных и красавиц. Если, конечно, у них нет дополнительной причины делать это.
        А какая может быть причина в этом случае?
        Да вон она, стоит рядом со старшим братом, недовольно кривыт губы и явно смущается. То ли того, что его фактически защищать приперлись. То ли того, что сам не смог себя защитить от оборотней. То ли на него очень разозлился папаша, настолько, что приказал на девушке, чью честь спасет старший сын, немедленно жениться, хотя она и ниже его по происхождению. Наказать за самоуверенность и глупость решил, в общем. А Нэлла что? А интересы и мысли боевой цапли этот папаша точно не учитывает. Зачем ему учитывать мысли глупышки, которая сама подставилась под удар, демонстрируя мужика, с которым явно спит? В общем сама виновата.
        А то, что глупышка может знать, что делает, им в головы не приходило.
        Куда им?
        Оно сначала даже в голову Лоста не пришло. Показалось, что просто так нехорошо совпало. Просто кто-то глазастый нашелся. В общем, до сих пор, как ни прискорбно, в местных мужчинах он разбирался лучше, чем в местных женщинах. Вот и разгребает теперь проблемы.
        А главное, боевая цапля в него верит, есть повод для гордости.
        Впрочем, виноват во всем этом был отец Нэллы, со своим обещанием отдать дочь тому, кто ее выиграет. Фактически отдать кому-то из тех, кто был точно слабее, чем она, почти поголовно гораздо глупее, ну и подчиненные же. Последнее для нее вообще стало оскорблением. И она решила сделать так, чтобы больше ее подобным образом не оскорбляли. Просто сменить мир. Уйти туда, где ее силу будут ценить не только на словах.
        А что для этого было нужно? Чтобы при этом не рвать окончательно отношения с Домом?
        а всего лишь относительная свобода. Например, мужчина, который с оной стороны точно ей не повелитель, а с другой стороны - та самая стена, которую пока не уберешь, другому эту деву не всучишь.
        - Умница какая, - еле слышно проворчал Лост. Он уже несколько дней думал что теперь с этими открытиями делать, но придумать не мог. На Нэллу не получалось даже злиться. Верит же, что он достаточно прочная стена и устоит. А то, что не спросила, желает ли он быть такой стеной… женщины!
        Хотя он бы согласился.
        Старшенький Мышовка, пока Лост размышлял о коварстве боевой цапли, закончил обличительную речь и уставился на предполагаемого противника так, словно он должен был взять и умереть на месте.
        - Хм, - высказался по поводу речи оборотень. - Вы утверждаете, что с одной стороны я оскорбляю прекрасную деву одним своим существованием и намерены ее об этого существования спасти… правильно? С другой стороны вас оскорбило то, что ваши брат и учителя слабаки, не способные справиться с кучкой недоучек… Хм… мне было бы стыдно в таком признаться, но ладно. От меня понятно, чего вы хотите. А недоучек зачем упомянули?
        Нет, Лост догадывался зачем, не зря же шепнул пчелову, что пора, но было очень интересно в какие слова наследник довольно слабого Дома приоденет желание заполучить сильных магов, даром, ничего не дав взамен.
        - Они посмели оскорбить сильных моего Дома, посмели утверждать, что мой Дом слаб, слабее учеников…
        Лост хмыкнул, а младшенький Мышовка покраснел, видимо неожиданно научился правильно оценивать собственную силу.
        - … теперь этим одиночкам придется доказывать свою правоту, - расплылся в улыбке старшенький Мышовка, фактически обозвав оборотней-недоучек вольнонаемными магами, которых можно загонять всей толпой. Причем, бегать им придется поодиночке. В общем, мальчишка предупредил, что дом открыл охоту на оборотней. Все как полагается. Причем, его Дом явно поспешил, так боялся, что кто-то додумается до этого первым и всех магов, разбрасывающихся словами, переловят без участия Мышовок.
        Хотя реально там, скорее всего, сильные Дома этих «одиночек» пытались поделить, чтобы не передраться, а попутно выяснить, какие у них после этого появятся проблемы. И вот с появлением проблем - сложно. Потому что откровенных дураков в Домах все-таки немного. А настолько рисковать могут только эти самые Мышовки, которым терять особо нечего, а приобрести можно много. Остальные сначала предпочтут убедиться, что в деле противостояния иномирянам и защите собственных законов, которые чужаки должны соблюдать, их поддержат.
        Ну, не станут же чужаки из-за парочки малолетних дурачков развязывать войну?
        Раз уж явились о чем-то договариваться и что-то укреплять.
        А если попадется кто-то, из-за кого станут, так его потом и отпустить можно, стребовав достойный выкуп.
        В общем, о чем думали Дома Лост отлично понимал, сколько сам вилял, чтобы не попасть в ситуацию, когда эти великие и многомудрые радостно завопят от вызове от одиночки и бросятся доказывать ему, насколько он не прав.
        - Так… - сказал Лост, изобразив задумчивость и участие. - Весьма любопытно. Только я все еще не могу понять, что вам нужно от малолетних олухов моего Дома?
        И улыбнулся, наблюдая за тем, как старшенький Мышовка впадает в ступор, пытаясь сообразить что же такое только что услышал и не послышалось ли ему.
        - Твоего Дома? - наконец определился этот великий мыслитель с тем, что же ему сказали, и не забыл насмешливо улыбнуться. - С каких пор у вольнонаемных магов есть свои Дома?
        - С тех самых, когда эти вольнонаемные получают во владение полуостров, на котором поместится штук пятьдесят таких Домов, как твой, со всеми землями и владениями на общих территориях. Попутно, получают толпу в подчинение и звание главы клана, - вежливо объяснил Лост. - Так что же тебе нужно от людей моего Дома?
        Мышовка нахмурился, посмотрел на младшего брата, а потом, то ли по глупости, то ли решив, что Лост блефует, то ли вообразив, что никого сильнее недоучек в его совсем новом Доме быть не может, злобно сказал:
        - Ну, тогда я вызываю твой Дом! Пускай сильные докажут свою силу и право слабаков говорить то, что они сказали!
        - Да с превеликим удовольствием, - проворчал Лост и повернулся к Маруку: - Позволите ли вы моим сильным погостить на ваших землях?
        - Позволяю, - несколько растеряно сказал глава Дома, явно пытавшийся понять, во что же этот котик пытается его втравить. - Позволяю. Но мой Дом ответственности за гостей не несет.
        Лост кивнул.
        На то, что Дом Стрижей бросится кого-то защищать, с его стороны рассчитывать было бы глупо. Хотя за соблюдением всех правил теперь именно этот Дом будет следить. Его же гостям вызов бросили.
        В общем, все шло неплохо и даже быстрее, чем рассчитывал Лост. Очень вовремя наглый Мышовка со своим сопровождением появился.
        Вызов целого Дома, пускай даже никому неизвестного, пускай даже хоть и известным, но слабым - событие не рядовое. Настолько не рядовое, что для него есть специальные правила, которым уже много веков и которые, вроде бы, ни разу не менялись даже в мелочах.
        Еще для удовлетворения подобных вызовов есть специальные места.
        И по сути, все, что остается на усмотрение вызывающего и вызываемого, это выбор времени и оружия. Причем, затягивать со временем не принято, а в качестве оружия принято использовать магию, хотя изредка эту традицию и нарушали.
        Старшенький Мышовка, возможно из-за того, что Лост столь легко и без сомнений принял его вызов, даже не став ничего объяснять, сразу же ухватился за самый классический вариант ведения боя и злобно рявкнул, что ждет сильных Лоста завтра же на Большой Площади Боев.
        За первое, как подозревали все, кто видел старшенького Мышовку на следующий день, папаша ухватил его за ухо и провел воспитательную беседу, может даже с применением силы, палки, а может и кнута. Млашенький, который и втравил Дом в эту занятную историю, вообще не появился. То ли этого болвана решили закрыть где-то и больше никогда не выпускать, то ли со злости слишком сильно стукнули и он теперь где-то отлеживается, если, конечно, удар пережил.
        И да, глава Дома Мышовки был человеком вовсе не глупым. И понимал, что от никому не известного Дома из другого мира можно ожидать чего угодно. А еще он понимал, что его сын, бросив этот идиотский вызов, фактически иномирский Дом признал, за что теперь ему были «благодарны» очень многие. За признание ведь можно было что-то получить и кроме проблем. А тут этот балбес влез, как назло, даже не дав приступить к торговле. И ерунда, что о наличии этого Дома до вызова никто не знал. Узнали бы рано или поздно.
        Посмотреть на бой на Большой Площади явилось множество людей. Мест для зрителей там в принципе предусмотрено не было. Да это и была всего лишь большая огороженная площадка посреди самого старого городского парка. Нет, там конечно же была защита, а то после очередного боя от деревьев могло ничего не остаться. Но кроме защиты там не было ничего. И зрителям приходилось самим думать о том, как все увидеть, развешивать между деревьями, росшими вокруг этой площадки, мостики, заранее приобретать или создавать приближающие линзы. В общем, заняться было чем еще вчера. А сегодня и вовсе великое множество народа гуляло по площадке, якобы проверяя насколько надежна защита и старались держаться поближе к Лосту, чтобы получше рассмотреть его сильных.
        Сильные Дома Мышовки были всем известны и никому не интересны. А тут что-то новое и неизведанное, на что точно стоит полюбоваться. А там уже либо думать как заполучить себе таких союзников, в обход хитроумного Марука, либо плюнуть и забыть об этой ерунде. Смотря что бывший вольнонаемный маг приведет через выстроенный, но пока не активированный портал посреди площадки.
        - Время! - так громко сказал здоровяк, стоявший рядом с Лостом, но представленный как друг, что несколько человек даже шарахнулось.
        Что за время, все поняли, когда к порталу подошел неуловимо странный человек, воздел руки, а потом резко их опустил. И портал мгновенно раскрылся, заколыхавшись полупрозрачной линзой между двух ничем не примечательных камней. Некоторым даже показалось, что камни там и вовсе ни при чем, что этот странный человек просто взял и открыл междумировой портал на пустом, неподготовленном месте. Но так ведь не бывает.
        Первой из портала вышла женщина-вызов. Высокая, выше того же Лоста и самую малость не доросшая до стоявшего рядом с ним друга-здоровяка, и диковато-красивая. Эта женщина с явным вызовом поправила тонкое алое кружево, украшавшее декольте вызывающей кофточки, хлопнула перчатками по бедру и скользящей походкой направилась к своему главе Дома, рядом которым и остановилась. И именно из-за нее большинство присутствующих едва не пропустили появление из портала следующего сильного, потому что банально пялились кто в декольте, кто на непонятную палку, закрепленную на правом плече, кто на держащие волосы в прическе заколки, от которых так фонило силой, что впору было заподозрить в них сильнейшие артефакты.
        А вторым, как назло, появился неприметный мужичок. Слегка лысоватый, слегка небритый, немного сутулый, да еще и невысокий. Кто на такого станет смотреть, когда тут такая женщина? В мужчине, если честно, вообще не было ничего интересного, способного задержать взгляд. И волосы непонятного темного оттенка, и лицо не красивое и не уродливое, самое обыкновенное, и одежда мышиного цвета, и никаких тебе подозрительных заколок или прочих украшений. Да у него, на первый взгляд, даже ничего похожего на оружие при себе не было.
        Третьим и четвертым появилось двое похожих, как братья, рыжеватых парней. Одинаково улыбчивых и смазливых, из тех, от которых в восторге юные девушки и не в восторге их отцы. И шли эти парни, как одно целое. А еще у каждого было по короткому мечу, у одного он висел справа, у другого слева.
        Потом пять появилась женщина, а за ней еще она. Но эти уже не были такими ошеломляющими красавицами и почему-то напоминали лекарок.
        А среди пятерки мужчин, пришедших за ними, выделялся разве что самый старший, почти старик, да и тот некрасивым шрамом на лице.
        И вот кроме этих одиннадцати человек больше никто не пришел. Глава Дома Мышовки даже воспрял духом, у него людей было в три раза больше. И он посчитал, что шансов победить не сильно меньше. И ерунда, что задавят количеством, в этом случае победа важнее красоты и того, что кто-то что-то там может нехорошего сказать. Поэтому он подтолкнул сына к противникам - раз он вызывал, он пускай и приветствует их теперь. Наследник и надежда умудрился сразу же споткнуться. Потом, по пути, то ли о чем-то задумался, то ли не успел вовремя оторваться от дивного зрелища, но когда подошел к ждущим его противникам, оказался как раз напротив высокой красавицы, вместе со своим ростом, которого как раз хватало для лучшего обзора содержимого декольте.
        - Мальчик, так откровенно пялиться на женские прелести невежливо, - добродушно проворчала женщина.
        Несчастный наследник отступил, а потом шагнул вправо, чтобы оказаться перед Лостом. Среди зрителей, не спешивших покидать площадку до объявления начала боя, послышались смешки. А глава Дома Мышовки и вовсе прошептал что-то весьма нелицеприятное о своих детях.
        Впрочем, сам же их растил, на кого теперь злиться?
        - Любопытные сильные, правда? - спросили слева от него.
        Отец плохо воспитанных детей, оторвался от зрелища того, как старший сын пытается вежливо поприветствовать противника, и перевел его на старика, непонятно когда и как оказавшегося слева, хоть и недостаточно близко, чтобы можно было счесть это оскорблением.
        - Любопытные? - переспросил.
        - Очень, - сказал старик. - Эта красотка, которая явно явилась первой чтобы всех ошарашить и скрыть за собой остальных - возможно самая слабая и не зря носит таки интересные украшения. Именно они, возможно, ее слабость компенсируют, может даже излишне хорошо компенсируют. Самый сильный тот, кто пришел за ней. И самый спокойный. Подозрительно спокойный, словно именно спокойствие помогает ему держать в себе что-то убийственное и страшное. Рыжие мальчишки на самом деле старше, чем кажутся, а еще они пара, связанная пара, способная работать как одно. Встречал я подобное, дважды за свою долгую жизнь. И в обоих случаях части этой пары могли друг друга раскачивать и усиливать, точно как два связанных артефакта. Да. А все остальные попроще будут. Хотя учитывая, что эти чужаки предпочитают умение, а не силу… ну, тебе и тех семи может хватить, даже если первая четверка не станет вмешиваться.
        И улыбнулся, добродушно так.
        Мол, как же ты мог в такое вляпаться, бедолага? Лучше детей надо воспитывать, лучше, чтобы не были столь самоуверенными. Хотя остальные Дома будут теперь тебе благодарны. Они узнали о чужой силе. И ничего не отдали за это знание.
        Как проходят бои между Домами? Не те, легендарные, на уничтожение, после которых целые Дома могли исчезнуть, а их земли на долгие века оставаться отравленными магией. И даже не те, при помощи которых пытались остановить затянувшуюся войну или поделить непонятно кому принадлежащий кусок заливного луга. Нет, всего лишь те, которые следуют за вызовом и на самом еле нужны только для того, чтобы проверить чью-то силу, а потом либо извиниться, либо поставить кого-то на его заслуженное место.
        А вот как ни странно, но эти бои проходят по разному.
        В истории были случаи когда в процессе такой битвы оба Дома лишались своих сильных, а потом их добивал и окончательно уничтожали другие Дома. Но это редкость. Обычно ни вызвавшие, ни вызванные не стремятся убивать противников. Вымотать, чтобы ничего не могли сделать - запросто. Сломать кому-то руки, ноги - да с большим удовольствием. Обездвижить, банально вырубить, поймать в какую-то семейную ловушку, а то и запутать в иллюзии. Главное, чтобы зрители и следящие видели, что победа была и вовремя выгоняли за пределы площадки проигравших.
        Вот именно это восьмерка тех самых следящих и пыталась донести до сильных вызванного Дома. А они загадочно улыбались, переглядывались, а потом та самая красавица вовсе сказала, что пускай противники про правила договариваются с Лостом. А они тут уже сделают, что он пожелает. И почему-то у защищенных артефактами, репутацией своих Домов да и собственной силой следящих появилось ощущение, что пожелай бывший вольнонаемный маг сжечь дотла весь город и эти люди с радостью за это возьмутся. Без сомнений, размышлений и попыток достучаться до его разума.
        Лосту, к счастью, сжигать город было не надо. Ему всего лишь надо было поставить на место заносчивых юнцов, вообразивших, что он глупее, чем они, что не сумеет защитить людей своего Дома, что…
        В общем, претензий к Мышовкам у Лоста оказалось подозрительно много, словно заранее обдумал все претензии, которые можно будет кому-то там предъявить, вздумай он разбрасываться вызовами. А вот желания кого-то убивать или уничтожать - не обнаружилось. И он спокойно согласился со всеми ограничениями, попутно пообещав вмешаться, если кто-то из противников вздумает их нарушить, вообразив, что чужаки могут не знать всех нюансов и ничего не заметят.
        И вот, после всех этих приготовлений и переговоров…
        После того, как зрители наконец покинули площадку и шустро разместились на своих мостиках, а то и просто на деревьях…
        После того, как глава Дома Мышовки, отвесил подзатыльник сыну, пытавшемуся что-то втолковать самому сильному магу этого Дома…
        После того, как все приготовились наблюдать за долгим и грандиозным зрелищем, ну или хотя бы хоть каким-то сопротивлением кого-то противнику…
        И нет, среди зрителей вряд ли бы нашлись люди, которые верили в силу Дома Мышовки, особенно учитывая то, как почти вести лет назад от них сбежал целый старший учитель, уведя с собой одну из дочерей тогдашнего главы и едва ли не половину учеников. И не куда-нибудь сбежал, а в другой Дом. Даже не Великий. Вот кто поверит в какую-то там силу, если Дом Мышовки ничего с этим сделать не смог? Даже отомстить толково не смог. Проглотили это событие, как и положено слабакам, еще и нашли среди себя виноватых.
        Но вот верить в силу Дома вчерашнего вольнонаемного мага? Этого тоже не было. Почему-то казалось что даже в другом мире сильные из сильных Домов по его руку не пойдут. Но тот другой мир оказался очень уж странным местом.
        И нет, началось все прилично. И даже красиво. Ну, не могло оно не начаться красиво, когда на площадку выходит такая женщина. Эту высокую красавицу даже звали красиво - Верихана. Она просто вышла, одна, остановилась напротив сильных Дома Мышовки и улыбнулась.
        - А ведь я о вас знаю гораздо больше, чем вы обо мне, - сказала она как-то так, что казалось, будто ее голос вплелся в ветер.
        Нападать на нее почему-то не стали. То ли не решились бросаться всей толпой в тридцать человек на одну женщину, сообразив, что выглядеть это будет так себе. То ли кто-то умный сообразил, что остальные люди Дома бывшего вольнонаемного мага могут именно в этот момент тоже атаковать и сосредотачиваться на одной этой красавице не стоит. То ил по простому и глупому решили посмотреть, что же она такое интересное сделает.
        А Верихана плавно, изящно и очень красиво повела правой рукой, так, что широкий рукав скользнул по воздуху, как птичье крыло, кончиками пальцев прикоснулась к странной палке, закрепленной на плече другой руки, обхватила ее и резко дернула. А потом качнулась назад, как в танце, повела свободной рукой, явно отвлекая внимание от того, что делает с палкой, хотя это все сообразили уже потом и раскрыла перед собой зонтик, как щит.
        Противники смотрели на нее заворожено и явно не знали, что теперь делать и насколько опасно то, что делает она. Впрочем, это, наверное, знали только люди из Дома бывшего вольнонаемного мага.
        - Попались, - ласково произнесла Верихана, опять позволив ветру подхватить свой голос и раскрутила зонтик, по которому потекли туманные цветы и стали расцветать по всей площадке.
        И она среди этих цветов затерялась мгновенно. Даже немногие из зрителей видели, как среди них скользит тонкая тень, подходит к замершим сильным Дома Мышовки и просто взмахивает руками. После чего они все довольно дружно падают, где стояли.
        И да, это была вовсе не демонстрация силы, на которую все рассчитывали. Это была демонстрация умения. Очень странного и непонятного умения. Явно дававшего своему умеющему большое преимущество, особенно если его кто-то будет прикрывать, давая время на то, чтобы это умение сработало.
        - Иллюзии, немного давления, на грани с подчинением и алхимический сонный порошок мгновенного действия, - сказал в наступившей тишине Лост. - И всем этим, при должной ловкости и цирковом таланте сможет воспользоваться даже студентус. Правда, цирковые таланты дело такое… не совсем врожденное.
        И улыбнулся.
        И, наверное именно в тот момент ко многим наконец пришло понимание какие именно проблемы с собой привели гости Дома Стрижей. Потому что все перечисленное действительно было ерундой, которой просто правильно воспользовались, точнее, сначала научились правильно все это сочетать, а потом уже пользоваться. И то, что продемонстрировала девушка с цирковыми талантами было вовсе не козырем. Это был тот самый цирковой номер, которым она наверняка удивляла зрителей до того, как ушла из цирка.
        А они все тут, маги, некоторые даже сильные, отреагировали точно как те самые зрители. Удивились и восхитились. И без объяснения не поняли что же там произошло.
        А если этот проклятый бывший вольнонаемный маг вместе с его сильными решит удивлять по настоящему?
        Или у него на самом деле удивлять нечем, но очень много подобных цирковых номеров?
        Или есть чем, но действительно удивительное он не продемонстрирует, потому что незачем. Потому что магия другого мира отличается настолько, что даже самые простые вещи людей мира этого убудут удивлять и ошарашивать.
        И заставлять опасаться этого типа, хотя, возможно, там опасаться нечего.
        Или все-таки есть?
        ГЛАВА 9
        ХИТРОПРОДУМАННЫЙ КОТИК
        Глава Дома Мышовки, к сожалению, не запомнил в лицо старика, который ему рассказывал о силе новых гостей Дома Стрижей. Собственно, сначала он вообще забыл о его существовании, у него были проблемы важнее каких-то там стариков, пускай и излишне осведомленных или способных с первого взгляда определить чужую силу. А потом вспомнил о его существовании только после того, как стал об этой силе рассказывать одному знакомому, способному помочь Дому Мышовки выпутаться из столь щекотливой ситуации. Эти сведения ведь можно было вполне выгодно пристроить. Просто самому ходить с ними по чужим Домам нехорошо, а вот засылать подобного посредника…
        А старик пропал. Словно был каким-то мелким богом, которого отправили поделиться знаниями и предупредить. Что, впрочем, скорее добавляло веса сведениям, чем опровергало их. Тем более то, что красавица Верихана слабачка, способная превратить в умение любую ерунду - фактически подтвердилось.
        Если бы глава Дома Мышовки вовремя за тем стариком проследил, он бы очень удивился. Потому что едва отойдя от него и скрывшись от случайных взглядов зрителей за пышными кустами розовоцветки, этот старик подрос, распрямился и раздался в плечах, а потом резко помолодел и превратился в высокого друга бывшего вольнонаемного мага, ага, в того самого, вокруг которого едва заметно колыхалось темное пламя.
        Да, сильно удивился бы, но кое-что обязательно бы понял.
        А Нэлла и вовсе это поняла даже не увидев ни старика, ни его загадочные превращения. Она просто знала котика, как оказалось, достаточно хорошо его знала.
        Но она бы, наверное, не стала ничего ему о своих догадках и понимании говорить. Если бы к ней не подошла Верихана. Она посмотрела на Нэллу сверху вниз так, словно видела перед собой какое-то жалкое насекомое, моль, покусившуюся на любимое платье и мрачно заявила:
        - Ты мне не нравишься.
        - А? - удивилась Нэлла. Она до сих пор даже не задумывалась о том, что кто-то в клане Лоста все-таки присутствует, так или иначе, об этой любительнице зонтиков и не подозревала, а уж о том, что может ей вдруг не понравиться и сейчас думать не хотела.
        - Ты мне не нравишься. Лицо глупое, движения нерешительные, сомнения… Мне не нравишься, а пахнет от тебя им. Мужчины, вечно на смазливые мордашки западают.
        Высказавшись, Верихана просто развернулась и ушла. Даже не дав времени Нэлле на то, чтобы что-то доказать, ну, если бы она этого вдруг захотела.
        А боевая цапля подумала, нашла глазами котика и решительно к нему пошла, мечтая затолкать в какой-то угол, хорошенько пнуть, а потом расспросить. Раз уж его люди столь разговорчивы и любят предъявлять претензии, то почему бы и ей этим не заняться?
        - Ты все подстроил! - мрачно заявила Нэлла.
        Лост явно этого не ожидал. Обстановка предполагала другие ожидания. И, наверное, он сразу даже не понял о чем она вообще говорит.
        Днем Нэлле предъявить свои претензии так и не удалось. За Лостом собачьей свадьбой бегало великое множество людей, начиная от его оборотней и друзей, и заканчивая таки напросившимися в гости к Стрижам представителями других Домов. Сам Марук мудро приказал своим людям пока не лезть в это веселье. Расспросить он мог и кого-то другого об оборотнях. Да хотя бы тех же заскучавших магистров или рассеянного с виду Ваню. А потом уже идти к Лосту и его сильным за объяснениями и дополнениями. Ему спешить было некуда, Лост, вместе с сильными своего Дома, гостил именно у него и никуда уходить пока не собирался. А вот всем остальным задерживаться на чужих землях не стоило. Явились они, якобы, для того, чтобы засвидетельствовать результаты поединка и поздравить с победой. И им приходилось спешить, фактически толкаясь локтями и не имея времени обдумать свои вопросы.
        Да они, откровенно говоря, вообще не очень-то понимали, о чем следует спрашивать, просто пытались что-то поймать. И в выигрыше в этой ситуации точно были союзники Стрижей, которые могли спросить хотя бы у них.
        А тут еще и расползающиеся слухи о странном поведении тьмы, и параллельно о том, что гости стрижей то ли продали, то ли принесли им нечто, способное излечивать безумцев. Определенный тип безумцев, как-то связанных все с той же тьмой.
        В общем, днем Лосту было с кем поговорить - к его людям с расспросами попросту не рискнули пойти, слишком уж они были непонятны.
        И Нэлле пришлось ждать вечера. Ну, не мог он изменить традиции и не поскрестись в ее окно. Нэлла в него верила.
        А потом она сидела на постели. Красиво сидела, поджав ноги, выпрямив спину и чувствуя себя статуэткой в кружевах. И просто ждала самого подходящего момента.
        Ну, хотя бы того момента, когда мужчина стаскивает штаны. Отличный ведь момент для того, чтобы огорошить вопросом, которого точно не ожидают.
        - Ты ведь все подстроил, да? - мягче спросила Нэлла и улыбнулась.
        Мужчина хмыкнул и решительно натянул штаны обратно.
        - Что я построил? - спросил в свою очередь.
        - Явление этой циркачки и остальных своих оборотней. Уверена, ты все построил. Уверена, те юные и несдержанные, которые дали повод бросить твоему Дому вызов, отлично понимали что и зачем делают…
        - На вызов я не рассчитывал, - признался Лост. - Я рассчитывал, что после этого их рискнут ловить прямо посреди улицы. Но так получилось даже лучше, повезло мне с тем мальчишкой.
        - Так… Так, тебе точно были нужны эти… эта любительница зонтиков с остальными и именно в том статусе, в котором они явились, в статусе сильных признанного Дома, правильно?
        - Ой, признать могли и позже, после того, как они бы отбили парочку парней у любителей спешить…
        - Лост!
        - У них ведь не осталось бы выбора. Признать, что в твой Дом пришли какие-то вольнонаемные, набили всем морды и забрали кого хотели, и признать, что это сделал другой Дом, который случайно обидели и оскорбили - это ведь разные вещи.
        - Лост!
        - Что «Лост»? - полюбопытствовал котик, обаятельно улыбнувшись.
        - То, что мне плевать на то, что и кто должен был по твоему мнению сделать. Мне даже плевать как ты собирался это сделать. Я хочу знать, зачем тебе это понадобилось?!
        Котик вздохнул, подошел к кровати и сел.
        - Нэлла, понимаешь в чем дело… собственно, дело именно в Верихане. Она старше, чем кажется. И точно умнее.
        - И сильнее, чем захотела показать, это я поняла.
        - И сильнее, - улыбнулся Лост. - Только она не стихийница. Она больше похожа на Ваню, у нее даже такая же странноватая сила.
        - Она пришла из еще какого-то мира и по сути она мозголом? - уточнила Нэлла.
        - Первое вовсе не факт. Ее, совсем крошкой, нашли циркачи посреди дороги. Расспросили жителей ближайших сел, но там такие девочки не пропадали. Так что все может быть. А может и не быть. А второе, да, мозголом. Даже с дипломом и приглашениями в аспирантуру, несмотря на некоторые нелады с законом. Верихана вообще девушка решительная и справедливая, и однажды вышла за рамки дозволенного, но это история длинная и давняя, ее тогда в итоге оправдали, хоть и запретили заниматься лечением душ. В общем, не суть. Верихана просто вернулась в цирк… она еще и обидчивая, иногда. Но вот чего у нее не отнять, это понимания того, что и зачем делают мозголомы, в том числе и люди, хватающиеся за незнакомые артефакты, ради обретения контроля.
        - О?! - удивилась Нэлла.
        - Я с ней переписывался, она долгое время не могла бросить наш полуостров и обзывала меня мерзким беглецом, - улыбнулся Лост. - Описал ей всю ситуацию. В первую очередь то, насколько полное было подчинение. И знаешь, что она в итоге сказала?
        - Что тот человек слишком сильно любит все контролировать? - предположила Нэлла.
        - И доверяет только себе, причем, во всем. Он из тех, кто уверен, что даже хлеб испечет лучше, если возьмется за это. Что если дело важное, нужно делать его самому. Потому что кто-то другой обязательно выполнит его указания не точно… собственно из-за этого он так по дурацки тем посохом и воспользовался. Подчинением часто так по-дурацки пользуются именно по этой причине. И знаешь, чего такие люди не любят больше всего?
        - Вмешательства в свои планы неучтенных факторов? - опять предположила Нэлла.
        - Именно.
        - А тут появляется оборотень с целым Домом. Делает непонятно что. Может даже уже во что-то нечаянно вмешался… - задумчиво сказала Нэлла. - Я бы расстроилась. Думаешь, он в эту ситуацию попытается вмешаться и как-то себя проявит?
        - А другого выхода сейчас нет. В той горной долине на данный момент никого нет. Вишня туда по дороге к нам залетела.
        - И ты ничего никому не сказал… или не сказал мне?
        Лост пожал плечами.
        - Ладно, предположим, что ты вовсе не пытался меня обидеть, тога что? Хм… Тогда ты не хотел меня вмешивать, потому что не хотел вмешивать Дом Стрижей… во что?
        - У нас может возникнуть необходимость действовать быстро и нагло, невзирая на границы и договора. Знаешь, я не лучший человек во всех мирах, но мне не хочется вмешивать в это Марука. Ему же здесь еще жить. И его Дому. Ненормальные гости, натворившие делов и сбежавшие в свой мир - это одно. Он может даже поругаться нам вослед и пообещать страшное. А вот нарушивший все договора глава Дома - это совсем другое.
        Нэлла кивнула, зажмурилась и тряхнула головой.
        - Впрочем… - сказала она тихо. - Я ведь уже фактически сделала выбор, себе зачем врать. Я здесь не останусь и меня не смогут расспросить никакие видящие правду. И плевать, что там думает эта твоя циркачка. И не думай, я не из-за тебя уйду. Из-за себя.
        Лост пожал плечами и кивнул.
        А потом загадочно улыбнулся и произнес:
        - А в ту долину мы сходим. Это любителя все контролировать обозлит еще больше. Тем более, у нас сейчас есть человек, способный открыть тайники. Или лучше сначала найти его родственников и забрать себе? Здесь отлично работает ритуал поисков по крови. Ты как думаешь?
        Нэлла хмыкнула и стукнула его кулаком по плечу. За что была изловлена и прижата к кровати. Забывать зачем сюда пришел, котик точно не собирался.
        Чего Нэлла точно не ожидала, так сразу двух вещей, как оказалось.
        Первым ее огорошил отец. Она едва успела выйти из комнаты, на ходу размышляя об откровениях одного хитропродуманного котика, как наткнулась на родителя, была схвачена под локоть и уведена в укромное место, которым почему-то была обозвана одна из малых библиотек. И вот в этом якобы укромном месте Нэлла вдруг узнала множество неожиданных вещей.
        Для начала она все-таки оказалась умницей, способной изловить достойного мужика. И одного этого уже хватало для того, чтобы уставиться на отца с немым изумлением. Если честно, Нэлла сначала даже не поняла, что там за мужик, показалось, что папа нашел очередного жениха и теперь будет уговаривать быть с ним поласковей.
        Потом оказалось, что мнение отца кардинально с недавних пор изменилось, и теперь он вовсе не желает любоваться головой Лоста на полочке, теперь он хочет любоваться собственной дочерью в качестве его жены. И да, отца вдруг перестала смущать его хвостатость, наглость и прочие недостатки. Да его даже то, что оборотень вместе с женой обязательно вернется туда, откуда такой красивый явился, уже не волновало. Папа даже был согласен помахать вослед любимой дочери красным платочком в зеленый горох. Лишь бы замуж пошла. Потому что разницы никакой где возвышать род, лишь бы он возвышался.
        А добил папа тем, что прозрачно намекнул на свою старость, дряхлость и потребовал внуков. Прямым текстом. На крайний случай можно было предоставить внуков даже без замужества, если один котик надумает своему счастью сопротивляться.
        В общем, Нэлла еле сбежала.
        В ужасе от перспектив однажды проснуться владычицей населенного оборотнями полуострова даже расспросила одного из молодых оборотней как же у них там все наследуется, раз главой клана стать может кто угодно, лишь бы был самым сильным в чем-то не совсем понятном.
        Оказалось, нормально наследуется. Потому что глава клана и владелец земель, на которых этот клан живет, не обязательно совпадают. Нет, такие недоразумения, как Лост, случаются и в старых кланах. Никто ведь не говорил, что владелец земель не может оказаться тем самым, который подходит по загадочным параметрам. Но это, учитывая процентное соотношение, скорее исключения.
        А еще оказалось, что у оборотней есть свой совет, точнее советы, один из которых вообще междуклановый, что помогает избегать проблем, с которыми постоянно сталкиваются птичьи Дома, когда нужно решить что-то касающееся всех. А у большинства глав кланов есть «когти», что-то вроде сильных магов птичьих Домов. Вон та же Верихана фактически коготь и все об этом знают, хотя официального признания у нее не было и вряд ли будет - для проведения подобной церемонии сначала нужно дворец построить, а он у Лоста на стадии выбора места, на затянувшейся такой стадии. При этом, если бы Лост не был владельцем земли, то он имел все шансы вдруг обнаружить, что владелец подчиняется ему не всегда, что у владельца и свое мнение имеется. И что в некоторых вещах проще подчиниться владельцу, чтобы он не ставил палки в колеса в других вещах, в которых без главы не обойдешься.
        В общем, клан оборотней весьма сложная структура, и Нэлла не была уверена, что желает в ней разбираться.
        Но обдумать это она не успела, потому что ее поспешила огорошить вторая неожиданная вещь. А именно - претенденты на защиту ее чести. Они, как оказалось, никуда не делись, продолжали покорно ждать своей очереди, хотя большинству сражаться с главой Дома было не по статусу. Да еще и узнала об этом Нэлла в тот момент, когда котик уже уходил бить лицо очередному претенденту, а Верихана стояла рядом с ней и лениво цедила очередное «ты мне очень не нравишься». Словно Нэлла сама наловила этих защитников своей чести и выдала им номерки, чтобы свою очередь не пропустили.
        Верихана, кстати, тоже начинала Нэлле активно не нравиться. Особенно в свете того, что она все-таки мозголом и в том, насколько несчастная потомственная стражница виновата в возникшей ситуации должна была разобраться с полпинка. И, похоже, она просто не хотела разбираться, сообщать, что «не нравится» было гораздо веселее.
        Вернулся котик таким же жизнерадостным, как и уходил.
        Попросил у Марука разрешения на проведение ритуала для поисков пропавших родственников «одного хорошего парня».
        Зачем-то рассказал Нэлле, что Верихана на самом деле большая черная кошка.
        Потом хлопнул себя по лбу и обрадовал Марука тем, что его скоро позовут поговорить о его же гостях, потому что два каких-то Дома наконец договорились, а задержка была из-за них, никак не могли поделить шкуру волшебного зверя, которого изловить невозможно.
        А потом поднял над головой руку и как-то странно пошевелил пальцами.
        Причем, Нэлла была уверена, что это какой-то знак его оборотням. Но какой, она не знала. А бежать следом за Лостом не решилась. Мало ли что то был за знак. Может ему лекарь срочно понадобился, причем, лекарь-обортень, а тут она, подозревающая страшное - что он пытается от нее что-то скрыть, а может и вовсе решил обсудить с отцом будущую свадьбу с какого-то перепуга. Ага, а оборотней позвал, потому что в таком деле нужны свидетели. Чтобы оной из сторон прямо в день свадьбы не понадобился вдруг когда-то якобы украденный артефакт, а другая не обнаружила, что артефакт ей дороже какой-то невесты. Невесты что, невесты толпами бегают, артефакты штуки единичные.
        - А замуж я все равно не пойду, - мрачно сказала Нэлла, обнаружив, что благодаря отцу мысли постоянно сворачивают в сторону этой неинтересной темы.
        Если бы Нэлла все-таки пошла следом за котиком, заинтересовавшись его загадочными знаками, ее бы, скорее всего, даже прогонять бы не стали. Ну, подумаешь Верихана бы опять рассказала про «не нравишься», так ничего нового потомственная стражница из-за этого бы не узнала.
        Пришедших вместо Нэллы Локара, Ваню и заскучавшего в чужом доме с его неясными законами Льена прогонять не стали тем более. Да и всех остальных гостей Дома Стрижей не прогнали бы, просто они как раз нашли себе занятие, а рассказать им самое интересное можно было и потом, даже посреди коридора на глазах любопытных слуг, искажающие слова сферы вообще отличное изобретение, не зря за него один ушлый тип таки получил свое звание магистра.
        - Ну и как? - спросила самая нетерпеливая Верихана, которой хотелось обернуться в ту самую большую черную кошку и начать перебирать лапами и нахлестывать хвостом, ощущая почему-то, что эти простые действия подгоняют время и события.
        Один из мужчин, из той самой четверки, которую превратившийся в старика Локар фактически обозвал слабаками, загадочно улыбнулся. Был он в целом неприметным типом, темно-русым, с простецким лицом и немного рассеянным взглядом. В общем, внешность - самое то для удачливого карманника, со временем переросшего в неплохого вора, которому однажды просто не повезло, настолько, что пришлось сбегать к оборотням. Впрочем, сейчас он точно ни о чем не жалел, потому что быть оборотнем гораздо интереснее, чем вором, особенно с таким главой клана. Звали этого типа Кимич, а фамилия Серый изначально была всего лишь кличкой. И в целом, пока не стал оборотнем, он был еще и магом, средненьким, из-за характера едва закончившим младшую школу, а после нее изучавшим специфические плетения, нужные в профессии и даже не помышлявшим о школе старшей. Был уверен, что опять не сживется с учителями.
        А потом случилась та неудача, у дознавателей появился отличнейший след его магии и с этим что-то нужно было сделать. А от магии отказываться он не хотел. И изменить ее рисунок, став оборотнем, показалось неплохим выходом.
        Впрочем, тут его уже подвела самонадеянность, потому что об оборотнях он все-таки знал слишком мало. А потом оказалось, что некоторых начальников он все-таки способен терпеть, особенно если инстинкты этому способствуют и если начальники не имеют ничего против ушлости починенных. А потом еще и женщина появилась… боевитая и гордая, в общем, его женщина, и мысли об абсолютной свободе окончательно рассеялись. Ну, ее, ту свободу, когда здесь он действительно нужен.
        - Как, как… - проворчал Кимич. - Обыкновенно. В этом мире вообще раздолье для оборотней желающих что-то украсть. Больших животных вся эта великая защита Великих Домов просто видит, а реакция что на забредшую в сад собаку. А на маленьких вообще не реагирует. Я тут сусликом в три птичьих Дома в гости сходил, и никого не всполошил. Даже знающих о нас Ястребов.
        - А когда превратился в человека? - спросил Лост.
        - А тут главное место правильно выбрать. Там где часто ходят люди, тоже никакой реакции. В особо защищенных местах в человека лучше не превращаться, я едва начал образ раскручивать, а там все эти ниточки завибрировали. А дальше - градация. Я так понял, вся эта защита рассчитана на проникновение из вне, а вовсе не на то, что кто-то вдруг появится уже внутри. И только эти особенные защиты рассчитаны на чужаков в принципе. Думаю, там даже слуг и не особо доверенных охранников испепелит, или что оно там делает.
        - Скорее даже людей не основной ветви не пожалеет, - сказал Локар. - Но нам вряд ли понадобятся такие места, мы вовсе не на тайны и артефакты охотимся.
        - Это да, - согласился с ним Кимич и ностальгически вздохнул. Всего-то меньше двух лет назад он бы счел это вызовом и украл что-то из принципа, даже если бы украденное по итогу не стоило и половины усилий. А сейчас были дела важнее и зря рисковать жизнью он не собирался. Его же ждут.
        - И на что же мы на самом деле охотимся? - спросил Локар.
        - На тьму, - сказал ему Лост. - Вот не верю я, что Марук побывал во всех домах, где есть зараженные и спятившие из-за этого. Учитывая родственника Иржины, могут быть и вовсе незамеченные, да еще и успевшие фактически возглавить Дом или перетянуть на свою сторону какую-то его часть. Нам это все лучше учитывать. И… и у меня есть одна идея. А еще нам не помешает проникнуть туда, где живут родственники наших благословенных богами, не зря же они этим богам понадобились. Проникнуть, поискать что-то интересное, там не может его не быть, уверен. А еще мне почему-то кажется, что наш разыскиваемый бывший преподаватель не может не попытаться с кем-то договориться. Преложить у него есть что. Ну и на всякий случай нам стоило выяснить, реагирует ли защита других Домов на сусликов с отмычками в зубах, или это у Стрижей она такая особенная.
        - Привычка все знать, - с пониманием проворчал Локар. - Мало ли что может пригодиться? А тут само в руки лезет.
        - А для тебя у меня подарочек есть, - улыбнулся ему Кимич. - У этих благородных такое заваливается в подполы и затягивается паутиной в явно забытых тайниках… - Он позвенел чем-то в кармане, а потом торжественно извлек из него небольшой камешек, покоящийся в подвешенном на кожаный шнурок яйце, сплетенном из проволоки. - Посмотрел я тут на портальный амулет нашего гостеприимного хозяина, понюхал, но не трогал, не беспокойтесь. Подумалось, а вдруг случайно что-то похожее найду в каком-то забытом тайничке. Вы не представляете как часто разные богами и прочие благородные об этих тайничках забывают. Да если бы не азарт, я бы мог спокойно и припеваючи жить только на то, что извлеку из таких мест.
        - Ага, - сказал Лост, глядя на камешек в проволочном яйце так, что последнему идиоту бы стало понятно, что он не против прямо сейчас покопаться в чьих-то забытых тайниках и прочих утерянных сокровищницах. - Ага.
        - Держи подарочек, - широченно улыбнулся Кимич и всучил портальный амулет нуждавшемуся в нем Локару. - А тебе я кое-что интересное расскажу, но наедине, - улыбнулся так же и Лосту. - Был уверен, что ты меня поймешь.
        И Лост кивнул.
        А потом подумал, что хорошо, что боевая цапля не пришла. Она бы эти интересности точно не одобрила. У нее честь и достоинство. И она страж. Потомственный. А стража кражами в чужих Домах занимается только тогда, когда это делать велит глава. Но какой умный глава доверит такое дело какой-то страже? Для этого специальные люди есть, вроде некоторых рисковых вольнонаемных магов. Которые отлично знают, что это неплохой способ прихватить парочку безделушек и для себя. Главное потом не дать заказчику себя убить и вовремя объяснить, что попытки лучше не продолжать, а то кое-кто заинтересованный получит письмо. Уже написанное и отданное человеку, способному его вручить адресату.
        ГЛАВА 10
        СТРАННЫЕ ДОГАДКИ
        То, что в то время, когда она была не рядом с котиком, успело случиться что-то важное, Нэлла поняла уже следующим утром. Просто по поведению окружающих. Точнее, по поведению тех окружающих, которые явились из другого мира, а местные жители вели себя как всегда и ничего не замечали.
        Страннее всего вел себя Локар. Он ходил с одухотворенно-задумчивой физиономией и иногда начинал улыбаться так, словно вместе с рассветом пришел поверенный и рассказал о том, что его ненормальный дядя помер и оставил все наследство племяннику. Расспросить его о причине такого загадочного поведения Нэлла не успела, Локар умудрился немного раньше до чего-то додуматься и поспешил запереться в выделенной ему комнате. А там еще и щитов понаставил, в том числе и отсекающих звуки. Якобы, по словам Лоста, решил отоспаться.
        Циркачка и большая черная кошка в одном лице, к удивлению Нэллы, забыла сказать свое «ты мне не нравишься», только рукой махнула и даже очень коротко рассказала где искать Лоста. При этом она явно преследовала одного из пришедших вместе с ней оборотней и чего-то от него требовала. Нэлла не рискнула вмешиваться в их высокие отношения, хотя любопытству и хотелось именно этого. А еще почему-то казалось, что вмешаться стоит, или хотя бы послушать.
        Пчелов, как ни странно, вообще превратился в то, чем по сути и был - в большой рой, подозрительно похожий на пчелиный - и свисал с дерева над девой-драконом. Нэлле даже показалось, что они разговаривают.
        Кикх-хэй что-то мастерили, умудрившись привлечь к этому делу Льена, двух магистров и четырех стражей Дома Стрижей. Последнее вообще было ни в какие ворота, но Нэлла решила это проигнорировать.
        В общем, странностей было много. Они были разнообразны. И объяснить все разом наверняка мог только один человек. Точнее - оборотень. На его поиски Нэлла и отправилась.
        И главное - нашла почти сразу. В той самой комнате, в которой он и должен был быть. Он там сидел за столом и занимался чем-то не менее странным, чем все остальные. А может и более странным. Потому что он зачем-то исчертил разноцветными, ломаными линиями большой лист бумаги, расставил на нем фарфоровые статуэтки и теперь сидел, подперев подбородок ладонью и смотрел на эту композицию. Словно надеялся увидеть в ней ответ на вопрос, который мучает его долгие годы.
        - Хм, - сказала Нэлла.
        - Знаешь, а ведь мы все усложняем, - заявил Лост.
        Нэлла приподняла бровь.
        - Мы все сбросили в кучу и усложнили, - кивнул сам себе Лост. - Мы почему-то вообразили, что избранны для того, чтобы победить тьму. Тьму. Ту самую тьму, которую боги еле победили, а потом заперли в горах, откуда она со временем стала просачиваться, видимо достаточно для этого разрослась. Вот в том мире, где мы сейчас живем, побеждают обычно людей, по глупости решивших запросто получить силу, а если не успевают, борются с последствиями, Границы создают. А мы тут решили побороть тьму. Стихию по сути.
        Нэлла покачала головой и пошла к столу. Что там такого интересного нарисовал Лост вблизи понятнее не стало, как и то, зачем ему понадобились статуэтки.
        - И что же нам делать? - спросила девушка.
        Котик улыбнулся.
        - Для начала все разделить и не смешивать, - сказал торжественно, словно сделал величайшее из возможных открытий.
        - Разделить?
        - Да. А еще подумать над вещами, лежащими на самом верху.
        Нэлла на всякий случай хмыкнула. О чем котик говорит, она вообще не представляла.
        - Вот смотри, к нам пришли боги, вылечили тебя, а заодно рассказали о проблеме этого мира, которую не видят местные жители. Рассказали, сколько смогли. Причем, судя по всему, людям, которых специально к себе вывели, из чего можно сделать вывод, что именно эти люди и были изначально нужны, что без них не обойдешься. Но они не сказали нам, что нужно делать, не могли из-за каких-то божественных ограничений, которые могут как-то не так повлиять. А то, что тьму надо победить, мы уже додумали сами. И при этом не задумались о том, почему именно нас избрали ля борьбы. А ведь это ключевой момент. Если мы поймем, почему именно мы, мы скорее всего поймем, что надо делать.
        - И ты понял? - спросила Нэлла.
        - У меня есть предположение. Понимаешь, в том мире до появления черной травы, тьма проникала в города, насылала болезни, меняла животных, калечила деревья, поднимала целые кладбища без помощи магов. А потом появилась трава и… и у меня такое впечатление, что этой стихии нашлось занятие, гораздо менее разрушительное, чем все то, чем ей приходилось заниматься до того. Подумаешь, траву в черный цвет красит, наделяя ее интересными свойствами… В общем, у меня есть предположение. Возможно, какое-то решение для ограничения воздействия тьмы на окружающее уже было найдено. Может даже не один раз. Только все это, как обычно бывает с птичьими Домами, сразу засекретили и спрятали. Именно те Дома, в которые могут без особых проблем зайти Льен, Миртик и Леска. Ну, или в тех Домах есть нечто способное подсказать нам правильный путь. А уничтожать тьму нам в любом случае не понадобится. Этого, по сути, не смогли даже боги.
        Нэлла кивнула.
        - Вот. Это одна часть того, что мы ошибочно считаем целым. Со второй частью мы как раз справиться просто таки обязаны. Нужно поймать любящего накладывать на всех подряд подчинение придурка и сделать с ним что-то нехорошее. И лучше это сделать, пока он ни с каким Домом не спелся. Хотя может быть уже поздно.
        Нэлла опять кивнула, а потом еще и напомнила, что Лост вроде бы охотится на этого типа, выманивает его. И ритуал поиска родственников Эрсу сегодня проведут.
        - Вот видишь, этот тип и есть та проблема, с которой мы можем и должны справиться. А тьма, это та проблема, которую мы должны… нет, даже не решить. Скорее всучить пути для ее решения тем же Домам. Но сначала нам нужно отобрать эти пути у того, у кого они уже есть. Как-то так. И это две проблемы, которые не нужно решать, как одну. А мы именно это и сделали, все усложнив и перепутав.
        Нэлла еще раз кивнула, а потом тихо спросила:
        - И что будем делать?
        - Начнем с меньшей проблемы - поймаем беглого бывшего преподавателя. Выманим его. Проведем ритуал. Что-то еще придумаем. А к большой проблеме пока что следует поискать пути. Потому что на самом деле мы даже не знаем толком, где она находится.
        И что сделала Нэлла в ответ на это заявление? А она опять кивнула, хотя и слабо представляла, что собирается делать котик.
        Ритуал поиска родственников Эрсу проводили шумно, торжественно и грандиозно. А еще, его Ева не вынесли на центральную площадь города, да и вынесли бы, если бы Лост в какой-то момент не решил, что это будет слишком уж подозрительно. Так что пришлось его проводить на одной из малых площадей. Якобы из-за того, что Марук не разрешил больше поганить иномирскими ритуалами свой двор.
        Зрителей, как и предполагали абсолютно все, набежало великое множество. Так что беглый любитель всех подчинять просто не мог не узнать как об ритуале, так и о том, что Эрсу мало того, что избавился от его подчинения, так еще и противодействовать надумал. Не сам конечно.
        Не сам конечно.
        Нэлла, которой пришлось наблюдать за этим действом с крыши одного из домов, окружавших малую площадь, была практически уверена, что Эрсу попытаются украсть и не дать довести ритуал до конца. Но у мастера Росно то ли были какие-то свои соображения, то ли ему не хватило времени на принятие этого решения, но похищение так и не состоялось. Даже его попытки не состоялось. Зато потомственная стражница имела честь наблюдать за тем, как по соседним крышам рассаживаются представители Великих Домов, причем, даже несколько старших учителей и с интересом наблюдают за чужим ритуалом, явно пытаясь узнать какие-то тайны, не менее великие, чем их Дома. На ее взгляд, это было даже смешно, хотя она и отдавала себе отчет, что если бы не успела поучиться в оной школе, сейчас занималась бы тем же самым, да еще бы и считала чужаков большими идиотами. А сейчас что? А сейчас она понимала, что без знания основ наблюдать попросту бесполезно, даже если и поймут что-то, то почти наверняка не так. А понять все шансов у наблюдателей нет. Проще подойти и спросить, но они этого не сделают. Сами бы ни на какие вопросы не
ответили. И предположить, что кто-то, например магистр Леска, в ответ может разродиться целой лекцией, они уж точно не могут.
        Нити к родственникам, кстати, протянули. И жизнерадостный Лост стал строить предположения о том, какие на другом конце этих нитей приготовят ловушки. Не приготовить по его мнению, не могли.
        В общем, прежде чем идти по нитям, следовало крепко подумать о защите. И натаскать из иного мира ежиков. Тайком от Марука. Потому что ему, после того самого вызова, Ванины ежики почему-то не сильно нравились. И он утверждал, что эти зверьки ходят где попало и что-то явно вынюхивают.
        Пока тайком носили ежиков… точнее, пока их тайком переправлял пчелов, остальные занялись подготовкой еще одной аферы, для чего пришлось отправлять гонца к Иржине. Проникать во дворец не вражеского птичьего Дома, не получив на это согласия - нехорошо.
        В том, что согласие будет получено, никто особо не сомневался. Ну, вряд ли Чайки захотят, чтобы из того дворца вырвалась тьма и стала расползаться по их землям, на ходу меняя пространство на свой вкус и населяя его разной пакостью, ходячие мертвецы среди которой занимали вовсе не первое место, были не так и распространены, и не так уж опасны. Для убедительности предполагалось, в крайнем случае, даже покатать кого-то из магов Дома Чайки над Мертвыми Землями иного мира. Тем более там кикх-хэй как раз собирались проверить не возникнет ли проблем с дирижаблями в случае такого полета - они всерьез задумались над организацией воздушной транспортной компании и пока никто им по этому поводу возражений не придумал. А они заранее отсекали возможные поводы для этих возражений, потому что ни капельки не сомневались - рано или поздно придумают.
        Правда, Лост считал, что настолько далеко заходить все-таки не придется. Что Чайки попросту приведут с собой кого-то способного распознать не лгут ли им, да хотя бы та же Иржина явится, на чем проверки злокозненности иномирцев и закончатся. В чужие миры вообще без подготовки никого не отпустят - у Чаек в том мире дочери замуж не выходили и людей, которым можно верить, нет. А подготовка запросто может затянуться на парочку лет. Пока все учтут, пока все найдут или сделают, пока придумают что им там вообще надо. В общем, Дома традиционно спешили только с объявлением войны и назначением врагов. Во всех остальных случаях они вспоминали, что люди здесь живут долго, так что спешить некуда.
        В общем, подготовкой проникновения во дворец Чаек занялись не дожидаясь согласия хозяев, потому что они вряд ли станут возражать. Выбора у них особого нет.
        Самым сложным в этой подготовке оказалось уговорить суслика. Оборотня. Одного из сильных Дома Лоста, которому он пока не придумал названия, да и не собирался это делать. Вон клан называли его именем и всех это устраивало. А тут птичку подбирай, а в голову Лосту ничего из не занятого кроме зеленоперки почему-то не приходило. Хотя Томия, конечно, посоветовала выбрать дятла, на ее вкус это название такому Дому очень подходило.
        В общем, к проникновению во дворец Чаек готовили суслика.
        Суслика, который боялся высоты, в чем не стеснялся признаться, причем громко и не подбирая слов.
        Суслика, который должен был спрыгнуть с дракона, в обнимку с ежиком, с которым его свяжут, и с тряпичным парашютом в качестве страховки, на случай, если на тормозящую падение линзу, да и левитацию, которой Кимич умел пользоваться, защита дворца все-таки среагирует, несмотря на их иномирское происхождение.
        Проникать по земле во дворец по мнению окружающих было бы дольше и опаснее.
        А так, на ежика присутствующий пчелов настроит портал из своего мира и в случае чего обоих сразу же выдернут в безопасное место.
        И нет, проникнуть через портал не получиться. Это дергать можно не заботясь об особой точности, лишь бы не в непроходимое болото. А на дворец пришлось бы настраиваться сводя сопряжения, дожидаясь пока они совпадут в нужной точке и надеясь, что там никто не поставил посреди комнаты шкаф или не обвалил потолок, выстроив пирамиду из балок и содержимого чердака. Да и с ворованной планировкой этого дворца что-то могло быть не так. А правильную Чайки точно не дадут.
        В общем, суслику, по меткому замечанию Вани, предстояло стать первым десантником этого мира, а он не понимал величия этой мисси, да и звания, и возражал. Даже прятаться пытался. А еще рассказывал, что скоро спятит, если не перестанет так часто оборачиваться в такую мелочь, но ему почему-то не верили, кто-то успел посчитать, что при его силе еще раза три сусликом можно побыть, причем, довольно долго. А доводить себя до сумасшествия он точно не станет. Опытный же человек, не юнец какой-то.
        А суслик все равно возражал и кикх-хэйский парашют обзывал происками зеленого демона.
        Постепенно к уговорам подключились даже предствители Дома Стрижей, которые не очень-то и понимали на что именно уговаривают, и всем было очень весело.
        И типа, который явился вызывать персонально Лоста, узнав в нем вора, похитившего семейную ценность, встретили улыбками, жизнерадостным шушуканьем и троицей ежей, решившей прогуляться по двору.
        А этот тип взял и не понял, что всем не до него. Еще и чушь стал молоть о том, что собирается победить и в качестве расплаты за похищенное отобрать у Лоста Дом.
        В общем, очень странный человек. Похоже, даже не попытавшийся выяснить, что же из себя представляют гости Дома Стрижей, кто такие оборотни и где владения Лоста находятся.
        - Спешил, наверное, сильно. И ехал издалека, - объяснил всем стоявшим рядом Ваня. - Боялся, что его другие претенденты на чужую собственность опередят.
        - Или этому болвану подбросили не шибко правдивые сведения, - добавила Нэлла, которая получше разбиралась в том, что же может двигать людьми птичьих Домов. - Или он и вовсе доброволец, который сознательно изображает идиота, чтобы в процессе боя что-то узнать или что-то попытаться сделать. Может сильно кому-то задолжал. Или ему, его потомкам, родственникам или Дому что-то очень ценное пообещали.
        - Весело вы здесь живете, - оценил Ваня. - Хоть и логично.
        Несмотря на то, что защитник чести Дома Кишими (мелкой птички, летающей стаями и пытавшейся далеко на юге сожрать урожай зерновых подчистую, как объяснили любопытному Ване) требовал провести бой прямо сейчас и обещал не сходить с выбранного места посреди двора, пока противник не удовлетворит это требование, Марук напомнил, что все у него в гостях, что он тут решает и отложил бой на неопределенное время. Причем, то, кто это время будет определять, он так и не сказал, хотя у несчастного защитника чести началась едва ли не истерика, а украденные ценные вещи начали с подозрительной скоростью размножаться и становиться все ценнее.
        В общем, Марук этого типа даже на обед не стал приглашать, наплевав на гостеприимство. Еще и опять помянул луковую деву, заметив, что вон та липа знатно разрослась, по ней можно и посидеть в тенечке. Липа, правда, была за пределами территории Стрижей и вдалеке виднелась только ее верхушка. Но разрослась, да, знатно.
        - Что-то здесь не так, - сказал Марук столь мрачно, что даже совсем не разбирающийся в реалиях этого мира чужак понял бы, что гостями он сыт по горло, но все равно не позволит каким-то истерящим мужикам просто так их убивать. Потому что честь Дома и все такое. - Совершенно же идиотский вызов. Словно…
        - Словно вызывающий не понимает, что «отберу у тебя Дом» всего лишь красивые слова, оставшиеся с тех времен, когда это проделать было возможно, когда Дом по всем законам действительно принадлежал исключительно его главе. И любой сильный, даже пришедший со стороны, мог этим главой стать, - подсказал Лост.
        - Да, похоже на то, - признал Марук.
        - И ведет он себя странно, - сказал один из помощников главы Дома, угодивший за этот стол только потому, что не вовремя на глаза попался. Так бы он предпочел держаться подальше от проблем чужаков.
        - Словно ему дали идиотский приказ. Вроде - сегодня же убей этого мерзкого кота. Ну, и, закрепили его чем-то вроде - но чтобы все было по вашим законам, - задумчиво сказал Ваня.
        - Палку у того типа отобрали, - напомнила Нэлла.
        - Да, отобрали, - подтвердил Лост. - Вот только подчинять мастер Росно мог научиться еще до палки, просто не демонстрировал это умение, не применял слишком часто, осторожничал. А палка могла быть усилителем и усилила именно то, о чем он в тот момент думал, чего сильно хотел. Мало ли, может он не видел другого способа выжить после похищения этой палки, за ним там жрецы гнались, очень много жрецов, которых было проще подчинить, чем с ними сражаться. А убить всех разом… ну, такого ни одно божество не спустит, скорее свой собственный храм раскатает по камешку, чтобы только зашибить убийцу.
        - Если так… - задумчиво произнесла Нэлла, которой вдруг захотелось приказать Лосту сидеть на месте и никуда не соваться. - То ваш мастер должен практически не сомневаться, что этот тип сможет тебя убить. Или? Или чего он добивается?
        - Наш мастер думает, что все знает об оборотнях. Вообще, многие так думают, - улыбнулся ей Лост. - И эти многие отчего-то уверены, что клан, резко, без подготовки лишившийся главы… а готовятся, как вы понимаете, только если глава очень стар, да и там чаще другой глава появляется гораздо раньше…
        - Лост, не тяни, - попросил Ваня, явно что-то рассмотрев на лице Нэллы, которой резко захотелось самой этого котика придушить.
        - Ладно. Так вот, если резко и без подготовки, то считается, что клан становится практически беспомощным. Что все дерутся, сходят с ума и тому подобное, пока новый глава не станет центром клана… хм… якорем его спокойствия, что ли?
        - А на самом деле это не так? - с интересом спросил один из магистров.
        - На самом деле проблемы могут возникнуть с молодняком, да и там родители сами справляются. Да и новый глава чаще всего находится за пару дней. Просто центр восприятия на него смещается. А если есть несколько человек подходящих, то там они уже между собой выясняют и дело может затянуться на месяцы. Но и тут наличие этих нескольких человек даже молодняк успокаивает.
        - В общем, сами оборотни эти сказки и придумали, - проворчал магистр. - А я то удивляюсь, почему оборотни вдали от своих кланов вполне вменяемы и на поклон к своему главе ездят не так и часто.
        - Те, что постарше, могут сами себя держать, я же тебе говорил, - сказал ругой магистр. - А ты мне не верил, хотя на самом деле эти их магия сильно похожа на обыкновенную сосредоточенность обыкновенного одаренного.
        Первый магистр хмыкнул.
        - Значит наш беглый мастер хочет чтобы оборотни, гости Дома Стрижей, сошли с ума без своего главы… - сказал Ваня и нахмурился. - А кстати, разве все эти центры не должны переставать работать, раз Лост в другом мире?
        - Не должны, - уверенно сказала бывшая циркачка, до сих пор степенно кушавшая утиную грудинку. - То, что глава жив и относительно здоров просто ощущается, где бы он ни был.
        - Но со временем это ощущение ослабевает, если его долго не видеть, да? - спросил самый любопытный магистр, и Верихана тихо, совсем по-кошачьи фыркнула.
        - Так что будем делать? - опять спросил Ваня, потому что все остальные молча ели.
        - Отказываться от поединка нельзя, - сказал Марук.
        - По вашим законам? - спросил у него Ваня.
        - Вообще, - вместо Марука ответил Лост. - Во-первых, этим я себе точно добавлю проблем, уверен, найдутся болваны решившие, что увидели мою слабость. Во-вторых, тем более нельзя отказываться, если прямо сейчас кто-то, я даже знаю кто, пойдет по следу вызывающего. Там где-то наверняка либо тот, кто его послал сюда, либо ловушка, либо кто-то помельче посылавшего, но тоже достойный охоты на него, либо все вместе. И, да, я уверен, что где-то недалеко засел наблюдатель. И если я стану сильно тянуть…
        - Кто-то может заподозрить твою излишнюю догадливость, - подсказал Льен.
        - И это тоже.
        - Но то, что тебя хотят банально убить, я бы со счетов не сбрасывала, учитывая происхождение беглеца, - сказала Верихана. - Так что ты как хочешь, а без прикрытия и кого-то способного вытащить тебя из самой большой задницы никакого боя не будет!
        - Она не желает становиться следующим главой, - объяснил Кимич. - А есть подозрения, что именно у нее пока все шансы.
        - А тебя все равно с дракона сбросят. Ночью, - мрачно произнесла бывшая циркачка.
        - Так что будем делать? - спросил Ваня, после чего Кимич и Верихана, уже настроившиеся поспорить дружно фыркнули.
        - Обсуждать условия. И идти по следу, предполагая ловушку, - ответил ему Лост.
        - Я, наверное, именно туда и схожу, - заявил до сих пор молчавший Локар. - Я же мастер иллюзий и маскировки.
        - Один? - удивился Лост.
        - Нет, но я могу и других прикрыть. Главное, чтобы они меня слушались.
        - Будут, - пообещал Лост.
        И Верихана величественно кивнула. Словно в преыдущей жизни была аристократкой. А история про циркачку и мозголома просто выдумка.
        ГЛАВА 11
        ДАЖЕ ЕСЛИ ЖДЕШЬ УДАР…
        Обед явно затягивалось и брошенному посреди двора вызывающему уже впору было обижаться, но всем на это было начхать и в первую очередь Маруку. Он точно не объявлял на главной площади, что будет рад видеть этих вызывающих у себя дома. А они идут и идут. Нет, чтобы подождать Лоста где-то в городе… он, конечно, там если и прогуливается, то в виде кота и ночью, у него пока и без прогулок есть чем заняться, но им-то откуда это знать? Тем более, могли бы ловить сразу после «грандиозного» боя Вериханы с Домом Мышовки, вызывать и прямо на месте устраивать бои. Так нет же, им всем Дом Стрижей нужен в качестве свидетеля.
        В общем, на проблемы вызывающих Маруку было начхать, он бы им проблем еще и добавил, если бы представился случай. Да и наблюдать за тем, как оборотни собираются на подвиг, точнее, на поход по чьему-то следу, который почти наверняка закончится ловушкой - было интересно.
        Лост честно пытался давать наставления и объяснять, почему лучше не лезть на территорию Домов, которую идущие на подвиг непременно узнают по защите.
        Верихана фыркала и напоминала, что она не маленькая. А старик со шрамом на лице, которого, как оказалось, звали Юс и был он в этой компании одним из двух рожденных оборотнями, напоминал, что в том, что касается именно оборотней он разбирается получше Лоста. Так что нечего тут.
        Маруку было очень интересно, что означает «рожденных оборотнями», но спрашивать он не рискнул. Подозревал, что на него тоже фыркнут и заявят, что это же просто. Нет, он вполне догадывался, что умение превращаться в большого кота может оказаться вполне себе наследуемым, но получить подтверждение хотелось.
        А происходило все это действо на заднем дворе. Передний же был занят болваном, решившим бросить вызов котику. Ну, или не решившим. Просто не вовремя обретшим хозяина и вынужденным делать то, что этот хозяин скажет.
        - Будь осторожен и помни, что тебя прикрывают, - как-то даже по матерински сказала Верихана и подошла к стоявшему немного в стороне Локару.
        Здоровяк подождал, пока вокруг него соберется вся группа, состоявшая из четырех оборотней, и двух магистров, летавших недавно на драконе и опять захотевших приключений. У магистров было еще и по ежику в заплечных сумках, ежики в деле добровольного забредания в ловушки вообще оказались незаменимыми. Маруку аж себе захотелось такого ежика, но он подозревал, что зверьки этого желания не разделят. А они были подозрительно умные, насколько он успел заметить.
        Когда все заняли заранее оговоренные места, Локар криво улыбнулся, что-то прошептал и стоявшие рядом с ним люди стали таять, как восковые фигурки, сливаясь воедино с пейзажем. Сам Локар растаял последним. И Марук, если честно, даже не понял, когда эта группа начала движение. Двигались они бесшумно. То ли сами так умели, то ли это было частью иллюзий здоровяка.
        - То ли их сфера тишины подвижная, - пробормотал Марук.
        Вторым делом на сегодня было еще одно забредание в явную ловушку. На этот раз в исполнении Лоста. И к этому он тоже заранее подготовился.
        - Ну, что? - спросил он зайдя в комнату, в которой у окна сидел Ваня.
        Комната была на втором этаже и выходила окнами на тот самый двор, в котором ждал вызывающий.
        - Чуют что-то ежики? - задала еще один вопрос Нэлла.
        - Чуют, но вы же понимаете, как сложно им объяснить, что именно, - проворчал пастух ежей. - Наверное у него все-таки есть артефакт. Тут же самые убийственные именно артефакты, маги сами по себе просто красиво дерутся, швыряя себя то вверх, то в сторону, то выставляя щиты, то смягчая приземления.
        - Меч у него точно есть, а все мечи артефакты, - сказал Лост.
        - Там еще что-то есть. Оно светится. Вроде бы красным, хотя, если честно, я вообще не уверен, что ежи цвета различают. И еще оно пульсирует, становится чуть больше, потом чуть меньше. Вот эта штука по мнению моих ежиков самая опасная. Точнее, самая сильная, что ли. Может она защитная?
        - Вряд ли, если я прав, на выживаемость этого типа нашему беглецу наплевать. Так что и защитные артефакты ему ни к чему. Скорее у него есть что-то такое, что обычно хранят в самых глубоких и защищенных подвалах на случай глобальной войны, ну или достаточного устрашения того, кто задумается, а не повоевать ли с Домом Кимиши. Что-то, при помощи которого можно убить даже величайшего из старших учителей любого Дома, ну и всех, кому не повезет оказаться рядом заодно.
        - Надо усилить защиту полигона, - проворчал Марук, подозревая, что это не поможет, что от полигона мало что останется. И хорошо, если только от него.
        - У нас есть ежики, - напомнил Лост. - А они как-то спокойно поглотили энергию, которую один болван несколько лет таскал из источника и копил. Поверьте, ни оному местному артефакту такая сила и не снилась. Так что за полигон точно ничего не вырвется. Да и… Да и я не собираюсь позволять себя убить.
        - Если артефакт такой силы… - произнес Марук.
        - У меня будет прикрытие, - напомнил Лост. - Что могут сотворить местные артефакты я представляю. На то, что кто-то умеет левитировать они не рассчитаны, так что меня главное выдернуть повыше. И защита у меня отличная, завязанная на тоже весьма неслабый артефакт. А там посмотрим.
        О том, что у него есть еще и фокус на самый крайний случай Лост уже не стал говорить. Да и все предыдущее он сказал скорее ля мрачной боевой цапли, чем для Марука. Нэлла ощутимо переживала, от нее даже пахло переживаниями. И Лосту хотелось ее успокоить, хотя бы немного.
        А то еще бросится спасать и помогать в самый неподходящий момент. А Нэлла это могла. Запросто. Наплевав на все приказы и договоренности. Правда, только если не будет видеть никакого иного выхода. Лезть под руку и мешать эта девушка точно не станет. Сама терпеть не может болванов, которые так поступают.
        - Ладно, пошли обрадуем этого болвана, что поединок состоится через три часа, - проворчал Лост. - Скажу ему, что мне надо помолиться великому тайному дятлу. Божество у меня такое образовалось в ином мире. А вам полигон подготовить надо.
        И ведь полигон действительно подготовить не мешало.
        За три часа, отведенных на ожидание, по мнению Лоста могло случиться многое. Например, группа Вериханы и Локара могли дойти до ловушки, вполне в нее вляпаться, успеть вырваться и даже кого-то поймать.
        За это же время лекарка душ, наблюдавшая за вызывающим, могла побрать для него лечение и тогда поединок бы вообще не состоялся. Бедолага бы даже не сильно понял зачем оно ему вдруг понадобилось.
        Да, собственно, за это время могли даже явиться боги и приказать перестать заниматься ерундой. Лосту и компании ведь фактически приказали спасать мир от тьмы, так или иначе, а у них тут то поединки, то выяснения, то ловушки, то прочее веселье.
        Но, увы, ничего этого не случилось.
        Зато случился не вовремя прибывший гость из тех, кому в гостеприимстве отказывают только самоубийцы, даже если они главы Великих Домов.
        Гость был старый, седой и морщинистый. Поговаривали, что он вообще долгожитель и живет едва ли не тысячу лет, что казалось бы, невозможно. Еще поговаривали, что он умеет читать мысли и что в городе ничего не может произойти без его ведома. И что у него везде есть шпионы, даже на самых защищенных землях самых сильных домов, и вот это наверняка было правдой. И если он вдруг являлся к кому-то в гости лично, то это могло значить только одно - ситуация настолько нестандартная, что тут в пору ждать даже явления богов.
        Гостя поприветствовали, предложили ему расчудесное кресло в доме, напитки, еду и даже самую симпатичную служанку, чтобы поддерживала под локоть и радовала улыбкой. А он согласился только на кресло и попросил поставить его там, где будет хорошо вино предстоящую драку. И даже в качестве благодарности пообещал рассказать одну занятную сказочку. Да, еще до поединка. И да, он рассчитывал на то, что ему в ответ, уже после поединка, тоже расскажут что-то интересное. Равноценное сказочке. Потому что он сейчас, увы, не сильно понимает какие именно вопросы следует задавать.
        Лост кивнул.
        А вызывающий так и стоял посреди двора, не реагируя на нового гостя и это было очень странно. Даже на взгляд иномирцев, тех, которым успели объяснить что этот старик - решающий голос. Тот, кто определяет правоту в споре, который не получается закончить иначе. И что он на самом деле остановил множество войн еще до их начала, что факт. Хотя и то, что он еще больше этих войн начал тоже наверняка факт, хоть и не доказанный.
        В общем, старик был велик, могуч и великолепен.
        А человек из Дома Кимиши не обращал на него внимания. Стоял, как деревянный манекен и бездумно пялился вдаль.
        - Подчинение - зло, - проворчала Нэлла.
        - Давным давно… - начал старик, усевшись в доставленное кресло и одарив стоявшего в отдалении славного сына Дома Кимиши пристальным взглядом. Похоже, он не мог отделаться от ощущения, что этот тип может подслушать. Несмотря на заверения лекарки душ в том, что несчастный в таком состоянии, что вряд ли понимает все то, что говорят ему едва ли не в ухо и поставленные иномирянами щиты от подслушивания. - Да, дело было давно. Мой прадед утверждал, что в те временя, когда даже старшие боги ходили по земле под видом простых бродяг, заглядывали в окна и что-то там выясняли…
        Кто-то нервно хихикнул и старик поморщился. Он изначально желал разговаривать только с Лостом, но тут котик уперся, а потом и вовсе заявил, что если так, то он прямо сейчас пойдет драться и будь что будет. Не хотел он быть хранителем чужих, ненужных ему тайн и становиться при этом должником, вынужденным благодарить и демонстрировать уважение при встрече. Так что слушали теперь занятную сказку все, на кого указали Лост и Марук. А Марука котик вообще взял себе за свидетеля, в лицо заявив старику, что нет, ни капли ему не доверяет. И, как ни странно, тому это даже понравилось, похвалил за сообразительность.
        - Так вот, дело было давно, в те времена, когда еще можно было найти вещи прежних, - ворчливо сказал старик.
        - Прежних? - переспросил Ваня, точно не ожидавший услышать подобное слово.
        - Прежних. Сейчас мало кто знает, да и не хотят знать на самом деле, но до наших Домов и прочих владений, королевств и божественных наделов, в этом мире тоже жили люди. Возможно, даже лучше, чем мы жили. А потом случилось что-то такое… впрочем, та самая божественная война случилась, количество людей значительно уменьшилось, города вообще были стерты с лица земли, а из магов, если судить по плачевному состоянию выживших и реальной, а не придуманной силе первых Домов, выжили только ученики, ну, и какие-то слабосилки, которых то ли не нашли, то ли не успели убить, оставив на потом… В общем, это дела старые и сейчас я вам даже ничего доказать не могу. Книги с того самого начала времен хранились только в Доме Цапли. А потом их то ли украли, то ли эти опасные книги отдали на хранение, в общем, сейчас они находятся в одной долине, во дворце некогда могучих вольнонаемных магов, попасть в который я пытаюсь уже очень долго, но увы…
        - И что же не так с этими прежними? - спросил Лост.
        - Они знали больше, гораздо больше. И умели больше, - ворчливо сказал старик. - А еще от них многое осталось. Те же демоны, которые повозки толкают. Они сами не появились, их создали, причем, не для повозок. А для чего, я не понял, много странных слов там было. Но, да, они поражают жизни, может даже живые, хотя и не рождаются, просто отделяются друг от друга в какой-то подходящий им период.
        - Как одноклеточные? - заинтересовался Ваня.
        Старик одарил его очень странным взглядом и мрачно признал:
        - Там было написано «Псевдоживые накопители, типаж мелкой одноклеточной водяницы».
        - Прелестно, накропали из бактерий батареек. Интересно, наши магистры так смогут, если им идею подать? - спросил повеселевший Ваня. - Природники например. Или тут амулетчиков надо?
        - Смогут, - базапеляционно произнес Лост. - Один аспирант грибы-накопители растить пытается, точнее, уже растит, но они у него пока не умеют вовремя останавливаться, приходится следить, вовремя срезать и жаловаться, что энергия из них утекает даром.
        - Особенно если возьмутся за это дело не аспиранты и работать будут совместно природники и амулетчики. Надо не забыть на этих «демонов» посмотреть, - добавил один из магистров.
        Старик оарил его еще более странным взглядом, чем Ваню, но спрашивать ничего не стал, только проворчал:
        - Мы отклонились от моей сказки. Так вот, в те стародавние времена еще можно было найти вещи прежних. Не демонов, которых много и которые умеют восстанавливать свою популяцию. А то, что чудом уцелело и работало. Правда, в большинстве случаев так и не получилось разобраться, как же именно оно работает. Некоторые из этих штук оказались настолько опасны, что при попытках разобраться уничтожали целые селения. Но кое с чем искателям - а тога это была профессия связанная с риском, а не с пылью, накопленной в старинных книгах - так вот, кое с чем искатели или их покупатели сумели разобраться. А кое-что даже сохранилось до наших времен.
        - И что же такое ценное унес из собственного дома этот несчастный Кимиши? - спросил Лост.
        - Если бы из собственного, - проворчал старик. - И а, я вовсе не уверен, что эта вещь сейчас у этого типа. Но ходят слухи, что вы пытаетесь найти кого-то умеющего заставлять людей делать то, что ему хочется, вопреки их желаниям. А как еще могли унести ценнейший артефакт из дворца Великого Дома Каменного Орла, я не представляю. Его сейчас ищут. И поговаривают, вам не важно, кто поговаривает, можете мне поверить… поговаривают, что унес его один из сыновей главы. Сын, к которому подошел кто-то знакомый, слуги, к сожалению, не рассмотрели кто, но судя по реакции, точно знакомый. И этот знакомец представил ему своего друга. И пригласил куда-то.
        - И этот балбес, конечно же, пошел, - проворчал котик. - Что случилось дальше, я представляю. Тут же совсем не умеют определять подчиненных кем-то людей, не говоря уже о соответствующих амулетах, обмануть которые довольно сложно. Парня хоть не убили? А то это лечится.
        - Парень не помнит даже как его зовут, - сказал старик. - А вещь пропала.
        - И что эта вещь делает?
        - Ест. Есть все, до чего дотянется. Даже камни. А потом сверкает. Мне так это действие описали. Правда, описывающий был не очень трезв.
        - Чудесно, - сказал Лост.
        - Если предположить, что местные прежние не так и сильно отличались от нас, то это скорее всего мусоросжигатель, из тех, которые умеют заряжать накопители, - рассудительно сказал магистр. - Или что-то вроде камнедробилки Вулирна, так и оставшейся теорией, потому что по расчетам она скорее всю гору завалит, чем пробьет нужный тоннель. Собственно, на основе этого изобретения мусоросжигатели позже и сделал какой-то ушлый тип. Хорошая вещь, если установить ее подальше от жилья. А то люди жалуются, у них посуда с полок падает из-за тряски.
        Старик одарил и его очень странным взглядом.
        - Мусоросжигатель огромная штука, - напомнил один из оборотней.
        - Так его только недавно изобрели. Несколько десятилетий развития и он наверняка уменьшится, - сказал Ваня. - Ну, или перестанет дома сотрясать. А может вообще превратится во что-то компактное, которое будет в каждом доме избавлять от мусора и перерабатывать его в энергию, нужную для работы кикх-хэевской плиты, посудомойки и стиральной машины.
        - Интересная теория, - признал магистр.
        - Мне тоже нравится, - согласился с ним Лост. - Вот только испытывать что-то подобное на себе не хочется.
        - Не испытывай, - мрачно сказала Нэлла. - Все равно, поединок с околдованным противником…
        - Нам этот поединок пока нужен. Если мы начнем что-то отбирать даже без намека на поединок… Да он же опять сбежит в какой-то третий мир. А потом опять появится с новой палкой или чем-то похуже. Все должно выглядеть хотя бы так, чтобы он думал, что у него все еще есть шансы.
        - Думаешь, он с дерева наблюдает, с верхушки той самой липы? - раздраженно спросила Нэлла.
        - Думаю, он способен повесить на своих починенных сигналки или еще какую-то ерунду. И ему лучше оставить иллюзию, что он в этой попытке мог и победить.
        - Или не иллюзию, - сказал Ваня.
        - У меня есть идея. Возможность на самый крайний случай. Я вовсе не собираюсь умирать. Просто надеюсь, что эта идея останется при мне.
        - А если не останется? - ядовито полюбопытствовала Нэлла.
        - То я позволю тебе клюнуть меня в голову. Или ударить, как тебе будет хотеться.
        Нэлла громко фыркнула.
        - А еще расскажу про оборотней одну интересную вещь, на которую они из-за того, что она всегда с ними, не обращают внимания и совсем не умеют пользоваться.
        Нэлла приподняла бровь.
        - И расскажу действенную методику того, как можно улучшить сосредоточенность.
        - Болван! - припечатала девушка, но отказываться от методики не стала.
        Даже если ждешь удар, точно зная, что он будет…
        И не важно, кулаком тебя в лицо ударят, или силой заключенной в амулете…
        Даже если ждешь удар, его все равно можно пропустить. Особенно когда тебя в этот самый момент бьют как-то иначе.
        Лост об этом прекрасно знал. Да он еще до появления одного занятного старика прекрасно знал, что такой удар будет и знал, что всего не предусмотришь. И что нельзя сосредотачиваться на одном только ожидании прекрасно знал. А то пока тут ждешь торжественного включения древнего мусоросжигателя, попавший по подчинение Кимиши может пырнуть ножом в живот. А это будет очень неприятно, Лост как-то имел сомнительную честь в этом убедиться.
        Каким ножом? Да тем, который едва не вывалился у него из рукава. И это при том, что поединок вроде бы сугубо магический предстоит.
        - Ну, долго будешь стоять? - спросил Лост, не решаясь бить несчастного Кимиши первым. Вдруг он именно этого ждет? - Или тебе просто нравится ничего не делать?
        Околдованный странновато повел головой. Приоткрыл рот, словно пытался что-то сказать и тут же его закрыл. А потом щелкнул пальцами.
        Лост на одних инстинктах отрыгнул, разминувшись с размазавшимся по земле комком огня, нечеловечески ловко качнулся влево, коснувшись пальцами песка полигона, а потом дернул себя вверх при помощи левитации. И второй комок огня размазался как раз на том месте, где бы он сейчас был, продолжи двигаться по земле.
        - Нехороший мальчик. Кто же давит мощью мастеров, у тебя столько мощи нет, - проворчал Лост. Хотя, да, он отлично понимал, что Кимиши не хочет никого давить, просто у него спросить забыли. - И на сколько же ударов тебя хватит? Или тебе главное, чтобы я некоторое время держался подальше, ожидая, пока ты выдохнешься?
        Кимиши, естественно, отвечать не стал, но Лост решил на всякий случай приблизиться. Подозревая, что это и есть ловушка, что на самом деле попавшему под подчинение именно это и нужно. Но затягивать поединок в любом случае не стоило. Чем дольше он будет длиться, тем больше шансов пропустить тот самый удар, о котором отлично знаешь.
        - Что он делает? - спросил сидевший в роскошном кресле старик.
        Кресло на полигон, аккурат под навес, приперли слуги. И тут же поспешили удрать, как заметил Ваня. То ли слугам здесь нельзя было находиться и смотреть на поединок. То ли старик гораздо страшнее, чем может показаться.
        - Щиты ставит, слоями, между которыми будет бежать, - уверенно сказал один из магистров. - У меня такими один ученик любит баловаться. Хорошие щиты, только энергии жрут прорву.
        Старик хмыкнул, но ничего больше уточнять не стал. Потому что Лост, успевший дважды отступить и вернуться, вдруг резко рванул вперед и влево.
        Комок уже привычного огня размазался о щит, а Лост качнулся вправо.
        Кимиши сказал что-то невнятное, а потом понял вторую руку и щелкнул уже двумя пальцами. Один комок огня врезался в щит аккурат перед бежавшим вперед и влево Лостом, второй подлетел высоко и стал падать сверху, правда, непонятно куда. Да и как оказалось, над своим лабиринтом Лост тоже щит растянул. Странный щит, почти полностью растворивший в себе чужой огонь, прежде, чем с басовитым бамканьем исчезнуть.
        - А вот это уже посложнее лабиринта будет и наверняка привязано к резерву… - задумчиво сказал все тот же магистр. - Оно недоработано и все еще не массово, хотя аспирантуру изобретатель такой защиты уже закончил. Тем, у кого низкая сосредоточенность вообще не рекомендуется, как потом выяснилось. Да и псевдоритуальный рисунок нужно наносить сугубо индивидуально, из-за особенностей каждого человека, но ведь смотри, как здорово срабатывает. На испытаниях совсем не так здорово выглядит!
        Старик в кресле посмотрел на магистра с большим интересом, словно думал, что он сейчас начнет объяснять что и как там работает, почему и кто именно может научить подобному. Остальные предпочитали смотреть на то, как Лост рывками влево-вправо продолжает двигаться вперед. Причем, вроде бы бежит, но на самом деле продвигается не так и быстро.
        - Наверняка какая-то иллюзия, - пробормотала Нэлла.
        А ведь этого балбеса еще и прикрывает кто-то. Может этот кто-то иллюзии и создает, пытаясь обмануть противника? А то у котика как-то многовато талантов.
        Девушка тихо фыркнула и в этот момент Лост прыгнул не влево и не вправо, а резко толкнул себя вперед. Наибанальнейшим образом, вложив в толчок силу.
        Щит, на который он налетел, столкновения не выдержал, попросту вспыхнул и пропал. Кимиши то ли инстинктивно, то ли неожиданно начав соображать, умудрился от столкновения уклониться и даже отступить на пару шагов. Потом невнятно заорал, хлопнул себя по груди и свалился на колени.
        - Это еще что? - успел удивиться Ваня и тут случилось другое «это».
        Очень быстро случилось. Нэлла даже не поняла похожий на гром звук сначала был или ударившая в защиту полигона зеленоватая молния.
        - Это не мусоросжигатель, - сказал Ваня и просто пошел вперед, туда, где за щитами Лоста пространство размазалось цветными пятнами и стало дрожать. Или закручиваться в воронку. Почему-то было похоже и на то и на другое.
        Кто-то рядом с Нэллой выругался.
        - А ведь жрать могло по-разному, - сказал еще кто-то.
        - Портал, могу поклясться, что демонский неправильно работающий портал! - заорал еще кто-то, и Нэллу толкнули.
        И она даже не сразу сообразила, что почти все, кто стоял рядом с нею теперь бегут к щитам Лоста.
        А она стояла, как дура и пыталась что-то рассмотреть в мельтешении цветных пятен. И чувствовала, что рассмотреть очень нужно, жизненно необходимо. Что если не рассмотришь…
        - Ты не так это делаешь, - прошептали на ухо.
        Невесомо прошептали. И она точно знала, что никого рядом с ней не осталось, кроме старика в кресле, который хмуро наблюдал за тем, как гости Стрижей стоят рядом с устоявшими щитами бывшего вольнонаемного мага, а хозяева остановились поодаль и стараются ничем им не помешать. Наверное он пытался понять, получит ли теперь что-то взамен своих сведений, даже если Лост выживет. Потому что его сведения, как оказалось, ничего не стоили. Потому что жрать действительно могло по разному. И сейчас кусок полигона не исчез только потому, что Лост скорее всего не дает неправильному порталу закрыться, не позволяет себя сожрать.
        - Интересное решение. Да, - продолжил шептать кто-то невидимый и неощутимый. - Средство последней защиты. Попросту выбросить угрозу куда подальше. Чаще в определенное место. Могли их настраивать прямо на камеры ближайших тюрем. Только где теперь те помещения?
        А Нэлла продолжала всматриваться, ощущая, что это необходимо делать.
        - Ты неправильно тянешься к нему. Он все равно, что в центре урагана. Через ураган ты не пробьешься. Да и смысла нет. Тебе не надо видеть ураган, тебе надо увидеть его, чтобы он увидел тебя и смог дотянуться.
        Нэлла кивнула. Зажмурилась. А потом изо всех сил постаралась увидеть Лоста.
        Потому что это было единственное, чем сейчас можно было ему помочь.
        Она опять же откуда-то это знала.
        И знала, что оборотни не докричатся, их магия тоже не сработает, потому что они тоже кричат сквозь бурю, а ветер уносит слова.
        Поэтому нужно было просто увидеть, так ярко, чтобы почувствовать. И тогда он обретет якорь, то, что удержит и поможет самого себя вытащить из бури.
        - Вот теперь правильно, - похвалили, и невесомое присутствие исчезло.
        ГЛАВА 12
        ПУТИ БОЛЬШИХ КОШЕК.
        Когда-то давно один мерзкий, как потом оказалось, тип, пытавшийся изображать великого учителя перед великовозрастными болванами, возомнившими, что поймали за хвост сказочную птицу Удачу, очень любил с пафосным видом говорить банальные истины. Так говорить, словно сам до них додумался и делился чем-то очень важным, буквально отрывая его от себя. Получалось у него все это неплохо и болваны в него верили. Лост тоже верил, пока не повстречал на празднике одну боевую цаплю.
        Чаще всего этот мерзкий тип повторял, что ни в коем случае нельзя недооценивать противника и воображать, что точно знаешь, чего от него ждать. Ведь даже последний слабак может преподнести сюрприз.
        Много позже Лост понял, что эта истина распространяется не только на людей. Потому что нельзя было воображать, что очень хорошо изучил чьи-то защиты, а тем более артефакты. Когда так начинаешь думать, обязательно вляпаешься и хорошо, если сумеешь вывернуться до того, как прибегут хозяева что одного, что другого.
        Чуть позже Лост понял, что даже если не будешь заблуждаться насчет своей осведомленности, вляпаться все равно шансы есть. Очень много шансов. И что самое плохое на самом деле вовсе не то, что зашел в ловушку, о существовании которой подозревал. Нет, зайти на самом деле - ерунда. Самое плохое в этой ситуации - неумение дать себе время на обдумывание сложившейся ситуации. Потому что нельзя было действовать, если не успел сообразить, во что именно влип.
        И именно поэтому он коллекционировал защиту. Артефакты, щиты, слухи. Поэтому проводил эксперименты, иногда рисковые. Именно поэтому, а вовсе не потому, что очень боялся умереть, как утверждал один приятель.
        И с порталами Лост обращаться умел. Как бы он последовал в свое время за Томией, если бы не это умение? И отлично знал, как не дать им схлопнуться раньше, чем он через них пройдет. Даже как не дать закрыться междумировому порталу, который не открыть без старой каменной арки знал.
        А оказалось, он все равно знает недостаточно, потому что понятия не имеет как заставить закрыться портал, предназначенный для того, чтобы куда-то перенести попавших в ловушку людей. Куда-то туда, куда Лосту совсем не хотелось. Он сильно сомневался, что ему там понравится.
        Теоретически можно было подождать, пока в безделушке, которая этот портал открыла, закончится энергия. Вот только не факт, что это хороший выход. Мало ли как эта безделушка себя поведет. Вдруг возьмет и начнет питаться жизненной силой попавших в ловушку людей, как та защищающая красавицу брошь в старой сказке?
        Спрашивать у боевитого Кимиши как заставить его артефакт свернуть проклятый портал, до того, как они в него свалятся, было бесполезно. Этот несчастный был вообще невменяем, и Лосту пришлось набросить на него пеленающую сеть, чтобы хотя бы не мешал.
        Вообще, надо было набрасывать эту сеть в самом начале поединка, не дожидаясь неприятностей. Да Лост, возможно, так бы и сделал, если бы не возжелавший зрелищ старик и осознание того, что если Кимиши будет слишком быстро и легко побежден, это наверняка спугнет хитроумного бывшего преподавателя.
        Выйти из зоны воздействия было невозможно просто из-за того, что эта проклятая штука, открыв портал, исказила пространство рядом с ним так, что шагая подальше от портала можно было аккурат в него и вляпаться. Нужно было видеть, куда идешь, а это как раз было невозможно.
        Да Лост даже не был уверен, что эта древняя штука не исказила заодно и время, и что вне зоны ее воздействия не прошло уже пары лет. Зато отлично чувствовал, что зрение, слух и даже нюх его обманывают. Только не понимал в чем точно.
        - Проклятье.
        Совершенно ведь идиотская ситуация. Нужно было что-то сделать, чтобы спастись. И одновременно ничего делать было нельзя. Даже двигаться было нежелательно.
        И пчеловским грибом, бережно припрятанным в кармане, не воспользуешься. Портал, фактически внутри другого портала открывают только сказочные идиоты. Которые только в сказках после этого и выживают.
        Так что нужно было просто выйти из зоны воздействия, обойдя притягивающий центр. С обыкновенным порталом это было бы просто. Насильно в себя затягивают они только во все тех же сказках. А вот эта пакость была именно ловушкой и ее изобретатель сделал все, чтобы выбраться из нее было непросто.
        - Слушай.
        Шепот прозвучал настолько неожиданно, что Лост едва не подпрыгнул.
        - Слушай. Иди, куда зовут. Она там.
        - Что за? - спросил сам себя Лост, подозревая, что ловушка умеет воздействовать в том числе и на слух.
        - Смотри, - предложил все тот же шепот.
        - Знать бы еще куда, - проворчал Лост, мысленно решив, что слушаться какого-то подозрительного шепота точно не будет. Ну, не бог же какой-то решил тут пошептать.
        - Иди к ней, - отозвался шепот, не уточняя к кому. - Она же зовет.
        Лост нахмурился и попытался понять, кто его там зовет. Кто-то из оборотней? Но их зов бы Лост сразу услышал. Это во-первых. А во-вторых, ничем он бы не помог. Потому что точное направление этот зов не задает.
        - Может сходить, куда пытаются забросить и сразу же прыгнуть к пчеловам? - задал сам себе вопрос Лост.
        Идея была так себе. Потому что артефакт наверняка древний. И то место, в которое он отправлял в данный момент может находиться в толще земли. А вот прокладывать в эту толщу порталы никто не советовал, точнее, сильно не советовали абсолютно все.
        Лост закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на ощущениях и все-таки определиться с направлением. И ощутил боевую цаплю. Она стояла немного левее того места, на которое он фактически до этого смотрел. И у нее тоже были закрыты глаза.
        - Так, - сказал Лост, потому что в шепоте впору было подозревать божественный. Боги вообще запросто могут дотянуться до человека, которого хоть раз как-то выделили. Это Лосту объяснял один старик-шаман, попутно пытаясь объяснить как именно работает шаманская магия и почему она, даже исполни все в точности, не сработает у него.
        Шаманам силу дают их боги, их духи или что-то среднее. А для этого сначала нужно уговорить их обратить на сея внимание, иначе не услышат.
        - А уж если обратили… - проворчал Лост.
        Впрочем, то, что он почувствовал боевую цаплю, тоже могло быть частью воздействия проклятой ловушки. Ага, вместе с шепотом. Но в таком случае она была бы излишне сложной и разнообразной. Разнонаправленной. Обман чувств и размазанное, перемешанное пространство - иллюзия направленная на искажение. А вот шепот и Нэлла должны быть либо той же иллюзией, но направленной на сосредоточении на чем-то несуществующем, на подлоге или замене. Ну, или чем-то вообще из магии мозголомов.
        - А какой идиот будет усложнять что-то, что, как минимум, должно срабатывать быстро и не мешать само себе? Ладно бы это был большой театр иллюзий, в котором по всем стенам, полу и потолку запрятана куча амулетов, которая помогает иллюзионистам. А полигон точно не театр подготовленный к этой магии.
        Нэлла все так же стояла, с закрытыми глазами, хмуря брови, как ученица, пытающаяся сосредоточиться на задании, вопреки прекрасной погоде за окном и буквально прожигавшей карман записке от симпатичного парня.
        И Лост решился. Присел. На ощупь, стараясь ни на миллиметр не сдвинуться с места и не упустить образ боевой цапли, нашел бедолагу Кимиши. Схватил его за ногу. Очень медленно и аккуратно встал. А потом шагнул к девушке. Прямо сквозь физически ощущающееся искаженное пространство.
        По ушам ударило ураганным ветром и запахло грозой. Ощущения врали, что ветер дует справа налево, что следует ему сопротивляться, а лучше и вовсе лечь и попытаться ползти, и заставить себя в это не поверить было очень сложно.
        - Никакого ветра нет, - прошептал Лост и сделал следующий шаг, стараясь идти точно к Нэлле и не позволять себя сдвинуть несуществующему ветру.
        За спиной что-то отчаянно заорал Кимиши, то ли пришедший в себя от неожиданного знакомства с сетью, то ли испугавшийся достаточно для того, чтобы преодолеть внушение, заставляющее реагировать на все подряд не шибко адекватно.
        А сделать третий шаг было сложнее всего. Потому что начало казаться, что фальшивый ураган все-таки подействовал. Что направление уже хоть и на жалкие несколько сантиметров, но неверное. Что надо эти несколько сантиметров учесть и идти немного правее. Что…
        И Лост сделал третий шаг, сосредоточившись на лице боевой цапли.
        А потом упал и не понял куда. То ли в появившуюся посреди полигона Стрижей бездонную пропасть. То ли в портал, потому что не пошел немного правее. То ли просто на землю, а так далеко она находилась из-за того, что ловушка подняла пойманных людей вверх.
        Или опять же попросту обманывали чувства, не способные сразу придти в норму.
        И все, что Лосту оставалось, это замереть, ощущая то ли падение, то ли не падение, и ждать, чем же оно закончится.
        Иногда Верихана ощущала себя едва ли не старухой. И бывало это обычно в те моменты, когда вроде бы взрослые и разумные мужчины начинали творить сущую ерунду. И чем старше были эти мужчины, тем оно ощущалось острее. Просто из-за того, что она казалась сама себе ужасно взрослой, взрослее, чем они.
        А Лосту было слишком много лет для того, чтобы не почувствовать себя древней каргой. И, наверное, именно поэтому ее так злила его боевая цапля. Потому что большую часть ерунды он творил именно из-за нее. Да не будь этой птички, он бы даже в этот мир не поперся. А если бы и поперся, то для начала попытался хоть с кого-то стребовать аванс за будущую работу. Лосту была вовсе не чужда жизненная философия наемников. По сути, местные вольнонаемные маги эти наемники и есть.
        В общем, Лост творил ерунду. А что делала эта боевая цапля?
        Ладно, она не была благодарна. Это понятно. Она же его ни о чем не просила и даже не намекала, в ней для этого слишком много гордости. Так за что благодарить?
        Ладно, она в принципе не способна быть кроткой, нежной, хозяйственной и что там полагается еще идеальной женщине. Верихана и сама на такую женщину была не похожа. Да и вряд ли такие нравились Лосту.
        Ладно, у этой птички были свои долги, обязанности, мечты о карьере и развеселый папаша. Ну, не повезло девочке, с кем не бывает?
        Ладно…
        Да много таких «ладно» было в этой девушке. И Верихана плевать бы на них хотела, если бы эта боевая цапля умела видеть то, на что смотрит. Хотя бы немного. Хотя бы какую-то маленькую часть. Она ведь тоже на самом деле гораздо старше, чем кажется, сама Верихана по возрасту вполне могла бы быть ее внучкой, а может и правнучкой. Ну и как за столько времени можно было умудриться не научиться замечать. Причем то, что прямо перед носом находится?
        А она ведь не видит, совсем.
        Она не способна увидеть. Потому что смотрит на саму себя находящуюся в мире, а вовсе не на мир, в котором находится. Поэтому ей невдомек из скольких мелочей этот мир состоит. Эта дуреха неспособна даже понять, почему ее собственный папаша фактически толкнул ее на путь боевого мага. Хотя Верихана сообразила почти сразу. У него особого выбора-то и не было. Потомственная стража, надо же. Люди, которые рождаются либо частью этой стражи, либо жертвенными овцами. Дому ведь не нужны люди, которые не приносят пользы. А значит, любой папаша хоть немного любящий своего ребенка, в этой ситуации сделает все, чтобы он занял полагающееся ему по рождению место. Ну, подумаешь, перестарался немного, воспитывая девочку. Но зато ее не пожертвуют забредшему на огонек излишне сильному магу, чтобы он остался в этом Доме. Не прикажут пойти ублажать дорогого гостя и быть с ним поласковее, чтобы побольше с него вытащить на переговорах, как одной из тетушек этой дурехи. Просто потому, что он заявил, что она в его вкусе.
        Верихана эту историю узнала уже на третий день, просто нашла кого подпоить и расспросить. А боевая цапля наверняка не знает почему ее вечно недовольная тетка мягко говоря недолюбливает собственного сына - парня красивого, талантливого и неглупого.
        Нэллу не посадят на осла и не отдадут в качестве выкупа за оплошность старшего брата, как красавицу из местной легенды.
        Ей не придется доказывать свою полезность, как большинству женщин этого Дома. Ведь если не докажешь, кто-то обязательно найдет то место, где ты эту пользу принесешь, даже вопреки своему желанию.
        А бедная глупая птичка умудряется всего этого не замечать. А может, не желает замечать. И это в собственном Доме. Как уж тут заметишь, что мужчина пришел в этот проклятый мир просто для того, чтобы быть недалеко от одной дурехи. Словно боится, что стоит ей долго его не видеть, как она тут же его забудет. И вот ради этой ерунды он готов жертвовать временем, силами и демоны знают чем еще. А боевая цапля этого попросту не видит, не замечает.
        И демоны ее знают, как у нее это получается.
        Может просто не желает видеть?
        - Она мне очень не нравится, - едва слышно прошептала Верихана.
        Локар, на которого она смотрела, напрягся, словно он услышал эти слова. А потом выдохнул и старательно стал расслабляться, потому что так у него иллюзии совершеннее, а его тьма лучше понимает, чего он хочет.
        И надо было забыть о боевой цапле и мужчине, из-за которого Верихана ощущала себя древней старухой. А не получалось. То ли птичка настолько разозлила. То ли с этой парой связано что-то важное. Что она увидела мельком, сразу же о нем забыла, стоило выпустить из вида, а теперь именно оно могло очень сильно пригодиться. И думать, пытаясь вспомнить, в этой ситуации было бесполезно. Лучше попытаться сосредоточиться на следах, которые сейчас ощущались еще теплыми. А значит, те, кто их оставил, совсем близко.
        И, да, маскировка у Локара оказалась совершенной. Причем, не в последнюю очередь благодаря темной твари. Иллюзии скрывали. Верихана подозревала, что если отбросить способности к ним и необычность путей создания, то в сухом остатке это будут просто динамические иллюзии, ну, плюс отрезающий звуки щит. Причем, щит как раз несовершенный, иначе им не пришлось бы идти как можно тише. Еще необычность этой защиты заключалась в том, что маги как раз эти иллюзии не могли заметить, даже в родном мире, не говоря уже об этом. Слишком уж чужды способности Локара так называемой классической магии. На взгляд Вериханы они вообще были ближе к чему-то шаманскому с их духами и немного к магии оборотней.
        Так что обнаружить идущую по улице группу, спрятавшуюся за этими иллюзиями могли только случайно. Банально на них наткнувшись. А целой группой столкновения с прохожими избежать сложнее, чем одному человеку. А идти не по улице здесь было нельзя. Потому что местные жители параноики помешанные на безопасности. И свои защитки они растянули на любых клочках земли принадлежащих им. Хорошо хоть договором запрещено захватывать этой защитой части улиц.
        И что могло помочь в этой ситуации тем, кому надо было скрытно пройтись по следам?
        А та самая темная тварь. Которая банально отпугивала прохожих от себя. Мягко и почти незаметно отпугивала. Прохожим просто не хотелось к ней приближаться и они не приближались, счастливо разминаясь с невидимками, идущими по улице.
        А потом они дошли. До странного дома похожего на призрак. Проемы части окон этого дома зияли пустотой и темнотой, словно когда-то за ними случился пожар и никто так и не стал приводить горевшие помещения в порядок. Дверь этого дома была приоткрыта и заметно скособочена. Наверное она вообще не закрывалась. На пороге догнивали прошлогодние, а то и по позапрошлогодние листья. Причем, их там было столько, словно кто-то специально набросал.
        Но самое странное в доме было вовсе не все это.
        Самое странное заключалось в том, что он в отличие от всех остальных даже не пытался прятаться за забором и деревьями. Его почему-то выстроили всего в нескольких шагах от улицы. И огородили низеньким заборчиком из тех, которые кошка переступит не особо напрягаясь. И нормальные люди ничего подобного городить перед домом бы не стали. Они бы таким заборчиком окружили клумбу, просто для того, чтобы обозначить ее края. А тут…
        - Как же мне это не нравится, - едва слышно произнесла Верихана.
        - Через эту дверь мы точно не пойдем. Под порогом обитает что-то темное и явно неразумное. И его много, - отозвался Локар.
        - Знаешь, я и не собиралась, - призналась Верихана.
        А о том, что в принципе не хочет заходить в странный дом, говорить уже не стала. Локар парень умный, и сам догадается. Да и все остальные тоже.
        Лишь бы это темное не захватило вообще весь дом. Потому что значить это могло что угодно, но точно ничего приятного. И ладно бы кто-то загнал бы людей в этот дом, чтобы от них избавиться. Дело житейское. А вот если они сами туда зашли и не капельки при этом не пострадали… вот это уже гораздо хуже.
        Впрочем, кое-что Верихану в этой ситуации все-таки утешало - следы на пороге были слабыми. Словно кто-то, чтобы запутать оборотней, ну или собак, взял и протянут через порог собственные вещи. Протянул, банально привязав их к веревке, другой конец которой забросил в дом через порог, наступать на который не собирался. Другие свои следы этот человек, точнее, люди, затерли, приложив для этого кучу усилий. Верихана даже могла сказать где они находились, потому что вместо следов теперь ощущала отголоски магии. Но подозревала, что и эти отголоски были частью ловушки. И заходить в дом в том месте, где зашли преследуемые она точно не собиралась.
        Оконце одновременно понравилось темной твари Локара, самому Локару и даже почти всем остальным. Верихане оно категорически не нравилось. Несмотря на то, что людьми и даже их старыми следами за ним не пахло. Еще там не пахло магией и не было стекла.
        В общем, отличное оконце. Было бы. Если бы оно не было чердачным и узким. И лезть в него не предложили Верихане, потому что больше некому, суслика прихватить с собой они как-то не догадались.
        Глазомер упорно утверждал Верихане, что у нее в то оконце бедра точно не пролезут. Глазомеры мужчин единогласно говорили им, что туда не пролезут у кого плечи, а у кого животы. А Локар и вовсе не пролез бы ни каким местом.
        Это все с одной стороны.
        С другой стороны - будь с ними суслик, его бы попытались попросту туда зашвырнуть и, возможно, он бы даже не стал громко протестовать. Но суслика не было. Зато были волки, дружно не умеющие лазить по стенам. А еще была кошка, которая, увы, умела. И то, что волки сначала могут залезть, а потом, собственно, в волков превращаться, хорошим вариантом точно не было.
        А еще Верихана вовсе не была уверена, что в оконце пролезет кошка, но ее старательно убеждали, что кошки в любую щель проскользнут.
        В общем, выбора не было. Тихо открыть нормальное окно, находящееся под чердачным, можно было только изнутри. Несмотря на то, что ни магией, ни людьми от него и не пахло. Зато оно было заперто и с этим следовало что-то сделать, не применяя раньше времени магию и не разбивая стекла.
        - Гады, - обозвала дружную компанию Верихана, превратилась в большую, черную, широконосую кошку и полезла, недовольно покачивая хвостом, как маятником.
        Лезлось хорошо, дом с этой стороны был деревянным. Вообще складывалось впечатление, что на его постройке сильно экономили. И если все, что можно было увидеть с улицы хотя бы покрасили, то невидимое с той стороны мало того, что собрали с попавшегося по руки деревянного мусора, так еще и запустили так, что местами оно покрылось плесенью. Хорошо хоть мусор этим странным людям попался прочный, не спешащий рассыпаться в труху или начинать отчаянно скрипеть в ответ на любое дуновение ветра. Хотя, конечно, лезть приходилось осторожно. А потом еще долго всматриваться в темноту за окошком. Потому что мало ли? Вдруг этот дом сплошная фикция. А внутри просто пустое пространство, ничем не разделенное.
        - И построили эту пакость чтобы тайно проводить страшные ритуалы, - мысленно произнесла Верихана, а потом все-таки просочилась в оконце, мысленно радуясь гибкости кошачьего тела.
        Чердачному полу она не доверяла, но как оказалось, зря. Пол был хороший и по кошачьими лапами заскрипел только один раз, да и то тихо.
        О том, что чердак может быть заперт Верихана, злившаяся на Локара с компанией, подумала только тогда, когда отыскала люк. Но запирать чердаки в этом мире, видимо, было не принято. Так что до нужного окна она дошла без проблем, никого не встретив по пути и даже ни разу не наткнувшись даже на очень старые человеческие следы. Что было само по себе очень странным.
        - Надеюсь, этот дом не вспыхнет как только все войдут.
        В окно все забрались без каких-либо проблем.
        Вообще основной проблемой оказались поиски людей, которые словно вымерли.
        Сначала были найдены следы, не те, что надо, но хоть какие-то. И привели эти следы в одну из комнат с фальшивой стеной, за которой оказалось узкой помещение сплошь заставленное хламом. Может даже ценным, но было как-то не до него.
        Потом, прочесав все, что только можно и даже убедившись, что с этой стороны у входной двери нет ни следов, ни чего-то опасного, решили поискать еще и в подвале. Правда, оказалось, что поиски самого подвала тоже проблема. В кокой-то момент в наличии этого повала даже стали сомневаться, но темная тварь Локара все-таки подтвердила, что он есть. Просто нет входа в него. Ну, или это существо не умело входы искать.
        - Допустим, нас заманивали. Причем, именно для того, чтобы мы ступили на порог и огребли, - проворчала Верихана. - Тогда никаких людей в этом доме быть и не должно, и мы просто теряем время.
        - Они есть, - уверенно сказал Локар. - Если бы я устраивал такие ловушки, то точно не для того, чтобы кого-то убить на пороге. Скорее, чтобы вырубить, а потом отнести… хм… в их случае наверное хозяину, тому, кто наложил на них подчинение.
        - Чтобы и на нас его наложить, - догадался один из оборотней-волков.
        - Наверняка.
        - Значит, чтобы эти люди вышли, надо сделать так, чтобы ловушка сработала, - догадался оборотень и стал улыбаться.
        - Вот тобой и пожертвуем, - решила Верихана.
        Парень сразу поскучнел, но отказываться почему-то не стал.
        Странный тип, в общем.
        ГЛАВА 13
        ВСЕ ЕЩЕ ПУТИ БОЛЬШИХ КОШЕК
        Жизнь неоднократно учила Верихану тому, что даже посекундно распланированные дела имеют свойство идти как им вздумается, ломая все эти планы и заставляя импровизировать. Так что она была готова. Как ей казалось - ко всему.
        Да и план был без особых сложностей, тех, благодаря которым обычно планы и не срабатывают. И пунктов в нем было немного.
        Бирих должен зайти в ловушку, а там по обстоятельствам - либо немедленно его вытаскивать, если она все же убивает, либо ждать тех, кто заберет так или иначе обездвиженного оборотня.
        Если забрали, идти следом, пока куда-то не придут. А там опять по обстоятельствам - либо спасать, либо ловить, смотря сколько тех обстоятельств в конце пути окажется. Ну, еще можно было понаблюдать и позвать подмогу.
        Собственно это и был весь план, предполагавший, что и под этим городом, как и под множеством других, существует система соединенных друг с другом подземелий, по которым уйти можно довольно далеко от места поимки оборотня-добровольца.
        А что получилось в итоге? Да полная ерунда получилась.
        И нет, подвал они все-таки нашли. Из подвала забирать оборотня вырубленного при помощи чего-то подозрительно похожего на тьму и пришли. Причем, вырубающая штука была не так и страшна, наверное, если бы Бирих решил прогуляться по порогу дома под щитами помощнее, ничего бы ему не было. И тут уже было непонятно, то ли тот, кто решил поохотиться на оборотней, был такого невысокого о них мнения, то ли слишком высокого о своей ловушке. Ну, может ему сравнивать ее не с чем было.
        Бириха затащили в дом два типа анекдотичной наружности - один низкий и толстый, второй худой как щепка и высоченный настолько, что в дверь проходил сгибая голову. Прятать свои следы они то ли не умели, то ли не понимали, что их нужно прятать. Может этих типов тут на всякий случай оставили, с наказом забрать потерпевших с порога, если вокруг не будут их вполне себе бодрых друзей, а и самих потерпевших будет не больше двух.
        Хотя кто знает, что могло придти в голову бывшему преподавателю? А может и Вове не ему, может у него там такой помощник есть, беспредельно самостоятельный и очень умный, как он сам о себе думает.
        В общем, Бириха утащили. Доперли до подвала, вход в который, как оказалось, был отлично замаскирован фальшивым шкафом - с виду он был большим и тяжелым, из тех, которые с места сдвинуть даже Локар в одиночку не сможет. А на самом деле оказался легким, видимо пустотелым, запросто приподнимающимся вместе с люком, а потом вместе с ним сдвигающимся в сторону. И никакой другой защиты кроме этого фальшивого шкафа у входа в подвал не было.
        Но вот радоваться этому не стоило.
        Тому, что нельзя радоваться заранее жизнь тоже Верихану учила неоднократно. Но эта наука, увы, срабатывала не всегда, оставляя надежду на то, что не сработает и в этот раз. Поэтому, когда было решено, что прошло достаточно времени для того, чтобы похитители Бириха оттащили его достаточно далеко и уже не увидят преследователей, никто особых проблем не ожидал.
        Шкаф с люком сдвинули, а потом составили всю эту композицию на место.
        Следы на этот раз никто и не подумал маскировать, поэтому по ним прошли без труда.
        Когда они подозрительно посвежели по ощущениям Вериханы, Локар верну свою иллюзорную маскировку.
        А потом они всей дружной и хорошо замаскированной компанией дошли до того места. Больше всего оно напоминало зал какого-то подземного храма. Пол устлан золотистой плиткой. Стены - белоснежный камень, по которому вьются черные виноградные лозы, выложенные мелкими плоскими камешками. В центре красуется непонятное сооружение, в общем-то похожее на алтарь. Ну, или один из тех камней, на которые возлагают руки брачующиеся. Купол хоть и не высокий, но красивый, с темно-оранжевыми геометрическими узорами на золотистом фоне.
        И все бы ничего, если бы в этом помещении было больше одной двери и не было трех арок, присобаченных к противоположной стене, заканчивающихся тупиками и вроде бы никуда не ведущими.
        - Портальные арки, да? - непонятно у кого спросил Локар, очень интересующийся этой темой. - Я похожие видел в одном храме в городке на Мертвых Землях. Потом искал информацию, но ничего кроме легенд о том, что через эти арки торговали с народом чужих богов, ничего не нашел.
        Верихана одарила его сердитым взглядом. Но спрашивать, что он теперь намеревается делать с этим открытием, не стала. Хоть и очень хотелось.
        А в это время она девушка стояла и смотрела на пустое место. На то самое пустое место, где должен был появиться котик. Если верить ощущениям, просто обязан был появиться. Но почему-то не появился, хотя ловушка пропала, словно ее и не было.
        Впрочем, котик тоже сидел и смотрел.
        Падение в бездонную пропасть закончилось резко. И закончилось оно, к счастью, вовсе не столкновением с ее дном. Дна у этой пропасти действительно не было. Да и сама пропасть была обманом чувств, не сумевших справиться с обманувшим их порталом.
        - Все-таки надо было идти немного правее, не зря так казалось, - проворчал Лост, проморгавшись, дождавшись пока уймется головокружение, смазывающее окружающую действительность, и наконец рассмотрев пейзаж.
        Пейзаж не вдохновлял. Впрочем и о том, что все совсем плохо не вопил. Обыкновенное поле. Лост не сильно разбирался в том, что на этих полях сеют, так что расти на нем могла хоть пшеница, хоть ячмень, а хоть и что-то поэкзотичнее. Вся эта ботва ему была на одно лицо. Не лекарственные же растения и тем более не магические. Смысл ими интересоваться.
        Вдалеке за полем с одной стороны виднелся лес, с подозрительной дымкой над верхушками. То ли там пожар, то ли остатки тумана никак не пропадут, а то ли кто-то что-то поджог на какой-то поляне, что-то очень дымное. С остальных сторон казалось, что поле тянется до самого горизонта. А это вряд ли. Так что с тех сторон вообще могло быть что угодно. Может там на полпути грандиозный овраг, на не которого за какими-то демонами расположился целый город. Да и те, кто засеял поле где-то поблизости должны жить. Не станут же они свое зерно везти к дому несколько суток. И порталами для его переправки вряд ли будут пользоваться.
        В общем, ситуация была так себе.
        С одной стороны, в гости к тому, кто и устроил по сути ловушку он все-таки не попал. Чему тот тип сейчас наверняка очень удивляется.
        С другой стороны, где он находится, Лост понятия не имел. А ведь это наверняка чьи-то земли. А в этом мире существуют земли на которые ему лучше не заходить, настолько на него злы хозяева. Впрочем, охотников на оборотней у них наверняка нет, не могло же ему настолько не повезти. И даже если они уже знают, что кто-то там умеет превращаться в большого песочного цвета кота, как этого кота ловить, они понятия не имеют. И если бы не наличие противника и пострадавшего от подчинения в одном лице, Лосту бы вообще не было о чем беспокоиться. А сейчас этого болвана бросать не хотелось, казалось, что он может еще пригодиться.
        - Да, кстати… - пробормотал котик, подполз к лежащему в двух шагах телу и первым делом проверил, насколько оно живо. Оказалось, вполне себе, просто в обмороке.
        Вторым делом Лост противника обыскал и забрал все, что хотя бы немного было похоже на артефакты. Хватит с него сюрпризов. Впрочем, он эти вещи отдавать в любом случае не собирался. Право выигравшего - забрать себе вещи проигравшего в качестве трофеев. Именно поэтому ценные вещи те, кто желает кого-то вызвать, обычно с собой не берут. А то мало ли что там произойдет. Ну, разве что без какого-то артефакта в предстоящем поединке никак не обойтись, да и тут лучше подумают, как без этого поединка обойтись, чем рисковать. Честь птичьих Домов иногда весьма условная и принимающая разные обличия штука.
        - И пускай попробуют доказать, что я не победил, - проворчал Лост. - А возможность подчинения правилами вообще не учитывается.
        Сложив трофеи во внутренний карман, Лост поднялся на ноги и попытался рассмотреть больше, чем увидел сидя.
        То ли дыма, то ли тумана над лесом стало больше.
        А поле с противоположной стороны от леса где-то в полукилометре вроде бы меняло цвет. Становилось темнее.
        Лост на всякий случай посмотрел на небо, но облаков, способных бросить туда тень, не нашел. А если там действительно посажено что-то другое, то между полями может быть дорога, которая куда-то ведет.
        - И вряд ли я придумаю что-то лучше, - проворчал Лост, потыкал ногой в бедро противника, потом вздохнул, набросил на него обездвиживающую и кое-как защищающую сеть из амулета, а потом схватил за ноги и поволок за собой к предполагаемой дороге.
        Не бросать же этого болвана.
        Вдруг его где-то благодарные родственники ищут.
        Вдруг мастер Росно додумался до того, чтобы похищать сильных магов, которых на самом деле проще всего найти именно в Домах, причем, чаще в старшей ветви. А над последствиями он не думает. Нет ему дела до каких-то там последствий. Может он собирается в ближайшем времени из этого мира исчезнуть. А последствия пускай себе остаются.
        Насчет дороги Лост не ошибся. Она была именно там, где он и предполагал. Но утешало это мало.
        Дорога по виду была древней, точнее, древнейшей. Одной из тех, которые в незапамятные времена кто-то сумел проложить так, что даже теперь их можно разрушить, приложив излишне много усилий. Когда-то эти дороги даже пытались переносить - в большинстве случаев они, как назло, вели в те места, где ничего интересного не было. Один помешанный на древней истории тип даже предположил, что когда-то в тех местах, где эти дороги брали и резко обрывались, существовали города. Вот только с ними случилось нечто такое, что и руин не осталось. И что именно поэтому люди потом предпочитали держаться подальше от тех мест и жилье себе строили вовсе не там, где были проложены дорого. А потом, когда там стало безопасно, до тех мест никому уже никакого дела не было.
        В общем, интересная теория. Ване бы понравилось и он наверняка нашел бы какое-то объяснение. Жалко, что Лост все время забывал ему ее рассказать.
        - Как думаешь, нам повезет и мы дойдем до людей, у которых можно хотя бы спросить, где мы находимся? Или то, что я принял за поле, на самом деле вовсе не поле, просто такой сорт сорняков? - спросил Лост у спутника, которого держал за левую ногу, чтобы случайно не забыть.
        Несчастный Кимиши в ответ промолчал. Видимо, не умел разговаривать пребывая в искусственно поддерживаемом обмороке.
        - И куда же нам пойти, налево или вправо? - задал следующий вопрос Лост и опять не получил на него ответа. - Неразговорчивый ты парень.
        Спорить с этим утверждением Кимиши не стал. Пришлось Лосту выбирать самому. И, откровенно говоря, обе стороны ему не нравились одинаково. Поэтому он просто положился на судьбу. Поставил спутника на ноги и пошел в ту сторону, в которую он упал головой, то есть направо.
        Шлось некоторое время хорошо. В ногах не путалась никакая трава. Кимиши не сопротивлялся и не пытался мешать идти. И в качестве спутника он Лосту нравился гораздо больше, чем в качестве противника, хоть и приходилось его тащить. А потом обнаружился тот самый овраг, наличие которого Лост подозревал с самого начала. Он, конечно, не был таким грандиозным, чтобы уместить в себе целый город. Да в нем даже большая деревня вряд ли бы поместилась с комфортом. Да и какой болван будет строить свой дом там, где на склонах глубокие вымоины и торчат камни? Зато в овраге неплохо рослось деревьям. И он был остаточно глубоким для того, чтобы скрывать этот занятный факт ровно до того момента, как к нему подходили остаточно близко.
        И нет, Лосту не понравились вовсе не деревья. Ему не понравилось то, что над одной из групп деревьев виднелся хиленький дымок, видимо его пытались как-то маскировать или делали все возможное, чтобы его было поменьше. А хорошие люди, пребывающие на своей земле, так обычно не делают. Так делают люди нехорошие, которым огонь срочно понадобился либо для ритуала, либо для приготовления еды, а то все готовое уже съели.
        Торчать в такой ситуации у оврага как памятник самому себе было той еще глупостью. Возможно, вообще следовало развернуться и уйти в другую сторону, раз уж с этой стороны дорога привела в такое место. Но проблема была в том, что с другой стороны, возможно, пришлось бы искать людей до вечера. А здесь они явно есть и вряд ли, в отличие от него, не знают, где находятся.
        - Ладно, - сказал Лост спутнику, оттащив его на поле и кое как замаскировав там в высокой не то пшенице, не то не пшенице. - Подождешь меня здесь, если через два дня не вернусь, сеть с тебя сама слезет.
        Кимиши возражать не стал. В общем, он был идеальным пленником, по крайней мере, пока не приходил в сознание. А там, кто его знает?
        Дарми был собирателем. А еще неплохим вольнонаемным магом. Насчет себя он никогда не заблуждался и это помогало ему выжить. А то так причислишь себя к хорошим вольнонаемным магам, влезешь в что-то не по силам и перед тем, как кто-то оторвет голову только и успеешь удивиться этому факту. Ты же силен и великолепен, да Дома должны в очередь выстроиться чтобы попытаться тебя заполучить, а тут такое.
        С Домами армии, кстати, предпочитал не связываться. Просто давно уяснил, что в любом месте своих берегут больше, а разные пришлые нужны в первую очередь для того, чтобы затыкать ими дыры, особенно те, что поопаснее.
        К сожалению, вообще не приближаться к этим самым Домам было невозможно в принципе. Сложно это делать, если земля, по которой ходишь, принадлежит именно им. И все, что Дарми мог сделать, это не привлекать к себе излишнего внимания и вовремя исчезать с земли заинтересовавшихся. Не станут же они гоняться за каким-то среднесильным вольнонаемным магом? Делать им больше нечего. А вот его ум и изворотливость уже его личное дело, причем, Нике не оказанное дело.
        А иногда Дарми и вовсе приходилось делать откровенные глупости. Если риск того стоил. Глупости он эти, конечно продумывал, но сам отлично понимал, что все не продумаешь, что случайности не выдумка и что рано или поздно его все-таки кто-то пришибет.
        Впрочем, никому еще не удавалось жить вечно, по слухам, даже боги вовсе не бессмертны. А если иногда не рисковать, то шансы быть убитым вовсе не уменьшаются. Они могут еще и увеличиться.
        И вот теперь Дарми опять рисковал. Отправился на земли недовольных его бегством людей в компании других людей, почему-то мнящими себя очень умными и продуманными. Дарми был уверен, что в конце этого пути они собираются стукнуть его по голове и бросить на видном месте, в качестве приманки для сильных того самого Дома, который хотят ограбить. И да, он даже собирался им подыграть, правда, приманками в итоге будут именно они. Ну, по его расчету. А там мало ли, случайности ведь бывают.
        - Скоро ты там? - страшным шепотом спросил один из нанимателей. Заросший борой и волосами северянин, похоже, пытающийся этой растительностью замаскироваться. Он был не главным среди нанимателей, но самым разговорчивым и нетерпеливым. Так что не удивительно, что первым решил заинтересоваться готовностью супа из всего, что собрали по сумкам, именно он.
        И да, когда обнаружилось, что с припасами наивные наниматели просчитались, готовка из остатков и того, что удалось своровать в одном сельском подвале легла на плечи Дарми. Остальные ведь высокородные.
        Болваны.
        Похоже, даже не задумались о том, что дают ему отличнейший шанс всех отравить и дальше отправиться добывать «чудо» в Гором одиночестве. Нет, он их травить не собирался, должен же кто-то отвлечь сильных Дома от ценной вещи, истинную ценность которой они не знают и держат ее на виду, но шанс ведь ему столь бездарно давали.
        Умники.
        Дарми тихонько хмыкнул и на глупый вопрос отвечать не стал.
        А высокородный посопел немного от возмущения и ушел к другим высокородным давиться слюной и мечтать о супчике.
        - Да будет еда в твоем котелке всегда свежа и аппетитна, - как-то странновато произнесли из глубины окружающих стоянку кустов. Хороших кустов. Высоких. Сумевших вместе с пятью деревьями устроить своеобразный шалаш, благодаря чему эту стоянку сверху не разглядишь.
        - Да будет, - согласился с пожеланием Дарми.
        Тихо согласился, чтобы не привлекать внимание нанимателей. Мало ли кто и почему вдруг решил с ним заговорить. Может это галлюцинации и те грибы, которыми он успел немного утолить голод, были вовсе не летинками. А даже если не галлюцинации…
        - Чьи это земли? - спросили из кустов, и Дарми показалось, что там мелькнуло что-то желтое.
        - Ропьянки, - честно ответил он.
        А вдруг в эти кусты забрел нетрезвый бог, успел там отоспаться, а когда проснулся, обнаружил рядом людей? Врут и грубят богам только самоубийцы. В этом Дарми был уверен. Как и в том, что незаметно через его защиту не пройдет ни один человек, будь он хоть в сто раз сильнее его самого. А вот на богов эта защита не рассчитана.
        - Вот демоны, - едва слышно пробормотали в кустах. - Так и знал, что мне будут здесь не рады. А ты зачем сюда приперся? Тебе здесь не рады будут еще больше.
        И было в этом утверждении что-то настолько знакомое, что Дарми тихо ругнулся и признался:
        - Добывать «чудо».
        - Да? Ну, удачи. Надеюсь только, что не то «чудо» которое я выудил из реки семь лет назад. Это подделка. Они меня тогда так разозлили, что я им ее подбросил. Заставил их ее у меня отобрать. Специально лепил похожей на одну утерянную штуку, а они, балбесы, так это и не обнаружили… или уже обнаружили?
        - Нет, - мрачно признался Дарми, удержавшись и не пнув со злости котелок.
        Вот тебе и неожиданность.
        - Но я знаю, что у них можно ценного стянуть. Я в прошлый раз просто не смог проникнуть во дворец, - признались из кустов. - И мне там нужна только она вещь… точнее, даже не мне. А остальное…
        - Понял я, - проворчал Дарми, размышляя, стоит ли связываться с голосом из кустов. Тем более у него было сильное подозрение, что он знает, кто там говорит. И плевать, что как-то странно, да и не своим голосом.
        - Молодец, - сказали из кустов, а потом оттуда воровато выглянула большая кошачья голова и заговорчески произнесла: - Я тогда пойду следом. Надеюсь моего пленника пока никто не найдет и ничем не переедет.
        Дарми согласно икнул и прижал к себе ложку.
        - Да-да, я немного изменился, - призналась голова и загадочно исчезла в глубине кустарника.
        - Надеюсь, это из-за грибов, - прошептал Дарми.
        - Надейся, надейся, - проворчали из кустов.
        И Дарми этого кота определенно знал. Просто раньше он выглядел иначе, не как кот. Хотя от этого типа всего можно ожидать, но не настолько же!
        Дальнейший путь добывателей «чуда» проходил сначала по оврагу, потом по роще, а потом и вовсе по канаве, по которой во время ливней с клокотом текла вода, а сейчас только кое-где блестели на солнце лужи. Канава высокородным не нравилась, особенно им не нравилось то, что местами она мельчала и по ней приходилось практически ползти.
        На взгляд Дарми там вообще следовало ползти все время. Но высокородные его мнения спросить забыли и где была возможность, предпочитали идти согнувшись. Кое-кто даже держался руками за поясницу, но продолжал уперто идти. И Дареми то мысленно ругался, потому что был уверен, что их до сих пор не заметили только чудом. То прислушивался к загадочному шебаршению в высокой траве, растущей по краям канавы. Пару раз ему даже казалось, что там мелькало что-то желтое. Но могло только казаться. Кот вроде бы обещал идти следом. Или этих котов здесь несколько?
        За всеми этими размышлениями Дареми чуть не пропустил момент, когда высокороные наниматели решили, что он их завел уже достаточно далеко, так что пора его вырубать и побрасывать на видное место. Едва успел уклониться от удара. Почти неподдельно удивился. А потом еще и скорее от неожиданности, чем по плану, так приложил нападавшего, что он рухнул, головой об землю.
        Высокородные замерли.
        Дареми тоже, потому что все случилось излишне рано, как на его вкус. А потом криво улыбнулся и нагло спросил:
        - Расходимся?
        Высокородные дружно и недовольно на него смотрели, ну, не учитывая того, который тихонько себе лежал и ни во что не вмешивался.
        - Если мы всерьез здесь подеремся, то вряд ли разбежимся раньше, чем придут хозяева выяснять, что здесь происходит, - объяснил свою позицию Дареми. - А так, разойдемся и посмотрим, кому из нас повезет.
        И опять улыбнулся.
        В бурьянах справа что-то подозрительно фыркнуло.
        А высокородные подумали и согласились. Но только с условием, что уйдут первые. И уходили они эпично. С прикрытием и парой придурков, которые шагали задом наперед, пока не шлепнулись.
        - Идиоты, правда? - довольно жизнерадостно, хоть и очень тихо спросил заглянувший в канаву желтый кот. - И приятеля бросили. Высокие у них отношения, очень высокие. А еще они, наверняка, там впереди засаду устраивают, даже не отойдя от тебя далеко. Полезешь в нее?
        Дареми потыкал ногой в лежащее тело и хмыкнул. Ни в какие засады он лезть не собирался. Тем более, тут хозяева просто не могут не заинтересоваться что там за повышение магического фона произошло в этой канаве. Так что…
        - Главное следы затереть, чтобы ловить пошли твоих нанимателей, - словно прочел мысли кот. - Но это мы легко. Знаешь в чем вся прелесть чужой магии? магии чужого мира? А в том, что ее слабый фон маги, которые ни разу с ней не сталкивались, вряд ли заметят. Будешь мне должен.
        И Дареми зачем-то кивнул.
        Явление хозяев Дареми и желтый кот переждали все в тех же бурьянах. Кот набросил какую-то маскировку и вполне уверенно пообещал, что на них не обратят внимания, даже если случайно наступят. Тем более тогда, когда ищейки уже учуяли совсем другой след, ну, и лежащее в овраге тело.
        Дареми даже мысленно хихикнул, представив, какие рожи будут у нанимателей, когда в их засаду вместо одного вольнонаемного мага припрется немаленькая такая толпа стражи с собаками на поводках. И нет, наниматели тоже пытались маскировать свои следы, при помощи амулета. Наивная такая городская маскировка людей из птичьих Домов, людей, которые всю жизнь прожили в общем городе или на своих родных землях, людей, которые мнят о себе больше, чем они есть на самом деле…
        В общем, людей, которые излишне сильно верят как в магию, так и в силу собственного Дома и свои страшные тайны. О том, что следы искать можно не только магические, а обыкновенные, при помощи собак, эти люди даже не задумываются. Возможно, вообще не знают об этом. Даже если охотились с собаками. Сопоставить выслеживание зверя и человека… особенно человека защищенного магией, великой и непобедимой. И ведь невдомек, что нюх собаки никакого отношения к магии не имеет, что для того, чтобы этот нюх сбить, нужно что-то для этого предназначенное. А ведь этот нюх могут еще и усилить.
        А желтый кот был уверен, что их как раз в тех бурьянах даже псы не учуют, потому что маскировка рассчитана на то, чтобы прятаться и от оборотней в том числе. А нюх у оборотней получше, чем у собак, натасканных на поиск нарушителей.
        Набежавшая стража обыскала брошенного благородными нанимателями приятеля. А потом разделилась на три части. Она часть пошла по следу охотников за «чудом». Другая куда-то уволокла так и не пришедшего в себя типа. Третья стала обыскивать окрестности, в уверенности, что не могли то тело бросить просто так. И, то ли именно при его помощи пытались разделить преследователей. То ли кто-то самый умный где-то поблизости затаился, в расчете отправиться следом за теми, кто унесет пленника. Дареми, если честно, примерно так и хотел изначально поступить, так было больше шансов обойти ловушки, которых чем ближе к дворцу, тем больше. И, даже учитывая то, что он их уже обходил, никто вед не гарантирует, что эти вымирающие параноики не понаставляли новых. Надо же им как-то развлекаться.
        Желтый кот, правда, был уверен, что это плохая идея. Просто из-за того, что такие действия легко просчитываются, из-за их логичности. И оказался прав.
        - Что дальше? - спросил Дареми, когда стража Дома Ропьянки ушли, установив на дне канавы несколько ловушек.
        Где-то довольно близко что-то гремело, может даже ушедшие на самостоятельный поиск приключений и славы наниматели встретились со стражей Дома.
        - Я тут подумал и понял, что наверное стоит навестить одну жертву родовых проклятий и ошибок в ритуальных рисунках, - задумчиво произнес кот, пошевелив усами. - Слышал сказочку о том, кок последняя рожденная в старшей ветви этого Дома женщина долго и нудно молилась, требуя от богов детей и так достала несчастных, что явилась Белая Чароейка, погладила ее по голове и ласково объяснила, что тут даже боги ничего не могут сделать. Что именно их самоуверенность кормила проклятье и позволила врасти ему в тело мира, стать его законом, а тот самый неудачный ритуал только все усугубил?
        - Слышал, - признался Дареми.
        - Так вот, а я читал документик с описанием этого явления. И да, любительнице помолиться действительно было сказано, что она последняя женщина рода и что чем дальше, тем меньше шансов, что чужие женщины, приведенные в Дом для рождения детей старшей ветви смогут этих детей родить. Хоть ты мифических десять тысяч наложниц заведи себе. И жизнь рода поедает именно тот самый неправильный ритуал. Это был вообще идиотизм, а не ритуал по сути. Ритуал с человеческими жертвами в любом случае та еще пакость, можешь мне поверить. А уж приносить в жертву бастарда не принятого в род, пытаясь уничтожить проклятье, из-за которого люди этого рода умирают излишне молодыми… Ну, тупость, даже если бы они все правильно сделали, была бы тупость. Потому что ритуал, это не защита Дома. И если ты даруешь ритуалу свою кровь, ее он и возьмет, причем, возьмет больше, чем предложили, все, до чего дотянется возьмет. А тут еще и завершить не смогли… из-за чего этот ритуал и питается их нерожденными детьми. Понимаешь? Ритуалу плевать на то, что этого ребенка еще младенцем от Дома отлучили и что для той же защиты он чужак.
Ритуал, демоны бы их сожрали, именно на крови, а не на привязке. Понимаешь?
        - Понимаю, - зачарованно сказал Дареми.
        - Вот. А кого у них прокляли ты знаешь?
        - Вроде бы Милиха Безумца, того, который единственный из старшей выжил после большой резни и фактически поднял свой Дом из пепла. У него еще было семь жен и целая толпа детей. Он кому-то по ошибке отомстил за проблемы своего Дома. Из-за чего проклятье и имеет силу. Правильно?
        - Ага, если бы Сойки были виноваты, они могли хоть сотню раз его проклинать, даже при помощи артефактов, ничего бы ему не было, потому что он в своем праве и боги не против, как-то так. А тут и он мстил не тем, и у них так удачно очередной гений родился… женского пола и с женской изобретательностью по части ответной мести. В общем, не суть важно. Важно то, что той самой любительнице помолиться богам Белая Чародейка пообещала, что Дом Ропьянки устоит, и будет его слава и еще что-то там. И проклятье над ним больше не будет иметь силы… когда исчезнут потомки…
        - Милиха? - спросил Дареми.
        - Нет, того его придурочного правнука, который решил собственного бастарда в жертву ритуалу приносить.
        - Так убили бы этих потомков… - задумчиво сказал Дареми.
        - А они не могли. Они как раз все были его потомками. Потомки других правнуков к тому моменту уже вымерли. Понимаешь, ритуал с проклятьем связал именно он, так что именно на нем и его потомкам оно все и держится. Так что они в любом случае исчезнут последними.
        - Ага… - задумчиво сказал Дареми, который вообще уже ничего не понимал. - А зачем кого-то навещать?
        - Для торговли. Понимаешь, есть у меня сильное подозрение, что сюда я попал не без помощи богов. Как-то очень уж удачно я сюда попал… В общем, не важно. Просто, учитываю всю эту веселую историю, есть у меня подозрение, что мне есть что предложить старому маразматику, засевшему во дворце. Главное, чтобы он после этого не помер от счастья раньше, чем я с него свою плату стребую. Да и воспитатель там понадобится, а то я хорошо понимаю, кто именно в итоге может согласиться на эту аферу.
        - А? - удивился Дареми. - Хочешь сказать, что ты удачно потерянный и не отрезанный от Дома потомок Милиха?
        - Я? Нет, я хуже. Но предложить мне все равно есть что.
        Дареми только и смог, что пожать плечами.
        - Ладно, - сказал кот и почему-то зевнул. - Идем искать того, кто нас изловит и доставит туда, куда надо. Поверь мне, это не очень простой выбор. При всем страхе перед старым маразматиком, среди младшеньких ветвей есть типы мнящие, что смогут удержать Ом и перенастроить на себя защиту дворца. Наивные такие. Вон у вымерших шесть сотен лет назад Пестроклювов никто даже излишне близкие к их дворцу земли не смог забрать, так и стоят пустыми. А тут на дворец претендуют.
        Дареми опять пожал плечами. То, что желтый кот не лучший спутник и в принципе не союзник он понял с самого начала. Но бродить по чужим землям в одиночестве, даже без надежды в итоге заполучить ценность при помощи которой можно удрать - идея еще хуже. Лучше уж поучаствовать в торговле. Все больше шансов выжить.
        ГЛАВА 14
        РЕШИТЕЛЬНЫЕ МУЖЧИНЫ.
        Верихана всегда знала, что любой мужчина способен на идиотизм. Даже не так. На самом деле любой мужчина за этот идиотизм схватится обеими руками, если ему только представится возможность. И считать свои действия они почему-то будут героизмом, выражением мужественности, развлечением, исследованием, научным опытом… да чем угодно, только не тем, чем оно является на самом деле.
        А ведь Локар даже некоторое время ей казался умным, спокойным и надежным. Ну, было в нем что-то такое, располагающее и будящее желание присмотреться, пойти поближе, принюхаться, а потом еще и потереться щекой о плечо, с намеком так. Последнее, конечно, было сугубо желаниями кошки, а вовсе не человека, но оно ничего не меняло. Эта кошка, вопреки пословице, была крайне переборчива, когда дело касалось мужчин. И даже если мужчины ей нравились, относилась она к ним по-разному. Вон Лоста хотелось защитить и погладить по голове и возникло это желание еще до того, как Верихана узнала, что у него никогда не было матери. Одного ленивого суслика хотелось пнуть, всегда хотелось пнуть, даже если он не пытался отлынивать от работы. Потому что дай ему только волю, разляжется на солнышке к верху пузом и будет ждать, пока рядом вырастет сказочное дерево и начнет ронять ему в рот пироги с разнообразными начинками. Фальшивого дракона Янира время от времени очень хотелось потрогать мягкой кошачьей лапой, просто чтобы убедиться, что он там все еще жив и не превратился незаметно в памятник. Как-то так он умудрялся
выглядеть.
        Да, а о плечо Локара хотелось потереться щекой. А потом развернуться и обшипеть всех женщин, которые по какой-то причине пошли к нему слишком близко. Локар ощущался как добыча, знатная такая добыча, которую обязательно кто-то попытается отобрать.
        И, наверное, хорошо, что он об этом не догадывался. Верихана подозревала, что только пока, потому что он был умным и у него был странный дар. А еще она сильно подозревала, что он не будет сопротивляться своему счастью. Просто ей пока было не до того, других проблем полно. Да и в целом, ей-то это счастье нужно? Ведь мужчины рано или поздно все равно делают идиотизм и приносят проблемы, и никуда от этого не деться.
        А еще Верихана подозревала, что чем лучше мужчина, тем его идиотизм будет грандиознее. Ну, не станет тот же Лост размениваться на ерунду. Если уж сидиотничать, то только так, чтобы рядом образовалась красотка с избирательным зрением, да и умением понимать действительность, какие-то боги, которым что-то надо, да еще и, по сути, спасении е мира, который ему до сих пор не был особо дорог. Эпичный же набор. Словно незапланированной кошачьей шкуры ему показалось мало. Жизнь вдруг успела стать скучной и пришлось искать в ней новое разнообразие.
        В общем, по всем параметрам, Локар тоже не должен был удовлетворяться мелочью и сотворить что-то не менее грандиозное. Например, начать испытывать самодельную отмычку для местных порталов в непонятно каком подземелье, при том, что эти порталы точно уж непонятно куда ведут, да еще и туда, где наверняка обнаружатся противники. Хорошо, если мирно обедающие, а могут ведь и в засаде сидеть. Ну, вдруг они сумели доуматься до идеи о том, что Локар эти порталы возьмет и станет открывать?
        Точнее, он станет открывать один, тот, к которому вели следы.
        А самое поганое, то, что Верихана, вместо того, чтобы настучать ненормальному экспериментатору по рукам и прекратить безобразие, сначала, как романтичная дурочка любовалась профилем сосредоточенного мужчины, не задумавшись о том, на чем же он там так сосредоточился. Потом некоторое время спорила. А потом стало поздно, потому что за время спора самодельная отмычка на основе местного артефакта взяла и сработала.
        - Мы можем туда не ходить, - извиняющимся тоном сказал Локар, когда открывшийся портал стабилизировался.
        Верихана одарила его сердитым взглядом. И нет, предложение-то было неплохое. Но, скорее всего, уже поздно что-то менять. Ну, не могут с той стороны не заметить, что их стационарный портал кто-то взял и открыл. И они обязательно заинтересуются кто. Так что элемент неожиданности потерян и взамен этой потери надо хоть что-то получить.
        - Если что, сразу бежим, никаких боев, понял? - мрачно спросила Верихана.
        Локар кивнул.
        А все остальные промолчали, разумно решив не привлекать к себе внимание рассерженной кошки.
        И нет, их там вовсе не ждали. Появление чужаков вообще вызвало ажиотаж, беготню и вопли. Вот только кому от этого легче, если один любитель-экспериментатор жизнерадостно орет прямо в ухо, что надо перекрыть выходы, пока не разбежались. Кто-то за спиной требует искать чьих-то там родственников. А кто-то другой повелевает спешить, потому что скоро наверняка появится некто способный прекратить бардак и панику, и тогда придется драться, а Верихана не велела.
        - Мужики, - мрачно произнесла эта самая Верихана и треснула каблуком по колену какого-то здоровяка. Очень уж удачно он стоял.
        А потом удивленно наблюдала за тем, как этот здоровяк садится, где стоял, и начинает плакать.
        Дареми отчаянно трусил и столь же отчаянно храбрился. А еще он изо всех сил пытался успокоиться. И все это отражалось на его лице.
        Зато он не задавал вопросов. Просто шел. И это уже можно было приписать к достоинствам. Потому что сам Лост бы не удержался. И попытался бы выяснить с какой радости спутник собирается торговаться с одним старым маразматиком, а особенно, что желает ему преложить.
        Лост бросил на Дареми взгляд, убедился, что ничего не изменилось и пошевелил усами. По землям Дома Ропьянки они бродили уже довольно долго, но пока вообще никого не встретили. То ли этот Ом успел за пару лет окончательно вымереть, то ли все побежали ловить нанимателей Дареми.
        А Лост вдруг понял, что желает побыстрее отсюда убраться. Ведь пока он здесь бродит, пока вернется к Стрижам, если не сумеет договориться об открытии портала, пока… А вернуться точно стоило бы побыстрее. Тем более, никто не знает куда он делся.
        А еще брошенного в то ли пшенице, то ли не пшенице пленника надо было забрать.
        - Может покричать и кто-то придет? - задумчиво спросил сам у себя Лост.
        Дареми удивленно на него посмотрел, словно только сейчас вдруг обнаружил, что кот умеет разговаривать.
        - Если подумать, меня же сюда специально забросили. Ну, не верю я в такие совпадения. Специально увели немного в сторону от боевой цапли… хорошо хоть из ловушки вывели. В общем, если мне нужно поговорить со стариком Ропьянкой, могли бы навстречу отправить тех, кто меня к нему отведет. Я ведь прав?
        Дареми заторможено кивнул.
        Боги, похоже, Лоста подслушивали. Потому что полдня бродить все-таки не пришлось. Не успел он с Дареми подняться на попавшийся на пути небольшой холм, как ощутил лапами легкую вибрацию. А потом, с холма заметил повозку на демоновой тяге. Повозка, вопреки здравому смыслу, ехала не по дороге и явно направлялась к тому же холму. Она весело подпрыгивала на неровностях, время от времени издавала странные звуки, а дважды вообще взяла и на некоторое время остановилась.
        - Может мы уйдем? - спросил Дареми.
        - Зачем? - удивился Лост. - Они же наверняка уедут и нам опять придется кого-то искать.
        - А мы кого-то искали? - спросил Дареми и печально вздохнул, видимо мысленно простившись с жизнью.
        Трусил он все так же отчаянно, но выглядел уже поспокойнее. Видимо, смирился с судьбой.
        Повозка опять остановилась, не доехав до холма совсем немного, из нее вылез человек, кособоко нагнулся и, похоже, стал уговаривать демона все-таки дотащить повозку до проклятого холма.
        - Может, спустимся к ним? - с сомнением спросил Дареми.
        - Нет, им надо, пускай они и поднимаются, - проворчал Лост, решив, что немного все-таки может подождать.
        Дареми одарил его удивленным взглядом.
        Человек внизу немного покланялся повозке. Потом помог из нее выбраться еще одному человеку и эта пара начала восхождение на холм. Лост картинно зевнул и сел. Пошевелил правым ухом. Похлопал кончиком хвоста по земле. Переступил передними лапами. Опять зевнул.
        - Что-то они не спешат, ты не находишь? - спросил у Дареми и еще раз зевнул.
        Ответили ему пожатием плечами.
        А люди приближались и уже было видно, что это сурового вида мужик и тоненькая, белобрысая девчонка. Причем, это именно девочке надо было на холм, а мужик скорее всего выступал в роли телохранителя и его долго пришлось уговаривать. А может и шантажировать тем, что пойдет одна.
        Когда эта парочка наконец забралась на холм, мужчина первым делом попытался затолкать девчонку себе за спину, но она выскользнула с другой стороны и с непонятным восторгом уставилась на Дареми.
        - Дедушка сказал, чтобы я тебя встретила, ему приснился сон, такой же, как и мне, - заявила девчонка вместо приветствия.
        Дареми удивленно на нее вылупился.
        - Сон? - переспросил он.
        - Белая нам снилась и сказала, что есть шансы, если найдем посланника.
        Лицо Дареми стало еще удивленнее.
        А Лост опять зевнул и лениво произнес:
        - Думаю, вас ко мне послали.
        Девчонка почему-то пискнула и подпрыгнула и мужчина все-таки затолкал ее за спину. Она оттуда сразу же выглянула и обижено произнесла:
        - Меня к человеку посылали.
        - А я человек, - сказал Лост, вставая на лапы. - Болею просто.
        После этого заявления удивленно на него уставились все присутствующие.
        Старик Ропьянка оказался не таким и стариком. Довольно крепкий мужчина. Немолодой, конечно, но умирать на днях он явно не собирался.
        Вообще поговаривали, причем, шепотом, что этот человек фактически заперся во дворце и перестал контактировать с внешним миром из-за смерти четвертой жены. Первые три смерти супруг его не особо тронули - девушки решили рискнуть, вообразив, что смогут возродить фактически угасший род - от старшей ветви, собственно, этот старик и остался, а младшие что? Ерунда на самом деле все младшие ветви, когда нет старшей. Они даже жить на этих землях после смерти последнего старшего вряд ли смогут.
        В общем, первых трех жен Ропьянке жалко не было, он им вовсе не обещал, что они будут жить долго и счастливо. А вот четвертая - отдельная история. И там уже он решил рискнуть, как какой-то влюбленный идиот, на самом деле, позволив себе поверить, что появившиеся чувства к этой конопатой девушке если не сломают проклятье, то заставят его дать трещину и род все-таки продолжится.
        Проклятью на эти измышления было начхать и жена, которую ему хотелось носить в ладонях, оберегая ее от всего, что только можно, тоже умерла, причем, даже быстрее, чем первые три. И вот после этого он уехал оживать свою жизнь и больше ни на что не надеясь. И ему было даже спокойно, пока не начала сниться Белая Чародейка.
        И ладно бы ему одному, так она еще и чуть ли не двадцати представителям младшей ветви тоже снилась. И все с теми же намеками на новую надежду.
        А игнорировать богов даже у него не получалось.
        - Какое знакомое лицо, - сказал старик с любопытством посмотрев на Дареми. - Рисковый ты человек.
        Вольнонаемный маг пожал плечами. А что скажешь с такой ситуации? Что всего лишь хотел увести вещь, которая вроде как не сильно этому старику нужна?
        - Так, - добавил Ропьянка, переведя взгляд на песочного цвета большого кота. - Так.
        - Мое лицо тоже знакомо, когда я человек, - сказал кот. - Но у меня проблемы с тем, чтобы превратиться в одетого человека, так что я побуду так.
        Старик почему-то кивнул, ни капельки этому заявлению не удивившись. Причем, Лост чувствовал, что действительно не удивился, а не вид делает.
        Хотя может этот тип просто устал от жизни.
        - Ну, удивляйте меня, - предложил Ропьянка, словно в насмешку.
        Дареми посмотрел на Лоста. Лост задумчиво пошевелил ушами и качнул хвостом.
        - Удивлять? - проворчал тихо. - Ладно. Не будем ходить вокруг а около. Действительно, зачем терять время на церемонии и прощупывание почвы? Простота тоже временами неплоха.
        Старик хмыкнул.
        Воины и маги дома, стоявшие под стенами, как статуи, довольно дружно пошевелились и опять замерли. Дареми даже стало не по себе из-за этого, потому что именно в этот момент он инстинктивно почувствовал, что все эти люди готовы его атаковать после малейшего движения пальцем. И что им атаковать очень хочется. Просто чтобы доказать свою полезность.
        С полезностью у большинства воинов и магов, не выезжающих с земель конкретного Дома в принципе наблюдаются проблемы. Это раньше могла начаться война между Домами из-за любого чиха. Могли толпами бродить чужаки, что-то вынюхивать и пытаться тихо вредить. Могли пытаться украсть женщин или артефакты. А сейчас что? А сейчас те времена, когда не каждый вольнонаемный маг рискнет ввязаться в авантюру. Большинство зарабатывают себе на жизнь гораздо более мирными способами. Вот и оказываются воины и маги не у дел. И начинает казаться, что они существуют просто как дань традициям. А это практически ощущение собственной бесполезности.
        - Продолжай, звере-человек, - ворчливо потребовал Ропьянка, когда пауза Лоста несколько затянулась.
        Кот фыркнул, заставив воинов и магов опять пошевелиться. Сел и, кажется, улыбнулся.
        - У меня есть подозрение, что я знаю, где обитают отколовшиеся, но не отрезанные от Дома представители старшей ветви Ропьянки, - заявил предельно спокойным тоном.
        Старик хмыкнул.
        - В другом мире они обитают. Видимо, кто-то случайно в портал между мирами забрел, его существование уже практически доказанная вещь. А портал тут односторонний и открывается ненадолго.
        Воины и маги опять пошевелились, столько дружно, словно на самом деле были этаким странным существом, которое пытается принять удобную позу.
        - И что же ты хочешь за эти сведения? - спросил Ропьянка, изо всех сил делая вид, что не особо заинтересован.
        Кот переступил передними лапами, как-то странно оскалился и заявил:
        - Всего лишь то, что и так принадлежит мне и чем вы воспользоваться не сможете. Потому что, как я недавно понял, оно тоже завязано на кровь и наследственность.
        - У меня это есть?
        - Есть. И я даже ваш Дом ни в чем обвинять не буду. Вы по сути подобрали то, что выпало из чужих рук, не зная истинной ценности. Иначе наверняка бы искали способ его использовать. Вы вообще много чего подбираете. как какие-то сороки, а не ропьянки.
        - Не тяни, - потребовал старик.
        - И заставить вы меня не сможете. Да дело тут даже не в том, чтобы заставить меня что-то сказать. Дело в том, что нужно уговорить поделиться родственниками одного упрямого молодого человека. А он наследник по истине Великого Дома. Здесь настолько великих вообще не существует. Ни по территории, ни по богатствам, ни по влиянию на тех землях, которые им не принадлежат. И да, не улыбайтесь столь загадочно. Потому что вряд ли тут дело в вашей крови. Начало тому Дому положил человек, которого фактически отправили на смерть, делая вид, что это награда. А он принадлежал роду, который существует гораздо дольше, чем ваше проклятье. И этот род тоже не менее велик, чем отколовшаяся от него часть. Так что дело не в вас, дело в них. И у вас есть шансы заполучить столь ценное наследие. Пускай и в лице не лучших представителей этого Дома. Лучшие не согласятся сюда отправиться. И я бы не советовал вам пытаться убедить молодого человека силой, в чем бы вам ни захотелось его убедить. Он рассердится и вы вообще ничего не получите. Просто потому, что он не озвучит родственникам предложение.
        - Что тебе надо? - мрачно спросил старик.
        А воины и маги успешно притворялись каменными. Кажется, даже не дышали. И Дареми вдруг понял, что никто из них не сомневается, что эти самые родственники, часть старшей ветви Дома Ропьянки в другом мире действительно существуют.
        - Книга. Небольшая такая книга в синей бархатной обложке. Я даже не знаю как она называется, мой отец всегда ее защищал так, словно прикосновение к ней могло меня убить. Мне нужна эта книга. Ее ваш столь неудачно погибший племянник привез из болот вместе с певчими птицами.
        - О, - сказал старик и уставился на Лоста так, словно он попросил подержать шаровую молнию, в ревности изловленную в грозовую ловушку, да так до сих пор и не выпущенную на волю. - О… А ведь ты действительно не знаешь, что это за книга… и что она может с тобой сделать. Хотя может и не сделает, если предназначена тебе. Очень любопытно. Давай мы с тобой…
        - Никаких договоров я заключать не буду. Ничем делиться я не буду. Ничего объяснять я тем более не буду. Мне книга, вашему Дому долгожданные наследники, которые не помрут во цвете лет так и не оставив поле себя ни единого ребенка. Уверен, там найдется достаточно болванов, чтобы соблазниться участью ценных лошадок, привезенных для разведения.
        Старик хмыкнул.
        А Лост встал на лапы, качнул хвостом и мрачно добавил:
        - И прекратите попытки проковырять дырочку в моей защите. Я это прекрасно чувствую.
        Старик опять хмыкнул. Беззвучно пошевелил губами, словно спрашивал у богов зачем они привели в его Дом это невоспитанное существо, а потом поднял руку и пошевелил пальцами, словно разрешал своим воинам и магам атаковать.
        Но атаковать они почему-то не стали. Просто несколько человек отошли от стены и дружно куда-то отправились. Может даже за той самой книгой.
        - А ведь вы все еще находитесь в моем дворце, - задумчиво сказал старик и сложил руки на животе, изображая расслабленную позу.
        Кот опять сел, пошевелил ухом и промолчал.
        Хотя высказаться бы мог. Дареми ни капельки в этом не сомневался.
        Дареми был уверен, что их тут все-таки убьют.
        Лост, видимо, был уверен в чем-то другом. Причем, настолько, что от своих позиций не отступал ни на полшага.
        Ему попытались угрожать. Сначала намеками, а потом и в открытую.
        Кот в ответ нагло зевнул и сообщил, что если с ним тут что-то случится, добрый парень, тот самый, который фактически часть старшей ветви, вообще ни на какие переговоры не пойдет. Ропьянки для него даже не родственники. А тут такая семья, которая и родственников не особо жалует, если они того заслуживают. А уж помогать тому, кто сначала убил друга, а потом приперся что-то просить… Ну, у кор-графов своя гордость и местами с ней вся гордость птичьих Домов даже близко не сравнится.
        Лосту пытались намекать на то, что меняться нужно по факту. То есть, книжку ему дадут после того, как он познакомит с тем самым парнем.
        Лост фыркал и говорил, что сначала он убедится, что книга та самая, потом прицепит к ней маячок, чтобы случайно не поменяли, а потом отдаст подержать до момента знакомства. И да, не отдать после этого книгу будет нельзя. Потому что Лост на самом деле мстительная сволочь и его маячок будет с секретом. В общем, обманут, точно об этом пожалеют. А мстительный Лост еще и тому самому парню на обманщиков пожалуется. У него тоже своя гордость, он отомстить может и так, практически по-женски.
        Лосту пытались объяснять, что так не честно, но у него появлялось такое выражение на морде, что аргументы в пользу этой версии быстро заканчивались.
        В общем, книгу он получил. Понюхал ее, почему-то чхнув. Потрогал лапой. Задумчиво пошевелил усами.
        - Ладно, - сказал странным тоном. - Девушки, вы лучше пока отвернитесь, а то я не могу гарантировать, что одежда будет на мне с первой попытки.
        Девушки дружно уставились на него во все глаза.
        Кот встал на лапы, зачем-то пошевелил правым ухом, а потом резко шагнул вперед и вверх, вытянувшись в человека. Одетого, правда, что не помешало последнему представителю старшей ветви Дома Ропьянки мрачно выругаться.
        - Ну, да, это я, - сказал Лост, наклонившись и подобрав книгу. - Но вы ничего со мной сделать не можете. Про Льена я говорил правду. И его обмануть вы не сможете, он вообще парень недоверчивый, не постесняется проверить ваши слова на камне правы и обязательно спросит, откуда вы о нем узнали и куда это я умудрился деться. И, да, я еще и сопротивляться буду. А сейчас я сильнее, точнее, гораздо умелее, чем в тот раз. Помните, чем охота на меня закончилась? Ту башенку, кстати, отстроили? Да-да, я наглый, это все знают.
        Старик Ропьянка, кажется, заскрипел зубами, но отдавать никаких приказов почему-то не стал. Еще и со странным ожиданием уставился на книгу в руках Лоста. Словно был уверен - стоит ему ее открыть, как от наглого кота останется один пепел. И Ропьянки даже смогут сказать, что он сам виноват. Никто же не заставлял его эта книгу открывать. А то, что не сказали, что не стоит… ну, он вроде бы что-то об этой книге и без них знал.
        - Очень интересно, - наконец сказал Лост, сел прямо там, где стоял, положил книгу на колени, а поверх нее ладонь.
        А за тем, как он ее открывает не моргая следили все присутствующие.
        И что же случилось после того, как он ее открыл? Да вроде бы ничего, если не учитывать, что Лост замер над этой книгой и некоторое время не шевелился. А потом аккуратно ее закрыл, криво улыбнулся и произнес:
        - Нет, я вам ее даже на подержать не отдам. Для вашего же блага. Эта книжка еще мстительнее, чем я, на самом деле.
        После чего взял и засунул книгу за пазуху. И улыбнулся. Широко и нагло.
        Книга ощущалась живой и теплой. А еще странным образом даровала силу. Лост просто физически чувствовал, что пока эта книга у него в руках, все, что он будет делать, будет гораздо лучше. Защита будет практически непробиваема. Любые плетения практически неуничтожимы… Да Лост почувствовал себя едва ли не богом, что его одновременно и пугало (ведь не факт, что ощущения не врут), и веселило и толкало на глупости. Например на то, чтобы взять и устроить эпическую битву с воинами Дома Ропьянки, чтобы проверить насколько правдивы ощущения. Но Лост держался. И даже старательно сдерживал свой характер. Ну, нельзя же хамить целому главе целого ома. Особенно если особых причин для этого нет.
        Книга вообще была странная.
        На первый взгляд это был чей-то дневник. Точнее, не на первый. Сначала Лост увидел на открытой странице непонятные значки, а стал понимать, что там написано спустя двенадцать ударов сердца. Лост даже умудрился их посчитать. А потом понял, что кто-то пишет о своем бестолковом ученике. Видимо, бестолковость учеников всеобщая проблема во всех мирах.
        С другой стороны, а с чего бы чьему-то дневнику ощущаться живым и приавать силы, пускай даже фальшивой?
        В общем, очень странная книга, не удивительно, что отец гонял Лоста от этого раритета как только мог. Прятал его. А когда мальчишка все-таки нашел, отходил ремнем, чего не делал даже после того, как Лост едва не сжег дом.
        И у Лоста чесались руки схватиться за эту книгу, сесть в укромном уголке и изучить ее со всех сторон. Потому что дневник мог быть такой же фальшивкой, как и изначальные непонятные значки.
        А тут Ропьянки. Которым надо к Льену. Причем, судя по всему, всем и сразу, всем, кто только был во дворце, включительно со слугами и теми самыми бестолковыми учениками.
        И Лоста в этой ситуации радовало всего две вещи.
        Во-первых, никто даже не пытался возражать против того, чтобы воспользоваться портальной аркой. Ропьянкам видимо не терпелось убедиться в реальности существования Льена и уговорить его съездить в гости к одному старичку. Лост только очень надеялся, что они не попытаются там его задержать. А то в этот мир набежит толпа магов и попытается окончательно смести Дом Ропьянки с лица земли. Лост почему-то в этом ни капельки не сомневался.
        А во-вторых, Лосту очень хотелось посмотреть на лицо Марука в тот момент, когда к нему в гости завалится вся эта толпа. И нет, никто открывать порталы прямо на его землю не собирался, а то так можно и войну нечаянно устроить, были прецеденты. На земли Домов, даже если они в общем городе, порталы открывают только после того, как об этом договорятся и стараются не опоздать ни на минуту. А для того, чтобы договориться, сначала нужно добраться до представителей Дома Стрижей. То есть, пилить пару дней хотя бы до земель Дома Белоозерки, у которых были какие-то договоренности со Стрижами и постоянный их представитель где-то на границе земель. И Лост как-то вдруг понял, что в этом мире очень не хватает банальной портальной почты. И ему стало интересно, почему до нее никто так и не одумался.
        В общем, едва ли не половина сильных Дома Ропьянки отправлялась на Портальную площадь в Общем городе. С перспективой нагло напроситься в гости в Дом Стрижей. А это по идее било по их гордости. Но перспектива обрести надежду на будущее ее перевешивала с большим отрывом.
        Впрочем, учитывая те веселые истории, которые Льен рассказывал о некоторых своих родственниках, Лост был уверен, что в итоге Ропьянки уговорят каких-то не шибко переборчивых девиц выйти замуж за своих сильных и холостых мужчин из младшей ветви. Потому что связываться с тем придурочным чьим-то там племянником, который пытался ухаживать за Джульеттой, чтобы получить кор-графство, или той толпой, которой не хватило ума понять, что с ними сделает папаша Льена, как только избавится от идиотского договора, заставлявшего его выслушивать их странные претензии… в общем, Ропьянки лучше окончательно вымрут, чем станут позориться с такими мужчинами во главе.
        - Так что это за книга? - спросил старик Ропьянка, подойдя к Лосту, наблюдавшему за тем, как подготавливают портальную арку к переходу большого количества людей.
        - Не знаю, - беззаботно признался Лост. - Просто она моя. Еще в детстве была моя, но отец считал, что тога она была для меня опасна.
        И улыбнулся.
        А старик заглянул ему в лицо, а потом отступил, сделал шаг назад. Видимо увидел что-то такое, чего увидеть не ожидал.
        - Когда туда попадешь, спустись первым делом в повал, в тот, в котором они ритуалы проводили. Там на стенах есть портреты, думаю, тебе понравится, - загадочно сказал старик, тоже улыбнулся и развернулся уходить.
        - О? - удивился Лост. - Так что это за книга? И зачем она вам понадобилась?
        - Она должна была привести надежду. А тебя приведет туда, куда и должна.
        С чем и ушел.
        ГЛАВА 15
        КАКАЯ ОХОТА, ТАКАЯ И ДОБЫЧА.
        Появление Ропьянок на Портальной площади вызвало фурор. В чем они виноваты были сами. В лица даже самых сильных магов и воинов этого закрытого для мира Дома естественно мало кто знал. Но они ситуацию с узнаваемостью исправили самым радикальным образом - разоделись в цвета Дома Ропьянки, обвесились символикой, и Лост сильно удивлялся, что они еще и флаги с собой не прихватили. Ага, для полноты картины, чтобы вообще никто не усомнился в том, кто же именно пожаловал в город.
        Зачем Ропьянкам этот фурор понадобился, Лост понятия не имел. И был практически уверен, что именно понадобился. Захотели бы явиться тайком, приложили бы к этому хоть какие-то усилия.
        Радовать Марука тем, что к нему пожаловали гости, предстояло Лосту в сопровождении миловидной девушки, кажется, лекарки, и сурового седого мужчины, изо всех сил пытавшегося казаться безобидным. Получалось у него так себе.
        И Лосту очень хотелось спихнуть это представительство на переговорщиков Дома Стрижей, закрыться где-то в тихом месте и изучить книгу, которая не давала о себе забыть ни на минуту.
        Зато Лост умудрился забыть кое о ком другом, о ком забывать явно не стоило. Забыл просто из-за сосредоточенности на книге.
        Так что встреча с боевой цаплей получилась несколько неожиданная. Лост, ко всему, еще и умудрился посмотреть на нее как-то так, что она это отлично поняла. За что, недолго думая и отвесила подзатыльник, как загулявшему сынишке, наконец-то явившемуся домой. Прямо у центральных ворот и отвесила. Удивив и порадовав зрителей, пришедших к этим воротам ради хоть какого-то скандала, и заставив несколько растеряться сурового мужика, чьим именем Лост забыл поинтересоваться. Вероятно, тоже из-за книги.
        - Она сводит меня с ума, - понял Лост.
        И, вероятно, пытается таким образом побыстрее заставить себя прочесть. А тут надо представить главе Дома Стрижей нежданных гостей. Потом поймать где-то боевую цаплю, где-то, где не будет свидетелей и объяснить, что именно происходит, и что книга явно влияет на поведение. Потом, прежде чем читать эту книжку, надо все-таки посадить где-то недалеко тех, кто сможет в случае чего вовремя от нее оторвать. Ну, не доверял Лост местным артефактам, особенно таким, способным влиять на владельцев. Доверишься такому, а потом и не заметишь как станешь живым придатком к нему, исполнителем воли, без единой собственной мысли в голове. Вот весело будет.
        - Дел, конечно, - пробормотал Лост и кивнул седому мужику, смотревшему на него с большим подозрением.
        Девчонка же почему-то улыбалась. А Лоста улыбчивые по непонятным причинам местные лекари не нравились не меньше, чем излишне самостоятельные артефакты.
        Вообще, он постепенно приходил к выводу, что в этом мире ему не нравится слишком многое. Даже в мире оборотней лучше. Там один фальшивый дракон Янир раздражает своим непонятным поведением. Все остальное терпимо. Даже юные девицы-оборотни со своими попытками непременно накормить достойных этого мужчин.
        Стражи ворот Дома Стрижей тем временем пообщались, попытавшись втянуть в это общение Нэллу, но она только фыркнула и гордо удалилась. Пришли к какому-то известному им выводу, а потом отправили самого младшего на переговоры.
        В общем, все как всегда.
        А потом эти люди еще и скажут, что это Лост припер в их Дом таких неудобных гостей. Ага, специально за ними охотился, потому что не знал как бы еще навредить и не нарваться на великую и беспощадную месть.
        Впрочем, на самом деле его в этом Доме волновало только мнение боевой цапли. Остальные пускай думают что хотят.
        А Нэлла, как назло, не дала шанса сразу что-то там объяснить.
        Впрочем, хорош бы он был, пытаясь прямо у ворот объяснять что же с ним произошло, а особенно заговори про книгу.
        Может она специально ушла, чтобы не толкать его на такую глупость?
        Или чтобы самой ее не сотворить?
        - Женщины такие сложные существа, - сказал задумчиво.
        Девчонка-лекарка одарила его любопытным взглядом.
        А Лост вздохнул, попытался упорядочить мысли и вспомнил о брошенном на поле пленнике, которого тоже надо было как-то оттуда забрать.
        В общем, куча проблем. И это притом, что в данный момент какой-то там пленник волновал Лоста меньше всего. Да и что тот тип сможет рассказать в итоге? Да ничего интересного наверняка. Разве что попытаться его на что-то выменять у родственников.
        Ну, если он все еще валяется на том поле.
        Это же надо было о нес совсем забыть.
        Лост тихонько хмыкнул и решил, что с книгой нужно разобраться побыстрее, а то тенденции прослеживаются не очень хорошие. Пока она заставляет о себе помнить, забываешь о том, о чем забывать не стоит.
        Что за ерунда там происходит, Верихана перестала понимать еще в тот момент, когда стукнутый не так уж сильно мужик взял и расплакался.
        Точнее, она и вовсе не понимала, что за странное место они нашли на выходе из портала. Что за не менее странные люди там находились и почему сразу же подняли панику, ага, как невинные девицы, купавшиеся голышом в озере, при виде вывалившейся из ближайших кустов мужской компании.
        А еще она не понимала почему пришедшая с ней компания дружно бросилась добавлять паники. Вот они понимали, а она почему-то нет. И ей хотелось начать на них орать, командовать, строить, но Верихана не стала. Запоозрила, что что-то упустила из-за того, что сосредоточилась на веселом парне Локаре и его экспериментах.
        И честно, она даже не сразу вспомнила, что сюда они по сути пришли чтобы забрать утащенного непонятно кем оборотня. А до этого и вовсе шли по подозрительным следам. Ну, заморочили ей голову экспериментами, паникой и прочими воплями, и странными требованиями.
        И счастье, что этот несчастный оборотень нашелся здесь же. Похоже, это вообще было специальное место в котором держали пленников и всех, кто не должен был мешаться под ногами. И, прежде, чем выходить, следовало сделать так, чтобы паникующие умалишенные не побежали следом. не зря же дверь в это помещение заперли.
        - Локар, а куда ты, собственно нас вел, когда открывал портал? - ласково спросила Верихана, подойдя к здоровяку, умудрявшемуся стоять чуть в стороне и не участвовать во всеобщем кавардаке.
        - Туда, куда утащили нашего подопытного, - спокойно признался экспериментатор с порталами.
        Верихана кивнула. Ну, логично же. Да и не факт, что те, кто утащил, куда-то делись из этого помещения.
        - Ладно, - сказала она мрачно. - Ладно. Тогда сделаем так. Оставим эту толпу здесь, сортировать пленников и искать среди них кого-то нужного, раз уж они считают, что таковые здесь есть. А сами пойдем, посмотрим, что находится за вон той дверцей.
        И указала пальцем на запертый выход.
        Локар возражать не стал, похоже, ему тоже очень хотелось прогуляться в тишине и попытаться разобраться в собственных мыслях.
        - Только далеко не уходите и возвращайтесь побыстрее, - потребовал один из магов, и Верихана величественно кивнула.
        Влипать в неприятности она точно не собиралась, а там, как получится.
        А еще, точно, что не помешает, это выяснить, где именно они оказались. У кого-то вменяемого. Потому что было у Вериханы большое подозрение, что обитатели этого помещения ответить на столь простой вопрос не смогут. Потому что сами не знают.
        Пока Лост договаривался о том, что Ропьянки отыщут и доставят в Общий город его пленника, старательно мирился с Нэллой и еще более старательно избегал Марука, Верихана и Локар тоже времени не теряли. Впрочем, в их случае что-то потерять было бы сложно. Потому что стоило им выйти за дверь, как сразу же начались приключения. Причем, начались они с твари Локара. Эта тварь взяла и что-то как-то почувствовала. И Локару стоило множество усилий просто выяснить что же именно. И прилагать эти усилия приходилось затаившись и замаскировавшись под какой-то лестницей. А по ней, как назло, все время кто-то ходил. То туда ходил, то сюда, то по одному, то целой толпой. И Верихана в какой-то момент даже сообразила, что все эти люди подозрительно молчаливы, что особенно было заметно в случае толпы.
        Понаблюдав, Верихана даже поняла в чем дело. Эти люди двигались скупо, словно были шарнирными куклами, подвешенными на тонких нитях. Этакими марионетками. Да еще и двигал их кто-то не шибко умелый.
        В общем у людей были явные проблемы со свободой воли.
        - Хм, - тихо сказала бывшая циркачка и посмотрела на Локара, решая, можно ли его отвлечь от его проблем общения с питомцем. - Кажется, я знаю где мы…
        - Где? - спросил Локар, то ли договорившись со своей тварью, то ли решив от нее отвлечься.
        - В гостях у нашего любителя разбрасываться подчинением.
        - Да? А мой питомец считает, что мы в логове чужой тьмы, - поделился тайным Локар.
        Верихана нахмурилась, а потом осторожно произнесла:
        - Ну, мы же знали, что он бал в той долине, в тех самых горах.
        Локар кивнул.
        - Но он, вроде бы, долину покинул, - сказал задумчиво.
        - Или хорошо в ней замаскировался.
        Локар опять кивнул.
        Как они пробирались вдоль стеночки к ближайшему замеченному окну - было отдельной историей. А все потому, что люди продолжали бродить. Причем, судя по тому, что Верихане очень скоро стало казаться, что она тех или иных персонажей уже где-то видела, это были они и те же люди. Которые зачем-то ходили туда-сюда. Бессмысленное такое движение.
        Или Верихана просто не понимала в чем смысл.
        Пейзаж за окном одновременно и порадовал, и нет. За окном были горы. Может даже те самые. А может какие-то другие. Ведь по идее в этом мире горы не одни. И вовсе не факт, что по другим горам тоже не распиханы порождения тьмы. Местные боги те еще затейники.
        - Нет, нам определенно нужно кого-то поймать, - задумчиво произнесла Верихана. - Кого-то вменяемого. Только как мы его найдем? У меня такое ощущение, что здесь можно бродить годами и так никого кроме этих живых марионеток не встретить.
        - Можно попробовать, - не менее задумчиво сказал Локар и сел там, где стоял. Настолько неожиданно сел, что Верихана едва удержалась от того, чтобы его пнуть.
        А потом он столь же неожиданно встал, протянул перед собой руку и заявил:
        - Нам туда.
        Верихана удивленно посмотрела на стену, на которую он, собственно, и указывал.
        - Ты уверен? - решила она все-таки уточнить.
        - Абсолютно. Стена фальшивая, не везде, но фальшивая. И местами через нее можно пройти. Если хорошо попросить тех, кто этой стеной притворяется.
        И улыбнулся, гад. Обаятельно так улыбнулся. Настолько обаятельно, что какая-то дурочка бы уже согласилась идти за ним что в огонь, что в воду, что прямо замуж.
        Верихана стадию дурочки давно переросла, поэтому произнесла с нажимом:
        - Локар!
        - Там тьма. Но нас пропустят. А если мы не пройдем здесь, то к тому коридору придется добираться через половину этого дома, а он не маленький. Может это вообще дворец.
        Верихана вздохнула, но спорить не стала. Хотя идея идти через фальшивые стены сотворенные тьмой ей совсем не нравилась. Пускай даже эта тьма по непонятной причине решила пропустить. Тварь Локара с ней договорилась? Или он сам, натренировавшись на этой твари. Выяснять Верихане в данный момент совсем не хотелось. Хотя она этот вопрос обязательно прояснит, просто попозже.
        Идти сквозь тьму было жутко. Просто жутко. До зубной боли и желания превратиться во что-то совсем крошечное, прошмыгнуть в щель и там затаиться. Причем, Верихана была уверена, что никто ее специально не пугает. А жутко было наверное из-за несовпадения. Несовпадения энергий, что ли. Ведь фактически она сейчас отрезана от мира этой совсем чуждой энергией. А ей неуютно было даже в чужом мире, особенно после того, как научилась превращаться в кошку. Она-то и в мире оборотней решила остаться из-за того, что там никакого дискомфорта из-за чуждости не испытывала.
        В общем, все было сложно. И Верихана решила оставить эти сложности на потом.
        Все на потом. И Локара с его притягательностью, и его тварь с ее жуткостью. Сейчас явно не до того и сосредоточиться следует на другом.
        А потом тьма закончилась. И Верихана поняла, что стена на самом деле тонкая, просто сумела непонятным образом растянуть время. Но кошка на эти соображения только мысленно фыркнула и сцепила зубы, чтобы не попросить обратно идти другим путем. Локар ведь может согласиться и демоны знают во что это может вылиться. Лучше немного потерпеть.
        Верихана глубоко вдохнула и честно попыталась сосредоточиться на том, что происходит снаружи, а не внутри нее самой.
        В итоге оказалось, что это было правильное решение. Может именно благодаря нему они так далеко и зашли, причем, зашли без малейших проблем. Потому что Верихана не отвлекала своими переживаниями ни Локара, ни его тварь. А она почему-то была уверена, что они обязательно бы отвлеклись. В конце концов, тварь именно человеческими переживаниями и питается. Ну, по факту, если не вдаваться в подробности.
        А потом они дошли до того самого вменяемого человека.
        И это был даже не беглый преподаватель и любитель накладывать на всех подряд подчинение в одном лице. Это было хуже. Причем, изначально Верихана даже не заподозрила насколько.
        Ну, подумаешь, нашелся в каком-то закутке странный парень. Заросший волосами и бородой, одинаково неопрятными и нуждавшимися в стрижке. Немного пованивающий немытым телом. Что было неудивительно, учитывая, что нашли его в подвале, среди хранящихся там продуктов и еле вытащили из-за бочек, за которыми он прятался. Тащил, правда, большей частью Локар, а Верихана помогала советами, попутно размышляя, достаточно ли прячущийся человек вменяем, или у твари какие-то свои загадочные представления о человеческой вменяемости.
        Еще больше во вменяемости этого типа Верихана засомневалась, когда Локару наконец удалось его вытащить. Тип сначала отбивался руками и ногами и что-то невнятное мычал. Потом немного успокоился, огляделся и увидел чинно сидевшую Верихану. А сидела она там в виде кошки, да и по этому зданию бродила тоже не человеком, просто потому, что кошки умеют ходить гораздо тише.
        В общем, тип немного успокоился, заметил сидевшую поблизости большую кошку и неожиданно для всех присутствующих (а Верихана умудрилась почувствовать даже удивление твари) воссиял улыбкой.
        Ну, воссиял себе и воссиял, мало ли что творится в голове этого типа. Но вот почему он после этого захихикал и бросился обнимать большую кошку, Верихана даже представить не могла. Настолько, что даже не сообразила отпрыгнуть до того, как тип собственно обнял и попытался возрыдать, ткнувшись носом ей в ухо.
        - Он точно нормальный? - спросила Верихана, все-таки вывернувшись и спрятавшись за большого и надежного Локара.
        - Должен быть, - с некоторым сомнением сказал владелец темного питомца.
        - Я нормальный! - обиделся заросший тип. - Я просто прячусь, чтобы он опять не заставил меня быть ненормальным!
        - О?! - удивилась Верихана и выглянула из-за Локара.
        - И я хочу избавиться от этой вещи, а потом его убить, - мрачно добавил заросший тип, а потом картинно задрал рукав и продемонстрировал тонкий серебряный браслет, плотно облегавший запястье.
        - О, блокиратор, - чему-то обрадовался Локар.
        Но чему именно, выяснить уже не удалось, потому что по лестнице кто-то начал с топотом спускаться. Причем, кто-то явно не один. И хорошо, если всего лишь набрать еды. А ведь могли и столь неудачно выследить заросшего типа.
        - Туда! - опять указал на стену Локар, и Верихана заранее поморщилась.
        Впрочем, деваться, похоже, было некуда. Пришлось идти, прихватив с собой типа, квадратными глазами смотревшего на приближавшуюся стену, но почему-то упрямо идущего и зачем-то пытавшегося схватить Верихану за хвост. Что только добавляло сомнений в его вменяемости.
        Путешествие через вторую стену, состоявшую из тьмы прошло для Вериханы проще и быстрее. То ли из-за того, что она была готова к «чудесным» ощущениям, то ли это именно тьма умела подстраиваться и на самом деле не желала никому причинять неприятности. Просто у нее так получалось.
        Для подвальной находка та же стена оказалась чем-то сродни ведру ледяной воды, вылитом на него на морозе. Бедолагу трясло, глаза были большие-большие и изо всех сил пытались стать еще больше, что-то сказать он явно не мог, даже на Верихану больше не покушался. Просто обхватил себя руками, шлепнулся на задницу, где стоял и трясся.
        Верихана немного на это дело посмотрела, потом подошла к нему и потрогала лапой. И как этот тип отреагировал? А никак.
        - У него блокиратор, никакой защиты, - сказал Локар. - Но у нас все равно особого выбора не было.
        Верихана внимательно на него посмотрела, качнула хвостом и проворчала:
        - Надеюсь он окончательно не спятит.
        Локар равнодушно пожал плечами.
        - Идем дальше? - огляделась Верихана.
        - Нет, сначала посмотрим и послушаем.
        Что он собирался смотреть, кошка спросить не успела, стена, через которую они прошли, посветлела раньше. И стало видно, что по повалу грустно бродят какие-то типы, как-то нечеловечески угловато наклоняются, заглядывая под полки. Они даже за бочками посмотрели, но никого, естественно не нашли, а на следы, которые просто не мог не оставить там потерпевший с блокиратором почему-то не обратили внимания.
        - Нас ищут, - уверенно сказал Локар. - А еще они под подчинением, полным, и найти то, что им не приказали, попросту не могут.
        Верихана кивнула, все больше убеждаясь, что не зря за эту пакость наказывают очень жестко.
        Потерпевший с блокиратором как-то странно всхлипнул. Верихана даже обернулась, ей на какой-то мгновение показалось, что это его предсмертный вздох. Но бедолага всего лишь стал меньше трястись и пытался что-то непонятное сделать с собственными руками. Шевелил ими, старательно выпрямлял, пальцы зачем-то скрючивал.
        - Ты как, несчастный? - спросил Локар, потеряв интерес к поискам в подвале.
        - Н-нормально, - неуверенно ответил ему этот несчастный.
        - Ну и ладно, - решил Локар.
        - Пожди, как это «ладно»? - неподдельно удивилась Верихана. - Пускай рассказывает кто он такой и почему к нам прицепился. А еще, почему он тут вдруг оказался самым вменяемым человеком!
        Потерпевший нервно хихикнул и с подозрительным интересом уставился на свою ладонь.
        Невменяемые люди за прозрачной стеной из тьмы все так же грустно бродили, не в силах сообразить, что их поиски бесполезны. И выглядело это действо жутковато.
        - Локар, пускай он расскажет! - потребовала Верихана.
        - Так я ему не запрещаю, - с некоторым удивлением сказал Локар и зачем-то улыбнулся.
        Его захотелось пнуть. Вместо этого Верихана уставилась на потерпевшего с блокиратором и нехорошим тоном произнесла:
        - Ну… рассказывай!
        Несчастный опустил руку на колено и тоже улыбнулся. Вполне себе благодушно. Словно злобная большая кошка его ни капельки не пугала, то, от чего он столь удачно сбежал было гораздо страшнее. Впрочем, Верихана его даже понимала. Вон какая отличная иллюстрация за стеной.
        - Мне он помог, - наконец сказал этот странный тип.
        - Он? - удивилась Верихана.
        - Он. Ученик мужа моей сестры. Тот, который сам напросился, придя сражаться. И я сразу понял, что это бог.
        - Когда он пришел сражаться? - насмешливо спросил Локар, видимо знавший эту занятную историю.
        - Когда он мне помог. Вы ведь не понимаете. И я не понимал, что такое настоящая несвобода, когда тело вообще не слушается и думать очень сложно, а когда просыпаешься, не сразу это понимаешь, а потом полня пытаешься хоть что-то о себе вспомнить, потому что не помнить очень страшно и одновременно очень спокойно. И из-за второго хочется сдаться и не помнить больше никогда. Я до этого тоже не понимал, что такое эта несвобода. Теперь понимаю.
        - Поздравляю тебя, - проворчала Верихана.
        И что сделал этот тип? А он опять улыбнулся.
        - Да, когда он мне помог, я понял, что это бог. А снаять браслет он почему-то не смог, сказал, что это будет слишком большое вмешательство, что ему пришлось выбирать и он счел браслет меньшей из моих проблем.
        - Он был прав, - припечатал Локар. - Подожди, я сообразил, ты же пропавший придурковатый братец Томии. Как тебя там… А, Бернт.
        Потерпевший кивнул, похоже, даже не обидевшись на «придурковатого».
        - Итак, Бернт, как же ты дошел до такой жизни? - спросил Локар.
        - Я хотел избавиться от той вещи, которая ограничивала мои способности, - мрачно признался бедолага и криво улыбнулся.
        - У тебя это здорово получилось, - насмешливо похвалила Верихана.
        - Мне сначала так и казалось, - серьезно сказал Бернт. - Этот тип просто подержал ту вещь в ладони и пообещал, что через несколько минут она перестанет действовать. И ведь действительно перестала…
        - Похоже никто не догадался отрезать от сети преподавательский допуск мастера Росно, - объяснил Локар. - Он как раз позволяет временно блокировать работу пообных ученических амулетов. Потому что наказанным ученикам может потребоваться вся их сила на каком-то уроке, особенно если он практический.
        - Да, потом все опять вернулось, - подтвердил Бернт.
        - И тебе пообещали постоянный эффект, если ты что-то сделаешь, - задумчиво произнес Локар.
        - Да, - опять подтвердил Бернт.
        - И что же?
        - Не знаю. У них что-то пошло не так и нам пришлось бежать. В мир, в который открывал порталы чей-то артефакт. И, да, некоторое время я даже не подозревал, что это мой мир. Пока пленников откуда-то не привели. А потом у меня попытались выяснить, насколько у меня полный допуск в мой Дом, насколько далеко я могу зайти…
        - И до тебя наконец дошло, что ничего хорошего от своих добрых помощников ты не дождешься, - догадалась Верихана. - И ты, как малолетний восторженный идиот, верящий в непобедимость героизма и смелости, попытался гордо удалиться из резко тебе разонравившегося места.
        - Не забыв об этом всем сообщить, - добавил Локар.
        - Я попытался уйти тихо, - оскорбился Бернт. - Но меня поймали, связали, надели браслет, а потом заставили участвовать в ритуале, после которого я потерял себя.
        - Ага, значит ритуал… - сказала Верихана. - Наверное поэтому он и не может делать в своем подчинении хоть какую-то градацию. В ритуале как задумано, так и будет… та еще гадость на самом деле. Если верить истории, этот ритуал изобрели для того, чтобы приговоренные к смерти, отправляемые на подвиг, не сопротивлялись своему счастью. Хотя история наверняка врет и изобрели эту пакость задолго до той самой войны с лезущими из бывших темных городов измененными то ли людьми, то ли не людьми. Просто пользовались тихо, никого не посвящая в эту тайну.
        - Так оно обычно и бывает, - проворчал Локар. - Интересно, где наш мастер откопал эту тайну? Хотя если он действительно умудрился явиться из тех времен, когда еще нормально работали порталы, а какие-то нелюди хотели завоевать мир… может люди вроде него и изобретали эти ритуалы. Им наверняка было надо. А об ограничениях подобных практик они не знали и знать не хотели. Так… Получается, мастеру Росно зачем-то понадобилось проникнуть в Дом Стрижей…
        - Или любой другой, просто другого Бернта у него не было, - сказала Верихана.
        - Нет, именно Стрижей. Будь это не так, он вряд ли бы стал проводить ритуалы.
        - И почему тогда не проник?
        - Кто его знает? Может из-за того, что появились мы. Или он вдруг понял, что тот, кто толкал его на эту авантюру, что-то не договаривает… Так, стоп! Бернт, это очень важно. Ты никого знакомого в гостях у мастера Росно не видел? Кого-то… хм… кого-то остаточно высокопоставленного, способного представлять какой-то Дом.
        - Понятия не имею, я тогда себя еле вспоминал, - проворчал Бернт.
        - Если видел, я эти воспоминания помогу найти, - пообещала Верихана. - После того, как мы покинем это чудесное место. Или лучше не я, лучше найти практикующую лекарку душ, со всеми положенными амулетами и троицей помощниц на подхвате. Вреда тут и так причинили больше, чем надо. Даже такому болвану незачем усугублять его проблемы с разумом.
        Бернт на удивление возражать даже не попытался.
        - Ладно, будем считать, что этот вопрос решили, - сказал Локар. - А почему он бросился тебя обнимать тебе все еще интересно?
        - Да!
        - И почему же? - спросил Локар, посмотрев на Бернта.
        - Он сказал, что за мной придут. И я сразу узнаю тех, кто придет. Что пойму, что это они. И я узнал. И просто обрадовался.
        - Чудесно, - только и смогла сказать на эти откровения Верихана.
        - Ага, - почему-то согласился с ней Локар. - Ладно, меня интересует еще один вопрос. А где мы, собственно, все находимся?
        - В древнем замке, - уверенно ответил Бернт.
        - В долине вольнонаемных магов или как оно там называлось? - уточнил Локар.
        - Сначала были там. А потом пошли дальше в горы и пришли к этому замку. Только он нас не пустил. Мы в какой-то самой молодой пристройке. А самое старое нас не пустило. И людей с тем амулетом не пустило, даже тех, которые все что угодно могли открыть во дворце в долине, ну, той долине. Кто-то еще сильно ругался из-за амулета, кажется, не пустило их так, что они его потеряли. Только я не помню кто.
        - Ничего, вспомнишь, - пообещала добрая Верихана.
        - Тем более, мы сможем сюда вернуться, - задумчиво сказал Локар. - Если уйдем через мир пчеловов и они зафиксируют откуда мы пришли.
        - Нужно сначала забрать нашу развеселую компанию, - напомнила Верихана. - Надеюсь, они уже поймали всех, кого хотели.
        К развеселой компании пробирались какими-то пустыми помещениями, заросшими паутиной коридорами и явно потайными ходами. Через фальшивые стены проходили столько раз, что Верихана даже перестала обращать внимание на некоторые неудобства, а Бернт банально потерял сознание и его тащил на спине Локар, ворча на костистость и угловатость этого тела. Хорошо хоть привязать нашлось чем.
        А в конце пути их ждал сюрприз. Мало того, что в том помещении, где развеселая компания собственно и находилась, не было никаких фальшивых стен, так еще и единственную дверь кто-то надумал штурмовать. И нет, штурм выглядел довольно странно, а как он еще мог выглядеть в исполнении людей под подчинением? Но бодать эту дверь они почему-то не желали, самоубиться при помощи запущенных одновременно плетений - тоже, а облегчать жизнь тем, кому очень надо было войти - тем более.
        - Ну, нам же незачем больше не привлекать внимание? - спросила Верихана, разминая пальцы. - А защиты против мозголомов у них точно нет.
        - Хочешь их всех тут убить? - полюбопытствовал Локар.
        - Что ты, просто усыплю. Причем, совершенно стандартным плетением, просто с перекосом в дар… потом объясню, в школах такому не учат. Это страшная тайна. Но спать они будут недолго, их слишком много для длительного сна.
        Локар кивнул.
        Как они пробирались через завал из спящих тел - отдельная песня. Но это было не самое сложное. Самое сложное было - заставить развеселую компанию открыть дверь. Они на нее навесили защиту, причем, судя по всему, отсекающую так же и звуки, потому что орал Локар громко, но так ни до кого и не доорался. В итоге злющий здоровяк отправил поговорить с развеселой компанией своего питомца и, к неимоверному удивлению Вериханы, дверь все-таки открылась. То ли темную тварь узнали, то ли решили попытаться от нее сбежать, устроив великое сражение. Впрочем, во втором так никто и не признался, хотя некоторые подозрительно начинали смотреть в пол и излишне радостно улыбаться.
        А дожидаться новых неприятностей никому уже не хотелось. Так что, все тихо и мирно, забрав кого хотели, отправились в гости к пчеловам. А куда еще? Во первых, именно у пчеловов был шанс сохранить координаты этого замка, дождаться сопряжения с этими координатами и вернуться сюда. А во вторых, доверять Локару в открытии порталов при помощи самодельной отмычки что-то никто не горел желанием. Видимо, не одна Верихана считала, что поверять как работают подобные вещи нужно в лаборатории, на порталах, выстроенных от одной стены, к другой. А выходить за ее пределы следовало только после сотни удачных переходов.
        В общем, стремление Локара все испытать при первой же повернувшейся возможности никто так и не понял. И то, что тут как раз очень удачно подыгрывает какая-то явно божественная личность, никого не убедило. Мало ли что той личности надо.
        ГЛАВА 16
        СТАРАЯ-ПРЕСТАРАЯ ТАЙНА.
        Бериз Кардайя давно отвык от того, что его игнорируют. Тем более после того, как он сделал огромное одолжение и явился оказать помощь, предупредив об украденном артефакте. Предупреждение, конечно, не сильно помогло, но все равно старик был вправе рассчитывать на благодарность и желание услужить. Но иномиряне, к сожалению, этого не понимали. Марук старательно делал вид, что сделанное одолжение его ни коей мерой не касается. А научившийся превращаться в большого кота вольнонаемный маг и вовсе игнорировал. Впрочем, игнорировал он не только великого старика.
        Если бы Бериз догадался спросить, ему бы с удовольствием рассказали, что Лост с книгой очень похож на Шелеста с черновиком. Тоже читает где попало. Причем, если сначала опасался и прятал книгу, если кто-то подходил слишком близко, то потом перестал, убедившись, что ничего внятного там никто кроме него не видит.
        Читал Лост быстро. Потом у него еще и какая-то система появилась, он пролистывал часть страниц и, нахмурившись читал что-то важное на этот момент.
        А потом он взял и сам подошел к Беризу. Нагло подошел, как раз в тот момент, когда старейшина города чинно пил чай за столиком в беседке, а вокруг него хлопотала хорошенькая служаночка. И что же сделал этот кот? А он взял и уселся напротив. Потом взмахом руки отослал служанку, посмотрев на нее так, что она возражать не посмела, и уставился, не мигая, на Бериза.
        - Рассказывайте, - сказал мрачно.
        Бериз приподнял бровь.
        - Вы точно знаете. Не можете не знать. Власть таких как вы держится на знаниях, шпионаже, шантаже, ну и прочих играх разума, - ворчливо сказал Лост. - И пропустить столь знаменательное событие вы не могли, как бы не скрывали его участвовавшие в том событии. Если вы даже про происхождение толкающих повозки демонов знаете…
        Бериз задумчиво хмыкнул. Если честно, он не очень-то понимал, что этому странному типу сейчас нужно. Да он бы сюда вообще не пришел, если бы ему не намекнула одна сущность, с которой никто из смертных не рискнул бы спорить. До явления этой сущности в ее алых одеждах у старейшины были совсем другие планы.
        С другой стороны, а ведь Алый Воин мог отправить с предупреждением именно его потому, что после этого должен был пойти бывший вольнонаемный маг со своими странными претензиями. И вот тут обмен тайнами может быть взаимным. Умел Бериз вытаскивать эти тайны как с недомолвок, так и с демонстративного молчания.
        - Что тебе рассказать? - спросил подчеркнуто спокойно.
        - Что на самом деле случилось в одной долине, в которой жили вольнонаемные маги. В данный момент у меня есть подозрение, что рассказы о том, что они передрались и поубивали друг друга не совсем соответствуют действительности. Нет, ближе к концу, наверное, передрались, если с их старшими и знающими самое важное что-то случилось. И, судя по одному парню, с его проблемными родственниками, даже жители той долины почему-то поверили в передел власти, раз уж сбежали… В общем, в очередной раз убеждаюсь, что все эти хранения тайн, строгое деление их носителей, отделение тех, кто должен знать меньше, вранье в собственном Доме и прочие нагромождения якобы для защиты и невозможности воровства этих тайн… ну, такая дурость, из-за которой в этом мире уже очень много потерли и даже не знают, насколько много. Потому что о некоторых тайнах даже старейшины вроде вас и не подозревали, слишком мало было тех, кто мог бы про них рассказать, и слишком крепко их опутали ритуалами для того, чтобы они могли проговориться. Хм… забавная зависимость - чем больше власти и знаний, тем меньше шансов не унести и то и другое с
собой в могилу. А учитывая еще и то, что старики вроде вас начинают чувствовать себя бессмертными… В общем, что же там на самом деле случилось.
        - Обиженный наследник там случился, - мрачно произнес Бериз, которому эту историю вспоминать особо не хотелось, хоть он сам тогда и не был старейшиной.
        Собственно, благодаря ней он и унаследовал как знания, так и власть, потому что затеявший эту авантюру предыдущий старейшина схлопотал не снимаемое проклятье и едва успел передать Беризу то, что необходимо было передать. Хотя, если подумать, вовсе не факт, что передал все.
        - Обиженный наследник? - не шибко старательно удивился Лост.
        - Наследник. Случился он очень давно, тогда еще Марука на свете не было, а я был тем еще юнцом, едва узнавшим о паутине… впрочем, дела паутины тебя не касаются.
        - Так… и на что же этот наследник обиделся?
        - На то, что был не единственным. А потом, если наши записи не лгут и он не ошибался, из-за чего-то его еще и отодвинули от наследства, став выделять мелкую девчонку. Наследство в итоге не получил ни он, ни девчонка. Что случилось с девчонкой, не знаю, хотя он ее не убил, всего лишь провел ритуал, лишивший ее памяти и дара и отправил поплавать по реке. А там кто знает, выжила ли она, не унесло ли ее в море. Даже если ее кто-то подобрал, сведений об этом тот наследник потом не нашел. И никто не нашел. Точнее, россказни о том, что какой-то храм приютил беспамятную красавицу, сказки о найденных холостяками красотках на собственном огороде и всякое такое прочее ходили. Но они и сейчас ходят. А подтверждений этим россказням нет.
        Лост тихо хмыкнул и задумчиво пробормотал:
        - Храм определенной судьбы… а и записи могли сохраниться, так его и выследили в итоге. Хотя… А что с тем наследником случилось?
        - Сбежать ему пришлось. Узнали как-то о его деятельности. И он сбежал. В обмен на знания получил приют в одном Доме…
        - Снопянки или Ласточки? - почему-то спросил Лост.
        Старейшина хмыкнул, но ответил:
        - Ласточки. Они потом больше силы искали, непонятной никому силы и возили этого типа по храмам…
        - И там он сумел передать родственнице одну ценность, наконец поняв во что ввязался и почему-то не вернувшись в долину. Интересно, почему? Может там какой-то запрет и отрезание было? Да, а над добрыми Ласточками наверняка сумел провести какой-то ритуал, иначе они бы раньше стали искать… или… Или! Так что же там по вашим сведениям случилось?
        - Да отравили их старейшин банально. Ласточки и отравили. Знали о них, сумели кого-то им подсунуть и подобрать отраву.
        - А потом попытались захватить ценности, что-то попутно, видимо, узнали. И походя поставили мир на край гибели. Веселые ребята в общем, - задумчиво произнес Лост. - А Белая Чародейка даже вмешаться не смогла, там и так было слишком много ее присутствия. И другие почему-то не смогли, хотя понимали, что там фактически затыкают дырку в крышке на кастрюле, в которой кипит масло. И взрыва ждать придется недолго.
        - Мир на краю гибели? - заинтересовался Бериз.
        - Ой, не беспокойтесь. Не в первый раз. Да и выход это кипящее масло все равно нашло и теперь меняет мир, как хочет. А боги опять не могут вмешаться, несмотря на то, что скоро людям может стать жить в этом мире весьма неуютно и небезопасно. Ладно, пойду, еще почитаю. Какая-то у них странность с координатами выходит, а написать нормально не могли. Кстати, вот у этих магов долины Дома могли бы кое-чему поучиться. Они, в отличие от Домов, даже Великих, сумели предположить, что живых хранителей знаний может и не остаться и продумали как их передать в этом случае. Возможно, этих способов даже несколько. Вот только Ласточек с их неуемной жаждой к знаниям, которыми все равно не смогут воспользоваться, не учли. Да, оказывается, хорошо, что у меня за спиной может стать наш фальшивый дракон, повелитель ежей, несколько настоящих драконов, целая школа магии и, если попрошу, фактически аж три мира. Иначе я бы в ту долину соваться не стал и пускай Белая Чародейка делает со своими тайнами, дарами и знаниями что хочет. А ведь создать новых хранителей они при всем желании не смогут, если что-то где-то забрать,
равновесию это не поможет.
        Высказавшись, котик грациозно встал и ушел. Видимо, читать. Оставив старейшину сидеть в одиночестве, ощущая всю тяжесть мира, собственную незначительность для этого мира и то, что он все-таки глупец, который действует ничего не зная и не понимая, просто воображая, что понимает. Вон ласточки тоже думали, что знают, что делают, а теперь, оказывается, какая-то древняя тайна меняет мир и вскоре в нем будет очень неуютно жить людям.
        И не поверить словам Лоста не получалось. Просто из-за того, что к этому любителю гулять в кошачьей шкуре Бериза отправили боги.
        А потом еще и окажется, что этому типу надо помогать. Вопреки традициям и желаниям тех, кто мнит себя самыми сильными в этом мире.
        А это будет сложно. Даже если Лост притащит своих драконов, школу и все три мира впридачу.
        - И почему я вовремя не помер? - спросил у беседки старейшина.
        Вид у котика был настолько потерянный и неприкаянный, что Нэлла ощутила странное желание обнять его, погладить по голове и попытаться утешить, как ребенка.
        - Мне нужна Верихана, - мрачно произнес Лост, и желания Нэллы метнулись в другую сторону, его резко захотелось стукнуть.
        Но желаниям Нэлла не подалась. Так и продолжила сидеть в кресле напротив окна, в которое влез котик. И нет, она вовсе его не ждала, просто наблюдала за закатом, раскрасившим небо в багрянец и золото, подчеркнув всю эту красоту редкими черными полосами перистых облаков.
        Лост качнулся с пяток на носки, зачем-то потрогал свое правое ухо и печально вздохнул, живо напомнив не котика, а самого натурального пса, старого и уставшего. Нэлла на него просто смотрела, не зная как реагировать на это преставление, и тем более, не понимая что оно значит. А он постоял, потом подошел к креслу с девушкой и уселся на пол.
        - Да, мне нужна Верихана, других мозголомов ее класса я просто не попущу к себе. Они вряд ли поймут, почему куда-то нельзя лезть и из-за чего меня нельзя срочно лечить.
        - О, - только и смогла сказать Нэлла. Обнять его и погладить по голове захотелось еще больше, особенно, когда он придвинулся поближе и оперся затылком о ее коленку.
        - Знаешь, дети всегда лезут, куда им нельзя. И чем больше запрещают, тем изобретательнее они становятся в своих попытках. Может, если бы отец не запрещал мне трогать книгу, я бы на нее и вовсе не обратил внимания. Другие книги были мне не интересны, - задумчиво сказал Лост. - А я тогда был слишком маленький и мне действительно было нельзя. И спасла меня Белая Чародейка, практически полностью растратив на меня свои возможности напрямую вмешаться в ситуацию. Впрочем, думаю, у нее особого выбора не было, только запереть мне память, пока то, что я не способен был понять, не свело меня с ума. Хотя к ее невозможности вмешаться эта история начала катиться гораздо раньше, чем я таки достал ту книгу из запертого железного ящика. Думаю, моя бабка тоже выжила и попала именно в тот храм не без вмешательства божественных сил. И ее двоюродный братец, когда раскаялся в содеянном нашел ее там не без чьей-то помощи, причем, нашел так, что очень не скоро догадались поискать его союзники… хм… бывшие на тот момент. И моему отцу все-таки помогли сбежать и спрятаться, может даже избранным его провозгласили… Проклятье,
мысли путаются. Давай я расскажу тебе эту историю с того места, с которого я ее вспомнил… то, что было раньше, Помнящей книге не интересно. Или она считает, что мне оно сейчас не нужно. Я и так, мало того, что читаю-вспоминаю то, что она сейчас мне выдает, так еще и то, что умудрился увидеть-вспомнить в далеком детстве всплывает из-за божественных запретов и все еще больше путает. Да, именно путает. Сейчас я могу послать этому занятному артефакту своеобразный запрос, потому что хотя бы примерно представляю, что мне надо. А тога мне было семь лет, представляешь? И мне хотелось знать, куда делась моя мама… а книга этого не знала, зато знала историю моей занятной семьи. Тут такая штука, она хранит то, чем с ней поделились, подержали в руках и поделились, а если кто-то пропал и после этого не подержал… знать ей неоткуда куда именно он делся.
        - Лост…
        - Не переживай, сейчас меня никто на свете не сможет подслушать. Помнишь, мне в храме определенной судьбы сказали, что я вообще невозможен. Не помню точно, что-то про несовпадение.
        Нэлла кивнула, что-то такое она помнила, хотя тогда ее гораздо больше волновали ее личные проблемы.
        - Так вот, я действительно нечто невозможное, - грустно улыбнувшись, сказал Лост. - Моего отца книга приняла, как хранителя, пока я был маленький, больше было некого… думаю, если бы от моей семьи действительно никого не осталось, она бы выбрала в хранители кого-то другого. Хотя там наверняка были бы свои проблемы, может даже похуже, чем сейчас… В общем, как-то бы оно в любом случае было, а тогда, когда пропала мама и больше полугода не прикасалась к этой книге, она выбрала моего отца, потому что я был слишком маленький.
        - В нормальных условиях она бы его не выбрала? - догадалась Нэлла.
        - В нормальных условиях он был бы врагом. Еще большим врагом, чем двоюродный братец моей бабки, изгнанный и отрезанный, в том числе и от дара. Знаешь, что самое забавное? Мой отец был таким же жаждущим власти идиотом, понятия не имевшим, что с этой властью потом делать. И его тоже за попытки эту власть заполучить изгнали и отсекли от семьи. Хорошо они хоть дар запирать не умели. Но мой отец на самом деле был просто молодым придурком, совсем молодым. И, думаю, его кто-то обманул, он сам так думал, хотя не был уверен. Как-то слишком вовремя ему попались те вещи и подслушанные разговоры… в общем, не важно. Гораздо важнее, что он очень хотел совершить что-то такое, что позволит ему вернуться, хотя бы в роли одного из сильных или знающих. А если не учитывать его излишнюю молодость, он был все-таки довольно умным и сумел найти то, что не смогла найти вся его семейка. А потом передумал им отдавать. Похоже, это у нас семейное - находить больше, чем искали и передумывать.
        Котик улыбнулся и потерся щекой о колено Нэллы.
        - Ничего не понимаю, - призналась девушка.
        - Нэлла, я действительно нечто невозможное. Я даже не дитя враждующих Домов. Я дитя семей, которые фактически друг друга уничтожили. И нет, Ласточки, конечно, пока этого еще не поняли, ну, подумаешь, детей рождается меньше, а взрослые гибнут чаще. Бывает. Старшая ветвь Дома Ропьянки тоже не сразу поняла, что вымирает. А у Ласточек это вымирание еще эпичнее, им пожелали вообще исчезнуть с лица земли. Всем. Всем, кто служит этому Дому. Хорошо хоть магистр Миртик даже в кошмарах этому Дому служить не станет. Понимаешь, Нэлла, тут ни одного шанса на возрождение, как у Ропьянок. Тут стоит только признать себя частью этого Дома и все, ты часть проклятья, которое убьет и тебя, и твоих потомков. И будет убивать, пока не останется ни одного.
        Девушка кивнула.
        - А мне досталась книга, которая все помнит, вообще все, не только ритуалы, за которыми охотились Ласточки, но рассказать по-человечески ничего не может. И мне сейчас очень нужна Верихана, чтобы помогла разобраться в той каше, которая бурлит в моей голове. А то я в данный момент даже не очень понимаю, где мои настоящие воспоминания, а где то, что мне дала книга. Нужно сильно-сильно постараться, чтобы понять и отделить. А эта зараза новых тут же подкидывает, чтобы мне было веселее.
        Нэлла опять кивнула, ситуация у Лоста из тех, которым не завидуют.
        - А еще, как назло, я не могу отмахнуться от вопроса о том, почему меня все-таки отпустил отец, когда я надумал бежать из болот. Сейчас я понимаю, что он, если бы захотел, сумел бы меня удержать. Представляешь, получается, продолжать ловить вместе с ним певчих птиц на тот момент мне было опаснее, чем попасть в ученики к вольнонаемному магу, метящему в маги Дома. И почему не нашли меня, если нашли его. То ли тут какое-то искупление с божественной помощью неразумному ребенку. То ли что-то вообще непонятное. И, демоны бы сожрали эту ситуацию, куда все-таки делась моя мама?
        - Может, умерла? - спросила Нэлла.
        - Нет. Это смерть временного хранителя, вроде моего отца, книга могла бы не заметить. А моя мама была хранителем настоящим, с нужным даром и нужной крови. Так что она именно пропала. О, кстати, знаешь, что самое смешное? У меня, похоже, нет нужного книге дара. Он где-то во мне присутствует, я могу его передать потомкам. Я могу найти людей с таким даром и попросить их провести какие-то необходимые ритуалы. Я, получается, хранитель этой книги, настоящий, потому что сын моей мамы. Но той самой силы, которая была так интересна Ласточкам, у меня нет. Я унаследовал стихийные способности отца, у меня есть магия оборотней, есть мои знания, а нужного книге дара нет. Забавно, правда? С другой стороны, может именно поэтому меня и не нашли.
        Нэлла опять кивнула.
        - Ладно, боевая цапля, давай попробую рассказать тебе что я такое. Может каша в моей голове после этого хоть немного уляжется. Тем более, сохранить эту тайну не получится, да и не надо, на самом деле. От этих тайн сплошные проблемы. Думаю, если бы те же Ласточки знали за чем охотятся и что люди без столь редкого дара ничем воспользоваться не смогут, они бы действовали по-другому. Заключали бы договора и искали союзников. А так… А так они просто хотели заполучить чужую силу, ритуалы и артефакты. Привычное, в общем-то, дело. И прибыльное. Даже учитывая то, что в чужих руках едва ли каждый десятый артефакт будет работать, а то и меньшее их количество. В общем, боевая цапля, получается, что когда-то в этом мире случилось страшное - открылся большой и стабильный портал в мир, где темных проявлений было то ли больше, чем светлых, то ли маги того мира именно тьмой умели управлять, не столь важно. Гораздо важнее, что вся эта пакость хлынула сюда и стала менять мир для себя. И зашло все столь далеко, что даже проснулись давно спящие боги и, чтобы успеть сделать хоть что-то, были вынуждены то ли слиться, то
ли отдать свою силу смертным. Кажется, они ее даже разделили как-то. Тут какое-то слишком сложное понятие получается.
        - Тьму они победили, да? - спросила Нэлла.
        - Ага. Заодно что-то потеряв. Или кого-то. Тут опять что-то не очень понятное и оно может быть чем угодно. Но эта потеря была наименьшим из зол, потому что на тот момент от людей, да и мира в целом мало что осталось. И богам, чтобы сохранить и то, и другие, да и самим выжить, чем бы они ни стали на тот момент, нужно было что-то сделать. И они сделали. Убрали из мира ту его часть, которая могла еще больше навредить и заперли ее в горах.
        - Местную тьму?
        - Ага. Потом, правда, поняли, что сделали глупость. Потому что любая сила должна куда-то деваться и как-то использоваться. Да хоть траву в черный цвет в горах красить и мертвецов время от времени понимать. Запирать силу, все равно, что запирать реку. Она рано или поздно прорвется и устроит потоп. А тьму в те времена еще очень боялись, и, как ты понимаешь, просто придти и сказать - ходите в горы, творите страшное - было невозможно. Так что пришлось спасать мир от наводнения тайком. И да, Ласточки не первые пытались заграбастать эту тайну себе, просто, наверное, везло и настолько далеко все не заходило… Кстати, боевая цапля, моя книжка утверждает, что птичьи Дома изначально были нужны потому, что людей было мало, а всучить и без того сильному магу, стоявшему во главе такого Дома нечто для защиты этих людей было проще всего. Так что утверждения о том, что самые старые Дома получали в начале времен дары от богов - правда. И эти дары даже где-то есть, представляешь?
        Нэлла зачарованно кивнула.
        - Вот, - странным тоном сказал Лост. - Где-то есть дары богов, более-менее безопасные, и никто их не ищет, потому что никто не делал из них тайну и теперь мало кто верит в их существование. В этом мире какой-то странный перекос в восприятии окружающего. Почему-то все думают, что если что-то не прячут, то оно ничего не стоит. А вот если прячут, то это страшная ценность, которая всем пригодится. Он этого и проблемы, да.
        - Лост, что ты собираешься делать? - спросила Нэлла.
        - Дождаться Верихану, которая мне поможет отделить мое от книжного. А дальше видно будет. Пока я слишком плохо соображаю, чтобы что-то делать. Зато я знаю, чего делать не буду. Я не буду сидеть где-то тайком в горах, строить вокруг дворцы и храмы, в которых будут сидеть вольнонаемные маги и жрецы, закупающие для меня провизию и прочее нужное, чтобы тайком мне переправлять. О, нет, я такой ерундой заниматься не буду. Я лучше договорюсь с пчеловами и приглашу всех желающих эту демонскую тьму изучить. И местных, и иномирян. А еще черной травы насажаю. Вдруг сработает и эта демонская сила займется столь мирной вещью, как цвет этой травы? Знаешь, Нэлла, я сначала вообще хотел плюнуть и уйти. В мир оборотней, там меня точно никто из когтей нашего фальшивого дракона не сможет выцарапать, пускай хоть боги всей толпой приходят. А потом подумал, что даже если я уговорю тебя уйти вместе со мной, а Томия сможет перетащить весь свой Дом, ничего это не решит. Просто не смогу спокойно сидеть, зная, что мог бы остановить это демонское наводнение темной силой. А там еще и где-то наш ненормальный мастер Росно
шляется, мало ли что он успел отыскать? И что случилось с мамой я по-прежнему не знаю. А теперь у меня появились сомнения даже в том, что я знаю, что случилось с отцом. А еще у нас есть магистр Миртик, дальний родственник старшей ветви Дома Ласточек. Дальний, им незнакомый и не отрезанный от Дома. Понимаешь? Он сможет туда проникнуть, если понадобится. И магистр Леска нам тоже зачем-то нужен, раз уж Белая и Алый и его в тот овраг привели. Значит и у Снопянок мы рискуем найти что-то очень интересное. Что-то, что может нам пригодиться. А еще у нас есть беглецы из одного из тех дворцов, в которых жили вольнонаемные маги подчиненные хранителям тайны про тьму. А в том дворце просто обязаны быть порталы в… ну, не знаю где там обитали отравленные Ласточками мои родственники. И, заметь, Ласточки не знали, что они обитают где-то еще. И, похоже, вольнонаемные маги в большинстве своем этого тоже не знали, не замечали, что переходят в другое место. А это уже очень интересно. А книга мне эту интересность объяснить не может, наверное мне каких-то знаний не хватает, основ.
        - Придется и тебе основы изучать, - улыбнувшись, сказала Нэлла.
        - Придется, - серьезно согласился Лост. - О! И самое главное. Мы до сих пор так и не сбросили суслика с дракона на дворец Чаек. А я ведь жить не смогу спокойно, пока не увижу это собственными глазами.
        Нэлла удивленно посмотрела на мужчину, заметила, что он улыбается и несмело хихикнула. Хотя посмотреть на полет суслика к дворцу ей тоже хотелось.
        - Наверное нам нужно несколько драконов. Вишня всех зрителей не унесет, - задумчиво сказала девушка.
        И что сделал котик? А он жизнерадостно кивнул.
        В общем, мир птичьих Домов ждало очередное потрясение. Причем, Лост постарается и потрясет его как можно сильнее.
        ГЛАВА 17
        ЕСЛИ ВСЕ, ТАК СРАЗУ!
        Следующие два дня прошли тихо и спокойно, просто мало кто понял, что это именно так.
        Лост ждал запропастившуюся Верихану, даже не подозревая, что она в это время пристраивает образовавшихся в чужом мире пациентов на лечение к знакомым лекарям душ, а заодно отбивается от дознавателей, желающих непременно узнать откуда столько попавших под подчинение людей взялось. Нет, отбивалась не одна Верихана, этих людей на самом деле вовсе не она наловила. Но она ведь была профессионалом нужного направления… а Локар, который тоже мог что-то объяснить, заперся в лаборатории с коллегами и, как подозревала все та же Верихана, пытался открыть своей отмычкой какой-то загадочный портал.
        В общем, Верихане было не скучно.
        Нэлла, окончательно наплевав на свою репутацию в глазах приверженцев традиций, старалась чем только можно помочь Лосту. Хотя чаще всего его надо было просто подержать за руку, он так свой «якорь» то ли обновлял, то ли просто начинал лучше чувствовать. Но оказалось, традициям это особенно не нравится. Нэлле даже намеки делали о том, что с таким подходом к этим традициям она никогда не выйдет замуж за достойного мужчину. Нэллу это почему-то не пугало.
        Льену тоже скучать было некогда. И ему казалось, что мир резко спятил, ускорился, взбесился… в общем, спокойным ему этот мир не казался. А все благодаря Дому Ропьянок, представители которого старались выпросить у него ненужных ему лично родственников. Причем, как можно больше. И объяснить им, что ни Льен, ни даже его отец, которого они воспринимали главой Дома, не может взять и кому-то родственников подарить, попросту отдав им приказ, а то и обязав повиноваться при помощи ритуала, было очень сложно. А то, что им самим придется отправляться в чужой мир и кого-то там уговаривать, вызывало поначалу у них ступор. С уговорами у них вообще были большие проблемы. И они, похоже, остались очень благодарны Льену за то, что он объяснил, что некоторых достаточно поманить богатством и наличием личных слуг, а другим будет достаточно осознания, что отныне они очень важная часть древнего рода. Правда, о том, что эти люди будут не самые умные и тем более не самые достойные, Ропьянки догадались. И будь у них хоть какой-то выбор, они бы предпочли потянуть время и хоть каким-то образом заполучить кого-то получше. А
времени у них не было. Им нужно было кого-то «представить Дому» до того, как старейшина умрет или, да не будут жестоки боги, впадет в маразм. После «представления» хотя бы хранителя знаний можно будет назначить и воспитателей будущих хоть чего-то стоящих представителей старшей ветви.
        Вишне тоже было чем заняться, она крепко думала о том, кого из подруг можно позвать в гости в Дом Стрижей. Причем, добрая девушка не знала, что Стрижи не в курсе скорого нашествия драконов к себе в гости.
        Оборотень-суслик готовился открывать сезон прыжков с парашютом. Получалось у него не очень и даже хорошее вино не помогало настроиться.
        Старейшина города старался обдумать ситуацию, в которую вляпался, а ему все время мешали.
        Марук пытался навести порядок в своем доме, вопреки тому, что маги спелись с чужаками и теперь обменивались знаниями, как Марук подозревал, в том числе и тайными, воины вежливо отгоняли от родовых земель девиц, явно намеревавшихся поискать среди чужаков себе мужа, а Томия, может даже назло отцу, выгуливала Шелеста в веселом квартале, где их постоянно теряли телохранители. В общем, на взгляд Марука, происходящее даже близко не было похоже на спокойствие.
        Но эти дни на самом деле были тихими и спокойными, даже вопреки восприятию людей.
        А вот на третий день наконец вернулась Верихана. Вместе со всей запропастившееся компанией, которая дружно не захотела оставаться в родном мире, чрезвычайно довольным Локаром, который, похоже, все-таки чего-то от своей отмычки добился, и очень грустным Бернтом, которого даже не сразу узнали. И именно последний спокойствие окончательно и разрушил. Просто рассказав, что с ним случилось и сколько «нового и интересного» он попутно узнал.
        Бернту было явно стыдно. Но он ведь все еще был наследником Великого Дома и показывать подобные эмоции он не мог, просто потому, что наследники не должны совершать ничего, что способно их вызвать. Из-за этого лицо у него выглядело странновато, голос звучал глуховато, а руки время от времени начинали мять край рубашки.
        Еще Бернт злился, причем, на взгляд Нэллы, в одинаковых пропорциях и на обманувшего приятеля, и на беглого преподавателя иномирской школы магии, и на себя любимого. И то, что он злился на себя уже кое-чего стоило.
        А история у него получилась проста и незамысловата. Причем, получилась, похоже, именно из-за того, что раньше он злиться на себя не умел, не научили его этому, позволяли всегда находить истинных виновников и не замечать собственного вклада в свои проблемы.
        Глава Дома ведь не может быть не прав? Нет, на практике, конечно, может, на практике эти главы и проклятья ловят, и войны на пустом месте начинают, и собственные не шибко умные головы сворачивают. И меняются эти главы у Домов довольно часто, пока среди них наконец-то не попадается кто-то толковый.
        И даже если выбирают наследника среди потомства очень тщательно, выбор все равно чаще всего оказывается не лучшим, потому что главенство Дома может взять и как-то так повлиять на мозги правителя, что он поглупеет раза в три, а самомнение в нем вырастет раз в десять, если не в двадцать. А еще эти новые главы могут пожелать прославиться, сделать что-то хорошее для своего Дома, как-то его возвысить, вопреки реальной силе и логике… да мало ли что им в головы придет? И это если выбрали действительно лучшего. А ведь особого выбора может и не быть. И выбирать придется среди десятка натуральнейших дураков, надеясь, что выбрали действительно того, кто хоть капельку умнее.
        И даже какого-то гения из младшей ветви может не получиться пристроить к новоявленному главе в качестве советника и помощника. Вот до знакомства с мастером Росно Бернт бы точно никого подобного рядом с собой терпеть не стал. А попытались бы, он бы обратился к сосредоточенной на нем защите, артефактам, ритуалам и постарался всех поставить на место, даже ценой ослабления Дома.
        В общем, получалось, что плохого главу лучше не трогать, сам голову свернет. Потому что война в собственном Доме в любом случае хуже войны на стороне.
        И Нэлле сейчас казалось, что Лост насчет Домов прав, они вовсе не та штука, которую стоит сохранять в нынешнем виде.
        Впрочем, она сейчас понимала и почему они были необходимы в тот момент, когда люди стояли на краю всеобщей гибели. Тогда очень были нужны те, кто сможет удержать всех их вместе, пускай даже при помощи магии. И чтобы не было драк за власть, пускай даже благодаря подчиняющим ритуалам, которые, к счастью, сейчас уже не проводятся, потеряли эти ритуалы силу. Может боги об этом позаботились, может просто людей в Домах стало слишком много для того, чтобы они могли сработать.
        Нэлла вообще обнаружила, что стала понимать многое, на что раньше попросту не обращала внимания. И на что люди Дома и сейчас его не обращают. Словно богиня, вернув память… или та богиня, которая через одну несчастную боевую цаплю разговаривала, разрушила попутно нечто, мешавшее замечать столь очевидные вещи.
        И Бернт тоже стал понимать гораздо больше, чем умел раньше. И стыдиться своих поступков научился. И преодолевать этот стыд, фактически переступать через себя, потому что так нужно. Нужно для него самого, для его Дома, да и для целого мира. И именно все это уже делало его не худшим наследником. А может и лучшим.
        О том, как по глупости связался с тем самым приятелем, Бернт рассказал скупо. Да и не имели особого значения его мысли и обиды, достойные малолетнего пацана, едва узнавшего для чего нужна бритва.
        О том, как пытался сражаться за собственный разум, тоже. Хотя и было интересно слушателям, а Верихана и вовсе подтвердила, что шансов победить у него не было, хотя он и сильный, может даже с ментальными способностями. И не мешает ему их поискать.
        О том, как попал под подчинение, Бернт и рассказать ничего особо не смог. Видимо, Росно настолько не доверял своим помощникам, что вести их в другой мир без подчинения не рискнул, боялся, что разбегутся или попытаются под шумок его прибить и ограбить.
        О встрече с каким-то мелким богом, который помог вернуть способность себя контролировать, представители Дома Стрижей слушали с огромным интересом, хотя на взгляд иномирян, ничего особенного там не было. Коллегам Вериханы все равно работа нашлась, потому что убирать подчинение бог либо не умел, либо не рискнул делать это быстро, просто взял и его заблокировал.
        А вот о том, как мастер Росно долбит какую-то стену, стаскивает сворованные, а может и найденные где-то артефакты и ведет с кем-то переговоры, все слушали внимательно. И как-то так получалось, что переговоры бывшему преподавателю кроме Дома Ласточек фактически вести больше не с кем. Ни у кого, вроде бы, не было интереса в тех горах. Никто не успел захапать себе какие-то книги, вещи, а то и людей. Да и, как оказалось, Дом Ласточек, чьи представители все предыдущие годы надоедали старейшине Общего города странными просьбами и предложениями сотрудничества, вдруг взяли, успокоились, затихли и занялись чем-то самостоятельно. Причем, совсем недавно затихли. А это уже очень подозрительно.
        Старейшина, послушав Бернта и покачав немного головой, пообещал потихоньку выяснить, чем же Ласточки таким увлекательным заняты. С чем и ушел, бормоча на ходу что-то нелестное о молодежи, обожающей вляпываться в разную гадость.
        Представители Дома Стрижей тоже потихоньку разошлись. Одни развлекать печального Бернта, попутно выясняя, что же они такое занятное получили в качестве наследника, другие заниматься брошенными делами, а третьи и вовсе выяснять, не происходит ли чего-то необычного в городе, а то мало ли. Не понравилось им упускать из вида важные события.
        А вот иномиряне остались. Им нужно было поговорить об изобретениях Локара, выводах Вериханы, подозрениях Лоста и решить, что делать в первую очередь - выяснять что происходит в Доме Снопянок или в скидывать суслика с дракона на Дом Чаек?
        Вопрос был интересный. Потому что с Ласточками все было понятно. А вот зачем богам понадобился кто-то способный проникнуть к Снопянкам и что творится у Чаек оставалось не выясненным, даже приблизительно.
        А тут еще Верихана с Локаром обрадовали, что, похоже, могут провести всех желающих в то другое место, о котором Лосту рассказала книга. Они, похоже, именно там нашли Бернта и родственников одного потерпельца. И пчеловы точку выхода поймали, так что можно хоть сейчас штурмовать, ну, если хочется рискнуть.
        - Ну, нет, - сказал Лост, у которого появилось ощущение, что штурм без разведки очень плохая идея. - Сначала мы поговорим с теми самыми родственниками потерпельца, не зря же они аж в другой мир убежали в свое время. Потом узнаем о тайнах Снопянок и монстрах Чаек. Попутно я попытаюсь понять, куда же там хочет попасть мастер Росно и почему не пользуется для этого дверью, уверен где-то в моей голове ответ на этот вопрос есть, главное его найти. А потом…
        - А потом будет поздно что-то делать, - проворчал Локар.
        - Сомневаюсь, - не согласился с ним Лост. - Если бы времени совсем не было, нам бы точно на это намекнули, нашли бы способ. А сейчас у нас кроме намека о том, что нужно побывать в гостях у Снопянок, других намеков вроде бы нет. Даже Бернту не сказали, что надо спешить. Наверное стена там очень толстая. Или наш неуважаемый мастер долбит не ту.
        - Ладно, развлекаемся, - махнул рукой Локар и, видимо решив, что разговор окончен, куда-то убрел.
        Верихана очень надеялась что не для того, чтобы продолжить испытания отмычки.
        Отделить собственную память Лоста от подарочков книги оказалось делом не простым, даже для Вериханы с ее разносторонним опытом и образованием. Сначала она вообще еле их нашла. И долго думала над тем, как вообще можно заставить артефакт настолько подстраивать свою информацию под конкретного человека. Ну, не могли же предки Лоста быть настолько на него похожими, чтобы даже думать одинаково.
        Заставить «перестать каше бурлить» в голове у Лоста удалось только при помощи наведенного сна и в какой-то мере гипноза. Да и там до идеальности было очень далеко. Так что будь ситуация другой, Верихана бы точно порекомендовала пациенту сидеть дома, не напрягать голову, слушать птичек за окно, любоваться пейзажем, может даже парочку музыкальных амулетов купить, с такой спокойной музыкой, под которую любят страдать и писать прочувствованные письма разные странные особы.
        Но сидеть и слушать музыку, увы, было невозможно. Мастер Росно и все остальные проблемы этого мира ждать не станут. И без Лоста в этих проблемах не разобраться.
        - Плохо быть единственным наследником великого рода, - мрачно сказала Верихана, на что Лост только улыбнулся.
        Никаким наследником он быть и не собирался. Хранить тайны не собирался. Вообще ничего не собирался. В данный момент собирался Лост сделать самую простую вещь из возможных - посадить в тех горах черную траву. Как только выковыряет оттуда мастера Росно. Может даже на его могиле посадить, если настолько повезет, а там пускай себе разрастается.
        У Марука в голове бурлила своя каша. Ему вообще казалось что все вокруг сговорились свести его с ума. Ладно дочери с их любимыми мужчинами… старшенькая все так же пыталась этого мужчину скрывать, хотя, похоже, даже самая тупая служанка уже поняла, почему они постоянно «случайно» сталкиваются то в той части дома где находится ее комната, то в той, где его. Младшенькая вон и вовсе знакомит мужа с низами Общего города и это ему очень нравится, судя по всему. А о том, что благородные, особенно благородные с магическими способностями должны походов в Веселый Квартал стесняться, ему если и сказали, то он благополучно проигнорировал.
        В общем, дочери вели себя как дочери, у Марука было время привыкнуть. Их матушка в молодости тоже была особой в некоторой степени экстравагантной, чем будущему мужу и понравилась. С ней было хотя бы не скучно, с единственной из всех, на ком его пытались женить.
        Сын, в отличие от дочерей, удивлял. И Марук никак не мог понять, радует его это или нет. С одной стороны, Бернт точно поумнел и даже, вот чудо то, научился думать над тем, что говорит, у него даже стало получаться не обижать слуг.
        С другой - Марука не покидало ощущение, что Бернт что-то скрывает. И, возможно, в этом не было ничего плохого. Дочери вон постоянно что-то скрывали, носились с какими-то девичьими секретами и ради собственного блага не говорили всего, что им сказать очень хотелось. Но то дочери, которые изначально, чего уж скрывать, были умнее Бернта. А вот сын был прямолинейным, как герои баллад, если ему что-то не нравилось, он сразу это говорил, если считал, что кто-то не прав - указывал, наплевав, что неправота могла заключаться в ничего не значащей мелочи. А уж если дело касалось таких понятий как честь и достоинство, не узнать мнение Бернта было вообще невозможно, даже если сильно не хотелось. А тут на тебе. Бернт научился молчать и не носиться со своей правотой. И вот это, при всей своей положительности, уже предполагало некоторые проблемы, потому что просчитать его реакцию и куда-то направить будет сложнее. Марук был в этом уверен.
        С другой стороны заскучать ему не давали гости. Причем, все без исключения.
        Старейшина города делал какие-то странные намеки. Похоже, он и сам пока не особо понимал, что ему от Марука нужно. Просто намекал на будущее, когда станет ясно о чем вообще можно договариваться.
        Ропьянки время от времени пытались выпытать, не имеет ли Томия какого-то влияния на жену из упертого родича. Откуда они узнали, что Томия вообще с ней знакома, Марук и предположить боялся, не хотел влезать в чужие тайны. Откуда уверенность что эта жена женщина добрая и умеющая сочувствовать - тем более. Но Ропьянки все равно не отставали в своих попытках что-то выяснить, прежде, чем идти к Томии и делать намеки ей.
        И в этой ситуации Марук не мог не восхищаться Льеном. Вот как этому излишне молодому наследнику Дома удалось заставить целую толпу вынужденных идти на крайности Ропьянок настолько с собой считаться? Он ведь даже свои магические умения никому из них не демонстрировал. Голос вообще никогда не повышал. Смотрел так спокойно. И, похоже, вообще не любил привлекать к себе внимания, особенно демонстрацией силы. И тут на тебе. Его банально боятся обидеть, оскорбить, насторожить, даже не пытаются с ним торговаться по какой-то и вовсе непонятной причине, и ищут на всякий случай подходы к его убедительной жене, потому что договориться с ней может оказаться более простым делом. Что тоже не факт.
        Доблестный папаша Нэллы столь же осторожно пытался что-то невнятное выпытать у Марука о собственной дочери. Словно он мог что-то этакое знать. Лоста на данный момент этот доблестный потомственный страж на данный момент, похоже, вообще опасался. И это он пока не знает про книгу и то, что наличие этой книги означает.
        Впрочем, трогать дочь он тоже не рисковал, возможно опасался с ней поссориться.
        И Маруку хотелось отправить этого папашу общаться со странным парнем Ваней и его ежами. Почему-то казалось, что оно пойдет на пользу. Вокруг Вани прямо таки висело ощущение спокойствия и правильности. А еще вокруг него как бабочки вились девушки и женщины, даже парочка старушек из прислуги. И нет, они вовсе не жаждали от него любви, комплиментов или чего-то подобного. Им рядом с ним просто нравилось, а еще ежики были очень милые. В общем, странный тип. И опасный, учитывая, сколько женщин в доме.
        Еще рядом с Ваней особенно остро ощущалась чужая магия, даже сильнее, чем рядом со странным существом пчеловом. И Марук, к собственному не спокойствию, взял и спросил почему. А Ваня взял и ответил. Улыбнулся и рассказал, что он мозголом, просто с особенностями дара. Что его животные слушаются (Марук заподозрил, что при желании не только животные, что при желании он и людей запросто заставит сделать то, что ему надо, даже если пока это не понимает). Что ежики - своеобразные духи места, что магии в них больше, чем ежиков. И что они воспринимают Ваню как папочку, так уж получилось. И вот все это сочетание, наверное, и дает подобный эффект - концентрации чужой для мира магии. А как ей не концентрироваться если духи места - сама эта магия и есть, а она в данный момент этими духами большей частью концентрируется на Ване, просто потому что они в какой-то момент поняли, что их папочку может кто-то обидеть и стараются его защищать.
        В общем, Марук только усилием волу сумел отойти от Вани спокойно, неспешно и не на цыпочках.
        Еще среди гостей была целая куча чужих магов, которые учили плохому магов Дома. Марук, в отличие от большинства своих старших и сильных, отлично это понимал. Он ведь видел как изменились что Томия, что Нэлла, но ничего не предпринимал. Просто решил положиться на судьбу, решив, что некоторые изменения не худшее, что может произойти. Особенно в эти веселые времена. Где целая гора изменений вот-вот свалится на весь мир и хорошо, если его под собой не погребет.
        И он хотя бы об этих грядущих изменениях знает. Ну, знает, что они грядут. А уж какими они в итоге будут, вряд ли сможет сказать даже облагодетельствованный книгой Лост. И у Марука была возможность хоть как-то подготовиться и помочь подготовиться союзникам. Потому что сюрпризы, когда дело касается перераспределения баланса сил - не лучшее дело.
        В общем, единственный кто не доставлял Маруку никаких проблем - дракон.
        Вишня оказалась разумной, вежливой и спокойной девушкой. Лежала себе в саду, иногда на спине, раскинув лапы и подставив более светлое брюхо под лучи солнца, чтобы загорало. Кушала. Любила послушать музыку и пение. Катала на хвосте детей, когда те набрались храбрости попросить об этом. Даже летать почему-то не стремилась.
        В общем, драконша была милейшей гостьей. Пока была одна.
        А потом взяли и прилетели ее подруги.
        И что сделали обитатели города? А они заподозрили, что Дом Стрижей собирается их завоевывать и собирает для этого силы. Не все, конечно. И вовсе не те, которых Марук стал бы завоевывать, если бы ему пришла в голову подобная чушь по нынешней ситуации.
        И в городе начался бедлам.
        И даже старейшина не смог его прекратить своим словом.
        Зато смог Алый Воин, появившийся прямо перед воротами Стрижей и обругавший всех матом. Бог и матом…
        В общем, не заподозрить после этого, что мир стремительно падает в какую-то бездонную пропасть не смог бы даже полный идиот. Как и то, что Дом Стрижей в курсе, что это за пропасть и чем она грозит.
        И болеть голова у Марука стала еще сильнее, потому что к нему стали подсылать разных типов и грудастых женщин, чтобы хоть что-то выяснить.
        Именно к Маруку, хотя вокруг него была куча желающих все рассказать про тьму, про то, чем она грозит и даже сводить на экскурсию в родной мир.
        Ну, Лост же сказал, что больше не желает делать из этого тайну.
        - Лучше бы я помер, - понял Марук однажды утром, глядя на летающею под потолком артефактную птичку-переговорщика. - Бабы с грудями у них закончились, что ли?
        ГЛАВА 18
        ЛЮБОПЫТНЫЕ СПОСОБЫ ДОБЫЧИ ЗНАНИЙ, С СОПУТСТВУЮЩИМИ РАЗРУШЕНИЯМИ.
        Нет, Марук вовсе не был идиотом, что бы там себе не навоображали болваны, мнящие себя великими, сильными и правыми. Будь он идиотом, он бы поступил точно так же, как бы поступили на его месте они - попросил помощи в переговорах со старейшиной города.
        Ага, попросил бы, а потом бы отрабатывал этот долг до конца жизни. Потому что этот тип не зря старейшина и вывернуть ситуацию так, что долг будет нескончаем он точно сможет.
        Еще болваны, идя на то, что они гордо обозвали «переговорами», наверняка захватил бы с собой сильных своего Дома. Ну, чтобы всем вместе выглядеть попредставительнее. И да, Марук бы сделал точно так же, если бы они до «переговоров» не пытались бы что-то выведать неофициально. Ага, при помощи тех самых баб, которые якобы могли незаметно для всех поговорить. Нет, все знали, что на самом деле ни о какой незаметности там и речи быть не может, просто потому, что все этих баб подсылали и оно было скорее традицией, чем реальной возможностью что-то узнать… но Марука никогда еще так не злили традиции.
        И он решил эти традиции попрать. Фактически отпинать ногами. Поэтому в сопровождающие выбрал веселую компанию из Вани, ежика, Локара, который вообще просто попался на пути, и милой девушки Вишни, которая красиво кружила в небесах, радуясь столь чудесной просьбе.
        А еще Марук намеревался вести «переговоры» где-то в саду. Потому что запихнуть дракона в дом - проблематично.
        И да, любители переговоров скорее всего подумают, что бояться нужно именно этого дракона. И даже не заподозрят, что самое страшное в этой компании - Ваня в сочетании с ежиком.
        В общем, Маруку для душевного спокойствия не хватало только пчелова, который почему-то отказался прогуляться. Пчелов удивил и обрадовал бы любителей переговоров еще больше.
        И да, Марук отлично понимал, что ему попробуют угрожать, несмотря на наличие дракона. Ну, традиция же, куда они денутся от традиций? И Ваня вовсе не был уверен в том, что ежик эти угрозы проигнорирует. Его «детки» росли и учились принимать самостоятельные решения.
        В общем, «переговоры» предстояли веселые. И старейшина города точно был бы там лишним.
        В Лосте очень сильная жажда деятельности взяла и проснулась аккурат в тот момент, когда Марук отправился переговариваться. И в первую очередь котику вдруг захотелось все-таки сбросить суслика на чужой дворец. Но Вишня, увы, улетела радовать своим видом представителей каких-то неизвестных Домов, так что это дело пришлось временно отложить.
        Лосту тут же нашлось дело не менее интересное. Отказавшийся прогуляться с Маруком пчелов, предложил прогуляться ему. Как ни странно, в мир зеленых туманов и даже не в гости к фальшивому дракону. Нет, кто-то жаждущий поговорить и то ли посланный, то ли не посланный богами ждал Лоста в его собственном «дворце», если это расчудесное сооружение вообще можно так назвать. И приперся он туда именно в поисках Лоста. Зачем приперся, сказать напрямую отказался. Но так как поблагодарил за спасение родственников из рабства, можно было догадаться.
        С собой Лост взял Верихану и Нэллу. И даже неплохо между ними выглядел, ну, почти как купец, выбившийся в министры, одного далекого восточного королевства. У них там было принято везде ходить с девушками по бокам. Еще у них было принято навешивать на этих девушек несколько килограмм драгоценностей, демонстрируя богатство, но от этого обе наотрез отказались.
        Предлагать им одеться пофривольнее Лост уже не рискнул, хоть и очень хотелось. Просто для полноты образа. Сам Лост ради этой полноты не отказывался даже напялить на себя дурацкую шапку из соломы, с задорно торчащими то ли рогами, то ли ушами, символизирующими мужскую силу. Если найдет ее, конечно.
        Проход через два мира прошел быстро - пчелов заранее позаботился о том, чтобы побрать именно то время, когда все точки сопрягутся в нужной ему комбинации. В мире зеленых туманов пришлось немного пройтись по каменистой тропинке, петляющей между высокой древовидной травой, которой остров Лоста зарос почти везде.
        Эта трава на вкус была сладенькая и кто-то из советников Лоста даже подумывал о том, чтобы добывать из нее сахар. Ну, из молодых побегов. Потому что из старых вполне можно было строить дома - они были очень гибкие и очень прочные. Сейчас, правда, эти побеги чаще использовали как шесты любители этими шестами подраться. И у них там даже какие-то соревнования сами собой образовались, Лост не вникал какие, а то еще обеспечить эти соревнования призами начнут требовать.
        А требовать подчиненные Лоста умели. И главное, ничего ведь не боялись. И он никак не мог понять - это на них так зеленый туман повлиял, заодно научив обрастать кого шерстью, а кого перьями, или ему настолько повезло и именно такие люди изначально перлись на его остров?
        Дворец Нэллу впечатлил.
        Он даже привычную Верихану впечатлил, потому что за время ее отсутствия кто-то умудрился пристроить еще две башни - одну квадратную, а вторую, похоже, и вовсе треугольную. Строили из этой самой травы. А зачем искать что-то другое, если именно этого строительного материала очень много буквально под рукой, при этом он почти не горит, держит тепло, легок в обработке… в общем, сплошные плюсы. Ну, не учитывая внешнего вида того, что в итоге получалось.
        Наверное из этих же палок можно было выстроить что-то эстетически более совершенное. Если бы среди новообращенных оборотней нашелся хоть один архитектор. А так как они, максимум, строили сельские дома, да и то не в одиночку… а тут взялись за дворец, да еще и методом сплошных экспериментов.
        Лост вообще иногда подозревал, что они на этом дворце тренируют навыки и проверяют что получится из очередной их идеи. А потом, когда поймут, что лучше, что хуже, как можно сделать покрасивее и тому подобное, вот тогда они и начнут строить себе дома. И дворец в этом городке будет самым страшным сооружением. В общем, Лост намеревался дождаться этого светлого момента, снести все, что они настроили и выстроить себе что-то из камня. Потому что жить в позорище, которое местами было связано веревочками из железной лианы, местами замазано глиной, замешанной на кишках синей рыбы, местами изображало ежика, при помощи каких-то подозрительных палочек, а местами и вовсе манило загадочными щелями, в которых поблескивали осколки слюды, засунутой туда сугубо заради красоты… В общем, ощущать себя королем мусорщиков Лосту не нравилось, а ощутить себя кем-то другим в таком дворце не получалось, особенно когда внутри тех палок, которые легли в основу дворца и которые не догадались еще вымачивать в морской воде, с добавлением магии, начинали бегать и шуршать то ли мелкие грызуны, то ли большие насекомые.
        - Понятно, почему ты здесь жить не хочешь, - проворчала Нэлла.
        Верихана фыркнула, но защищать «дворец» все-таки не стала. Ну, нечего там защищать при всем желании.
        А вот в самом дворце Лоста ждал большой сюрприз. Высокий такой и упитанный. Улыбающийся так, словно его в этом дворце ждали долго и с нетерпением, и наконец-то он приехал.
        А самое поганое - Лост этого типа знал.
        Этот тип пару лет назад помогал ему разбираться с основами амулетостроения. И с проявлениями тьмы попутно разбираться помогал. И вообще, изо всех сил изображал доброго учителя, радующегося, что наконец-то ему попался способный ученик. Причем, насколько Лост помнил, хоть и был в тот момент не шибко трезв, свою помощь этот немолодой мужчина предложил сам. Якобы заинтересовался тем, что ему мог вольно или невольно дать иномирец.
        - Так… - мрачно сказал Лост.
        - Я хранитель печатей, своего господина я узнаю даже тогда, когда он сам и не подозревает о своем статусе, - совершенно спокойно произнес магистр Лервен и подмигнул. Вроде бы девушкам. - Уютный у тебя здесь домик. Его жители, правда, злые какие-то. Кажется, они подозревают, что я хочу тебя у них отобрать.
        - Я не собираюсь жить в том мире, - мрачно предупредил Лост. Чтобы у этих типов никаких сомнений не осталось.
        Магистр пожал плечами.
        - Я тоже не собираюсь, - признался спокойно. - Моя семья, моя жизнь, все мое здесь. А юную придурь, которая шептала, что там, в далеком родном мире гораздо интереснее и лучше, я давно перерос. Но это ведь не значит, что я должен был выбросить все, что хранил еще мой дед и забыть о том мире? Правда ведь? И ты не сможешь все выбросить, да банальное любопытство не позволит. Да и игнорировать волю богов не получится. В общем, я прелагаю посидеть и подумать как нам теперь решить возникшую проблему, причем так, чтобы она пошла нам на пользу и чем-то помогла тому миру и его богам.
        - Я собираюсь открыть там школу по изучению тьмы. Междумировую, - мрачно признался Лост. - И уверен, что это отличная идея. Иномирян Дома уважают по определению больше, чем каких-то вольнонаемных магов. А попытаются что-то заполучить помимо договоров… ну, если такие идиоты найдутся, они очень быстро поймут, что связались с противниками не по силам.
        - Пускать магов птичьих Домов в свою школу собираешься? - спросил магистр, как-то странновато улыбнувшись.
        - Собираюсь, причем, после отборов и экзаменов, чтобы какие-то самоуверенные идиоты не портили там никому жизнь сверх обычного. А то я их знаю, в первую очередь припрутся шпионы, мнящие себя самыми умными и способными выведать такие тайны, что эта школа мгновенно станет частью их Дома.
        - Хм… да, эти шпионы бывают весьма забавными личностями. А бывают еще и весьма милыми, прямо как моя тетка… наивная дура, которой пообещали, что ее семья не пострадает. Впрочем, если бы не она, способ бы они все равно нашли, у нас тогда была излишне односторонняя защита и слишком много самоуверенности, чего уж скрывать. А так, она хотя бы предупредила тех, кто выжил, не оказавшись в то время в том замке. И помогла сбежать. В общем, с оной стороны - глупая и наивная женщина, слишком сильно верившая своему птичьему Дому, для которого была всего лишь не очень ценной девчонкой, потомственной стражницей, как одна из твоих спутниц. Думаю, они не рассчитывали, что она выживет, так что обещать могли вообще что угодно. С другой - очень умная и мстительная особа, умеющая вовремя принимать решения.
        И улыбнулся.
        - Ладно, - выдохнул Лост. - Идемте в малый левый зал, там поприятнее чем здесь, есть стол и стулья. Там и поговорим.
        И магистр величественно кивнул.
        В общем, как и подозревал Лост, проблема птичьих Домов, даже там, где вместо этих Домов было что-то другое, заключалась в том, что каждый излишне сильно берег свои тайны, не давая им смешиваться с чем-то другим. А ведь если не смешивать, может вдруг оказаться, что защиты от чего-то элементарного, но принадлежащего кому-то другому у тебя не то, что нет, но ты даже не подозреваешь насколько оно опасно на самом деле. И каждый при этом себя мнит себя самым защищенным и непобедимым. Потому что у него есть нечто такое, чего нет у всех остальных.
        А Дом Ласточек оказался достаточно стар для того, чтобы в нем успело родиться несколько гениев. И один из этих гениев придумал как смешивать яд с ветром и направлять его туда, куда требуется. И нет, учеников он, к счастью для того мира, обучить не усел, был слишком молод, самоуверен и умер из-за одного из своих изобретений раньше, чем усел ими обзавестись. А вот рассказать о своих изобретениях и даже сотворить несколько ядовитых артефактов, увы, успел. Этих артефактов было действительно мало и использовали их только в исключительных случаях, когда другого выбора не было.
        А в случае магов управляющих тьмой, как оказалось, его и не было. Против всего остального их защита отлично работала, даже получше, чем в некоторых Великих Домах. Из-за чего заполучить ее хотелось особенно сильно. Причем, раньше, чем о ней узнают другие Дома.
        Тетка магистра Лервена вписалась в эту историю как нельзя лучше.
        Она была очень молода, очень красива и очень талантлива, когда дело касалось притворства. А еще она была очень амбициозна. И когда ей преложили золотые горы и имя, сохраненное в истории, в обмен на, казалось бы, пустяковое дело, она с радостью согласилась. Согласилась свалиться в ущелье, переломав при этом обе руки, одну ногу, часть ребер и сильно ударившись головой. Согласилась с тем, что ее обозвали беглянкой и отлучили от Дома. Ей, правда, пообещали отлучение отменить, но сам факт…
        Она так же согласилась изображать обиженную овечку с провалами в памяти. Влюбчивую обиженную овечку, мечтающую как о большой любви, так и о большой мести за любовь не сбывшуюся. В общем, девушкой она оказалась не такой и глупой и, потратив почти пятьдесят лет, успев обзавестись двумя мужьями, обоих пережить, оставив себе на память по сыну, она таки добралась до главной тайны «Дворца в горах». И, почему-то вообразив, что ее детей не обидят, сумела донести эту тайну до Дома Ласточек и даже рассказать, как эту тайну можно обойти. Об ядовитых артефактах она знала.
        А Ласточки, видимо, вовсе не мечтали о ее возвращении. И принимать в свой Дом каких-то посторонних юнцов они не собирались. А может они и вовсе боялись, что если эта особа выживет, она однажды точно проговорится. Так что ее, вместе с сыновьями, решили тоже убить. И выжила она чудом, одного сына таки потеряв. И очень сильно обиделась. А сделать могла мало что, только помочь выжить тем, кто уцелел.
        В общем, печальная история.
        - От меня вам что надо? - спросил Лост, не понимая, зачем ему эту печальную историю рассказали.
        Магистр пожал плечами. Потом улыбнулся и виновато произнес:
        - Хочу отдать печати и ключи. Знаете ли, очень неуютно быть их хранителем. И не выбросишь. Потому что они по-своему разумны и, наверняка, очень мстительны. А лежать себе тихо они не хотят. Они требуют от хранителей чтобы им срочно искали хозяев. Мой отец из-за этого вообще спился, просто не мог в трезвом виде больше их слышать. А я изобретаю и изобретаю глушащие их щиты, а они их преодолевают и преодолевают. Да. А еще у меня есть план «Дворца в горах», поверьте, без него туда лучше не идти. И схема расположения порталов, любой их которых вас с радостью пропустит. И не пропустит никого другого, если вы попросите. А ведь вы собираетесь в тот дворец идти, ловить одного неприятного типа. И…
        Лост поднял руку, прося помолчать.
        Похоже, времени не таки много осталось, раз его столь старательно к тому дворцу подталкивают.
        И нет, карты, планы, артефакты с ключами, вовсе не будут там лишними. Они наверняка помогут, хотя и можно при желании без них обойтись. Вон Локар с Вериханой ведь обошлись. Значит и другие смогут, тем более он сам.
        А значит, явление магистра, которого вроде бы как послали боги…
        - Лервен, так боги вас послали или нет? - спросил Лост. Это ведь важно на самом деле.
        Магистр хмыкнул и признался:
        - Мне приснилась желтая Плетельщица.
        - Ага, напрямую вмешаться и намекнуть, что нужно быстрее шевелиться, они не могут. Слишком уж прямое вмешательство. А вот присниться хранителю печатей и прочих карт - самое то. И печати один избранный идиот получит, и намек, что нужно поспешить. Вон даже будущий подвиг облегчают.
        - Не люблю я богов, - признался Лост.
        - Зато они тебя любят, - обрадовал магистр и деловито спросил, где именно и каким образом он может наконец-то избавиться от артефактов и прочих ненужных ему вещей.
        Лост махнул рукой и преложил складывать все «вон на тот стол». Там точно никто ничего не тронет. У оборотней вообще не принято трогать вещи главы клана. А уж если они еще и охранкой защищены. Да кому тот хлам вообще нужен?
        Марук на стоявшие перед ним морепродукты смотрел точно так же, как Лост на мясо. И нет, он многого ждал от представителей Домов, да даже того, что ему попытаются первым делом банально набить лицо, но угощать деликатесами с приправой из развязывающего язык зелья…
        А ведь Марук бы этих несчастных головоногих съел, даже вопреки тому, что они откровенная гадость. Просто из уважения к хозяевам бы съел. Особенно после того, как заставил их переносить стол переговоров в беседку в саду. Ага, вместе с блюдами и защитой от подслушивания.
        Марук бы съел. Не факт, что зелье бы подействовало, точно не в полную силу, у Дома Стрижей неплохие лекари и защиту от подобной пакости они предусмотрительно всучивают всем подряд. Но ведь наличие этого зелья - уже оскорбление. Сами же пригласили на переговоры.
        Или они рассчитывали, что он точно ничего не заметит и не узнает? И не рассчитывали на Ваню с ежом. Не знали, что зверек жизнерадостно захрюкает, а иномирец с блаженной улыбкой возьмет и поинтересуется, обязательно ли приправлять это нечто со щупальцами тем самым зельем? У него, видите ли, изжога от подобных приправ.
        Зато как перекосило после этого хозяина сада и беседки. Хорошо хоть не стал позориться и отпираться. Этого бы Марук уже не перенес и что-то разломал. Впрочем, выбранная тактика была ненамного лучше - благородный Хэньве расплылся в улыбке и заявил, что просто не мог не попробовать. На что Ваня предложил ему попробовать «вот эту осьминожку».
        - Ладно, - сказал Марук, ради успокоения посмотрев на Вишню, возлежащую прямо на клумбе засаженной похожими на ромашки цветами. Ему просто стало интересно, а не попытались бы эти нехорошие люди подсыпать ему что-то похуже или банально поймать в ловушку и допросить, если бы не присутствие столь заметной девушки? - Ладно, допустим, я сочту это неудачной шуткой. Лет этак через пятьсот. И обязательно завещаю потомкам считать дни до этого знаменательного события. Ладно. Но вот игр в уважение вы от меня уже не дождетесь. Что вам надо?
        Представители семи Домов, три из которых были даже Великими и сравнительно недавно числились во врагах Стрижей, банально переглянулись, явно не понимая, что теперь делать. У них там были какие-то грандиозные планы. А тут дракон, которому на чьи-то планы начхать.
        - Я жду, - мрачно сказал Марук. - Недолго. И я точно не буду выслушивать ваши фальшивые любезности. Что вам от меня надо?
        - Вы нарушаете… - несмело заговорила она из присутствующих женщин, с выдающимся бюстом, все как полагается, видимо отправленная сюда в качестве отвлечения и усиления чего-то загадочного. Ну, или в расчете, что глава Великого Дома не станет эту женщину бить, если она прикинется слабой, нежной и начнет блажить о том, что ее заставили.
        - И что же я нарушаю? - спросил Марук, уставившись на бедняжку так, что она растеряла все заготовленные слова и побледнела. - Ну-ну, смелее. Вдруг я сочту ваши претензии весомыми.
        - Равновесие, - сдавленно просипела женщина.
        Остальные все так же загадочно молчали. Видимо обладательница бюста была самой смелой среди представителей Домов, желающих поговорить. А хозяин сада молчал по той причине, что в это странное дело влез из-за долга и помогать в нем никому не собирался. Может должником стал еще его прадед, а ему тут теперь расхлебывай и морепроукты с зельями подавай, попутно любуясь драконом.
        Хоть бери и сочувствуй этому типу.
        - Знаете что, а у меня идея, - сказал Марук, улыбнувшись широко-широко.
        - Идея? - переспросила женщина, явно подозревая, что идея Марука ничем хорошим ля ее Дома, а тем более карьеры не обернется.
        - Да. Раз все собравшиеся не могут мне объяснить, чего от меня хотят, я сейчас сяду на дракона и отправлюсь добывать эту важную информацию прямо в ваших Домах. С сопутствующими разрушениями. Вы же понимаете, Вишня хоть и вежливая девушка, но большая. И если ей понадобится вытащить какого-то владельца нужной информации прямо из здания, она обязательно что-то разрушит, хоть и не будет этого хотеть.
        Женщина сглотнула, видимо представив, как дракон вытаскивает из здания ее дорогого начальника.
        - Я жду, - повторился Марук.
        - Вы нарушаете… равновесие, - не очень уверенно повторила женщина.
        Остальные все так же предпочитали отмалчиваться. Видимо в надежде, что в этом случае в итоге к ним будет меньше претензий.
        - Какое, к дохлым крысам, равновесие? - раздраженно спросил Марук.
        - Сил и знаний, - выдохнула женщина, видимо окончательно смирившись с собственной незавидной участью. Дальше у нее пошло легче. Правда, излишне пафосно. - Многие века наш мир балансирует на подпорках из сил и знаний. И растет неспешно, потому что нельзя выдергивать подпорку излишне резко. Вдруг новая не подойдет. Или что-то нарушит и вся система упадет. Вдруг…
        - Мир возьмет, станет на собственные ноги и перестанет балансировать, рискуя свалиться, - проворчал Ваня. - А потом еще как побежит куда-то… а древние старики не успеют за этим бегом, потому что неохота им что-то новое учить. Лучше и дальше весело квакать в своем болоте, а летают пускай разные придурочные цапли.
        Женщина захлопнула рот и уставилась на него со священным ужасом.
        - Да, - ни капельки не расстроился из-за этого Ваня, и продолжил: - В общем, знания в мир лучше не выпускать. Их надо прятать по подвалам, копя силу. И главное, чтобы кто-то ругой не накопил больше. А тут вдруг Стрижи со своими гостями и рассказами про школу магии, мир зеленых туманов, драконами и пчеловами. Дракона в повал вообще сложно запихнуть, знаете ли.
        Женщина присоединилась к молчунам.
        - В общем, с вами, дамочка, все понятно, - припечатал Ваня. - А вот остальным нужно было изначально нечто иное и они, не прочь нарушить равновесие, в свою пользу. Дайте-ка я догадаюсь… хм… вы хотели выпытать у главы Дома Стрижей, где находится тот самый портал. Чтобы глубокой ночью пробраться в другой мир и быстренько насобирать там разных тайн. Угадал?
        - Они скорее попытались бы пригласить кого-то в гости и к себе, - неожиданно для самого себя развеселился Марук. - И в отличие от нас, этих гостей бы прятали.
        Еж опять хрюкнул.
        - Правильно, - сказал понявший его Ваня. - Или украли бы кого-то. Может, тут как раз и рассчитывали выяснить кого и где похищать в первую очередь, чтобы наверняка. Бедолаги совсем не понимают, что такое наш мир. Сидели бы эти похитители в дознавательском доме, рассказывали про подпорки и равновесие.
        - Дом Стрижей - всего лишь один Дом, пускай и Великий, - несколько скрипучим голосом заговорил один из мужчин. - Стрижи столь самоуверенны, что готовы ради иномирцев и их знаний перессориться со всеми остальными Домами? Стрижи думают, что выстоят, если им объявят войну все?
        - Ой, ребята, вам скоро будет не до войны с излишне образованным Домом, - проворчал наглый Ваня, потому что Марук на подобные вопросы отвечать не собирался. У него и так нашлось занятие, он вилкой тыкал в морепродукты и загадочно улыбался.
        - Ты нам угрожаешь, иномирец? - воспылал священным гневом разговорчивый мужчина.
        - Не-а, - обаятельно улыбнулся Ваня. - Я всего лишь говорю, что вы кое-чего не знаете. Что ваш мир уже свалился со своих подпорок и скоро достигнет того, на что ими опирался. И обязательно об эту штуку шмякнется. А вы тут с зельями носитесь, тайны разводите и ничего не замечаете. Даже того, что темный фон в этом конкретном городе превышает вчетверо нормальный для места, где живут люди. Я такое наблюдал только в подвалах, где разные идиоты черную траву растят. Этот темный фон, естественно, воплощается в разную пакость. В такие дымные языки, про которые мне рассказывал один приятель. В огромных крыс, о которых шепчутся служанки. Наверняка еще во что-то. Может где-то на глубине даже какое-то древнее захоронение уже встало и дружно рвется наверх. Я узнавал, мертвых вы сжигаете только последних лет семьсот, или даже меньше, а до этого вы их закапывали. Так что встать у вас есть кому. И да, вам еще и невероятно везет. В моем мире эта тьма до появления одного занятного горного хребта, воплощалась в болезни и выкашивала целые города. Но все равно я бы не ждал пока этот фон повысится раз в десять. Потому
что после этого появляются Бывшие темные королевства - места где вообще жить невозможно. А вы даже не знаете как Границу между ними и живым ставить. И вас это вряд ли интересует. Вам же что-то поубойнее надо, чтобы было чем размахивать, демонстрируя свое величие соседям.
        - О, - только и смогла сказать на эту проповедь женщина.
        Остальные промолчали.
        - В общем, думаю, вам будет что сказать своим главам, - произнес Марук.
        - Вы думаете, мы поверим… - вскинулся упитанный мужичок, Марук его даже где-то уже видел, только не помнил где. Наверное, чей-то помощник.
        - Мне все равно, - честно сказал глава Дома Стрижей. - Мне, в случае чего, даже бежать есть куда, вместе со всем моим Домом. Моя младшая дочь, как оказалось, очень удачно вышла замуж… кто бы подумал, а? А вы не верьте и ждите. Надейтесь, что безумцы перестанут появляться.
        - Может вы сами их и создаете? - не пожелал промолчать мужичок. Ну, или ему такой приказ дали.
        - Ну, тогда мы уже излишне ля вас сильны, - спокойно улыбнулся Марук. - И в следующий раз свеем с ума ваших глав.
        С чем и откланялся.
        Надоел ему этот цирк.
        И его даже не попытались остановить и преследовать. А кто попытается преследовать человека, который подходит к дракону и вежливо просит подвези его на спине?
        А при взлете Вишня еще и парочку деревьев завалила, в придачу к тем, которые рухнули, когда она приземлялась. Слабенькие какие-то деревья в этом саду.
        - Зато многое узнали, - оптимистично произнес Ваня, рассевшийся у основания шеи дракона, причем, задом наперед.
        - Что например? - спросил Марук, размышлявший о приправах и причинах, заставлявших их применять.
        - Что Локар отлично прячется и защита действительно на него не реагирует, как он и думал. Не рассчитана она на его способности. Что поговорить с вами хотели еще до появления подруг Вишни, просто их появление заставило переговорщиков спешить. Что кому-то в той толпе нужно было всего лишь выяснить зачем мы на самом деле приперлись и что знаем. Кому именно, почему и что мы там должны знать, еж не понял, но у меня на этот счет есть предположения, а Локар может выяснить больше. Что, почти наверняка, наш беглец контролирует какой-то Дом, а может и не один. Ему для этого всего лишь на главу надо было подчинение набросить. И на некоторое время сгодится. Кто-то там еще, кстати, очень боялся, что мы о чем-то догадаемся. Странно так боялся, причем, сильнее стал бояться, когда я заговорил о тьме. Словно он лично был виноват в том, что фон повысился. Каким-то образом. Знаете, вполне вероятно, что у вас тут тоже завелись любители эту тьму растить, надеясь получить у нее побольше силы… хм… надо Лосту сказать… Если это так, то… кстати, а старейшина сможет так пнуть Дома, что они объединятся и попытаются поймать
любителей тьмы?
        - Сможет, - уверенно сказал Марук.
        - Чудесно. Может именно для этого его на самом деле прислали. Ваша Желтая богиня что-то так выплела.
        И улыбнулся.
        А Маруку захотелось оказаться где-то в другом месте и попросту ничего не знать. Но, увы, он знает и ничего с этим не поделаешь.
        Лост с Нэллой вернулся ближе к вечеру. Мужчина держал за горловину мешок с каким-то хламом, хламом по его же словам. Этот хлам он изучал весь следующий день. А Нэлла, которую пытались выловить чтобы поговорить, тот же день потратила на загадочные разговоры с вернувшейся утром Вериханой и сопровождавшим ее пчеловом, даже не пытавшимся маскироваться под человека. Именно из-за пчелова девушек так и не рискнули побеспокоить, хотя и очень хотелось.
        Следующий день Лост, успевший разобраться с содержимым мешка и поговорить с Ваней о его выводах, хотел потратить на уговоры сулика Кимича на прыжок с дракона. А то как-то затянули с этим делом. А Чайки благородно не торопят и не напоминают, а то вдруг людям подготовиться надо.
        Но, увы, Лосту поговорить с сусликом не дали. Какие-то великие мыслители в Доме Ярки сели, подумали и вдруг обнаружили, что в мире появился сильный маг от которого можно что-то получить. И у него где-то даже свой Дом есть. И, по слухам, еще и дворец уже построен.
        Еще немного подумав, они не придумали ничего лучше, чем всучить этому сильному магу девицу на предмет женитьбы. И, вспомнив, что этот тип совсем недавно был всего лишь вольнонаемным магом, а значит, разводить долгие церемонии ни к чему, взяли и приперли целый десяток девиц в гости к Стрижам. Без предупреждения приперли. Причем, похоже даже девицам не дали времени подготовиться, осознать и смириться. Одна вообще была заплаканная, словно ее в рабство собрались отдавать.
        А десяток видимо пригнали для того, чтобы ценному магу было из чего выбирать. Ведь если будет выбор - он будет меньше обижаться. Это ведь общеизвестно.
        Марук на гостей уставился так, что заплаканная девица опять разрыдалась и стала лепетать что-то про дракона. Настолько жалостливо, что глава Великого Дома даже прислушался миом воли. И вдруг обнаружил, что именно эта девица вовсе не глупа, просто с эмоциями плохо справляется, за что ее, видимо, в малоценные невесты и определили. Она, в отличие от жизнерадостных старших сыновей главы Дома Ярки и прочего сопровождения, отлично поняла, что бывший вольнонаемный маг желанию с ним породниться не обрадуется. Просто отчего-то была уверена, что не обрадовавшись, он настолько захочет избавиться от навязываемых невест, что возьмет и скормит их дракону.
        Бедняжку хотелось утешить и рассказать ей, что Вишня, например, интеллигентная девушка. И она не то, что человеческих девушек не ест, она вообще предпочитает есть за прикрытием живой изгороди, чтобы людей не шокировать.
        Вместо этого Марук терпеливо выслушал мед с патокой, изливаемые изо ртов старшеньких Ярки. Столь же терпеливо разрешил им встретиться со своими гостями, решив, что пускай Лосту лучше сам этих болванов назовет именно болванами и пошлет туда, куда они заслуживают. Лишних проблем для своего Дома Марук все-таки не хотел. А обиженные Ярки из принципа постараются их доставить. Ну, если смогут, например, последовать за Лостом в мир оборотней.
        Наследников Дома Ярки Марук представлял, не упустив ни единого традиционного слова, так что это преставление затянулось. Заплаканная невеста все это время печально смотрела на Ваню, каким-то совсем непонятным образом сумев вычислить того человека, который обязательно пожалеет и попытается спасти. Остальные невесты явно пытались вычислить кому же их хотят всучить, переводили взгляды с магистров на Шелеста, с Шелеста на явно злящегося на что-то Льена, с него на еще кого-то - мужчин в комнате хватало. И, наверное, не смотрели они только на двух человек. На Ваню, потому что он своей легкой улыбкой и умиротворением очень уж напоминал лекаря. И на Лоста, потому что в тот момент, когда девушки зашил, он держал за руку Нэллу и что-то ей рассказывал. А ведь мужчина, который вот-вот станет счастливым обладателем жены благородных кровей, каких-то посторонних девиц за руки держать не будет.
        А то, что их тут не ждали, бедняжкам в головы почему-то не приходило. Ярки достойных невест какому-то бывшему вольнонаемному магу не предложат.
        А потом Марук стал долго нудно представлять своих гостей. И вот тогда Лоста, наконец, заметили. Причем, наследнички дружно уставились на него так, словно он уже пообещал жениться на одной их девиц. А сами невесты, не считая самую умную и эмоциональную, дружно изобразили сдержанное возмущение.
        Лост широченно улыбнулся и сказал что-то на непонятном языке. По тону, явно выругался и кого-то обозвал, но попробуй докажи.
        А Марук кивнул, пожелал Яркам удачи и просто ушел. Помогать чужому Дому, приславшему своих представителей без предупреждения и попыток уговорить его поспособствовать хоть чем-то он не собирался. А Лост прекрасно и сам справится. В этом Марук ни капельки не сомневался.
        Правда, глава Великого Дома не учел, что Лост решил, что пора перестать терять время и наконец начать спешить. Поэтому возникшую проблему он решил очень просто - взял и заявил, что общих интересов у него с Домом Ярки нет и после подобной выходки никогда уже не будет. После чего улыбнулся.
        Наследники, все еще думавшие, что он воспылает счастьем и благодарностью, за попытку влить в вены его потомков по настоящему древнюю и благородную кровь, пускай даже младшей ветви, удивленно на него уставились. А потом столь же дружно перевели взгляд на Нэллу, сообразив, что это она, та самая причина его непонимания собственного счастья.
        - Если с ее головы упадет хоть волосок по вашей вине, я ваш дворец разберу по камешку и утоплю в море, - промурлыкал Лост, выдав жутковатую улыбку. - Если вы ее раните, я разрушу все ваши дома и переломаю руки всем мужикам. И, да, если вы надеетесь, что я идиот, который будет все это делать в гордом одиночестве, так напрасно. Я найду кого позвать на подобное развлечение. У меня там один фальшивый дракон скучает и не знает куда растратить желание посворачивать шеи половине своих подданных. Вот на вас пар и спустит. А еще я сюда приведу студентусов одной школы на практику. И, поверьте мне, я выберу такую группу, точнее, наберу в эту группу таких выдающихся личностей, что вы сразу поймете - дракон не самое страшное. А если и не сразу, так после того, как кто-то, по дури пытаясь обезвредить вашу защиту, настроит ее так, что она будет охотиться на бывших уже хозяев. Или тайком припрет что-то из лаборатории и попытается его испытать. Или… У студентусов вообще богатое воображение, особенно у талантливых, но бестолковых. А здесь они даже ограничивающие дар амулеты носить не будут. Соответствующего
договора у вас со школой нет.
        И опять улыбнулся.
        Наследники переглянулись.
        Потом опять уставились на Лоста, явно засомневавшись, что сюда вообще стоило приходить, но все еще желая объяснить бывшему вольнонаемному магу его реальное место.
        - И я не собираюсь жить в этом мире, - добавил Лост. - Так что вы просто тратите мое и свое время. И рискуете нажить себе врага, которого даже преследовать во имя священной мести не сможете.
        И еще раз улыбнулся.
        А потом с большим удовольствием наблюдал за тем, как, как наследники пытаются выкрутиться из создавшейся ситуации с наименьшими потерями. Точно как кот за не вовремя вышедшими из норки мышками.
        И закончил он знакомство с наследниками Ярки тем, что все-таки милостиво их отпустил, а когда парни поспешно уходили, чуть не забыв невест и сопровождение, задумчиво произнес в пространство:
        - Даже интересно, кто им подал такую чудесную идею? И каким образом? Может, внушил?
        Один из наследников споткнулся.
        - Да, нам надо поспешить, - едва слышно добавил Лост. - А то я бы одними Ярками не обошелся. Занял бы противников так, что они бы обо мне в ближайшее время даже не вспомнили.
        И, да, Лост был уверен, что к вечеру ему попытаются всучить еще один гарем, просто в попытке опередить конкурентов.
        Но до самой ночи никто так и не пришел больше.
        А ночью вернулся Локар.
        А еще пришла та самая заплаканная девушка и потребовала отправить ее в другой мир. И она была согласна даже на фальшивого дракона. Лишь бы подальше от «любимого» братца, мечтающего подороже ее продать, можно даже от имени Дома. У девушки, оказывается, была своя гордость. А еще ей не очень нравилось, что будущая безопасность сестры, брата ни капельки не беспокоила. Поэтому всучат ее в итоге тому, кому хоть сколько-нибудь любящие родственники девушку не отдадут. А она не считала, что подобная участь намного лучше побега в ночь, с перспективой вообще оказаться чьим-то трофеем, у которого вообще никаких прав не будет.
        А вот в другом мире ее поймают вряд ли. И там уже хоть что-то будет зависеть от нее самой.
        - А может у Марука есть незаконнорожденная дочь? - спросил сам себя Лост. - И кто же эту деву провел мимо защиты? Кто тут у нас такой добрый? Или колючий?
        А отдавать девушку брату совсем не хотелось. Даже если в итоге это нежное, но решительное создание окажется обыкновенной шпионкой и явление невест было задумано только ради того, чтобы кто-то пожелал ее спасти.
        - Не люблю я птичьи Дома… а тут спасай их, вопреки их желанию.
        ГЛАВА 19
        РЕШИТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
        Теория со шпионкой, на взгляд Лоста, очень быстро подтвердилась. Слишком уж поозрительно выглядел тот факт, что родственники, вместо того, чтобы попытаться вернуть девицу домой, взяли, и прислали посыльного с чудненьким письмом, в котором утверждали, что она всех опозорила, в связи с чем может теперь не возвращаться.
        И нет, подобные истории случаются. И подобные родственники случаются, которым проще отказаться, чем пытаться вернуть. Но как-то оно все случилось слишком уж вовремя.
        И да, через защиту девицу провел именно ежик. И именно поэтому Лост решил ее не разоблачать. Пускай себе эта девчонка живет и шпионит в свое удовольствие. В ежиков Лост верил больше, чем в ее родственников. И раз ежик помог, помогать было кому.
        А еще, благодаря этой шпионке Лост узнал, что ежики в принципе могут незаметно для стражи Дома провести постороннего через защиту. Не он один, конечно осознал. И Марук успел уже душевно попросить у Вани, чтобы он уговорил своих деток больше так не делать, когда дело касается Дома Стрижей. Но открытие было ценное. И Лост подозревал, что оно еще пригодится.
        Насколько оно пригодится он понял, когда, наконец, вернулся Локар. Уставший Локар, с рассеянным взглядом и странноватой улыбкой. Первым делом он отмахнулся от желавшего что-то спросить молоденького стража Дома и заявил, что пока не собрал себя в кучу. Стражу очень это заявление понравилось. Он так и застыл с приоткрытым ртом. Видимо пытался подобрать ответ получше.
        Разговаривать с кем-то кроме того стражника Локар вообще не пожелал. Ушел в свою комнату и завалился спать.
        Когда проснулся и вышел, Локар стал удивительным образом напоминать бодренького зомби, изготовленного из свежайшего покойничка. Взгляд стеклянный и в никуда, движения скупые и рваные, зато шел вполне себе целеустремленно и, как оказалось, в сторону Лоста, сидевшего в беседке с Нэллой и пившего там чай. Обсуждали они там несчастную шпионку, которой каким-то невероятным образом «повезло» едва ли не в первый день нарваться на магистра Миртика. А у него в руках была одолженная у магистра лески лупа, через которую он пытался что-то непонятное рассмотреть в хитросплетениях защиты дома. И он, попутно с защитой, рассмотрел через эту лупу еще и девушку. После чего взял и воспылал к ней страстью. Страстью учителя и исследователя Потому что у девушки было что-то не совсем то с даром, каналами и еще чем-то невеомым. Но он все это уже где-то видел. Не мог вспомнить Где именно В связи с чем и возжелал разобраться со всеми странностями в ее лице.
        Девушка его страсти не разделила, но он не терял оптимизма и продолжал уговаривать. Причем, столь настойчиво, что касайся уговоры пресловутой ночи любви, она бы уже согласилась, лишь бы отстал.
        - Тяжело быть шпионкой, - фальшиво посочувствовала девушке Нэлла.
        Лост хмыкнул.
        А подошедший Локар широко зевнул, покачнулся и словно очнулся.
        - О, вы здесь! - обрадовался так, словно Лост и Нэлла до этого самого момента были невидимы. Опять покачнулся, нахмурился и спросил: - А что за шпионка?
        Лост терпеливо объяснил. Нэлла промолчала, просто удивленно на Локара смотрела.
        - Ярки? - переспросил почти оживший зомби и почесал затылок. - Это не у них на гербе цапля с красным хохолком и камышами?
        - У них, - подтвердила Нэлла, потому что Лост задумался, пытаясь вспомнить.
        - О, тогда я знаю для чего ее нам подкинули, - заявил Локар.
        - Да? - удивился Лост.
        - Да. У этих странных цапель какие-то ценные связи с тьмой и они не желают от нее избавляться. Я не очень понял, что за связи. Может какие-то родовые боевые техники, как тут принято. Кто их знает. Но в целом они не особо опасны и никакого отношения к нашему беглому мастеру не имеют.
        - Ага, пускай тогда шпионит, - проворчала Нэлла.
        - Пускай, - согласился Лост. - Миртик в любом случае ее займет и развлечет. Меня интересует другое. Если Ярки не особо опасны и не имеют отношения, логично предположить, что кто-то гораздо опасен и отношение имеет. Ласточки - само собой. Но ведь кто-то еще, да?
        - Да, - вполне себе благодушно подтвердил Локар. - У одних зеленый воробей нарисован на гербе. И у них там заговор, управляемый глава и страх перед какой-то загадочной личностью, которая не простит. Подозреваю, что эта личность наш беглый мастер. А другие что-то ему продают и боятся потерять прибыль, заодно запятнав имя и честь. И им какие-то артефакты подарили, я не рискнул к этим артефактам лезть. У этих на гербе серая ворона с коротким клювом.
        - Чудесно, - сказал Лост. - Теперь даже понимаю, почему надо спешить. Люди, которые боятся, что наружу вылезут пятнающие честь грешки… эти могут даже драконов не испугаться. Наверное, к ним в гости сначала и пойдем. Заодно посмотрим на артефакты. Наш мастер вроде бы тип прижимистый и артефактами раньше не раскидывался.
        Локар и Нэлла дружно кивнули.
        Наблюдать за тем, как ежик неспешно и неотвратимо вписывает себя и довольно большое пространство вокруг в защиту городского дома Серых Скальников было интересно. И да, Лост наконец убедился, что эти зверьки действительно своеобразные духи места. Только дух места может поселиться где-то так, что если будет сидеть тихо, его годами никто не заметит, разве что случайно об него споткнется. Ну, или призрак какой-то заведется и укажет на него. Но с призраками духи обычно не враждуют и ничем им не мешают, чего не скажешь о людях.
        А после того, как еж стал частью дома, в который надо было проникнуть, собственно, с проникновением особых проблем уже не было.
        Серые Скальники были Домом небогатым, скорее даже очень бедным, судя по тому, насколько зарос их сад и как живописно облупилась краска на пристроенных к дому башенках. И, скорее всего, именно по этой причине они с мастером Росно и связались. Решили, что чужак не в счет, ничего никому не расскажет. А потом еще и вообразили, что смогут вовремя от него избавиться. Ну, или он помог им придти к этой незамысловатой мысли.
        Со стражей, по причине той же нехватки средств, у них было так себе. Мало того, что своей, потомственной, наверняка немного - один из их глав очень уж любил вмешиваться в разные конфликты, из-за чего и стражу сильно проредил и платить выкупы был вынужден, даже часть земли потерял, прежде, чем «случайно» отравился. Так еще и разные вольнонаемные маги и просто хорошие воины в небогатый Дом вовсе не стремятся, вопреки расхожему мнению. Если уж менять свободу на службу, то на что-то стоящее.
        Так что через заросший сад диверсанты в лицах Лоста, Вериханы, Локара и ежа пробрались без проблем. Нэлла тоже хотела поучаствовать, но ей пришлось остаться, чтобы не впутывать в столь мутное и неприглядное дело Дом Стрижей. Папа ее уговорил его не впутывать, а она оказалась все же любящей дочерью и все еще стражем.
        Дом Серых Скальников тоже выглядел вымершим. И Лост даже засомневался, что Локар правильно понял куда именно эти веселые птицы отвезли дареные «артефакты». Но потом в одном из коридоров повстречался немолодой слуга, от которого Локар вполне успешно спрятал всех при помощи иллюзии. Потом парочка молодых и даже три стражника, озабоченных тем, где бы выпить купленной одним из них наливки так, чтобы не попасться на глаза любимому командиру. А потом зверушка Локара ощутила дрожание. Источник этого дрожания находился где-то внизу и пах на взгляд темной твари очень приятно и вкусно.
        - Наверняка «артефакты», - проворчала Верихана.
        Путь вниз диверсантам пришлось искать довольно долго - Серые Скальники додумались замаскировать вход в свой повал. Причем, хорошо замаскировали, даже многоопытные Локар и Лост вместе еле его нашли, да и то, при помощи логики и упорных тыканий в подозрительные места. И подвал в этом доме оказался удивительным местом.
        Во-первых, в нем вдруг обнаружилась стража в таких количествах, словно на самом деле дом на повалом был всего лишь декорацией и ничего и никого ценного там не могло быть по определению, а жили Скальники именно в подвале.
        Во-вторых, ежику опять пришлось вписывать себя и диверсантов в защиту, потому что она здесь отличалась от той, что была наверху.
        В третьих, этот подвал был трехуровневым, да и, как подозревал Лост занимал места гораздо больше, чем дом, а может, какими-то своими частями даже под улицу заполз.
        - Удивительные люди, - проворчала Верихана. - Хотя до подземелий под столицей им далеко.
        «Артефакты», как и предполагал Лост, излучали свое дрожание где-то на самом нижнем уровне. И чем ближе к ним подходили, тем сложнее защита была вокруг. И, наверное, если бы в доме хватало магов и стражи, их бы все-таки заметили. Потому что дважды ее точно заели, да и ходить под иллюзией по дому полному одаренных - то еще удовольствие, они даже если ничего не видят, могут что-то почувствовать. А тут этих одаренных удавалось вполне успешно обходить, а на стражу без дара иллюзий вполне хватало. И нет, Лост вовсе не рассчитывал, что им удастся вырваться незамеченными. Он подозревал, что у «артефактов» как у надежды на возрождение былого величия, одаренных и стражи больше всего. Но ведь бежать в другой мир при помощи пчеловской грибницы никто не запрещал. А чтобы не узнали, можно устроить ту самую диверсию, у него для этих целей даже подходящий браслет был - бывший перстень в виде дракона.
        Лост не ошибался. В Доме Серых Скальников действительно были одаренные, которых практически невозможно обмануть при помощи иллюзий, даже иллюзий Локара.
        - Вы кто?! - изумленно спросил этот одаренный - молодой, замученный и со знаком лекаря, болтавшимся на шее - за что и получил удар кулаком в лоб и оглушающее плетенее в придачу от Верихны.
        Лост вздохнул, накинул на лекаря еще и пеленающую сеть, а потом оттащил за кресло, за каким-то демоном красовавшееся у одной из стен, рядом со столиком, на котором лежали какие-то книги.
        Дальше попытались идти осторожно - получилось так себе - по углам и за флаги, прикрывавшие подозрительные ниши пришлось прятать еще больше десяти человек.
        Потом пришлось глушить сигнал тревоги, который догадался послать кто-то из магов Серых Скальников, но как глушить такие сигналы Лост знал еще в бытность простым вольнонаемным магом.
        Потом запирать целую толпу в каком-то помещении. А толпа рвалась на волю со всей страстью, так, что наверное дом наверху трясло, как при землетрясении, а в подвале упали с потолка несколько плиток.
        Потом, матерясь на придурков, которые додумываются устраивать потопы в подземельях, потому что им почудились какие-то тени в углу, пытаться преодолеть эту стихию. Нет, тени там были, там как раз группа диверсантов стояла, потому что темная тварь никак не могла определиться где именно находится источник дрожания, ей почему-то стало казаться, что этот источник разделился на пять частей.
        Впрочем, он вполне мог разделиться, если «артефактов» пять, и если их решили спрятать в разных местах.
        Любителю потопов удалось набить морду, заодно убедившись, что без висюльки, которой жизнерадостно размахивал, ничего он устроить не может.
        Стража и прочие защитники «артефактов» потопа тоже явно не ожидали, с чего он случился сразу же не поняли и на появление мокрых незнакомцев отреагировали неорганизованно, а местами и странно - наверное подумали, что это они утопить тут всех пытались.
        - Умрите, твари! - визгливо кричала какая-то девица, но, что странно, убить не пыталась, наверное считала, что они возьмут и самоубьются из благородства. Два стражника столь резво бросились вперед, что нырнули под воду. Кто-то ругался на то, что из-за проклятой воды ничего не может сделать, но прелагал попробовать и запустить молнию. А разумнее всего поступила темная тварь. Она не стала ждать, пока люди разберутся что им теперь делать, она поступила, как и полагается темной твари, охотящееся на живых - взяла и всех усыпила. Бедные защитники «артефактов» наверное, даже ничего понять не успели. Верихана, к счастью, из-за специфики дара, магии темной твари не поддалась. И именно она привела в чувство Локара и Лоста, не дав им свалиться лицами в лужу по колено. Потом пришлось тратить время на то, чтобы не дать утонуть защитникам Дома Скальников. И даже Лост при этом чувствовал удивление питомца Локара, правда, так и не понял, чему же эта тварь так удивляется - тому, что хозяин спасет ее еду, у которой она таки успела отъесть часть энергии. Или тому, что хозяин попал под ее удар. Раньше он, похоже не
попадал. И так на него подействовала именно необходимость держать иллюзию.
        - С этим надо что-то сделать, - мрачно сказал Лост, ну, не верил он, что в следующий раз тварь подобной возможностью не воспользуется.
        Локар отмахнулся и преложил поискать «артефакты», пока все не проснулись. Наведенный тварью сон длится все-таки не очень долго, иначе ни у кого бы не было шансов от нее сбежать, пока она сытая и ленивая.
        Первый «артефакт» они нашли в той части повала, где когда-то хранилось вино. Сейчас полки для бутылок были пусты. Бочки, впрочем, тоже, хотя они могли быть пусты изначально и поставлены здесь для антуража. Зато одна из бочек - здоровенная и пузатая - показалась кому-то отличным местом ля того, чтобы спрятать сильную вещь.
        - И я даже знаю почему, - проворчал Лост рассматривая найденный «артефакт». - Этим балбесам наверняка сказали, что держать «артефакты» нужно на определенном расстоянии друг от друга, желательно вписать в углы правильного пятиугольника и чтобы захватить побольше жилого пространства этим пятиугольником. Якобы оно защиту усиливает просто неимоверно. Или силу в магах растит до невиданных высот.
        - На самом деле это что? - спросил Локар.
        А Верихана вещь узнала, поэтому и хмурилась.
        - Музейные экспонаты и часть страшной сказки про то, как поступать нельзя, - проворчала она. - Зря их все не уничтожили.
        - Может наш мастер еще в то время, когда их изобрели, для себя припрятал парочку… парочку десятков, - сказал Лост. - А так, эти штуки что-то вроде накопителей. Понимаешь, Локар, когда-то один тип, ну, не помню я сколько там лет прошло с тех пор, так вот, этот тип вдруг обнаружил, что одаренные излучают силу. Попросту теряют часть своей энергии. Источник таким вот нехитрым образом то ли избавляется от лишнего, то ли как-то взаимодействует с миром, по этому поводу до сих пор спорят. А тот тип вообразил себя самым умным и решил эту энергию не терять, а накапливать. И изобрел эти самые «артефакты».
        - И что плохого у него вышло? - спросил Локар.
        - А оказалось, что не только люди и тем более, не только одаренные эту силу излучают, из-за чего рассчитать баланс между накоплением и потерями практически невозможно. А еще этот придурок не учел, что когда маги занимаются, собственно, магией, часть энергии в любом случае не попадает ни в плетения, ни в ритуалы…
        - И его накопители переполнились, - догадался Локар.
        - Ага, половину квартала тогда в Троегорье снесло. И переделать эти штуки так, чтобы они работали нормально, невозможно. Грибы Льена, точнее, грибы из той пещеры, вообще самое толковое, что хотя бы чем-то на них похоже. А когда пытались делать менее опасные аналоги из неживого, оказывалось, что они попросту бесполезны. Это грибница, если есть излишки энергии в природном источнике, спокойно себе выращивает новое плодовое тело. Или гибнут старые грибы, если источник на некоторое время «мелеет». А для неживого такие колебания приходится как-то высчитывать. Или прикручивать нечто сверхчувствительное, вроде сигналки… И тут опять же, источник переполняется и мелеет не мгновенно, поэтому грибам для начала хватает того, что они либо ярче, либо тусклее светятся. А к таким накопителям стоит подойти лишнему человеку и этого вполне может хватить, чтобы сигналка отреагировала и срочно освободила место, а человек возьмет и отойдет… В общем, ерунда на самом деле.
        - Просто очень опасная ерунда, - добавила Верихана.
        - И что будем делать? - спросил Локар. - Если мы их просто унесем, эти придурки же новые начнут требовать у своего благодетеля.
        - Придется ловить кого-то умного, - решил Лост. - И пытаться объяснять во что они на самом деле ввязались и чем все закончится. По сути, тут ведь даже ждать не обязательно. Можно просто пойти к дому и добавить недостающей для переполнения накопителей энергии. А наш мастер подчинениями балуется, так что ему не откажут.
        С умными у Серых Скальников обнаружились проблемы. Нет, может они где-то даже были, вот только разговаривать с подозрительными чужаками никто из них не желал и предпочитал прятаться, посылая бороться с диверсантами разных болванов.
        Болваны же в свою очередь жизнерадостно орали и пытались чужаков убить, не слушая, что они там говорят. И, наверное, упорный Лост в конце концов дошел бы до главы Дома. Если бы этот глава не решил выйти навстречу и все-таки поинтересоваться, какого лысого демона чужакам, собственно, надо? Причем, он решил для начала именно поговорить. И тут выяснилась чудесная штука - ни о каких «артефактах», «благодетелях» и прочих подозрительных штуках он даже не подозревал. Зато быстренько успокоил желающих подраться и захотел на «артефакты» посмотреть.
        - Он нам поверил? - удивилась Верихана.
        - У него, наверное, специальный амулет есть, помогающий понять, когда ему лгут, - объяснит странное поведение целого главы Лост. - Кстати, знаешь в чем преимущество менталистов пере подобными амулетами? Менталисты чувствуют, что им чего-то не говорят. А владельцев амулетов можно обмануть, если не лгать напрямую. Если о чем-то не говорить, то ведь и обманывать, вроде бы не надо.
        Глава Дома Серых Скальников тихонько хмыкнул и пробормотал что-то не шибко внятное на тему, что теперь будет у всех обязательно спрашивать, не умалчивают ли они о чем-то. Идея Лосту даже понравилась.
        «Артефакт» глава рассматривал с большим интересом и не забыл поинтересоваться у чужаков, а не лгут ли они ему и не умалчивают ли о чем-то. В общем, учился он точно быстро.
        А потом развил бурную деятельность по поиску виноватых в том, что столь опасная штука, причем, не одна, обнаружилась в его городском доме. И виноватые, естественно, были найдены. И, как всегда в подобных случаях, они желали своему Дому только добра. А главу считали беззубым щенком, не думающим о том, как бы вернуть былое величие - именно так Лост расшифровал невнятные вопли одного из старейшин Серых Скальников. А в то, что «артефакты» никакого добра не принесут, категорически не верили - у них тоже были амулеты, выявляющие ложь, а о том, что при помощи того же подчинения даже их владельцев можно заставить поверить во что угодно, бедолаги не знали.
        Ну, Лост решил им и не говорить. А то потом придется оказывать, что это не он заставил. Лост вообще предпочел тихо и мирно сбежать, не дожидаясь «благодарности» от главы спасенного Дома. Как-то Лост сомневался, что этот глава умеет благодарить. Скорее начнет угрожать, во имя спасения доброго имени. Или вообще попытается отравить, были в истории подобные случаи. А так, исчезли добродетели, и исчезли. Узнать он их не узнает, не зря же Локар маскировал. А там пускай думает, что хочет. Может это к нему какие-то младшие боги заглянули, поэтому и остатки стражи так запросто прошли, вместе с защитой дома. Спасителей-богов главы Дома переносят как-то полегче, чем спасителей оборотней и иномирян.
        А потом оказалось, что Серые Скальники были не единственными владельцами «артефактов» - а как иначе объяснить вести принесенные старейшиной города? Кто-то из его шпионов с удивлением доложил старику, что в целых семи хиленьких Домах накануне били морды и обвиняли в предательстве. Причины в большинстве случаев были непонятны, но так как в трех из них утверждалось, что битые хотели взорвать городские дома, то и в остальных наверняка было то же самое.
        В общем, поспешить таки стояло. Потому что деятельный мастер Росно действовать тихо и спокойно не умел. Предпочитал подготавливать нечто грандиозное и шумное.
        А еще, вовсе не факт, что за все «артефакты» были набиты морды и что есть эти «артефакты» только в городе. Когда-то, если верить одному разговорчивому смотрителю музея, подобных накопителей наплоить успели много, прежде чем поняли, какая это пакость. И запасы у бывшего преподавателя могли быть большие.
        Так что бедному и несчастному, нуждавшемуся в покое и отдыхе старейшине города пришлось тяжко вздохнуть и отправиться кого-то пинать, чтобы донесли «благую» весть об иномирских накопителях вообще до всех. Может хоть в реку вовремя выбросят или закопают поглубже - радиус действия у накопителей был небольшой. Ну, и заодно позлят деятельного мастера Росно. Особенно он будет зол, когда узнает про младшеньких богов, с которых борьба с его подарочками и началась.
        - Поспешить, так поспешить… - проворчал Лост. - Кто там у нас дальше? Зеленые воробьи с трепетным отношением к тьме? Пестрянки, в общем… хм, может к ним сходить с официальным визитом ради разнообразия?
        Нэлла посмотрела на него удивленно, а потом улыбнулась, кивнула и заявила, что у нее даже подходящее платье где-то случайно завалялось.
        Официальный визит в Дом Пестрянки удался еще на стадии подготовки к нему.
        Сначала Лост придирчиво выбирал сопровождение, а Нэлла критиковала платья Вериханы, которая не могла не пойти, потому что должен же среди сопровождающих быть хоть один представитель Дома гостя. Причем, выбрать сопровождение оказалось проще, чем найти то платье, которое понравится обеим девушкам.
        Пока искали платье, посыльные на лошадях (потому что отправлять их не на лошадях в таких делах не принято), возили письма с просьбой принять, намеками и благодарностями. Впрочем, работа на этот раз у посыльных оказалась несложной - Пестрянкам, видимо, и самим хотелось с Лостом пообщаться. И скорее всего у них даже тема для общения совпадала. Тьма, а какая еще может быть?
        А вот когда визит наконец состоялся, оказалось, что Лоста там поджидал сюрприз. Большой сюрприз. Упитанный. С лекарским знаком на одном рукаве и гербом Дома Ласточек на другом.
        И, да, если бы этот сюрприз ждал прямо на пороге… Или хотя бы появился сразу после взаимных представлений и довольно занудного рассказа о том, как великолепен Летний Переговорный Зал и сколько раз он спас Дом пестрянок от войны одним своим великолепием умиротворив противников… В общем, если бы этот сюрприз сразу же заявил, что он там ждет, Лост скорее всего дал бы деру, наплевав на возможные последствия. Да и с чего его какие-то там последствия должны пугать? В мир зеленых туманов Пестрянки бы точно не стали засылать мстителей за свою поруганную честь. Тем более, свидетелей этого поругания, способных разнести эту новость по городу, не предвиделось.
        Но глава Дома Пестрянок был немолод, опытен и умен. И он сначала решал свои проблемы, а уже потом давал шансы решить их разным посторонним личностям, припершимся в его дом и потребовавшим отдать старый долг, или напомнившим о заключенном с полтысячи лет назад договоре о сотрудничестве. В общем, вариантов тут могло быть много. А то, что лекаря из Дома Ласточек заставили подождать, а не пригласили сразу же посидеть за чаем и обсудить интереснейшую тему о родовых умениях, уже фактически утверждало, что лекарю здесь не шибко рады.
        А тема оказалась действительно интересной.
        И Дом Пестрянок оказался интересным. Дом этот всегда был маленьким, считался довольно слабым, ни во что особо не вмешивался, но и его предпочитали без нужды не трогать, потому что в ответ могли очень больно получить по рукам.
        Изначально этому Дому просто не повезло с землей. Откуда взяться богатству, если большую часть твоих земель занимает болото, а на меньшей разве что овец можно выпасать, самой неприхотливой породы и продавать потом сыр? Ну, еще коз можно было там пасти. Железосодержащей руды, которую нашли на одной горе, удачно вписавшейся в их земли, едва хватало самим и ни о каких продажах металла речи никогда не шло. И на самом деле, дела в Доме были бы гораздо хуже, если бы один из глав не додумался воспитывать наемников. За это, когда стало понятно откуда берутся толковые маги, желающие поучаствовать в чужих сражениях и не менее толковые воины, от Дома Пестрянки некоторое время вообще более удачливые Дома воротили носы. Еще больше желающих пофыркать в их сторону появилось тогда, когда они ввязались в торговлю - дело и вовсе неблагородное. Да и зачем самим в это дело ввязываться, если можно попросту взимать налоги и плату «за охрану и допуск на свои земли»?
        Потом, правда, оказалось, что времена потихоньку взяли и изменились и в торговле больше нет ничего стыдного. Но Пестрянки к тому времени успели обрасти связями и сколотить кое-какое состояние. Они даже дворец себе перестроили.
        За это их стали любить еще меньше и нашлись даже те, кто попытался уничтожить. Им казалось, что сделать это будет несложно. Дом ведь все равно маленький, людей в нем немного, о гениях там даже слухов никогда не было. Да и то, что обидчики всегда больно получали в ответ как-то позабылось… пришлось об этом напомнить.
        - И что же это за родовые секреты, из-за которых вас предпочитают не трогать? - спросил Лост, почему-то ни капельки не сомневаясь, что ему на этот вопрос ответят.
        Не зря же столь долго и упорно поводили разговор к этой занятной теме. Вон сопровождение успело разбрестись по всему Летнему Переговорному Залу, большому и гулкому помещению, все стены которого были увешаны оружием, судя по гербам на рукоятях некоторых мечей - трофейным. Нэлла вообще довольно долго что-то втолковывала Верихане, стоя у большого штурмового копья, видимо узнала его. Столик с чашками, чаем и довольно изящные стулья в этом помещении смотрелись довольно чужеродно. Зато Лост кожей ощущал насколько здесь сильная защита.
        - Я знаю кто ты, - сказал глава Дома Пестрянок и улыбнулся. - У меня нюх на таких как ты. Я всегда ощущал, когда ты был в городе, но тогда это не имело значения, тогда ты был слабак и ничего о себе не знал. Сейчас значение имеет. Особенно в свете того, что бы собираешься бороться с собственным наследием. А это будет плохо. Для тебя плохо. Для нас плохо. Для всех плохо.
        - Так… - задумчиво произнес Лост. - Так… Бороться я собираюсь вовсе не с наследием, а с одним типом, похоже мечтающим уничтожить хоть один мир, уже не важно какой. А наследие… я хочу в горах одну интересную траву посадить и посмотреть, что будет. Этому наследию обязательно нужно куда-то девать накопленную энергию, во что-то ее воплощать. И если его не направить, воплощаться будет разная пакость. А если дать направить тому типу, то будут у нас здесь Мертвые Земли по терминологии одного здоровяка.
        Глава Пестрянок кивнул. А потом с задумчивым видом помял подбородок.
        - Хорошо, - сказал он.
        - Хорошо? - приподнял бровь Лост. - Ладно, пускай будет хорошо. Но уверен, еще лучше будет, если я буду знать какой прок вам с моего наследия.
        - Нам? - поддельно удивился Пестрянка, а потом оглянулся, чтобы убедиться, что его люди надежно перекрыли путь сопровождению Лоста к столу переговоров и заговорил быстро и очень тихо. - Прок, как любопытно… Вот тебе какой прок с твоей кошачьей шкуры? Уверен, пока ее у тебя не было, ты был уверен, что и не надо, ты себе нравился таким, как был, человеком. А потом эта шкура появилась и дала тебе какие-то способности и ты к ним, наверное, уже привык. Вот скажи мне, и какой тебе прок с этой шкуры? Ты неплохо жил и без нее. Не желаешь ли ты от нее избавиться, потеряв и приобретенные способности?
        - Не желаю, - уверенно сказал Лост.
        - Вот и мы не желаем. Хотя могли бы и обойтись. В самом крайнем случае.
        Лост кивнул. То, что ему тут не расскажут, что же там за способности и так было понятно. Но то, что прежде, чем противодействовать, решили прояснить ситуацию - уже неплохо. Может еще и помогать возьмутся, если сочтут, что им это чем-то выгодно. А так, вмешиваться они не будут. Не привык этот Дом рисковать своими людьми, если делать это не обязательно.
        - Хм… а вы никогда не пытались увеличить количество народа в своем Доме именно потому, что дарованные тьмой способности есть только у носителей крови Пестрянок, а те, у кого их нет попросту не выживут в вашем дворце? - спросил Лост. - Или опускали чужаков к своим секретам со скрипом только после того, как убеждались, что они вас не выдадут и точно станут частью Дома? А таких чужаков было исчезающе мало, вольнонаемные предпочитают стучаться в Дома побольше и посильнее.
        - Считаешь, мы чужаков по ночам поедаем? - насмешливо полюбопытствовал Пестрянка, а потом махнул рукой и заявил, что в его доме есть еще один гость, который желает с Лостом поговорить.
        После чего служанка и привела упитанного лекаря из Дома Ласточек.
        Тип этот оказался неприятным. Он точно знал, что выше какого-то бывшего вольнонаемного мага, пускай ему даже повезло основать новый Дом, и со всем возможным рвением это демонстрировал. А по сути его интересовал все тот же вопрос - а что Лост собирается делать с тьмой и отчего вдруг возомнил, что имеет право что-то с ней делать?
        Встречные вопросы этот тип гордо игнорировал. Потом вообще стал вилять, и Лосту даже начало казаться, что он пытается что-то загадочное выяснить, просто получается у него это настолько плохо, что понять его намеки нереально. Пожонглировав еще немного невнятностями, несчастный лекарь махнул на все рукой и прямо спросил, а с чего вдруг Лост взял, что знает, что можно делать с шестой силой? Лост в ответ чуть не хихикнул, потому что обозвать тьму смертью немногие догадаются. Ему даже стало интересно сами Ласточки до этого додумались или им потом подсказал мастер Росно?
        Отвечать на странные вопросы Лост естественно не стал. Но заносчивый лекарь его все-таки разозлил, странно так разозлил, подзадорил даже скорее. Поэтому котик совсем по-кошачьи улыбнулся и промурлыкал:
        - А знают ли в вашем Доме почему нельзя нарушать своды и законы дарованные Домам богами?
        Лекарь от неожиданности издал странный придушенный звук.
        - Не знают? - расшифровал Лост и опять улыбнулся. - Я тоже когда-то не знал. Да. Когда я был очень молодым и очень глупым, я знал только что им нужно следовать, что это будет честью, что только истинная сила и благородство способны по этим законам жить. В общем, обычный восторженный идиотизм. Потом я стал взрослым и умным. И меня начало удивлять то, что большинство Домов маниакально стараются жить так, как положено, так, чтобы эти законы и заветы не нарушать, даже если им это не выгодно. Меня это очень сильно удивляло. А то, что с теми Домами, которые отходят от этих законов слишком далеко постоянно случается что-то нехорошее, я понял совсем недавно. И теперь меня удивляет, что представители некоторых Домов этого не понимают, хотя на самом деле все очень просто. Боги дали людям возможность… нет, скорее это они сами себе дали возможность помогать людям и вмешиваться, когда дело может закончиться совсем нехорошо. Понимаешь, боги не могут вмешиваться часто. Потому что они слишком большая сила и их появление в мире обязательно что-то нарушает, ну, как падение камня нарушает зеркальную гладь воды. И
обязательно нужно время, чтобы все успокоилось, иначе озеро выйдет из берегов. Поэтому нужны законы, чтобы эти крайние случаи наступали как можно реже. Понимаешь? А еще, если кто-то совсем эти законы не чтит, он сам становится тем самым камнем, и тогда боги даже в самом крайнем случае не могут вмешаться, они стараются воду успокоить, а не выловить тонущий из-за своей глупости камень. И, да, вы в своей самоуверенности доигрались и утонули. Просто вы пока этого еще не заметили. Проклятья вообще интересная штука, малозаметная, пока не наступает тот момент, когда других объяснений уже не найти.
        - Что?! - басом рявкнул лекарь.
        - Что-что… про честь, вызов, ловкость и право противника на то, чтобы знать, что он противник вы когда-нибудь слышали? Хотите чужие богатства - завоюйте их в битве, заберите в качестве трофеев. Победите, вам будут вынуждены что-то отдать, это же закон. Который вы решили игнорировать, вообразив себя очень умными. И что вы получили в итоге? Трофеи вам отдавать попросту некому, даже плохонькие никто вам не вынес в качестве откупа. Дом противника вы, конечно, уничтожили. Хотя демоны знают почему вам это было настолько необходимо. А еще тут сработала отдача и заодно вы уничтожили собственный Дом. Что вам точно было не нужно. И чего вы обились?
        - Да как ты смеешь?! - зарычал лекарь.
        - Тише. Не надо кричать. А то проклятым на смерть оно противопоказано. Заорете погромче, в голове лопнет сосуд и все…
        Лекарь вылупился на Лоста, как на врага всей своей жизни.
        - В храм Желтой Плетельщицы сходите, убедитесь в моей правоте, - добродушно посоветовал оборотень и опять улыбнулся.
        И что самое интересное, лекарь с ответом так и не нашелся. Видимо совет попал на благодатную почву, и лекарь бы сразу же помчался в ближайший храм, если бы не необходимость по всем правилам попрощаться с главой Пестрянок.
        - Хороший визит получился, правда? Нужно почаще о них договариваться, - жизнерадостно сказал Лост, когда к городскому дому Стрижей оставалось несколько метров, а нападения, которое он так ждал, так и не случилось.
        - Лост, что ты творишь? - несколько раздраженно спросила идущая справа боевая цапля.
        - Тыкаю палкой в муравейник, - честно признался котик. - Вдруг кто-то интересный вылезет его защищать. Да и случай такой представился… и Пестрянки на меня не обидятся, они этому типу были явно не рады.
        - Вот вылезет оттуда крокодил и откусит тебе голову, - предрекла идущая слева Верихана.
        И оказалась почти права. Крокодил вылез, правда кусать он решил вовсе не Лоста, не его конкретно.
        ИНТЕРЛЮДИЯ 2
        НЕУДАЧНИК.
        Когда-то давно, настолько давно, что Екини Роса, ставший впоследствии мастером Росно, даже не был уверен сколько на самом деле прошло времени, он был молодым и восторженным. И у него все получалось. По крайней мере, ему так казалось.
        И, да, он в те времена даже успел прославиться. Из-за чего потом и пришлось менять имя. Сложно носить имя человека, который упоминается в учебниках истории, причем вовсе не в качестве героя кого-то там спасшего и что-то подарившего людям. Из всех деяний Екина Росы неблагодарные люди запомнили почему-то только то, как он сжег один городок в горах, хотя его откровенно вынудили, не желая мирно согласиться служить его богам, да еще и устраивая то обвалы, то потопы на пути следования его воинов. А все остальное будто в реку кануло. И даже мост его имени, как ни прискорбно, обвалился из-за того, что горы взяли и резко поросли, хотя должен был простоять там тысячелетия.
        В общем, наверное еще когда узнал, что от этого моста остались только руины, да и называют его теперь не мостом Росы, а мостом Топорного ущелья, следовало что-то заподозрить и как-то приготовится. Но мастер Росно, увы привык, что ему везет. И как-то не подумал, что все везение может закончиться за то время, которое он провел в стазисе в той закрытой от мира обвалом пещере. А потому не был готов.
        И ладно бы это невезение демонстрировало себя в самом начале, в самом начале того, что он собирался сделать. Но оно, как ни прискорбно, предпочитало сидеть в засаде и выскакивать когда до окончания и получения награды оставалась всего пара шагов.
        Сначала откуда-то вылез тот рыжий аспирант и его безумные студентусы. И оказалось, что первый в боевке умеет гораздо больше, чем должны бы уметь аспиранты, никогда не бывавшие хотя бы на той же Границе. А вторые и вовсе по-юношески бесстрашны, да еще и умудрились где-то добыть какой-то артефакт. И в итоге у мастера Росно получилась полная ерунда, он потерялся в чужих мирах, даже еще и лишился части своих способностей.
        А невезение тихо похихикало и уползло обратно в засаду, ждать следующего подходящего случая, чтобы побольнее ударить.
        И казалось бы, удача наконец вернулась. Он нашел дорогу в свой мир, пускай и случайно, получил ценность и слуг. И даже успел почти воплотить очередной план, который должен был вернуть ему хоть часть потерянного могущества, принадлежащего ему по праву. И что же случилось в итоге? А случились очередные студентусы, преподаватели, аспиранты и все прочие из той же школы.
        И мастер Росно заподозрил, что все дело именно в школе. И что если держаться от нее подальше, хотя бы до тех пор, пока станет истинно сильным…
        Да и вообще, зачем ему тот мир? Тот мир слишком уже не похож на его привычный, тот, в котором он родился, вырос и прославил свое имя. А вот мир, в который его привел не совсем добровольный помощник… О, на первый взгляд он был копией того, в котором достиг вершин Екини Роса: кучка мелких княжеств, только и ждущих сильную руку, которая их объединит. По соседству довольно слабые королевства, которые, если история пойдет по тому же пути, рано или поздно окрепнут и начнут по одному эти княжества присоединять к себе. Степи конечно не хватает для полноты картины. Зато есть та же кучка богов, непонятно для чего нужная, но по слухам иногда снисходящая до людей.
        И первый вариант очередного великого плана опирался на все это, хорошо хоть его реализацию великий Екини Роса сначала отложил, потому что ему что-то не нравилось, хоть он не понимал что именно, а потом и вовсе отменил, решив для начала проверить, верно ли впечатление о похожести.
        Оказалось, все не совсем так, как когда-то было в родном мире. И богов следовало все-таки учитывать, они здесь действительно являлись. Зато с княжествами дела на самом еле были еще веселее, эти княжества в принципе не могли расти наружу, только накапливать силу внутри себя. В общем, они скорее были чем-то вроде храмовых земель, тех самых кусков земли, которые благословляли и ограждали какие-то боги. И что делать со всем этим мастер Росно уже знал. Был у него опыт. Чужие боги, конечно, туда не зайдут, чужие адепты там просто не выживут. Но чужие только из тех, кого эти боги видели и учитывали.
        И у человека, бывшего когда-то Екини Росой, решившим поменять свою силу на служение богам и получить бессмертие, родился новый план.
        Нет, больше никаких богов, перед которыми нужно склонить голову. Теперь он сам станет богом. Благо и в этом мире есть сила, которой все эти боги почему-то брезгуют. Вот она ему и пригодится. Тем более он так удачно заполучил себе в услужение тех, кто кое-что в этой силе понимал.
        И у него все шло хорошо.
        Местных «великих магов» было очень просто заставить себе служить, просто поманив силой.
        В местных княжествах было очень легко устроить столь любимый мастером Росно хаос, просто убив их глав и сильных-старших. Нет, с некоторыми Великими Домами может и не получилось бы. Но там было множество более мелких и слабых, в которых этих сильных было на пальцах пересчитать можно.
        А еще мастер Росно был уверен, что помогать разобраться в этом хаосе соседи и союзники не станут. Тут был просто прелестный закон, которому эти дурни старательно следовали, особенно если им было хоть капельку оно выгодно. Закон о невмешательстве во внутренние дела Дома. Никакой тебе помощи, даже если все тонуть начнут.
        И вот когда все было почти готово, когда осталась какая-то малость, когда даже удалось убедиться, что эти дурни не считают силу, которую он решил прибрать к рукам, чем-то опасным, невезение опять напомнило о себе, послав в этот мир оборотней, аспирантов и даже нескольких магистров все из той же проклятой школы. У них, оказывается, были какие-то связи с одним из Домов, причем, как назло, с Великим. И действовать пришлось быстрее, стараясь опередить неудачи, которые вот-вот посыплются на голову. Из-за этого действия стали более заметны.
        Потом еще тот мальчишка сбежал, при помощи которого он хотел на некоторое время занять тот самый Великий Дом, с которым обнаружились связи, в виде блондинистой девчонки.
        Потом оказалось, что оборотню интересна чем-то сила, которую мастер Росно считал своей. А разбираться в этой проблеме было некогда. Тем более, этот наглый кот умудрился даже кого-то подослать во дворец, который мастер Росно тоже считал мало что своим, так еще и надежно защищенным и спрятанным.
        И сбежали они запросто.
        И какие-то странные слухи о повелителе тьмы начали ходить.
        И еще излечение сумасшедших, которые к удивлению великого стратега Росно, сходили с ума из-за той силы, которую он почти получил.
        И драконы.
        И нелюди, которые вообще могут шастать туда-сюда. Практически неубиваемые нелюди. В этом в свое время еще Екини Роса убедился. Хорошо, они в то время не сильно интересовались делами людей. А теперь вот отчего-то влезли не в свое дело.
        И неудача почти поймала его в свою очередную ловушку. Поэтому у него оставался только один единственный выход.
        Бить сейчас.
        Теми силами которые сейчас есть, несмотря на потери.
        Потому что если не ударит, не позволит хаосу поглотить эти несчастные княжества сейчас, то потом, через каких-то пару дней, он может потерять все.
        В очередной раз потерять.
        И мир, о котором он так мечтал опять потеряет шанс на существование. А ведь этот мир будет хорош. Как и Екини Роса когда-то, мастер Росно был уверен, что точно знает как сделать мир лучше.
        И ерунда, что это «лучше» уже не в первый раз меняло свой облик.
        ГЛАВА 20
        ЕЩЕ БОЛЕЕ РЕШИТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ.
        Лост что-то вычитал в своей книге. Что-то такое, из-за чего сначала широко-широко, предвкушающе и несколько неприятно улыбался, а потом развил очень бурную деятельность, отмахиваясь от всех, кто хотел что-то спросить или уточнить. Он даже от несчастного старейшины города отмахнулся, хотя тот пытался ему рассказать о найденных и в других Домах «артефактах» и реакции на эти находки.
        В общем, город бурлил. Все начали резко что-то или кого-то искать. Все подозревали друг друга, что-то страшное и слали Маруку письма с просьбами объясниться, объяснить и узнать у своих гостей, что они думают по поводу происходящего. Потому что дураков не было. И связать то, что старейшина гостит у Стрижей, а потом берет и радует всех остальных обнаруженной угрозой безопасности города, не смог бы только полный идиот, которых в Домах было откровенно мало.
        А котик, похоже, развлекался. Именно так все его последующие действия воспринимались Нэллой. И в ней крепло ощущение, что на самом деле он отлично знал что найдет сброшенный таки с дракона суслик во дворце Чаек. И то, что ни этому несчастному оборотню, ни тем более ежику ничего там не грозит. Не зря же повесил на шею Кимичу свой браслето-перстень, над которым накануне проводил какой-то странный ритуал под охраной Вериханы и Локара. Нэлла в этот ритуал решила не вмешиваться. И о своих подозрениях ничего никому не сказала. Но вовсе не удивилась, когда через два дня суслик Кимич вернулся живой и здоровый и заявил представителю Чаек, что их маленько спятивший родственник готов к переговорам, а Лост в свою очередь намекнул, что проще будет договориться, чем воевать. А то тьму, на самом деле слишком просто насытить силой, зато очень сложно потом удержать. И им же не надо, чтобы этот несчастный, хоть и маленько ненормальный, но вполне разумный тип, случайно превратил их земли в нечто непригодное для жизни?
        Чайкам было не надо. Но ушли они все равно недовольные. А потом, похоже, все-таки до чего-то договорились со своим захватчиком дворца, потому что претензий больше не предъявляли и вообще, дружно выехали из городских домов и затаились на своей территории. Наверное сросшийся с тьмой родственник объяснил им какая пакость вскоре может появиться в этом городе. И он им показался по сравнению с этой пакостью сущим милахой.
        Спокойствия в самом городе эти события не добавили. Настолько, что Маруку пришлось принимать решение запирать ворота. И судя по их виду, он подозревал, что вскоре, благодаря дорогим гостям его дом начнут брать штурмом, наплевав на возможные последствия. Но Лост его успокоил тем, что не успеют решиться. Что сначала произойдет кое-что интересное, а потом всем станет не до Марука.
        Что за интересное, рассказывать Лост не стал, заявив, что не хочет заранее ничего говорить, чтобы не отвадить удачу. Зато зачем-то сходил в храм Желтой Плетельщицы и вернулся с просветленным лицом и очередной широченной улыбкой, чем привлек всеобщее внимание.
        И пока Нэлла вслух удивлялась, что никто даже не попытался его изловить, чтобы расспросить, по дороге в этот храм, он подошел к магистру Леске и сказал, что все просто. Что никуда этому магистру ходить не надо. Что на самом деле магистр Леска, вместе с Домом Снопянок, были всего лишь намеком на возможный выход из сложившейся ситуации. Надо же как-то равновесие возвращать. Так почему бы не так? Главное, найти подходящих людей, потому что тьма сама по себе штука неразумная и то, что большинство людей сходит с ума от соседства с ней - не понимает.
        В общем, Нэлла и сама не поняла, как умудрилась отвесить ему подзатыльник на самом интересном месте, да еще и посреди двора. Она в этот момент не думала, просто злилась. А он вел себя как ее восторженные идиоты-подчиненные, вообразившие, что придумали гениальный план.
        А Лост даже не обиделся. Просто почесал пострадавший затылок, огляделся и решительно пошел к стоявшему на пороге бледненькому и несчастному Бернту, которому и велел найти отца, старейшину и сильных Дома. У Лоста для них были занятные новости. Сам же он отправился искать своих оборотней, прочих иномирцев и в первую очередь Локара. Потому что без его темной твари вряд ли получится найти кое-что нужное. А она должна чуять. Главное, суметь ей объяснить.
        У Нэллы зачесалась рука и захотелось отвесить еще один подзатыльник. Но она сдержалась. Может и зря.
        - Вы не поверите, но на этот раз наш глубоко любимый мастер Росно оказался ко времени и месту, - первым делом заявил Лост, когда все нужные ему люди собрались в Синей гостиной.
        Гостиная была мрачная и большая. На стенах темно-синие обои с едва заметным рисунком тонкими синими линиями, которые были не намного светлее фона. Если долго вглядываться в этот рисунок, вовсе не рассмотришь его. Потому что линии начнут наслаиваться, колыхаться и делать все, чтобы никто не понял, что там нарисовано. И Нэлла подозревала, что на самом деле этот рисунок какая-то очень хитрая, может даже артефактная защита. Но так ли это, ни у кого не спрашивала. Ей бы попросту не ответили. А может еще и постарались сделать все, чтобы излишне догадливая стражница забыла о своих догадках и проявляла поменьше любопытства.
        Мебель в гостиной была сплошь черная. И если не раздвигать шторы и не включать свет, эта мебель выглядела как темные пятна, провалы в какое-то другое пространство. В общем, жутковатая мебель на самом деле. Зато стол и стулья, стоявшие по центру гостиной, сияли жизнерадостной белизной. Они были настолько белыми, что при первом взгляде на них глаза резало. И вот этот эффект наверняка тоже зачем-то был нужен.
        Правда, на котика ни стены, ни мебель, ни белый стол не произвели никакого впечатления. Он только и пробормотал, что в сравнении вот с этим, его дворец еще ничего.
        - К месту? - переспросил Марук, потому что все остальные молча переводили взгляды с Лоста на стол и обратно. - Вы садитесь. Это самое защищенное место в доме, а у меня есть подозрение, что защита очень нужна. Кто-то пытался проникнуть на нашу территорию. Физически. И не факт, что не сумел проникнуть как-то иначе. Или не сумел никого себе подчинить. Всегда находится какой-то идиот, который несется в город, несмотря на запреты. Любовница у него там обидчивая. Или еще какая-то ерунда.
        - Верихана потом походит, поищет, - пообещал Лост. - А без мастера Росно, как это ни странно, ситуация сейчас была бы похуже. Представляете, я там, в храме, хоть и не рассчитывал на это, встретил одного знакомого большинству из нас типа. Того, который к Шелесту в ученики напросился. Вот шел получить хоть какой-то знак, а тут этот тип сидит прямо на алтаре и ногой болтает. Племянник он там любимый, то ли Желтой Плетельщицы, то ли кого-то из ее помощниц, я так и не понял.
        - Так… - задумчиво произнес старейшина.
        - Вот вам и «так». Боги вмешаться не могут. Они даже прямо ничего рассказать никому не могли, только подтвердить догадки. Прямо сказать - равносильно вмешательству. И, да, большинство моих догадок ни Домов, ни уважаемых старейшин не касается. Они ничего вам не дадут, а мне могут помешать. Так что давайте не будем терять время. Начнем с мастера Росно. Этот тип сделал то, чего не могли сделать боги - привлек внимание и создал понятную всем угрозу. Не что-то абстрактное, что может произойти или не произойти через два, три, а то и десяток лет. Он фактически дал всем то, с чем можно сражаться. Нашего любителя напрашиваться в ученики это почему-то очень веселило. С другой стороны, угроза наш беглый мастер не выдуманная и если мы его не остановим, мало никому не покажется. Потому что этот тип слишком любит грандиозные планы. И слишком не любит вникать в подробности, которые ему кажутся не важными.
        - Что он собирается сделать? - спросил Марук
        - А демоны его знают. Кажется, он мечтает стать богом. Или мечтал, а теперь решил заполучить что-то попроще, свой Дом, например. Вы, кстати, знаете, что на самом деле Дома до сих пор можно получить, банально их завоевав? Это если все старшие вымрут, никто ничего не получит, а если получится Дом завоевать… Дом Ласточки, кстати, никому не нужен? А то их скоро останется совсем мало и завоевать будет не особо сложно.
        Марук скривился. Он, может, и хотел бы, но понимал, что такого усиления Великого Дома уже никто не потерпит. А наживать сразу столько врагов - неразумно. Проще купить кусок земли у очередного не умеющего управляться со своим Домом главы, надеющегося, что эти деньги чем-то ему помогут и от чего-то спасут.
        Старейшина пробормотал что-то подозрительно похожее на сакральное - туда им и дорога.
        - А еще эти Ласточки, как я понимаю, воображают, что знают больше, чем мастер Росно, - жизнерадостно заулыбался Лост. - И думают, что это они его используют, чтобы наконец заполучить нечто непонятное, которое пытаются заполучить не первый век. И в упор не видят, что в любой момент проблемы могут начаться именно у них. Понимаете, они прокляты. Так что они в любом случае проиграют. И тот, кто завоюет этот несчастный Дом, заодно спасет великое множество людей. Потому что если не будет Дома Ласточек, а будет какой-то другой, все люди этого Дома будет неподвластны проклятью.
        - Я посмотрю, кому можно пообещать столь ценный приз, - проворчал старейшина. - Ты прав, я могу найти героя, способного заполучить Дом.
        - Вот и отлично. Только пускай кое-что принадлежащее мне потом отдаст. Я-то, скорее всего без этих вещей обойдусь, но они вряд ли принесут что-то хорошее в свеженазванный Дом, проклятье Ласточки заполучили в том числе и из-за этих вещей.
        Старейшина кивнул.
        - А с мастером Росно что будем делать? - спросил Локар. - Или ты уже знаешь его грандиозный план в подробностях?
        - Готовиться к тому, что этот идиот таки попытается разрушить Общий город. С его стороны это очень логичный поступок. Именно здесь, как ни странно, живет большинство глав Домов с семьями. У некоторых попросту не хватает средств на нормальное сообщение между своим дворцом и городом, а быть в центре событий нужно, иначе что-то обязательно потеряешь. Другим не нравится климат. Третьи стараются не выделяться. В общем, глав и старших ветвей чуть ли не в полном составе в Общем городе полно. А еще эти главы здесь же держать едва не половину своих сильных и старших. И если их всех убить…
        - То болван, не понимающий, что чужака просто всех убившего, без объявления войны и претензий на право обладания, земли Дома не примут, может вообразить, что потом легко получит лишившиеся глав Дома. Главное, постеречь где-то остатки рода и тоже убить, - сказала Нэлла, которой просто надоело молчать. - Хм… а получить он в принципе может? Если потом объявит войну по всем правилам?
        - Может, если какой-то идиот согласится. Но где же он его найдет? - проворчал старейшина. - Плохо нынешние девушки историю учат, если не помнят, что слабые предпочитали откупаться, отдавать дочерей и артефакты, а сильные никогда не требовали того, что ни в коем случае не отдадут, знали, что в итоге не получат вообще ничего. А вот сильные, да, воевали в свое удовольствие. Но там шансов, что кто-то победит и не было. Зато были шансы выявить сильных магов и получить трофеи.
        - Никогда не думала о войнах с такой стороны, - призналась Нэлла и вздохнула. Почему-то такая вот защитная магия земель, дарованная богами, ей не нравилась. А почему, она не понимала. Может просто из-за того, что в тех войнах, при том, что разные гении и прочие великие проявляли себя именно тогда, постоянно гибли мелкие и многочисленные люди Дома, вроде ее болванов. Те, у которых не было шансов себя проявить и что-то в себе найти, зато было умение усиливать удары и держать оружие.
        - Так что же мы будем делать? - спросил Марук.
        - Что вы - не знаю. А мне нужно сходить в один замок в горах. И, боюсь, не одному, там наверняка найдется люди, которые попытаются нам помешать попасть туда, куда не могут попасть сами.
        Готовился к походу в неизвестный замок Лост тщательно, но странно.
        Сначала он читал свою наследственную книжку, потом решил пересмотреть перерисованные когда-то Локаром ритуальные рисунки и что-то в них даже высмотрел, потому что в какой-то момент закрыл глаза и довольно долго так сидел, изображая саму задумчивость.
        - Очень любопытно, - сказал он наконец и похлопал ладонью по скамейке, на которой сидел, приглашая подошедшую слишком близко Нэллу составить ему компанию в беседке.
        - Что любопытно? - спросила девушка, подойдя еще ближе, но в беседку пока не заходя.
        - Все любопытно. Похоже, тот дворец в горах, в котором то есть, то нет мастер Росно, вовсе не принадлежал моим предкам, не был частью их земель. Так, максимум крепость на ничейной территории. А вот мои, как оказывается, земли, чужаков не терпят так же, как и земли любого птичьего Дома. Вот мне и любопытно, а нет ли и там какого-то птичьего названия. Такого же тайного, как и все остальное.
        - То есть, ты можешь просто подождать и излишне шустрого мастера однажды попросту завалит во дворе рухнувшими с чистого неба камнями?
        - Могу и подождать, но, боюсь, он там безвылазно не сидит, безвылазно там сидят совсем другие люди, наверняка околдованные. И завалит в итоге именно их. И тогда до Росно может наконец дойти, что байки по защиту птичьих земель не просто байки, и он может попробовать сотворить что-то совсем уж неожиданное. И очень разрушительное. Пока он считает, что может чужие Дома получить… ну или что-то от них получить, он все-таки безопаснее. Не станет ломать все подряд просто чтобы сломать и проверить, что будет.
        Нэлла хмыкнула и все-таки зашла в беседку.
        - Ты понял откуда защита Домов берется? - спросила, сев на скамейку.
        - Ой, да это я понял давно. Когда узнал о борьбе с чужой тьмой и о том, что боги практически сшили расползавшиеся ошметки мира обратно в единое целое. Они удержали мир при помощи законов. Причем не тех законов, которые сейчас издает один фальшивый дракон, или которые издают короли и прочие правители. Это хоть и не изначальные законы, хоть и искусственные по сути, но все-таки законы мироздания. И защита Домов от чужаков - просто такой закон. Очень уж сильно кому-то тогда хотелось, чтобы какой-то идиот, вообразив себя великим завоевателем, не разрушил с таким трудом установленное равновесие. А что будет дальше, они не подумали. Вот и стоят пустыми земли вымершего Дома. Хм… хотя, думаю, после того, как убедились, что этот закон очень даже действенный, другие Дома позаботились о том, чтобы даже в самом крайнем случае их земли в подобные пустыри не превращались. Наверняка в каком-то совсем особенном случае теперь представители младшей ветви тоже могут наследовать, стать главой Дома, а в еще более крайнем даже кто-то из стражи. Дома все-таки учатся.
        - Ага, - только и смогла сказать Нэлла. - И для того, чтобы заинтересоваться нет ли у тебя герба с птицей, тебе понадобилось рассматривать когда-то перерисованные Локаром ритуальные рисунки?
        Связи Нэлла, если честно, не видела.
        - Они мне понадобились для того, чтобы убедиться, что Локара когда-то в одно ущелье в Черных горах завели мои несчастные и обездоленные стражники. Сумевшие сбежать, спрятать какие-то ценности… может им какое-то божество пообещало, что наследник однажды вернется? В общем, сбежали. А ритуалы сохранили. Там, если не учитывать незнакомую другим Домам силу, рисунки не очень-то отличаются от стандартных для ритуала принятия, назначения… даже свадебный, кажется есть, тот, при помощи которого вводят в Дом супругов, если они чужаки и ничего более достойного женитьбы или замужества сделать не сумели. Но рассматривал я рисунки не для этого. Я учился управлять книгой. Подозревал, что она может мне очень пригодиться, а заставить показать то, что нужно, не могу, только в голове опять мешанины добавляется.
        - Получилось? - спросила Нэлла.
        - С объяснением ритуалов получилось. Но без Вериханы я все равно никуда идти не рискну. Как же хорошо, что ей захотелось стать оборотнем, а потом еще и поселиться на моем полуострове…
        - Да, что бы ты без нее делал, - проворчала Нэлла, которой опять захотелось отвесить ему подзатыльник.
        И нет, она отлично понимала, что ни Верихане Лост как мужчина не нужен, ни она ему. Верихана вон вообще какие-то подозрительные круги нарезает вокруг Локара. Но все равно то, что без какой-то посторонней женщины этот котик не может обойтись почему-то злило. Хотя он на самом деле обойтись не может. И доверять чужаку-мозголому точно бы не рискнул. Стал бы искать другой выход, а он бы точно был хуже.
        Какая-то сплошная глупость, достойная девчонки, для которой мужчина самая большая из возможных ценностей, потому что сама она точно ничего не добьется, а за спиной мужа можно куда-то повыше и вскарабкаться.
        Нэлла вздохнула и вместо подзатыльника Лоста обняла. Потому что он спешил. И потому, что ему нужно было немножко спокойствия.
        ГЛАВА 21
        НЕПОНЯТЛИВЫЕ ЛЮДИ
        Иржина из Дома Чаек умудрилась появиться в самый неподходящий момент. Словно ее привела ее странная магия. Направила и выбрала именно в тот момент, когда есть больше всего шансов на то, что на ее вопросы ответят правдиво, потому что вилять и кружить вокруг пустоты некогда. Лост уже оной ногой был практически в замке своих предков. Марук и вовсе всеми силами отбивался от напрашивающегося в гости разнообразного народа и размышлял о том, а не пора ли отправиться на родовые земли. В городе мало, что оставаться слишком опасно, так тут и без него есть кому с той опасностью разобраться. Он в любом случае может только поприсутствовать.
        Останавливало его только то, что он, в случае отъезда, может не успеть вовремя на что-то отреагировать. Потому что кроме опасности в этом городе так же было то, что в любой момент может разродиться во что угодно, а потом еще и повернет туда, куда его толкнет тот, кто окажется ближе.
        В общем, ситуацию надо было контролировать. Причем, самому. А вот рисковать семьей и большей частью сильных Дома Марук не собирался. Поэтому и отправил их, кое-кого со скандалом, на родовые земли. Тайком отправил. Ночью. Через мир пчеловов. Потому что открытие прохода через арку заметила бы большая часть жителей города.
        И вот теперь ему приходилось делать вид, что он не понимает, что кто-то напрашивается в гости. Просто чтобы не заметили что жителей в городском доме стало значительно меньше.
        А вот Иржине он отказать не смог. Тем более Иржина, вместе с ее Домом, и так знала, что на самом деле происходит. Возможно в их городском доме тоже уменьшилось количество людей. Жалко, что ее из города не выпроводили.
        Марука эта нехорошая женщина практически пытала, мило при этом улыбаясь и делая намеки на будущую дружбу Домов. Что она там выпытывала, он даже особо не понял. Возможно, вообще старалась попросту выяснить, насколько его обрадует возможность этой самой дружбы.
        А потом, наконец, соизволил появиться замороченный Лост, и гостья со всей страстью переключилась на него. Котик смотрел на Иржину так, словно был обыкновенным домашним котом, а она нехорошей хозяйкой, которая только что, на его глазах, взяла и выбросила аппетитные рыбьи хвосты, вместо того, чтобы отдать их ему. С укором смотрел и некоторым непониманием. А еще с терпением. Хозяйка ведь уйдет, а хвосты в ведре останутся. Главное успеть их оттуда достать до того, как их вынесут за пределы дома. За пределами на эти хвосты найдутся и другие желающие, конкурируй там с ними.
        - Иржина, скажите уже прямо, что вам надо? - наконец не выдержал Лост, и Марук мысленно ему зааплодировал. Иногда быть невоспитанным дикарем с болот гораздо выгоднее, чем воспитанным главой Великого дома. Главы Великих Домов прямых вопросов раздражающим собеседникам не задают. Некрасиво оно. - Со своим одержимым не можете договориться? У Кимича, конечно, взгляд на вменяемость свой, особенный, но не настолько чтобы там разговаривать было не с кем и не было возможности именно договориться.
        - Мы опасаемся, - нахмурившись произнесла Иржина. Неуверенно произнесла, словно ступила на какую-то весьма неустойчивую конструкцию. - Нам нужно хоть примерно представлять, что из всего этого может получиться.
        - И вы решили спросить у меня? - искренне удивился котик.
        - Ты унаследовал… и точно знаешь о тьме больше, чем мы, - произнесла Иржина еще осторожнее. И кулаки сжала до побелевших костяшек. Говорить именно это ей явно не хотелось, потому что оно отсекало сразу несколько путей для кружения и пыток.
        - Я больше знаю о тьме другого мира, - улыбнулся Лост. - А там она не такая, не точно такая же, как здесь. Миры все равно отличаются. Пускай даже не настолько как наш и пчеловский, допустим. В пчеловском людям долго находиться нельзя, чревато оно последствиями для здоровья, а в перспективе и смертью.
        - О… - сказала Иржина и нахмурилась. Похоже Лост своими пчеловами и вовсе вывел разговор из каймы.
        Или эта нехорошая женщина старается именно это показать, готовя ловушку.
        - Иржина, мне сейчас некогда. Что станет с вашим домом от присутствия в нем, в его старшей ветви наследуемого темного дара… а он наследуемый, есть тут один Дом, у которого когда-то возникли похожие проблемы. И знаете, они избавляться от этих проблем не хотят. Собственно, они хотя чтобы эти проблемы и дальше оставались с ними. Один занятный человек даже сравнил их с моей кошачьей шкурой, а быть оборотнем временами проблемно, временами странно, временами даже неприятно. Но я хочу быть оборотнем, потому что и дает эта шкура мне многое. И сейчас я не хочу отказываться ни от нечеловеческого обаяния, ни от слуха, ни от совсем уж неожиданных способов что-то почувствовать. А тем более, я не хочу отказываться от изменившейся магии.
        Иржина из Дома Чаек на него внимательно посмотрела и улыбнулась.
        А потом просто повернулась к Маруку, который не ушел назло этой женщине, а вовсе не потому, что надеялся узнать какие-то страшные тайны.
        - Вы проводите меня? - спросила она ласково-ласково, с трепетом слабой женщины, которой нужна опора. - А то, боюсь, этот молодой нахал слишком занят.
        И что сделал Марук? А он кивнул. А что еще мог сделать хорошо воспитанный представитель старшей ветви Великого Дома?
        И сделал вид, что не заметил насмешливой улыбки Лоста.
        Хорошо быть невоспитанным котиком.
        - Нужно срочно уходить, - сказал Лост вернувшись к ждущей его компании, состоявшей из пожелавших сходить в таинственный замок в горах, в котором опасно и так, а там еще и посторонние заколдованные люди бродят.
        Тот замок, в котором мастер Росно пытался продолбить какую-то стену, как подозревал Лост, вовсе не то место, куда его дружно отправляли боги и книга. Это, скорее всего, своеобразный мост между долиной вольнонаемных магов и настоящим жильем Дома повелевавшего тьмой. И за заинтересовавшей Росно стеной может оказаться портальная арка, ведущая в одно единственное место - с какой-то зал в нужном ему замке. В напичканный защитой от посторонних зал. Жалко, что Росно первым туда не попрется. Лост был в этом уверен. Пошлет кого-то впереди себя, чтобы посмотреть, что будет.
        И Лосту сейчас нужны были стражники его Дома. Те самые, которые зачем-то пытались вернуться и случайно получили в повелители мастера Росно, выскочившего из их портала. Они же не просто так возвращаться хотели. Те, что постарше, точно знали куда и зачем идут. Это тем, кто помладше, могли не сказать. Рассказать чудесную сказку про мест и попытку вернуть свое…
        Хотя, конечно, слова о желании вернуть утраченное и отомстить тоже о многом говорят.
        И хорошо, что Росно все-таки идиот, разбрасывающийся направо и налево подчинением. Подчинение очень интересная штука. Попавший по нее, конечно, расскажет любые секреты своему повелителю… если этот повелитель догадается спросить, причем, задать идеально правильный вопрос. Иначе нужного ему ответа он не получит. А уж если не спросит, то сами околдованные инициативу в этом деле не проявят, они физически не могут проявить инициативу.
        - А он задал им неправильный вопрос, - пробормотал Лост. - Из-за чего теперь и долбит стену, хотя, задав вопросы правильные, мог бы выяснить как туда пройти без всех этих усилий. И, возможно, даже выполнить все условия смог бы. Но он, наверняка, спросил что-то вроде: «Вы меня туда провести можете?». А они не могут провести чужаков, они же стража, а что такое стража он не понимает. Да. Перед чужаком проход не откроется и точка. Даже если страж попросит его открыться.
        - Лост? - заинтересовался задумчивостью оборотня Локар.
        - Мастер Росно болван. Возможно он вообще думает, что пытается пробить дыру в сокровищницу. А нам нужно поспешить, потому что есть у меня подозрение, что Иржина из Дома Ласточек первая из желающих срочно со мной поговорить. Остальные просто не рискнули приходить столь внезапно, потому что лично со мной незнакомы.
        - Нам нужно опередить болвана? - спросила Нэлла.
        - Нет, - помотал головой Лост. - Сначала нам нужно поймать кого-то из тех людей, с которыми Локар бродил в Черных горах. Кого-то постарше и потолковее… хотя я не прав. Нам нужны вовсе не те, кто бродил. Нам нужен кто-то знающий все тайны, а не верящий в чудесную сказку, которую рассказали добрые родственники малолетнему Эрсу, о том, как передрались вольнонаемные маги и одни убежали от других.
        - Думаешь, на самом деле родственники Эрсу не бывшие вольнонаемные? - спросил Локар.
        - Думаю, они кто-то вроде стражи. И что-то знают. Иначе Росно не долбил бы стену. Кто-то из тех, кого он поймал в подчинение что-то ему все-таки рассказал. Да, сначала нам нужно домой, поговорить с пациентами лекарей душ школы и найти того человека, который нам пригодится в замке. А потом уже пойдем дальше. Поспешим дальше.
        - И говорить эти люди будут только с тобой, - сказал Локар. - Если докажешь, что они именно твоя стража.
        - Или не стража. Может там кто-то из сильных даже был, - добавила Нэлла.
        Слышали бы ее сейчас родственницы, точно попытались бы выдать замуж за Лоста, причем, срочно. Мужчина, у которого есть свои старшие и сильные - настоящее сокровище, которое нельзя упускать. А в том, что это за сильные и что вообще за мужчина, они разберутся потом, когда он будет женат и уже, вроде бы никуда не денется.
        - Ну, что же, план на первое время у нас есть. Начинаем действовать, - решил Лост. - Кто сходит со мной домой, чтобы расспросить пациентов лекарей душ?
        Лекари душ своих пациентов, к счастью, никуда отпустить не успели, хотя эти люди уже были вполне себе вменяемыми, а учитывая, сколько времени они провели под подчинением, дела у них и вовсе шли великолепно и лучше может и не стать.
        Лост обошел всех этих пациентов, выбрал среди них немолодого и самого вменяемого с виду мужика и предложил ему поговорить начистоту.
        - О чем? - спросил мужик, оказавшийся двоюродным дедом Эрсу. И звали этого человека почти так же - Эрасу.
        - Почему вы решили вернуться в родной мир? Что вас столь неожиданно туда так потянуло? - спросил Лост.
        Мужик улыбнулся. Любуясь посмотрел на Верихану, а потом откинулся на спинку скамьи, на которой сидел под стеной выделенного этим потерпельцам домика.
        - Зачем тебе это? - задал следующий вопрос.
        Так задал, словно это были те самые тайные слова, на которые необходимо было правильно, слово в слово ответить, иначе дел с отвечающими иметь не будут, а то и морду набьют.
        Лост хмыкнул, а потом спокойно признался:
        - Мне незачем, просто мир жалко. На самом деле я вовсе не хочу ничего наследовать и жить там точно не буду.
        - Вот как, - задумчиво сказал Эрасу и помял подбородок. - Все-таки та странная женщина действительно богиня судьбы, как и думал один маленько тронувшийся тип. Она так и сказала, что вернуться тот, кто может спасти Дом, не пожелает, но и бросить его не захочет. Мы еще долго над этим думали.
        - Богиня судьбы? Не в желтом платье, случайно?
        - Да.
        - Ага, Желтая Плетельщица… интересно, Алый и Белая знают, что эта инициативная особа по чужим мирам ходила и ситуацию подталкивала? Хотя наверное знают, наверное она им уже рассказала.
        - Или ходила с их разрешения, - подсказал Эрасу.
        - Они бы не позволили, - убежденно сказал Лост. - Они же над равновесием трясутся, а тут толчок. Или я ничего не понимаю… Ладно, так зачем вы ходили?
        - Потому что так будет правильно, - скривившись, сказал Эрасу. - Знаешь, даже мне уже не особо хотелось возвращать былую силу и служение. А уж тем, кто тот мир даже в детстве не видел… Но вот отказать той богине судьбы мы попросту не могли, даже мысли такой не появилось. Мы просто знали, что так будет правильно.
        - Понятно, - проворчал котик. - Ладно, возвращаться я вас точно заставлять не буду. Делайте что хотите и живите, как считаете нужным. Но кое в чем вы не можете мне не помочь.
        Эрасу приподнял бровь.
        - Мне нужен тот, кто знает как тихо и незаметно попасть в замок. Мне туда надо. И мне надо провести туда нескольких людей. Причем, так, чтобы не вляпаться ни в какие ловушки. А желательно, чтобы и вовсе разминуться с ломающим стену придурком. Чем дольше он будет думать, что что-то контролирует, тем больше шансов, что он не начнет сразу же громить все подряд.
        - Ломающим стену придурком? - заинтересовался Эрасу.
        - Да. Очень веселый тип, знаешь ли. Напихал в одном городе где попало вещей, способных часть этого города уничтожить. И, если я хоть что-то понимаю в таких типах, у него наверняка есть запасной план по убийству ненужных ему людей, на случай, если эти вещи найдут. А их нашли. Так что нужно спешить. Нужно успеть до того, как он поймет, что долбить стену бесполезно и перестанет надеяться на то, что найдет за ней. Перестанет учитывать в своих планах все, что там рассчитывает найти.
        - Думаешь, рассчитывает? - улыбнулся Эрасу. - Я плохо помню, что со мной происходило, но тот тип действительно придурок и размышляет он как-то странно… как безумец он размышляет…
        - Так, - заинтересовался Лост.
        - Знаешь, там, где я живу, недалеко живет она женщина, уверенная, что кошки разумны, просто это скрывают. И она пытается заставить всех относиться к ним, как к разумным. И еще разговаривает с кошками. И называет себя посланницей истины. Вот этот тип очень на нее похож. Только я никак не пойму, где же его разумные кошки прячутся?
        - Понятно, - сказал Лост. - А проводника по замку в горах можешь найти?
        - Могу. Думаю, он этим займется с большим удовольствием, - кивнул Эрасу и насмешливо улыбнулся. Видимо, считал, что Лост после знакомства с тем проводником вскоре взвоет и попытается сбежать.
        - А выбора у меня нет, - пробормотал все отлично понимающий котик.
        Для начала Эрасу отпросился у своей лекарки, попутно ей поулыбавшись и пообещав вернуться, привезя какие-то загадочные сладости. Лекарка хмурилась, напоминала, что необходимо три раза в день пить по капле зелья из синей бутылочки, а раз в три дня из зеленой, на что Эрасу улыбался еще больше и обещал, что все будет хорошо. Лекарка, кажется, не сильно верила, но пациента все-таки отпустила.
        Потом пришлось ждать, пока пчеловы поймают точку фокуса на нужном городке. А точка, как назло не ловилась и не ловилась, будто издевалась.
        А потом Лост понял, что это судьба так занятно намекала ему, что лучше передумать и не связываться. Потому что тип, решивший устроить себе лабораторию в пещерке недалеко от города, слишком уж занятный человек. И в его голове может найтись место очень уж неожиданным идеям.
        Но выбора у Лоста опять же не было. Эрасу, увидев выражение его лица после заявления, что теперь все пойдут в пещеру, потому что там лаборатория, улыбнулся и сказал, что тот человек единственный, кто сгодится на роль проводника. Остальные в те далекие времена либо были слишком молоды, либо у них не было допуска в слишком многие места, либо они не дождались своего наследника и померли, нехорошие люди.
        Пришлось Лосту идти к лаборатории, размышляя о том, а не безопаснее ли было довериться своей способности, идеально настроиться на книгу и позволить ей себя вести? Тем более, Верихана будет рядом. И Нэлла, если что, вовремя пнет. И никакой тип с придурью и любовью к пещерам крутиться рядом не будет.
        Но отступать было поздно. Теперь, если отступишь и не дойдешь до лаборатории, Эрасу вполне может взять и дойти в гордом одиночестве. И честно рассказать любителю пещер что его туда привело и кто именно спасовал перед лабораторией. А тот тип из принципа возьмет и побежит следом за Лостом, решив помочь, вопреки его желанию.
        В общем, совсем весело будет.
        Тихий женский смех на грани слуха поддержал его в этом мнении и Лост потряс головой, стараясь сосредоточиться на том, куда идет. И не думать ни о чем постороннем. Откуда-то вдруг всплыло сакральное знание, что посторонние размышления в таком деле совсем уж неуместны. Может книга подсказала. А может начал возвращаться частично утраченный разум.
        Лаборатории в пещере могла позавидовать лаборатория магистра Лески, используемая в качестве наказания для студентусов. У Лески была практически легендарная лаборатория. Заваленная бумажным хламом до самого потолка. За стопками из бумаги местами не было видно стен. А кроме бумаги там было и великое множество других очень нужных вещей, которые, как уверял магистр, непременно однажды пригодятся.
        Студентусы поговаривали, что в той лаборатории даже успели загадочно пропасть несколько человек, правда, не могли сказать, как тех людей звали и зачем они туда поперлись.
        И вот любитель устраивать лаборатории в пещерах решил в деле коллекционирования хлама магистра Леску перещеголять. И ему это почти удалось. Для полноты картины не хватало только стопок бумаги под стенами, лежащих там десятилетиями. А так, хлама было даже больше, возможно из-за того, что и места для этого хлама хватало с избытком.
        Эрасу провел Лоста между кучами чего-то загадочного и неопознаваемого, как по лабиринту. Довел до деревянного забора, нелепо смотревшегося посреди пещеры. Провел воль него и наконец нашел дверцу, перед которой и застыл. Дверца была маленькая, узкая и для контраста выкрашена в ярко-зеленый цвет, наверное, чтобы хозяин забора ее не потерял.
        - Заходим? - спросил Лост.
        - Не уверен, мало ли чем он там занимается.
        - Да? - удивился Лост.
        - Да, но зайти придется, - со вздохом сказал Эрасу и толкнул ладонью дверцу.
        - Крак?! - явно не поверила в такое святотатство она.
        - Да чтобы вы все облезли, чтобы вас горой прихлопнуло и луной добавило, чтоб вас… - душевно пожелали из-за дверцы, а потом оттуда выглянул суровый дед. Седой такой, бородатый и с колючими глазами. - Так, - сказал, как припечатал, он. - Так. И что же тут у нас за явление, а? Кого же это к нам принесло? Не уж то Эрасу соизволил явиться? Носило где-то целую кучу времени и тут на тебе, вспомнил…
        - Мрич, не разоряйся! - потребовал Эрасу. - У тебя тут гость с заманчивым предложением.
        - Да? - удивился дед и перевел взгляд на Лоста. Поморгал немного, потер глаза, опять поморгал, а потом осторожно спросил: - Мне это чудится?
        - Что тебе опять чудится?! - возмутился Эрасу.
        - Не что, а кто, - сурово поправил Мрич и указал пальцем на Лоста: - Вон посмотри на цвет его пламени, болван! Прямо как у Вилиддара, вот только с физиономией что-то не то, где же ты видел у Вилидаровых отпрысков такую неизящную физиономию?
        Эрасу посмотрел и пожал плечами.
        - Кто такой Влидар? - спросил Лост.
        - Первопредок, олух, тот, кому Алый Воин вручил силу на хранение и пользование, чтобы чаши весов не перевернулись, - еще суровее произнес Мирч, так, словно Лост осмелился плюнуть в изображение какого-то бога.
        - Как интересно, - только и смог пробормотать Лост.
        - А ну, пошли! - приказал дед и, прежде чем Лост успел опомниться, схватил его за воротник и затащил за дверцу.
        В помещении за ней обнаружился еще больший барак, чем снаружи. И даже подпирающие стены колоны из бумажных листов там уже были. А посередине этого бедлама было расчищенное место и стоял грандиозный стол, весь уставленный какими-то приборами.
        - Вот, - проворчал дед. - Пришлось от всяких олухов по пещерам прятаться. А то, то у микроскопу стеклышко свинтят, а мне потом выписывать его у кикх-хэй и ждать два месяца, пока сделают, потому что микроскопа моя нестандартная, она из первых, экспериментальных. То в свою мерзкую настойку дорогущих иномирских цветов засунут, потому что пахли они им вкусно. И как не потравились, заразы? И ничего же не ценят. Одно не ценят, потому что иномирская древность. Другое - потому что новоделы из мира этого. Даже интересно, что же им такое надо всучить, чтобы хоть немножко восхищения и интереса пробудить? А?
        - Девку погрудастее, - подсказал Лост.
        - Да? Интересная идея, - не стал спорить дед. - Так, а ну, иди сюда.
        И поманил Лоста пальцем вовсе не к столу, а к скособоченному дамскому шкафчику с прозрачным оконцев в дверце. Шкафчик был заставлен разнообразным хламом и Лосту казалось, что стоит его открыть, наружу непременно что-то вывалится. Но, как ни странно, не вывалилось.
        Дед с кряхтением что-то из шкафчика достал, аккуратно поставил на стол и опять поманил Лоста пальцем.
        Ну, котик и пошел, а что ему оставалось делать? Таки увлеченным типам нужно давать время на демонстрацию своих увлечений, а то они обижаются и отказываются даже разговаривать.
        Извлеченный из шкафа то ли прибор, то ли артефакт больше всего был похож на сувенирные часы, на которых один ушлый ежиный папаша заработал целое состояние. Попросту догадался, а то и подсмотрел в своем родном мире, что песок, пересыпающийся из одной чаши в другую, можно красить в разный цвет. Что эти часы можно делать разной величины. А еще в них можно наливать воду и добавлять в нее какую-то густую жидкость, которая была легче воды и поднималась в верхнюю чашу красивыми, слегка расплывчатыми каплями, а потом собиралась там в облачка, пока не перебиралась вся. И ту густую жидкость тоже можно было красить. Вот на последний вид сувенирных часов ценность Мрича и была похожа. Правда, снизу вверх там почему-то перебирались колючие с виду искорки.
        - Руку сверху положи. Только аккуратно, вещь хрупкая, два раза уже ремонтировал. Знаю я вас.
        Лост послушно положил и искорки из нижней чаши рванули с такой скоростью, что, кажется, даже застряли в узком месте и стали выдавливаться мелено-медленно.
        - Чудесно, - недовольно сказал дед. - И что же тебе надо, наследничек?
        - Пока попасть в замок, найти там зал обращений, а дальше я не понял. Но оно нужно, чтобы во сто-то воплотить накопленное, пока этот замок не взлетел над горами и не осыпал весь тот мир тьмой так щедро, что у них там через шаг будут земли бывших темных королевств. А еще, если вы не знаете, с пчеловами люди в том мире не общаются и как заключить чуждый осколок мира в Границу, могут и не догадаться. А начнешь им подсказывать - могут и не поверить, захотеть захватить ту силу себе, еще что-то. Или попросту не пустить на свои земли, скрывая проблемы до последнего. Ну, вы же должны знать, что такое Дома. Особенно те, что послабее.
        - Знаю, - проворчал Мрич. - Непонятливые люди, куда моим олухам, что бывшим, что будущим. Мы же к тем идиотам даже посольство отправляли, пытались объяснить, что ничего они все равно не получат, что невозможно эту силу получить, если изначально нет способностей. Что неподходящих эта сила попросту сведет с ума, разрушив сначала память, потом и чуждый ей дар. А потом вырвется и станет все крушить, просто желая сделать мир таким, чтобы ей было много места. А они…
        И махнул рукой.
        - Про чуждый и неподходящий дар вы местным магам говорили? - поинтересовался Лост. - А то тут некоторые желают изучать тьму.
        - Да все никак не соберусь, - признался Мирч. - Я же их знаю. Тоже по своему непонятливые люди, не понимают, что мне даже своих олухов учить неинтересно, но тут долг заставляет. А уж чужих.
        - Вы все-таки соберитесь, - душевно попросил Лост. - А то знаю я одного типа с интересной темной зверушкой на поводке. И теперь кто-то может вообразить, что не так страшна та тьма, как ее рисуют.
        - Не было мне проблем, - проворчал дед. - Но куда же я же я денусь, этот мир мне нравится в таком виде, как есть. А тогда… а тогда Нивир приказал нам собираться и уходить. Там один слабенький портал возле замка есть, ведет только в одну сторону, в этот вот мир. Не верил он тем непонятливым людям и предчувствие у него было. Вот и приказал. Сказал, что если что-то случится, то боги найдут способ нас вернуть и мы сможем ударить в спину врагам, ну, или что-то исправить. А нет, ну, люблю же я исследовать неизвестное, мне будет там весело. Разве мог я его ослушаться? А теперь на тебе, наследник. Хотя очень долго я был уверен, что вас и вовсе не осталось.
        - Значит поможете?
        - А куда же я денусь, я же не непонятливый человек, который видит только то, что желает видеть. Только с учеником поговорю. Пускай он объясняет про подходящее и неподходящее, если я не вернусь.
        Лост только кивнул.
        ГЛАВА 22
        КАКОЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ, ТАКОЙ И ЗАМОК.
        Мирч оказался очень веселым и самобытным дедом.
        Верихану, как только увидел, он обозвал чудной девицей и попросил во что-то обернуться. А то понаблюдать за процессом превращения человека в зверушку ему давно хотелось, а просить об этом Лоста он постеснялся, повелитель же, хоть и явный балбес.
        Пчелову он вообще очень обрадовался и, не забыв испросить разрешения, с удовольствием потыкал пальцем в насекомых, составлявших разумный рой. Всех остальных обозвал кого олухами, а кого безнадежными олухами. Локару пообещал, что своей смертью он не помрет, потому что слишком сильно любит рисковать. А персонально Нэллу обозвал прехорошенькой девочкой.
        В том, куда собирается всех желающих вести, Мирч разбирался очень хорошо. Поэтому сразу же забраковал было сунувшихся каких-то там помощников Марука, терпеливо объяснив им, что даже если пойдут, сидеть придется где-то рядом с тем типом, который стену долбит. Потому что пойти в итоге придется в место, которое защищено от магов Домов. Ну, такие места ведь есть в любом Доме, в которые чужакам стоит соваться, только если желают помереть молодыми и красивыми.
        Нэлле, поразмышляв, идти все-таки разрешил. Потому что Лост ей верит, а значит защита как врага ее не воспримет, а шпионить там по сути не за чем. Ну, не смогут Стрижи воспользоваться нашпионеным, не для них оно, не для их дара.
        Потом, персонально Маруку неунывающий Мирч объяснил, что там даже Лост ничем особо воспользоваться не сможет, только тем, что завязано на кровь и наследие. А сила его не примет, потому что дар у него не такой, как той силе нужен. Зато чистокровные потомки Вилидара не смогли бы пользоваться всем тем, что успел накопить этот переводняк и полукровка. Поэтому и сидели тихо в своих горах, стараясь пореже оттуда высовываться и изучая мир при помощи своих сильных, обладающих чуждым горам даром.
        В общем, что-то там Алый Воин в древние времена намудрил с подарком Вилидару. Видимо, стараясь сделать темный дар посильнее, сделал его излишне чистым. А потом еще и посоветовал не разбавлять свою кровь кровью других Домов. Потому что там, похоже, тоже дар, у старших ветвей в особенности, излишне чистый, из-за чего потомки унаследуют или то, или другое и никогда понемногу и тьмы, и стихии, как это случилось у того же Локара.
        Лост хмыкнул и рассказал Мирчу про безумца сидевшего во дворце Дома Чаек. И о том, что в другом Доме каким-то образом умеют пользоваться тьмой и избавляться от этого подарка не желают. Но Мирч только отмахнулся и от своих убеждений не отступил. Только заявил, что со старшими ветвями других Домов, похоже, боги намудрили меньше. Этих носящих стихию ведь много, а Вилидар был один и именно его дар нужно было сохранить во что бы то ни стало. У бедолаги даже жен было аж двадцать шесть штук, причем, одновременно, и каждую ему приходилось посещать во время наиболее подходящее для зачатия. Не удивительно, что на старости лет он женщин терпеть не мог и даже служанок в свои покои не пускал.
        Да и Чайки хоть и сильный Дом, но сравнительно молодой. Может там в дар боги и вовсе позабыли вмешаться.
        - Хм, - сказал Лост. - А другой Дом ведет историю тоже не от начала времен…
        - Ну, вот! - обрадовался Мирч и продолжил перебирать желающих сходить в таинственный замок в горах.
        Ваню с ежами он одобрил со скрипом. Да и то, сказал, что ответственности не несет, потому что болотные слизни знают, как спящая в том дворце сила отреагирует на волшебных животных. В общем, посоветовал в случае чего сразу бежать к пчеловам и надеяться, что не попадет в болото, к тем самым слизням.
        Леску обозвал коллегой, но взять отказался, потому что знал его любопытство перевешивающее здравый смысл.
        Всем остальным представителям школы почему-то не отказал, хотя Лост не сильно понимал, чем их любопытство отличается от Лескиного. И, наверное, Лост бы задал идиотский вопрос. Если Мирч не улыбнулся и обрадовал этих остальных тем, что они Алеко не зайдут, а останутся в одном интересном помещении на случай, если любитель ломать стены их таки доломает.
        Лучше уж пускай они бьют ему морду и устраивают грандиозные битвы хоть с победами, хоть с побегами, чем начинает защищаться сам замок. Защищающийся замок без Лоста, получившего власть эту защиту направлять, наверняка та еще пакость. Причем, грандиозная. Ну, все же знают что обычно воплощает неподконтрольная никому тьма и во что это выливается для людей?
        Лост знал, поэтому отложил поход на еще немного времени. Потому что ему срочно понадобился кто-то умеющий возводить Границу, держащую тьму на одном месте. К счастью как пользоваться подобными разработками знали пчеловы, в свое время помогавшие их разрабатывать и бегать по школе, а то и по столице в поисках мастера не пришлось. А еще тут вдруг пригодились охаянные ежики, они могли дать необходимую энергию для пленения и удержания в рамках.
        - Как у вас все сложно, - произнес наблюдавший за странными сборами Марук.
        - Конечно сложно! - почему-то рассердился на него Мирч. - Это у вас, боевых стихийников, все просто. Пришли, набили друг другу морды, что-то разрушили, потом подписали договора и разошлись до следующего раза. А тьмой даже бить толком нельзя, всегда нужно удары наносить кружными путями, а то ведь обязательно какая-то пакость получится. Тьма - это изменяющая сила. Ударишь такой какого-то недоумка напрямик, у него отвалится голова, а вместо нее появится воронка с зубами и погонит его жрать все, что попадется.
        - Ага, - только и смог сказать Марук, видимо окончательно решивший, что такая сила ему точно не нужна, лучше он по старинке будет свой Дом отстаивать, с мордобитием и разрушениями.
        Следующей проблемой, уже в мире пчеловов, стали поиски той самой точки сопряжения. Причем, очень хитрым способом, с ориентацией по следам на самодельной Локаровой отмычке для порталов. Лост, если честно, даже вникать во все это не хотел. А Локар оторваться не мог. Извращенец. А потом еще и с вдохновенным видом разговаривал сам с собой о том, что точки сопряжения - это же выход. Что если они где-то не сходятся, то надо только научиться учитывать ту самую переменную, которая не дает им это сделать. А найти эту самую переменную несомненно поможет амулет, который работает. И будет всем счастье.
        Лост даже начал подумывать о том, чтобы оставить его в гостях у пчеловов. Но Верихана, к счастью, смогла довольно быстро привести Локара в чувство. Зато у Мирча появился повод для ворчания. Он резко нашел какие-то общие черты у Локара и Лески и стал подозревать, что первый внебрачный сын второго, ну, максимум племянник. Иначе откуда? Развить эту тему ему не дали пчеловы, которые очень удачно свою точку где-то нашли.
        И начался великий поход в замок, причем, даже сам Лост не очень-то понимал, зачем туда идет. Просто знал, что так будет правильнее всего. И старался держать при себе мысли о том, что книжка на самом деле решила его заманить и принести в жертву неизвестно кому и для чего.
        Ну, кто станет настолько все усложнять? Жертву проще так или иначе похитить, а то и устроить выездное жертвоприношение.
        В общем, это скорее всего была паранойя, потому что на взгляд Лоста настолько все усложнять - нелогично.
        Права, у волшебных вещей могла быть своя логика, но об этом он тоже старался не думать.
        Мастера Росно оставлять в том замке в любом случае было нельзя. Да и в том мире - тоже. Этого деятеля вообще ни в каком мире оставлять было нельзя, потому что Эрасу прав, он действительно ненормальный, со своими невидимыми разумными кошками, ради которых он все и делает.
        Локар место, где все вышли из пчеловского портала, категорически не узнал. И Верихана не узнала. А уж как его не узнал Мирч, с тихой руганью не узнал, проклятьями на голову недоумка, не берегущего чужую собственность и обещаниями страшно отомстить. И это он еще не хотел возвращаться. А если бы хотел…
        - Недоумок, - закончил свою прочувствуванную речь Мирч и пнул камешек.
        Мастер Росно, виимо так и не преуспев со стеной, которую долюил, решил разобрать весь замок, в надежде, что найдет обходной путь за ту стеночку. И искл он этот путь основательно, не жалея сил, точнее, не жалея попавших под подчинение людей.
        И, если Лост вообще что-то понимал в жизни, этот болван почти сразу же выяснил, что красивые кирпичные стены скрывают за собой скальную породу. Что кто-то просто решил украсить пещеру, в которую вел портал из дворца фальшивых вольнонаемных магов. Наверное, предполагалось, что рано или поздно сюда все-таки будут попадать разные любопытные личности, а стены пещеры красиво замаскированные кирпичами и нарезанными для строительсва камнями помешают им сообразить, где же они оказались.
        В общем, вроде бы все логично.
        Но у Росно была своя неведомая логика и он, обнаружив за кирпичами скалу, продолжил искать за ними что-то другое.
        - Может он потайные ходы ищет? - предположил Ваня.
        - Так? - удивился Мирч и махнул рукой в сторону очереной горы строительного мусора. - Тога он совсем идиот, сумевший додуматься о того, что люди, этими ходями пользовавшиеся, каждый раз то строят, то разбирают, то строят, то разбирают. Причем, тихо и незаметно.
        - Да, странная картинка вырисовывается, - вынужден был признать ежиный папаша и больше предположения не строил.
        - А мне вот интересно, мастер Росно попутно не сломал что-то нужное? - решил так же позадавать вопросы Лост. А то ломают, по сути, его собственность, а ему даже не особо интересно. Нехорошо получается.
        - Да кто этого неоумка знает, - раздраженно ответил Мирч. - Недоумок на то и недоумок, чтобы не задумываться о таких вещах. Он попутно еще и пару портальных арок разберет, не заметив их. И защитные знаки гостей от тьмы. Хоть они и разряжены давно, но все-таки. А потом еще и начнет ломать те, которые эту тьму для защиты призывают. А я тут никак переводняка повелителя не могу довести куда надо, чтобы он мог остановить то, что после этого последует.
        - А может позволить тьме его сожрать? - тихо спросила Верихана.
        - А вдруг он сумеет хоть частично ее подчинить? - не согласился с ней Локар. - Он же именно тьму в качестве силы использует. Вдруг действительно знает что-то такое, о чем остальные забыли.
        - Ерунда, разве что защититься сможет, - еще более раздраженно сказал Мирч. - Он что-то знает о тьме другого мира. А как показывает наша история, такие знания не сильно помогают, когда приходит тьма чужая. Тут богам пришлось просыпаться и начинать воевать. Иначе тут бы людей вообще не осталось. А было бы что-то неведомое.
        - А знаете, а ведь, насколько я помню, изначально Росно именно изменить мир хотел так, чтобы в нем могли жить его боги, а людям бы тоже пришлось поменяться и стать бессмертными, - вспомнил давний разговор непонятно с кем Ваня. - Может именно поэтому он так за тьму и хватается…
        - Может, - не стал спорить Мирч. - Вот только и он, и его боги - неоумки. Потому что даже своя родная тьма вовсе не желает что-то изменить так, как кому-то хочется. Ее надо брать немного и постоянно контролировать. Иначе она, не со зла, а просто по своей природе, начинает разрастаться и менять все непойми как. За всю историю нашего замка у нее только дважды без контроля получилось сотворить что-то сравнительно хорошее. Один раз вкусные полосатые рыбы в одном озере завелись. А второй на границе ледников стали расти те самые цветочки, словно покрытые инием, которые так любят вовспевать в разных балладах. Т все. И тьмы тогда упустили немного. А когда ее упускают много - получаются замли бывших темных королевств. В которых что-то полезное может где-то и появилось, но его сложно там искать из-за кучи вредного и опасного.
        - А вдруг они умели? - все-таки решил задать еще один вопрост Ваня. - Знаете ли, я вот вовсе не могу поклясться, что мои ежики появились без участия тьмы. Там жертвы для накопления силы приносили. И если у меня получилось случайно…
        - Может и умели, - не стал спорить Мирч. - Вот только, почему-то, не стали сразу же все менять, как только появились. Наверное, умели только со своей тьмой, а чужую предполагали изучить и решить, сумеют ли и там. Так, поговорили и хватит. Пещера меня слышат, о приближении людей предупредит. Так что идем.
        И бодро зашагал между кучами строительного мусора.
        - Переводняк повелитель, - тихонько сказала Нэлла Лосту, на что он только фыркнул.
        Мастер Росно был человеком увлекающимся и с увлечением крушил все, что попадется по руку. Он за каким-то демоном даже мебель разломал. Даже диваны и кресла, почему-то пожалев стулья. И что он искал в тех диванах, никто не взялся предположить.
        Потом они дошли до места, где были люди. Причем, чтобы их заметить даже чутье Мирча не понадобилось, такой грохот там стоял.
        Проводник выругался, еще раз обозвал мастера Росно недоумком и повел всех в обход, умудрившись найти даже место без разрушений. И к стене, через которую Росно пытался пробиться туда, где рассчитывал найти что-то ценное, они дошли довольно быстро. Убедились, что и здесь мастер себе не изменял и таки докопался до скалы, вот только ничем оно ему не помогло.
        - Надеюсь, портальную арку он здесь не разобрал? - спросил Лост, любуясь здоровенным бревном, которое явно использовали в качестве тарана и которое непонятно как сюда приперли.
        - Нет. Портальные арки - это чтобы попасть в другие места. А тут, пока были живы наши повелители, всегда было открыто.
        - А потом кто-то перед ухом кирпичами замаскировал? - заинтересовался Ваня.
        - Что ты, тут максимум иллюзиями маскировали. Иллюзии у повелителей тьмы получались особенно хорошо.
        Лост и Верихана дружно уставились на Локара, заподозрив, что оно взаимосвязано, а Мирч продолжил объяснять.
        - А тут была сложена из этого кирпича красивая входная группа. Всего лишь. За которой, когда вход был закрыт, загадочно чернела эта самая скала. А когда открыт, висел иллюзорный туман. А этот неоумок взял и все разрушил, руки бы ему пообрывать.
        - И как нам его открыть? - решил до конца задавать вопросы Ваня.
        Мирч обозвал его нехорошим словом, подошел к скале и положил на нее ладонь. Потом так немного постоял, хмыкнул и поманил всех к себе.
        - Он не такой и дурак, - сказал тихо-тихо. - Наверное сумел узнать, что пещера выдает чужаков. И оставил вместо себя какую-то странную сигнальную нить. И, наверное, сможет в случае чего появиться очень быстро. А мы, при этом, не можем туда не зайти. А еще, один глупый потомок Вилидара, даровав мне возможность открыть эту дверь, на случай, если мне придется бить кого-то там в спину, не догаался даровать возможность ее закрыть. И я, болван этакий, тогда почему-то не подумал, что закрыть понадобится, что за мной кто-то может гнаться. Молодой был.
        И со значением посмотрел на Лоста, видимо поозревая в нем такие же недостатки.
        - А кто закрыть сможет? - спросил Лост.
        - Ты и сможешь, когда право получишь. Но за это время он целую армию в замок приведет. А оставлять наших защитников защащать наш отход рядом с переходом между пещерой и замком - глупо. Они ничем особо полезным там воспользоваться не смогут. Да и удерживать кого-то до конца… Ну, мы же не стихийный Дом, мы никогда людьми так просто не разбрасывались, а побег не считали чем-то неполезным для гордости. Нам нужно просто задержать, чтобы ты успел пройти ритуал. А он быстрый, так что особо геройствовать не понадобится. А потом наш недоумок познает на своей шкуре, что врываться в дом, когда там нет хозяина, и когда есть - две большие разницы.
        Никто спорить не стал.
        - Ну, что же, - улыбнулся Мирч. - Значит, делаем так. Я, наш полукровка, две его девицы, повелитель ежей со своей сумкой, изобретатель с тьмой и разумный рой идем о самой границы того места, куда заходить чужакам очень неполезно для зоровья. Остальные останутся в одном интересном помещении недалеко от того места, оно прочное, его использовали для дуэлей. И там можно будет попытаться что-то нехорошее селать вашему недоумковатому мастеру. А дальше рой и повелитель ежей остаются на границе того места, на случай, если понадобится ставить ту самую Границу. И я очень надеюсь, что они не выстроят ее с перепуга. И что мы успеем сбежать о того, как она появится, если что-то пойдет не так.
        - Я смогу открыть портал, только не могу гарантировать, что мы попадем в определенное место, - сказал Локар.
        - Для этого тебя и беру. Как-то мне все еще неохота помирать, знаешь ли, я себе все еще нравлюсь. А потом уважаемый пчелов нас отыщет. Открытые так близко порталы они запросто отслеживают, даже если кто-то их умудряется открыть в иной мир, прямо в болото к полосатым слизням. А девушки с нами идут, чтобы было кому поддержать нашего полукровку. Боюсь, именно из-за столь неподходящего замку стихийного дара могут возникнуть неожиданные проблемы. Просто из-за того, что замок попытается разобраться, что же там за неожиданная зверушка в его стенах завелась. И тут очень может помочь что мозголом, что заглынувшая на огонек богиня, пускай и иного мира.
        - Он за нами следил, - мрачно сказала Нэлла.
        - Что ты, зачем мне за вами следить? У меня для этого специальные люди имеются. Собирают интересные слухи. А пропустить рассказы про глас богини они точно не могли.
        И улыбнулся.
        - Идем, - коротко приказал Лост. - Потому что стоять смысла особо не имело. Вроде бы все решили.
        Мирч кивнул и ударил скалу кулаком. В ответ на удар что-то где-то пронзительно завизжало. А скала прогнулась и в месте удара стала плавиться, превращаясь в туман. И, как ни странно, все даже успели через этот туман пройти раньше, чем люди, с топотом мчавшиеся на место событий успели добежать.
        - Ходу! - весело приказал Мирч и первым припустил к подозрительному мосту над пропастью. А кога все пробежали и по нему, Локар обернулся и что-то швырнул.
        - Иллюзия, - объяснил он всем, кто это двидение заметил. - Моста они не увидят.
        В дальнейшем забеге непонятно куда по неширокому петляющему коридору никто не мешал. Хотя Лост и не верил, что мастера Росно надолго задержит какая-то иллюзия. Мирч мчался, как молодой, успевая на ходу подгонять всех остальных. Галопом пробежал через три проходных помещения, даже не заинтересовавшись тем, что в одном на полу валялись чьи-то скелеты, помчался по еще одному коридору и выбрал между двумя направлениями левое. В конце очередного кориора опять обнаружились скелеты, а еще дверь, которую он с большим удовольствием закрыл на засов.
        - Теперь бежать нельзя, мы слишком близко, а у нас все еще нет повелителя, - выдохнул Мирч.
        И дальше все пошли спокойно и тихо. Не разговаривая. Потому что разговоры тоже могли не понравиться защите замка.
        А потом они, наконец вышли в помещение, где были окна и даже потратили с полминуты на то, чтобы полюбоваться пейзажем - высоченными горами со снежными шапками, до которых вряд ли оехал хоть один охотник из птичьего Дома. Почти идеально круглой долиной. Речкой эту долину пересекавшей и россыпью белых домиков. Локару даже показалось, что в этих домиках кто-то живет, но он решил пока оставить это наблюдение при себе.
        - Пошли дальше, - велел Мирч и опять повел людей в помещения без окон. Видимо, знамок большей своей частью тоже находился в горе и с прорубанием окон там были большие проблемы.
        Пмещение для дуэлей выглядело так, словно в нем успел побывать мастер Росно со своей страстью к разрушениям. На полу валялись камни, иногда огромные. Стены, кажется, были в выбоинах. Или их изначально сделали такими неровными. И только купол потолка был идеальным, гладким и отполированным, чтобы лучше отражать силу, если какой-то болван додумается швырять ее в потолок. Устраивать засаду в этом помещении было сплошным удовольствием. Да и сбежать в мир пчеловов можно было совсем незаметно, предоставив погоне сражаться с пустым местом, а то и друг с другом, смотря какой приказ отдаст Росно.
        Пчелова и Ваню Мирч оставил в крохотной комнатушке, дверь в которую была замаскирована так, словно там когда-то прятали сейф. Пчелову комнатушка, кстати, понравилась, правда, непонятно чем.
        А место для проведения ритуалов и признания повелителей находилось от этой комнатушки всего в десятке шагов. И оно не понравилось никому. Верихана кожей чувствовала, как кто-то пытается заглянуть ей даже не в память, а куда-то значительно глубже. Нэлле было просто неприятно. Тварь Локара чего-то очень сильно испугалась, а сам Локар чувствовал дрожь и опасность. И ему очень хотелось обратиться к своим способностям, растектись туманом и тихо убраться из этого места. Тихо и незаметно. Лост чувствовал непонятное давление и еле сдерживал своего кота. Потому что у кота были инстинкты, а они утверждали, что отсюда надо рапать со всех лап.
        А самое странное, что Мирчу тоже что-то не понравилось.
        Он огляделся, тяжело вздохнул и обозвал недоумками каких-то перестраховщиков.
        - Что еще? - спросил Лост.
        - Тебе придется пойти самому, - мрачно ответил старик. - Тут включили защиту, которую даже мне лучше не трогать, не заходить за ее границы.
        - Как далеко мне надо ити? - задал следующий вопрос котик, а Нэлла и Верихана положили ему ладони на плечи. Нэлла, потому, что ощущала - так надо, так можно поделиться искорками, вдруг появившимися в кончиках пальцев и это обязательно чем-то поможет. А Верихана прост пыталась успокоить, спокойствие веь тоже важно.
        - Недалеко, шагов пять, - сказал Мирч. - Видишь, вон тот камень, ромбовидный.
        Все посмотрели на камень. Серый, опершийся острием на подставку и почему-то не упавший после этого.
        - Вокруг этого камня ритуальный рисунок. На самом камне есть отпечаток ладони, ты его увидишь, когда подойешь. Положишь туа руку и тебя признают.
        - Так в чем проблема? - спросил Лост.
        - В том, чтобы ойти без поддержки этих милых девушек. Поверь мне, это будут самые сложные шаги в твоей жизни. Я тоже туда когда-то шел, меня за одну руку держал отец, за другую млашая дочь повелителя. И я все равно почти ничего не понимал. Чем меньше шагов остается, тем больше путаются мысли, глаза начинают врать, уши слышать несуществующее, а воздух становится вязким, как сироп. А еще ты начнешь ощущать собственную слабость. И нежелание куда-либо идти.
        - Интересное испытание, на волю, да? - задал следующий вопрос Лост. - А самое поганое, что мне идти туда и не хочется. Просто нужно. Так что и желание тут не поможет. Они что, выбирали в повелители самых больших фанатиков? Даже интересно, кто до такого додумался?
        - Вилидар, - с горостью произнес Мирч. - Он очень хотел, чтобы тяжкое бремя повелевать носителями тьмы досталось именно тому, кто был самым достойным, самым способным их удержать своей волей. Думаю, так тогда было нужно и правильно, это потом мы расслабились, к сожалению. И защита стала слабее, весь замок стал слабее. Это все взаимосвязано. Какой повелитель, такой и замок.
        Лост хмыкнул, аккуратно убрал руки девушек со своих плечей, а потом сделал первый шаг к камню.
        ГЛАВА 23
        ГОТОВ ЛИ МИР ИСПОЛНИТЬ ТВОИ ЖЕЛАНИЯ?
        Первый шаг был легок. Он был просто шагом.
        А вот странноватый шум на грани слуха Лост стал слышать уже после того, как сделал второй шаг. Шум, похожий на шелест волн. Или на сливающиеся воедино голоса толпы, находящейся где-то недостаточно далеко, чтобы ее вообще не слышать и недостаточно близко, чтобы разобрать что там говорят. А еще второй шаг принес с собой страх. Ощущение, что дальше лучше не идти, дальше будет что-то не то, чтобы нехорошее, просто способное что-то изменить, а то и перевернуть вообще все с ног на голову.
        Лост повел плечом, стараясь избавиться от этого ощущения. Прижал волей желавшего выбраться наружу и что-то сделать кота. А потом глубоко вдохнул и сделал еще один шаг.
        А ему навстречу шагнула туманная фигура. Обволокла его, дернула сразу во все стороны, заставив на мгновенье потеряться в пространстве и ощутить пустоту под ногами. А потом исчезла и Лост вместо камня, к которому шел, увидел удивительный пейзаж. Ночной. Видел его откуда-то сверху. Причем, как-то странно, сразу несколько картин и одновременно одну.
        Он видел горы, черные, на фоне красновато-сизого закатного неба. Видел врезанный в одну из гор замок, чьи шпили над горой возвышались. И замок почему-то был значительно светлее гор. Словно сам себя вот так умел освещать, просто, чтобы выделятся, но чтобы не было заметно зарева над темными горами. Еще Лост видел девушку сидевшую в окне и явно кого-то высматривавшую. И не сразу ее узнал. Потому что платье было слишком нарядным и непривычным для боевой цапли. Да и вся она была какая-то не такая.
        Девушка, сидевшая в том окне, точно не стала бы гоняться за одним котом по городу. Она бы всего лишь взглянула на присутствующих мужчин и они бы побежали вместо нее, даже ничего не спрашивая. И наверняка пришибли бы бедного, практически ни в чем не виноватого оборотня.
        Еще Лост видел двор перед замком. В котором гордо гарцевал на коне всадник, одетый под Локара. Плащ с капюшоном он точно у него стащил. А вот непонятную палку со светящимся набалдашником утащил уже у того самого бога, что и мастер Росно.
        - И что бы это значило? - спросил Лост, не решаясь сделать еще один шаг. А то вдруг в этот пейзаж попадешь, выбирайся потом из него. Пейзаж Лосту и без того не нравился. Фальшивый был пейзаж, хотя он и не понимал в чем фальшь, ну, если не учитывать Нэллу в платье.
        Шум моря тем временем нарастал, а потом стал дробиться на отдельные слова и фразы:
        - … повелитель тьмы…
        - … твоя… нежная, ласковая… не перечить…
        - …сила…
        - Никуда не денется…
        - …все твое…
        - …легко…
        Вот за последнее слово Лост и зацепился. Легко. Все легко. Возьми в руки палку и набалдашником и повелевай стихией. Хочешь себе женщину, ну, бери, тьма ей так заморочит голову, что она и не поймет, что до тебя у нее было еще что-то. И нет, она тебя не выберет, кто ее спрашивать будет? И с силой делай что хочешь, хоть горы раздвигай, хоть Домам мсти за все хорошее, а хоть мир переделай. У тьмы оно легко - переделать.
        Возьми в руки палку и тебе больше не понадобится бороться и обиваться, учитывать и увиливать, интриговать и долго думать. Получишь все и сразу.
        - Да идите вы, - пробормотал Лост. - Еще предложите мне подчинение на всех наложить, чтобы наверняка.
        В лицо посмотрело холодное любопытство.
        Интересная мошка, лапками сучит, свое мнение имеет. Дурацкое мнение. Так ведь будет лучше и проще.
        - И булочки с медом сами в рот запрыгивать будут, - сказал Лост, тряхнул головой, смазывая очередные лезущие в голову обрывки фраз и шагнул вперед с сильным желанием растоптать благостный, как оказалось, пейзаж.
        А еще подумалось, что у того, одаренного тьмой предка, были странные представления о нужных женщинах и добыче.
        - Вот зачем мне кукла без воли и разума, которая даже не знает, что выбрала именно меня, что я для нее ценнее? - спросил у опять выросшей на пути туманной фигуры.
        - Легко, - прошептала фигура и растаяла.
        - Да, подчинение тоже легко, - не стал спорить Лост.
        Вокруг колыхалась тьма. Та самая, обещанная Мирчем. Вязкая, как сироп. Из нее хотелось побыстрее выбраться и точно не хотелось идти дальше в ее глубины. Лост даже не очень понимал, почему. А кот вздыбил шерсть и приготовился защищаться, словно кто-то мог вытащить его из человека, вопреки воле как этого человека, так и кота.
        - Хм, - сказал Лост.
        Тьма колыхнулась и потянулась к нему. Стало откровенно жутко, а кот тихо заворчал, предупреждая.
        - Сила, небывалая сила, только возьми…
        - Ну что за бред? Это ловушка на идиота вроде наследничка Марука? Вот он бы услышав, что сила, схватился бы обеими руками.
        Тьма опять колыхнулась и, кажется, задумалась.
        - Понимание, - прошелестела она и резко пропала.
        А перед самым носом Лоста оказался камень с отпечатком ладони.
        - А вот у меня никакого понимания нет, - признался Лост. - Повелителем тьмы становится тот, кто не желает ее силы? Понимает, что хвататься за такую опасную штуку не стоит? Или что? Или это у того предка было такое чувство юмора? И над пожелавшим присвоить тьму потом долго смеялись? А Мирч был главным запугивателем претендентов? Или это стражу пугали, а старшую ветвь соблазняли? Тоже как-то не особо убедительно… Что-то мне все это нравится меньше и меньше.
        Трогать камень не хотелось, как и тьму. Он был с виду шероховатым и в подозрительных пятнах. Словно его время от времени поливали кровью и она местами успешно в него впиталась.
        Или эта штука тянула кровь из тех, кто рисковал к ней прикоснуться.
        - А выбора у меня нет, - проворчал Лост и, опять прижав зашевелившегося кота, положил ладонь на отпечаток.
        Как ни странно, ничего не произошло. Вообще ничего. Под ладонью просто был камень, обыкновенный. Ни тьма, ни шепот не появились. Никаких новых ощущений, кстати, тоже. Лост немного постоял, так ничего и не дождался, а потом забрал руку.
        И опять ничего не произошло.
        - Ерунда какая-то.
        Пожав плечами, он обернулся и вот тут, наконец, заметил странность.
        Мирч с девушками и Локаром стояли шагах в пятидесяти от него, а вовсе не в пяти. И их фигуры слегка колыхались, словно они находились за каким-то невидимым препятствием, наличие которого только это колыхание и выдает.
        - Хм, - повторился Лост и шагнул к троице.
        Пространство перед ним прогнулось и шаг получился очень уж длинный. Теперь люди стояли всего в двух шагах.
        - Очень любопытно, - сказал Лост.
        Следующий шаг вывел его за невидимое препятствие. Он даже почувствовал, в какой момент его пересек. И только после этого наконец-то что-то произошло. Просто что-то очень непонятное, настолько, что он замер, пытаясь это непонятное уловить и рассмотреть.
        - Взгляд сразу со всех сторон, - сказал задумчиво, в который раз прижимая желавшего выбраться наружу и кого-то покусать кота. - Щекотно.
        Мирч поймал за руку, заглянул в глаза и широко улыбнулся.
        - Я сейчас объясню! - пообещал с подозрительной радостью, но не успел. Потому что замок содрогнулся.
        И Лост как-то сразу понял куда именно нужно идти. И увидел как темная тварь Локара с любопытством осматривается и топырщет полупрозрачный гребень на загривке. Твари тоже хотелось кого-то покусать, как и коту. А от Вериханы веяло спокойствием и пониманием, зато Нэлла ей в противовес была неспокойная, боевитая и едва заметно сияла благословением. Откуда-то Лост знал, что это именно благословение. Просто сила богини, дарованная для того, чтобы человек ее как-то потратил, возможно даже незаметно для него самого.
        - Идем, - сказал Лост. - Там стучат.
        - Мы далеко идем? - спросила Верихана, когда Лост, прикосновением руки, развинул казалось бы сплошную стену и повел свою компанию по какому-то виляющему, узкому проходу.
        - Выманиваем, - сказал котик. - Одного бывшего преподавателя выманиваем. Похоже, он чует тварь Локара и думает, что ею управляю я. Так что пойдет за нами.
        - Уверен? - спросила Нэлла.
        - Я? Это замок так думает, он успел мастера Росно изучить. Понимаешь, птичка, этот замок сам по себе не сильно от твари Локара отличается. Камни и даже скала - ерунда. Всего лишь раковина, домик для истинной сущности этого замка. Думаю, при сильном желании его даже перенести куда-то можно, хотя и незачем. Да, а еще книга - всего лишь его часть, маленький кусочек, частично автономный, но все равно связанный. Так что и обо мне этот замок сейчас знает многое. Может поэтому и проверка такая дурацкая была? Хм… может оно проверяет на слабости, которые вроде бы преодолел? Были времена, когда я бы за предложение силы вцепился обеими руками. Интересный вопрос, в общем.
        - Мы ведем мастера Росно за нами, туда, куда тебе нужно и героически его сражаем? - решил уточнить Локар.
        - По обстоятельствам. Замок не умеет правильно воспринимать ни мир, ни чью-то силу, пускай и темную. Зато он может позвать Ваню с ежиками, пчелова, да даже драконов, теперь он понимает что такое драконы, и может дотянуться до темных сущностей в городе… в общем, как-то позовет…
        - Лост, - с нажимом сказала Верихана и положила руку ему на плечо, видимо уловив что-то не совсем то.
        - Нет-нет, все в порядке, я не потеряюсь в памяти замка. Я не увлекаюсь, хотя и интересно, отложу на потом. Просто сейчас нужно понять какой у нас план и почему мы идем именно туда, почему там у нас больше всего шансов победить и ничего не сломать. А замок объяснить не может. Что-то мои предки знали такое, что я по его объяснениям понять не способен. Посмотрю на месте. А самое веселое знаете что? А мастер Росно уверен, что мы о нем ничего не знаем, уверен, что наши магистры и прочие мастера просто его отвлекают и удерживают на месте и готовит нам сюрприз, бросив большую часть своих околдованных сражаться с магами. Весело, да? Зато Ласточки остаться там не захотели. Интересно, в этом суицидальном поступке проклятье виновато или жадность?
        - Какая разница, - проворчала Верихана, но руку с его плеча не убрала.
        - А еще очень весело то, что даже наш старейшина Мирч не знал, для чего насленикам вручают книжку, преставляете? - продолжил болтать Лост.
        Мирч фиркнул и пробормотал, что тогда старейшиной не был и ему, наверное, не надо было знать. Потомки Вилидара, видите ли, любили разводить тайны.
        - Как и все местные Дома, - припечатал Локар.
        - Мне просто нужно говорить, не обращайте внимания, - сказал Лост. - Так легче воспринимается.
        Но что именно воспринимается, не сказал.
        Зато Нэлла догнала его и Верихану в два шага и положила руку на второе плечо мужчины. И чувствовала она при этом себя якорем, который держит корабль в гавани, сопротивляясь разбушевавшейся воде, норовившей его сорвать и куда-то унести.
        В общем, праувильно она себя чувствовала, наверное. Хотя до сих пор ее уверяли, что это женщины должны держаться за сильных мужчин и ждать, что они их куда-то за собой доволокут. Видимо, неважно куда, лишь бы не на месте.
        - Дуры, - тихонько сказала Нэлла.
        - Знаете, что самое забавное? - спросил Лост, когда они по ощущениям прошли во все так же петлявшему потайному ходу (ну, судя по всему, это он и был) расстояние, которого бы хватило, чтобы перейти с конца в конец весь Общий город.
        - Не знаем, - с потрясающим терпением сказал Локар, хотя котик уже всем поднаоел своей бьющей через край болтливостью и дурацкими вопросами.
        - Самое забавное, что Мирч прав. Нельзя никого бить используя тьму, потому что получится совсем не то, на что рассчитываешь. От тьмы легче защищаться, чем сражаться используя ее. Так что будь я очыкновенным наследником Вилидара, я бы в этой ситуации почти ничего не смог бы сделать. И, наверное, именно поэтому они в замке и прятались, понимали, что при всей своей сили почти ничего не могут сделать носителям стихии. Да, сложно быть чистокровным потомком Вилидара, это мне очень повезло.
        - И что же ты намереваешься делать? Переводняк ты наш? - едко спросил Мирч, терпения которому уже явно не хватало.
        - Не пользоваться тьмой в бою. Хотя знаете, тут вы тоже не правы. Воспользоваться я как раз смогу. Бедный замок не любит одиночества и готов мне помогать чем только сможет. Забавно, да?
        - Очень забавно, - все с тем же терпением ответил Локар. - Но вопрос мастер Мирч задал правильный. Что ты собираешься делать? Не просто так же мы туда идем.
        - А ничего. Я буду просто защищаться и наблюдать, - жизнерадостно ответил Лост и широченно улыбнулся. - Это наш придурок, вообразивший, что наконец получил силу и может получить еще больше, будет что-то делать. А я просто понаблюдаю, подожду, подразню…
        - И что?
        - Тьма не годится для того, чтобы с ее помощью сражаться. А что делает придурок, который думает, что получил силу? А он при помощи этой силы сражается, иначе для чего она? Не для того же, чтобы выращивать голубые лилии для понравившейся девушки.
        - И он натворит такого, что Мертвые Земли покажутся курортом, - проворчал Локар.
        - Ага. Поэтому мы и идем туда, откуда то, что он натворит, не сможет расползтись по горам. Главное, чтобы этот недоумок не догадался оттуда сбежать, пока драконы не прилетят. Пчелов их пропустит по короткому пути.
        - Зачем тебе драконы? - удивилась Верихана.
        - Не поверишь, но драконы лучшее оружие против идиотов. Они, в отличие от идиотов, понимают, что делают и что из этого выйдет, - жизнерадостно ответил Лост.
        - Ага…
        - А еще они сила без магии, - добавил котик. - А добавлять магии в тьму, ну, не лучшая идея. Она же стихийную магию просто сожрет и станет еще менее контролируемой.
        - Ага, - повторилась Верихана. И наверное все присутствующие поняли, что ей очень хотелось сказать, что любимый глава клана все-таки окончательно спятил. Но не сказала. И никто не сказал.
        - Скоро дойдем, - сказал Лост, хотя все и так видели, что действительно дойдут. Не зря же впереди появилось белое пятно света и пришлось снимать плетения помогавшие виеть в темноте, а то смотреть на это пятно было больно.
        - Ага, - выдохнула Верихана.
        А потом они прошли еще с десяток метров и перед ними появилась пара ежиков. Они стояли, задрав мордочки, насколько могли, и что-то загаочное фыркали.
        - Наверное, предупреждают, что дальше нужно быть осторожными, - догадалась Нэлла.
        - А Ваня тогда где? - спросила Верихана.
        - Недалеко. Он с другими ежиками строит. Точнее, они строят, а он объясняет. Я же говорил, что ежики отлично помогают против придурков, заигравшихся в повелители тьмы, - ответил ей Лост.
        - Да, что-то я такаго не помню, - проворчала кошка, но развивать эту тему не стала. - А если тот тип заметит, что эта защита строится?
        - Не заметит. Они ведь ничего не делают. Просто разбредаются себе по узким ходам за камнем. Они сделают, если мастер Росно совсем спятит и решит разрушить такое хорошее место при помощи стихийной магии. Она у него ведь есть, причем, может быть неизвестное число накопителей. Ежики со стихийной магией неплохо справляются, оказано. А еще они могут не позволить ему открыть портал и сбежать. Просто заберут себе энергию и пускай расшибает лоб о скалы. Надоели его побеги, честное слово.
        - И когда ты все успел продумать? - спросил Локар.
        - То, как не дать ему сбежать, давно. Я даже у Вани уточнял получится ли. А все остальное недавно, - ответил Лост и опять улыбнулся. Причем так, что даже Нэлле захотелось поставить ему диагноз и срочно отправить к лекарям душ, пока не стало совсем поздно.
        - Наследники Вилидара время от времени веут себя очень странно, но потом все приходит в норму, - тихо сказал Мирч за спиной.
        Правда, не уточнил что именно он считает нормой.
        Больше всего место, куда их привел Лост, было похоже на колодец. На древний пересохший колодец, принадлежавший каким-то великанам. А потом не менее великанские мыши взяли и прогрызли в его стенах норы, а сами куда-то делись. Но именно наличие мышей объясняло то, как безумно вилял из стороны в сторону проход, по которому шли люди, и почему выходы из этих проходов мало того, что напоминали именно мышиные норы, так еще и располагались как попало, на разной высоте.
        - Вода, - сказал Лост и улыбнулся. - Эти проходы проточила вода. Тут скалы неоднородные и то, что помягче, она запросто вымывала. А потом, да, потом вода куда-то делась и вот это озеро пересохло.
        И, наверное, не одной Нэлле показалось, что он научился читать мысли.
        Ежики выходить из «мышиной норы» не стали, разумно с топом куда-то убежали. А люди постояли немного у выхода, никого так и не высмотрели и решили выходить. Точнее, Лост решил, сказал, что так противник не успеет ни до чего додуматься, а всем остальным уже хватит времени, чтобы вовремя прибыть.
        В общем, вышли и вышли, благо их нора находилась на уровне дна бывшего озера.
        Немного постояли, с любопытством рассматривая пейзаж. Колодец впечатлял как совей грандиозностью, так и волнистым дном, на котором время от времени попались небольшие камни, похоже, когда-то откуда-то свалившиеся. Или кем-то сброшенные.
        - И где он? - спросил Локар.
        - Прячется, - ответил Лост. - Ему наш выход кажется подозрительным, - а потом повысил голос и почти заорал: - Эй! Мастер Росно, мы знаем, что ты здесь! Выходи! Иначе я открою вентиль и тебя оттуда вынесет водой!
        - Врешь! - рявкнули в ответ и Росно все-таки вышел, почему-то не став ничем швыряться. Возможно, просто не знал, как на магию отреагирует это место.
        - Это лаборатория, здесь бывшие жители замка когда-то проводили испытания тьмы, - громко объяснил Лост, непонятно кому. То ли спутникам, то ли беглому мастеру, чтобы его отвлечь и заинтересовать.
        - Ты не можешь этого знать! - опять не смолчал Росно. А потом сложил ладони лодочкой и тряхнул ими, уронив на землю нечто темное и обладающее множеством щупалец.
        Чего он пытался этим добиться, так и осталось загадкой. Потому что неведомое создание немного пошевелилось у его ног, а потом впиталось в камень. Это мастеру Росно очень не понравилось. Настолько, что он развернулся и попытался позорно сбежать обратно в ту мышиную нору, из которой вышел, но почему-то не смог. С размаху врезался во что-то умеющие пружинить и отталкивать и уселся на землю.
        - Это лаборатория, болван! С защитой против идиотов! И она ни за что не выпустит придурка, который не растратил силу, с которой сюда приперся! Темную силу, чтобы ты знал! Потому что таскать за собой столько ее по замку опасно, идиот! - жизнерадостно объяснил Лост, а потом взял и рассмеялся. И выглядел он при этом явно ненормальным.
        Росно прямо так, сидя, приподнял руки и чем-то шандарахнул по кажущемуся свободным входу в нору. И едва не получил своей же магией.
        - Ха, стихийное тоже не выпускает! - чему-то обрадовался Лост.
        И беглый мастер следующую плюху, кажется, воздушную, запустил в него, даже не повернувшись к разговорчивому котику лицом. Плюха пропала на полпути, словно растворилась. А Лост опять мерзко рассмеялся.
        - Ловушка, болван, - сказал, когда Росно все-таки повернулся. - Ты попал в ловушку. Я тебя сюда заманил, представляешь? Мне даже ничего делать не нужно. Я просто постою и пожду, пока ты истратишь все, с чем сюда пришел. Это место жрет любую магию, оно питается магией, как тварь Локара эмоциями. Оно таким создано, представляешь?
        Верихана опять положила руку на плечо Лоста и Нэлла последовала ее примеру, не понимая, несет его или он говорит именно то, что задумал, зато ощущая, что он в этот самый момент является чем-то большим, чем может быть. Словно слился с замком. Или заполучил все его непонятные органы чувств вместе с памятью. А Лост ведь все это мог и не выдержать. И попросту спятить. Лосту нужны были якоря, не зря их так обозвал Мирк.
        - Врешь! - выдал вечно беглый мастер и швырнул еще одну воздушную плюху, на этот раз огромную и загудевшую так, словно собиралась снести весь этот колодец и забросить его в небеса.
        И что случилось с этой плюхой? Как подозревала Нэлла, ее попросту уничтожили ежики.
        - Врешь! - с еще большей страстью рявкнул Росно, как-то странно махнул кистью и вместо воздушной плюхи полетело что-то похожее на клок дыма, на лету увеличивающийся и становившийся темнее. - Сдохните! Исчезните! Вы у меня не отберете…
        Что у него не должны были отобрать, тоже осталось неизвестным. Потому что тьма не долетела так же как и стихия. Она просто исчезла и ее вряд ли забрали себе ежики. Тьмой они не питались.
        - Превышение порога безопасности, которое автоматически считается потерей власти над порождением, - злорадно сказал Лост. - Знаешь, болван, ты там постой, попытайся подобрать допустимую величину воздействия, а потом уже швыряйся. Только постарайся побыстрее, а то мы тут еще заскучаем.
        - Ты…
        - Я. Представляешь, я владетель этого замка. Он принадлежит мне. Представляешь? А ведь мне даже не хотелось ничем подобным владеть и на тебе. Сюрприз. Мир, который никогда не выполнял мои желания в точности, вечно подсовывает то, что мне не нужно, с чем приходится потом что-то делать, потому что нельзя бросить. Наверное, мир боится, что я заскучаю. Представляешь? А тебя как, мир любит? Хоть один из миров? Как думаешь, готов ли мир исполнять твои желания? Хоть какой-то мир. Хоть как-то. Мои берет и исполняет, когда уже не нужно. Представляешь?
        И после каждого «представляешь» Лост делал шаг вперед, а все остальные были вынуждены идти за ним. Мастер Росно за это время встал на ноги, дважды качнулся из стороны в сторону, а потом хихикнул.
        - Ты умрешь, нелюдь, - сказал ласково, как слабоумному, не желая его обидеть. - Представляешь, ты просто умрешь. Я хотел заполучить себе такую забавную зверушку, но теперь ты умрешь. Я все понял, представляешь?
        А потом стал разводить перед собой руки.
        - А вот это уже плохо, - заявил тихо Лост и велел: - Отступаем, только не быстро. Надо его выманить подальше от стены и не дать к себе приблизиться. Он вычислил расстояние.
        Что за расстояние, Лост не сказал. Да это сейчас и не имело значения. Главное, что Лост понимает, что делает.
        - Долго мы буем отступать? - спросил Локар, спокойно спросил, словно понял, в чем заключается загадочный план Лоста.
        - Теперь уже недолго, - улыбнулся котик и зачем-то посмотрел на небо.
        Что за расстояние, Нэлла поняла сама. Просто сообразила, что защите этой странной лаборатории нужно время чтобы то ли решить, что делать с летящей в людей пакостью, то ли ее поглотить. И нужно было, чтобы она летела настолько долго, чтобы лаборатория это сделать успевала. И самое странное в этой ситуации, на взгляд девушки, было то, что явно не совсем дружащий с головой мастер об этом догадался раньше, чем она. Заметил на каком расстоянии от него исчезла выпущенная им тьма?
        Зато Лосту было весело. Он жизнерадостно улыбаясь, отступал от мастера Росно, спиной вперед, словно был уверен, что лаборатория или замок не дадут ему упасть. Тащил за собой спутников. Пару раз отгонял противника какими-то непонятными плетениями, не забыв похвастать, что он как раз допустимый предел силы знает и чует. И Росно ему даже поверил, ну, откуда ему было знать, что магию Лоста попросту пропускают Ванины ежики? Вот Нэлла бы о такой возможности вряд ли догадалась. А она о ежиках наверняка знала больше, чем вечный беглец.
        А еще Нэлле вовсе не было весело. И казалось, что ничем хорошим эта беготня не закончится. Что Лост, не сказав никому, на самом деле занимается чем-то очень нехорошим для него самого. И Нэлла даже не хотела отгонять от себя эти мысли, хоть и ни и мешали сосредоточиться на отступлении от все больше злящегося Росно.
        - О, остановился, пытается соизмерить, - весело заметил очевидное Лост и почему-то хихикнул.
        Верихана что-то пробормотала в кулак, а потом шлепнула ладонью его по макушке.
        - О, полегчало, - удивился Лост.
        - Верихана? - удивилась Нэлла. Эта, кошка, явно знает, что не так, но ведь не говорит, зараза, не пытается предупредить!
        - Думаю, именно он этой лабораторией управляет, - проворчала мозголомка. - Или защита концентрируется на его ощущениях. А он попросту не умеет с ней работать. Ты знаешь, что перенапрягать голову тоже нельзя?
        Нэлла знала.
        Но еще она знала, что тащить Лоста из этого колодца сейчас и вовсе неуместно. Он не пойдет. Мастер Росно как раз успеет сотворить что-то убийственное и воспользоваться им, пока владельца замка будет отвлекать одна глупая женщина. И… И у Лоста же есть какой-то план.
        - Ага, - сказал мужчина с планом, рассеяно уставившись на мастера Росно. - Это уже интересно.
        - Что тебе там интересно?! - злобным шепотом спросила Нэлла, все-таки не выдержав.
        - Он псих, но умный, к сожалению. И наблюдательный.
        - И?!
        - Он поставил щит и что-то рисует. Я бы на его месте нарисовал что-то, что бы мне позволило воплотить нечто рядом с противником. Хотя мне и рисовать не обязательно, я все-таки лучше…
        Верихана вздохнула, опять пошептала в кулак и шлепнула Лоста по макушке.
        - Да, благодарю, - рассеяно сказал он. - И, знаете, судя по тому, что наш мастер там плетет что-то явно темное, у него все-таки проблемы с даром. Интересно, как давно?
        - Проблемы с даром? - уточнила Нэлла.
        - Говорят, раньше он был довольно умелым магом, мог даже сочетать разные стихии. А сейчас никакого разнообразия. И он мозголом. Думаю, это у него такая основа, как у Вериханы. Остальное… остальное давалось ему сложнее, потому что не стихийник. А это все-таки имеет значение. А сейчас и вовсе не дается, хотя принуждением он швыряется запросто. Интересно, это он того хорошего парня, который его толкнул в открытый им же портал должен за это благодарить или обкраденный бог отомстил? Знаете, красть что-то у богов, та еще дурость. Боги даже если не смогут свою вещь вернуть, отомстить способ найдут.
        - Знаем, - зачем-то проворчала Верихана, хотя Нэлла могла бы поклясться, что этим вопросом она никогда не интересовалась.
        - Может его чем-то ударить, пока рисует? - ворчливо спросил Локар. - А то стоим здесь, ждем…
        - Сейчас не получится. Его защита на тьме замешана, это итак неустойчивая пакость, которая может переродиться во что угодно… - серьезно сказал Лост, а потом опять неуместно хихикнул и жизнерадостно спросил: - Интересно, этот тип знал, что такая защита ля него надежна или другую просто не может делать из-за проблем с даром?
        - Плевать мне на его проблемы с даром, - ответил Локар. - Делать что будем? Если какая-то пакость появится рядом с нами…
        - То твоя зверушка ее сожрет, она может, - весело сказал Лост. - Отличная у тебя зверушка, аж себе такую захотелось. И она к тебе привязалась. Знаешь, такие вот зверушки, они мало чем отличаются от обычных животных, ну, не учитывая происхождение. И некоторые умеют привязываться. Точнее, темные создания привязываются даже легче и быстрее, потому что одиноки. Тьма глупая и без направления не умеет создавать то, что может размножаться, объединяться в стаи и тому подобное. Даже те многочисленные темные твари на землях бывших темных королевств, скорее всего, измененные животные, а может и люди. А вот то, что тьма создает… да хоть на умертвия посмотрите. А тут все еще запущеннее, тут даже основы не было, так, подумал кто-то про собачку не вовремя и получилась такая вот занятная зверушка.
        Занятная зверушка приподнялась над головой Локара, встопорщила полупрозрачный гребень и с явным, может даже гастрономическим интересом уставилась на Лоста.
        - Ты мне нравишься, - тоном, каким надо признаваться в любви, сказал котик.
        Нэлла неожиданно для себя тоже хихикнула. Верихана на этот раз хлопнула ладонями по макушке и Лоста и Нэллы. Тварь Локара повернула голову, словно предлагала полюбоваться своим профилем. Бедный Мирч, похоже, только сейчас ее заметил и тихо ругнулся. А всеми на несколько секунд забытый мастер Росно что-то отчаянно закричал, привлекая к себе внимание.
        И над ним дымными полотнищами затрепетали крылья.
        - Вот псих, - с непонятным восторгом произнес Лост.
        И крылья пропали. Зато тряхнуло колодец, а потом на расстоянии вытянутой руки от Лоста из земли вырвался черный побег, даже непонятно материальный или нет, закрутился спиралью, развернулся как змея к людям.
        - Фас, - только и смог сказать по этому поводу Локар.
        Красующаяся темная тварь, как ни странно, его поняла. Резко рванула вперед и вверх, раскрыла пасть и просто рухнула на побег, чем бы он там ни был. И стала видимой для всех, ярко-черной, а полупрозрачный гребень засиял белизной. И кто начал орать, Нэлла даже не поняла. Может вообще орали одновременно Мирч за спиной, не ожидавший увидеть такую чуду-юду и точно знавший, что кормить темных тварей противопоказано, и мастер Росно возле своего рисунка, ожидавший явно не такого эффекта.
        - Кать-кать-кать, - задумчиво сказала зверушка Локара.
        - Она теперь нас не сожрет? - осторожно спросил ее вроде бы как хозяин.
        - Кать, - обижено отозвалась тварь, наверное полюбившая кормящего такой вкуснятиной хозяина еще больше и с интересом повернула голову к продолжавшему голосить и начавшему что-то загадочное отплясывать мастеру Росно. - Кать?
        - Его есть нельзя, отравишься, - сказал Лост.
        - Что он там делает? - заинтересовался переставший орать Мирч.
        А над мастером опять колыхнулись дымные крылья.
        - Чтоб тебя… - высказалась Верихана и опять стала зачем-то шептать в кулак, словно надеялась хлопнуть ладонью по голове окончательно спятившего бывшего преподавателя.
        - Ха! - излишне жизнерадостно выдохнул Лост и шагнул вперед.
        Нэлла инстинктивно попыталась его поймать за руку и вернуть на место.
        - Кать! - явно не обрила действия Росно тварь Локара и задрала голову вверх.
        И все, повинуясь какому-то непонятному инстинкту, тоже уставились на небо. Как раз вовремя для того, чтобы увидеть, как успевший долететь до колодца лаборатории дракон резко снижается и выпускает из лап то, что припер с собой.
        - Вот тебе и «кать», - высказал всеобщую мысль по этому поводу Локар.
        - Они меня все-таки не так поняли, - проворчал Лост.
        Остальные молча пялились на большой камень, где-то в два человеческих роста, возвышавшийся аккурат на том месте, где буквально только что мастер Росно собирался выпустить на волю очередной черный побег или какую-то другую пакость. От него даже крыльев не осталось. То ли рассеялись без хозяина, то ли их убрала лаборатория, которой эта пакость была не нужна.
        - Они меня не так поняли, - повторился Лост. - Я думал, спугнут, он попытается сбежать и вляпается, когда схлопнется его портал. Мы тогда бы точно смогли его поймать. Уверен.
        - Он тебе так был нужен? - за всех удивился Мирч, которому псих, возжелавший завладеть темным замком, был явно ни к чему.
        - Не знаю, - растерянно признался Лост.
        А потом зачем-то шагнул вперед. И попросту упал.
        И Нэлла с Вериханой едва не столкнулись лбами, бросившись к нему. А этот котик бормотал что все в порядке. Хотя обе видели, что не в порядке. Верихана видела, потому что мозголом. А Нэлле наверное помогла подарившая благословение богиня. Потому что Нэлла вдруг увидела, что вокруг Лоста сияет тончайшая пленка, видимо, каким-то образом защищающая его от мира. И что в этой пленке медленно растут дыры. А еще девушка увидела его кота, явно напуганного и готового атаковать. И вдруг сообразила, что вот так оборотни и сходят с ума. Именно в тот момент и сходят, когда разум живущего в них животного, или воля, или что бы то ни было, становится сильнее человеческого.
        - Тихо, - выдохнула Нэлла и просто обняла котика, в обеих его ипостасях, отдавая им подарок богини, потому что им было нужнее.
        А где-то за спиной Мирч тихо ворчал о том, что потомки Вилидара изо всех сил старались сохранить в себе свой дар. Что вот что случается, когда владетелями замка становятся какие-то стихийники.
        В общем, ворчал себе и ворчал. И его ворчание Нэллу успокаивало и убаюкивало. Потому что он правильно ворчал. Прятал этим ворчанием Лоста от чего-то, способного его найти и сожрать, пока он такой вот слабый.
        - Кать-кать, - сказала сияющая белым гребнем тварь Локара и улеглась, вытянув шею. А потом ее приподняла, дав пройти паре больших ежей.
        И ежи тоже были к месту, только Нэлла уже не помнила почему так в этом уверена.
        И проваливаясь в сон она еще услышала, как Верихана ругается на «эту дуру». А Ваня где-то рядом говорит, что это ничего, что девушкам умеют помогать его ежики.
        ГЛАВА 24
        "ТЕМНЫЙ-ТЕМНЫЙ" ЗАМОК И "ШУМНЫЙ-ШУМНЫЙ" ГОРОД.
        Проснувшись, Нэлла первым делом услышала где-то недалеко странный разговор.
        - Я серьезно тебе его отдаю. У тебя, в отличие от меня, есть способности повелевать тьмой. Иначе твоя тварь тебя бы не слушалась.
        - Просто возьмешь и отдашь?!
        - Я могу это сделать. Хох, я, похоже, даже знаю, почему Ласточки вообразили, что смогут заполучить эту силу. Кто-то, видимо, скорее всего не на трезвую голову, проговорился, что потомки Вилидара могут отдать то, что ему подарили боги. Скорее всего, именно так, о подарках богов у Домов однозначное мнение и все желают их себе захапать. В общем, кто-то проговорился, а эти идиоты, не разбираясь, решили, что оно им нужнее. Хотя эта возможность с подарком, скорее всего, была оставлена на случай, если не будет прямых потомков и придется обращаться к каким-то кривым, а то и вовсе сообразительным и сильным стражам с подходящими способностями.
        - О.
        - Вот тебе и «о». Даже интересно, в чем их грандиозный план с отравлением заключался? Может предполагалось, что все сразу не помрут и что обязательно найдется некто, кто согласится обменять жизнь на подарок богов? А яд взял и на носителей темной силы подействовал как-то не так. А ведь запросто мог, если он на магической основе. Местные лекари - те еще шаманы. Иногда они могут таких лекарств наготовить, что и яда не понадобится.
        - О.
        - Восхищаешься, да?
        - Нет. Просто понял, что твой замок мне нужен еще меньше, чем пару минут назад.
        - А кому мне его еще отдать? У меня нет способностей. И я подозреваю, что и у моих потомков не появятся из-за моего отца. Именно старшие ветви птичьих Домов та самая пакость, которая выметает из потомков Вилидара даренные способности. Ну, знаешь, как у нормальных богов бывает? Всегда есть что-то с чем их сила не сочетается ни в какую. Кстати, чтобы ты знал, шаманам тоже нельзя путаться с магами, тоже какое-то несочетание происходит. Причем, магия в этом несочетании сильнее. И шаман после такого перемешивания несовместимого может родиться только в третьем поколении, а то и в четвертом, а может и вовсе в десятом. Зато рождаться магам ничто не мешает. Читал я одну веселую историю. О том, как в роду потомственных магов-природников в одном северном городке взял и появился на свет шаман. И там даже не сразу поняли, что с этим ребенком не так. А потом оказалось, что еще во времена войн со степью какой-то бравый предок взял и привез в свой дом степнячку, по слухам дочку великого шамана. В слухи мало кто верил, а оно через поколения и поколения взяло и подтвердилось.
        - Ага, веселая история.
        - Так что, берешь замок?
        - Нет, у меня и без него есть чем заняться. Посели лучше тех, кто хотел тьму изучать. Какая им разница какую? Судя по тому, как радостно моя зверушка отобедала местной тьмой, разница здесь если и есть, то несущественная. Миры очень похожи. И, кстати, пчелов тоже хотел здесь остаться, он какими-то взаимодействиями и распорками заинтересовался. Может даже какими-то божественными следами. Пускай разбирается. А то у меня складывается впечатление, что местные боги с перепуга наворотили не пойми чего и до сих пор разобраться не могут чего именно. Может хоть пчелов им поможет.
        - Ага, а потом еще студентусы явятся на практику. Обязательно ведь кто-то додумается потребовать образования соответствующего направления для будущих поколений, чтобы хоть знали как с тьмой бороться.
        - И твои птичьи Дома зарекутся появляться в горах.
        Нэлла тихонько хихикнула и открыла глаза, чтобы показать разговорчивым Лосту и Локару, что уже не спит. Но их в комнате не оказалось. А разговор стал тихим-тихим, а потом и вовсе пропал.
        - И к чему это? - спросила саму себя девушка. - Чтобы я последние новости знала и не переживала за Лоста?
        Отвечать ей никто не стал, а потом и вовсе начало клонить в сон и она опять уснула.
        Как потом оказалось, разговор действительно был. И Лосту действительно не хотелось быть повелителем замка, хотя замок оказался престранным и интересным местом. Даже на взгляд Нэллы. Он вырастал из скалы, и скала была его частью. А может и все горы были его частью, Лост даже с помощью Вериханы и что-то там знавшего Мирча не смог до конца отследить некоторые ходы и вести они могли куда угодно и насколько угодно далеко.
        И да, Лосту без подходящего замку оттенка дара делать в нем особо было нечего. Потому что замок, как и многие магические вещи, особенно артефакты всегда воздействовал на того, кто им пользуется, то есть на своего повелителя. А воздействовать тьмой на того, в ком нет способности с ней работать, а вместе с этой способностью нет и защиты… в общем долго такого воздействия люди без дара не выдерживают. И с ними происходит то, что произошло в большинстве случаев с теми, к кому подселилась тьма, научившая жить в сознании людей. Они сходят с ума. Ну, в лучшем случае. А могут просто сгореть. А в случае Лоста все множилось еще и на наличие его кота, а оборотни и без тьмы весьма неустойчивые создания. А что такое спятивший оборотень, с удовольствием расскажет любой селянин, уверенный, что эти оборотни стаями бегают по округе.
        Так что общаться с замком Лост мог только очень осторожно и очень недолго. В присутствии Вериханы, которая могла уловить момент, когда это общение начинало наносить вред. И да, времени на общение у него получалось немного. И отдыхать для нового захода приходилось долго. Так что и повелитель из него получался так себе.
        - А все из-за этих Ласточек, - проворчал Мирч, которому Лост с большим удовольствием рассказал откуда взялся отец.
        И да, Мирч тоже попытался уговорить Локара стать новым повелителем тьмы. Видимо очень понравилась его зверушка, которая после сытного обеда так и продолжала восхищать всех сочетанием черноты с белоснежным гребнем. Ваня даже фотоаппарат себе захотел и стал интересоваться у всех подряд, а не изобрели ли его кикх-хэй, больше ведь некому.
        Вишня, кстати, а это была именно она, расстроилась из-за того, что раздавила камнем человека, чьи останки, ко всеобщему облегчению, были под тем камнем найдены. Оказалось, она тоже хотела его просто напугать. И темные твари, живущие в городе и как-то связанные с замком, оказалось, умеют объяснять гораздо лучше, чем ежики и зверушка Локара. Возможно, из-за возраста, было у них время научиться. Твари в том городе жили веками, никто их не замечал и им совсем не нравилось нашествие других проявлений тьмы, особенно глупых и способных только жрать. И, если бы кто-то спросил у этих тварей, то очень сильно бы удивился. Потому что нашествие началось не столько из-за замка, вдруг переставшего пользоваться тьмой и мешать ей воплощаться во что попало, накапливаться и грозить нарушить равновесие. Если бы странные люди подумали, они бы и сами это поняли. Потому что Общий город довольно далеко от гор. И сначала нашествие началось бы на земли поближе, а там проявлений тьмы было меньше, чем в городе.
        В общем, Вишня расстроилась, ее все долго утешали, а Ваня, услышав, что она не хотела, а просто неправильно направила из-за того, что держала камень магией, слишком уж он был тяжелый, высказался о том, что миры Росно все-таки любили и помогали сбежать. Как раз тога помогали, когда его хотели прибить. А ту никто не хотел, вот и не спасли. Теория по-своему была даже интересная.
        Верихана тем временем, как главный лекарь разбирающийся в оборотнях, напоила Лоста какими-то загадочными зельями и даже официально разрешила превращаться в кота, при условии, что он опять не будет злоупотреблять тьмой. Нэлле она тоже подсунула нечто приятно пахнущее и сладенькое, заявив, что и ей нужно подержать собственный источник. Потому что попускать через себя столько божественной силы разом он не приспособлен так же, как и у Лоста работать с тьмой. И Верихана даже не очень поняла зачем Нэлла это сделала. Верихана была уверена, что удержала бы кота Лоста. А Нэлла так ничего сказать ей и не смогла в ответ. Она понятия не имела что и для чего делала, но все равно осталась в уверенности, что делала именно то, что было нужно, чтобы не потерять котика.
        Может, не приголубь она его тогда благословением, он бы как-то изменился? Может даже в худшую сторону? Или с магией у него начались нелады. Верихана ведь в первую очередь удерживала его от безумия оборотней.
        В общем, Нэлла все сделала правильно.
        И теперь ей предстояло подумать, что делать дальше. Все было сложно и непонятно, но что-то делать надо было.
        Зато теперь Нэлла была уверена, что путь стража Великого Дома точно не для нее. Теперь ей этот путь казался очень скучным. Но и выходить замуж за Лоста, чего неожиданно возжелал отец? Так Лост и не предлагал. И она пока настолько в себе не разобралась.
        С другой стороны, хотелось, чтобы котик был рядом. А это возможно вовсе не в этом мире. Так что скорее всего то самое место, которое Нэллу сейчас ждало - Школа Стихий в столице одного иномирского королевства. А там кто знает? На данный момент Нэлла даже к возможности обрести вторую ипостась начала относиться с любопытством, хотя раньше чего-то подобного откровенно боялась, уж это она о себе понимала.
        В общем, как-то оно будет.
        А гости замка продолжали его изучать, бродя по его коридорам, благо Лост это сумел разрешить. И возможность открыть здесь филиал школы магии ля изучения тьмы казалась все менее призрачной.
        Наловленных подчиненных мастера Росно кого закрыли в подвалах, убедившись, что они прекрасно понимали что делать, кого в местах покомфортнее, дожидаться тех, кто сможет правильно снять с них подчинение, одна Верихана со столькими пострадавшими попросту бы не справилась.
        Среди пленников, как и подозревал Лост, оказалось несколько представителей Дома Ласточек, почему-то уверенных, что могут здесь качать права и угрожать. Прояснить этот вопрос так и не удалось и вряд ли удастся без камня правды и зелья, способного заставить эту правду говорить. А так, их заявления о великих артефактах и том, что все еще пожалеют, звучали малоинформативно.
        Впрочем, часть их заявлений стала понятна на четвертый день после битвы с мастером Росно, ныне сожженном, ритуально упокоенном, на всякий случай и закопанном рядом с большим деревом. До Нэллы наконец долетела магическая бабочка, отправленная при помощи артефакта Дома Стрижей. И оказалось, мастер Росно был излишне деятельным человеком и одно направление удара его чем-то не устраивало. Он одновременно захотел получить и замок и Общий город. И в городе сейчас происходила какая-то грандиозная ерунда. Не очень Стрижам понятная. Потому что они заперлись и активировали наисильнейшую защиту, а все, что знали о ситуации было высмотрено полетавшими над городом драконами. Летали они со всадниками, но даже всадники высмотреть и понять смогли не намного больше.
        - Может город уже превратился в очередные Мертвые Земли? - философски спросил Локар.
        И почему-то ни у кого не возникло желания с ним поспорить. Слишком уж вероятное было предположение. А пчелов, умевший ставить Границу, чтобы эта пакость не расползлась дальше, как раз бродил по лабиринту подземелий замка и был там счастлив.
        - Вот зараза, - высказалась Верихана, понимая, что Лосту опять внепланово придется поговорить со своей собственностью. Потому что искать пчелова бегая по тем лабиринтам - безнадежное дело.
        Вернувшимся гостям глава Великого Дома Стрижей явно обрадовался.
        Выглядел он так себе и по степени замученности и бледности с прозеленью запросто мог поспорить с Лостом. Марука не смутило то, что гости появились прямо посреди его кабинета - пчелову оказалось проще всего сориентироваться на него, а идти через непонятно как работающий портал, причем не особо понимая куда - даже Мирч сомневался, что это хорошая идея, хотя сам ее предложил. Марука даже не волновало, что их состав опять несколько изменился и на этот раз лишних людей и вовсе привели, забыв спросить у него разрешения. И сверкающая гребнем зверушка Локара его ни капельки не впечатлила. Маруку было не до того. Он, не вставая из-за стола, просто молча указал рукой на окно, предлагая посмотреть на пакость, которую из него было неплохо видно.
        Ну, гости и посмотрели.
        - Святые черепахи! - высказался за всех Ваня по поводу увиденного.
        Остальные со словами не нашлись и как описать пятнистое, под леопарда небо, не знали.
        - Это оно с утра такое стало, - сказал Марук. - Вот вместо солнца взяла и появилась эта гадость.
        - Кать-кать, - словно подтвердила другая гадость, а потом взяла и прижала гребень к шее.
        И демоны ее знают, что это значило.
        Дела в городе оказались так себе.
        Кто-то устроил грандиозную драку на центральной площади.
        Связи почти не было. Тех бабочек, одна из которых долетела до Нэллы, на самом деле выпустили почти сорок, на больше не хватило энергии заключенной в артефакте. И теперь эта энергия в нем будет восстанавливаться долго-долго. А долетела только одна.
        С магией вообще творилось непойми что. Причем, только там, где не успели понять защиту. За защиту Домов оно не проникало и на нее не влияло, вот что странно. И Лост даже заподозрил, что боги вовремя подсуетились и как-то эту защиту усилили на всякий случай. Но они вряд ли бы ответили ему, задай он вопрос на эту тему.
        После явления раскрашенного под леопарда неба народу, город затих и, кажется затаился. Как на это явление реагировать, видимо, не знал никто. Даже драконы не рисковали в такое небо пониматься. Они ведь летали частично благодаря магии, и мало ли как их магия там отреагирует. Вдруг возьмет и уронит?
        - Хорошо, что Вишня решила остаться в замке в качестве охранника, - высказался по этому поводу Ваня и с ним согласились. - А еще, эта пятнистая ерунда скорее всего висит именно на городом. Если бы перекрасилось небо всего мира, над замком мы бы ее тоже видели. Может сообщники нашего сплющенного камнем мастера какую-то защиту поставили? Или город ее поставил против них. Или боги оградили этот город, чтобы то зло, которое эти несчастные вызвали, не вырвалось за его пределы.
        - Интересно, как эти варианты можно проверить? - спросил непонятно у кого Локар.
        - А я в детстве слышал сказку про небо в пятнышки, - заявил Мирч. - Вдруг ее только обитателям замка рассказывали? Тогда это что-то значит.
        - Это в любом случае что-то значит, - философски сказал Лост. - Думаю, для начала кому-то нужно выйти за пределы защиты Дома и посмотреть чем мир за этой защитой отличается. Может там действительно уже что-то вроде земли бывших Темных королевств, но мы это не поймем, сидя за защитой. Может эта защита сейчас все равно, что Граница. И только самые отчаянные проявления тьмы могут ее перейти, да и те не часто.
        И что случилось дальше?
        А дальше котик решил идти сам, с книжкой наперевес, той самой, которая часть замка. Вдруг она ему что-то подскажет?
        Локар тоже решил идти. Он же эксперт по Мертвым землям. Ну, он себя таковым считал.
        Верихана просто не могла не пойти. Ну, не хотелось ей, чтобы спятивший глава клана носился по городу в виде песочного цвета кота и кого-то там задрал. Он же потом расстроится, когда она его в порядок приведет. Лучше не допускать. А общаясь с книгой спятить ему слишком легко.
        Нэлла тоже не могла не пойти. Просто не могла. И она даже не собиралась придумывать подходящую для этого причину.
        Мирч решил тряхнуть стариной. По его словам, он последние лет пятьдесят жутко скучал, а тут сразу и приключения и маленько не дружащий с головой повелитель. В общем, не заскучаешь.
        Почему решил пойти пчелов, никто так и не понял. Да и не особо пытались, если честно.
        А Ваня решил идти за компанию. За компанию со своими ежиками, которым прогуляться по городу почему-то очень хотелось.
        Обитатели городского дворца Дома Стрижей на уходящую в город компанию смотрели как-то странно, но удерживать, естественно не пытались. Выпускали их со всеми предосторожностями, а потом долго смотрели вслед. Хотя ни с кем ничего не происходило. Даже тварь Локара опять подняла гребень и с любопытством вертела страшной головой.
        - Знаете, если подумать логически, то нам нужно в Дом Ласточек, - сказал Ваня, когда они успели отойти довольно далеко.
        - А значит, нам нужен магистр Миртик, с ним проникнуть на их территорию будет проще, - понял Лост.
        - Возвращаемся? - с какой-то подозрительной веселостью спросил Мирч.
        Все, даже пчелов, оглянулись, немного подумали и пошил обратно. И с ними даже ничего не случилось. И даже нервная стража Дома Стрижей их впустила, хоть и не сразу, да и смотрели эти стражники на вернувшуюся компанию с большим удивлением. Видимо, они как-то не так представляли себе разведывательный рейд в город. Рассчитывали, что разведчики зайдут подальше и побродят подольше.
        В общем, хорошо, что пустили. Локар бы на их месте и вовсе заподозрил, что тут что-то не так и на всякий случай забаррикадировался.
        Магистра Миртика нашел пчелов, пробежавшись по мирам. И вернулся он не только с магистром, но и с другим пчеловом, видимо в нагрузку. Замороченному стуентусами магу тут же было объяснено зачем он нужен, потому что разумный рой почему-то с этой задачей не справился.
        Обещано, что вернут его к завтрашнему утру, а то он там как раз рассчитывал пересчитать всех пропускающих его лекции и начать готовить им страшную месть.
        Потом Марук честно попытался объяснить как обращаться к защите Дома. А Лост надоедливо перечислил причины, почему нельзя желать этот Дом заполучить, хотя достаточно было бы напомнить о проклятье и том, что Ласточки вымирают.
        Потом почему-то разоралась зверушка Локара, но никто так и не понял, что ей было нужно.
        Потом успевший где-то попробовать особенный сорт вина папаша Нэллы решил торжественно попрощаться с дочерью идущей на подвиг.
        В общем, выйти за пределы земли Дома Стрижей во второй раз оказалось сложнее, чем в первый. И стража вослед уходящей компании на этот раз смотрела еще пристальнее и страннее. Наверное они ждали, что эта компания сейчас опять о чем-то вспомнит и вернется. А компания все не вспоминала. И уходила все дальше и дальше. А потом и вовсе повернула в переулок.
        Ничего страшного в городе не происходило. В нем вообще ничего не происходило. Он словно затаился, увидев странное небо и решив подождать, чем это явление закончится.
        Людей, компания медленно идущая к городской земле Дома Ласточек, встретила всего два раза. В первый раз встреченная троица поспешно сбежала, даже не поздоровавшись. Видимо заподозрила компанию в чем-то страшном. Например в том, что это охотники за будущими ритуальными жертвами. Во второй раз откуда-то сверху спрыгнул мужик. Как потом оказалось, потому, что узнал Нэллу. И вот этот тип попытался что-то выпытать. Правда, выпытывал настолько окольными путями, что никто так и не понял чего именно он хотел и в чем их подозревал. Зато мужик что-то понял и ушел весьма довольный.
        Препятствий на пути, как ни странно, вообще не встретилось. Порождения тьмы если где-то и были, то они предпочли держаться подальше и себя не демонстрировать. На Мертвые Земли город, по словам Локара, был похож меньше всего. Но по его же словам, учитывая то, как те Мертвые Земли появились, это ничего не значило. Может там как раз идет подготовка к ритуалу, который и станет завершающей точкой, после которой эта несхожесть пропадет.
        Локара на всякий случай обвинили в пессимизме и пошли дальше.
        И даже без приключений дошли до ворот Дома Ласточек, что вообще было странно. Неужели они настолько вымерли, что им некого даже рассадить по укромным углам на подступах к своим землям? Ну, учитывая то, что небо вряд ли поменяло цвет без их участия.
        - А может они считают, что именно на своей земле защищены от того, что намерены выпустить в мир, - философски предположил Локар. - И тогда сюрпризы и противостояние нас ждут за воротами.
        - В которые мы не пойдем, потому что это, как говорит один фальшивый дракон, идиотизм, - припечатал Лост, после чего осмотрелся и пошел в ближайший переулок. Словно вовсе не Ласточки были причиной для нынешней прогулки по городу.
        Остальные переглянулись и пошли за ним.
        - Знаете, когда я был помоложе и поглупее, я иногда брался за работу на грани. За такую, из-за которой либо помру, либо стану сильнее, - сказал котик, ведя рукой по живой изгороди, росшей справа в переулке. - И мне, наверное, везло, потому что я так и не умер. А еще в таких походах я обычно брал что-то сверх оговоренной платы. Что-то такое, незаметное. Например, перерисовывал план дворцового комплекса врагов того человека, у которого воровал украденный у заказчиков артефакт. Ну, или то, что они артефактом считали. И это было даже несложно. Вы не поверите, но на самом деле, самым сложным было выстроить от заказчика к себе такую цепочку, чтобы он потом меня не нашел. Иногда у меня не получалось и приходилось сбегать, но то такое. Потом я все равно возвращался.
        - Ты перерисовал план того, что находится за забором Дома Ласточек? - заинтересовалась Нэлла.
        - Нет. Просто в какой-то момент я понял, что подобные планы ничего не стоят. Что их могли покинуть специально, что все могли перестроит, а защита и вовсе поменяться до неузнаваемости. Что планы дома врага хранят как раритет, а не в качестве чего-то способного однажды пригодиться. Потому что даже если план стащил кто-то достаточно приближенный, руг там какой-то, перспективный вольнонаемный маг, еще кто, вовсе не факт, что ему действительно доверяли. Скорее наоборот…
        - Действовали по принципу - держи врага близко? - спросил Ваня.
        - Да, примерно. А кого в нашем случае могут ждать Ласточки? Вовсе не нас ведь.
        - Нашего прибитого камнем мастера Росно - уверенно сказал Ваня. - Чтобы поймать, обобрать и похохотать над балбесом.
        - Ага. Вот только наш мастер, при всех его причудах, вовсе не был наивным болваном, которого можно было поймать на самоуверенности. Он ведь постоянно сбегал. А еще у него было подчинение. А местные маги, не маги и даже лекари вряд ли заметят признаки, если подчинили для определенного действия в определенное время. Так что…
        - Так что вполне может оказаться, что у Ласточек уже и вымирать некому, потому что их всех сожрала какая-то кракозябра, вызванная человеком под подчинением. И на самом деле именно за защитой этого несчастного Дома и находятся Локаровы Мертвые Земли, - понял Ваня.
        - И куда же мы в таком случае идем? - спросил Локар, а зверушка поддержала его своим загадочным «кать-кать».
        - Туда, где можно посмотреть сверху, - ответил Лост. - Вдруг что-то увидим.
        - И что же мы такое увидели? - спросил Локар.
        - Кать-кать? - с готовностью его поддержала темная зверушка и щелкнула гребнем для большей доходчивости.
        - А демоны его знают, - честно ответил Лост.
        Демоны может и знали, но вот как у них спросишь?
        Стояла компания на крыше какой-то подозрительно похожей на руину башни. Когда они на нее понимались, всем казалось, что это строение шатается, скрипит и начинает разваливаться прямо по ногами. Но Лост уверял, что она прочная.
        Для того, чтобы посмотреть, что же там такого интересного происходит у Ласточек, пришлось создавать приближающую линзу, но помогло оно не сильно. Потому что происходила там какая-то совсем уж непонятная ерунда. Оказалось, пятнистое небо начинается тоже у Ласточек во дворе. Оно попросту изливалось из какого-то низенького строения без крыши, за каким-то демоном посреди этого двора поставленного. Дальше пятнистое нечто веретеном понималось небо и там уже расползалось шкурой такой расцветки.
        - Может они какого-то древнего демона вызвали? - спросила Нэлла.
        Так, на всякий случай спросила. Просто зрелище было слишком уж неожиданным. А еще более неожиданным было то, что кроме этого зрелища ничего интересного у Ласточек они так больше и не высмотрели. Территория Дома Ласточек была еще более безлюдна, чем город в целом. Хоть бери и предполагай, что проклятье в сочетании с хитромудрым мастером Росно их все-таки добило. И теперь там бесконтрольно разрастаются то ли последствия такого множества смертей, то ли то, что Ласточки успели создать или вызвать.
        - Если бы это был демон, тут бы точно уже присутствовали, как минимум, Алый Воин и Белая Чародейка, - рассудительно сказал котик. - Потому что в случае с демоном хуже уже не сделаешь, или я ничего не понимаю в демонах. Так что это что-то попроще, только выглядит вот так вот.
        - Ну, теперь мы хоть знаем, куда там идти в первую очередь, - философски сказал Ваня.
        И что они сделали? А они опять пошли к территории Дома Ласточек. На этот раз, правда, не к центральным воротам. Там должны были быть входы попроще.
        Магистр Миртик оказался по истине великим магом. Защита Ласточек его пропустила без каких-либо сомнений. А вот как заставить ее пропустить всех остальных, он сходу не понял. И с пинка не понял. Поэтому приказал всем молчать, уселся перед дверцей, в которую собирался всех провести и немного там посидел с закрытыми глазами.
        - Ага! - сказал он наконец. - Я-то думаю, почему при виде этой пакости, сразу вспоминаются студентусы. А оно просто сделано по принципу того же нагромождения всего, что под руку попалось, которое обычно громоздят что-то о себе возомнившие начинающие амулетчики, считающие, что чем сложнее, тем лучше.
        - И что? - спросил Лост.
        - А, ерунда. Чем сложнее защита, тем ее проще обмануть, это вам любой опытный амулетчик скажет. Слишком много дублирующих цепей и если одну отрезать, энергия попросту потечет по другому пути. И заметят владельцы дыру только если пойдут к ней вплотную. А уж давать разрешение на манипуляции по принципу наследования… видимо тут живут очень везучие люди и ни один нетрезвый недолетка, решивший незаметно вернуться омой, пока не запирал всю семью в имении, без возможности выйти в ближайшие пять лет.
        - Эти неолетки тут просто не знают, что могут манипулировать защитой, - проворчал Лост. - Им не говорят, а они традиционно сами не лезут попробовать. Безынициативные люди.
        - О? - удивился магистр и встал. - Идем, теперь безопасно.
        Судя по состоянию сада, в котором они оказались, дела у Ласточек шли так себе. Настолько так себе, что им было не до сада. И продирались гости через разросшиеся кусты и бурьяны довольно долго и шумно. Но опять же, никто так и не появился проверить, кто там бродит. И ко двору, посреди которого загадочно торчало то самое строение без крыши, они вышли как-то совсем неожиданно. И вблизи зрелище изливавшейся в небеса пятнистой пакости выглядело совсем странно.
        - Мирч, про что была твоя сказка? - спросил Лост, достав из кармана книжецу и став не глядя ее листать, словно она сама должна была дать ответ на вопрос, который он не мог толком сформулировать.
        - Про девушку, упустившую шелковый шарфик и так хотевшую его вернуть, что случайно увеличила и он закрыл собой небеса.
        - Чудесно, - оценил Лост. Заглянул в книгу. Задумчиво улыбнулся. - Хотите посмеяться? По сути, это действительно шарфик. Эти… охотники за чужой силой, видимо уволокли какие-то артефакты из крепости в горах. И решили применить, воображая, что умеют пользоваться. И упустили. Потом попытались удержать и вот.
        Лост махнул в сторону неба.
        - Значит, ничего плохого не происходит? - недоверчиво уточнил Ваня.
        - Происходит. Ты ведь понимаешь, что в той крепости должны были быть амулеты, позволяющие тем, в ком нет подходящего дара, работать с тьмой. Для защиты, может. Еще для чего-то… А в первую очередь для того, чтобы случайно свалившаяся с ближайшей горы тварь не могла никому навредить. Понимаете? Они нашли вещь, позволяющую удерживать тьму. Или им сказали, что это такое. А они сказанное поняли в силу своего разумения. Для них нет разницы между тьмой-силой и тьмой-воплощением вроде Локаровой твари. И они попытались поймать силу вместо твари. Много силы, похоже
        - И что будем делать? - спросил все тот же Ваня.
        - Границу ставить, - первым понял что Локар. - У нас тут даже сразу два специалиста есть.
        И указал на молчаливых пчеловов.
        - Да, вокруг этого домика, - подтвердил Лост. - Хотя… - он к чему-то прислушался и огляделся. Дождался хлопка ладонью по голове от Вериханы и сам себе возразил: - Нет, нельзя, поздно. Оно вверху пока держится в рамках защиты и просто красит иллюзией небо. А по подвалам уже расползлось. И сейчас бы успеть остановить пока не начало заполнять проходы в подземелья под городом… Знали бы вы, как я не люблю подземелья.
        - В общем, ставим вокруг территории Ласточек и не мелочимся, - махнул рукой Локар.
        - Кать-кать, - поддержала его тварь.
        - А если тут люди? - спросил Ваня.
        - Мы найдем, - пообещал один из пчеловов и стал расползаться облаком из насекомых. А потом в таком виде куда-то полетел.
        - Кать-кать? - удивилась тварь тому, что кого-то собираются искать без нее и бросилась следом.
        - Пошли, наверное, центральные ворота откроем, - решил Лост и пошел к ним. Решительный такой, бледный и явно желавших послать в задницу к демону что Ласточек в частности, что весь Общий город в целом, а потом туда же отправить свое наследство.
        Изгнание гордых остатков Дома Ласточек из их территории происходило шумно и весело. Как потом оказалось, защищаться толком что от пчелова, что от твари Локара было некому. Глава Дома Ласточек оказался не совсем идиотом и большую часть людей отправил на земли Дома, оставив в городе только тех, без кого не мог обойтись. А еще он заметил, что его Дом вымирает и даже успел узнать, что из-за проклятья. Возможно он даже догадывался кто проклял, но в этом он никому не признавался.
        И да, он бы не стал связываться с мастером Росно, если бы не отчаянное желание от проклятья избавиться.
        Вот это все знала одна из обнаруженных во дворце женщин.
        А что произошло накануне и из-за чего небо стало пятнистым, она, к сожалению, понятия не имела. Она ведь всего лишь ученица. А они все умные и знали, что делают. Отличать находящихся по подчинением людей от всех остальных она не умела. Но то, что глава Дома не мог быть околдован - гарантировала. У него была какая-то божественная защита. Которая, судя по всему, на этот раз ему не помогла.
        Впрочем, попытка уничтожить проклятье при помощи тьмы изначально была таким себе мероприятием. И без помощи мастера Росно даже великомудрый глава Дома вряд ли бы до этого додумался. Тем более, добывал трофеи в горной крепости вовсе не этот глава, а еще его дед. А после него успело смениться еще три главы Дома Ласточек. Глав, похоже, проклятье убивало в первую очередь.
        - В общем, окончательно спятил и решил сотворить хоть что-то, в надежде, что повезет и оно чем-то поможет, - неодобрительно проворчал магистр Миртик. Наверное опять вспомнил своих студентусов.
        А Границу ставили буднично и даже скучно.
        Даже начавшие стягиваться поближе к месту событий горожане держались в отдалении и не пытались мешать. Наверное решили сначала посмотреть, что странные иномиряне будут делать. Вдруг узнают какие-то страшные тайны? Хотя что они могли узнать?
        Выбранные в качестве точек стабильности Лост, Локар и Верихана просто стояли. Нэлла зачем-то на них смотрела, прижимая животу доверенную Лостом книгу. Потому что пока у него была эта книга, ни о какой стабильности там речи быть не могло. Ваня сидел на земле и время от времени зачем-то касался к двум ежам, которых вытащил из сумки. Энергии пчеловам было нужно не так и много. Ежам в любом случае ничего не грозило. Но Ване, наверное, так было спокойнее.
        Изгнанная за пределы внешней стороны будущей Границы Локарова тварь сидела на дереве. Время от времени сообщала, что «кать-кать» и всячески пыталась добавить в обстановку экзотики.
        Пчеловы, кстати, тоже просто стояли. Им даже ничего рисовать не понадобилось, хотя по сути, это был ритуал. Они умели выстраивать в нужной последовательности своих насекомых.
        В общем, зрители скучали, не видя никаких грандиозных тайн и даже не подозревали насколько меняется их город.
        ЭПИЛОГ
        ТЫ НАС СПАС, ПРОДОЛЖАЙ В ТОМ ЖЕ ДУХЕ.
        Как Лост и подозревал, обитатели Общего города остались недовольны методом спасения этого города. Особенно недовольны были Ласточки, часть которых поспешно вернулась, чтобы выяснить, что же такое случилось с их дворцом и большей частью территории. И Ласточки даже чего-то требовали. Прилюдно. На площади. Куда злющий Лост сходил с превеликим удовольствием, не забыв прихватить с собой драконов, Ваню с ежами, Локара с его тварью и книгу. Книга в итоге Ласточек сильнее всего и впечатлила. Да и не только их. Просто все эти люди не поняли, что виновата в светопреставлении была именно книга. Они о ней даже не подозревали.
        Началось все буднично. Какой-то юнец, наследник Дома Ласточек, забывший, кстати, представиться, обвинил Лоста персонально и пришельцев из другого мира в целом в том, что они фактически украли часть земли и кучу ценностей.
        Лост на это заявление гнусно рассмеялся и торжественно объяснил, что ничего не трогал. Что в гробу он видел ценности и земли, непонятно как измененные вызванной придурочным главой Дома тьмой. И что если наследнику все это так сильно надо, то пускай пойдет и возьмет. Вон по землям бывших Темных королевств до сих пор бродят разные авантюристы, ищут кто ценности, кто экзотику, кто необычные травы. Там, конечно, опасно. И может банально сожрать какая-то темная тварь. И то, что оттуда тащат, нужно очищать, а частенько и быстренько относить обратно, потому что очистить невозможно. Но рисковые ребята все равно находятся. Так что флаг наследничку в руки, пускай идет и спасает свое наследство. Только сначала пускай озаботится мастерами по очистке от тьмы, в качестве которых наверняка могут выступить даже некоторые посвященные богам. А то так вынесет прабабушкино ожерелье. А с него потом вылезет какой-то фантомный сосун и половина города начнет болеть, а то и умирать из-за этой твари, жрущей человеческую энергию, пока люди спят.
        Наследника лекция о тьме не впечатлила и, возможно, ему бы даже удалось уговорить собравшийся народ линчевать спасителя города. Но тут ожила книга и решила помочь хозяину, как могла. Попросту разбудила какую-то непонятную темную тварь, которая, как оказалась, мирно себе спала то ли под площадью, то ли в камнях площади.
        Тварь была так себе. Локарова была и больше и страшнее, но битва с ней получилась эпическая. И когда ее каким-то чудом все-таки победили, Лост просто улыбнулся и сообщил, что подобные создания теперь постоянно будут лезть из дворца придурочных Ласточек. Потому что их не менее придурочный глава взял и превратил свою землю в место, где такие твари рождаются и неплохо себя чувствуют. Так что уважаемым Домам надо думать вовсе не о том, как бы что-то полезное получить от одного котика, натравив на него еще более придурочного наследника, им нужно срочно договариваться и создавать службу погранцов, которые будут патрулировать и охотиться именно на таких тварей. И бросать город бесполезно. Если его бросить и подобных тварей выберется за пределы Границы слишком много, придется радиус этой Границы расширять. А у уважаемых Домов даже специалистов, умеющих это делать, к сожалению, нет.
        Наследник Ласточек попытался доказать, что Лост сам ту тварь и создал, но на этот раз его быстренько заткнули, просто попросив котика поклясться в своей непричастности.
        Лост создавать тварей точно не умел, появления одной конкретной не желал, в чем с удовольствием и поклялся. И ему даже поверили. Видимо, притащили с собой определяющие ложь артефакты.
        На следующий день Марука со всем почтением позвали на какой-то совет птичьих Домов, Лост не вдавался в подробности. И стоило главе Дома уйти, как явился старейшина Бейриз с радостной вестью, что Лоста собираются обеспечить работой до конца его жизни. Котик на это сообщение отреагировал вяло, хотя старейшину все-таки поблагодарил. И совсем не удивился, когда назаседавшиеся в совете Дома прислали представителей.
        Эти представители как-то не так воспринимали Лоста и иномирцев. Возможно потому, что они взяли и бесплатно занялись спасением города. А раз занялись раз, то почему бы и дальше не продолжить в том же духе?
        А может они просто свято верили в наивность и туповатость вольнонаемных магов, даже бывших.
        В общем, разговор они начали явно не с того. И Лост только чудом не расхохотался, слушая утверждения представителей о том, что он благороден, честен и полон всяческих достоинств. Ну, прямо мифический герой, порядившийся держать на своих плечах падающее небо, да так там и окаменевший, превратившийся в Одинокую Скалу посреди пустыни.
        А потом Лосту надоело. Да и одна цапля за окном куда-то решительно шла, а это могло быть не к добру. И в целом котик понял, что планировать то, как и кого поселит в своем замке можно и в другом мире. А представители переходить к сути все не хотели, видимо считали, что чем сильнее похвалят наивного вольнонаемного мага, тем с большим рвением он бросится решать их проблемы.
        - Переходите уже к сути, - раздраженно потребовал он, когда говорливый представитель на мгновение замолчал, набирая воздуха для новой порции восхвалений и восхищений.
        На Лоста уставились так, словно он вообще должен был молчать, в конце просто кивнуть, низко поклониться и пойти на подвиг.
        - Мне некогда слушать эту чушь. Я подобной наслушался от студентусов, надеющихся, что куча комплиментов облегчит им пересдачу, - объяснил котик и ласково улыбнулся. - Не думал, что представители целого совета Домов не намного умнее этих студентусов. Видимо выбрали тех, кого не жалко, на случай, если я разозлюсь, превращусь в кота и всех загрызу.
        Представители зачем-то переглянулись.
        - Ладно, давайте я сам угадаю, - преложил Лост, а то они не скоро найдутся со словами. Речь, видимо, заучивали и репетировали. - Вы пришли сообщить мне радостную весть о том, что готовы предоставить мне честь самому формировать корпус погранцов, самому ими командовать, самому платить за службу, а может и героически погибнуть во славу города. Так вот, мне плевать на этот город и плевать на вас. Если бы не знакомство с двумя девушками, Томией из Дома Стрижей и Нэллой оттуда же, я бы и пальцем не пошевелил. Думаю, рано или поздно вы бы и сами что-то сумели предпринять для в деле борьбы с тварями, лезущими с территории Ласточек. Марук точно бы догадался связаться с дочерью, попросить помощи, а она бы сумела найти специалистов, которым вам бы пришлось платить за работу. Но тут появился я с компанией и облегчил вам жизнь. На самом деле, большей частью случайно, чтобы вы знали, мы одного беглеца ловили и божественное пожелание пытались выполнить. А то там в горах бесхозное наследство стояло, из-за бесхозности которого вскоре темных проявлений в мире стало бы больше, чем людей… в общем это вы пока не
поймете, но там скоро поселятся люди и нелюди, которые с удовольствием вам все объяснят. Сейчас не об этом, сейчас о том, что я облегчил вам жизнь, причем, бесплатно, и вы почему-то решили, что так и нужно. Что незачем благодарить людей и нелюдей, которые фактически спасли от участи превращения в Мертвые Земли часть города, а может и весь этот город, в зависимости от того, насколько быстро и правильно вы бы отреагировали. Вы решили, что раз вам помогли один раз, то теперь должны помогать всегда. И знаете, что я вам на это скажу?
        Представители удивленно таращились и отвечать явно не собирались.
        - Идите вы в задницу к демону, - сам ответил на заданный вопрос Лост. - А те, кто вас послал, пускай лучше главу Великого Дома Стрижей уговорят связаться с дочерью и пригласить специалистов по защите от темных проявлений. И, да, этих специалистов лучше не обижать, а то драконы в том мире не самое страшное на самом деле. Драконы вообще существа мирные. А вот если сюда явятся какие-то не выспавшиеся дознаватели или засидевшиеся без подвигов королевские егеря… вот в последнем случае вы точно поймете чем образование в том мире лучше, чем в этом. Потому что вы даже их доспех пробить не сможете. А они защиту Домов при желании преодолеют, хотя, возможно, и не с первого раза.
        Представители продолжали загадочно молчать. Так что Лост просто попрощался и ушел. Делать ему нечего, только и осталось ждать пока они намолчатся и решат заговорить, до чего-то додумавшись.
        Боевую цаплю Лост нашел по запаху. Она почему-то решила побродить по саду и забраться в те дебри, в которые по какой-то причине нечасто заходили садовники. Там она, спрятавшись между тремя жасминовыми кустами, что-то пыталась копать, трогательно разгребая накопившиеся опавшие листья ладонями и ковыряя землю своим уменьшенным мечом.
        - Хм, - сказал Лост, который оказался не готов к подобному зрелищу. Почему-то ведущая непонятные раскопки Нэлла очень ему напоминала брошенных в школе магии подопечных. Она даже себя виноватым почувствовал, хотя там было кому за девчонками присмотреть. Та же рысь ни за что их не бросит, разве что передаст честь присматривать за ними коллеге. Ну, в самом крайнем случае.
        - Я вспомнила, куда он делся, - сказала что-то загадочное Нэлла.
        Лост опять хмыкнул, а потом присел рядом и стал помогать копать. Раз уж ей оно так сильно надо.
        - Понимаешь, когда-то давно моя тетка подарила мне игрушечного кота. Чудесного рыжего кота, с зелеными глазами. Он был мягкий и пушистый. И отец его даже терпел, пока я не поросла. А потом пообещал выбросить эту пакость, если я не перестану с ним носиться, как ребенок, - грустно сказала Нэлла.
        - И ты его решила закопать, чтобы хотя бы знать, где он находится? - спросил Лост.
        - Примерно. Но сначала я его привезла в город, спрятав среди одежды. А меня кто-то выдал, понятия не имею кто и зачем. И отец выполнил обещание. А мне пришлось вытаскивать моего кота со свалки и прятать. Или хоронить… знаешь, я сейчас в этом не уверена. Просто такое чувство, что вместе с этой игрушкой я закопала какую-то часть себя. Ту часть, которой было больно. Закопала, чтобы они все больше не могли меня бить по этому больному месту, как-то так.
        Лост кивнул и молча продолжил копать, надеясь, что когда-то расстроенная девчонка закопала свою игрушку не очень глубоко.
        Вдвоем копалось быстрее и веселее. И расстроенная Нэлла оказалась девочкой умненькой и не склонной к панике. Она своего кота замотала в кусок ткани, уложила в ящик, из которого наверняка вытряхнула чьи-то документы и не забыла положить туда сохраняющий амулет, наверняка своровав его у грозного отца. Вытряхнутая из ткани игрушка выглядела вполне прилично, ну, видно, что не новая, но так же видно, что хозяйка эту игрушку любила и берегла.
        - Вот, - сказала Нэлла, разглаживая рыжую шерсть. - Теперь я полностью готова к переезду.
        - В другой мир? - спросил Лост.
        - Да. Я намерена продолжать учиться и искать себя. И не думай, я не из-за тебя туда решила переехать…
        - Просто тебе нравится быть боевой цаплей, а не идеальным стражем, - улыбнувшись, подсказал Лост.
        - Возможно. Я пока не разобралась, - мирно сказала Нэлла. - Но здесь мне постоянно придется сражаться с отцом, я уверена. А мне надоело сражаться. Я хочу спокойно подумать.
        - Если что, спрячу тебя во дворце нашего фальшивого дракона. Оттуда тебя никакой отец не выковыряет. У нашего дракона вообще аллергия на отцов, пытающих навязать свой мир детям. Ему с папашей вообще не повезло. Сначала попытался убить, потом посадить на трон мелкого княжества с болотами, комарами и магоненавистниками под каждым кустом.
        - Но долго мне прятаться там будет нельзя, - улыбнулась Нэлла. - А то шерстью научусь обрастать.
        - Скорее перьями.
        Из сада Нэлла выходила, держа в одной руке игрушечного кота, а второй за руку кота настоящего. Причем, что первое, что второе было вызовом. Хотя вряд ли это поняли встреченные на пути болваны.
        Зато Нэлле было хорошо и спокойно.
        И она была уверена, что приняла правильное решение.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к