Сохранить как .
Вызов Александр Михайлович Гулевич
        Император поневоле #2
        В мире тревожно и отчётливо пахнет войной, и в это предгрозовое время выпускник разведывательно-диверсионного факультета Пётр Бобров заканчивает один из лучших военных университетов на Новом Санкт-Петербурге и получает лейтенантские погоны. Не по своей воле он туда был отправлен учиться военному делу, но судьба не была слепа, определив его в самый престижный военный университет России.
        Содержание

        Александр Гулевич
        Вызов

        
* * *

        Глава 1

        Устало прислонившись спиной о борт спасательной шлюпки, выполненной из натурального дерева, Бобёр прикрыл глаза и, стараясь особо не обращать внимания на резкий запах, исходящий от одежды спасшихся с потерпевшей крушение прогулочной яхты людей, припомнил последние сутки своего пребывания на борту злосчастной посудины…
        Покинув комфортабельный лимузин, присланный за ним Екатериной Борн, молодой человек увидел предупредительного стюарда в старинном костюме военного моряка седой древности и был препровожден на борт классической яхты с символичным названием «Екатерина». Поднявшись по трапу на палубу, майор приветливо поздоровался с именинницей и вручил ей букет цветов с подарочным футляром. Открыв футляр, девушка искренне восхитилась изумрудной диадеме в оправе из белого золота, с небольшими бриллиантовыми вкраплениями, и, чмокнув парня в правую щёку, убежала куда-то на нижнюю палубу. Оставшись в одиночестве, Бобёр прошёлся к корме и, опершись на релинг, с большим интересом стал осматривать парусное судно. Он в морском деле совершенно не разбирался, но выглядело всё это весьма впечатляюще, особенно для тех, кто отдыхал на яхте, да и со стороны судно выглядело настоящим произведением искусства, радующим глаз любого эстета.
        Услышав какой-то шум со стороны пирса, молодой человек обратил внимание, как к месту, где стояла яхта, медленно подкатила целая кавалькада лимузинов, и, когда она остановилась, из машин стали выходить пассажиры. Соблюдая очерёдность, они стали степенно подниматься на борт. Внимательно присмотревшись, Бобёр узнал некоторых гостей, так как они частенько мелькали на центральных телеканалах. Быть может, кто-то при виде этих лиц испытал бы благоговение, но майор давно придерживался библейского постулата «Не сотвори себе кумира», и поэтому с безразличием отнёсся к появлению на яхте нескольких так называемых звёзд, видя в них обыкновенных людей.
        - Я вижу, вы, молодой человек, совершенно не испытываете почтения к известным и популярным людям, причисляющим себя к творческой элите страны?  - неожиданно раздался за его спиной голос, явно с ироничными нотками.
        Медленно обернувшись, Бобёр увидел мужчину в элегантном светлом льняном костюме и с резной тростью чёрного цвета в руке, с военной выправкой и аурой, источавшей вокруг себя эманацию настоящей власти, хотя внешне это практически не бросалось в глаза.
        - Здравствуйте. Простите, не знаю, как вас зовут, но вы совершенно правы, для меня это просто люди, а не кумиры миллионов.
        - Меня зовут Алексей Ефимович Смирнов, я отец Екатерины, а по совместительству действующий вице-адмирал, командующий третьим ударным флотом Российских военно-космических сил.
        - Очень приятно познакомиться, меня зовут Пётр.
        - Позвольте полюбопытствовать, кем вы являетесь для моей дочери?  - поинтересовался адмирал, на пару мгновений остановив свой проницательный взгляд на нечаянном собеседнике.
        - Просто друг, и не более того,  - честно признался Бобёр, неожиданно ощутив себя неуютно под взглядом вице-адмирала.
        - И чем изволит заниматься просто друг?
        - Да, так… по мелочи всякой пытаюсь себе на жизнь заработать, скитаясь по окраинам человеческих миров.
        - Ну и как, успешно?  - с добродушной ухмылкой поинтересовался вице-адмирал, чуть отведя свой взгляд в сторону морской глади.
        - Не жалуюсь.
        - Приятно встретить молодого человека, в котором присутствует здоровый дух авантюризма, присущий когда-то нашим далёким предкам, буквально ворвавшимся на бескрайние просторы открытого космоса и расселившимся на многих и многих планетах. Глядя на нынешнее окружение моей дочери, я уже даже стал сильно сомневаться в наличии таких людей, как вы. Кругом одни вертопрахи, лодыри и тунеядцы, всецело поглощённые своей собственной персоной и с азартом проматывающие семейные капиталы, заработанные и сохранённые трудолюбивыми предками, а то и просто выбравшие банальный путь рантье и нежелающие чего-либо добиваться в этой жизни…  - с потаённой горечью проговорил адмирал и, по-дружески хлопнув Петра по плечу, предложил: - А не пропустить ли нам по рюмке отличного коньяка из моей личной коллекции?
        - Не откажусь,  - согласился Бобёр, с наслаждением вдыхая свежий морской воздух.
        - Отлично. Вы, молодой человек, за два дня нашего небольшого прогулочного путешествия познаете много новых для себя ощущений, гарантирую!  - с воодушевлением воскликнул Алексей Ефимович, в предвкушении потирая руки.
        Спустившись на нижнюю палубу, отец Екатерины провёл майора в кают-компанию и, подойдя к огромному бару, заставленному многочисленными бутылками элитных сортов алкоголя, и постояв некоторое время в задумчивости, открыл неприметную дверцу, из-за которой извлёк невзрачную бутылку без каких-либо этикеток и лейблов. Поставив её на барный столик, он добавил небольшую вазочку с шоколадными конфетами, а следом за ней пару серебряных рюмок. Свернув колпачок и разлив тёмно-золотистый напиток, вице-адмирал поднял свою рюмку и, залихватски подмигнув молодому человеку, провозгласил первый тост:
        - За здоровый авантюризм!
        Выпив маленькую рюмку, Бобёр поставил её обратно на стол и только после этого ощутил, как приятная огненная жидкость, попав в желудок, удивительным образом взбодрила всё его тело, приподняв настроение, а послевкусие оказалось так и вообще просто непередаваемым и ни на что не похожим.
        - Ну, как напиток?  - вкрадчиво поинтересовался вице-адмирал, с блаженной улыбкой всматриваясь в лицо парня.
        - Что это было?
        - Коньяк, и делают его на одной из окраинных французских колоний. Там особый климат и земля, позволяющие изготовлять этот шедевр, правда, в год именно этого сорта выходит около пяти тысяч бутылок, и каждая из них выставляется на аукционные торги.
        С уважением взглянув на уникальную, но ничем не демонстрирующую свой статус бутылку, Бобёр дал себе слово добыть парочку таких и увидел, как отец Екатерины по-простецки щёлкнул пальцами и с заговорщицкой улыбкой поинтересовался:
        - Повторим?
        Жестом дав согласие, молодой человек дождался, когда рюмки наполнятся, и задал интересующий его вопрос:
        - За что на этот раз выпьем?
        - Знаешь, Пётр,  - резко погрустнев, заговорил командующий третьим флотом, поглядывая в овальный иллюминатор,  - безумное потребление, когда-то навязанное нашему народу внешними силами, медленно, но верно разлагает наше общество, убивая несокрушимый воинский дух, и от этого мне очень горько. У каждого ныне существующего народа есть Богом даденное предназначение. Германцы делают отличные и комфортабельные автомобили, японцы - электронику, итальянцы выпускают прекрасную одежду и обувь, а мы, русские, рождены для битвы бесшабашной. Это наш рок, наша судьба и наш крест, отказываясь от которого мы противимся воле Божией. Так давай выпьем с тобой, чтобы наш воинский дух никогда не угас под давлением ненормального общества, основанного на бездумном потреблении! Мы - воины, рождённые и закалённые в дыму и пламени пожарищ, мы смертны, но бессмертен дух наш!
        Взяв в правую руку свою рюмку, наполненную до краёв, Бобёр медленно поднялся и чётким командным голосом, привитым ему в Военной академии, произнёс:
        - ЗА НАШ НЕСОКРУШИМЫЙ ВОИНСКИЙ ДУХ!!! ВИВАТ!!!
        Алексей Ефимович, с неподдельным уважением взглянув на молодого человека и также поднявшись на ноги, величественно повторил:
        - ЗА НАШ НЕСОКРУШИМЫЙ ВОИНСКИЙ ДУХ!!! ВИВАТ!!!
        Не успев поставить рюмку на барную стойку, Бобёр услышал за спиной рассерженное восклицание, явно принадлежащее немолодой уже женщине:
        - Вот ты где, а я ноги все сбила, тебя разыскивая!
        Обернувшись, Бобёр узрел рассерженную женщину, очень похожую на Екатерину, и, чуть отстранившись, предоставил вице-адмиралу решить семейную проблему самостоятельно.
        - Ну что ты сердишься, Мария, я тут с другом нашей дочери познакомился. Доложу тебе, очень и очень приятный молодой человек оказался, не лишённый настоящего мужского понятия,  - примирительным тоном обратился Смирнов к своей супруге, кивая на рядом стоящего майора.
        Женщина с врождённым изяществом, сменив гнев на милость, подошла к ним и представилась:
        - Мария Александровна, мать Екатерины, с творческим псевдонимом «Борн», и по совместительству жена этого старого вояки, давно мечтающего погибнуть в бою.
        - Очень приятно, я - Пётр.
        - Пётр, позволь, я разрушу вашу тёплую мужскую компанию, отправив Алексея Ефимовича отдать швартовы. Гости все уже собрались, и пора трубить отход, а наш бравый вице-адмирал является капитаном яхты. Без его команды даже последний юнга слушать никого не будет, и мы ещё долго будем стоять на причале.
        Услышав это, отец Екатерины бросился из кают-компании на верхнюю палубу, оставив Бобра наедине с Марией Александровной. Когда флотоводец скрылся за распашными дверями, женщина с интересом посмотрела на молодого человека и нейтральным тоном поинтересовалась:
        - Пётр, будьте добры, поухаживайте за дамой, налив рюмочку божественного коньяка, столь любимого моим супругом, и я с ним в этом вопросе полностью солидарна.
        Бобёр, немного растерявшись, поискал взглядом месторасположение остальных серебряных рюмок и, обнаружив искомое, поставил одну из них рядом со своей. Очень осторожно, боясь расплескать даже каплю драгоценного напитка, он наполнил их и, отставив в сторону бутылку, вежливо попросил:
        - Мария Александровна, очень прошу вас как хозяйку произнести тост.
        - Пожелание гостя - закон!  - кокетливо ответила женщина и, вдохнув уникальный букет коньяка, произнесла: - Дорогой Пётр, Екатерина много о вас говорила мне - и всё в восторженных тонах, и вот наконец мы встретились… Поэтому я предлагаю выпить за наше долгожданное знакомство, произошедшее в столь романтической обстановке!
        В этот момент загрохотали якорные цепи, и яхта медленно отчалила от пирса. Спустя минуту гость и Мария Александровна отставили опустошённые рюмки и, подойдя к иллюминатору, с любопытством посмотрели на удаляющийся пирс.
        - Надо признать, завораживающее зрелище,  - не выдержав переполнявших его чувств, высказался Бобёр, посматривая на удаляющиеся мачты пришвартованных яхт.
        - То ли ещё будет! Вот когда мы выйдем в открытое море и земля исчезнет с горизонта, тогда вы ощутите настоящую романтику странствий и путешествий. Жаль, конечно, что наша прогулка продлится всего лишь два дня, но, я надеюсь, вы заразитесь хождением под парусом, это ведь так красиво и романтично!
        - Верю вам на слово, сударыня, уже сейчас я впечатлён, и вполне возможно, когда-нибудь построю себе яхту и, как наши предки, пущусь в путешествие под парусами.
        Пообщавшись с Марией Александровной еще минут десять, Бобёр проводил её на верхнюю палубу, а сам решил поближе познакомиться с гостями, прибывшими на яхту, чтобы лично поздравить именинницу. Послушав некоторое время светские разговоры, он, наконец выяснив настроение всех присутствующих, только тогда включился в разговор, болтая о всяком и разном, а по сути практически ни о чём.
        - Интересно, неужели на светских вечеринках только и делают, что перемывают друг другу косточки?  - задался вопросом молодой человек, совершенно не находя, чем эти светские сплетни отличаются от обычных дворовых, хотя всё же компанию покинуть не решился, немного опасаясь, что вся эта публика единодушно примется за него самого…
        Спустя несколько часов, когда берег скрылся за горизонтом, гостей позвали в кают-компанию, где их уже ждал великолепно сервированный стол с отлично вышколенными официантами в накрахмаленных белоснежных рубашках. После пары минут некоторой неразберихи гости разместились за столом, и началась официальная часть с положенными здравицами в честь именинницы, продлившаяся совсем недолго.
        Бобёр некоторое время с интересом вслушивался в разговоры слегка подвыпивших гостей, но это ему достаточно быстро надоело, и он, незаметно покинув кают-компанию, поднялся на верхнюю палубу, а затем на бак. Остановившись невдалеке от фок-мачты, молодой человек с наслаждением вдохнул свежий морской воздух, рассматривая отражённые гладью моря последние лучи заходящего за горизонт светила.
        Наблюдая невероятный по красоте закат, майор, медленно проводя рукой по хромированному страховочному лееру, прошёлся вдоль левого борта, пока не услышал за своей спиной вопрос, произнесенный насмешливым тоном:
        - Позвольте нарушить ваше одиночество, молодой человек, и вместе насладиться красотами природы в приятной компании?
        Повернувшись вполоборота, Бобёр увидел статного мужчину примерно пятидесятилетнего возраста, забивающего ароматным табаком курительную трубку.
        - Ничего не имею против, закат на море действительно красив, правда он в разных мирах по-своему красив, и каждый из них неповторим.
        - Скажу больше, даже в одном и том же месте каждый закат солнца уникален, хотя разные места имеют свою особую и ни с чем несравнимую специфику, уж поверьте опытному путешественнику, побывавшему во многих человеческих мирах.
        Умолкнув, мужчина достал из кармана старомодный коробок спичек и, раскурив трубку, с наслаждением выдохнул из лёгких клубы дыма, затем, пожевав губами, извиняющимся тоном заговорил:
        - Ничего не могу с собой поделать, нравится мне иногда под соответствующее настроение выкурить трубку, хотя прекрасно осознаю пагубность своей вредной привычки.
        - На это мне ответить нечего, так как я никогда не курил,  - откровенно признался Бобёр, на полшага отступив в сторону.
        - Вот это правильно, курение очень вредно для организма, впрочем, как и злоупотребление алкоголем. Мой вам совет: даже не стоит начинать, слишком эта вредная привычка навязчива, и избавиться от неё бывает очень и очень сложно,  - доверительно поделился своим мнением собеседник, облокотившись на леер и всматриваясь в морскую даль, постепенно скрывающуюся в надвигающихся сумерках.
        Присоединившись к нечаянному собеседнику, молодой человек от нечего делать посмотрел на пенящуюся воду, расходящуюся от лакированного дерева корпуса яхты, и заметил:
        - Однако скорость очень даже приличная. Откровенно говоря, даже удивительно, как яхта, построенная по классическим канонам далекого прошлого, может выдавать такую скорость,  - с некоторой настороженностью наблюдая за приближающимся предметом, покачивающимся на воде, поделился своим открытием Бобёр.
        - В этом нет ничего удивительного, яхта имеет современный движитель, хотя во всём остальном это судно практически не отличается от тех, которые ходили по морям многие сотни лет назад,  - ответил мужчина, проследив за взглядом своего более молодого собеседника, и с некоторой задумчивостью протянул: - Однако странный какой-то пень…
        В этот момент внушительных размеров деревяшка, две трети которой находились под водой, неестественным образом изменив направление своего дрейфа, со скоростью реактивной ракеты сорвалась с места и, буквально за считаные мгновения преодолев несколько десятков метров, вломилась в борт. От чудовищного по силе удара корпус яхты не выдержал такой нагрузки и в мгновение ока развалился на две неравные части, и судно стало довольно быстро уходить под воду.
        Вынырнув из воды, Бобёр узрел разыгравшуюся на его глазах трагедию и, услышав крики тонущих людей, бросился на их спасение. Вплотную подплыв к яхте, майор, схватившись за кормовой трап и быстро забравшись по нему на судно, вскрыл рундук и, поковырявшись в нем, достал топор, а затем принялся срубать пеньковые канаты, на которых держались спасательные шлюпки. Когда три лодки оказались на воде, он бросился к капитанской рубке и попытался открыть дверь, но её намертво заклинило… Ему вновь пришлось браться за топор и вырубать себе проход, благо яхта была деревянной. Спустя полторы минуты справившись с препятствием, он влетел в рубку и увидел лежащих без сознания вахтенного и рядом истекающего кровью вице-адмирала. Оглядевшись по сторонам, Бобёр нашел прикрепленные к стене стандартные спасательные жилеты и, быстро натянув их на пострадавших, выволок их по очереди наружу, осторожно спустил в воду, а затем бросился на нижнюю палубу, где продолжали раздаваться мольбы о помощи гостей, явно заблокированных в кают-компании. С опаской передвигаясь по палубе уходящей на дно яхты, майор, держась за поручни,
спустился на нижнюю палубу и, пробравшись через завал, оказался у двери, которую пытались выбить запертые там люди.
        - Прекратите, я сейчас топором попытаюсь разбить препятствие, преграждающее ваш выход!  - выкрикнул Бобёр, надеясь успокоить попавших в смертельную ловушку гостей.
        Когда удары прекратились, майор стал методично вырубать твердую, как камень, древесину. Быстро пребывающая вода, доходившая уже до колена, только подстёгивала его. Спустя несколько минут, наконец выбив заклинившую дверь, молодой человек отошёл в сторону, пропуская хлынувший поток людей, которые, поддавшись панике, буквально образовали затор, застряв в дверном проёме. Недолго думая, Бобёр, щедро раздавая оплеухи и затрещины, прекратил панику и по одному стал выпроваживать гостей по лестнице наверх, требуя немедленно покинуть борт, спрыгивая в воду. Когда этот поток рассосался, молодой человек решил проверить, не остался ли кто-нибудь в кают-компании, и, оглядевшись, увидел троих лежащих без сознания человек, среди которых были Екатерина и её мать, а третьим был какой-то неизвестный ему мужчина.
        От всей души матюгнувшись, Бобёр вытащил всех троих на лестницу, опасаясь, как бы они не захлебнулись в воде. Закинув Екатерину на спину, он вынес её на верхнюю палубу, а через некоторое время, положив рядом с ней мать, бросился за неизвестным мужчиной. На этот раз он еле успел, так как вода уже доходила до подбородка так и не пришедшего в себя мужчины.
        Когда все пострадавшие из кают-компании оказались на палубе, майор проверил, все ли надели спасательные жилеты и спустились в шлюпки, а сам забежал в рубку. Схватив мощный морской бинокль с фонарём, а также аварийный чемоданчик, он покинул практически уже скрывшуюся под водой яхту и, оказавшись в воде, поплыл к болтающейся рядом деревянной шлюпке. Забравшись в нее, он взялся за вёсла и стал подбирать плавающих людей, в том числе Екатерину и её мать с отцом.
        Увидев образующиеся мощные водовороты вокруг погибающего судна, майор с тяжелым сердцем отвёл шлюпку метров на сто пятьдесят и вместе с другими людьми досмотрел до конца, как яхта «Екатерина» окончательно скрылась под водой, оставив после себя кучу плавающего на поверхности мусора. Когда на водной глади воронка захлопнулась, майор выждал некоторое время и, включив фонарь, стал разыскивать в воде выживших пассажиров, которых оказалось ещё двое, успевших привязать себя к крупным деревянным элементам. Всего в шлюпке было восемь человек, не считая его самого.
        Окончательно поняв, что в наступившей темноте кого-либо разыскать больше не удастся, Бобёр закрепил фонарь на предназначенном для этого месте и вскрыл опечатанный спасательный чемодан. Изучив его содержимое, он с трудом смог скрыть своё раздражение, так как из положенного перечня предметов, необходимых для выживания во время кораблекрушения, в наличии была только треть, а остальное свободное пространство занимали три больших бутылки коньяка и три стаканчика из нержавеющей стали. Помимо этого в чемоданчике был двухлитровый пакет томатного сока. Как мог сочетаться томатный с коньяком, майор даже представить себе не мог, хотя, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет…
        - Да уж, видать, вахтенные в ночную смену развлекались…  - досадливо прокряхтел один из спасённых, заглядывая через плечо майора.
        - Коньяк с томатным соком нам, конечно, пригодится, но было бы куда лучше, если бы на своём месте находилась положенная радиостанция вместе с остальными инструментами оповещения,  - отметил Бобёр и, оглядев спутников, распорядился: - Дамы и господа, проверьте ваши карманы, и всё, что в них есть, сложите в одну кучку. В наших обстоятельствах, для того чтобы выжить, может понадобиться буквально любая мелочь.
        Пережившие кораблекрушение люди, проинспектировав свои карманы, стали складывать находки в кучку, и спустя пару минут майор, присев на корточки у лавки, на которую и было всё сложено, принялся внимательно изучать небольшую горку карманных вещей. Здесь оказались две зажигалки, одна из которых, побывав в воде, категорически отказывалась высекать огонь, помимо этого были три тюбика женской губной помады и одна пудреница с треснутым зеркальцем. Были две непарные серьги, брошь, запонки и неизвестно каким образом попавшая сюда серебряная вилка, но самой полезной вещью в этой кучке оказался отличный многофункциональный швейцарский перочинный нож. Обрадовавшись ему как родному, майор взял его и, проверив на дереве лодки качество стали, остался вполне доволен. Нож оказался настоящим, а не какой-нибудь дешевой подделкой неизвестно чьего производства.
        Сложив лезвие, майор оглядел всех присутствующих и, поняв их состояние, извлёк из спасательного чемоданчика бутылку коньяка. Разлив его по стаканчикам из нержавейки, стал всех угощать по очереди, снимая таким образом накопившийся у пострадавших стресс во избежание возможных истерик со стороны неуравновешенных личностей, хотя на первый взгляд среди присутствующих таковых не наблюдалось.
        Люди, пережив сильнейшее психологическое потрясение, постепенно успокаивались и засыпали, но майор не мог себе этого позволить, так и просидел до самого рассвета шаря лучом фонаря по воде в надежде найти ещё хоть кого-нибудь. Продежурив всю ночь, он кроме всплесков волн не услышал и не увидел ничего.
        С первыми лучами рассвета Бобёр взял старинный морской бинокль и, внимательно осмотрев горизонт, разочарованно отложил его в сторону и задумался, как же быть дальше, но особого выбора не было, оставалось надеяться на Бога и более ни на кого.
        Устало облокотившись спиной о борт деревянной шлюпки, Бобёр закрыл глаза и, стараясь особо не обращать внимания на резкий запах пота, исходящий от одежды спасшихся с потерпевшей крушение прогулочной яхты людей, припомнил всё с того самого момента, когда он появился на борту. Вспоминая детали, предшествующие кораблекрушению, Бобёр в мыслях постоянно возвращался к потопившему отличную мореходную яхту пню. Определённо, это было тщательно спланированное покушение, тут совершенно не было никаких сомнений, так как этот якобы «пень» был управляем. Причем всё дело было обставлено в высшей степени профессионально, и если бы ему не захотелось вдруг подышать свежим воздухом, он вместе со всеми пошёл бы ко дну, так и оставшись запертым в кают-компании…
        - Интересно, и на кого же было совершено это покушение, уж не на командующего ли третьим ударным флотом ВКС России?  - шепотом произнес молодой человек, лихорадочно пытаясь просчитать последствия ликвидации столь значимой фигуры, как вице-адмирал Алексей Ефимович Смирнов, а по совместительству отец Екатерины Борн…
        Продолжая размышлять с прикрытыми глазами, молодой человек незаметно для себя погрузился в тревожный сон, но поспать ему довелось совсем немного…
        Открыв тяжелые веки, Бобер, мутным взглядом посмотрел на молчаливых людей, и опираясь о борт шлюпки, поднялся на ноги и размял затёкшее во время сна тело. Делая круговые движения руками, он мимолётно бросил взгляд на свою правую руку, на которой был коммуникатор в виде старинных наручных часов, и с досадой хлопнул себя по лбу. Ругая себя на чем свет стоит за несообразительность, он незамедлительно вызвал на связь Марго и распорядился прислать по исходящему сигналу бот. Спустя пятнадцать минут десантный бот очень медленно подлетел к покачивающейся на волнах шлюпке и, зависнув над водой, вплотную приблизился к ней с открытой аппарелью.
        Глядя на счастливых людей, к которым наконец пришла долгожданная помощь, Бобёр помог каждому подняться на борт и, когда все они оказались внутри, последним покинул шлюпку и пробрался в пилотскую кабину. Устроившись в кресле, он поднял бот на двадцать метров и, запустив сканер, обнаружил вторую лодку с людьми, потерпевшими кораблекрушение, которую каким-то причудливым образом отнесло на двадцать миль в сторону. Убедившись, что они не нуждаются в экстренной помощи, молодой человек потребовал от собратьев по несчастью немедленно пристегнуться, после чего хотел было направить свой бот к ушедшей на дно яхте, когда услышал у себя за спиной подозрительно вкрадчивый вопрос вице-адмирала:
        - Интересно, откуда у тебя имперский бот, да ещё в абсолютно идеальном состоянии?
        - Да, так… достался по случаю.
        - Хороший такой случай… Не хочешь поделиться, где его обнаружил, я бы туда целую экспедицию послал.
        - Как-нибудь в другой раз, сейчас для этого время совсем неподходящее,  - выкрутился Бобёр, совсем не желая делиться своими личными секретами, пусть даже с таким человеком, как отец Екатерины, на самом деле опасаясь попасть на веки вечные в какую-нибудь секретную лабораторию вместе со своим кораблем.
        - Это верно,  - тяжело вздохнув, признал адмирал и, слегка нахмурившись, поинтересовался: - Что ты планируешь делать?
        - Хочу посмотреть на место крушения яхты и вытащить тот объект, который, на моих глазах изменив траекторию движения, развалил её на две части. Правда, со мной на палубе был ещё один человек, но его с нами нет, и какова его судьба - неизвестно.
        - Вот даже как…  - протянул Алексей Ефимович,  - пожалуй, это было бы интересно.
        - Я тоже так считаю, и поэтому хочу сразу лишить злоумышленников возможности ликвидировать следы покушения, правда, неизвестно на кого, но вполне допускаю, что конкретно на вас,  - выдвинул Бобёр смелое предположение.
        - Согласен. Для следствия это очень важно,  - полностью согласившись с приведённым аргументом, произнёс вице-адмирал и с кряхтением уселся в кресло рядом с майором.
        Дождавшись, когда Алексей Ефимович пристегнётся, Бобёр опустил бот на дно рядом с погибшей яхтой и, просканировав её, обнаружил тот самый «пень». Подплыв к нему, он задействовал универсальные манипуляторы и, надёжно зацепив объект, медленно всплыл. Только после того, как оказался в пятидесяти метрах над уровнем моря, бот полетел в сторону второй шлюпки.
        Оказавшись на месте, они вместе с адмиралом в течение десяти минут эвакуировали всех находящихся в шлюпке, среди которых оказался тот самый мужчина, с которым Бобёр наблюдал причину разыгравшейся трагедии. Порадовавшись этому обстоятельству, майор направил свой бот на ближайшую аэрокосмическую посадочную площадку. Уже подлетая к намеченной цели, он вызвал несколько карет «скорой помощи» и пару нарядов полиции, растолковав дежурному, что на самом деле произошло, после чего пошёл на посадку. Прежде чем посадить бот на грунт, он, стараясь не повредить вещественное доказательство, аккуратно опустил «пень» и только после этого опустился рядом с ним, предварительно задействовав на полную мощность систему обороны, опасаясь возможных эксцессов со стороны тех, кто организовал покушение на пассажиров яхты…
        Спустя несколько минут после приземления к боту подлетели две кареты «скорой помощи», а за ними следом под вой сирен прибыли несколько полицейских автомобилей. Бригады «скорой помощи» быстро осмотрели потерпевших кораблекрушение, а наиболее пострадавших погрузили в машины и увезли в ближайшую больницу, только после этого к своей непосредственной работе приступили полицейские. Опросив оставшихся пассажиров злополучной яхты и оформив протоколы, погрузили на транспортную платформу объект в виде массивного пня и отбыли в своё отделение, оставив людей возле доставившего их сюда бота.
        - Оригинально…  - протянул адмирал.  - И как же мы домой попадём, если даже не знаем, где конкретно находимся?
        - Папа, может быть, такси вызвать?  - поинтересовалась Екатерина, впервые заговорив после разыгравшейся на море трагедии, при этом зябко кутаясь в рваный плед, который из жалости ей дала девушка из бригады «скорой помощи».
        - Так и сделаем,  - согласился Алексей Ефимович и, посмотрев на молодого человека, задал тому вопрос: - Пётр, я предлагаю поехать к нам домой. Как ты на это смотришь?
        - Нет, спасибо. В скором времени я покину столицу, и, прежде чем отправиться в путь, мне надо завершить кое-какие свои дела,  - решительно отказался Бобёр от заманчивого предложения.
        - Очень жаль, но всё же, через три дня у нас с Марией Александровной будет юбилей совместной жизни, и мы непременно хотели бы на нём видеть нашего спасителя.
        Оглядев семейство и особенно Екатерину, смотрящую на него рассерженной кошкой, Бобёр был вынужден согласиться, хотя, откровенно говоря, мечтал как можно скорее покинуть Санкт-Петербург, так как тут явно становилось всё опаснее и опаснее.
        - Хорошо, через три дня на вашем празднестве я обязательно буду,  - был вынужден согласиться он.
        - Вот и замечательно!  - воскликнула супруга адмирала и, обратившись ко всем присутствующим, поинтересовалась: - Может, стоит уже вызвать такси?
        - Не надо никакого такси, я сейчас машины вызову, и они вас всех доставят по домам.
        Преследуемый недоумёнными взглядами, Бобёр вернулся в свой бот и, повозившись с настройками связи, вызвал Зыкова, возглавлявшего частное охранное предприятие, и распорядился:
        - Казимир Владимирович, запеленгуйте моё месторасположение и вышлите двенадцать машин с сопровождением. Пусть каждого доставят домой, и незаметно каждого пассажира возьмите под наблюдение и охрану, в том числе и вице-адмирала Смирнова с семьёй. Охрану не снимать, даже если спецслужбы возьмут его под свою плотную опеку. Задача понятна?
        - Вы имеете в виду только адмирала Смирнова с семейством?  - с некоторой запинкой в голосе уточнил отставной полковник.
        - Я говорю о ВСЕХ, в том числе и о вице-адмирале. Всё дело в том, что была попытка ликвидации вчера вечером яхты с пассажирами, а вот кого конкретно, неясно… То ли хотели устранить самого Смирнова, то ли меня или кого-то другого из пассажиров, пока непонятно. Лично меня спасла случайность, благодаря которой я продолжаю дышать воздухом и коптить это небо.
        Сильно побледнев, Зыков согласно кивнул и произнёс:
        - Будет исполнено.
        Спустя двадцать минут вызванные машины зашли на посадку и после дружеского прощания пассажиров яхты разлетелись в разные стороны, остались только Бобёр и чета Смирновых.
        - Пётр, мы с отцом и матушкой ждём тебя через три дня, ровно в семь часов вечера,  - прощаясь, напомнила Екатерина и, нежно поцеловав парня в губы, скрылась в салоне бронированного лимузина, оставив его стоять на месте в полной растерянности.
        Проводив задумчивым взглядом удаляющуюся машину, Бобёр провёл ладонью по своим губам и, взглянув на неё, увидел следы губной помады. Вздохнув, молодой человек достал носовой платок и, стерев её следы со своих губ, отослал обратно бот и погрузился в присланную Зыковым машину. Продолжая ощущать вкус девичьего поцелуя, распорядился:
        - В гостиницу.
        Пилот, молча кивнув головой, завёл машину и, лихо взлетев, повёл свой бронированный аппарат туда, куда приказал его командир, поднявшийся в его глазах сегодня ещё как минимум на одну ступеньку вверх…

        Глава 2

        - Здравия желаю, товарищ генерал-майор!  - поздоровался молодой человек с Гудзой, встретив своего куратора на конспиративной квартире.
        - Оставь, Бобёр, тем более я буквально на днях получил повышение и теперь являюсь генерал-лейтенантом,  - отмахнулся генерал с тяжёлым вздохом.
        - В таком случае примите мои искренние поздравления!
        - Пустое. Ты лучше давай проходи, и мы с тобой поговорим о наших делах скорбных.
        Пройдя в большой зал с камином, в котором потрескивали берёзовые поленья, молодой человек устроился в массивном кресле и поинтересовался:
        - В чём причина моего столь поспешного вызова на встречу?
        - А то ты не знаешь…  - сварливо прогудел генерал.  - Разумеется, это напрямую связано с потерпевшей крушение яхтой.
        - Так я же всё уже рассказал, как было дело, или есть нечто такое, что я должен знать?  - с некоторым недоумением поинтересовался майор, с задумчивостью поглядывая на Гудзу.
        Теперь уже генерал-лейтенант выдвинул из стола ящик и, вынув из него коробку и положив её на полированный стол, толкнул в направлении своего подчинённого. Подхватив её, Бобёр открыл крышку и с немалым любопытством взглянул внутрь. Там оказалась стандартная папка для бумаг, предназначенных для подписи, правда обтянутая золотой тесьмой. Помимо папки в коробке лежала ещё одна коробочка, обтянутая муаровым бархатом, в которой красовался орден Красной Звезды, дающий право присвоения очередного чина, невзирая на все положенные военным уставом сроки. Чтобы окончательно удостовериться в своём повышении, молодой человек, отложив в сторону орден, вчитался в содержимое одного-единственного листа с подписью министра обороны, заверенной гербовой печатью…
        - Спасибо, конечно, но почему здесь вместо моего имени и фамилии указан только номер, да и за что конкретно тоже не написано?
        - Нечего светить твоё имя в официальных бумагах. Пространная формулировка «За особые заслуги» из этой же серии. Если описать спасение командующего третьим ударным флотом, то знающему человеку будет легко понять, кто скрывается за цифровым обозначением. Надеюсь тебе это понятно?
        - Понял, не дурак,  - с усмешкой ответил Бобёр и захлопнул папку.
        - Раз понял, тогда возвращай всё обратно. Получишь на руки только тогда, когда вновь обретёшь официальный статус, и ни днём раньше.
        С сожалением сложив обратно папку и орден, молодой человек вернул её своему куратору и услышал вопрос:
        - Ну и каково это ощущать себя подполковником?
        - Если честно, пока не ощущаю никакой разницы,  - ответил молодой человек,  - хотя и приятно.
        - Ладно, карьерист ты наш недоделанный, давай теперь перейдём непосредственно к нашим баранам. Через неделю будет сформирована первая партия, состоящая из отставных штурманов, капитанов боевых кораблей и десантных партий, общей сложностью полторы тысячи человек. Все добровольцы, желающие продолжить службу, так что готовь транспорт.
        - Отлично, а то мне уже столица порядком надоела,  - честно признался Бобёр, на самом деле желая вернуться на Бастион.  - Где, кстати, я смогу забрать людей?
        - Нечего огород городить, поступим просто, ты подгонишь на орбитальную станцию пассажирский транспортник, а бойцы сами к нему прибудут, главное заранее предупреди, где и когда.
        - Так и сделаю.
        Попрощавшись с генералом, Бобёр покинул конспиративную квартиру и, погрузившись в лимузин, отправился к припортовому магазину, торговавшему подержанными кораблями. Спустя три часа теперь уже подполковник решил не ограничиваться приобретением одного судна, а взял сразу три, причём все три корабля отличались не столько грузоподъемностью, сколько максимальной крейсерской скоростью и хорошим оборонительным вооружением, крайне необходимым на окраинах человеческого ареала.
        Договорившись о перегоне двух кораблей на Бастион, Бобёр озаботился подготовкой самого большого транспортного судна к приёму полутора тысяч человек с необходимым запасом продовольствия для довольно длительного путешествия и, уже под вечер возвращаясь к себе в гостиницу, услышал настойчивый вызов, исходящий от коммуникатора. Устало вздохнув, он не глядя нажал кнопку соединения.
        - Привет, Петя, надеюсь, ты не забыл о приглашении?  - послышался приятный голосок Екатерины.
        - Нет, не забыл. Завтра в указанное время я обязательно буду,  - нехотя ответил молодой человек, сдерживая зевок.
        - Что-то голос у тебя недовольный…
        - Катя, я за прошедшие дни сильно вымотался и устал как собака. Спать хочется неимоверно,  - тяжело вздохнув, честно ответил он.
        - Хорошо, я позвоню тебе завтра, но ты смотри себя не загоняй, а то, как я погляжу, ты в своей работе погряз по самые уши, того и гляди с макушкой уйдёшь, себе хоть иногда отдых давать надо…
        Попрощавшись с Екатериной, Бобёр вновь закрыл глаза и хотел было немного подремать, но его вновь побеспокоил сигнал коммуникатора.
        - Добрый вечер, Пётр, я тебя, случаем, не отвлекаю?  - вежливо поинтересовалась старшая дочь главы крупнейшего российского банка «Альянс-Капитал».
        - Нет, что ты, всё нормально.
        - Ты когда собираешься на планету-полигон?
        - Через несколько дней я отправлюсь на Бастион, а заодно и на полигон заскочу, хочу лично посмотреть, как там идут дела.
        - Ты меня, случаем, не захватишь?  - нейтральным тоном поинтересовалась девушка.
        - Да ради бога, возьму, конечно, о чём может быть речь, тем более без тебя реалити-шоу многое теряет!
        - Вот и хорошо. Как только ты соберешься лететь, сообщи мне, я незамедлительно прибуду.
        - Договорились.
        Мило попрощавшись, Бобёр вообще выключил до смерти надоевший ему коммуникатор и, подумав пару мгновений, решил посмотреть ведущуюся трансляцию своего шоу. Включив экран и отыскав канал, подполковник с немалым интересом стал изучать разворачивающееся действо, а посмотреть действительно было на что. Два полка вели между собой активный маневренный учебный бой за овладение господствующими высотами на местности, причём делали это настолько увлечённо и зрелищно, что совершенно не приходилось удивляться, почему реалити-шоу, задуманное как прикрытие формирующейся армии наёмников, приобрело такую мощную популярность. На сегодняшний день его уже транслировали в двадцати двух странах, и в каждой из них оно занимало лидирующие рейтинговые позиции; соответственно резко увеличились отчисления.
        С удовлетворением завершив просмотр, новоиспеченный подполковник выключил экран и, выйдя в инфосеть, взглянул на отчисления от трансляции телекомпаниями, идущие на отдельный счёт, и поразился постоянно увеличивающейся сумме, но сильно радоваться совершенно не хотелось. Деньги ведь не самоцель, а некий неодушевлённый инструмент, позволяющий добиться определённых целей, и не более того. Да и вообще, как можно ставить в своей жизни во главу угла бабло, пусть и очень большое, Бобёр себе представить просто не мог. Быть идейным охотником на денежные знаки он категорически не желал и уж подавно не намеревался делать из золотого тельца какое-нибудь божество, которому следует до одури или помешательства рассудка поклоняться…
        Напоследок, взглянув на скачущие цифры, Бобёр покинул личный кабинет и взялся проверять свою личную электронную почту, в очередной раз поразившись количеству писем. Их было не просто много, их было ужасающе много… Взглянув на время и поняв, что до своей гостиницы он будет добираться ещё не менее часа, подполковник принял решение хотя бы бегло ознакомиться с письмами, адресованными лично ему.
        Уже подъезжая к гостинице, Бобёр закрыл свой почтовый ящик и, вздохнув, с некоторой грустью тихо произнёс:
        - Теперь я на самом деле понимаю, что такое тяжкое бремя популярности.
        За прошедший час Бобёр успел просмотреть едва десятую часть писем, и абсолютное большинство из них было натуральным шлаком, не заслуживающим потраченного времени. Тут были всякие приглашения, просьбы, вперемешку с проклятиями и восхищениями каких-то психически нездоровых личностей, а также любовные признания. Отдельным пунктом шли прожекты с предложениями принять в них посильное участие. Были ещё настоятельные рекомендации акционировать реалити-шоу и выставить их на открытые торги, и лучше всего на Лондонской фондовой бирже, при этом обещалась всемерная поддержка совсем за небольшой процент. Правда, среди этого вороха оказалась пара интересных предложений, и вот ради них стоило потратить некоторое количество своего времени.
        Первое предложение касалось организации открытого конкурса для военных пилотов истребителей и штурмовиков с бомбардировщиками. Эта идея ему понравилась, и Бобёр отписал ответ автору с пожеланием встретиться и обсудить его предложение, назначив время и место встречи. Второе заинтересовавшее его письмо было написано одним из воспитанников сиротского приюта, выражавшим своё искреннее восхищение человеком, добившимся многого, но являющимся таким же сиротой, как и он сам, а в конце письма подросток скромно попросил оказать приюту посильную помощь. Именно это обстоятельство и подкупило подполковника. Мальчик двенадцати лет от роду просил не для себя, он просил помощь для своего приюта, а это нельзя было оставить без внимания ни при каких обстоятельствах. Выяснив расчётный счёт богадельни, парень перечислил для начала полмиллиона рублей и отправил на имя директора запрос на посещение приюта с целью изучения вопроса оказания помощи.
        Продолжая размышлять над полученными предложениями, Бобёр в сопровождении охраны поднялся к себе в номер и по заведённой привычке больше часа проплавал в бассейне с натуральной морской водой, после чего, приняв контрастный душ, устало завалился на кровать, продолжая размышлять об организации открытого соревнования военных пилотов. Определённо эта мысль ему нравилась всё больше и больше, и лучшим местом для проведения подобного конкурса была планета-полигон, на которой наёмники проходили боевую подготовку, участвуя для прикрытия в реалити-шоу…

        Подъехав к парадному входу особняка, принадлежащего семейству вице-адмирала Смирнова, подполковник покинул салон лимузина и, степенно поднявшись по короткой лестнице, оказался в обширном холле, где его радушно встретил сам хозяин.
        - Добрый вечер, Пётр, мы все очень рады тебя видеть у себя в доме! Ты наш спаситель, и я очень надеюсь, ты будешь почаще нас навещать.
        - Здравствуйте, Алексей Ефимович, вы мне льстите, на моём месте любой уважающий себя мужчина поступил бы так же,  - ответил Бобёр, крепко пожимая руку адмиралу.
        - Так должно быть в идеале, но на самом деле в реальной жизни всё бывает по-разному. Порою даже отчаянные храбрецы впадают в панику и - одержимые страхом - спасаются, при этом топя всех вокруг, а иногда случается, что самый распоследний трус совершает невероятно смелый поступок…
        - Не буду спорить, человек - это загадочное и до конца не познанное существо, даже несмотря на многовековые усилия ученых психологов и врачей,  - глубокомысленно изрёк Бобёр в ответ на реплику хозяина особняка.
        - Верно, но я бы ещё добавил: уникальный и ни на что не похожий феномен российского человека, отличающийся от всех остальных народов своим особым духом, в полной мере воплотившимся в силе российского воина на поле боя,  - прокомментировал Смирнов, продолжая держать руку своего гостя.
        - Алексей, может, хватит дорогого гостя в дверях держать, а то знаю я тебя, дай только волю - всех своими пропагандистскими лекциями замучаешь!  - воскликнула подходившая к ним супруга адмирала и, бросив на него сердитый взгляд, развернулась к молодому человеку и, дружелюбно улыбаясь, обратилась к нему:
        - Как я рада вас видеть в нашем доме, Петя! Проходите и располагайтесь - одним словом, чувствуйте себя как дома. Екатерина, кстати, будет несколько позже, у неё неожиданно какие-то проблемы со студией возникли.
        - Ничего страшного, я и сам смогу у вас пробыть не более полутора часов, дела, знаете ли…  - проронил Бобёр, демонстрируя искреннее сожаление.
        - Какая жалость,  - всплеснув руками, воскликнула Мария Александровна,  - вы пропустите запланированный фейерверк!
        Дав обещание супругам при первой же возможность вновь посетить их гостеприимный дом, Бобёр поднялся на второй этаж, где уже были десятка два гостей, негромко ведущих между собой светскую беседу. Подойдя вплотную, он поздоровался и стал внимательно вслушиваться, о чем идет речь.
        - Господа, право же, глава Сената Фармер давно должен подать в отставку и дать путь молодым и талантливым политикам новой волны!  - крайне эмоционально воскликнул неизвестный мужчина, на лацкане пиджака которого красовался значок с российским флагом.
        - Возможно, вы и правы, Тимофей Константинович, но лично я на сегодняшний момент на нашем политическом олимпе не вижу ни одной достойной кандидатуры, сравнимой по опыту и политическому влиянию с Фармером,  - ответил депутату другой мужчина, взбалтывая в стакане лёд с виски.
        - Они есть! Например, чем плох Зиновий Плахов, лидер Либеральной партии?  - поинтересовался мужчина, вальяжно развалившийся в кресле рядом с депутатом.
        - Помилуйте, Алексей Анатольевич, наши отечественные демократы вкупе с либералами на практике в своей основной массе не более чем демагоги, стремящиеся к власти, мало того, достаточно посмотреть на координационный совет Либеральной и Демократической партий, образованный пару лет назад. Глядя на эти персоналии, непроизвольно возникает острое желание перепрятать свой кошелёк куда-нибудь подальше, а то, не приведи господи, украдут! Простой обыватель это прекрасно видит и осознаёт, и именно по этой причине все попытки дорогостоящих PR-кампаний изменить итоги выборов в свою пользу можно смело считать провальными, и это, как мне помнится, продолжается уже многие и многие годы. Я лично не знаю, во сколько вашей партии обошлась последняя избирательная кампания, но итог налицо. Ваша Либеральная партия с горем пополам набрала десять с половиной процентов голосов, а ваши союзники-противники из Демпартии - и того меньше, всего лишь около восьми процентов. Поэтому можно смело утверждать, что образовавшийся союз Либеральной и Демократической партий против партии власти в лице Фармера на последних выборах достиг
своего исторического максимума. Большего вам не набрать ни при каких обстоятельствах,  - с усмешкой глядя на покрывающегося нервной испариной депутата, высказался Тимофей Константинович и, сделав один глоток виски, отставил в сторону свой стакан.
        - Если бы партия власти бессовестно не задействовала административный ресурс, в том числе с применением прямого подлога избирательных бюллетеней, союз Либеральной и Демократической партий на этих выборах в Сенат одержал бы сокрушительную победу!  - раненым зверем завопил Тимофей Константинович и, оглядев присутствующих, продолжил свою пламенную речь: - Все ведущие международные организации, ставящие своей целью защиту демократии, в один голос это подтверждают, не признавая итоги последних выборов. Именно по этой причине мы не признаём итоги выборов и собираемся вывести людей на улицы с требованием отмены этих итогов и назначить новые,  - с наигранным пафосом продекламировал политик давно заученный им текст.
        - Да, бог с вами, Тимофей Константинович, выводите, да только народ всё равно в очередной раз проголосует против вас. Вы и так на этих выборах добились максимально возможного числа голосов,  - вмешался ещё один мужчина, всем своим видом выражая антипатию к депутату от Либеральной партии.
        - Мнением народа нынешняя власть в лице главы Сената Фармера умело манипулирует, и отсюда такой прискорбный результат.
        - Подождите, вы что же, считаете российский народ глупым и неспособным разобраться, за кого надо отдавать свой голос?  - вкрадчиво поинтересовался у депутата Алексей Анатольевич, с прищуром глядя на своего оппонента.
        - Конечно! Основная серая масса совершенно не способна самостоятельно определять своё будущее, для этого есть мы, либерально настроенная интеллигенция!  - в запале выказал своё мнение депутат и, войдя раж, добавил: - Если народ этого не понимает сейчас, значит, поймёт потом, а сейчас просто жизненно необходимо сместить Фармера-старшего и его карманную партию, сплошь состоящую из чиновников, воров и жуликов, даже если нам для этого придётся устроить настоящую революцию!
        - Дожили! Теперь либералы вкупе с демократами желают учинить в России очередную кровавую резню и на этой волне прийти к власти в стране,  - с огорчением покачивая головой, воскликнул не участвовавший до этого в разговоре мужчина.  - Уважаемый депутат от Либеральной партии, а вам, случаем, не напомнить, что любая революция приводит к разрухе и обнищанию народа? Быть может, вам ещё напомнить, где оказываются сами революционеры?
        - И где же, Василий Иванович?  - с недоумением поинтересовалась миловидная дама средних лет.
        - Надежда Николаевна, разумеется, на плахе или в застенках, по крайней мере большинство из них. В любом случае результаты любой революции ужасны, даже если делается она исходя из возвышенных соображений. Вы ведь знаете, сударыня, крылатую поговорку: «Благими намерениями вымощена дорога в ад»?
        - Да ну вас, Василий Иванович! Всё настроение испортили,  - чуть наморщив носик, проворчала женщина, отвернув в сторону свой взгляд.
        - Это не я, а наш многоуважаемый депутат политику затронул, я лишь напомнил ему, куда и в какую пропасть ведёт любая революция, не более того,  - примирительно воздев вверх руки, ответил мужчина, смущённо улыбнувшись даме.
        - Господа, господа, оставьте, в конце концов, вашу злосчастную политику! Мы ведь собрались на годовщину брака Марии Александровны и Алексея Ефимовича, и говорить на столь знаменательном событии о политике дурной тон!  - потребовала Надежда Николаевна, грозно посматривая на затеявших политическую дискуссию мужчин.
        - И то верно,  - согласился Алексей Анатольевич и вновь пригубил стакан виски.
        Став свидетелем этого разговора, Бобёр, никогда особо не интересовавшийся политикой, неожиданно для себя ощутил внутреннее беспокойство, особенно от желания некоторых устроить революцию. Сделав для себя некоторые выводы из произошедшей на его глазах дискуссии, подполковник решил в самое ближайшее время ознакомиться с политической ситуацией в стране и в случае необходимости пройти курсы политологии и существующих предвыборных технологий.
        В этот момент гостей пригласили к накрытому столу, и все присутствующие, негромко переговариваясь, вошли в большой зал, в котором их уже ожидали юбиляры, только отсутствовала их любимая дочь Екатерина Борн…
        Поздравив вице-адмирала с супругой, Бобёр с интересом присматривался к присутствующим и достаточно быстро понял, что здесь собрались практически одни гражданские лица, за исключением самого хозяина и Василия Ивановича, беседовавшего в гостиной с депутатом от Либеральной партии. Здесь были двое театральных критиков, одна журналистка с продюсером, а остальные были предпринимателями. Одним словом, странная компания, особенно для боевого адмирала. Отсутствие сослуживцев вызвало много вопросов и ни одного ответа…
        Погостив ещё полтора часа, молодой человек дружелюбно попрощался с хозяевами и направился на выход. Открыв парадную дверь, Бобёр нос к носу столкнулся с девушкой.
        - Добрый вечер, Петя! Я тебя очень рада видеть,  - мило улыбаясь, поздоровалась Екатерина и, оглядев молодого человека, с подозрением поинтересовалась:
        - Ты что, уже уходишь?
        - Да, Катя, мне надо лично присутствовать при загрузке карго, идущего на Бастион, а передоверить кому-нибудь я это дело не могу.
        - Очень жаль,  - с грустью в голосе ответила девушка и, взяв за руку парня, попросила: - Петя, ты не теряйся, я бы тебя хотела пригласить на свой концерт.
        - Как будет у меня свободное время, я обязательно на нём побываю, можешь не сомневаться,  - вынужден был согласиться он.
        Попрощавшись с девушкой, Бобёр погрузился в арендованный лимузин и отправился на грузовой космодром, продолжая думать о депутате, заикнувшемся о революции, а из уст политика это звучало крайне угрожающе…

        Глава 3

        Проконтролировав погрузку отставных военных из Российских ВКС, направляющихся на Бастион с последующей переправкой в закрытую колонию, Бобёр отдал последние распоряжения Зыкову о формировании экипажей эсминцев для охраны торговых караванов, после чего попрощался с провожающими его людьми. Обернувшись к поодаль стоящей Ольге и подхватив её массивный чемодан, он погрузился на бот и отправился на орбиту, где его дожидалась Марго. Спустя полчаса он повёл свой корабль на планету-полигон…
        Прибыв на место, подполковник не стал оставлять своё судно на орбите, а сразу же пошёл на посадку, где в ожидании подготовленных экипажей стоял его авианосец с парой десятков эсминцев и несколькими фрегатами. Заглушив двигатели, он, придерживая свою спутницу под руку, покинул судно и, выйдя на площадку импровизированного космодрома, усадил девушку в один из электрокаров, пообещав нанести визит в самое ближайшее время. Затем попрощался с ней и, когда она удалилась на несколько десятков метров, вернулся к Тюленю.
        - Привет, как идут наши дела?
        - Неплохо, командир, хотя и не без некоторых шероховатостей, но об этом лучше поговорить в офисе.
        - Ну что же, пойдём и поговорим, что там у вас за шероховатости…
        Погрузившись в электрокар, Тюлень с подполковником переехали на другую сторону космодрома, где стояло только что отстроенное модульное двухэтажное административное здание, рядом с которым располагалась мощная радарная установка, сканирующая космическое пространство в планетарной системе. Поднявшись по лестнице на второй этаж, они вошли в кабинет и разместились за столом. Бобёр, отложив в сторону небольшой чемодан с личными вещами, оглядел спартанскую обстановку и поинтересовался:
        - Так что там за шероховатости, о которых ты упоминал?
        - Несколько раз возникали стихийные разборки между наёмниками, но наша охрана и угроза разрыва контракта подействовали отрезвляюще на некоторые горячие головы, так что теперь с этих проблем нет,  - задумчиво ответил Тюлень, потерев двухдневную щетину на щеке.
        - Тогда в чём проблема?
        - Командир, тут вот какое дело… Серьёзную и реально боеспособную наёмную армию здесь создать не удастся.
        - Почему?  - с интересом глядя на задумчивого подчинённого, поинтересовался Бобёр.
        - Всё дело в том, что все эти участники реалити-шоу куда больше озабочены тем, как они выглядят на экране, нежели работой над своей боевой эффективностью. Одним словом, это типа крутые парни с большими пушками с рекламного плаката, и не более того. Нет, они, конечно, будут воевать и, может, даже неплохо, но только не с серьёзным противником. Не будут они сражаться насмерть, это совершенно точно.
        - Ты один так думаешь?
        - Не только я, но и мой брат, да и остальные бойцы из нашего полка, находящиеся здесь, точно так же считают,  - честно признался Тюлень, внимательно глядя на своего командира.
        - Надеюсь, о своих выводах вы нигде не трепались на стороне?
        - Нет, только в своём узком кругу обсуждали, и больше нигде.
        - Это очень хорошо, так как на самом деле всё это военное реалити-шоу - не более чем отвлекающее дельце, носящее скорее рекламный характер, причём приносящее неплохой доход. Как мне думается, в скором времени некоторые отдалённые колонии пожелают нанимать для охраны наших доморощенных «звёзд», так как в ближайшем будущем ожидается серьёзная активизация пиратов, а это в свою очередь нам даст возможность получить дополнительные деньги, только вместо них мы выставим совсем других бойцов и с иным вооружением,  - пояснил подполковник, внимательно изучая реакцию своего собеседника.
        - Кхм-м… неплохо, но всё же, если наши «звёзды» пожелают наняться и потерпят поражение, а это обязательно рано или поздно произойдёт, то наниматели обязательно предъявят нам свои претензии. Что в этом случае нам делать?  - с глубокой озабоченностью в голосе поинтересовался Тюлень.
        - Ну, во-первых, таких тяжёлых боёв на первых порах явно не предвидится, а во-вторых, очень мало сейчас найдётся желающих сменить амплуа телевизионного героя на реального наёмника, жизнь которого полна смертельно опасного риска. Никто не будет умирать за деньги, идут в смертельный бой только идейные воины. Именно поэтому нанимателям с нашими «звёздами» особо ничего не светит, по крайней мере пока. Исходя из вышесказанного, вы должны подготовиться к появлению таких вербовщиков, но пока договоры с ними не подписывайте, а в деликатной форме намекните, что в случае необходимости мы можем взять на себя решение проблем, формируя для них реально боеспособные отряды наёмников с тяжёлым вооружением.
        - Командир, но ведь для этого придётся буквально всех бойцов с охранного предприятия забрать!  - поражённо воскликнул Тюлень, недоверчиво глядя на Бобра.
        - Нет, не придется. Хотя я и отдал Зыкову распоряжение о начале формирования боевых экипажей для эскортных эсминцев, но это скорее для отвода глаз, так как основные силы базируются совсем в другом месте, правда, они находятся только в стадии формирования, но все же начало положено, а это уже немало…
        Умолкнув, Бобёр поднялся и, заложив руки за спину, задумчиво прошёлся по кабинету; остановившись у плана-схемы полигона, негромко произнёс:
        - Мне вот тут подумалось, а не оформить ли на Новом Цюрихе частную военную компанию, организовав там головной офис?
        - Мысль интересная, но почему именно в Швейцарии, а не в России?
        Обернувшись к своему подчинённому, подполковник с интересом посмотрел на него и, подумав некоторое время, ответил на поставленный вопрос:
        - Видишь ли, в Швейцарии нет никаких ограничений на подобного рода деятельность, а в российском законодательстве хоть и нет прямых запретов, но ограничений наложено слишком много, поэтому лучше юридическое оформление провести на Новом Цюрихе.
        Вернувшись обратно за стол, Бобёр откинулся на спинку кресла и продолжил:
        - Придётся мне в самое ближайшее время посетить Новый Цюрих и заняться изучением этого вопроса, так как первые наши отряды будут готовы буквально через несколько месяцев, и к этому моменту головной офис должен быть готов. Скорей всего, ты полетишь со мной, думаю, на должности главы частной военной компании ты будешь неплохо смотреться.
        - Кто, я?!  - вскакивая с кресла, изумлённо воскликнул Тюлень.  - Я такое дело не потяну, тут нужна голова куда умнее моей тыковки!  - запротестовал отставной полевой разведчик.
        - А кому сейчас легко? Пойдёшь на курсы ведения бизнеса, которых на Новом Цюрихе что блох на бродячей собаке, а заодно будешь контролировать тех, кто будет заниматься оформлением военной компании.
        - Хорошо,  - согласился он,  - но кто тогда займёт моё место здесь?
        - Вот пусть Кузнец и занимает, ему давно пора на повышение идти.
        - Так он же молчун страшный! Ему бы только кому морду в обратную сторону свернуть!
        - Зря ты так о своём брате, он далеко не дурак, просто разговаривать особо не любит, а это как раз то, что нужно при руководстве «звёздами», их ведь время от времени следует на место ставить, чтобы слишком сильно о себе не возомнили,  - ухмыльнувшись, ответил Бобёр и, поднявшись, распорядился: - Тюлень, проведи мне экскурсию по полигону, хочу лично посмотреть, как тут у нас идут дела.
        Вновь погрузившись на электрокар, подполковник в сопровождении своего подчиненного отправился с инспекторской проверкой полигона, на котором продолжали вестись поставленные сценаристами сражения с использованием зрелищных спецэффектов. Затратив на ознакомление практически весь день, Бобёр остался вполне удовлетворён увиденной картиной, особенно после общения с администратором проекта, который уведомил его о желании ещё нескольких крупных телевизионных компаний заключить соглашение на трансляцию реалити-шоу. Внимательно ознакомившись с условиями, он подписал контракты и только после этого вернулся в гостевой дом, где для него были отведены достаточно скромные апартаменты.

        Проснувшись рано утром, Бобёр услышал настойчивый сигнал вызова, исходящий от коммуникатора связи с Марго, оставленного им на трюмо. Вставать совсем не хотелось, но деваться было некуда, и поэтому он, нехотя откинув в сторону тёплое одеяло, поднялся и, прошлёпав босыми ступнями по холодному полу, взял в руки средство связи и нажал кнопку соединения.
        - Здравствуй, Наследник.
        - Что случилось, Марго?
        - Тебя срочно вызывает Дюваль.
        - Хорошо, соединяй,  - распорядился он, забравшись обратно под одеяло.
        - Алло, Бобёр, ты меня слышишь?  - раздался обеспокоенный голос американского разведчика.
        - Да слышу я тебя, слышу. Разбудил ни свет ни заря, а я, между прочим, вчера набегался по полигону и сейчас пребываю в состоянии загнанной лошади,  - недовольно пробурчал Бобёр, с трудом сдерживая зевоту.
        - Я так понимаю, ты сейчас находишься на планете-полигоне, с которого ведётся трансляция реалити-шоу?  - на всякий случай уточнил Дюваль.
        - Верно.
        - Это очень и очень хорошо! Через четыре дня тебе на Бастион пригонят сорок три корабля, а на следующий день британцы приведут караван из тридцати двух судов, так что готовь деньги.
        - Твою дивизию!!! Джо, мы же с тобой договаривались, что будешь заранее предупреждать, а ты что делаешь?!  - взревел подполковник, в полной мере отдавая себе отчёт, в какую кругленькую сумму это всё ему встанет.
        - Ну, извини, Бобёр, так легли карты. Кстати, на этот раз оплата с твоей стороны должна быть в полном объёме, а это ровно восемьдесят четыре миллиона долларов.
        Услышав насмешку в голосе Дюваля, подполковник, скрипнув зубами, поинтересовался:
        - Подумаешь, всего лишь восемьдесят четыре лимона! Я их, по-твоему, печатаю, что ли?!
        - Не жмись, Бобёр, это тебе не к лицу, тем более я знаю, они у тебя есть, как-никак твоё реалити-шоу приносит отличный доход. Кстати, прими мои поздравления, идея с военным шоу оказалась на удивление выгодным дельцем.
        - Ладно, будут тебе деньги в полном объёме,  - вынужден был согласиться подполковник с такими ультимативными условиями сделки.
        - Вот и хорошо. До встречи, Бобёр.
        Сон пропал. В одном коротком предложении американский кадровый разведчик дал понять, что его финансовые потоки находятся под контролем, мало того, при желании Дюваль мог вообще заблокировать всё движение капиталов. Ухудшало ситуацию то обстоятельство, что его частное охранное предприятие было также завязано на этот счет в российском банке «Альянс-Капитал», да ещё и золото с драгоценными камнями он туда отволок. Определённо, в банке, возглавляемом господином Ворониным, были агенты Дюваля, причём обитавшие на самых высоких ступенях управленческой пирамиды. Хотя, хотя, хотя…
        Решительно поднявшись, Бобёр натянул на себя армейский комбинезон и, надев десантные берцы, подошёл к компьютеру и вошёл в инфосеть. Открыв страничку, посвящённую банку «Альянс-Капитал», подполковник внимательно изучил состав крупных акционеров, а затем просмотрел персональный список совета директоров.
        - Вот тебе и ответ. Мне, дураку, нужно было изначально эту информацию посмотреть,  - мрачно протянул он и, подойдя к окну, прислонился лбом к холодному стеклу. Оказалось, что блокирующий пакет акций, а это без малого двадцать пять процентов плюс одна акция российского банка, принадлежал Citibank. Это один из крупнейших банков США, и поэтому не стоило удивляться, откуда Дюваль мог знать его личное состояние.
        - Жаль, но ничего уже не исправить, теперь нужно думать, как выпутаться из сложившейся ситуации с минимальными издержками.
        Отстранившись от окна, Бобёр потёр ладонями лицо и задумался, на какие средства ему открывать частную военную компанию. Использовать деньги, вырученные от реализации боевых кораблей пиратам, он опасался. Оставалась единственная возможность: взять в колонии ещё золото и камни, правда, тут тоже была своя трудность, как эти ценности выгодно продать, оставаясь при этом анонимным лицом.
        Вернувшись опять за компьютер, молодой для своего звания подполковник погрузился в инфосеть и углубился в изучение интересующего его вопроса. Это оказалось не таким простым делом, как ему вначале показалось, но, как известно, тот, кто ищет, всегда найдет. Он отыскал одну рекламную ссылку на некую ювелирную фабрику, с хитрой формулировкой о приобретении различного сырья, располагающуюся на Новом Тель-Авиве. Не желая оставлять следов, откуда он выходил на связь, Бобёр через Марго соединился по указанному в рекламе адресу контакта и услышал приятную женскую речь на английском языке со специфическим акцентом.
        - Старший менеджер службы закупки ювелирной компании Ашера Вайсмана, Райса Финкель слушает.
        - Райса, или лучше в переводе Роза, вы, случаем, не могли бы мне подсказать, на каких условиях и в каких количествах вы покупаете сырьё?
        - Простите, а кто это говорит?
        - Дорогая Роза, вы можете называть меня просто Барак,  - шутливым тоном представился Бобёр первым пришедшим на ум еврейским именем.
        - Уж не тот ли вы самый Барак, который был военачальником пророчицы Дворы, упомянутый в Библии, и который по её приказу с десятью тысячами воинов собрался на горе Тавор, выступил против царского военачальника Сисры с его девятьюстами железными колесницами и в сезон дождей победил его?  - таким же шутливым тоном ответила девушка, принимая игру потенциального клиента.
        - Ну что вы, Роза! Разве я могу быть таким ветхозаветным стариком, упомянутым в самой Библии?! Поверьте, с меня песок ещё не скоро будет сыпаться.
        - Конечно, не можете!  - давясь смехом, воскликнула девушка и, чуть успокоившись, поинтересовалась: - Так всё же, Барак, о чём вы хотели меня спросить?
        - Я бы хотел реализовать некоторое количество очищенного промышленным способом золота и качественных драгоценных камней, нуждающихся в огранке талантливыми ювелирами, каковыми и являются мастера уважаемого господина Ашера Вайсмана.
        - Некоторое количество - это сколько?  - мгновенно став серьёзной, уточнила Райса Финкель.
        - Если о золоте, то речь идёт о нескольких тоннах, а если о камнях, то можно смело говорить о паре сотен килограммов, а может, даже больше.
        Возникла минутная пауза, во время которой Бобёр явственно ощущал, как девушка, занимающая ответственный пост старшего менеджера ювелирной компании, на некоторое время потеряла дар речи и всеми силами пыталась взять себя в руки.
        - Простите, Барак, я не ослышалась, речь идёт о нескольких тоннах золота и паре сотен килограммов камней, используемых ювелирной промышленностью?  - задала она уточняющий вопрос.
        - Всё правильно, вы не ослышались, правда у меня есть одно маленькое условие…
        - Я вас внимательно слушаю.
        - Так как всё это богатство добыто далеко за пределами обитания человеческой расы, по этой причине я бы не хотел афишировать свою личность, продав вам всё оптом где-нибудь на нейтральной территории с хорошей скидкой. Думаю, такое предложение с моей стороны весьма выгодно для вас.
        - Барак, не могли бы вы немного подождать? Я не уполномочена вести переговоры, касающиеся таких больших сумм.
        - Разумеется, дорогая Роза, я подожду, правда недолго, у меня есть всего лишь пять минут,  - ухмыляясь, ответил Бобёр, прекрасно понимая, что старший менеджер запустила программу поиска абонента, только в данном случае она ничего, а вернее, никого не найдет при всём своём желании.
        Спустя пять минут из динамика послышался слегка недовольный мужской голос:
        - Барак, вы меня слышите?
        - Можете не сомневаться, я вас прекрасно слышу,  - подтвердил молодой человек, радуясь, что его собеседник не видит его ехидной ухмылки.
        - Отлично, в таком случае мы готовы приобрести всё оптом, но только за пятьдесят процентов от рыночной стоимости товара, и то только в том случае, если вы его самостоятельно доставите на Новый Тель-Авив.
        - Меня такие условия совершенно не устраивают. Моё предложение звучит по-другому: я отдаю вам товар за семьдесят пять процентов от рыночной цены и только на нейтральной территории. Кстати, если мы договоримся, я готов время от времени поставлять вам аналогичный товар в тех же объёмах, но если вас это не устраивает, забудьте о нашем разговоре раз и навсегда. Одним словом, я жду вашего окончательного решения здесь и прямо сейчас.
        Поставив жёсткие рамки, Бобёр умолк, предоставив представителю ювелирной компании переваривать полученные условия сделки, но неожиданно услышал мужской возглас, обращённый непосредственно к нему:
        - Подождите, Барак, ведь так дела не делаются!
        - Быть может, у вас и не делаются, но в таком случае я просто найду других покупателей, мне даже далеко ходить не надо, достаточно на Новом Тель-Авиве подходящую компанию подыскать, думаю, желающих взять у меня товар будет предостаточно.
        - Хорошо, пусть будет по-вашему,  - согласился делец, прекрасно понимая правоту своего невидимого собеседника, предлагающего в принципе очень даже хорошие условия сделки,  - но в таком случае где вы собираетесь организовать нашу встречу?
        - Знаете, я пока не готов ответить на ваш вопрос. Возможно, через пару недель, когда мои люди доставят очередную партию камней и презренного металла, я узнаю точное количество товара и вам непременно перезвоню, вот тогда мы с вами конкретно оговорим все условия. На этом позвольте откланяться.
        Выключив связь, Бобёр ощутил себя победителем в только что прошедших предварительных переговорах. Он нисколько не сомневался, что ювелиры с Нового Тель-Авива не откажутся от сделки, хотя в любом случае следовало подстраховаться во избежание возможных проблем.
        Рухнув прямо в одежде и обуви на кровать, парень закинул руки за голову и задумался о деталях предстоящей операции. Для начала следовало смотаться в колонию и договориться с советом, но в этом он никаких трудностей не видел, трудности были в выборе подходящего места на нейтральной территории, а следом возник другой вопрос: какую валюту получить за свой товар. Подумав некоторое время, Бобёр решил остановиться на итальянских лирах с последующим обменом на швейцарские франки. Пусть лучше господа ювелиры подозревают итальянскую мафию, нежели увидят российский след, со всеми вытекающими отсюда выводами…
        - А ведь в таком случае Тюленю придётся легальный паспорт организовать какой-нибудь третьей страны. Российский паспорт в данной ситуации далеко не самый подходящий документ,  - прошептал себе под нос подполковник, быстро просчитывая подходящий вариант.
        Нехотя поднявшись, он вновь связался с Марго и попросил его связать с хорошо знакомым пиратом.
        - Привет, Руперт!
        - Здорово, Бобёр, ты хочешь сообщить мне радостную весть?
        - Хочу. В самое ближайшее время на Бастион прибудут сразу две партии кораблей британской и американской постройки, так что высылай свои команды.
        - Отлично! Сегодня же я вышлю людей, а вместе с ними своего представителя с деньгами, надеюсь, цены ты повышать не намереваешься?  - с некоторым подозрением поинтересовался пират.
        - Конкретно для тебя не буду, а для других вполне возможно,  - успокоил он постоянного покупателя и задал интересующий его вопрос: - Руперт, ты, случаем, не можешь мне организовать несколько легальных паспортов?
        - Не вопрос, быстро могу сделать только испанский, португальский и канадский. Можно, конечно, и латиноамериканский, но к ним в цивилизованном мире доверия нет никакого. Все прекрасно знают, что такие паспорта ровным счётом ничего не стоят.
        - Давай испанский, португальский и канадский на два человека, лично мне и моему напарнику, лишними они нам точно не будут.
        - Хорошо, я вместе с представителем отправлю на Бастион нужного специалиста, он тебе всё сделает в самом лучшем виде, только о цене ты с ним сам договариваться будешь,  - предупредил командир вольного пиратского отряда.
        - Ну, насчёт денег ты не волнуйся, они у меня есть.
        - Конечно, имеются, тем более я тебе отдам целую кучу миллионов американских денег!  - давясь смехом, произнёс он и, утерев выступившие слёзы, заговорил: - Бобёр, ты меня больше так не смеши, помру ведь, не дождавшись преклонных лет.
        - Ладно, Руперт, я жду на Бастионе твоего представителя.
        Попрощавшись с пиратом, он сразу же вызвал Тюленя и потребовал немедленно собираться и передать все свои дела Кузнецу, а спустя полтора часа вместе с будущим главой частной военной компании он отправился на Бастион.
        Прилетев на планету и спустившись на космодром, Бобёр был поражён суетой и многолюдностью, заметной на космодроме. Куда бы он ни бросал свой взгляд, везде было какое-то движение, будь то техническая зона, где велись ремонтные работы, или склады двух торговых домов. Определённо, жизнь на этой богом забытой планете на окраине обитания человечества набирала обороты, и это не могло не радовать…
        Встретив на полпути к административному корпусу коменданта, бывшего некогда гвардейским майором, он выяснил у того все последние новости и, оставшись довольным услышанным, попросил его временно устроить Тюленя в гостевых комнатах, а сам отправился в свои апартаменты, где оставил свой скромный багаж, и незамедлительно направился к подземному озеру.
        В течение дня поправив своё здоровье в лечебной воде, Бобёр вернулся к себе, где практически безвылазно занимался подготовкой модульных блоков управления и контроля кораблей, предназначенных для реализации пиратам, что заняло довольно продолжительное время.
        На следующее утро, радушно встретив Дюваля, хозяин Бастиона немедленно расплатился за товар и, обсудив детали следующей поставки, попрощался с ним и, когда он покинул планету, незамедлительно занялся установкой управляющих модулей, а спустя два дня на орбиту прибыла первая партия британских боевых кораблей…
        - Позвольте представиться, Уильям Баттс, командир конвоя.
        - Очень приятно. Меня можете называть просто Бобёр,  - крепко пожимая руку, представился молодой человек, внимательно рассматривая поджарого британца, имеющего военную выправку и, по всей видимости, являющегося кадровым сотрудником службы МИ-6.
        - Где бы мы могли поговорить, пока ваши техники изучают доставленные корабли?
        Проведя британца в офис, подполковник усадил того в кресло и, угостив отличным кофе, поинтересовался:
        - Так о чём вы со мной хотели поговорить, Уильям?
        - Сэр, мне поручено выяснить у вас перспективы нашего дальнейшего сотрудничества, а заодно и ваши потребности в вооружениях.
        - Вы можете передать заинтересованным лицам в лице вашего командования, я от дальнейшего сотрудничества не отказываюсь, наоборот, я бы его хотел углубить, но имейте в виду, от сотрудничества с американцами отказываться не буду. Если говорить о вооружениях, то пока меня интересуют боевые корабли, пусть они будут далеко не новыми, но прошедшими капитальный ремонт и модернизацию. Запчасти и боеприпасы меня также интересуют, хотя в дальнейшем понадобятся достаточно современные оборонительные комплексы, и, по-видимому, на рынке именно они будут пользоваться спросом, да и наземная бронетехника со средствами усиления десанта также найдёт своих потребителей,  - с задумчивым видом ответил Бобёр, прикидывая в уме, согласятся ли британцы предоставить в его распоряжение такое вооружение, или предпочтут его придержать.
        Британский разведчик, быстро записав в полевой планшет пожелания заказчика, внимательно посмотрел на своего собеседника и, слегка хмыкнув, задал вопрос:
        - А вы, Бобёр, не мелочитесь. Неужели вы собрались весь мир на уши поднять?
        - Господь с вами, Уильям! Я просто хочу заработать на хлеб с маслом и не более того, а вообще, откровенно говоря, если не я буду толкать оружие пиратам, то этим делом непременно займётся кто-то другой. Да и есть эти другие, только я на сегодняшний день являюсь самым крупным поставщиком, и это меня вполне устраивает. Кстати, это не я хочу мир на уши поднять, это хотят те, кто поставляет мне тяжёлое вооружение. Я лишь выступаю посредником в этом процессе, снимая небольшой процент с реализации и обслуживания.
        Сохраняя традиционную британскую невозмутимость, Баттс, сделав пару глотков кофе, ответил на произнесённую речь:
        - А не слишком ли вы откровенны с человеком, которого видите впервые в жизни?
        - Бросьте, вы ведь прекрасно поняли, что я хотел сказать. Я сотрудничаю с американской разведкой, и, насколько могу судить, вы также являетесь кадровым британским разведчиком. Мне совершенно неважно, государственная это инициатива или шкурный интерес некоторых высоких чинов, главное, я с этого имею свою долю.
        - Спасибо за откровенность,  - с некоторой растерянностью в голосе ответил Баттс и, помолчав несколько мгновений, высказал своё пожелание: - Не могли бы вы более подробно изложить ваши потребности?
        - Давайте поступим по-другому. Вы присылаете мне список всего того, что желаете через меня реализовать, а я уже буду искать покупателей на те или иные вооружения. В список прошу вносить тактико-технические характеристики и цену, думаю, так будет проще вести дела.
        - Пожалуй, я соглашусь с вами, так действительно будет проще,  - с некоторой задумчивостью в голосе согласился с предложением британец, увидев своего собеседника с совершенно неожиданной для него точки зрения.
        - Вот и хорошо, а теперь давайте произведём с вами расчёт и обговорим удобные для нас обоих способы оплаты товара для следующих партий.

        Глава 4

        Дождавшись прибытия на Бастион грузовых кораблей с закупленными сельскохозяйственными комплексами, а также пассажирского лайнера с демобилизованными пилотами и техниками, Бобёр занялся разгрузкой каравана. Конечно, можно было сразу его направить на закрытую колонию, которую он назвал Надежда, но в таком случае координаты местонахождения стали бы многим известны, а это его совершенно не устраивало. Не желая преждевременного разглашения стратегической информации, подполковник и отдал распоряжение о разгрузке транспортных кораблей, пришедших с Нового Санкт-Петербурга. Некоторую часть сельскохозяйственных комплексов он распределил среди переселенцев, осевших на Бастионе, а остальная часть осталась на складах в ожидании прибытия транспортников с Надежды.
        - Командир, я вам не помешаю?
        Устало отставив в сторону чашку чая, Бобёр взглянул на вошедшего коменданта и жестом пригласил того присесть за стол.
        - Командир, на орбиту вышел корабль под названием «Эспаньола», и её капитан хотел бы с вами лично переговорить.
        - Хорошо, после приземления приведи его сюда.
        Спустя полчаса бывший гвардейский майор привел в офис жгучего брюнета довольно мощного телосложения с испанской бородкой и предложил неизвестному присесть напротив себя, и после того, как гость элегантно устроился в кресле, объявил:
        - Я вас внимательно слушаю, уважаемый.
        - Для начала позвольте представиться. Я - Пабло Монтеро, избранный Советом капитанов губернатор вольной республики Новая Тортуга.
        - Очень приятно, сеньор Монтеро, вы можете называть меня просто Бобёр,  - представился он в ответ, внимательно изучая колоритного пирата.
        - Сеньор Бобёр, я бы хотел обсудить с вами возможность приобретения пары десятков боевых кораблей. Насколько я могу судить, у вас есть, что мне предложить,  - с лёгкой иронией высказал цель своего визита испанец, манерами копирующий благородных идальго седой древности.
        - Не буду отрицать, товар у меня действительно имеется, но пока я его продать не могу,  - ответил молодой человек, усиленно припоминая, что собой представляет Новая Тортуга и вообще где она находится.
        - И в чем же состоит проблема?
        - Видите ли, сегодня или в крайнем случае завтра прибудет мой постоянный покупатель, вернее его представитель, и вот именно он имеет право первым выбрать себе товар, таков наш с ним договор, а я не имею привычки нарушать своё слово.
        - Хорошо, я готов подождать,  - с тщательно скрываемым огорчением согласился испанец.
        - Позвольте дать вам совет, снимите номер в гостинице, а как прибудет покупатель, мои люди вас незамедлительно оповестят.
        Вежливо проводив гостя, Бобёр в сопровождении коменданта вернулся в офис и только тогда позволил себе удовлетворить своё любопытство, поинтересовавшись у своего подчинённого:
        - Алексей Акимович, не могли вы описать мне Новую Тортугу, я, признаться, очень смутно представляю, что это за планета такая.
        - Это дальняя колония, образованная выходцами из Испании и Франции. По сути, это пиратское пристанище, специализирующееся на всякой мелочёвке, но судя по тому, что к нам пожаловал их официальный глава, они решили сменить свой профиль и заняться куда более серьёзными делами.
        - Похоже, мы становимся популярными,  - покрутив головой, тихо проговорил Бобёр.  - Надо будет у сеньора Монтеро поинтересоваться, откуда он о нас узнал.
        - Скорей всего, кто-то с Волчьей наводку дал,  - предположил комендант, задумчиво поглядывая на своего командира.
        - Вполне может быть…

        На следующий день, сразу после обеда на космодроме приземлился большой грузопассажирский лайнер с личным представителем Руперта Вормса с новообразованными командами с Волчьей, и началась работа…
        Наблюдая, как техники покупателя изучают предложенный товар, Бобёр обратил внимание, как гость с Тортуги, о чем-то договорившись с представителем с Волчьей, выбрал себе пару десятков эсминцев и направил на них своих техников. За этим зрелищем действительно забавно было наблюдать, особенно как выглядели испано-французские экипажи. Бобёр был далеко не единственным, кого заинтересовал их внешний вид. Посмотреть на это зрелище собрались чуть ли не все, кто был на данный момент на космодроме. Данные молодцы выглядели весьма колоритно. Они, явно подражая корсарам древности, были выряжены в разномастные штаны и широкие белые рубахи с закатанными по локоть рукавами, перетянутые в поясе матерчатыми ремнями, за которыми блестели совершенно экзотические абордажные сабли и вполне современные лучемёты. Довершали сей нелепый образ цветастые платки на головах и однотипные чёрные хромовые ботфорты, у некоторых даже были кожаные блямбы, закрывающие один глаз, у кого правый, а у кого-то левый.
        - Впечатляющее по своей несуразности зрелище, не правда ли, господин Бобёр?
        Обернувшись в сторону неприметного человека, задавшего ему вопрос на чистейшем русском языке, Бобёр, ухмыльнувшись, поинтересовался:
        - Простите, с кем имею честь?
        - Дональд Фаулер к вашим услугам,  - с лёгким поклоном представился неизвестный.  - Уважаемый Руперт Вормс прислал меня к вам решить кое-какой вопрос с документами.
        - Отлично, сейчас досмотрим небывалый спектакль в лице экипажей с Новой Тортуги и займёмся нашими баранами.
        - Действительно, такое шоу достойно, чтобы его досмотреть до конца. Это же надо было додуматься до такой клоунады!  - давясь смехом, согласился собеседник, продолжая во все глаза рассматривать разыгравшееся на его глазах действо.  - Надеюсь, вы поделитесь видеоматериалами? Мне бы очень хотелось продемонстрировать сие событие многоуважаемому Руперту Вормсу.
        - Не имею ничего против,  - согласился Бобёр, с лёгкой ухмылкой взирая на пиратов.
        Понаблюдав с полчаса за вошедшими в раж циркачами и время от времени делясь комментариями, Бобёр вызвал Тюленя и повёл гостя в офис.
        - Чай или кофе?  - задал дежурный вопрос подполковник, играя роль радушного хозяина.
        - Нет, спасибо, давайте лучше перейдём сразу к делу.
        - К делу, так к делу,  - одобрил он, присаживаясь напротив собеседника,  - мне и моему товарищу нужны полные комплекты гражданских документов, причем как можно скорее. Как мне говорил Руперт, быстро можно сделать только испанский, канадский и португальский, так ли это?
        - Верно, с другими странами придётся некоторое время повозиться, хотя и с ними особых проблем нет, это лишь вопрос денег, вернее их количества, и не более того,  - равнодушно пожав плечами, поделился своим мнением специалист, ставя на стол свой портфель.
        - Сколько вам потребуется на это времени?
        - Полчаса достаточно, чтобы вам и вашему товарищу оформить настоящие документы всех трёх государств, и вы станете полноценными гражданами Португалии и Канады, а также подданными королевства Испания. Всё это удовольствие обойдется в двадцать тысяч американских долларов, и поверьте, я для вас делаю существенную скидку.
        - В таком случае приступим прямо сейчас.
        Бобёр никогда не сталкивался ни с чем подобным, поэтому наблюдал за действиями профессионала с повышенным вниманием, подмечая малейшие нюансы, а это действительно был профессионал, зарабатывающий себе на жизнь, оформляя новые документы нуждающимся в этом людям и имеющим, чем оплатить подобную услугу.
        Специалист, совершенно не смущаясь внимательного взгляда клиента, открыл свой портфель и, достав универсальный аппарат внепространственной связи с пустыми бланками гражданских документов, и принялся что-то колдовать, быстро щёлкая по клавиатуре. Затратив пятнадцать минут, мастер вручил готовые документы своему клиенту.
        Открыв первый попавшийся паспорт, Бобёр с удивлением обнаружил даже открытые визы некоторых государств, с отметками пересечения границы. Последняя отметка была полугодичной давности.
        - Однако!  - поражённо воскликнул подполковник, продолжая разглядывать проставленные штампы.
        - Тем и живём, господин Бобёр.
        Немного подумав, подполковник сложил свой комплект документов в сейф и, подняв на своего собеседника глаза, поинтересовался:
        - Скажите, в случае необходимости, как можно с вами связаться?
        Покопавшись в портфеле, специалист извлёк маленькую визитку, выполненную на глянцевом пластике, и с удовлетворённой улыбкой протянул её довольному его работой клиенту. Взглянув краем глаза на скромный текст, Бобёр положил во внутренний карман визитку, а вынимая кисть, прихватил пакет с наличными и, дружелюбно улыбаясь, передал его Фаулеру.
        - Возьмите свой вполне заслуженный гонорар. Тут несколько больше оговорённой суммы, но ваше мастерство того стоит,  - похвалил подполковник специалиста, всерьёз надеясь расположить его к себе.
        - Спасибо.
        - Сейчас я удалюсь, так как нужно будет проконтролировать гостей из Новой Тортуги, а вы пока оставайтесь здесь, к вам сейчас подойдёт мой человек, и вы, так же как и мне, оформите точно такой же комплект документов.
        Попрощавшись с мастером, Бобёр вновь вернулся на космодром, где выбор кораблей уже практически подошёл к концу, и, обсудив некоторые детали будущего сотрудничества, а также гарантийные обязательства с Пабло Монтеро и доверенным лицом Руперта Вормса, он получил полный расчёт, продав буквально все корабли. Это оказалась на удивление выгодная сделка, особенно если учесть, что глава вольных пиратских отрядов прислал далеко не маленький список требующихся ему вооружений, и в него входили не только корабли, но и оборонительные комплексы со средствами десантного обеспечения. Определённо, Вормс вознамерился создать целую пиратскую армию со своей базой, и если ему это удастся, мало не покажется никому. Это, без всякого сомнения, очень серьёзно должно было поднять его авторитет в глазах Совета капитанов, особенно если за его плечами будет целая вереница удачных рейдов.
        Также порадовал и Монтеро, заказавший сорок восемь кораблей, шесть из которых должны быть крейсерами, и в придачу к ним двенадцать фрегатов сопровождения. По всему выходило, Совет капитанов с Новой Тортуги решил создать полноценный пиратский флот. Это обстоятельство следовало хорошенько обдумать, а также многое узнать об этой планете, вполне возможно, Бобёр что-то упустил или не знал, а это в его нынешнем положении было категорически неприемлемым, цена ошибки была слишком высока…
        К раннему утру, отправив покупателей по домам, Бобёр устало брёл к себе и совершенно неожиданно услышал колокольный звон. Удивленно озираясь по сторонам, он быстро определил, откуда тот исходит, и, изменив свой маршрут, направился туда, желая выяснить источник этого явления. Обойдя внушительный складской комплекс и войдя в промежуток между складом и забором, он увидел вдалеке какое-то совсем небольшое строение, от которого и распространялся по всему космодрому мелодичный колокольный звон. Подойдя ближе, Бобёр внимательно вгляделся в строение и удивился ещё больше. Назвать зданием данную конструкцию язык не поворачивался, так как оно было построено из деревянных и пластиковых ящиков, в которых когда-то хранились разнокалиберные боеприпасы, хотя было видно, что его возводили с любовью и прилежанием. Все детали были самым тщательным образом подогнаны друг к другу, а некоторые части даже были украшены искусной резьбой, особенно в этом отношении выделялись входные двери. Венчал данное строение деревянный купол, частично обтянутый позолоченной фольгой от вышедших из строя конденсаторов, на вершине
которого был установлен небольшой православный крест.
        Продолжая изучать импровизированную церковь, Бобёр заметил, как к храму стал потихоньку стекаться народ, желающий принять участие в утренней литургии, и таковых набралось более трёх сотен, в результате чего вся площадка перед строением оказалась полностью занятой верующими людьми.
        Подполковник отстоял вместе со всеми службу, во время которой с немалым интересом присматривался к прихожанам. Здесь были не только рабочие космодрома, но и многие инженеры с ремонтных доков, а также колонисты с Надежды. Многие из присутствующих его узнавали, но воспринимали это как должное, и это было правильно с их стороны, так как здесь и сейчас все были равны и звания с чинами не стоили ровным счётом ничего.
        После окончания службы Бобёр не стал уходить вместе со всеми, а решил остаться и лично поговорить со священником. Когда народ разошёлся по своим делам, он подошёл к мужчине средних лет и негромко поинтересовался:
        - Простите, отец, вы не могли бы ответить на несколько моих вопросов?
        - Отчего же не ответить, сын мой, с удовольствием отвечу. Что тебя интересует? Меня, кстати, отцом Михаилом зовут.
        - Скажите, как давно вы ведёте здесь службу?
        - Почитай уже как четвёртый месяц пошёл,  - ответил батюшка, с интересом рассматривая молодого человека.  - Ты, наверное, впервые здесь?
        - До сегодняшнего дня я ничего не знал о существовании православного прихода на Бастионе,  - честно сказал Бобёр, в душе признавая своё личное упущение.
        - Ничего удивительного, просто я до недавнего времени службы проводил под открытым небом.
        - Вы, наверное, сами храм построили из подручных материалов?
        - Ну что ты, сын мой! Это прихожане, работающие на космодроме, приносили отходы и построили храм Божий. Без их участия церкви бы и не было,  - с доброй улыбкой ответил священник и, перекрестившись, поинтересовался: - Быть может, и ты хочешь оказать посильную помощь?
        - С большим удовольствием это сделаю, отец Михаил, правда, думается мне, что здесь место для церкви не самое подходящее.
        - Не подходящее,  - согласился батюшка,  - но здесь она никому не мешает.
        - Так почему же вы не обратились к администрации?
        - Я пытался, но встретиться с кем-либо из руководства практически невозможно, особенно с неким господином Бобром. Этот деятельный молодой человек на Бастионе только набегами бывает, отсюда и проблемы,  - огорчённо произнёс священник, складывая одеяние, предназначенное для церковной службы.
        - Я и есть тот самый Бобёр собственной персоной и попросил бы вас подыскать подходящее место для церкви, желательно за пределами космодрома. Мало того, я своей властью выделю вам любые строительные материалы, необходимые для строительства полноценной каменной церкви по классическому образцу, но сначала подготовьте проект и детальную смету.
        - Типовой план собора имеется, и смета к нему прилагается, но подходящее место для строительства подобрать будет довольно сложно.
        - И в чем заключается сложность?
        - Всё дело в том, что выбор места следует проводить с учётом обеспечения доминантной роли храма в формировании окружающей застройки и лучше всего на возвышенности, а здесь таковых мест практически нет,  - пояснил святой отец, с огорчением осматривая окрестности.
        - Отец Михаил, я жду от вас конкретных предложений, христианский храм на Бастионе крайне необходим, ведь не хлебом единым жив человек, ему ещё нужна пища духовная, как пища телесная для поддержания телесных сил.
        - Я очень рад, что ты это понимаешь, сын мой,  - с благодарностью отозвался священник, перекрестившись.
        - Отче, я завтра вновь покину Бастион, но обязательно озадачу коменданта, чтобы он оказывал вам всемерную поддержку.
        Попрощавшись со священником, Бобёр в задумчивом состоянии вернулся в свои апартаменты и, рухнув на постель, мгновенно провалился в глубокий сон…

        Глава 5

        Дожидаясь своей очереди на приём в департаменте натурализации Швейцарской республики на Новом Цюрихе, в компании с Тюленем, Бобёр прикрыл глаза и припомнил последний месяц своей жизни, оказавшийся до предела наполненным разными событиями и суетой…
        Всё началось с того, что он отдал распоряжение коменданту Бастиона о всемерной поддержке отца Михаила в его желании построить полноценный православный приход, и, предупредив его о скором прибытии каравана с Надежды, направился на розыски Тюленя. Отыскав того в ремонтных боксах космодрома, Бобёр потребовал немедленно собираться, а сам занялся подготовкой своего корабля к старту.
        Дожидаясь появления своего подчинённого, он, ещё раз пересмотрев пачку паспортов, задумался о необходимости соблюсти меры предосторожности. Не вызывало никаких сомнений, что имена, вписанные в новые документы, обязательно будут известны Руперту Вормсу, и этой информацией он мог воспользоваться как ему заблагорассудится, а это значит, что с этими корочками на Новый Цюрих соваться категорически не следовало. Нужно было придумать, где лучше и быстрей всего можно было официально сменить гражданство, пусть даже обойдётся это дело совсем недёшево.
        Решив использовать для этих целей португальский паспорт, Бобёр открыл инфосеть и, поискав некоторое время нужную ему информацию, сообразил, как провернуть целую схему, начав её с Мексики, а именно с планеты Гвадалахара, справедливо рассудив, что в столице это будет сделать в разы хлопотнее, но на самом деле всё оказалось несколько иначе…
        Прибыв на Гвадалахару, Бобёр с Тюленем стали налаживать контакты для получения мексиканского гражданства, и только на десятый день пребывания на планете они смогли договориться с одним из коррумпированных чиновников, заплатив тому весьма приличную сумму, благодаря чему стали полноправными гражданами Мексики. Следующим пунктом назначения стала Бразилия, а именно Рио-де-Жанейро. Эта курортная планета оказалась до предела наполнена мошенниками и бандитами всех мастей, в результате чего их несколько раз пытались ограбить, но они очень быстро доказали всей этой публике всю пагубность таких затей, расстреляв всех, кто покушался на их жизнь и имущество. За несколько дней заработав себе репутацию отмороженных на всю голову бандитов, с которыми следует работать честно, они, в конце концов, вышли на нужного им человека и, заплатив всего лишь, пять тысяч долларов, обменяли мексиканские паспорта на бразильское гражданство.
        Покинув Рио-де-Жанейро, молодые люди направились в Грецию и, прилетев на Новые Афины, наняли адвоката, по его совету подав официальное прошение о смене гражданства. Как оказалось, получить греческое гражданство было совсем несложно, для этого было достаточно приобрести недвижимость, открыть счёт в банке и оформить новую или купить готовую фирму. Открывать новую фирму они не стали, купили уже действующую компанию и, наняв всё того же адвоката руководить ею за шестьдесят пять процентов от прибыли, договорились, что остальные тридцать пять процентов будут перечисляться на открытый счёт греческого банка.
        Когда все формальности были соблюдены, Бобёр и Тюлень стали полноправными гражданами Греции. Посчитав предпринятые меры вполне достаточными, для того чтобы запутать следы, они направились на Новый Цюрих и, так же как в Греции, наняли несколько адвокатов, часть из которых занялись подготовкой необходимых документов для получения швейцарского гражданства, а другие приступили к оформлению частной военной компании.
        Получение гражданства не заняло много времени, так как инвестиции по своим объёмам были весьма значительными, а налоговые поступления для чиновников были священной коровой, ради которой швейцарцы были готовы пойти на всевозможные уступки, и как результат, напарники сейчас находились там, где им должны были выдать новенькие паспорта граждан Швейцарской республики.
        Услышав свою фамилию, Бобёр открыл глаза и, посмотрев на своего спутника, поднялся и вместе с ним прошёл в кабинет, где их ждала комиссия, состоящая из трёх человек. В течение получаса они выслушивали всякие наставления и пожелания, после чего Бобёр с Тюленем поставили свои подписи и, получив документы, поблагодарили чиновников. Вполне довольные собой, они покинули департамент натурализации и вплотную занялись организацией военной фирмы, предоставляющей широкий спектр услуг.
        Для начала они осмотрели все предложенные для аренды офисные здания. Исторический центр Нового Цюриха они отбросили сразу, так как такое соседство, скорей всего, вызвало бы серьёзное недовольство управляющих банками, ведь к ним должны были приходить люди с довольно сомнительной репутацией и со специфической внешностью, которые могли напугать состоятельных клиентов до дрожи в коленках. Бобёр ссориться по пустякам с банкирами не хотел и по этой причине остановил свой выбор на Оружейной улице, где кандидаты в наёмники не вызвали бы своим присутствием ненужных вопросов и проблем. Именно здесь он и заключил договор о долгосрочной аренде небольшого трёхэтажного здания на пересечении самых оживлённых улиц данного района.
        Заказав необходимый ремонт и подготовку к будущей деятельности, Бобёр отправил Тюленя на курсы ведения бизнеса, а сам занялся подбором офисного персонала. На удивление, это оказалось далеко не так просто, как ему виделось ранее, так как специфика частной военной компании требовала определённого подхода к наёмникам, причём для этого необходим был военный опыт и немалые связи в этой среде. Именно по этой причине подполковник был вынужден выставить объявление о найме работников из отставных полковников и, даже более того, генералов с адмиралами.
        На данное объявление откликнулось пятьдесят две человека. Все это были люди военные, по разным причинам ушедшие из армии в отставку, но не нашедшие себя на гражданке. Среди них были двенадцать генералов и флотских адмиралов, один из которых был некогда контр-адмиралом Российского флота, остальные полковники. Здесь были германцы, американцы, французы, израильтяне, итальянцы и австралийцы с канадцами. Отдельным пунктом шли русские, которых набралось семь человек.
        Решив не усложнять себе жизнь индивидуальными собеседованиями, Бобёр предложил им всем собраться в одно время и, когда они прибыли в офис нарождающейся частной военной компании, провёл их в небольшой актовый зал. Оглядев притихших людей, он обратился к ним с короткой речью:
        - Господа, для меня большая честь видеть вас здесь. Вы все люди военные, и поэтому я не буду ходить вокруг да около и сразу перейду к делу. Я не могу с ходу определить уровень вашего профессионализма, и поэтому хочу, чтобы вы это сделали сами. Задача достаточно проста. Я ставлю вам задачу, а вы её выполняете, попутно формируя командный состав военной компании. Если у вас есть какие-либо вопросы, смело задавайте.
        - Простите, господин, я не совсем понимаю, чего вы этим хотите добиться.
        Внимательно посмотрев на задавшего вопрос мужчину, Бобёр попросил его представиться.
        - Контр-адмирал в отставке Ивашутин Илья Николаевич.
        - Ничего особенного, господин адмирал, я хочу, чтобы вы сами, решая поставленную задачу, определились, кто из вас возглавит штаб и займёт остальные вакантные должности. Я прекрасно понимаю, это будет непростая задача, так как вы друг друга видите впервые и какой-либо поддержки у вас не будет. В данном случае всё будут решать ваши деловые и профессиональные качества.
        - Надо признать, весьма оригинальное решение кадрового вопроса. Мне ещё никогда не приходилось сталкиваться ни с чем подобным, но, как говорится, всё когда-нибудь случается в первый раз,  - задумчиво покрутив головой, проговорил Ивашутин и спустя несколько мгновений произнёс: - Не знаю, как остальные, но лично я принимаю ваши условия, это действительно будет интересно.
        Проговорив с кандидатами ещё полчаса, Бобёр добился согласия от всех присутствующих и, выдав им папку, в которой содержался общий обзор деятельности будущей частной военной компании, пожелав им всего доброго, отправился на космодром, желая поскорее решить вопрос финансирования своего будущего детища…

        Прилетев на засекреченную колонию с символичным названием «Надежда», Бобёр первым делом вызвал Михаила Александровича Жуковского и потребовал незамедлительно собрать Совет колонии. Когда все члены собрались в зале заседаний, подполковник изложил суть проблемы и поинтересовался:
        - Какое количество золота и необработанных камней вы можете мне выделить в счёт будущих поставок?
        - Если от этого зависит безопасность нашей колонии, то мелочиться не стоит. Думаю, пять тонн золота в слитках и полтонны камней мы выделить сможем, правда, следует задуматься о приобретении станков для огранки драгоценных камней. Доход от этого будет куда выше, нежели продавать сырьё,  - высказал свое мнение Михаил Александрович, оглядывая участников собрания.
        - Полностью поддерживаю, но помимо станков надо способных к этому делу молодых людей отправить на обучение, и лучше всего в Израиль. Там очень хорошая ювелирная школа, да и в Индии не хуже. Думаю, я смогу договориться, правда, какова будет цена вопроса, я ещё не знаю, но в любом случае вложенные в обучение средства действительно окупятся сторицей,  - согласился Бобёр с военным главой колонии, дополнив его мысль об организации обучения своих собственных кадров, и, вспомнив о караване, поинтересовался: - Вы, случаем, не знаете, когда прибудут корабли с Бастиона, везущие сюда сельскохозяйственные комплексы и отставных офицеров для формируемого нами флота?
        - Завтра к вечеру обещались прибыть.
        - В таком случае я несколько подзадержусь, так как у меня не было времени лично познакомиться с отставным контр-адмиралом Василием Петровичем Верещагиным, согласившимся стать нашим флотоводцем.
        Задумчиво посмотрев на молодого человека, Жуковский нехотя поинтересовался:
        - Не могли бы вы нам немного рассказать о контр-адмирале Верещагине?
        Поняв обеспокоенность военного главы колонии, Бобёр, усмехнувшись, спокойно заговорил:
        - Я с ним лично не знаком, но насколько мне известно, контр-адмирал сам по себе весьма интересная личность, имеющая довольно сложный и неуживчивый характер, но как флотоводец входил в десятку самых талантливых адмиралов Российского военного флота. Из-за своего характера в конечном счете и пострадал, нажив себе в Генеральном штабе целую кучу высокопоставленных врагов, провернувших одну очень хитрую интригу, благодаря которой он был отправлен в отставку.
        - Ну что же, посмотрим на его профессиональные навыки, и, если дело пойдёт хорошо, мы официально его назначим командующим нашим флотом. На этом позвольте наше экстренное заседание считать закрытым.
        Когда члены Совета колонии разошлись по своим делам, Михаил Александрович вплотную подошёл к Бобру и, кашлянув в кулак, поинтересовался:
        - Как вы думаете, какое количество кораблей необходимо построить, чтобы создать полноценно сбалансированный боевой флот?
        - Такие вопросы следует задавать Верещагину, он в этих делах более меня компетентен, но как мне кажется, на первом этапе триста судов более чем достаточно, при этом следует учесть, что ещё тысячу надо будет поставить на консервацию. Это необходимо сделать на случай большой войны, причём некоторую часть следует перегнать на Бастион. Там сейчас в спешном порядке возводятся подземные бункеры примерно на пятьсот кораблей, а вот где размещать остальные, будет думать контр-адмирал Верещагин, но в любом случае все эти мероприятия следует проводить предельно скрытно.
        - А не многовато ли? Мы такое количество судов содержать вообще-то не сможем,  - задумчиво поинтересовался Михаил Александрович, непроизвольно почесав затылок.
        - Я боюсь, может сложиться такая ситуация, что и двух тысяч кораблей окажется слишком мало, но, к глубокому моему сожалению, большего числа кораблей мы действительно не потянем, как в финансовом плане, так и в кадровом.
        - Неужели всё так серьёзно?  - встревоженно поинтересовался военный комендант Надежды, с беспокойством всматриваясь в лицо подполковника.
        - Внешне вроде бы всё относительно спокойно, да и поступающая информация это только подтверждает, но, несмотря на это, мне почему-то неспокойно на душе,  - нахмурившись, ответил Бобёр и, немного помолчав, произнёс: - Ладно, пока оставим эту тему, сейчас куда важнее, чтобы контр-адмирал Верещагин хорошо сделал то дело, ради которого его и прислали сюда…

        Поздним вечером следующего дня Бобёр вместе с представителями Совета колонии встретил прибывший караван и после положенных в таких случаях приветственных речей удалился вместе с прибывшим контр-адмиралом и Михаилом Александровичем в гостевые апартаменты, где их уже ожидал накрытый стол.
        Во время позднего ужина подполковник с Жуковским посвятили флотоводца во все свои проблемы, чем вызвали у сотрапезника небывалый душевный подъём. Узнав, что на планете есть работоспособный завод по выпуску боевых кораблей, неизвестно какой расой построенный, он хотел немедленно бежать туда и ознакомиться с неведомыми ему технологиями, но его отговорили, пообещав на следующий день устроить полноценную экскурсию…
        Пообщавшись какое-то время, Бобёр посмотрел на часы и решил покинуть тёплую компанию, так как планировал поутру покинуть Надежду. Прежде чем попрощаться с Верещагиным, подполковник открыл свой планшет и, достав флэшку, передал её адмиралу.
        - Что это?  - с некоторым равнодушием в голосе поинтересовался тот, рассматривая стандартный накопитель.
        - Адмирал, это мой вам подарок. Здесь перевод научного труда в области военной науки некогда ушедшей в небытие инопланетной цивилизации. Автор данного труда, некий Алион Варп, был одним из величайших полководцев своего времени,  - пояснил подполковник.
        - Любопытно,  - протянул адмирал и, достав свой тактический планшет, вставил в него флэшку и всмотрелся в экран. Отрешившись от реальности, Верещагин быстро пробегал глазами по строчкам и схемам тактических приёмов, при этом его глаза постепенно расширялись, пока не достигли максимально возможного. Спустя пятнадцать минут отложив в сторону планшет, Верещагин с прищуром глаз тихо поинтересовался:
        - Откуда это у вас?
        - Случайно нашёл на одной богом забытой планете, правда, чтобы расшифровать текст, пришлось серьёзно повозиться.
        Надавив пальцами на глаза, адмирал откинулся на спинку стула и, сложив руки на животе, заговорил:
        - Знаете, в архиве Генерального штаба имеются отрывки этой научной работы неведомого мыслителя от военной науки, и на сегодняшний день очень многие наши тактические приёмы опираются на расшифрованный некогда текст, но сейчас, бегло просмотрев полную версию, вынужден признать, мы были слепы и не сделали соответствующих выводов. То, что вы сейчас мне дали, целиком и полностью переворачивает современную военную науку, так как теоретические выкладки Алиона Варпа исходили из того технического уровня, к которому человечество подошло буквально совсем недавно.
        - Исходя из ваших слов получается, что это заблуждение касается не только Российского флота, но и вообще всех человеческих миров?  - с некоторой растерянностью поинтересовался Бобёр, пытаясь понять, какие выводы можно сделать из данного факта.
        - Вы правы, всё так и есть на самом деле. Надеюсь, вы никому больше не давали этот труд?  - с плохо скрываемым волнением задал вопрос адмирал.
        - Я не сумасшедший, Василий Петрович. Я довольно быстро сообразил, что это нечто особенное, но чтобы до такой степени, представить себе просто не мог, знаете ли, мой профиль лежит несколько в иной плоскости.
        - Да, этот труд произведет настоящую революцию в ведении войн и сражений, и по этой причине о его существовании знать не должен никто, иначе последствия будут необратимы. За обладание этим сокровищем все ведущие державы могут развязать настоящую войну,  - категорично заявил адмирал и, поднявшись, поинтересовался: - Молодой человек, вы точно никому не давали это читать?
        - Однозначно нет. Мало того, я сам переводил текст, хотя это было непросто. Вы первый, кому я его дал. Одним словом, о содержимом данной книги знаете только вы и я.
        - Это успокаивает,  - со вздохом облегчения произнес Верещагин и, вновь усевшись на стул, погрузился в изучение тактических схем, совершенно не обращая внимания на окружающих его людей.
        Понимающе посмотрев друг на друга, Бобёр и Михаил Александрович, молча поднявшись, покинули кабинет, оставив адмирала заниматься своим любимым делом…

        На следующий день, загрузив свой драгоценный груз на корабль, подполковник покинул закрытую колонию, которая гудела, словно растревоженный улей, встречая новых людей и разгружая долгожданные сельскохозяйственные комплексы. Наблюдая в окно за происходившей разгрузкой, Бобёр ещё раз окинул довольно длинный список и выбрал Новый Кипр, решив направить свой корабль именно туда.
        Новый Кипр был большой и активно развивающейся офшорной зоной международного масштаба, где нашли пристанище многие дельцы самого высокого полёта. Здесь существовали давно сформированные и строго соблюдаемые правила ведения дел, и по этой причине подполковник выбрал данную планету как наиболее подходящую и безопасную для продажи израильской ювелирной компании золота и драгоценных камней. Прибыв на Новый Кипр, он первым делом арендовал охраняемую площадку на космодроме и только после этого позвонил на Новый Тель-Авив.
        - Старший менеджер службы закупки ювелирной компании Ашера Вайсмана Райса Финкель слушает.
        - Здравствуйте, Роза, надеюсь, вы меня ещё помните?
        - Барак, это вы?  - слегка неуверенным тоном поинтересовалась девушка.
        - Да, это я, собственной персоной.
        - Вам доставили товар?
        - Да, интересующий вас товар у меня, и я готов вам его продать на ранее оговорённых условиях,  - проговорил в ответ Бобёр чуть насмешливым тоном.
        - Когда и где?
        - Новый Кипр, причал номер триста сорок восемь.
        - Хорошо, через десять часов наши представители будут на месте. В какой валюте предпочитаете получить оплату?
        - В итальянских лирах. Другая валюта меня пока не интересует.
        - Спасибо, ваше пожелание будет учтено.
        В указанное старшим менеджером время на арендованный причал приземлился небольшой, но хорошо вооружённый грузовой корабль, явно переделанный из списанного фрегата, и через открывшийся люк спустились несколько человек в одинаковых ермолках. Убедившись в отсутствии какой-либо угрозы со стороны продавца, один из них подал сигнал, и спустя минуту к ним присоединился степенного вида пожилой мужчина в традиционной одежде ортодоксальных евреев, на голове которого был шикарный плуш, выдающий потомственного еврея Йерушалми. Этот головной убор в народе ещё называют летающая тарелка или просто супер, и отличается он от других тем, что у него широкие поля, а высота тульи всего десять сантиметров. Это только незнающим людям еврейские головные уборы представляются одинаковыми, а на самом деле всё далеко не так. На самом деле они отличаются по цвету и материалу, а также покрою, так как существует тридцать четыре основных типа головных уборов у евреев. Каждый тип свидетельствует о происхождении, общинной принадлежности и даже социальном статусе хозяина.
        Внимательно оглядев представителей ювелирной компании с Нового Тель-Авива, Бобёр по головным уборам сразу определил, что они все принадлежат одной общине и роду, а шикарный плуш позволил предположить, что на сделку пожаловал сам Ашер Вайсман или кто-то из его ближайших родственников. Удивляться этому не стоило, слишком уж о большой сумме шла речь, и кому попало такое дело не доверили бы.
        Оставаясь на месте, Бобёр дождался, когда к нему подойдет глава делегации, и вежливо поинтересовался:
        - С кем имею честь?
        - Мордехай Вайсман, младший брат Ашера. Он хотел прибыть на сделку лично, но, к сожалению, неотложные дела не позволили ему покинуть Новый Тель-Авив,  - степенно ответил ювелир на поставленный вопрос.
        - Ничего страшного.
        - А вы, простите, кто будете?  - степенно поглаживая окладистую бороду, задал вопрос младший брат владельца ювелирной компании, с некоторым подозрением поглядывая на своего собеседника.
        - Называйте меня Барак,  - с лёгкой усмешкой представился подполковник и жестом пригласил покупателя пройти с ним на склад.
        - Это не настоящее ваше имя.
        - Мало того, я даже не еврей,  - ещё шире усмехнувшись, признался Бобёр.
        - Это я понял, только для дела данный факт совершенно никакого значения не имеет,  - не приняв шутливого тона, произнёс Мордехай и, войдя на склад следом за молодым человеком, увидел два стандартных контейнера и поинтересовался: - Здесь то, о чём мы с вами договаривались?
        - Да, тут ровно пять тонн золота и полтонны алмазов, и всё это для вас я отдам за семьдесят пять процентов от реальной рыночной стоимости.
        - А вы серьезный человек,  - уважительно проговорил Мордехай, с любопытством рассматривая контейнеры.  - Но прежде чем говорить о цене, мне и моим людям надо проверить предоставленный вами товар и убедиться в его надлежащем качестве.
        - Ничего не имею против, правда, думается мне, времени это займёт немало, так как товар исчисляется тоннами, а не килограммами.
        - До субботы должны управиться.
        Спустя четыре дня, убедившись в качестве золота и камней, Мордехай Вайсман без всяких возражений выплатил почти три с половиной миллиарда итальянских лир и попытался подсунуть на подпись договор о дальнейшем сотрудничестве на тех же условиях. Бобёр что-либо подписывать отказался, но твёрдо пообещал иметь дела только с ними, но при условии, что ювелирная компания будет брать на обучение способных к этому делу молодых людей. С этим условием они согласились, правда уточнили, что одна группа не может превышать пятнадцать человек. Окончательно завершив сделку и обговорив возможность организации защищённого канала связи, подполковник и Вайсман расстались вполне довольные друг другом и покинули Новый Кипр, направившись каждый по своим делам…
        Пропетляв некоторое время среди обитаемых звёздных систем, Бобёр убедился в отсутствии за ним слежки и только после этого с чистой совестью полетел на Новые Афины, где встретился с адвокатом, управляющим его фирмой, и договорился с ним об обмене итальянских лир на швейцарские франки. Пока адвокат занимался решением проблемы, подполковник обратился в полицию о краже его греческого паспорта. Ему выдали новый, но уже совсем на другое имя, и теперь он имел официальные гражданские документы Греции и Швейцарии. Для чего они были ему нужны, Бобёр точно не знал и сам, но считал, что в его деле они лишними не будут и пригодиться могут буквально в любой момент, а на следующий день после получения документа и адвокат договорился с управляющим одним из банков средней руки. За такой обмен ему пришлось лишиться пятнадцати процентов вырученной суммы, но безопасность того стоила. В результате он стал распорядителем чуть более полумиллиарда франков, но следовало подумать, как избежать сумасшедших выплат посредникам, организовав свою личную схему легализации доходов…
        Весь путь до Нового Цюриха Бобёр продумывал, как это лучше сделать, но так и не смог выстроить логическую схему, так как у него просто не хватало знаний в области финансов и международного законодательства. Это надо было срочно исправлять, иначе так и придётся платить большие проценты всяким проходимцам, а этого ему совсем не хотелось. Единственным разумным выводом его размышлений стало четкое понимание необходимости пройти курсы финансового права и предпринимательства с необходимой стажировкой в крупнейших международных корпорациях. Это не казалось большой проблемой, так как при наличии денег получить нужные рекомендации не составляло совершенно никакого труда.
        Прибыв обратно в столицу Швейцарской республики, молодой человек первым делом посетил банк «Wegelin & Co», где и перевёл на новый счёт формируемой частной военной компании все вырученные деньги, и только после этого направился в офис. Поднявшись по широким гранитным ступенькам, Бобёр вошёл в здание и удивлённо окинул преобразившийся до полной неузнаваемости холл, в котором суетились какие-то молодые парни и девушки представительской наружности, обустраивающие свои будущие рабочие места. Хмыкнув, подполковник прошёл на второй этаж, где столкнулся с крайне озабоченным Тюленем.
        - Ты куда так спешишь, если вокруг себя ничего не замечаешь?  - с лёгкой иронией поинтересовался он у своего подчиненного.
        - Приветствую, командир! Просто за время твоего отсутствия тут многое произошло, но об этом лучше поговорить с адмиралом, он сейчас у себя в кабинете,  - скороговоркой выпалив ответ, Тюлень рысью бросился прочь, оставив подполковника одного стоять в коридоре и с полным недоумением смотреть ему вслед.
        - Что, чёрт возьми, здесь происходит!  - взревел Бобёр и решительно зашагал, выискивая кабинет какого-то адмирала, умудрившегося устроить здесь свои порядки. Пройдя вглубь коридора, до предела раздражённый подполковник увидел, как из двери вылетел неизвестный мужчина, придерживая папку подмышкой, бегом бросился к запасной лестнице и быстро скрылся где-то на третьем этаже.
        - Однако…  - протянул он,  - любопытно и кто же тут так лихо под себя всё подмял?
        Успокоившись, подполковник медленно подошёл к двери и осторожно постучал.
        - Войдите!
        Открыв дверь, Бобёр вошёл в кабинет и с удивлением увидел, как из кресла поднялся отставной контр-адмирал Ивашутин и, шагнув к нему навстречу, выпалил на русском языке:
        - Здравия желаю, командир!
        - Здравствуйте, Илья Николаевич, будьте добры объяснить мне, что здесь происходит?  - задал Бобёр интересующий его вопрос, удивляясь ещё больше реакции адмирала на его появление.
        - Исходя из ваших требований, откликнувшиеся на ваше объявление старшие офицеры разработали организационно-штатный план комплектования частной военной компании. На данный момент штаб укомплектован в полном объёме, правда, от четверых мы избавились за профессиональную непригодность, но остальные готовы работать.
        - Кого избрали начальником штаба?
        - На общем собрании абсолютным большинством голосов избрали меня.
        - Ну, значит, вы и возглавите штаб, но все же поясните мне, что за суета стоит по всему офису?
        - Ах, вы об этом! Давайте присядем за стол, я вам официальные запросы для ознакомления предоставлю, а потом дам свои пояснения.
        Присев, Бобёр взял из рук Ивашутина стандартную папку и, открыв ее, увидел пять отпечатанных листов. Внимательно перечитав текст, Бобёр всерьёз задумался. Это были предложения о заключении контракта с пятью заказчиками. Два предварительных контракта были высланы компаниями, занимающимися разведкой полезных ископаемых в открытом космосе, и они хотели нанять надёжную и хорошо вооруженную охрану. В принципе контракты были достаточно интересными, но не по профилю новообразованной компании, и по этой причине подполковник принял решение передать их частному охранному предприятию с Нового Санкт-Петербурга, а вот остальные три вызвали в нем неподдельный интерес, но один из них в особенности.
        Если другие два контракта были однотипны и касались организации обороны колоний, то последнее предложение было совсем иного характера. Его военной компании предлагали захватить одну удалённую колонию, на которой давно обосновался какой-то мелкий диктатор. В общем-то, достаточно банальная ситуация, если бы не один маленький, но очень любопытный момент. Заказчиком данного дела выступал некий фонд продвижения демократии со штаб-квартирой на Новом Лондоне…
        Отложив в сторону договоры, касающиеся охраны изыскательских партий, Бобёр ещё раз пересмотрел документы и, обернувшись к выбранному начальнику штаба, негромко произнёс:
        - Илья Николаевич, два предложения проходят не по нашему профилю, и поэтому я их передам совсем другой компании, но по остальным трём я бы хотел услышать ваше компетентное мнение и комментарии.
        - Если говорить о контрактах, касающихся организации обороны, тут всё понятно, их руководство опасается приглашать каких-либо военных иных государств, небезосновательно полагая, что они организуют вооруженный переворот. Основания для этого, надо сказать, имеются, и немалые, так как планета Кобальта обладает огромными запасами урановой руды и золота, а также есть свинец, а вольная колония на Рилоте вообще полностью заселила свою солнечную систему и добывает в промышленных масштабах широкий спектр полезных ископаемых. Без всякого сомнения, это богатые колонии, способные заплатить хорошие деньги за наши услуги, правда, для выполнения этих договоров нам понадобятся несколько сотен технических специалистов, но это вполне решаемый вопрос. Теперь о третьем предложении… Надо сказать, дело довольно скользкое, от которого на версту отдаёт грязной политикой. Кто реальный заказчик, трудно сказать, но платят хорошо, только непонятно, для чего это нужно, ведь Хипори - самая настоящая окраинная дыра, причём нищая до полного безобразия. Полезных ископаемых практически нет, разве что селитра, служащая главным
доходом колонии. Политический строй - диктатура. Больше мне об этой планете сказать нечего.
        Внимательно выслушав комментарии адмирала, Бобёр медленно поинтересовался:
        - Быть может, расположение планеты имеет стратегическое значение?
        - Нет, она слишком удалена для этого. Хипори - последняя планета в этом секторе, заселённая по какому-то недоразумению людьми,  - равнодушно пожимая плечами, ответил отставной адмирал.
        - Я вас понял, Илья Николаевич. Да, я сейчас заберу договоры и внимательно изучу их, а к вечеру скажу что-то определенное. Возможно, мы от некоторых заказов откажемся.
        Сложив все предложения в папку, Бобёр пожелал Ивашутину доброго дня и, покинув его кабинет, направился в защищённую комнату для переговоров и вызвал на связь своего куратора. Объяснив ситуацию, подполковник затребовал разведывательную информацию по интересующим его вопросам. Генерал Гудза попросил подождать пару часов и отключился.
        Чтобы скоротать время, подполковник вышел в инфосеть и занялся изучением открытой информации, касающейся заказчиков. За два часа напряжённой работы он не нашёл ничего предосудительного даже на фонд продвижения демократии, но это только подогрело его интерес к конторе, представляющей неизвестно чьи интересы. Поднявшись, Бобёр немного размялся, и в этот момент прозвучал сигнал вызова.
        - Ну как, Константин Георгиевич, есть какая-нибудь информация?
        - Есть, как не быть, но ничего серьёзного на твоих заказчиков действительно нет, даже по поводу переворота на Хипори. Обычное дело, двоюродный племянник диктатора захотел власти, вот и обратился к фонду, а они, в свою очередь, на это дело деньги выделили, так что можешь браться за это дело, за этими фанатичными правозащитниками никакие государственные спецслужбы не стоят. Исключительно частная инициатива и не более того.
        - Хорошо, я возьмусь, тем более такой опыт может быть для меня очень полезным.
        - Дерзай, ты всё равно ничем не рискуешь.
        Попрощавшись с генералом, Бобёр связался с Зыковым и, передав координаты компаний, желающих нанять охрану для геологов, вернулся в кабинет Ивашутина, где застал крайне озабоченного Тюленя. Вернув адмиралу договоры, дал свое добро на их подписание с последующей организацией команд на планете-полигоне, где для этого были все необходимые условия.

        Глава 6

        Джереми Хант, хорошо известный в определённых кругах как Джордж Дюваль, задумчиво сидел у панорамного окна, из которого открывался величественный вид на правительственный квартал Нового Вашингтона. Выпив чашечку недурственного кофе, он неторопливо обдумывал, правильно ли поступил, предоставив совершенно новой и никому ранее не известной военной компании контракт на свержение неугодного диктатора с глухой планеты со странным названием Хипори. Он бы с большим удовольствием отдал этот контракт каким-нибудь другим, более опытным и хорошо себя зарекомендовавшим, компаниям аналогичного профиля, но приказ был однозначным, надо было обязательно для этого дела использовать новичков.
        В принципе желание шефа было вполне понятно, проверенные временем частные военные компании, предоставляющие специфические услуги, были под плотным контролем буквально всех серьёзных спецслужб мира и имели в своих рядах целые агентурные сети, а это непременно привело бы к ненужному интересу к затеваемой операции по свержению неугодного диктатора. Вот он и нашёл новообразованную компанию, пока ещё не имеющую даже собственного названия. Тщательная проверка показала, что организовавшие её отставные офицеры откликнулись на объявление и были совершенно незнакомы друг с другом. Всё получилось стихийно, но надо отдать должное организатору, очень эффективно. Предоставив свободу в формировании штаба, профессионалы войны довольно быстро нашли общий язык и, выгнав откровенных дилетантов, избрали своего главу и распределили между собой участки ответственности, согласно своей воинской специализации.
        Он бы, скорей всего, не стал давать контракт компании, которая находится ещё в стадии формирования, если бы не одно любопытное обстоятельство. Эту частную военную компанию организовывал его очень хороший знакомый - Бобёр с Бастиона, хотя он всё сделал для того, чтобы не афишировать свою личность, поставив руководить вместо себя какого-то громилу. Это обстоятельство перевесило все сомнения, и он согласился дать парню один-единственный шанс. Правильно ли он поступил, должно было показать время, но в случае успеха Хант сам себе дал зарок помочь парню вступить в ту организацию, или, вернее, клан, который на самом деле управлял большей частью человеческого мира с помощью мощнейшей банковской сети, но об этом знали только избранные…
        Зачем богом забытая Хипори понадобилась его шефу, Хант не знал и по большому счёту знать не хотел, но зная его интересы, предполагал наличие в этой системе каких-то залежей полезный ископаемых с последующим извлечением максимальной прибыли. Для этого следовало «посадить на трон» подконтрольного ему диктатора. Обычная ситуация. Такие операции проворачивали бесчисленное число раз, чаще всего штатные агенты ЦРУ, а иногда для этого дела привлекали наёмников, когда был серьёзный риск провала или больших потерь среди личного состава.
        Допив свой кофе, хозяин кабинета отставил опустевшую чашку в сторону и вновь занялся служебными делами. Кораблей для реализации пиратам не хватало, и ко всему прочему ужесточились правила снятия их с консервации и утилизации. Из-за этого пришлось окольными путями подключать британцев, но и этого было мало, нужно было искать дополнительные источники, и первые, кого следовало потрясти, были французы с германцами, а следом за ними должны были поделиться военным имуществом канадцы с австралийцами.
        Выведя на экран монитора данные о состоянии и количестве боевых кораблей, находящихся на консервации в этих странах, Хант погрузился в изучение материалов, предоставленных разведывательным управлением Объединённого комитета начальников штабов США. Это было непростой задачей, но он смог достаточно быстро составить новую многоходовую схему поставок, позволяющую хоть как-то сократить отставание от утверждённого графика.
        Под вечер, когда основная работа была завершена, он связался со своими агентами в интересующих его странах и, отдав распоряжения, хотел было отправиться в свой загородный особняк, но его желанию не суждено было сбыться. Его вызвал директор Центрального разведывательного управления. Отключив моноблок, Хант покинул свой рабочий кабинет и, спустившись на лифте, оказался на десятом этаже, где обитали директор ЦРУ и его несколько заместителей. После того как Хант беспрепятственно прошел через пост бдительной охраны, его встретили двое предупредительных молодых людей и препроводили к непосредственному начальнику.
        - Здравствуй, Джереми. Присаживайся, у меня есть к тебе серьёзный разговор.
        - Сэр, я вас внимательно слушаю.
        - Джереми, мне прекрасно известно, что у тебя в России есть личная агентура, не числящаяся ни в каких списках. Это, конечно, незаконно, но так поступают многие, кто опасается утечки ценнейшей информации с последующим провалом агентов, и наказывать тебя за это глупо, но у нас сейчас возникла довольно щекотливая ситуация. Надеюсь, ты сможешь оказать неоценимую услугу.
        Как умный человек, отрицать очевидное Хант не стал, но и просто так сдавать своих агентов он не собирался, так как это могло самым серьёзным образом повлиять на качество получаемой информации. Подумав несколько мгновений, кадровый разведчик поинтересовался:
        - Что вы от меня хотите, сэр?
        - Мне нужны твои агенты в России, способные эффективно влиять на политическую ситуацию в стране. Это необходимо для смещения нынешнего президента и его окружения. Нужен достаточно харизматичный и амбициозный человек, готовый взять в свои руки власть, разумеется, при нашей всесторонней, но негласной поддержке.
        - Простите, сэр, я не совсем понимаю, для чего это нужно, ведь всё и так идёт в фарватере нашей политики, разве не так?  - с некоторым удивлением поинтересовался Хант, рассматривая свои руки.
        - Прошу заметить, пока идёт, но новый президент и его команда сейчас разрабатывают план смены ориентира во внешней политике. Нужно признать, для этого есть довольно веские основания. Ведущие европейские державы, наобещав с три короба, не спешат пускать российскую продукцию на свой внутренний рынок, а хитрый Фармер организовал таможенный союз из нескольких государств и практически лишил иностранных производителей ценового преимущества на рынках таможенного союза. Это неизбежно приведёт к экономическому спаду и депрессии. Одним словом, Фармер поставил нас перед жёстким выбором, фактически лишив возможности извлекать немалые дивиденды. Повлиять на Россию и Фармера мы уже не в силах, хотя и пытаемся это сделать всевозможными путями, но какими-либо успехами похвастаться не можем.
        - Я так понимаю, вы хотите устроить переворот?  - на всякий случай уточнил Хант.
        - Верно, именно это и надо сделать,  - с циничной усмешкой ответил директор ЦРУ.
        - Думаю, сместить его будет не так уж и сложно, но это всё равно не решит проблемы спада нашего производства, а это в свою очередь повлечёт проблемы уже совсем иного свойства. Это скорее временная отсрочка надвигающегося кризиса,  - честно высказал своё мнение Джереми, сообразив, как воспользоваться данной операцией в своих интересах.
        - Не буду спорить, но вынужден заметить, что Союз Европейских Государств открывать свои рынки для нас категорически отказывается, так как они справедливо считают, что это приведёт к усугублению финансового кризиса, но это нам только на руку.
        - Я вас понял, сэр, только люди, работающие на меня, не согласятся работать на кого-то другого, опасаясь разоблачения,  - предупредил Хант директора Центрального разведывательного управления.
        - В таком случае поезжай сам на Новый Санкт-Петербург и займись этим вопросом. Все необходимые документы будут подготовлены к завтрашнему вечеру. Да, и помни, ты должен уложиться в выделенный бюджет, который составляет шесть миллиардов долларов. Я понимаю, этих денег для такой широкомасштабной операции очень мало, поэтому тебе следует использовать местные ресурсы, привлекая спонсоров, обещая им всевозможные в будущем преференции, а после победы ничего не стоящие обещания можно смело спустить в унитаз.
        Прежде чем покинуть кабинет, Хант выслушал муторные наставления и только после полученных бестолковых инструкций покинул своего официального шефа, в душе костеря того за непробиваемое скупердяйство. Шесть миллиардов было не просто мало для такого дела, а вообще практически ничего, особенно учитывая алчные запросы продажных политиков и видных представителей средств массовой информации. Оставалось только надеяться на своё умение играть на противоречиях внутри правящей элиты и финансово-промышленных кругов, заинтересованных в переделе внутреннего рынка, а также доступа на рынки международные…

        Глава 7

        Организовав частную военную компанию, Бобёр вместе с Тюленем поступил на экономический факультет престижного Цюрихского университета, где активно занялся изучением банковского и страхового дела, а также юриспруденцией в области финансового и международного права. Поначалу учиться было скучно и неинтересно, но по мере получения базовых знаний он входил во вкус и стал постепенно вникать в хитросплетения предпринимательской деятельности в выбранных для изучения отраслях. Учёба давалась ему легко, но учиться было довольно сложно, так как ему приходилось постоянно мотаться между Новым Цюрихом, Бастионом, закрытой колонией и Санкт-Петербургом, особо уделяя внимание формируемому флоту на Надежде.
        В общем и целом всё шло довольно хорошо. Частное охранное предприятие расширялось и по своей доходности в скором времени должно было догнать популярное военное реалити-шоу. Частная военная компания всерьёз вставала на ноги, заключив ряд весьма удачных контрактов, правда, он в её деятельность особо не вмешивался, предпочитая наблюдать со стороны. Единственное, что его немного беспокоило, так это продолжавшиеся поставки кораблей, качество которых постепенно стало ухудшаться, да и сами боевые суда теперь стали приходить не только из США и Британской империи. Буквально все европейские державы сбывали свои корабли, а к ним подключилась Австралия, и даже Канада начала снимать целые флотилии с боевого дежурства и продавать по сходной цене.
        Невольно закрадывалась мысль о всеобщей демилитаризации, тем более что для этого были некоторые основания. Финансовый кризис постепенно набирал обороты, и практически во всех государствах уровень безработицы неуклонно возрастал. Армии стали первыми жертвами, подвергнувшись серьёзному сокращению. Боевые корабли распродавали, но они большей частью попадали к пиратам и далеко не все проходили через руки Бобра, были и другие посредники, занимающиеся подобного рода деятельностью. Откровенно говоря, это больше смахивало на всеобщее помешательство, так как стычки с пиратами случались всё чаще и чаще. Практически все новостные каналы были переполнены изображениями последствий налётов не только на торговые караваны, но и на слабо защищённые окраинные планеты. Всё это подполковнику совершенно не нравилось, но поделать он ничего не мог, оставалось только вести свою игру…

        Успешно сдав все годовые университетские экзамены за первый курс, Бобёр получил трёхмесячный межкурсовой отпуск и, попрощавшись с Тюленем, постепенно приобретавшим некий лоск, характерный для состоятельных людей, сел на свой корабль и направился на Бастион, где не был около полугода. Прилетев на орбиту, он был поражён бурной активностью, которая наблюдалась вокруг планеты. Связавшись с центральным постом, он запросил разрешение на посадку и, получив «зелёный» коридор, приземлился на космодром.
        Покинув судно, подполковник был встречен комендантом, и они вместе на электрокаре отправились осматривать те изменения, которые произошли за время его отсутствия, а они были радикальными. Во-первых, космодром значительно разросся, увеличилось число складов и ремонтных боксов, во-вторых, возросли возможности ремонтных доков, а также в разы усилилась система обороны. Выехав за пределы космодрома, его подчинённый повёл машину в сторону виднеющихся строений, которые оказались большим перерабатывающим сельхозпродукцию комплексом, далее раскинулся построенный рядом с ним жилой микрорайон довольно внушительных размеров, глядя на который Бобёр невольно поинтересовался:
        - Сколько же здесь проживает людей?
        - Примерно десять тысяч, а вообще на Бастионе постоянно проживают около двухсот тысяч человек, и это количество постоянно увеличивается. Народу здесь понравилось. Мягкий, чуть ли не курортный климат, благодатная и плодородная земля, никого не грабят и не убивают. Что ещё надо нормальному человеку для счастья, тем более мы не ограничиваем право выбора места жительства, правда, теперь взимаем небольшой налог на оформление земли в собственность, но при этом освобождаем на пять лет от уплаты земельного налога. Да, ещё и большой госпиталь отстроили, и кареты «скорой помощи» тоже в круглосуточном режиме работают. Школы появились, и ещё собираемся техническое училище открыть.
        - Неплохо,  - вынужден был признать Бобёр достигнутые результаты.
        - Да, часть земель мы зарезервировали, но и без этого её более чем достаточно, и как результат, наша колония совсем недавно стала поставлять на экспорт десятки тысяч тонн разнообразного продовольствия, причём контракты подписаны уже на несколько лет вперёд.
        - Жизнь здесь явно забила ключом,  - тихо пробубнил молодой человек себе под нос и, оглядевшись по сторонам, увидел вдалеке выстроенную православную церковь.
        Заметив проявленный интерес, комендант дал свои пояснения:
        - По вашему распоряжению, мы помогли возвести собор, но как только началось строительство, к нам обратились представители иудаизма, ислама и католики с аналогичной просьбой, и на Совете мы им тоже решили помочь,  - пояснил комендант.
        - Надеюсь, никаких проблем не возникало? Не хватало мне ещё межрелигиозных распрей.
        - С традиционными религиями и активистами у нас проблем не было никаких, но вот со свидетелями Иеговы некоторые проблемы были, а с мормонами так и вообще сущий цирк вышел,  - с усмешкой ответил бывший гвардейский офицер.
        - Давай подробности.
        - Прибыл не так давно к нам один кораблик, а там оказались проповедники свидетелей Иеговы. Приземлились на космодроме и давай свои брошюрки со сторожевой башней раздавать кому попало, а там как раз несколько пиратских кораблей с Волчьей загружалось. Один из парней к проповедникам привязался, и как результат, случилась словесная перепалка, пираты смеха ради их скрутили и покрасили корабельной краской, а когда проповедники подсохли, отправили на их корабль с пожеланием приходить ещё за добавкой, и с тех пор их здесь больше никто не видел.
        - Если это не сущий цирк, то что же случилось с мормонами?  - со смехом поинтересовался Бобёр, представляя себе это незабываемое зрелище.
        - Знаете, командир, с мормонами на самом деле не всё так просто. Эта тоталитарная секта очень интересуется сведениями об умерших людях и особенно диагнозами патологоанатомов. Эти статистические данные они передают в свою штаб-квартиру на Солт-Лейк-Сити. Вообще это является секретом любого государства, но подкупая чиновников, они достаточно регулярно добывают эту информацию, а дальше, скорей всего, она становится достоянием ЦРУ,  - мгновенно став серьёзным, ответил комендант, поглядывая куда-то в сторону.
        - Подожди, я прекрасно знаю, для чего это делается. Они выдают замуж покойных женщин за своих живых мужчин. Меня сейчас интересует, что с мормонскими эмиссарами произошло,  - насторожившись, поинтересовался подполковник.
        - Ничего угрожающего их тушкам. Просто они попытались на кладбище провести свой брачный ритуал, поставив там большую палатку как раз на дороге, ведущей к погребению. Естественно, она помешала нескольким траурным процессиям. Иудеи с православными и мусульманами попытались палатку убрать, а мормоны в драку полезли, ну и получили по полной программе. Их гнали от кладбища до самого космодрома, и во время этого представления народ сбегался отовсюду, желая принять участие, и набралось их более десяти тысяч. В конце концов мормонов загнали на корабль и выгнали с Бастиона, предупредив, что следующий визит для них закончится немедленным расстрелом. Мы тут совершенно ни при чём, так порешил народ, и мы с этим полностью согласны. Кстати, вы про мормонов не всё знаете, статистическую информацию по смертям они собирают не столько для того, чтобы своих мужчин на умерших женщинах женить, тут дело куда серьёзнее и во много раз опаснее. Изучая диагнозы патологоанатомов какого-нибудь интересующего спецслужбы региона, они вычленяют статистический материал и, консультируясь с медицинскими специалистами, составляют
нужную им программу воздействия через различные фонды на состояние здоровья и рождаемости,  - пояснил комендант, нахмурив брови и посматривая задумчиво в окно.
        - Стоп, давай более подробно, как это происходит,  - мгновенно стерев ухмылку с лица, поинтересовался подполковник, рассматривая своего подчинённого с совершенно новой для него точки зрения.
        - Как правило, это воздействие происходит через фонды, проявляющие интерес к медицине и фармакологии. Например, проводят врачебные семинары, рекламируя дорогие препараты и навязывая дорогие схемы лечения с достаточно низкой эффективностью, а дешёвые, но эффективные вытесняют с рынка. Целенаправленно действуя, они добиваются ухудшения общего состояния здоровья и репродукции, так как многим медицинские препараты становятся просто не по карману. Это сопровождается рейдерским захватом местных фармакологических компаний, в результате которых данные предприятия прекращают свою деятельность или начинают производить только дорогие медицинские препараты.
        Выслушав пояснения бывшего гвардейского майора, Бобёр, нахмурив брови, воскликнул:
        - Это же скрытый геноцид!
        - Разумеется,  - согласился с ним комендант Бастиона.
        - Если вновь мормоны появятся на Бастионе или в окрестностях, уничтожать не надо, возьмите в плен, я хочу пройтись по всей цепочке и выяснить всю подноготную. Если это так на самом деле…  - зло прошипел Бобёр, с силой сжимая кулаки, и, помолчав пару мгновений, распорядился: - Возвращаемся обратно, что-то после твоих пояснений у меня всякое желание к прогулке пропало напрочь.
        Вернувшись на космодром, Бобёр попрощался с комендантом и, вызвав своего личного агента, дал тому кодированный сигнал. Этот человек в его жизни появился около полугода назад, и случилось это совершенно случайно. Откликнувшись на послание двенадцатилетнего мальчугана, просившего помощи для своего детского дома с одной из окраинных планет, подполковник перевёл на счет пансионата весьма приличную сумму и при первой же выдавшейся возможности посетил эту планету.
        Прилетев туда, Бобёр встретился с директором интерната и, побеседовав с ним по душам, выяснил текущие потребности, а также предложил на летние каникулы отправлять подростков на планету-полигон. Заручившись его поддержкой по данному вопросу, он связался с Кузнецом и потребовал от него построить для сирот небольшой жилой комплекс.
        Директор, заключив договор, провёл небольшую ознакомительную экскурсию для столь щедрого мецената, а по её завершении познакомил его с неравнодушным мальчишкой. Это был двенадцатилетний подросток крепкого телосложения с вихрастой шевелюрой и пронзительными глазами зелёного цвета, в которых явно читались ум и сообразительность. Парня звали Иваном Мелиховым, он был сыном капитана третьего ранга, командовавшего дальним разведчиком российских ВКС. Судно, которым командовал его отец, выйдя на разведку дикого космоса, в один прекрасный момент пропало без вести. Мать мальчика после непродолжительной болезни скончалась. Вот Ивана и определили в приют для сирот, где он пребывал до сих пор.
        Взяв шефство над интернатом и парнишкой, Бобёр, вернувшись на Новый Цюрих, попросил генерала Гудзу найти родственников Ивана Мелихова, что тот и сделал. Это оказался уже немолодой унтер-офицер с центральной ремонтной базы флота, приходящийся двоюродным дядей сироте. Узнав о найдёныше, мужчина вышел в отставку и прилетел сначала к парню, а после перебрался на Бастион, где устроился на доки механиком, обслуживающим корабельные двигатели. Именно тогда Бобёр познакомился с ним, и надо сказать, этот человек произвёл на него неизгладимое впечатление. Он был одинок, и далеко не по своей воле. Несколько лет назад его семья погибла во время пиратского налёта, и он ненавидел эту публику до глубины души. По этой причине подполковник предложил ему встраивать системы контроля и управления на все корабли, проходящие через ремонтные доки на Бастионе. Делал он это виртуозно, но спустя некоторое время по своей инициативе стал высылать Бобру не только отчеты о проделанной работе, но и вообще обо всём происходящем на планете. Информация его всегда была интересной и нужной, особенно о деятельности коменданта. Как
оказалось, бывший гвардейский майор поддерживал редкие, но регулярные контакты с одним из представителей Джорджа Дюваля, к сожалению, ему пока не удалось сделать запись хоть одной встречи, но он был уже очень близок к этому. Подполковник его не торопил, прекрасно понимая, что спешка хороша лишь при ловле блох, и поэтому терпеливо ждал…
        Он специально сегодня прибыл на Бастион, так как модули контроля и управления у его агента подходили к концу, и он их доставил, но вместе с ними молодой человек доставил и новейшее оборудование прослушивания и видеонаблюдения, добытое им через Зыкова. Отставной унтер взялся за порученное дело толково, и в скором времени все значимые места планеты окажутся под его альтернативным контролем…
        Спрятав ключ от контейнера, находящегося в закрытом ангаре, Бобёр дал условный знак своему человеку, что необходимое для работы оборудование доставлено по назначению. Такая схема исключала личные контакты с агентом, что минимизировало его разоблачение. Он сам, имея ключи от ангара, будет брать всё ему необходимое для работы и отчитываться непосредственно ему. В общем, Бобру больше нечего было делать на Бастионе, и поэтому он, побыв ещё некоторое время на планете, погрузился на свой корабль и полетел на планету-полигон.
        Прибыв на место, Бобёр встретился с Кузнецом и вместе с ним посетил посёлок, в котором проводили летние каникулы сироты из нескольких окраинных интернатов. Здесь дети, лишённые родительской ласки и опеки, попадали в надёжные руки военных, и это им очень нравилось, так как они принимали хоть какое-то участие в популярном реалити-шоу. Их помощь заключалась в оказании первой медицинской помощи пострадавшим, тем самым реализуя на практике те познания, которые им читали на полигоне наставники, правда, была и градация. Мальчикам больше преподавали военное дело, а девочкам - медицину. Это им действительно очень нравилось, так как они воочию наблюдали хоть и учебные, но все же бои.
        Такую схему преподавания Бобёр придумал не сам, это сделали демобилизованные бойцы, охранявшие полигон, надеясь занять юнцов чем-то полезным, и подполковник этому не противился, особенно после того, как ознакомился с результатами опросов. Почти все мальчишки страстно возжелали поступить в военные училища, а девочки практически поголовно захотели стать врачами. После таких впечатляющих результатов молодой подполковник дал себе зарок оказать им со своей стороны всемерную поддержку.
        Убедившись, что с проводящими каникулы сиротами всё нормально, он вместе с Кузнецом посетил строящийся отдельно полигон, где должен был проводиться открытый конкурс военных пилотов истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков. Возглавлять данный проект Бобёр назначил автора идеи и не прогадал. Этот человек, будучи фанатом своего дела, рьяно взялся за его реализацию, и строительство этого полигона практически подходило к своему завершению. Оставалось устранить некоторые недоделки, на которые требовались всего лишь три месяца, и можно было смело начинать открытый конкурс пилотов. Поняв, что и здесь ему особо делать нечего, подполковник попрощался со всеми и покинул планету-полигон, направив свой корабль на закрытую колонию.
        Посадивший корабль на огромнейшем космодроме, ставшем таковым совсем недавно, Бобёр был встречен Михаилом Александровичем, который его отвёз на встречу внеочередного собрания колонии. Здесь подполковник дал полный отчёт о расходовании полученных средств и поинтересовался текущими делами. Как оказалось, они шли очень даже хорошо. Полученные сельскохозяйственные комплексы заработали на полную мощность, и теперь планета не нуждалась в дополнительном продовольствии. Это позволило создать вполне приличный стратегический запас, но вместе с тем возникал другой вопрос, куда девать образовавшиеся излишки.
        Долго искать решение возникшей проблемы Бобёр не стал, выдвинув предложение о поставках излишнего продовольствия на Бастион, с последующей перепродажей на сторону. Приняв предложенное к действию, члены Совета поблагодарили его и, закрыв собрание, разбежались. Оставшись в одиночестве с Жуковским, подполковник предложил вызвать контр-адмирала Верещагина и поговорить с ним о текущих делах формируемого боевого флота.
        Спустя полчаса, обговорив с адмиралом организационные вопросы, Бобёр потребовал подготовить флот к дальнему рейду и, уточнив интересующие его детали, отправился вместе с Михаилом Александровичем в русскую баню, где от всей души попарился, после чего, вернувшись в выделенные ему гостевые апартаменты, завалился спать.
        Спустя четыре дня формируемый флот из тысячи вымпелов покинул колонию, именуемую Надеждой, и направился в открытый космос для проведения полномасштабных учений под руководством контр-адмирала Верещагина, стремившегося поскорее показать молодому командующему все свои достижения. Отойдя от колонии вглубь малоизученного космоса на несколько световых лет, адмирал приступил к демонстрационным маневрам.
        Бобёр в процесс не вмешивался, но очень внимательно наблюдал за разворачивающимся действом. Он, конечно, немного разбирался в тактике ведения сражений в космосе, но не более того, и поэтому ему было интересно буквально всё. Особенно его интересовало, как огромные артиллерийские равелины, прикрываемые мощными линкорами, открыли огонь, а затем в дело вступила авиация, базирующаяся на авианосцах.
        Со стороны это выглядело очень внушительно, но подполковник, подмечая малейшие нюансы, довольно быстро осознал, что учения ранее проходили именно в этом районе и экипажи боевых кораблей хорошо знали окружающее пространство. Своим волевым решением Бобёр остановил организованный для него концерт и потребовал карту. Выбрав первый попавшийся район, он в произвольном порядке распределил корабли и, обозначив новое место проведения учений, отдал команду на выдвижение в указанную точку.
        Адмирал был недоволен, но вида не подавал. Он надеялся, что молодой человек не будет ничего усложнять, но Бобёр нарушил стандартную процедуру, и Верещагину ничего не оставались, как исполнить полученный приказ. Приведя свою боевую группу в район астероидного пояса, адмирал, хмуро поглядывая на радар, неожиданно воскликнул:
        - Не понял! Это что за чертовщина такая?
        - Вы это о чём, адмирал?  - с неподдельным удивлением поинтересовался Бобёр, глядя на командующего флотом, чуть ли не носом приникнувшего к экрану радара.
        - Командир, тут какая-то чертовщина непонятная.
        Подорвавшись с анатомического кресла, подполковник подскочил к адмиралу и, проследив за его взглядом, задал уточняющий вопрос:
        - Будьте добры, поясните, о чём вы ведёте речь.
        - Честно говоря, не знаю, командир, сигнал слишком слабый, но очень похоже на сигнал бедствия корабля нашего Военно-космического флота.
        - Откуда идёт сигнал?
        - В том-то и проблема, никак не могу сообразить, но судя по слабости сигнала, где-то в районе астероидов. Других вариантов не вижу,  - хмуро ответил Верещагин, неотрывно изучая поступающие данные на экране монитора.
        - Вы точно уверены, что это сигнал бедствия?  - поинтересовался Бобёр, с глубокой задумчивостью всматриваясь в поступающие данные.
        - Одну минутку, командир.
        Командующий флотом, пристально вглядываясь в показания бегущей строки, тихо произнёс:
        - Я, конечно, могу ошибаться, но этот сигнал очень похож на повреждённую антенну дальнего разведчика Российского флота, правда, снятую с вооружения около десяти лет назад.
        Подумав несколько мгновений, Бобёр поднялся и твердым голосом произнёс:
        - Адмирал, я приостанавливаю учения и требую, чтобы все силы нашего флота были брошены на поиск источника сигнала, что-то мне подсказывает: это может быть очень и очень важным.
        Следующие несколько часов разделённый на две неравные части флот занимался изучением окружающего пространства. Хотя сигнал присутствовал на радарах, но его источник было найти очень и очень сложно, так как окружающее пространство изобиловало разнокалиберным космическим мусором, но источник, в конце концов, был обнаружен. Это оказался всего лишь спутник с практически полностью разряженным аккумулятором, служившим лишь ретранслятором.
        Захватив передающий сигнал спутника, специалисты принялись за его изучение, и, как оказалось, он действительно был российского производства, хотя и полностью выработавшим свой ресурс. Если бы его сейчас не нашли, он перестал бы подавать какие-либо признаки жизни буквально через три или четыре недели.
        - Любопытно,  - протянул Бобёр,  - быть может, вы сможете дать свои объяснения по данному поводу?
        - Да что тут объяснять?! Где-то тут рядом находится поврежденный корабль, некогда входивший в состав Российских военно-космических сил, получивший серьёзные повреждения. В пользу этой версии говорят характеристики самого сигнала, не применяемые на нашем флоте почти десять лет. Вообще странно, почему капитан этого судна явно не хотел, чтобы его сразу обнаружили, а это наводит на определённые мысли, правда, они мне очень и очень не нравятся,  - нахмурившись, отозвался Верещагин, продолжая внимательно изучать полученные данные.
        - Илья Николаевич, вы сможете найти этот корабль?
        - Не знаю, но обещаю, что мы сделаем для этого всё возможное.
        Следующие несколько дней тысячный флот безрезультатно шерстил астероидный пояс, пока Бобёр не предложил использовать истребители с авианосцев для обследования наиболее крупных астероидов, и это принесло хоть какие-то результаты изматывающего поиска. Оказалось, что на многих астероидах находятся обломки различных кораблей, причем многие из них имели пробоины от туннельных орудий. Дальнейшие затянувшиеся поиски привели к обнаружению источника сигнала, ретранслируемого угасающим спутником, и это оказался очень сильно повреждённый разведчик класса «Ермак» с бортовым номером 00234.
        Самым интересным в этой ситуации оказалось то, что он был обнаружен в естественной пещере, и по всему выходило, что экипаж, уходя от погони, пытался замести за собой следы, спрятавшись в этой дыре, но забраться смогли, а вот обратно выбраться не получилось. Разведчик здесь так и остался, посылая на ретранслятор сигналы оповещения, которые так и не смогли дойти до адресата. Отправив на изучение обнаруженного корабля десантную партию, Бобёр надеялся выяснить для себя нечто полезное, но он даже не предполагал, что может обнаружить посланная экспедиция. Вернувшиеся десантники притащили целый опечатанный контейнер и блок корабельного регистратора вкупе с электронным бортовым журналом.
        В первую очередь связисты вскрыли бортовой регистратор и, прогнав его через дешифратор, воспроизвели последнюю запись, сделанную капитаном погибшего разведчика. Сначала запись сильно рябила, но через непродолжительное время при помощи специалистов изображение привели в норму, и все присутствующие в капитанской рубке услышали наполненный вселенской печалью голос еще далеко не старого мужчины в звании капитана третьего ранга с перевязанной рукой и следами многочисленных кровоподтеков на лице. Мужчина на экране, бережно поправив повязку, на которой безжизненно покоилась его левая рука, заговорил:
        - Товарищи, я надеюсь, моё послание дойдёт до вас в целости и сохранности. Мы не надеемся вырваться из смертельной ловушки, в которую загнал нас враг, но сделали всё от нас зависящее, чтобы не попасть ему в лапы… Пожалуй, лучше начать своё повествование с самого начала. Я, капитан третьего ранга Мелехов Константин Иванович, получил команду от начальника разведслужбы Российских военно-космических сил провести разведку секторов NRG-49748 и NRG-49749. Прибыв на место, мы занялись изучением астероидного пояса, затратили на это пятьдесят дней. Когда наша миссия подошла к концу, у нас произошла поломка ретранслятора, и мы были вынуждены остановиться за одним из астероидов для ремонта, где по случайности стали свидетелями одной любопытной встречи…
        Офицер, умолкнув на несколько мгновений, вздохнул и, собравшись с силами, продолжил свой рассказ:
        - Спустя несколько часов с момента нашей вынужденной остановки совсем рядом от нас застопорила ход космическая яхта дальнего радиуса действия. Увидев её, мы очень обрадовались и хотели подать аварийный сигнал спасения, когда к этой яхте подошло ещё одно судно совершенно неизвестной конфигурации, по всей вероятности, оно было военным. Меня это насторожило, и я запретил подавать сигнал, продолжив наблюдение. Данная встреча продлилась ровно полчаса, и за это время из неведомого корабля были перегружены какие-то контейнеры. После того как загрузка была завершена, яхта быстро исчезла, а неведомый корабль стал медленно двигаться в астероидном поясе, уходя в сторону открытого космоса. Я принял решение проследить за ним, невзирая на неисправный ретранслятор. Эти прятки заняли десять дней, а на одиннадцатый преследуемое судно вышло из астероидного пояса, где его ждали несколько аналогичных кораблей. Радиоперехват позволил отсканировать и расшифровать видеообмен, произошедший между кораблями, и, каково же было моё удивление, когда мы просмотрели видеозапись. Это были не люди! Это были гуманоиды неведомой
доселе расы, довольно сильно напоминающие людей. К сожалению, расшифровать текст разговора не удалось, но и так было понятно, что эта раса знает о человечестве и ведёт какие-то дела с некоторыми представителями из мира людей. В полной мере осознав всю важность добытой информации, мы поспешили вернуться, но на обратном пути нарвались на пять кораблей чужих, пришлось вступить в неравный бой. Получив серьёзные повреждения, мы были вынуждены затеряться в астероидном поясе. Найдя подходящую пещеру, я завёл в неё наш разведчик, но повреждения, полученные в бою, не позволили нам её покинуть, и теперь эта пещера станет нашей братской могилой. Я всей душой верю, что наша жертва будет не напрасной и материалы, полученные в нашем рейде, обязательно попадут по своему прямому назначению. Прощайте, товарищи, и не поминайте лихом, мы выполнили свой долг до конца…
        Изображение поплыло и, моргнув пару раз, пропало.  - Я помню историю с пропажей этого разведчика. Его тогда не смогли найти, хотя очень старались, и теперь понятно почему. Во время преследования они далеко вышли за пределы предписанных секторов, да ещё и бой этому в немалой степени поспособствовал,  - задумчиво протянул Верещагин, припоминая дела давно минувших дней.
        - Я думаю, нам нужно покинуть этот сектор и как можно скорее. Будет куда разумнее, если мы специально подготовим и скрытно отправим разведывательную партию.
        - Да, командир, мы тут с тысячным боевым флотом, словно слон в посудной лавке, распугаем всю эту публику. Я с вами полностью согласен, в данной ситуации надо действовать очень тонко и осторожно, тем более мы совершенно ничего не знаем об этой расе, так похожей на нас,  - согласился с ним адмирал, пребывая в глубокой задумчивости.
        - По крайней мере, одно можно сказать точно, эта раса далеко не безобидна и явно агрессивна. Мне очень хотелось бы знать, почему они тщательно скрывают своё существование, а в особенности свои контакты с людьми,  - задумчиво проговорил Бобёр и перевёл свой взгляд на командующего флотом, затем резко отдал команду:
        - Адмирал, уводите флот россыпью. Возвращаемся обратно на Надежду.
        Новообразованный флот быстро покидал сектор NRG-49749, включив на полную мощность генераторы невидимости. Им повезло, что они входили в астероидный пояс, скрываясь друг от друга, готовясь к учебному сражению. Это помогло остаться незамеченными для наблюдателей неведомой расы, хотя адмирал Верещагин и его штаб ещё об этом ничего не знали, но очень хотели в это верить, верил в это и сам Бобёр…

        Глава 8

        Изучение добытой информации с погибшего разведчика класса «Ермак» с бортовым номером 00234 заняло всего несколько дней. К сожалению, данных о пришельцах оказалось совсем немного, но все они были буквально на вес золота. Экипаж погибшего разведчика снял не только видео кораблей неведомой расы, но и телеметрические данные, позволившие выявить тактико-технические характеристики, и теперь штаб новообразованного флота анализировал полученные результаты.
        Бобёр не вмешивался, хотя и время от времени посещал штаб в надежде услышать предварительную информацию, но пока до этого было ещё далеко, и по этой причине подполковник, желая занять себя чем-то полезным, взялся за изучение изображения человеческого корабля, прибывшего более десяти лет назад на встречу с представителями иной расы. Это оказалось не такой уж простой задачей, как ему казалось на первый взгляд, так как в международном справочнике космической яхты с таким абрисом не было, но это не значит, что её не существовало. Скорей всего, ее построили где-то на заказ и умышленно не внесли в единый реестр. В этом не было ничего удивительного, это была обычная практика тех, кто занимается какой-либо деятельностью, желая оставаться в тени. Не найдя ничего в официальных справочниках об интересующем его судне, Бобёр, полностью скопировав данные с погибшего разведчика, отправился на свой корабль.
        - Привет, Марго!
        - Здравствуй, Наследник.
        - Марго, ты можешь найти одну космическую яхту, а заодно проанализировать корабли чужих?
        - Попробую.
        Сбросив искину информационный пакет, Бобёр в ожидании результатов подключил себя к медицинскому блоку и, пройдя оздоровительную процедуру, вновь вернулся в рубку и поинтересовался:
        - Ну как, есть результаты?
        - Интересующее тебя судно обнаружено. Оно достаточно регулярно бывает на космодроме Новой Тортуги, и дважды зафиксировано посещение Хипори. Показать видео?
        - Давай, но сначала поясни, где ты смогла обнаружить это видео.
        - Изображения обнаружились на одном пиратском корабле с установленным модулем контроля и управления на Новой Тортуге. Другое изображение зафиксировано эсминцем твоей частной военной компании, занятой свержением местного диктатора на Хипори.
        - Давай начнём с Хипори,  - распорядился он, лихорадочно соображая, что бы это могло означать.
        Марго вывела на экран запись, и он с большим вниманием стал рассматривать видеозапись месячной давности. Судно за прошедшие десять лет практически не изменилось, и поэтому его трудно было не узнать. Эта большая космическая яхта несколько раз облетела богом забытую планету и спокойно ушла в глубокий космос, туда, где людей уже не было. Следующая запись была двухнедельной давности, и на этот раз яхта вернулась и, как в прошлый раз, облетев Хипори, направилась в человеческие миры.
        - И что ты об этом думаешь?  - теряясь в догадках, поинтересовался Бобёр у Марго.
        - Яхта явно очень дорогая, с мощной системой вооружения, на борту стоит очень серьёзный разведывательный комплекс. Не знаю, кому она принадлежит, но, без всякого сомнения, корабль построен где-то в человеческих мирах по уникальному проекту.
        - Хорошо, давай видео с Новой Тортуги.
        Следующий видеоряд Бобёр смотрел с ещё большим вниманием, так как интересующая его яхта приземлилась на космодром совсем рядом с пиратским эсминцем, с которого шла запись. Пассажиров явно ждали, так как спустя пару минут после посадки к трапу подкатил шикарный лимузин, и из него вышли двое весьма представительных субъекта. Лимузин был не из бюджетных, и такой автомобиль мог себе позволить далеко не каждый состоятельный человек. Встречающие не торопясь подошли к трапу, и в этот момент из яхты вышел человек и степенно спустился к ожидающим его людям.
        - Марго, будь добра, увеличь изображение, мне хотелось бы посмотреть на их лица.
        - Мать моя женщина, да это же Гриня собственной персоной! Что он тут вообще делает?!  - вскочив с кресла, озадаченно воскликнул молодой человек, припомнив один из разговоров с Рупертом Вормсом, предупреждавшим его, что это «тело» на Волчьей вместе с такими же отморозками, как и он сам, угнали подготовленный к дальнему рейду корабль, купленный на Бастионе, и пустилось в бега. Правда, корабль был не тот, но был Гриня, и это была серьёзная зацепка…
        - Марго, соедини меня с Рупертом, надо у него кое-какие детали выяснить.
        Командира вольных пиратских отрядов на месте не было, но его секретарь, хорошо знакомый с поставщиком, пообещал найти Вормса и, разослав посыльных, отключился.
        - Очень интересная ситуация,  - вслух стал рассуждать Бобёр, в ожидании звонка от пирата,  - получается, Гриня давно имеет дела с чужаками или, по крайней мере, работает с ними. Да, кстати, Марго, ты видела изображение переговоров, о чем они говорили?
        - Процесс расшифровки пока не завершён, но уже сейчас ясно, на это потребуется примерно месяц, так как язык, на котором общается иная раса, мне неизвестен, да и они сами мне совершенно незнакомы.
        В этот момент зазвучал сигнал вызова. Взглянув на экран, подполковник, удовлетворённо кивнув, нажал кнопку соединения.
        - Привет, Бобёр, как у тебя дела?
        - Здорово, Руперт. Я хотел у тебя поинтересоваться, какой корабль угнал Гриня. Похоже, наш беглец обнаружился.
        - Вот даже как,  - мгновенно став серьезным, протянул собеседник,  - и где эта гнусь объявилась?
        - Не поверишь, его видели на Новой Тортуге.
        - Неожиданно…  - очень удивившись, протянул пират.
        - Руперт, будь добр, отправь мне все данные на угнанный корабль, остальное я всё сделаю сам. Это личное,  - убедительно попросил Бобёр, придав своему голосу всю серьезность, на которую он был только способен.
        - Хорошо, я не буду вмешиваться, но у меня одно условие. Ты пришлёшь мне полный отчёт, когда всё закончится.
        - Не вопрос. Ты же меня знаешь, я слово своё держу.
        - Если бы не знал, так и разговаривать на эту тему с тобой не стал бы. Ладно, Бобёр, бывай, через пять минут тебе скинут информационный пакет.
        Дождавшись обещанную информацию, молодой человек попросил Марго разыскать корабль и спустя несколько минут с удивлением увидел метку угнанного судна на Хипори.
        - Вот и ответ, зачем космическая яхта кружилась вокруг планеты, правда, это только ответ на одну небольшую загадку, остальные придётся ещё распутывать,  - проворчал подполковник, задумываясь: может быть, Гриня вообще представитель иной расы.
        Немного поразмышляв, он набрал номера Тюленя, пока ещё официально являющегося директором частной военной компании на Новом Цюрихе, и, увидев его страшно деловую физиономию, заговорил:
        - Здравствуй, Тюлень.
        - Приветствую вас, командир!
        - У тебя сейчас есть подготовленная команда для одного деликатного дела?
        - Смотря для какого. Первый курс ведь ещё не окончен.
        - В принципе дело не сложное, но довольно рискованное. Нужно приземлиться на космодроме одной из дальних планет и на интересующий меня корабль прицепить пару хитрых маячков. Помимо этого надо будет проследить за пассажирами и выяснить, с кем конкретно они ведут дела,  - пояснил Бобёр.
        - Ну, это не сложно, и для этого дела нужных людей подобрать не составит особого труда.
        - Подожди, тут есть одна закавыка. Действовать придётся на пиратской планете, и малейшая ошибка может привести к самым тяжёлым последствиям.
        - Не проблема, люди опытные и сделают всё в самом лучшем виде.
        - В таком случае готовь команду и отправляй её на Бастион, я скоро буду там и лично займусь обеспечением операции.
        Попрощавшись с Тюленем, Бобёр покинул свой корабль и вернулся в колонию, где продолжил напряжённо работать вместе со штабом новообразованного флота, изучая полученную информацию с погибшего разведчика. Уяснив для себя некоторые моменты, молодой подполковник обсудил с адмиралом тактику ведения разведывательной экспедиции и только после этого приступил к её организации. Подобрав десяток дальних разведчиков и снарядив всем необходимым, старшие офицеры штаба провели самый тщательный инструктаж экипажей и отправили корабли в рейд, от результатов которого зависело очень и очень многое…
        Молодой человек и сам хотел отправиться в разведку, но только после того, как отправит спецгруппу на Новую Тортугу. Ему позарез нужна была информация, касающаяся маршрута космической яхты. Подполковник не собирался пока её захватывать, но желал основательно изучить все контакты хозяев данной посудины и только тогда приступать к активным действиям.
        Не став больше задерживаться на Надежде, Бобёр отправился на Бастион, немного сожалея, что ему так и не удалось как следует поучаствовать в учебных боях нового флота, построенного на заводе неведомой инопланетной расы с тактико-техническими характеристиками, значительно превосходящими всё то, что на сегодняшний момент имели в своём арсенале люди.
        Вылетев с продолжающего отстраиваться космодрома, подполковник всё ж решил сообщить о случившемся своему куратору, хотя и не сомневался, что ему уже и так донесли эту информацию. Набрав номер генерала Гудзы, он ждал ответа несколько минут, но того не было. Не зная, что и думать, Бобёр в расстроенных чувствах полетел на свою планету, ставшую для него по-настоящему новым домом.
        Спустя неделю вернувшись на Бастион, подполковник, встретившись с заместителем Тюленя и его группой, занялся подготовкой к её отправке на Новую Тортугу. Для начала он проработал подходящую легенду прикрытия, выбрав для этой цели торговый корабль с двумя эсминцами сопровождения. Посовещавшись с диверсантами, он не стал выдумывать что-то замысловатое, просто решил под завязку загрузить трюмы транспортного судна продовольствием, включив спецгруппу в состав его экипажа.
        За день до начала операции Бобёр провел последний инструктаж и отпустил людей готовиться к предстоящему делу, а сам хотел спуститься к подземному озеру, но в этот момент прозвучал сигнал вызова, исходящий от коммуникатора, прикрепленного к его портупее.
        - Я слушаю.
        - Командир, тут на нашей орбите появился какой-то корабль и требует «зелёный» коридор для встречи с вами. Капитан этого корыта называет себя Диким Вепрем.
        Удивившись такому обстоятельству, Бобёр потребовал от дежурного посадить прибывший корабль на закрытую площадку и сопроводить куратора в его офис. В ожидании появления генерала Гудзы он задумался, зачем Дикому Вепрю понадобилось самоличное присутствие на Бастионе, но, не найдя приемлемого для себя ответа, решил дождаться неожиданного визитёра и всё выяснить у него лично. Поднявшись с дивана, полноправный хозяин планеты заварил себе кофе и, помешивая чайной ложечкой божественный напиток, услышал, как в дверь в его кабинет постучали.
        - Да, войдите,  - не оборачиваясь, разрешил он, делая первый глоток горячего кофе.
        Дверь тихо скрипнула, и в кабинет кто-то вошёл.
        - А ты тут хорошо устроился!  - услышал Бобёр восхищённый возглас своего куратора.
        - Не жалуюсь,  - обернувшись, произнёс подполковник, с интересом рассматривая генерала.
        Подойдя ближе, Гудза, крепко пожав ему руку, уселся за стол и грустно произнёс:
        - А я к тебе с концами перебрался, надеюсь, у тебя найдётся работа для старика?
        От неожиданности чуть не уронив чашку, Бобёр с изумлением вытаращился на своего куратора и поинтересовался:
        - Это что, шутка?
        - К сожалению, это реальность. Спровадили меня в отставку, а тот отдел, который я имел честь возглавлять, подчистую расформировали. Вот такие наши дела грустные…
        - И что теперь делать?!
        - Как что? Разумеется, начатое дело продолжать, тем более ты уже крепко встал на ноги. Последнее, что я для тебя смог сделать перед отставкой, подобрал две с половиной тысячи демобилизованных флотских и отправил их на Бастион. Недели через три будут на месте.
        - Это, конечно, хорошо, но я имел в виду несколько иное. Кто теперь мне будет предоставлять необходимую разведывательную информацию, и вообще, перед кем мне теперь надо будет отчитываться?  - задал подполковник интересующий его вопрос, с отрешённым видом рассматривая голую стену кабинета.
        - Извини, парень, но теперь ты в самостоятельном плавании, и на помощь тебе рассчитывать не приходится, так как твоё личное дело из архивов удалено, но ты по этому поводу не переживай, в нашей разведслужбе есть люди, готовые тебе оказать посильную помощь,  - огорошил его теперь уже генерал в отставке.
        - Вот же блин горелый, и что теперь с пришельцами делать?!
        - Подожди, ты о каких пришельцах говоришь?  - с полнейшим недоумением поинтересовался Гудза, пристально наблюдая за своим бывшим подчинённым.
        - О самых что ни есть настоящих. Это неизвестная раса, имеющая контакты с некоторыми людьми. О её существовании я узнал совсем недавно, случайно обнаружив погибший чуть более десяти лет назад разведчик класса «Ермак» с бортовым номером 00234, входивший в состав нашего флота. Найденные на его борту материалы зафиксировали контакт человеческого корабля с чужаками. К сожалению, при возвращении разведчик нарвался на несколько кораблей противника. Уйти ему удалось, но полученные повреждения обрекли экипаж на гибель. Самым любопытным в этой ситуации является то, что судно, встречавшееся с представителями инородной расы, продолжает летать по человеческим мирам, и на его борту сейчас находится небезызвестный вам Гриня. Думается мне, он на там далеко не последний человек в экипаже. Завтра я отправляю спецгруппу для того, чтобы они подвесили маяк на это корыто и проследили, с кем он имеет дела на Новой Тортуге.
        - Где это произошло?  - зловещим шепотом поинтересовался отставной генерал.
        Внимательно вглядевшись в лицо Дикого Вепря, Бобёр заметил нервно подёргивающееся веко и, грустно вздохнув, ответил:
        - Драма с нашим разведчиком разыгралась в секторе NRG-49749. Исходя из материалов, ясно, что корабль был послан разведуправлением для проверки секторов NRG-49748 и NRG-49749.
        Задумчиво пожевав губами, Константин Георгиевич припомнил некоторые детали, касающиеся погибшего корабля, и тихо заговорил:
        - Я помню эту историю, правда, мне все детали этого дела неизвестны, но всё же… Эту экспедицию организовал тогда ещё вице-адмирал Рашид Зурабов. Тогда ещё ходили слухи, смысл которых заключался в том, что адмирал таким образом избавился от неугодного ему капитана, но слухи так и не были подтверждены. Мало того, Зурабова лет пять назад подозревали в шпионаже, но тщательное расследование не нашло против него каких-либо улик, и на сегодняшний день он командует вторым ударным флотом Российских ВКС. Кстати, он очень дружен с вице-адмиралом Смирновым, командующим третьим ударным флотом.
        - Любопытная информация,  - протянул молодой человек и, помолчав пару мгновений, поинтересовался: - Насколько я понимаю, вы говорите об Алексее Ефимовиче Смирнове, дочерью которого является Екатерина Борн?
        - Верно. Именно о нём я и говорю,  - подтвердил Гуд-за, чуть отведя в сторону свой взгляд.
        - Ещё более любопытно, но у меня возникает следующий вопрос: а почему вы мне раньше об этом ничего не говорили?
        - А какое это имеет значение?  - вопросом на вопрос ответил Гудза, на самом деле не понимая, что может быть интересного в этой информации для молодого человека.
        - Может быть, и никакого,  - тихо в ответ проговорил подполковник,  - но всё ж об этом мне стоило рассказать. Кстати, Константин Георгиевич, вы не могли бы по своим каналам раздобыть материалы спасательной экспедиции, участвовавшей в розыске пропавшего разведчика?
        - Раздобуду, в этом особых проблем нет,  - равнодушно пожав плечами, проговорил отставной генерал и, серьёзно взглянув на молодого человека, задал тому вертевшийся в его голове вопрос: - Что ты намерен делать дальше?
        Задумчиво потерев щетину, Бобёр прикинул возможные варианты и заговорил:
        - Знаете, сначала я хотел отправить спецгруппу на Новую Тортугу, но теперь думаю отправиться вместе с ней. Разумеется, брать Гриню я не буду, меня очень интересует его маршрут и в особенности его контакты, а там уже будем думать, как дальше быть и как из этого извлечь для себя максимальную пользу.
        Высказав своё мнение, Бобёр заложил руки за спину и прошёлся по кабинету, размышляя, куда пристроить своего бывшего куратора, и совершенно неожиданно услышал командный окрик Гудзы:
        - Равняйсь! Смирно, подполковник!
        Переборов непроизвольное желание выполнить команды бывшего командира, молодой человек, медленно развернувшись в сторону отставного генерала и выхватив лучемёт, направил его ствол в лицо своего гостя и зло зашипел:
        - Константин Георгиевич, ВСЁ, я больше не являюсь вашим подчинённым и не позволю так с собой обращаться. Здесь есть только один командир, и этот командир - я, имейте в виду, я не допущу у себя на планете двоевластия. Если вы попытаетесь устроить переворот с целью стать местным диктатором, вас расстреляют, это понятно?
        Внешне не выражая никак эмоций, Гудза негромко произнёс:
        - Да, Бобёр, ты определённо растёшь, делая серьёзные успехи на поприще власти.  - Немного помолчав, бывший куратор вгляделся в хищно блестящие глаза своего бывшего подчиненного и вновь заговорил: - Вы здесь командир. Я не претендую на власть, мне будет вполне достаточно возглавить вашу разведывательную службу.
        - Хорошо, считайте вашу просьбу удовлетворённой, но одновременно возьмёте на себя командование военным гарнизоном Бастиона.
        Увидев знак согласия Гудзы, Бобёр вложил лучемёт в кобуру и, больше ничего не сказав, удалился из кабинета, оставив в нем своего бывшего куратора и не заметив, как на лице генерала Гудзы расплылась удовлетворённая ухмылка…

        Глава 9

        Прилетев в район Новой Тортуги, подполковник не стал спешить, а пару недель покружился в окрестностях пиратского пристанища, изучая передвижения торговых судов. Это было весьма познавательно, так как позволило выявить основных торговых партнеров пиратской республики. Поняв, что больше извлечь ничего толкового не удастся, Бобёр отдал команду на выдвижение к космодрому и, получив разрешение от диспетчера, пошёл на посадку.
        Приземлившись в отведённой для него зоне, Бобёр вместе с торговой делегацией и спецгруппой покинул загруженный продовольствием транспортник и, погрузившись на автобус, направился на товарную биржу, расположенную за пределами космодрома. Устроившись у окна, молодой человек с немалым интересом наблюдал за проносившимися за окном видами, в особенности уделяя внимание кораблям, стоящим на посадочной площадке, и суете вокруг них.
        Сам порт был не очень большим, но его техническому оснащению могли позавидовать очень многие колонии, не смевшие даже мечтать о подобном космодроме, причём было видно, что инженерно-техническая часть была практически новой и эксплуатировалась не более двух лет. Сначала это вызвало некоторое удивление, но чем дальше присматривался Бобёр к окружающей его действительности Новой Тортуги, тем меньше она ему нравилась. Отстроив у себя на Бастионе космодром и ремонтные доки, Бобёр прекрасно знал, сколько это стоило на самом деле, и поэтому заподозрил негласное участие заинтересованных сил в модернизации пиратского анклава, причём Дюваль к этому никакого отношения не имел, и это следовало хорошенько обдумать.
        Через полчаса прибыв на товарную биржу, делегация изучила внутренние правила и, встав на учёт, выставила на продажу свой товар. На удивление, они распродали за два часа открытых торгов весь свой груз и заключили несколько контрактов на будущие поставки. Совершенно не ожидавший подобного поворота, Бобёр был вынужден подкорректировать свой план. Выяснив, где находится администрация космодрома, молодой человек подал заявку на аренду складских помещений и, заплатив за год вперёд, отправил караван обратно на Бастион за следующей партией продовольствия, а сам вместе со спецгруппой занялся подготовкой складов, попутно наблюдая за космодромом.
        На десятый день пребывания на Новой Тортуге, неожиданно для всех пришёл сигнал с оставленного спутника-шпиона о появлении на орбите планеты нужного ему корабля. Соскочив со стеллажа, Бобёр извлёк из внутреннего кармана тактическую гарнитуру и отдал заранее оговорённую команду:
        - Внимание, говорит Первый, все по своим рабочим местам. Повторяю для особо одарённых, все по своим рабочим местам. Перерыв окончен. Как поняли меня, бездельники?
        - Не беспокойтесь, шеф, всё будет в лучшем виде,  - ответил Чекан и отключил связь.
        Сложив гарнитуру, Бобёр ещё раз проверил включённую аппаратуру наблюдения и, убедившись в её исправной работе, быстро переоделся в комбинезон технического персонала. Подхватив слесарный ящик, покинул склад и неторопливой походкой направился в сторону, где был ранее замечен интересующий его корабль. Пристроившись в сторонке, он, не привлекая к себе внимания, проверил наличие своих людей на местах и принялся изображать неспешную работу с торчащим кабелем, а спустя сорок минут долгожданная яхта, зависнув над площадкой, стала медленно опускаться на термически устойчивую поверхность космодрома.
        - Ты долго здесь будешь копаться?!  - раздался чуть в стороне сердитый окрик.
        Обернувшись, Бобёр заметил старшего охранника, спешившего в его сторону, и, состроив недовольную физиономию и демонстративно отбросив в сторону тестер, выпалил:
        - Будь оно всё неладно! Говорил же я Кацелю, тестеры у нас давно пора менять, так нет же, всё ему экономить надо, а мы мучайся. Вот теперь не могу разрыв линии найти.
        Старший охранник, притормозив свой бег, остановился рядом и, снизив на пару тонов свой голос, распорядился:
        - Бросай всё, а через пару часов придёшь и доделаешь свою работу.
        - А что случилось-то?  - с умело состроенным удивлением поинтересовался Бобёр.
        - Значит, ты новенький, раз ничего не знаешь.
        - Да, в рембригаду меня неделю назад перевели.
        - Тогда понятно,  - успокоившись, ответил охранник и пояснил: - Сейчас прибыли личные гости губернатора вольной республики Пабло Монтеро, а он требует, чтобы во время визита, посторонних на этой площадке не было, так что бери ноги в руки и проваливай отсюда, пока цел. Ты меня хорошо понял?
        - Одну минуту, я сейчас инструмент соберу.
        - Бросай всё и вали отсюда, времени уже нет.
        Поднявшись на ноги, Бобёр тяжело вздохнул и направился к выходу, обратив внимание, что двоих его людей, так же как и его, выпроводили охранники, но всё было не так уж плохо. Как и планировалось, один из его людей остался в этом секторе, и этого было вполне достаточно. Теперь оставалось удостовериться, что Гриня действительно является личным гостем губернатора Новой Тор-туги, и это не казалось особо трудной задачей.
        Вернувшись на склад, Бобёр вскрыл дверь, где располагался портативный управляющий модуль разведывательной системы новейшей модели, и занялся изучением поступающей информации. Как и следовало ожидать, личным гостем губернатора оказался Гриня. Спустившись с яхты, он поздоровался с встречающими и, погрузившись в закрытый лимузин, покинул пределы космодрома. Быстро перестроив орбитальный спутник, подполковник пристально всматривался в маршрут беглого пирата. Как оказалось, конечной точкой его поездки стала городская мэрия, где его встретил сам Пабло Монтеро и проводил своего, явно желанного, гостя внутрь административного здания.
        К сожалению, сквозь стены мощная электронная оптика видеть не могла, но и увиденной картины было вполне достаточно, чтобы сделать для себя определённые выводы. Не став выключать разведывательный комплекс, Бобёр завалился на диван в комнате отдыха и, закинув руки за голову, глубоко задумался о необходимости создания на Новой Тортуге полноценной агентурной сети, причем начать следовало с этого склада.
        Услышав сигнал оповещения, молодой человек поднялся с дивана и, вернувшись к управляющему модулю разведывательного комплекса, вгляделся в поступающее в реальном времени изображение. Гриня, пробыв совсем недолго в мэрии, без всякого сопровождения покинул здание и, погрузившись в ожидающий его лимузин, укатил на космодром и спустя непродолжительное время на космической яхте покинул планету.
        Взглянув на время, Бобёр подхватил другой тестер и вернулся к повреждённому кабелю, где и застал старшего охранника.
        - С новым тестером я теперь быстро управлюсь.
        - Да хоть неделю тут возись, мне до этого нет никакого дела, главное, чтобы тебя не было во время визитов губернаторских гостей,  - добродушно улыбаясь, ответил старший охранник, ощущая облегчение от того, что визитёры улетели.
        - Прошу прощения, но как часто это бывает? Видите ли, мне бы не хотелось из-за своего незнания нажить на свою пятую точку серьёзных неприятностей.
        - А тебе что, не объяснили?
        - Нет,  - удивлённо хлопая глазами, отозвался Бобёр.
        - Э-э-э… парень, значит, у тебя есть скрытый враг, который хотел бы попасть на твоё место, имей это в виду.
        - Спасибо, буду знать, но всё же, когда мне не стоит здесь появляться?
        - Гость или гости, приземляющиеся на этой площадке, прибывают в одно и то же время каждые полтора месяца, запомни это накрепко, иначе пропадёшь не за грош.
        - Пожалуй, я потребую перевода на свое прежнее место, а то мне что-то не по себе,  - очень убедительно разыграв испуг, проворчал лжеремонтник в ответ на откровенность старшего охранника.
        - Скорей всего, и я так же сделаю, не нравятся мне эти гости, есть в них нечто пугающее,  - нахмурившись, проговорил себе под нос охранник и, не попрощавшись, развернулся и медленно побрёл куда-то вглубь технической зоны космодрома.
        Проводив его взглядом, Бобёр быстро собрал разбросанный инструмент, окольными путями вернулся на арендованный склад и, встретив бойцов спецгруппы, поинтересовался у того, кто оставался в закрытой зоне:
        - Валентин, ты всё сделал как надо?
        - Да, командир, я подцепил на это корыто два маяка, один основной и запасной. Основной включится через двенадцать часов, а запасной заработает только в том случае, если основной перестанет подавать сигналы, правда, это было сделать очень непросто. На этой яхте стоит серьёзный сканер, и если бы не наше новейшее снаряжение, подобраться незамеченным к ней было бы практически невозможно.
        - Учтём на будущее,  - задумчиво протянул Бобёр и, помолчав некоторое время, обратился ко всем присутствующим:
        - Слушайте меня внимательно, парни. Первоначальный план отменяется. Вы остаётесь на Новой Тортуге и создаете независимую агентурную сеть. Отчитываться будете только мне и больше никому. Вашей главной задачей является внедрение в окружение губернатора Пабло Монтеро и выяснение подробностей его сотрудничества с Гриней. Как оказалось, этот гусь бывает здесь каждые полтора месяца в одно и то же время и встречается с губернатором. Мне было бы очень интересно знать, о чём они говорят и какие совместные дела ведут. Старшим группы назначается Чекан.
        Следующие две недели до прибытия каравана с Бастиона они работали на складе, не забывая при этом активно налаживать связи с персоналом космодрома, уделяя особое внимание его администрации и охране. К моменту появления на орбите долгожданного каравана выявилась одна очень любопытная особенность космодрома на Новой Тортуге. Несмотря на современное инженерно-техническое обеспечение, космодром практически не имел системы аэрокосмической обороны, мало того, в нескольких десятках километров от него активно строился другой космодром. Для чего он нужен, было совершенно непонятно, так как основной работал в лучшем случае на пятьдесят пять процентов от своей пропускной способности, и с этим ещё предстояло разбираться…
        После того как караван приземлился, Бобёр, переодетый в комбинезон портового грузчика, некоторое время участвовал в разгрузочных работах и, убедившись, что за ним не ведётся наблюдение, никем не замеченный проник в конвойный эсминец и по окончании всех работ вместе с караваном покинул Новую Тортугу.
        Прибыв на Бастион, он по заведённой привычке проверил текущее положение дел, раздав ценные указания, погрузился на свой корабль и незамедлительно рванул в сектор NRG-49749, желая лично принять участие в розыске следов иной расы. Прибыв на место, Бобёр не стал оповещать о своём появлении командира экспедиции и, включив защитное поле на полную мощь, углубился в астероидный пояс.
        Ориентируясь на данные с погибшего более десяти лет назад разведчика, подполковник, постоянно советуясь с искином, достаточно быстро обнаружил корабли, участвующие в поиске, но вмешиваться не стал, так как они методично изучали останки погибших кораблей. Делали они это крайне осторожно, стараясь не выдать своего присутствия. Высадив изыскательскую партию, корабли уходили в сторону и, прикрываясь астероидами, сканировали окружающее пространство.
        Оставшись вполне довольным увиденным, Бобёр не стал выдавать своего присутствия и решил пройти весь астероидный пояс по следам погибшего разведчика. Оказавшись на границе, откуда открывался неисследованный космос, подполковник обратился к искину:
        - Марго, голубушка, будь добра, отсканируй близлежащий космос. Нет ли там чего интересного?
        - Нет, Наследник, здесь нет никого и ничего. Совершенно пустынное пространство.
        - В таком случае полетели к ближайшей планетарной системе и на месте осмотримся.
        Войдя в первую подвернувшуюся систему, он занялся изучением планет, которых оказалось ровно пять. Все они были небольшими, и какая-либо атмосфера на них отсутствовала, правда возле одной из них была совсем крошечная луна. В общем, всё выглядело девственно чистым, но Бобёр, подумав некоторое время, принял решение обследовать систему и более основательно изучить планеты.
        Провозившись более недели, Марго на планете со спутником обнаружила остатки каких-то строений, плотно засыпанных космической пылью и мусором. Заинтересовавшись, подполковник отправил два инженерных бота на расчистку завалов и спустя пару дней узрел остатки фундамента какого-то строения.
        - Интересно, что это может быть?
        - Насколько я понимаю, здесь был навигационный маяк, и судя по остаточным явлениям, его уничтожили десять лет назад. Качественно замели за собой следы. Если бы у меня на борту не было надлежащего оборудования, мне бы не удалось обнаружить эти развалины,  - тихо ответила Марго и вывела поступающие показания с работающих инженерных ботов на экран.
        - По всему выходит, после того как наш разведчик нарвался на корабли чужаков и ему удалось уйти, эти ребята не стали рисковать и, подчистую уничтожив маяк, подались в какое-то другое место,  - сделал он вывод из полученной информации и, помолчав некоторое время, сокрушённо поинтересовался: - Ну и где теперь их искать?
        - Не знаю, но если продолжить раскопки, то есть шанс найти хоть одну зацепку.
        - Зацепка и так есть, это космическая яхта, на которой Гриня летает и регулярно посещает Новую Тортугу, но если он на новой базе не бывает, что тогда делать? Хотя…
        Задумчиво посидев несколько минут, Бобёр поднял голову и проговорил:
        - Кажется, есть ещё одна зацепка, это угнанный с Волчьей корабль, находящийся сейчас на Хипори, и вообще очень интересно знать, куда это космическая яхта моталась, уходя далеко в открытый космос? Наверное, следует изготовить целую кучу миниатюрных спутников-шпионов и усеять ими всё пространство за пределами Хипори.
        - В таком случае, может быть, и не стоит здесь ничего рыть?  - как бы невзначай поинтересовалась Марго.
        - Нет, покопать все равно надо, да и делами на Хипори стоит всерьез поинтересоваться, ведь не зря Дюваль подписал контракт на свержение местного диктатора. Определённо, тут есть двойное и даже тройное дно.
        В последующие дни инженерные боты работали в круглосуточном режиме, расчищая завалы, в результате чего были найдены сильно поврежденные детали каких-то механизмов и явно электронных блоков. Все найденные артефакты аккуратно извлекались и после надлежащей упаковки отправлялись в грузовой трюм корабля. Когда всё было расчищено до самого грунта, Бобёр хотел было отдать команду о приведении места раскопок в первоначальный вид, но тут вновь вмешалась его интуиция, настоятельно потребовавшая продолжения. Поставив сканер на максимальную мощность, подполковник разглядел несколько небольших пустот, находящихся недалеко от места раскопок.
        Перенаправив боты на обнаруженные цели, он с большим воодушевлением стал дожидаться результатов, но дело неожиданно застопорилось, и причиной этому стало наличие под слоем грунта мощных бронированных плит. Разрезать не получилось, так как стандартный лазерный резак просто не смог ничего сделать. Из-за этого пришлось по периметру выкопать плиты и, подцепив стропильными захватами, поднять их и перенести в сторону.
        Сначала Бобёр не увидел ничего, но после того как один из ботов осветил открывшиеся пустоты мощным прожектором, молодой человек разглядел какие-то продолговатые контейнеры, выполненные явно из нержавеющей стали. Недолго думая, он отдал команду инженерным ботам поднять все контейнеры на борт и после этого привести всё в прежнее состояние. Когда все работы были выполнены, подполковник направил свой корабль на Надежду. По крайней мере, только там можно было спокойно со всеми находками разобраться, не привлекая к ним никого из посторонних специалистов.
        Посадив свой корабль в закрытой части космодрома, Бобёр связался с Жуковским и потребовал незамедлительно прислать необходимый транспорт и охрану к нему, а спустя полтора часа вместе с местными учёными и флотскими инженерами приступил к изучению найденных контейнеров.
        - Ну что же, товарищи, давайте сначала посмотрим, что в этих контейнерах, только будьте предельно осторожны, мы не знаем, что в них хранится,  - указывая рукой на стеллажи, распорядился подполковник, окончательно подогнав свой защитный костюм.
        Один из учёных, одобрительно кивнув, сделал отмашку, и к верстаку подкатили тачку с одним из контейнеров. Повозившись немного с замком, он откинул крышку в сторону, и оттуда обильно растеклись пары сухого воздуха, смешанного с жидким азотом. Когда это облако немного рассеялось, перед изумлёнными взглядами учёных и молодого подполковника открылась поразительная картина. В контейнере находилось замороженное обнажённое человеческое тело. Это был далеко не молодой мужчина с совершенно седой шевелюрой. Ещё раз внимательно вглядевшись в его лицо, Бобёр непроизвольно произнёс:
        - Кого-то мне это лицо напоминает, но я никак не могу вспомнить, где мог видеть этого человека.
        - Кстати, контейнер произведён одной солидной японской компанией, специализирующейся на криоомоложении. Маркировка, где ей и положено быть, имеется.
        Сбившись с мысли, Бобёр уставился на флотского медика и вкрадчиво поинтересовался:
        - Позвольте, вы утверждаете, что эти контейнеры сделаны человеческими руками?
        - Конечно, без надлежащей экспертизы я этого утверждать не могу, но, вероятно, так оно и есть. Похоже, именно в таких контейнерах и происходит процедура омоложения.
        - Так и сколько здесь этих контейнеров?  - поинтересовался Бобёр, пытаясь понять, зачем понадобилось чужакам прятать человеческие тела.
        - Ровно триста контейнеров, и, кстати говоря, некоторые люди, находящиеся в них, всё ещё живы. Об этом свидетельствуют датчики, встроенные в контейнеры.
        Подскочив на месте, молодой человек ошарашенно посмотрел на врача и с некоторой нервозностью в голосе задал уточняющий вопрос:
        - Будьте добры пояснить ваши последние слова.
        - Да что тут пояснять? Все контейнеры снабжаются мощными резервными аккумуляторами жизнеобеспечения. Как-никак процедура омоложения доступна лишь очень богатым и влиятельным людям, и по этой причине всякий риск должен быть полностью исключён, отсюда и мощные аккумуляторы. Если горит на панели управления зелёный огонёк, значит, находящийся в криокамере человек жив.
        - Вот даже как…  - протянул подполковник, рассматривая ряды контейнеров, стоявших в двадцати шагах от него, и, не отрывая от них своего взгляда, распорядился: - Немедленно найти и подключить к энергоснабжению контейнеры, в которых находятся живые люди!
        Следующие пару часов все носились словно ошпаренные, выискивая криокамеры, на которых горели зеленые огоньки, но таковых набралось всего лишь девять штук. Подтянув их в одно место, инженеры подключили контейнеры к электросети и только после этого устало присели передохнуть. Утерев со лба выступивший пот бумажной салфеткой, Бобёр посмотрел на флотского медика и, подозвав его к себе, поинтересовался:
        - С кем имею честь?
        Присевший было мужчина быстро поднялся и, вытянувшись, отчеканил:
        - Капитан третьего ранга медицинской службы в отставке Анатолий Евгеньевич Задорожнюк.
        - Вольно, Анатолий. Присаживайся рядом, поговорим.
        Дождавшись, когда отставной военный медик присядет рядом с ним, Бобёр задал тому очень интересующий его вопрос.
        - Анатолий, меня интересует, сможешь ли ты реанимировать людей, находящихся в тех девяти криокамерах, если нет, то кто из наших людей способен это сделать?
        - Я не могу, у меня специализация совершенно другая, да и вообще среди наших людей подобных специалистов нет,  - отрицательно мотнув головой, отозвался военный медик.
        - Ну, хотя бы подсказать можешь, где таких специалистов найти можно?
        - Пожалуй, с этим будут большие проблемы, так как в человеческих мирах существует только одна фирма-монополист в вопросах глубокого омоложения, и попасть в неё практически нереально, потому как тут замешаны интересы великих мира сего…
        - Это и так понятно, но всё же, где она находится?
        - Насколько мне известно, штаб-квартира располагается где-то на Новом Цюрихе, но помимо этого у этой компании имеются четыре филиала. Один на Новом Вашингтоне, второй на Новом Лондоне, ещё есть на Токио, где и производят оборудование и фармакологические препараты для омоложения. Четвёртый филиал располагается где-то на Новой Москве. Где конкретно, не знаю. Вот, пожалуй, и всё, что мне известно, за исключением того, что клиентами данной компании являются только очень богатые люди и высокопоставленные чиновники, а также популярные и влиятельные представители шоу-бизнеса - одним словом, элита общества.
        - Как называется компания?  - задумчиво поинтересовался Бобёр.
        - Название простое и незамысловатое «Lebensfreude», что в переводе с немецкого языка переводится как радость жизни, или жизнерадостность.
        - Ну что же, надо хорошенько присмотреться, что собой представляет данная контора…  - протянул подполковник, просчитывая, с какой стороны взяться за эту более чем подозрительную контору.
        Попрощавшись с отставным капитаном третьего ранга, Бобёр покинул помещение и вернулся в отведенные ему апартаменты. Заварив себе кофе, он задумался. Новый Вашингтон с Лондоном отпали сразу, тем более после отставки генерала Гудзы его возможности резко сузились, да и Токио тоже было далеко не самым лучшим местом, чтобы всерьёз заниматься подозрительной конторой. Оставался Новый Цюрих с Новой Москвой, и ещё неизвестно, где было легче работать…
        Отставив в сторону чашку, подполковник достал коммуникатор и вызвал на связь своего бывшего куратора.
        - Здравствуйте, Константин Георгиевич.
        - Здравствуй, командир.
        - У меня есть вопрос: вы можете вызвать пусть и отставных, но серьёзных судебно-медицинских экспертов с современным оборудованием?
        - В принципе возможно, но всё зависит от той задачи, которую им придётся выполнять,  - в глубокой задумчивости ответил Гудза, прикидывая в уме, с чего это потребовались его бывшему подопечному криминалисты.
        - Найдены тела трёхсот человек в криокамерах, и мне крайне необходимо выяснить, кто эти люди.
        - Сколько?!  - ошарашенно переспросил отставной генерал.
        - Триста, и девять из них, судя по показаниям, всё ещё живы.
        - Умеешь же ты, Бобёр, озадачить…  - задумчиво протянул Гудза и, помолчав несколько мгновений, поинтересовался: - Это очень срочно?
        - Не так чтобы очень, но надо бы эту работу сделать как можно быстрее. Похоже, наши неведомые чужаки имеют к этому делу самое непосредственное отношение.
        - Вот даже как… Хорошо, я в самое ближайшее время найду подходящих специалистов, но ты должен понимать, это будет стоить тебе очень и очень недёшево.
        - Константин Георгиевич, на данный момент вопрос денег не актуален, для меня очень важен результат, от которого мне дальше придётся танцевать.
        - Куда они должны прибыть?
        - Разумеется, на Бастион в ваше распоряжение, за ними прибудет корабль с Надежды и доставит по месту назначения.
        Озадачив работой Дикого Вепря, Бобёр допил свой остывший кофе и, быстро приняв контрастный душ, собрал необходимые ему вещи и, попрощавшись с Жуковским, покинул Надежду, направив свой корабль на планету-полигон, на которой довольно давно не был по независящим от него причинам.
        Осторожно посадив своё судно на закрытой площадке, Бобёр, переодевшись в стандартный комбинезон Российских ВКС, подхватил свой кофр и покинул корабль. Не успел он спуститься по трапу, как совершенно неожиданно за своей спиной услышал чей-то приглушённый вопль. Удивленно обернувшись, молодой человек увидел несущихся к нему во всю прыть сестёр Ворониных. С некоторой беспомощностью обернувшись в сторону дожидавшегося Кузнеца, подполковник уловил на его лице не очень умело скрываемую ухмылку одобрения. Поняв, что с девицами ему придётся разбираться исключительно самому, Бобёр перевёл свой взгляд на сестёр как раз в тот момент, когда они подбегали к нему, одетые в десантную полевую форму с полным боевым снаряжением.
        - Ну, прямо вылитые валькирии!  - выставив руки перед собой, воскликнул подполковник, с некоторым недоумением посматривая на подбежавших к нему сестёр.
        - Привет, Пётр, ты где так долго пропадал?!  - буквально хором выпалили девушки, вплотную обступив молодого человека.
        - Да, так… были у меня кое-какие неотложные дела,  - уклончиво ответил Бобёр и, оглядев своих подруг с ног до головы, поинтересовался: - Вы лучше скажите, чего это вы в полной боевой экипировке делаете?
        - Так мы же ведущие реалити-шоу и должны в полной мере соответствовать тематике передачи!  - ответила за всех самая младшая из Ворониных и, подхватив парня под руку, с ехидной улыбкой заглянула ему в глаза.
        - Вы что же, и в прохождении полосы препятствий принимаете участие?
        - Конечно! Проходим на общих основаниях, иначе нас никто всерьёз воспринимать не будет,  - вмешалась Екатерина и, подхватив молодого человека под другую руку, с силой его куда-то поволокла.
        Бобёр обернулся в сторону чуть ухмыляющегося Кузнеца и спросил:
        - Где я могу тебя найти?
        - Я буду на центральном командном пункте.
        Благодарно кивнув, молодой человек вместе с девушками направился к ближайшим строениям, в которых обитала съёмочная бригада. Оказавшись в помещении, молчаливая Ольга, шедшая впереди процессии, зашла в кафе и, сбросив с себя вещмешок, уселась за первый попавшийся стол. Поставив тяжёлый лучемёт между ног, она жестом подозвала миловидную официантку. Пока она заказывала обед, Бобёр с Марией и Екатериной устроились за столом, и, когда все разместились, он поинтересовался:
        - Так всё же, для чего вы стали вместе со всеми на общих основаниях принимать участие в военном телешоу, неужели вам недостаточно быть только ведущими?
        - Знаешь, Пётр, мы изучили телезрительские опросы и решили к ним прислушаться. Это на самом деле в лучшую сторону повлияло на рейтинг и нашу репутацию как телеведущих,  - ответила улыбающаяся Мария.
        - Но ведь это очень тяжело!
        - Не буду спорить, на первых порах действительно болело буквально всё тело, и нас многократно посещала мысль оставить эту затею, но постепенно мы втянулись в это дело, и нам стало очень нравиться вести передачу непосредственно в гуще событий, при этом принимая самое непосредственное участие в реалити-шоу наравне с бойцами.
        - Хорошо, если это ваше решение, я возражать не буду, но как к этому относится ваш отец?
        - Мы давно уже взрослые девочки, сами принимаем решения и готовы за них нести ответственность!  - насупившись, воскликнула Мария, покрываясь лёгким румянцем.
        - Ладно-ладно! Поступайте так, как считаете нужным,  - примирительно подняв руки, ответил Бобёр и, переведя свой взгляд на старшую сестру, поинтересовался: - Оля, а ты чего молчишь?
        - А она на тебя сильно обиделась! Исчез, никому ничего не сказав, даже на связь не выходил и на сообщения электронной почты не отвечал, вот она и обиделась,  - наябедничала Мария и, показав своей старшей сестре язык, нечаянно уронила на пол штурмовой лучемёт.
        - Простите великодушно, но я действительно был очень занят, да ещё ко всему прочему я на Новом Цюрихе поступил на экономический факультет престижного Цюрихского университета, где активно занимаюсь изучением банковского и страхового дела, а также юриспруденцией в области финансового и международного права.
        - А оно тебе надо?!  - фыркнула Екатерина.  - Мне все эти банковские дела дома до чёртиков надоели.
        - Надеюсь, ты по стопам нашего папочки пойти не собираешься?  - с подозрением глядя на парня, поинтересовалась Мария и, погрозив крепким кулачком, категорично заявила: - Если подашься в банкиры, станешь ходячим калькулятором, вечно пересчитывающим деньги, и тогда ты перестанешь быть интересным мужчинкой для многих хорошеньких и порядочных девушек.
        - Избавь господи от такой участи! Не собираюсь я в банкиры подаваться, но разбираться в этом деле просто обязан, так как деньгами ворочать приходится регулярно, и мне не хотелось бы из-за своего незнания понести потери, так как от этого зависит благополучие доверившихся мне людей, а таковых на сегодняшний день набралось ой как немало…
        - Ладно, оставим эту тему,  - остановила его Ольга и, внимательно посмотрев в глаза парня, задала интересующий её вопрос: - Ты ещё долго пробудешь на планете-полигоне?
        - У меня есть ровно месяц, и я планирую его провести здесь.
        - Ой, как здорово!  - крайне эмоционально воскликнула Мария, при этом громко захлопав в ладоши, и, окинув весёлым взглядом своих сестёр, спросила: - Надеюсь, ты примешь участие в реалити-шоу?
        - Извини, Катя, у меня здесь будут совсем другие дела, но специально для тебя несколько раз я пройду полосу препятствий и поучаствую пару раз в учебных сражениях, но не больше. Времени у меня мало, а сделать предстоит очень и очень многое. Кстати, а что вы делаете сегодня вечером?
        - У нас ночью будет бой в горах с участием штурмовиков, и мы будем в нём участвовать, свободной будет только Ольга.
        Переведя свой взгляд на старшую сестру, Бобёр подумал несколько мгновений и предложил:
        - Ольга, а давай мы сегодня вечером сходим в клуб.
        - Я не возражаю, но только в какой конкретно?
        Удивлённо приподняв брови, молодой человек поинтересовался:
        - Насколько я помню, клуб здесь был только один, неужели появился ещё один?
        - Ты отстал от жизни, теперь здесь клубов много появилось, особенно в последнее время, причём на любой вкус, но лично я предпочитаю джазовый, тем более сегодня в нём будет выступать один очень популярный питерский джаз-бэнд.
        - Значит, мы туда и пойдём. Давно мне не приходилось слушать живую музыку.

        Глава 10

        - Тюлень, да убери ты от меня эти контракты на право телевещания, я и так знаю, что дела у нас идут прекрасно! Именно из-за этого мне пришлось организовать целую схему уклонения от налогов, напрямую переводя деньги от многих иностранных телекомпаний на анонимный счёт в одном из банков на Новом Цюрихе!  - с кривоватой ухмылкой воскликнул подполковник, отталкивая от себя толстенную папку с новыми договорами.
        - Зачем?  - удивился формальный глава частной военной компании.
        - Ты что, на самом деле ничего не понимаешь?! Если я открою истинные доходы от нашего реалити-шоу, то за этим непременно последуют крупные неприятности, так как очень многим высокопоставленным чиновникам захочется прибрать к своим липким ручкам наше детище, организовав натуральный рейдерский захват. Вернее, такие имеются и сейчас, но на сегодняшний день они ничем не отличаются от уличной шпаны, от наездов которой несложно отбиться, но всё резко может измениться, если раскрыть истинный масштаб доходов.
        - Неужели всё так серьёзно?  - с явным недоверием в голосе поинтересовался Тюлень.
        - Конечно, серьёзно, но давай пока оставим эту тему и займёмся решением текущей проблемы. Нам с тобой надо подобрать десятка четыре надёжных и опытных парней для выполнения одного весьма щекотливого и, прямо скажем, опасного дела. Из них необходимо сформировать две независимые группы. Одна будет действовать на Новом Цюрихе, а другая - на Новой Москве, где именно, пока неизвестно. Этим группам необходимо обнаружить реальное месторасположение одной интересной конторы и установить за ней плотное наблюдение с целью выявления интересующих меня специалистов с последующей вербовкой или захватом, если деловое общение не сложится.
        - Найдутся такие люди,  - кивнул Тюлень головой.
        - Отлично, давай прямо сейчас займёмся изучением личных дел, а завтра я бы хотел с каждым переговорить в индивидуальном порядке. Имей в виду, через месяц они должны быть готовы приступить к выполнению полученного задания.
        Тюлень, открыв массивный сейф, достал блок внешней памяти и, подключив его к стационарному компьютеру, ввёл личный пароль, выведя на экран базу данных по личному составу. За последующие несколько часов Бобёр и его подчинённый перелопатили несколько сотен кандидатур и, отобрав около сотни подходящих кандидатов, составили график проведения собеседований, а затем разослали всем приказ - прибыть каждому в своё время в штаб. Ещё с полчаса после рассылки они обсуждали детали проведения собеседования, и, попрощавшись, разошлись каждый по своим делам.
        Покинув административный корпус, подполковник, захватив со стоянки свободный электрокар, направился в отстроенный для него двухэтажный дом, находящийся в закрытом и хорошо охраняемом посёлке. Войдя в дом, Бобёр с интересом прошёлся по комнатам и, оставшись вполне довольным своим новым жилищем, быстро принял душ и, переодевшись в джинсы с вязаным свитером, вышел на улицу, желая прокатиться по окрестностям.
        Включив двигатель электрокара и сдав задним ходом, Бобёр вывел машину на дорогу и медленно покатился вперёд, с интересом рассматривая новый посёлок. Никуда не сворачивая, подполковник проехался по центральной улице и, беспрепятственно преодолев блокпост, покатился дальше без всякой спешки в направлении виднеющегося в стороне небольшого городка.
        Подъехав к окраине, он поставил электрокар на перехватывающую парковку и, сверившись с картой на тактическом планшете, вышел на улицу и степенно пошёл по направлению к центральной площади. Чем дальше углублялся Бобёр, тем больше ему нравился этот городок. Улицы и тротуары были достаточно широки и чисты, а дома и многочисленные магазинчики аккуратны. Он этого ничего не планировал, но люди сами обустраивали свой быт, и можно было не сомневаться, что даже если реалити-шоу закроется, новообразованная колония продолжит развиваться, тем более имея в наличии большой космодром и мощную систему обороны. Дальнейшие перспективы для новой колонии выглядели весьма благоприятно.
        За своими размышлениями Бобёр не заметил, как вышел на центральную площадь. Над входом в полуподвальное помещение висела вывеска джазового клуба. Оглядев площадь, подполковник обратил внимание на две патрульные машины и сделал себе пометку о необходимости поинтересоваться у Тюленя, чья это была идея создания сил правопорядка. Подойдя к входной двери клуба, он открыл её и спустился вниз. Зал оказался на удивление большим, просторным и очень уютным. Подойдя к ближайшему столику, молодой человек ещё раз оглядел зал и, достав коммуникатор, нажал кнопку вызова.
        - Добрый вечер, Ольга, извини, что за тобой не заехал, но мне сейчас по некоторым причинам совсем не с руки появляться на полигоне.
        - Ну, что поделать, если один приятный молодой человек совсем не умеет ухаживать за девушкой, ей ничего не остаётся, как всё брать в свои хрупкие руки!  - с некоторой печалью в голосе ответила она и, немного изменив тон, поинтересовалась: - Ты сейчас где находишься?
        - Только что зашёл в джазовый клуб и присел за столик.
        - Жди, скоро буду,  - категорично заявила девушка и бросила трубку.
        С недоумением почесав затылок, Бобёр заметил официантку и, сделав приглашающий жест, попросил принести кофе. Пока выполнялся его заказ, он окинул взглядом полупустой зал и посмотрел на сцену, на которой устанавливали музыкальное оборудование. Особенно его поразила ударная установка без какой-либо электронной начинки. Из этого непроизвольно напрашивался вывод, что сегодняшний концерт джаз-бэнда обещал быть очень и очень интересным, так как выступали на таких установках только подлинные профессионалы своего дела.
        Отставив третью чашку кофе, молодой человек посмотрел на часы и тяжело вздохнул. Ольги всё ещё не было, хотя уже прошло полтора часа. Он хотел было выйти на улицу и подышать свежим воздухом, но в этот момент в зал вошла ОНА… Увидев девушку в воздушном платье изумрудного цвета, грациозно ступающую по фигурному паркету, Бобёр непроизвольно потерял дар речи, отчего его нижняя челюсть стала медленно, но верно опускаться вниз.
        - Здравствуй, Пётр.
        Сморгнув, и захлопнув чуть приоткрывшийся рот, подполковник, осторожно подхватив тонкую девичью кисть, провёл Ольгу к столу. Отодвинув свободной рукой стул, Бобёр жестом предложил присесть. Воронина, тонко улыбнувшись в изысканной манере, присела и, посмотрев в глаза парню, нейтральным тоном поинтересовалась:
        - Петр, быть может, ты нам что-нибудь закажешь, пока концерт не начался?
        - А… да, прости.
        Отпустив её руку, молодой человек быстро пришёл в себя, частично скинув нахлынувшее на него наваждение, и, подозвав предупредительного официанта, спросил у своей спутницы:
        - Что бы ты хотела сегодня заказать?
        - Я всецело полагаюсь на твой вкус.
        Взяв в руки меню, Бобёр быстро пробежался взглядом по перечню предлагаемых блюд и сделал заказ. Отложив в сторону меню, он, посмотрев на свою спутницу, сделал ей комплимент:
        - Ты сегодня выглядишь сногсшибательно, особенно это остро воспринимается после того, как я тебя сегодня увидел в полной боевой амуниции с тяжёлым штурмовым лучемётом наперевес.
        - А какой я тебе больше нравлюсь?  - с непередаваемым кокетством спросила девушка, целомудренно опустив сверкающие глазки в пол.
        Немного растерявшись от такой постановки вопроса, он с потаённой грустью честно высказал своё мнение:
        - Знаешь, Ольга, в какой бы одежде ты ни была, выглядишь ты всегда великолепно.
        - В смысле подлецу всё к лицу?  - с некоторой иронией спросила она, чуть взглянув на парня затуманенным взором.
        - Ну что ты?! Нет, конечно!  - воскликнул Бобёр, замахав перед собой руками.
        - Это на самом деле радует.
        В этот момент их побеспокоил официант. Он принялся сервировать стол, а напоследок открыл бутылку сухого шампанского и, разлив его по бокалам, поставил её в ведро со льдом и, откланявшись, удалился. Подняв свой бокал, молодой человек посмотрел на поднимающиеся пузырьки и, собравшись с мыслями, провозгласил тост:
        - Ольга, я бы хотел выпить за тебя.
        - Нет, давай лучше выпьем за сегодняшний вечер, я думаю, так будет правильнее.
        Звонко соприкоснувшись хрустальными бокалами, молодые люди сделали пару глотков и занялись первым блюдом. Глядя, как ест Ольга, Бобёр задумчиво проговорил:
        - Если честно, я совершенно не ожидал встретить здесь серьёзные признаки цивилизации, считая, что до заведений такого уровня мы дойдём ещё не скоро, ведь совсем недавно это была никому не нужная дыра, а сейчас здесь жизнь бьёт, что называется, ключом.
        - И всё это исключительно благодаря тебе, Петя. Если бы ты не приложил свои усилия, то здесь так и оставалась бы безжизненная пустыня. Теперь на планете живёт много народа, и они постепенно обустраивают свою жизнь, и надо признать, делают они это очень успешно,  - с явным удовлетворением дала свои пояснения девушка, продолжая загадочно смотреть на сидящего напротив неё парня.
        - Если быть предельно откровенным, реалити-шоу задумывалось мной совсем для других целей, и вся недавно появившаяся социальная инфраструктура является для меня полной неожиданностью, хотя я обязан был об этом заранее подумать.
        - Это мы с Марией и Катей сразу поняли, после того как прибыли сюда, и немедленно озаботились этой проблемой. Как видишь, вполне успешно её разрешили,  - с лёгким кокетством отозвалась девушка, чуть потупив свой взор.
        - Спасибо, я этого никогда не забуду,  - серьёзно поблагодарил Бобёр и, немного помолчав, заговорил: - Это будет для меня наукой. Люди ведь не просто биологическая масса, люди - живые существа, о которых необходимо заботиться, а не только использовать в своих интересах.
        - Я рада, что ты это понимаешь.
        Неспешно общаясь и обмениваясь мнениями, молодые люди даже не заметили, как зал джаз-клуба постепенно заполнялся людьми и как зазвучала музыка. Прервав увлекательную беседу, молодые люди с наслаждением заслушались виртуозным исполнением, и спустя некоторое время Бобёр поднялся и, подойдя к девушке, протянул руку.
        - Сударыня, позвольте вас пригласить на танец.
        Ольга изящно поднялась со стула и, опершись на руку парня, направилась на танцевальную площадку, сопровождаемая многочисленными взглядами присутствующих в клубе. Без всякого сомнения, их узнали, но при этом не проявляли ненужного энтузиазма и совершенно не мешались под ногами, и это было приятно. Было видно, что публика в клубе собралась интеллигентная и культурная, желающая проводить свой досуг в приятной для себя компании.
        Поддерживая свою спутницу под руку, он дошёл до центра танцевальной площадки и, припомнив движения, исполняемые под джаз-модерн, закружился с Ольгой в вихре сумасшедшего танца. Бобёр и его партнёрша вошли в раж и, наслаждаясь друг другом, ничего не замечали вокруг себя, а люди, между тем заразившись исходящей от них энергетикой, присоединялись, и спустя совсем непродолжительное время танцевали буквально все, в том числе и музыканты.
        Уже под утро, выложившись без остатка, Бобёр с Ольгой покинули джазовый клуб и, обойдя площадь по кругу, неторопливо пошли в сторону парковки.
        - Спасибо тебе, Петя, я давно так хорошо не проводила время.
        - А я так вообще никогда,  - с некоторой толикой грусти признался молодой человек, подставляя раскрасневшееся лицо встречному потоку воздуха.
        - Так давай в самое ближайшее время повторим!
        - Извини, но я даже не знаю, когда мне это удастся,  - с печалью в голосе отозвался он.
        - Ты же говорил, что пробудешь на полигоне ровно месяц, а потом полетишь на Новый Цюрих!
        - Да, но с завтрашнего дня у меня начинается большая работа, и свободного времени совсем не будет, но я обещаю выкроить время и как минимум один раз повторить сегодняшний вечер.
        - Ловлю на слове,  - лукаво улыбаясь, ответила девушка и, подхватив парня под руку, плотнее прижалась к нему.
        Они шли по пустынной улице и рассказывали друг другу о своей жизни, правда, Бобёр больше помалкивал, предпочитая слушать Ольгу, а ей действительно было что рассказать. Выросшая в семье банкира, она многое успела повидать за свою недолгую жизнь, правда это касалось в первую очередь высшего общества, а не той жизни, которой живут обычные люди, но всё же на этом уровне бытия быстро учатся или покидают его навсегда, съеденные безжалостными мастерами интриг.
        Внимательно слушая рассказ, подполковник только теперь по-настоящему осознал, что собой представляет так называемое высшее общество, в которое входят известные политики и представители финансово-промышленных кругов. Это был особый мир, живущий по своим, как правило, неписаным законам. Вернее, они сами писали под себя законы, формируя общество и общественное сознание в нужном для себя ключе, используя для этого средства массовой информации с популярными и творчески одарёнными представителями шоу-бизнеса.
        Эта среда оказалась далеко не однородной, как ему казалось прежде. В ней постоянно происходили подковёрные игрища, наполненные интригами самого высокого полёта, между группировками, преследующими свои корыстные интересы. Такая мышиная возня оттачивала до бритвенной остроты искусство плетения интриг, так как любая ошибка на этом уровне обходилась невероятно дорого, и потеря очень больших денег могла оказаться далеко не самым худшим итогом поражения в схватке.
        Продолжая держать свою спутницу под руку, Бобёр всерьез задумался, а не является ли он одной из шахматных фигур в какой-то неведомой для него партии, и ясно осознал: да, он именно такая фигура. Оставалось только непонятным, какую конкретно он изображает фигуру, но в любом случае уровень пешки он уже давно перерос, а до ферзя ещё не скоро вырастет. По крайней мере, он знал, кто представлял интересы неведомого кукловода, и это был его бывший куратор генерал Гудза, но с этим спешить совершенно не стоило, в противном случае была очень большая вероятность, что его подставят под удар или банально заменят иной фигурой, пустив в расход.
        - Пётя, ты что, меня не слышишь?  - дернув за рукав, с обиженной миной на лице поинтересовалась Ольга, ещё плотнее прижимаясь к парню.
        - Прости, задумался. Ты столько всякого видела, что прямо завидки берут, а мне вот, представь себе, даже особо похвастаться нечем. Кто родители и где родился, не ведаю. Вырос в приюте для сирот на одной из окраинных колоний, потом совершенно случайно попал учиться в Военную академию, а по её окончании на службу не попал, так как в армии начались массовые сокращения, вот теперь и кручусь по мелочи, стараясь заработать себе кусок хлеба и масла к нему.
        Смилостивившись, девушка крепче сжала руку молодому человеку и, посмотрев в светлеющее небо, тихо произнесла:
        - Не стоит мне завидовать. Ты хоть и в приюте вырос, но был свободным в своих поступках, а мы с сёстрами выросли в богатстве и благополучии, но никогда не были свободными, всегда подчиняясь тем правилам игры, которые существуют в высшем свете.
        - Как это может быть?  - с недоумением глядя на Ольгу, спросил Бобёр, пытаясь вникнуть в смысл сказанного.
        - На этот вопрос ответить совсем несложно. Наличие очень больших денег делает человека рабом мамоны, а это в свою очередь делает его управляемым для тех, кто может отнять всё состояние буквально нажатием на одну клавишу. Именно это делает человека изворотливым, циничным и безжалостным монстром с насквозь фальшивой улыбкой на лице. Я и мои сёстры таковыми становиться категорически не желаем, так как есть на свете вещи куда более ценные, чем какие-то деньги и золото.
        Бобёр, глядя в резко погрустневшие глаза своей спутницы, неожиданно для себя приблизился к её лицу и нежно поцеловал Ольгу в губы, получив ответный поцелуй. Мир вокруг них замер, а они продолжали целоваться, находясь в объятиях друг друга и совершенно не замечая ничего вокруг. Сколько это продолжалось, они так и не запомнили, но их затянувшийся поцелуй неожиданно прервали:
        - Эй вы, голубки, идите лучше домой, нечего под нашими окнами безобразничать,  - раздался чей-то сварливый рык из-за приоткрытой деревянной ставни.
        Нехотя оторвавшись друг от друга, молодые люди в смущении посмотрели в сторону приоткрытого окна и хором выпалили:
        - Извините, мы уже уходим.
        Продолжая держаться за руки, они быстро ушли из этого места и, добравшись до стоянки, погрузились на электрокар и поехали в закрытый посёлок. Проводив девушку до дома, в котором она проживала вместе с младшими сестрами, он попрощался с ней.
        Добравшись до своего дома, Бобёр переоделся в военный комбинезон и, прихватив из холодильника пакет с бутербродами, отправился в штаб на собеседование с кандидатами. Конечно, можно было подремать пару часов, время вполне позволяло, но он хотел подготовить кабинет и проверить аппаратуру. Прибыв на место, подполковник по заведённой привычке проверил кабинет на наличие всевозможных шпионских устройств и, полностью убедившись в их отсутствии, занялся настройкой аппаратуры. Эти приборы глубокого анализа собеседника были уникальны и не имели аналогов в человеческих мирах, так как были изготовлены по чертежам, хранившимся в памяти Марго, и на сегодняшний день этим оборудованием могли пользоваться только три человека. Он сам и ещё Кузнец с Тюленем, да и то не в полном объёме.
        Когда вся подготовительная работа была выполнена, Бобёр приготовил себе кофе и, вскрыв пакет с бутербродами, спокойно поел, а спустя полчаса он вместе с Тюленем приступил к тестированию отобранных кандидатов. Это оказалась на редкость долгой и крайне утомительной процедурой, закончившейся лишь поздним вечером. Отправив подчинённого отдыхать, подполковник остался на всю ночь в кабинете изучать полученные результаты и к утру составил две основные группы и одну резервную.
        Определившись с местами прохождения обучения, Бобёр решил в первую очередь заняться группой, которая должна была действовать на Новом Цюрихе. В эту команду он отобрал парней, хорошо владеющих немецким, французским и английским, правда, у них не хватало необходимого опыта, но этот недостаток он планировал устранить уже на месте, так как именно эта группа должна была работать под его началом. В другую он подобрал наиболее подготовленных бойцов, потому как они должны были действовать исключительно самостоятельно, без привлечения какой-либо помощи со стороны. Таким образом, Бобёр рассчитывал свести возможные риски провала к минимуму, до предела ограничив круг вовлечённых в операцию лиц.
        Выполнив работу, подполковник, разложив кресло-кровать, подремал пару часов, после чего посетил общую столовую, и только после этого взяв десантный бот, полетел на место встречи с первой группой. Спустя сорок минут неспешного полёта посадил свой аппарат возле скальной гряды, с которой открывался великолепный вид на море. Прихватив с собой термос с горячим кофе, Бобёр покинул бот и, пристроившись на одном из валунов, задумчиво стал смотреть на перекатывающиеся волны и парящих в небе вездесущих чаек. Его одиночество продлилось совсем недолго.
        Обернувшись на звук, молодой человек увидел, как с разных сторон к скале подлетали боты и опускались рядом с его посудиной. Когда все оказались в сборе, бойцы медленно поднялись на вершину, где располагался их командир, и попытались выстроиться в армейскую шеренгу.
        - Вольно. Присаживайтесь, как вам будет удобно.
        С некоторым недоумением переглядываясь, бойцы устроились на ближайших валунах и вопросительно посмотрели на подполковника. Окинув всех собравшихся задумчивым взглядом, Бобёр отставил термос в сторону и, тяжело вздохнув, обратился ко всем присутствующим:
        - Парни, то, что вы сейчас здесь услышите, не должно уйти на сторону. Если кто-то не готов к выполнению одного весьма опасного дела, лучше уйдите сейчас. На обдумывание даю две минуты.
        Секунды текли, но никто так и не поднялся со своих мест, правда, во взглядах всех присутствующих появилась лёгкая неуверенность, но все же страха в них не было никакого, скорее немалое любопытство.
        - Хорошо, вы приняли решение, и теперь мы поговорим о том, чем вам придётся заниматься. На Новом Цюрихе есть одна компания, специализирующаяся на глубоком омоложении, также у неё есть несколько филиалов, в том числе и на Новой Москве. Как вы понимаете, её услугами пользуются очень состоятельные люди и влиятельные политики самого высокого полёта. Простым смертным такое просто не по карману. Я хочу, чтобы вы нашли лаборатории и установили плотное наблюдение. Необходимо выявить персонал данного заведения, а также тех лиц, кто непосредственно занимается омоложением. Желательно кого-либо из этой компании завербовать, но если не удастся это сделать, нужно будет организовать похищение с последующим допросом. Теперь вы можете задавать мне вопросы.
        Один из отобранных бойцов, перекинувшись взглядами с товарищем, поднялся и, пожевав пару мгновений губами, спросил:
        - Мне бы хотелось узнать, для чего это нужно.
        - Вполне резонный вопрос, на который я имею право не отвечать, но отвечу. Всё дело в том, что совсем недавно было установлено, что появилась доселе неизвестная раса из глубин неизученного космоса, которая ведёт какие-то дела с некоторыми представителями людей, и это продолжается не менее десяти лет. Какие они преследуют цели, неизвестно, но, как видно, ничего хорошего от них ожидать не следует, так как всех свидетелей их контактов они уничтожают, но нам удалось выяснить, что интересующая нас контора каким-то боком связана с ними, и я хочу знать, каким именно.
        - Вот это номер!  - непроизвольно воскликнул один из присутствующих, в полном ошеломлении глядя на своего командира.
        Бобёр, грустно усмехнувшись, достал свой тактический планшет и, включив запись обращения капитана погибшего разведчика, продемонстрировал её всем присутствующим. Когда запись закончилась, один из отставных лейтенантов 446-го полка зло прошипел:
        - Это самый натуральный полярный северный зверёк, именуемый песцом.
        Ничего не ответив на это, молодой человек обратно сложил тактический планшет и, обращаясь ко всем, заговорил:
        - Теперь вы знаете, чем вам предстоит заниматься. Не скрою, это очень опасное дело, так как здесь явно замешаны интересы великих мира сего. К сожалению, у вас для этого дела недостаёт необходимой подготовки. Вот именно ею мы с вами и будем заниматься в ближайший месяц, главным образом изучая новейшее оборудование для ведения разведывательной деятельности. Дальнейшую подготовку уже будем проходить на Новом Цюрихе, где и располагается головной офис этой конторы. Занятия начинаются в десять часов утра завтрашнего дня и будут проходить только здесь. Имейте в виду, о том, чем мы тут будем заниматься, распространяться не следует. Это в ваших же интересах.
        Подхватив термос, Бобёр поднялся на ноги и, оглядев хмурых воинов, поинтересовался:
        - Если есть вопросы, смело задавайте, обязательно отвечу.
        - Командир, вопросов нет, но есть огромное желание отомстить тем, кто уничтожил наш корабль,  - высказал общее мнение отставной лейтенант, со злостью сжимая кулаки.
        - Я предоставлю вам шанс поквитаться с этими деятелями.
        Внимательно оглядев всех присутствующих, Бобёр поинтересовался:
        - Есть ещё вопросы?
        Так и не дождавшись вопросов, Бобёр прошёлся по кругу и, остановившись у края пропасти, распорядился:
        - Жду вас завтра в десять утра на первом нашем занятии и прошу не опаздывать.
        Попрощавшись с бойцами, подполковник погрузился на свой десантный бот и, пролетев пару тысяч километров, приземлился на неприметной поляне, окружённой на многие десятки километров непроходимым реликтовым лесом. Здесь его уже ждали. Встретившись с группой, которая должна была действовать в окрестностях Новой Москвы, Бобёр провёл точно такую же беседу и, назначив время сбора, отправился домой, по пути заскочив в штаб, отдал команду Кузнецу самостоятельно заниматься с резервной командой.

        Глава 11

        - Петя, ты когда улетаешь?  - поинтересовалась Ольга, внимательно глядя в глаза молодому человеку.
        - Завтра в девять утра вылетаю на Бастион, а затем на Новый Цюрих.
        - Слушай, а давай я с тобой полечу, тем более мне отпуск полагается.
        - Буду только рад,  - с улыбкой ответил Бобёр, поддерживая свою спутницу под руку.
        - Отлично, я сегодня оформлю в отделе кадров отпускное свидетельство и подготовлюсь к полёту.
        Проводив девушку к административному зданию, подполковник попрощался с ней и пешком направился в посёлок, неспешно вспоминая прошедший месяц. Задуманная им подготовка обеих групп далась ему с большим трудом и серьёзно вымотала нервы, из-за чего ему пришлось внести корректировку в свои планы, так как он срочно нуждался в восстановлении израсходованных сил, и лучшим средством для этого было подземное озеро на Бастионе, куда он намеревался завтра залететь на один день.
        Прибыв в свой дом, Бобёр сложил немногочисленные вещи в походный кофр и, переодевшись в военный комбинезон, покинул своё жилище, отправившись на космодром, где проконтролировал отбытие последней группы. Им предстоял довольно замысловатый путь через окраинные миры, который должен был занять примерно месяца полтора, причём группа была разбита на партии по два-три человека, и каждая из них должна была прибыть на Новую Москву в разное время. Быть может, это была излишняя мера предосторожности, но подполковник предпочитал лишний раз перестраховаться, нежели потом кусать локти.
        Под вечер, когда последняя партия отбыла с планеты-полигона, молодой человек повёл электрокар в штаб, где встретился с Кузнецом, и до самой полуночи обсуждал с ним детали дальнейшей подготовки резервной группы, которая должна была специализироваться на скрытном проникновении в особо охраняемые объекты, напичканные современными инженерно-техническими средствами охраны и наблюдения. Для этих целей Бобёр выделил для них один из разведывательных комплексов, находившихся на борту его корабля. Марго клятвенно его заверила, что данное оборудование уникально и не имеет аналогов в человеческих мирах. Именно это обстоятельство и вынудило его переориентировать резервную группу, так как для освоения разведывательного комплекса нужно было не менее трёх месяцев, а их как раз в запасе и не было. Поэтому, посовещавшись с Кузнецом, они пришли к выводу о необходимости подкорректировать первоначальный план, в котором теперь первые две группы занимались исключительно добычей информации, а её реализацией должна была заняться резервная команда.
        Завершив обсуждение, Бобёр проводил своего подчинённого и, не желая больше возвращаться в посёлок, застелил в кабинете диван и, завалившись на него, подумал:
        «Нет, всё-таки моя идея насчет реалити-шоу оказалась на удивление удачной. Мало того что приносит очень даже неплохой доход, так ещё и шикарным прикрытием оказалась. Под его маркой можно незаметно отряды особого назначения готовить в нужных для дела количествах…»
        Проснувшись рано утром, он с полчаса позанимался в тренажёрном зале и, попарившись в русской бане, взял свой походный кофр и, попрощавшись с Кузнецом, отправился пешком на космодром. Прибыв в оговоренное с Ольгой время на место стоянки своего корабля, он проторчал в ожидании подруги практически до самого обеда. Подполковник неоднократно пытался с ней связаться через коммуникатор, но кроме ответа о недоступности абонента ничего не услышал. Ругаясь сквозь зубы и поминая нехорошим словом женскую непунктуальность, молодой человек уже было решил полететь в одиночку, но в этот момент увидел несущийся в его сторону электрокар, в котором находились все три сёстры Воронины. Удивившись такому повороту событий, Бобёр дождался, когда они подъедут к нему, и нейтральным тоном поинтересовался:
        - Сударыни, вам, случаем, никто не говорил, что без предупреждения опаздывать просто неприлично?
        - Прости, Петя, но я здесь совершенно ни при чём, это всё они,  - указывая пальцем на своих сестёр, ответила Ольга, покрываясь лёгким румянцем.
        - Надо было предупреждать заранее!  - раздосадованно выпалила Екатерина, выскакивая из электрокара, и, задрав в небо свой курносый носик, бросила в лицо своей старшей сестре:
        - Ты за последнее время вконец себя измотала, вот мы и решили дать тебе немного отдохнуть, заперев в кубрике.
        - А зачем нужно было мой коммуникатор забирать?!
        - Как зачем?! Чтобы ты смогла спокойно выспаться!
        Слегка обалдев от разыгравшейся на его глазах семейной сцены, Бобёр переводил свой взгляд с одной сестры на другую и, остановившись на Екатерине, задал ей вопрос:
        - Неужели я и есть та причина, по которой Ольга себя измотала?
        - А кто же ещё? Ночи напролёт танцуете до упаду, а потом делами занимаетесь! Так себя можно до полного истощения довести. Одним словом, отдохнуть вам надо.
        - Ладно, не сердись, Катя. Признаю, я был не прав, но теперь мы летим на Новый Цюрих и там отдохнём. Даю слово.
        - Я так тебе и поверила. Ты без дела уже просто жить не можешь, трудоголик закоренелый, прямо на глазах становишься похожим на нашего папашу,  - рассерженной кошкой зашипела Екатерина, грозно уперев руки в бока.
        - Не сердись, мы сейчас с Олей на денёк заскочим на Бастион и сразу же полетим отдыхать на Новый Цюрих, где поселимся в каком-нибудь горном санатории,  - примирительным тоном проговорил подполковник, стараясь разрядить обстановку.
        - Тогда забирайте чемодан и давайте быстрее проваливайте с наших глаз долой. Надоело на ваши заморенные физиономии смотреть.
        Подойдя ближе, Бобёр подхватил небольшой, но неожиданно тяжёлый чемодан из рук Екатерины и, взяв под руку пуще прежнего покрасневшую Ольгу, направился к своему кораблю. На полпути остановившись, он развернулся и произнёс:
        - Бывайте, девчата!
        Поднявшись на борт, молодые люди были встречены сварливой отповедью искина.
        - Пётр, тебя не было слишком долго, и я очень соскучилась. Имей в виду, даму одну оставлять долго нельзя. Неприлично это, в конце-то концов,  - проворчал корабельный искин.
        - Прости, Марго, я совсем замотался,  - ответил он и подумал, что в последнее время ему слишком часто приходится просить прощения у девушек, и это уже начинало походить на симптом неведомой болезни.
        - Замотался он, видите ли… Ладно, куда теперь полетим?
        - Давай на Бастион.
        Спустя несколько дней прилетев на место, Бобёр с Ольгой спустился по трапу, где был встречен комендантом, и, выслушав короткий доклад, направился вместе с девушкой в свои апартаменты. Оказавшись на месте, подполковник первым делом проверил аппаратуру контроля и, только убедившись, что в его отсутствие в помещении никто не заходил, попросил свою спутницу чувствовать себя как дома, после чего, извинившись, покинул её, сославшись на неотложные дела.
        Пройдя на нижний уровень, молодой человек подошёл к хорошо знакомой ему двери и, открыв кодовый замок, оказался в пещере. Спустившись по лестнице вниз, Бобёр перебрался на другой берег и, скинув с себя комбинезон, с разбегу бросился в воду. Опустившись на самое дно, он от нечего делать подобрал пару камней и, выбравшись на сушу, внимательно осмотрел свою добычу. Это были довольно крупные камни с приятным зеленоватым оттенком. Повертев их в руках, он обратил внимание на великолепную игру света и яркий блеск, исходящий от минералов. Заинтересовавшись этим феноменом, он вновь вошёл в воду и продолжил их доставать со дна подземного озера. В принципе, они ему были особо не нужны, и нырял он за ними только до тех пор, пока не ощутил полное восстановление своего организма после изнурительно проведённого месяца на планете-полигоне.
        Выбравшись из воды, Бобёр улёгся на тёплые камни и, подложив под голову скрученный комбинезон, прикрыл глаза и задремал. Спустя час проснувшись и ощутив лёгкость во всём теле, он оделся и хотел было покинуть подземное озеро, но случайно брошенный взгляд на кучку поднятых со дна камней заставил его вернуться и забрать свою добычу. Рассовав их по карманам, он сел в лодку и, перебравшись на другую сторону, покинул пещеру. Пройдя сквозь запутанный лабиринт, подполковник не стал сразу возвращаться в свои апартаменты, а предпочёл подняться на поверхность и вызвать отставного генерала Гудзу, назначив тому место встречи в его офисе на космодроме.
        Бобёр не захотел воспользоваться штабным электрокаром, а пошёл на космодром пешком и, как оказалось, правильно сделал, так как все передвижения штабных машин хорошо просматривались с южной стороны космодрома, на которой обычно разгружались грузовые корабли. Это обстоятельство ему совсем не понравилось, и он отметил себе сделать замечание коменданту. Спокойно подойдя к КПП, он предъявил свой пропуск и прошёл к офису, с интересом озираясь по сторонам.
        За время его отсутствия здесь вновь произошли вполне ощутимые изменения, главным образом это касалось технического оснащения грузового терминала, так как это было необходимо для экспорта возрастающего вала качественной сельхозпродукции, производимой на Бастионе, ставшей одной из ощутимых статей дохода колонии. Вот и сейчас, проходя мимо грузовых судов, загружаемых продукцией, Бобёр окончательно убедился в своих выкладках о перспективности развития этой отрасли и, вполне довольный собой, дошёл до офиса. Отперев дверь, уселся за стол, ожидая появления своего бывшего куратора, а спустя пять минут появился и он сам.
        - Приветствую, командир, давненько тебя не было, наверное, дела замучили?
        - Замучили, но не смертельно,  - ответил молодой человек, жестом предлагая присесть отставному генералу, и сразу же поинтересовался:
        - Константин Георгиевич, когда прибудет обещанная вами группа специалистов?
        - Через два дня они покинут Новый Санкт-Петербург и будут на Бастионе примерно через месяц, раньше, к моему глубокому сожалению, никак не выйдет,  - с огорчением ответил на поставленный вопрос Гудза.
        - Надеюсь, это настоящие профессионалы своего дела?
        - Разумеется. В группу входят люди, совсем недавно вышедшие в отставку, но готовые продолжить работу по своему профилю. Кстати, задержка с отправкой криминалистов в первую очередь связана с поиском необходимого оборудования для лаборатории, ведь оно в открытой продаже отсутствует, особенно это касается регистраторов, пригодных для судебного разбирательства.
        - Да, это очень важно, и по этой причине я требую, чтобы исследование обнаруженных трупов регистрировалось самым тщательным образом, так как от этого очень многое зависит.
        - О каких трупах идёт речь?  - недоумённо приподняв правую бровь, поинтересовался Дикий Вепрь, с немалым интересом изучая лицо своего бывшего подчинённого.
        - Константин Георгиевич, давайте пока оставим эту щекотливую тему, но я обещаю, как только криминалисты выполнят свою работу, вы первым ознакомитесь с материалами расследования, вот именно тогда мы с вами и обсудим, как лучше всего ими воспользоваться,  - категорично заявил подполковник и, посмотрев в окно, сменил тему разговора.
        - Я тут от самого штаба пешком прошёлся и обратил внимание, что с южной стороны космодрома хорошо просматривается всё движение на территории штаба, и как мне показалось, за этим ведётся пристальное наблюдение. Что вы можете сказать по этому поводу?
        Поняв, что Бобёр совершенно не желает что-либо говорить о цели прибытия криминалистов, отставной генерал понятливо кивнул и, собравшись с мыслями, начал отвечать на поставленный вопрос.
        - Изучив обстановку на космодроме, я на заседании штаба выдвинул идею дать возможность заинтересованным лицам наблюдать за перемещениями администрации Бастиона, при этом взяв под контроль все места, с которых такое наблюдение возможно. С моим предложением согласились, и это принесло свои плоды. На сегодняшний день выявлено двенадцать агентов среди персонала космодрома, в том числе два активных резидента, один из них работает на Дюваля, а другой - на британскую разведку. Получаемую информацию они передают через капитанов транспортных судов, перевозящих закупленное у нас продовольствие. Пока это всё, но думаю, в скором времени мы выявим и других внедрённых или завербованных агентов, это лишь вопрос времени.
        - Неплохая идея,  - признал Бобёр,  - но как мне думается, вы не всё мне рассказали.
        - Я просто ещё не успел всё сказать. Дело в том, что пару недель назад на Бастион прибыл один прелюбопытнейший тип с Новой Тортуги и подал заявку на открытие здесь торгового представительства одной посреднической компании, зарегистрированной совсем недавно в Королевстве Испания. Естественно, ему выдали разрешение после выплаты установленной пошлины, и он, арендовав офис, теперь подбирает склады с южной стороны космодрома. Причём хочет арендовать склад невдалеке от охраняемого периметра, и насколько я понимаю, он планирует прорыть подземный ход за пределы периметра и таким образом скрытно покидать космодром. Это исключительно моё личное мнение, пока не подкреплённое никакими фактами, но как мне кажется, это чей-то резидент, засланный сюда для сбора информации о Бастионе.
        - Очень даже может быть…  - протянул Бобёр, вновь задумавшись о том, что на самом деле может связывать губернатора Новой Тортуги с Гриней, а их обоих - с неведомыми пришельцами.
        Подумав некоторое время, молодой человек, пробарабанив пальцами по столу, заговорил:
        - Константин Георгиевич, будьте предельно осторожны с этим типом и смотрите не спугните его. Очень может быть, этот хмырь имеет самое непосредственное отношение к нашему хорошо знакомому висельнику.
        - Это к какому же?  - с немалым любопытством поинтересовался Дикий Вепрь.
        - Гриня.
        - Быть того не может! Зачем ему может понадобиться резидент на Бастионе?  - удивился отставной генерал.
        - Я пока ещё не знаю, но что-то ему здесь явно надо, так как это именно он предлагал эту планету для организации базы по продаже боевых кораблей пиратам, а я его сначала задвинул на второй план и потом вообще из дела вышвырнул, подмяв всё под себя.
        - Звучит вполне логично…  - тихо проговорил бывший куратор и, подумав несколько мгновений, поинтересовался: - Быть может, есть хоть какое-нибудь предположение, что Гриню здесь может интересовать?
        - Пока не знаю.
        - В таком случае я могу сделать одно предположение. Если этот тип на самом деле является человеком Грини, то очень даже может быть, он планирует тебя убрать и занять твоё место,  - высказал своё мнение Гудза, задумчиво повертев головой.
        - Нет, тут явно что-то другое. Даже если чисто гипотетически представить, что ему удастся меня ликвидировать и занять моё место, то уж продавать боевые корабли пиратам с Волчьей он совершенно точно не сможет. Пираты не будут с Гриней вести никаких дел, так как вместе с такими же отморозками, как и он сам, угнал у них подготовленный к дальнему рейду боевой корабль. Они его после этого вообще к смерти приговорили,  - не согласился Бобёр.
        - Верно, такое в пиратской среде не прощается…  - согласился Константин Георгиевич и, подумав некоторое время, вновь заговорил: - Хорошо, с этим типом с Новой Тортуги мы будем предельно осторожными и не спустим с него глаз. Мне действительно стало очень любопытно, что сюда на Бастион так тянет этого висельника.
        - Ладно, давайте прощаться, я улетаю на Новый Цюрих, где продолжу обучение, но с вами буду постоянно поддерживать связь.
        Попрощавшись с бывшим куратором, Бобёр покинул офис и также пешком покинул космодром, продолжая думать об истинных интересах Грини. Ведь могло статься так, что этого висельника интересовали подземное озеро и библиотека с императорской короной, но с таким же успехом он сам мог чего-то о Бастионе не знать, и это на самом деле в немалой степени напрягало.
        Продолжая размышлять, подполковник спустился в подземный город и, не дойдя несколько десятков метров до своих апартаментов, резко изменил направление. Вернувшись к самому нижнему этажу штабного комплекса, Бобёр отпёр бронированную дверь оружейной комнаты, где его встретил дежурный, и потребовал у него десяток мин с тремя килограммами мощной взрывчатки и детонаторы к ней. Пока помощник дежурного собирал заказ, его начальник оформил все полагающиеся документы и протянул на подпись. Подполковник быстро расписался электронной ручкой и, забрав мины, вновь отправился к неприметной двери, ведущей в подземное озеро. Спустившись вниз и переплыв озеро, он бросился в библиотеку. Убедившись, что в его отсутствие её никто не посещал, уже спокойно направился к стоянке древних космических яхт, принадлежащих иной расе.
        Здесь всё оставалось как и прежде, разве что ворота были наглухо закрыты с внешней стороны. Проверив установленные им камеры, Бобёр убедился, что сюда также никто не проникал, вздохнул с облегчением и, прежде чем вернуться в туннель, нажал кнопку закрытия дополнительной бронированной плиты. Проскочив под неё, подполковник дождался, когда она полностью закроется, и, подсвечивая мощным фонарём, обнаружил щиток управления и вывел его из строя, поковырявшись в нём своим десантным ножом, после чего занялся поиском оптимальных мест для подрыва туннеля.
        Когда они были выявлены, он заложил в них заряды и, установив таймер, бросился в библиотеку. По истечении установленного времени подполковник услышал приглушённые хлопки взрывов и последующий грохот обвалившегося туннеля. Выждав некоторое время, пока не осядет пыль, он вернулся обратно и, убедившись в качестве выполненной работы, заложил в некотором отдалении полученные в оружейке оставшиеся мины.
        С чувством выполненного долга Бобёр покинул пещеру и спокойно вернулся в свои апартаменты. Открыв дверь, молодой человек сразу не увидел девушки, но, походив по комнатам, обнаружил её спящей на его немаленькой кровати. Не став её будить, он заперся в кабинете и вызвал на связь Гудзу.
        - Константин Георгиевич, это опять я. Кажется, я догадался, что Грине потребовалось на Бастионе.
        - Очень бы хотелось услышать твою версию.
        - Не так далеко от космодрома есть небольшая скальная града, и в ней находится ангар, в котором стоят несколько очень древних космических яхт, построенных какой-то неизвестной доселе космической расой. Какова их реальная ценность, я себе смутно представляю, так как совершенно не в курсе этого вопроса. Когда я их обнаружил, то поставил там охрану и назначил ответственным капитана Кузнецова, он знает, где это находится. Если висельника интересуют эти яхты, то там можно устроить на него засаду.
        - Ты это серьёзно говоришь?!  - совершенно растерянно произнёс отставной генерал.
        - Ну да. Засаду там можно смело организовывать, место для этого очень хорошо подходит.
        - Я не об этом,  - с нотками истеричности завопил Гудза,  - я имею в виду инопланетные корабли!!!
        - Конечно, серьёзно, какие могут быть шутки!
        - Бобёр, кучу кирпичей на твою голову! Ты почему мне об этом не докладывал?!  - взревел отставной генерал.
        - Почему, почему… да по кочану! Мало ли с какой целью ты меня внедрил в окружение Грини, ведь явно ты что-то про него знаешь, чего не знаю я, и продолжаешь от меня это скрывать. Именно по этой причине я и придержал эту информацию,  - зло выпалил молодой человек, очень внимательно вслушиваясь в интонации голоса своего собеседника.
        После резкой отповеди Гудза некоторое время пыхтел в трубку, а затем заговорил.
        - Да, парень, ты явно вырос, и теперь придётся раскрывать карты, но ты понимаешь, что и тебе это придётся сделать?  - чуть прикрыв глаза, проговорил Дикий Вепрь, внимательно всматриваясь в глаза собеседника.
        - Я уже первую открыл, теперь твоя очередь.
        - Хорошо, но придётся начать издалека,  - предупредил Дикий Вепрь.
        - Ничего, я никуда не тороплюсь, мой вылет откладывается до завтра.
        - Видишь ли, с того момента, когда наши далёкие предки вышли на просторы необъятного космоса, человечество так и не встретило на своём пути иную цивилизацию. Нет, их следы время от времени находят, но это лишь жалкие руины да небольшая кучка насквозь проржавевшего металлолома, а больше ничего, пока в одном из архивов не была обнаружена любопытная рукопись… Это был перевод одной очень древней и весьма пространной легенды под названием «Хранилище Императоров». В научных кругах многие столетия кипели жаркие споры касательно этой легенды, пока один профессор по фамилии Снейк не сделал поистине сенсационное открытие. Он смог убедить одного очень влиятельного человека финансировать археологическую экспедицию на месте предполагаемого Хранилища Императоров. Это была планета под названием Осколок.
        - Константин Георгиевич, давайте ближе к делу,  - хладнокровно произнёс молодой человек, хотя когда он услышал фамилию профессора, ему сделалось дурно от нахлынувших нехороших предчувствий.
        Не обратив никакого внимания на реплику своего юного собеседника, Дикий Вепрь продолжил повествование:
        - Археологические раскопки, во время которых было найдено невероятное количество артефактов более развитой космической цивилизации, подходили к своему логическому завершению, оставалось только найти само хранилище, но в этот момент на экспедицию напали пираты, нанятые до сих пор не установленным лицом с целью завладения самым главным артефактом. Но случилось непредвиденное. Один бойкий молодой человек пустился наутёк и совершенно случайно оказался на космическом корабле, искин которого принял его за своего хозяина. Вот этот парень вместе с кораблём и улетел неведомо куда. Посланная за ним погоня успехом не увенчалась.
        Боясь лишний раз вздохнуть, Бобёр внимательно слушал своего бывшего куратора, лихорадочно пытаясь собраться с мыслями. До этого момента он наивно полагал, что его тайна так и осталась нераскрытой, но теперь он начал осознавать всю степень своего заблуждения, а между тем Гудза продолжал свой рассказ.
        - Да, розыски ничего не дали. Корабль с мальчишкой словно растворился на просторах великого космоса, но тут случилось неожиданное нападение на планету Терма с полузаброшенной свалкой летающего старья. Так как все силы были брошены на розыск Хранилища Императоров, планета оказалась практически беззащитной, но поскольку перерабатывающий комбинат был списанным с вооружения комплексом планетарной обороны, местные смогли отбить нападение, использовав для этого снятое вооружение идущих в утиль, списанных с боевого дежурства военных кораблей.
        - Можете не продолжать, я вас понял. Я отличился в том бою, и в результате меня нашли,  - спокойно произнёс Бобёр, прервав повествование бывшего куратора.
        - Верно, всё так и было. Тебя выдал перстень Императора, кстати, он до сих пор на тебе, только иной формы. Раньше он был с чёрным отшлифованным камнем, из которого виднелся голубой в форме императорской короны. Я многие годы гадал, как тебе удалось изменить его форму, превратив в двуглавого орла. Может быть, сейчас поведаешь мне эту историю?
        Поняв, что его банально проверяют, Бобёр честно ответил:
        - Теперь уже нет смысла это утаивать. Перстень двулик, достаточно на него надавить определённым образом, и он меняется. Вот и всё.
        - В принципе, я об этом догадывался, но очень хотел услышать это от тебя самого,  - со вздохом облегчения ответил Гудза и продолжил свои откровения:
        - Когда тебя опознали, было принято решение тебя не хватать, так как это могло привести к непредсказуемым последствиям, но и позволить разгуливать было категорически нельзя, именно поэтому тебя вполне заслуженно наградили и направили учиться в Военную академию, причём на один из самых престижных факультетов. Сначала тебя хотели вытягивать, но совершенно неожиданно ты во время учёбы раскрылся, продемонстрировав свой талант полевого агента, способного работать в одиночку.
        - Константин Георгиевич, не стоит в мой адрес петь дифирамбы, лучше давайте сразу поговорим о Грине,  - в очередной раз перебил Бобёр своего бывшего куратора, направив того в нужное для него русло.
        - Хорошо, давай поговорим об этом гнусе. Если честно, всё случилось совершенно случайно. Когда ты проходил третий курс в тюрьме в качестве арестанта, по случаю сидел в одной камере с Гриней. Это обстоятельство и сыграло основную роль для твоего внедрения, хотя изначально планировалось направить тебя совершенно на другое задание. За полгода до окончания тобой академии в тюремном лазарете умирал от неизлечимой болезни один из приближённых нашего висельника. Когда подошёл его последний час и началась агония, он проклинал тот миг, когда пошёл за Гриней, продавшим человечество инопланетным иродам. К сожалению, из его путаных речей узнать удалось крайне мало, но и этого было достаточно, чтобы всерьёз обеспокоиться. Как раз к этому моменту тюремная агентура донесла о готовящемся побеге, которому мы поспособствовали, и помогли его с тобой свести на борту пассажирского лайнера. В общем, это всё, остальное ты и сам знаешь, так как принимал в этом деле самое непосредственное участие.
        Тяжело вздохнув, Бобёр некоторое время обдумывал признание бывшего своего начальника и решился поделиться с ним некоторой информацией, касающейся Грини.
        - Константин Георгиевич, мне совсем недавно стало достоверно известно, что наш висельник на самом деле имеет какие-то контакты с представителями иной расы. Это продолжается уже не менее десяти лет, но мне представляется, что длится это куда как больше, правда, у меня нет доказательств, но они обязательно будут, так как я уже знаю, в каком направлении следует рыть. Большего, уж простите, я пока говорить не буду.
        - Пусть так, главное подтвердилось,  - согласился Дикий Вепрь, прекрасно понимая парня, не желавшего преждевременно делиться стратегически важной информацией, и, помолчав несколько мгновений, задал вопрос: - Пётр, что ты собираешься делать с инопланетными кораблями?
        - А каковы будут твои предложения?  - вопросом на вопрос, ответил подполковник, заранее догадываясь о содержании ответа своего бывшего куратора.
        - Необходимо пригласить настоящих специалистов для детального изучения этой техники, это ведь на самом деле очень важно. Вполне возможно, что удастся какие-то технические решения использовать в наших интересах, особенно это касается двигателей, броневой защиты и вооружения.
        - Приглашайте, но учтите, все исследования должны проходить только на Бастионе, ещё не хватало, чтобы об этом узнали все разведки мира. Если уж от них здесь не протолкнуться, то в столице их вообще просто пруд пруди, да и ещё… На мой корабль, именуемый тобой «Хранилище Императоров», не рассчитывайте, я не позволю его по винтикам разобрать.
        - Хорошо, пусть так и будет,  - заверил Гудза,  - достаточно тех, что в схроне стоят.
        - Вот и займитесь этим вопросом, а я пошёл спать, что-то устал за этот день.

        Глава 12

        - Ну, сестрёнки, ну, паразитки! Я им это ещё припомню,  - раздосадованно выпалила Ольга, отшвыривая в сторону чемодан с вещами.
        - Что случилось?  - поинтересовался молодой человек, выскакивая из своей каюты и с немалым удивлением обнаружив разбросанные по полу вещи своей подруги.
        - Как это что?! Они подменили мои вещи, накидав в чемодан армейские комбинезоны, и если я буду в них разгуливать, случится грандиозный скандал!
        - С чего это вдруг?  - непонимающе глядя на девушку, поинтересовался Бобёр, пытаясь сообразить, в чём тут дело.
        - Петя, я известная телеведущая популярного реалити-шоу, транслируемого во многих человеческих мирах, и поэтому должна соответствовать своему статусу, так как постоянно нахожусь в прицеле жёлтой прессы, да и не только её. Это на планете-полигоне не имело никакого значения, а на Новом Цюрихе очень даже имеет. К тебе это также относится в полной мере, так как ты являешься владельцем шоу.
        - Блин горелый! Я как-то об этом не задумывался, хотя должен был об этом заранее подумать,  - с огорчением произнёс он и, посмотрев на девушку, предложил: - Давай сгоняем в какой-нибудь торговый центр и приоденемся.
        - С превеликим удовольствием!  - воскликнула Ольга и, подскочив к парню, чмокнула того в правую щёку, вызвав у него некоторое смущение.
        Покинув корабль, молодые люди подъехали к таможне и, пройдя к месту проверки багажа, предъявили свои документы. Таможенник довольно быстро проверил чемодан и вернул девушке её вещи с паспортом, а вот документы подполковника придержал и, пару минут внимательно разглядывая на экране содержимое его кофра, обернулся и с ноткой почтения в голосе произнёс:
        - Герр Бобров, вам необходимо оплатить полагающийся таможенный сбор за ввоз ценностей, находящихся в вашем багаже.
        - Прошу прощения, вы это о чём?  - с полным недоумением глядя на чиновника, поинтересовался молодой человек, думая, что его разыгрывают.
        - Ну, как же. В вашем кофре находятся крупные природные изумруды наивысшего качества, которые, как известно, ценятся дороже алмазов.
        - Ах… ну да, я просто о них совсем забыл. Надеюсь, это не займёт много времени?
        - Не извольте беспокоиться, необходимого специалиста для оценки ваших камней я уже вызвал, и он с минуты на минуту появится, кстати, вот и он сам.
        К таможеннику подошёл молодцевато выглядевший пожилой мужчина и, приподняв головной убор, представился:
        - Людвиг Хоффман, дежурный оценщик таможенного ведомства Швейцарской республики. Меня, кажется, здесь хотели видеть?
        - Это я вас вызывал, герр Хоффман, но давайте лучше пройдём в кабинет, и вы уже там оцените природные изумруды.
        Бобёр, стараясь скрыть свою досаду, подхватил под руку спутницу и в сопровождении двух таможенников и оценщика проследовал в отведённый для этого кабинет. Разместившись на лавке, обитой искусственной кожей, молодые люди с интересом стали наблюдать, как один из служащих открыл походный кофр и, достав из него небольшую коробку, вручил её оценщику.
        - Ну-с, приступим,  - деловито проговорил герр Хоффман и, достав из своего потёртого саквояжа какие-то инструменты, принялся изучать предоставленные ему для оценки драгоценные камни. Спустя десять минут, с ярко выраженной на лице задумчивостью, он отложил последний изумруд и, взглянув на молодого человека, поинтересовался:
        - Прошу меня простить за несколько бестактный вопрос, но не могли бы вы сказать, откуда у вас эти камни?
        - По-моему, это моё личное дело, или я не прав?  - с подозрением глядя на оценщика, задал Бобёр встречный вопрос.
        - Видите ли, молодой человек, изумруды подобного качества в мире встречаются исключительно редко, а в вашем случае камни не просто редки, они уникальны,  - произнеся это, Хоффман умолк и, посмотрев на таможенников, сделал повелительный жест, и что удивительно, те уважительно откланялись и покинули помещение, аккуратно затворив за собою дверь. Когда они удалились, оценщик вновь посмотрел на молодого человека и заговорил:
        - Я понимаю, вы человек далеко не бедный, и поэтому с вами просто о деньгах говорить бессмысленно. Одним словом, если вы знаете, где находится месторождение ваших изумрудов, я уполномочен предложить вам участие в его разработке, выделив долю в пятнадцать процентов. Поверьте, это очень щедрое предложение с нашей стороны…
        - Откровенно говоря, герр Хоффман, я бы и рад принять ваше предложение, да только сам не знаю, откуда эти камни, мало того, я даже не знал, что это настоящие изумруды. Достались они мне около пяти лет назад совершенно случайно, я обнаружил их на одном из разбитых кораблей, идущих на переплавку. Я тогда работал в цеху по утилизации простым рабочим.
        - Крайне прискорбно,  - неподдельно огорчился оценщик,  - но быть может, вы знаете, откуда это судно прибыло?
        - Ну откуда же это может знать простой рабочий?  - пожав плечами, ответил Бобёр и поинтересовался: - Вы лучше скажите, во сколько мне обойдётся таможенная пошлина за ввоз изумрудов?
        - Давайте так, я их у вас куплю, разумеется, с вычетом пошлины, но при условии, что вы мне подскажете, где именно и при каких обстоятельствах вы нашли эти камни.
        - Нет ничего проще. Это случилось за пару недель до нападения пиратов на планету Терму. На разделку поступил очень старый и серьёзно разбитый разведчик. Когда я устанавливал резак, мне пришлось неоднократно залезать в его нутро, и в одной из ниш мною был обнаружен свёрток, в котором камешки и находились. Конечно, по инструкции, я обязан был их сдать, но этого не сделал, вот с тех пор они у меня и находятся. Кстати, это обычная практика в этом цеху, правда, временами приходилось делиться с бригадиром, так поступали буквально все, поэтому в этом нет ничего удивительного.
        - Ну что же, спасибо и на этом,  - задумчиво проговорил Хоффман и, сложив свой инструмент, продолжил: - Герр Бобров, за эти изумруды я незамедлительно выплачу вам два с половиной миллиона швейцарских франков, давайте свою платёжную карточку, и я перечислю причитающиеся деньги.
        - А не маловато ли будет?
        - В самый раз. Поверьте, больше вам никто не даст, так как изумруды такого качества в ювелирную промышленность не идут, а направляются на оружейное производство,  - категорично заявил оценщик с ехидной улыбкой на устах.
        - М-да-а-а… Не знал,  - качественно демонстрируя искреннее изумление, молодой человек пошарил по карманам и, найдя карточку, подошёл к Хоффману и положил её на край стола.
        С удовлетворённой ухмылкой оценщик извлёк из своего саквояжа компактный терминал и, вставив в гнездо карточку, набрал код и перевёл причитающуюся сумму, после чего развернул его в сторону продавца. Бобёр дотошно проверил перевод и, согласно покачав головой, одобрительно произнёс:
        - Всё верно, герр Хоффман.
        - Отлично! Теперь попрошу подписать стандартный договор, и наша сделка будет окончательно завершена.
        Подполковник, выражая воодушевление, хотя на самом деле не испытывал ничего подобного, поставил электронную подпись и, обернувшись к своей спутнице, весело подмигнув, задал вопрос:
        - Ну что, Оленька, теперь займёмся шопингом?
        - Давно пора!  - подыгрывая молодому человеку, выпалила девушка, капризно надувая щёки.
        - Кисонька, не сердись, я тебе колечко с бриллиантом куплю!
        - Не хочу я колечко, хочу рубиновый гарнитур, а нет, не рубиновый, хочу изумрудный!  - строптиво пролепетала она и, поднявшись, подошла к подполковнику. Подхватив его под руку, Ольга поволокла парня на выход.
        Бобёр, беспомощно обернувшись в сторону герра Хоффмана и виновато улыбнувшись, как бы говоря, простите, ничего не могу поделать, желание дамы - закон, обнял свою спутницу и покинул кабинет, а спустя пять минут, взяв воздушное такси, они направились в торговый центр. Находясь в полёте, молодой человек прикрыл глаза и, проанализировав детали разговора с оценщиком, не выявил в своём поведении какой-либо фальши и вздохнул с облегчением. Он очень хорошо запомнил слова Хоффмана об использовании изумрудов в военной промышленности и сделал себе зарубку в памяти о необходимости выяснить этот немаловажный нюанс, это могло пригодиться в будущем…

        Воздушное такси, зависнув над крышей торгового центра, на которой располагалась парковка, медленно опустилось на площадку и выпустило своих пассажиров. Покинув уютный салон, молодые люди, взявшись за руки, неторопливо прошлись к лифту и, ознакомившись на экране со схемой расположения интересующих магазинов, спустились на пару этажей вниз и вышли на уровне, где располагались премиальные бутики. В принципе, Бобёр не собирался одеваться в безумно дорогих магазинах, но после разговора с оценщиком обязан был соответствовать избранному образу богатого бонвивана, типичного представителя золотой молодёжи.
        Пока он за собой слежки не ощущал, но в торговом центре этого совсем и не требовалось, так как тут буквально всё пространство было утыкано камерами наблюдения, и при желании любой интересующийся его персоной мог получить видеоматериалы пребывания в этом храме шопоголиков и, проанализировав их, сделать для себя определённые выводы.
        Именно по этой причине подполковник сейчас планировал потратить на себя и свою спутницу до неприличия большую сумму, чтобы не вызвать подозрения у тех, кто стоял за Людвигом Хоффманом. Он нисколько не сомневался, что его легенду о Терме будут проверять самым тщательным образом, но в этом не было ничего страшного, так как она была подлинной, за исключением найденных изумрудов. Это был один из фрагментов его вымышленной биографии, так что он просто воспользовался этим в своих интересах, качественно прикрыв наличие у себя драгоценных камней.
        Для того чтобы окончательно убедиться, прошла ли его ложь, он в таможенном кабинете незаметно пристроил жучок, который должен был передать ему через сутки запись того, что происходило в нём после его ухода. Это был одноразовый жучок, в котором после передачи пакета информации должен был сработать механизм самоуничтожения, превратив его в микроскопическую пыль.
        - Петя, с какого бутика начнём?  - деловито поинтересовалась Ольга, с предвкушением рассматривая теряющиеся вдали ряды магазинов, торговавших всевозможными товарами, предназначенными для состоятельной публики.
        - С того, что твоей душеньке угоден, сегодня нет никаких ограничений, тем более я сегодня нечаянно заработал очень даже хорошие деньги, жаль, не знаю, где месторождение изумрудов имеется, а то бы заработал ещё больше!
        - Действительно жаль! Подумать только, на пустом месте предлагали долю в пятнадцать процентов, и оказаться, что называется, в пролёте… Ну, ничего, ты умный, сможешь на другом деле на жизнь нормально заработать,  - вновь подыграла ему Ольга с дурашливой улыбкой на лице, хотя глаза её были предельно серьёзны.
        - Не судьба, но ты права, заработаю на чём-нибудь другом, главное - было бы желание и здоровье, а сейчас пошли тратить шальные гроши.
        Ольга, демонстрируя наличие немалого опыта в этом вопросе, вновь подхватила своего спутника под руку и поволокла к одному из близлежащих бутиков с непроизносимым для нормального человека названием. Войдя в него, молодые люди величественно прошествовали к целой веренице всевозможных дамских платьев. Девушка, узрев такую роскошь, не выдержала и, отпустив руку спутника, бросилась выбирать наряды. Делала она это вдумчиво и без всякой спешки, демонстрируя выбранные наряды Петру до тех пор, пока их не набрался целый ворох, а затем она вместе с продавцом-консультантом удалилась в примерочную комнату.
        Проводив взглядом согнувшуюся под тяжестью вороха платьев продавщицу, Бобёр, покачав головой, посмотрел на ценники и чуть не крякнул от изумления. Он даже себе представить не мог, что на свете бывают дамские платья, цена которых была сравнима с лимузинами. Представив себе, в какую сумму выльется прогулка, Бобёр чуть не зажмурил глаза, но, сдержав себя, понял, что ему деваться некуда и придётся полностью отрабатывать легенду, потратив даже больше, чем он рассчитывал. Эта мысль не давала ему покоя, но только до тех пор, пока Ольга не вышла из примерочной комнаты и не продемонстрировала первый наряд.
        - Ты просто неотразима! Однозначно, это платье твоё.
        - Подожди, ты ещё другие не видел!  - с воодушевлением воскликнула девушка, рассматривая своё отражение в громадном зеркале.
        Это продолжалось более часа, и в результате они покинули бутик с тележкой, нагруженной десятком дамских платьев, и пошли дальше, подбирая к ним различные аксессуары. Это были сумочки, ремешки, заколки и всякая косметика, без которой не может обходиться настоящая женщина и которая делает её неотразимой, по крайней мере в её собственных глазах.
        Выйдя из очередного бутика, Ольга оглядела тележку, доверху набитую покупками, и спохватилась:
        - Всё! Теперь пойдём в мужской отдел и подберём тебе комплект мужского гардероба.
        - Может быть, не надо? Давай лучше как-нибудь в другой раз сходим, что-то я подустал сегодня да и проголодался,  - с кислой миной на лице попросил молодой человек, у которого череда посещений бутиков уже вызывало настоящее отторжение.
        - Нет, пойдём, а то знаю я тебя. Непременно опять забудешь пополнить свой гардероб модными вещами, а это до безобразия неприлично!  - топнув ножкой, заявила Ольга и решительно направилась на другую сторону галереи, где располагались бутики, торгующие мужской одеждой и аксессуарами ведущих дизайнеров современности.
        Тяжело вздохнув, молодой человек медленно поплёлся вслед за своей подругой, боясь себе даже представить, насколько может затянуться посещение торгового центра, но его страхи не оправдались. Они управились с покупками для него, уложившись всего лишь в сорок минут, и только после этого направились в ближайший ресторан. Отобедав, они вновь поднялись на крышу торгового центра и, взяв такси, полетели в престижный район, где Бобёр арендовал небольшой особняк, окружённый со всех сторон уютным парком.
        Прибыв домой, Бобёр провёл свою спутницу в гостевую комнату, а сам занялся проверкой охранного оборудования и, только убедившись в полной исправности, вздохнул с облегчением. Переодевшись в спортивный костюм, он прошёл в зал и включил один из основных новостных каналов, где шла какая-то передача. До новостного блока было ещё далеко, но молодой человек не стал переключать канал и решил посмотреть передачу, в которой активно обсуждали усиливающуюся пиратскую вольницу, несущую реальную угрозу для мировой торговли. Передача оказалась на удивление интересной, и к её окончанию присутствующие эксперты пришли к общему мнению, что такое положение дел кому-то очень выгодно, так как ведущие мировые державы не предпринимают никаких действий для устранения пиратской угрозы, но кто конкретно виновен, они так и не смогли ответить.
        - Петя, ты меня извини за большие траты в торговом центре, я готова тебе всё возместить,  - раздался за его спиной голос его гостьи.
        - Не бери в голову, это мне в первую очередь надо было, а не тебе, так как герр Хоффман стал интересоваться тем, что ему совсем не нужно знать.
        - Да, этот тип мне тоже крайне не понравился, и по этой причине я подыграла тебе, мне думается, он совсем не тот, за кого себя выдаёт, и от него просто так отвязаться не удастся. Похоже, за нами будет организована слежка,  - задумчиво глядя в сторону, высказала своё мнение Ольга.
        - Скорей всего, именно так и есть, но, к сожалению, я в этом сам виноват. У меня как-то из головы вылетело выложить камни, хотя я даже не предполагал, что это настоящие природные изумруды, но теперь ничего не поделаешь, придётся как-нибудь выкручиваться.
        - С божией помощью справимся.
        - Кстати, до начала занятий у меня в запасе есть десять дней, давай в какой-нибудь санаторий отправимся,  - предложил Бобёр, припомнив обещание, данное сёстрам на полигоне.
        - Не хочу я ни в какой санаторий, давай лучше в театр сходим или ещё какие-нибудь светские мероприятия посетим, тем более легенду надо поддерживать,  - предложила она альтернативу отдыху в санатории.
        - Не возражаю.
        Следующие дни молодые люди с увлечением посещали модные спектакли и различные светские рауты, происходящие в центральном районе столичной планеты Швейцарской республики. Ольга, как более опытная в этом вопросе, посвящала своего спутника в мельчайшие нюансы подобных мероприятий. Как ни странно, это оказалось далеко не простым делом, так как в высшем свете помимо официально установленных правил существовали свои внутренние правила поведения, и они были весьма строги.
        Впитывая новую для себя информацию, Бобёр довольно быстро вписался в этот мир, хотя он ему совсем не нравился, но это позволило ему познакомиться с десятком политиков и некоторым количеством генералов швейцарской армии и флота. Пусть это было всего лишь начало, но теперь ему стало совершенно ясно, что светские мероприятия игнорировать категорически нельзя, так как это позволяет наводить мосты с влиятельными людьми, а это в его положении было как никогда кстати.
        В последний день своего студенческого отпуска Бобёр, сославшись на неотложные дела, отпустил Ольгу в театр, а сам вознамерился отправиться в центральный офис своей частной военной компании, но прежде чем поехать, он всё же решил проверить запись, поступившую ему из таможенного кабинета. Он неоднократно хотел её прослушать, но всякий раз ему что-то мешало, в особенности присутствие самой Ольги. Дальше откладывать уже было просто нельзя, так как за время всех этих посещений театров и раутов молодой человек постоянно ощущал за собой негласное наблюдение, а это могло бы в значительной степени затруднить ему работу по изучению компании, занимающейся глубоким омоложением.
        Выслушав от девушки сварливые замечания, парень вынужден был извиниться и, попрощавшись с ней, заперся в кабинете. Открыв сейф, он достал коммуникатор. Устроившись в кресле, Бобёр включил запись, сделанную его жучком. Первые минуты три была тишина, изредка нарушаемая скрипом кресла, а затем он услышал хорошо запомнившийся голос «оценщика».
        - Добрый день, герр Бернер. Буквально совсем недавно я выкупил на таможне по разумной цене интересующие вас уникальные изумруды. Камни наивысшего качества, как раз те, что используются в лазерных орудиях главного калибра, причём их химический состав не соответствует ни одному из ныне известных месторождений.
        Вновь наступила тишина, как видно, Хоффман слушал ответ неведомого абонента, а спустя некоторое время он ему ответил.
        - Разумеется, я поинтересовался и получил ответ. К сожалению, он не знает, откуда камни. Ответ честный. Это подтвердил анализатор лжи.
        Людвиг вновь умолк, на этот раз он молчал куда дольше, а потом заговорил:
        - Вполне возможно, но всё же я уверен в его искренности, так как он на самом деле не знал, что это изумруды, но в любом случае мои люди самым тщательным образом проверят каждое слово, запись нашего разговора имеется. Помимо этого мои люди будут вести за ним наблюдение до тех пор, пока не появятся подтверждающие его слова факты.
        Когда запись закончилась, Бобёр тяжело вздохнул и, вернув коммуникатор в сейф, покинул особняк. Взяв такси, он направился в штаб-квартиру частной военной компании. Оказавшись в оружейном квартале, подполковник не стал подъезжать к самому офису, а предпочёл выйти в нескольких кварталах от него и пройтись пешком, внимательно разглядывая оружейные магазины. Вот так медленно шагая, он добрёл до здания, в котором располагалась его компания, и, оглядев новую вывеску, вошёл внутрь.
        Он хотел было подняться по лестнице на следующий этаж, но его не пропустили двое дюжих охранников, потребовавших у него служебный пропуск, но так как его не было, один из охранников вызвал старшего смены. В результате Бобёр вынужден был простоять двадцать минут, пока не было получено разрешение, и его в сопровождении старшего смены провели к кабинету отставного контр-адмирала Российского флота, который буквально на днях сменил Тюленя на должности главы частной военной компании. Как только подполковник вошёл в кабинет, он уважительно поприветствовал своего подчинённого и, когда все положенные ритуалы были соблюдены, поинтересовался:
        - Илья Николаевич, вы не могли бы мне вкратце описать наши текущие дела на Хипори?
        - Мы строго выполняем подписанный контракт и, согласно утверждённому плану, через полгода организуем военный переворот, в результате которого диктатор этого захолустья лишится своего поста. Каких-либо проблем не предвидится, тем более он уже всем на планете поперёк глотки встал,  - ответил Ивашутин и, достав из массивного сейфа толстую папку с распечатанными донесениями, передал её для ознакомления подполковнику.
        Внимательно перечитав рапорты, Бобёр нашёл интересующие его моменты и, сверившись с координатами перемещения корабля, на котором летал Гриня, убедился, что с того времени, когда на его судно был прикреплён маяк, он появлялся на радаре дежурного эсминца ровно два раза и в обоих случаях на планету не высаживался. Вернув папку, молодой человек подумал некоторое время и, посмотрев на своего подчинённого, задал тому интересующий его вопрос:
        - Илья Николаевич, быть может, у вас есть предположение, что могло понадобиться на Хипори нашему заказчику?
        - Кроме власти ничего. На этой планете практически нет полезных ископаемых, да и вообще вся планетарная система крайне бедна, и колония вынуждена многое импортировать, чтобы промышленность хоть как-то работала,  - высказал своё мнение Ивашутин, немного удивлённый поставленным ему вопросом.
        - Хорошо, я согласен, в экономическом плане Хипори полный ноль, но если её рассмотреть с военной точки зрения, то каковы могут быть варианты?
        - С военной точки зрения, вооружённые силы диктатора выполняют полицейские функции и не более того, так что их как серьёзную силу воспринимать просто смешно.
        Поднявшись, Бобёр задумчиво прошёлся по кабинету и, остановившись возле стеллажа с бумажными книгами, поинтересовался:
        - А, что если использовать Хипори как плацдарм вторжения в человеческие миры? Как в таком случае могут развиваться события?
        - Оригинальная постановка вопроса…  - тихо пробубнил себе под нос отставной адмирал Российского флота и, выведя у себя на мониторе область космоса в районе Хи-пори, погрузился в изучение открывшейся ему картины.
        Бобёр ему не мешал, но при этом внимательно изучал выражение лица своего подчинённого. Это действительно было интересно, так как по мере поиска решения поставленной задачи удивление адмирала стало медленно сменяться беспокойством, а спустя десять минут Ивашутин оторвался от экрана и, крайне серьёзно посмотрев на собеседника, заговорил:
        - Если рассматривать с точки зрения агрессора, намеревающегося совершить вторжение в человеческие миры, Хипори - идеальное место для начала атаки. Более подходящее для этого место даже трудно себе вообразить. Надеюсь, ваш вопрос из области гипотетической задачи и никак не связан с реальной жизнью?
        - Я бы тоже хотел в это верить, но есть основания полагать обратное. Пока у меня нет прямых доказательств, но я бы не стал отбрасывать мысль о возможном вторжении,  - хмуро ответил молодой человек и, посмотрев на своего собеседника, потребовал: - Дайте ваш анализ возможных действий сил вторжения.
        - Видите ли, Хипори в случае нападения на человеческие миры моментально становится стратегически ключевой точкой. Во-первых, колония находится на отшибе цивилизации и в случае атаки никакого сопротивления оказать не сможет, а во-вторых, наступающие, не встречая на своём пути какого-либо серьёзного сопротивления, захватят как минимум треть принадлежащих людям территорий. Если у них будет достаточно сил, так и вообще разбить флоты ведущих держав по отдельности, изолировав союзников друг от друга,  - не проблема. Правда, тут есть одно слабое место, а именно само месторасположение Хипори. Эта планета является своеобразным ушком иголки, через которое надо будет вводить поистине огромный флот вторжения, и если здесь будет стоять достаточно мощный заслон, весь этот план потерпит фиаско, так как обойти его не представляется возможным. Хипори - это своеобразные врата в человеческие миры, прикрытые со всех сторон непроходимыми областями космоса.
        - Очень интересно, а нет ли ещё таких мест, как эта богом забытая планета?  - поинтересовался Бобёр после нескольких минут осмысления услышанного анализа.
        Ивашутин вновь уткнулся в экран и, полистав космические карты, выдал своё заключение:
        - В ареале обитания человечества есть ещё одно такое место, и это Новая Тортуга, правда, она не так удобна для сил вторжения, но всё же последствия могут быть примерно схожими. Других таких мест больше нет.
        Задумчиво потерев подбородок, подполковник, хмуро посмотрев на Илью Николаевича, вновь задал вопрос:
        - Какова на сегодняшний день численность боевых кораблей нашей компании?
        - Три десятка эсминцев, восемь фрегатов и четыре лёгких крейсера. На подходе два авианосца и один артиллерийский равелин, но на них пока не хватает личного состава,  - чётко доложил отставной адмирал Российских ВКС.
        - Однако…  - с удивлением протянул подполковник.  - Когда это вы успели такое количество кораблей прикупить?
        - Экономический кризис тому виной. Немцы с французами бюджетные дыры латают, сокращая свои вооружённые силы, выставляя на продажу боевые корабли, причём совсем недорого. Итальянцы с британцами и испанцами от них не отстают.
        - Интересно, в этом мире есть хоть одно государство, не сокращающее армию и флот?!  - в сердцах выпалил Бобёр, закинув голову вверх и рассматривая потолок.
        - Конечно, есть, это китайцы. Они активно вводят в строй новые суда и скупают практически всё, что выставляют ведущие державы, правда, их корабли по своим боевым характеристикам довольно сильно уступают зарубежным аналогам, но они берут количеством,  - пояснил отставной контр-адмирал, хмуро посмотрев на молодого человека.
        - С чего бы это им понадобилось?!  - с изумлением глядя на Илью Николаевича, поинтересовался Бобёр.
        - Не знаю, и никто толком не знает, но определённо они что-то задумали, и это мне очень не нравится.
        - Случаем, у вас нет возможности выяснить подробности?
        - Постараюсь, но ничего обещать не могу, как вы понимаете, это уже входит в сферу большой политики, а это не мой уровень.
        - Я это понимаю, но всё же постарайтесь по своим каналам выяснить причины такого поведения китайской стороны, для нас это может быть очень важно.
        - Сделаю всё возможное.
        Попрощавшись с Ивашутиным, Бобёр в крайне задумчивом состоянии покинул штаб-квартиру и, не торопясь, направился в центр, обдумывая произошедший разговор. Сам того не ведая, контр-адмирал раскрыл ему глаза, но и умудрился его озадачить непонятной активностью китайцев. Если с Гриней стало более или менее понятно, то с китайцами всё обстояло в точности наоборот. Определённо, они к чему-то готовились, а вот к чему конкретно, оставалось только гадать.
        Продолжая идти вперёд, подполковник вновь ощутил ведущееся за ним наблюдение, но не стал особо уделять этому своё внимание, полностью полагаясь на качественно проработанную легенду, и вновь вернулся к своим размышлениям, но на этот раз оставив в покое проблемы китайцев и полностью сосредоточившись на Грине. Теперь становилось предельно ясно, что этот висельник, продавшись пришельцам, выступает в роли агента, подготавливая почву для вторжения в человеческие миры. Когда это должно произойти, Бобёр даже не догадывался, но подозревал, что времени оставалось совсем немного. Первым его чувством после осознания этого факта было нестерпимое желание всех предупредить о надвигающейся угрозе, но ему бы никто не поверил, так как у него не было убедительных доказательств, за исключением видеозаписи с погибшего разведчика, а этого было явно мало. Оставалось только самому ускорить создание своего флота, и на это следовало бросить все свои имеющиеся ресурсы.
        Побродив по улицам некоторое время, подполковник вернулся к себе домой и вызвал на связь своего бывшего куратора.
        - Константин Георгиевич, как у вас дела?
        - Идут помаленьку.
        - Это хорошо, что помаленьку, значит, будет время на досуге заняться моим вопросом,  - в шутливой форме высказался Бобёр и, мгновенно перейдя на серьёзный тон, спросил: - До меня дошла любопытная информация. Оказывается, китайцы активно наращивают свои военно-космические силы, и мне хотелось бы знать, с какой стати они этим занялись, когда буквально все государства, стараясь выкарабкаться из лап экономического кризиса, сокращают свои армии?
        - Откуда такая информация? Я об этом ничего не знаю.
        - Вы знаете откуда. Это Ивашутин мне подсказал.
        - Ясно, вопросов больше нет, в самое ближайшее время выясню всё возможное и незамедлительно сообщу.
        - Буду ждать.
        Попрощавшись с Гудзой, молодой человек отключился и, позанимавшись в тренажёрном зале, принял душ и завалился спать, так как завтра начинались занятия в университете, где он усердно постигал науку укрощения золотого тельца.
        На следующее утро, прибыв за полтора часа до начала первой лекции, Бобёр подошёл к деканату и внимательно принялся изучать учебный план, не забывая при этом посматривать по сторонам, пока не заметил старшего группы, прибывшей для сбора информации о компании, занимающейся глубоким омоложением. Внешне не проявляя никакого интереса, подполковник заранее оговорённым жестом подал ему сигнал, предупреждая, что он находится под контролем, и продолжил рассматривать график занятий на предстоящий семестр. Его подчинённый прошёл на несколько метров дальше и, остановившись у плана-схемы университета, принялся что-то выискивать, но не найдя искомого, он, оглядевшись по сторонам, обратился с вопросом к молодому человеку.
        - Простите, вы, случаем, не подскажете, где находится факультет журналистики, я его что-то на схеме найти никак не могу.
        Нет, не зря Бобёр выбрал именно этого отставного старшего лейтенанта полковой разведки. Он, на лету схватив проблему, мгновенно сориентировался и великолепно залегендировал своё появление в университетских стенах.
        - А разве он не указан на плане-схеме?  - демонстрируя искреннее недоумение, поинтересовался Бобёр, оторвавшись от лекционных планов.
        - Извольте сами убедиться.
        Усмехнувшись про себя, он подошёл и, вглядевшись в схему, с удивлением воскликнул:
        - Действительно нет. Надо об этом досадном упущении сообщить в деканат!
        - Так все-таки, как пройти на факультет журналистики?
        - Давайте я вас лучше сам провожу, иначе заплутаете в этих бесконечных коридорах,  - предложил подполковник и представился: - Меня зовут Пётр Бобров, а вас, простите, как величать?
        - Андрей. Андрей Назаренко.
        - Из России?
        - Из России, а конкретно с Кубани.
        - Ну, земляк, пошли, проведу тебя к журналюгам.
        Покинув деканат, Бобёр и его подчинённый активно переговаривались и делали это столь успешно, что даже самый матёрый контрразведчик ни за что не выявил бы игру, предназначенную для посторонних глаз и ушей. Одним словом, они изобразили знакомство и обменялись своими контактными данными. Это не могло вызвать каких-либо подозрений, так как всё выглядело предельно естественно, и поэтому, дойдя до деканата факультета журналистики, они расстались, пообещав друг другу на днях встретиться и посетить какой-нибудь подходящий клуб.
        Как и условились с Назаренко, Бобёр связался с ним, предложив вечером встретиться и повеселиться в одном из самых популярных и шумных клубов Швейцарской республики. Конечно, попасть туда было совсем непросто, но молодой человек, будучи ещё первокурсником, свёл многочисленные знакомства и, обратившись к одному из таких, приобрёл три пропуска и вместе с Ольгой направился туда. Остановил он свой выбор на этом клубе неспроста. Просто в том хаосе, который царил в нём, организовать полноценное наблюдение за объектом было практически нереально. Слишком много шума, людей и весёлой, но бестолковой толкотни с многочисленными музыкальными и световыми установками. Все это дезориентировало не только людей, но и шпионскую аппаратуру. По всей вероятности, это было изначально задумано организаторами клуба, желающим таким образом скрыть тёмные делишки от слишком любопытных глаз, и этим было грех не воспользоваться в своих интересах.
        Подъехав к клубу на арендованном лимузине, Бобёр галантно поддержал под ручку свою спутницу и, встретив у входа дожидающегося его появления командира группы, представил ему свою спутницу, после чего, предъявив охране пропуска, они втроём вошли в клуб. Здесь, даже несмотря на столь ранний час, шло бесшабашное веселье «золотой молодёжи», спускавшей состояния своих богатеньких родителей.
        Бобёр уже бывал здесь несколько раз и провёл своих спутников к заказанному столику, невдалеке от которого находилась акустическая установка, заглушающая любую, даже самую современную технику, предназначенную для прослушивания разговоров. Разместив Ольгу за столиком, Бобёр не стал подзывать официантку и, извинившись перед девушкой, вместе с Андреем направился к барному столику, где заказал слабоалкогольные коктейли и лёгкие закуски к ним.
        Вернувшись обратно, они посидели некоторое время, а затем пустились танцевать под зажигательную молодёжную музыку. Во время танца Назаренко умудрился в этом бедламе подцепить какую-то девицу из другой компании, правда, на её исчезновение никто не обратил никакого внимания. Вот так вчетвером они и продолжили веселье, пока девушки не удалились в дамскую комнату припудрить свои хорошенькие носики.
        Проверив датчик наличия аудио-видеонаблюдения, Бобёр убедился в их полном отсутствии и, чуть отвернув в сторону лицо, поинтересовался:
        - Как там остальные парни, надеюсь, проблем нет?
        - Всё идёт строго по плану. Прибыли ещё не все, но уже приступили к выполнению поставленного задания и появились первые результаты.
        - Вот как? Интересно было бы послушать.
        - Мы выяснили, где располагается реальная штаб-квартира компании «Lebensfreud», и, воспользовавшись случаем, устроили туда одного нашего бойца водителем мусоровоза. Сейчас обдумываем, как внедрить нашего человека в охрану, правда, только в ту, которая охраняет внешний периметр, но и это уже будет совсем неплохо. Помимо этого есть ещё вариант устроить одного бойца механиком в гараж автопарка компании. Пока это всё.
        - Ну, что же, для начала совсем неплохо, но хотелось бы нашего человека внедрить в охрану, работающую в корпусах,  - задумчиво проговорил подполковник, посматривая на датчик.
        - Без вариантов. Внешняя и внутренняя охрана никак не зависят друг от друга. Каждая из них имеет своё начальство, тем более в зданиях работает не просто охрана, а служба собственной безопасности, к которой у нас подхода нет, так как её сотрудники никогда не выходят за пределы охраняемого периметра.
        - А как насчёт медицинского персонала?
        - Наблюдение установлено, но пока о каких-либо результатах говорить преждевременно, особенно до тех пор, пока мы не узнаем внутреннюю «кухню» этой конторы.
        - Ну что ж, будем ждать результатов,  - ответил Бобёр и, заметив возвращающихся девушек, поинтересовался: - Ты, кстати, свои документы на журфак подавать собираешься?
        - Зачем?  - удивился Назаренко.
        - А за тем! За мной ведётся наблюдение, и тебя будут обязательно проверять, поэтому возьмёшь деньги и оплатишь первый курс обучения. Учись и не вызывай ни у кого подозрений, тем более нам с тобой будет в университете легче встречаться.
        - Да уж, всю жизнь мечтал быть журналистом,  - с усмешкой высказался Назаренко и, обернувшись, помахал рукой приближающимся девушкам.

        Глава 13

        - Корнелиус, чем сегодня обрадуешь старика?  - традиционно поинтересовался Фармер-старший, глядя на начальника службы собственной безопасности.
        - Ситуация в Сенате постепенно накаляется, и предстоящие парламентские дебаты по поводу вашего законопроекта касательно запрета офшорных зон на территории России обещают быть очень бурными, я бы даже сказал скандальными. Оппозицию щедро финансируют те финансово-промышленные круги, которые кровно заинтересованы в сохранении текущего положения дел, извлекая из этого натуральную сверхприбыль, уклоняясь от уплаты налогов в офшорных зонах.
        - Это не новость, но, к сожалению, ситуация в экономике не оставляет нам выбора, так как наши внешнеэкономические партнёры испытывают острый финансовый кризис, а это самым негативным образом сказывается на нашей промышленности и сфере услуг. Поэтому лучше давай перейдём к нашему парню, как он там поживает?
        - Исходя из последнего сообщения генерала Гудзы, он нашёл первые доказательства контактов людей с неведомыми пришельцами и сейчас вплотную занялся раскручиванием этой цепочки. Мало того, на Бастионе были обнаружены несколько древних космических яхт, и я подготовил и отправил три десятка учёных для изучения судов. Вполне возможно, нам удастся овладеть передовыми технологиями в области космического кораблестроения, правда, это ещё не всё. Как сообщает мой личный агент с Надежды, на планету были доставлены три сотни контейнеров, в которых находятся тела умерших людей. Самое интересное, что эти контейнеры принадлежат компании «Радость жизни», специализирующейся на глубоком омоложении и имеющей свой филиал на Новом Санкт-Петербурге. Именно по этой причине Бобёр затребовал на Бастион команду опытных криминалистов, в числе которых есть несколько моих агентов, но, к сожалению, с закрытой колонии они информацию передать не смогут. Колонисты жёстко перекрывают любые возможные каналы утечки информации,  - с разочарованием доложил Корнелиус.
        Фармер-старший думал, думал долго и, наконец, проанализировав полученные сведения, с ноткой утверждения, поинтересовался:
        - Ты хочешь сказать, компания «Радость жизни» имеет какое-то отношение к пришельцам…
        - Пока на сей счёт нет никакой информации, но полностью исключать такую возможность никак нельзя.
        - Дела…  - протянул глава Сената и, посмотрев на своего подчинённого, задал новый вопрос: - Какие на сегодняшний день у тебя есть данные на эту контору?
        - Интересующий вас медицинский центр основал тридцать лет назад один сумасшедший учёный, прибывший на Новый Цюрих с одной из окраинных колоний под названием Хипори. В столице Швейцарской республики он проработал в одной крупной фармацевтической компании несколько лет, где разработал несколько весьма эффективных лекарственных препаратов. Это принесло ему очень большие деньги и некоторую известность в определённых кругах, после чего он основал свою клинику по глубокому омоложению, и теперь у него пять филиалов, в том числе на Новом Санкт-Петербурге.
        Поднявшись на ноги и пройдясь шаркающей походкой к окну, Фармер посмотрел сквозь стекло на набережную и глубоко задумался. Ему неоднократно поступали предложения воспользоваться услугами этой компании, но он от них по непонятной даже самому себе причине отказывался и, как теперь стало понятно, не зря. Что-то скрывалось за всем этим глубоким омоложением нехорошее, если даже не зловещее. Хотя временами, встречая некоторых своих знакомых, прошедших эту очень и очень дорогостоящую процедуру, Фармер-старший испытывал некоторую зависть. Его одногодки выглядели как тридцатилетние мужчины в самом расцвете своих сил, а женщины, будучи на самом деле старухами, блистали красотой двадцатипятилетних обольстительниц. Право слово, было над чем задуматься…
        Прекратив смотреть в окно, глава Сената обернулся и, внимательно вглядевшись в глаза своего подчинённого, поинтересовался:
        - Это всё?
        - Практически всё, за исключением незначительных деталей. Не было никаких скандалов, неудавшихся процедур омоложения, да и вообще каких-либо тёмных историй. Одним словом, исключительно положительная и ничем не запятнанная деловая репутация, на первый и даже на второй взгляд.
        - Ты вот что… Займись-ка этой конторой, но будь предельно осторожным. Если появится хоть малейшая возможность провала, незамедлительно сворачивай операцию, обрубая за собой все концы. Ты сам должен понимать, что у компании «Радость жизни» найдётся немало очень влиятельных защитников, способных нам устроить массу неприятностей.
        - Не дурак.
        - В таком случае можешь быть свободным.
        Когда Корнелиус покинул его кабинет, глава Сената вновь подошёл к окну и, прислонившись лбом к прохладному стеклу, в который раз испытал сильнейшее сомнение, правильно ли он поступил, дав полную свободу действий Боброву. Не лучше ли было его держать у себя под рукой?
        - Нет, моё решение было верным. Если бы не его активность, мы так и топтались бы на месте, не ведая о многих вещах, и, уж тем более, не имели бы боевого резерва в виде мощного флота, формируемого в секретной колонии,  - с самым решительным видом вслух проговорил Фармер-старший и, вернувшись в своё кресло, вновь взялся за подготовку к парламентским дебатам…

        Глава 14

        Спустя пару месяцев Бобёр перестал ощущать за собой слежку и, многократно перепроверив, убедился, что от него на самом деле отстали, окончательно уверившись, что он действительно не знает ничего о месторождении природных изумрудов. Теперь можно было вздохнуть с облегчением и в полную силу заняться своими текущими делами. Первым делом он, до предела урезав свои расходы, направил все выручаемые средства с реалити-шоу на формирование флота, выросшего до двух тысяч боевых единиц. Был и резерв, состоящий из пятисот кораблей, спрятанных на Бастионе в пяти подземных ангарах. Именно теперь он достиг максимального предела, и большего числа кораблей при нынешних доходах они содержать просто не могли, да этого и не требовалось, главное было выполнено, оставалось только раскрутить всю цепочку, связанную с Гриней…
        Вернувшись поздно вечером, Бобёр заглянул на кухню и увидел приготовленный Ольгой для него ужин, хотя раньше за ней ничего такого не водилось. Немного удивившись, он хотел было пойти к ней, но, взглянув на часы, передумал. Было слишком поздно, и будить девушку не хотелось, но отметить это событие стоило, оставалось только определиться с подарком. Вот с такими мыслями подполковник принялся за еду, но его коммуникатор неожиданно пропиликал сигнал вызова. Отложив в сторону вилку, он извлёк его из кармана брюк и вчитался в текст. Он был совсем коротким и означал, что посланная группа на Новую Москву прибыла на место в полном составе и приступила к выполнению возложенного на неё задания. Это не могло не радовать, но настораживало другое. Группа с Новой Тортуги уже более месяца не давала о себе знать, а учитывая условия, в которых ей проходилось работать, можно было ожидать самых дурных известий.
        Отложив в сторону коммуникатор, Бобёр вновь взялся за вилку, но в этот момент опять ожил коммуникатор, и он, вглядевшись в экран, немедленно прочитал короткое сообщение. Оно было с Новой Тортуги. В нем говорилось о том, что караван возвращается не пустой и по пути на Бастион заскочит на Новый Цюрих, чтобы передать ему нечто важное.
        На следующий день подполковник посетил в университете всего лишь две лекции, а затем рванул на космодром, где в условленном месте встретился с капитаном торгового судна и, получив от него запечатанную коробочку, перебрался на свой корабль, желая в полной безопасности ознакомиться с полученной информацией.
        - Привет, Марго!
        - Здравствуй, Наследник.
        - Случаем, к тебе не проявляли интерес какие-нибудь подозрительные личности?  - поинтересовался он, сосредоточившись на вскрытии коробочки, покрытой густым слоем сверхтвердого клея.
        - Было дело, но во мне ничего особенно не увидели и быстро оставили в покое.
        - Хорошо, в таком случае выведи мне на экран маршрут корабля, на котором летает Гриня.
        Вглядевшись в экран, Бобёр долго изучал подробный маршрут, и, как ни странно, он практически полностью совпал с местами расположения филиалов компании «Lebensfreude». Единственным исключением была Новая Тортуга, но самым интересным было то обстоятельство, что этот корабль на каждой из планет задерживался не более чем на пару часов, а затем улетал по своему маршруту, за исключением столичной планеты Швейцарской республики. Здесь он находился ровно сутки, остановившись на парковку на одном из частных причалов, принадлежащих одному из самых мощных банков, и это не могло не наводить на весьма интересные мысли…
        Наконец вскрыв непокорную коробку, подполковник извлёк из неё бронированный контейнер, снабжённый биометрическим замком, настроенным только на его показатели. Открыть его мог только он сам и больше никто, так как в этом случае срабатывал механизм самоуничтожения и хранившийся груз превращался в пыль. Именно такими контейнерами пользовались правительственные фельдъегеря, перевозящие секретную дипломатическую и военную корреспонденцию особой важности.
        Вынув накопитель из сейфа и вставив его в дешифратор, Бобёр увидел сделанную его людьми короткую видеозапись, на которой отчётливо было видно, как Гриня и Пабло Монтеро ведут дружескую беседу. К сожалению, звука не было. Досмотрев её до конца, молодой человек обратился за помощью к искину своего корабля.
        - Марго, ты не могла бы выяснить, о чём говорят эти двое?
        - Одну минутку…  - почему-то шёпотом проговорил искин и спустя пару минут, имитируя мужскую речь, озвучила диалог:
        - «Извини, из-за моей ошибки с одним ушлым типом, отодвинувшим меня на задний план, главное направление перенесено на Хипори»,  - проговорила Марго голосом Грини.  - «Это ты про Бастион?» - сымитировала она речь губернатора.  - «Да, именно так. Некий Бобёр мне переломал все планы, подмяв всё дело исключительно под себя».  - «Встречался я с ним. Весьма деятельный молодой человек…» - «Ничего, я ещё доберусь до него!» - «Да, ладно тебе, остынь. Этот Бобёр действует в наших с тобой интересах, выступая посредником между пиратами и Кором, причём действует очень даже успешно».  - «Как ты не понимаешь, если бы я этим занимался, флот был бы под нашим с тобой контролем, а это могло бы стать нашим главным козырем во время дележа сфер влияния… Поверь мне на слово, этот парень опасен, и от него можно ожидать самых больших неприятностей».  - «Это в тебе говорит задетое самолюбие и ничего больше. Человек Кора по фамилии Дюваль полностью контролирует Бобра, и поэтому я не вижу никаких причин для беспокойства. Конечно, жаль, что мы лишились такого козыря, как Бастион, но это лишь отложило подготовку на год, и не
более того. Кстати, эта задержка идёт нам только на пользу, так как позволяет усилить флот вторжения, а это важно, учитывая, что люди в военном отношении очень сильны, даже учитывая принятые нами меры для их разоружения».  - «Это верно, но всё ж очень жаль, что в будущей борьбе за самые лакомые куски у нас с тобой не будет такого козыря, как Бастион… Быть может, ты сможешь предложить другой вариант?» - «А почему бы тебе, например, не попытаться вновь с Бобром наладить нормальные отношения, перетянув его на свою сторону?» - «Если я покажусь на его горизонте, он мне незамедлительно оторвёт голову и в подарок отправит Руперту Вормсу, с которым у нас возник неразрешимый конфликт».  - «М-да… Нехорошо тогда получилось, но и тебя понять можно. Тебе же нужно было груз вовремя доставить. Но ты всё-таки попробуй с Бобром наладить контакт, он в первую очередь деловой человек и, если ты посулишь ему вполне ощутимую для него выгоду, шею сворачивать не будет».  - «Легко сказать! Знаешь, какие у него запросы? Мама не горюй! Он кого угодно по миру пустит… Хотя в твоих словах есть определённая логика. Обещать можно
много всякого и разного, но это не значит, что обещания, данные временному союзнику, следует выполнять. В конце концов, его потом можно пустить в расход, не утруждая себя исполнением обещанного, хотя надо отдать ему должное, сделать это будет совсем не просто».  - «Ничего, и не на таких управу находили, но имей в виду, этот парень пустыми обещаниями довольствоваться не будет, а потребует целую уйму золота, которое ему придётся дать, но по завершении дела всё совершенно спокойно можно будет забрать обратно, он даже пикнуть не сможет. Сила и власть уже будут на нашей стороне».  - «Согласен, но прежде чем к нему подходить, надо это золото ещё найти».  - «Я тебе с удовольствием займу под небольшие проценты несколько тонн, но только при одном условии…» - «И каково оно?» - подпустила Марго в голос Грини подозрительности.  - «По завершении дела Бастион будет под моим протекторатом».  - «А не жирновато ли тебе будет?» - «В самый раз…» - «Ладно, планета будет твоей, но Корона Императора останется за мной».  - «Конечно, бери, она мне совершенно ни к чему, хотя я считаю, что её в природе нет и никогда не было.
Это просто одна из многих древних легенд, и не более того».
        Запись закончилась, но Бобёр продолжал находиться под впечатлением расшифрованного Марго разговора, особенно от упомянутой в нём императорской короны. Определённо Гриня что-то знал, но, к сожалению, брать его сейчас было нельзя, но вот, отыграв с ним партию, можно было заманить его в ловушку, переведя стрелки всё на того же Пабло Монтеро. Схватившись за эту мысль, подполковник до самого позднего вечера просчитывал, как это лучше сделать, пока не остановился на одном варианте, позволяющем внести некоторый раскол в ряды предателей, но сейчас в первую очередь необходимо было заняться самим губернатором и Новой Тортугой…
        - Марго, ты случайно не можешь внести некоторые изменения в запись?
        - Это не сложно.
        - Имей в виду, подкорректированная запись должна проходить даже самую придирчивую экспертизу, в противном случае у меня будут серьёзные неприятности.
        - Не беспокойся, Наследник, всё будет в самом лучшем виде, ты только скажи, какие именно нужно внести коррективы.
        - Пусть запись так и останется без звука, достаточно изменить смысл самого разговора, в котором будут обсуждать варианты захвата власти на Волчьей. Думаю, Совету капитанов это очень сильно не понравится, и они обязательно займутся Новой Тортугой и лично Пабло Монте-ро. Только, пожалуйста, сделай так, чтобы читать по губам было непросто. Это придаст куда большую достоверность «липе».
        Когда корректировка видеозаписи была завершена, Бобёр ещё раз перепроверил её качество и только после этого вызвал на связь своего старого знакомого с Волчьей:
        - Здравствуй, Руперт! У меня для тебя есть один маленький подарок, думаю, тебе он очень понравится.
        - Что ты имеешь в виду?  - с некоторым подозрением поинтересовался командир вольного отряда охотников за удачей.
        - Видишь ли, мне тут по случаю досталась одна любопытная запись, где Гриня ведёт переговоры с губернатором Новой Тортуги, но есть одна маленькая проблема…
        - Какая именно?
        - На ней нет звука, но думаю, специалисты смогут разобраться, о чём они ведут разговор. Готов принять информационный пакет?
        - Ни в коем случае,  - встрепенулся Вормс,  - лучше я тебя приглашу на Волчью.
        - Что так?  - с немалым удивлением поинтересовался молодой человек, совсем не желая лететь в пиратское логово.
        - Сейчас у нас идут свои внутренние разборки, и поэтому я не могу покинуть планету, так как рискую потерять своё положение в Совете капитанов.
        - У тебя проблемы?
        - Можно сказать и так. Кто-то мутит воду, стравливая капитанов между собой, и отсюда проблемы. Все друг за другом следят и вот-вот перейдут к реальным боевым действиям.
        - Вот даже как…  - протянул Бобёр, мгновенно сообразив, что его «липа» оказалась на удивление своевременной.
        - Ну так как, ты готов вылететь на Волчью?  - задал вопрос Вормс, с нетерпением дожидаясь ответа от Бобра.
        - Ладно, уговорил, завтра вечером вылетаю, но имей в виду, я буду со своей охраной.
        - Вот это правильно. У нас сейчас буквально все более или менее значимые и уважаемые люди без охраны даже в туалет не ходят. Обстановка такая… нездоровая.
        Попрощавшись с Вормсом, подполковник связался с Ивашутиным и затребовал на вечер следующего дня двадцать тяжеловооруженных пехотинцев и два штурмовых десантных бота, после чего покинул свой корабль и вернулся домой, где его встретила рассерженная Ольга.
        - Петя, ты где пропадал? Я полдня тебе названивала, а твой коммуникатор был вне зоны доступа.
        - Что случилось?  - с недоумением поинтересовался он у своей подруги, шипящей на него, словно рассерженная кошка.
        - Как что? Я ведь очень волновалась, думая, что с тобой случились неприятности.
        - Случились. Мне надо будет завтра покинуть на некоторое время Цюрих, чтобы порешать кое-какие вопросы,  - с огорчением сознался Бобёр.
        - И далеко ты полетишь?
        - Тебе не понравится.
        - Нет, ну а всё-таки куда?  - задумчиво глядя на молодого человека, поинтересовалась она.
        - На Волчью…
        - Да ты с ума сошёл! Я тебя никуда не отпущу!
        - Извини, Ольга, но я всё равно полечу, и даже не пытайся меня отговаривать,  - категорично заявил Бобёр и хотел было пройти в зал, но девушка схватила его руку и воскликнула:
        - Я полечу с тобой!
        - Ты чего?! Это ведь опасно.
        - Мне всё равно.
        - Ладно, я вижу, спорить с тобой бесполезно, но имей в виду, ты будешь слушаться меня беспрекословно, иначе возможны всякие не очень приятные дела.
        - Как скажешь…
        На следующий день Бобёр первым делом посетил университет и, получив план лекций, поехал в офис своей частной военной компании. Встретившись с Ивашутиным, он лично отобрал своих охранников и отправил их на космодром, после чего вернулся домой и, забрав Ольгу, полетел к своему кораблю, а спустя пару часов покинул Новый Цюрих, направившись в логово пиратов.
        Прежде чем войти в планетарную систему, подполковник связался с Вормсом и, получив разрешение, пошёл на посадку одного из космодромов пиратской столицы, где его лично встретил пиратский капитан.
        - Приветствую тебя, Бобёр! Я очень рад твоему визиту, надеюсь, тебе здесь понравится.
        - Здравствуй, Руперт.
        Крепко пожав ему руку, пират обратил внимание на молодую девушку, стоявшую совсем рядом с поставщиком, и тихо поинтересовался:
        - Кто эта красавица?
        - Моя подруга, кстати, её отец возглавляет совет директоров крупнейшего российского банка.
        - Повезло тебе…  - с потаённой грустью признался Вормс и, посмотрев на изготовившуюся к движению охрану, обратился к своему собеседнику: - Ну что, поехали в моё имение?
        - Да. Не стоит откладывать наше дело.
        Вормс согласно кивнул и, быстро вбежав в салон своего бронированного лимузина, медленно покатил к КПП. Подполковник не стал затягивать время и, галантно подхватив девушку под руку, завёл её в салон десантного бота и, отдав отмашку охране, последовал следом за пиратом.
        - Ну у тебя и знакомые…  - неодобрительно покачав головой, негромко проговорила Ольга, чуть отвернув в сторону своё лицо.
        - Это реальная жизнь, в которой временами приходится делать то, что тебе не нравится. Мне ещё повезло, Руперт - вполне порядочный человек, а не какой-нибудь отмороженный на всю голову психопат. Он, скорее, благородный корсар со своим кодексом чести.
        - Но он же пират!
        - Верно, пират, но с ним можно вести дела, и это главное.
        Неожиданно дверь в салон открылась, и в неё вошёл второй пилот.
        - Командир, впереди засада. Через восемьсот метров мы войдём в зону поражения переносных зенитно-ракетных комплексов.
        - Твою… дивизию! Немедленно свяжитесь с охраной Вормса!
        - Одну минутку…  - протянул пилот,  - похоже, у нас проблемы со связью. Точно, нас плотно заглушили.
        - Немедленно сворачиваем!
        В этот момент в борт попала ракета, сильно тряхнув десантный бот, но так как он был десантно-штурмовой модификации, броня выдержала попадание… Следом за первой ракетой попали ещё несколько, в результате чего машина остановилась.
        - Проклятье! Всем держать оборону!  - распорядился подполковник, извлекая из шкафа тяжёлую броню пехотинца российского образца для себя и своей спутницы.
        Они оба, помогая друг другу, быстро облачились в костюмы и, подхватив штурмовые лучемёты, выскочили за борт, где уже вела бой их охрана. Прикрываясь бронёй подбитого бота, Бобёр увидел, как люди Руперта Вормса ведут перестрелку с нападающей стороной и, похоже, побеждают в этом противостоянии. По всей видимости, покушение было организовано на пирата, и, скорей всего, оно было бы удачным, если бы не два его тяжёлых штурмовых бота, ведущих прицельный огонь. Подбить смогли, а полностью уничтожить уже сил не хватило, а теперь так и вообще не получится. Не учли организаторы этого фактора, и это обнадёживало. Если бы в окружении Вормса был предатель, то нападающие обязательно учли бы этот фактор, прихватив для этого более подходящее вооружение.
        Как и следовало ожидать, налётчики, не добившись своего, стали быстро отходить, и спустя непродолжительное время бой затих. Преследовать их никто не пытался, опасаясь попасть в подготовленную засаду, что, в общем, было правильно. Наконец, когда всё успокоилось, к подполковнику подошёл Вормс и с чувством обратился к нему:
        - Дорогой друг, ты сегодня спас мне жизнь, и теперь я твой должник!
        - Не бери в голову, мы же друзья, а кому, как не друзьям, помогать друг другу в трудную минуту?
        - Верно подмечено!
        - Надо скорее отсюда уходить, ещё не хватало повторно попасть под ракетный удар,  - с беспокойством проговорил Бобёр, всматриваясь в радар на тактическом планшете и ожидая повторного обстрела.
        - Ничего страшного, с минуты на минуту подлетят мои бойцы и сопроводят нас в моё имение, а там уже никакая зараза не достанет.
        Как и сказал пиратский капитан, появились несколько десятков штурмовых ботов и, окружив место нападения, забрали всех и в целости и сохранности доставили в имение, в самом деле выглядевшее как самая настоящая неприступная крепость. Прибыв на место, Бобёр оставил свою спутницу в шикарных гостевых апартаментах, а сам вместе с Вормсом отправился в подземный бункер, где располагалась лаборатория.
        - Ты говорил, у тебя есть некая любопытная видеозапись,  - поинтересовался пират, когда они закрылись в защищённом кабинете.
        Достав из кармана миниатюрный биометрический сейф, Бобёр открыл его и, вынув накопитель, положил перед собой. Просмотрев видеоролик без звука, Вормс, задумчиво потерев подбородок, негромко произнёс:
        - Очень любопытная запись.
        - Меня очень интересует, о чём они ведут разговор.
        - Не тебя одного,  - проговорил пират и, нажав кнопку на селекторе, отдал команду: - Халид, подойди ко мне, есть одно дело.
        Спустя пять минут в кабинет вошёл представительный мужчина средних лет и, уточнив, что от него требуется, удалился, прихватив с собой накопитель. После того как он удалился, Бобёр и Руперт Вормс беседовали долго, обсуждая малейшие нюансы взаимовыгодного сотрудничества, пока хозяину кабинета не позвонил давешний специалист и не доложил об исполнении полученного распоряжения.
        - Скинь файл на мой компьютер.
        - Одну минутку…
        Когда сработал сигнал доставки информационного пакета, Вормс подозвал к себе своего уважаемого гостя и включил видеозапись, и они вместе стали вслушиваться в разговор Пабло Монтеро и Грини, хотя на самом деле подполковник больше наблюдал за реакцией пирата и просчитывал дальнейший с ним разговор.
        - Убью!  - взревел Руперт, когда видеоролик закончился.
        - Подожди, друг, тут надо всё хорошенько обмозговать и только тогда приступать к действию.
        - Да что там думать?! Послать группу ликвидаторов и завалить их обоих.
        - Не выйдет. Мои люди работают на Новой Тортуге уже довольно давно, но так и не смогли войти в его круг. Тут нужно придумать какой-то иной вариант,  - задумчиво проговорил Бобёр, демонстрируя глубокую озабоченность.
        - Пожалуй, ты прав, очень похоже, что это именно они мутят воду на Волчьей, а это значит, в начале следует найти тут их агентов влияния и только после этого заняться этими уродами.
        - Ты знаешь, мне думается, к решению этой проблемы следует подойти совсем с другой стороны…
        - Что ты имеешь в виду?  - с явной заинтересованностью поинтересовался Вормс, очень внимательно вглядываясь в лицо молодого человека.
        - Самым лучшим вариантом будет захват Новой Тор-туги, но прежде чем это сделать, надо как следует проредить их флот, что не составляет особого труда, правда, это надо будет делать таким образом, чтобы на нас с тобой даже никто и подумать не смог.
        - А что, очень даже интересное предложение,  - проговорил пират, тщательно обдумывая услышанную идею.
        - Думай, только недолго,  - посоветовал подполковник, окончательно приняв решение захватить Новую Тортугу.
        - А что так?
        - Нравится мне эта планета,  - откровенно признал Бобёр.
        - Подожди, ты что, хочешь самостоятельно её захватить?
        - Один не потяну, нужно будет найти союзников для этого дела.
        - Подожди, Бобёр, мы этим сами займёмся! Тебе не стоит вмешиваться в это дело,  - с горячностью заявил пиратский капитан, вскочив с кресла.
        - Извини, меня это тоже касается, так как эти уроды захотели забрать у меня Бастион, так что я в деле,  - категорично заявил Бобёр пирату, надеющемуся самому сорвать куш.
        - Хорошо, а если мы предложим тебе отступные, ну скажем… в размере двадцати миллионов долларов?
        - Не пойдёт, а вот на двадцать миллионов фунтов я, пожалуй, соглашусь.
        - Ладно, согласен,  - с некоторой удовлетворённостью согласился пират и, открыв большой сейф, извлёк два чемодана и поставил их на стол, сказав:
        - Здесь двадцать британских лимонов.
        - Договорились, вы будете сами с Новой Тортугой разбираться. Кстати, подписывать контракт будем?
        - Зачем? Ты давно доказал свою порядочность, так что обойдёмся лишь устной договорённостью, лучше скажи, твои люди смогут ещё достать видео со встреч Грини и Монтеро?
        - Для этого я их туда и послал, правда, работать там крайне сложно, и это странно. Складывается ощущение, что там происходит нечто крайне подозрительное.
        - Ничего! Захватим Новую Тортугу и всё выясним, главное захватить живьём висельника и Пабло Монтеро, а разговорить их не составит особого труда, опыт имеется…  - зловеще прошипел Руперт, с явным предвкушением потирая руки.
        - Как они окажутся у тебя в руках, не забудь меня пригласить. Желаю с ними тоже по душам поговорить.
        - Обязательно!  - рассмеялся пират и дружелюбно приобнял своего гостя.
        - Отлично!
        - Бобёр, давай отметим нашу договорённость в отличном ресторане?
        - Извини, Руперт, у меня совершенно нет свободного времени, лучше выдели мне бронированный транспорт и дополнительную охрану, а то после сегодняшнего покушения у меня нет никакого желания опять влипнуть в новые неприятности.
        - Как скажешь, будет тебе охрана и всё остальное в придачу.
        - Кстати, когда начнёте свободную охоту на корабли с Новой Тортуги, смотрите не трогайте суда с Бастиона. Пусть у них останется один канал, которым они обязательно воспользуются, и тогда их можно будет брать тёпленькими.
        - Договорились.

        Глава 15

        Покинув Волчью, Бобёр доставил Ольгу на планету-полигон, так как её отпуск подходил к концу, но при расставании молодой человек клятвенно заверил, что в скором времени вновь её посетит и они повеселятся от души в каком-нибудь приличном клубе. Не став задерживаться даже для изучения положения дел транслируемого реалити-шоу, он незамедлительно полетел на Надежду. Прибыв на место и встретившись с Жуковским, подполковник вместе с ним спустился на самый нижний уровень и, преодолев несколько постов бдительной охраны, оказался в помещении, где хранились контейнеры с обнаруженными телами. Там работала группа экспертов-криминалистов, прибывших с Нового Санкт-Петербурга. Внимательно оглядев занятых работой специалистов, Бобёр заметил среди них знакомое лицо и подозвал его к себе. Это был капитан третьего ранга медицинской службы в отставке Задорожнюк.
        - Здравствуйте, Анатолий Евгеньевич. Надеюсь, у вас есть чем похвастаться?  - крепко пожимая ему руку, поинтересовался подполковник, с тщательно скрываемым нетерпением ожидая ответа.
        - Есть, но всё дело в том, что мы пока не можем дать какого-либо разумного объяснения тому, что выявили,  - хмуря брови, ответил медик, видимо, продолжавший выискивать решение трудной задачи, но так и не находящий его.
        - А если поподробнее?
        - Видите ли… мы изучили все тела в капсулах, за исключением тех, в которых находятся живые люди, и восемьдесят шесть из них полностью опознаны. Кстати, семеро из них граждане России, остальные - британцы, французы и немцы. Есть ещё пять десятков китайцев, а также восемь канадцев.
        - Подождите, это, конечно, интересно, но всё же, в чём странность?  - удивлённо приподняв правую бровь, поинтересовался Бобёр.
        - Всё дело в том, что эти тела принадлежат живым и здравствующим ныне людям, по крайней мере те, которых мы опознали.
        - Стоп! Как это может быть?!  - в изумлении глядя на своего собеседника, задал вопрос подполковник, совершенно не понимая, о чём тот говорит.
        - Мы не знаем. У нас даже нет ни одного предположения.
        - Быть может, это клоны?  - сделал своё предположение Бобёр, пытаясь переварить полученную информацию.
        - Исключено. Клонирование людей давно запрещено и жёстко преследуется во всех странах без исключения, хотя сама технология давно известна, так что тела абсолютно точно настоящие, родившиеся самым что ни есть естественным образом,  - отрицательно покрутив головой, прокомментировал Задорожнюк и, предвидя следующий вопрос, дал пояснения: - Здравствующие также не являются клонами, так как их биометрические и медицинские данные абсолютно соответствуют тем, которые находятся в контейнерах, и это необъяснимо.
        - Вот так… так…  - протянул молодой человек, в полной мере осознав возникшую проблему, и, помолчав некоторое время, задумчиво спросил: - Анатолий Евгеньевич, а если это совершенно неизвестная технология клонирования?
        - Может быть и такое, но это явно нечеловеческие технологии.
        Ухватившись за последние слова военного врача, мысль подполковника резко изменила направление. Нечеловеческие технологии, вот он и ответ. Частная медицинская компания «Радость жизни», специализирующаяся на глубоком омоложении, принадлежит неведомым пришельцам. Это они занимаются подменой людей, осталось только выяснить, кого именно они подменивают, тогда можно хотя бы в общих чертах определить ту цель, которую они преследуют…
        - Кому принадлежат опознанные тела?  - с хищным прищуром поинтересовался Бобёр, уже понимая, в каком направлении ему следует действовать.
        Задорожнюк подошёл к своему рабочему столу и, открыв замок небольшого сейфа, извлёк папку довольно непрезентабельного вида и вручил ее своему командиру. Открыв её, Бобёр вчитался в список и чуть от неожиданности не сел прямо на пол. Первым в списке российских граждан находился Алексей Ефимович Смирнов, отец Екатерины Борн, а по совместительству действующий вице-адмирал, командующий третьим ударным флотом Российских ВКС. Следующим после Смирнова был его друг вице-адмирал Рашид Зурабов, также являющийся командующим одного из флотов, а вот третьим был не кто иной, как председатель правления совета директоров крупнейшего в России банка «Альянс-Капитал» Михаил Афанасьевич Воронин.
        - Твою… дивизию!  - сдерживая вырывающийся мат, прошипел Бобёр и в сердцах грохнул кулаком по лабораторному столу.
        - Что такое?! Вам плохо?  - с некоторым испугом поинтересовался врач, глядя на взбешённого молодого человека.
        - Конечно, плохо! Мне очень и очень плохо, хуже просто не бывает!
        Выпив воды и немного успокоившись, подполковник вновь вернулся к изучению списка и обнаружил на четвёртом месте свободного художника Валерия Чижика, возглавляющего в Санкт-Петербурге влиятельную международную Лигу сексуальных меньшинств. Припомнив личное знакомство с ним в «Арт-Буфете» и случившийся после этого скандал, Бобёр сразу обратил внимание, что после инцидента к нему подошли сёстры Воронины и выразили своё восхищение тем, как он опозорил этого деятеля. Вот именно с того момента и началась их дружба…
        - Вот же зелёная макака и очки!  - шипя сквозь зубы, выругался подполковник, понимая, что это была спланированная провокация, на которую он и повёлся как мальчишка, которым тогда и был на самом деле.
        Вновь сдержав эмоции, подполковник продолжил изучать предоставленный ему список. Остальных людей он не знал, но, вчитавшись в прилагаемые данные, понял, что это были самые богатые в России личности, правда, один из них таковым не являлся, он возглавлял в Сенате оппозиционную Партию правых либералов и постоянно мелькал в скандальных политических новостях.
        Отложив в сторону список с гражданами России, Бобёр изучил данные на остальных людей и увидел ту же самую картину. Здесь были высокопоставленные военные разных стран, но в основном тут находились одни из самых состоятельных людей мира, и это не могло не настораживать, учитывая, что экономический кризис, скорей всего, носил искусственный характер…
        Подумав некоторое время, подполковник, взвесив всё «за» и «против», решил организовать похищение всех выявленных в России подменышей с последующей переправкой в казематы закрытой колонии. Пусть ими специалисты вплотную занимаются, глядишь, и разберутся, в чём тут дело, но прежде чем лететь на Новый Санкт-Петербург, надо было обговорить кое-что с Жуковским и адмиралом Верещагиным.
        Захватив с собой папку и попрощавшись с Задорожнюком, Бобёр в сопровождении Михаила Александровича прибыл в кабинет для переговоров и вызвал адмирала. Пока того не было, он продолжил внимательно изучать список и обсуждать его с военным комендантом Надежды, отчего лицо его собеседника становилось всё печальнее и печальнее…
        Спустя полчаса в кабинет вошёл Верещагин в форме контр-адмирал Российского флота и хотел было начать доклад, но Бобёр остановил его и попросил присесть за стол. Когда он, придерживая кортик, разместился в уютном кожаном кресле, подполковник проверил глушилку и заговорил:
        - Товарищи, в скором времени пираты с Волчьей начнут нападать на корабли с Новой Тортуги. Как только они проредят их флот, произойдет вторжение с полным захватом планеты. Наша задача - оказать негласную поддержку волчатам, при этом оставаясь в тени. Это необходимо для отработки слаженности флота, да, кстати, десантную операцию мы тоже будет проводить совместно с бойцами Руперта Вормса. Сама планета нас не интересует, а вот некоторые персоналии должны быть захвачены и тайно вывезены на Надежду. Будем с ними работать…
        - Прошу прощения, но зачем нам это надо? Пираты грызутся между собой, так оно и к лучшему,  - поинтересовался контр-адмирал, не совсем понимая, что задумал его командир… Нет, он был согласен, флоту необходим был реальный боевой опыт, но почему именно на стороне одних пиратов против других?
        Прекрасно понимая Верещагина, подполковник окончательно осознал, что пришла пора раскрывать кое-какие карты. Задумчиво глядя на лежавшую перед ним папку, Бобёр заговорил:
        - Предупреждаю, то, о чём мы будем говорить здесь и сейчас, не должно уйти дальше этих стен. За это отвечаете головой и не только своей. Надеюсь, вам понятно?
        Жуковский и Василий Петрович понятливо переглянулись и вновь посмотрели на подполковника, всем своим видом выражая желание услышать нечто для себя важное.
        - Как вы уже знаете, в ареале человечества активно работают агенты неведомой расы, и по большому счёту до их вторжения осталось совсем недолго. Само вторжение возможно с двух направлений. Основной удар, скорей всего, будет в районе планеты Хипори. Другой удар следует ожидать в окрестностях Новой Тортуги, на которой слишком много их агентов, в том числе сам губернатор Пабло Монтеро. Для того чтобы изменить ситуацию в нашу пользу, надо, чтобы волчата захватили планету и как следует укрепились на ней, но этого, конечно, мало, нужно будет построить несколько десятков мощных минных заградителей. Они должны будут наглухо перекрыть проход из открытого космоса на нашу территорию, усыпав всё пространство минами и автоматическими торпедными комплексами.
        - Без достаточно мощного прикрытия, для флота вторжения это не будет головной болью,  - высказал своё мнение Верещагин, навскидку просчитывая стратегию обороны.
        - Вы правы, адмирал, и по этой причине я требую, чтобы вы разработали план обороны и рассчитали необходимое количество сил и средств. Кстати, деньги для найма отставных военных я привёз с собой. Хватит на первое время, а там посмотрим…
        - Подождите, а разве из состава действующего флота нельзя выделить корабли прикрытия?  - вмешался Жуковский, не совсем понимая расстановку сил в этом геополитическом покере.
        - Я вообще боюсь, что для этого дела нашего флота будет недостаточно, но деваться некуда, будем исходить из того, что есть в наличии, и на иное не рассчитывать, тем более при повальном сокращении армий и флота в человеческих мирах помощи от кого-либо ждать не приходится,  - ответил ему контр-адмирал, не отрывая взгляда от карты комического пространства на своём тактическом планшете.
        - Верно. Именно из-за недостатка сил следует особое внимание уделить минно-торпедному заграждению, максимально увеличив его производство,  - высказал своё мнение Бобёр, напряжённо размышляя, где раздобыть ещё деньги, а их требовалось ой как немало.
        - Думаю, этого недостаточно,  - высказался контр-адмирал,  - нужно построить дополнительно как минимум пятьдесят артиллерийских равелинов главного калибра, а лучше вообще все сто пятьдесят, а к ним суда обеспечения, в том числе авианосцы.
        - Я не возражаю, запасов сырья для производства пока достаточно, но есть проблема. У нас просто не хватит подготовленных людей для команд такого числа боевых кораблей,  - хмуро перебил Верещагина военный комендант.
        - Действительно, как вы планируете решить эту проблему, адмирал, ведь насколько я знаю, в России мы практически всех отставников выгребли?
        - Предлагаю заняться набором профессионалов из других государств. Это позволит решить наш кадровый голод, правда, придётся в очередной раз перетасовать экипажи нашего флота. Конечно, слаженность и боеспособность несколько упадёт, но это достаточно быстро исправляется интенсивной боевой подготовкой.
        - Хорошо. Пусть будет так, но имейте в виду, наймом и отбором вы будете заниматься сами, соответственно и сами будете отвечать за новое пополнение,  - тяжело вздыхая, предупредил Бобёр.
        Молодой подполковник с контр-адмиралом и военным комендантом обсуждали организационные вопросы ещё пару часов, после чего он, сев на корабль, на всех парах понёсся на Новый Санкт-Петербург. Ошвартовав своё судно на орбите, подполковник спустился на космодром и нашёл личного агента своего бывшего куратора, работающего главным инженером, услугами которого он уже один раз пользовался. Передав ему небольшой чемоданчик, доверху заполненный наличными, он договорился с ним об организации «зелёного коридора» и немедленно отправился в головной офис его частной охранной компании.
        Здесь он был вынужден подождать в приёмной Зыкова чуть более часа, пока не закончится совещание. Он, конечно, мог войти в кабинет без всяких церемоний, но зачем привлекать к своей персоне излишнее внимание? Куда разумнее было вести себя так, как это делали обычные посетители.
        Когда совещание завершилось и люди разошлись, Бобёр дождался, когда страшно деловая секретарша модельной внешности пригласит его войти в кабинет шефа.
        - Ну, здравствуй, Казимир Владимирович!
        - Приветствую, командир!  - подскочив с кресла, поздоровался бывший командир 446-го полка.
        Крепко пожав протянутую руку, подполковник оглядел шикарную обстановку кабинета и высказал своё мнение:
        - Хорошо живёшь, богато!
        - Что поделать? Приходится соответствовать занимаемой должности, иначе клиенты просто не поймут. Это вроде делового смокинга, как говорится, нужно соблюдать правила игры, иначе никак…
        - Всё правильно, но на самом деле меня не это интересует,  - задумчиво проговорил Бобёр, обдумывая, как лучше аргументировать захват двух действующих адмиралов Российского флота и одного видного политика.
        - Командир, ваш приказ касательно негласной охраны всех тех, кто выжил после кораблекрушения яхты адмирала Смирнова, выполняется в полной мере,  - сбил его с мысли Зыков.
        - Не понял, вы это о чём?  - поинтересовался Бобёр, пытаясь сообразить, что тот имел в виду.
        - Ну как же, вы после того, как вас спасли, отдали команду взять под охрану буквально всех выживших, включая даже самого адмирала Смирнова с семьёй, что мы до сих пор и выполняем, даже их дочерей. Ольга, сожалению, не так давно на некоторое время пропала, но теперь она вновь вернулась на планету-полигон, и мы её контролируем.
        Припомнив своё приключение, Бобёр был вынужден признать, что действительно позабыл об этом случае, но бывший командир 446-го полка четко выполнил его распоряжение, а с учетом вновь открывшихся обстоятельств информация могла быть очень интересной…
        - Будьте добры, ознакомьте меня с отчетами.
        Зыков подошёл к массивному сейфу и, повозившись с замками пару минут, достал одну из многочисленных папок и вручил ее своему командиру. Подполковник долго изучал многочисленные бумаги с отчётами, пока не выявил одну закономерность, касающуюся Смирнова, который достаточно регулярно общался с теми, кто был в списке опознанных тел, в том числе и с лидером Партии правых либералов. Был и ещё один человек, часто упоминаемый в отчётах. Это был владелец российской корпорации, специализирующийся на выпуске продукции военного назначения с Нового Тагила, хотя раньше он с ним даже знаком никогда не был.
        Как оказалось, господин Евгений Дуплянкин прибыл на яхту к адмиралу Смирнову по приглашению, надеясь договориться о проведении полевых испытаний экспериментальных артиллерийских орудий главного калибра. Самым интересным в этой истории было то, что спустя две недели после кораблекрушения семья главы корпорации попала в автокатастрофу, и, если бы не охрана, приставленная Бобром, они бы непременно погибли. Именно с этого момента в семье господина Дуплянкина начался разлад, приведший к тому, что на сегодняшний день супруги жили раздельно, а это прямым текстом намекало, что кораблекрушение было организовано с целью подмены этого лица, видимо осуществлённой вполне успешно, раз работы по доводке экспериментальных орудий были приостановлены на неопределённое время.
        Добавив в свой список новую фигуру, подполковник надолго задумался, а подумать действительно было о чём. Из собранной информации выходило, что список внедрённых агентов был далеко не полным, и с этим надо было что-то делать, только что именно, пока не очень непонятно.
        Продолжая пребывать в тягостном раздумье, Бобёр, не сказав ни слова, передал Зыкову папку с результатами криминалистической экспертизы вместе с записью разговора Грини и Пабло Монтеро, а также обращение капитана погибшего разведчика. Отставной полковник взял папку и стал читать текст, написанный сухим канцелярским языком, и по мере понимания того, что он держит в руках, его лицо медленно багровело, пока совсем не стало пунцовым, и только после этого он просмотрел видеозаписи.
        - Значит, нас ждёт вторжение,  - тихо проговорил он.  - Надо что-то делать, сообщить властям, в конце концов!
        - Я бы с радостью это сделал, но ты уверен, что помимо выявленных агентов неведомой расы нет других высокопоставленных подменышей, способных замылить информацию?
        - Нет.
        - Вот в том-то и дело. Именно по этой причине решением этой проблемы мы обязаны заняться самостоятельно, без привлечения официальных властей.
        - Что от меня требуется?  - нервно потирая руки, поинтересовался отставной полковник, требовательно глядя на своего командира.
        - Для начала нужно по-тихому захватить адмиралов Смирнова и Зурабова, а вместе с ними и оружейного барона Дуплянкина. Хотелось бы и лидера Партии правых либералов прихватить, но тут всё во много раз сложнее.
        - Да уж. Мне и моим людям к нему не подобраться, а вот остальных возьмём без всякого шума и пыли, только их необходимо будет незамедлительно вывезти с Нового Санкт-Петербурга, а это будет очень и очень сложно.
        - Не беспокойся, у меня есть «зелёный коридор», главное их вывезти с планеты до того момента, пока не поднялся шум, а там пусть ищут ветра в поле,  - с ухмылкой ответил подполковник.  - Кстати, банкира Ворони-на пока трогать не надо, но обеспечить за ним плотное наблюдение стоит. Мне бы очень хотелось знать все его контакты и вообще всю подноготную. Помимо этого, необходимо добыть аналитические отчёты о реальном положении дел в экономике нашей страны, а также насколько боеспособны наши армия и флот. Без этой информации что-то планировать не представляется возможным.
        - Достану. Есть у меня друзья в Генеральном штабе, являющиеся настоящими патриотами нашей родины,  - сжимая кулаки, проворчал Зыков.
        - Хорошо, действуй. Главное, наших «клиентов» надо будет брать одновременно, но прежде чем действовать, предупреди меня.
        - Разумеется.
        - Ладно, Казимир Владимирович, занимайся, а я попытаюсь войти в контакт с интересующим нас политиком. Если удастся, и его прихватим, правда, на это особо рассчитывать не приходится, но чем чёрт не шутит, глядишь, и получится…
        - Представляю, какая шумиха поднимется, когда он исчезнет! Правые либералы такой вой устроят, просто караул!  - громко рассмеявшись, поделился своим мнением Зыков.  - И это очень многим достойным людям понравится. Этот мерзавец столько крови попил, впрочем, и его предшественник был такой же, да и вообще вся эта оппозиционная партия больше походит на сборище всяких недоумков и откровенных предателей. Временами просто диву даёшься, почему некоторые из депутатов в психиатрическом диспансере на учёте не состоят. Такое забабахивают, только держись!
        - Ладно, полковник, ты понял свою задачу, а я дальше поехал. Буду думать, как внедриться в политический бомонд.
        Покинув головной офис частного охранного предприятия, Бобёр приехал в гостиницу «Астория» и поднялся в свой номер, который был за ним давно закреплён. По заведённой привычке он отсканировал помещение на предмет всяких шпионских штучек. Таковых оказалось двенадцать. Он не стал их уничтожать, так как это сразу дало бы знать тем, кто интересуется его персоной, об их обнаружении. В этом случае они придумают что-то похитрее, а зачем себе усложнять жизнь на пустом месте?
        Приняв душ после длительной дороги, молодой человек с разбегу нырнул в бассейн с натуральной морской водой и устроил себе двухчасовой заплыв, продумывая, как лучше всего свести знакомство с лидером оппозиционной Партии правых либералов Михаилом Нерлиным. Задача казалась почти неразрешимой, так как люди такого ранга просто так по улицам не ходят, да по большому счёту жизнь их им самим практически не принадлежит. Ею управляет свита, составляя график встреч и деловых переговоров, чередующихся с телевизионными эфирами и общением с прессой.
        Помимо этого, депутатам положена государственная охрана, что уже само по себе радикально ограничивает общение с простым обывателем, но, как давно известно, если тебе очень надо, то ты непременно найдёшь возможность своего добиться. Нашёл выход и Бобёр, решившись обратиться за помощью к банкиру Воронину. Быть может, это был несколько рискованный вариант, но подполковник достаточно быстро сообразил, как лучше всего обосновать свой интерес. Многие нувориши, каковым он для окружающих казался, заработав большие деньги, из кожи вон лезли, чтобы гармонично вписаться в элиту, особенно наследственную. Кому-то это удавалось, а абсолютному большинству нет, но в любом случае это стоило очень и очень дорого, хотя не всё в этой жизни измеряется деньгами, особенно репутация. Вот как раз её было заработать очень даже не просто, а потерять можно одним неблаговидным поступком или неверно сказанным словом.
        Взвесив все «за» и «против», Бобёр окончательно принял решение посетить отца Ольги и попросить у него протекции по данному вопросу. Это не должно было вызвать какого-либо подозрения, но всё же к этой встрече нужно было подготовиться, а для этого ему нужно было хорошо выспаться, так как весь полёт на Новый Санкт-Петербург он изучал университетскую курсовую программу, так что спать ему приходилось лишь пару часов в сутки. Такой режим его несколько утомил, и поэтому его организм настоятельно требовал сегодняшнюю ночь провести в объятиях Морфея, а уже с завтрашнего утра приступить к реализации задуманного им плана.
        На следующий день он не поехал в банк, а вызвал к себе в номер модного нынче стилиста и портных, специализирующихся на элитных деловых костюмах. Изначально подполковник планировал уложиться в один день, но стилист охладил его пыл, заявив, что на это потребуется целая неделя, и в этом его поддержали портные. Пришлось подчиниться и полностью отдаться в руки знающих своё дело профессионалов. Обещанная неделя неожиданно растянулась на две. Как раз портные своевременно выполнили свою работу, полностью обновив ему гардероб, да и стилист не оплошал, но, по его совету, Бобёр был вынужден пригласить преподавателя ораторского искусства, и вот с ним пришлось заниматься по ускоренной программе, по пять часов в день.
        Все эти две недели Бобёр безвылазно просидел в своём номере, и это ему до смерти надоело. В конечном счёте его мытарства завершились, и он, вызвав лимузин с охраной, поехал в банк на встречу с Ворониным, с которым заранее договорился о времени своего прибытия.
        - Здравствуйте, Михаил Афанасьевич!  - поприветствовал подполковник главу совета крупнейшего российского банка «Альянс-Капитал», с чуть уловимым почтением крепко пожимая тому руку.
        - Очень рад тебя видеть, Пётр! Присаживайся.
        Когда молодой человек устроился за длинным столом, Воронин с добродушной улыбкой поинтересовался:
        - Чай или кофе?
        - Давайте кофе.
        Спустя три минуты неизменная секретарша внесла небольшой поднос и, поставив его, эротично виляя крепким задом, удалилась, оставив своего любимого шефа и его гостя наедине.
        - Так о чём ты со мной хотел переговорить, Пётр?
        - Видите ли, Михаил Афанасьевич,  - задумчиво протянул Бобёр,  - заработав денег значительно больше, чем мне требуется для жизни, я задумался о необходимости войти в политические круги, правда, ещё не выбрал, на какую партию, представленную в Сенате, лучше поставить. Быть может, вы мне подскажете?
        - Похвальное стремление, но ведь ты должен понимать, что это обойдётся совсем не дёшево. Политика - дело такое… дорогое очень.
        - О каких суммах может идти речь?  - с деловитым интересом поинтересовался Бобёр.
        - Миллионы и миллионы рублей придётся пожертвовать на избирательную кампанию, причём далеко не все эти деньги будут идти на официальный счёт. Сам понимаешь, политика - дело мутное, и чтобы в ней удержаться, надо соблюдать некие правила, нарушив которые человек вылетает из обоймы раз и навсегда. Кстати, до старта официальной избирательной кампании осталось восемь месяцев, и фактически предвыборная гонка уже началась,  - добродушно пояснил банкир молодому человеку, взирая на него с покровительственной улыбкой.
        - Вот именно по этой причине я бы и хотел у вас, как человека опытного, попросить совета, на какую партию мне следует поставить. Вы ведь должны знать, кто является на сегодняшний день лидером в этой гонке.
        - Мой тебе совет, Пётр, ставь на Партию правых либералов, не ошибешься. Партия власти со своим дряхлым Фармером в нынешней избирательной гонке является аутсайдером. Они этого ещё не знают, но я тебе точно говорю: глава Сената будет вынужден покинуть свой пост, даже если либеральной партии не удастся победить,  - хитро усмехаясь, высказался Воронин и, помолчав некоторое время, предложил: - Завтра вечером Михаил Нерлин будет проводить встречу с теми, кто собирается финансировать его избирательную кампанию. Встреча сугубо конфиденциальна, и по этой причине о ней распространяться не следует.
        - Не буду, как-никак от этого зависит моя репутация,  - серьёзно глядя на своего собеседника, ответил Бобёр и спустя пару мгновений задал вопрос: - Скажите, как мне попасть на эту встречу?
        - Ты приезжай ко мне завтра к семи часам вечера, и мы вместе с тобой полетим на встречу, а там я замолвлю за тебя словечко. Поверь, моё слово крепко, тем более Нерлина мой банк финансирует давно, всемерно помогая его политической карьере, правда негласно.
        - Спасибо, я обязательно буду, только у меня есть еще вопрос: деньги с собой надо брать, а если надо, то какая сумма для этого необходима?
        - Для начала тысяч триста будет вполне достаточно, но если ты действительно хочешь, чтобы на тебя обратил внимание сам Михаил Нерлин, прихвати раза в три больше наличных. Он любит, когда к нему проявляют внимание именно таким образом,  - весело хмыкнув, ответил банкир и, взглянув на часы, дал понять молодому человеку, что пора закруглять их затянувшийся разговор.
        Поняв намёк, Бобёр попрощался с Михаилом Афанасьевичем и степенно покинул банк, после чего поехал в офис своей частной охранной компании, где, встретившись с Зыковым, затребовал у него миллион рублей наличными. Получив деньги, он с пухлым чемоданчиком вернулся в свой гостиничный номер и, завалившись на кровать, стал анализировать сделанную им запись произошедшего разговора. Не найдя, к чему можно было придраться, с чистой совестью уснул.
        Вечером следующего дня, в указанное Ворониным время, Бобёр прибыл в банк и, встретившись с его председателем, вместе с ним поднялся на крышу, где располагалась посадочная площадка, и, сев в салон летательного аппарата представительского класса, полетел неведомо куда. Сам полёт продлился около часа, завершившись на посадочной площадке какого-то небольшого острова посреди бушующего океана, где их встретили предупредительные представители господина Нерлина и, усадив гостей на открытый электрокар, отвезли на вершину небольшого утёса, где на краю обрыва красовался великолепный замок из белого мрамора.
        - Здесь красиво…  - признал подполковник, задумчиво изучая окружающую местность, просматриваемую со всех сторон,  - и в то же время безопасно.
        - Верно, мой мальчик!  - наставительно произнес банкир и, похлопав своего молодого спутника по плечу, негромко стал его консультировать о внутренних порядках этого закрытого собрания.
        - Пётр, когда окажемся в зале, присмотрись, как ведут себя приглашённые, и поступай точно так же, не вздумай проявлять самодеятельность, это не приветствуется. Если что будет непонятно, смело спрашивай у меня, я тебе объясню.
        - Спасибо, Михаил Афанасьевич, я непременно учту ваш совет и сделаю всё, чтобы оправдать ваше доверие,  - совсем негромко произнёс молодой человек, всем своим видом демонстрируя прилежное послушание.
        - Вот это правильно.
        Больше они не стали разговаривать между собой, наблюдая, как электромобиль поднимался по узкой горной дороге. Они прибыли к центральному входу, где их встретили и препроводили в центральный замковый зал, где уже собрались несколько десятков гостей, разбившихся на небольшие группы и негромко ведущих между собой переговоры. Воронин многоопытным взглядом окинул всех присутствующих и, заметив знакомых ему людей, повёл своего спутника к этой компании, по пути здороваясь с некоторыми представителями других группировок.
        Подполковник шёл рядом с банкиром, отстав от него на один шаг, постоянно замечая оценивающие взгляды многих присутствующих в этом зале, направленные на его персону. Некоторые участники собрания были ему известны. Здесь были видные представители финансово-промышленных кругов и владельцы крупнейших российских и международных средств массовой информации. Помимо них в зале находились политики различного уровня и государственные чиновники, в том числе несколько военных. Внимательно присмотревшись, Бобёр узнал среди них контр-адмирала Смирнова и Рашида Зурабова.
        Воронин подошёл к одной из групп, как видно, представлявшей интересы финансово-кредитного сектора, и, поприветствовав всех, обратил их внимание на своего спутника.
        - Господа, позвольте представить молодого, но весьма перспективного предпринимателя Пётра Боброва.
        Подполковник познакомился со всеми и, чуть отстранившись, стал наблюдать, как банкир вступил с тремя солидными людьми в оживлённую беседу, касающуюся биржевых котировок в сырьевом секторе экономики.
        - Позвольте полюбопытствовать, господин Бобров, каким именно бизнесом вы изволите заниматься?  - неожиданно послышался вопрос, исходивший от моложавого мужчины, приблизившегося к нему на три шага.
        Припомнив имя этого человека, подполковник, вежливо склонив голову, ответил на поставленный вопрос:
        - Валентин Эдуардович, вы, должно быть, слышали о популярном во многих странах военном реалити-шоу. Так вот, я его единоличный владелец. Помимо этого у меня на Новом Санкт-Петербурге имеется частная охранная компания под названием «Илья Муромец». Есть ещё частная военная компания на Новом Цюрихе, ещё владею целым рядом крупных аграрных предприятий.
        - У вас довольно специфические интересы…  - задумчиво протянул его неожиданный собеседник, посматривая на молодого человека каким-то странным взглядом.
        - Я нашёл для себя ту нишу, в которой оказалась б?льшая востребованность, и это мне приносит весьма ощутимую прибыль, хотя только на этом я останавливаться не собираюсь. Сейчас мои специалисты прорабатывают возможность организации добывающей компании, но пока этот проект находится на стадии разработки, и с окончательным решением я ещё до конца не определился.
        - Вполне перспективное дело, но доложу я вам, не такое оно рентабельное, как может показаться на первый взгляд, особенно учитывая продолжающийся экономический кризис, приведший к серьёзному падению цен на сырьё, и они ещё не достигли самого низкого своего значения,  - наставительным тоном предупредил его собеседник.
        - Да, я знаю, но как мне представляется, это лишь временное явление, и цена на сырьё обязательно восстановит свои позиции,  - высказал своё мнение подполковник, заметив, как от группы военных отделился контр-адмирал Смирнов и направился в его сторону.
        Убедительно делая вид, что он этого не замечает, Бобёр продолжил обсуждать со своим собеседником возможные варианты вложения денег, оперируя теми понятиями, которые изучил в университете Нового Цюриха, и это позволило ему не выглядеть неотёсанным деревенщиной и вести беседу на одном с ним уровне.
        - Здравствуй, Пётр, я совершенно не ожидал тебя здесь увидеть.
        Подполковник развернулся и, увидев отца Екатерины Борн, изобразил глубокое удивление.
        - Здравствуйте, Алексей Ефимович! Очень рад вас видеть.
        - Значит, ты всё же решил в политику податься,  - утвердительно проговорил Смирнов, с одобрением глядя на молодого парня.
        - Я - предприниматель, а в обществе потребления политика - это точно такой же бизнес, как и любой другой, правда, весьма специфичный. Вот я и решил серьёзно вложиться, в будущем претендуя на выгодные государственные контракты,  - представая в образе циничного дельца, высказался подполковник, улыбаясь одними губами.
        - Право слово, не ожидал от тебя такой практичности!  - с явным одобрением воскликнул адмирал и, подмигнув одним глазом, поинтересовался: - Пётр, что ты делаешь завтра вечером?
        - Ничего такого, от чего нельзя было бы отказаться.
        - Отлично. В таком случае приглашаю тебя к нам домой. Кстати, Катя буквально два дня назад вернулась с гастролей и вспоминала о тебе…
        - Спасибо, Алексей Ефимович, я обязательно буду, только назначьте время.
        - Приезжай к шести часам вечера, мы в это время будем дома.
        Попрощавшись с адмиралом, Бобёр вновь повернулся к своему предыдущему собеседнику и натолкнулся на его пристальный взгляд, изучающий его лицо.
        - А вы, молодой человек, далеко не так просты, как кажетесь на первый взгляд,  - проронил его собеседник.
        - С чего вы взяли?  - поинтересовался молодой человек, ощущая холодок меж лопаток.
        - Не скромничайте. Далеко не каждый может похвастаться дружескими отношениями с такими влиятельными персонами, как Алексей Ефимович Смирнов и Михаил Афанасьевич Воронин.
        Поняв, что его собеседник имеет в виду совсем иное, нежели он подумал, Бобёр легко усмехнулся и задал вопрос:
        - Валентин Эдуардович, разве это что-то меняет?
        - В какой-то степени меняет, так как буквально всем присутствующим в этом зале два очень уважаемых человека продемонстрировали своё к вам расположение. Только одно это ввело вас в высшую лигу, и поверьте, теперь многие будут искать с вами дружбы. С одной стороны, это совсем неплохо, но с другой - все эти проходимцы не будут давать вам прохода,  - откровенно предупредил он подполковника, продолжая посматривать на него изучающим взглядом.
        - Ничего, как-нибудь справлюсь,  - демонстративно легкомысленно ответил Бобёр, оглядывая всех присутствующих в зале, и заметил, как на трибуну выбрался какой-то холёный тип и, взяв в руки микрофон, обратился ко всем присутствующим:
        - Дамы и господа, прошу пройти в малый зал, наш уважаемый председатель Партии правых либералов скоро прибудет и обратится к вам с приветственной речью.
        Проследовав за всеми в малый зал, Бобёр разместился вместе с Ворониным и его компанией за богато сервированным столом. Когда суета прекратилась, появился сам господин Нерлин и, поднявшись на возвышение, хорошо поставленным голосом заговорил:
        - Приветствую вас, мои уважаемые единомышленники и соратники! Мне очень приятно видеть вас всех вместе. К моему глубокому сожалению, это случается крайне редко. Решающая схватка с партией власти и её бессменным лидером Фармером приближается, и для того чтобы мы одержали решительную победу, жизненно необходимо объединить все прогрессивные демократические силы и единым фронтом выступить против тех, кто попирает наше гражданское общество.
        Подполковник слушал речь оппозиционного политика с большим интересом, но ещё больше его интересовали те личности, которые присутствовали здесь и собирались финансировать намечающуюся избирательную кампанию. Здесь, в этом зале, присутствовали около трети самых богатых и влиятельных людей страны, и все они хотели вложиться в это дело с последующим извлечением прибыли, и, как Бобёр не без основания предполагал, некоторые из них являлись подменышами…

        Глава 16

        Вернувшись рано утром в свой гостиничный номер, Бобёр скинул с себя надоевший смокинг и, накинув махровый халат, устроился в кресле-качалке, припоминая в мельчайших подробностях прошедшую ночь. Оппозиционный политик вещал около получаса, а затем, что называется, пошёл «в народ», спустившись с трибуны, стал общаться со спонсорами. Подполковник, конечно, был далеко не в первых рядах, но и в самом хвосте не плёлся, оказавшись где-то посередине. Созерцая разворачивающееся представление, он совершенно отчётливо осознал, что выкрасть господина Нерлина будет ещё более проблематично, нежели он думал ранее…
        Наконец политик добрался и до компании, в которой находился Бобёр, перебросился с ним парой слов, а когда отошёл к соседнему столу, молодой предприниматель передал его помощникам чемодан, полностью набитый тугими пачками денежных знаков, чем заслужил весьма одобрительные взгляды не только приглашённых гостей, но и самого лидера Партии правых либералов. Вся эта процедура продлилась до четырёх часов утра, а затем гости занялись более тесным общением и знакомством друг с другом в неофициальной, так сказать, обстановке.
        Пробыв в малом зале до семи часов утра и вдоволь пообщавшись с совершенно разными людьми, преследующими практически одни и те же шкурные цели, Бобёр вместе с Ворониным покинул остров и вернулся в гостиницу.
        Подумав ещё некоторое время, подполковник вынужден был подкорректировать свои планы, пока что вычеркнув из списка Нерлина и полностью сосредоточив своё внимание на адмиралах и одном российском оружейном бароне. Придя к такому заключению, он принял душ и, установив будильник на четыре часа дня, залез под одеяло и практически мгновенно уснул…
        Резко вырвавшись из объятий сна, Бобёр услышал настойчивый сигнал вызова, исходящий от его коммуникатора.
        - Алло.
        - Командир, вам надо срочно прибыть в наш офис. Без вашего непосредственного участия мне вопрос не решить,  - без всяких положенных приветствий выпалил Зыков условную фразу, напрямую касающуюся дела по захвату интересующих его лиц.
        - Хорошо, через полчаса буду.
        Быстро приведя себя в порядок после непродолжительно сна, подполковник натянул новый деловой костюм и, вызвав лимузин с охраной, отправился в центральный офис своей частной охранной компании. Прибыв на место, он с сопровождающим спустился на самый нижний подземный уровень, где его встретил Зыков и провёл в особо защищённый кабинет.
        - Что случилось, Казимир Владимирович?  - поинтересовался Бобёр, когда они расположились в удобных креслах, друг напротив друга.
        - Командир, у меня есть две новости касательно интересующих вас объектов. Наш оружейный барон Евгений Дуплянкин сейчас находится в одном нелегальном элитном борделе, куда имеет доступ далеко не каждый. Зависать он там собирается ещё три дня. Это идеальный шанс его выкрасть, и никто не кинется на его поиски как минимум пару дней. Теперь что касается наших адмиралов. Рашид Зурабов сегодня в семь часов вечера должен нанести визит Смирнову домой. Информация абсолютно достоверная.
        - Очень интересно…  - задумчиво протянул подполковник.  - Я тоже приглашён к нему домой, только к шести часам вечера.
        - И что теперь делать?  - с некоторой растерянностью поинтересовался Зыков, ожидая от своего командира решения неожиданно возникшей проблемы.
        - Значит, так. Подготовь группу захвата. Как стемнеет, захватите адмиральский дом и всех, кто будет в нём находиться, в том числе и меня. Всех усыпить, кроме меня, разумеется, а затем вывезите адмиралов, не забыв прихватить и меня самого. Вполне возможно, придётся и ещё кого-то вывозить, но это уже несущественно. Имей в виду, Дуплянкина и адмиралов надо скрытно доставить на космодром, а дальше я сам ими займусь. Да, и ещё… Пусть бойцы работают в полный контакт, так как я буду оказывать активное сопротивление, защищая Екатерину.
        - Командир, но в таком случае подозрение падет на тебя!  - расстроенно воскликнул Казимир Владимирович.
        - Не падёт. Я качественно инсценирую свой побег, но для этого твоим бойцам необходимо будет меня отделать, да так, чтобы никто не усомнился в достоверности моего избиения, пусть даже это повлечёт за собой серьёзные травмы с последующей госпитализацией.
        - Я понял. Мы сделаем всё в самом лучшем виде. Накладок не будет.
        - Смотри, я надеюсь на тебя,  - на всякий случай предостерёг Бобёр своего подчинённого.  - От того, как вы сработаете, зависит слишком многое…
        - Что делать в случае, если контр-адмирал Зурабов не появится в гостях у Смирнова?  - поинтересовался Зыков, стараясь предусмотреть все возможные нюансы предстоящего дела.
        - Ведите за ним наблюдение и, если будет возможность взять без шума, берите, но если нет, операция отменяется, за исключением Дуплянкина. Его следует прихватить, так как такой отличной возможности может больше не представиться.
        Поговорив с Зыковым ещё с полчаса и уточнив все детали предстоящего дела, Бобёр вернулся в свой гостиничный номер и вновь завалился спать, так как сегодняшняя ночь обещала быть весьма нервной и очень утомительной…
        Проснувшись от сигнала будильника, Бобёр заказал себе в номер лёгкий перекус и, быстро поев, вновь надел порядком надоевший деловой костюм. Вызвав охрану, он направился в торговый центр, где можно было выбрать или заказать дизайнерские букеты цветов для Екатерины и её матери. Оказавшись на месте, он, изображая капризного нувориша, придирался к сотрудникам цветочных магазинов по всяким мелочам и делал это не из-за своего склочного характера, а вполне прагматично - красуясь перед камерами охраны торгового центра.
        Без всякого сомнения, после похищения двух командующих флотов полиция и контрразведка перевернут всё наизнанку в поисках пропавших адмиралов, имеющих доступ к государственным секретам. Именно по этой причине подполковник подготавливал почву для своего алиби, ведь его в обязательном порядке должны будут проверять под микроскопом и изучать каждое произнесённое им слово, а также сделанный жест.
        В результате столь длительного пребывания в торговом центре Бобёр не успел к назначенному времени и опоздал на пятнадцать минут. Прихватив два изумительных по красоте букета, он отправил свою охрану в гостиницу, а сам прошёлся пару десятков метров по дорожке и, очутившись у входа в адмиральский особняк, позвонил в колокольчик. Дверь открыла дочь хозяина дома.
        - Ой, Петр, а мы уже думали, что ты не придешь!
        - Добрый вечер, Катя! Ну как я мог не прийти? Это было бы в высшей степени неприлично!  - мило улыбаясь, ответил молодой человек, вручая девушке изысканный букет цветов.
        - Какой красивый! Где ты такое чудо раздобыл?  - негромко спросила Екатерина Борн, вдыхая благоухание живых цветов.
        - Это было не просто, но, быть может, я всё же войду в дом?
        - Да, конечно, проходи!  - чуть покрывшись румянцем, воскликнула она, немного отойдя в сторону, и, пропустив гостя, закрыла за ним дверь.
        Пройдя в зал, Бобёр увидел сервированный стол, за которым уже находились помимо хозяев трое неизвестных гостей, и, пройдя ближе, поздоровался с четой Смирновых, галантно поцеловав супруге адмирала ручку и вручив букет.
        - Спасибо, Петр! Я очень рада снова видеть тебя в нашем доме. Проходи и присаживайся за стол,  - проговорила Мария Александровна, не отрывая своего восхищённого взгляда от букета.
        - Одну минуту, Пётр, позволь тебе представить наших гостей,  - остановил его Смирнов, подзывая подойти ближе к нему.
        Подполковник выполнил просьбу хозяина особняка и тут же услышал, как адмирал обратился к своим гостям:
        - Позвольте вам представить молодого, но весьма перспективного предпринимателя Петра Боброва.
        В последующие две минуты молодой человек познакомился с тремя субъектами, также являющимися предпринимателями, занимающимися торговлей оружием, его ремонтом и модернизацией, но самое интересное, что один из них оказался совладельцем Дуплянкина на Новом Тагиле, и это не могло не вызвать в душе подполковника определённых подозрений.
        Застолье шло своим чередом. Все присутствующие вначале обсуждали всякие светские сплетни и слухи, но постепенно разговор сместился на политику. Марии Александровне эти разговоры не понравились, и она в весьма деликатной форме перевела тему застольного разговора в другое русло, заговорив о новой театральной постановке модного в этом сезоне режиссёра.
        Бобёр слушал об особенностях авангардных хореографических решений некоего Валентина Изотова, но это ему было совсем неинтересно, хотя и приходилось изображать заинтересованность, но в этот момент молодой человек ощутил чьё-то нежное прикосновение к своей ноге под столом. Скосив свой взгляд, он заметил стройную девичью ножку, обутую в лакированную туфельку на высоком каблуке, принадлежащую Екатерине. Подняв глаза и посмотрев на неё, увидел, как она, изящным жестом поправив локоны, извинилась перед гостями и вышла в соседнюю комнату. Подполковник, правильно истолковав намёк, взглянул на часы и так же, как и девушка, извинился перед гостями и прошёл в ту комнату, в которую удалилась популярная звезда эстрады.
        - Петя, ты где столько времени пропадал? Я неоднократно пыталась с тобой связаться, но так и не смогла этого сделать!  - с укором проговорила девушка, смотря на молодого парня - в ее глазах читалась затаённая обида.
        - Видишь ли, я поступил в университет на Новом Цюрихе, а это отнимает слишком много времени и сил.
        - Но ведь ты мог мне дать о себе знать, я за тебя очень волновалась.
        - Ну, прости, это моё упущение. Если хочешь, завтра куда-нибудь сходим, например, в театр или клуб?  - примирительно ответил подполковник, краем уха услышав радостные голоса в прихожей.
        - С удовольствием,  - потупив шаловливые глазки, тихо проговорила девушка, тем самым предоставляя инициативу молодому человеку.
        - Вот и хорошо. В какое время за тобой заехать?
        - Давай в три часа дня.
        - Подожди, кажется, кто-то пришёл…  - совсем негромко проговорил Бобёр, внимательно вслушиваясь в доносящиеся из зала звуки.
        - Это, наверное, друг папы приехал, он тоже контр-адмирал и также является командующим флотом,  - с некоторым пренебрежением высказалась Екатерина, чуть отвернув лицо в сторону.
        - Ладно, давай немного позже поговорим. Неприлично находиться так долго гостю в одной комнате с дочерью хозяев. Лучше вернёмся в зал и некоторое время посидим вместе со всеми за столом.
        Девушка, тяжело вздохнув, первой покинула комнату, а спустя пару минут за ней последовал и молодой человек, где Алексей Ефимович представил его своему другу, Рашиду Зурабову…
        Вечеринка продолжалась более двух часов, и подполковник начинал потихоньку нервничать, так как гости уже принялись прощаться с радушными хозяевами. Бобру также ничего не оставалось, как попрощаться вместе со всеми и выйти в прихожую. Когда все присутствующие собрались в одном месте, дверь распахнулась, и в неё влетели люди в масках и напали на них. Мгновенно сориентировавшись, Бобёр схватил Екатерину и, вытолкав её в зал, незамедлительно вступил в рукопашную схватку на глазах адмиралов и матери Екатерины Борн.
        Подполковник бился отчаянно, хотя и не совсем в полную силу, благодаря чему его довольно быстро сбили с ног и заковали руки в стальные полицейские браслеты, а затем в грубой форме отволокли в зал, где уже лежали все остальные гости и хозяева дома, в том числе и Екатерина. Спецгруппа Зыкова сработала чётко и, быстро вколов всем снотворные инъекции, освободила подполковника сразу после того, как все пленники погрузились в глубокий сон.
        Тяжело поднявшись, Бобёр растёр затёкшие кисти рук и, потерев ушибленные рёбра, слегка поморщился от тупой боли, а потом похвалил бойцов:
        - Молодцы, отлично сработано, а теперь найдите ключи от адмиральского сейфа и посмотрите в нём, да и вообще весь дом обыщите, быть может, что-нибудь интересное найдём… На всё про всё даю полчаса времени.
        Осмотр кабинета и сейфа, стоящего в нём, ничего не дал, но это и неудивительно, а вот в подвальном помещении, где находилась небольшая мастерская, обнаружилась хорошо замаскированная стальная дверь, прикрытая стеллажами с разнообразным инструментом. На удивление, замок здесь был биометрическим, и по этой причине пришлось притащить Смирнова и приложить его ладонь, после чего дверь сама отошла в сторону, и спецгруппа во главе с подполковником спустилась по бетонной лестнице вниз и оказалась в небольшом зале, больше похожем на командную рубку космического корабля.
        - Вот это да…  - с полным изумлением протянул один из бойцов.  - Я такого никогда и не видел, хотя и служил в командном центре Генерального штаба.
        - Ладно, парни, давайте не будем терять время. Немедленно скопируйте блоки памяти, и уходим. Время поджимает,  - распорядился Бобёр, задумчиво рассматривая логово подменного Смирнова.
        Процедура копирования не заняла много времени, и они покинули подвал, закрыв за собой дверь и подхватив обоих адмиралов. Затем замысловатым маршрутом двинулись в сторону космодрома. Прибыв на место, спецгруппа перегрузила свою добычу в инструментальный ящик тягача, после чего четверо бойцов влезли в контейнер, закрыв за собой массивные двери.
        - Вот это правильно, никто кроме вас не должен знать меня в лицо. Мало ли как могут обернуться жизненные обстоятельства,  - с одобрением проговорил главный инженер космодрома, выглядывая из кабины мощного тягача.
        - Естественно. Я не привык яйца складывать в одну корзину. Как говорится, безопасность превыше всего, особенно в наших с вами делах.
        - Ну что, поехали?
        - Да, задерживаться не стоит.
        Подполковник с личным агентом его бывшего куратора по прозвищу Шаман залезли в кабину с тонированными стёклами и поехали в сторону грузового терминала. Спокойно преодолев контрольно-пропускной пункт, они въехали на территорию и, прокатившись несколько сотен метров, оказались внутри одного из пустующих ремонтных ангаров. Покинув кабину, они вскрыли контейнер и перегрузили лжеадмиралов в криокамеры, незамедлительно включив режим анабиоза.
        Шаман проверил замок контейнера, в котором находились бойцы из спецгруппы, и, только после этого подойдя к одному неприметному металлическому шкафчику и покопавшись в нём пару минут, дёрнул какой-то рычаг… В результате две массивные плиты разошлись в стороны, открывая их взору довольно глубокую нишу.
        - Сейчас сюда спустим, а когда будешь покидать столицу, я тебе помогу скрытно этот груз на корабль доставить в обход таможни, а пока пусть они тут в тишине и спокойствии полежат. Тут их покой некому нарушать,  - с ухмылкой произнёс главный инженер и, подавая пример своему спутнику, схватился за один край криокамеры.
        В течение пяти минут они опустили тяжеленные контейнеры в тайник и, установив плиты обратно на место, покинули ремонтный ангар и поехали в грузовой терминал.
        - Всё, здесь наши пути с тобой расходятся, я через две минуты тронусь, а вы должны будете, после того как уеду, управиться за восемь минут, так как по истечении этого времени регламентная профилактика сервера, отвечающего за работу камер слежения, будет завершена, и они заработают вновь.
        - Спасибо, я этого никогда не забуду,  - произнёс молодой человек, крепко пожимая руку Шамана.
        Выскочив из тягача, он быстро открыл замок контейнера, выпустив бойцов, позвал их за собой и завел за многочисленные контейнеры, ожидающие своей очереди на погрузку. Подобрав подходящее место вдали от дороги, Бобёр предупредил:
        - Парни, у нас с вами времени совсем чуть-чуть, поэтому по-быстрому сковываете у меня за спиной руки и начинаете всерьёз месить минуты три, а затем я от вас сбегаю. Вы две минуты пытаетесь меня найти и, не обнаружив, сваливаете отсюда ко всем чертям. Приступайте.
        Старший группы защёлкнул стальные браслеты, и бойцы молниеносно бросились на подполковника, демонстрируя немалый опыт в рукопашных схватках. Бобёр в долгу не оставался, хотя действовать одними ногами было крайне неудобно. Ему даже удалось двоих свалить, но и ему крепко доставалось. Очень крепко… На последней минуте схватки он, не устояв на ногах, свалился, за что незамедлительно был наказан многочисленными ударами ног, в том числе по лицу. Когда отведённое время вышло, он, выплёвывая пару выбитых зубов, поднялся на ноги и, шатаясь, словно пьяный, побежал вглубь выстроенных в ряд контейнеров. Он бежал всё медленнее, так как голова его стала всё сильнее и сильнее кружиться, но особенно сильно его беспокоили онемевшие за спиной руки, браслеты глубоко впились в тело, и, конечно, отбитые рёбра. Мутнеющим взглядом осмотрев всё вокруг, Бобёр увидел просвет, ведущий на дорогу, и заплетающимся шагом направился туда. Не дойдя до последнего контейнера сколько-то метров, он ощутил острый приступ желудочных спазмов и свалился на металлическое покрытие, потеряв сознание…
        - Извините, но пациент совершенно не готов давать какие-либо показания. У него сильнейшее сотрясение мозга, сломаны пять рёбер, одно из которых пробило лёгкое. Помимо этого браслетами были повреждены вены, из-за чего он потерял много крови, и это не говоря уже о многочисленных ушибах по всему телу…  - это было первое, что услышал Бобёр, придя в сознание, а между тем разговор ещё не закончился.
        - Неужели всё так серьёзно?  - послышался озабоченный мужской голос, обращённый, по всей видимости, к его лечащему врачу.
        - Вы ещё спрашиваете! Если бы реанимационный автомобиль не подоспел вовремя, он мог умереть от большой потери крови. Да что там! Ещё бы несколько минут - и его уже спасти не смогли.
        - М-да-а… Плохо дело.
        - Именно по этой причине я категорически возражаю, чтобы вы сейчас проводили свой допрос.
        - Хорошо, я вас понял, но ответьте тогда хотя бы вы на пару моих вопросов.
        - Почему нет, отвечу, конечно,  - согласился медик.
        - Вы брали кровь пациента на анализ, были ли в ней обнаружены следы сильнодействующего снотворного?
        - Вы правы, оно там действительно было, но у господина Боброва сделаны очень дорогостоящие прививки от всяких ядов и токсинов, и ко всему прочему у него очень сильный иммунитет. Именно по этой причине снотворное подействовало на него лишь на непродолжительное время. Видимо, это и позволило ему вырваться из лап похитителей, правда, не без ущерба для собственного здоровья.
        - С этим разобрались,  - деловито проговорил неизвестный представитель следствия.  - Теперь следующий вопрос. На теле потерпевшего были ли обнаружены биологические материалы преступников, похитивших его, а затем избивших?
        - Нет. Таковых обнаружено не было, есть лишь частицы обуви и перчаток армейского образца. Определён-но работали профессионалы самой высокой квалификации, отлично знающие своё дело.
        - Армейского образца, говорите…  - задумчиво протянул неизвестный.  - Это может быть зацепкой. Кстати, какой армии? Пожалуйста, уточните.
        - Частицы обуви и перчаток показали, что они российского образца, входящие в экипировку войск специального назначения. К сожалению, это всё, большего нам выяснить ничего не удалось.
        Голова раскалывалась от внутричерепной боли, да и остальное тело отзывалось глухой болью, но услышанный разговор не мог не радовать. Инсценировка с его побегом удалась, но всё же необходимо было это перепроверить, так как заинтересованные лица с лёгкостью могли подстроить его пробуждение и организовать этот разговор, находясь за дверью. Решив на всякий случай подать о себе знать, Бобёр негромко застонал, и в результате разговор мгновенно прекратился, а в больничную палату влетела миловидная женщина средних лет и, заботливо склонившись над ним, поинтересовалась:
        - Как вы себя чувствуете?
        - Где я?  - с трудом ворочая пересохшим языком, задал подполковник первый пришедший на ум вопрос.
        - Вы находитесь в Центральном клиническом госпитале.
        - Сколько времени я здесь нахожусь?
        - Второй день.
        - Извините, что вмешиваюсь, но вы случайно не помните о тех событиях, которые привели вас к нынешнему состоянию?  - настырно влез со своим вопросом мужчина в мундире военной прокуратуры с накинутым на него белым халатом.
        Подполковник выждал несколько мгновений, изобразив на лице задумчивость, и, спустя несколько мгновений побледнев, дёрнулся всем телом и, сильно хрипя, воскликнул:
        - Катя! Что с Екатериной!!!
        - Успокойтесь! Вам нельзя волноваться,  - нервно среагировала женщина и, сердито обернувшись, скомандовала:
        - Немедленно покиньте палату!
        Прокурорский чин тяжело вздохнул, понимающе кивнув головой, развернулся и покинул больничную палату, аккуратно притворив за собой дверь. Лечащий врач понажимала какие-то кнопки в медицинском аппарате, и молодой человек вновь погрузился в глубокий сон.
        В следующий раз Бобёр очнулся уже на следующее утро, и ощущения были куда лучше. Голова практически не кружилась, разве что немного подташнивало да нестерпимо чесались рёбра на левой стороне, где они, по-видимому, были сломаны. Правда, ныли запястья обеих рук, но всё же это было не смертельно.
        «Да уж! Парни отработали на славу, да так отработали, что я мог вообще богу душу отдать,  - подумалось ему.  - Но это не страшно, главное - задуманное сработало, как и планировалось изначально».
        Молодой человек после своего второго пробуждения ещё провалялся в больничной палате пару дней, в течение которых его никто не беспокоил, но на третий день явилась целая делегация из пяти следователей из военной прокуратуры, и начался утомительный допрос под включённый детектор лжи. Прибор так и не сработал. Сказывалась отличная подготовка, пройденная Бобром в академии, но самым интересным были сами вопросы. Как оказалось, при обыске особняка контр-адмирала Смирнова и его друга Рашида Зурабова были обнаружены практически одинаковые потайные комнаты, фактически являющиеся координационными командными пунктами разведывательного назначения. Это привело к тому, что теперь шли повальные обыски буквально у всех, кто был близок к этим адмиралам. Мало того, подозревали в шпионаже и самого подполковника, что стало для него самым настоящим шоком. Под конец допроса он был вынужден написать расписку о невыезде на три месяца, после чего делегация покинула палату, оставив его в крайне задумчивом состоянии.
        Такого поворота событий он совершенно не ожидал, но, тщательно обдумав всё и взвесив, Бобёр признал, что так, пожалуй, будет даже лучше, чем он планировал изначально. Военная контрразведка, конечно, будет носом землю рыть в поисках тех, кто выкрал видных адмиралов Российского флота, но в связи с такими обстоятельствами она обязательно пройдётся по всем, кто так или иначе был связан с этими людьми и обязательно что-нибудь да нароет. Одним словом, ситуация складывалась весьма интересная, хотя и запутанная, но всё равно работала в его пользу. Единственной проблемой была подписка о невыезде. Он планировал покинуть Новый Санкт-Петербург примерно через месяц, но теперь это откладывалось на неопределённый срок.
        Пробыв в госпитале ещё две недели, Бобёр выписался из него и, вызвав охрану, отправился обратно в свой гостиничный номер, но по пути передумал и поехал в офис частного охранного предприятия, желая лично переговорить с Зыковым о качественно проделанной работе. Прибыв на место, он поднялся на лифте к его кабинету и, войдя в него, уселся в гостевое кресло. Усмехнувшись, он оговорённым жестом поинтересовался, можно ли свободно говорить.
        - Всё в порядке, командир, здесь стерильно, как в хирургической палате.
        - В таком случае поинтересуюсь, как у нас идут дела с оружейным бароном?
        - Работа идёт, и в скором времени будут первые результаты, но уже сейчас мы вышли на неких лиц, оплативших «заморозку» конструкторского бюро по разработке новейших вооружений на Новом Тагиле. Есть вполне обоснованные подозрения, что это далеко не единичный случай, но для выяснения этого вопроса понадобится ещё некоторое время,  - с озабоченным видом ответил Зыков, по-видимому размышляя о весьма неприятных вещах, отражающихся на боеспособности Российской армии.
        - Кто эти лица?  - с немалым любопытством поинтересовался Бобёр, чуть приподнявшись в кресле.
        - На сегодняшний день известны трое. Один из них является председателем Сенатской комиссии по вооружениям и обороне, это Гаврила Осипович Кушнарёв, а остальные двое входят в совет директоров международной фармацевтической корпорации «Гарвер и сыновья» со штаб-квартирой на Новом Цюрихе.
        - Опять фигурирует столица Швейцарской республики…  - задумчиво протянул подполковник, осмысливая полученную информацию.  - Видимо, мне придётся всерьёз погрузиться в политические тусовки. М-да-а… не самое лучшее времяпрепровождение, надо сказать. Ладно, это уже мои личные проблемы, и мне их решать.
        Задумавшись на некоторое время, Бобёр представил себе, в какую клоаку предстоит ему влезть по самые уши, и ему сделалось немножко не по себе. В политических делах всё было ой как не просто. Тут были свои партии, а в них самих - целые кучи отдельных фракций, представляющих не пойми чьи интересы. Тут были и лоббисты, и прохиндеи всех мастей, да и вообще всяческие союзы, основанные на устных договоренностях. Одним словом, политические игрища подобного рода представляли собой натуральный лабиринт или, вернее, сложнейшую головоломку, в которой каждый из игроков был сродни ядовитой рептилии из серпентария.
        Именно по этой причине подобные игры были крайне опасны, так как малейшая ошибка вела к вылету из обоймы, и возврат на прежние позиции предусмотрен не был. Ошибки могли быть совершенно разными, например, излишняя откровенность или неправильно, или двусмысленно построенное предложение, за которое могли прицепиться вездесущие журналисты, но сильнее всего каралось нарушение личной преданности. Вот именно за этот пункт в первую очередь политические деятели и вылетали из обоймы с волчьим билетом…
        - Ладно, с этим понятно, а кроме этих троих выявленных лиц, у вас нет ничего?  - поинтересовался Бобёр, в глубокой задумчивости посматривая на Зыкова.
        - На сегодняшний момент кроме этой информации ничего нет, да, кстати, сразу после вашего «похищения» я отдал команду нашим розыскникам заняться поисками тех, кто вас похитил, думаю, это убедит следствие в нашей непричастности.
        - Неплохо, но всё же следует иметь свой источник в военной прокуратуре, надеюсь, такой информированный источник у вас имеется?
        - Разумеется, командир, такой источник у нас есть, и он мне уже сообщил, что в результате проведённых обысков у Смирнова и Зурабова были найдены неопровержимые факты, подтверждающие их причастность к шпионской деятельности, но, к сожалению, пока не удалось установить, на разведку какой страны они работали. На сегодняшний день в списках подозреваемых вас нет, но в любом случае следует быть предельно осторожным, так как всё может измениться в любую минуту,  - пояснил Зыков, чуть поджав губы.
        - Это радует,  - с удовлетворением проговорил Бобёр и, вспомнив о дочери похищенного контр-адмирала Смирнова, поинтересовался: - Случаем, не в курсе, что с Екатериной Борн?
        - В курсе, она сейчас находится в следственном изоляторе контрразведки, и ею вовсю занимаются опера и следователи. Каковы предварительные результаты следствия, пока мне неизвестно.
        - Ну что же, как только будут какие-либо подвижки, незамедлительно сообщайте мне. На этом позвольте откланяться, у меня слишком много дел…
        Покинув кабинет Зыкова, подполковник в сопровождении своей охраны вернулся в гостиничный номер и, усевшись за компьютер, принялся копаться в инфосети, внимательно изучая политические партии, представленные в Сенате, а также внесистемную оппозицию, активно сотрудничающую с лидером Партии правых либералов. Особенно его интересовали персональные списки и характеристики депутатов, а также всевозможные слухи и сплетни жёлтой и не очень прессы. Быть может, это было излишним, но лучше было подготовиться заранее, чем потом выглядеть неотёсанным деревенщиной в глазах опытных политиканов, тем самым вычеркнув себя из политических раскладов.
        Занимался он этим делом две недели, практически не покидая своего номера, и, когда ощутил в себе силы вновь окунуться в этот тёмный омут, созвонился с Ворониным и напросился на очередную политическую тусовку, довольно быстро получив пригласительный билет. На этот раз собрание сторонников лидера Партии правых либералов должно было состояться в одном из новомодных театров, специализирующихся на постмодернизме с немалой примесью политического китча и критики всего и вся.
        Подполковник этих театральных деятелей непременно бы зачислил в списки городских сумасшедших, но они плотно сидели на грантах, и это не могло не вызывать определённых подозрений на их счёт. Любопытным оказалось, что артисты и главный режиссер данной компашки преподносились публике господином Нерлиным и его сторонниками чуть ли не гениальными людьми современности, в открытую выступающими против действующих властей. Интересное было и название данного театра: «До…Кер!». Определённо, тот, кто задумывал данное дело, имел вкус к слову и был остёр на язык.

        Глава 17

        Прибыв на премьеру постановки за полтора часа до её официального начала, Бобёр, что называется, хотел прочувствовать атмосферу, царившую в этих стенах, и заодно присмотреться к завсегдатаям и приглашённым лицам. Войдя в просторный холл, выполненный в виде станции метро, молодой человек прошёл в кафе и, заказав себе зелёный чай с небольшим кремовым пирожным, устроился за одним из дальних столиков и стал незаметно для окружающих наблюдать за происходящим. Это оказалось далеко не самым интересным делом, так как в преддверии премьеры в театре царила нервозная обстановка, но, несмотря на такие, можно сказать, экстремальные обстоятельства, он кое-что приметил. По сути, стены театра «До…Кер!» служили пристанищем оппозиции, особенно той части, которая причисляла себя к богеме, непризнанной большей часть общества и обделённой признанием их заслуг на ниве творческой деятельности и, соответственно, гонорарами за нее. В общем и целом, завсегдатаи этого заведения были странными людьми во всех смыслах этого слова, да и название постановки было провокационным, если не сказать скандальным. Это действо носило
название «Клизма для престарелого мозга»…
        - Здравствуй, Пётр, разреши нарушить твоё уединение…
        Узнав голос банкира Воронина, подполковник, чуть обернувшись, уважительно склонил голову и поприветствовал его:
        - Здравствуйте, Михаил Афанасьевич, конечно, присаживайтесь, буду только рад.
        Воронин присел за столик и, заказав себе отличный кофе, задумчиво посмотрел на своего собеседника и с сочувствием произнёс:
        - Мне известно, что с тобою приключилось, интересно, как ты смог вырваться из рук похитителей?
        - Если честно, мне просто повезло, один из налётчиков совершил ошибку, которой я и воспользовался, правда, не без вреда для своего здоровья, но, по крайней мере, я на свободе, в отличие от Смирнова и Зурабова.
        - Да уж, похищение было организовано и исполнено профессионалами, а так как адмиралы оказывали всяческую поддержку оппозиции, то существует весьма убедительная версия, что это сделали наши спецслужбы, не желая победы на очередных выборах Партии правых либералов во главе с уважаемым господином Нерлиным.
        - Не знаю,  - с некоторой растерянностью проговорил Бобёр,  - не убедительно как-то. Зачем спецслужбам похищать сразу двух видных адмиралов Российского военного флота, если их можно было обвинить в измене, например?
        - Пётр, скажу тебе по секрету,  - перейдя на заговорщический шёпот, ответил банкир,  - до меня дошли слухи, что Смирнова и Зурабова на самом деле обвиняют в измене и сейчас в тех флотах, которые находились под их командованием, плотно работает армейская контрразведка; уже многие офицеры арестованы. Также арестована его жена вместе с дочерью.
        - Да ладно! С чего бы это их подозревать в измене и уж тем более арестовывать семью адмирала Смирнова?  - изобразив убедительное удивление, поинтересовался подполковник, не отрывая взгляда от своего собеседника.
        - Говорят, что во время обысков у них нашли какие-то шпионские устройства и документы, подтверждающие их причастность к разведывательной деятельности, но это полная чушь. Все более или менее понимающие люди прекрасно отдают себе отчёт, что это провокация российских спецслужб, направленная против политической оппозиции,  - с явной покровительственной интонацией в голосе высказался Воронин и, посмотрев на висевшие часы, резко перевёл тему: - Пётр, надо уже идти в зал, в противном случае придётся пробираться на свои места, что будет крайне затруднительно.
        Согласно кивнув головой, Бобёр допил остатки зелёного чая и, поднявшись, вместе с банкиром направился в зал, в котором уже было довольно много народа. Устроившись в кресле пятого ряда, молодой человек с интересом стал смотреть театральную постановку, продлившуюся чуть больше полутора часов. Это была странная постановка в виде своеобразного перформанса, с явно политическим подтекстом, направленным против Фармера и возглавляемой им партии. Поставлен был спектакль добротно, и режиссёр этого действа был не лишён таланта и чувства слова, но на самом деле подполковнику пьеса совсем не понравилась, и дело было не в том, что недвусмысленно критиковали главу Сената и его партию, это как раз было нормально. Не понравилось Петру в первую очередь то обстоятельство, что со сцены актёры регулярно взывали за помощью к главам иностранных государств, для борьбы с действующей властью.
        Когда постановка завершилась, зал взорвался бурными аплодисментами, похлопал в ладоши и Бобёр, хотя на самом деле не был согласен со всеми этими людьми, но, как говорится, его роль нуждалась в этом публичном эпизоде. Покинув зрительный зал, Бобёр вновь встретился с Ворониным, и они продолжили общаться с теми, кто был в ложе для особо важных персон, среди которых находился и сам господин Нерлин. Оппозиционный политик подполковника узнал и, припомнив его широкий жест с портфелем, набитым деньгами, с некой покровительственностью поздоровался с ним. На этом их общение и прекратилось, но так как это было сделано публично, многие из присутствующих сделали для себя определённые выводы и задались вопросом, насколько этот малоизвестный молодой парень приближён к лидеру оппозиционного движения и что он делает в компании с весьма представительными персонами.
        Подполковник именно на эту реакцию и рассчитывал, но его больше всего интересовало, для чего собрались все эти люди, и наконец, дождался серьёзного разговора. Компания из особо важных и вальяжных рыл, в которой пребывал Бобёр, правда, на самой дальней галерке, вела беседу с Нерлиным. Компания обсуждала новости о похищении российских адмиралов, единодушно сходясь во мнении, что это дело рук отечественных спецслужб и этого просто так оставлять категорически нельзя.
        - Артемий Полуэктович, вы же опытный политик и должны понимать, что организации сенатской комиссии по вопросу похищения адмиралов будет совершенно недостаточно, надо выводить людей на митинги и добиваться освобождения наших сторонников. Поверьте опытному политтехнологу, это хороший повод существенно поднять рейтинг нашей партии в глазах избирателей, а учитывая, что избирательная гонка ещё не началась, так и вообще…  - высказался один из приближённых господина Нерлина, пребывающего в крайне задумчивом состоянии.
        - Знаете, Збигнев Казимеж, в нашем случае даже протестных митингов по всей стране будет недостаточно. Нужно проработать варианты провокаций, способных взбудоражить общественное мнение не только у нас в стране, но и во всех цивилизованных странах. В средствах можете себя не стеснять, главное, чтобы контрразведка прекратила преследование наших сторонников в лице Смирнова и Зурабова,  - неожиданно вмешался в разговор глава сенатской Партии правых либералов и, обведя всех присутствующих пристальным взглядом, остановился на Воронине и поинтересовался у него:
        - Михаил Афанасьевич, вы, кажется, упоминали в моём присутствии, что один ваш хороший знакомый во время похищения адмиралов находился в их компании и смог вырваться из разбойничьих лап. Кто этот человек и где он сейчас?
        - Одну минуту. Он где-то здесь,  - ответил банкир и, заметив подполковника, громко обратился к нему:
        - Пётр, подойдите к нам, есть серьёзный разговор.
        Пожав плечами, молодой человек под пристально изучающими его персону взглядами проследовал к Нерлину и Воронину и, остановившись радом с ними, хладнокровно посмотрел на их лица.
        - Михаил, это и есть тот самый человек, который смог вырваться из рук похитителей, при этом оказавшись буквально при смерти. Если бы вовремя не подоспела карета «скорой помощи», мы бы его сейчас не видели. Его зовут Пётр Бобров.
        Нерлин повернул голову в сторону молодого человека и посмотрел на него проницательным взглядом, а спустя некоторое время заговорил:
        - Я вас знаю, господин Бобров, на прошлой нашей встрече вы сделали весьма внушительное пожертвование на нашу избирательную кампанию, и наша партия, будьте уверены, этого никогда не забудет, так как мы знаем, что такое благодарность, но в данный момент нас интересует всё, что касается похищения наших товарищей - адмиралов Смирнова и Зурабова.
        Подполковник довольно подробно рассказал тщательно проработанную легенду, после чего ответил на посыпавшиеся на него многочисленные вопросы, порою даже вполне провокационного характера, но он справился с этим, не вызвав ни малейших подозрений в свой адрес.
        Пробыв в компании активных оппозиционеров и их спонсоров часа два, Бобёр тепло попрощался со всеми присутствующими, признавшими его за своего, и в том числе с Ворониным направился на выход, обсуждая будущие акции протеста, которые должны были начаться с Нового Санкт-Петербурга. Выйдя из дверей театра «До…Кер!» и спустившись по лестнице, они хотели уже попрощаться, но в этот момент к ним подошли несколько человек в штатской одежде, и один из них официальным тоном обратился к молодому человеку:
        - Господин Бобров, вы арестованы. Требую немедленно пройти в машину!
        - Позвольте полюбопытствовать, по какому обвинению?  - с немалым удивлением рассматривая сотрудников спецслужб, поинтересовался Бобёр и спустя пару мгновений задал следующий вопрос: - Будьте любезны, предъявите ордер на мой арест, да и вообще представьтесь, пожалуйста.
        - Майор полиции Юрий Васильевич Возжанников,  - представился офицер и протянул постановление об аресте.
        Взяв в руки официальную бумагу, подполковник внимательно ознакомился с её содержимым, между делом бросая свои взгляды на банкира, от лица которого можно было прикуривать коллекционную сигару.
        - Это произвол!  - не выдержав напряжения, воскликнул Михаил Афанасьевич.  - Вам это так с рук не сойдёт! Мы будем жаловаться.
        - Это ваше право, можете хоть куда писать свои жалобы, но господина Боброва я обязан взять под стражу. Это мой служебный долг.
        Воронин, выслушав майора, обернулся к своему протеже и поддержал его:
        - Пётр, мы тебя вытащим из застенков палачей на государственной службе, даже если нам для этого придётся вывести народ на улицы.
        - Спасибо, Михаил Афанасьевич, буду вам очень признателен.
        Подполковник протянул руки, и майор защёлкнул на них стальные браслеты, после чего они вместе проследовали в полицейскую машину в сопровождении подчинённых Возжанникова. Прежде чем сесть в машину, молодой человек бросил свой взгляд на центральный вход театра и увидел собравшихся на лестнице многочисленных оппозиционеров, готовых броситься на его освобождение, но их эмоциональный порыв сдерживали сам Нерлин и его ведущий политтехнолог. По всей вероятности, они уже просчитали, как в своих интересах воспользоваться его публичным арестом. Грустно усмехнувшись по себя, Бобёр, пригнув голову, вошёл в камерное отделение для арестантов и, устроившись на жёсткой скамейке, облокотился спиной о перегородку. Прикрыв глаза, он спокойно стал ожидать развития дальнейших событий.
        Конвойная машина ехала долго, при этом постоянно поворачивая в самые разные стороны. Из такого поведения подполковник сделал вывод, что караул это делает для того, чтобы их арестант не запомнил дороги, а это значит, впереди его ожидало нечто неожиданное. Вот именно к этому он и готовился, собираясь с открытым забралом встретить навалившиеся на него неприятности.
        Спустя более двух часов машина остановилась на минуту, а затем вновь тронулась вперёд. Это повторялось ещё несколько раз, пока конвойный транспорт окончательно не остановился и не послышался стальной лязг отпираемой двери; когда она полностью распахнулась, послышалась команда майора:
        - Бобров, с вещами на выход.
        Усмехаясь, арестованный шутливым тоном отозвался в ответ:
        - Быть может, я здесь задержусь и вещи свои поищу?!
        - Поговори мне ещё! Давай живо на выход.
        Бобёр вздохнул и, поднявшись с лавки, направился на выход. Выйдя из машины и оглядевшись по сторонам, он в немалой степени удивился. Место, в которое его доставили, не было следственным изолятором, не было даже изолятором временного содержания, тут располагалось нечто иное.
        - Задержанный Бобров, следуйте за мной.
        Делать было нечего, и подполковник с закованными в стальные браслеты руками зашагал следом за майором. Оказавшись в здании с мощными стенами и поплутав по извилистым и пустынным коридорам, он понял, что его привели в приёмное отделение, где оформили арестантские документы и самым тщательным образом обыскали, изъяв при этом его обычный коммуникатор и вообще все сколько-нибудь ценные вещи, в том числе и поясной ремень из натуральной кожи. Когда стандартная процедура была завершена, молодого человека в сопровождении конвоя завели в самую дальнюю камеру и, сняв браслеты, захлопнули стальную дверь.
        Бобёр оглядел кислым взглядом своё новое пристанище, в котором не было ничего кроме заправленной койки, санузла и крохотного столика с приваренной к полу табуреткой. Были ещё две полки, на которых стояла страшноватого вида посуда. Скинув с себя пиджак и положив его на спинку койки, Бобёр умылся и, вытерев полотенцем лицо, улёгся. Бездумно полежав некоторое время, он уснул.
        Его никуда не вызывали два дня, в течение которых его покой нарушали лишь во время раздачи пищи, а вот на третий день начались допросы и душещипательные беседы, порою длившиеся до самого позднего вечера. Как оказалось, его сделали подозреваемым в измене родине и шпионаже на иностранную разведку, но он держался, уверенно отбиваясь от всех обвинений. Спустя неделю ему наконец позволили встретиться с адвокатом, оказавшимся главой юридического отдела банка, который возглавлял Воронин. Вот именно он и передал весточку с воли, сообщив, что в его защиту активно выступила Партия правых либералов во главе с Михаилом Нерлиным. Это событие муссировалось практически во всех средствах массовой информации и было самым обсуждаемым в политических кругах, что вызвало публичные акции протеста, временами доходящие до прямых столкновений с полицией. Адвокат заверил подполковника, что он приложит все свои силы для его триумфального освобождения, после чего удалился, так как отведённое время для встречи с клиентом истекло.
        Вернувшись в камеру в приподнятом настроении, молодой человек по заведённой привычке отжался от пола двести раз и хотел было уже прилечь, как совершенно неожиданно за стеной раздалось какое-то шуршание. Резко обернувшись, он с удивлением увидел отъезжающую в сторону стену, и перед его взором предстал небольшой кабинет, где за столом непринуждённо сидел какой-то подтянутый мужчина примерно сорока лет.
        - Ну, здравствуй, подполковник Бобров, проходи и располагайся, у нас с тобой будет долгий разговор…
        При этих словах у молодого человека ёкнуло под ложечкой, но даже при этом у него не дрогнул ни один мускул на лице, и он, приподняв правую бровь, высказался:
        - Боюсь, вы меня с кем-то перепутали, я действительно Пётр Бобров, но подполковником никогда не был и не буду.
        - Хорош!  - с явным удовлетворением произнёс неизвестный.  - Очень хорош! Прав был генерал Гудза, из тебя выйдет первоклассный разведчик самого высокого уровня. Это именно он убедил меня направить некоего пацана учиться в Военную академию. Ладно, об этом потом, а сейчас проходи, не стесняйся.
        Бобёр прошёл в кабинет и, устроившись на жёстком стуле, внимательно посмотрел на неизвестного ему собеседника.
        - Для начала позволь тебе представиться… Я - начальник Службы безопасности главы Сената Фармера. Некоторые меня ещё называют серым кардиналом, но ты можешь обращаться ко мне просто по имени - Корнелиус.
        - Интересно, с какой это радости я удостоился такой чести?  - с изучающим прищуром поинтересовался Бобёр, испытывая противоречивые чувства от встречи с таким человеком.
        - Не веришь и правильно делаешь, я бы на твоём месте тоже не поверил, а посему предоставлю тебе материалы, посмотрев которые ты всё поймёшь сам,  - высказался Корнелиус, с явным интересом рассматривая своего негласного протеже, и, открыв верхний ящик стола, извлёк пластиковую коробку, затем, положив её на стол, толкнул в направлении своего собеседника.
        Подполковник осторожно взял её в руки и, открыв крышку, стал изучать предоставленные ему документы. Здесь были наградные листы на две медали, о которых он ничего не знал, и выписки из приказов с присвоением ему внеочередных званий, среди которых оказался приказ, подписанный самим главой Сената, датированный сегодняшним числом, где ему за особые заслуги присвоили звание полковника Главного разведывательного управления. Помимо этого в коробке находились все его совершенно секретные подписки и документы из Военной академии, а также описание его служебного задания. Тяжело вздохнув, молодой человек сложил обратно в коробку предоставленные ему доказательства и, закрыв её крышкой, вернул обратно серому кардиналу, глядя отрешённым взглядом куда-то в потолок. После чего негромко произнёс:
        - Понятно, вы всё время меня вели, остаётся понять, для чего?
        - Вёл,  - согласился Корнелиус,  - и ты знаешь почему. Это ты нашёл легендарное Хранилище Императоров, оказавшееся на самом деле уникальным кораблём, признавшим тебя своим хозяином. Именно по этой причине мне пришлось разработать целую схему, чтобы это судно использовать в интересах государства и его безопасности, благо твои таланты оказались в этом деле весьма кстати, чем я и воспользовался. Углубляться в это дело слишком глубоко смысла нет. Ты и так всё прекрасно понимаешь. Сейчас меня интересует, не ты ли похитил видных адмиралов Российского военного флота, поддерживающих оппозиционную Партию правых либералов?
        - Мне не оставалось ничего другого, как их похитить,  - подтвердил Петр подозрение серого кардинала,  - тем более что за помощью обратиться было не к кому. Мой куратор вышел в отставку и теперь находится на Бастионе.
        - Я так и думал, но будь любезен дать объяснения, как ты на них вышел.
        Бобёр глубоко вздохнул и начал свой рассказ, не упуская малейших подробностей. Корнелиус слушал внимательно, иногда задавая уточняющие вопросы, и по мере рассказа его лицо становилось всё бледнее и бледнее, а губы сжимались всё плотнее; под конец повествования молодой человек явственно услышал скрип его зубов. Когда новоиспечённый полковник умолк, глава Службы собственной безопасности Фармера поднялся и, заложив руки за спину, прошёлся по кабинету. Спустя некоторое время остановившись у стола, Корнелиус внимательно посмотрел на своего собеседника и тихим голосом задал вопрос:
        - Так ты говоришь, до вторжения осталось совсем немного времени?
        - Да. По моим предположениям, до вторжения в человеческие миры осталось что-то около года, быть может - два, но, скорей всего, не больше.
        - Плохо дело. Честно говоря, я всякое предполагал, но такого себе даже вообразить не мог, а учитывая отсутствие какой-либо информации по этому поводу, следует ожидать наличия высокопоставленных агентов из числа ГРУ. М-да-а… Весьма прискорбно это признавать, но против фактов, как говорится, не попрёшь.
        - Разрешите задать вопрос?
        - Валяй,  - панибратски махнув рукой, разрешил Корнелиус, пребывая в крайне задумчивом состоянии.
        - Для чего нужно было производить мой арест?
        Оторвав взгляд от носков своих туфель, Корнелиус пристально посмотрел на собеседника и, грустно усмехнувшись, честно ответил на заданный вопрос:
        - По двум причинам. Первая - это необходимость твоего внедрения в оппозиционную среду на достаточно высокие позиции, а вторая - мне требовалась личная встреча с тобой. К сожалению, мне не удалось отстоять генерала Гудзу, но и передавать в другие руки такого агента, как ты, было бы крайне неразумно с нашей стороны. Вот именно по этим причинам я и санкционировал твой арест. Имей в виду, с этой минуты ты подчиняешься только мне, и более никому. Завтра ты получишь подробные инструкции, как мы будем держать между собой связь. Есть ещё вопросы?
        Бобёр подумал пару мгновений и, задумчиво потерев трёхдневную щетину, с некоторой отстранённостью поинтересовался:
        - Исходя из слов моего адвоката, мой арест оппозиция сейчас использует для поднятия своего рейтинга в глазах избирателей, выставляя меня жертвой произвола властей, и, очень даже может быть, Партия правых либералов одержит верх на очередных парламентских выборах. Как тогда быть?
        - Спешу тебя заверить, господин Нерлин и его партия на честных выборах победить не сможет, об этом говорят все социологические опросы, да и победа им особо не нужна, им нужны массовые беспорядки, на волне которых они собираются прийти к власти. Это идея политтехнолога Збигнева Казимежа. Он по происхождению поляк, хотя уже давно является гражданином США и связан тесными узами с финансово-промышленной и политической элитой,  - с хитрой усмешкой ответил глава Службы собственной безопасности главы Сената и, помолчав некоторые время, дал свои пояснения: - Видишь ли, я бы с большим удовольствием арестовал всю эту публику, но, к сожалению, это непременно приведёт к серьёзному внешнеполитическому давлению со стороны ведущих мировых держав, но для того, чтобы на вполне законных основаниях избавиться от предателей и подменышей, жизненно необходимо до предела обострить внутриполитическую ситуацию. Именно тогда мы и начнём повальные аресты, но не раньше. Повод для массовых арестов будет идеальный, комар носа не подточит.
        - Какова будет моя роль в этом деле?  - поинтересовался Бобёр, уже догадываясь, какой ответ он получит на свой вопрос.
        - Твоя задача - войти в ближайший круг господина Нерлина и собрать вокруг себя активных сторонников, а когда они переступят черту закона, мы их арестуем и предъявим общественности доказательства их подрывной деятельности. Пока это всё, а дальше всё будет зависеть от того, как пойдут дела.
        - Это всё?
        - По твоему заданию всё, но вот тебе мой совет. Как только тебя освободят, а это произойдёт ровно через неделю, тебя обязательно начнут приглашать на телевизионные эфиры. Особенно будет усердствовать оппозиционный канал «Ветер перемен», тогда закрути роман с одной из ведущих по фамилии Клара Кобеликина. Она тебя не пропустит, так как эта светская львица очень любит богатых и популярных Буратино, да ещё ко всему прочему слаба на передок, самая настоящая сучка по призванию. Воспользуйся этим. Имей в виду, это не приказ. Спать с ней или не спать - твоё личное дело, но, как говорится, одно другому совершенно не мешает.
        - Обязательно учту…  - с кислой миной на лице негромко проговорил молодой человек, совсем не испытывая какого-либо желания кого-то укладывать в свою постель из-за служебной необходимости.
        - Ну, не дуйся, это лишь мой тебе совет, а не приказ.
        - Спасибо и на этом.
        - Ладно, пора прощаться. Завтра в это же время я вновь с тобой встречусь и предоставлю для изучения инструкции.
        Попрощавшись с Корнелиусом, полковник улёгся на кровать и задумался о своей дальнейшей судьбе, а спустя пару часов погрузился в тревожный сон…

        Глава 18

        Как и обещал глава Службы собственной безопасности главы Сената, с Боброва были сняты все обвинения, и, выдав личные вещи с документами, его вывели на контрольно-пропускной пункт и выпустили на свободу. Оказавшись на улице, Бобёр, конечно, ожидал, что его будут встречать журналисты и некоторые представители оппозиционной партии, но то, что он увидел, вызвало у него неподдельное изумление. Только одних журналистов было с полсотни, они кинулись на него, словно оголодавшие псы, и засыпали его многочисленными вопросами.
        Подполковник отвечал согласно полученным инструкциям, критикуя власть и правоохранительные органы, а также сложившуюся политическую ситуацию в стране, и это не могло не понравиться представителям оппозиционных средств массовой информации и представителям Партии правых либералов. В конечном итоге журналисты оставили его в покое и позволили ему пройти в предоставленный лимузин и направиться в штаб-квартиру парламентской партии.
        По прибытии на место его радушно встретил сам господин Михаил Нерлин и особо доверенные лица, в том числе и политтехнолог Збигнев Казимеж. После полагающихся приветствий его пригласили войти в отдельный кабинет для приватных переговоров. Именно здесь, в тихой и уютной обстановке, ему предложили активно включиться в предвыборную борьбу и акции протеста против действующей власти. Бобёр изобразил крайнюю степень задумчивости и, подумав некоторое время, дал своё согласие, но попросил дать ему месяц для решения своих текущих вопросов с бизнесом на Новом Цюрихе. Оппозиционные деятели восприняли его просьбу с пониманием, так как многие из них были деловыми людьми, ворочающими далеко не маленькими капиталами.
        Покинув штаб-квартиру оппозиционной партии, полковник уже на своём лимузине в сопровождении трёх машин охраны направился в офис частной охранной компании и, встретившись с Зыковым, выяснил у него, как идут дела с оружейным бароном. Дела шли прекрасно. Отставные оперативники разматывали это дело стремительно, и уже были весьма внушительные результаты. Был вскрыт самый настоящий заговор, направленный на фактическое разрушение военно-промышленного комплекса России. Как оказалось, существовало с десяток независимых компаний, зарегистрированных в международных офшорных зонах с неизвестными учредителями, специализирующихся на рейдерских захватах заводов и инженерно-конструкторских бюро, занимающихся разработкой и производством военной продукции, а также технологий двойного назначения. Без всякого сомнения, эти преступные группы крышевались коррумпированными чиновниками самого высокого ранга, и уже на сегодняшний день было известно несколько фамилий. Даже доказательства их продажности имелись, и этот список постоянно обновлялся.
        Поразмышляв некоторое время, Бобёр пришёл к выводу, что оружейного барона Дуплянкина следует оставить у Зыкова, а самому вывезти захваченных адмиралов на Надежду и уже там заняться ими вплотную.
        Попрощавшись со своим подчинённым, полковник вернулся в свой гостиничный номер и, быстро собрав нехитрый скарб, направился на космодром. Уже здесь распрощавшись со своей охраной, Бобёр встретился с Шаманом и незаметно для таможни переправил на борт корабля криокамеры, в которых пребывали Смирнов и его друг Зурабов, а спустя полчаса, официально пройдя таможенный контроль, вылетел на Надежду.
        Оказавшись на орбите закрытой колонии, молодой человек связался с Жуковским и, затребовав необходимых ему специалистов, пошёл на посадку. Здесь, как и всегда, никаких проблем не возникло. Его личных пленников, соблюдая режим секретности, незамедлительно доставили в лабораторию, где работали криминалисты, и, сдав им на руки свой груз, Бобёр стал дожидаться первых сравнительных результатов. Промаявшись ровно сутки, полковник не выдержал безделья и напросился посетить сборочный конвейер, где в круглосуточном режиме собирали пространственные мины и автоматические торпедные комплексы. Увиденная картина его несказанно обрадовала, так как производство готовой продукции шло опережающими график темпами и уже через пару месяцев новенькие миноносцы должны были приступить к закладке глубоко эшелонированных минных полей в районах Хипори и Новой Тортуги.
        Выяснив текущее положение дел, Бобёр вернулся на свой корабль и, подумав некоторое время, обратился к искину:
        - Марго, дорогуша, будь добра, соедини меня с Вормсом.
        - Одну минуту, Наследник… Всё, связь установлена.
        - Приветствую, Руперт! Как у тебя дела?
        - Отлично идут… Уже через неделю с Волчьей стартует первая эскадра и займётся блокадой Новой Тортуги, а ещё через месяц к ней присоединятся две, так что Грине и Монтеро совершенно точно не поздоровится.
        - Отлично. Кстати, я выслал туда месяц назад два десятка своих кораблей, и на данный момент они заняты разведкой, если тебе это интересно, могу дать канал связи с командиром эскадры.
        - Давай, это действительно сократит время и расходы,  - с удовольствием согласился пиратский капитан и, после того как полковник скинул ему код связи, спросил:
        - Бобёр, надеюсь, я могу рассчитывать на существенные скидки для приобретения планетарных оборонительных комплексов?
        - Руперт, ты можешь рассчитывать не только на скидки, но и на беспроцентную рассрочку.
        - С чего такая щедрость?  - с подозрением поинтересовался Вормс, с прищуром глядя на молодого человека.
        - Не ищи подлянки с моей стороны, я с тобой предельно честен, просто мне выгодно, чтобы ты захватил Новую Тортугу и стал на ней вольным бароном. Поверь, Руперт, если это произойдёт на самом деле, наши с тобой котировки в глазах окружающих вырастут неимоверно, да ты и сам это прекрасно понимаешь…
        - Подожди, ты что, предлагаешь мне отделиться от Волчьей и образовать независимую колонию?  - задумчиво протянул собеседник, лихорадочно просчитывая перспективы такого шага с его стороны, а выглядели они весьма и весьма заманчиво…
        - А почему нет? Вполне реальный расклад. Станешь вольным бароном и подомнёшь под себя всю торговлю в данном секторе, а это, знаешь ли, очень даже немаленькие деньги и, насколько я знаю, куда выгоднее, чем чистым пиратством промышлять. Если мне не веришь, можешь сам проверить.
        - Обязательно проверю, но если всё обстоит так, как ты говоришь…
        - Проверь, а как проверишь, мы с тобой серьёзно поговорим и обсудим перспективы нашего дальнейшего сотрудничества.
        - Договорились.
        Попрощавшись с командиром вольных пиратских отрядов, Бобёр откинулся на кресле и вывел на экран маршрут передвижения корабля, на котором летал Гриня. Как оказалось, он сейчас находился на Новой Тортуге, но прибыл он с Нового Санкт-Петербурга, а до этого побывал на Новом Цюрихе и Новой Москве…
        Прикинув варианты, Бобёр связался с бывшим командиром разведроты 446-го полка Громовым.
        - Приветствую, Алексей Юрьевич! Как идёт подготовка групп захвата?
        - Командир, тут вот какое дело…  - с некоторой нерешительностью протянул отставной офицер и, выдержав небольшую паузу, заговорил вновь: - Как выяснилось, бойцы осваивали предоставленную технику для скрытного проникновения на особо охраняемые объекты куда быстрее установленного графика, и группа завершит курс буквально через неделю, но это ещё не всё…
        Удивлённо посмотрев на изображение Громова, Бобёр решительно потребовал от него подробных объяснений.
        - Опытным путём было выявлено, что для выполнения поставленной задачи с использованием новейшего оборудования вполне достаточно девяти человек, и по этой причине я взял на себя ответственность и разбил группу на три отделения.
        - Алексей Юрьевич, вы отвечаете за свои слова?
        - Целиком и полностью,  - официальным тоном заявил бывший разведчик, вытянувшись по струнке.
        - Ну что же, должен признать, это приятная неожиданность, а посему слушайте мой приказ. Как только группы завершат подготовку, незамедлительно отправляйте их на Новый Цюрих, Новую Москву и Питер. Кто куда полетит, решайте сами, только имейте в виду, на Новом Санкт-Петербурге работать будет в разы труднее, тем более там в самое ближайшее время ожидаются массовые акции протеста, организованные оппозицией.
        - Я понял.
        - Есть ещё один немаловажный нюанс. Все три группы будут подчиняться только мне, поэтому передайте им код резервного канала для связи со мной. Пароль для связи из третьего списка, под номером два.
        Попрощавшись с Громовым, Бобёр всерьёз задумался о дальнейших своих действиях. Брать Гриню и его корабль-курьер в ближайшее время не следовало. Он и так находился под постоянным контролем, а вот филиалы компании, специализирующейся на глубоком омоложении, следовало по-тихому захватить и все доставшиеся трофеи вместе со специалистами вывезти на Надежду для детального изучения. Такой шаг с его стороны, без всякого сомнения, должен будет всерьёз всполошить инопланетных захватчиков и, вполне возможно, ускорит подготовку сил вторжения. Именно по этой причине атаку на офисы следовало произвести только тогда, когда будет заминировано пространство хотя бы на пятьдесят процентов в районах Новой Тортуги и Хипори.
        Поднявшись с кресла, Бобёр прошёлся взад-вперёд несколько раз и, остановившись у голографического экрана, с досадой хлопнул себя по лбу и воскликнул:
        - И как это мне сразу в голову не пришло?! Самым идеальным моментом для захвата офисов будет начало штурма пиратами Руперта Вормса Новой Тортуги. Таким образом стрелки будут переведены на пиратов, и они, сами того не ведая, будут втянуты в войну на нашей стороне и окажут посильную военную помощь второму флоту для обороны прохода в человеческие миры!
        - Браво! Блестящая интрига, Наследник! В духе настоящего Императора, правда, есть маленькое замечание,  - воскликнула Марго и, помолчав пару мгновений, дала свои пояснения: - Одновременного налёта на офисы и на Новую Тортугу будет недостаточно, нужно будет подбросить достаточно убедительные косвенные улики, ведущие к Руперту Вормсу, и тогда за него непременно возьмутся. Именно в этом случае он к тебе сам прилетит, умоляя оказать ему помощь.
        - Верно, Марго! Ты у меня самая настоящая умничка! Пусть Вормс захватит Новую Тортугу, и когда инопланетные гады начнут вторжение, именно он и его пираты примут на себя первую атаку, а наша эскадра будет находиться неподалёку и придёт на помощь. Таким образом, мы существенно снизим наши потери и одновременно повяжем будущего барона обязательствами, предоставив оружие в кредит или в обмен на хорошую долю в его торговых делах. Таким образом, мы чужими руками решаем сразу несколько стратегических задач и заодно опять же чужими руками неплохо проредим пиратское поголовье, при этом оставаясь в тени.
        - Отлично придумано, Наследник, осталось только продумать, какую дезинформацию подсунуть заинтересованным лицам,  - похвалила молодого человека Марго и, на пару секунд умолкнув, слегка растерянным голосом произнесла: - Идёт сигнал вызова от Дюваля. Соединять?
        - Давай,  - мгновенно став серьёзным, разрешил полковник, делая дыхательную гимнастику, чтобы не выдать своего взволнованного состояния.
        - Приветствую, Бобёр! Как у тебя дела?
        - Не жалуюсь.
        - А вот у меня непредвиденная проблема нарисовалась, и кроме тебя обратиться сейчас больше не к кому,  - хмуро высказался Дюваль, отвернув лицо от своего собеседника куда-то в сторону.
        - Чем смогу, тем и помогу.
        - Видишь ли, какое дело… На Волчьей пропали несколько моих агентов, и теперь оттуда нет информации. Мой личный агент передал последнее сообщение о подготовке крупных сил для ведения войны, но конкретно с кем, ему выяснить не удалось. Быть может, ты что-то об этом знаешь?
        - Честно говоря, нет, но учитывая количество закупленных у меня оборонительных комплексов, можно предполагать подготовку к обороне или захвату какой-то планеты с последующей обороной. Большего мне сказать нечего,  - ответил он на поставленный вопрос, практически ничего не утаив.
        - Любопытно…  - задумчиво протянул Дюваль, внимательно всматриваясь в его лицо, и спустя несколько мгновений настоятельно потребовал: - Бобёр, больше не продавай оборонительные комплексы пиратам. Корабли - сколько угодно, но ничего для обороны, в противном случае я разорву наш с тобой договор. Надеюсь, это понятно?
        - Не вопрос,  - быстро согласился молодой человек.  - Тем более продавать боевые корабли куда выгоднее, чем возиться с системами обороны, да больно уж хлопотно это.
        - Вот и хорошо.
        Отключив связь, Бобёр глубоко задумался, а подумать ему действительно было о чём. Дюваль явно вышел на связь не просто так. По всему выходило, что у этого типа изменились планы в отношении пиратов, а это настораживало. Вполне возможно, он уже знал о подготовке вторжения на Новую Тортугу, и его заботило не само вторжение, а то, чтобы пираты на ней не укрепились, но в любом случае это был тревожный звоночек, требующий усилить бдительность и ускорить подготовку флота, а также ускорить минирование.
        Окончательно осознав, что у него осталось не так много времени, как бы ему хотелось, полковник вызвал на связь Жуковского с Верещагиным и потребовал ускорить производство мин и автоматических торпедных комплексов, после чего, пожелав им успехов, рванул на Новый Цюрих. Здесь он пробыл пару недель и, заочно сдав все экзамены в университете, между делом выяснил, какие успехи у группы наблюдения за головным офисом конторы, занимающейся глубоким омоложением. Вот тут его обрадовали. Практическая подготовка была завершена, оставалось только дождаться появления группы захвата. Точно таким же образом дела обстояли и на Новой Москве. Оставалось только дождаться начала штурма Новой Тортуги…
        Всё для себя выяснив, Бобёр покинул Новый Цюрих и полетел на Новый Санкт-Петербург. Во время своего перелёта он углубился в изучение лидеров оппозиционного движения, да и не только их. Он изучал прессу за последние десять лет, особо уделяя своё внимание политическим колонкам и всевозможным интервью, надеясь накопать что-нибудь полезное для себя.

        Глава 19

        Джереми Хант ожидал приёма уже полчаса, и это было крайне необычно. Как правило, неизменный секретарь его задерживал не больше чем на пять минут, и это не могло не настораживать. В его голову уже стали приходить очень нехорошие мысли, когда секретарь, взглянув на селектор связи, повернул в его сторону голову и предложил разведчику войти в кабинет. Поднявшись с кресла, Хант решительным шагом прошёл в кабинет и, сделав несколько шагов, остановился, ожидая реакции своего шефа на его появление.
        - Присаживайся, Джереми.
        Когда американский разведчик устроился на своём обычном месте, хозяин кабинета оторвался от монитора и, посмотрев на своего подчинённого, спокойно поинтересовался:
        - Как идут наши дела?
        - Всё идёт согласно утверждённому плану, но была одна накладка. Бобёр запросил довольно большое количество оборонительных комплексов для пиратов с Волчьей. Мне пришлось вмешаться и запретить ему продавать эти комплексы, полностью сосредоточившись на кораблях, правда, первые несколько партий уже полностью распроданы.
        - Это твоя ошибка, или кто-то из твоих подчинённых её допустил?
        - Да, это один из моих людей неправильно понял полученные инструкции, хотя я с себя ответственности не снимаю,  - честно признался Хант, спокойно глядя на своего шефа.
        - Надеюсь, он надлежащим образом наказан?
        - Разумеется, он наказан, и его тела никто и никогда больше не найдёт.
        - Это правильно. Нет человека - нет проблем,  - с усмешкой проговорил хозяин кабинета и, помолчав несколько мгновений, посмотрел на посетителя и с некоторой задумчивостью заговорил вновь: - Буквально вчера один мой личный агент с Волчьей прислал мне одну любопытную запись, исходя из которой двое наших людей затеяли самостоятельную игру, в результате чего пираты хотят захватить Новую Тортугу. В самое ближайшее время с Волчьей вылетит первая эскадра и займётся блокадой этой планеты, а посему тебе поручается эвакуация людей, работающих на меня, в том числе Пабло Монтеро, но если он откажется, вывезите его насильно. Вот его доставишь лично в мой кабинет. Мне с этим деятелем очень хочется по душам поговорить…
        Глядя на хищный оскал своего шефа, Джереми Хант, больше известный под именем Джорджа Дюваля, ощутил сильный озноб, но всё же, набравшись смелости, поинтересовался:
        - Быть может, следует предотвратить выступление пиратов?
        - Не стоит. Поверь мне на слово, хаос в районе Новой Тортуги для нас будет куда выгоднее, а что касается Пабло Монтеро…  - задумчиво протянул он,  - есть основания полагать, что губернатор причастен к похищению двух ключевых фигур Российского флота. Они, кстати, были моими агентами, и это очень большая потеря, возместить которую не представляется возможным. Вот такие наши дела скорбные… Да, там ещё в этом деле как-то замешан мой человек, которого ты знаешь под именем Гриня, но его сейчас трогать категорически нельзя, но после того, как он выполнит возложенную на него функцию, этого человека следует незамедлительно ликвидировать. Где и как, я тебе скажу после, а сейчас займись подготовкой группы захвата, вместе с которой ты отправишься на Новую Тортугу.
        - Разрешите выполнять?
        - Иди уже,  - небрежно махнув рукой, высказался хозяин кабинета и вновь уставился на монитор, где скакали биржевые сводки.
        Покинув кабинет, Джереми Хант спустился в подземный гараж и, устроившись в служебном лимузине, поехал к себе домой, но во время всего пути его не оставляла мысль о какой-то неправильности всего происходящего. В последнее время он стал всё чаще и чаще ловить себя на мысли, что вся его деятельность никоим образом не идёт на пользу его родине, скорее наоборот, и чем больше он задумывался об этом, тем хуже у него становилось на душе…
        Прибыв в свой загородный дом, Джереми прошёл в кабинет и, открыв потайной сейф, извлёк из него с десяток паспортов… Усевшись за письменный стол, он разложил документы перед собой и задумался. Похоже, настало время теряться с концами, но прежде следовало выполнить задание шефа и только после этого затеряться где-нибудь в тихом местечке, где бы его никто и никогда не нашёл, и таких уголков у него на примете было несколько…
        Поднявшись с кресла, он вернул документы в сейф и, пройдясь по кабинету, окончательно осознал, что, если он не покинет свою лавочку, жизнь его продлится совсем недолго, так как он слишком много знал. Подумав ещё некоторое время, Хант пришёл к выводу, что Пабло Монтеро ему вообще не стоит везти в кабинет к шефу, а лучше захватить его и как следует допросить, выяснив у того всю подноготную. Под этой маркой стоило организовать свою гибель и гибель своих людей, свалив всё на пиратов - например, на Руперта Вормса.
        - Пожалуй, так будет правильно,  - вслух высказался Джереми и, в приподнятом настроении подойдя к бару, достал бутылку коллекционного виски. Кинув в стакан пару кусочков льда из холодильника, он налил на два пальца алкогольного напитка и, сделав пару глотков и с облегчением выдохнув, про себя подумал:
        «Наверное, стоит мою гибель устроить так, чтобы все стрелки перевести не только на одних пиратов, но и на Бобра. Это позволит куда лучше замести за собою следы, не вызвав никаких подозрений».

        Глава 20

        Вернувшись на Новый Санкт-Петербург, Бобёр первым делом посетил Зыкова и выяснил новые подробности развивающегося дела по расследованию деятельности нескольких рейдерских компаний. Дело двигалось вперёд, хотя, исходя из буквы закона, оперативники действовали, нарушая его буквально на каждом шагу. Складывалось такое ощущение, как будто законодательную базу подгоняли под чьи-то финансовые интересы, да ещё таким образом, чтобы правоохранительные органы не могли что-либо сделать.
        Одним словом, это была тщательно спланированная неизвестно кем программа для серьёзного ослабления министерства внутренних дел. Об этом кричали хором практически все опера, уверяя, что именно их должности сокращались, а не тыловые службы, хотя следовало бы поступать наоборот. Помимо этого, на правоохранительные органы безнаказанно могли лить всякую грязь, обвиняя буквально во всех смертных грехах, и чаще всего обвинения эти были откровенной ложью, а для того, чтобы это можно было делать безнаказанно, из Уголовного кодекса была изъята статья за клевету. Все попытки вернуть эту статью обратно вызывали настоящую истерию в среде либеральной общественности и в особенности правозащитных организаций всех мастей.
        Внимательно выслушав Зыкова и начальника розыскного отдела, полковник глубоко задумался, но так как в юридических делах он откровенно «плавал», то по этой причине отдал команду набрать необходимое количество квалифицированных юристов и начать экспертное изучение российского законодательства. Обговорив с ним все детали предстоящего дела, полковник покинул центральный офис частного охранного предприятия и направился в гостиницу, но здесь он тоже задержался совсем недолго и, созвонившись с Ворониным, поехал в банк.
        Встретившись с банкиром, они вместе отправились в штаб-квартиру Партии правых либералов, где должна была состояться очередная оппозиционная тусовка, где их встретили очень радушно, усадив на почётные места. Всё это заседание продлилось около двух часов и, по большому счёту, было похоже на обычные посиделки какого-нибудь клуба по интересам, во время которых ему предложили принять участие в протестном митинге молодёжного крыла Партии правых либералов, и Бобёр дал своё согласие. Когда очередное заседание было завершено, полковник покинул партийную штаб-квартиру и поехал в свой гостиничный номер.
        В общем, поездку можно было назвать удачной, так как его пригласили поучаствовать в акции протеста на третьестепенных ролях, что для начала было совсем неплохо, но помимо этого он установил подслушивающий жучок из арсенала Марго и теперь мог свободно контролировать всё происходящее в офисе.
        Не успел Бобёр закрыть дверь своего гостиничного номера, как раздался сигнал вызова коммуникатора, связанного напрямую с искином его корабля. Включив глушилку, молодой человек нажал кнопку соединения и услышал голос Марго:
        - Наследник, тебя вызывает старший спецгруппы с Новой Тортуги. Соединить?
        - Соединяй.
        - Алло, командир, вы меня слышите?
        - Слышу тебя хорошо. Говорить можете спокойно, работает защита от прослушки.
        - Командир, тут вот какое дело… Только что на космодроме Новой Тортуги приземлился торговый корабль, на борту которого оказался сам господин Джордж Дюваль, а с ним двенадцать спецов, изображающих из себя членов экипажа. Похоже, американский разведчик прибыл для проведения какой-то спецоперации. Каковы будут дальнейшие инструкции?
        Подумав некоторое время и взвесив все «за» и «против», Бобёр отдал команду:
        - Контролируйте Дюваля и его людей, только будьте предельно осторожны, чтобы они не выявили ваше наблюдение. Если будет риск обнаружения, незамедлительно сворачивайтесь, полностью сосредоточившись на судне, на котором они прибыли на планету. О любых изменениях обстановки мне докладывать незамедлительно. Ещё вопросы есть?
        - Никак нет!
        - Выполняйте.
        Отключив связь, полковник надолго задумался, пытаясь понять, с какой такой целью прибыл на Новую Тортугу Джордж Дюваль с командой, но никак не мог прийти к какому-либо однозначному выводу. Слишком всё было запутанно, но в любом случае игра начала выходить на финишную прямую, и ставки в этой игре возрастали прямо на глазах…
        Две последующие недели Бобёр активно участвовал в оппозиционных митингах и успел неплохо засветиться на информационных каналах, давая многочисленные интервью, благодаря чему Михаил Нерлин назначил его ответственным координатором молодёжного крыла. Конечно, на это место претендовали несколько авторитетных людей, но у всех у них был один недостаток, причем существенный. У всех этих людей за душой не было какого-либо серьёзного капитала, и они по этой причине были не в состоянии финансировать акции протеста, а это стоило очень и очень недёшево. В результате этого полковнику пришлось хорошо так раскошелиться, оплачивая в том числе изготовление всяческих плакатов и других необходимых протестных аксессуаров в виде флагов и транспарантов с листовками. Пришлось оплачивать и работу журналистов с редакторами средств массовой информации, а запросы у них были ой какие нескромные…
        Вернувшись в гостиницу после очередной акции, Бобёр устало завалился на кожаный диван и, уже засыпая, услышал звонок коммуникатора. Тяжело поднявшись, он поднялся и, взяв его со стола, нажал кнопку соединения.
        - Наследник, тут с тобой вновь хотят поговорить. Вызов идёт с Новой Тортуги.
        - Соединяй, Марго.
        - Командир, только что спецы Дюваля без шума и пыли захватили Пабло Монтеро и везут его на космодром. Что нам делать?  - встревоженно доложил старший группы.
        - Как только прибудут на космодром, захватите их вместе с кораблём, перегоните пленников вместе с лайбой на Надежду и передайте лично Жуковскому, да и сами давайте эвакуируйтесь с планеты в полном составе. Скоро там будет очень жарко. Задача ясна?
        - Так точно!
        - Как только выполните поставленную задачу, немедленно сообщите.
        Отключив связь, Бобёр не находил себе места в ожидании звонка, и спустя три часа ему доложили, что Дюваль с губернатором, его людьми и кораблём захвачены, а группа в самое ближайшее время эвакуируется, направившись в полном составе на Надежду.
        После этого сообщения настроение полковника резко поднялось, и он в отличном расположении духа откупорил бутылку коллекционного шампанского, на радостях одним глотком осушил бокал и, поставив будильник на семь часов утра, спокойно уснул.
        Следующие три недели после сообщения о захвате Дюваля и Пабло Монтеро пролетели как один день, и наконец с Надежды пришло подтверждение от Жуковского о прибытии пленников. Полковнику очень хотелось всё бросить и рвануть в закрытую колонию, но подходящего повода покинуть Новый Санкт-Петербург у него не было. Выискивая эту возможность, Бобёр был вынужден запросить встречу у Корнелиуса, и она состоялась в одном из полицейских участков, куда доставили задержанных после очередной акции протеста, переросшей в массовые беспорядки.
        Объяснив ситуацию начальнику службы безопасности, они вместе выработали несколько вариантов решения возникшей проблемы, после чего Бобёр был освобождён, получив при этом официальные извинения. Последующую неделю молодой человек, всё так же принимая активное участие в протестах, никак не мог реализовать оговорённый с Корнелиусом план, пока Михаил Нерлин не созвал на планёрку лидеров оппозиционного движения.
        Прибыв вместе с Ворониным на собрание и разместившись в десятке метров от трибуны, молодой человек с интересом рассматривал всех присутствующих. Многих он уже знал лично, но были и те, которых видел впервые. Всего здесь присутствовало десять человек, включая его самого, что говорило об особой важности данного мероприятия.
        - Добрый день, уважаемые соратники! Мы сегодня собрались в узком кругу, чтобы определиться с дальнейшей нашей стратегией,  - начал свою речь личный полит-технолог господина Михаила Нерлина, Збигнев Казимеж, и, оглядев немногочисленных присутствующих, грустно вздохнул и заговорил вновь:
        - Уважаемые дамы и господа, то, о чём мы будем говорить сейчас, не должно выйти за пределы нашего круга. Исходя из последних соцопросов, наша партия на предстоящих выборах в Сенат неизбежно потерпит поражение, хотя мы благодаря акциям протеста и прибавили в свою копилку примерно восемь процентов голосов избирателей, но этого явно недостаточно. Нам нужны ваши смелые предложения, как изменить эту печальную картину. Наш народ, к глубокому сожалению, крайне тёмен в политических вопросах и не понимает своего счастья в лице нашей Партии правых либералов. Он слишком зациклен на своей государственности, и эту постыдную черту русского народа никак не удаётся преодолеть.
        Толкнув речь, американец польского происхождения выпил стакан воды и, пристально оглядев притихших партийных активистов, опять заговорил:
        - Для выработки идей отводится два часа, по истечении которых каждый из вас войдёт в кабинет и изложит свою мысль мне и уважаемому Михаилу Нерлину. Желаю вам всем креативного подхода в решении поставленной задачи. Успехов вам, дамы и господа. Имейте в виду, удачная мысль будет достойно вознаграждена…
        Спустившись с трибуны, Збигнев Казимеж вместе с Нерлиным покинули малый зал, оставив активистов в задумчивости морщить свои лбы. Это было любопытное зрелище. Люди разных возрастов и социальных групп в полной тишине, нарушаемой только поскрипыванием шариковых ручек и ёрзанием в креслах пятых точек, не переговаривались между собой. По всей вероятности, каждый из них страстно желал единолично получить обещанное вознаграждение, проявляя в этом вопросе сугубый индивидуализм.
        Все два часа Бобёр откровенно скучал. Он сразу определил для себя, чем можно было заинтересовать дельцов от политики. Единственное, что не давало ему уснуть в кресле, так это наблюдение за активистами, до предела напрягающими свой мыслительный аппарат. Это было забавно…
        Как только отведённое для обдумывания время вышло, в зале появился политтехнолог и пригласил заходить по одному в его кабинет. Полковник первым не пошёл, он пошёл последним и, оказавшись наедине с Михаилом Нерлиным и его ближайшим консультантом, поздоровался и, устроившись в кресле, высказал свои мысли:
        - Тут у меня возникла одна идея, и, если её воплотить в жизнь, думаю, вполне возможно переломить ситуацию в нашу пользу.
        - Пожалуйста, будьте конкретнее,  - поторопил молодого человека Збигнев Казимеж, с интересом рассматривая своего собеседника.
        - Как вы помните, меня чуть не похитили вместе с Зурабовым и Смирновым, но мне удалось выскользнуть. Кстати, мои люди ведут параллельное расследование, но пока безрезультатно. Адмиралы как в воду канули.
        - Очень даже хорошо помню,  - хмуро ответил Нерлин,  - потеря таких видных представителей армейских кругов нанесла нашей партии непоправимый урон.
        - Позвольте я продолжу?  - спокойно перебил его Бобёр и, получив одобрение в виде кивка головы, продолжил свою мысль: - Что, если организовать моё похищение? Как мне кажется, если это дело провернуть демонстративно в присутствии независимых журналистов, скандал должен разгореться грандиозный.
        Лидер Партии правых либералов и его ведущий политтехнолог переглянулись между собой и вновь устремили свои взоры на молодого человека, и Збигнев Казимеж с глубокой задумчивостью протянул:
        - А что? Мысль очень даже интересная и заслуживает самого пристального внимания…
        - Согласен с вами, только у меня есть одно замечание. Похищение должно сопровождаться гибелью ваших личных охранников, а ещё лучше, если помимо них пострадают и посторонние люди,  - вмешался в разговор господин Нерлин, с одобрением кивая головой.
        - Ну, нет! Своих охранников на гибель я не отправлю,  - категорично заявил полковник, в упор глядя на обоих политиков.
        - Да и не надо. Мы прекрасно понимаем, у вас в охране надёжные люди, а это по нынешним временам большая редкость. Мы вам предоставим наших активистов. Мало того, наши люди совершат ваше похищение, так что всё будет в самом лучшем виде, а уж мы постараемся раздуть скандал до вселенских масштабов. Будьте уверены, мы это обязательно сделаем и поднимем наш рейтинг на небывалую высоту,  - самодовольно высказался Нерлин и, подмигнув своему политтехнологу, вновь обратился к полковнику: - Возвращайтесь домой и предоставьте нам все организационные вопросы. Как только похищение будет подготовлено, мы вам сообщим. Не смею вас больше задерживать, молодой человек, и спасибо вам за удачную мысль.
        Бобёр поднялся и, откланявшись, покинул кабинет. Быстро погрузившись в свой бронированный лимузин, включил прослушивающее устройство и услышал речь оставшихся наедине политиков:
        - Как мне кажется, господин Бобров предложил самую удачную мысль.
        - Да, Миша, с похищением действительно он попал в точку, только у меня есть одно маленькое дополнение. Похитить мы его похитим, но такого свидетеля оставлять в живых нельзя. Его надо убрать, но не сразу. Например, через пару недель кто-нибудь найдёт его растерзанный труп со следами ужасных пыток. Это позволит куда сильнее раскачать наше общество, обвинив во всех смертных грехах российские спецслужбы. Такая шумиха позволит перетянуть на нашу сторону значительное число избирателей.
        - Подожди, Збигнев Казимеж, но этот Бобров является неплохим спонсором, да ещё и достойным активистом. Зачем его убивать?!  - с удивлением поинтересовался Нерлин, явно не понимая замысла своего ближайшего политического консультанта.
        - Подумаешь, парой-тройкой миллионов больше или меньше, главное результат, а он непременно будет куда более впечатляющим, если наш активный сторонник будет похищен и жестоко замучен в застенках российских спецслужб.
        - Делай как знаешь, но, если не будет обещанного тобой результата, я с тебя сам шкуру спущу. Ты меня понял?  - с угрозой в голосе предупредил лидер Партии правых либералов.
        - Не волнуйся, Миша, результат обязательно будет, главное как следует подготовиться, и дело будет в шляпе,  - самодовольно проворчал видный политтехнолог.
        - Вот ты этим делом сам и занимайся, я ничего не знаю и знать не хочу, но, если дело провалишь, за него сам и ответишь.
        - Отвечаю. Всё будет в самом лучшем виде без всяких ненужных эксцессов. Ты меня знаешь, я ещё проколов никогда не допускал, иначе бы ты не возглавлял сенатскую Партию правых либералов.
        - Сколько времени понадобится для подготовки похищения?
        - В две недели уложимся.
        - Хорошо, с этим вопросом определились, но теперь пришло время выяснить, как у нас идут дела на юге, надеюсь, у тебя есть, что мне сказать?
        - К сожалению, пока я не владею полной информацией, но в самое ближайшее время буду знать, хотя уже сейчас очевидно, что наши многолетние усилия дают свои результаты. Подполье на Горской укрепилось и скоро будет готово активно включиться в борьбу за независимость, используя террор, правда, должен признать, большинство народов верны российскому государству.
        - Это не страшно, главное создать невыносимые условия для таких людей, и тогда они будут вынуждены перейти на сторону сепаратистов, опасаясь за свою жизнь и жизнь своих близких, да и о прибыльности для активных сепаратистов забывать не стоит,  - наставительно высказался Михаил Нерлин и, помолчав некоторое время, предложил: - Збигнев, поехали в ресторан, а то что-то после сегодняшнего мероприятия у меня не на шутку аппетит разыгрался.
        - Поддерживаю, Михаил.
        Послышался лёгкий скрип кресел, а затем удаляющиеся шаги, а спустя минуту вообще наступила полная тишина. Выключив аппарат, Бобёр в задумчивости почесал затылок. Такого развития событий он совсем не ожидал, нет, он предполагал, что данная гоп-компания действует используя грязные приёмы, но чтобы до такой степени…
        Подумав ещё некоторое время, полковник окончательно осознал, что без консультации с Корнелиусом никак не обойтись, и подал сигнал о необходимости срочной встречи с глазу на глаз. Если само похищение его особо не волновало, так как люди соответствующей квалификации у него имелись, то ситуация на Горской его всерьёз насторожила. Он знал об этих проблемах, но скорее поверхностно, так как его интересы в этом вопросе главным образом сосредоточивались на лидерах оппозиционной партии и их телодвижениях, но, как видно, пришло время всерьёз углубиться во внутриполитические проблемы страны.
        Достав коммуникатор, Бобёр открыл инфосеть и углубился в изучение аналитических материалов, касающихся Горской. Чем глубже он углублялся, тем тяжелее становилось у него на душе. Ситуация на юге медленно, но верно выходила из-под контроля, и это не могло не вызывать обеспокоенность, но больше всего полковника заинтересовало, какое отношение ко всем этим безобразиям имели подменыши и оппозиция. Вот именно этот вопрос он и намеревался в первую очередь задать на встрече с Корнелиусом.
        Продолжая просматривать различные статьи, Бобёр увидел значок оповещения и, выведя на экран присланное ему сообщение, увидел цифру «2». Это означало, что встреча состоится сегодня вечером в ресторане «У Гончарова», специализирующемся на русской кухне. Посмотрев на время, полковник решил сразу направиться туда, но прежде чем отдать команду об изменении маршрута, он позвонил Зыкову и предложил ему прибыть в ресторацию и прихватить с собой пару опытных оперативников женского пола для организации гулянки, с целью легендирования предстоящей встречи.
        Прибыв в ресторан и присев за отдельный столик на четыре персоны, полковник заказал крепкий кофе и в ожидании своего подчинённого вновь задумался о предстоящей инсценировке его похищения. Чем больше он думал, тем всё больше и больше склонялся к мысли, что надо было позволить себя похитить, а затем организовать своё освобождение силами спецслужб. Это позволит на вполне законных основаниях раскрутить дело и придать широкой огласке, что в свою очередь самым серьёзным образом отразится на избирательной кампании. Партия правых либералов будет вынуждена уйти в глухую оборону, отбиваясь от следствия и вездесущих журналистов, но прежде чем принимать окончательное решение, нужно было согласовать свои действия с главой Службы безопасности главы Сената…
        Просидев в ожидании своего подчинённого, Бобёр передумал много всяких сценариев, но в конечном итоге вновь вернулся к своей первой мысли.
        - Разрешите нарушить ваше уединение?
        Подняв глаза, полковник увидел стоявшего возле столика Зыкова, а рядом с ним… Находились две девушки-красавицы в возрасте около двадцати трёх лет от роду. Если бы он не знал, кто должен быть сейчас рядом с отставным командиром полка, то никогда бы не догадался, что это опытные оперативные сотрудники.
        - Привет, Казимир! Будь добр, представь меня твоим спутницам.
        Отставной командир полка расплылся в радостной улыбке и, сделав широкий жест, представил девушек:
        - Командир, вот эта высокая жгучая брюнетка - Татьяна Смолина. Художница, да и вообще девушка, наделённая многими достойными талантами, а вот эта,  - повернув голову в направлении другой своей спутницы и выдержав некоторую паузу, протянул Зыков,  - особа голубых кровей - Мария Русакова. Прошу любить и жаловать. Девушки достойны самого высокого восхваления и поэтических виршей.
        - Очень приятно, я - Пётр Бобров, но для вас просто Петя,  - поднявшись, в ответ представился молодой человек и предложил присесть к нему за стол, после чего подозвал вышколенного официанта.
        Сделав заказ, компания, преодолев некоторую неловкость, присущую любому первому знакомству, завязала дружескую беседу, ни на минуту не забывая, что это лишь очередная операция прикрытия. Общение за накрытым столом было естественным и непринуждённым. Любой, даже опытный, контрразведчик не смог бы заподозрить фальши, исходящей от компании молодых людей. Просто какие-то парни с девушками отдыхали в своё удовольствие, при этом никому из присутствующих не мешая своим весельем, строго придерживаясь правил общественной морали.
        После одного из тостов Бобёр сделал пару глотков вина и, ощутив вибрацию сигнала оповещения, открыл на коммуникаторе сообщение и прочитал его.
        - Прошу меня простить, но мне надо посетить комнату для мальчиков.
        Высказавшись, полковник подал сигнал Зыкову, означающий «внимание», и, поднявшись, прошёл в туалетную комнату, где уже находился руководитель Службы безопасности главы Сената.
        - Ну, здравствуй, Бобёр. Какая у тебя возникла проблема?  - деловым тоном поинтересовался Корнелиус, с интересом рассматривая молодого человека.
        С недоумением оглядевшись по сторонам, полковник задал в ответ свой вопрос:
        - А не кажется ли вам место, выбранное для встречи, не слишком подходящим?
        - В самый раз, тем более в ресторане нет посторонних посетителей, только мои люди. Поверь, они надёжны, поэтому можешь говорить спокойно, информация не уйдёт за пределы этих стен.
        Бобёр вздохнул и включил запись прослушки, где беседовали господин Нерлин и политтехнолог на тему похищения и ликвидации его самого. Внимательно выслушав этот разговор, Корнелиус хищно усмехнулся и с воодушевлением заговорил:
        - Вот и появился реальный шанс взять на горячем нашего главного правого либерала! Поверь, я уже не один год подбивал клинья под этого деятеля, но всякий раз безрезультатно. Всякий раз он выскальзывал из тщательно подготовленных ловушек, но скоро этому придёт конец.
        - Простите, ради бога, но как мне быть дальше? Позволить себя похитить или нет?  - потребовал Бобёр предельно откровенного ответа.
        - Непременно! Похищение должно состояться. Гарантирую, тебе лично ничего не грозит, так как с этого момента ты будешь находиться под плотным наблюдением. Нам надо выявить всю цепочку. Это необходимо для публичного суда. Кстати, я забираю твою запись, она мне понадобится.
        Попрощавшись с Корнелиусом, полковник вернулся в зал и, как ни в чём не бывало, продолжил веселье, продолжавшееся до поздней ночи. Вернувшись в свой гостиничный номер, полковник принял алкогольный нейтрализатор и, улёгшись на диван, наконец позволил себе полностью сосредоточиться на обдумывании предстоящего похищения. Конечно, можно было полностью довериться начальнику Службы безопасности главы Сената, но он прекрасно отдавал себе отчёт, что в игре с такими ставками его могли использовать как разменную фигуру, позволив оппозиционерам пустить его самого в расход. Нужно было придумать свою запасную схему освобождения, и вот именно в этом была главная трудность…

        Глава 21

        - Поезжайте, Пётр, и ничего не бойтесь, ваше псевдопохищение продумано до мельчайших деталей, так что каких-либо накладок не предвидится. Всё пройдёт исключительно по нашему сценарию,  - по завершении нудного инструктажа напутствовал Бобра страшно озабоченный ведущий политтехнолог Партии правых либералов.
        - Я и не боюсь, Збигнев, просто немного опасаюсь неизбежных накладок, так как в случае неудачи мне опять придётся иметь дело со следствием, а это, знаете ли, далеко не самая приятная перспектива.
        - Повторяю, всё будет в самом лучшем виде, да и вообще, давайте поторопитесь, время поджимает,  - сдерживая возрастающее раздражение, проворчал поляк с американским паспортом.
        Усмехнувшись про себя, Бобёр вышел из кабинета и, подхватив Марию Русакову под руку, вместе с ней спустился по лестнице и погрузился в лимузин, предоставленный партийной администрацией. Устроившись на широком кожаном диване, предназначенном для высокопоставленных задниц, молодой человек ободряюще подмигнул своей спутнице, навязанной не на шутку обеспокоенным Зыковым, и с некоторым волнением принялся ждать дальнейшего развития событий.
        В общем и целом полковник затратил на проработку своего плана освобождения несколько дней и согласовал все свои действия с управляющим его частной охранной конторой. Зыков был полностью согласен с его задумкой, но на всякий случай потребовал взять с собой одну оперативницу. На все его возражения Казимир твёрдо стоял на своей позиции, и в конечном итоге Бобёр был вынужден с ним согласиться.
        Все последующие дни он бывал вместе с девушкой на всех партийных мероприятиях. Некоторые посмеивались за его спиной, при этом покручивая указательным пальцем у виска. Променять дочку ведущего банкира страны в их понимании мог только круглый идиот, за которого партийные активисты его в последние дни и принимали.
        Бобёр всё прекрасно понимал, но ему было абсолютно наплевать на их мнение. Углубившись в партийную жизнь, он был глубоко разочарован. Складывалось такое впечатление, что в партии вступали только всякие проходимцы, преследующие свои личные интересы. Кто-то таким образом удовлетворял свои личные амбиции, надеясь стать чем-то значимым в глазах окружающих. Были и пройдохи, желающие выбить для себя государственные контракты, да и вообще вся эта высокая политика откровенно попахивала нехорошим. Что правые, что левые политики не гнушались пользоваться грязными приёмами, вводя в заблуждение своих избирателей, и вот именно это ему категорически не нравилось, хотя он и признавал необходимость политической конкуренции.
        Лимузин плавно тронулся и, ускоряя ход, понёсся в сторону промышленной зоны, где он должен был встретиться с лидерами двух ведущих профсоюзов, но это была лишь легенда для информационного обеспечения похищения.
        Рассматривая проносящиеся улицы, полковник время от времени бросал свой взгляд на часы, и когда до начала акции осталась пара минут, он подал сигнал Марии и, внутренне собравшись, подготовился к атаке. Лимузин постепенно замедлил свой ход и, когда скорость совсем упала, вальяжно вошёл в крутой поворот, и в этот момент во впереди идущую машину с охраной попала ракета, а спустя мгновение взлетела на воздух замыкающая. Быстро разделавшись с машинами сопровождения, в лимузин направили сразу две ракеты и, словно консервный нож, вскрыли броню, но те не взорвались, как следовало ожидать. Вот именно тогда нападающие, выдавая немалый опыт в подобных делах, подскочили к разбитым дверям и выволокли из салона оглохшего полковника и его спутницу. Перемотав им руки и ноги клейкой лентой, похитители грубо закинули пленников в багажник подъехавшей машины и на огромной скорости понеслись прочь с места преступления.
        Поездка в багажнике продлилась в общей сложности около шести часов, но Бобёр был вполне доволен, так как он постоянно поддерживал связь через Марго с Зыковым, хотя глава Службы собственной безопасности главы Сената об этом даже не догадывался. Полковник категорически не хотел полностью довериться этому человеку, так как в этом случае риск был слишком велик.
        Всё его тело затекло, но в этот момент машина остановилась, а спустя некоторое время открылся багажник и несколько человек в комбинезонах и масках на лицах извлекли его и Марию, попытались поставить их на ноги, но так как ноги не держали, похитители были вынуждены отнести пленников в какой-то глубокий подвал. Как и ожидалось, молодого человека и его спутницу грубо бросили на ворох рваных матрасов, от которых ощутимо несло плесенью, и вышли, захлопнув за собой стальную дверь.
        Оставшись наедине с девушкой, Бобёр, прилагая неимоверные усилия, умудрился освободиться сам и освободить оперативницу, только после этого бросился к двери и забарабанил в неё, громко крича:
        - Мы так не договаривались! Это не по сценарию! Вы за это ответите перед господином Нерлиным!
        Бился он без всякого результата минут пять, но на все его потуги никто так и не среагировал. Всеми силами демонстрируя бессильную злобу, полковник возмущался ещё минут десять, но потом с досады сплюнул на грязный пол, рухнул на матрас и устало поинтересовался:
        - Мария, ты как?
        - Могло быть и хуже.
        - Не могу взять в толк, что здесь на самом деле происходит?! Мы же с Нерлиным и его ведущим политтехнологом договаривались совсем о другом сценарии. Меня с тобой должны были поместить в комфортабельные апартаменты, а вместо этого закинули в какой-то вонючий и сырой каземат с крысами! Тут, наверное, и ужасные клопы с тараканами водятся,  - с расстройством высказался молодой человек, с омерзением рассматривая импровизированную камеру.
        - Подожди, Петя, ты хочешь сказать, что наше похищение было спланировано руководителем Партии правых либералов?  - с явным недоверием в голосе поинтересовалась девушка, пытаясь поудобнее устроиться на матрасе.
        - Разумеется. Мало того, это моя личная идея, иначе на очередных выборах в Сенат партии одержать победу не удастся. Чтобы радикально изменить соотношение сил, требуется грандиозный скандал, и моё похищение этому поспособствует, правда, почему нас закинули в такие антисанитарные условия, совершенно непонятно. Будем считать это недоразумением, вызванным ретивостью исполнителей нашего с тобой псевдопохищения, которое в самое ближайшее время благополучно разрешится.
        - Неужели это правда?!  - прижав кулачки к груди, с некоторой истеричностью в голосе задала вопрос Мария, глядя на молодого человека округлившимися глазами.
        - Я говорю абсолютную правду.
        - Но это же нечестно!  - вполне убедительно воскликнула девушка, с изумленным видом смотря на молодого человека.
        - Честно - не честно, какая, в сущности, разница? Главное - результат. Это реальная политика, которая неизвестна абсолютному большинству обывателей,  - сердито высказался Бобёр и, помолчав некоторое время, уже спокойным тоном предложил: - Хватит болтать, давай лучше поспим, а то что-то я устал сегодня, нервы, наверное…
        Выбрав себе самый чистый матрас, полковник улёгся и, закрыв глаза, тщательно проанализировал разыгранный только что спектакль для тех, кто за ними наблюдал, а в том, что за ними велось наблюдение, он нисколько не сомневался. Оставалось только понять, когда люди Збигнева Казимежа приступят к его ликвидации, и тогда приступать к активным действиям, а пока действительно следовало отдохнуть.
        Несколько дней полковник и Мария пребывали в камере на хлебе и воде. За это время, чтобы хоть как-то побороть скуку, они общались на совершенно разные темы, начиная от литературы и заканчивая хобби. Неожиданно для себя Бобёр увидел в девушке не только опытного оперативного сотрудника, но и весьма неглупого и грамотного собеседника, с которым на самом деле было очень приятно общаться. Она не была гламурно-скандальной куклой, хотя свободно могла предстать и в таком образе. Она была интеллигентной девушкой из хорошей семьи с твёрдыми морально-деловыми качествами, и это подкупало, но в то же время и поражало, как такого специалиста могли пустить под сокращение. На месте её бывшего начальника он из кожи вон вылез бы, но сохранил её в штате, но, как видно, не судьба, хотя с какой стороны посмотреть! Лично он от этого только выиграл, да и Мария, скорей всего, тоже должна была остаться вполне довольной.
        Наконец стальная дверь с противным скрипом отворилась, и в образовавшийся узкий проход вломились несколько громил в масках и, подхватив под руки полковника, без всяких объяснений уволокли его в другой конец подвала. Бобёр не сопротивлялся. В данной ситуации это было лишнее, сначала надо было разобраться в обстановке, а уж только после принимать решение.
        На этот раз его втолкнули в помещение, отличающееся стерильной чистотой, больше похожее на операционную. Усадив в кресло, его намертво приковали к нему углепластиковыми скобами и удалились, оставив наедине с неизвестным в белом халате, даже не пытающимся скрыть своё лицо. Мгновенно поняв, что живым его выпускать отсюда не будут, Бобёр подал Марго сигнал тревоги, а сам с присущим ему хладнокровием стал ожидать дальнейшего развития событий, и они не заставили себя долго ждать.
        - Ну что же, господин Бобров, вот вы и попались. Если сейчас и здесь вы чистосердечно не расскажете, какая из спецслужб дала вам задание внедриться в окружение господина Нерлина, судьба ваша будет крайне незавидной,  - с явной иронией обратился к нему спец, рассматривая его, как подопытного кролика.
        - Что здесь вообще происходит, чёрт возьми?! Мы так не договаривались! Почему меня держали в тюремной камере и продолжаете сейчас измываться над прикованным к креслу человеком? Вы не имеете никакого права так поступать со мной. Немедленно освободите меня, иначе я обо всём случившемся доложу Михаилу Нерлину и Збигневу Казимежу, и вы непременно будете должным образом наказаны за ваше самоуправство! Повторяю, немедленно освободите меня!  - на грани истерики вскричал молодой человек, изо всех сил извиваясь в кресле, но при этом крайне внимательно наблюдая за реакцией своего палача.
        Неизвестный негромко рассмеялся и театральным жестом похлопал в ладоши, а затем, сделав пару шагов вперёд, произнёс:
        - Браво, господин Бобров! Отлично сыграно, а это лишний раз подтверждает, что вы являетесь кадровым сотрудником одной из российских спецслужб. Ну, так как, будем говорить?
        - Да пошёл ты к лешему! Я никакой не агент, да и вообще, говорить с тобой больше не собираюсь,  - со злобой выпалил полковник, с презрением глядя на неизвестного.
        - Ну, это мы ещё посмотрим, будешь ты говорить или нет…  - протянул спец и, подойдя к столику, сдёрнул белую простынку. Задумчиво оглядев свой арсенал, он взял в руки шприц и наполнил его из какой-то ампулы.
        - Это новая формула сыворотки правды, развязывающая языки таким упрямцам, как ты, так что ты не говорить будешь, а буквально петь, заливаясь соловьём, отвечая на мои вопросы,  - с циничной усмешкой прокомментировал палач свои действия и, подойдя вплотную к своему пленнику, оторвал левый рукав его рубашки. Сделав инъекцию, отступил на пару шагов назад, с садистским интересом изучая реакцию своей жертвы.
        Сам укол был довольно болезненным, но эта боль не шла ни в какое сравнение с той, которая последовала спустя пару минут. Если вначале было просто жжение во всём теле, то затем оно стало усиливаться, чередуясь с накатывающимися волнами боли. Правда, не это было самым страшным. Больше всего пугало нарастающее помутнение сознания, лишающее силы воли к сопротивлению, но Бобёр держался, хотя давалось это ему с большим трудом…
        Во время очередной болевого приступа полковник застонал, чем вызвал у своего мучителя немалое воодушевление и садистскую радость. Неизвестный обошёл кресло и, внимательно всмотревшись в наполненные болью глаза пленника, задал вопрос:
        - Господин Бобров, будьте добры, напомните мне, какая российская спецслужба дала вам задание внедриться в окружение лидера нашей партии?
        - Я не имею никакого отношения к каким-либо спецслужбам, да и вообще, не пойти ли тебе на хутор бабочек ловить? Могу даже сачок подарить и дать хорошего пинка под зад для ускорения, так сказать.
        - Ничего не скажешь, силён, но поверь мне на слово, я тебя обязательно сломаю, это всего лишь вопрос времени…
        Бобёр презрительно оглядел с головы до ног своего мучителя и, сплюнув в его сторону, отвернулся, совершенно не желая о чём-либо говорить с этим типом.
        Допрос, чередующийся с изощрёнными пытками, продолжался уже около двух часов, но полковник держался, хотя это было очень и очень тяжело, да и вообще этот короткий временной промежуток показался ему вечностью. Всё это время он не просто надеялся, он знал, что Зыков обязательно придёт к нему на помощь, а вот на Корнелиуса он даже и не надеялся. Начальник Службы собственной безопасности главы Сената играл в свою игру, где Бобёр был лишь разменной фигурой, и не более того.
        Палач в очередной раз отошёл от него и, помыв под краном окровавленные руки, нервно прикурил сигарету, выпустив клубы дыма, отхлебнул остывший кофе и глубоко задумался, но в этот момент за дверью послышался какой-то невнятный шум, заставивший отвлечься мучителя, подойти к двери и приоткрыть её.
        - Что здесь происходит?!  - воскликнул он, узрев на полу двоих связанных охранников, но в этот момент появился некто в чёрном камуфляже и, отдав свой лучемёт напарнику, от всей души врезал палачу в челюсть, отчего тот, закатив глаза, как подкошенный рухнул на пол и больше не шевелился.
        - Командир, с тобой всё в порядке?!  - послышался хорошо знакомый голос, принадлежащий Зыкову, в котором явственно ощущалась подлинная обеспокоенность и тревога.
        - Глупый вопрос, Казимир. Как может чувствовать себя человек, которого не один час пытал спец?  - в ответ прохрипел Бобёр, еле ворочая языком, и, тяжело вздохнув, попросил своего подчинённого: - Освободи меня, а то уже всё тело онемело, того и гляди вообще откажется повиноваться своему хозяину. Ключи от замков находятся в правом кармане брюк у того, кому ты так смачно пробил в челюсть.
        - Одну минуту, командир…
        Перевернув так и не пришедшего в себя палача, Зыков повозился немного и, найдя искомые ключи, бросился освобождать молодого человека. Спустя пару минут помог ему подняться, но, внимательно посмотрев на сочившиеся кровью порезы, обернулся к своим людям и резко скомандовал:
        - Врача сюда, немедленно!
        Оттолкнув в сторону двоих бойцов, стоящих у входа, в помещение вошла женщина лет тридцати в такой же форме, как и у остальных, и занялась осмотром пациента. Очистив кровь от всякой дряни и оказав первую медицинскую помощь, она разогнулась и, посмотрев на Зыкова, настоятельно потребовала:
        - Потерпевшего надо немедленно доставить в клинику для оказания квалифицированной медицинской помощи.
        - Отставить клинику,  - отозвался Бобёр,  - сейчас надо по полной программе прокачать ситуацию. Вызывай подкрепление, мы поедем в штаб-квартиру Партии правых либералов и захватим её. Мне просто не терпится по душам поговорить с господином Нерлиным и его полит-технологом. Очень сильно не терпится…  - негромко высказался полковник, но произнесено это было таким тоном, что у всех находящихся в помещении меж лопаток пробежал холодок.
        - Я категорически возражаю!  - решительно выразила протест женщина, сурово глядя на своего командира.
        - Мы обязательно отправимся в клинику, но сначала дело сделаем, обещаю.
        - Хорошо,  - согласилась она,  - но в таком случае вам надо принять стимулятор.
        - Давайте, только быстрее, время не терпит.
        Приняв несколько капсул, Бобёр ощутил некоторое облегчение и, выпроводив даму из помещения, повернулся в сторону Зыкова и поинтересовался:
        - Казимир, чем сейчас заняты твои бойцы в этом подвале?
        - Идут обыск и допросы задержанных. Место оказалось очень даже интересным. Похоже, тут база специалистов особого рода, непосредственно работающих на Нерлина и специализирующихся на решении деликатных проблем.
        - В смысле?  - переспросил Бобёр, не совсем уловив, что скрывается за озвученной скользкой формулировкой.
        - Ликвидация и устранение конкурентов различными способами, в том числе и с помощью подстроенных несчастных случаев. Очень похоже, данная контора имеет серьёзную крышу в правоохранительных органах, вот мне и хочется выяснить, кто это такой или такие, посмевшие перейти всякие границы…
        - Отлично! Пусть раскручивают дальше, а мы с тобой, пока не прибыло подкрепление, поговорим с моим мучителем, кстати, его надо в чувство привести.
        Вылив на палача пару вёдер воды, они вдвоём подняли пришедшего в себя спеца и, усадив в пыточное кресло, приковали его… Зыков сделал ему инъекцию стимулятора.
        Раскололся он быстро, к нему даже не пришлось применять особые методы. Этому поспособствовало то обстоятельство, что налётчики не имели никакого отношения к российским спецслужбам, поэтому он дал своё согласие на сотрудничество и рассказал всё, что знал. Как и предполагалось, задание он получил от Збигнева Казимежа. Какая-либо информация ему была совершенно не нужна, политтехнологу требовалось лишь привести обозначенное лицо в нужное состояние и в указанное позже время ликвидировать, избавившись от изуродованного тела таким образом, чтобы его обнаружили через пару-тройку дней.
        - Подкрепление прибыло!  - послышался доклад одного из бойцов со стороны входной двери.
        - Всё, поехали, время пришло показать кое-кому, чего на самом деле они стоят…  - рыкнул полковник и, тяжело ступая, направился на выход вместе с Зыковым, оставив людей разбираться с этим тайным логовом, но на полпути он остановился и поинтересовался:
        - Кстати, а что там с Марией?
        - Всё нормально, похитителей она не интересовала. Сейчас она вместе с операми вскрывает сейфы.
        - Слушай, давай её с собой возьмём. Пусть насладится зрелищем, как известные деятели под себя ходить будут,  - со смехом, высказался он и, увидев ответную ухмылку, вернулся обратно. Быстро найдя девушку, втроём покинули подвал и, устроившись в салоне микроавтобуса, понеслись в центр города.
        Спустя пару часов машина остановилась у входа в штаб-квартиру, и из неё вышли двое мужчин и одна девушка. Они поддерживали под руки молодого парня и помогли болезному подняться по ступенькам. Открыв дверь парадного входа, они вошли в здание и, не задерживаясь у поста охраны, пошли дальше, прямо к кабинету, где обычно находились Михаил Нерлин и его политтехнолог. Оказавшись у двери, они зловеще между собой переглянулись, и Бобёр деликатно постучал.
        - Да, войдите.
        Бобёр медленно опустил вниз ручку и, толкнув дверь от себя, прихрамывая вошёл в помещение… Оглядев замерших политиков, он преувеличенно вежливо произнёс:
        - Здравствуйте, господа! Вы себе даже не представляете, как я ждал нашей с вами встречи…
        Нерлин и Збигнев удивлённо переглянулись между собой, причём на их лицах можно было заметить тщательно скрываемый испуг, но полковник не стал затягивать мизансцену и резко отдал команду:
        - Взять их!
        Мария и Зыков молниеносно подскочили к политикам, синхронно сбросив на пол их тушки, и, заведя за спину руки, сковали конечности стальными браслетами, а затем с явным наслаждением уселись на них верхом.
        - Что вы себе позволяете?! Это же прямое нарушение закона! Я - депутат Сената, лицо неприкосновенное. Вы, господин Бобров, за это ответите по всей строгости закона!  - задёргавшись, завопил глава Партии правых либералов, стараясь скинуть с себя Зыкова.
        - Ой, боюсь-боюсь-боюсь! У меня аж поджилки от страха задрожали, того и гляди в обморок упаду,  - шутливым тоном высказался полковник, еле сдерживая вырывающийся наружу смех, но быстро взяв себя в руки, подошёл к Нерлину и, присев рядом с ним, взял того за волосы и, приподняв голову, пристально посмотрел ему в глаза и заговорил: - Чья бы корова мычала, а твоя помолчала. Не тебе, урод, ссылаться на закон. Вы же меня хотели грохнуть, хотя у нас с вами была совсем другая договорённость. Это хорошо ещё, что я на всякий случай подстраховался и теперь имею целую гору компромата на вас. Правда, мне пришлось пережить крайне неприятное собеседование с вашим специалистом для деликатных поручений, но уж когда я передам всё это дерьмо в правоохранительные органы, ваша избирательная кампания провалится с треском. Знаете ли, победить на выборах, находясь за решёткой по обвинению в похищении человека, просто невозможно. Вот это и есть ваша ближайшая перспектива.
        - Не делайте этого!  - задёргавшись с новой силой, выкрикнул господин Нерлин.  - Давайте поговорим как деловые люди, которыми мы на самом деле и являемся.
        - Предлагайте, а я вас внимательно послушаю,  - равнодушно согласился Бобёр, с презрением глядя на своего пленника.
        - Хотите, мы вас сделаем премьер-министром с широким кругом полномочий?
        - Не интересует. После победы на выборах вы свободно сможете нарушить наши договорённости и сместить меня с поста, да и вообще ликвидировать, используя в полном объёме возможности российских спецслужб. Предлагайте что-то другое…  - не согласился Бобёр.
        - Тогда, может быть, деньги? Много денег…  - неуверенно глядя на полковника, полушёпотом поинтересовался политик.  - Например, миллиард рублей вас устроит?
        - Деньги, говоришь…  - пробурчал себе под нос Бобёр.  - Хорошо, пусть будут деньги, только означенную сумму следует помножить на десять, и тогда мы с вами разойдёмся, как в море корабли.
        - Да вы что, с ума сошли?! Это же половина официального партийного бюджета, предусмотренного законом на избирательную кампанию!
        - Ой, Мишаня, только не надо прибедняться. Помимо официального бюджета есть ещё и неофициальные фонды, которые в разы превышают официальные, так что сумма в десять миллиардов для вас вполне подъёмная. Кстати, могу принять и золотом по нынешнему курсу. Всякие акции, векселя и тому подобные бумажные фантики не предлагать. Они мне просто не нужны,  - с циничной ухмылкой заявил Бобёр, краем глаза наблюдая, как у Зыкова глаза округлились от озвученной суммы.
        - Ладно, согласен, деньги мы вам дадим, но мне требуются гарантии, что вы не используете компромат вместе с захваченными людьми.
        - Мишаня, ну какие могут быть гарантии, кроме моего честного слова, а? Хотя я могу вам вернуть большую часть компромата, но в этом случае сумма компенсации возрастёт ещё на четыре миллиарда рубликов, и торг здесь неуместен!  - категорично заявил молодой человек, уже зная, куда пойдут эти шальные деньги.
        Тяжело вздохнув, лидер Партии правых либералов скривился, но был вынужден принять это предложение, от которого он отказаться никак не мог. Нерлин совсем не ожидал такой бульдожьей хватки, причём эта челюсть прочно взяла его за горло, и освободиться от неё было практически нереально.
        - Хорошо, будет вам четырнадцать миллиардов рублей наличными, но вы должны понимать, что для того, чтобы собрать эту сумму, нам потребуется некоторое время. Примерно десять дней.
        - Десять дней меня не устраивают, я даю вам три дня и ни минутой больше. Если в означенное время денег не будет, все эти материалы пойдут в прокуратуру и на телевидение. Имейте это в виду.
        - Согласен, будут вам деньги через три дня, только где состоится наша сделка?
        - Зачем огород городить? Прямо здесь, в вашем кабинете, всё должно и произойти. Я вам компромат, а вы мне деньги. Как только мы рассчитаемся, я надолго покину Новый Санкт-Петербург. Нечего мне здесь больше делать. Слишком опасно в столице стало в последнее время. Лучше находиться подальше от всей этой подковёрной борьбы.
        - Пусть так. Деньги можно передать и здесь, но как быть с захваченными людьми?
        - Нет ничего проще, ваших людей под надёжной охраной привезут на автобусах и, как только сделка завершится, их выпустят. Вот и всё.
        - Пожалуй, так будет лучше всего,  - вынужден был признать Михаил Нерлин и умолк.
        Издевательски усмехнувшись, Бобёр отпустил шевелюру политика и распорядился освободить пленников. После этого он, Мария и Зыков покинули штаб-квартиру и, погрузившись в микроавтобус, включили прослушивающее устройство, из динамика которого послышалась ругань оставленных наедине политиков:
        - Збигнев, ты мне обещал, что никаких накладок не будет, а в результате нас нагрели на четырнадцать миллиардов рублей, а это треть нашего теневого фонда избирательной кампании, но и это ещё не самое страшное! В результате твоей ошибки наш план висит буквально на волоске. Если этот молодчик сольёт компромат в прокуратуру, нам конец!  - истерично взвыл глава Партии правых либералов, от бессильной злобы скрипя зубами.
        - Не пойдёт он ни в какую прокуратуру, это ему не выгодно, слишком большая сумма на кону стоит,  - совершенно спокойным тоном ответил политтехнолог.
        - Да уж! На пустом месте потерять целую прорву денег… И где теперь изыскивать недостающую сумму, случаем не подскажешь?
        - Это не проблема, тем более через семь месяцев деньги не будут стоить ровным счётом ничего, и ты это прекрасно знаешь. Другое дело, что с этим Бобровым надо что-то делать, он, к моему глубокому сожалению, слишком много знает, а это очень опасно,  - без всякого выражения отозвался политтехнолог.
        - Что ты предлагаешь?  - мгновенно успокоившись, поинтересовался господин Нерлин.
        - Не знаю, видимо, придётся связаться с шефом и доложить ему сложившуюся у нас обстановку, но в любом случае деньги этому гаду сейчас придётся отдать.
        - Нас за это по головке не погладят…
        - Не погладят,  - признал Збигнев,  - но нам деваться некуда. Этот Бобров оказался слишком ушлым и резким, как понос, типом.
        - Ладно, но в таком случае ты сам свяжешься с шефом и всё честно доложишь.
        - Сегодня вечером будет очередной сеанс связи, вот тогда и доложу, а сейчас поехали к Воронину. Надо у него взять эти злосчастные четырнадцать миллиардов, ведь это он у нас финансист и знает, как на котировках деньги из воздуха извлекать.
        - Вот пусть он и думает, как дыру в бюджете залатать,  - в завершение разговора высказался Нерлин.
        Бобёр, сложив обратно в коробку прослушивающее устройство, некоторое время пребывал в задумчивом состоянии, переваривая прослушанный разговор, совершенно не обращая внимания на своих спутников, но случайно брошенный на них взгляд заставил его изменить ход своих мыслей. Зыков был хмур и даже зол, так как он, сам того не замечая, сжимал и разжимал кулаки, явно желая кому-нибудь свернуть шею. Практически то же самое происходило и с Марией. Более внимательно изучив их лица, полковник окончательно решил пойти на откровенность.
        - Казимир, я вижу, ты чем-то расстроен, объясни причину твоего состояния.
        - Командир, я понимаю, четырнадцать миллиардов рублей - сумма просто фантастическая, но ведь этих уродов категорически нельзя к власти допускать! Не приведи господь, они на выборах в Сенат победят! Они же Россию угробят напрочь! Надо незамедлительно добытый нами компромат сделать достоянием общественности!  - чуть ли не скрипя зубами, воскликнул отставной командир 446-го полка, глядя прямо в глаза полковнику.
        Усмехнувшись одними губами, Бобёр перевёл свой взгляд на девушку и нейтральным тоном поинтересовался:
        - Мария, ты тоже так считаешь?
        Оперативница с минуту пристально глядела в глаза молодого человека, ища в них только ей одной понятный ответ, и, отвернув голову в сторону, пригладила растрепавшуюся чёлку и согласно кивнула.
        - Ну что ж, значит, действительно пришло время для откровенности, хотя, боюсь, она вам очень не понравится,  - с тяжёлым вздохом проговорил полковник и, помолчав некоторое время, продолжил: - На самом деле руководству Партии правых либералов победа на выборах не нужна, у них совсем иная задача. Они в первую очередь хотят своё поражение на выборах в Сенат использовать для дестабилизации обстановки в стране путём протестных акций с последующим их перерастанием в массовые беспорядки. Вот их предварительная цель.
        - Зачем им это нужно, если, победив на выборах, они возьмут всю полноту власти в государстве?  - недоверчиво глядя на полковника, чуть ли не хором задали вопрос Казимир и Мария.
        - Ну, допустим, власть у них будет далеко не полной, причём жёстко ограниченной законами и разделением полномочий, но не в этом дело. Как оказалось, на планетах, занимаемых человечеством, довольно давно действуют агенты внеземной расы. Их цель: разведка и подготовка почвы для вторжения в наши миры с последующим порабощением человечества или даже его полным уничтожением. Такими агентами и являются Михаил Нерлин и его ведущий политтехнолог Збигнев Казимеж, а также ведущий банкир страны Михаил Афанасьевич Воронин собственной персоной. Сразу скажу, они не просто агенты, они самые настоящие инопланетяне-подменыши, прошу заметить, что таких агентов довольно много во всех человеческих мирах, и всех их мы пока не знаем, но самое худшее во всей этой истории, что до начала вторжения остались считаные месяцы. Если я добытый компромат сейчас сделаю достоянием общественности, то, скорей всего, вторжение начнётся куда раньше, а этого допустить никак нельзя, так как наша подготовка ещё не завершена. Именно по этой причине я и требую с них четырнадцать миллиардов рублей, чтобы не вызывать подозрений. В сущности,
это и всё, а остальное лишь детали.
        - Вы все это говорите серьёзно?!  - с вытаращенными до предела глазами воскликнул Зыков.
        Бобёр печально взглянул на своего подчинённого и, отвернув свой взгляд, уставился в окно, потом тихо подтвердил:
        - Серьёзней некуда.
        - Командир, надо срочно принимать какие-то меры!
        - А мы, по-твоему, чем всё это время занимались? Ты, правда, многого не знал и не знаешь сейчас, но делал всё как надо, так что успокойся, всё идёт своим чередом. Наше время ещё не пришло, но оно уже очень близко. Имей в виду, сразу после получения денег от Нерлина я покину Новый Санкт-Петербург, а для тебя будет одно важное дело. Надо контролировать этих деятелей, и как только придёт время, я отдам тебе лично команду взять их. Операция должна быть проведена в течение суток. Помимо этого подготавливай личный состав частного охранного холдинга к уличным боям, да и вообще запасайся оружием и особенно боеприпасами, да и о продовольствии не забывай. Времена нынче наступают суровые…
        - Я вас понял, командир,  - по-военному отчеканил Зыков,  - всё будет в самом лучшем виде. Возьмём мы этих подменышей и по душам поговорим. Ой, как поговорим…
        - Смотрите не перестарайтесь, мне эти чужаки живыми нужны, да и не только мне,  - строго предупредил полковник и, посмотрев на девушку, предложил: - Мария, случаем, у тебя нет желания полететь со мной и на кое-что посмотреть?
        - Зачем?  - явно удивившись, поинтересовалась девушка, посматривая на молодого человека немного странным взглядом.
        - Хорошо, придётся прямым текстом объяснить во избежание всяких нездоровых инсинуаций в мой адрес. Так как вы друг с другом знакомы и доверяете друг другу, я хочу, чтобы ты полетела со мной и убедилась в честности моих слов, но прежде чем дать своё согласие, хорошо подумай, так как после того, как ты узнаешь некоторые мои секреты, обратного пути у тебя уже не будет. На размышление даю пять минут. Время пошло…
        Мария крайне внимательно вгляделась в лицо молодого человека, а затем перевела свой вопросительный взгляд на Зыкова. Отставной офицер пожал плечами, как бы говоря «тебе предложили - ты и решай».
        - Хорошо, я согласна, но чем мне придётся заниматься?
        - Пока телохранителем поработаешь, а как войдёшь в курс дела, станешь выполнять функции доверенного человека и курьера в одном лице. Что будет дальше, не знаю, но обещаю, скучно точно не будет.
        Внимательно взглянув на полковника, Зыков задумчиво потёр щёку и негромко произнёс:
        - Командир, разреши задать один вопрос?
        - Задавай, но смотри, есть вопросы, ответы на которые лучше не знать. Спать будешь спокойнее…
        - Кто вы такой, командир?
        - Кто я такой, спрашиваешь?..  - с некоторой протяжностью проговорил Бобёр.  - Я - просто человек. Я - патриот своей Родины и той общности, которую называют русскими, большего мне пока сказать нечего…

        Глава 22

        Прибыв на закрытую колонию, Бобёр вместе с Марией спустился по трапу на космодром, буквально забитый военными кораблями, главным образом эсминцами и лёгкими крейсерами, а гигантские авианосцы и артиллерийские равелины находились на орбите или проходили полётную обкатку, но даже при отсутствии главного ударного кулака зрелище впечатляло. Всюду кипела работа, и даже в небе было не протолкнуться от летательных аппаратов.
        - Это что, секретная военная база Российских военно-космических сил?  - тихо поинтересовалась у молодого человека его спутница, с любопытством рассматривая величественное зрелище, воплощенное в металле, и, помолчав пару мгновений, с сомнением в голосе озвучила результат своих наблюдений: - Что-то мне конфигурации кораблей неизвестны.
        Бобёр ничего не ответил, так как в этот момент к ним подкатил электромобиль с двумя пассажирами. Это были командующий флотом адмирал Верещагин и военный комендант Жуковский. Как только машина остановилась, первым лихо выскочил адмирал в кителе российского образца и, вытянувшись в струнку, хорошо поставленным командным голосом произнёс:
        - Здравия желаю, командир! Вверенный мне флот завершает формирование и боевое слаживание. На сегодняшний день в строю…
        - Вольно, адмирал. Об этом поговорим на заседании штаба,  - остановил Бобёр рапорт и, улыбнувшись, крепко пожал руки встречающим его подчинённым, после чего задал вопрос: - Как там поживают наши пленники, и каковы результаты допросов?
        - Результаты интересные…  - ответил на вопрос Жуковский и вопросительно посмотрел на молодую спутницу полковника.
        - Давайте сразу пройдём в лабораторию и там продолжим наш разговор, так будет убедительнее…  - предложил Бобёр и, покосившись на свою спутницу, увидел в её глазах искренний интерес. Подхватив её под руку, он повёл её к электромобилю.
        Добраться до самого нижнего уровня оказалось совсем непросто, так как буквально на каждом шагу стояли посты бдительной охраны, и это было правильно. Людей на Надежде прибавилось неимоверно, и соответственно меры усиления безопасности были совсем нелишни. Утечка информации о колонии и о том, что на ней происходит, была недопустима.
        Во время всего пути Бобёр хоть и общался с адмиралом и военным комендантом, но постоянно держал под контролем свою спутницу, которая по мере увиденного становилась всё более задумчивой. Он не без основания полагал, что эта красивая девица была из того же ведомства, к которому принадлежал и он сам. Именно по этой причине он взял её с собой, чтобы полностью продемонстрировать свои достижения, так как был абсолютно уверен, что агенты Корнелиуса не имели доступа к происходящему на самом нижнем уровне.
        Наконец добравшись на самый нижний уровень и оказавшись в лаборатории, комендант провёл всех в отдельную комнату, где их встретил страшно деловитый Задорожнюк.
        - Здравствуйте, Анатолий Евгеньевич. Чем вы можете похвастаться?
        - Командир,  - расплылся в радостной улыбке военный врач,  - на сегодняшний день мы установили всех, кому принадлежат обнаруженные тела, мало того, наша группа разработала методику выявления подменышей, правда, должен признать, сама технология создания клонов так и остаётся для нас пока загадкой.
        - За это можете не волноваться. В скором времени вам будут доставлены захваченные лаборатории с технической документацией процесса, а пока будьте добры предоставить мне поимённый список опознанных лиц,  - проговорил Бобёр, желая поскорее взглянуть на список подменышей.
        Задорожнюк, суетливо взмахнув руками, кинулся в другой конец кабинета и, открыв мощный сейф, извлёк из него небольшую папку. Вернувшись обратно, он с почтением вручил её полковнику. Поблагодарив офицера за проделанную работу, Бобёр не стал сразу изучать полученный список, хотя и испытывал большое желание это сделать; лучше было этим заняться в спокойной обстановке, чтобы не упустить что-то важное.
        Попрощавшись с руководителем группы исследователей, они покинули его кабинет и направились в самый отдалённый угол нижнего уровня, где в камерах содержались его личные пленники, благодаря которым удалось выработать методику выявления агентов инопланетной расы. Оказавшись в тюремном боксе, Жуковский вызвал начальника дежурной смены и потребовал привести вице-адмирала Смирнова, до недавнего времени возглавлявшего третий ударный флот Российских ВКС, а затем провёл важных посетителей в допросную комнату.
        Удобно устроившись за массивным столом, Бобёр посматривал на своих молчаливых спутников, хотя его больше всего интересовала реакция Марии. Девушка держалась молодцом, совершенно не выказывая волнения, скорее наоборот, она была спокойна, как удав на охоте, что лишний раз подтверждало её подготовку в спецслужбах.
        Ожидание не продлилось долго, и спустя пять минут отца Екатерины Борн ввели в кабинет с закованными за спиной руками четыре дюжих надзирателя. Усадив его напротив полковника, удалились.
        - Ну, здравствуйте, Алексей Ефимович, или как вас на самом деле зовут?
        - Значит, это твоя работа, Пётр…  - хмуро протянул подменыш, посматривая на полковника крайне задумчивым взглядом.
        - Не буду спорить, это действительно моя работа, но давайте для начала по-настоящему познакомимся. Я - полковник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооружённых сил России Пётр Бобров, а как мне к вам теперь обращаться, позвольте полюбопытствовать?
        - Вот даже как… Ничего не скажешь, красиво проведённая операция, только это уже не имеет какого-либо значения, человеческие миры непременно падут под натиском наших армии и флота. Вы уже при всём желании ничего с этим не сделаете. Судьба людей предрешена, быть вам нашими рабами, такова воля верховного Терга!  - С разгорающимся фанатичным огнём в глазах подменыш попытался подняться на ноги, но силовые путы не дали выполнить желаемое.
        - Ну, мы ещё посмотрим, кто кого…  - ухмыляясь, ответил Бобёр на эту реплику и для того, чтобы нанести противнику дестабилизирующий удар, с издевательской усмешкой достал полученную в лаборатории папку и, открыв её, стал вслух зачитывать список фамилий, под которыми скрывались подменыши. Не дойдя даже до середины списка, полковник стал свидетелем того, как лицо его оппонента сначала покраснело и покрылось испариной, а затем резко побледнело, но больше всего полковника поразило, как затравленно забегали глаза лжеадмирала. Внешне не выказывая своего удовлетворения, полковник захлопнул папку и, отложив её в сторону, нейтральным тоном произнес:
        - Могу продолжить озвучивать фамилии ваших агентов, но думаю, и этого вполне достаточно, чтобы сделать определённые выводы. В общем, мы многое знаем о вас и вашей деятельности, меня только один вопрос интересует. Кто такой Шеф?
        - Вам этого никогда не узнать!  - истерично заорал пленник, вновь задёргавшись в кресле.
        - Ну, почему же не узнать? Он безвылазно находится на Новом Вашингтоне, а конкретно в районе делового Сити в здании биржи, и я даже знаю, на каком этаже располагается его кабинет, так что узнать, кто это такой, лишь вопрос времени,  - проговорил Бобёр, пребывая в прекрасном расположении духа.
        Не выдержав нервного напряжения, агент иной расы закатил глаза и, негромко хрюкнув, потерял сознание.
        - М-да-а… не ожидал я такой комедии,  - с удивлением рассматривая агента, протянул Бобёр и, повернувшись в сторону своих подчинённых, замер.
        Три пары глаз скрестились на его персоне, и в этих взглядах читалось нечто для него непонятное. Несколько мгновений полковник пытался разобрать, что заставило его подчинённых впасть в ступор, но в конечном итоге перестал ломать себе голову и чуть охрипшим голосом задал первый пришедший на ум вопрос:
        - Что это вы на меня так уставились?
        Первым взял себя в руки адмирал Верещагин. Адмирал резко поднялся и, вытянувшись по стойке смирно, обратился к своему командиру:
        - Товарищ полковник, разрешите задать вопрос?
        - Вольно, адмирал, давайте обойдёмся без официального этикета. Присядьте и задавайте ваш вопрос. Обещаю ответить честно, если он не будет касаться особо секретных государственных тайн.
        Флотоводец перекинулся задумчивым взглядом с военным комендантом и, присев на своё место, слегка откашлялся и поинтересовался:
        - Товарищ полковник, формирование мощного военного флота есть спецоперация российской разведки?
        - Можно сказать и так, хотя на самом деле это была лично моя инициатива, правда, негласно поддержанная на самом верху. Государство не потратило на это дело ни копейки бюджетных денег, но другой возможности тайно создать подготовленные армейские резервы не было. Слишком много высокопоставленных агентов иной расы действует на территории России, и они способны загубить любую инициативу, направленную на усиление её армии и флота. Слава богу, теперь мы владеем методикой выявления подменышей, да, кстати, необходимо всех на Надежде прогнать через анализы и выяснить, нет ли в нашей среде их агентов.
        - Будет исполнено, товарищ полковник!  - подскочив на месте, отчеканил военный комендант, подчёркнуто уважительно склонив голову перед своим командиром.
        - Ладно, товарищи, пока оставим этот разговор. Мы его продолжим на заседании штаба, а сейчас я хотел бы пообщаться с так называемым Зурабовым. Быть может, он будет куда сговорчивее…
        Вызванные надзиратели подхватили до сих пор не пришедшего в себя Смирнова и через некоторое время доставили для беседы следующего пленника. На этот раз разговор вообще не сложился. Рашид Зурабов рычал и плевался, как безумный, чередуя с проклятиями, адресуемыми в адрес всего человечества, но особую ненависть он демонстрировал в адрес Российского государства и его народа. Бобёр честно пытался наладить разговор, но это оказалось практически невозможным, поэтому он отдал команду отвести пленника обратно в камеру и привести следующего. Это был захваченный на Новой Тортуге Пабло Монтеро…
        В отличие от первых двух пленников, губернатор пиратской республики, довольно быстро осознав, что о деятельности агентуры иной расы многое известно, поделился некоторой информацией, касающейся флота вторжения, но это было продиктовано не страхом, а абсолютной уверенностью, что человечество обречено. Бобёр не стал ему доказывать обратное, предпочитая внимательно слушать и вникать в детали принципов организации вражеского флота. Когда вражеский агент выдохся, его вернули обратно в камеру.
        Поделившись друг с другом мнениями, полковник назначил время заседания штаба и, попрощавшись с Верещагиным и вновь вызвав матёрых надзирателей, потребовал привести в кабинет последнего пленника, но на этот раз полковник вежливо попросил всех покинуть кабинет. Этот разговор должен был пройти один на один без всяких свидетелей. Он надеялся перетянуть американского кадрового разведчика на свою сторону и воспользоваться его услугами в своих интересах, так как экспертиза однозначно показала, что он является человеком и к подменышам никакого отношения не имеет.
        В ожидании, когда приведут пленника, Бобёр выставил на стол бутылку дорогого коллекционного коньяка и пару серебряных рюмок с чисто символической закуской в виде небольшой коробки конфет. Окинув критическим взглядом получившийся натюрморт, он уселся на стул и, скрестив руки на груди, посмотрел на дверь. В этот момент она отворилась, и в её проёме показался интересующий его человек.
        - Ну, здравствуй, Жорик. Не ожидал меня здесь увидеть?
        - Это ты?!  - не веря своим глазам, воскликнул Дюваль и непроизвольно сделал шаг назад, но опытный надзиратель втолкнул его обратно в кабинет и, усадив в кресло, включил силовые путы, после чего, погрозив кулаком пленнику, удалился.
        Бобёр без всякой неуместной ухмылки минуты три изучал сильно побледневшее лицо нервничающего Дюваля. Он не испытывал никакого морального удовлетворения от захвата американского кадрового разведчика, так как главная игра должна была состояться прямо сейчас, и на кону стояло его добровольное сотрудничество.
        - Зачем ты меня и Монтеро захватил?  - первым не выдержав гнетущей тишины, поинтересовался Дюваль, горько сожалея о своей ошибке.
        - Давай для начала по-настоящему познакомимся,  - предложил Бобёр,  - я - Пётр Бобров, и это моё настоящее имя, а как тебя на самом деле величать?
        - Деваться некуда,  - ещё сильнее погрустнев, заговорил агент,  - придётся сказать. Моё настоящее имя Джереми Хант, я - заместитель начальника Управления специальных операций ЦРУ. Имею звание коммодора.
        Бобёр усмехнулся про себя, они находились примерно в одинаковых званиях, но всё же его оппонент был несколько выше в чине, но это не имело никакого значения, а вот сотрудничество обещало быть очень даже полезным. Именно поэтому полковник, не став больше тянуть резину, достал из стола довольно толстую папку и, положив её перед собой, толкнул в сторону своего пленника, а потом, отключив силовые путы, жёстко потребовал:
        - Джереми, я хочу знать, какое отношение ты имеешь ко всему этому делу. Поверь мне на слово, если я этого не выясню, мне придётся сделать зондирование твоего мозга, после которого ты превратишься в идиота. Остальные твои секреты меня не интересуют, по крайней мере пока…
        Хант серьёзно посмотрел на полковника и, негромко хмыкнув, взял в руки папку. Открыв её, он углубился в изучение предоставленных материалов. Читал и просматривал видео он вдумчиво, время от времени возвращаясь к началу. По мере ознакомления его лицо неоднократно меняло свой цвет, и к моменту, когда он прочитал последний лист, американский разведчик был до невозможности бледным. Вернув обратно материалы, он, стараясь не глядеть в глаза сидящего напротив него офицера разведки, заявил:
        - Я тебе не верю! Всё это фальшивка.
        - Хочешь верь, хочешь нет, но это чистая правда. Могу кое-что показать в подтверждение,  - с ухмылкой предложил Бобёр и, вызвав надзирателей, направился в лабораторию вместе с Хантом.
        Прибыв туда, Бобёр продемонстрировал замороженные тела двух российских адмиралов, а затем дал возможность побеседовать с их живыми клонами, предоставив также результаты биологических исследований. Это окончательно убедило американского кадрового разведчика, и он согласился продолжить разговор.
        - Что ты от меня хочешь?
        - Сотрудничества на тему ликвидации всех известных на сегодняшний день подменышей. В самое ближайшее время список должен возрасти, а у меня просто недостаёт сил и средств выловить их всех, нужна помощь, но в первую очередь меня интересует Шеф, он же - Кор, на которого ты работаешь. Он является координатором всех инопланетных агентов, внедрённых в человеческие миры. Его следует нейтрализовать в первую очередь, так как в преддверии вторжения он может осуществить глобальную диверсию, в результате которой люди не смогут ничего противопоставить захватчикам.
        - Подождите, откуда вы…
        - Знаю. Ты работаешь на Шефа давно. Сначала я тебя посчитал очередным клоном, но после захвата экспертиза этого не подтвердила. Ты, без всякого сомнения, человек, в отличие от того же Пабло Монтеро, например. Насчёт Грини не уверен, но, скорей всего, он тоже клон, во всяком случае, я скоро буду знать точный ответ на этот вопрос,  - проворчал Бобёр, полностью уверенный в своих силах.
        - Зачем тебе это нужно?  - пристально всматриваясь в сидящего напротив него молодого человека, задал вопрос Хант.
        - Послушай, Джереми, я обращаюсь за помощью к представителю ЦРУ, являющемуся патриотом своей страны, тем более это в прямых интересах Соединённых Штатов и никоим образом не ущемляет интересы вашего государства.
        - Ну, допустим, я дам своё согласие, только каков твой в этом деле интерес? Только не надо мне говорить, что ты так сильно беспокоишься о человечестве, не поверю,  - пристально глядя на молодого человека, задал вопрос американский разведчик, пытаясь понять мотивы сидящего напротив него парня.
        - Скажем так, судьба человечества мне не совсем безразлична, тем более в случае его гибели придётся всё бросить и бежать куда глаза глядят, а мне этого совсем не хочется, хотя ты прав, есть у меня один интерес - и это активы твоего Шефа…
        - Бобёр, ты вообще себе отдаёшь отчёт, о каких суммах идёт речь?! Тут даже не миллиарды, тут многие триллионы долларов под его управлением находятся!  - обескураженно воскликнул Хант, только теперь окончательно осознав всю грандиозность предлагаемого ему дела.
        - Тебя это пугает?
        - Пугает - мягко сказано, у меня поджилки трясутся. Если Шеф об этом узнает, нас из-под земли достанут и уничтожат.
        - Согласен, риск, конечно, есть, но разве в случае нашего успеха доля в пятнадцать процентов от ВСЕХ его активов не будет достойной компенсацией за все переживания? Да ещё и великая слава спасителя человечества к деньгам приложится. Шикарный, на мой взгляд, куш, ради которого стоит рискнуть головой. Ты ведь должен понимать, что собранный мною материал я должен буду передать какой-нибудь разведке, но в таком случае все деньги твоего Шефа захапают совсем другие люди, оставив нас с тобой за бортом этого увлекательного процесса. Так почему бы нам с тобой их не взять, а затем передать материалы правительствам России и США? Думаю, возражать никто не будет, особенно в преддверии вторжения…
        - Звучит весьма заманчиво,  - протянул Хант,  - но почему мне только пятнадцать процентов, а остальные куда?
        - Остальные отойдут мне и тем, кого придётся подмазать, но самое главное в другом, мне надо содержать армию, а это совсем не дешёвое занятие, так что всё по-честному,  - сразу отверг Бобёр возможные претензии и, спрятав папку обратно в стол, нейтральным тоном поинтересовался: - Ну так как, согласен с моим предложением?
        - Ты змей-искуситель, конечно согласен, но как я теперь вернусь на Новый Вашингтон без Пабло Монтеро, ведь Шеф меня именно по его душу посылал?  - в расстроенных чувствах выдохнул Хант.
        - Для тебя и твоих людей есть подготовленная легенда. Вас захватили на космодроме Новой Тортуги пираты Руперта Вормса, но ты смог вырваться на одной из планет и сбежал. Где твои люди и губернатор пиратской республики, тебе неизвестно. Для подтверждения твоих слов в ближайшее время несколько твоих спецов, участвовавших в похищении Монтеро, сбегут и проберутся на родину. Они подтвердят твои слова, и ты останешься вне подозрений, тем более что совсем скоро начнётся блокада Тортуги с последующим штурмом. В атаке будут задействованы основные силы с Волчьей. Легенда железная - не подкопаешься.
        - Я согласен…
        Следующую неделю после соглашения Бобёр и Джереми Хант обговаривали возможные варианты захвата Шефа и его активов без всякого привлечения официальных структур, так как никому доверять не стоило. Агенты иной расы могли быть где угодно, поэтому следовало полагаться исключительно на свои собственные силы и средства. Именно по этой причине Бобёр был вынужден послать на Новый Вашингтон сорок своих спецов для оказания всевозможной помощи американскому разведчику.
        Окончательно согласовав малейшие нюансы дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества, полковник лично посадил на корабль американца и, пожелав счастливого пути, отправил его на одну из перевалочных планет, где обычно останавливались пираты. Там он должен был инсценировать свой побег. Самым интересным моментом в этой истории было то, что корабль был точной копией судна, входившего в состав личной флотилии Руперта Вормса, в том числе и идентификационные сигналы. Этот корабль был сделан довольно давно, но только теперь пришло время его пустить в дело, так как полковник был абсолютно уверен, что Шеф обязательно пошлёт своих людей досконально проверить легенду Джереми Ханта. Убедившись в правдивости слов своего агента, Шеф возьмётся за пиратов, которых он, в сущности, и выпестовал на свою голову, но это уже будут проблемы не его, а пиратов и резидента иной расы, и этим следовало воспользоваться в своих интересах по полной программе…
        Выпроводив с закрытой колонии Ханта, Бобёр, возвращаясь в отведённые для него апартаменты, особо не смотрел по сторонам, пребывая в крайне задумчивом состоянии, соображая, куда в первую очередь полететь - на Бастион или Новый Цюрих, и неожиданно услышал лёгкую поступь человека, идущего за ним следом. Обернувшись, он увидел Марию, идущую в некотором от него отдалении. Остановившись и подозвав девушку к себе, он с любопытством оглядел её и поинтересовался:
        - Ты давно идёшь за мной следом?
        - С самого космодрома, внутрь меня ведь не пускают, да и вообще тут всё очень строго. Кругом бдительная охрана и видеонаблюдение, не дают женскому любопытству удовлетворения,  - с юморком ответила девушка, хотя глаза выдавали её досаду по данному поводу.
        - Ну, а что ты хотела? Это особо режимный объект повышенной секретности, и порядки здесь соответствующие.
        - Долго ли мы пробудем на планете?
        - Иди, пакуй свои вещи, через час мы вылетаем на Бастион, думаю, тебе там понравится…

        Глава 23

        Выбравшись на берег подземного озера, Бобёр улегся на тёплый камень и, закинув руки за голову, прикрыл глаза от удовольствия. Растраченные умственные и физические силы полностью восстановились, и по этой причине ему думалось легко и свободно. Сейчас он отдыхал душой и телом после напряжённо проведённой недели на Бастионе. Прибыв на планету, полковник проинспектировал новообразованную колонию, подробно вникая в малейшие нюансы, особо уделяя внимание обороне и флоту прикрытия. Помимо этого он поинтересовался выявленной агентурой. Как оказалось, на Бастионе агентов было несколько. Ничего страшного в этом он не увидел, так как агенты находились под неусыпным контролем и не представляли какой-либо серьёзной угрозы.
        Выяснив для себя текущее положение дел, Бобёр хотел было отправиться на Новый Цюрих, но совершенно неожиданно с ним связался Руперт Вормс и запросил срочной встречи. Пришлось задержаться на несколько дней. Пират прибыл на встречу с внушительным эскортом, состоящим из сотни боевых кораблей, и спустился на космодром в шикарном десантном боте, явно изготовленном на заказ. Встретив его с почётным караулом, полковник сопроводил его в штаб и, закрывшись вдвоём с ним в особо защищённой комнате, провёл переговоры.
        Пират собирался всеми своими силами начать полную блокаду Новой Тортуги, а затем провести полноценный штурм этой планеты. Бобёр согласовал с ним сроки и заодно передал ему собранную его людьми разведывательную информацию. Вормс не остался в долгу и запросил в кредит под небольшой ссудный процент дополнительное оборонительное вооружение на весьма внушительную сумму. Полковник пообещал его доставить вместе с инструкторами для обучения личного состава, как только Новая Тортуга перейдет под руку командира вольных пиратских отрядов. Согласовав дальнейшие совместные действия, Бобёр проводил почётного гостя на космодром и, выпроводив его с планеты, спустился к подземному озеру, желая восстановить свой жизненный тонус в преддверии захвата филиалов компании, занимающихся глубоким омоложением.
        Полежав на камне несколько часов, Бобёр поднялся и, переплыв подземное озеро, вернулся в подземный город, но не пошёл в свои апартаменты, а направился на центральную площадь. Здесь оказалось на удивление оживленно. Работали магазины и небольшие кафе, из которых доносилась спокойная и мелодичная музыка. Здесь люди отдыхали после трудов праведных, знакомились и вообще проводили свободное время, только было непонятно, почему столь злачное место было под землёй, а не на поверхности планеты.
        Медленно прохаживаясь, молодой человек наслаждался окружающей его жизнью, хотя происходящее здесь не могло не вызывать в его душе глубокого удивления. Совсем ещё недавно богом забытая планета ожила и динамично развивалась. Конечно, первопричиной этого явления был он сам, но ведь всё остальное сделали сами люди без особого вмешательства с его стороны. Вот именно это обстоятельство и вызывало помимо удивления целую кучу вопросов, ведь изначально на Бастионе не было никаких привычных государственных институтов, да в сущности их не было и сейчас, вернее они были, но только самое минимальное количество. Были силы самообороны с небольшим количеством сил правопорядка, была гражданская администрация, занимающаяся социальной инфраструктурой, да космодром с его складскими и торговыми площадками. Ещё была разведслужба и контрразведка, занимающаяся особого рода деятельностью. Каких-либо других институтов власти на планете не было, и, глядя на то, как здесь преобразилась жизнь, становилось совершенно очевидно, что излишнее администрирование скорее вредило делу, нежели способствовало развитию.
        - Командир, случаем, у вас нет желания нарушить одиночество одной молодой особы?  - совершенно неожиданно послышался знакомый женский голос, прервавший плавно текущие мысли философского характера.
        Остановившись, Бобёр повернул голову и увидел сидящую за столом Марию, меланхолично помешивающую трубочкой молочный коктейль и посматривающую на него взглядом скучающего человека.
        - Буду только рад,  - выдержав некоторую паузу, ответил он и, присев напротив неё, поинтересовался: - Ну, как тебе на Бастионе?
        - Интересное место. Какая-то дикая смесь мощной военной базы и вольного поселения с большим базаром, хотя это присуще всем новым колониям, особенно находящимся на отшибе цивилизации. В любом случае здесь очень мило, да и сами люди доброжелательны, хотя в любой момент готовы схватиться за оружие.
        - Верно подмечено,  - согласился он с мнением девушки и, подозвав официантку, заказал пару бокалов вина с десертом.
        Помолчав некоторое время, Мария, пригубив вино, отставила в сторону бокал и, посмотрев на парня, с некоторой нерешительностью поинтересовалась:
        - Скажите, командир, неужели это всё сделали вы?
        - Что конкретно?
        - Ну, создали эту колонию.
        - Идея была моя, отрицать не буду, но всё же люди сами на планете обустраивают свою жизнь и заботятся о безопасности своего нового дома, я лишь в меру своих скромных сил помогаю им в этом деле,  - предельно честно ответил он на поставленный вопрос.
        - Может быть, и так…  - с не очень сильно скрываемым сомнением протянула Мария и, поняв, что собеседнику особо не хочется распространяться на эту тему, задала вопрос: - Командир, когда мы полетим?
        - На этот раз я полечу один, а ты останешься здесь. Тебе нужно будет облететь все немногочисленные поселения на Бастионе и выяснить у них текущие потребности и проблемы. Как только выполнишь задание, тебя переправят на планету-полигон, где следует осмотреться и выявить свежим взглядом недостатки, о которых ты отчитаешься только мне и больше никому. Есть ещё одно дело довольно деликатного свойства… Есть там сёстры Воронины, должно быть, ты знаешь их, они телеведущие военного реалити-шоу. Твоя задача - сблизиться с ними, наладив личностный контакт доверительного характера, и выяснить о них всё, что сможешь. Правда, слишком сильно усердствовать не стоит, главное, чтобы всё было естественно. Запомни, о том, кто ты на самом деле, никто не знает, для всех ты нанятый на стороне социолог, изучающий потребности людей. Благодаря такой легенде ты сможешь свободно задавать разные вопросы, правда, и некие границы переходить не стоит, народ забеспокоится. Дальше углубляться особого смысла не вижу. Ты уже взрослая девочка и всё сама прекрасно понимаешь без всяких сопливых наставлений, давай лучше просто посидим
да поболтаем о всякой всячине. Хочешь верь, хочешь нет, но такие ни к чему не обязывающие посиделки являются для меня большой редкостью, и чем старше становлюсь, тем реже такое происходит, к моему глубокому сожалению,  - с некоторой меланхолией высказался молодой человек, без всякой цели рассматривая отдыхающих людей, среди которых было довольно много влюблённых парочек.
        - Ну да, ты, командир, всё в трудах и заботах барахтаешься, а о личной жизни совсем позабыл. Неправильно это.
        - Ты совершенно права, Мария, да только в игре, в которой мне приходится быть некой фигурой, ставка непомерно велика, а ошибка равносильна катастрофе, отсюда и не знаешь, можно ли доверять посторонним людям, если временами даже сам себе не доверяешь. Вот такие дела мои скорбные…
        - М-да-а… Ты хоть и очень богат, влиятелен, да и власть у тебя в руках немаленькая, а завидовать тебе, по сути, нечему. У тебя нет семьи, нет любимого человека, нет детей, а это куда ценнее больших денег и власти, вместе взятых,  - с сочувствием проговорила девушка, чуть отвернув в сторону свой взгляд.
        - Да, Мария, деньги и власть не делают человека счастливее, и я бы с огромным удовольствием всё бросил и занялся своей личной жизнью, но есть такое понятие, как долг, и этот долг меня держит за глотку мёртвой хваткой. Освободиться от него у меня нет ни сил, ни желания, да и вообще - начатое мною должно быть доведено до логического конца, иначе все усилия многих людей пойдут прахом, а это никуда не годится,  - откровенно высказался Бобер, ощущая в глубине души задавленную тоску, и, помолчав некоторое время, предложил: - Слушай, а давай просто пойдём и прогуляемся. Что-то давненько мне не приходилось пешком гулять, да ещё и в компании с красивой девушкой.
        - С удовольствием!
        Поднявшись, полковник сделал шаг и, лихо щёлкнув каблуками, помог девушке подняться, а потом, подхватив протянутую девичью ладошку, повёл свою спутницу вперёд.
        Гуляли они несколько часов, время от времени заходя в некоторые развлекательные заведения, пока не оказались в боулинг-клубе, где и задержались. Им было весело и беззаботно, хотя молодые люди где-то в глубине души понимали, что это лишь мимолётное увлечение, которому, скорей всего, не суждено было иметь какое-либо продолжение…
        Уже под самое утро Бобёр провёл Марию в её номер и, с некоторой неловкостью попрощавшись с девушкой, незамедлительно отправился на космодром. Он вылетел на Новый Цюрих, даже не предупредив военного коменданта…

        Выйдя из арендованного лимузина в строгом деловом костюме, Бобёр привлёк к себе завистливые взгляды многих студентов и некоторых преподавателей, в этот час снующих по своим надобностям у центрального входа в университет. Далеко не каждый мог себе позволить раскатывать в столице Швейцарской республики на лимузине самой последней модели престижнейшей марки, которой предпочитали пользоваться люди, обладающие самым высоким социальным статусом.
        Поправив элегантный галстук и взглянув на часы, молодой человек, придерживая портфель-дипломат, походкой уверенного в себе человека поднялся по широким ступенькам и вошёл в здание, сопровождаемый заинтересованными взглядами буквально всех присутствующих на данный момент на площади перед университетом. Конечно, можно было появиться в учебном заведении, не привлекая к себе внимания такого большого количества людей, но в преддверии операции по захвату компании «Lebensfreude» такое вызывающее поведение железно отводило от него любые подозрения в причастности к предстоящему наглому и беспрецедентному налёту.
        Оказавшись у деканата, Бобёр вошёл в приёмную. Обольстительно улыбнувшись, поздоровался с молоденькой секретаршей и поинтересовался у неё, готов ли декан принять его по личному вопросу. Не в силах отказать молодому и явно очень состоятельному человеку с благородными манерами, девушка по селектору получила разрешение и лично проводила понравившегося ей парня в кабинет к своему начальнику.
        Пробыл в кабинете он минут десять и за это время успел договориться о заочных экзаменах за текущий курс, не забыв при этом вручить декану в виде пожертвования чек с кругленькой суммой, что и послужило главной причиной сговорчивости, хотя такая практика была довольно редкой в этом учебном заведении. Вполне довольный результатами состоявшегося разговора, Бобёр распрощался с учёным мужем и, вновь оказавшись в приёмной, остановился перед секретаршей и деликатно спросил:
        - Фройлен, позвольте представиться, меня зовут Пётр Бобров, а вас, простите, как величать?
        - Джулия Борле…  - чуть потупившись, ответила девушка, скрывая свой шаловливый взгляд.
        - Очень приятно, фройлен! Простите, быть может, вам моё предложение покажется бестактным, но я бы хотел попросить у вас помощи.
        - И чем скромная девушка может помочь столь элегантному господину?
        - Не могли бы вы, Джулия, составить мне компанию и посетить вместе со мной оперу? Завтра вечером будет премьера, как говорят знатоки, ожидается нечто фееричное…
        - Мне надо подумать…  - изображая сомнение, протянула она, хотя была не прочь сразу дать своё согласие, тем более на премьеру купить билет было за гранью фантастики, но правила приличия, вбитые с самого раннего детства, брали своё, не позволяя сразу согласиться с заманчивым предложением.
        - Думайте, я подожду. Надеюсь, к окончанию завтрашнего рабочего дня вы определитесь с ответом.
        По всем правилам этикета попрощавшись, Бобёр пожал ладошку, но поцеловать даже не попытался. Такой жест могли расценить как домогательства и привлечь к суду, а ему это было совсем ни к чему, у него была своя задача, а девушка ему требовалась для поддержания избранного им образа. К профессионалкам обращаться не хотелось, да и подозрительным это могло выглядеть в глазах некоторых, а секретарша декана подходила на эту роль лучше всего…
        Уже перед его выходом в дверь она нерешительно согласилась, и, договорившись о встрече, молодой человек вышел из приёмной и неспешной походкой направился на факультет журналистики, где обнаружил Назаренко в компании нескольких студентов, активно что-то обсуждавших у информационного табло. Подходить к нему Бобёр не стал, только продефилировал в нескольких метрах от группы. Убедившись, что старший разведгруппы его заметил, условным знаком подал сигнал о необходимости срочной встречи. Получив подтверждение на свой сигнал, полковник подошёл к информационной стойке и некоторое время изучал сообщения, особо не углубляясь в их содержание. Выдержав необходимое время, он покинул стены университета и так же демонстративно вошёл в салон лимузина. Предупредительный водитель закрыл дверь и, сев за руль, повёл машину в центр города, но, не доезжая до центральной площади несколько кварталов, остановился и, высадив пассажира, укатил на многоярусную стоянку.
        Молодой человек прошёл пару десятков метров и, остановившись возле большой витрины бутика, с любопытством оглядел манекены, затем, толкнув дверь, вступил в царство утончённой роскоши, где его встретили продавцы, больше похожие на актёров, разыгрывающих одну и ту же хорошо заученную роль перед очередным солидным клиентом. С помощью стилиста он сменил свой костюм и немного подправил образ, а когда, уже расплатившись, хотел было покинуть магазин, между делом поинтересовался возможностью воспользоваться служебным входом. Администратор не смог отказать человеку, потратившему во вверенном ему бутике приличную сумму, и поэтому самолично провёл клиента через служебное помещение и вывел на соседнюю улицу.
        Поблагодарив, полковник прошёл метров пятьдесят и повторил этот трюк ещё три раза, пока не оказался в элитном ресторане. Взяв отдельный столик на балконе, он заказал лёгкий обед, а спустя пятнадцать минут появился Назаренко.
        - Ну, здравствуй, Андрей, очень рад тебя видеть.
        - Здравствуй, командир,  - поприветствовал его агент и, присев напротив полковника, высказал своё предположение: - Насколько я понимаю, время пришло?
        - Да.
        - С этим будут некоторые сложности. Нет, саму компанию, занимающуюся глубоким омоложением, взять мы сможем без всяких проблем, но буквально вчера вечером мои бойцы выявили одну серьёзную проблему. В полукилометре от точки в двух ангарах базируются две сотни боевиков, в задачу которых входит прикрытие данной конторы. Оснащены тяжёлым пехотным вооружением и лёгкой бронетехникой, да и сами они матёрые волчары, явно имеющие боевой опыт. Нейтрализовать их не представляется возможным, вернее, я пока не нашёл такого способа.
        - Интересно, на Новой Москве ничего такого и близко нет,  - задумчиво протянул Бобёр и, сделав пару глотков крепкого кофе, поинтересовался: - На сегодняшний день есть ли более или менее подробная информация о боевиках?
        - Примерную схему базирования благодаря разведывательному комплексу выявить удалось, но как захватить клинику, не привлекая их внимания, не могу себе даже представить.
        - Значит, мы их просто уничтожим, пусть даже ради этого придётся устроить настоящее сражение в городе,  - зло прошипел полковник,  - давно пора заплывшим жиром буржуа вспомнить о страхе господнем.
        - Командир, ты говоришь серьёзно?
        - Какие могут быть шутки?! В общем, так, Андрей, готовь людей к захвату клиники, где занимаются клонированием людей, а я подготовлю атаку на охрану. Мы выпотрошим это проклятое гнездо, даже если ради этого придётся превратить весь Новый Цюрих в груду дымящихся развалин.
        - Разрешите выполнять?
        - Выполняй.
        - Есть командир!  - со зловещей ухмылкой выпалил Назаренко и, подскочив со стула, бросился на выход.
        Проводив взглядом своего подчинённого, Бобёр только теперь в полной мере осознал, что Рубикон перейдён и настало время решительных действий. Посидев в ресторане ещё минут десять и продумав свои дальнейшие действия, полковник поднялся и, одёрнув пиджак, положил на стол купюру крупного достоинства, затем, подхватив дипломат, решительно направился на выход…

        Администратор ресторана Алексей Быстров в этот час маялся от безделья, так как клиентов практически не было, да и вообще столица Швейцарской республики ему порядком надоела. Прожив здесь более десяти лет, он смог основательно заработать. Капитал, хранящийся в одном из банков в доверительном управлении, позволял ему больше не работать до конца жизни, но будучи человеком деятельным и активным, он не представлял, как можно проводить время в лени и праздности. Именно по этой причине Быстров продолжал работать в ресторане за достаточно символическую плату.
        В свой обеденный перерыв он устроился на одном из балконов, с которого хорошо просматривался весь ресторан, и неторопливо попивал зелёный чай. Как раз в этот момент в заведение вошёл клиент в изысканном костюме и с портфелем-дипломатом в левой руке. Зацепившись взглядом за лицо молодого человека, он почувствовал, как почему-то ёкнуло под ложечкой. Что это было, он не понял. Быстров мог поклясться, что этого человека никогда в своей жизни не видел, но его интуиция подсказывала отнестись к данному посетителю со всей серьёзностью.
        Продолжая наблюдать за ним, администратор стал свидетелем, как к этому молодому человеку подошёл другой человек, явно имевший военную выправку, хотя он это качественно скрывал, но он сам когда-то служил в армии и хорошо знал эту породу. Подходить к ним Быстров совершенно не собирался, пока краем уха не услышал русскую речь. Будучи русским человеком, он резко передумал и страстно возжелал пообщаться с земляками. Отставив в сторону чашку с недопитым чаем, Алексей поднялся и направился в сторону балкона, где пребывали клиенты. Не успев завернуть за угол, он совершенно случайно услышал разговор, от которого его бросило в холодный пот. Клонирование людей было очень серьёзным обвинением, и приговор за такие художества был один - смерть, причём в любом государстве без исключения.
        Осознав в полной мере, что стал неумышленным свидетелем встречи представителей российских спецслужб, администратор испугался, и для этого страха были все основания. Российские спецслужбы никогда не отличались какой-либо щепетильностью по отношению к своим врагам и, если командир ради захвата клиники, где занимались клонированием, готов был превратить Новый Цюрих в мёртвую пустыню, значит, так оно и было на самом деле…
        Дождавшись, когда клиенты покинут ресторан, Быстров спустился в подвал, где обитал отдел кадров, и, застав там скучающую даму, написал заявление об увольнении. Чтобы не отрабатывать положенный месяц, он отказался от всех причитающихся выплат и рванул в банк. Аннулировав все свои счета, он перевел капитал в российские золотые сертификаты на предъявителя. Завершив свои дела в финансовом учреждении, Алексей посетил своего биржевого брокера и, несмотря на все разумные аргументы, потребовал немедленно продать все акции. На вырученные деньги он тут же купил золотые сертификаты на предъявителя, но на этот раз не российские, а германские. Он, конечно, потерял некую весьма приличную сумму, но ему на это было плевать, главное было как можно скорее покинуть Новый Цюрих, пока не началось…
        Сопровождаемый насмешливыми ухмылками наварившихся скользких, как глисты, брокеров, он покинул здание биржи и, поймав такси, поехал домой и потребовал от супруги немедленно паковать вещи. Жена сначала впала в крик, ни в какую не желая покидать насиженное место, но Алексей твёрдо настоял на своём. Ему пришлось рассказать своей половинке часть услышанного им разговора. Услышав это, женщина немедленно заткнулась и как ошпаренная кинулась паковать всё самое ценное и дорогое.
        Не став больше задерживаться, Быстров прошёл в свой кабинет и, открыв сейф, извлёк из его недр документы на дом. Подгоняя таксиста, он поехал в ближайшую риэлтерскую контору. Здесь пришлось немного подзадержаться, так как сделки с недвижимостью требовали особого порядка оформления купли-продажи. Ждать пришлось целых три часа, но в конечном итоге сделка была завершена, правда, он потерял тридцать процентов реальной рыночной стоимости. Получив от риэлторов договор и пластиковую карточку, Алексей с чистой совестью отправился домой, но на полпути заметил большой магазин ювелирного дома «Tiffany & Co» и велел таксисту здесь остановиться.
        Увидев потенциального клиента, поднимавшегося по ступенькам из красного мрамора, его предупредительно встретили, несмотря на то что костюм Алексея был далеко не самого презентабельного вида. Обойдя длиннющую витрину, он выбрал с десяток уникальных женских гарнитуров, чем вызвал самый настоящий ажиотаж среди персонала магазина. Далеко не каждый день, даже в такой престижной компании, как «Tiffany & Co», бывают такие покупатели, спускающие на женские украшения до неприличия большие деньги, а господин Быстров потратил одиннадцать миллионов золотых швейцарских франков. В результате администрация, впечатлённая такой небывалой щедростью, выделила за счёт заведения машину с охраной и с помпой доставила его домой.
        Посчитав, что охрана, да ещё столь заметная, только привлечёт к его персоне лишнее внимание, он попросил остановиться на соседней улице. Когда две машины исчезли за поворотом, Алексей направился в дом, но заметил какую-то суету в соседнем доме. Пару мгновений понаблюдав, как семейство Воронцовых пакует чемоданы, он пожал плечами и, толкнув входную дверь, вошёл в прихожую, где его уже дожидалась супруга с двумя детьми.
        - Света, случаем, не знаешь, куда наши соседи намылились?  - первым делом поинтересовался он, заподозрив свою жену в излишней болтливости.
        - Прости, Лёша. Только не сердись, пожалуйста, не сдержалась,  - понурив голову, призналась женщина, с некоторой нервозностью теребя в руках носовой платок, слегка измазанный косметикой, и, помолчав немного, скороговоркой выпалила: - Когда я паковала вещи, зашла Ольга с младшим Ванечкой. Глядя на него, я ей всё и рассказала. Теперь они тоже в спешке в Россию уезжают.
        - Ладно, успокойся, они ведь тоже русские…
        - Лёша, надо ещё кумовьёв предупредить. Если мы не предупредим, это не по-божески.
        - По пути на космодром заскочим и предупредим, а там пусть сами решают, как поступать, но мы уезжаем немедленно. Нечего нам здесь больше делать…
        Алексей вызвал такси, и, через десять минут загрузив весь свой багаж, уместившийся в шести больших чемоданах, они по старой доброй традиции присели «на дорожку».
        - Всё, нам пора,  - поднимаясь, распорядился бывший администратор ресторана и, взяв детей за руки, решительно пошёл к машине. Спустя сорок минут они подкатили к дому, где жили их кумовья, и всей семьёй подошли к двери и вызвали хозяев дома.
        - Ой, это вы?! Мы вас совсем не ждали,  - с удивлением воскликнула солидная дама, рассматривая всё семейство Быстровых.  - Проходите, нечего на пороге столбами стоять.
        - Извини, Лера, но нам действительно некогда, ты лучше позови Костю, есть разговор,  - хмуро одёрнул Алексей говорливую куму и, взглянув на супругу, добавил: - Поверь, это очень серьёзно.
        Женщина убежала и спустя пару минут вернулась с мужем. Быстров поздоровался с кумом и пересказал услышанный в ресторане разговор. Семейная чета озадаченно переглянулась, и Константин с некоторым сомнением поинтересовался:
        - Быть может, это лишь пьяный базар.
        - Если бы ты видел этих людей, то сейчас так не говорил. Люди очень серьёзные, особенно парень лет двадцати пяти на вид. Было в нём нечто властное и решительное. В общем, вы как хотите, а мы испытывать судьбу не собираемся. Я уже всё распродал и перевёл в российские золотые сертификаты, и теперь мы возвращаемся на родину, и вам советую поступить так же. Скоро тут будет очень весело…
        - Хорошо, мы подумаем,  - задумчиво глядя на кумовьёв, отозвалась Лера.
        Попрощавшись с ними, Алексей и Светлана взяли детей на руки и погрузились в такси, а спустя пару часов покинули Новый Цюрих, направившись на Новый Армавир, откуда они были родом.
        Уже засыпая на широкой кровати в каюте бизнес-класса, женщина, толкнув своего супруга в бок, тихо поинтересовалась:
        - Лёша, ты спишь?
        - Угу…  - полусонно пробурчал бывший администратор элитного ресторана.
        - Прости, Алексей, я тут, похоже, дурочку сваляла.
        - Кому и когда?  - мгновенно теряя сон, поинтересовался Быстров, внимательно глядя на свою супругу.
        - Видишь ли, в твоё отсутствие заходила еще одна наша соседка, и я рассказала ей всё, но она не поверила мне, и чтобы её убедить, мне пришлось немного преувеличить.
        - Света, не тяни резину, что ты ей сказала?
        - Сущую малость. Я сказала, что к Новому Цюриху идёт огромный пиратский флот, чтобы ограбить планету. Честное слово, я больше ничего не говорила,  - потупив взор, полушёпотом призналась обеспокоенная женщина.
        - Ни хрена себе малость! Да ты вообще соображаешь, что ты наделала?!  - резко подскочив, словно его обдали кипятком, взревел Быстров, с выпученными глазами всматриваясь в испуганное лицо своей супруги.
        - Лёша, ну что ты так волнуешься? Ведь соседи - хорошие люди и никому ничего не скажут,  - примирительно ответила супруга, плотнее прижимаясь к своему любимому мужу.
        - Ладно, чего это я? Всё нормально, давай лучше спать, устал я сегодня. День выдался слишком суматошным.
        - Спи, Лёшенька, спи. Утро вечера мудренее…  - ласково проговорила Светлана и, успокоившись, быстро уснула, крепко обнимая своего супруга.

        Глава 24

        На следующий день Бобёр, встретившись с адмиралом Ивашутиным, распорядился немедленно передислоцировать частную военную компанию на Бастион вместе со всеми активами и боевыми подразделениями. Срок исполнения обозначил в две недели, но прежде чем окончательно покинуть Новый Цюрих, нужно было проработать план обеспечения эвакуации.
        На экстренном собрании штаба полковник обозначил задачу, и в результате жаркого спора, закончившегося глубокой ночью, выбор пал на организацию целой серии диверсий по всей планете. Это должно было привести к дестабилизации обстановки на Новом Цюрихе и во время образовавшегося хаоса позволило бы уничтожить охрану путём падения на объект транспортного бота, начинённого взрывчаткой. После этого планировалось вывезти захваченные трофеи.
        Для усиления эффекта было решено вызвать с Надежды три сотни боевых кораблей. Этого количества должно было с лихвой хватить для полного уничтожения Швейцарского военного флота и вообще захвата всей планеты, хотя делать этого никто не собирался в принципе. Главной задачей флота было обеспечение беспрепятственного вывоза захваченного. Связавшись с адмиралом Верещагиным, командующим флотом на Надежде, Бобёр распорядился во время боевого похода использовать опознавательные сигналы Руперта Вормса и всем представляться его людьми…
        Следующую неделю Бобёр сдавал экзамены за очередной курс, одновременно занимаясь организацией захвата клиники, а в вечернее время встречался с Джулией Борле. Девушка оказалась страстной натурой, и в результате практически каждая ночь была жаркой и наполненной безумной страстью. Молодой человек отрывался по полной программе, стараясь в девичьих объятиях забыться от всех своих проблем, и это ему удавалось на некоторое время, но только до тех пор, пока не всходило солнце. Утром он вновь бежал в университет и сдавал очередной экзамен, а затем опять возвращался в штаб частной военной компании и занимался текущими делами, изредка выделяя время на короткий сон.
        В один из дней Бобёр, валяясь в постели с утомлённой Джулией, включил какой-то информационный канал и с некоторой отрешённостью стал смотреть итоговый выпуск новостей за неделю. Особо интересного в передаче не было, но только до тех пор, пока ведущий журналист не задал своим гостям один любопытный вопрос, касающийся принятия закона о предоставлении швейцарского гражданства тем, у кого на банковских счетах находится один миллион франков. Это было что-то новенькое.
        Гости, отвечая на заданный вопрос, несли всякую неубедительную околесицу, что вызвало в душе полковника определённую обеспокоенность. Желая разобраться в причинах, побудивших власти Швейцарии пойти на такой беспрецедентный шаг, Бобёр достал свой тактический планшет и, войдя в инфосеть, занялся изучением данного вопроса. Как оказалось, причиной этого стал небывалый отток капиталов, который буквально с каждым часом увеличивался, скорее напоминая снежный ком, несущийся вниз на бешеной скорости с горы. Причем в первую очередь это касалось денег, принадлежащих гражданам России, но и не только…
        К этому процессу подключились практически все. В общем, огромные деньги стремительно покидали Швейцарскую республику, оставляя банки без ликвидной наличности, но и это было ещё не всё. Граждане России распродавали своё движимое и недвижимое имущество, а это в свою очередь серьёзно отразилось на биржевых котировках акций. Все попытки остановить падение на сегодняшний день не привели к какому-либо положительному результату. Падение продолжалось. Чтобы остановить этот отток, парламент в экстренном порядке внёс изменения в закон о гражданстве, но и это не помогало. Русские вместе со своими вложениями, невзирая ни на что, покидали Новый Цюрих, совершенно не желая воспользоваться возможностью стать гражданином этой страны, хотя до недавнего времени для многих это было несбыточной мечтой. Слишком уж трудно было стать гражданином Швейцарии.
        Не зная, что и думать, Бобёр решил сразу после университета отправиться в банк, где у него находились золотые сертификаты под пять процентов годовых, и аннулировать договор. Сумма была весьма внушительной и составляла три миллиарда золотых швейцарских франков. Придя к такому заключению, он выключил тактический планшет и, поправив подушку, закрыл глаза, а спустя пять минут уснул…

        Успешно сдав очередной экзамен, Бобров всё на том же арендованном лимузине отправился в банк и совершенно неожиданно оказался в очереди, состоящей из таких же машин представительского класса. Такого зрелища он никогда не видел! Не уставая поражаться этому зрелищу, молодой человек был вынужден покинуть комфортабельный салон и пройтись пешком несколько сотен метров. Оказавшись в банке, он поразился ещё больше. Здесь тоже были очереди в кассы, и всюду звучала русская речь. Что вызвало такой ажиотаж, он даже представить себе не мог, но в любом случае деньги Бобёр сегодня планировал забрать непременно.
        Поднявшись на седьмой этаж, где располагался отдел, специализирующийся на работе с особо важными клиентами, молодой человек столкнулся ещё с одной очередью, правда, она была куда меньше, чем у касс для простых смертных. Было и ещё одно существенное отличие. Здесь не было шума и бестолковой суеты. Клиенты, обладающие серьёзными капиталами, знали себе цену и соответственно требовали к себе особого подхода со стороны банковских клерков.
        Записавшись на приём, Бобёр устроился в одном из кресел и, стараясь не афишировать своего интереса к окружающим его людям, стал их внимательно разглядывать. Некоторых он знал, но большинство были ему неизвестны. Все они были разными людьми, но сегодня их объединило беспокойство за свои капиталы, оттого и атмосфера в приёмной была нервозной.
        Очередь постепенно двигалась вперед, хотя, глядя на гневные физиономии выходящих из кабинета администратора клиентов, Бобёр почувствовал, что оптимизма в его душе порядком поубавилось. К тому моменту, когда подошло время ему войти в кабинет, полковник был полон самых мрачных предчувствий.
        Поздоровавшись с клерком и присев напротив него, Бобёр положил на стол свои документы и, когда банковский работник с ними ознакомился, заявил:
        - Я бы хотел закрыть в вашем банке свой счёт.
        - Каковы причины, заставляющие вас поступить таким образом?  - поинтересовался солидный мужчина, внимательно глядя на молодого человека, владеющего весьма внушительным для его возраста состоянием.
        - Мой бизнес переезжает в другое место, соответственно я забираю все свои активы, находящиеся на Новом Цюрихе. Вот, собственно, и всё.
        - Господин Бобров, но вы же являетесь полноправным гражданином Швейцарской республики, зачем вам это?  - с немалым удивлением задал вопрос клерк.
        - Простите, но я и от гражданства отказываюсь, мне оно более не требуется, все мои дела здесь окончательно закрываются,  - отозвался Бобёр, внимательно всматриваясь в задумчивое лицо банковского клерка.
        - Господин Бобров, мы готовы поднять банковский процент до десяти процентов годовых, предложение очень щедрое. Помимо этого власти республики готовы предоставить вам мораторий на уплату налогов. Это очень щедрое предложение…
        - Послушайте, господин как вас там…  - раздражённо высказался полковник, но не успел договорить свою мысль, как его перебил сидящий напротив него мужчина.
        - Рудольф Леманн к вашим услугам.
        - Послушайте, Рудольф, мне, конечно, лестно ваше предложение, но оно меня совершенно не устраивает,  - категорично заявил Бобёр, сдерживая нарастающее раздражение.
        - В таком случае, господин Бобров, я от лица Службы безопасности федеральной администрации уполномочен заявить вам, что с этого момента все ваши активы арестованы на основании вполне обоснованных подозрений о криминальном происхождении ваших капиталов,  - с наглой усмешкой заявил высокопоставленный представитель швейцарских спецслужб и, помолчав некоторое время, поинтересовался: - Ну как, вы ещё не передумали принять наше предложение?
        - Нет, не передумал.
        - Ну что ж, это ваш выбор, а это значит, что свои деньги вы больше никогда не увидите, хотя по закону они будут под арестом до выяснения всех обстоятельств, но, как вы понимаете, никто этим заниматься не будет. Решение суда будет скорым и однозначным,  - с циничной ухмылкой проронил «клерк».
        - Подавитесь, наши деньги Швейцарской республике очень дорого обойдутся…  - неожиданно успокоившись, совершенно будничным тоном ответил Бобёр на наглое заявление.
        - Все вы так говорите,  - изгаляясь, в ответ проговорил банковский служащий,  - а Новый Цюрих как был, так и остаётся одним из финансовых столпов этого мира.
        Не став больше ни о чём говорить, Бобёр поднялся и с чувством собственного достоинства покинул кабинет, где его встретили несколько десятков заинтересованных взглядов соотечественников. Смысла скрывать содержание того, что произошло, он не видел и поэтому честно всё рассказал, чем вызвал настоящую бурю эмоций. Наглость, с которой действовали власти, просто шокировала окружающих.
        Глядя на разгорающийся скандал, молодой человек покинул приёмную и так же пешком добрался до лимузина, распорядившись ехать в центральный офис его частной военной компании. Откинувшись на роскошный диван, он глубоко задумался. О потере денег он особо не переживал, но вот причины, заставившие правительство пойти на такой радикальный шаг, наводили на определённые мысли. Исход российских капиталов ясно продемонстрировал, насколько финансовая система Швейцарской республики зависима от них, и вот этим следовало воспользоваться. Только вот как именно, был большой вопрос, на который следовало как можно скорее найти ответ…
        - Что это я, в самом деле?!  - с досадой хлопнув себя по лбу, воскликнул Бобёр и совсем тихо проговорил: - Флот мигом протрезвит правительство, особенно если ему предъявить ультиматум, подкреплённый внушительной силой.
        Прибыв на место, полковник вбежал в кабинет Ивашутина и, убедившись, что система подавления прослушивающей аппаратуры работает, подробно пересказал случившееся с ним в банке, а также поделился с адмиралом, как это можно было использовать самым лучшим образом. В результате, обсудив возможные варианты, они внесли некоторые изменения в утверждённый план и с удвоенной силой занялись подготовкой предстоящей операции…

        Глава 25

        Начальник Управления безопасности федеральной администрации Клаус Миллер этой ночью практически не спал, и тому виной послужили дурные предчувствия, которые не давали ему покоя последние три недели. Стремительный отток капиталов, принадлежащих российским гражданам, оказался настолько болезненным для финансовой системы Швейцарской республики, что парламент был вынужден пойти на беспрецедентный шаг, приняв закон о фактической конфискации, хотя всё прикрывалось борьбой с отмыванием, денег, заработанных криминальным путём.
        Проворочавшись в своей постели до самого утра, Клаус был вынужден подняться и, на скорую руку позавтракав, вызвал служебную машину. Пока она не прибыла, припомнил всё с самого начала… Три недели назад под конец рабочего дня его вызвал к себе премьер-министр Гельмут Шранк и, описав складывающуюся ситуацию, потребовал выяснить реальные причины бегства русских денег из финансовых учреждений Нового Цюриха. Занявшись вплотную этим вопросом, начальник УБФА натолкнулся на нечто для него непонятное. Причин для бегства капиталов не было ровным счётом никаких! Были какие-то невнятные слухи о приближении огромного пиратского флота, неизвестно кем нанятого для изъятия конфискованного, и всё.
        Проведённое самым тщательным образом расследование не принесло ожидаемых результатов. Источник слухов так и остался не выявленным, что только добавляло нервозности на самом верху властной пирамиды. В результате пришлось к решению проблемы подойти с другой стороны, и это вывело на некого господина Быстрова, но допросить его не представлялось возможным. Он, распродав своё имущество, вместе с семьёй покинул Новый Цюрих, а на следующий день покинули планету и его соседи с родственниками. Был этот человек первоисточником сегодняшних проблем или нет, было уже не важно, главное было в другом. Прокатившийся словно ураган слух фактически подорвал ранее казавшееся незыблемым благополучие страны.
        Ситуация оказалась настолько критической, что парламент был вынужден внести изменения в закон о гражданстве, но, как оказалось, воспользоваться такой услугой желающих было на удивление мало. Именно это обстоятельство вынудило власти Нового Цюриха пойти ещё дальше, буквально конфискуя российские капиталы, находящиеся на банковских счетах. Решение это было как минимум спорным, но на самом деле другого выхода не было, в противном случае ведущим банкам грозило банкротство, а этого допустить было категорически нельзя!
        Прибыв на место, Клаус тяжёлой походкой поднялся на седьмой этаж и, войдя в свой кабинет, включил монитор и занялся изучением оперативной сводки за прошедшие сутки. В первой колонке с особой отметкой было сообщение космической разведки об обнаружении крупного военного флота из трёхсот вымпелов, идущих прямым ходом на Новый Цюрих. Что это был за флот и кому он принадлежал, информации не было. Все попытки выйти на связь с командующим не увенчались успехом. Их просто игнорировали, что не могло не вызвать серьёзной обеспокоенности. Вооружённые силы пока не приводили в полную боевую готовность, но это должно было случиться в самое ближайшее время, если неизвестный флот не изменит свой маршрут.
        Был в сводке и ещё один любопытный момент, вызвавший в душе господина Миллера внутреннее беспокойство. Сегодня ночью случилась техногенная авария на распределительной станции, снабжающей энергией третий промышленный район. По не установленной пока причине вышел из строя пульт управления, и на его замену требовалось не менее трёх недель, что фактически срывало сроки по одному дорогостоящему контракту и влекло за собой выплату внушительной неустойки, ложащейся тяжким грузом на государственный бюджет Швейцарской республики.
        Дочитав до конца отчёт, начальник УБФА хотел было попросить секретаря заварить крепкий кофе, но в этот момент из монитора зазвучали многочисленные сигналы оповещения. Быстро вернувшись к рабочему столу и внимательно вчитавшись в новые донесения, господин Миллер от увиденной картины чуть не потерял сознание. За последние два часа на планете прокатилась целая серия аварий, вызвавших самый настоящий коллапс, но самым страшным было то, что неизвестный злоумышленник умудрился запустить какой-то вирус в закрытую военную сеть, буквально уничтоживший дублированную систему управления планетарной обороной. Трясущимися руками Миллер нажал кнопку вызова секретаря премьер-министра и охрипшим голосом потребовал немедленно соединить его с шефом.
        - Алло, я вас слушаю.
        - Господин Шранк, по планете прокатилась целая серия диверсий, практически парализовавших нашу инфраструктуру. Во время ракетного обстрела военных складов была окружена и полностью уничтожена диверсионная группа. Все они русские…
        - Вот как…  - обескураженно протянул первое лицо государства и, помолчав некоторое время, поинтересовался: - Почему полиция не взяла хоть кого-то из них живьём?
        - Полицейский спецназ предлагал им сдаться, но они отказались и продолжили бой. Наши потери составили восемнадцать бойцов, хотя русских всего лишь было пятеро.
        - Значит, так, Клаус, необходимо интернировать всех граждан России по обвинению в терроризме, разумеется, кроме тех, кто обладает дипломатическим иммунитетом,  - распорядился премьер-министр, сурово всматриваясь в глаза силовика.
        - Прошу прощения, а не слишком ли это радикально?  - на всякий случай поинтересовался Миллер, ощущая внутренний дискомфорт.
        - Другого выхода у нас нет.
        - Я вас понял. Разрешите выполнять?
        - Выполняйте…

        Глава 26

        Внимательно наблюдая за действиями своих людей, проникающих на хорошо охраняемую территорию клиники, занимающейся глубоким омоложением, через тактический экран, Бобёр время от времени возвращался мыслями к недавнему бою, развернувшемуся на его глазах в окрестностях военного склада. Исходя из плана, на этом складе надо было устроить небольшую диверсию, но за полчаса до начала операции совершенно неожиданно начался ракетный обстрел, сорвавший задуманное.
        Ракеты не повредили само хранилище, слишком малы они были для этого, но разнесли вдребезги всю складскую инфраструктуру, вызвав самый настоящий хаос. В результате пришлось в спешном порядке уносить ноги, хотя быстро сделать это не удалось. Прибывший на место происшествия полицейский спецназ наглухо оцепил район, из которого вёлся огонь, и с ходу вступил в ожесточённое сражение. Неизвестные оказали настолько яростное сопротивление полиции, что спецназ был вынужден несколько раз откатываться на прежние позиции, но в конце концов они были уничтожены. Силы были слишком уж неравны.
        Кто были эти люди, Бобёр и его бойцы не знали, но благодаря их сумасшедшей атаке на военное хранилище, в других местах диверсии прошли без всяких накладок, так как основные силы правоохранительных органов были брошены на блокирование и уничтожение тех, кто произвёл обстрел. Воспользовавшись занятостью полиции, полковник с десятком парней окольными путями покинул район и через несколько часов оказался на импровизированном командном пункте, откуда сейчас и наблюдал за действиями группы Назаренко…
        Благодаря разведывательному комплексу бойцы незаметно проникли на территорию клиники и, нейтрализовав электронную систему охраны, приступили к её захвату. Сама операция не заняла много времени, но вот подготовка к вывозу документации и оборудования с медицинским персоналом заняло более десяти часов. Всё это время Бобёр и боевые группы неустанно держали под контролем подразделение, скрытно охранявшее вверенный им объект, и, когда поступил сигнал о полной готовности, полковник запустил программу автоматического управления пассажирским ботом. Это судно подобрали бойцы из группы Назаренко и в течение десяти дней проникали на хорошо охраняемый док, где оно находилось, и минировали его, спрятав взрывчатку под обшивкой.
        В означенное время полковник заметил приближающийся бот без пассажиров внутри в окружении десятка полицейских машин. С досадой рассматривая эту воздушную кавалькаду, Бобёр выругался сквозь зубы, ожидая дальнейшего развития событий, и они не заставили себя ждать. Заминированный бот, оказавшись над целью, резко изменив курс, стремительно рухнул на замаскированную казарму, а затем раздался мощный взрыв, уничтоживший до основания весь комплекс зданий. Были уничтожены и сопровождающие его полицейские суда.
        С удовлетворением посматривая на работу своих бойцов, полковник вызвал грузовики, и через десять минут началась погрузка трофеев. С этим делом управились быстро, и под прикрытием продолжающих гореть развалин караван спокойно покинул этот район и добрался до грузового терминала космодрома, где их дожидалось карго из закрытой колонии, прибывшее транзитом через Бастион. Здесь Бобёр наконец получил подтверждение об успешно проведённой операции на Новой Москве и начале штурма Новой Тортуги пиратами Руперта Вормса. Переложив дальнейшее командование на Андрея Назаренко и прихватив с собой двоих бойцов, он направился в свой особняк. Задерживаться на планете он не собирался, но пару дней полковник должен был оставаться здесь, чтобы завершить все свои текущие дела, главным образом юридического характера.
        Прибыв домой, Бобёр отправил сопровождающих его бойцов на кухню и, включив новостной канал, начал переодеваться, но, не успев стянуть с себя пропотевшие брюки, услышал речь диктора и замер на месте как вкопанный.
        - Дамы и господа, сообщаем вам трагическую новость. Сегодня во время полёта на место наглого нападения погиб премьер-министр господин Шранк и сопровождавший его начальник УБФА Клаус Миллер. Это было спланированное убийство, и в связи с этим президент подписал Указ о введении военного положения. Покидать планету запрещено до особого распоряжения. Подробности случившегося будут сообщены в следующем выпуске новостей.
        Придя в себя, полковник скинул штаны и, ругаясь на чём свет стоит, накинул на себя домашний халат и вызвал на связь Назаренко, выяснив, что покинуть планету нет никакой возможности. Подумав некоторое время, полковник передал ему канал связи с адмиралом Ивашутиным и порекомендовал действовать по обстановке, согласовывая свои планы с руководителем частной военной компании. Разорвав соединение, Бобёр рухнул на диван и задумался. Такого поворота он совершенно не ожидал. Уничтожение премьер-министра и начальника УБФА в его планы совсем не входило. Он хотел провернуть дело без шума и пыли, но по непонятной причине всё пошло не так, как планировалось изначально, и в результате пришлось действовать исходя из сложившейся обстановки.
        - Командир, у нас проблемы!  - выкрикнул его боец, влетевший в комнату с готовым к бою лучемётом.
        - Что такое, Артур?!
        - Полиция окружает дом. Вам надо немедленно уходить, а мы их задержим.
        - Отставить!  - подрываясь, заорал полковник и поинтересовался: - Где Андрей?
        - Готовится вступить в бой.
        - Тащи его немедленно сюда!  - рявкнул полковник.
        Когда его боец вернулся со своим напарником, Бобёр потребовал передать Артуру всё вооружение и, открыв замаскированную дверь в подземный ход, поставил задачу проследить, куда их отвезут, и быть готовым через тридцать шесть часов начать штурм тюрьмы, и отправил его вниз. Поставив часть пола на место, полковник быстро заварил две чашки крепкого кофе и спокойно развалился на диване. В ожидании полиции он, вместе с Андреем попивая кофе, смотрел на экран, где продолжали активно обсуждать гибель премьер-министра, транслируя кадры с места катастрофы в реальном времени, но это продлилось совсем недолго… Ожидаемо тревожно зазвонил колокольчик у входной двери, и Бобёр, ободряюще подмигнув парню и неторопливо пройдясь в прихожую, громко поинтересовался:
        - Кто там?
        - Откройте дверь, господин Бобров, это полиция.
        Отперев замок, молодой человек, изобразив на лице удивление и разглядывая стоявшего на пороге человека в форме, поинтересовался:
        - В чём дело, офицер? Я полицию не вызывал.
        - Господин Бобров, собирайте вещи, вы арестованы.
        - На каком основании?  - с хорошо наигранным удивлением поинтересовался он.
        - Вы подозреваетесь в организации террористических актов на Новом Цюрихе.
        - Очень мило, офицер, сначала меня власти Швейцарской республики ограбили, а теперь ещё и посадить хотят. Вот это я понимаю демократия!
        Полицейский, отстранив в сторону полковника, прошёл в дом, за ним последовала оперативная группа и немедленно занялась обыском особняка, продолжавшимся более трёх часов, но все усилия обнаружить какие-либо материалы, подтверждающие обвинения, не увенчались успехом. Огорчённый этим фактом, старший офицер был вынужден отдать команду о прекращении обыска и отправил двоих задержанных в следственный изолятор.
        В приёмном отделении тюрьмы Бобра самым тщательным образом обыскали и под роспись изъяли все ценные вещи, в том числе и коммуникатор для связи с Марго, замаскированный под механические часы, а затем под конвоем отправили в камеру, где уже находилось с десяток его соотечественников.
        Как положено, Бобёр поприветствовал сидельцев и, устроившись на свободной койке, завёл разговор, желая выяснить, с кем его свела судьба. Как оказалось, в камере находились одни только российские граждане, отказавшиеся принять швейцарское гражданство и соответственно лишившиеся своих капиталов, хранящихся в банках Нового Цюриха. Люди здесь были разные. Были откровенные бандиты и пираты, но их было меньшинство, основную же массу составляли предприниматели и честные работяги, откладывающие деньги себе на старость. Была и ещё одна отдельная категория, не внушающая к себе особого доверия, хотя отказ от предложенного гражданства и накопленных денег заставлял с некоторым уважением смотреть на чиновников, аккумулировавших взятки в иностранных финансовых институтах.
        Самым интересным результатом состоявшегося разговора оказалось то, что на Новом Цюрихе шли повальные аресты всех граждан России, но этого властям Швейцарской республики показалось мало, и они взялись ещё и за других. Как такое было возможно, совершенно непонятно, но в любом случае следственный изолятор, в котором они на данный момент находились, был забит исключительно гражданами России.
        Неожиданный скрежет засова стальной тюремной двери прервал завязавшийся разговор, и все находящиеся в камере люди замолкли и с тревогой уставились на неё. Когда она отошла в сторону, надзиратель на корявом русском языке выкрикнул:
        - Пётр Бапрофф на выгот!
        Пожав плечами, Бобёр поднялся со своей койки и, заложив руки за спину, с чувством собственного достоинства вышел из камеры. Его встретили двое конвоиров и, застегнув за спиной стальные браслеты, куда-то повели. Путешествие по тюрьме продлилось минут двадцать, хотя идти было совсем недалеко, но многочисленные разделительные решётки задерживали конвоиров и их подопечного. Эти препятствия позволили полковнику внимательно рассмотреть систему охраны и саму конструкцию следственного изолятора.
        Тюрьма оказалась стандартного германского проекта, хотя на самом деле проектировщики взяли за основу российский образец и слегка его изменили. Эту систему Бобёр знал очень хорошо, так как ему на третьем курсе академии пришлось в аналогичном заведении некоторое время обитать и не без успеха изображать из себя отъявленного уголовника. Была в этом проекте одна заложенная хитрость, о которой практически никто не знал, так как она являлась очень строго охраняемой государственной тайной.
        Разработчикам данного проекта изначально было задано условие спроектировать тюрьму таким образом, чтобы из неё невозможно было бы бежать, за исключением тех редчайших случаев, когда это требовалось сделать в интересах российского государства. Проект вышел настолько удачным, что его копировали буквально во всех странах, за исключением отдельных моментов. Данную схему подробно изучали, но всё же никто за многие столетия заложенную инженерами хитрость обнаружить так и не смог, хотя и пытались неоднократно. Из таких тюрем, случалось, бежали, правда, очень и очень редко, но всякий раз, как только это происходило, выяснить, как это было сделано, не удавалось никому…
        Проходя через очередной коридор, Бобёр увидел то самое место, где и была заложена возможность побега, хотя таких мест в тюрьмах такого проекта было всего три варианта, но именно эта была рассчитана на групповой побег с захватом дежурной части и оружейной комнаты. За всю историю таким способом бежали всего лишь один раз, и это было на Новом Лондоне. Тогда ушли трое очень ценных российских нелегалов, захваченных британской контрразведкой, добывших невероятную по ценности информацию.
        Наконец конвоиры довели молодого человека в допросную и, сняв с него браслеты, завели своего подопечного в кабинет. Войдя в помещение, полковник равнодушным взглядом оглядел убогую обстановку и, не спрашивая разрешения, уселся на табурет, прикрученный к полу. Потирая затёкшие кисти и с пренебрежением глядя на двоих представителей следствия, он задал вопрос на русском языке:
        - Господа, требую разъяснений, на каком основании меня поместили в следственный изолятор, да и вообще, вызовите на беседу моего адвоката.
        - Согласно закону о военном положении, стандартные процедуры отменяются, и по этой причине адвокат вам, господин Бобров, не полагается. Вы лучше честно ответьте, какое отношение имеете к прокатившейся на Новом Цюрихе серии террористических актов,  - ответил солидный мужчина лет сорока, глядя на арестанта совершенно холодным рыбьим взглядом.
        - Оригинально, сначала ограбили, а теперь ещё и обвиняете меня в терроризме! Ой, доиграетесь вы до цугундера, честное слово.
        - Опять угрожаете, господин Бобров?
        - Ну что вы, какие могут быть угрозы в моём-то положении?! Просто мысли вслух, и не более того,  - с пренебрежением отозвался Бобёр.
        - Я рад, что вы это понимаете, но всё же, ответьте на мой вопрос: какое отношение вы…
        - Никакого,  - перебил он и, скрестив руки на груди, добавил: - Господин как вас там… На такие идиотские вопросы я отвечать больше не намерен.
        - Значит, вы отказываетесь сотрудничать со следствием?!
        - Да, пошли вы в самую глубокую расщелину, экзотических бабочек ловить!..
        - Зря, господин Бобров. У нас есть основания полагать, что это вы наняли пиратский флот, входящий в систему Нового Цюриха. Учтите, чистосердечное признание существенно облегчило бы вашу участь.
        - Вы, господа, можете полагать что вам заблагорассудится, но тот, кто это сделал, был совершенно прав. Швейцарскую республику давно надо было поставить раком и отвесить увесистого пинка по заплывшей жиром… Жаль, не моя была эта идея,  - с хорошо наигранным огорчением прорычал полковник.
        Старший офицер, поняв, что от обвиняемого миллиардера добиться ничего не удастся, вызвал конвой и, когда арестанта, увели, задумчиво посидел некоторое время и нажал кнопку соединения. Когда отозвался вызванный им собеседник, заговорил:
        - Господин Джакомертти, Бобров категорически отказывается от сотрудничества, и без зондирования мозга установить его причастность к происходящему не представляется возможным. Какими-либо фактами, подтверждающими его причастность к происходящему, следствие на сегодняшний день не располагает.
        Послушав пару минут своего начальника, старший офицер УБФА подскочил и отчеканил:
        - Я вас понял. Сегодня вечером в отношении подозреваемого будет применено глубокое зондирование…

        Глава 27

        Возвращаясь обратно в свой казённый «люкс» в окружении двоих конвоиров, Бобёр обдумывал произошедший только что короткий разговор. Нет, он и раньше знал, что органы следствия не имеют на него какого-либо компромата, но это не означало, что такового не должно появиться в скором времени. Обеспокоило его другое: почему именно его посчитали организатором всего происходящего на Новом Цюрихе? Ответа на этот вопрос у него не было, а из этого следовало, что задерживаться в тюрьме ему не следовало, но прежде чем покинуть это негостеприимное местечко, надо было по душам поговорить с тем офицером и выяснить причины его заинтересованности, но только на своих условиях.
        Не подходя два десятка метров к тому месту, где можно было совершить дерзкий побег, Бобёр заметил в соседнем коридоре двоих конвоируемых арестантов, одним из которых был Андрей. Подивившись такому удачному стечению обстоятельств, полковник мгновенно решил им воспользоваться. Улучив момент, он подал своему бойцу условный знак и, получив от него подтверждение, чуть замедлил шаг… Оказавшись на мгновение за спиной своих нерасторопных конвоиров, он расслабился и, рухнув на обрезиненный пол, изобразил припадок.
        Увидев это, тюремщики бросились к нему, но напоролись на двойной удар обеих ног и, схватившись за причинные места, рухнули рядом с ним. Давно отработанным движением полковник изогнулся особым образом и перевёл скованные руки из-за спины вперёд. Недолго думая, он вырубил постанывающих конвоиров и, нашарив в кармане одного из них ключ от наручников, расстегнул их. Подскочив на месте и оглядевшись по сторонам, Бобёр посмотрел на соседний продол и удовлетворённо хмыкнул. Андрей при активной поддержке другого арестанта вырубил конвоиров и, освободившись сам, помогал снять браслеты с невольного помощника.
        Больше отвлекаться на своего бойца Бобёр не видел смысла, так как он полностью был уверен, что и без посторонней помощи откроет отсечную решётку и сам придёт к нему на помощь. Именно поэтому полковник, подойдя к стене в нужном месте, оборвал прикреплённый к стене кабель видеонаблюдения, отключив тем самым всю систему этого блока, и только после этого извлёк из кармана другого конвоира электронный универсальный ключ и открыл им требуемую камеру.
        - Парни, давайте живее на выход, если на свободе оказаться хотите. Времени у нас очень мало, его практически нет.
        Мужчины с некоторым недоверием посмотрели на него, но не стали выражать своего недовольства и быстро покинули камеру, оставив полковника в одиночестве. Прикрыв стальную дверь, Бобёр, поднапрягшись, оторвал дужку от кровати и, подойдя к стене, несколькими ударами отбил кусок штукатурки. Найдя нужный камень, он выбил его и в течение минуты проделал проход в вентиляционный канал, ведущий извилистыми путями в оружейную комнату…
        Соскочив с койки и стряхнув с себя строительную пыль, полковник вышел на продол и от увиденного зрелища чуть не сел на пятую точку. В который раз события развивались совершенно иначе, чем оно было изначально запланировано. Вырвавшиеся на свободу люди открыли все камеры, причем не только здесь, но и в прилегающих корпусах, при этом взяв всех тюремщиков в заложники. Всюду слышался русский мат, но это нисколько не мешало находить общий язык и действовать сообща, скорее наоборот, позволяло моментально организовываться в команды. В этот момент Бобёр заметил спешившего к нему Андрея в компании двух мужчин мощной комплекции, и когда они к нему подбежали, нейтральным тоном поинтересовался:
        - Сколько корпусов вы успели захватить?
        - Семь, но в самое ближайшее время, думаю, вся тюрьма будет под нашим контролем. Администрация совершенно не ожидала бунта, и поэтому мы их застали врасплох,  - по-военному чётко доложил его подчинённый.
        Андрей был явно весьма доволен своей работой, но вот полковник благодаря его активным действиям был вынужден в экстренном порядке вносить коррективы в план побега, хотя и не очень большие. Всё равно побег планировался шумным, просто теперь он будет куда громче, только и всего…
        - Представь мне своих спутников,  - потребовал он у Андрея, видя, с какой надеждой на него смотрят мужчины, пришедшие с ним.
        - Шамиль Таукешев. Капитан в отставке. Дослужился до командира батальона 467-го десантно-штурмового полка Российской армии, но потом подался на вольные хлеба. На Новом Цюрихе был проездом, но арестован на космодроме без предъявлений какого-либо обвинения.
        - Кабардинец?
        - Так точно! Родом с Нового Нальчика.
        - Отлично! Люди с военным прошлым нам сейчас нужны позарез, иначе раздавят,  - с воодушевлением высказался Бобёр и, посмотрев на другого спутника Андрея, поинтересовался: - А вы кто будете?
        - Майор 47-го отдельного полка специального назначения Внутренних войск МВД России Потап Крамаренко. Командир батальона. Место базирования - Новый Судак. Нахожусь в отпуске. Гостил у друзей, но был арестован вместе с ними. Где они сейчас, даже не представляю,  - хмуро ответил офицер, при этом внимательно рассматривая молодого человека, от которого ощутимо веяло властностью и от чьего взгляда почему-то ему хотелось вытянуться в струнку.
        - В таком случае позвольте представиться: полковник Главного разведывательного управления Министерства обороны России Пётр Бобров. Как старший по званию приказываю немедленно организовать оборону захваченных корпусов, при этом не забывая организовывать людей, назначая командирами тех, кто служил в армии. Задача ясна?
        - Так точно! Разрешите выполнять?  - слаженно выпалили офицеры и, получив одобрение, мигом бросились выполнять поставленную задачу.
        Проводив их взглядом, Бобёр позвал за собой Андрея и, проникнув в вентиляционную шахту, направился в оружейную комнату. Путь оказался достаточно лёгким, так как канал был несколько шире стандартного, и поэтому отнял всего лишь несколько минут. Найдя нужную развилку, полковник, используя дужку от кровати, оттянул крепления и, сняв стальной лист, проник в пустую каморку воздухозаборника. Найдя гайки анкерных болтов, он, используя каблуки своих туфель, отвинтил их и, осторожно сняв толстый стальной лист, пробрался на следующий уровень вентиляционной шахты, где находилась отодвигаемая бронированная плита, служащая стеной оружейной комнаты.
        Оглядев плиту, Бобёр нашёл замаскированные крепления и, выбив заглушки, внимательно прислушался. Поняв, что в оружейке никого нет, потянул последнюю заглушку, и стена медленно опустилась на полметра. Ухмыльнувшись, полковник подмигнул обескураженному бойцу и полез в образовавшуюся щель. Стеллажей с лучемётами было мало, чуть более сотни, но вот ящиков с боеприпасами оказалось много, причём среди них попадались ящики с гранатами для подствольных гранатомётов и даже мины. Зачем они были нужны тюремной охране, оставалось полнейшей загадкой, но они обязательно должны были пригодиться им. Тут ещё были резиновые дубинки и стальные браслеты, правда, полковника такие аксессуары не заинтересовали, а вот противогазы и слезоточивый газ подходили как нельзя лучше, да и парализаторы были не лишними.
        Ещё раз окинув взглядом всё это богатство, Бобёр принялся быстро передавать оружие и боеприпасы Андрею, пока подчистую не выгреб арсенал, разместив всё в вентиляционной шахте, так как время поджимало, а тащить было далековато. Перед уходом они заложили несколько мин на дверь и, прикрепив слегка переделанные батареи к лучемётам, теперь ставшим достаточно мощными фугасами, покинули оружейную комнату. Установив обратно стену, они, прихватив оружие, отправились обратно в камеру.
        Сделав несколько ходок, полковник выдал оружие людям, готовым вступить в бой, и, подобрав с десяток подходящий парней, отправил своего бойца командовать дальнейшим захватом следственного изолятора, а сам вместе с отобранными людьми вновь полез в вентиляционную шахту. Не успел он проползти и десяти метров, как послышался взрыв, за которым последовала довольно сильная встряска всего здания. Удовлетворённо вздохнув и сплюнув попавшую в рот вездесущую пыль, Бобёр пополз дальше, радуясь, что хотя бы в этом план побега не был нарушен, иначе пришлось бы очень и очень туго…
        Организовав живой конвейер, он ускорил процесс вооружения поднявших бунт людей и, когда практически все лучемёты и боеприпасы были извлечены из вентиляционной шахты, взял с собой двоих и, проникнув в разрушенную оружейную комнату, внимательно осмотрелся. Взрыв уничтожил не только оружейку, но и прилегающее к ней караульное помещение вместе с теми, кто там находился, да ещё устроил несколько завалов, не позволяющих проникнуть сюда с внешней стороны. Обойдя по периметру и обнаружив провал, он осторожно спустился на нижний уровень, где находилось хранилище личных вещей, принадлежащих арестантам. Покопавшись в документации, он нашёл номер ячейки, где лежали его часы с замаскированным коммуникатором, и вскрыл его, но их там не оказалось.
        Выругавшись сквозь зубы, Бобёр махнул рукой сопровождающим его парням и, высунув голову через трещину, убедился, что в коридоре никого нет, хотя из одной приоткрытой двери доносилась невнятная человеческая речь. Хищно оскалившись, полковник, осторожно пробравшись в коридор, взял лучемёт наизготовку и медленно двинулся вперёд. Подойдя к двери и взглянув внутрь, он увидел человек тридцать, скрывшихся от захвативших следственный изолятор арестантов. Оружия у них не было, даже парализаторов не имелось, за исключением стальных браслетов и резиновых дубинок, поэтому стрелять на поражение не было никакой необходимости.
        Вернувшись обратно в коридор, полковник объяснил на пальцах, как надо действовать, и спокойно шагнул в помещение, заполненное представителями тюремной администрации. Остановившись, Бобёр обвёл суровым взглядом притихших людей, с опаской смотрящих на вооружённого заключенного, и скомандовал:
        - Если хотите жить, закуйте друг другу руки браслетами за спиной. В случае отказа церемониться не буду, сразу расстреляю. Приказ ясен?
        Осознав, что стоявший перед ними молодой человек, вооружённый тяжёлым пехотным лучемётом, говорит совершенно серьёзно, они стали медленно выполнять его распоряжение. Внимательно наблюдая за их действиями, Бобёр зацепился взглядом за свои часы, надетые на руку мужчины, старающегося не смотреть в его сторону.
        - А ну иди сюда! Да, это я тебе говорю. Нечего дураком прикидываться.
        Когда мужчина понял, что дальше скрывать своё лицо не имеет смысла, развернулся и понуро направился к знакомому ему человеку, которого он не так давно пытался допрашивать.
        - Я вижу, вы мои часики себе присвоили, воспользовавшись своим служебным положением?  - с ехидством поинтересовался полковник и тут же рявкнул: - Что, меня уже заочно в расход списал, сволочь?!
        Не услышав ничего вразумительного в ответ, Бобёр, схватив его за шиворот и оттащив в сторону, болезненной подсечкой свалил на пол. Оттянув скованные за спиной руки, полковник снял свои часы и, надев себе на левую руку, перевернул пленника на спину и, глядя в его наполненные ужасом глаза, задал вопрос:
        - Кто тебе приказал меня допросить? Да и вообще, как тебя зовут?
        - Глава Федерального департамента юстиции и полиции господин Мортимер Джакомертти очень хотел знать, почему вы отказались от гражданства Швейцарской республики. Вы единственный российский миллиардер, сделавший это, и поэтому вас заподозрили в причастности к происходящему на Новом Цюрихе,  - честно ответил он и взмолился: - Не убивайте меня, пожалуйста!
        - Не буду, если ты себя правильно вести будешь. Мне бы очень хотелось с этим самым господином Джакомертти пообщаться, и ты мне в этом поможешь. Понял меня?
        - Да, господин Бобров.
        - Так всё же, как тебя зовут?
        - Лукас Адамо.
        - Вот и молодец, Лукас. Иди к остальным и веди себя как мы договорились, тогда доживёшь до глубокой старости в окружении своей семьи.
        Когда следователь вернулся к остальным пленникам, Бобёр заметил, какими озадаченными взглядами смотрели на него два его бойца и тюремщики. Такого им ещё видеть никогда не приходилось. Миллиардер отказался от своих денег и, оказавшись в тюрьме, с лёгкостью взял их в плен и теперь держит под прицелом пехотного лучемёта. Посмеявшись про себя, полковник отдал команду своим двум бойцам держать людей под контролем и, быстро покинув помещение, связался с Марго, попросив соединить с контр-адмиралом Ивашутиным. Объяснив ситуацию и согласовав свои дальнейшие действия, напоследок поинтересовался:
        - Илья Николаевич, когда прибудет флот с Надежды?
        - Командир, флот под командованием адмирала Верещагина уже здесь и блокирует планету. Орбитальные боевые станции захвачены десантом, даже с ними вести бой не пришлось, так как они заранее были выведены из строя диверсией, правда, на планету высадиться нет возможности, так как уничтожение противодесантных комплексов повлечёт за собой многочисленные жертвы среди мирного населения.
        - Понятно…  - задумчиво протянул Бобёр и, помолчав некоторое время, поинтересовался: - А что же швейцарский военный флот?
        - Половина кораблей были расстреляны с дальней дистанции главным калибром артиллерийских равелинов, остальные разлетелись кто куда и теперь никакой опасности не представляют. Были ещё две флотилии, одна британская, а другая германская, но увидев, что расстрел швейцарского флота ведётся с недосягаемой для них дистанции, снялись и, не предупредив союзников, в спешном порядке удрали.
        - Отличная новость, Илья Николаевич!  - с воодушевлением воскликнул полковник, пожелав удачи, попрощался с адмиралом и бросился обратно в вентиляционный туннель. Вернувшись в камеру, Бобёр выскочил на продол и, быстро найдя Андрея, выяснил, что следственный изолятор практически полностью захвачен, но покинуть периметр невозможно, так как тюрьма была наглухо оцеплена силами полицейского спецназа. Успокоив своего бойца, полковник объяснил дальнейшую тактику действий, соотнося свою тактику с адмиралом Ивашутиным. Выбрав четверых освобождённых мужчин, вооружённых полицейскими парализаторами, он направил их в помощь двум бойцам, охранявшим заложников, потребовав от них обратить особое внимание на следователя и не дать ему сбежать.
        Взяв на себя командование, полковник в сопровождении офицеров поднялся на первый пост следственного изолятора, с которого хорошо просматривались прилегающие окрестности, и, взяв бинокль, вместе с Крамаренко и Таукешевым занялся изучением действий полицейского спецназа и оцепления. Потратив на это дело двадцать минут, Бобёр, отложив в сторону оптику и задумчиво посматривая на мониторы, задал вопрос:
        - Товарищи офицеры, каково ваше мнение?
        Кашлянув в кулак, майор 47-го отдельного полка специального назначения четко ответил:
        - Исходя из мною увиденного, спецназ готовится к штурму тюрьмы. Схема действий стандартная. Атака начнётся с наступлением темноты со скрытного проникновения на территорию штурмовых групп. Где конкретно это будет происходить, пока сказать не могу, надо походить и посмотреть.
        - Хорошо, Потап, займитесь этим вопросом.
        Непроизвольно козырнув, майор развернулся и покинул пост, желая поскорее выполнить поставленную перед ним боевую задачу. Проводив крепкую фигуру комбата взглядом, полковник посмотрел на капитана и поинтересовался:
        - Шамиль, а ты что думаешь?
        - Полностью разделяю мнение Крамаренко. Атака начнётся с наступлением сумерек. Продержимся час, максимум полтора - не больше,  - ответил отставной офицер и, залихватски махнув рукой, воскликнул: - Ну и пусть мы погибнем, зато на Новом Цюрихе нас надолго запомнят! Без большой крови нас не взять, и за это время шороху наведём, мало никому не покажется.
        - Это верно, наведём,  - с усмешкой ответил Бобёр,  - да только погибать с громкой музыкой в мои планы не входит, скорее - наоборот. Как только полицейский спецназ двинется на штурм, внешнее оцепление будет немедленно уничтожено моими людьми с внешней стороны. Наша задача - горячо встретить штурмующих и не дать им проникнуть на территорию следственного изолятора. Тогда они попадут меж двух огней и, неся большие потери, будут вынуждены свалить отсюда куда подальше, а мы все вместе вырвемся на свободу.
        - Это хорошо, но как мы покинем планету? Сейчас, наверное, вся полиция на ушах стоит и блокирует все дороги и космодром,  - потирая небритый подбородок, высказал своё мнение капитан.
        - Ладно, придётся рассказать. Пиратский флот разбил швейцарский флот и сейчас блокирует Новый Цюрих, правда, есть одна трудность: десант выбросить нет никакой возможности, так как этому препятствуют противодесантные комплексы. Для того чтобы нам отсюда вырваться, надо пройтись по центральному округу Нового Цюриха и разнести вдребезги командный пункт, управляющий этими самыми гадскими комплексами. Вот, в сущности, и всё.
        - Ничего себе всё! Это же фактически захват планеты. Да после такого погрома нас будут искать везде,  - поражённо воскликнул Таукешев, но резко умолк и спустя пару минут обдумывания с хищной ухмылкой проговорил: - Хотя, а почему бы и нет? Давно пора хищных акул финансового мира заставить вспомнить о страхе господнем.
        - Замётано! Мы не только командный пункт уничтожим, но и банки от души пощиплем, компенсируя с процентами наши потери. Нас, граждан России, безнаказанно грабить никому не дозволено. Пусть этот урок накрепко запомнят все, кто замыслит повторить с нами нечто подобное в будущем.
        - Товарищ полковник, разрешите донести людям наш разговор?
        - Действуй, капитан.
        - Есть!  - преувеличенно уважительно выпалил офицер и, развернувшись через левое плечо, строевым шагом покинул первый пост, спеша обрадовать восставших людей.
        Оставшись в одиночестве, Бобёр задумался о своём предложении параллельно с уничтожением командного пункта заняться швейцарскими банками, и эта мысль ему нравилась всё больше и больше. Фактически это была смерть одного из ведущих финансовых центров. Такое грандиозное по своей сути событие должно было очень больно ударить по тем, кто жирует на ссудном проценте, а также по спекулянтам фондового рынка, что не могло не радовать.
        Так как план в очередной раз претерпел изменения, полковник вызвал на связь адмирала Ивашутина и распорядился подготовить подходящий транспорт для восставших, а также провести разведку квартала, где располагались все банки Нового Цюриха, подготовив тем самым их захват…
        Солнце медленно заходило за горизонт, и вместе с ним постепенно угасал тревожащий душу багровый закат. Закат был красив как никогда, но замершие в тревожном ожидании люди не обращали на него никакого внимания. Захватившие Центральный следственный изолятор готовились к решительной и беспощадной схватке с полицейским спецназом Швейцарской республики. Весь прошедший день они под руководством опытных офицеров работали как проклятые, создавая непреодолимые заграждения, используя все, что было под рукой. Это были тюремные кровати и мебель из административного здания, а также вывернутые бетонные плиты и строительные леса, изъятые со склада.
        - Командир, похоже, они начнут штурм в самое ближайшее время. Не дожидаясь наступления полной темноты.
        - С чего ты взял, Потап?  - оборачиваясь к майору, поинтересовался Бобёр, с немалым интересом ожидая услышать его ответ.
        - Слишком всё спокойно, а это значит, они уже готовы к штурму, да и затягивать это дело не в их интересах, иначе мы тут таких баррикад настроим, что без применения полевой артиллерии прорваться через периметр не получится при всём их желании.
        - Сколько у нас осталось времени?
        - Максимум час,  - высказался Крамаренко, взяв бинокль, внимательно вгляделся и минут через пять спокойным голосом доложил: - Товарищ полковник, сейчас они пойдут. Их цель - восточная стена. Разрешите идти?
        - Идите, майор. Да поможет нам Бог!
        Комбат, согласно кивнув, чётко развернулся, уставным строевым шагом покинул первый пост и решительно направился к восточной стене, желая лично возглавить оборону следственного изолятора, страстно желая показать очень давно не нюхавшим пороха швейцарцам, что такое истинный родовой казак.
        - Разрешите и мне пойти к своим людям?
        - Идите, Шамиль. На вас и вашу резервную группу вся надежда.
        Капитан решительно подошёл к молодому офицеру и, крепко пожав руку, ушёл, оставив в его руке записку. Когда он ушёл, Бобёр развернул скомканный клочок бумаги и, прочитав записку, положил во внутренний карман, пробубнив себе под нос:
        - Умирать тебе ещё рано, ты Родине не раз пригодишься.
        - Что такое?  - деликатно поинтересовался Андрей, внимательно глядя на молодого человека, являющегося полковником Главного разведывательного управления.
        - Да видишь ли, Таукешев адрес семьи оставил, попросив в случае его гибели сообщить родным.
        - Понятно,  - негромко проговорил боец, не отрываясь от наблюдения, и спустя несколько секунд произнёс: - Спецназ пошёл…
        Бобёр, схватив бинокль, внимательно вгляделся и заметил визуальные преломления. Полицейский спецназ, как и предполагалось, пустил впереди себя штурмовых роботов, а сами задействовали специальные накидки, делающие невидимыми бойцов для любых электронных устройств. Для обычной оптики эти ухищрения особого значения не имели, и поэтому опытному бойцу заметить световые преломления не составляло большого труда. Заметил это и полковник. На штурм восточной стены шли около ста бойцов и десятка два роботов. Шли смело, не опасаясь серьёзного сопротивления со стороны каких-то поднявших бунт арестантов, особо даже не скрываясь, хотя на их месте любой здравомыслящий человек десять раз подумал бы, прежде чем штурмовать восставших русских, но, скорей всего, до них никто не удосужился довести, кто на самом деле противостоит им, и это было большой ошибкой…
        Боевые роботы медленно приблизились к восточной стене и, остановившись от неё на расстоянии двух десятков метров, одновременно открыли огонь из лучемётов. Стена продержалась пару минут, а затем часть ее медленно обрушилась, открывая проход для спецназа, в который бойцы, прикрываясь бронещитами, поспешили ворваться, и, когда они оказались совсем рядом со стеной второго тюремного корпуса, за их спинами раздались мощные разрывы. Это был ракетный залп, выпущенный по боевым роботам и полностью их уничтоживший, в том числе и четыре десантных бота, заходящих на посадку. Не ожидавший ничего подобного полицейский спецназ замешкался на пару мгновений, и как раз в этот момент сработали заложенные на площадке мины, полностью смешав боевой порядок атакующих. Мины были маломощные и неспособные уничтожить закованных в броню бойцов, но заложенного в них заряда оказалось вполне достаточно, чтобы повалить их на землю и выбить из рук бронещиты. Вот именно тогда обороняющиеся открыли ураганный огонь и, воспользовавшись образовавшимся хаосом, бросившись в атаку, смогли захватить несколько десятков штурмовиков.
        Не выдержав столь горячей встречи, швейцарцы бросились наутёк, но это не принесло им какого-либо облегчения, так как по всему внешнему периметру оцепления разгорелся нешуточный бой, и даже с первого взгляда было понятно, что полиция его проигрывала. Одна за другой взрывались машины, разлетаясь огненными обломками самым непредсказуемым образом, создавая вокруг себя дополнительный хаос и внося смятение. Никто даже не предполагал, что здесь, в столице Швейцарской республики, давно не знавшей войн и потрясений, некто начнёт применять армейское вооружение, совершенно не беспокоясь о последствиях такого шага.
        Наблюдая за развернувшимся сражением, Бобёр уловил момент, когда полицейские силы, не выдержав натиска, начали медленно отступать, и отдал команду к атаке, а сам, прихватив заранее приготовленные фугасы, бросился в камеру, откуда проник в оружейную комнату. Этот секрет так и должен был остаться секретом… Прибыв на место, полковник пролез через вентиляционную шахту, добравшись туда, где содержались пленники. Встретив охранявших их мужчин, он отдал команду захватить с собой Лукаса Адамо и немедленно идти к восточной стене. Когда парни вывели понурого следователя и удалились, он вновь вернулся в вентиляционную шахту и, заложив фугасы, направился на первый пост, затем, забрав с собой Андрея, побежал к восточной стене. Здесь уже Крамаренко вместе с Таукешевым подготовили группы к выдвижению. На всякий случай перепроверив их слова и убедившись, что действительно всё в порядке, Бобёр сообщил адмиралу о своих действиях и отдал команду атаковать.
        Вперёд пошли подготовленные люди, закованные в трофейную броню и прикрывающие бронещитами плохо вооружённых бывших арестантов, главным образом использующих обрезки труб и заточенные куски арматуры. Шёл народ резво, не без основания опасаясь открытого пространства, на котором их могли всех перестрелять, но стрельбы не было, и это позволило быстро преодолеть площадь, где их встретили несколько десятков бойцов и отвели на пару кварталов вглубь.
        Бобёр оставил за себя командовать майора Крамаренко, а сам вместе с Андреем и капитаном Таукешевым пошёл на командный пункт. Пока они поднимались по лестнице, полковник внимательно прислушивался к отдаляющейся канонаде, из чего следовало, что бойцы под командованием адмирала Ивашутина практически добивали полицейский спецназ, и это не могло не греть душу. Первоначальный этап операции прошёл как по нотам, но самое главное ещё было впереди…
        Оказавшись в пентхаусе, заранее снятом спецами его частной военной компании для поддержки массового побега из следственного изолятора и ныне ставшем штабом, где заседал командующий и командиры штурмовых отрядов, ведущих сейчас сражение, полковник, оглядевшись по сторонам, искренне удивился, как могли сюда скрытно заволочь командный центр, подключённый к флагману адмирала Верещагина и транслирующий в реальном времени изображение всего происходящего на Новом Цюрихе.
        - Счастлив видеть вас, командир!  - поприветствовал его адмирал и, подойдя вплотную, крепко пожал руку искренне высказался: - Очень рад вашему освобождению.
        - Это в первую очередь ваша заслуга, Илья Николаевич,  - с лёгкой усмешкой ответил Бобёр, внимательно разглядывая на одном из мониторов изображение данного района, где было видно, как один из отрядов загнал остатки полицейского спецназа в угол и брал его в плен.
        - Нет, командир, я лишь выполнял ваш приказ, остальное вы сделали всё сами,  - уважительно склонив голову, категорично заявил Ивашутин.
        - Ладно, оставим этот разговор, давайте лучше обсудим, как идут наши дела…
        - Полицейские силы частично уничтожены и взяты в плен, меньшая часть рассеяна и не представляет какой-либо опасности. Войска Швейцарской республики прийти на помощь не в состоянии, так как угроза штурма планеты не позволяет это сделать. Исходя из последних перехватов радиообмена, стало известно, что Управлению полиции отдан приказ подавить восстание, но у них не хватает сил, и теперь они вынуждены собирать личный состав буквально по всей планете. Для этого им потребуется чуть более суток.
        - Значит, у нас есть сутки…  - задумчиво протянул Бобёр, прикидывая в уме, уложатся ли они в отведённое время.  - Как вы думаете, управимся?
        - Так точно.
        Одобрительно кивнув, полковник вздохнул и распорядился:
        - Илья Николаевич, вооружите бежавших людей и используйте их по своему усмотрению, только будьте осторожны, там всякая публика имеется.
        - Не извольте беспокоиться, у нас не забалуют.
        В следующие два часа Бобёр вместе с адмиралом дотошно изучал поступающую разведывательную информацию и только после этого включился в формирование новых штурмовых групп. Когда все организационные вопросы были решены, атака началась. Шесть колонн на грузовиках, обвешанных со всех сторон листами многослойной брони, разошлись в стороны и двинулись в центральный округ. Четыре колонны направлялись к пункту управления противодесантной обороны, а две другие прямиком пошли на улицу, где находились все крупнейшие банки Нового Цюриха.
        Полковник, будучи вполне разумным человеком, не стал брать управление на себя, полностью доверившись адмиралу Ивашутину и его штабу, состоявшему из военных профессионалов, именно по этой причине он не поехал к пункту управления, а направился с двумя группами к банкам, желая восстановить попранную справедливость. Прибыв на место, Бобёр остановил головную машину, в которой находился, и, осмотрев в бинокль прямую улицу, отдал отмашку, после чего длинная колонна понеслась вперёд.
        В течение получаса его бойцы перекрыли все подходы. Проверив организованную оборону и высказав несколько замечаний, полковник отдал команду подогнать к банку, в котором хранились его деньги, грузовик, на котором было установлено мощное безоткатное орудие, а затем вместе с сотней решительно настроенных парней спокойно поднялся по лестнице и вошёл в холл. Зал был пуст, и только за стойкой находился один клерк, испуганно глядевший на ворвавшуюся хорошо вооруженную толпу мужчин. Бойцы без всякой команды взяли все ходы под охрану и приготовились продолжить движение, ежесекундно ожидая нападения. Дождавшись, когда движение и лязг оружия прекратится, полковник подошёл к клерку и с хищной ухмылкой поинтересовался:
        - Уважаемый, случаем, не подскажешь, как мне найти управляющего вашим банком?
        - Господин Максимилиан Бекман находится у себя в офисе на двенадцатом этаже,  - испуганно проблеял молодой парень брутальной наружности с ярко выраженными итальянскими чертами лица.
        Полковник не первый раз сталкивался с такой реакцией внешне брутальных и холёных красавчиков. Они чаще всего только и годны были, что производить первое приятное впечатление или красоваться на рекламных плакатах, но как воины скорее были ничтожествами и опасной обузой, неспособной выполнить свой воинский долг до конца.
        Оставив полтора десятка бойцов охранять выход, Бобёр направил группы по двум лестницам наверх и одной в подвальное помещение, где находились банковские ячейки и хранилище, а сам вместе с Андреем и тройкой парней зашёл в лифт и поехал на нужный ему этаж. Выйдя на нужном этаже, они обезоружили пост охраны, даже не подумавшей оказать какое-либо сопротивление, и, найдя кабинет управляющего, дружно ввалились в приёмную, где миловидная секретарша громко ойкнула и скрылась под столом.
        Не став обращать никакого внимания на испуганную девицу, Бобёр оставил троих бойцов в приёмной и вместе с Андреем вошёл в кабинет. Подойдя к столу, изготовленному из цельного дерева, за которым находился потерявший дар речи Бекман, обратился к нему с ехидной ухмылкой:
        - Я вижу, дорогой Максимилиан, вы совсем не рады моему визиту.
        Не придумав ничего лучше, управляющий, пребывающий в шоковом состоянии, непрерывно нажимал на кнопку вызова охраны, но её так и не было…
        - Не стоит так нервничать, охраны не будет, она обезоружена.
        - Зачем вы пришли?!  - подскочив на месте, суматошно завопил банкир, глядя безумными глазами на ограбленного вкладчика.
        - Разумеется, за своими деньгами, господин Бекман,  - ухмыляясь ещё больше, ответил Бобёр и, помолчав минуту, добавил: - Не только за моими, но и всех граждан России, ограбленных Швейцарской республикой.
        - Вы что, хотите ограбить наш банк?!  - истерично завопил руководитель местного офисного планктона.
        - Ну что вы, дорогой Максимилиан, я не такой мелочный, как вы могли подумать… Я пришёл, чтобы ограбить вообще ВСЕ банки Нового Цюриха, но это скорее компенсация за моральный ущерб за беспардонное ограбление вкладчиков из России.
        - Что, прямо все до единого?!  - не веря своим ушам, воскликнул банкир с побелевшим от ужаса лицом.
        - Повторяю, я мелочиться не собираюсь, ясно вам, господин Бекман?
        Управляющий, и так находящийся почти что в шоковом состоянии, закатил глаза и как подкошенный рухнул на пол. Бобёр, перепрыгнув через стол, склонился над ним и пощупал пульс. Он был жив, только потерял сознание, не выдержав грубых реалий бытия. Такие, как этот банкир, всю свою жизнь думают, что являются пупом земли, и, опираясь на продажных политиков, правят миром, но сталкиваясь с грубой реальностью, впадают в ступор.
        Вылив на голову банкира графин холодной воды и похлопав его по щекам, полковник привёл его в чувство и потребовал открыть подземное хранилище, но оказалось всё не так просто, как думалось ему изначально. Хранилище могли открыть только три человека одновременно, и двоих из них на Новом Цюрихе в настоящее время не было. Пришлось действовать по старинке, загнав в подвал строительный плазменный резак, и заняться вскрытием бронированной двери, больше похожей на огромные ворота.
        Провозившись более пяти часов, Бобёр и его люди проникли в святая святых любого финансового учреждения и с помощью техники занялись погрузкой золотых слитков, которых оказалось двести сорок пять тонн. Бумажными деньгами и другими ценными бумагами он не интересовался и на корню предотвращал все попытки вскрыть массивные сейфы, где они хранились, полностью сосредоточившись на благородном металле.

        Глава 28

        - Командир, командный пункт управления противодесантной обороны захвачен, и в самое ближайшее время десант высадится на планету!  - радостно сообщил Алексей, бережно придерживая гарнитуру связи.
        - Ну, наконец-то!  - с облегчением выдохнул полковник и, нехотя поднявшись со ступенек, потянулся, разминая уставшие мышцы.
        Прошедшие двадцать часов вымотали его до предела, так как с момента прорыва из следственного изолятора ему так и не довелось хоть немного отдохнуть. Без всяких затруднений выпотрошив подряд четыре банка, им пришлось вступить в сражение с охраной ещё не тронутых финансовых учреждений. Хозяева этих контор, узрев, с какой легкостью неизвестные молодчики грабили банки, попытались связаться с полицией, но их там просто послали по известному адресу, так как планета готовилась к атаке мощного пиратского флота. Поняв, что надеяться на силовые структуры Нового Цюриха нельзя, финансисты были вынуждены объединить свои усилия и попытаться выбить налётчиков.
        Этот бой, продлившийся почти четыре часа, был очень ожесточённым. Неизвестно, что пообещали хозяева своим наёмникам, но, видать, куш был неслабым, раз они с таким остервенением сражались, но… Они не знали, с кем связались. Мощная атака довольно быстро захлебнулась и постепенно приобрела позиционный характер, но это продлилось недолго, и в результате нескольких успешных контратак грабителей наёмники были вынуждены отступить.
        В последующие часы их медленно, но верно добивали, и оставшиеся в живых на этот час сложили оружие, надеясь на великодушие победителей. Самым важным итогом этого боя стало то, что все банки остались без охраны и можно было совершенно свободно всё вывозить, да только уже не было никаких сил и желания этим заниматься. Следовало дождаться высадки десанта и с чувством хорошо проделанной работы весь ценный трофей переправить на флагманский корабль, а затем можно было улетать с Нового Цюриха. На этот раз навсегда…
        Вызвав на связь адмирала Верещагина, Бобёр распорядился сразу после высадки десанта и взятия ключевых точек планеты прислать в район Сити несколько десятков тяжёлых грузовых ботов и батальон десантников. Отключив связь, Бобёр протёр слипающиеся глаза и распорядился разбудить его через пару часов. Когда Андрей удалился, полковник соединил пару офисных лавок, улёгся и, подложив под голову лучемёт, мгновенно погрузился в тревожный сон.
        - Командир, просыпайся, к нам гости.
        Разлепив глаза и увидев всё того же Андрея, настойчиво теребящего его за плечо, полковник тяжело поднялся и только после этого поинтересовался:
        - Что там еще за гости?
        - Банкиры делегацию для переговоров прислали и с вами хотят поговорить.
        - Ладно, веди их сюда. Пообщаемся…
        Андрей убежал и спустя несколько минут вернулся в компании пятерых солидных мужчин, с настороженностью озирающихся по сторонам. Внимательно рассматривая делегацию банкиров, Бобёр усмехался про себя. На самом деле ограбить все банки Нового Цюриха не входило в его планы, это неизбежно привело бы к краху всей финансовой конструкции человеческих миров, но вот снять с них достойную компенсацию было очень даже полезно для дела.
        - Здравствуйте, господа, кажется, вы хотели со мной поговорить?
        - С кем имею честь?  - приподняв правую бровь, поинтересовался мужчина лет шестидесяти, выглядевший настоящим аристократом.
        - Пётр Бобров.
        - Ах, да… Это ваши капиталы конфисковало правительство Швейцарской республики. Надо признать, это было очень большой ошибкой,  - высказался он, окидывая задумчивым взглядом молодого человека, пусть и в потрёпанном, но очень дорогом костюме, и, пару мгновений помолчав, по-простецки хлопнул себя по лбу и произнёс: - Прошу простить мою бестактность, господин Бобров, я в расстройстве чувств забыл вам представиться. Граф Франсуа Брольи, избранный президент банковского сообщества Нового Цюриха.
        Бобёр не поверил ни единому слову. Такие люди, как этот банкир, занимающий пусть и символичный, но весьма влиятельный пост, просто не мог сказать хоть слово, трижды не обсудив с теми, кто стоял над ним. Насколько он понимал, этому представителю финансового мира требовалось перед началом переговоров создать необходимую атмосферу, чем он сейчас и занимался… Не без успеха, надо сказать.
        - Господин граф, я прекрасно знаком с теми методиками, которые вы хотите применить на мне, но лучше не стоит, давайте сразу перейдём к существу дела, без всяких психологических ухищрений. Это сэкономит наше с вами время.
        - Хорошо, пусть будет по-вашему,  - с тяжёлым вздохом согласился Франсуа Брольи,  - но прежде чем перейти к делу, ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос. Не ваш ли это флот нанёс поражение войскам Швейцарской республики и сейчас высаживает десант?
        - Скрывать не буду, флот подчиняется мне, хотя формально он входит в вертикаль одного известного пирата с Волчьей по фамилии Руперт Вормс.
        - Пп-сссс…  - спустил воздух из лёгких господин граф и, немного придя в себя, обернулся к остальным членам делегации и негромко произнёс: - Случаем, не напомните мне, кто говорил, что Вормс - мелкий пират, недостойный нашего внимания?
        Не дождавшись вразумительного ответа, Брольи с кривоватой ухмылкой обернулся обратно к собеседнику и, быстро вернув лицо в нормальное состояние, официальным тоном произнес:
        - Господин Бобров, я уполномочен банковским сообществом предложить вам откуп. Я отдаю себе отчёт, что вы в состоянии ограбить все банки Нового Цюриха, но вы как разумный человек должны понимать, что это не в ваших интересах.
        - Ну, допустим, я это понимаю, но в какой форме будет этот самый откуп?
        - Мы предлагаем вам пять процентов акций ВСЕХ банков Швейцарской республики плюс индивидуальные пароли доступа транзакций и других операций, проходящих через наши финансовые учреждения. Поверьте, это очень щедрое предложение, и в иных, не столь драматичных обстоятельствах мы бы никогда не пошли на такой шаг.
        - Господин граф, меня ваше предложение устраивает, но у меня есть два условия. Во-первых, не пять, а семь процентов, а во-вторых, следует всем гражданам России выплатить компенсацию в двойном размере за конфискованные капиталы. На таких условиях я гарантирую, что в самое ближайшее время под ваше управление попадут ОЧЕНЬ СЕРЬЁЗНЫЕ ДЕНЬГИ. Мало того, если вы пройдёте один экспресс-анализ, я поделюсь с вами стратегически важной информацией, позволяющей с лихвой компенсировать ваши потери. Я не шучу, а говорю вполне серьёзно, да и ещё… Если мы договоримся, мне потребуется с десяток самых лучших финансовых аналитиков для одного очень интересного дела.
        - Мы можем пойти на такие условия, только давайте поскорее пройдём этот ваш экспресс-анализ, чтобы можно было поговорить откровенно и обсудить детали нашего дальнейшего сотрудничества,  - ответил граф, пребывая в некотором нетерпении. Он после совсем короткого разговора понял, что молодой человек совсем не так прост, как это могло показаться менее опытному человеку.
        Бобёр одобрительно кивнул своему собеседнику и, отвернувшись, связался с Марго и вызвал бот с необходимой аппаратурой на борту. Ждать пришлось совсем недолго, и спустя пять минут машина аккуратно приземлилась у входа в банк. Закрывшись в салоне, полковник подключил зонд и спустя несколько минут получил результат. Граф Брольи был стопроцентным человеком и никакого отношения не имел к инопланетным агрессорам.
        Бобёр объяснил ситуацию и предоставил убедительные доказательства, подтверждающие его слова, правда, опуская секретную информацию, но и того, что было сказано, с лихвой хватило, чтобы до глубины души впечатлить банкира. Только теперь он в полной мере осознал, какая угроза стоит перед человечеством, и если бы реально возникла необходимость уничтожения Нового Цюриха, то сидящий напротив него молодой человек не задумываясь уничтожил бы планету…
        - Что от меня требуется?  - серьёзно глядя на собеседника, задал банкир вопрос, искренне желая оказать посильную помощь.
        - Необходима информация по финансовым потокам, особенно исходящая от российского банкира Воронина и самого богатого и влиятельного человека из Нового Вашингтона. Реально самого богатого, а не того, который из года в год возглавляет официальный рейтинг. Вы ведь понимаете, о ком я говорю?  - спросил Бобёр, внимательно изучая реакцию своего собеседника.
        Усмехнувшись, граф ещё раз внимательно вгляделся в лицо молодого человека и, согласно кивнув, ответил:
        - Я прекрасно понял, о ком идёт речь, но должен вам сказать, дело это не простое, и на анализ потребуется не менее двух недель, хотя некоторая информация у нас все же имеется, но в связи с новыми обстоятельствами придётся радикально пересмотреть все финансовые потоки и выяснить реальное их значение,  - нахмурившись, высказался банкир, неожиданно для себя взглянувший на мир финансов с совершенно с иной точки зрения.
        - Ну что же, господин граф, в таком случае жду ваших специалистов завтра с утра, и тогда вы получите канал связи со мной. Да, и вот ещё что… Все дальнейшие контакты мы будем вести только после получения компенсации гражданами России.
        - Не вопрос. В течение пары дней все аннулированные счета будут восстановлены, а суммы удвоены,  - вынужден был согласиться банкир, да ему, собственно, и деваться было некуда…
        - Договорились.
        Следующие три дня Бобёр вел активные переговоры с ведущими представителями банковского сообщества при активном посредничестве правительства Швейцарской республики. Стремительный разгром флота и последующий захват Нового Цюриха оказался настолько ошеломительным для властей, что после подписания договора полковник был приглашён на заседание правительства, где ему предложили заключить тайное соглашение о военном сотрудничестве и взаимопомощи на случай угрозы вторжения. Такого полковник совершенно не ожидал, но как человек практичный сразу уловил причины такого предложения. После наглядной демонстрации, насколько на самом деле беззащитной является одна из столиц финансового мира, власти приняли решение вести дела с человеком, фактически руководившим успешным захватом планеты, больше не полагаясь на так называемых союзников.
        Подумав некоторое время, Бобёр дал своё согласие, но прежде чем юридически оформить договор, потребовал встречи с главой Федерального департамента юстиции и полиции Мортимером Джакомертти, желая поговорить с ним с глазу на глаз. Ему очень хотелось выяснить, кто дал ему команду его арестовать и провести допрос с применением специальных средств, поручив это дело Лукасу Адамо, но прежде чем провести эту встречу, полковник должен был подготовиться.
        Доставив в Федеральный дворец необходимое оборудование, полковник первым делом провёл экспресс-анализ всех членов правительства и, выяснив их стопроцентную принадлежность к человеческой расе, оборудовал кабинет аппаратурой видеонаблюдения, предоставив высокопоставленным чиновникам возможность наблюдать в реальном времени предстоящий разговор. На всякий случай спрятав в шкафах четверых бойцов во главе с Андреем, Бобёр распорядился привести Джакомертти. Члены Федерального правительства, заинтригованные таким нестандартным поведением, разместились в зале для пресс-конференций и с немалым интересом стали наблюдать дальнейшее развитие событий.
        Сотрудники полиции совместно с несколькими бойцами адмирала Верещагина ввели в кабинет главу Федерального департамента юстиции и полиции, где его уже ожидали Бобёр и следователь Лукас Адамо.
        - Добрый день, господин Джакомертти. Очень рад нашей встрече.
        - Не могу сказать того же самого. Вы - пират, господин Бобров, ваше место на плахе,  - сердито ответил мужчина средних лет, озираясь по сторонам в ожидании самого неприятного для себя разговора.
        - Исходя из показаний вашего сотрудника господина Адамо, вы дали приказ меня допросить, используя не совсем законный способ. Я хочу знать, кто конкретно отдал вам такую команду,  - деловым тоном задал полковник вопрос, никак не отреагировав на слова главы полицейского ведомства Швейцарской республики.
        - Я не намерен общаться с пиратом, захватившим Новый Цюрих, даже если мне отдадут такой приказ, и уж тем более отвечать на ваши вопросы.
        - Хорошо, пока оставим это. Сейчас вы пройдёте один тест, и вот тогда мы с вами поговорим…  - с некоторой угрозой в голосе произнёс Бобёр, внимательно наблюдая за реакцией своего собеседника, небезосновательно подозревая его в принадлежности к расе пришельцев.
        - Повторяю, я не собираюсь с вами сотрудничать!
        - Очень жаль, господин Джакомертти…  - негромко проговорил полковник и, поднявшись с кресла, подошёл вплотную к главе полицейского департамента и поинтересовался: - Сколько лет вы находитесь на занимаемой должности?
        - Двадцать восемь с лишним лет.
        - Понятно. Значит, вы проходили процедуру глубокого омоложения, раз выглядите максимум на тридцать лет.
        - Проходил, и что с того?  - резко насторожившись, задал полицейский вопрос, при этом отступив от молодого человека на пару шагов.
        - Да, в общем-то, ничего, за исключением одной сущей мелочи. Эта клиника до недавнего времени занималась подменой людей и принадлежала иной расе, готовящейся к массированному вторжению в человеческие миры.
        Джакомертти, поняв, что разоблачён, успокоился и, посмотрев холодным взглядом на полковника, бросился на него, но, получив пару точных ударов в голову, рухнул на пол. Склонившись над ним, Бобёр достал из заднего кармана брюк стальные браслеты и, сковав руки, поднял подменыша на ноги, а затем, усадив в кресло, провёл анализ, пока его оппонент пребывал в бессознательном состоянии. Экспертиза полностью подтвердила его подозрения…
        Приведя в чувство подменыша, полковник уселся прямо на массивный стол напротив своего пленника и, глядя ему в глаза, светским тоном поинтересовался:
        - Ну так как, будем говорить, или стоит применить особые меры?
        - Вы, конечно, можете выбить из меня информацию, но это уже не имеет особого значения. До вторжения осталось совсем немного времени, и наш флот в едином порыве сметёт ваши жалкие армии, и никто не сможет нам противостоять. Человечеству уготована участь рабов. Мы долгое время внедрялись в мир людей и подготавливали почву для вторжения, медленно, но верно ослабляя армии ваших государств. Поначалу устраивали войны, но достаточно быстро поняли, что это не самый лучший путь, так как вы раз за разом становились только сильнее. Именно поэтому мы стали внедрять технологии общества алчного потребления и поведенческих манипуляций, направленных на привитие моды на девиантные сексуальные практики. Эти инструменты оказались куда более успешным в выбивании воинского духа, и теперь вам нечего противопоставить Великим Драконам необъятного космоса.
        - Ничего у вас не выйдет. Россию вам сломать, несмотря ни на что, никак не получится,  - перебил Бобёр разоткровенничавшегося подменыша.
        - Россия…  - протянул Джакомертти и, пожевав губами, вновь заговорил: - Эта проклятая страна всё время вставала на пути наших планов, даже после того, как она разделилась на несколько государств, но теперь настало наше время, и Россия не сможет нас остановить. Подробностей я не знаю. Можете даже не спрашивать. Это не мой уровень, я всего лишь пешка…
        - Мы ещё посмотрим, кто кого одолеет…  - с ухмылкой ответил полковник и, вызвав конвой, отправил пленника на допрос к специалистам в специально подготовленное для этого помещение.
        Лукас Адамо, будучи профессионалом своего дела, внимательно вслушивался в разговор и буквально сразу понял, что разыгравшаяся на его глазах сцена не имела ничего общего с постановкой. Открывшаяся правда напугала его до дрожи в коленках, но всё же не лишила возможности здраво рассуждать, и в его голове окончательно оформилась мозаика, которую он пытался сложить последние полгода.
        Следователь помимо своих основных обязанностей уже седьмой год входил в личную разведку канцлера Швейцарской республики и занимался выявлением иностранной агентуры в центральном аппарате. Около года назад совершенно случайно он заподозрил своего шефа господина Джакомертти в двойной игре, но докладывать наверх Адамо не спешил. Прямых доказательств не было, лишь подозрения.
        Вот он потихоньку всё это время и занимался изучением деятельности своего официального начальника. Кое-какие сомнительные моменты им были выявлены, но с докладом он всё равно не спешил. Слишком зыбкими они были. Требовалось накопать что-то более существенное, и он продолжал это дело, пока не выяснил, что глава Федерального департамента юстиции и полиции выполнял команды самого федерального канцлера. Тогда он приостановил своё расследование, хотя продолжал без особого фанатизма наблюдать со стороны за действиями своих начальников, и чем дольше Адамо это делал, тем меньше ему нравилось то, что происходило, да только сообщить о своих подозрениях было абсолютно некому. Оставалось только решить, стоит ли рассказать о своих подозрениях русскому миллиардеру, захватившему столицу Швейцарской республики…
        На момент завершения беседы следователь принял окончательное решение и, когда Мортимера Джакомертти увёл конвой, поднялся и, испросив разрешения, начал свой подробный рассказ, продлившийся около получаса. Выслушав все известные ему факты, его поблагодарили и вместе с сопровождающими отправили в его кабинет за материалами для предоставления членам федерального правительства. Отпустив спрятавшихся в кабинете бойцов, Бобёр прошёл в зал для пресс-конференций и, оглядев мрачных чиновников, поинтересовался:
        - И каково ваше мнение, господа?
        Временно исполняющий обязанности федерального канцлера поправил галстук и, поднявшись, внимательно вгляделся в лицо человека, перевернувшего весь привычный уклад жизни Швейцарской республики, и, не отвечая на поставленный вопрос, задал свой:
        - Господин Бобров, что от нас требуется?
        Отозвав в сторонку временного главу государства, полковник попросил обеспечить двести пятьдесят бойцов дипломатическими паспортами Швейцарской республики и доставить их скоростными курьерами на Новый Вашингтон. Бобёр предъявил только одно требование: прежде чем заняться этим делом, каждый должен был пройти экспресс-анализ на принадлежность к человеческой расе. Большего от властей не требовалось.
        Заручившись полной поддержкой, Бобёр приступил к подготовке своих людей к молниеносному захвату Нью-Эмпайр-стейт-билдинг, в котором и обитал пресловутый Шеф, или Хозяин, руководивший всей агентурной сетью готовящихся к вторжению пришельцев. В течение двух недель отработав на компьютерных симуляторах предстоящую операцию, бойцы на дипломатических курьерах покинули Новый Цюрих и направились на Новый Вашингтон. Предстоящая операция была крайне рискованной, и поэтому участвовали в ней только добровольцы, хотя таковыми были все, но полетели лучшие из лучших…

        Глава 29

        На этот раз Бобёр прилетел на Новый Вашингтон не один, а с группой опытных оперативников с хакерами и с десятью выдающимися финансовыми аналитиками. Они появились за две недели до прибытия первой партии штурмовиков и должны были разведать обстановку перед началом захвата Нью-Эмпайр-стейт-билдинг. Конечно, можно было полностью положиться на Ханта, ранее ему известного под именем Джорджа Дюваля, но полковник давно усвоил простое и действенное правило не складывать яйца в одну корзину. Так было куда безопаснее, особенно в игре с такими небывало высокими ставками. Именно по этой причине полковник первым делом отправил оперативников в самостоятельное плавание, а сам занялся вместе с аналитиками изучением текущего положения на фондовом рынке. Его лихорадило, и причиной этому был не только финансовый рынок, но и сообщения о захвате пиратами Нового Цюриха, хотя на самом деле эта акция была весьма выгодна деловому миру США. Если бы это было не так, президент незамедлительно отправил бы военный флот на помощь, но этого не случилось. Просто в очередной раз спекулянты, на фондовом рынке раздувая истерию через
средства массовой информации, в немалой степени обогащались, и, как всегда, в пролёте оказывались обычные обыватели. В общем, это была обычная практика. Одни мыльные финансовые пузыри лопались, и на их месте создавались другие…
        Провозившись неделю, Бобёр и аналитики из открытых источников информации выявили некоторую закономерность, в результате которой стало понятно, что самым заинтересованным лицом шумихи стал сам Хозяин, сорвавший очень жирный куш в этом деле. Здесь не было ничего удивительного, удивляло другое. На первый взгляд подробной информации в инфосети не было, но это только на первый взгляд. Если с дотошностью вникать в детали, можно было накопать много всякого интересного, например, становилось очевидным, что некто очень настойчиво разбивал на отдельные и вроде бы не связанные друг с другом информационные блоки. Для того чтобы собрать эти пазлы, надо было очень даже постараться, но прежде чем заниматься этим делом, нужно было иметь определённый уровень развития - как духовного, так и интеллектуального,  - и вот тогда и открывалась при-любопытнейшая картина.
        Как оказалось, именно из желания всё того же Хозяина выстраивалась вся система образования, за исключением элитного. Высокий общий уровень образования был не нужен и даже вреден. Нужны были узконаправленные специалисты, ни в чём не разбирающиеся кроме своей профессии. Высокий уровень образования давали только элитные учебные заведения, но они имели очень серьёзный фильтр в виде стоимости, правда, он не распространялся на одарённых учеников средних классов. Таких юношей и девушек выискивали везде и брали под свою опеку, выделяя гранты на обучение. Кто за всем этим стоял, оставалось неизвестным, по крайней мере пока, но в любом случае после отражения нападения на человеческие миры следовало провести глобальную ревизию всего и вся. Оставалось только понять, кто будет разбираться со всем этим безобразием…
        Под вечер покинув стены Международной фондовой биржи, Бобёр не стал возвращаться в свой гостиничный номер, хотя за прошедшую неделю, перелопачивая огромные массивы информации, он устал, но это уже было не существенным, наступало время решительных действий. Взяв на стоянке такси, он поехал в элитный ресторан, находящийся в нескольких кварталах от Нью-Эмпайр-стейт-билдинг, и уже оттуда позвонил Ханту из автомата, сообщив время и место встречи. Ждать прошлось недолго, и спустя пятнадцать минут американский кадровый разведчик явился в ресторан и, присев напротив молодого человека, сказал:
        - Рад тебя видеть, Пётр.
        - Здравствуй, Джереми, надеюсь, наше соглашение остаётся в силе?
        - Наверное, на свете не найдётся ни одного человека, который бы отказался рискнуть стать очень богатым и влиятельным,  - с усмешкой ответил Хант и, подозвав к себе официанта, заказал ужин с бутылкой коллекционного шампанского.
        - Я вижу, у тебя хорошее настроение,  - высказал Бобёр своё мнение, посматривая в окно, из которого хорошо был виден интересующий его небоскрёб, и, чуть помолчав, поинтересовался: - Насколько я понимаю, наше дело имеет большие шансы на успех?
        - Если бы это было не так, я никогда за него не взялся бы. Несколько дней назад случился сбой в системе безопасности, и в результате было приято решение о проведении глобальной профилактики. Работы начнутся через три дня, но для нас с тобой всё начнётся через двенадцать дней ровно в час дня. У нас с тобой будет всего лишь полчаса, в которые следует уложиться.
        Появление официанта прервало возникшую паузу, и как только он, разложив тарелки и наполнив бокалы шампанским, удалился, Хант предложил тост:
        - За наш успех!
        Бобёр его поддержал и, сделав пару глотков, отставил бокал в сторону, потом, посмотрев на своего собеседника, вопросительно изогнул правую бровь. Американский разведчик понял намёк и, открыв дипломат, извлёк из него небольшую коробочку и передал её полковнику.
        - Это мой подарок.
        Больше о деле они не говорили, а болтали о всякой житейской всячине и спустя полтора часа расстались вполне довольные друг другом, разъехавшись каждый в свою сторону.
        Уже поздно вечером Бобёр добрался в свой гостиничный номер и, приняв душ, взялся за коробку, в которой находилась золотая заколка для галстука, служившая информационным накопителем. Вещь была явно не из дешёвых, так как на ней стояло клеймо одного из самых уважаемых ювелирных домов. Подивившись такой щедрости американца, молодой человек вставил её в порт своего гражданского планшета и, введя пароль, занялся изучением предоставленных материалов. Здесь находилась подробная схема Нью-Эмпайр-стейт-билдинг с планом размещения Хозяина и вариантами его эвакуации.
        Сравнив свою схему со схемой Джереми Ханта, Бобёр обнаружил пару различий, хотя они были практически не заметны и, вполне возможно, не имели серьёзного значения, но перепроверить это следовало в любом случае. Связавшись с Марго, полковник переслал искину полученную схему и попросил немного ускорить работу разведывательных зондов. Марго клятвенно пообещала завершить анализ к утру, после чего он отключил соединение, забравшись на мягкую кровать, поворочался с боку на бок и через некоторое время уснул.
        Поднявшись рано утром, Бобёр заварил крепкий кофе и, устроившись за столиком на балконе, с которого открывался чудесный вид, с наслаждением сделав пару глотков, вызвал на связь искин своего корабля:
        - Привет, Марго, ну как, ты выполнила мою просьбу?
        - Да, Наследник, разведывательные зонды завершили свою работу.
        - И каковы результаты?  - подавшись вперёд, поинтересовался полковник, не замечая, как горячий кофе проливается на белоснежный махровый халат.
        - Схема, предоставленная господином Хантом, точна, за исключением одного момента. В кабинете Хозяина имеется скрытая шахта лифта, ведущая на самый нижний уровень городского метро. Эта ветка ведёт на отдельную площадку космодрома, где стоят три абсолютно одинаковые космические яхты дальнего радиуса действия с экипажами на борту. У них, кстати, даже идентификаторы абсолютно идентичны.
        - Понятно, заместитель начальника отдела специальных операций хоть и является доверенным лицом Хозяина, но ко многим секретам не допущен, да оно и понятно, это эвакуационный путь на случай непредвиденных обстоятельств. Интересно, а попасть туда вообще возможно?  - задумчиво поинтересовался Бобёр, анализируя полученную информацию.
        - Только из кабинета Хозяина или закрытой площадки космодрома. Можно ещё попасть в туннель из городского метро, но для этого надо пробурить пять метров железобетона, а прежде чем заняться проходческими работами, сначала обмануть чувствительные датчики вибрации, но с этим проблем нет. Мои штатные дроны справятся с этой задачей, но вот пробивать проход придётся вам самим.
        - Пробьём, но мне бы хотелось услышать анализ плана Джереми Ханта. Нет ли там каких-нибудь погрешностей или подстав?  - поинтересовался Бобёр, обдумывая, кого из своих бойцов привлечь для проходческих работ.
        - План был бы безупречным, если бы не секретный эвакуационный лифт. В случае его воплощения Хозяин беспрепятственно сможет покинуть Новый Вашингтон и улететь в неизвестном для нас направлении.
        - Ну что же, значит, самая многочисленная группа будет действовать по плану, а вторая - займётся туннелем, главное всё по времени выверить, чтобы обе группы действовали синхронно. Те, кто пойдёт в кабинет Хозяина, должны там оказаться на десять минут раньше и полностью сдублировать имеющуюся там информацию, взяв под контроль все финансовые операции.
        - Наследник, я рассчитаю временные интервалы действия обеих групп.
        - Спасибо тебе, Марго, что бы я без тебя делал!  - с подлинным чувством благодарности поблагодарил Бобёр искин своего корабля и, попрощавшись, отключил соединение.
        Допив остывший кофе, полковник вернулся в комнату и, включив тактический планшет, занялся розыском компаний, специализирующихся на производстве и реализации компактного горнопроходческого оборудования. Таковых на Новом Вашингтоне оказалось несколько. Записав координаты, он быстро перекусил бутербродами и, вызвав такси, поехал искать необходимые для будущего дела машины.
        Целый день Бобёр мотался и никак не находил необходимое ему оборудование, пока под конец рабочего дня не подъехал к офису одной малоизвестной фирмы, где и оказалось то, что он искал, правда, габариты были несколько больше необходимого. Пришлось переговорить с менеджером и потребовать несколько изменить конфигурацию и уменьшить размеры горнопроходческого оборудования. С полчаса пообщавшись с инженерами и заручившись их согласием, полковник полностью оплатил заказ и добавил тридцать процентов от стоимости за срочность.
        Подписав договор, он вернулся в гостиницу, но поспать ему не довелось. Всю ночь он вместе с Марго просчитывал предстоящую операцию, и уже к утру стало понятно, что схема захвата Хозяина была практически завершена, лишь бы только какая-нибудь нелепая случайность не поломала тщательно выверенный план…
        За двое суток до начала операции, согласованной с Джереми Хантом, Бобёр вместе с двадцатью бойцами глубокой ночью проник в туннель городского метро и направился к нужному участку. Идти было непросто. Регулярно проносящиеся на большой скорости поезда на электромагнитной подушке создавали мощные воздушные завихрения, серьёзно замедлявшие движение, но в конечном итоге они добрались на место, где и предстояло пробурить в композитном бетоне пятиметровый проход. Вот тут и начались настоящие трудности, бурить оказалось очень тяжело, и поэтому процесс шёл крайне медленно. Постоянно приходилось бетонное крошево относить всё дальше и дальше, чтобы оно не мешало проезду поездов.
        Спустя тридцать часов буры пробили проход, через который бойцы проникли в закрытый туннель и немедленно занялись изучением стоявшего на перроне вагона. Вагон был не совсем стандартным. В салоне обнаружился самый настоящий командный пункт, аналогичный тем, которые были обнаружены в подвалах двух российских адмиралов, сейчас пребывающих в казематах закрытой колонии. С помощью разведывательных ботов из арсенала Марго Бобёр в течение получаса выяснил, что демонтировать этот комплекс можно было только после захвата Хозяина, так как вагоне был датчик тревоги. Деактивировать его не получилось, слишком хитрой оказалась защита.
        - Командир, вам надо на кое-что взглянуть.
        Бобёр обернулся на голос и, увидев взволнованного Андрея, поинтересовался:
        - Что там такое?
        - Мы обнаружили двенадцать закладок очень мощного взрывчатого вещества.
        Ещё раз окинув задумчивым взглядом командный пункт, полковник махнул рукой и проследовал за своим бойцом. Обойдя все двенадцать закладок и узрев их содержимое, Бобёр ощутил сильный озноб. Здесь находились многие тонны взрывчатки, способной при детонации до основания уничтожить небоскрёб Нью-Эмпайр-стейт-билдинг. Такого он совсем не ожидал. Присев на гранитную ступеньку, полковник отложил в сторону лучемёт и глубоко задумался о причинах, побудивших Хозяина заминировать свою штаб-квартиру.
        Первой и самой очевидной причиной, пришедшей ему в голову, было желание резидента иной расы в случае попытки его захвата радикально отрубить за собой хвосты, разрушив до основания небоскрёб, но это было слишком очевидным, и поэтому полковник эту мысль не принял как основную. Нет, скорей всего, именно так Хозяин и поступил бы, но было здесь явно и второе дно. Взрыв символа экономической мощи вызвал бы панику и глобальный обвал на фондовых рынках во всех человеческих мирах, и на этом можно было очень даже серьёзно заработать, если знать заранее, что такое произойдёт на самом деле.
        Придя к такому заключению, Бобёр подозвал к себе бойцов и, посмотрев каждому из них в глаза, задал вопрос:
        - Парни, вы нашли детонаторы?
        - Да, командир, мы их нашли. Провода от них идут к механическому таймеру на десять минут. Этого времени более чем достаточно, чтобы на вагоне доехать до космодрома и покинуть Новый Вашингтон в экстренном порядке.
        - Андрей, покажи, где находится таймер,  - распорядился полковник и, подхватив лучемёт, резво поднялся на ноги.
        Они вместе подошли к одной из массивных колонн на перроне, и его боец открыл пластиковую дверцу, за которой оказался обычный механический таймер. Самым большим достоинством такого устройства была абсолютная надёжность и невозможность заглушить его направленными помехами.
        - М-да-а… Серьёзно подготовились, ничего не скажешь.
        - Конструкция таймера мне известна. В случае его извлечения сработает другой, и в установленное время всё равно произойдёт взрыв. Скорей всего, второй спрятан где-то здесь, в одной из закладок со взрывчаткой. Вполне может быть, что это отвлекающая обманка, но как мне кажется, это и есть основной. В этом закрытом и никому не известном туннеле городить всякие сложности не имеет никакого смысла. Сюда попасть постороннему практически нереально,  - пояснил Андрей, с задумчивым видом рассматривая механический таймер, готовый в любую секунду войти в боевой режим.
        - Сейчас меня интересует, можно ли активировать заряд из кабинета Хозяина?
        - Однозначно нет, кабели, идущие наверх, отсутствуют, за исключением скоростного лифта. Снабжение электричеством идёт из туннеля. Даже дистанционно активировать таймер не получится. Он ставится на боевой взвод только вручную. Иного способа конструкция не предусматривает,  - пояснил сапёр, внимательно рассматривая часовой механизм.
        - Ну что же, Андрей, дальше ты берёшь командование на себя. В установленное время вы, не пользуясь лифтом, поднимитесь по тросам на последний этаж и будете ждать сигнала. Как только он поступит, запускайте усыпляющий газ и ровно через три минуты входите в кабинет и повторите этот трюк с приёмной. Только будьте предельно осторожны, личный секретарь Хозяина ещё тот лис,  - предупредил Бобёр своего подчинённого.
        Бойцы и так знали, как действовать дальше, но армейские традиции требовали поставить боевой приказ в надлежащей форме. Выполнив формальность, Бобёр пожелал всем удачи и, сняв с себя армейские доспехи и оружие, переоделся в обычный рабочий комбинезон и отправился обратно на поверхность, где его уже ждали бойцы другой группы, в задачу которой входило прикрытие отхода тех, кто войдёт в Нью-Эмпайр-стейт-билдинг.
        Пройдя по туннелю несколько километров, полковник оказался на одной из станций метро и быстро нырнул в техническую зон, а уже там переодевшись в гражданскую одежду, вышел на поверхность. Поймав свободное такси, он проехал несколько кварталов и, расплатившись наличными, вышел недалеко от небоскрёба. Пройдясь пешком ещё один квартал, устроился за столиком одного из многочисленных уличных кафе и заказал себе мороженое с шоколадом.
        Неторопливо орудуя чайной ложечкой, Бобёр со стороны наблюдал, как его люди, не привлекая к себе любопытных взглядов, занимали боевые позиции. Придраться было не к чему. Всё было в высшей степени профессионально, и это внушало надежду на успешное проведение операции.
        Съев вкусное мороженое, полковник, время от времени бросая демонстративно равнодушные взгляды на улицу, неожиданно заметил спешившего в его направлении американского разведчика. Его несвоевременное появление насторожило. Не выказывая внешних признаков беспокойства, полковник вновь подозвал к себе чернокожую официантку и попросил повторить заказ. Хант за двадцать метров до кафе замедлил шаг и уже спокойнее подошёл к компаньону по рискованному делу. Присев напротив него, он, тяжело вздохнув, заговорил:
        - Бобёр, профилактические работы неожиданно перенесли. Если твои люди ещё не на своих местах, можно смело сворачивать лавочку.
        - Джереми, можешь не беспокоиться, мои люди готовы немедленно приступить к делу.
        - Очень хорошо!  - расплывшись в радостной улыбке, проговорил Хант и, взглянув на механический хронометр на левой руке, совсем тихо добавил: - В таком случае надо выступать через четырнадцать минут, иначе по времени не уложимся.
        Бобёр одобрительно кивнул и, достав коммуникатор, быстро набрал текст команды и отправил его своим людям, в том числе и тем, кто находился сейчас на нижнем уровне небоскрёба. Только после этого он внимательно посмотрел на своего собеседника и поинтересовался:
        - Пошли, что ли?
        - Пойдём. Так действительно будет лучше.
        Полковник положил на стол пятидолларовую купюру и, поднявшись на ноги, вместе с американским разведчиком направился в сторону Нью-Эмпайр-стейт-билдинг. Спустя несколько минут они прошли внутрь через парадный вход, а за ними следом под видом курьеров и технических служащих стали входить бойцы. Снаряжение было упаковано в хитрые ящики, при сканировании которых на мониторах отражались совсем иные картинки, что позволило совершенно спокойно преодолеть первую линию безопасности.
        Дальнейшие события развивались стремительно. Бобёр в сопровождении Ханта вошёл в лифт и направился на последний этаж, где и было логово пресловутого Хозяина, а в это время его бойцы, разбившись на группы, направились туда же, только разными маршрутами. Одни перекрывали лестничные пролёты, другие поднимались на лифтах, а хакеры подключались к внутренним сетям с целью предотвращения возможной утечки информации. Одним словом, все были заняты делом и выполняли его не за страх, а за совесть, так как прекрасно отдавали себе отчёт, ради чего это всё делается.
        Прибыв на скоростном лифте на последний этаж, разведчики увидели пост охраны. Один из секьюрити сначала проверил сканером наличие оружия у пришедших и только после этого затребовал пропуска. Джереми Хант, покопавшись во внутреннем кармане, достал свой постоянный пропуск вместе с разовым для посетителя и, протянув их охраннику, пояснил:
        - Это наш новый специалист по отладке охранных систем.
        Проверив на компьютере регистрацию пропусков, старший смены равнодушно вернул пропуска и, открыв вертушку, пропустил обоих посетителей внутрь. Оказавшись в коридоре, Хант подмигнул своему спутнику и провёл его в дальний конец, где находилась комната центрального управления всей системой безопасности высотки. Покопавшись для вида в аппаратуре, Бобёр отключил рабочий режим, и в этот момент от первой группы, находившейся в шахте лифта, пришёл первый сигнал. Это означало, что группа запустила сонный газ в кабинет Хозяина. Заметив его движения, Хант подозрительно взглянул на своего подельника, но Бобёр его успокоил и совершенно будничным тоном заявил:
        - Исходя из технических особенностей данной охранной системы, мне надо заменить контроллер на контролирующем пульте, установленном в кабинете вашего шефа.
        - Одну минутку…  - протянул он и, достав телефон, вызвал на связь Хозяина.
        Понажимав несколько раз кнопку соединения, заместитель начальника отдела специальных операций недоумённо покрутил головой и, расстроено посматривая по сторонам, полушёпотом произнёс:
        - Что-то не так. Хозяин не отвечает.
        Бобёр всё это время дожидался второго сигнала, и тот наконец поступил. Удовлетворённо хмыкнув, полковник похлопал по плечу американца и потребовал:
        - Необходимо доложить охране.
        Джереми посмотрел на молодого человека как на сумасшедшего, но ничего не сказал ему, так как довольная улыбка подсказала ему, что русский явно что-то знал и действовал по своему плану. Махнув на всё рукой, Хант вместе с ним покинул помещение и, подойдя к посту охраны, описал ситуацию, чем вызвал неподдельное беспокойство секьюрити. Старший смены захватил с собой четверых человек и незамедлительно бросился к двери приёмной. За ними следом хотел было направиться и Хант, но Бобёр его остановил, неодобрительно покачав головой, и они стали наблюдать дальнейшее развитие событий со стороны.
        Старший смены, остановившись у двери, нажал кнопку вызова секретаря, но ответа не было. Забеспокоившись ещё сильнее, он бросился к посту охраны и, вскрыв сейф, извлёк из него тубус. Сорвав печать, он извлёк из него запасные ключи и открыл дверь. Ворвавшись внутрь и не пройдя и пары шагов, он и его четверо подчинённых без чувств повалились на пол. Увидев это, остальные четверо схватились за оружие и бросились туда, но в этот момент двери лифта распахнулись, в коридор ввалились восемь бойцов в армейской экипировке и незамедлительно положили оставшихся охранников на пол, после чего взяли полностью под свой контроль весь этаж.
        Наблюдая это действо, Хант становился всё более серьёзным, он опасался, что его партнёр имел возможность самостоятельно захватить Хозяина, но по каким-то причинам этого не сделал. Наблюдая реакцию на всё происходящее, Бобёр во избежание ненужных недоразумений решил успокоить напарника и, глядя на него честными глазами, произнёс:
        - Джереми, не стоит так переживать, честное слово. Наш уговор относительно дележа остаётся в силе, ведь нам с тобой предстоит тесно сотрудничать многие годы, а то, что ты сейчас видишь, всего лишь перестраховка, и не более того.
        - Поверю на слово,  - был вынужден согласиться Хант.
        - Ладно, об этом поговорим после, а сейчас давай займёмся делом.
        Прежде чем войти в приёмную, Бобёр убедился в дегазации помещения и только после этого вместе с Хан-том вошёл внутрь и с интересом огляделся. Бессменный секретарь Хозяина лежал без сознания на ковровом покрытии со скованными за спиной руками, а бойцы проводили самый тщательный обыск. Похвалив своих людей, полковник потребовал доставить команду хакеров и сразу вошёл в кабинет, в который так долго хотел попасть.
        - Бобёр, как твои спецы сюда попали?!  - в полной прострации воскликнул Хант, обозревая работу профессионалов, вскрывающих сейфы и обыскивающих книжные стеллажи.
        Полковник, не вдаваясь в подробности, рассказал о потайном лифте и отдельной ветке метро, ведущей к частной стартовой площадке на космодроме. Отдельно упомянул он и о тоннах взрывчатки с часовым механизмом, способной до основания уничтожить небоскрёб. Услышав это, американский разведчик, резко побледнев, закашлялся, но быстро успокоившись, внимательно всмотрелся в лицо молодого человека и охрипшим голосом спросил:
        - Пётр, ты понимаешь, что это всё значит?
        - В случае взрыва экономика значительной части нашего мира обрушится, но даже не это самое страшное на самом деле. Если мы сейчас не возьмём полный контроль над всеми финансовыми потоками Хозяина, обязательно случится коллапс, а в преддверии вторжения в человеческие миры иной расы это смерти подобно.
        - Какое вторжение?!  - воскликнул Хант с округлившимися до предела глазами.
        Бобёр грустно усмехнулся и, достав свой тактический планшет, вывел на экран папку с видеофайлами, где давали показания захваченные подменыши, и вручил его будущему совладельцу, а сам присел возле Хозяина, лежавшего без сознания на кожаном диване, и некоторое время изучал его лицо. Радости в душе не было, скорее, присутствовало некое разочарование, не позволявшее в полной мере ощутить вкус очередной победы… Хотя какая это была победа? Это был лишь очередной этап операции, а до победы было ещё ой как далеко…
        - Командир, сейфы вскрыты,  - донёсся из-за спины радостный голос одного из бойцов штурмового отделения.
        Поднявшись, Бобёр прошёл к двум массивным сейфам и, внимательно рассмотрев их содержимое, потребовал привести хакеров и швейцарских финансовых аналитиков. В ожидании специалистов полковник случайно бросил взгляд на Джереми Ханта и поразился его болезненной бледности. Сначала он хотел к нему подойти и поговорить, но передумал. Американскому разведчику требовалось время, чтобы в полной мере переосмыслить всё то, во что он раньше искренне верил…
        Последующие три недели Бобёр с американским разведчиком с помощью хакеров сменили индивидуальные пароли и в результате взяли под свой полный контроль все активы Хозяина, а затем вместе с финансовыми аналитиками занялись анализом всего этого гигантского хозяйства. Допросы личного секретаря и резидента иной расы не принесли никакого результата. Они лишь злобно скалились, иногда даже плевались, но продолжали упорно молчать. Сканирование мозга и спецпрепараты не помогли. Пришлось отправить пленников к остальным подменышам на закрытую колонию в надежде на то, что там сумеют этих типов раскрутить надлежащим образом.
        Молчание Хозяина совершенно не смутило полковника: материалов, найденных в сейфах и компьютерных блоках памяти, хватало с лихвой, куда хуже было другое… Смена власти привела к сбою давно отлаженного финансового механизма, и вот тогда экономики практически всех государств человеческих миров всерьёз залихорадило. Фондовые котировки акций начали стремительно падать и скакать как сумасшедшие, а следом за ними последовал обвал реального сектора экономики и банков.
        Не зная сна и отдыха, финансовые специалисты, глотая стимуляторы и крепчайший кофе, прилагали неимоверные усилия для исправления ситуации, так как это касалось жизни и благополучия многих миллиардов людей. В конечном итоге краха удалось избежать и постепенно восстановить прежнее положение дел, правда, о внесении каких-либо изменений в систему управления пока не могло быть и речи. Прежде чем этим заниматься, следовало собрать экономистов с мировым именем и поставить перед ними соответствующую задачу. Отправив запросы в ведущие университеты и заручившись согласием сотни академиков, Бобёр разослал за ними скоростных курьеров, желая поскорее реформировать существующую систему управления мирового финансово-промышленного хозяйства.
        Сидеть без дела в ожидании научных светил Бобёр не стал. После предварительной подготовки он и его люди провели стремительную операцию по захвату закрытой стартовой площадки с кораблями, на которых должен был эвакуироваться Хозяин, так этой возможностью и не воспользовавшийся. Как и предполагалось, все члены команд оказались подменышами, так что пришлось посылать ещё один корабль, только уже гражданский, на Бастион, откуда их должны были незамедлительно переправить на Надежду. Завершив это дело, полковник хотел было вместе с Джереми Хантом немного отдохнуть где-нибудь на уединённом острове посреди тёплого океана, но прибывающие академики не дали такой возможности.
        Первыми прибыли девять учёных мужей, хорошо известные в научных кругах. Пришлось ему лично встретить и разместить их в одной из гостиниц небоскрёба, но прежде чем подпустить к информации, Бобёр заключил с ними контракт, где стоял очень жёсткий пункт о неразглашении. Санкции за его нарушение были драконовскими, но так как оплата предлагалась очень щедрая, возражений никаких не последовало. Если бы он знал, к чему его затея приведёт, передумал бы немедленно!
        Сначала всё было чинно и благородно. Молодой человек пригласил академиков в компьютерный зал и, ознакомив с предстоящим фронтом работ, без всякой задней мысли оставил их одних на целый день. Вернувшись вечером под конец рабочего дня и открыв биометрический замок, Бобёр шагнул в помещение - и кое-как увернулся от летевшей в его голову тяжёлой бронзовой пепельницы. Не ожидавший такой «радушной» встречи, он обвёл тяжёлым взглядом зал и только крякнул от изумления. Такого он совсем не ожидал. Девять солидных мужчин с упоением дрались между собой, как уличная босота. Валялись изломанные кресла и компьютерные столы, а также пострадали многие мониторы.
        - А ну, немедленно прекратить!!!  - заорал во всю глотку полковник, особо не сдерживая вырывающуюся наружу ярость.
        Суровый окрик на раздухарившихся научных светил подействовал словно ушат холодной воды на разгорячённые головы, и стихийное побоище прекратилось. Учёные мужи, узрев дело рук своих, потупили взоры, боясь взглянуть в глаза своего работодателя.
        Полковник посмотрел на каждого, и как-то совершенно неожиданно его злость испарилась. Понурившиеся мужи куда старше его самого выглядели натуральными мальчишками, пойманными с поличным суровым наставником. Двое красовались с хорошими такими фингалами под глазами, а один так и вообще где-то потерял передний зуб, но больше всего его рассмешил один дядька с всклокоченной бородой, в которой была большая проплешина, и этот клок находящийся у него же в руках, он безуспешно пытался прицепить обратно. Сдерживая смех, Бобёр ещё раз осмотрел приглашённую научную публику и совершенно нейтральным тоном поинтересовался:
        - Господа, потрудитесь объяснить, что здесь произошло?
        Все девять человек наперебой бросились высказывать своё индивидуальное мнение, и в результате получился самый настоящий гвалт, из которого что-либо понять было решительно невозможно. Пришлось вновь одёрнуть академиков, заставив высказываться по одному. Выслушав всех без исключения, Бобёр уяснил для себя причины такого безумства вроде бы как солидных людей. Всё оказалось предельно просто. Каждый из них исповедовал свою экономическую теорию, и этот спор был далеко не нов. На протяжении пятидесяти лет шло непрекращающееся противостояние мировоззрений, и ни начала этой драчке не было, ни конца, вернее начало имелось, а вот конца что-то не наблюдалось…
        - Я вас понял, господа. Попытаюсь решить эту проблему, а пока требую немедленно устранить учинённый вами разгром.
        Поставив не совсем привычную для академиков задачу, полковник развернулся и покинул компьютерный зал. Теперь он знал, как следовало организовать работу корифеев современности. Исходя из полученного опыта, он дождался, когда все согласившиеся академики прибыли на Новый Вашингтон, и только тогда собрал всех в компьютерном зале и, пожелав удачи, удалился. Целый день он занимался текущими делами и под вечер, вызвав Джереми Ханта, вместе с ним отправился в компьютерный зал. Как он и ожидал, учёные мужи разругались в пух и прах и набили друг другу физиономии, только, в отличие от первого раза, в зале вообще не осталось ничего целого, лишь одни руины…
        Американский разведчик, узрев погром, непроизвольно отступил на пару шагов и шёпотом поинтересовался:
        - Неужели это нападение?
        - Ну что ты. Именно таким весьма экстравагантным способом наши выдающиеся академики ведут научные диспуты,  - с ухмылкой ответил полковник, внимательно наблюдая за выражением лица компаньона.
        - Ты что, шутить изволишь?!
        - Нет, я говорю совершенно серьёзно.
        - Знаешь, что, Пётр, пожалуй, пойду-ка я отсюда. Что-то не хочется, чтобы мне в очередном таком горячем диспуте проломили голову креслом или на худой конец компьютерным монитором.
        - Смотри сам.
        Хант, благодарно кивнув, резко развернулся и спешной походкой удалился, оставив полковника самостоятельно разбираться с шайкой интеллектуально развитых сумасшедших. Решив ковать железо, пока горячо, Бобёр разбил академиков на группы, в каждую из которых вошли сторонники одной экономической теории, и развёл их в заранее подготовленные помещения, с требованием выдать результат. Не имея особого желания вмешиваться в работу специалистов с мировыми именами, полковник отправился в бывший кабинет Хозяина и, устроившись в очень удобном кресле, вызвал на связь искин своего корабля:
        - Привет, Марго!
        - Здравствуй, Наследник.
        - Марго, можешь похвастаться хотя бы предварительными результатами анализа всего этого международного финансового хозяйства?
        - Система выстроена крайне хитро, но уже сейчас понятно, что захваченный тобой Хозяин в полном смысле этого слова хозяином не был, он просто возглавлял некий клан, объединённый общими интересами, причём этот клан давно ведёт довольно жёсткую борьбу с другим кланом со штаб-квартирой на Новом Лондоне.
        - Вот даже как…  - протянул молодой человек и, помолчав некоторое время, тихо поинтересовался: - Это британские банкиры?
        - Ну, почему же только британские? Там много всяких, и не только банкиров, но формально возглавляет этот конкурирующий клан некто из руководства Лондонской школы экономических и политических наук.
        - Что с этой школой не так?
        - Это один из мозговых центров изучения общества и человека. Именно оттуда и идёт управление тем кланом. Кстати, эта школа активно сотрудничает с небезызвестным Кестонским институтом, целью которого является борьба с Россией с помощью различных религиозных организаций, как правило, протестантских. Филиал этого института давно открыт на Новой Москве,  - пояснила Марго, с некоторой отстранённостью в голосе.
        - Неужели и этот второй клан находится под контролем иной расы?
        - Нет, это клан очень богатых людей, негласно управляющий какой-то частью мира с целью извлечения максимальной выгоды. Просто когда-то произошло размежевание на кланы самых богатых и влиятельных людей, причиной этому стали промышленно-финансовые противоречия. Раньше они широкомасштабные войны организовывали между государствами, но так как это стало опасным для них самих, перешли на локальные столкновения, используя сепаратизм и религиозный радикализм, но в последнее время используют экономических убийц. Где-то повышают уровень жизни, а где-то наоборот - обрушивают его, и всё для того, чтобы снижать стоимость рабочей силы и себестоимость товаров и услуг, причём делают это через советников руками местных кадров. Кстати, если бы не это противостояние, вторжение случилось бы значительно раньше.
        - Вот же скотство!  - выпалил полковник, вскакивая с кресла.
        - Верно, но у тебя уже нет времени этим всем безобразием заниматься, до вторжения боевой армады иной расы осталось что-то около одного месяца. Точнее сказать невозможно. Такой информации в базе данных Хозяина не имеется.
        - Марго, будь добра, скинь мне на тактический планшет твои выкладки, надо кое-кого ознакомить с реальным положением дел.
        - Все данные находятся в папке под номером сто двенадцать.

        Глава 30

        Последние месяцы начальник Службы безопасности пребывал в крайне отвратительном настроении, и, как бы это ни показалось для многих странным, оно продолжало ухудшаться… Для этого было достаточно поводов. Корнелиус, будучи старшим офицером контрразведки, давно привык вести игру в интересах государства Российского и своего непосредственного шефа Фармера-старшего. Игра эта была не всегда приятной и чистоплотной, но всегда интересной и увлекательной, да только что-то в последнее время затеянная главой Сената интрига Корнелиусу всё больше и больше не нравилась, хотя изначально всё было в точности до совсем наоборот…
        Чуть более десяти лет назад его шеф выдвинул идею собрать под одной крышей всех иностранных агентов влияния и держать их под своим контролем. Этой самой «крышей» должна была послужить новообразованная Партия правых либералов. Начальник Службы безопасности, получив приказ, подошёл к делу творчески и, подобрав достойных кандидатов из личной агентуры, снабдил их деньгами и поспособствовал регистрации новой партии. Грамотная раскрутка помогла довольно быстро поднять рейтинг проекта, и в результате очередных выборов в Сенат партия смогла набрать шестнадцать процентов голосов избирателей. Вот именно тогда на неё и обратили самое пристальное внимание разношёрстные оппозиционеры и представители иностранных спецслужб.
        Проект оказался настолько удачным, что буквально за считаные месяцы существования Партии правых либералов были выявлены несколько ранее неизвестных резидентов, а также их агентов, занимающих весьма значительные посты в государственном аппарате. Помимо этого были выявлены несколько изощрённых схем финансирования агентов влияния, работавших против своей страны, прикрываясь защитой прав человека и беспокойством за состояние окружающей среды.
        Этот увлекательный пасьянс продолжался до сих пор, но Корнелиус в последнее время всё чаще и чаще стал задумываться, а не заигрались ли они в него. Вся эта предвыборная лихорадка с ушатами помоев на своих конкурентов и копание в чужом грязном белье порядком взвинтили градус напряжения в обществе, обнажив застарелые проблемы и противоречия. Эту игру следовало прекращать, но как это сделать безболезненно, он себе даже не представлял, слишком уж могущественные силы были задействованы в ней. Конечно, можно было использовать полученную информацию от Бобра и арестовать подменышей, но в это бы никто не поверил, и акции протеста с последующими массовыми беспорядками не заставили бы себя долго ждать.
        Вся эта внутриполитическая чехарда усугублялась мировым финансово-промышленным кризисом. Всё дело в том, что человеческий мир стоял на пороге радикального технологического рывка. Новые технологии фактически должны были в корне изменить давно устоявшиеся товарно-денежные отношения, а такие рывки не могут проходить безболезненно. Самой интересной и очень перспективной технологией, переворачивающей привычный мир, стала технология 3D-печати. Ее и раньше использовали в медицине и в промышленности, но последние радикальные усовершенствования сделали эти технологии доступными практически каждому.
        Всё это подрывало будущее мегакорпораций, но больше всего от этого должен был пострадать Китай, будучи мировой фабрикой товаров. Трёхмерная печать в буквальном смысле этого слова делала ненужными токарей со швеями и прочих, да и заводы, производящие радиоэлектронную аппаратуру, тоже должны были остаться не у дел. Всё это и многое другое 3D-печать уже сейчас делала лучше, дешевле и куда производительнее. Даже по самым приблизительным прикидкам ведущих экспертов, Китай должен был лишиться не менее трети своей промышленной базы, так как она будет просто не востребована, а это означало появление сотен миллионов безработных и голодных людей, готовых на всё ради хлеба насущного.
        Ещё ко всему прочему американцы стали активно выводить свои производства из Китая обратно в США. Решать эту проблему на границе государства Российского в нынешних условиях - кроме как всеми возможными способами усиливать армию - было практически невозможно. Хотя этому всеми силами противодействовали активные агенты иной расы, возглавлявшие Партию правых либералов. Делали они это при полной поддержке менеджеров среднего звена, исповедующих либерально-радикальную идеологию…
        От всех этих тяжёлых раздумий у Корнелиуса разболелась голова, и он был вынужден принять таблетку, жаль только, что она не могла вместе с головной болью устранить и проблемы, стоящие перед Российским государством…
        Устало откинувшись на спинку кресла, начальник Службы безопасности прикрыл глаза, но селектор не дал ему отдохнуть. Приоткрыв один глаз и увидев, кто его вызывает, он подскочил на месте и нажал кнопку соединения.
        - Здравия желаю, господин Фармер!
        - Зайди ко мне и не забудь захватить с собой материалы, касающиеся нашего с тобой протеже.
        - Какого именно?
        - Полковника Боброва.
        Отключив связь, Корнелиус прошёл в соседнюю комнату и, открыв биометрический замок, вошёл в секретную часть. Достав из сейфа опечатанный жёсткий диск, он направился в приёмную главы Сената. Здесь его остановил страшно деловитый секретарь, в результате чего ему пришлось задержаться на двадцать минут. Такого ещё не было никогда, и это лишний раз подтверждало его беспокойство по поводу внутриполитической ситуации в стране.
        - Теперь вы можете войти,  - распорядился секретарь, не отрывая своего взгляда от компьютерного монитора.
        Хмыкнув, глава Службы безопасности поднялся с кресла и решительным шагом прошёл в кабинет своего непосредственного начальника.
        - Корнелиус, как там дела у полковника Боброва?
        - Бобёр наладил тесный контакт с заместителем начальника отдела специальных операций и совместно с ним захватил главного резидента иной расы, взяв под свой контроль его финансово-промышленные активы, а потом переправил того на Надежду к остальным подменышам.
        - Наш пострел везде поспел,  - с грустной усмешкой произнёс Фармер-старший и, задумчиво помолчав несколько мгновений, задал вопрос:
        - Это что же получается, наш протеже теперь стал самым богатым человеком в мире?
        - Есть у меня такие подозрения. Наш шустрый парень ещё до этого умудрился стать владельцем семи процентов акций всего банковского сектора Швейцарской республики, а если к этому прибавить капиталы Хозяина… В общем, самый ли он богатый человек на свете или нет, это не так уж и важно, самое главное, что он без использования государственных ресурсов умудрился построить очень мощный военный флот, не имеющий аналогов в человеческих мирах, на базе каких-то инопланетных технологий. В самое ближайшее время этот флот под командованием адмирала Верещагина покинет Надежду и займёт боевые позиции. Не вызывает никаких сомнений, что этот флот способен не только отразить вторжение иной расы, но и полностью её уничтожить,  - отрапортовал Корнелиус, при этом стараясь уловить малейшие намёки, позволяющие понять, какие мысли витают в голове главы Сената.
        - Ну что же, совсем неплохо,  - отстранённо проговорил Фармер,  - но меня интересует, каково решение Совета закрытой колонии. Согласны ли они пойти под нашу юрисдикцию?
        - К сожалению, некий Михаил Александрович Жуковский категорически отказался вести какие-либо переговоры на эту тему. Он и дальше собирается сотрудничать исключительно с полковником Бобровым.
        - Ничего страшного,  - ухмыльнулся Фармер-старший,  - как только Бобёр погибнет вместе со своим флотом и поддерживающими его пиратами Руперта Вормса, они сами запросятся в наши объятия, но теперь уже мы будем диктовать свои условия.
        Корнелиусу показалось, что он ослышался, и впервые за всё время нахождения в занимаемой должности он усомнился в здравости рассудка своего шефа, но всё же решился задать уточняющий вопрос:
        - Прошу прощения, а если он не погибнет, что тогда?
        - Даже если он и останется в живых в предстоящей мясорубке, какой-либо реальной силы уже за его спиной не будет. Пираты будут практически полностью уничтожены, как и его флот. Восстановить его будет просто нереально, да и мы этого не позволим.
        - Прошу прощения, а как же его деньги, ведь у него теперь их целая прорва?  - с озабоченностью поинтересовался начальник Службы безопасности, по-настоящему вдруг только сейчас увидев истинное лицо своего шефа.
        - Поверь мне на слово, Корнелиус, эти деньги как пришли к нему, так и уйдут, особо не задерживаясь. Бобров и его люди лишь расходный материал в большой геополитической игре, и не более того. Главное - результат, а результат получается великолепным. Мы одним махом избавляемся от пиратов, терроризировавших наш мир, а заодно отбиваем вторжение иной расы. Люди и правительства всех без исключения государств нам рукоплещут, а мы в это время без какого-либо противодействия внешних сил избавляемся от оппозиции под видом ликвидации подменышей… Как итог, сохранение демократической республики парламентского типа с декоративным президентом. О реставрации монархии, как того требуют некоторые, и речи быть не может. Всё будет решать победившая партия на выборах или союз партий.
        - Разрешите задать ещё один вопрос?  - с некоторой оторопью в голосе поинтересовался Корнелиус.
        - Задавай,  - великодушно разрешил глава Сената, с довольной ухмылкой посматривая на своего подчинённого, верой и правдой служившему ему более пятнадцати лет.
        - Скажите, а вы изначально не планировали поставить полковника Боброва на пост главы Сената?
        - С какой это радости?! Он никто, и звать его никак, хотя и не без большого таланта мальчишка, но всё же на российском политическом олимпе ему делать совершенно нечего, на мой пост есть куда более достойный кандидат, и это мой племянник Николай Форти. Учти, политика - довольно скользкое дело, а уж политик и подавно обязан быть изворотливым, словно уж на горячей сковородке. Есть ещё вопросы, Корнелиус?  - с холодным взглядом проговорил глава Сената, пристально всматриваясь в задумчивое лицо своего подчинённого.
        - Никак нет!
        - В таком случае оставь мне папку с материалами на Бобра, и можешь быть свободным, хотя подожди… Созвонись с секретарём Святейшего патриарха и договорись о встрече, надо обсудить с ним предстоящие выборы в Сенат, а заодно вопросы благотворительности.
        - Разрешите выполнять?
        - Подожди еще немного, я за твою службу хочу преподнести тебе знатный подарок…  - негромко протянул Фармер и, поднявшись с кресла, подошёл к массивному сейфу. Повозившись некоторое время с хитрыми замками, он извлёк из его нутра знакомый меч и протянул его начальнику Службы безопасности.
        - Корнелиус, вручаю тебе меч неведомого Императора, думаю, он станет жемчужиной твоей коллекции холодного оружия.
        Контрразведчик подскочил и с почтением взял в руки уникальный предмет, поблагодарив шефа, затем испросил разрешения удалиться. Получив одобрительный кивок, он направился в свой кабинет, бережно придерживая меч. Оказавшись на своём рабочем месте, он осторожно присел в кресло, предназначенное для посетителей, и вынул клинок из ножен, положил его на стол и задумчиво посмотрел в окно.
        Всё, что он услышал совсем недавно от главы Сената, могло означать только одно. Как только Бобёр выполнит поставленную задачу, его, начальника Службы безопасности, непременно ликвидируют. Если бы это было не так, Фармер-старший никогда в жизни не вручил ему меч легендарного Императора и уж тем более не озвучил имя будущего главы Сената. Корнелиус слишком хорошо знал своего шефа, собаку съевшего на изощрённых интригах. Хорошо обдумав свои ближайшие действия, Корнелиус пришёл к выводу о необходимости побега, но прежде чем уйти в отрыв, следовало очень хорошо подготовиться к такому радикальному шагу…

        Глава 31

        Передав всю имеющуюся информацию Алексею и поставив его руководить финансово-промышленной империей вместе с Хантом, Бобёр оставил ему всех бойцов, участвовавших в захвате небоскрёба, а сам незамедлительно вылетел на Бастион, где искупался в подземном озере, и, не задерживаясь, вылетел на Надежду. Прибыв на место, полковник собрал штаб и затребовал отчёт о проделанной работе. Как оказалось, минные заграждения с торпедными аппаратами были установлены раньше установленного срока, но куда больше его удивило не это. Адмирал Верещагин, посовещавшись с Михаилом Александровичем, решил не останавливать производство боевых кораблей, и на сегодняшний день боевой флот составлял не две, а целых две с половиной тысячи вымпелов, и это не считая пятисот кораблей, находящихся на консервации, а также двухсот судов, патрулирующих Швейцарскую республику…
        - Василий Петрович, я, конечно, не возражаю против увеличения нашего флота, но скажите мне на милость, где вы взяли людей для их экипажей и, главное, откуда деньги на содержание?
        - Простите, но вы сами дали «добро» на увеличение флота, но из-за недостатка личного состава мы внесли изменения в конструкции и стали производить автоматические корабли с мощным искусственным интеллектом, объединённым в единую сеть, так что на сегодняшний день наш флот полностью укомплектован личным составом, прошедшим полный цикл боевого сплачивания. Мало того, из-за наплыва желающих вступить в наши ряды я по своей инициативе отправил шесть тысяч человек на Бастион. Они составят будущие экипажи пятисот боевых кораблей, находящихся на консервации.
        - Благодарю вас, Василий Петрович. Вы поступили самым разумным образом, но все же, откуда деньги?  - с огромным любопытством поинтересовался Бобёр, вглядываясь в своего собеседника.
        - На заседании штаба было принято решение продать пять тонн золота, правда, вырученных денег хватит месяца на четыре, но так как до вторжения осталось чуть более месяца, а потери ожидаются не менее половины нашего флота…
        - Стоп, господин адмирал, вы что же, предлагаете не платить семьям погибших?!  - холодным тоном проговорил полковник, отчего у всех присутствующих мороз пробежал по коже.
        - Хоть это и звучит цинично, но в нынешней ситуации я другого выхода просто не вижу,  - откровенно заявил Верещагин, совершенно не испугавшись надвигающегося начальственного гнева.
        - Господин адмирал, учтите на будущее, каждый… я подчёркиваю, КАЖДЫЙ боец, готовый сложить голову ЗА НАШЕ ДЕЛО, должен знать, что его семья обязательно получит пожизненный пенсион. Где брать на это деньги, моя личная забота, я их найду, можете даже не сомневаться.
        - Я вас понял. В самое ближайшее время ваше распоряжение будет доведено до каждого бойца,  - тяжело вздохнув, ответил Верещагин.
        - Хорошо, что вы это поняли, а теперь давайте перейдём непосредственно к делу. Меня интересует, как идут наши дела на Новой Тортуге.
        - На сегодняшний день на Тортуге сосредоточены семьсот сорок три пиратских вымпела. Большинство из них во время сражения получили серьёзные повреждения, но наши ремонтные бригады в течение трёх недель их устранят. К моменту вражеского вторжения пиратский флот будет завершать ходовые испытания с полным боекомплектом. Исходя из полученной разведывательными зондами информации, в этом направлении сосредоточивается армада из одной тысячи двухсот пятидесяти двух боевых кораблей. Технические характеристики примерно равны современным кораблям человеческих государств; что касается нашего флота, то они уступают более чем в полтора раза, по крайней мере именно такие показатели выдают наши разведывательные комплексы,  - отчитался Верещагин, в голосе которого имелись нотки некоторого сомнения.
        - Каков состав вражеской армады?  - с озабоченностью поинтересовался Бобёр, прекрасно понимая, что от пиратского флота ничего не останется, хотя это ими и планировалось изначально, чтобы уменьшить потери своих людей.
        - Сорок восемь тяжёлых авианосцев, двенадцать лёгких, а тяжёлых артиллерийских равелинов в их составе ровно сто сорок три. Остальные - крейсера с фрегатами и эсминцами. Что касается минных тральщиков, то их всего лишь сорок три единицы, и это странно. Для такого большого флота их должно быть как минимум в три раза больше. Похоже, они что-то задумали… Или ещё не знают о крепостных минных полях, установленных на их пути.
        - Скажите, Василий Петрович, сколько времени продержится пиратский флот?
        - Максимум сутки, затем он будет полностью уничтожен, но исходя из действующего плана противника остановит, а затем и гарантированно уничтожит наш Второй флот. Кстати, Второй флот через три дня выдвигается на исходные позиции,  - пояснил адмирал, внимательно всматриваясь в схему предстоящего сражения. Бобёр медленно поднялся и, оглядев всех присутствующих тяжёлым взглядом, скомандовал:
        - Требую максимально ускорить подготовку к выдвижению Первого ударного флота. Через пять дней он должен быть готов к старту, времени у нас осталось совсем немного.
        - Есть ускорить подготовку!  - отчеканил адмирал Верещагин, вытянувшись по уставной струнке.
        - Скажите, адмирал, а есть ли информация о вражеском флоте, концентрирующемся в районе Хипори?
        - Очередной пакет данных будет завтра в семь часов вечера по местному времени.
        - В таком случае заседание штаба объявляю закрытым. Следующее состоится завтра в восемь часов вечера.
        Покинув защищённый зал заседаний, Бобёр в сопровождении Михаила Александровича спустился на самый нижний подземный уровень и, войдя в тюремный отсек, вызвал специалистов и поинтересовался результатами допросов захваченного Хозяина и его бессменного секретаря. Результатов не было. Они молчали, вернее в самом начале грозились всякими изощрёнными наказаниями за самоуправство, но поняв, что практически вся агентурная сеть иной расы выявлена и частично схвачена непонятно кем, перестали говорить, полностью замкнувшись в себе. Подумав некоторое время, полковник попросил привести Хозяина, и спустя десять минут того завели в кабинет и оставили наедине с ним.
        - Ну, здравствуй, теперь уже бывший Хозяин, он же Кор,  - с ироничной усмешкой проговорил Бобёр, разглядывая своего бывшего противника.
        - Я так понимаю, это вы разрушили наши самым тщательным образом выверенные планы, господин Бобров?  - поинтересовался Кор, хмуро посматривая на молодого человека из-под опущенных бровей.
        - Отрицать не буду, это действительно моих рук дело, чем я безмерно горжусь,  - подтвердил Бобёр, нисколько не злорадствуя над своим пленником.
        - Опять эти русские… Вечно вы вставали костью в горле всем тем, кто стремился к мировому господству. Сколько поколений лелеяло мечту о расчленении и уничтожении вашего народа, да только никому из людей этого так и не удалось… Мы учли этот печальный опыт и приняли все меры, чтобы вы, русские, в очередной раз не стали нашим камнем преткновения. Теперь вам конец, как и всему остальному человеческому миру. Время икс близко… Молись, несчастный!  - с фанатизмом в глазах взревел Кор, яростным взглядом пытаясь испепелить того, кто спокойно сидел напротив него.
        Бобёр смотрел на беснующегося резидента иной расы с холодным презрением и, когда тот умолк, равнодушно поинтересовался:
        - Всё сказал, убогий?
        - Моя смерть от твоей руки уже ничего не изменит. Твоя смерть и смерть человечества очень близки, и это меня несказанно радует.
        В общем, полковник и не надеялся услышать от «хозяина» какую-либо информацию, он хотел лично увидеть захваченного резидента и понаблюдать за его реакцией, как представителя иной расы. Он её увидел и понял, что интервенты будут сражаться до конца, а это в свою очередь требовало внести некоторые изменения в предстоящий план генерального сражения. Придя к такому заключению, Бобёр вызвал конвой и, после того как арестанта увели, покинул тюремное отделение и направился в свои апартаменты. Ему требовалось хорошо поразмыслить, перед тем как вылететь вместе с флотом в район Хипори.
        Вечером следующего дня адмирал Верещагин озвучил полученные данные, добытые разведывательными зондами. Вражеский флот насчитывал три с половиной тысячи вымпелов и фактически завершал своё сосредоточение для атаки на человеческие миры. Наличных сил для отражения хватало, но для полного его уничтожения, сил, скорее всего, не хватит, слишком уж много было врагов…
        Оставшиеся дни до отбытия флота Бобёр и адмирал Верещагин крутились как белки в колесе, проверяя и перепроверяя загрузку боеприпасов, продовольствия и медикаментов. Работали как проклятые не только они одни, работали в авральном режиме буквально все, и это позволило уложиться в отведённые сроки. К моменту старта буквально все валились с ног, и когда флот снялся со стоянки и направился в район Хипори, этого практически никто не заметил, так как все завалились спать…
        Спустя двенадцать дней полёта флот прибыл на место и, выстроившись за минными полями в боевой порядок, укрылся маскировочными полями, застыв в тревожном ожидании. Бобёр, не будучи флотским офицером, на заседаниях штаба предпочитал не вмешиваться и не высказывать свое мнение, а пытался разобраться в хитросплетениях предложенного адмиралом Верещагиным плана, разработанного на основе древнего трактата о ведении войны в космосе. Штаб Первого флота заседал практически каждый день и время от времени вносил коррективы, исходя из регулярно получаемых данных с разведывательных зондов. Атмосфера царила тревожная, к противнику прибыло дополнительное подкрепление, и силы противостоящих друг другу сторон сравнялись. Всё застыло в тревожном равновесии…
        Неожиданно тревожную суету штаба нарушил ворвавшийся до невозможности бледный капитан флагманского корабля, носивший грозное название «Зверобой». Капитан первого ранга строевым шагом подошёл к адмиралу и, протянув ему распечатку, немедленно покинул аппаратную. Верещагин внимательно вчитался в текст, спустя минуту обвёл всех хмурым взглядом и негромко произнёс:
        - Товарищи, полчаса назад во время встречи Святейшего патриарха Московского и всея Руси с главой Сената Фармером-старшим на них совершено дерзкое нападение. Патриарх убит, а глава Сената находится при смерти. Надежды на его излечение почти нет! Террористы, учинившие это нападение, захватили несколько сотен заложников, забаррикадировались в одном из зданий и требуют, чтобы армия отошла во внутренние районы страны, в противном случае они обещают убивать заложников каждые десять минут. Роль посредника на переговорах взял на себя глава Партии правых либералов господин Нерлин. Вот такие дела…
        Старшие офицеры, подскочив со своих мест, зашумели. Бобёр не поддался всеобщему возмущению, он позволил своим людям выпустить пар и только после этого собирался с ними поговорить серьёзно, а пока напряжённо размышлял. Случившееся было беспрецедентным по своей наглости событием, которое непременно должно повлечь за собой самые серьёзные последствия, на что, видимо, и рассчитывали организаторы покушения на столь известные фигуры, а это значит, что данная акция лишь первый этап чего-то более существенного…
        Шум и гам офицеров штаба довольно быстро прекратился, и все присутствующие на этом заседании умолкли, озабоченно посмотрев на своего командира. Осознав, что дальше молчать нельзя, Бобёр поднялся и, оглядев своих людей, заговорил:
        - Товарищи, насколько я понимаю, это преддверие заранее спланированной против России мощной кампании, а это значит, нам жизненно необходимо мобилизовать все возможные резервы, сосредоточив их главным образом на Бастионе. Перебазируйте туда флотилию с Нового Цюриха, а также все корабли частной военной компании. Помимо этого следует задействовать боевые корабли «артистов» с планеты-полигона. По моим прикидкам, наберётся как минимум триста пятьдесят относительно боеспособных вымпелов. Приказываю немедленно заняться этим вопросом…
        Последующие дни Бобёр совместно со штабом Первого флота активно раздавал распоряжения о формировании единого резерва, а между тем ситуация в России стремительно обострялась. На улицах Нового Петербурга и Москвы прокатились акции протеста, и уже были отмечены первые столкновения между патриотическими организациями разного толка и сторонниками Партии правых либералов, но куда хуже дело обстояло на Горской. Там произошли целые серии террористических актов, и вообще общая обстановка складывалась весьма взрывоопасная, но это касалось не только России. Аналогичные безобразия коснулись многих человеческих государств.
        В Бразилии на улицах царил сущий хаос. Обитатели фавел учинили погромы в респектабельных районах, и власти были вынуждены ввести войска и жандармерию для усмирения криминальных и анархических элементов. В арабском мире ситуация была и того хуже. Где-то неожиданно вспыхнуло восстание, а где-то с новой силой вспыхнула застарелая гражданская война. Одним словом, человеческие миры лихорадило со страшной силой. Пожалуй, единственными очагами спокойствия были США и Великобритания, но судя по некоторым косвенным признакам, пребывать этим странам в нынешнем виде осталось совсем недолго…
        За неделю штаб, во главе с адмиралом Верещагиным проведя ревизию наличных сил, разослал требование немедленно всем кораблям выдвигаться на Бастион и назначил командующим резерва контр-адмирала Ивашутина. Получив бразды правления, Илья Николаевич развил самую бурную деятельность, и в результате его организаторского таланта, отточенного за многие годы службы в Российском военном флоте, корабли полетели на Бастион. Конечно, все эти силы были разношёрстными и не имели совместной слётанности, но адмирал клятвенно заверил, что приложит все свои силы на сколачивание собранного с миру по нитке боевого флота.
        После очередного заседания штаба Бобёр вместе с командующим вышли на смотровую площадку, желая немного проветриться после напряжённой работы, но не успели они переброситься между собой и парой фраз, как их уединение нарушил ворвавшийся начальник штаба и, остановившись в паре шагов от своих командиров, начал докладывать:
        - Только что пришло новое сообщение. На Новой Москве и в столице начались уличные сражения с применением тяжёлой бронетехники. Восстание поднял господин Нерлин с единомышленниками, причём их поддерживают отдельные войсковые части и некоторые высокие чины из полиции. Одновременно с этим на Горской сепаратисты нанесли массированные ракетные удары по базам воинских частей, помимо этого атаке подверглись органы государственной власти и полиции. Во многих городах этой планеты завязались настоящие сражения между преданными присяге полицейскими подразделениями и бандподпольем.
        - Это всё?  - хладнокровно поинтересовался адмирал Верещагин, пристально глядя на своего подчинённого.
        - Никак нет! На границе с Кубанским и Терским казачьими округами активно концентрируется мощный турецкий военный флот. Судя по всему, идёт подготовка к вторжению. Кубанское и Терское казачьи войска приведены в полную боевую готовность. В самое ближайшее время Донское казачье войско также встанет под ружьё. В общем, на юге началась полномасштабная мобилизация военного времени, хотя официально ещё военное положение не введено, и будет ли, пока неизвестно. На самом верху государственной пирамиды разразилась жестокая грызня за должность главы Сената, и какая политическая сила возьмёт верх, одному только богу известно,  - как-то тоскливо добавил начальник штаба, отводя в сторону свой взгляд.
        Бобёр озабоченно переглянулся с Верещагиным и отдал команду:
        - Немедленно возвращаемся в штаб, будем решать, что нам делать в новых условиях.
        Так и не отдохнув, они вернулись в штабную каюту и засели за изучение непрерывно поступающей информации. С каждым часом этот поток увеличивался, и тональность его постепенно становилась всё мрачнее и мрачнее. По сути, это была самая настоящая информационная война, в которой международные средства массовой информации с особым цинизмом нападали на российские власти, пытающиеся подавить вооружённое восстание.
        Перелопачивая сообщения, Бобёр только за голову хватался: обстановка стремительно накалялась, а действия властей были, мягко говоря, невнятные. Нового главу Сената парламентарии так и не смогли избрать. Конкурирующие друг с другом политические партии, вместо того чтобы ввести в стране военное положение, до сих пор продолжали вести яростную борьбу за власть.
        - Сволочи, устроили пир во время чумы!  - выпалил Бобёр, с досадой сжимая распечатанный лист с очередным донесением из Нового Санкт-Петербурга.
        - Лично я в таком поведении наших парламентариев ничего удивительного не вижу. Либерально-демократическая форма правления, да ещё парламентского типа, категорически неспособна в критических обстоятельствах управлять страной. Весь исторический опыт человечества об этом говорит. Допускаю, такая система в какой-то степени бывает эффективной, но только в стабильном обществе, где различные финансово-промышленные группировки через парламентские партии лоббируют свои коммерческие интересы. В нынешней же ситуации такая форма правления для Российского государства просто губительна. Это не только моё личное мнение, но и всех тех, кого я знаю лично,  - заявил адмирал Верещагин, серьёзно глядя на очень молодого полковника, уже успевшего доказать всем окружающим его людям, что это высокое звание он заработал вполне заслуженно.
        - И какая же форма правления в России будет наиболее эффективной, по вашему мнению?  - поинтересовался Бобёр, желая выяснить политические взгляды своего командующего, ранее совершенно не интересовавшегося политическими делами или умело изображавшего своё безразличие.
        - Я абсолютно убеждённый монархист и считаю, что такая форма правления в нашей стране должна быть восстановлена, но только как соборная государственная власть. Некоторые ошибочно противопоставляют самодержавие и народное представительство, но на деле это совсем не так. На самом деле подлинное самодержавие нуждается в единении монарха со своим народом, а его невозможно достичь без развитой системы выборных учреждений. Русский соборный опыт имеет многовековую историю и разительно отличается от западной модели государств, не знающих вообще такого явления. В случае реставрации монархии наши выборные организации не должны иметь ничего общего с лживой «демократией» западного образца, прикрывающейся нравственным плюрализмом, за которым скрывается богоборчество и растление очень многих миллионов человеческих душ. Именно за это нас боятся и ненавидят в западном мире, так как свобода изъявления воли в нашем народе издревле противостоит пресловутому «парламентаризму», превращающему законодательные учреждения в арену партийных склок, общественных противостояний и всевозможных смут. Всё это безобразие
продолжается на самом деле недолго, так как они рано или поздно подпадают под полный контроль ловких и изворотливых закулисных кукловодов, творящих свои мерзкие дела от имени народа. Одним словом, выборы в нынешнем виде есть не что иное, как регулярно разыгрываемый спектакль с применением технологий бессовестного манипулирования общественным сознанием.
        - Браво, Василий Петрович, я бы лучше не сказал!  - похвалил Бобёр командующего и, посмотрев на яркие звёзды, высказал своё мнение: - Честно признаться, я тоже склоняюсь к такому же мнению, но в нынешних реалиях восстановить монархический строй нереально в принципе.
        - Но если этому поспособствовать, то ничего нереального в этом нет,  - возразил Верещагин.
        - Господь с вами, Василий Петрович! Такого никогда не произойдёт в реальной жизни,  - отмахнулся его собеседник,  - да и прежде чем проводить реставрацию монархии, необходимо созывать Общенародный Собор, к тому же должен быть в наличии кандидат на должность монарха, основателя новой монаршей династии, а таковых я что-то не наблюдаю и близко.
        - Как знать, может быть, такой человек уже и есть…  - загадочно протянул адмирал и, переведя свой взгляд на информационный монитор, неожиданно воскликнул: - Этого не может быть!
        - Что такое, адмирал?  - встрепенулся Бобёр, обеспокоенно глядя на побледневшее лицо своего собеседника.
        - Турецкий флот без объявления войны нанёс удар в районе Нового Новороссийска! Потери очень большие, но пока Кубанское казачье войско сдерживает противника. Силы слишком неравны, и, если в самое ближайшее время не подойдёт подмога, эскадра прикрытия будет вынуждена оставить стратегически важную систему, правда, на планете останутся несколько дивизий пластунов для её обороны.
        - Это война,  - негромко произнес полковник, очень сожалея, что ничем не может помочь тем, кто держал сейчас оборону столь важного для страны транспортного узла.
        - Соглашусь с вами, это война, только мне непонятно, на что рассчитывает турецкое правительство, решившись на такой самоубийственный шаг. Конечно, турецкая армия и флот очень сильны, но всё ж не до такой степени, чтобы победить,  - задумчиво ответил Верещагин на высказывание полковника, внимательно изучая выведенную на монитор карту планетарной системы Нового Новороссийска.
        - Значит, мы чего-то не знаем, что знают они, иначе бы османы ни за что не решились на нападение,  - выдвинул своё предположение Бобёр.
        - Вот, чёрт возьми! Турки только что заблокировали систему Нового Туапсе и готовятся к массированному штурму планеты, а там войск совсем ничего.
        - И куда они делись?! Мне помнится, там наших войск было волне достаточно для отражения любого противника,  - в немалой степени удивился полковник.
        - Большинство частей в экстренном порядке перекинули на Горскую.
        - Неужели других войск больше не было?! Это ведь стратегическое направление…  - вглядываясь в ленту поступающей оперативной информации, громко поинтересовался полковник.
        - Да откуда им взяться, если совсем недавно прокатилась очередная волна сокращений в армии?! На сегодняшний день полицейских даже больше, чем вооружённых сил,  - с чувством горечи выпалил адмирал Верещагин, в бессильной злобе сжимая и разжимая свои пудовые кулаки.
        - Это мне хорошо известно, да только мы не в силах что-либо изменить, остаётся лишь выполнить свой долг до конца, отразив вторжение иной расы.
        - Мы это непременно сделаем, да только сразу после генерального сражения придётся довольно длительное время зализывать раны - и ничем нашей армии и флоту мы помочь не сможем,  - вынужден был признать своё бессилие Верещагин.
        - Не сможем,  - признал Бобёр,  - да и формируемый резерв в должной мере не будет обкатан, а без этого больших и никому не нужных потерь не избежать.
        - Вот то-то и оно… Как бы ни было нам тяжело, но надо ждать, наше время пока ещё не пришло…

        Глава 32

        Генеральный директор службы МИ-6 сэр Дик Уайт захлопнул папку с последними донесениями от агентов и в который уже раз за сегодняшний вечер глубоко задумался. В этой папке много было всякого и разного, ради чего многие главы государств отдали бы целые состояния, но больше всего из этого вороха ценнейшей информации его заинтересовали сообщения с Нового Санкт-Петербурга и Нового Вашингтона. Информация была обрывочной и не давала всей картины происходящего, но даже этих крох хватало, чтобы узнать о существовании в человеческих мирах разветвлённой разведывательной сети иной расы.
        Всё это можно было посчитать откровенной дезинформацией, но фигурирующее в донесениях имя одного русского заставляло отнестись к этой информации очень серьёзно. Господин Пётр Бобров, хоть и был малоизвестной в широких кругах фигурой, уже успел привлечь к своей персоне немалое внимание. Человек он был далеко не простой, да ещё и имеющий за своей спиной довольно внушительные военизированные силы, которые он с успехом применил для фактического захвата Нового Цюриха! Посланная Британией на поддержку Швейцарской республике флотилия, узрев разгром военного флота, не произведя ни одного выстрела по противнику развернулась и спешно вернулась на базу. На месте командующего он поступил бы точно таким же образом.
        Зафиксированные разведывательными комплексами тактико-технические характеристики кораблей были беспрецедентны. Откуда такие суда могли взяться, до сих пор оставалось загадкой: несмотря на все усилия спецагентов, выяснить, на каких стапелях их построили, не удалось, хотя всё завертелось с ареста самого Боброва. Если бы не случайный арест, о существовании столь мощного флота до сих пор не знал бы никто…
        История это была тёмная. По каким-то непонятным причинам полиция Нового Цюриха получила приказ подвергнуть аресту всех граждан России. Причиной такого беспрецедентного шага стал катастрофический отток капиталов. Подвергся аресту и Бобров, но будучи крайне деятельной натурой, он поднял тюремный бунт, в результате чего фактически был уполовинен военный флот Швейцарии, да и сама планета оказалась в руках войск, подчиняющихся этому загадочному русскому. Результатом столь необдуманного поступка швейцарских властей стало то, что банкиры этой страны были вынуждены предложить в виде откупа семь процентов всех активов своих банков за свою безопасность, а это уже само по себе выводило этого человека в разряд одного из самых богатых и влиятельных людей. В общем, личность Боброва явно была неординарной и определённо заслуживала самого пристального внимания. Сотрудничал ли он с какими-то спецслужбами, было доподлинно неизвестно, но если взять во внимание, что на Бастионе начали концентрироваться довольно значительные вооружённые силы, можно было предположить, что он имеет какое-то отношение к российской
разведке…
        Скопировав досье на Боброва, Уайт вызвал на связь лорда-спикера, бессменно возглавляющего Палату лордов уже более сорока лет подряд, а также занимающего далеко не последнее место в Его Величества Почтеннейшем Тайном Совете, и попросил у того срочной аудиенции. В общих словах объяснив ситуацию, генеральный директор МИ-6 получил дозволение посетить один из уединённых замков, расположенных в предместьях северного округа Нового Лондона. Вызвав охрану, он поднялся на крышу здания и погрузился в бронированный глайдер, а спустя полчаса уже оказался перед массивными дверями. Здесь его встретил личный секретарь и, не сказав ни одного слова, провёл в зал. Усадив посетителя у горящего камина, удалился, оставив разведчика наедине со своими мыслями.
        Уайт, вглядевшись в пляску огня, как-то неожиданно для себя ощутил, как его мысли потекли размеренно и спокойно. Он никогда особо не задумывался о смысле старых традиций, но будучи до мозга костей настоящим англичанином, всегда считал их необходимыми для стабильности государственного устройства и общества, но только сейчас он в полной мере ощутил, насколько это важно на самом деле.
        Хозяин замка, в котором он сейчас находился, слыл ярым приверженцем традиционного уклада жизни и всегда, прежде чем принять посетителя, давал возможность тому собраться с мыслями в одиночестве у горящего камина. Быть может, эта древняя традиция была семейной, а может, и нет, но надо отдать должное, сэр Томас Вудворд знал толк в том, как своего собеседника сконцентрировать на предстоящем разговоре или, наоборот, сбить его с толку, если ему требовались какие-то уступки с его стороны.
        - Здравствуй, Дик,  - неожиданно послышалось приветствие лорда-спикера.
        Медленно поднявшись, Уайт обернулся в сторону аристократа и, сделав лёгкий поклон, ответил:
        - Добрый вечер, сэр Томас. Надеюсь, моя внеурочная просьба о встрече не оторвала вас от срочных государственных дел?
        - Не бери в голову,  - отмахнулся моложавый старик,  - даже если бы это было так, для генерального директора МИ-6 можно отложить на некоторое время все дела и его внимательно выслушать. Как-никак наша разведка стоит на страже интересов Британской короны.
        - Это мой долг, сэр Томас.
        - Давай оставим официоз, Дик, и пройдём в мой кабинет, а уже там поговорим, я вижу, тебе есть, что мне поведать.
        - Не без этого…  - задумчиво протянул гость и последовал следом за главой Палаты лордов британского парламента.
        Оказавшись в защищённой библиотеке с большим рабочим столом из натурального дерева, Вудворд усадил своего гостя в кресло и, устроившись напротив него, поинтересовался:
        - Так о чём ты хотел мне сообщить?
        - Даже не знаю, с чего начать…
        - Начни с главного, а потом перейдём к уточняющим деталям.
        - С главного, так с главного… Видите ли, сегодня пришла агентурная информация сразу от двух совершенно независимых друг от друга источников, исходя из которой выяснилось, что в человеческих мирах действует разветвлённая разведывательная сеть иной расы, подготавливающая масштабное вторжение в наши миры. Насколько это достоверно, я ручаться не могу, так как поступившая информация крайне обрывочна, но в этих донесениях с Нового Вашингтона и Нового Санкт-Петербурга присутствует одно и то же имя, из-за которого стоит отнестись крайне внимательно к данным донесениям.
        - И кто этот человек?  - приподняв правую бровь, полюбопытствовал один из самых влиятельных людей в Британской империи.
        - Некто Пётр Бобров.
        - Кажется, я уже слышал это имя, причём не так давно, но разрази меня молния, не могу припомнить, где и при каких обстоятельствах…  - нахмурившись, проговорил аристократ, напрягая свою память.
        - Это тот самый человек, который поднял тюремный бунт на Новом Цюрихе и фактически захватил планету, а его личный боевой флот разнёс в щепки половину швейцарского флота, а вторую обратил в паническое бегство, причём не потеряв ни одного судна. Результаты того побоища эксперты до сих пор анализируют, и склоняются к тому, что корабли эти по своим тактико-техническим характеристикам вообще не имеют аналогов. Где они могли быть построены, на сегодняшний день установить не удалось, но исходя из сегодняшних донесений, есть все основания полагать, что господин Бобров имеет какое-то отношение к иной расе, готовящейся вторгнуться в человеческие миры. Вполне допускаю, он сам к ней принадлежит, хотя опять же доказательств его принадлежности к ней у нас также не имеется.
        - Так, значит, это тот самый молодчик, который до смерти напугал нашего бравого вице-адмирала Оливера Беннетта…  - протянул лорд-спикер и, помассировав виски, вкрадчиво поинтересовался: - Есть ли в его окружении хотя бы один агент нашей доблестной разведывательной службы?
        - К моему глубокому сожалению, таковых не имеется, правда, на Бастионе есть одна группа, да ещё на планете-полигоне работают несколько наших агентов, вот, пожалуй, и всё,  - с кислой миной на лице отозвался сэр Уайт.
        - Очень и очень прискорбно,  - не выражая никаких эмоций, проговорил старик и вновь задал вопрос: - Возможно ли в самое ближайшее время внедрить в его близкое окружение нашего человека или завербовать такового?
        - Не уверен, что это в принципе возможно. Исходя из имеющихся у нас данных, господин Бобров крайне замкнут и ведёт дела с ограниченным числом людей, которые больше проводят время в космосе, чем на поверхности планет,  - с огорчением покрутив головой, отозвался Уайт.
        - Значит, так, Дик, подбери несколько независимых друг от друга групп опытных специалистов особого рода для физической ликвидации Петра Боброва. Этот человек крайне подозрителен и представляет огромную опасность для Британской короны. Помимо этого необходимо захватить хотя бы один из кораблей его флота, желательно вместе с экипажем. Нам позарез необходимо выяснить, где такие корабли производят и, главное, кто. Если нам удастся захватить техническую документацию, Британия вновь будет править миром!  - с разгорающимся в глазах фанатизмом выпалил лорд-спикер и, поднявшись на ноги, нервно прошёлся по кабинету.
        - Простите, а как же в таком случае быть с иной расой, имеющей в наших мирах обширную агентурную сеть и подготавливающую массированное вторжение?  - с некоторой обеспокоенностью в голосе поинтересовался Уайт, ощущая некую неправильность, хотя в целом разделял мнение высокого представителя британского истеблишмента, видевшего реальную угрозу для Британской империи в лице Боброва.
        - Дорогой Дик, вполне возможно, что иная раса, желающая поработить человечество, имеется, хотя далеко не факт, но лично тебе не стоит на этом зацикливаться, сейчас для нас главная цель - это Бобров. Его надо остановить любой ценой, иначе я боюсь себе даже представить, насколько далеко он может зайти в своих начинаниях,  - категорично заявил лорд-спикер, нахмурив густые брови.
        - Я вас понял. Разрешите приступить к выполнению приказа?
        - Подожди, это ещё не всё. Тот агент, которому ты поручишь организацию ликвидации Боброва, должен воспользоваться услугами самых лучших профессионалов, работающих за очень большие деньги. Имей в виду, после выполнения работы они должны быть уничтожены. После того как твой человек это сделает, тебе следует его убрать, желательно замаскировав ликвидацию как несчастный случай. Запомни, все следы, могущие привести к МИ-6, должны быть самым тщательным образом обрезаны, и лучше всего, если эти следы приведут, например, к пиратам. В общем, не мне тебя учить, как лучше всего проворачивать такие дела. В случае успеха предстоящей операции ты, Дик, получишь наследственное пэрство с тёплым местом в Палате лордов.
        - Благодарю вас, сэр, за оказанное мне доверие, я приложу все свои силы, чтобы выполнить порученное мне дело.
        - Иди, и пусть удача сопутствует тебе.
        - Доброй ночи, сэр Томас!
        Лично проводив гостя, Вудворд вернулся в свой кабинет и, отодвинув в сторону панель книжного стеллажа, открыл сложный замок. Войдя в потайную комнату, устроился за массивным столом и включил аппаратуру связи. Выждав, когда автоматическая система безопасности проверит канал, и убедившись в отсутствии постороннего подключения, нажал клавишу вызова.
        - В чём дело, Томас?  - послышался из динамика мужской голос, больше похожий на скрип несмазанного подшипника.
        - Сэр, как мы и предполагали, генеральный директор МИ-6 пришёл ко мне и сообщил о наличии в человеческих мирах разветвлённой шпионской сети иной расы, правда, он подозревает Боброва в причастности к ней, но это нам только на руку. Уайт получил от меня задание ликвидировать этого человека, а следом уничтожить самих исполнителей.
        - Великолепно, Томас! Наконец-то наш клан станет единственным, кто будет править человечеством. Мне думалось, Бобров, уничтожив Хозяина, обрушит его вертикаль, но он оказался слишком умён и умудрился всё вернуть на свои места, мало того, даже отвоевал некоторые наши традиционные позиции, и поэтому его физическая ликвидация для нас жизненно необходима. Главное, чтобы наёмники добрались до него уже после того, как его флот отразит вторжение, а затем уничтожит армаду врага.
        - Не беспокойтесь, сэр. Дик Уайт и его люди не смогут до него добраться, пока он не вернётся из космоса,  - успокоил лорд-спикер своего собеседника и поинтересовался: - Сэр, я думаю, генерального директора службы МИ-6 следует после завершения также устранить. Боюсь, он в самое ближайшее время узнает многое из того, что ему знать совсем не следует,  - изложил свою мысль старый аристократ, являющийся одним из самых виртуозных интриганов Британской короны.
        - Согласен. Не стоит расширять наш узкий круг вершителей. Весь наш многовековой опыт говорит, что это ни к чему хорошему не приводит. Для его устранения используй Касаи-Рекса. Лучшего ликвидатора на этом свете нет. Он всё провернёт так, что комар носа не подточит.
        - Быть может, его следует направить для ликвидации Боброва?
        - Не стоит, Томас. Пусть Уайт и его люди этим сами занимаются. В случае провала обвинят всего лишь британскую разведку, а мы, как и прежде, останемся в стороне.
        - Пожалуй, так действительно будет лучше всего,  - согласился лорд-спикер, полностью признавая правоту человека, которого искренне считал своим сюзереном.
        - Тогда спокойной ночи, Томас.
        - Спокойной ночи, сэр!
        Конец второй части

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к