Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Капитан Сол Евгений Алексеевич Гришаев

        Далеко не всегда сделанный шаг приводит туда, куда ты этого хочешь. Братья Сол и Херман, одолжив старую лодку у дяди, разумеется, без его разрешения, попадают на ней в шторм, после чего их жизнь кардинально меняется.
        Все события и персонажи вымышлены, совпадения лишь случайность. Тематика произведения никакого отношения к Испании не имеет, взята лишь для создания определённого антуража.

        Евгений Гришаев
        Капитан Сол

        Глава 1

1705 год. Королевство Нардия, маленький портовый городок Мартаро, провинция Видаль. Братья Васкес, Херман 14 лет и Сол 19 лет.
        - Сол, может не надо брать лодку дяди Пако?
        - Не ной, мы её вернём утром.
        - Нас поймают как в прошлый раз, когда мы залезли в сад дона Эстебаля.
        - А кто виноват в том, что нас тогда поймали? Ты виноват! Надо было быстрее бежать!
        - Куда ещё быстрее-то? Я и так старался изо всех сил, я же не виноват, что у меня тогда ноги были короче твоих.
        - Зато сейчас отрастил пару вёсел, толкай, давай! У нас времени всего часов пять на то, чтобы поймать хоть что-то, иначе нам просто будет, нечего есть. Работа грузчиком в порту не приносит такого дохода, чтобы его хватило на двоих, да и нет её сейчас работы этой. Корабль приходит один раз в две недели, а желающих подзаработать слишком много, один Борджо чего стоит.
        - Это да, Борджо силён как никто другой, только слишком туп.
        - На это никто внимания не обращает, для загрузки главное сила. Навались! Хех, вот и всё, осталось взять сеть, надеюсь, сарай не заперт.
        - Сол, шторм же будет.
        - Будет, поэтому нам нужно поторапливаться, чтобы успеть вернуться до его начала.
        Сарай расположенный неподалёку от берега, где хранились снасти дяди Пако не был заперт, и братья забрали оттуда старую, местами порванную сеть. Сам дядюшка Пако ей сейчас не пользовался, у него имелась другая сеть для ловли рыбы, но он её хранил дома, а старую собирался починить, вот только до этого руки пока не доходили. Дядя Пако не был родственником братьям Васкес, но хорошо знал их и иногда давал рыбу, чтобы они не умерли от голода. Так было раньше, сейчас Пако был уже не так силён и бодр, чтобы ежедневно выходить в море на своей старой лодке за рыбой. В последние несколько дней он совсем не выходил из дома, лишь иногда его силуэт появлялся за окном, подтверждая, что он ещё жив. Воспользовавшись болезнью Пако, Херман и Сол отважились позаимствовать у него лодку на некоторое время. Братья решили, что, если улов будет хорошим, они поделятся с дядей, и он не станет на них злиться за то, что взяли лодку без спроса. Возможно, при других обстоятельствах Сол никогда бы не решился на такой поступок, как кража лодки у Пако, но голод подталкивал на это. После того как четыре года назад умерла их мать, о
них уже некому было позаботиться, они выживали как могли. Братьями они были по матери, отцы были разными и они не знали о них ничего с самого рождения. Мать никогда об этом не говорила, лишь хмурилась, когда малыши спрашивали. Семья Васкес, то есть Лоретта и два её сына жили в пригороде. Чтобы прокормить детей, она каждый день ходила в город, в надежде получить хоть сколько-нибудь денег за свой труд. До определённого времени братья не знали, чем занимается их мать, они жили своей жизнью, детскими мечтами и маленькими радостями.
        Солу было десять лет, когда он узнал о том, что его мать торгует собой, чтобы они не умерли с голода. Тогда он возненавидел её за это, но с годами его ненависть сошла, на нет, ведь в их городе было много женщин, продающих себя, чтобы выжить. Это занятие, не считалось таким уж постыдным, как думал Сол в начале. Сейчас, после того как братья остались одни, Сол взял на себя заботу о брате и ради него был готов на всё, даже рискнуть собственной жизнью. Пока Херман был ещё мал, Сол добывал еду один, разумеется, самым доступным для него способом, то есть воровал. Прежде чем влезть в какую-нибудь лавку, он долго готовился, ошибаться было нельзя, если его поймают, брат останется один и просто не выживет.
        За всё то время что Сол занимался воровством, его ни разу не поймали, за исключением того случая, когда он впервые взял с собой брата в сад дона Эстебаля. С тех пор Херман всегда прислушивался к его советам, но всегда предлагал свои варианты. Вот и сейчас Херман не хотел идти с братом в море, он настаивал на том, что вместо рыбы можно разжиться чем-нибудь другим, например, хлебом из лавки булочника или колбасой из лавки мясника. На худой конец сад дона Эстебаля мог наградить их двумя десятками яблок. Да, их поймали в саду два года назад и наказали, но не сильно, правда, тогда Солу досталось сильнее, так как он был старше. Херман был готов украсть всё перечисленное, ведь они уже не раз это делали, пытаясь выжить, и их не поймали. Всё могло пройти хорошо и сейчас, но Сол настоял на лодке и Херман уступил как всегда.
        - Сол, а ты под парусом ходил?
        - Нет, но я знаю, как это делается, сейчас отойдём от берега, используя вёсла, а после поднимем парус, надеюсь, он у Пако не такой дырявый как его сеть.
        - Откуда ты знаешь, что делать?  - Херман часто задавал этот вопрос, не понимая, откуда Сол столько всего знает. Они почти всё время находились вместе, но его брат знал всё, а Херман нет.
        - Я просто людей слушаю, а ты в это время чаек считаешь с открытым ртом, греби, давай, время поджимает.
        - Да гребу я, гребу! Долго ещё? Может, парус поставишь?
        - Вообще-то думаю, что уже можно, отошли достаточно,  - Сол снял весло и, положив его в лодку, принялся развязывать канаты. Какой канат и за что отвечал, он знал лишь приблизительно, но надеялся, что в процессе во всём разберётся, главное не торопиться.
        - Сол, а зачем нам вообще нужен парус, сеть можно же и здесь бросить?
        - Нет, старик Пако всегда уходил за мыс, там рыба крупнее, вот и мы туда пойдём.
        - Ну, как скажешь, за мыс - так за мыс, весло уже можно убирать?
        - Нужно! Возьми конец и привяжи вон к тому кольцу, иначе парус будет не парусом, а флагом.
        Через некоторое время братьям удалось, закрепить парус, и лодка пошла быстрее, подгоняемая ветром, дующим пока ещё с берега. До мыса они добрались спустя час, но заходить за него не стали, решив, что сеть можно опустить прямо здесь. К этому времени ветер сменил направление и немного усилился, подталкивая старую лодку обратно к берегу.
        - Сол, а парус нам сейчас нужен? Может быть его убрать?
        - Без паруса сеть будет находиться в одном месте, а рыба на одном месте не задерживается, она плавает, так что парус пусть пока останется.

        За последующий час братья трижды вытаскивали сеть, доставая рыбу, застрявшую в ней. Улов не сказать, чтобы был хорошим, но на ближайшие несколько дней пойманной рыбы им должно было хватить. Правда, чтобы поделиться с Пако, её было недостаточно, и они вновь забросили сеть.
        Шторм начался внезапно и гораздо раньше, чем они ожидали, сначала поднялся шквалистый ветер, потом начался дождь. Парус нужно было срочно убирать, но с этим у братьев возникла проблема. Мачта раскачивалась из-за слабого натяжения вант, правый шкот было невозможно отвязать, Херман слишком сильно затянул узел. Парус не убирался, хоть плачь, а ветер продолжал усиливаться, поднимая огромные волны. Лодку швыряло из стороны в сторону, грозя перевернуть. Бросив бесполезное занятие как развязывание узлов, Сол достал нож и обрезал все канаты, до которых смог достать. Парус, разумеется, никуда не делся, теперь он словно большой флаг бесновался на вершине мачты, раскачивая лодку ещё сильнее. Лодка стремительно набирала воду, братьям пришлось вычерпывать её всем, что попадалось под руку. Как они не старались, но вода прибывала быстрее, а вскоре, натиска стихии не выдержала мачта. С громким треском она рухнула на их головы, вдобавок ещё и накрыв их парусом.
        - Сол очнись! Очнись же ты!  - Херман уже несколько минут тряс брата за плечи, находясь на пустынном, песчаном пляже, куда их выбросило вместе с обломками лодки дядюшки Пако. Сол на тщетные попытки брата привести его в чувство, никак не реагировал. Херман дважды пытался услышать биение его сердца, но ему это не удалось. В отчаянии он со всех сил ударил Сола в грудь и, упав рядом на песок, заплакал от безысходности и горечи после потери брата.
        - Ххххххх, хррр, кхе-кхе,  - из рта Сола сначала пошла вода, а потом он стал кашлять, выдавливая из лёгких её остатки.
        - Сол ты жив!?  - Херман вскочил как ошпаренный, обрадовался, поняв, что его брат жив и бросился ему помогать всем, чем только мог. С Солом сейчас творилось что-то очень странное, его тело ему не подчинялось. Руки и ноги жили своей жизнью, дергаясь во все стороны и грозя больно ударить Хермана. Глаза вращались независимо друг от друга, зубы клацали словно у бешеного пса, до крови прикусывая язык и губы. Он в это время ничего не говорил, он лишь мычал и крутил головой, пытаясь увидеть, где он сейчас находится. Херман увидев всё это, отпрыгнул от брата, решив, что в Сола вселился не кто иной, как сам дьявол. Единственная молитва, которую он знал, не помогла изгнать из брата потустороннее существо ни с первого, ни с пятого раза. Глядя на безумство дьявола в теле Сола, он решил, что, ударив брата по голове веслом, лежащим рядом на песке, он сможет разъединить их. Где-то и от кого-то он слышал о таком способе изгнания и сейчас, был готов испробовать такой сомнительный метод, чтобы избавить брата от дьявола. К счастью этого не потребовалось, через несколько секунд Сол перестал бесноваться и, упав на
спину, тихо сказал.
        - Где это я?
        - Сол, ты вернулся!  - Херман был искренне рад тому, что с его братом уже всё хорошо и помог ему для начала просто сесть, поставить его на ноги он пока даже не пытался, да и не смог бы сейчас Сол устоять.
        - Ты кто?  - Сол повернул голову на голос, пытаясь увидеть того, кто говорил. Этого сделать, пока не получалось, левый глаз смотрел влево, а правый куда-то вверх. Херману стало не по себе от такого взгляда и вопроса, но он всё-таки ответил.
        - Это я, Херман, твой брат.
        - Брат? А ты где?
        - Перед тобой,  - для подтверждения он ещё и похлопал в ладоши. Сол, прилагая усилия и скрипя зубами, вскоре смог поставить глаза правильно и наконец-то увидел того, кто с ним говорил.
        - Херман, брат, а, точно, вспомнил!
        С головы Сола свисали водоросли, мешая ему нормально рассмотреть брата, он попытался их убрать, но не смог. Рука никак не хотела находить голову, она словно рыбий хвост била по всему телу, но к голове даже и не думала подниматься. Сол злился и упорно пытался взять собственную руку под контроль. С правой он не справился и взялся за левую, оказалось, что с ней такая же проблема. Посмотрев на его мучения, Херман сам убрал пучок водорослей с его головы и, поймав ещё бьющиеся в конвульсиях руки, прижал их к груди Сола.
        - Прям беда, что с ними не так хоть убей не пойму, а ещё голова просто раскалывается, в ней такой гомон стоит, словно туда вся рыночная площадь залезла. Брат, как там тебя, а, точно, Херман, я тут полежу немного, может всё наладится.
        Сол, удерживая руки на груди, упал обратно на спину, и некоторое время лежал неподвижно с закрытыми глазами. Херман в это время ходил по берегу, пытаясь найти выброшенную штормом рыбу. Издалека присматривая за лежащим неподвижно братом, он пытался определить, ушёл дьявол из тела Сола или находится ещё там, пытаясь подчинить его себе. Рыбу Херман в итоге нашёл, а вот с дьяволом вопрос так и остался не разрешённым, есть он или нет, понять не получилось.
        - Сол, я рыбу нашёл, есть будешь?
        - Буду, только пока не уверен, что смогу сам её в руках удержать.
        Несмотря на сомнения, Сол смог не только удержать рыбу, но и самостоятельно съесть. Глаза уже не смотрели в разные стороны, а зубы не стучали, пытаясь откусить язык.
        - Херман, а мы где?
        - Не знаю, думаю, что не очень далеко от города, мыс в пяти милях справа от нас, а до него от города ещё десятка два. Хотя я не уверен, что это тот мыс, к которому мы стремились попасть.
        - Нам бы выше подняться, вот только ноги пока не слушаются,  - Сол попытался встать. Правая нога подкашивалась, а левая, словно дикая лошадь, пыталась лягнуть Хермана. С десятой попытки и с помощью брата он всё-таки смог устоять без помощи Хермана. Ходить пока не мог, ноги по-прежнему не полностью подчинялись и старались делать всё, что им захочется. Видя это, Херман убедился в том, что дьявол никуда не ушёл, но постепенно сдаёт позиции под натиском силы воли брата. Пройдёт ещё немного времени, и дьявол будет побеждён, брат не сдастся без боя, Херман в это верил.
        Сол стоял неподвижно очень долго, Херман уже устал ждать, когда брат сделает очередную попытку шагнуть. Только после этой попытки будет ясно, останутся ли они на ночь здесь на пляже или же пойдут домой.
        - И раз,  - Сол сделал первый шаг, выбросив правую ногу вперёд.  - И два, и три, ха, получается!
        - А руки?  - спросил Херман, глядя на его всё ещё придерживаемые у груди руки.
        - А что руки? Руки вот они,  - Сол, сделав несколько уверенных движений руками, показал, что они уже в полном порядке, с ними никаких проблем нет.  - Идём, нам нужно до захода солнца успеть обогнуть мыс, а солнце зайдёт уже скоро.
        Уверенной походкой он направился к крутому склону, чтобы потом, поднявшись по нему наверх, найти дорогу, ведущую к городу. Дорога где-то там должна была быть, он был в этом уверен. Так оно и оказалось. Поднявшись по крутому склону, они вскоре вышли на наезженную крестьянскими телегами и каретами богатых сеньоров дорогу. Повернув направо, они попадут домой, ну, а если повернут налево, через три дня доберутся до ещё одного такого же маленького городка как Мартаро, под названием Тамерта. Сол уверенно повернул направо, поторапливая брата, устало передвигающего ноги в нескольких метрах позади. Херман шёл действительно медленно, он очень устал за день, бессонная ночь и борьба за жизнь во время шторма, отняли не мало сил. Да, он какое-то время пролежал на берегу без сознания, можно сказать, что отдохнул, но это совсем не то. Шутка ли, получить по голове упавшей мачтой, это не подзатыльник от брата получить, тут можно и умереть, но он не умер, лишь приобрёл большую шишку и всё. Получил по голове той же мачтой Сол или нет, он не знал, шишек на его голове не было, как, впрочем, и каких-либо других травм.
Сол всегда был словно заговорённый. Херман, сколько не вспоминал, но так и не смог вспомнить ни об одной травме, полученной братом. Пять ударов плетью за кражу яблок были не в счёт, тут судьба им просто не дала шанса их избежать.
        - Сол, подожди, куда ты так спешишь?  - крикнул Херман, но Сол его не услышал, он, по-прежнему уверенно переставляя ноги, шёл вперёд. С того момента как он очнулся, он стал другим, его словно подменили. Разница до и после, лишь подтверждала предположение Хермана о том, что дьявол сидит в теле брата. Он об этом думать не хотел, но мысли упорно кружились вокруг изменившегося поведения брата. Хорошо это или плохо, он пока не понимал. С одной стороны - Сол жив, но вот с другой стороны, он теперь мог быть уже и не Солом Васкесом, его родным братом. Задумавшись, Херман чуть не угодил под копыта коня, успев отпрыгнуть в сторону за секунду до того, как всадник пронёсся по дороге мимо по направлению к городу. Увидев, что Херман лежит на земле сбитый с ног конём, Сол сделал шаг в сторону, поднял с земли увесистый камень и со всей силы бросил его во всадника. Всадник среагировал на бросок, уклонившись от камня, но не удержался в седле. Упав в придорожные кусты, он там и остался, мало того, он даже не шевелился и не стонал после падения.
        - Ты убил его Сол! Теперь нам грозит виселица, ведь это графский курьер! Зачем ты бросил в него камень?
        - Клянусь, я не хотел, тело само так поступило, я даже и подумать-то ни о чём, не успел. К тому же, я не попал, а это значит, что я не причём, ну и ты, разумеется, тоже, курьер сам свалился и свернул себе шею,  - Сол убедился в том, что человек мёртв и обшарил его карманы, не забыв заглянуть в объёмную сумку, с перекинутым через плечо ремнём. Именно эта сумка и сослужила ему плохую службу, перевесив во время уклонения от камня.
        - Вот это уже совсем другое дело, жизнь с каждой минутой становится всё лучше и лучше,  - Сол подбросил в руке туго набитый монетами кошель. Потом покопавшись в сумке, достал из неё пистоль,  - а так вообще просто замечательно,  - бах,  - изобразил он выстрел.
        - Сол нам конец, давай оставим всё как есть, пусть кто-нибудь другой найдёт посыльного,  - предложил Херман, побледнев после того, как увидел пистоль.
        - Даже и не подумаю, нам выпал шанс начать новую жизнь, так сказать, перейти на новый уровень, это тебе не яблоки из садов тырить.
        - Куда перейти?  - Херман почти ничего не понял из того, о чём сейчас сказал его брат, таких слов он от него никогда не слышал, да и не только от него, а вообще не слышал. Вопрос поставил Сола в тупик, казалось, что он сейчас сам не понял, что сказал. Почесав щеку стволом пистоля, задумался на некоторое время и вскоре ответил ещё более непонятно.
        - Мы переуступили через очередную ступень в развитии и теперь, будем работать по-крупному, ты со мной или дашь дёру?
        - С-с тобой,  - Херман даже стал заикаться, увидев какой-то безумный взгляд брата. Несмотря на этот безумный взгляд, Сол знал, о чём говорил, вот только пояснить даже и не пытался, думая, что брат и так всё прекрасно понял. Сказав это, он продолжил обыскивать тело посыльного.
        - А сабля тоже ничего, я бы даже сказал, что хорошая,  - Сол вынул из ножен клинок и, посмотрев на него, со стуком вернул назад.  - Жаль с собой взять нельзя, слишком она приметная, придётся спрятать где-нибудь вместе с пистолем и частью денег, да и всё содержимое сумки мне кажется, когда-нибудь потом нам может пригодиться. От сапог я бы тоже не отказался, но это будет уже перебор.
        - А с конём что будем делать?  - тихо спросил Херман, посматривая по сторонам.
        - С конём?  - Сол посмотрел вперёд на дорогу, где стоял конь, потерявший седока.  - А ничего! Он сам о себе позаботится, продать мы его всё равно не сможем, а пускать на мясо жаль, молодой ещё жеребец, может и послужить ещё кому-нибудь. Всё, пошли отсюда, темнеет уже, а нам ещё топать и топать.
        Через некоторое время Сол свернул с дороги для того, чтобы спрятать сумку, саблю, пистоль и большую часть денег, доставшихся от неожиданно вовремя свернувшего себе шею посыльного. Прятал он это всё один, оставив брата присматривать за дорогой, так что Херман не знал, где всё это добро Сол закопал. До этого момента брат так не поступал, от Хермана у него не было тайн, сейчас же всё изменилось.
        - Там сухое и корявое дерево, рядом большой камень, под ним всё и лежит. Если со мной что-то случится, будешь знать, где искать. Надеюсь, до этого не дойдёт,  - сказал Сол, появившись рядом и отряхивая руки от налипшей земли.
        - Нет, всё-таки Сол братом Солом и остался, не одолел его дьявол,  - подумал Херман, услышав, где брат спрятал оружие и деньги. Он успокоился от пришедшей в голову мысли и спокойно пошёл вслед за ним. Сол сейчас уже не так резво шагал по дороге, видимо понял, что брат просто не успевает за ним из-за усталости.
        В полночь показались первые убогие лачуги жителей пригорода, они дошли до Мартаро. Правда, до дома им ещё предстояло пересечь несколько кварталов, так как их дом находился с другой стороны вытянутого вдоль берега города.
        - Херман, от меня ни на шаг, если что, прикрывай спину. Скажу, беги - бежишь, понял? По ночам здесь работает банда Дидо, чужаков они не любят, могут и подрезать, если им что-то не понравится.
        - Мы же тут не раз уже были, никто нас не трогал,  - Херман насторожился, узнав о грозящей опасности.
        - Мы тут были днём, ночью тут совсем другая жизнь, идём, не стоит задерживаться.
        Чуть ли не бегом они пересекли несколько кварталов и оказались в центре города. Здесь ночью стоило опасаться только стражников, да и то в том случае, если у тебя найдут нож или деньги. Найденный нож грозил тюрьмой, ну, а деньги просто терялись, разумеется, исчезая в карманах стражи. Оружия при себе ни у Сола, ни у Хермана не было, были только деньги, две серебряных нардийских кроны. Для братьев это были большие деньги, на них можно было прожить почти месяц, поэтому они их надёжно спрятали, поместив за щёку. Прячась по тёмным углам узких улиц от патрулей, Сол вёл за собой брата домой. Дважды они чуть было не попались на глаза страже и оба раза по вине Хермана, шагающего слишком медленно и громко по мощёным улицам центра города.
        - Всё, мы уже почти дома,  - Сол выдохнул с облегчением, когда центр города остался позади.
        - Ну, я вообще-то в этом не уверен,  - из переулка вышел человек, скрывая лицо под низко опущенным капюшоном.
        - Тэкито это ты что ли? Напугал! Чего подкрадываешься?  - Сол подошёл к старому другу и поздоровался.
        - А чего вы тут ночью забыли? Тут же ни одной торговой лавки нет, к кому-то в дом решили залезть?
        - Нет, мы домой возвращаемся, задержались немного с одним делом. У тебя пожрать есть что-нибудь? Я отдам с процентами, но только утром, когда торговцы проснутся.
        - Хлеба немного осталось и кусок сыра, устроит такой шикарный ужин?
        - Ещё бы не устроил, с голодухи хоть подмётки жуй, а тут ты мне хлеб с сыром предлагаешь. У тебя, где это всё?
        - Да, тут неподалёку, идите за мной,  - Тэкито повёл их за собой в своё тайное убежище. Он давно остался один, родители умерли слишком рано и ему, пришлось выживать, как и многим другим беспризорникам в городе. С Солом они познакомились пять лет назад, тогда Сол подобрал его на побережье, умирающего от голода. Выходил в тайне от всех, с тех пор Тэкито считал себя обязанным Солу за всё и помогал, чем мог, правда, жить предпочёл, как прежде, один, всё время, меняя убежище. Даже Сол иногда не знал, где его искать в не таком уж и большом городе как их Мартаро.
        - Это что нора? Я тут ещё ни разу не был,  - Сол, пригнувшись и протиснувшись между камней, оказался в маленькой пещере, расположенной практически у самой кромки воды. Вода сюда не попадала, так как вход был расположен высоко, а ещё он был расположен со стороны города, поэтому тут и было почти всегда сухо. Скромного по размерам костра было вполне достаточно для маленькой пещеры, его тепла хватало, чтобы согреться холодными зимними ночами.
        - Это не нора, это мой дом, я нашёл эту пещеру в прошлом году, она тогда была меньше размером почти вдвое, пришлось поработать, чтобы расширить. Место хорошее, дым от костра ветром уносит в море, свет тоже не заметить и от города недалеко. Вот хлеб и сыр, вода в бочке, жуйте и уходите, не хочу, чтобы вас на рассвете увидели выходящими отсюда.
        - Шпашибо,  - Сол вгрызался в кусок твёрдого сыра, предварительно забросив в рот кусочек хлеба.  - Мошет деньгами вошмёшь?
        - Нет, мне уж лучше что-нибудь съедобное подбросишь, покупать у меня получается не очень хорошо, да и подозрительно, когда у такого человека как я есть деньги,  - Тэкито отказался от денег, хотя у него самого они были, и он что-то время от времени всё-таки что-то да покупал. Одежду они все старались купать, украденную вещь мог узнать владелец, а честно купленная гарантировала безопасность, относительную, но безопасность. Городская стража почти всех воришек в городе знала в лицо, и одежда их спасти от ареста не могла, даже честно купленная в одной из городских лавок. Это касалось только тех воришек, кто попадался страже и уже побывал в тюрьме. Братьям Васкес и Тэкито удалось избежать такого счастья как тюремная камера. По городу они могли ходить спокойно, не опасаясь быть арестованными, но старались делать это как можно реже, разумеется, днём. Ночью каждый из них чувствовал себя почти хозяином города и мог попасть куда угодно.
        - Оружейная лавка Хьюго ваша работа?
        - Нет, нас этой ночью в городе не было, мы рыбачили.
        - В шторм? Да, вы ребята совсем спятили, если не врёте!
        - Нет, не врём, рискнули, как уже догадываешься, не удачно у нас всё прошло, чуть не утонули. Лодку Пако жалко, брали с возвратом, а получилось не красиво, расстроился старик пропаже, наверное.
        - Это вряд ли, помер он сегодня, так что, и возвращать-то её уже некому, семьи то у него не было.
        - Жаль дядю Пако, надеюсь, он попадёт в рай, всё-таки хорошего в нём было больше, чем плохого,  - Сол проглотил последний кусочек сыра и запил водой. Херман тоже дожевал и, зачерпнув воды из бочонка, посмотрел на брата. Сол пил, не отрываясь от большой кружки, пока не выпил всё, но одной ему показалось мало, и он таким же образом опустошил ещё одну. Херман осилил лишь половину кружки, больше в его желудок просто не влезло.
        - Ну, мы пошли,  - Сол встал и похлопал себя по животу,  - вечером увидимся, долг верну.
        - Сюда не приходите, встретимся в порту, сам к вам подойду, искать меня не нужно.
        - Понял, до вечера! Херман не спать! До дома осталось пройти всего ничего, там отоспишься!  - он за шиворот поднял брата с чурбака, заменявшего стул и, подтолкнул его к выходу.
        Спустя час они оказались дома и оба сразу же завалились спать. Старая лачуга, доставшаяся им от матери, всё ещё оставалась для них родным домом, самым уютным и тёплым местом во всём мире.

        Глава 2

        Сол проснулся в полдень от сильной головной боли. Мысли путались, в голове снова появились чужие голоса, много разных голосов и все говорили на неизвестном ему языке. Сколько он не пытался, услышать хоть какую-то знакомую фразу или хотя бы слово, так и не смог. Через некоторое время голоса стихли, вместо них пришли образы. Странные картинки мелькали одна за другой со скоростью разъярённой осы, не позволяя ему запомнить хоть что-то.
        - Это уже совсем не в какие ворота не лезет,  - смог он выговорить после того, как всё вернулось в норму.  - Так и с ума не долго сойти,  - успел он сказать и в голову словно штормовой ветер, ворвались чужие мысли. Сейчас он отчётливо понимал всё, о чём думал тот, чьи мысли он слышал. Этот кто-то был очень умным, гораздо умнее самого Сола, по крайней мере он вскоре пришёл к такому умозаключению. В это время тело вновь ему не подчинялось, он на какое-то время стал лишь молчаливым наблюдателем. Так продолжалось довольно продолжительный промежуток времени, ему было страшно, но и жутко интересно узнать о том, чего он ещё не знал. Он видел странные механизмы, высокие дома, похожие на сверкающие замки и оружие, такое, какое он даже не мог себе представить раньше. Когда чужая воля соизволила вернуть тело под его контроль, он не успел на это вовремя среагировать и упал прямо на сопящего брата. Херман, разумеется, мгновенно проснулся и сбросил с себя старшего брата. Вид у Сола в этот момент был ошалевшим, глазные яблоки пронизали ярко красные прожилки, он тяжело дышал, словно после длительного и быстрого
бега.
        - Сол ты чего? Что с тобой?
        - Беда Херман,  - прохрипел Сол, утвердившись на пятой точке на полу возле кровати Хермана.
        - Ты о чём, что-то случилось?  - состояние брата ему не нравилось, особенно его испуганный взгляд.
        - Во мне сидит дьявол,  - Сол посмотрел на собственные руки, сжимая и разжимая кулаки.  - Хотя, возможно, что это даже и к лучшему.
        - Дьявол к лучшему не может быть, его изгнать надо, к пастырю нужно обратиться.
        - Ага, и прям от него сразу на костёр. У них там только такой способ, да и не дьявола они загоняют, а от неугодных избавляются. Мой дьявол пока что мне ничего плохого не сделал, наоборот, он учит меня, и я с каждым днём становлюсь умнее, сам чувствую.
        - И насколько умным ты станешь?
        - Откуда мне знать, он в меня влез только вчера, да и не думаю я, что он меня многому может научить, сам, судя по всему, далеко не такой умный как бы хотелось,  - после этих слов Сол схватился за голову и рухнул на пол. Дьявол обиделся и ударил по мозгам за оскорбление.
        - Фух,  - выдохнул он вскоре с облегчением.  - Больше ни слова не скажу, буду нем как рыба,  - сказал он, посмотрев куда-то в потолок, после того как боль исчезла.  - Херман тоже молчать будет. Будешь ведь Херман?  - брат лишь боязливо кивнул и тоже посмотрел на потолок. Что он там рассчитывал увидеть, он и сам не знал, но посмотрел внимательно и, разумеется, ничего нового там не увидел.
        - Идём, нам нужно прикупить еды и вернуть долг Тэкито,  - Сол медленно встал и, удостоверившись в том, что тело ему полностью подчиняется, вышел из дома. Херман вышел следом, продолжая с опаской посматривать на брата. Быть рядом с дьяволом в обличии брата, ему не хотелось, но и сбежать он не мог, Сол был для него семьёй, а если точнее тем, что от неё осталось.
        Еды было решено купить в лавке расположенной ближе к порту, чтобы не тащить корзину с ней через весь город. Сол не поскупился, купил много всего вкусного, в основном это было копчёное мясо и колбаса, о хлебе тоже не забыл, взял всего с запасом. Всё что останется от свежего хлеба, потом пойдёт на сухари, не раз спасающие братьев Васкес от голода.
        - Ух, глянь-ка туда Херман,  - Сол показал на причал, там на рейд встала трёхмачтовая бригантина. Судя по состоянию корабля, пережить шторм ей удалось лишь каким-то чудом.  - Нам крупно повезло Херман,  - он радостно хлопнул по плечу брата.
        - Чем?
        - Как чем? Ты посмотри, в каком состоянии корабль, ему же нужен серьёзный ремонт, а это значит, что потребуются рабочие руки. Мы сможем заработать, конечно, если успеем влезть в ремонтную бригаду.
        - Для ремонта кораблей в городе есть артель,  - напомнил ему Херман.
        - Да, есть, только работников у них там немного, корабли такого размера к нам редко заходят. Идём, подойдём ближе, вдруг получиться сразу наняться на работу.

        Возле корабля уже собралась приличного размера толпа, из желающих подзаработать на его ремонте. Пока никто и ничего им не предлагал, капитана на борту не было, а боцман лишь наблюдал с мостика за людьми на причале.
        - Привет Сол, привет Херман,  - к ним подошёл Тэкито.  - Вижу, долг принёс, да ещё и с процентами!
        - Какие проценты? Остальное наше, так что ты особо рот не разевай, и так вместо сыра колбасу отдаю,  - Сол протянул ему узелок с хлебом и колбасой. По объёму в этом узелке еды было раза в два больше, чем они с братом съели, находясь в гостях у Тэкито, так что Сол можно сказать, долг уже и так отдавал с процентами.
        - Что, тоже хотите в матросы записаться?  - Тэкито, как только получил узелок, сразу же принялся поедать колбасу. Этот продукт появлялся у него в руках не часто, а тут ещё от колбасы шёл такой аромат, от которого сдержаться он уже просто не смог и есть её, принялся сразу же.
        - В какие матросы?  - Сол удивлённо посмотрел на друга, потом на брата, а потом и на корабль.
        - У хих пофери ф комавде,  - пояснил Тэкито с набитым колбасой ртом.  - Они, кхе-кхе, ночью во время шторма потеряли семнадцать человек, ещё восемь серьёзно покалечены и больше в море никогда не выйдут. Так что они тут не только затем, чтобы отремонтировать корабль, но и матросов в команду добрать. А с учётом того, что у них в команде и до этого матросов было меньше положенного количества, брать будут всех подряд.
        - Матросом - это заманчиво, питание и жалованье гарантировано,  - Сол почесал щеку, задумчиво глядя на потрёпанную штормом бригантину.  - Херман, а не записаться ли нам в матросы?
        - Мы же ничего не умеем!
        - Тоже мне проблему нашёл, научимся, а там глядишь, и,  - Сол замолчал, так и не договорив о том, что собирался делать дальше. По большому счёту Херману было всё равно, хоть в матросы, хоть в солдаты, лишь бы брат был рядом. Он был почему-то уверен в том, что рядом с Солом его жизни ничто не угрожает. О том, что где-то там, в теле брата сидит дьявол, он сейчас уже забыл.
        - Тэкито, а много уже желающих набралось?
        - Желающих много, но пока никого не взяли, капитан в городской управе, а без его распоряжения боцман никого не возьмёт.
        - А ты тоже записываться пришёл?
        - Пока не решил, мне, в общем-то, и здесь не плохо,  - Тэкито облизал пальцы и, завязав узелок с остатком колбасы и хлеба, покосился на боцмана, продолжающего внимательно рассматривать толпу. Взгляд боцмана чаще всего останавливался в двух местах, там, где стояли Сол, Херман и Тэкито, и там, где стоял Борджо. Этот здоровяк тоже был здесь, тоже ожидая получить работу. Борджо резко выделялся своими габаритами в людской толпе. Больше двух метров роста, он был всего на два года старше Сола, вдвое шире в плечах и довольно упитан. Его единственным недостатком был ум, он не то чтобы был глуп от рождения, он просто медленно соображал, когда пытался что-то сказать, пытаясь выразить словами свою мысль. Понимал он всё прекрасно, так что обмануть его было не просто, в этом, казалось бы, простом деле, уже погорел не один десяток городских жуликов. Жил Борджо в порту, на старом складе и зарабатывал на жизнь, работая грузчиком. Друзей у него почти не было, но и явных врагов тоже не заимел. Сола, Хермана и Тэкито он знал, они не раз встречались в порту. Сейчас Борджо терпеливо ждал найма на работу, он был
голоден, а этот потрёпанный корабль сулил неплохой заработок, ну и, разумеется, хороший обед потом тоже.
        - Ей, Борджо! Лови!  - Сол подбросил вверх рогалик колбасы. Протискиваться сквозь толпу, чтобы отдать его из рук в руки, ему было лень. Несмотря на свою, казалось бы, медлительность, Борджо ловко поймал подарок. Это был именно подарок, так как в долг он никогда и ни у кого не брал. Сол несколько раз делился с ним едой безвозмездно, когда ему доводилось прятаться от городской стражи в порту. Дружбы между ними как таковой не возникло, но по возможности они помогали друг другу. Боцман видел точный бросок Сола и ловкость, проявленную гигантом, с этого момента он практически больше ни на кого из собравшихся людей не смотрел. Эта четвёрка его чем-то зацепила, он пока ещё не знал, чем именно, но на всякий случай хорошо запомнил лица этих четверых.
        Когда до заката времени оставалось приблизительно около часа, появился капитан бригантины. Судя по его поведению и взгляду, он был зол, даже не зол, он был в бешенстве. Не останавливаясь, он поднялся на борт, что-то сказал боцману и ушёл к себе в каюту.
        - Да, похоже, зря мы тут так долго стояли, найма не будет, причём никакого,  - Сол вздохнул и повернулся, собираясь покинуть порт до наступления темноты. С наступлением темноты количество стражников здесь увеличивалось втрое, и привлекать к себе их внимание не стоило.
        - Эй, вы, трое, и ты здоровяк - послышался голос боцмана,  - идите-ка сюда!
        - Мы?  - Сол показал на себя, брата и Тэкито. На Борджо он просто посмотрел, убедившись, что и он тоже ещё здесь.
        - Да, вы, бегом ко мне, якорь вам в корму!
        Сол, Херман и Тэкито, конечно же, пошли, но только не бегом как было сказано, а просто быстрым шагом. Борджо тоже пошёл следом за ними, стараясь не отставать.
        - Если я сказал бегом - это означает бегом и никак не по-другому!  - боцман кричал им в лицо, разумеется, кроме Борджо, так как просто не смог бы этого сделать, он был ниже него на полторы головы.  - Вам сухопутные крысы несказанно повезло, я готов вас взять матросами!  - боцман продолжал кричать, брызгая слюной и прохаживаясь вдоль построившихся новобранцев. Поравнявшись с Солом, он остановился, и некоторое время просто смотрел ему в глаза. Под таким пристальным взглядом Сол чувствовал себя неуютно, хотелось отвернуться, чтобы ответным взглядом не вызвать гнев и без того почему-то злого боцмана. Отворачиваться было нельзя, он это понимал и решил, сбить весь злой настрой боцмана.
        - Колбасы хотите?
        - Что?  - боцман опешил от такого предложения.
        - Я говорю, колбаса есть, хотите?
        - Свежая?  - спросил боцман, после нескольких долгих секунд осмысления услышанного.
        - Разумеется, испорченную колбасу я бы вам не предложил.
        - Давай! Хоть что-то в желудок смогу положить кроме сухарей,  - он принял из рук Сола корзину, с которой он весь день не расставался и запустил в неё руку.  - Это не означает, что ты можешь на что-то рассчитывать, работать будешь как все!  - Достав из корзины кусок колбасы, он словно зверь вцепился в неё зубами.
        - А что, у вас с провиантом совсем плохо дело, да?  - спросил Сол, набравшись храбрости.
        - Всё промокло, одни сухари остались. И вообще, молчать салаги! Я вам говорить не разрешал! Спать пока будете здесь, на палубе, утром за работу, старший матрос скажет, что делать!  - выкрикнул боцман и ушёл, прихватив с собой корзину с хлебом и последним рогаликом колбасы.
        - Зачем ты ему корзину отдал, сами то мы что теперь есть будем?  - прошептал Херман, провожая взглядом удаляющегося от них боцмана.
        - Утром сухари выдадут, а там видно будет. А ты, что, есть хочешь?
        - Пока нет, но колбасу всё равно жаль. Борджо вон тоже был бы не прочь ещё кусок проглотить. Да Борджо?
        - Да, одного как-то маловато было,  - ответил он, удивив таким быстрым ответом всех.
        - Я старший матрос, зовут Хуан, для вас салаги - сеньор Хуан,  - к ним подошёл один из матросов, работающих на палубе.  - То, что солнце скрылось за горизонтом, ещё не означает, что вам нечего делать, идите за мной, покажу, что сделать нужно.
        Хуан чуть ли не бегом направился на вторую палубу, подгоняя ворчанием отстающих от него матросов новичков.
        - И зачем я с вами только пошёл, сидел бы сейчас в своей пещере, ел колбасу, пил чистую воду. Нет же, попёрся за вами,  - ворчал Тэкито за спиной Сола.
        - Не ссы, прорвёмся,  - успокоил его Сол и резко остановился. Такого выражения он до этого момента не знал, видимо неправильный дьявол, засевший у него в голове, время от времени подбрасывал ему свои выражения, подходящие к случаю. Тэкито не обратил внимания на его слова, что нельзя было сказать о Хермане. Его брат Сол с каждым днём стал всё больше употреблять в разговоре выражения, точно ему не принадлежащие. Херман боялся, что в один прекрасный день, кто-то догадается, в чём дело и им обоим после этого несдобровать. Солу же было на это наплевать, он лишь ухмыльнулся и пошёл дальше, дьявол ему явно нравился.
        - Ваша задача выбросить отсюда всё что поломано!  - Хуан широким жестом показал на бардак, творившийся на Гондеке. Название орудийной палубы они узнали по пути сюда, от того же Хуана, говорившего непрерывно, пока он их туда вёл. По всей палубе были разбросаны куски канатов, разбитые бочки и куски дерева, вырванные из борта. В правом борту зияла огромная дыра, через которую во время шторма сюда беспрепятственно попадала вода. Пол тоже был проломлен в двух местах, в одном из проломов застряла пушка.
        - Чего встали? За работу! Бездельникам у нас не место!  - заорал Хуан, глядя на Сола. Почему-то и он, и боцман, для того чтобы покричать, выбрали именно его, понять было невозможно, видимо его хитрый взгляд чем-то их притягивал. Хуан вскоре ушел, и они принялись за работу. Весь мелкий мусор сбрасывали в море через дыру в борте, большие куски досок и разбитые бочки складывали на пристани. За час очистили всю палубу, осталось только соскоблить подсохшую грязь и кровь с пола. Для этого требовался соответствующий инвентарь, которого они здесь не нашли.
        - Пойду Хуана поищу, не самому же корабль обшаривать в поисках вёдер и всего остального,  - заявил Сол. Только он это сказал, на орудийной палубе появился боцман.
        - Неплохо,  - он осмотрел очищенную от мусора палубу.  - Продолжите утром, сейчас всем спать.
        - Нам наверх идти или можно здесь?  - уточнил Тэкито. Спать под открытым небом никому из них не хотелось.
        - Ну, в принципе можете и здесь,  - разрешил боцман и заорал так, что в ушах зазвенело,  - по кораблю не шляться, увижу, сразу за борт!
        - Интересно, он всегда так орёт или только на нас?  - сказал Херман, ковыряя в ухе после ухода боцмана. Ему никто не ответил, все уже принялись искать себе спальное место.

        Утром к ним снова пришёл боцман и освободил Сола и Тэкито от грязной работы.
        - Пойдёте со мной, нам нужно доукомплектовать команду. Покажете, где у вас в городе можно найти моряков слоняющихся без дела.
        И Сол, и Тэкито прекрасно знали, где днём можно найти тех, кто когда-то хоть какое имел отношение к морю. Правда, среди этих отбросов общества нормальных людей практически не было, это были либо пьяницы, либо преступники разных мастей, которых и стражники тоже были бы не прочь получить в свои руки. Сол даже немного скривился, вспомнив этих людей.
        - Что не так матрос Сол?
        - Нормальных среди них немного сеньор, может вам лучше из простых горожан набрать?
        - Горожан всему надо учить, также как вас, а мне нужны люди уже что-то знающие и умеющие, перевоспитать не проблема, особенно когда выйдем в море.
        - Если что, сразу за борт,  - предположил Сол.
        - Верно, очень действенный способ, молодец, суть улавливаешь на лету. Через несколько лет из тебя получится отличный матрос, а может быть даже и боцман.

        Вскоре во главе с боцманом, звали которого Диего Караско, они отправились в город, на поиски матросов. Ближайшим местом была таверна «Камбуз», расположенная прямо на выходе из порта. Там всегда было много посетителей, среди которых чуть ли не половина были либо бывшими матросами, либо рыбаками, потерявшими свои лодки по разным причинам. Подойдя к двери, Сол открыл её и учтиво пригласил Диего войти первым. В нос ударил густой запах табачного дыма, браги, пота и мочи. Как только они втроём оказались внутри довольно большого зала, шум и пьяные голоса стали затихать. Вид боцмана с двумя пистолями за поясом и саблей, произвёл на завсегдатаев соответствующее впечатление. С оружием по городу так открыто ходить могли немногие, разумеется, это не касалось солдат, стражи и местной знати. Диего было глубоко наплевать и на стражу, и на всех остальных, он в какой-то степени тоже был на военной службе, несмотря на гражданское торговое судно, где он был боцманом. Слегка прикрыв глаза, он обвёл придирчивым взглядом зал, оценивая претендентов. Таковых здесь было только трое и они сидели за одним столом. Сол их
наглядно знал, видел в порту несколько раз, они тоже иногда подрабатывали грузчиками. Чем они занимались в другое время, он мог только догадываться и это было точно что-то противозаконное. Диего сразу же подошёл к ним с предложением найма.
        Через несколько минут и несколько ответов в доказательство знания морского дела, они были зачислены в состав команды. Сол и Тэкито в разговор не встревали, они учились у боцмана уговаривать людей. Диего в их глазах был в этом деле специалист просто высочайшего уровня, он одновременно и горы золота обещал и не обещал, что они их в итоге получат. Одним словом он запутал их так, что они готовы были идти за ним куда угодно.
        Спустя ещё некоторое время Диего выбрал ещё одного человека находящегося здесь, причём уговорил, не намекая на золотые горы. Человек был пьян и, кажется, не совсем понимал, на что подписался. Тем не менее пошёл за Диего прямиком на корабль. Оставив новичков на борту под надзором Хуана, он вернулся к поиску матросов. Сол и Тэкито словно тень ходили за ним, подсказывая, где можно ещё найти несколько человек.

        Весь день они втроём обшаривали город и к вечеру, смогли отобрать ещё десять человек. Этого было недостаточно, но это были все, кого боцман смог уговорить. Вообще желающих стать матросом в городе было более чем достаточно. На причале весь день ждали люди в ожидании найма, но Диего сначала решил взять опытных и только после, добрать из простых горожан.
        К вечеру на пристани появилось несколько крестьянских телег, гружённых мешками с провиантом. Семь не сильно загруженных мешками телег это было всё, что удалось купить капитану на те деньги, что у него были в наличии. Никто из богатых и знатных горожан ему не дал денег в долг. Все прекрасно знали, что торговая компания, которой принадлежал корабль, практически разорилась, и дать в долг, означало, выбросить деньги на ветер. Именно поэтому капитан и был таким злым вчера, вернувшись на борт из городской управы, где весь день вёл переговоры с местной знатью. Ремонт судна предстояло сделать уже собственными силами, причём как можно быстрее, стоянка в порту стоила денег, а их у капитана уже просто не осталось. Сол понял, что у капитана сейчас не осталось денег не только на оплату стоянки, а даже на выплату жалования, но говорить об этом никому не стал. По большому счёту ему самому сейчас деньги были не нужны, он преследовал другую цель, покинуть город на борту этой бригантины. Дальнейшие планы пока были ещё не столь чётко намечены, всё зависело от выполнения первого пункта.
        Пока они весь день бродили по городу, команда занималась ремонтом и к их возвращению, уже было много чего отремонтировано. Был восстановлен такелаж, заменены два паруса и частично заделана дыра в борте. Херман ждал брата там же, где они с ним расстались утром, то есть на оружейной палубе.
        - Ну, как ты тут?  - Сол подсел к брату, сидевшему на канатной бухте.
        - Устал, как не знаю кто, я работал без отдыха с самого утра, а ты чем был занят?
        - С Диего по городу ходили, он матросов искал.
        - И как, много нашёл?
        - Не очень, у нас город маленький выбор прямо скажем - не большой, но четырнадцать человек привели.
        - Это хорошо, остальным завтра легче будет, работы ещё много. Сол, а Сол, а сколько монет мы будем получать в месяц как матросы?
        - Понятия не имею, я не спрашивал, не это важно.
        - А что важно?
        - Нам с тобой Херман нужно научиться всему тому, что может и знает капитан, боцман или на худой конец Хуан.
        - Зачем?
        - Надо, сейчас не могу сказать, ты учись пока, потом узнаешь.
        - Что ты опять задумал? Лодку мы уже с тобой угоняли, теперь ты решил корабль угнать?
        - Рано ещё об этом думать, чтобы кораблём управлять, много знать надо, это тебе не лодка старика Пако.
        - Мы и с лодкой то не справились.
        - Потому что не знали ничего, учиться нам надо и у нас есть для этого отличная возможность. С боцманом нужно подружиться, в дальнейшем легче будет.
        - С ним подружиться? Да ты с ума сошёл, он же орёт всё время.
        - Так ведь по делу орёт, а так он вполне нормальный человек, без заскоков.

        На следующий день рано утром капитан бригантины «Святая Каталина» приказал, отдать концы и покинуть порт Мартаро. Боцман Диего был не доволен решением капитана, но выполнил приказ, и корабль вскоре вышел в открытое море. По мнению Диего не закончив ремонт, покидать порт не стоило, ещё один шторм даже самый слабый, бригантина просто не переживёт. Сол, Херман, Тэкито и Борджо до обеда старались, не попадаться боцману на глаза. После полудня, когда Хуан заставил новичков драить палубу, от Диего уже было не спрятаться. Часа через два, когда ему надоело смотреть на работающих новичков, он решил проверить, насколько хорошо они владеют оружием. Сам Диего был лучшим стрелком в команде и не упускал возможности утереть нос матросам, особенно молодым.
        - Хуан, принеси мушкет и пару пистолей, нужно проверить на что способны новенькие!
        - Понял, сейчас всё будет сеньор Караско,  - Хуан, прихватив с собой ещё двух матросов из старой команды, отправился в крюйт-камеру за оружием, порохом, пулями и мишенями.
        - Сол, ты стрелять умеешь?  - спросил Тэкито, предпочитающий пользоваться холодным оружием.
        - Теоретически - да.
        - Как это?  - Тэкито не знал, что означает слово теоретически.
        - Как стрелять знаю, но ни разу не пробовал.
        - А, так бы и сказал, что видел, как стреляют другие, а-то говоришь, не пойми что.
        Пока друзья выясняли, кто и что умеет, вернулся Хуан. На палубе установили несколько мишеней, после чего боцман приступил к выяснению умений у новобранцев. Из всех новичков стрелять умели только трое и ими оказались те, кого боцман нашёл первыми в таверне неподалёку от порта. Остальные новички ни мушкет, ни пистоль никогда в руках не держали, за исключением Сола. Он пистоль в руках держал, после того как забрал его у посыльного, вот только стрелять из него ему не довелось. Когда с проверкой дело дошло до Сола и его друзей, они уже знали что и как нужно делать.
        - Ну, что, теперь ваша очередь,  - Диего посмотрел на оставшуюся четвёрку.  - Следующим будет,  - боцман посмотрел на них, выбирая кандидата,  - Борджо!  - Несмотря на то, что он в это время остановился взглядом на Хермане, выбрал не его. Борджо не спеша зарядил мушкет, потом дождался команды стрелять и выстрелил. После того как дым рассеялся, все увидели, что по мишени расположенной в тридцати шагах от него, он даже не попал. У Диего после выстрела Борджо даже настроение испортилось, он видимо надеялся, что эта четвёрка новобранцев должна показать лучшие результаты из всей группы новичков. Самому Борджо было наплевать, попал он или нет, на оружие он никогда не надеялся, предпочитал кулаки. Чтобы надолго уложить какого-нибудь человека, ему хватало одного удара, причём не обязательно точного.
        - Сол, теперь ты,  - Диего выкрикнул его имя, сопровождая таким взглядом, от которого другие матросы испуганно втягивали голову в плечи.
        Сол взял мушкет, зарядил его быстрее всех, даже быстрее чем это делал Хуан, набросил на плечо специальную накладку из толстой кожи, чтобы отдачей не повредить плечо и выстрелил. Пуля попала точно в центр нарисованного на крышке от бочки круга, которую и использовали как мишень. У Диего настроение резко пошло вверх, это был лучший выстрел из всех сегодня сделанных.
        - Хуан, дай ему пистоль!
        Старший матрос выдал Солу пистоль, уже заряженный, но только не для новичков, а для Диего. Заряд там был обычный, а не уменьшенный для тренировки. Сол принял из рук Хуана пистоль, зачем-то заглянул в дуло и также как из мушкета, быстро прицелившись, выстрелил. Пуля попала на пол ладони ниже первой, выпущенной из мушкета. Все надеялись, увидеть радость на лице Диего после этого выстрела, но этого не произошло. Настроение боцмана вновь резко изменилось, теперь он был в бешенстве.
        - Ты соврал мне, сказав, что никогда не стрелял!  - набросился он на Сола с криком и отобрал у него пистоль.
        - Я не врал, я, в самом деле, никогда не стрелял, но я не говорил, что не знаю, как это нужно делать,  - Сол отступил на шаг от разгневанного боцмана.
        - Опять врёшь, одного знания не достаточно, тут тренировка нужна.
        - Случайно получилось,  - Сол продолжал отступать от Диего, пока не упёрся спиной в мачту.
        - Не верю в такую случайность, Херман, возьми второй пистоль и выдай мне ещё одну случайность!
        Втянув голову в плечи, Херман взял пистоль, собираясь встать на то место, откуда стрелял его брат. Ему думалось, что с этого места и он сможет также попасть в центр круга, ну или хотя бы просто в мишень. Диего его остановил, заставляя стрелять с того места, где сейчас стоял. Расстояние до мишени с этого места было больше шагов на десять, для выстрела из пистоля с уменьшенным зарядом почти предел.
        - Сеньор Караско, можно брату пару слов сказать, перед тем как он выстрелит?  - Сол видел, как волнуется брат и решил, его успокоить, подсказав, что делать.
        - Ну, скажи, посмотрим, чем дело закончится,  - боцман отошёл в сторону и, скрестив руки на груди, стал внимательно следить за действиями Сола. Опытный взгляд старого морского волка безошибочно определил, что этот пятнадцатилетний парнишка точно никогда не то, чтобы стрелял, он даже не держал никогда пистоль в руках. Диего не знал что парню ещё четырнадцать, Херман прибавил себе год, чтобы его взяли матросом. Сол, что-то сказав брату на ухо, отошёл, встав в паре шагов за его спиной.
        - Херман стреляй!  - громко крикнул Сол, и брат резко подняв руку с пистолем, выстрелил, практически не целясь. Пуля ударила с самый нижний край нарисованного углём круга. На палубе стало тихо, лишь ветер свистел наверху, прорываясь сквозь такелаж.
        - Попал сеньор Караско, богом клянусь, попал!  - сказал Хуан, тщательно осмотрев мишень.
        - Васкесы, чтоб вас, вы смогли меня удивить, сам бы не увидел, никогда бы не поверил, якорь мне в корму! Я лично займусь вашим обучением и сделаю из вас лучших матросов во всей Нардии. Тэкито, чего встал, ты у нас один не проверенный остался!  - рявкнул боцман, посмотрев на него.
        Тэкито тоже, как и Сол, стрелял дважды, сначала из мушкета, потом из пистоля. Результат был хуже, чем у братьев Васкес, но в мишень он всё-таки попал, не в нарисованный круг конечно, а в саму крышку от бочки, в её левый край.
        - Ладно, тебя тоже возьмусь учить,  - сказал Диего, посмотрев на результат Тэкито. Здоровяк Борджо пойдёт в канониры, там сила нужна, а её у него как в быке.

        Вечером, когда они легли спать, Херману не спалось. День выдался насыщенным на разные события, он до сегодняшнего дня оружие в руках даже не держал, а тут сразу стрелять. Мало того, он ещё и попал в мишень, после подсказки брата. Единственное что его сейчас беспокоило, так это то, что Сол менялся слишком быстро. Не внешне, разумеется, он менялся где-то там внутри, уж слишком много он сейчас стал знать из того, чего обычный горожанин просто не мог знать. На завтра боцман обещал ещё одну проверку, им дадут в руки сабли. Херман по этому поводу уже не так сильно волновался, они с братом часто сражались на палках, изображая схватку на саблях и шпагах. Разумеется, настоящие сабли и настоящий поединок, пусть даже и учебный, отличаются от их детских игр, но не так сильно как стрельба из корявой палки и настоящего пистоля.
        - Сол ты спишь?
        - Нет.
        - Сол как ты думаешь, я завтра справлюсь?
        - А куда ты денешься, когда будешь драться, представь, что тебя шайка Коуфа опять решила проучить как в прошлый раз.
        - Ну, в тот раз ты со мной был.
        - Какая разница, не только же я тогда дрался, но и ты тоже, справился ведь с одним из них тогда.
        - Да, справился, правда, потом синяки долго сходили.
        - Синяки - это мелочь, кости же целы и вообще, спи, давай, завтра рано вставать.
        - Сол, а куда корабль идёт?
        - Не знаю, меня не это сейчас волнует.
        - А что?
        - Херман, не мешай, я думаю.
        - Ну и ладно, не хочешь говорить и не надо. Тэкито спишь?
        - С тобой не уснёшь, чего тебе?
        - Почему капитана второй день не видно?
        - Он пьёт второй день, в каюте заперся, Диего проверяет время от времени как он там, ещё что-то надо?
        - Что за груз на борту? Почему о нём никто не беспокоится?
        - Свинец, стоит мало, весит много, всё?
        - Всё.
        - Спи и нам не мешай.
        У Хермана ещё была сотня вопросов и к брату, и к Тэкито, но он не решился их задать сейчас, потом как-нибудь задаст, когда они будут не такими уставшими.
        - Ну, что, готовы?  - боцман построил их на палубе, каждому посмотрев в глаза. Встречные взгляды были разными, Херман смотрел с некоторым страхом, Тэкито равнодушно, а Сол с рвением к учению. Этот взгляд напугал Диего, он ещё за всю свою жизнь не встречал таких людей как Сол. Было во взгляде Сола что-то такое, чего Диего понять не мог и это его пугало. Помимо самого боцмана на палубе стояли ещё двое, Хуан и матрос имени которого они пока не знали. В руках у них были сабли, учебные, то есть тупые.
        - Сол в паре со мной, Тэкито с Хуаном, ну, а младший Васкес с Дорхо. Разойтись в стороны, а то ещё сами себя покалечите.
        Боцман напал без предупреждения, но Сол к этому был готов, жизнь на улице научила быть всегда на чеку. Первые два удара Сол отбил, не напрягаясь, а вот дальше дело пошло гораздо хуже. Диего оказался не только лучшим стрелком, но и отличным фехтовальщиком. Солу, приходилось вертеться как юла и прыгать, причём не только в стороны, но и спиной вперёд, уходя от ударов Диего. Боцман не сбавлял натиска и через несколько минут Сол получил болезненный удар тупой саблей по рёбрам.
        - А ты молодец, долго продержался, твоих друзей за это время уже шесть раз убили.
        Занятия боцман остановил только в полдень, когда из троих матросов новичков на ногах остался стоять только Сол. Дышал он так, словно с самого утра убегал от разъярённого льва по пустыне.
        - Хватит на сегодня, после обеда перейдём к изучению парусов и такелажа,  - обрадовал их Диего. Сам он тоже устал, но был в состоянии ещё часик помахать тупой полоской стали.
        - Сол, скажи, что я умер,  - Тэкито лежал на палубе и смотрел в небо.
        - Не, ты жив Тэкито.
        - Сволочь ты, мог бы порадовать старого друга.
        - Он всегда говорит правду, но только своим, чужака обманет на раз,  - прохрипел Херман, лежащий вниз лицом в нескольких шагах от грот-мачты.
        Боцман выделил им час на обед и отдых, после чего они до позднего вечера повторяли за ним названия парусов, частей мачт и такелажа. Спать они отправились самыми последними.
        - Тэкито, спишь уже?
        - Нет, после всего того через что пришлось пройти, не уснёшь. У меня болит всё, этот сволочь Хуан бил не играючи, я думал, он мне все кости переломает.
        - Да, ладно тебе, можно подумать первый раз по рёбрам получил, не убили же.
        - Лучше бы убили.
        - Нет, не лучше, всё что нас не убивает, делает нас сильнее.
        - Да иди ты Сол, знаешь куда?
        - Угу, не сейчас, ты мне лучше подскажи, как нам корабль притормозить.
        - Якорь опусти.
        - Да, я не в этом смысле, нам нужно задержать его в пути недели на три - четыре.
        - Зачем?
        - На обучение время нужно, а за те две недели что у нас остались до прибытия в Дарту, мало чему научишься.
        - Сол, я что-то не понял, ты чего хочешь-то? Моряком стать или боцманом?
        - Бери выше, капитаном хочу стать.
        - Ну, ты загнул! Кто ж тебе голодранцу корабль доверит? Ты что, какой-нибудь знатный сеньор или его сын? Простой человек не может стать капитаном, не возьмёт никто.
        - А я и спрашивать ни у кого не собираюсь.
        - Чего??? Пира,  - Тэкито резко замолчал, догадавшись о том, к чему стремиться Сол.  - Пиратом решил стать?  - спросил он уже шёпотом.
        - А почему бы и нет? Разбогатеть можно и таким способом или ты думаешь, что все известные тебе богатые сеньоры честным способом капитал сколотили? Занимались тем же грабежом, только узаконенным, причём ими же самими.
        - Фор-бом-брам-брасы, бизань, якорь мне в корму,  - Херман сегодня устал так, что начал говорить во сне.
        - Ты о брате подумал? Что с ним сделают, если узнают что его брат пират?
        - Пусть до него сначала дотянутся, да он в прочем и сам за себя постоять сможет, уж я об этом позабочусь.

        Глава 3

        Утро началось с появления боцмана около спящих новобранцев.
        - Подъём салаги!  - заорал он, опрометчиво спрятавшись за ящиками. Сол от такой ещё непривычной побудки подпрыгнул прямо лёжа и тут же откатился в сторону. Тэкито спросонья не разобравшись, в чём дело, метнул нож, ориентируясь на голос. Херман ничего особенного не сделал, он просто открыл глаза со словами,  - что, опять учёба?
        - Тэкито - сукин ты сын, ты, где нож взял, якорь мне в корму? Убить меня решил? Да, я тебя сейчас за борт!  - Диего схватил его за ногу и волоком потащил по полу к лестнице, ведущей на верхнюю палубу.
        - Сеньор Караско, он не хотел вас убить, это случайно. Жизнь к этому приучила!  - дорогу боцману преградил Сол, рядом с ним секундой позже появился Херман.
        - Пошли прочь!  - Диего был в бешенстве после того, как нож, брошенный Тэкито, пролетел мимо всего в нескольких сантиметрах от его лица. Сол никуда не ушёл, он по-прежнему стоял на пути боцмана.
        - Хуан, арестовать их!  - выкрикнул Диего, но Хуан не появился и даже не откликнулся. Обернувшись, боцман увидел Борджо, держащего старшего матроса за шиворот. Ноги старшего матроса не касались палубы, а лицо начинало краснеть. Натянутая рубашка сдавливала горло не позволяя дышать.
        - Сеньор, Тэкито действительно сделал это с перепуга, прошу, дайте нам время привыкнуть к вашим громким командам,  - Сол продолжил, уговаривать боцмана, чтобы он отпустил Тэкито.
        - Говоришь с перепуга? Ладно, поверю, но только сейчас, ещё одно замечание любому из вас и всех четверых за борт!  - Диего отпустил ногу Тэкито. Через секунду рухнул на палубу и Хуан, Борджо отпустил его, но тут же снова поднял, ставя на ноги, поправляя рубашку и стряхивая с его штанов мелкий мусор. Увидев это, боцман как-то странно посмотрел на всех четверых новобранцев. Взгляд у него уже не был злым, скорее заинтересованным, словно он увидел в них что-то такое, чего раньше не замечал.
        - Клянусь, вы четверо самые странные и самые опасные люди, которых я встречал за свою жизнь. Вы готовы друг за друга отдать жизнь, хоть и друзьями-то по сути не являетесь. Братья Васкес понятно, но вот Борджо и Тэкито? Я думал вы сами по себе, одиночки, но я ошибся,  - Диего ещё раз посмотрел в глаза каждого из них, и крикнул ещё громче.  - Чего встали обезьяны облезлые? Все на верх!
        После завтрака, Диего продолжил обучение выбранных лично для этого новичков. Пока они повторяли названия частей корабля, он думал о том, правильно ли он поступил, поверив в то, что бросок ножа был сделан не специально. Бунт на корабле был недопустим, но он возникал обычно совсем не так, уж об этом-то он знал не понаслышке. Хотели ли эти четверо устроить бунт? Вряд ли, ума не хватит, чтобы потом удержать власть. Хотя, если подумать, Сол, наверное, смог бы, он гораздо умнее, чем хочет казаться.
        Раздумья Диего прервал дикий рёв какого-то неизвестного ему и большого зверя откуда-то с нижней палубы. Через несколько секунд послышался шум, дверь, за которой находилась лестница, ведущая на оружейную палубу, резко открылась и из неё как ядро из пушки, вылетел Хуан. Не сказав ни слова, он побежал к полубаку. Вслед за ним появился Борджо, в руках у него был книппель, который он и бросил вдогонку Хуану. В Хуана не попал, но пара этих чугунных ядер связанных цепью, долетели до полубака, где и ударили в стену.
        - С вами четырьмя никаких врагов не надо,  - проговорил Диего, посмотрев на Борджо.  - Ядро из 12 фунтовой пушки летит на сто пятьдесят - двести шагов, Борджо запустил книппель на пятьдесят, может нам пушки больше уже и не нужны?
        Разбираться что произошло между Хуаном и Борджо, боцман не стал, решил, что они сами разберутся, не поножовщина же.

        В полдень на палубе появился капитан - сеньор Энрике Лоренсо. Вид у него был болезненный, под глазами залегли тёмные круги, на лбу выступили капельки пота, а руки мелко дрожали.
        - Диего, у меня в каюте прибраться нужно,  - сказал капитан и присел на пустой бочонок, на котором обычно сидел боцман во время обучения новичков морскому делу.
        - Сол, Тэкито, Херман, бегом в каюту капитана! И чтоб блестело там всё через полчаса!
        - Как у нас дела Диего?
        - Пока нормально сеньор Лоренсо.
        - В том то и дело что пока,  - капитан вздохнул, вытирая пот со лба.  - Это, наверное, последнее наше плавание, хозяин разорён и нашу «Святую Каталину» скорее всего, продадут. Новый хозяин вряд ли оставит старую команду, так что я бы тебе посоветовал по прибытию домой, искать место на другом корабле.
        - Сеньор, может быть не так всё и плохо, не нужно раньше времени отчаиваться.
        - Корабль требует ремонта, не думаю, что у Суареса найдутся деньги на это. Тот свинец, что у нас в трюме, не слишком дорогой товар, прибыль не покроет расходы. Вот если бы ремонт был не нужен, был бы шанс на дальнейшее, а так,  - капитан замолчал, посмотрев на море. Погода была прекрасной, дул попутный ветер и бригантина летела вперёд на всех парусах. Всё портил вид борта, восстановленного обычными досками.
        - Сол, что ты делаешь?  - Херман с опаской посмотрел на дверь. Сол, как только оказался в капитанской каюте, устроил обыск вместо того, чтобы начать уборку.
        - Мне нужны карты, документы, письма и вообще всё, что имеет хоть какую-то ценную информацию. Не мешайте, лучше начинайте оттирать пол от капитанской блевотины. Я присоединюсь к вам чуть позже.
        Херман посмотрел на Тэкито, пожал плечами, не понимая, зачем брату всё это и взялся за уборку. Спустя несколько минут подняв голову, он увидел как Сол, достав из стола чистый лист бумаги, стал перерисовывать на него карту. Карту он нашёл в ящике стола, вместе с какими-то документами и письмами. Он их тоже перерисовал, так как писать не умел.
        - Сол, я понимаю карта, мне хотя бы понятно зачем, но письма то тебе для чего? Ты же ни читать, ни писать не умеешь,  - спросил Тэкито, с таким же непониманием, как и Херман, посмотрев на Сола.
        - На всякий случай, прочту после.
        За несколько минут Сол скопировал часть карты и два документа, важных по его мнению, потому что на них стояло несколько красивых печатей и размашистые подписи.
        - Всё, где моя тряпка?  - спросил он, спрятав несколько листов в сапог.
        - Вот, ведро с водой в углу,  - Херман покосился на Тэкито, решив, узнать, как он реагирует на такое поведение Сола. Тэкито молча, тёр пол и ни на кого не смотрел. Когда им осталось отмыть небольшую часть пола у входа, в каюту вошёл боцман.
        - Быстрее, чего копаетесь!
        - Почти всё сеньор Караско,  - Сол работал шваброй так быстро, что мог нечаянно задеть тряпкой сапоги Диего.
        - Надеюсь, вы тут ничего не трогали?  - спросил боцман, увидев бардак оставленный капитаном на столе. Он оставил там всё, карту, документы и даже пистоль.
        - Нет сеньор Караско, мы только пол успели отмыть, он был очень грязный,  - подал голос Херман.
        - Узнаю, что что-то стащили, сразу.
        - За борт,  - добавил Сол за него.
        - Именно! А из Тэкито сделаю новую мишень!  - он сунул кулак под нос Тэкито.  - Заканчивайте, сеньор Лоренсо уже устал ждать.
        - Уже всё!  - Сол протёр оставшийся мокрым клочок пола. Боцман, посмотрев на пол и признав, что помыто вполне качественно, выгнал их из каюты.
        После обеда Диего продолжил обучать их премудростям морского дела. Как обычно, обучение происходило на палубе, где он мог показать на какой-нибудь канат и спросить, как он называется и для чего нужен. После разговора с капитаном он был в подавленном настроении и не орал на новоиспечённых матросов, когда они ошибались. Ему сейчас уже было всё равно, успеет он их чему-нибудь научить до прихода в родной порт или нет. Какой смысл в обучении кого-то, если он сам скоро станет сухопутной черепахой.
        - Сеньор Караско, а вы читать и писать умеете?  - спросил Сол, когда Диего на некоторое время задумался и ничего не спрашивал.
        - Умею.
        - Научите?
        - Тебе, это, зачем Сол?
        - Всегда хотел быть грамотным, можно сказать с самого рождения.
        - С какого рождения, чего ты плетёшь! Ты с рождения мог только под себя гадить! Мечтал он, понимаешь ли! Грамота штука сложная, на это много времени потребуется, а у нас всего две недели в распоряжении.
        - Почему всего две недели?  - удивился Сол. Он рассчитывал, остаться здесь, на борту бригантины, как минимум ещё на полгода, причём не важно кем, главное чтобы была возможность научиться всему, чему его только смогут научить. То, что это слишком маленький срок, чтобы стать просто хорошим матросом, его не волновало. Он умел отсеивать всё нужное и важное из огромного вороха всякой всячины. Только таким способом он надеялся научиться за отведённый самому себе для этого срок.
        - Есть одна проблема, которая не позволит остаться на борту после прибытия в родной порт. Думаю, этого не избежать, так что мы с вами, скорее всего, скоро расстанемся, придётся тебе Сол искать другого учителя,  - Диего рассчитывал, что этой информации им будет достаточно, но не тут-то было, Сол не отставал до тех пор, пока не вытянул из него всё, что он знал.
        - А что если отремонтировать корабль своими силами?  - предложил Сол.
        - Какими своими силами!? Где взять древесину, чтобы восстановить борт как положено? Купить не на что, а в долг никто не даёт.
        - А что, в лесу деревья закончились?  - не унимался Сол.
        - Ты думаешь, что вот так всё просто? Пошёл в лес, срубил несколько деревьев и сразу в дело? Как бы не так, нужна сухая древесина, её сушат несколько лет и только потом из неё делают корабль!
        - А в лесу ведь есть и сухие деревья, совсем даже не гнилые, нужно лишь поискать,  - Сол не отставал от Диего. Ему задержка корабля была лишь на руку, особенно после того, как он узнал, что бригантину вскоре могут продать.
        - Забудь,  - отмахнулся от него боцман, но в его голове отложилась идея Сола, посетить какой-нибудь лес в поисках подходящей древесины. Вечером он даже планировал поговорить об этом с капитаном.  - Всё хватит болтать не по делу, продолжим занятие!  - остановил он поток предложений от Сола.

        До позднего вечера Диего гонял своих учеников, требуя запомнить всё то, о чём говорил. Сол больше ничего не предлагал, не потому что было нечего предложить, а потому что у него возможности не было. Диего не дал им ни одной минуты на отдых, он даже сам устал, после такого своего неожиданно появившегося напора в обучении новичков.
        - Сол, я уже не хочу быть матросом,  - ныл Херман, заняв своё место на оружейной палубе и готовясь лечь спать.
        - Потерпи, скоро легче станет.
        - Что, боцман будет меньше нас гонять?
        - Нет, просто привыкнешь. Тэкито, отдай мне всё, что у тебя есть острого, Диего завтра обязательно повторит утреннюю побудку. Если ты снова бросишь в него что-нибудь, нам всем конец.
        - У меня ничего нет,  - ответил Тэкито, стараясь не смотреть в глаза Солу.
        - А если найду?
        - Ладно, ладно, вот, забирай,  - Тэкито принялся доставать своё вооружение из сапог, рукавов и даже из воротника своей старой кожаной куртки. Чего у него только не было, пара ножевых лезвий, заточенная с одного края монета, спица длиной с ладонь и несколько толстых и острых игл длиной не больше мизинца на руке.
        - Ты на войну что ли собрался?  - Сол был слегка шокирован таким набором оружия.
        - Почему сразу на войну, всё это всегда с собой ношу, мало ли что и когда потребуется.
        Он выбросил всё оружие Тэкито в море через приоткрытый пушечный порт. Тэкито лишь проводил свой арсенал жалостливым взглядом, ничего не сказав Солу по этому поводу. Он понимал, что ведь мог и ещё раз нечаянно запустить в боцмана чем-нибудь острым, но своё оружие ему всё равно было жалко.
        - Херман, надеюсь, у тебя ничего такого нет?
        - Откуда?  - удивился Херман. Сол ему запрещал носить с собой что-то такое, и он всегда слушался брата.
        - Борджо?
        - Зачем оно мне, если что я и кулаком убить смогу,  - Борджо показал кулак размером чуть ли не с голову самого Сола.
        - И то верно, теперь всем спать, думаю, завтра день будет ещё тяжелее сегодняшнего.
        - С чего ты это взял?  - Херману и сегодняшний то день показался кошмаром, хуже которого уже быть не может, правда, только в обучении, а не самой жизни.
        - Предчувствие у меня, чую, гадость какая-то произойдёт, так что нам лучше заранее выспаться.

        Дождавшись, когда часть команды отправилась спать, а часть встала на вахту, боцман решил, поговорить с капитаном. Мысль о ремонте корабля собственными силами, подброшенная ему Солом, не давала покоя, требовалось обсудить, чтобы либо решиться на это, либо забыть об этом навсегда.
        - Сеньор Лоренсо, разрешите?  - Диего приоткрыл дверь капитанской каюты, предварительно постучав в неё.
        - Ты чего так официально? Мы же старые друзья, наедине можешь называть по имени.
        - Да, тут такое дело, что даже и не знаю, как быть, вот поэтому так уважительно и начал.
        - Что случилось?
        - Пока ничего Энрике, просто мысль одна в голову пришла, решил обсудить,  - Диего подошёл к столу, где лежала развёрнутая карта, и посмотрел на неё.
        - Выкладывай, что у тебя.
        - Мы могли бы попробовать отремонтировать корабль самостоятельно.
        - Как?
        - Бросим якорь где-нибудь ближе к берегу и отправим небольшой отряд в лес, на поиски подходящих брёвен.
        - Ты, наверное, шутишь?  - капитан был удивлён предложению Диего.
        - Ты же опытный матрос, прекрасно знаешь, что из первого попавшегося в руки бревна ничего хорошего не получится. Так поступают лишь, в крайнем случае, встав перед выбором, либо пойти на дно, либо остаться на плаву.
        - У нас как раз почти такой случай, первый же шторм потопит нашу бригантину за считанные минуты. Уж лучше не до конца высушенные стволы деревьев, чем старые половые доски.
        - Диего, я не верю, что в твою голову могла прийти такая мысль, кто тебе подсказал?
        Боцман вначале не хотел говорить, что эту идею подбросил ему простой матрос, но подумав, решил, что, если будет на кого свалить вину в случае неудачи, пусть это будет Сол.
        - Да, не моя идея, есть у нас один матрос из пополнения, вот он то и придумал способ, как нам прийти в родную гавань не такими потрёпанными как сейчас. Если у нас получится, хозяин не продаст «Святую Каталину» и мы не лишимся работы.
        Энрике долго думал, просчитывая, все варианты развития событий и пришёл к выводу, что нужно попробовать. Не получится - не беда, хуже не будет, ну, а если всё получится, он останется капитаном ещё на какое-то время, на год, два или три, или до тех пор, пока не состарится. Правда, при условии, что хозяин «Каталины» сеньор Суарес сможет выкарабкаться из того тяжёлого финансового положения, в котором находится сейчас.
        - Я так понимаю матрос, подбросивший тебе эту идею, это - Сол?
        - Да, он, тёмная лошадка, он умнее, чем хочет казаться. Мне иногда кажется, что он не из черни, а из знати, только из разорившейся. Правда, у него брат есть, здесь же, с собой привёл, вот он уже точно из черни, но очень старательный парень. Вообще их в компании четверо, все немного со странностями, один меня чуть не убил.
        - Как это? И он после этого ещё жив и на борту?
        - С перепугу он, спал, а я разбудить решил, ну, так как обычно это делаю. Старая команда привыкла уже, а вот с новичками по-разному бывает.
        - Знаешь что, а приведи-ка ты этого Сола сюда, уж очень мне его лично проверить хочется.
        - Прямо сейчас?
        - А чего тянуть до утра? Спать мне пока что не хочется.
        - Понял, сейчас будет здесь,  - Диего вышел и подозвал к себе Хуана.
        - Сола к капитану живо! Только тихо, чтоб его дружки не узнали,  - боцман на хотел, чтобы вслед за Солом к капитанской каюте подтянулись и его друзья. Не то чтобы он этого боялся, ему просто не хотелось терять эту пока ещё строптивую четвёрку. Новички показывали великолепные успехи в учении и впоследствии могли стать основным стержнем команды.
        Вскоре Хуан привёл сонного Сола в каюту капитана, а сам встал за дверью, ему боцман приказал, не пояснив зачем.
        - Сеньор капитан, матрос Сол прибыл по вашему приказу,  - смог выговорить он, преодолевая тягу ко сну. Сол сейчас мог бы и стоя спать, прислонившись к стене, но, увы, стены рядом не было, он стоял в центре каюты.
        - Твоя идея заглянуть в лес?
        - Да, сеньор капитан, моя.
        - Насколько мне известно, ты из Мартаро, так?
        - Да, сеньор.
        - Значит должен знать, где и что находится в паре дней пути от Мартаро,  - капитан пока не стал говорить о расстоянии в милях, матрос мог просто не понимать в них ничего.  - Подойди к столу.
        Сол сделал несколько шагов и оказался у стола, напротив него стоял капитан, слева боцман, справа стул, на который хотелось сесть и продолжить спать сидя. Чтобы не поддаться соблазну, Сол старался не смотреть на этот шикарный стул.
        - Смотри,  - голос капитана вернул Сола в реальность.  - Мы сейчас здесь,  - он поставил фигурку корабля на карту,  - Мартаро вот тут,  - поставил он пирамидку на то место, где был обозначен город.  - Единственное место, где мы сможем близко подойти к берегу, вот здесь,  - капитан как бы невзначай отодвинул в сторону Сола помешавшие ему показать место документы. Листы лежали так, что прочитать текст было не так-то просто, для прочтения пришлось бы надолго задержаться на них взглядом. Сол на них даже не посмотрел, читать он пока ещё не умел, к тому же у него в правом сапоге лежали копии этих документов. Вытянув шею, он всматривался сонным взглядом в карту до тех пор, пока не понял, что ему показал капитан.
        - Был здесь?
        - Нет сеньор, там я не был, но лес там есть, в Мартаро оттуда привозили длинные и ровные брёвна. Такие в принципе есть в любом лесу, только в глубине, их не так-то просто оттуда вывезти, а там они с краю росли. Правда, последний раз лесорубы туда отправлялись лишь позапрошлым летом, этим летом никто в город с этой стороны брёвна не привозил.
        - Значит так, завтра в полдень мы бросим якорь в этом месте, а ты отправишься за брёвнами,  - сказал капитан и убрал со стола документы. Документы никакой секретности не имели, это были: свидетельство о принадлежности корабля и договор на покупку свинца. Ещё несколько листов со стихами, капитан добавил их для объёма.
        - Один?  - удивлённо спросил Сол, моментально отбросив остатки сна.
        - А что, ты и один можешь справиться?  - пошутил капитан, подмигнув боцману.
        - Нет, один не справлюсь, тут человек двадцать нужно.
        - Вот завтра двадцать и возьмёшь с собой, и нашего плотника не забудь. Старшим назначаю тебя.
        Сол вышел из каюты капитана и вдохнул прохладный ночной воздух. Идти в лес он как-то не планировал, думал, что этим будет заниматься кто-то другой, а он в это время будет упорно учиться у боцмана. Прежде чем идти спать, он собирался подслушать, о чём будут говорить капитан с боцманом, но увидел Хуана, подпирающего спиной стену.
        - Чего встал? Спать иди!  - тихо приказал Хуан, и Солу ничего не оставалось, как вернуться на оружейную палубу и лечь спать.
        Утром Сол рассказал брату и Тэкито о том, что ночью его вызывал капитан, и что в полдень отправится в лес. Херман и Тэкито собрались идти с ним, если, конечно, боцман разрешит. Борджо пока ничего не знал, ему не успели рассказать, его Хуан сразу после подъёма увёл на занятия канониров.

        Корабль ещё не подошёл к берегу, а подготовка к высадке уже шла полным ходом. Матросы грузили в шлюпку всё необходимое для похода в лес за брёвнами. Для ремонта требовалось шесть штук, сухих, ровных и подходящих по толщине и длине брёвен. Сол ходил по палубе от борта к борту, он волновался, ведь это было первое реальное задание. От его выполнения зависело, как к нему потом будут относиться боцман и капитан Лоренсо. Диего не разрешил Херману и Тэкито пойти с ним, а вот Борджо он с удовольствием отправил, чтобы Хуан смог прийти в чувство после занятий с ним.
        Поход в лес Солу почти ничем не запомнился, кроме того, что он просто зверски устал. Подходящие брёвна они нашли в этот же день, но на доставку их на корабль потребовалось ещё два дня. Пришлось делать большой плот, так как шлюпка вес бревна просто не выдерживала. С выделенным ему отрядом проблем не возникло, все кроме Борджо, были из старого состава команды и воспитаны боцманом.
        - Всё, это последнее,  - доложил Сол боцману, появившись на палубе последним из отряда.
        - Молодец, справился,  - похвалил его Диего и тут же заорал как обычно.  - Это ничего не значит, работать будешь как все!  - Сол от неожиданного громкого крика, даже присел. Боцман, увидев это, засмеялся и пошёл к капитану, доложить о том, что уже все на борту и можно сниматься с якоря.
        Несмотря на обещание боцмана, он не заставил Сола и его друзей работать. Ремонтом корабля занимались другие матросы. Команда Сола, как их тут уже называли, усердно училась у Диего морскому делу, теперь уже вместе с Борджо, так как на оружейной палубе сейчас и без него было тесно. Боцман решил, что этот бугай, тоже должен знать хоть что-то.

        Прошло несколько дней, ремонт корабля был близок к завершению, а это означало, что они через несколько дней прибудут в порт Дарта. Дарта это конечная точка их многодневного плавания. Капитан был доволен, у него появился реальный шанс остаться капитаном на «Святой Каталине».
        - Диего, как у нас с ремонтом?
        - Завтра к вечеру должны закончить.
        - Хорошо, нам бы ещё где-нибудь три пушки раздобыть, взамен потерянных,  - посетовал капитан и посмотрел на Сола.  - Сол, есть идеи, где пушки взять?
        - Идеи есть, но они не все вам понравятся.
        - Так-так-так, а ну-ка озвучь. Уж очень мне хочется узнать, что за идеи в твою голову пришли.
        - Вариантов несколько, купить, украсть, отнять и найти, вас какой устраивает?  - перечислил Сол и увидел удивление в глазах не только капитана, но и боцмана.
        - Первые три точно не подходят, а вот четвёртый я что-то не совсем понял. Найти где? Они, по-твоему, что, на дороге валяются и ждут, когда мы за ними придём?
        - На дороге, разумеется, пушки не валяются, а вот на дне должны быть.
        - На каком дне?  - не понял его капитан.
        - На морском, конечно же. Корабли же иногда тонут, причём вместе со всем содержимым. Просто нужно знать, где они лежат и желательно не на большой глубине.
        - Диего,  - капитан устало провёл ладонью от лба до подбородка,  - ты, где его нашёл?
        - В Мартаро сеньор, как и остальных.
        - Это я так, к слову, просто наш сеньор Сол Васкес уж очень как-то не так, как все думает. А ты знаешь Диего, в его идее что-то есть. Где у нас чаще всего корабли тонут?
        - Рифы острова Змей,  - ответил боцман.
        - Это ведь Кейр, жаль далеко отсюда, якорь мне в,  - Энрике замолчал, поняв, что собирается использовать выражение принадлежащее боцману.
        - Да, сеньор, приблизительно три недели только туда, правда, это из Дарты, сколько отсюда не могу сказать, считать надо.
        - А поближе ничего такого нет?
        - Есть риф у острова Бола, но я не знаю, есть там потерпевшие крушение корабли или нет, я об этом не слышал.
        - Что если нам туда завернуть, ведь это по пути? Поспрашиваем у местных жителей, вдруг знают что-то. Сол, если там ничего не найдём, я лично тебе морду разобью, чтобы все дурные идеи из твоей головы вылетели, понял?  - Солу оставалось лишь кивнуть, он как-то не рассчитывал, что идея придётся по душе капитану, но в случае неудачи отвечать почему-то опять придётся ему.

        Глава 4

        Сол был сильно удивлен, когда капитан приказал идти прямо, не поворачивая к острову Бола. Об этом ему сказал Диего, на очередном занятии. Капитан решил, не тратить время на поиск пушек, он приказал плотнику сделать их из дерева. После ремонта осталось несколько кусков брёвен, подходящих под это дело по размеру. С расстояния нескольких десятков шагов их от настоящих будет трудно отличить, а стрелять из них в порту всё равно никто не будет, ибо запрещено. Если корабль не будет продан, у капитана будет время на то, чтобы заменить деревянные муляжи настоящими пушками.
        - Сеньор Караско, а есть шанс, что корабль не поменяет хозяина?
        - Есть, конечно, всё зависит о того, каким будет следующий груз. Свинец, что лежит у нас в трюме, это военный заказ, не особо ценный, но нужный. Если груз будет доставлен в целости, сеньор Суарес может получить ещё один уже более выгодный заказ. Полученная предоплата, немного улучшит то положение, в котором он сейчас находится. Правда, конкуренты тоже не сидят, сложа руки, вредят разными способами. Бывает даже что и корабль на дно пустят, чтобы окончательно разорить.
        - Пробитый борт это их рук дело?
        - Нет, мы ночью в шторм на скалу налетели, не знали о ней, на карте она не указана. Хорошо что вскользь задели, иначе мы бы с тобой сейчас не разговаривали.

        В этот же день вечером бригантина «Святая Каталина» прибыла в порт Дарта. Сол стоя на палубе, рассматривал обустройство порта и расположенные поблизости дома.
        - Дарта явно больше, чем наш Мартаро,  - сказал он сам себе, сравнив размеры городов.
        - Раза в два,  - к нему подошёл Диего и, встав рядом, достал подзорную трубу.  - Вроде бы пока без изменений, вывеска не поменялась.
        - Вы о чём сеньор?
        - Видишь вон тот трёхэтажный дом справа, со шпилем на крыше?
        - Вижу.
        - Это представительство торговой компании «Суарес», корабль принадлежит им, точнее ему, владельцу этого торгового дома - сеньору Карлосу Суаресу. Раньше это была солидная торговая компания, сейчас сократилась до торгового дома и думаю, что и это не надолго. Хозяин довольно стар, сын заниматься делом отца не горит желанием, ему бы только погулять с друзьями. Одним словом, прогуливает отцовские деньги, пока они у него ещё есть.
        - Диего, я к сеньору Суаресу, готовьтесь к разгрузке,  - на палубе появился капитан. Сейчас он переоделся в чистую одежду и стал похож на настоящего капитана, а не на ещё не до конца протрезвевшего боцмана какого-нибудь очень старого корабля.
        - Хорошо сеньор Энрике, прикажу, поднять свинец из трюма,  - ответил ему Диего и тихо добавил,  - тут дел то на час, не больше, чего готовиться-то.
        Капитан бодрой походкой отправился с докладом к хозяину, ну, а матросы принялись, доставать из трюма свинцовые слитки.
        Команда работала, молча, все уже знали о плачевном денежном положении сеньора Суареса. Возможное скорое списание на берег команды в полном составе, повисло в воздухе словно топор палача над шеей приговорённого. У многих матросов были семьи, лишившись дохода, они не смогут оплатить жильё и быстро окажутся на улице. Сол и его команда не так сильно переживали из-за этого, у них и раньше почти ничего не было, единственное что они могли потерять, это обучение морскому делу. Сейчас даже гигант Борджо втянулся в обучение и уже многое знал.
        - Сол, а если нас прогонят?  - спросил Херман. Ему тоже не хотелось покидать борт корабля, быть матросом, начинало нравиться.
        - Найдём другой корабль. Хотя мне почему-то кажется, что ещё не всё потеряно,  - Сол задумчиво посмотрел на здание торгового дома, потом на другой причал. Справа от порта находился ещё один причал, не грузовой, а ремонтный. Сейчас там были пришвартованы четыре корабля, одним из которых был шхуна принадлежащая Суаресу. Ошибиться было невозможно, так как она была там одна и находилась в плачевном состоянии. Диего говорил о том, что шхуна на ремонте, вот только ремонт сильно затянулся и даже уже как-то подозрительно надолго.

        Прошло три часа с того момента, как капитан ушёл к Суаресу, неопределённость начала нервировать всю команду. Боцман, заложив руки за спину, ходил по палубе от борта к борту, периодически посматривая на причал, ожидая увидеть там капитана. Уже давно стемнело, порт освещался лишь несколькими масляными фонарями, разбросанными по всей его немалой территории. Несмотря на позднее время, в порту кипела жизнь. Мелкие торговцы с лотками в руках предлагали свой немудрёный товар всем подряд, лишь бы хоть что-то продать. Местные жрицы любви тоже находились здесь, ожидая, когда матросы бригантины сойдут на берег.
        - Сеньор Караско, вы говорили о конкуренте, где сейчас его корабли или корабль?
        - Да говорил, один корабль здесь, вон тот шлюп крайний справа у ремонтного причала, ещё два сейчас где-то в море, а тебе зачем?
        - Да, так, просто интересно, хотелось, понять с кем имеем дело. Разрешите взять вашу подзорную трубу, хочу посмотреть на их корабль?
        - На,  - Диего достал подзорную трубу и протянул Солу.  - Вот только я почему-то уверен в том, что ты что-то задумал, осталось, понять что?
        - Ничего я не задумал, просто хочу рассмотреть корабль конкурента,  - Сол принял из рук Диего трубу и, подойдя к борту, посмотрел на корабль, стоящий крайним справа у ремонтного причала. Кораблём оказался трёхмачтовый шлюп. Сол не заметил, каких либо внешних повреждений корабля, возможно, что сейчас что-то ремонтировали внутри, но этого было уже не увидеть. Ближе к нему вторым справа стоял ещё один шлюп, изрядно потрёпанный, без мачт, но с пушками на оружейной палубе. Солу вначале пришла мысль, предложить капитану купить у хозяина этого корабля три необходимые им пушки, но потом эту мысль сменила другая, абсолютно другого характера. Корабли стояли достаточно близко друг от друга, одного залпа из шести пушек с правого борта будет достаточно, чтобы шлюп не вышел в море ещё как минимум полгода. От этой мысли у Сола на лбу выступили капельки пота, а по телу пробежала дрожь. Другого корабля у конкурента, имя которого Сола сейчас вообще не интересовало, в порту не было, а это означало, что после заказ получит точно Суарес. Если будет заказ, да ещё и от армии, «Святую Катрину» не продадут и команда не
лишится работы. Сол и его друзья продолжат обучение в течении ещё как минимум трёх месяцев, а может быть и дольше, всё будет зависеть от дальности похода.
        - Ну, посмотрел?  - Диего отобрал у него подзорную трубу,  - рассказывай, что надумал? По глазам вижу, что есть у тебя какая-то идея.
        - Не здесь,  - Сол не поворачивая головы, лишь глазами осмотрел палубу. Треть команды сейчас находилась на палубе, ожидая капитана и результата. Диего напрягся, увидев серьёзное выражение лица молодого матроса.
        - Идём,  - он повернулся и направился в капитанскую каюту. Сол пошёл за ним, на ходу продолжая обдумывать пришедшую в его голову авантюрную идею. Пропустив Сола вперёд, боцман плотно закрыл за собой дверь.
        - Говори!
        - Нет корабля - нет проблемы.
        - Не понял, ты о чём?
        - У нашего конкурента, уж простите, не знаю его имени, в порту только этот шлюп. Если он не сможет выйти в море, заказ получит сеньор Суарес, а это значит, что наша бригантина не будет продана и команда в полном составе останется на борту.
        - Сол, ты вообще соображаешь, что мне предлагаешь? Поджог - это серьёзное преступление, тут смертной казнью пахнет.
        - Во-первых: я вам ничего не предлагаю, а во-вторых - кто говорил о поджоге? Пожар могут быстро потушить, такелаж и паруса тоже недолго заменить. Рядом стоит почти такой же шлюп и пушки на его борту есть.
        - Нет, я этого не одобряю, даже не так, я запрещаю даже думать об этом, понял? О нашем разговоре никому ни слова и мысли свои держи при себе, а то знаю я вас. Вам четвертым почему-то спокойно не живётся, нарвётесь когда-нибудь и,  - Диего сунул кулак под нос Солу.
        - За борт,  - проговорил Сол, не отводя взгляда.
        - Вот именно!
        Как только Диего это сказал, дверь в каюту резко открылась и, на пороге появился Энрике Лоренсо.
        - Вы что тут делаете?
        - Провожу воспитательную беседу сеньор Лоренсо, разговор не для ушей остальных матросов. Иди Сол и запомни, что я сказал!  - Диего чуть ли не пинком выпроводил Сола из капитанской каюты, чтобы Энрике не успел спросить у него, в чём он провинился.
        Энрике вернулся в плохом настроении, Суарес уже был готов продать корабль, если в ближайшее время не получит заказ. Торговать самостоятельно на свои деньги он уже давно не мог, на закупку товара денег не хватало, причём много.
        - Диего, готовься покинуть корабль через несколько дней. Мы напрасно так упорно старались его сохранить, ремонтировать было совсем не обязательно, хотя если разобраться, это была моя вина. Не нужно было уходить так далеко от берега в шторм.
        Диего молчал, слушая капитана, сейчас идея Сола ему уже не казалась такой уж и сумасбродной. Для того чтобы остаться боцманом на «Святой Катрине», он был готов не только обстрелять чей-то корабль, он был готов его потопить. Взвесив все за и против, Диего решил, не говорить капитану о предложении Сола. Его капитан Энрике Лоренсо человек честный и порядочный, на такой шаг как диверсия, никогда не пойдёт.
        - Чего молчишь?  - не выдержал Энрике его долгого молчания.
        - А что тут можно сказать? Жаль, конечно, я привык к этому кораблю, но видимо придётся, искать место на борту какого-нибудь другого корабля.
        - Ты пока не спеши с пополнением запасов продовольствия, у нас ещё в запасе три дня. Сеньор Суарес выставит «Каталину» на продажу не раньше понедельника, а сегодня, насколько я помню у нас четверг.
        - Три дня ничего не решат,  - ответил Диего, а сам подумал, что за эти три дня можно столько всего такого сделать, от чего волосы дыбом встанут.
        - Кто знает, кто знает,  - Энрике тяжело вздохнул и о чём-то задумался.
        - Сеньор, я могу идти?
        - Что? А, да, разумеется, и не называй меня больше сеньором,  - Энрике присел на стул и посмотрел на раскрытую карту. Он сейчас не видел звериный оскал боцмана, уже решившегося на отчаянный шаг.

        Спустя несколько минут Диего стоял на оружейной палубе и смотрел на спокойно спящего Сола.
        - С виду обычный человек, уже сейчас хороший матрос, но в твоей голове явно сидит кровожадный дьявол,  - подумал Диего.  - Сол, тсс, тихо, вставай, разговор есть.
        - Что случилось?
        - Иди за мной.
        Диего привёл его на верхнюю палубу и, удостоверившись, что их сейчас никто не слышит, решил, поговорить с Солом о его идее.
        - Я тут подумал и пришёл к выводу, что твой план может сработать. В конце концов, что мы теряем, ну, кроме жизни конечно.
        Сол пока не понимал, с чего это вдруг боцман согласился устроить диверсию, но увидев его взгляд, ему стало всё ясно. Хозяин всё-таки решил продать корабль.
        - Что тебе нужно для дела?  - боцман сказал это так тихо, что Сол его еле услышал.
        - Сколько у нас времени?
        - Три дня.
        - Дай подумать,  - он на некоторое время задумался, прокручивая в голове то, как может пройти диверсия и что для этого может понадобиться.
        - Если корабль ремонтируют, на его борту сейчас, скорее всего бочек с порохом нет, так?
        - Так, их переносят на склад.
        - А ядра?
        - Ядра нет, сами по себе они никакой опасности не представляют.
        - Значит, нам потребуется порох для шести выстрелов из пушки, запальный шнур приблизительно тридцать локтей и в помощь человека три-четыре, а лучше пять.
        - Порох и люди не проблема, а вот с запальным шнуром проблема, его у нас столько в наличии просто нет. Нужно покупать,  - Диего задумался над тем, где купить шнур. Деньги на него он был готов потратить свои, ради такого дела не жалко.
        - Купить??? Диего ты с ума сошёл? Для такого дела покупка, это почти заранее признаться в содеянном преступлении. Где в городе можно добраться до шнура без особого труда?
        Боцман пропустил мимо ушей то, что Сол разговаривал с ним как с кем-то равным себе. Сейчас это было не важно, важен был конечный результат.
        - В оружейных лавках, знаю пару расположенных на окраине, покажу завтра. Людей сам подберёшь, из нового набора, людей из старой команды в городе знают в лицо, а вас нет. Учти, поймают, скажу, что впервые вас вижу. Херман останется на борту.
        - Я бы его и так не взял. Ты Диего - пират, заложника оставил.
        - Нет, не пират, просто жизнь заставляет так поступать, а это большая разница.
        - А ты где видел пирата, которого жизнь не заставила? Конкурент сеньора Суареса, по-твоему, не пират? Думаешь, он ведёт дела честно?

        Утром Диего не смог отправиться в город с Солом, чтобы показать ему, где находятся оружейные лавки. Вчера он забыл о том, что свинец ещё на борту. Сол сошёл на берег вдвоём с Тэкито, ему он доверял как себе. За день он собирался обдумать, кого ещё можно взять с собой на дело. Борджо, разумеется, не отказался бы, но с его-то ростом он станет слишком приметен. Нужны люди обычные, с плохо запоминающимися лицами и умеющие тайно проникать в охраняемые места. Таких людей в команде из нового набора было всего трое. Звали их Томас, Брут и Додо, это были те самые люди из таверны, которых Диего нашёл в Мартаро первыми. Сол подозревал что имена у этой тройки ненастоящие, скорее всего, они выдуманы, чтобы их не нашли стражники, но это их дело, захотят, признаются. Эти трое всё время держались вместе, стараясь, прикрывать спину друг другу на всякий случай, друзей не заводили, но и врагов не наживали. Согласятся они пойти с Солом или нет, он не знал, поговорить с ними решил вечером, когда вернётся на корабль.
        - Сол, а оно нам надо? Риск слишком велик, смотри сколько охраны.
        Тэкито поравнявшись с Солом также как и он, рассматривал ремонтные доки. Сейчас, днём, здесь было много народа. Ремонт двух кораблей шёл непрерывно, а вот тот корабль, у которого не было мачт и на который они положили глаз, выглядел заброшенным. На его палубе скучал лишь один матрос, видимо оставленный вместо охраны. Шлюп конкурента Суареса ремонта не требовал, он тут был пришвартован на стоянку. Охрана на борту присутствовала в достаточном количестве и о том, чтобы незаметно попасть на него, не стоило даже мечтать.
        - А кто тебе сказал, что мы с берега на борт попадём? У нас только один вариант, со стороны моря. Один единственный матрос нам не помеха. Главное чтобы нас не заметили, когда подплывать будем. Если наши головы ещё не так сильно видны на воде, бочонок с порохом не заметить будет трудно.
        - А зачем нам бочонок? Порох можно пересыпать в кожаные походные фляги для воды, их даже купить можно, покупка подозрения не вызовет.
        - Хорошая мысль, запальный шнур тоже можно таким способом сухим сохранить. Ладно, посмотрели, пошли отсюда, нам теперь не только украсть, но и купить кое-что надо.
        После полудня Сол и Тэкито купили несколько новых кожаных ёмкостей для вина и выбрали лавку, куда решили, наведаться после полуночи.
        - Сол, а ты знаешь, я бы в Дарте остался на некоторое время. Город не такой бедный как наш Мартаро, здесь есть чем поживиться.
        - Да, вот только и стражников тут в несколько раз больше, а ещё и вояк полгорода. Для Нардии Дарта важный порт, поэтому тут нам ничего не светит, если мы, конечно, не ведём здесь какие-то денежные дела.
        - Ты о чём?
        - Я бы тут открыл какой-нибудь торговый дом.
        - Ха, у тебя за душой ни монеты, а ты о торговле думаешь.
        - Ну, это сейчас нет, всё может измениться.
        - Ну, так, скажем, мечтать не вредно, я может, тоже иногда мечтаю свою ферму заиметь.
        - Ты Тэкито главное не переставай мечтать, мечты ведь они иногда и сбываются.
        На корабль они решили не возвращаться, пока не добудут запальный шнур. Оставшееся до полуночи время, Сол и Тэкито провели на чердаке одного из домов, расположенного неподалёку от оружейной лавки. Сама лавка особой популярности не имела, цены были довольно высокими, а выбор маленьким. Запальный шнур в продаже был, стоил дорого, но Сола цена совсем не интересовала, он не собирался его покупать.
        - Сол, зачем ты компас купил?
        - Для отвода глаз лавочника, зайти в лавку просто поглазеть на товар, будет подозрительно, сразу подумает, что украсть что-то собираюсь. Я купил у него компас, он обо мне тут же забыл. Я теперь для него лишь один из покупателей, к тому же, компас я купил самый дешёвый, цена на него почти везде одинаковая.
        - Ну, что, думаю пора!  - Сол выглянул на улицу и, не увидев там никого, спустился с чердака.
        Попасть в лавку получилось подозрительно просто, словно лавочник специально для них не озаботился надёжными замками. Не тратя времени Сол отмерил необходимое количество шнура и отрезал от бухты. Вся бухта ему была не нужна, как и весь остальной товар. На кражу у них ушло всего минуты три, после чего они быстро покинули район и вскоре добрались до порта. Попасть сразу на борт «Святой Каталины» не получилось, стражников на причале сейчас было почему-то подозрительно много.
        - Сол, а не нас ли они ждут?
        - Не думаю, слишком быстро для того, чтобы лавочник успел поднять шум. Здесь что-то другое, но нам всё равно сейчас на корабль лезть не стоит. Подождём до утра, народа на пристани прибавится, да и наши матросы на берег, возможно, сойдут. Капитан вообще сейчас ведёт себя странно, команду на берег не отпускает, словно собирается, сбежать на этой бригантине.
        - Не решится, он слишком порядочен для такого шага, вот если бы капитаном был ты, я был бы уверен, что именно так и будет,  - предположил Тэкито.

        До утра они прятались неподалёку от пристани. Как они и предполагали, стражников с наступлением рассвета поубавилось, видимо не дождались того, кого ждали. Боцман ещё до рассвета занял место на палубе, ожидая возвращения Сола и Тэкито. Диего нервничал, эти два матроса должны были уже давно вернуться, либо со шнуром, либо без него. С появлением на пристани первых лоточников и простого люда, он наконец-то увидел Сола, вальяжной походкой приближающегося к кораблю. Тэкито шёл позади, с мешком за спиной, попутно щупая продажных девок, появившихся здесь одновременно с торговцами мелким товаром. С одной стороны своим поведением они привлекали к себе внимание, но только не стражников. Оставшиеся на пристани несколько стражников наоборот высматривали тех, кто старается быть незаметным.
        - Как успехи?  - Диего спросил только после того, как Сол и Тэкито спустились вниз на оружейную палубу.
        - Нормально, даже как-то подозрительно всё просто получилось. Не Дарта, а прямо рай какой-то для вора. Расслабились они тут,  - Сол развязал мешок и вытряхнул его содержимое на пол.
        - Кожаные фляги вам для чего?  - боцман поднял пару и понял, что они абсолютно новые, в них ещё даже воду не наливали ни разу.
        - Порох в них понесём, бочонок на воде будет виден издалека, а эти фляги нет.
        - Могли бы у меня попросить, у нас есть десятка три почти таких же.
        - Их тоже возьмём, воздухом наполним, чтобы на воде легче удержаться, плыть ведь придётся почти милю.

        После завтрака Сол решил, поговорить с Томасом, Брутом и Додо. Для этого пришлось попросить Диего, чтобы он их освободил от работы хотя бы на время разговора.
        - Мужики, дело у меня к вам, сейчас расскажу, что нужно будет сделать, а вы ответите, согласны идти со мной или нет,  - Сол не знал этих троих настолько хорошо как своих друзей и сейчас, с некоторой опаской отважился позвать их с собой. Идти на серьёзное дело с незнакомыми людьми, было опасно, могли предать или сбежать в самый ответственный момент. Коротко рассказав, что от них требуется, Сол услышал ответ, которого услышать уж точно не ожидал.
        - Сколько?
        - Что сколько?
        - Платишь сколько?
        - Ах, вот вы о чём,  - тройка оказалась наёмниками и, судя по всему, занималась почти такими же делами до того, как оказалась на борту «Святой Каталины».
        - Оплата будет высокой, по решению капитана Энрике. Выполняете - остаётесь на борту, отказываетесь - уходите, о деньгах речи не было изначально. Правда с уходом есть одна маленькая проблема, называется она - городская стража. Они ещё ночью на пристани появились, видимо кого-то ищут. Я не знаю кого, может быть вас, а может и, нет. Диего с радостью от вас избавится, стоит только свистнуть любому стражнику.  - Сол, разумеется, врал и о решении капитана, и о боцмане, и о стражниках. Стражники были на пристани, вот только вряд ли они искали именно их. С таким подходом к делу он уже стал жалеть о том, что подошёл к ним с этим вопросом. За свою пока ещё короткую жизнь Сол понял, что нельзя всегда и всё измерять звонкой монетой, в некоторых делах цена просто неуместна. Что из перечисленного заставило их согласиться выполнить задание бесплатно, Сол так и не понял. На будущее сделал для себя заметку, что с ними больше никаких дел иметь не будет, если только ему не понадобятся наёмники, которых будет не жалко потерять.
        Весь день и вечер отряд диверсантов под командованием Сола, готовился к ночному заплыву. Порох и запальный шнур упаковали в кожаные ёмкости, плотно закупорив горловину, чтобы вода не проникла внутрь. Ещё несколько таких же ёмкостей, наполненных воздухом, диверсанты прикрепили к груди и спине. Пока Сол с отрядом в тайне от остальных матросов готовились, боцман разговорами отвлекал капитана, чтобы он ничего не заподозрил.
        Перед выходом Сол решил ещё раз всё проверить.
        - Порох есть, шнур есть, огниво есть. Напоминаю, оружие с собой не брать.
        - Почему нельзя-то?  - возмутились все.
        - Человек без оружия - вор, человек с оружием - убийца, наказание разное. За воровство тюрьма или каторга, за убийство виселица, разницу улавливаете?
        - А если там охрана не дремлет? Нож может реально помочь, а избавиться от него можно после,  - уговаривал Сола Томас.
        - Ладно, по одному ножу оставляем,  - Солу почему-то казалось, что оружие им будет только мешать, к тому же наёмникам он не доверял. То что они сейчас идут с ним, дело случая, искать других было просто некогда.

        Когда они проплыли половину пути, начался дождь, плыть стало сложнее, но в этом дожде было и хорошее. Сейчас их было невозможно увидеть ни с пристани, ни с борта корабля, на который они стремились попасть.
        Попасть на борт удалось с большим трудом. Борта были скользкими, ножи пришлось вбивать в дерево словно гвозди и по ним подниматься как по лестнице.
        - Тихо! Замерли все! На оружейной палубе двое, не спят, играют в кости. Что делать будем?  - Тэкито добрался до пушечного порта первым и, приоткрыв люк, заглянул туда, чуть не свалившись в воду после.
        - Поднимаемся на верхнюю палубу, входить придётся оттуда,  - план попасть на оружейную палубу через пушечный порт, сейчас стал нереализуемым. Сол перешёл ко второму варианту, идти обычным путём.
        Вскоре они поднялись на скользкую от дождя палубу. Здесь никого не было, но и спрятаться на пустой палубе было ровным счётом негде. На корабле отсутствовал не только такелаж и мачты, а вообще всё.
        - Где прятаться будем?  - Тэкито чувствовал себя столбом, посреди большого только что вспаханного поля.
        - Заляжем у фальшборта, надеюсь, лежать недолго придётся. Охрану нужно выманить наверх и тихо устранить,  - Солу такой вариант не нравился, но другого варианта у них сейчас просто не было. Устранить охрану поручили Томасу и Додо, они имели опыт в таком деле.
        Постукиванием по палубе смогли выманить одного из охранников наверх. В темноте, да ещё и во время дождя, он не сразу заметил опасность и поплатился за это жизнью. Второго охранника решили, наверх не выманивать, он мог насторожиться и оказать сопротивление или того хуже - поднять шум. Этим охранником занялся Брут, так как телосложением был схож с только что убитым охранником. Набросив на себя кусок брезента, в котором первый охранник вышел на палубу, узнать, кто тут стучит, Брут спустился на оружейную палубу первым. Вслед за ним спустились и все остальные члены диверсионного отряда. В рукопашный бой со вторым охранником никому вступить не довелось, Тэкито бросил нож из-за спины впереди идущего Додо. Куда метил Тэкито никто не знал, но брошенный им нож попал точно между глаз охраннику.
        - Всё, больше здесь никого нет,  - Додо прошел вперёд, осматривая палубу.
        - Это хорошо, плохо что у нужного нам борта пушек только три, а нам шесть нужно, чтоб с гарантией,  - вчера осматривая корабль, перед тем как на него попасть, Сол видел, что все пушки были на своих местах, сейчас же по три штуки с каждого борта исчезли. На корабле из всех положенных ему пушек, осталось только семь, три с правого борта, три с левого и седьмая лежала на полу снятая с лафета.
        - Придётся попотеть, эти три пушки нужно перекатить к правому борту,  - сказал Сол и первым принялся отвязывать пушки от левого борта.
        Около часа им потребовалось на то, чтобы переместить пушки и ещё полчаса на то, чтобы их зарядить.
        - Нужно открыть крышки орудийных портов, пушки должны дать залп точно в центр корабля, разброс по всему борту нам не нужен. Поторапливаться надо, скоро рассвет, да и дождь вот-вот закончится.
        - Готово, все стволы нацелены в одно место,  - доложил Томас. Сол к этому моменту стал похож на выжатый лимон, перетаскивание пушек отняло у него много сил. Ноги слегка дрожали от усталости, а пальцы рук с трудом удерживали огниво.
        - Уходите, я сам шнур подожгу,  - Сол решил дать друзьям время на то, чтобы отплыть от корабля как можно дальше. Сам он мог и не плыть прямиком к своему кораблю, после выстрелов пушек, человека плывущего вдоль берега, заметить будет трудно. Залп шести пушек привлечёт к себе всё внимание находящихся на причале людей.
        Выждав некоторое время, он опустился на колени и дрожащими руками принялся высекать искры. Трут загорелся далеко не сразу, видимо отсырел от влажного после дождя воздуха. Когда запальный шнур загорелся, Сол наконец-то смог выдохнуть и пожелал самому себе удачи в побеге с места преступления. Длины шнура не хватило для того, чтобы все пушки смогли выстрелить одновременно, пришлось соединять по три.
        Оказавшись в воде, он вздохнул как можно глубже и поплыл под водой, стараясь на одном вздохе отплыть от корабля как можно дальше. Чтобы доплыть до первого ремонтного дока, погружаться с головой ему пришлось пять раз.
        Плыть дальше вдоль берега сил уже не осталось, нужно было выбираться. Как только он вышел из воды, прогремели три первых выстрела. Секунду назад кажущийся безлюдным причал, мгновенно ожил. Люди метались по причалу, не понимая, что происходит и куда бежать. Повторный залп заставил людей бежать с причала как можно быстрее и как можно дальше.
        - На нас напали! Бегите в город!  - крикнул Сол, подогревая панику и, смешался с толпой, бежавших сломя голову рабочих ремонтных доков. То что он был босой и одет лишь в нательное бельё, никого не заинтересовало, сейчас одетых приблизительно также было много. Сбивая дыхание, старался не отставать от самой большой группы паникёров, эта группа своей массой прокладывала себе дорогу даже сквозь отряды стражи, спешащие на пристань.
        Добежав до первого проулка, Сол свернул в него и остановился. Нужно было восстановить дыхание и решить, что делать дальше. Весь первоначальный план по отступлению, трещал по швам. Изначально всё было запланировано иначе, он должен был вместе со всеми вернуться на борт тем же путём, то есть по воде. Сол сейчас просто не доплыл бы без наполненных ёмкостей воздухом. Свои он отдал Тэкито, тот потерял выданные ему фляги, когда влезал на корабль.
        Пока он восстанавливал силы и думал, наступил рассвет, людей на улице даже в столь раннее время уже было достаточно много. Зеваки спешили на пристань, чтобы своими глазами увидеть, что там произошло. Идти к тому причалу, где находилась «Святая Каталина» в том виде как сейчас, было не разумно. Стражники по дороге туда могут пристать с выяснением - кто такой и откуда? Любой вопрос, на который местный горожанин с лёгкостью ответит, Сола мог бы погубить. Он практически ничего не знал ни о самом городе, ни о том, кого здесь и как зовут, он даже имени градоначальника не знал, чего быть просто не могло.
        Вопрос с одеждой решился неожиданно быстро, в соседнем дворе женщина развешивала только что постиранные штаны и рубашку. Дождь закончился, и она надеялась, что одежда быстро высохнет. Как только она вернулась в дом, Сол украл и штаны, и рубашку. То что они были мокрыми, его не волновало, пока добирается до корабля, всё высохнет прямо на нём. Осмотрев себя, увидел свои босые ноги. С этим нужно было что-то делать. Влезть в тот дом, со двора которого он уже украл одежду, не решился, дом это не двор, там люди есть, и они сейчас уже не спят.
        - Ну и ладно, как-нибудь и босиком дойду - подумал он и, махнув на проблему рукой, пошёл к главной пристани Дарты. Идти пришлось, осторожно переступая босыми ногами. На мощёных камнем улицах Дарты не только много мелких и острых камешков было, но и мусора, не менее опасного для кожи ног. Дважды поранив ступни, Сол решил, что босиком он дальше не пойдёт и зашёл в первую попавшуюся ему на пути таверну.
        От смрадного запаха и густого табачного дыма заслезились глаза. Возникло желание выйти и никогда больше сюда не входить, но Солу были нужны сапоги, и пришлось потерпеть. Несмотря на раннее утро в зале было достаточно много людей, поправляющих здоровье после вчерашних посиделок. Выбрав жертву, то есть самого пьяного мужика из всех здесь присутствующих, Сол присел рядом и попытался с ним поговорить. Разговор не задался, мужик бормотал что-то несвязное, и требовал вина, ударяя пустой кружкой по столу. Без денег ему, разумеется, ничего не наливали и грозили вышвырнуть на улицу, если продолжит шуметь.
        - Сеньор я могу вам помочь, утолить жажду чудесным молодым вином. Мне посчастливилось, чисто случайно, найти целый бочонок этого вина, но одному мне его не поднять, поможешь?  - прошептал Сол. Мужик хоть и был изрядно пьян, слышал хорошо, правда соображал медленно и ответил не сразу, а через минуту.
        - Бчонк вина? Целы-ы-ы-й бчонк вина? Неси!
        - Один не справлюсь, идём со мной, выпьем прямо там,  - предложил Сол и слегка подтолкнул мужика в сторону выхода. Мужик кивнул и попытался встать, но не смог, пришлось ему помогать.
        Вскоре они оказались на улице и как только свернули в первый же переулок, Сол ударил его головой о стену дома. Для сильно пьяного даже слабый удар, был бы вполне достаточен, чтобы потерять сознание и потерять сапоги.
        Спустя некоторое время Сол из переулка вышел уже один и в сапогах. Старые и дырявые сапоги доживали свои последние дни, но сегодня развалиться были ещё не должны. Настроение улучшилось, камешки на дороге больше не впивались в ноги своими острыми гранями. До порта оставалось пройти четыре квартала, и он ускорил шаг.
        Воруя на ходу у уличных торговцев яблоки, свежую зелень и хлеб, Сол не забывал и о кошельках горожан. Вскоре на дороге попался зевака, которого Сол и лишил кошеля с пятью медяками в нём.
        - Тоже так скажем - не плохо, уже можно нормально поесть,  - подумал он, забирая монеты и выбрасывая опустевший кошель.
        Пара городских стражников встреченных им, вели себя как обычно, то есть смотрели на прохожих брезгливо и без особой нужды ни к кому не приставали. Утренний ажиотаж с пушечным залпом прошёл, жители Дарты возвращались из доков в город, обсуждая случившееся. Подслушивая, о чём они говорили, Сол узнал, что всю вину свалили на якобы пьяных матросов.
        Пристань была заполнена народом, здесь сплетни уже были совсем другие. Кто-то утверждал, что это было нападение, а кто-то обвинял сеньора Суареса. Когда Сол пробрался сквозь толпу, увидел на палубе бригантины нескольких представительного вида сеньоров, разговаривающих с капитаном Лоренсо на повышенных тонах. Боцман тоже был там, пытаясь всех успокоить что-то доказывая. Вскоре была дана команда, построить всю команду на палубе для какой-то проверки.
        Сол не знал, что ему делать, не появившись на борту, он мог подставить всю команду, а появившись, ему нужно будет чем-то оправдать своё отсутствие. В голову ничего не приходило, он запаниковал, ведь на борту остался его брат и друзья, Тэкито и Борджо.
        - Свежие сочные яблоки, только что собранные!  - услышал он голос лоточника, пробирающегося сквозь толпу. Идея возникла в голове мгновенно, даже в глазах потемнело от её такого резкого появления. Корзина с яблоками могла решить проблему с появлением на борту. Не медля ни секунды, Сол догнал лоточника, сунул ему в руки «честно» заработанную медь и забрал у него все яблоки вместе с лотком.
        - Сеньор Караско, ваши яблоки,  - с этими словами он появился на палубе в тот момент, когда команда только что выстроилась вдоль фальшборта. Все кто сейчас находился на палубе, посмотрели на Сола и взгляды у всех были разными. Друзья смотрели с радостью, Диего с облегчением, а капитан и представительные сеньоры с недоумением.
        - Почему так долго матрос?  - закричал на Сола боцман, принимая из его рук лоток с яблоками.  - Тебя почти час не было! Где ты шлялся?
        - Но сеньор Караско, я искал самые хорошие яблоки, самые вкусные и сочные,  - оправдался Сол.
        - А грязный такой почему? Ты у меня месяц будешь палубу драить! Бегом переодеваться и в строй, якорь тебе в корму!  - боцман закричал нарочито громко, чтобы важные персоны всё слышали. Дважды повторять было не нужно, снять с себя чужую одежду он уже и без приказа Диего хотел.
        Спустя каких-то две-три минуты Сол вновь появился на палубе, переодевшись и ещё успев не только умыться, но и причесаться. Встав в строй, он ожидал допроса, но всё закончилось проверкой состава команды по списку. Как оказалось, такой список у капитана имелся, о чём мало кто из команды вообще знал.
        - Как видите сеньор Суарес, все здесь, никто корабль не покидал как вы, и приказывали,  - сказал капитан, обращаясь к сеньору довольно преклонного возраста.
        - Это ничего не значит, я уверен что это дело ваших рук сеньор Суарес! Я буду настаивать на расследовании! Вы дорого заплатите сеньор Суарес!  - кричал, брызгая слюной высокий и худой человек, одетый вызывающе дорого, и всё это время, сильно сжимая рукоять своей шпаги.
        - Тэкито, быстро и коротко, кто, что и чего хотят?  - прошептал Сол, стараясь не шевелить губами.
        - Седой - это и есть тот самый сеньор Суарес, хозяин «Святой Каталины», рядом с ним справа - его сын, тот что сейчас надрывается - конкурент Суареса, баронет Николас Ферреро де Велде, рядом с ним начальник порта, имя не знаю, не расслышал. Пришли с обвинением в уничтожении шлюпа.
        - Пусть докажут сначала, судя по виду самого Суареса, ему эти обвинения до одного места,  - Сол замолчал, увидев сердитый взгляд боцмана.

        Глава 5

        Рассказывать о том, как добирался назад, Сол не счёл нужным, даже увидев обиженные взгляды друзей. Всё что он хотел сейчас, после того как капитан дал команду разойтись, это - спать. Оказавшись на борту бригантины, он почувствовал себя в безопасности и расслабился, но как оказалось слишком рано. Через час Сола вызвал к себе капитан, для беседы с глазу на глаз.
        Из капитанской каюты на момент его появления там, выходили: боцман, Суарес и начальник порта. Сеньор Ферреро де Велде ушёл чуть раньше, так и не добившись от Суареса признания в уничтожении его корабля. Боцман, проходя мимо Сола, ничего не сказал, лишь посмотрел ему в глаза. Этого взгляда было достаточно, чтобы понять о том, что язык нужно держать за зубами, то есть отказываться вообще от всего.
        - А, Васкес! Входи,  - капитан был сама учтивость, но только до того момента, пока за Солом не закрылась дверь.  - Васкес, якорь тебе, ты что вытворяешь? Под виселицу всех нас захотел подвести?
        - О чём вы сеньор Лоренсо?
        - Не догадываешься да? Дурачка из себя строишь? Зачем шлюп сеньора Ферреро де Велде взорвал?  - капитан перешёл на шепот, прижав Сола к стене.
        - Какой ещё шлюп? Вы о чём? Я же с корабля на берег не сходил.
        - Врёшь крысёныш, не было тебя на борту, я лично проверял ночью.
        - Был я тут, спал я!
        - Где?
        - Ну, э,  - Сол напряг мозги, чтобы хоть что-нибудь придумать.
        - Что ну? Отвечай где ты был?
        - Я спал на верхней палубе, внизу было душно.
        - Под дождём?  - не поверил капитан.
        - Зачем под дождём, под парусом. Возле мачты стоят бочки накрытые старым парусом, вот под ним я и спал.
        - И выстрелы ты, конечно же, тоже не слышал?
        - Я подумал, что это был гром.
        Капитан почти минуту смотрел в глаза Солу, пытаясь определить, врёт он или нет. У Сола в этот момент были самые честные глаза во всём мире, смотреть так, он научился, попадая в руки стражи. Такой самый честный взгляд всегда помогал ему избежать тюрьмы, правда, иногда стражники наказывали затрещиной, но всегда отпускали.
        - Пошёл отсюда!  - не выдержал капитан. Сол с радостью выполнил приказ капитана, но обратно до оружейной палубы не дошёл, по пути его поймал боцман.
        - Ты что наделал дерьмо собачье?
        - Ты о чём вообще?  - Сол оттолкнул от себя Диего. Сейчас он его уже не боялся, боцман фактически стал членом его маленькой команды, только пока не осознавал этого.
        - Ты зачем шлюп потопил?
        - Я его не топил? Мы всё сделали, как и было задумано, кто же знал, что у него борта такие слабые. Ты дал команду - мы выполнили, чем не доволен?
        - Я дал?
        - А кто, я что ли? Признаю, идея была моя, дальше уже за всё и ты тоже в ответе.
        - Да я тебя сейчас!  - боцман попытался схватить Сола за рубашку, но он ударил его по рукам и снова оттолкнул.
        - Диего, мы теперь связаны этим делом, свалить всё на нас, не получится. Так что давай, договоримся - жить дружно, пока ты не трогаешь нас - мы молчим. Не думаю, что капитан будет рад услышать, что его старый друг перешёл черту. Ты теперь никого из нас даже наказать не сможешь, наоборот, будешь защищать всеми возможными и не возможными способами. Надеюсь, ты всё понял? Вот и хорошо, а сейчас я пошёл спать, дай мне хотя бы пару часов, потом будешь гонять в обучении как раньше.
        Сол ушёл, похлопав Диего по плечу как друга, а он остался стоять, пытаясь, осознать то положение, в котором оказался, по собственной глупости. Диего чувствовал себя преступником, можно даже сказать - пиратом. Если бы команда Сола просто повредила корабль Ферреро де Велде, он бы чувствовал себя не так отвратительно как сейчас. По словам самого де Велде погибло семь человек из команды его корабля и Диего теперь был причастен к их гибели.
        - Дерьмо собачье, якорь мне в корму! Кто же ты такой Сол Васкес? Так искусно расставил для меня сеть, в которую я старый идиот попался. Тьфу!  - Диего плюнул, поняв, что сейчас уже ничего не исправить и пошёл на верхнюю палубу, нужно было ещё раз осмотреть такелаж. Сеньор Суарес уже передумал, продавать корабль, а это означало, что в скором времени они снова будут бороздить просторы морей.
        Сол заснул мгновенно, стоило только ему занять горизонтальное положение. Пока он спал, рядом с ним всё это время сидел Херман, он сейчас уже знал о том, что произошло. В его голове не укладывалось осознание того, на что пошёл его брат, лишь бы остаться на борту этого корабля. Сол всегда был немного рискованным человеком, но на такой шаг никогда бы не отважился. Это означало, что дьявол никуда не ушёл и это он, подталкивает брата на такие серьёзные преступления.
        - Долго я спал?  - Сол проснулся резко, словно по сигналу.
        - Почти два часа,  - Херман отодвинулся от брата, увидев его какой-то не человеческий взгляд, глазами брата сейчас смотрел лютый зверь, а не человек.
        - У нас всё нормально?  - Сол заметил встревоженный взгляд брата.
        - Да, всё нормально, все сейчас кто в город отправился, капитан разрешил, а кто на палубе, боцмана слушает.
        - А ты почему здесь?
        - Диего велел за тобой присмотреть, сказал, что ему твой болезненный вид не понравился. Сол скажи честно, дьявол ещё в тебе?
        - А кто ж его знает, с того раза больше не давал о себе знать, может и ушёл, оставил часть себя и ушёл.
        - Как это часть себя?
        - Часть знаний своих оставил, а ты что подумал? У меня там где-то в голове его рука или нога валяется? Помоги лучше встать, что-то спина затекла после сна на голом полу.
        - Кто же тебя заставлял так спать? Подстелил бы что-нибудь.
        - Некогда было искать, что подстелить, спать сильно хотелось,  - Сол встал с помощью брата и стал разминать мышцы. Пока он делал наклоны в разные стороны и просто мял руками онемевшие мышцы, думал об одном странном ощущении. Он спал всего два часа, но этого хватило, чтобы чувствовать себя вполне выспавшимся. Ещё ему показалось, что он сейчас стал лучше слышать и видеть, да и вообще стал чуточку сильнее, чем вчера. Мысли уже не бегали взбесившимся табуном, они как-то упорядочились, словно дорогие книги на полке в книжной лавке. Стоило Солу о чём-то подумать и вот оно, нужная книга или просто лист с текстом выпадал из стройного ряда и ложился на стол. Это было хорошо, вот только Солу не хватало знаний, чтобы прочесть большинство из этих книг. Мало того что он пока не умел ни читать, ни писать, часть книг вообще были написаны на другом языке и доступ к информации сейчас был для него закрыт.
        - Так, всё, закончили разминку, пошли наверх, Диего обещал грамоте обучить, пора напомнить об этом обещании,  - Сол потрепал волосы на голове Хермана, потом пригладил, чтобы они не торчали в разные стороны и подтолкнул его к лестнице.
        Боцман был на палубе, когда они туда поднялись, записывал на листок, что им требуется купить. Капитан дал команду пополнить запас продовольствия и материалов для ремонта. О пушках в записях Диего не было ни слова, их в Дарте покупать не планировали, так как скрыли потерю трёх штук от сеньора Суареса.
        - Сеньор Караско, разрешите вопрос?
        - Чего тебе Васкес?
        - Занятия сегодня будут?
        - Сегодня нет, запасы нужно пополнить, послезавтра отчаливаем.
        - Куда пойдём?
        - Не твоё дело Васкес, придёт время, узнаешь,  - Диего был злым после разговора по душам с Солом. Он решил, как можно меньше с ним и его командой контактировать, лишь только по делу отдавать приказы, которые они будут обязаны выполнить.
        - Херман, найди Тэкито, мне с ним поговорить надо,  - Сол отправил брата на поиски Тэкито, чтобы он не услышал того, что сейчас собирался сказать боцману.
        - Диего мы кажется, уже договорились. Мы либо дружим, либо нет, видимо ты выбрал второе. Мне к капитану сейчас сходить или к Суаресу, а может сразу к сеньору де Велде? Не начинай войну Диего, можешь проиграть.
        - Ты мне угрожаешь?  - боцман покраснел от злости.
        - Нет, просто напомнил о нашем соглашении. Я бы хотел оставить всё так, как было. Учиться никто из нас не отказывается и не подчиняться разумным приказам тоже.
        - Чего ты хочешь Сол?
        - Я же только что сказал или ты уже забыл? Учиться мы хотим, ну и узнать, куда отправляемся, думаю, это не секрет или ты просто мне об этом говорить не хочешь?
        - Я не об этом, я о том чего ты хочешь вообще, от меня, от команды, от жизни, наконец?  - уточнил вопрос Диего.
        - Пока точно не знаю, планы меняются каждый день, и чем дело закончится, никто не знает. Я просто живу и помогаю выжить друзьям, вот и всё,  - Сол, конечно же, точно знал, чего он хочет, но никому об этом не говорил. Боялся, что задуманное может не получиться, если об этом узнает кто-то ещё.
        - Как только выйдем в море, продолжим обучение, сейчас некогда,  - ответил Диего и вернулся к записям, давая понять, что разговор закончен. Сола такой ответ вполне устроил, а то что боцман сейчас был злой, не страшно, ему просто нужно немного времени, чтобы успокоиться.

        На ближайшие два дня у Сола появилось много свободного времени, и он решил изучить карту, точнее рисунок, скопированный им с нормальной карты.
        - Ничего не понятно,  - сказал Тэкито, заглядывая через плечо Сола в карту.
        - Я согласен с тобой, получилось не очень хорошо, но понять где мы, можно. Вот смотри, это Мартаро,  - Сол ткнул пальцем в точку на карте,  - а вот это Дарта, мы сейчас тут. Здесь Кейр, это Мидин, а это Эльфер, больше на карте Лоренсо ничего не было.
        - А зачем она тебе?  - Тэкито не видел никакой пользы от этого клочка бумаги.
        - Буду по ней учиться вычислять расстояние, место положения корабля и направление куда плыть. Пока мне это знание и умение недоступно, надеюсь, Диего научит всему, он знает, осталось только его подтолкнуть к этому.
        - Сол, сеньор Караско зовёт тебя, Тэкито и Борджо, пойдёте с ним в город,  - на палубу заглянул Хуан, он после подрыва шлюпа де Велде стал уважать Сола и пытался наладить хорошие отношения.
        - Сеньор Караско, матросы Сол, Тэкито и Борджо по вашему приказу прибыли!  - Сол доложил, крикнув чуть ли не в ухо стоящему к ним спиной Диего. Практически в этот же момент к Диего подошли ещё несколько матросов, среди которых были и наёмники, Томас и Додо. Брута с ними не было, он сейчас помогал коку готовить обед, одним словом, находился поближе к еде и подальше от боцмана.
        - Чего орёшь, я же не глухой,  - боцман уже успокоился после вчерашнего разговора и больше не смотрел волком ни на Сола, ни на его команду. Сейчас он условно в команду Сола записал не только его явных друзей, но и тройку наёмников, и почему-то Хуана, несмотря на то, что они не очень-то и ладили. Мало того, Диего считал кандидатами в команду Сола ещё почти треть команды корабля. Матросы сейчас его уважали не меньше чем самого Диего или даже капитана, и готовы были его слушаться. Такое положение дел боцмана, разумеется, не устраивало, вот только сделать с этим, он почти ничего не мог. Была пара вариантов решения проблемы, но он от них отказался. Первый вариант заключался в том, чтобы списать всех на берег и набрать новую команду. На это у него сейчас просто не было времени. Второй вариант был ещё хуже - убить Сола и его лучших друзей. На это он не решался, ведь вся эта затея могла выйти ему боком, гарантии что это получится не было никакой. Его самого могли убить, потом убить Лоренсо, захватить корабль и мир получит нового пирата, причём умного, изворотливого и готового почти на всё, ради достижения
цели. Об истинной цели Сола он ничего не знал, но был уверен, что она у него есть.
        - Пойдёте со мной, нам сегодня нужно закупить хотя бы продовольствие, остальное завтра купим. Хуан!  - крикнул Диего, подзывая старшего матроса.  - Вот ключ от крюйт-камеры, выдай всем сабли и по пистолю, а лучше по два, что-то предчувствие у меня не хорошее.
        Диего, перед тем как отправиться в город, решил взять охрану, у него появилось предчувствие, что Ферреро де Велде постарается отомстить. Денег у Диего с собой будет достаточно много, ведь они отправляются в Эльфер, это далеко от Дарты и провианта нужно закупить из расчёта на три месяца. Треть от команды была ещё утром отпущена на берег, поэтому Диего пришлось взять с собой Сола и его друзей. Эти ребята, конечно, опасны для него, но других под рукой у него сейчас нет. К тому же если они и погибнут при нападении, не беда, ему их не жалко, так даже лучше будет.
        Вскоре Хуан и два свободных от работы матроса принесли десять абордажных сабель и двадцать пистолей. Оружие было не заряжено, поэтому к пистолям прилагались мешочки с порохом и пулями.
        - Оружие зарядить и без надобности в руки не брать, ещё застелите кого-нибудь ненароком. Выходим через полчаса, отсюда ни ногой, Хуан проследи за всем!  - Диего посмотрел на свою охрану своим обычным взглядом сурового боцмана и пошёл к капитану за деньгами. Лоренсо сейчас находился в приподнятом настроении, он по-прежнему оставался капитаном «Святой Каталины».
        - А, это ты! Проходи. Уже за провиантом?
        - Да, охраны чуть больше взял, что-то не спокойно мне.
        - Думаешь, Велде помешать захочет?
        - Может быть, он же думает, что это мы его шлюп на доски развалили.
        - А что, разве не мы? Брось Диего, я же не первый год тебя знаю, могу понять, когда ты что-то скрываешь, в отличие от твоего Сола. Такие честные глаза не каждый показать сможет, даже я поверил, что он не причём. Учись Диего, в этом матросе живёт великий артист.
        Диего был отчасти согласен с Энрике, ему тоже казалось, что в этом матросе действительно кто-то живёт, вот только это совсем не артист и даже не близко к нему.
        - Будем и дальше считать, что мы к этому делу отношение не имеем,  - Диего признался, но говорить об этом дальше не хотел и перешёл сразу к делу.  - Семьдесят крон мне, думаю, на сегодня хватит, не порох же покупать собираюсь.
        Энрике открыл железный сундук, в котором хранилось всё самое ценное, достал два кошеля, по сорок крон в каждом и положил их на стол.
        - Здесь чуть больше, на всякий случай, вдруг цены подросли. Кого с собой берёшь?
        - Его и беру, даже не знаю теперь, за кого бояться,  - Диего тяжело вздохнул.
        - Не понял, поясни?
        - Это же натуральные бандиты, им убить кого-нибудь вообще не проблема, охрану вырезали, даже глазом не моргнув, а я им сейчас сабли и пистоли выдал. Теперь не знаю, кто до вечера доживёт, я или горожане. Если на нас нападут, они же полгорода вырежут.
        - Не думаю, не дураки же они, особенно Сол, если они его слушаются, ничего такого не будет, все живыми останутся, я имею в виду и тебя, и горожан. Правда, за жизнь людей сеньора Велде я бы сейчас и ломаного медяка не дал. Дурак он будет, если отправит своих людей к вам.
        - Ладно, пошёл я, вечером увидимся, надеюсь,  - добавил Диего и, взяв деньги, вышел из каюты капитана.

        Сол чувствовал себя двояко. С одной стороны ему было неуютно, к открытому ношению оружия он не привык. С другой стороны он сейчас чувствовал себя уже не каким-то там матросом, а значимой боевой единицей команды.
        Люди оглядывались, увидев вооружённый отряд из десяти человек под командованием боцмана. Диего в отличие от Сола, чувствовал себя движущейся мишенью, в каждом прохожем мерещился человек де Велде. Пока добирались до оптовой торговой лавки, снабжающей провиантом корабли, он трижды чуть сам не напал на прохожих.
        - Сол, Тэкито, Борджо со мной, остальные охранять входы и выходы.

        Склады с продовольствием располагались на окраине города, с противоположной стороны от порта. Поблизости не было жилых домов и для нападения это место было просто идеальное. Охрана у торговцев была своя, городская стража появлялась тут редко, в основном после какого-нибудь происшествия. Диего знал, что часть складов принадлежали де Велде, стало быть, и часть охраны тоже была его. К счастью торговал Велде не продовольствием, а парусиной и прочими корабельными снастями, которые в Дарте можно было купить не только у него.
        - Кого я вижу, Диего! Ты ли это!?  - из-за мешков с крупой вышел невысокого роста, растолстевший торговец с аккуратно подстриженной бородой.
        - Здравствуй Мейнос, конечно я, а кого ты хотел увидеть?
        - Ну, так ведь слух прошёл, что ваша бригантина поцеловалась со скалами, вот я и подумал, что уж больше и не увижу тебя.
        - Это кто тебе такое мог сказать?  - Диего был сильно удивлён, узнав о том, что об их ошибке здесь уже знают.
        - А я разве когда-нибудь выдавал тех птичек, которые мне новости приносят? Мир он ведь не такой уж и большой, как некоторые думают, в Эльфере король только что чихнул, а мы уже знаем. Выкладывай, зачем пожаловал?
        Диего вручил ему список необходимого для похода продовольствия и пока толстяк читал, внимательно осмотрел склад. Склад был большой, спрятаться в нём мог не один десяток человек. Торговца он знал давно, и знал, что он далеко не всегда бывает, честен в делах, мог и сказать кому надо, чтобы потом ограбили покупателя. В основном это касалось тех, кто в Дарте был случайным гостем. Сейчас Диего не доверял не только Мейносу, он не доверял никому вообще.
        - Судя по списку, далеко собрались,  - торговец помахал развёрнутым листком бумаги.
        - Да, далеко, куда сказать не могу, сам знаешь почему.
        - Тебе это всё сегодня нужно?
        - Конечно сегодня, время поджимает.
        - Ну, да, как всегда, придётся немного подождать, тут же не пара мешков всего, тут много,  - торговец вскоре затерялся где-то среди мешков, бочек и ящиков.
        - Сол посмотри что снаружи, как-то там подозрительно тихо стало,  - Диего заметно нервничал, чувство тревоги нарастало с каждой минутой.
        За воротами склада, когда Сол из него вышел, стояли Томас и Додо, оба поправляли одежду, приводя себя в порядок. Чуть в стороне от ворот стояли старые бочки, из-за которых Солу были видны чьи-то ноги.
        - Это кто?  - он слегка испугался, подумав, что они уже кого-то успели убить, пока Диего разговаривал. Не дожидаясь ответа, он быстрым шагом подошёл к бочкам и увидел, что человек лежал тут не один, их там было двое, второго просто издалека не было видно.  - Повторяю, кто это? И зачем вы их убили?
        - Да, крутились тут подозрительные, вот мы их и того, нет, не убили, ударили пару раз и всё. Пол часика отдохнут и встанут, правда, голова болеть будет как с похмелья, но ведь пройдёт же со временем.
        Остальных матросов со «Святой Каталины» Сол сейчас вообще не увидел, а они должны были стоять на углу склада, чтобы видеть и вход, и выход из него. Вход и выход у склада в принципе ничем не отличались, это были ворота, просто для удобства на склад товар заносили через одни, а выносили через другие. Отсутствие собственной охраны насторожило Сола, он достал пистоли и пошёл проверять, куда они делись.
        Повернув за угол, увидел странную картину. Матросы стояли напротив охранников склада, все молча, смотрели друг на друга. Любое резкое движение сейчас и трупов не избежать, Сол это почувствовал и осторожно позвал по имени одного из матросов.
        - Аданто, в чём дело?
        - Всё нормально Сол, мы тут просто разговариваем, уж больно ребята весёлые истории рассказывают. Охранники, судя по выражению их лиц, ничего весёлого не говорили, они вообще молчали с того момента, как появились матросы со «Святой Каталины».
        - Если тут такие дела то, что же сейчас происходит внутри склада?  - подумал Сол и побежал туда.
        Диего стоял там же, где и до этого, Тэкито стоял около него с пистолем в руке, а вот Борджо рядом с ними уже не было.
        - А Борджо где?
        - Пошёл посмотреть, кто там за мешками сидит,  - ответил Тэкито, наблюдая за обстановкой на всём складе. Послышалось пыхтение, потом глухой удар, а через секунду из-за стопки мешков вышел Борджо.
        - Что там?  - Диего нервно сжимал рукоять своего пистоля.
        - Человек какой-то сидел, порох на запальную планку сыпал,  - спокойно ответил Борджо.
        - И?  - спросил Диего, так и не поняв что дальше.
        - Вот,  - Борджо протянул пистоль, отобранный у бедолаги.
        - А с человеком что?
        - С каким? А, с тем-то! Да, ничего, дал я ему по башке, чтоб с оружием не баловался и всё,  - Борджо сказал это так, словно он не взрослого человека по голове ударил, а ребёнка по попе хлопнул, чтобы тот не озорничал.
        - Сол, что снаружи?  - появление человека с пистолем, взволновало Диего.
        - У Томаса и Додо, почти то же самое, двое лежат.
        - А остальные матросы где?
        - Возле вторых ворот, охране весёлые истории рассказывают,  - Сол не стал раньше времени поднимать панику, ведь пока прямого нападения на них не было.
        - Чего? Истории?  - Диего не поверил словам Сола. Он хорошо знал матросов и был уверен, что уж кому, а охране складов они точно ничего рассказывать не станут.
        - Ну, да, байки травят, я даже отсюда слышу, как они там ржут,  - разумеется, Сол ничего не слышал, ворота находились слишком далеко, да и стояли люди не около них, а чуть в стороне. Диего стал прислушиваться, но, сколько не напрягал слух, так ничего и не услышал. Вскоре появился Мейнос, со списком в руках.
        - Так, это есть, это есть, это тоже есть, а вот солонины у меня только две бочки. Докупишь ещё пару где-нибудь в городе. Энджо!  - позвал он кого-то. В ответ послышалось мычание и тяжёлые вздохи.  - Ты где бездельник?
        - Здесь я сеньор,  - из-за стопок с мешками, охая, выполз тот самый человек, у которого Борджо отобрал пистоль.
        - Ты что, пьян?
        - Он,  - Энджо показал на стоявшего за спиной Диего Борджо.
        - Диего, вот от кого, а от тебя я такого не ожидал. Ты зачем моего охранника,  - Мейнос не смог подобрать нужного слова и показал непонятный жест рукой.
        - Я думал он не твой, ошибочка вышла,  - Диего посмотрел на стоящего слева от него Сола так, словно это он охраннику дал по голове, а не Борджо.
        - Ошибочка у него вышла, а раньше не ошибался. С тебя шестьдесят три серебряных кроны, груз сам охранять будешь. Телеги уже загружают,  - Мейнос подставил руку, ожидая оплаты. Диего отсчитал монеты, отдал их и после того как торговец отвернулся, выдал Солу звонкую затрещину. Хотел и Борджо выдать, но тот вовремя отступил, не потому что боялся боцмана, а потому что мог ему выдать в ответ, с непредсказуемыми последствиями после. Тэкито заранее отошёл от Диего подальше и ему ничего не прилетело.
        - От вас одни неприятности, ещё одна выходка и на берег,  - Диего показал Солу кулак и пошёл проверять товар. Проверив всё, он приказал переправить груз на корабль, заранее заплатив перевозчикам.
        За всё время пока добирались до порта, никто не сказал ни слова, словно это была не доставка продовольствия, а похоронная процессия. Некоторые горожане даже и не сразу поняли, что перевозят в сопровождении угрюмых и вооружённых до зубов матросов.
        На пристани шла погрузка бригантины тюками с шерстью, канатными бухтами и рулонами парусины. Погрузкой командовал сам капитан Лоренсо.
        - Диего, где вас носит? У нас осталось всего чуть больше суток на подготовку!  - кричал капитан на боцмана с палубы. Рядом с Лоренсо стоял сеньор Суарес и с какой-то грустью в глазах наблюдал за работой грузчиков.
        - Так ведь я за провиантом ходил,  - боцман в недоумении показал на телеги загруженные мешками, ящиками и парой бочек.
        - Займись погрузкой, мне с сеньором Суаресом нужно переговорить.
        - Сол, за сохранность провианта головой отвечаешь, сначала основной груз потом всё остальное,  - крикнул Диего и побежал на палубу, руководить погрузкой. Сол с матросами остался возле телег, охранять мешки с пшеном, горохом и солониной.
        - Сол, я чего-то не понимаю, шерсть, канаты и парусина,  - это и есть тот самый военный груз?  - Тэкито задумчиво посматривал на то, как портовые грузчики переносят на корабль тюки.
        - Наверное, а ты что думал, мы пушки или ружья повезём? Такой товар на других кораблях перевозят, на фрегатах или вообще на галеонах. Чтоб ни у кого не возникло соблазна его захватить.
        - Вообще-то да, думал, хоть бы пороха добавили.
        - Может, и добавят, на пристани ещё много чего приготовлено для погрузки, вот только не видно что именно, ящики парусиной накрыты.

        Погрузка продлилась до позднего вечера, за это время боцман охрип, и последние команды пришлось отдавать Солу, разумеется, выкрикивая слова Диего. Старший матрос Хуан командовал внизу, показывая что и куда ставить. Сеньор Суарес до окончания работ из каюты капитана не выходил, как в прочем и сам Лоренсо.
        - Сеньор Караско, разрешите задать вопрос?  - Сол не кричал на всю палубу как до этого, а говорил шёпотом, чтобы его слышал только боцман. Диего кивнул, разрешая, говорить сам он сейчас старался как можно меньше.
        - Куда мы отправляемся?
        - Эльфер,  - прохрипел Диего.
        - Хм, далеко, на карте видел, а зачем?
        - Не твоё дело,  - любопытство Сола его взбесило, боцману сразу вспомнился разговор, когда Сол его шантажировал. Диего собирался на Сола ещё покричать шёпотом, но на палубе появились Лоренсо и Суарес.
        - Утром жди сеньора Доминго, торговлей будет заниматься он. Энрике, будь добр, не обижайся на него, когда будет совать свой нос в чужие дела. Он просто излишне любопытен, некоторых это сильно раздражает. По поводу доктора постараюсь вопрос решить утром, сам понимаешь, желающих отправиться в долгий поход среди этой братии мало. Они предпочитают устойчивую землю, вместо качающейся палубы,  - Суарес приподнял шляпу, попрощавшись, и покинул борт «Святой Каталины».
        Диего и Сол, разумеется, слышали их разговор, так как можно сказать, стояли в это время за их спинами. Оба стояли, молча, почти не двигаясь, чтобы их не заметили. Диего оказался не менее любопытен, чем Сол и в подслушивании не видел ничего дурного, тем более, когда можно было списать на то, что оказался тут случайно.
        - У нас будут пассажиры, то есть лишние рты,  - вздохнул Диего,  - надеюсь, они хоть что-нибудь с собой принесут.
        - Тебе какая разница, не за твой же счёт,  - не понял боцмана Сол и, посмотрев на него, догадался о том, что его боцман слегка смухлевал на закупке провианта. Диего отдавал одну сумму, а в расходном журнале указывал другую, завышенную на несколько серебряных крон.
        - Помалкивай, понял?  - он сунул кулак под нос Солу, поняв, что он обо всём догадался.
        - А я думал ты святой?  - сказал Сол, улыбнулся и пошёл на оружейную палубу спать.

        Глава 6

        Утром команду поднял не боцман, а старший матрос Хуан. Занятия для всех сегодня были отменены, матросы должны отдохнуть, так как после обеда бригантина отшвартуется и возьмёт курс на Эльфер. Сол встал с больной головой от большого количества разнообразной информации подброшенной дьяволом, сидевшим где-то у него внутри.
        - Сол, ты что не здоров?  - Херман увидев состояние брата, забеспокоился.
        - Здоров, просто один сам знаешь кто, всю ночь,  - Сол замолчал, поняв, что сейчас его слышат, как минимум двадцать человек,  - храпел всю ночь,  - закончил он фразу, посмотрев на Борджо. Борджо сделал вид, что это не он храпел и продолжил надевать сапоги.  - На палубу нужно выйти, свежий воздух быстро в чувство приведёт,  - Сол тоже собрался надеть сапоги, но увидел, что он их оказывается и не снимал, когда укладывался спать.
        Утренняя прохлада и в самом деле быстро избавила его от головной боли и привела в чувство.  - Давненько тебя не было слышно,  - подумал Сол, обращаясь к дьяволу. В ответ ожидал услышать от него что-то внятное, но вместо этого сознание показало картинку облака, а не дьявола.  - Хм, уже не так страшно, не дьявол всё-таки.
        - Что ты тут бормочешь?  - раздался голос Диего сзади.
        - Погода говорю хорошая,  - Сол обернулся и увидел боцмана, вид которого сейчас был ничуть не лучше, чем у него.
        - Погода?  - боцман поднял голову и посмотрел на голубое небо без единого облачка.  - Да, хорошая. Нам нужно докупить солонины, так что как говориться, свистать всех наверх, мы идём в город. И смотрите у меня,  - Диего пригрозил кулаком,  - чтоб в этот раз никого не били, нам сейчас только с городской стражей разбирательств не хватало.
        Минут через двадцать, когда боцман вернулся в нормальное состояние своего уже не молодого организма, они вчерашним же составом вновь отправились за провиантом. К счастью далеко идти не пришлось, две бочки солонины нашлись в лавке в трёх кварталах от порта. Лавочник, обрадовавшись удачной сделке, даже выделил для доставки собственную телегу, правда, без лошади. Сегодня город увидел уже не траурную процессию как вчера, а театральное представление - «Моряки в упряжке». Десять человек довольно быстро катили по улице телегу с двумя бочками в ней и боцманом, восседавшим на них сверху.
        - Птррр, стоять, якорь вам в корму!  - закричал Диего, испугавшись, что телегу не успеют остановить, и он улетит в воду вместе с ней.  - Фух, давно я так не веселился,  - он спрыгнул на землю, вытирая слёзы, выступившие от смеха. Солу и его друзьям сейчас было не очень-то и весело, они чувствовали себя лошадьми после скачки. Телегу приходилось всё время придерживать, чтобы она не разгонялась слишком быстро и в самом деле не улетела в воду.
        На борту к моменту появления команды Диего, а если точнее, то команды Сола, появилось два пассажира, торговый представитель и доктор. Сеньор Доминго, о котором говорил Суарес, оказался вполне обычным человеком, без каких-либо претензий к суровым условиям морского путешествия. Среднего роста, возрастом около пятидесяти на вид, был одет просто, без всяких кружевных воротничков и золотой вышивки на камзоле какие носил де Велде. Разговаривал как обычный горожанин, без пренебрежения к матросам и капитану. Сол сразу решил, что с ним просто необходимо наладить хорошие отношения, его знания могут пригодиться в будущем. Второй пассажир, доктор Муэссе, был противоположностью Доминго. Толстяк, маленького роста, в одежде, напоминавшей раскраску райской птички, смотрел на всех брезгливо, словно окружающие его люди были заражены либо чумой, либо проказой. Доктор прижимал к груди саквояж с инструментом и не выпускал из вида объёмный сундук, с которым и прибыл на корабль.
        Пока Диего знакомился с новыми членами команды, Сол с друзьями переносили бочки с солониной в трюм. Когда работа была сделана, а на палубе из начальства и гостей остался лишь Доминго, Сол решил с ним познакомиться. Как бы проходя мимо, он остановился и, протянув ему руку для пожатия, представился.
        - Сол,  - сказал он, улыбаясь и глядя ему в глаза.
        - Доминго, Уго Доминго, представитель торгового дома «Суарес»,  - Доминго не раздумывая, пожал ему руку.  - Надеюсь, вы хорошие матросы, не хотелось бы, чтобы это путешествие стало для меня последним.
        - Я тоже на это надеюсь, сеньор Доминго, всё зависит от решений капитана.  - Сол ещё раз добродушно улыбнулся и пошёл по своим делам на оружейную палубу. Вслед за ним мимо Доминго прошёл Борджо, посмотрев на него с высоты своего немалого роста. Уго даже встал на цыпочки, пытаясь, стать выше и не казаться недорослем рядом с матросом гигантом.
        В полдень, когда команда спокойно обедала, послышались удары в колокол. Боцман дал команду отдать концы.
        Вскоре бригантина плавно отошла от берега и направилась на юго-восток, к берегам королевства Эльфер. С первых же минут Солу и его друзьям пришлось доказать боцману, что его занятия с ними не прошли даром. Они старались доказать ему, что даже числом всего в десять-двенадцать человек могут справиться с кораблём. Диего был доволен, даже не так, он был горд собой. Ему за очень маленький промежуток времени удалось из простых горожан, сделать отличных матросов. Сам он сейчас стоял за штурвалом, не доверив никому выход из бухты.
        - Сол, ко мне, якорь тебе в корму!
        Сол не понимая, в чём дело, бегом добрался до боцмана и встал по стойке смирно, ожидая дальнейших указаний. Сейчас он не осмелился перечить Диего ни в чём, считая, что в море матрос должен выполнять свою работу и приказы боцмана.
        - Становись за штурвал, рулевым побудешь,  - Диего уступил ему место. Для Сола его решение стало некоторым шоком, он знал, что новичка ни один нормальный боцман даже близко не подпустит к штурвалу.  - Бегом, якорь тебе в корму!  - поторопил Диего. Сол в два прыжка оказался у штурвала и осторожно взялся за него.  - Крепче держи, якорь тебе, это не женщина, это штурвал! Пять градусов лево на борт! Так держать!  - сейчас в глазах Сола боцман был настоящим морским волком, а не мелким жуликом, зарабатывающим по паре крон на закупке провианта.
        Около часа Сол простоял за штурвалом, после чего его сменил Хуан. Руки у Сола болели после долгого и жёсткого удержания штурвала, но он был счастлив. Все новички завидовали ему и мечтали оказаться там же у штурвала.
        - Корабль это тебе не телега, которой ты чуть не разнёс половину Дарты, тут не только сила нужна, но и ум,  - гордо заявил Диего, посмотрев на уставшего всего за какой-то час Сола.
        - Точно, а ещё кто-то обещал обучить нас грамоте,  - тихо напомнил Сол.
        - Раз обещал, значит, научу, завтра с утра и начнём.

        Как вечером заснул, Сол не запомнил, день выдался, насыщен разными делами и событиями. Спал он спокойно, никто в его разум не влезал, новых знаний и идей не подбрасывал. Полученные неизвестно от кого знания, он хоть чем-то полезными пока не считал, так как просто не мог понять, зачем ему знать всё то, чему учили. То, что его именно учили, он понимал, ведь не просто же так этот кто-то старался и, судя по всему уже из последних сил. Последняя полученная информация представляла собой куски непонятно чего, словно разорванная на много маленьких кусочков большая картина.
        Диего сдержал данное слово и с самого утра занялся преподаванием грамоты. Друзья старались запомнить каждое его слово и аккуратно, на маленьких дощечках выводили угольком закорючки букв. Сол и в этом деле оказался способнее всех, к вечеру уже смог написать несколько простых слов.
        - Сол, я тебе удивляюсь, несколько часов и ты уже почти научился читать и писать,  - Херман, которому грамота давалась тяжело, позавидовал брату. Глядя на его успехи, он решил, что тоже обязательно освоит эту сложную науку не хуже Сола.
        На третий день справа по борту появилась земля, это были берега Кейра. Капитан приказал убрать часть парусов и немного приблизиться к берегу. Никто вначале не понимал для чего подходить ближе, ведь в прибрежной зоне было огромное количество отмелей и скал.

        В середине дня неподалёку от берега заметили рыбацкую лодку с косым парусом.
        - Рыбаки появились, крабов ловят,  - Диего долго смотрел в свою подзорную трубу, наблюдая за лодкой.  - Опасные места, разбойников тут много. Нападают сразу с нескольких сторон, используя как раз вот такие рыбацкие лодки. И чего тут Энрике забыл? Тут же нет ни,  - Диего запнулся, вспомнив о потерянных ими пушках.  - Сол, держи, с берега глаз не спускать, я к капитану, сейчас вернусь.
        Сол с радостью принял из рук боцмана подзорную трубу и посмотрел на лодку, петляющую между одиночных скал выступающих из воды и маленьких островков. В лодке находилось трое рыбаков и большая корзина для улова. Сейчас эта лодка как бы в поиске крабов на отмелях, медленно, но уверенно двигаясь наперерез, приближалась к бригантине. Сол заподозрил что-то неладное в этом приближении и обернулся, посмотрев на море с левого борта. Там расположившись в ряд, словно редкий частокол, возвышалось несколько скал.
        - К бою!  - закричал он даже громче, чем это делал Диего. Ощущение приближающейся угрозы стремительно нарастало, и он этому чувству доверился. Часть матросов, находящихся сейчас на палубе, побежали вниз, заряжать пушки. Оставшиеся несколько матросов принадлежавших к старой команде остались стоять. Они удивлённо смотрели на Сола, пытаясь понять, какого дьявола он так кричит, ведь кроме рыбацкой лодки поблизости никого нет. Сам Сол крутился как юла, высматривая другие лодки.  - Не мог я ошибиться, не мог,  - шептал он, глядя на скалы слева.
        - Ты чего орёшь?  - на его крик прибежал Диего. Вслед за ним появился капитан и сеньор Доминго.  - Дай сюда,  - он отобрал у Сола подзорную трубу и посмотрел сначала на море справа по борту. Там ничего кроме той же самой рыбацкой лодки не было. Прежде чем посмотреть налево, он одарил Сола таким взглядом, от которого Солу стало стыдно за поднятый переполох.  - До прибытия в Эльфер в трюме будешь сидеть,  - пригрозил он и наконец-то посмотрел на скалы слева. Смотрел долго, словно ожидая там что-то скрытое увидеть и, в итоге дождался. Чуть впереди из-за скал вынырнули сразу шесть таких же рыбацких лодок, вот только не с рыбаками на борту, а с местными пиратами. В каждой из лодок находилось по одной маленькой пушке и по шесть человек, усердно работающих вёслами. Двигаясь под парусом и работая вёслами, лодки практически сразу набрали хорошую скорость.
        - Вот сволочи, якорь вам! Открыть порты левого борта! Пушки к бою! Все по местам! Прямо держать!  - крикнул Диего.
        Когда лодки преодолели половину расстояния от скал до корабля, открылись орудийные порты, причём не только левого борта, но и правого. Пушечные лафеты глухо ударили в борта, послышалась ругань Хуана, подгонявшего канониров. Вскоре он доложил, что пушки заряжены и нацелены на лодки.
        - Огонь!  - дал команду капитан и через несколько секунд пушки левого борта выдали дружный залп. С небольшим запозданием и правый борт огрызнулся, но только одним выстрелом. От воплей раненых пиратов у Сола по всему телу пробежали крупные мурашки, хотелось закрыть уши. Он перетерпел возникшее желание, понимая, что всего этого не избежать, да и вообще нужно привыкать и как можно быстрее. В его дальнейших планах всего этого будет много или даже очень много.
        Залп левого борта к всеобщему сожалению не уничтожил все шесть лодок, наплаву осталось три, правда, уже потерявших паруса и по несколько гребцов. Несмотря на это, лодки вскоре приблизились и тоже выстрелили из своих маленьких пушек. По палубе ударила каменная шрапнель и уже на бригантине послышались крики раненых.
        - И что, это всё?  - Диего увидел, как оставшиеся три пиратских лодки отвернули назад, выходя из боя после выстрелов.
        - Кормовые орудия к бою!  - команда капитана заставила всех посмотреть назад. Там словно из ниоткуда появилось ещё семь почти таких же лодок.
        - Паруса ставить!  - крикнул Диего и побежал к штурвалу, чтобы занять место рулевого. Матрос, стоявший за штурвалом, был ранен и больше не мог его удержать. Пока команда занималась добавлением парусов, две кормовые пушки выстрелили картечью, отгоняя прибрежных пиратов, стремившихся догнать корабль и пойти на абордаж.
        Бригантина, медленно набирая скорость, начала уходить от преследователей и вскоре стала недосягаема для их маленьких пушек. Как и когда в руках Сола появились сабля и пистоль, он не помнил. Видимо кто-то дал их ему, пока он с открытым ртом наблюдал за лодками.
        - Так нельзя, убить же могут, пока стою, открыв рот,  - подумал Сол и мысленно устроил себе показательную порку. Для части команды это было первое в жизни столкновение с настоящими морскими разбойниками. На удивление отбились от них, можно сказать, легко и без потерь, двое раненых матросов не в счёт.
        - Сол, тебя капитан зовёт,  - к нему с мушкетом в руках подошёл Тэкито. Теперь, когда стрелять было уже не в кого, он не знал, куда деть мушкет. Держать его в руках он уже устал, и положить куда-нибудь тоже не мог, за оставленное оружие без присмотра наказание было строгим.
        - А где он?  - Сол покрутил головой, пытаясь увидеть капитана. Он видел, что Энрике вместе с Диего ещё несколько минут назад стояли у штурвала, но сейчас их там уже не было.
        - В каюте капитана, как только пираты скрылись из вида, они с боцманом туда пошли. Ты уж будь там спокойнее и будет лучше, если оружие мне отдашь, на временное хранение.
        - А чего мне волноваться-то?
        - Да, и, правда, чего, ничего же страшного не произошло. Ну, подумаешь, покомандовал маленько, не долго же.
        - Тэкито, ты это, о чём сейчас?
        - Ты что, головой ударился, не помнишь, как кричал - Огонь! Лево на борт! Носом к врагу! Нет, не помнишь? Ты же хотел эти лодки раздавить, после выстрелов пушек.
        - Я???
        - Сол, кончай придуриваться, дай сюда пистоль и саблю, тебя капитан уже давно ждёт.
        Вжав голову в плечи и ожидая возмездия за взятое на себя командование, Сол постучал в дверь.
        - Входи!  - услышал он голос капитана. Сол вошёл и остановился, опустив голову.  - Молодец матрос Васкес старший. Вовремя поднял тревогу, вот только мы с Диего так и не поняли, как ты их заметил.  - О том, что Сол немного покомандовал вместо него, капитан даже не заикнулся, видимо посчитав, что матрос просто повторял его команды, чтобы все услышали.
        - А я их и не видел, просто подумал что здесь что-то не так.
        - Это что ж не так-то было?  - и капитан, и боцман не могли понять, по каким таким признакам он догадался о скором нападении.
        - Рыбаки были подозрительные. Вроде бы и раздеты были по пояс, но в сапогах. Если ныряешь за крабами, после каждого нырка сапоги надевать не будешь.
        - Может они уже наловили достаточно?
        - Нет, корзина была пустая, да и в такую солнечную погоду лучше рубашку надеть, а не сапоги. Если обгоришь на солнце, как потом в солёную воду лезть. А ещё место там уж больно для нападения хорошее, узкий проход, в сторону далеко не отвернёшь, на мель сядешь. Думаю, они как раз на это и надеялись, чтобы корабль потом целым получить.
        - Ты прав Диего, этот матрос далеко пойдёт, мыслит правильно, вот только почему-то всё время как,  - капитан замолчал, не договорив.
        - Я бы его старшим матросом поставил, но место занято, да и учится он ещё,  - Диего сочувственно покачал головой.
        - Тоже верно, вот когда научится всему, тогда и видно будет, а сейчас за твою наблюдательность, дарю тебе пистоль,  - капитан достал из ящика стола пистоль и протянул Солу.  - Разрешаю носить за поясом постоянно.
        Сол не ожидая такого подарка, слегка замешкался. Пистоль был не такой, какие выдавали матросам. Это была достаточно дорогая и редкая двуствольная версия.
        - Бери, пока я не передумал!  - Сол взял и только после этого, увидел улыбающегося сеньора Доминго. Судя по его довольным глазам, идея подарить, как и сам пистоль, принадлежали ему. Солу подарок, разумеется, понравился, но заставил задуматься о том, что это снова какая-то хитрая проверка. Дать пистоль простому матросу с разрешением ходить с ним всегда, было подозрительно. На корабле с оружием всегда ходили только три человека, капитан, правда, он предпочитал не пистоль, а шпагу. Боцман, со своим пистолем и саблей, и Хуан, у которого был большой тесак.
        - Ну и чего встал? Иди, на палубе работы ещё много, пистоль потом рассмотришь,  - поторопил Диего.
        Сол появился на палубе с пистолем за поясом и озадаченным взглядом. Мысль о проверке не выходила из головы и в свою очередь плодила другие мысли, чаще всего нехорошие. Из пистоля, и не обязательно из этого, могли кого-нибудь убить. Сола после, разумеется, тут же обвинят в убийстве, так как из всех матросов пистоль есть только у него.
        - Заряжать не буду,  - решил Сол и увидел удивлённое лицо Тэкито.
        - Не понял, это чего такое?
        - Подарок капитана.
        - Сол дай подержать?  - Херман появился словно из ниоткуда, вслед за ним на палубе появился Борджо.
        - Я бы предпочёл топор, да побольше,  - высказал Борджо своё мнение о пистоле Сола.  - Ну и что, что два ствола, зато топор вообще заряжать не надо, он и так хорош.
        - Чего встали бездельники!?  - из каюты вышел Диего,  - бегом за работу! Такелаж до сих пор не заменили! Да я вас сейчас всех,  - он запнулся, придумывая наказание.
        - За борт,  - встрял Сол и тут же получил звонкий подзатыльник.
        - Поговори ещё у меня! Пистоль получил, думаешь, это что-то меняет? Ничего подобного, ты теперь за всё отвечать будешь! Полчаса вам на ремонт такелажа, время пошло!
        Команда забегала по палубе, хватаясь за работу или просто перетаскивая что-то с места на место, лишь бы боцман видел, что все трудятся. Сол с друзьями, разумеется, тоже не отлынивали, взявшись за замену канатов, повреждённых шрапнелью. Он и Тэкито первыми влезли на мачту, чтобы снять то, что повреждено, а Херман и Борджо помогали, подавая новое.
        Через полчаса всё было заменено, боцман, не смотря на суровый взгляд был доволен.
        - Десять градусов лево на борт! Не спать обезьяны облезлые!  - рявкнул Диего и достал подзорную трубу. Бригантина после его команды словно получила дополнительное ускорение, несмотря на то, что и так шла на всех парусах. Сол поднявшись на бак, посмотрел вперёд, пытаясь хоть что-то увидеть в бескрайнем просторе моря. Отмели и скалы прибрежной линии Кейра, с их пиратами на лодках канонерках, остались далеко позади, теперь где-то впереди их ждал змеиный остров, о котором говорили все матросы без исключения.
        До позднего вечера, ничего особо запоминающегося не произошло, матросы несли службу, выполняя команды боцмана. Работа для Сола и его друзей на сегодня закончилась, он укладывался спать на своём уже привычном месте. Слева от него также готовился лечь спать Тэкито, справа уже спал Херман.
        - Сол, почему капитан приказал уйти от пиратов? С мощью нашего корабля мы могли их всех перебить.
        - Думаю, потому что не выгодно. Порох, ядра и пули стоят дорого, а с этих голодранцев и взять-то потом нечего. Пушки и ружья пойдут на дно вместе с их лодками, да и своих матросов мы много потерять могли. Двое и так пострадали, один до утра, скорее всего не доживёт, ему в голову попали.
        - Да, спите вы, боцман завтра опять с рассветом поднимет,  - пробурчал Херман.

        Утром, как только взошло солнце, боцман лично явился на оружейную палубу, чтобы разбудить только Сола и его друзей, позволив остальным матросам спать ещё час.
        Сонные, плохо соображающие, они пытались учиться грамоте. У Сола как обычно получалось лучше всех. Он уже мог читать по слогам и пытался писать простые слова, складывая их в короткие предложения. У друзей дела шли не так хорошо, наука давалась тяжело, особенно Борджо. Он не понимал, зачем ему грамота, ведь читать умные книги он не собирался, незачем просто, крепкие кулаки могут решить почти все проблемы.
        - Сеньор Караско, а где мы сейчас? На карте можете показать?  - Сол научившись немного грамоте, решил, что разбираться в картографии и навигации тоже пора начинать учиться.
        - На карте??? Ишь чего придумал! Могу, конечно, вот только тебе это зачем?
        - Интересно же, а то вокруг только вода до горизонта. Как понять, где мы и правильным ли курсом идём.
        - Хм, ладно, скоро капитан проснётся, спрошу у него карту, а пока он спит, повторяем за мной,  - Диего продолжил обучение, заставляя их писать буквы правильно. Через час он всё-таки сходил за картой и подробно рассказал, как определить местоположение и проложить курс. Сол постарался запомнить всё с первого раза, но это оказалось просто невозможно. В этой науке не только была нужна память, но и определённые знания, которыми Диего делиться не спешил.
        - Сеньор, а у капитана карта только одна или ещё есть?
        - Ты с какой целью спрашиваешь?  - Диего посмотрел на Сола с подозрением.
        - Если мы по этой учиться будем, как же капитан курс проложит, да и вообще,  - что вообще Сол не сказал, потому что сам не знал, для чего ещё нужна карта.
        - А кто тебе сказал, что мы по этой карте обучаться будем? Завтра нарисуешь мне прямо вот тут, на палубе, точно такую же карту только большого размера. Вот по ней и будем учиться,  - о наличии ещё нескольких карт у Лоренсо Диего решил умолчать. После отражения атаки не таких уж и опасных прибрежных пиратов, Диего не понимал, как теперь относиться к Солу и его команде. Он, можно сказать, спас не одну жизнь на борту корабля, вовремя заметив лодки, но так и остался для него после этого тёмным и непонятным пятном. Несмотря на это, у Диего появилась идея, куда направить его изворотливый ум, чтобы он принёс как можно больше пользы для всей команды.
        - Сол, что ты знаешь об абордаже?
        - Ну, абордаж - это захват другого корабля путём переброски вооружённых матросов на чужую палубу,  - Сол сам от себя был в шоке после такого объяснения. Спроси его об этом три месяца назад, он бы только промычал что-нибудь невразумительное.
        - Правильно, а как это делается, знаешь?
        - Чисто теоретически, а что?
        - Хочу назначить тебя командиром абордажной команды. Объясню, разумеется, что и как делать в случае чего, команду сам подберёшь, думаю, человек тридцать будет достаточно.
        Для Сола и его друзей, слова боцмана прозвучали как гром среди ясного неба. Такого поворота в жизни никто из них не ожидал, особенно Херман, который и матросом то стал лишь для того, чтобы быть рядом с братом.
        - А не маловато ли? Мне кажется, что, чем больше - тем лучше.
        - А кораблём в это время кто управлять будет, а канониров где взять, если все на абордаж пойдут? У нас не фрегат и уж тем более не галеон, команда не такая большая, так что тридцать абордажников будет вполне достаточно!
        - Ну как скажите, тридцать - так тридцать, командиром - так командиром, я трудностей не боюсь. Как говориться,  - тяжело в учении - легко в бою,  - после этих слов Сол замолчал, не понимая, откуда в его голове, взялась эта поговорка.
        - Хм, хорошо сказал, надо запомнить. После обеда подберёшь команду, и я вам объясню, что и как делается, а сейчас продолжим писать, а то зубы мне тут заговариваете бездельники. Карты, абордаж, деньги, стоп, про деньги это не к вам, так что не обращайте внимания, а лучше вообще забудьте,  - Диего разговаривая, думал о потерянных пушках и о том, что, если им посчастливиться найти разбитый о рифы корабль, они смогут найти там ещё что-нибудь ценное. Он, как боцман, мог претендовать на солидную часть от найденного сокровища.
        Время пролетело незаметно и после обеда, Сол занялся набором абордажной команды. Искать особо никого было и не нужно, он просто предложил всем, войти в его команду и спустя несколько минут, желающих набралось даже больше чем было нужно. Друзья, разумеется, все записались в абордажники, даже Херман. Также в команду записались и наёмники, Томас, Брут и Додо, которым быть просто матросами, уже стало скучно.
        - И так, я вижу, что команду ты уже собрал,  - Диего прохаживался мимо строя матросов, заглядывая в глаза каждому из них. Как он не старался, но страха в их взглядах так и не увидел. Матросы были готовы идти за Солом хоть в пекло и это боцмана настораживало. Такой преданности по отношению к себе он от них раньше не видел, если не считать нескольких самых старых матросов, служивших на корабле с момента его спуска на воду.  - Начнём со сближения кораблей,  - Диего начал лекцию по абордажу и не останавливался почти час. За это время подробно объяснил, что и как делать, если напали на нас и что делать, когда нападают они.
        Сол слушал внимательно, с некоторыми действиями при абордаже он был в корне не согласен. У него был другой подход к захвату чужого корабля, причём в то время, когда чужая команда будет пытаться захватить их корабль. Перебивать боцмана не отважился, свою тактику решил предложить потом. Если команда посчитает её более действенной, они так и поступят в случае нападения, ну, а если нет, будут действовать так, как сказал Диего.
        Распорядок дня Сола с этого момента кардинально поменялся. Теперь он не только учился сам, но и учил свою команду взаимодействию. После полудня тридцать человек в течение пары часов бегали как ошпаренные, ставя различные препятствия для чужой абордажной команды. После тренировки отражения атаки, направление обучения менялось, команда училась нападать. Сол старался незаметно для боцмана отработать абордаж по своей системе, которую одобрили большинство абордажников. Теперь ему оставалось убедить остальную часть команды действовать по его системе во время нападения. Без участия самого боцмана это сделать было невозможно, вначале нужно было его убедить в правильности придуманной им системы. Сол три дня ходил, обдумывая каждую мелочь, прежде чем подойти к Диего.
        - Сеньор Караско, у меня есть несколько мыслей, которые я хотел бы обсудить с вами,  - выбрав момент, когда боцман был в хорошем настроении, Сол решил с ним поговорить.
        - Что опять придумал?  - Диего сразу же стал серьёзным, так как знал, что любая мысль этого матроса ничего хорошего под собой не имела. Плохое было не в том плане, что будет нанесён вред кораблю или команде, а в том, что она будет авантюрной от начала и до конца. Одно уничтожение корабля сеньора де Велде чего стоило, Диего долго потом думал о том, правильно ли он поступил, дав разрешение. Правда, спустя некоторое время забыл об этом плохом поступке и старался больше не вспоминать.
        - Сеньор, я тут придумал кое-что, вот только для этого нужна вся команда, иначе ничего не получится.
        Он подробно описал свою систему контратаки и ожидал получить от Диего полного непонимания или даже запрета, но этого не произошло.
        - Хм, а ты знаешь, в этом что-то есть. Правда, мне не понятно, как потом чужую абордажную команду уничтожить. Часть команды по твоему плану будет заперта внизу, а часть будет находиться на палубе другого корабля.
        - Пушки, заряженные картечью, быстро сметут с палубы весь мусор, правда, есть риск повредить корабль, но ведь не обязательно закладывать стандартный заряд, хватит и половины.
        - Как нам пушку затащить в кают-компанию, да и нет у нас лишней пушки, наоборот трёх не хватает? Можно, конечно, ружья использовать, но эффект будет не тот, перестрелка может затянуться на полдня.
        - Ну, насколько мне известно, мы направляемся к острову змей, искать пушки,  - напомнил Сол. В его плане наличие пушки было одним из самых важных элементов, без неё не победить. Он надеялся, что им удастся найти какой-нибудь разбитый корабль с сохранившимися пушками. Надеялся настолько сильно, что готов был в одиночку обследовать рифы возле острова и сам остров.
        - Ты эти пушки ещё не нашёл, а уже планы строишь,  - ответил Диего, а сам подумал, что об этом нужно поговорить с Энрике. План Сола ему понравился, и его однозначно стоило взять на вооружение.

        Глава 7
        - Земля по правому борту!  - услышал Сол и, посмотрев направо, увидел частично скрытые утренним туманом скалы. Это был первый из маленьких островов окружающих самый большой остров именуемый «Островом змей». Со слов боцмана он уже знал, что таких маленьких островов вокруг центрального острова несколько сотен. Чтобы попасть на остров змей необходимо преодолеть этот природный лабиринт, а это крайне сложно, если не знать местность как свои пять пальцев. Даже зная и имея карту, пробраться вглубь, будет совсем непросто, рифы, отмели и скрытые под водой скалы несли серьёзную опасность для любого корабля.
        Боцман, появившись на палубе, достал подзорную трубу и посмотрел на остров.
        - А вот и первый из островов, до большого рифа ещё почти день добираться. Сол, ну-ка покажи на карте, где мы сейчас?  - Диего показал на нарисованную прямо на палубе карту. Сол вместе с друзьями вырезали её ножами за несколько дней, потом в прорези залили чёрную смолу, чтобы было лучше видно и чтобы доски не намокали. Их работу даже капитан оценил высоко, сказав, что теперь можно узнать, где находишься, не заходя к себе в каюту.
        - Мы сейчас здесь,  - Сол показал на точку, которая и означала тот самый остров, мимо которого они сейчас проходили.
        - Верно,  - подтвердил Диего и отдал приказ рулевому, повернуть на десять градусов вправо. Вскоре на палубе появились капитан, сеньор Доминго и доктор Муэссе, каждый со своей подзорной трубой. Первый из островов почти ничем кроме размера не отличался от нескольких сотен других, окружающих своего знаменитого собрата, но посмотреть на него захотелось всем. Своими очертаниями остров напоминал огромную широкополую шляпу, покрытую мхом. Чем ближе бригантина подходила к его скалистым берегам, тем лучше был виден густой тропический лес на его склонах.
        - Красивый пейзаж,  - сеньор Доминго наконец-то оторвался от осмотра острова,  - я бы прогулялся по этому лесу. У нас в Нардии такого нет, холодно у нас там для таких деревьев и растений.
        - Я бы вам не советовал этого делать, эта красота смертельно опасна. Остров не просто так назвали змеиным. Змеи есть почти на всех островах, правда, большие встречаются только на центральном острове,  - ответил ему капитан, продолжая смотреть на остров.
        - Насколько большие?
        - Говорят, что человека могут проглотить.
        - А знаете что, сеньор Лоренсо, я бы не отказался на них посмотреть, если конечно, позволите высадиться на этот остров. Это же прямо какие-то дьявольские создания с ваших слов, поймать такую и привезти её в Дарту. Показывая за деньги, думаю, можно будет совсем неплохо поправить своё финансовое положение.
        - Мы не планируем высадку на центральный остров, пробраться туда на бригантине сложно. Все эти острова со своими отмелями и рифами, представляют собой природный лабиринт. Отличная защита от шторма и любопытных людей, сующих свой нос, куда не следует,  - капитан отвечал довольно грубо, он видимо недавно с Доминго поругался из-за чего-то и разговаривать с ним сейчас, не горел желанием.
        - Это что же получается, что на всех этих островах совсем нет людей?  - к разговору подключился доктор Муэссе.
        - На центральном острове есть несколько поселений. Больше ничего не знаю, не интересовался этим,  - ответил Энрике и, что-то тихо сказав боцману, вернулся к себе в каюту. Сол всё это время находившийся на палубе в нескольких шагах от капитана, боцмана, Доминго и Муэссе, внимательно слушал, о чём они говорили. Со слов капитана получалось, что центральный остров идеальное место для того, кто хочет укрыться от шторма или просто спрятаться от кого-то. Капитан также упомянул о том, что к острову подойти сложно, но не невозможно, стало быть, какой-то проход точно есть, его стоит только найти.
        - Паруса убрать, встать на якорь!  - выкрикнул Диего, настроение которого заметно ухудшилось, после короткого разговора с капитаном. Сол не понял, почему они собираются бросить якорь неподалёку от этого острова. Здесь не было рифа, не было опасных для кораблей подводных скал, а это значит что, и искать они тут ничего не собираются. Взглянув на боцмана, он решил, что сейчас к нему с расспросами лучше не лезть, нужно подождать до вечера, когда он успокоится.
        - Сол, как думаешь, зачем мы тут встали?  - спросил Херман, затягивая канатный узел.
        - Честно? Не знаю, может, ждут чего-то, а может, решают, около какого острова искать пушки. Я сейчас тоже, как и Доминго, хочу попасть на центральный остров.
        - Зачем?
        - Дорогу туда найти для начала, слышал, что капитан сказал? Там спрятаться можно в случае чего.
        - В случае, какого чего? Что опять задумал?
        - Пока не скажу, потом узнаешь, и вообще, хватит болтать, мало ли кто, нас услышать может,  - Сол осмотрел палубу в поиске того, кто мог бы услышать их разговор. Рядом был только Тэкито, но он сейчас сидел на рее, крепил собранный парус и к словам Сола не прислушивался.

        Вечером, когда все работы были завершены, боцман поставил на ночную вахту Сола и его друзей. Всё что от них требовалось - не спать и смотреть в оба глаза по сторонам. Капитан опасался очередного нападения пиратов.
        - Сол откуда тут пиратам взяться, тут же поблизости никаких поселений нет?  - Тэкито не понимал действий капитана.
        - Ну, так скажем, прибрежных разбойников, которых ты называешь пиратами, тут, разумеется, нет, а вот настоящие пираты, могут появиться. Я говорю о тех, кто на больших кораблях промышляет. Капитан что-то знает, но никому об этом не говорит. Так что если увидишь корабль, бей в колокол или кричи громче. Сейчас расходимся в разные стороны и смотрим кто на море, а кто на остров.
        Спустя несколько часов глаза Сола начали слипаться, от сильного желания спать. Он боролся с этим, как только мог, но ничего не помогало. Ночь была тёплой, а во второй её половине ещё практически исчез ветер, отгоняющий настырную дремоту. Стало очень тихо, корабль словно накрыли колпаком, защищая от посторонних звуков.
        - Сол, эй!  - чей-то тихий голос вырвал Сола из дрёмы, в которую он погружался всё глубже и глубже.
        - Кто здесь?  - как не старался, но хозяина голоса рядом не увидел.  - Ты где?  - спросил он на всякий случай, вдруг не приснилось.
        - Здесь,  - голос прозвучал за спиной. Сол вздрогнул и, выхватив из-за пояса пистоль, развернулся.  - Совсем сдурел?  - говорившим оказался его брат Херман.
        - Ты меня напугал, якорь тебе! Чего тебе?
        - Что-то боязно мне, тишина как в старом склепе, можно я около тебя постою?
        - Можно, вот только я не понял, как ты у меня за спиной оказался.
        - Прошёл мимо тебя, хотел на море с кормы посмотреть, а ты что разве меня не заметил?
        - Я? Заметил вообще-то, только забыл об этом, задумался немного и забыл.
        - Ага, как же, ври больше, ты никогда и ничего не забываешь. Спал ты, вот и не заметил, как я прошёл.
        - Ладно, сознаюсь, подловил ты меня, задремал я слегка.
        - Сол, сейчас рядом никого нет, может, скажешь, что задумал?
        - При одном условии.
        - Каком?  - Херман моментально оживился, понимая, что сейчас узнает что-то очень секретное.
        - Молчать будешь словно рыба, договорились?
        - Сол, ты что, мне не доверяешь? Я же никогда тебя не выдавал. Рассказывай!
        - Если честно, я жду нападения на нас.
        - Нападения кого?  - Херман насторожился и посмотрел по сторонам.
        - Пиратов или просто команды какого-нибудь корабля, любой корабль, встреченный нами, может быть для нас опасен. Кто же откажется от ещё одного корабля, если есть возможность его у кого-нибудь отнять. Думаешь, морским разбоем только пираты промышляют? Как бы не так! Тот же сеньор де Велде не только торговлей живёт, я уверен, что он не упускает возможности прибрать к рукам что-нибудь из того, что не ему принадлежит.
        - Стоп, я чего-то не понял, а зачем ты нападения ждёшь? Ведь это же означает, что будет сражение, погибнуть же можно.
        - Погибнуть можно не только в бою, но и, например от голода, болезней или на виселице. У нас с тобой были на это все шансы, пока мы в матросы не записались. А что касается нападения, я хочу захватить корабль.
        - Этот?  - удивился Херман, не до конца поняв брата.
        - Вначале хотел этот, но сейчас уже не хочу, я здесь всех знаю, люди в основном собрались хорошие. Да и не все меня поддержат в этом деле, не убивать же их за отказ.
        - Так ты собираешься, захватить чужой корабль? Ты с ума сошёл?
        - Нет, с умом у меня всё в порядке, я всё продумал, должно получиться.
        - Так вот для чего ты заставляешь нас тренироваться нападать таким странным способом!
        - Да, для этого. Теперь иди на своё место, сюда кто-то идёт.

        Херман вернулся к левому борту, где находился большую часть ночи и продолжил смотреть в темноту. Вскоре шорохи, услышанные Солом, стали громче, скрипнула дверь и, на палубе появился сеньор Доминго.
        - Не спится?  - спросил Сол, понаблюдав за ним несколько минут.
        - А это ты, Сол Васкес! Да, не спится что-то, я человек сухопутный, а тут выдалось морское путешествие. Эмоции не дают уснуть, хочется, увидеть то, чего ещё не видел. Острова, обломки кораблей, сокровища, другие королевства. Ты хочешь это всё увидеть?
        - Может быть, у меня всегда были более скромные желания. Мы с братом уже несколько лет живём вдвоём, мать умерла, а своих отцов мы никогда и не видели. Тяжело было, вот мы и пошли в матросы, здесь хотя бы кормят каждый день и три раза в день,  - Сол, разумеется, на корабль стремился попасть, не спасаясь от голода, в последнее время у них почти всегда была еда.
        - Да, мне видимо этого, не понять,  - посочувствовал Доминго.  - Я вырос в семье градоначальника и не знал что такое голод. С детства мечтал о морских путешествиях, а вот до моря смог добраться только сейчас. Сначала учился, потом меня быстренько женили, а потом пришлось зарабатывать на жизнь. Отец умер, когда мне исполнилось двадцать три, мать к этому времени уже два года как была болезнью прикована к постели. Одним словом не до приключений мне было.
        - С вами доктор Муэссе прибыл, он кто и откуда?  - Солу нужно было узнать о Доминго и Муэссе как можно больше, возможно потом он смог бы, переманить их на свою сторону, разумеется, если корабль добудет.
        - Доктор Муэссе, он,  - Доминго задумался, пытаясь ответить более точно,  - я даже и не знаю, что ещё о нём сказать, кроме того, что он доктор. Немного заносчив, жаден, бережлив, любит яркую одежду, а как доктор он очень хороший, по моему мнению. Несколько лет лечил солдат и офицеров гарнизона Дарты, пока не выгнали. Говорят, что он с каким-то полковником повздорил, на дуэль, разумеется, вызвать побоялся. Дуэлянт из него как из дерьма пуля, но отомстить всё-таки смог. Полковник потом две недели в штаны гадил при каждом покашливании. Муэссе его как раз в это время от кашля пытался избавить, видимо передумал в какой-то момент, кашель никуда не делся.
        - Ха-Ха,  - Солу месть доктора понравилась,  - спасибо что рассказали, постараюсь с ним не ругаться.
        - Скоро рассвет,  - Доминго посмотрел на светлеющий горизонт. Ладно, пойду-ка я, попытаюсь заснуть, пара часов для этого у меня ещё есть. До встречи матрос Сол!  - Доминго улыбнулся и покинул палубу.

        Утром боцман отправил Сола и его друзей спать, выделив им на это время до полудня. Несмотря на громкие команды Диего и топот матросов, бегающих по палубе как стадо взбесившихся коней, Сол провалился в глубокий сон практически мгновенно. Также быстро заснули Херман и Борджо, а вот Тэкито заснуть не смог, он просто не хотел спать, так как всю ночь проспал на баке, где его ночью с кормы видно не было. Тэкито лежал с закрытыми глазами, делая вид, что сейчас тоже спит.
        Он лежал и слушал, кто, что и кому говорил из матросов находящихся на оружейной палубе. Несколько часов были слышны только пустые разговоры, но после Тэкито услышал о том, что находится в ящиках, которые до сих пор тщательно укрыты парусиной. Ящиков было шесть и лежали в них ручные бомбы. Такие бомбы использовали солдаты, когда держали оборону форта или какого-нибудь другого укреплённого строения. Для каких целей эти бомбы понадобились капитану, никто не знал, видимо для уничтожения лодок. Тэкито вспомнил о нападении прибрежных разбойников и ему действия капитана стали совсем не понятны. Почему он не отдал приказ раздать их матросам? Зачем было нужно стрелять из пушек, если такими бомбами можно было легко потопить любую из лодок разбойников? Об этом было необходимо рассказать Солу, чтобы он знал, что ещё из оружия есть на борту бригантины.
        Корабль плавно шёл по волнам, двигаясь на восток, вдоль берегов островного королевства Кейр. Капитан, боцман, Доминго и даже доктор Муэссе находились на палубе, каждый держа в руках свои подзорные трубы. У доктора оказывается, тоже она была, чему удивились все. На вопрос - зачем она вам?  - доктор отвечал просто - купил для того, чтобы была. За час до полудня справа по борту появились очертания ещё одного острова, после чего капитан отдал приказ идти к нему.
        - Паруса убрать, оставить кливер и фока-стаксель!  - от крика боцмана мог проснуться не только живой, но и мёртвый. Сол с друзьями, разумеется, моментально проснулись.
        - Что происходит?  - Сол спросонья не мог понять, по какому поводу боцман как надрывается.
        - Остров справа по борту,  - ответил Тэкито, зная всё, потому что он не спал, а слушал.  - Капитан всё-таки решил начать поиск пушек. Правда, я как-то не уверен, что мы хоть что-нибудь найдём, тут и без нас охотников за сокровищами, наверное, уже побывало достаточно. Если что-то и было, уже забрали.
        - Тэкито, перестань нагнетать, нужно верить в то, что найдём, тогда найдём обязательно,  - Сол собирался подняться наверх, но Тэкито его придержал за рукав.
        - Подожди, я тут кое о чём узнал, хочу поделиться.
        Он рассказал ему о ручных бомбах в количестве шести ящиков. Правда, не смог узнать, сколько бомб лежит в каждом, но если судить по размеру ящиков, в каждом должно было лежать не меньше двадцати штук.
        - Бомбы!?  - обрадовался Сол.  - Это же просто замечательно! Это как раз то, чего мне не хватало!
        - Для чего не хватало?
        - Для абордажа. Сначала бросаем бомбы, потом идём сами, так у нас шансов выжить будет гораздо больше.
        - Сол, тебе говорил кто-нибудь что ты псих? Нет? Тогда я скажу - ты Сол Васкес псих! Раньше ты таким рискованным не был, всегда всё продумывал до каждой мелочи, а сейчас что? Что с тобой Сол?
        - А с чего ты решил, что я сейчас не просчитываю всё до мелочей? Как раз наоборот, учитываю любую мелочь, чтобы мы все остались живы и,  - Сол замолчал, чуть не сказав лишнего раньше времени. Он доверял Тэкито, но ему почему-то казалось что, если расскажет, с захватом корабля ничего не получится. Херману он уже рассказал и теперь страшно переживал из-за этого.
        - Убрать паруса! Встать на якорь! Шлюпку на воду! Промерить глубины!  - Диего отдавал команды, не забывая смотреть вперёд. Пока Сол разговаривал с Тэкито, корабль приблизился к первому из рифов возле «Острова змей». Шлюпку спустили на воду и четверо матросов отправились измерять глубины, чтобы корабль смог подойти к берегу ещё ближе.

        За четыре часа бригантина подошла к острову ещё на пятьсот шагов, ближе глубина не позволила.
        - На берегу видны какие-то обломки, но отсюда не понять что это такое, может это и не обломки вовсе, а упавшие стволы деревьев,  - капитан долго смотрел на песчаный пляж с огромными валунами у кромки воды. Из-за этих валунов как раз и не получалось, рассмотреть что там за брёвна находятся.
        - Сеньор Лоренсо,  - к нему подошёл Доминго,  - есть предложение осмотреть обломки, используя шлюпку. Я готов лично возглавить эту экспедицию, с несколькими матросами, разумеется.
        - Скоро стемнеет сеньор Доминго, осмотр лучше отложить до утра.
        - Зачем? Мы сможем прекрасно переночевать на том дивном пляже. Выделите мне, пожалуйста, шлюпку и матросов Сола, Хермана, Тэкито и Борджо. С ними мне вряд ли что-то будет угрожать.
        Капитан пристально смотрел в глаза Доминго целую минуту, после чего согласился.
        - Если что, во всём виноваты вы сами сеньор Доминго. Я обещал сеньору Суаресу, что верну вас в Дарту живым, но видимо, этому быть не суждено, вы сами ищите неприятности на свою голову. Каждое ваше решение прошу подтвердить письменно, иначе вы никуда не пойдёте.
        - О чём речь сеньор Лоренсо, напишу, конечно же, для вашего успокоения,  - неприязнь Доминго и капитана по отношению друг к другу росла с каждым днём, и никто не мог понять из-за чего.
        Вскоре все формальности были соблюдены и Доминго, получил в распоряжение шлюпку и матросов, вооружившихся так, словно они отправлялись на войну. Имея в распоряжении такого гиганта как Борджо, занявшего место на вёслах, шлюпка достигла берега всего за несколько минут.
        - Ну, что, посмотрим что там такое?  - Доминго был несказанно рад такому приключению, как осмотр обломков. Он был готов прямо сейчас не только обследовать не такой уж и маленький пляж, но и весь остров.  - Шлюпку э,  - он хотел приказать, вытащить шлюпку на берег, но матросы это уже сделали и без его приказа.
        Обломки оказались собранными в кучу стволами деревьев, заброшенными сюда штормом. Ничего похожего на остатки корабля среди них не нашли.
        - Жаль, я надеялся, что мы хоть что-то найдём,  - с сожалением сказал Доминго и посмотрел на заросший тропическим лесом остров.  - Остаётся осмотреть сам остров, вдруг что-то интересное обнаружим. Как ты Сол на это смотришь? Не побоишься, повстречаться с гигантским змеем, которым пугают маленьких детей?
        - Я же не ребёнок сеньор Доминго, к тому же у каждого из нас имеется сабля и пистоль.
        - Вот и хорошо, нужно подготовить несколько факелов, обратно возвращаться будем уже в темноте. В шлюпке есть бочонок со смолой, займитесь факелами, а я пока осмотрю пляж, вдруг что-то найду, уж очень мне этого хочется.
        - Херман, Тэкито, вы останетесь здесь возле шлюпки, так нашему капитану будет спокойнее. За костром следите, чтоб не погас.
        Тэкито с радостью занялся сбором дров для костра, так как вглубь острова идти не хотел, он боялся змей, но скрывал это от всех. Херман же возмутился тем, что брат заставлял его остаться.
        - А чего это я должен оставаться, пусть вон Борджо остаётся.
        - Борджо силён как бык, если кто-нибудь из нас подвернёт ногу, он сможет донести пострадавшего.
        - А если он подвернёт? Вы вдвоём его донесёте?  - аргумент Хермана был убедительным как выстрел, Сол с Доминго вдвоём не смогли бы Борджо и ста шагов пронести.
        - Ладно, тоже пойдёшь с нами, Тэкито и один посидеть у костра сможет.

        Доминго осмотрел весь пляж за час, но ничего интересного так и не нашёл. Сол с друзьями за это время смастерили шесть факелов и на всякий случай зарядили пистоли.
        - Сеньор Доминго, неподалёку от нас несколько не высоких скал с плоскими вершинами, может, поднимемся на них?  - предложил Сол, показывая на восточную оконечность острова.
        - Можно и подняться, но только после того, как осмотрим остров хотя бы с этой стороны.

        Спустя несколько минут Доминго, Сол, Херман и Борджо, оставив у костра Тэкито, отправились вглубь острова. Первые пятьсот шагов прошли, не напрягаясь, а вот потом дорогу себе пришлось прорубать сквозь густые заросли колючего кустарника, да ещё и с переплетением разного вида вьюнов.
        - Сеньор Доминго из-за чего вы с капитаном так друг друга недолюбливаете?  - Сол решил выяснить причину их пока ещё тихой вражды.
        - Вообще-то это наше с ним личное дело, с походом в Эльфер никак не связано. А с чего такой интерес?
        - Хотелось бы знать, что нам ожидать от этой вашей вражды, чтобы определиться, чью сторону потом занять.
        - Ну, так скажем, это ты слишком далеко вперёд заглянуть пытаешься. Даже я не знаю, чем дело закончится. Я говорить об этом никому не хотел, но тебе, чтобы ты имел хоть какое-то представление, о том что происходит, скажу. С Энрике мы знакомы уже довольно давно, лет так приблизительно двадцать. Именно тогда между нами и возник конфликт, всё чуть дуэлью не закончилось. С тех пор он на меня зуб и точит. Когда я узнал что капитан «Святой Каталины» он, решил, отказаться подниматься на борт, но Суарес настоял. Говорил, что с годами обиды забываются и Энрике уже не тот вспыльчивый юнец, каким был двадцать лет назад. Как видишь, люди со временем в лучшую сторону не меняются, они становятся лишь умнее, хитрее и ещё мстительнее, чем раньше. Запомни Сол, обиду никто и никогда не забудет, при удобном случае тебе обязательно напомнят и отомстят.
        - Что же вы такого ему сделали, если он до сих пор помнит?
        - Невесту увёл, можно сказать, за пару дней до свадьбы.
        - Вы же говорили, что вас чуть ли не насильно женили?
        - Не насильно, а быстро женили, это разные понятия. Честь девушки и всё такое, сам понимаешь, и я и моя жена не из черни, отцы собственную репутацию подмочить побоялись, вот и поженили нас через день после побега. Я любил Ребекку, а она любила меня, но её отец был против нашего союза. Он хотел выдать дочь за более богатого жениха. Энрике сын известного в Нардии землевладельца, правда, он разорился потом, но это уже другая история. Вот так вот, так что я думаю, тебе чью-то сторону занимать не нужно, это только наше с ним дело. Ты отбрасывай в сторону кустарник-то, чего остановился!  - поторопил Доминго Сола и начал ещё быстрее работать саблей. На остров он с собой взял не свою шпагу, а простую абордажную саблю, она лучше подходила для прорубания дороги сквозь заросли.
        Сменяя друг друга, они ещё почти час прорубали себе дорогу.
        - Всё, заросли закончились,  - Сол выдохнул с облегчением. Перед ними была большая поляна, покрытая низкорослой травой. В центре поляны были отчётливо видны несколько явно рукотворных каменных холмиков.
        - Вот тебе и нет на островах людей, это же могилы!  - удивился Доминго, отстраняя Сола в сторону.  - Семь, больше не видно. Уже далеко не свежие, думаю, лет пятнадцать назад здесь кого-то захоронили. Если в этих могилах матросы - значит, возле этого острова затонул какой-то корабль.
        - Я же сразу предлагал на вершину самой высокой скалы подняться, сверху будет всё видно,  - напомнил Сол.
        - Так ещё же не поздно этого сделать,  - Доминго посмотрел на скалы, о которых говорил Сол.  - Чего стоим? Вперёд к скалам!  - он зашагал к скалам так бодро, словно до этого и не рубил кустарник почти полтора часа, наравне с матросами.
        До ближайшей скалы они добрались, когда солнце было уже готово скрыться за горизонтом. Посовещавшись, решили не рисковать и отложить подъём на её вершину до утра.
        - Заночуем здесь,  - Доминго выбрал относительно ровный клочок земли, совсем не имеющий никакой растительности.  - Мелкие камешки и песок, прекрасное место чтобы безопасно развести костёр.
        - Как скажите, нам без разницы, где спать, мы люди привычные,  - Сол сбросил с плеч сумку с едой и водой. Точно такие же были и у Хермана с Борджо. Доминго, как командир отряда и представитель знати, передвигался налегке. Пока Сол и Борджо заготавливали дрова для костра, стемнело. Доминго же в это время осматривал окрестности скалы, на вершину которой им предстояло влезть. Его и в этом осмотре поджидала неудача, никаких других признаков нахождения здесь людей он не обнаружил.
        - Если есть могилы, значит, их кто-то сделал, а если их кто-то сделал, куда он делся сам?  - с такими словами и задумчивым видом он появился у костра.
        - Не переживайте сеньор Доминго, всё выяснится утром, иногда нужно просто подождать,  - попытался успокоить его Херман, протягивая большой сухарь и фляжку с водой.
        - Хорошо бы, но ведь хочется сейчас, а не утром.
        - Если хотите, можем с факелами вокруг этой скалы пройтись, так сказать, для самоуспокоения,  - Сол сейчас хоть и чувствовал себя уставшим, но тоже был не прочь, осмотреть окрестности.
        - Вдвоём?  - уточнил Доминго.
        - Ну, да, а чего тут осматривать-то, часа за два управимся, надеюсь, вы не побоитесь идти только со мной?
        - Нет, конечно, если мы кого-то и встретим, это будет всего лишь скелет,  - ответил Доминго, не признавшись в том, что боится остаться один в темноте на острове, где сейчас может ещё кто-то находиться кроме них.
        Дожевав сухари и взяв с собой факела, Сол и Доминго отправились осматривать скалу со всех сторон. Сол шёл первым, освещая дорогу светом своего факела. Факел Доминго они решили, оставить на потом.
        - Ну и дорогу ты выбрал,  - ворчал Доминго, постоянно проваливаясь то одной, то другой ногой в ямки скрытые густой травой.
        - Нормальная дорога, чем ближе к скале, тем больше шансов что-то найти,  - Сол не проваливался в ямки, так как хорошо их видел при свете факела. Через полчаса факел пришлось выбросить и зажечь второй. На этот раз сеньор Доминго решил, лично освещать дорогу для них и пошёл первым.
        - Смотри Сол, тут дыра какая-то,  - он остановился, показав на вход в маленькую пещеру. Вход был частично скрыт кустарником, увидеть его можно было, лишь встав от него слева. Доминго не раздумывая, полез проверять, что находится внутри пещеры и через несколько секунд, выпрыгнул оттуда, чуть не потеряв факел.  - Там скелет и целый клубок змей!
        - Сеньор, одолжите мне ваш факел, я тоже хочу взглянуть на эту странную компанию.
        Получив факел, Сол осторожно заглянул внутрь. В маленькой пещере, больше напоминавшей нору, лежал скелет, в истлевшей от времени одежде. Никаких змей рядом и в помине не было, скелет был опутан корнями выросшего у входа кустарника.
        - Сеньор, это не змеи, это всего лишь корни вот этого куста. Я вообще за всё время что мы находимся здесь, не видел ни одной змеи, думаю, их тут просто нет.  - Правда, других ползающих гадов, здесь в избытке, особенно пауков,  - подумал Сол, но говорить об этом, не стал.
        - Что там ещё есть?  - Доминго пытался заглянуть внутрь из-под руки Сола.
        - Почти ничего, ржавый нож и старая медная фляжка,  - Сол протянул руку, чтобы подобрать фляжку и увидел шевеление за ней в кучке сухой травы. Спустя несколько секунд из кучки выполз большой чёрный скорпион и угрожающе поднял свои клешни.  - Я, кажется, знаю, от чего умер этот несчастный, его укусил скорпион. Здесь как раз живёт один, думаю потомок того убийцы.
        - Ух, какой большой! У нас в Нардии они как минимум раза в два меньше и не чёрные. Не трогай, пусть живёт, это всё-таки его дом. Идём дальше, здесь нам делать больше нечего,  - Доминго потянул Сола за рукав.

        Приблизительно через триста шагов они вышли к обрыву, их путь вокруг скалы здесь закончился.
        - Вот и всё, остров оказывается совсем не круглый, а сильно вытянут с запада на восток,  - Доминго посмотрел вдаль.
        - Да, получается что так, теперь придётся идти назад, скалу обойти не удастся. Факел скоро погаснет, часть пути пройдём в темноте,  - теперь уже Сол потянул Доминго за рукав, поторапливая.
        Факел погас, когда они миновали пещеру со скелетом и скорпионом. Остаток пути шли в темноте, света звёзд было недостаточно, чтобы увидеть ямы и Доминго несколько раз упал. При последнем падении повредил ногу, после чего передвигался с помощью Сола, опираясь на его плечо.
        - Что случилось?  - Херман увидев, что сеньор Доминго держится за плечо Сола, вышел к ним навстречу. Вслед за ним зашагал Борджо, зачем-то взяв в руки саблю.
        - Ничего страшного, слегка ногу подвернул, нужно перевязать. Утром буду как новенький,  - успокоил Доминго и, доковыляв до костра, с облегчением присел на бревно. Бревно принёс Борджо, заявив, что на земле он сидеть не любит и не будет.
        Утром сеньор Доминго новеньким не стал, наоборот, лодыжка опухла, и идти самостоятельно он не мог. Нужно было возвращаться на пляж, где их ждал Тэкито, а не продолжать осмотр острова.
        - Сеньор, дайте мне немного времени для того, чтобы влезть на скалу. Сверху мне будет виден весь остров, возможно, я что-то увижу,  - Сол не терял надежду, найти потерпевший крушение корабль, он должен был быть где-то неподалёку. Он был убеждён в том, что люди, чьи могилы они обнаружили, были именно матросами с этого корабля, а не просто кем-то оставлены умирать здесь, на острове.
        - Сол, будь осторожнее, второй раненый серьёзно осложнит дорогу назад,  - Доминго погладил свою пострадавшую лодыжку.  - Не важно, сколько тебе потребуется времени, главное чтобы потом идти самостоятельно мог, Борджо двоих одновременно нести не сможет. Сам Борджо на его слова лишь ухмыльнулся, потому что был уверен в том, что, если нужно, он и троих донесёт, сил у него на это достаточно.
        Попросив на время у Доминго подзорную трубу и оставив всё оружие, кроме пары ножей, Сол выбрал подходящий для подъёма склон и полез наверх. Высота скалы была не большой, приблизительно около тридцати метров и две трети пути Сол преодолел легко. Выступов, за которые можно ухватиться было много, а вот дальше его ждала неприятность. Ухватиться было просто не за что, склон был ровный без выступов и углублений. Чтобы подняться ещё выше, ему пришлось использовать ножи, просовывая лезвия в трещины.
        - Хорошо что верёвку с собой взял, без неё мне отсюда никогда не спуститься,  - подумал Сол, вползая на плоскую вершину. Его руки дрожали от напряжения, пальцы были содраны в кровь, а правое колено болело после нечаянного удара о камень.
        Вид на остров с высоты завораживал, он даже на некоторое время забыл, зачем сюда влез.
        - Ну, что там?  - послышался крик Хермана снизу.
        - Подожди, сейчас осмотрюсь!
        Взяв подзорную трубу, Сол стал осматривать берега острова, начиная с его восточной стороны. Восточный берег был пологий и каменистый, ничего кроме камней разного размера и почему-то разного цвета он там не увидел. Медленно поворачиваясь направо, остановился, дойдя приблизительно до середины острова.
        - Есть!!!  - закричал он и чуть не свалился вниз.  - Вижу обломки!  - На берегу лежала мачта и большое количество других фрагментов корабля разного размера. Если бы они не остановились на ночлег у скалы, а прошли ещё дальше приблизительно около километра, увидели бы эти обломки и невооружённым глазом. Какому кораблю принадлежали эти обломки, Сол определить не смог, уж слишком они были бесформенными, да к тому же ещё и старыми.
        Чтобы спуститься с вершины, пришлось пожертвовать ножами. Вставив лезвия в подходящую для размера трещину, он привязал к ним верёвку, по которой и спустился на две трети от высоты скалы. Здесь верёвка закончилась, дальше спускался тем же способом, как и поднимался, цепляясь за выступы.
        - Сеньор Доминго, выбор за вами. Идём назад или идём осматривать обломки?
        - Назад Сол, обломки никуда не денутся, лежали тут несколько лет и ещё могут столько же пролежать. Мы к ним вернёмся завтра, уже на корабле, обогнув остров,  - Доминго, разумеется, тоже хотелось отправиться на южный берег острова прямо сейчас, но повреждённая лодыжка нестерпимо болела, нуждаясь в помощи доктора Муэссе.

        Глава 8

        Тэкито бесцельно бродил по пляжу в ожидании группы исследователей. По его подсчётам они уже давно должны были вернуться.
        - Ещё немного подожду и пойду искать, следов они оставили после себя много, по ним и найду,  - думал он, периодически посматривая в ту сторону, куда они ушли.
        Прошёл час, время ожидания вышло, и Тэкито направился в лес. Дойти до него не успел, услышал, что кто-то кричит откуда-то с правой стороны пляжа. Остановившись, он посмотрел туда и увидел Хермана. Херман бежал ему навстречу и кричал, чтобы он остановился. Позади него, отставая шагов на триста, шли Сол и Борджо с сеньором Доминго на руках. Сам Доминго не выглядел больным или же обессиленным, он радостно махал Тэкито рукой, приветствуя.
        - Что случилось?
        - Сеньор Доминго ногу подвернул, идти самостоятельно не смог, нам пришлось его нести. Там, откуда мы появились, нет необходимости прорубать себе дорогу сквозь заросли колючего кустарника, можно спокойно пройти. Знали бы раньше, там бы и пошли вчера, но как говориться - не судьба. На наши поиски с корабля ещё не пытались отправиться?
        - Нет, поглядывают иногда в подзорную трубу и всё. Нашли, что искали?  - по их радостным лицам Тэкито сразу догадался, что они что-то нашли в глубине острова, и сейчас хотел услышать об этом подробный рассказ. Просидев у костра в одиночестве полтора дня, он уже жалел о том, что не пошёл с ними. Довольные лица друзей вызывали у него чувство зависти.
        - Нашли, но обломки с другой стороны острова, мы решили, осмотреть их завтра, уже с борта корабля.
        - Сеньоры матросы!  - напомнил о себе Доминго,  - слушай мою команду! Меня в шлюпку, а её на воду! Курс на бригантину! Отдать концы! Хе-хе-хе,  - засмеялся Доминго, понимая, что уже всего через несколько минут он попадёт в руки доктора Муэссе.
        - Ну, что, есть что-нибудь?  - спросил капитан, даже не поинтересовавшись что у Доминго с ногой.
        - Есть, на южной стороне острова. Полусгнившая часть мачты и много других обломков,  - вместо Доминго на вопрос ответил Сол, так как посчитал, что знает об этом больше.  - Осмотреть не смогли, сеньор повредил ногу, пришлось возвращаться.
        - Диего, снимаемся с якоря, идём к южному берегу. Доктор посмотрите что у сеньора Доминго с ногой!  - на этом общение капитана с поисковой командой закончилось. Отдав приказ боцману, он вернулся к себе в каюту и больше не на палубе не показывался до следующего тура.
        Ночью Солу нормально выспаться не удалось, он почти три часа рассказывал матросам о приключении на острове. Рассказывал подробно и так красочно, что его никто не посмел прервать, пока он не закончил.
        - Всё братва, спать хочу просто зверски, все вопросы завтра,  - прервал он, начавшийся поток уточняющихся вопросов.

        Утром Сол несмотря на всего четыре-пять часов сна, проснулся достаточно отдохнувшим. Корабль к этому моменту бросил якорь с южной стороны острова, и неподалёку от предполагаемого места кораблекрушения. Капитан отправил на берег боцмана и нескольких матросов, для более тщательного осмотра обломков. Солу и его друзьям оставалось лишь наблюдать за тем, как несколько человек сейчас обшаривали остров, иногда выкапывая из песка какие-то предметы.
        - Сол, как думаешь, почему капитан не отдал приказ искать основную часть корабля?  - к нему подошёл Херман и встал справа от него.
        - Сначала хочет узнать, что за корабль был и стоит ли его вообще искать,  - за Сола ответил Тэкито, также подойдя к нему и встав слева. За спиной послышался стук деревом о дерево, на который они обернулись, не понимая что это такое. К ним, передвигаясь с помощью костылей, направлялся Доминго, уже почему-то сразу с двумя пистолями за поясом.
        - С добрым утром сеньор, как ваша нога?
        - С добрым. С ногой будет всё хорошо, Муэссе сказал, что через три-четыре дня опухоль сойдёт. Главное что перелома нет, всё остальное заживёт в любом случае. Как там Диего? Есть что-то интересное?
        - Пока не знаем, они же ещё там.
        - Скоро вернутся, вон уже к шлюпке направились,  - Диего показал на берег. Утренний туман ещё не исчез и Солу берег был плохо виден с борта корабля. Доминго же вооружился подзорной трубой и всё прекрасно смог рассмотреть.
        - Солнце скоро поднимется выше и разгонит остатки тумана, будет видно лучше, хотя по моему мнению, смотреть там и не на что. Искать нужно под водой, здесь неглубоко, дно должно хорошо просматриваться.
        - Принять команду на борт!  - капитан Лоренсо отдал команду непривычно тихо, но матросы его услышали и вскоре на палубе появился боцман.
        - Живее обезьяны облезлые! Работаете со скоростью черепахи, пока вас дождёшься, семь раз помрёшь!
        - Что там Диего?  - просил Лоренсо, стоя у штурвала и постукивая подзорной трубой по левой ладони.
        - Корабль, судя по оснастке, был небольшой и принадлежал мидинцам, затонул где-то неподалёку отсюда приблизительно пятнадцать-двадцать лет назад. Пушки на его борту, скорее всего, были двух или трёх фунтовые, бронзовые и не больше десяти штук. Искать будем?
        - Будем, хотя бы из-за стоимости самой бронзы, об их состоянии говорить пока рано. Собери команду ныряльщиков и отправь шлюпку на поиск,  - Лоренсо одним резким движением сложил подзорную трубу и ушёл к себе в каюту.
        - Не понимаю я Энрике, столько лет прошло, а злится так, словно я вчера у него невесту из-под носа увёл,  - тихо сказал Доминго, чтобы его услышал только Сол, которому он по секрету рассказал о причине недовольства капитана.
        - Старые обиды иногда разгораются с новой силой, я бы на всякий случай не поворачивался к нему спиной. То что он дал слово Суаресу, вернуть вас живым в Дарту, ничего не значит, всё потом можно списать на несчастный случай.
        - Да, знаю я, кому ты об этом рассказываешь? Знал бы, что так будет, ни за что не поднялся бы на борт, но теперь уже поздно, будь, что будет.
        - Сол, Тэкито!  - крикнул Диего, стоя у другого борта.  - Плавать умеете?
        - Конечно сеньор Караско, мы же всю свою жизнь провели у моря, и плавать умеем все.
        - Вот и хорошо, ныряльщиками пойдёте. Борджо, в трюме стоит большая пустая бочка, тащи сюда, будем из неё водолазный колокол делать.
        Борджо хоть и считал себя человеком сильным, но вот бочку, о которой говорил боцман, в одиночку донести бы не смог, поэтому пришёл в некоторое замешательство. Посмотрев вопросительно на Сола и раздвинув руки, показал размер той самой бочки, как бы спрашивал, что ему делать.
        - Возьми в помощь ещё несколько человек, не в одиночку же корячиться будешь, и вообще, я бы лебёдкой поднял, так быстрее и проще.

        Через два часа матросы, отправленные на поиск затонувшего корабля, просигналили о том, что они его нашли. Подойти близко к этому месту, бригантина не смогла, вокруг было слишком много подводных скал.
        - Шагов двести как минимум,  - Сол прикинул расстояние до шлюпки, находящейся над обломками.  - Интересно, какая там глубина? Я глубже, чем на три своих роста не нырял.
        - Сол, Тэкито бегом в шлюпку!  - сказал Диего, показывая на шлюпку, приближающуюся к кораблю как раз для того, чтобы взять их на борт. Пока они туда переходили и укладывали свёрнутые в небольшие бухты крепкие канаты, команда корабля при помощи примитивного подъёмного крана опустила в воду бочку. Перевёрнутая вверх дном, с привязанными к ней шестью пушечными ядрами, бочка погрузилась под воду на глубину приблизительно двух метров от поверхности.
        - Сол, я что-то слегка побаиваюсь туда нырять,  - признался Тэкито, глядя в воду.
        - Это нормально, я тоже немного побаиваюсь, но это пройдёт после первого же нырка. Нырять будем только вместе, а то мало ли что, вдруг помощь понадобится. Ну, что, готов?
        - Вроде бы да.
        - Тогда берём в руки камни и ныряем.
        С тяжёлыми камнями для более быстрого погружения на дно Сол и Тэкито одновременно прыгнули в воду.

        Первые три пушки нашли практически сразу, при первом же погружении. Они не стали их сразу обвязывать канатами, решили сначала поискать другие орудия.
        Прошёл час, оба ныряльщика сидели в шлюпке, восстанавливая силы. За этот час они нашли среди обломков ещё четыре пушки. Теперь оставалось осмотреть довольно хорошо сохранившуюся кормовую часть корабля, где должны были находиться ещё несколько пушек.
        - Сол, может ну его, завалить же может?
        - Тоже так думаю, но уж больно заманчиво. Корма уцелела, а там каюта капитана.
        - Думаешь, там есть что-то ценное?
        - Должно быть, с пустыми карманами никто в море не выходит. Мало ли куда тебя занесёт, ремонт понадобится или провианта докупить. В капитанском сундуке должно что-то лежать.
        - Допустим, что мы этот сундук найдём, но ведь его содержимое нам не достанется, Лоренсо себе заберёт.
        - А мы не станем его поднимать, главное убедиться, что он там есть и в нём что-то есть. Поднять и потом можно.
        - Потом это когда?
        - Потом это - потом, когда придёт время. Пошли, осталось обвязать две пушки, Диего вон уже кулак показывает, чтобы мы поторапливались.

        На ещё достаточно хорошо сохранившейся кормовой части корабля, они нашли ещё две пушки, но добраться смогли только до одной из них. Вторая была завалена тяжёлыми балками, и они решили о ней вообще никому не рассказывать, чтобы их не заставили рисковать жизнью, вытаскивая её оттуда. Сол всё-таки заглянул через окно в капитанскую каюту, чтобы убедиться, есть там капитанский сундук или нет. Сундук там был, вот только лежал в таком месте, что подобраться к нему сейчас было просто невозможно. Для доступа нужно было разрушить либо часть оставшейся кормы, либо её всю.
        - Всё, сигналь боцману, чтобы лебёдку готовил,  - сказал Сол матросу, находящемуся в шлюпке вместе с ними. Этот матрос не нырял, он после каждого всплытия ныряльщиков, жестами докладывал Диего о ходе поисков.
        Семь поплавков с привязанными к ним канатами от пушек, ждали дальнейших действий от команды корабля. Поднимать найденную пушку сразу после того, как её находили, не стали, чтобы не замутить воду поднятым со дна илом и этим не осложнить дальнейший поиск.
        За последующие три часа на борт бригантины со дна подняли шесть бронзовых пушек. Седьмую находящуюся внутри затонувшего корабля было решено, поднимать последней.
        - Хорошо сидит,  - Диего посматривал на трещавшую от натуги лебёдку. Канат был натянут как струна, бригантину начинало медленно стаскивать со своего места.
        - Сеньор Караско, ещё немного и мы сядем на скалу!  - закричал матрос, измеряющий глубину за бортом.
        - Борджо, ну-ка подсоби!  - Диего показал на канат, лебёдка могла не выдержать напряжения и сломаться в любой момент.
        За канат взялся не только Борджо, но и ещё несколько матросов, решивших ему помочь. Спустя минуту все они повалились на палубу, так как привязанная пушка наконец-то вырвалась на свободу, выломав кусок борта затонувшего судна.
        - Снимаемся с якоря! Паруса ставить!  - отдал команду Диего сразу после того, как проблемную пушку подняли на борт.  - Погода портится, уходить отсюда надо, иначе здесь вскоре затонет ещё один корабль.
        Погода, в самом деле, к вечеру стала быстро меняться, ветер усилился, небо на западе затянуло тёмными тучами. Сол и Тэкито за найденные пушки на сутки были освобождены от работ, а ещё их наградили двумя серебряными монетами, по одной каждому.
        - Вот я даже теперь и не знаю, что с такими большими деньгами делать, дом купить или пропить в первом же порту,  - Тэкито брезгливо посмотрел на полученную от капитана монету.  - Мы подняли со дна семь пушек, даже с учётом стоимости бронзы, из которой они отлиты, получается приблизительно две тысячи крон серебром или двести монет золотом. Две серебряные монеты это как плевок в лицо.
        - Тихо ты, скажи спасибо что хоть их дали. Мы своё всё равно возьмём, не сейчас, так потом,  - прервал Сол поток его возмущений.

        В полночь началась гроза, бригантину раскачивало порывами ветра, но для команды и самого корабля сейчас это было не страшно. К этому моменту они успели отойти на безопасное от островов, подводных скал и рифов расстояние. Несмотря на освобождение от работ, Сол тоже принял участие в восстановлении поднятых пушек. Основную часть прилипшей к ним грязи и ракушек с них удалили на верхней палубе ещё до начала грозы. Сейчас же, все пушки переместили на оружейную палубу, где матросы доводили их до нормального, работоспособного состояния. За работой наблюдали боцман и сеньор Доминго. Боцман следил, чтобы вся работа была выполнена качественно, а Доминго было просто интересно посмотреть, что же они подняли со дна.
        - Я не ошибся, в принадлежности корабля, он точно принадлежал мидинцам, на пушках сохранилось выбитое клеймо. Правда, я немного не угадал с калибром, он оказался чуть больше, но это даже хорошо, несколько пушек можем оставить себе.
        - Почему несколько? Я думал, капитан все оставит,  - удивился Доминго.
        - У нас не хватает трёх пушек с одного борта, для покупки нужны деньги. Суарес не знает о потере, поэтому капитан продаст несколько, а на вырученные деньги купит точно такие же, как были.
        - Как это не хватает, здесь же сейчас все пушки находятся на своих местах?
        - Первые три наш плотник из дерева смастерил, чтобы Суарес потерю не заметил.
        - Вы хотите поднятые пушки временно поставить вместо этих деревянных?
        - Нет, в этом вообще никакого смысла нет, у нас нет ядер для поднятых пушек. Поставим их на палубе, будут стрелять картечью, если понадобится.
        На следующее утро капитан приказал поднять паруса и взять курс на Эльфер. Проверку пушек на пригодность было решено, провести на ходу, чтобы не тратить время. Лафеты для четырёх пушек плотник собрал из оставшихся после ремонта корабля досок. Правда, его лафеты не имели колёс, но это было не столь важно, пушки будут установлены на верхней палубе, откатывать их назад, чтобы зарядить, не потребуется.
        Первый выстрел произвели только через четыре дня, после их тщательной проверки боцманом.
        - Дай сюда запальник!  - Диего отобрал запальник у матроса и лично просунул тонкий конец в отверстие. Раздался выстрел, палубу затянуло густым дымом.  - Хорошая пушка, оставим себе.
        Через полчаса боцман проверил ещё три пушки и тоже остался доволен их качеством.
        - Думаю их нужно на корме разместить, чтобы бить по чужой палубе сверху. Хуан, займись этим! Васкес! Где твоя команда? Занятия никто на совсем не отменял, перерыв был вынужденный.
        Сол даже обрадовался словам Диего, узнать как можно больше и научиться всему, что умел боцман, он очень хотел. Желание Сола продолжить учиться, друзья сейчас уже не так рьяно одобрили, всем хотелось как можно меньше работать и как можно больше отдыхать.

        Несколько дней обстановка была спокойной, бригантина уверенно шла по волнам к берегам Эльфера. Сол с утра и до обеда учился у Диего всему тому, чему он мог его научить. После обеда если никакой работы не было, он тренировался вместе с абордажной командой, отрабатывая самые сложные действия. Достигнутыми результатами он был в целом доволен. Правда, у команды были некоторые проблемы с синхронным перемещением на борт другого корабля, но не существенные. Боцмана ему удалось уговорить выдать им бомбы в случае нападения на них, поэтому тренировка теперь шла с учётом их использования. Доминго почти всегда наблюдал за тренировкой, давая советы, причём не всегда дельные, а иногда только ухудшающие командную работу. Он уже ходил без костылей, доктор Муэссе вылечил его ногу, но запретил ему бегать хотя бы ещё несколько дней. Доминго строго выполнял распоряжение доктора, хоть и давалось это тяжело, ему очень хотелось поучаствовать в тренировке с командой Сола.
        - Последний остров из большого островного лабиринта «Острова змей», который мы видим, дальше пойдём по дуге,  - Диего показал за борт, где в дымке виднелись очертания скалистых берегов. Сол оторвался от написания длинного предложения и, привстав с бочки, посмотрел на остров.
        - Жаль, на центральный остров взглянуть не удалось, судя по вашим рассказам сеньор, остров великолепен по своей красоте.
        - Да красив, но туда лучше не соваться, если жить ещё хочется. До Эльфера нам осталось приблизительно пять дней пути, если ничего непредвиденного не произойдёт.

        Глава 9
        - Парус прямо по курсу!  - закричал матрос с мачты. Боцман поднялся на корму, чтобы оттуда посмотреть на корабль в подзорную трубу. Смотрел минуты две, пока не рассмотрел флаг корабля.
        - Мидинцы, идут встречным курсом и, судя по всему, отворачивать в сторону не планируют.
        - По местам стоять! Пушки к бою! Абордажной команде быть готовыми!  - неожиданно для всех боцман дал команду готовиться к нападению. Сол присмотрелся к атакующему их кораблю, чтобы понять, с кем им предстоит сразиться. К ним приближалась бригантина, принадлежавшая королевству Мидин. Её размер был чуть больше «Святой Каталины», за счёт чего было увеличено количество пушек на её борту. Корабль заходил левым бортом с уже открытыми орудийными портами, готовясь дать залп.
        - Сол, чего делать-то?  - спросил Херман, глядя на брата испуганно. Через несколько минут им предстояло сразиться с серьёзным противником и исход поединка, был непредсказуем. Херман боялся, ведь до этого дня он в реальном морском сражении ещё участия не принимал, уничтожение канонерок за сражение он не считал.
        - Что значит - что делать? Сражаться, мы что зря тренировались? Покажем им то, чего они ещё никогда не видели!
        - Сол!  - крикнул боцман, отстраняя от штурвала матроса, чтобы занять его место.  - Командуй Сол! Твой вариант абордажа нас должен спасти!
        - Отставить! На корабле я капитан!  - из каюты выбежал Лоренсо и попытался взять командование в свои руки.
        - Не лезь Энрике, лучше доверься Васкесу, сейчас у него получится лучше, чем у тебя или у меня!  - ответил ему Диего, поворачивая бригантину левым бортом к кораблю Мидинцев.
        - Да, я вас!  - капитан выхватил из-за пояса пистоль и не смог определиться в кого стрелять, в боцмана занявшего место у штурвала или в Сола, командира абордажной команды. Потеря и того и другого сейчас означала сто процентное поражение в сражении и как следствие гибель корабля.  - Потом пристрелю!  - он переложил пистоль в левую руку, а в правую взял саблю. Сол на несколько секунд замешкался, не решаясь на некоторое время стать капитаном корабля. Подумав о том, что сейчас терять кроме жизни им всем нечего, отмахнулся от угрозы Лоренсо и отдал первую команду.
        - Абордажники ко мне! Остальные прочь с палубы! Хуан, заряжай книппелями! Стрелять по палубе! Задраить люки!
        Через несколько секунд на палубе осталась лишь абордажная команда, боцман и капитан. Лоренсо отказался покидать палубу, проигнорировав приказ Сола. Сол был для него никто, выскочка под покровительством боцмана и слушаться его, он не собирался. Боцман покинуть палубу просто не мог, он стоял за штурвалом, решив лично управлять кораблём во время этой схватки.
        - Бомбы в руки! Запальники поджечь! Бросать по команде из положения лёжа! Занять места!  - матросы распределились по палубе согласно своим местам, выверенным после многочисленных и продолжительных тренировок. Несколько человек приготовились стрелять из найденных пушек, до определённого момента спрятанных на палубе под старым парусом.
        - Боцман! Носом к врагу! По команде право на борт! Ждём!

        Бригантина резко изменила курс, сбивая прицеливание врагу и, шла на сближение, якобы собираясь таранить их корабль. На палубе «Мидинца» поднялась паника, капитану пришлось орать на матросов и даже выстрелить вверх из пистоля, чтобы привести их в чувство. Когда расстояние между кораблями сократилось до уверенного поражения из пушек, Сол начал действовать.
        - Диего! Круто право на борт! Пушки огонь!  - два залпа прогремели практически одновременно, мидинцы тоже решили больше не ждать и ответили. Залп канониров «Святой Каталины» оказался более удачным, книппели создали хаос на палубе чужака, поломав там практически всё что было. Мидинские ядра нанесли меньше урона, повредили в двух местах фальшборт у «Святой Каталины» и оторвали бушприт.
        Сол лежал на палубе и ждал, когда корабли сблизятся на расстояние абордажной атаки.
        - Ещё, ещё немного,  - шептал он, оценивая расстояние,  - а вот теперь пора.  - Пушки огонь! Бомбы бросай!  - Сразу четыре бронзовые пушки громыхнули картечью. После залпа, в сторону мидинской бригантины несколько человек из положения - лёжа, бросили бомбы, стараясь подбросить их как можно выше. Через несколько секунд корабли ударились бортами, раздался треск ломающихся крышек орудийных портов. Почти сразу после этого прогремело несколько громких хлопков, бомбы долетели до цели и собрали свой смертельный урожай на чужой палубе.
        - Команда на канаты!  - Сол поднялся первым и взглянул на соседнюю палубу. Палуба была затянута густым сизым дымом, слышались крики раненых и рёв мидинского боцмана. Он подгонял свою абордажную команду, заставляя идти в «слепую атаку». Подпрыгнув, Сол ухватился за канат, заранее приготовленный для быстрого перемещения на чужую палубу и, перерубил верёвку, удерживающую противовес. Сетка с несколькими ядрами в ней полетела вниз, а Сол полетел вверх и вперёд. Таким же способом на палубу мидинца перелетело ещё десять матросов, остальные абордажники пошли другим путём, но перед этим встретили гостей. Встретили огнём из пистолей, после чего прыгнули за борт, держа в одной руке саблю, а в другой острый крюк. С помощью этого крюка они чуть позже поднялись по скользкому борту на палубу другого корабля.
        Оказавшись на чужой палубе в клубах густого дыма, Сол побоялся рубить всё, что шевелится и случайно не убить кого-нибудь из своей команды. Перевернув саблю, он стал бить тупым краем клинка, удары получались не смертельными, но очень болезненными, после такого удара желание драться у противника пропадало надолго. Ориентируясь на голоса своих матросов, Сол продвигался в сторону капитанской каюты. Пленение капитана или же его смерть, означала победу, по крайней мере он так думал.
        - ААААА!  - послышался громкий натужный возглас Борджо, после чего корабль качнулся. Гигант выполнил приказ Сола и оттолкнул корабли друг от друга.
        Когда дым стал рассеиваться и, стало хоть что-то видно, сабля в руке Сола легла, как положено, а выпущенная из пистоля пуля нашла свою первую цель. Через несколько шагов он нос к носу столкнулся с тем, кого искал, то есть с капитаном мидинской бригантины. Лишь каким-то чудом успев подставить под капитанский удар шпаги саблю, Сол выстрелил, решив не испытывать судьбу в поединке на саблях. Капитан выронил шпагу, пуля Сола попала ему в плечо, но даже после этого, он не сдался и достал кинжал.
        - Сдавайтесь капитан, всё кончено, вы проиграли,  - предложил ему Сол.
        - И не подумаю, вас здесь всего полтора десятка, слишком мало для захвата,  - капитан отступал к борту посматривая на исход сражения на палубе. Он тянул время, ожидая, когда на палубу поднимутся канониры, но они почему-то не спешили приходить на помощь.
        Сделав ещё шаг назад, капитан выбросил кинжал и поднял с палубы пистоль. Пистоль был заряжен и кем-то потерян в массовой драке. Сол замер, не зная, как поступить. Оба ствола его пистоля были пусты, он оказывается, уже дважды стрелял, первый выстрел в его памяти почему-то не отложился. Для Сола сейчас всё происходило медленно, словно во сне и он ничего не мог сделать. Спрятаться было просто негде, да и не успел бы он этого, рука капитана с пистолем уже поднялась наполовину. Развязка наступила неожиданно, как говориться,  - помощь пришла, откуда не ждали. За спиной капитана поднялось весло и резко опустилось на его голову.
        - Брать чужой пистоль, опасно для здоровья,  - через фальшборт в этом месте перелез Херман. Он был в числе тех матросов, которые пошли на абордаж не сверху, а снизу, влезая на корабль при помощи крюка.
        - Спасибо брат, ты спас мне жизнь,  - поблагодарил Сол и крикнул настолько громко, насколько смог.  - Всем стоять! Капитан мёртв! Корабль захвачен, дальнейшее сопротивление бессмысленно!
        Звон сабель стал затихать, матросы сдавались, бросая оружие под ноги абордажной команде «Святой Каталины». Осмотрев палубу, Сол одобрительно кивнул, люки и двери, ведущие на нижнюю палубу, были заклинены и завалены тем, что под руку попалось, чтобы оставшаяся внизу часть команды не смогла подняться наверх. План Сола был пока ещё реализован только наполовину, канониров нужно было выманить наверх, предложив им сдаться в обмен на жизнь. Тогда корабль будет захвачен полностью и останется последняя и самая важная часть из его сумасшедшего плана, забрать корабль себе.
        В это время по палубе «Святой Каталины» бродили злые мидинские матросы. Они удачно перешли на борт чужого корабля, но как выяснилось, сражаться им там сейчас было просто не с кем. Кроме этих двенадцати злых мидинских абордажников на палубе не было никого, даже капитана Лоренсо, до этого упорно отказывающегося укрыться за толстой дверью собственной каюты или в трюме. Боцман Диего перешёл на оружейную палубу через пушечный порт, деревянный муляж пушки было недолго отодвинуть в сторону, чтобы не мешал. Мидинские абордажники сейчас со злостью смотрели на Сола, но сделать уже ничего не могли. В стволах их пистолей было пусто, они потратили заряды, стреляя вслепую по пустой палубе. Запас пороха и пуль они с собой не взяли, посчитав, что заряжать будет просто некогда, да и не зачем, захват корабля произойдёт быстро. Вскоре открылась дверь, ведущая на оружейную палубу, появились канониры «Святой Каталины» с мушкетами в руках и разоружили этих горе абордажников.
        - Эй, там, внизу!  - Сол постучал по закрытому грузовому люку.  - Жить хотите? Даю слово, что никого не пристрелим и не зарежем. Выходите, иначе в трюм польётся вода, много воды! Даю пять минут на подумать!
        Сол подождал не пять минут, как обещал, а всего минуту, матросов нужно было вытащить оттуда как можно быстрее, пока Лоренсо не отдал приказ, снова притянуть корабли друг к другу.
        - Тэкито,  - Сол махнул рукой, подзывая его к себе.  - Только без криков, крепите паруса, мы уходим.
        Тэкито удивлённо посмотрел на Сола, потом на палубу «Святой Каталины» и тут до него дошло, что собирается сделать его друг. Его глаза округлились, рот приоткрылся, с застрявшим в горле вопросом.
        - Быстрее Тэкито, у нас есть шанс сбежать от Лоренсо.
        - Понял,  - он пробежался по скользкой от крови палубе, перепрыгивая через тела погибших матросов и, донёс приказ Сола до ушей своей абордажной команды. Не произнеся ни звука, матросы принялись чинить такелаж, чтобы закрепить паруса. Тем временем на палубу по одному стали подниматься канониры. Выходили с поднятыми руками и, встав на колени, стали ожидать своей участи. Нападать никто их них не пытался, Херман, Борджо и ещё два матроса с пистолями в руках держали их под прицелом.
        С восстановлением такелажа корабль стал плавно отдаляться от «Святой Каталины». Лоренсо и Диего заметили это не сразу, они были заняты арестом чужих матросов.
        - Сол!  - послышался отдалённый голос Диего.  - Ты поступаешь неправильно!  - боцман первым догадался, что происходит.
        - Время покажет Диего! Надеюсь, мы ещё встретимся!  - Сол помахал рукой прощаясь.  - Кто желает вернуться под командование капитана Лоренсо, прыгайте за борт прямо сейчас, пока мы не ушли слишком далеко,  - предложил он матросам своей абордажной команды. Матросы переглянулись между собой, и все остались на палубе, желающих не нашлось. Сол удовлетворительно кивнул, он надеялся, что произойдёт именно так.
        - Херман, проверь оружейную палубу, вдруг там ещё кто-то остался и в трюм загляни, посмотри, что у них там лежит. Алонсо! Трупы за борт и займитесь палубой, кровь нужно смыть.
        Херман вернулся практически сразу же, до трюма он не дошёл.
        - Сол там люди!
        - Мёртвые что ли?
        - Нет, живые, связанные, сидят в крюйт-камере. Думаю, пленники, среди них много детей.
        - Дети??? А ну-ка пошли, посмотрим на этих детей. Борджо, с этих глаз не спускать!  - он показал на взятых в плен матросов. Борджо кивнул и нахмурился, узнав о том, что на борту много детей, которых, скорее всего, собирались продать в рабство. Детей он любил и, если была возможность их от кого-то защитить, всегда это делал. Пленные матросы даже и не думали что-то делать. Вид гиганта Борджо, в руках которого пистоль и сабля выглядели детскими игрушками, да ещё и залитого с головы до ног чужой кровью, вызывал у них неподдельный страх.
        Крюйт-камера была заперта, Сол заглянул внутрь сквозь решётку в двери и увидел там несколько пар испуганных детских глаз.
        - Херман дай твой пистоль и отойди от двери.
        Пистоль Хермана был заряжен, получив его, Сол выстрелил в замок. Замок оказался крепче, чем выглядел, от прямого попадания не развалился, пришлось его ломать, используя тяжёлую рукоять пистоля.
        - Выходите!  - он открыл дверь и сделал пару шагов назад. Через несколько секунд в дверном проёме появился мужчина средних лет с девочкой лет десяти на руках. Девочка была жива, но настолько ослабла, что идти самостоятельно уже не могла. Вслед за ними стали выходить и все остальные пленники, ещё четверо мужчин, пять мальчишек возрастом приблизительно от семи до одиннадцати лет и три девочки приблизительно такого же возраста. У всех были связаны руки, а на шее стальной ошейник с кольцом для крепления к нему цепи.
        - Вы кто такие, откуда?
        - Из Эльфера, на наши поселения напали, всех убили, а нас привели сюда,  - за всех ответил мужчина с девочкой на руках.
        - Все здесь? Помощь ещё кому-то кроме девочки нужна?
        - Там осталась Рэйна, она эль-мейру и она прикована.
        - Что ещё за эль-мейру такое?
        - Ведьма,  - пояснил кто-то.
        - Чего? Ведьма? Да, ладно! Зачем мидинцам ведьма-то понадобилась?
        - Мы не знаем.
        Сол вошёл в Крюйт-камеру и не поверил своим глазам, цепью к стене была прикована совсем не старуха, как он думал, а девушка. Сейчас она находилась даже в худшем состоянии, чем девочка на руках у мужчины.
        - Уж как-то она слишком молода для ведьмы,  - подумал Сол, не поверив словам эльферца.
        - Херман, отведи всех на верхнюю палубу, девочку и ведьму перенести в капитанскую каюту, всех раненых разместить в кают-компании, ну, и попробуй чем-нибудь накормить всех.
        Сол, разумеется, не свалил всё на плечи брата, он и сам тоже занялся распределением бывших пленников. Он сам перенёс в капитанскую каюту обессиленную девочку и ведьму.
        Каюта капитана выглядела шикарно, словно была не каютой, а одной из комнат большого дома очень состоятельного сеньора где-нибудь в столице. Дорогая резная мебель, несколько шкафов с книгами, на стене висели картины, на полу красивый ковёр. Сложив этот толстый ковёр в четверо, Сол положил на него сверху и девочку, и ведьму. На капитанской кровати они вдвоём не поместились бы, да и самому Солу тоже нужно было где-то спать, поэтому кровать он оставил для себя. Через несколько минут в каюту вошёл Тэкито, принёс воды и несколько сухарей, чтобы покормить обессиленных эльфериек.
        - Сол, мы потеряли пятерых, там ребята сейчас немного бузят, погибших товарищей за борт выбрасывать не хотят, требуют похоронить на суше.
        - Нам нужно выбрать себе капитана, вот пусть тогда он и решает.
        - Так ведь ты же у нас капитан, с этим все согласны, поэтому меня к тебе и отправили.
        Сол, конечно же, в своих мечтах хотел стать именно капитаном, но планировал занять его место после честных выборов. Зная, что его все уважают, он был уверен, что выберут именно его.  - Так тоже пойдёт,  - подумал он, о выборе капитана без обсуждения с командой.
        - Хорошо, сейчас попробую покормить этих,  - он кивнул в сторону эльфериек,  - потом выйду на палубу, решим, как поступить и не только с погибшими, но и с пленными матросами.
        - Ты же им слово дал, что мы их не убьём?
        - Я и не собираюсь своё слово нарушать, я им предложу выбор,  - либо с нами, либо на берег.
        - Высадить хочешь?
        - Да, а зачем они нам? Пленники - это лишняя головная боль, корми, охраняй, а ещё могут начать болеть. Заразят потом всю команду, как лечить? Доктора то у нас нет, он на «Святой Каталине» остался.
        - Вокруг только необитаемые острова, высадить, означает обречь на медленную смерть.
        - Жить или умереть, решать будут они сами, оставим им пару мушкетов, немного пороха и инструмент. С таким набором можно выжить, не смогут - не моя проблема, я их не пристрелил, значит, слово сдержал.
        Тэкито почесал затылок, обдумывая слова Сола и, пришёл к выводу, что его потом никто и ни в чём упрекнуть не сможет. Данное слово он сдержит, об остальном только боги знать будут.
        - Хорошо придумал, я тогда пойду, ребят успокою. Да, кстати, а с эльферийцами что делать будем?
        - Пока не знаю, не думал ещё об этом.
        После того как Тэкито ушёл, Сол напоил эльфериек водой и положил каждой в рот по смоченному сухарю. Девочка проглотила размокший сухарь сразу, а вот ведьма по имени Рэйна глотать не спешила. Она держала его во рту, несмотря на то, что до этого вполне нормально пила воду. Посчитав, что если есть захочет,  - проглотит,  - Сол пошёл разбираться с матросами на палубе, как своими, так и пленёнными.
        - Сол, ребята достойны, быть похороненными на суше, не дело это бросать их тела в воду, когда столько островов рядом,  - заявили матросы Солу, считая его своим новым капитаном.
        - Ладно,  - он посмотрел по сторонам и увидел вдалеке частично скрытый маревом остров.  - Странно,  - подумал он, увидев его по правому борту,  - корабль шёл навстречу, стало быть, остров должен находиться слева, а он почему-то сейчас справа?  - Ладно. Будет так, как вы хотите. Ещё нам нужен боцман, должен же кто-то на вас орать,  - сказал Сол, напомнив о громогласном боцмане Диего. Матросы тоже улыбнулись, вспомнив сеньора Караско.  - Есть предложения кого выбрать боцманом?
        - Тэкито пусть будет!  - выкрикнул кто-то.
        - Я? Не, я не хочу, не смогу я так орать, у меня горло слабое, давайте боцманом сделаем Борджо. А что? Заорать может так, что на том острове услышат,  - он показал на остров справа по борту.
        - Да, точно, пусть Борджо будет боцманом!  - выкрикнул тот же матрос. Сам матрос Солу был не виден, он стоял позади всех собравшихся. По голосу он предположил, что это или Брут, или Томас, их голоса были похожи и предлагали они кандидатов, чтобы самим на эту должность не угодить. За что-то отвечать они не любили и делали всё так, чтобы сбросить заботы и ответственность на чужие плечи. Как не удивительно, но его практически все поддержали и Борджо был быстро назначен боцманом, пока ещё не полностью осознал, на что его обрекают.
        - Борджо, дай команду идти к острову, а я пока,  - Сол договорить не успел, только что выбранный боцман заорал так, что все вжали головы в плечи.
        - Двадцать градусов право на борт! Подтянуть правые ванты! Живее обезьяны облезлые!  - добавил он выражение сеньора Караско, для полного соответствия званию боцмана. На удивление Сола, матросы после его рыка забегали по палубе, выполняя приказ. Мало того, приказ попытались выполнить даже пленные мидинские матросы, вот только у них это не получилось, их руки были связаны за спиной.
        - Сол, а дальше что делать?  - спросил Борджо, подойдя к нему ближе.
        - Вспомни, что делал Диего и сделай точно также,  - посоветовал Сол. Борджо, говорил медленно и это был лишь один большой минус, остальные его качества на должность боцмана подходили почти идеально. Пока он сформулирует в своём мозгу мысль и построит фразу, пройдет, чуть ли не минута, это очень большой промежуток времени, если команды отдавать придётся во время сражения. Сол это понимал и даже подумывал над тем, что нужно было бы Хермана предложить выбрать боцманом, он соображал быстро и говорил также быстро. Минусом его кандидатуры был возраст, брату ещё не было и пятнадцати, матросы вряд ли будут слушаться такого сопляка как он.
        - И так сеньоры,  - он подошёл к пленным матросам,  - есть желающие, стать членом нашей дружной команды?
        В ответ было молчание, они переглядывались, видимо ожидая либо поддержки, либо презрения от своих товарищей.  - Даю час, чтобы подумать,  - что с ними будет после истечения этого времени, он им не сказал. Зная заранее, что все не согласившиеся будут высажены на остров, они захотят войти в его команду все, а Солу этого было не нужно. Заставлять он никого не хотел, чтобы в дальнейшем избежать предательства.
        Сделав им предложение, решил вернуться в капитанскую каюту, намереваясь устроить там обыск. Он ещё не знал, что находится в ящиках письменного стола и в капитанском железном сундуке.
        - Сол!  - его планы нарушил Херман.  - Я из трюма, осматривал груз. Там столько всего, что я даже и не знаю, с чего начать рассказывать. Тебе лучше самому спуститься и посмотреть.
        - Похоже, что грабили они не только на море, но и на суше, причём на суше чаще,  - спустившись в грузовой трюм, Сол увидел там не только рулоны дорогих тканей из Эльфера, но и разные диковинные предметы. Тут лежали большие вазы из красного дерева, статуи, вырезанные из неизвестного ему зелёного камня и того же красного дерева. Несколько ящиков с серебряной посудой и канделябрами и, огромного размера барабан. Здесь же находились бочки с порохом и оружие, это сюда перенесли уже из крюйт-камеры, чтобы там разместить пленников.
        - Да, капитан явно не свои вещи перевозил, переезжая на другое место жительства. Это сколько же всё это стоит?
        - Думаю много, трюм был заперт, чтобы сюда матросы не смогли попасть,  - сказал Херман и взял из ящика серебряный поднос.  - Неплохое зеркало получится, если натереть до блеска.
        - Кто ещё об этом знает из команды?  - тихо спросил Сол, посмотрев на выход.
        - Пока никто, только ты и я, а что?
        - Вот и хорошо, не говори пока никому, нам сейчас ещё только дележа не хватает, пусть все успокоятся. Поделить и потом успеем. Прикрой серебро чем-нибудь и запри трюм. Будут спрашивать, почему трюм заперт, отправляй всех ко мне.
        Сол был удивлён и немного озадачен таким большим количеством дорогих вещей в трюме. Серебро и другие ценности, лежащие всего в двух шагах от далеко не богатых матросов, могли затуманить им разум. Начнётся делёж, драка и в итоге всю немногочисленную команду можно потерять. Делить нужно аккуратно и не всё сразу, а частями и не сейчас. Матросам прямо сейчас все эти ценности не нужны, здесь их просто некому продать. Как только они бросят якорь в каком-нибудь порту, разумеется, безопасном для них, Сол выдаст часть из серебра или чего-то другого, в зависимости от того, что начнут делить в первую очередь. Серебро делить в первую очередь, он не хотел, оно места занимало мало, а стоило много, лучший вариант оставить его на чёрный день. Серебро не ткань и не статуя, его можно резать на маленькие кусочки и выдавать вместо монет.
        Пока он шёл в каюту, в его голову какие только мысли не приходили. Сейчас они с братом в одночасье разбогатели, и делиться добычей ему с кем-то ещё не очень-то хотелось. Ведь всё это они получили только благодаря Солу, то есть его системе ответного абордажа.
        Войдя в каюту, он прошёл к столу, чтобы поискать в его выдвижных ящиках ключ от сундука. В ящиках тоже находилось много чего ценного, например, серебряный хронометр, вещь довольно дорогая даже в исполнении из бронзы. В какой-то момент ему показалось что за спиной кто-то стоит. Обернувшись, он увидел Рэйну, она стояла, держа перед лицом руку с открытой и повернутой вверх ладонью.
        - Тебе уже,  - больше он сказать ничего не успел, ведьма дунула, и с её ладони поднялось облако пыли. Сол не успел задержать дыхание и вдохнул эту пыль. Сознание поплыло мгновенно, перед глазами всё закружилось, стены, пол и потолок пришли в движение словно парус, резко поймавший ветер. Выставив руку в попытке схватить Рэйну, он качнулся вперёд, и тут в его сознание ворвалась темнота.
        - Сол, очнись! Что произошло?  - знакомые голоса звучали словно откуда-то издалека. Он попытался увидеть зовущих его друзей и не смог, перед глазами стояла пелена.
        - Где вы? Не вижу ничего.
        - Вот вода, промой глаза,  - ему в руки вложили миску с чистой водой. Несколько минут он плескал водой себе в лицо, держа глаза открытыми, пока зрение не вернулось. Голова болела просто ужасно, как будто по ней только что ударили чем-то тяжёлым.
        - Что случилось Сол?  - опустившись на колени, перед ним стоял Херман, за его спиной в полный рост стоял Тэкито с заряженным пистолем в руке.
        - Случилось?  - он задумался над тем, почему сидит на полу, а рядом с ним лежит, надёжно связанная ведьма Рэйна, да ещё и с кляпом во рту. Память выдала не всю информацию, последнее что он помнил так это то, как открыл ящик стола, потом почувствовав что-то, обернулся и увидел ведьму.  - Что это было?
        - Так мы как раз у тебя и хотим спросить, зачем ты её связал и почему лежал на полу.
        - Она мне в лицо дунула какой-то пылью, и я поплыл, потом в глазах потемнело. Как её связывал, не помню.
        - Видимо не просто так её держали на цепи,  - напомнил Тэкито,  - нам тоже нужно так поступить, чтобы проблем не было.
        - Ты прав, только сидеть на цепи она будет здесь в каюте.
        - Сол, мы вообще, чего пришли-то, к острову подошли, на якорь вставать? Борджо там бегает как бешеный бык от борта к борту, матросов гоняет, а что делать не знает. Мы решили ему помочь, сходить и спросить у тебя, пока он там кого-нибудь не убил нечаянно.
        - Конечно, вставать, кораблю нужен небольшой ремонт, да и сам остров для одного дела как раз вовремя попался. Скажите Борджо, чтобы не буйствовал, якорь в воду, шлюпку на воду и на остров. Деревьев там растёт много, думаю, сможем подобрать что-нибудь подходящее для ремонта корабля. Я чуть позже на палубе появлюсь, в себя прийти надо, голова ещё кружится.
        Отправив Тэкито и Хермана обратно на палубу, Сол решил, попробовать вспомнить, что же произошло. Как не старался, память упорно выдавала лишь темноту. Тогда он решил, поговорить с Рэйной, рассчитывая, что этот разговор прояснит хоть что-то. Развязывать пока не стал, лишь вынул из её рта кляп, оказавшийся куском её же платья. Впрочем, платьем то что было на ней, назвать было бы не совсем правильно, скорее это была широкая лента с прорезью для головы и перетянутая верёвкой на поясе. Эта лента и так была не сильно длинной до этого, чуть колени прикрывала, а после того как Сол оторвал часть, скрывать молодое девичье тело стала ещё меньше. Он старался не смотреть на стройные голые ноги девушки, но глаза сами упорно косили в их сторону.
        - И так, можешь пояснить что это было?
        Рэйна не ответила, отвернулась, чтобы не видеть его. Сол силой повернул её голову обратно и спросил ещё раз. Ответа снова не последовало, зато теперь он встретился с ней взглядом и его сознание опять поплыло. Взгляд девушки завораживал, заставляя забыть обо всём, в том числе и о ней самой, а ещё от этого взгляда сильно хотелось спать. Он отвернулся, почувствовав, что ещё немного и его сознание снова накроет темнота.
        - Нет, так дело не пойдёт, либо ты так больше на меня смотреть не будешь, либо ты вообще больше ничего не увидишь,  - он достал нож. Взгляд девушки сразу же стал другим, вполне обычным, видимо она испугалась, подумав, что он собирается её лишить глаз. На самом деле ничего плохого он её делать не собирался, лишь отрезать от её накидки ещё одну ленту и завязать ею сводящие его с ума глаза.
        - Будешь говорить или мы поиграем в игру больно - не больно?  - припугнул Сол.
        - Она тебя плохо понимает, Рэйна из племени Матури, они общий эльферийский даже толком не знают, а уж ваш тем более,  - напомнила о себе девочка, о которой на данный момент все забыли.
        - Вижу, лучше тебе стало, звать-то тебя как маленькая эльфийка, то есть эльферийка. Тьфу, придумали же себе название, язык сломаешь.
        - Ребекка меня зовут, а ты нас тоже собираешься продать?
        - Нет, я людьми не торгую.
        - А что ты с ними делаешь?
        - Тех, кто много говорит, бросаю за борт, там акулам тоже кушать хочется. Ты вот как раз много говоришь, а знаешь-то ты хоть много? Откуда узнала кто она и откуда?
        - Мадра мне о ней рассказала, она тоже матури.
        - Ладно, эту проблему тоже решим, после, как свободное время появится. Я сейчас выйду ненадолго, к этой - он показал на Рэйну,  - не подходить. Узнаю, сразу за борт, ясно?  - припугнул он Ребекку и вышел.
        Пошёл не на палубу, а в Крюйт-камеру, за цепями для Рэйны, решив приковать её к стене в каюте. Ради неё одной держать Крюйт-камеру пустой было бы глупо, да и пороху с оружием всё-таки не место в грузовом трюме. Вернувшись, увидел, что за время его отсутствия ничего не изменилось, Ребекка побоялась нарушить его запрет и потом оказаться за бортом.
        Через несколько минут, Сол собственноручно приковал молодую ведьму к стене и только после этого, развязал.
        - Кроме дырки в полу, чтобы сходить в туалет, цепь больше не даст ни до чего дотянуться, так что даже не надейся,  - пояснил он, увидев, как она смотрит на железный сундук. На сундуке сейчас лежал его нож и пистоль, на данный момент разряженный.
        Взяв оружие, посмотрел на приунывшую ведьму. Сидя на цепи, она уже ничего не могла ему сделать. Погрозив пальцем Ребекке, он вышел из каюты и отправился решать проблемы на палубе. Матросы уже выполнили все его приказы и сейчас отдыхали, распределившись по всей палубе. Пленные матросы стояли вдоль фальшборта, по-прежнему связанные.
        - Борджо, а почему у нас матросы на берег верхом на бочках плывут?  - Сол был удивлён, увидев такое странное перемещение людей на берег.
        - У нас шлюпка разбита, ничего другого не придумали,  - боцман показал на шлюпку, в борту которой застрял книппель.  - Пока её отремонтируем, уже ночь настанет. Да и починить у нас просто нечем, капитан как-то не озаботился материалом для ремонта. Я, правда, в грузовом трюме ещё не искал, он заперт.
        - Нет там ничего такого, ткань в рулонах и всякий хлам, в виде мебели и статуй,  - о ящиках с серебром Сол не сказал, решив их, спрятать от команды на некоторое время, правда, он ещё пока не придумал где.  - Ты этим вот нахлебникам, почему работу не дал?  - Сол показал на пленных матросов.
        - Не успел ещё, сейчас бочки назад вернут, отправлю и их на берег, сейчас там основная работа предстоит.
        - Ладно, если что я в каюте капитана, нужно в карты заглянуть.
        Вернувшись в каюту, он даже не взглянул на карты, лежащие на письменном столе, его интересовали выдвижные ящики, ключ от сундука он же ещё не нашёл. Ключа ни в одном из ящиков не обнаружил, проверил дважды и теперь с грустным видом смотрел на сундук. Ломать его не хотелось, вещь была хорошая, прочный, быстро не сломаешь, для хранения чего-либо ценного отлично подходит.
        - Снизу,  - сказала Рэйна и добавила ещё одно слово, значение которого Сол не понял.
        - Она говорит снизу ящика,  - пояснила Ребекка.
        - Снизу ящика? Этого что ли?  - он показал на сундук. Рэйна отрицательно покачала головой.  - Здесь,  - показал на стол, и она кивнула утвердительно. Вынув ящики полностью, и перевернув вверх дном, Сол увидел ключ, прикрепленный снизу одного из них.  - Спасибо, только с чего это вдруг ты мне помогаешь? Цепь всё равно не сниму, потому что тебе доверия нет.
        Дважды повернув ключ в замке, Сол открыл сундук и, заглянув внутрь, сразу же его закрыл. Столько золота, сколько сейчас лежало в нём, он ещё никогда в жизни не видел. У него даже ладони вспотели после увиденного. Немного успокоившись, открыл сундук снова, чтобы рассмотреть содержимое лучше. Сверху, на золотых кубках, россыпи монет, драгоценных камней и жемчуга, лежала красивая и немного пугающая маска. К золотой маске с боков и сверху были прикреплены чёрные перья какой-то большой птицы. Он достал её из сундука, чтобы рассмотреть более детально.
        - Моя, не брать, ритуал,  - напомнила о себе Рэйна и проговорила ещё несколько слов непонятных Солу.
        - Она говорит, что маска принадлежит ей, и брать её в руки другому человеку нельзя, проклятье на этого человека ляжет,  - пояснила Ребекка.
        - Так ведь я уже взял?
        - Не брать, смерть,  - Рэйна говорила вполне серьёзно, в её взгляде даже испуг появился.
        - Ладно, пусть лежит, если уж такая опасная вещь,  - Сол положил её обратно в сундук и достал оттуда горсть драгоценных камней.  - Только не говори, что и они тоже прокляты.
        Рэйну камни не интересовали, для неё в этих цветных камешках не было никакой ценности, а вот за маску она переживала. В сундуке помимо золота и драгоценных камней ещё лежали украшенные опять же золотом одежда, шпага и четыре пистоля.
        - Оружием ещё можно пользоваться, а вот такую одежду я бы никогда не надел, уж слишком как-то пёстро,  - Сол закрыл сундук и сразу же его запер, к ключу привязал шнурок и повесил его себе на шею, посчитав, что так хранить надёжнее. Закончив с осмотром содержимого сундука, решил, покопаться в документах, ранее принадлежащих убитому Херманом капитану. Сол до сих пор не мог поверить, что его брат смог ударить капитана веслом по голове, от чего тот и помер в итоге. Херман никогда раньше не пытался убить кого-то в драке, даже если у противника был в руке нож, а тут такой поворот.
        - Растёт братишка,  - подумал он и достал из ящика стола стопку бумаг. Читать быстро он пока ещё не научился, по слогам разбирая каждое написанное слово, лишь только за полчаса смог осилить первый лист. Содержание текста заставило его задуматься. В нём говорилось о каком-то поселении, расположенном на территории Эльфера. Там капитан отобрал у людей статуи и серебряную утварь, в конце текста даже имелся список того, что было там взято. О том, что стало с людьми, ничего не говорилось, но Солу и так было понятно, что просто так они бы свои ценности не отдали, скорее всего, была серьёзная драка. Судя по тому, что капитану серебро всё-таки удалось забрать, в этой драке победили мидинцы. О золоте в этом документе не было ни слова, но Сол был почему-то уверен, что и его забрали оттуда же. Серебряные кубки, лежащие сейчас в трюме, были почти точной копией золотых из сундука.
        Через два часа в каюте появился Херман, принёс обед и не только ему, но и ведьме с девочкой.
        - Сол, Борджо уже переправил всех мидинцев на берег, а мы сами-то туда высаживаться будем?
        - Зачем? Просто погулять или поработать лесорубом? Осматривать остров мне сейчас как-то не хочется, нам бы побыстрее отсюда уйти. Лоренсо может попытаться нас догнать, он так просто нам корабль не отдаст, постарается забрать трофей. Завтра утром нужно сняться с якоря, ремонт корабля будем проводить на ходу.
        - А если не получится на ходу?
        - Подождём несколько дней, за это время как раз доберёмся до «Острова змей», там есть много мест где можно спрятаться. Отсидимся там некоторое время, потом решим, что дальше делать.
        - Тогда и ремонт лучше отложить, там всё сделаем,  - предложил Херман.
        - Можно и отложить, вот только шлюпку придётся отремонтировать как можно быстрее, не верхом же на бочке опять до берега плыть.

        Глава 10

        День выдался тяжёлым не только для Сола, но и для всех. Утром был абордаж, потом побег на захваченном им корабле, нападение ведьмы и в конце дня сундук с золотом. Сол до полуночи не мог уснуть, сначала читал оставшиеся от прежнего капитана документы, потом смотрел карты. Роскошь капитанской каюты угнетала, ему казалось, что он влез в дом очень богатого сеньора и сейчас сюда нагрянет стража. Успокаивал только плеск воды за бортом. Окно в каюте было приоткрыто, и он мог видеть море за кормой и очертания острова справа по борту. Почему остров именно был справа, Сол уже выяснил. Во время абордажа корабли сцепились бортами, а инерция развернула их на 180'.
        - Хм, откуда я знаю, что такое инерция?  - сказал он вслух и тут же вспомнил о дьяволе. Сам дьявол уже довольно продолжительное время не напоминал о себе и Сол, о нём, стал забывать. Звякнули звенья цепи, Рэйна, таким образом, напомнила о себе. Она тоже не спала и долго наблюдала за тем, что он делает.
        - Двое,  - сказала она и потом добавила ещё с десяток слов, значение которых Сол снова не понял.
        - Что двое?  - переспросил он и услышал в ответ практически тот же набор слов.
        - Ребекка ты спишь?
        - Нет сеньор.
        - Что она там бормочет?
        - Не всё поняла сеньор, я их наречие плохо знаю, Вам лучше позвать Мадру, она всё-таки из их племени.
        - Я не знаю, кто это, у тебя есть силы сходить за ней?
        - Да сеньор.
        - Приведи её сюда, она должна сейчас спать где-то на палубе. Ребекка вскоре вышла, Сол остался наедине с Рэйной, и она снова произнесла почти тот же набор слов, из которых он понял от силы штук пять, да и те связать между собой по смыслу не смог.
        - Подожди, я же сейчас не понимаю, что ты говоришь,  - попросил он, но ведьма и не собиралась ждать, она продолжила, что-то бормотать, словно читала какое-то ведьмовское проклятье. Сол слушал, ничего не понимая, пока Ребекка не привела в каюту другую девочку, чуть младше себя.
        - Вот сеньор, это Мадра, она сможет перевести более точно.
        - Скажи мне милое дитя, что говорит эта девушка?  - он показал на ведьму, до сих пор продолжающую что-то говорить, но теперь уже шёпотом.
        - Сеньор, я не совсем понимаю, но могу перевести. Она говорит, что в одном деле две души, одна сильнее. Разделить или соединить, чтобы жить. Смерть стоит за спиной. Дальше не понимаю, это уже совсем другое наречие, очень древнее, его знают только избранные. Теперь она говорит, что сможет вам помочь, но только в храме.
        - В каком храме?
        - В храме бога Онейто, он расположен где-то в горах сеньор.
        - Я так понимаю, горы находятся в Эльфере?
        - Да сеньор, это очень старый храм, только несколько племён сейчас поклоняются этому богу, остальные почитают других богов.
        - А чем помочь она мне может?
        Малда что-то сказала ведьме, после чего несколько минут слушала её ответ.
        - Освободить тело от одной души.
        - И всё? Это всё что она сказала?  - Сол решил, что девочка от него просто скрывает что-то, ведь Рэйна говорила достаточно долго.
        - Сеньор, она говорит, что нужно провести сложный ритуал. Для этого нужно подготовиться и ещё, ей будет нужна её маска.
        - Знаете, что? Не верю я в эту чушь, ей просто эта золотая маска нужна, вот и всё. Сказала бы сразу, может быть я и отдал бы, а сейчас нет,  - Сол отрицательно покачал головой. Рэйна отказ поняла без перевода и разразилась ещё более продолжительной речью.
        - Что, я угадал?
        - Сеньор, она говорит, что скоро другая душа станет захватывать ваше тело, а вашу душу, она просто съест.
        - Бред какой-то, как душу можно съесть!  - возмутился Сол, но воспринял слова Рэйны вполне серьёзно. О том, что в нём сейчас жил дьявол, знали только двое, он и его брат. Рэйна знать об этом не могла, но каким-то образом узнала, а это значит, что она не шарлатанка коих он встречал на своём пути много и часто.
        - Время покажет кто из нас прав, сейчас идите спать. Ребекка, ты уже достаточно окрепла, поэтому пойдёшь с ней,  - он показал на Мадру. То, что девочка провела в его каюте всего день, его не волновало, если может ходить, марш на палубу, капитанская каюта только для него. Рэйна тоже здесь находится временно, придёт время он и от неё избавится. Так он думал ещё несколько минут назад, сейчас слова ведьмы заставили пересмотреть решение и задуматься о будущем. Чужая душа, которую он до сих пор называл дьяволом, могла реально осложнить ему жизнь в дальнейшем, от неё нужно избавиться и Рэйна может ему в этом деле помочь. Ведьма пока что останется сидеть на цепи, слишком рано давать ей свободу, острова рядом, может попытаться сбежать.
        Сол заснул, сидя за столом, как и когда не запомнил. Проснулся от настойчивого стука в дверь.
        - Сол открой, это я, Херман! Сол!!!  - стук усилился, брат начал стучать ногой.
        - Иду, не ломай дверь!  - первая попытка встать со стула была неудачной. Ноги затекли от долгого нахождения в одном положении. Первая мысль, пришедшая ему в голову, была связана с Рэйной, он подумал, что это снова её проделки. Она же в это момент по-прежнему сидела у стены, прикованная цепью и вряд ли могла что-то сделать ему с такого расстояния. В её взгляде не было ничего, ни злорадства, ни сочувствия, лицо словно окаменело, не выражая никаких эмоций. Вторая попытка встать увенчалась успехом и Сол, неуверенной походкой доковылял до двери. Когда он её запер, и самое главное,  - зачем, в его памяти не отложилось и это его немного напугало. С момента появления в его голове или теле дьявола, память улучшилась в несколько раз, но сейчас после ведьмовского порошка в лицо стала стремительно ухудшаться.
        - Сол, жив, я уж было подумал, случилось что. Я завтрак принёс. Там ребята спрашивают, когда с якоря сниматься будем? На этом острове подходящей древесины практически нет, на ремонт шлюпки только смогли найти.
        - А сколько времени сейчас?
        - Солнце только что показалось.
        - С берега все вернулись?
        - Нет, там сейчас Тэкито с несколькими нашими матросами и старая команда, точнее то что от неё осталось. Борджо сказал, что ты приказал их всех туда переправить.
        - Да, было такое, я им ещё вчера дал время подумать и потом просто забыл о них. Спасибо что напомнил, сейчас съем, что ты мне там принес, и поставим точку в этом вопросе. Ты сам ел уже?
        - Да, успел большую миску съесть. Там кстати, на камбузе, кок из старой команды работает, говорит, что хочет остаться у нас. Ему всё равно для кого готовить, для нас или ещё для кого-то, лишь бы на берег не прогнали. Между прочим, очень вкусная каша у него получилась, всем понравилась.
        Оставив две миски с кашей, Херман отправился назад, чтобы узнать, как продвигается ремонт шлюпки.
        - Ешь, незачем голодовку устраивать,  - Сол протянул миску с кашей ведьме.  - Я не собираюсь тебя ни убивать, ни продавать, отпущу вас всех, когда окажемся в безопасном месте где-нибудь у берегов Эльфера.
        Рэйна не поверила обещанию, но кашу всё-таки приняла из его рук. Несколько минут в каюте был слышен лишь стук деревянных ложек о дно деревянных мисок. Сол ел не спеша, частые провалы в памяти его насторожили. Сразу вспомнились слова ведьмы о захвате тела другой душой, да ещё и с поеданием его собственной. Кашу он так и не доел, аппетит пропал, как только представил, как это всё будет происходить. Голову Рэйны такие мысли не посещали, она с аппетитом съела всю кашу, да ещё и облизала миску так, что её и мыть уже было не обязательно.
        - Борджо, как успехи?  - после раннего завтрака Сол вышел на палубу, чтобы наконец-то решить вопрос с матросами старой команды.
        - Часа через два шлюпку можно будет спустить на воду. Нам повезло, что книппель попал в шлюпку, отскочив от чего-то, попал бы сходу, не было бы у нас сейчас шлюпки.
        - Ты как, привыкаешь к новой должности?
        - Тяжело мне, я же медленно говорю, а тут всё надо быстро. Можно я откажусь?
        - Борджо, ты с ума что ли сошёл, ты не можешь отказаться, тебя команда выбрала. Так что старайся, ребята тебе доверились, подводить нельзя. Как в прочем и мне тоже нельзя, я же теперь капитан.
        Спустя два часа шлюпка была отремонтирована и Сол, в сопровождении Хермана, отправился на берег. На берегу их встретил Тэкито, весь его вид говорил о том, что он уже устал ждать, когда капитан поставит точку в вопросе с матросами старой команды.
        - И так, времени подумать было более чем достаточно, теперь я хочу услышать, кто из вас хочет присоединиться к нам?  - Сол встал напротив стоявших толпой матросов.
        - А если не захотим, что с нами будет?  - спросил кто-то.
        - Ничего не будет, останетесь пленными, потом обменяю вас на что-нибудь или запрошу выкуп. Думаю, вы знаете о такой системе освобождения? Много просить денег не буду, вы же всё-таки простые матросы, а не знатные сеньоры. Всё, время вышло. Кто с нами встать сюда, кто нет - стоит на месте.
        Пожелавших присоединиться к команде Сола из двадцати трёх матросов старой команды, оказалось всего шестеро. Несмотря на такое решение, в их глазах можно было заметить колебание. Решение далось им тяжело, намёк Сола о выкупе ставил под сомнение, сделанный ими выбор.
        - Ну, что ж, если это все, вопрос закрыт, больше в команду никого не примем, даже если вы через некоторое время передумаете. Тэкито, отправь наших новых матросов на борт первыми,  - Сол старался отдавать приказы так, чтобы не спровоцировать остальных матросов на нападение. Ведь они ещё не знали, что он собирается оставить их на этом необитаемом острове. Пока шлюпка курсировала от берега к кораблю и обратно, Сол и Херман прогуливались по песчаному пляжу чуть в стороне от матросов.
        - Сол может не нужно им отдавать мушкеты? Они же сразу на нас нападут,  - Херман опасался давать в руки матросам оружие. Они отказались присоединяться, а значит остались врагами.
        - Знаешь Херман, я считаю, что у человека всегда должен оставаться шанс на то, чтобы выжить. Бросить их здесь вот так, без единого шанса выжить - подло, лучше сразу убить. А так, имея оружие и некоторый инструмент, у них появиться этот шанс. Мушкеты для того чтобы охотиться, инструмент чтобы построить себе хоть какое-то жилище. Всё, идём, Борджо уже рядом, нам пора уносить ноги.
        Шлюпка с боцманом на борту, сунулась носом в мокрый песок там, где стояли Сол и Херман. Пока матросы не поняли, что происходит, Сол выбросил на берег маленький бочонок с порохом, мешочек с пулями, два мушкета и инструмент, три старых топора и пилу.
        - Надеюсь, что на этом острове, вы проживёте долгую и счастливую жизнь!  - Он помахал им рукой и, оттолкнув шлюпку от берега, запрыгнул в неё. Борджо сразу же навалился на вёсла, быстро уводя шлюпку ещё дальше от берега. Оставшиеся на берегу матросы, поняли, что произошло и, посылая проклятья на его голову, принялись заряжать мушкеты.
        - Не бойся Херман, у них это быстро сделать не получится, я в стволы палки забил, пусть сначала достанут,  - успокоил Борджо, увидев, как Херман пригнулся.
        - С якоря сниматься! Паруса ставить! Курс на «Остров змей»!  - Крикнул Сол, как только поднялся на борт.
        - Живее! Ползаете как пьяные мухи!  - поторопил Борджо.
        - Борджо, а как наш корабль называется? Имя то у него есть?  - Сол только сейчас вспомнил о том, что имя данное кораблю он до сих пор и не узнал, забыл просто.
        - Не знаю капитан, может и есть, надо на корму взглянуть, там должно быть написано.
        - Ну, так отправь кого-нибудь, пусть узнают, не мне же этим заниматься,  - Сол улыбнулся и направился к себе в каюту. Его настроение улучшилось, он даже решил, выплатить матросам жалованье, чтобы жизнь им не казалась такой унылой, какая была во время службы на борту «Святой Каталины». Выплатить решил золотом, так сказать, с оплатой на несколько месяцев вперёд. В ближайшее время они не смогут зайти ни в один порт, чтобы продать там хоть что-то из груза, у них этого просто не получится. Чтобы спокойно причалить где-нибудь у берегов того же Эльфера, нужно изменить внешний вид корабля. Для этого изменения требовалось время и место, поэтому Сол и направился к змеиному острову. По рассказам Диего там есть много мест где можно спрятать корабль и не только на время ремонта.
        Оказавшись в каюте, он первым делом сел за осмотр карт. Нужно было определить, где они сейчас находятся и каким курсом идти дальше. Делать вычисления Диего его научил, пусть даже и не в полном объёме, но достаточно для того, чтобы не заблудиться. Рэйна молча, наблюдала за ним, время от времени позвякивая цепью.
        - Сол,  - в каюте появился Борджо,  - мы узнали.
        - Что узнали?
        - Как бригантина называется.
        - А, да, точно, и как?
        - «Миладора».
        - Не очень имя-то, хотя сейчас это уже не важно, всё равно менять,  - Сол разговаривал, не отрываясь от вычислений.  - Стоп, риф!  - он вскочил со стула, и чуть не сбив Борджо с ног, вылетел на палубу.  - Лево на борт! Круче лево на борт!  - закричал он рулевому. Матрос выполнил команду с некоторым опозданием, после чего корабль сильно накренился. С палубы в воду полетело всё, что на данный момент не было закреплено. В основном это были пустые бочки, верхом на которых матросы переправлялись на берег. Вместе с ними за бортом оказались и два матроса, не сумевшие удержаться на палубе. Как только корабль вышел из крена, все почувствовали несильный толчок. По корпусу корабля снизу что-то проскрежетало.
        - Сол что это?  - крикнул Херман, держась за канат.
        - Риф, о котором мы забыли, точнее я забыл. Херман бегом в трюм, проверь, нет ли там течи! Убрать паруса! Встать на якорь! Борджо достань людей из воды, некогда сейчас купаться.
        Сол с напряжением ждал возвращения Хермана из трюма, потеря корабля стала бы крахом всех его дальнейших планов.
        - Сухо Сол, течи нет,  - доложил Херман. После чего с облегчением выдохнул не только Сол, но и все члены его не полной команды. Матросов на борту не хватало, из положенного количества в шестьдесят человек, в наличии было всего тридцать два и это уже с несколькими матросами из старой команды. Где набрать матросов ещё, Сол пока не знал и решил, предложить занять свободные места освобождённым из плена эльферийцам. Из всех эльферийцев мужского пола по возрасту подходило только четверо, остальные были ещё просто дети.
        - Мало и не матросы, но на данный момент и эти сгодятся,  - подумал он, посмотрев на четверых эльферийцев уже сейчас, без принятия в команду, помогающих во всём.
        Вернувшись в каюту, он вновь с головой погрузился в расчёты, теперь не забывая про рифы и прочие отмели. На карте были указаны далеко не все такие опасные места, поэтому он стал помечать их на карте самостоятельно.
        - Так, вроде бы всё правильно,  - сказал вслух сам себе и добавил,  - но я всё равно что-то упускаю. Мелочь какую-то, но важную.
        - Ветер,  - услышал он голос Рэйны.
        - Что ветер?
        - Ветер, сильный. Скоро, два дня.
        - Точно! Как же я об этом забыл? Шторм будет! Ты то, откуда знаешь?
        - Ветер сказал,  - пояснила она, сказав это так, словно об этом знают все кроме Сола.
        - Ветер говоришь? Ну, если сам сказал, тогда поверю,  - он посмотрел в окно. На небе не было ни одного облака, а ветер практически отсутствовал. Несмотря на это, он знал, насколько быстро всё может измениться. Взглянув на карту, попытался найти место, где можно было бы найти укрытие на время шторма, желательно в одном или двух днях пути от сегодняшнего местонахождения корабля. То что они находятся неподалёку от острова змей, было и так ясно, вот только укрыться можно было далеко не за каждым из окружающих его островов. Сола раздражала имеющаяся на борту карта, на ней много чего не было указано, например риф на который они чуть не налетели.
        - Ладно, попытаемся пройти по лабиринту, авось повезёт,  - приблизительно нарисовал маршрут и снова взялся за расчёты, чтобы не пройти мимо намеченного входа.  - И так, если мои расчёты верны, нам нужно два часа идти на северо-восток, потом ещё четыре на восток и только после повернуть строго на юг. Надеюсь, подводных камней на пути не попадётся.
        - Сол, у нас всё готово, людей подняли, бочки тоже, что дальше?  - в каюте появился Борджо.
        - А дальше боцман, мы снимаемся с якоря и идём на северо-восток, иди, посмотри на карту. Вот сюда нам нужно попасть приблизительно через восемь часов. Борджо посмотрел на карту, исчерченную Солом после нескольких расчётов, и кивнул, сделав вид, что всё понял. На самом деле из всего что там было, он запомнил только два места, где они сейчас и куда должны дойти. Решив, что через два часа вернётся за подсказкой, Борджо ушёл. Вскоре послышались его громкие команды, после чего бригантина сдвинулась с места.
        Небо начинало быстро темнеть, Сол достал светильник. Источником света в нём была обычная свеча, а не масляный фитиль. Как только свеча разгорелась, Рэйна вновь напомнила о себе позвякиванием цепи.
        - Надеюсь, что я потом об этом не пожалею,  - подумал он и, подойдя к ведьме, освободил её от оков.
        - Бежать тебе некуда, так что не делай так, чтобы потом пришлось прыгать за борт. Скоро ужин принесут, составишь компанию за столом?
        Рэйна посмотрела на него с некоторой опаской, словно её приглашали не к столу, а на костёр.
        - Я серьёзно, ничего плохого делать не собираюсь, хочу договориться. Ты поможешь мне, я помогу тебе. Всё-таки в том что ты находишься на борту этого корабля, я не виноват.
        Рэйна слушала, но к столу подходить не спешила.
        - Кажется, ты меня не поняла, придётся опять Мадру звать,  - Сол вздохнул и сделал шаг к двери, решив, позвать кого-нибудь из матросов, чтобы отправить за девочкой, но Рэйна его остановила.
        - Нет, я понимать тебя. Как ты мне помочь?
        - О, есть определённый сдвиг в общении. Присядь, нечего стоять посреди каюты словно статуя, одетая в грязную тряпку. Тебе нужно будет переодеться, завтра найдём что-нибудь подходящее. Сразу предупреждаю, выбор у нас тут не большой, одежда, скорее всего, будет мужская. И так, перейдём к делу,  - он дождался, когда Рэйна присядет на стул, после чего занял своё место.
        - Ты, кажется, говорила, что можешь избавить меня от чужой души?  - Рэйна кивнула, подтверждая.  - В ответ на твою помощь, я готов вернуть тебя домой, мы же сейчас находимся недалеко от Эльфера. Так что нам обоим, можно сказать, по пути. Правда, не могу обещать, что мы попадём к берегам Эльфера в ближайшие пару месяцев. Ты согласна на такое условие?
        Рэйна молчала, глядя ему в глаза, и его сознание вновь поплыло. Он сразу же отвернулся, чтобы не провалиться в темноту.
        - Ты опять за своё? На цепь захотела?  - резко повернувшись, хотел ударить девушку, но она уже на него не смотрела. Закрыв лицо руками, она ждала удара. Сол ударить не смог, поняв, что она таким способом проверяла, обманывает он её или нет.  - Ещё раз так сделаешь, домой вообще никогда не попадёшь!
        - Не буду,  - прошептала она, посмотрев сквозь пальцы. Удара уже ждать не стоило. Сол успокоился и сел на стул, где и сидел до этого.
        - Согласна. Будем договор на кровь.
        - На какую ещё кровь?
        - Твоя и моя кровь, после никто не мочь нарушать, сразу смерть.
        Он отнёсся к такому виду подписания договора скептически, если уж она не умеет писать, а слову не верит, пусть будет кровь.
        - Нужен нож?  - спросил Сол.
        Рэйна кивнула и протянула к нему руку, чтобы получить от него нож. Он слегка замялся, не решаясь давать ей оружие, всё-таки она уже пыталась его убить. Подумав несколько секунд, пришёл к выводу, что сейчас она этого делать точно не будет, они в открытом море, а на борту помимо него ещё около сорока человек. Узнают, что их капитан убит, ведьму сначала повесят, а потом с привязанным к телу ядром бросят за борт.
        - Вот,  - он протянул ей нож и стал внимательно следить за действиями молодой девушки, каким-то неведомым образом в таком возрасте ставшей ведьмой племени Матури. Приняв нож, она несколько раз провела лезвием по пламени свечи, при этом тихо что-то нашёптывая. Сол не понял ни слова, несмотря на то, что всё хорошо слышал. Как только девушка перестала водить лезвием, пламя свечи ярко вспыхнуло зелёным светом. От неожиданно яркой вспышки Сол зажмурился и в этот момент, Рэйна провела острым лезвием по его ладони и тут же накрыла полученную рану собственной ладонью. Он попытался выдернуть руку из ведьмовского рукопожатия, но не смог, держала она крепко. Через несколько секунд ладонь начало жечь, словно на неё положили горячий уголёк. Жжение с каждой секундой усиливалось, Сол сделал ещё одну попытку убрать руку и вновь безуспешно. Несмотря на худобу после продолжительной голодовки, девушка оказалась очень сильной. Понимая, что просто так руку не высвободить, он вырвал из её левой руки нож, собираясь порезать удерживающую его руку, но вместо этого почему-то с размаху ударил сверху вниз. Лезвие пробило обе
ладони и крепко засело в крышке стола. Свеча вспыхнула ещё раз, только теперь уже красным светом и сразу погасла. В каюте стало темно, тело Сола на секунду пронизала острая боль, после чего он услышал тихое шипение Рэйны.
        - Глупец, ты не знать, что сделать, теперь умереть я - умереть ты, умереть ты - умереть я.
        Он почти ничего не понял из её слов, боль не отпускала до тех пор, пока не выдернул нож из ладоней. Как только их руки разъединились, жжение исчезло. Сквозь мутные стёкла окон пробился слабый свет луны, и темнота в каюте частично отступила. Не желая находиться в полутьме, достал огниво и ещё немного дрожащими после ритуала руками, собрался, зажечь свечу, но она неожиданно загорелась сама, без его помощи. Он отпрянул от неё и увидел стоявшую с другой стороны свечи ведьму. Сейчас девушка выглядела совсем не так, как несколько минут назад. Её глаза были полностью чёрными, со слабо светящимися зрачками, из носа и рта на грудь пробежали кровавые струйки, она тяжело дышала и раскачивалась из стороны в сторону. Спустя несколько секунд Рэйна упала, потеряв сознание. Громкий стук в дверь выдернул Сола из застывшего перед глазами мира, от чего он сам чуть было не упал в обморок.
        - Сол открой! Иначе мы выломаем дверь!  - послышался голос Хермана.
        - Отойди, сейчас я её выбью!  - это уже был голос Борджо, после чего в дверь что-то очень сильно ударило.
        - Стойте! Сейчас открою, не ломайте дверь!  - выйдя из-за стола и перешагнув через девушку, он подошёл к двери и отодвинул засов. Как и когда успел её запереть, он не помнил, зато хорошо помнил, что дверь оставлял приоткрытой, чтобы в каюту попадал свежий воздух.
        - Что опять стряслось?  - Херман, Борджо, Тэкито и ещё несколько матросов ворвались в каюту, чуть не затоптав собственного капитана.
        - Ничего особенного, мы просто увлеклись разговорами,  - ответил он, пряча пострадавшую руку за спиной.
        - Оно и видно, даже подраться успели,  - сказал Херман, показывая на поднимающуюся с пола ведьму.  - Зачем ты всё время запираешь дверь, у нас на борту чужих нет. Ещё раз закроешься, оставлю голодным,  - ворчал Херман.  - Я ему значит, ужин принёс, а он дверь не открывает.
        - Я не специально, случайно получилось, по привычке,  - оправдался Сол.  - Ну и где ужин что ты мне принёс?
        - На палубе стоит, не с мисками же в руках дверь ломать.

        Вскоре выпроводив всех обеспокоенных друзей из каюты и получив обещанный ужин, Сол решил, вернуться к разговору с ведьмой. Несмотря на то, что кровь из пробитой ножом руки не шла, и он не чувствовал боли, на всякий случай забинтовал кисть, первым, попавшимся на глаза куском ткани.
        - Присядь за стол, нечего стену подпирать,  - подняв упавший стул, он придвинул его ближе к столу. Рэйна слегка поколебавшись, присела, но набрасываться на ужин не спешила.
        - Что ты там бормотала про умереть? Повтори, а то я что-то не всё расслышал.
        - Умереть ты - умереть я, умереть я - умереть ты, теперь навсегда.
        - Хм, так это же хорошо, мы теперь оба будем оберегать друг друга,  - Сол придвинул к ней миску с гороховой кашей.  - Жить будем долго и счастливо, пока не убьём друг друга.
        - Один душа ест другой, времени мало, ты умереть скоро и Рэйна умереть тоже,  - напомнила она о чужой душе, застрявшей где-то в теле Сола.
        - Почему я скоро умереть?  - он стал невольно копировать её речь.  - У меня же только память страдает.
        - Ты взять нож и сделать другой ритуал, душа теперь очень голодный, а тело больше не нужен. Ты умереть - две души уйти, Рэйна тоже умереть, если не успеть помочь,  - пояснила она и показала на тёмную полоску на её ладони, оставшуюся после удара ножом.
        - Сколько, это твоё - скоро?
        - Не дожить до зима.
        - Не дожить, значит. Сейчас у нас за бортом конец лета, до первого зимнего месяца осталось чуть больше трёх месяцев. Как-то не слишком много времени у меня осталось. Видимо основательную переделку корабля придётся перенести на пару месяцев, иначе он мне уже просто будет не нужен,  - Сол задумчиво почесал щеку и, сняв бинт, посмотрел на свою ладонь. На ней также как и у Рэйны темнела полоска засохшей крови, а сама ладонь была почему-то холодной.  - Странно, не болит,  - он несколько раз сжал и разжал кулак.
        - Мы сейчас не умереть совсем, кровь не покинуть тело от ран,  - сказала ведьма и в доказательство, взяв нож, ещё раз проткнула себе ладонь. Кровь из раны не потекла, она словно замёрзла, превратившись в маленькие красные кристаллы.
        - Мы теперь что, бессмертные?  - удивился Сол.
        - Да, потом умереть, если чужой душа не покинуть тело.
        - А если покинет?
        - Будем снова не быть бессмертный.

        Глава 11

        Рано утром Сол вышел на палубу, чтобы узнать насколько он был прав в своих расчётах. Бригантина шла строго на юг, он это дважды проверил по своему дешёвому компасу, купленному в Дарте. Матрос у штурвала подтвердил правильность курса, сверив направление с корабельным компасом, закреплённым на подставке у штурвала. Утреннее небо быстро темнело, надвигался шторм. Перед глазами Сола встала картина разорванного в клочья борта «Святой Каталины». Тогда это произошло из-за ошибки Лоренсо, сейчас уже Солу предстояло попытаться сберечь и корабль, и команду.
        В ожидании начала шторма прошёл час, впереди показались очертания довольно большого острова. Что это был за остров, Сол не знал, в правильности своих расчётов он не был уверен, даже несмотря на постоянный контроль. Судя по карте, за островом должен находиться ещё один, чуть меньшего размера и перед этим островом им нужно будет повернуть направо. Сол решил, именно это место сделать точкой входа в островной лабиринт.
        - Сол, мы не успеем проскочить,  - к нему подошёл Борджо. Для новоиспечённого боцмана этот шторм должен стать проверкой его знаний и умений быстро принимать решения. Если со знанием и умением дело обстояло достаточно хорошо, то с принятием правильного решения и командованием, у Борджо были проблемы. Он ещё не привык полностью брать корабль под свой контроль даже в обычную погоду. Сейчас шторм был уже близок и Борджо впервые в своей жизни испугался.
        - Борджо пять градусов лево на борт,  - сказал Сол, глядя на остров в подзорную трубу. Борджо повторил команду капитана настолько громко, что его услышали все, даже дети, сидевшие около запертой двери грузового трюма. Корабль сразу же немного отклонился влево, чтобы пройти мимо острова, оставив его, справа по борту.
        Первые капли дождя упавшие на голову Сола, просигнализировали о начале шторма. Ветер резко усилился, разгоняя бригантину ещё сильнее и грозя выбросить её либо на какую-нибудь отмель, либо на прибрежные скалы.
        - Борджо, как только пройдём мимо острова, командуй убрать паруса!  - крикнул Сол и подошёл к штурвалу. Сейчас у руля стоял Алонсо, он был опытный матрос и знал, что и как делать во время шторма.
        - Алонсо, как только уберут паруса, сразу поворачивай и правь строго на запад. Нам нужно где-то укрыться от шторма.
        Остров, мимо которого они сейчас проходили, словно специально оказался вытянут с севера на юг, затягивая своим длинным берегом начало поворота. Как только появилась возможность, Алонсо уже без команды капитана повернул на запад. Сол лишь наблюдал за тем, куда их загоняет продолжающий усиливаться ветер. Волны, становясь всё выше и выше, набрасывались на корабль, ударяя в борта и заливая палубу. Матросы боролись со стихией, пытаясь уберечь корабль и не оказаться при этом за бортом.
        - Алонсо! Возьми левее, нам нужно пройти между вон тех скал,  - показав направление, Сол изо всех сил напряг память, пытаясь вспомнить проложенный им на карте путь. Сама карта осталась в каюте, бегать туда, чтобы проверить правильность, сейчас было некогда. Расстояние между скал и маленьких островов на деле оказалось гораздо меньше, чем было указано на карте и поворачивать приходилось чаще и осторожно. Алонсо чётко выполнял все команды, доверившись интуиции своего нового и удачливого капитана. Сколько времени прошло с момента вхождения в островной лабиринт, Сол не понимал, время словно остановилось в бесконечных поворотах корабля.
        - Ещё чуть-чуть и я уже просто не смогу понять, где мы сейчас,  - думал Сол, глядя на очередную скалу. Как только Алонсо вновь сменил направление, он увидел довольно узкий проход между двух огромных скал.  - Туда! Алонсо идём туда, там тихо!
        Алонсо посмотрел вперёд и засомневался в решении капитана. Проход казался слишком узким для того, чтобы в нём уместился корабль.  - Алонсо, я сказал туда!  - закричал Сол, и матрос подкорректировал направление. Чем ближе они походили к скалам, тем больше Сол убеждался в правильности своего решения. Расстояние между скал лишь издалека казалось маленьким, здесь спокойно могла поместиться не только их бригантина, но и другой корабль гораздо большего размера. Как только они попали в этот каменный коридор, Сол выдохнул с облегчением. Здесь не было такого сильного ветра и огромных волн, упорно пытающихся разбить их корабль. Единственным признаком, напоминавшим о бушующем где-то позади шторме, был дождь. Из-за этого дождя было не видно, что их ожидает впереди природного коридора. Сол наконец-то смог отвязать себя от фальшборта и достав подзорную трубу, посмотрел вперёд. Даже с её помощью, дальше, чем на половину мили вперёд всё равно не смог ничего увидеть.
        - Сол, у меня вопрос,  - к нему подошёл Борджо.
        - Так задавай или ты разрешения ждёшь.
        - Сол, а если впереди тупик, как мы отсюда выбираться будем? Корабль развернуть не получится, он здесь поперёк не поместится.
        - Тупика там быть не должно, на карте его нет,  - успокоил его Сол, а сам подумал о том, что карта, доставшаяся ему от предыдущего капитана, конкретно врёт, в этом он уже не раз убедился. У него сейчас была мысль встать на якорь и подождать когда шторм закончится, но неизвестность впереди так манила, что останавливаться совсем не хотелось. С убранными парусами, но подгоняемый волнами, корабль медленно двигался вперёд, проталкиваясь вглубь по постепенно сужающемуся коридору.
        Через час Сол всё-таки дал команду встать на якорь, так как каменный коридор загибался под прямым углом и корабль просто не смог повернуть.
        Бригантину пришлось поворачивать вручную, отталкиваясь от скал. Весь процесс не занял много времени и вскоре корабль был повёрнут, только уже никуда не двигался. За поворотом ветра совсем не было, а бегущие по коридору волны, почти полностью теряли свою силу.
        - Борджо, пусть все возьмут в руки вёсла, багры или какие-нибудь длинные палки, будем проталкиваться вперёд, упираясь в скалы. До выхода совсем недалеко, за час управимся,  - пришедшая Солу в голову идея, показалась ему выходом из сложившейся ситуации. В успехе такого способа он не был уверен, но другого на данный момент в его голове не было. Стараясь внушить команде хоть какую-то уверенность в успехе, он первым взял в руки весло и упёрся им в скалу. Вскоре глядя на своего капитана, и матросы взялись за вёсла и багры, чтобы попытаться протолкнуть корабль вперёд. Вёсла, багры и палки соскальзывали с мокрых камней, но им всё-таки удалось сдвинуть корабль с места. Как Сол и предполагал, таким способом спустя час они вытолкали бригантину из коридора и вновь попали в шторм. Правда, свою силу он к этому моменту уже заметно растерял, превратившись в обычную грозу с яркими молниями, ливнем и порывистым ветром.
        - Борджо, команду встать на якорь, грозу переждём здесь!  - приказал Сол и вернулся в каюту, чтобы снять с себя мокрую одежду и надеть сухую. Собственного сухого комплекта у него не было, пришлось надеть то, что досталось от прежнего капитана. По размеру одежда оказалась немного маловата, но он решил, что на некоторое время сойдёт и такая. Переодеваясь, вспомнил о Рэйне, и своём обещании найти для неё что-то из одежды, чтобы она не выглядела голой в своей накидке, почти ничего не скрывающей. Покопавшись в сундуке для белья, Сол выудил оттуда штаны, рубашку и пару практически новых сапог. Сапоги по размеру ему точно не подошли бы, у капитана была небольшого размера ступня, почти что женская.
        - Спишь?  - спросил он, повернувшись к ведьме. Она лежала на полу, повернувшись лицом к стене.
        - Нет.
        - Я тут одежду для тебя нашёл, примерь, вдруг подойдёт.
        Рэйна встала и прежде чем принять от него одежду, посмотрела в его глаза своим сводящим с ума взглядом. Сознание Сола лишь на несколько секунд затуманилось и вновь вернулось в своё нормальное состояние.
        - Ты, что без этого совсем не можешь?
        - Я проверять, не злись.
        - Что проверять?
        - Время, его стало меньше.
        - Конечно меньше, на целый день.
        - Нет, не день, десять день.
        - Как это? День же всего прошёл, ну, может чуть больше.
        - Я не знать, как больше, я чувствовать сколько осталось. Можно я выйти под дождь, смыть грязь?  - попросила она, показывая на свои грязные руки и волосы, свалявшиеся в колтуны за несколько дней проведённых на цепи.
        - Можно, ненадолго только, там на палубе матросы, ведьм не все из них любят.
        Рэйна кивнула и вышла. Вернулась минут через десять, уже отмывшись от грязи и абсолютно голая. Свою грязную и мокрую накидку держала в руках. Молодое и подтянутое тело девушки, сводило Сола с ума не хуже ведьмовского взгляда. Он не смог отвести от неё взгляда, до тех пор, пока она не оделась полностью. Штаны и рубашка, выданные ей Солом, оказались на два размера больше, а вот высокие сапоги подошли, словно были сделаны для неё на заказ.
        - Неудобно,  - Рэйна всё время поправляла то штаны, то рубашку.
        - Ничего, скоро привыкнешь, так всё-таки намного лучше, чем было. Гроза закончится, пойдём в Эльфер. На карте сможешь показать, где этот ваш храм находится?  - В ответ она отрицательно покачала головой.  - Подойди, я покажу, где мы сейчас и где Эльфер. Возможно, ты что-то поймёшь и, хотя бы приблизительно подскажешь, где он.  - Сол не дождавшись, когда она сама подойдёт, взял её за руку и притянул к столу. Потом минут десять показывал на карте всё то, о чём говорил, но ничего этим не добился.
        - Так, стоп, подойдём к решению проблемы, с другой стороны. Знаешь, как называется самый ближайший город от вашего поселения или от храма?
        - Нойта, два день пути,  - девушка улыбнулась, думая, что теперь Сол всё понял.
        - Так, с этим определились, пойдём дальше. Город, в какой стороне от вашего поселения?  - для Сола вопрос был прост, но необразованную девушку, он поставил в тупик. Как ему на это ответить, она просто не знала, таких понятий как - юг, север, запад и восток они просто не использовали. Задумавшись на целую минуту, она всё-таки нашла выход из положения.
        - Идти в Нойта - солнце утром справа, вечером слева. Дойти до река, потом плыть на плот и снова идти один день. Рэйна в Нойта нельзя, Рэйна не любить в Нойта, там убить Рэйна.
        - Даже так!? Это осложняет дело, но мы что-нибудь придумаем. А почему нельзя, почему убить? Потому что ведьма?  - Солу пока было непонятно, за что достаточно хорошо образованные жители Эльфера так невзлюбили эту девушку.
        - Да, только Рэйна не ведьма, Рэйна эль-мейру Матури.
        - А это что, разве не ведьма означает?
        - Нет,  - она отрицательно покачала головой и вновь задумалась, только теперь о том, как объяснить, что означает эль-мейру. Подходящих слов для объяснения в её наборе слов принадлежащих чужому языку, не нашлось.  - Позвать Малда, я сказать ей, она сказать тебе.
        - Хорошо, сейчас позову,  - он выглянул из каюты и выкрикнул имя девочки. Она должна была услышать, так как все дети находились в кают-компании, расположенной рядом. Девочка появилась перед ним через несколько секунд и вопросительно посмотрела на него снизу-вверх.
        - Заходи, переводчиком поработаешь.
        - Вот она, теперь объясни, что такое эль-мейру?  - Сол посадил Малду на стол, а сам сел в кресло. Рэйна начала говорить, но Малда молчала и как-то странно смотрела то на Сола, то на Рэйну.
        - Что опять не так? Язык не знаешь?  - поведение девочки было более чем странное, она как-то вся сжалась, продолжая молчать. Молчала до тех пор, пока сама Рэйна не заставила её переводить.
        - Рэйна говорит, что эль-мейру означает не ведьма, это та, кто собирает души умерших, потом переносит их в храм Онейто. Жрец переправляет их богу Онейто. У народа Матури таких эль-мейру как Рэйна ещё три, ещё есть эль-сетру и эль-хашиту. Сетру лечат, хашиту просят Вассхарш о плодородии. Вассхарш - богиня плодородия, от неё зависит урожай и рождение детей. То, что вы называете ведьма, на языке Матури произносится как Эль-Мейхтру, у Матури она одна, очень старая и очень сильная. Матури не знают, где она живёт, приходит сама, когда все просят Онейто о помощи,  - Малда вновь замолчала, посмотрев на Сола с подозрением.  - Сеньор капитан, Рэйна рассказала вам то, чего даже не все матури знают. Это большой секрет, не будет Эль-Мейхтру или эль-мейру, все матури погибнут.
        - Не бойся, мне жить-то осталось не больше месяца, так что вашу тайну выдать, просто никому не успею. К тому же, вскоре мы окажемся в Эльфере, и вы все пойдёте домой. Вот видишь, теперь и ты знаешь мою тайну, а до этого её знали только я и Рэйна. Думаю, что больше переводить ничего не нужно, спасибо, можешь идти к своим подругам,  - Сол снял девочку со стола и легонько подтолкнул к двери.
        - Не тайна говорить о Эль-Мейхтру, для детей тайна, чтобы они не лезть в это,  - сказала Рэйна после того как Малда ушла,  - Рэйна стать эль-мейру в десять лет. Маленький была, часто лезть не в свои дела.
        - Ты эль-мейру, собирательница душ умерших, а как это происходит? Куда ты их складываешь после того, как поймаешь?  - Сол практически ничему не поверил, слишком уж всё было, похоже, на сказку.
        - Человек умирать, Рэйна проводить обряд, брать душа и хранить здесь,  - она показала на себя. Эль-мейру делать хорошо для матури, Рэйна не ведьма.  - Сол кивнул в очередной раз, показывая, что понял, но относительно того что она ведьма остался при своём мнении. Всё что касалось всяких тайных обрядов и всего прочего, не поддающегося объяснению, он относил к ведьмовским делам. Он не то чтобы всего этого боялся, он просто никогда ещё с этим лично вот так как сейчас не сталкивался, да и не верил, что это вообще реально существует. Сейчас он чувствовал себя двояко, верить в колдовство упорно не хотелось, но некоторые факты заставляли, особенно пробитая ножом ладонь, из которой так и не вытекло ни капли крови.

        Шторм утих только на следующий день к полудню, из-за ещё не полностью исчезнувших туч выглянуло солнце. С его первыми лучами у всей команды настроение улучшилось, что нельзя было сказать о капитане и его ведьме. Рэйна вновь подтвердила, что время для него теперь идёт гораздо быстрее, один прожитый день равен десяти.
        - Если она говорит правду,  - думал Сол,  - жить мне осталось дней десять, не больше. За эти десять дней я должен попасть в Эльфер и найти там храм Онейто.
        - Капитан, что нам делать? Погода хорошая, с якоря будем сниматься или ещё подождём?  - в каюте появился Борджо, вслед за ним пришли Херман, Тэкито, Томас и почему-то эльфериец опекающий Ребекку. Сол уже знал что он ей не отец, но за его поступок стал его уважать. Когда они с братом остались одни, приблизительно также о них заботился дядя Пако, за что они ему были, благодарны по сей день.
        - Да, с якоря сниматься, идём на юг, до «Острова змей», там повернём на восток. Если будем идти вдоль его берегов, должны выйти из лабиринта. Сейчас наша задача добраться до Эльфера как можно быстрее.
        - Сол, а как же ремонт?  - удивился Херман.  - У нас три паруса порваны в клочья, две реи сломаны, а половины фальшборта слева просто нет.
        - В Эльфере встанем на ремонт, если повезёт, то в каком-нибудь порту место найдётся, там и древесина подходящая есть, и мастера.
        - А деньги?  - напомнил Херман о том, что ремонт стоит дорого.
        - Деньги есть, вечером команда получит причитающуюся долю из того, что досталось от бывшего капитана. Хотя думаю, что можно, до вечера и не тянуть, сейчас пообедаю и выдам. Кстати, где мой обед?
        - Где обед капитана???  - заорал Борджо, обращаясь к стоящим рядом матросам.  - Бегом на камбуз, обезьяны облезлые!  - после чего все дружно засмеялись и под весёлый смех покинули каюту, оставив Сола и Рэйну наедине.
        После обеда Сол открыл сундук и отсчитал от общего количества тридцать две золотых монеты. Оставшиеся монеты пересчитывать не стал, решив, что это плохая примета, потом денег не будет. Эту байку ему когда-то рассказал Пако, но тогда ни у Сола, ни у Хермана денег просто не было. Тогда они с братом лишь посмеялись над словами дяди Пако. Сейчас же браться стали очень богатыми, могли запросто купить ещё один точно такой же корабль и большой дом в придачу. Собравшись выйти на палубу, он заметил что и Рэйна собирается последовать за ним.
        - Свежим воздухом подышать решила?
        - Нет, смотреть глаза. Рэйна понимать по взгляду, какой человек. Золото в руках сказать кто плохой.
        - Надеюсь, что плохих людей в моей команде нет, пойдём, ведьма ты моя корабельная.
        Золото, оказавшись в руках матросов, стало для них даром богов. Капитан Сол теперь стал этим богом, ведь одна золотая монета для матроса была равна полугодовому жалованью. Авторитет капитана после столь щедрой оплаты поднялся просто нереально высоко, а после того, как он пообещал через два месяца выдать ещё по десять серебряных монет, за ним готовы были идти хоть в пекло.
        - С якоря сниматься! Курс на юг к «Острову змей»!  - закричали все, после чего матросы, забегали, выполняя приказ вдвое быстрее, чем обычно.
        - Да, велика сила жёлтого метала,  - подумал Сол, глядя на слаженную работу всей его неполной команды.  - Борджо, шлюпку вперёд, пусть глубины проверяют!
        - Слушаюсь сеньор Васкес! Шлюпку на воду! Замерить глубины!  - Борджо тоже был рад выданному жалованью, даже стал Сола называть сеньором, показывая этим уважение к нему.
        Рэйна всё время стояла за спиной Сола, внимательно глядя в глаза каждого матроса, получившего золото из рук капитана. Само золото приковало к себе взгляды матросов настолько сильно, что они её даже не замечали. Когда он обернулся, чтобы спросить о том, что она увидела в глазах матросов, Рэйны за спиной уже не оказалось. Он успел заметить лишь закрывающуюся дверь, ведущую в кают-компанию.
        - Ну и что скажешь?  - спросил он, входя в каюту. Рэйна была уже здесь, в капитанской каюте, ждала его возвращения.
        - Очень плохой человек не видеть, есть жадный человек, три, но они пока не делать плохо. Хотеть ещё золота.
        - Я даже и без твоей помощи смогу назвать этих троих, это Томас, Брут и Додо. Ради золота пойдут на всё. Пока я им его даю, будут на моей стороне. Если кто-то предложит больше, легко предадут.
        - Нет, это не они. Это другой матросы, из старый команда. Всегда быть таким, капитан Сол не доверять им.
        - А ты сама как к золоту относишься? Что оно значит для тебя?
        - Красивый, но монета нет польза, маска есть польза. Маска эль-мейру помогать Рэйна, Рэйна помогать матури.
        - Смотря где жить,  - Сол в чём-то с ней был согласен, но она жила где-то в джунглях Эльфера, где деньги не имели ценности, а он жил в Нардии, где золото имеет огромную силу.

        Оставшееся время до вечера Сол провёл на палубе, с картой в руках, корректируя курс. Петляя между островами и возвышающимися над водой скалами, к наступлению темноты, они добрались до берегов центрального острова, где их поджидала очередная проблема. Повернуть на восток они не смогли, путь им преградили рифы.
        - Нам теперь что, возвращаться?  - спросил Херман, не отходя от своего брата всё это время.  - Опять протискиваться сквозь скальный коридор?
        - Нет, есть ещё один вариант, правда, я не полностью уверен, что мы сможем там пройти. Вот смотри,  - Сол развернул карту,  - тут несколько скал, входим здесь, поворачиваем сюда, потом вокруг этого острова и выйдем вот сюда.  - Сол провёл пальцем по карте, показывая маршрут, проложенный им ещё вчера.  - У нас должно получиться. По крайней мере, я на это надеюсь.
        - А что если и там рифы или какие-нибудь отмели?
        - Тогда придётся идти назад, другого варианта у меня просто нет. Мы сейчас находимся не там, откуда можно свободно выйти. Зашли бы вот отсюда,  - Сол ткнул пальцем в карту, чуть не сделав в ней дырку,  - было бы проще. Ну, что, рискнём брат?
        - Рискнём, я верю, что у нас всё получится.
        - Алонсо! Двадцать градусов право на борт! Идём к тому острову!  - крикнул Сол рулевому, показывая на скалистый остров, расположенный в нескольких милях от них справа.
        Добравшись до него, они вновь встали на якорь, решив, не рисковать ночью с прохождением очередного лабиринта.
        Почти всю ночь Солу снились кошмары. Одна змея пыталась проглотить другую, а жертва в свою очередь пыталась, проглотить её же пожирающую соперницу. Процесс проходил с переменным успехом, в конце оставшиеся окровавленные половинки решили, устроить передышку. У этих змей почему-то были человеческие головы с лицами Сола. У одной змеи во рту были острые зубы, а вот у другой змеи вообще ни одного не было. Как она с беззубым ртом умудрялась заглатывать свою зубастую соперницу, ему понятно не было, но факт оставался фактом, она это успешно делала.
        Ближе к утру, он проснулся мокрым от холодного пота, и тяжело дыша. Ему казалось что это он был той беззубой змеёй, сильно уставшей после неравной схватки. Проснулся он не самостоятельно, его разбудила Рэйна, положив свою ладонь на его лоб.
        - Один душа уже пытается съесть другой душа. Борьба началась, нужно торопиться.
        - Это что, так происходит?
        - Я не знать, ты спросить об этом у Эль-Мейхтру, она видеть много.
        - Ты стала лучше говорить, понятнее.
        - Рэйна много говорить, быстрее учиться,  - она провела ладонью по лицу Сола, и он снова провалился в сон, теперь уже совсем без сновидений.
        Утром его разбудила она же, после громкого и настойчивого стука в дверь.
        - Сол открывай, последний раз тебе прощаю запертую дверь!  - кричал Херман, стоя за дверью. Сол быстро встать с кровати не смог, голова кружилась, и ноги почему-то не могли удержать вес его тела. Вместо него дверь открыла Рэйна. Херман увидев ее вместо брата, запнулся в полуслове.
        - Капитан сейчас нет сил, встать, недолго, потом ходить как вчера,  - пояснила она, не желание Сола собственноручно открыть дверь Херману.
        - Сол, что случилось? Ты заболел?  - поставив две миски с тушёными бобами на стол, он присел на край кровати и потрогал лоб брата.
        - Нет, не заболел, просто спал плохо и сейчас голова кружится от недосыпа,  - Сол, разумеется, соврал, причина его головокружения была совсем иной, но брат об этом знать не должен, по крайней мере сейчас. Ещё вчера узнав о том, что время, отпущенное ему на жизнь, убавляется в несколько раз быстрее, Сол решил, не говорить об этом никому до самого последнего момента. Его надежда на исцеление сейчас стояла у стола, вдыхая аромат тушёных с мясом бобов.
        - Точно?  - с подозрением уточнил Херман.
        - Да, точно, мне уже прямо сейчас становиться лучше, а если позавтракаю, так вообще,  - Сол запнулся, пытаясь подобрать нужное для сравнения слово.  - Одним словом, ждите меня на палубе, скоро с якоря сниматься будем,  - ответил он, сменив тему, и встал с кровати. Голова ещё кружилась, но уже не так сильно как сразу после пробуждения. Херман ещё раз пристально посмотрел ему в глаза, пытаясь определить, обманывает он его или нет. Определить не смог, после чего ушёл, бросив недобрый взгляд на ведьму. Рэйну Херман начинал ненавидеть за то, что она всё время была рядом с Солом и постоянно шептала ему что-то. Он не знал, что постоянно запертая дверь это её рук дело, иначе натравил бы на неё всю команду. Рэйна дверь запирала с благими намерениями, чтобы никто не смог увидеть странное состояние, в каком иногда находился их капитан. Сейчас рядом с ней Солу ничего не угрожало, ведь их жизни связаны и Рэйна не позволит ему умереть. Умрёт капитан - умрёт и она, причём совсем не от рук матросов команды корабля.
        - Ну и чего ты смотришь? Ешь, пока завтрак ещё не остыл,  - поторопил её Сол и присел в кресло. За каких-то несколько минут его ноги устали так, словно он весь день простоял. Получив разрешение, девушка набросилась на бобы и быстро их съела. Сол лишь ухмыльнулся, даже будучи голодным, он так быстро как она сейчас, никогда не ел. Весь свой завтрак он не осилил, съел чуть больше половины, после чего пошёл на палубу. Рэйна пошла за ним, несмотря на то, что он её не звал.
        - И так, что у нас тут?  - он развернул карту. Вся карта была исчерчена стрелками, указывающими пройденный кораблём путь. В некоторых местах стрелок было так много, что он не сразу смог разобраться, куда они указывали и зачем он их там вообще нарисовал.  - Мы хотели за островом повернуть на восток, значит, туда и пойдём, других вариантов у меня пока нет.
        - Вот теперь понял, куда и зачем,  - сказал Борджо, внимательно проследив за пальцем капитана, плавно скользящим по карте.
        - Командуй боцман, если тебе теперь всё понятно.
        - По местам стоять! С якоря сниматься! Паруса ставить!  - получив команду от капитана, Борджо закричал так, что у Сола зазвенело в правом ухе.
        Вскоре бригантина продолжила своё блуждание по островному лабиринту и через, приблизительно два часа, вновь встала на якорь. Перед ними была развилка образованная высокими скалами. Скалы своими вершинами стремились соединиться между собой, образуя новый, теперь уже какой-то арочный лабиринт. Что находилась за скалами, было не видно, поэтому чтобы не оказаться в тупике, Сол решил, проверить что там, используя шлюпку. Сидеть в каюте ему надоело, проверять что впереди, отправился сам, разумеется, прихватив с собой несколько матросов.
        - Куда нам идти капитан, налево или направо?  - перед ними находились практически одинаковые два прохода между скал. Они могли оба оказаться очередными длинными коридорами, чего Солу не хотелось. Отмеренное ему время быстро утекало словно вода сквозь неплотно сжатые пальцы.
        - Направо, мне этот проход больше нравится.

        Через некоторое время шлюпка оказалась в очередном коридоре образованном скалами. Сол уже собирался дать команду повернуть назад, но впереди показался выход. Спустя ещё несколько минут и Сол и матросы, находившиеся с ним в шлюпке, замерли с открытыми ртами. Перед ними была необычайной красоты большая лагуна, окружённая песчаным берегом и каскадом из ступенчатых скал. Был другой выход из этой лагуны или нет, Сол не знал, но заметил напротив ещё два узких прохода уходящих куда-то ещё дальше вглубь острова.
        - Капитан это ведь и есть тот самый «Остров змей»?  - спросил один из матросов, нарушив долгое молчание.
        - Он, но выход отсюда сейчас искать не будем, его может не быть, только зря время потратим. Возвращаемся, осмотрим левый проход, может с ним больше повезёт.
        Настроение Сола резко испортилось, близился вечер. Это означало, что и этот день будет потрачен впустую, а отмеренное ему время на жизнь уменьшится ещё на десять дней. Всю дорогу назад он молчал, глядя перед собой и ничего не видя.
        - Капитан, ну, так нам поворачивать или нет?
        - А? Да, поворачивать,  - он наконец-то оторвался от мрачных мыслей и посмотрел вперёд.  - Навались на вёсла! И раз, и раз, и раз! Поторапливаться надо, стемнеет скоро, а нам ещё назад идти.
        Матросы старались, как могли, и через полчаса шлюпка вынырнула из короткого и изогнутого коридора на простор. Впереди больше не было видно никаких скальных коридоров, лишь редкие одиночные скалы и маленькие островки, с несколькими причудливо изогнутыми пальмами на них.
        - Вот и выход, идём назад, ещё сможем успеть вывести корабль из этого странного лабиринта до наступления темноты.
        Обрадованные найденным выходом, матросы заработали вёслами ещё быстрее, чтобы оказаться на борту как можно скорее.
        Увидев, с какой скоростью шлюпка приближается к кораблю, Херман подумал, что Сол от кого-то убегает. Поднять тревогу ему помешали радостные лица матросов. Брат же в отличие от них не улыбался, он своими мыслями был где-то далеко и от «Острова змей», и от прочих забот, связанных с командой и кораблём.

        Глава 12

        Поднявшись на борт, Сол отдал команду сниматься с якоря, после чего попросил Хермана идти за ним. Он привёл его в свою капитанскую каюту и сразу же запер за собой дверь.
        - В чём дело Сол?  - поведение брата ему не нравилось.
        - Слушай, что я тебе скажу, и не перебивай,  - прежде чем начать говорить, он открыл сундук с золотом.  - Об этом кроме меня и тебя больше никто не знает. Если со мной что-то случится, всё что останется, заберёшь себе. Этих денег тебе хватит на всю жизнь, если не будешь тратить понапрасну. Не сможешь справиться с командой - распусти её, а корабль продай, главное не рискуй почём зря. Я бы тебе ещё посоветовал, спрятаться где-нибудь лет на десять, чтобы о нас с тобой все забыли, но думаю, ты на одном месте столько не просидишь.
        - Сол! Стой! Скажи, наконец, в чём дело?  - золото и корабль сейчас Хермана не интересовали совсем, он даже не заглянул внутрь сундука.
        - Если Рэйна не обманывает, жить мне осталось приблизительно восемь дней. Та чужая душа, что сейчас сидит где-то во мне, медленно пожирает мою собственную душу. Не верить Рэйне уже как-то не получается, мне с каждым днём становится хуже. Я стал терять память, голова часто кружится и кошмары сняться.
        - А если всё-таки обманывает? Что если она таким способом мстит или ещё что-то плохое задумала?  - ведьму Херман и до этого момента не очень-то любил, а уж сейчас вообще стал ненавидеть. Он считал, что в таком плохом состоянии брата виновата исключительно она, ведь брату стало хуже только с её появлением. Дьявол, засевший внутри Сола, не делал ему ничего плохого, он сам об этом всегда твердил, говоря, что тот его учит.
        - Через несколько дней узнаем, обманывает она или нет, хотелось бы верить, что нет.
        - Почему? Ты настолько уверен в её словах?
        - Она тоже умрёт вместе со мной, если не успеет помочь. Мы идём в Эльфер не для ремонта корабля, его можно и своими силами отремонтировать, было бы время. В Эльфере, где-то в горах, находится храм бога,  - Сол запнулся, имя бога он забыл, и вспомнить так не смог,  - вот, забыл, как этого бога звать, а ведь ещё вчера хорошо знал. О чём я? А, да, вспомнил! В этом храме сидит какой-то мужик, жрец этого бога, так вот он как раз нам и нужен, ну и ещё кто-то, но я не запомнил. Рэйна без них не сможет провести ритуал разделения душ.
        - Ладно, допустим, что так, вот только я не понял, почему она умрёт вместе с тобой? Мы её что убить должны будем? Кстати, а где она?  - Херман осмотрел каюту, но в ней никого кроме них не было.
        - Найдётся, куда она с корабля денется. Убивать не придётся, я тут случайно испортил один ритуал, теперь моя и её души связаны. Умру я - умрёт она, по крайней мере она мне так сказала. Ну, а если обманула и не умрёт, можете делать с ней всё что хотите.
        - Сол, ты раньше не был таким мстительным, считаешь, что в твоём теперешнем состоянии она виновата?
        - Я сейчас даже и не знаю, что думать, когда тебе жить остаётся всего несколько дней, как-то уже совсем ничего не хочется и на всё становится наплевать. В появлении дьявола, то есть чужой души, Рэйна точно не причём, а вот в ускоренном течении времени есть и её заслуга. Я сейчас прилягу ненадолго, устал что-то, а ты найди девушку и проследи, чтобы никто не обидел, нужна она мне, от неё зависит, буду я жить или нет.  - Сол присел на кровать и сбросил с ног сапоги. Херман ещё не успел закрыть за собой дверь, а Сол уже спал, упав на кровать, словно его подстрелили.
        Херману не составило труда найти ведьму, она никуда не пряталась, сидела, обхватив руками колени возле бушприта, и смотрела вдаль. Бригантина плавно шла вперёд, проходя сквозь причудливый арочный тоннель образованный скалами.
        - Сол просил передать, что ты должна быть с ним в каюте,  - он сказал тихо, но она его не услышала. Ведьма сейчас находилась почти в таком же подавленном состоянии как Сол, вот только провалов в памяти у неё не было. Она сейчас вспоминала всё, что знала о ритуале разделения душ. Сама в нём никогда участия не принимала, потому что за последние пятьдесят лет такой ритуал никому был просто не нужен. О ритуале разделения она узнала от верховной ведьмы, когда находилась у неё в обучении, будучи ещё в возрасте десяти лет. Рэйна тогда стала эль-мейру не по собственному желанию. Её мать убил леопард, а она видела, как это было. Перенесённый шок сильно повлиял на сознание девочки, после чего она стала видеть души умерших людей и первой, конечно же, была душа матери. Не желая расставаться, Рэйна притянула руками душу, похожую на кусочек облака и прижала её к груди. Что было потом, Рэйна не помнила, её нашли бродящей по джунглям и отвели к Эль-Мейхтру. Старая ведьма хотела провести ритуал разделения, но Рэйна сама отдала душу матери. С того момента она и стала эль-мейру, ловчей душ.
        - Сол сказал, что ждёт тебя в каюте,  - сказал Херман чуть громче.
        - Уже иду,  - она встала одним плавным движением, словно была не человеком, а каким-то проворным зверем и направилась в каюту капитана. Херман проводил её взглядом, одновременно и, ненавидя её, и сочувствуя. Ведь если всё что сказал ему брат, было правдой, девушка умрёт вместе с ним. Когда она скрылась за дверью, Херман сел на её место и тоже погрузился в мрачные раздумья.
        Через полтора часа стемнело, корабль встал на якорь. Борджо не рискнул вести бригантину в темноте сквозь отмели и скалы.
        - Херман, что у нас с Солом происходит, на нём лица нет, ходит мрачный как грозовая туча?  - к нему подошёл Тэкито и присел рядом.
        - Заболел, чем, никто не знает, доктора у нас нет, ведьма пытается помочь, но пока безуспешно,  - он решил, пока никому не говорить о том, что происходит с братом.
        - В Эльфере доктора найдём, думаю через пару дней туда дойдём, не так уж до него и далеко осталось, если судить по карте. Ребята говорят, что они нашли необычайно красивую лагуну, Сол обещал вернуться туда, вот только не думаю, что для того чтобы ещё раз на неё посмотреть. Планы у него какие-то появились связанные с этим местом, только он молчит как всегда в последнее время. Тебе ничего не говорил?
        - Нет, только жаловался на то, что чувствует себя плохо. В Эльфер, наверное, на поиски доктора спешит. Не из-за освобождённых же эльферийцев он туда так спешит попасть, они-то как раз никуда не торопятся, им и у нас неплохо, причём даже детям. Мальчишки всё время под ногами мешаются, матросами хотят стать для начала, потом все поголовно капитанами.
        - А ты, капитаном стать хочешь?
        - Я? Не знаю, наверное, нет, характер у меня не тот, не как у Сола. А ты?
        - Попробовать оно, конечно, можно, но не думаю, что из этого что-то хорошее получится, ответственности много, а я не люблю это дело.

        Сол проснулся ещё до рассвета и вначале испугался, увидев нечто сидящее на полу в центре каюты. Присмотревшись, понял, что это Рэйна, застыла сидя в странной позе. Девушка сидела, поджав ноги под себя, положив на них руки ладонями вверх. Лицо было закрыто маской, той самой, что сейчас должна была лежать в сундуке под замком. Он потрогал грудь в поисках ключа. Ключ по-прежнему был при нём, висел на шнурке под рубашкой. Несколько минут он наблюдал за девушкой, пытаясь понять, что она делает, но в итоге так и не поняв, решил спросить.
        - Ну и что это значит?
        Рэйна ответила не сразу, вначале сняла маску, потом встала и, положив её на стол, повернулась лицом к нему. Лицо было бледное, под глазами красовались тёмные круги, губы слегка дрожали.
        - Эль-мейру просить Онейто немного время.
        - И как, дал?  - Сол к разговору с богом относился скептически, считая, что, сколько не говори ним - ответа всё равно не будет.
        - Да, один день. Мы должны успеть. Прости, маска была очень нужна, я не хотеть тебя будить.
        - Можешь её оставить себе, она же твоя всё-таки. Нам ещё что-то будет нужно для ритуала?
        - Да, барабан, он быть где-то внизу.
        - И всё?
        - Здесь да, остальное там.
        - А это вообще больно, ну, я о разделении душ сейчас говорю. Как это происходит?
        - Немного,  - успокоила Рэйна, а сама вспомнила слова старой ведьмы,  - «Они кричат так, словно из них все внутренности вынимают, отрывая каждую кишку по отдельности». Только намного позже ведьмы матури додумались применять змеиный яд, чтобы вводить человека в состояние близкое к смерти. Так он не мог кричать и сопротивляться, но это касалось лишь того человека, из тела которого доставали лишнюю душу. Для ритуала ещё требовалась жертва, человек, его душа станет подарком богу за разделение. Вот его как раз жалеть никто не собирался, чем сильнее кричит, тем легче душа выйдет из его тела. Потом этого человека убивали, эль-мейру некоторое время ждёт, чтобы душа вышла из тела, потом она ловит её и передаёт жрецу. Как пройдёт этот ритуал, с разделением душ капитана Сола, Рэйна предугадать не могла. Её жизнь теперь связана с жизнью того из которого и предстоит вытянуть лишнюю душу.
        - Ты заснула там что ли?  - напомнил о себе и своём вопросе Сол.
        - Нет.
        - Что нет?
        - Не больно, если только чуть-чуть.
        Пока они не спеша разговаривали, наступил рассвет. Сол переоделся, сняв с себя одежду бывшего капитана и надел свою. В одежде по размеру он даже стал чувствовать себя немного лучше, словно она отдала ему некоторую часть дополнительных сил.
        - Борджо, снимаемся с якоря, идём в Эльфер,  - Сол появился на палубе почти одновременно с боцманом, искать Борджо ему не пришлось.  - Только не ори так, словно голосом убить кого-то хочешь, тебя и так все прекрасно слышат.
        - Хорошо сеньор капитан,  - Борджо улыбнулся, что было явлением редким и тут же забыв о своём обещании, закричал.  - С якоря сниматься! Паруса ставить!
        Чтобы было лучше видно, что их ждёт впереди, Сол перебрался с кормы на палубу полубака. Там для него поставили пустую бочку, на которую он и присел, чтобы не стоять. Ещё совсем недавно для него провести на ногах весь день, было привычным делом, сейчас же ему требовалось часто давать им отдых. Через некоторое время он услышал тихие шаги, Рэйна решила, что сидеть в каюте одной слишком скучно и пришла, чтобы составить ему компанию.
        Больше часа на палубе полубака они просидели вдвоём и всё это время, никто из них не сказал ни слова. Сол просто не хотел ни с кем разговаривать, а Рэйна не решалась начать говорить первой. Может быть, они и дальше бы так сидели, если бы не Борджо.
        - Капитан у нас проблема. Один из освобождённых нами эльферийцев, похоже, умирать собирается. Лежит на полу весь горячий, словно на солнце перегрелся и дышит тяжело. Что нам с ним делать? Может его сразу за борт, чтобы всю команду не заразил?
        - А он точно чем-то заразным болен? Может у на его теле раны какие-нибудь есть?
        - Да, вроде бы нет у него никаких ран, там из одежды-то одна повязка, чтоб прикрыть э,  - Борджо запнулся, увидев, что Рэйна быстро встала.
        - Я посмотреть, что с ним,  - она быстрым шагом направилась в кают-компанию. Все эльферийцы находились почти всегда там, и больной человек сейчас был тоже там. Сол пошёл вслед за ней вместе с боцманом, чтобы посмотреть на заболевшего человека и решить, что с ним делать.
        Больным оказался ещё совсем молодой парнишка, он лежал у стены в полном одиночестве. К нему никто не подходил, все боялись заразиться. Сол тоже подходить не спешил, смотрел с порога за тем, что с ним делает Рэйна. Ведьма его сначала всего прощупала в поиске внутренних ран, а потом попросила нож. У Сола ножа с собой не оказалось, он остался лежать на столе в каюте капитана.
        - Борджо одолжи ей свой нож.
        Боцман достал из голенища нож, и не сходя с места, протянул его девушке. Рэйна посмотрела на Борджо и слегка нахмурилась, потому что ей пришлось подойти к нему. Сам Борджо не сходил с места не потому, что не уважал ведьму, он просто боялся заразиться. Сол встал чуть правее, чтобы лучше видеть, как она будет его лечить, но лечение оказалось слишком быстрым, смотреть особо и нечего было. Рэйна одним молниеносным ударом убила парня, ударив ему точно в сердце. Все эльферийцы что сейчас находились в кают-компании, вздрогнули, взрослые закрыли детям глаза.
        - Он бы не прожить ещё час, бывший капитан часто его бить, повредить живот. Живот сначала болеть, потом идти кровь, долго не жить. Сейчас Рэйна брать его душу, нести Онейто, там отдать. Нужен маска, я взять?  - спросила она разрешения у Сола.
        - Возьми, она же твоя, зачем просишь.
        Девушка на некоторое время скрылась в каюте капитана и вскоре оттуда вышла одетая лишь в набедренную повязку, свою золотую маску с чёрными перьями и с четырьмя свечами в руках. Увидев её такую, Борджо попятился назад, в колдовство он, оказывается, верил и немного боялся его.
        - Все уйти!  - сказала Рэйна, обращаясь ко всем сбившимся в угол эльферийцам. Они, разумеется, послушались и быстро вышли, а когда за ними закрылась дверь, Сол понял, что и боцман тоже вышел вместе с ними.
        - Мне тоже выйти?
        - Ты нет, ты не верить и хотеть видеть? Рэйна покажет!
        Сол сместился ещё правее, освобождая место, и приготовился смотреть, как происходит ритуал захвата души. Он думал, что вот сейчас Рэйна возьмёт тело, перетащит в центр каюты и будет с ним что-то делать, но он не угадал. С трупом она ничего и не собиралась делать, оставила там, где был. Она нарисовала на полу угольком треугольник, по углам которого и в центре поставила свечи. Свечи были ещё не зажжённые и Сол, на всякий случай потрогал кошель, где находилось его огниво. Собирался помочь ей зажечь, если попросит, но она не попросила. Опустившись на колени возле треугольника, Рэйна стала что-то говорить, постепенно повышая голос. Что она говорила, Сол не понимал, это было какое-то древнее наречие, которое знали очень немногие из матури, а из эльферийцев вообще никто не знал.
        Где-то приблизительно через минуту свечи самостоятельно загорелись, каким-то призрачным бледно-голубым светом. Сол даже отпрянул к стене от неожиданности и затаил дыхание, чтобы не создавать шума и не мешать Рэйне, провести ритуал. Что бывает, когда ритуал нарушается, он уже прекрасно знал, правда, до сих пор не до конца во всё верил. Тем временем Рэйна продолжала говорить, переходя с шёпота на крик. У Сола по телу пробежало стадо мурашек, а само тело словно окаменело, он не мог даже моргать, не то, чтобы с места сойти. В каюте стало заметно холоднее, а свечи разгорелись ярче. Приложив максимум усилий, он вжался в стену, стараясь быть не заметным до окончания ритуала. Ждать долго не пришлось, через несколько секунд Рэйна хлопнула в ладоши и прижала их к груди. Свечи сразу погасли, в каюте стало темно и тихо, как и до начала ритуала. Рэйна встала и сняла маску, а Сол наконец-то вздохнул, по его виску пробежала холодная капелька пота. От неожиданно громкого стука в дверь у него чуть было сердце не остановилось.
        - Капитан ответь? Что у вас там происходит?  - кричал Борджо стоя за дверью. Сама дверь не была заперта, но он боялся её открывать, ждал, когда Сол разрешит.
        - Входи, уже всё!  - ответил он, увидев, как Рэйна кивнула, подтвердив, что ритуал закончен. Через несколько секунд дверь приоткрылась. Прежде чем войти, Борджо сначала заглянул, чтобы убедиться, что точно всё закончилось.  - Заверните тело в парусину, привяжите к нему ядро и бросьте за борт. Не бойтесь, он не заразный,  - Сол незаметно от Борджо и Рэйны вытер холодный пот.
        Вслед за Борджо в кают-компанию заглянул Тэкито, слух о том, что здесь проводится какой-то ритуал, дошёл до оружейной палубы, где он и находился в это время. Вскоре в каюту заглянули ещё десятка полтора матросов, с той же целью, то есть поглазеть и узнать, что тут произошло.
        - Тэкито, а Херман где? Все уже сюда нос сунули, только его нет.
        - Он где-то в грузовом трюме, видимо снова добро перекладывают с одного места на другое, пытается баланс поймать. По мне так лучше бы выбросил оттуда весь ненужный хлам, места больше бы стало.
        Тэкито, конечно же, не мог знать, чем там на самом деле занимался Херман, ему никто не сказал. Брат в трюме сейчас аккуратно разрезал серебряную посуду на маленькие и приблизительно равные кусочки. Чтобы потом использовать их вместо монет. Платить жалованье матросам посудой было неразумно, она краденная, кто-то ведь сможет и опознать эту посуду при её продаже в Эльфере. Золотом платить он не собирался, ни при каких условиях, ему Сол запретил. Несмотря на то, что Херман верил, в то что с братом будет всё хорошо, на всякий случай решил, заранее подготовиться к худшему варианту. За несколько дней он разрезал приблизительно пятую часть посуды, а если точнее, то один ящик из пяти хранившихся в трюме. Начал с самых крупных предметов, которые было сложнее спрятать от посторонних глаз. Когда стал складывать кусочки в мешочек, послышался скрежет и через секунду он полетел вперед к носу корабля, врезаясь во всё, что попадалось ему на пути. Полёт закончился ударом головой в барабан.
        - Ух, что это было?  - потрогав голову и убедившись, что она цела, Херман отправился на верхнюю палубу, узнать, что случилось. Запереть за собой дверь не забыл, ведь серебро от удара разлетелось по всему трюму и не заметить его, мог разве что только слепой. В их команде слепых не было, поэтому Херман уходя, всегда запирал дверь.
        На палубе было шумно. Борджо орал на всех, кто попадался ему на глаза и грозил выдернуть ноги, руки и открутить голову тому, кто умудрился в хорошую погоду посадить бригантину на мель. Матросы в панике бегали по палубе, пытаясь что-то сделать и попутно прячась от разгневанного боцмана. Сол стоял в дверном проёме кают-компании и молча, наблюдал за всей этой вакханалией, царившей сейчас на палубе. Он был хмурым и выглядел сильно уставшим.
        - Всем стоять!!!  - закричал Сол, после чего матросы замерли в разных позах.  - Шлюпку на воду, взять канатную бухту, бревно и бегом на отмель по левому борту. Корабль нужно снять с мели, у нас и так слишком мало времени, а вы тут бродячих комедиантов изображаете. Бегом!
        - Капитан сказал бегом!!! Обезьяны облезлые!!! Я вам всем руки оторву, если через час не снимете корабль с отмели!  - поторопил Борджо.
        Отмель, о которой говорил капитан, находилась шагах в трёх ста от них, никаких деревьев и больших камней, чтобы к ним прикрепить канат там не было. Бревно пришлось вкапывать в мокрый песок на глубину почти в два метра под наклоном. К нему потом привязали канат, второй конец которого был просунут через пушечный порт и привязан через лебёдку к мачте. Матросы чуть ли не всей командой, высадившись на отмель, принялись стаскивать корабль с отмели, одновременно используя и лебедку, и силу своих рук.
        Чувствуя свою вину за незамеченную вовремя отмель, они трудились непрерывно два часа и в итоге всё-таки смогли снять корабль с песчаного островка, на который он наскочил. Несмотря на то, что они не уложились в отведённый боцманом час, руки он никому из них не оторвал, но ругался потом долго.
        Когда корабль вновь оказался на достаточной глубине, Сол отправился к себе в каюту, ему нужно было отдохнуть после всего произошедшего и желательно лёжа. Труп эльферийца к этому времени уже убрали, небольшую лужицу крови смыли, а вот треугольник, нарисованный на полу ведьмой, матросы трогать побоялись.
        Когда Сол вошёл в каюту, Рэйна была там, уже переодевшись в выданную ей мужскую одежду. Золотая маска Эль-мейру лежала на столе, вместе с ножом Борджо, о котором он после всего увиденного, даже и не вспомнил. Девушка стояла у окна спиной к Солу и молча, смотрела на буруны, остающиеся на воде после корабля.
        - Что ты чувствуешь и как долго можешь хранить в себе чужую душу?
        В ней сейчас также как и в Соле, находилось сразу две души, и он решил, сравнить ощущения.
        - Чувствую грусть и обиду, душа мало была в теле, всего пятнадцать лет. Хранить могу долго, если душа одна, много душ хранить совсем мало, не больше десяти день.
        Сравнив ощущения, Сол пришёл к выводу, что они у них слишком разные, чужая душа в его теле никакой обиды и грусти ему не подсовывала. Сол до недавнего времени почти всегда был весел и смел в своих авантюрных решениях и действиях. Иногда он даже сам удивлялся, на что стал способен. Единственное что, по его мнению, было плохого, это то что чужая душа сделала из него довольно жестокого человека. Он готов был убить любого, кто встанет у него на пути, особенно сейчас, на пути в храм Онейто.
        Как и когда он оказался на кровати, в памяти не отложилось, возможно, что к этому делу вновь Рэйна приложила руки. Она однажды уже усыпляла его прикосновением рукой к голове, так что Сол сейчас не обратил на этот провал в памяти почти никакого внимания. Проснулся он в полночь, достаточно хорошо отдохнувшим и жутко голодным. В каюте был один, Рэйна куда-то ушла, видимо ей надоело слушать, как он храпит.
        - А не сходить ли мне на камбуз?  - подумал он, услышав голодное урчание в животе.  - Я ж всё-таки капитан, а капитан может, есть в любое время, когда ему захочется.
        Надев сапоги, он прихватил с собой нож Борджо, чтобы отдать ему, если попадётся по пути. Ночь была тёплой, но очень тёмной, луна спряталась за плотными облаками и почти не освещала палубу. Сол шел, чуть ли не на ощупь, ругая Борджо за то, что он не догадался повесить на палубе хотя бы один фонарь. Добравшись до полубака, открыл дверь, ведущую на камбуз, и сразу же услышал голоса. Говорили двое, попутно запугивая третьего человека, который пока молчал. Прежде чем появиться перед ними, он решил, сначала послушать, о чём говорят, чтобы понять, в чём дело.
        - Ты подержишь, а я накормлю солониной, затолкаю столько, что живот лопнет. Не лопнет сам, можно помочь.
        - Нет, проще просто прирезать и за борт, нет тела - нет вопросов. Хотя можно и живьём бросить, только ядро привязать надо, чтоб сразу на дно.
        - Капитан уже знать, что вы делать,  - услышал Сол голос третьего, им оказалась Рэйна. Не раздумывая, он спрыгнул вниз, минуя ступени лестницы и сразу же, напал на одного из матросов. Матрос оказался совсем не новичок в драке на ножах, успел среагировать на удар Сола, но не учёл того, что рядом с ним стояла Рэйна. Девушка оказалась не робкого десятка и толкнула его в спину, насадив на нож в руках Сола. Второй матрос, не имея такого преимущества как скорость, решил захватить Рэйну в заложники, но она и здесь оказалась быстрее его, успела перепрыгнуть через стол, попутно ударив ногой по ведру с золой. На камбузе стало совсем ничего не видно, из-за повисшей в воздухе золы. Стараясь не дышать и прикрыв глаза Сол наугад бил ножом, ориентируясь на шорохи. Попасть в ведьму он не боялся, она находилась в недосягаемости длины его рук. Сделав несколько выпадов, вместо матроса попал в стальной короб, огораживающий жаровню. Нож выпал из его руки, он остался без оружия на территории хорошо известной противнику. Что и где здесь можно было найти из оружия, он не знал, и противник этим воспользовался. Спустя
несколько секунд в каких-то несколько сантиметрах от головы Сола пролетела кочерга. Послышался звон упавшего на пол чугунного котла и звук упавшего на пол тела.
        - Капитан, я его бить по голове, он лежать,  - послышался голос Рэйны откуда-то из правого дальнего угла камбуза. Сол чихнул пару раз и направился туда, на помощь девушке. В дальнем углу висящего в воздухе пепла было в разы меньше, и он смог увидеть и девушку, и лежащего на полу матроса. Он был жив, но после удара чугунным котлом по голове находился без сознания. Пока он не очнулся, Сол связал его и от всей души ударил кулаком в лицо. После удара матрос очнулся, не понимая, где он и что происходит.
        - Рэй,  - он сократил имя девушки, обращаясь к ней,  - расскажи, что случилось, чего им от тебя было нужно?
        - Капитан чувствовать себя плохо, Рэйна думать, что капитана отравить, идти искать яд.
        - Ну, и как? Нашла?
        - Да, эта трава нельзя есть, мало съесть - долго спать, много съесть - умереть,  - она показала на пучок сухой травы подвешенной к потолку.  - Он добавить в еду, чтобы капитан умереть.
        - Ясно, позови боцмана или Тэкито, мне тут помощь потребуется.
        Рэйна ушла, а Сол с наслаждением ещё раз избил матроса, стараясь оставить его живым и в сознании.
        Через несколько минут на камбуз прибежали не только Борджо и Тэкито, но и чуть ли не вся команда корабля.
        - Борджо, кто это? Я что-то не помню, чтобы видел его среди матросов.
        - Это наш кок, я рассказывал о нём, он первым из старой команды захотел у нас остался. Отсюда почти не выходил, всё время что-то делал, спал тоже здесь.
        - А кто тот что лежит около стола?
        Борджо перевернул на спину тело матроса, чтобы посмотреть на его лицо.
        - Этот тоже из старой команды у Тэкито в канонирах был.
        - Что случилось?  - сквозь стоявших плотной толпой матросов протиснулся Херман.
        - Меня пытались отравить, Рэйна их вычислила, ну, а я просто вовремя сюда заглянул, иначе они бы её убили.
        - А где она сама?  - Сол осмотрев камбуз, не увидел среди собравшейся толпы девушку.
        - Вот она, здесь!  - крикнул кто-то, и толпа раздвинулась, предъявив виновницу ночного переполоха. Рэйна молча, стояла позади всех, не пытаясь пойти вперёд.
        - Подойди, расскажи всем, что произошло.
        Она подошла и со свойственной ей манере коверканья слов, рассказала всё с самого начала, разумеется, умолчав о том, что в теле капитана находится не одна, а две души.
        - Наш человек! Уважаю!  - заявил Борджо и дружески хлопнул девушку по плечу. От такого дружеского хлопка Рэйна чуть в угол не улетела, масса тел у них была слишком разная, Борджо весил как минимум раза в три больше, чем она.
        - Да!!! Ведьма с нами!!!  - загалдели матросы и принялись по очереди кто руку жать, кто по плечу хлопать, правда, после удара Борджо старались это делать аккуратно.
        - Сейчас все на верх, останусь я, Тэкито, Херман, Борджо и Рэйна, хочу поспрашивать этого гада кое о чём,  - Сол выпроводил всех матросов с камбуза, чтобы они не слышали, что расскажет кок. Понимая, что шансов остаться в живых у кока мало, он рассказал всё, рассчитывая на снисхождение.
        Задумка кока была проста, корабль сейчас находился неподалёку от берегов Эльфера. Отправив капитана и команду, всех с разными последствиями, он собирался изменить курс и направиться в другой порт. Нойта его не устраивала, город небольшой, а вот порт Кастаррас ему для задуманного хорошо подходил. Он ближе и там можно было легко продать корабль, либо нардийцам, либо тем же мидинцам. Продать, разумеется, собирался прямо в таком состоянии, без необходимого ремонта и по цене вдвое меньше его реальной стоимости. Кок уверял, что они всё планировали проделать только вдвоём, другим матросам он ничего не говорил, вот только Сол его словам не поверил. Только вдвоём кораблём просто невозможно управлять, не справишься, для этого нужно минимум человек десять, да и то, если погода будет хорошей.
        - Что мне с ним сделать?  - Борджо встал около связанного кока, поигрывая своим ножом, найденным тут же, на полу камбуза.
        - Пока ничего, подождём до утра, нам всем сейчас нужно успокоиться,  - Сол не спешил с наказанием, нужно было придумать такое, после которого матросы семь раз подумают, прежде чем затеять что-то подобное.
        Вскоре Сол покинул камбуз, так и, оставшись голодным, пища просто не лезла в горло после всего, что там произошло. Вернувшись к себе в каюту, увидел там Рэйну. Она оказывается сразу после своего рассказа ушла, а этого даже никто не заметил, в том числе и сам Сол.
        - Спасибо, ты в очередной раз спасла мне жизнь, теперь я твой должник.
        - Спасать капитана - спасать себя, две души связаны, умереть одна - умереть другая.
        - Вот только не надо мне тут говорить о том, что ты спасала собственную жизнь, ты об этом даже не думала. Думаешь, только ты умеешь читать по глазам? Ошибаешься, это не так сложно, как кажется. Для тебя твоя жизнь не стоит и ломаного медяка, ты уже давно пытаешься умереть, вот только не просто так, ты должна уйти из этого мира достойно. Я ведь прав? Тот, кто хочет жить долго, не станет рисковать, так как ты,  - Сол подошёл ближе и посмотрел ей в глаза. Сейчас никакого сводящего с ума взгляда в ответ не последовало, она просто смотрела на него, не понимая, о чём он говорит.
        - Ты и я нельзя разделить, мы теперь прожить одна жизнь.
        - Опять ты о своём ритуале! Не верю я в это. Все мои головокружения не связаны с поеданием души, это действие яда, который кок подсыпал в еду,  - выпалил Сол и подумал, что сейчас совсем не хотел всего этого говорить, но зачем-то сказал.  - Извини, не хотел тебя обидеть, видимо чужая душа как-то повлияла и заставила наговорить тебе гадостей. Чувствует, что скоро от неё попытаются избавиться, вот и пытается помешать.

        Глава 13

        Остаток ночи Сол просидел в кресле, спать не хотелось, он чувствовал вину перед Рэйной. Сама девушка сейчас спала на его кровати, он сам настоял на том, чтобы она там легла. Глядя на неё спящую, он думал, что для неё тоже необходима кровать, не всё же время она у него в каюте на полу спать будет.
        В дверь тихо постучали. Сол встал и, ещё раз взглянув на Рэйну, пошёл открывать. Стучал Борджо, чтобы сообщить о том, что уже утро и нужно принять решение с наказанием для кока.
        - Сол, там мидинцы, ну, те что перешли к нам, они для него казнь придумали, хотят доказать, что к его делам не причастны. Ждут твоего разрешения, с якоря просили пока не сниматься.
        - А причём тут стоянка, на ходу что этого сделать будет нельзя?
        - Нет, то что придумали, нужно сейчас сделать.

        Вскоре стоя на палубе, он рассматривал собранную матросами за ночь из железных полосок клетку. Размер клетки был небольшой, в ней можно было поместиться лишь только сидя. Кок уже находился внутри этой клетки и смотрел на мидинских матросов с ненавистью.
        - И что дальше, будем держать его в этой клетке как дикого зверя?
        - Нет сеньор, нам он тут не нужен, мы хотим подвесить клетку вон на том дереве,  - говоривший матрос показал на скалу, неподалёку от которой они встали на якорь. Скала была не высокой, а на её вершине росло единственное и очень корявое дерево.
        - Согласен, задумка хорошая, вот только как вы туда влезете?
        - Мы и не будем туда влезать. Из трещин вылезло много корней, подвесим клетку к одному из них. До них с реи достать можно, если корабль подойдёт ближе.
        Кок услышав, что его ждет, стал кричать и пытаться выбраться из клетки, но она была прочной и у него из этой затеи ничего не получилось.
        - Борджо, передвинь корабль ближе, пусть подвесят, только быстрее времени у нас мало. И его товарища пусть рядом повесят, он мёртв, так что и без клетки повисит. Хороший указатель из них получится.

        Через час клетка с коком внутри была прикреплена к толстому корню, к ней снизу подвесили труп второго заговорщика, так как поблизости ещё одного крепкого корня не нашлось.
        - Дай команду паруса ставить, курс на Нойту, осталось сделать последний рывок,  - сказал Сол, подойдя к Борджо.  - А ещё нам теперь нужен новый кок, есть на примете подходящие кандидаты?
        - Есть, только он не согласится.
        - Почему?
        - Потому что это Херман, он один у нас остался не при деле, сидит целыми днями в трюме и что-то там пилит.
        - Да, ты прав, он готовить не любит, кухня - это не его стихия, а ещё есть идеи?
        - Я бы Додо на камбуз отправил, думаю, из него получится хороший кок.
        - Почему его?
        - Он лысый, волос в каше не будет,  - Борджо улыбнулся и закричал,  - паруса ставить, с якоря сниматься! Живее обезьяны облезлые! Курс на Нойту!
        Додо в этот же день стал их новым коком, его даже уговаривать не пришлось. Сол, конечно, мог бы заставить любого быть коком, всё-таки слово капитана - закон, но он решил, не давить на людей в некоторых вопросах, они сами решат.
        Миску наваристой каши от нового кока Сол получил только после полудня. На камбузе сначала было необходимо прибраться, прежде чем там что-то начинать готовить. К этому времени все проголодались так, что даже вкуса каши почти никто не ощутил, просто не успели, слишком быстро съели.
        Весь оставшийся день, Сол провёл стоя на полубаке, с подзорной трубой в руках. Он ждал появления берегов Эльфера. Всё время проверял курс по своему дешёвому компасу и сверялся с картой, словно она могла ему в этом чем-то помочь. Первый из островов Эльфера появился лишь перед закатом, к этому моменту Сол уже начинал паниковать, думая, что ошибся в расчётах.
        - Это Нойта?  - к нему подошёл Херман. Вид у него был уставший, после кропотливой работы по разрезанию серебряной посуды на маленькие кусочки.
        - Нет, это всего лишь первый остров, вот этот,  - Сол показал его на карте.  - До Нойты ещё полдня пути. Как только окажемся там, я сразу же отправлюсь с Рэйной в храм Онейто.
        - А я? Ты что меня с собой не возьмёшь?
        - Я бы взял, но на кого мне оставить корабль, нужен ремонт, нужно подобрать матросов, у нас сейчас не хватает половины от необходимого количества. Борджо один со всем этим не справится.
        - А Тэкито?
        - Тэкито пойдёт со мной, Рэйна разрешает взять с собой только одного, я выбрал его. Правда, он пока не знает об этом, как, впрочем, и зачем мы туда пойдём.
        - Возьми лучше меня, я же всё знаю,  - стал настаивать Херман.
        - Нет, ты забыл, о чём мы договаривались? Если я не вернусь, капитаном станешь ты. И не спорь со мной, мы же договорились.
        - Ладно, останусь, но знай, я на тебя обиделся, опекаешь как маленького, а мне уже, между прочим, сегодня пятнадцать исполнилось.
        - Поздравляю тебя брат,  - Сол обнял Хермана,  - подарок потом получишь, когда вернусь.

        На ночь Сол решил не вставать на якорь, луна была яркая, острова хорошо видны, а рифов или каких-либо других отмелей здесь просто не было. Порт Нойта показался с рассветом, заявив о себе двумя десятками рыбацких лодок, вышедших в море на промысел.
        Появление в порту бригантины стало значимым событием для маленькой Нойты, большие корабли появлялись тут не часто. Встав на рейд возле самого большого причала, Сол вместе с Херманом и Борджо отправились к начальнику порта, чтобы договориться о ремонте и заплатить за стоянку.
        - Херман, ты сразу золотом не плати, вначале продай серебряную посуду,  - тихо сказал Сол, чтобы идущий позади них Борджо не услышал.
        - Так ведь нет больше посуды.
        - Как это нет, куда ты её дел?
        - Разрезал на кусочки, хотел их использовать вместо монет.
        - Тогда продай эти кусочки, золотом заплатишь только в крайнем случае, если серебра не хватит.
        Начальник порта обрадовался, узнав, что им нужен ремонт и заверил, что предоставит лучших мастеров. Заработать хорошие деньги в этом маленьком городе, можно было лишь таким способом, а он появлялся не часто. Узнав о том, что на борту дети, которых освободили из рабства, начальник уменьшил стоимость ремонта чуть ли не вдвое. Как оказалось, Ребекка была дочерью его родного брата, и они уже перестали надеяться, увидеть её живой. Девочку и ещё несколько детей похитили в порту Кастарраса около двух месяцев назад. Сейчас начальник порта пообещал Солу, что вернёт всех детей в семьи и даже намекнул, что возможно он как капитан получит немного денег за их освобождение. Сол отказался от этих денег, посчитав, что брать их нельзя, он хоть и пират, но честен.
        Сразу после встречи с начальником порта Сол направился на рынок, не покупать продовольствие, а чтобы нанять носильщиков, желательно представителей племён матури. Некоторые из представителей этих племён перебирались сюда в Нойту, ближе к цивилизации, в надежде на более лёгкую жизнь. Сол собирался нанять шесть человек, чтобы они донесли барабан Рэйны до реки. Дальше они с ними не пойдут, их просто не пропустят на чужую территорию. С Солом и Рэйной пойдут ещё Тэкито и несколько детей, похищенных мидинцами из ближайшего поселения матури. Мидинцы отметились и там, пройдясь по диким берегам Эльфера. Где они останавливались для этого, Сол не знал, искать это место и идти наугад, он не решился, из Нойты было проще попасть в нужный им храм, дорогу Рэйна покажет.
        К полудню он нанял шестерых крепких мужчин, согласившихся проводить их до реки. Пришёл с ними в порт, где его уже ждала Рэйна со своим барабаном, Тэкито, детьми и небольшим запасом провианта для двухдневного похода. Барабан завернули в парус, чтобы никто не смог увидеть его и по его виду, не догадался о том, что у них в порту сейчас находится одна из эль-мейру диких племён матури.
        Носильщики сразу поняли, что скрывает под собой парусина и кто такая Рэйна, но никому об этом не сказали. Жить в городе среди эльферийцев ещё не означало, полностью отказаться от принадлежности к матури, своих соплеменников они не выдавали, боялись быть проклятыми старой ведьмой. В силу Эль-Мейхтру они верили и знали, что она сможет их проклясть, да и не только она могла, эль-мейру тоже много чего могли. Рэйна по силе лишь на одну ступеньку была ниже старой ведьмы и сейчас была не где-то там далеко в джунглях, а шла рядом с ними.
        - Сол, а мы вообще куда идём-то?  - Сол ещё не рассказал Тэкито о своей проблеме и её решении. Тэкито шёл вслед за ним и крутил головой, осматривая заросли тропического леса.
        - Рэйну до дома провожаем.
        - Она без нас что, самостоятельно не дойдёт, нам обязательно сейчас надо топать в такую даль?
        - Нет, не дойдёт, к тому же я обещал помочь.
        - Вот мне сейчас почему-то кажется, что я опять попаду в какую-нибудь передрягу и снова по твоей вине. Носильщики уж как-то подозрительно на нас с тобой смотрят, с какой-то жалостью, словно нас ведут на казнь.
        - Тебе кажется, у них изначально были такие взгляды, ты просто не замечал.
        - Ладно, пусть смотрят, вот только почему ты их нанял, а не купил лошадей или, например, ослов?
        - Лошади не пройдут, это здесь дорога пока ещё есть, дальше будут непроходимые джунгли, дорогу себе придётся прорубать.
        На некоторое время Тэкито отстал от Сола со своими вопросами и шёл, молча, наслаждаясь прогулкой. Местность хоть и была немного холмистой, идти было легко, так как они шли по дороге, пусть и не часто используемой жителями Нойты. Солу каждый шаг давался тяжело, он знал, куда и зачем он идёт. Все красоты Эльфера ему сейчас были совсем не видны, перед глазами были картины ритуала. Представлял он его по-своему, с большим количеством свечей и сложным рисунком, на полу храма Онейто. Ещё ему думалось, что в храме будет холодно, ведь он расположен где-то в горах, а там на вершинах лежит снег. В отличие от него Рэйна знала, как проходит ритуал разделения душ и переживала о том, что он может пройти не так гладко, как она слышала со слов старой ведьмы.
        Спустя несколько часов дорога закончилась, как Сол и говорил, дорогу дальше им пришлось прорубать сквозь густой подлесок. Сол шёл первым, ловко орудуя абордажной саблей. Тэкито расширял проложенную им дорогу, чтобы носильщики смогли пронести барабан. За приблизительно полтора часа Тэкито устал так, как никогда раньше, руки уже просто не могли поднять саблю, чтобы перерубить очередной стебель вьюна. Сол тоже устал, но продолжал рубить, понимая, что у него в запасе осталось уже меньше трёх дней.
        - Сол остановись, давай немного отдохнём, сил уже никаких не осталось, да и дети еле ноги переставляют.
        - Хорошо, привал, но ненадолго, до реки желательно дойти завтра в полдень.
        - А с чего это вдруг такой короткий срок, мы что опаздываем куда-то?
        - Да, опаздываем, нам нужно попасть в храм как можно быстрее.
        - Сол, скажи честно, в чём дело?
        - Не успеем, не будет больше у вас капитана.
        - Так, стоп, с этого места подробнее. Что значит, не будет капитана?
        Оказавшись в джунглях, Сол решил, рассказать ему о своей проблеме и зачем стремится попасть в храм.
        - И ты всё время молчал? Когда собирался нам рассказать?  - Тэкито был вне себя узнав о тайне Сола, которую он упорно скрывал от всех.
        - Сейчас говорю, не хотел раньше времени панику поднимать.
        - Если у тебя в запасе осталось всего чуть больше двух дней, чего мы тогда сидим? Идём дальше!
        - Ты же сам попросил немного времени, чтобы отдохнуть?
        - Всё, я уже отдохнул, встали, пошли!

        Очередную остановку сделали только с наступлением темноты, идти дальше уже никто не мог, все устали и еле переставляли ноги. Привал устроили до утра, чтобы с рассветом продолжить идти вперёд. Ночью Тэкито не спал, новость о двух душах в теле Сола не давала ему покоя. Он и верил, и не верил в то, что такое вообще возможно. Идти в храм ему стало страшно, а от ночных шорохов леса и пронзительных криков каких-то птиц он вздрагивал и хватался за пистоль.
        Сол ночью спал, уснуть он смог лишь при помощи Рэйны. Сама она лишь делала вид, что спит, сквозь неплотно прикрытые веки наблюдала за тем, что происходит вокруг. На ночь дежурных не выставляли, места пока ещё были безопасными. Племена матури находились по другую сторону реки, а звери к костру просто не подойдут, огонь для них самый опасный враг в джунглях.
        Как только забрезжил рассвет, Тэкито всех поднял на ноги и вынудил идти дальше, даже не дав позавтракать. Сухари жевали на ходу, запивая водой из фляги по очереди. У носильщиков была своя еда и вода, а вот детям приходилось выдавать всё из их собственных запасов.
        Подгоняемые Тэкито, до реки они дошли намного раньше запланированного времени. Здесь носильщики собрали плот для переправы и повернули назад, выполнив свою работу согласно договору. На другой берег никто из них переправиться не рискнул.
        - Сол, если эти городские матури не рискнули переправиться, потому что могут быть убитыми, то что будет с нами? Мы для них чужаки, после захода к ним мидинцев они с нами даже разговаривать не будут.
        - Я говорить, вас не убивать,  - ответила вместо Сола Рэйна.
        - Ага, как же, ты можешь не успеть открыть рот, а нас уже насадят на что-нибудь острое.
        - Нет, они нас уже видеть.
        Тэкито посмотрел на другой берег, но никого там не увидел.

        Рэйна переправилась через реку первой, вместе с детьми. Сол, Тэкито и барабан остались ждать результата переговоров Рэйны с воинами первого независимого племени.
        - Сол, а если нас не пропустят?
        - Если не пропустят, через два дня мне конец и Рэйне тоже.
        - А ей-то, почему конец?
        - Ну, так получилось, что наши с ней жизни теперь связаны, умру я - умрёт она.
        - Ты мне об этом не говорил, опять тайна?
        - Да, это последняя, надеюсь, она тайной и останется,  - Сол многозначительно посмотрел на Тэкито.
        - Ты это меня сейчас таким взглядом обидеть решил? Не доверяешь старому другу? Лучше убей прямо сейчас, если настолько не доверяешь, но так больше на меня не смотри, иначе забуду, что мы друзья, и дам тебе в глаз.
        - Извини, я сейчас самому себе уже не доверяю, нервы на пределе. Появились вон наши наблюдатели,  - Сол показал на другой берег. Ширина реки была приблизительно около двухсот шагов, они могли бы переплыть на другой берег и без плота, но из-за хищников, живущих в реке, лезь в воду было опасно.
        Рэйна вместо объяснений просто достала свою маску, после чего никаких слов и доказательств воинам матури больше не потребовалось.

        Через полчаса Сол, Тэкито и барабан стояли на другом берегу, оказавшись на закрытой территории одного из племён.
        - Дикари,  - тихо сказал Тэкито,  - не удивлюсь, если они людей едят.
        - Это вряд ли, но тебе лучше помолчать, иначе ты можешь стать первым, съеденным ими человеком.
        - Что он там бормочет, показывая на нас?  - спросил Тэкито, показывая на одного из мужчин в набедренной повязке.
        - Откуда я знаю, язык мне не знаком.
        - Оружие оставить здесь, с ним нельзя,  - перевела Рэйна.
        - Не отдам,  - прошипел Тэкито сквозь зубы.
        - Куда ты денешься.
        - Только ради тебя,  - он вздохнул и стал разоружаться.
        Через несколько минут на земле у ног матури лежала внушительная куча оружия, большая часть которого принадлежала Тэкито.
        - Я снова чувствую себя голым, у меня больше ничего не осталось,  - ныл Тэкито, не желая расставаться со своим арсеналом.

        Спустя два часа их привели в посёлок, где Рэйна долго разговаривала с вождём этого племени. О чём они говорили ни Сол, ни Тэкито не поняли, но ловили направленные на них взгляды чуть ли не всех жителей посёлка. Злых взглядов они не увидели и Тэкито, слегка успокоился, поняв, что убивать их тут точно не планируют. Пока Рэйна разговаривала, женщины племени накормили чужаков мясом, причём без какого-либо презрения к ним.
        - Надеюсь - это была не человечина,  - сказал Тэкито, съев последний кусочек мяса.
        - Но и не барашек это уж точно,  - Сол дожёвывал последний кусок, так и не определив, мясо какого животного для них приготовили.
        - Это мясо змеи,  - пояснила Рэйна, подойдя к ним сзади.
        - Кхе-кхе,  - Тэкито поперхнулся водой, запивая мясо,  - я съел змею!  - Его лицо побледнело, а обед попросился наружу.
        - А мне понравилось,  - Сол проглотил хорошо прожёванный кусочек и запил водой.  - Долго мы ещё тут сидеть будем?
        - Уже сейчас можем идти дальше, я сказать всем, нас ждать,  - Рэйна была готова идти дальше. Вождь по её просьбе уже отправил самых быстрых матури в другие племена, чтобы позвать всех эль-мейру в храм Онейто для проведения сложного ритуала.
        - Ты жила здесь, в этом посёлке?  - спросил Сол, видя, насколько сильно жители уважают Рэйну.
        - Нет, я жить не здесь, мы туда не дойти. Идёмте, нас уже ждать матури,  - она показала на группу мужчин, которым приказали проводить гостей в храм и доставить туда барабан.

        Через несколько минут посёлок скрылся из вида, оставшись где-то далеко позади. Матури даже с барабаном в руках передвигались достаточно быстро, Солу и Тэкито иногда приходилось переходить на бег, чтобы не отстать. Приблизительно через полтора часа такого бега, Сол стал отставать, а вскоре вообще упал и потерял сознание.
        - Что с ним?  - спросил Тэкито у Рэйны. Она как-то странно сейчас осматривала его, заглядывая ему в глаза поднимая веки.
        - Храм близко, время мало, нужно нести.
        Тэкито был готов взвалить друга на свои плечи и нести туда, куда скажут, но матури не разрешили. Они смастерили носилки и понесли его сами. Ему оставалось лишь надеяться, что матури успеют донести его друга до храма живым.

        Забег с барабаном и носилками продлился до наступления темноты. Тэкито к этому времени сам уже находился на грани потери сознания. Он сейчас завидовал выносливости мужчин матури, увидев, что никто из них не дышит так тяжело как он.
        - Ждите, я скоро,  - Рэйна приказав ждать, ушла, ничего не объяснив. Тэкито после её ухода проверил состояние Сола, убедившись, что он ещё жив. Матури несмотря на такой длительный забег с барабаном и носилками, не выглядели уставшими. Спокойно развели костёр, чтобы отпугнуть диких зверей и присели около него в ожидании возвращения Рэйны. За неё они почему-то не беспокоились, были уверены, что ей ничего не угрожает. Тэкито так не думал, ему казалось, что сейчас любая ядовитая букашка могла помешать спасти друга, а почти голая девушка без оружия ночью в джунглях, лакомый кусочек для любого хищника.
        Ждать её возвращения пришлось почти час, но её появление не обрадовало Тэкито, а наоборот насторожило. Она вернулась с пойманной змеёй, большой и чёрной как уголь.
        - Что, опять предложишь, есть её мясо?
        - Нельзя есть - это для него,  - сказала она и, открыв змее рот, воткнула её ядовитые клыки в шею Сола.
        - Эй, ты что делаешь!?  - Тэкито набросился на нее, собираясь наказать за убийство друга, но у него ничего не вышло из этой затеи. Матури не позволили причинить вред эль-мейру, повалили его на землю и надёжно связали.
        - Это не убить Сола, это дать ещё время, чтобы он жить. Сейчас идти дальше, нас уже ждать.
        Тэкито чуть позже развязали, но теперь он уже шёл под наблюдением, чтобы у него больше не было возможности неожиданно напасть на Рэйну снова. Он сейчас и не собирался на неё нападать, ведь Сол был жив и даже приходил в сознание на несколько минут. Вся эта история с двумя душами и тайными ритуалами ему не нравилась, но выбора ему не дали, вели к храму Онейто словно жертвенного барана. От такой мысли его пробил озноб. Сол никогда не позволил бы принести в жертву друга, но он сейчас был без сознания и его мнение никем не учитывалось.
        - Далеко ещё?  - Тэкито решил узнать, сколько им ещё идти, чтобы определить есть у него время придумать, как сбежать или нет. Ему никто не ответил, матури лишь ускорили шаг, заставляя его не отставать от них.
        Ночь в джунглях была тёмной и как в этой темноте матури ориентировались, а самое главное как они не спотыкались о выступающие из земли корни, Тэкито просто не понимал.
        - Хоть бы пару факелов запалили, не видно же ничего,  - высказал он своё недовольство после очередного падения.
        - Мы видим, тебе не нужно,  - заявил в ответ один из матури.
        - Так вы оказывается, всё понимаете? Чего тогда комедию устроили? Мы тебя не понимать, жестами общались!
        - Мы не могли понять, кто ты, смотрели.
        - И как, увидели, что хотели?
        - Да, за него ты готов умереть, но не умрёшь, нам такой не нужен.
        - Какой такой? Эй, стой, ответь!  - крикнул Тэкито вслед, убегающему куда-то в темноту человеку. Он ему не ответил, исчез в ночи. Не получив от него ответа, Тэкито решил, спросить у Рэйны.
        - Что значит, вам, такой как я не нужен? До этого значит, планировали, меня прирезать? Чего отмалчиваетесь? Ей, я с вами сейчас разговариваю!  - он остановил всех матури, забежав вперёд.
        - Не кричи, нельзя,  - сказала Рэйна и молниеносно уколола его чем-то в шею.  - Оставить здесь, придёт в себя, приведёшь в храм,  - сказала она одному из матури и пошла дальше. До храма уже было недалеко, нести сейчас ещё и Тэкито, только время терять, а его у Рэйны и Сола осталось совсем мало.
        Тэкито очнулся приблизительно через час и не мог понять, где он сейчас, пока не увидел, сидящего рядом представителя племени матури.
        - А где все?
        - Там,  - матури показал куда-то вглубь джунглей.  - Вставай, ты идти за мной.
        - Тебе легко говорить, вставай и иди, тебе в шею ничего не втыкали,  - Тэкито смог встать только с третьей попытки. На шее обнаружил припухлость с засохшей капелькой крови в её центре. Голова немного кружилась, идти он был в состоянии, но пока не так быстро как сейчас этого хотел его личный проводник.
        - Эй, как тебя там? Сотвори как-нибудь факел, я в темноте не так хорошо вижу как ты,  - он остановился после того, как снова споткнулся, не заметив выступающий из земли корень. Матури понял, чего от него хочет чужак и всего через минуту изготовил и поджог факел, причём не имея при себе огнива. Тэкито наблюдая за ним, так и не понял, как он смог так быстро добыть огонь, ведь ни сумки, ни какого-нибудь мешочка, где можно было спрятать огниво, у матури при себе не было.
        - Как? Как ты это сделал?  - он показал на огонь.
        - Потом, сейчас идти,  - матури не показал, каким способом получил огонь так быстро, вместо этого он подтолкнул Тэкито, заставляя идти вперёд.

        Глава 14

        Сол пришёл в сознание, когда Рэйна остановила матури, чтобы дать им немного отдохнуть, перед последним и самым сложным отрезком пути.
        - Где мы?  - спросил он, видя перед собой только ночное небо и звёзды. Повернуть голову не смог, как впрочем, и пошевелить хотя бы пальцем.
        - Почти пришли, осталось совсем немного,  - ответила Рэйна и склонилась над ним, заглядывая ему в глаза.
        - Что, совсем дело плохо да?
        Рэйна не ответила, говорить правду о том, что жизнь утекала из его тела маленьким, но бурным ручейком, она не захотела, а врать была просто не приучена.
        - Молчишь, значит плохо, мне будет жаль, если и ты умрёшь вместе со мной. Извини, что я тогда влез, куда не следовало, я просто не верил тогда. Позови Тэкито, хочу попрощаться пока ещё могу говорить.
        - Он отстать от нас, позже прийти.
        - Всё время отстаёт, даже уже и не знаю, что с ним делать.
        - Палуба мыть заставить,  - пошутила Рэйна и уколола чем-то Сола в руку. Чем уколола, он не смог рассмотреть, тело всё ещё не слушалось и голову повернуть, не получилось.
        - Шутница, больно же мне делаешь.
        - Боль - хорошо, тело просыпаться, ты скоро смочь идти сам.
        - А мне так перемещаться, больше нравится,  - лучше плохо ехать, чем хорошо идти.
        - Ты тоже шутить, но пойти сам,  - действие змеиного яда заканчивалось, Сол вскоре должен был вскоре встать и идти самостоятельно. Матури, конечно же, могли и дальше нести его, но Рэйна решила, что так они выиграют ещё немного времени. Если вновь сознание потеряет, тогда его понесут, но пока в сознании должен идти.
        - Подожди, куда ты так разогнался!  - кричал Тэкито в спину матури.  - Фух, дай отдышаться,  - он наконец-то догнал остановившегося проводника.  - У нас в Нардии, где-то на севере, водится зверь, большой, с большими рогами, Лось называется. Так вот он также как ты по лесу бегает, не разбирая дороги. Вы с ним случайно не родственники?
        Проводник не ответил, он просто не понимал, что говорит чужеземец. Дал ему немного времени, чтобы он смог восстановить дыхание и побежал дальше, заставляя Тэкито, следовать за ним. Основную группу нужно было догнать прежде, чем они окажутся в храме. Матури бы с удовольствием сейчас оставил чужеземца в джунглях, чтобы его не задерживал, но Рэйне он был там для чего-то нужен.
        Через полчаса изнурительного забега Тэкито увидел свет от костра, они наконец-то догнали основную группу. Тяжело дыша, со свисающей с подбородка вязкой слюной, он появился возле костра, где и упал на колени, лишившись сил.
        - Наконец-то, ты, где был?  - Сол уже восстановил способность самостоятельно передвигаться и сидел у огня, пытаясь согреться. После укуса змеи ему почему-то было холодно, по всему телу иногда пробегала дрожь.
        - Я где был??? Ты меня спрашиваешь? Ты лучше у неё спроси, за каким дьяволом она меня чем-то в шею уколола! До сих пор шея болит,  - Тэкито возмущался, показывая на Рэйну и чуть снова, не отправился в бессознательную темноту, но уже от удара по голове палкой.
        - Нет!  - она остановила одного из матури, уже поднявшего крепкую палку, чтобы ударить по голове. Тэкито сразу притих, поняв, что ещё немного и он точно по ней получит.
        Приблизительно через полчаса, дав Солу полностью восстановить контроль над телом, матури продолжили путь. Тэкито шел, молча, стараясь незаметно следить за действиями всех матури, идущих рядом.
        Наступал рассвет, они уходили всё дальше и дальше вглубь джунглей. Тэкито казалось, что этот красивый, тропический лес бесконечен. Сол шёл впереди, под присмотром Рэйны и нескольких крепких воинов матури. Тэкито ускорил шаг и вскоре догнал его на узкой тропе. Идти рядом с ним было как-то спокойнее, ведь друг не позволит ударить по голове дубиной за пару вопросов. Вопросов у Тэкито, правда, было не два, а десятка два, но задать он их собирался чуть позже, когда они остановятся на привал.
        Прошло два часа по приблизительным подсчётам Тэкито, но матури на привал и не думали останавливаться.
        - Сол, а не пора ли привал устроить?
        - Как только дойдём, так и устроим.
        - А когда дойдём? Рэйна ещё ночью говорила, что почти дошли, но я что-то до сих пор никакого храма не вижу, да и гор тут никаких нет. Она же говорила что храм в горах или я что-то путаю?
        - Я не помню, мне вообще всё равно где он, лишь бы был,  - Сол остановился и посмотрел вверх. Вслед за ним остановились и все сопровождающие его матури. Тэкито тоже посмотрел вверх, но ничего необычного там не увидел. Голубое небо, пара облаков и ослепительно яркое солнце, это всё что там было.  - Знаешь Тэкито, возможно это солнце светит для меня последний раз, ты за Херманом присмотри, если что,  - тихо сказал Сол, глядя на солнце сквозь прикрытые веки.
        - Не паникуй, мы ещё с тобой столько всякого разного сделаем, у меня даже мурашки по телу пробегают, как представлю. Рэйна сделает всё что нужно, она же обещала.
        - Нет сейчас отдых, нужно идти,  - поторопила их Рэйна, как только Сол перестал разглядывать небо.
        - Идти, идти, мы уже полмира прошли за эту ночь, а храм так и не появился,  - Тэкито вновь начал возмущаться, но уже не показывая на девушку и стараясь к ней близко не подходить.
        Сол устал, но своей усталости не показывал, шёл вслед за Рэйной, стараясь от неё не отставать. Когда силы практически закончились, и он стал часто спотыкаться, все матури внезапно остановились, они наконец-то дошли до храма. Сол осмотрелся и ничего поблизости кроме каких-то древних развалин, покрытых мхом и разнообразными видами вьюнов, не увидел.
        - Это что и есть тот самый храм?
        - Да, только нужно зайти с другой стороны,  - пояснила Рэйна и свернула вправо. Все дружною толпой пошли за ней, правда, далеко не все в это время были довольны тем, что наконец-то добрались до затерянного в джунглях храма. Солу было всё равно, где его избавят от чужой души, здесь или где-нибудь в другом месте, главное чтобы избавили. Тэкито испытывал некоторый страх перед развалинами древнего храма. В мистику и прочее колдовство он раньше не верил, но чем дольше общался с Рэйной и другими матури, тем больше начинал верить и бояться. Слишком много в последнее время происходило того, чего он самому себе объяснить просто не смог.
        Развалины и с другой стороны выглядели такими же развалинами, только не настолько сильно заросли лесом, как с тыльной стороны. Матури сразу же взялись за расчистку территории. Тэкито присоединился к расчистке, чтобы хоть как-то отвлечься от страшных мыслей и унять дрожь в коленях. Внешний вид развалин не выглядел настолько уж пугающим, но Тэкито всем телом ощущал некую неправильность и опасность этого места. Матури были спокойны как всегда, страха в глазах он ни у кого из них не заметил, словно предстоящий ритуал был для них обыденным делом.
        Сол в расчистке территории участия не принимал, сил хватило лишь на то, чтобы дойти. Прислонившись спиной к стволу старого дерева, он сидел с закрытыми глазами, пытаясь успокоить себя перед ритуалом. Рэйна занималась только ей понятным делом, что-то измеряя шагами и втыкая палки в землю, ставя таким способом пометки.
        Через несколько часов, когда территория была очищена от кустарника и молодой поросли окружающих храм деревьев, Тэкито смог представить, насколько пугающе красивым было когда-то это строение. Старые каменные стены были украшены изображениями сцен из жизни предков матури и, конечно же, изображениями самого бога Онейто. По мнению Тэкито бог Онейто выглядел вполне обычным скелетом, если не считать того, что держал в руках молнию. Этой молнией он и карал за что-то предков матури.

        За час до наступления темноты в храм прибыла ещё одна группа людей из другого племени и привела их ещё одна эль-мейру, которая Тэкито сразу же не понравилась. Она прибыла со своим барабаном, который по размеру был даже больше чем у Рэйны. Внешне эта эль-мейру выглядела чуть старше и ниже Рэйны. Из одежды на ней те же перья на голове и набедренная повязка, пальцы рук украшали длинные почти чёрные когти. Она постоянно что-то выкрикивала и замахивалась на всех матури своим корявым посохом. С Рэйной лишь как-то сухо поздоровалась, даже не соизволив к ней подойти.
        С приходом другой группы началась подготовка к проведению ритуала. В нескольких местах сложили дрова для костров, по углам храмовой площади поставили факела, пока ещё не зажжённые. Барабан Рэйны установили с правой стороны площади, а барабан другой эль-мейру с левой. Как звали другую эль-мейру, Тэкито так и не узнал, по имени её никто не называл.
        Начинало темнеть, Рэйна заметно нервничала, вскоре нужно было начинать ритуал, а третья эль-мейру и их старая Мейхтру ещё не пришли. Без них Рэйна не могла провести ритуал, особенно без Мейхтру. Несмотря на их отсутствие, подготовку продолжали. Сола усадили у столба, стоявшего возле стены с изображением бога Онейто и стали его привязывать к этому столбу. Тэкито решил, вмешаться, уж слишком весь этот процесс показался ему ничем иным, как принесением друга в жертву. Попытка вмешаться привела к тому, что его самого привязали, правда, не к этому столбу, а к дереву, растущему в двадцати шагах напротив этого столба. Мало того что Тэкито достаточно крепко привязали, ему ещё и рот завязали, чтобы не кричал и не возмущался. Хотели и глаза завязать, но Рэйна вмешалась и не позволила.
        - Ты всё видеть, но потом не говорить никому, иначе Сол умереть.
        Тэкито лишь кивнул, показав, что всё понял, и будет молчать о том, что вскоре увидит. Сол тоже слегка возмутился, что его руки привязали к столбу. Пытался доказать, что он и так никуда не убежит, ведь он же сам сюда пришёл, добровольно. Его не услышали, оставив привязанным по распоряжению Рэйны.
        Через некоторое время окончательно стемнело, матури зажгли костры и факела. Развалины при их свете стали выглядеть более зловеще. Тэкито стараясь реже моргать, внимательно следил за каждым шагом и жестом двух эль-мейру, медленно передвигающихся противоположно друг другу по периметру площади. От первых ударов в барабан, пока ещё тихих и редких, у него перехватило дыхание, а сердце забилось чаще. Ведьма другого племени, проходя мимо него, на несколько секунд остановилась и посмотрела в глаза. От её взгляда повеяло холодом, он крепко зажмурился, а когда вновь открыл глаза спустя несколько секунд, её рядом не было. Она уже находилась в десяти шагах от него, продолжая идти по кругу. По спине пробежало стадо крупных мурашек и несколько струек холодного пота. Ведьмы пока ничего не делали, только ходили, но с каждым их шагом ему становилось почему-то страшнее. Он чувствовал, что в этой прогулке по кругу есть что-то такое, от чего ему вскоре будет очень и очень плохо.
        Чувство его не подвело, эль-мейру другого племени в очередной раз, проходя мимо, вновь остановилась, но теперь уже не для того, чтобы заглянуть в глаза. Она закричала и, выбросив руку вперёд, сделала пару быстрых шагов в его сторону. Острые, почти чёрные когти ведьмы нацелились в его сердце, но не достигли цели, остановившись всего на расстоянии ладони. Остановилась ведьма не по собственному желанию, а потому что барабаны резко замолчали. Тэкито в этот момент даже не смог зажмуриться, его тело словно сковало льдом, поэтому он смог увидеть причину, по которой сердце осталось ещё при нём.
        На площади появилась Мейхтру. Она пришла одна, без группы сопровождения, оно ей было не нужно, напасть на неё не осмелился бы даже дикий и голодный зверь. Тэкито в этот момент ощутил силу, которой обладала эта, судя по движениям ещё совсем не старая женщина. С её появлением исчез ветер, джунгли затихли, в наступившей тишине стало слышно потрескивание костра. Эль-мейру была не довольна тем, что её остановили, но ослушаться не посмела и отошла от Тэкито. Мейхтру находилась с другой стороны площади, шагах в сорока от Тэкито, ничего не делала, лишь стояла и смотрела на всех своими абсолютно белыми глазами. Радужка её глаз выцвела и сейчас по цвету равнялась с белком, из-за чего они и выглядели такими пугающими. Через некоторое время она стала что-то говорить, шёпотом, но этот шёпот был слышен всем. Тэкито казалось, что он идёт отовсюду, слева, справа, сверху, снизу, спереди и сзади. Он холодным металлом проникал вглубь его тела, от чего сердце замирало и ему становилось ещё холоднее.
        Как только шёпот затих, вновь ударили барабаны и Тэкито чуть не лишился сознания от испуга. К ритуалу приступила Рэйна. Она была одета лишь в набедренную повязку, бусы и свою золотую с чёрными перьями маску. Матури принесли ей корзину, из которой она достала змею, белую словно кость, с ярко красным пятном на голове. С этой змеёй она подошла к Солу и опустилась перед ним на колени. Сол задёргался, поняв, что змея в её руках не просто так, сейчас его будут кусать. Только он открыл рот, чтобы что-то сказать, Рэйна приложила к его шее змеиную голову. Змея мгновенно укусила и он сразу обмяк. Тэкито уже знал, что матури используют некоторые виды змей, чтобы обездвижить их ядом человека и воспринял это спокойно, но вот от того что произошло после, он пришёл в ярость. Рэйна достала нож из обсидиана и дважды коротко ударила Сола в грудь, слева и справа от сердца.
        - Сволочи, они убили его, он был им нужен лишь для какого-то своего ритуала,  - подумал Тэкито и попытался порвать верёвки. Ничего не получилось, они оказались намного крепче, чем выглядели и он вскоре повис на них, поняв, что ничего не сможет сделать. Сола убили, теперь очередь за ним. Потеряв надежду на спасение, он равнодушно смотрел на то, что происходит на площади храма Онейто.
        Бой барабанов стал настолько быстрым, что слился в один громкий гул, который вскоре вновь резко оборвался. Мейхтру вышла в центр площади и, осмотрев всех присутствующих здесь матури, указала на одного из них. Он вздрогнул и попытался убежать, но был сразу же сбит с ног и связан. Причём связали его так, чтобы он мог лишь на колени встать. В таком положении его перенесли ближе к столбу, где сейчас находилось тело Сола.
        Тэкито не знал, что Сол сейчас жив, раны на его груди были лишь царапинами, он всё слышал, всё видел, но не мог даже пальцем пошевелить. Мейхтру передала Рэйне другой нож, сделанный из кости и как только она его взяла, барабаны снова ожили, с каждым ударом сокращая интервал между ударами. С этим ножом Рэйна подошла к связанному матури и коротко замахнувшись, вонзила лезвие в его грудь по самую рукоять. Матури вскрикнул и забился в конвульсиях. Упасть ему не дали, стоявший сзади другой матури подхватил его и удерживал до тех пор, пока Рэйна не поймала его душу. Тэкито впервые в жизни увидел душу покинувшую тело, до этого момента от даже не мог представить, как она выглядит, потому что не мог увидеть этого раньше при других обстоятельствах.
        Поймав душу матури, Рэйна вернулась к Солу и со всей силы ударила сразу двумя руками в его грудь. Сол дёрнулся, его выгнуло дугой, после чего он снова обмяк и больше не подавал признаков жизни. Тэкито вновь увидел маленькое еле заметное облачко, вышедшее теперь уже из груди его друга. Вслед за ним появилось второе, меньше по размеру, но более светлое. Рэйна забрала оба и вложила их в свою грудь.
        Спустя несколько секунд одну душу, она выбросила, а вторую таким же варварским способом вбила в тело Сола, ударив руками в его грудь. Сол вновь вздрогнул и, придя в сознание, попытался ногами ударить всех, кто стоял рядом. В Рэйну не попал, хоть она и стояла к нему ближе всех, зато попал по ноге Мейхтру, но она даже не среагировала, продолжая стоять словно не человек, а статуя.
        На метания Сола и его попытки оборвать путы, никто не обращал внимания. Рэйна вновь поймала выброшенную несколько секунд назад душу, но в свою грудь не вкладывала, она просто держала в руках это маленькое облако до тех пор, пока не появился жрец Онейто.
        Старый, тощий дед, в почти такой же набедренной повязке, как и у всех матури, появился словно из ниоткуда. Он медленно подошёл к Рэйне, по пути отодвинув в сторону Мейхтру. Ничего не говоря, протянул руки, чтобы получить душу из рук Рэйны. Она, разумеется, отдала ему душу и сразу же достала ещё одну. Жрец стал сжимать первое облако души в руках, пока оно не превратилось в маленькую мерцающую белым светом горошину. Подбросив её вверх, он посмотрел, как она поднимается всё выше и выше. Вслед за первым облаком он взялся за второе, но тут произошло то, чего никто из матури не ожидал. Облако стало сопротивляться, не желая превращаться в мерцающую горошину. Видя, что дело застопорилось, Рэйна пришла к нему на помощь, она не собиралась сжимать облако целиком, оторвала от него половину. Поделив душу, вдвоём они справились с поставленной задачей и в небо полетели сразу две мерцающие точки. Сол тем временем продолжал бесноваться у столба, только теперь кричал, словно его жгли раскалённым железом. Рэйна посмотрев на него, потом на небо, пришла к какому-то решению и, подойдя к нему ещё ближе, положила руку к
своей груди. Жрец, увидев это, схватил её руку и, отбросив в сторону, грубо оттолкнул Рэйну в сторону, что-то сказав ей противным скрипящим голосом. Оказавшись на том месте, где она только что стояла, он повторил её жест, приложив свою руку к собственной груди и через несколько секунд, выдернул оттуда маленький полупрозрачный кусочек своей души. Схватив Сола за подбородок, он вложил этот кусочек в его рот и сразу же сжал ему челюсти, не позволяя выплюнуть. Практически сразу Сол перестал метаться и выпученными глазами посмотрел на древнего деда. Жрец удовлетворённо кивнул и, повернувшись к Рэйне, показал на Тэкито, всё ещё крепко привязанного к стволу дерева. Тэкито всё это, конечно же, увидел и его сердце, замерло в груди, ведь жрец не оставил его незамеченным.
        Рэйна направилась к Тэкито, но на её пути появилась эль-мейру другого племени. Что она собиралась делать, Тэкито не знал, но заметил, как Рэйна рассердилась и ударила её. От удара эль-мейру отлетела на несколько метров и заскулила словно побитая собака. Никто из матури не сдвинулся с места, в дела эль-мейру влезать никто из них не собирался.
        Тэкито смотрел на приближающуюся к нему девушку и его тело вновь начинал сковывать ледяной страх. Если у старой ведьмы глаза были полностью белыми, у Рэйны они сейчас были полностью чёрными. От той тьмы что сейчас поселилась в её глазах, ему хотелось умереть до того, как она до него дойдёт. Если бы смог закричать, он бы это сделал максимально громко, но рот был завязан. Тэкито лишь мычал, стараясь не смотреть на приближающуюся к нему смерть.
        Он напрасно боялся Рэйны, она не собиралась отнимать у него жизнь. Подойдя к нему, она положила свою горячую ладонь на его голову, и его сразу же покинул леденящий страх вместе с сознанием.

        Очнулся он уже в хижине одного из поселений матури, лёжа на циновке у входа. Голова болела просто неимоверно, во рту пересохло, язык казался деревянным. Он сел и осмотрелся. У противоположной от входа стены, на точно такой же циновке, лежал Сол. Его лицо и грудь были скрыты бинтами, пропитанными какой-то сильно пахучей мазью. Запах по мнению Тэкито был достаточно приятный, пахло травами, но настолько сильно что хотелось выйти из хижины, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Встать, чтобы выйти, не смог, зато смог выползти из хижины. Как только он это сделал, к нему подошли сразу несколько женщин этого поселения и перенесли его в другую хижину.
        В другой хижине практически отсутствовали две стены, это строение использовалось жителями матури как кухня. Там Тэкито напоили, накормили и отмыли, точнее он сам отмылся от последствий просмотра ритуала, после этого вновь почувствовал себя человеком. Голова к этому моменту болеть перестала, и он решил узнать, как они попали в это поселение и где сейчас Рэйна. Поговорить не получилось, женщины разговаривали только на языке матури и не понимали, чего он от них хочет. Ему пришлось искать того, кто бы его понял. Через несколько минут он всё-таки нашёл себе собеседника. Им оказался тот самый матури, что вёл его ночью по джунглям, догоняя ушедших далеко вперёд остальных матури и Рэйну. Этот матури, с трудно произносимым именем Иатхарсу, говорил на нардийском языке не очень хорошо, но понять что он говорит, Тэкито смог.
        За час разговора с ним он узнал многое из того, что пропустил из событий на площади Онейто, находясь в это время в глубоком сне. В сон его погрузила Рэйна, чтобы он не видел того, что потом произошло. Матури об этом её запрете не знал и рассказал ему обо всём.
        Вскоре к ним подошла женщина и сообщила, что Сол проснулся и хочет поговорить с кем-нибудь, кто его понимает. Тэкито, разумеется, сразу же вернулся в ту хижину, откуда совсем недавно героически выполз. Сол всё ещё лежал на циновке, ощупывая свою перебинтованную грудь и лицо.
        - Привет Сол, рад что тебе лучше,  - Тэкито присел рядом, продолжая жевать кусочки вяленых фруктов, выданных ему женщинами поселения.
        - Зато я как-то этому не очень рад, болит всё, особенно лицо. Жжёт, словно его дикие пчёлы покусали. Это от меня здесь так воняет?
        - Да, запах сильный, но не настолько уж и противный, да и не пахнет уже почти, часа два назад вообще дышать было невозможно.
        - Где это мы?  - Сол осмотрел помещение.
        - В деревне дикарей, хотя как оказалось, не такие уж они и дикие. Смотри, что я у них тут нашёл,  - Тэкито достал из кармана тонкую палочку длиной с мизинец, половина этой палочки была покрыта чем-то тёмным, похожим на застывшую смолу.
        - И что это?
        - Это их огниво, есть почти у каждого, смотри, как оно работает,  - Тэкито взял в руки кусочек шлифованного стекла, такие кусочки в посёлке лежали, чуть ли не на каждом углу, и быстро провёл по нему палочкой. Палочка зашипела, бросая искры в разные стороны, и вспыхнула.  - Теперь вспомни, сколько тебе времени нужно, чтобы получить огонь и за сколько его сейчас получил я. Вот то-то и оно, получается раз в двадцать быстрее. Так что не дикари они как мы думали, просто живут законами предков. А ещё,  - Тэкито осмотрелся, чтобы убедиться в том, что его сейчас кроме Сола никто не слышит,  - ещё я нашёл у них вот это.  - Он высыпал на ладонь щепотку серо-зелёного порошка и показал Солу.  - Как ты думаешь что это?
        - Не знаю, похоже, на измельчённую сухую траву с пылью.
        - Не угадал, это порох. В несколько раз сильнее того что у нас. Откуда он у них выяснить пока не получилось, да я и не пытался, потому что я его украл. Сами они его мне бы не дали, я случайно нашёл, заглянув в горшок.
        - И где ты этот горшок нашёл?
        - В хижине главы этого поселения, у вождя, если так понятнее. Я искал того с кем поговорить, вот и зашёл к нему. Потом сходил к ручью, чтобы умыться, там и проверил что это. Сначала на вкус попробовал, а после решил поджечь. Там и догадался что это порох такой, к тому же от него дыма почти нет, поэтому никто из матури не заметил, что я у ручья делал. Я сейчас смотрю на этих почти голых людей и думаю, что у них ещё много чего интересного можно найти.
        - Потом искать будешь, помоги мне повязку с лица снять, кожу жжёт,  - Сол попытался развязать узел, но не смог. Тэкито помог ему развязать и аккуратно снял повязку с лица.
        - Ох, ты ж, мама дорогая!!! Ну и рожа! Прости, не сдержался, но выглядишь ты, правда, так как я сказал,  - Тэкито поморщился, увидев лицо Сола.
        - Что, в самом деле, всё настолько плохо?  - Сол потрогал лицо. Всё лицо было в каких-то шишках, местами эти шишки кровоточили, от чего лицо жгло, и дотрагиваться до него было больно.  - Зеркало здесь есть?
        - Зеркала нет, есть медное блюдо, с начищенным до блеска дном, сейчас подам,  - Тэкито встал и сходил за этим блюдом, лежащим в углу хижины.  - Вот, но ты не сильно расстраивайся, лицо же это не главное.
        - Ох, ты ж!!!!  - вскрикнул Сол, увидев своё отражение.  - Как же я теперь с такой рожей жить-то буду?
        - Ну, так, скажем, бывает и хуже,  - попытался утешить Тэкито,  - зато тебя тут теперь называют, чуть ли не сыном Онейто.
        - Если сын Онейто выглядит, так как я, представляю, как выглядит сам папа Онейто.
        - Как скелет, в храме осталось много его изображений. И вообще, пока тебя там лечили, я такого страха натерпелся, что не передать. Я полдня потом штаны отстирывал от испуга. Вот только не надо смеяться! Ты в самом начале ритуала отключился, а я видел всё! Можешь мне не верить, но я видел твою душу, она была в руках у Рэйны. Потом там драка между Рэйной и другой эль-мейру произошла, только я этого сам уже не видел, меня усыпили.
        - А где она сейчас?
        - Не знаю, не перебивай, я ещё не всё рассказал! Подрались они после ритуала, Рэйна победила, разумеется, так как силы колдовской у неё оказалось просто немеряно. Она бы эту пришлую ведьму по земле размазала, но её остановили. Знаешь, кто остановил?  - Сол отрицательно покачал головой.  - Я так и думал. Остановил жрец, на вид старый и тощий дед, но слушались его все беспрекословно. Так вот он, прогнав другую эль-мейру, предложил Рэйне стать жрицей Онейто, так как она в ту ночь стала даже сильнее старой Мейхтру. Представляешь? Рэйна стала самой молодой Мейхтру за всю историю матури.
        - И что?  - Сол попытался представить, что это означает для матури, но не смог, голова соображала пока ещё туго.
        - Она отказалась! Представляешь, отказалась!!! Ей предложили стать, чуть ли не королевой всех матури, а она отказалась! Сейчас весь посёлок ходит, понурив голову, у них появилась своя Мейхтру, да ещё чуть не ставшая жрицей Онейто, а они почему-то не довольны. Ну, если не стала жрицей сейчас, так станет завтра. Пусть тот дед и жрец бога, с его огромной силой, но он же не вечен. Сюда кто-то идёт, видимо к тебе,  - Тэкито показал на приближающуюся к хижине женщину с корзиной в руках.  - Кормить тебя сейчас будут или лечить.
        Женщина, как только вошла, сразу же выпроводила Тэкито из хижины, чтобы не бормотал под руку и не лез помогать. Сола она действительно сначала немного накормила, а потом принялась смазывать его лицо мазью, в этот раз пахнущей иначе, более приятно. Женщина не знала языка, на котором говорил Сол, а язык матури он не знал, так что разговора у них не получилось. Когда его лицо было обильно смазано мазью, а поверх наложен кусок ткани с прорезями для глаз и рта, женщина достала из корзины свёрток и протянула ему.
        - Маска Онейто, Рэйна сказать, ты надеть,  - слова дались женщине тяжело, было видно, что их значения она не знает, просто заучила, чтобы ему сказать. Сол развернул свёрток и пару минут сидел, глядя на железную маску в виде черепа.
        - Выглядит пугающе, но всё же намного лучше, чем моё родное лицо сейчас,  - проговорил он и приложил маску к лицу. Женщина помогла её закрепить несколькими шнурками, чтобы не сползала, после чего сразу ушла, оставив его привыкать. Как только она вышла, в хижину вошёл Тэкито и, увидев Сола, попятился назад.
        - Ох, ты ж, чуть снова штаны не испачкал. Фух, хоть бы предупредил кто. Там жители посёлка как-то подозрительно себя ведут, мне кажется, они к войне готовятся. Нам пора делать ноги, иначе и нам перепадёт. Было бы оружие, ещё можно было бы помочь, а так, с острыми палками, что мы сможем?
        - По какому случаю война и с кем?
        - Думаю из-за той драки в храме, там же одного матури вместо меня в жертву Онейто принесли, а он тоже не из наших был.
        - В жертву вместо тебя?  - удивился Сол.
        - Ну, да, меня хотели, но старая Мейхтру не дала убить, выбрала другого. Я же, кажется, говорил или нет?
        - Нет, не говорил.
        - Значит, забыл, ты же меня перебивал постоянно.
        - Помоги встать, мне выйти нужно, не здесь же отливать.
        Тэкито помог Солу встать и выйти из хижины.

        Глава 15

        К вечеру Сол уже передвигался без помощи Тэкито, силы возвращались вместе с памятью. Чем больше он вспоминал, тем больше склонялся к тому, что чужая душа никуда не делась. Чужие воспоминания и знания периодически вылезали наружу, заставляя Сола на некоторое время выпадать из жизни, чтобы осознать, что на этот раз дьявол ему подбрасывает. Всё что сейчас его хоть как-то успокаивало,  - это то что вновь хуже ему не становилось.
        - Может быть, в моей голове просто осталась часть его памяти, а его самого уже нет?  - успокаивал он себя, стараясь не показывать, что с ним по-прежнему не всё в порядке.
        - Сол, а не пора ли нам возвращаться?  - Тэкито в третий раз подошёл к Солу, с предложением уйти из поселения, пока война не началась.
        - Мы никуда не пойдём, Рэйна же здесь, а наши души связаны, ведь ритуал провели не для разделения наших с ней душ. Умрёт она - умру я, так что будем готовиться к войне. Идём к вождю, нужно определиться с тем, на что мы можем рассчитывать. У них есть порох, должно быть и оружие.
        - Да, порох у них есть, отличный порох, вот только никаких пистолей или ружей я у них тут не видел.
        - Для чего им тогда порох?
        - Ты меня спрашиваешь?  - удивился Тэкито,  - спроси у вождя, может, откроет тайну, зачем он им и вообще где они его берут. Правда, он на нашем языке не говорит, нам переводчик нужен, желательно сама Рэйна, но её до сих пор нет.
        - Ты же как-то с жителями общался, значит, знаешь того, кто может перевести. Стоит его поискать, для нас сейчас главное время не упустить, к войне подготовиться надо.
        Тэкито пробежался по посёлку и вскоре вернулся с переводчиком, им оказался Иатхарсу, у которого он недавно выпросил несколько зажигательных палочек. Втроём они отправились к вождю, предложить свою помощь в предстоящем сражении.
        Вождь находился в своей просторной хижине, разговаривал с разведчиками, только что прибывшими с территории внезапно появившегося врага. Солу пришлось подождать, так сказать, проявить уважение к местному правителю. Вскоре разведчики вышли и Сол с Тэкито и переводчиком вошёл в хижину.
        - Уважаемый Этху, мы бы хотели помочь вам защитить ваших людей. Эта война, можно сказать, началась из-за меня, ведь если бы не ритуал ничего бы не произошло. Да, нас только двое здесь, корабль и команда находятся в порту Нойты, и мы просто не успеем их позвать, но мы и вдвоём представляем серьёзную силу.
        - Чего ты несёшь? Какую силу?  - шептал Тэкито, прикрыв рот ладонью.
        - Если вы согласны принять нашу помощь, мне нужно будет знать, с кем имеем дело. Сколько их, чем вооружены и чем мы сможем ответить?  - Сол закончил свою вступительную речь и слегка ударил Тэкито локтём, чтобы тот перестал ныть под руку. Иатхарсу перевёл, может быть не дословно, но вождь понял, чего хотят чужеземцы, и кивнул, приняв от них помощь. После этого разговор стал более оживлённым и содержательным. Вождь рассказал, чего стоит ожидать от объявившего им войну племени.
        С его слов Сол узнал, что против них выступят приблизительно около ста пятидесяти воинов. Вооружены матури будут копьями, луками, маленькими метательными топориками и ножами. Нападут через два дня, так как несколько их поселений находятся достаточно далеко и воинам требуется время, чтобы прийти к месту общего сбора. Вождь предлагал напасть на них сейчас, пока ещё не все собрались. Сил для нападения должно хватить, в его племени вдвое меньше воинов и вооружённых практически также, поэтому напасть лучше сейчас.
        - Нужно кого-нибудь послать за нашим оружием, хоть какое-то дополнение в силе получим,  - попросил Сол. В ответ вождь снял крышку с большой корзины, стоявшей в углу, и показал что всё их оружие давно уже лежит в этой корзине.
        - Сол, пороха у него попроси,  - шепнул Тэкито. Сол как раз об этом и хотел поговорить, но не знал с чего начать, всё-таки порох у матури был под большим секретом, Тэкито лишь случайно его обнаружил, заглянув в горшок.
        - Порох промок, наши пистоли теперь можно использовать только вместо крепких дубин. У вас случайно не найдётся пороха?
        Вождь, прищурив глаз, посмотрел на Тэкито, старательно делающего вид, что ничего не знает.
        - Сколько нужно?  - этим вопросом Этху признался в том, что порох у них есть.
        - А сколько есть? Нам чем больше, тем лучше. Дадите бочонок, мы вдвоём всех ваших врагов в землю вобьём!
        - Сол, их полторы сотни, максимум пару раз успеем пистоли зарядить,  - влез в разговор Тэкито и чуть не получил подзатыльник от своего капитана.
        - Могу даже три бочонка дать, Марахат ещё сделает, если потребуется,  - вождь заинтересовался предложением Сола и согласился дать им порох.
        - Кто такой Марахат?
        - Отшельник, живёт в пещере, откуда пришел, мы не знаем. Мы его кормим, в ответ он помогает нам пробить скалу с помощью этого порошка.
        - Если мы победим, я бы хотел с ним встретиться, если разрешите?
        - Договорились, с вас победа - с нас Марахат,  - поставил условие вождь.
        - Только вдвоём победить не сможем, помощь всё равно понадобится, но могу обещать, что ваших воинов погибнет не много,  - Сол узнав, всё что хотел, сразу сдал назад, прекрасно понимая, что вдвоём с Тэкито они не смогут победить, просто не успеют сделать всего того, что он сейчас придумал. Вождю такой откат Сола назад не очень понравился, но ради спасения племени отказываться, отдавать им порох, не стал.
        - Ну, что начнём подготовку?  - Сол посмотрел на Тэкито, потом на Этху. Этху снова кивнул, поняв и без перевода Иатхарсу. Тэкито, тоже кивнул. Правда, сделал он это с грустью во взгляде, воевать непонятно за кого, ему не хотелось.
        - Сол, ты как себе представляешь сражение с полутора сотнями воинами матури? Попросишь, подходить по очереди?  - Тэкито ждал, когда Сол поделиться с ним мыслями и нервно кусал сорванную травинку.
        - Нам в этом пушки помогут.
        - Пушки???  - Тэкито чуть не подавился откушенным стеблем.
        - У них нет пушек, а те что есть у нас, сейчас слишком далеко отсюда.
        - Сделаем из дерева, нам понадобится штук пять крепких и желательно сухих брёвен. Один залп должны будут выдержать, а большего и не потребуется.
        - Я к таким пушкам даже не подойду, не то, чтобы из них стрелять. Пусть кто-нибудь другой в отверстие запальником тычет.
        - Струсил?
        - Я? Нет. Просто не верю в эту затею, самих себя покалечим, и не будет никакой победы, и племени этого не будет. Хотя, если подумать, других вариантов нет, я сам ничего не могу придумать,  - Тэкито выбросил травинку и зачерпнул воды из небольшого бочонка.
        - Кокосы,  - Сол показал на чашку в руках Тэкито, сделанную из половинки кокоса.
        - Что кокосы?  - он посмотрел на чашку и догадался о том, о чём думал Сол.  - Бомбы! Добавить щебня внутрь, вот только запальный шнур надо придумать, из чего сделать.
        - Змея, точнее змеиная кожа, натолкаем в неё пороха. Длины вполне хватит, чтобы успеть бросить бомбу и чтобы она успела долететь.
        - Неплохая идея, я займусь бомбами, ну, а ты так уж, и быть, делай свои пушки.
        - Да, придётся тебе всё-таки палубу драить, когда на корабль вернёмся.
        - А я согласен, но для этого нужно победить.

        Всю ночь все жители посёлка трудились не покладая рук. Две трети жителей делали пушки, выдалбливая в расколотых вдоль брёвнах каналы, чтобы в сложенных половинках получилось дуло. Оставшаяся треть жителей, под руководством Тэкито делали бомбы из кокосов. Вождь выделил им бочонок пороха, но пока что один, а не три как обещал.
        Утром Сол со слипающимися от желания спать глазами, осмотрел пять брёвен, обмотанных крепкими верёвками по всей длине, чтобы они не разлетелись при выстреле. У Тэкито глядя на деревянные пушки, всё равно оставались сомнения в том, что это примитивное орудие сможет выстрелить, уж больно конструкция ему казалась ненадёжной.
        - Испытать бы надо,  - предложил он, подбрасывая на ладони изготовленную им из кокоса бомбу.
        - Надо, но думаю, что в посёлке этого делать не нужно, мало ли что,  - согласился с ним Сол.
        - Я вообще-то о твоих пушках говорил,  - пояснил Тэкито.
        - И я о них, и о твоих бомбах тоже.

        Через полчаса одну из пушек перенесли в овраг, где её казённую часть прикопали в землю, сделав таким способом упор, чтобы назад не отлетела после выстрела. После этого Сол заложил в дуло порох, заткнул пыжом из травы, потом засунул туда мешочек с речной галькой вместо щебня и, взяв в руки запальник с уже горящим фитилём, посмотрел на Тэкито.
        - И чего ждёшь? Стреляй!  - Тэкито на всякий случай присел и заткнул уши. Сол с опаской поднёс фитиль к отверстию в казённой части, несколько секунд постоял, раздумывая о возможных последствиях, и поджёг порох в нём. Раздался выстрел, пушка слегка подпрыгнула, но осталась целой, выдержав заряд.
        - А ты сомневался! Работает! На сотне шагов гарантировано уложит любого.  - Сол был доволен, правда, его счастливую улыбку сейчас никто не увидел, лицо было скрыто маской.  - Твоя очередь.
        Тэкито достал зажигательную палочку, чиркнул ей по куску стекла и после того как она разгорелась, поднёс к фитилю. Как только фитиль зашипел, он сразу же бросил бомбу как можно дальше, после чего упал на землю лицом вниз и прикрыл голову руками. Сол сделал точно также и не пожалел. Бомба взорвалась, галька разлетелась во все стороны на пятьдесят шагов, срывая листья с кустарников и ломая ветви. Через пару секунд на их головы стали падать комья земли, корней и прочего мусора поднятого с земли взрывом. Вождь в это время наблюдал за действием чужеземцев с безопасного расстояния. Их оружие его напугало, но также и порадовало, с таким оружием они теперь смогут легко победить любого врага.
        Пока чужеземцы проверяли своё страшное оружие, воины матури готовились к предстоящему сражению. Провели своеобразный обряд, для поднятия духа, на этот раз без участия в нём Рэйны. После этого несколько часов бегали и прыгали возле большого костра, изображая стрельбу из лука, метание копья и прочие способы лишения человека жизни.
        Сол и Тэкито в этих бесполезных танцах участия не принимали, они подготавливали стрелковую позицию. Место выбрали с краю большой поляны, где почти ничего не росло. На небольшом возвышении веером вкопали все пять пушек, которые на случай внезапного нападения сразу же зарядили. Иатхарсу развёл костёр, для ещё более быстрого поджога фитилей и пообещал, что будет следить за тем, чтобы он не погас.
        - Сол, а что, если они пойдут не в лоб, а с другой стороны?
        - Заставим напасть в лоб, я с Этху уже договорился, как действовать. Он пошлёт десятка полтора своих воинов вперёд, они дождутся появления воинов другого племени и, сделав вид, что испугались, побегут назад. Побегут, разумеется, сюда, заманивая врага под залп наших пушек.
        - А бомбы? Зачем я тогда бомбы делал?
        - А бомбы на тот случай если они не поведутся на обман и не пойдут в лобовую атаку. Ты кстати, сколько их сделал?
        - Десять было, сейчас осталось девять.
        - Должно хватить, главное бросать дальше, чтобы нам не перепало.
        Занимаясь подготовкой, Сол не знал, что в посёлке в это время возникли проблемы. Больше половины воинов отказывались убегать, никто из них не желал изображать трусливых матури. Встретив врага, по их мнению, воин должен его сразу же убить, а не бежать за помощью. Вождь с ними был не согласен, доказывая, что другого способа победить, у них просто нет, так как у врага вдвое больше воинов. Спустя час обстановка в посёлке накалилась до предела, стали слышны призывы, выбрать другого вождя, так как Этху оказался трусом.
        Бунт прекратился с появлением Сола. Ещё подходя к поселку, он сразу понял, что происходит и кто зачинщик. Подойдя к самому крикливому мужику, неопределённого возраста из-за большого количества краски на всём теле, Сол достал пистоль и выстрелил ему в лоб.
        - Ещё есть желающие стать новым вождём?  - крикнул Сол, наставляя пистоль на каждого матури по очереди. Внезапно послышался голос Рэйны, она видела всё и сейчас перевела слова Сола, чтобы все матури поняли. В наступившей тишине, были слышны лишь её шаги, под ногами девушки тихо похрустывали мелкие камешки и сухая трава. Она подошла к Солу и встала рядом, дав всем понять, что их Мейхтру на его стороне. Через несколько секунд к ним присоединился вождь, глядя на своих воинов с таким презрением, что возразить ему больше никто не посмел. Решение вождя теперь было принято воинами матури безоговорочно. Правда, ни Сол, ни Рэйна и ни Этху, не видели, что в это время за их спинами стоял Тэкито, с бомбой в руках и горящей палочкой. Как только власть была восстановлена, Тэкито задул огонёк и спрятал бомбу себе за спину, чтобы его друзья не увидели того, что он делал стоя за их спинами.
        - Ты где была? Я искал тебя два дня!  - спросил Сол, отведя Рэйну в сторону.
        - Говорить жрец Онейто.
        - Два дня?
        - Один день, ещё один день прощаться с душами матури и земля матури.
        - Что значит прощаться? Ты что умираешь?
        - Нет, Рэйна теперь больше не эль-мейру матури. Рэйна теперь Мейхтру только для Сола. Я идти с тобой.
        - А ни чё так поворот, у нас теперь есть собственная ведьма,  - прокомментировал Тэкито, появившись из-за угла хижины.
        - Когда прийти на корабль, ты драить палубу, за подслушивать,  - ответила ему Рэйна.
        - Эй, эй, притормози-ка! У меня уже есть капитан, кроме него мне больше никто не указ, даже великая и ужасная Мейхтру матури, он показал на Рэйну.
        - Будешь драить,  - подтвердил Сол.
        - Сговорились да? Вас теперь двое против одного бедного Тэкито? Это не честно! И вообще, меня сегодня кормить будут или мне на пустой желудок прикажете воевать?

        Вскоре женщины племени принесли для них большую корзину с фруктами и жареным мясом. Сол, для того чтобы поесть, снял маску и его лицо сразу же стало жечь, словно оно обгорело на солнце.
        - Семь лет носить маску Онейто, чтобы отдать долг,  - сказала Рэйна, посмотрев на обезображенное сухими язвами и синяками лицо Сола.
        - Какой долг?  - удивился Сол.
        - Жрец дать тебе кусочек души Онейто, чтобы ты выжить. Твоя душа был слаб и не мочь быть в твоём теле. За кусочек души Онейто, ты носить маску семь лет. Лицо стать прежним, если не снимать маску.
        Слова Рэйны стали для Сола громом среди ясного неба, такой подлости от бога матури он не ожидал.
        - В маске ты выглядишь симпатичнее. Извини, не хотел обидеть,  - тут же извинился Тэкито, поняв, что сказав правду, он обидел друга.
        - Да, ладно, чего уж там, сам знаю, что десятидневный покойник и тот лучше выглядит.
        - Семь лет говоришь?  - переспросил Сол.  - И что, совсем снимать нельзя?
        - Только чтобы есть,  - уточнила Рэйна условие ношения маски.
        - Ну, семь, так семь, представляю, как команда меня встретит. Пошли, скоро рассвет, вождь, наверное, уже отправил отряд для заманивания врага в ловушку!  - Сол надел маску и встал, ожидая, когда Рэйна и Тэкито тоже поднимутся с земли, закончив жевать.

        Через час основная часть воинов под командованием Сола, заняли позицию в зарослях кустарника сразу за их спинами. Рэйна спряталась чуть в стороне, Сол на этом настоял, чтобы в случае разрыва пушки она не пострадала. Он нервничал, понимая, что придуманный им план, далеко не совершенен, победа может достаться другой ценой или не достаться совсем.
        Время шло, небо начинало светлеть, а воины, отправленные навстречу врагу, не появлялись. Тэкито ходил туда-сюда вдоль частично вкопанных в землю пушек и этим ещё больше нервировал Сола.
        - Хватит ходить, в глазах уже двоится от тебя!  - Сол поймал его за рукав и отодвинул себе за спину.  - Запальники лучше проверь, пока гости не явились.
        - Чего их проверять-то, вот они лежат, наготове,  - только Тэкито это сказал, с противоположной стороны поляны появились матури из группы заманивания. Бежали они быстро, почти не имея при себе никакого оружия. Как только они достигли середины поляны, из джунглей выбежали воины другого племени и, не сбавляя скорости, побежали за ними. Сол взял в руки сразу два запальника и как только свои матури ушли им за спину, дал залп сразу из двух пушек. Через секунду Тэкито повторил двойной выстрел, потом бросив запальники, поднял с земли две бомбы. Бросать не стал, так как просто не знал в какую сторону поляны их бросать. Вся поляна была усеяна убитыми и ранеными воинами другого племени. Все кто выжил, не получив ранений, а их было приблизительно около пятидесяти человек, уже бежали обратно в джунгли, спасаясь от страшного оружия чужеземцев.
        - Тэкито, Рэйна где?  - Сол крутил головой пытаясь увидеть девушку там, где она должна была быть.
        - Туда побежала!  - он показал совсем в другую сторону. Сол посмотрел куда, и увидел там, мелькнувший силуэт эль-мейру враждебного племени. Рэйна бежала ей наперерез, чтобы не позволить добраться до посёлка.
        - Я за ней, добейте тех, кто ещё жив!  - крикнул Сол и побежал за Рэйной. Бежал быстро, не выбирая дорогу. Сквозь заросли не прорубался, а прорывал их массой своего тела. Правда, это не всегда получалось, некоторая поросль оказывалась слишком крепкой, и эти места приходилось обходить. При очередном таком повороте Сол столкнулся с воином враждебного племени. Матури замешкался, увидев перед собой человека в маске Онейто, чем Сол и воспользовался, ткнув в него саблей пробегая мимо. Убил он его или нет, было не так важно, главное что этот матури уже не смог побежать за ним.
        Выбежав на свободное от молодой поросли пространство, он увидел и Рэйну, и эль-мейру другого племени. Они уже вступили в схватку и Рэйна её проигрывала. У эль-мейру в руках был посох с острым наконечником из железа в основании. Этим наконечником она уже успела ранить Рэйну в ногу, чтобы лишить её преимущества более молодого тела в скорости передвижения. Зажимая рану, Рэйна отступала к большому дереву, чтобы воспользоваться его толстым стволом как защитой. В этот момент с другой стороны поляны появился ещё один матури и, увидев Сола, попытался метнуть копьё в Рэйну, пока она не успела спрятаться за деревом. Сол выстрелил, в матури не попал, но своим выстрелом помешал точно бросить копьё. Эль-мейру услышав выстрел, тоже увидела Сола. Решив, что Сол теперь остался лишь с саблей, она направила матури к нему, а сама продолжила преследовать Рэйну. Воин с топориком в руках направился ему навстречу, не подозревая что у его пистоля не один ствол как у всех, а два. Подпустив его ближе, чтобы не промахнуться во второй раз, Сол выстрелил. Матури взмахнув руками словно птица, упал замертво, с дыркой в груди.
Эль-мейру услышав второй выстрел, остановилась, посмотрев на лежавшего уже мёртвым воина. Сол не спеша направился к ней, чтобы поставить точку в войне между двумя, ещё несколько дней назад дружественными племенами.
        Когда он подошёл достаточно близко, она попыталась ткнуть его в живот железным наконечником своего посоха, но Сол ждал этого и успел перерубить посох. Разговаривать с этой эль-мейру он не собирался и вторым ударом сабли по её шее, поставил кровавую точку в этой быстротечной войне.
        - Колдовство, конечно, страшная сила, но сабля намного быстрее,  - сказал он, вытирая лезвие пучком травы.  - Рэй, ты где? Выходи, всё кончено!
        Девушка появилась совсем не стой стороны, откуда он её ждал. Припадая на правую ногу, она шла ему навстречу, пытаясь улыбаться.
        - Сейчас перевяжем, потом понесём,  - Сол оторвал рукав и им перевязал рану на её ноге.
        - Фух, наконец-то догнал!  - из кустов выбежал Тэкито, озираясь по сторонам в поиске врагов.  - А что - это все?
        - А ты думал тут десятка три?
        - Ну, не то чтобы три, думал с десяток увидеть.
        - Что там на поляне?
        - Тех что были ранены, добили, за остальными наши воины по джунглям гоняются, думаю, что и без меня справятся. Помощь нужна?
        - Нужна, оружие моё понесёшь, мне мешать будет,  - Сол отдал ему саблю и пистоль, а сам взял на руки Рэйну.

        Когда они вошли в посёлок, большая часть жителей были уже там. Узнав о победе, они покинули свои убежища, где прятались вместе со стариками и детьми, и вернулись домой, чтобы встретить своих победителей. Сол, Тэкито и Рэйна были далеко не первыми из тех, кто вернулся, но именно их все ожидали увидеть живыми. Рэйну, разумеется, ожидали увидеть больше, чем чужеземцев, но и им тоже были несказанно рады. Вождь что-то громко выкрикнул и после, в наступившей тишине, объявил, что с этого момента чужеземцы Сол и Тэкито становятся полноправными матури и будут чествоваться наравне с остальными воинами племени. Рэйну он тоже долго восхвалял, ещё не зная о том, что она больше не их Мейхтру и что через пару дней она уйдёт вместе с чужеземцами.
        - Сол, мне кажется, что вон та молодая девушка возле вождя, как-то странно на меня смотрит,  - сказал Тэкито, прикрывая рукой рот,  - и Этху кивает, посматривая в нашу сторону.
        - Ничего удивительного, женить тебя хотят, ты же теперь воин матури!
        - Не, я не согласен, рано мне ещё, и вообще, нам давно пора возвращаться.
        - Завтра Этху обещал, отвести меня к Марахату, поговорим с ним и только потом пойдём в Нойту. Хочу предложить ему, пойти с нами, нам нужен секрет его пороха и зажигательных палочек.
        - А если он не пойдёт?
        - А это уже смотря что ему предложить, либо много золота, либо чего-то другого, чего он больше всего захочет.
        - А если у нас этого нет?
        - Откуда он знает, есть у нас то, чего он хочет или нет, главное ему пообещать и привести на корабль, а оттуда он уже никуда не убежит. Главное не спугнуть.
        - С твоим-то лицом напугать можно кого угодно.
        - Маску снимать не буду, да и Рэйна пойдёт со мной, он её уважает.
        - А я, меня что здесь заставишь сидеть?  - заявил Тэкито обиженно.
        - Ну, куда ж я без тебя-то? Пойдешь, конечно, вдруг помощь потребуется.
        - Помощь в чём?
        - Марахата связать, если добровольно не пойдёт. Этху даже будет рад, если мы его отсюда увезём. Порох, конечно, штука хорошая, но уж больно он стал опасные опыты проводить, люди пострадать могут.
        - Постой, Этху же говорил, что он им помогает какую-то скалу разрушить.
        - Да, на завтра запланирован последний взрыв, если всё пройдёт удачно, у жителей посёлка появится много пресной воды. Вода им необходима, поэтому они Марахата столько времени и терпели. А сейчас пора праздновать победу, идём, нас уже давно ждут.

        Глава 16

        Грохот взрыва, раздавшийся с первым лучом солнца, разбудил всех жителей посёлка. Сол спросонья схватился за оружие и чуть было не выстрелил в женщину, которая в этот момент принесла к ним в хижину горшок с козьим молоком.
        - Что это было?  - Тэкито крутил головой, пытаясь понять, кто стрелял и из чего.
        - Марахат развлекается, взорвал раньше намеченного времени.
        - Сол, а может нам не стоит брать его с собой на корабль? Узнаем, как он делает порох и пусть дальше живёт здесь.
        - Нет, если он создал такой порох, сможет и ещё что-то создать, надеюсь, что это будет тоже что-то нужное и полезное.

        Спустя час Сол, Тэкито, Рэйна и Этху пошли к Марахату в гости. По пути решив, осмотреть место, где вскоре должно образоваться озеро. Обещанной Марахатом воды не увидели, зато увидели большое облако поднятой вверх пыли ещё висящей в воздухе над местом взрыва.
        - Смотрите туда, там вода!  - крикнул Тэкито, первым заметив бурный ручей, ворвавшийся в овраг огромного размера.
        - Дело сделано, теперь он наш,  - сказал Сол и пошёл дальше, помогая шагать Рэйне. Он предлагал донести её до пещеры, где обосновался Марахат, но она наотрез отказалась, не желая показывать слабость.
        Марахат уже был дома, точнее, в той пещере, которая стала для него домом последние несколько лет. Сол решил, пока не показываться, маска могла напугать Марахата, после чего он по собственному желанию с ним никуда не пойдёт, его придётся связывать и нести на корабль в таком виде. Оставшись с Тэкито у входа в пещеру, он решил послушать, о чём и главное как будут разговаривать Этху и Рэйна с Марахатом.
        - Здравствуй Марахат,  - Этху поздоровался, войдя внутрь небольшой пещеры.
        - Сколько тебе Этху нужно объяснять что меня зовут Марк Хайт, а не Марахат. Неужели это так трудно запомнить! Здравствуй Рэйна. Вы пришли не вовремя, я занят! Скалу я вам взорвал, теперь отстаньте от меня!  - Послышался звук разбившегося глиняного горшка.  - Ааааа! Всё пропало! Это вы виноваты! Отвлекаете меня от очень важного эксперимента!
        Сол услышав гневную речь, как оказалось совсем не Марахата, а Марка Хайта, решил, подойти ближе и посмотреть на него. Тэкито решил точно также и они, пригнувшись и толкаясь, протиснулись внутрь по узкому входу и спрятались за большим камнем, лежащим в пещере. Марк оказался худым и высоким человеком неопределённого возраста. Был одет в грязные шерстяные штаны, местами порванные и накидку, такую же грязную и напоминавшую одеяло с дыркой посередине, чтобы голова пролезала. Длинные волосы с проседью и полностью седая борода уже несколько месяцев не видели воду и свалялись в колтуны.
        - Сол, он же сумасшедший, зачем он нам такой нужен?
        - Да, Марк явно не в себе, но мы как-нибудь с ним наладим общение.

        Тем временем к разговору с Марком присоединилась Рэйна, сказав ему прямо, что место жительства пора поменять, так как пещера вскоре будет частично затоплена.
        - Этого не может быть! Я же всё рассчитал!  - схватил кусок кожи с какими-то записями, Марк стал лихорадочно водить по нему пальцем. Он искал ошибку в своих расчётах и не находил её. Рэйна его обманула, сделав это впервые в жизни и по просьбе Сола. Вода затопить пещеру не могла, так как она была расположена на несколько метров выше уровня берегов будущего озера.
        - Тэкито, ты верёвки взял?
        - Да.
        - Приготовь, я сейчас войду и если разговора с Марком не получиться, будем вязать,  - Сол оставил Тэкито всё своё оружие и пошёл уговаривать безумного учёного.
        - Ты ещё кто такой?  - Марк увидел, вошедшего в пещеру Сола. Он расслабленной походкой приближался к нему, поправляя маску и начиная говорить.
        - Меня зовут Сол, я капитан корабля и по некоторому стечению обстоятельств воин племени матури. У меня к вам, уважаемый сеньор Марк Хайт, есть предложение.
        - Какое?
        - Мне больно смотреть на то, как такой великий учёный как вы сеньор, сидит в грязной пещере, не имея в своём распоряжении почти ничего. У вас же нет необходимых для проведения экспериментов вещей, стеклянных колб, медных трубок и всего остального,  - Сол не стал перечислять дальше, так как просто не знал, что ещё нужно.  - Так вот, я хочу предложить Вам сеньор Хайт, переехать отсюда в другое, изумительной красоты место. Там много разных пещер, могу даже построить для вас дом, если хотите. Всё что вам потребуется, тоже куплю, причём, куплю всё самое лучшее. Что вы мне ответите на такое предложение?
        Марк молчал, глядя на Сола своим безумным взглядом фанатика науки. Молчал довольно долго, Солу даже показалось, что он сейчас спит с открытыми глазами. Чтобы вывести его из ступора, Сол решил напомнить о себе, предложив ему денег.
        - Готов купить ваши изобретения, заплачу золотом.
        - Где это место? Надеюсь, оно не на территории Мидина? Что я за это должен буду для вас сделать?  - Марк практически согласился с предложением Сола, но стал подозревать, что его в чём-то обманывают.
        - Отсюда не так уж и далеко, пока не скажу где, но это точно не Мидин. Поверьте, там вам будет гораздо удобнее работать, а чтобы вы не сомневались, я готов прямо сейчас, купить всё что пожелаете,  - предложил Сол последний аргумент и подумал.  - Главное чтобы Херман к нашему возвращению не успел потратить всё золото.  - От вас я хочу взамен получить порох.
        - А как быть с этим?  - Марк показал на свою примитивную, но вполне рабочую лабораторию, с оплатой порохом он был согласен, но ещё не знал, сколько его будет нужно сделать.
        - Возьмём самое необходимое, иначе, просто не сможем донести, нас же всего четверо будет.
        - Сол, хватит болтать, вязать его надо,  - шептал Тэкито из-за камня.
        - Марк ваше решение?  - Сол дал ему последний шанс, перед тем как согласиться с Тэкито и всё-таки перейти к силовому варианту.
        - Согласен!  - он махнул рукой и его глаза вновь фанатично заблестели от новых идей и проведения экспериментов в новой, хорошо оснащённой лаборатории. Сол облегчённо выдохнул, нести на себе Марка им не придётся.  - Когда отправляемся?
        - Да, хоть сейчас профессор!
        - Откуда вы знаете, кто я?  - Марк заметно напрягся, услышав, как Сол назвал его профессором.
        - Я не знаю, кто вы, просто считаю, что настолько умный и образованный человек должен иметь звание профессора,  - оправдался Сол, чуть не испортив все свои старания.  - Тэкито, помоги Марку собрать вещи!  - ещё раз назвать его профессором, он побоялся. С появлением в пещере Тэкито, Марк снова напрягся, так как увидел человека вооружённого до зубов. Правда, потом успокоился, когда понял, что часть этого оружия не его, а Сола.
        Сбор всего самого необходимого по мнению Хайта, занял не меньше часа. Он за это время сто раз спросил Сола,  - точно он ему купит всё или нет? Сол каждый раз подтверждал, начиная злиться и видя как Рэйна с Этху уже не в состоянии сдерживать смех. Сол даже выпроводил их из пещеры, чтобы они не сбили весь позитивный настрой профессора. Откуда он прибыл в Эльфер, он пока у него не спрашивал, а то что Хайт, в самом деле, профессор лишь случайно угадал.

        Обвешанные горшками, мешочками и разного размера свитками из кожи, все четверо появились в посёлке уже на закате. Тэкито всю дорогу ругался, и пытался выбросить часть из того, что нёс. Рэйна несла самые лёгкие и самые ценные вещи, это были свитки с записями Хайта. Сам профессор пытался нести всё сразу и в итоге не нёс ничего, лишь только мешал.
        - Сол, когда он научит нас делать новый порох и зажигательные палочки, я лично его пристрелю!  - Тэкито сбросив с плеч ношу, опустился на землю, после чего лёг на спину, раскинув в стороны и руки и ноги.
        - Не пристрелишь, не дам этого сделать. Он хоть и немного не в себе, но человек всё-таки умный и думаю, сотворит ещё много чего полезного для нас всех.
        Весь вечер и ночь Марк просидел, охраняя свои вещи. Он боялся, что матури могут нечаянно расколоть какой-нибудь горшок или просто пролить его содержимое. Всё это время он что-то писал и рисовал на земле щепкой, периодически вставал и ходил вокруг костра, дёргая себя за волосы и бороду. Жители были не рады такому беспокойному гостю и мечтали его куда-нибудь отправить, желательно подальше, чтобы обезопасить себя от его зачастую очень опасных опытов.
        Рано утром мечта жителей сбылась, Марк Хайт вместе с Солом, Тэкито и Рэйной покинули посёлок. До условной границы обозначенной берегом реки их провожал отряд из воинов племени во главе с вождём Этху. Вождь был расстроен тем, что с чужеземцами уходит их Мейхтру Рэйна. Племя осталось и без эль-мейру, и без Мейхтру. Сама Рэйна тоже была грустной, понимая что, скорее всего больше никогда не увидит людей своего племени, которые были для неё одной большой семьёй. Сол глядя на её лицо, понимал всё это, но был рад, что она идёт с ним. Самым счастливым человеком из их четвёрки был Тэкито. Он был несказанно рад тому, что остался жив после ритуала и маленькой победоносной войны. Всю дорогу до реки он почти не прерываясь уговаривал Иатхарсу пойти с ними. Обещал ему показать много интересного, говорил, что они побывают в других королевствах и что возможно когда-нибудь, Иатхарсу тоже станет капитаном корабля как Сол. Сам Иатхарсу уже был готов идти с ними, но боялся того, что Этху его не отпустит. Узнав об этом, Тэкито стал надоедать вопросами Этху и через час вождь готов был отдать ему не только Иатхарсу, но и
пару девушек племени в придачу, чтобы им не было скучно жить. От девушек Тэкито отказался, а вот молодого воина матури по имени Иатхарсу с радостью записал в команду, правда, после разрешения Сола.
        Небольшой отряд должен был достигнуть берега реки к вечеру, но этого не произошло. Дошли только к полуночи и виной этому был Хайт. Эта фанатичная душа науки всю дорогу ловил насекомых, змей, пытаясь у них забрать их яд, осматривал камни, привлекающие его внимание своим цветом. По цвету, он определял состав, из которого состоит камень и решал, нужен он ему или нет в проведении какого-нибудь опыта. Как только Сол сказал, что все найденные камни он понесёт сам, их осмотр и сбор сразу прекратились, Хайт просто не смог бы унести всё, что нашёл.
        Заночевали на берегу реки, а с первыми лучами солнца Сол и его маленькая команда отправились дальше уже без сопровождения воинов матури.
        - Не буду прощаться, не люблю,  - Сол пожал руку Этху и всем матури проводившим их до условной границы.  - Надеюсь, что мы ещё встретимся, ведь теперь мы тоже матури и эта земля стала нашим домом.
        - И я надеюсь на это великий воин матури Сол - сын Онейто,  - Этху обнял Сола словно родного сына. Тэкито он лишь пожал руку, так как этот чужеземец его просто уже достал своими бесконечными вопросами. С Рэйной Этху несколько минут о чём-то говорил, прежде чем проститься, а с Хайтом у него вообще попрощаться не получилось, профессор всё время пытался куда-нибудь уйти, чтобы найти в этом где-нибудь чего-нибудь важное. За полчаса матури возвращали его на берег четыре раза, грубо отбирая и выбрасывая всё, что он успевал найти.
        На том же плоту что и в прошлый раз они переправились на другой берег и ещё раз, попрощавшись жестами, уже впятером пошли дальше. Теперь их снова вела Рэйна, так как знала дорогу лучше всех. По просьбе Сола Тэкито стал жёстко контролировать Хайта, чтобы он снова не начал ловить насекомых и собирать камни.
        Они шли весь день, останавливаясь четыре раза, чтобы немного отдохнуть и поесть. К вечеру по совсем недавно прорубленной ими же сквозь лес тропы, добрались до дороги и повернули в сторону Нойты. Для Сола, Тэкито и Рэйны эти места были знакомы, ведь они здесь уже были, а вот Хайт и Иатхарсу крутили головами, осматривая изменившийся ландшафт. Здесь уже не было непроходимого тропического леса, на глинистой почве плохо росла трава, а деревья не достигали в высоту больше десяти метров. Лианы и прочие растения вьюны почти не встречались, а небольшие кустарники, почти лишённые листьев, были похожи на перевёрнутые мётлы. Чтобы отвлечь Хайта от собирания всего подряд, Сол решил, поговорить с ним и выяснить, откуда он и как попал к матури. Хайт рассказывать о себе не хотел, но Солу всё-таки удалось хоть что-то узнать.
        Марк Хайт действительно был профессором, долгие годы занимался научными изысканиями в университете Мидина. Пять лет назад сбежал, после убийства своего коллеги. Убил он его, разумеется, случайно, во время одного опасного эксперимента. Хайт уже тогда искал улучшенный состав пороха, что-то пошло не так, и произошёл взрыв. От взрыва с креплений слетела большая и тяжёлая люстра, которая и упала на голову его коллеге. Хайта тут же обвинили в убийстве, но он успел сбежать, прихватив с собой необходимые ингредиенты для дальнейшего проведения опытов. Вначале он прибыл в Кастаррас, но не смог там найти подходящее место, где смог бы продолжить заниматься наукой. К тому же в этот порт часто заходили мидинские корабли и его, мог кто-то узнать. Наняв лодку с парусом, он через несколько дней прибыл в Нойту, но и там не смог найти тихое место. На оставшиеся деньги купил старую шлюпку и отправился искать то место, которое бы его полностью устроило. Так он оказался на побережье территории одного из племён матури. Чуть позже перебрался вглубь этой территории, так как шторма ему изрядно надоели за год, прожитый в
маленькой и сырой пещере. Почему он остался, для матури не заметен за это время, он сам не понимал. Встретился с их первым представителем, уже заняв пещеру, в которой потом прожил до этого дня. Представителем матури оказалась Рэйна, на то время уже ставшая эль-мейру. Рэйна почти полгода скрывала от всех, то что на их территории поселился чужак, но после устроенного Хайтом мощного взрыва, о нём узнали все. Этху сразу смог оценить мощь пороха и заключил соглашение с Марком. Марк помогает им решить проблему с пресной водой, а они в ответ позволяют жить на своей территории и дают еду. Обязательства были выполнены обеими сторонами и, Хайт теперь мог идти куда захочет.
        Расспрашивая Марка и слушая его, они незаметно добрались до пригорода Нойты. К этому моменту уже стемнело, но несмотря на это, Сол не пошёл прямиком в порт, отправил туда Тэкито. Нужно было разведать, что там сейчас происходит, и предупредить команду о том, что их капитан теперь носит маску.
        - Опять я, всё время я,  - возмущался Тэкито не желая идти в порт, так как он устал и мечтал о полноценном отдыхе.
        - Два день драить палуба,  - сказала Рэйна, погрозив ему пальцем.
        - Вот спрашивается,  - зачем мы её взяли с собой? Не дай бог, она станет боцманом вместо Борджо! Вся команда потом повесится на одной рее, предварительно выскоблив палубу до идеальной чистоты,  - ворчал Тэкито, направляясь в порт.
        Спустя час он добрался до порта и долго не мог понять, их это корабль сейчас стоит у причала или уже другой. Даже при свете луны и нескольких фонарей на пристани, ему было видно, что корабль был полностью чёрным, включая паруса. После быстро и очень качественно произведенного ремонта, бригантина стала выглядеть иначе не только из-за цвета, да и название у неё поменялось. Теперь корабль сменил имя с «Миладора» на «Грозу». То что это их корабль Тэкито смог понять только по голосу Борджо. Он даже сейчас в темноте заставлял матросов работать.
        - Эй, на борту!  - крикнул он, так как попасть туда не смог, на ночь сходни убирали.
        - Тэкито?  - у фальшборта появился Борджо.  - А где Сол?
        - Сидит в кустах неподалёку от порта, прислал меня предупредить, чтобы вы не испугались, увидев его. Капитан теперь носит маску, так что не спешите гадить в штаны, когда его увидите. Мы кстати не одни пришли, с нами Рэйна и ещё два человека. Брось мне плащ с капюшоном, Солу нужно будет как-то спрятать лицо, иначе ничего не подозревающие жители, случайно встреченные нами по пути сюда, одними испачканными штанами не отделаются!
        Борджо вскоре приказал опустить сходни, так как Херман решил, идти с Тэкито, чтобы встретить брата первым из команды.
        За время пути до того места где их ждал Сол, Херман пытался, узнать, как всё прошло и почему Сол сейчас носит маску. Тэкито упорно молчал, заявляя, что он всё узнает от самого Сола. Рассказывать он не желал только по одной причине, чтобы не делать этого несколько раз, да и рассказ будет гораздо интереснее, если они с Солом будут рассказывать вместе.
        - Сол, ты где?  - крикнул Херман в темноту, когда они оказались приблизительно там, где Тэкито с ними расстался.
        - Здесь,  - из кустов вышел Сол, вслед за ним Рэйна и ещё два человека Херману не знакомых.
        - Ух, даже дрожь по телу,  - Херман непроизвольно отступил на пару шагов, увидев перед собой человека в железной маске.  - Что случилось, почему ты в маске?
        - Потом расскажу, сейчас хочется попасть на корабль и для начала что-нибудь съесть.
        Херман немного обиделся, услышав, что и Сол сейчас ему не собирается ничего рассказывать. В ответ на это он тоже умолчал о том, что теперь их корабль стал полностью чёрным и поменял имя.
        Под покровом ночи они перебрались на корабль, где их уже ждала вся команда. Маска капитана произвела неизгладимое впечатление на матросов, некоторые даже прошептали короткую молитву. Сол прямо сейчас глубокой ночью рассказывать им ничего не стал, пообещав, что сделает это утром. До этого времени они с Тэкито успеют договориться, о чём стоит рассказывать, а о чём лучше умолчать. К тому же Сол собирался немного приукрасить рассказ, добавив в него больше мистики. Тэкито с таким дополнением был согласен, мало того, он даже поможет ему в этом. Устроив поздний ужин, они после сразу же разбрелись по спальным местам, где и проспали до утра.
        Утром Солу уже было просто некуда деваться. Собрав чуть ли не всю команду в кают-компании он принялся рассказывать, начав с того момента, как они покинули корабль. Тэкито добавлял в его рассказ своих ощущений, после всего увиденного им. Процентов на тридцать приврал, но их общий рассказ от этого получился ещё интереснее, а события гораздо страшнее. К концу рассказа к ним присоединились Рэйна и Марк Хайт. Иатхарсу почти всё время молчал, несмотря на то, что хорошо знал о том, что Тэкито немного приврал, чтобы было интереснее. Рассказ занял почти три часа, за это время никто из команды не произнёс ни слова, кроме них, разумеется. Рэйну теперь уважали все без исключения, но и бояться её стали больше, всё-таки она уже теперь не эль-мейру, а Мейхтру, причём очень могущественная.
        Марку Хайту команда понравилась, вот только он почти сразу же начал напоминать Солу о его обещании, купить всё, что ему потребуется для продолжения своих опытов. Иатхарсу в основном всё время молчал, он привыкал к чужеземцам и к кораблю. Корабли он, конечно же, видел и раньше, но на борт никогда не поднимался.
        - Вот, в общем-то, и всё,  - закончил рассказ Сол.
        - Теперь я бы хотел послушать Хермана.
        - А что мне рассказывать?
        - Расскажи мне, за каким дьяволом ты, перекрасил корабль в чёрный цвет?
        - А что тут рассказывать? Мастера пришли, всё починили за три дня, я заплатил, они ушли. Когда я возвращался из города, мне внешний вид корабля не понравился, он весь разноцветным стал. Новые детали были слишком светлыми, вот я и решил, покрасить его, чтобы они не выделялись. Кроме чёрной смолы ничего не нашёл, поэтому он и стал чёрным,  - пояснил Херман, пытаясь определить по взгляду Сола, злится он на него из-за этого или нет.
        - Ладно, это ещё можно понять, а вот скажи мне брат, зачем паруса надо было чёрными делать?
        - У нас же не было нескольких, я купил, правда, они полосатыми оказались, пара с красными полосами, а один с синими. Отбелить, чтоб белыми стали, не получилось, решил их тоже покрасить. Покрасить в синий цвет хотел, но в артели меня то ли не так поняли, то ли что-то сами напутали. Покрасили в чёрный, но паруса ведь можно заменить, правда, не здесь, у них тут в Нойте с парусами проблема, нашёл только полосатые. И это,  - Херман немного поколебался, не зная, как отреагирует Сол на смену имени корабля, но всё-таки сказал.  - Я тут имя ему изменил, извини что без твоего согласия, хотел сюрприз сделать.
        - И как он теперь называется?  - Сол насторожился, думая, что услышит какое-нибудь очередное женское имя или какое-нибудь просто не понятное.
        - «Гроза» - ответил Херман тихо.
        - «Чёрная гроза» с капитаном в маске мертвеца - это сильно,  - Сол сел обратно в кресло. Херман ничего не зная, изменил цвет корабля и его название, под изменившийся внешний вид капитана.
        - А что, вполне в тему всё получилось, так нас уже издалека бояться будут,  - вступился за Хермана Тэкито.  - Если ещё и на лица матросов такие маски натянуть, увидев нас, в штаны наложат сразу,  - сказал он и замолчал, вспомнив, как сам испачкал штаны в храме Онейто.
        Через некоторое время Сол привёл Хермана в капитанскую каюту, для разговора с глазу на глаз.
        - Что у нас с деньгами?
        - Я потратил половину серебра и взял две золотых кроны.
        - Хорошо, я думал, ремонт обойдётся дороже,  - Сол даже вздохнул с облегчением.
        - Так ведь нам начальник порта скидку обещал, он слово сдержал. Я ещё хотел нам одежду новую купить, но в местных лавках нет ничего хорошего.
        - Одежда не главное, с провиантом что?
        - Тоже не очень. Они тут одними фруктами питаются. Солонины удалось купить только одну бочку и бобов четыре мешка, на три недели хватит вместе с тем, что у нас оставалось. Нужно в другой порт наведаться, там ещё закупить.
        - Да, видимо придётся, для Хайта мы тут тоже вряд ли что-то сможем найти.
        - А что ему надо?
        - Да, много чего, он длинный список составил, думаю, его заказ нам дорого обойдётся, даже дороже ремонта корабля.
        - Это для чего ему всё это?  - Херман посмотрел на список, составленный Марком, и не понял ни слова из того, что там было написано кроме цифр, обозначающих вес и объём.
        - Марк Хайт профессор, он изобрёл новый порох, мы принесли с собой немного. Если купим всё, что он попросил, сделает нам ещё несколько бочек.
        - Сол, он же немного не в себе, а ты собираешься доверить ему изготовление пороха.
        - Не на борту корабля же он его делать будет, я его на «Остров змей» перевезу со всем этим списком. Мне там одно место понравилось, хочу там для нас небольшой посёлок построить, нам же тоже надо где-то жить. Скажи Борджо, чтобы дал команду отдать концы, мы идём в Кастаррас.

        Конец первой книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к