Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гринберга Оксана: " Тринадцатый Принц Шеллар " - читать онлайн

Сохранить .
Тринадцатый принц Шеллар Оксана Гринберга

        Шеллар всегда мечтала о спокойной жизни, но свалившееся на нее наследство перевернуло все с ног на голову. Огромные деньги, огромные возможности и… лишь небольшое «но» - замужество с одним из двенадцати тщательно подобранных претендентов на ее руку. Но в погоне за мечтой Шелли не собирается рисковать своим сердцем. К тому же, у нее есть козырь в рукаве - собственный тринадцатый принц.Роман на стыке фэнтези/фантастика.

        Тринадцатый принц Шеллар
        Оксана Гринберга

        ГЛАВА 1

        Тринадцатый принц Шеллар
        Шеллар всегда мечтала о спокойной жизни, но свалившееся на нее наследство перевернуло все с ног на голову. Огромные деньги, огромные возможности и... лишь небольшое «но» - замужество с одним из двенадцати тщательно подобранных претендентов на ее руку.
        Но в погоне за мечтой Шелли не собирается рисковать своим сердцем. К тому же у нее есть козырь в рукаве - собственный тринадцатый принц.

        Глава 1.1

        Ноли, ноли... Они мелькали у меня перед глазами, нападали на мой разум, пытаясь захватить его в плен. Затем отступали, перегруппировывались, складываясь в миллионы и миллиарды - покушались даже на триллионы! - и снова, снова шли в атаку.
        Первые минуты после того, как поверенный одной из старейших юридических фирм в Галактическом Союзе безразличным голосом принялся зачитывать завещание Биргена Холста, я чуть было не пала жертвой этих самых... нолей. Потому что оказалась не готова к тому, что их будет так много. Затем заставила себя не думать, не реагировать на услышанное, словно меня это не касалось.
        Хотя меня это касалось напрямую.
        Потому что я, Шеллар Лонгин - так уж вышло! - была единственной дочерью скоропостижно скончавшегося Биргена Холста, владельца корпорации «Гостеприимство Холста». Моему отцу принадлежали сотни роскошнейших отелей по всему Галактическому Союзу, эксклюзивные курорты на планетах Элиты и десятки межпланетных круизных лайнеров, на которых толстосумы могли познать все удовольствия жизни. А еще - множество заводов и фабрик на планетах победнее, вне Элиты, обеспечивающих беспрерывную работу созданной Холстом империи.
        Только вот о своем биологическом отце я ничего не знала ровно до позавчерашнего дня.
         Да и он... Как он меня нашел?!
        Оказалось, я произнесла это вслух, и в просторном, гулком зале переговоров, принадлежащем юридической фирме «Нойлен и партнеры», мой голос прозвучал на удивление жалобно. Пожилой поверенный моргнул, выныривая из мира цифр, но вопрос оставил без ответа.
         Вместо этого забубнил с прежней интонацией:
         «...а также пятьсот сорок трех миллиона галактических кредитов в портфеле инвестиционного фонда «Галактика Турес». Собственность на Амвее, оценивающуюся в три миллиарда двести пятнадцать миллионов галактических кредитов, и собственность на Феллипсе, оценивающуюся...».
        - Погоди, Вейдел! - перебил его пожилой, грузный мужчина, одетый в строгий темный костюм.
        Сидел он по главе длинного стола, но оспаривать его лидерство никто не собирался. Волосы Лайара Нойлена давно выбелила седина, лицо избороздили глубокие морщины, но взгляд его серых глаз все еще был цепок. Средняя продолжительность жизни на Элитных планетах давно перевалила за двести лет, но, кажется, владелец юридической фирмы «Нойлен и партнеры» побил все рекорды, возможно, даже застав Четвертую Галактическую Войну...
        Впрочем, предаваться воспоминаниям старик не собирался. Вместо этого пожелал лично присутствовать на оглашении завещания Холста и познакомиться с его дочерью, потому что, по его словам, они с Биргеном были хорошими друзьями.
        - Ваш отец не жалел денег, чтобы найти вас, юная мисс Холст! - ответил он на вопрос, адресованный поверенному.
        Я поморщилась, потому что Нойлен назвал меня чужим, незнакомым мне именем.
        - Продолжим? - поверенный выказывал признаки нетерпения.
        Кивнула. Ну что же, продолжим...
        - Чтобы закончить хотя бы к вечеру, - добавила негромко, после чего послушно уставилась на забегавшие по встроенному в дубовую столешницу экрану бесконечные ноли.
        Их число было подавляющим. Невозможно, чтобы одному человеку принадлежало так много денег!
        Украдкой вздохнув, оторвалась от гипнотического хоровода цифр и принялась разглядывать зал заседаний. «Нойлен и партнеры» позиционировали себя как приверженцев «старого стиля», но при этом не чурались современных технологий. Огромный зал, в котором кроме меня присутствовало еще трое - владелец юридической фирмы, бубнящий поверенный и представитель совета директоров концерна «Холст», - занимал почти половину этажа на сорок пятом уровне.
        Через панорамные окна открывался неплохой вид на оживленную Вьерру, столицу Галактического Союза. За прозрачным органическим стеклом бесконечной вереницей проносились скоростные флайеры, мигали желтыми и красными огнями линии воздушной разметки, вспыхивали всевозможными красками рекламные щиты, бросая разноцветные отблески на зеркальную поверхность соседнего небоскреба.
        И мне казалось, что за этим окном бьется суматошный пульс никогда не спящего мегаполиса.
        Впрочем, я давно уже поняла, что подобная суета не для меня. Куда больше мне подходила спокойная и размеренная жизнь на отдаленной от центра Галактического Союза планете. Правда, в зал заседаний не проникало ни единого звука извне. В царстве массивной мебели из темного дерева - уверена, настоящего, не пластика! - звучал лишь занудный голос поверенного, слышались старческое сопение Лайама и нервное ерзание Павоса Езекии.
        Представитель совета директоров корпорации «Гостеприимство Холста», казалось, весь состоял из сплошных углов. Высокий и нескладный, с длинными руками, заостренным носом и нервными губами, треугольным подбородком и почти ровной формы треугольными залысины на теряющей рыжеватые волосы голове, он наблюдал за мной с преувеличенным вниманием. Не спускал глаз, словно пытался разгадать, что представляет из себя единственная дочь и наследница Биргена Холста.
        И что можно от нее ожидать.
        Впрочем, я неплохо подготовилась к смотринам, решив разыграть из себя простушку. Нацепила на лицо жалобную улыбку, не забывая время от времени хлопать ресницами и нервно теребить длинную золотистую косу. Надела легкомысленное длинное платье без лямок, подчеркивающее талию и узкие бедра. На правом плече красовалась голографическая татуировка летящей рыбы, модная в этом сезоне на Вьерре. На втором алело кровоточащее сердечко - все-таки у меня умер отец, пусть я его и не знала!.. Образ растерянной блондинки довершали сандалии на светящейся платформе, подведенные веки и три серебристых звездочки на каждой щеке - дань той же молодежной моде.
        Уверена, выйди Езекия на улицу, он бы встретил толпу похожих на меня светловолосых девиц.
        Наверное, именно поэтому на лице бизнесмена время от времени мелькало растерянное выражение. Думаю, он - как, впрочем, и я! - никак не мог взять в толк, с чего бы некая Шеллар Лонгин - и пусть анализ ДНК подтвердил наше родство с Биргеном Холстом - должна заполучить все эти миллиарды, грозящие перерасти в триллионы, вместе с контрольным пакетом акций одной из богатейших корпораций Галактического Союза.
        Я думала о том же.
        - Но ведь должен быть какой-то подвох?! - повернулась я к Лайару Нойлену, когда поверенный остановился, чтобы перевести дух. - Не верю, что я так просто смогу получить все эти деньги!
        Старик склонил голову, и его губы тронула хитрая улыбка.
        ***
        Звонок с Вьерры раздался два дня назад, когда на Майори было раннее утро. Через распахнутые окна в дом проникал шум океана - всего лишь в полусотне метров от моего коттеджа теплые волны лизали золотистый песок, а здоровенные крабы, выброшенные на пляж приливом, смешно перебирая клешнями, уползали вслед убегающей воде.
        К этому времени я уже успела вернуться с пробежки и как раз собиралась в душ. Но тут завибрировал триззер, выдав голографическое изображение незнакомца с мрачным, напряженным лицом. На мужчине был коричневый форменный костюм - совсем не по летней жаре Майори, - застегнутый под самое горло. Последняя пуговица - надо же, кто-то еще ими пользуется в Галактическом Союзе! - явно давила ему на горло.
        Подобные ранние звонки и суровые абоненты с наглухо застегнутыми воротниками вряд ли сулили мне что-то хорошее. Но я все-таки ответила. Наверное, потому, что решила навсегда порвать с прошлой жизнью, а в новой не собиралась ни от кого бегать.
        Оказалось, меня разыскивал поверенный юридической фирмы «Нойлен и партнеры», чтобы сообщить о том, что у меня есть отец. Вернее, был отец. Бирген Холст трагически погиб три недели назад. «Взрыв на борту собственного лайнера... До сих пор работают эксперты... Пока сложно назвать причину, да и это не в нашей компетенции...»
        Зато в их компетенции было сообщить, что все имущество Бирген Холст завещал своей единственной дочери.
        - Вы с кем-то меня путаете! - пожав плечами, заявила поверенному. - В ваших документах произошла ошибка. Я не могу быть дочерью Биргена Холста.
        Но тест ДНК показал, что из нас двоих ошибалась именно я.
        И вот я уже сижу в шикарном переговорном зале, заставленном мебелью из настоящего дерева, и пытаюсь осознать размер свалившегося на меня наследства. Лайар Нойлен смотрит в мою сторону с легким интересом, Езекия - с кислым видом. Впрочем, я его понимала - вряд ли совет директоров «Гостеприимства Холста» обрадовала свалившаяся на них неизвестная девица, заполучившая к тому же еще и контрольный пакет акций корпорации.
        - Но ведь это не все? - спросила я у Лайара.
        - Вам что, мало? - не удержался от язвительного замечания Езекия, хотя спрашивала я совершенно о другом. Достал из кармана - надо же! - старомодный носовой платок и промокнул вспотевший лоб.
        - Мисс Холст, - старый Нойлен вновь назвал меня чужим именем, - вы станете полноправной наследницей состояния Биргена Холста, если выполните дополнительное условие нашего клиента.
        Я поморщилась. Так и знала, что завещание с подвохом!
        - Что еще за дополнительное условие? - спросила я у Нойлена, стараясь, чтобы мой голос прозвучал как можно спокойнее.
        Потому что в просторном зале неожиданно стало душно, словно за долю секунды из него выкачали воздух. Горло пересохло, ладони вспотели, и я украдкой вытерла их о подол светлого платья. Впрочем, подобный приступ случался у меня не впервые и был мне прекрасно знаком.
        Это означало, что в очередной раз пробуждался мой Дар. Являлся из ниоткуда, чтобы предупредить о грозящей опасности. Но на этот раз не смертельной - дыхание загробного мира ощущалось совершенно по-другому. Я интуитивно чувствовала, что моя жизнь очень скоро изменится - радикально и безвозвратно - и я уже ничего не смогу с этим поделать.
        - Бирген Холст оставил личное послание своей дочери. Желаете его прослушать? - поверенный принялся колдовать над экраном. - Я подниму звуконепроницаемые стенки.
        Покачала головой.
        - Не надо! Уверена, вы давно уже в курсе его содержимого, - я посмотрела на Лайара Нойлена, и тот едва заметно кивнул. - Да и мистеру Езикии не помешает ознакомиться. Насколько я понимаю, он ведь тоже является заинтересованной стороной?
        Слишком уж пристально он меня разглядывал, словно пытался просветить насквозь и понять, что скрывается в голове у Шеллар Лонгин. Вернее, Шеллар Холст.
        Впрочем, он вряд ли представлял, с кем столкнулся.
        Тут перед моими глазами возникло голографическое изображение загорелого, подтянутого мужчины средних лет. У него было приятное лицо с правильными чертами, черные, почти смоляные волосы и располагающая улыбка. Я попыталась найти сходство, указывающее на нашу родственную связь, но так не смогла.
        Мы с ним были совершенно непохожи. Совпадал лишь цвет глаз - мои были такими же синими, как и у него. Впрочем, анализ ДНК не оставлял простора для фантазий - Бирген Холст являлся мне родным отцом.
        «Если ты слушаешь эту запись, моя дорогая Шелли, это означает, что меня уже нет в живых. Враги оказались умнее и добрались до меня раньше, чем я успел до них. Но знай, я мечтал поговорить с тобой всю твою жизнь!»
        - Он узнал о вашем существовании восемнадцать лет назад, - неожиданно подал голос Нойлен, и по его знаку поверенный остановил запись. - Я вижу, с каким лицом вы на него смотрите, мисс Бирген! Не будьте к нему столь суровы. Бирген искал вас многие годы, тратя на это миллионы. Не оставлял надежды, хоть я много раз уговаривал его прекратить поиски. Но он не верил, что его дочь умерла так же, как и ее мать.
        - Мою мать убили, - произнесла я ровно, - через полгода после моего рождения. Других родственников не оказалось, поэтому меня забрали в Храм. Там я пробыла два года. А уже потом меня... увезли в другое место.
        Голос предательски дрогнул, выдавая волнение. Новая, свободная жизнь давалась мне нелегко. К тому же я впервые заговорила о своем детстве с тем, кто не принадлежал к моей Семье.
        - Но первые два года своей жизни я провела на Каскаре. Что же могло так сильно задержать Биргена Холста, не позволив приехать за мной, раз он... Раз уж он так сильно мечтал поговорить со своей дочерью?
        Мой резкий выпад старого Нойлена ничуть не обескуражил.
        - Бирген вернулся на Каскару, когда вас уже там не было, мисс Холст! Все эти годы он не оставлял надежды, пока, наконец, не нашел...
        Покачала головой. Найти-то он нашел, но, как оказалось, слишком уж поздно.
        - Можно снова включить запись? - повернулась я к поверенному.
        - Конечно же, мисс Холст!
        «Знай, Шелли, я очень сильно виноват, - продолжал мой биологический отец, - перед тобой и твоей матерью. Несмотря на то, что я полюбил Чемм с первого взгляда, мне пришлось ее оставить. Я вернулся к своей жене, но всегда думал только о твоей матери!»
        - Конечно же, он о ней думал, - произнесла я резко. - О чем он вообще думал, когда сделал ее своей любовницей?! Неужели не знал, что она - шайесса, верховная жрица культа Великой Матери на Каскаре? Уверена, ему рассказали о последствиях подобной связи!
         Потому что с теми, в ком течет кровь шайесс, нельзя вот так... Сделать своей любовницей, а затем бросить и улететь к законной жене, к гостиничному и развлекательному бизнесу с миллиардными оборотами и элитарной недвижимостью на центральных планетах Галактического Союза!
        Забыть нас очень сложно. Вернее, практически невозможно.
        Вот и Бирген Холст не смог. Долго и мучительно разводился, но когда все-таки заполучил желаемую свободу, моей матери не оказалось в живых.
        «Я прилетел на Каскару и узнал, что теперь у меня есть дочь. И еще то, что Чемм погибла».
        - Ее убили, - любезно сообщила я Нойлену, - и убийцу так и не нашли. Два года я прожила в приюте при Храме, потому что во мне тоже течет кровь шайесс. Но затем меня перевезли на другую планету.
        «Я долго тебя искал, но всего лишь полгода назад взял твой след. Сейчас я знаю о тебе все, моя дорогая Шелли! Знаю о месте, где ты выросла, и о том, через что ты прошла. Но еще я знаю, о чем ты мечтаешь. Ты думаешь о семье и любви, но при этом жаждешь справедливости. Я дам тебе и то, и другое, потому что серьезно задолжал за все годы, которые ты провела вдали от меня!»
        Он замолчал, я же недоверчиво усмехнулась. Этот человек с экрана говорил слишком уж складно, но дело в том, что он не мог обо мне ничего знать!
        «И ты будешь счастлива, Шелли, потому что я исполню все твои желания. К тому же ты получишь то, что принадлежит мне - мою корпорацию и приличную сумму, которой, уверен, распорядишься с умом. Ты и твой будущий муж. Я подобрал двенадцать кандидатов...»
        После этого заявления моего терпения хватило едва ли на минуту.
        - Выключите! - приказала громко.
        Затем посмотрела на Нойлена, после чего перевела взгляд на поверенного.
        - Спасибо за ваше потраченное время, господа! Уверена, причитающийся вам гонорар вы сможете взять из триллионов моего отца, после чего распорядитесь с ними по справедливости. Меня эти деньги не интересуют! Думаю, на подобный случай вам тоже оставлены распоряжения.
        - Но, мисс Холст... - растерялся поверенный. - Неужели вы хотите сказать, что...
        - Меня зовут Шеллар Лонгин, - любезно сообщила ему. - Этого человека, - кивнула на экран, на котором застыло изображение Биргена Холста, - я не знаю. Никогда его не видела, и мне от него ничего не надо.
        - Но...
        - У меня есть собственные сбережения, которых вполне хватит на безбедную жизнь.
        - Но, мисс Холст, подумайте о последствиях вашего отказа!
        - Я уже подумала, - мило улыбнулась в ответ. - Если Бигрен Холст был бы жив, то я бы сказала ему это в глаза. Но раз уж он мертв, то сообщаю это вам. Мне не нужно его наследство.
        - Мисс Холст, - не сдавался поверенный, - но если вы откажетесь...
        - Именно это я только что сделала.
        В зале переговоров повисла напряженная тишина. Я же поднялась с кресла и направилась к двери, покачиваясь на здоровенных платформах. Но остановилась, подумав, что, скорее всего, придется еще что-то подписать.
        - Рейс на Майори улетает поздно вечером, так что у вас будет время подготовить нужные документы. Я остановилась в «Четырех Сезонах».
        - Но если вы откажетесь, то все деньги останутся в корпорации! - все еще не сдавался поверенный. - Если, конечно, не появятся ближайшие родственники... Но, насколько нам известно, других родственников у мистера Холста нет.
        - Вы ведь этого и хотели? - вновь качнувшись на платформах, я уставилась на Павоса Езекию. Уверена, в темных глазах бизнесмена промелькнул алчный огонек. - Вот видите, - усмехнулась я, взглянув на старого Нойлена, - хоть кто-то будет счастлив!
        Затем решительно отправилась к выходу.
        - У вас есть три дня, чтобы передумать, - сообщил моей спине Лайар Нойлен. - Бирген предполагал, что сначала вы откажетесь, поэтому попросил дать вам время. Не рубите сгоряча, мисс Холст! Обдумайте все тщательно, взвесьте минусы и плюсы. Запись послания и условия завещания уже отправлены на ваш триззор. Я буду ждать вас в этом офисе ровно через три дня.
        Пожав плечами, покинула кабинет, а затем и небоскреб, принадлежащий «Нойлену и партнерам». Мой путь лежал домой, на Майори, где океанские волны ласкали теплый песок, а вместо реактивных флайеров над головой куда чаще пролетали откормленные белые чайки.
        Я давно мечтала о спокойной жизни и небольшой гостинице на берегу океана - наверное, кровь Холстов все-таки давала о себе знать! - но осуществлять мечты собиралась собственными силами и на собственные деньги. Сомнительное предложение Биргена Холста нисколько меня не интересовало.
        Впрочем, я врала самой себе. Где-то глубоко меня все же грыз червячок сомнения, напоминая об утраченных возможностях, а перед глазами еще очень долго носились ноли.
        Но менять свое решение я не собиралась.

        Глава 2

        Внутри дома кто-то был. Причем друг, не враг.
        Я почувствовала это, когда парковала флайер в гараже, примыкающем к коттеджу. Но, давно привыкшая доверять собственному Дару, нисколько не сомневалась, что в мое одинокое жилище нагрянул кто-то из Семьи. Именно поэтому спокойно приложила руку к сенсору, деактивируя только что взломанную систему охраны.
        Я догадывалась, кто это мог сделать. Винс, кто же еще?!
        Не ошиблась. Винс собственной вальяжной персоной развалился в мягком кресле в моей просторной гостиной. Открыл жалюзи, подставляя загорелое, с высокими скулами лицо утреннему солнцу, и преспокойно потягивал привезенное мною с Каскары красное вино из пузатого бокала. При этом не забывал запускать руку в блюдо с солеными крекерами.
        Перед ним горел виртуальный экран, и, судя по знакомым картинкам, он увлеченно копался в содержимом моего триззера.
        - Привет, Шелл! - кивнул мне, когда я прошла в гостиную и пристроила расшитую ракушками сумочку на барной стойке. Скинула сандалии, прошлась по деревянному полу босиком. - Рад тебя видеть!
        - Вообще-то это я должна была тебе сказать, - заявила ему. - Потому что именно ты забрался в мой дом без разрешения и теперь копаешься в моих документах.
        В ответ он лишь неопределенно хмыкнул. Я же коснулась ладонью панели домашнего компьютера, распахивая окна и впуская в дом утреннюю прохладу, наполненную умиротворенным гулом океана и горьковатым запахом морской соли. Как же мне не хватало этого на шумной, перенаселенной Вьерре!
        - Как прошла твоя поездка? - любезно поинтересовался Винс, отрываясь от триззера.
        Привычно дернул головой, отбрасывая со лба непокорную светлую челку, постоянно лезущую в глаза. Не дождавшись ответа, поднялся с кресла. Двигался он быстро и абсолютно бесшумно. Высокий и поджарый, с тренированным телом профессионального убийцы, Винс был хищником, которого стоило бояться любому.
        Но не мне.
        Взяла любезно протянутый им бокал - Винс явно чувствовал в моем жилище себя как дома, - сделала один глоток, второй. Терпкое красное вино заглушило шум в голове, унося с собой скопившуюся усталость. Решив сэкономить, я возвращалась с Вьерры третьим классом, так что выспаться в переполненном салоне пассажирского лайнера не удалось.
        - Ты знаешь о завещании Биргена Холста, - сказала ему.
        Впрочем, это был даже не вопрос, а констатация факта. Конечно, он же взломал мой компьютер и ознакомился с его содержимым!
        - Но ты, наверное, еще не знаешь, что я отказалась.
        - Отказалась? - удивился он. Искренне так удивился. - Но почему, Шелл?!
        Пожала плечами, затем подошла к окну, уставившись на лазоревую гладь океана. Если по дороге на Майори я все еще терзалась сомнениями, борясь с выводком нолей в собственной голове, то сейчас победила их окончательно.
        Мне не нужны были чужие деньги.
        - Потому что, - сказала ему. - Потому то я - не шлюха, Винс, которую пытается сделать из меня родной папочка! Я не продаюсь и не покупаюсь, даже за триллион галактических кредитов. Ты ведь уже прочел завещание? - уставилась на него, и Винс кивнул. - Чтобы получить эти деньги, мне придется выйти замуж. Причем за одного из тех, кого подыскал мне Бирген Холст!
        А еще я не понимала, почему родной отец решил поступить со мной подобным образом, и от этого было вдвойне обидно. Лучше бы я вообще про него ничего не знала!
        - Шелл, - на губах Винса заиграла ленивая улыбка, а в серых глазах зажегся хитрый огонек. Впрочем, мне было прекрасно знакомо это выражение лица. - Я знаю, как обойти это условие...
         - Нет же, Винс! - покачала головой. - Я уже сказала «нет» поверенному, а теперь говорю еще и тебе. Я отказалась, так что дороги назад нет.
        - Тебе дали три дня на раздумья, - усмехнулся он. - Из них прошли только первые сутки. Я прочел не только завещание, но и письмо Лайара Нойлена, - пояснил в ответ на мой удивленный взгляд. - Не злись, Шелл! Мы ведь Семья, у нас не может быть секретов друг от друга. Разве ты не помнишь, чему учил нас Наставник?!
        - Тому, что надо читать личную переписку? - любезно поинтересовалась у него. - Что-то не припоминаю, когда именно он такое говорил.
        Но на мою провокацию Винс не повелся.
        - Шелл, у тебя появилась реальная возможность вытащить нас всех из этого...
        - Из чего?
        - Из долгов! Ты - единственная из всей Семьи, кто уже расплатился с Наставником. Мне не хватает около двух миллионов, а у Пиккари с Симом дела и того хуже.
        - Ты тоже мог бы давно расплатиться, - пожала я плечами. - С твоими-то способностями!
        У каждого из нашей Семьи был специфический дар, который и привлек внимание Наставника. Он собрал нас вместе, вырастил и натренировал. У меня было то самое предчувствие, которое многократно спасало мне жизнь. Пиккари с Симом были непревзойденными ищейками. Винс - лучший стрелок из всех, уникальный компьютерщик и...
         Полнейший разгильдяй, когда дело касалось денег и женщин.
        - Если бы ты не спускал все заработанные кредиты на непонятных девиц и не сливал десятки тысяч в казино, - начала я назидательно, - то...
        - Хорошо, - покорно согласился Винс, уставившись на меня слишком уж пристально. - Я больше не буду спускать деньги на непонятных девиц! Насчет казино обещать не могу, но тоже постараюсь.
        - Винс... Мне не нравится твой тон и еще то, как ты на меня смотришь! - предупредила его, но смотреть он не перестал. К тому же поставил свой бокал на стол и двинулся в мою сторону. - Мне, вообще-то, наплевать на твоих девиц! Живи, как хочешь и с кем хочешь, мне-то что с этого?!
        - Я твердо решил измениться, - заявил он. - С сегодняшнего дня девица будет в моей жизни только одна. И это ты, Шелл! - на его лице заиграла самоуверенная улыбка.
        Но я лишь пожала плечами. Года три назад, когда еще была в него влюблена, эти слова заставили бы сильнее биться мое сердце. Но не сейчас.
        Я уставилась на видневшийся в вороте белоснежной рубахи неровный край белесого шрама, идущего через всю его грудь. Было дело, мы попали в серьезные неприятности на одном из заданий, когда пытались выжить среди рапторов. Я бы не выжила, если бы не Винс. Сейчас же я считала его лучшим другом, названным братом, частью моей Семьи, и я вовсе не собиралась...Может, лучше одно как-то исправить?
        - Нет! - отстранилась, потому что он как-то слишком быстро оказался рядом. - Даже и не думай! - заявила ему, когда Винс сжал в руках мою ладонь. От него шло равномерное тепло, даже жар. - Из этого ничего не выйдет!
        - Почему же не выйдет? - поинтересовался он, когда я отняла свою руку. - Я ведь знаю, что тебе нравлюсь. К тому же у Пиккари и Сима вышло, так почему бы и нам...
        Но я покачала головой.
        - Выйти могло бы три года назад, но ты все профукал. Я ведь любила тебя, когда мы еще жили вместе, одной Семьей. Мне тогда было шестнадцать или семнадцать, а тебе... - Он был на три года меня старше. - Но ты выбрал не меня, а какую-то Йосипу из поселения. Затем была Семана, а потом та девица с накладными грудями...
        - С чего ты решила, что они были накладными? - усмехнулся Винс.
        - Мне все равно, что у нее там было! - рявкнула на него, потому что до сих пор было обидно. - Ты променял меня даже не на одну, а на целый выводок любовниц! После каждого общего задания, Винс, у тебя была другая, и на всех планетах Союза по подружке. Так что сейчас иди и... Честно отработай свой долг перед Наставником!
        Моя отповедь - как я и думала! - не произвела на него впечатления. Пожав плечами, Винс снова белозубо улыбнулся. Он был чертовски хорош, девицы пачками вешались ему на шею, чем он вовсю пользовался.
        - Я всегда знал, кто ты такая, Шелл! И не был к этому готов. Вернее, в то время еще не был готов к серьезным отношениям. К тому, что, переспи мы с тобой, я бы уже никогда не смог...
        - Не смог бы от меня отвязаться, - подсказала ему. - Называй все своими именами, Винс! Ты испугался серьезных отношений.
        - Испугался, - согласился он. - Мне исполнилось двадцать и хотелось свободы. Поэтому у нас ничего не вышло. Но сейчас, - он провел пальцем по моей щеке, - я готов рискнуть. Даже зная, что кроме тебя, моя маленькая шайесса, у меня больше никого не будет.
        Отшатнулась, прикусив губу.
        Еще одна особенность моего Дара. Вернее, моей крови, которая куда больше походила на проклятие. Слишком уж сильная эмоциональная привязка, которую испытывали мужчины к шайессам, заставила меня крайне осторожно подходить к выбору партнеров.
        К своим двадцати годам я так никого и не выбрала.
        - Не бойся, Винс, у тебя все впереди! - успокоила его. - Столько женщин, с кем ты еще не переспал. Всей жизни не хватит, чтобы объять необъятное, но ты можешь попытаться. Потому что пробовать мы не станем! Я прекрасно понимаю причину твоего возбуждения, - кивнула на его красноречиво топорщащиеся штаны. - Триллионы моего отца, конечно же, неоспоримо привлекательны, но добраться до денег Бигрена Холста тебе не удастся. По крайней мере, не через меня.
        Потому что навязываемый им Отбор и замужество меня не интересовали.
        - Я видел выбранных Холстом кандидатов, - пожал он плечами. - Слабаки! - Винс ловко подхватил мой бокал вина. - Ни у одного из них нет шансов против меня.
        - Разве? - скептически поинтересовалась у него. - Так уж и ни у одного?
        - Есть там один, - наконец, признался он. - Но это всего лишь один из двенадцати! С ним, возможно, пришлось бы повозиться, но я бы справился.
        Это было не бахвальство, а констатация факта.
        - А тебе не кажется, что дело вовсе не в том, кто кого убьет? - Детали Отбора держались в тайне, но вряд ли Бирген Холст запланировал состязание на выживание среди претендентов на мою руку и сердце. - Согласна, в этом тебе нет равных, но в остальном ты серьезно не дотягиваешь, Винс!
        Он снова усмехнулся.
        - К тому же тебя нет в списках, - добавила я. - Мой родной отец, каким бы сумасшедшим он ни был, никогда бы не включил в Отбор такого, как ты.
        - Не включил бы, - согласился Винс. - Но, Шелл, ты ведь тоже читала условия завещания! У тебя есть возможность добавить еще одного претендента.
        - И что из этого? - пожала я плечами. - Отбора не будет, так что можешь не стараться.
        Но он постарался.
        - Помнишь сказку, которую я рассказывал тебе в детстве, когда ты плакала и не могла заснуть? - спросил Винс.
        На это я кивнула, потому что сразу же вспомнила холодный, гулкий дом на краю поселения рудокопов, где мы прожили несколько лет. Семья постоянно переезжала - с планеты на планету, из города в город. Наставник тренировал нас в разных местах, учил заметать следы, менять документы, личности, истории.
        - Я сам ее придумал, чтобы тебя утешить. Двенадцать принцев для прекрасной принцессы Шеллар, - усмехнулся Винс, - твоя любимая! Ты просила рассказывать ее каждый раз, когда я мазал твои синяки и обрабатывал раны после тренировочной трассы. И я стану твоим тринадцатым, Шелл!
        Покачала головой.
        - Зачем? - спросила у него. - Скажи, зачем мне это делать? Ты прекрасно справишься и сам. Сможешь быстро отдать долг, если будешь хоть немного экономить. Пять-шесть заказов, и ты свободен...
        - Это могут быть пять или шесть убийств, Шелл, раз уж тебе нравится называть все своими именами! Ты ведь не хочешь, чтобы погибло еще шестеро, а то и больше?..
        - Но ты можешь отказаться, взять другие заказы!
        - Не могу, - просто ответил он. - Не могу, потому что меня он вырастил именно таким, и другого я не умею. Это к тебе он всегда относился иначе, потому что ты - шайесса, и убийство - против твоей природы.
        - Шайесса, - согласилась с ним, - но не убийца и не шлюха. Ты точно так же свободен в своем выборе как и я, так что...
        - Я выиграю этот Отбор, - уверенно заявил Винс, - и ты выйдешь за меня замуж. Мы получим деньги и корпорацию Биргена Холста. Если ты не захочешь подпускать меня к себе - это твое право. Значит, мы станем жить как брат и сестра. Но, уверен, однажды ты захочешь. Ты простишь меня, Шелли, за то, что я так глупо тебя отверг!
        - Нет, - покачала головой, прикусив губу. - Винс, я тебя уже давно простила, но участвовать в Отборе не стану. Говорю же, я все решила и не стану делать этого даже ради нашей Семьи!
        - Станешь! - уверенно произнес Винс. - И дело даже не во мне и не в Симе с Пиккари. Да, мы - убийцы, ты прекрасно это знаешь. Но дело в том, что, если ты откажешься, деньги твоего отца уйдут к кучке жадных мудаков, у которых их и так слишком много! Останутся в корпорации, и та станет еще богаче. Кому от этого будет лучше, Шелл?! Уж точно не мне и не тебе. Но если мы получим те триллионы... Вернее, ты их получишь, - быстро поправил он себя, - то ты заплатишь долги за меня, Пиккари и Сима, потому что мы - твоя Семья. И мы будем свободны.
        - Свободны?.. - пробормотала я.
        - Свободны, - согласился Винс. - Нас было десять, но в живых из всей Семьи осталось только четверо. Я знаю, как ты переживала смерть каждого. Словно из тебя вырывали часть сердца. Вспомни всех, кто погиб по вине Наставника. Дриона, Барб...
        - Прекрати, Винс! - прошептала я. Слезы подобрались к горлу, потому что перед глазами встали лица тех, кого я любила.
        Не сейчас! Не стану их вспоминать!
        - Если мы получим эти деньги, тебе не придется оплакивать ни меня, ни Сима, ни Пиккари. К тому же я знаю, что ты собираешься построить гостиницу на Майори и даже присмотрела несколько участков. Видел твои эскизы и расчеты. Но тебе не хватит на это денег, Шелл!
        - Откуда ты знаешь?
        - Залез в твой банковский счет, - сообщил он жизнерадостно.
        - Винс, честное слово, однажды я изменю своим принципам и тебя убью!
        - Не убьешь, моя маленькая шайесса! Если ты хочешь свою гостиницу, тебе придется снова браться за работу. Снова рисковать, Шелли! Но если ты получишь наследство, у тебя будут не только собственные отели. Ты сможешь застроить новыми хоть все побережья всех планет Галактического Союза. Но и это еще не все, Шелл!
         - Что же еще? - усмехнулась я.
        Отобрала у него бокал вина, сделала глоток. Еще и еще один. Винс иногда мог быть чертовски убедительным!
        - Мы его найдем. Клянусь, что мы его найдем - ты, Пиккари, Сим и я - и шлепнем мерзавца! Ты ведь этого хочешь, Шелл! Я знаю, о чем ты мечтаешь. Найти и убить Наставника. За то, что он сделал с нами. За то, что он сделает с еще одной Семьей, если мы не успеем его остановить. Но ты - не убийца, поэтому это сделаю я. Ради тебя, Шелл!..
        Внезапно он потянулся к моим растерянным губам, потому что я, подозреваю, слушала, раскрыв рот. Коснулся поцелуем, но я тут же отстранилась. Покачала головой.
        - С ума сошел!..
        - Согласен, немного сошел, - усмехнулся Винс, отстраняясь. - Ты чертовски красива, Шелл. И как я этого только не заметил три года назад?
        - Наверное, не туда смотрел.
        - Не туда. Но я исправлюсь, - пообещал он, после чего принялся цитировать дополнительное условие завещания моего отца. - Тринадцатым участником Отбора может стать любой, выбранный Шеллар Холт. Он должен будет пройти испытания наравне с остальными кандидатами. К тому же каждому из участников выплачивается единоразовый бонус в размере трех миллионов галактических кредитов. Звучит неплохо, Шелл! Как раз хватит, чтобы заплатить остаток моего долга. Еще и останется...
        - Винс, я ведь не согласилась!
        - Я видел список, - продолжал он, словно все уже было решено. - Певец, врач, архитектор, мешок с деньгами, придурок с крыльями...
        - Паравингер, - машинально поправила его. - Спортсмен. Кстати, олимпийский чемпион!
        - Плевать! Ходячая груда мускулов... Вернее, танцор. Спасатель, бывший военный. За кого из них ты хочешь замуж?
        - Ни за кого.
        - Вот и правильно! Зачем тебе кто-то, если у тебя уже есть я?
        - А ты не боишься конкуренции, Винс? - спросила у него со смешком.
        - Не боюсь. Со мной может справиться только кто-то из нашей Семьи. Только ты, Шелл и Сим. Может, еще и Пиккари, но это вряд ли. У остальных нет шансов.
        Он был прав. Прав, черт его побери!
        И тут мне в голову пришла странная мысль. Настолько странная, что я... Пообещав Винсу подумать, сбежала от него в душ. Активировала функцию гидромассажа, затем долго ловила ртом опресненные струи воды и размышляла. Думала о том, что отец - мой, родной! - хоть и выставил меня шлюхой, но в чем-то он все же оказался прав. Я смогу правильно распорядиться его деньгами. Продолжу начатое им дело и буду строить отели, потому что это у нас в крови.
        Но для этого мне не нужен какой-то там муж из тех, кого так старательно подбирал для меня Бирген Холст! Да и Винс тоже прав - я бы не хотела, чтобы деньги Холста достались таким, как Езекия, с его бегающими глазами и жадным взглядом!
        И еще, у меня была цель.
        Меня не интересовали ни любовь, ни семья, но я жаждала справедливости. Но для того, чтобы найти и остановить Наставника, мне понадобятся деньги. Много денег.
        - Мне нужен адвокат, - заявила я Винсу, вернувшись из душа.
         По дороге завернула в спальню и переоделась в тонкую блузку и шорты как раз по погоде Майори. Капли стекали с мокрых волос, и я увидела, с каким видом Винс уставился на мою грудь, просвечивающуюся сквозь полупрозрачную материю.
        - Адвоката? - переспросил он. С трудом оторвался от зрелища и потянулся за бокалом. - На черта тебе сдался адвокат, Шелл?
        Отвечать ему не стала, потому что собиралась удивить не только его, но и приверженцев старомодных взглядов древней как мир юридической фирмы «Нойлен и партнеры».
        - Я знаю, что делаю, - заявила ему. - Мне нужна цепкая и очень злая тетка. Желательно, поборница прав женщин. Возможно даже нетрадиционной сексуальной ориентации.
        - Еще и лесбиянка?! - изумился Винс. - Шелл, что ты задумала?

        Глава 3

        ЯННИК ЛЕКЛЕР, НАЙХИРИ
        Отец все-таки прилетел в космопорт, хотя он не хотел его видеть. Наверное, чтобы сообщить о решении закрытого собрания акционеров ему лично. Впрочем, Янник уже получил их письмо и успел с ним ознакомиться.
        Отстранение от должности на год и штраф в размере десяти миллионов галактических кредитов. Ну что же, могло быть намного хуже!
        Так много у него не было, так что отец, судя по всему, добавил недостающее. Поэтому от его приезда Янник ничего хорошего не ждал. В глубине души он мечтал сбежать на Мезеру, улетев с Найхири без проводов и прощальных слов, чтобы вернуться уже победителем. Но... не вышло. Пришлось дожидаться, потому что частный лайнер принадлежал Орсу Леклеру, а летать на пассажирских межпланетных Янник не привык.
        Наконец, увидел идущего по взлетной полосе отца - высокого, широкоплечего, светловолосого. Несмотря на разницу в возрасте, они были удивительно похожи. Орс Леклер остановился рядом со своим межпланетником класса «С» и любовно похлопал его по белоснежному боку. Хотел было что-то сказать сыну, но пришлось подождать, потому что с соседней полосы взлетал транспортник на Яггу.
        - Тебя отстранили, Янник! - наконец, когда шум двигателей стих, сообщил ему Орс. - За превышение полномочий и растрату более восьми процентов активов фонда. За все те операции, которые ты провернул в мое отсутствие.
        Отец с матерью улетели в отпуск, и он... Ну да, Янник превысил полномочия, рисковал и проиграл.
        - Я в курсе, пап, что те операции были слишком рискованными, - тусклым голосом признался в своей ошибке Янник, после чего растерянно потер короткий ершик волос. - Но ты прекрасно знаешь, почему я так поступил. Я ведь много раз тебе говорил! Твердил последние два года, но ты так и не захотел меня выслушать.
        - И правильно делал, что не захотел. Теперь, надеюсь, ты понимаешь, причину.
        - Невозможно столетиями сидеть на одном месте! - все же завелся Янник, хотя пообещал себе больше не встревать в бессмысленный спор - отца все равно не переубедишь. - Нам, нашей компании и нашему фонду, нужны свежие решения и свежая кровь.
        - Ты прекрасно знаешь, во что нам обошлись твои «свежие решения», - заявил Орс язвительно. - А твою «свежую кровь» я буду разгребать еще несколько месяцев!
        Они застыли друг против друга, насупленные, гневно раздувая ноздри.
        - Я перевел на твой счет три миллиона, - первым пошел на попятную Янник. Деньги, полученные от Биргена Холста, оказались как нельзя кстати. - Скоро у меня будет намного больше, и я верну тебе все до последнего кредита из того штрафа.
        Очень скоро все изменится, потому что он женится на Шеллар Холст.
        - Здравая мысль, - похвалил отец. - На этот раз ты делаешь все правильно, Янник! Лучшей невесты тебе не найти. Но все-таки тебе не стоило превышать полномочий, сын! Мы не рискуем деньгами наших вкладчиков, на этом и строится наш бизнес. Старые деньги и проверенные вклады...
        Разговор зашел на очередной тупиковый виток.
        - Согласен, - наконец, выдавил из себя Янник, - что был неправ, рискнув деньгами без твоего согласия. Но если бы у меня получилось, ты изменил бы свое мнение! И ты его обязательно изменишь, потому что я смогу увеличить наши доходы в несколько раз. Когда вернусь, я собираюсь снова переговорить с акционерами.
        - Они не станут тебя слушать, Янник! Вернее, они тебя послушают только в том случае, если ты прилетишь на Найхири с дочерью Холста и его миллиардами.
        Янник кивнул, затем позволил отцу обнять себя. Поблагодарил за пожелание удачи. В том, что он выиграет Отбор, Янник нисколько не сомневался. Шеллар подходила ему как нельзя лучше, и он сможет сделать ее счастливой.
        Этот брак будет взаимовыгодным, с какой стороны ни посмотри. Большие деньги Холстов на старые деньги и старые связи Леклеров... К тому же Шеллар Холст оказалась удивительно красива, что сулило ему море удовольствия. Перед глазами постоянно мелькали завлекательные картинки их будущей близости.
         Невеста оказалась насколько хороша, что он не сразу поверил своим глазам, когда получил предложение Холста. Долго рассматривал ее голографическое изображение, пытаясь найти в ней хоть какой-то изъян. Но синеглазая блондинка с копной золотистых волос и правильными чертами лица показалась ему идеальной.
         Именно такая ему и нужна! Янника нисколько не смущало то, что это будет женитьба по расчету - в его семье из поколения в поколение браки заключали головой, а не сердцем. Единственное - его смущал пропуск в графе «Образование», но Янник решил, что дочь владельца одного из крупнейших в Галактическом Союзе состояний обязана была получить отличное образование. Скорее всего, училась в закрытом пансионе со строгими правилами. Настолько строгими, что Янник долго искал о ней информацию в Гала-сети, но так и не нашел ни единого упоминания о Шеллар Холст и связанных с ней скандалах.
        Из-за этого он еще больше утвердился в мысли, что должен на ней жениться.
        Кроме того, этот брак принесет огромные деньги и откроет перед ним невероятные возможности. Он наконец-таки сможет исполнить свою мечту и станет сам решать, куда и на каких условиях вкладывать средства, утрет нос своему отцу и собранию надутых акционеров со слишком уж старомодными взглядами!
        КАРСТЕН ЗЕМАН, ХЛОЯ
        - Ну же, поднимайся! Вставай, зараза чемпионская!
        Распахнув жалюзи и запустив в наполненный запахом вчерашнего разгула номер отеля дневной свет, полноватый менеджер, сопя от гнева, двинулся к огромных размеров кровати. Поморщившись, нагнулся и потряс выглядывающую из-под одеяла голую волосато-черную мужскую ногу. Рядом с ней виднелась розовая женская ножка с аккуратным маникюром и синими ноготками. С другой стороны выглядывала еще одна, но уже с розовыми ногтями.
        - Карстен, вставай! - рявкнул менеджер, подавив приступ зависти. - Мать твою, ты опять все проспал!
        - Сгинь, Жойсер! - раздался хриплый, страдальческий голос. - Дай мне спокойно умереть!
        - Ты умрешь от моих рук, и твоя смерть будет мучительной, если сейчас же не встанешь! Твой рейс через час, - и менеджер безжалостно сдернул одеяло. Не угадал - обнаженных девиц рядом с Карстеном оказалось даже не две, а целых три. - Дамы, сеанс с чемпионом окончен! Все на выход, живо!..
        В ответ раздались дружные женские стоны, но подниматься никто не спешил.
        - Карстен, сейчас же вставай, а то я перейду к рукоприкладству! - рявкнул Жойсер. - Нам еще в космопорт тащиться. Карстен, твою ж мать!.. Я лично тебя придушу, если ты опоздаешь на тот чертов лайнер!
        У Жойсера был прекрасный повод злиться. Вчерашний вечер с дорогущей выпивкой и легальными наркотиками обошелся в приличную сумму, хотя Карстен давно уже жил в долг. Но при этом делал вид, что не понимает, насколько бедственное его положение.
        Тут двукратный олимпийский чемпион по паравингу все-таки выполз из кольца женских рук и ног. Сел, заморгал осоловело.
        - Последний день моей холостяцкой жизни, - тоскливо сообщил он менеджеру. - Отмечал...
        - На что, Карстен? На какие шиши ты отмечал?! - снова завелся Жойсер. - Контракт со спонсорами ты прос...ал, на последних соревнованиях занял последнее место. Чего ты добиваешься? Чтобы у тебя отобрали все, что у тебя есть?
        - У меня была травма, Жойсер! - заявил тут же протрезвевший Карстен. - Ты прекрасно знаешь, что мне еще рано выступать, но все равно запихнул меня на соревнования!.. Надо было подождать пару месяцев, пока я полностью восстановлюсь.
        - Я вижу, как именно ты восстанавливаешься! - язвительно заявил менеджер, но Карстен лишь пожал плечами.
        - Те три миллиона, которые я получил от Холста... Их должно было хватить, чтобы погасить закладную на дом и выплатить тебе зарплату за последние месяцы.
        - Тех миллионов едва хватило, чтобы оплатить твой курс реабилитации и донорские органы, - рявкнул Жойсер. - Поэтому ты либо женишься на той девице, либо на Хлою можешь не возвращаться! И ты женишься, Карстен, потому что это будет самое правильное решение в твоей никчемной жизни! После этого ты заполучишь не только ее деньги, но и спонсорские контракты, и твоя смазливая рожа будет на всех лайнерах и отелях Холста... Вот тогда ты сможешь мне указывать, на каких соревнованиях будешь участвовать!
        - Все, Жойсер! - протя нул Карстен. - Хватит уже, мир! Видишь, я уже встал. - Он поднялся с кровати, бросив полный сожаления взгляд на оставленных тройняшек, которые различались только цветом ногтей. - Обещаю, что я женюсь на Шеллар Холст!
        Эта мысль казалась Карстену вполне здравой. Наследница Холста принесет ему не только огромные деньги. Она была вполне в его вкусе - он любил худеньких, длинноволосых, точеных блондинок. Впрочем, он брюнеток тоже любил. И рыжих, и шатенок...
        Карстен нисколько не сомневался, что выгодная женитьба не станет помехой его небольшим, но крайне приятным развлечениям.
        РОМЕЙН ВЕРАКРУС, ЗОНАС
        Ромейн, запахнувшись в золотистый халат, стоял возле панорамного окна своих роскошных апартаментов на двухсот первом этаже. Впрочем, два дня назад их выставили на продажу, как и остальное его имущество. Очень скоро он покинет этот негостеприимный город, который когда-то так сильно любил.
        Он приложил одну ладонь, другую, затем прикоснулся лбом к прохладной поверхности органического стекла. Ему всегда нравилось смотреть вниз, на незатихающее движение оживленного мегаполиса, которое действовало на него успокаивающе.
        Но не сегодня.
        Его жизнь стремительно менялась, и Ромейну казалось, что он утратил над ней какой-либо контроль. Тревожное чувство!
        Еще один взгляд вниз.
         Апартаменты находились выше полос общественного движения, на такую высоту не залетали даже рекламные щиты. Мигали где-то внизу, и Ромейн не мог различить, что на них изображено. Впрочем, он прекрасно знал, что на этих щитах его больше нет.
        Ни рекламы его отмененных концертов, ни клипов из нового альбома, который он так и не записал.
        «Студия разорвала контракт, - заявил ему продюсер. - Вернее, тебе отказали все студии на Зонасе. Круговая порука, мать ее через колено! С тобой покончено, Ромейн, и ты прекрасно знаешь причину. Не стоило тебе этого делать! Мне все равно, с кем ты спишь, но ты должен был держать это в тайне. На Зонасе такого не прощают!»
        И ему не простили.
        Планету колонизировали пять сотен лет назад выходцы с Земли с крайне консервативными взглядами, решив построить идеальное общество. Пусть однополые браки были разрешены на подавляющем числе планет Галактического Союза, но только не здесь.
        Не на Зонасе.
        - Переживаешь? - подошедший Ивенн положил ему руку на плечо. - Ты все сделал правильно, Ромейн! Мы должны были все рассказать.
        - Я все сделал правильно, - согласился Ромейн, - но не на этой планете. Поэтому мы переезжаем, Ивенн! Трех миллионов вполне хватит на то, чтобы перебраться на Эстион и начать все с самого начала. Я запишу свой альбом, а ты сможешь по-прежнему рисовать.
        - Может, тебе все-таки стоит на ней жениться? - Иенн кивнул на рабочий стол Ромейна, над которым застыла голограмма тоненькой светловолосой девушки в белом платье. - Она красива, даже слишком! По всем тестам вы с ней более чем совместимы. К тому же до меня у тебя были девушки, - и в его голосе прозвучала затаенная ревность.
         - Нет, - покачал головой Ромейн. - Я выбрал тебя и нисколько не сомневаюсь в своем решении. Мы поженимся, когда переберемся на Эскарион.
        БАРТ МАКРИДЕН, НОВАЯ ТЕРРА
        - Корабль давно готов, и тебя уже все ждут, - заявил, ввалившись в его кабинет, Том Хансен.
        - Ждут? - удивился Барт. Кто и зачем мог его ждать?
        - Чтобы пожелать тебе удачи, шериф! - ухмыльнулся бородатый здоровяк, по совместительству мэр города и его лучший друг. - Небольшой стихийный митинг в твою поддержку в космопорту Фристона, - подмигнул он.
        И Барт застонал. Коллективного пожелания удачи ему только не хватало!
        Том же, улыбнувшись, протянул руки к Энни, сидевшей на коленях у дяди и с увлечением рассматривающей содержимое его триззера.
        - Иди ко мне, малышка!
        Пятилетняя Энни - улыбающееся личико, розовое платье и смешные бантики, этим утром лично вплетенные Бартом в ее светлые косички, - спрыгнув с коленей Барта, тут же кинулась к Тому.
        - Твой дядя скоро вернется и привезет тебе новую маму, - пообещал ей бородач.
        - Прекрати, Том! - поморщился Барт. - Это уже нисколько не смешно!
        Ему надо было встать из-за стола и отправиться в космопорт, где, по словам Тома, собрался стихийный митинг из жителей Фристона. Значит, будут речи, которых он терпеть не мог, и глупые пожелания, нисколько ему не нужные.
         К тому же его корабль давно готов к старту, но он все не мог заставить себя подняться.
        - Кто же говорит, что это смешно? Брак - дело серьезное! - ухмыльнулся Том, после чего подкинул взвизгнувшую от восторга Энни к потолку. Поймав, осторожно поставил на пол.
        - А она красивая? - серьезным тоном поинтересовалась девочка. - Некрасивых нам не нужно!
        - Вот и я о том же, - подмигнул ей Том. - Некрасивых мы не возьмем! Но по мне, Энни, Шеллар Холст вполне нам подойдет. А теперь беги, пигалица, тебя давно ждет Кейти! Поживешь у нас несколько дней... Мне нужно переговорить с твоим дядей, а то он совсем заскучал.
        Дверь за Энни закрылась, и Том уставился на своего друга. Тот с угрюмым видом сидел за столом шерифа, подперев темноволосую голову рукой. Кажется, страдал. Вернее, предавался тяжелым раздумьям.
        - Только не говори, что передумал и не летишь на Мезеру! - угрожающе произнес Том.
        На это Барт пробурчал что-то невнятное.
        - К тому же денег все равно больше нет, так что тебе придется явиться под ее синие очи, - безжалостно продолжал друг. - Заказ подтвердили, счет обнулили, лазерные пушки прибудут в Фристон через две недели. Нам все еще не хватает пятидесяти миллионов на Щит. Так что вперед, Барт, за наследницей отелей Холста!
        - Том, иди в задницу! - сердечно посоветовал ему друг, после чего запустил руки в короткие темные волосы. - Что я делаю?! Что. Я. Творю?! - спросил он не столько у Тома, сколько у самого себя.
        - Ты женишься, - жизнерадостно сообщил ему Том, - на огромной куче денег размером с Фристон. Да что там Фристон, размером с Новую Терру! Но раз уж их компьютер дал сбой... Вернее, счел тебя подходящим, так что воспользуйся своим шансом, Барт! Да и Шеллар Холст, как ни крути, вполне тебе подходит.
        - С чего бы это она мне подходит? - спросил Барт подозрительно.
        О том, что он подходит ей, речи не шло. Они с дочерью Биргена Холстов принадлежали к настолько разным мирам, что совместить их было невозможно.
        - Она подходит любому нормальному мужику с нормальными рефлексами. Я видел, как ты на нее смотрел! Что именно тебя в ней не устраивает?
        - Шеллар Холст - наследница огромного состояния, выросшая в роскоши, а я - одинокий отец...
        - Энни - твоя племянница, - напомнил Том.
        - Не имеет значения! Она мне как дочь. - Брат с женой погибли во время одного из налетов, и у Энни больше никого не осталось. - К тому же мы живем за чертой Элиты, - добавил Барт.
        - Ты хотел сказать, в самой ж...пе мира, - жизнерадостно отозвался Том.
        - Именно там, - согласился Барт, - и на нас постоянно нападает отребье со всего Галактического Союза. - Не повезло - три года назад на втором континенте Новой Терры образовалось стихийное пиратские поселение, разобраться с которым у Галактического Союза до сих пор не доходя руки. Так что приходилось решать свои проблемы самим. - Как думаешь, станет ли Шеллар Холст жить на Новой Терре?
        Том пожал плечами.
        - Нам нужно еще пятьдесят миллионов на Щит, и это место ничем не будет уступать Элитным планетам. Так почему бы ей здесь не жить? - он кивнул в сторону окна, за которым виднелись белоснежные коттеджи Фристона и где-то вдали синела полоска моря, согретого светом двух солнц. - Кроме того, ты всегда сможешь поразить ее воображение своим... гм... ранчо.
        - Отвали, Том! Вернее, хорошенько присматривай за Энни. Я скоро вернусь.
        - Моя жена за ней приглядит. А ты... Только попробуй вернуться один!
        - Я вернусь один, Том.
        «Три миллиона тоже придется отдать», - мрачно подумал Барт.
        Наконец, он подхватил собранный с утра рюкзак и отправился к своему флайеру, припаркованному возле здания мэрии, служившей одновременно городским советом и полицейским участком Фристона. Улицы были безлюдными. Стихийный митинг в его поддержку, по словам Тома, собрался на привычно пустующем космодроме Новой Терры, где пассажирские лайнеры появлялись трижды в месяц, а транспортники - и того еще реже.
        Помимо воодушевленных жителей Фристона - с подачи Тома слухи о предложении Холста разнеслись по Фристону со скоростью лесного пожара, - там его дожидался старенький «Вояджер» - один из первых кораблей, способных выходить в гиперпространство.
        «Такие на Элите, наверное, стоят бешеных денег, - шутил Том, когда Барт ковырялся в вечно барахлившем двигателе. - Антиквариат!»
        «Зато летает!» - отрезал Барт.
        Это было все, что осталось от его прежней жизни и карьеры в военно-космических силах Земли. Теперь же он был приемным отцом для пятилетней Энни, владельцем ранчо и одновременно шерифом небольшого городка численностью в десять тысяч человек.
        Жизнь на планете текла размеренно. Занимались животноводством, выращивали фрукты, добывали медь и никель. Именно сюда четыре года назад перебрался его брат с женой и новорожденной малышкой Энни, у которой оказалось врожденное заболевание легких. Ей было не выжить на загрязненных планетах Элиты, и брат решился на переезд. Выбрал Новую Терру из-за мягкого, теплого климата, обзавелся ранчо, решив разводить лошадей. И просчитался.
        Вернее, погиб с женой во время одного из налетов.
        Так у Барта Макридена, ветерана двух войн, на руках оказался младенец, из которого выросла сообразительная пятилетняя барышня; ранчо брата и... должность шерифа Фристона, столицы Новой Терры, с нулевой преступностью, а также членство в Большом Совете планеты. А потом пришло предложение, от которого он не смог отказаться. Именно столько не хватало на покупку пяти лазерных пушек, которые и усилят охрану периметра Фристона. Ну, осталось еще немного на подарки для Энни.
         Но он собирался встретиться с Шеллар Холст и объяснить, что случилось с ее миллионами. Вернее, донести до сведения богатой наследницы, что он вернет ее деньги как можно быстрее. Барт надеялся, что это случится еще в этой жизни.
        В том, что они друг другу не подходили, он нисколько не сомневался.
        АРВЕН БЕЙНИН, СМИЛ-99
        Шум аплодисментов обволакивал, сжимал в плотных объятиях, не давая ему уйти со сцены за кулисы, хотя Арвену давно уже было пора отправляться в космопорт. Но его все еще не отпускали. Он стоял на сцене, полуобнаженный, наслаждаясь тем, как сильно его любили и жаждали продолжения чувственного танца.
        Переполненный зал неистовствовал, и Арвен принимал их любовь со снисходительной улыбкой.
        Именно здесь, на сцене, он чувствовал себя победителем, самым желанным мужчиной в этом клубе. Да что там клуб - в этом городе и, возможно, на всей планете! Его откровенные танцы приводили женщин в восторг, заставляли бешено колотиться сердца и требовать повторения еще и еще.
        Но успех дался ему непросто.
        Арвен родился в бедной шахтерской семье, но с детства знал, что его ждет другая жизнь, чем у вечно пропадавшего на работе отца и замученной безденежьем матери. Терпя насмешки мальчишек и откровенное непонимание семьи, Арвен с упорством обреченного бегал в танцевальную студию на краю городка, тренируясь изо дня в день. В шестнадцать улетел с шахтерского спутника в столицу, долго мыкался по танцевальным труппам, пока не нашел свое призвание.
        Он работал на женщин. Вернее, он работал для женщин. Именно для них совершенствовал идеальное тело.
        Но Арвен знал, что достоин большего, чем танцевать в лучшем столичном клубе, иногда выезжая с концертами на соседние планеты Сорокового Сектора. Однажды он добьется оглушительного успеха. Его заметят и сделают предложение, от которого он не станет отказываться.
        И это время пришло.
        Трех миллионов Холста ему хватило, чтобы выкупить долю в ночном клубе, став его совладельцем. Арвен решил, что собственное дело ему не помешает, когда Шеллар Холст станет его женой. В том, что она выберет именно его, Арвен нисколько не сомневался. Ему, любимцу женщин, не было равных в искусстве соблазнения.
        Женившись на богатой наследнице, он получит сполна за годы тяжелых тренировок, изнурительной работы над собой и своим телом. Ему, мальчишке с шахтерского спутника Смил-99, выпал великолепный шанс, и Арвен не собирался его упускать.
        ЛЕЙТ РАССЕН, ОГИРИ
        Он оставил два послания на ее триззере, но Меллиса так ему и не перезвонила. Хотя Лейт загадал, что если его бывшая ответит... Впрочем, что он станет делать в этом случае, Лейт до сих пор не решил.
         Нет, возвращать ее он не собирался. Наверное, хотел, чтобы Мелисса знала - у него теперь есть другая. Другая, которая даст сто очков вперед той, в которую он так глупо влюбился три месяца назад. Строил большие планы, пока не застал ее в постели со своим другом.
        Лейт решительно вычеркнул этих людей из своей жизни, но до сих пор почему-то было слишком больно. Быть может, дочь Биргена Холста поможет ему излечиться?
        Закрыв рабочий экран с проектом нового концертного зала - парящий над океаном цветок лотоса, который будет вмещать в себя больше ста тысяч человек, - Лейт стал собираться к полету на Мезеру.
        Предложение Биргена Холста его озадачило, так как брак не входил в его ближайшие планы - особенно после предательства Мелиссы. Но после длительных раздумий он все-таки решил его принять. А те три миллиона... Известнейший архитектор Второго Сектора, Лейт прилично зарабатывал и в чужих деньгах не нуждался. Долго не мог решить, что с ними делать, пока, наконец, не перевел всю сумму на счет детского дома.
        Лейт закрыл двери своего дома, включенного в межгалактические справочники как лучший дизайнерский проект года на Огири, взглянул на изумрудную лужайку и пустующий бассейн, после чего отправился в гараж, где дожидался его новенький спортивный флайер.
        В его жизни все складывалось идеально, кроме отношений с женщинами.
        Пришла пора это изменить.
        ШЕЛЛИ, МЕЗЕРА
        Я стояла на выложенной золоченой плиткой дорожке, ведущей к входу в недавно построенный отель Холста, и дожидалась прибытия своих женихов. К этому времени на столичное побережье уже опустился вечер. Порывистый ветер трепал мои волосы, собранные в сложную прическу, украшенную пышным красным цветком. Тот же самый ветер принес с собой запах моря и тонкий аромат ночных цветов из гостиничного сада. Играл с пышным подолом моего светлого платья, холодил оголенные руки, украшенные золотыми и платиновыми с россыпью бриллиантов браслетами.
        Пусть до начала Отбора оставалось всего ничего, но я практически не нервничала, решив, что буду относиться к происходящему как к очередному заданию. Правда, оплата за него несоразмерно превышала все мои прежние гонорары. К тому же уверенности мне придавал стоявший подле меня Лайар Нойлен, заявивший, что будет лично контролировать ход испытаний.
        Впрочем, кроме него и меня рядом со стеклянным входом готового к открытию, но все еще пустующего отеля «Гостеприимство Холстов», никого не было. Лишь охрана, пытающаяся слиться со стволами декоративных деревьев, растущих по две стороны внушительного фасада. Внутри «Гостеприимства» находился только обслуживавший персонал. Правда, на десятом этаже, где располагались отведенные мне комнаты, дожидалась результатов этой встречи Минни.
        Ее полное имя было Миннира Вайз, и мы познакомились полторы недели назад на Вьерре. Винс прислал мне ее номер триззера, заявив, что лучшего адвоката мне не найти. Это была невысокая, коротко стиженная темноволосая женщина средних лет, ставшая моей подругой после того, как отстояла мое право стать тринадцатым претендентом на... свою собственную руку.
        Именно так - меня добавили в список участников, и теперь я собиралась выиграть этот чертов Отбор!
        Но и после нашей победы в зале совещаний «Нойлена и партнеров» Минни меня не покинула, заявив, что поможет пройти через все испытания и получить причитающееся мне наследство. Прилетела со мной на Мезеру, а этим утром пригнала в «Гостеприимство» толпу стилистов и визажистов, чтобы достойно подготовить меня к первой встрече с женихами.
        Я не стала отказываться от ее помощи.
        Пусть услуги мастеров и новые наряды обошлись мне порядком, но к этому времени я уже успела получить причитающиеся мне три миллиона. Правда, большая часть из них ушла на погашение долга Винса, который все еще на меня злился. Но на счету все равно оставалась вполне приличная сумма.
        И это все благодаря Минни, которая так ловко сыпала терминами и параграфами Гражданского Кодекса, что полностью деморализовала попытавшихся было возражать представителей «Нойлена и партнеров». Впрочем, она с первого дня была уверена в победе, заявив, что судебных прецедентов вполне хватит, чтобы убедить даже крайне старомодных в своих взглядах юристов.
        ...В прошлом месяце некая Киммерли Бейдин обвенчалась с люстрой, заявив, что лучшего партнера ей не найти. Эйнара Бизз вышла замуж за зеркало, Тесса Омгар сочеталась законным браком с подушкой, а Эйя-Мерр Ритцер выбрала в спутники жизни своего кота. Так почему же Шеллар Холст не может выйти замуж за саму себя, если это позволяет законодательство Вьерры?..
        - Хватит! - помню, как ослабил тугой воротник белоснежной рубашки Мойер Нойлен, кажется, старший сын Лайара. - Вы хотите сказать, что Шеллар Холст собирается жить в законном браке с самой собой?
        На это я покивала, заявив, что люблю себя горячо и искренне. Настолько сильно, что мне не нужен никто другой. Так почему бы мне не стать тринадцатой в этом Отборе и не побороться за собственную руку?
        По залу переговоров «Нойлен и партнеры» прокатился гул недовольных голосов, но Минни была непоколебима, заявив, что Шеллар Холст имеет полное право выйти замуж за саму себя и прожить в счастливом браке всю оставшуюся жизнь.
        Нам пытались возразить, но довольно скоро сникли. Именно таким образом я и стала собственным тринадцатым принцем.
        - Но ведь тогда ей придется пройти все испытания наравне со всеми! - заявил один из Нойленов, кажется, внук Лайара.
        Я снова покивала. Да, я готова пройти через все испытания вместе с остальными участниками, потому что собиралась получить наследство отца в личное распоряжение!
        Снова раздался недовольный гул. Один лишь Лайар Нойлен хранил молчание, а его губы время от времени растягивала улыбка. Мне почему-то казалось, что старик заранее обо всем догадывался... Знал, что тринадцатым участником стану именно я.
        Он тоже прилетел на Мезеру и теперь стоял рядом со мной, одетый в дорогущий черный костюм, в котором, как он мне заявил, ходил исключительно на свадьбы своих детей и внуков и собирался лечь в могилу. Впрочем, до могилы ему было еще далеко - выглядел Лайар Нойлен вполне бодро, двигался резво, правда, опирался на резную трость.
        Пусть с родным отцом я так и не встретилась, но меня не оставляло стойкое впечатление, что я обзавелась строгим, но крайне проницательным дедом.
        - Зачем? - спросила у него, когда над темным морем промелькнули огни флайеров. Они делали круг над заливом, чтобы очень скоро зайти на посадку на парковке «Гостеприимства». - Вы ведь неплохо знали моего отца... Так зачем Биргену понадобился этот Отбор?
        Лайар ответил не сразу, и его ответ меня разочаровал.
        - Не знаю, Шелли! - признался он.
        К этому времени мы уже перешли от стадии недоверия к вполне любезным беседам. Он перестал называть меня «юная мисс Холст», а я его - «мистер Нойлен», вместо этого сойдясь на «Шелли» и «Лайар».
         - Бирген очень спешил, - продолжил Лайар. - Хотел все подготовить, в любую минуту ожидая удара в спину. Усилил охрану, сказал мне, что подозревает, что среди его приближенных завелась крыса. Но они все-таки до него добрались.
        - Кто именно добрался? Вы знаете его врагов?
        Лайар пожал плечами, вновь заявив мне, что до сих пор ведется следствие, и если я захочу, то смогу ознакомиться с материалами дела. И я захотела.
        - В одном я уверен - он собирался сделать тебя счастливой, - заявил Лайар.
        - Но не подобным же образом! - вздохнула я, после чего принялась смотреть, как два флайера с двенадцатью женихами заходили на посадку на пустующую парковку отеля.
         Затем вспомнила, что смогу выйти замуж сама за себя - идиотские законы Вьерры позволяли и такое! - и эта мысль меня немного утешила.
        Все шло по плану. Оставалось лишь немного подождать.
        - Готова, Шелли? - спросил у меня Лайар, на что я кивнула, уставившись на распахнувшуюся дверь первого флайера.
        В этот момент мое сердце забилось куда быстрее, а в груди появилось странное предчувствие, что все пойдет совсем не так, как я запланировала. Тут в распахнутых дверях флайера показался первый участник Отбора. За ним второй, третий. Все они были плечистыми, подтянутыми, высокими. Я видела их файлы в документах отца, теперь вглядывалась в их лица и думала...
        Размышляла. Неужели им настолько нужны деньги, что они согласились на подобное?
        Вскоре распахнул двери и второй флайер, и все двенадцать женихов направились в нашу сторону. Остановились, послушные знаку Лайара, в паре метров от нас. Со всех сторон неслись приветствия, комплименты. Меня разглядывали внимательно, оценивающе, и я все же смутилась, хоть не собиралась. Тут Лайар поднял руку с тростью, призывая к молчанию.
        Кажется, настал мой черед что-то сказать.
        - Господа! - мой голос в затянувшейся паузе прозвучал довольно нервно, и я попыталась улыбнуться сразу всем двенадцати претендентам. - Подозреваю, вы чувствуете себя так же неловко, как и я. Поэтому... Поэтому нам стоит пройти внутрь и хорошенько выпить за нашу встречу!
        Потом, кажется, мне предстояло поговорить с каждым из них, жаждущих знакомства и общения, чтобы мы смогли узнать друг друга получше. Именно это и предполагалось регламентом Отбора. Затем все участники Отбора оставались на ночь в пустующем «Гостеприимстве», после чего рано утром мы улетали на Дарс, планету на окраине Сорокового Сектора Галактического Союза.
        Именно там нас ждало первое испытание.
        Я уже бывала на Дарсе и не понимала причины подобного выбора. Решение отца показалось мне в высшей степени странным. Впрочем, как и весь выдуманный им Отбор!

        Глава 4

        Я стояла в тени неподалеку от боксов, расположенных за трибунами переполненного стадиона, и с сомнением смотрела на механиков в замызганных робах. Вернее, на их попытки реанимировать дряхлые гиперкарты, на которых нам предстояло пролететь два круга над выжженной жарким солнцем пустынной прерией Дарса. Восемь уже покачивалось на антигравитационных подушках в полуметре от земли, но оставшиеся пять до сих пор сопротивлялись любым попыткам их завести. Чихали и агрессивно рычали на механиков, плевались черным, едким дымом из заезженных движков, иногда разражаясь серией глухих взрывов.
        Я смотрела на все это и никак не могла понять - и дело было вовсе не в дряхлой, дрянной технике! - почему первое испытание проходит именно здесь, на самых задворках цивилизации? Причем даже не в столице Дарса, а в дичайшей глуши, в центре единственного континента планеты, где находились редкие - одно на сотню километров - поселения рудокопов?
        Это вызывало у меня острый приступ недоумения.
         Стадион я отлично помнила. Три года назад прилетала сюда со своей Семьей. Нас тогда еще было восемь, и это было одно из последних тренировочных испытаний, которые давал нам Наставник.
        Неужели Бирген Холст так глубоко зарылся в мое прошлое, что... докопался и до этого?
         Я не хотела в это верить. Он не мог знать, кто я такая, потому что это попросту невозможно! Но по-другому объяснить Дарс, красноватую, выжженную горячим солнцем землю и эти гиперкарты у меня не получалось.
        На одном из них, помню, заедала рукоять тормоза. В тот раз он достался Барб, и мы постоянно ее подзуживали, заверяя, что на нем она всех обойдет. Так и вышло. Три круга Барб лидировала, обогнав нас метров на пятьдесят. Затем перемахнула через заграждение стадиона и унеслась на своем карте в выжженную, усыпанную здоровенными валунами прерию. Вернулась через полчаса, когда мы уже стали подумывать отправиться на ее поиски. Залпом выпила полбутылки мерзкой настойки, которой нас щедро потчевал толстяк Морган, владелец стадиона, заявив, что тот чуть было ее не укокошил.
         Барб погибла год назад на задании, которое ей дал Наставник. Вывозила с охваченной мятежом планеты одного из консулов Гханы и не справилась. Но это было давно, а сейчас... Сейчас же я снова оказалась на том самом стадионе Моргана, которому Нойлен со своими партнерами отсыпал приличную сумму кредитов.
        Но почему именно здесь?!
        Утром я спросила об этом у Лайара Нойлена. Вот так, лоб в лоб. В ответ упрямый старик снова заявил, что он ничего не знает. Отбор проходит в соответствии с распоряжениями Биргена Холста, а оставленные им указания предельно точны и не оставляют простора для фантазий.
        Впрочем, старшего Нойлена на стадионе с нами не было. Пожаловавшись на пыль, вредную его стариковским легким, и запредельную жару, он остался на лайнере Холста, возвышающемся над хибарами рудокопов, вряд ли когда-либо видевших подобные межпланетные гиганты.
         Вместо Лайара повсюду крутились поверенные из «Нойлена и партнеров», готовые зафиксировать результаты гонок. В соответствии с придуманными Холстом правилами, двое проигравших - последние, кто пересечет финишную черту, - отправлялись домой. Зато победитель заезда получал приз - свидание с Шеллар Холст, длительностью в два дня. Предполагалось, что я отправлюсь вместе с ним на его планету, где познакомлюсь с семьей и образом жизнью, и у нас будет предостаточно времени узнать друг друга лучше.
        Побороться за победу собирались многие - вернее, все, кроме, разве что, Ромейна Веракруса. Да и я тоже собиралась первой пройти два круга по выжженной прерии, миновать узкий каньон, лавируя между скалами, чтобы затем вырваться на прямую, усыпанную здоровенными валунами, ведущую к трибунам.
        В центре стадиона находились финишные ворота, возле которых мучились от жары поверенные Нойлена.
        Утром после совместного завтрака мы тянули жребий. Мне достался третий номер - строптивый карт с чихающим движком и барахлящей правой антигравитационной подушкой. Но он был на ходу, а остальное меня мало волновало. К тому же у меня было преимущество перед своими женихами - я все еще неплохо помнила трассу и уже однажды водила эти самые тряские, грозящие вот-вот развалиться карты.
        Поэтому сейчас мечтательно закрыла глаза, представляя себе два дня покоя на Майори, куда я собиралась улететь, выиграв первое испытание.
        Но, как оказалось, это волновало кое-кого другого - темноволосого Барта Макридена, одетого, как и все участники, в бордовый комбинезон из огнеупорного материала. До этого я видела, как Барт Макриден разговаривал с поверенными, после чего отправился по мою душу.
         Остановился в паре шагов и уставился на меня с явным неудовольствием.
        Начала испытания я дожидалась в тени потрескавшегося бетонного забора в компании с Янником Леклером и рыжеволосым микрохирургом Флором Граххом. Оказалось, у Грахха уже был опыт в похожих гонках на родной планете, о чем он твердил мне с самого утра. Неподалеку от нас пристроился Арвен в расстегнутом до середины мускулистой груди комбинезоне. Время от времени танцор бросал на меня многозначительные взгляды, словно мысленно спрашивая, оценила ли я уже по достоинству мощь его накачанного тела или все еще нет.
        Остальные женихи ушли к своим картам. Из них меня беспокоил только Ромейн Веракрус. Популярный певец с Зонаса с недоверием рассматривал покачивающегося в воздухе механического трехметрового монстра. Утром Ромейн мне признался, что никогда не делал ничего подобного. К тому же по жребию ему выпал гиперкарт под номером девять. Я его вспомнила - правда, не сразу! - по искореженной водительской двери и примятому, словно пережеванному, правому антиграву. В прошлый раз на нем ездила Барб, и я не особо верила заверениям Моргана, что все карты исправны.
         Все-таки решила предупредить Ромейна, а тут этот, как его... Барт Макриден, вот! - со своими претензиями.
        - Ну что на этот раз не так? - спросила я у мужчины, когда тот бесцеремонно оттеснил Флора Грохха.
        Судя по лицу Макридена, «не так» было абсолютно все.
        - Ты не должна этого делать, - заявил он мне. - Слишком опасно. Все эти карты давно дышат на ладан.
        Пожала плечами. Кого это волнует? Меня уж точно нет. Флор - рыжеволосый весельчак - попытался было возразить, но Барт гнул свою линию:
        - Они могут не выдержать в любой момент. И никакой защиты, Шелл! - Макриден почему-то называл меня так, как звал один лишь Винс. - Только хилый каркас безопасности, который, - покачал он темноволосой головой, - прогнется в два счета.
        - Боишься за свою жизнь, Макриден?
        Мы уже имели неприятный разговор на Мезере, когда он пробился - вернее, растолкал толпу мужчин, после чего повел меня за собой, довольно невежливо послав всех, кто попытался возразить, в задницу. Усадил за свой столик и с мрачным видом заявил, что вернет три миллиона Биргена Холста, которые ему пришлось растратить на нужды поселения на окраине Галактического Союза.
        Но слишком быстро отдать деньги не получится, потому что, по сравнению со мной, ему все-таки придется их заработать. Уставился на мои дорогущие бриллиантовые браслеты, затем перевел взгляд на оголенные плечи. В глазах Макридена скользило явное неодобрение.
        ...У него было приятное лицо - загорелое, с упрямым подбородком и прямым носом. Не слишком ровно подстриженные темные волосы и умные серые глаза. Он бы мог мне понравиться, но...
        Не понравился.
        К тому же весь вечер меня осаждали другие претенденты на мою руку и на деньги Биргена Холста, которые оказались куда более приятными в общении. Запомнились мне Янник Леклер с Найхири, и танцор Арвен с небольшой планеты на задворках Галактического Союза, и тот самый спортсмен, которого Винс обозвал идиотом с крыльями. Еще были известный микрохирург с Неи - его звали Флор Грахх - и архитектор с Огири.
        Я чувствовала, что нравлюсь своим женихам.
        Всем, за исключением Барта Макридена.
        - Это деньги моего отца, - любезно сообщила ему, - но я ценю твое желание их вернуть. Так что смело можешь указать в завещании, чтобы их положили в твою могилу. Сможешь лично передать Биргену Холсту в загробном мире.
        Подошедший к нашему столику - вся пустующая гостиница была в нашем распоряжении, - Янник громко засмеялся, оценив мою шутку. Зато Барт Макриден обиженно засопел, после чего заявил, что приехал сюда ради этого.
        - Значит, Отбор и Шеллар Холст тебя не интересуют, - констатировал Янник. - Тогда почему ты еще здесь, Макриден? Сам уйдешь или показать, где выход?
        Барт посмотрел на меня вопросительно, и я пожала плечами. Уж кто-кто, а я точно его не держала!
        - Конечно, ты можешь идти в любой момент, - сообщила ему. - Скажешь охране, и тебя отвезут в космопорт.
        Но он почему-то остался. Буркнул, что еще ненадолго задержится. На это я снова пожала плечами, позволив Яннику увести меня в танцевальный зал. Макриден же весь вечер сверлил меня взглядом из своего дальнего угла, а теперь досаждал разглагольствованиями о том, что это испытание слишком уж для меня опасно.
        - Не думаю, что это настолько опасно, - заявила ему, взяв протянутую подошедшим Карстеном бутылку с холодным лимонадом. - К тому же, если ты беспокоишься за меня, то не стоит этого делать. Я справлюсь.
         Улыбнувшись, поблагодарила спортсмена. Темноволосый, худощавый, с трехдневной щетиной на смуглом лице, он показался мне вполне симпатичным. Еще и где-то раздобыл для меня лимонад - на такой-то жаре и в месте, старательно избегаемом цивилизацией!
        - А вот Ромейн, кажется, может и не справиться! - пробормотала я, вспомнив о певце.
         Вновь отыскала его взглядом. Звезда поп-музыки с Зонаса с унылым видом стоял возле гиперкарта и что-то выспрашивал у мальчишки-механика.
        Ромейн тоже решил остаться, хоть в тот первый вечер и признался, что у нас с ним ничего не выйдет. Потому что у него уже был партнер. Да, именно партнер, а не партнерша. Уставился на меня напряженно, дожидаясь моей реакции. На это я лишь пожала плечами. Наслушавшись от Минни историй о браках с люстрами и домашними любимцами, я уже ничему не удивлялась.
        Если только тому, каким образом он попал в список моего отца.
        - Выбор за тобой, Ромейн! Ты можешь остаться на Отборе на правах моего друга или сегодня же улететь домой. Здесь никто и никого не держит против собственной воли.
        - Я останусь, - любезно отозвался он. - Хотя бы потому, что твоя чудесная улыбка способна излечить душевные раны, которых у меня набралось предостаточно! К тому же небольшой отпуск за чужой счет мне не помешает, - добавил с хитрым видом.
        Сейчас его отпуск за чужой счет грозил перерасти в экстремальный заезд. Я засобиралась было подойти к Ромейну, решив сказать, что он вовсе не обязан в этом участвовать. Но тут противный Макриден, которому до всего было дело, схватил меня за руку.
        - Я прекрасно понимаю причину, из-за которой остальные рискуют своими жизнями! - заявил мне, сузив глаза. - Но ты-то почему в этом участвуешь? Трасса сложная, эти карты видели Четвертую Галактическую. С чего бы это, Шелл?
        О том, что я стала собственным тринадцатым принцем, распространяться я не собиралась.
        - Потому что это несказанно весело, Барт Макриден! - заявила ему, вырывая руку. Раз уж Макридену казалось, что я - избалованная наследница миллиардера Холста, то почему бы ему не подыграть? Может, поскорее отвяжется! - Мы, дети богачей, именно так проводим свободное время, рискуя своими никчемными жизнями.
        Тут на Макридена стал напирать здоровяк Арвен, к которому присоединились еще Флор Грахх и Карстен. Зато осторожный Янник в драку не полез. Обнял меня за плечи и попытался увести в сторону, заявив, что защитит от любой опасности. Ага, подальше от нее.
        - Не стоит так за меня беспокоиться, Янник! - я осторожно убирала чужую руку со своего плеча. - Не волнуйся, я вполне способна за себя постоять.
         Но тут, как назло, явился еще и Морган собственной толстой персоной, одетый в заляпанную жиром гигантскую футболку и едва застегивающиеся на объемном животе штаны. И ссора затихла сама по себе, потому что владелец стадиона, сопя и обливаясь потом, попытался меня обнять. И я, вздохнув, прильнула к его толстому, потному животу, порадовавшись, что на мне защитный комбинезон. Жаль только, что от запахов он не спасал.
        - Рад тебя видеть, Шелли! - прохрипел Морган. Разжал объятия, после чего встряхнул меня так, что клацнули зубы. - На этот раз совсем в другой компании! Развлекаетесь?
        Он уставился на мужчин, застывших друг напротив друга с видом бойцовых псов, готовых вот-вот вцепиться друг другу в глотку.
        - Как видишь, отлично проводим время! - И пусть Макриден окончательно убедится в том, что я - пустоголовая дурочка, по чьей прихоти мы и притащились на Дарс. - Прокатимся пару кругов, затем улетим домой.
        Морган кивнул, словно это в пределах нормы - притащиться с Элиты в Пятьдесят Восьмой Сектор, чтобы прокатиться на его разбитых картах.
        - А где же Винс? - прищурился он. - Моя племянница до сих пор о нем спрашивает.
        На это я лишь пожала плечами.
        - Поверь, лучше бы она спрашивала о ком-то другом!
        Винса я не видела с того самого дня, когда он узнал, что я стала тринадцатым претендентом. Изволил гневаться - обозвал меня безмозглой идиоткой, громко хлопнул дверью моего дома на Майори и с тех пор как сквозь землю провалился.
         Меня это порядком тревожило, потому что обиженный Винс - удовольствие ниже среднего.
        - А та девица... - Морган шумно сглотнул. Кажется, в тот раз Барб произвела на толстяка неизгладимое впечатление. - Как же ее звали, гм?.. Где же Барб? Она прилетела?
        - Нет, - ответила ему, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно более безразлично. - Барб уже не прилетит, Морган! Она погибла.
        - Мне так жаль, Шелли!
        Впрочем, Морган тут же перевел разговор на другую тему, после чего ловко подхватил меня под руку и повел к картам.
        - Кто такая Барб? Как она погибла? - услышала я голос противного Макридена, но отвечать, конечно же, не стала.
        Потому что все было готово к старту. И даже Ромейн Веракрус заявил, что готов и будет соревноваться наравне со всеми. Поэтому, пожелав своим женихам удачи, Макридену - правда, только мысленно - проиграть и убраться восвояси, а Моргану хотя бы раз в жизни помыться, я отправилась к чихающему и дергающемуся, словно в эпилептическом припадке, гиперкарту под номером три.
        ***
        Винс был зол.
        Нет, не так! Он был жутко зол и ничего не мог с этим поделать. Долго пытался успокоиться, но у него не выходило. Вместо этого он снова и снова вспоминал о том, что Шелли взяла и переиначила его великолепный план, сделав все по-своему.
        Потому что сейчас он должен был быть рядом с ней, стоять рядом с гиперкартами, отгоняя навязчивых претендентов на ее руку и наследство Биргена Холста, после чего выиграть дурацкие гонки и увезти ее туда, где ей так нравилось. К морю, которое она так любила...
        Там она бы перестала дуться за то, что он отверг ее три года назад, и у них все бы прекрасно сложилось
        Вместо этого Винс тащился по узкой тропе в скалах, обливаясь потом, и думал о том, как у них все сложится на этот раз. От подобных мыслей ныло в паху, и он не находил себе места. Его Шелл принадлежала только ему. Почему же он не понял это раньше?
         Винс собирался исправить эту ошибку как можно скорее. И плевать, что она относилась к нему как к брату - он это исправит! А то, что Шелл - шайесса... Ну что же, Винс был вполне готов к тому, что рядом с ним всю оставшуюся жизнь будет только она. Раньше эта мысль его пугала, сейчас же приносила затаенное удовольствие.
        Наконец, подъем закончился, и он свернул за очередной выступ раскаленной на послеобеденном солнце скалы. Остановился на небольшой площадке и вытер пот, заливающий глаза.
        Как же чертовски жарко на этом чертовом Дарсе!
        Осмотрелся. Эту площадку Винс приглядел еще вчера, и она как нельзя лучше подходила для его цели. Впрочем, с противоположной стороны тоже открывался неплохой обзор на каменистую равнину, ведущую к стадиону, но после долгих раздумий Винс остановил выбор на этой, учтя падающую от скалы тень.
        Сдернул с плеча лазерную винтовку. Улегся, навел прицел. Вот и все, оставалось лишь запастись терпением. Дождаться того, кто рискнет пересечь финишную черту первым. Винс знал правила Отбора и давно уже решил, что никому не позволит увести его Шелл.
        А тот, кто попытается, - расстанется с жизнью.
        Наконец, в раскаленный воздух Дарса взлетели сигнальные ракеты, после чего раздался натужный рев двигателей. Потолкавшись на старте, вперед вырвался гиперкарт под номером пять. За ним следовала Шелли на «тройке», и через ветровое стекло Винел видел ее белый шлем.
         Остальные тоже были неподалеку. Время от времени к Шелл приближался четвертый карт, пока его, зацепившись за скалу, но все-таки удержавшись на трассе, не обогнал девятый. Кажется, тот самый карт, на котором в прошлый раз чуть не разбилась Барб - его постоянно кренило влево.
        Гонщики миновали первый круг, пронеслись по стадиону. Впереди все еще шел пятый, но на подходах к каньону Шелли его опередила. За ней по пятам несся четвертый, но и остальные не отставали.
        Нырнули в ущелье, и Винс изготовился стрелять.
        Вылетели. Шелли лидировала, поэтому Винс выбрал вторую машину, решив, что конкуренты ему не нужны. Нет, убивать всех он не станет - Шелл, определенно, на него разозлиться! - но пару-тройку все же устранит.
        Навел прицел. Положил палец на курок, решив направить лазерный луч на антигравитационную подушку. Посмотрим, как этот умник справится с такой скоростью на всего лишь одном антиграве! Но выстрелить не успел, потому что заметил на противоположной стороне каньона солнечный блик. Причем как раз в том месте, где бы расположился он, если бы выбрал вторую скалу!
        И Винс резко увел винтовку в сторону, а затем уже разглядел в прицеле того, кто прятался в скалах. Жаркое солнце Дарса играло на стволе второго снайпера. Тот застыл, изготовившись к выстрелу.
        Но в кого? Неужели в его Шелл?!
        Винс прицелился, но все-таки не успел - снайпер нажал на курок первым.
        Правда, этот выстрел стал последним в его жизни.

        Глава 5

        И мы стартовали.
        По барабанным перепонкам тут же ударил рев двигателей. Я выкрутила ручку газа до упора, нимало не заботясь, что из выхлопной трубы моего рванувшего вперед гиперкарта вырвалось облако едкого черного дыма. Руль тут же заклинило - проклятая техника времен Четвертой Галактической!.. - и я врезалась в бок четвертого номера, стартовавшего справа от меня. Кажется, его вел тот самый въедливый Барт Макриден, и сейчас я прижимала его к бетонному борту стадиона.
        Подозреваю, Макриден не ожидал от меня подобной прыти, но покорно притормозил, пропуская мой карт вперед. Руль наконец начал слушаться, но я все-таки зацепила левым антигравом, заставив резко вильнуть в сторону, еще и гиперкарт Янника Леклера, ринувшийся было в образовавшийся просвет.
        Но таковы правила игры - в этом заезде не было правил!
        Наконец, вырвалась из стартовой сутолоки, которую первым - причем, крайне ловко! - покинул Флор Грохх, микрохирург с Ноатера. Тот самый, кто с самого утра рассказывал о том, что гоночные флайеры - главная страсть в его жизни. Вернее, была до вчерашнего дня, потому что ее вытеснило внезапно вспыхнувшее чувство к Шеллар Холст.
        Да-да, я так сразу же взяла и ему поверила!
        Но за нами по пятам уже неслись остальные гиперкарты, кроме замешкавшегося на старте Ромейна Веракруса. Впрочем, и тот, в конце концов, совладал с управлением, а дальше... Дальше я уже не смотрела, потому что вырвалась на свободу.
        На свободу, о которой мечтала всегда, сколько себя помнила... На свободу, которую могла обрести только на планетах, далеких от Элиты, вдали от их бесконечных правил, безудержного прогресса и безостановочной гонки за деньгами, славой и престижем. Впрочем, на Дарсе тоже была гонка, и запредельная скорость, и раскаленная обжигающим солнцем прерия, и огромные валуны, которых следовало опасаться и не зацепить ненароком антигравами.
        Но подобная гонка была мне куда ближе и понятнее.
        Гиперкарт несся во весь опор. Мы уже покинули стадион, и вскоре трасса начала делать пологий поворот, сворачивая к каньону. Именно там я собиралась сократить расстояние до вырвавшегося в лидеры Флора Грохха. Впрочем, и для наших преследователей это было шансом приблизиться либо потерять любую надежду на выигрыш в этом заезде.
        Каньон... Заморгала, на максимальной скорости влетев в полутемный разлом следом за Флором, стараясь как можно скорее привыкнуть к полумраку. Наконец, на моем доисторическом шлеме сработали светофильтры. Но тут я резко вывернула руль, уводя машину в сторону, вспомнив о коварном выступе, о который чуть было не угробила свой карт в прошлый раз, когда мы еще были здесь со всей Семьей.
        Сжала зубы, разгоняя воспоминания, которые все не собирались уходить. Воспоминания о том, что четверых из моей Семьи больше нет в живых. И в этом виноват Наставник!.. Наставник, который не оставил нам выбора. Нас никто не спрашивал, хотим ли мы такой судьбы. Вместо этого он раз за разом подчинял себе нашу волю, убивая любые попытки пойти против него и его правил.
        Собрал с планет, далеких от Элиты, детей и вырастил из них умелых и безжалостных наемных убийц. Всех, кроме меня, в которой текла кровь верховной жрицы Храма Любви на Каскаре. Но на меня у него были другие планы.
        Я собиралась ему отомстить, хотя прекрасно понимала, что это не вернет мне ни Барб, ни Дриона, ни Орелию, ни Марка! Но я надеялась, что месть поможет затянуться дыре в моей груди - огромной, словно вулканический кратер на Майори.
        Наконец, вылетела из каньона, вырвалась на волю и, не снижая скорости, понеслась к стадиону. Флор был недалеко, всего лишь метрах в двадцати от меня, и я была уверена, что догоню его на следующем круге. Глянула в кривоватое зеркало заднего вида - за мной по пятам летел Барт Макриден, - ну вот что он привязался, ведь я ему нисколечко не нравлюсь?! Справа его пытался обойти Янник Леклер, а за ними... Уж чего-чего, а подобной прыти от певца Ромейна Веракруса я никак не ожидала!
        Затем стало еще интереснее, потому что Ромейн вел карт с отчаянной решимостью. На стадионе он даже обошел Леклера, зайдя на новый круг, не снижая скорости. Это был довольно рискованно. Как я и думала, Ромейн зацепился антигравитационной подушкой за бетонную стену стадиона, заставив зрителей вскочить со своих мест и завопить от восторга.
        Но радость оказалась преждевременной - Ромейну чудом удалось избежать крушения, и зеваки с разочарованным вздохом опустились на каменные трибуны. А я подумала - уж не отказали ли у его карта тормоза, как в прошлый раз произошло с Барб?!
        Впрочем, Ромейну удалось выровнять свою машину, и я потеряла к нему интерес. Потому что впереди был той самый пологий поворот, а затем узкая расселина каньона, возле которой я и догнала Флора. Он все же рискнул войти в ущелье на полной скорости, стараясь удержать лидирующую позицию, но затем зацепился за тот самый роковой выступ и потерял скорость.
        Из каньона я вылетела первой. Первой!..
        И пусть Флор шел за мной следом, бампер к бамперу, упускать победу я уже не собиралась. Где-то сзади раздался визг тормозов - кажется, кто-то влепился скалу на полном ходу, - но я уже неслась над прерией, спеша за своим выигрышем.
        Впрочем, Флор не отставал.
        За ним, кажется, следовали Барт Макриден, упорный Янник Лекрер и неубиваемый Ромейн Велакрус. Но я спешила к финишу первая, понимая, что еще немного - две-три сотни метров! - и будет стадион с финишными воротами, где поверенные Нойлена с безразличными лицами зафиксируют мою победу.
        Именно в этот момент мою грудь сковал ледяной холод.
        Ментальный удар оказался настолько сильным, что у меня перехватило дух. Дыхание смерти на этот раз ощущалось так близко, что я растеряла все связные мысли. Вместо них сработали инстинкты.
         Резко вывернула руль, уводя свой карт в сторону. Неудачно, как раз на огромный валун, похожий на гигантское яйцо древней как мир птицы. Мимо с ревом промчался гиперкарт Флора.
         Впрочем, я уже пришла в себя. Попыталась выровнять машину, стараясь избежать столкновения, но не смогла. Все-таки зацепилась антигравитационной подушкой за тот самый камень! Удар был сильным - левый антиграв отлетел в сторону, и карт закрутился на месте, словно птица с подбитым крылом.
        Внезапно увидела яркую вспышку, а затем как катился по земле, кувыркаясь и теряя запчасти, гиперкарт Флора Грахх. Отстраненно подумала - с ним-то что случилось?.. Впрочем, мне было не до его проблем - тут бы со своими разобраться!
         Сжав зубы, попыталась посадить поврежденный карт - о том, чтобы продолжать на нем гонку, не было и речи. Он не слушался, руль рвался из рук, дергая меня из стороны в сторону. Но я все же совладала с управлением и смогла приземлиться на одном антиграве.
         Мимо давно уже пронеслись остальные участники. Я же распахнула дверь кабины, вдохнув наполненный гарью раскаленный воздух Дарса, и кинулась к тому, что осталось от гиперкарта Флора. На память тут же пришли слова Барта о хлипких каркасах безопасности, которые могут и не выдержать. Это заставило меня прибавить скорость, хотя болели ушибленная нога - обо что это я так? - и грудная клетка, которой серьезно приложилась об руль. Потому что ремни безопасности в моем карте не сработали, и я отбросила их еще на старте за ненадобностью!
        Но первой к поверженному карту я все-таки не успела. Перед разбитой машиной оказался Барт Макриден, выпрыгнул из своего карта чуть ли ни на ходу. Уставился на прихрамывающую меня, затем принялся переворачивать лежавший на боку, зарывшийся в красноватую пыль гиперкарт Флора.
        - Сам справлюсь! - заявил мне, когда я принялась помогать. - Что с твоей ногой?
        - Ничего! - рявкнула на него. Какой дурак отказывается от помощи? Если только самоуверенный кретин с Новой Терры!
        Вдвоем мы все-таки повернули гиперкарт, и я уставилась на паутину трещин на лобовом стекле, за которыми разглядела безжизненное лицо весельчака-доктора. Но тут уже подоспел Карстен, и они с Макриденом, посоветовавшись, принялись осторожно вытаскивать из кабины Флора Грохха.
        Тот был без сознания.
        - Что с ним? - спросила я у мужчин, склонившихся над Флором.
        - Похоже, сотрясение и несколько переломанных ребер, - сообщил Макриден. - Но, думаю, жить будет.
         Впрочем, уже набежали помощники - многие из финишировавших и присланный Морганом карт с медиком, единственным на весь поселок, который разогнал остальных, заявив, что ему надо осмотреть пострадавшего.
        Я же уставилась на оплавленную дыру в с смятом капоте гиперкарта Грохха, уверена, оставленную лазерным лучом. Затем перевела взгляд на скалы, прикидывая, откуда могли стрелять. Вспомнив о ледяном дыхании смерти, решила, что, скорее всего, целили в меня, но я удивила снайпера... Ни с того ни с сего свернула с прямого пути за долю секунды до выстрела, и он, сам того не желая, попал в машину Грохха, летевшую за мной по пятам.
        - Кому он так не угодил, Шелл? - спросил подошедший Макриден, все же сделавший неверный вывод.
        Тронул оплавленный метал, затем уставился на безразличные скалы.
        - Не знаю, - пожала я плечами. - Скорее всего, отголоски прошедшей войны. Вернее, на Дарсе все время война - то повстанцы, то грабители, то междоусобные разборки.
        Кажется, Барт Макриден мне не поверил, но мне было все равно.
        Тут к нам подошел Янник, с явным удовольствием заявив, что ему, конечно же, жаль Флора - такая незадача, разбиться у самого финиша! - но из этого заезда победителем вышел именно он. И он будет рад показать мне свою планету и познакомить со своей семьей.
        Бывала ли я когда-нибудь на Найхири?
        Я покачала головой, с ужасом осознав, что совершенно забыла о чертовых гонках! Из тринадцати участников не финишировали всего лишь двое - Флор Грохх и я. По правилам Отбора выходило, что именно мы с ним и выбывали из состязаний на мою руку!
        Янник с тревогой уставился в мое лицо.
        - Что с тобой, Шелли? Ты так побледнела!.. Тебя нужно срочно показать врачу!
        - Все хорошо, Янник! - прошелестела в ответ. - Какой еще, к черту, врач?!
        Потому что в моем случае он не поможет. Мне никто уже не поможет! Флора, уверена, быстро поставят на ноги, и он вернется на свою планету с пониманием, что мимо его носа просвистели огромные деньги. Зато, по крайней мере, избавится от ненужного брака.
        А вот я... Из-за чертового снайпера я проиграла заезд, и теперь, если все-таки останусь на Отборе, то меня уже ничто не избавит от ненавистной свадьбы. Потому что, если я собиралась получить наследство моего отца, мне придется выйти замуж за одного из них! Или снова можно податься в бега - ведь я поставила подпись на чертовой бумаге с чертовыми обязательствами выйти замуж после Отбора! Жить, меняя имена и личности, как и делала до этого.
        Если только...
        - А Ромейн? Ромейн Веракрус? Что с ним?
        - Врезался в ограждение за финишем, - усмехнулся Янник, - но отделался несколькими синяками и легким испугом. Вернее, тяжелым испугом.
         - Но он финишировал?
        Янник кивнул:
        - Третьим или четвертым, - после чего решительно подхватил меня на руки.
        Стоявший неподалеку и прислушивавшийся к нашей беседе Макриден поморщился. На лице подошедшего Арвена появилось выражение крайнего неудовольствия.
        - Твоя нога, - ответил Янник на мой вопрос: «Что это он делает?» - причиняет тебе боль. Я отнесу тебя на стадион, затем мы вызовем флайер с лайнера. Все-таки не стоило тебе в этом участвовать!
        - Мужские забавы не для такого экзотического цветочка, как ты, Шелли, - откуда-то сбоку заявил Арвен. - Отдай ее мне, Янник, а то ведь не донесешь! Уверен, ты в жизни не поднимал ничего тяжелее, чем пачка денег твоего отца.
        - Отвали, Арвен! - рявкнул на него Янник. - Иди лучше станцуй перед прекрасными селянками, мы и без тебя разберемся!
        Кажется, назревал очередной скандал.
        - Поставь меня на землю, Янник, - попросила я. - С моей ногой все в порядке. Наверное, будет синяк. Говорю же, ничего страшного!
        Страшно было лишь то, что все мои планы летели в тартарары. А еще то, что в меня стреляли, но собственный Дар помог мне в очередной раз избежать гибели. Если бы не особенность крови шайесс, снайпер бы не промахнулся.
        Но что мне теперь делать? И где этот чертов Винс, когда он мне так нужен?!
        ***
        И снова - столица Мезеры с ее пустующим «Гостеприимством Холста», и вечерний сад с деревьями, усыпанными цветами, и морской ветер, треплющий мои распущенные волосы. На Церемонию Выбора я надела длинное платье красного цвета с внушительным разрезом до бедра. Тяжелые украшения из черного золота холодили руки и шею, а высокие, слишком уж неудобные каблуки на тонкой шпильке с золотистыми, словно змейки, ремешками, заставляли переступать с ноги на ногу.
        Или же причиной тому стали оценивающие взгляды мужчин, замерших на небольшом отдалении от меня?
         Я видела, как они на меня смотрели, и не сомневалась: всем одиннадцати нравится увиденное. Только вот в соответствии с правилами Отбора, придуманными моим родным отцом, очень скоро претендентов на мою руку должно будет остаться ровно десять. Вполне возможно, кто-то из них уйдет сам, но если желающих не найдется, то мне предстоит выбрать того, кто отправится домой уже этим вечером.
        На этот момент из дурацкого Отбора уже выбыли я и Флор Грохх, которого этим утром я навестила в Центральной столичной Больнице. С ним все было в порядке - переломы уже срослись, лечение оплатили из денег корпорации Холста, и Флор следующим утром отбывал домой. Только вот улетать он не хотел. Долго держал меня за руку, вздыхал и говорил в том, что его чувства ко мне искренние. И он не может взять в толк, что случилось с его картом, на котором он так глупо разбился практически возле финишной черты.
        А ведь мог и выиграть!
        Я попыталась его утешить, но Флор выглядел расстроенным до глубины души.
        Впрочем, очень скоро я знала в деталях, что именно произошло на Дарсе. Потому что в больнице ненадолго сбежала от своих ухажеров, следовавших за мной по пятам - правда, в палату к Флору их не пустили. Сказала, что мне нужно в дамскую комнату, где и вылезла через заранее открытое Винсом окно на небольшой карниз. Прошлась по нему, уговаривая себя не смотреть вниз.
        Он поджидал меня на небольшом козырьке пятидесятого этажа, и я не сомневалась, что камер здесь нет. Винс никогда не оставлял следов.
        - Шелл, - потянулся ко мне, я не стала сопротивляться.
        Позволила себя обнять, затем, вздохнув, прижалась к его груди. Совсем как в детстве, когда искала у него утешения, если наказание Наставника казалось мне слишком уж суровым или совершенно несправедливым. Затем призналась Винсу, что не планировала проигрывать в гонках и теперь не совсем понимаю, что делать дальше.
        - Мы что-нибудь придумаем! - пообещал он, зарываясь в мои распущенные волосы.
        Его руки слишком уж вольготно чувствовали себя на моей спине, все норовя забраться под темную блузку. И я отстранилась.
        - Кто это был? - спросила у Винса, потому что уже знала, что мой братец притащился за мной на Дарс.
        - Тот, кого больше нет, - пожал он плечами. - Я его убил, Шелл! Наемник, профессионал, не оставляет следов, но я все же его выследил. Узнал, откуда он прилетел. Теперь ищу его нанимателей. Но, как ты понимаешь, никто не спешит мне навстречу с распростертыми объятиями, чтобы поделиться информацией.
        - Он пытался убить меня, а не Флора, - произнесла я. - Думаешь, будут еще покушения?
        Винс пожал плечами.
        - Скорее всего, Шелл! Поэтому будь осторожна и смотри в оба.
        Кивнула. Без сомнения, покушения повторятся, пока не убьют меня или же пока я не найду заказчика.
         Но кому я понадобилась? Кому перешла дорогу?
        - Думаю, дело в наследстве Холста, - заявила я Винсу, кусая губы. - Кто-то очень сильно не хочет, чтобы я его получила. Но кому это выгодно? Деньги, если я умру или сбегу с Отбора, все равно останутся в корпорации, у которой и так дела лучше лучшего!
        Винс этого не знал. Пока еще не знал.
        - Кто-то серьезно мутит воду, Шелл! До меня дошли слухи, что был очень большой заказ. Кто-то прилично раскошелился, чтобы подготовить беспорядки на Каскаре.
        - На Каскаре? - переспросила у него.
        Сердце забилось куда быстрее. Это была моя родная планета, на которую мы улетали сразу после того, как я вернусь со свидания с Янником Леклером.
        - Ну и как... Кто-то взялся?
        - Взялся, - кивнул Винс. - Думаю, это вполне может быть и по твою душу.
        Винсу это не нравилось, и он пообещал все выяснить. Если понадобится, привлечь еще и Сима с Пиккари.
        - Ты можешь в любой момент уйти с Отбора, Шелл! Что ты там забыла? Мой долг Наставнику выплачен, теперь мы с тобой свободны.
        На это я покачала головой.
        - Я обязательно уйду, но не сейчас. Слишком рано, Винс! Я хочу узнать, что это сделал. И еще, мне кажется, Бирген Холст что-то пытается мне сказать. Донести до меня то, что не было в его послании. И не надо так скалиться! Да, он мертв и не успел поговорить со мной при жизни, но теперь делает это через Отбор! - Вздохнула. - Весь этот чертов Отбор неспроста!
        - Конечно же, неспроста, - согласился мой названный брат. - Твой нездоровый на голову папаша хотел, чтобы ты вышла замуж за одного из этих муда...
        Покачала головой.
         - Все куда сложнее! Но я обязательно разберусь. Вернее, мы вместе с тобой во всем разберемся.
        Последнее замечание пришлось Винсу по душе.
        - Разберемся, - согласился он. - Но этот Янник Леклер, - поморщился, - с которым ты завтра улетаешь на Найхири... Если он станет распускать руки, останется без них. А еще без ног и того, чем он думает, когда на тебя смотрит.
        Это вовсе не было пустой угрозой.
        - Я не собираюсь выходить замуж ни за одного из них, - заявила ему. - Но и тебе не стоит смотреть на меня подобным образом. Потому что и ты можешь остаться без того, чем сейчас думаешь!
        Винс насупился, затем буркнул, что мы поговорим об этом позже. Я же снова прошлась по карнизу, затем влезла в окно и вернулась к своим женихам.
         В отеле нас ждал роскошный обед, а потом прилетела Минни, которой я рассказала облегченную версию произошедшего на Дарсе. Она привезла с собой целый ворох нарядов и толпу стилистов, вознамерившихся, по их словам, сделать из меня «самую желанную женщину в Галактическом Союзе».
         После этого я встретились в саду с оставшимися женихами. Мне предстояло отпустить одного из оставшихся претендентов домой. По мне, я бы отпустила всех и забрала деньги прямо сейчас, но это не было предусмотрено регламентом Отбора!
        Вздохнула. Что же, придется пройти и через это! Но, быть может, кто-то уйдет добровольно?
        - Янник! - позвала я.
        У победителя первого испытания были выгоревшие на солнце волосы, приятная улыбка и удивительно голубые глаза. Заслышав свое имя, Янник, улыбнувшись, направился ко мне по гравийной дорожке. Лайар Нойлен в своем черном траурном, вернее, парадном костюме, наблюдал за нами с явным одобрением.
        - Янник Леклер, - протянула я руки, и он сжал мои ладони в своих. - Поздравляю тебя с победой! Мне несказанно приятно, что мы проведем с тобой ближайшие два дня, - пока Винс пытается выяснить, кто желает мне смерти. - Но я пойму, если ты передумаешь и захочешь отказаться.
        Взглянула на него с затаенной надеждой. Может, он уже передумал и я все-таки улечу на Майори?
        - Отказаться? - изумился Янник. - Я не откажусь от тебя никогда, Шеллар Холст!
        Обнял меня, за что заработал кивок Лайара Нойлена. Наконец, занял место позади меня, и я почувствовала на себе его внимательный взгляд.
        Янник ждал. Ждал того, чье имя прозвучит следующим, видимо, решив, что это и будет его первейший конкурент.
        - Арвен, - улыбнулась я темноволосому здоровяку со Смила-99.
         На нем был дорогущий костюм, носить который Арвен явно не привык. И опять же, в треугольном вырезе распахнутой на груди белоснежной рубашке виднелось гладкое, мускулистое тело. Впрочем, несмотря на его замашки эксгибициониста, мне нравилось его общество. Он был прост и понятен, парень из небольшого шахтерского городка на маленькой планете Сорокового Сектора...
        Губы Арвена растянула довольная улыбка.
         - Никуда я не уйду, Шелли! - заявил мне уверенно. - И буду биться за свое - а ты - моя! - до последней капли крови. - Он обнял меня, и на миг я почувствовала жар, идущий от его крепкого тела.
        Арвен занял место позади меня, и я услышала, как они негромко обменялись колкостями с Янником. Крепкой мужской дружбы между моими женихами пока что не случилось.
        - Карстен, - улыбнулась я невысокому, жилистому чемпиону, который помогал Барту Макридену вытаскивать из искореженного кара Флора Грохха. - Карстен, я должна спросить тебя, быть может, ты хочешь покинуть Отбор?
        - Ни за что в жизни, Шелли! - отозвался он, уставившись мне в глаза. - Моя жизнь - это соревнования, на которых бывают как взлеты, так и падения. Некоторые из них оказались довольно болезненными, - он едва заметно поморщился. - Мне уже доводилось падать, Шелли, но эти состязания я твердо намерен выиграть!
        Коснулся моей руки губами, и я не сдержала невольную улыбку. Быть может, он не говорил так много и так складно, как Янник или Арвен, но в нем чувствовался несгибаемый внутренний стержень, и мне это пришлось по душе.
        Вскоре Карстен занял свое место среди тех, кто получил доступ к следующему испытанию. Я же уставилась на оставшихся мужчин.
        - Лейт... Лейт Рансен!
        У него были черные волосы и зеленые глаза; умное, интеллигентное лицо. Я читала его профайл - Рансен был известным архитектором, и спроектированные им здания стали украшением многих планет Элиты.
        Подошел. Посмотрел на меня, улыбнулся. И я улыбнулась ему в ответ.
        Мне нравилось его общество, даже очень! Мы долго разговаривали в наш первый вечер, да и по дороге на Дарс удалось побеседовать в одиночестве. Я даже рассказала Лейту о проекте новой гостиницы на Майори, о котором не знал никто. Кроме Винса, который бесцеремонно взломал мой триззер.
         А еще я чувствовала, как идущее от Лейта спокойствие уверенно прокладывает дорожку к моему сердцу.
        - Лейт, - начала я. - Возможно, формат этого Отбора не совсем тот, к которому ты привык, и многое тебе может показаться странным...
        - Шелли, - улыбнулся он, - мне кажется странным только то, что я не встретил тебя раньше. Потому что, увидев тебя до Отбора, я бы уже не позволил тебе уйти. Вот и сейчас не позволю, потому что собираюсь бороться за тебя последнего.
        - Спасибо, - шепнула ему, потому что почувствовала, как к щекам приливает жар. - Но я все-таки должна спросить тебя, хочешь ли ты остаться. Так положено, Лейт! Но при этом скажу одно: я бы хотела, чтобы ты все-таки остался.
        Черт, я все-таки это произнесла!.. И тут же почувствовала уколы ревнивых взглядов стоявших позади меня мужчин.
        - С превеликим удовольствием, Шелли!
        Кивнула.
         Затем перевела взгляд на оставшихся женихов. Кажется, они начинали нервничать, а я... Я почему-то посмотрела на Барта Макридена и решила, что уж этот точно уйдет, и мне не придется объяснять кому-то их шестерых, почему я решила выкинуть из Отбора именно его.
        - Барт, - позвала я, и мой голос прозвучал хрипло. - Барт Макриден!
        Он едва заметно кивнул, затем направился ко мне. Его уверенная походка почему-то напомнила мне о Винсе.
        - Я знаю, зачем ты сюда прилетел, - сказала ему. - Ты собирался объяснить произошедшее с миллионами моего отца. И еще я знаю то, что тебя нисколько не интересует Шеллар Холст...
        Тогда почему же он до сих пор здесь?
        - Ты ничего обо мне не знаешь, Шелл! - заявил он резко.
         Неожиданно склонился ко мне, оказавшись слишком уж близко. Барт Макриден был порядком меня выше - даже со всеми моими дизайнерскими каблуками! - и мне почему-то показалось, что он вот-вот меня поцелует. От этой мысли сердце забилось куда быстрее, а в голову стукнула странная мысль.
        Интересно, каково это - целоваться с таким, как Барт Макриден?
        - Но если ты готова терпеть мое присутствие, то я, пожалуй, останусь, - заявил он. - Останусь и исправлю эту оплошность.
        Кажется, он решил, что мне все же стоит узнать его получше. Но зачем? Зачем это мне и зачем это ему?
        - Что же тебя переубедило, Барт? - поинтересовалась я нервно. - Ведь Шеллар Холст - избалованная наследница Биргена Холста, с которой тебе явно не по пути.
        - Это я-то и собираюсь выяснить. Узнать, кто ты такая на самом деле!
        В том, что ему не разобраться, я нисколько не сомневалась. Поэтому пожала плечами, заявив, что у него есть полное право задержаться на Отборе. И Барт Макриден остался.
        Я же повернулась к остальным.
        - Ромейн Веракрус!.. Ромейн, - начала я, когда тот подошел.
        - Нет, - покачал он головой, взяв меня за руку. - Мы с тобой стали друзьями, Шелли, но я не предполагал, что мой отпуск за чужой счет будет настолько экстремальным, - его губы тронула ехидная улыбка. - Я должен тебя покинуть, Шелли! Нам с тобой не по пути, но я желаю тебе сделать правильный выбор и найти того, кого ты полюбишь всем сердцем. Сегодня я возвращаюсь на Зонас.
        - Конечно, Ромейн! - улыбнулась я, радуясь тому, что кто-то решился оставить меня добровольно. - Я все прекрасно понимаю и желаю тебе удачи во всех твоих начинаниях.
        - Я бы хотел, Шелли, - произнес он напоследок, - чтобы ты приехала ко мне в гости. В моем новом доме для тебя всегда найдется место. И еще тебя всегда будут ждать лучшие билеты на мои концерты.
        Он ушел в сопровождении охраны. На парковке его уже дожидался флайер, чтобы отвезти в космопорт. Я же повернулась к оставшимся мужчинам.
         Конец церемонии прошел быстро и безболезненно.
        Темноволосый кардиолог Гент Руз... Да, он будет рад остаться, потому что у нас было слишком мало времени, чтобы узнать друг друга получше. Солидный бизнесмен с Эстиона Андрес Авет... Да, он хочет остаться, потому что мечтает видеть мою чудесную улыбку всю оставшуюся жизнь. Киллах Маес, популярный ведущий... Мартен Гранн...
        Десять моих женихов, из которых я либо выберу одного, получу деньги отца и смогу добиться своей цели. Или же снова сбегу, нарушив соглашение с «Нойленом и партнерами», и продолжу прятаться, как делала почти всю свою жизнь.

        Глава 6

        Мы подлетали к спящим пригородам Старого Меффиса, столицы Каскары.
        Я прильнула к окну пассажирского флайера, рассматривая далекие огни огромного города с населением более двадцати миллионов человек. Именно там я появилась на свет и провела первые два года своей жизни. Из них - шесть месяцев рядом с мамой, а после ее смерти - полтора года в интернате при Храме Великой Богини. Именно оттуда меня и выкрали люди Наставника, польстившегося на Дар шайессы.
        В сознательном возрасте я посетила Меффис всего лишь один раз, год назад. Прошлась по оживленным улицам, разглядывая чужие дома, лепившиеся друг к другу, словно соты медоносных пчел, и незнакомых, спешивших по своим делам людей. Разыскивала храмы Великой Богини, потому что знала - в одном из них моя мама была Верховной Жрицей, Наставник как-то проговорился.
        Оказалось, Храмов в Меффисе множество, встречались чуть ли не на каждом шагу.
        Но мое воображение поразил Храм Любви в самом центре Старого Города, сразу же за Золотым арочным Мостом через широкую, ленивую реку. К Храму вела величественная мраморная лестница - пока добралась до двухстворчатых дверей с искусной резьбой, я насчитала больше двух сотен ступеней. Десять массивных узорчатых колонн поддерживали треугольный фронтон, украшенный скульптурами из жизни Богини.
        В толпе посетителей я прошла через гулкие залы в центральный неф, где находилась золотая статуя Богини и курились благовония. На меня смотрела красивая женщина с усталым, но, казалось, все понимающим лицом. Я притронулась к ее золотому колену, вытертому прикосновениями миллионов, а то и миллиардов рук - в Старый Меффис за благословением Великой Матери слетались люди со всего Галактического Союза. Поговаривали, оно давало надежду на счастливый брак и скорейшее рождение детей.

        Ни о чем подобном просить, конечно же, не стала. Лишь мысленно пожелала, чтобы то спокойствие, которое я ощутила в Храме, оставалось со мной как можно дольше. И тут же почувствовала - странное дело! - незримое присутствие Богини. Растерялась, пытаясь сообразить, уж не показалось ли мне или и в самом деле меня коснулась невидимая рука.
        Погладила по голове, лаская, успокаивая.
        Но сзади уже подпирали, возмущенно просили не задерживать - очередь ждет! - и мне пришлось отойти в сторону. Прогулялась по Храму, вдыхая густой запах благовоний. Оставила на боковом алтаре приношения - цветы и фрукты. Хотела поговорить с Верховной Жрицей, но к ней выстроилась огромная толпа, ничуть не меньше той, которая собралась у статуи Богини.
        И я ушла. Ушла, потому что давно уже решила - моя жизнь больше не связана ни с Каскарой, ни с культом Великой Матери. Правда, меня еще долго не оставляло ощущение, будто бы Богиня притронулась ко мне незримой ладонью.
        Но и после посещения Храма ничего не изменилось. Дыра, как была в моей груди и моей в голове, так и осталась. Напрасно я мечтала вспомнить хоть что-то из своего детства, надеясь, что в этом мне поможет Меффис или Храм Любви! Но, сколько бы я ни старалась, так и не воскресила ни единого воспоминания.
        Ни-че-го! Ни о доме, ни о маме, ни о чем! Я не представляла, как она выглядела. Не помнила ни ее голоса, ни ее прикосновений... Даже интернат при Храме забыла!
        Наверное, именно поэтому я больше не пврилетала в родной город, который ицз-за своей самобытности привлекал туристов со вьсего Галактического Союза. Каскара не была в сйписке планет Элиты, потому что решила идти по собственному пути развития, сумев сохранить глубинную связь с прошлым, культуру и свою веру. В исторической части Меффиса не было домов, подпирающих небо. Вместо небоскребов стояли невысокие четырех- и пятиэтажные застройки, а на узких улицах почти не встречались флайеры. Машины здесь передвигались на колесах, к тому же жители города повсеместно пользовались велорикшами.
         Но космопорт тоже был, да... И новые, растущие, словно плесень, кварталы вокруг Старого Меффиса, теснящие каменные дома исторической части города. Для пущей безопасности граждан Галактического Союза, решивших переселиться на Каскару, Новый Меффис отгородился от Старого силовым куполом.
         В первый мой приезд меня сразу же, в кондиционированном нутре космопорта, предупредили, что в Старом Меффисе молодой девушке находиться небезопасно.
        «Не стоит такой красивой юной мисс покидать Новые Районы без сопровождения! Советую вам взять дневной тур с нашими профессиональными гидами, - заявил клерк, проверявший мою регистрацию. - Позвольте мне скинуть на ваш триззер предложения...»
        Но я не позволила. Покачала головой, заявив, что профессиональные гиды меня не интересуют. Неожиданно почувствовала внимательный взгляд пожилого мужчины, носившего на голове черно-белую повязку приверженца веры в Великого Отца. Это был второй по многочисленности религиозный культ на Каскаре.
        Он поклонился, и я тоже склонила голову.
        - Это шайесса, - негромко произнес мужчина, обратившись к клерку. Подозреваю, вибрации моей крови на родной планете чувствовались куда сильнее, чем вдали от Каскары. - С возвращением домой, лайера!
        - Спасибо, лейр! - ответила ему.
        Шайесс на Каскаре уважали, шайесс побаивались. Это был доминирующий культ вот уже несколько тысячелетий - шайессам принадлежала высшая религиозная власть на Каскаре. Впрочем, насколько я знала историю, они никогда не запрещали веру в других богов. Но с вступлением планеты в Галактический Союз хрупкое равновесие на Каскаре пошатнулось, и приверженцы культа Великого Отца стали все чаще поднимать головы. За последнее столетие уже было несколько провалившихся попыток захватить власть.
        Вот и сейчас, по словам Винса, кто-то серьезно мутил воду, потратив на это приличную сумму галактических кредитов.
        Впрочем, прилетев на Каскару со своими женихами, каких-либо тревожных изменений в космопорту Меффиса я не заметила. По словам встретившего нас представителя «Нойлена и партнеров», в Старом Меффисе все было спокойно. Правда, туристам с Элиты привычно не рекомендовали выходить за пределы Нового Района без сопровождения гидов, но признаков нарастающего религиозного бунта не ощущалось.
        Поэтому Лайар Нойлен решил, что ничего не может помешать проведению следующего испытания.
        По странной прихоти моего отца участники должны будут высадиться на окраине Старого Меффиса за полночь, когда взойдут оба спутника Каскары. Затем им предстояло самостоятельно добраться до центрального Храма Великой Матери, расположенного возле Золотого Моста - того самого, где я почувствовала присутствие Богини. Денег или оружия не полагалось. Выдавали лишь крохотные триззеры с загруженной на них картой города и отмеченной пульсирующей точкой конечной целью испытания. Вот и все!
        Нет, не все!
        За день до этого между центральными колоннами, за которыми находились гигантские двухстворчатые двери, ведущие в Храм, были установлены микрочипы. Они-то и должны будут зафиксировать двух победителей - в плечо каждого участника вкололи «маячок» - явившихся в Храм первыми. Двое припозднившихся - те, кто пересекут вход в Храм последними, - покинут Отбор.
        К тому же, по желанию Холста, испытание начиналось с полета - участники должны будут спрыгнуть с флайера на паравингах с высоты в четыре тысячи метров и приземлиться в указанном им спальном районе Старого Меффиса.
        Так уж вышло, что и меня это касалось напрямую, потому что я тоже собиралась присоединиться к своим женихам.
        Мое решение понравилось далеко не всем - не пришлось оно по душе ни Лайару Нойлену, ни Барту Макридену, ни Яннику Леклеру. Остальные благоразумно держали язык за зубами. Зато Карстен Земан его одобрил. Многократный чемпион по паравингу сразу же заявил, что прыгать мы будем с ним в тандеме.
        Янник, который после двух дней совместного отдыха на Найхири стал проявлять замашки собственника, попытался было меня отговорить.
        - Зачем тебе это, Шелли? - спросил он у меня, когда мы встретились с ним в вестибюле «Гостеприимства Холта», расположенном в центре Нового Меффиса следующим утром после нашего прилета на Каскару.
        Отель быть переполнен, но постояльцы в нем были преимущественно женского пола, которые, уверена, прилетели сюда, чтобы выпросить благословение Богини на скорейшее замужество или продолжение рода.
        - Ты прекрасно выглядишь! - спохватился Янник, вспомнив о неизменном утреннем комплименте.
        Притянул к себе и поцеловал в щеку, чем вызвал зубовой скрежет у Арвена, следовавшего за мной по пятам.
        - Это моя планета, - пожала я плечами. - Я здесь родилась и неплохо знаю город. Моя мать была Верховной жрицей, подозреваю, в том самом Храме Любви, куда нам надо попасть. Я чувствую связь с тем местом.
        Янник моргнул удивленно.
        - Я рад, Шелли, - заявил он, - что ты помнишь и уважаешь свои корни. Но я не понимаю твоего желания пройти через испытание. Если уж тебе так хочется прогуляться по ночному городу, то почему бы тебе дожидаться победителей на ступенях Храма?
        Хороший вопрос! Я задумалась, пытаясь подобрать правильный ответ. Янник был прав - стартовать во втором туре у меня не было никакого резона - ведь я уже выбыла из соревнований за собственную руку, но все же...
        - Я должна в этом участвовать, - наконец, заявила Яннику. - Мне кажется, мой родной отец этого бы хотел.
        Пусть это не поддавалось логическому объяснению, но меня не оставляло ощущение, что в Отборе был скрыт куда более глубокий смысл, чем битва за мою руку двенадцати женихов.
         Уверена, Бирген Холст пытался мне что-то сказать.
        То, что он не успел при жизни. То, что не оставил в личном послании.
        Но, конечно же, рассказывать о своих домыслах Яннику я не стала. Так же, как и о прикосновениях Богини и особенности своей крови и своего Дара.
        - Эти прыжки небезопасны, - тут же встрял в разговор Барт Макриден.
        В светлой футболке, обрисовывающей контуры его мускулистого тела, и в темных брюках, обтягивающих узкие бедра, он выглядел очень даже неплохо. Вернее, очень хорошо. Проходящие мимо молодящиеся дамочки глядели на него с явным одобрением. Затем перевели взгляд на сокрушительно красивого Арвена, не спускающего с меня ревнивого взгляда, и чуть было не получили сердечный удар.
        Исключительно от зависти.
        Я же улыбнулась Арвену, затем подумала, что если бы Барт Макриден перестал лезть ко мне с нравоучениями, то, глядишь, я бы изменила свое мнение. Посчитала бы его вполне привлекательным.
        Но не лезть с нравоучениями было против природы Барта Макридена.
        - Говорю же вам, эти прыжки абсолютно безопасны! - встрял в разговор подошедший к нам Карстен. - Чуть позже я проведу инструктаж для тех, кто никогда не прыгал с паравингами. Здесь, в вестибюле, - Карстен покосился на заметно нервничающего Гранта, стоявшего чуть поодаль от нас, дожидаясь своей очереди со мной поздороваться. - Потому что прыгать Шелли будет со мной!
        И его рука вполне вольготно улеглась на мое плечо.
        - В Меффисе неспокойно, - вновь завел старую песню Барт Макриден. Собственнический жест Карстена явно не пришелся ему по душе, но убирать чужую руку я не спешила, решив его позлить. - Я говорил с местными, Шелл! Что-то назревает, поэтому ты не должна...
        - Отстань уже от меня, Макриден! - заявила ему возмущенно. - Почему ты постоянно указываешь, что мне делать? - От его заботы мне давно уже было тошно. - И хватит уже меня оберегать. Ты мне не отец, не брат и не муж, в конце-то концов! - И пусть только попробует не провалить это испытание - избавлюсь от него на следующей же Церемонии Выбора! - Это моя планета, Барт Макриден! Мой город и моя жизнь. И даже если я решу убиться на Каскаре, ты не сможешь мне в этом помешать!
        Думала, он наконец-таки оставит меня в покое, но не тут-то было!
        Макриден лишь пожал плечами, после чего заявил:
        - Это мы еще посмотрим!
        И вот тогда я позвала Янника, Лейта, Арвена и Карстена, заявив им, что хочу прогуляться по Новому Меффису перед завтраком, а инструктаж наш чемпион проведет чуть позже. Мы вышли в безликий город небоскребов, разноцветных рекламных щитов и проносящихся на огромных скоростях флайеров, один в один похожий на другие города Элиты.
        Вскоре Яннику удалось оттеснить Карстена и взять меня за руку. Я не сопротивлялась, потому что те два дня, которые мы провели на Найхири, сделали наши отношения куда более доверительными.
        ***
        Сразу же после прилета на родную планету Янник отвез меня в имение, принадлежащее его семье вот уже несколько сотен лет. Огромных размеров белоснежный трехэтажный дом стоял на холме, вокруг которого во все стороны тянулись бесконечные гектары земли Леклеров. На перенаселенных планетах владеть таким земельным участком считалось большой ценностью и говорило - нет же, кричало! - лишь об одном: о богатстве их семьи.
        Впрочем, из осторожного рассказа Янника я поняла, что в последние полвека Леклеры стали сдавать свои позиции. Бизнес шел на спад, и во всем виноват отец с его слишком консервативными взглядами. Перед отлетом у них даже вышел конфликт, в суть которого Янник меня не посвятил, заявив, что в будущем намерен поступать исключительно по-своему.
        Но, несмотря на конфликт, семья Янника встретила меня как самую дорогую гостью. Я же мысленно порадовалась тому, что Минни насовала в мой дорожный чемодан приличный набор вечерних платьев. Потому что любимая сумка с ракушками, шорты и расписные блузки с Майори совершенно не подходили к образу жизни, который вели Леклеры.
        Домашний ужин в узком кругу - на нем присутствовали мы, отец с матерью Янника и его властная бабушка, - куда более смахивал на великосветский прием. Вышколенные слуги, звон хрустальных бокалов, приглушенные разговоры о благотворительности и бизнесе... Я чувствовала себя не в своей тарелке, ощущая холод оценивающих взглядов, похожий на холод жемчужного колье - подарка Янника, - сковавшего мою шею.
        Затем он показал мне гостевые комнаты, в которых мне предстояло ночевать, заставленные предметами искусства, и я еще больше утвердилась в мысли, что попала в музей, в котором, если останусь в этой семье, превращусь в такой же выставочный экспонат.
        «Мне уже доводилось грабить музеи», - хотела было сказать им за завтраком и посмотреть, как вытянется лицо Орса Леклера и бабушки Янника - женщины с горделивой осанкой и высокомерным взглядом голубых глаз.
        Потому что я ей не нравилась, уверена! Похоже, она интуитивно ощущала, что я не принадлежу к их кругу, хоть и разыгрываю из себя великосветскую львицу. Впрочем, мне было все равно, но я решила все-таки не портить завтрак.
        «Я выполняла заказы, чтобы оплатить свой долг за воспитание и обучение. Наставник не только забирал половину из всех наших заработков, но и захотел пятнадцать миллионов с каждого. За то, что не позволил нам, по его словам, сгнить в детских домах на отсталых планетах».
        Этого тоже им мне сказала. Вместо этого я лишь мило улыбалась, время от времени вставляя редкие фразы в сдержанную беседу о погоде и неизвестных мне спортивных командах, победивших на местных скачках. Затем с великой радостью приняла предложение Янника провести второй день отдыха в столице. У него были свои апартаменты, подаренные на совершеннолетие бабушкой, но Янник снял для нас два смежных номера в роскошном «Гостеприимстве Холста», решив сделать мне приятное.
        В столице я познакомилась с его друзьям - со многими из них он учился в престижной Академии Бизнеса на Вьерре. Беседа вышла бы довольно милой, если бы Янник постоянно не твердил о нашей свадьбе как об уже решенном факте. Затем он повел меня развлекаться. Мы плавали в парящем на приличной высоте бассейне с прозрачным дном, смотрели на шоу поющих фонтанов возле Мэрии Найхири, после чего отправились танцевать в лучший, по его словам, ночной клуб столицы.
        Этот день произвел на меня большое впечатление. Быть может, потому, что до этого я никогда особо и не развлекалась? Сейчас же попросту решила веселиться и не о чем не думать, позволив музыке и бокалу шампанского будоражить мою кровь.
        Затем был поцелуй.
        Вернее, первый их них был еще в парящем над горами бассейне, из которого открывался восхитительный вид на заснеженные вершины и горнолыжные трассы, расположенные неподалеку от столицы. Янник коснулся моих губ легко, словно спрашивая, не стану ли я протестовать.
        Не стала. И снова потому, что до этого меня целовали только по делу. Вернее, когда это нужно было для моего дела. Ну еще и Винс, но это совсем другая история!
        И я расслабилась, наслаждаясь поцелуем мужчины, который не был моим заказом. Затем Янник поцеловал меня в баре, а потом на танцполе, после чего попытался взять штурмом перед дверьми номера, когда мы уже вернулись в отель.
        Прижал к стене. Поцелуй становился все настойчивее, язык проникал в мой рот. Руки мяли, тискали мои бедра.
        Но я отстранилась. Сказала ему, что спать с ним не собираюсь, потому что еще не сделала свой выбор.
        - Я прекрасно тебя понимаю, - заявил Янник, уставившись на переливающийся миллиардами огней ночной город из окна моего номера.
        Мы вошли внутрь, потому что он пообещал мне, что больше не станет распускать руки. На это я лишь пожала плечами - пусть только попробует!
        - Ты хочешь дождаться конца Отбора, - продолжил Янник, - чтобы определиться окончательно. Но зачем ждать так долго? Ты можешь сделать выбор когда угодно и остановить испытания в любой момент. Завтра, Шелли, когда мы вернемся на Мезеру, ты можешь сказать, что уже все решила! Потому что ты будешь со мной счастлива. У тебя будет все, что ты только можешь пожелать.
        Я с трудом сдержала смешок.
        - Ты даже не представляешь, что я могу пожелать!
        - И что же это такое? - Янник потянул меня за собой на мягкую софу.
        Номер был великолепным - «Гостеприимство Холста» и на Найхири было на высоте.
        - Я мечтаю о спокойствии, - призналась Яннику, когда он обнял меня за плечи.
         Мне было приятны его прикосновения, нравилось с ним разговаривать и улыбаться его шуткам. От него шли тепло и спокойствие, которое я всегда искала. Но это не повлияло на мое решение - я не собиралась замуж ни за кого из оставшихся женихов.
        - Я хочу жить без оглядки на свое прошлое, - призналась ему.
        - Ты будешь жить без оглядки на прошлое, - с готовностью заявил он. - Меня не интересует, кто и что у тебя было до меня. Клянусь, я не стану ни о чем расспрашивать, пока ты не расскажешь обо всем сама.
        Усмехнулась. Едва ли он представлял, что я могу ему рассказать!
        - Я хочу свои отели, Янник!
        - Тебе ничего не помешает заниматься своими отелями, - заверил он. - Вернее, я даже буду рад, если у моей жены будет собственное дело. Именно это мне в тебе и нравится, Шелли! Ты - не безмозглая кукла, в тебе есть собственный стиль и уверенность в том, что именно ты хочешь достичь. И меня это чертовски заводит!
        Хотел уже было показать, насколько, но наткнулся на мой предостерегающий взгляд.
        - Ты ничего обо мне не знаешь, Янник! Прошлое держит меня слишком уж крепко. И оно не отпустит, пока я с ним не разберусь.
        - Тогда расскажи мне о своем прошлом, - попросил он. - Вместе мы придумаем, как нам быть.
        Янник все-таки встал, чтобы подойти к минибару, и очень скоро я крутила в руках бокал с красным вином.
        - Не могу, - призналась ему. - Я не могу тебе ничего рассказать, потому что хочу во всем разобраться сама. Высшая справедливость должна восторжествовать.
        - Ты можешь мне доверять, Шелли! Я разберусь с твоими обидчиками.
        Покачала головой.
         Милый, добрый Янник... Он даже не представлял, с кем связался! Не понимал, что моя высшая справедливость - это найти и убить Наставника за то, что он сделал с нами. И еще за то, что он, уверена, сделает с другими детьми, из которых растит новую Семью.
        И в этом Янник Леклер мне не помощник.
        - Как-нибудь потом, - туманно пообещала ему. - Быть может, я и расскажу тебе обо всем, но позже. Пока еще рано. Пока что мы можем попробовать стать хорошими друзьями.
        - Только лишь друзьями? - спросил он, после чего снова пошел в атаку, а ведь пообещал же мне!.. Его ладонь коснулась моего колена, принялась ласкать мою ногу, норовя забраться выше по бедру, сминая тонкую ткань серебристого платья.
        - Друзьями, но не любовниками, - спокойно сказала ему. - У меня еще никого не было, Ян!
         И он застыл.
        - Ты смотришь на меня, словно на диковинку, - пожала я плечами. - Да, мне уже двадцать, и я еще ни разу не была с мужчиной. - Хотя это было дичайшей дичью на планетах Элиты. - Так уж вышло! Вернее, не вышло, потому что я хочу, чтобы тот, с кем это произойдет первый раз, остался со мной на всю жизнь.
        Иногда мне казалось, что я слишком уж много хотела.
        Но Янник почему-то заулыбался, после чего заявил, что встретил настоящий бриллиант и не позволит, чтобы со мной что-то случилось. Затем поднялся, пожелав мне спокойной ночи. Поцеловал на прощание ласково, нежно.
        - До утра, Шелли! Я буду тебя беречь.
        Это был последний спокойный вечер перед прилетом на Каскару.
        ***
        Наверное, вспомнив о своем обещании, в флайере Янник покорно позволил Карстену сесть рядом со мной и завести разговор о прыжках в тандеме. Даже Барт Макриден заявил, что ему будет спокойнее, если я спрыгну с чемпионом-паравингером, лучшим спортсменом Третьего Сектора - если я настолько упрямая, что решила все же отправиться на второе испытание!
        Потому что инструктаж в фойе «Гостеприимства» я слушала из рук вон плохо. Так и сказал!
        - Шелл, и ты опять не слушаешь! - пожаловался он, когда я уставилась на далекие огни Меффиса, не обращая внимания на бубнеж Карстена. - Ты уже прыгала до этого?
        - Да, - ответила ему.
        Чувство тревоги нарастало.
        - Сколько раз?
        - Больше ста, - ответила машинально. - Одна и в тандеме. С Винсом. И еще Дрионом.
        Дрион погиб четыре месяца назад. Представлял интересы рудокопной компании на охваченной мятежом спутнике. Восставшие безжалостно убили всех представителей власти и их телохранителей. У него не было шансов уцелеть.
        Потом туда улетел Винс, потому что Дрион из нашей Семьи был ему особенно близок. Я не стала спрашивать, чем все закончилось. Наверное, потому что мне было страшно. Страшно услышать, сколькие потеряли свои жизни, пока Винс не утолил свою жажду мести.
        Но и в этом был виноват Наставник - именно он сделал нас такими!
         В салоне флайера установилась недоверчивая тишина, и даже громко нервничающий Гент, боявшийся высоты, перестал жаловаться. Мужчины смотрели на меня. Но мне было все равно, что они обо мне подумают, потому что сердце сжалось от странного предчувствия.
        Уверена, в Меффисе нам грозила опасность. Нет, не так - опасность грозила мне... Нет же, снова не так! Схватилась за голову, пытаясь разобраться в неясных предчувствиях и прерывистом шепоте, идущем из глубин моего подсознания.
        Я уже знала, что это был голос моей крови. Голос Первой из шайесс, предупреждавший своих дочерей. Но я не могла разобрать, что он говорит. Не понимала ни единого слова!..
        - Кто же ты такая, Шелл? - негромко спросил Макриден, но я лишь отмахнулась. Не до него сейчас! - После того, как приземлишься, держись рядом, - приказал мне. Затем кивнул в сторону окна. - Все это мне не нравится!
        Где-то вдалеке, как раз над центральными районами Старого Меффиса, появилась ярко-красная вспышка, затем еще одна.
        - Похоже на взрывы, - заявил встревоженный Арвен. - Непорядок, - покачал он головой. - Шелли, тебе все-таки стоит вернуться в отель!
        Тут по салону флайера разнесся голос пилота, сообщившего, что мы достигли точки выброса. И я обвела взглядом своих женихов.
        Интересно, кто из них рискнет мне помешать?

        Глава 7

        Я всех удивила.
        Резко оттолкнувшись, выпрыгнула из флайера в черную ночь Каскары еще до того, как Карстен успел закончить речь о преимуществе прыжков в тандеме и обхватить меня своими ручищами. Раньше, чем Барт Макриден завел знакомую песню о том, что не позволит мне убиться, из-за чего мне, как его ручной собачке, следует держаться поблизости.
        Вместо этого, активировав силовой щиток, закрывающий лицо, я раскинула руки и ноги и, ловя холодный ветер раскрытым ртом, улетела от своих женихов в звездное небо, решив обойтись без прощальных слов и долгих напутствий.
        На долю секунды представила, как вытянется лицо Барта Макридена и в каких выражениях он примется меня ругать. Эта мысль мне очень даже пришлась по душе - пусть позлится, ему полезно! Еще подумала о том, как сильно разочаруется Карстен Земан. Ведь он теперь не сможет продемонстрировать свои навыки паравингера, чтобы отвоевать хотя бы кусочек моего черствого, не поддающегося его обаянию сердца.
        Но оно не поддавалось, потому что брак с кем-либо из них не входил в мои планы на ближайшие годы! Вернее, брак вообще не входил в мои планы. Что может быть лучше свободы?
        Исхитрившись, задрала голову так, чтобы взглянуть на стремительно удаляющийся флайер, и пришла к выводу, что ничего.
        Ни-че-го!..
         И я парила, замирая от восторга, наслаждаясь ощущением полета. Распахнула черные крылья - паравинги, - поймав восходящий воздушный поток. Представляла себя птицей, вольной лететь куда угодно и когда угодно - восхитительное чувство!
        Но в том-то и было главное отличие людей от птиц!.. Современные технологии позволили человеку летать, но не сделали его свободными, потому что накладывали на него слишком уж много обязательств. Вот и я вместо того, чтобы наслаждаться полетом, вспомнила об обязательствах и свернула к пригородам Старого Меффиса. Краем глаза заметила, как где-то сбоку промелькнули черные с фиолетовыми сполохами крылья Карстена. Вдалеке показались еще и пурпурные Арвена.
        Кажется, мои женихи не хотели оставлять меня одну в ночном небе Каскары, но я давно уже решила добираться до подножия Храма сама. И пусть Карстен и Арвен - уверена! - высматривали мои черные крылья, а Макриден тревожился за мою сохранность, я стала резко забирать в сторону Старого Меффиса, оставив далеко позади голубоватый купол Нового.
        Маневр был не из простых, руки и ноги тут же принялись подрагивать от напряжения, но я знала, что делала. Потому что не соврала, сказав, что прыгала с паравингами много раз. Мы тренировались под руководством нанятого Наставником инструктора, изучая особенности приземления на различной местности. Правда, тот, кто нас тренировал, не был чемпионом по воздушной акробатике и не получал медалей и денежных призов на престижных соревнованиях.
        Зато он был мастером по выживанию.
        Поймала еще один поток, забирая максимально вправо, решив пойти немного против правил и приземлиться в другом квартале, чем этого требовали условия испытания. Бирген Холст отметил местом высадки Таррис, я же решила опуститься в Геллике и проделать путь до Храма без навязчивой компании претендентов на мою руку и сердце.
        Потому что правила Отбора на меня больше не распространялись.
        Начала резко снижаться. Вдали, где-то над центром города, снова что-то взорвалось, и небо окрасило тревожно-красное зарево. Сердце болезненно сжалось, но я приказала себе сосредоточиться на приземлении. Потом, позже узнаю, что там случилось!
        Вскоре стала довольно отчетливо различать крыши домов. На многих были разбиты сады, но куда чаще сушилось белье и валялся всяческий хлам. Миновав уровень подвесных фонарей, зашла на посадку, выбрав для нее полутемную, спящую улицу. Нырнула вниз, но приземлилась не слишком удачно. Участвуй я в соревнованиях по паравингу, уверена, мне бы снизили баллы за артистичность или даже выкинули из квалификации. Потому что, коснувшись земли, мне пришлось пробежать несколько шагов, чтобы погасить скорость.
        Я затормозила, лишь вцепившись в железный забор вокруг трехэтажного дома с проплешинами облезшей штукатурки - Наставник был бы мной недоволен!.. Оглянулась. Судя по всему, никто из местных не заметил моей не слишком удачной посадки, лишь из палисадника на меня недобро рыкнули.
        - Уже ухожу! - пообещала небольшому, но крайне зубастому зверьку, который попытался вцепиться мне в руку.
        Их назвали гаттисами, и на Каскаре их держали в качестве домашних животных. К тому же из гаттисов выходили неплохие охранники. Район был так себе, так что я понимала жителей, отгораживавшихся от остального мира железными заборами и державших во дворах зубастых сторожей. Читала о Геллике в путеводителе - туристам искренне не рекомендовали забредать в этот район «без сопровождения профессиональных гидов». Впрочем, это касалось почти всех районов, за исключением разве что туристического центра.
        Я собиралась обойтись без гида. Коснувшись датчика, убрала силовой щиток, закрывавший лицо, затем деактивировала крылья, и те послушно сложились в небольшой рюкзачок за спиной. Пошла по полутемной улице, сопровождаемая тявканьем гаттисов. Кто-то выглянул в окно, но моей одинокой персоной не заинтересовался.
        На ходу вытащила из нагрудного кармана выданный Лайаром Нойленом триззер. Судя по пульсирующим синим точкам - каждому из участников перед началом испытания вкололи в плечо небольшой датчик слежения, - все мои женихи успешно приземлились в нужном районе где-то в полукилометре от места моей высадки. И от них, и от меня до Храма Любви было ровно пять кварталов.
        Усмехнувшись, сунула общественный триззер в рюкзак. Так как я больше не была собственным тринадцатым принцем, то захватила в дорогу свой портативный компьютер! Очень скоро уже смогла свериться с нормальной картой, а не с тем убожеством, которое загрузили на простенькие триззеры «Нойлер и партнеры». Нашла улицу, где Винс оставил для меня небольшой подарок, - та находилась всего лишь в километре от точки моего приземления.
        Впрочем, я пока еще не решила, стану ли пользоваться тем, что приготовил для меня названный брат. Винс успел побывать на Каскаре как раз перед нашим прилетом, но дожидаться меня не стал. Отправился заниматься своими, вернее, моими делами. Этим утром прислал сообщение с Арозы - он вышел на след убийцы. Других подробностей не писал, лишь упомянул, что ему надо чуть больше времени. В конце наказал мне не дурить и смотреть в оба.
        Я и собиралась это делать.
        Двинулась в нужном направлении, приноравливая дыхание к быстрой ходьбе, а затем уже и размеренному бегу. Выбирала теневую часть улицы, стараясь не привлекать к себе внимания. Поглядывала на спящие дома и замершие вдоль выщербленных тротуаров колесные машины. Где-то вдалеке, мигнув габаритами, пролетел флайер, но приземляться не стал, свернул в сторону Золотого Моста.
        Впереди показался перекресток с куда более оживленной улицей. Проехала машина, за ней - два рикши, везущие подвыпивших мужчин, горланивших на весь квартал что-то о крови, которая вот-вот прольется, и о том, что Мужской Бог очень скоро отомстит всем шайессам Каскары старым как мир способом. И все это - в подробностях. Причем крайне скабрезных.
        Мне это показалось довольно странным, но что с пьяных возьмешь!
        Миновала перекресток, продолжая уверенно двигаться в сторону центра. Мимо прошли двое в темных одеждах, посмотрели на меня слишком уж внимательно. Зато на следующем перекрестке я столкнулась с пустой рикшей, за рулем которой сидел пожилой мужчина. Завидев меня, притормозил. Помахал, подзывая, но я покачала головой.
        Нет, не надо меня подвозить!
        Так просто сдаваться он не собирался. Упрямо развернул скрипучую рикшу и попытался меня догнать. На это я прибавила скорости, но отчаянный окрик заставил все же передумать и притормозить.
        - Лайэра, постойте! Остановитесь, прошу вас!
        В его голосе слышалось куда больше, чем желание подзаработать на очередном клиенте, поэтому я решила узнать, что ему понадобилось. Остановилась, дожидаясь, когда он подъедет.
        - Я не нуждаюсь в ваших услугах, - сообщила мужчине, вглядываясь в его смуглое, встревоженное лицо. - Доберусь своим ходом, лейр!
        - Только в центр не ходите, лайэра! - произнес он, воровато оглянувшись. Голос прозвучал нервно. - И в свой Храм тоже! А еще лучше, садитесь, лайэра, да поживее!.. Я довезу вас и денег не возьму.
        - Куда? - спросила у него. - Куда ты собираешься меня довезти?
        - Подальше отсюда! Вам лучше поскорее попасть в Новый Меффис и укрыться под их куполом.
        - Зачем?!
        - В городе слишком опасно, - произнес он, понизив голос. - Я хочу вам помочь, лайэра, от чистого сердца! Моя дочь получила благословение Богини и родила мальчика... И это после стольких лет, денег и нервов, которые она потратила на новомодных докторов из Нового Меффиса! Мой первый внук, настоящий крепыш, - его губы тронула улыбка. - Но мой зять - жрец Культа Великого Отца, и я слышал их разговоры...
        - Что за разговоры, лейр?
        - Разговоры, лайэра... Просто разговоры! - он покачал седой годовой. - О том, что этой ночью убьют всех шайесс и разрушат все Храмы Великой Матери. И это уже началось, лайэра, потому что глаза Бога взошли, - мужчина кивнул в небо, на котором сияли два лунных диска, спутники Каскары Ора и Ара. - Вам нужно поскорее попасть в Новый Меффис, там вы будете в безопасности. Потому что теперь Великий Отец сможет насладиться тем, что творят его дети...
        - Значит, в городе будет резня во славу Великого Отца? - уточнила у него.
        Водитель кивнул.
        - Я не одобряю этого, шайесса, как и многие жители Меффиса! Но мы ничего не сможем поделать - Черно-Белых слишком уж много. Но их станет еще больше, потому что многие наденут повязки этой ночью, чтобы присоединиться к бунту.
        Я прикусила губу. Не сказать, что Лайар Нойлен выбрал самую удачную ночь для проведения второго испытания!
        - Спасибо за твою откровенность, лейр! Обещаю, Богиня не забудет ни тебя, ни твою семью и пошлет тебе еще много внуков...
        Но ехать обходными путями в Новый Меффис, несмотря на его уговоры, я все же отказалась. Мне надо было совсем в другую сторону! Как раз в тот самый Храм Любви, который, как и остальные святилища Богини, собирались взорвать фанатики. Там стояла золотая статуя Великой Матери, и именно туда направлялись мои ничего не подозревавшие женихи.
        Правда, сперва я попробовала вызвать Нойлена - один, второй раз, - но Галасеть была недоступна. Уверена, фанатики неплохо подготовились! И я прибавила ходу, на бегу сверяясь с картой, выбирая новый маршрут, потому что все-таки решила заглянуть в апартаменты, которые на «черный день» снял для меня Винс.
        Выходило, он все-таки настал, этот самый черный день... Вернее, ночь, чернее которой не бывает!
        Когда до квартиры оставалась пара сотен метров, свернула на куда более темную улицу, потому что впереди показалась толпа, направляющаяся как раз в мою сторону. Я же собиралась как можно дольше избегать тех, кто носил черно-белые повязки вокруг головы. Но просчиталась, потому что из подворотни вынырнул еще один Черно-Белый и преградил мне дорогу.
         В его руке подрагивал пистолет.
        - Стой, лайэра! - приказал он напряженным голосом. - Стоять, я сказал!
        Остановилась, уставившись в черное дуло даже не парализатора, а лучевого пистолета. Впрочем, на Каскаре было запрещено ношение любого оружия, так что этот Черно-Белый меня порядком озадачил.
        - Неужели ты решил застрелить меня, лейр? - спросила у него, не забыв добавить в голос меда.
        Опасности я не почувствовала - голос Первой из шайесс молчал. Этот молодой и заметно нервничающий мужчина не был для меня опасен. Наверное, потому что еще ни разу не убивал.
        И я пошла к нему навстречу.
        Шаг, еще один... Протянула руки, повернув раскрытые ладони кверху, показывая, что оружия у меня нет и я абсолютно беззащитна. Правда, только на первый взгляд.
        - Стой, а то застрелю! - произнес мужчина не слишком уверенно.
        - Зачем же в меня стрелять, лейр?
        - Потому что ни одна шайесса не выживет после этой ночи, и все ваши проклятые Храмы взлетят на воздух! - заявил он уверенно. - Потому что пришел конец вашей тысячелетней власти! Ваша поганая кровь омоет улицы Меффиса... Она зальет все города Каскары!
        - Зальет, - согласилась с ним. - Конечно же, зальет! Но, быть может, не стоит убивать меня вот так сразу? Ведь я - жрица любви, и нас много чему учат в наших проклятых Храмах... Уверена, ты никогда еще не испытывал такого наслаждения, которое может подарить тебе шайесса! Которое смогу подарить тебе я! - коснулась пальцем, провела по своей темной облегающей курточке, распахивая «молнию» до середины груди. - А потом ты сможешь меня убить, и больше не будет никакой привязки.
        На самом деле привязка будет - не было разницы, жива шайесса или нет. Именно поэтому Бирген Холст так и не смог забыть мою мать. Но молодому человеку с пистолетом рассказывать об этом я не собиралась. Вместо этого позвала:
        - Иди же ко мне, мой милый зайчик!..
        И тут же насупилась, потому что «зайчик» больше не был моим! Я собиралась разобраться с ним сама, но противный Макриден меня опередил. Вынырнул из подворотни и одним ударом вырубил приверженца культа Великого Отца. Тот беззвучно упал к его ногам. Макриден как ни в чем не бывало нагнулся и поднял пистолет, выпавший из чужой руки. Сунул его себе за пояс, и это было вдвойне нечестно.
        - Я бы и сама справилась! - заявила ему обиженно. - Тебя кто-то просил вмешиваться?!
        Он уставился на меня растерянно, непонимающе. Затем перевел взгляд на распахнутую на груди курточку. Застыл, моргнул, и я, мысленно выругавшись, запахнула одежду. Потому что не для него старалась! Впрочем, Барт Макриден довольно быстро вышел из ступора, наверное, посчитав мою резкую тираду последствием пережитого стресса. Или же привычной неблагодарностью избалованной наследницы триллионов Холста.
        - Шелл, надо выбираться, - заявил мне. - Этот город сошел с ума! Мы приземлились в Таррисе, и я сразу же отправился за тобой. - Он посмотрел на меня укоризненно. - Ты зачем выпрыгнула из флайера в одиночку?
        - Меня ветром сдуло, - сообщила ему мрачно, но, кажется, Барт Макриден не поверил. Впрочем, на мое счастье, упреки он приберег на другой раз.
        - Повсюду идет охота на ведьм, Шелл! Я видел трупы... Много трупов! Убивают женщин - молодых, старых, всех без разбора!
        Похоже, сбывалось то, о чем предупреждал меня водитель рикши. Причем, выходило, район Таррика это сумасшествие затронуло куда сильнее, чем тот, в котором приземлилась я.
        - Они прекрасно знают, что делают, - покачала я головой. - Охотятся на шайесс, Барт!.. Собираются вырезать всех носителей этой крови. Жриц, не жриц...
        О том, что и сама - шайесса, сообщать ему не стала. Станет же волноваться не по делу, опять начнет ныть, что мне надо возвращаться к куполу Нового Меффиса. А у меня были совсем другие планы!
        - К тому же они попытаются взорвать все Храмы Богини, - добавила я. - И даже тот, до которого нам нужно добраться.
        В подтверждение моих слов вдалеке прогремел взрыв и раздалась громкие звуки сирены.
        - Надо вызвать подкрепление, - заявил Макриден, - чтобы тебя эвакуировали. Здесь тебе находиться слишком опасно.
        - И что из этого? - пожала я плечами. - Здесь вообще-то всем опасно находиться! К тому же кто меня эвакуирует? С Нойленом не связаться, ГалаСеть недоступна, - я потрясла перед его носом собственным триззером. - Да и полиция нам вряд ли поможет. Если по всему городу идет охота на ведьм, им и без меня забот хватит.
        Так что нам придется пробиваться самим! Для начала до того места, где Винс оставил запасы на черный день, а уже потом и к Храму, где я собиралась предупредить Жриц и других участников Отбора.
        Но у Барта Макридена были на меня совсем другие планы.
        - Куда это ты пошла? - подозрительно поинтересовался он, преградив мне дорогу. - Нам, вообще-то, в другую сторону, - кивок в сторону Нового Меффиса.
        - Ты можешь идти куда угодно, - сообщила ему. - Кто сказал, что нам с тобой по пути?
        - Ну уж нет! - заявил он резко. - Хватит уже, Шелл! Мне плевать, если у тебя отшибло инстинкты самосохранения вместе с мозгами, но я не позволю тебе убиться на Каскаре!
        Усмехнулась - надо же, все-таки запомнил мои слова! И, похоже, они его порядком зацепили.
        - Ты пойдешь со мной туда, куда я скажу! - и Макриден схватил меня за руку. Вернее, попытался.
        Увернулась. Отход в сторону, удар ребром ладони по шее, затем коленом в живот. Подсечка, и он отправился в полет, явно не ожидая подобной прыти от «избалованной» дочери Биргена Холста.
        Грохнулся на землю. Я собиралась было отобрать у него пистолет, но затем передумала. Он уже поднимался - чертов Макриден! - поэтому я взяла и побежала. Но не к куполу Нового Мефисса, куда, по словам Макридена, нам следовало возвращаться, а в сторону центра.
        Бегать я умела. Причем куда быстрее, чем он! К тому же на ходу придумала, как уйти от преследования. Неподалеку находилось небольшое святилище Богини - давно уже заприметила его на карте, - в которое мужчинам вход запрещен. Именно там я собиралась спрятаться от погони.
        Свернула в подворотню, ведущую на параллельную улицу, затем, пробежав метров десять, кинулась к небольшой треугольной постройке. Та стояла с закрытой дверью и зарешеченными окнами, но я знала, как ее открыть - вычитала в чертовом путеводителе! Приложила руку к двери, и та послушно отъехала в сторону, отреагировав на мою кровь шайесс. Юркнула внутрь, вдохнув тяжелый запах благовоний и цветов - сюда приносили подношения Богине. Дверь бесшумно закрылась, но я услышала, как Макриден пробежал мимо.
        Повезло - искать меня в темной часовне он не додумался. Прождав секунд десять-пятнадцать, вышла наружу и снова двинулась в сторону апартаментов Винса. При этом понимала, что так просто от Макридена не отвязаться. У него был триззер, и он быстро меня выследит - и все из-за чипа, который я согласилась вживить в руку исключительно на это испытание!
        И я решила поспешить, при этом не ввязываясь в неприятности, как и обещала Винсу.
        Но все же встряла в драку, хотя до снятых Винсом апартаментов оставалось всего лишь пара десятков метров. Не смогла остаться в стороне, увидев, как шестеро мужчин с черно-белыми повязками окружили двух жриц. Пожилая женщина лежала на земле, пытаясь закрыть голову руками, и они пинали ее ногами. Девушку, еще совсем подростка, похоже, приберегли напоследок. Она стояла на коленях, умоляя Черно-Белых зверей пощадить жизнь ее бабушке.
         И я не выдержала. Налетела, раскидала. Била безжалостно, ломала кости, сворачивала челюсти. Целила в разъяренные лица, выкрикивающие проклятия рты. Нападавшие такого не ожидали. Попытались сопротивляться, но меня это не остановило.
        Трое уже лежали на земле, когда в руке одного блеснуло лезвие ножа.
         Собиралась разделаться и с ним, но тут подоспел Макриден. Причем не один. С ним был еще и Карстен Земан, и они быстро довершили начатое. Вскоре один-единственный адепт культа Великого Отца бросился бежать, оставив пятерых товарищей ползать по асфальту, баюкая переломанные конечности.
        Я же склонилась над пожилой женщиной. Она была жива, и, кажется, все кости тоже целы, но ей не помешала бы медицинская помощь. Карстен протянул девушке руку, помогая ей встать.
        Макриден смотрел вслед убегающему.
        - Пусть уходит! - сказала я Барту. - Всех рук не переломаешь и всех шей не свернешь. Нам нужно доставить их в безопасное место.
        - В больницу, - согласился он, потянувшись к своему триззеру. Затем, вспомнив, что связи нет, нехотя добавил: - Ты оказалась права, Нойлен нам не поможет, придется разбираться самим. Сейчас посмотрю по карте, где ближайшая.
        - В больницу ей нельзя, - сказала я Макридену. - Только не этой ночью! Там вполне могут быть Черно-Белые, они их попросту убьют. Пока в городе не наведут порядок, шайессам лучше держаться подальше от общественных мест.
        Он уставился на меня недоуменно, но в кои-то веки послушал.
        - Есть одна квартира, - сказала ему, - где они смогут переждать. Здесь недалеко!
        Барт подхватил пожилую жрицу на руки.
        - Показывай, - приказал мне.
        - Сможешь идти? - спросил Карстен девушку. Та, прихрамывая, обливаясь слезами и бормоча слова благодарности, двинулась за нами, опираясь на его руку.
        Очень скоро скрипнули ворота нужного дома, затем я приложила руку к сенсорному замку входной двери. Апартаменты, которые снял для меня Винс, находились на третьем этаже. Дверь послушно распахнулась, отреагировав на отпечаток моей ладони. Это была небольшая, захламленная квартирка, пропахшая сыростью. Две комнаты, обставленные дешевой пластиковой мебелью - узкие кровати, стол и хлипкие стулья, все в состоянии крайнего запустения. На одну из кроватей Барт уложил пожилую жрицу, которая все еще была без сознания.
        Я взяла со стола аптечку, предусмотрительно оставленную мне Винсом. Раскрыла, выискивая нужные ампулы.
        - Здесь обезболивающее и препараты для поддержания сил, - сказала девушке, приложив аппликатор к руке ее бабушки. Сделала две инъекции. - Она проспит около трех часов, затем сделаешь еще два укола. Это поможет ей продержаться, пока все не закончится. Думаю, к утру бунт подавят. Но я постараюсь кого-нибудь за вами прислать.
        Макриден молчал, и я была ему за это благодарна. Карстен мялся в дверях, явно не понимая, что происходит.
        - Идите за мной! - позвала я мужчин.
        Распахнула дверь в соседнюю комнату, затем с усмешкой смотрела, как вытянулось лицо чемпиона, когда он уставился на арсенал, оставленный Винсом. Макриден снова не стал ничего спрашивать, вместо этого с серьезным видом потянулся к оружию.
        - Этот я возьму себе, - предупредила его, взяв любимый лазерный пистолет С15. - На крайний случай, - пояснила в ответ на его недовольный взгляд. - Для обычных случаев подойдут парализаторы. - Запасливый Винс оставил их с десяток. - Еще есть световые и шумовые гранаты.
        - Хорошая вещь, - согласился Макриден, после чего принялся деловито хозяйничать в моем арсенале.
        Я посмотрела на застывшего в дверях Карстена.
        - Тебе приходилось... гм... стрелять до этого дня? - спросила у него осторожно.
        - Только на общевоинских сборах, - отозвался он неохотно. - Два обязательных месяца для всех граждан Галактического Союза. Ты ведь шайесса, Шелли?
        Подобного вопроса я не ожидала.
        Макриден уставился на меня с удивлением.
        - Да, - призналась им. - Да, я - шайесса, и мою кровь эти шакалы чувствуют за версту! Поэтому никого не заставляю идти со мной, я вполне справлюсь сама. И вот еще... Возьму-ка я еще несколько гранат!
        И пару дополнительных батарей к парализатору, не помешают.
        - Значит, все-таки шайесса! - задумчиво произнес Карстен, но продолжения так и не последовало. Вместо этого он потянулся к парализатору.
        Затем мы покинули квартиру, выйдя в ночной город, объятый пожарами, терзаемый взрывами и смертоубийством. И мы пошли, а потом побежали. Бежали по улицам, охваченным паникой и беспорядками. Мимо разъяренных толп, громящих, закидывающих Храмы камнями и бутылками с зажигательными смесями, переворачивающих машины, бьющих витрины и грабящих - раз уж такое дело! - магазины и рестораны.
        Черно-Белые чувствовали мою кровь, но самых ретивых мы останавливали выстрелами из парализаторов и световыми гранатами, заставлявшими противника терять зрение на несколько минут. Впрочем, вскоре нашлись и другие силы, способные им противостоять.
        Чем ближе мы подбирались к центру, тем чаще стали попадаться полицейские патрули, пытавшиеся обуздать фанатиков. Но куда спокойнее мне стало лишь тогда, когда над головам с утробным ревом пролетели военные флайеры. Армия Каскары пришла на помощь, чтобы утихомирить взбесившихся адептов Мужского Бога.
        Правда, до спокойствия было еще очень далеко!
        По дороге нам пришлось порядком пострелять. Карстен держался неплохо. Вернее, неплохо было то, что он до сих пор держался. Послушно пригибался, когда ему говорили. Стрелял, не особо целясь. Бежал, когда это требовалось. Зато рядом с Макриденом я чувствовала себя так, словно он - один из моей Семьи, на которого я всегда могу опереться. Вскоре начала ему доверять - по крайней мере, в этом забеге по ночному Меффису, - так же, как доверяла бы Винсу, погибшему Дриону или же сгинувшему в пустыне Арокка Марку.
        Не знаю, что думал и чувствовал он, - об этом я его не спрашивала. Мы не разговаривали на отвлеченные темы, лишь иногда перебрасывались парой фраз, сообща решая, куда лучше свернуть, чтобы обойти слишком большие толпы или взорванные Храмы. Бывало, он даже прикрикивал на меня, чтобы не слишком высовывалась или не лезла в рукопашную. Но как в нее не лезть, если эти звери с черно-белыми повязками снова чуть было не растерзали молоденькую шайессу?..
        Мы сдали ее с рук на руки полицейскому посту, который держал оборону возле одного из Храмов у реки, разделявшей город на две части. Один из полицейских уставился на меня недоуменно. Его глаза под силовым щитком показались мне черными-пречерными.
        - Шайесса? - спросил он.
        Кивнула.
        - Вам лучше вернуться домой, лайэра! Забаррикадируйтесь и никого не впускайте, армия уже в городе. Осталось продержаться пару часов, и все нормализуется.
        Затем уставился на наши запрещенные к ношению парализаторы, но ничего не сказал.
        - Мы пробиваемся к Храму Любви, - сообщила ему.
        - Не получится! - полицейский покачал головой. - Через Золотой Мост не пройти. Движение заблокировано, идут бои. Возвращайтесь домой! - Затем посмотрел на Макридена: - И присмотрите за своей женой, лейр! Не стоит ей находиться на улице в это время.
        - Уж я-то за ней присмотрю, - ответил тот угрюмо, - как только она начнет меня слушать!
        Но тут полицейский потерял к нам интерес, потому что толпа в очередной раз пошла на штурм, и в растянутые силовые барьеры полетели бутылки со взрывоопасной смесью.
         - Через мост, похоже, нам не пройти, - сообщила я Макридену, отмахнувшись от предложения оставаться в Храме, спрятавшись за спинами полицейских. - Поэтому мы сделаем по-другому. Если уж через мост не пройти и не проехать, мы через него перелетим.
        Усмехнувшись, уставилась на двух растерянных мужчин.
        - Как ты относишься к угону флайеров? - повернулась к совсем уже павшему духом Карстену.
        Чемпиона явно грызли тяжелые думы, поэтому он лишь неопределенно пожал плечами. Зато мне ответил Макриден. Вернее, пробурчал что-то невнятное насчет того, что сначала этот флайер надо найти, а уже потом попробовать угнать!
        - Я видела несколько по дороге, - сказала ему. - Мы почти в центре, здесь уже появились первые признаки технического прогресса.
        Карстен кивнул.
        - Я даже не буду спрашивать, как ты это сделаешь, - заявил мне.
        Нужный флайер мы отыскали через две улицы от Храма. Черная хромированная машина застыла возле обочины и выглядела белой вороной среди своих колесных собратьев. Подойдя поближе, я выловила из рюкзачка собственный триззер.
        - Только не мешай мне! - попросила Макридена, потому что тот явно засобирался что-то сказать. - Обещаю, мы его вернем! Если захочешь, сможешь лично поставить на место.
        Но уже после того, когда все закончится.
        Приложила триззер к центральному замку, активировав нужную программу. Через пару секунд раздался щелчок, и я распахнула водительскую дверь.
        - Это было быстро! - усмехнулся Карстен.
        Кивнула. Да, быстро, потому что долго нам не надо! Затем, решив не нарываться на еще один приступ недовольства Макридена, предусмотрительно обошла флайер и села на соседнее с водительским сиденье. Карстен понимающе полез на заднее.
        Через пару минут мы оказались возле реки.
        Я смотрела на искореженные взрывами арки Золотого Моста и сотрясающие его яркие вспышки. Полицейский оказался прав - на мосту шел ожесточенный бой, но с двух сторон уже подлетали армейские флайеры. Барт, рассудив, что нам с ними на украденном флайере не по пути, свернул в сторону. Облетев круг над центром, мы опустились неподалеку от Храма Любви.
        И я вздохнула с превеликим облегчением, потому что вокруг него уже стояло силовое заграждение и на ступенях было полным-полно военных. Впрочем, несмотря на присутствие армейских частей, Храм все равно пытались штурмовать бесновавшиеся фанатики. Но шансов у них не было. Никаких.
        Нас же, из-за моей крови шайессы, пропустили через заграждение без вопросов, снова ничего не сказав о нашем оружии. Зато у меня нашлось, что им сообщить.
        - Две шайессы находятся по адресу Ниннир 25, апартаменты 4. Одна из них ранена. Вторая - совсем еще девочка.
        На это военный, к которому я обращалась, кивнул, пообещав разобраться, после чего посоветовал нам укрыться в Храме, где шайессы уже приготовили еду и горячие напитки для спасшихся во время бунта.
        Мы стали подниматься по ступеням. Но до дверей так и не дошли, потому что Карстен неожиданно остановится.
        - Нам надо поговорить, Шелли! А ты иди, Макриден, - заявил он Барту с кривоватой улыбкой. - Ты достойно победил в этом испытании, и я тебе не конкурент!
        Барт пожал плечами, но ничего не сказал. Оставил нас вдвоем, отправившись к стоящим неподалеку солдатам. Карстен же взял меня за руку. Его ладонь была холодной, хотя стояла влажная, душная ночь.
        - Я ухожу с Отбора, Шелли! Так что дальше уже без меня. Я не собираюсь отбирать надежду у тех, кому она нужнее.
        Кивнула, хотя, признаюсь, не ожидала подобного.
        - Спасибо, Карстен, за помощь и за твою откровенность! Я вполне тебя понимаю... Вернее, понимаю, что именно тебе так не понравилось. Но это, - подняла руку с парализатором, - настоящая я, не спрятанная под дизайнерской одеждой и не скрытая под искусным макияжем. И мне жаль, что истинная Шеллар Холст тебя разочаровала.
        Я тоже говорила с ним искренне - мне и в самом деле было жаль! Нет, я вовсе не жалела о том, что Карстен Земан уходит с Отбора - брачные узы меня не интересовали. Я испытывала сожаление, что моя истинная природа вызвала у него подобное отторжение.
        Но Карстен прав! Наставник вырастил из наш чудовищ, которых нормальные люди должны обходить стороной!..
        Тут он покачал головой.
        - Нет же, Шелли, ты меня нисколько не разочаровала! Наоборот, именно такая Шеллар Холст нравится мне куда больше той, которую я увидел на Мезере. Но я прекрасно знаю, кто такие шайессы, и знаю об особенностях твоей крови. Тебе следовало рассказать обо всем раньше!
        - О чем? - спросила у него. - О чем именно я должна была рассказать, Карстен? О том, что мы иногда слышим голос Первой Шайессы, предупреждающей нас об опасности?
        - Нет, - усмехнулся он, - речь идет о другой твоей особенности!
        - Ах, вот о чем ты! - протянула я. - По твоему, мне следовало предупредить своих женихов о том, что после связи с шайессой мужчине уже вряд ли захочется быть с другими женщинами? Ты ведь это имел в виду?
        Карстен кивнул, не спуская с меня внимательного взгляда.
        - О да, ты не ошибся! - произнесла со смешком. - Я должна была рассказать всем о том, что браки с шайессами, по статистике, самые крепкие во всем Галактическом Союзе, потому что в них не бывает измен. Объяснить вам, что, если мы поженимся, то у моего избранника уже не получится гулять «налево».
        Кивнул.
        - Неужели это настолько ужасно, Карстен?
        - Это невероятно прекрасно, Шелли! - усмехнулся чемпион. - Но несколько противоречит моему мировоззрению. Я слишком люблю женщин, чтобы ограничится одной, даже в законном браке. Мне, конечно, не помешали бы деньги твоего отца, но, несмотря на все завывания моего менеджера, я разберусь со своими долгами сам. И ради этого я не собираюсь жертвовать своей свободой.
        Тут он перевел взгляд на подошедшего Макридена. Тот, со своей паранойей, конечно же, не захотел надолго оставлять меня одну.
        - Желаю удачи, Барт! - заявил ему Карстен. - Думаю, она тебе еще понадобится, потому что эта девочка так просто не сдастся. И прощай, Шелли! Мне было приятно с тобой познакомиться.
        Сжал на прощание мою руку. Затем, развернувшись, стал спускаться по ступеням по направлению к горящему городу. Макриден посмотрел ему вслед, затем пожал плечами.
        - Пойдем! - сказал мне.
        Взял меня за руку - у меня что тут, медом намазано? - и потянул за собой к входу в Храм.
        Но никуда идти я не собиралась. По крайней мере, пока не проясню один вопрос.
        - Ты ведь слышал то, что он сказал? - спросила у него. - Уверена, ты все слышал, Барт Макриден, потому что Карстен говорил так, что его услышали все вокруг!
        Кивнул.
        - Ты ведь знаешь, кто такие шайессы?! - продолжала допытываться. - Моя мать была Верховной Жрицей в Храме Любви, так что мне в полной мере передалась их кровь. Ты догадываешься, что это означает, Барт Макриден?! О, я тебе объясню... Это означает то, что измен не будет, потому что они попросту невозможны! Вернее, если мы поженимся, - не допусти до этого Великая Богиня! - у тебя уже не получится завести любовницу. Ни одну, ни с десяток!
        Он пожал плечами.
        - Я и не собирался, - заявил спокойно.
        - Одумайся, пока еще не поздно! - воззвала я к его разуму. - Ты знаешь, кто я! Ты видел, какая я. Сделай то, что сделал Карстен, - возьми и сам уйди с Отбора!
        Потому что, если он это не сделает, то победит во втором испытании, а мне вовсе не улыбалось тащиться с ним на его планету! К тому же меня серьезно пугала та самая связь, которая возникла между нами за время «прогулки» по Старому Меффису. И еще жар, который шел от его руки и, казалось, растекался по моему усталому, подрагивающему от напряжения телу.
        - Я прекрасно знаю, что делаю, - заверил меня Макриден. - Пошли уже, Шелл! Зайдем в Храм, тебе не помешает немного отдохнуть.
        С этими словами потащил меня за собой вверх по ступеням. Хотел было подхватить на руки, заявив, что я выгляжу измотанной, но после моего «совсем с ума сошел?» все-таки поумерил свой пыл.
        И мы рука об руку прошли через чертовы колонны, и этот факт, уверена, зафиксировали датчики «Нойлена и партнеров».
        Это означало лишь то, Брат Макриден выиграл второе испытание.

        Глава 8

        Это был очень старый корабль.
        Один из первых межпланетников, производство которых начали еще в ту пору, когда люди только научились выходить в гиперпрстранство. Но именно эта модель была одной из самых удачных, и ее использовали в течение нескольких сотен лет. Потом, правда, сняли с производства, заменив на более быстроходные корабли.
        Но я видела, какими глазами смотрел на меня Барт Макриден, когда мы вышли из лифта и отправились к взлетной платформе К32 в космопорту Мезеры, где и стоял его корабль. Макриден явно ожидал увидеть на моем лице презрительную улыбку, услышать язвительное заявление, что на такой развалине я, Шеллар Холст, наследница триллионов Холста, уж точно никуда с ним не полечу!
        И был к этому готов. Но серьезно просчитался, потому что я не только промолчала, но и сделала вид, что нисколько не удивлена. Потом, заметив, с какой любовью он похлопал по боку старого «Вояджера», даже похвалила:
        - Отличный корабль, крепкий и надежный! - Тут я не кривила душой. К тому же мало кто из граждан Галактического Союза мог похвастаться собственным межпланетником, ведь они стоили бешеных денег. - Твой?
        Кивнул, и на его лице появилось довольное выражение.
        Но я пошла еще дальше. Попав внутрь, не только оценила, но и похвалила идеальное состояние «Вояджера». Причем тоже не лукавила, и Барт Макриден оттаял. Заулыбался, стал рассказывать о последних улучшениях в гипердвигателе, из-за чего его корабль может на равных идти с новенькими, только что запущенными в производство «Сигмами». И мне стало ясно, что я нашла его слабое место. Имя ему - престарелый «Вояджер», шестиместный межпланетник, надраенный до блеска.
        Тут, спохватившись, Барт повел меня на экскурсию.
        Впрочем, показывать было особо нечего. Миновали крохотную гостиную со встроенной мебелью - пара мягких диванов, стол, кресла, - после чего он распахнул пару дверей в микроскопическую каюту, похожую один в один на пять остальных. Показал, как выдвинуть узкую койку, затем минималистический санузел, совмещенный с душем. Был еще кухонный отсек, но туда Макриден меня не повел.
        Вместо этого отправились в капитанскую рубку.
        Тут он уставился на меня с удивлением, потому что я плюхнулась в кресло второго пилота и принялась застегивать ремни.
        - Что не так? - спросила у него с невинным видом и захлопала ресницами, решив добить его окончательно.
        Судя по его виду, «не так» было абсолютно все.
        - Что ты делаешь, Шелл? - спросил он, когда я коснулась центральный панели компьютера, вводя свои данные в систему.
        Подтвердила, что я, Шеллар Холст, буду вторым пилотом на «Вояджере» МБ10-345, следующем рейсом с Мезеры в Пятьдесят Третий Сектор, пункт назначения - единственный космопорт Новой Терры.
        - Ничего такого, чего бы не умела! - пожала плечами. - К тому же кто в своем уме откажется от квалифицированного штурмана, да еще и в космопорту Мезеры? Здесь такое движение, что умом можно тронуться. Я помогу, Барт! Да еще и эта очередь на гиперпрыжки...
        Хотя, подозреваю, в Пятьдесят Третий Сектор прыгать собирался только старенький «Вояджер» с его крайне озадаченным капитаном.
        ***
        До этого была короткая церемония выбора на Мезере, состоявшаяся вечером того же дня, когда мы брали штурмом Храм Любви на Каскаре. К утру религиозный бунт в Старом Меффисе был подавлен, и все мои десять женихов добрались до ступеней Храма в целости и сохранности, пара царапин и расшатанные нервы не в счет.
        Лайар Нойлен, прибывший к Храму сразу после того, как открыли купол Нового Меффиса, приказал нам поспешно улетать с Каскары. И мы сбежали... Сбежали, хотя он, застав меня в одиночестве в роскошном гостевом салоне своего лайнера - раз так в двадцать превосходившего размерами крохотный «Вояджер», - заявил, что это вовсе не бегство, а лишь продиктованное доводами разума решение.
        Мы все закончили на Каскаре, и делать нам там больше нечего.
        Я стояла возле смотрового иллюминатора, смотрела на удаляющуюся планету, и мое сердце переполняла печаль. Потому что я понимала, что уже вряд ли вернусь на Каскару. Виной тому были вовсе не фанатики и не эта ночь, когда мы пытались выжить, пробиваясь к Храму.
        Дело в том, что я тоже все закончила на Каскаре.
        До этого подходили Барт Макриден, Арвен, Янник, что-то говорили, но попросила их оставить меня одну. Лейт попытался отвлечь разговорами о моей новой гостинице, показывал придуманные им проекты на голографическом экране, но и это меня не утешило.
        Затем пришел Лайар Нойлен. Остановился подле меня и тоже стал смотреть на голубой, затянутый белым пухом облаков шарик Каскары.
        - Все будет в хорошо, Шелли! - пообещал он. - Очень скоро там наведут порядок. К тому же, ты сможешь вернуться, когда закончится Отбор, и убедиться в этом лично.
        Покачала головой. Лайар еще не знал, что я решила больше не прилетать на Каскару.
        - Почему? - я посмотрела ему в глаза. - Зачем Биргену Холсту понадобилось, чтобы второе испытание прошло именно на этой планете? Это ведь даже не Элита! Почему он не выбрал один из Храмов Старых Богов на Вьерре? Чем ему не угодили пагоды Майори? Разве плохи церкви на Земле?
        - Мне сложно ответить на твой вопрос, Шелли! - вздохнул Лайар. - Я тоже не понимаю всех решений Биргена. К сожалению, он не поставил меня в известность... Я - всего лишь исполнитель последней воли твоего отца и могу только догадываться о причинах его выбора. Возможно, он был продиктован тем, что ты здесь родилась. Бирген подумал, что тебе будет приятно...
        - Мне было совершенно не приятно! - заявила ему резко. - Эти испытания - и первое, и второе - вызывают у меня тяжелые воспоминания о прошлом.
        А еще меня не оставляла уверенность, что и третье пройдет там, где я уже была.
        - Где будет следующее испытание? - спросила у Лайара. - Знаю, до Церемонии Выбора вам следует держать это в секрете, но вы можете мне сказать! Ничего не произойдет, если я узнаю название планеты.
        - На Талисе, - наконец, пожевав нижнюю губу, признался мне Лайар.
        И я кивнула обреченно. Так и думала!..
        На Талисе я тоже была. Выполняла последнее задание, после которого смогла рассчитаться с Наставником и попробовать зажить по-другому. Новой, свободной жизнью, которая обернулась для меня Отбором и старыми болезненными воспоминаниями.
        - Что он хотел этим сказать? - вновь стала допытываться у Лайара. - Неужели показать мне то, что знает обо мне все?
        - Бирген долго собирал информацию о тебе, Шелли!
        Покачала головой.
        - Если бы он знал обо мне все, тогда... Тогда бы он избегал тех мест, где мне будет так тяжело! Быть может, это что-то другое? То, о чем я не догадываюсь?.. Может, осталось какое-то письмо, послание, которое все объяснит?
        Теперь уже Лайар покачал головой.
        - Больше ничего, Шелли! - сообщил он мне. - Ты уже видела единственное послание, которое он тебе оставил. Но я тоже кое-что о тебе знаю. Ты - Шеллар Холст, дочь Биргена Холста.
        - Подумайте хорошенько, - перебила его, потому что он ничего не мог обо мне знать! - Постарайтесь вспомнить! Быть может, он упоминал в разговорах... Или же есть какие-то другие документы?
        В темных глазах Лайара что-то промелькнуло.
        - Возможно, - произнес он задумчиво. - Возможно, что-то и было в личной переписке. Одно из его последних писем... Дай мне несколько дней, Шелли, чтобы проверить. И не грусти. А еще лучше расскажи мне обо всем! - попросил Лайар. - Расскажи о том, что тебя терзает, и, поверь, тебе станет намного легче. - Тут он улыбнулся: - А я, как хороший адвокат, унесу твою тайну с собой в могилу.
        На это я покачала головой. Рассказать ему все? Но я не могу!.. Не могу перешагнуть через стену, выстроенную Наставником, состоявшую из обязательств и запретов.
        Потому что мы должны хранить молчание. Мы должны скрывать то, кто мы такие. И о своей Семье можно говорить только со своей Семьей.
        - Что я здесь делаю? - вместо этого спросила у Лайара Нойлена, схватившись за голову. - Почему я согласилась на этот Отбор?!
        - Ты выполняешь волю своего отца, - отозвался он, - как и положено послушной дочери.
        Постояв немного, но так и не дождавшись моих откровений, он все-таки ушел. Я же, выдержав совместный обед и бурное обсуждение второго испытания, порадовавшись тому, что Барт и Карстен держали рот на замке, сбежала в свою каюту.
        Но, несмотря на бессонную ночь, уснуть так и не смогла. Думала... Долго думала об Отборе, но так ничего и не придумала. Мысль сбежать, исчезнуть без следа, казалась мне как никогда привлекательной, но я все-таки решила дождаться письма от моего отца, о котором упоминал Лайар Нолен.
        К тому же, как только мы прилетели на Мезеру, пришло сообщение от Винса. Он взял след, но выйти на заказчика пока еще не удалось. Тот затаился, видимо, поняв, что затея с Каскарой тоже провалилось.
        Поэтому Винсу нужно еще время.
        Мой брат был уверен: заказчик на этом не остановится. Он обязательно нанесет новый удар. И если я хочу вычислить своего врага, мне надо остаться на Отборе еще как минимум на одно испытание. Это означало вторую Церемонию Выбора, а затем полет с Бартом Макриденом на старом «Вояджере» на его планету.
        И я осталась, потому что собиралась найти и обезвредить своего врага, а вовсе не потому, что я - послушная дочь отца, которого никогда не знала.
        Гент Руз и Мартен Гранн пришли к Храму последними. Давно уже рассвело, и Лайар Нойлен собирался отправлять за ними спасательную команду. Но обошлось - дождавшись, когда беспорядки утихнут, два самых осторожных моих жениха явились под наши очи.
        С ними я рассталась без всякого сожаления. Наверное, потом что так и не успела как следует к ним привязаться. Понять их, узнать то, чем они живут и зачем прибыли на Отбор, готовые бороться за руку Шеллар Холст. К тому же, на этот раз мне не пришлось выбирать третьего, кто покинет Отбор. Карстен Земан облегчил мою задачу, заявив, что уходит добровольно. Пожелал мне удачи, после чего развернулся и исчез в сумерках Мезеры.
        Зато Барт Макридден облегчать мою задачу не собирался. Наоборот, заявил, что рад своей победе и воспользуется шансом познакомиться со мной поближе.
        Только вот в кабине старого корабля особой радости в его взгляде я не заметила.
        - Где ты научилась управлять кораблями класса «Вояджер»? - подозрительно спросил он, когда мы стояли в очереди на гиперпрыжок.
         Мое предположение оказалось не совсем верным - перед нами были еще два транспортника. Правда, направлялись они не на Новую Терру, а в соседнюю звездную систему.
        - Где-то и научилась, - зевнула в ответ. Та стена, которую я ощущала в разговоре с Лайром Нойленом, сейчас почему-то не казалась мне такой уж и высокой. - Барт, предупреждая твои новые вопросы - я могу водить все, что летает. Вернее все, что способно передвигаться. - Усмехнулась. - И тут в твоих глазах я вижу следующий вопрос... Да, я стреляю из всего, что стреляет, и говорю более чем на пяти сотнях основных языков Галактического Союза.
        Лайар Нойлен оказался прав - эти слова принесли мне облегчение.
        - Откуда такие познания? - изумился Макриден.
        - Управление   кораблями,   оружие   и  навыки   боя  -   гипно-сон  и  опыт,  -  сказала   ему.  -   Вернее,   куда   больше   опыт,   чем  гипно-сон.  Языки   - гипно-сон. Знаю, что ты на это скажешь! Да, это опасно, мало кто выживает и куда больший процент сходит с ума. Методики гипно-сна запрещены на всех планетах Галактического Союза вот уже несколько сотен лет, но нашего Наставника такие вещи никогда не волновали. Многие из моей Семьи не выжили... именно после этих сеансов! И самое страшное, я их даже не помню!.. Мне вживляли информацию в течение нескольких лет, начиная с двухлетнего возраста. С тех пор о своем раннем детстве я ничего не помню. Вообще ничего, Барт! Ни где мы жили, ни людей, которые меня окружали.
        Маму я тоже так и не вспомнила, прилет на Каскару ничего не изменил.
        - Я думал, ты выросла в доме Биргена Холста.
         - Нет, - покачала головой. - Я даже не знаю, где находится дом моего отца, потому что выросла в приемной... - тут я все-таки запнулась. - В приемной Семье. О его существовании я узнала на несколько дней раньше, чем ты. Он свалился со своим наследством и Отбором как снег на голову! - Пожала плечами под его удивленным взглядом. - Но на этом все, лимит моего доверия исчерпан, - подавив зевок, сообщила ему. - Считай, что это была плата за твою помощь на Каскаре.
        Коснулась рукой панели, деактивируя консоль управления второго пилота.
        - Можно, я... - последние полчаса меня преследовали сладкие видения узкой выдвижной кровати в каюте, которую он недавно мне показывал. - Можно, я немного посплю? У меня так и не получилось по дороге на Мезеру.
        Барт кивнул, затем бросил взгляд на бортовой компьютер. Мы стояли за транспортником на Ливлайс, так что до прыжка оставалось еще минут пятнадцать.
        - Ты ведь нас не угробишь? - стараясь не зевать, спросила у Макридена.
        Но у меня не получилось. Зевнула. Глаза закрывались, и я подумала, что это крайне странно. Странно, ведь обычно я не чувствовала себя в безопасности рядом с чужими людьми, потому что не доверяла никому, кроме своей Семьи. Но только не на этот раз. Не с Бартом Макриденом.
        Тот усмехнулся, пообещав нас не угробить, после чего отвел меня в каюту.
        Когда подошла наша очередь на прыжок, я уже спала.

        Глава 9

        В космопорту Новой Терры - три посадочные полосы, огороженные силовым барьером от подступающих со всех сторон зеленых холмов, унылое серое здание на отшибе - нас уже встречали. Нет, вовсе не делегация с цветами и лозунгами «Женись на ней!», чего боялся и о чем нашел смелость предупредить меня Барт Макриден, заявив, что от жителей Фристона можно ждать любой... гм... инициативы.
        Даже самой дурацкой.
        Встречающих оказалось всего лишь двое, и они терпеливо дожидались, пока старенький «Вояджер» не опустится на взлетную полосу и не заглушит двигатели. Бородатый упитанный здоровяк Том Хансен, мэр Фристона - о своем друге Барт успел рассказать мне как раз перед посадкой - держал за руку малышку лет четырех-пяти в светлом платьице и с бантиками в белокурых волосах. Та извелась от нетерпения, прыгала на одной ножке, постоянно дергая Тома за руку.
        Едва мы с Бартом едва успели выйти из корабля, как девочка, наконец-таки, вырвалась на свободу и кинулась по взлетной полосе в нашу сторону. И я с удивлением уставилась на то, как она с визгом запрыгнула на руки к Барту. Тот прижал к себе худенькое тельце, а затем высоко подкинул малышку высоко в воздух.
        - Ты тоже скоро полетишь, Энни! - пообещал ей, поставив девочку на землю.
        Нет же, снова подхватил на руки и прижал к себе, а я подумала... Если мой лимит доверия был исчерпан еще вчера, то его, похоже, даже и не начинался.
        У Барта Макридена, выходило, есть ребенок, надо же! Но об этом не было упомянуто в его профайле, да и он сам как-то подзабыл мне рассказать...
        Улыбнулась в ответ на внимательный взгляд девчушки.
        - Меня зовут Шеллар, - сказала ей. - Шеллар Холст. Но ты можешь звать меня Шелли.
        - А я - Энни! - важно заявила девочка, протянув мне руку для пожатия. - Мне уже целых пять лет. Теперь вы будете моей новой мамой?
        Я растерялась, а Барт Макриден страдальчески закатил глаза.
        - Энни, ну вот кто тебя этому научил?!
        - Дядя Том, - важно заявила она, - сказал мне, что ты привезешь новую маму с другой планеты, раз на Новой Терре тебя никто не устроил.
        И я с трудом сдержала смешок. Хотя, в принципе, а зачем его сдерживать?! Взяла и захихикала.
        - Так почему же тебя никто не устроил на своей планете? - спросила у него ехидно.
        В ответ он лишь пробурчал нечто невнятное. Зато прояснил другой интересующий меня вопрос.
        - Это моя племянница, Энни. Ее родители погибли во время одного из налетов, теперь я за ней присматриваю.
        - А я присматриваю за ним! - важно сообщила мне девочка. - Потому что мужчине нельзя жить в доме без женской руки.
        - И это тоже что-то новенькое! - пробормотал Барт. - Вот так оставлять тебя на несколько дней! Том!.. - и он с укоризной посмотрел на своего друга, терпеливо дожидавшегося, когда нас представят.
        - Не смотри так, это уже не я! - покачал тот головой, давясь от смеха. - Наверное, от моей Кейти набралась... - Тут он повернулся ко мне. - Значит, все-таки привез? - заявил, оглядев меня с ног до головы, и взгляд его выражал крайнюю степень одобрения.
        Мэр Фристона по достоинству оценил и мои светлые локоны, с которыми я порядком провозилась в узкой каюте перед зеркалом - почему-то захотелось произвести впечатление, - и тонкую юбку, и бежевую блузку с вышивкой, и легкие сандалии, украшенные перламутровыми ракушками, которые я привезла с Майори.
        Оделась я легко, да и вещей с собой почти не взяла, потому что на Терре стояло лето. Вернее, вечное лето на планете, освещаемой светом двух звезд.
        И мы пошли по взлетному полю к флайеру Хансена. Том подхватил меня под руку, говорил без умолку. Рассказывал о Фристоне, о Новой Терре и еще о том, куда ушли три миллиона моего отца. Впрочем, я уже знала от Барта, что на эту сумму они закупили лазерные пушки, которые должны привезти со дня на день.
        Но в отсутствие Барта Макридена новых нападений не было, город жил спокойно.
        Барт же в основном молчал. Прижимал к себе Энни, смотрел на то, как я разглядываю зеленые холмы, лазоревую полоску моря у горизонта и белые домики Фристона. Наблюдал.
        И еще меня не оставляло ощущение, что он ждал.
        Ждал, когда я сделаю что-то не так. Скажу ему или Тому, что мне здесь совершенно не нравится. Что это настоящая дыра на задворках Галактики - во-он, даже через старенькое покрытие взлетной полосы пробиваются живучие сорняки! - и я не привыкла ни к чему подобному, поэтому ему надо срочно, сегодня же вернуть меня на Элиту! Или что мне не по нраву дети и я совсем не рада, что он не сообщил мне об Энни заранее, а то бы ни в жизнь не согласилась сюда прилететь.
        Но ничего подобного я ему не сказала.
        Дело в том, что мне здесь очень нравилось.
        Нравилась его непоседа-племянница, нравился Том Хансен, развлекающий меня историями из жизни Фристона, пока, по его словам, «лучший друг потерял дар речи от моей красоты». Нравился чистенький маленький городок, над крышами которого мы пролетели, сворачивая к ранчо Макридена. Понравилась мне и пожилая Рамона, экономка обширного хозяйства Макридена и по совместительству няня Энни, которая вышла нас встречать на крыльцо большого двухэтажного дома.
        На пожилой женщине была просторная блузка и цветастая юбка, ее седеющие черные волосы заплетены в косы. Этим утром, дожидаясь нашего возвращения, к ней присоединилась еще и улыбчивая рыжеволосая Кейти, жена Тома, и они приготовили праздничный ужин к нашему с Бартом прилету.
        А еще мне очень понравился просторный дом на вершине холма, с распахнутыми окнами, смотрящими на зеленые холмы, и курами, бегающими по двору. К дому примыкала веранда, на которой висел разноцветный гамак, стояли кресла-качалки и повсюду лежали - валялись! - яркие детские игрушки.
        К тому же мне очень нравился Барт Макриден, что уж тут скрывать! На последнем испытании он произвел на меня впечатление, которое не собиралось исчезать, а ведь прошло уже больше суток с отлета с Каскары.
        Но и это еще не все!
        Мне нравилось, что здесь было море - мягкое, теплое, раскинувшееся от горизонта до горизонта. Оно находилось совсем рядом, начиналось сразу же холмами, на которых паслись табуны Барта Макридена.
        Синело, манило к себе.
        И я подумала... Быть может именно здесь, на Новой Терре, планете, где царит вечное лето, мне и следует построить свой отель - вернее, целый комплекс отдыха для тех, кто хочет сбежать от суеты Элитных планет, чтобы насладиться тишиной и первозданным покоем?
        Но тут же помотала головой, разгоняя странные мысли. С чего бы мне что-то строить на Новой Терре, если я не собиралась выходить замуж за Барта Макридена?! Вернее, вообще ни за кого не собиралась!.. Да и на Отборе я лишь до момента, пока не разберусь, что хотел сказать мне отец, а Винс найдет того, кто меня «заказал».
        Барт, явно не подозревающий о моих мыслях, заметив, что я застыла во дворе, решительно взял меня за руку и повел к крыльцу. Не дошли - на нас налетели три здоровенные собаки. Попытались меня облизать, принялись вилять пушистыми хвостами так, что поднялся нешуточный сквозняк.
        - Такие вот охранники! - констатировал Барт. - Залижут вора до смерти. Правда, воров на Новой Терре нет. Ни воров, ни убийц, только пиратское отребье, с которым, надеюсь, мы очень скоро покончим.
        Зато здесь водились волки - вернее, местная разновидность, - которые иногда угрожали его лошадям и даже, случалось, приближались к жилищам людей. Из-за них и держали пастушьи породы собак.
        Наконец, послушавшись окрика хозяина, пушистые охранники нас все же пропустили, и я поднялась на крыльцо следом за Бартом. Остановилась, огляделась. Во все стороны разбегались пастбища с изумрудно-зеленой травой, тянулись бесконечные загоны, стояли конюшни и хозяйственные постройки. Судя по всему, меня ждала увлекательная экскурсия по ранчо, но сперва Барт собирался показать мне дом.
         Не успел - подошли его работники - их было пятеро, все загорелые, улыбчивые. Вежливо поздоровались, сняв с головы шляпы, смотрели на меня с любопытством, но неудобных вопросов не задавали. Зато попытались расспросить Барта - что-то о лошадях, будущих скачках и транспортнике со Старой Земли, который прилетит за Черным Вороном и Радугой, - но тот сказал, что все потом.
        Чуть позже разберется с делами, когда устроит свою гостью.
        Наконец, прошли в дом, сопровождаемые целой делегацией - теперь уже Энни держала меня за руку, рассказывая, где и что находится. Рядом шел Барт, за нами - Том под руку с Кейти и Рамона. Наконец, поднялись на второй этаж, где Барт показал мне гостевую комнату - обитые деревом стены, плетеные стулья и большая кровать с полупрозрачным балдахином.
        Там я переоделась в простенькое голубое платье на тонких бретельках и спустилась вниз.
        Затем был ужин, разговоры и бутылка красного вина, которое мы пили на веранде, покачиваясь в плетеных креслах. Барт рассказывал друзьям об Отборе. Немного привирал на поворотах, но делал это настолько искусно, выставляя меня в лучшем свете, что я нисколько на него не обижалась. Затем заговорила уже я, рассказав, какой неожиданностью стало для меня завещание Биргена Холста, и о том, как я чуть было не пала жертвой нолей в юридической фирме Лайара Нойлена. Но в причины, по которым согласилась участвовать, и в собственное отношение к Отбору решила не углубляться. Лишь пожаловалась Тому на то, что Барт все время изводил меня своей заботой и я постоянно на него злилась.
        На это Макриден тут же признался, как сильно он растерялся, когда я выпрыгнула из чертового флайера на высоте четыре километра над Меффисом!..
        Том и Кейти слушали нас с явным любопытством, иногда переглядывались со значением. Энни таскала мне игрушки, требовала заплести волосы своим куклам, просилась ко мне на руки. Барт попытался ей было запретить, но замолчал, наткнувшись на мой взгляд.
        - Пусть, - сказала ему. - Мне даже приятно!
        ...Стало стремительно темнеть. Два солнца зашли за горизонт, из моря вынырнул первый спутник, а из-за дальнего холма уже поднимался второй. Энни раскапризничалась - ей давно пора было спать, но девочка все не хотела уходить, хотя Рамона настойчиво звала ее в кровать.
        Наконец, Барт нахмурил брови, и Энни покорно поплелась за няней. Но, вернувшись через несколько минут, Рамона сообщила:
        - Она зовет вас, Шелли! Говорит, что не заснет, пока вы не расскажете ей сказку.
        - Что еще за новости? - возмутился Барт. - Сейчас я сам ее уложу! Сиди, Шелли...
        - Не надо! - покачала я головой. - Я сама... Вернее, я буду только рада.
        И он снова посмотрел на меня излишне внимательно.
        На какой-то миг мне показалось, что Барт мне откажет. Заявит, что я - временное явление в их жизни - как весь этот странный Отбор! - и мне, этому самому явлению, нет места рядом с ним и его горячо любимой племянницей.
        Но он промолчал.
        Я же встала и отправилась за Рамоной в маленькую комнатку Энни. Там горел ночник, на полках стояли мягкие игрушки и куклы в ярких платьях. Села на край постели, поправив розовое, в рюшах, одеялко.
        Энни смотрела на меня выжидательно.
        - Я знаю одну сказку, - сказала ей. Тут горло защипало, глаза заслезились, и я погладила девочку по чистому лбу, откидывая с лица светлые локоны. - О прекрасной принцессе Энни и ее двенадцати принцах...
        Эта была та самая сказка, которую рассказывал мне Винс, когда мы еще были детьми и я не могла заснуть. Девочка кивнула, приготовившись слушать.
        - Но есть одно условие, - сказала ей. - Тебе придется закрыть глаза.
        К гостям я вернулась через несколько минут.
        - Спит, - сообщила Барту.
        Он протянул мне руку, и я... Я почему-то вложила в нее свою ладонь. Наши пальцы переплелись, он потянул меня к себе на колени.
        - Поедем в город, Шелл? - спросил Барт, обнимая меня за талию. - В лучшем, вернее, в единственном клубе Фристона сегодня танцы. Если, конечно, ты не слишком устала.
        - С чего это ты решил, что я устала? - удивилась я. - Или ты хочешь от меня избавиться, Барт Макриден? - усмехнувшись, спросила у него. - Решил уложить меня спать, чтобы самому отправиться веселиться?
        Мне захотелось его встряхнуть. Заявить ему, что его представление о Шеллар Холст совершенно не соответствует действительности. Ведь я уже говорила ему, что выросла в приемной Семье, а вовсе не в доме миллиардера! Он видел меня в деле на Каскаре, и, надеюсь, у него хватило ума понять, что я - не слишком уж хрупкая ваза работы Старых Мастеров, чтобы устать в самом начале такого замечательного вечера.
        Так почему же он смотрит на меня так, словно боится, что я возьму и разрушу его устоявшийся мир, в котором есть Энни, друзья и любимая работа?! Ведь я - совершенно адекватна, и мне можно доверять, в конце-то концов!
        На миг мне захотелось ему признаться, что его жизнь, его дом, его дочь... Нет же, его племянница - произвели на меня куда больше впечатление, чем роскошный особняк Леклеров, где на каждом шагу по музейному экспонату, а Яннику не хватает моего многомиллиардного наследства, чтобы доказать отцу и собранию акционеров инвестиционного фонда Леклеров свою состоятельность.
        Но ничего подобного я не сказала. Промолчала.
        А затем мы поехали.
        ***
        Домой вернулись лишь на рассвете. Держась за руки, поднялись по ступеням на крыльцо. Миновали любвеобильных собак, развалившихся на веранде, затем вошли в дом. В голове билось, плескалось безудержное веселье. Звучала музыка, шумела толпа, хлопали в ладоши. Оказалось, мэр города неплохо поет - Том Хансен оккупировал сцену вместе с городским оркестром, исполнив множество местных хитов, а Барт - отлично танцует.
        Народу набилось - полный зал, но никто и не думал вести чинные беседы. Веселились. Радовались тому, что закончилась очередная неделя, и что давно уже не было нападений, и что ни вчера, ни сегодня никто не погиб и не пострадал. А еще тому, что очень скоро прибудут лазерные пушки, а потом, глядишь, удастся скопить и на Щит. Или же Галактический Союз все-таки расщедрится на войска, и нападения на Фристон и другие города Новой Терры прекратятся навсегда.
        - Здесь очень хорошо, Шелли! - говорил мне не совсем трезвый Том - вернее, совсем нетрезвый, - пока Барт пробивался к стойке бара за очередной порцией выпивки. Сам не пил, но ответственно приносил нам с Кейти разноцветные коктейли, а Тому - виски с содовой. - Новая Терра - настоящий рай! Вернее, она станет раем, когда мы покончим с отбросам! Да и Барт - хороший малый.
        - Знаю, - сказала ему, крутя разноцветную соломинку в своем коктейле.
        - Немного закрытый, - продолжал Том, - но очень быстро оттает. Если, конечно, ты захочешь растопить его недоверчивое сердце! В его жизни уже была долгая и сложная история... И эта история не захотела переезжать с Элиты на Новую Терру. Ей не пришлись по нраву местные реалии. Но он сам тебе все расскажет.
        - Подрабатываешь профессиональной свахой? - спросила у Тома со смешком.
        - А что мне еще делать? - ухмыльнулся он. - Городок маленький, рабочих рук не хватает, вот и приходится совмещать.
        И он совмещал, нахваливая Барта так, что тот, не выдержав, попросил Тома заткнуться, а то он сам его заткнет.
        Под утро, когда - надо же! - на небе показался еще и третий спутник, мы все же покинули гостеприимные стены ночного клуба. Сперва залетели к Тому и Кейти в уютный коттедж на окраине Фристона и помогли дотащить ее храпевшего мужа до спальни. Затем вернулись домой.
        Барт поднялся со мной по скрипучей лестнице и остановился возле дверей в мою спальню.
        - Спасибо! - сказала ему немного нервно. - Это был чудесный день! И день, и вечер... Мне не хотелось, чтобы он заканчивался.
        А еще я чувствовала, как с каждой минутой крепнет возникшее между нами доверие. Но оно все еще было слишком хрупким, и его все еще можно было разрушить неловким словом или ненужным делом. Например, если Барт решит войти в мою комнату, чтобы продолжить наше знакомство в куда более близкой форме.
        - Это был один из лучших дней в моей жизни, - вместо этого заявил он. - До завтра, Шелл! Вернее, уже до сегодня. Ты умеешь ездить в седле?
        - Ты меня уже спрашивал об этом несколько раз. И все забыл, - улыбаясь, сказала ему, порадовавшись тому, что он оказался понятливым. - Конечно же, умею!
        Снова кивнул. Стоял, смотрел на меня. Мне почему-то показалось, что он вот-вот меня поцелует, и я не стану сопротивляться.
        Но вместо этого он произнес:
        - Когда смотрю на тебя, я постоянно обо всем забываю. Это как болезнь, Шелл, от которой невозможно излечиться. Она началась ровно в тот день, когда я тебя увидел. Я ведь прилетел на Мезеру, чтобы сообщить тебе, что улетаю. Извиниться за те три миллиона и...
        - Знаю. Ты собирался извиниться и улететь. Но почему-то так и не улетел.
        - Не смог, - признался он. - Наверное, забыл, почему должен это сделать.
        И я приложила ладонь к его груди, видневшейся в распахнутой рубахе. От Барта пахло мужским парфюмом и еще немного крепким мужским потом, и это меня несказанно волновало.
         - Тогда, на Мезере, я захотел остаться, - продолжал он, коснувшись моей ладони. Его пальцы поглаживали мои. - Теперь же я хочу, чтобы ты тоже захотела остаться. Здесь, со мной! Вернее, с нами. Со мной и с Энни на Новой Терре.
        Смотрел на меня выжидательно, а я... Окончательно растерялась, не зная, что ему ответить. Потому что это было невероятно привлекательное предложение, но оставаться где-либо и с кем-либо не входило в мои планы.
        Да и он... Он ведь еще не знал, кто я такая. Даже не догадывался!
        - Я не могу! Я не могу так быстро... - сказала ему, кусая губы.
        - Знаю, - кивнул он. - И я не буду тебя торопить. До утра, Шелл!
        Развернулся и ушел, так меня и не поцеловав.
        ***
        А затем было утро после ночи, за которую я проспала от силы часа два-три, не больше. Но три спутника уже почти завершили свой забег по небу Терры, а первое солнце - эту звезду так и назвали: Первая - лениво вынырнуло из бескрайнего моря, к которому и повез меня Барт. Заявил, что мне не помешает хорошенько взбодриться, потому что горький тонизирующий напиток, который здесь звали «кофе», нисколечко мне не помогал.
        После столь раннего подъема я ходила по дому, моргая и зевая украдкой, но при этом радуясь тому, что на улице раннее утро, а до отлета на Мезеру еще целый день.
        Целый день на Новой Терре!
        А еще и тому, что хозяин - бодрый и свежий, - поздоровавшись, поцеловал меня в щеку. Затем ушел заниматься делами, а я помогала Рамоне готовить завтрак на пятерых работников Макридена. В этом было так много умиротворения - негромко разговаривая о посторонних вещах, резать овощи, сыр и вяленое мясо, доставать из кухонного центра свежевыпеченный хлеб, прихлебывая горько-сладкий кофе с молоком. Затем кормить мужчин - вернее, смотреть, как они едят - много и с аппетитом, не забывая нахваливать хозяек за завтрак.
        Отличное утро, лучше и не придумаешь!
        Но Барт Макриден, оказалось, знал, как сделать его идеальным.
        После завтрака возле крыльца меня уже дожидалась смирная рыжая кобылка, и он ловко подкинул меня в седло. Мы поехали к дальним холмам, за которыми в утреннем тумане пряталось море. Затем был пляж, и золотой песок, и прохладные, еще не успевшие набраться тепла от Первого и Второго Солнца волны, и волнующий запах утреннего прибоя.
        И, казалось, только мы вдвоем, одни на целой планете.
        Барт спешился, затем подошел ко мне, и я, улыбаясь, спрыгнула к нему в руки.
        - Правильно! - похвалил он.
        Прижал к себе, зарылся в мои волосы. Долго не отпускал. Я же слушала биение его сердца, привыкая к его объятиям и крепкому телу. А еще странному ощущению, что рядом с ним мне не грозит никакая опасность.
        - Мне не помешает окунуться, - наконец, буркнул он.
        Затем как-то быстро скинул одежду, после чего, оставшись лишь в плавках, бросился в холодную воду, и я даже не успела полюбоваться на его крепкую фигуру. А что же я?.. Тоже скинула простенькую блузку, сапожки, обтягивающие брючки, после чего поспешила за ним в прохладную воду.
        Я любила плавать, и мне всегда казалось, что вода - моя стихия. Это море приняло меня сразу же, как свою. Подхватило, закачало на волнах, а затем меня уже подхватил Барт Макриден. И от его объятий, от близости к его полуобнаженному телу, от понимания, насколько я ему желанна - уж что-что, но в реакции мужчин на близость к женскому телу я разбиралась, - внутри разгорался нешуточный огонь.
        - Шелл... Моя Шелли! - заявил он, после чего потянулся к моим губам. Или это я потянулась к нему?
        Впрочем, какая разница?!

        Глава 10

        Мы стояли на обдуваемой всеми ветрами, освещаемой огненно-красным солнцем крыше очередного «Гостеприимства Холста» в самом сердце Эмбози, столицы Талиса. А вокруг, куда ни глянь, раскинулся бесконечный «лес» небоскребов.
        Эта планета считалась центром игорного бизнеса Элиты, и на нее ежедневно слетались сотни тысяч человек со всего Галактического Союза в погоне за ускользающей фортуной.
        Именно здесь, на Талисе, полноводными реками лились триллионы галактических кредитов, вокруг стояли и строились бесконечные казино, отели, рестораны и ночные клубы. Но помимо небоскребов игорные дома располагались также и на летающих платформах, и глубоко под землей, и на плавучих гигантах...
        Этот мегаполис был готов удовлетворить любые запросы туристов, включая самый главный из них - возможность испытать свою удачу.
        И мы прибыли сюда как раз по этому поводу.
        Винс тоже прилетел на Талис и назначил мне встречу на крыше «Гостеприимства Холста», в котором мы остановились. И вот теперь мой названый брат пялился в вырез моей темной блузки, а я делала вид, что мне нет дела до его плотоядных взглядов. Потому что меня крайне волновало то, что я только что он него услышала.
         - Значит, все-таки женщина! - произнесла озадаченно. Спрашивать, уверен ли он в этом, не стала. Не в привычке Винса было сообщать непроверенную информацию. - Но я понятия не имею, кто это может быть!
        С его слов выходило, что моей смерти желала - причем тратя на это баснословные суммы! - именно женщина. Это было все, что он раскопал на сегодняшний день. Ни кто она, ни за что меня ненавидит, Винс пока еще не знал.
        - Странно, - пробормотала я. - Все это очень странно!
         Попыталась вспомнить задания, которые получала от Наставника, - похищение музейных экспонатов, ограбление казино, к тому же, именно здесь, в Эбрози. Что тут далеко ходить - то самое казино «Три Семерки» располагалось в соседнем небоскребе, и даже отсюда, с крыши «Гостеприимства», был отлично виден их рекламный щит. Затем были кражи из частных коллекций и подрыв подпольной лаборатории по синтезу наркотиков. Но в основном Наставник поручал мне спасение заложников, перевозку ценных грузов и охрану. Правда, с охраной в последний раз вышло не слишком удачно - объект попытался схватить меня за грудь, после чего вставлял зубные импланты.
        Но женщина?! Сколько бы я ни старалась, но так и не вспомнила, когда и по какому поводу перешла дорогу женщине.
        - Мы ее найдем, - пообещал мне Винс. - Найдем твоего врага! Ту, кто послал снайпера на Дарс и влил на счета «Черно-Белых» огромную сумму, чтобы бунт на Каскаре начался в нужный момент.
        Кивнула.
        На гонках я была на волосок от смерти, но меня спас голос первой из Шайесс. Во второй раз, на моей родной планете, уберегло то, что фанатики на Каскаре оказались не слишком организованными. А еще то, что я решила приземлиться в другом районе, чем этого требовалось по правилам Отбора.
        Но это означало, что мой враг отлично знал, где именно и каким образом проходят испытания. И еще то, что он - вернее, она! - подобралась ко мне слишком близко. Дышала в затылок, готовясь нанести новый удар.
        В том, что удар последует, Винс не сомневался. Единственное, заверил меня, что это произойдет не на Талисе, потому что мой враг затаился. Но Винс уже предпринял ответные действия, к которым подключил Пиккари и Сима. Они установили слежку за агентом, через которого незнакомка выходила на «биржу» наемников, где можно было найти исполнителя на любые, даже самые экзотические заказы.
        Включая убийства и подготовку восстания религиозных фанатиков.
        - Жди, - приказал мне Винс. - Я подобрался к ней довольно близко и очень скоро поймаю и удавлю эту тварь.
        - Но это женщина, Винс! - я все еще не могла поверить услышанному. - Зачем? Зачем ей платить огромные деньги, чтобы меня убить? Не верю, что она это делает из мести. Я не переходила дорогу ни одной... К тому же давно уже не работаю, почти год.
        - Скорее всего, дело в наследстве твоего отца, - пожал Винс плечами. На груди виднелись лямки от рюкзака с паравингами, и я не сомневалась, как образом он планировал меня покинуть.
        - Если меня убьют или же я уйду с Отбора, все деньги останутся в корпорации, - продолжила я задумчиво. - Не вижу выгоды в собственной смерти! Активами корпорации распоряжается совет директоров, а кроме того, есть собрание акционеров. Нажиться на наследстве Биргена Холста в одиночку у нее не получится.
        Винс задумался. Наконец, признался, что пока еще не знает всех ответов, но очень скоро во всем разберется - как только выследит и поймает моего врага. После чего снова «нырнул» в вырез моей темной блузки.
        Вынырнув, спросил:
        - Принесла?
        Кивнула, протянув ему кристалл с записями материалов по расследованию гибели моего отца, который этим утром отдал мне Лайар Нойлен.
        - Посмотрю, не оттуда ли растут ноги, - сообщил мне Винс. - И еще я посмотрю, кто такой Барт Макриден.
        - С ним-то что не так? - удивилась я, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно более безразлично.
        Затем и вовсе отвернулась и стала смотреть на спящий город. Пусть над Эмбози давно уже сияло солнце, но днем город казался вымершим, словно отсыпался после бурной ночи, набираясь сил перед бурным вечером и очередным витком сумасшедшего веселья, который затянется до позднего утра.
        - Ты изменилась, Шелл, - произнес Винс. - И мне это совершенно не нравится!
        - Если не нравится, не смотри, - пожала я плечами.
        - Ты стала другой! - продолжил он. - Не такой колючкой, как была прежде. А ведь я прекрасно тебя знаю! Чувствую так же хорошо, как себя. Два дня на Новой Терре не прошли бесследно, и сегодня ты выглядишь совершенно чужой. Уже не моей Шелл! - заявил он ревниво.
        - На Новой Терре ничего не было, - сказала ему.
        Потому что ничего и не было - лишь горячие поцелуи в холодном море.
        Дернула головой, не давая Винсу притронуться пальцами к моим губам. Потому что к ним уже прикасался - вернее, этим утром меня поцеловал Барт Макриден, подкараулив у дверей номера.
        Сказал, что чертовски скучает.
        Да и я не особо сопротивлялась его поцелую. Наоборот... Вернее, очень даже наоборот!
        - Ты ведь знаешь, что я не собираюсь замуж, - заявила Винсу, разгоняя воспоминания. - Ничего не изменилось. Я не выйду ни за Барта Макридена, ни за кого другого! Но даже если бы и собиралась, тебя это совершенно не касается.
        - Знаю, что не выйдешь. Я прекрасно тебя знаю, Шелл! Но было бы неплохо, чтобы он тоже об этом узнал. Потому что если ты не скажешь ему сама, то разочарую его я. Причем смертельно разочарую! - в голосе моего названного брата прозвучала угроза.
        - Винс! - выдохнула я возмущенно, но тут же наткнулась на его резкий, словно лазерный резак, взгляд. - Какое ты имеешь право лезть в мою жизнь?
        - Считай, что я тебя предупредил.
        - Если ты тронешь кого-то из моих женихов - Макридена или не Макридена - ты меня никогда больше не увидишь. Никогда, Винс! - заявила ему, уставившись в сузившиеся светлые глаза. - Считай, что я тоже тебя предупредила.
        Наконец, Винс не выдержал, отвел взгляд. Вернее, с независимым видом пожал плечами. Затем отвернулся и стал смотреть на соседний небоскреб-гигант, по блестящему боку которого с огромной скоростью проносились прозрачные кабины лифтов.
        Выходило, мы остались каждый при своем.
        - Значит, собираешься пройти это испытание? - голос Винса разорвал повисшую тишину.
         Названный брат кивнул на огромный рекламный щит, залетевший так высоко, что я смогла прочесть надпись. Она гласила, что казино «Три Семерки» - лучшее место, в котором исполнятся абсолютно все мечты. Посреди щита красовалась девица с огромным мерцающим бюстом, вывалившимся из слишком уж узкой кофточки, и скоростной флайер, из которого выглядывало ошарашенное лицо обладателя мешка галактических кредитов с огромным количеством нолей.
        Куда большим, чем та сумма, которую я могла бы получить, пройдя этот Отбор до конца.
        - Собираюсь, - сказала Винсу. - Потому что Лайар Нойлен показал мне утром одно из старых писем Биргена Холста с набросками плана Отбора. После этого отец много раз вносил коррективы, но это уже не суть важно. Главное то, что в этом письме были даны названия для каждого из испытаний.
        - И что за названия? - поинтересовался Винс без особого энтузиазма.
        - Их будет всего пять. Вернее, четыре испытания и финал, на котором я должна буду сделать свой окончательный выбор...
        - Выбор? - перебил он. - О, это уже намного интереснее! Так кого же выберет Шеллар Холст, наследница триллионов Холста?!
        Отмахнулась от него.
        - Ты прекрасно знаешь, что я никого не выберу! Послушай, Винс, мне кажется, что нам не придется искать Наставника. Мой отец это уже сделал за нас!
        - Что он сделал? - не понял мой названый брат.
        - Он уже его нашел. Нашел, Винс!.. Я уверена, что весь этот Отбор был задуман именно ради этого. Он словно хотел извиниться за то, что я выросла вдали от него, а теперь именно таким образом пытается загладить свою вину. Не смотри на меня так, словно я полоумная!
        - Сумасшествие заразно! - усмехнулся Винс. - Твой мертвый папочка плохо на тебя влияет.
        Но я упрямо продолжала:
        - Погоди же, послушай! Вспомни ту запись... Ты ее видел, когда взломал мой триззер. Одна единственная запись, в которой Бирген Холст говорит о том, что он знает, чего я хочу.
        - О да, я неплохо ее помню! Кажется, речь шла о семье и детях, не так ли, Шелли? Твоих маленьких детках, которых ты будешь учить стрелять и грабить банки?
        - Прекрати уже паясничать, Винс! Это совсем не смешно.
        - Я и не собирался смеяться, Шелл! Потому что семья и дети - не для таких, как мы с тобой. Мы - другие. Мы стоим вне общества, по ту сторону от его законов. На нас не распространяются их программы. Мы с тобой самодостаточны, и нам никто не нужен.
        На это я ничего не ответила. Промолчала, потому что полет на Новую Терру убедил меня в обратном. В том, что я тоже смогу иметь семью и быть счастлива.
        Но только не здесь. И не сейчас. Где-то очень далеко от Элиты, раздав все долги и похоронив свою прошлую жизнь.
        Но рассказывать Винсу о своих мыслях я не собиралась.
        - Больше всего на свете я жажду справедливости, - вместо этого сказала ему, - и мой отец даст мне желаемое. Уверена, он приведет меня к Наставнику на последнем испытании! Потому что финал в его письме так и называется: «Торжество справедливости».
        Винс хмыкнул.
        - Названия ровным счетом ничего не значат, Шелл! Мало ли, что стукнуло в голову твоему спятившему папашке?!
        - Дарс, - произнесла я спокойно. - «Голос прошлого». Я отлично помню, как мы были на том стадионе все вместе, всей Семьей! Их голоса все еще звучат у меня в голове. И Барб, и Дриона... Старый Меффис - «Понимание». Именно на Каскаре я поняла, что отец пытается мне что-то сказать. И вот сейчас Талис: «Старые связи. Имя». Выходит, именно здесь, на Талисе, я узнаю его имя, Винс!
        - Имя? - усмехнулся он. - Ну-ну! А что там дальше?
        - Четвертое испытание - «Место». Пятое - «Торжество справедливости».
        Винс снова недоверчиво хмыкнул.
        - А если имя так и не появится? - спросил у меня. - Ты пройдешь третье испытание, но тебе так никто и не назовет того, кого я безрезультатно ищу столько времени? Даже мы, его Семья, не знаем, кто он, где он сейчас и как его зовут по-настоящему! Да и кто тебе откроет имя Наставника, если Бирген Холст мертв? Думаешь, это сделает старикан Лайар Нойлен?
        Пожала плечами. Лайар Нойлен, уверена, ничего не знал! Ни обо мне, ни о моем прошлом, ни о Наставнике.
        - Там будет видно, - сказала Винсу.
        На это он снова долго молчал, о чем-то размышляя.
        - Ну что же, развлекайся! - наконец, сказал мне. - Деньги, опять же, нам не помешают. Пойдешь через лифты?
        Кивнула.
        - Я проверяла вчера после прилета. Они так и не нашли ту дыру в системе безопасности.
        - Может, стоило придумать что-то другое? Менее опасное?
        Я покачала головой.
        - Времени в обрез, начало испытания через несколько часов. Ничего нового я уже не придумаю и не подготовлю.
        - Хорошо. Кто прикрывает?
        - Макриден, - нехотя призналась ему. - И еще Арвен.
        Здоровяку Арвену, который не отличался большим умом, я пообещала свидание под местной луной, и он тут же согласился на все, что угодно. Даже на то, чего не до конца понимал. Но заявил, что ради меня свернет горы. А еще, если понадобится, шею тем, кто посмеет мне помешать. Впрочем, ничего подобного от него не требовалось.
        Тут поймала еще один мрачный взгляд Винса.
        - Я тебя предупредил насчет Макридена!
        Пожала плечами.
        - Я тебя тоже предупредила.
        Тут Винс сжал в кулаке кристалл, полученный мною от Лайара Нойлена, да так, что побелели костяшки пальцев.
        - Увидимся! - заявил мне недовольно, после чего отправился к краю крыши.
        Мелькнули, распахиваясь, черные крылья, и он улетел от меня на паравингах. Я тоже развернулась и отправилась к лифтам, решив спуститься в ресторан на семьдесят третьем уровне, где меня дожидались оставшиеся женихи. К тому же, откуда открывался отличный вид на соседний небоскреб, на первых этажах которого находилось то самое казино, где пройдет наше третье испытание.
        Оно казалось простым, но при этом совершенно непредсказуемым. От участников требовалось зайти в казино «Три Семерки» с выданными Лайаром Нойленом - все расходы оплачивала корпорация Холста - десятью тысячами кредитов, а затем, на рассвете, из него выйти.
        Желательно с выигрышем. Или же с проигрышем, тут уж как получится.
        Тот, у кого на руках окажется большая сумма кредитов, чем у других, получал право на двухдневное свидание с Шеллар Холст. Те же, кто проиграются в пух и прах, вылетали с Отбора.
        Именно это испытание в письме моего отца называлось «Старые Связи. Имя», и я догадывалась, каким образом смогу получить то самое имя. Но для этого мне тоже нужно было пройти третье испытание.
        Выйдя на семьдесят третьем уровне, еще немного постояла, рассматривая скоростные лифты соседнего небоскреба, после чего направилась к ресторану, где меня, уверена, поджидали семеро моих женихов.
        Завтра из них останется всего лишь пятеро.
        ***
        Отношения между моими женихами к этому моменту накалились до предела. Казалось, напряжение было разлито в воздухе дорогущего ресторана, и я его почувствовала, пройдя внутрь через раздвижные двери с золотыми вензелями. Увидела, как Гент Руз наступал на Киллаха Маеса, и на их лицах застыла угрюмая решимость разобраться с противником старым как мир способом. Впрочем, рядом как бы невзначай маячили двое охранников, готовые вмешаться в любой момент.
        Затем услышала громкий голос Янника, что-то выговаривающего Барту Макридену. Лицо Леклера выражало крайнюю степень недовольства. Барт, правда, на резкий тон не реагировал, но я знала, что если ему надоест, он сможет заставить Янника замолчать.
        Сам же он не спускал взгляда с дверей. Заметив меня, кивнул приветственно, затем двинулся в мою сторону, оставив Янника посреди его гневной тирады. Но первым подойти все-таки не успел, потому что его опередил Арвен, подкарауливавший меня за одной из мраморных колонн недалеко от входа. С другой стороны уже спешил Лейт Рассен.
        Улыбнувшись Арвену, напомнила здоровяку, что уже пообещала ему свидание. Но не сейчас, позже! После чего протянула руку тому, кто, как мне кажется, заслуживал куда большего внимания, чем его получал.
        Лейт Рассен, архитектор с Огири... Симпатичный, открытый, улыбчивый. Внешне он даже походил на Макридена - оба были темноволосыми, крепко сложенными, с правильными чертами лица. Только вот если в Барте чувствовалась внутренняя сила и уверенность, то Лейт, наоборот, казался мне мягким и покладистым.
        Эти качества мне всегда импонировали, но, несмотря на его открытость, у нас с Лейтом совершенно ничего не складывалось. Ни дружбы, ни полноценного общения. Впрочем, я знала, что он надеялся на куда большее, еще на Мезере заявив, что Шеллар Холст поразила его в самое сердце. Но времени узнать друг друга получше у нас так и не нашлось - лишь короткие беседы, от которых меня постоянно отрывали жаждущие общения женихи.
        Конечно, все могло быть по-другому, если бы он выиграл одно из испытаний, но Лейт не сказать, что особо на них блистал. На Дарсе пришел одним из последних - гонки на гиперкартах определенно не были его коньком. На Каскаре оказался на ступенях Храма Любви где-то в средине финишировавших, сразу же за Янником и Арвеном. И очень расстроился, что проиграл.
         Зато сейчас на лице архитектора играла довольная улыбка. Впрочем, для нее нашелся неплохой повод - я согласилась пообедать вместе с ним за его столиком - и все это под ревнивые взгляды Янника Леклера и давящие Барта Макридена.
        На ревность Янника я лишь пожала плечами, а вот с Бартом Макриденом все было довольно сложно.
        А после разговора с Винсом стало еще сложнее.
        Мой названный брат в чем-то оказался прав - двухдневные каникулы на Новой Терре не прошли для меня бесследно. Этим утром, проснувшись в шикарном одноместном номере «Гостеприимства Холста», я поймала себя на мысли, что уже скучаю.
        Прошел всего лишь день, а я ужасно соскучилась по Энни, Рамоне и Тому Хансену с его красавицей-женой. Мне не хватало Фристона с его доброжелательными жителями и двумя солнцами, плещущимися на закате и рассвете в бескрайнем синем море Новой Терры.
        Но куда больше я скучала по обществу Барта Макридена. По его руке, сжимающей мою, по его поцелуям, от которых сердце билось быстро-быстро и безумно хотелось продолжения. И все это несмотря на то, что я прекрасно понимала: у нас с ним ничего не выйдет.
        Не выйдет, поэтому лучше уж сразу забыть все, что было на Новой Терре, - вот сейчас взять и выкинуть это из головы! Потому что замуж я все равно не пойду, а стать его любовницей, после чего улететь в неизвестность и разрушить жизнь Барта из-за особенностей крови шайесс... Нет, такого я не хотела. Да и не заслуживал он подобного обращения!
        Поэтому, улыбаясь Лейту, приказала себе выкинуть все мысли о Новой Терре из головы и стала думать о том, что мне предстоит сделать этим вечером. Вернее, повторить то, что уже однажды провернула.
        Год назад я уже грабила «Три Семерки», получив очередное задание от Наставника. Причем дело было даже не в деньгах, а в происках конкурентов, которые не хотели новый игорный дом у себя под боком, поэтому заплатили Наставнику куда больше, чем я вынесла из хранилища казино.
        К тому же, насколько я знала, после ограбления они еще и напустили проверку, подкинув фальшивые кости за игровые столы, что должно было окончательно разрушить репутацию и дело Грофилда Морсена, владельца «Трех Семерок».
        Но он справился со всеми неприятностями, и, судя по всему, его казино процветало.
        - Шелли... - Лейт взял меня за руку. У него были длинные, нервные пальцы. - Ты меня совершенно не слушаешь!
        - Слушаю, - улыбнулась ему.
        - Нет же, ты блуждаешь в мыслях очень далеко от меня! Но мне бы очень хотелось, чтобы ты была близко. Чтобы ты была только моей, Шелли!
        - Лейт, ты такой милый! - вот и все, что ему сказала.
        - Милый? - усмехнулся он. - Похоже, я слишком долго был «милым», из-за чего могу потерять тебя окончательно.
        Я снова ему улыбнулась. Для того чтобы меня потерять, сперва надо было меня найти.
        - До этого у меня было несколько попыток завязать серьезные отношения, - неожиданно признался Лейт. - Все они закончились полнейшим провалом. Видимо, из-за того, что я был слишком уж слабохарактерным. Но на этот раз я не позволю произойти ничему подобному. Не с тобой, Шелли! Удача меня любит, поэтому я собираюсь победить на третьем испытании и увезти тебя к себе на Огири.
        - Ты говоришь об этом с такой уверенностью, - пожала я плечами. Затем пробежала глазами по экрану меню. Выбрала салат из местных овощей и легкий витаминный коктейль. - Разве можно предугадать выигрыш в казино?
        Если он, конечно, не собирался его ограбить, как думала сделать я.
        - У меня есть работающая система, позволяющая обойти рулетку, - подмигнул Лейт.- Конечно, больших денег она не приносит, но я еще ни разу не выходил из казино с минусом.
        - Я-то думала, что ты работаешь архитектором, - усмехнулась в ответ. - Оказывается, подвизаешься на азартных играх!
        Тут за столик напротив нас уселся Барт Макриден, и официант в белоснежной форменной одежде поставил перед ним - надо же! - чашку ароматного кофе. «Гостеприимство Холстов» снова оказалось на высоте, способное удовлетворить любые запросы посетителей, даже крайне экзотические для этой планеты.
        Лейт, заметив Макридена, поморщился.
        - Надеюсь, после этого испытания я увезу тебя как можно дальше отсюда. Туда, - он вновь недовольно покосился на Брата, - где наше время будет принадлежать только нам двоим. Покажу тебе мою родную планету и мой дом...
        - Буду только рада! - ответила ему, стараясь не смотреть в сторону шерифа Фристона. Он же разглядывал меня так, словно догадался, что творится у меня в голове.
        Потому что мне жутко захотелось, чтобы третье испытание выиграл именно Барт, и мы бы вернулись с ним на Новую Терру. Я бы привезла Энни говорящую куклу - она призналась, что мечтает именно о такой. Рамоне - пеструю юбку, которую этим утром я видела в каталогах «Лучшего Трикотажа Талиса», Кейти - новенькие духи, модный аромат с Элиты, а Тому...
        Черт, к чему вообще все эти глупые мысли?!
        - Я буду рад, если ты будешь сидеть рядом за мной в казино, - тем временем говорил Лейт, поглаживая мою руку. - Уверен, ты принесешь мне удачу!
        Покачала головой.
        - Но я уже пообещала Арвену, Лейт!
        Ничего подобного я ему не обещала, но на этот вечер у меня были иные планы.
        - Ну что же, - смирился он, - позволь хотя бы за тобой поухаживать!
        И я позволила, стараясь не думать о тяжелом взгляде Барта Макридена. Вместо этого сосредоточилась на приятной беседе. Мы обсудили работу над концертным залом, затем проект моей гостиницы на Майори. После чего Лейт активировал экран и стал показывать то, что ему удалось придумать для новых гостиниц Холста, хотя ни о чем подобном я его не просила.
         Но несколько макетов привели меня в полнейший восторг.
        - Да ты просто гений! - сказала ему с чувством, на что Лейт лишь пожал плечами.
        - Я люблю свою работу и делаю ее хорошо. Это и есть мой самый главный секрет, - признался он.
        Именно в этот момент мне тоже захотелось полюбить свою работу. Нет, не ту, к которой с раннего детства готовил нас Наставник, а ту, куда я стремилась всю свою сознательную жизнь.
        Я мечтала о свободе, хотела жить нормальной жизнью. Строить отели, обсуждать с Лейтом планы и макеты и не думать о Винсе, пообещавшем убить всех, кто рискнет ко мне приблизиться.
        Быть может... Мне все-таки стоит рискнуть и выйти замуж? Потянулась к фруктовому коктейлю, раздумывая... Черт, а почему бы мне и в самом деле не выйти замуж?!
        Он будет любить меня. Сильно, по-другому и не может быть в браке с шайессами. Я тоже полюблю его. Потому что, несмотря на заверения Винса, что мы другие, я вполне способна на ответные чувства.
        А с названным братом как-нибудь да разберусь!
        У нас будут дети. Много, потому что я хочу много детей. Еще у нас будет дом. Не так - Дом с большой буквы, где будет жить наша Семья. И если однажды он станет тесным, мы его расширим.
        Тут я уставилась в темные глаза Лейта, размышляя, уж не выйти ли мне за него замуж. По крайней мере, ему была нужна я, а не деньги моего отца. Но затем заморгала и отвела взгляд, потому что поймала себя на мысли, что сперва подумала о браке вовсе не с ним, а....
        А с Бартом Макриденом!

        Глава 11

        На город опускался вечер.
        Впрочем, стоило жаркому солнцу Талиса затеряться среди леса небоскребов, как в небо тут же взмыли уличные фонари, лишив тьму любой возможности захватить власть над столицей игорного бизнеса. От них не отставали и навязчивые рекламные щиты, подсказывавшие, где можно отлично провести время на Эмбози - вернее, спустить свои деньги в том-то или том-то казино. Один из них довольно долго маячил за окнами ресторана «Гостеприимства», залетев даже на семьдесят второй уровень. Вспыхивал яркими картинками, призывая нас познать все грани удовольствия в «Золоте Элиты».
        Но мы не были его потенциальными клиентами, так как по условиям Отбора нас ждало казино «Три Семерки».
         Лететь туда не пришлось - просто перешли дорогу, отделяющую наш отель от соседнего небоскреба, после чего поднялись по мерцающим ступеням к дверям казино. Перед входом, правда, получилось немного задержаться, так как всех посетителей просили пройти через рамки сканеров. Пусть парализаторы и были разрешены к ношению на Талисе, но проносить их или же другое оружие внутрь запрещалось.
        Мне даже пришлось продемонстрировать содержимое своей маленькой сумочки, но охрана ничего подозрительного в ней не обнаружила.
        Потому что не знала, что им следует искать.
        Наконец, двери казино распахнулись, а за ними... За ними нас ждал другой мир. Пестрый, словно разноцветный вихрь, состоявший из оглушительных звуков, ярких огней, громких голосов, заводной музыки, криков радости, тут же сменявшихся стонами разочарования или же звоном монет, высыпавшихся в стальные поддоны «Одноруких Бандитов».
        Это был мир игральных столов, расположенных на нескольких уровнях огромного, похожего на пчелиный улей, казино. Но и этого Грофилду Морсену, владельцу «Трех Семерок», оказалось мало - несколько из них еще и парили в воздухе. Один тут же подлетел к нам, крупье помахал приглашающе, подзывая занять свободные места вокруг его рулетки, но я покачала головой.
        Чуть позже, дайте для начала осмотреться!
        Осмотрелась и тут же наткнулась на нововведение - в прошлый раз такого не было! Для любителей экстремальных ощущений стол для игры в кости располагался еще и в гигантском аквариуме посреди казино, и всем желающим присоединиться к игральному заплыву выдавали воздушные фильтры и специальные фишки.
        Тут подбежали официантки в откровенных топиках и мерцающих шортиках, улыбнулись многообещающе. Одна из них подхватила Киллаха под руку, вторая потянулась было к Барту, но, наткнувшись на его взгляд, передумала. Вместо этого спросила, что мы будем пить.
        И я пожала плечами, потому что настало время нам разделиться.
        Киллах и Гент Руз собирались на второй уровень к «Одноруким Бандитам», заявив, что предпочитают не рисковать большими суммами. Янник же наоборот сказал, что не привык размениваться по мелочам, поэтому собирается делать крупные ставки в блэкджеке, предварительно обменяв полученные от Лайара Нойлена кредиты на светящиеся фишки «Трех Семерок». Андрес Авет выбрал игру в кости - решил нырнуть, заявив, что такого еще не пробовал, - а Лейт собирался испытать удачу на одной из парящих рулеток.
        Я же, пожелав всем удачи, с милой улыбкой принялась дожидаться, когда мои женихи разойдутся кто куда.
        Украдкой потерла плечо под черной облегающей материей брючного костюма. Перед самым выходом из «Гостеприимства» мы получили по увесистой пачке кредитов, и нам снова вкололи те самые чертовы датчики!.. Потому что по правилам, написанным моим отцом, участникам третьего испытания запрещалось покидать здание небоскреба, в котором располагалось казино. К тому же противный Лайар Нойлен заявил, что, раз уж я тоже получу от него эти кредиты - под расписку! - то правила третьего испытания распространяются и на меня. Пришлось согласиться на датчик, хоть я и заверила старика - да как скажете! - что никуда уходить не собираюсь.
        Не собираюсь, если не считать пары поездок на скоростных лифтах, скользящих по гладкому, сверкающему боку небоскреба.
        Мне не терпелось приняться за осуществление плана, но меня все никак не оставляли в покое. Лейт долго не отпускал мою руку, уговаривая отправиться с ним к рулетке. Киллах с другой стороны громко сетовал, что я его старательно избегаю с самого начала Отбора. Именно поэтому у нас так и не было нормальной возможности поговорить.
        И он решил, что именно сейчас и настал этот счастливый момент. Но я так не думала.
        Наконец, сбежала от всех в дамскую комнату. Там, в маленькой кабинке, превратила свою крохотную сумочку в такой же миниатюрный рюкзачок, сливающийся с черной материей моей одежды. Внутри лежало необходимое оборудование, на которое не отреагировали сканнеры на входе в казино.
        Выбранные мною помощники дожидались меня возле дверей.
        С Арвеном я успела переговорить еще до начала испытания и посвятить его в то, что ему придется сделать. В нем я была уверена - уж он-то точно меня не подведет! А вот Барт Макриден... Тут были возможны варианты, но из оставшихся женихов я выбрала именно его, решив, что если уж он согласится, то сделает все, как надо.
        Поманила их за собой, и мы отправилась к выходу из казино. Но на этот раз не наружу, в теплый, влажный вечер Эмбози, а через еще одни стеклянные двери и сканнеры в переполненное фойе гостиницы «Морские чудеса Талиса», занимавшей оставшиеся этажи небоскреба.
        Моя цель - хранилище «Трех Семерок» - находилась на двенадцатом уровне, под которым располагались бухгалтерия и несколько офисных этажей, принадлежащих компании Грофилда Морсена, владельца казино.
         Но проникнуть туда без посторонней помощи, не привлекая внимания охраны и многочисленных постояльцев «Чудес», было практически невозможно. В прошлый раз мне в этом помогал продажный менеджер «Трех Семерок», которому я заплатила приличную сумму из полученного гонорара. Он все еще работал в казино - совершенно неожиданно наткнулась на него на выходе из зала и злорадно отметила, как исказилось его смуглое лицо.
        Испугался он порядком. Уж кого-кого, а меня точно не ожидал здесь увидеть!
        Но обращаться к нему за помощью не стала, решив обойтись собственными силами. Вернее, силами своих женихов. Арвену в моем плане отводилась незначительная роль - здоровяку-стриптизеру предстояло проникнуть в комнату техников «Чудес» и засунуть кристалл с нужной программой в правильный разъем.
        Загрузив хитрую программу, кристалл самоуничтожался. На нем была запись, которая должна сменить то, что будет происходить в действительности в скоростном лифте номер тринадцать. Впрочем, Арвену могла помешать охрана, но я наделась, что обладатель здоровенных кулаков с ней разберется.
        А потом, если понадобится, я вытащу его из неприятностей.
        Пожелав мне удачи во всем, что бы я ни задумала, и напомнив об обещанном ему свидании, Арвен получил заветный кристалл. Напоследок еще раз заверил, что сделает все в лучшем виде, после чего отправился на задание.
        Я же повернулась к хмурому Барту Макридену. Такого подарка судьбы - молчать, сделать все так, как я скажу, и ни о чем не спрашивать - от него я не ждала и была готова к коронному макриденскому недовольству.
        - Что происходит? - спросил он подозрительно. - Что ты собираешься делать?
        Мы как раз подошли к здоровенному многометровому аквариуму с разноцветными рыбами, стоявшему в центре фойе, и Барт поймал меня за руку, заставив остановиться. На это я мило улыбнулась.
        Но не ему, а проходящему мимо охраннику.
        - Не стоит так орать, Барт! - повернувшись, попросила у Макридена. - Смотри, ты уже всех рыбок распугал... И руку мою отпусти, мы привлекаем к себе ненужное внимание.
        - И что из этого?
        - То, что привлекать к себе внимание сейчас не стоит. Вернее, стоит, но не сейчас.
        - Поясни.
        Пожала плечами.
        - Хорошо. Но не здесь.
        Повела его к дальней стене, где за мраморными колоннами, поддерживающими бельэтаж, еще в прошлый раз я обнаружила «слепое пятно», не просматривающееся камерами «Морских Чудес».
        - В системе безопасности «Трех Семерок» есть дыра, - сказала Макридену. - Маленькая, но для меня как раз сойдет... Вернее, я как раз в нее пролезаю. - Усмехнулась. - Я хочу показать владельцу казино, что оставлять такие дыры, если ведешь подобный бизнес, довольно накладно. В прошлый раз ему это обошлось в несколько миллионов кредитов. Сейчас же... - пожала печами. - Я не собираюсь брать много. Деньги - не главное, Барт! Возьму столько, сколько получится. Потому что собираюсь только привлечь его внимание, а потом задать пару вопросов.
        Мне казалось, что Грофилд Морсен сможет мне помочь. Вернее, указать на того, кто знает заветное имя. Ведь его конкуренты, заказавшие ограбление «Трех Семерок» год назад, обращались к моему Наставнику!
        - Какие еще ответы? - не понял Барт. - Ты что, собираешься ограбить казино?
        Пожала плечами.
        - Я бы не была столь категорична в своих суждениях. Это можно назвать и по-другому...
        Хотя... Что уж тут кривить душой?
        - Ну да, собираюсь.
        - Шелл, но зачем?!
        - Прошлое, - сказала ему, - не дает мне спокойно жить. Но я хочу покончить с ним как можно скорее. Восстановить справедливость, после чего забыть обо всем навсегда.
        Барт, конечно же, снова ничего не понял, но я не собиралась вдаваться в разъяснения.
        - Это займет девять минут и сорок две секунды, - заявила в ответ на очередную порцию его вопросов. - Ровно через это время я буду на крыше лифта номер тринадцать, и ты поможешь мне из него выйти, не привлекая к себе внимание.
        - Ты не полезешь ни на какую крышу, пока не объяснишь мне внятно и с расстановкой, что происходит!
        Покачала головой.
        - Обещаю, я все тебе расскажу. Но не сейчас. Позже, когда все закончится... Сейчас мне нужна твоя помощь. Просто сделай то, о чем тебя прошу.
        Я спокойно выдержала давящий взгляд его серых глаз.
        - Шелл... - кажется, Барт решил сменить тактику, и на этот раз его голос прозвучал намного мягче. - Мне кажется, ты попала в серьезные неприятности. Прошу тебя, расскажи мне обо всем, и я постараюсь тебе помочь.
        Покачала головой. Нет, я не могла ему все рассказать, потому что... Тогда он никуда меня не отпустит!
        - Надо было попросить Винса! - произнесла с досадой.
        Винс бы мне не отказал и не стал задавать глупых вопросов. Он никогда не задавал вопросов и не пытался запретить мне убиться, где бы и каким бы образом я не пыталась это сделать. Но тогда ему пришлось бы отложить слежку, а я хотела как можно скорее вычислить своего врага.
        - Кто такой Винс?
        - Мой брат, - нехотя призналась Барту. - Хотя он себя таким не считает.
        - Шелл... - Барт попытался взять меня за руку, но я не далась. - Шелли, прошу, расскажи мне! О Винсе, об этом казино и о том, зачем ты собираешься это сделать. Я не понимаю, и меня это нервирует. Вместе мы придумаем, как нам быть.
        Вновь покачала головой, прислонившись спиной к холодной стеклянной стене аквариума.
        - Нет, - сказала ему. - Со своими неприятностями я всегда разбираюсь сама.
        Закрыла глаза лишь на секунду, а когда открыла, Барт Макриден оказался слишком близко. Его ладонь скользнула на мой затылок, губы прильнули к моим.
        Кажется, он снова решил сменить тактику, чтобы выудить из меня признание, и эта попытка оказалась очень даже недурна.
        Его поцелуй был требовательным, почти грубым. Сперва я попыталась сопротивляться, вырваться из его рук, но очень скоро сдалась на милость победителя. Выдохнула растерянно, пораженная предательской реакцией собственного тела, потянувшегося навстречу Барту. И я позволила его языку проникнуть в мой рот, отвечая на поцелуй, чувствуя, как от его напора в теле разгорается пожар.
        Но внезапно - слишком уж быстро! - все закончилось.
        - Улетим! - сказал Барт. Даже не сказал, а приказал. - Бросим твой чертов лифт, казино и Отбор и улетим на Новую Терру. - Голос прозвучал хрипло. - Сегодня же!
        - Улетим? - неверяще переспросила у него. - Вот так, все бросим и улетим? А как же... А как же деньги моего отца?
        Барт покачал головой.
        - Мне не нужны чужие деньги. Нет, Шелл, не так! Нам не нужны чужие деньги. Я смогу обеспечить тебе безбедную жизнь. Пусть не на Элите - ты ведь знаешь, что Энни не может жить на Элите! - но мы отлично заживем на Новой Терре. И больше никаких тайн... Никакого прошлого, которое не оставляет тебя в покое. Только наше настоящее и наше будущее.
        Смотрел на меня выжидательно, но я лишь покачала головой.
        - Шелл... - вновь произнес Барт, коснувшись моей щеки. - Ты невероятно красива. Ты - подарок судьбы, которая не сказать, что была ко мне до этого благосклонна. Иногда мне казалось - особенно, после того, как погиб мой брат, - что высшей справедливости не существует. Но она есть. Есть, потому что я встретил тебя. Ты - мой человек! Такая же, как я... Тебе близко то, что дорого мне. И я сделаю все - клянусь, все! - чтобы ты была счастлива.
        На какой-то миг мне захотелось ему поверить. Взять и сбежать вместе с ним с Отбора и из этого дурацкого казино. Бросить все, забыть о прошлом и улететь на Новую Терру, где и остаться навсегда.
        С ним, Энни и ласковым морем, раскинувшимся за зелеными холмами Фристона.
        Но тут я вспомнила об убийце, идущем по моим следам, затем о Винсе, грозившем смертельно разочаровать любого, кого я подпущу слишком близко, почему-то решив, что это место отведено ему. Вспомнила и о том, что я должна найти Наставника.
        Потому что, в отличие от Барта Макридена, я всегда верила в то, что высшая справедливость существует. И она обязательно восторжествует, если ей немного помочь.
        К тому же как я могу уйти с Отбора, если уже подобралась так близко?! Вернее, зашла так далеко! Сейчас идет третье испытание, и до конца уже рукой подать.
        До финала, который расставит все по своим местам.
        - Нет, - покачала головой. Прикусила губу, отстраняясь от его руки, когда Барт попытался погладить меня по щеке. - Я не могу так! Не могу улететь с тобой на Новую Терру. Я... Я пока еще не готова. Слишком рано, и Отбор еще не закончился.
        А потом... Потом уже будет видно!
        Но он понял все совершенно не так, как бы мне хотелось. Отшатнулся, лицо изменилось, и он снова стал закрытым и молчаливым Бартом Макриденом, каким я запомнила его с нашей первой встречи на Мезере.
        - Значит, все еще не готова, - констатировал ровным голосом. - Ты хочешь остаться и продолжить Отбор.
        Кивнула.
        - Да, я хочу остаться до конца. Так нужно, Барт!
        - Конечно же, так нужно. Потому что ты должна выбрать лучшего из нас.
        - Барт...
        - Ну что же, выбирай, Шелли Холст! Это ведь так важно - рассмотреть каждого, взвесить все наши плюсы и минусы. Узнать, кто из нас быстрее в гонках и кому везет в казино, а уж потом сделать правильный вывод. Потому что именно так и выбирают себе мужей на Элите! Так что не прогадай.
        - Не прогадаю, - ответила ему холодно, потому что его язвительный тон ранил куда больнее обидных слов. - И если ты не хочешь помочь мне с лифтом, я попрошу Янника Леклера.
        - Я тебе помогу, если ты скажешь, что именно ты собираешься сделать.
        - Убиться на Талисе, - ответила вежливо. - Что же я могу еще хотеть, Барт Макриден?!
        На это он засопел обиженно. Но я тоже разозлилась - и еще как! - на то, что он успел мне наговорить. Впрочем, выяснять отношения сейчас было совсем не к месту.
        Позже, все позже! А пока что...
        - Девять минут сорок две секунды, - сказала ему. - Лифт номер тринадцать. Просто будь в нем и сделай так, чтобы кроме тебя там никого не оказалось. А если я опоздаю... Даже если я опоздаю, - поправила себя, - все равно будь там. Один, Барт!
        - Хорошо, - отозвался он равнодушно. - Я все сделаю.
        ***
        Мы пересекли фойе и отправились к лифтам. Молчали, дожидаясь, когда подойдет нужный, тринадцатый, который, забрав пассажиров на первом уровне, шел без остановок на двухсотый, где располагался дорогущий ресторан «Феерия вкуса».
        Наконец, стеклянные двери распахнулись, и из кабины высыпала целая толпа - все круглолицые, узкоглазые, оживленные. Говорили на тараосском - его я тоже знала, - громко делясь мнениями о том, где лучше спустить деньги: либо пойти в «Три Семерки», либо попытать счастья в «Солнечных Берегах».
        Посторонившись и пропустив жителей Тараосса, мы с Бартом шагнули в лифт. Но не успела я порадоваться тому, что к нам никто не собирался присоединиться, как возле раздвижных дверей показалась пожилая темнокожая пара в дорогих вечерних нарядах.
        Компания мне была не нужна, но Барт тут же пришел на помощь. Притянул меня к себе, по-хозяйски обняв за талию, и я послушно прильнула к его груди. Этим вечером каблуки не надевала, так что моя макушка едва доходила ему до плеча.
        - Друг, давай-ка мы прокатимся одни! - подмигнул он заговорщически мужчине. - На самый верх, а потом вниз... И так много, много раз!
        С этими словами Барт склонился к моему уху, прикоснувшись к нему губами. От его горячего дыхания и хриплого голоса по моему телу пробежали мурашки.
        - И без компании, - отозвалась я сладко, попытавшись залезть руками под его рубашку. Я так и не поняла, в какой миг это перестало быть игрой, став жизненной необходимостью - мне захотелось почувствовать тепло его тела. - Нам ведь не нужна компания? - спросила, заглядывая ему в глаза.
        Мне показалось, что он больше не злился, и меня это порадовало.
        Тут Барт подтвердил, что компания нам не нужна.
        Пожилая пара понимающе переглянулась, после чего отправилась к другому лифту. Мы же остались одни. Стеклянные дверцы закрылись, на дисплее вспыхнуло предупреждение, что следующая остановка только на двухсотом этаже.
        - Время пошло!- произнесла я, с сожалением отпрянув от Барта. Выловила из рюкзачка силовые присоски, прикрепила их к ладоням. Шериф Фристона смотрел на мои приготовления с явным недоумением. - Подсади! - приказала ему.- Только ни о чем не спрашивай. Не сейчас!
        У лифта номер тринадцать сдвигалась пластиковая крышка люка - крепления я сломала еще в прошлый раз. Датчик повреждений тоже повредила - он показывал, что никаких повреждений нет и в помине. Поэтому починить люк никто не удосужился, и он так и держался лишь на одной оставленной мною заклепке.
        Уже через секунду, взглянув на ошарашенное лицо Барта, я оказалась на крыше.
        - Шелл... - выдохнул он растерянно, посмотрев на меня снизу вверх.
        Но, с другой стороны, чего он ожидал? Того, что мы займемся тем самым, о чем сообщили милой пожилой паре?!
        При мысли о его поцелуях и вожделенном продолжении по телу пробежала сладкая, горячая волна, которая... Которая мне была совершенно ни к чему на крыше скоростного лифта!
        Не сейчас, сказала я себе. Нельзя отвлекаться, а то я и в самом деле убьюсь на Талисе!
        Распрямилась, вдохнув теплый воздух столицы, наполненный музыкой и безудержным весельем, льющимся из распахнутых дверей баров и казино.
        Лифт стремительно набирал ход, приближаясь к нужному этажу. И я начала считать.
        Раз.
        Два.
        Три. Сейчас!..
        Прыгнула, стараясь думать только о нужном выступе, под которым находилось небольшое вентиляционное отверстие. На миг мне показалось, что промахнусь - не успею «прилипнуть» к блестящей поверхности небоскреба и сорвусь с двенадцатого этажа.
        И вот тогда было бы все.
        Все, потому что пронести паравинги через охрану казино, не вызвав при этом ненужных вопросов, мне бы не удалось. Но так глупо погибнуть не входило в мои планы на ближайшую... Вернее, на текущую жизнь! Поэтому, растопырив пальцы, я со всей силы влепилась в полупрозрачное органическое стекло. Присоски послушно сработали, и я прилипла к гладкой темной стене, как паук.
        На этот раз я приземлилась - вернее, пристенилась - чуть выше, чем надо было, и чуть дальше, чем планировала. И все потому, что тренировалась год назад!
        К тому же сверху на меня с огромной скоростью уже несся лифт номер четырнадцать, и я едва успела убраться с его пути. Светящаяся коробка - сталь и стекло - проскользнула мимо буквально в паре сантиметров от моей ладони, чуть не сдув воздушной волной.
        И я испуганно выдохнула, мысленно выругавшись. Черт, черт!.. Но повезло, удержалась!
        Начала спускаться, пока, наконец, не нащупала ногами нужный выступ, под которым находилось вентиляционное отверстие.
        Повиснув на одной руке, выловила из рюкзака триззер. Приложила его к электронному замку, снимая защитное поле, закрывающее вентиляционный выход. Как я и думала, они так и не удосужились сменить коды за прошедший год.
        Нырнула внутрь - ход был очень узким, но я знала, что не застряну. Поползла. Поворот, еще один. Развилка, на которой надо прямо... Вторая, где я свернула в правый ход и очень скоро оказалась над хранилищем «Трех Семерок».
        Взглянула вниз через узкую вентиляционную решетку, закрытую силовым полем. Ничего не изменилось - тот же самый бункер, попасть в который со стороны коридора не было никакой возможности. Если только штурмовать целой армией против армии, его охраняющей! К тому же в наличии имелись двухметровые стальные стены и слишком уж хитрый замок, придумать, как взломать который, я так и не смогла.
        А вот приползти по узкому вентиляционному ходу - это всегда пожалуйста!
        Впрочем, дальше тоже было не так уж и просто. Внутри меня ждали камеры, лабиринт лазерных лучей и датчики передвижения, расположенные в метре от пола. И все это, чтобы защитить полки, тянувшиеся вдоль стен, на которых лежали разноцветные фишки с логотипами «Трех Семерок» и стояли ровные стопки галактических кредитов.
        На этот раз денег и фишек в хранилище оказалось не так уж и много. Но меня это нисколько не волновало.
        За несколько секунд сняла защитное поле и решетку. С камерами пришлось повозиться, но в конце концов удалось ослепить и их. Ненадолго, но на все про все мне требовалось чуть больше минуты.
        Закрепила микроскопическую лебедку, позволившую мне проскользнуть в узкую дыру и повиснуть на тонком сверхпрочном тросе в паре метров от пола. Оставалось лишь раскачаться, чтобы дотянуться до ближайшей полки и схватить несколько увесистых зеленых пачек.
        Качнулась. Один раз, второй.
        Есть, поймала! Три пачки тут же оказались в распахнутом рюкзачке, который я предусмотрительно перевернула на грудь.
        Третий. Еще две пачки...
        Четвертый. Этот вышел на редкость неудачным. Подхватила всего лишь одну, да и стопка опасно накренилась, из-за чего одна из зеленых пачек полетела вниз.
        Черт! Черт!..
        Я смотрела, как она падала, понимая, что уже ничего, ничего не могу с этим поделать! Не долетела, потому что вспыхнули ярко-красным лазерные лучи над полом, сжигая несчастные гала-кредиты, наглядно демонстрируя, что стало бы со мной, сорвись я с лебедки.
        И тут же пронзительно завопила сигнализация.
        Вот и все, пора выбираться!
        И я выбралась буквально за несколько секунд до того, как в Хранилище ворвались охранники Грофилда Морсена - им ведь еще предстояло справиться со сложным замком! Но вентиляционная решетка и силовое поле уже стояли на своих местах, а я уползала со всех ног по узком проходу.
        Поворот, еще один...
        Сердце билось так быстро, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Но вместо этого прыгнула уже я. Причем на крышу лифта номер тринадцать - ровно через девять минут сорок две секунды назад стартовавшего со мной и Бартом с первого этажа, а теперь на огромной скорости несшегося вниз.
        Ударилась грудью - больно-пребольно! - о стальную коробку лифта. И все потому, что давно уже не тренировалась! Но силовые присоски сработали, а затем уже Барт сдвинул крышку, стаскивая меня вниз, прижимая к себе.
        - Сумасшедшая, - прошептал он, сграбастав в свои объятия. - Ты совершенно сумасшедшая, Шелл!
        - Сигнализация все-таки сработала, - пожаловалась ему. - Больно!.. - попыталась отстраниться, затем потерла грудную клетку, потому что он прижал меня к себе так сильно, что чуть было не треснули кости. - Черт, кажется, будет порядочный синяк...
        - Где? - Барт принялся меня ощупывать. - Где болит? Что болит? Как ты вообще себе все не переломала?!
        - Потом! - сказала ему. - Говорю же, все потом! А сейчас... Поцелуй меня! Да так, чтобы все поверили.
        Потому что, уверена, уже начался серьезный переполох! Охрана будет носом землю рыть, чтобы найти того, кто это сделал. Причем уже во второй раз. И сама потянулась к его недовольным губам, прижимаясь к его груди, не забыв перед этим сдернуть присоски и сунуть их в рюкзачок на груди.
        И нам поверили. Поверили, потому что я поверила в это сама. Поверил и Барт - мы целовались так долго и так упоенно, что не замечали ничего и никого вокруг.
        Кажется, съездили еще раз наверх, а потом снова вернулись на первый этаж, пока, наконец, нас не попросили выйти и отправиться - черт нас побери! - в свой номер, где и продолжить начатое, но уже вдали от людских глаз.
        ***
        В номер мы все-таки не пошли, хотя мысль об этом казалась мне крайне соблазнительной. Вместо этого, все же придя в себя, расположились в уютном закутке «Феерии Вкуса», из окна которой открывался великолепный вид на мерцающий, бесконечный город.
        - Примерно двести тридцать тысяч, - сообщила я Барту. - Я дам тебе пятьдесят на Щит для Новой Терры.
        - Ты вернешь все, до последнего кредита, - вместо того, чтобы обрадоваться, недовольным голосом заявил он.
        - Ну уж нет! - заныла в ответ. - Так нечестно, в конце-то концов! Это мои деньги, и я могу сделать с ними все, что захочу... А я хочу отдать их тебе.
        - Это не твои деньги, - напомнил Барт. - Ты их украла.
        На это я лишь отмахнулась. Ну да, украла... Я много что украла в прошлой жизни!
        - Но ведь нам надо помочь Фристону! Не смотри на меня так... Я ведь рисковала, в конце-то концов! - Прыгала и ползала по стенам, как сумасшедший паук. - И я хочу, чтобы твоя планета зажила спокойно.
        - Для этого нам не нужны чужие деньги.
        - Но я набила себе синяк!
        А еще меня лифт чуть было не переехал...
        - Покажи свой синяк, - потребовал Барт, потому что про лифт рассказывать ему не стала.
        - Не покажу! - заявила ему, насупившись. - Потому что... Потому что не покажу и все!
        Он был в том месте, где ему смотреть совсем не следовало.
        Поиграв со мной в молчанку и проиграв, Барт сдался. Но ненадолго.
        - Ты вернешь все деньги до последнего кредита и улетишь со мной на Новую Терру, - заявил мне.
        - Ничего подобного! - ответила ему возмущенно. - Говорю же, никуда я с тобой не полечу!
        По крайней мере, до конца Отбора.
        - Но деньги все-таки вернешь, - добавил он удовлетворенно. - И то уже неплохо!
        - Верну, - сдалась я. - Вернее, я так и так собиралась это сделать.
        Отдать ему пятьдесят тысяч, а остальное возвратить законному владельцу. Теперь, выходило, придется отдать всю сумму.
        И я потянулась к триззеру.
        Разговор с хозяином «Трех Семерок» через изменяющую голос программу - да и засечь мое местонахождение он никак не мог! - прошел вполне неплохо. Я бы сказала, очень хорошо. Грофилд Морсен не только согласился на сделку, но даже предложил мне то, чего я от него не ожидала.
        Но сперва говорила я.
        Сказала, что верну двести тридцать тысяч кредитов, назову имя продажного менеджера и расскажу, как именно проникла в Хранилище - причем целых два раза! Третьего уже не будет, потому что других дыр в системе безопасности я так и не обнаружила. Деньги будут ждать его в месте, которое укажу.
        За это они отпустит Арвена, который ничего не знает и ни к чему не причастен. И не будут меня искать, потому что больше наши пути никогда не пересекутся. И еще, он шепнет мне имена его конкурентов, которые «заказали» то самое, первое ограбление.
        - Зачем? - удивился Морсен. В его голосе прозвучало искреннее любопытство. - Не бойся, детка, я на тебя не злюсь! Целый год пытался понять, как ты это провернула. Подозревал, что через вентиляцию, но сделать подобное никому не по силам.
        Я собиралась было обидеться на «детку», но передумала. Уж очень мне нужны были имена.
        - Потому что я ищу того, через кого они меня наняли.
        - Так я тебе помогу! - хохотнул Морсен. - Тех тварей давно уже нет в живых, их прах развеян над Талисом, но перед смертью они мне все рассказали. Только найти его я так и не смог, - в его голосе прозвучала досада. - Услуга за услугу, детка!.. Я назову тебе его имя, если ты скажешь мне, зачем он тебе понадобился.
        Я молчала.
        - Ты можешь мне все рассказать, - подбодрил Морсен. - Ведь мы с тобой почти любовники, раз уж тебе удалось отыметь меня целых два раза.
        Задумалась.
        - За ним давно уже тянется старый долг, - наконец, сообщила Морсену, - который ему все-таки придется заплатить.
        - Хорошо, - сказал он. - Если найдешь его, передавай этой с...ке привет и от меня!
        И он назвал мне имя Наставника.
        ***
        На этот раз Церемонии Выбора не было, а на Мезере я без всякого сожаления попрощалась с двумя своими женихами -Киллахом Маесом и Андресом Аветом. Выиграл испытание Лейт Рассен, предъявив Лайару Нойлену тридцать две тысячи галактических кредитов. Второе и третье место поделили Барт Макриден и Арвен, потому что не растратили ни единого кредита из тех десяти тысяч, которые выдал им Лайар Нойлен.
        Барт был занят мною и ограблением, Арвен, порядком пострадавший в драке с охранниками «Морских Чудес», просидел под замком до момента, пока его не выпустили.
        Остальные же проигрались в пух и прах. Даже излишне самоуверенный Янник, дела у которого в «блэкджеке» совершенно не заладилась. Впрочем, он не оставлял надежды выиграть следующее испытание, место проведения и детали которого, несмотря на мои просьбы, Лайар Нойлен так и не открыл.
        Сказал, что сообщит об этом позже, когда я вернусь с двухдневного отдыха с Лейтом Рассеном на Огири. Это было очередное, не совсем понятное распоряжение отца.
        - Веди себя хорошо! - попросил у меня Барт, когда подошел попрощаться. Потянулся, обнял меня, и я почувствовала тепло его губ на виске. - И не забывай о тех, кто ждет твоего возвращения домой.
        На это я лишь покачала головой, потому что забыть у меня не получалось.
        Так уж вышло, что в последнее время думала только о нем.

        Глава 12

        В родном городе Лейта Рассена стояла поздняя весна, грозившая вот-вот перерасти в жаркое лето. День ожидался солнечным, поэтому утром, перед посадкой в столице Огири, я надела тонкое светлое платье и легкие сандалии. Выбор оказался правильным, потому что ходить нам пришлось много. Как только Лейт разместил меня в гостевой спальне своего огромного, но пустого дома, в котором жил лишь он, иногда заглядывала мать с инспекцией и пару раз неделю приходила прислуга, мы сразу же отправились на прогулку по городу.
        Вернее, на экскурсию по недавно законченному по его проекту Дворцу Галактических Конгрессов в самом центре столицы.
        Гигантское здание, и правда похожее на сказочный дворец, произвело на меня впечатление своими, можно сказать, галактическими масштабами, но куда больше мне понравился разбитый вокруг него великолепный парк.
        - А вот это уже не мое творение, - улыбаясь, говорил Лейт, когда мы вышли наружу из царства гулких залов и странных инсталляций в совсем уже летний полдень. - Мало что понимаю в ландшафтном дизайне!
        Лейт держал меня за руку, и мы долго ходили по ухоженным дорожкам. Любовались фонтанами, останавливались на аккуратных мостиках с золотыми перилами и смотрели на роскошные клумбы, в которых росли пышноголовые цветы со всех уголков Галактического Союза. Наконец, разморенные зноем, опустились за столик в маленьком ресторанчике неподалеку от парковки, где Лейт оставил спортивный флайер.
        Но, несмотря на припекающее солнце и прогуливавшихся по парку беззаботных людей, я постоянно чувствовала противный холодок, из-за которого по спине время от времени пробегала ледяная поземка.
        Лейт тоже это чувствовал. Вернее, ощущал мою тревогу и частенько спрашивал, что меня так беспокоит.
        - Ничего, - отвечала ему, старательно выдавливая из себя улыбку.
         Напрасно он старался меня развлечь! Заказал прохладные фруктовые коктейли, смешил историями из своей жизни. Кормил деликатесами, затем перешел на сладости, заверив, что готов на все, лишь бы понять, что творится у меня в голове. Но рассказывать о своих тревогах ему не спешила, хотя уже с раннего утра знала, что мой враг рядом и вот-вот нанесет очередной удар.
        И еще я знала, кому заказали мое убийство, и это не давало мне шанса расслабиться. К тому же в голове постоянно звучал голос первой из Шайесс, твердивший об опасности.
        ...Потому что о нем слагали легенды. Он всегда исполнял свои заказы, и поэтому его услуги стоили баснословных денег.
        Он ни разу не допустил осечки в течение четверти века. Его звали Зоран, и он считался лучшим наемным убийцей Галактического Союза. Правда, Винс с этим утверждением категорически был не согласен. Кривясь и морщась, частенько говорил мне, что это нечестно.
        Нечестно, потому что Зоран работал уже почти три десятилетия, а он, Винс, начал свою карьеру совсем недавно.
        «Завидуешь, - помню, отзывалась я равнодушно. - Что уж тут хорошего - быть лучшим наемным убийцей нашей Галактики?!»
        И Винс нехотя признавался, что завидует.
        А теперь, выходило, именно Зоран шел по моему следу, потому что кто-то отсыпал ему приличный куш в десять миллионов галактических кредитов - за меньшую сумму он не работал. Тот, кто ненавидел меня так сильно, что был готов заплатить за мою смерть огромные деньги.
        Но Винсу с Пиккари и Симом все-таки удалось идентифицировать убийцу - именно Зоран прилетел за мной на Огири. От слежки ушел легко, все же был профессионалом, но мы знали, что он неподалеку и готовится нанести удар.
        Что это будет? Выстрел, взрыв, подстроенный несчастный случай?
        «Бомба, - пришло сообщение от Винса на мой триззер, который я положила на столик в ресторане с видом на парк и возвышающиеся над зелеными кронами белоснежные башни Дворца Конгрессов. - Во флайере архитектора. Только что подложил».
        «Поняла», - написала ему.
        - Шелли, - Лейт вновь прикоснулся к моей руке, и я выдавила из себя улыбку. - Я собираюсь тебя как следует накормить, а потом отвезти к моим родителям на ужин. Слетаем в Ведино...
        - Нет, Лейт! - покачала головой. - Похоже, в ближайшее время мы с тобой никуда не слетаем.
        Потому что очень скоро лететь будет не на чем. И, если не сделать все правильно, некому.
        - В чем дело, Шелли? Ты выглядишь бледной. Как ты себя чувствуешь?
        - Неплохо, - ответила ему. - Я чувствую себя неплохо.
        Не врала - я и в самом деле чувствовала себя неплохо. Была спокойна - спокойней не бывает. Мучительное ожидание закончилось. Враг найден, проблема обозначена. Винс, Пиккари и Сим рядом.
        Моя Семья в сборе, и это означало, что я не умру. По крайней мере, не сегодня.
        И еще то, что очень скоро мы сможем найти заказчика.
        - Сейчас мне нужно будет уйти, - сказала ему, заглядывая в растерянные темные глаза. - К тебе подойдет девушка, одетая, как я. Она даже будет выглядеть, как я. Сделай все, что она скажет.
        Мне не хотелось его вмешивать, но по-другому не получалось.
        - Шелли... Что происходит?
        - Ты хотел показать мне, как ты живешь. Свою семью и своих друзей. Но так уж вышло, что сперва тебе придется познакомиться с моей Семьей и той жизнью, которую я веду. Вернее, вела до недавних пор. Та девушка - моя сестра. Ее зовут Пиккари, но, если она тебе разрешит, ты сможешь называть ее Пикки. Речь идет о жизни и смерти, Лейт! Нашей жизни и смерти.
        - Шелли...
        - Прошу тебя, не задавай вопросов! Поверь, все крайне серьезно.
        Из туалета я позвонила Винсу.
        - Он все сделает, как надо. Немного растерялся, но затем сказал, что поможет.
        - Отлично, - отозвался Винс. - Вы с ним должны умереть.
        - Знаю. И мы умрем.
        - Я прослежу за Зораном. Через него и выйдем заказчицу. Но, думаю, она сама выйдет из тени.
        - Хорошо, - сказала я Винсу. - Очень хорошо!
        - Ты знаешь, - он неожиданно сменил тему, - Пикки и Сим расстались. Так что ты... гм... поосторожнее на поворотах!
        - Не знала, - выдохнула расстроено. - Когда?
        - Недавно.
        - Но почему?
         - Потому что Пиккари - не шайесса, - усмехнулся Винс. - Подозреваю, он нашел себе другую.
        - Вот же сволочь! - произнесла я с чувством. - Хоть мне и брат!
        - Позже поговорим. Они уже рядом, - отозвался Винс. - Смотри в оба, Шелл!
        - Хорошо, - вновь сказала ему. - Я буду смотреть.
        Затем набрала другой номер. Барт ответил сразу же, словно только то и делал, что сидел и ждал моего звонка.
        - Привет,- произнесла я в трубку, чувствуя себя глупо. Даже очень. - Вернее, здравствуй! Я тебя не разбудила?
        Потому что не знала, где он сейчас находился - на Мезере или же улетел на Новую Терру.
        - Нет, не разбудила. Как ты там, Шелл?..
        - Хорошо, - сказала ему, уставившись на себя в зеркало. Слишком бледная, отметила про себя. Потому что отвыкла. Всего лишь за год успела отвыкнуть от такой работы. - Вернее, неплохо. - Если не считать того, что за мной идет лучший убийца Галактического Союза. - Как ты? Что делаешь?
        - Ревную, - отозвался он. - Что мне еще остается делать?
        - Барт, - замялась я. - Если ты... В общем, что бы ты ни услышал по новостям или от Лайара Нойлена, не верь!
        - Что я могу услышать?
        - Я тебя предупредила.
        Хотела прервать вызов, но почему-то медлила. Вслушивалась в звуки его дыхания и представляла, что он рядом.
        - Шелл! Сейчас же скажи мне, что происходит!
        Вдох, выдох. Давящая тишина. И я все-таки не выдержала.
        - За мной идет убийца, Барт! Хороший... Вернее, лучший из всех, потому что кто-то играет по-крупному. Все началось еще на Дарсе. Ты же видел дыру в капоте гиперкарта Флосса? Но тогда стреляли не в него, а в меня. Затем была Каскара... Тебе не показалось странным, что резня началась как раз в ту самую ночь, что и наше испытание?
        Вдох, выдох, ощущение его присутствия. Барт молчал, видимо, дожидаясь продолжения. И я снова заговорила:
        - На Талисе все прошло спокойно, потому что мой враг затаился. Вернее, она искала того, кто сделает это уже наверняка.
        - Она? - его голос прозвучал глухо.
        - Да, это женщина. Я пока не знаю, кто она и чем я ей не угодила, но очень хочу это узнать. Для этого мне придется умереть. Взорваться на Огири вместе с Лейтом Рассеном в начиненном взрывчаткой флайере. Но я обязательно выживу, потому что мои братья мне помогут.
        - У тебя есть еще братья?
        - Да, еще один. Его зовут Сим... Симон. Я тебя с ними познакомлю.
        Мысль показалась мне крайне странной, но я решила, что если выживу, то... Сим и Пиккари примут любой мой выбор, а Винсу придется смириться.
        - Шелли, я сейчас же вылетаю с Мезеры! - произнес Барт напряженно. - Дождись меня. Я тебя из этого вытащу.
        - Нет, - покачала я головой. - Не могу. Поздно, Барт! Бомба уже заложена, и если Зоран поймет, что я что-то подозреваю, он придумает другое... Скорее всего, будет стрелять, а это намного хуже. - Усмехнулась. - Выстрел куда хуже, чем взрыв. Так будет намного сложнее подстроить собственную гибель.
        На том конце трубки раздался судорожный вздох.
        - Я люблю тебя, Шелл! - наконец, произнес. Барт Макриден. - Прошу тебя, постарайся не убиться на Огири. Я очень скоро прилечу.
        - Постараюсь, - ответила ему, кусая губы. - Я очень постараюсь не убиться на Огири. По крайней мере, без тебя.
        После чего нажала на отбой.
        Тронула пальцем щеку. Надо же, слезы! Не помню, когда я плакала в последний раз.
        - Шелл, они уже здесь! - раздался голос Винса - следующий вызов пришел сразу же после разговора с Бартом. - Пиккари уводит архитектора, можешь выходить.
        Я распахнула дверь и тут же столкнулась с улыбающимся темноволосым Симом, одетым точно так же, как и Лейт Рассен. Правда, брат был чуть ниже ростом и куда более накачанным, чем знаменитый архитектор, но я надеялась, что Зоран не обратит на это внимания.
        - Сестричка! - потянулся он ко мне. Обнял. Вернее, прижал к себе и хорошенько встряхнул. - Давно не виделись!
        Последний раз мы встречались около полутора лет назад.
        - Ну и козел же ты, братец! - сказала ему с чувством, когда Сим разжал руки. - Как же я рада тебя видеть!.. Но как ты мог ее бросить?!
        - Мы разошлись по обоюдному согласию и остались друзьями. Вернее, братом и сестрой, - оскалился он. - Пикки собирается завязать, когда выплатит свой долг. Зато я не собираюсь! И еще, я совершенно не подхожу для нормальной семейной жизни, так что нам с ней не по пути.
        - Винс рассказал мне совсем другую историю!
         - Винс - трепло! Будет болтать - останется без зубов, - ухмыльнулся Сим. - Ну что, пошли?
        Кивнула.
        - Пошли.
        И мы, обнявшись, двинулись к столику, возле которого я оставила Лейта Рассена. По дороге, как раз когда вывернули из коридора, ведущего к туалетным комнатам, столкнулись с растерянным архитектором, которого тащила за собой Пиккари, одетая в такое же платье, как у меня.
        Сестра была хрупкой и миниатюрной брюнеткой, но ради дела нацепила белокурый парик и вставила синие линзы.
        - Пикки...
        - Шелли!
        Быстрые объятия, и вот мы уже идем с Симом к выходу, а Пиккари все так же тянет за собой недоумевающего Лейта, спрашивающего, куда они направляются. Известно куда - мимо барной стойки на кухню, после чего через черный ход, где их будет поджидать Винс.
        Мы же с Симом вышли из ресторана и двинулись к спортивному флайеру Рассена, за несколько минут до этого начиненному взрывчаткой.
         И я шла, осторожно ступая по дорожному покрытию, улыбаясь Симу, рассказывавшему о последнем деле, когда им с Пиккари пришлось угнать несколько прототипов прямиком с выставки новинок флайеростроения. Не сказать, что особо его слушала, потому что в голове с каждым шагом все громче звучал голос первой из Шайесс, заглушая посторонние звуки.
         На этот раз он даже не шептал, а настойчиво твердил, что подходить к белоснежному флайеру опасно. Вместо этого следует развернуться и бежать отсюда со всех ног. Прочь, потому что здесь слишком, вернее, смертельно опасно.
        Но жизнерадостный Сим, конечно же, никаких голосов не слышал.
        - Готова, сестричка? - спросил, распахнув передо мной белоснежную дверь. Я даже не стала спрашивать, когда они с Винсом успел взломать кодовый замок флайера.
        Тут ладонь Сима коснулась моей руки, и брат сунул мне гладкую, холодную капсулу силового поля.
        - Будешь должна! - заявил мне, ухмыляясь. - Как минимум половину из того, что получишь от своего папочки-миллиардера.
        - Половину тебе, половину Винсу, - усмехнулась в ответ. - А мне-то что останется?
        - Что-нибудь, да останется! - отозвался Сим. - Винс, мы готовы, - сообщил брату после того, как плюхнулся на сиденье и закрепил свой триззер на передней панели. - А ведь я успел к нему привязаться! - пожаловался он. - Последняя модель, титановый корпус... Жаль, что сгорит! - Затем повернулся ко мне. - Быстрее, чего копаешься? Давай уже, активируй капсулу! Думаю, взорвется сразу же, как только заведу двигатель.
        С этими словами, включив свою, Сим потянулся к панели. И тут же засверкали силовые сферы - последние военные разработки, украденные братьями, - заключая нас в полупрозрачные коконы, способные выдержать любой взрыв.
        Правда, только теоретически.
        Прошлый раз - вернее, один единственный раз, когда мы с Семьей пробовали провернуть подобное, я отделалась серьезным сотрясением и двумя переломами.
        Что будет на этот раз?
        - Сейчас! - услышала голос Сима.
        И в ту же секунду перед глазами полыхнуло раскаленно-красное пламя, похожее на врата ада, и меня дернуло так, что потемнело в глазах.
                        ***
        - А вот и наши покойнички! - с такими словами приветствовал нас Винс, когда мы присоединились к ним с Пиккари в грузовом - уверена, краденом! - фургоне, припаркованном неподалеку от места взрыва.
        Уселись перед мониторами, на голографических экранах я увидела то, что осталось от флайера Лейта. Зоран не поскупился на взрывчатку - взрыв вышел настолько мощным, что осколки разбросало на несколько десятков метров. Были и пострадавшие - место-то довольно оживленное! - но, кажется, обошлось без смертельных случаев.
        Сразу же после взрыва началась порядочная паника, чем и воспользовался Винс, подстроив все так, чтобы окончательно убедить заказчицу в нашей гибели. Впрочем, к нашему с Симом приходу уже прибыла местная полиция и успела обнести место взрыва силовыми барьерами, за которыми копошились эксперты в ярко-желтых защитных комбинезонах.
        - Держи, - Пиккари протянула мне пластиковый стакан с тонизирующим напитком. - Как все прошло?
        - Нормально, - сказала ей. - Руки-ноги целы.
        Правда, первую минуту, когда мы приземлились в паре сотен метров от взрыва, Симу пришлось вытаскивать меня из купола, потому что перед моими глазами стояла розовая мгла и ориентировалась я из рук вон плохо. Впрочем, вскоре в голове прояснилось, а пострадавшее плечо...
        Да черт с ним, с этим плечом!
        - Выглядишь так себе, сестричка! - встревоженно произнесла Пиккари.
        - Вполне неплохо для восставших из мертвых! - захохотал Сим.
        - А про тебя вообще речь не идет! - заявила ему Пикки гневно. - Ты - неубиваемый монстр, Сим! Но когда-нибудь и тебя убьют, и вот тогда я воткну в твою могилу осиновый кол.
        Несмотря на заявление Сима, что они расстались друзьями, Пиккари явно на него еще злилась. Но тут я вспомнила про еще одно действующее лицо этого спектакля - ну конечно же, про нашего архитектора! Лейт сидел в углу фургона, вцепившись в пластиковый стаканчик, и выглядел даже не бледным, а зеленым.
        - Они уже нашли ваши обгоревшие тела, - сообщил нам Винс, презрительно косясь на моего жениха. Рисовался, ясное дело! - Я позаимствовал их из местного морга. Пришлось немного поджарить, чтобы... гм... соответствовало. Тела мужские, но когда еще разберут!.. Та-ак, блевать и валяться в обмороке в моем фургоне запрещается, - рявкнул он на впечатлительного архитектора. - Шелл, давай я его пристрелю, чтобы не мучился? - Тут в глазах Винса появился подозрительный блеск, который мне совершенно не понравился. - Кстати, неплохая идея! Как раз будет настоящее тело...
        Лейт пролил на себя коктейль раньше, чем мы с Пиккари приказали Винсу заткнуться.
        - Скоро! - насупился брат. - Уверен, эта гадина очень скоро объявится. Придет полюбоваться на твои бренные останки.
        На это я кивнула.
        И мы ждали.
        Сидели в фургоне, рассматривая толпу через установленные предусмотрительным Винсом камеры, выискивая среди множества людей таинственную незнакомку, которая обязательно должна прийти, чтобы взглянуть на черный, обгорелый остов флайера и два мужских тела в брезентовых золотистых мешках со знаками коронерской службы Огири.
        Моя гибель стоила десять миллионов, так почему бы ей не насладиться заслуженной победой?
        И мы дождались.
        До этого я размышляла, как ее опознаю, ведь зевак собралось много, они напирали на силовые барьеры, из-за чего полицейским приходилось даже прикрикивать, чтобы посторонились и не мешали работе полиции.
        И я вглядывалась в их лица, пытаясь найти знакомое. Вспомнить, зацепиться, опознать. Разглядеть ту, которой успела так сильно насолить в прошлой жизни, что она очень постаралась лишить меня настоящей.
        Но все сомнения отпали, когда я заметила Павоса Езекию, держащего под руку стильную брюнетку средних лет. Модная стрижка - черные волосы переходят в темно-синие - каблуки-кубы, короткая юбка, открывающая идеальные колени. Павос выглядел рядом с ней молодящимся стариком.
        Парочка остановилась возле силового барьера.
        - А вот и они! - сказала я Винсу. - Уверена, это и есть заказчица со своим любовником! А деньги ей давал Езекия, вытаскивая их из активов «Корпорации Холста». Возможно, с молчаливого одобрения совета директоров, но я пока еще не знаю...
        Не знала, но собиралась это выяснить.
        Повернулась к своей Семье, но тут оказалось, что Пиккари рядом нет. Сестра покинула свое место за мониторами и теперь сидела возле Лейта. Говорила ему что-то - негромко, успокаивающе - улыбаясь так, как могла улыбаться только она. Ласково, но в то же время призывно. Ее маленькая смуглая ручка с аккуратными ноготками, выкрашенными с ярко-красный цвет - кстати, несмотря на свою миниатюрность, сестра не хуже моего управлялась с любыми видами оружия! - покоилась на руке Лейта.
        Почувствовав, что я на нее смотрю, повернулась и бросила на меня вопросительный взгляд. Похоже, спрашивала разрешения.
        «Забирай! - шепнула ей одними губами. - Он - твой!»
        Потому что Лейт Рассен мне нисколько не был нужен, а вот ей... Ну что же, если Пикки собиралась завязать с прошлым, а Лейт будет не против, то... Почему бы и нет?
        Я же ожидала прилета того, кому пообещала не убиться на Огири.
        Но ведь не убилась!.. И даже выяснила, кто мои враги. Оставалось узнать, за что они меня так сильно ненавидели.
        - Винс, - повернулась я к брату, - пора уже брать эту сладкую парочку! Они достаточно порадовались моей смерти.
        Настало время вернуть их в реальность, которая, боюсь, этих двоих серьезно разочарует.

        Глава 13

        Я смотрела на связанную женщину.
        Она была без сознания, голова безжизненно свисала на грудь, длинные волосы касались колен, обтянутых черной юбкой. Ее руки и плечи были зафиксированы силовыми обручами, не позволявшими ей соскользнуть с хлипкого стула на грязный бетонный пол.
        - Скоро придет в себя, - сообщил мне подошедший Винс.
        - Я ее не знаю, - покачала головой. - Никогда в жизни не видела! Она не проходила ни по одному моему делу, я бы запомнила.
        - Вот сейчас и спросим, что это за птица, - Винс кивнул на Езекию, которого братья, предварительно обездвижив, усадили на такой же стул.
         Полноватый представитель совета директоров «Корпорации Холста» уже начал подавать признаки жизни, приходя в себя после выстрела из парализатора. Заворочался, пытаясь пошевелить скованными руками, но не смог. Наконец, открыл глаза и уставился на Винса мутным взглядом. Потряс головой, после чего принялся озираться, пытаясь понять, где он очутился.
        Это был то ли заброшенный склад , то ли старый завод в паре сотен километров от столицы Огири, царство тусклого света и обшарпанных стен. Пахло сыростью и гнилью - по углам валялись облезлые, давно забытые упаковочные материалы и поломанные коробки. Для меня всегда оставалось загадкой, каким образом Винс отыскивал подобные места на благополучных планетах Элиты!
        Но в этом царстве мы с Винсом и нашими пленниками были не одни. Неподалеку расположился Сим - устроился на одной из коробок и деловито перебирал лазерный пистолет. В другой стороне, как раз возле выбитого окна, Пиккари, вооруженная до зубов, вовсю кокетничала с Лейтом Рассеном.
        Езекия вновь потряс лысеющей головой, словно пытаясь избавиться от галлюцинаций. Затем повернулся и... заметил меня. Глаза бизнесмена расширились, а рот испуганно открылся.
        - А ведь ты умер, Павос! - сообщила ему, с трудом сдержав смешок. - И за свои деяния попал прямиком в ад. Так что пришла пора заплатить за свои грехи.
        Двинулась к нему, и Езекия задергался, пытаясь освободиться.
        - Ты... Ты... - забормотал, задыхаясь от ужаса. - Но ведь ты мертва! Умерла! Погибла...
        - Мертва, - согласилась с ним. - Конечно же, мертва! Ведь ты так долго пытался меня убить. Много раз, пока, наконец, тебе это не удалось. Я умерла, но прихватила тебя с собой.
        Езекия завыл от ужаса, затем судорожно задергался, пытаясь встать со стула. Бесполезно - силовые обручи держали крепко, лишая его такой возможности.
        - Хватит уже его пугать, Шелл! - усмехнулся Винс. - Так ты его никогда не напугаешь. Теперь моя очередь.
         Он направился к Езекии, и в его руке блеснуло лезвие ножа.
        - Вы кто такие?.. - прохрипел бизнесмен. - Я требую... Я требую сейчас же меня освободить! По какому праву?..
        - Надо же, очнулся! - подал голос Сим. - Пикки, тащи сюда своего архитектора, скоро будет весело.
        - Весело? - спросил подошедший Лейт.
        Взглянул на меня растерянно. Я же уставилась на руку сестры, собственнически лежавшую на его локте. Гм... Надо же, как быстро они договорились! Впрочем, я всегда знала, что Пиккари своего не упустит.
        - Весело, - отозвался Винс.
        Присутствие Лейта ему не нравилось, но брату пришлось смириться, потому что мы с сестрой в один голос заявили, что тот тоже имеет право знать.
        Знать, за что «умер» в начиненном взрывчаткой флайере.
        - Посмотрим, как много из него выльется крови, - заявил Винс с усмешкой. - Мы обычно делаем ставки, - пояснил он Лейту, но я-то знала, что это говорится исключительно для Езекии. - Как долго протянет жертва после того, как я перережу ей вены. Не думаю, что этот тюфяк продержится дольше, чем тот, с долгом в три миллиона...
        И они с Симом принялись оживленно обсуждать, сколько крови выльется из Езекии.
        Тот скулил и выл от ужаса.
        - Рассказывай, - приказала ему. - Причем быстро! Я хочу знать, чем я вам так не угодила. И вот тогда, быть может, и придержу своих братьев. В противном случае сейчас очнется твоя подруга и тоже сможет сделать ставку на то, как быстро ты загнешься.
        - Я требую адвоката! - взвизгнул Езекия.
        - Адвоката? - усмехнулся Винс. - Ты не помнишь, Сим, сколько продержался тот продажный адвокат, прежде чем я его закопал? Да и стоит ли его откапывать?
        - Ты уже ничего не можешь требовать, - покачала я головой. - Все твои адвокаты вышли, Езекия! Остались по ту сторону закона ровно в тот момент, когда через него перешагнул ты, чтобы заплатить наемному убийце за мою смерть.
        Бизнесмен прохрипел, что он ни в чем не виноват, и мы его с кем-то путаем.
        - Ты мне надоел, - сообщила я Езекии. - Винс, - повернулась к брату, - забирай его! Это твой клиент, он мне больше не нужен.
        Именно в этот момент Езекии очень захотелось быть мне нужным. Мне, а не моим братьям с их кровавым тотализатором!.. Поэтому, судорожно икая и косясь на Винса, заявил, что согласен сотрудничать.
        Он все-все расскажет, только пусть уйдет этот, с ножом!
        - А вот сейчас мы и поглядим, - сказала ему, - с каким рвением ты будешь сотрудничать. - Наш разговор я предусмотрительно записывала на триззер. - Кто эта женщина? - спросила у Езекии, кивнув на брюнетку с черно-синими волосами.
        - Камилла... Ее зовут Камилла Шоун.
        - Кто такая Камилла Шоун?
        - Моя любовница.
        - Мне это известно. Кто она такая, кроме того, что ты с ней спишь?
        - Она...
        - Ну же! - подбодрила его.
        - Это бывшая жена Биргена Холста, - выдохнул Езекия, после чего уставился на меня с ужасом.
        Вернее, оказалось, не на меня, а на поигрывающего ножом Винса.
        - Да ты, Шелл, гляжу, обзавелась еще и любящей мачехой! - усмехнулся брат.
        - Шелли, - Лейт, стоявший рядом, протянул мне руку.
        Похоже, собирался меня поддержать, но я лишь покачала головой. Потому что не нуждалась ни в чьем утешении! К тому же я давно уже обо всем догадывалась... Предполагала, кто мог желать мне смерти. Кусочки сложного паззла совпали, когда я соединила убийство моей матери, взрыв на борту лайнера отца и несколько попыток покушения на меня.
        - Все в порядке, - сказала Лейту. - Со мной все в полном порядке, а вот с ними...
        С ними очень даже нет, потому что в моей голове сложилась окончательная картина. Она была настолько ужасной, что я даже засомневалась, что этих двоих стоит оставлять в живых.
        И я заговорила, на что Езекия лишь кивал, бормоча, что он не хотел... Он не понимал, как так вышло. Это она... Это Камилла, во всем виновата!
        - Я знаю почти все, - сказала ему. - И буду рассказывать это своей Семье, а ты станешь либо поправлять меня, либо подтверждать сказанное. Тебе все ясно? Да или нет?
        - Да! - проскулил он.
        Кивнула.
        - Это ведь застарелая ненависть, длиной почти в двадцать лет. Не так ли, Езекия?
        Он подтвердил, что так оно и было, и я продолжила:
        - Камилле Шоун не привыкать убивать. Потому что она уже делала это дважды, и первой ее жертвой стала Чемм, жрица Храма Любви на Каскаре. Моя мать!
        Бизнесмен в ужасе забормотал, что к тому убийству он непричастен. Мы не сможем повесить на него еще и это преступление, потому что они стали любовниками не так давно. Два года назад, не больше. Она сама... Камилла сама нашла его и соблазнила! Сбила с пути, лишила его разума своими чарами.
        Он тут ни при чем!
        - Заткнись! - приказала ему, с трудом справившись с чувством гадливости.
        Тут бывшая Камилла Холст начала подавать признаки жизни. Очнулась, застонала - все же последствия действия луча парализатора были крайне неприятными. Тряхнула головой, уставившись на свои скованные руки. Затем увидела нас. Вернее, меня, и лицо ее - надо отдать должное! - исказилось вовсе не от страха, а от ненависти.
        - Здравствуй, Камилла! - сказала я ей. - Надеюсь, ты неплохо отдохнула за последние пару часов. Но так уж вышло, что твой любовник очнулся первым и успел нам все рассказать.
        Я взглянула на Езекию, на шею которого Винс накинул удавку, не давая тому вымолвить ни слова.
        - Он будет жить ровно до момента, пока ты будешь говорить правду, - сказала ей. - Кстати, от этого зависит, когда, где и как именно вы умрете. Вполне возможно, наняв на последние деньги адвокатов, вы даже сможете выторговать себе пожизненное заключение в одной из тюрем Галактического Союза. Но если мне не понравится отсутствие желания все мне рассказать, то эти стены и мое лицо будут последними, что ты увидишь в своей жизни.
        - Ты!.. - зашипела женщина.
        - Я - дочь Чемм, - подсказала ей, - и тебе это прекрасно известно. Думаю, ты уже много раз пожалела, что меня не прикончили в тот день, когда по твоему приказу пришли убивать мою мать.
        - Я приказала убить и тебя, - хрипло отозвалась она. - Но ты была в госпитале, и добраться до тебя не удалось. Детская болячка спасла тебе жизнь. И да, я много раз пожалела, что ты не сдохла в тот день!
        - Ценю твою честность. Чем же тебе так помешала моя мать?
        Хотя я прекрасно знала и это.
        - Она разрушила мою жизнь, - голос Камиллы был полон ненависти. - До ее появления у меня было все!.. Все, о чем я могла только мечтать! Бирген меня любил... Только меня, пока не встретил ту шлюху из Храма Любви!
        - Полегче на поворотах, - предупредил Камиллу Сим, - иначе последним в своей жизни ты увидишь мое лицо!
        - Он не смог ее забыть, - продолжала Камилла, - и мне пришлось...
        - Ты ее убила.
        - Да, - сказала она. - Да, я ее убила, о чем нисколько не жалею. Наняла нужных людей... Но и это не помогло, потому что он все равно со мной развелся! И я, после жизни с Биргеном, не получила совсем ничего. Крохи с его стола, только крупицы его богатства. Всего лишь простенькое содержание, а ведь до этого могла тратить миллионы! И это все...
        - И все это из-за моей матери. Но ты решила исправить вопиющую несправедливость и получить если не Биргена, то хотя бы его деньги. Долго ждала...
        - Я ждала, когда он одумается и ко мне вернется.
        - Но он так и не вернулся. И ты его убила, потому что каким-то образом собиралась завладеть корпорацией... Винс, твою ж мать! - рявкнула я на брата, который, похоже, слишком увлекся рассказом Камиллы и так сильно затянул удавку, что Езекия перестал подавать признаки жизни. - Так он у тебя сдохнет!
        Винс тут же ослабил удавку, после чего бизнесмен долго и судорожно пытался вздохнуть и прийти в себя.
        - Ты, - сказала я Езекии, когда в его взгляде появилась осмысленность, - и был той самой бешеной крысой, которая подобралась к моему отцу слишком близко. Вы наняли убийцу, и он подложил бомбу в лайнер Холста. Но ты помог ему обойти охрану Биргена, поэтому взрыв до сих пор считают несчастным случаем. - Тут я задумалась. - Но как вы собирались добраться до его денег? Неужели подделать завещание?
        - Признать, что их развод был недействительным, - прохрипел Езекия. - Потому что он разводился с Камиллой на Тьегассе, а там у меня свои люди... Они бы все сделали как надо.

                        И он снова закашлял.
        - Конечно, - кивнула я. - Это могло сработать, особенно, если есть свои люди... Но, оказалось, у Биргена Холста есть дочь, которой он оставил абсолютно все, включая контрольный пакет акций. К тому же отец еще и придумал Отбор, и вы испугались, что все выйдет из-под контроля. Вернее, что я вот-вот выйду замуж и убивать уже придется не только меня, но и моего мужа. Все начинало слишком уж запутываться, поэтому вам пришлось действовать быстро.
        Кашляющий и обливающийся слезами Езекия подтвердил, что так оно и было.
        Все было именно так!
         Они не ожидали, что объявится наследница, пропавшая два десятка лет назад. Но с моим появлением весь их продуманный план полетел в тартарары. Поэтому пришлось действовать быстро, тратя на это огромные суммы. Езекия влез в долги, а потом и запустил руки в активы корпорации, чтобы оплатить услуги наемных убийц.
        Только вот я все не умирала и не умирала.
        Но когда наконец-таки умерла - погибла во взрыве, который они видели сами, своими глазами! - оказалось, что это всего лишь фикция. А ведь они заплатили десять миллионов тому, кто давал стопроцентную гарантию!
        - Убить, - вынес приговор Винс. - Удавить крыс, и одну, и вторую. Я знаю, Шелл, рука у тебя не поднимется, поэтому сделаю все за тебя.
        - Я тоже помогу, - вызвался Сим, направляясь к Езекии. - Пристрелю этого м...дака, а ты шлепнешь милую дамочку!
        - Нет, - сказала я своим братьям. - Мы не станем их убивать! За нас это сделает Лайар Нойлен. Причем профессионально и со знанием дела. Потому что быстрая смерть для них будет слишком уж простым наказанием. А машина Элитного правосудия раскатает их так, что мало не покажется!..
        На это Винс неодобрительно заявил, что я всегда была слишком уж мягкосердечной.
        Но выбор наказания был за мной, и братьям пришлось смириться.
        ***
        - И что дальше? - спросил у меня Сим, когда мы сидели на крыше заброшенного завода и смотрели в звездное небо Огири.
        Мои братья и Пиккари, льнувшая к Лейту.
        Моя Семья.
        Внизу суетилась полиция, получившая от меня запись признательных показаний «сладкой» парочки - Павоса Езекии и Камиллы Шоун. К тому же я знала, что очень скоро на Огири прилетят Лайар Нойлен и его поверенные, которые и возьмут дело о двойном убийстве и покушениях на мою жизнь под свой контроль.
        И доведут его до конца. Да так, что ни Езекия, ни Камилла Шоун уже больше никогда не выйдут на свободу.
        А еще я знала, что совет директоров «Корпорации Холста» ни к чему не причастен - это была личная инициатива Павоса Езекии, помноженная на ненависть бывшей жены Биргена Холста.
        Но и было еще не все. На планету очень скоро прилетит Барт Макриден - он прислал мне сообщение, когда его старенький «Вояджер» вышел из гиперпространства в звездной системе Огири. Через три часа, как только начнет светать, я собралась встретить его в столичном космопорту. Но до этого мне бы не помешало переодеться и привести себя в порядок, чтобы не пугать и так излишне впечатлительного шерифа Фристона.
        А еще я знала, что мне стоит поскорее завершить Отбор, чтобы навсегда покончить со своим прошлым. Одного врага я уже нашла, теперь оставалось отыскать второго, и, быть может, я смогу забыть о прежней жизни.
        Впереди у меня останется лишь настоящее и будущее, которое, как мне казалось, будет безгранично счастливым.
        Правда, сперва стоило отыскать Наставника!
        - Завтра мы улетаем на последнее испытание, - ответила я Симу. - Но я пока что еще ничего не знаю - ни где оно пройдет, ни что на нем будет. Лайар Нойлен держит все в секрете.
        Тут я поморщилась, но вовсе не из-за того, что старик Нойлен так и не удосужился мне ничего рассказать, хоть я его и много раз спрашивала!.. А из-за того, что Винс, сидевший по другую сторону от меня, взял меня за руку. Сжал ладонь в своей и принялся поглаживать мои пальцы.
        Руку я отняла, зыркнув на названного брата недовольно, потому что ни Винс, ни его внезапно взыгравшие ко мне чувства совершенно не входили в мои планы.
        - Отбор продолжается, и очень скоро мы узнаем место, - сказала братьям.
        - И что это нам даст? - угрюмо спросил Винс. Впрочем, я прекрасно понимала причину подобного тона - он давно уже пытался ко мне подобраться, а я все не давалась... Потому что еще на Майори заявила ему, что из этого ничего не выйдет. - Ты уже получила имя, но оно не приблизило нас ни на шаг к Наставнику.
        - Знаю, - сказала ему. - Знаю! Но, думаю, нам стоит запастись терпением. Мы уже очень близко к разгадке. У нас есть имя, а через несколько дней будет и место. Вот тогда и будем делать выводы.
        Ролмод Эйм... Его звали Ролмод Эйм.
        То самое имя, которое ничего нам не дало.
        - Шелли, - ко мне подошли Лейт и Пиккарри. Сели рядом, заставив Сима подвинуться. Архитектор коснулся моего плеча, затем взглянул на моих братьев. - Винс, Симон... Я приглашаю вас в гости. - До этого я уже сказала Лейту, что хотела бы переодеться и принять душ - ведь мои вещи остались в его доме. - Потом можем отправиться куда-нибудь выпить. Думаю, не помешает!
        Я кивнула, но Винс, конечно же, отказался, посчитав, что отправляться куда-либо выпить с Лейтом Рассеном ниже его достоинства. Поднялся и ушел, не сказав нам ни слова.
        И Сима с собой забрал.
        - Ну что же, развлекайтесь, сестрички! - заявил тот на прощание. - Пожалуй, на этот раз мы не составим вам компанию.
        Но я лишь пожала плечами, потому что знала того, кто ее составит. Очень скоро в космопорту Огири приземлится Барт Макриден, и я даже была рада тому, что Винса не будет со мною рядом.

        Глава 14

        СКАРВИС-17
        Тянулись долгие часы ожидания.
        Почти целые сутки перед началом последнего испытания мы провели на частной исследовательской станции «Иллагрия», принадлежавшей землянину Тревору Тремейну. Именно к ней пристыковался белоснежный лайнер Лайара Нойлена, дожидаясь, когда в нужном месте - указанном Биргеном Холстом плато на одном из двух континентов Скарвиса, - уляжется песчаная буря.
        Продолжалась она уже вторые сутки. Огромный циклон поднимал пыль и песок почти на сотню метров от земли, из-за чего видимость возле поверхности была нулевой. Да и штормило так, что спускаться сейчас было бы слишком рискованно. Поэтому последнее испытание решили отложить.
        Правда, по словам Тревора Тремейна, буря шла на спад, и очень скоро мы сможем высадиться в заданной точке. После этого шаттл с «Илларии» улетит, оставив участников Отбора на планете, где нам надлежало разбить лагерь и пробыть ровно на сутки. По истечению этого времени за нам прилетят и заберут с пустынного плато.
        Вот и все, дополнительных условий не было. Если только то, что покидать поверхность Скарвиса раньше срока не разрешалось, но в экстренных случаях можно было вызвать помощь. После испытания мы возвращались на Мезеру, где мне придется выбрать из пяти оставшихся женихов троих.
        Тех, кто и войдет в финал.
        Впрочем, до пресловутого финала было еще далеко, а до Скарвиса - рукой подать. Огромная планета виднелась почти в каждом иллюминаторе, и этот вид крайне меня тревожил. И все потому, что я была уже здесь два года назад. Причем не одна - с Винсом. Мы с ним не только прилетали на «Илларию», где и познакомились с ее крайне гостеприимным владельцем, но и опускалась на поверхность планеты.
        От посещения Скарвиса у меня остались не самые приятные воспоминания. К тому же подсознательно меня тревожил тот факт, что кроме нас на планете никого не будет - ни единого человека! - потому что Скарвис был не обжит.
        Эта звездная система была причислена к Шестьдесят Третьему Сектору, находившемуся на задворках Галактического Союза, вдали от Элиты и торговых путей. В Сектор входило еще шесть звездных систем, но среди них не оказалось ни одной планеты земного типа, подлежащей колонизации. Впрочем, пять планет все же были проданы рудным корпорациям, по словам Тревора, практически за бесценок.
        Только вот Скарвис оказался никому не нужен.
        Теперь же мы прохлаждались на орбите «ненужной» планеты, дожидаясь улучшения погоды и придумывая, чем себя занять. Отыскали на лайнере Нойлена спортзал, но отправились туда только мы с Бартом и Арвеном. Танцор принялся тягать «железо», скинув майку и оставшись лишь в облегающих шортах - видимо, в который раз решив «порадовать» меня видом своего идеального тела. Но смотреть на него не стала, потому что мы с Макриденом нашли еще и голографический тир, где принялись соревноваться в меткости. Очень скоро Барт заявил, что я его порядком удивила.
        Но и он меня, надо признаться, тоже.
        Янник с Гентом с нами ни в спортзал, ни в тир не пошли - наверное, чтобы меня не разочаровывать. Вместо этого караулили в коридорах. Гент Руз в который раз попытался меня утащить на приватную беседу, а Янник - вызнать причину моего безразличия.
         Хотя... Что уж тут ее вызнавать, раз и так все понятно! Эта самая причина следовала за мной по пятам, зыркая недовольно на оставшихся женихов. Единственное, к Лейту Рассену Барт относился вполне дружелюбно, видимо, поняв, что тот ему не соперник.
        Архитектор, кстати, возобновил работу над своим проектом, расположившись в гостиной Лайара Нойлена. Еще перед отлетом на Скарвис Лейт признался, что у них с моей сестрой пока что все складывалось наилучшим образом, и Пиккари дожидалась его возвращения на Огири. Он же полетел на четвертое испытание исключительно для того, чтобы за мной присмотреть.
        Так и сказал, на что я растрогалась.
        - Спасибо! - сказала ему, протянув руку для пожатия. - Лейт, я несказанно рада, что мы с тобой подружились. Надеюсь, у вас с Пикки все сложится и когда-нибудь мы станем одной Семьей.
        Потому что у нас с ним бы все равно ничего не вышло, и я была рада, что он больше не питал на этот счет иллюзий. Зато остальные - Арвен, Янник и Гент Руз - все еще не оставляли попыток произвести на меня впечатление. Поэтому, вырвавшись из их цепких рук и позвав с собой Барта Макридена, я сбежала на «Иллагрию». Вернее, получив личное приглашение от капитана исследовательской станции, тут же поспешила его принять.
        Тревор Тремейн звал меня и моего спутника к себе на чай. Причем, чай оказался не простым, а с пирогом.
        - Настоящий чай и настоящий пирог! - возвестил капитан, когда мы чинно расселись вокруг круглого стола в его каюте и хозяин принялся разливать по небольшим чашкам с тонкими ручками янтарно-желтую, пахнущую незнакомыми мне травами жидкость.
        Затем он поставил пузатый заварник на деревянную подставку и отбросил со лба седеющую прядь. Капитан «Илларии» давно уже был не молод. Краснолиц, полноват, с мясистым носом и полными губами. Страдал от отдышки и болей в суставах, о которых не замедлил нам рассказать. Впрочем, старческие болячки не мешали Тревору вести крайне активную жизнь. Пожилой чудак, в молодости - удачный бизнесмен с Земли, продав свою компанию, он посвятил себя любимому занятию - астробиологии.
        Но, как оказалось, у него было и другое хобби - кулинария.
        - Угощайтесь! - Тревор кивнул на круглое блюдо в центре стола, на котором стояло произведение кондитерского искусства, пересыпанное темно-красными ягодами и сахарной пудрой. - Абсолютно все ингредиенты настоящие. Это вам не та синтетическая ерунда, которой кормят на супердорогих Элитных лайнерах!
        Лайар Нойлен, подозреваю, с ним бы поспорил, но старик не очень хорошо переносил гиперпространственные переходы и теперь отлеживался в своей каюте. Мы с Бартом приходили навестить и его. Просидели у Лайара порядком, и я вдоволь наслушалась рассказов о его юности и семье и насмотрелась на голографические портреты жены, детей и внуков.
        Теперь мы с Бартом оказались в другой каюте, на стенах которой не было ни единой голографической рамки - Тревор так и не обзавелся семьей. Зато почти весь круглый иллюминатор в его каюте занимал красноватый диск Скарвиса, затянутый сизыми завихрениями облаков. В их прорехах виднелись темные пятна океанов и желто-оранжевые участки суши.
         Скарвис и стал любовью всей его жизни.
        Оторвавшись от лицезрения планеты, я потянулась за пирогом. Он оказался восхитительным - нежным, сладким и воздушным. Правда, меня не оставляло ощущение, что этим приглашением и кулинарными изысками Тревор пытался загладить неприятные впечатления о его любимом Скарвисе, оставшиеся от моего прошлого визита.
        Но пропадать они не спешили.
        Впрочем, перед самым отлетом в Шестьдесят Третий Сектор, узнав, где будет проходить последнее испытание, я нисколько не удивилась. Потому что предыдущие три тоже были в знакомых мне местах - на Дарсе, Каскаре, Талисе. А теперь вот Скарвис-17...
        Свой кусок пирога я съела быстро. Кинув виноватый взгляд на Барта, потянулась к его почти нетронутому куску, который сразу же заполучила. Причем целиком. Поблагодарила и, отправив ложку в рот, задумалась. Итак, впереди нас ждало последнее испытание под названием «Место».
        Что мы имеем?
        Рыжевато-красная планета Скарвис-17, над одним из континентов которой бушевала песчаная буря. Атмосфера непригодна для дыхания - слишком мало кислорода и слишком много углекислого газа. В придачу к этому шли порядочные перепады суточных температур. Из-за этого на планете нам придется носить кислородные фильтры и термо-комбинезоны.
        Колонизации Скарвис не подлежал. Жизнь на нем была, но флора и фауна, естественно, отличались от земной. В разумности специальная Комиссия по контактам с иными цивилизациями обитателям Скарвиса отказала. Залежей ценных минералов не обнаружено. Рудные корпорации в планете не заинтересовались.
        Вот и все, что надо было знать о Скарвисе.
        Тогда почему последнее испытание проходит именно здесь? Что пытался сказать мне отец? Почему оно называется «Место»? Быть может, это как-то связано с тем, что я уже прилетала сюда с Винсом?
        Тут Тревор прервал мои размышления, заговорив на тревожащую его тему. Речь шла о деньгах. Вернее, он принялся жаловаться Барту на то, как сложно найти спонсоров, чтобы продолжить исследования планеты, признанной абсолютно бесперспективной.
        Деньги из Фонда Космических Исследований в этом году ему получить не удалось. В Комитете по изучению глубокого космоса от него давно уже шарахались как от прокаженного. Университетские гранты - за последние тридцать лет Тревор получал их предостаточно - больше не давали. Приходилось довольствоваться собственными крайне ограниченными средствами. Поэтому деньги от Биргена Холста на то, чтобы принять нас и поспособствовать проведению Отбора, пришлись как нельзя кстати. На них Тревор собирался продержаться еще целый год.
        Закончив жаловаться, Тревор заговорил о своем любимом Скарвисе.
        - Около пятидесяти лет назад, когда в Шестьдесят Третьем Секторе был установлен гравитационный передатчик, здесь кипела жизнь. Я прибыл сюда с группой астробиологов. Вы знаете, что у меня ведь нет академического образования, - он взглянул на нас виновато, - но меня с раннего детства привлекали исследования глубокого космоса. Новые планеты, романтика, контакты с иными цивилизациями... Долгое время подозревали, что рапторы, - так назвали самых крупных животных Скарвиса, - разумны. К тому же Скарвис находится на Пути следования Древних...
        Барт заинтересовался и принялся выспрашивать о Древних у Тревора, который с явным удовольствием рассказал то, что мне давно уже было известно. Впрочем, достоверной информации о Древних не было, одни лишь домыслы. Высокотехничная цивилизация, которая исчезла без следа... Вернее, следы от нее все же остались - огромные колонны-мегалиты, возвышающиеся на тысячи метров на планетах, разбросанных по всему Галактическому Союзу. Способ их возведения и предназначение до сих пор узнать не удалось.
        Потому что Древние ушли еще до того, как люди научились выходить в космос.
        Как они выглядели и куда пропали - этого мы так и не узнали. Похожие монолиты находили на многих планетах как с атмосферой, близкой к земной, так и полностью отличавшихся. Затем ученые воссоздали так называемый «Путь Древних», догадавшись соединить линией планеты с мегалитами. Оказалось, это была прямая, уходившая в бесконечность Вселенной.
        Скарвис тоже был на пути Древних, правда, следов их пребывания на планете так и не было обнаружено.
        - На Скарвисе есть жизнь, - продолжал Тревор. - Но комиссия сделала неутешительные выводы, присвоив самым высокоразвитым существам планеты коэффициент разумности 0,23. Чуть выше, чем у обезьян на Старой Земле, - пояснил он со вздохом. - Где вы выросли, юная леди? Вы в курсе, кто такие обезьяны?
        - Я родилась далеко от Земли, - пожала плечами. - Но в курсе, кто такие обезьяны.
        В гипносне мы получили массу как полезных, как и совершенно ненужных знаний.
        Оказалось, Тревор категорически был не согласен с выводами комиссии и считал, что рапторы шагнули намного дальше по эволюционной шкале. И все эти годы - почти тридцать лет! - он по крупицам собирал о них информацию, пытаясь доказать комиссии, что крылатые ящеры куда более разумны.
        Зачем? Потому что он хотел восстановить справедливость.
        Слушая его, я украдкой потерла шрам на груди, оставшийся от прошлого посещения Скарвиса. Мы с Винсом в тот раз выжили лишь чудом. Улетели, истекавшие кровью, отстреливаясь от наседающих на нас летающих чудовищ. Тех самых, которых Тревор собирался признать разумными, решив восстановить справедливость.
        После этого мне еще долго снились кошмары. Клыки, когти и раззявленная пасть огромного, крылатого ящера... И еще - черные вертикальные зрачки, в которых я не заметила никаких признаков разума, одно лишь желание убить.
        На это расстроенный Тревор заявил, что рапторы дружелюбны, отлично идут на контакт и еще ни разу не нападали на людей. Почему так вышло у меня с Винсом, капитан объяснить не мог.
        - Они живут колониями. Обычно селятся в скалах, охотятся сообща. Создают пары, причем на всю жизнь. Трепетно привязаны друг к другу, вместе воспитывают малышей. Но за последние пару лет я выяснил любопытный факт. Среди рапторов встречаются особи, превосходящие размерами своих собратьев. Но и это еще не все - роговые отростки на их хребте иного цвета.
        - Меченые, - пробормотала я. - Красная полоса на спине... Именно такого я и видела в прошлый раз. Он и пытался нас сожрать... Он и его стая!
        А мне так и не удалось его убить - эта крылатая и зубастая тварь оказалась крайне живучей.
        Тут Барт сочувственно сжал мою ладонь. До этого он уже пытался уговорить меня остаться на «Иллагрии», заявив, что мне нечего делать на поверхности Скарвиса. Но, конечно же, у него ничего не вышло.
        - Они - другие, Шелли! - продолжал Тревор. - Именно они кажутся мне более разумными, чем их собраться. К тому же в их поведении я обнаружил странную особенность. Особи с красной полосой никогда не образуют пар, но создают собственные стаи. Причем для этого они отбирают новорожденных у других рапторов. Если кто-то пытается им противиться, жестоко убивают. Набирают молодняк - десять, пятнадцать особей, а затем учат их всему, что знают. Обучение проходит довольно сурово, и выживают далеко не все.
        - Что-то мне это напоминает!.. - пробормотала я.
        Барт, которому я стала понемногу рассказывать о своей прошлой жизни, кинул на меня встревоженный взгляд.
        - Зато те, кто выживают, заботятся о своем... гм... отце до конца жизни, - продолжал Тревор. - Подлить вам еще немного чаю? - потянулся к пузатому чайнику. - Я привез его со Старой Земли, особый сорт, собранный на высокогорных плантациях... На моей родной планете сохранились удивительные чайные традиции. Вы ведь с Новой Терры, молодой человек? - спросил он у Барта. - Существуют ли подобные традиции и на вашей планете?
        На это Барт заявил, что о традициях Новой Терры они поговорят чуть позже. Сейчас он бы не отказался послушать про рапторов, что особенно актуально в свете будущего спуска на Скарвис. Затем, с разрешения Тревора, взял еще кусочек пирога. Но, как оказалось, не для себя - стал кормить им меня с ложечки, словно маленькую.
        И делал это так, будто это было в порядке вещей.
        - Вы говорите, что они не агрессивны, - обратился он к Тревору. - Но, насколько я понимаю, в прошлый раз на Шелл и ее брата напали те самые рапторы. Вернее, тот самый клан, о котором вы только что рассказали - стая под предводительством Красного. Шелл, расскажи-ка нам все еще раз, но подробнее!
        - Что тут рассказывать? - пожала я плечами. - Мы с Винсом высадились на Скарвисе. Наставник дал нам координаты, наказав спуститься на то самое плато и провести там... Уже и не помню сколько! Наверное, тоже сутки. Причем приказал только нам двоим. Там, - кивнула в сторону иллюминатора, - мы даже не успели разбить лагерь, потому что на нас сразу же напали. Рапторы, Тревор! Хотя мы с Винсом вели себя тихо, не нарывались. Я до сих пор не понимаю, что именно спровоцировало агрессию.
        - И что потом?
        - Ничего. Вернее, мы все-таки отбились и улетели.
        - Ты не поинтересовалась, зачем это понадобилось вашему Наставнику?
        Покачала головой. Наставник по возвращении ничего нам не сказал, да и мы с Винсом не стали у него спрашивать. Потому что за долгие годы привыкли к безоговорочному подчинению.
        - Не знаю, - пожала плечами под внимательным взглядом Барта. - Но мне почему-то кажется, что это были... гм... смотрины, которые прошли не слишком удачно. Вернее, совсем неудачно.
        Тревор на это лишь тяжело вздохнул. Старик выглядел крайне расстроенным. Заявил, что это был первый и последний случай нападения на людей, потому что рапторы крайне дружелюбны.
        - Уверяю вас, ничего подобного не повторится! Вот увидите, на этот раз все пройдет как по маслу. До вашего прошлого прилета у нас не было ни одного случая агрессивного поведения. Да и после вашего отлета тоже! Так что беспокоиться вам не стоит.
        - Очень на это надеюсь, - сказала ему, после чего принялась смотреть через иллюминатор на огромную красновато-желтую планету.
        Я все не могла взять в толк, почему последнее испытание, придуманное моим отцом, называется «Местом». Итак, мы на месте. И что дальше?
        - Иногда я жалею, что они не могут существовать в нашей атмосфере, - тем временем продолжал Тревор. - Вы будете смеяться, - покосился на нас, но смеяться мы не стали, - но с некоторыми из них я даже подружился. Мне кажется несправедливым, что они никогда не смогут увидеть наши планеты. Не узнают, как мы живем, не побывают на Элите. Поэтому, когда я высаживаюсь на Скарвисе, я всегда беру с собой голограммы и рассказываю им о наших мирах.
        - А что говорят на это астробиологи? - спросил Барт. - Есть какие-то подвижки?
        - Много чего, - пожал Тревор плечами, - и все не по делу. К тому же, - усмехнулся он, - некоторые из них время от времени сходят здесь с ума.
        На это я пожала плечами - куда больше сумасшедших астробиологов меня интересовало, как я смогу найти Наставника. Потому что ни его имя, ни место четвертого испытания ни на шаг не приблизили меня к разгадке.
        Зато сказанное Тревором привлекло внимание Барта Макридена.
        - Сходят с ума? - переспросил он, затем повернулся ко мне. - Шелл, съешь еще кусочек! Отличный же пирог!
        - Ты меня раскормишь, и я буду толстой, - заявила ему. - Тебе это надо?
        - Надо, - отозвался он с улыбкой. Затем посерьезнел: - Я буду любить тебя всегда, какой бы ты ни была. - И положил на мою тарелку кусочек вожделенного пирога. Сам же повернулся к Тревору. - Как выражалось это сумасшествие?
        Тот тряхнул седеющей головой.
        - Случай-то был единичным! Одна из первых исследовательских групп, все молоденькие, только с университетской скамьи. Пробыли здесь чуть больше недели, несколько раз спускались на поверхность. В самый последний раз один из парней вернулся другим. Закрылся в своей каюте и пролежал там больше суток. Никого к себе не пускал. Но мы все-таки вошли. - Тревор вздохнул. - Он ни на что не реагировал. Так и лежал, смотрел в потолок. Его поместили в лазарет, но ему не становилось лучше. При этом все жизненные показатели были в норме. Затем он стал приходить в себя. Правда, все время молчал, и взгляд у него был крайне... гм... странным. Но он все-таки улетел вместе с остальными, куда ж ему деваться?! После этого я пару раз интересовался, что с ним стало.
        - И что с ним стало?
        - Те, кто его знал, сказали, что он полностью изменился. Бросил науку, оставил семью. Улетел со Старой Земли, и с тех пор его уже никто не видел.
        - Как его звали? - поинтересовалась я, чтобы поддержать разговор. Не все же Барту отдуваться!
        - Сейчас и не вспомню, - пожал плечами Тревор. - Давно это было, лет тридцать назад...
        И тут... Неожиданно в голову ударила мысль насколько странная, как раз под стать свихнувшемуся на Скарвисе молодому астробиологу!
        - Сейчас я назову имя, - сказала ему, - а вы попытаетесь вспомнить. Быть может... Скорее всего, я ошибаюсь, но... Быть может, его звали Ролмод Эйм?
        Затаив дыхание, смотрела, как Тревор прикрыл веки, пытаясь вспомнить. Наконец, дождалась. Он кивнул:
        - Да, так его и звали! Молодой, шустрый... Подающий надежды астробиолог, закончил университет Старой Земли с отличием. Ты его знаешь, Шелли? - спросил у меня с любопытством.
        - Знаю, - пробормотала я обреченно. - Знаю!.. Вернее, мы встречалась, и он... С того раза он уже больше не интересовался астробиологией.
        - Что с ним стало? - поинтересовался Тревор. - Помню, я пытался его найти, но так и не смог.
        Покачала головой.
        Не смог... Конечно же, он не смог! Потому что в Галактическом Союзе было всего лишь двое, кому удалось приблизиться к Ролмонду Эйму после той метаморфозы, которая случилась с ним на Скарвисе.
        С ним что-то произошло, и молодой подающий надежды асторобиолог превратился в безжалостного, лишенного эмоций Наставника. И собрал такую же Семью, как и делают рапторы на каменистой, лишенной кислорода планете...
        Найти его смог лишь Морсен, бизнесмен с Талиса, одержимый местью настолько, что непостижимым образом выяснил, как его зовут.
        Но мой родной отец пошел еще дальше.
        - Шелл! - Барт коснулся моей руки. - Шелл, у тебя такое лицо, словно ты увидела призрака.
         - Да, - отозвалась хрипло. - Так оно и есть! У меня такое лицо, потому что я... Барт, мне кажется, я начинаю обо всем догадываться. - По крайней мере, я знала место, откуда все началось. - Клянусь, что тебе обязательно все расскажу. Но не сейчас, - покачала головой.
        Не сейчас, потому что сперва я должна все проверить. Удостовериться, что не сошла с ума, как тот самый... Ролмонд Эйм.
        - Шелл...
        Я знала, что он скажет. То, что я могу ему доверять. То, что он не подведет и поможет мне во всем разобраться. Вместо этого Барт спросил:
        - Когда?
        - Когда стихнет песчаная буря, - пообещала ему. - Думаю, что там, внизу, - кивнула в сторону иллюминатора, - все станет на свои места и я получу ответы на свои вопросы. Моя теория либо подтвердится, либо... Либо мне в голову лезет полнейший бред.
        Потому что, выходило, несмотря на заверения Тревора, что рапторы все-таки добрались до планет Элиты. И еще, их интеллект намного превосходил то, что мог себе представить Тревор, энтузиаст-любитель, посвятивший свою жизнь изучению обитателей Скарвиса.

        Глава 15

        Шаттл, отключив антигравитационные подушки, тяжело опустился на плато, подняв над землей клубы красноватой пыли. Вернее, плюхнулся так, что мы подскочили в креслах, а у меня даже клацнули зубы. Но за штурвалом сидел Тревор Тремейн, вызвавшийся лично доставить участников Отбора на поверхность столь любимого им Скарвиса, поэтому мы с Бартом удержались от нелестных комментариев.
        Впрочем, Тревор улетал почти сразу же, как только дроны разгрузят оборудование для лагеря, и меня этот факт не слишком печалил.
        Очень скоро наша группа - пятеро в черных термокостюмах, с воздушными фильтрами на пол-лица - ступила на потрескавшуюся землю казавшегося безжизненным плато, со всех сторон окруженного далекими скалами, чьи темные зубцы изрезали сероватую дымку горизонта.
        Стояло прохладное утро - датчик на рукаве показывал минус десять - и я чувствовала, как пронзительный ветер задувает даже через свехплотную ткань. Можно было повысить температуру внутри термокостюма до вполне комфортной, но я не стала этого делать. Впереди нас ждала серьезная работа по установке лагеря, и я решила, что согреюсь и так.
        - Зря вы взяли с собой оружие! - огорченно произнес Тревор. Оказалось, капитан «Илларии» все же не удержался и вышел с нами из шаттла. Остановился рядом со мной и уставился на далекие горы, прикрыв глаза рукой. - Говорю вам, на Скарвисе абсолютно безопасно! Рапторы миролюбивы, а хищников на этом плато не водится.
        - Угу, - сказала ему. - Конечно же, они миролюбивы. Так же, как и мы, если нас не пытаются сожрать.
        При мысли о прошлом визите рука непроизвольно потянулась к любимому лазерному пистолету, который я прихватила с собой. Причем не только его - мы привезли на Скарвис целый арсенал, выданный мне братьями. Лайару Нойлену не сказать, что это понравилось, но я любезно напомнила старику-юристу, что в условиях последнего испытания ничего не говорилось об оружии.
        Это означало, что оно могло иметь место. Вернее, мы могли взять его с собой. И мне все равно, что Тревор постоянно твердит о полнейшей безопасности на поверхности своего любимого Скарвиса, так нам будет куда спокойнее!
        Впрочем, Нойлен все же согласно пробурчал, что оружие на неизведанной планете, на которой водятся десятиметровые хищники, нам не помешает. Таким образом Барт, Арвен и даже Лейт обзавелись лазерными пистолетами. Зато Янник и Гент Руз, объединившись в идиотском стремлении идти против остальных, расхаживали без оружия.
        Но мне было все равно. Пусть делают, как хотят!
        К тому же я успела рассказать участникам четвертого испытания о собственном неудачном визите на Скарвис. О нападении крылатых рептилий и о том, что раптора так просто не убить. Пробовала в прошлый раз, и не сказать, что особо успешно - слишком прочная броня у слишком живучих тварей. И раз уж Янник и Гент не сделали из этого выводы, то... Не мне их учить.
        Но сейчас поблизости от места нашей высадки крылатых ящеров не наблюдалось.
        Правда, долго стоять и рассматривать горизонт в поисках летающих ящеров мы не стали - Барт ушел следить за разгрузкой, я - провожать Тревора, который с радостью бы остался, но условиями Отбора его общество на последнем испытании не было предусмотрено.
        Наконец, взревели двигатели.
        Шаттл оторвался от земли, затем слишком уж резво взял влево. Опасно накренился, едва не чиркнув крылом о землю. Я машинально втянула голову в плечи, потому что в мысли закрались справедливые опасения, что Тревор за нами больше не прилетит. Разобьется на этом самом плато! Но он все-таки справился с управлением, выровнял машину и поднялся в воздух, после чего скрылся в темных облаках, в прорехах которых проглядывало космато-рыжее солнце.
        Барт, подойдя ко мне, негромко и нелестно отозвался о чьих-то способностях - вернее, неспособностях - к пилотированию. Затем обнял, поцеловал в макушку на глазах у всех, после чего отправился разбивать лагерь. К нему присоединились Лейт и Арвен. Я тоже стала помогать, в отличие от Янника и Гента Руза, державшихся особняком и демонстративно не притрагивавшихся к ящикам и контейнерам.
        Сперва я думала, что они посчитали подобную работу ниже своего достоинства, но потом оказалось, что им не нравится, что всем заправляет Барт Макриден. Янник даже стал возмущаться, но Барт его осадил.
        - Если командовать станешь ты, мы все здесь сдохнем, - произнес спокойно. - А это не входит с мои планы. Так что расслабься, герой! Шелл, куда ты потащила этот генератор? Сейчас же поставь на место, он тяжелый! Арвен...
        Подоспевший Арвен тут же отобрал у меня генератор силового поля, который я попыталась передвинуть ближе к центру лагеря. Потому что, оказывается, тяжелое мне поднимать нельзя.
        На этом месте я немного зависла. Нельзя?! Надо же, никогда бы не подумала!
        В общем, несмотря на обиду Янника и подозрительное молчание Гента Руза, Барт взял бразды правления - вернее, установки лагеря - в свои руки. Я же, лишенная генератора, принялась рыться в продовольственных контейнерах, решив рассортировать то, что Тревор приготовил для людей и что для своих возлюбленных рапторов.
        Иногда, разгибая спину, смотрела на далекие скалы, выискивая крылатых летунов. В один из таких разов ко мне подошел Янник. Попытался меня обнять, но мое: «Отстать! Не видишь, я занята?» охладило его пыл.
        - Разбираю подарки, - пояснила ему, решив, что моя отповедь вышла слишком уж резкой. - Потому что скоро могут пожаловать гости.
        Перед посадкой Тревор успел нам рассказать, что в горах, окружающих плато, живет колония рапторов. Конечно же, я стала выспрашивать его о кланах Меченых, и Тревор признался, что один такой есть. Держит в страхе округу, жестоко убивая всех, кто покушается на их охотничью территорию. Естественно, кроме людей, с которыми этот клан поддерживает дружеские отношения.
        И они с удовольствием прилетают, чтобы полакомиться деликатесами с «Илларии».
        - Главу клана зовут Роххан. Ну, это я его так назвал, - Тревор порядком смутился под моим удивленным взглядом. - Это еще не доказано, но мне кажется, что они общаются не только посредством звуков, но и мысленно. Здесь, на Скарвисе, вообще мало что доказано, потому что... - и далее снова завел знакомую «песню» про Комиссию, которая не доглядела, и про то, что он не оставит попыток исправить ситуацию.
        Наконец, рассортировала припасы. Барт с помощниками возводили последнюю палатку. Утробно рычал генератор силового поля и компрессор, производящий кислород, так что очень скоро - я взглянула на индикатор на своем рукаве - минут через пятнадцать-двадцать мы уже сможем снять дыхательные фильтры.
        Впрочем, подумала, слишком уж подозрительно рычит компрессор, надо бы взглянуть!
        Вместо этого снова принялась смотреть на истыканную черными дырами поверхность далеких скал, где, по словам Тревора, селились рапторы. Теперь мне казалось, что оттуда к нам приближаются черные точки. Можно было, конечно, пойти и поискать бинокль, но... не стала.
         Потому что знала, что рано или поздно они обязательно прилетят. Те самые рапторы, один из которых...
         Дальше уже шла область предположений. Я не знала, что именно произошло на Скарвисе тридцать лет назад и из-за чего свихнулся молодой астробиолог Ролмонд Эйм. Но теперь, стоя на красноватой почве планеты, чувствовала, что нахожусь в шаге от ответов.
        И я собиралась сделать этот шаг. Решить загадку.
        Все началось с имени.
        Имя, которое назвал мне Морсен на Талисе.
        Имя, названое Тревором на орбите планеты Скарвис 17.
        И это имя - Ролмонд Эйм.
        Еще до того, как узнала о свихнувшемся астробиологе, я пыталась найти хоть какую-то информацию о нем в Гала-Сети. Винс и Пиккари с Симом тоже пробовали, задействовав свои каналы.
        Регистрации. Визы. Страховки. Кредитки.
        Но мы так ничего не нашли. Ни-че-го!
        Информации не было, словно ее, вернее, этого человека не существовало в природе. Или же кто-то старательно стер, уничтожил, выжег его со всех серверов Галактического Союза. Зато на борту «Илларии» по моей настойчивой просьбе Тревор все-таки порылся в архивах и нашел голографические снимки той самой экспедиции. Затем показал мне астробиолога, который сошел с ума после высадки на Скарвисе.
        Помню, как я неверяще протянула руку, коснувшись старой голограммы.
        Слишком молодой, слишком беззаботный и слишком улыбчивый... А ведь я никогда, никогда не видела, как он улыбался!
        Серые глаза на голограмме смотрят наивно и доверчиво... Мне же всегда казалось, что Наставнику чужды человеческие чувства. В его мире не существовало ни доброты, ни сочувствия, ни-че-го!
        Раньше, когда мы еще жили вместе, всей Семьей, порой на меня накатывало странное подозрение, что он - не человек.
        Неужели я оказалась права?! Неужели это было лишь тело Ролмона Эйма, разум которого захватил... Кто?!
        - Шелли, ты меня совершенно не слушаешь! - заявил Янник Леклер, который снова подошел и теперь стоял рядом с недовольной миной. - Знаешь, что я тебе скажу, Шелли Холст?! Ты слишком быстро забыла то, что было между нами на Найхири. С тех пор, как ты вернулась с Новой Терры, ты постоянно избегаешь меня, проводя все время с неотесанным мужланом Макриденом. И еще этим, как его... стриптизером с шахтерского спутника! - в голосе Янника послышалось презрение. - Шелли, тебе эта компания совершенно не подходит! Неужели тебе самой не кажется странным собственный выбор?
        Я смерила его удивленным взглядом.
        - А тебе не кажется странным, Янник, что остальные работают, а ты ходить по лагерю и жалуешься на жизнь? Быть может, тебе все-таки стоит подойти к Барту Макридену и поинтересоваться, чем ты можешь быть полезен? Потому что я терпеть не могу бесполезных людей, и к тебе это относится в первую очередь.
        Янник отпрянул, светлые глаза сузились - явно не к добру! Но мне было все равно. Да пусть катится... Куда хочет!
        - Что с тобой, Шелл? - спросил у меня Барт, когда, разобрав продуктовые контейнеры и отладив подачу воздуха - так я и думала, барахлил датчик уровня конденсата, - подошла к нему.
        Мне нравилось смотреть, как он работал - разбивал палатки, расставлял по периметру лагеря установки силового поля, возился с генератором - быстро и профессионально. А еще недавно я поняла, что мне нравилось все, что он делал. Да и он сам нравился настолько, что порой становилось страшно.
        Неужели влюбилась? А ведь не собиралась... Совершенно не собиралась!
        - Со мной все в порядке, - сказала ему. - Немного тревожат... гм... крылатые гости. Думаю, они не заставят себя ждать.
        Барт немного постоял и посмотрел в сторону скал - вернее, на точки, которые я ему указала. Затем, заявив, что разберемся на месте, вместо этого ушел разбираться с последней палаткой. Я же занялась обедом, поймав неустроенную единицу - Гент Руз крутился неподалеку, ничего не делая, - и заставив его помогать.
        Чуть позже мы уселись в центре лагеря, получив по тарелке разогретых полуфабрикатов, которых я все же довела до ума. Пообедав, стали ждать гостей.
        Ждали, ждали и дождались.
        Прилетели - огромные, длиной под десять метров, с перепончатыми крыльями и вытянутыми шеями, которые венчали зубастые, клыкастые головы. Пепельно-серые, с темными подпалинами на покрытых твердой чешуей брюхах. Кроме одного - на его спине, там, где шли острые роговые отростки, виднелась кроваво-красная полоса. Подозреваю, этот и был тот самый Роххан, которого так любил Тревор и которому он показывал картинки с планет Элиты.
        Похоже, эта рептилия здесь всем и заправляла. Хотя попробуй тут разбери, если они все одинаково зубастно-клыкастые!
        Приземлились. Рапторов было одиннадцать - «отец» и десять его «детей», отобранных, если верить рассказам Тревору, у других семей. Молодые рапторы были серыми - капитан «Илларии» говорил, что красная полоса появляется значительно позже, когда те достигают взрослого возраста и готовы создать собственный клан.
        Правда, появлялась она довольно редко. Почти всегда у самцов, но иногда, случалось, и у самок. Если Меченые оказывались в подобных кланах, то их либо убивали, либо изгоняли. Но сейчас это была полная Семья, которая напомнила мне о нашей. Уверена, и в ней «дети» беспрекословно слушают своего «отца», как и мы своего Наставника, готовые ради него на все.
        Делать то, что он прикажет, не задавая вопросов. Убивать других и, если он пожелает, даже убить себя.
         Но пока что Роххан был настроен вполне благожелательно. Сложил крылья. Внимательно осмотрел наш купол и людей, замерших по другую сторону полупрозрачной силовой стены. Что-то рыкнул, на что остальные рапторы заклекотали, смешно клацая зубастыми пастями.
        - Пожалуй, я к ним все-таки выйду! - сказал мне Лейт, опустив на лицо воздушный фильтр. - Раз уж к нам пожаловали гости, надо бы их встретить. - Посмотрел вопросительно на Барта, который держал в руке пульт управления силовой установкой, и тот едва заметно кивнул. - К тому же мы привезли подарки, - добавил архитектор. - Неплохо бы вручить.
        Барт ненадолго отключил часть купола, и Лейт вышел. Причем не один. С ним, к моему удивлению, к рапторам отправились еще и вечно осторожничавший Янник вместе с Гентом Рузом. Поглядывали в мою сторону, видимо, решив, что своим смелым поступком смогут произвести на меня надлежащее впечатление и исправить то, что уже невозможно изменить.
        Вышли они не с пустыми руками - захватили приготовленное Тревором угощение. С собой на Скарвис мы привезли синтетическое мясо и синтетические овощи. Если для людей еду на «Илларии» готовили по старинке, то для «подарков» обитателям Скарвиса запускали пищевой синтезатор.
        Но ящеры ничего не знали о правильной и здоровой еде, накинулись на угощение, смешно клацая клювами.
        Вскоре я тоже решила подойти поближе к полупрозрачной стенке силового купола, потому что меня крайне интересовал тот самый, с красным гребнем вдоль спины. Мне казалось, что ответы на мои вопросы скрывались именно в Меченых и в их кланах.
        Оставалось придумать, как их получить.
        Но на мои вопросы Роххан отвечать не спешил, да и едой, привезенной с «Илларии», не заинтересовался. Долго разглядывал лагерь, затем уставился на тех, кто рискнул покинуть силовой купол.
        На миг мое сердце замерло, потому что я подумала... Но нет, рапторы не проявляли признаков агрессии. Прикончили подношение, затем к Лейту подошел один из молодняка, и археолог протянул к нему руку. Ящер, довольно клокоча и квохча, подставил голову на длинной, змеиной шее. Ластился, похоже, приученный Тревором.
        Среди темно-серых тел рапторов мелькнул черный термокостюм долговязого Янника и плотного Гента Руза.
        Я же снова посмотрела на Роххана. Рептилию больше не интересовал наш лагерь. Прикрыв глаза, он поглядывал на возню своих «детей» и двоих людей. Затем, словно почувствовав мой внимательный взгляд, повернулся и посмотрел мне в глаза.
        Наш контакт был коротким - длился всего лишь секунду, не больше, потому что я тут же его разорвала. Отвела взгляд, отстраненно подумав, что... Комиссия все же ошиблась, а вот Тревор Тремейн оказался прав!
        Уверена, эта тварь была разумной! Но, похоже, слишком мудрой, чтобы идти на открытый контакт с людьми и выдавать им свои тайны. Потому что на меня смотрел старый как мир разум.
        И я прекрасно его почувствовала. Возможно, это произошло из-за особенностей моей крови или же... Впрочем, я не знала. Не знала, почему! Но мне показалось, что он тоже это понял. Догадался, что я его раскусила.
        Не знаю, какие мысли появились в узкой змеиной голове Роххана, но в ту же секунду мою грудь сдавило холодом, а голове раздался голос первой из шайесс. И это был даже не шепот, а вопль, предупреждавший об опасности.
        - Барт! - схватилась я за пистолет. - Им нужно убираться!.. Быстрее, заводи людей под купол!
        Прочь... Прочь оттуда! Под защиту силовой установки, которая, впрочем, долго не протянет, если рапторы решат на нас напасть. Потому что наш с Винсом купол не выдержал!
        Тут Роххан раскрыл зубастую пасть, издав трубный рев, и его Семья замерла, прекратив поедать мясо и забавляться с людьми.
        - Лейт! - завопила я. - Беги, скорее! Назад!
        Потому что Пиккари меня убьет, если с ним что-то случится!..
        Но оказалось слишком поздно, потому что крылатые ящеры кинулись исполнять приказ Роххана. Убивать меня, лишая жизни всех, кто попадался на их пути.
        А дальше... Дальше все происходило урывками. Вспышками, всплесками адреналина в крови. Я видела, как под ударом когтистой лапы упал Лейт, так и не успев дотянуться до оружия. Видела, как его смяла огромная темно-серая туша. Но воздушный фильтр уже был на моем лице, в руках - пистолет, и я кинулась за Бартом в распахнутый проход в силовом куполе.
        Потому что мы должны были отбить своих у чужих.
        Затем увидела, как падает Янник. Показалось, или же он рухнул на землю раньше, чем его коснулась эта самая когтистая лапа?
        Заметила, как бежал по плато Гент почему-то прочь от купола, а за ним гнался раптор. Даже не один, а два, и они были чертовски быстры. Дальше смотреть уже не стала, потому что начала стрелять.
        Сбоку мелькнули красные лазерные лучи - Арвен тоже не зевал.
        Ни он, ни Барт.
        Но при этом я понимала, что втроем нам с кланом рапторов все равно не справиться. Гигантских и живучих тварей было слишком уж много! И пусть шквальный огонь заставил их притормозить, но я знала, что это ненадолго. Скоро они опомнятся и поймут, что нас можно попросту растоптать, разорвать на куски, невзирая на наше оружие.
        Но при этом я знала, как можно прекратить бойню.
        Их остановит смерть Наставника. Вернее, смерть Роххана.
        Если у них такая же Семья, как и моя, то, убей мы того, кто держал клан в страхе и подчинении, на этом все и закончится. Вернее, они будут дезориентированы, и вот тогда у нас появится шанс...
        Поэтому, наплевав на окрик Барта, кинулась под черное брюхо ближайшего раптора, не забыв выстрелить несколько раз - каждый из лучей оставлял черные дыры в теле ящера, на что раптор отвечал глухим рычанием, но умирать не спешил. Затем увернулась от его шипастого хвоста, решив пробиваться к тому, кто стоял в стороне, не вмешиваясь в бой.
        Убить Роххана... Убить Наставника, чтобы остановить кровопролитие!
        Черт!.. Реальность и прошлое спутались в моей голове в дьявольский клубок. Но этот клубок не мешал мне бежать, стрелять, уворачиваться. Все же не увернулась - получила хвостом по ногам, упала - пребольно! - на бок. Но сразу же подскочила, потому что хвост, утыканный шипами, взметнулся над моей головой. Рептилия явно собиралась меня прихлопнуть, как назойливое насекомое. Поняла, что я успеваю, но...
        Спас меня Барт - оттолкнул в сторону, после чего несколько раз выстрелил в ящера. К моему удивлению, раптор упал к нашим ногам.
        Мертвый!.. Надо же, он его убил!
        - Голова, - рявкнул Барт. - Целься в голову! А еще лучше - иди в лагерь и не высовывайся!
        - Угу! - ответила ему и сразу же этим занялась. Нет, в лагерь не пошла и высовываться не прекратила, а стала целиться в змеиные головы, потому что на нас перло двое крупных представителей фауны Скарвиса. - Никуда я не пойду, - все же сообщила Барту. - Надо убить Роххана!
        - Роххана?
        - Их главного. Только так мы сможем остановить...
        Не договорила, потому что нас вновь раскидало, разметало в стороны огромное серое тело. Но тут подоспел Арвен. Отвлек чудовище выстрелами, дав мне время подняться на ноги. Дальше я уже стреляла так, как научил Барт.
        В голову.
        Правда, попасть никак не получалось - эта тварь оказалась слишком уж быстрой!
        Но все же совместными усилиями с Арвеном мы ее прикончили. Еще одну смертельно ранил Барт. Правда, рапторов все равно оставалось слишком много, и нам пришлось отступить. Вернее, Арвен схватил меня и потащил за собой к палаткам. Затем, сорвав с пояса световую гранату, кинул в бегущего за нами ящера.
        Закрыл меня от взрыва.
        Яркая вспышка и картечь порядком озадачили крылатую рептилию, но я знала, что ненадолго.
        - Вот бы сюда нормальные гранаты, а не эту световую ерунду!.. - заявил, скалясь, Арвен. Он был ранен - я увидела разорванный на плече термокомбинезон и текущую по руке кровь. - Я вызвал подмогу, - сообщил мне, перекрикивая рев раненного Бартом раптора. - К чертям такое испытание!
        Я была с ним полностью согласна. Именно так, к чертям!
        Затем мы отвлеклись, потому что еще один из клана Меченого ломился к нам через главную палатку - ту самую, в которой лежали наш арсенал, аптечка и продукты, - но замешкался, запутавшись в синем полотнище.
        Это и стоило ему жизни - мы с Арвеном прикончили его несколькими выстрелами.
        И вот тогда я снова решила пробиваться к Лейту. А если не к нему, так к лежавшему на земле, скрючившемуся Яннику. Или же к Генту, врачу с Неи, который дошел аж до четвертого испытания, а я почти ничего о нем не знала.
        Но вместо этого заметила, как на Брата, бегущего к Роххану, накинулся один из рапторов. Раненый, передвигающийся боком, волочивший за собой крыло, попытался напасть со спины.
        На этот раз я все-таки попала. Причем первым же выстрелом.
        Ящер упал, а я отвела глаза.
        Потому что в этой бойне не было никакого смысла. В ней были только погибшие - люди и рапторы. Но зачем?! Почему?.. Ведь мы не хотели никому причинять вреда! Да и они... Ведь по словам Тревора, рапторы - дружелюбны и никогда не нападают первыми.
        Тогда зачем? Неужели из-за того, что я что-то там разглядела в глазах этой гигантской ящерицы?! Но ведь Тревор твердит об их разумности целых тридцать лет, и его еще ни разу не пытались убить!
        Тут я почувствовала тяжелый взгляд, буравящий мне висок. Без сомнения - на меня смотрел Роххан. И я повернулась, смело встретившись с Меченым взглядом.
        «Уходи! - неожиданно услышала в своей голове. Голос, отдавший приказ, говорил на неизвестном языке, который я почему-то поняла. - Моя территория!»
        - Твоя! - произнесла вслух, хотя понимала, что сквозь звуки выстрелов, рев раненых рапторов и разрывы гранат Арвена он все равно меня не услышит. Но была уверена, что поймет. - Но уйти должен ты, Роххан! И Семью свою уводи, пока не стало слишком поздно, а то у тебя никого не останется. Потом уйдем уже мы.
        «Уходи! - вновь он отдал мне приказ. - Ты должна уйти! Прочь с моей земли! Тебе здесь не место».
        Выходило, дело было все-таки во мне... Вернее, в моем появлении на Скарвисе.
        - Уйду, как только прилетит Тревор, - пообещала ему, после чего воскресила в голове образ владельца «Илларии». - Уйду, потому что мне не нужна твоя территория. Здесь место твоей Стаи, я на него не претендую.
        Роххан сверлил меня взглядом, и я...
        Я позволила заглянуть ему в свою голову. Открыла ящеру мысли. Пусть смотрит! Потому что оставаться на Скарвисе и биться с ним и его Семьей за красное плато и далекие темные горы я не собиралась.
        ***
        И они ушли.
        Роххан издал воинственный клич, после чего рапторы послушно прекратили нас убивать. Расправили крылья и, бросив шестерых мертвых собратьев, улетели. Один, правда, был ранен и с трудом поднялся в воздух. Отставал, но упрямо пытался угнаться за своей Семьей.
        - Не стреляй, - попросила я Барта, заметив, что тот поднял руку с пистолетом. - Пусть летит! Не надо, - покачала головой, повернувшись к подошедшему Арвену, и тот с явным сожалением опустил оружие. - Они больше не причинят нам вреда.
        Тут Барт коснулся моей щеки.
        - Кровь, - сказал мне. - Ты ранена?
        В серых глазах застыла тревога.
        - Нет, - покачала головой. - Со мной все в порядке.
        Он прижал меня к себе. Когда отстранился, уже я принялась вглядываться ему в лицо, затем пробежала взглядом по черному термокомбинезону. Слава безжалостным богам Скарвиса - с ним тоже все было хорошо! Потом повернулась к Арвену, который, морщась, разглядывал рану на руке. Но, кажется, это была всего лишь царапина.
        Я же окинула взглядом разрушенный лагерь и уставилась на лежащий на главной палатке труп раптора.
        - Почему? - спросил у меня Арвен. - Почему они ушли? Почему эти твари взяли и улетели?!
        На это я промолчала, хотя уже знала ответы. Ведь я обо всем догадалась - и кто такой Наставник, и почему он послал нас с Винсом на Скарвис. Знала, почему нас пытались убить - моего брата один раз, а меня - дважды. И мне еще крупно повезло, что осталась жива!
        Но вдаваться в подробности не стала, потому что сейчас меня куда больше интересовали раненые. Оказалось, не меня одну - Барт уже вышел за периметр лагеря.
        - Арвен, - повернулась я к танцору. - Там, в большой палатке, - кивнула на синюю растерзанную материю, - наша аптечка. Возможно, она как раз под... раптором! Ее надо срочно найти.
        Сама же кинулась к Лейту.
         Барт тем временем уже подошел к Генту. Склонился над ним, и мне стало не по себе, потому что, повернув его на спину, он приложил руку к шее, отыскивая пульс. Затем распрямился и отправился к Яннику.
        Кажется... Кажется, все очень плохо!
        Зато у Янника все сложилось отлично. Тот уже сидел, оглядывая поле боя, после чего встал без посторонней помощи. В смекалке Леклеру не отказать - иногда бывает крайне выгодно притвориться трупом!
        Наконец, склонилась над Лейтом. Архитектор был жив и даже в сознании, но истекал кровью. Я с легким ужасом уставилась на рану на его животе, которую Лейт пытался закрыть руками.
        - Сейчас! - пообещала ему. - Подожди, сейчас все сделаю! Арвен, тащи сюда аптечку! Живее!..
        Наконец, открыла выданный нам на «Илларии» медицинский контейнер, разыскивая аппликатор и нужные ампулы. Что это еще за глупая дрожь в руках?! Ведь до этого я много раз видела подобные раны!
        Быстрее!.. Ампулы с обезболивающим, ампулы со стимуляторами. Остановить кровь заживляющим гелем. Катетер в вену с физиораствором, чтобы восстановить потерю жидкости.
         Так... Что еще? Небольшие, но глубокие раны на руках и ногах - ерунда! Снова наложила гель, а все остальное - потом... Позже, когда попадем на «Илларию» и поместим Лейта в госпиталь!
        Затем вколола ему снотворное. Смотрела, как он закрывает глаза, проваливаясь в мир без сновидений. И я понадеялась... Вернее, верила, что с ним все будет хорошо. Он обязательно выживет и поправится!
        - Затоптали. Потом сорвали с воздушный фильтр, - глухо произнес подошедший Барт. Коснулся моего плеча, затем сжал его до боли. - Гент умер, Шелл! Задохнулся.
        Кивнула, кусая губы. Заморгала, но плакать не стала.
        Ну что же... В глупой бойне мы потеряли одного, рапторы - шестерых.
        - Лейт будет жить, - сообщила я Барту.
        Тут зашелестел передатчик Арвена, и срывающийся от волнения голос Тревора сообщил, что шаттл заходит на посадку.
        Я поднялась на ноги. Посмотрела на растерзанный лагерь, на трупы рапторов и прикрытое синим полотном тело Гента. Затем уставилась на ковылявшего за медицинской помощью Янника и подумала...
        Последнее испытание Отбора пройдено, и я получила ответы на свои вопросы. Но цена, которую пришлось заплатить, оказалась очень высока.
        Но все закончилось. Впереди нас ждали небольшой отдых и...
        Финал.

        Глава 16

        И снова Мезера, и снова летний вечер, и безразличные звезды на ясном небе. Запах ночных цветов и морской бриз, холодящий кожу. Обтягивающее черное платье до колен, волосы собраны в пучок. Длинные серьги с черными бриллиантами трогают плечи, а на щеке - три серебристых слезинки, дань памяти погибшему на Скарвисе Генту Рузу.
        ...От Лайара Нойлена я узнала, что жизнь каждого из участников Отбора застрахована на сто миллионов кредитов, которые и будут выплачены родителям погибшего.
        Но эти деньги не вернут Генту жизнь. Не вернут его семье.
        И я чувствовала себя виноватой. Стояла, покачиваясь на высоких, тонких каблуках, продуваемая морским ветром, изо всех сил сдерживая непрошенные слезы. Потому что знала - если бы не этот чертов Отбор, Гент был бы жив.
        Он был бы жив!
         А еще я понимала, что Гент погиб из-за меня.
        Это я виновата в том, что не уберегла. В том, что не удержала под куполом на Скарвисе! Потому что именно мое присутствие вызвало агрессию клана Роххана.
        - Гент знал, на что идет, Шелл! - попытался меня утешить Барт, когда мы встретились в холле «Гостеприимства». - Это было в условиях Отбора, и я уверен, каждый из нас прочитал все, что написано маленькими буквами... Три миллиона на руки и сто миллионов страховки.
        - Но он вряд ли мог предположить, что его ждет! - пробормотала я.
        - Мог, - жестко произнес Барт. - Он был прекрасно осведомлен о рисках. Таковы правила, которые он принял. Не плачь, Шелл! - Барт погладил меня по голове, хоть я и не плакала. - Очень скоро все закончится.
        Кивнула. Барт прав - очень и очень скоро!
        И вот я стою и смотрю на четверых мужчин, одетых в темные костюмы и черные рубашки из-за траура по Генту. Лайар Нойлен, тоже весь в черном, похудевший и осунувшийся, наблюдал за ходом последней церемонии. Рядом с ним замерли три безликих адвоката из «Нойлена и партнеров», готовые зафиксировать мой выбор.
        Мне предстояло назвать победителя последнего испытания и еще двоих, кто полетит со мной на планету, где и пройдет финал.
        Напрасно я просила Лайара Нойлена раскрыть мне координаты места его проведения - хотела отправиться туда со своей Семьей заранее... Взывала к его разуму, заявляя, что не стоит подвергать опасности оставшихся участников испытания, им вполне хватило и Скарвиса! Но Лайар был неумолим. Правила есть правила, заявил мне. Финалистов должно быть трое, и Отбор закончится именно так, как заранее решил Бирген Холст.
        Выходило, троим из четырех претендентов все же предстояло рискнуть. Потому что я была уверена: в финале нас ждет встреча с Наставником. Я снова посмотрела на мужчин.
        Кого же из них выбрать?
        - Лейт! - позвала того, кто стал мне другом, и кого я чуть было не потеряла на Скарвисе. - Лейт Рассен!
        Смотрела, как он подходил. Все еще прихрамывал, но корабельный врач на «Илларии», а затем лучшие доктора в Королевской клинике Мезеры поставили его на ноги. Вернее, Лейт смог не только подняться с больничной койки, но уже стоял на своих двоих. Впрочем, ему все еще кололи обезболивающее, да и выглядел он довольно бледным.
        Подошел.
        - Лейт, - я вложила свои ладони в его протянутые руки. - Спасибо за твою дружбу, которую я очень ценю. Спасибо за поддержку...
        - Нет, Шелли! - покачал он головой. На его лице появилась улыбка. - Даже и не думай от меня избавиться! Я знаю, ты собираешься отпустить меня домой. Вернее, хочешь, чтобы я вернулся в клинику.
        - Но, Лейт!.. - протянула я жалобно. - Тебя ведь чуть не убили на Скарвисе!
        - Но ведь я выжил! - усмехнулся он. - К тому же не так давно меня чуть было не убили на Огири, и знаешь, Шелли, я уже начинаю к этому привыкать.
        Я едва сдержала смешок. Лейт продолжал:
        - Кроме того, до финала еще целых два дня. Пока ты будешь отдыхать на Новой Терре, - добавил с хитрой улыбкой, - я приду в норму.
        - Но это опасно, - покачала головой. - Ты даже не представляешь, с кем... Вернее, с чем мы столкнемся в финале!
        - Представляю, - отозвался он. - Твоя сестра ввела меня в курс дела.
        Я знала, что Пикки просидела с ним все время, пока Лейт находился в Королевском госпитале. Врачи пытались ее выгнать, но... Выгнать Пиккари, если она не хочет уходить - это уже за гранью невозможного.
        - Шелли, скорее всего ты решишь, что я навязываюсь, - добавил Лейт. - Так вот, знай: да, я навязываюсь!
        - Хорошо, - улыбнулась ему. - Хорошо, Лейт! Я бы хотела, чтобы ты был со мной, когда это закончится. Но все надо сделать правильно, - покосилась в сторону поверенных. - Пусть Лайар Нойлен и его адепты юридических наук зафиксируют мой выбор... - Повысила голос: - Лейт Рассен, я бы хотела, чтобы ты отправился со мной на последнее испытание, где и будет назван победитель Отбора.
        Лейт кивнул, после чего занял место позади меня.
        - Арвен! - позвала я.
        Здоровяк подошел, сжал мои руки. Я раскрыла было рот, но он заговорил первым.
        - Я знаю, что не выиграю этот Отбор, - произнес Арвен. - Понял это по твоим глазам.
        - Но...
        - Здесь многие считают меня простаком, - Арвен покосился на Янника Леклера, с независимым видом рассматривающего декоративные клумбы вдоль дорожек отеля, - но это не мешает мне отлично разбираться в женщинах. Ты влюблена, Шелли, я вижу по твоим глазам! Вернее, это заметно по очень многому, - улыбнулся Арвен. - Но он - достойный соперник и заслужил победу. Макриден станет тебе хорошим мужем.
        - Но...
        Запнулась, почувствовав, как кровь приливает к щекам.
        Потому что вовсе не думала о Барте Макридене с такой стороны. Он всегда был рядом - оберегал - даже слишком! - заботился, защищал, целовал... Но стать моим мужем?!
        - Ты и так сделала для меня слишком много, - продолжал Арвен. - Те три миллиона, которые я получил перед Отбором... На них я исполнил свою мечту - выкупил клуб и сделаю его лучшим на своей планете. Теперь же я хочу помочь исполнить твою мечту.
        - Арвен...
        - Ты собираешься отомстить. Я все знаю, Шелли, потому что далеко не дурак!
        - Кто тебе рассказал?!
        - Что-то услышал от Лейта, остальное понял сам. И я буду с тобой до конца.
        Кивнула, кусая губы. Ну что же, еще один друг мне не помешает!
        - Спасибо тебе за понимание, Арвен! Я бы хотела, чтобы ты отправился со мной на последнее испытание, где и будет назван победитель Отбора.
        Вскоре он занял место позади меня. Я же оглядела двух оставшихся мужчин.
         - Янник... Янник Леклер!
        Подошел. Замер, смотрел настороженно, словно нашкодившая собака, которая не знает, то ли ее прогонят, то ли похвалят. Но я не собиралась щадить его чувства.
        - Знаю, Ян, что на войне все средства хороши. Даже прикинуться трупом и отлеживаться, пока гибнут остальные, дожидаясь спасения. Тебе это неплохо удалось. Ты выжил, и тебя спасли. Но видишь ли, для меня ты так и остался трупом. Мертвым телом, по которому я не стану носить траур. - Взглянула в его сузившиеся от злости глаза. - Прости, но трупам нет места в моей жизни!
        На это Янник ничего не ответил. Пожал плечами, затем, не прощаясь, демонстративно развернулся и пошел по дорожке в сторону парковки, где его дожидался флайер, чтобы отвезти в космопорт.
        - Барт... - протянула я руки к последнему, а затем уткнулась в знакомое, почти родное плечо. - Барт, я так устала! - пожаловалась негромко.
        Бессонная ночь возле медблока на «Илларии» - мы не улетали на Мезеру, дожидаясь, когда закончится операция. Похвала корабельного врача - оказывается там, внизу, я все сделала правильно и спасла Лейту жизнь. Потом Королевский госпиталь и встреча с моей Семьей - Винс, Пиккари и Сим отправлялись за нами следом к месту финала, как только я узнаю координаты.
        Те самые координаты, который вредный Лайар Нойлен держал от меня в тайне!
        - Знаю, - отозвался Барт, прижимая меня к себе. Погладил по спине, поцеловал в висок. - Ты совсем измучилась, любовь моя! Полетели-ка мы с тобой домой...
        - Да, - сказала ему. - Да, полетели!
        До финала было еще целых два дня, и я очень сильно хотела домой! С ним, на Новую Терру...
        Да куда угодно!
        Пожалуй, именно в этот момент я поняла, что мне, по большому счету, все равно, куда мы полетим, потому что мой дом всегда будет там, куда направится Барт Макриден.
        ***
        А потом я поняла, что на Новую Терру нам так просто не улететь. Вернее, если и улетим, то совсем не просто...
        Потому что целоваться мы начали еще в лифте космопорта с видом на ночной город, когда поднимались из терминала на взлетную полосу КХ12, где нас дожидался старенький, но всячески модифицированный «Вояджер».
        Из лифта все-таки вышли - уж и не помню как!.. - и до корабля добрались, но тоже с провалами в памяти. А потом был «Вояджер», его узкие коридоры и переборки, в одну из которых я въехала головой, а в следующую - спиной, но даже не охнула, потому что мне было совсем не до этого.
        Дверь в каюту... Кажется, в его. Или же в ту, где я спала в прошлый раз? Или же... Впрочем, какая разница, если неудержимая жажда испепеляла тело, лишая меня мыслей, оставляя в голове лишь кроваво-красные сполохи желаний. Вернее, желание было всего лишь одним - получить то, что мне причитается.
        То, что я давно уже хотела. То, что я заслужила. Ведь заслужила же!..
        Его.
        Он был нужен мне как воздух, как вода, как еда. Точно так же, как ему нужна была я. У меня давно уже не оставалось сомнений, кроме... Тут голову закралась мысль.
        Черт, ну как же не вовремя!..
        Но она оказалась настолько всеобъемлющей, что вскоре вытеснила все остальные. Долго спорила с желанием, но победила и его. Потому что я должна, должна была спросить! Мне надо было убедиться, что Барт понимает... Что он не пожалеет, когда схлынет страсть и утихнет первобытное влечение.
        Не пожалеет о том, что между нами вот-вот произойдет, потому что это свяжет нас воедино, да так, что из-за особенностей моей крови и не распутаешь!
        Именно эта мысль выдернула меня из мира желаний, возвращая в реальность. В реальность, в которой мы лежали на узкой койке, на Барте остались лишь штаны, а на мне - микроскопическое белье - его заставил надеть стилист, засунувший меня в то самое черное платье...
        Кажется, платья я лишилась еще в гостиной.
        - Погоди, Барт! Нам надо... Нам надо поговорить! Знаю, со своими разговорами я не совсем вовремя... Вернее, совсем не вовремя, но мне надо знать...
        Он все-таки отстранился - насколько это было возможно на узкой койке. Я тоже отползла, прислонилась к стене. Села, уставилась в его казавшиеся черными глаза.
        - Хорошо, - наконец, произнес он. - Если надо, то давай поговорим.
        Тоже сел. Смотрел на меня внимательно, дожидаясь того, что я скажу, хотя его взгляд все время сползал на поддерживающую мою грудь узкую полоску бюстгалтера.
        - Я должна быть уверена, - заявила ему, прикрыв глаза. - Уверена в том, что ты знаешь, что делаешь. И не надо смеяться!
        - Даже и не думал, - отозвался он, пряча улыбку. - Шелл, я знаю, что делаю!
        - Но отдаешь ли ты себе отчет в том, что будет после этого?
        - Прекрасно отдаю отчет, - отозвался Барт. - После этого бывают дети, Шелл, если мы не будем предохраняться. Выбор за тобой, но я хочу наших детей.
        - Нет же, я не про это, а... Погоди, что ты сказал? Ты хочешь от меня детей?
        Растрогалась. Засопела.
        - Да, Шелл! И я давно уже знаю о крови шайесс. И еще о том, что у тебя никого до меня не было. И о том, что кроме тебя у меня больше никого не будет. Шелл, ты выйдешь за меня замуж? - спросил он как ни в чем не бывало. - Мы можем пожениться в Фристоне, как раз успеем. Том будет рад провести церемонию. Как мэр, он имеет право. - Барт взглянул на меня, а затем снова уставился на мою полуприкрытую грудь. - Если, конечно, мы отсюда улетим...
        - Замуж? - переспросила у него неуверенно. - Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж? После того, что ты увидел? После того, что ты узнал обо мне и о моей Семье?
        - Я все прекрасно успел разглядеть. Вернее, мне нравится абсолютно все, что я увидел. И ты выйдешь за меня замуж!
        Это был даже не вопрос, а утверждение, на которое я... Растерялась, но все же кивнула.
        - Хорошо. Вернее, да... Да! Да! Да!
        Сказала, и от сердца отлегло. Да, я выйду за него замуж. И вовсе не потому, что Брат Макриден - лучший кандидат из двенадцати отобранных моим отцом, а потому что... Все дело в том, что я больше без него не хотела. И мой дом всегда будет там, где он.
         А с Винсом мы уж как-нибудь разберемся!
        - Вот и отлично, - заявил Барт. - Иди ко мне! Я люблю тебя, Шелл.
        - И я тебя. - И плакать я не стану, даже от счастья, вот еще! И сейчас же к нему пойду, осталось прояснить всего лишь один вопрос. - Деньги, Барт! Наследство моего отца...
        - Выходи за меня без денег. Кому они нужны?
        - Они нужны мне, - сказала ему. - Вернее, нам! Мне на то, чтобы строить отели, тебе - на Новую Терру. К тому же они очень нужны Энни. Ее надо показать нормальному врачу, в конце-то концов! Мы останемся на Новой Терре, пока она не вырастет, но ведь она когда-то вырастет... Быть может, Энни захочет учиться на Элите, а из-за проблем с ее легкими университеты для нее будут закрыты. Сейчас можно вылечить что угодно, если у тебя хватает средств. - С деньгами Биргена Холста у нас их на все хватит. - К тому же я не хочу отдавать совету директоров «Корпорации» то, что мой отец оставил мне. Мне и моему будущему мужу.
        - Хорошо, - согласился Барт. - Пусть будут деньги. Иди же ко мне!
        И я пошла.
        А затем, когда мы лежали, обнявшись - через тысячу часов и тысячу лет, за которые со мной случилась удивительная трансформация, и я стала другой, не той Шеллар Лонгин, которой была до этого, а новой, лучшей, спокойной и уверенной в себе, которая с улыбкой смотрит на то, как ее мужчина перебирает ее волосы, гладит по лицу, целует пальцы - один за другим, - я вспомнила...
        - Кукла! - округлив глаза, повернулась к Барту. - Нам нужна говорящая кукла! С белыми волосами и в розовом платье.
        Этим я его порядком озадачила. Сел - голый и прекрасный в своей наготе - и покосился на меня подозрительно.
        - Кукла? Ты уверена, Шелл?
        - Еще как уверена! - заявила ему. - И я не сошла с ума. - Если только немножко, от переполняющего меня ощущения счастья. - Нам нужны подарки, потому что я не хочу во второй раз и с пустыми руками! Энни привезем говорящую куклу, Рамоне - юбку. Пеструю, ей понравится! Могу заказать через триззер, а заберем потом сами, чтобы побыстрее... Кэйти - духи. «Черное кружево Элиты», модный аромат этого сезона. - Мне о них Минни рассказывала. - А что Тому?
        - Выпивку. Ему вполне сойдет, - усмехнулся Барт.
        - Хорошо, пусть будет выпивка. - Посмотрела на него. - А тебе? Что бы ты хотел? Какой ты выберешь подарок?..
        - Тебя, - ответил он просто. - Ты - мой самый лучший подарок, Шелл, и мне больше ничего не нужно.
        Наши вкусы совпадали и на этот раз, потому что мне тоже больше ничего не было нужно. Только он.
        Хотя... Я бы не отказалась еще найти Наставника и разобраться с Винсом, но решила об этом не думать. Не сейчас, не в ближайшие два дня! Потянувшись за поцелуем, краем глаза заметила парящие цифры, показывающие время на Мезере.
         Выходило, за стенами и переборками старого «Вояджера» давно уже наступило утро.
         Черт, а куда делась... эта ночь? Почему она пробежала так быстро?

        ГЛАВА 17

        СЦЕОН, ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ СЕКТОР
        По координатам, указанным в завещании Биргена Холста, выходило, что финал должен был состояться в четырехэтажном, полуразрушенном здании на окраине городка Шунья, расположенного среди бескрайних сельскохозяйственных угодий далекой от Элиты планеты. И это оказалось первым местом за весь Отбор, где я еще не бывала. Но при этом прекрасно осознавала, что находится в доме на отшибе сразу же за выездом из города.
        Потому что мы выросли в подобных.
        Наша Семья переезжала с места на место, с планеты на планету, нигде не оставаясь дольше, чем на пару-тройку лет. Наставник выбирал заброшенные дома в сельской местности, запугав жителей так, что ни у кого не возникало желания проявить любопытство. Но если кому-то в голову все-таки забредала мысль его проявить, то на этот случай были предприняты меры предосторожности. Например, это здание оказалось обнесенным забором в человеческий рост, над которым время от времени пробегали, поблескивая на полуденном солнце, электрические разряды.
        И я догадывалась, что нас ждет внутри.
        Там были не только дети из новой Семьи Наставника, но и специально обученные воспитатели. Вернее, охранники, которых он нанимал, чтобы смотреть за своими подопечными, готовые отразить любую агрессию извне. Точно так же было и в нашей Семье. Затем, когда мы подросли, охрана исчезла, потому что мы сами уже могли справиться с любым нападением.
        Но теперь мы собирались обернуть то, чему он нас научил, против него самого.
        В Шунью мы прилетел всемером. Моя Семья  - Пиккари, Сим и недовольный Винс, заявивший, что он не понимает, зачем я притащила с собой «этих колунов» - Барта, Арвена и Лейта. На это мы с сестрой дружно посоветовали ему заткнуться и заняться снаряжением и оружием.
        Оружия братья привезли с собой предостаточно.
        Я же взяла на себя разговор с Лайаром Нойленом. Этим утром, когда мы приземлились в столице Сцеона, недоумевающий старик долго меня расспрашивал, почему откладывается финал, и с чего я решила, что место, указанное Биргеном Холстом, слишком опасно для проведения последней церемонии. Но я все-таки уговорила Лайара подождать, заявив, что сперва мы должны все осмотреть, а уж потом состоится финал, который, подозреваю, удивит очень многих.
        В общем, моими стараниями Лайар и его поверенные все же согласились дожидаться нашего возвращения в космопорту.
        Кстати, Лейта Рассена я тоже решила оставить. Правда, не в космопорту Сцеона, а в флайере, который мы припарковали за поросшим невысокими лиственными деревьями холмом неподалеку от дома Наставника. Лейту такой поворот не пришелся по душе, но мы с сестрой все-таки его уломали. Уговорили остаться, заявив, что флайер все равно кому-то придется сторожить, и он лучше всех справится с этой задачей.
        Мы не собирались рисковать Лейтом, потому что, несмотря на его бодрое настроение во время предыдущей церемонии на Мезере, он все еще выглядел бледным, да и резкие движения причиняли ему боль.
        - Все будет хорошо! - пообещала на прощание. - Вот увидишь, мы скоро вернемся.
        Посмотрела на сестру, и Пиккари кивнула в ответ. Затем я перевела взгляд на мужчин - спокойных, собранных, вооруженных - кто-то выбрал себе парализаторы, кто-то - конечно же, Винс с Симом, не ценившие ни свою жизнь, ни чужие, - отдал предпочтение лазерными пистолетами.
        - Все будет хорошо! - повторила еще раз, но уже не для Лейта, а для самой себя.
        Потому что Наставник всегда казался мне демоном. Демоном из моего прошлого! И, чем ближе я к нему подбиралась, тем все больше меня страшила наша встреча. Но бежать от призрака, которого я так долго искала, а теперь нашла с помощью родного отца, я не собиралась.
         Хотя до сегодняшнего дня я так и не смогла понять, каким образом Биргену Холсту удалось все это раскопать. Как он узнал о Наставнике, Скаворе и моей Семье?!
        Но я знала, что ответов на эти вопросы я уже никогда не получу.
         ***
        Вошли.
        Запросто сняли защитное поле, перемахнули через забор. Молча разделились, так как в дом вело сразу несколько входов. Винс и Пиккари двинулись к правому, Сим с Арвеном выбрали центральный. Мы с Бартом направились к пожарной лестнице, идущей на крышу как раз мимо распахнутого окна на третьем этаже.
        Пропустила Барта вперед, и он бесшумно полез наверх. Я последовала за ним.
        Вскоре очутились в длинном обшарпанном коридоре с множеством дверей и облезлой синей краской на стенах, скупо освещенном болтавшимися на проводах лампочками. Возможно, в здании когда-то располагалось общежитие, к этому времени давно заброшенное, но по приказу Наставника его привели в порядок и подключили к городским коммуникациям.
        Из ближайшей комнаты неслась негромкая музыка. Барт, взглянув на меня, исчез за дверью. Послышались звуки выстрелов, затем грохот падавшего тела.
        «Чисто», - произнес его голос в микро-наушнике.
        «Хорошо, - негромко ответила ему. - Захожу в следующую», - и толкнула дверь в соседнее помещение.
        Большая комната, рваные шторы на окнах - Наставнику всегда было наплевать на комфорт. Шесть кроватей, застеленных старыми одеялами. На одной из них сидели девочка и мальчик в темных одеждах. Детям было лет по пять, не больше.
         Девочка, заметив меня, тут же юркнула под кровать, а вот мальчик остался. Сидел и смотрел, как я подходила, не выказывая ни страха, ни удивления при виде незнакомки с парализатором в руках.
        У него были черные волосы, серые глаза и умное личико. Худеньки, кожа да кости. Глядел на меня спокойно, волнение выдавали лишь тонкие пальчики, сжимавшие триззер с  голографическими картинками.
        Надо же!.. В детстве у меня была точно такая же книжка, которую я знала наизусть. В ней - классификатор оружия, как разрешенного, так и запрещенного для ношения в Галактическом Союзе.
        - Парализатор, модель РА-34, - заявил мальчишка, уставившись мне в глаза. - Взят на вооружение полицейскими формированиями на планетах Элиты в  40 007 году. Позже им стали пользоваться гражданские. Последняя модернизация в 40 055 году. Полная батарея на тридцать пять зарядов. Запасная - на двадцать. Поучил в народе прозвище «Комар».
        - Все правильно, - сказала ему. - Молодец, отлично выучил свой урок. Как тебя зовут?
        - Тамир.
        -  Хорошо, Тамир. В доме есть еще дети?
        - Нет, - покачал головой. - Только мы с Дайей.
        Похоже, мы успели как раз к самому началу создания новой Семьи.
         - Воспитатели? Сколько у вас воспитателей?
        - Пятеро.
        - А Наставник? Он в доме?
        Кивнул.
        - Ты моя мама? Ты пришла, чтобы меня забрать? Я так долго тебя ждал!
        И мне стало не по себе под внимательным взглядом детских глаз. С трудом сглотнула, чувствуя, как подбираются к горлу слезы. Потому что вспомнила, как и я ждала маму в таких же серых, безликих домах, где из игрушек были лишь голографические книжки с классификаторами оружия.
        Очень долго ждала, отказываясь верить, что она никогда за мной больше не придет.
        Но я уже знала, что Наставник крал детей из детских домов с планет, далеких от Элиты.  Выбирал только тех, кого, если и будут искать, то не так, чтобы поставить на ноги всю Галактическую полицию. Наверное поэтому, глядя в его серые глаза мальчишки, так не смогла признаться в том, что я - не его мать.
        Сказать, что он больше ее никогда не увидит.
        - Я вернусь чуть позже, - пообещала ему. - Мне надо кое-что закончить, и тогда мы с тобой поговорим. И вот еще, скажи Дайе, чтобы не сидела на полу, там холодно. Тамир, где обычно бывает Наставник?
        - В своей комнате, на четвертом этаже. А ты за мной вернешься? - он посмотрел на меня жалобно.
        - Вернусь, - сказала ему. - Обещаю!
        Только сейчас я заметила подошедшего Барта, похоже, слышавшего весь наш разговор.
        - Все будет хорошо, малыш! - сказал он мальчишке. - Только ты за нами не ходи. Жди здесь и присматривай за сестрой.
        На это Тамир с серьезным видом кивнул, и мы вышли из комнаты.
        Со стороны большой лестницы, на которую, сделав несколько поворотов, выходил наш коридор, неслись звуки стрельбы и крики - похоже, братья с Арвеном и Пиккари наткнулись на воспитателей. Но, когда мы с Бартом подоспели, стрелять уже было не в кого. Двое в черных одеждах лежали на ступеньках между вторым и третьим этажами, а Арвен зажимал раненное плечо.
         Пиккари попыталась было отправить его к Лейту, заявив, что дальше мы уже сами, но уходить он не захотел.
        - Не собираюсь пропускать веселья, - заявил мне, скалясь. - Еще столько всего впереди!
         - Одного я снял на первом этаже, - сообщил Сим. - Один попался Винсу у входа. И еще вот эти двое.
         - Значит, четверо, - кивнула я. - Пятого парализовал Барт.
         Если верить словам Тамира, выходило, что кроме Наставника в здании из взрослых больше никого не осталось.
        - Веселье переходит в финальную фазу, - сообщила я остальным. - Воспитателей больше нет, Наставник на четвертом этаже. Смотрите в оба, от него можно ожидать чего угодно!
        И мы пошли.
        ***
        Он сидел в кресле за столом своего кабинета - безоружный, спокойный и отстраненный, словно давно уже ждал нашего прихода и был абсолютно уверен, что ничего плохого мы ему не сделаем. Вернее, что он выйдет победителем и из этой передряги.
        Дневной свет из распахнутого окна падал на его лицо, и я подумала, что за годы с нашей последней встречи он нисколько не изменился. Все то же каменное изваяние, лишенное человеческих эмоций... Правильные черты, холодные голубые глаза, лишь в светлой шевелюре добавилось несколько седых прядей.
        Такой же непробиваемый и безразличный как всегда.
        - Сим, окно! - коротко бросил Винс, но брат уже шел через комнату, отрезая Наставнику путь к отступлению.
        Впрочем, сбегать от нас он не собирался. Так и сидел, не шевелясь, смотрел, как мы рассредоточиваемся по кабинету, блокируя выходы - центральный, запасной и то самое окно, которое так беспокоило Винса - лишая его возможности уйти от наказания.
        Мне казалось, Наставнику придавал уверенности тот факт, что все эти годы мы беспрекословно подчинялись. Только вот он не учел того, что его «дети» давно уже повзрослели.
         А еще, что мы знали, что он такой.
        - Здравствуй, Ролмонд Эйм! - произнесла я, шагнув к столу.
        Почудилось или же на безразличном лице промелькнуло удивление? Тут к нему подошел еще и Винс. Нагнулся и отобрал пистолет, который Наставник обычно хранил в выдвижном ящике стола.
        - Вот и все, - произнесла я. - Все кончено! Мы знаем, кто ты такой. Знаем, откуда пришел. И знаем, что с тобой будет.
        Потому что мы явились сюда, чтобы его убить.
        - Что ты знаешь, Шеллар Лонгин? - спросил он. Голос прозвучал холодно и отстраненно, но где-то глубоко внутри сознания ожили, зашевелились старые кошмары. - Что ты можешь знать, девочка моя?
        - Не твоя, - покачала головой, разгоняя тяжелые воспоминания. - Я - не твоя девочка, и никогда ею не была. Тут нет твоих детей, ни одного! Ты выкрал нас из детских домов, вырастил наемных убийц и заставил работать на себя. Приносить деньги, отдавая тебе миллионы. Неплохой бизнес, Ролмонд Эйм, как раз под стать твоей звериной натуре!
        Он уставился на меня, но я не собиралась отводить взгляд. Вместо этого продолжала:
        - Но, дело в том, что я знаю, кто ты такой. Знаю, что ты - вовсе не Ролмонд Эйм. И ты - не астробиолог, сошедший с ума на Скаворе. Ты - нечто другое... Вернее, то, что свело его с ума!
        Уверена, я не ошиблась, потому что он пропустил удар. Его защита дала трещину, и во взгляде Наставника я снова почувствовала тот древний разум, с которым столкнулась на Скаворе.
        Он уставился мне в глаза. Давил на меня, заставляя подчиниться, опустить оружие, отступить и покорно склонить голову. Но после того, что произошло с нами на планете крылатых ящеров, я больше его не боялась. И у меня вполне хватило сил, чтобы с ним справиться.  Достаточно, чтобы выкинуть его из своей головы!
        Это была победа - Наставник отвел взгляд. Но затем он посмотрел на Пиккари, и та почему-то опустила оружие. Взглянул на Сима, заставив того отступить от окна. А вот Винс на давящий взгляд лишь презрительно фыркнул, после чего вздернул голову и наставил в ответ дуло лазерного пистолета.
        - Моя Семья, - глухо произнес Наставник, - и мои гости, - кивнул Барту и Арвену. - Ну что же, я рад всех видеть. Приветствую вас в своем доме!
         - Не думаю, - заявил Винс, - что эта встреча принесет тебе много радости.
        - Ты вовсе не рад нас видеть, - покачала я головой. - Потому что знаешь, зачем мы сюда пришли. Мы собираемся потребовать у тебя плату за то, что ты с нами сделал.
        - Я вас вырастил, - пожал он плечами. - За что же вы собираетесь меня судить? Ведь вы пришли именно за этим.
        - Ты растил нас так, как испокон веков растили свои кланы Меченные на Скаворе. И ты сделал все, чтобы воспитать из нас убийц и подавить нашу волю. Но затем ты понял, что не все в клане тебе верны. И что в твоей собственной Семье завелись конкуренты. Еще двое Меченных, не так ли, ящерица?
        Наставник моргнул растерянно, но промолчал. Я же продолжала:
        - Те самые, кто, взрослея, на Скаворе обзавелись бы красной полосой... Те, кто вышел из-под твоего контроля. Это были мы с Винсом, и поэтому ты решил нас убить. Сделать то же самое, что делают в твоем племени. Но сам не рискнул - слишком уж хорошо нас обучил. Вместо этого послал меня и Винса на Скавор, чтобы это сделали другие. Твои сородичи!
        Дернулся, но промолчал.
        - Но ты снова просчитался, и мы выжили. А просчитался ты потому, что не человек... Но вот мы - люди.
        - Кто же я, по-твоему? - спросил у меня глухо.
        - Ты - осколок другой цивилизации. Потомок тех, кого мы зовем Древними, забытый ими на далекой планете или же выброшенный за борт за какие-то неведомые мне прегрешения. Они ушли, а вот ты... Вернее, ты и другие, похожие на тебя, остались на Скаворе. На планете, которая была на пути их следования. - На том самом Пути Древних! - Ты и тебе подобные живете на Скаворе вот уже много тысяч лет. Ассимилировались, почти растеряли память о том, кто вы такие. Стали наполовину зверями... Крылатыми ящерами. Но при этом отлично научились выживать. Конечно же, потому что вы куда умнее всех обитателей Скавора вместе взятых! Но и для них подобный симбиоз не прошел бесследно. Они тоже изменились, подстроились под вас в ходе эволюции... Из поколения в поколение у рапторов рождаются потенциальные носители. Сильнее, умнее остальных, чьи тела вы и занимаете, переходя из одного в другое. Те самые Меченные...
        Смотрела на него и по его глазам понимала, что не ошиблась пока еще ни разу.
        - Но затем на Скаворе появились люди, и ты неожиданно осознал, что можешь переселиться в нового носителя. Это открывало перед тобой почти безграничные возможности. Тысячи планет Галактического Союза. Триллионы, квадриллионы людей... Конечно же, куда интереснее, чем сидеть на каменистом, пыльном Скаворе! Именно поэтому ты забрался в чужую голову, подчинил себе разум Ролмонда Эйма и завладел его телом.
        Я услышала, как выдохнула от изумления Пиккари, и как негромко выругался Сим. Зато Барт и Винс молчали. Молчали, дожидаясь продолжения.
        Мне казалось, они мне верили. Потому что я была права.
        Быть может, упустила из вида некоторые детали, не до конца развила теорию эволюции рапторов в симбиозе с Древними на отдельно взятой планете, но...  Общая картина выходила вполне логичной.
        Потому что следы существования этой цивилизации находили на слишком уж разных планетах с разным химическим составом атмосфер. К тому же, у Меченных, в чьем разуме хозяйствовали Древние, отсутствовал инстинкт размножения.
        Из этого следовало, что форма для Древних была не столь и важна... Вернее, у них не было формы.
        Не было тела. Один лишь чистый разум.
        И вот теперь их потомок, измененный за тысячелетия сосуществования в звериной ипостаси, смотрел мне в глаза. Пусть у меня не было доказательств - одни лишь предположения! - но лучшим подтверждением моим словам стала холодная ненависть во взгляде того, кого я ненавидела сама.
        - Пиккари, - повернулся к сестре Наставник. - Сим, - взглянул на брата. - Убейте их! Убейте всех в этой комнате.
        И я выдохнула неверяще, увидев, как Сим покорно наводит на меня дуло лазерного пистолета. Но тут меня загородил Барт.
        - Не делай этого, - попросил он моего брата.- Опусти оружие, Сим! Разве не понимаешь, что тобой манипулируют?!
        Но Сим медлил. Медлил, все еще сжимая в руках пистолет. Не опускал его и не стрелял, несмотря на то, что Наставник в очередной раз приказал нас убить. Пиккари тоже медлила. Быть может потому, что в комнате появился Лейт? Вошел, встал перед ней, так сильно сжимающей парализатор, что я видела побелевшие костяшки ее пальцев.
        Смотрел на нее. Говорил с ней.
        - Пикки, опусти оружие, - попросил Лейт. - Любовь моя, не слушай его! Он - не твой отец и не твой учитель. Он - мразь, которая запрограммировала тебя на послушание. Но это осталось в прошлом. В будущем - в нашем с тобой будущем! - такому, как он, нет места.
        - Убейте их! - вновь повысил голос Наставник. - Симон, сейчас же!
        На этот раз Сим его послушал. Вскинул оружие, собираясь выстрелить в Барта, но тут на него разом накинулись Винс с Арвеном. Повалили на пол и скрутили. А вот Пикки стрелять не стала. Рука сестры разжалась, и парализатор с глухим стуком упал на пол. Лейт распахнул объятия, и она доверчиво шагнула к нему.
        - Вот и все! - сказала я Наставнику. - Все кончено! Ты снова не рассчитал, ящерица! Забыл о том, что мы - люди, и нас так просто не подчинить.
        К тому же, Винс уже шел к столу, а на его лице играла знакомая мне презрительная улыбка, которая не предвещала Наставнику ничего хорошего.
        - Давай-ка я шлепну его, сестричка! - сообщил мне брат. - Пора космической твари сдохнуть.
        Но именно в этот момент я передумала его убивать.
        Потому что тело, занятое Древним, принадлежало Ролмонду Эйму. Быть может, он все еще был здесь... Вернее, в том самом теле, запертый в темном, глухом углу сознания? Вполне вероятно, до сих пор был жив, все еще существовал, и я не хотела, чтобы погиб невиновный.
        - Винс, погоди! - начала я, но брат уже поднял руку с пистолетом.
        В этот момент с Наставником произошла странная метаморфоза. Он дернулся. Лицо его внезапно изменилось, в один миг став растерянным, почти плачущим.
        - Стой, Винс! - закричала я. - Погоди, его уже здесь нет! Он ушел... Он сам ушел!
        Сидящий в кресле мужчина - уверена, уже не наш Наставник! - принялся растерянно озираться. Затем, увидев Винса, наставившего на него лазерный пистолет, отпрянул.
        - Не стреляй! - уговаривала я брата. - Прошу тебя, Винс, не убивай его! Потому что это уже не Наставник. Он сбежал!.. Эта тварь поняла, что проиграла и позорно сбежала. А это... Это и есть настоящий Ролмонд Эйм!
        - Кто вы такие?  - пробормотал мужчина, и его голос нисколько не походил на того, кто недавно приказывал нас убить. - Где я?! Почему вы с оружием?
        Винс повернулся ко мне.
        - Хорошие он задает вопросы, сестренка! Но у меня тоже есть один, и тоже неплохой... Куда делся тот, кто сидел у него в голове?
        - Не знаю, - пожала плечами.- Я не знаю, Винс! Но я надеюсь, что он вернется на Скавор, где ему самое место. Или будет скитаться бестелесной тенью, потому что вот так... Без тела носителя перейти в другое тело...  - покачала головой. - Мне почему-то кажется, это так не работает! Он не сможет просто так найти жертву и в нее вселиться...
        После двух контактов с разумом потомков Древних в голову мне приходили странные мысли, которым я решила не сопротивляться.
        Не работает, значит, не работает!
        - О чем вы говорите? - прохрипел Ролмонд Эйм.- Кто вы? Где я? - и он со стоном схватился за голову.
        - На Сцеоне, - любезно подсказал ему Барт. - В Шунье.
         Но эта информация никак не могла помочь бедному Ролмонду Эйму.
        - Что я здесь делаю? - спросил тот чуть ли не плача. - Почему я ничего не помню?!
        Отвечать я ему не спешила, потому что меня крайне волновал Винс. Я знала, что это еще не конец, но дело близилось к финалу.
        - Неужели я так никого сегодня не убью? - картинно вздохнул брат, покрутив в руках пистолет. - Раз уж инопланетная тварь решила самоубиться, то...  Нет, это не входит в мои планы! Сегодня я все же кого-нибудь пристрелю, - и он наставил оружие на Барта, собиравшегося было меня обнять.
        - Эй, полегче на поворотах! - удивился Барт. - Пистолет убери, а то ненароком выстрелишь.
         Но я знала, что с Винсом одними разговорами не справиться.
        - Прекрати! - попросила его. - Все уже закончилось. Теперь мы свободны.
        - Ты права, - согласился Винс. - Все закончилось для этого типа, - кивок в сторону Барта. - Потому что для нас с тобой, сестричка, все только начинается. А ведь я тебя предупреждал, Шелл! Говорил, что ты должна отвязаться от него сама. Но раз ты этого не сделала, то я...
        - Ты не причинишь ему вреда, Винс! - я очень постаралась, чтобы мой голос прозвучал как можно более спокойно. -  Потому что Барт - мой муж.
        - Что?! - раздался дружный, но при этом крайне возмущенный вопль.
        - И когда это вы успели? - поинтересовался Лейт.
        - Как ты могла, Шелли?! - возмутилась сестра. - Выйти замуж и без меня? А как же свадьба?!
        - Свадьба обязательно будет, - пообещал Барт, притянув меня к себе. - Сейчас Винсент опустит оружие, и мы обсудим детали. Мы с Шелл как раз собирались всех пригласить...
        - Вчера только расписались, - пояснила я, улыбнувшись на поздравления Арвена. - В мэрии Фристона. Не утерпели, -  и вытащила из-за пазухи, продемонстрировав всему миру, цепочку с золотым колечком. - Барт - мой муж, так что Отбор закончен...
        Не договорила, потому что Винс зарычал, словно сегодня подстрелили именно его.
        Затем, процедив сквозь зубы проклятие, оттолкнул Арвена и... выпрыгнул в окно. Опустив руки, я смотрела, как брат подбегает к забору. Перемахнул через него и скрылся в подступающем к дому подлеске.
        - Ничего, пусть побегает! - невозмутимо прокомментировала Пикки. - Ему не помешает проветрить мозги. Потому что мои давно уже закипели...
        - Он обязательно вернется, Шелл! - успокоил меня Барт. - Дай ему время.
        Кивнула, потому что очень хотела в это верить.
        Мне очень хотелось, чтобы вся моя Семья была в сборе, и между нами не осталось ни недомолвок, ни конфликтов.  Затем я посмотрела на то, как целуются Пиккари с Лейтом, и как Сим с Арвеном пытаются что-то разъяснить пришедшему в себя - можно сказать, вышедшему из тридцатилетней комы Ролмонду Эйму, - и... решительно потянулась за поцелуем к своему законному мужу. Но тут вспомнила, что у нас оставалось еще одно неразрешенное дело.
        - Однажды ты сказал, что хотел бы иметь от меня детей, -  начала я, взяв Барта за руку и заглянув ему в глаза.
        Кивнул. Смотрел на меня и улыбался. Словно знал, о чем я попрошу, и давно уже был согласен.
        - Что ты скажешь сразу о двоих? Причем, беременность, роды и первые годы мы... гм... В общем, мы их пропустили. Им примерно по пять лет, и они прекрасно разбираются в оружии. - А еще, подозреваю, если их уже погружали в гипносон, то отлично ладят с любой техникой и говорят на основных языках Галактического Союза. - Девочка и мальчик. Дайа и Тамир.
        - Из этой Семьи? - уточнил Барт.
        - Да, - сказала ему. - Но мы можем стать для них новой.
        - Я буду только рад, - улыбнулся он. - Лучше, чем много детей, может быть только очень много детей.
        А потом поцеловал меня так, что все сомнения отпали - я встретила самого лучшего мужчину в Галактическом Союзе. Да что уж там - во всей Вселенной!
        Впрочем, у меня не было никаких сомнений, когда я сказала ему «да» на ступенях мэрии Фристона, потому что стихийный митинг из желавших присутствовать на нашем бракосочетании принял такие размеры, что в здание они попросту не попали.
        Поэтому по настоятельной просьбе Тома Хансона мы обвенчались снаружи, с видом на зеленые холмы Фристона и далекое синее море Новой Терры. Затем был банкет в той самой мэрии, и поздравления, и поцелуи, и наша брачная ночь.
        Впрочем, я знала, что все это придется повторить - для моей Семьи и наших друзей, чтобы никто не остался в обиде. Но меня и Барта это вполне устраивало.
        А что касается брачной ночи...  Ну что же, ее мы были готовы повторять каждую ночь до конца наших дней.

        ЭПИЛОГ

        НОВАЯ ТЕРРА. ДВА С ЛИШНИМ ГОДА СПУСТЯ
        Гостей мы стали ждать с раннего утра, а дети так еще с прошлого вечера. Извелись от нетерпения, спать улеглись поздно, подскочили ни свет ни заря. Впрочем, Барт с Тамиром сразу же отправились по мужским делам - объезжать владения Макриденов, потому что волки опять сделали подкоп под электрической изгородью, и одного из них видели неподалеку от конюшен.
         Затем они собирались заглянуть в новый космопорт Фристона, строительство которого вошло в финальную фазу. Унылое здание - то самое, которое я увидела в первый мой прилет на Новую Терру, - давно уже снесли, и теперь на его месте высился огромный стеклянный купол, созданный по проекту Лейта Рассена. А вокруг раскинулись посадочные полосы и бесконечные стоянки для кораблей.
        Несмотря на то, что в здании все еще велись отделочные работы, космопорт Новой Терры давно и исправно функционировал. К тому же, в ближайшее время ожидался большой наплыв гостей.
        И они не заставили себя ждать.
        Первыми прилетели астробиологи, увешанные подарками. Так как день рождения был у меня, то мне сразу же преподнесли ящик экзотических фруктов, заявив, что в моем положении стоит есть много витаминов. Но на достигнутом они не остановились - подарили Барту огромных размеров рога невиданного зверя с Зуссула - именно по орбите этой планеты нынче вращалась «Иллария». Нашим детям привезли маленьких пушистых зверушек с жалобным взглядом огромных, выпученных глаз.
         После происшествия на Скаворе и возвращения в собственное тело Ролмонда Эйма, Тревор Тремейн перенаправил свою немыслимую энергию в новое русло. Вернее, улетел со Скавора и отправиться изучать другие планеты. Кстати, он собой гордился - его теория о разумности рапторов получила неожиданное подтверждение. Причем, настолько ужасное, что теперь они с Ролмондом Эймом боролись за запрет полетов на Скавор, сочтя его слишком опасным для людей.
        Не сказать, что им особо верили в научных кругах, но ученые не собирались сдаваться.
         Кстати, они прекрасно поладили, и теперь именно Ролмонд Эйм  выбивал для проектов Тревора деньги и гранты, но уже на изучение Зуссула - новой экзопланеты в Шестьдесят Седьмом Секторе.
        - И кто же там внутри? - подозрительно поинтересовалась Рамона, уставившись на три клетки - для Энни, Тамира и Дайи, - в которых прыгали зверьки с длинными хвостами.
        - Гмумрики, - ответила Энни.
        - Нет же, гемурики, - важно заявила Дайа. - Дядя Тревор и дядя Ролмонд разрешили нам придумать название целому виду!
        Дяди довольно переглянулись и... заговорили о сложности классификации млекопитающих на Зуссуле. Впрочем, Рамона нас спасла - увела астробиологов за собой, предложив им немного выпить с дороги, так как она уже успела накрыть большой стол с прохладительными напитками и закусками на веранде.
        -Теперь на Зуссуле будут гмумрики! - фыркнул вернувшийся Тамир. - Девчонки, что с них взять! - Подошел, обнял меня. Уткнулся головой в живот. - Как там мой братик? Он уже скоро родится?
        - Скоро, - пообещала ему, погладив сына по темноволосой голове.
        Тут подошел Барт, обнял нас - всех троих! - и поцеловал меня в губы.
        - Очень скоро,- сказал он Тамиру. - Мы с мамой давно уже не можем дождаться.
        Несмотря на заявление мужа, я все-таки надеялась, что до торжественного открытия комплекса развлечений «Гостеприимства Макриденов», запланированного на завтрашнее утро, малыш все-таки подождет и не станет появляться на свет.
        Хотя мне уже не терпелось взять его на руки. Это был наш первенец... Нет же, наш четвертый ребенок!
        - С днем рождения, любовь моя! - произнес Барт. Нагнувшись, поцеловал еще и внушительный живот. - И тебе доброго утра, кто там живет!
        Его подарок этим утром поджидал меня на тумбочке перед нашей кроватью - золотые обручальные браслеты, которые Барт специально для меня привез с Каскары. Теперь они поблескивали на моих запястьях.
        Поцеловав меня еще раз, муж ушел устраивать гмумриков или гемумриков и привычно решать тысячу и один вопрос, накопившихся к этому утру. Мы же с Тамиром остались дожидаться остальных гостей.
         Приехали Том с Кейти, привезли огромный торт - настоящее произведение кулинарного искусства. За ними появились нагруженные подарками Пикки с Лейтом. Они поженились год назад, и сестра тоже ждала ребенка. Правда, срок у нее выходил чуть позже моего. Впрочем, мы с ней почти не расставались. Лейт разрабатывал концепцию релаксационных центров «Гостеприимства Макриденов», дочернего предприятия «Корпорации Холста», поэтому мы проводили много времени вместе.
         Затем прилетел Арвен с очередной сногсшибательной красоткой. Впрочем, он постоянно менял спутниц, и все они были на одно лицо - слишком уж красивые! - поэтому я никак не могла их запомнить. Вот и сейчас, встретив с любезной улыбкой его новую пассию, попыталась  воскресить в памяти, была ли она с ним в прошлый раз или же он прилетал с другой...
        После Арвена пожаловал Лайар Нойлен с внучками. Дети, давно знакомые, принялись с визгом носиться по двору. Лайар, поздравив меня с днем рождения, протянул пухлый конверт.  Сперва я подумала, что внутри приличная пачка галактических кредитов...
        - Не угадала, - улыбнулся он. - Это вклад в образование ваших детей. Хватит на учебу в лучших университетах Элиты для всех четверых.
        - Но... Но ведь это ужасно дорого! - растроганно произнесла я и кинулась старику на шею.
        - Биргену бы понравилось, - отозвался Лайар, после чего отправился вести чинные беседы с архитекторами на веранде нашего большого дома. Вскоре к ним присоединились еще и Том с Кейти.
        Я же, повернувшись, уставилась на полоску синего моря за дальним холмом. Даже отсюда можно было разглядеть белоснежные купола и башенки «Гостеприимства Макриденов», выстроенного на песчаном берегу. Последние приготовления к открытию закончились неделю назад, и, благодаря моим стараниям и активной рекламной компании, все номера в «Гостеприимстве» были заняты чуть ли не полгода вперед. Не прогадала - многие хотели убежать из суеты Элиты и провести недельку-другую на спокойной, экологически-чистой планете, где их ждали программы по релаксации и восстановлению здоровья на любой вкус.
        При этом я вовсе не собиралась останавливаться на достигнутом. Чуть позже, когда подрастим младшего, думала построить еще одно «Гостеприимство Макриденов» на Майори, а затем...  Еще много-много «Гостеприимств»!
        Прилетела Минни, взявшая в свои руки юридические дела моей компании. Привезла несказанно красивые дары с Элиты - украшения для меня и одежду для детей. Сразу же за ней словно из ниоткуда явился Сим.
        Положил передо мной картонную коробку, перевязанную розовым бантом.
        - Что там? - спросила у него с любопытством.
        - Открой, - усмехнулся брат.
        Открыла и уставилась на лазерный пистолет.
        - Твой любимый С-15, только новой модификации. Выкрал из лаборатории специально для тебя, - заявил Сим гордо. - Он еще даже не поступил в производство. С днем рождения, сестричка!
        - Какой же ты молодец! - произнесла я. И, расчувствовавшись, расцеловала брата в обе щеки.
        Затем он ушел, и я даже знала, куда. Вернее, к кому.
        Сим давно уже поглядывал на Минни, и, кажется, пришел черед решительных действий. Попросил у Барта пару лошадок для выезда, заявив, что собирается показать Минни окрестности, которые она видела уже сотню раз. Сима не смущала ни разница в возрасте, ни то, то, что он стоял по одну сторону закона, а Минни - по другую.
        Но я прекрасно знала, что и это разрешимо. Если любишь, возможно все.
        Наконец, появился тот, кого я так долго ждала, целых два года не оставляя надежду, что он примет - вернее, смирится! - с моим выбором. Мой брат... Тот, кто хотел стать моим тринадцатым принцем, но вместо него я выбрала себя, а потом Барта.
        С Винсом мы не виделись с того злополучного дня, когда он выпрыгнул в окно на Сцеоне. Я много раз просила Сима поговорить с ним, передавала ему приглашения, но до сегодняшнего утра от него не было никаких вестей.
         А теперь он пришел. Такой же, как всегда - подтянутый, собранный, опасный. Возможно, лучший наемный убийца Галактического Союза... И я поднялась с кресла, в которое меня все же усадил Барт, заявив, что стоит немного отдохнуть.
        Пошла навстречу, затем побежала. Кинулась брату на шею.
        - Винс!.. Как же я рада тебя видеть!
        - Куда же ты так бежала, дурочка? - растерялся он. - Тебе нельзя, Шелл, с таким-то животом!
        - Глупости! - пробормотала я. - Главное, ты здесь!
        И я выдохнула счастливо. Беременность сделала меня слишком чувствительной - в последнее время на глаза постоянно набегали слезы, но сейчас для них нашелся отличный повод.
        - Как же я мог не прийти? - усмехнулся Винс. - Разве я мог пропустить твой день рождения  - прости, Шелл, что пропустил прошлый! - и открытие «Гостеприимства Макриденов»? Я принес тебе подарок...
        Он пристроил на спинку кресла большую коробку, но я не стала спрашивать, что внутри - новый ли вид взрывчатки или химическое оружие, выкраденное братом, чтобы меня порадовать. Потому что он и был моим самым лучшим подарком!
        - Ты совсем не изменился, - прошептала я. - Все тот же мой любимый братик!
        - Сестричка... Ты тоже не изменилась! Я бы сказал, что замужество тебе к лицу. Только вот живот, - взглянул с любопытством, - гм... довольно большой. Но, насколько я понимаю, это и есть неотъемлемая часть брака.
        - Именно так! - сообщила ему. - У нас будет мальчик, и мы собираемся назвать его Винсентом. В  твою честь.
        - Хорошо, - неожиданно согласился Винс. - Хорошо, пусть будет Винсент. Вернее, я буду только рад!
        Тут подошел Тамир, всегда трепетно меня оберегавший. Остановился рядом со мной, уставился на Винса серьезным взглядом серых глаз. Меня давно уже не удивлял тот факт, что он выглядел как точная, но более юная копия Барта.
        Сын своего отца, что уж тут говорить?
        - Тамир, наш старший, - пояснила я брату. - А это твой дядя Винс, вы с ним еще не виделись... Но я уверена, вы подружитесь.
        Впрочем, Винс уже знал, что мы усыновили двух детей из последней Семьи Наставника.
        - Лазерный пистолет, - заявил Тамир, уставившись на оружие Винса. - Модель МК43. Сороказарядный. Запасная обойма на двадцать пять. Запрещен на всех планетах Элиты. В народе его называют «Крушитель».
        - Неплохо, - кивнул Винс. - Очень даже неплохо! А не покажешь ли ты мне дом, Тамир? - Оглянулся с любопытством. - Слышал, у вас есть лошади?
        Сын посмотрел на меня, и я кивнула. Кажется, им будет о чем поговорить.
        Наконец, они ушли, но место возле меня занял Барт.
        - Как ты себя чувствуешь, любовь моя? - спросил он, оглядывая переполненный двор, по которому носились дети и собаки, наши гости обсуждали теорию эволюции, кулинарные вопросы, спорили о недостатках лазерных прицелов на новых МК43 и трудностях переходного возраста у трехлеток.
        - Счастлива, - сказала ему. - Я счастлива, потом что наша семья наконец-таки в сборе. Немного сумасшедшая, но все же наша... А больше мне ничего не надо!
        - Как раз о такой я всегда мечтал, - произнес Барт, и я потянулась к мужу за своим законным поцелуем.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к