Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горовая Ольга: " Рикошетом В Грудь " - читать онлайн

Сохранить .
Рикошетом в грудь Ольга Горовая
        Сложно довериться мужчине, когда сама привыкла нести ответственность за свою жизнь, еще и пациентов спасать… как спасла и его когда-то. Еще тяжелее сделать шаг навстречу тому, кто иначе смотрит на важные для тебя жизненные установки и ценности, по-своему оценивая закон.
        Но что, если ты просто не можешь перед этим мужчиной устоять, а он готов на все, чтобы покорить тебя? И как сопротивляться, если однажды твою жизнь спасти сумеет только он?
        **ИСТОРИЯ АЛХИМИКА, ДРУГА ШУСТА
        ГОРОВАЯ ОЛЬГА
        РИКОШЕТОМ В ГРУДЬ
        ПРОЛОГ
        «Помоги… умоляю»
        Алхимик вообще не помнил, чтобы у него когда-то сердце так из груди вырывалось, что сейчас ребра проломит, кажется! А в голове, будто колотил безумный отбойный молоток или долбанный перфоратор, пока мужчина несся ночным шоссе, следуя по навигатору к тем координатам, которые она ему вместе с этим сообщением скинула.
        Проняло так, что сам за руль прыгнул, не в силах ждать водителя, парни догоняли сзади. Позабыл обо всех правилах!
        И не одной догадки, мля! Ни единого предположения, что с Катериной случилось?! И набрать ее не может, все вызовы, как об глухую стену, разбиваются о механический ответ: «Абонент вне зоны доступа, вы можете перезвонить или оставить сообщение…».
        Да он уже их штук двадцать оставил, сообщений этих! А Катя ни на одно не ответила. И от этого его изнутри такой жутью вымораживало, что тупо расстрелять обойму хотелось в любого, кто на глаза попадется первым, чтоб просто дыхание перевести. Но вместо этого Гриша курил сигарету за сигаретой, прикуривая от окурков, и сильнее давил на педаль газа, впервые за десятки лет… молясь.
        Он ни хрена не знал, что у нее случилось! Не представлял, что могло заставить этого гордого ангела сегодня написать, еще и умолять его о помощи… Но Алхимик точно был не из тех, кто откажет. Тем более человеку, которому был жизнью обязан… Хотя дело-то совсем не в этом!
        Он бы в жизни не допустил, чтобы ей хоть что-то угрожало! Но эта ее упертая гордость, блин!
        Надо было еще неделю назад послать все на хрен и под свой бок ее утащить! Запереть в квартире, поставить вопрос с работой ребром, все равно та его ангела лишь изматывала и до выгорания доводила. Тупо запретить - еще лучше. Но ведь на том и погорел уже, Катя точно не была из тех, кто мечтал сидеть дома, жизнь прожигая. Однако в этот момент вся его злость и раздражение из-за прошлых споров отошли на задний план - плевать! Вот на все плевать, только бы ее найти невредимой!
        И аж наизнанку выворачивает от понимания, что, вообще, случилось что-то. Как?! Когда?! Просто, что, блин?! Что с его ангелом?! Почему о помощи умоляет?! Кто посмел тронуть?! А ведь никто и не знает, что его она, что с ним!.. Не прикроет ее ни от кого этот факт и авторитет Алхимика.
        Уроет! Голыми руками в бетон закопает любого, кто к ней сунулся…
        В голове кровь бахает так, что не слышит ни фига, а сам в ночные улицы всматривается, пытаясь понять, зачем она в эту часть города, в принципе, забралась?! И где прячется, елки-палки?! Набережной тут и нет толком, склады, заброшенные базы, теплотрассы и непролазные заросли, будто вовсе не в столице. За складами сразу река.
        Местные трущобы, которые власть города никак снести не могла, а ведь если на карту глянуть, самый центр города, жирное место.
        Вот только промтерритория, оставшаяся от прошлого, слишком много сил и вложений требовала, да и сброд, который прибился сюда еще в середине прошлого столетия, прочно обосновавшись после какого-то разлива реки, затопившего поселения на другом берегу, следовало куда-то отселить… Может, ждали, пока сами вымрут.
        Годы шли, город вокруг расстраивался, а здесь словно застыло время. Много всякого набилось на небольшой кусок земли, нарики с пенсионерами бок о бок жили на крохотных участках и в домах из подручного мусора сооруженных. Отребье, шлюхи, сутенеры… Нет, не зарабатывали, а обитали в этих трущобах. Никакой таксист сюда не рискнет заехать или заломит такую таксу, что глаза на лоб вылезут.
        Ни о каких фонарях тут и речи не шло, от дороги тоже одно воспоминание осталось, яма на яме. Понятно, что уже нормальной скорости не выдержать. Навигатор пишет, что до конца маршрута триста метров осталось, а он и малейшей догадки не имеет, где очутится в итоге и что его там будет ждать? За его авто машина с охранниками, думается, парни тоже прифигевшие от того, куда забрались, но Алхимику по х*ену, главное, что подкрепление есть. Не мало ли только?!
        Каким гребаным образом Катя тут очутилась? Как, вообще, об этом месте узнала?! Большинство коренных горожан не в курсе об этом районе и его обитателях, так как Катя попала сюда? Что с ней?! Почему прислала ему свое местоположение отсюда?! Удерживает ее кто-то силой сейчас или сама затаилась в этих трущобах?!
        Но от кого, бл*?! Что произошло за эти сутки с его ангелом?! Утром же писал ей, все нормально было.
        Пепел сыпется с сигареты, которую отряхнуть толком некогда, а затягивается так, что в горле жжет.
        Все эти вопросы разрывали череп так, что выламывало виски, казалось. А он до рези в глазах вглядывался в темноту, лишь кое-где разрываемую тусклыми лампами в окнах халуп да складов, словно только усиливающуюся за кругом от фар его авто и охраны. И отчаянно вспоминал слова молитв, которым мать в детстве учила. Только не лезло в голову ничего умного да святого, один мат, стоило представить, что кто-то сунулся к Катерине.
        Наконец, он добрался до указанной точки, если навигатору верить. Ударил по тормозам, глуша двигатель. Выскочил на улицу, бросив окурок под ноги.
        - Ангел?! Катюша, ты где?! - гаркнул поломанным, сиплым и прокуренным голосом, потому что телефон ее так и не включился. И ни фига же не знает, можно ее тут звать или лучше и шепотом не упоминать, мля! - Ангел?! Это я…
        Обернулся вправо, хотя парни охраны из авто позади высыпали. Но ему движение какое-то почудилось…
        Первой на светлое пятно вышла какая-то бабка… Без зубов, один торчал спереди, что у ведьмы. Согнутая радикулитом, видно, в руках зажат обломок ржавой трубы. И смотрит на него так внимательно, что сканирует, ей-богу! Невольно взгляд самой Кати вспомнил в больнице не так давно. Но в целом ничего похожего, вряд ли родственница.
        - Кто? - соперничая с ним в хрипоте, прокаркала карга, замахнувшись трубой. Что на фоне его ребят с пистолетами выглядело, конечно, капец, как странно.
        - Я - Алхимик… - понятия не имея, как Катя его могла представить и что рассказать, шагнул вперед. - Я за Катей приехал…
        - Это он, Тома, - тихий, пропитанный слезами и тоже изломанный голос Кати, заставил его вздрогнуть. - Я его ждала…
        Вышла из темноты, тоже как-то горбится, словно обхватила себя, скукожилась. Без куртки, почему-то в какой-то необъятной толстовке, с капюшоном на голове. Что за на****?!
        А вот когда Катя ступила в круг света фар, Григория натурально затрясло, глаза затянуло красной пеленой бешенства. И в голове одна-единственная, но четкая, мысль: убьет! В землю живьем закопает того, кто его женщину тронуть посмел! Кто на ее лице эти синяки и ссадины оставил…
        И плевать, что сама Катерина по этому поводу думает со всей ее независимостью, самостоятельностью и отношением к тому, кем он является! Да и на то, что сам ее в известность о праве владения забыл поставить.
        Подскочил, сгребая девушку в охапку на себя! К себе, чтобы впритык и согреть, потому что ощутил, как колотит всю. Прижал ее голову к своей шее, придавил уже свой подбородок к макушке Кати, стянув капюшон этой долбанной кофты, чтобы ощутить кожей волосы.
        - Ангел мой… - хрипит, будто его со всей мощи «Камаз» в стену впечатал, да так и забыл отъехать.
        А ни одного внятного слова в голове до сих пор нет.
        И реально понимает, что пока лучше и не говорить ничего, ибо тупо запретит ей… все. Просто передвижение ограничит двумя метрами около себя. Потому что его заскок и самого сейчас спрессовало так, что зубы в порошок сотрет от спазма мышц на лице из-за дикой злости! Не на нее, но… сути-то это не меняет.
        А Катю все сильнее и сильнее трясет. И она с этим точно совладать не в состоянии, он ощущает. Задыхается, давится воздухом, холодным носом ему в шею уткнулась, словно пытается отогреться, а ее все равно не отпускает. Только сильнее разбирает.
        - Все, ангел. Все. Теперь все будет хорошо, - шепчет лихорадочно, все сильнее ее к себе притискивая, пока его самого от того, что ни хрена не понимает, изнутри на ошметки рвет!
        - Я не виновата в этом, Гриша! - вдруг выдохнула Катя, вцепившись в его свитер, и будто глубже у него на плече спрятаться попыталась. - Я в этом не виновата! Веришь?.. - и он кожей ощутил ее напряженный, отчаявшийся взгляд.
        А сам же вообще не в курсе, о чем она. Ни фига не понимает…
        - Ангел мой, я тебе безоговорочно верю, всегда! - выдохнуть только сейчас смог, когда руками ее сжимает настолько, что у Кати ребра как бы не треснули. - Просто запомни это! - почти потребовал, но отодвинуться толком не в состоянии, даже чтобы в глаза ее заглянуть. - Что случилось, ты можешь объяснить мне? Кто посмел тронуть?!.. - и натуральный рык из горла вырвался, когда вновь все эти ссадины и синяки на глаза попались. Капелька запекшейся крови в уголке треснувшей губы…
        От ярости череп по швам костей трещит!
        - Я в его смерти не виновата, Гриша! - вместо ответа, простонала Катя, вновь спрятав голову у него на груди. И по-новой лихорадит его ангела! Бьет так дрожью, что ему сильнее обнимать приходится.
        А у Алхимика в мозгах натурально захрустело, как молнией в дерево бахнуло! Потому что сложилась разом картина… И испепеляющим огнем по позвонкам страх за нее!.. Но и дикая, бешеная ярость вперемешку с решимостью: он своего ангела никому не отдаст, пусть в бездну катятся!..
        ГЛАВА 1
        ПАРОЙ НЕДЕЛЬ РАНЕЕ
        Меньше всего Григорий ожидал услышать здесь музыку. Да еще и подобного качества…
        Ну, типа, понятно, что в клубе нормально, когда музыка отовсюду по мозгам давит, но все же звукоизоляция у них была на уровне, а на втором этаже располагались ВИП-кабинеты со своими системами, и сегодня, во вторник, они вроде как пока пустовали.
        Да и музыка эта звучала так, будто кто-то протащил в ночной клуб магнитофон и теперь тайком включил тот в одной из комнат, что казалось достаточно тупым, не? Грише аж вспомнилась молодость и регулярные посиделки в «клубе» у них в селе, где местный бизнесмен и владелец единственного магазина с продуктами на тот момент, как раз так представлял себе модную «дискотеку», ну и они с Дэном не знали ничего круче этого. Разве что смотаться на такую же, только чуть крупнее, тусовку в ближайший городок, притворившись, что им есть шестнадцать. Кажется, им тогда лет по четырнадцать было…
        Да и сама музыка больше напоминала ту, что по радио или телику крутят, а не подборку их диджеев. Короче, все это вместе вызвало у Алхимика малопонятное и еще менее объяснимое удивление, приведшее к тому, что он тупо застыл посреди коридора на пороге своего кабинета, вместо того, чтобы пойти и разобраться, что это за свистопляски тут?!
        Охрана дежурила на первом этаже. Гриша, в принципе, частенько пренебрегал этой опцией в клубе, зная, что основная служба безопасности все проверит и случайных людей сюда, а тем более на второй этаж, где, кроме прочего, располагались его и Дэна кабинеты, не допустит.
        Вот и сейчас, пока он работал, парни его только отвлекали бы, да и в коридоре без дела толпились бы. Смысл?
        - Ты издеваешься? Я так убьюсь скорее, чем расслаблюсь, одежда же совсем не та! - рассмеялась вдруг в том самом кабинете какая-то женщина, перекрыв этим усталым, показалось, смехом нетипичную музыку. Что-то знакомое в тембре и тоне зацепило, заставив прислушаться. Чуть ближе шагнул. - Это плохая идея, Лера, - точно, голос казался Алхимику капитально знакомым. - Я вообще не понимаю, зачем мы сюда поднялись? Сомневаюсь, что это было хорошим решением…
        - Точно! Подняться сюда без алкоголя - было чертовски плохой идеей, так мы тебя никогда не расслабим! Я мигом смотаюсь на бар и вернусь, никуда не уходи! - заявил другой женский голос, полный оптимизма, и… в коридор выскочила какая-то девушка.
        Григорий проследил за тем, как, не заметив его, эта Лера, очевидно, активно устремилась в направлении лестницы на первый этаж, вильнув бедрами, обтянутыми короткой юбкой. Он тут такие виды каждый вечер пачками наблюдал, совершенно не зацепило, интерьером воспринимал уже.
        Вскоре она завернула за поворот коридора. Эту он точно не знал.
        Впрочем, у Григория больше интереса вызывала та, чей голос показался знакомым. Да и музыка эта… Теребило его. Ну зачем свою музыку в ночном клубе врубать?
        Все еще не вполне понимая, что именно происходит на его территории, он двинул к двери, оставленной приоткрытой той Лерой. И застыл у порога, почему-то не сумев войти, словно заколебался, не вполне типично для себя… Блин, вообще не по его части, конечно, но… не был уверен, что в праве тревожить ту, которая явно искала уединения.
        Хотя, елки-палки, в своем же клубе Гриша, че за блажь?!
        С первого, быстрого, обзорного взгляда стало очевидно, что Катерина (как ее там, не вспомнил отчество) была рада отсутствию ускакавшей за алкоголем подруги. Она явно искала одиночества.
        И девушка танцевала… Точно не так, как Алхимик мог бы поверить, что станет танцевать строгий врач, вычитывавший его за аморальное поведение при прошлой встрече, когда Гриша просто проверял, не спрятано ли на девушке чего-то непредусмотренного.
        Что ж, видимо, она таки решила использовать те пригласительные, которые он ей отправил в качестве извинения. Переключиться решила? Хрен знает, но танцевала доктор так, что стала ясна ремарка о неподходящей одежде, потому как Гриша достаточно пол денса за свою бытность в клубе насмотрелся, чтобы сходу узнать элементы, у них же только пару дней назад чемпионат города проводился. Пусть девушка сейчас и двигалась у стула, а не у имеющегося здесь пилона, кстати. Но, на том, как Гриша понимал, в таких брючках не особо зацепишься. Хотя с помощью рук на весу могла бы пару пируэтов сообразить, судя по тому, что он видел. Руки сильные, подтянутые… Может, настроение просто не то.
        Да и фигуру доктора сегодняшняя одежда обтягивала куда лучше того рабочего балахонистого костюма, который по прошлому разу запомнился. Сверху на Катерине был топ, оголявший одно плечо и левую руку, где и рассмотрел мышцы. И вот все это левое плечо, кстати, густо покрывала татуировка в виде какого-то плюща, что ли. В полумраке небольшого зала не очень четко видно было, листья какие-то, а может, и цветы.
        Ну надо же, бунтарка, выходит?
        Как-то это не вязалось в его понимании: татуировки со степенными докторшами, работающими в дорогих частных клиниках, вообще не соотносились. С другой сторону, у каждого человека свой ад внутри. Не Алхимику судить. Да и у него татуировки никогда отвращения не вызывали. Ну, разве что, на этом изящном девичьем плече коряво «ВАСЯ» набито было бы в стиле зоны, передернуло бы. А так, даже красиво.
        Волосы Катерина… (блин, ну никак не мог вспомнить ее отчество!) сегодня не собирала, и длинные темные пряди с каштановым отливом покачивались в такт ее плавным движениям, то и дело закрывая рисунок татуировки. Окей, танцевала врач зачетно. Он мог прикинуть, что это точно ее хобби уже какое-то время.
        А от того, как она вот только что ногой обмахнула стул, пришпилив сверху каблуком, Григория прострелило знатно. И даже сожаление мелькнуло, что он сам на этом стуле не сидит, и она сейчас не над его пахом кульбиты выводит бедрами… потому как этот самый пах окаменел мигом! Любопытная реакция. А ведь ничего такого в голове вроде и не было еще пару минут назад.
        Хотя… помнил, как она умела взглядом мозги прожигать. То, что врач - горячая, еще в той самой больнице заметил. Однако вроде ж и не намеревался…
        Но тут, прерывая его чуть отстраненные, чуть пошловатые мысли, Катерина как-то тяжко вздохнула, не в пример тому бодрому танцу, который демонстрировала только что. Даже больше полувсхлипом прозвучало. И девушка резко уселась на тот самый стул, подперев руками голову так, что пальцы в волосы зарылись. Будто сил не осталось ни стоять, ни изображать что-то, ни просто держаться прямо, что явно же привыкла миру демонстрировать.
        И ему бы уйти, дать человеку уединение, в котором она точно нуждалась, не желая показывать слабость окружающим, но… Внезапно девушка подняла руку, проведя по спинке стула. А Гришу аж подкинуло!
        На запястье Катерины, левом, которое ему было видно отсюда, и которого он точно не увидел в прошлый раз под рукавом костюма, тоже темнел какой-то рисунок с внутренней стороны… И у Алхимика вдруг в животе скрутило огненным узлом до боли, а все инстинкты встали на дыбы!
        Прищурился…
        Бл*! Почему они свет толковый не включили?! Не видно же ни хера! А если ошибается?.. Тупо…
        А вдруг нет?.. Не уверен вообще, что там у нее набито. Может, просто переводная татушка, которыми девчонки сейчас балуются направо и налево?
        Голову изнутри придавило, как напирая на глаза, давними событиями и ощущениями, рука непроизвольно дернулась к груди, растереть уже побелевший шрам. Одернул сам себя.
        Выдохнул. Ведь почти убедил и поверил, что привиделось в болевом бреду, не забыл, но отодвинул на задворки жизни. Они с Дэном потом всю больницу от подвала до чердака прошерстили, но никого и близко похожего не нашли. Да и все до одного сотрудники отрицали, что у них работает хоть кто-то похожий… с рисунком крыльев ангела на запястьях.
        По итогу, даже Шуст мягко намекнул Грише, что то было сродни привидевшемуся глюку на пороге смерти, из лап которой, если верить все тем же врачам, Алхимика едва вытащили. И почти убедил.
        Но сейчас вдруг отозвалось гулко в груди, растеклось ощущением кипятка по нервам и каким-то странным мандражем.
        Ну, а вдруг не привиделось?..
        Черт, точно! Она же врач!.. Анестезиолог! Тала точно так и говорила! Чуть не споткнулся, елки-палки, пусть и стоял на месте!
        Неужели?..
        Так бывает, вообще? Неужели шесть лет поисков в трубу, несмотря на все их возможности и ресурсы, а она сама взяла и в его клуб пришла?
        Хотя нет, не сама, Григорий ей приглашения прислал все же.
        Не вполне понимая, что именно сейчас испытывает, и как-то не привыкнув к такой смеси надежды и ожидания очередного разочарования от нового, вполне возможно, тупикового варианта, как и все предыдущие, Гриша зашел внутрь, толкнув дверь.
        - Катерина… - вообще-то, он собирался ей «здравствуйте» сказать.
        Но девушка, поднявшая голову на звук шагов, который музыка из телефона совсем не перекрыла, ясен пень, вдруг подскочила и как-то растерянно, даже с перепугом, уставилась на Григория.
        Ну и где взгляд-лазер? Он что-то не понял, и сам немного тормознув. Что за реакция-то?! Вроде без всякого же наезда начал?..
        - Извините, - еще более непонятно для него, вдруг произнесла Катерина. И глянула ему за спину. Видно, подругу выглядывала.
        А еще он заметил смущенное выражение, мелькнувшее в глазах. Прикидывала, что он увидеть мог из ее танцев? Захотелось ухмыльнуться - все, что было нужно, детка.
        - За что? - на всякий случай, уточнил Алхимик, и тоже обернулся. Ну, мало ли, может, там амбал какой-то притаился, которого охрана проворонила.
        Но нет, никого, собственно. Так что опять на Катерину посмотрел.
        - Думаю, нам не стоило сюда подниматься с подругой, несмотря на ваше щедрое приглашение, Григорий, - выпрямилась сильнее Екатерина, прям на его глазах превращаясь в того собранного и отстраненного специалиста, которым он ее помнил по прошлой встрече.
        Первой ли, вот что просто-таки жгло изнутри вопросом?.. Да и он ее теперь иной видел, так что не обмануть Катерине такой личиной.
        - Вообще не беда. У нас нет ограничений на прогулки по клубу, если вы другим посетителям не мешаете или приват чей-то не нарушаете, - ухмыльнулся он, приблизившись и к ней, и к этому чертовому стулу, на который теперь спокойно смотреть не мог. Как и на девушку не очень выходило, впрочем. - Или это я ваш приват со стулом нарушил? - не отказал себе в удовольствии поддеть ее. - Шикарный танец, кстати, у нас в субботу чемпионат проходил по пол денсу. Почему не принимали участие?
        Ну а что, надо ж было как-то за те ее наезды в больнице мягко отыграться. Без злости вовсе, да и разговор развить.
        А Екатерина в ответ вдруг густо покраснела, хоть и вскинула голову еще выше, волосы проехались по плечам туда-сюда, вновь привлекая его внимание к ее татуировке на плече и к шее… Завис почему-то, рассматривая точку, где в игре тусклого света и тени почудилось неистовое биение женского пульса.
        Так… как-то гулко отозвалось у самого Алхимика внутри.
        - Не думаю, что была бы там уместна, - нервно рассмеялась Катерина, обхватив себя руками. - Я к себе критична. Это только хобби, чтобы напряжение снять. Работа нервная, до срывов доводит. Искала, чем бы голову себе на месте удержать года два назад, случаем как-то попала на тренировку и… затянуло, - так, будто оправдывалась перед ним, зачем-то начала рассказывать девушка.
        - Ясно… Все равно, думаю, стоило поучаствовать в конкурсе, смотрелось весьма достойно, - не придумал ничего умнее, да.
        Ну не признаваться же, что у него случился стояк, глядя на то, как она тут бедрами восьмерки выписывала! И до сих пор не спал, кстати.
        И тут Катерина умолкла внезапно. Очередной взгляд исподлобья на Григория, который пока размышлял, как бы ему в рамках приличия на ее запястья поближе глянуть… Или плюнуть на все и просто руку поймать?
        Где он и где приличия, серьезно?!
        - Извините, Григорий, - вдруг вновь заявила Екатерина, выдернув его из сомнений.
        - Теперь за что? - вообще не въехал Алхимик.
        Нахмурился, пытаясь смысл уловить: это у нее мысли какими-то странными путями блуждают или у него сосредоточиться не выходит из-за нахлынувших воспоминаний, сомнений и неожиданной похоти, смешавшихся в зубодробительный коктейль порывов и ощущений?
        - Мне не стоило срываться тогда в больнице. Вы абсолютно ни при чем были, просто под руку подвернулись. У меня день выдался тогда плохой… Неделя… Черт! У меня уже несколько месяцев так себе, - шумно выдохнула Катерина и как-то рухнула на стул, словно у нее закончились силы, чтобы стоять тут перед ним и держать какую-то маску.
        И вновь уткнулась лицом в ладони, пока Гриша соображал, как ему на это реагировать-то?
        - В общем, это не оправдание, чтобы на людей срываться. И мне стыдно, что я тогда себя так повела. Не вам приглашение мне присылать стоило в качестве извинения, а мне искать способ искупить свое отношение… - взмахнула как-то неопределенно рукой девушка.
        А Гриша… ну он просто не мог упустить такой шанс, не особо пока вслушиваясь в то, что она говорит, собственно.
        - Никто не идеален, не парься, - пробормотал больше для поддержки, автоматом на «ты» перейдя. Ну не про него эти все церемонии!
        Сам же… Резко вытянув свою руку, сгреб ее ладонь в охапку и развернул к себе внутренней поверхностью запястье - есть! Бл***! Быть не может, епт! Не верилось после стольких лет!
        Крыло ангела…
        - Что вы делаете, Григорий?! - кажется, позабыв о своей грусти, возмутилась Катерина тем тоном, который он по больнице запомнил.
        Ну вот, и никакой депрессии уже нет, делов-то! И глаза вновь блеском лазера отсвечивают. Всегда рад помочь позабыть хандру, как говорится.
        Но ему вообще не потому распирать изнутри грудную клетку начало так, будто легкие раздуло. Твою ж ****! Хмыкнул, понимая, что по лицу расползается широкая усмешка.
        И да, нравилась ему эта ее огненная колючесть. Но вместо ответа завладел второй, хрупкой, однако вполне себе сильной ладонью, без особого труда преодолев сопротивление. Повернул к себе уже оба запястья…
        И как-то, почти завороженно, уставился на два крыла. Пальцами большими потер над тонкими венами, словно опасаясь, что это тушь и сейчас размажется…
        - Григорий?! - Катерина дернулась, словно рассчитывала, что сумеет из его хватки вырваться.
        Ага, счас, разбежалась. Ни-за-что! Все. Поймал, сколько бы от него не упархивала.
        - Ну привет, мой ангел, - вышло хрипло и с придыханием, будто бесновато немного. - А мне говорили, что тебя не существовало. Божились и клялись, - реально не в состоянии убрать с лица эту ухмылку, он присел на корточки перед ее стулом, не отпуская рук девушки.
        Их глаза оказались на одном уровне. И Григорий мегадовольно уставился на пораженное выражение лица Катерины… И какая уже, к черту, разница, как там ее отчество, ну правда же?!
        ГЛАВА 2
        - Вы о чем?.. - она смотрела на него так, будто начала подозревать, что с сумасшедшим в одной комнате оказалась.
        Выпрямила спину, перестала руки выдергивать, даже тон поменялся, каким-то таким ровным стал… Как будто усыпить его бдительность намеревалась, а потом ударить под дых и рвануть подальше!
        А Гриша лыбиться, словно идиот, перестать не мог. Нет, ну реально, Шуст не поверит, когда он расскажет! И ведь прикол же какой, что Катерина еще и Талу лечила, а они и не догадывались!..
        - Где ты работала шесть лет назад, ангел? - попытался как-то серьёзную мину на лицо напялить.
        Не вышло ни фига, ну да ничего. И так неплохо! Его абсолютно все теперь устраивает. В груди горячо настолько, будто конкретно виски бахнул, еще и текилой сверху полирнув. Выдохнул, выпуская тот неясный избыток кислорода, который горло перекрывал, давя изнутри. Елки-палки, что ж так хорошо-то?!
        Толковых объяснений этой эйфории нет, а его аж прет! Он столько лет ее искал, что это натурально стало его навязчивой идеей! Только вот сверху на старую одержимость внезапно новым интересом нахлынуло, совершенно иным, жадным, пульсирующим!
        Правда, вроде ж и не думал ничего эдакого… Точно не ожидал, что накроет с таким накалом до боли глубинным и первобытным желанием. И в мыслях не было, казалось. А сейчас натуральный коктейль «Молотова» в голове, груди и… в паху, что какие-то логические доводы и близко не валялись!
        Но… Ок, расклад выпал непредсказуемый, однако Алхимика, кажется, тот и устраивал. Ну а стоит это развивать или нет, присмотрится, теперь все время и ситуация - в его руках, точно, как ее ладони.
        - Нигде, собственно, - нахмурилась девушка, попытавшись немного подальше от него на стуле сдвинуться. Будто бы он позволил, пффф. - У меня интернатура еще была.
        Гриша чуть задумывался, прикидывая… И руки ее не отпускал, да.
        - Это у вас так практика после учебы называется, правильно? - уточнил, не особо все же в тонкостях медицинского образования разбираясь.
        - Да, - все еще настороженно глядя на него, кивнула Катя.
        - И в какой больнице ты ее проходила, ангел? - как бы подталкивая ее тоном, спокойно так поинтересовался.
        А у самого сердце в груди бухает, распирает, будто бежит по огромному полю, и ноги жжет уже, а остановиться сил нет, да и желания тоже! Раскинуть бы руки, грудную клетку разодрать своими пальцами, распахнуть навстречу небу и воздуху, который только что вдруг невыносимо свежим и сладким стал, все нутро наружу вытащить… Странно.
        И сам бы объяснить или описать не смог своей реакции. Но, оперный театр! Он, как маньяк, годами искал вот эту девушку, оказывается!
        Вопреки тому, что все отрицали даже факт ее существования! Вопреки всем заверениям, что не было в той операционной никого с изображением крыльев ангела на руках. Вопреки клятвам главврача и оперировавшего его хирурга; вопреки тому, что вся бригада, дежурившая той ночью, когда Алхимика привезли реально при смерти в больницу скорой помощи, - сплошь из мощных мужиков состояла. А Гриша поклясться мог, что над ним хрупкая девчонка маячила, когда его в приемный покой фельдшеры скорой ввезли.
        Тупо попал тогда, по-глупому подставился, выпал самый дурной расклад, какой только мог быть. И никого из «своих» рядом. Шуст его только через четыре часа нашел, когда уже операция закончилась, все уладил по-быстрому. Но не видел тех, кто именно его оперировал.
        А Гриша забыть не мог, как над ним кто-то такой тонкий и светлый, точно что с нимбом над головой и этими гребаными крыльями на руках стоял, тихо и нервно умоляя:
        - Ты только выживи, хорошо? Мне тоже страшно дико. Но мы же вдвоем справимся, правда? Ты огромный и сильный, у тебя обязательно сил хватит на нас двоих. А я помогу! Мы осилим…
        Откровенно говоря, в тот момент у Гриши в глазах искрило от боли и в голове ни одной адекватной мысли не было. Какие силы?! О чем она?! Он пальцем не мог пошевелить! В районе груди, где пуля попала, - пожар и онемение, вымораживающее одновременно, он и сейчас то чувство мучительной боли, когда вдохнуть пытался, а оно никак, помнил.
        Но какой же нормальный мужик признается в таком девчонке, у которой над головой свет нимбом разливается?! Да счас, нашли слабака, на фиг!
        - Да без проблем, ангел! - хотел уверенно заверить Алхимик ее тогда, но вышло на от****сь, конечно. Какой-то невнятный хрип.
        А потом Гриша и вовсе отключился. Ну а когда пришел в себя, рядом уже Шуст и их парни дежурили, никаких небесных созданий и в помине не обнаружилось. Помнится, когда так и не сумел выяснить, пришла в голову мысль, что ему никакой ангел точно не пришел бы на помощь, по их душу черти, скорее, заявились бы с длинным перечнем долгов, чтоб уж точно в пекло утащить на веки вечные. Но… Алхимик же выжил, и даже вполне себе неплохо здравствовал все эти годы… Была б его набожная мать жива, точно перекрестилась бы, заметив, что тут без небесного вмешательства не обошлось. Хотя не то чтобы он особо родню в подробности своей жизни посвящал.
        В общем, искал Гриша, и Шуст помогал. А не нарыли ничего. И ведь при их возможностях… Вот и принял по итогу заверения, что все примерещилось, а что оставалось? Да и врачи заверяли, что в таком состоянии, еще и после наркоза, и не такое привидеться могло. Собственно, вон на Талу, жену Шуста, глянуть стоило, свежий же пример: вообще, на пару недель пять лет из памяти вышибло после операции.
        Поверил, казалось… А подсознательно все равно не отпустил навязчивую маничку, искал… И вот! Нашел же, мля! А тут еще и… хм, новый нюанс, который остроты точно добавил, пусть Алхимик пока и не был уверен в том, стоит ли как-то в таком русле двигаться. Присмотреться бы, выдохнуть, просто и от души отблагодарить за то, что тогда его вытащила теми своими дрожащими пальцами, огромными глазами, упрямством, этими ангельскими крыльями…
        - Так в какой больнице ты свою интернатуру проходила, Катерина? - поторопил, когда она тянула с ответом, все еще хмуря свои строгие брови, точно не видя смысла в его напоре и причин для такого давления.
        И ладони горячие, живые, настоящие… чуть пальцы подрагивают в его пригоршне. Но не от нервов словно бы, а как от напряжения вибрируют мелкие мышцы.
        - Да в разных! - как-то резко отозвалась она. - У университета много баз для практики. Я сейчас сходу все и не вспомню. Какая вам разница, Григорий?! И что за привычка вечно руками меня хватать? - сурово поинтересовалась, словно к ответу его призвать пыталась.
        - Не могу удержаться, руки сами к тебе тянутся, - отозвался иронично. - А была среди этих баз больница скорой помощи?
        - Была, конечно, - как-то иначе, чуть помедлив, кивнула Катерина и посмотрела на него, словно сканируя, как по-новому изучая, что-то свое уже выискивая в Григорие.
        - И это уже обнадеживает, ангел, - хохотнул он вполне удовлетворенно. - Понимаю, что ты таких деталей могла и не упомнить, сколько у тебя тех операций было, но, может, все же, - и Гриша, перехватив ее обе ладони, которые Катя уже перестала вырывать, кстати, одной жменей, второй за горловину сзади стащил свой свитер через голову, задев шнурок на шее, - это вспомнишь? Не мог же я сам в бреду придумать тебя так детально, - хмыкнул он с самоиронией, все же надеясь, что не умалишённый.
        Ибо уверенность в этом вновь мелькнула в женских глазах… очень зеленых, к слову.
        - Григорий?! Ну вот раздеваться-то зачем?! - вспыхнула вдруг Катя огнем.
        Не покраснела, в смысле, а как яриться начала. Почему-то еще больше его улыбнуться заставив такой реакцией, бухнуло горячо в живот.
        Чистое пламя в характере! Неудивительно, что татуировки и такие танцы для себя выбрала.
        И смотрела Катерина… Ну, как бы совсем не на то, что он ей показать хотел, а словно целиком его грудную клетку охватывала глазами. Ну да, Гриша знал, что стыдиться за свой вид ему не стоит, есть чем перед любой дамой прифраернуть. Но то, что она оценила, углей в пожарище, разгоравшееся в его паху, подкинуло знатно.
        - Можно подумать, ты мало голых мужиков в своей операционной видела, Катюша, - пошутил, в довесок ко всему, непонятную и вообще себе несвойственную теплоту продолжая к этой девушке испытывать.
        - Мы не в операционной! - отрезала она, кажется, не разделяя его веселья. И попыталась взгляд отвести.
        Зачем? Понял, что ему чертовски нравилось, как Катерина глазами по его телу стреляет, физически это скольжение ощущал, волоски дыбились.
        - А если бы там были, что заметила бы? - уточнил, как поддевая ее.
        И эта ухмылка… будто обдолбанный, ей-богу. Вот тут у Катерины глаза расширились, зрачки какими-то черными и бездонными, огромными стали, а он понял, что она заметила. У Алхимика тоже татуха имелась: скалящийся на плече тигр, готовящийся к прыжку. Страдал понтами по молодости, казалось, что просто обязательно, кровь из носу, что-то эдакое набить надо. А со временем уже и свыкся как-то. Единственное, не очень нравился уже подтон, все перебить собирался, да не находил времени.
        Сейчас же девушка на этого тигра уставилась, взгляд подернулся пеленой, как узнаванием, а потом метнулся чуть наискось, на мгновение задержался на кулоне в виде компаса, что на шнурке болтался, и дальше… Катя в грубую белую полосу под его ключицей левой начала всматриваться.
        Мог бы, Алхимик шире ухмыльнулся бы, но уже и так же щеки лопнут сейчас, блин. Взял ее руки и к шраму своему поднес, но не заставляя себя касаться, а просто, как указывая кончиками пальцев.
        - Помнишь?..
        - Не может быть… - ошарашено выдохнула врач и…
        Сама дернула свои руки, а Григорий в этот раз пустил почему-то, резко выдохнув, когда сильные, теплые пальцы его кожи коснулись.
        Пробило до печени, бля! Судорожно сжался пресс, по груди окатило огнем! Вот не поверил бы, если бы сам не почувствовал. До спинных позвонков прожгло от осторожного, но достаточно весомого, прикосновения женских пальцев.
        Хотя, оперный театр! Сколько он таких вот рук на себе за жизнь ощущал?! Да не сосчитать же! А ни одно прикосновение ему прямиком в сердце не попадало, отстрелив потом рикошетом в крестец! ЕЕ ладони по нему, как тот дефибриллятор чертов, гахнули, что в любом фильме в реанимации включают. Электрошок, мля!
        И пах взбунтовался, куда ж без этого дела, конечно. Член дернулся, налившись так, что шов на джинсах врезался в плоть до боли, а Алхимик еще и на корточках сидит, усиливая это давление. Но… пристрелил бы сейчас любого, кто попробовал ее отвлечь от него или разорвать контакт кожи к коже.
        - Не может быть!.. - повторила Катя, почему-то в растерянной улыбке расплывшись и, кажется, ни фига не догадываясь о том, как его тело на нее внезапно вздыбилось. - Ты!.. Да в это просто поверить невозможно! - она вдруг рассмеялась, но совсем иначе как-то, легко, точно сбросив некий тяжкий груз с плеч, что давил на нее все это время. И о выканье своем забыла, ну ты глянь. - Ты моим самым первым был, - выдал нежданно этот ангел, как-то Алхимика совершенно с толку сбив.
        - В смысле? - уточнил с сарказмом Гриша, вот просто на все сто уверенный, что ничего такого у них тогда не было.
        Что он, кстати, вовсе не прочь наверстать сейчас.
        - В смысле, первый пациент, которого я сама в наркоз вводила, интубацию делала без контроля куратора, - все еще, словно зачарованная, на его шрам глядя и поглаживая тот пальцами, пояснила, кажется, глубоко в свои воспоминая нырнув, не заметила его намеков.
        А Гришу будто током от этих поглаживаний! Двести двадцать дуга, бля! Вот как она его откачала тогда, что ли? С того света вытащила… Продохнуть и сейчас не мог, но ни за что бы не позволил Катерине убрать ладонь. Пусть и щупает, и гладит и, вообще… все пусть делает, к чему тянет!
        Алхимик внезапно и необъяснимо попустительным, и небывало щедрым стал, касательно этой конкретной девушки.
        Ну и, в принципе, он ей жизнью обязан, так что понять свою щедрость можно.
        - Я же не имела права, если честно, тогда. Никакого, - продолжала ему Катерина рассказывать, сосредоточившись на прошлом, похоже, не замечала того, что с ним творится. - Да и не думал никто, что придется. Но дежурный анестезиолог напился не просто сильно… вообще в хлам. Я раньше и не видела, чтоб напивались так. И даже не знаю, что у него был за повод. А нас, двоих интернов, которые по своему желанию на ночное дежурство вне расписания приперлись… Ну, это вроде как в глазах начальства в плюс засчитывалось, рвение, в смысле. И тут тебя привозят с огнестрельным… Помню, что потом убрали из истории это, про огнестрельное, - как-то странно его взглядом будто прощупать попыталась, догадываясь, что тому причиной послужило, видимо.
        Ну-ну, девочка, не на того нарвалась, его и куда покрепче мужики расколоть никогда не умели. К умиротворенности его мины сейчас и следователь не смог бы придраться.
        - Но тогда дежурный хирург просто крикнул, что меня берет за анестезиолога, на однокурсника моего даже не глянул. Не знаю, потом сказал, что тот бы не справился. Им виднее, они за нами наблюдали. Ну вот и… Твоя операция стала моим боевым крещением, можно сказать. Мне дико страшно было… - опять улыбнулась Катя чуть меланхолично.
        И пальцами по его коже, по шраму - туда-сюда, кайф! Ему, блин, аж в пах вибрацией передается. Впервые так накрыло.
        - Мне, по правде сказать, тоже, - хохотнул он, не сдержавшись от сарказма и заодно не позволяя ей за это сознанием зацепиться. - А еще дико больно. Я даже не видел тебя толком, только свет над твоей головой и эти вот крылья на запястьях, мой ангел, - он вновь ее руки поймал и с каким-то диким нежеланием от своей груди оторвал, где девичьи пальцы уже как-то даже по-хозяйски обосновались, что ли.
        - Это была лампа операционная… - Катя больше улыбнулась, веселей уже, словно пытаясь не засмеяться.
        А еще глаза повлажнели, он заметил. Между ними, вообще, что-то сейчас странное протянулось, непонятное пока, необъяснимое и неясное, но…очень осязаемое, пусть и невидимое. Крепкое, что та колючая проволока, но как же мягко сейчас обволакивающее!.. А ведь четкая уверенность есть, что еще придет время - натянется, что удавка, шипами пробьет и кожу ему, и кости. Но Алхимику сейчас по хрену на все!
        - Что? - переспросил сиплым голосом, не поняв.
        Не до слов, кровь отлила от мозгов. Откашлялся, почему-то не в состоянии взгляд от ее глаз отвести.
        - Лампа операционная, специальная, она свет такой дает, без тени совсем, чтоб хорошо видно было. Наверное, за моей спиной в тот момент стояла, вот тебе и показалось…
        - Ни фига мне не показалось, Катя! Ты точно мой ангел, - рассмеялся, кивком головы отметя эту ее версию. - Я эти крылья потом месяцами по больницам искал, - Алхимик сам большими пальцами по линиям ее татуировки провел, словно пытался прощупать, ощутить бугорки, корпускулы краски в ее коже. - И ту девчонку, что в своем страхе мне призналась, умоляя ей помочь. Ты меня тогда, считай, на слабо за жизнь цепляться заставила. Так что, как ни крути, но ты - мой ангел. Я тебе жизнью обязан, - и он наклонился, продолжая в ее глаза смотреть жадным и точно же слегонца невменяемым взглядом.
        Открытым ртом прижался к этим запястьям, к крыльям набитым, к ее пульсу, колотящему изнутри ее сосудом по его губам.
        Вот тут и Катерина задохнулась! Непроизвольно закусила нижнюю губу, словно дар речи растеряв от его нахальства. Вздрогнула…
        - Ты представить не можешь, сколько я убил времени и ресурсов, чтоб найти тебя и «спасибо» сказать. Мне ж все клялись, что не было в операционной никакой девушки, - пробормотал с ухмылкой, почти не отрывая губ, дыханием ее запястья щекоча. - Бл*! Да я им столько денег тогда отвалил за свое спасение, что сейчас прям претензии выставить хочется за этот обман. И ведь анестезиолог тот, глазом не моргнув, взял, - чуть прищурился, вспомнив. - Вот чувствовал же, что точно не ему должен! Сомневаюсь, что с тобой поделился.
        - Они не имели права, по факту, меня пускать, даже смена не наша же. Вот и не признались… Это и их, и меня могло подставить, если бы кто-то захотел придраться… Испугались вас, думаю, - едва слышно объяснила Катерина, у которой голос сел до нулей и такая хрипотца появилась - закачаешься!
        Ему по спине прокатило разрядами молнии, и как против шерсти рукой провела - вздыбиться хочется! Рыкнуть… Дернуться вверх и ее губы в свой рот втянуть, прикусить, языком лизнуть. А потом…
        Фиг знает, короче, чем бы все дальше обернулось и куда бы зашло, несмотря на его собственное непонимание дальнейших намерений, на которые явно нацелилось тело, если бы в этот момент сзади не раздался бойкий стук каблучков. А потом резануло, разрушая атмосферу, вскриком и неуверенное:
        - Катя?! Что происходит? Все нормально? Вы что себе позволяете, мужчина?!
        А, бля! Да, Алхимик совершенно забыл, что тут с ней была еще какая-то девка… Вот это накрыло, конечно. Провалиться бы той сейчас в ад! С другой стороны, хорошо, что не мужика приволокла на пару, это же о чем-то да говорит вроде как?..
        - Лера! - Катерина дернулась, будто встать собралась. - Все нормально. Ты не поверишь!.. - она не прекращала улыбаться, но потянула свои руки.
        Не-а. А вот так не пойдет. Алхимик ее точно не собирался никуда отпускать. Блин! Да он еще даже не до конца в своей голове уложил, что нашел своего ангела! Не надышался воздухом около нее, не нащупался… Вот это, кстати, да, вообще еще «не»…
        И тем более он не планировал позволить Катерине куда-то сейчас двинуться. Разве что с ним вместе.
        Резко поднялся, так и не дав воли ее рукам, и обернулся к этой подруге, по ходу и свой свитер прихватив. Смерил взглядом моментом, заметив и оценив два бокала, что та принесла, усмехнулся на возмущенный взгляд этой Леры и, на секунду отпустив ладони Кати, оделся. Ты смотри, какие тут все стеснительные.
        - Лера, это - Григорий, который и прислал мне пригласительные сюда, все нормально. Представляешь, это ему я наркоз на том дежурстве делала, когда впервые интубировала сама. Помнишь, ты меня тортом потом в чувство в общежитии приводила, когда я доехала и меня откатом накрыло? - она чуть веки прикрыла, начав улыбаться во все лицо. Так, что будто вся заискрилась этими воспоминаниями. - Он запомнил, что я там была, оказывается, и искал…
        Судя по всему, Катерина пребывала сейчас в приподнятом настроении и от него отходить не пыталась. Что Григория устраивало. И то, как она улыбаться умеет, а он и не видел еще, выходит, тоже на ус намотал.
        - Бывают же совпадения в жизни, да?! А это что? - она на бокалы тоже глянула. - Я не хочу пить, Лера, - поморщилась Катя, - тем более синее что-то. Это… противоестественно как-то, - ее передернуло.
        Алхимику забавно стало от такой реакции - нормальный цвет для «Блю Кюрасао», который, как он понимал, им и добавили в коктейль. Другой вопрос, почему они именно тот выбрали?
        - Зашибись, совпадение, - улыбнулась подруга, но смотрела на Григория все еще подозрительно. Хотя и ощущалось, что сдала назад, видно, поняв, что он тут главный. - Это коктейль… - Лера нахмурилась, словно в памяти что-то искала, - черт, забыла, «лагуна» какая-то, Кать. Мне бармен пообещал, что ты мигом расслабишься, - девушка и сама как-то неуверенно посмотрела на яркое содержимое бокалов. - Мы с тобой, конечно, те еще знатоки алкоголя, вот я и решила спросить рекомендацию.
        Расслабиться? Обернулся, вновь Катерину с ног до головы взглядом окинув… И не сказать, что хрупкая или тощая, слава богу, кстати, но… Да ее вырубит под корень! Почему-то поспорить готов был. Ангел явно непривычная к тусовкам, думалось ему, да и их оговорки подтверждали.
        - Так, что-то не то вам, девушки, дали, - усмехнувшись, вмешался Алхимик в обсуждения, вынося свою экспертную оценку…
        Больше чтоб инициативу, конечно, перехватить. Да и… вот ему совсем не хотелось, чтобы Катерина вечер с «Голубой лагуны» начинала! Он, правда, не в курсе пока, как она алкоголь переносит, но немало повидал на своем веку, и от водки в составе девушки чаще сходу плыли. А она вообще не горела желанием, кажется.
        Да и Григорий точно еще со своим ангелом не наговорился, чтоб такое пить позволять. А с барменом он потом поговорит, само собой, насчет таких рекомендаций девушкам в начале вечера, и присмотрится. Он за репутацию их клуба ратовал, а в этом ему что-то пришлось не по нраву.
        Хотя… блин, нормальный же коктейль, если отстраниться, многим по вкусу, идет хорошо. Так откуда приглушенный гнев в груди и эта непонятная злость?
        Но… Ладно, потом разберется.
        - Давайте-ка мы вам что-то другое сейчас подберем, более натуральное по окрасу и мягкое по воздействию. А то вы наш клуб по достоинству вообще оценить не успеете, - подмигнув, он завладел рукой Катерины так, словно полное право имеет и никаких вопросов ему никто не может тут насчет этого задавать. Причем так уверенно и непоколебимо, что девушка и не возразила ничего, что Алхимика целиком устроило.
        Пошел в сторону выхода, ведя и Катю за собой.
        - Я и вовсе пить не хочу, не считаю, что алкоголь решает проблемы, - заметила на это его ангел, еще не вполне поняв, что инициатива и власть уже у него, похоже.
        - Вот тут соглашусь без споров, - хмыкнул Гриша, жестом другой руки пригласив и Леру за ними последовать. Ну не посылать же ее сходу на фиг, хоть и хочется. - Обо всех своих проблемах ты лучше мне расскажи, решу, это меньшее, что я могу сделать для человека, которому жизнью обязан. А вот у хорошего вина или даже коктейля лучше просто насладиться вкусом, это красоты вечеру добавит, но точно ничего не разрулит, в отличие от меня, ангел, - обернувшись, подмигнул он явно удивленной Катерине.
        Но и теперь не позволил ей толком в себя прийти, пусть и заметил ошарашенность в зеленых глазах.
        Повел на первый этаж к ВИП-зоне и столикам, на ходу прикидывая, чем бы ее таким, реально вкусным и нетривиальным, угостить?
        Любил Алхимик это дело, возился с алкоголем, разбираясь и смешивая, изучая нюансы и вкусы, не чтоб до отключки, а именно высоту настроения подчеркнуть и действительно расслабиться и расслабить, а не вырубить. Свой кайф и отдых для души, за что когда-то и получил такое прозвище от друзей, его хобби. А сейчас сильнее, чем еще когда-либо, хотелось найти то, что этому грустному ангелу придется по вкусу.
        Хотя… он уже ее немного развеселил, и это хорошо. А дальше… Х*ен знает! Пока и дальше развить успех с улучшением ее настроения собирался.
        ГЛАВА 3
        - Катя, с тобой все нормально? - Лера смотрела на нее очень внимательно. Настолько, насколько, в принципе, можно всматриваться в человека при мерцающем и мрачном освещении танцевального зала.
        - Не знаю, - отозвалась как-то… медленно, будто уже пьяна, а ведь и глотка алкоголя не сделала, но и не в состоянии при этом даже толком взгляд на Леру перевести.
        Глаза, будто приклеенные, за каждым движением Григория у барной стойки следили. Вот он сказал что-то бармену, выслушал ответ, кивнул… и повернулся, направившись к ним с какой-то бутылкой. Понятно, что не слышно ничего, музыка по ушам ударными так давит, что и мыслей своих не уловить. Лера почти ей в ухо кричит, чтобы хоть слово понятно стало. Огни мелькают, стробоскопы странно изламывают помещение разноцветными лампами.
        Официант уже принес бокалы, расставил на столике. Неподалеку еще какие-то парни появились, которых она уже видела в больнице возле Григория и Шустова, кажется… Словно огораживали их, чтобы никто слишком близко не отирался. Охрана? Зачем?
        Это… пугало? Не могла заявить вот так определенно, но то, что сбивало с толку, - однозначно. Причем капитально.
        - Я никогда не видела, чтобы ты настолько позволяла любому мужчине управлять ситуацией. Даже главврачу, - задумчиво и встревожено протянула Лера.
        Истинная правда, не случалось такого. Чересчур норовлива. Бунтарка везде и во всем, вроде это даже в ее характеристике написано. Характерная до упрямства порою, чем большую часть мужчин обычно отталкивала и бесила. Да и самого Григория недавно разве не окатила щедро этим характером? Пусть и не вполне справедливо, если руку на сердце положить, ради чего же и пришла сюда извиняться, надеясь встретить этого человека. Но в работе помогало. Как иначе выдюжила бы то, с чем каждый день сталкивается?
        Хотя… а выдерживает ли до сих пор? Ведь тут оказалась, чтобы извиниться за срыв как раз.
        Что ж, желание поговорить с Григорием сбылось. Только вот Катерина сейчас не могла сказать, а стоила ли спокойная совесть того риска, который в данную минуту по венам адреналин гнал с бешеной скоростью? И причиной тому было точно не то беспокойство, которого ожидала от нее Лера. Какого черта с ней происходит?! Хороший вопрос. Проблема в том, что у Кати нет ответа.
        - Я никогда настолько сбита с толку не была, - все еще не в силах изменить вектор взгляда, отозвалась негромко.
        - Меня это сильно беспокоит, - хоть кто-то из них при трезвой памяти и уме.
        - Меня… тоже должно бы, наверное, - вздохнула Катерина, этим намеком признав, что вообще не взволнована.
        Точнее, она была очень даже взбудоражена! Да у нее пульс колотил так, что и считать не нужно! Ощущает же, что тахикардия дикая и давление растет, пытаясь этот накал куда-то выплеснуть.
        Откуда?! Почему?! С какой колокольни на нее вдруг рухнуло?!
        У Катерины имелось все же довольно опыта и адекватности, чтобы признать, насколько это странно, неправильно и… ну да, тревожно.
        Так в чем же дело?
        В выгорании, черту которого она перелетала, не заметив, загрузив себя сверх меры и не ощутив вовремя, когда остановиться пора? Из-за морального ли истощения нынче не обращает внимания на беспокойные звоночки?
        - Катя, пошли домой? - искренне, казалось, предложила вдруг Лера, хотя Катя точно заметила, что подруге тут понравилось.
        Да и с парнем за столиком, что через один от этого стоял, она уже успела пару раз переглянуться и улыбками обменяться. Тоже редко где-то бывала, куда с их графиком, да и погружённостью в работу, выбраться? И явно по вкусу место. Но ведь готова сейчас встать и уйти, чтобы Катерину вытащить… Откуда? В чем проблема? Почему ее по-странному клинит.
        - Зачем? Тебе же весело…
        - Тебе не кажется, что ты стала все чаще выбирать опасные пути, ведущие к саморазрушению? - вместо ответа, спросила подруга.
        Катерина хмыкнула, бравируя, хотя внутри что-то дрогнуло. Но вместо того, чтобы прислушаться, как ощетинилась вся, натянула на себя броню. Вскинула голову повыше.
        - Он точно посильнее характером будет, чем наш главврач, - улыбнулась с принуждением, продолжая неотрывно рассматривать Григория, который приближался и прекрасно видел ее наблюдение. - Еще не сориентировалась, как себя с ним вести…
        - А зачем тебе это, Катя? Пошли домой! Ладно, у мужика какая-то форма импритинга - заклинило его на тебе после травмирующей ситуации, если за шесть лет не забыл и искал. Бывает, мы с тобой знаем. И страннее случаи происходят. Но ты… Тебя-то какой кувалдой по голове стукнуло, что ты на него так смотришь и за ручку себя водить позволяешь?! - прошептала Лера совсем уж возмущенно в самое ухо. - Ты лесом послала Влада, к которому ни у кого никаких вопросов не было, шанса не дала мужику, а от этого глаз отвести не можешь… Что происходит?! - похоже, она была действительно растеряна.
        А Катерина вряд ли могла толково ответить. У самой объяснений своей реакции не было. Да и некогда те придумывать, потому что Григорий подошел, мимоходом кивнув тем своим парням, и поставил на стол бутылку какого-то вина. Лера выпрямилась, сев на своем стуле ровнее. И так, будто вообще никаких вопросов ни к кому тут не имеет, глянула вновь в сторону того парня, что ей явно сигналы глазами какие-то посылал. Словно совсем о другом говорили.
        - Раз вы от коктейлей категорически отказываетесь, буду жемчужиной своей коллекции угощать, из личных запасов. Привез из Германии с одного семейного виноградника, больше такого нигде не попробуете, - ловко откупорив бутылку, заметил хозяин всего этого клуба, выходит.
        И так глянул на нее сначала, что у Кати, ко всем там сантиментам или тонким чувствам не склонной, горло перекрыло, а по всему телу странная мышечная дрожь прошла, разливая жаркой слабостью. Кортизол повысился что ли? Что за странный сбой ее органов чувств?! И глаза от него отвести не может, будто околдовал кто, хотя и в подобную чушь Катя в жизни не верила!
        А вот Григорий вдруг на Леру взгляд перевел, и в серых глазах блеснуло…что-то стальное. Словно все притворство ее подруги насквозь видел и прекрасно понимал, о чем та ей тут в ухо шептала. И Григорию это было весьма не по нраву.
        Откуда Катерина узнала? Без малейшего понятия! У этого огромного и немного мрачноватого на вид мужчины, вообще, ни одна черта лица не дрогнула. Да и улыбался он очень искренне, точно что радушный хозяин, который хочет дорогих гостей порадовать… А у Кати внутри аж холодная изморозь пробежала, выступая инеем на нервных волокнах. Будто она мысли или настроения его могла улавливать!
        Какого черта?!
        Импритинг, сказала Лера. Ну, какой-то извращенный его вариант.
        Окей, да, бывает. Сильное эмоциональное потрясение, угроза жизни вперемешку с болью могут замкнуть психику на том, кто показался спасителем или неким образом облегчил ситуацию… Пусть Катя и не совсем понимала, отчего он на ней замкнулся-то, еще и столько лет выкинуть из головы не мог? Хотя… если вспомнить того хирурга, что дежурил тогда… Этот Григорий казался аж слишком натуралом, чтобы допустить, будто на огромного мужика бородатого запасть вот так сумел бы.
        Ладно. Допустим. Сочтем, что Лера права. Невропатолог все-таки, немало восстанавливала людей после самых тяжелых клинических случаев, повидала всякого, опыт есть, пусть и не психотерапевт.
        Но ведь второй вопрос подруги до бесящего раздражения резонен - с ней-то что?!
        У Кати-то никакого импритинга на этого Григория и в помине быть не могло. Да и не вспоминала она о нем! Так, время от времени разве что, но не о мужчине, а о клинической ситуации, о первом опыте самостоятельной ответственности. И недавно же его встречала уже, все нормально было…
        Хотя… именно на него же вызверилась, когда куча других людей вокруг. И были те, кто бесил не меньше, больше, а она на Григория наорала так, что самой потом стыдно. Не на пустом месте, но и без весомого повода, человек как раз свои действия объяснил и те были… логичны. А Катерину перемкнуло в тот момент…
        Этот мужчина ее тогда чем-то зацепил. Прям спусковой крючок в голове, о котором Катя знать не знала и не ведала, нажал просто своим присутствием. И что в итоге? Пришла извиняться…
        А сейчас он смотрел на нее так, что у Катерины в груди нечто, необъяснимое здравым смыслом и ранее незнакомое, взрывалось! Словно от него рикошетом отлетев… Вот то странное, с маниакально-одержимым блеском в глазах, в ее плоть ввинтилось, взорвавшись за ребрами разрывным снарядом, отлетев в разум осколками.
        «Что происходит?» - хороший вопрос Лера задала, только ответа все еще не было.
        - Нас вполне можно было и шампанским обычным угостить. Не уверена, что мы разницу поймем. Не то чтобы очень уж разбирались в нюансах алкоголя, мы его только по праздникам и пьем, да, Лера? - попыталась было как-то упростить ситуацию. - Да и нельзя нам засиживаться долго…
        Но до того, как Лера успела кивнуть и подтвердить, к их столику таки рискнул приблизиться тот самый парень, и вежливо, с явным уважением поздоровавшись с Григорием, сосредоточился на Лере.
        - Позволите мне вас угостить, красавица? Да и на танцпол, как мне кажется, вы с явным интересом поглядываете, с удовольствием вам бы компанию составил? - видимо, воодушевленный и молчаливым благоволением хозяина клуба и интересом ее подруги, пригласил.
        - С удовольствием! - бросив на нее чуть виноватый, но полный дикого восторга взгляд, выдохнула Лера.
        И моментально поднялась, по всей видимости, куда больше радуясь этой компании, чем вероятности попробовать какое-то особое вино. Походило, что мужчина ее таки заинтересовал очень сильно. Они с ним переглядываться начали, по признанию самой Леры, еще тогда, когда та спускалась за тем самым голубым коктейлем.
        И у Катерины не нашлось ни единого повода возразить, да и совесть не позволила бы, сама же позвала Леру сюда для компании, обещая развлечения. Но некая тревога возникла. Проследила настороженным взглядом за тем, как они уходят…
        Забавно, то ли же самое ощущала Лера, расспрашивая ее о происходящем?
        - Это нормальный мужик, я с ним пару лет знаком. Не обидит, думаю. Но мои парни присмотрят, если ты о подруге волнуешься, ангел, - заметив, видимо, взгляд, которым Катя проводила спину Леры, заверил Григорий, сев рядом. Наполнил их бокалы.
        Вот кто, кажется, был очень даже доволен, что они остались вдвоем. И он действительно тут же подал какой-то знак и один из тех самых охранников немного дальше в зал отошел, словно присматривая за Лерой.
        - Спасибо! Я немного волнуюсь, потому что притащила ее за компанию с собой. Ответственность ощущаю, - немного смутившись, что ее эмоции очевидны, повинилась Катя, не до конца понимая, как себя вести. Да и что с ней самой происходит, когда этот человек рядом.
        И сделала то, что никогда не совершала обычно: взяла и отпила глоток вина, которое он ей подал, словно пыталась прикрыться бокалом.
        Самое глупое, что можно сделать! Еще и тогда, когда, по сути, плохо переносишь алкоголь; еще и в момент, когда и так морально до предела истощен… Абсолютно не тот случай, когда стоит обращаться к бокалу.
        Но… ей понравилось. И это было настолько удивительно, что Катя отодвинула бокал от губ, с удивлением глянув сначала на вино, а потом и на бутылку.
        - Оценила? - улыбнулся медленно Григорий… До жути самодовольно!
        И прозвучал его вопрос так, словно он был в этом на все сто уверен, но при этом и слишком внимательно наблюдал за Катей. Прям нервировало… Но ведь и она недавно его также пристально разглядывала… К чему придирается?
        - Удивительно вкусно! - честно признала по итогу, сделав еще глоток, словно не поверив своим ощущениям с первого раза.
        В голове как-то легко и тепло стало, да и в груди что-то светлое разлилось…
        - Алкоголь - вообще не моя тема, мне просто спать после него всегда хочется, а вкус я не особо разбираю, не знаю, недостаточно в этом гурман, видимо, - улыбнулась ему немного иронично. - Но это… действительно вкусно. И… многогранно, что ли, - вынуждена была признать.
        А Григорий аж до чертиков удовлетворенным взглядом блеснул при этих словах.
        - Я хотел угодить, ангел, и рад, что у меня вышло, - поймав ее руку, он своей ладонью пальцы Кати накрыл, легко погладив. А ее пробило, словно по оголенным нервам шершавой кожей прошелся! - Так что у тебя за проблемы? Расскажи, решим все, - как-то очень уверенно добавил.
        Она же… Может, алкоголь, а может, тот вопрос, что Лера задала, которая, кстати, сейчас активно танцевала со своим кавалером, покоя не давал. Так или иначе, подняла глаза и прямо глянула.
        Да и… возможно, испугалась своей реакции. Никогда мужчина ее так не… будоражил, а ведь и не первый раз видит.
        - Зачем? - спросила то, что не могла разгадать. - Для чего ты это все делаешь, Григорий? - взяв с него пример, решила идти напролом. - Зачем мне угождать? Зачем такое внимание со всех сторон? Зачем тебе мои проблемы? Для чего, вообще, это все? - взмахнула другой рукой, оставив бокал, словно указывала и на это вино, и на его излишнюю какую-то… суматоху, что ли. Нет… даже напирание, можно сказать.
        - А как отблагодарить человека, которому жизнью обязан? - усмехнулся в ответ Григорий, вроде как не поняв ее намека. - Только лучшее дать и помочь во всем!
        И не придраться формально… Только взгляд его… Прям кожу обожгло! Ощутила, как пристально он ее изучает! Ну не дура же, умеет видеть и ум, и опыт, и проницательность, что жизнью вырабатывается.
        Так вот, этому человеку опыта в чем угодно точно в разы больше досталось, чем пока на долю Катерины выпало. И такое вот настойчиво-одержимое внимание с его стороны… должно было бы напугать…
        А уже ее опыта и разума хватало, чтобы понять, как опасно то, что не пугает. Потому как Григорий, да и его друг, что жену у них в больнице лечил, точно был знаком не только с официальной стороной закона. Иначе бы она его после огнестрельного ранения не вводила в наркоз шесть лет назад.
        Но даже если допустить, что реально случайно попал в ситуацию тогда, то вся эта манера держаться, люди в окружении, мелочи всякие - точно подталкивали Катю к пониманию, насколько этот мужчина не прост.
        А она, несмотря на выгорание и моральную усталость, все же не камикадзе. И четко знает, что у нее под этой коркой холодности и почти равнодушия клекочет и бушует, душит какофонией эмоций, которые в любой момент могут вырваться, прорвать бесконтрольной стихией. А этот мужчина точно из тех, кто может и захочет оказаться последней каплей, доломающей тот самый самоконтроль.
        Вот что подтолкнуло ее отставить бокал в сторону и попытаться встать, не развивая прошлую тему.
        - Думаю, мне лучше уже уйти, - только и заметила Катя.
        ГЛАВА 4
        - Ты права, говорить тут сложно, не стоило спускаться, - ухмыльнулся Гриша, и не подумав ее руку отпустить. - Я свои мысли почти не слышу. И хоть привык, а общаться так неудобно, - сделав вид, что вообще не понял ее намека, он поднялся. - Пошли, у меня в кабинете поговорим, там хорошая звукоизоляция. Парни за твоей подругой присмотрят и проведут ее наверх, если искать начнет, - и мужчина, прихватив бутылку, решительно потянул ее в сторону лестницы, по которой они и спустились недавно.
        - Да не о чем, собственно, разговаривать! - попытался было съехать этот ангел и свернуть в сторону, но Алхимик тупо сделал вид, что не услышал ничего.
        И свободу ей не дал… хоть и не в его правилах вроде вот так девок по клубу таскать. И сама Катерина точно не из таких… Почему-то вспомнилась недавняя история Шуста с Талой, и в голове что-то как переклинило.
        - Ты хоть здорова, ангел мой? - чувствуя себя довольно глупо и совершенно не понимая половины тех импульсов, что внутри пробивали накаленной кобальтовой дугой в двести двадцать, все-таки уточнил…
        По-идиотски, может, со стороны прозвучало, не разбирался. Просто не сумел задавить это в себе. И его рука ее ладонь сжала так крепко, словно в оковы брал.
        - Не по поводу какой-то смертельной болезни хандришь? - вгляделся внимательно, давно привыкший к мерцающему освещению, растерянный взгляд Кати рассматривая.
        Он, конечно, не Шуст, но ложь тоже сечет неплохо, своего опыта хватает.
        - Я? - кажется, удалось ему ангела удивить знатно. Ага, знаем, умеем, практикуем. - Нет, я точно не больна, - развеселилась Катерина… вероятно, и не без влияния вина, что успела-таки выпить. - Разве что голова не выдерживает напряжения на работе.
        - Ага, уже проще. С этим всегда разобраться можно, - кивнул Алхимик, подофигев немного от того, с каким внутренним облегчением выдохнул от ее ответа.
        Реально вопрос напряг, выходит? Зацепило личное…
        Заметила странности и девушка. Нахмурилась, всмотрелась в него, хоть Гриша и тащил ее… В смысле, настойчиво и мягко подталкивал ее по лестнице, скажем так, на второй этаж. Один из его парней шел следом, хоть и не впритирку.
        - Для чего это все, Григорий?
        Что ж, она точно была не из тех, кто позволяет кому-то другому ситуацией управлять или стесняется расставить все по местам. И это его почему-то заставило улыбнуться больше. Но и истерик не закатывала, что тоже по душе пришлось.
        А вот адекватного ответа на ее «для чего?» пока не имел. Гриша не знал. Но и отпускать Катерину сейчас никуда не хотел. А уже давно в том положении, когда привык потакать своим желаниям, и мощи хватало, и влияния. Правда… не то чтобы силой девок тут удерживать - его традиция. Вообще не по этому делу, да и как-то проблем с охочими никогда не имелось. Впервые так переклинило…
        Но он же и без всякого зла вроде. Просто поговорят…
        Собственно, Алхимик и всему тому, что тело внезапно стало дрючить и корежить, никакого развития давать же не собирался. Она его жизнь спасла - обидеть Катерину, вовсе не то, что его мировоззрение реальным допускало! Да ни за что!
        Сам еще со всем не разобрался. Но кое в чем они с ангелом похожи: очевидно, Григорий тоже не привык контроль над ситуацией никому передавать.
        - Ты мне так и не рассказала еще, что за проблемы твою неделю, месяц и год испортили, - напомнил он, сам с каким-то нежданным облегчением выдохнув, когда за ними дверь в коридор на втором этаже захлопнулась.
        Тишине обрадовался? Или тому, что в свое логово затащил…
        Катерина же вдруг рассмеялась, словно растерянно немного. И взгляд поплыл. Не ошибся, вино все же мягко надавило, не иначе, пусть и мало пригубила, в его понимании. С другой стороны, если не врала и не по этому делу, то те полбокала вполне и накрыть могут. Вино непростое… Не крепленое, но из самых поздних, до ноября оставленных на лозах, ягод, что не в каждом регионе возможно осуществить. Оно было коварно-сладким и тягучим, но и деликатно мягким - не замечаешь, сколько выпил.
        - Мне кажется, у нас недопонимание и мы о разных категориях сейчас говорим, - Катерина встряхнула головой, словно мысли прояснить пыталась.
        Он не мешал, наоборот, под эту сумятицу ее по своему кабинету подталкивал проходить.
        - Поясни? - не дал теме угаснуть, чтоб она не сориентировалась и не рванула вновь на выход.
        - У меня нет проблем, которые… «решать» надо, - она улыбнулась, но как-то напряженно. - То есть, это не физические какие-то ситуации, не угрозы или там долг… Ну я не знаю, что именно ты подразумеваешь под этим своим отношением, - она все же прошла внутрь комнаты, похоже, тоже тишиной наслаждаясь, села на диван, куда Гриша ее подвел, а сам пошел к мини-бару, за новыми бокалами, с собой-то прихватил лишь вино.
        А вот в ней вновь ощутилась та измученная утомленность, как когда девушка на стул рухнула посреди своего танца.
        - А что тогда, ангел? - чуть нахмурился Гриша, не забыв, как она себя вела, да и что говорила в ВИП-зале, когда перед ним вдруг извиняться решила, хотя он вроде как и без претензий был.
        - Я просто устала, - шире улыбнулась Катя, с очевидным усилием, уставившись куда-то в пространство перед собой. Как зависая потихоньку.
        Точно поплыла, надо же. Нельзя ей пить… Только под его контролем. Хорошо, что коктейли у них изъял сразу, и пригубить не дав, правильное то решение было. От водки в составе, вообще, вырубило бы сходу.
        - Выгорела, наверное. Работа напряженная… Собственно, это и понятно, с онкобольными же в основном работаю, у нас все пациенты из тяжелых, и прогноз выживаемости… - Катя вдруг поджала губы, растерла переносицу, прикрыв глаза. Еще один тяжелый вздох. - Глупо ныть, конечно, сама такую работу выбрала, знала же, на что шла.
        Он ей тем временем еще немного вина плеснул, внимательно слушая. Подошел, протянул бокал. Девушка не отказалась, кажется, автоматически взяв, не особо задумавшись.
        ГЛАВА 4
        - Ты права, говорить тут сложно, не стоило спускаться, - ухмыльнулся Гриша, и не подумав ее руку отпустить. - Я свои мысли почти не слышу. И хоть привык, а общаться так неудобно, - сделав вид, что вообще не понял ее намека, он поднялся. - Пошли, у меня в кабинете поговорим, там хорошая звукоизоляция. Парни за твоей подругой присмотрят и проведут ее наверх, если искать начнет, - и мужчина, прихватив бутылку, решительно потянул ее в сторону лестницы, по которой они и спустились недавно.
        - Да не о чем, собственно, разговаривать! - попытался было съехать этот ангел и свернуть в сторону, но Алхимик тупо сделал вид, что не услышал ничего.
        И свободу ей не дал… хоть и не в его правилах вроде вот так девок по клубу таскать. И сама Катерина точно не из таких… Почему-то вспомнилась недавняя история Шуста с Талой, и в голове что-то как переклинило.
        - Ты хоть здорова, ангел мой? - чувствуя себя довольно глупо и совершенно не понимая половины тех импульсов, что внутри пробивали накаленной кобальтовой дугой в двести двадцать, все-таки уточнил…
        По-идиотски, может, со стороны прозвучало, не разбирался. Просто не сумел задавить это в себе. И его рука ее ладонь сжала так крепко, словно в оковы брал.
        - Не по поводу какой-то смертельной болезни хандришь? - вгляделся внимательно, давно привыкший к мерцающему освещению, растерянный взгляд Кати рассматривая.
        Он, конечно, не Шуст, но ложь тоже сечет неплохо, своего опыта хватает.
        - Я? - кажется, удалось ему ангела удивить знатно. Ага, знаем, умеем, практикуем. - Нет, я точно не больна, - развеселилась Катерина… вероятно, и не без влияния вина, что успела-таки выпить. - Разве что голова не выдерживает напряжения на работе.
        - Ага, уже проще. С этим всегда разобраться можно, - кивнул Алхимик, подофигев немного от того, с каким внутренним облегчением выдохнул от ее ответа.
        Реально вопрос напряг, выходит? Зацепило личное…
        Заметила странности и девушка. Нахмурилась, всмотрелась в него, хоть Гриша и тащил ее… В смысле, настойчиво и мягко подталкивал ее по лестнице, скажем так, на второй этаж. Один из его парней шел следом, хоть и не впритирку.
        - Для чего это все, Григорий?
        Что ж, она точно была не из тех, кто позволяет кому-то другому ситуацией управлять или стесняется расставить все по местам. И это его почему-то заставило улыбнуться больше. Но и истерик не закатывала, что тоже по душе пришлось.
        А вот адекватного ответа на ее «для чего?» пока не имел. Гриша не знал. Но и отпускать Катерину сейчас никуда не хотел. А уже давно в том положении, когда привык потакать своим желаниям, и мощи хватало, и влияния. Правда… не то чтобы силой девок тут удерживать - его традиция. Вообще не по этому делу, да и как-то проблем с охочими никогда не имелось. Впервые так переклинило…
        Но он же и без всякого зла вроде. Просто поговорят…
        Собственно, Алхимик и всему тому, что тело внезапно стало дрючить и корежить, никакого развития давать же не собирался. Она его жизнь спасла - обидеть Катерину, вовсе не то, что его мировоззрение реальным допускало! Да ни за что!
        Сам еще со всем не разобрался. Но кое в чем они с ангелом похожи: очевидно, Григорий тоже не привык контроль над ситуацией никому передавать.
        - Ты мне так и не рассказала еще, что за проблемы твою неделю, месяц и год испортили, - напомнил он, сам с каким-то нежданным облегчением выдохнув, когда за ними дверь в коридор на втором этаже захлопнулась.
        Тишине обрадовался? Или тому, что в свое логово затащил…
        Катерина же вдруг рассмеялась, словно растерянно немного. И взгляд поплыл. Не ошибся, вино все же мягко надавило, не иначе, пусть и мало пригубила, в его понимании. С другой стороны, если не врала и не по этому делу, то те полбокала вполне и накрыть могут. Вино непростое… Не крепленое, но из самых поздних, до ноября оставленных на лозах, ягод, что не в каждом регионе возможно осуществить. Оно было коварно-сладким и тягучим, но и деликатно мягким - не замечаешь, сколько выпил.
        - Мне кажется, у нас недопонимание и мы о разных категориях сейчас говорим, - Катерина встряхнула головой, словно мысли прояснить пыталась.
        Он не мешал, наоборот, под эту сумятицу ее по своему кабинету подталкивал проходить.
        - Поясни? - не дал теме угаснуть, чтоб она не сориентировалась и не рванула вновь на выход.
        - У меня нет проблем, которые… «решать» надо, - она улыбнулась, но как-то напряженно. - То есть, это не физические какие-то ситуации, не угрозы или там долг… Ну я не знаю, что именно ты подразумеваешь под этим своим отношением, - она все же прошла внутрь комнаты, похоже, тоже тишиной наслаждаясь, села на диван, куда Гриша ее подвел, а сам пошел к мини-бару, за новыми бокалами, с собой-то прихватил лишь вино.
        А вот в ней вновь ощутилась та измученная утомленность, как когда девушка на стул рухнула посреди своего танца.
        - А что тогда, ангел? - чуть нахмурился Гриша, не забыв, как она себя вела, да и что говорила в ВИП-зале, когда перед ним вдруг извиняться решила, хотя он вроде как и без претензий был.
        - Я просто устала, - шире улыбнулась Катя, с очевидным усилием, уставившись куда-то в пространство перед собой. Как зависая потихоньку.
        Точно поплыла, надо же. Нельзя ей пить… Только под его контролем. Хорошо, что коктейли у них изъял сразу, и пригубить не дав, правильное то решение было. От водки в составе, вообще, вырубило бы сходу.
        - Выгорела, наверное. Работа напряженная… Собственно, это и понятно, с онкобольными же в основном работаю, у нас все пациенты из тяжелых, и прогноз выживаемости… - Катя вдруг поджала губы, растерла переносицу, прикрыв глаза. Еще один тяжелый вздох. - Глупо ныть, конечно, сама такую работу выбрала, знала же, на что шла.
        Он ей тем временем еще немного вина плеснул, внимательно слушая. Подошел, протянул бокал. Девушка не отказалась, кажется, автоматически взяв, не особо задумавшись.
        А Гриша стул ногой подвинул к себе, сел напротив, но близко, ноги соприкасались.
        - Я тогда, когда та некрасивая сцена вышла у нас, накануне пациентку потеряла, - вдруг выдохнула тяжело и шумно его ангел, и сделала большой глоток вина.
        Гриша аж дернулся, с намерением остановить, как-то намекнуть, чтоб помедленней!.. Но не успел, Катя полным ртом глотнула вино.
        Что ж… До сих пор ей жгло за грудиной, видимо. Лихо сейчас накрыло.
        А ему, как эхом, отдалось вдруг! Весь ее напряг почувствовал, пусть и близко никогда не страдал такими штуками типа эмпатии. Не его же профиль по жизни! Но в этот момент подался вперед:
        - Ангел… - откашлялся, совсем не зная, как людей в таком случае успокаивают.
        У него разговор простой: с подчиненными - на место поставить, чтоб не разводили истерик, с окружающими… ну как бы даже не заводил такие темы. А уж с девками, так и подавно. Однако этот ангел ни в одну из таких категорий не попадал. Точно особенное что-то, и надо как-то по-новому перестроиться на ходу.
        Но Катерина сейчас его будто и не услышала.
        - Точнее, не так, не моя вина, не ошибка, понимаешь? - вроде и с ним говорила, но и с собой больше, казалось. Смотрела на капли вина на стеклянных стенках бокала. - Просто сложилось все… плохо, - Катя не поднимала на него взгляд сейчас, будто в воздух рассказывала, выпуская из себя то, что явно мучило и точно давило все это время.
        А при нем прорвало… Или это вино? Ну вот, а говорила, что он ей помочь с проблемами не сможет. У Алхимика свои подходы, чтоб людей расслабить, и работает же, что основное…
        - Прогноз сразу был плохой, диагноз поздно поставлен, не у нас, из другого города приехала. И, несмотря на все лечение… не удалось спасти. Так бывает, и я знаю. А мы с ней сдружились… Ну, не то слово, конечно. Но я как-то привязалась было, из-за своих заморочек, очень помочь хотелось, а… Не все в моих силах, да и не только моих, - сделав еще глоток, она теперь в бокал смотреть стала, на него не переводя взгляд. - И это просто жесть, знаешь! - вдруг возмущенно выдохнула, придавив глаза другой рукой, будто слезы унять пыталась.
        Его аж подкинуло почему-то. Дурное ощущение, необоснованное, но Гриша себя остановить не успел. Ближе подался… А потом плюнул на все мысленно и рядом с ней на диван сел, обхватил руками за плечи, притянул к себе на каком-то порыве, который не успел пригасить и не сумел идентифицировать.
        Катерина, очевидно, слишком загрузившись плеснувшими эмоциями, сильно не сопротивлялась, хоть и напряглась в первый момент, он ощутил эту жесткость женского тела. Но не пустил, надавив на спину, как дав понять, что ни фига она у него не вырвется, пусть и не дергается.
        А ангелу его, словно это и нужно было: ощутить, что есть рядом кто-то сильнее, на кого… ну, может, и не опереться, но улечься точно можно, дав себе продохнуть немного. А то видит же, что привыкла спину всегда ровно держать, будто титановая основа в позвоночник вколочена, да и голову высоко нести. Гордая… Тяжело таким бывает, особенно когда по нутру еще и бунтарка.
        Только ведь не женское это, не должна она все на себе выгребать! Мужская обязанность и привилегия - опору такой хрупкости и ранимости давать.
        И с чего б его в эту степь понесло, спрашивается?
        Но в этот момент, видно, под вином, Катя подобными вопросами не задавалась. Прерывисто вздохнула, отвлекая от мыслей, и к нему на плечо устроилась, как обволокла своим теплом, уткнувшись носом в свитер над самой проймой. Лоб к его шее прижат, обожгло, блин, шо девственника! Все тело прострелило жаром, заставив яйца сладкой болью нужды сжаться.
        Офигеть, конечно. И вообще не про чувственность же сейчас говорят.
        Да и Алхимику от этого ее доверия, что ли, нежданно… правильно как-то, без раздражения или неудобства там, все как-то по месту, как нужно, очень естественно рассредоточилось.
        Интересный феномен, как заметил бы Дэн.
        - Иногда думаю, что лучше бы в обычной больнице осталась, проще. Там не одни онкологические больные, у которых смертность, как ни крути, высокая. А так бы разные были, не угнетало настолько бы. Но хотелось нормально жить, а тут зарплата не в пример выше, клиника же частная и оснащенность, условия работы…
        Вновь шумно выдохнув, тяжело, с принуждением, ну точно ком в горле проталкивая, она еще глоток вина сделала, никуда не отстраняясь… По ходу, прикончив то, что Гриша ей налил, пусть и немного плеснул, оценив первую реакцию.
        Зато выговорилась, точно же в этом нуждалась. Ну и он, оказалось, точно не был из тех, кто заклевать готов, покажи человек свою слабость. Тем более что и не слабая вовсе, до хрена сильная. Что это ее горе и тоска за людьми, только подчеркивает.
        Гриша так не умел, ему свое всегда ближе, и свои… Куда она каким-то макаром, выходит, уже включена его мозгом и телом, кажись. И это, конечно, самому немного странно.
        Забрал у нее бокал, отставил на пол. Опять откинулся на спинку, все это время продолжая рукой обнимать ангела, к себе прижимая.
        И тут его, как током пробило, вырывая из этих странных и нежданных мыслей, потому что ощутил влагу на шее! Да и она вся вновь будто напряглась, сжалась в комочек под его руками.
        Дернулся, не дико, нет, но резко, отклонил ее, в лицо вглядываясь. А Катерина отвернуться тут же попыталась. Но он уже увидел слезы, реально струящиеся по ее лицу! А ведь ни рева, ни всхлипа придушенного у девчонки не вырвалось. Просто тупо слезы текут, молча. А она сильнее веки сжимает и отвернуться пытается, словно остановиться хочет, но оно у нее не выходит совершенно.
        И это как нечто сместило в нем. Словно сдвинуло плиты земной коры, отчего холмы и расселины планету изламывают, вздыбливаются горами… Он последствий таких сдвигов сполна в родных краях навидался.
        Но в этот момент словно в самом Алхимике что-то краеугольное сместилось, из-за этих молчаливых и вымученных слез, из-за того, как Катя сама на себя за эту слабость злилась.
        - Знаешь, ангел, ты точно имеешь право на все эмоции, учитывая, что десятки жизней за неделю спасаешь. Так что отпусти себя и не жмись. Да и тут тебе никто и слова не скажет, расслабься. Я никому не выдам, что и у тебя человеческие эмоции есть, - подмигнул, делая вид, что все нормально.
        Хотя, если честно, вообще не знал, что с женскими слезами делать. А от слез на этом конкретном лице внезапно в такой излом кинуло, что за грудиной пекущая боль вспыхнула, как при том треклятом ранении! И дикое немного, яростное, а тем более странное понимание, что на все готов, на любую сделку и поступок, лишь бы не плакала никогда! Что бы тут сейчас не молол языком, на лице своего ангела слез видеть не хотел в жизни!
        Что за черт, а?
        Но Катерина, похоже, нынче была слишком поглощена эмоциями и вином, чтобы такими же вопросами задаваться или размышлять над тем, с какого перепугу Григорий решил тут ею распоряжаться и команды раздавать. Наоборот, как выдохнув после его разрешения, опять спрятала лицо на его груди, а Гриша уже не мешал. Сжал девичьи плечи руками так, что у него сухожилия натянулись и мышцы заломило, но чтоб и ей не больно.
        И просто позволил почувствовать то, что имеет право, имеет на кого опереться, и не должна сейчас самой сильной тут быть. Он есть, а она может и выдохнуть… или выплакать то, что явно накопилось, подрывая и душу, и крышу.
        Обхватил за плечи крепче, как-то не задумываясь, погрузил пальцы в распущенные локоны, намотав на фаланги аж до легкого натяжения. Надавил на затылок, притиснув ее голову к своей груди. Если своих слез стесняется, пусть так плачет, выпуская, он никому ее не сольет точно.
        Фиг знает, сколько они так просидели, не то чтобы Алхимик привык подобным образом время с девушками проводить. По правде сказать, даже немного натужно, лихорадочно пытался придумать тему, на которую ее бы переключить… Только в разуме ни фига, пустота свищет!
        И вдруг понял, что ангел подозрительно затихла. Ну, она-то и не шмыгала особо, не всхлипывала там, страдала молча, можно сказать. Но теперь уж совсем как-то обмякла, словно растеклась по нему. И ладошка, которую сжимала, будто саму себя стараясь в кулак собрать, раскрылась, как-то совсем беззащитно и трепетно касаясь его горла в пройме свитера самыми кончиками тонких пальцев. А чувство такое, что этими самыми пальцами Катерина его подцепила под дых, впилась коротко обрезанными ногтями в горло, вот-вот кадык вырвет…
        Спит, что ли?
        Кранты! Вот это у него вечер, однако. Не оказывался Алхимик в такой ситуации никогда, чтоб баба на нем засыпала, предварительно обильно обрыдав. Хотя… Катерина - не баба, а его личный ангел, ей можно.
        Только вот ему теперь что делать? Типа дать ей отоспаться, ведь явно измотана до предела. Или разбудить?..
        Но было как-то совсем жалко тревожить это измученное небесное создание. В ее сне очевидней стали тонкие линии у глаз и у губ, видно вечно сжимала, собирая все свои силы, чтобы спасать пациентов. Да и извитые, темные линии вен под глазами проступали, подчеркивая усталость. Как у нее, вообще, хватало сил ходить каждый день в свою больницу, когда так измотана? Неудивительно, что от капли вина вырубило, психика истрепана капитально.
        Нет, дать передохнуть - точно лучший выход. Но вот самому… как-то не с руки сидеть, ощущая каждой клеткой теплое девичье тело. Его собственный организм уж очень рьяно на Катерину реагировал, прям излишне, а так как Гриша не планировал вроде ей отдыхать мешать, лучше бы выбраться. Для его же душевного равновесия, да и уменьшения, хоть относительного, этого неконтролируемого давления в паху.
        И тут, как издеваясь над ним, ангел чуть повернула голову, так, что ее приоткрытые губы скользнули по ямке в основании шеи, кожу теплым дыханием обдало! Бл***! Григорию в голову никогда не приходило, что его так может чувственным желанием и похотью натуральной припечатать! Реально в диван вдавила дикая потребность ее под себя подмять, присвоить! А женщина при этом просто спит, а не его совратить пытается!..
        Надо сваливать. Быстро.
        Пользоваться тем, что Катерина сонная и выпившая, он точно не планировал. Но как же сложно было разуму до одуревшего тела достучаться, чтобы медленно и аккуратно переложить ее на диванную подушку и, изогнувшись, что то коромысло, выбраться, с трудом спину распрямив. Замер на мгновение, если честно, и несмотря на этот безумный чувственный коктейль, любуясь тем, как девушка ноги подтянула, беззащитно как-то уткнувшись теперь лицом в диванную подушку.
        Черт! Было аж слишком тепло и хорошо за грудиной… подозрительно. И новой волной довольства накрыло, что нашел спустя столько лет. Другой вопрос, что теперь с этим всем делать? Алхимик не имел понятия, но точно не собирался ее из поля зрения выпускать.
        Пошел к стене, выключив верхний свет, оставил только подсветку в аквариуме, который еще от прошлого владельца клуба остался, а ему было лень из стены тот выбивать. Персонал следил за рыбками и растительностью, ну и Гриша время от времени зависал, наблюдая за этим кусочком моря. Сейчас же просто не хотел мешать отдыхать ангелу. Вытащил из шкафа плед, бывало, и он тут частенько на ночь оставался, все для удобства имел под рукой. Укрыл Катерину.
        А сам сел за стол, вытащив смартфон и… не удержался, написал-таки Шусту.
        «Веришь или нет, но у этой вашей Катерины, которая Талу лечит, на запястьях крылья ангела!.. И да, она тогда работала в больнице скорой помощи. Говорил я тебе, что они нам соврали!», - самодовольный, отправил. Глянул в полумрак, проверяя, что девушка все еще спит.
        «Что ж, неожиданный поворот… Тем лучше, что я тебя извиниться заставил», - быстро отозвался Шуст, явно удивленный, но и как потешающийся над другом. Поспорить был готов, что Дэн ухмыльнулся. - «Не дело это, грубить человеку, которому жизнью обязан.»
        И что ему в ответ написать, если прав, как чаще всего и случалось? Черт знает, как, но Дэну вечно удавалось все совместить и сопоставить так, что реально лучшим образом выходило. Как и сейчас.
        Но ответить Гриша не успел, в дверь постучали, и тут же голова этой самой Леры всунулась в приоткрывшуюся щель. Видно, подругу разыскивала. Но, уже было открыв рот, она так ничего и не сказала, пораженно уставившись на Алхимика, быстро вскочившего с кресла и прижавшего палец ко рту, чтоб не вздумала орать. После чего ее взгляд метнулся по кабинету, и глаза еще больше округлились, когда девка обнаружила подругу, спящей на диване.
        Так, Гриша решил, что лучше сразу ситуацию прояснить, ибо несложно было по вспыхнувшему в тех самых глазах негодованию, догадаться, что та уже успела что-то себе надумать. Быстро вышел в коридор, вытеснив и Леру, и прикрыл дверь за своей спиной. Тут же стоял Гена из его охраны, точно удивившийся появлению босса.
        ГЛАВА 5
        - Вы что с Катей сделали?! - возмутилась эта девица, стоило ему выйти. - Чем опоили? Что вы ей подсыпали, что она отключилась?!
        Вот чем он повод для такого наезда дал?!
        Гриша молча и выразительно смерил девку взглядом с головы до ног, изучая. И… сложно сказать, но вот второй раз за вечер она на пороге появляется и у него настроение портится капитально.
        Что-то его в этой подруге Катиной раздражало… Вероятно, то, что без нее Григорию никто не мешал компанией своего ангела наслаждаться.
        Так что да, он был предвзят, и тут даже не о чем спорить. Бесила!
        Но и это для него не оправдывало сейчас какого-то странно прищуренного взгляда Леры. Забавно, а раньше ее это не интересовало? Торопилась себе развлечение устроить?
        - Никто и ничего с Катериной не делал. Устал человек до предела, спит. На работе, как я понимаю, ее до капли выжали. Судя по ее же рассказам, у Кати с отдыхом были сложности в последнее время. Для того и пришла сюда - выдохнуть, дыхание перевести. Вот и нечего орать, пусть выспится. Тут ей точно никто не помешает, - отрезал решительно и сурово… как бы игнорируя немного дурной, но очевидный, факт, что в ночной клуб не для того, чтоб сон наладить, приходят. Вот вообще.
        И нечто в скептичном взгляде девушки ему об этом красноречиво намекало.
        Алхимика ее мнение и близко не колыхало.
        - Нам пора домой ехать! Я сейчас разбужу ее, и мы уезжаем! Кате точно дома будет лучше спать, чем здесь… И я вообще не уверена, что вы ее не опоили чем-то, иначе бы она ни за что не отрубилась у вас в кабинете! На Катю совершенно не похоже. И не факт, что не собираетесь этим воспользоваться! - как распаляясь, все яростней вычитывала его девчонка.
        А вот у Гены глаза явно округлились, на губах же саркастичная усмешка мелькнула.
        Ага, Гриша подчиненного понимал. Не то чтобы кто-то смел Алхимику подобное заявлять, еще и в лицо. И Гриша собирался объяснить, почему.
        Его эта Лера все больше выбешивала, причём вроде ж безосновательно. И понять можно, все ее заявления - распространенные штампы и ожидания от того, что в клубах, бывало, происходит. Не то чтобы и врет или преувеличивает, хоть они и следили, чтобы все, что у них творилось, по обоюдному согласию происходило, разборки и претензии потом не нужны, как и лишнее внимание власти. Да, все давно на мази, но зачем и себя подставлять, и людей, которые им прикрытие в других делах обеспечить могли?
        А там… У каждого свои причины и поводы совершать какие-то действия, может, и не всегда сходу понятные. Вон, чего далеко ходить, достаточно вспомнить не такое и давнее знакомство Шуста с Талой в этом самом клубе и с явным намерением, кстати. А как копнули вглубь, все вообще не таким оказалось… Но это не повод на него сейчас наезжать.
        - Слушай меня, детка, - отодвинув в сторону вежливость и манеры, которые лучше для ангела своего прибережет, с презрительным сарказмом выплюнул Григорий. - Катя останется здесь, пока сама не проснется и не решит, куда собирается ехать. Тут точно никто ей не причинит вреда. Я ж не падла какая, обижать человека, который меня спас, - глянул выразительно, как бы намекая, что как раз самой Лере ничем не обязан и держаться с уважением не намерен. - И никому подобного не позволю, можешь быть уверенной. Так что спокойно сматывай удочки и домой едь. Или куда ты там собиралась, - кивнув Гене, чтоб выпроводил, он отвернулся, собираясь в кабинет вернуться.
        - Я не могу ее тут оставить! - заявила девушка, но как-то совсем без апломба, не поверилось. Непробиваем, наверно, Гриша был и циничен.
        А может, недавний пример реальной женской дружбы и готовности против них всех другой девчонки выступить, чтоб подруге помочь, еще свеж в памяти, потому вот это вялое возражение и не вызывает доверия?
        С другой стороны, что Гриша знал про дружбу Кати и Леры? Ни фига. Скорее всего, что зря придирается, просто сам не хочет ангела своего из поля зрения выпускать. А то, что вспомнилось… Так там и ситуация другая, Света, подруга жены Шуста, лялькой долго была, ей только на Талу рассчитывать и приходилось по жизни, как и той, впрочем, вот и стояли друг за дружку горой, даже против их вероятного гнева. Тут же, видимо, нет такой отчаянности.
        - А внизу со мной оставить могла, когда первый же хахаль поманил коктейлем и танцем? - хмыкнул, все равно не впечатленный.
        Лера как-то неловко дернула головой, уставившись себе на руки. Хотя Алхимику ли судить? Чего приколупался к девчонке?
        - Давай-ка ты, езжай отсюда и прекращай мне глаза мозолить, - решил завершить разговор. - Я тебе уже сказал, что никто и волосу не даст с ее головы упасть. А вот за тебя ручаться не могу. Но обещал Кате, что присмотрю за тобой, так что поезжай домой и не делай мне нервы, детка. Не доводи до греха. Не меня, так других. Гена, проводи и убедись, что нормальное такси вызвала, - отвернувшись, распорядился охраннику, а сам, больше не интересуясь опешившей девушкой, вернулся в кабинет, плотно прикрыв за собой дверь.
        Катя спокойно спала, несмотря на то, что глухой отзвук басов по стенам доходил, конечно. Ночной клуб - какую изоляцию не делай, а полной тишины не добиться.
        Прекрасно. Почему-то ему от этого так спокойно самому стало. И вспомнилось, что не высыпался нормально уже несколько дней. Шуст был слишком занят здоровьем жены, потому Алхимик курировал скоординированные действия с несколькими другими кланами. Да и, по сведениям, к ним «гости» должны были нагрянуть вскоре. Без конфронтаций, вроде, чисто по своим делам, но они должны быть в курсе, понятное дело, да и наготове. Черт знает, чем этих «гостей» переклинить может, вот и просчитывал с ребятами варианты, чтобы все предусмотреть. Измотался.
        Подошел к дивану, постоял минуту, наклонился, поправив плед и аккуратно сняв туфли Кати, надежней укрыл ее ступни, почему-то едва сдержавшись, чтоб пальцами по своду стопы не провести… побоялся разбудить щекоткой. Но блин, так коснуться вдруг захотелось! Рука дернулась, ладонь как обожгло, до того припекло!.. Но ее сон был ценен, потому как Алхимик слишком хорошо знал, до какого состояния себя надо довести, чтоб вот так вырубило.
        Постоял еще мгновение, а потом… Сделал то, чего вообще еще пять минут назад не думал: взял и сел на другом конце дивана, тихонько и аккуратно устроив ее ступни на своих коленях, накрыл пледом и своими ладонями маленькие пальчики, обтянутые чулком. Катя чуть поерзала, вздохнула, но и не подумала просыпаться.
        После чего, ощущая какой-то вообще незнакомый ранее кайф, вперемешку с небывалым внутренним удовлетворением и дикой иссушающей плотской жаждой при этом (вот уж ядерный коктейль!), откинулся сам на спинку дивана и… благополучно отключился.
        Ее что-то тревожило и теребило изнутри, заставляя бороться со сном, хотя Катя совершенно не хотела просыпаться! Но сознание, уставшее, издерганное, все же слишком привыкло реагировать на раздражители, и сейчас те точно имели место. Вздохнула, пытаясь повернуться и глаза открыть, чтобы разобраться, что не так? Какой-то звук по периферии тревожит, но вроде не писк мониторов жизнеобеспечения пациентов. Ничего критичного, однако… не могла понять, что именно из привычной рутины выбивается, и этот диссонанс не позволял дальше спать. Надо проверить…
        Поворачиваться было неудобно, ноги чем-то придавлены. Странно… И тепло такое приятное, непривычно хорошо, не хочется выбираться… Но слишком натаскана реагировать на несоответствия.
        Открыла глаза, поморгав пару раз, пытаясь остатки сна прогнать.
        Темно… Странно. Плохо видно в тусклом, непривычном отсвете, вообще понять не может, где она? Еще повернулась немного… И тут ее ноги будто стиснуло что-то, сжало, а Катя одновременно с этим поняла, наконец, что лежит на каком-то диване и, кажется, на другом краю сидит… Григорий.
        Ах, да, она же в клуб пришла. Вот что за странный глухой звук отдаленно бухает. Отключилась из-за сильной усталости, нервного истощения и алкоголя, хоть и немного выпила? Исключить такое нельзя, у всякого ресурса есть предел. Могла и отрубиться, последнее время ходила на грани срыва.
        И ее ноги, выходит, на его ногах лежат. А мужчина моментом как вскинулся, растревоженный ее движениями. И, выходит, это его руки ее лодыжки еще крепче к себе притиснули. К самым бедрам. И у Григория явно была эрекция…
        А Катю это почему-то до такой степени с толку сбило и смутило, что она замерла, перестав вырываться и дергаться. И ее ступни так и остались в районе его паха.
        В этот момент Гриша выпрямился, подняв голову со спинки, сам словно с трудом выплывая из оков сна. Чуть поморщился, выдохнул и медленно открыл глаза, как-то интуитивно к ней повернувшись. Их взгляды встретились… и ее бушующим огнем опалило! Окатило неведомым до сегодня, каким-то мощным жаром, как над раскаленным песком марево, лишающим воздуха, воли, адекватности в оценке ситуации! И состояние сознания в голове взбудораженное вдруг, смещенное.
        Как рухнуть вниз, сорвавшись в бездонную пропасть, утратив опору! В животе поджалось что-то, дыхание сперло грудь - именно так она представляла себе свободное падение… Только сейчас эта бездна разверзлась в глазах Григория и поглощала Катерину, не позволяя кислорода вдохнуть.
        Катя не понимала, что происходит, честно, не смогла бы описать внятным языком. Слишком странно и… Не верилось просто! Но и не признать, не отметить случившееся - не сумела бы. Автоматом подмечала самую незначительную мелочь в изменении состояния любого человека, и себя в том числе.
        Так ли он ощущал себя, когда увидел ее впервые сквозь марево боли от того ранения? Потому ли искал шесть лет, хоть его и убеждали, что Кати там и в помине не было? Понятия не имела!
        Но… в ней будто лопнуло что-то в эту секунду, надорвалось нечто неосознанное и тонкое, рождая то, чего она никогда не знала и не испытывала еще. Оно словно заполняло изнутри ее грудную клетку, распирая, давя на грудину и ребра, как наружу стремясь…
        От одного взгляда, который никак не прекращался, а у Кати не хватало силы воли хотя бы веки опустить, что-то кардинально изменилось в ее голове, груди, сознании!
        И нечто, вспыхнувшее в той бездне, давало Катерине понять, что и для него этот момент и взгляд стал переломным. Определяющим.
        Вопрос только, в чем? И чем это для нее обернется?
        Мужчина же, как уловив все эти мечущиеся мысли в ее сознании, поднял одну руку, продолжая при этом второй ладонью лодыжки Кати накрывать, то ли грея, то ли на месте удерживая, и жестковато растер пальцами свое лицо. Кажется, он тоже устал до предела и совсем не отдохнул еще.
        - Ангел? Даже не говори, что уже выспалась, не поверю, - хмыкнул хрипло и немного весело, но при этом сиплый мужской голос показался каким-то густым, шершавым и многогранным в этой странной тишине, лишь сильнее давящей на уши из-за дальних басов. - Мы и спали не больше часа-то, - он посмотрел на часы, металический браслет которых окольцовывал его запястье. - Ну да, час двадцать…
        - Лера! - вдруг подскочила Катя, вспомнив про подругу.
        И в ужас пришла, видно, еще до конца не проснувшись, что не сказала, куда пошла и Лера ее по всему клубу ищет… Попыталась свой телефон нащупать.
        - Спокойно, ангел, - Гриша, на которого ей вдруг страшно стало смотреть… потому что Катя пока не поняла, что с ней происходит около этого мужчины, опустил руку на ее плечо, как тормозя эту суматоху. - Твоя подруга приходила, я успокоил, что с тобой все нормально, а вот выспаться не помешает. И она уехала домой, - его рука скользнула по ее обнаженному левому плечу, то ли согревая, то ли подбадривая, то ли…
        Ноги Кати лежали все там же, и то, что Григорий остается возбужденным, она ощущала. Но при этом он ничем не выказывал этого и не делал никаких намеков. Зато всеми силами словно бы… заботился о ее комфорте?
        Ничего не понятно!
        - Как уехала?.. - Катя почему-то еще больше растерялась.
        Нет, ей не было страшно или плохо около Григория. Но… немного не по себе стало, что ли. Глянула на смартфон, который все же сумела вытащить из кармана брюк (и как не раздавила экран, на нем же лежала, считай?). Ни одного пропущенного звонка или сообщения.
        Хорошо, допустим, Григорий был очень убедительным, да и Катя его не впервые видела… Но Лера-то не знала мужчину совершенно! Как можно было хотя бы не позвонить, не написать? Катя бы точно попыталась ее достать, дозвониться… С другой стороны, она и не знала, что Гриша сказал Лере.
        - Я пообещал, что с тобой все нормально будет, отдохнешь - и я домой тебя доставлю. Мои парни проследили, чтоб твоя подруга нормальное такси вызвала, - отозвался Григорий, видимо, отвечая на ее растерянное «как?», но при этом внимательно следил и за сменой выражения лица Кати, и за тем, как она телефон проверяла. - Так что, ангел, может, еще подремлешь? - усмехнулся он как-то… ну вот прям провокационно!
        Катерину впервые мужчина сном соблазнить пытался. Улыбнулась против воли.
        - Да нет, думаю, мне все же пора домой собираться. Хоть и выходной завтра, а отдохнуть стоит полноценно. Потом шанс дыхание перевести будет аж на следующей неделе, - она уперлась рукой в диван, чтобы все же вернуть себе власть над ногами.
        А Гриша… Он будто не хотел ей этой воли давать. И отпускать явно не желал, вот прям ощущалось. И да, его возбуждение оставалось все там же, а Катя продолжала чувствовать эрегированный член босыми ступнями…
        Когда она обувь сняла, кстати? Не помнила…
        На мгновение мужские пальцы сжались чуть сильнее, а потом разжались все же, будто позволяя ей подняться. И, вот уж точно, Катя не собиралась возможность упускать. Быстро села, выпрямившись и опустив ноги на пол… А лодыжки натурально жжет, словно он ей браслеты туда надел… или тату выжег своими горячими пальцами.
        Слов нет, тему придумать не в состоянии, смотрят друг на друга в смутной полутьме. И такое странное понимание, что этот его взгляд ее преследовать теперь все время будет.
        Очень тревожное чувство. И будоражащее… жаром растекающееся по коже.
        - Я отвезу тебя домой, если решила, ангел, - медленно отозвался Гриша, словно и его придавило нечто странное и жаркое, что сейчас обволакивало их обоих, словно горячим воздухом в сауне укутывая.
        Хотя… Катя-то ощущала, что его капитально проняло. А ее рикошетом прошило, кажется…
        - Можно мне умыться? Тут есть где-то вода? - в жалкой надежде, что холодное обтирание уберет и разрушит это странное наваждение, уточнила она, откашлявшись.
        Вышло почти так же сипло, как он говорил все это время. Вслепую попыталась ногами туфли нащупать.
        Гриша чему-то улыбнулся.
        - Да, ангел, вон там есть ванная комната, - и мужчина встал, подал руку, чтобы помочь ей подняться, после чего повернул Катю в сторону двери, которую она не замечала ранее.
        ГЛАВА 6
        Конечно, она такого не ожидала. Хоть и сама не смогла бы объяснить, чем именно ее поразил вид настолько оборудованной и шикарно отделанной ванной комнаты с санузлом и душем. Красиво… Ну так и Катя привыкла в хороших условиях работать, могла бы и ровнее отреагировать. Наверное, это спросонья… И само место. Ночной клуб же, вроде не та локация, где такое ждешь найти… Или это она в жизни не разбирается, просто.
        Умылась, как-то ехидно оценив свой внешний вид и осыпавшуюся тушь… Может, потому Григорий и смотрел на нее так странно? И нечего придумывать. Она сейчас на панду больше смахивала, чем на ангела. Немудрено: уснуть с макияжем! Потому особо и не любила краситься, забывала вечно о нюансах, да и с ее графиком…
        Оторвала бумажное полотенце, чтобы промокнуть лицо.
        - Кать, так ты готова ехать домой? - постучал Гриша в дверь.
        - А… да, сейчас, входи, - обернулась она, выбросив салфетку в мусорку и… застыла с открытым ртом, немного опешив, когда Григорий заглянул внутрь.
        Но не из-за него, а из-за того, что позади увидела.
        - Закончила? - начал было мужчина, но тут же прервал себя, нахмурился и внутрь шагнул, видно, ее реакцию заметив. - Ангел, что стряслось?
        Она растерялась, не вполне зная, что ответить… И какая-то какофония в душе: легкий шок и неприятное удивление вперемешку, и еще что-то… тоже малоприятное, вообще-то. Блин! Ну какое ей дело-то? Она совершенно не могла вон понять, что между ними происходит.
        - Это у тебя такие непомерные сексуальные аппетиты? - натянула на лицо иронию, и легкомысленно, хотя то ей вдруг очень тяжко далось, махнула рукой на башню из коробок с всевозможными упаковками презервативов, высившуюся в углу. Ей до пояса доходила, кажется, если не выше.
        Григорий удивленно нахмурился, будто не понял намека, заломил бровь, а потом обернулся и… расплылся в ироничной, но… словно бы доброй усмешке, которую Катя не поняла.
        - Это у меня типа «кладовка», ангел, - хмыкнул хозяин. - У нас тут клуб, мы все клиентам обеспечить должны, и такое вот тоже вроде как включено. Ханжу строить не буду и на мороз не падаю, всяко события разворачиваются, в кабинетах особенно. Раньше хранилось внизу без учета. Но недавно администратор заметил, что в последние пару недель кто-то из наших начал подворовывать. Меня не было, другие заботы занимали, а люди расслабились. Черт знает, зачем, то ли себе, то ли сбывает где-то, - Григорий прищелкнул языком, выдав явное раздражение. - Тупое решение, кстати, на такой мелочи меня бесить… - покачал легко головой. - Вот и решили пока сюда перенести, выдаем теперь под роспись и с указанием мест, куда раскладывают, а сами отслеживаем и сверяем. Вора найдем, это без вариантов, но пока тут надежней, - Гриша пожал плечами с какой-то непонятной ей усмешкой. - Оно и чепуха, по большому счету, но с такого и начинается, надо сразу дать понять, что у нас подобные штуки не пройдут, чтоб неповадно было, - пояснил ей мужчина, подойдя ближе.
        И что-то в голосе Григория такое прозвучало, что становилось ясно - вору этому ничего хорошего не светит.
        У Кати почему-то аж мороз по позвоночнику прошел…
        Ровно до того момента, как Гриша, как бы вообще не спрашивая, а словно право имея, уверенно взял ее за руку, крепко, но аккуратно сжав пальцы. Весьма… характерное движение.
        Очень индивидуальное, она сказала бы, Катю так никто и никогда не касался. И ее теперь в жар бросило просто в момент! Под волосами на коже мелкие бисеринки пота выступили, словно бы Григорий туда свои горячие пальцы запустил, загребая пряди; мелкая дрожь в каждой мышце…
        Нет, определенно, после пробуждения у нее полный разброд в реакциях и чувствах! Вздох как-то придушено с губ сорвался.
        А у него в глазах та самая темная бездна, словно всполохами, расцвела… Мамочка! Ясно, что игра света и все такое, но Катя свой взгляд вновь отвести от мужских глаз не могла. Залипла, как муха в меду.
        - Пошли, я велел ребятам машину подогнать, - словно и не заметив того, как ее проняло, Гриша потянул Катю к двери.
        И она… не спорила и не вырывалась, сама не зная, почему. Но он и не преступал никаких норм вроде. Только и того, что все время их соприкосновение сохранял.
        Ехали молча. Она так поняла, что Григорий, в принципе, не особо болтать любил. Может, считал, что ему не солидно или еще что-то. По сути, Катя тоже не отмечала в себе ранее склонности разговоры пустые вести, чаще те ее раздражали. Но сейчас… Она точно не отказалась бы от какой-то легкой и незатейливой темы. Потому как в тишине вот то все, что еще у него в кабинете придавило, оплело их, словно сильнее только сжималось, стягивалось удавкой на ее груди, перекрывая нормальное дыхание.
        Интересный эффект. Нет, Катя прекрасно понимала все про химию страсти, притяжение, гормоны и всплеск либидо. Но почему? Что в этом мужчине настолько ее тело и чувства взбудоражило? Что стало тем пусковым моментом, который подтолкнул ее к этому безумию, на краю которого Катя сейчас едва балансировала?!
        Она боялась повернуться в его сторону, если честно, даже чтоб всмотреться, опасаясь усилить то впечатление, которое он уже и так успел на нее… обрушить.
        Сам Григорий вел авто, уверенно держа руль в руках.
        И не поворачиваясь, она не могла не признать, что краем глаза рассматривает длинные, сильные, чуть грубоватые пальцы, каждое движение которых казалось весьма уверенным и выверенным. И это ее тоже очаровывало… Катя балдела, когда мужчина имел четкую стратегию и уверенность решений в любой ситуации. Потому что слишком часто ее собственная работа предполагала действие в критической обстановке и не все были готовы брать ответственность на себя. Кате самой приходилось отвечать за многое. А она от этого так уставала, что хотелось иногда орать.
        Но и отключить по желанию эту привычку уже в личной жизни была не в состоянии. С мужчинами же, которые сами могли бы все в свои руки взять… В общем, как-то не наблюдала она наплыва таких. Потому, наверное, просто млела внутренне сейчас, хоть и старалась не показать ничем. Не это ли ответ на тот вопрос Леры: «А с тобой-то что?».
        Григорий и без долгих разговоров просто выглядел и держался так, будто готов был при любом раскладе управлять событиями. И без сомнений включил уже ее в круг своей ответственности, что ли. Вот что ее подкупало, да.
        Но и не только. Впрочем, думать об этом было настолько же опасно, как и рассматривать мужчину. Так что Катерина попыталась отвлечься, перевела взгляд сначала в окно, а потом зацепилась за картинку в боковом зеркале.
        - Зачем твои люди за нами едут? - голос все равно звучал хрипло, ее прессовало все то, чему не думала же вроде воли давать.
        Но появилось любопытство.
        - Охрана, - скупо отозвался Григорий.
        Тембр его голоса гулко вибрировал нижним регистром, и прислушиваться не нужно. У нее в животе что-то дрожью отозвалось на эти низкие вибрации.
        Мама дорогая! Их точно обоих вдавливало друг в друга этим сумасшедшим притяжением! И откуда то полыхнуло только?! Она слышала, с каким трудом у Гриши воздух прорывался сквозь зубы. Но… что немного удивляло Катю, идя вразрез с представлением о манере поведения подобных мужчин, он не пытался ей на что-то намекнуть или принудить. Вообще, ни слова в этом направлении.
        - Все так серьезно? - попыталась разрядить атмосферу шутливой улыбкой, автоматически повернувшись к Грише.
        И… это точно стало ошибкой! Потому как он тоже повернулся к ней.
        Мельком, быстро, не прекращая надолго следить за дорогой, но…
        Матерь божия, что это был за взгляд! Ее прошило насквозь! Пришпилило к сиденью, пробив и легкие, и мозг, кажется. Спинной, как минимум. Она же ни вдохнуть, ни выдохнуть, оказалось, не в состоянии. А внутри - огонь и чувство, что у них обоих в груди, в солнечном сплетении, в самой крови, бегущей по артериям, запылало это пламя!
        Григорий уверенно завладел ее рукой, второй продолжая управлять машиной.
        - Да, ангел, ты связалась с серьезным человеком, - скупая улыбка, настолько же выверенная, как все его движения и действия до того, настолько же контролируемая, как и каждый жест, наклон головы.
        Вспомнилось его возбуждение в клубе, которое ни жестом, ни звуком не обозначил… Затрясло сильнее от собственного нежданного возбуждения. Взгляд самовольно к мужской ширинке скользнул… И Гриша шумно воздух втянул, будто дав понять, что ничего не пропускает.
        И да, никуда его… интерес к ней не исчез! А мужчине явно в кайф, что ее совершенно сбил этим фактом с толку!
        И тот его взгляд! Катя все еще не могла разобраться со своими легкими.
        - А я связалась? - попыталась откашляться, хоть это и выдало весь ошеломляющий эффект, который он произвел на нее.
        Как падение неба на голову, ей-богу!
        - Да, ты уже связана… - улыбнулся чуть шире Григорий, вновь отвернувшись к дороге. - По ходу, нас связало с того момента, как я эти крылья впервые в жизни увидел, Катя, - и он потянул, поднимая, их ладони, успевшие крепко переплестись пальцами, вне контроля ее сознания. - Признай, ты же тоже это сейчас уловила, ангел, - с иронией ухмыльнулся Гриша… И прижался губами к тату на ее левом запястье. Продолжая за дорогой следить при этом.
        Катерину же натурально заколотило! Совокупность возмущения, привычки самой за себя отвечать (характера же хватает, аж с избытком!), ошеломление от собственной телесной реакции на этого мужчину, сексуальное напряжение - дьявольская смесь…
        Она себя нитроглицерином ощутила, и ее точно неслабо тряхануло, вот-вот приведет к взрыву! Хотелось фыркнуть, резко отшить, выдернуть свою руку из его ладони… Выскочить из авто, хлопнув дверью, и послать Григория на все четыре стороны! А еще… наклониться, первой прижавшись к этому долбанному усмехающемуся рту! Может, чтоб немного чертовой самоуверенности с него и сбить… Губами, а не рукой, ощутить жестковатое прикосновение мужского рта, властных губ, наглого языка, обводящего сейчас линии ее татуировки…
        Почему он ее не целует?! Прошибло так, что вся кожа испариной покрылась! Неужели не видит?!
        ГЛАВА 7
        Жарко! Душно невыносимо! Ее собственное дыхание обжигает трахею, высушивая губы настолько, словно в пустыню попала. А они же в авто и Гриша продолжает тем управлять! И при этом четко понимает, как она реагирует, вот что бесит!
        И про ее растерянную злость, кстати, тоже все понимает, кажется, и мужчину та забавляет… А Катю это лишь больше ярит! Но и будоражит не меньше! Потому что есть четкое осознание, что у этого и силы хватит, и характера, и контроля, чтобы ее же интерес и явное притяжения к нему против самой Кати и обернуть!
        Запуталась! Барахтается в этом взрыве эмоций, понимая, что начинает тонуть в Григорие…
        - Что-то не помню, чтобы ты про какую-то связь вспоминал в больнице недавно, когда налетел на меня с угрожающим видом, - язвительно огрызнулась, заломила брови, пытаясь скрыть, что растерялась от собственной нетипичной реакции.
        - Почему? Сразу ж руки к тебе потянулись, ангел, помнишь? Оторваться не мог, хоть ты и прожигала меня своими глазами-лазерами, - хохотнул вдруг Григорий, запрокинув голову.
        И вновь на нее глянул… еще глубже в кресло вдавив по ощущениям!
        Реально заставил Катю все ее тело внезапно очень живым ощутить, каждую чертову клетку! Ни следа от депрессии и выгорания, в которых совсем недавно барахталась, скатывалась в эмоциональную пустоту. Захлестнуло морем такой огненной страсти, которую Катя вообще не привыкла испытывать, прям фейерверк в груди! В голове взрывы огней!
        И тут Григорий, совсем неожиданно, взял и по тормозам ударил, у бровки остановившись так, что машину дернуло, спасибо, пристегнуты оба.
        Ничего не поняла…
        За ними таким же манером остановились его люди. Хорошо, дороги в два часа ночи почти пустые. Резко отстегнул ремень и… вышел на улицу… Рука Кати себя как-то внезапно сиротливо почувствовала… или сама Катерина.
        Она абсолютно ничего не успела осознать, оторопев натуральным образом. Но это продлилось недолго. Гриша быстро обошел авто и открыл ее дверь, кажется, махнув кому-то в той машине, что сопровождала.
        - Что?.. - начала было Катя, но ей не дал он и закончить.
        - Переоценил я свою выдержку, надо же, - непонятно хмыкнул Гриша и, вновь захватив руку Кати, только другую теперь, сам быстро отстегнул ее ремень. - Что ж ты творишь со мной, ангел?! Зачем так смотришь? Пошли на заднее сиденье дальше разговаривать, а то впечатаемся куда-то точно. Сосредоточиться ни на чем не могу. Ну его на фиг, я тебя только нашел. Не готов еще помирать, - вроде и легко говоря все это, с юмором, мужчина умудрился быстро вытащить Катю и ловко подтолкнуть ее назад, где уже открыл двери кто-то из его охранников.
        Вау!.. Зашумело в ушах, с такой скоростью кровь по сосудам рванула.
        Катя не помнила, чтобы кто-то ей говорил подобное! Или чтоб голову настолько из-за ее присутствия терял. Она к такому не была готова.
        И пока Катерина просто пыталась осмыслить это, сам Гриша рядом умостился, а тот самый парень молча занял его место за рулем. Беззвучно поднялась перегородка, о наличии которой Катя даже не догадывалась. И все это случилось настолько быстро и согласованно, что она только сейчас сориентироваться успела.
        Ситуация разворачивалась… неожиданно. Но, стоило признать, что ее это не отпугнуло и накала внутри не сняло. Наоборот, словно бы нечто на волю выпустило, только, вместо ее собственного взрыва, это нежданное признание Григорием своей… ммм, слабости, что ли, послужило отправной точкой. И Кате уже не настолько сложно или неловко оказалось признать, что да, и сама его хочет дико, пусть и не понимает причин! Взгляд отвести не в состоянии, руку не желает забирать… А Григорий-то вновь ее запястье своими губами исследует, все тело заставляет превратиться в какой-то комок взбудораженных нервов!
        - Думаю, вопрос, скорее, в отношении тебя уместен - ты что делаешь?! - попыталась разум вернуть, выдохнула низким шепотом… и как-то вообще не вышло претензию озвучить. А вот растерянность и тягу к нему, очевидно, озвучила.
        Хорошо, что водитель не слышит, совсем позорно было бы. У Григория же глаза вспыхнули, и не самодовольством, что обидело бы, честно, а таким же вот неконтролируемым желанием, еще больше Катерину в вихре закрутив!
        - Честно? Кайфую от каждой секунды, - расплылся в широкой усмешке мужчина, чуть потянув ее к себе ближе, накрыл ладонь второй рукой, так, что пальцы Кати как в ловушке…
        И она реально ощущает, как жар от его кожи по ее расползается. При этом Григорий продолжает ей в глаза и лицо смотреть с такой жадностью, словно насмотреться не может, малейший нюанс запомнить пытается.
        И тут Катю неожиданной мыслью накрыло!
        - А куда он едет? Мы же ему адрес не сказали, - прошептала, попытавшись отвернуться, чтобы глянуть на водителя.
        Но у нее не вышло. И не потому, что Гриша помешал, просто сама не могла от него глаз оторвать.
        - Засада… Точно, не сказали, - хохотнул Григорий так, словно сам об этом не подумал тоже. - Хочешь в гости, ангел? Чувствую, что Олег автоматом ко мне поехал, все равно по дороге, как ни странно, только ко мне ближе, - заметил он, лишь мельком оглянувшись на ту самую дорогу в окно. И вновь ее запястье к своим губам прижал. Реально обжигают губы! - А мне так понравилось, когда ты спишь рядом, впритык ко мне…
        Ей сглотнуть было почти нереально от избытка чувственности и напора в его низком голосе.
        И Катя… ни в тот момент, ни позже, не смогла бы объяснить, что случилось с ней! Что заставило вдруг как-то лукаво улыбнуться?
        - Ты и там мне свою «кладовку» и склады покажешь? - поддела его весело, намекнув на все те коробки презервативов, что у Гриши в клубе стояли.
        Ну не дура же и не наивная, понимает, к чему обоих тянет так, что уже дышать здесь нечем, выпаливает жаром обоюдной тяги весь кислород вокруг них!
        А она уже не очень и против, кажется.
        Григорий заломил бровь и расхохотался. Однозначно, ему понравилось то, что она подкалывает его, не стесняясь.
        - Склада там нет, к сожалению, экскурсии не выйдет, хотя кое-какие запасы можем и найти… Устроим квест, у тебя же выходной завтра? - многозначительно расплылся в усмешке. - А вот кофе гарантирую, ангел, даже если от всего иного откажешься. И место, где спокойно можешь выспаться… Я же не зверь, и контролировать себя умею. И даже готов дать время, чтобы ты привыкла.
        Интересный подход. Но она не все понимала.
        - Ты реально меня шесть лет искал? Для чего? - вот искренне сомневалась, что тогда в операционной могла вызвать у него сексуальное желание. - Не поверю, что сумела сразить в тот момент…
        Ну не та ситуация у него тогда была!
        - Искал, ангел… Хотя вот так капитально накрыло меня уже сегодня, когда танцы твои наблюдал. До того еще, как тату увидел. И все махом сплелось, - прекрасно поняв ее интерес и недоверие, открыто, казалось, усмехнулся Григорий. - И зацепило всерьез, сразу скажу. Не шутил: мы теперь накрепко повязаны, Катя. Но и не пацан же, умею сдерживаться. Так что ты решаешь, чем мы сегодня будем заниматься, - он ей подмигнул.
        А вот Катерину такой интенсивности кураж захватил внезапно, что она в своих силах и контроле искренне сомневалась.
        - Ты меня даже не целовал ни разу, а так уверен, что все серьезно? - понимая, что играет с огнем, не удержалась, и сама провокационно улыбнувшись.
        - Уверен, - усмешку, которая блеснула на губах Григория, можно было фасовать и распространять, как оружие массового поражения, ей-богу! Или это Катю настолько пробирало?! - И поцелую обязательно, можешь не сомневаться. Но я точно не хочу это тут делать, ангел, ты не лялька, чтоб при всех… - он так многозначительно замолчал… что невольно появились сомнения в том, а удержится ли Гриша в рамках поцелуев, если начнет, и не потому ли это откладывает?
        Мужчина же, в который раз за вечер, губами ее запястья дразнить стал, будто те тату в его фетиш превратились. Катя ощутила жаркое и влажное короткое касание его языка, а потом Гриша легонько прикусил тонкую кожу…
        О-хо-хошечки! Ее прошило желанием! Возбуждением такой силы, что дыхание спазмом прервалось, а во рту пересохло в который раз… Блин, так от удушья сдохнуть недолго! Весь вечер с этим сплошные трудности!
        Потому что Катя сейчас хотела, чтобы он ее поцеловал! Вот прям жизненная потребность. Сию секунду! Или никогда уже пусть не возвращается к этому вопросу, раз упустил шанс…
        Дурацкая черта ее порывистого в личном плане характера, да. Но уж какая есть.
        И… Григорий словно в ее глазах эту мысль прочитал!
        Опытный, видимо. Явно привык людей разгадывать и в свое русло направлять.
        Он точно был не из тех, кто позволил бы ей от него ускользнуть. Ни под каким предлогом!
        Потому как его собственный взгляд мгновенно потемнел, став штормовым, и мужчина вдруг властно притянул Катю к себе, захватив затылок горячей большой ладонью, от чего у нее по позвонкам непривычная, какая-то остро-сладкая дрожь своей перед ним слабости прокатилась! Но без страха или угрозы. Однако, да, доминирования сильного и уверенного в своем решении мужчины, но со страстью, а не от насилия. А ее от этого словно плавить жаром начало, покоряя то самое сопротивление. Сблизились так, что меньше сантиметра между ними.
        Выдох превратился в тихий стон, который Григорий слизнул так же жадно, как ее тату до того мучил.
        И он так алчно впился в распахнувшиеся губы Кати, будто выпить хотел несколькими глотками до дна всю ее волю и строптивость! Как то вино, которым угощал недавно… Чтобы и не думала, что может от него вновь куда-то скрыться…
        И это было настолько очевидно, словно Гриша вслух данное заявление рыкнул, поглотил нрав, подчинив ситуацию своему и ее желанию. Но ведь в чем-то и прав: стояло за их тягой нечто более глобальное, чем плотский примитив. Неужели стоило поверить в то, что они… связаны неким более глубоким и существенным образом?
        В данный момент Катя точно была не в том состоянии разума, дабы анализировать. Она вообще обо всем осмысленном забыла…
        Стоило признать: Григорий чертовски хорошо целовался!
        ГЛАВА 8
        Если бы мог, он бы ее сожрал! Вот реально: максимально, под завязку себя Катей набить хотелось! Запахом своего ангела, этим огрызанием, ее ворчанием и подколками заставить по своему телу растечься. Настороженной недоверчивостью и обалденным упрямством в глазах разлиться на его губах и языке. Упиться коктейлем ее эмоций, с такой же страстью и огнем желания смешавшихся, которые Алхимик в себе сейчас ощущал!
        Его изнутри выгрызало почти неконтролируемое желание сию минуту сделать эту женщину своей!.. И растянуть этот момент предвкушения до предела в одно и то же время.
        Но да, Гриша никогда бы не унизил и не поставил ее… честь, блин, под угрозу и минимальной чужой оценки или насмешки, как бы глупо это и не звучало в современных реалиях. Она не была лялькой для тупого траха, чтобы пар спустить, потому что яйца спрессовало нуждой. Катя была его ангелом… его женщиной, по ходу, которую Алхимик до трясучки в руках и иссушающего внутреннего голода внезапно получить возжелал! И он никому не позволит ее унизить, и себе в том числе.
        Он хотел ее дико, до того, что мышцы челюстей сводило спазмом от силы, с которой зубы сжимал, контролируя себя все это время. Но достаточно взрослый, не станет, как малой и тупой пацан, у которого башку спермотоксикоз сорвал, ее при охране лапать.
        Слишком ценная… Оказывается, бывает и так, пусть и для него новый опыт. Сейчас понял вдруг Шуста, который после пары дней перед ним четкое условие поставил Талу уважать. Бывает, получается, так.
        Правда… это не значит, что Гриша не может ее поцеловать. Во-первых, сам хочет так, что скулы сводит, а в груди пожарище! Ну а во-вторых, точно стоит на корню пресечь то строптивое сомнение, которое увидел четко в глазах Кати.
        Сильный характер у его ангела? Окей, ему это нравится.
        А надо «перегнуть», чтобы она себе позволила ему управление ситуацией и самой собой отдать, - не проблема вовсе! Алхимик тоже не пальцем деланый, и если ей нужно ощутить, кто в ситуации хозяин, - покажет, причем с обоюдным кайфом!
        Мог бы себе позволить, вгрызся бы сейчас в ее губы и сходу бы членом в тело толкнулся так, повалив на сиденье, накрыв собой, чтоб не сумела увильнуть от алчного напора! Но…
        Не здесь и не так, не в их первый раз. Заслуживает в разы большего!
        Так что, учитывая обстановку… Всего лишь пальцами, ладонями в ее волосы, загребая эти пряди полными пригоршнями, так, чтоб на кулаки, и не могла отвернуться! Но и не принуждал, просто дал понять, что от него не нужно бегать пуганым зайцем. От него вообще Кате бегать не стоит, да и не пустит никуда. И ей самой же лучше это понять вот прямо сейчас, основательно и без выбрыков… Хотя что-то ему подсказывало, что без таких вот ее огрызаний и проб его силы воли на прочность со стороны этого норовистого ангела не обойдется.
        Что ж, характера хватит, у них обоих, по ходу, но у него - это без вопросов, да и интереса ее приручать. Не соврал ей, ловил от момента кайф! Хотя сейчас мысли совсем плохо складывались в стратегию: все вытеснило нереальное удовольствие от ощущения сладких губ под своими, лишь на мгновение растерявшихся, а потом также активно включившихся в этот поцелуй, что сама, считай, вытребовала… Протолкнулся языком между ними, напирая, упиваясь, понимая, что тело сводит жесткой судорогой плотской нужды.
        Бл*! Сколько там еще до его квартиры ехать?!..
        А ведь слово дал, что позволит ей скорость событий регулировать… Это он смело, конечно, лихо так и щедро с барского плеча рубанул. А по факту, казалось, что самого Алхимика скручивает почти с неконтролируемой силой… И как тут свое обещание выполнить?
        Ладно, ну хоть нацеловаться с ней вволю дома сможет! Да и дать Кате возможность отдохнуть - для него такая привилегия и право внезапно, за которое реально драться готов. Отстоять любыми путями, играя на любопытстве, характере, да и тяге Кати к нему, тоже хорошо Гришей ощущаемой. Заманить, задурманить…
        Он, конечно, не Дэн, и так виртуозно, как Шуст, все просчитывать и щелкать на раз-два, может, и не в состоянии, но тоже ведь поднаторел за жизнь, и уж в том, как своего ангела завоевать, разобраться сумеет, потому как кровно заинтересован! Бурлит эта самая кровь, рвет ему аорту, заставляет каменеть пах сладким возбуждением! Так что…
        - Все твои вопросы и сомнения развеял, ангел? - поинтересовался сипло, усмехнувшись в ее зацелованные, припухшие, влажные губы, жадно глотающие его кислород, между прочим. Ну и пусть, до последнего глотка отдать ей готов весь воздух, осознал неожиданно. - Мы накрепко повязаны. И чтоб понять это, неважно, сколько раз мы целовались или не целовались. По ходу, меня и к тебе заодно пришили на той операции, вросла ты в мои шрамы и швы, - подмигнул, балдея от того, как она на нем устроилась всеми этим выпуклостями-впадинами горячего тела!
        Гриша же автоматом уже под ее куртку забрался жадными пальцами, второй рукой по плечам прошелся, чтоб хоть где-то кожу к коже ощутить. Уткнулся носом в ямочку за ее ухом, аромат кожи и духов Кати запоминая. Блин, самого одурманила эта мимолетная и явно недостаточная близость!
        И вот тут авто остановилось… Аллилуйя, мля! Чудеса существуют!
        Крепко ухватив ее за руку и самостоятельно отстегнув ремень безопасности, уверенно потащил все еще немного дезориентированную после их поцелуя Катю к лифту из подземного паркинга.
        Она все еще не могла понять, как согласилась на это? Каким образом оказалась в квартире Григория, когда домой собиралась ехать? И как так вышло, что недовольство, бурлящее внутри, связано не с ее местоположением, а с тем, что он вновь дразнится, целуя Катю так, что голова кружится и лишь глубже в этого мужчину рухнуть хочется?!
        Подло заманивает ее, будто глупого ослика, которого морковью на палке принуждают двигаться туда, куда хозяину выгодно… Это он ее с самого клуба искушал, выходит? Все это нахождение в одном шаге, угадывание желаний, изучение вкуса… Даже то, что уснуть дал без нареканий и сам рядом сел, как и ее, и себя быть рядом во сне приучая?.. Так?
        Но зачем?
        Честно сказать, Катя была настолько сбита с толку, что не могла его мотивы понять. Хочет развести ее на секс? Так она уже и согласна вроде, что уж юлить, этот мужчина все ее эмоции будоражит, каждую клетку и нерв! Хотя Катя вообще не привыкла к такого рода… мимолетным связям.
        Но Гриша же всеми своими поступками давал понять, что абсолютно ничего не требует и не настаивает, кроме присутствия Кати в непосредственной близости от него. И это было… странно.
        Гриша сказал, что даст ей время и возможность самой регулировать скорость развития ситуации, но это же и подразумевало, что само развитие будет, верно? И вот у нее случался когнитивный диссонанс: Григорий не казался мужчиной, у которого могут быть проблемы с поиском женщины для секса. Да он сам ходячий секс, по ее ощущениям! Его взгляд, эта полуусмешка, умение голову девушке задурить вниманием… Казалось, найдется мало женщин, сумевших выстоять перед таким потрясающим подходом. Если уж критичная и ехидная Катя не устояла. Или это он ради нее так расстарался? Но почему тогда до логичного исхода не доводит?
        Не чувствуя себя в состоянии в настолько поздний час ночи загадки разгадывать, Катерина вдруг решила выяснить интересующее махом! И хоть было действительно тяжко что-то уточнить, когда твои губы буквально выдерживали атаку властного, самоуверенного и при этом невыносимо нежного поцелуя мужского рта (как у него выходит быть настолько разным?!), Катя сумела отыскать где-то ресурсы, чтобы чуть отклониться:
        - Для чего это все, Гриша? - уперевшись затылком в стену, еле слышно и задыхаясь, поинтересовалась она, осознавая, что не в силах толком веки поднять. Официоз уже казался совершенно неуместным.
        Тело было охвачено некой, не вполне ей знакомой и свойственной, истомой, которая затапливала каждый уголок и клеточку из-за того, как именно Григорий… ммм, наверное, правильно было бы сказать, держался с ней. Потому как дело точно было не только в этих поцелуях, от которых Катя остатки здравого смысла утратила. Но началось-то все еще раньше, в клубе, когда и Лера у нее допытываться начала о нетипичном поведении и реакции.
        - Что именно, ангел? - его низкому голосу самодовольства можно было и поубавить, и так ясно, что он великолепно видит, как Катя реагирует.
        - Такое внимание, - попыталась слова подобрать, облизав пульсирующие губы. - Если ты даже на сексе не настаиваешь сейчас, хотя видно же, что я уже не против. К чему столько усилий, если есть варианты проще, уверена? Меня пугает это несоответствие в картине мира, - призналась уж, как есть.
        ГЛАВА 9
        А чего юлить, если они уже минут десять, как поднялись, а она еще даже ничего не увидела в интерьере его квартиры? Сходу оказалась прижата спиной к стене и рухнула в пучину поцелуев, причем без всяких возражений с ее стороны. И если бы не жадное, дикое какое-то выражение глаз Гриши, вообще решила бы, что все по ее инициативе. Но нет… Все же было очевидно, что он ее… Нет, не хочет - жаждет! И эта, невероятной силы, словно искрящаяся вокруг него, потребность в ней заставляла Катю дрожать. Однако Гриша… оставался джентльменом, если уместно в этой ситуации так сказать.
        - Мне нужна ты, ангел, а не другие варианты, - хмыкнул Григорий, начав короткими поцелуями ее веки и брови покрывать, как патокой, растекаясь по коже жаром, хотя подбородок колючий, дразнит, царапает.
        - Слушай, я не поверю, что ты целибат шесть лет хранил, помня обо мне и занимаясь все это время самоудовлетворением! - фыркнула, стараясь где-то свою язвительность найти. Запропастилась та куда-то, как бы на заднем сиденье его авто не потерявшись. - Ты меня тогда захотеть точно не мог, в сексуальном плане, в смысле, у тебя кровопотеря была дикая и жизненные показатели по нулям! - вот прям возмутилась.
        А Гриша почему-то расхохотался! Открыто так, в полный голос, запрокинув голову, отчего его мощное горло и кадык открыты ее взгляду оказались, а Катя не могла не пялиться. Залипала на нем…
        - Врать не буду, ангел. Вот это вот сегодня вечером меня накрыло, - он выразительно толкнулся, вжавшись своим твердым пахом в ее живот.
        И… Господи! Катя через все слои их одежды его налитой и внушительный, член ощутила, сама в резонанс с ритмом его пульсации вибрировать начала. Горячей влажностью низ живота затопило.
        - Я тебя когда в том кабинете увидел - как огнем окатило с головы до ног, и тот финт со стулом - просто улет! - подмигнул Гриша, будто все досконально понял и сейчас намеревался немного снизить накал. - Но да, так сразу и подумал, что знаю тебя, сечешь? - заломив бровь, он как-то подозрительно ехидно ухмыльнулся, вглядываясь в ее глаза.
        А к стене Катю все также крепко своим телом тем временем прижимает, дыханием шею щекочет, гонит по позвонкам дрожь.
        - Не очень, - сорванным голосом, будто всю ночь в караоке горланила, отозвалась Катя, пытаясь понять, что не так с этим его тоном и взглядом.
        - Ты веришь в прошлые жизни, ангел? Колесо Сансары… или как оно там, реинкарнация… - вдруг спросил Григорий, и взгляд его стал уж слишком проникновенным.
        А Катя в ступор впала. И не очень деликатно вдруг прыснула. Даже угар желания спал чуть-чуть. Бред какой-то!
        - Нет! - честно отозвалась, пытаясь не расхохотаться. Посмотрела на него, засомневавшись в адекватности человека, с которым только что готова была во все тяжкие пуститься.
        А он скорчил реально разочарованную гримасу.
        - Блин! Хорошая же легенда была, ну вот что ты такая рациональная! С флером романтики и умеренной магичностью, - прищелкнул языком, словно расстроившись, Гриша, но взгляд лукаво блестел.
        А ей… почему-то в горле холодной горечью отдалось.
        - И часто на это девушек цеплял? - с сарказмом скривила губы, увернувшись.
        Уперлась руками в его плечи, отодвинувшись, шагнула в сторону, не желая, чтобы он странную смену ее настроения заметил. Огляделась впервые с того, как порог переступила.
        Григорий же вдруг вновь засмеялся, обхватил ее плечи, встав опять рядом, и глянул на Катю сверху вниз очень… покровительственно, но и с каким-то, совершенно непонятным ей, однако, нежным теплом. Отозвалось, дрогнуло нечто в груди, как смывая ту горечь…
        Она что, ревнует его?!
        - Ты реально думаешь, что у меня была нужда кого-то цеплять или какие-то легенды придумывать, ангел? - уточнил он тихо, но с той же нежностью, что в его взгляде читалась.
        И от хрипотцы в его голосе у нее колени подломились.
        - У меня ночной клуб, Катя, ты хоть примерно представляешь, сколько девчонок приходит туда тупо оторваться? И как им хочется на себя внимание хозяина обратить, любыми путями? А еще танцовщицы, официантки… - он говорил ровно, словно просто честен с ней был, но и как-то… как о незначительном чем-то. - Мне не нужно было ничего придумывать, это делали они.
        А ей словно кол в грудь забили, продохнуть не может. Больно, блин!
        Точно ревнует. И дикая обида откуда-то вылезла. И еще страх… Когда она успела так сильно в него рухнуть?!
        - Много женщин было, да? - отвернулась, понимая, что все равно ни черта не понимает в обстановке! Не видит ничего, и совсем не потому, что темно. Но не хотела, чтобы он пелену обиженных слез, затянувших ее взгляд, увидел.
        Только голос выдал, словно став влажным.
        - Было, ангел. Было, вот что ключевое, - Гриша мягко обхватил пальцами ее подбородок, все равно все поняв, кажется, и надавил, заставив ее к нему обернуться опять. И этот пронизывающий, невероятно понимающий, будто укутывающий ее взгляд! - А теперь - как чистый лист, не помню никого и ничего. Только твои крылья на запястьях, глаза, улыбка… Не хочу, чтоб ты улыбаться прекращала, и это стало главным, а даже не боль в паху от дикого к тебе желания, - наклонившись к ее виску, произнес негромко, продолжая обнимать плечи.
        О-о-кей. То есть… В смысле?!
        Она была окончательно сбита с толку. И даже слезы как-то схлынули.
        Катя с растерянностью на мужчину посмотрела.
        - Хочешь кофе? - поинтересовался он, вообще не к месту, как ей показалось, заметив ее шок.
        О чем он, какой кофе?! Кате казалось, что они на разных языках разговаривают.
        - Да… Нет… Хочу кофе. Но мне непонятно, к чему ты ведешь, Гриша? - с трудом собрав мысли в кучу, попыталась вернуть адекватность разговору. И да, взбодрить мозги ей не помешает, а вот тело и так бурлит. - Мы сегодня вечером познакомились толком, можно сказать, а ты… Ну, это звучит так, словно ты долгие планы строишь, - выдохнула то, что как бы его словами подразумевалось, хоть и сложно было поверить в подобное предположение.
        Разве таким заканчиваются встречи в клубе? Или о таком мужчины, на подобии Григория, думают, завидев симпатичную девушку?
        Или это Катя излишне саркастичной и недоверчивой стала? Колючая, как кактус.
        - И? Что в этом плохого? - подмигнул ей мужчина, потянув куда-то в сторону, наконец-то по ходу свет включив.
        - А так бывает? У меня просто странное ощущение, что в зону сумерек попала, совсем происходящее в голове не укладывается. Если бы ты меня просто к сексу склонял… Ну, это ожидаемо, что ли. А нечто большее, вот так, сходу, - Катя руками развела.
        У него была огромная квартира на высоком этаже. Огромные окна, вид. Кухня и гостиная ничем не разделены… Да и нужды нет, наверное, казалось сомнительным, что Григорий сам готовит. На все это пространство стоял большой диван, все же теряющийся в просторах, по центру лежал светлый ковер, на одной из стен висел огромный телевизор.
        На дальней стене была дверь. Вероятно, спальня. Еще одна дверь имелась около того места, где они целовались недавно. Катя подозревала, что там сан-узел. На полу темный кафель. Вот и вся обстановка.
        - Я не совсем понял, ангел, тебя смущает то, что я серьезно настроен? - изогнув ехидно бровь, уточнил Гриша, включив навороченную кофемашину. Достал две чашки из шкафа.
        - Что-то вроде того, - признала она, чувствуя себя все более глупо… будто они социальными ролями поменялись. - С чего бы тебе вот сразу быть серьезно настроенным, Гриша? Мы не знаем друг друга совершенно!
        - Вернемся к обсуждению прошлых жизней и Колеса Сансары? - кажется, уже просто давясь смехом, выдвинул предложение он в ответ, протянув ей кофе, от которого потрясающий аромат распространялся.
        - Григорий!!! - так возмутилась его предложением, что чуть напиток не разлила.
        - Мне больше нравится «Гриша» из твоих уст. Алхимик тоже можно, это по-близкому, - вообще не отреагировав, наклонился и жадно, но коротко прижался губами к ее волосам. Отстранился, снова в глаза заглянул. - Ну прости, у меня нет других объяснений, ангел мой, кроме того, что ты точно моей была в прошлой жизни… В каждой из них, - наверное, заметив ее возмущение, ухмыльнулся, ничуть не смутившись, этот наглец. Отпил из своей чашки. - И меня все устраивает в этом объяснении, хотя я, по факту, ничего об этом не знаю, на этих двух терминах все мои познания исчерпаны, - он ей лукаво подмигнул. - А что тебя в этом пугает? - и Гриша выразительно посмотрел на нее.
        Ей было любопытно узнать про «Алхимика», но последний вопрос заставил зависнуть на ином.
        А и правда, что настолько сильно Катю пугает в нынешней ситуации? Ну, кроме полной ее алогичности и абсурдности… Возможно, она была слишком рациональной, чтобы без вопросов принять то, что виделось настолько абсурдным?
        ГЛАВА 10
        Так вот, если честно, ее пугало все! То, что он хотел от нее принятия решений, на которые у нормальных людей несколько месяцев знакомства и общения уходит, как минимум! Да они не знакомы толком! А он заявляет, что испокон веков Катю… Что?! Любил?!
        Для ее вдоль и поперек рационального мозга это полным абсурдом звучало. Почему нельзя обойтись одной ночью страсти, если уж она впервые в жизни была готова уйти в подобный отрыв? Что за сложности? Разве мужчины не мечтают о свободе?
        Нетипичный он какой-то.
        А если его предположение рассмотреть… То проблема появлялась не только в этом. Несмотря на то, что было бы ложью не признать силу, с которой ее к Григорию тянуло, Катя вдруг страх и неуверенность испытала.
        - У тебя много женщин было, Гриша, - отпив свой кофе, заметила она, уперев локти в барную стойку, которая у него тут стол на кухне заменяла.
        - Снова-здорово! - фыркнул он, словно не собирался ей позволять загружаться. - Было, ангел, было, да сплыло теперь. Новую жизнь начал! - многозначительно и весело повел мужчина бровями.
        - Давно? - не сдержала ехидства.
        - Аккурат четыре часа назад, - ничуть не стушевался Григорий, демонстративно глянув на наручные часы, и подмигнул ей с таким же ехидством.
        Ладно, одни-один. В характерах они точно друг другу не уступают, что уже неплохо. Но сейчас же не о том.
        - А у меня нет такого опыта, Гриша…
        Он уставился на нее так недоверчиво, будто больше поддевая.
        - Только не говори, что ты девственница, не поверю. Слишком шикарна, - отставив свою чашку, Гриша вновь Катю обхватил руками, теперь за талию, точно не позволяя серьезности теме добавить.
        - Гриша! Я не о том, и ты не можешь не понимать этого, - невольно весело фыркнула Катя, поддавшись. И отступить не смогла, нравилось жар его тела ощущать, чего уж тут. - Мы не о сексе… Хотя… И об этом. Но ты сейчас от меня чего хочешь?! На что намекаешь своими ремарками о прошлых жизнях? У меня всего три попытки было, и это даже отношениями не назвать, некогда, я училась и карьеру строила оголтело. И у тех парней… мужчин, с которыми я пыталась иметь какие-то отношения… У них тоже за спиной такого прошлого богатого не было, понимаешь? Обычные люди, каких-то пара попыток, плюс-минус, до того. Я даже вообразить не могу, что мне…кгхм, твоему опыту противопоставить или чем тебя зацепить, когда ты уже все и всех… пробовал, - откашлялась, почему-то неприятно было обсуждать сам этот факт.
        А вот Гриша, кажется, вообще не расстраивался. Умостился подбородком на ее плече, всем телом со спины к Кате плотно прижимается, обнимает со всех сторон, как укутал собой…
        А при этом их же обоих пробивает, понемногу нарастая частотой вибрации, это неистовое желание, что разговором сбить пытаются! Будто приближающийся торнадо, тихим гулом на границе слышимости гудит, по нервам бьет. И она удержаться не может, плотнее к нему бедрами подается, понимая, что хочет чувствовать, насколько он из-за нее возбужден! Дурманит чувство власти над таким мужчиной хоть в чем-то. Изгибает шею, под жадные и дразнящие поцелуи горячих губ подставляя самые чувствительные уголочки, заставляющие Катю перед ним себя открытой и оголенной чувствовать, хотя только и успели, что куртки на входе сбросить, одеты же… а она себя целиком обнаженной чувствует!
        - И? Прошлое было, у обоих. И уже прошло. Чем это нам мешает, ангел мой? - он распахнутым ртом припал к точке, где у Кати пульс на шее лихорадочно стучал.
        Не удержала тихий стон, короткие ногти заскользили по столешнице, выгнулась еще сильнее непроизвольно.
        - Я не из тех, кто будет терпеть, когда к ней после других возвращаются, - выдохнула предельно честно, раз уж Гриша тему самой вероятности «отношений» завел.
        Проще говорить, когда он сзади, не ввинчивается в разум своим внимательным взглядом. А вот от пламени его это не спасает, чувствует, что уже и щеки гореть начинают, по груди разливается тепло.
        Господи! Да она дышит огнем уже, кажется! Он до каления ее доводит, то распаляя, то в холод бросая! Подло… И так сладко!
        - Ты реально думаешь, что мне еще кто-то теперь нужен будет, ангел? - рассмеялся вдруг Гриша, и перегнулся сильнее, явно таки желая взгляд поймать и через плечо. Ладонью повернул к себе ее лицо, надавив легко на подбородок.
        - Горбатого могила исправит… - не придумала ничего умнее.
        - У меня со спиной все в порядке, - с иронией отмахнулся он.
        - Но почему-то же ты с ними всеми путался… Значит, это возбуждает и нравится, - ну, Катя и не пыталась себя профи в человеческих отношениях представить. Она таковой не была. Но, как понимала…
        - То есть, ты считаешь, что меня число заводит? Или что бессмысленный секс с незнакомыми и чужими дурами может перевесить кайф, от которого я сейчас просто в улёте, когда мы лишь разговариваем? Или когда могу сделать так? - и он вновь губами к ее шее припал, глубоко вдохнув распахнутым ртом, как глотая тепло и запах Кати. Лизнул, ударив кожу языком!..
        - М-ммм…
        Черт! Показалось, что Катя от этого прямо сейчас кончить может. И раздеваться не надо. В глазах радуга, в голове звон и пустота, а в груди натуральный пожар…
        - Ты ничего об отношениях не знаешь, да? - тихо поинтересовался он, довольно улыбнувшись ее прострации.
        - Я и не говорю обратного, - пожала плечами, не сдержав сарказма. Задело… - А ты? Много знаешь? Был опыт серьезного?..
        - Нет, не было, не стану врать. Но я же не придурок, хватит мозгов отличить реальный ствол от игрушечного пластика, ангел. И сейчас я точно знаю, что в руках натуральный динамит держу! Причем явно под меня созданный, - он прижался всем лицом к ее шее, зарылся в волосы.
        А Катю от слов Гриши и его касаний натурально подрывать начинает! Дрожь по всему телу, колотит так, что нет сил это скрывать.
        - Ты же пламенем горишь! И меня зажигаешь уже тем, как на каждое мое прикосновение реагируешь… Бл*! Зачем мне другое, ангел? Таки в этой теории про прошлые жизни что-то есть, как по мне, - вроде бы в шутку, но таким низким голосом, что тот реально ей спину царапал, заставляя покрываться мурашками кожу, выдохнул Гриша, с силой сжав ее плечо, обнаженное топом.
        И с напором толкнулся бедрами, будто удержать себя уже не мог! Словно хотел подмять, покорить, алчно внутрь тела вонзиться… Но ради Кати же себя и держал в кулаке.
        А вот Катя его ни о чем подобном не просила, вообще-то! Что это за мужское самоуправство?!
        И, будто уловив бурление всего того, что Катю изнутри разрывало на мелкие осколки, заставляя жадно воздух глотать раскаленными губами, Гриша чуть отстранился.
        - Пошли спать? - поинтересовался этот невозможный мужчина низким и, до чертиков в глазах, чувственным голосом!
        При этом его ладони никуда не делись с ее тела, растирая плечи, руки, то и дело грудь под топом задевая, кстати, явно чувствуя и бухающее сердце, и острые, сжавшиеся в возбуждении, соски Кати.
        - Ты издеваешься?! - не удержалась, с претензией и возмущением выдохнула она, попытавшись повернуться к нему лицом.
        - Я обещал тебе право решения отдать, ангел. А привык отвечать за то, что говорю, - хмыкнул Григорий, но это, показалось, ему просто сверхусилием далось!
        Она как уловила его, прямо отзеркалило внутри живота этой потугой мужской попытки сохранить контроль в ситуации. И почему-то сорвалось у нее тихим стоном сквозь зубы, заставив пальцы Гриши сжаться на ней едва не до боли…
        И все же дал Кате возможность повернуться к нему лицом. Правда, в пределах его же сомкнутых рук.
        Ну, если он так ставит вопрос…
        - Знаешь что? Я точно не собираюсь сейчас спать! - возмущенно фыркнула Катя, ощущая, как в груди и в голове, будто гранаты, взрываются неведомые ранее эмоции…
        Она резко вперёд потянулась, натурально рванув к его ухмыляющемуся рту первой!
        Но Гриша тут же, словно ждал, навстречу подался, напал на ее губы…
        Черт! А, может, что-то в этой его теории про реинкарнацию и есть, хотя вообще не ее тема?.. Но ведь не накрывало Катю с такой силой, не помнила ничего подобного! С чего вдруг между ними настолько мощно полыхнуло страстью и эмоциями?! Ведь сама готова на него сейчас наброситься…
        Или права была Лера, заметив, что Катерина стала выбирать пути, ведущие к самоуничтожению?
        Но отчего же сладко так?! И сопротивляться совершенно никакого желания!
        Он тем временем обхватил ее лицо жаркими, огромными ладонями, пальцы в волосы с какой-то жадностью запутал, притягивает ближе! И Катя падает в него, сама хочет больше и сильнее, потому что разрывает сознание, разум в отрыв ушел! Ни о чем думать не хочется, только о тех, небывалой насыщенности, эмоциях, что Григорий в ней разбудить за несколько часов оказался способен.
        Точно Алхимик! Нахимичил что-то с ее здравым смыслом, гормонами, страстью! Околдовал!..
        - Ты сейчас адекватно решение приняла, ангел? - рыкнул в ее губы, аж легко прикусывая, точно голодный до жути, дорвался до желанной цели.
        - Я всегда адекватные решения принимаю, от этого жизнь людей зависит, Алхимик, - отозвалась в ответ немного с сарказмом, хотя дыхание горячее, иссушающее, больше стоны напоминает!
        За его плечи ухватилась руками, то ли стараясь не упасть, то ли крепче мужчину к себе притягивая.
        - Блин! Истинная правда, ангел! Мою ты сейчас точно спасаешь!.. В который раз уже! - хохотнул натужно, сам явно взорвавшись нуждой!
        И реально ворвался в ее рот своим языком, одной рукой ниже дернулся, надавив на спину, распластывая по себе так, что Катя в остальном пространстве просто потерялась!
        ГЛАВА 11
        Каким долбаным образом, интересно, Гриша собирался себя в руках держать и всего лишь спать около нее?! Никогда еще, по ходу, Алхимик так не лажал с прогнозами. Вот уж верно, что ее упрямство и характер сейчас даже больше ему на руку играют, ха! А еще желание… И от того, что Гриша видел то в глазах Кати, по аорте жидкий огонь ко всем членам разгоняет, в глотке жар сглатывает, кажется!
        И, главное, что он мало баб видел, которых потряхивало от вожделения или нужды в немедленном сексе?! Да зашибись, сколько! И пользовался таким настроением не раз, чего уже там святым прикидываться, да и Кате все честно раскрыл, как оно бывало.
        Но это пожарище в ее глазах, еще и не обобщенное, не от алкогольного угара и не отстраненно-опосредованное к любому двуногому, у которого хр*н рабочий имеется… Ну обычное же дело в клубе, куда не только мужики заглядывают спустить пар, девок тоже касается… Но нет, именно к нему ее припечатало накрепко!
        Короче, улетел сейчас Григорий! В полную нирвану плюхнулся.
        Зашибись, как этот ангел зацепил Алхимика, выходит. Шо на ногти свои, подцепила под ребра, впившись другой рукой в кадык, жестко впечатала в себя. И он даже пробовать выгребать не хочет!
        Но это все в груди, в мозгах… а в реале, оно не до сантиментов, как бы вообще. Другими и голова, и руки заняты, жидким пламенем, что между ними по коже, по ощущениям, разливается!
        Подхватил, видя, что натурально неудобно ей. А у Гриши руки ее телом вовсе не прочь заполниться; рот от шеи отрываться не желает, не слушая никаких доводов мозга. Подтолкнул назад, вернув к барной стойке, чтоб хоть какая-то опора у Кати за спиной имелась. Дернул свой свитер за горловину сзади, стягивая, пока она от своего топа также лихорадочно избавлялась… Гриша просто опасался порвать тот на фиг, так руки зудели по ней.
        - Ай, б**! Что ж ты так долго и так качественно от меня пряталась, ангел! - выдохнул, пророкотав это с чистой претензией от того, каким же кайфом отдалось, стоило ее голую к себе прижать, ощутить эту беззащитность и тепло, возбужденную влажность женской кожи, острые соски, к его ребрам прижатые.
        Со звериной какой-то алчностью напал на ее грудь, призывно дразнящую его этими твердыми, возбужденно сжавшимися, коричневыми вершинами. Будто подохнет сейчас, если не сожмет губами, не ударит по этим комочкам языком!
        - Я не в курсе была… Гриша! - попыталась в очередной раз съехидничать его ангел, но захлебнулась стоном, когда он тут же за другую грудь взялся, теребя одновременно пальцами уже влажный от его ласк сосок.
        - Да, ангел мой? - отозвался со смешком. - Пожелания? Предпочтения?
        Жадно огладил ладонью живот, остро реагирующий на каждое его прикосновение. Дальше ринулся, резковато ее от брюк пытаясь избавить.
        - Есть…
        - Какие? - уточнил было, но тут: - блин! - с досадой проворчал, не справившись с ремнем.
        Подхватил Катю под спину и, развернув, подмяв под собой снова, как с самого начал жаждалось.
        Тело само дернулось, накрывая ее со всех сторон, словно отрезая все пути к побегу, чтобы вновь не потерялась! И теперь уже под другим углом быстро рванул застежку, стягивая ее офигенные, не поспорить, брюки. Но уж больно пекло до самого тела добраться целиком.
        - Так что там по предпочтениям, Катюша? - навалившись, хоть и стараясь ее не особо в столешницу вдавливать, прохрипел в ухо так, будто пачку сигарет выкурил одной затяжкой. И… ну просто не сдержался, прикусил мочку, втянул в рот.
        - Презервативы, Гриша… У тебя же они тут есть? Без этого не согласна… Уж очень у тебя… опыт обширный… - твердо, хоть и с каким-то подтекстом, который он сейчас просто не в состоянии в этом угаре был уловить, выдохнула его ангел сипло.
        - Есть, - ухмыльнулся он. - Спасибо опыту, прихватил на автомате, - ввернул, чтоб не сильно загружалась. Достал из кармана, расстегнув свои джинсы по ходу.
        Набухший от этой дикой нужды член прям с облегчением дернулся вверх, к долгожданной свободе и женскому телу. Уперся влажной от того, с какой силой Алхимик жаждал Катю, мегачувствительной сейчас головкой в ее охренительную пятую точку.
        Аааа, улет, мля! От одного этого может кончить, не входя даже. Обалдеть, как она его в оборот взяла, конечно.
        Бросил конвертик из фольги на стол рядом с ее руками, царапающими мебель, между прочим. Но по фигу, даже если сумеет каким-то чудом повредить гранит. Пусть отрывается по полной! Алхимик ей все готов позволить, пусть бушует от души.
        И, сам уже потеряв над ситуацией контроль, укусил Катю легко за плечо, тут же лизнув, втянул в себя тонкую кожу на затылке.
        - А-ах, Гриша!.. Слушай, так, может, это ты сам у себя подворовываешь? Ходишь сомнамбулой по клубу и таскаешь, где что плохо лежит, - вроде и задохнувшись же, поддела Катя ехидно, глянув на этот презерватив.
        Блин, ну что за женщина, а!
        Сарказм и характер даже сквозь стоны и явную немедленную потребность пробиваются. Гриша не удержался, захохотал так, что пришлось чуть упереться локтями в стол, чтобы ее не придавить. Уткнулся носом в неглубокую впадинку над позвоночником, задыхаясь ее ароматом и этим смехом вперемешку!
        В голову сильнее текилы бьет!
        - Как говорит один мой подчиненный: «Никто точно ничего не знает». Так что исключить не могу, ангел, следствие покажет, - давясь этим смехом, отозвался, продолжая оглаживать ее спину, бедра, ягодицы, распалять и так неугасающий между ними огонь.
        Подцепил пальцами резинку ее простых черных трусиков, вниз потянув.
        - Так чего ты хочешь, моя девочка? Какие предпочтения? - поинтересовался опять, уже тише, ласковей, потому что, кроме дикой похоти, его реально неизбывным теплом и… нежностью, наверное, к ней затапливало, смешиваясь в зубодробительный коктейль!
        Не особо в таком был натаскан. И так невыносимо хотелось сверх своих возможностей ангелу дать, чего ни попросит… НЕ знал пока, как с этим управляться, но рассчитывал, что по ходу разберется.
        - НЕ знаю… У меня уже избыток тактильных ощущений, в голове каша! Ты такой огромный, весь на мне… Мне уже все до одурения нравится! - судя по всему, не привыкнув тушеваться, выдохнула эта чертовка.
        Сжала зубами его ладонь, которой Гриша вновь до ее груди пытался добраться, чтобы самому полнотой и тяжестью плоти упиться, ну и немного давление твердого стола на себя взять. А от ее на него реакции, от легкой колющей боли, прострелившей пальцы, пробило вдруг так, что мошонка сейчас, казалось, лопнет от бахнувшей волны крови, мля!
        Толкнулся бедрами, не удержав себя. Второй рукой вниз, ухватил бедро Кати и закинул ногу чуть назад и вбок, заставив согнуть в колене, на высокий стул, что тут имелся. Распахнул для себя, обездвижил, вся на его наслаждение и утеху! Накрыл с довольным урчанием нежные складки, просто сочащиеся влагой.
        Ех…перный бабай! Как же она была горяча! И насколько отзывчива - сказка! Аж не верилось, что реально про те несчастные попытки рассказывала. Да такая женщина упиваться жизнью должна… Что он ей теперь и намерен восполнить, самостоятельно закрывая гештальт.
        - Тут не поспорю, я большой, ангел, - как бы на иное намекая, в ответ на ее стон, начал растирать эту шелковую влагу, настойчиво пальцем внутрь проталкиваясь…
        Узкая, черт! И как-то сразу по ее внутренней нервной дрожи, которую уловил каждым своим сжатым нервом, ясно стало, что давно у его ангела этого кайфа не было. Вторым пальцем растянул, толкаясь, распаляя сильнее, добавляя накала и напряжения, потому что действительно внушительные размеры, не хотелось ей и минимум боли причинить.
        - Гриша! - она задохнулась, выгнувшись под ним, но еще ближе при этом прижимаясь.
        Шикарными, упругими ягодицами по его голому паху елозит, заставляя все его мышцы судорожно сокращаться. Пресс, ноги закаменели! А член дергается, стремясь скорее в эту обжигающую влажность попасть. И чтоб до упора, по самые яйца сходу, даже до боли согласен, потому что ощущение было, что она его стальной перчаткой сожмет, такая узкая, пульсирующая, напряженная! Вдолбить бы скорее себя, а ее в свое тело впечатать! Сделать своей неотъемлемой частью!
        - Да, ангел? - наклонился к самому уху ее, чтоб аж губами, зубами цеплять, дразнить. - Появились новые пожелания?
        - Давай уже что-то решать, а то я кончу прямо сейчас! Постараюсь уж как-то с твоими размерами справиться! Я сильная, - с зубодробительной смесью хнычущего стона и смехом, потребовала Катерина, глубже насаживаясь на его пальцы.
        Пробило Гришу до крестца!
        - Я, блин, вижу! Ощущение, что ты меня с ходу до дна выдоишь, Катя, - чуть грубовато выдохнул, прикусив ее мочку. - Но кто я такой, чтоб своему ангелу отказывать? - хмыкнул, еще больше дразня эту ее норовливость.
        И, понимая, что сам уже не может терпеть, быстро раскатал презерватив по пульсирующей плоти. Начал проталкиваться, растягивать, подстраивая ее под себя. Ухватил руками бедра, еще больше раскрывая, делая беззащитной перед ним, есть такое, но готовый сполна вернуть ей за это.
        А Катя сладко всхлипывала, ему навстречу толкнувшись.
        Распрямился, аж назад голову откинув, пытаясь глубже вдохнуть, потому что легкие выжигало от этого кайфа.
        - Гриша! Еще хочу!..
        Твою ж налево! Ему до искр в глазах нравилось, как она стонет его имя. И когда такое требует.
        Таки да, она, похоже, справится…
        - Очуметь! - сипло и с усилием выдохнул сквозь зубы, вжав ее попку в свой пах так, как и хотел, чтоб аж до легкого сдавления и болезненности. - Я уже сам не уверен, что с выдержкой справлюсь, ангел! Но когда так просят… - хохотнул, до одури балдея от этого ощущения, ее пламенного ответа и готовности быть им ведомой.
        Вновь под себя целиком подгреб, накрыв телом. Руку под ее грудь, смягчая давление и терзая соски заодно, что ему башку подрывало. А второй рукой накрыл поверх складки, которые ни фига меньше влажными не стали, реально сочилась вся его ангел этим желанием. И, придавив, сжал ее клитор, начав вбивать себя так, как ему хотелось!
        Вот прям поспорить мог, что и ее в полет отправит этот ритм! Особенно если не оставлять на усмотрение Кати и ее рациональности, да подсобить: теребил, натирал самые чувствительные точки, продолжая толчки.
        И точно уловил, когда его девочку накрыло, затрясло, отправив мозги в аут! Задохнулась, задрожала, забилась в сильном кольце его захвата, горлом низко и протяжно застонав. Тихо-тихо, но с такой сладостью, что Грише самому шибануло по мозгам, сорвав ограничители. А ведь уже много не нужно: этот стон, ее судорога по его плоти патокой и пара толчков, чтоб догнать и вместе рухнуть в нирвану…
        ГЛАВА 12
        Просыпаться вновь не хотелось. И, стоило признать, Катя уже пару раз откладывала данную необходимость. Нечасто ей выпадала возможность насладиться подобным отдыхом… Когда носом уткнулась в сильное плечо; пряный, насыщенный аромат мужской кожи дурманит, вообще не вызывая отторжения, и тепло до состояния неги. Да и само тело словно бы ей не подчиняется: охвачено, спеленато чужими руками, прижато к мощному корпусу Григория, разнежено удовольствием, от которого не сумела отказаться, когда, добравшись до спальни, выяснилось, что он прихватил из клуба не единственный презерватив…
        Собственно, вероятно, именно сила этого захвата и не пускала реальность в ее сон. Казалось, что не Катя, а Алхимик определяет, когда ей проснуться можно, так уверенно и по-хозяйски он обнимал ее. Будто отгонял наступивший день, не позволяя тому вмешиваться в их отдых, да и ее мысли прочь отсылая.
        И вроде уже даже вот-вот вынырнет из дремы, а все никак не желает покинуть хрупкую грань между бодрствованием и сном. Из последних сил удерживает себя в этой неге, уж очень непривычно и сладко. Нет желания в реальность возвращаться…
        Но у той, у реальности, в смысле, свои планы, конечно… Или у Гриши, скорее.
        Ощутила легкое, мягкое, но дразнящее прикосновение губ к виску, незнакомое, но очень будоражащее, оказывается, покалывание от мужской щетины на подбородке.
        - Как насчет того, чтобы позавтракать, пока все не остыло… Или пообедать, если соотнести со временем. А потом продолжить… валяться в кровати дальше? - тихий, полный потрясающей хрипотцы, шепот почему-то таким соблазнительным и одновременно щекотным показался!
        Улыбнулась невольно, еще и глаза не успев открыть! И как-то явно в его голосе намек на то, что сон там на последнем месте предполагается, звучит же!
        - Обычно, я в выходной отсыпаюсь до упора. Но это потому, что слишком устаю, чтоб думать про еду. Да и лень силы тратить, обхожусь бутербродами. Однако, если есть вариант… - также смешливо выдохнула Катя и только потом глаза приоткрыла.
        В спальне было темно. Ощущалось, что хозяин привык отсыпаться днями. Явно шторы, как в отелях, «блэкаут». Катя все подумывала себе такие купить, да не доходили руки, в редкие выходные не хотелось таким вот заниматься…
        Хотя и дел-то у нее не было вне работы, если хорошенько подумать. Катя уверенно в трудоголизм скатывалась, иногда ощущая себя так, будто живет только в больнице, а все, что за ее пределами, воспринималось ненастоящим, словно на черновике написанным карандашом, ненатуральным.
        Да, понимала все: и про жизнь в авральном темпе; и про смещение акцентов; и про то, что ей бы надо как-то внимание перенести на что-то вне пределов палат и пациентов. Потому что там постоянная угроза смерти людей и ответственность за их жизнь держали в таком тонусе и на таком адреналине, что только это настоящей реальностью и виделось. Потому когда-то и решила на такие танцы начать ходить: загружая тело физически, училась переключиться на совершенно противоположные эмоции. Да и развивали они в ней ту женственность, которой изначально Катя, казалось, вообще не обладала, смягчали резкость.
        Но этого не было достаточно, наверное.
        У нее ничего в жизни-то и не было больше, кроме амбиций и карьеры.
        Девочка из глубокой провинции, приехавшая покорять столицу и специальность, готовая зубами и ногтями выкарабкиваться на вершину, работать над собой, стремясь стать такой, какой когда-то давно в голове себе образ сама нарисовала… Когда их с отцом мать бросила, ничего не объяснив маленькой Кате, просто ушла. Больше и не видела ту.
        Она до сих пор не понимала причин разрыва родителей, отцу тяжело было об этом говорить, а Катерине не хотелось расстраивать человека, который всю свою жизнь по итогу, ей посвятил, ни разу не обидев и выкарабкиваясь в той ситуации так, как мог или умел. Потому и характер, наверное, у нее такой, не хватает чаще мягкости и женственности, мужской напор вылазит вперед. Зато пробиваться ее отец научил, во многом воспитывал, как сына, наверное.
        Этот же поход в ночной клуб… Он как глоток свежего воздуха для Кати, с одной стороны, был. Ну и как встряска предполагался, кроме основной причины, чтобы все же извиниться перед Гришей. А вышло… Ну, в общем, она такого не планировала совершенно.
        С любыми отношениями все всегда у нее сложно было. Не умела Катя находить компромисс и подстраиваться в личном, чего от женщины ждут априори, не готова была поступиться правом своей жизнью управлять, не сравнимы были для нее приоритеты работа\отношения… Может, потому, что не верила в реальность их долгосрочности, не наблюдая подобного примера в своей жизни.
        До вчерашней ночи у нее и секса-то уйму времени не было, сейчас и не вспомнит когда… Так что да, не планировала и не ждала.
        Но вот жалела ли?.. Нет, кажется. По правде, она не могла отвести глаза от лица Алхимика, черты которого едва рассмотреть была в состоянии в этом полумраке. Но его глаза… Катя в те проваливалась!
        Нет, сожалений ни грамма! Внутренний восторг и будоражащее удовлетворение!
        В этот момент, Григорий, как почувствовав ее эмоции и мысли угадав, медленно расплылся в потрясающе довольной усмешке.
        - Готовить не нужно. Уже все доставили, ангел. Горячее, ароматное, на любой вкус, тебе вообще по этому поводу заморачиваться не придется. Только встать, покушать и дальше валяться с полным правом, - подмигнул, обведя большим пальцем ее щеку, потер чуть нижнюю губу, которую за ночь искусал.
        А ее истомой жаркой свело, в животе огоньки вспыхнули… И ведь спала только что, и полностью удовлетворенная вроде бы!
        При этом он продолжал ее обнимать. И такие всполохи чувственной жажды в глазах, что имеются сомнения, будто ей кто-то «валяться» позволит. Разве что под ним и срывая горло в стонах.
        - Доставили? - откашлявшись, честно удивилась, пытаясь разговор поддержать.
        - Да, я уже поднимался, надо было решить пару вопросов, завтрак нам заказал. Ты так сладко спала, будить совершенно не хотелось. Наоборот, манишь меня к себе, ангел, устоять не могу, - поделился своим утром вроде, а при этом уже ртом до ее губ добрался.
        И так сходу не разберешь, то ли рассказывает, то ли целует уже, тягуче, медленно, с ощутимым удовольствием от процесса. Перекатился, не выпуская Катю из своих рук, вдавил ее в подушки и матрас, накрыл собой, как от целого мира отрезав, надежней, чем эти шторы от солнечного света. Сказать бы, что напал, но нет, и близко не так ощущается! Ногой между ее бедер как-то автоматом внедрился, устроился по-хозяйски, пахом ей в промежность вжавшись. И она через спортивные брюки ощущает, как сильно он уже возбужден. Член дернулся, как через ткань стремясь к ней прорваться, прям напирает! А ведь три минуты назад обнимал спокойно… Теперь же в ее клитор пульсацией отдает, заставляя и Катю увлажняться. Мама дорогая!
        Дыхание мигом глубоким стало, обжигая горло и рот. А Гриша уже целует так, будто контроль потерял, натурально выпивает, своими губами, языком врываясь, покоряя ее рот! Руки по ее телу шарят, сминая, натирая нуждающуюся плоть, словно вне его разума. И у нее как-то желания нет возражать…
        - Блин, ангел! Правда, хотел покормить тебя, угостить кофе. Понимаю же, что измучил за ночь, точно телу отдых нужен, - как-то не особо отстранившись, хрипло ей в губы прошептал Алхимик, чуть прикусив. И, одновременно с этим, вперед толкнулся тазом. - Но меня дико от тебя ведет! Теряю всякий здравый смысл, прихватил зубами подбородок, щетиной шею царапая, отчего ее миллион ощущений на кусочки разрывать начали! Трясет!
        Катя выгнулась, застонав от сладкой судороги, не было шанса удержаться, когда так дразнят, пробило до солнечного сплетения. А он уже нежную кожу в ямке над ключицей втягивает в рот, прикусывает, распаляя лёгким покалыванием.
        - Нет уж! - едва голос вытянув, обняла его ногами за бедра. Ну а вдруг Гриша решит-таки к первому плану вернуться? - Я настроилась! И, вообще, я сильней, чем кажусь, выдержу, - сорвался жадный вдох, - да и долго без еды протянуть могу, иногда за смену и не поем ни разу. А без тебя сейчас, кажется, сердце остановится… - вроде и в шутку, но на самом деле сиплый голос выдает всю степень нужды.
        Да и то, как сама его обнимает, как навстречу каждой клеточкой тянется, откровенно показывает, что не может и не хочет останавливаться!
        - Такого не допустим! Теперь я тебя спасу, ангел мой! - как бы тоже в тон усмехнулся Гриша.
        Но при этом и в его голосе такая страсть прорывалась, что ее новой волной жара окатило, обожгло нервы, заставляя мышцы сокращаться. Обхватила его голову, запустив пальцы в короткие волосы.
        Дуреет от него!.. Странная мысль, что теряет всякое здравомыслие и рациональность, столь присущие ей. И даже не жалко сейчас! Нечто настолько новое и незнакомое ощущает… Захватывающее и увлекательное! Точно встряска, которой не хватало! Но не до того, чтобы об отстраненном размышлять - тело переключило акцент на себя. Или нет, не столько ее тело, как мужчина, который подгреб всю Катерину под свою мощь…
        Алхимик сейчас как раз одновременно на ее грудь напал ртом и свои брюки ловко стягивал. Белья на нем не было… и сейчас это казалось счастьем!
        Потому как и Катя ночью уже ничего не в силах была натянуть на себя. Так что новый контакт плоти к плоти - как пробило молнией! Остро, будто по оголенным нервам. После их страстной ночи - все в разы сильнее чувствуется! И желание сильнее, потому что уже знает, как невыносимо ярко Гриша может ее малейшую клеточку заставить вспыхнуть наслаждением каждым движением своих губ, языка, пальцев, ну и члена, разумеется…
        Не удержала стон, вонзив ногти ему в затылок, а бедра будто сами вскинулись повыше, стремясь вобрать в себя мужскую плоть.
        - Тише, ангел, тише, еще секунду, - усмехнулся Алхимик, раскатав презерватив по мощному стволу члена. - Нам как раз запасы пополнили, я помню твое условие, - подмигнул он ей, чуть приподнявшись и задержавшись взглядом, будто охватив ее всю, раскрытую для него…
        И в мгновение выражение веселья в его глазах сменилось ураганной страстью прямо! Вид Грише точно понравился! Накинулся на ее губы с новым пылом, рванув вниз, и тут же одним толчком, со всем напором, вонзился во влагалище, приятно тянущее после яркой ночи… И сейчас плоть Кати моментом отозвалась дрожью чувственного острого удовольствия!
        - Довольна? - хмыкнул низко, дразняще, немного иронично.
        - Да! - в ее голосе все еще вибрировало требование продолжения.
        И Гриша спорить не собирался, явно разделяя. Подхватил ее ноги, закинув на себя, и принялся мощно врываться с какой-то жадностью даже, хотя ночью уже отвел же душу, казалось бы. А ее от такого мужского голода из-за нее - в новую глубину страсти, тело сходу в разрядку, искры под сомкнутыми веками! Не поняла, как Гришу укусила за плечо, словно свою метку ставя, потому что слишком хорошо. Не бывает так в жизни, кажется!
        А Алхимик запрокинул голову и только глубже вонзился с гортанным смешком, целиком и полностью довольный реакцией Кати. Вскинул ее бедра, обхватив ягодицы своими огромными ладонями, и парой очумительно глубоких толчков догнал ее. Застонал глухо, повалившись, накрыв всем телом так, что только лицо из-под его плеча выдается немного, едва силы на дыхание оставил.
        Но такая нега накрыла, такой кайф, что выбираться совсем нет желания… Так и пролежала бы весь день, ощущая удовлетворенное в каждой мышце тело этого мужчины на себе…
        Вовсе не про Катю вроде же, захлестнуло неведомым ранее непреодолимым притяжением, внутренней потребностью в близости с другим человеком… Нет, с этим конкретным!
        - Так, этот голод пока утолили, пора бы к другому переходить, ангел. А то такой себе из меня хозяин, плохо тебя принимаю, - приподнявшись на локтях, явно не заметив то странное нечто, что на ее душу нахлынуло внезапно, улыбнулся Гриша с легкой иронией, поцеловав ее еще раз, уже легко. - Пошли, будешь показывать мне, что на завтрак предпочитаешь, - перекатился он на бок, потянув и ее за собой.
        А Катя себя настолько пришибленной и сбитой с толку ощущала, что молча следом потянулась, так же, без возражений, приняв мужскую футболку, которую Алхимик ей из гардероба достал.
        - Не лето, ангел, надень. Могу и носками снабдить… Или, лучше, включим сейчас пол, - чмокнув ее в нос, как-то, вообще, очень тепло и нежно, заявил Гриша, выводя Катю из спальни, что не было лишним - в теле все еще дрожал каждый мускул.
        К ней так никто не относился, никогда. Это… было очень необычно. А особенно то, что до чертиков нравилось, когда с Катей настолько нежно и всеобъемлюще обращаются. Даже норов будто… ммм, растерялся? И все происходящее, нежданно, не менее насыщенным и реальным, чем рабочая смена в больнице кажется.
        ГЛАВА 13
        Минут через двадцать, когда они уже почти расправились с завтраком, кто-то из парней в дверь позвонил. Гриша пошел открывать.
        - Вот, ангел, тут тебе, чтоб удобно было у меня, костюм домашний… Думаю, должен быть впору, я помощнику твой размер по одежде сказал, - вытащив из бумажного пакета штаны молочного оттенка, пояснил удивленной девушке. - Еще футболки… О, тапки Пашка не забыл, молодец, премию дам, - одобрил, изучая, что там еще завалялось.
        А вот Катерина от всего этого как-то вся будто напряглась, мышечным спазмом взялась, уставившись на него настороженно.
        - Ангел? - не поняв этой метаморфозы, Гриша кинул одежду на диван и вернулся к ней… на всякий.
        - Думаю, мне все же лучше будет домой поехать уже. Не хочу надоедать, да у тебя и своих дел много, подозреваю, - завела вдруг Катерина тему, похоже, наевшись, и уже вяло ковыряя вилкой кусочек чизкейка.
        Не соврала, кстати, с удовольствием готова была попробовать все, что он заказал. И Грише такое пришлось по душе, любил адекватный подход к еде, а не все эти модные заморочки. А вот этот заброс камушка и ее желание слиться - вообще не по теме, как ему казалось. И Алхимик собирался сразу тут акценты расставить.
        - А кто тут от кого устал, ангел? Ты это по каким признакам заметила? - отодвинув свою тарелку в сторону, уточнил он, уперев локти в столешницу. Глянул так… с намеком и давлением.
        Достал сигарету из пачки на столе, прикурил и щелкнул вытяжкой, чтоб Кате перед носом особо не дымить. И, не удержавшись, обхватил ее затылок ладонью, чуть пальцами вверх-вниз проведя, будто дразнил. Но, мля! Она его искушала уже тем, как просто дышала! И это при том, что вроде как и не отказывал себе ни в чем всю ночь, да и утром же.
        Но при этом он и четко видел какие-то тени в зеленых глазах, которые Алхимику прошлый вечер напомнили и ее сомнения, вроде ж уже развеянные.
        - И все же я считаю, что нам обоим нужна пауза, - что ж, стоило признать, что у нее характера и целеустремленности хватало и против этого его взгляда.
        Повыше голову вскинула, пусть и не пытаясь от его ладони избавиться.
        - И зачем она нам, по твоему мнению? - выдохнув дым, типа спокойно поинтересовался Гриша, а рука сама крепче сжалась… Ну блин! Не готов он никуда ее отпускать. А вдруг снова исчезнет?
        - Чтоб головы остыли, Гриша, - улыбнулась Катя, будто поняв этот его порыв. Или он себя сжавшимися пальцами выдал. - Осмыслить и обдумать все на трезвую голову.
        - Я и вчера трезвый был. И за каждое свое слово сегодня готов точно так же ответить, ангел мой, - отвел в сторону руку с тлеющей сигаретой, наклонился и прижался на мгновение к ее макушке, глубоко вдохнул теплый, еще немного сонный аромат ее кожи и волос. Ну чистый же кайф!
        А вот Катя на него как-то с сомнением посмотрела, когда выпрямилась. И словно смутилась, сама тарелку с едой уже отодвинула. Взялась за чашку кофе, вторую, которую он ей только приготовил заново.
        - Гриша… понимаешь, есть такое понятие, как импринтинг… Ну, так птенцы, когда вылупятся, привязываются к первому, кто рядом окажется, если грубо объяснить. У людей тоже что-то подобное есть. И, вероятно, тогда, испытывая сильную боль и понимая, что можешь умереть, у тебя что-то похожее на меня вспыхнуло. А теперь, когда… ну, голод утолен, что ли, отстранившись и подумав, может оказаться, что и нет никакой такой уж связи или потребности, - нельзя сказать, что стесняясь, но и словно не вполне уверенно в том, как он отреагирует на эти ее… домыслы, бл*, добавила!
        Охренительная чушь!.. Но, показалось, что не стоит вот так правду-матку ей резать.
        Вместо этого Гриша, поймав этот ее взгляд, хмыкнул и, затушив сигарету в пепельнице, подошел впритык к Кате. Надавил рукой, понукая девушку подняться, и тут же обеими руками обхватил, к себе притиснул… Ну и да, он как бы был вовсе не против повторить то, что у них утром уже так ярко отполыхало.
        - Ты прям чувствуешь во всей красе сейчас и связь, и мою потребность, правда же, ангел? - чуть с ехидством уточнил, прижав ее бедра к своему паху. Член тут же дернулся, наливаясь кровью, явно не утратив рвения. И она это не могла из виду упустить.
        Но у этой девчонки, оперный балет (!), на все свое мнение.
        - Ну, мы уже выяснили, что у тебя высокий сексуальный аппетит, а я тут пока единственный объект его… ммм, приложения, - выдвинул этот интеллектуальный ангел свою теорию, заставив Алхимика натурально осклабиться.
        - Ты реально думаешь, что я постоянно хожу со стояком, Кать? - пытаясь не заржать, уточнил на всякий случай. - Или что у меня на любую проходящую мимо юбку так вот пах огнем горит? Ну так вот - нет. Совсем все иначе. Я не прочь гульнуть, когда есть настроение или охота, но вообще не еб**ь, давай этот вопрос по-новой проясним, раз вчера не хватило. И для меня секс - не допинг и не наркотик. Да и потом, ты же не думаешь, что я готов так каждой девчонке комфорт обеспечивать, ангел мой? Ты в этой квартире, между прочим, первая особа женского пола, если не считать уборщицу. Так что нет, аргумент отклонен. Еще какие-то тревоги? - не дав ей отстраниться, уточнил, заломив брови под линию роста волос.
        Катя… Ну, показалось, удивилась его откровениям. Даже пару раз глазами хлопнула. Но и настрой оспорить его намерение оставить все вот так, как сейчас, явно не опал.
        - Чем ты занимаешься, Гриша? - вдруг уточнила она, пусть и помедлила, возможно, не уверенная в праве уточнять, хрен знает.
        А Алхимика вдруг на смех пробило. Чуть по-дурному хихикать не начал. Вспомнилось вот…
        - Логистикой, - на голубом глазу отрапортовал он искренне. Ну а что, шикарное же обоснование Шуст недавно для Талы придумал.
        Но… Окей, стоило признать, что у Кати имелось куда больше вопросов и сомнений, чем у жены друга с амнезией после операции.
        - Логистикой? - Катя на него так посмотрела… ну прям с обидой. - Я на дуру похожа, Гриша?
        - Ни капли, - тут же отозвался, точно не планируя своего ангела обижать.
        - Ну так и ты на логиста похож так, как терминатор на официанта, понимаешь? И это я улавливаю, хоть и не могу точно детали или нюансы сказать, - фыркнула девушка.
        - Ну спасибо, - демонстративно поиграл он мышцами торса, - приятно, что я такое мощное впечатление на тебя произвел, - попытался все в шутку свести.
        А она рассмеялась, уткнувшись ему в эти самые грудные мышцы носом. Тоже вдохнула глубоко и жадно, ну как он сам недавно. Прижалась крепко щекой.
        Вот! И ее же пробрало капитально, а пытается спорить.
        - Гриша… - как-то жалобно у Кати получилось. Обнял невольно крепко, чтоб на себя все тревоги взять.
        - Что, ангел мой? - запустил пальцы в ее волосы, накручивая локоны, что звенья цепи на себя.
        - Я… - она глубоко вдохнула, словно в прорубь собираясь сигануть. - Не знаю, не понимаю, не умею, наверное, отношения строить. Не знаю об этом ничего. И о том, кто ты, тоже не в курсе, хоть догадки имеются. И по этому поводу тоже уйма вопросов и сомнений, - не поднимая лица из своей нычки, начала перечислять все свои колебания Катя. - И как можно моментально решить, надолго ли это все, а не спонтанный страстный секс под влиянием ситуации?
        Да, конечно, есть нюансы в отношениях, о которых Алхимик и не догадывался даже. Он-то тоже вообще без опыта в этом вопросе… Но вот точно уже понял сейчас, что основную часть ее колебаний надо пресечь решительно и жестко.
        А у него ж, блин, не так много под рукой вариантов, кроме собственного веского слова…
        - Так, ангел, чушь про влияние момента отбрасываем сразу. И вот то заумное, что ты там несла… Хотя мне по фигу, как называется то, что у меня в груди огнем горит, когда на тебя смотрю, - резковато, возможно, заявил Гриша, продолжая ее крепко держать.
        А потом… ну, моменту таки поддался, видимо.
        На секунду руки разжав, быстро расстегнул золотой замочек на каучуковом шнурке, что уже много лет на его шее болтался, и также стремительно, чтоб помешать ему не смогла, застегнул тот на ее шее. Кулон из белого золота в виде компаса на ее груди как-то очень уместно и правильно лег. Вот прям как для этой кожи и ключиц задумывался. И с татуировками ее, проглядывающими в пройме его футболки, хорошо смотрелось. А для него это… Блин, ну важно, и все тут! Что-то из своего ценного на Катерину надеть. Материалист, наверное. Было бы кольцо… Ну так нет же. Сейчас в сто раз лучше Шуста понял с тем его мандражем.
        Но и так неплохо, стоило признать.
        У Кати глаза почему-то огромными стали. Настолько удивил?
        - Ты моя, ангел. Я так решил. Все. Никакой неопределенности тут, можешь не нервничать, - проинформировал ее уверенно. - И с остальными вопросами готов помочь разобраться… Кроме того, что-то мне подсказывает, что твои догадки и предположения все же преувеличивают реальность, ангел. Не все со мной так плохо, как это в твоем голосе прозвучало. Не пропащий я и не отпетый, - подмигнул ей, обхватив щеки руками, прижался к приоткрывшимся губам, сминая, глотая возражения, если она те собиралась озвучить.
        Жадно, жарко, властно целовал, как подавляя любое вероятное сопротивление. К бедрам своим прижимал, чтобы распалить, ведь и ее от него колотило, чувствовал. Оторвался через пару минут, чисто чтоб дать обоим вздохнуть только. Опять обнял крепко, прижимая к своей груди, с кайфом каким-то вслушиваясь в сбившееся дыхание.
        - Гриша… мне все равно время нужно, понимаешь? Мне. Я… не привыкла и не умею так, мне все по полочкам разложить надо, обдумать, обосновать… И факты. Все факты. Не приемлю тайны и ложь. А рядом с тобой… - Катя вздохнула, щекоча кожу ему на груди, - что-то вообще не думается, - едва не пожаловалась.
        Гриша стиснул зубы. Да и руки сильнее обхватили ее, пусть и так держал нехило. Вдохнул глубоко, шумно втянув воздух сквозь зубы. Блин, аж корежило всего при мысли, что надо ее куда-то отпустить сегодня, когда только дорвался! Зубами вцепиться хотелось!
        Но… ладно. Он же в долгую играть собирался.
        - Хорошо, ангел. Я отвезу тебя домой… сегодня. И на вопросы готов отвечать. То, что для тебя не будет представлять опасности. Все, что пожелаешь узнать. Но это не изменит уже мною сказанного - я решил, - ну как бы обозначил еще раз.
        - Ты?!.. А мои решения уже ничего не будут значить, что ли? - тут же взбрыкнула Катерина, вскинула голову, всем своим характером полыхнув.
        - Почему? - ухмыльнулся довольно, ну кайфовал он от ее характера, чего уж. - Будут, конечно. Ты просто правильные решения принимай, Катюша… с моими совпадающие, - подмигнул.
        И… чтоб дальнейшие споры пресечь, всунул ей чашку с кофе в руки. Но что-то в огненном взгляде его ангела намекало Грише, что так просто она сама ему в руки не дастся… Ничего, ради того, чтоб ее завоевать, Алхимик был готов искать и пробовать все пути, осознал внезапно.
        ГЛАВА 14
        - Может, спустимся в кафетерий, выпьем кофе? - Лера ворвалась в их ординаторскую так, будто на пожар летела. Вся какая-то напряженная, наэлектризованная даже.
        И с непонятной настороженностью глянула на нее, будто присматриваясь или опасаясь чего-то. Считала, что Катя на нее обиделась?
        Так вроде бы созвонились вчера, уже вечером, когда Гриша таки отвез Катерину домой. Правда, сообщение от подруги пришло еще раньше, утром, Катя то просто не заметила сразу, забыв телефон в куртке на полу у входа Гришиной квартиры… Отписалась почти в обед, что все нормально.
        Ну и набрала потом Леру, оставшись одна, хоть и не очень обсуждая ситуацию или нюансы. Да и упрекнуть же, в принципе, не в чем. И разве жалела сама Катя о том, как все сложилось? Хотела бы уехать из клуба с подругой?
        Сейчас, уже зная, как потрясающе этот мужчина действует на нее одним своим присутствием, каждым касанием и жарким взглядом?..
        Нет.
        Да и глупо было отрицать, что ночь с Гришей капитально встряхнула Катю. Она и на работу шла в совершенно ином настроении, чем в последние пару месяцев. Все на каком-то подъеме ощущалось.
        Короче, не жалела, хотя вопросов много. И как к тем отнестись, у нее пока не было решения. Да и украшение, которое так безапелляционно Гриша надел ей на шею, как иные кольца на свадьбе надевают, буквально жгло грудь. Но и не сняла ведь, вопреки всем сомнениям и страхам, накинувшимся с небывалым воодушевлением, стоило ей за Гришей дверь своей квартиры закрыть. Не оставила дома. Даже утром в душе оно было на ней…
        Однако рассказывать о чем-то из этого Лере или обсуждать свои страхи особо не лежала душа. Так, в общем, обошли углы…
        Блин, на самом деле, Катя ничего важного не сказала. И сама не могла бы объяснить почему, но не призналась Лере, где, с кем и как провела большую часть последних суток, даже частично. Просто ответила, что Григорий отвез ее домой, и она вчера отсыпалась, все… Ну, как бы эти пункты в ее выходном тоже были, так что и не соврала вроде.
        О причинах своей скрытности размышлять пока не хотелось. Боялась осуждения связи с таким человеком? Или самого необдуманного прыжка во внезапный секс почти с незнакомцем? А может, в другом чем-то дело?
        С одной стороны, не скажешь, что у них с Лерой в традиции было делиться чем-то глубинным или интимным, хоть и дружили еще с университета. Всякое случалось, имел место и период, когда не контактировали вообще, потом опять наладили связь, еще и обе попали в одну клинику, как не общаться? Да и повод разлада оказался забыт, мелочь какая-то, вот вновь и сдружились.
        Но без того, чтобы глубоко погружаться друг другу в душу. Катя сама не особо в личную жизнь подруги лезла, да и та не торопилась что-то рассказывать, касающееся привязанностей или мужчин, пусть и могли в целом тему обсудить.
        У самой же Кати достаточно долго и обсуждать было нечего, за неимением предмета разговора. Да и не привыкла она по жизни ни перед кем нутро изливать, если честно. То, что вчера Грише доверилась, до сих пор дивным и чудным каким-то казалось. Не в традиции Кати подобные откровения и обсуждения тем, которые подсознательно слабостью своей считала, так что…
        В общем, не делилась она с Лерой, и вот теперь с удивлением смотрела на подругу.
        - Ну пошли, у меня сейчас есть перерыв будто бы, - не стала отпираться, поднявшись и отключив монитор.
        Истории она заполнила, пару консультаций с утра уже провела, ну и обход прошел - время, когда действительно можно спокойно спуститься и выпить кофе.
        Почему-то тут же вспомнился Алхимик, обещавший ее этим напитком в любое время угощать, когда Катя только пожелать может. И рука непроизвольно дернулась вверх, проверяя ворот гольфа, тот сегодня пришлось под хирургический костюм надеть… Кроме кулона, который тоже не готова была демонстрировать, Гриша оставил на ней еще пару следов их явно взрывной страсти. И хоть саму Катю буквально огнем прожигало изнутри при каждом взгляде на эти темнеющие засосы, заставляя вспоминать ощущение его рук и губ на своем теле, совершенно желания не было отвечать на чужие вопросы. Спрятала.
        Лера, показалось, обрадовалась согласию. Пока спустились со второго этажа, болтала обо всем подряд: и о зиме, которая все никак не думала отступать, за окном вновь мело снегом, и о своих планах на приближающиеся выходные. В отличие от Кати, у Леры те на этой неделе действительно вне работы должны были пройти. Так, ни о чем конкретном, а сама Катя больше кивала, даже не вполне вслушиваясь. Своих мыслей в голове было столько, что сосредоточиться не получалось.
        - Ты все-таки сердишься, что я уехала, оставив тебя в клубе? - резко остановилась Лера, похоже, заметив эту рассеянность. - Черт, прости, Кать… сама не знаю, как позволила этому мужику себя уговорить, потом всю ночь покоя не могла найти, изводила себя мыслями и страхами… - словно бы сильно раскаиваясь, она спрятала нервно сжатые ладони в карманы халата, уставилась в окно.
        Катя удивленно глянула на подругу, не поняв такого перехода. До кафетерия они еще не дошли, так и замерли в коридоре, уже наполненном дразнящим ароматом кофе и тихим гулом разговоров пациентов и их посетителей, медперсонала, подобно им, спустившихся сделать паузу.
        - Нет, все действительно нормально, Лер, не нервничай. Григорий ничего плохого не сделал.
        Даже наоборот, ага, обеспечил ей лучшую ночь и день за кучу последних лет…
        Кгхм, пришлось сосредоточиться, чтобы не потерять нить их разговора. Даже мысли об Алхимике выбивали ее из колеи капитально. Вообще не привыкла к подобному.
        - Не вини себя. Это мне неловко, что я отключилась в клубе, уснув, считай, одну тебя бросила. И потом поздно отписалась, что все в порядке. Ты хоть нормально время провела?
        Лера улыбнулась шире, вроде успокоившись. И в глазах блеснуло довольное выражение.
        - На самом деле, да, как ни странно, - кажется, подруга сама была чуть удивлена этому. - Тот мужчина оказался весьма неплох, и мы обменялись телефонами. Он даже написал мне вчера, так что…
        Забавно, не успела Катя подумать, что ей вот Гриша не написал, как телефон начал вибрировать в кармане костюма.
        - Прости, - потянувшись за смартфоном, извинилась перед Лерой. - Иди, кофе бери, я сейчас, - предложила, еще не глянув на экран.
        И, собственно, не пожалела, что подруга так и сделала. Потому как звонил Алхимик, будто почувствовав, что она не может перестать думать о нем. Нет, определенно, он что-то незаконное с ее мозгами и телом делал! Иначе, почему внутри уже все вспыхнуло с такой силой, как и вечером вчера, когда этот мужчина ее напоследок целовал?!
        - Да? - не особо понимая, с какой целью он именно сейчас звонит, отошла к окну, чтоб не торчать посреди коридора.
        - Ангел… Соскучилась уже, надеюсь? - по позвоночнику дрожь прошла от того, как Гриша это протянул в трубке.
        Вроде и с хрипловатой ленцой, дразняще, но и так тепло, что невольно в улыбке расплылась, которую на своем же лице в отражении стекла увидела.
        - А ты? - хмыкнула, чтоб хоть как-то марку выдержать.
        Но при этом ее радость из-за его звонка и та самая улыбка в голосе были прекрасно слышны. И Гриша уловил реакцию Кати.
        - А я и не хотел тебя никуда отпускать, сразу знал, что будет хреново. А интуиция меня редко подводит, - хохотнул с иронией. У него на заднем фоне какой-то шум был слышен, словно в авто ехал.
        - Соскучилась, - почему-то призналась честно, наверное, его безоговорочной открытостью тронутая сильно, сбитая с толку. Прижала телефон крепче, будто опасаясь пропустить хоть слово.
        - Прекрасно! Значит, заканчиваем с этим, я сейчас приезжаю и забираю тебя, пообедаем… - кажется, весьма воодушевившись, тут же заявил он.
        - Гриша! - Катя рассмеялась, а внутри опасливо замерла настороженность… Пугала собственная реакция на него, эта потребность в другом человеке. Не знала такого ранее. - Я на работе. И точно не могу никуда уйти, как бы ни скучала. У меня тут пациенты и ответственность…
        - А тут я, и это тоже уже твоя ответственность, - чуть ехидно ввернул Гриша в ответ, но без обиды вроде.
        - Так я тебя уже спасала, как раз потому, что на смене была, - почему-то он ее заставлял улыбаться даже тем, как говорил. Будто и с претензией, с гранями прессинга, но и легко, с веселым настроем. - Вдруг еще кого-то спасу от смерти…
        - Главное, сама близко к сердцу больше ничего не принимай, ангел, хотя я всегда от этого тебя спасать и отвлекать готов, - с намеком ответил на это Гриша. - И до которого часа ты сегодня занята? - тут же уточнил, пока она думала, как съязвить, что не так и плохо справлялась все эти годы.
        - До шести вечера.
        Может, надо было не отвечать?
        Разве Катя сама не попросила дать ей время? Как можно все отстраненно осмыслить, если не в одиночестве? Правда, не очень-то она и занималась анализом, оставшись одна, так что…
        - Услышал. Заберу тебя, поужинаем вместе. До вечера, мой ангел, обнял крепко, - тут же распланировал все Алхимик и… отключился до того, как Катя успела бы согласиться или отказаться от такого «приглашения».
        С другой стороны, он же этим ее сразил сразу - умением принимать решения и ответственность брать. И последняя фраза… Никогда не страдала богатым воображением, но сейчас прям ощутила его руки, сжимающие ее плечи! Проняло…
        Но до того, как она окончательно успела бы провалиться в эмоции, вглядываясь в уже погасший экран смартфона, пришлось отвлечься.
        - Катя! - негромкий весёлый окрик заставил обернуться и натянуть на лицо невозмутимое выражение. - Хорошо, что нашел тебя. У нас операция послезавтра совместная, хотел обсудить, - перед ней остановился Влад.
        Не тот человек, которого хотела бы тут встретить. Амбициозный и, чего уж там, виртуозный хирург, который не так давно устроился в клинику. И как-то стремительно уже пытался их рабочие отношения развить в нечто большее.
        Катерина эти попытки решительно пресекла, почему-то не чувствуя себя рядом с этим человеком ни комфортно, ни доверительно. Он ей был… не по душе. Нет, как к коллеге никаких претензий не имела. А вот в личном контексте что-то отталкивало, некая излишняя самовлюбленность, что ли, хоть Влад и не чванливо себя вел.
        Казалось, он нормально и адекватно ее позицию воспринял… Но все же время от времени ей чудилось, что надежду не оставил, то и дело как пробные камушки закидывая. Словно просто не верил, что ему могут отказать.
        - Добрый день, Влад, - постаралась держать ровный и профессиональный тон. - Да, конечно. Мы с Лерой как раз кофе собирались пить, когда меня отвлек звонок. Думаю, там можно обсудить все вопросы, - и, не оставляя ему времени отказаться, двинулась к кафетерию.
        Не хотелось и номинально наедине с ним оставаться… Только задним умом подумала, что действует так, как Гриша с ней самой, но с противоположным намерением. Эта мысль вызвала улыбку и странное тепло внутри от понимания, что во многом они с Алхимиком схожи, как бы ее не пугали некоторые моменты.
        - Хорошо, я тоже не против кофе выпить, тем более в такой приятной компании, - легко догнал ее Влад, похоже, не собираясь позволить Кате вырваться вперед.
        ГЛАВА 15
        Санек-Профессор его уже ждал, когда добрались до офиса.
        Тут чаще Шуст заседал обычно, но пока друг занимался здоровьем жены, приходилось курировать в разы больше, и не все дела в клубе можно решить. А Грише потом еще две встречи предстояло, статус надо поддерживать.
        Степана, уже в телефонном режиме, он сегодня отправил проконтролировать вопрос с торговым центром, который принадлежал им с Денисом. Не успевал один, хоть разорвись! А еще и Катю убедить надо не грузиться сильно вопросами, поддаться тому, что явно же и девушку захватило со всей силы.
        Радовало, конечно, что она без споров на ужин согласилась. Ну а Алхимик точно сделает все, чтобы еще глубже втянуть ее в омут, в котором и сам, походу, увяз уже накрепко.
        - Как оно, наше ничего? - поинтересовался у Санька, на ходу пожав руку, и уже с ним к лифту направился в сопровождении охраны.
        - Пока по плану движемся, - отозвался Профессор. - Гостей встретили, помогли устроиться, контактами, транспортом и досугом обеспечили. Дальше, как ты и велел, не навязывались и сильно не мешались. У них свои дела, мало нас затрагивающие, как я понял. Оставил пару человек для курации, если необходимо будет подсобить, ну и мой телефон у них есть, - отчитался, по пути до кабинета.
        Кивнув на ходу Павлу, которого уже с утра не забыл похвалить за личную помощь, пересек приемную и, пропустив Санька в кабинет, закрыл за ними дверь. Охранники остались в приемной.
        - А теперь, какие твои мысли по этой суматохе? - уточнил то, что и самого Григория, и Шуста интересовало. - Хоть поверхностный анализ: стоит нам ждать от них проблем? - сел в кресло, махнув, чтоб и Профессор располагался.
        - Сразу категорично заявить сложно. Там, где люди есть, вообще, никогда и ничего не стоит категорично заявлять. Но могу дать исключительно прогноз со статистической вероятностью, - поблагодарив Павла, который им обоим тут же кофе принес, отозвался Саня.
        - Давай мне свой прогноз, устроит и такое, пока я на хозяйстве, - вздохнул Алхимик, глотнув сразу полным ртом…
        Почему-то подумал о Кате, хотя куча же других забот. Но скучал жестко, чего уж, пару раз жалел, что поддался и отпустил ее на ночь, пусть и отдавал себе отчет, для чего и зачем это сделал.
        Однако понимание доводов не отменяло его какой-то неистовой потребности. Капитально впечатало, что тут юлить. С первого вдоха подсадило Алхимика на эту женщину, как на самый зубодробительный порошок. И не похоже, чтоб имелся шанс спрыгнуть. Хотя… Гриша и не искал подобного варианта. Вот только сосредоточиться на делах не помешало бы, а то так и тянет снова набрать ее, хоть и говорили двадцать минут назад. Но надо слушать то, что Санек излагает, еще и анализировать при этом.
        - По моему впечатлению, люди приехали чисто свое решать, нам благодарны, настроены позитивно. Не думаю, что мы сейчас каким-то образом в сфере их интереса. Но и исключить форс-мажоров до конца не могу. Сам знаешь, как оно бывает, когда такие группы и интересы пересекаются. Но, на данный момент, я не вижу осложнений, пусть и расслабляться нельзя, - резюмировал Профессор и тоже с удовольствием отпил кофе.
        - Хорошо. В принципе, пока меня устраивает и так. Тогда ты и следишь за ними уже до отлета. Если возникают малейшие осложнения - сообщаешь мне или Шусту, не оттягивая, - кивнул Гриша, отодвинув пустую чашку. - В принципе, свободен в остальном, можешь основным своим заниматься, но приглядывай и нас в курсе держи. Если будет нужна подмога, говори, выделю.
        - Сейчас это не кажется необходимым, но я буду учитывать, - кивнув, Профессор допил свой кофе и вышел из кабинета.
        А Гриша в очередной раз глянул на часы… Поймал себя на этом, хмыкнул, в душе постебавшись над таким поведением. Да уж, неудивительно, что Катя недоверчиво относится, сам от этого в шоке тихом.
        И вернулся к рабочим вопросам. Ему еще Шусту надо будет краткую сводку предоставить в виде отчета, а потом уже и своим заняться можно.
        - Что это за тип?
        Странный вопрос Гриши, учитывая то, что мужчина только-только от губ ее оторвался. А у Кати в голове фейерверки еще и каждая клеточка горит! Немудрено, когда он вот так сходу на ее рот напал, будто месяц ждал под клиникой, а не десять минут, изголодался реально.
        Она вот прям за эти несколько мгновений ощутила степень и мощь нужды Алхимика. В легких выжгло кислород, в солнечном сплетении - чистое пламя! И Кате уже как-то совсем не до того, что там вокруг творится и кто ходит около! А ведь совсем рядом с клиникой… стоило бы про репутацию подумать, имидж доктора и все такое…
        Или неважно ничего, когда такие эмоции накрывают? Гриша, похоже, именно такую точку зрения внедрял, а вот Катя имела сомнения… недавно. После этого же поцелуя в голове вообще ничего толкового! Как-то плохо он на нее влияет в плане разума.
        И даже привкус сигаретного дыма, который в его поцелуях ощущается, не отталкивает. Наверное, курил, пока ее ждал, а она же ярый борец с такой привычкой!.. Что объяснимо, учитывая, сколько рака легких у таких вот курильщиков видела.
        И что? Ни слова не сказала.
        - Где? - выдохнула, не в состоянии и обернуться, если честно.
        Уткнулась лицом ему в шею, пытаясь хоть как-то дыхание восстановить, руками вцепилась в его предплечья. Гриша же, явно воспользовавшись ее оглушённостью, надавил чуть на спину Кате, подталкивая, направляя. Накрыл затылок ладонью, как защищая, помогая ей сесть на заднее сиденье его авто. Охранник, что и в прошлый раз за рулем был, Олег, кажется, уже открыл и придержал для них двери.
        - Тот, что пялился сюда, стоило тебе выйти, ангел мой, - заботливо ее пристегнув, что Катя сейчас сама точно не смогла бы сделать, кивнул куда-то в сторону лобового стекла. - Вон, до сих пор маячит у крыльца.
        Но Катя все равно не сразу глянула, чересчур поглощенная этим моментом и той… внимательной, сосредоточенной какой-то заботой, которую уже не впервые замечала за эти пару дней со стороны Гриши в отношении себя.
        Не то, чего Катя ждала бы от мужчины с такой репутацией. Покоряло.
        Хотя, возможно, она просто предвзята в силу стереотипов и отсутствия знакомых в такой среде? Но ведь нельзя сказать, что это совсем так. Во времена той же интернатуры, да и работы на первых порах, всякого контингента насмотрелась… Однако этот же опыт и не научил ее разве, что среди любого слоя людей абсолютно разные личности есть? И все равно таких, как Алхимик, не встречала точно. Он ее капитально из колеи выбивал, при каждой встрече смущая, сотрясая сами основы ее понимания жизни.
        Так что, слишком не уверенная в том, какие выводы следует сделать, посмотрела-таки в указанном направлении.
        - А! Это хирург, Владислав Константинович. Недавно в клинику устроился. Очень перспективный специалист, - нахмурилась, наконец, поняв, о ком Гриша говорит, и немного дёргано отвернулась.
        Это что же получается, Влад там стоял, когда она вышла из клиники, а Катя не заметила, пролетела мимо? Как получила сообщение от Гриши, что приехал и ждет, вообще по сторонам смотреть перестала?
        Неудобно… наверное. Но…
        Вот уж точно на кого смотреть не хотелось, он ей и днем успел оскомину набить своими разговорами. И ведь ясно было, что одно и то же обсуждают, а все закругляться не желал. Катя чуть на консультацию не опоздала, потому что Лера все ей взглядом намекала, что не хорошо еще уходить, не вежливо. И вот с этим мужчиной как раз имеет смысл отношения заводить… Тем более что тот как бы продолжает эту возможность оставлять, вон сколько внимания проявляет.
        Эти все мысли буквально в глазах подруги читались. Оставалось порадоваться, что все же не рассказала ей о ночи с Гришей, точно нравоучения затянулись бы надолго, тут Лера уже не ограничилась бы фразой «что с тобой не так?».
        В общем, атакованная с двух сторон, Катя не выдержала и довольно резко сообщила о необходимости соблюдения своего графика. После чего бросила их самих доедать десерты. Ей пирожных от Влада не хотелось, сознательно ни кусочка не откусила, чтобы не давать абсолютно никакого повода…
        Невольно вспоминался чизкейк, которым ее Гриша угощал.
        - И как давно он к тебе подкатывать начал? - вырывая ее из не особо принятых воспоминаний, поинтересовался тем временем Алхимик, как-то так покрепче ее плечи своей рукой обхватив.
        - Приглашал на свидание, может, неделю назад. Я отказалась, не знаю, мне с ним даже просто говорить не комфортно. Но как ты узнал? - выдала сходу, растерявшись. И обернулась, чтобы посмотреть в глаза мужчине.
        А Гриша кривовато усмехнулся, но как-то вообще без веселья, скорее, с некой задумчивостью. Хотя, судя по самодовольным и удовлетворенным всполохам во взгляде, язык за зубами Кате стоило бы держать получше. Чревато давать ему так много козырей, когда сама не в состоянии сопротивляться, а сомнения никуда не делись.
        - Мужик так смотрит только тогда, когда считает женщину находящейся в своей сфере интересов, ангел. Другой вопрос, что ему тут не просто не светит ничего, а и соваться неповадно. Но это не твои тревоги, - Гриша глянул на нее иначе, с той сокровенной теплотой, от которой Катя теряла голову едва ли не сильнее, чем от его страсти. Наклонился, мазнув губами по виску, заставив ее почему-то себя перед ним очень открытой почувствовать. - Будет доставать - скажешь, решу вопрос. Моя забота, нечего моей женщине настроение портить. Хотя, думаю, он и так уже все понял. Так куда ты на ужин хочешь, мой ангел? Есть какие-то пожелания на этот вечер? - без паузы перевел разговор.
        А Катя… У нее была куча вопросов, но к себе, в основном. Хотя и у Григория многое выяснить не прочь. И хотелось просто спокойно поесть и упасть без задних ног…пока Гриша ее не обнял. Но покоя голове не было бы, и вопросы она вряд ли задаст в таком случае. Наверное, ужин для этого - хороший повод. Главное, к нему домой не ехать, в ресторане, притом любом, как-то надежнее.
        Не доверяла она… себе.
        - Я сама могу за себя постоять, Григорий. Как-то справлялась всю жизнь, - тем не менее, не удержалась от саркастичного напоминания, чтобы он не пытался власть над ее жизнью захватить наскоком.
        Она еще не решила, насколько далеко его впустить может.
        В ответ же получила очередной очень теплый, смеющийся и нежный… чуть снисходительный взгляд, и еще один поцелуй, теперь в кончик носа.
        - Не сомневаюсь в этом, мой ангел, - заметил он, явно забавляясь. - Место ужина на мое усмотрение, я так понимаю? Приятно, что ты моему вкусу доверяешь.
        И вот что сказать человеку, который твое мнение всерьез не воспринимает?! Хмыкнула с холодной иронией и отвернулась к окну… хотя было очень приятно то, как он ее к своему боку прижимал.
        ГЛАВА 16
        - Думаю, так тебе будет комфортней, ангел.
        Гриша лично забрал у официанта плед, который он же и затребовал две минуты назад, заметив, как Катя вздрогнула, поежившись. И аккуратно набросил ей тот на плечи, укутав.
        - Спасибо, - испытывая не вполне однозначные эмоции, она все же плотнее закуталась в этот плед.
        Они сидели у огромных окон, по сути, заменявших тут стену… То ли зимний сад, то ли закрытая терраса ресторана, Кате было сложно определить, не завсегдатай подобных заведений. Уютно, тихо, фоном играет мягкая ненавязчивая музыка. Вид потрясающий, не поспорить, ресторан находился над заливом реки, но и прохладой тянуло ощутимо, несмотря на включенную дополнительно УФО-лампу, зима все-таки.
        Кроме них в этой части зала никого не было, что позволяло больше расслабиться. Не знала, то ли Гриша это оговорил, то ли так случайно совпало, еще и охрана стояла неподалеку, препятствуя появлению случайных лиц, так что можно было не особо таиться.
        Перед Катей стояла тарелка с теплым салатом и чайничек с травяным чаем, от вина она отказалась, а Гриша сейчас не настаивал. Тем не менее он внимательно следил за каждым ее движением, казалось, о чем и свидетельствовал этот плед. Как изучал вкусы, запоминал, подмечал любые мелочи.
        - Если тебе не нравится, закажи что-то другое, ты не должна есть то, что не по вкусу, - только больше подтверждая это наблюдение, вдруг заметил Гриша.
        Он, к слову, ел как раз с большим аппетитом.
        - Нет, все нормально, я просто устала. Смена и не тяжелая, но изматывающая была, - выдавила из себя вялую улыбку… маскируя немного истинную причину завесой, которая действительно имела место и могла выручить.
        Однако Гриша глянул в этот момент на нее так внимательно, будто почувствовал это лукавство. Выпрямился, отложив свои столовые приборы, продолжая внимательно рассматривать ее, словно в мысли этим взглядом ввинчивался.
        Понимал ли, что она колеблется, так и не приняв окончательного решения? Но ведь с ним на ужин согласилась, а с обеда с Владом буквально сбежала… Обманывает себя и подсознательно уже определилась? Но ничего же не знает толком об этом человеке!
        - А надо ли тебе такая работа, если потом сил нет поужинать, ангел? - произнес как-то задумчиво, отпив свой кофе. Алкоголем он тоже не интересовался. - Может, есть варианты проще, если вспомнить о том, как тебя это вымотало все, - добавил, явно про ее откровения у него в кабинете вспомнив.
        И вроде ненавязчиво, и без напора… Но и как-то так… Катю аж подкинуло внутри!
        - Это не тот вопрос, который я буду сейчас обсуждать, Гриша! - отрезала достаточно категорично, возможно. Но… какого черта, они уже на том этапе отношений разве? - У меня была минута слабости, накопилось, я не спорю. Но я люблю свою работу и слишком много пахала, чтобы добиться того, что у меня есть…
        - А что у тебя есть, ангел? Неплохая, но маленькая арендованная квартира на окраине и один выходной в неделю? - в отличие от нее, Алхимик не терял ни теплоты, ни ровности тона. Больше того, такое впечатление, что ожидал от нее такого настроя…
        Правда, Катю это сейчас не так затронуло, а вот другое обезоружило. В животе похолодело каким-то неприятным отзвуком.
        - Откуда ты знаешь? - уточнила, чуть прищурившись, внутри непонятный озноб, от которого плед не поможет.
        Почему-то показалось, что это не его догадки. Как-то так прозвучало, словно Гриша точно знал даже метраж ее квартиры. И что-то во взгляде мужчины напротив изменилось, будто он прекрасно уловил эту реакцию. Поднялся, ловко переставив свой стул на ее сторону, как ожидая, что она пуганым зайцем сейчас вдаль рванет. Не то чтобы у Кати искус не возник, если честно… Но, ладно, там еще и охрана стояла у входа, что-то подсказывало, что они ее остановят по первому же знаку начальника.
        - Ангел, давай начистоту, - Гриша мягко обхватил ее плечи, забравшись пальцами и под плед, и под ворот ее свитера… С расчетом, любопытно?
        Прошелся пальцами по шнурку, который сам на нее надел, блеснул самодовольно взглядом, определенно, удовлетворенный от факта, что Катя это украшение не сняла.
        Стало жарче, чем от всех попыток согреться до того, маленькие импульсы по коже от его пальцев разбегались будоражащими искрами. Отрицать силу их притяжения было бы глупо. Да и не признать, что даже сейчас, испытывая непонятный пока сонм настораживающих эмоций, он ее чувственно будоражил так, как никто за всю жизнь. В животе в секунду бабочки порхать начали! Но голова… Не сказать, что сохранила холодный разум, нет, Григорий ее целиком воспламенял. И все же умение мыслить логически осталось, как и понимание, что во всем, происходящем сейчас, многое вовсе не так, как она допустимым бы считала.
        Однако не было похоже, что мужчину испугала ее явная настороженность и попытка отстраниться. А вот отклик тела он как всеми клетками своего ощутил. Радары у него на нее какие-то, что ли?! Отдельный орган чувств, который считывает реакцию Кати и тут же готов ту против нее и обратить?..
        - Доставать информацию быстро и качественно, состыковывать людей, выступать посредниками и гарантией между…ммм, скажем, группами влияния - это все наша с Дэном основная парафия и сфера деятельности. Хоть и клубом управлять мне нравится, - он кротко блеснул ухмылкой, говоря то ли серьезно, то ли чуть снисходительно по отношению к ней, не могла разобрать сейчас. - Не так кровожадно, как ты представляла, правда? - Гриша подмигнул. - Думаю, очевидно, что мне хотелось быть максимально информированным и о тебе, потому что ты важна для меня, мой ангел, - закончил Гриша.
        И смотрит внимательно в глаза, продолжает обнимать так, что не подняться, если сам не отпустит. Но и заявить, что Катя какую-то реальную угрозу улавливает, тоже нельзя. Однако сама ситуация вызвала у нее отторжение, что ли - это ее жизнь! И такое… вмешательство ощущалось почти до тошноты неприятным. Она себя уязвимой почувствовала, беззащитной перед ним и его методами, привычками, напором. Непроизвольно защитная, чуть агрессивная реакция полыхнула, забурлило внутри, рвануло с языка гневным возмущением.
        
        - Не думаю, что ты имел какое-то право что-то изыскивать, не поинтересовавшись моим мнением! - невольно напряглась вся, ощущая, как каменеют мышцы. - Я и сама могла бы ответить на все твои вопросы, Григорий, - черт, ей реально было обидно!
        И, кажется, все же страшно немного. Он словно в какую-то, весьма интимную, сферу ее жизни ворвался нахрапом, а Катя еще не была уверена, что готова ему ключи от своей жизни и личности вручать. Не вполне понимала, как на такую ситуацию реагировать. Словно Гриша пытался ей перекрыть воздух… забирал некую часть ее свободы и контроля над своей жизнью.
        А еще как-то остро ощутила, что ей нечего противопоставить Грише при таком подходе и с такими его ресурсами. И это пугало еще больше.
        - Я обязательно тебя спрошу, Катя, - продолжая внимательно в ее глаза вглядываться, вдумчиво и медленно согласился Григорий. - Но давай лучше ты мне о своих увлечениях расскажешь, о планах, мечтах. А я уже, зная бытовые мелочи и прошлое, продумаю, как тебе безопасность обеспечить, как реализовать эти мечты, как сделать так, чтоб не грустила и не выгорала больше никогда, - все так же ровно, словно и ее эмоции пытался под свой контроль взять, закончил Алхимик.
        А ее еще более пугающее подозрение мучить стало после вот этой ремарки.
        - И сколько всего ты уже узнал и выяснил? - уточнила как-то механически, еще не вполне сформировав адекватную реакцию.
        - Достаточно, - лаконично отозвался Гриша, будто бы еще ближе придвинувшись. И этот пронизывающий, проникающий в ее голову взгляд… Нервы взбудоражены так, будто гвоздем по стеклу провел при ней. Или общее растревоженное состояние нервной системы виновато и она зря так бурно реагирует. Но…
        - По какому праву?! - хотелось закричать, однако от возмущения, почему-то голос, наоборот, шипеть стал. Горло перехватило этой какофонией эмоций.
        И да, нелогично попыталась встать, хоть и ясно же: он пресечет эту попытку, что Гриша и сделал. Но ее телепать начало! Странно, никогда так себя не ощущала, а ведь куча напряженных ситуаций на работе.
        Но в личном… Наверное, не привыкла, не сталкивалась еще с ситуацией, когда кто-то и манил искушением, потребностью близости, не только физической, но и душевной, хотя и пугал этой нуждой… Да и не знала, может быть, как относиться к тому, что кто-то пытался управление перехватить в этой сфере, ведь даже отец давно перестал считать себя вправе руководить ее действиями. Максимум, мог совет дать, если Катя сама попросит.
        - Я тебе подобного права не давала, Гриша! И, между прочим, когда тебя спросила о работе и роде занятий, ты общими фразами отделался, дав понять, что не мое дело туда лезть! - заявила… возможно, излишне резко.
        Все же, стоило признать, что около него она совершенно теряла все навыки самоконтроля! Гриша извлекал на свет божий из нее то, чего Катя сама о себе не знала, выходит.
        А он внимательно следил, изучал, какие-то выводы делал, наблюдая это… что нервировало сильнее!
        - Не психуй, ангел, - Гриша чуть надавил, обхватил пальцами ее плечо под свитером, погладил затылок, мешая злость с чувственностью.
        Вытащил другой рукой пачку сигарет из кармана разом с зажигалкой, достал одну губами, ловко прикурил… явно годы практики.
        Это тоже не очень успокаивало, превращая ее в какой-то сплошной комок нервов.
        - Не психовать?! Григорий, - заметила, что ему не по нраву официоз, помнила, но сейчас слишком много бурлило всего внутри, чтоб смягчать. - А каким образом мы пришли к таким темам? Когда?! - все же повысила голос… правда, вспомнила об охране, стушевалась. - Почему ты посчитал себя вправе так поступить, меня не спросив?! Это просто за гранью, знаешь ли, - прожгла его возмущенным взглядом, понимая, что колотить начинает изнутри… Все же нервы сейчас ни к черту, елки-палки! - Я не переношу, когда люди курят, к твоему сведению! Знаешь, сколько у нас таких курильщиков лечится потом от рака легких?! Однако, заметь, ни слова тебе не сказала ни разу. Ты взрослый человек со своими взглядами и жизненными выводами, и я пока не считаю, что мы дошли до той степени близости, чтобы лезть или указывать…
        - А ты считай, ангел мой, не сомневайся, - усмехнулся вдруг Гриша, все это внимательно выслушав. И… затушил недокуренную сигарету в пепельнице.
        Катя так и застыла, кажется, с чуть приоткрытыми от удивления губами, глядя на этот окурок.
        И, наверное, он все же понял ее внутренний раздрай. Обхватил уже двумя руками. Про ужин оба забыли, похоже.
        - Хорошо, Кать, я понял твою позицию… И, чего там скрывать, наверное, тоже не особо опытен в том, как отношения строить по каким-то правилам и срокам, о которых ты тут сейчас так нервничаешь. Двигаюсь, как сам понимаю и чувствую, - Гриша улыбнулся шире и так… Ну, в общем, умел быть неотразимым, это да, не отнять.
        У нее внутри как тепло разлилось… а ведь продолжает возмущаться!
        - Потому не принимай в штыки. Я привык управлять ситуацией и страховать тылы. Предупреждал, что сам серьезный и к тебе отношение соответствующее, так что прости и прими это просто, - наклонившись, скользнул губами по ее щеке, чуть прикусив уголок губы.
        - Гриша! - а у нее прям отчаяние какое-то внутри, вперемешку с проклятой чувственностью! Нет, как-то жила без такой какофонии и было в разы проще. - Ты опять меня не слышишь, да? Сам все решаешь? Как это «прости и прими»?! А где здесь про понимание моего отношения к ситуации?! Я тоже не спец, но, на мой взгляд, вот так крепкие отношения точно не строятся, когда только твое мнение насаживается, - проворчала сквозь зубы, настороженно всматриваясь в его лицо, сейчас близко склоненное к ней.
        А Гриша… прищурился, провел пальцами по ее подбородку, обхватив ладонью щеку. И…
        - Чего ты боишься, ангел мой? - кажется, реально не понимая, уточнил.
        И… Катя не знала, что ее сейчас терзает больше: то, что он так внимателен, что это заметил, или же его полное нежелание услышать адекватное мнение?!
        - Я устала и хочу домой, - выдохнула, отведя глаза. - Мне на работу рано завтра.
        Уставилась в окно, ощущая какой-то привкус горечи, а не удовольствие от этого вечера, ресторана и даже вида реки за окнами, который впечатлять и радовать должен был бы. Алхимик отозвался не сразу и, судя по ощущению горячего следа от его взгляда, изучал, всматривался, вновь что-то увидеть в ней пытался.
        - Хорошо. Поехали.
        Неожиданно. Не стал спорить и резко поднялся, потянув и ее за собой. Сам убрал плед, как-то ловко набросив куртку на плечи Кати, молча же повел к выходу, чуть резковато двигаясь.
        Но при этом держал впритык в себе, ни разу не отпустив полностью. А она… честно сказать, оказалась немного в шоке от того, что Гриша согласился, не споря.
        ГЛАВА 17
        - Мне стоило поехать домой, - проговорила Катя, как только за ними закрылась дверь его квартиры.
        - Почему? - удивленно как-то хмыкнул Григорий, обхватив ее плечи и по-хозяйски стянув куртку, в которую сам ее и укутывал. - Ты же тоже соскучилась не меньше меня, я чувствую твою дрожь, ангел.
        Поцеловал по ходу дела за ушком, прикусил чуть нежную кожу шеи, явно же специально будя чувственность. Как будто неосознанно играл шнурком подаренного украшения, тревожа нервы.
        - Потому что я злюсь! И не считаю, что твоя манера поведения - лучший вариант развития отношений! - и не подумала скрывать. - И не смей возбуждать меня, Гриша! - с какой-то глупой, да и немного детской постановкой претензии, потребовала раздраженно.
        Потому как да, все эти его действия давали эффект. Очевидно, тот, на который Гриша рассчитывал, и который самой Кате сейчас вовсе казался неуместным. Да что такое с этим мужчиной, что она так на него реагирует?!
        - Если это работает, я просто не могу остановиться, ангел, - вместо того, чтобы серьезно воспринять ее претензию, ухмыльнулся Алхимик, явно же до чертиков довольный ее невольным признанием. - Я должен использовать все козыри, что имею на руках. Не хочу никуда тебя отпускать, - сверкнул он взглядом, вновь подло скользнув руками по ее плечам, оглаживая.
        А это все не просто работало - вулкан пробуждало! Катю к нему тянуло с невероятной силой. Тело свои какие-то доводы имело, явно противоположные всем опасениям разума. И, самое пугающее и странное, к этому мужчине тянулось нечто глубинное в груди, не просто физическое, а как некая пустота или тоска, заставляющая и ее себя без него одиноко чувствовать.
        А это пугало… зависимость от настроения и чувств другого человека - именно то, чего Катя всю сознательную жизнь избегать пыталась, кажется. Прекрасно в детстве заучила, чем подобное заканчивается.
        - Не нужно пытаться управлять мной или заставить делать то, что ты хочешь, Гриша! Я взрослый человек и давно привыкла самостоятельно определять свои действия, - огрызнулась Катя, не умея справляться с таким сонмом противоречивых личностных, чувственных порывов.
        Алхимик отчего-то вдруг прищурился, что-то словно резко изменилось и в воздухе комнаты, и в его настроении, проступая хищными, жесткими линиями в чертах, чего еще не видела у него.
        - Что я хочу?! - вдруг низко пророкотал он так, будто ему эти слова глотку изнутри разрывали, кажется, впервые отреагировав настолько бурно…
        Но Катя не успела обдумать или проанализировать. Черт! Да она и глазом моргнуть не успела, как оказалась прижатой к стене! Распластанной по твердой и шершавой поверхности, накрыта мощным мужским телом так глобально, что единственной оставшейся ей возможностью было дышать. И как-то растерянно, испуганно цепляться на плечи Гриши своими пальцами.
        - Чего я хочу, ангел? - переспросил он все тем же низким, чуть грубоватым и жестким тоном, нависая так, что между их лицами меньше пары сантиметров, чудилось, осталось. - Да моя бы воля - я бы тебя из своей спальни, из постели не выпускал бы месяцами!
        Низкий голос Гриши упал на ее кожу, как падает туман… только больше жаркий и горячий пар в бане напоминая, заставляя ее покрываться мурашками. Все тело прошило нежданно такими чувственными искрами, что у нее грудь сдавило, в горле жечь стало, губы пересохли, и дикое желание их облизнуть… А потом чуть приподняться, чтоб убрать эти миллиметры, и в его чувственный рот впиться со всей жадностью, которая внезапно внутри ее живота тлеть начала! Как от Гриши заразилась…
        - Ты бы на шаг от меня отойти не могла, сечешь? - голос Гриши вдруг иным стал, искушающим, дразнящим, будто скользящим по ее воспаленной от резкого желания коже.
        И пугает то, что он говорит, вроде же! Но и будоражит так, что колотит от безумного коктейля гормонов, что по сосудам несется от его слов, близости, жара, тяжести, ощущаемых каждой клеточкой!
        А он видит, как влияет на нее. Катя заметила довольные, страстные всполохи во властном мужском взгляде! Но разум теряет власть над ситуацией, отступает, не в силах бороться с огнем, который, будто лесной пожар, по каждому ее нерву ураганным ветром желания Гриши разносится, раздувается жадными касаниями, давлением его тела на нее. Деться некуда, но при этом… и страшно лишь от того, что сама выбираться из этого плена его рук и мощи не хочет!
        - Потому что я именно этого хочу, Катюша, чтобы ты - впритык рядом, никуда больше и в теории от меня ускользнуть не сумела! - обхватил огромной ладонью ее лицо, заставив запрокинуть голову, пальцы скользят по подбородку, чуть шершавая кожа царапает…
        Миллион тактильных ощущений от простого прикосновения! Здравый смысл разрывает на молекулы от объема чувственности, которую Гриша будит в ней такой же мелочью - просто касанием!
        - Но я никогда, слышишь, ангел, в жизни не заставлю тебя что-то делать! И принуждать не буду, хотя и влияния достаточно, и возможностей, и силы… Только мне на хрен такое не нужно, ясно?! Я хочу, чтобы, как в прошлый раз, и ты хотела меня так, что засосы на плечах оставляла, ангел! Так что не надо меня попрекать тем, чего я точно не делаю, Катя! Мне твое доверие нужно! - буквально рявкнул…
        И впился в ее губы, видимо, уловив, что если этого сейчас не сделает он, то Катя первой накинется на рот Гриши. Потому что никаких уже сил нет терпеть этот накал и жар, что между ними все сильнее разгорается!
        И поддаться общей страсти казалось куда соблазнительней, чем рассуждать о доверии, про которое Катя мало что в личной сфере знала.
        Ему категорически не нравилась эта ее ершистость! Аж за грудиной пекло, мля!
        Нет, Алхимик по жизни был за легкость и веселье, за умение со всеми договариваться. Но сейчас немного бесило то, что она так упрямо отрицала свою собственную к нему тягу!.. Ладно, бесило сильно, даже несмотря на то, что мог предположить причины. Однако в этот момент его самого настолько скрутило нуждой по этой женщине, по той, которую так молниеносно и непоколебимо своей определил, что разум немного уступил чувству собственника и пещерной какой-то потребности такое же признание в ответ получить!..
        Однако и не врал - никогда и в страшном сне не мог себе представить, чтобы заставить ее. Уболтать, убедить, очаровать, наглядно показать, что ее к нему притягивает с такой же силой - это да, это мог и собирался…
        Но в этот момент, видя какое-то отчаянное упрямство в синих глазах Кати, перемешанное в дикий коктейль, ему в голову будто ее же упрямством этим и шибануло! Если для Кати это сложно, ок, поймет и на себя возьмет. Покажет, даст прочувствовать, в пучину страсти погрузит… Так, что не останется у нее иного выхода, кроме как признать, принять и Грише довериться.
        Самые большие сложности, как он понимал, именно с последним пунктом ожидались. Но, блин, ладно, чтоб он и не справился?! Да ну на фиг! И в помине такой вариант не рассматривал!
        Впился с жадностью в распахнутые, пересохшие губы своего ангела, еще больше ее своим телом по стене распластывая!
        Хочет чувственности и секса? Не проблема! За ним не заржавеет! Но и сделать вид, будто это все, что их связывает, что она явно пытается себе самой «рассказать», - не позволит.
        - Ангел… - попытался было до нее донести свою мысль…
        Но Катя с каким-то отчаянным что ли рвением, вперед потянулась, как требуя от него углубить поцелуй. Вцепилась руками в его плечи с неистовой силой, и через свитер оставит синяки, поспорить мог.
        - Я не хочу разговаривать, Гриша! - выдохнула как-то… с такими несчастными нотками, но и задыхаясь от страсти, что у Алхимика дрогнуло нечто глубоко внутри. Сжалось, сбилось сердце с ритма. - Не хочу… А тебя хочу! Да! Не могу с этим спорить! - словно бы своей потребности и его жажде на милость сдаваясь, выдохнула Грише в рот.
        И вновь поцелую отдалась самозабвенно, едва не жарче его самого прикусывая и терзая кожу, притягивая Алхимика к себе еще ближе.
        Ладно… Ладно…
        У него сейчас в голове тоже не то чтобы много места осталось для мыслей и доводов, этот ангел нечто невообразимое с Гришей творил, заставляя в секунды целиком вспыхивать, не только телом, а и мозгами начинать жаждать ее покорить полностью!
        ГЛАВА 18
        Взрыв! Как разлил кто-то между ними чистый огонь! Кожу жжет…
        Обхватил алчными руками, потянув в сторону дивана, предположительно. Одежду друг с друга срывают с некой дикостью даже, стараясь при этом от губ и тел друг друга не отрываться, - как притягивает их нечто, сталкивает! И у Гриши терпения нет, хотя стоило бы договорить, весь опыт об этом ему по голове бахает. Но какие тут разговоры сейчас?! Кажется, ребра разорвет на фиг плотской жаждой!
        Стянул ее свитер, бросил на пол, рванул натурально лифчик, напав ртом на грудь, втянул сосок губами, от этой ревущей внутри потребности прикусив легко.
        Катя задохнулась же вроде, выгнулась, принимая это его неистовство… Но Гриша, блин, едва успел из кармана брюк презерватив достать, так уже она активно принялась его раздевать! И да, самому Алхимику под ее требовательными руками тоже пришлось споро со свитером распрощаться.
        До дивана не дошли.
        Ну и х*ен с ним, подумалось. Хотел аккуратно опустить Катю на ковер, но подмял жестко с той же нуждой, по ходу. В голове микровзрывы космоса, ни черта здравый смысл не работает! Только бы вдолбить себя в ее офигенное тело, «застолбить», елки-палки! Наглядно доказать Кате, что нет иного варианта, кроме как искать общий для них компромисс, иначе их эта ревущая потребность рядом быть, неким общным и целым, раскрошит и уничтожит, раскурочит души…
        Вонзился между распахнутых бедер твердым до боли членом, а в горле сладко стало, до того балдеж! Обхватил руками ее затылок и щеки. Напирает тазом… Да нет, всем телом! Толкается жадно, глотая рваные вдохи своего ангела! По позвоночнику жидким алым пламенем этот кайф разливается, а изнутри сосуды будто зудят, в груди непонятная потребность еще сильнее, глубже, быстрее в ее охренительное тело себя вталкивать! И стоны Кати, от которых окончательно голову сносит, лишь усиливают это сумасшествие!
        - Гриша!!! - Катя всем телом выгнулась под ним, затряслась от оргазма, запрокинув голову так, что оголила перед ним всю шею…
        Его этот вид почему-то добил! Припал к пульсирующей точке, втянул губами, ударил языком, не прекращая толчков… И сам так мощно кончил, что в глазах потемнело. Рухнул на нее, всем весом придавив, уткнулся носом в те завитки плюща, что с плеча на ключицу вьются, в щеку бывший его кулон давит… Кайф!..
        А руки не разжимаются, не в состоянии отпустить Катю и на миллиметр.
        Хорошо, что по этому моменту у них никаких разногласий не имеется.
        - Так, раз уж я сегодня тут ночую, ты завтра со мной утром поедешь. Сдашь все анализы, чтоб я уверена была, что никаких «приветов» из твоего прошлого нам не досталось, - Катя глянула на него так… с «глубоким смыслом», и откусила внушительный кусок от пиццы, которую у него в качестве ужина затребовала, когда они оба из душа выбрались.
        Видимо, нагуляла аппетит не без его помощи.
        А Гриша что? Гриша только рад дать своему ангелу все, что ни захочется! Мигом заказал пиццу в ближайшем ресторане. Две коробки… Ну, он тоже как бы не успел толком поужинать. Вероятно, пока публичные разговоры и заведения - не их тема, и стоит дома обсуждать все вопросы и кушать заодно… Проще разногласия уладить, всякими способами. Приноровиться, так сказать.
        Особо его порадовало то, как Катя отреагировала на домашнюю одежду, которую Гриша таки подготовил, как и прочие бытовые мелочи, чтобы не испытывала дискомфорта. Ведь помнил, что прошлый раз аж тряхануло всю по этому поводу. Но не сегодня… Его ангела проняло и тронуло! И настолько, что даже он это заметил явно и четко. Ну, для того и озаботился, собственно, потому по кайфу было то, что оценила.
        И вот теперь это… Ок, она ему навстречу пошла, хоть Гриша и видел, насколько Кате непросто, ломает внутри. Ну и он готов тем же ответить, хоть и уверен, что чист, как стекло, и со всех сторон здоров, адекватный же, не забывал про здравый смысл. Но если ангелу так спокойней…
        - Не вопрос, поедем вместе. С радостью тебя отвезу на работу, ангел мой, - долив ей томатный сок, который Катя попросила вместо всего иного, согласился ровно и без острот. - Каждый день готов возить, - подмигнул, как пробный камушек закидывая…
        Ну, чтоб Катя как-то свыкалась с мыслью, что он ее, так или иначе, к себе перетащить планирует, насколько бы она там отношений не боялась…
        … Эх! Знал бы, что это на неделю затянется - может, сразу бы ребром вопрос поставил. Хотя не факт. Ангела его не так и легко перегнуть, сама с характером, будто стальной прут в позвоночник вбит. А переламывать никакой охоты, да и повода ж не имел, зачем?
        Ну да, хотелось бы, чтоб просто и незатейливо собрала свои вещи, которых не так и много имелось в той съемной квартире, и быстренько к нему переселилась по собственной воле, так сказать.
        Но у Катюши же как не операция, так дежурство суточное, мля! И ничего даже слышать об охране она не хочет, видите ли, ну кто ее тронет? Да и как с этими амбалами по больнице ходить?
        С одной стороны, Гриша все понимал. Ну и куда, по большому счету, Катя одна вне стен клиники передвигалась? Никуда, его же стараниями. Просто взял за привычку заезжать, как перед фактом ставя. Забирал, уламывал с ним время провести…
        Ок, задуривал голову так, что Катя лишь одну ночь за всю последующую неделю вытребовала провести в одиночестве, чтоб хоть вещи перебрать, обновить… Зачем, если он готов был ей каждый день заказывать и привозить новое? Короче, такое, ни душе, ни телу, провисели большую часть ночи на телефонах, Алхимик категорически не желал ей позволять без него о чепухе думать всякой, занимал разговорами… обо всем на свете!
        И вроде Гриша понимает, что она слишком самостоятельная, чтобы ожидать, будто в момент от манеры все одной решать откажется, и сам же не был никогда мегануждающимся в «близкой душе»… А аж подгорало внутри, блин!
        И то, что пусть и немногочисленные вещи имелись у нее в другой квартире, вроде как якоря Катю в ином месте, бесило, блин, искренне.
        
        Нет, Гриша об этом не говорил. Хватало здравого смысла понимать, что только обострит, да и самому разобраться с перспективой было бы неплохо…
        Хотя сложилось как-то само собой понимание, что думай-не думай - без толку. Это определено уже. Их всецело объединяла какая-то связь и тяга, которой и она же не могла противостоять, если по-честному.
        Алхимиком все решено? И им тоже, наверное, не вилял. Но и жизнью самой. Смешно… Не забыл, как заливал в первый вечер ей про прошлые жизни и реинкарнацию. И не от того, что сам шибко в такое верил… Правда, и не отрицал. Короче, тогда больше по ушам чесал, чтоб она не загружалась и меньше глупостями и сомнениями голову себе забивала. Но, по ходу, ведь так и есть, кажется, как тогда говорил. И не нужны никакие заумные теории или объяснения. Да и время, чтоб к чему-то привыкнуть или приспособиться, ему лично не требуется. Но ее желание и просьбы уважал.
        Поехал тогда утром, сдал эти ее анализы, все, что Катя написала. Алхимику не жалко, всю кровь готов ради ангела сцедить, да и иголок никогда не боялся. Еще раз дал самим своим видом понять, что больше никому и думать нечего соваться к Кате… Ага, маячил тот кадр на периферии, приглядывался. Может, думал, что его не заметили, ну так просчитался, Гриша все привык подмечать, что для него могло решающим оказаться. Но вроде тип отвял, когда Алхимик на прощание крепко Катю зацеловал так, что его ангел ориентировку на местности потеряла.
        В общем, понемногу переламывал, мягко, но неотвратимо, окружая со всех сторон, делая себя неотъемлемой и основной частью каждого ее дня, самого распорядка жизни Кати. Видел по глазам, что она замечала и пугалась, брыкалась временами, но каждый раз находил предлог отвлечь.
        В приближающийся ее выходной собирался опять к себе в клуб затащить, заманивал перспективой устроить тренировку по танцам. Жаловалась его ангел, что Гриша ей возможности туда пойти не дает, а Катерина и так последние месяцы из-за работы почти и не посещала свой кружок.
        Ну… что сказать? Он, конечно, все это понимал, чего там. Сам вон сейчас выше крыши загружен заботами, только и счастье, что Катя вдруг в его жизни нашлась, его отрада и услада.
        И все же… Да, не был готов пока упускать их общее время, зато всегда рад предоставить Катерине место для тренировок и даже индивидуальные занятия с ее тренершей оплатить. А там, глядишь, ему еще и подвезет полюбоваться своим ангелом по ходу занятия, да и кто знает, куда оно все вывернет… Чем не награда?
        Но все вообще не так сложилось, как он это себе распланировал, и до выходного не дотянули последнюю ночь ее дежурства, когда Алхимика буквально с места сорвало скупое сообщение:
        «Помоги. Умоляю…»
        И ни фига не объясняющее дополнение в виде координат, где, он надеялся, Катя его ждать будет живой и невредимой…
        ГЛАВА 19
        ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ, ВРЕМЯ ПРОЛОГА
        Затащил Катю в салон авто, дернул пуговицы, стянув с себя, на ходу укутав в собственное пальто. Олег за руль без напоминания упал, еще один из охраны на второе переднее сиденье… Утрамбовались все по машинам в каком-то боевом порядке, прям автоматом перешли в этот режим. Видимо, состояние Кати на всех отпечаталось. Другой они привыкли ее видеть, даже парней проняло. А Алхимику сейчас, как по сердцу ножом, что не настоял, не приставил охрану, просто не запер ее дома, блин! Колотило самого от гатившего по сосудам адреналина!
        - Ангел мой, - прижал Катю к себе по максимуму, чтоб только больно не было.
        А она будто каменная вся, сжатая, скованная. К нему и клонится вроде, а не может оттаять. Словно судорогой ее свело и держит в жесткой скрутке. Дышит, и то судорожно, надрывно, будто каменная плита на грудной клетке лежит, ребра продавливая. Руки разжать не может, вцепилась в него, но как и не осознает этого.
        Нет, не был против, мог бы - больше дал, любое тепло, поддержку и опору, в которой Катя только лишь нуждается… Так, блин, это ж впервые, когда соглашается брать без споров! И херово до тошноты, что вот в таком варианте только… И он даже приблизительно нюансов не знает.
        Закурить бы, но даже не дернулся… не знал, как ангел его среагирует, словно под током вся.
        Нет, сама она точно с этим не справится, Гриша видел такое по жизни не единожды. И расспрашивать сейчас - тупо. Ясно же, что Катя не сможет внятно и слова связать, а мучить ее лишний раз не стоит. Надо сначала успокоить и донести, что теперь он рядом и не позволит больше ничему с ней случиться! Никогда… Главное, чтоб поверила.
        - Олег, печку вруби и поехали! - отрывисто распорядился, притянув Катю все равно ближе к себе, несмотря на эту ее сжатость, хоть и помнил о вероятных синяках…
        Бл*! Да у него внутри все полыхало от бешенства и боли за нее, когда только взглядом скользил. Натурально готов был из-под земли виновника достать и голыми руками угробить!..
        Правда, не мешал Кате чуть отклониться и на прощание, подняв руку, махнуть в окно той бабке, что продолжала крепко сжимать палку, провожая их взглядом. Поставил себе мысленно галочку выяснить потом все по этой неожиданной помощнице, подсобить, если что. Алхимик не забывал тех, кто ему помогал… и его ангелу, само собой. Катя же уже его частью стала, кровная, спаянная с его сутью и нутром.
        И это усиливало общее состояние жесткой тревоги сейчас. Но ему не до того было, на ней целиком сосредоточился.
        - Иди ко мне ангел, - снова на себя уложил, считай. Мягко, очень осторожно растирать начал, пытаясь по реакции отследить, где болезненность… Угадать, что, вообще, с ней случилось…
        И насколько далеко зашли те, кто явно пытались счеты с Катей свести? Имел подозрения, что знает о ситуации, хоть и самому только-только сообщили о случившемся. А Гриша же вовсе не в курсах был, что она участвовала в той гребаной операции! И люди эти на все способны…
        Но не тут это выяснять собирался, не хотел ее дополнительно травмировать.
        - Олег, к Маку заверни, - скомандовал, увидев вдалеке светящуюся букву забегаловки. - Кофе возьмем, согреть тебя надо… - продолжая мягко растирать, объяснил Кате.
        Правда, не то чтобы она спрашивала.
        Да и, вообще, с момента, как он в машину ее усадил, будто в ступор впала, вроде и тут, с ним, а как отключилась головой, по ходу, еще не пережив и не приняв факт, что можно выдохнуть. Не отреагировала и на эту фразу, как-то бессмысленно посмотрев на Гришу. Заторможенная вся, поежилась, словно лишь сейчас ощутила, что одета была вовсе не по погоде.
        А его вдруг иной вопрос озаботил капитально.
        - А ты когда ела в последний раз, ангел мой? - уточнил хрипло.
        Ну он же знал, как она на работе обо всем ином забывает, отключаясь, ни хера о себе не думает, твою налево!
        Катя медленно моргнула, словно стараясь на его словах сосредоточиться, нахмурилась…
        - Не помню… Утром? Или вчера, с тобой, перед дежурством… Ночь спокойная была, я спала… Голодная, - даже как удивившись, оглянулась впервые, кажется, начав включаться.
        Блин! Ему матюкнуться захотелось! Вот поспорить на сто баксов мог, что после их ужина она больше ничего и не съела! К счастью, они уже на МакДрайв заруливали.
        - Ясно, - разумеется, он этого не сделал. - Сейчас и поесть чего-то возьмем. Есть пожелания?
        Но Катя и теперь смотрела еще с каким-то непониманием, будто не успевая за его мыслями и действиями.
        - Ок, сам закажу, ангел. Ты выдыхай и успокаивайся, - погладив ее по щеке самыми подушечками пальцев, нежно и осторожно поцеловал в кончик носа.
        После чего повернулся к окну, всматриваясь в лайт-стенд с меню, прикидывая, что бы там такое попитательней ей взять.
        Заказ был готов за считанные минуты, что сейчас, конечно, как никогда, актуальным ему показалось. Гриша быстро раскрыл пакет, буквально всучив коробку с «Бигмаком» Кате в руки, сам открыл и убрал упаковку. И пока она откусила первый кусок, снял крышку с капучино, который ей заказал, еще и с сиропом, чтоб слаже, ангелу это сейчас точно не помешает. Хотел, чтоб напиток быстрее остыл, перемешал, прикрыл крышкой заново…
        Но едва успел поставить стаканчик в подстаканник, как Катя, сразу жадно было накинувшись на еду, словно поперхнулась, заставив его настороженно вскинуться. А его ангел будто замерла, застыла с этим бутербродом, с трудом сглотнув откушенную часть и…
        Бл*! У Гриши сердце будто оборвалось, рухнув куда-то вниз, когда он увидел, что у нее по щекам заструились слезы потоком, натуральным образом хлынули.
        - Ангел!.. - дернулся к ней, к себе прижав так, что непонятно, выжил ли тот чертов бутерброд. Только по боку стало!
        Парни спереди мигом подняли перегородку, и без его приказа поняв, что лишние свидетели не нужны. Ощущение в авто моментом какое-то гнетущее, опустошающее, потрошащее душу.
        А Катерину реально трясет, как пробило плотину, за которую запихнула все, прорвало, подрывая ее контроль. И ведь видел уже раз, как ее корежило, в первую ночь в клубе истерику наблюдал, но сейчас иначе все было! И это как раздирало его, вытаскивая кишки наружу, полоща их по ветру, до того паскудное ощущение…
        Катя натурально разрыдалась, уткнувшись ему в плечо, всхлипывая так, будто воздуха тут ей не хватало, задыхаться начала. Захлебывается слезами, тихо воя. И сама себя будто умолкнуть пытается заставить, закусывает его свитер, как глуша звуки.
        Гриша жестко обхватил, стараясь каркас и поддержку дать, распрямить, внушить самим прикосновением тот факт, что от всего укрыть и защитить в состоянии! Но Катя, чувствовалось, не в готова сейчас была воспринять внешнее. В своем внутреннем котле тонула… Вцепилась в него руками, пальцами, со всей силы, кажется, пытается лицо спрятать, задавить этот рев и слезы, а оно все равно прорывается наружу.
        Разбитая губа треснула, на коже капля крови выступила, отчего у Алхимика все внутри скрутило диким болезненным спазмом за нее!
        Хотелось убедить, потребовать, уговорить прекратить! Сжать руками и продавить буквально своей волей, чтоб остановилась, поверила, на Гришу и его силу положилась, осознала, что ее от всего на свете закрыть собой готов и нет причин ни бояться, ни плакать!..
        Но, ок, это было бы дуростью, трусостью и уже его слабостью. А Алхимик имел силу и мог дать своей женщине этот момент боли пережить, Катя имела на него полное право. Лучше пусть так, сразу, чем загонит внутрь себя, а потом сломается. Гриша всегда был за быстрые и радикальные решения!
        Перетянул ее к себе на колени, чуть не перекинув стакан с кофе, но по фигу на все! Пробрался ладонями под пальто, в которое сам ее укутал, под ту безразмерную гребаную кофту, чтоб до кожи добраться, заземлить Катю, на себя переключить, на тепло его тела, как на непоколебимую опору… Но и самому почувствовать, что горячая, живая, закончить этот долбанный цикл страха за нее, пожирающего изнутри с момента, как смс то прочитал.
        - Все нормально, ангел мой, все теперь будет нормально! Я решу все. Даю слово! - шептал ей в ухо, будто в голову забраться пытался, напрямую в мозги вложить это понимание… Буквально на ощупь, на вкус ее запах и текстуру кожи в себя втягивая.
        Губами скользил по шее, надышаться не мог, особенно теперь, после такой силы страха, которого от себя не ждал и не думал. И своими руками, пальцами, касаниями пытался на себя забрать, впитать, украсть этот страх и истерику. Укачивает…
        Минут десять сжимал в своих руках так, что у самого мышцы скрутило спазмом, но не ослаблял захвата. Уже и до дому доберутся скоро, а он все шепчет какие-то мелочи Кате на ухо, мягко гладит по волосам, целует эти синяки, треснутую губу, ощущая соленый привкус ее слез и крови. Растирает щеки и холодные пальцы, которые и сейчас еще не до конца отогрелись, потому как дело явно в нервном спазме.
        Наконец, Катя утихла немного. Всхлипывания почти прекратились, сменились тихими сиплыми вздохами. Провел с мягким надавливанием еще раз по спутанным волосам. Достал точно остывший уже кофе, прижав нежно к губам, с которых стер выступившую кровь.
        - Выпей, ангел. Сладкое, теплое, чуть легче станет. И поесть стоит, с голодухи все острее и жестче кажется, - попытался перевести в чуть более легкую плоскость ситуацию, бросил короткий взгляд в окно, убедившись, что уже в его двор заезжают. - Сейчас закажем что-то более толковое, если тебе эта вредная еда не по вкусу, со всем разберемся, обещаю! - может, и тихо, но с твердой уверенностью заявил, как клятву дав.
        И Катя поверила. Ощутилось, что в этот раз действительно восприняла и осознала, услышала его. Медленно сделала глоток, потом второй, уже сумев вернуть себе контроль над нервами.
        ГЛАВА 20
        Было как-то очень странно сейчас оказаться здесь, в квартире Алхимика… Собственно, за последнее время это пространство Катя уже понемногу подсознательно и для себя убежищем и местом силы ощущала… Пусть и не признавала этого открыто для Гриши. Больше того, каждый раз с кучей возражений и отговорок пыталась отказаться остаться у него на ночь… Хотя у нее тут уже даже запас вещей имелся, но ее все еще коробило от того, насколько безапелляционно мужчина пытался решать все за них двоих.
        И все же позволяла себя уговорить, не могла категорически отказаться. Да он и сам это заметил, казалось. И словно наслаждался каждым раундом таких уговоров, в то время как Катя искренне ужасалась происходящему с ней, крушением тех защитных барьеров и стен, которые с детства вырабатывала, чтобы ни к кому не привязываться…
        Еще страшнее отчего-то, что Алхимик и это понимал. Не так давно просто и незатейливо спросил в лоб, с припрятанной усмешкой во взгляде:
        - Чего ты так боишься, ангел мой?
        А она… ну как бы тогда была не в лучшем настроении, и все еще не очень одобряла то, что он в ее жизни без спросу копается. Вот и буркнула:
        - А сам не знаешь?! - может, больше, чтоб пристыдить за эту бесцеремонность, что ли.
        - Понимаю, ангел, и даже не виню. Сложно, если с детства доверие растоптал самый близкий человек. Но я никуда не уйду. Никогда. Ты потихоньку привыкай к этой мысли, Кать, - и не думая отрицать, что продолжает ее жизнь «препарировать» своими методами и собирает всю информацию, даже ту, которую она в силу протеста или характера не готова пока вслух произносить, отозвался Гриша.
        И обнял ее, явно же видя, что нахохлилась, пытается отстраниться… Иногда бесило то, что он не учитывает ее мнение и отношение! Но ведь прав же…
        Слишком больно было, когда мать ушла, а отец замкнулся. Катерина и сейчас помнила то гулкое ощущение брошенности и детской беспомощности, хоть и старалась жить и развиваться. А доверия к чувствам так и не сумела вернуть. Ни за что не хотела бы вновь подобное испытать. Самый жуткий ужас.
        Но Алхимику было совершенно без разницы до ее страхов и комплексов, он планомерно и настойчиво пробивал себе брешь…
        Хотя, господи! О чем она думает?! Разве сейчас стоит размышлять о подобном?! Когда совершенно другая, глобальная и кошмарная проблема нависла над головой, а все тело болит и ломит, не позволяя и на секунду забыть о пережитом за эти несколько часов кошмаре?!..
        Мозг абстрагироваться пытается? Или дает ей возможность выдохнуть, концентрируясь на мелочах? А может, намекает, что теперь не выйдет характер выпячивать - сама его о помощи попросила, сама отдала себя в полную власть, лишившись возможности спорить и отстаивать хоть какие-то личностные границы… И вроде бы крушение столпа ее основ и личностной уверенности, один из самых ужасных дней за жизнь, а Катя о странных и неважных ныне нюансах думает. Цепляется глазами за окружающее, словно в первый раз изучает. Разум себя и ее от срыва защищает, не иначе.
        Огромное пространство, полное воздуха, спокойные белые стены, серая плитка на полу, который может быть таким теплым и удобным - она точно знает. Силуэт уже обожаемой кофемашины на столешнице…
        Это ли причина, что Катя облегченно выдохнула, стоило порог переступить? Или все дело в мужчине, стоящем в шаге и наполняющем настоящей жизнью, бешеной энергией своей харизмы пространство вокруг?
        Странно, когда полупустое, обставленное в критическом минимализме, жилое помещение невероятно уютным и комфортным вдруг воспринимается.
        Правда… под конец такого такого дня, что ж странного? Да и это не впервые ее накрыло неким робким осознанием. Просто сейчас, после всего пережитого, поглотило с головой. Опять затрясло мелкой дрожью, накатив новой волной гормональной встряски, на которые сегодня ее организм оказался излишне щедр. Не мудрено, конечно, учитывая происходящее.
        Переступила с ноги на ногу, отчего-то застыв на входе, словно не решалась войти дальше. А Гриша тут же уловил, смерил ее внимательным, пронзительным взглядом. Непривычным, наглядно выдающим, что он и сам на взводе сейчас… Но выдерживает паузу, дает ей адаптироваться, не требует немедленно подробностей… А Катя и не уверена, что смогла бы рассказать, язык, как онемел. В голове шумит, закладывая уши, едва пытается подумать обо всем… Шок, да.
        - Сейчас принесут что-то из еды, тот бургер уже вряд ли спасем, но парни в ближайшем ресторане затарятся. Послал еще из гаража, - он снял с нее свое же пальто и мягко подтолкнул Катю проходить дальше.
        На ходу щелкнул выключателем, включив подогрев пола. Быстро прошел вперед, включив и ту самую кофемашину… Черт! Как же хорошо Гриша ее изучил за эту неделю с небольшим! Точно знал, какие мелочи будут внушать покой и дадут ощущение возвращения контроля над ситуацией.
        Но Катя все равно чувствовала себя так, будто под анестезией. Странное чувство «ваты» в голове и мышцах, тело почти не слушается, с трудом переставляет ноги, мышцы каменные.
        Во рту так и остался противный, приторно-сладкий привкус после того кофе, который он ей в машине дал, но Катя не могла не признать, что облегчение почувствовала. А еще голод… Сейчас действительно жалела, что не доела гамбургер: тот бесславно погиб на полу машины, когда на нее нахлынуло откатом от стадии торможения. Но желудок терзали жестокие спазмы… Голода ли? Нервы… нервы. Да, периодически ее в стрессовых ситуациях на дикий голод пробивало. Спасало только то, что обычно у Кати дома особо и нечего было поесть.
        - Проходи, ангел. Что ты замерла, как не у себя дома? В холодильнике точно осталось что-то, я целый день в клубе проторчал, не доедал остатки, - казалось, что Гриша готов говорить о чем угодно, лишь бы она не сосредоточивалась ни на чем. - Сейчас поищу.
        «У себя»?..
        Внимательный взгляд Алхимика исподлобья, будто и теперь закидывает камушки, проверяет… Или однозначно дает понять, что некуда ей уже отступать и теперь именно Гриша решать все будет: и то, о чем просила, и то, что своим приоритетом всегда считал?..
        А Катя молчит… и даже сформулировать почему не сможет. Не готова.
        Теперь с этим не имеет права спорить, получается? А хочет ли?
        Впервые за долгие годы она ощущала себя беспомощной и слабой, утратившей контроль над тем, что творится. После случившегося раскрошилась внутренняя уверенность в том, что в ее силах управлять миром вокруг себя. Наоборот, пульсирует в висках мысль, что ничего изменить не в состоянии… И в настоящий момент - это добивало, словно окончательно нечто внутри сломав.
        Впервые в жизни, почти непреодолимое желание сдаться. Отдать власть в руки того, у кого точно больше мощи и силы, кто сумеет все решить так, как Кате никогда не удастся. Но и понимание, что ничего теперь не будет, как раньше, стучит в голове. Во всех смыслах…
        Однако жизнь же дороже характера или границ личного пространства? Да и так ли она против того, чтобы именно Грише бразды правления ситуацией отдать?
        - Катя… - он будто мысли ее читал, вот прям чудилось ей нечто такое в глазах мужчины напротив! - Иди сюда, ангел…
        Уже успев приготовить ей кофе, Гриша буквально сомкнул пальцы Кати вокруг теплой керамики. И, аккуратно обхватив запястья, погладил татуировки в виде крыльев, потянул настойчиво к дивану, не дав ей и возможности кроссовки сбросить… На ходу от тех избавлялась, так и не вынырнув из своей оглушённости, если откровенно. Хорошо, что он ее руку своей страховал, Катя была настолько рассредоточена, утонув в мысленном потоке сомнений и страхов, что совершенно не следила за ситуацией.
        - Давай, садись, - он почему-то стянул плед с дивана и соорудил ей подобие некого гнезда на ковре, так, чтоб спиной Катя могла упереться в изгиб мебели.
        Села, не споря, автоматически сделала глоток, позволив себя укутать…
        И только теперь осознала все мелочи: она была словно окружена со всех сторон, защищена и согрета! Гриша продумал каждую деталь. Тепло от пола проникало и через ковер, кофе согревал изнутри, а «стена» дивана как защищала ее, даря забытое за этот день чувство безопасности.
        Почему-то губы задрожали, стоило в полной мере осознать, как много он действительно делает, учитывая все!
        - Гриша!.. - выдохнула, словно от кошмара очнувшись, потянулась к нему. Наклонилась, уткнувшись носом в плечо, задохнулась каким-то остаточным всхлипом, наслаждаясь ароматом, сейчас ассоциирующимся с надежностью.
        Но уже не плакала, нет. На самом деле, ощутила спокойствие, недостижимое за весь этот тяжелый день.
        В дверь постучали.
        - Да, заходи, - не отрывая взгляда от нее, громко велел Гриша. Обнял руками Катю.
        В квартиру молча вошел Олег, осмотрелся, приблизился, поставив рядом с ними две коробки с пиццей. Наверное, единственное, что сейчас можно было быстро поблизости найти… Да и любил ту Алхимик, уже знала. И у Кати аж ноздри затрепетали, как одурительный запах расплавленного сыра ощутила! В животе громко заурчало.
        Охранник вышел, оставив их вновь одних. А Гриша улыбнулся, да так, что у нее сердце защемило от нежности и какой-то невыносимой тяги к нему!
        - Я здесь, ангел, рядом. Все, выдыхай, не грозит больше ничего, - вновь проявив недюжие способности понимания, подмигнул Алхимик. - Давай есть.
        Мягко прошелся ладонью по спине, поднялся к затылку, пропуская волосы Кати сквозь свои пальцы. Чуть сжал пригоршню, собирая в узел…
        А она вздрогнула. Не хотела, не с ним связано, но откликнулось изнутри тяжелой ассоциацией…
        - Катя… Ангел, ты готова рассказать мне, что произошло? - верно истолковав эту дрожь, тихо проговорил Гриша, вновь прижав чашку к ее губам, чтобы она еще глоток сделала. И подтянул пиццу к ним ближе.
        А она… Готова ли?..
        ГЛАВА 21
        - Я даже не уверена до конца, что именно послужило началом всего… - Катя растерла лицо рукой, отставив таки чашку с кофе.
        Взяла кусок пиццы и салфетку, которые Гриша ей протянул. Руки дрожат… Ладно, чему удивляться? Откусила жадно, поддавшись своему голоду, да и Гриша не особо торопил, позволяя ей насытиться. Первый кусок пиццы исчез молниеносно. На втором стала жевать более тщательно.
        И силы появились хоть вздохнуть. Приятное тепло разлилось внутри.
        - По сути, все было нормально, обычное дежурство… А потом меня позвал на операцию анестезиологом… Срочный случай, ургентный. К нам редко так попадают, если честно, я сама не поняла, почему этого пациента к нам привезли, - она попыталась выстроить в голове последовательность, но мысли неслись, опережая друг друга, сбивались. - И у него… Хорошо, Влад не сообщил мне, что там огнестрельное ранение. Вероятно, как раз в этом причина. Может, с ним договорились… Не знаю. Я тоже это не сразу поняла. Но от меня что требуется? Обеспечить ему адекватные условия и за состоянием следить? - Катя растерла виски, голова, казалось, лопнет от напряжения. - Я следила… А потом… Пациент сразу был в плохом состоянии, тоже не понимаю, почему Влад взялся за эту операцию. Возможно, ему отдельно оплату пообещали, - вспомнила двух человек в коридоре, которые о чем-то говорили с Владом до операции. Именно эти мужчины потом ее пытались куда-то вывезти… - Хотя, мне показалось, что он знаком был с… теми, кто привез этого мужчину, - она уставилась в пол.
        Воспоминания о случившемся болезненно ранили… Не столько даже про саму операцию, хоть и противно было вспоминать, как не могла сориентироваться в происходящем, просто потому, что Влад не сообщил ей всех исходных данных, поверила, положилась на коллегу, а он…
        А потом еще и… Выходит, откровенно подставил? Свою ошибку на нее свалил перед теми, кто явно не был склонен ни к терпимости, ни к пониманию? Знал о том, что могло бы ему грозить, признай, что именно он допустил промах во время операции, не заметив вовремя кровотечения?
        Не знала на сто процентов, чтоб с уверенностью заявить, сумела бы и тогда спасти: состояние раненного было критичным изначально, не всех в силах с того света вытащить, понимала. Но, что знала точно - это то, что ее вины в случившемся не было. Катя все выполнила по протоколу, более чем даже.
        - Влад, говоришь? Это тот, который к тебе подбивал клинья не так давно? - Гриша прищурил глаза, очевидно, мгновенно сопоставив факты. - Он оперировал?
        Кивнула… не перестав жевать. Немного странно, но голод все еще терзал сильный, будто все нервы сейчас сменились этой потребностью - желудок заполнить. Словно так себя в большей безопасности ощутит, впервые за весь этот кошмарный день…
        - Да… - второй кусок пиццы исчез так же быстро. Как и тот кофе, который он ей с порога сделал.
        - Тебе сок дать или еще кофе, ангел? - Гриша успевал следить за всем, даже пока она судорожно подбирала слова для рассказа.
        - Кофе еще…
        - Уверена? - мужчина внимательно посмотрел на ее дрожащие руки.
        - Да… Это нервное, и тут кофеин не так сильно скажется, - улыбнулась чуть криво. - Или я просто слишком хочу хорошего кофе. Мне легче становится.
        Алхимик кивнул, поднялся, прошелся к столешнице, вновь включив цикл приготовления.
        - Бери еще, - кивнул по ходу ей на следующий кусок в коробке, которую они так и не закрыли. - Еще десерт потом привезут, Олег проследит, - как заманивая или успокаивая ее, продолжал говорить, не давая повиснуть тишине.
        - Сейчас, дай это немного уляжется, проглотила, почти не жуя, - попыталась выдавить из себя улыбку…
        Наверное, вышло не особо хорошо, потому как у Гриши лицо стало мрачнее прежнего.
        - Ангел, что потом было? - вернувшись к ней со свежим напитком, Гриша сел рядом, чтобы их колени соприкасались.
        Сам он, кстати, пиццу и не думал пока трогать. Боялся, что ей не хватит?
        А Катя вновь за еду, как за предлог, ухватилась. Но сейчас не жевала, вертела в руках. Почему-то подташнивать стало внезапно, стоило все вспомнить. Но и голод при этом продолжал терзать изнутри.
        Паскудно. Глотнула горячий кофе, чтобы немного в себя прийти.
        - Я не успела даже толком переодеться после операции. Влад пошел сообщать. Они… Эти люди… - пришлось сделать еще глоток кофе.
        Пиццу отложила, поняв, что сейчас не в состоянии будет жевать. Мутило все сильнее. Гриша, заметив каждую мелочь, сгреб ее в охапку, словно хотел, чтоб Катя максимально его тепло и поддержку, силу мышц ощутила.
        - Они зашли в ординаторскую, где я переодевалась. Не знаю, как, кто их пустил? У нас же там пропускная система, вход в эти помещения по магнитным картам, кто-то должен был им открыть или дать свою, возможно. Они и потом открывали дверь на лестницу, - нахмурилась, пытаясь в своей голове все сопоставить и расставить события в последовательность. Смотрела в пол, чувствуя в голове и груди опустошение и болезненное чувство предательства, о котором до этого момента думать просто не позволяла себе. - А они прошли… еще и так вышло, что никого больше не было рядом…
        Руки Гриши сжались еще сильнее, позволяя Кате перенести весь вес на него. Или он сам так готовился к тому, что ожидал от нее услышать?
        - Они даже не спрашивали ничего. Начали обвинять сходу… Да и говорили так, ну, будто иностранцы, кричали, перебивали. Не знаю, акцент такой был… - она сглотнула. Отодвинула все, умудрившись и в его руках как-то клубочком скрутиться. - Один схватил меня за волосы, когда я еще и сориентироваться не успела. Второй ударил сразу по лицу… Сильно. Очень. Реально искры засверкали, - Катя зажмурилась, перед внутренним взором все вспыхнуло, как наяву, по-новому накрыло непривычным и несвойственным ей ранее страхом.
        Не доводилось Кате с физическим насилием так открыто сталкиваться, не в отношении себя, по крайней мере. Никогда не оказывалась в ситуации такой агрессивной и неприкрытой угрозы для своей жизни. Ее никто не бил никогда… Это что-то реально надломило внутри, противно, тошнотворно. Раскрошило чувство доверия к миру и к уверенности в том, что в состоянии за себя постоять.
          - Не знаю, Гриша, я никогда в такой ситуации не оказывалась, потому, может, меня это оглушило. Растерялась, никакого отпора не дала… А они меня потащили в коридор, - понимала, что бессвязно и все тише говорит, но физически сейчас спазмировало горло!
        Его в дугу скручивало, мл*! Выжигало внутренним огнем бешенства, бессмысленного уже страха за нее и того, что в его же силах уберечь было, а не предпринял и попытки! Хотя…
        Как бы Гриша к ней охрану приставил? Не то чтобы не намекал, но, серьезно, казалось, что никакого повода… Да и Катя даже намек на подобное в штыки воспринимала. А сейчас тошно от такого прокола, но что толку?
        И материться хочется, а еще закурить бешено тянет, но он послал лесом все свои порывы и желания, кроме одного - покрепче ее обхватить руками, чтобы самому себе доказать, что невредима и рядом с ним.
        - Ангел, о чем ты?! Какой отпор? Ты точно не виновата в том, что испугалась! - попытался слова подобрать адекватно, пусть и не сказать, что умел или ловок был в таких моментах. Самого телепало, старался ей не выдать. - Молодец, что жива, вырвалась и убежать от них смогла…
        - Я бы и не смогла, наверное. Но там, почти на выходе, санитар наш попался навстречу… Они точно не рассчитывали. А он драться полез… И… Я просто сбежала, Гриша… Через задний ход и парк. Как была, в хирургическом костюме и тапочках. Я даже не знаю, жив ли этот санитар, понимаешь? Я тварь, да? - она на него исподлобья такими потерянными и испуганными глазами глянула, что его до холодного пота прошибло.
        И, блин… Он был реально благодарен тому мужику, что вмешался. Хотя и да, сомнения о его благополучии имелись.
        - Нет, ангел. Нет! - обхватил ладонью ее голову, прижав сильнее к своей груди, ощущая, как Катю колотит все более крупной дрожью. Явно новой волной отката накрывает… - Ты не смогла бы ничем помочь, против двух мужиков, еще и вооруженных, наверняка, - у самого голос сиплый, придушенный, как крошится.
        Вроде и не курил, а чувство, что пачку приговорил за одну затяжку. Грудную клетку давит за нее… Но и облегчение накрыло, что малой кровью отделалась физически, если отстраненно взглянуть. Хотя психику прессануло капитально, конечно.
        - Я выясню все, Катя! - пообещал, понимая, что ей сейчас эта уверенность, кровь из носу, нужна. Да и сам этот момент не оставил бы. - Сейчас отправлю людей, разберемся, - как-то бессистемно водил руками по ее волосам, по телу. То ли согревая, то ли себя убеждая, что все хорошо и она с ним.
        Теперь уже точно не выпустит из-под своей опеки, без вариантов! И пусть даже не пытается ему рассказать про необходимость ей времени и пространства. На фиг! Это его сфера ответственности теперь, и Алхимик будет поступать так, как он считает верным. А опыта у него, определенно, в разы больше, чем у Катерины. Да и понимания, каким гемором это все обернется.
        И ему надо разобраться, подключив все их ресурсы. С Шустом поговорить в ближайшее время, уже велел Олегу сообщить всем о ситуации. Вызвонит Гриша и Профессора… И по этому Владу разберется… Так, чтоб за все «отблагодарить», выяснит, кто так его ангела подставил капитально.
        Но, твою ж налево! Для начала, он успокоить свою женщину должен, это точно его приоритет!
        - Мы со всем разберемся, ангел, слово даю! И силы, и все инструменты для этого есть! А пока… - Гриша осторожно поднялся, потянув и ее за собой. Ощущал, что никак эта ее дрожь не проходит. - Пошли-ка в душ, согреем и переоденем тебя, - мягко, но без выбора повел ее в сторону ванной.
        - Да… мне Тома одежду дала, что у нее было… А помыться там никак, разве что в кастрюле греть. Она сэкондом на рынке торгует, знаешь? У нее куча всяких вещей, - как-то невпопад хихикнула Катя, нетипично для себя. Зевнула, но при этом продолжая вся напряженной и жесткой быть.
        Тянулась за ним, цеплялась, будто не могла отпустить, что, само-собой, грело Алхимику душу, чего уж.
        - Откуда ты ее знаешь, ангел? - поддержал эту беседу ни о чем, но и шанс больше выяснить заодно не упустил.
        - А… тут, как с тобой, - вдруг улыбнулась широко и искренне Катя. - Когда-то ее привезли ночью, избитую. Муж… - его ангел вздохнула надрывно и прерывисто. - Мы оперировали ее, я потом следила за состоянием, выхаживала… Больше у нее никого. Мы как-то подружились, что ли. Тома от мужа по итогу ушла, ей тот дом от деда когда-то остался… Хотя, не то чтобы домом назвать можно, захирел совсем, но… - она передернула плечами. - Я точно знала, что она меня никогда не выдаст, вот и… Не знала, где ты был и когда к тебе добраться смогу, а телефон боялась оставлять включенным.
        Катя уткнулась ему в плечо, кажется, целиком руководству Гриши доверилась, и это немного унимало бушующее внутри бешенство. Давало возможность сохранять часть рассудка, чтоб ситуацией управлять и Кате спокойствие внушить. Уверенность в нем и в том, что все в его власти.
        - Хорошо… Это было разумно, ангел. А сейчас, давай-ка избавим тебя от этой кофты и согреем, - в голосе, конечно, все равно слышалась напряженность, но…
        Ладно, он имел право беситься, когда его женщине угрожают, бл*?! Имел. Так что, вдох-выдох, и поехали дальше!
        - Забирайся, ангел, - стянув с нее безразмерную кофту, майку и брюки, Гриша включил горячую воду и мягко затянул Катю под душ в белье.
        Показалось, что быстрее согреть - важнее, до конца разденет и под водой уже.
        ГЛАВА 22
        - Да, факты услышал… Связался с нашими программистами, они по своим каналам проверяют уже. Ну и Профессора послал с ребятами все выяснить лично. Мы так и так могли это сделать, как «гостеприимные хозяева». Сейчас еще сам наберу Амжада. Пока сильно не светил степень ее близости к нам и то, что сами заинтересованы, хочу выяснить больше, но, сразу это оговорю, если хоть малейшая угроза мелькнет, можешь быть спокоен. Это без вариантов. Так понимаю, что сейчас ты дома с ней… Ребят взял достаточно? - уточнил Шуст. - Во избежание… Знаешь же, эти иногда вообще без башни и против всех правил и договоров прут, если посчитают, что их честь затронута.
        Друг говорил негромко, видно, Тала рядом… Вероятно, спит. Он теперь бдел едва не над каждым шагом жены.
        И, черти его раздерите, но Гриша в данный момент внезапно шикарно стал понимать Дэна. Сам бы порвал любого, кто Катю только рискнул бы предложить разбудить сейчас. Он, блин, битый час ее уговаривал хоть немного расслабиться. В итоге, налил коньяка и чуть не силой заставил выпить, чтоб хоть как-то отпустило. А оно, видимо, еще и после горячего душа, развезло.
        Отключилась у него на руках. И слава богу, как говорится. Передохнуть Кате нужно было в первую очередь.
        - Достаточно. Тоже так подумал, - также тихо отозвался, хоть и вышел из спальни, чтобы Шуста набрать. Выдохнул дым у открытого окна.
        Катя больше ничего не говорила ему про сигареты, но он не дебил, намек с первого раза просек и… Чего уж, она шла ему на уступки, ну и он старался смалить меньше.
        - Утром встретимся, так? Наши уже работают, Алхимик. Все, что можно быстро нарыть, они выяснят, ты и сам знаешь. И по тому парню, что ей помог, я узнаю. Напишу, чтоб не дергать лишний раз. Успокаивай свою Катю, это сейчас важнее. Остальное решим.
        - Спасибо, Дэн. До связи завтра, - отключил телефон, растер лицо, подумав, что самому неплохо бы дать психике перегрузиться, хоть пару часов покемарить рядом с ней.
        Пусть и привык вести чаще ночной образ жизни, а все эти тревоги и пережитое за вечер по нему тоже срикошетили внезапно. И некое плато в ситуации, осознание, что самого страшного не случилось, а с остальным, прав Дэн, они разгребутся, хоть и не без своих нюансов, сложностей и рисков, наверно, переключило процессы в голове. Ощущал, что нужен отдых и ему. Только ведь самого так тряхануло, что отключить этот стрем не может еще. И тут коньяк - не выход, ему надо ясность разума сохранить, пока не решит все капитально и однозначно, и только потом…
        Блин! Не алкоголем забыться хотелось даже после, а в ангеле своем потеряться… В ощущении ее покоя и радости, чтоб смыть этот паршивый привкус бессилия от того, что Катя, в принципе, плачет, неважно, по какой причине! И раньше выносить не мог, ныне же просто взрыв мозга!
        Но это ладно, это потом все сделает. Пока главное детали выяснить и устроить все так, чтоб не дошло до кровавых разборок…
        Намек Шуста понял. Для этих людей месть за того, кого братом считали - святое. Хоть и входят в международный синдикат, а представители одного клана, где все, вообще, или кровные, или молочные братья. Эти точно не успокоятся, пока виновного не найдут и не накажут. Или того, кого им пытаются подсунуть под видом…
        И не сказать, что в данный конкретный момент не понимал подобный подход великолепно! Стоило закрыть глаза и вспомнить темные пятна свежих синяков у Кати на руках, явно проступившие багровые следы чужих мужских пальцев на затылке, где точно же держали, таща его ангела из больницы… Убил бы сам! Вот натурально! Жестоко и методично!
        Изнутри чем-то таким черным и яростным захлестнуло, когда эти следы на ее теле увидел, перекрыла грудь удушливой цепью жажда отмщения за свою женщину. Нужда в незнакомой ранее кровавой расправе над теми, кто причинил ей вред!
        Конечно, постарался от ангела порыв как-то утаить, не хватало Катю еще больше пугать, и так измочалило душу, он и это приметил. А еще ведь понимал, что на работу ей сейчас соваться нельзя ни в коем случае, к тому же Гриша собирался ее от всего мира на время упрятать… И тут могли начаться нюансы.
        Вроде как адекватная и разумная, так что и сама это понять должна, но… Как-то не был до конца уверен в том, как ангел отреагирует под влиянием момента. Фиг знает, как бомбанет ее в таком настрое и состоянии.
        Гриша и депрессии, и скандалу не удивился бы, учитывая все. Впрочем, рассчитывал на все ту же рациональность, что всегда была Кате присуща… все то время, которое он ее знал. Да и напугана она капитально. Но ведь и усиление независимых порывов совсем исключить не мог. А вдруг?!..
        И за вот это непонятное и перемалывающее ему душу состояние его бесценной женщины тоже хотелось все кости переломать на руках тех, кто полез.
        В рассказе ее он не сомневался, Гриша верил Кате безоговорочно. Может, потому, что достаточно узнал и изучил за эти дни… Да и потом, его она, обоюдосторонне причем! До костного мозга и каждого нервного узла тоже ведь узнала, а сердце и нутро нараспашку видела еще на той операции, как тут что-то скроешь?
        У Алхимика же, как бы степень принятия «свой\чужой» была простой, но максимальной. И тех, кто попадал в «свои», имелось на земле категорично мало, зато ради этих людей Гриша мог ту самую Землю вверх тормашками… ну, или полюсами там, перевернуть. Эти люди получали его абсолютную поддержку.
        Катя попала как раз в число таких. И он, если уж откровенно, без всякого суда и следствия, готов был этого Влада за шкирку схватить и бросить на расправу, чтобы от своего ангела и тень угрозы отвести.
        Но снова-таки если вспомнить то, что она сама рассказывала, все не так и просто может быть. Если наблюдения Кати верны и Влад знаком с группировкой, которую они вроде как у них в стране сопровождали… Тоже вот вопрос: почему люди сами к этому Владу сунулись, а не через них искали выходы? Шуст и Алхимик все им организовали бы куда чище. Стремно соваться в такие клиники, как Катина, хоть качество услуг там и по высшему классу. Однако нюансов в разы больше, как и потенциального внимания правоохранительных органов. Так что выяснить степень связи их с этим Владом - весьма важно, чтобы разобраться в ситуации. Как и проследить, где сейчас они все делись, каждый член группы, а не только тот, кто с ними контактирует. Ждал информации от Профессора…
        Докурил, затушил в пепельнице на подоконнике. Растер еще раз лицо, понимая, что колотить продолжает.
        Та ну на фиг это все! Так или иначе, а думать-гадать сейчас бессмысленно, надо людям дать пару часов, и у них будут все детали. А пока Гриша может спокойно позволить себе около Кати поваляться, радуясь тому, что жива и почти же невредима. Те пару гематом - мелочь, больше психику зацепило, но он этим озаботится после, как утрясет все. Сейчас оба отдых заслужили.
        Завернул в ванную, чисто умыться. И пошел к своему ангелу под бок… Точнее ее под себя подгреб сразу, обхватив и руками, и ногами. Слишком необходимо было ощущать ее тепло и сонное дыхание.
        И провалился в настороженную дрему, кайфуя от ее легкого ворчания в его щеку, от того, как сама к нему тут же прижалась, уткнувшись в татуировку на плече. Кулон-компас между ними зажат, от тепла тел обоих согрелся. Странное чувство… словно уже нашел свою цель, и ангел его тоже.
        ГЛАВА 23
        Шуст разбудил его через четыре часа. Не сказать, что Гриша выспался, но и то неплохо.
        Выбрался ловко из рук Кати, которые успели его оплести… Правда, и он ее к себе прижимал неслабо. Схватил телефон, вибрирующий на тумбе… Но, блин, все равно не успел: Катя подхватилась, будто ужаленная, села на коленях среди скомканного одеяла. Глазами хлопает чуть сонно, явно же не успев до конца сориентироваться.
        - Слушаю, - чертыхнувшись в уме, ответил другу, по ходу коротко прижавшись губами к растрепанной макушке Кати. - Спи, - прошептал ей одними губами, хоть и понимал, что ни фига она больше спать не будет!
        Видел же, как настороженно стала к каждому звуку прислушиваться, моментально напряглась. Так что и смысла не было выходить, остался около своего ангела.
        - Значит, смотри по ситуации: санитара нашли. Жив, хоть и помяли его капитально, - судя по косвенным признакам: тону голоса, коротких паузах, словно через усилие звучащих в трубке, Дэн спал меньше его самого. Гриша за их жизнь прекрасно друга изучил, как и он его, впрочем. Видимо, Тале не особо кайфово на фоне лечения.
        Стало немного совестно… Но тут такая ситуация, что им командой действовать только, как и всегда. По одному не выгрести. Да и Алхимик был готов всем, чем может, со своей стороны другу помочь. И об этом даже говорить нечего.
        - Думаю, повезло, эти вроде в больницу без оружия сунулись, вот и уцелел ваш санитар. Наши люди его в парке нашли, под самым забором, отвезли к нашим же врачам, те говорят, что есть шанс, работают. Ну а мы, понятное дело, сказали, чтоб сделали все возможное. Человек помог нам, мы его не бросим. И, поскольку нет теперь доверия этому хирургу, про которого ты говорил, ситуация такая… неоднозначная, - Шуст, давно бросивший курить, правда, начавший ненадолго снова, когда вся та свистопляска бахнула с побегом Талы, щёлкнул на другом конце связи зажигалкой. И еще раз.
        Но Гриша уверен был, что не прикурил, а просто руки занимает. В вопросах воплощения своих решений Шуст имел стальную силу воли. Надо бы выяснить у него пару секретов, что ли, учитывая, как Кате болезненно его курение отзывается. Не хотел своего ангела сейчас еще сверху этим нервировать.
        - Я созвонился с владельцем, обрисовал ситуацию, человек в шоке, уже занялся персоналом. Хирург наш затаился, но… Ты и сам понимаешь, от нас не убежишь, сам мне это недавно напоминал, - Дэн хмыкнул. - Так что всех поднял. С группой Амжада тоже связался. Он… будем считать, выслушал и принял нашу версию. Не против того, чтобы встретиться и все обговорить… У них там своих проблем сейчас хватает, учитывая всю эту ситуацию, так что наша помощь и им нужна, не готовы от нее отказаться. Значит, есть огромные шансы решить все мирно.
        - Какое «но»? По голосу слышу, что оно есть, - выслушав это все, Алхимик откашлялся, но горло все равно сипело.
        - У Касима, это тот, который умер, молочный брат есть, Риффат. Ну ты знаешь, у них свои традиции. Это был один из тех двоих, кто к Кате приходили, как я понял. И у него… в общем, кровная месть там у некоторых семей до сих пор в обязательном порядке, сам в курсе. Амжад не может связаться сейчас с этим Риффатом. Тот не отвечает и, как понял я, никогда особо не был склонен вести разговоры. Он у них в боевиках, действует агрессивно, часто под влиянием импульса и не то чтобы планируя стратегию. К чему я… Ты Катерину никуда без группы охраны не выпускай, а лучше, вообще, пусть пока у вас сидит, не выходя, - заметил Дэн с таким… ощутимым в голосе давлением-советом.
        - Это я так и так планировал. Подозревал уже нечто в таком духе. Знаю этих, - клацнул языком с досадой.
        Блин, плохо, что подтверждается худший вариант, конечно. С этими сирийцами никогда до конца не уверен в том, как все повернётся. Иногда, кажется, им самим фору в цивилизации и демократичном подходе дадут. Но порою как вывернет наружу их давними традициями и неким неописанным сводом законов и правил… Не знаешь, за какие стволы хвататься и что в первую очередь прикрывать - никаких аргументов слышать не готовы, твою ж…
        Хорошо, конечно, что старший в группе с ними на диалоге и сам заинтересован в поддержке Шуста и Алхимика. Старшинство эти люди уважают… обычно. Но то, что сам Амжад их насчет своего боевика предупредил… Что это? Искреннее желание сотрудничества? Или попытка умыть руки? Вроде и перед ними чистыми остаться, но и отомстить, как они это видят, если выйдет, типа сославшись на то, что он-то не при делах был, боевик просто из-под контроля вышел?..
        Кроме того, надо будет быстро выяснить все по этой операции и хирургу. Наверняка же можно доказать, чья ошибка привела к такой ситуации. И притащить самого Влада, а также эти факты, пред светлые очи Амжада, чтоб все подозрения с Кати снять. Да, и еще момент…
        - А почему они, вообще, сунулись к этому хирургу мимо нас, Амжад не сказал? - уточнил у друга.
        - Тут мутно, - признал Шуст. - Я Профессору поручил по другим каналам выяснить, для независимой версии, так сказать. Жду… Может, сам набери его чуть позже. Я пока отдохну, да и Тала скоро проснется…
        - Все, понял. И так спасибо, что взял эти несколько часов на себя, Дэн, - тут же отозвался Гриша. - Теперь моя вахта, вы отдыхайте, мы пока подумаем и будем дальше копать, - с искренней благодарностью в голосе пообещал Григорий.
        И отключил связь.
        - Все плохо? - тут же спросила Катя, почему-то заставив Гришу улыбнуться.
        Однако есть минусы в том, что многое… ну, как бы, утаивал от своей женщины. Она теперь вон сомневается в их возможностях, выходит. Но кому претензии выставить, что ангел не знает обо всем влиянии, которое у Алхимика есть? Только себе самому.
        Посмотрел на ангела, все это время тревожно вглядывающуюся в него своими огромными глазищами, подозревая, что все тепло и обожание в его взгляде просто прожекторами светится, даже в полутьме спальни. Блин! Ну не мог он от нее оторваться! Несмотря на всю сложность ситуации… о которой он не то чтобы планировал ей в мельчайших подробностях рассказывать. Ну на фига оно Кате? Только нервничать больше?
        Но вот сама Катя явно находилась в другом настроении. И непонятно было, слышала что-то из слов Дэна или только по его ответам пыталась себе ситуацию срисовать. Но, очевидно, что спокойней не стала.
        - Пошли-ка, кофе себе сделаем, ангел мой, - обхватив ее за плечи, запутался руками в растрепанных локонах, взлохмаченных, каких-то непривычно пушистых. Видно, потому, что затащил ее в кровать сразу после душа, не дав высушить. - Все нормально и хорошо. У нас все под контролем. Мы - серьезные люди, помнишь, - подмигнул ей на ходу, улыбнувшись. - Даже парня того, который тебе помог, нашли. Жив санитар. Сейчас наши врачи лечат. Уже и с начальством твоим порешали, объяснили свои позицию и наши мысли. Влада этого, падлюку, мы ищем, мужику не скрыться, можешь уверена быть, ангел мой, - в некоторой степени заговаривая ей зубы, да, рассказывал Алхимик, не позволяя Кате и слова вставить. Также на ходу кофе включил, чтоб готовился. - Ты что на завтрак хочешь? - уточнил, кажется, пришибив ее немного таким напором и обилием информации.
        - Не знаю… - Катя моргнула, растерла лицо. - Жив… Хорошо, я очень рада, что этот санитар жив. Но что со мной? И Влад… И… У меня же смена сегодня ночная еще… - она как-то опустошенно выдохнула, словно не в силах мысли собрать.
        - Нет, ангел, - хоть и понимал, что тема щекотливая, а решил прояснить сразу. - Ты пока на работу не ходишь. Отпуск у тебя, Катюша. Внеплановый и без срока выхода. Давно пора было восстановить и нервы, и тело, дыхание перевести. Начальство в курсе. Дальше думать будем, но сейчас ты отсюда ни ногой… - глянул глаза в глаза, как давя своей силой воли и авторитетом.
        Тут же заметил, как вспыхнули искры темперамента в ответном взгляде и… Потухли. Вот как-то мигом. А Грише от этого аж поплохело.
        Мля! Боялся, что уговаривать будет нужно, уламывать… а она и не думает спорить. И от ее глухой покорности ему горло перекрывает тугим, незнакомым комом.
        - У этих людей свои правила, ангел, - начал объяснять, хоть она и не спрашивала ничего, ему почему-то оправдаться тут же захотелось. - Там один из тех, кто нападал на тебя, у него закон кровной мести за брата. Нас сам их глава предупредил, он вроде адекватный и аргументы воспринял. Они его тоже ищут, пока не могут найти. Я тобой рисковать не хочу… и не буду! Понимаешь, ангел?! Чем угодно, но не тобой! Не злись…
        - Я понимаю, Гриша. Все понимаю, - отозвалась как-то смиренно и тихо. - И очень благодарна на самом деле. Могу представить себе, насколько это опасно… Господи! Я же вчера с ними столкнулась. Еле ноги унесла - в глазах бешенство, даже намека нет на то, что слушать готовы. Я понимаю… - Катя прижалась к нему, вздрогнув, уткнулась макушкой в плечо Гриши.
        А ему еще паршивей. И от этого страха, который в ней теперь поселился, и от того, что сам не знает, как с таким настроением Кати справляться, что говорить? Он прав, и она не спорит, понимает… а Грише тошно все равно до изжоги в горле.
        ГЛАВА 24
        Все, чего Кате хотелось в этот момент, - и дальше лежать под одеялом, целиком охваченной руками Гриши, почти не двигаясь.
        Очень нетипичное для нее настроение, дико странное. Некая внутренняя дрожь каждый нерв теребит, и после сна никуда не исчезла. Словно слом случился… Нет больше той подсознательной опоры, что была присуща всю жизнь. Во внешнем теперь ищет ориентиры, в мужчине, за недолгий срок ставшем близким и родным, несмотря на все страхи, живущие в душе с самого детства… Но ныне, казалось, не тот момент, чтоб еще и на них сосредотачиваться, хотя грыз внутри червячок сомнения: до крайности непривычно доверить кому-то себя настолько, рискуя сердцем и душой. Однако разве на другой чаше весов не более страшное стоит?..
        Очевидно, что не время цепляться за прошлые комплексы… И за это тоже немного стыдно перед Гришей, что вот так переложила на него свои проблемы. Или общие те уже у них? Продолжает ли Катя делить или воспринимает их единым целым, чего Алхимик, похоже, от нее с первого вечера хотел? Не слишком ли стремительно?
        В общем, очень много всего вместилось в прошлые сутки, совершенно не хватало резервов, чтобы адекватно судить. И не в праве считала себя чем-то управлять или спорить с его решениями. Раз Гриша сказал, что выходить нельзя… У нее и порыва возразить не возникло, что тоже виделось до крайности странным.
        А мужчина, наоборот, будто бы пытался Катю растормошить. Заказал завтрак, причем в кафе, а не в своей любимой пиццерии. С круассанами и яйцами пашот, с соленой семгой… Ну, это Катя, конечно, пусть и мысленно, а как-то шутить пыталась, все прекрасно понимала… И бесконечно благодарна была за все, сделанное Гришей. Правда, со словесным выражением этого сейчас имелись проблемы, как внутренний блок какой-то, вообще говорить не хотелось, словно выключили что-то внутри… Но она каждым прикосновением и взглядом старалась дать ощутить Грише, что осознает и замечает, ценит…
        Его аж потряхивало. До сих пор, хотя уже полчаса, как уехал, оставив Катю одну дома… Ну, как одну - под максимальной охраной, само собой. Не то чтобы хотел, но нужно было разбираться с ситуацией и радикально, тут сидением дома ничего не решить, хоть и хотелось своего ангела утешить и развеселить… И, короче, Гриша честно мог признать, что, если найдёт сейчас этого гребанного Влада, не факт, что дотащит его пред светлы очи Амжада живым и невредимым!
        Рвать и метать хотелось, желательно на мелкие кусочки и именно того самого хирурга! Мля! И в страшном сне не мог представить, как душу выворачивает такое тихое и придушенное настроение своей бесценной женщины! Оно и понятно, конечно, ибо не было в жизни Гриши такой до того, как ангела своего нашел. Но тем больше сейчас выбешивала каждая мелочь!
        - Есть подвижки? - глянул сурово на Профессора, который ждал его у кабинета в клубе, приехав раньше.
        У них тут сегодня смена программы намечалась в честь начала весны, и пусть администратор тянул все и готовил, надо было и Алхимику хоть раз все проверить перед стартом. Репутация ж заведения, мля! Будто ему сейчас больше не на что время тратить… Но Шусту тем паче не до клуба, а курировать нужно.
        Охрана молча встала чуть поодаль, кажется, шикарно его настроение улавливая и не желая под раздачу попасть. Не привыкли парни к тому, что у Алхимика может быть плохое настроение, не выработали тактику еще, видимо. И, куда за прикрытием бежать, не знали. Это ж он их обычно от гнева Шуста прикрывал, беря удар на себя, а сейчас… Капец! Тупо орать и требовать результата хотелось.
        Но и Гриша не дебил, несмотря на настроение, понимал, что так ошибок наворотить легче легкого, а ему Катю надо обелить, чтоб никто придраться не мог, особенно их «гости» залетные… Принесли ж чертяки на их голову!
        - Я уточнил информацию, которую ты утром прислал, нашел специалиста, не связанного ни с этой клиникой, ни с их врачами. Встретился, договорился. Человек готов провести экспертизу и дать нам заключение, - отчитался лаконично Саша, не хуже его охраны считав настроение Алхимика.
        - Хорошо. Нас устраивает. Бери этого специалиста и вези туда, Шуст уже с владельцем клиники утряс, препятствий нам чинить не будут, да и они заинтересованы в том, чтоб мы решили этот вопрос. Их репутации и безопасности такая же угроза, - тоже отрывисто, словно сквозь зубы проталкивая слова, велел Гриша. - Только мне максимально подробный отчет нужен, - резко щелкнул зажигалкой, прикурив впервые за утро.
        Так и не хотел при Кате курить, чтоб не теребить. И не сказать, что сейчас аж настолько невыносимо тянуло, но мозги будто во встряске нуждались. Затянулся глубоко, задержал дыхание, как перегружая себя изнутри никотином и горечью. Прокрутил мысленно в голове все, что делать собирались.
        Это Катя ему план действий приблизительно описала. Сказала, что имеет смысл в подобных ситуациях делать, и какой порядок, когда изучают причину смерти, имея сомнения. Только вот от воспоминаний о том, как тяжело она говорила, будто принуждая себя губами двигать, затянулся повторно еще глубже. И дело было не в теме, ее глобально спрессовало так, казалось, по всем фронтам. А он все никак придумать не мог, как встряхнуть своего ангела, елки-палки!
        - Понял. Сделаем. Думаю, до вечера все ясно будет, - без лишних деталей согласился Профессор.
        - А по хирургу что? - Гриша прикурил вторую от окурка и поднял глаза на помощника.
        - Глюк мониторит счета, проверяет локацию номера, но этот тоже не дурак, видимо, известный руководству и нам, соответственно, мобильный отключил. Но ребята из программного отдела сейчас все данные изучают, может, он где-то с другим номером отметился. Дома у него наши люди уже побывали, глухо. Выставили на него информацию среди наших кругов, сами ищем и просчитываем все варианты. Думаю, долго ему от нас не спрятаться, еще и сирийцы выдвинули свою позицию, что тоже заинтересованы, видно, после того, как с ними ты и Дэн поговорили. Против такой объединенной компании мужику или самому в землю зарыться осталось и там пару лет пролежать или… Найдем, причем быстро, не сомневаюсь, - отчитался и по этому вопросу Саша.
        Нравилась Грише эта его спокойная и сдержанная манера. Понимал Шуста, который Профессора и за мозги, и за характер, да и за образованность ценил.
        - Надеюсь, что так. Он мне быстро нужен, - уже спокойней затянувшись, Гриша быстро пробежался глазами по бумагам, оставленным ему администратором на столе. Размашисто подписал несколько смет, не особо вчитываясь или следя за аккуратностью.
        В этот момент в дверь постучали и, дождавшись разрешения, заглянул тот самый управляющий клуба.
        - У нас все готово, Григорий, если вы свободны, сможем пройтись по программе вечера? - с вопросом уточнил.
        Гриша обернулся опять к Профессору.
        - Это все или еще что-то есть?
        - В принципе, основное все, - как-то не вполне определенно отозвался Санек.
        - А не основное? - тут же уцепился Алхимик за нюансы, явно слышимые в голосе помощника.
        - Есть там непонятки с картой, при помощи которой Катерину вывести пытались. Ребята Глюка сейчас и с этим работают, им дали доступ к системе клиники, расшифровывают код. Говорят, или глюк какой-то, или… - Профессор руками развел. - Отчет обещают тоже сразу выслать прямо тебе, как только будут иметь четкую информацию, - казалось, он сам заинтересовался этим вопросом.
        - Хорошо, - Гриша чуть нахмурился, не вполне уловив, что там с пропускными картами можно было намутить.
        Но на то у них и существовал отдел программистов, а ребята Глюка были лучшими в своей отрасли, не раз уже проверяли их в деле, так что результат будет, сомневаться не приходилось.
        - Тогда работайте на максимуме. Где меня найти - знаешь, а я пойду, проверю, чего они тут с программой намудрили, - жестко растер лицо рукой, стараясь взбодриться.
        Подумал о том, что успел по Кате соскучиться. И нервничает же, блин, волнуется о том, как там ситуация? Хотя точно знает, что нормально все, никакой штурмотряд не прорвётся, да и маячки теперь всегда с ней, хоть ангел пока не догадывается об этом. Их люди работают быстро, знают, какого результата ждут и Шуст, и Алхимик.
        - Понял, - кивнул Санек, выдвинувшись за ним следом.
        А вот Грише, уже настроившемуся мозгами на другое, вдруг пришла в голову интересная идея.
        ГЛАВА 25
        Без Гриши было тяжело и страшно.
        Тоже странно, потому как Катя была прекрасно осведомлена о количестве людей, оставленных для ее охраны. Перед уходом он сам вывел ее в холл этажа и познакомил с охранниками. Видимо, как раз для того, чтобы этого страха избежать.
        А ей все равно неспокойно. Потряхивало. Будто только одному человеку в мире могла верить, а, когда его рядом нет, пережитый ужас набрасывался на Катю со страшной силой, вопреки логике и здравому смыслу, которым же привыкла руководствоваться всегда.
        Мелькнула странная мысль, что ей и в голову не пришло позвонить Лере, и это удивляло. Ни вчера, когда убегала и пряталась у Томы, ни сегодня уже, когда выдохнула немного вроде, даже не вспомнила о подруге. И порыва никакого не было к ней за помощью обратиться или как-то сообщить, что все хорошо… Странно, наверное. Разве она на ее поддержку не должна была бы рассчитывать?
        С другой стороны, любому здравомыслящему человеку ясно, что Лера тут мало чем может помочь, зачем дергать? Да и подставила бы ее Катя, втянув в опасную ситуацию, как того же санитара. Спасибо, что спасти парня удалось. И звонить сейчас, хоть подруга и волнуется, наверное, - только рисковать больше. И для Кати опасно, и для самой Леры. Да и Гриша четко объяснил, что стоит делать, а что нет. Телефон у нее забрал, хоть Катя тот и не включала с момента побега.
        Она и отцу звонила с Гришиного. Сказала, что потеряла свой, пока с ней по этому номеру связаться можно, как купит новый, сразу напишет. Разумеется, не посвящала папу в ситуацию, просто, будто новости, ему сообщила коротко, ничего не открыв на самом деле. Да у них и не было в обычаях слишком уж откровенничать.
        Гриша же заверил Катю, что уже связался с людьми, которые у них в этой области есть, ее отца будут незаметно охранять, на всякий пожарный. Что только больше потрясло… Кажется, никто и никогда не делал ради нее столько, пусть и в своей манере, кроме того самого отца. Сейчас, имея время, чтобы просто сидеть и думать в тишине, Катя, в принципе, не могла не отметить, что Гриша ей многим папу напоминал. Не врут, выходит, говоря, что женщины выбирают похожий на отцов типаж мужчин, чтобы влюбиться?
        А она влюбилась?.. Или в ней говорит бесконечная благодарность за все, что Алхимик делает для нее? И, елки-палки, Катя до сих пор забывала спросить, отчего у него такое прозвище нестандартное… А интересно же, даже сейчас.
        Да, собственно, ей про него все интересно, вот только Гриша не особо спешил свои секреты раскрывать и отвечать на ее вопросы, чаще загадочно улыбался или просто отделывался многозначительными намеками. Но, как оказалось, Катя все равно ему довериться была готова без всяких оговорок. Так… удивительно и странно.
        Вспомнилось почему-то, как два дня назад, до всей этой чехарды, они проснулись вместе… Вернее, Катя чуть раньше открыла глаза и залипла, зачарованная тем, как балансирует на грани бодрствования и сна этот, удивительный для нее и малопонятный еще, мужчина.
        Но такой… близкий, что ли. Ее саму считывающий и понимающий по изменению ритма дыхания, фырканью или даже выражению глаз. Вот как такое возможно?! Катя не верила в подобные отношения, в сами чувства… Но как те отрицать, так стремительно и всеобъемлюще расцветающие у нее в груди, когда на Гришу смотрела, не в силах оторваться?
        И это все ощущала еще до того, как случилась вчерашняя катастрофа.
        Катя ведь испытывала к нему и ранее что-то неведомое, незнакомое и настолько поглощающее, что отказать не могла, если Гриша предлагал у него остаться. Даже если сама считала более правильным домой уехать. Не хватало ни силы воли, ни настойчивости спорить.
        И любоваться не могла перестать, рассматривать лучики и линии его морщинок, когда Алхимик улыбался (что он довольно часто делал, стоило отметить), его татуировку… Черт! Она просто все в нем готова была часами рассматривать, можно уже это откровенно признать! Да и Гриша в ней, похоже, если вспомнить, как подолгу он изучал ее татуировки, обводя пальцами каждую черточку крыльев; как волосы ее перебирал; гладил плечи и нежную кожу на затылке… Словно околдовывал Катю этими прикосновениями, в себя погружал по самую макушку.
        Влюбилась… Захлебнулась незнакомыми чувствами. И как-то немного странно это в такой момент осознать. А он?..
        Встала, прошлась по комнате, словно пытаясь вместе с кровью по телу разогнать и энергию, стряхнуть эту вялость, страх, сомнения и неуверенность. В конце концов, человек, которому Катя была бы интересна лишь в плотской плоскости, вряд ли стал бы столько сил и энергии тратить на то, чтобы защитить ее и обелить репутацию и имя. С другой стороны, Гриша же считает себя ей жизнью обязанным. И что, если это всего лишь тот самый импринтинг, на который она поначалу тягу мужчины списывала?
        Господи! Почему чувствовать и испытывать эмоции так сложно?!
        Не от этого ли ее мать в свое время сбежала? От всех своих сомнений, догадок, страхов и предположений хотелось раскричаться, обхватив голову руками! Сил уже не имела в одиночестве сидеть! Выйти, что ли, поболтать с охраной? Понятия не имела о чем, но хоть какое-то разнообразие.
        И в этот момент дверь вдруг распахнулась, а на пороге, словно понимая, что она на пределе, возник… Гриша. И он ухмылялся так весело и свободно, будто вообще ни единой проблемы у них нет!
        Катя с шага сбилась, замерев посреди комнаты.
        - Ангел, заканчивай хандрить! Я к тебе с подарками, - оптимистично заявил этот невыносимый тип, помахав перед собой какими-то пакетами. - Повезу тебя сегодня развлекаться! Переодевайся! - повелительно сообщил Алхимик, двинувшись к ней с этими вещами.
        Причем перемещался стремительно, с напором тарана. До того, как Катя успела бы хоть осмыслить, что он заявил, Гриша уже ее в охапку сгреб, бросив свои «подарки» на пол, и впился в губы Кати таким жарким поцелуем, словно и он до одури соскучился за эти несколько часов!
        И из головы выдуло все! Вот абсолютно! И страхи, и сомнения, и все те метания, что мучили последние часы! Катя просто не могла ни на чем ином сосредоточиться, когда Гриша ее целовал, обнимая с такой алчностью, будто, в принципе, не желал, чтобы его руки еще что-то ощущали, кроме тепла ее кожи. Словно вдавливал в себя, напитывался стонами Кати, заставляя их пульс друг под друга в этом бешеном ритме подстраиваться. А ведь целуются просто…
        И тут до затуманенного разума все же продралось то, что он сказал еще на пороге…
        - Подожди! - выдохнула ему в губы, уперев ладони в плечи Гриши.
        Не то чтобы это сильно помогло пригасить мужской пыл, кстати.
        - Как это? Разве можно выходить? Ты же сам говорил, что мне лучше никуда из дому не высовываться? - сложно требовательно уставиться в глаза человеку, когда у вас между лицами меньше пары сантиметров расстояния и губы соприкасаются… Но Катя постаралась.
        А Гриша чуть отклонился и рассмеялся, явно же довольный собой до чертиков.
        - Никуда нельзя. Только в мой клуб, со мной и с моими охранниками, в которых я уверен. Ситуация есть, но я не хочу, чтобы ты доводила себя до срыва, ангел! - внезапно яростно, враз сменив настроение, крепче ее плечи сжал. - Тебе точно нужна смена обстановки. И раз увезти тебя пока не могу, не доверю никому разрулить этот вопрос просто, буду тут развлекать тем, чем смогу. Поехали! У нас в клубе сегодня премьера программы, тебе понравится, гарантирую! - вновь повеселев, подмигнул ей Гриша.
        И Катя, сама не поняв почему, начала улыбаться, как-то расслабившись внутри.
        ГЛАВА 26
        - Алхимик, я не совсем поняла: ты хочешь, чтобы я расслабилась, посмотрев шоу, или чтоб сама у тебя в клубе выступила? - со смешком, на который уже и не считала себя способной, поинтересовалась Катя, заглянув в первый пакет и вытащив на свет божий вещи.
        Те больше подходили для тренировки, если честно, чем для вечернего выхода, даже наколенники имелись.
        - Ангел мой, ты не с того пакета начала, - расплылся в ответной усмешке мужчина, играя ее волосами. Казалось, она его очень порадовала такой реакцией.
        Он, чувствовалось, не мог оторваться, то и дело касался Кати: то по плечам огладит ладонью, то эти самые локоны на кулак себе накрутит, перебирая. Уселся тут же рядом, на край дивана, определенно, нетерпеливо ожидая ее вердикт по принесенным подаркам.
        - Это на случай, если ты к тренировкам захочешь вернуться, ну или просто потанцевать, я тебе место и условия всегда по первому требованию предоставить готов, скажи только, - подмигнул Гриша, так намекающе бровями поиграв, что у Кати сразу веселое подозрение зародилось.
        - А ты, я так понимаю, будешь сидеть в первом ряду и любоваться? - поддела легко, с некоторой опаской, но все же позволив себе… расслабиться.
        И странно так, что в подобной ситуации может веселиться, и удивительное понимание, насколько благодарна за это Грише. Подалась вперед, уткнувшись лицом ему в плечо. А он тут же воспользовался этим, обхватил руками крепко, притиснул к себе, как-то жадно, что всегда Катю удивляло ранее… А теперь и сама к нему такую же алчность испытывает, прям до дрожи! Только иной, приятной, будоражащей.
        - Я буду на единственном зрительском месте, ангел. Других даже не допустят к помещению! - произнес властно и чуть свысока, она от него такого тона еще и не слышала никогда.
        Будто повелитель жизни… Точно же продолжал ее тормошить и подкалывать.
        - Ты смотри-ка, а совсем недавно предлагал мне участие в каком-то соревновании на всеобщем обозрении принять, - не осталась в долгу Катя, чуть провокационно потеревшись носом о его шею, прижалась к резкой ключице губами, зная, что Грише нравится, когда она так делает.
        Не просчиталась - уловила, как от любимого будто жар полыхнул, напирает на нее, в себя вжимает.
        - Ошибался, и готов признать. Не хочу и не буду тебя ни с кем делить! Моя только! - коротко и сильно прижался к ее губам, целуя так страстно, что Катю враз распалило… Ну кто бы час назад подумать мог, когда истоптала нервными шагами ему весь ковер, а?!
        Но Гриша уже отстранился, словно дразня, продолжая свою стратегию по отвлечению, ни на чем не позволял Кате подолгу сосредотачиваться.
        - Так что, захочешь - можешь себе и тренировку устроить. А пока второй пакет разбери, там на вечер вещи должны быть, если поддашься моим уговорам и своему желанию посмотреть шоу, - вернул ее к разбору подарков.
        И Катя поддалась, решив, что имеет право… Все равно от ее нервов никому лучше и легче не станет… Ну, не то чтобы вот так просто от всего избавилась, однако пыталась, концентрируясь на тепле и твердом ощущении опоры в лице этого… своего, выходит, и к тому же любимого, мужчины.
        На вечер ей Гриша приготовил наряд, чем-то похожий на тот, который Катя сама когда-то в его клуб выбрала. Ну, понимала, конечно, что Алхимик не сам по магазинам гонял, уже имела представление, хоть и не конкретизированное, какой ворох дел он решал, ясно, что помощника послал, дав задание. Но, что сказать, угадали - ей понравилось. И брюки, и блуза оказались в ее вкусе, и очень даже на вечерний наряд походили. Причем такой, что и в клуб можно, и в оперу. Только открытого тела мало… Видимо, и тут Гриша решил все только себе оставить, никаких тебе отсутствующих рукавов, как у Кати было в прошлый раз.
        - Алхимик, тебе мои татуировки не нравятся? - уточнила с иронией. Еще и бровь так подняла… поддевая.
        - С чего бы вдруг? - хмыкнул он, кажется, не поняв. - Обожаю каждую черточку!
        - А что тогда все такое закрытое? Все спрятанное, - не то чтобы стремясь себя кому-то, кроме него, напоказ выставлять, но настроению поддавшись, продолжала его дразнить.
        - А потому что моя только! Вся! Каждая эта черточка! - рыкнул натурально, аж прикусив чуть кожу у нее на плече в пройме футболки. - И не фиг кому-то глазеть на мою женщину и ее татуировки! - не сказал, постановил законодательно прямо.
        Улыбнулась почему-то, до веселого искреннего смеха…
        В свете опыта Алхимика, о котором нет-нет, а напоминало иногда нечто робкое и сомневающееся в себе изнутри, стало даже приятно, что он до нее настолько жадный. Ведь, казалось, самая обычная, еще и вечно погруженная в проблемы, сейчас так особенно, а от нее такой мужчина, который реально пробовал всех и вся, дуреет, из рук выпустить не может! Тут немудрено себя девочкой-девочкой почувствовать, за которую сильный мужчина готов любую проблему решить. Безмерно притягательной и оберегаемую… НЕпривычное, но покоряющее ощущение, от которого крылья за спиной вырастают… Уже не так страшно довериться.
        И он это видит, Катя чувствует, что Гриша балдеет от ее настроения.
        - Так что, ангел? Идем развлекаться сегодня или ты сама хочешь потанцевать? - протянул, как искушая.
        - Идем развлекаться! - согласилась, если честно, наверное, не готовая еще танцевать, даже наедине с ним. Не из-за стеснительности, вчерашнее не отпустило еще до конца.
        Сегодня на других полюбуется, посмотрит, что там у них за шоу. А там… время покажет, да и с ситуацией что-то яснее станет.
        Кроме одежды Гриша в этих пакетах привез ей новый телефон и новый же номер.
        - Может, мне Лере позвонить? Успокоить ее, наверняка же нервничает… - как-то неуверенно поделилась своим сомнением и колебанием Катя, водя пальцем по упаковке.
        Откровенно говоря, не ждала еще и такого подарка, самой дорогой модели к тому же. Было одновременно и приятно, и немного неловко. Но Гриша сразу дал понять, что не позволит отказаться. Точно как с кулоном, который она так ни разу и не сняла с того момента, как мужчина надел ей свое украшение на шею.
        Алхимик глянул в ответ, будто чуть прищурившись, помолчал непривычно для себя, словно что-то взвешивая или слова подбирая. А потом покачал головой, накрыв плечи Кати тяжелыми, горячими руками, как заземляя.
        - Нет, ангел мой. Ей - не стоит. Да и никому другому тоже. Отцу можешь пока этот номер дать. Никому больше. Для всех же лучше будет, - словно решив сам и за нее тоже, весомо так произнес.
        И Катя… не нашла ни повода, ни желания с ним спорить, доверившись.
        В клубе грохотала музыка и мерцали разноцветными огнями стробоскопы. Все было почти так же, как когда она недавно пришла сюда развеять хандру и извиниться перед Гришей… И совершенно иначе! Потому что Катя себя иной ощущала: имеющей поддержку и опору, а еще… ну, положение, что ли. Она была не просто гостьей, не случайным посетителем и не сиюминутной девочкой. Ну, не хозяйкой, конечно, но Катя себя реально чувствовала женщиной Григория. И, можно было хоть себе признать, что ей нравилось это состояние до чертиков!
        Их сопровождало восемь охранников, кроме того, в самом клубе, как объяснил Гриша, тоже служба безопасности была на уровне. Да и они не среди толпы затерялись, а расположились с комфортом в самой что ни на есть ВИП-ложе… Элитней прям не бывает. Как со смехом признал Алхимик, самое прибыльное их помещение, ибо, кроме обычных атрибутов вип-кабинетов, имелась здесь стеклянная стена, с тонировкой. То есть, те, кто в ложе, с высоты второго этажа могли наблюдать за всем в клубе, а вот самих гостей видно не было.
        - Лучшее место для нас сейчас, чтобы отдохнуть и расслабиться, наслаждаясь шоу. Инкогнито, можно сказать, - хохотнул Гриша, заведя ее сюда. - Ну и поужинаем заодно, - махнул рукой на стол, где, действительно, стояли уже закуски.
        Все только для них двоих, охранники едва не весь коридор за дверьми заняли, но сюда никто не зашел. И Катя позволила себе целиком и полностью отдать руководство ситуацией Грише, решив наслаждаться, возможно так, как никогда в жизни еще не ловила удовольствие от момента.
        ГЛАВА 27
        Шоу было великолепным, если по реакции Кати судить, а ему сейчас и не хотелось больше ни на кого равняться. Его ангел настолько увлеклась, что сама не заметила, как забыла обо всем, еще недавно изводившем разум, похоже. То и дело хватала Гришу за руки, подскакивая с места, чтобы ближе к обзорным окнам подойти, не пропустив ни единого момента. Ему едва не силком приходилось возвращать ее за стол поначалу, все же передвинув тарелки так, чтоб Катя ближе сидела и могла любоваться танцами.
        Их хореограф-постановщик постарался, конечно. Сделали представление в духе двадцатых годов и сухого закона в США, подобрали видеоряд сопровождения на экран, который у них за сценой располагался, включили даже чуть рисковые элементы на пилоне и на лентах ткани, которую они две недели придумывали, как так закрепить, чтоб и соблюсти все меры безопасности, но и быстро убрать, не мешая остальным… В общем, Гриша был и сам доволен результатом работы подчиненных, а от того, насколько это все захватило Катю - просто в восторге.
        Разумеется, он ее таки убедил хоть половину бокала вина выпить, что, конечно, заметно ускорило расслабление ангела. Ну и ему, как многотонный груз с плеч, когда она радуется. А то изводит себя нервами, в тень самой себя превращается. Его задача все решить, а ее - кайфовать теперь. Но тоже же не простой, как валенок, знает, что начнет спорить, едва Гриша заведет об этом разговор. Вот и пошел по пути наименьшего сопротивления.
        - Знаешь, я каждый раз забываю спросить, а интересно очень, - почему-то, сделав первый глоток вина, еще когда есть только начали и шоу не стартовало, подняла тему Катя. - Почему «Алхимик»? Такое… ну, необычное прозвище, что ли, - кажется, чуть смутившись по итогу, стрельнула сквозь ресницы взглядом.
        А он расплылся в усмешке.
        - Так это с детства повелось. Уж очень я любил химичить с алкоголем, дед меня в селе к этому делу с малолетства привлек. Я тебе и сейчас самогонку из чего хочешь нахимичить могу: хоть с шелковицы, хоть со свеклы или лука… Правда, это поганый выбор, поверь, все ж таки из шелковицы или слив в разы приятней, - Гриша подмигнул так, со знанием дела.
        А Катя рассмеялась как-то совершенно беззаботно. Все ж таки ее алкоголь разбирал сразу, но Гриша уже просек это и всегда присматривал, ну и да, без него она точно пить больше никогда не будет.
        - Я, вообще, не по самогону или крепкому алкоголю, Гриша, мне и вина вон хватает, - тоже зная свои слабости, отозвался его ангел. - Почему и не пью почти.
        Он кивнул, соглашаясь.
        - В общем, так и повелось, мне тема коктейлей всегда интересной была, ну а Шуст самый начитанный у нас был, вот он и обозвал как-то в шутку Алхимиком. Вроде как «алкоголь плюс химик», но звучит-то как загадочно, с налетом магии, - хохотнул. - Прицепилось сразу. Мне и сейчас это дело интересно, не пить, а смешивать, находить интересные варианты, угощать, - притянул ее к себе, легко мазнув губами по виску.
        Катя только улыбнулась шире, что-то не торопясь закусывать. И тут огни погасли, началось шоу, а она сразу подскочила, прилипнув к стеклу.
        Гриша же вдруг кое-что другое вспомнил: первый вечер, ее в таком вот кабинете и подружку ту, что коктейли притащила, которые сразу Грише как-то не к месту показались своим градусом.
        Он же тогда поговорил с барменом, и парень клялся и божился, что девушка сама покрепче и позабористей попросила, такое, чтоб сразу расслабить мозги. У Гриши не было причин не верить своему сотруднику, тот никогда, ни до, ни после, ни в чем замечен не был. Но осадок от ситуации какой-то гадкий, отдает душком.
        Алхимик тогда так и не рассказал об этом своему ангелу. И не до того им было вечно, да и нет никаких же доводов вроде.
        Но вот сейчас, глядя, как быстро Катю пробрало и как легко уже она нет-нет, а начинает подтанцовывать под гремящую музыку, кажется, не замечая этого, задумался. И, в свете того, что его изначально не тянуло доверять ее подруге, в душе вспыхнуло какое-то смутное подозрение. Лера та ведь тоже давно ее знает, могла эту фишку просечь…
        Григорий понятия не имел, зачем бы ей было спаивать Катю. Но она ему сходу пришлась не по душе, и эти сегодняшние сомнения самой девушки по поводу того, стоит или нет сообщать подруге о своих делах, и еще что-то… Уловить до конца не мог, но теребила изнутри какая-то несостыковка. В который раз пожалел, что не умеет, как Шуст, концы с концами сводить, а другу сейчас тоже времени не особо хватает, спасибо, все равно страхует риски.
        Вот Гриша сам не мог осознать, чего цепляется?.. Но ведь грызет нечто внутри…
        - Гриша! Это просто потрясающе! - обернулась к нему Катя, отвлекая от вязко текущих мыслей.
        Глаза сверкают, щеки уже горят румянцем, губы влажные растянуты в улыбке - красота! Искушение чистой воды для него! И хоть называет ангелом, а, по факту, не иначе, как черт для него создал искус, перед которым не сумеет никогда устоять, наверное.
        Взгляд сам по телу метнулся, будто и глаза ее не могли перестать пожирать.
        Махом все из головы выдуло, кровь ухнула вниз, в грудь, обжигая ребра изнутри! В солнечное сплетение, взрывая ему нервы и мышцы какой-то невыносимой какофонией нежности, доброты и дикой, почти животной тяги к своей женщине на грани с пошлостью. Горячей тяжестью скатилось оттуда еще ниже, заставляя думать только о плотском.
        Хотя… Нет, не только!
        Поднялся, подошел к ней, уже вновь обернувшейся к окнам, обнял крепко со спины, прижав к своему паху бедра Кати. Уткнулся в шею лицом, носом сдвинув волосы в сторону, чтобы дразнить, целуя и прикусывая нежное местечко за ухом. Изучил уже ее слабости и чувствительные точки.
        - Я рад, что тебе нравится, ангел. На то и рассчитывал, - хрипло вышло, но блин, реально голос сел от всего, что сейчас спрессовало грудную клетку, защемив какой-то нерв в сердце, по ощущению.
        Вспомнилось, как всего какие-то сутки назад, летел по городу, разыскивая свою Катю… И руки сами сжались еще сильнее!
          - А как ты смотришь на то, что мы распишемся завтра или послезавтра? - не отпуская ее, озвучил мысль, которую еще месяц назад даже не обдумывал и в теории. А тут прям потребностью стало!
        Да и чего откладывать? Нашел своего ангела, сгреб в охапку… Разве это не единственное, что далее в их жизнях, вообще, возможно? Ведь фиг вам он ее куда-то от себя отпустит уже, даже если сама Катя этого еще не поняла. Вот и просветит сейчас, обрисует будущее, так сказать.
        Но сама девушка в его руках застыла, не сказать, что испуганно, однако явно с настороженностью зыркнула на Гришу через плечо, для таких мыслей вино голову еще недостаточно закружило, видимо.
        - Зачем?.. - тихо-тихо уточнила, нервно облизнув губу.
        А ему зубами в этот мелькнувший язычок захотелось! Удержался титаническими усилиями, елки-палки!
        - Это как-то поможет с ситуацией, да? А не слишком ли… радикально?
        Он нахмурился, не поняв последнего вопроса, постарался сосредоточиться на ее словах. Кажется, отвлек своего ангела от шоу и снова заставил нервничать. Так дело не пойдет, не то Гриша планировал совершенно!
        - Не могу сказать, что помешает, мою жену они тем более трижды подумают, прежде чем тронуть, - согласился с ее догадкой, создавая в чем-то иллюзию рассудочности принятого решения. - Но ты ж не думаешь реально, что я б на такое пошел только ради этого, мой ангел? - ухмыльнулся, жадно мазнув алчными губами по ее шее.
        Блин! Разложить бы ее на этом диване сейчас… Но как-то четко стало ясно, что надо бы все прояснить, потому как в глазах Кати притаились тени, которые Гриша там видеть не желал!
        ГЛАВА 28
        - Я, вообще, не знаю, ради чего ты жениться мог бы, Гриша, - отозвалась Катя все с теми же нотками осторожности. - Тем более всего после двух недель знакомства… - у нее, однозначно, имелись какие-то свои настороженности и страхи.
        Но, что не могло не радовать, как-то автоматом на него откинулась, позволила Грише своей опорой стать. Будто на подкорке у нее доверие к нему в этом уже встроено.
        - Шесть лет, ангел, - поправил ее, понимая, что на лице все шире расплывается чуть идиотская усмешка. - Шесть греба*ных лет поиска, не забывай… И две с половиной недели чистого кайфа, несмотря ни на что, - он зарылся пригоршнями в ее волосы, накрутив длинные пряди на пальцы. - И жениться я могу только ради того, что единственное в жизни смысл имеет. А у меня именно такое чувство около тебя, по ходу, - и не пытаясь вилять, глянул в ее глаза прямо, заставив чуть повернуть лицо.
        Его ангел вглядывалась в него, будто что-то, лишь ей известное, разыскивая во взгляде Григория, в мысли проникнуть старалась. И, словно не замечая, сильнее свои пальцы на его руках сжимала, как и сама притягивала его крепче к себе.
        Прекрасно! Оба подсели друг на друга жестко.
        - Ты ж не могла уже меня не узнать, Катя. Все эти долгие хождения вокруг да около, притирки и присматривания - не про меня оно, ангел, не надо пытаться впихнуть нас в рамки тех, кто только и умеет, что жить по стандартам. У меня один критерий во всем: или сходу мое и вкусно до отвала башки, или совсем мимо, даже думать не о чем, - обхватил ее щеку своей ладонью, развернул всю Катю к себе, воспользовавшись перерывом в музыке и программе шоу. - А с тобой я еще тогда, годы назад, влетел, потеряв голову, и сейчас только глубже залип, - наклонился к ее губам, легко-легко коснулся, заставляя Катю тянуться за ним в желании настоящего поцелуя.
        Блин! Самому пекло, но продолжал с ней говорить.
        - И мне «вкусно», - дразня ее этой улыбкой, слизывая все сомнения и страхи, которые она еще и высказывать не начала, а он уже опротестовывал их поцелуем, пробивающим до аорты обоих, добавил. - Во всех смыслах. Так, что насытиться тобой не могу. Потому, давай на чистоту, я не из тех, кто свое отпускает на все четыре стороны, должна была уже понять. А ты - моя, ангел, это выяснили определенно. В меня нервами вшита, кровь у нас на двоих одна по венам течет, не чувствуешь разве? - прихватил своими жадными губами ее губу, не позволяя Кате вернуть себе дыхание. - Так чего кота за хвост тянуть? Или ты реально думала, что я наиграюсь и отпущу тебя куда-то? - сжал руку, чуть натягивая волосы на ее затылке, запрокинул голову Кати, нависая теперь над ее лицом.
        А смотрит все так же прямо, чтобы не возникло сомнений.
        Да и помнит про характер своего ангела, знает уже, как ей важно разобраться во всем до последней мелочи. Ну и да, про все страхи и сомнения, что за жизнь голову забили Катюше, помнит. Только у Гриши сила воли такая, что фиг вам любыми страхами переспоришь!
        - Я тебе в первый же вечер все это сказал, ангел. И про колесо Сансары; и про то, чтобы уже без вариантов для тебя; и про то, что ты моя… Была, есть, будешь… Не знаю, что другие имеют в виду, когда про любовь рассказывают, но у меня оно только так, видимо. По фигу, сколько тех жизней у нас было или будет - я ж тебя в любой найду, потому что мы спаяны чем-то, что глубже и нервов, и кожи, тем, чему я и названия не знаю, да и ты навряд на своих операциях видела, ангел мой, - погладил пальцами ее щеки, ловя губами трепыхание ресниц, потерся носом о ее висок, не в состоянии оторваться. - Ну и про то, что я метаться не хочу и не собираюсь, предупреждал. Я свое и свою нашел. И терять или выпускать не планирую. Да и ты, Катюша… Разве готова меня лишиться?… - снова ухмыльнулся, поддевая и играя на ее характере, который тоже успел изучить же.
        И, не особо ей там простор оставляя для всяких маневров, алчно накинулся на приоткрытые губы, врываясь языком между ними, распаляя, оглаживая, хоть как-то утоляя ту жажду, что день и ночь его изгладывала по ней!
        Эти его поцелуи! Вечно туманят мысли, дурманят душу, словно наружу ту из ее тела вытягивая, накрепко привязывая к Грише. И его слова… Как он так подбирает те, что прямо в душу ее пробивают?! Разве не ответ на все страхи и вопросы Кати, которые сегодня разум терзали не меньше, чем опасения по поводу ситуации? Или больше даже. Так хочется забыть обо всем, броситься в эту прорву чувств, что грудь рвут!
        Горячее облегчение душу затапливает, а она и подумать не может о том, чтобы отойти или вырваться из сладкого плена его рук и губ! Тонет в этом мужчине и выплывать не хочет, и воздух Кате нужен не так, как его вкус, чуть терпкий, немного жесткий, весь на ней, на ее губах уже, на коже…
        Доводы, что он нашел… Кажется, только так и смогла бы поверить. Да и ощущала уже, не раз видела и чувствовала эту их связь. Прав Гриша, который еще в первый вечер четко и однозначно все точки над «i» расставил. Здорово, наверное, настолько ясно, как он, перспективу видеть. А Катя все никак разобраться не могла ни в себе, ни ему довериться, в личном не умела так решительно главное вычленять.
        Аж завидно, что умеет настолько ясно в суть смотреть, особенно там, где вопрос чувств касается - темная же область для нее. Но с Алхимиком… не страшно! С ним одним готова на все… Да и сама же осознала сегодня, что любит. Так, может, пора довериться мужчине, который раз за разом доказывает, что и он готов на все ради нее, а не вечно сомневаться и жалеть, идя на поводу у своих страхов?
        - Ну, если ты так это преподносишь… Пожалуй, представить не могу, чтобы ты свое что-то из рук выпустил, - прошептала в ответ ему в губы едва слышно. Сама не могла их поцелуй прервать. - Дай слово, что никогда и никуда не отпустишь… - вдруг сорвалось как-то жалобно, будто из самой глубины души.
        - Никогда, ангел! Я крепко держу! - не сказал, поклялся натурально! - Уже и решил, и утвердил, чтоб ты и не сомневалась, - рассмеялся искренне Гриша с тем невыносимым теплом в голосе, которое вечно ее подкупало даже сильнее их страсти.
        Обхватил так, что даже приподнял над полом, крепко-крепко прижав к своему телу. И она чувствует его жар, желание, потребность, возбужденный пах, пульсирующий у ее бедер твердым и налитым членом!.. Но ведь снова и снова ставит Катю на первое место, отодвигает плотское ради того, чтобы ей доказать, убедить, донести все… А Катя… пуганым зверьком себя ощутила.
        Надоело! Хотела, жаждала теперь иначе с ним жить!
        В этот момент словно лопнуло нечто внутри, освобождая, отпуская, избавляя от привычной попытки спрятаться от собственных чувств. Возможно, впервые позволила себе целиком рухнуть в этого мужчину, в его поцелуй, в их связь, которая, точно что нереальной и вне пределов одной этой жизни существовала, казалось! От силы этих объятий кулон на ее шее сильно в кожу вдавился, будто больше спаивая их, клеймо ставя.
        Когда Гриша так обнимал, никаких сомнений по этому поводу не возникало. А он ее ведь всегда теперь так держал.
        И неизвестно, куда бы их этот поцелуй завел, потому как и к шоу уже интерес утратили, если бы кто-то не постучал резко в дверь… Спасибо, хоть не вошел после! Потому что они, вообще, не сразу сообразили, что это за стук и как реагировать? Тому, кто ни хотел бы их видеть, пришлось еще раз постучаться, прежде чем Гриша нашел в себе силы разорвать их объятия и опустить Катю на пол. И только потом к двери двинулся.
        ГЛАВА 29
        Блин, вообще никакого желания не имел сейчас видеть кого-то, кроме самой Кати! У него вон жизнь как налаживается, а! Роспись на носу, можно сказать. И того, кто влез в такой момент, отправить на все четыре стороны доступным языком хотелось.
        Но четко же понимал: глобальная проблема висит грузом над ними, и если охрана кого-то допустила сюда, значит - не мелочь, и надо разобраться, как бы пульс желанием вены не рвал совершенно другой насущной потребностью!
        - Ты умеешь, конечно, время выбирать, - с легкой ухмылкой, но без раздражения кивнув, Гриша вышел и прикрыл за собой дверь, пожав руку Профессору.
        Ребята охраны стояли чуть в стороне вдоль стен, внимательно следя за всеми выходами. Никто не расслаблялся, помнили о ситуации.
        - Ты одет, так что я вряд ли сильно помешал, - ни капли не смутился Санек, ответив крепким рукопожатием. - Да и ты сам велел привезти заключение эксперта, как только то у меня будет, - помощник протянул ему папку. - Вот документ, заверенный, официальный. Копию я тебе скинул в электронном виде.
        Ладно, велел, было. Человек работает, выполняя его же указания.
        - Краткая выжимка? - забрав бумаги, мигом стал серьезным Алхимик, пропустив намек об одежде.
        - По словам нашего эксперта, характер раны свидетельствует о том, что у погибшего, в принципе, имелись очень малые шансы на выживание. Кроме того, есть данные о том, что хирургом вовремя не было замечено кровотечение, что привело к резкому ухудшению состояния и смерти пациента на операционном столе. Катерина в данной ситуации вряд ли сумела бы что-то сделать, не обладай она магией, так как наш хирург не озаботился тем, чтобы проинформировать руководство клиники и свое непосредственное начальство о характере операции и также не затребовал наличия банальных препаратов для переливания крови, готовя операционную… Чуть ли не тайком он это провернуть собирался, судя по фактам. Что странно… Руководство клиники сейчас проводит внутренне расследование и изучает его прошлые решения и операции, но нас уже не это интересует, как я понимаю, - сухо и спокойно изложил Санек.
        Однако Гриша видел довольный блеск глаз Профессора, явно удовлетворённого таким результатом. У них, вообще, за своих все горой стояли всегда, и, похоже, Санек был рад доказать невиновность женщины Григория, даже если сам с ней лично еще не знаком. И это приятно, черт побери! Как и полученный результат.
        - Хорошо. Спасибо от души! Знаешь же, отблагодарю, - искренне и с настроением прям хлопнул Гриша по плечу Профессора.
        У самого на душе отлегло. Против такого Амджад мало что сможет им со своей местью противопоставить. Пусть роют на Влада этого, с которым сами и связались в обход их услуг.
        Хотя неплохо было бы и притащить хирурга клану, чтоб уж совсем отвяли и оставили его ангела в покое… Еще и извинения принесли. Задолжали, блин! Полыхнуло внутри, когда о ее синяках вспомнил!
        - Еще что-то? - видя, что Санек, хоть и кивнул, а уходить не торопится, уточнил.
        - Да… По тем картам допуска, помнишь? - как-то менее уверенно начал Профессор.
        - Да. Выяснили что-то ребята Глюка? - нахмурился, неким внутренним шестым чувством уловив, что не все там чисто и ему может не понравиться итог.
        - Там в чем суть оказалась, - Санек как-то напряженно ногтем большого пальца бровь почесал, что делал, когда растерян был или не уверен в данных. - У них они индивидуальные. Код на человека записан. А у нас по записям дверей одна карта в двух местах одновременно, считай, сработала. У этих молодчиков, что Катерину схватили, и совершенно в другом месте, в противоположном крыле больницы, с перерывом в пару секунд всего. Не могли разобраться, посчитали ошибкой, каким-то багом, потому как карты в единичном экземпляре. Строго у них там с дисциплиной, контролируют, кто, когда и где регистрируется, чтоб за опозданием и перекурами следить, - немного многословно, как показалось Грише, совсем для себя не свойственно, ударился в объяснения Санек.
        - И? Суть? Я приблизительно систему еще утром понял. Так на кого эта карта записана? - поторопил помощника, и сам как-то невольно насторожившись.
        Он утром, если откровенно, прикинул, что эта карта самого Влада и есть, если уж тот хотел Катю, как готовую жертву группировке подсунуть. Но, судя по темному взгляду Санька… не все так просто.
        - Врач-невропатолог Никифорова Валерия… которая тесно общается и дружит с Катериной, по свидетельствам всех, с кем я говорил сегодня, - отозвался помощник так, словно допускал, будто Гриша ему сейчас не поверит и пошлет на хрен с такими данными.
        Глянул серьезно исподлобья, всем видом демонстрируя, что отвечает за верность информации. Алхимик же…
        Бл*! Вот сразу та девка ему не понравилась! С первой минуты, как увидел рядом со своим ангелом! И с алкоголем те непонятки… Мутная баба. И точно что-то грязное вокруг Катюши пытается провернуть. Аж в груди отозвалось гневом.
        - Допустим, - кивнул, показывая, что готов слушать и без претензий. - У меня свои вопросы к этой личности. Сразу постарался Катю от нее оградить, - дал понять помощнику, что верит безоговорочно.
        И Профессор как выдохнул вольнее, расслабился.
        - С ней поговорили сразу, как всплыло, вежливо, при начальстве… Условие у тех такое, вроде ж повода давить нет. Утверждает, что рассеянная очень, вечно все забывает и теряет, потому и скопировала тайком карту сразу, когда устроилась на работу, еще пару лет назад, боясь, что потом проблемы будут. Утверждает, что хранила на своем рабочем месте в шкафчике дубликат. Ни разу не использовала. Разумеется, его там не оказалось, - Санек глянул так, что было очевидно: не удивился такому раскладу, и найти карту «на месте» даже не надеялся. - Кто мог взять, она не знает, клянется, что сама никому не давала. Охотно и в красках делится, как долго Катю знает и что они с ней с университета дружат… Тут, кстати, не совсем так. Тоже есть нюансы, я дал задание людям проверить факты. Они долго довольно не общались, только вот почему, пока не выяснили.
          - Мы ей не верим глобально? - хмыкнул Григорий, как-то вообще не удивляясь. И это расстраивало…
        Потому как мог представить, что ангел его как раз огорчится сильно. Уже успел заметить, что Катя к людям относится искренне, даже к тем, кто не сильно ей приятен или достает. А оно хорошо, конечно, когда порядочные попадаются, только где ж их сейчас достать много, порядочных-то? Хотя… вон Тома та, что помогла ей спрятаться, пока Гриша не нашел…
        Есть и нормальные, да и немало все же.
        - Я - нет. Не на детекторе допрашивал, понятное дело, но имеется четкое ощущение, что недоговаривает, а то и откровенно врет эта Валерия, и что-то по пропускам она знает, - доложил Санек. - Хотя… повторю, доказательств конкретных не нашел пока.
        - Хорошо, я понял. Поговорю с Катей, вдруг она что-то нам добавит. Ты пока приставь ребят, пусть последят за девкой. Черт знает, куда она нас вывести может… А с хирургом нашим, часом, ее ничего не связывает? - уточнил пришедшую мысль, нахмурившись.
        Переглянулись с пониманием, кажется, подумав об одном.
        - Выясняю. Пока только явное, что они все в одной клинике работали, понятно, что общались. Пытаемся углубиться, допускаем, что большее что-то есть, - отозвался Профессор, порадовав Гришу тем, что их мысли таки совпадают и процесс идет.
        - Ладно, я сообщу, если что-то узнаю. И ты меня в курсе держи, - махнул, отпуская помощника.
        Санек больше не задерживался, очевидно, доложив все, что хотел. Пошел в направлении лестницы.
        А сам Алхимик повернулся к двери, секунду помедлив, уже коснувшись ручки, как настраиваясь внутренне. Похоже, с развлечениями на вечер закончили. Что-то подсказывало, что веселиться после таких новостей Катя не особо настроена будет, пусть и в ее пользу все… Ну да ничего, основное они выяснили и главное решили. Катю защитят по всем фронтам.
        А с этой девкой его ангела точно больше ничего связывать не будет. Он обеспечит. И если найдет компромат - тихо-крыто порешает сам, не информируя ангела, нечего ей расстраиваться лишний раз. Не для того он ей отпуск выбивал и так старался расслабить, чтобы всякая погань портила эти планы, огорчая.
        ГЛАВА 30
        - Я не могу и примерно представить, если честно, - Катя сидела на ковре, забившись в угол дивана, и крепко сжимала обеими ладонями чашку.
        Пила она чай, кажется, впервые за все время, с момента их встречи. Грише пришлось даже отправить парней в магазин за самой заваркой и лимоном, потому как у него такого богатства в запасах не наблюдалось.
        Но уж больно опустошенной и оглушённой показалась ему Катя, и от кофе, и от любого алкоголя тем более, отказалась категорически, а чая попросила. Так что теперь аж пять жестяных коробок у них на столешнице стояло, чтоб выбор был.
        Он бы и десять, и двадцать ей притащил, лишь как-то порадовать и развеять, но Катя и в этих растерялась. Пришлось Алхимику самому выбирать и заваривать чай своему ангелу.
        - С сахаром и с лимоном, - вот единственное, что она попросила, похоже, вообще не интересуясь марками и сортами на банках, что парни купили.
        Ну Гриша и сыпанул ей сахара от души, да и на лимон не зажался. Наверное, угадал, потому как Катя уже вторую чашку пила.
        Но вот растормошить или разговорить ее особо не удалось пока. Не ошибся он, короче, когда предчувствовал, что тяжко Катя новость про подругу воспримет. Припечатало ангела капитально… Алхимик аж пожалел, что рассказал. Можно и до завтра, а то и до послезавтра отложить было, чтоб дольше жизни радовалась, не думая ни о чем плохом. Но им, блин, нужны данные! Хотелось ситуацию закрыть быстро и с наименьшими потерями, чтоб уже ничего угрозой не висело над головой его ангела. А есть нюансы, которые не так и просто нарыть в чужом прошлом, тут с непосредственными участниками легче всего поговорить. Вот Гриша и говорил, елки-палки!
        - Что я ей такого сделала, чтоб Лера… - Катя вздохнула, будто самим воздухом поперхнувшись, видно, вспомнила вчерашнее. - Как она могла им карточку дать? Зачем? За что меня так… предала?.. - глядя в эту самую чашку, тихо и как-то тяжело выдохнула. - Может, все же ошибка какая-то, Гриша? Или украли карту у нее, как и говорит…
        Гриша только губы скривил. Понятно, что ей не хотелось в худшее о подруге верить. Но он точно совпадениям по жизни не доверял, да и сомневался, что те существуют. К тому же, не один Гриша так считал, если вспомнить про мнение Санька. А Профессор тоже мужик неглупый, очень даже. Доктор философии, как ни крути.
        Пришлось Кате и про свои мысли, и про разговор с барменом в их первый вечер в клубе рассказать, чтоб ярче объяснить, почему сомнения имеются. А она, показалось, вспомнила, что подруга так ни разу и не позвонила, оставив Катю спать в кабинете малознакомого же, по факту, мужика.
        - Но зачем?.. - опять повторила, медленно чай отпив.
        Он прям видел, как она теплый и сладкий напиток по горлу раскатывает, будто и так согреться пытается. Не физически, а иррационально, изнутри.
        Если бы Гриша знал «зачем»… А ведь еще хирург в поиске и боевик тот не обзывается даже Амжаду, которому они заключение по смерти уже скинули. Какая-то нелепая долбанная свалка, а разобраться обязательно надо!
        - Вы какое-то время не общались, ангел, верно? - попытался и сам найти причину, забросил пробный камушек. - Из-за чего? Что за кошка между вами пробежала, помнишь? - присел на корточки рядом с ней, накрыв плечо Кати рукой.
        Хотелось как-то больше любимую согреть. Уж слишком сжалась, прям скукожилась вся. У него в душе закипало, когда видел Катю такой! Ярость мутная рванула изнутри, заставляя беззвучно беситься. На все готов, чтобы опять улыбалась и смеялась, как недавно, когда расписаться решили…
        А ангел его, будто ощутив это, вскинулась, натянув на лицо улыбку, к нему подалась… Вроде делая вид, что вообще непробиваемая и железобетонная, и сама его успокаивать готова. Ага. Читал уже ее неплохо. Хотя чай свой так же крепко продолжала держать. Но и будто уловила, насколько Григорию не по нраву, когда вот так погружена в хандру, пытается сделать вид, будто совсем легко все восприняла.
        Эх, ангел, ангел! Ну что он, идиот какой-то, что ли?..
        Уже ж просек, что она только на словах такая независимая вся и отстраненная, ни к кому не привязывающаяся. Ага, фиг вам! Достаточно тоску и хандру Кати вспомнить в первый вечер, по той пациентке, что спасти не смогла… Тоже ведь душой прикипела к незнакомому человеку, пусть и «заморочками» это называла. Просто что не привыкла болтать безудержно или навязываться.
        Разобрался быстро Алхимик, что Катя как раз сходу все близко к сердцу берет, за каждого, кто и минимально в зону ее влияния попадает, переживает.
        Только с детства приученная бояться подобного, убеждает себя, что независима и горда, рассказывает себе самой сказки. И тут покопался, изучил, составили Грише характеристику…
        Может, и излишне углубился, но пример Шуста не давал покоя. Если Дэн не все смог просчитать, когда любовь мозги задурила, не сумел найти верный подход сходу, чтоб с Талой на открытый разговор выйти, то куда уж Грише? Он-то честно признавал, что другу в стратегическом видении уступает. Вот и затребовал психологическую характеристику, хоть и допускал, что Катя может и взбрыкнуть, если о таком подходе узнает.
        Но… она по по-своему риски в работе и отношениях перекрывала, а Гриша своими методами привык действовать. И теперь не только на личные догадки опирался, а заключение специалистов имел, что ангел его с огромной душой, всех вокруг спасти пытается и поддержать, потому и профиль такой выбрала, наверное. К людям привязывается, уважает их, даже если на словах отрицает свою склонность.
        А люди это ощущают и в ответ многое дают, если сами в душе сохранили человеческое, конечно. Вон Тома та, небось, не каждому помогать готова, укрывая от бандитов. Тоже немного по ней выяснил. Прожженная же бабка, торгует в реале не только сэкондом, о чем Кате рассказывала. А как горой встала на помощь.
        Да и сам Григорий, чего далеко ходить? Как она тогда сходу принялась его поддерживать, настраивать и убеждать за жизнь бороться? Незнакомого же, вообще левого мужика, когда самой страшно было до чертиков, призналась ведь уже. Но его заставила за жизнь цепляться так, что забыть не смог и из головы выкинуть оказался не в состоянии. И это при том, что сама еще девчонкой неопытной была.
        И вот ему интересно, какой падлой надо быть или какой камень за пазухой затаить, чтобы пытаться нагадить такому человеку? Ну, может, он и идеализировал немного, ибо до охренения в своего ангела влип, влюбившись наотмашь (а чего лукавить?), вот уж да, да только и стороннее изучение не обнаружило в ее поступках подлости какой-то к окружающим. Правда, и найдись что-то, Гриша не сомневался, что понял бы, принял - она вся его, с потрохами и любыми порывами и мыслями. Даже потребуй сейчас, чтоб разобрался с подругой этой в худшей манере… без претензий и оговорок пошел бы Кате навстречу.
        Но в том то и дело, что Кате такое и в голову не пришло бы никогда, из другого теста вообще, в отличие от той же Леры. Но и, понимая эту разницу характеров, не мог не признать: повод какой-то должен быть. Может, дебильный, может, вовсе Кате непонятный, но что-то же должно было Валерию так озлобить, чтобы, очевидно, раз за разом пакостить подруге?
        - Все нормально, Гриша, со мной все хорошо, - тем временем на голубом глазу пыталась ему сказку Катерина рассказать. - Просто поверить сложно… Я… Мне и в голову не приходило, понимаешь, - еще и будто извиняясь перед ним за свое состояние и опустошение, начала объяснять, натягивая на лицо маску все контролирующего доктора.
        Ну да, роль, за которой прятаться привыкла. Все понимал. Только в горле плескалось кислотой от этого выражения в зеленых глазах.
        - Катя, мне лапшу на уши не вешай, лады? - голос сипло звучал, хотя и не курил же ни разу за вечер. - Не пацан давно, да и в людях разбираюсь немного. И я за тебя сам кому угодно горло перерезать готов, хоть и не мой профиль. Просто, чтоб ты четко расклад понимала, - отставив ее чашку, прижал своего ангела крепко к груди, словно укутав в себя, укрыв от всего остального мира.
        И почувствовал, как она замерла, легкую дрожь по ее коже будто в себя впитал: то ли испугал, то ли просто она осознала, что ни фига притворство не сработало. Затихла, уткнувшись Грише в плечо.
        - Только разобраться хочу, с какой стати эта… - прикусил себе язык, чтоб уж откровенно не матюкнуться, - на тебя наехать пытается, улыбаясь в глаза при этом. Попробуй вспомнить, может, мужика какого не поделили в молодости? Деньги? - вот сказал же адекватные аргументы, а самого как-то передернуло, кисло во рту, как представит, что к кому-то другому она тянуться могла раньше.
        А Катя рассмеялась нежданно, тихо, но ему прям медом на душу после этой кислоты.
        - Какие мужики, Гриша? - запрокинула голову, глянула на него весело из этой нычки. Что уже хорошо, конечно. - Я же говорила тебе, что мне некогда было, все пыталась зацепиться, остаться в столице, я же из провинции глубокой, там не то что отделения анестезиологии нет, фельдшерско-акушерский пункт ликвидировали недавно. А Лера из пригорода Киева. И по деньгам… Нет вроде. Мы же на разные специальности шли. И Лера распределение получила в хорошую больницу в своем городе, до Киева двадцать минут на маршрутке. Новая амбулатория, классное обеспечение, зарплата хорошая, привлекают у нас молодых специалистов в регионы. Она мне сама потом рассказывала, что база там шикарная была и опыта набралась, как тут и не позволил бы никто, не отдают у нас часто пациентов младшему коллеге из банальной жадности. Знаешь же, тут в больницах до последнего держатся за места, правдами и неправдами, я сама с этим столкнулась. Потому и жила в больницах, чтоб хоть как-то пробиться поначалу, опыта набиралась, незаменимой стать старалась. Ну и она, думаю, так же. За счет этого опыта Лера и устроилась потом уже в нашу клинику,
квартиру успела купить в столице, хоть и в ипотеку, но все же. Я вон не сподобилась пока, - улыбнулась криво, может, вспомнив, как он ее арендованную квартиру не считал достижением. Гриша промолчал, чтоб не сбить с мысли Катю. - Говорила, еще тогда деньги откладывать начала, а родителям она не помогала, как я понимаю, не было надобности. Так какие у нас конфликты? Просто… мы тогда и потерялись как-то, кажется, когда она уехала на практику, ну и я погрузилась в работу. Думаю, у обеих банально не было ни сил, ни времени поддерживать еще какие-то контакты. А когда встретились заново… Не знаю. Не помню я, чтоб мы прям рассорились хоть раз, - опять вздохнув, Катя снова на плечо Грише улеглась, потянулась за своим чаем.
        Он не мешал, думал. И что-то у него не состыковалось. Или Катя не все говорит, что навряд, как бы уже немного в ней разобрался и понимал. Или… Есть шанс, что его ангел сама не понимает, что могло в душе «подруги» лютую обиду зародить, потому как ее характеру ни мстительность, ни зависть особо не свойственны. Вот и судит других по себе. А тут, очевидно, с противоположной точки зрения на жизнь рыть нужно.
        ГЛАВА 31
        - Не так я себе представляла этот день, Алхимик, ох, не так, - Катя глянула на него через плечо настолько иронично, что у Гриши невольно широкая ухмылка на лице расплылась.
        - Ты мечтала о нашей свадьбе, ангел? - приобняв ее за пояс, крепко к себе прижал, не прекращая вперед вести.
        Как раз вышли из авто в окружении толпы охраны, но в их ситуации сейчас иначе никак. Направил ее мягко к центру регистраций, где Гриша уже договорился обо всем с начальником. Свой человек, частенько быстро помогал уладить бумажную волокиту. Вот и вчера с ним связался, написав уже ночью, чтобы закрыть вопрос с их росписью быстро и легко… Хотелось какого-то позитива после непростого для Кати открытия правды о Лере.
        - Нет! Я и вовсе о свадьбе не мечтала, если под таким углом смотреть, - рассмеялась она все же, запрокинув голову.
        Распущенные волосы, которые не успела собрать, ибо он ее чуть ли не из кровати выдернул на эту роспись, защекотали руку, дразня его. Пригоршни мигом зудеть начали, так захотелось намотать на пальцы пряди, чтоб на себя натянуть и в ее губы впиться… Грише такой кайф, что вчерашняя хандра отступила, хоть и затаившись в глубине зеленых глаз! Но в целом настроение Кати было прекрасным, и это радовало. Как и то, что причиной радости являлось грядущее событие.
        - Но уж точно не представляла, что буду замуж выходить спросонья, растрепанная и отекшая после вчерашнего ночного чая. Да и алкоголь, наверняка, тут помог, - фыркнул его ангел, как укоряя его легко. Покачала головой, пробежалась пальцами по щекам, легко приминая. А потом протянула руку и соединила их ладони.
        Алхимик же хмыкнул только: вообще не понимал причины тревоги!
        - Ты шикарно выглядишь, Катя! Вот ничего изменить не хотел бы, веришь? - серьезно и уверенно, с напором и давлением, возразил Гриша, реально считая, что никого, красивее ее сейчас, - нет, да и быть не может!
        И, чтобы там Катя ни думала, легкая припухлость ее губам даже шла - будто он зацеловал… Хотя, конечно, прошлой ночью им не очень до страсти или поцелуев оказалось, что жаль. Ну да ничего, нагонят. А всего остального, к чему она так придиралась в отражении, Гриша не видел!
        Обвел подушечкой большого пальца контур тату на запястье, уже наощупь зная, где и как каждая линия проходит.
        - Идеальная! Моя! - непререкаемо подвел черту, чтоб выбросила из головы глупости всякие. И, прижавшись на короткий миг к ее губам властным поцелуем, завел в кабинет начальника центра.
        Не то чтобы церемония выглядела торжественной. Мимо в этом плане, больше получение какой-то справки ситуация напоминала, но ему по фиг! Гриша и не стремился к помпезности. Главное, что теперь Катя по всем законам - его жена, и никто придраться не сможет, имеет право и может ее защищать, оберегать… Ну и да, не отпускать от себя никуда на законных основаниях! И Алхимика как раз устраивало, что все оформили быстро и без проволочек.
        А вот Катя, кстати, в момент, когда подпись ставить нужно было, словно заколебалась… Мысли его собственнические уловила, что ли? Насторожилась.
        - Не медли, ангел. Время для размышлений вышло, сейчас передумать уже нельзя, - не то чтобы реально напрягшись, усмехнулся Гриша…
        Поддевал. Все же решил этот странный ступор любимой прогнать.
        А Катерина прям сильнее выпрямилась, одарила его тем своим взглядом-лазером, типа намекая, что ни фига у него не выйдет ею командовать. Ага, конечно, ангел. Мечтай… Но пусть думает, как хочет, ему только в кайф ее характер и своеволие.
        - И когда именно оно вышло, Алхимик? Ради интереса хотелось бы уточнить? - не осталась в долгу, кольнула все той же иронией.
        - Так прям тогда, когда ты сказала: «Ты сильный, ты справишься, а я помогу». И бум(!), ангел, так и решилось для тебя все, - может, и не совсем по правилам, он сгреб ее в охапку, да так и стоял, не отпуская от себя и на шаг.
        Чиновник поглядывал на это дело с каким-то напряжением, будто посчитал, что тут принуждают кого-то, но и возразить не решался… Ну да, против Гриши точно не попрет, жизнь и шкура дороже, а так же тот доход, что ему сотрудничество с их структурой гарантирует. Но Алхимика отчего-то дико смешило, что со стороны могло показаться, будто он своего ангела принуждает к чему-то…
        Ага, не хотела бы Катя - точно неумытой бы не помчалась на эту роспись, еще и в его рубашке, потому как у нее чистые варианты «верха» закончились, а они вчера стирку и не вспомнили запустить. Все, надо забирать ее вещи с той съемной квартиры и заканчивать с арендой. Он точно не желал, чтобы у его жены имелись еще какие-то ключи, кроме их общего дома.
        Катя хмыкнула, чуть повернувшись, словно ему в мысли заглянула. Кулон-компас выпал из ворота его же рубашки… Ладно, блин! По фигу на вещи! Его устраивает и когда она вся в его шмотках ходит. Целиком и полностью.
        - Так это шесть лет назад было, Гриша, - давясь смехом, вертела эта чертовка ручку в пальцах.
        Охрана, привыкшая к их подначкам, спокойно стояла у стен, типа свидетели. А вот начальник продолжал неуверенно стрелять глазами то в сторону Алхимика, то на Катю поглядывая, но, кажется, немного расслабился, видя, что они улыбаются оба. А вот продолжал смотреть напрасно. Не нравилось Грише, когда на его жену пялились.
        - Вот тогда все и решилось, теперь только подписью надо закрепить, - и не подумал сбавить напор Алхимик, пожав плечами так, типа он не при делах, сама жизнь так распорядилась.
        И однозначно Катю к документу пододвинул, продолжая обнимать. Чем сильнее рассмеяться заставил.
        - То есть, ты намекаешь, что это судьба и без вариантов? - и не подумала озаботиться безопасностью окружающих чертовка!
        А у него ведь выдержка тоже не титановая. Ясно, что Кати и дуновением не коснется ничего, но вот остальных вокруг может и зацепить взрывной волной.
        - Я не намекаю, ангел мой, я прямо это говорил и говорю с первой минуты, - поймал ладонью ее лицо, заставив сблизиться, прижался лбом к ее лбу…
        Поцеловать хочется, аж за грудиной жжет! И весело при этом до идиотской улыбки, которую не мог со своего лица убрать. Потому что точно видит: нет у Кати ни сомнений, ни колебаний, просто желание подурачиться на дне глаз плещется. А Гриша что? Он своему ангелу готов что угодно дать… как только подпись поставит.
        И, словно, в свою очередь, прочитав это в его глазах, Катя вдруг резко и стремительно поставила свой автограф на свидетельство, где его уже имелся.
        - Ну все, муж, можешь меня целовать! - заявила с апломбом, но негромко, точно все порывы Алхимика по взгляду считав.
        А его вдруг таким чем-то невыносимо глубоким придавило! Нет… Их обоих, понял по дрожи, которую своими руками в ней уловил…И эта треклятая улыбка!..
        Аж впился в усмешку ту своим ртом, сам смеясь; надавил на скулу, заставляя прижаться больше, в волосах Кати пальцами запутался.
        - Ну спасибо, что позволила, жена, - не остался в долгу, выдохнул в самый рот, как слизывая и улыбку ее, и дрожь эту, и ершистое, игривое настроение ангела. - А то я весь такой неуверенный…
        Прижал Катю к плечу, когда ее в ответ натуральным хохотом разобрало, вцепилась в него, пытаясь равновесие удержать. Развернулся к своим людям и начальнику этой богадельни, понимая, что тоже ухмыляется во все зубы. Кивнул всем, и благодаря, и намекая, что пора сматывать удочки.
        И тут у него начал мобильный звонить… Уж очень вовремя, блин, даже не глядя мог предсказать, что это Дэн.
        - Да? - принял вызов, жестом показав, чтоб ребята забрали их документы и свидетельство. А сам Катю повел назад, на улицу.
        - Я так понимаю, поздравлять уже можно? - хмыкнул друг, который, само собой, был в курсе планов Гриши.
        - Валяй, - в тон фыркнул Алхимик, прекрасно понимая, что это уже поздравление и было. - У вас там как?
        - Потихоньку. Вроде идет на улучшение… Думаю вот, жене твоей что ли, свою показать. Теперь-то в разы больше степень доверия, - все еще весело отозвался Шуст. Видимо, Тале реально полегчало, давно он такого настроения у друга не помнил.
        И это порадовало не меньше, чем продолжающая смеяться Катя в его объятиях.
        - В общем, Алхимик, жене от нас поздравления, так сказать, «добро пожаловать в семью» можешь передать. А мы с тобой завтра за обедом встречаемся с Амжадом. Он все изучил и готов лично вам принести извинения. Ну и компенсацию твоей жене за моральный и физический ущерб, - став чуть серьезней, ввел его в курс основной причины звонка Дэн.
        - Понял, - отозвался, чмокнув Катю в растрепанную макушку, подумав, что надо бы угостить ее шампанским.
        А то день такой… есть повод бокал поднять! Но не переусердствовать. Заметил, что не так и нравится ей, когда Гриша настаивает на алкоголе, и что его самого вообще не берет - не по вкусу ангелу тоже, не любит уступать хоть в чем-то, но свои слабости знает. Забавно, смешило его это немного. Но за их свадьбу можно…
        Или… Вот, еще лучше - сегодня вечером ее тоже в клуб отвезет! У них выступает по расписанию известный певец, ей понравится, думалось.
        - Боевика своего он отозвал? - поинтересовался, как раз усадив Катю в авто и обходя машину.
        Спецом так поступил, не хотел ей напоминать. Прикурил, вроде как повод найдя остаться на улице. Охрана окружила.
        - Нет… Так и не связался. С этим сложности, но наши ищут, да и они… Не в их интересах, сам понимаешь. Там по врачу, кстати, есть информация. Думаю, до вечера найдем. Буду в курсе тебя держать. А вы пока наслаждайтесь заслуженным праздником, - поделился данными Шуст и отключился, не прощаясь.
        Гриша спрятал мобильный, сделав еще затяжку. По боевику - херово, конечно, напрягал его этот момент капитально. Непроизвольно внимательно вокруг осмотрелся, хоть и знал, что парни отслеживают периметр… Понятное дело, не засек ничего.
        Затушил сигарету, так и не докурив, и забрался в авто к Кате. У него большой день сегодня, в конце-то концов! Согласен с Шустом, имеет право выдохнуть! И ему еще жене кольцо купить нужно к тому же.
        ГЛАВА 32
        - Нравится? - кажется, самодовольство просто вибрировало в его голосе.
        И Катя то точно прекрасно слышала. Но ему это вообще голову не парило! Главное, что с выбором кольца угодил.
        - Нравится, - и не подумала отрицать его ангел, продолжая пальцами вертеть тяжелый ободок из белого золота с россыпью бриллиантов.
        Выбирали так, чтоб с кулоном гармонировало, она сама попросила об этом. И точно угодили ангелу, налюбоваться не могла, казалось. Попросила потом еще гравировку в виде похожего компаса внутрь добавить. И довольна была не только своим кольцом…
        Как мысли его прочитав, Катя стрельнула глазами на похожий ободок, который на его руке теперь имелся… Гриша не думал даже об этом, но когда она намекнула… Или даже условие поставила в своем духе… А что?! Он вовсе не против, пусть и не привык. Ведь и Катя ему шла навстречу по главным пунктам. Нужно ей иметь уверенность и поддержку на неком не вполне рациональном уровне - окей, обеспечит. И больше даст!
        - Нравятся, - повторила, явно ж на оба намекая теперь. И лукавая усмешка мелькнула на губах. - Только я, в самом деле, немного переживаю, Гриша. Из-за операций и вечной обработки рук, так легко потерять любые украшения. Кольца моментально пропадают… - по всем признакам, реально волнуясь об этом, опять завела тему, которую уже обсуждали в ювелирном.
        Поэтому ли в глазах мелькала какая-то, непонятная ему до конца, тень? Или он придумывает? Ведь ничего и намеком не сказала вроде, но было что-то, что теребило неявно изнутри… как чуйка кусала за горло, но Гриша пока точно разобраться не мог. В больнице дело? Или еще что-то? Видел же ее нервы.
        - Ангел, я тебе серьезно говорю, не парься, - уверенно пресек Алхимик, обхватив загребущими руками свою жену, так и не сумев пока разобраться в том, что ему давило на виски. - Когда там еще у тебя эти операции будут?! Привыкнешь кольцо проверять… А то и, может, вообще…
        Легкий намек повис в воздухе, но он сейчас не давил, не хотелось обострять в такой вечер.
        И, тем не менее, по быстрому, чуть настороженному взгляду Кати, которым сквозь ресницы стрельнула, понял, что она все прекрасно уловила и мысль отследила. Показалось, вскинулась для спора… Только и сама не хотела приподнятую атмосферу рушить, видно. Промолчала. Но обещание разговора мелькнуло в зеленых глазах, и Гриша то не пропустил.
        Ну, прости, ангел, все понимал, но реально же…
        Не то чтобы Гриша хотел запрещать ей работать, но… Существовали нюансы, связанные уже с положением Алхимика. А его жена… Надо было много учитывать. Ту же охрану, которая будет при Кате неотступно, и не только до того времени, как решат нынешний вопрос; сама позиция Алхимика в городе, да и стране… Ну и просто, он не то чтобы был в кайфе от ее ночных или суточных дежурств. Вот совсем мимо. И до какой степени морального выгорания Катя умеет доводить себя - помнил шикарно. Так что тут еще имелось, что обсуждать.
        Но, да… не сегодня.
        Сейчас они сидели в клубе, куда Катя согласилась поехать без проблем, ей явно понравилась вчера атмосфера. К сожалению, вчерашний кабинет был забронирован за несколько месяцев на этот концерт, а Гриша… Ну, отменить бронь, конечно, можно, и его даже, быть может, поняли бы, но не дело это для репутации клуба. Да и другой выход имелся.
        По факту, для них отгородили часть террасы на втором этаже, создав эквивалент ВИП-ложи. Охрана стояла по периметру, тут же установили небольшой столик. Правда, есть Катя захотела еще после выбора кольца, да и Гриша к тому моменту проголодался капитально, на роспись же и без кофе помчались, так что они основательно поужинали дома… Ну и да, все еще придерживался мысли, что им это пока лучше наедине делать, притираясь. Так что сейчас на столике стояло шампанское в ведерке со льдом и бокалы, к чему Катя интереса особо не проявляла. Ну и тоник, который он для начала себе взял вроде, а ангел безапелляционно изъяла его стакан и теперь медленно потягивала горьковатый напиток. Пришлось Грише себе в фужер наливать.
        - Я так понял, мы сегодня без градуса празднуем, - ухмыльнулся, когда она у него отжала напиток.
        - Не хочу, и так голова кружится, - улыбнулась искренне Катя, стрельнув в него глазами из-под ресниц.
        Да так, что у Алхимика за ребрами на пару секунд сердце замерло, сжавшись, а потом по-новой, мощно, с жадностью бухать начало. Обожал!
        - И потом, Алхимик, ты меня так обрядил, что реально жарко, не алкоголя, а просто воды хочется, - не упустила возможности вновь кольнуть его, вернувшись к спору, который у них дома перед выходом возник.
        - Так я ж боялся, чтоб ты не замерзла. Хочу, чтоб удобно было тебе, ангел мой, - с чуть саркастичной ухмылкой, отозвался, типа не понял упрек. - Я ж теперь муж - мое право оберегать свою жену, - обхватил рукой ее плечо, притянув под бок, прижался жадными губами к виску, мазнул по скуле…
        Вот же черт! Хотелось Катю прямо здесь и сейчас аж до горячки в паху! Но обстановка точно не та. Надо, блин, строить еще такие кабинеты, которым вчера так по всем возможностям и не воспользовались! Однако, за неимением иного выбора, приходилось пока всего лишь концерт слушать, посмеиваясь над претензиями ангела.
        Не сказать, что Гриша ее укутал. И близко не то. Но да, конечно, новый наряд, что им домой привезли, тоже не имел оголенных рук, декольте или чего-то подобного. Но и не балахон, и не паранджа же, нет повода недовольно фыркать, как ему казалось. Брюки, ничем не уступающие прошлым, очень даже аппетитно обтягивающие ее чумовые ноги и бедра, и свитер… Ну, может немного объемный, но не сильно и теплый уж, зря бурчит. К тому же, шикарно Кате идет! Только никаких голых плеч на всеобщее обозрение, что есть, то есть, и обо всем, что под этим свитером, только ему известно…
        Забрался пальцами в ворот, подразнил шею легкой щекоткой, подцепил каучуковый шнурок, как проверяя… Забавно, но ему этот кулон, что в первую же ночь на Катю напялил, больше символом их единства казался, чем новые кольца, связи больше… Видно, не привык еще. Да и сколько лет он сам этот кулон таскал! Точно же впитал часть самого характера Гриши, и будто ее теперь этими фибрами окутывал, вообще не оставляя вариантов вырваться.
        - Как в ночном клубе можно замерзнуть, Алхимик? Еще и во время концерта? Еще и около тебя? - не разделяя его тревоги, однозначно, не осталась в долгу ангел, фыркнув.
        Вновь к тонику приложилась, поглядывая на сцену, где уже музыканты начали что-то играть. Вот-вот исполнитель выйдет.
        Концерт Кате очень понравился! Обычно у нее просто не хватало времени посещать подобные мероприятия, и не вспомнила бы, когда в последний раз на чем-то подобном была. В университете? Может, но и то не уверена. Так что сейчас наслаждалась на всю катушку… Причем всем: и музыкой, и песнями, и бешеной энергией певца… Правда, тут он, по ее скромному и предвзятому мнению, все же немного уступал крышесносной харизме Алхимика. Муж не отходил от нее ни на шаг, даже когда Катя оказалась не в силах усидеть, подскочила, невольно танцевать принявшись, пусть и не особо здесь место имелось, так, чисто под музыку телу дать в ритме качаться. Но Гриша мигом рядом оказался, приобняв ее за талию, да так и стоял дальше. И танцевать не мешал, но и как из своего близкого круга не выпускал, явно со всей серьезностью к новому статуса мужа решив отнестись, кайфуя от этого.
        Охрана надежно изолировала их от других гостей клуба, а этот балкончик, по сути, располагался практически над самой сценой. Так что и обзор прекрасный, и места для них двоих - предостаточно. Точно что ВИП-персоной себя ощущала, как и всегда рядом с Гришей.
        Однако Кате это не мешало! Она буквально каждым мгновением наслаждалась… И потом, у нее сегодня день такой - имеет полное право! Не каждый день замуж выходит, а что-то в пылающих искрами глазах Алхимика при каждом на нее взгляде подсказывало, что и, вообще, первый и последний в жизни. Так что с чистой совестью праздновала. И алкоголь ей тут точно был не нужен.
        Под конец Кате не то что жарко было - мокрая вся! Волосы легко завиваться начали от испарины. Выпила весь тоник сама, считай. Ох уж этот муж со своим пониманием ее гардероба!
        Но все равно, такое удовольствие от вечера получила, что даже выразить то словами пока была не в состоянии. Со счастливым восторгом Гришу обняла, уткнувшись ему в ямку у основания шеи, дурея от аромата горячей кожи мужа, от его сильного пульса, который всем своим телом, казалось, ощущала. Будто сегодня те подписи и их новые кольца не формально, а на неком совершенно новом, неосязаемом, но невыносимо реальном уровне метафизики их спаяли… Елки-палки! Так и она скоро в реинкарнацию и какие-то кольца мистические, про которые он с самого начала ей заливал, скоро поверит, подумалось с весельем.
        И алкоголя же ни капли в рот не брала, а чувство эйфории такое, что только благодаря сильным рукам Гриша ногами пола и касается, а то уже и взлетела бы, чудилось.
        - Понравилось! - не спросил, а с невыносимым самодовольством резюмировал Гриша.
        Ей каждый раз ему на ногу наступить хотелось за такой тон!
        Но при этом смотрел на Катю с таким чувством, что и не рассердиться. Да и все его отношение к ней, вся очевидная любовь, о которой говорил же, просто иначе и больше поступками, читалась, как на ладони. Даже она, вообще неопытная в этом плане, видела ясно.
        - Очень, любимый, - выдохнула со смехом ему в губы, балдея от того, как полыхнул взгляд мужа на этом слове.
        - Вот и прекрасно! Очень хотелось тебе незабываемый вечер создать, - сипло хмыкнул Алхимик, вдруг с такой страстью впишись в ее губы, что Катя как-то связь с реальностью в секунду утратила.
        Люди внизу, певец, поющий на «бис», охрана… Все стало нереальным и призрачным! Они будто одни во всем пространстве остались! Полыхнули оба таким огнем, что изнутри легкие, грудь, живот обожгло, каждая клеточка в теле безумно чувственной и чувствительной стала!
        Горят же, натурально!
        - Пошли-ка в кабинет, ангел мой, а то я ж тебя тут сожрать готов, у всех на глазах! - выдохнул ей на ухо муж, по всем признакам, невероятным усилием поцелуй прервав. - А устраивать публичный секс с родной женой - точно не мой стиль, - будто пытаясь все немного в шутку перевести, ослабить напор, подмигнул Гриша.
        И да, божечки! Она ощущала своими бедрами напряжение и возбуждение его тела!
        Мамочки! Да они оба слово вибрировали одной частотой притяжения и возбуждения, совпав до резонанса!
        Потому, возможно, не особо дожидаясь ответа Кати, муж потянул ее за собой куда-то. Она же не то что спорить или язвить была не в состоянии - как люди дышат хотя бы, вспомнить пыталась!
        Охранники обеспечили им беспрепятственный выход с террасы, так, что все в коридоре очутились в мгновение ока. Видно, Гришу тоже распалило так, что проволочек терпеть не собирался. Тащил ее за собой по коридору, а Катя смехом заливалась, не вполне поспевая за мужем на своих каблуках. И даже присутствие охранников уже не смущало, привыкала к такой своей реальности, приноравливалась…
        Не прошли, пролетели общий коридор, а Катя даже не видит, куда бегут, взгляд от мужа оторвать не может, который тоже на нее только смотрит, похоже, по памяти дорогу выбирая. За руку держит сильно, и опору Кате обеспечивая, и от себя отстать не позволяя.
        Сам распахнул перед ней дверь, которая общий коридор от перехода к их кабинетам отделяет и…
        Как споткнулась, потому что и Гриша застыл, словно врезавшись в нежданную преграду.
        Там кто-то стоял. В самом проеме.
        Катя даже лицо не увидела, только направленный на них пистолет. А дальше все, как в замедленной съемке, но и с безумной скоростью, одновременно! Гриша кидается вперед и будто наперерез.
        Первый выстрел, а Катя как через пелену тот слышит, уши заложило взбесившимся от страха пульсом! Не успевает перестроиться, сориентироваться. Замерла. Видит гримасу на лице мужа - ему в руку попало, кажется… А она и крикнуть не успевает! Страх, адреналин, напряжение в крови!
        Но Гриша все равно сбивает нападающего, врезавшись собой в него. Однако тот все равно умудряется еще на курок нажать, очевидно.
        Два выстрела подряд, почти одновременно! Грохот в ушах…
        И Катя два мощных удара едва не сразу в грудь ощущает.
        Дикая боль… И какая-то отстраненная мысль врача в ней: прямо в сердце же, гадство!..
        Ноги подломились, все завертелось, задохнулась от этой жуткой боли. И сознание отключилось, померкнув. Рухнула на пол…
        ГЛАВА 33
        Руку будто жидким огнем обожгло! Игнорируя боль, врезался в нападающего, инерция обоих впечатала в стену. Но сириец уже и не сопротивлялся, даже не пытался руки поднять. Отбросил пистолет, будто считал, что свою миссию выполнил. Глянул на Алхимика с победной насмешкой, сверкнув явным чувством превосходства в черных глазах. Ага, мечтай!
        Не то чтобы все по их плану пошло, но и вариация минимальная.
        В голове, как атомная бомба взорвалась, увидел боковым зрением, как рухнула Катя! Кто-то из парней подхватил уже у самого пола, не дав удариться. Окей, зачтет. Наградит премией. Но какого черта?!
        ***** твою ****! Кровь бахнула в голову! Саданул под дых сирийцу.
        Этот же, явно считая, что их всех переиграл, закрыв свой гештальт с местью, глянул на Алхимика едва не с выражением собственного божественного величия.
        Да ну на хрен! Секунды в голове свистели, как те самые пули, рассекая пространство вокруг него, казалось, реально время ощущал, горьким привкусом пороха.
        Не сдержался, врезал со всей силы в эту ухмылку… Еще и коленом добавил, заставив скорчиться мужика. Буквально бросил в руки подскочивших парней, чтоб обездвижили и скрутили. Все, добегался!
        А сам рванул к Кате!
        От одного взгляда на пропаленные дыры в свитере плохо стало. Лежит на полу, под голову кто-то пиджак свернул и засунул, когда успели только, орлы б*я?! Но хорошо, что не твердо ей… Спящая красавица, натурально. А ему хреново до зелёных искр перед глазами!
        - Ангел!!! - голос осип, а при этом рявкнул же! Будто приказать пытался ей оклематься.
        Изнутри нарастающей паникой колотит. Гриша на колени бухнулся рядом, вцепился в плечи, как еще трясти не начал, мля! Сам не понимает, что творит в этот миг… Быстро ощупал, проверяя повреждения. Не поверил бы, но руки и пальцы крупной тряской проняло, как до груди и этих дыр добрался…
        Придушит, если глаза мигом не откроет! Залюбит дома до смерти, чтоб сидеть не могла! Будет знать, как его до такой паники доводить.
        - Катя!!!
        Сириец сзади хохотнул, явно считая, что Гриша головой двинулся… И тут же захрипел. Видно, кто-то из парений ему прочистил мозги. Бухнуло внутри горячим и злым удовлетворением.
        И тут у ангела ресницы затрепетали, веки дернулись, дрогнув. Она медленно поморщилась, открыв глаза. Уставилась на него чуть растерянно, видимо, пытаясь ситуацию в голове восстановить, сориентироваться.
        На Гришу как небо свалилось по ощущению, от навалившегося чувства облегчения. Матерь божья! Алхимик, конечно, знал, что Катя для него бесценная, но только сейчас в полном масштабе осознал, что натурально вся вселенная для него в этих зеленых глазах сосредоточена. *****!
        Нет, не врал, видно, когда ей что-то про прошлые жизни говорил. Они точно самими душами связаны!
        - Вот попробуй только еще раз со мной по поводу одежды спорить! - сгреб ее в охапку, не дав толком и в себя прийти!
        Голос, вообще, куда-то в живот провалился, ему самому, казалось, и горло, и кожу царапая так, будто Гриша пачку сигарет махом подпалил и втянул в себя. И каждую мышцу колотит же, а он в Катю вцепился, как припадочный! Прижимает к себе, пальцы скрючились, может, в тело впиваются и через все слои одежды.
        Не то чтобы действительно считая это важным сейчас сказать, просто неадекватный в тот момент, чего уже. Укачивает ее, к своей груди прижал так, что неясно, в состоянии ли Катя вдох нормально сделать, а выпустить нет сил! Бл***! Все просчитали же, но все равно придавило кошмаром конкретно. И дикий ужас… Стоило признать: до последнего надеялся, что до этого не дойдет.
        - Гриша! Мне больно!
        О, пришла в себя полностью! Ну слава богу. Возмутилась, скривила гримасу, где недовольство, волнение и напряжение воедино как-то переплелись, заставив ангела хмурить брови и губы поджимать. Начала из рук его выкручиваться.
        Боги! Как он ее любит!
        Никогда и ни за что больше не согласится ни на что подобное!.. Сам Дэна угробит, если заикнется только! И Кате ремнем по заднице, чтоб сидеть не могла, лежала дома в их постели, никуда не суясь, а не Шусту поддакивала!
        Сзади сдавленно ухнул сириец, точно не такого итога ожидая от своего нападения. Залопотал что-то, но Гриша арабского не знал абсолютно. Ни слова.
        А вот на тебе, падла! Выкуси! И выгребай теперь сам перед своим боссом, который точно не простит прямого неповиновения. А Гриша с Шустом точно знали, что Амжад отправил своему боевику четкий приказ, не сметь соваться, и Катю даже пальцем не тронуть, никакой угрозы в ее сторону…
        Не послушал. Что ж… у этих по такому поводу решение краткое и однозначное. И пусть сдохнет с мыслью, что ни фига у него не вышло!
        Ну, Алхимик, конечно, точно не знал насчет казни, но то, что о своем самовольстве этот ублюдок пожалеет, не сомневался.
        - Ты ранен?! - не догадываясь об этих мыслях, к счастью, Катя тут же на него переключилась.
        Закрутилась, пытаясь больше пространства в его руках получить. Ага, фиг вам!.. Гриша вообще не был уверен, что когда-либо теперь сможет ее и на шаг от себя отпустить. И точка.
        Катя же тем временем схватила его за ладонь, задрала рукав кофты, принялась изучать что-то. А он только теперь заметил, что тот намок от крови. На предплечье порвана кожа, разошлась, кровит сильно, но, судя по тому, что нормально все работает, не серьезно.
        - Надо швы накладывать, Гриша! - точно же испытала уверенность, оседлав любимого конька, ты смотри. Запомнит, как ее от всего отвлекать.
        По фигу! Точно ничего существенного. Правда, вот как она вертеть его конечность начала, так сразу дикой болью прошило. Но Гриша хорошо умел терпеть.
        - Фигня это все ангел! На мне все мигом заживает, - отмахнулся от ее рук, заметив, как любимая поморщилась, когда попыталась сесть. Проснувшийся в ней врач явно все иное отодвинул. - С тобой что?! - рванул ее свитер, стягивая через голову.
        Сириец где-то за его спиной разразился новой руладой. Судя по интонациям, сыпал проклятиями. Ну и хрен с ним! Думал, они тут дебилы, что ли, и их обвести, как два пальца об асфальт?! Обломаешься сам, мужик.
        Гриша не такой дурак, чтоб куда-то Катю в такой ситуации выпускать, предварительно бронежилет не напялив.
        - Отключилась, - казалось, с полным недоверием к случившемуся, покачала головой Катя, как проверяя мир на стабильность. - Ребра болят, - попыталась вдохнуть, опять поморщилась.
        Прижала ладонь в районе сердца, ясное дело, не в состоянии под кевларом понять, что там с ребрами и тканями. Но жилет не пробит, цел, выдержал, на себя приняв и распределив удары от пуль. Хотя, судя по виду защиты, Гриша подозревал, что гематома там приличная, да и на ребрах может быть ушиб, а то и трещина, если дышать больно.
        - Так, - подскочил, потянув и ее за собой аккуратно, со всех сторон поддерживая. Оглянулся, найдя глазами Профессора. - Этого, - кивнул в сторону сирийца, - связать и ждать, пока Амжад подъедет. Запись скинь всем. Набери Дэна и все доложи, пусть тоже приедет. Мы в кабинет, проверю повреждения, - быстро раздал указания Гриша.
        И потянул Катю за собой к своему офису, пока ангел еще и сориентироваться не успела. Явно же не критическая ситуация, а черта с два он будет раздевать ее перед всей этой толпой мужиков!
        ГЛАВА 34
        Но и до кабинета дойти не успели, хотя тут три шага же, как Санек окликнул:
        - Алхимик! Врача тоже взяли, сидел под клубом в машине, - видно, от ребят отчеты получил. - И Леру ту, не дали выскользнуть ей из зала, пыталась… Но парни тихо повязали, в заднюю комнату отведут. Хирурга в котельную пока, тоже под охраной. Или объединить, чтоб парней не рассредоточивать? Шуст уже едет.
        Гриша притормозил на секунду, обдумывая это все.
        - Хорошо, - не оборачиваясь, кивнул по итогу, его такой расклад устраивал.
        И хоть весь план Алхимику, вообще, поперек горла был, а не мог не признать, что да, за пару часов, считай, все три проблемы закрыли. Но ценой какой тревоги за его ангела, блин!
        - Разводите их пока, так лучше. Пусть боятся больше. Говорить со всеми станем, уже когда Дэн доберется, - распорядился, на самом деле, сейчас куда более важным считая убедиться, что с Катей действительно все нормально.
        Потому, более не задерживаясь и не отвлекаясь, ввалился с женой в кабинет, по правде, почти отбиваясь от попыток своего ангела его руку осмотреть.
        - Да все в порядке с этой рукой будет, Катя! Совершенно не стоит внимания, разберемся потом! Давай, лучше, что там у тебя болит, показывай! - резковато распорядился, вновь отмахнувшись от цепких пальцев.
        Хотелось эти ладошки схватить и к губам прижать, но, блин, уже его руки заняты были тем, что жилет с нее стягивал. Да и внимания на все не хватало, в голове аж пульсировало тревогой.
        Дернул застежки, матюкнувшись, когда увидел огромный синяк, расплывающийся на груди. Отбросил жилет им под ноги, всматриваясь.
        - Ага, нормально! - возмущения хватало и в голосе его жены. Да и отклик пережитого, еще явно бьющие у нее изнутри по венам, слышал. - Тут швы нужны! - опять заладила. - Дай я хоть перевяжу! - продолжала она выдвигать требования, видно, пытаясь хоть где-то выход найти для напряжения, что весь вечер исподволь подтачивало нервы.
        Не на того напала, кстати. Гриша и не думал поддаваться, сам продолжал осматривать и оценивать степень ее повреждений.
        Немного забавно (только он пока не мог вспомнить, как смеяться надо, хоть убейте, ага), что под центр удара, похоже, кулон попал. Прижало побрякушку жилетом так, что ли? И синяк у Кати в виде того самого компаса расплылся, ну тату почти. А для Гриши, совсем же по жизни не склонного верить во всякие знаки судьбы (пока ангела своего не встретил), это прям как символ некий, будто защищал ее не только броник, но и некие высшие силы… Хотя, конечно, выедало изнутри, что, сто пудов же, больно Кате! Аж пекло!
        - Может, еще, не меня надо перевязывать, - хмыкнул с иронией, чуть зло из-за того, что влезла в это все, вопреки тому, что сам Гриша считал правильным. Но при этом предельно нежно и аккуратно надавил пальцами по ходу ребер.
        И стоит перед ним, раздетая по пояс, в одном топе - любимый же вид Алхимика, что ни говори! А его настолько состояние Катюши волнует, что и не видит словно! Глаза пеленой тревоги застилает. Зато мигом заметил, как она поморщилась, подкинуло изнутри.
        - Нет, **я! Я тебя сейчас же на рентген везу! Или чего там делать надо в таком случае? Врач решит…
        - Я сама врач, Гриша! - то ли возмутилась, то ли рассмеялась Катя, распрямившись, видно, чтоб внушительней выглядеть. Но тут же вновь скорчила гримасу, чуть сместившись, как сгорбившись, оберегая левую сторону. - Ничего серьезного, думаю. Максимум - трещина и синяк, - и тоже ощупала пострадавшее место. - Поедем разбираться потом, я точно выдержу, а ситуация… - замялась, стрельнув в него глазами.
        Вот прикольнулась же над ним судьба, блин, чтоб по гланды влетел в сильную характером и упертую женщину, которая никому ничего делегировать не привыкла! Все ей надо самой понять, во всем поучаствовать!
        А Гриша же понимал - для Кати больше всего неприятная тема вышла, потому и навстречу пошел… Хотя и бесился внутренне от тревоги, что тогда, что сейчас… Но и отказать своему ангелу не мог, нутро все будто колючей проволокой обматывало, когда в ее помрачневшие глаза заглядывал.
        Только так ею рисковать - да будь оно все сто раз проклято!.. Больше ни за что и никогда в жизни!
        - Меня куда больше твоя рука беспокоит, - Катя вновь потянулась к нему, словно и не заметив, насколько Гришу телепает.
        Хотя все она чувствовала, он зуб на это поставить мог! Вот и петляла глазами, пыталась сделать вид, что все зашибись, как прекрасно.
        - Где у вас аптечка? - насупила брови, тон такой требовательный, типа намекает, что ему не избежать ее заботы. Вот зацеловать ее или отшлепать, в назидание, так сказать?!
        Ну ладно, Алхимику тоже не по приколу было пол клуба кровью заляпать. Перевязать - лишним не будет.
        - Сейчас вместе будем искать, - подошел к столу и вызвал администратора, озвучив требование в коммутатор.
        Человек о ситуации был предупрежден, а потому не должен испугаться обстановки в коридоре, где парни точно продолжают топтаться, даже если сирийца увели уже. Но при этом же Катю так за руку и держит своими окровавленными пальцами. Фиг вам, не сумеет отпустить теперь!
        - Гриша, все нормально уже. Все вышло так, как и спланировали, - явно уловив этот жесткий нерв, который его самого скручивать продолжал, Катя подошла впритык, уткнувшись лицом в его шею. - Все получилось. Не злись…
        А его сильнее прежнего скрутило! Отбросил осторожность, целой рукой сгреб ее волосы, накручивая, собирая в пригоршню. Сжал так, что аж натянул на затылке, заставив голову запрокинуть и ему в лицо глянуть.
        - Никогда! Слышишь, ангел? Никогда больше ничего подобно и близко не будет! - прям рявкнул, потому что взгляд его зацепился опять за синяк. - Невозможно все предугадать! Даже мы с Шустом не боги, не можем перестраховать все! А если бы он в голову попал? Никакой броник тут не помог бы! - понимал, что накручивает себя, шо долбанная истеричка, и закончилось все, а остановиться не мог, б**!
        - Я понимаю, любимый, - пытаясь пригасить этот вихрь эмоций в нем, покладисто и покорно согласилась Катя, и не думая высвобождаться.
        Потому что да, теперь действительно осознала все куда лучше, чем днем, когда буквально требовала, чтобы ей позволили участвовать. Считай, ультиматум Грише поставила, обвинив, что он с ее мнением вновь не считается, а это, вообще, целиком и полностью ситуация Кати и… Ладно, «друзьями» называть Влада и Леру и у нее уже язык не поворачивался.
        Тогда ей казалось, что она понимает, на что идет. Сейчас…
        В общем, конечно, хорошо, что все так сложилось, однако, стоило откровенно признать, что Катя и приблизительно не представляла реальной остроты и рисков. И осознавала куда лучше, почему Алхимик никак теперь не может выдохнуть. Саму трясло с того момента, как увидела, что его ранило.
        Интересный феномен: попадание пуль в нее не такой ужас вызвало, как рана мужа, которого обожала натурально до потери сознания. Хотя врач в ней рационально напоминал, что та отключка, вероятней всего, была именно динамическим ударом от пуль в район сердца вызвана. Бывает так.
        И все же, все же…
        Возвращаясь к тому моменту, когда им позвонил Шустов, а они кольца как раз выбирали, и к последующей личной встрече… Катя сейчас могла признать, что не верила, не осознавала, как оно в действительности сложится. И что до стрельбы дойдет - не думала, в самом деле спорила с Гришей, когда муж, скрипя зубами согласившись, заставлял Катю надеть кевларовый жилет. И только под угрозой, что, вообще ее из дому не выпустит, поддалась.
        Сейчас Катя язык себе, скорее, откусила бы, чем спорила, да. И то сообщение Лере, вероятно, не отправляла бы, вопреки воле мужа… Поразительно, сколько событий, открытий и решений может иногда уложиться в считанные минуты.
        И еще более странно, как Гриша ее все-таки выпустил из дома, не придушив самостоятельно. Тут уж точно никаких сомнений в его любви не останется
        ГЛАВА 35
        …Шуст дозвонился до них тогда, когда они только кольца выбрали, даже гравировку нанести времени не оставил, сообщив, что люди, приставленные следить за Лерой, засекли сирийца у нее на даче под Киевом.
        Это было… неожиданно, чего уж.
        Так что Гриша быстро схватил новоиспеченную жену в охапку и потащил в их офис. Хотя Катя и сама была не против, наоборот, тут же загорелась желанием разобраться, стоило имя подруги услышать. Вообще непонятно, при чем тут Лера?
        Чего там, у Гриши куча теорий возникла, потому как, и подозревая, что ничего хорошего «подруга» его ангелу не желает, тем более после залета с картой, не приходило в голову, что та реально тесно связана с боевиком… Разве сирийцы не через Влада в клинике оказались?
        Они уже, не без помощи своего цифрового отдела и Глюка, выяснили, что Влад в свое время участвовал в программе «Врачи без границ». Помотало мужика по миру, судя по истории этих поездок, понятно, что опыта там набрался до хрена, потому тут его самые престижные клиники и готовы были с руками оторвать. Только вот Влад в поездках своих не одним лишь опытом обрастал, а и всякими знакомствами…
        Нарыли они и то, что в свое время несколько раз работал он на этот клан. Видно, не настолько уж бескорыстен оказался хирург, и не лишь по велению широкого сердца помогал страждущим, а точнее, не только им. Больше того, однажды те ссудили ему приличные деньги. Влад долг вроде бы вернул… Вроде бы…
        В общем, ясно, почему Амжад мимо них к этому хирургу сунулся. Управлять тем, кто у тебя в долгу, пусть даже моральном, всяко легче. Ну и то, отчего этот Влад любыми правдами-неправдами готов был себя обелять, тоже очевидно стало: он-то досконально представлял, что это за люди и как они могут с ним расквитаться за скоропалительное, но не исполненное обещание спасти раненого.
        Но Валерия тут каким боком, блин?!
        В общем, в офис они долетели, можно сказать. И вот тут уже комфортней устроились прорабатывать теории, ожидая расширенных данных от своих людей. Правда, тоже без шампанского, никому остроту разума терять не хотелось, хоть Шуст и предложил на правах радушного хозяина отпраздновать их роспись, но они предпочли остановиться на кофе.
        По словам Кати, Валерия точно в этой врачебной миссии не участвовала и страну покидала лишь для туристических поездок, разумеется, не в горячие точки. Да и с Владом ранее знакома не была, а хирург не очень и давно к ним в клинику устроился. А вот насколько тесно они уже здесь общались, Катя затруднялась ответить. То, что именно Лера ее все время увещевала и уговаривала обратить на мужчину внимание, не так уж и много о чем говорило с первого взгляда, надо бы вглубь копать. Но и не сказать, что Катя между ними какую-то связь наблюдала…
        Правда, ангел честно признала, что никогда особо не приглядывалась, ей не до того, да и не привыкла за другими людьми следить или мотивы их выискивать, работы хватало. К тому же последний период ей вообще тяжело давался с тем выгоранием, чтоб еще искать подвох в поведении окружающих. Но и учитывая это, разве стала бы Лера ее подбивать на свидания с Владом, имея сама на него какие-то виды?
        Шуст с Гришей не стали бы отвергать и такого варианта, они за жизнь насмотрелись всякого, но Катя сомневалась.
        Впрочем, эти сомнения пришлось пересматривать, когда все те же люди, которых Гриша велел приставить для наблюдения за Валерией, доложили, что на той же даче схоронился и их хирург.
        - Мне совсем ничего непонятно тогда! - Катя натурально растерялась, Гриша видел это по ее глазам.
        Но и сам мало что мог объяснить пока ангелу. Они все ожидали подробной информации по Лере, которую уже собирали ребята Глюка. Когда же Павел принес папку…
        Ну, особых открытий не нашли, кроме того, пожалуй, что дядька этой Валерии был прокурором, причем на высоком посту в ее родном городе, прилегающем к столице. Значит, не без хороших связей, что, конечно, вносило некоторые нюансы, но и не прям делало любые наезды невозможными.
        Однако мотивы поступков все еще оставались неясными. И капитально напрягало то, что ее роль в ситуации точно же не только к предоставлению приюта остальным сводилась… Если связи никакой не было, как-то слишком плотно Лера в этот тандем влилась третьей.
        - Может, мне ей позвонить? Попытаться поговорить, выяснить, понять… - похоже, все еще сомневаясь, что Лера могла что-то серьезное против нее затевать, предложила Катя с некоторым колебанием.
        Имея за спиной их поддержку и толпу охранников, ангел явно ощущала себя более уверенно, что Алхимика, бесспорно, радовало. Но ведь всегда нюансы имеются. А Катей он категорически не хотел и не собирался рисковать!
        Так что Гриша только языком щелкнул, переглянувшись с понимающим взглядом Шуста. Они не особо в возможность ошибки или накладки в их данных верили, и если все указывало на то, что бывшая подруга неким боком причастна к ситуации, значит, так оно и было с вероятностью едва не в сто процентов.
        - Само собой, спровоцировать их на действие было бы самым эффективным, - как раздумывая вслух, заметил Дэн. - Непонятно еще, насколько этот дядя вступится, когда мы его племянницу прижмем. А прижимать надо, не вижу повода оставлять без внимания человека, который так активно ищет любую возможность тебе вред причинить, - серьезно глянул на Катю друг, а потом так же внимательно в Григория всмотрелся. - Не то чтоб мы и на него управу не нашли, в случае чего, у нас есть чем любые связи перекрыть, но все же… сложностей будет больше, чем если мы спровоцируем ее на действия и уже будем иметь, что вменить.
        Алхимик же только зубы стиснул так, что сам ощутил бешеное натяжение мышц на скулах. Он понял, что Дэн предлагал, и вообще был не в восторге! И он уже даже рот открыл, чтоб послать того куда подальше.
        - А я ей пригласительные отдала… - вдруг проговорила Катя, сбив Григория с толку и не дав ему высказаться в красках.
        - Что за пригласительные? - не сразу въехал Алхимик.
        - Те, что ты мне присылал, помнишь? Там же было пригласительных на три вечера любых, на две персоны. Я Леру с собой в первый вечер брала. А потом… Ну, мне вроде как отдельные пригласительные были уже и не нужны, - Катя глянула на Гришу как-то и лукаво, и встревоженно одновременно. Вроде намекая на их прошлое, но и, точно что-то в голове уже себе придумав, по глазам сек. - Вот и отдала те Лере. Ей понравился вроде тот мужчина, что приглашал танцевать в первый вечер, думала, может, она захочет еще раз прийти, испытать удачу…
        - А ты Лере говорила, каким образом изменились ваши отношения с Гришей? - вдруг уточнил Дэн, до этого следящий за ее рассказом больше со стороны.
        - Да, по итогу, рассказала, - Катя как-то устало нахмурилась и потерла виски, видно было, что тема ей неприятна. - Не очень хотелось, но она достала меня этими намеками на то, что мне стоит нормального мужчину найти, ну я и…
        - Похвасталась, - залихватски подмигнув, перехватил инициативу Гриша, не собираясь позволить своему ангелу хандрить. - Грех же мной и не похвастаться!
        - Это точно, - рассмеялась от неожиданности Катя, собственно, чего он и хотел. - Жуткий грех!
        Даже Шуст хмыкнул. Но при этом и как-то так сосредоточенно стал смотреть перед собой… Гриша знал этот взгляд друга и ему было не по нраву, что бы он там ни придумал уже!
        - И как она восприняла эту информацию? - уточнил Денис.
        - Никак, - передернула Катя плечами. - В смысле, фыркнула и сделала вид, что ужасную глупость творю… Но какое ее дело? - даже чуть с вызовом заметила она, выпятив подбородок.
        - Это точно! Вообще никакое, - вновь, больше ради поддержки, согласился Гриша, продолжая за Шустом наблюдать.
        А Дэн точно же обдумывал что-то, даже пальцами по столу начал постукивать, как по клавишам пианино.
        - А если бы ты ей написала, что замуж вышла сегодня, и вы на концерте в клубе праздновать собираетесь… Как по-твоему, какой шанс, что Лера приедет? И не одна, возможно?.. - поинтересовался Дэн, явно же на боевика намекая.
        - НЕТ!!! - рявкнул Гриша до того, как Катя и рот открыть бы успела. - Даже не думай!..
        - Спокойно, Алхимик, - не повысив тона, но как-то разом взяв под контроль всю атмосферу, Шуст примирительно поднял руки. - Я же не сказал, что Катерина там действительно будет. А вот наши парни туда точно придут и…
        Гриша почти выдохнул и уже мог признать, что план очень неплох, когда все вдруг полетело к чертям!
        - Но я хочу там быть! - вдруг категорично вмешалась Катя, что-то строча в своем телефоне, он этот момент упустил, кстати. - В конце концов, это напрямую имеет ко мне отношение, и я хочу разобраться, за что Лера так меня… ненавидит! - замявшись под конец, все же уверенно закончила Катя, всем своим видом показывая, что настроена решительно и не позволит никому ее отговаривать.
        А Гриша мысленно застонал, матюкнувшись про себя. Потому что в глазах у его ангела сейчас было то самое выражение, как на следующий день после их первой ночи, когда заявила, будто ей время нужно и она домой хочет. И как бы Гриша не уговаривал, не поменяла своего мнения. Можно, конечно, просто запретить… Но что-то подсказывало ему, что это будет капец, каким паршивым началом семейной жизни, учитывая характер Кати… Но, бл*! На кону же ее безопасность!..
        ГЛАВА 36
        О том, что боевик в клубе, Гриша знал с самого начала, ему приходили отчеты и уведомления, следил по смарт-часам, телефон не доставал, не хотел тревожить Катю. Ангел в какой-то момент все же увлеклась концертом, и Алхимик не желал это нарушать, она имела право на праздник. Да и потом, надеялся, наверное, что Катя не захочет сильно уж активно участие принимать в ситуации, наслаждаясь выступлением.
        Тем временем парни засекли Леру на входе, с тем самым пригласительным и в такой вот… ну, не то чтобы неожиданной для них, компании. Все-таки Шуст умел просчитывать ситуацию и создавать максимально вероятный прогноз и с минимальными исходными данными, не отнять.
        Разумеется, охранники притворились «слепыми», как было решено заранее, пропустив эту парочку, не устраивая суматохи в толчее приехавших на концерт гостей клуба. Но вели дальше. Стоило им очутиться внутри, как сириец сразу нырнул в подсобное помещение, похоже, считая, что ему удалось сохранить инкогнито.
        Типичный боевик, который не привык продумывать план или стратегию, фанатично исполняя приказы, ну, или, как в данной ситуации, то, что требовало от него «чувство справедливости». Хотелось накрыть его целиком и сразу, однако, появился еще один момент: Амжад был уверен, что подчиненный не решится на подобное после того, как босс оставил ему прямое сообщение прекратить месть. Правда, и сам партнер признавал, что данный боевик - грубая физическая сила и составление планов не является его сильной стороной. Но они с Шустом зря не доверяют его, Амжада, способности закрыть ситуацию.
        Что ж, у них теперь имелись доказательства, что и подчинение - не основная фишка этого наемника, так как появление в клубе вряд ли можно расценивать чем-то иным, кроме как прямым неповиновением Амжаду в угоду личным порывам. Но с этим понятно, как и с врачом, мотивы ясны.
        А вот Лера… Тут Гриша хотел бы докопаться. Вопреки ожиданию, девка не слиняла, едва провела сирийца в клуб, а просочилась в зал, словно собиралась дожидаться исхода. Видно, реально ее изъедало внутри жаждой за что-то отыграться на Кате…
        Их программисты, кстати, продолжали все это время рыть. И кое-что нашли за последние пару часов, пока они успели вернуться домой, поесть, а Гриша еще и героическими усилиями убедить Катю надеть бронежилет… Это, пожалуй, было одной из самых сложных задач, выпадавших Алхимику за последние годы. Дошло до того, что он-таки поставил вопрос ребром, категорично заявив: в противном случае никуда ее не выпустит вообще, дома оставит. И, наверное, жена заметила этот твердый настрой у него во взгляде, потому как спорить перестала. Хотя зубы скрипели у обоих, казалось.
        Но, возвращаясь к Валерии и ее скелетам, припрятанным в шкафу… Не сказать, что находки проливали свет на корень проблемы, но вот характер самой женщины, в принципе, проясняли. Было там одно мутное дело, когда она откровенно подсиживала коллегу, распуская сплетни и даже подтасовав данные в историях болезни. Пользовалась тем, что спала с главврачом больницы, явно не привыкнув брезговать любыми вариантами продвинуться выше. Возможно, в постели и шептала любовнику на ухо гадости про коллегу, на место которой, судя по всем признакам, метила.
        Но подлог всплыл, и даже началось разбирательство. Правда, все очень быстро замяли, явно стараниями того самого дяди-прокурора. Никто никому претензий не выдвигал, только Валерия в спешном порядке перевелась на работу в Киев… И тут, как выяснилось, не без помощи родственника.
        В общем, характер у дамочки был стервозный, подлый и мелочный, хотя то, что, как врач - она специалист хороший, никто не отрицал. Впрочем, Алхимика ее профессиональные качества меньше всего интересовали, а вот то, что ее заставляло двигаться к цели испоганить жизнь Кате - обнаружить даже их спецы не сумели. И Грише все больше казалось, что причина эта из области подлого и больного воображения самой Валерии, когда поступки других по своим меркам и мотивам судят. Но… хотелось-таки разобраться и удостовериться…
        Сейчас они остановились перед дверью подсобки, куда парни отвели Леру. Шуст, который уже тоже успел приехать, разбирался с наемником. Дэн притащил сюда и Амжада, чтоб сразу боевика с рук сбыть, пусть уже сами разбираются по своим законам, потому как у Гриши одно желание имелось, особенно после этого вечера… Но не хотелось еще один конфликт с сирийцами потом разгребать. Хотя, может, тоже съехать на его право мести за угрозу жизни жены? Пусть только попробуют «не понять»!..
        Амжад, кстати, пожелал лично извинения Катерине принести, но Алхимик его послал… Точнее, вежливо, но твердо отказал, сославшись на стресс Катерины после такого вечера, однако общее направление движения этого «отказа» все поняли.
        Так он и покажет им свою жену, как же, разбежались. Он, в принципе, не понял, с какой такой радости вдруг им приспичило с ней разговаривать и лично приносить извинения? Знал их отношение к женщинам, особенно к тем, которые к их традициям и вере не принадлежали. Так что нет, не собирался Амжаду позволять и краем глаза смотреть на Катю.
        И, вообще, он муж и в своем праве, да и в этой ситуации, сириец их, считай, подставил, потому… Пообещал устно извинения передать. А вот золотые украшения, которые Амжад в качестве компенсации Кате попросил вручить в подарок от них, взял. Не то чтобы собирался позволять своей жене те носить, но и слишком уж обострять - было и им не на руку. Окончательно порвать все связи было бы глупо. Но его ангел и сама не проявила никакого интереса к этим цацкам.
        Впрочем, Гриша был почти уверен в таком раскладе, не имела Катя заскока по этой теме, абсолютно ровно к украшениям относилась, он это сегодня днем в ювелирном своими глазами увидел. Тем не менее, ему самому было медом по нутру то, что подаренный им кулон не снимала с тех пор, как Гриша надел, да и кольцо обручальное восприняла с энтузиазмом. Для нее это не украшения - символы их чувств и связи.
        И все же, возвращаясь к насущной проблеме… Алхимик не очень хотел, чтобы Катя с ним шла «разговаривать». Не имел желания себя с этой стороны во всей красе демонстрировать или по макушку ангела в реальность, которая нет-нет, а его основной являлась, погружать. Ведь почти уверен, что не так просто Лера согласится им все выложить, придавить и запугать легче…
        Но Катя хотела разобраться, а он не желал ей в этом признаваться, так что… Жена сейчас стояла рядом, крепко, напряженно и нервно сжимая пальцы Гриши.
        И Алхимик внутренне уже настроился, что действовать придется… ммм, деликатней, что ли. Он точно не собирался портить свой образ в глазах этой женщины, успевшей не то что руку, а само его сердце и душу этими подрагивающими пальцами захватить крепко. Так, что все внутри болело от понимания, как для нее случившееся травмирующе и тяжело.
        - Ангел, ты точно этого хочешь? - уточнил на всякий случай, хрен знает, в какой раз, пока дошли сюда. - Никто ж не заставляет. Я и сам все выяснить могу, а потом тебе расскажу…
        - И сделаешь это в разы… эффективней и быстрее, любимый, да? Я осложняю все только? - будто слова подбирая, улыбнулась вымучено Катя, разом дав ему понять, что вообще не наивная и не маленькая, все понимает, даже если в детали не посвящена.
        Но ведь все равно при этом за него держится и любимым продолжает называть!
        Потому Алхимик оставил вопрос без комментария, крепче ее плечи обхватив и к себе прижав.
        - Я хочу сама с ней поговорить, Гриша, пожалуйста. Нет, понимаю, что ты это все лучше и ловчее сделаешь, и мешаться не буду, - чуть торопливо добавила, словно что угодно была готова пообещать, лишь бы ее не отправили назад, в безопасность его кабинета с толпой охраны. - Сама услышать хочу и понять…
        Ага, та конечно! Типа он не понял, что и сейчас его ангел пытается даже для этой сволочи немного смягчить все. Потому что осознает прекрасно, что без ее присутствия разговор совершенно иначе пойдет.
        Но… ладно, Алхимик, однозначно, может дать своей жене все, что та ни пожелает. Главное, чтоб и дальше вот так оставалась в его личном пространстве, и не думая отдаляться. Ну и… ему это тоже козырь. Будет потом, чем аргументировать обязательность исполнения своих решений. Ведь Гриша ей сегодня навстречу идет, хотя удавиться своими руками порою легче, чем так рисковать самым бесценным человеком!..
        - Хорошо, ангел. Пошли, - кивнул, не прекращая обнимать Катю, уткнулся на мгновение в ее растрепанную макушку, как позволяя себе секунду кайфа.
        Парни молча стоят по сторонам, изображая интерьер, но Гриша точно знает, что и теперь мониторят все предельно внимательно. А ему как-то подозрительно хорошо, и рука почти не болит. Шуст прихватил по дороге и «их» врача, как раз для таких вот моментов имелся на «дотации». Так что швы уже наложили и повязку поменяли, под бдительным и неусыпным контролем Кати, безапелляционно вызвавшейся ассистировать. Такой контроль с ее стороны всех улыбнуться заставил, но Гришу аж распирало изнутри от гордости и довольства, что так о нем тревожится!.. Значит, и его страх поймет. Но это потом, после выработают правила и решат с охранниками, с графиком дежурств ее, с тем, как их будни будут протекать, а пока…
        - Только я буду на первых порах говорить, лады? Не мешайся, даже если тебе не все комфортно будет слушать, ангел. Сомневаюсь, что Лера прям возьмет и расколется сразу, - замолчал, дав ей осознать необходимость некоторых мер.
        - Хорошо, Гриша, я поняла, - кивнула Катя, хоть он и видел, что побледнела. Однако же и теперь в его руку вцепилась сильнее.
        И вот, блин(!), как никогда ясно понял, что придется над каждым словом и намеком три раза думать! Потому что по фигу ему на эту сучку, что за дверью сидит. А вот огорчить и тревожить Катю вообще не хотел.
        - Тогда пошли, - не выпуская ее руку из своей пригоршни, толкнул дверь, кивнув охранникам, которые тут Леру стерегли.
        ГЛАВА 37
        - Какого черта у вас тут творится, Катя?! С какой стати эти амбалы меня схватили и не выпускают?! - с претензией и неплохо изображённым возмущением принялась разыгрывать спектакль Валерия, стоило им зайти.
        Выпрямилась, вскинула голову, глаза гневом блестят. Ну ты глянь, прям оскорбленная невинность.
        Гриша быстро скосил глаза и удовлетворенно отметил, что на его ангела такое притворство не действует. Уже хорошо.
        - Вопросы задавать буду я, Валерия. И, уверен, ты полностью в курсе того, почему тут очутилась. Собственно, сама пришла в клуб, еще и не одна. Тебя не звали, - хмыкнул, добавив в тон и глаза немного того выражения, которое и мужикам язык развязывало обычно.
        Девка вроде как стушевалась, опешив на мгновение, занервничала, передернув плечами. И вновь на Катю уставилась, явно рассчитывая тут больше сочувствия получить.
        - Катя, ты же сама мне написала, что вы расписались, позвала сюда, - черт, этой дамочке можно было на пробы в мыльные телесериалы идти, так же отстойно, но с душой пыталась она Кате на нервах сыграть.
        - Я не звала тебя, Лера. Ты сама прийти решила… Или, как верно мой муж заметил, совсем не сама. Зачем? Ты ведь точно знала, что он собирается делать, - к счастью, Катя точно не планировала поддаваться, хоть он и слышал, что ей очень непросто дается ситуация.
        И Гришу прям распирать от гордости за своего ангела начало. Как ни крути, а далеко не всякий в подобном раскладе сумеет себя в кулак собрать, еще и две пули получив накануне. А вот Лера, очевидно, осознав, что тут на жалость продавить не выйдет, с другой стороны взялась.
        - Да вы хоть знаете, кто за мной стоит?! Да от тебя и этого клуба ничего не останется! - это она ему угрожала. Святая простота. - Я тебе сразу говорила, Катя, не с тем связываешься, - фыркнула с презрением, вновь повернувшись к его жене, задрала нос девка. - Да вас просто уничтожат за это нападение на меня…
        - Все мы знаем, Валерия, - криво усмехнулся Алхимик. - И про тебя, и про дядю твоего, и про неудавшуюся попытку подсидеть начальницу, и про старания зацепиться в больнице через постель главврача, отчего в столицу пришлось бежать, - иронично щелкнул языком Гриша, легко качнув головой, чтоб жена не отвечала, поддаваясь на эти заявления.
        Но Катя даже не пыталась, как и обещала, предоставила ему решающую роль играть.
        - А вот ты о нас, видимо, ничего не удосужилась выяснить… Зря, детка, - он вытащил пачку сигарет и щелкнул зажигалкой, прикуривая с демонстративным пренебрежением к этой особе. - Потому как знала бы тогда, что твой дядя и не подумает к нам сунуться, если умный мужик. А кажется умным, раз сумел так подняться и удержаться. Чего не скажешь о тебе… Лера, - выдохнул дым, с отвращением осмотрев ее с ног до головы.
        Матерь божья! У этой стервы тупости хватало еще гневным взглядом в Катю стрелять. Вот, наглядное же подтверждение - идиотка. Иначе сразу бы поняла, что при Грише в сторону ангела даже дышать ей не позволено.
        - Давай, валяй, четко и по порядку. Рассказывай, как до жизни такой докатилась, что покрываешь беглого хирурга, виновного в смерти пациента и боевика, которого, кстати, его же босс, сегодня точно пристрелит… Подставила ты мужика, девка. Загубила своими хитроумными планами… - с сарказмом хмыкнул Алхимик.
        - Я не понимаю, о чем вы! - решила упасть на мороз, еще и отвернулась Валерия.
        Ну ты посмотри, какая цаца! Гриша хмыкнул, по-новой затянувшись. И кивнул одному из своих парней. Говорить ничего не было нужно, давно отработан каждый жест. Охранник тут же резко намотал волосы Леры на кулак, дернул… жестковато, конечно, учитывая присутствие Кати, но заставил девку на Гришу снизу вверх смотреть.
        - А я понимаю почти все, знаешь?.. - «поделился» с ней Алхимик, продолжая курить, и пока не смотрел на жену.
        Смягчился бы тогда в момент, зная, что в ее глазах увидит. Просто никогда не смог бы на нее смотреть так, как на кусок дерьма под ногами, а вот эту сучку сейчас дожать надо, доломать. Потому только протянул руку и наощупь поймал ладонь жены, мягко обхватив ледяные пальцы.
        - Кроме одного, - щелкнул зажигалкой, чтоб на нервы больше надавить Лере. - Ты за что так Катю ненавидишь, тварь? Что она тебе такого, ты считаешь, сделала, что готова была ее по любой мелочи подставить? Убийцу по ее душу сама в клуб провела…
        Лера молчала, хоть и стало видно, что губы задрожали, да и в глазах заметались панические искры страха, но девка сцепила зубы, выдвигая челюсть вперед.
        - Вы ничего не докажете! Это все чушь!.. - попыталась огрызнуться, но уже всем было слышно, что голос дрожит. - Мой дядя…
        - Ты опять не поняла, Лера, - Гриша покачал головой, как будто разочарован ее реакцией. - У нас все есть: и записи того, как этот сириец на твоей даче сидел; и что Владислав именно оттуда с вами на авто ехал… Его мы тоже взяли, а, судя по характеру, этот соловьем запоет, сливая всех, лишь бы себя выгородить, - еще один многозначительный взгляд, чтоб серьезность ситуации до нее доперла. - И как ты боевика в мой клуб протащила по приглашениям, которые тебе Катя подарила… Мы за вами следили от и до, и все, каждый шаг зафиксирован. Ты действительно все еще думаешь, что твой дядя что-то против этого выставит, Лера? Или что он против нас хоть подумает рыпнуться?! Ну, что сказать… - Алхимик развел руки. - Дура ты, если считаешь так. Ему достаточно будет наши фамилии узнать, и дяде станет проще тебя невменяемой признать или отдать нам на откуп, - бросил окурок под ноги, затушив ботинком.
        Поднял голову вновь, позволив молчанию на мгновение полностью комнату накрыть.
        - Потому еще раз спрашиваю: за что ты Кате столько зла желаешь и сделать хочешь? Я ведь не забыл и того, как ты ее споить в первый вечер в клубе пыталась, и точно же одну бросить планировала, или под кого-то подложить, - тут Гриша, конечно, больше наугад шел, но… хорошо уже ход мыслей этой сучки понял, казалось.
        Ощутил, как у Кати рука дрогнула… Она об этом не думала. Сильнее пожал холодные пальцы, даря жене и свое тепло, и поддержку, а сам давил взглядом, всей атмосферой наезжал на Леру, которую так и держал один из парней.
        И что-то в этот момент в Валерии сломалось, кажется. Или, наоборот, как плеснулось злобой и яростью, каким-то больным возбуждением полыхнуло!
        - Да ты мне всю жизнь испоганила, святоша липовая! - вдруг скривилась Валерия, уставившись на Катю.
        И в ее глазах такая ненависть вспыхнула, что Грише поперек горла встало. Придушить захотелось, чтоб никто не смел на его жену так смотреть! Но собирались же выяснить…
        Катя крепче в его руку вцепилась, но и звуком не выдала реакции, ни на полшага не отступила. А Леру уже понесло!..
        - Я бы замуж вышла еще в университете за Макса, если бы не ты! - прошипела с настоящей злобой, тяжелой, пульсирующей. Парни-охранники, и те скривились. - У нас даже бабушки в соседних селах жили, мы бы к ним на выходные проведывать ездили, удобно же… А все ты! Он и не замечал меня за тобой!
        - Кто? - вдруг с искренним удивлением спросила Катя.
        Гриша обернулся, не поняв этой растерянности в голосе, но жена, чудилось, реально не понимала, о ком речь ее «подруга» ведет.
        - Что за Макс? - нахмурившись, переспросила. И звучало так, словно Катя все еще не верила, что Лера все это серьезно говорит. А ту уже прорвало!
        - Ты всегда его не замечала, не обращала внимания на людей вокруг абсолютно, а он никого, кроме тебя, не желал видеть! - рявкнула Лера в ответ, то ли за себя в обиде, то ли за парня того неизвестного, фиг разберешь. - Даже когда я с ним переспала, он мне только про тебя и говорил, рассказывал, какая ты умная и классная… Каждый день меня трахал, а по тебе сох, сучка! - выплюнула, словно змеюка, бессмысленно надеющаяся ядом из зубов до Кати доплюнуть.
        А жена его… все такой же удивленной выглядела.
        - Я, вообще, не помню, кто это, - заметив, что Гриша смотрит, тихо призналась. - Я точно ни с каким Максом не встречалась. Да и просто… не помню. Были, наверное, на курсе, но я… Не помню, - повторила вновь, как ошарашенная, покачала головой.
        - Конечно, куда тебе!!! Ты же не такая! - тут же влезала Лера, будто слова Кати ее правоту подтверждали.
        Хотя Грише показалось, что этой твари уже и заткнуться бы можно. Он уже как бы все понял для себя. Гадко стало. А что уже за Катю говорить - мог представить, насколько ей это все отвратительно слушать.
        - Ты же спала тогда только с заведующим хирургии, чтоб тебя оставили на интернатуру там. Дни и ночи в больнице пропадала! Думаешь, я не знала или не понимала, каким путем ты распределение в столице получила, когда меня и со всеми связями не смогли устроить? - глянула на Катю с настоящей ненавистью. - Я так Максу и сказала, еще надеялась, что он… Но со мной ему только трахаться удобно было, видите ли, а жениться… Нет, он на тебе хотел, но ты и не видела… - Лера под ноги себе попыталась уставиться, будто до сих пор обижена на того парня. Но охранник крепко держал.
        - Я работала, Лера! Днями и ночам! Хваталась за любую практику и операцию, за любую перевязку и самые муторные случаи, а не ноги раздвигала перед каждым встречным! - с настоящей обидой, отрезала Катя, будто правду пыталась донести. Задело ее крепко…
        Блин! Хотелось в охапку сгрести и вытащить из этой подсобки, в душ затянуть, чтоб от этой грязи отмыть. Зацеловать, чтоб и думать про дуру эту забыла.
        - Но ты, похоже, по себе судить привыкла, - как-то тяжело и с обидой закончила его жена тем временем.
        - Я что, идиотка, по-твоему, поверить, что ты такая вся из себя пушистая и белая? - фыркнула Валерия все с той же ненавистью. - И с Владом та же история повторилась, ты всех нормальных динамишь! Ищешь свою выгоду только, цепляешься за тех, кто побогаче и протолкнуть тебя дальше может, - тут эта сучка на него глянула, тоже щедро одарив своей яростью. На что Гриша лишь цинично усмехнулся. - Да! Я хотела, чтобы ты тут напилась, отрубилась, знаю же, как тебя от алкоголя ведет сразу, и нашелся бы кто-то, кто показал бы, где твое место… Чтоб поимели тебя, а еще - толпой лучше! Потому что нечего строить из себя такую правильную, когда сама…
        - Хватит! - шо рубанув, отрезал Гриша категорично и с гневом.
        Потому что самому до тошноты противно. И точно достаточно. Больше не собирался позволять своего ангела оскорблять, пусть и ради того, чтоб разобраться.
        Да и что тут выяснять еще? И так все ясно уже. Ну и этой твари доказывать что-то - бессмысленно. Права Катерина: та по себе судит людей вокруг и их мотивы, ей не понять ни хорошего честолюбия, ни готовности пахать до утра, ни заботы о людях.
        - Пошли, ангел, - отвернулся, потянув Катю, немного оторопевшую и как застывшую от всех этих гадостей, вываленных на ее голову, от несправедливости к выходу. - Основное ясно. Дальше парни поэтапно выспросят. Тебе это слушать - никакого смысла нет, - тоном, не оставляющим места для дискуссии, заметил и повел к двери, не позволив обернуться.
        - Гриша…. - едва они вышли, тихо и неуверенно попыталась его окликнуть Катя. Видно было, что и ее натурально мутит, но при этом…
        Боялся его ангел. За вот ту сволочь переживала, пусть и злилась, и обиду испытывала, по глазам читал.
        - Не переживай, Катюша. Никто ничего жесткого ей не сделает, - вздохнул тяжело, вглубь глотки проталкивая свою ярость. - Тем более не то, что она раз за разом пыталась тебе устроить… - и тут Гришу как накрыло пониманием!..
        Дернул на себя жену, обхватил руками, прижав так крепко, что и неприятно Кате, может, учитывая синяки.
        - Матерь божья! Под какой же счастливой звездой ты родилась, ангел мой, что сучке задуманное не удалось ни разу?! - выдохнул ей в макушку, рукой затылок Кати сжимая, сгреб волосы пятерней.
        На секунду ж представил, что хоть один план дуры этой сумел бы выгореть… Всего один! И реально волосы на затылке зашевелись от ужаса, что мог не успеть ее найти, защитить…
        Вроде и, вообще, не свойственные Алхимику сантименты ж, но так полно и глубоко совпала, проникла в него эта женщина, что и от такой вот мысленной картины за грудиной жечь начало! Захотелось вернуться и обойму в суку всадить. Или отдать в бордель какой-то подпольный, чтоб поняла, каково это, все то, что для Кати желала. Но… Ок, он только что жене пообещал…
        Выдохнул сквозь зубы, пытаясь запахом волос Кати вытеснить из груди гнев. Ладно, прижмет просто, перекроет ей все возможности для нормальной работы не только в столице, но и в родном городке. Пусть куда-то в глухое село едет, опытом людей спасает, мля!
        - Пошли. Не х*р шляться уже, тебе отдыхать надо, - грубовато вышло, голос осип, но Гриша не то чтобы готов был все это наружу вытаскивать или Кате план излагать. Да и не нужно оно ей. Отдыхать пора.
        Гриша ей сразу пообещал, что любые проблемы решит, его профиль. Вот и сделает так, чтоб никогда больше эта стерва не смогла его ангелу жизнь испортить. В своем праве.
        ГЛАВА 38
        В голове до сих пор толковых мыслей не было, хоть уже и до кабинета дошли. Какой-то звон в ушах, пустота в районе горла почему-то, и чувство такое, словно она в нечистотах валялась последние полчаса. Физически ощущает, как Гриша на нее то и дело обеспокоено поглядывает, да и крепкий захват его руки на своей ладони чувствует. И это очень поддерживает, честно. Просто… Катя себя в неком ступоре ощущала, голова, словно ватой обернута.
        И как врач, да и просто, как разумный человек, Катя даже понимала предпосылки, отстраненно и адекватно вроде же осознавала причины своей реакции, однако…
        Елки-палки! Было невыносимо тяжко принять, что человек, который столько лет находился рядом, с которым, так или иначе, она делила многие моменты и этапы жизни, все это время ненавидел в душе и желал Кате только самого худшего. Еще тяжелее оказалось осознать, что Катя даже не помнит того парня, который стал таким вот «камнем преткновения» в сознании Леры.
        - Ангел мой, ты как? Давай, кофе сейчас сделаем, а? Я даже торт какой-то на кухне вытребую, уверен, что они десерты готовили сегодня. Ну или быстренько раздобудем, какой ни пожелаешь! Нам что, сложно, что ли?! - Гриша, как улавливая все эти мысли внутри нее, буквально не выпускал Катю из рук.
        А она… Что ж, любимого мужчину ей тоже не хотелось огорчать, тем более что и так нервы Грише сегодня истрепали, и не без ее помощи. Да и не только нервы… Глянула на повязку у него на руке, и сама вдруг мужа обняла сильно-сильно! Обхватила обеими руками за шею, уткнулась лицом в плечо, как-то тяжело, будто судорожно выдохнув.
        - Эй, ангел?! - кажется, только больше встревожила Алхимика таким поведением. - Ты чего? Ты даже не думай в хандру впадать из-за дуры этой, поняла меня?! Вот и в голову не бери, это ее вавка, тебе, вообще, не стоит зацикливаться на этом! И вины твоей в ее неадекватности нет! - с таким напором и давлением, словно решил, что Катя это все на себя сейчас взвалит, начал убеждать ее Гриша.
        - Да, любимый, я понимаю это все, - улыбнулась невольно, запрокинув голову, чтоб посмотреть на него.
        Не потому, что прям весело стало, просто вдруг подумала, что обошлось же все, слава богу! Сложилось так, как они и планировали. И все относительно целы, только ей, конечно, еще стоит на рентген попасть… Как бы перед мужем не хорохорилась, дышать больновато было. Катя подозревала, что не так и далек Гриша в своих догадках, когда намекает на трещину. Но это уже побочное, справятся. Зато решили все проблемы одним махом, считай, и можно выдохнуть теперь свободно, наконец-то начать жить… Ну и со своим новым статусом осваиваться, что ли. Интуиция подсказывала, что им еще придется немало балансировать, притираясь и подстраиваясь. Все-таки характеры у обоих такие, что без искр вряд ли обойдется. Но… Какая разница?! Она точно не жалела, что именно этот мужчина оказался достаточно сильным, чтобы, вопреки ершистости ее нрава, добиваться их счастья.
        - Я хочу торт, кстати! И кофе… Имеем право устроить себе праздник! - попыталась чуть больше воодушевления в голос добавить.
        Ведь и правда, чего хандрить?! Да, паршиво было узнать, да, противно и гадко… Но прав Гриша - это не ее и не их вина. И Катя точно не должна из-за каких-то маниакальных заскоков Леры свою жизнь заталкивать в унылое состояние!..
        Ну, ок, хорошо, сказать и понять было немного легче, чем на самом деле это воплотить. И все же она намеревалась добиться и тут результата. Упорства-то ей никогда было не занимать!
        - Давай, заказывай и доставай, как предлагаешь, - опять улыбнулась, коротко поцеловав Гришу в подбородок. - А я пока умоюсь пойду. Хочется как-то… смыть это все с себя, что ли, - передернула плечами, пытаясь ему объяснить.
        Муж кивнул, судя по всему, довольный этим ее настроем. И, напоследок еще раз сжав ее своими ручищами, хоть и бережно, точно помня про синяки, отпустил. Пошел к столу, видно, чтоб их заказ озвучить помощникам.
        А Катя отправилась в прилегающую ванную комнату, размышляя над тем, насколько странно: в ее жизни такие события произошли, безумная по накалу динамика, страх, разочарование, отвращение… А всего на расстоянии пары стен от них никто ничего не замечал даже, люди продолжали веселиться и развлекаться в ночном клубе, проживая свои какие-то мгновения счастья и отчаяния, которые вот так же от других скрыты притворной улыбкой или непроницаемым выражением глаз… Дивно и странно.
        Умылась несколько раз холодной водой, будто надеялась смыть и привкус тревоги за Гришу, и все нервны, и ту гадливость, что против воли захлестнула после разговора с Лерой. И, как ни странно, полегчало, отпустило немного. Мягко промокнула полотенцем лицо. Вроде и начало второго ночи уже, ехать домой пора бы, а они собрались кофе с тортом пиршествовать… Забавно.
        Катя слышала, что кто-то за это время заходил в кабинет, что-то говорил Грише, возможно, какие-то отчеты, сведения, ведь Шустов тоже свои «допросы» и разбирательства проводил. Да и по Лере, наверное, что-то еще придут расскажут… Ну и ладно, сейчас она уже могла себе позволить об этом не особо беспокоиться, кажется, муж все решил.
        Отложила полотенце, поправив волосы, которые давно рассыпались по плечам беспорядочными прядями, попыталась как-то те хоть пальцами расчесать, улыбнувшись своему отражению в зеркале… И вдруг застыла, оглянувшись. Хмыкнула, осмотрев ванную… и пошла в кабинет.
        - А что, Алхимик, ты своего вора презервативов уже нашел? Куда делся склад? - поинтересовалась, выйдя и наблюдая за тем, как муж пытается красиво разместить на заваленном бумагами столе поднос с двумя чашками кофе и десертами.
        Подошла ближе, чтоб ему помочь, наверное, аналгетик уже отпускал и рука болеть начала.
        Гриша же удивленно обернулся и уставился на нее, словно не сразу понял, о чем Катя. А потом вдруг рассмеялся. К счастью, к этому моменту она успела на себя взять заботу об их позднем ужине.
        - Вот блин, да! Все хотел тебе рассказать, но с этими чертовыми боевиками и подругами твоими, мысли совсем не о том были! Слушай, там такая смешная ситуация вышла. Знаешь, кто вором оказался? - Алхимик посмотрел на нее лукаво, и видно, что все еще посмеивался про себя.
        - Понятия не имею, - честно признала Катя, да и не любила никогда игру в «угадай».
        Но от того, как сразу изменилось, улучшившись, настроение мужа, ей самой веселья добавилось многократно.
        - Уборщица наша, Мария Семёновна! Прикинь! - еще веселей рассмеялся Алхимик, рухнув в кресло и Катю к себе на колени потянув. - Я когда на камерах смотрел эти записи, что мне управляющий притащил, вообще, поверить не мог. Ей же уже за шестьдесят, и у нас едва не с открытия работает. Никогда нареканий не было. «Да что за на фиг?!» - подумал. Зачем ей презервативы в таких объемах, серьезно? - Гриша покачал головой, будто до сих пор поверить не мог.
        Притянул ближе к ним блюдце с куском торта и начал ложкой отламывать, поднося сначала Кате ко рту.
        - И зачем, спросил? - тоже улыбаясь, потому как настроение любимого явно указывало, что история забавная, поинтересовалась, с удовольствием кусок брауни с мороженым проглотив.
        - Само собой! - хохотнул Гриша, отломив и себе от того же куска, вероятно, решив по очереди порции съесть. - Сразу вызвал… А она мне в ноги бухнулась, рыдать начала, еле успокоил… - он покачал головой. - Ну не запугивать же пожилую женщину, которая у нас кучу лет проработала, - Гриша пожал плечами, вроде как немного стесняясь своей сентиментальности. - Короче, у нее внуку недавно стукнуло шестнадцать лет, семья не то чтоб очень зажиточная, сама понимаешь, а парень уже, видно, неслабо с девчонками гуляет… Ну, ясно, возраст такой, - Алхимик бровями поиграл с чуть пошловатым намеком, как раз засунув Кате в рот еще ложку десерта. - Вот сердобольная бабушка и бдит, чтоб внук был и защитой от всяких болячек обеспечен, и раньше времени батей не стал. Вроде не глупый, и есть шанс поступить в университет, так что бабушка хочет все риски перекрыть. Ну, мы проверили все это, конечно, не солгала, так что… - завершив рассказ, он протянул ей чашку кофе.
        А Катя не могла прекратить улыбаться.
        - Слушай, но за это даже наказывать…. грешно как-то! - запив сладкий торт горьким кофе, заметила она, с удовольствием откинувшись у мужа в объятиях. - За это похвалить надо. Ведь по-настоящему важно, а так много родителей, не то что бабушек или дедушек даже, об этом и не предупреждают детей, и говорить стесняются. А потом волосы на голове рвут.
        - Скажи, да? - хмыкнул Гриша, похоже, имея такое же мнение. - Вот я и отправил ее домой, снабдив коробкой презервативов, - ухмыльнулся он еще шире, начав вновь Катю тортом кормить. - Сказал управляющему, чтоб выдавал ей периодически. Можно сказать, важный вклад в жизнь парня сделаем, чем можем. Так что и эту тайну мы раскрыли, ангел, - уже точно в хорошем настроении, отодвинув в сторону все тревоги этого вечера, поделился с ней деталями.
        И Катя сама поймала себя на мысли, что отвлеклась. И десерт вкусный, и кофе потрясающий. А самое главное - этот невероятный и обожаемый мужчина рядом, обнимает, согревает ее теплом. Точно нет повода грустить! Выяснила, узнала, осознала и… пора на все четыре стороны отпустить. Как ни крути, а жизнь все по своим местам расставила, и каждому с плодами своих решений дальше жить.
        ЭПИЛОГ
        Боевика Шустов отдал сирийцам, избавив их всех от решения хотя бы этого вопроса. Правда, как рассказал Гриша, там тоже имелись свои условия. Шуст не привык на слово верить: все нюансы оговаривались, любые вероятности предусматривались так, чтоб обернуть себе в выигрыш.
        Так же они решили и вопрос с Владом. Не в том смысле, что отдали клану, а что все нюансы учли. Правда, Катя это все благополучно проспала на диване в кабинете Гриши, выпив-таки обезболивающее, хоть муж и порывался бросить все и в больницу ее тащить. Но Катя заверила его, что это подождет несколько часов, а вот от усталости она точно сейчас с ног свалится. Хотя, начистоту, просто понимала, что есть вопросы, которые они должны закрыть. Вот и «самоустранилась», оставшись в безопасном и охраняемом кабинете, что явно было теперь первостепенным для Алхимика. Тут она благополучно отключилась, давно привыкнув в любой ситуации и обстановке спать. А ее муж с Шустовым продолжали ситуацию регулировать.
        Так вот, насчет Влада, они его на себя работать обязали… Катя, когда узнала, усомнилась в разумности доверия человеку, который готов ближнего в критический момент подставить ради своей выгоды, пусть и не могла не признать, что хирург он действительно хороший. Если самомнение ему немного опустить.
        - С этим мы, как никто, справимся, ангел, не сомневайся даже, - усмехнулся немного пугающе, даже по ее восприятию, Гриша, рассказывая по итогу новости, которые Катя проспала. - Ну и потом, у мужика и выбора-то особого нет, а у нас на него ворох компромата, ну и нам еще один хороший врач лишним не будет, как подспорье. Да и шум разводить нет желания, но альтернативу… Он понял, - прищелкнул пальцами ее муж…
        И Катя почему-то подумала, что Владу не судебное дело в качестве этой самой «альтернативы» предложили.
        Стало немного… не по себе, наверное. Однако, с другой стороны, тот же Влад ее саму охотно был готов в расход пустить, так что… она решила довериться опыту Алхимика и Шустова, несомненно, поболее нее в подобных ситуациях понимающих.
        Да и, судя по тому, что Гриша передал хирурга под «опеку» другого их давнего «сотрудника», если так сказать можно, надежного и проверенного, на слово верить никто никому не собирался. И с самооценкой, а также умением реально ситуацию и свои силы определять, они Влада научить собирались. Когда же она уточнила, почему уверены, что тот будет придерживаться правил, улыбка мужа стала вообще зловещей.
        - Так от нас же не убежишь, ангел. Никуда, еще и с такой историей. И мужик это понимает, донесли, - не вдаваясь все же в подробности, пояснил ей Гриша.
        Ну и Катя решила больше не настаивать на деталях, для своего же душевного равновесия.
        А вот насчет Леры… Не хотелось ей абсолютно ничего знать, если честно, даже не спрашивала. Но Гриша, видно, решил все вопросы закрыть. Так что рассказал остальное, что уже без них выяснили. Про то, что с Владом та общалась постоянно и довольно близко, но нет, вроде не любовники. Однако задержалась тогда в клинике, заметив случаем, что суматоха, все ее привлекало, что Кати касалось. А потом… Чисто ситуацией воспользоваться придумала, по какой-то своей больной логике решив, что это ей подарок от судьбы, чтоб за все Кате отплатить. Действовала порывисто и по обстоятельствам, сначала отдав карту, а потом спрятав и Влада, и того сирийца у себя… Уж очень ей зашла идея чужими руками судьбы вершить.
        - Бог ей судья, - глядя в окно, как над городом уже высоко солнце поднялось, начав новый день, пожала плечами Катя.
        - Э, нет, ангел. Мы такое на провидение оставлять не будем, - покачал головой муж, тут, похоже, собираясь быть категоричным.
        Вроде бы они уже связались с тем самым дядей-прокурором, предоставив многое из имеющихся у них данных, чтоб никто не усомнился в серьезности намерений. Как с племянницей тот собирался поступить: запереть в глухом селе без права выезда или под видом «психиатрической экспертизы» под полную опеку взять, также во всем ограничив - их не особо интересовало, по факту.
        Одно оговорили четко: за ситуацией будут следить постоянно и, в случае малейшего сомнения или попытки Леры хоть на пятьдесят километров к Кате приблизиться или любым иным способом ей навредить - решат уже по-своему… Очевидно, никому и в голову не пришло, будто это шутка или пустая угроза. Видимо, родственник Валерии знал о Шусте и Алхимике куда больше даже Кати.
        Впрочем, она этот пробел не то чтобы стремилась восполнить. В какой-то момент сегодняшнего… очень необычного для нее утра, первого в статусе замужней женщины, кстати, Катя осознала, что можно позволить себе замедлиться, что ли. Выпить кофе спокойно, поехать в больницу не для того, чтобы в очередной авральный день погрузиться, а чтоб себе и своему здоровью внимание уделить, в кои-то веки; своему мужу время подарить…
        А Гриша явно намеревался сполна ее внимания стребовать, причем, вопрос был не столько в чувственной сфере. Но Кате даже нравилось уже, как он любую мелочь пытается узнать и охватить, понять, отследить, сделать еще больше моментов общими.
        - Знаешь, а я ведь этот кулон, в принципе, из-за тебя купил, - вдруг заметил Алхимик, разрушив уютную тишину, установившуюся пока они, покончив с фактами прошлой ночи, новый кофе пили, который он в кабинет принес.
        - В каком смысле? - не поняв, улыбнулась Катя.
        Она и не заметила, что вертит в руках украшение-компас, которое он ей в первые же сутки на шею нацепил, как пометив. Уже привыкла к тому, сроднилась…
        "Ага, до того, что вон синяки, и те в форме этого кулончика после вчерашних приключений», - подумалось с иронией. Но Катя продолжала на мужа смотреть, уже прям захотев узнать, что же там за история.
        Кофе отставила, подавшись к Грише ближе.
        А он улыбнулся, по глазам ее любопытство уловив. Поймал руку Кати и, повернув запястье, прижался губами к тату в виде крыла ангела.
        - После того, как очухался от того ранения и из больницы вышел… безуспешно искал тебя. Чувство такое было, словно сбился с пути, не то что-то делаю, как потерялся. Несколько месяцев рыскал, а везде глухие стены будто, и никто ничего не знает. Ну, рассказывал уже, - Гриша передернул плечами, - как и в помине не было ни тебя, ни крыльев этих, - он еще раз скользнул губами по запястью Кати, заставив все тело покрыться мурашками.
        
        ЭПИЛОГ
        Боевика Шустов отдал сирийцам, избавив их всех от решения хотя бы этого вопроса. Правда, как рассказал Гриша, там тоже имелись свои условия. Шуст не привык на слово верить: все нюансы оговаривались, любые вероятности предусматривались так, чтоб обернуть себе в выигрыш.
        Так же они решили и вопрос с Владом. Не в том смысле, что отдали клану, а что все нюансы учли. Правда, Катя это все благополучно проспала на диване в кабинете Гриши, выпив-таки обезболивающее, хоть муж и порывался бросить все и в больницу ее тащить. Но Катя заверила его, что это подождет несколько часов, а вот от усталости она точно сейчас с ног свалится. Хотя, начистоту, просто понимала, что есть вопросы, которые они должны закрыть. Вот и «самоустранилась», оставшись в безопасном и охраняемом кабинете, что явно было теперь первостепенным для Алхимика. Тут она благополучно отключилась, давно привыкнув в любой ситуации и обстановке спать. А ее муж с Шустовым продолжали ситуацию регулировать.
        Так вот, насчет Влада, они его на себя работать обязали… Катя, когда узнала, усомнилась в разумности доверия человеку, который готов ближнего в критический момент подставить ради своей выгоды, пусть и не могла не признать, что хирург он действительно хороший. Если самомнение ему немного опустить.
        - С этим мы, как никто, справимся, ангел, не сомневайся даже, - усмехнулся немного пугающе, даже по ее восприятию, Гриша, рассказывая по итогу новости, которые Катя проспала. - Ну и потом, у мужика и выбора-то особого нет, а у нас на него ворох компромата, ну и нам еще один хороший врач лишним не будет, как подспорье. Да и шум разводить нет желания, но альтернативу… Он понял, - прищелкнул пальцами ее муж…
        И Катя почему-то подумала, что Владу не судебное дело в качестве этой самой «альтернативы» предложили.
        Стало немного… не по себе, наверное. Однако, с другой стороны, тот же Влад ее саму охотно был готов в расход пустить, так что… она решила довериться опыту Алхимика и Шустова, несомненно, поболее нее в подобных ситуациях понимающих.
        Да и, судя по тому, что Гриша передал хирурга под «опеку» другого их давнего «сотрудника», если так сказать можно, надежного и проверенного, на слово верить никто никому не собирался. И с самооценкой, а также умением реально ситуацию и свои силы определять, они Влада научить собирались. Когда же она уточнила, почему уверены, что тот будет придерживаться правил, улыбка мужа стала вообще зловещей.
        - Так от нас же не убежишь, ангел. Никуда, еще и с такой историей. И мужик это понимает, донесли, - не вдаваясь все же в подробности, пояснил ей Гриша.
        Ну и Катя решила больше не настаивать на деталях, для своего же душевного равновесия.
        А вот насчет Леры… Не хотелось ей абсолютно ничего знать, если честно, даже не спрашивала. Но Гриша, видно, решил все вопросы закрыть. Так что рассказал остальное, что уже без них выяснили. Про то, что с Владом та общалась постоянно и довольно близко, но нет, вроде не любовники. Однако задержалась тогда в клинике, заметив случаем, что суматоха, все ее привлекало, что Кати касалось. А потом… Чисто ситуацией воспользоваться придумала, по какой-то своей больной логике решив, что это ей подарок от судьбы, чтоб за все Кате отплатить. Действовала порывисто и по обстоятельствам, сначала отдав карту, а потом спрятав и Влада, и того сирийца у себя… Уж очень ей зашла идея чужими руками судьбы вершить.
        - Бог ей судья, - глядя в окно, как над городом уже высоко солнце поднялось, начав новый день, пожала плечами Катя.
        - Э, нет, ангел. Мы такое на провидение оставлять не будем, - покачал головой муж, тут, похоже, собираясь быть категоричным.
        Вроде бы они уже связались с тем самым дядей-прокурором, предоставив многое из имеющихся у них данных, чтоб никто не усомнился в серьезности намерений. Как с племянницей тот собирался поступить: запереть в глухом селе без права выезда или под видом «психиатрической экспертизы» под полную опеку взять, также во всем ограничив - их не особо интересовало, по факту.
        Одно оговорили четко: за ситуацией будут следить постоянно и, в случае малейшего сомнения или попытки Леры хоть на пятьдесят километров к Кате приблизиться или любым иным способом ей навредить - решат уже по-своему… Очевидно, никому и в голову не пришло, будто это шутка или пустая угроза. Видимо, родственник Валерии знал о Шусте и Алхимике куда больше даже Кати.
        Впрочем, она этот пробел не то чтобы стремилась восполнить. В какой-то момент сегодняшнего… очень необычного для нее утра, первого в статусе замужней женщины, кстати, Катя осознала, что можно позволить себе замедлиться, что ли. Выпить кофе спокойно, поехать в больницу не для того, чтобы в очередной авральный день погрузиться, а чтоб себе и своему здоровью внимание уделить, в кои-то веки; своему мужу время подарить…
        А Гриша явно намеревался сполна ее внимания стребовать, причем, вопрос был не столько в чувственной сфере. Но Кате даже нравилось уже, как он любую мелочь пытается узнать и охватить, понять, отследить, сделать еще больше моментов общими.
        - Знаешь, а я ведь этот кулон, в принципе, из-за тебя купил, - вдруг заметил Алхимик, разрушив уютную тишину, установившуюся пока они, покончив с фактами прошлой ночи, новый кофе пили, который он в кабинет принес.
        - В каком смысле? - не поняв, улыбнулась Катя.
        Она и не заметила, что вертит в руках украшение-компас, которое он ей в первые же сутки на шею нацепил, как пометив. Уже привыкла к тому, сроднилась…
        "Ага, до того, что вон синяки, и те в форме этого кулончика после вчерашних приключений», - подумалось с иронией. Но Катя продолжала на мужа смотреть, уже прям захотев узнать, что же там за история.
        Кофе отставила, подавшись к Грише ближе.
        А он улыбнулся, по глазам ее любопытство уловив. Поймал руку Кати и, повернув запястье, прижался губами к тату в виде крыла ангела.
        - После того, как очухался от того ранения и из больницы вышел… безуспешно искал тебя. Чувство такое было, словно сбился с пути, не то что-то делаю, как потерялся. Несколько месяцев рыскал, а везде глухие стены будто, и никто ничего не знает. Ну, рассказывал уже, - Гриша передернул плечами, - как и в помине не было ни тебя, ни крыльев этих, - он еще раз скользнул губами по запястью Кати, заставив все тело покрыться мурашками.
        
        А смотрел при этом так!.. У Кати горло сдавило от невыразимой любви к нему!
        - И в какой-то момент… ну, не скажу, что прям в отчаяние впал, была куча других проблем и забот, которые давали смысл по жизни, но словно дезориентирован постоянно. Ощущал, что и бросить эти поиски не могу, но и результат, точнее, его отсутствие, уже каким-то топором над головой висит. Вот и поддался порыву, когда случайно в одной из деловых поездок увидел этот кулон, - продолжал делиться воспоминаниями Гриша. - У нас партнер один в Турции ювелиркой плотно занимается, мы ему даже точку в своем торговом центре хорошую открыли, всем выгода. В общем, к чему я? Можно сказать, что купил я этот кулон, как зарок… Вроде бы должен был он меня сам к цели привести, чтоб отпустить маниакальную навязчивость… И привел же в итоге, - хмыкнул Гриша и подмигнул, переплетя их пальцы.
        Притянул Катю ближе к себе. Устроил ее голову у себя на плече.
        - Привел… - ей от этой истории почему-то так тепло стало.
        Улыбка сама на лице шире расцвела и Катя сильнее пальцами кулон сжала. А Гриша, заметив этот жест, поверх ее руку своей ладонью накрыл, чуть стиснув. Кате в глаза глянул и… У нее в ушах зазвенело, так точно! Да и силу его эмоций легко было во взгляде прочесть - огонь пылает натурально!
        - Сработал твой зарок, Алхимик. Да так, что впору мне «спасибо» судьбе говорить, - прошептала тихо, голос сломался.
        - Ну, можешь мне озвучить, я готов за судьбу твои благодарности всю жизнь нашу принимать, - явно решив снять чуть высоту чувств, что обоих захлестнули, рассмеялся муж.
        Но и Катя видела, что принужденно говорит, с трудом слова горлом проталкивая, Гришу тоже накрыло серьезно и по-взрослому… И ведь счастье, что обоюдно, теперь действительно понимала, насколько ей повезло такого мужчину встретить. С ним же и в огонь, и в воду не страшно! В любую авантюру…
        - Так ты, глядишь, меня еще и на детей уговоришь, Алхимик, - все так же сипло попыталась отшутиться… Она ведь всегда считала, что в жизни рожать не согласится.
        А муж, будто крепко задумался, вглядываясь в нее так пристально, словно в душе читать вдруг научился. Минуту смотрит, вторую… В кабинете тишина такая, что их сердцебиение слышно. И тут Гриша медленно хмыкнул.
        - Не думал никогда, но вот как ты упомянула… прям азарт вдруг вспыхнул, ангел, знаешь ли, - на его губах такая многообещающая улыбка расплылась, и нотки вкрадчивые в голосе…
        Мама дорогая! Катя внезапно четко осознала - дети будут. И именно во множественном числе…
        - Блин! Вот как чувствовала, что ты мне ни танцевать, ни работать не дашь! - возмутилась прям, но в душе-то дрогнуло, теплом растеклась по сердцу эта идея.
        А Гриша рассмеялся пуще прежнего, сжав ее точно что в медвежьих объятиях… но аккуратно, помня про ребро.
        - Танцуй на здоровье, ангел, весь мой клуб в твоем распоряжении! - с явным воодушевлением отозвался. - Дети тут точно не помеха, - опять подмигнул. - А по остальному… Сама понимаешь, иногда не я, а твоя безопасность решает, и тут я точно на уступки больше в жизни не пойду! - обрубил категорично, грозно нахмурив брови.
        А Катя… Ну, после прошлой ночи ей только молча кивнуть оставалось. На своем опыте выяснила, что тут Гриша лучше знает. Но и в том, что просто дома сидеть не заставит - тоже не сомневалась. Он ее характер просек не хуже, чем она в нем разобралась.
        Как там говорил в их первую ночь? Карма? Колесо Сансары?.. Бог знает, но их точно судьба свела, а значит, справятся.
        Крепче сжав кулон, ощущая горячие пальцы мужа поверх своих, Катя просто молча откинулась на его плечо, самим своим видом показывая, что готова довериться.
        И, казалось, лучшей награды Алхимик не искал… Улыбнулся, да так с этой ухмылкой к ее губам и прижался своим жадным ртом, заставив Катю, вообще, обо всем на свете забыть в данное конкретное мгновение!..
        КОНЕЦ
        02.07.2021
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к