Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Герас Татьяна: " Список Моих Грехов " - читать онлайн

Сохранить .
Список моих грехов Татьяна Герас
        Когда мы молоды, красивы и богаты, нам кажется, что так будет всегда и никто не в состоянии это разрушить. Ошибаемся… У жизни могут оказаться на нас совсем иные планы. Вот только я не захотела играть по правилам. Даже если твои подруги умирали от зависти… Пусть избежать навязанной судьбы с мужчиной, для которого я лишь удобный сосуд для наследника, и не удастся, но хоть в чем-то решить и сделать по-своему я могу? Если б я знала к каким последствиям это приведет… То всё равно поступила бы так же
        ГЕРАС ТАТЬЯНА. СПИСОК МОИХ ГРЕХОВ
        ГЛАВА 1
        ГАЛАКТИКА NGC 253 - СКУЛЬПТОР, ОНА ЖЕ СЕРЕБРЯНАЯ МОНЕТА,
        ЗАПАДНЫЙ СЕКТОР, ПЛАНЕТА ВЕРАЯ.
        Низкие облака, цвета свинца, сегодня как-то по особенному нависали над причудливыми башнями городского центра, давя на виски и грозясь пролиться затяжным ливнем. В это время года, здесь на Южном континенте Вераи, дожди могли превратиться в настоящий потоп. В небесах открывалась некая брешь и на землю вышвыривало тонны воды, заливающей Стренею - столицу этой не самой густонаселенной и в основном аграрной планеты.
        Скоро снова потоки воды отмоют от пыли двухсотметровые башни делового сити, обрушатся водопадами на скверы и парки, и впитаются в знаменитый «драконий» песок, выстилавший большинство городских улиц и аллей, и которым так хвастались местные, гордо выпячивая грудь с криками об особой экологичности зеленого таленита, из крошки которого изготавливали сие чудо. Уж не знаю в чем заключалась эта пресловутая экологичность, но ливень превращал изумрудные дорожки, что так красиво в обычное время контрастировали с белым камнем башен и домов, в раскисшую и непроходимую кашу. Самую что ни есть неприглядную, да ещё и ядовитого цвета.
        Мерзко, грязно и без всякого пафоса.
        Вздохнула. Стало быть, всем у кого нет мобиля, добираться до подземки сегодня доставит массу «приятных» минут. Особенно, если ты сдуру не подумала взять с собой сменную обувь, позабыв о таком милом нюансе местной осени, в который раз опаздывая на работу. Работу, которая мне очень нужна, ведь кеш, как выяснилось опытным путем, умеет быстро заканчиваться, если его не пополняют. Например, со счета твоей семьи.
        Но грядущая распутица все же лишь досадная мелочь. Просто в следующий раз постараюсь быть внимательнее. В конце концов здесь мы пробыли рекордные два с половиной стандартных года, что по сравнению с предыдущими местами - настоящее достижение.
        И очень хотелось бы, чтобы так и осталось. В идеале ещё бы лет двенадцать… Но это мечты. А мечтать я себе не позволяю.
        Больше не позволяю.
        Я устало потерла покрасневшие глаза, отводя взгляд от круглого окна в стене офиса, и вновь переводя их на экран с кривляющимися, словно смеющимися над глупой девицей, буквами языка акви, на котором был составлен договор. Пальцы привычно порхали по вирту, сменяя страницы и внося правки.
        Соседние рабочие места давно пустовали, только долговязый Тарви продолжал сражаться с виртом, выстраивая схемы логистики грузов нашей компании. Этот - фанат своего дела. Впрочем, ему и платили гораздо больше нас всех. И не только потому что он хороший специалист. Просто Тарв местный, а не лишь боги космоса знают откуда свалившийся, как некоторые.
        «Ну да, а тебе, моя драгоценная, бросают крохи, прекрасно понимая, что при всём твоём блестящем образовании, деться тебе некуда. Уже некуда, потому… Потому что!»
        Так, всё! Я одернула себя жестко. Не время раскисать! Не так уж мало тебе и платят, по местным меркам, просто у некоторых расходы…хм, определенно, не Верайские.
        Усталость брала своё, все же такой график работы не прибавляет здоровья никому, невзирая на улучшенную регенерацию, которой похвастаться верайцы не могли. Не будь её, то свалилась бы с истощением давно.
        Но выхода пока всё равно не предвидится. Точнее, такого, который бы устроил меня. Можно сказать, что и так повезло с этой периферийной планетой, если вот это вот всё можно считать везением…
        И самое обидное, что в ловушку я загнала себя сама. Хотя, есть вещи о которых никогда не стану сожалеть, как бы дальше не сложилась судьба.
        - Иса(иса - незамужняя женщина на Верае. - прим. авт.) Лекси, ты закончила? - моя начальница выходит из кабинета, её вечно недовольное лицо, накрашенное в стиле вамп, кривится при виде меня, словно я малоприятное, но всё же полезное насекомое. Ярко-зеленый костюм настолько обтянул выпуклый зад, что всем окружающим ясно - дамочка себе сильно польстила, купив вещь минимум на размер меньше требуемого.
        Но кто ж ей скажет правду? Да и надо ли?
        Не раз наблюдала, как мужчины цокали языками при виде её прелестей. Правда втихую, ведь нашей мадам, надо сказать, совсем не юной, не следовало даже намекать на что-то неприличное - затаскает по судам, и притом с огромным удовольствием!
        У каждого свои развлечения, что тут скажешь. Особенно если ты богатая вдова, пусть брак и оставил о себе не самые приятные воспоминания, но зато солидный счет в Галабанке - крупнейшем и считающимся незыблемым в обжитой человечеством и прочими входящими в галактический союз видами гуманоидов, части вселенной! А это давало возможность раисе жить на своих условиях, не сильно считаясь с мнением общества, и с избытком покрывало былые неудачи короткого замужества.
        - Заканчиваю, раиса (раиса - обращение к замужней даме или вдове на Верае. - прим. авт.) Тамир, - склоняю я вежливо голову, сообразно местному этикету. - Последние пункты проверяю. Договор вполне сносный, мои правки скоро будут на вашем вирте.
        - Хорошо, - смягчается она. - Завтра хотелось бы с этими зазнавшимися снобами заключить контракт, - Она хмурится вновь, явно что-то прикидывая, - Послушай, Лекси, ты же знаешь, я тебе доверяю, - вступление не обещало ничего радостного. Я напряглась, но растянула губы в подобие улыбки, скорее напоминавшей оскал. Вот только начальницу этим не пронять, как и не свернуть с мысли, - Если сделаешь чистовой вариант уже сегодня, то выпишу десятипроцентную премию! - она щурится подслеповато - не то, чтобы раисе Тамир жаль кеша на исправление зрения, просто это займет время! А его эта дама тратить ой как не любит.
        Я грустно смотрю на экран. Да провались оно всё в черную дыру, вот что ж такое-то? Тридцать восемь страниц основного тела договора, плюс приложения! Это когда ж я попаду домой? Перевожу почти затравленный взгляд на мою работодательницу. Боги, мне очень нужны деньги, даже если раиса и не в интересовалась на что, - а я сделала всё, чтобы в мою личную жизнь никто не совался, - то прекрасно осведомлена о моей постоянной нужде и экономии. И, разумеется, пользуется этим в интересах своей компании.
        Конечно, все её разговоры о феминизме, попытки доказать в обществе, где мужчины доминируют, что женщины тоже чего-то стоят, несомненно прекрасны! В какой-то степени… И я благодарна хотя бы за то, что могу чувствовать себя здесь в относительной безопасности, вот только это не отменяет, что сдерут с меня за это три шкуры, заставляя работать на износ.
        Потому что старая гиена нюхом чует, что может так со мной поступать! Люди ее склада всегда находят слабости у окружающих и пользуются таковыми в полной мере. И даже умудряются выдвигать по этому поводу стройную теорию, никак не противоречащую их «убеждениям», а напротив, их подтверждающую.
        К примеру, раз мечтаешь о равенстве полов, то и умудряйся барахтаться в этом океане злых акул, так же на равных кого-то пожирая. Ну, или будешь съедена, что закономерно, возможно и более сильными «сестрами по борьбе». А если не получается - следовательно, сама и виновата! Живи тогда по установленным мужчинами правилам и не ной.
        Логика присутствует, бесспорно.
        А уж со мной вообще всё просто: стоит только намекнуть, что можно основательнее копнуть биографию, чтобы всплыли жирные такие несоответствия… А там, кто знает, что ещё появится на свет?
        - Так как? - спрашивает она небрежно. Собственно, уже зная мой ответ.
        Я же бросаю взгляд на часы, прикидывая сколько придется дополнительно заплатить Кери, пусть она и отказывается благородно от моих денег. Её счет я всё равно пополняю регулярно. Мысленно посылаю на голову начальницы парочку забористых проклятий и решаю, что должна хотя бы попытаться выторговать эту самую разницу.
        - Пятнадцать, раиса Тамир. У меня плохой район и добираться туда среди ночи не лучшая идея. Так что мне придется заказать мобиль-такси, - смотрю на неё не мигая. Нет, разумеется, такси не стоит этих денег, но чем не аргумент для торга?
        - Договорились, - как-то удивительно легко соглашается она, склонившись ближе к развернутому экрану моего рабочего вирта и пробегаясь глазами по последним сделанным правкам. А мне по обонянию хлестко лупит удушливый терпкий запах духов, интенсивность которого, похоже, раздражает только меня. Я едва сдерживаюсь, чтобы не поморщиться. В конце концов у её расы многое отличается от того к чему я привыкла. Одни только утолщенные ногтевые пластины, больше похожие на когти, чего стоят! Хотя верайцы вполне себе относятся к Homo sapiens sapiens и даже сохранили видовую совместимость. Но тысячелетняя изоляция, местная пища и влияние звезды, что несколько отличалась по спектру и проникновению радиации в атмосферу планеты, а так же относительная удаленность этого мира от основных транспортных тоннелей, сделали своё дело, внеся некоторые коррективы.
        Пока уважаемая раиса покидает офис, немного задержавшись на мне взглядом, словно вдруг усомнившись в моей способности закончить работу, но после кивает, любезно пожелав хорошего вечера - о, у меня он точно обещает быть незабываемым! - и приказав замкнуть контур, когда мы покинем рабочие места, коллега Тарви бросает на меня сочувствующий взгляд.
        Он одними губами произносит «стерва», на что я только мученически закатываю глаза.
        С тоской бросаю очередной взгляд на окно, за которым всё же начал накрапывать пока ещё несильный дождь, и быстро пишу сообщение Кери, извиняясь за задержку. Получаю предсказуемо от нее нагоняй за то, что опять себя пытаюсь угробить работой, и улыбаюсь, представляя лицо своей помощницы и друга. А дальше с головой погружаюсь в договор.
        Слова, формулировки, цифры… Пальцы мелькают, а минуты текут, превращаясь в часы.
        - Лекси, тебе ещё долго? Может мне подождать? Время позднее…
        Вздрогнула, выплывая из транса, совершенно позабыв о присутствии коллеги. Тарви Шин застыл напротив, разглядывая меня своими рыбьими глазами. На его худых и немного покатых плечах костюм смотрится мешковато, ткань, явно дорогая и натуральная, изрядно помялась от долгого сидения. Да и навороченный индивидуальный вирт, которые стало в этом сезоне модно носить на лице, на манер древних очков, смотрится на орлином носу и вовсе потешно. Наверное, он даже не подозревает о том, насколько выглядит нелепо, скорее всего даже уверен в своей неотразимости. Сегодня кто-то приоделся и явно хотел произвести впечатление. И я подозреваю, ради кого старался.
        Ох, беда…
        Ведь парень-то неплохой, и обижать совсем не хочется.
        - Спасибо, Тарви, но не стоит, - произношу мягко, но с нажимом, - Мне ещё минимум часа два, - я виновато развожу руками, хотя и не сожалею ни на грош. - Хорошего вечера, - и демонстративно отворачиваюсь к экрану.
        - Лекс, ты же знаешь, мне не трудно, - делает он ещё одну попытку, поглядывая с надеждой. - Скоро всё зальет, а у меня свой мобиль.
        Поднимаю резко голову, глядя в упор на мужчину.
        - Тарви, не надо, - качаю головой. - Так будет лучше, поверь.
        Он смотрит с сожалением ещё несколько долгих секунд, но потом наигранно улыбается и кивает, молча покидая офис.
        А я откидываюсь на сиденье, обхватив себя руками.
        Устала. Чертовски устала. И так хочу домой! Пусть это место домом можно назвать лишь условно.
        Как же порой хочется поддаться соблазну и переложить часть своих забот на чьи-то плечи. Нет, не на Тарви, конечно, но…
        На миг закрываю глаза и вижу перед внутренним взором совсем другое лицо, с глазами цвета темного шоколада и хищным изгибом губ, застывших в вечной усмешке.
        И зло сжимаю кулаки.
        Ненавижу.
        Не его, себя. Его, по сути, и не за что. За то, что не любил? Или за проклятущую честь и правила, что действуют в строгой иерархии высшего эшелона власти Эдеи? Я всегда о них помнила и не обманывалась на сей счет.
        Да и кто сказал, что и без всего этого я бы оказалась нужна?
        Ненавидеть и обвинять можно было бы чертовы обстоятельства и его величество случай. Вот только я давно честна с собою. А стало быть, себя, дуру, винить нужно сильнее.
        Что ж так накатило-то? Ведь казалось, что давно улеглось в душе. Смирилась. Да и изменилось всё за эти годы, как и я сама.
        Зло смахиваю неожиданно появившуюся на щеках влагу и с ещё большей энергией вчитываюсь в торговое соглашение о сотрудничестве, исправляя набело.
        Когда поставлена последняя точка, часы в уголке виртуального экрана показывают час после полуночи. Ох, Кери меня убьет!
        Отправляю проклятущий файл начальнице и тут же заказываю мобиль в приложении.
        Поднимаюсь, потягиваясь до хруста в суставах, чтобы хоть как-то размять затекшие мышцы, и иду снять с вешалки пальто.
        Что ж, поздравляю тебя, милая, ты хотя бы его одела по погоде.
        За окном предсказуемо льет. Смотрю уныло на свои офисные лодочки и надеюсь, что такси прилетит достаточно быстро, и я не успею вымокнуть до нитки, пока буду стоять на посадочной платформе, что находится двумя этажами ниже. Ну, хотя бы месить «драконий» песок не придется.
        Личный вирт-браслет звякает сообщением о том, что мой счет пополнился, а значит раиса Тамир перевела премию. Похоже, старая горгулья не спала и действительно дожидалась известий от меня. Вот в чём эту даму нельзя обвинить, так это в невыполнении обязательств.
        Застегиваю магнитные липучки на пальто, убирая волосы под капюшон и выхожу из офиса, не забыв провести личным ключом по охранному замку, вводя нужную комбинацию. Контур отзывается мягким ровным светом.
        - Система замкнута. Доброй ночи, иса Лекси Наир, - выдает мягкий голос электронного охранника здания.
        Что ж, я уже не вздрагиваю даже мысленно при звуках чужого имени - это плюс, однозначно. Интересно, может и моё истинное забудется со временем? Не мною, другими.
        «Не обольщайся, Александра, если б забыли, то тебе не пришлось бы зайцем петлять по галактическим маршрутам, путая следы…»
        Не воспользовавшись лифтом, спускаюсь по лестнице на пару этажей, прохожу по широкому холлу к выходу на платформу. Раздвижные двери выпускают наружу, открывая вид на ночную Стремею. Сити переливается огнями, как рождественские елки на моей родине, что до сих пор верна традициям, привезенным с древней праматери Земли. Мои соплеменники переняли многие праздники, пусть даже истинное значение которых, если не позабыто, то давно потеряло свою ценность.
        Невольно прикидываю в голове, сопоставляя даты, и понимаю, что на Росси сейчас идет снег. Белый, пушистый… И эти самые елки вскоре зажгутся почти в каждом дворе, радуя предвкушением праздника ребетню.
        Бросаю взгляд на вирт-браслет, отслеживая по карте приближающуюся точку мобиля. Похоже, ждать недолго - все же на улице глубокая ночь и желающих прокатиться под разверзшимися небесами немного.
        Делаю шаг вперед, тут же ощутив порывы холодного и несущего влагу ветра, что буйствуют здесь на высоте. Не удивительно, что на платформе никого, лишь в самом углу притаился чей-то спортивный одноместный мобиль, поблескивающий хромированными боками и зеркалом откидной крышки фонаря, владелец которого, видимо, так же не торопился вернуться в тепло личного дома.
        И всё. Ночь, тишина, нарушаемая только барабанящими каплями.
        Порыв ветра сорвал капюшон, обдав лицо водой, от которой не спас прозрачный козырек, что частично перекрывал площадку. Я зябко сложила руки на груди, поправив на голове свою ненадежную защиту от непогоды и с облегчением зашагала навстречу приближающемуся транспорту.
        Мой вирт синхронно мигнул вместе с треугольным знаком на плафоне кабины, обозначающим, что машина арендована и летит к заказчику. Система мобиля опознала и получила подтверждение, прозрачный колпак приподнялся, позволяя наконец попасть в теплое нутро летающей машины. С долей облегчения опускаюсь в эргономичное кресло и называю адрес.
        Капелька такси соскальзывает с платформы, устремляясь в названном направлении, а я прикрываю глаза, мечтая уснуть на те недолгие минуты полета, что мне отведены.
        Но что-то зудит внутри, не давая покоя и мешая расслабиться. Я оставляю это занятие, бездумно пялясь по сторонам. Впрочем, вид больше не радовал, потому что дождь буквально в эти минуты превращался в тот самый предсказанный потоп. Очертания небоскребов смазались в странную картину, будто написанную престарелым импрессионистом, что изрядно потерял зрение, но всё ещё чувствовал цвета.
        Какое-то время любовалась этим эффектом, пытаясь подавить неясные предчувствия, надеясь лишь, что это сказывается напряжение предыдущей рабочей недели. Вот только интуиции своей я доверяла и имела на то все основания. И поэтому, когда на внутреннем экране мобиля, показывающем маршрут и наше положение в пространстве, в непосредственной близости возникла точка другой машины, напряглась, ожидая худшего.
        И почти не удивилась, поняв, что чужой мобиль словно приклеился к нам, следую на безопасном, но явно слишком близком для такого свободного воздушного коридора пространстве. Мешкать и сомневаться больше не было смысла.
        Потому что риск мог стоить мне всего, а ошибка только относительно спокойной жизни, что я вела последние два с половиной года!
        Выругавшись совсем неблагородно, расстегиваю ворот пальто и запустив руку за пазуху, достаю болтающийся на шее кулон в виде многоконечной звезды. Резко прокалываю одним из концов палец, даже не поморщившись, и наблюдаю за трансформацией украшения, происходившей под влиянием нанонитов. Подношу прибор к панели управления мобиля и с удовлетворением вижу, как система переходит под мой контроль.
        - Ручное управление! - отдаю приказ, и из раздвижного отсека появляется джойстик, за который я цепляюсь, легко бросая машину вниз, злорадно представляя удивление преследователей.
        А дальше началась сумасшедшая гонка под дождем. И нет, к моему сожалению, я не ошиблась: темный, почти исчезающий в ночи, мобиль охотников мчался четко за моей машиной.
        Управляя одной рукой, второй я умудрялась набирать сообщение Кери, веля срочно собираться. Порадовалась своей паранойе, что не пожалела, а отдала сумасшедшее количество кеша за этот вирт, который отследить нереально. И, конечно же, тому, что вышеуказанная паранойя заставила меня вести двойную жизнь даже тут, на Верае - ведь истинное нахождение нашего дома не знал никто. Официально я жила в том самом районе, куда ещё пару минут назад направлялось это такси.
        И именно то, что преследователи до сих пор не открыли огонь, говорило, что я права и они не обнаружили, что действительно искали. В противном случае им вряд ли было б до меня дело, кроме желания превратить в кучку пепла.
        А значит есть шансы оторваться.
        Мобиль верткой блохой нырял по нижнему ярусу, нарезая кривые между высоток, едва не задевая оные. В крови гудело от адреналина, а пальцы сжимали рычаг управления, уверенно ведя аппарат под бесконечные предупреждения системы о недопустимости опасного вождения, и обещающей мне жесткие кары по всей строгости законов за уже добрую сотню нарушений. Не говоря уж об угоне…
        - Не пугай, милый, - зачем-то пробормотала искинту (Искусственный интеллект - прим. автора) мобиля. Может для того, чтобы просто слышать свой голос и тогда не будет так страшно. - Поверь, если выберусь в этот раз, Верайские власти мне уже будут не страшны. Ибо не достанут…
        Мой жучок надежно блокировал попытки встроенной функции защиты отправить сигнал в местную службу правопорядка, а так же заставлял повиноваться. Вот только заткнуть зануду не удавалось, но это терпимо. А разверзшиеся небеса Вераи мне в помощь от зоркого взгляда камер слежения. Мне только добраться…
        Черный мобиль висел на хвосте, как приклеенный, не позволяя оторваться. Мы кружили по Стремее, показывая явно схожую школу подготовки.
        Хотя нет, я все же лучше, ведь удерживать типовой мобиль на такой скорости у этих товарищей вряд ли вышло - их машинка явно получше будет.
        Вот только вам это не поможет.
        Делаю ещё один вираж, огибая опору Т-лифта, что ведет к космопорту, рискуя все же привлечь внимание местной стражи, и швыряю машину в сторону реки, ведя ее буквально в метре над бесящимися от непогоды волнами. Краем глаза отслеживаю врагов, понимая, что они избрали тактику преследования, в надежде, что сама приведу их куда надо, или успеют перехватить меня у стражей порядка, которых явно не пощадят.
        Еще бы, они думают, что получат куш! Ох, ребята, вы даже не представляете, какое бы вас ждало разочарование… Но я не позволю вам об этом узнать.
        Впереди мрачной громадой нависал мост Конфедерации - самый широкий на планете! И низкий, почти касающийся разбушевавшихся волн.
        Ныряю в темноту, ведя транспорт по приборам, доверяясь полностью чутью и умению, вбитому некогда на уровне подкорки.
        - Раз, два, три…
        Отсчитываю положенное расстояние до маневра.
        - Семь!
        Резко бросаю мобиль вправо, ныряя за опору моста и уходя на краткие пару секунд из зоны видимости преследователей. Этого мне хватает, чтобы выпрыгнуть из кабины на малозаметную платформу для технического обслуживания, а машина благополучно отправилась дальше по введенной заранее программе.
        Я же вжалась в серый камень, моля всех богов, чтобы меня не заметили и смогла выдохнуть только когда черный мобиль промчался мимо, стремясь не потерять из вида такси-призрак, которое я отправила в полет в совершенно противоположную от нашего убежища сторону. Колени дрожали, как и кисти рук, словно я не сжимала джойстик, а работала отбойным молотком. Нервно заправила выпавшие из строгой офисной прически светлые пряди, глубже надвигая капюшон.
        На миг закрыла глаза, делая глубокий вдох. Набрала на вирте нужную комбинацию, и подняла браслет к глазам, позволяя программе активации личного глайдера класса ЗК- 3021 считать сетчатку.
        - Агилл?
        - На связи, таине Малик, - голос искинта звучал еле слышно из-за шума реки, что билась о каменный пирс технического входа к механизмам моста.
        - Протокол «Эскейп».
        - Принято, таине. Все системы активированы. Беру пеленг на ваш вирт, - секундная пауза, - Время подлета три стандартных минуты.
        - Жду.
        Я отключаюсь и обнимаю себя руками. Агилл скоро прибудет. Он - последнее средство спасения, и всё, что осталось у меня от прошлого, возвращаться к которому я не могу. Да и права не имею…
        Глайдер появился, как всегда, неожиданно. Просто секунду назад черные воды лишь отражали неяркую подсветку, что была установлена для проходящих речных малотоннажных судов, а вот уже невесть откуда возникшее неясное марево превращается в металлическую каплю относительно небольшого корабля. Безумно красивого в своей лаконичности, а так же чертовски дорогого и оснащенного такой системой безопасности, которой позавидовал бы и какой-нибудь звездный военный крейсер.
        А ещё он был золотой, когда снимал все слои защиты.
        «Агилл тебе подходит, Александра Сандовская. Золотой, совсем как твои волосы, моя таине! Хорошие гены, мне будут завидовать…»
        Сказанное всплывает в памяти внезапно и я зло сжимаю кулаки, напоминая себе, что этого прошлого больше нет.
        А в настоящем меня ждут, чтобы вновь сорваться в неизвестность.
        ГЛАВА 2
        Агилл принял меня на борт. Достаточно большой корпус корабля поместился под низким сводом моста лишь изрядно погрузившись в воду, из-за этого в момент посадки меня успела приласкать одна из особо разыгравшихся волн. Будто одного ливня мне было мало…
        Чертыхнулась, поминая помимо этих древних мифических созданий матушку природу и собственное везение, стряхивая капли воды с пальто и буквально отжимая волосы, которые умудрились промокнуть за пару секунд, пока с меня слетел капюшон.
        - Температура на борту увеличена, таине. Мои рекомендации: сменить одежду и просушиться, - выдал бесстрастно искинт.
        - Спасибо, Агилл, ты, как всегда, заботлив, - вздохнула я, скидывая пальто и вешая его на сгиб локтя.
        - Я настроен служить лишь вам, таине. Забота - мой долг.
        - Знаю, Агилл, - ответила, хотя это и было лишним. Но мне всегда было свойственно воспринимать слишком живыми эти умные машины. Ведь в какой-то мере они такими и были.
        Внутри космической яхты было стерильно чисто, несмотря на то, что корабль долгое время висел на орбите, прячась в тени одной из местных лун. Мягкий свет исходил из стеновых панелей, пол почти полностью заглушал шаги. Я не стала менять одежду, теряя драгоценное время, а сразу прошла в рубку и опустилась в кресло пилота, хотя искинт с легкостью мог управлять всем сам.
        Но Амирей знал о моей страсти к скорости и заказал своей таине судно с возможностью ручного управления. Нахмурилась и даже тряхнула головой: простое упоминание имени вызывало боль и немного стыда. Хотя, тут как посмотреть, ведь заложницей ситуации, по сути, была я. У него был выбор, в отличие от молодой и взбалмошной дочери наместника Росси. Ладно, не время анализировать прошлое - этим я и так занималась слишком много в последние почти шесть лет. Сейчас стоит поспешить, потому что, если охотники меня отыскали, то найти Родиона - лишь вопрос времени. А, стало быть, его у меня осталось мало.
        Я сбросила всё ещё висевшее на локте и мешающее пальто прямо на пол, любовно погладила панель управления, активируя экран, который тут же стал объемным, и ввела в строку навигации адрес маленького коттеджа, занимаемого нами эти годы. Перед глазами возникла карта с проложенным маршрутом и указанием точек потенциальной опасности обнаружения, которые лучше обойти. Наверное, стоило предоставить искинту самому довести корабль до цели, но я была слишком напряжена и расстроена, чтобы просто ждать даже эти несколько минут. А скорость - моё лекарство! Все эти годы на Верее мне недоступное.
        Агилл бесшумно выскользнул из-под моста, ввинчиваясь капелькой в небеса над Стремеей, включая защиту и исчезая из видимости большинства радаров Вереи, как, впрочем, и для пеленга многими другими, более продвинутыми средствами обнаружения в известной вселенной - Эдейские разработки по праву считаются лучшими.
        Эдейцы великолепны и признаны лучшими почти по всем параметрам.
        Почти.
        Я вела корабль к дому, расположенному в тихом пригородном районе и утопающему в зелени этой до сих пор бывшей вполне гостеприимной к беглецам планеты. Глайдер - не маленький мобиль, его пришлось поднять выше городских небоскребов, но это лишь позволило увеличить скорость. Ну, а ливень давал свободу от постороннего транспорта.
        Аккуратный домик в местном стиле, с красивой мансардой и садом, которым так гордилась и лелеяла моя помощница, показался быстро. Сердце сжало болью от понимания, что придется бросить недешевое по местным меркам жилище. В этот раз даже продать за бесценок не успею. Разве что после попытаться через доверенное лицо. Ведь на него я истратила последний кеш, что ещё оставался с того момента, когда я спешно улетала с Росси. Практичность, в моем случае, вещь не лишняя. Деньги не падают с неба, жаль, что понимать это начинаешь лишь когда они действительно заканчиваются.
        Глайдер завис над коттеджем, мягко опуская трап на лужайку. Дождь и не собирался прекращаться, так что ливнёвки не справлялись и дорожка к дому превратилась в сплошной ручей.
        Я не успела соскочить в воду, когда Кери уже выскочила из дверей навстречу, воинственно оглядываясь по сторонам и держа в руке импульсник. Оружие смотрелось инородно, если не знать, что уроженка Ганского архипелага по профессии военный медик и пользоваться этой грозной штукой вправду умеет.
        Маленькая, плотная женщина, с зелеными глазами и очаровательным вздернутым носом, напоминала сердитую гному из сказки. А сейчас ее густые рыжие волосы были заплетены в две косы, явно для сна, и это усиливало эффект. Керая и была нашим с Родькой ворчливым ангелом-хранителем, который появился в моей жизни тогда, когда отчаяние и боль готовы были утопить незадачливую беглянку. Спасла, отогрела и осталась рядом. При этом зная обо мне не так много, но не спрашивая и не задавая лишних вопросов.
        - Кери, скорее, - позвала я. - Вещи успела собрать?
        - Лекси, чума на твою голову, куда мы снова? - рявкнула она грозно вместо ответа, упирая руки в бока, притом не забыв поставить пушку на предохранитель.
        - Пока не знаю, но тут оставаться нельзя, - покачала я головой, - Меня нашли, Кер, - добавила с болью и чуть-чуть виновато. - Кери? - Я перехватила ее за руку, заглядывая в глаза. - Ты можешь остаться здесь, этот дом будет твоим. Хороший врач всегда найдет работу, зачем гробить жизнь из-за нас?
        - Ты поговори мне тут ещё! Или я тебе настолько надоела? Так вынуждена огорчить: я нужна Родиону! С такой мамашей, которая все время на работе, парню требуется хоть кто-то рядом, - она ткнула пальцем мне в грудь. - Вот выйдешь замуж за приличного мужчину, тогда и уйду! А пока терпи! - ее глаза воинственно сверкнули.
        - Нашла дуру, - улыбнулась я, - Кто ж тебя отпустит, когда всё уляжется? Тогда точно с нами будешь. Еще сама пожалеешь! - пригрозила я и прижала на миг к себе женщину, что была почти на полголовы меня ниже, - Мы тебя любим…
        - Ладно уж, - рявкнула Керая, пряча чувства за ворчанием. И добавила уже с горечью, - Демоны космоса, я уж надеялась, что всё закончилось. Родьке учиться надо, в школу бы, - она поджала губы, качая головой. И слегка потрепала меня по предплечью. - Всё готово, девочка. Я даже поесть собрала… - вздохнула, и молча отстранившись, пошла в дом за вещами.
        А у меня от последней фразы перехватило горло. Боже, сколько я ещё буду мучить своих самых близких людей? Родителям уже не помочь, а им?
        На какое будущее я рассчитывала? На что надеялась? Шесть лет прошло, а кажется, что стала старше и разумнее на целую жизнь.
        Тряхнула головой, отгоняя неуместную рефлексию.
        Давай же, соберись и уматывай с этой планеты! В конце концов, всегда знала, что по словам полководца с древней Земли, главное ввязаться в драку! А там и план появится. Правда, нынче будет сложнее, потому что денег ровно на перелет - большую часть кеша тратить приходилось на поддержание Агилла в рабочем состоянии.
        Ведь это только в фантастике корабли движутся на солнечном ветре и сами себя ремонтируют. Хотя последнее правда, при наличии должных веществ, нанонитов и энергетических кристаллов.
        Вот и шевели конечностями, пока они целы, чертова «принцесса», чтобы вытащить нас из очередной зад…Нет-нет, я обещала, что с рождением сына больше не выражаюсь! Но вы ведь поняли?
        Заспанный Родька, одетый в непромокаемый комбинезон, сидел прямо на большой сумке, потирая кулачками глаза и не забывая прижимать к себе переноску со своим любимцем. Сай стоически терпел, но недовольная полосатая морда говорила о том, что размеры этого самого терпения у кота, пусть и генетически модифицированного, не вечны.
        - Мам, привет, - улыбнулось моё солнышко. Его личико просияло при виде меня, а я тут же опустилась на колени рядом, обнимая и целуя в макушку своё сокровище, ради которого готова была буквально на всё. Зажатый между нами Сай недовольно мявкнул, намекая, что хозяева конкретно обнаглели, но разжать руки в ближайшие несколько секунд у меня просто не было сил. Родька был моим якорем и спасением, а сейчас давал силы, чтобы двигаться вперед.
        - Не тискай меня, я уже большой, - выдали мне строго, но всё же чмокнули в щечку, когда я его отпустила. - Мы полетаем, да? Мне Кери сказала, - голубые глаза смотрят с надеждой и азартом.
        - Да, солнышко, прямо сейчас и полетим! Кери ведь обещала, - улыбнулась я мальчишке, поднимаясь и протягивая ладонь, за которую он тут же уцепился, продолжая удерживать переноску с котом. - Давай мне Сая, - поманила я пальцами.
        - Нет, я сам, - упрямо мотнул он кудряшками, крепче прижимая к себе не самого легкого котейку. - Я - мужчина, - заявил он гордо.
        - Кто ж спорит, конечно же, - сказала я серьезно, пряча улыбку. Подхватила сумку и повела к выходу. Кери уже успела дважды сбегать на корабль с вещами, непрерывно ворча что-то себе под нос. Агилл воспринимал ее и, конечно же Родьку, как членов моей семьи и пропускал беспрепятственно. Ведь эти лица числились в настройках ещё с прошлых полетов.
        Погрузка на борт не заняла много времени, мы уложились буквально минут за десять. Но и это казалось мне слишком долгим, когда над нами нависала вероятность, что незарегистрированный транспорт все же засекут. И тогда уйти будет намного труднее, пусть мой Агилл вовсе не беззащитен, но против ПВО целой планеты, разумеется, не выстоит. А попадаться в руки властям ни в коем случае не следовало. Потому что депортация, штрафы и прочие разборы полетов - это не страшно, если у тебя есть родина, которая, пусть и не слишком гостеприимная, но ждет тебя. А моя участь окажется незавидной. Как и сына.
        ГЛАВА 3
        Ставя коттедж на охрану, испытала чувство потери. Тоска от понимания, что вряд ли ещё когда-нибудь сюда вернусь отдавала горечью. Пусть Верея и не была самой красивой или удобной для жизни, из приютивших за эти годы нас планет, но здесь навсегда оставались воспоминания о том, как подрастал Родька, как учился читать, узнавая новое. Его шалости и удивительно быстрое взросление для мальчишки, которому чуть больше пяти. Первые успехи, капризы и осознание мира, а так же проявляющийся характер, в котором угадывались знакомые четы - сила и упрямство. Почти как у меня в детстве и юности, но все же иные. Родион уже сейчас был рассудителен и осторожен, чего мне когда-то весьма не хватало.
        Ушла последней не оборачиваясь, как, впрочем, поступала уже не раз. По сути, здесь больше ничто меня не держало. Работа не приносила удовольствия, а друзей или любовника не заводила вполне сознательно, боясь лишних привязанностей.
        Главное, что действительно имело ценность в жизни, я забираю с собой.
        Моя маленькая семья устроились в каюте, предусмотренной в этой легкой космической яхте. Глайдер не блистал роскошью, больше рассчитанный на защиту и безопасность владельца, но все же был достаточно комфортен. Он ведь изготовлевался специально для одной девушки, что очень любила скорость, правда не был рассчитан на большую компанию, скорее на пару человек, желающих попутешествовать. Так что втроем мы, конечно, умещались, но особо разгуляться было негде.
        Впрочем, тут было всё необходимое на непродолжительный период, а с учетом технологии, что эдейцы заложили в эту золотую капельку, много времени на перелеты и не требовалось.
        Родька с Кери уставились в образованный искинтом виртуальный иллюминатор, который моделировал, слегка преобразуя, картинку за бортом - на скорости это было бы бесполезно в реальном времени.
        - Мам? А мы скоро вернемся домой? - Родька смотрел напряженно.
        Он всегда меня чувствовал, и уже начал понимать, что происходит нечто-то странное. Я послала сыну наигранную улыбку.
        - Родь, ты ведь хотел полетать, правда? Вот мы и полетели путешествовать, - я потрепала мальчишку по голове. - Ты пока с Кери наблюдай за взлетом, а я должна кое-что проверить в рубке. Ты же знаешь, что твоя мама пилот! - придумала на ходу я благовидный повод сбежать, просто пока не зная, как объяснить ребенку, куда и почему мы мчимся среди ночи.
        Поймала слегка укоризненный взгляд моей рыжей помощницы и скрылась за перегородкой. Упала в кресло, подсоединяя гарнитуру, чтобы переговоры с кораблем не слушали мои родные - Родьке пока точно рано вникать во многие вещи, а Кери моя история известна лишь частично - пусть искинт и не обращался ко мне привычным для него образом по моему приказу. Мне же совесть не позволяла втягивать Кераю, ведь случись что, она и вправду ни о чем не осведомлена.
        Агилл самостоятельно врезался в атмосферу, пытаясь отдалиться от планеты, а стало быть и из ее юрисдикции.
        - Таине Малик, у нас проблемы. Часть Верайской армады внезапно сменила дислокацию, приближаясь к планете. И мы оказались в зоне поражения. У них новейший крейсер класса «Мердок». Вы должны знать, что Верея недавно вступила в военный союз с Карийской Империей. Я только что сканировал их переговоры, силы правопорядка затеяли какую-то спецоперацию, привлекая военных. Пираты, вероятно. Но в этот раз уйти незамеченным нам не удастся. Пройти Карийские радары даже с нашими возможностями не выйдет. За шесть лет мы потеряли преимущество, так как не имели возможность сделать апгрейд системы.
        - Дьявол, - я нервно запустила пальцы левой руки в волосы, одновременно просматривая возможные варианты ухода. Как же всё не вовремя… Переключаюсь на вирт Кери, - Керая, хватай Родьку и быстро включай систему антиперегрузки. Будет жестко! Да, и Сая не забудьте!
        - Поняла, Лекс. Уже делаем!
        Всегда ценила ее за удивительное умение действовать не задавая лишних вопросов. Потом будет буря, ведь рыжая непременно припомнит мне всё, но только не тогда, когда над нами нависла опасность.
        - Дьявол, - повторяюсь, отключившись от друга и помощницы.
        - Мифическое существо с древней Земли вряд ли причастно к нашей ситуации, - бесстрастно выдает искинт.
        - Я бы не была в этом так уверена, - зло ухмыльнулась я, следя за появляющимися светящимися проекциями судов. - Варианты, Агилл?
        - Нас уже засекли, таине, можем уйти в гипер в поле действия планеты.
        - Агилл, это слишком опасно. На борту мой сын. Ещё варианты?
        - Тоннель на Авилару. До него успеваю.
        Зараза! Верая блокировала путь через врата, по причине конфликта с расой, населявшей Авилару - это, собственно, когда-то и было одним из пунктов, повлиявшим на мой выбор планеты. Ведь Авиларский сектор примыкал вплотную к зоне влияния Эдеи, а стало быть находился под ее, пусть неофициальным, но контролем. Уйти второй раз оттуда будет сложно, но есть ли выбор?
        - Уходи в тоннель, - отдаю приказ.
        - Принято.
        Одновременно коммуникатор взрывает сигнал вызова внешней связи.
        - Незарегистрированный транспорт, вы нарушили пространство Вереи. Требуем прекратить движение! Неповиновение будет расцениваться, как акт агрессии, согласно галактической конвенции. У вас ровно десять стандартных секунд до вступления протокола по захвату! В случае сопротивления - уничтожение на месте.
        - Мы успеем, успеем, - бормочу, бегая пальцами по панели, бросая часть мощности на защиту каюты с пассажирами от перегрузки, активируя одновременно функции собственного кресла.
        Агилл несся напролом, взламывая попутно охранные щиты Авиларского входа в тоннель, который возник словно из неоткуда, как могло показаться на такой скорости. Огромное серое кольцо, способное пропустить через себя небольшую луну, сделанное, как и все остальные, в эпоху предтеч. Технология была давно утрачена, но система работала и более того, до сих пор удавалось найти всё новые проходы, соединяющие разные части вселенной. Ученые ломали головы о их природе, но сумели добиться лишь примитивного контроля за прохождением через такие звездные врата. Да и то, как известно, всё что создает один человек, другой всегда сможет обойти. Вот и тот эдеец, что создавал мозг самообучающегося искинта моего корабля, вложил изначальные алгоритмы, которые Агилл со временем сумел развить в совершенстве на благо своей непутевой и не очень законопослушной хозяйки. Впрочем, я ему в этом не раз помогала.
        - Давай же, родной, ты сможешь…
        Связанная мысль была последней, потому что мозг нарисовал мне весь звездный небосвод в отдельно взятой черепной коробке, а сердце, желудок и прочий ливер ощутили, что их вовсе не нежно сдавили приличными такими тисками. Но даже пищать по этому поводу тоже вряд ли бы получилось, так как язык основательно прилип к небу. Вроде всё это длилось несколько мгновений, но ощущение каждый раз, будто аттракцион «Русские горки» построили персонально в твоем организме, притом каким-то непостижимым образом его же и заставили на них прокатиться.
        Агилл умел ускоряться, как мало кому дано. Все же Амирей дарил лишь лучшее, а моя страсть к гонкам позволила в своё время завести нужные знакомства, как я уже говорила, чтобы ввести нелегальное ПО, которое тоже позволяло подбирать ключи ко многим замкам. А стало быть, нашим преследователям осталось только недоуменно наблюдать, как мы растворяемся во входе в тоннель, позволяя нуль-пространству выбросить корабль в точке на сотню парсеков отдаленной от Вераи.
        Кресло неплохо компенсировало перегрузку и я пришла в себя практически сразу, чтобы осознать с горечью, что на выходе нас поджидал охотник.
        Предупреждающие сигналы об опасности расцвечивали панель, а Агилл нервно дергало, словно попавшее в капкан животное.
        Перед моими глазами висела проекция судна класса «Корсар», которое так обожали наемники и пираты всех мастей. И от него к нашему глайдеру тянулись нити захватившей нас сети, переливаясь вполне знакомыми оттенками синего.
        Внутри все похолодело от понимания произошедшего. Тихо задаю вопрос, на самом деле уже ни на что не надеясь.
        - Агилл?
        - Таине, моё ядро активно, но движение вперед невозможно.
        - Есть возможность сбросить наносеть?
        - Ответ отрицательный.
        - Атаковать? - спрашиваю, заранее просчитывая ответ. Но вдруг?
        - Вероятность взаимной аннигиляции при атаке равна 93 %. Наше вооружение примерно одного класса, как и защита. Да и расстояние между нами не дает такой возможности. А так же, анализ щитов «Корсара» показывает нулевую эффективность орудий ближнего боя. Мой прогноз: нас банально попытаются отбуксировать к заказчику.
        Я не мигая смотрела на пульсирующий на панели значок внешнего вызова, прекрасно понимая, что он исходит с корабля охотников. Деликатные, чтоб их… Даже не пытаются вламываться с требованиями, а дожидаются, пока я сама отвечу!
        Осознание, что меня ловко выманили, используя сложную многоходовку, приводило в ярость, а мысль о том, что своими же действиями привела нас в ловушку, просто убивала.
        - Таине, в рубку желает войти госпожа Керая.
        - Пропусти, - каркнула я, потому что этот сдавленный ужасом хрип нельзя было назвать голосом.
        Переборка плавно растворилась и Кери очутилась за моей спиной. Я же боялась повернуть к ней голову, не зная как сказать о том насколько всё плохо.
        Она и не спрашивала. Просто молча с минуту смотрела на панель, считывая показатели, а после сказала твердым голосом.
        - Ты знаешь кто они? - мне подарили такой взгляд, что захотелось признаться во всех грехах, лишь бы больше так на тебя не глядели.
        Я покачала головой.
        - Скорее всего, охотники за головами. А вот кто конкретно, по сути, значения не имеет, - вздохнула я.
        - Подумай сама, Лекс, простые охотники вряд ли смогли бы такое спланировать. Ты ведь понимаешь, что они скорее всего и наняли пиратов, чтобы те появились в определенное время и определенном районе, чтобы вытянуть Верайский флот, который смог бы заставить тебя бежать без оглядки. Да ещё и поджидать здесь, явно дав хорошую взятку тем, кто должен нести охрану блокируемого тоннеля со стороны Авиллары, смог бы далеко не каждый. Уж не говорю, что тебя банально спугнули, выследив на работе, чтобы ты бросилась в бега, как делала уже не раз. Ничего не перепутала? - многообещающий прищур зеленых глаз, буквально сканировал одну неблагодарную и самоуверенную беглянку.
        Я же только опустила голову, закрывая лицо руками.
        - Ладно, ты мне потом все расскажешь, Лекси, - это прозвучало, как обещание долгой пытки. - Я не дура, и эдейские технологии в Агилле давно узнала, - покачала Керая укоризненно рыжими вихрами в давно растрепавшихся косах. - Но пока теряюсь в том, кто же готов вкладывать такой сумасшедший кеш в вашу поимку, дорогуша, - меня хлопнули по плечу. - А теперь давай-ка, не время киснуть. Надо послушать, чего от тебя хотят. Это точно не повредит, - она положила свою маленькую, но сильную ладонь мне на подбородок, приподняв моё лицо и добавила, глядя в глаза, - Помни, я с тобой! Давай жми, не растягивай удовольствие, - ухмыльнулась Кери недобро, машинально принимая воинственную позу.
        И вправду, перед смертью не надышишься, как говорят у нас на родине.
        Я нажала на кнопку вызова, выпрямляясь в кресле, и смотря прямо в лицо появившемуся на экране мужчине. На меня самодовольно пялился здоровенный тип, с начисто выбритой головой, темной кожей и широким носом на довольно молодом ещё лице. Квадратная серьга в левом ухе говорила о принадлежности незванного собеседника к тем самым охотникам за головами. Притом, судя по красному металлу и трем черным бриллиантам вправленным в грани, весьма высокооплачиваемым и имеющим серьезный статус в их собственной иерархии.
        Он был одет в черный костюм в стиле миллитари, а в своих мясистых пальцах демонстративно покручивал квадратик флеш-карты - на таких обычно и составляли договоры.
        Мужчина с интересом рассмотрел нас с Кери и растянул губы в улыбке. Склонил голову в приветствии, хотя выражение лица подразумевало, что это лишь дань порядку и воспитанию, а не истинное почтение.
        - Таине Александра Малик, - произнес он, слегка растягивая слова, - Даже не представляете, как же я счастлив вас видеть! - и тут же наигранно вежливо поклонился Кери, даже приложив руку к сердцу, - Прекрасная госпожа.
        - Не могу ответить тем же, охотник, - ответила я холодно.
        - Что ж, такова участь скромных хедхантеров, - вздохнул с выражением печали на лице наемник, даже развел театрально руками.
        - Слышь ты, клоун, может представишься, - произнесла невежливо Кери, опираясь вальяжно бедром о моё кресло и поигрывая своим любимым игольником, - А то моя мамочка учила, что невежливо убивать людей, даже не спросив их имени. Пусть они даже редкие уроды! - Керая прищурила презрительно глаза на нашего визави, явно ожидая реакции.
        - Забавная, - довольно ухмыльнулся тот, словно услышал не оскорбление, а веселую шутку. - И вправду, дамы, где мои манеры? - он вновь склонил голову, продолжая улыбаться, - Капитан Альфонсо Перети. И, как вы уже поняли, у меня официальный заказ от Временного Военного Совета Эдейской Империи на доставку наследника. Которого отчего-то родная мать желает лишить законной власти. Странно, не так ли? - наемник явно насладился удивлением написанным на лице моей помощницы.
        Черт, даже если мы каким-то чудом выкарабкаемся из этой переделки, то мне все равно крышка! Керая меня прибьет!
        - О, я вижу вы, грозная защитница, этого не знали? - он поцокал сочувственно языком. - Наша таине такая скрытная, что даже не могу понять, то ли это глупость, то ли великий ум, - выдал он двусмысленную фразу.
        Но моя рыжая уже очнулась и выдала с оскалом:
        - Вот даже не удивлена, что и имя у него какое- то…неполиткорректное, правда Лекс? - улыбнулась она мне, - Но ведь ты понял, сладенький, что мне это не помешает сделать из тебя фарш?
        - Ладно, языкастая, с тобой мы побеседуем после, - пообещал этот громила, которого Кери все же достала. - А пока, дамы, поговорим о насущном: у нас с вами сложилась не очень приятная ситуация, и я предлагаю ее все же разрешить, к нашему обоюдному удовольствию.
        - Я так понимаю, что у нас пат, - наконец вмешалась в этот обмен ненужными любезностями я. - Раз вы, капитан, решились на этот разговор.
        - Уважаемая таине, я бы не назвал наше положение этим словом, ведь пат, это когда ни у одной из сторон нет возможности выиграть, а вы, безусловно, попались! И я хочу ознакомить вас вот с этим документом, - он покрутил флеш-картой, - собственно, там есть одно важное для вас положение, - он быстро вставил карту в свою панель, выводя на экран текст и выделил маркером пару строк. - Видите? «Доставить живым или мертвым»! Понимаете, Совету почти что плевать, воспитают они сами наследника или устроят очередную грызню за власть. Вы меня поняли? - капитан смотрел теперь серьезно, а Кери уставилась на меня, поджав губы. - К сожалению, таине, со мной заключили договор именно они. Другие силы, что насколько мне известно, желают видеть у власти только ветвь Малик, занимаются поисками сами. Так вот, госпожа, я предлагаю честную сделку. Вы отдадите мальчика, которого я обязуюсь доставить в целости и сохранности, а я вас отпущу. Слово чести! Пусть вам и кажется, что у охотников её нет. Поверьте, это не так, - он смотрел выжидающе. - Подумайте, у мальчика будет шанс выжить, а вам затеряться в космосе, как вы и
хотели, - проговорил с нотками искусителя. - Вы ведь понимаете, что я буду вынужден тащить вас в Эдею на буксире. Это долго, муторно, да и делиться с ненужной для меня одного охраной, которая непременно понадобится при малом ходу на таком расстоянии, желания не имею. Уж не говорю, что за эти месяцы вы просто можете все банально умереть с голода, ведь так? Да и я получу значительно меньше… Так зачем усложнять друг другу жизнь? - улыбнулся этот циник.
        Я переглянулась с процедившей ругательство сквозь зубы Кери.
        - Щедро, господин Перети, - кивнула я мужчине. - Вот только вы не подумали, что мало того, что за это время может многое случиться, так и то, что если вы прибегните именно к этому сценарию, то я могу предпочесть аннигилировать и ваш, и мой корабль. Как вам такое? Или вы действительно думаете, что у меня не было повода скрывать сына? - я вздернула бровь вопросительно. - Не вы ли мне напомнили, о том из-за чего, собственно, мы все оказались в этой ситуации? Переворот в Эдее до сих пор дает о себе знать. Так какие у меня гарантии, что сын проживет хоть сколько-нибудь?
        ГЛАВА 4
        Со мной такое иногда бывает: когда события стремительно тянут на дно, я начинаю смотреть на них как бы со стороны, хоть и участвую.
        Сейчас это помогало. Хотя бы тем, что сумасшедшая мамаша во мне не вытесняла рассудок желанием спрятать от всего мира своё чадо и бездумно броситься рвать глотки всем, кто его пытается отобрать.
        Конечно, неуважаемый господин Альфонсо темнил, и это я понимала. Да и он, похоже, догадывался, что и я не договариваю.
        Как и то, что Родиону действительно не причинили бы зла, попади он в лапы так называемому Совету. Это же эдейцы! Их представления о власти и чести такого бы не позволили. Вот сотворить переворот чужими руками, натравив давних врагов - это запросто. А потом объявить вне закона всех, кто не смог защитить их ториди. (Ториди - титул, соответствующий нашему понятию императора и главнокомандующего одновременно. Прим автора.)
        Почему нет? Когда это не противоречит кодексу о достойном поведении воина? Правда, я слышала, что кукловод так и не показал своего лица, потому что рид Варек, что сейчас возглавляет Совет, вряд ли на такое способен… Жаль, чертовски жаль. Впрочем, я все равно бессильна, хотя тупая боль в груди за гибель близких не проходила.
        Но эти рассуждения сейчас ни к месту. Раскол Великой Эдеи, или как ее именуют в известном обитаемом пространстве - Эдейской Империи, сейчас меня интересовал постольку поскольку. Да и мертвых не воскресить. А вот судьба сына - это мой приоритет.
        А отпускать на Росси его было нельзя, потому что правда всегда всплывает, особенно когда обстоятельства меняются так стремительно. Невольно вспомнишь, что грехи родителей ложатся на плечи детей - это сакральное знание, его мы унаследовали от предков. Но, увы, слишком часто пренебрегаем данными нам откровениями…
        Я возвращаюсь мыслями в реальность, в которой у меня есть всего стандартный час, чтобы на что-то решиться. Таково щедрое предложение господина Перети - дать строптивой пленнице чуть-чуть времени на раздумья. Дальше будет лишь конвой и долгий путь к границам Эдеи, который мы и вправду можем не пережить. Хотя вру, запасы воды на Агилле рециркулируются, как и воздуха, а НЗ из сублиматов всегда имеется на борту. И растянуть его даже на несколько месяцев вполне получится. Да и запугивает нас капитан - еду прислать он может и с шатлом, раз уж сам признался, что за мертвого наследника ему заплатят меньше. К тому же, об интересе Совета к моей персоне он не упомянул, а это, кстати, вовсе не значит, что меня не ищут. Таине - не просто обращение. Это чей-то шанс…
        Дерьмо… Об этом я вообще не хочу думать. Как и попадаться эдейцам.
        Я молча сидела у погасшего экрана, буквально ощущая, как тают минуты. Кери меня пока не трогала, о чем-то переговариваясь с Агиллом по гарнитуре. Ее доступ был, как у члена семьи, и давал ей возможность общения с искинтом, исключая приказы глобально влияющие на управление кораблем или жизнедеятельностью команды.
        Рыжая выглядела удивительно спокойной, что резко контрастировало с той фурией, которая только что всеми способами выводила охотника из себя.
        Моя «казнь» тоже, вероятно, была отложена. Но точно не отменена.
        Керая сняла гарнитуру и повернулась ко мне.
        - Ну что, пришла в себя? - спросила строго, вглядываясь в моё лицо. И сама себе кивнула утвердительно, видимо, увидев перед собой нечто дающее подтверждение этому. - Ладно, Лекс, или как там тебя назвал этот ублюдок, Александа?
        - Александра, - поправила её, невольно шумно выпуская воздух через нос, только сейчас понимая, что все это время почти не дышала, погрузившись в мысли и воспоминания. - Александра Сандовская-Малик, таине Великого ториди Эдеи, к твоим услугам, - я протянула в ее сторону левую руку подняв открытую ладонь, в эдейском жесте приветствия равного, означающим добрые намерения, идущие от сердца. - Точнее сказать, таине покойного ториди Амирея Малик. Наши глаза встретились и Кери поджала губы, изучая меня, словно видела впервые.
        - Что ж, я, конечно, ожидала гадости из вашего прошлого, Лекс, но даже представить не могла, что она столь глобальна, - философски заметила женщина. - Знаешь, когда возвращаясь домой из своей захудалой клиники обнаружила на скамейке скорчившуюся от боли изможденную беременную девицу, даже представить не могла, что ее проблемы намного больше, чем, к примеру, выгнавший муж или родители, ну максимум какой-то криминал. Но ты, как всегда, полна сюрпризов! - она покачала головой, хмуря светло карие брови, но голос звучал с иронией. Я знала, что Кери никогда не сожалела, что спасла нас с Родькой.
        - Прости, я очень не хотела, чтобы тебя это коснулось, - я смотрела на такую дорогую мне женщину, испытывая стыд и сожаление.
        - Да поняла уже, почему ты упорно пыталась от меня избавиться, - отмахнулась с кривой ухмылкой Кери. - Не думай, что я тупая, или считаю тебя подлой. Просто пока я на тебя зла. Так что не нарывайся! - добавила она грозно, а я невольно улыбнулась.
        Моя рыжая провела рукой по панели, что-то вновь соображая своими реально неглупыми мозгами. А после стала мерить шагами не самое большое пространство - я знала эту ее привычку. Так доктору Тен лучше думалось.
        Несколько секунд в рубке царила напряженная тишина, а потом Кери вскинула свой курносый нос и посмотрела пытливо.
        - А ответь-ка мне, дорогая, отчего это ты не пожелала остаться на Росси? Насколько я знаю эдейцев, эта раса помешана на детях и никогда бы не причинила вреда сыну своего ториди. Более того, они сделали бы все, чтобы защитить, - говорила и смотрела на меня в упор.
        - Не сейчас, - резко осадила ее я. - Прости, Кер, я не могу… Просто поверь на слово, что Родьке туда нельзя! - я в отчаяние заломила руки, не зная что делать и что сказать. Признаваться не хотелось. Ураган чувств и понимание, что все же придется это сделать, особенно, если останется единственный шанс спасти мальчика…
        И скорее всего после этого потерять его навсегда.
        Кери, к моей радости, не стала настаивать. Она бросила взгляд на проекцию «Корсара», потом обошла меня так, что оказалась между мной и панелью управления, которую Агилл предусмотрительно отодвинул, остановилась напротив и произнесла серьезно:
        - Что ж, не сейчас, так не сейчас! - удивительно покладисто согласилась моя подруга, отчего мне стало ещё больше не по себе. - Стало быть, уважаемая таине Малик, у нас будет единственная попытка вырваться, пока этот темнокожий самоуверенный паразит мечтает заполучить своё простым способом, и не позвал сюда группу поддержки. Жадность - она такая жадность! Надо этим пользоваться. Ты дашь ему своё согласие, правда, с небольшими условиями. Ведь это же так естественно! - она ехидно ухмыльнулась и предвкушение на лице этой авантюристки мне совсем не понравилось.
        Боги космоса, да этой рыжей бестии надо было родиться мужчиной, или идти в какие-нибудь наемницы, а не становиться врачом!
        Она излагала, и я понимала, что согласна попробовать, потому что терять уже нечего. Разве что жизнь, так, как выяснилось, не очень то она мне и нужна без Родьки…
        Ох, даю руку на отсечение, мы ещё пожалеем.
        Это был дурацкий план. Но когда нет других, ты готов на любой бред. И радостно сам открываешь двери врагам.
        Сейчас, стоя возле шлюза и поджидая приближающийся шатл с корабля охотников, я мысленно прокручивала разговор с Альфонсо и мне всё больше казалось, что именно такой реакции от нас он и ждал. А значит ожидает и попытку взять его в заложники.
        Именно этот финт мы с Кери, при помощи Агилла, разумеется, и решили прокрутить.
        В общем-то, всё звучало достаточно разумно, в рамках обстоятельств. Я вроде бы соглашаюсь передать сына наемнику, под его «благородное» слово, но имею все права усомниться, что после этого тот самый «честный и благородный» капитан нас отпустит с миром, а не расстреляет глайдер, зная, что никто даже не дернется отвечать огнем, ведь Родион будет на борту.
        А, стало быть, нам нужен сам Альфонсо Перетти, в качестве гаранта соблюдения договоренности, который побудет «гостем» на борту Агилла, покуда его корабль не уберет сеть и не отойдет на почтенное расстояние. После мы его отпустим, ведь Родион - это хороший стимул, чтобы с капитаном ничего не случилось.
        Согласна, кое-какие дыры в логике присутствовали, и я бы на месте Перети не рискнула бы связываться с расстроенными женщинами, но он согласился. Пусть не без оговорок и споров, но всё же.
        И вот теперь я всё больше нервничаю, опасаясь, что что-то пойдет не так.
        - Агилл, ты помнишь, что должен сделать, если со мной что-то случится, а Родион все же попадет к чужим? - шепчу, зная что искинт меня прекрасно слышит.
        - Я помню ваши распоряжения, таине.
        Естественно помнит, это людям свойственно забывать. Или забываться.
        - Стыковка завершена. Два малых шатла. Три особи на борту одного и трое на борту второго, - бесстрастно выдает Агилл.
        Переглядываюсь с застывшей с оружием наизготове Кери. Ее лицо почти равнодушно, только чуть подрагивающие крылья носа выдают нервозность. Она кивает и я отдаю приказ:
        - Открыть шлюз.
        Охотник вошел вместе с парой своих громил. К моему удивлению, роста в нем оказалось не больше ста шестидесяти, хоть и широк в плечах. Даже Кери не пришлось сильно задирать голову, а мне с моими метр семьдесят так вообще было прекрасно видно его лысый череп.
        - Дамы, как видите, я здесь, - он просиял белозубой улыбкой, но его колючий взгляд блуждал по кораблю, как и его людей, которые и не скрывали злого презрения на лицах.
        - Мальчик спит. На Верае сейчас глубокая ночь. Всем будет проще, если его аккуратно вынести, - произнесла, сама удивляясь, как голос не дрогнул. - Прошу, - я делаю приглашающий жест в сторону убирающейся перегородки, открывающей вид на свернувшегося калачиком ребенка, спящего в обнимку с котом.
        - Надеюсь, вы не собираетесь делать глупости? - как-то даже участливо поинтересовался охотник.
        - Ну что вы, мы исключительно разумны, - произнесла иронично Кери, слегка качнув игольником в сторону перегородки.
        - Курт, - Альфонсо кивнул одному из своих помощников и тот двинулся к сыну.
        Почти незаметное шипение усыпляющего газа и…
        Ничего не происходит. Точнее происходит, но вовсе не то, что задумано. Одновременно дважды стреляет Кери, а Альфонсо с ловкостью, которую от этого квадратного недоросля сложно было ожидать, отпрыгивает в мою сторону, и ловко выбивая оружие, которым, к слову, я и пользоваться то не особо умела, хватает меня за горло, приставляя невесть откуда взявшийся нож.
        Я вскрикиваю, пытаясь вывернуться и ударить локтями по ребрам. Тщетно, руки охотника словно из железа. Чувствую, как лезвие неглубоко впивается в шею, боль отрезвляет и я замираю.
        - Отпустил ее, мразь, - рычит Кери, - иначе и тебе яйца отстрелю!
        Один из наемников лежит ничком вниз, и по полу разливается характерное темно-красное пятно, а второго Керая прижимала ногой к полу, пока тот подвывая зажимал обоими руками рану пониже бронежилета, вряд ли имея силы к сопротивлению.
        - Вот же, дикая кошка! Тем приятнее будет обуздать, - восторженно заявляет Перети, ни капли не впечатлившись угрозой. Кери же шипит раздраженно, не сводя глаз с ножа на моей шее, и, как я подозреваю, зрелище, судя по боли и быстро намокающей блузке, не самое приятное. - Опусти игольник, кошечка, пока я твоей подружке не попортил окончательно горлышко. И, кстати, мои ребята сейчас будут здесь. Я ведь просил не делать глупостей! - выдает над моим ухом самодовольно Альфонсо, - Но, пожалуй, так даже лучше.
        И да, на ваш искинт не рассчитывай: блокировать его полностью мне, конечно, не удалось бы, но успеть на пару секунд сбить его бдительность, пока мы заходили по приглашению, я сумел. Чтоб оставить в шлюзе «открывашку», - меня демонстративно дернули на себя, ещё сильнее царапая шею. Одновременно я услышала, как вновь открылся шлюз. - Видите ли, к счастью для меня и к вашей досаде, я знаком с системой безопасности эдейских судов. И ждал подобной гадости, так что запасся фильтрами для ребят не хуже ваших. Забирайте пацана, - бросил он небрежно не оборачиваясь, точно уверенный, что Кери просто не успеет перестрелять всех. И похоже, его люди готовы были рисковать собой ради своего босса. Ну и гонорара, разумеется.
        - Не скажу, что счастлива за твои успехи в преодолении очередной малюсенькой ступени в развитии от обезьяны, охотник, но вынуждена тебя огорчить: высокая степень изворотливости ещё не сделала из тебя человека! - Керая плевалась ядом, потому что паниковала, но игольник в ее руке не дрожал. - И если ты закончил хвастаться, то скажи, коль считаешь себя таким умным: раз ты так уверен, что победил, то неужели думаешь, что я тебя не пристрелю, если у нас не осталось шансов? Мертвым кеш не нужен, охотник!
        Альфонсо Перети проговорил, явно с улыбкой в голосе.
        - Может потому, что мои парни расправятся к твоим воспитанником? Знаешь, мы, конечно, продажные и все такое, но нельзя позволять жертве собой манипулировать. Это непрофессионально и портит репутацию. Поэтому, уж лучше они получат поменьше за труп, чем ее испортят. Хотя не скрою, досадно так нелепо умереть, - наигранно вздохнул он и рявкнул, - Что стоим, забирайте мелкого!
        - Мама, нет! Я НЕ ПОЗВОЛЮ!УБИРАЙТЕСЬ!
        Родькин вопль врезается в голову. Не крик - волна. То что приходит за ней не убивает меня по чистой случайности. Потому что каким-то чудом рука ублюдка с ножом дернулась слишком резко, судорожно полоснув не по горлу, а по плечу. Тело за моей спиной оседает, и я со стоном хватаюсь за шею, резко поворачиваясь в сторону прохода.
        В горле застыл ком, на глаза навернулись давно и тщательно сдерживаемые слезы. Родька, мой маленький любимый мальчик, оседал на пол с широко распахнутыми глазами, которые заливала тьма. Он падал, медленно выпуская из рук Сая, за которого до сих пор цеплялся, как за спасательный круг. Кот не удрал, а лишь поглядел на меня с укоризной, словно выговаривая за устроенный среди ночи бардак, из-за которого его любимый хозяин, вместо сна лежит на полу.
        Голова кружилась, но я не оглядываясь шла к сыну, прекрасно представляя, что увижу за спиной и лишь надеясь, что Кери в порядке, ведь Родион её тоже хотел бы защитить!
        Рана на шее меня не пугала так, как осознание произошедшего.
        Я опустилась на колени возле малыша, а после и вовсе села на пол, положив его голову к себе на колени и пытаясь подавить зарождающуюся истерику. Но все же заставила себя посмотреть на то, что творилось перед нами.
        Ожидания не обманывают: шестеро мужчин лежало на полу, заняв почти все небольшое пространство перед шлюзом. Зато Кери не теряла разум и сейчас ловко расстреливала игольником какую-то небольшую штуковину. Откуда она ее взяла я не видела.
        - Агилл, до. доклад, - хриплю заикаясь.
        - Простите, таине. Моя программа была сбита и работа шлюза нарушена. Сейчас система в норме. Господин Родион в глубоком обмороке, но жизненные показатели лишь слегка отклоняются от приемлемых. Боюсь, проблемы ещё впереди, но вы и сами об этом знаете. Ваша регенерация справится с нанесенными повреждениями сама, но рекомендую прибегнуть к гигиеническим процедурам и сменить одежду. Госпожа Керая почти не пострадала, лишь незначительное повреждение сосудов. Прогноз положительный. Еще мы имеем на борту шесть трупов наемников, два пристыкованных шатла, доступ к которым я могу получить по вашему приказу. Но проблему с наносетью это не решит. Какие будут приказы, моя госпожа?
        - Подними все щиты, на вызовы не отвечать. Взломай коммуникаторы наемников и вытяни из них и их шатлов любые крохи информации, что могла бы нам помочь. Доложишь после, - заставила с трудом себя думать ещё о чем-то, кроме лежащего у меня на коленях ребенка.
        - Принято, таине.
        Рядом с нами на колени опустилась Кери, протягивая мне пачку медицинских салфеток, пропитанных дезинфицирующим раствором.
        - Кровь сотри, - проговорила она, задумчиво глядя на Родиона, светлые кудряшки которого темнели буквально на глазах. - Скажи мне, Лекси, я десять лет проучилась в ВоенМеде и столько же колесила по галактике, вытаскивая с того света несчастных, подставляющих свои шкуры под огонь и прочую гадость, в основном ради чужих амбиций, но порой и за правое дело, но все же обычных людей, пусть и с изменениями, ну иногда с искусственными, но всё же. Так вот, скажи, я ни черта не знаю о расах, или это всё же инициация? - она протянула ладонь и любовно погладила по голове своего обожаемого воспитанника и вновь обратила на меня уставший взор, так и не услышав ответа, - Вот только эдейцы дьявольски сильны, быстры, регенерируют, как по волшебству и соображают тоже очень быстро, но умения убивать ментально за ними не водилось? Или я чего-то не знаю?
        Я молча высвободила руки из под тела Родьки, аккуратно устроив его голову. Достала салфетки, обтирая шею и плечо, с удовлетворением отмечая, что раны уже затянулись. Слез больше не было, только усталость и понимание, что то, чего я так боялась произошло.
        Теперь у меня действительно нет выбора.
        - Нет, моя единственная подруга, не наговаривай на себя, ты всё знаешь правильно - это действительно инициация. Спонтанная, чертовски ранняя и сулящая нестабильность своему носителю без должной помощи. И нет, ты снова не ошиблась: эдейской крови в Родьке разве что четверть, - набрала в легкие воздуха и произнесла свой приговор, - И теперь мне придется связаться с его отцом. И можешь быть уверена, он окажется здесь очень быстро. Гораздо быстрее, чем любые охотники попробуют выковырять нас из этой консервной банки. Прости, Агилл! - невесело усмехнулась я, посылая извинения искинту за такое несправедливое определение, данное прекрасному кораблю, и глядя на ошалевшую от новостей и всего произошедшего Кераю Тен, военврача высшей категории с Ганского архипелага, которая наивно полагала, что список моих грехов ограничен только высоким званием таине покойного ториди Эдеи.
        ГЛАВА 5
        Хотелось ли мне вспоминать прошлое? Однозначно, нет.
        Было желание уснуть и проснуться где-нибудь на самой отсталой планете, где нас точно не стали бы искать. Но даже если б такое чудо было возможным, я не настолько эгоистка, чтобы обрекать на тихую, но бесперспективную участь сына, в котором так ярко проснулось наследие предков.
        И раньше, выбирая планету, я думала о том, чтобы у Родиона имелась возможность получить в будущем приличное образование. Уж об этом бы я позаботилась, даже если пришлось искать себе богатого любовника, коль оплату учебы не потянула сама. Хотя, уверена, к тому времени мы с Кери что-нибудь придумали бы.
        Только зачем я сейчас прокручиваю в мыслях несбывшееся? Наверное, потому что оттягиваю подсознательно то, что должна сделать.
        Что, страшно, Сашка? Не то слово! Я в ужасе. Настоящем таком, выворачивающем всё изнутри.
        И самую малость в предвкушении. Ведь мысль увидеть Дана, сродни наркотической зависимости. Даже понимая, как скверно для меня может окончиться эта встреча.
        Кери уложила Родьку на постель, поколдовав над ним со своими портативными медицинскими приборами, с которыми никогда не расставалась, и опустилась на выдвинутое Агиллом из стены второе кресло в рубке рядом со мной.
        А я застыла над панелью управления, на миг закрыв глаза, словно сделав это отделяла чертой все, что было до и после шага, что я собиралась предпринять. Два удара сердца и…
        - Агилл, протокол «Лосс», - голос больше не дрожал.
        - Принято, таине.
        Полупрозрачный экран мигнул, распадаясь на части. Откуда-то из глубины корабля вырос новый, кристаллический, действующий совсем по иным принципам. Я знала, что ничего подобного не имелось у других цивилизаций. Эдейцы умели связываться со своими кораблями напрямую на любых расстояниях, а не только в непосредственной близости. Все прочие контакты происходили через узлы-серверы, находящиеся на станциях, планетах и звездных базах, раскиданных по обитаемой вселенной. И даже при современной криптографии, отследить такую связь была вероятность. Да и не всегда она была возможной - все же космос велик, а даже самый современный корабль - лишь песчинка, что легко затеряется в равнодушной бездне.
        Эдейцы снабжали свои военные корабли новейшими приборами на основе неких кристаллов. Доступ к ним был, разумеется, не у всех, но уж глайдер таине ториди, конечно, не обделили. Амирей заботился о своем приобретении…
        Цифры и символы всплывают перед внутренним взором - тренировка развития памяти, которой мучили меня с самого детства, бала свои плоды, стала моим козырем и поспособствовала блестящему образованию. Спасибо родителям, что не слушали в этом плане капризов своей принцессы и заставляли учиться на совесть. Безошибочно набираю сложный двадцатисемизначный код связи. Не давая себе и секунды на раздумья, боясь трусливо сдать назад, активирую поиск.
        Всё.
        Теперь только ждать, пока сигнал, действующий по совершенно фантастическому, в моем представлении, принципу, попадет на флагман эдейского флота. Позже связь становилась устойчивой и не требовала каждый раз ожидания.
        Но пока мне остается лишь надеяться, что ничего не изменилось и рид Данрод Лейни именно там.
        Процесс поиска мог занять до часа, но эдейские технологии никогда не подводили, если только «Айтер» («Победитель» в переводе с эдейского, - прим автора.)не был уничтожен в кровавой междоусобице, столь неожиданно разразившейся в Эдее. Слухи о происходящем в нашей, относительно закрытой ото всех империи, весьма противоречивы. Но, пожалуй, те кто сейчас удерживают власть, раструбили бы о такой победе над теми кто несогласен.
        Надеюсь. В противном случае, нам действительно не на что больше рассчитывать…
        - Лекси? - теплая ладонь накрыла мои холодные пальцы, машинально стиснутые в кулак. Я вздрогнула, понимая, что молчу уже слишком долго, тупо пялясь в одну точку. Нет, терпению за эти годы я научилась, но, наверное, в моменты, когда должна решиться судьба, любое ожидание невыносимо.
        - Лекс, не молчи, пожалуйста, - непривычно мягко, словно говорила с ребенком, произнесла Керая. Или с душевнобольной… - Лучше начни рассказывать. Да и мне станет чуточку ясней картина, - попросила женщина.
        Я накрыла ее ладонь сверху своей второй рукой, посмотрела на подругу, невольно отмечая уже не в первый раз, что в свои стандартные сорок три, Кери выглядела просто отлично. Конечно, при продолжительности жизни ее расы это не удивительно. Гантийский архипелаг не худшее место во вселенной. Разве что сила тяжести на большинстве планет чуть выше, отсюда и немного приземистая комплекция его жителей. Не классическая красавица, но безусловно хороша. Маленькая, язвительная боевая ведьмочка. Добрая, ранимая в душе, и очень одинокая.
        Кери ведь и сама не распространялась о своем прошлом, а я, в силу своего положения и того, что вынуждена была умалчивать о себе, не смела расспрашивать.
        Но время пришло, и сейчас моя очередь быть откровенной. Окинула взглядом мерцающий экран, показывающий сканирование участков звездных карт, собираясь с мыслями и думая с чего начать.
        - Ты наверняка в академии учила историю создания основных известных звездных империй и союзов в обитаемом космосе. Правда, насколько я знаю, преподают эту науку, если ты не планируешь стать ученым историком, дипломатом или специалистом в иным смежных областях, в весьма обзорной форме. Так что пару слов о Великой Эдее тебе стоит услышать. Как и обо мне.
        Так происходит порой, что мы не ценим то, что имеем, пока это не отберут. В моем случае, этой ценностью оказалась свобода. Притом в том понимании, в котором её видела я.
        Почти семь стандартных лет назад мой мир и собственное будущее представлялось совершенно иным. И, собственно, больших опасений по поводу его и быть не могло. По крайней мере, я так думала.
        Росси, моя родная планета, была центральной в союзе так называемой славянской группы обитаемых миров, в достопамятные времена открытые в районе созвездия Лебедь. Со времен «Великого исхода» минули тысячелетия, но наши народы гордились тем, что сумели сохранить многое из наследия предков: язык, традиции, нормы морали. Ну, насколько правдивы были наши хроники удить сложно, но Росси, Малая Рось, Белая Рось, Гардария и Серебрия входили в союз, создав довольно крепкую федерацию с развитой промышленностью, торговлей, наукой и звездным флотом.
        Все изменилось около двух сотен стандартных лет назад, когда по всему Млечному пути, словно полчища саранчи, прокатились войска ненасытных Иверов.
        Раса двухметровых серокожих гуманоидов абсолютно несовместимая моралью с человечеством. Убийцы и потребители, опустошающие обжитые планеты, выкачивающие знания и ресурсы из порабощенных народов. И если в этом ничего нового не было - Земляне помнили в своей истории и более циничные и кровавые периоды - то потребление разумных, не только как секс-игрушек, что само по себе аморально, но и пожирание после… Простите, подобное было, определенно, за гранью.
        Война обещала быть кровавой и, скорее всего, до полного истребления. А наши шансы в этой битве были призрачными. С планет федерации уже трусливо удирали богатые крысы на своих личных судах. Транспортники эвакуировали женщин и детей, но мест не хватало и основному населению бежать было просто некуда.
        Не сказать, что против захватчиков не пытались объединиться, просто надо смотреть на вещи реально: Иверцы разгромили не одну систему и пользовались ресурсами и чужими разработками. Да и плодовитость этих бездушных громил была ни чета нашей. Полагаю, именно это и сформировало их образ жизни. Пищи и ресурсов элементарно не хватало для своей оравы, так отчего ж не забрать у соседа? Дело-то обычное!
        Но не суть. Войны, в глобальном смысле, так и не случилось, точнее, она началась и даже успела пострадать Гардария и погибло в стычке на ее подступах с десяток кораблей, когда вблизи наших границ появилась армада неизвестной нам флотилии.
        Они возникли буквально из неоткуда, несмотря на то, что ближайший тоннель предтеч в те времена охраняли, как зеницу ока. Эдейцы - а это оказались именно они - умели создавать гиперполя прямо на своих флагманах. О, да! Они владели технологиями схожими с теми самыми загадочными предтечами, с нахождения первого тоннеля которых в относительной близости от Солнечной системы и началась когда-то звездная экспансия
        Но это всё мы узнали значительно позже, а тогда мои предки с восторгом и слабой надеждой наблюдали, как рой кораблей Иверцев, откровенно паникуя, поспешно удирал из сектора. Впрочем, в тот момент наши правители так же опасались не станут ли новые пришельцы большим злом, чем предыдущие.
        Но всё сложилось не так скверно, как могло бы. Правительства Славянских планет попытались вступить в контакт с чужаками и с удивлением услышали русскую речь в ответ. Раса эдейцев, как оказалось, уже какое-то время наблюдала за нами, но не вмешивалась до поры до времени.
        Они были так сильны и так похожи на нас внешне, да ещё и не пытались напасть - определенно, сработал некий эффект спасителей!
        Эдейцы - раса воинов, с четко очерченной структурой. Со своими понятиями чести, гордые, исполненные достоинства, но не высокомерия. Красивые, мужественные и не пытающиеся пинать слабых - но разве не такие должны быть у власти?
        А ведь именно это они и предложили. Защиту, невмешательство в культуру и традиции, даже законодательство оставалось бы почти без изменений, а ещё была обещана помощь в медицине, и новые возможности в торговле с другими планетами, уже вошедшими в Великую Эдею.
        Наверное, никогда и никто так радостно не лишался свободы, как мои предки. Ведь столько подарков малой кровью! И ведь вправду не угнетают, только гладят по голове! Да разве можно таких не любить и не восхищаться ими? Почти что боги!
        Совсем небольшой процент налога с прибыли планет за эту самую защиту, немного ресурсов для Эдеи и ещё одна мизерная услуга, которая с лихвой компенсировалась прочими плюсами…
        Раса эдейцев, при всей своей грандиозной мощи и развитой науке, имела огромную проблему с деторождением. Вот только мы, при всей нашей схожести, не были совместимы.
        Вернее, не совсем: не были совместимы при обычных вводных. А вот если всем девушкам в обязательном порядке, начиная с первой овуляции вводить некую вакцину, которая имела массу полезных свойств, таких, например, как защита от онкологии, некоторых аутоиммунных и также ряда инфекций, то к моменту последней вакцинации, менее чем у 00,1 процента привитых проявлялась стойкая мутация.
        Та самая, что давала шанс к зачатию ребенка от эдейца. Всего пара сотен девушек в год. Капля в море!
        Да и разве плохо быть таине таких потрясающих мужчин?
        ГЛАВА 6.
        Я рассказывала, сама невольно погружаясь в четкие картинки из прошлого. Когда всё это случилось? Пожалуй, я даже могу точно назвать день и час.
        День, который мог оказаться одним из лучших в моей жизни. Впрочем, тогда я именно так и думала.
        Память услужливо возвращает к тому, что причиняет боль невозможностью возврата.
        Огромный дом, в стороне от центра шумного мегаполиса - утопающий в зелени уголок покоя от забот. Белые стены, колонны, лепнина. И самая современная начинка, призванная оградить самых любимых отцом девочек.
        Там я была счастлива. Очень. И любима.
        Посадив мобиль, срочно натягиваю на голову шлем, что лежал на заднем сидении Вероничкиного транспорта, пряча наскоро заплетенные волосы. Хватаю комбез и выскакиваю из машины.
        Вероника, в отличие от меня, выплывает королевой, демонстрируя в удачных ракурсах свои длинные ноги, едва прикрытые полосочкой, по ошибке именуемой юбкой. Подбородок гордо задран, на губах загадочная улыбка, а в небесных глазах призыв.
        Ох, я знаю этот взгляд! Сегодня вечером мне определенно придется возвращаться в одиночестве, ибо Нику на тропе поиска жертвы, остановить можно только выстрелом в лоб. И то я бы ещё посомневалась в эффективности такой меры - тому, кто будет намечен, уже ничто не поможет.
        Я же не рвусь казаться изящной, и не отходя от машины, как даже и не пытаясь скрыться от любопытных глаз, скидываю обувь и стягиваю джинсы, под улюлюканье находящихся поблизости и наблюдавших за нами парней. Показав неприличный жест, начинаю облачаться в летную спортивную форму.
        Запыхавшийся Сэм, пробившийся к нам, подскакивает с вытаращенными глазами, возмущенно вопя, как оглашенный. Его лопоухие уши покраснели вместе со щеками, что с ним обычно и происходило - удел всех рыжих, краснеть до самой макушки и от стыда, и от гнева!
        - Блин, ещё и не в форме... Санёк, да твою ж налево! Где ты была так долго? - он неловко пытается прикрыть моё публичное переодевание собой, - Вот черт, ты меня реально подставляешь! Я еле уговорил Барса подождать! Ты же знаешь, как для меня это важно? Я ведь на тебя поставил... - выдает он уже спокойнее, но обида в голосе не проходит.
        Я же надавливаю на пластину, которая приводит в действие умную ткань, стягивая полы комбеза и подгоняя его строго по фигуре. Всё, теперь мне не страшен холод на высоте, как и ветер. Я готова.
        Ну, обувь-то сумела переодеть ещё дома - благо длина джинсов позволяла скрыть сей факт от охраны. Зря что ли выбирала ботинки и форму скромного черного цвета?
        Ладно, вру. Все это на мне классно смотрится, особенно когда, придя к финишу, стягиваю шлем, распуская свои медовые волосы. О, да, толика тщеславия и самолюбования мне присущи!
        Виновна, каюсь.
        - Сэм, не утрируй, не сильно-то они и торопятся. Небось, жаждут побольше принять ставок, - я небрежно надеваю шлемофон и забираю из его рук чип-карту от моего аэробайка, который друг подогнал сюда из своего гаража. Отодвигаю его плечом и направляюсь к линии старта и добавляю беспечно, - Без меня все равно бы не начали, я в числе фаворитов! - говорю с долей самодовольства, - Идем, Никусь, - поворачиваюсь к подруге.
        - Чертова Принцесса, - бормочет Сэм, пристраиваясь сзади.
        - Я всё слышу, - ухмыляюсь, не оборачиваясь.
        - Не сомневался...
        Народу нынче - не протолкнуться. Ещё бы - последняя гонка сезона! Дальше лето, у студентов практика, про выпускников вообще молчу. А следующие заезды только в августе. Такова традиция. Так что сегодня полный аншлаг!
        Ведь когда-то именно студенты придумали эти соревнования, пусть позже они и превратились в большое шоу, да и деньги тут крутились немалые. Ну и этот экстрим стал местом развлечения золотой молодежи. Я подозреваю, что именно из-за таких, как я или Ника, эту лавочку до сих пор и не прикрыли.
        Народ расступался, видя мой комбез и шлемофон, пропуская участницу гонок. Кто-то приветствовал и желал удачи, ну а кто-то отпускал шуточки, притом не всегда добрые и многие ниже пояса. Но я на это давно не реагировала - размениваться на идиотов перед заездом глупо!
        Я уже видела своего ярко-красного красавца, стоявшего на линии. Рядом были байки других участников, как и они сами, но мой пока светился предупреждающим защитным полем - каверзы соперников никто не отменял. Ученые!
        - Саш, справа, - пихает меня локтем с томным придыханием Ника, посылая куда-то в ту же сторону поток феромонов. - Мать моя, да тут же целый флеш рояль! Божечки, да где ж они таких набрали! Ммм, мне ж не разорваться! - выдыхает эта конченая нимфоманка, машинально ещё больше втягивая живот и выпячивая не самую маленькую грудь. Ага, батарея к бою готова!
        И что вы думаете, я, вместо того, чтобы проверить байк, и сосредоточиться на предстоящем полете, невольно поддаюсь на ее восторженное повизгивание и поворачиваю голову, чтобы увидеть тех, кто вызвал столь бурный восторг моей искушенной подруги.
        Они стояли совсем рядом, возле стартовой линии. Их было четверо. Все высокие, плечистые, но только двое одеты в летные комбинезоны, а значит, остальные не участвуют. На сухопутных и не взглянула, а вот аэробайкеры были мне весьма любопытны. Да и их высокотехнологичные «кони» вызывали, даже на первый взгляд, восторг. Черно-серебристый и бело-голубой. Классные, с какой-то новой формой стабилизаторов, и немного иной посадкой антигравов. Эти байки определенно мне нравились и были значительно привлекательнее самых пестрых самцов!
        Может я ещё не наигралась в игрушки, какими бы дорогими и сложными они ни были?
        У нас здесь вообще-то не так часто появлялись новички. Обычно все происходило, если не предсказуемо - этот спорт вообще отличался неожиданностями, из-за почти полного отсутствия запретов, ну разве что на оружие и откровенные драки - то хотя бы характер и манеры тех психов, что участвовали, были у каждого на слуху. И на заметке.
        Вот слева стояла команда из Лазоревого града от Летной Академии - этих я знала отлично и они меня на нюх не переносили. Влад и Зверь чуть ли не скалились, видя меня. Конечно, какая-то пигалица регулярно делала этих воздушных волков! Обидно, право слово!
        Я самодовольно улыбнулась своим мыслям, но вновь обернулась к новичкам.
        Странно, мне казалось на Белой Роси загар не в моде, да и если я правильно помню, в это время года на их единственном континенте зима. А стало быть, это либо какие-то мажоры, что прилетели поразвлечься после зависания на одной из курортных планет, либо моя озабоченная подруга опять что-то перепутала.
        Ника, разумеется, своего добилась, и один из этих красавчиков - ну да, по крайней мере, те двое, что были без шлемов, выглядели неплохо, надо признать - успел расплыться в ответной улыбке и походкой вальяжного кота направился в нашу сторону.
        Остальная троица повернулись, глядя ему вслед, и я лишь удивилась, что у одного из них опущен щиток на шлемофоне, хотя скрывать лицо до старта, было не принято - негласное правило и дурной тон.
        Но отчего-то я чувствовала на себе взгляд этого байкера. Изучает? Возможно.
        Я лишь демонстративно отвернулась к своей машине, тем более, что Сэм начал привычно давать указания, напоминая о сильных и слабых местах моих и известных противников.
        Вероничка вовсю флиртовала с блондинчиком, явно уже о чем-то договариваясь, но меня это не волновало. Хотя невольно косилась на черно-серебристый байк того самого невоспитанного гонщика.
        - Так значит, вот ты какая, знаменитая Принцесса, - низкий баритон прозвучал неожиданно близко, - Нравится? - в сторону его техники последовал кивок головой.
        Надо же, кое-кто уже выяснил, кто я такая! Я тем же похвастаться не могла. Вскинула голову, задирая подбородок вверх из-за значительной разницы в росте подкравшегося владельца привлекшей меня игрушки. Демонстративно окинула взглядом мужчину, слегка скривившись, глядя на забрало шлемофона, потом перевела глаза на машину.
        - Гораздо симпатичнее хозяина, и явно лучше воспитан.
        В ответ мне раздался смех. Стекло поехало вниз и на меня уставились искрящиеся весельем карие глаза. Жесткие губы прорезала нахальная усмешка, на скуластом загорелом лице. Довольно молодом, но явно старше остальных. Я без смущения рассматривала нависающего надо мною байкера. Красивый, зараза, и явно знает об этом.
        - Так лучше, злюка? - спросил он вкрадчиво. И кивнул в сторону своего скоростного друга, - Поверь, мы можем тебя покатать после заезда. Оба, - он явно ждал реакции.
        Что ж, нельзя обманывать ожидания. Раз мы так любим двусмысленные фразы, то стоит проявить гостеприимство и ответить тем же!
        - Спасибо за предложение, но предпочитаю чувствовать между ног что-то более мощное, - я демонстративно похлопала свой безотказный яркий байк по сиденью и услышала, как сзади парни, которые сопровождали этого наглеца, громко заржали.
        - Дан, кажется, ты должен мне двадцатку! - выдал блондинчик, который приобнимал за талию Нику, - На этой планете нашлась таки девушка, что не пала с ходу к твоим ногам. Стареешь...
        Не знаю, чем бы закончилась наша милая беседа, но в это время все заметили Большого Барса, который под радостные и нетерпеливые приветствия толпы, не торопясь поднимался на капот своего мобиля, - как тот выдерживал его как минимум стокилограммовую тушу, было загадкой - делая из него импровизированную трибуну.
        - Приветствую зрителей и участников крайнего заезда весеннего сезона Любомирских гонок! - выдал этот здоровенный тип, с лицом простоватого Ванька. Обманчиво простоватого, надо признать. Впрочем, Барс неплохо этим пользовался при случае.
        Дальше шло обычное бла-бла, которое, разумеется, слышала не раз. Дан с блондинчиком отошли к своим, первый напоследок одарил меня многообещающим взглядом. Я же спокойно воссела на сидение аэробайка, прогоняя диагностику системы на всякий случай, и вполуха слушая, чтобы не пропустить команду «на старт», когда моё внимание привлек-таки перечень участников.
        Конечно, в числе первых назвали и меня. И я подняла обе руки вверх, под восторженные приветственные крики. Здесь не в ходу были собственные имена, в основном все брали клички или псевдонимы. Меня тут и вправду называли Принцессой, хотя это была и не моя идея. Но так уж повелось. Когда я ещё совсем юной взяла свой первый подиум, меня так окрестил именно Барс, который один из немногих знал, кто я на самом деле. Но как-то прижилось, да и я уже не возражала.
        - …И наши гости, назвавшиеся Ангел и Демон.
        Я с кислой миной повернулась к соседям, всем своим видом показывая, как у ребят туго с фантазией. Хотя, надо признаться, в этом что-то было! И вправду, белый и черный аэробайки, да и их пилоты в шлемах соответствующих цветов, и комбезах в тон второму оттенку. Да, похоже, ребята не просто случайно заглянули покататься. Тогда странно, отчего я их раньше не видела?
        Дан мне отсалютовал, и я закатила глаза. Позёр.
        А после была отмашка на старт и все мысли вылетели из головы, оставляя только скорость и небо.
        Первыми ввысь поднялись дроны, которые должны следить за участниками и снимать гонку. А следом сорвались и мы, поднимая машины вверх почти вертикально, и пулями уходя по заранее обговоренной трассе. Уже в самый первый момент начались сходы, потому что соперники не всегда играли честно, сбивая неумех с машин, или выводя те из строя.
        Ну, а публика такие сцены обожала, несмотря на риск. А может и благодаря ему.
        Сегодняшний маршрут должен был пролегать мимо приморского хребта, огибающего бухту полукругом. По правилам гонки, перелетать на ту сторону было нельзя, как и набирать высоту выше отметки в пятьсот метров - зрелище в приоритете, ведь каждый несет личную ответственность за собственную жизнь. Это только наш выбор! А шоу должно продолжаться.
        Я вырвалась вперед, как и собиралась, летя сейчас в малочисленной группе лидеров. Из более чем полусотни гонщиков ее составили лишь шестеро, включая вашу покорную слугу.
        Влад и Зверь, Цыган на собственном, лично им же модифицированном байке, и к моему удивлению, пара новичков.
        Отчего-то присутствие последних разозлило не на шутку. И раззадорило.
        Носиться на аэробайках - это особый тип удовольствия и одновременно манящего ужаса, что возникает в груди, когда всё твое нутро буквально сжимается от перегрузок, пусть и серьезно нивелированных умными летными комбинезонами и шлемофоном, но все равно ощутимых. При этом выброс адреналина и прочей гормональной составляющей получаемого в организме коктейля, столь бодрит, что ты готов вопить от восторга!
        По крайней мере, мною руководила эйфория. И ещё азарт, который и вел, в купе с отличной реакцией и умением просчитывать ситуацию, к победам. Вот порой излишняя самоуверенность нас и подводит.
        И, похоже, сегодня был не мой день...
        Устроить личные гонки с новичками была плохая идея. И не потому что я не справлялась, а потому что слишком увлеклась, позабыв, что кроме них есть ещё те, кто очень давно жаждал меня достать.
        Несколько кругов, виражи, подрезки и крученые финты. Я слышала в шлемофоне, как Барс комментировал сход того или иного участника. Мой ярко-красный конь играл в шашечки с более крупными машинами Ангела и Демона, остальные лидеры висели чуть позади, но держались стойко.
        В какой-то момент мы стали входить в плотную стайку «круговых» - тех, кто уже отставал на целый оборот. Даже в небе порой бывает тесновато, вот только это отличный повод убрать или оттеснить соперника. Чем многие и пользуются, внезапно выбиваясь в ведущие игроки.
        Сначала не повезло Ангелу, его байк подцепил Цыган своим монструрзным детищем, рассчитанным не на красоту, а превращенным в подобие ежа. Я всегда держалась от него подальше, но вот новенький не уследил, за что и поплатился. Его машина отлетела в сторону, не потеряв высоту, но была оттеснена другими участниками.
        Мы же летели дальше, проходя очередные ворота в скалах. Я кружила, пытаясь оттеснить черно-серебряного, но это было нелегко - его машина в скорости не уступала моей. Мы шли ноздря в ноздрю, и это злило.
        А он словно игрался с глупой красной бабочкой, каждый раз находя, что противопоставить на мои финты.
        Бесит...
        На вираже в каньоне, проходя в опасной близости от нависающей скалы, я почти сделала этого зазнайку, когда моя машина получила предательский удар в корму.
        Зверь, эта подлая расчетливая скотина, умел ждать. И дождался таки своего часа.
        Глупая, глупая заигравшаяся Принцесса.
        Аэробайк закрутило в штопор столь внезапно, что магнитные захваты не выдержали. Не знаю, было ли так задумано, в тот момент оказалось не до рассуждений, но в двигателе что-то повредилось, и машина резко заглохла, продолжая падать. А меня вынесло из седла.
        Не скажу, что перед глазами успела пронестись вся жизнь, но ощущение неправильности и глобальной несправедливости испытать успела.
        А вот испугаться - нет. Потому что от толчка перехватило дыхание, и меня, словно пробку от шампанского, бросило к земле.
        Смерть была почти гарантирована, но сильный рывок за руку почти выбил мне плечо, однако прекратив падение. Меня крепко удерживали, и через миг я оказалась сидящей впереди мужчины на чужом байке, тяжело дыша и борясь с подступающей тошнотой.
        Когда сознание и зрение прояснились, я поняла, кто мой спаситель и замерла мышкой, пока Дан Демон неспешно спускался вместе со мной поближе к стартовой площадке на пляже.
        В шлемофоне надрывался Барс, эмоционально комментируя произошедшее, а у подножия скал одиноко догорал мой несчастный аэробайк.
        Дан ловко опустил машину чуть в стороне от толпы. Я попыталась слезть, но сильные руки держали крепко. Сдернула шлем, ловя ртом прохладный весенний воздух, пытаясь остыть от пережитого, и повернулась к моему спасителю. Волосы упали на плечи золотым дождем, словно и не заплетала в косу.
        Мужчина одной рукой стянул свой шлемофон, безжалостно его отбросив на песок, и глядел на меня с прищуром, продолжая удерживать, явно предполагая, что попытаюсь улизнуть.
        Не знаю, что было на моем лице, но он внезапно рассмеялся.
        - Что, даже не поблагодаришь, колючка? - он слегка склонил голову набок. Близость мужчины неожиданно волновала. Я рассматривала его красивое лицо с легкой небритостью, каштановые волосы и глаза, искрящиеся весельем.
        Хотелось сбежать. Сильно! Потому что, в противном случае, я могла бы натворить глупостей.
        По крайней мере, мне впервые этого захотелось с этим совершенно незнакомым самоуверенным красавцем, который совершил почти невозможное, спасая мою жизнь. Притом с такой легкостью, словно девицы ежедневно выпадали из седел в воздухе в его непосредственной близости, а он их ловил. Шутя.
        - Бог ты мой, на что только некоторые не идут, чтобы покатать девушку, - неожиданно для самой себя проворчала, хмурясь собственным противоречивым желаниям.
        - Так и знал, что придется всё делать самому! - прозвучало с наигранным страданием в голосе.
        Я же не успела сообразить, что он собирается сделать, когда меня резко притянули ближе, разворачивая в пол-оборота, прижав к мужской груди, одновременно фиксируя одной рукой за талию, а вторую положив на затылок. Мгновение и мои слегка пересохшие от пережитого потрясения губы накрывают жестким поцелуем. Напористо, жадно, но как-то...
        Да как надо, что уж говорить.
        Возмущения так и не вырвалось наружу, словно хлынувший в ноздри мужской запах обладал свойством отключать все сомнения. И сама не поняла, как позволила языку захватчика оказаться внутри, позволяя исследовать мой рот на его усмотрение.
        И отвечала, черт возьми, я ему отвечала!
        Не знаю, сколько длилось это безумие, но мозг все же решил поучаствовать в процессе. Вокруг уже давно стоял гомон, свист и улюлюканье, довольных зрелищем зрителей.
        Я дернулась, разрывая поцелуй, и мне все же позволили соскочить с чужой машины.
        Дан сидел, вальяжно расставив крепкие ноги и глядел на меня с полуулыбкой.
        - Надеюсь, квиты? - выпалила я, намереваясь банально сбежать.
        - Ну, что ты, красотка, я ведь всегда выполняю обещания, - проговорил он вкрадчиво.
        - О чем ты? - я трусливо отступала назад, вертя головой в поисках, если не Ники, то хотя бы Сэма, который мог отвезти меня домой.
        - Ну, как же? - шире улыбнулся Дан, явно считывая мои метания. - Я ведь покатал только на байке... - он поиграл бровями.
        Я говорила, что он наглец? Нет, просто хам! Пусть и обаятельный.
        Наконец-то увидела пробирающегося ко мне Сэма, на лице которого была не злость за проигранные деньги, а настоящее беспокойство, и тут же ухватила его за руку, бросив брюнету на ходу зло:
        - Только в твоих ночных фантазиях! Но спасибо, что спас!
        Дернула несчастного друга, утягивая прочь, услышав в спину:
        - Мои фантазии я обычно воплощаю в жизнь! Скоро увидимся, Принцесса!
        Пророческие слова. Впрочем, следующая встреча не пришлась по душе обоим, но это уже другая история.
        Жаль, от судьбы укрыть, господину Сергею Сандовскому свою семью было не суждено.
        Но это случилось чуть позже, а пока...
        МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ. СОЗВЕЗДИЕ ЛЕБЕДЯ. 16 ЛЕБЕДЯ. ПЛАНЕТА РОССИ.
        ЗАПАДНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ ОКЕАНА НАДЕЖД.
        ЛЮБОМИРЬЕ. ВЕСНА 3008 ГОДА.
        Около шести стандартных лет назад.
        - Са-аш, ну, Са-ша! Ну, мы же опаздываем... - ноет Вероничка, нервно переминаясь у дверей. Подруга буквально «бьет копытами» от нетерпения, но я все равно не тороплюсь.
        - Ника, уймись, - отмахиваюсь я, - когда это мы не успевали? А мне надо дождаться пока охрана отца сменится. Мимо Солова я точно не проскочу.
        Конечно, контур охраны дворца я давно взломала и отец прекрасно знает, что этим меня не удержать. Зато папины соглядатаи стараются на славу, зорко контролируя каждый шаг его ненаглядной и не в меру талантливой дочурки.
        Обольщаются!
        Уж если я решила, что должна участвовать в последнем заезде сезона, то никакие запреты меня не удержат. Как бы папочка не пытался оградить своё непоседливое чадо от всевозможных рисков!
        Это Нике всё можно - очаровательная дочь дипломата с Гардарии ветрена и не сильно напрягается задумчивостью о будущем. У ее родителей ещё четверо наследников обоих полов и на ее шалости смотрят сквозь пальцы. Она моя однокурсница и, разумеется, старше. На самом деле, Вероничке думать и не надо, лишь бы не сильно позорить родню своим поведением. Её судьба уже предрешена: помолвка с влиятельным бизнесменом давно состоялась, но это не повод блюсти верность потенциальному жениху - брак-то по расчету. А до свадьбы, по ее же словам, нужно взять от жизни по максимуму.
        Ника страдальчески вздыхает, что-то параллельно читая с вирта, явно переписываясь с кем-то.
        - Саш, я так хотела пораньше прилететь, - продолжает нудить подруга, - Там сегодня команда с Белой Роси будет. Такие лапули, просто объедение! - она мечтательно закатывает глаза, а я фыркаю, представляя, как эта брюнетка будет вертеть хвостом перед очередными самцами, в поисках приключений на свои нижние девяносто. Ну, хобби у нее такое, как у сороки, тащить в постель всё яркое, пусть и ненужное.
        Ее дело. Мои интересы всегда лежали в несколько иных областях.
        Я, наверное, лет с пяти себе не принадлежала: учеба, этикет, чертовы приемы во дворце наместника, где зачем-то непременно надо поприсутствовать, хоть несколько минут, изображая примерную семью.
        И это в детстве. А взрослой наследнице влиятельного правителя целой планеты, уйти так быстро и вовсе не получается. Папочка грозился, что после официальной церемонии окончания Академии и получения статуса специалиста, я просто обязана поработать под его началом. Нет, не спорю, мне ещё было чему у него поучиться, ведь господин Сергей Сандовский, наместник Росси в Великой Эдее - настоящий правитель, да и ловкач, каких поискать!
        Столько лет лавировать между партиями горластых политиканов, с их вечными амбициями, а также популистскими требованиями, и многоуважаемыми эдейцами, что делали вид, будто не вмешиваются во внутренние дела своих колоний, но сами следили коршунами, пресекая ненужные тенденции в политических течениях. Ну и, конечно, не позволяли ни на шаг отступать от договоренностей двухвековой давности.
        В общем, эдейцы ребята неглупые и суровые в вопросах честного отношения к договорам. Собственно, никто особо и не дергался, хотя и были недовольные, не без этого. Какая-нибудь «Лига за свободу от оккупантов» всегда найдется, ведь это такой классный повод сплотиться и промыть мозги! Люди, не желающие анализировать, да и просто ленящиеся думать и что-либо делать со свой жизнью, просто обожают искать виноватых. И эдейцы в этом плане почти идеальные кандидаты.
        Ну, а мой отец уже более двадцати лет умудрялся отстаивать интересы Росси и перед эдейцами, и перед своими же.
        Впрочем, меня это тогда не сильно волновало. Да и я все ещё рассчитывала, что после получения статуса совершеннолетней, который девушки получали как раз в двадцать, после последней вакцинации и контрольного замера, смогу почувствовать относительную свободу!
        Интересная работа, возможности... Аж дух захватывало!
        Мы так наивны в своих надеждах...
        В свои двадцать, я получила блестящее образование, окончив на домашнем обучении обязательную программу школы для детей вместо двенадцати, всего за восемь лет, притом начав, как я уже говорила, с пяти. Так что в неполные четырнадцать уже была студенткой и, наверное, в силу юного возраста, все пороки, присущие годам разгульной жизни адептов отделения престижной Межрасовой Галактической Академии Наук и Права, прошли мимо меня.
        Хотя вру, одну страсть я там все же приобрела и любовно взрастила в себе - гонки на аэробайках. Опасное и умопомрачительное увлечение!
        Но должно же у правильной девочки быть какое-то развлечение?
        Да, и если честно, с моими предками не сильно разгуляешься. Сами посудите, какие парни, если рядом с тобой трется охрана? Пожалуй, мои побеги на гонки - единственное место, где я чувствовала себя просто девушкой, а не особо охраняемой персоной. Подозреваю, что отец сознательно позволял мне эти выходки...
        Нет, родителей я люблю и ценю всё, что они для меня делают, но порой дико бесит этот контроль, которому не видно конца и края! Хотя папа и поклялся матери, что не станет меня принуждать к браку, как ту же Нику. Мамуля у меня страшна в гневе и всегда на моей стороне!
        И обещала своему дражайшему супругу, что устроит ему, как минимум многодневное ничем не лечащееся несварение на несколько месяцев - что для наместника штука неприемлемая - если он попробует «давить на девочку». И угрозу папуля воспринял всерьез, ведь мама глава корпорации «Биотех», а в ее лабораториях изготовят и не такое!
        Нет, семья у нас на редкость крепкая, не подумайте. Хотя родители имеют совершенно разные интересы, но прекрасно научились за годы соблюдать баланс. Пожалуй, я единственный повод для споров. Да и то, редко огорчаю своих предков.
        И они любят друг друга. Очень... На зависть окружающим.
        - Ладно, Ника, давай подруга, спускайся вниз и жди меня в мобиле через пять минут, - говорю, отслеживая на вирте по камерам, что охрана сменилась, а, значит, удрать не составит труда. Ох уж этот Солов! От него уйти почти нереально.
        - Ну, наконец-то! - восклицает девушка, поправляя короткую юбку и выскальзывая за дверь и нарочито громко заявляя, - Пока, Саш, завтра увидимся на церемонии. Мальчики, не скучайте! - а это уже моим охранникам.
        Слышу стук ее каблуков по наборному паркету и мне не надо видеть, я и так знаю, что сейчас оба секьюрити пялятся на апетитную пятую точку Ники.
        Не теряя времени, выхожу следом, и кивнув охране, иду вглубь дома, скрываясь в комнатах матери. Сюда охрана не суется, что мне на руку. Быстро поворачиваю к служебной лестнице, внося вирус в камеру в коридоре, ставя запись на рапид по кругу, а сама иду в сторону кухни. Дальше - дело техники. Кухонный лифт невелик, но худенькая девушка там поместится. До ужина далеко и я беспрепятственно оказываюсь внизу, лишь на несколько секунд прислушавшись, не идет ли кто. Выскакиваю, быстро подбегая к шкафчику, на нижней полке которого мною давно устроен тайник. Достаю небольшой рюкзак, добываю из него толстовку, которую немедленно надеваю и вскоре оказываюсь на улице, пряча под бесформенным капюшоном лицо и волосы.
        Уже через минуту оказываюсь за воротами, проскользнув через калитку для персонала, которую открываю своим чипом-отмычкой.
        Бегом до мобиля, притаившегося в тени раскидистых в пятидесяти метрах от территории поместья кустов буйно цветущей сирени.
        Стекло купола ползет вниз, впуская меня внутрь.
        - Пусти за управление, - выдаю безапелляционно. Ника подчиняется, понимая, что так будет намного быстрее.
        Оказавшись в кресле, быстро беру на себя управление и задаю маршрут. Мобиль стрелой врезается в синеву неба над столицей.
        Говорят, наши предки, когда нашли планету, настолько похожую на старушку Землю, решили, что просто обязаны взять в новую жизнь всё лучшее, отрекаясь от того, что некогда разъединяло славян. По крайней мере, они старались. Наши города в названиях не повторяют земные топонимы. Наверное, переселенцы были большими мечтателями, потому что столицу назвали Любомирье.
        Какие-то двадцать минут, и мы огибаем разросшуюся столичную агломерацию, уходя мимо раскинувшихся сельхозугодий к побережью. Местность сменяется невысокими скалами, отделяющие Любомирье хребтом из серо-розового камня, похожего на гранит, от морских ветров, что приходят с запада, особенно в зимнюю пору.
        Сейчас мы гнали к назначенному месту, сверяя локацию в присланном мне организаторами сообщении - гонки не были чем-то незаконным, но и не приветствовались властями из-за травмоопасности и незаконном тотализаторе. Да и молодежь, что собиралась на эту тусовку, вела себя порой развязно, частенько заканчивая такие мероприятия потасовками. Ведь проигрывать никто не любит!
        Наше общество несколько консервативно, по крайней мере, публично. За закрытыми дверями творилось всё то же, что и везде. Ведь человек по своей природе не изменился, только освоил чуть больше даров вселенной. Но стал ли от этого лучше?
        Вопрос...
        Рев аэробайков был слышен даже в кабине. Собственно, этих звуков можно было избежать, но ведь весь кайф пропадал!
        Я уже видела линию старта, на которой разогревались будущие участники заезда. Свой байк и стоящего рядом Сэма, нервно притоптывающего и вертящего головой, заметила сразу. То, что вирт давно разрывается от его сообщений, говорить не стоило.
        - А-а-а!!!, - пищала Ника, подавшись вперед, - они же сейчас без тебя стартанут, Сандовская!
        - Не визжи! От твоего ультразвука фонарь треснет, - скривилась я.
        - Злая ты, Сашка, - посетовала подруга. Но успокоилась, увидев, что нам машут руками, узнав мобиль Ники, и не пытаясь дать отмашку к заезду.
        - А-а-а!!! Вот они! - Вновь заверещала Ника и ткнула куда-то пальцем, пока я заводила на посадку мобиль, с трудом отыскав место для парковки.
        Ну да, говорить такое о пляже вроде смешно, но эта была небольшая бухта, а народу собралось изрядно. Ведь большая часть прибывших лишь зрители, а стало быть, прилетели на своем транспорте.
        Посадив мобиль, срочно натягиваю на голову шлем, что лежал на заднем сидении Вероничкиного транспорта, пряча наскоро заплетенные волосы. Хватаю комбез и выскакиваю из машины.
        Вероника, в отличие от меня, выплывает королевой, демонстрируя в удачных ракурсах свои длинные ноги, едва прикрытые полосочкой, по ошибке именуемой юбкой. Подбородок гордо задран, на губах загадочная улыбка, а в небесных глазах призыв.
        Ох, я знаю этот взгляд! Сегодня вечером мне определенно придется возвращаться в одиночестве, ибо Нику на тропе поиска жертвы, остановить можно только выстрелом в лоб. И то я бы ещё посомневалась в эффективности такой меры - тому, кто будет намечен, уже ничто не поможет.
        Я же не рвусь казаться изящной, и не отходя от машины, как даже и не пытаясь скрыться от любопытных глаз, скидываю обувь и стягиваю джинсы, под улюлюканье находящихся поблизости и наблюдавших за нами парней. Показав неприличный жест, начинаю облачаться в летную спортивную форму.
        Запыхавшийся Сэм, пробившийся к нам, подскакивает с вытаращенными глазами, возмущенно вопя, как оглашенный. Его лопоухие уши покраснели вместе со щеками, что с ним обычно и происходило - удел всех рыжих, краснеть до самой макушки и от стыда, и от гнева!
        - Блин, ещё и не в форме... Санёк, да твою ж налево! Где ты была так долго? - он неловко пытается прикрыть моё публичное переодевание собой, - Вот черт, ты меня реально подставляешь! Я еле уговорил Барса подождать! Ты же знаешь, как для меня это важно? Я ведь на тебя поставил... - выдает он уже спокойнее, но обида в голосе не проходит.
        Я же надавливаю на пластину, которая приводит в действие умную ткань, стягивая полы комбеза и подгоняя его строго по фигуре. Всё, теперь мне не страшен холод на высоте, как и ветер. Я готова.
        Ну, обувь-то сумела переодеть ещё дома - благо длина джинсов позволяла скрыть сей факт от охраны. Зря что ли выбирала ботинки и форму скромного черного цвета?
        Ладно, вру. Все это на мне классно смотрится, особенно когда, придя к финишу, стягиваю шлем, распуская свои медовые волосы. О, да, толика тщеславия и самолюбования мне присущи!
        Виновна, каюсь.
        - Сэм, не утрируй, не сильно-то они и торопятся. Небось, жаждут побольше принять ставок, - я небрежно надеваю шлемофон и забираю из его рук чип-карту от моего аэробайка, который друг подогнал сюда из своего гаража. Отодвигаю его плечом и направляюсь к линии старта и добавляю беспечно, - Без меня все равно бы не начали, я в числе фаворитов! - говорю с долей самодовольства, - Идем, Никусь, - поворачиваюсь к подруге.
        - Чертова Принцесса, - бормочет Сэм, пристраиваясь сзади.
        - Я всё слышу, - ухмыляюсь, не оборачиваясь.
        - Не сомневался...
        Народу нынче - не протолкнуться. Ещё бы - последняя гонка сезона! Дальше лето, у студентов практика, про выпускников вообще молчу. А следующие заезды только в августе. Такова традиция. Так что сегодня полный аншлаг!
        Ведь когда-то именно студенты придумали эти соревнования, пусть позже они и превратились в большое шоу, да и деньги тут крутились немалые. Ну и этот экстрим стал местом развлечения золотой молодежи. Я подозреваю, что именно из-за таких, как я или Ника, эту лавочку до сих пор и не прикрыли.
        Народ расступался, видя мой комбез и шлемофон, пропуская участницу гонок. Кто-то приветствовал и желал удачи, ну а кто-то отпускал шуточки, притом не всегда добрые и многие ниже пояса. Но я на это давно не реагировала - размениваться на идиотов перед заездом глупо!
        Я уже видела своего ярко-красного красавца, стоявшего на линии. Рядом были байки других участников, как и они сами, но мой пока светился предупреждающим защитным полем - каверзы соперников никто не отменял. Ученые!
        - Саш, справа, - пихает меня локтем с томным придыханием Ника, посылая куда-то в ту же сторону поток феромонов. - Мать моя, да тут же целый флеш рояль! Божечки, да где ж они таких набрали! Ммм, мне ж не разорваться! - выдыхает эта конченая нимфоманка, машинально ещё больше втягивая живот и выпячивая не самую маленькую грудь. Ага, батарея к бою готова!
        И что вы думаете, я, вместо того, чтобы проверить байк, и сосредоточиться на предстоящем полете, невольно поддаюсь на ее восторженное повизгивание и поворачиваю голову, чтобы увидеть тех, кто вызвал столь бурный восторг моей искушенной подруги.
        Они стояли совсем рядом, возле стартовой линии. Их было четверо. Все высокие, плечистые, но только двое одеты в летные комбинезоны, а значит, остальные не участвуют. На сухопутных и не взглянула, а вот аэробайкеры были мне весьма любопытны. Да и их высокотехнологичные «кони» вызывали, даже на первый взгляд, восторг. Черно-серебристый и бело-голубой. Классные, с какой-то новой формой стабилизаторов, и немного иной посадкой антигравов. Эти байки определенно мне нравились и были значительно привлекательнее самых пестрых самцов!
        Может я ещё не наигралась в игрушки, какими бы дорогими и сложными они ни были?
        У нас здесь вообще-то не так часто появлялись новички. Обычно все происходило, если не предсказуемо - этот спорт вообще отличался неожиданностями, из-за почти полного отсутствия запретов, ну разве что на оружие и откровенные драки - то хотя бы характер и манеры тех психов, что участвовали, были у каждого на слуху. И на заметке.
        Вот слева стояла команда из Лазоревого града от Летной Академии - этих я знала отлично и они меня на нюх не переносили. Влад и Зверь чуть ли не скалились, видя меня. Конечно, какая-то пигалица регулярно делала этих воздушных волков! Обидно, право слово!
        Я самодовольно улыбнулась своим мыслям, но вновь обернулась к новичкам.
        Странно, мне казалось на Белой Роси загар не в моде, да и если я правильно помню, в это время года на их единственном континенте зима. А стало быть, это либо какие-то мажоры, что прилетели поразвлечься после зависания на одной из курортных планет, либо моя озабоченная подруга опять что-то перепутала.
        Ника, разумеется, своего добилась, и один из этих красавчиков - ну да, по крайней мере, те двое, что были без шлемов, выглядели неплохо, надо признать - успел расплыться в ответной улыбке и походкой вальяжного кота направился в нашу сторону.
        Остальная троица повернулись, глядя ему вслед, и я лишь удивилась, что у одного из них опущен щиток на шлемофоне, хотя скрывать лицо до старта, было не принято - негласное правило и дурной тон.
        Но отчего-то я чувствовала на себе взгляд этого байкера. Изучает? Возможно.
        Я лишь демонстративно отвернулась к своей машине, тем более, что Сэм начал привычно давать указания, напоминая о сильных и слабых местах моих и известных противников.
        Вероничка вовсю флиртовала с блондинчиком, явно уже о чем-то договариваясь, но меня это не волновало. Хотя невольно косилась на черно-серебристый байк того самого невоспитанного гонщика.
        - Так значит, вот ты какая, знаменитая Принцесса, - низкий баритон прозвучал неожиданно близко, - Нравится? - в сторону его техники последовал кивок головой.
        Надо же, кое-кто уже выяснил, кто я такая! Я тем же похвастаться не могла. Вскинула голову, задирая подбородок вверх из-за значительной разницы в росте подкравшегося владельца привлекшей меня игрушки. Демонстративно окинула взглядом мужчину, слегка скривившись, глядя на забрало шлемофона, потом перевела глаза на машину.
        - Гораздо симпатичнее хозяина, и явно лучше воспитан.
        В ответ мне раздался смех. Стекло поехало вниз и на меня уставились искрящиеся весельем карие глаза. Жесткие губы прорезала нахальная усмешка, на скуластом загорелом лице. Довольно молодом, но явно старше остальных. Я без смущения рассматривала нависающего надо мною байкера. Красивый, зараза, и явно знает об этом.
        - Так лучше, злюка? - спросил он вкрадчиво. И кивнул в сторону своего скоростного друга, - Поверь, мы можем тебя покатать после заезда. Оба, - он явно ждал реакции.
        Что ж, нельзя обманывать ожидания. Раз мы так любим двусмысленные фразы, то стоит проявить гостеприимство и ответить тем же!
        - Спасибо за предложение, но предпочитаю чувствовать между ног что-то более мощное, - я демонстративно похлопала свой безотказный яркий байк по сиденью и услышала, как сзади парни, которые сопровождали этого наглеца, громко заржали.
        - Дан, кажется, ты должен мне двадцатку! - выдал блондинчик, который приобнимал за талию Нику, - На этой планете нашлась таки девушка, что не пала с ходу к твоим ногам. Стареешь...
        Не знаю, чем бы закончилась наша милая беседа, но в это время все заметили Большого Барса, который под радостные и нетерпеливые приветствия толпы, не торопясь поднимался на капот своего мобиля, - как тот выдерживал его как минимум стокилограммовую тушу, было загадкой - делая из него импровизированную трибуну.
        - Приветствую зрителей и участников крайнего заезда весеннего сезона Любомирских гонок! - выдал этот здоровенный тип, с лицом простоватого Ванька. Обманчиво простоватого, надо признать. Впрочем, Барс неплохо этим пользовался при случае.
        Дальше шло обычное бла-бла, которое, разумеется, слышала не раз. Дан с блондинчиком отошли к своим, первый напоследок одарил меня многообещающим взглядом. Я же спокойно воссела на сидение аэробайка, прогоняя диагностику системы на всякий случай, и вполуха слушая, чтобы не пропустить команду «на старт», когда моё внимание привлек-таки перечень участников.
        Конечно, в числе первых назвали и меня. И я подняла обе руки вверх, под восторженные приветственные крики. Здесь не в ходу были собственные имена, в основном все брали клички или псевдонимы. Меня тут и вправду называли Принцессой, хотя это была и не моя идея. Но так уж повелось. Когда я ещё совсем юной взяла свой первый подиум, меня так окрестил именно Барс, который один из немногих знал, кто я на самом деле. Но как-то прижилось, да и я уже не возражала.
        - …И наши гости, назвавшиеся Ангел и Демон.
        Я с кислой миной повернулась к соседям, всем своим видом показывая, как у ребят туго с фантазией. Хотя, надо признаться, в этом что-то было! И вправду, белый и черный аэробайки, да и их пилоты в шлемах соответствующих цветов, и комбезах в тон второму оттенку. Да, похоже, ребята не просто случайно заглянули покататься. Тогда странно, отчего я их раньше не видела?
        Дан мне отсалютовал, и я закатила глаза. Позёр.
        А после была отмашка на старт и все мысли вылетели из головы, оставляя только скорость и небо.
        Первыми ввысь поднялись дроны, которые должны следить за участниками и снимать гонку. А следом сорвались и мы, поднимая машины вверх почти вертикально, и пулями уходя по заранее обговоренной трассе. Уже в самый первый момент начались сходы, потому что соперники не всегда играли честно, сбивая неумех с машин, или выводя те из строя.
        Ну, а публика такие сцены обожала, несмотря на риск. А может и благодаря ему.
        Сегодняшний маршрут должен был пролегать мимо приморского хребта, огибающего бухту полукругом. По правилам гонки, перелетать на ту сторону было нельзя, как и набирать высоту выше отметки в пятьсот метров - зрелище в приоритете, ведь каждый несет личную ответственность за собственную жизнь. Это только наш выбор! А шоу должно продолжаться.
        Я вырвалась вперед, как и собиралась, летя сейчас в малочисленной группе лидеров. Из более чем полусотни гонщиков ее составили лишь шестеро, включая вашу покорную слугу.
        Влад и Зверь, Цыган на собственном, лично им же модифицированном байке, и к моему удивлению, пара новичков.
        Отчего-то присутствие последних разозлило не на шутку. И раззадорило.
        Носиться на аэробайках - это особый тип удовольствия и одновременно манящего ужаса, что возникает в груди, когда всё твое нутро буквально сжимается от перегрузок, пусть и серьезно нивелированных умными летными комбинезонами и шлемофоном, но все равно ощутимых. При этом выброс адреналина и прочей гормональной составляющей получаемого в организме коктейля, столь бодрит, что ты готов вопить от восторга!
        По крайней мере, мною руководила эйфория. И ещё азарт, который и вел, в купе с отличной реакцией и умением просчитывать ситуацию, к победам. Вот порой излишняя самоуверенность нас и подводит.
        И, похоже, сегодня был не мой день...
        Устроить личные гонки с новичками была плохая идея. И не потому что я не справлялась, а потому что слишком увлеклась, позабыв, что кроме них есть ещё те, кто очень давно жаждал меня достать.
        Несколько кругов, виражи, подрезки и крученые финты. Я слышала в шлемофоне, как Барс комментировал сход того или иного участника. Мой ярко-красный конь играл в шашечки с более крупными машинами Ангела и Демона, остальные лидеры висели чуть позади, но держались стойко.
        В какой-то момент мы стали входить в плотную стайку «круговых» - тех, кто уже отставал на целый оборот. Даже в небе порой бывает тесновато, вот только это отличный повод убрать или оттеснить соперника. Чем многие и пользуются, внезапно выбиваясь в ведущие игроки.
        Сначала не повезло Ангелу, его байк подцепил Цыган своим монструрзным детищем, рассчитанным не на красоту, а превращенным в подобие ежа. Я всегда держалась от него подальше, но вот новенький не уследил, за что и поплатился. Его машина отлетела в сторону, не потеряв высоту, но была оттеснена другими участниками.
        Мы же летели дальше, проходя очередные ворота в скалах. Я кружила, пытаясь оттеснить черно-серебряного, но это было нелегко - его машина в скорости не уступала моей. Мы шли ноздря в ноздрю, и это злило.
        А он словно игрался с глупой красной бабочкой, каждый раз находя, что противопоставить на мои финты.
        Бесит...
        На вираже в каньоне, проходя в опасной близости от нависающей скалы, я почти сделала этого зазнайку, когда моя машина получила предательский удар в корму.
        Зверь, эта подлая расчетливая скотина, умел ждать. И дождался таки своего часа.
        Глупая, глупая заигравшаяся Принцесса.
        Аэробайк закрутило в штопор столь внезапно, что магнитные захваты не выдержали. Не знаю, было ли так задумано, в тот момент оказалось не до рассуждений, но в двигателе что-то повредилось, и машина резко заглохла, продолжая падать. А меня вынесло из седла.
        Не скажу, что перед глазами успела пронестись вся жизнь, но ощущение неправильности и глобальной несправедливости испытать успела.
        А вот испугаться - нет. Потому что от толчка перехватило дыхание, и меня, словно пробку от шампанского, бросило к земле.
        Смерть была почти гарантирована, но сильный рывок за руку почти выбил мне плечо, однако прекратив падение. Меня крепко удерживали, и через миг я оказалась сидящей впереди мужчины на чужом байке, тяжело дыша и борясь с подступающей тошнотой.
        Когда сознание и зрение прояснились, я поняла, кто мой спаситель и замерла мышкой, пока Дан Демон неспешно спускался вместе со мной поближе к стартовой площадке на пляже.
        В шлемофоне надрывался Барс, эмоционально комментируя произошедшее, а у подножия скал одиноко догорал мой несчастный аэробайк.
        Дан ловко опустил машину чуть в стороне от толпы. Я попыталась слезть, но сильные руки держали крепко. Сдернула шлем, ловя ртом прохладный весенний воздух, пытаясь остыть от пережитого, и повернулась к моему спасителю. Волосы упали на плечи золотым дождем, словно и не заплетала в косу.
        Мужчина одной рукой стянул свой шлемофон, безжалостно его отбросив на песок, и глядел на меня с прищуром, продолжая удерживать, явно предполагая, что попытаюсь улизнуть.
        Не знаю, что было на моем лице, но он внезапно рассмеялся.
        - Что, даже не поблагодаришь, колючка? - он слегка склонил голову набок. Близость мужчины неожиданно волновала. Я рассматривала его красивое лицо с легкой небритостью, каштановые волосы и глаза, искрящиеся весельем.
        Хотелось сбежать. Сильно! Потому что, в противном случае, я могла бы натворить глупостей.
        По крайней мере, мне впервые этого захотелось с этим совершенно незнакомым самоуверенным красавцем, который совершил почти невозможное, спасая мою жизнь. Притом с такой легкостью, словно девицы ежедневно выпадали из седел в воздухе в его непосредственной близости, а он их ловил. Шутя.
        - Бог ты мой, на что только некоторые не идут, чтобы покатать девушку, - неожиданно для самой себя проворчала, хмурясь собственным противоречивым желаниям.
        - Так и знал, что придется всё делать самому! - прозвучало с наигранным страданием в голосе.
        Я же не успела сообразить, что он собирается сделать, когда меня резко притянули ближе, разворачивая в пол-оборота, прижав к мужской груди, одновременно фиксируя одной рукой за талию, а вторую положив на затылок. Мгновение и мои слегка пересохшие от пережитого потрясения губы накрывают жестким поцелуем. Напористо, жадно, но как-то...
        Да как надо, что уж говорить.
        Возмущения так и не вырвалось наружу, словно хлынувший в ноздри мужской запах обладал свойством отключать все сомнения. И сама не поняла, как позволила языку захватчика оказаться внутри, позволяя исследовать мой рот на его усмотрение.
        И отвечала, черт возьми, я ему отвечала!
        Не знаю, сколько длилось это безумие, но мозг все же решил поучаствовать в процессе. Вокруг уже давно стоял гомон, свист и улюлюканье, довольных зрелищем зрителей.
        Я дернулась, разрывая поцелуй, и мне все же позволили соскочить с чужой машины.
        Дан сидел, вальяжно расставив крепкие ноги и глядел на меня с полуулыбкой.
        - Надеюсь, квиты? - выпалила я, намереваясь банально сбежать.
        - Ну, что ты, красотка, я ведь всегда выполняю обещания, - проговорил он вкрадчиво.
        - О чем ты? - я трусливо отступала назад, вертя головой в поисках, если не Ники, то хотя бы Сэма, который мог отвезти меня домой.
        - Ну, как же? - шире улыбнулся Дан, явно считывая мои метания. - Я ведь покатал только на байке... - он поиграл бровями.
        Я говорила, что он наглец? Нет, просто хам! Пусть и обаятельный.
        Наконец-то увидела пробирающегося ко мне Сэма, на лице которого была не злость за проигранные деньги, а настоящее беспокойство, и тут же ухватила его за руку, бросив брюнету на ходу зло:
        - Только в твоих ночных фантазиях! Но спасибо, что спас!
        Дернула несчастного друга, утягивая прочь, услышав в спину:
        - Мои фантазии я обычно воплощаю в жизнь! Скоро увидимся, Принцесса!
        Пророческие слова. Впрочем, следующая встреча не пришлась по душе обоим, но это уже другая история.
        .
        ГЛАВА 7
        За виртуальным иллюминатором Агилла вечная ночь сияла тысячью созвездий. «Корсар» по прежнему висел напротив, наверняка ожидая подкрепления. Кнопка вызова маячила призывно на панели, но Агилл запретил вывод сообщений. Впрочем, ситуация была не из лучших - охотник теперь и сам не рискнул бы нас отпустить, ведь заряд из аннигилирующих пушек в корму схлопотать ни у кого желания не было. Время работало на них, а мне лишь оставалось надеяться, что спасение придет первым к нам…
        - Агилл, отчет.
        - Ничего существенного не найдено, таине. Разве что установлена принадлежность «Корсара». У корабля вполне официальный порт приписки. Это Шона.
        - Шона? Шонский каганат? - опешила я. - Но, Агилл, именно Шонские наемники тогда… Хотя, могу предположить, что кроме меня этого никто и не понял, а те, кто догадался, скорее всего мертвы, - я нахмурилась.
        - Именно поэтому я и решил, что это важно, госпожа.
        Черт, всё может оказаться ещё хуже, чем я думала.
        Ладно, подумаю об этом после.
        - Агилл, что с телами?
        Мысль о том, что Родька проснется и увидит то, что случайно натворил, совсем не радовала. Уборка была нужна определенно.
        - Робот-погрузчик справился, они уже на борту малого катера с охотника. Вы уверены, что их стоит отправить на «Корсар», а не утилизировать?
        - Да. Отправь один из катеров с телами обратно, предварительно забрав или уничтожив все опасное для нас. Все равно столько балласта нам ни к чему.
        - Принято, таине Малик. Позвольте внести предложение?
        - Конечно. Слушаю.
        - Можно попробовать заложить анигилятор небольшой мощности. Если катер примут в грузовой отсек, то вероятность повредить двигательный блок взрывом равна восьмидесяти пяти процентам. Мощность упадет и, возможно, тогда враги не смогут удержать наносеть, и мы вырвемся.
        - Охотники не идиоты, Агилл. Это слишком очевидно. Я не рискнула бы совершать стыковку без досмотра в такой ситуации. Да и кто знает, вдруг у кого-то сдадут нервы и они откроют огонь.
        - Подтверждаю такую вероятность.
        - Вот видишь? Да и не гоже пользоваться такими методами, глумясь над трупами. Это претит нашей культуре, хоть я и успела не раз нарушить многие каноны. Не стоит усугублять. Пусть покойные и не были столпами общества или примерами для подражания. Так что, отбой.
        - Приказ понял. Выполняю.
        Я вновь бросила взгляд на панель. По экрану проносились с бешеной скоростью карты уже обследованных секторов.
        Где же тебя носит, Дан? Может у загадочной Эдеи - родной планеты наших защитников, местоположение которой вычислить так никому и не удалось? Хотя вряд ли… Ведь ты, как и я, сейчас вне закона.
        Если бы ты знал, чего мне стоило нажать эту чертову кнопку поиска… Но теперь я начала бояться, что тебе просто нет! Что это черная бездна, с вечной войной, подлостью и предателями пожрала прекрасный «Айтер», а с ним и тебя, моё наваждение.
        И это пугает до ужаса. Намного сильнее, чем когда-то страшила мысль просто больше тебя не увидеть. С этим я смирилась.
        Кери колдовала на маленькой кухне, варя кофе, одновременно давая мне несколько минут передышки. История, начавшаяся весенним днем на Росси, была не закончена, как и поиск эдейского флагмана, а силы, увы, таяли. В глазах песок, а мышцы от нервного напряжения ныли так, словно я пробежала марафон.
        Керая протянула мне спасительный напиток, вновь устраиваясь рядом со своей порцией. Ароматная темная жидкость в простом стаканчике из стандартного летного набора, сейчас казалась вершиной совершенства. А довольно средний вкус - пищей богов.
        - Тебе бы поесть, - вздохнула подруга, слегка качнув укоризненно головой.
        - Нет, - возразила, поморщившись, - Просто не смогу.
        - Тогда рассказывай дальше, пока твоя шайтан-машина ищет Родькиного блудного отца, - она мне подмигнула, явно пытаясь хоть как-то разрядить обстановку, - Хотя я уже и так догадалась, что ты оказалась той самой «счастливицей», которая усвоила все введенные в твой организм вакцины. Уж не знаю, что за коктейль это был. Не ясно лишь, чем это оказалось так плохо? - Керая отпила из своего стаканчика и посмотрела на меня вопросительно.
        А я усмехнулась грустно.
        - Действительно, что тут могло быть такого страшного? - улыбнулась горько, откидываясь на сидении и делая ещё один маленький глоток. - На всех планетах, вошедших в новую империю, женщины просто обожали эдейских мужчин. И те не оставались в долгу, отвечая им взаимностью. Правда, ни о каких браках речи не шло, но рослые красавцы были щедрыми, никогда не поднимали руку на своих любовниц, и вообще во многом приятно отличались от большинства рафинированных и избалованных жителей мегаполисов. Жаль, что такие принцы часто бывали в разъездах, да и не все могли похвастаться постоянством. Но ведь хороши, словно с картинок! Девушки ими грезили, даже появилась не одна сотня наивных историй, о любви, сказочном преодолении всех преград и вечном «долго и счастливо» с эдейцем… Вот только в реальности любая привязанность к девице исчезала, как только звучало одно единственное слово - таине!
        Я повернулась к подруге, посмотрев ей в глаза.
        - Знаешь, Кери, я иногда сожалею о том, что в юности была столь беспечна, что даже не удосужилась толком узнать об истинных нравах эдейцев. Ведь кто-кто, а мой отец имел доступ к информации известной лишь единицам. Правда, не уверена, что это знание серьезно могло тогда помочь, но я хотя бы была готова. И, возможно, что-нибудь придумала и предприняла заранее. Сумела же сбежать и столько лет скрываться! Но это пустые сожаления. Прошлого не изменить, - я отмахнулась от ненужных рассуждений и добавила, - И тогда у меня бы не было ни тебя, ни Родьки.
        Улыбнулась и посмотрела в сторону приоткрытой в каюту переборки, где мой малыш спал, обнимая кота. Знаю, что сон сейчас для него лекарство. И очень надеюсь, что ему помогут. А я продолжила свою исповедь.
        - Отчего-то была уверена на сто процентов, что все это не про меня. Не коснется, пройдет стороною, ведь вероятность ничтожно мала, а стало быть, к чему мне все эти подробности? Достаточно того, что отец заставил изучить эдейский - это, пожалуй, были единственно общедоступные знания. А про таине… Так это же просто святая обязанность и огромный шанс заполучить в единоличное пользование какого-нибудь эдейца. Не для меня, конечно, а так, для той крохотной доли процента! Вот только, как выяснилось, существовал нюанс, о котором говорить как-то было не принято: таине - не шанс для девушки, а приз, которым награждали лучших эдейцев! Желанный приз, с учетом буквально маниакального желания этой расы к продлению рода…
        МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ. СОЗВЕЗДИЕ ЛЕБЕДЯ. 16 ЛЕБЕДЯ. ПЛАНЕТА РОССИ.
        ЗАПАДНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ ОКЕАНА НАДЕЖД.
        ЛЮБОМИРЬЕ. ВЕСНА 3008 ГОДА.
        Около шести стандартных лет назад.
        Утро выдалось прекрасным, да и грядущий день обещал стать одним из самых значимых для меня! Уж так совпало, что моё совершеннолетие и получение диплома выпали на одну дату.
        Чествование выпускников Академии прошло, как в тумане. Современное здание из стеклопластика и металла буквально парило в воздухе, скорее напоминая причудливое раскидистое дерево. Оно было настоящим произведением искусства и многие туристы специально приезжали взглянуть на это творение прослевленного архитектора Антона Комова, создававшего свои шедевры ещё два века назад.
        Церемония проходила на лужайке возле альма-матер, чтобы вместить побольше народа. Поздравления, вручения заветных корочек на самой настоящей бумаге - традиция, которую привезли, говорят, ещё первые переселенцы с планеты-праматери.
        Присутствие моего отца, что не мог оставить без поздравления свою единственную дочь с окончанием учебы, конечно же, ректор использовал с лихвой, усадив почетного гостя на сцене и попросив лично поучаствовать в торжестве.
        В общем, все прошло штатно: преподаватели гордились и выдавали напутствия, родители украдкой утирали слезы, а выпускники просто радовались мнимой свободе. Эйфория захлестывала молодых специалистов, мечтающих, что скоро им покорятся все мыслимые и немыслимые вершины. Эта радость вылилась в восторженные крики, ну и желание отпраздновать.
        Даже я сегодня была бы не прочь, в коем-то веке сама желая поучаствовать в веселье, но не судьба - были запланированы крайне важные дела. И поэтому, попрощавшись с Никой и ещё парой однокурсников, я бодро зашагала к родителям, которые чудом сумели улизнуть от навязчивых приглашений администрации Академии.
        На минуту залюбовалась ими. Отец был уже не молод, для своих шестидесяти с хвостиком он выглядел весьма достойно, но виски давно посеребрила седина, которую никто и не пытался скрывать. Никакого намека на животик, да и морщинки лишь в уголках глаз. Статный, высокий мужчина, привыкший к власти и с достоинством несущий это нелегкое бремя.
        И мама: может чуть-чуть полноватая, но очень гармоничная шикарная блондинка, с изумительными серыми глазами, высокой грудью и сложной прической. Элегантная, с изысканными манерами и не выглядящая в свои пятьдесят пять старше чем на тридцать с небольшим. Всегда улыбающаяся и с такой нежностью заботящаяся о нас, несмотря на увлеченность серьезной работой. О, а вот в компании «Биотех» Елизавету Сандовскую знали, как талантливого ученого и весьма жесткого руководителя.
        У папы вспыхнул сигнал вирта и он, извинившись, отошел на пару шагов. Охрана топталась рядом, пытаясь изображать предметы мебели, а в воздухе кружило с десяток дронов-секьюрити - привычное ожерелье, что сопровождало жизнь ВИП-персон.
        - Поздравляю, милая! - мама нежно обняла меня, - Я так тобой горжусь! - она слегка отстраняется, заглядывая мне в глаза. - Ну, моя красавица, сейчас во ЦвиР (Центр вакцинации и регистрации - прим. Автора.) и всё! Праздновать, праздновать, праздновать!
        - Простите, мои девочки, - отец подошел со спины. Я обернулась и увидела, что его лицо перестало быть беззаботным, - Кажется, у нас некоторые изменения в программе, - он посмотрел на меня виновато. - Родная, я обещал этот прием устроить лишь в твою честь, но… - он развел руками, - Я никак не мог предусмотреть неожиданный выход на орбиту Росси флагмана Эдеи. На борту сам Великий ториди Амирей Малик, и он пожелал лично присутствовать сегодня на приеме. Отказать ему я не смог, как ты понимаешь. И сейчас мы с мамой должны лично поприветствовать высшую власть империи в космопорту. Так что до встречи вечером, моя отличница. Уж не серчай на старика!
        Я видела, что папа сильно расстроен и явно не только нарушением планов. Он ведь знал, что я в общем-то никогда не любила эти светские мероприятия, но понимала их необходимость - положение обязывало.
        - Па-ап, всё хорошо, - я тихонько прижалась к его широкой груди и отец аккуратно приобнял меня. Задрала лицо вверх и спросила еле слышно. - Что-то ведь случилось?
        - Все-то ты чувствуешь, малыш, - вздохнул этот сильный мужчина. - Кажется, на Росси приходят перемены. И, поверь моему предчувствию, это не к добру…
        ГЛАВА 8
        Так странно…
        На улице весна, Любомирье утопает в зелени и купается в ласковых лучах светила. Пение птиц и беззаботные крики резвящейся малышни в городском парке. Летают мобили, спешат прохожие по своим архиважным делам.
        Всё движется в привычном ритме, не замечая, а в общем-то совершенно игнорируя тот факт, что моя жизнь рухнула с грохотом, гул от которого разносится толчками крови в ушах.
        И летит, летит под откос, стремительным локомотивом…
        Одна заученная фраза нелепого поздравления, сказанная чиновницей, с фальшивой до оскомины улыбкой. Одно касание её рукой вирта, и я уже ни свободная беззаботная гражданка Росси, ни обеспеченная дочь наместника, ни талантливая гонщица аэробайков, и даже ни высококвалифицированный специалист Межпланетного права со знанием восемнадцати основных языков, а лишь придаток к какому-нибудь эдейскому самцу, что получил своё, возможно и вполне заслуженное право плодиться и создавать пожизненный союз. Пусть даже высокопоставленному, бездна его подери.
        Союз, в котором таине - лишь мать твоих наследников, ну и если повезет, все же женщина, о которой не только нужно и почетно, но и приятно заботиться любому уважающему себя воину и мужчине Эдеи.
        Вы что, не слышите этот грохот? Правильно, вам и ни к чему, не так ли?
        Просто судьба. Просто я попала в те самые сотые процента. Этакие приемлемые для планеты сопутствующие потери… И вот так, с одной мне слышимым шумом, нелепо рассыпаются радужные планы и надежды на будущее.
        Молча впиваюсь ногтями в собственные ладони, но на лице моем не дрогнул ни один мускул. Не дождетесь.
        «И не сметь, Сашка, опускать голову! Потому что ты дочь Сандовского, а стало быть служишь примером другим. Правильным, законопослушным! Обязана!
        И как бы твоя вольнолюбивая натура не кричала, что этот самый пример может оказаться вовсе не положительным, подводить семью права не имеешь!
        Но это не значит, что должна смириться.»
        Я всегда умела себя собрать в кучу и заставить думать. Вот и сейчас, сидя в парке на простой деревянной скамье, я снова прокручиваю события последних пары часов, думая, как поступать дальше….
        Первые минуты в ЦвиРе прошли, как в тумане. Не знаю, наверное я была слишком убита самим фактом своего изменения, так что просто молча слушала речь «о долге и выпавшей мне чести», ещё лишь пытаясь осознать в каком положении нахожусь на самом деле. Типичная стадия отрицания.
        Как оказалось, сегодняшний тест лишь контрольный, и в общем-то ничего не решающий. Правила есть правила, а стало быть «обрадовать» меня во ЦвиРе имели права только теперь. Ещё в мой прошлый визит анализы показали резкие изменения в метаболизме, по сути, уже признающие, что я более не человек. Да-да, теперь я иная, ведь изменения работают и в другую сторону - отныне понести от обычного мужчины мне не судьба. Но, это я и так знала.
        - Поздравляю вас, таине! Ваши данные уже переданы в картотеку Эдеи. Полагаю, вы скоро узнаете имя предназначенного вам мужчины, вашего тая! А пока, прошу вас, госпожа, пройдемте в специальную часть нашего центра, предназначенную исключительно для работы с уважаемыми таине.
        Немолодая женщина в белом халате вежливо склонила голову, приглашая следовать за ней. Наверное, если бы не вложенное в течении многих лет воспитание и умение держать лицо в любых ситуациях, я бы позорно разрыдалась и уперлась ногами и руками, но вместо этого просто кивнула и позволила себя увести.
        Меня привели в просторный медблок, и передали в руки другой даме, что представилась, как Анна Даре, доктор медицины.
        - Сейчас будет стандартная процедура, таине, - сказала она, после приветствия, и набрала что-то на вирте, а я услышала звук открывающейся капсулы, - Прошу вас, раздевайтесь полностью.
        Обернулась и с удивлением обнаружила робота-хирурга. Нахмурилась, не спеша выполнять сказанное.
        - Для чего это? - все же спросила, несмотря на некоторое оцепенения, что мной овладело.
        - О, это для вашего же блага, таине, - расплылась в улыбке доктор. А я все сильнее напрягалась. Как только кто-то говорит про благо, точно знаю, что это не к добру! - В вашей карте значится, что вы девственница, ведь ничего не изменилось с прошлого осмотра? - поинтересовалась она.
        - Нет, - покачала я головой, все ещё не понимая к чему это приведет.
        - Вот видите, - ещё слаще улыбнулась женщина, - Это всего лишь медицинская дефлорация. Эдейцы очень трепетно относятся к причинению боли своим таине. Да и зачем девушке лишние проблемы, правда?
        Не то чтобы я страшно дорожила сим фактом, но мне несколько иначе представлялась ситуация лишения меня статуса девственницы. Да и причина… Как-то неправдоподобно, что-ли?
        - Уверены, что это необходимо? - спросила, холодно посмотрев на доктора.
        Я не ошиблась, дама на миг опустила глаза, явно что-то скрывая.
        - Конечно, - кивнула она поспешно.
        - Нет, - заявила я твердо, - Меня этот вопрос не беспокоит, а я точно знаю, что это необязательно, уважаемая. И если это всё, то я, пожалуй, пойду, - я кивнула врачу и решительно протянула руку к сенсору двери, который активировал механизм закрытия и открытия.
        - Но… - женщина явно занервничала, - Подождите, госпожа Сандовская!
        Я обернулась, глядя выжидающе.
        - Пожалуйста, ну вам ведь действительно будет так лучше, - быстро проговорила она, нервно ломая пальцы, - А у меня могут быть неприятности… - Она взглянула на меня просительно.
        - И что мне с того? - я слегка склонила голову набок, давая понять, что мне нужен повод передумать.
        Она нахмурилась, и быстро набрала что-то на вирте, скорее всего отключая запись, которую обязаны были вести все врачи. А после заговорила шепотом, скорее всего от волнения, а не от страха, что ее могут услышать.
        - Александра, прошу вас, не отказывайтесь! Я не имела права вам говорить, но на самом деле, это просьба вашего будущего тая, - она посмотрела на меня с надеждой, - Вы не понимаете, какая это ответственность… Вы первая таине из семьи такого уровня, вас выбрали… - ее голос стал совсем тихим, а в глазах появился страх.
        Вот так значит? А как же порядок? Черт, ведь я и вправду не помню, чтобы хоть раз освещали СМИ появление таине в высших эшелонах власти планет Великой Эдеи. Не задумывалась даже. А значит, это действительно знаковое событие и стало быть из меня сделают не просто инкубатор, а ещё и некий образцовый пример.
        Ладно, хуже не будет. Уже точно.
        Ну, и кто у нас такой заботливый? Или брезгливый, что вероятнее…
        - Имя?
        Она покачала головой, глядя обреченно.
        - Имя!? - повторила громко, - Или я ухожу!
        Женщина что-то быстро написала на своем рабочем планшете, который врачи иногда использовали вместо диктофонов или виртов, и быстро повернула экраном ко мне, тут же стерев надпись после моего кивка.
        А я сощурилась, сопоставляя факты. Вот значит как… Ну, что ж, кое-что становится понятным.
        Я молча шагнула к капсуле, на ходу расстегивая мелкие пуговки на лифе воздушного кремового платья, которое я так тщательно подбирала на этот счастливый, как я недавно думала, день.
        Пара минут безболезненной работы медицинского лазера, дивная инъекция, что позволяла зажить столь незначительному повреждению уже за какие-нибудь полчаса и я вновь одета и готова покинуть это место.
        - Благодарю, таине, - искренне шепчет доктор. - Только не выдавайте меня, умоляю…
        - Вы не виноваты, док, - отмахиваюсь я устало. - Не беспокойтесь об этом.
        Я иду к двери, когда меня нагоняет ещё одно напоминание:
        - Я буду лично принимать вас на процедуре снятия противозачаточного импланта после Церемонии Принятия. Всего вам наилучшего, надеюсь, вы будете счастливы!
        Ох, док, ваши слова, да Вселенной в уши! Только это уже не про меня, особенно кое что зная про моего предполагаемого тая.
        - Спасибо, доктор, - сдержанно благодарю, покидая наконец кабинет, а вскоре и здание, оказываясь на улице.
        Душно.
        Словно кругом не теплый конец мая, а знойный июль. Или это моё сердце бьется подобно маленькой колибри, выдавая сумасшедшую синкопу и мешая дышать. Хотелось совершить крохотный ритуальный побег от проблемы, пока она не врастет под кожу, переставая так болезненно свербить.
        Ненадолго. Кто ж мне позволит долгую рефлексию?
        Парковая зона раскинулась аккурат поблизости от проклятого мною ЦвиРа.
        Туда, под сень распускающейся молодой листвы - она такая же неопытная и наивная, и так же, как я недавно, еще не ведает, что осень приходит гораздо быстрее, чем мы думаем.
        Рявкнув на охрану, чтобы держались в стороне, не показываясь на глаза, я наслаждалась относительным одиночеством, тупо пытаясь привести мысли в порядок.
        Получалось скверно.
        Наверное, другая на моем месте первым делом схватилась бы за вирт и начала выплакивать горе маме или подругам. А может наоборот, делиться радостью. Вот только я точно уверена, что мои родные не будут счастливы, а подруга… Да Ника просто умрет от зависти - у нее же пунктик на эдейцах! И мое «горе» по этому поводу точно не поймет.
        В голове был хаос, который никак не желал упорядочиваться.
        Не знаю, сколько бы я так просидела, оттягивая неизбежное, если бы не звук опускающегося аэробайка, диссонирующий не слишком громким, но ощутимым гулом, среди бесшумных мобилей. Охрана дернулась, но я сразу узнала того, кто так нагло нарушал правила в городской черте и успела предупреждающе поднять ладонь, останавливая своих соглядатаев.
        В груди что-то заныло тоскливо и радостно одновременно. Да черт с ними со всеми! Кто мне пока запретит просто поговорить с парнем, который, пусть и вызывает волну пока плохо мною понимаемых эмоций, но ведь хорош! Однозначно, хорош!
        Мой кареглазый спаситель каким-то чудом высмотрел сверху одиноко сидящую меня и не придумал ничего умнее, как спикировать вниз, лихо лавируя в плотно скользящем потоке мобилей, что строго соблюдали высотные эшелоны. Но это же Дан! Ему, похоже, не писаны не только законы гравитации - в чем я почти убедилась на прошлых злосчастных гонках - ни законы человеческие. И штрафы, видимо, глубоко безразличны.
        Предупредительный жест подействовал и, кажется, незваный гость не заметил моё сопровождение. Байк заглох буквально в полуметре от меня, и я, с плохо скрываемой завистью, оглядела этого черно-серебристого монстра, с горечью вспоминая своего красавца, что восстановлению не подлежал. Ох, если отец бы узнал о той истории… Кому-то не жить! А уж то, что гонки могли смело переходить на нелегальное положение…
        - Даже не представлял, что на Росси так запросто можно встретить Принцессу сидящую в одиночестве! Ты сегодня полностью соответствуешь образу, ваше высочество, - вывел меня из размышлений знакомый голос. Дан с явным интересом рассматривал меня одетой в платье и с легким макияжем. Да уж, контраст с той нагловатой гонщицей, которую я обычно изображаю на соревнованиях, был ярким.
        - А тебе, наверное, рассказывали, что тут только медведи по улицам бродят? Слышала, что за пределами Славянских планет именно так о нас и болтают, - я тоже рассматривала своего гостя, отмечая то, что сегодня одетый в повседневную, простую с виду, но очень дорогую одежду (уж мне ли не знать, чего стоит эта нарочитая неброскость!) Дан тоже казался несколько другим.
        Но, черт возьми, он отмороженный! Без защитного костюма на аэробайке! И ведь даже не выглядит замерзшим, пусть над городом особо быстро не погоняешь днём, да и температура сегодня выше, чем вчера, но все же! - Ты ведь не из нашего сектора? - ткнула пальцем в небо и похоже, что попала.
        Потому что мужчина слегка нахмурился, но тут же вновь расплылся в улыбке.
        - Определенно, нет, Принцесса. - Дан оперся локтем о руль байка, вальяжно подпирая пальцами ладони собственную скулу и продолжая весьма недвусмысленно меня рассматривать. Его взгляд окинул мою фигуру снизу вверх, перейдя на лицо и буквально зацепившись за губы. И я с удивлением почувствовала, как их начало покалывать от фантомного ощущения вчерашнего поцелуя. А он резко посмотрел мне в глаза и я вспыхнула, словно мужчина успел прочесть эти мои мысли. Дан же медленно растянул губы, с долей самодовольства, - Но, знаешь, я обнаружил в нахождении на вашей планете некоторое удовольствие, - промурлыкал этот котяра, - Кажется, я здесь надолго, - добавил с подтекстом.
        Вот же… Близость этого мужчины начисто выбила из моей головы все проблемы. Прям волшебная таблетка от стресса.
        Ага, клин клином, как говорили наши предки. Дан-Демон сам ещё тот стресс! Вредный, эгоистичный.
        «Безбашенный, обаятельный и чертовски сексуальный» - томно вздохнул внезапно проснувшийся внутренний голос.
        Не поспоришь. Хотя почему? Да, запросто!
        - Эйфория? - покачала я головой участливо. - Это от холода и недостатка кислорода на высоте. Ты бы поосторожней с этим, не дай Вселенная, отмерзнет тот орган, который у тебя отвечает за восприятие действительности, - произнесла, с сочувствием сведя бровки и даже покачала головой.
        - Беспокоишься, злюка? - расплылся в улыбке этот гад, чуть подаваясь вперед, при этом в его глазах заплясали черти. - Ну, не стоит! Не волнуйся, милая, мой мозг прекрасно переносит холод. Ты ведь его имела в виду, правда? - поинтересовался он невинно.
        Я сделала задумчивое лицо и посмотрела на Дана. Выдержала паузу, якобы обдумывая ответ.
        И выдала:
        - Нет, - пожала плечиками и невинно похлопала глазами.
        - Нет? - ухмыльнулся довольно мужчина. - Так, значит? Черт, ты все же неправильная Принцесса, - Скосил глаза куда-то в сторону и добавил тихо, - Правда охрана у тебя вполне себе реальная и соответствующая твоему королевскому статусу. И очень нервная, кстати. - Он посмотрел мне в глаза и спросил неожиданно, - Хочешь сбежим?
        Я опешила, растеряв весь кураж, а Дан продолжал гипнотизировать меня своими карими омутами, при этом молча ожидая моего решения.
        Отхлынувшая боль и тревога от неожиданной встречи, вновь отдалась болью за грудиной.
        Сашка, а что ты теряешь? Он ведь нравится тебе? Правда? Да! Сейчас не тот случай, когда надо взвешивать и обдумывать. Просто пару часов свободы. Последних, возможно. Не этого ли ты хотела?
        Посмотрела на часы, до приема ещё было время, чтобы успеть немного сойти с ума и вернуться в реальность.
        - У меня два часа, - произнесла одними губами.
        - Представляешь, у меня тоже, - хмыкнул Дан. - Тогда вперед?
        Теперь я скосила глаза в сторону, где должны быть мои охранники.
        - Они ведь могут и огонь открыть, - нервно хихикнула и посмотрела с вызовом на моего «похитителя».
        - Не, не успеют! - подмигнул он мне.
        Рывок за руку и я уже сижу перед мужчиной на байке, и одновременно машина стартует с бешеным ускорением вверх. Настолько, что мне закладывает уши, а органы, по-ощущениям, сплющиваются.
        Но Дан прав, не успели бы.
        Даже если бы я не послала им сигнал, о том, что со мной друг и беспокоиться не стоит… Точнее, категорически запрещено.
        ГЛАВА 9
        Аэробайк мчал нас куда-то в сторону моря, с легкостью перестраиваясь в потоках. Внизу мелькали кварталы Любомирья, а мой вирт не прекращая разрывался вибрацией встревоженных вызовов от охраны, а может уже и от отца. Вот только я твердо дала всем отбой, успев набрать лишь пару слов, обещая, что буду вовремя и со мной ничего не случится. В конце концов я не отключала геолокации, а значит кому нужно, те узнают где я нахожусь.
        Ветер на высоте обжигал, но Дан казалось и вправду не замечал пронизывающего холода. Я же прижалась сильнее к мужчине, в поисках тепла, уже плюнув на тщетные попытки как-то придерживать подол платья - ну да, одежда, мягко говоря, не для байка!
        Меня немедленно обхватили чуть выше талии, с легкостью ведя машину одной рукой. Он это делал просто мастерски. Возможно, даже лучше меня, как это ни противно признавать.
        Хотелось буквально распластаться по теплому телу, согреваясь и ища защиты от ветра. Дан фактически положил подбородок мне на плечо и слегка повернув голову, потерся, как кот, о мою скулу и заговорил в самое ухо. Понимаю, что в противном случае услышать без шлемофона ничего бы не удалось при таком шуме ветра, но остальные действия оправдать этим было несколько сложновато.
        - Отличный способ заставить девушку быть поближе, как думаешь, Принцесса?
        Я лишь сморщила нос - говорить, а скорее кричать, на таком холоде и шуме не было желания, но не выразить своё отношение, хотя бы таким образом, я просто не могла. А в ответ услышала смешок и меня слегка прикусили за ухо, отчего я дернулась, чуть отстраняясь и пытаясь зло посмотреть на этого маньяка, который сделал непроницаемое лицо, и спокойно вновь склонился к моему уху, пройдясь горячим дыханием по шее. И это оказалось таким контрастом с температурой на высоте, что я неожиданно для себя покрылась мурашками и невольно опустила ресницы, прикрывая глаза и задерживая вдох.
        - Ты права, ваше высочество, есть способы гораздо интереснее, - доносится до меня горящий шепот.
        И я отчего-то улыбнулась, то ли от смущения, то ли от странной радости, затопившей щекочущим теплом всё внутри.
        Бабочки в животе? Дурацкое выражение, которое вызывало лишь смех с долей брезгливости, но внезапно оказалось актуальным.
        Вот с чего бы?
        Чужой, наглый и самоуверенный мужчина, с которым раньше не было ни малейших перспектив на будущее - да-да, девочка Саша ужасно несовременная идиотка, которая считала, что отношения - это не переспать, как у Ники, а чувства, уважение и желательно на всю жизнь!
        Ага, ту самую, что не далее как пару часов назад ярко показала тебе, в каком месте она видела все твои мечты и представления…
        Поэтому всё, дорогая, у Сашеньки Сандовской отныне есть только здесь и сейчас!
        И именно в настоящем тебя крепко держит самый потрясающий из встретившихся на пути мужчин.
        Правильное слово «потрясающий», потому что сумел буквально за несколько минут знакомства покачнуть все сложившиеся по книгам и по здравым рассуждениям представления, каким должен быть тот, кого я захочу подпустить поближе. Дан совсем другой, не создающий ощущение надежности, наглый, порой на грани, при этом загадочный и сексуальный. И не раз давший понять, что я ему интересна.
        Так чего ещё желать в таком раскладе?
        Я выплываю из внутренних монологов, чтобы понять, куда мы почти прилетели.
        Любомирский водопад ревел, заглушая пение ветра в ушах. Красивейшее место в нагорье, окружающем столицу Росси. Река Любая, что брала своё начало где-то в сердце больших Русских гор, делала очередную петлю, огибаю город, и уходя лентами притоков по долинам и лесам моей родины, сбрасывая своё основное русло в Океан Надежд с высоты прибрежных скал. Рядом с местом падения тонн пресной воды, что спускались каскадом, смешиваясь с морской, природой было создано настоящее чудо.
        Острые скалы почти у самых вершин образовывали довольно узкую арку, выводящую на небольшое плато, прикрытое с одной стороны каменным навесом, словно куполом, а с другой открывался вид на водопад. И это природное образование облюбовали местные эндемики, сохранившиеся в первозданном виде ещё до вмешательства людей в терраформирование планеты. Увы, но большинство местной флоры, как и фауны, не пережило столкновения с оказавшимися более агрессивными представителями привезенных первыми колонистами растений с Земли.
        Люди, они такие люди! Сначала губят всё пугающее и отличное от привычного, а после пытаются создать заповедники, воскрешая из небытия чужую природу.
        Я знала про это место, но попасть туда было почти невозможно. Лишь альпинисты могли себе такое позволить, но власти, под давлением зеленых, внесли строгий запрет, выставив на все скалы маячки. Только дроны и экспедиции ученых биологов. А с воздуха мешал купол, ну и со стороны водопада в этом месте была такая турбулентность, что попытки смельчаков уже не раз заканчивались трагедиями.
        Поэтому я удивилась направлению и даже тряхнула головой, привлекая внимание Дана.
        - Мы туда не попадем! Ты может не в курсе, ты же не местный! - прокричала, пытаясь остановить мужчину от самоубийственной попытки.
        Увидела, как его губы сложились в самодовольной улыбке. Он вновь склонился к моему уху.
        - Мне можно! Ты забыла, я же Демон! Так что не бойся, Принцесса! - и услышала смешок, - Хотя, пожалуй, так будет надежнее…
        Даже не успела понять, как он умудрился прямо в полёте перехватить меня за талию, и ловко приподняв, перевернул так, что я оказалась сидящей к нему лицом, инстинктивно вцепившись в его плечи руками и клещом обхватывая ногами. Моё несчастное платье развивалось по ветру, полностью обнажая бедра. Представляю, какое зрелище было бы снизу, если бы нас в этом месте мог кто-то увидеть.
        - А-а-а, пси-и-их! - позорно заверещала, злобно сверкая глазами на жутко довольного собой Дана.
        - Держись крепче, злюка! - рассмеялся этот ненормальный.
        Наверное я перешла на ультразвук, когда мой полоумный водитель внезапно положил прямо в воздухе байк горизонтально, несясь на полной скорости к узенькой арке в скалах. Какое-то неимоверно сложное движение рулем, машина странно меняет геометрию, чуть изгибаясь, и я вижу в каких-то сантиметрах от головы камень скалы, что мы пролетели!
        Не прикоснувшись ничем!
        Аэробайк молниеносно принял обычное вертикальное положение и плавно опустился на голубую мягкую траву.
        Я смотрела на Дана вытаращенными глазами, намертво вцепившись в мужчину так что оторвать удастся вряд ли. Сердце колотилось, а от избытка кислорода жгло в легких.
        А этот безмозглый камикадзе смеялся вовсю.
        - Да ты…!!!
        Вот только я решила с пользой выпустить накопившиеся излишки воздуха из груди, как меня прервали. Не скажу, что неприятным образом.
        Ну да, Дан просто заткнул мне рот поцелуем, благо в таком положении это было сделать вовсе не затруднительно.
        Почувствовала, как в груди сладко заныло. Небо, как же хорошо!
        Сумасшествие, скажите вы? Согласна, это было настоящее безумие.
        Моё, в первую очередь, потому что для Дана такое явно не было в новинку - наверняка ведь для брутального красавца не проблема столь напористо вести себя с девушкой на первом свидании.
        Хотя кому я вру, это и свиданием назвать можно с огромной натяжкой. Впрочем, Сашка, у тебя ведь и такого никакого раньше не было. Сплошная учеба, гонки, ну и фантазии на тему. Опыт разбитной подруги можно не учитывать, точнее, принять как фактор не способствующий желанию даже пытаться заводить отношения. Ах да, ещё были книжки с фильмами, вот только это не жизнь. В реале всё по другому.
        Наверное, просто отключило мозги от избытка впечатлений, в свете вновь открывшихся обстоятельств моей грядущей судьбы.
        И что тут скажешь: меня в данный момент всё устраивало. И этот дерзкий побег из под носа охраны, и эта авантюра с экстремальным полетом в место, попасть в которое даже дочь наместника могла бы с трудом.
        И этот мужчина, что так умело и не спрашивая ласкал мои губы и тело.
        Сладко, до боли сладко. Властный напор, подчиняющий, лишающий воли своей страстью. Но только до моего первого тихого стона в его губы. А после нежнее, мягче, но не переставая контролировать каждую мою реакцию.
        Именно так я это чувствовала… Его чувствовала.
        - Красивая, какая же ты красивая, Принцесса, - горячий шёпот, перемешанный с не менее горячими поцелуями и объятиями. - Хочу тебя с первой минуты…
        Большие ладони оглаживают спину, плечи, бедра, путешествуя дорогами удовольствия. Мне кажется, что моё тело просыпается ото сна, оживая и требуя продолжения. Ловлю взгляд ошалевших карих глаз и понимаю, что и сама наверняка выгляжу так же. И когда ощущаю его руки на груди, огненным пожаром сквозь тонкую ткань платья, из горла вырывается всхлип и я машинально прогибаюсь в спине, почти доставая лопатками руля.
        Остро, словно ток по телу. Дан на миг отстраняется, не отрывая рук, смотрит на меня странно, будто пытается найти нечто новое. Встряхивает головой, словно избавляясь от морока, губы прорезает уже знакомая улыбка и он вновь склоняется к моему лицу, чтобы прошептать хрипло:
        - Идеальная…
        Всего лишь слово, но оно срывает последние табу и сомнения, рождая теплую, щемящую волну. Растущую, поднимающую настоящую бурю.
        Не желание - жажда. Никогда не испытывала ничего подобного.
        Грудь напряжена, а кожа… Да, вся кожа требует прикосновений.
        Руки сами вцепляются в предплечья мужчины, пройдясь по рельефным мускулам. Каким-то непостижимым образом успеваю расстегнуть легкую куртку Дана и с удовольствием пробираюсь под ткань футболки, пируя от непривычных, но дьявольски приятных ощущений. Обнимаю за крепкий торс, млея от силы и мощи его тренированного тела. Дыхание сбито, а пальцы дрожат.
        Хочу большего. Впитать, запомнить…
        - Иди ко мне, сладкая злючка!
        Правильные слова, нужные.
        Но, парень, я уже здесь! И вовсе не стремлюсь сбежать!
        Зачем и куда? На приём, где родители гордо будут представлять меня тому, кто уже прекрасно осведомлен обо всём, что со мною связано? К эдейцу, который неожиданно решил, скорее всего по политическим соображениям, что пора завести себе таине? А я как раз весьма подходящего экстерьера и происхождения.
        Даже звучит так, словно домашнего питомца подбирал.
        Потому что знаю, что ториди Великой Эдеи всегда и во всем первый! А стало быть, он просто не спешил использовать своё право на таине. До сих пор.
        А теперь какого-то беса ему потребовался именно этот «брак», хотя браком, в нашем понимании, такие отношения не являются. Точно не в нашем случае.
        Но сейчас я больше не хочу об этом думать.
        Помнишь, Сашка, - жить настоящим! А в нем только красавчик Дан-Демон - чужак с неизвестным прошлым и происхождением. Шикарный вариант забыться по своему выбору. Напоследок.
        И не причиняя никому вреда. Ведь такие как Дан - перекати-поле! Он меня и не вспомнит уже завтра…
        От последней мысли почему-то стало тоскливо. Но я отогнала пытающиеся прорваться за каким-то лядом розовые мысли, что присущи девочкам. Не в этой сказке.
        Еще какой-то час и моя жизнь изменится навсегда. Так что никаких сомнений! Я хочу помнить, что однажды со мной случилось это безумие! Сладкое, со вкусом мужчины, что сумел пробудить во мне интерес, и темной бездной страсти, в которую нас обоих неумолимо уносит.
        Улыбаюсь своим мыслям и сама тянусь к губам Дана, слегка прикусив за нижнюю и тут же отпустив. Чуть отодвигаю лицо и заглядываю в удивленные глаза.
        - Ты много болтаешь, Демон, а время-то идет!
        Его брови взмывают вверх и теперь уже я самодовольно прищуриваюсь, слегка проведя кончиком языка по своим губам. О, да! Женщина во мне стремительно поднимает голову, вытягивая из подсознания все тонкости искусства соблазнения. Это в крови у каждой, просто нужен подходящий мужчина.
        - Однозначно, неправильная Принцесса, - хмыкает он, - Ну, тогда берегись, сама напросилась!
        Взвизгиваю, когда меня резко подхватывают под бедра, и словно я ничего не вешу, снимают с байка, одновременно впиваясь поцелуем, сразу проталкивая язык.
        Ммм, вкусно! Черт, где ж ты был раньше?
        С легкостью опускают моё тельце на мягкий голубой покров древней флоры Росси - то ли мха, то ли травы, что покрывала некогда обширные луга этой планеты, по которым бродили тучные стада странного вида ящероподобных животных.
        По обонянию бьет пряный запах земли смешанный с чем-то ванильно-коричным, и почему-то яблоками. Словно этот покров изготавливал сумасшедший пекарь, раскладывающий свои вкусности прямо на голом чернозёме.
        Дан отпускает мои губы, отстраняясь ненадолго, но я разочарованно ёжусь, лишенная его тепла. Он становится надо мной на колени так, что ноги оказываются между его бедер. Наклоняется и ловко начинает расстегивать длинный ряд пуговиц на моем лифе.
        Боги, на кой я нацепила такое платье? Это же пытка!
        Не выдерживаю и начинаю ему помогать, чуть не вырывая с мясом.
        - Тише, тише, - хрипловато смеется моё наваждение, - нетерпеливая…
        Почти рычу, сама выворачиваясь из проклятущей одежды, под довольный мужской смех. Дан же сбрасывает куртку и резко сдергивает футболку, а я зависаю, разглядывая его прокачанное тело. Гладкое, без лишней поросли, и словно срисованное с древней статуи какого-нибудь греческого или римского бога. Ну, да, я видела таких в музее Земной культуры. Черт, надеюсь, что то, что обычно скрыто фиговым листком у моего случайного любовника не соответствует скромным античным канонам… Ну, говорят же, так надо… Черт, Сашка, чтоб ты ещё в этом понимала!
        - Нравится? - ехидно поинтересовался Дан у чересчур зависшей над созерцанием достойного зрелища меня.
        - Сойдет!
        - А же говорю, злючка. Еще и обманщица! - протянул он, медленно кладя руки на ремень.
        Я же приподнялась на локтях, совершенно бесстыдно не желая упускать ничего из представленного мне. А что? И фактура и фон меня не только устраивали, но и заставляли чувствовать себя ужасно смелой и… Да, развратной, лежа в одном белье, которому явно не долго осталось быть на тебе.
        Глупо, Сашка, глупо… Это просто эйфория! Но, нет, жалеть и ругать себя позже будешь.
        И думаю, что сильнее, если струсишь!
        Красивая пряжка ремня щелкает… И с этим звуком в наше уединение врывается жужжание полицейского дрона, а также его механический голос:
        - Внимание! Оставайтесь на месте! Вы нарушили предписание о запрете на посещение особо охраняемого природного объекта…
        Дослушать, какие меры должны были последовать далее я не успела. Потому что Дан оказался столь молниеносным, что я даже не поняла, как он успел одновременно витиевато ругнуться, подскочить к байку, извлечь откуда-то оружие и уничтожить несчастный дрон, который даже не успел толком влететь на плато через ту самую узкую расщелину, благодаря которой мы сюда и попали.
        - Обалдел? - вскрикиваю, подскакивая с земли в замешательстве, - Это же серьезное преступление!
        Дан же хватает свою одежду, быстро начиная ее натягивать на себя.
        - Не истери, Принцесса! Я не знаю, как для тебя, а мне не стоит светить в сводках полиции свою личность, уж прости. У нас не более минуты, чтобы убраться отсюда. Я знаю протокол, дрон не успел передать изображение, но его пропажа немедленно повлечет вызов наряда настоящей полиции, если он сам уже это не сделал. Мой косяк, видимо все же где-то попал в зону действия маячков! Прости, сладкая, и поспеши!
        Нет, соображала я быстро, уже влезая в платье. В теле кипел адреналин и чувство обиды. Ага, и неудовлетворения, как я понимаю эти тянущие боли внизу…
        Ладно, если день не задался, то, похоже, и дальше не стоит рассчитывать на внезапную удачу!
        Демоновы пуговицы! Их два десятка!!!
        Рычу, борясь с гадкими элементами платья.
        - Брось, потом застегнешь! - мне на плечи накидывается мужская куртка, в которую я закутываюсь, чуть ли не вдвое обернув. - Прыгай, злюка, так же ко мне лицом! Быстрее!
        Аэробайк уже ревет, а его хозяин в одной футболке восседает сверху. Уговаривать не надо, я залезаю на сидение перед Даном, обнимая его, как в прошлый раз руками и ногами, даже не пытаясь думать, что отсюда выбираться ещё сложнее.
        Ведь он прав! Если б мы попались, скандал получился бы знатный! Глубокоуважаемым труженикам пера из массмедиа только дай повод! Уж не знаю, чего боялся Демон, но мне-то точно не поздоровилось бы! Пусть отец и сумел бы замять, но… А может и нет, в свете новых обстоятельств!
        М-да, Александра Сергеевна, мозг-то, мало того, что взял отпуск, так ещё и ушел в отключку… Ну, здравствуй, реальность!
        На всякий случай, прижимаюсь с Дану, спрятав голову у него на груди. Резкий взлет, мы снова в воздухе в горизонтальном положении, судя по ощущениям, и набор скорости.
        - Всё уже, выбирайся из окопа, Принцесса, - кричит прямо в ухо, перекрывая ветер Дан. - Прости, злючка, что так получилось, мы обязательно продолжим…
        Это вряд ли. Хотя жаль, не спорю.
        Ещё одно мгновение так запредельно близко, вдохнуть, запомнить аромат…
        Всё.
        Отрываю голову от его груди, ослабляя хватку на торсе. Поднимаю руку с виртом, смело набирая сообщение, держась лишь одними ногами, словно обезьянка.
        - Высади в том же парке, только чуть подальше. Хочу успеть привести себя в порядок.
        Дан бросает взгляд на моё лицо и хмурится.
        - Спешишь?
        - Да, дела… - отвечаю, сама отводя глаза.
        Дан молчит, не задавая более вопросов, только его красивые губы сжимаются плотнее. Он пару раз ещё скосил на меня глаза, лавируя в потоках с явно превышающей допустимое скоростью.
        Зеленое пятно парка, недалеко от звездообразного здания ЦвиРа, показалось как-то неожиданно быстро. Байк плавно нырнул вниз, аккуратно опускаясь в относительно безлюдном скверике.
        Хотела спрыгнуть с машины, но сильные ладони удержали меня за талию. Карие глаза смотрели удивительно серьезно.
        - Ничего не забыла, Принцесса?
        Я застываю, глядя в упор. Немой разговор. Ну же, Дан, не заставляй меня врать. Ты ведь меня понял, правда? Почувствовал, что на этом всё закончилось, так не усугубляй, мне и так больно.
        Неожиданно, действительно намного больнее, чем я думала. Пусть не всё вышло так, как мы оба хотели.
        - Спасибо за прогулку, Демон, - шепчу без улыбки.
        Воздух словно сгущается.
        - Повторить не хочешь?
        - Не любишь незавершенных дел?
        - Может быть, - он слегка склоняет голову набок, продолжая меня удерживать.
        - Я тоже, - на лице сама появляется грустная улыбка. - Только знаешь, у каждой принцессы есть свои драконы, - поднимаю руки и касаюсь пальцами своих губ, а после дотрагиваюсь ими до плотно сжатой ниточки рта Дана. - Прощай, Демон воздушных трасс…
        Его глаза глядят неотрывно, но руки разжимаются, отпуская.
        Соскакиваю с байка, сбрасывая с плеч куртку, оставляя ее на сидении. Отворачиваюсь, быстро начиная застегивать пуговицы, что не успела до нашего побега. Последний взгляд на застывшего на месте моего неслучившегося любовника, и время уходить.
        Быстро, чтобы не сорваться…
        - Принцесса!
        Ох, ну зачем? И так всё сложно.
        Замираю, не оборачиваясь.
        - Ты ошибаешься, драконы охраняют исключительно прекрасных принцесс. Ты - такая и есть! Но я понял, что всегда есть подвох…
        Ох, ты даже не представляешь какой…
        ГЛАВА 10
        Стоять с улыбкой на лице, приветствуя и ведя ничего незначащие разговоры с гостями, пришедшими, по большому счету, лишь для демонстрации своими дамами новых нарядов, и для решения собственных задач, абсолютно не имеющих отношения ни к моему совершеннолетию, ни к выпуску из Академии. Выслушивать от них далеко не всегда искренние поздравления, и отвечать на одни и те же вопросы - это ли не мечта для девушки!
        Это была ирония, если кто не понял.
        В общем-то, дело обычное. Выпьют дорогого вина, побеседуют, кто-то заведет нужные знакомства, послушают речь наместника, вручат подарки - не сильно дорогие, чтобы не приведи боги, кто-нибудь не принял за взятку - ну, а там какая-нибудь культурная программа. Ничего нового!
        И уж появления здесь и сейчас самого ториди с его свитой из высших ридов, тут ожидают вряд ли - прием, хоть и не маленький, но почти домашний!
        Как и того, что празднование совершеннолетия и окончания Академии, может перерасти в нечто совсем иное.
        Но пока самые почетные гости, а по сути хозяева множества миров, настойчиво попросили у отца не разводить шума и не менять планы. Ну нет, так нет, как говорится. Стало быть, будет сюрприз!
        Кто же может отказать в такой мелочи правящему военачальнику, стоящему во главе звездной армады империи, включающей в себя без малого сотню планет, и являющегося на данном этапе, пожалуй, сильнейшим в обитаемой вселенной космическим флотом? В Эдее, как известно, стратократия - власть военных, передающаяся чаще всего по наследству. И, как ни странно, весьма эффективная.
        Моё темно-синее атласное платье в пол идеально сидит на фигуре, светлые волосы убраны в высокую прическу, а шею и уши украшает дизайнерский ювелирный гарнитур из белого золота с сапфирами и бриллиантами, дивной чистоты и огранки. Такие добывают лишь на самом Антаресе! Безумная роскошь, стоимость которой я даже боюсь предположить, и при виде которой от зависти вспыхивают глаза уважаемых дам, а у их мужчин заранее начинается мигрень, от предвкушения нытья своих половинок по поводу желания иметь нечто подобное.
        Вот только меня эти безделушки не радуют - подарок будущего тая, не надеть я бы просто не посмела, но с удовольствием поменялась бы ролями с любой из этих завистниц.
        К устройству сегодняшнего приема явно приложила руку сама матушка - чувствовалась её основательность во всем. Лестница в холле резиденции наместника Росси блестела так, как-будто роботам уборщикам приказали вылить годовой запас полироли. Не знаю, может мама надеялась, что кто-нибудь свернет шею, поскользнувшись - мне ли не знать, как госпожа Сандовская трепетно относится к некоторым обязательным - о, политика, политика! - гостям!
        Люстры, имитирующие свечи, сияли, играла классическая музыка. По залу приемов расхаживала уже большая часть приглашенных, и их обслуживали самые настоящие официанты, притом одетые в ливреи, под стать дому в стиле ампир, который так приглянулся в свое время маме.
        Говорят, когда отец был поставлен на должность, а это случилось ещё до моего рождения, она приказала полностью перестроить всё здание. Результат впечатлил многих, пусть завистники и недоброжелатели и устроили вой в сети, о неимоверно завышенной смете на строительство. Но госпожа Сандовская одним росчерком пера, а точнее своей электронной подписью, оплатила счета из собственных средств. Ну да, владелица и руководитель крупнейшей в Славянском секторе корпорации «Биотех» могла себе позволить многое. И уж точно не стала бы из-за своей прихоти подставлять любимого мужа.
        А так злопыхатели подавились, а граждане радостно приветствовали щедрость семьи наместника - ведь карман налогоплательщиков не прохудился.
        Почему я вспоминаю всё это? Может из-за тщательно контролируемого волнения? Скорее из страха, что уже сегодня не слишком любимый, но такой привычный мир, может остаться для меня только этими самыми воспоминаниями.
        Сейчас я даже рада, что вернулась чуть раньше, чем могла бы, если б все же задержалась с Даном…
        Ох, о нём думать не буду - слишком серьезная буря поднимается в душе. Пусть это и странно, да и несвойственно мне, но с собою лучше оставаться честной - этот вольный ветер зацепил внутри что-то.
        И сильно.
        От этого сейчас в груди стремительно образуется прореха, в которую утекает нечто эфирное, неосязаемое, но неизменно меняющее меня саму. Нарушая целостность восприятия картины мира, словно меняя настройки.
        Стоп, Сашка, я же сказала - не думать! Есть проблемы поважнее.
        По возвращении, решила все же поговорить с родителями. Предупредить, чтобы не стало неожиданностью… Да и с их опытом в политике, негоже потерять лицо, если эмоции захлестнут. У всех у нас есть болевые точки, а я единственный ребенок в семье. Любимый и любящий.
        Так я думала, когда спешила в кабинет к отцу, узнав у прислуги, что они с мамой давно меня ожидают. Потому что высокие гости, а точнее начальство, пожелали побыть одни до приема, то есть просто выпроводили дорогих хозяев в вежливой форме.
        Что ж, тем лучше, успею их подготовить.
        Но стоило увидеть лица родных, поняла - уже знают.
        То, что чета Сандовских умела держать удар, даже не сомневалась, но видеть их такими подавленными мне ни разу не приходилось.
        - Это ведь не конец света, - я неловко попыталась изобразить беззаботность.
        - Конечно, детка, - отец кивает согласно. - Ториди Малик сообщил нам с мамой лично, что выбирает тебя. Нам первым, и поверь, в традициях эдейцев, такое считается высшим знаком уважения. Они ведь чтят договоры и требуют неукоснительного соблюдения таковых от противоположной стороны, - отец не скрывает вздоха, - О том, что таине неприкосновенны, думаю, ты знаешь, дочка. И он тебя не обидит, - папа хмурится, вопреки сказанному уверенным тоном.
        Мне кажется, родители даже постарели за эти пару часов. Хотя, может я сгущаю краски.
        Мама молчит, лишь сжимая крепко мои пальцы, словно боясь отпустить.
        А ведь и вправду, если Амирей потребует, меня заберут уже сегодня. Куда? На Эдею или болтаться в космосе на кораблях флота, рядом со своим таем, покуда не забеременею? Впрочем, это ведь смешно, обряд специально проводят в подходящие для зачатия дни, чтобы сразу….
        Но, это уже не мне решать. По закону, после их традиционного Единения я окажусь полностью в его власти.
        Я с грустью вновь прокрутила на вирте содержание файла, что скинул мне отец. Гриф «Особо секретно, доступ временный», а значит, всё содержимое скоро исчезнет из моего хранилища, словно и не существовало.
        Соглашение от 2801 года гласит четко:
        «Любая совершеннолетняя гражданка Великой Эдеи, чей организм подвергнется перестройке под действием многоступенчатой вакцины D1367j, автоматически приобретает статус таине, и поступает в полное распоряжение избранного для неё тая»
        И далее, немного фактов, доступных единицам.
        Таине - любовница, мать наследников и гордость любого эдейца. Кукла, которую балуют, наряжают и предъявляют, словно коллекционную медаль, полученную за особые заслуги. Хотя, почему «словно»? Ведь так и есть.
        К таине проявляют уважение, и даже почитание. Тай обеспечивает их нужды в размерах, о которых среднестатистическая жительница империи могла только мечтать.
        Сказка и грёза для многих девушек, не так ли? Если опустить нюансы, о которых говорить не принято.
        Таине не работают, не участвуют в жизни общества, даже своих мальчиков им позволено воспитывать только до шести лет - потом их ждет эдейский аналог кадетского корпуса. И если тай сочтет возможным, сын будет посещать мать. Но да, содержать и оберегать свою женщину эдеец будет со всем тщанием. Пока жив. А после - Эдея воюет постоянно, а боевые потери несут даже лучшие - таине, если не вышла из детородного возраста, превращается в переходящий приз.
        И, кстати, я не ошиблась - именно мальчиков, а точнее, только их. Информация, особо охраняемая, но из таких, что скрыть окончательно не удаётся. Эдейцы по какой-то причине полностью потеряли возможность передавать женскую хромосому. Я не биолог, и уж тем более не генетик, так что даже не берусь предположить, как такое произошло, но факт, есть факт - у таине рождаются исключительно мальчики, притом с особенностью генотипа отца.
        В общем, не сильно приятные открытия, что тут скажешь.
        Отец склоняется ко мне и дотрагивается губами до лба.
        - Я люблю тебя, Сашка, и прости, что в этот раз бессилен что-либо изменить.
        Заставляю себя улыбнуться, чтобы у родного человека чуть меньше щемило сердце. Я ведь знаю, что это так…
        - Ничего, не вини себя, пап, ты ни в чём не виноват! - я решительно беру футляр, что передал для меня сам ториди и с демонстративной беззаботностью надеваю дорогие украшения.
        - Ты у нас такая красавица, Александра, - отец печально качает головой.
        - Пап, давай без драмы, - кокетливо повожу плечами, и поворачиваюсь от зеркала, которое украшало одну из стен кабинета - отец то ли в шутку, то ли всерьез говорил, что за ним сидит охрана с бластерами на случай тяжелых переговоров. - Подумай о том, что твои внуки с большой вероятностью будут править огромной империей! Это ведь куда значительнее наместника одной, пусть и лучшей в мире планеты! - я хитро прищуриваюсь, глядя на родителя. Это срабатывает, он слегка расслабляется.
        - Хитрая лисичка, - грозит он мне пальцем. - Ладно, девушки, вы тут ещё поворкуйте, а я пойду вниз. Самые нетерпеливые гости уже на пороге, как мне сообщает охрана. - Он склоняется к руке мамы, целуя ее пальцы, - Только недолго, милая! А то вашего старика там разорвут на части!
        - Мы этого точно недопустим, - я посылаю отцу воздушный поцелуй.
        Но как только закрывается дверь, веселье сходит с лица и я поворачиваюсь к маме.
        - Тебе это нужно было знать, родная, - она указывает на все ещё висящий экран вирта. - Ториди Амирей хорош собой, безумно богат и и отлично воспитан. Но… Он правитель до мозга костей. И ещё, мне он всегда казался хладнокровным, что неплохо для его звания, но каков он на самом деле? Вопрос. - Мама бросает тревожный взгляд, - Тот, кто предупрежден, может что-либо предпринять, девочка. - Она порывисто обнимает меня, но сразу отстраняется, заглядывая в глаза. - Помни, Сашка, ты всегда и во всем можешь на меня рассчитывать. Я всегда на твоей стороне! - она аккуратно стирает с моей щеки неведомым образом появившиеся слезы, и добавляет строго, - И улыбайся, моя лучшая в мире дочь. Улыбайся, что бы не происходило! И тогда стерва-судьба потеряет интерес, и перестанет строить козни! Так говорила твоя бабка, а она, да упокоит Вселенная ее прах, была мудрейшей женщиной.
        Все верно, мама.
        На колени можно поставить любого, но сломать, лишь того кто сдался.
        - Саш, прости, я опоздала! - Вероника влетает в зал ярко-красным фейерверком. Я бы сказала петардой. - Вот! С днем рождения, подруга! - Мне в руки попадает небольшая коробочка и Ника тут же подхватывает меня под локоть, вежливо прося прощения у родителей, за то, что меня похищает. Я лишь успеваю отдать подарок лакею, что специально стоял за спиной для этих целей, в противном случае, меня бы уже похоронило под горой мало кому нужных вещей.
        Дурацкая дань традициям.
        Меня утаскивали в дамскую комнату, а стало быть, Вероничку распирает на предмет поговорить.
        - Никусь, я рада тебе, конечно, но думала, ты решишь провести вечер с однокурсниками. Это же намного веселее, - усмехаюсь, зная Никину любовь к подобным мероприятиям. Ну да, она предпочитает клубы, вечеринки, и прочие радости ночной жизни. - И где же тот вчерашний блондин, а? Или не оправдал надежд?
        - Вилиан занят сегодня, - насупилась она.
        - Ясно, но это не ответ. Так что случилось?
        Я опираюсь бедром о мраморный пьедестал небольшого фонтанчика посреди холла туалетной комнаты. Зеркала отражают двух молодых красавиц - полных противоположностей друг друга. Смуглая, яркая брюнетка Ника, в ярко-красном платье, и я - блондинка в синем.
        Демон и ангел?
        Черт, черт… Нелепая аналогия. Ну почему? Вот зачем ты опять вспомнила, Сашка?
        - Саш, ну что ты снова начинаешь? - Словно не отвечает на вопрос, а вторит роящимся в моей голове мыслям подруга. - У меня может совесть есть и я не смогла тебя оставить на съедение этим гиенам. Тем более в таких цацках! Поглоти меня Тандомский червь, это же антареские брюллики! - она тут же тянет ручки к моему гарнитуру. - Папа подарил? Ух, щедро! Мне таких никогда не подгонят… - заявила грустно Ника, сморщив обиженно нос и даже топнув каблуком.
        - Ты в своем стиле: сама спросила - сама ответила, - покачала я головой. - Нет, это не отец.
        Мне становится даже весело, глядя, как у подруги на лице написана растерянность и полное отсутствие понимания.
        - Не поняла… Мама что ли? - она делает шаг назад.
        - Мимо, - уже откровенно издеваюсь над ее недоумением.
        - Сань, разыгрываешь? - спрашивает вкрадчиво. - Неужели тебя наш грозный наместник все же решился выгодно сбагрить замуж? Не поверю, только не дядя Сережа, - вновь поговорила «с умным человеком» Никуся.
        - Нет, вообще-то правильно, не верь! - подтвердила я и добавила. - Потом расскажу, ладно? Ты мне лучше поясни всё же, что ты тут делаешь?
        - Да ладно, а то ты не догадываешься? - фыркнула Ника. - Я все же дочь дипломата и узнать, что космопорт был закрыт на целый час из-за прилета - та-дам! - транспорта с эдейского флагмана, который встречал кортеж наместника, было не так уж сложно! И не смотри со скепсисом! Ну ладно, это была случайность, - вздохнула девушка, поправляя макияж у зеркала и продолжая говорить, - Брат улетал домой после церемонии в Академии и попал на задержку рейса. Вот и связался со мной, - она повернулась, широко улыбаясь, а потом обиженно надула губки, ткнув меня пальцем в грудь, - А ты могла бы и сообщить, что к вам пожалуют эдейцы! Ты же знаешь, какие они… - и вновь мечтательно закатившиеся глазки и прижатые к груди лапки, - Вот как так, Сашка, ты же знала, знала… - заныла эта конченая нимфоманка.
        - Всё, сдаюсь, - я подняла вверх обе руки. - Ты права, тут скоро будут эдейцы, и, поверь, мне лучше присутствовать при их появлении - всё же они попали на мой праздник. А ты, как моя подруга, можешь побыть рядом, я тебя им представлю! - добавила успокоительную ложку меда.
        - А-а-а! Я знала, что ты меня любишь! - визг отразился от стен, а я почувствовала желание прочистить пострадавшее ухо. Но меня тут же схватили за руку. - Так чего мы ждем? Пошли уже, взрослая совершеннолетняя девушка!
        Мы появились как раз вовремя. Делегация эдейцев своим явлением на лестнице, ведущей в залу, напомнила эффект цунами. Сначала все изумленно отступили, а после подались обратно, чтобы оказаться поближе к ториди.
        Власть пугает и притягивает одновременно, а ториди Великой Эдеи Амирей Малик - это очень и очень большая власть.
        Хотя для меня это лишь добавляет проблем.
        Я замерла рядом с родителями, чувствуя их безмолвную поддержку. Вероника скромно встала за моим плечом, и я даже не глядя могла себе представить выражение ее лица - ожидание чуда с распахнутыми глазами.
        О, чудо удалось на славу! Потому что лицо удержать и мне-то удалось с трудом, а Ника просто тихо простонала так, чтобы услышала только я:
        - Да не может быть…
        Потому что личность ториди Эдеи была известна в империи, и ему не требовались представления.
        Статный, пусть уже и не молодой мужчина, с посеребренными сединой волосами. Отличная фигура воина, строгий мундир без лишних изысков. Красив, бесспорно. Вот только холодные глаза и безэмоциональное лицо говорили о многом. И просто мне точно не будет.
        Но сам мой будущий тай внезапно отошел в моих мыслях на второй план. Зрение, будто сузилось, полностью концентрируясь на тех, кто находился за его спиной…
        - Ториди Великой Эдеи Амирей Малик! - провозгласил распорядитель, склонив голову в сторону вошедших, - И сопровождающие его рид Данрод Лейни, рид Вилиан Тарлик, и антриды Анремон Пален и Торсан Ришен.
        В четверке блестящих офицеров сейчас признать разбитных байкеров и их друзей было непросто. Совсем иные, хладнокровные, собранные, одетые в мундиры разных соединений космофлота Эдеи.
        Строгие, взрослые и четко соблюдающие субординацию.
        - Очуметь, Сашка, я переспала с эдейцем! - снова слышу восторженно-удивленный шепот за спиной.
        «А я почти…» - мысленно отвечаю Нике.
        Это был удар куда-то в солнечное сплетение. На краткий миг я даже позабыла об Амирее, что был уже совсем близко и с ленивым интересом изучал меня.
        Не знаю, как выглядела в этот момент, могу лишь надеяться, что многолетние тренировки не прошли даром и я ничем себя не выдала. Уголки губ слегка приподняты в приветственной улыбке, ни одного лишнего движения.
        Но мысли занимал совсем другой мужчина. И его обжигающий взгляд я почувствовала на себе. Только на миг. А после каждый включился в эту срежиссированную пьесу, отыгрывая свои роли.
        Фарс. Злая шутка судьбы…
        Мой отец выступает вперед, выдавая привычные фразы.
        Далее партия Амирея. Он говорит стандартные приветствия хозяевам приема и поворачивается к виновнице торжества. Делает плавный жест ладонью в сторону одного из своих сопровождающих и тот мгновенно подает ему изысканный букет. Не вычурный, изготовленный из нежнейших голубых такерелей, редких и обладающих тонким ароматом.
        Амирей протягивает букет в мою сторону и произносит речь без улыбки. Я знаю, что сейчас все присутствующие превратились в слух. И ещё то, что после этого момента уже ничто нельзя будет отыграть назад. Слушаю, словно приговоренная на казнь, понимая, что помилование не положено, так что взывать к этой самой милости вовсе не стоит.
        - Я рад приветствовать вас, Александра! Примите мои искренние поздравления с совершеннолетием, и позвольте выразить моё восхищение!
        Он протягивает широкую ладонь и я без колебаний вкладываю в нее свои пальцы. Губы ториди сухие и холодные, как и он сам. На мгновение наши взгляды встречаются: любопытство и расчет, ну может быть толика удовлетворения от увиденного. Что разглядел в моих Амирей, останется загадкой.
        Он не спешит отпускать мою ладонь, слегка потянув на себя, вынуждая следовать его невербальному приказу сделать шаг, развернуться и встать с ним рядом. Прикрываюсь букетом, как щитом, выполняя требуемое.
        - Господа, - обращается он ко всем присутствующим, а также слегка кивая в сторону оказавшихся теперь за спиной собственным сопровождающим. - Я рад всем вам сообщить первыми, что Александра Сандовская является таине, - он выдерживает паузу, пока по залу проходит удивленный шепоток, а я буквально чувствую, что мой затылок сейчас просверливает чей-то взгляд. - И я, Амирей Малик, ториди Эдеи, заявляю на неё своё право!
        Он вновь подносит к своим губам мою ладонь, теперь уже не склоняясь, а лишь демонстрируя этот жест другим. Хочется вырвать руку, но кому есть дело до моих желаний?
        - Уверен, Александра, как и все, будет рада узнать, что Росси получает статус столицы империи, как минимум на ближайшие тридцать лет, а стало быть ей не придется покидать родину.
        - Благодарю, эта новость действительно приятная, - произношу, лишь надеясь, что ирония не вырвалась столь явно. Но, судя по дрогнувшему уголку губ - заметил.
        Краткая борьба взглядами. Да в черную дыру всё! Плевать я хотела на это, как и ему глубоко безразлично мое мнение по поводу столь щедрого предложения, которое по природе своей - ультиматум. Нет, я не стану спорить и брызгать ядом. В конце концов это может навредить моей семье, да и моей родине, если о характере ториди слухи не врут. Надо быть гибкой. Гибкие не ломаются. Соответствовать - это я могу. Но не более, не более.
        Вы ведь всё поняли, уважаемый? Также как и я.
        Неожиданно Амирей усмехается. В улыбке его и Дана есть что-то общее…
        От последней мысли хочется сжать кулаки. Кажется, ты серьезно влипла, Сашка!
        - А от вас, господа офицеры, ожидаю уважения к избранной, и надеюсь на вашу защиту моей таине.
        Ториди Малик смотрит выжидающе на своих подчиненных.
        Я же чувствую, как меня начинает откровенно потряхивать.
        Секунда и Данрод Лейни, эдеец и рид, первым делает шаг навстречу, опускается на одно колено и взяв мои уже заметно подрагивающие пальцы в свои, произносит бесстрастно.
        - Клянусь, таине Малик.
        Горячие губы едва касаются пальцев, а мне кажется, что на мне поставили клеймо, разделяющее нас навсегда.
        ГЛАВА 11
        Наверное, в какой-то момент я слишком погрузилась в себя, потому что вздрогнула от прикосновения руки Кери. Подруга смотрела на меня взглядом врача, внимательно отслеживая эмоции, словно ожидала, что после рассказанного пациент сорвется в истерику.
        Улыбнулась ей грустно.
        - Всё хорошо, Кер, я в порядке. Просто воспоминания из разряда тех, что не слишком приятно ворошить. Только знаешь, до сих пор были ещё не самые тяжелые, - я откинула голову на спинку кресла, посмотрев на подругу.
        - Я догадываюсь, Лекс, раз тебе не к кому было обратиться, - она коротко кивнула, заерзав на кресле в попытке устроиться поудобнее. - Как у вас говорят: «Не стоит резать хвост по частям - боль лишь растянется.» Так что давай дальше, я всё равно хочу знать что было после? И как вышло, что Родька не сын этого вашего напыщенного ториди?
        - Дальше… - я запустила пальцы в копну волос, слегка массируя голову в попытке начать соображать. Усталость не лучший помощник в мыслительных процессах, а кофе оказывает слишком кратковременный эффект. Подняла глаза на мою драгоценную помощницу, - Дальше, Кери, наступило утро новой эры Росси. Быть столицей Славянских миров - это одно, а становиться центром огромной империи - несколько иной масштаб. Особенно когда правящая верхушка находится уже здесь. И ей нужно таки откуда-то править, - усмехнулась я каламбуру. - В общем, отцу мягко намекнули, что заниматься делами Росси можно и из более скромного помещения, а верховной власти негоже прозябать на задворках. Временно, разумеется. Все же эдейцы народ не жадный, да и любят во всём основательный подход. Например, отстроить под свои нужды целый квартал, а то и новый город заложить. Но не всё ведь сразу? Как-то быстро, и вроде само собой, резиденция наместника превратилась в главный дворец Эдеи, по коридорам которого носились сплошные военные, буквально заполонившие Любомирье. Город вздрогнул, поднял голову и расправил плечи, с легкостью принимая свой
новый статус. Какие перспективы это сулило, не передать! Торговля, туризм, налоговые льготы! - я покачала головой, горько усмехаясь. - Людям так свойственно надеяться на лучшее, ведь правда? И никто не ждет, что ветер перемен может принести не только хорошее. К несчастью, это был именно наш случай. Но пока всё вокруг буквально трепетало от предвкушения. Недовольных было крайне мало. И конечно, я была одной из таковых. Вот только своё мнение я умела держать при себе. Как и отец, или мама. Вот только что мы могли? Лишь наблюдать и приспосабливаться к новым условиям. А наблюдать за эдейцами было бы даже любопытно, если б не приходилось участвовать самим.
        - Я очень мало знаю про эту расу, - наморщила нос Керая. - Кроме того, что они совершенно повернуты на войне, имеют свой кодекс завоевателя - довольно благородный и жесткий, насколько я знаю - ну, и просто красавчики! - она развела ладони с улыбкой. - Как ты понимаешь, раз Архипелаг с ними не воевал, то меня интересовало только последнее.
        Обожаю Кери за её жизнелюбие. Какая бы вокруг не творилась глобальная хтонь, она будет ерничать и ругаться так виртуозно, что у портовых шлюх мог внезапно расшириться словарный запас. А ещё непременно придаст ускорение моей пятой точке, чтобы шевелилась резвее, а не впадала в ступор. Она лучшая, и уж не знаю что я успела в этой жизни сделать такого хорошего, чтобы заслужить дружбу и заботу такой женщины.
        - Ну, тут ты не ошибёшься - сплошные отборные породистые кобели, - хмыкнула я. - Не знаю, Кери, может их генетическая ущербность сделала их такими, а может корни в их истории, которая нам неизвестна, только они и вправду имеют весьма своеобразное представление о взаимодействии с внешним миром. Эдейцы отлично образованы, даже простые солдаты. Этому способствует их система воспитания. Я ведь упоминала, что уже в шесть стандартных лет мальчики отправляются в подобие наших кадетских корпусов. С младенчества их учат дисциплине, физически развивают и вкладывают в головы массу знаний. Порой из-под палки. К определенному возрасту преподаватели отбирают самых перспективных и они продолжают обучение в аналоге офицерских школ. Ну, а потом служба и личные заслуги. Но это не значит, что у них в этих вопросах строгая лестница по заслугам наверх. Ни черта подобного! Правящие семьи всегда в приоритете. И им в помощь почти идеальная генетика, ибо рода, подобные Малик, реально лучшие во всём. А то, что голова у них предназначена не только чтобы носить шлем, я убедилась лично, - вздохнула, хмуря брови. - Эдейцы
дьявольски умны и организованы на зависть всем демократам. Они держатся особняком, не пуская посторонних в своё сообщество - во дворце наместника, к примеру, не осталось ни одного коренного жителя среди прислуги, только свои или роботы. Но чужую культуру народов, с которыми они взаимодействуют, эти парни изучают на твердое «отлично». Иначе ни я, ни Ника в жизни бы не приняли тогда на гонках эдейцев за обычных жителей сопредельных планет, чьи нравы не сильно отличаются от привычных нам. Такие живые, раскованные вне службы, эти ребята превращались в каких-то киборгов, как только надевали мундиры или броню. «Мы - часть системы, что не имеет права на ошибку!» - как сказал мне однажды Амирей. Эдея - превыше всего! Она священна и неприкосновенна. И даже разговоры об Эдее - табу. А ее истинным сынам остается лишь строгая иерархия и кодекс поведения, регламентирующий почти всё. Вроде бы душащая личность система, но почему-то эффективная! Наверное, иной менталитет, для меня эдейцы так и остались загадкой за в общем-то недолгий период плотного с ними общения.
        - Значит эти парни просто отрывались после своего тесного мирка, выбираясь на свободу? В том числе и с женщинами?
        - В целом, да, - кивнула подтверждая. - Вне службы происходил выход за рамки, словно некий виртуальный мир, в котором ты, конечно, ограничен, в данном случае все тем же кодексом поведения, но все же можешь позволить себе гораздо больше, чем в жизни. Эдейцы радостно выпускали пар на планетах, при этом ни в коем случае не роняли чести воина. И, как я подозреваю, не забывали при случае собирать сведения о планетах и населении. Но помнили, что нельзя обижать слабых, никакого применения силы без надобности, уважение к женщинам и, разумеется, ни в коем случае не нарушать местные устои. Притом, если на Росси сами жители на какие-то оплошности смотрели сквозь пальцы, то и эдейцы себе подобное позволяли легко. Дан, например, вовсе не считался с правилами, или местными законами, если за это можно было расплатиться деньгами, хотя вот дрон тогда расстрелял… Но это Данрод Лейни, ему вообще многое сходило с рук, как я узнала только потом.
        - С чего вдруг он такой особенный? Нет, не для тебя, - подмигнула мне Кери, - С тобой-то как раз всё ясно, а вот с твоим тайным любовником не особо.
        - Это что это тебе так сходу там ясно? - возмутилась вяло, скорее по привычке.
        - Да ладно тебе, - отмахнулась подруга, - от мужчины, что тебе безразличен детей не рожают. А в случайность я не поверю - ты ж сама упоминала имплант. А мне ли не знать, что у таких сто процентная эффективность.
        Ну что тут ответить? Если мне и самой до конца многое осталось неясным в собственных ощущениях и во многом импульсивных поступках?
        Осталось лишь пожать плечами, не отрицая очевидного. Ну да, нравился, разумеется. Вот только говорить об этом даже с Кери не хочется - слишком сильна в душе власть несбывшихся мечтаний. Не надежд - для этого я слишком хорошо информирована, чтобы ждать иного…
        Так что просто перевела тему, вернувшись к первому вопросу Кераи.
        - Видишь ли, рид Данрод Лейни не только действительно талантливый эдеец, который в свои двадцать восемь уже командовал целым соединением военного флота империи, но и был каким-то образом связан с семьей ториди. Впрочем, последнее, лишь мои догадки, я, к сожалению, мало что знаю про Дана, - развела я руками.
        Подруга подалась вперед, заглядывая мне в лицо. На ее же физиономии читалась досада и недоумение.
        - Лекс, вот знаешь, я даже не удивлена, - выдала она едко, всплеснув руками, - Заделать ребенка с мужиком ты нашла время, а узнать подробнее про его папашу, видимо, ни к чему, да? Очень на тебя похоже. Вижу цель - не вижу препятствия, Лекси? Именно поэтому сейчас с Родькой и произошел этот сюрприз!
        - Этот сюрприз, кстати, нас спас, - огрызнулась обиженно, и тут же виновато потупилась, понимая, что подруга во многом права. - Кер, ты не представляешь, как я тогда презирала предстоящую мне жизнь, отказаться от которой не имела права. И Амирея, для которого оказалась лишь крайне вовремя подвернувшейся игрушкой, - мотнула с досадой головой, - Не знаю, почему эдейцами была выбрана Росси, но появление таине, являющейся дочкой уважаемого и известного во всем содружестве Славянских планет наместника, тут же решило мою долю. Это же такой классный ход, просто нарочно не придумать подобное. Удача! Все СМИ моей родины, как наверняка и всех планет, входящих в империю, уже спустя какой-то час после того приема, только и говорили, что ториди Малик нашел свою избранную на Росси и решил тут остаться. Ради меня! Именно так, а не наоборот! И отчего-то мне не сильно верится, что эта гениальная идея родилась в головах журналистов самостоятельно. Внезапно я стала героиней мыльной оперы, которую с удовольствием подхватила всемирная сеть. Как дочь первого лица планеты, я никогда не была обделена вниманием, но,
понимаешь, у нас не принято выпячивать родственные связи, если только ты не собрался делать карьеру в политике. Всем известно, что медийная слава изменчива и спокойной жизни не способствует. Я и тогда была не в восторге, но кому было до этого дело? Александра Сандовская более себе не принадлежала. И мне это вскоре объяснили весьма популярно…
        Договорить не успела. Монотонно мелькающая картами галактик панель связи внезапно взорвалась предупреждающим сигналом о нахождении искомого объекта. Дернулась, как от удара током, подаваясь вперед и судорожно вцепляясь в подлокотники ногтями.
        Еще пару часов назад мне казалось, что я готова.
        Показалось.
        Внутри всё сжалось от страха и невесть откуда взявшейся неуверенности. Нет, нет, нет… Нельзя трусить, не ради себя, хотя бы ради Родьки!
        - Говорит флагман первой эскадры «Айтер». Глайдер «Агилл», ваш высший статус права связи подтвержден. Вас слушает дежурный офицер талирид Оран Вексли! - прозвучала знакомая эдейская речь.
        Кери же вопросительно посмотрела на меня - ну да, эдейский сложен и владеют им немногие. Я лишь предупредительно подняла ладонь, призывая ее к терпению. Подруга понятливо отодвинулась в сторону от меня, ожидая продолжения действа.
        Я же, услышав голос дежурного офицера отчего-то сразу успокоилась. Глупость, конечно, с чего я взяла, что на мостике непременно будет сам Дан? И вообще, откуда мне знать, может его и нет на корабле…
        Машинально поправила волосы и одернула всё тот же офисный костюм, что так и не сменила с этим внезапным побегом, принимая подобающую статусу позу и выражение лица. Решительно коснулась панели, активирую визуальную связь.
        На объемном экране появилась стандартная картинка: сосредоточенное лицо молодого эдейца, что явно недоумевал, откуда у какой-то небольшой посудины высший доступ. Но коды имелись в системе, а стало быть надо вести переговоры с их обладателем. Секундное замешательство и явное узнавание. Мужчина даже вытянулся на своем кресле, и даже успел открыть рот, чтобы поприветствовать меня, но я его опередила.
        - Говорит таине Александра Малик, могу я обратиться к риду Данроду Лейни? Это срочно, - пресекла на корню ненужное общение.
        На меня всё ещё пялились, словно с ним заговорил, как минимум какой-то динозавр, притом на чистейшем эдейском. Парень моргнул два раза, но вкладываемая годами выдержка сыграла свою роль. Да и дураков на флоте не держали, тем более в офицерах. Он отмер и быстро произнес.
        - Рад вас видеть в здравии, таине, - он склонил голову в вежливом поклоне. - Мы все уже не надеялись вас увидеть… - фраза «среди живых» явственно повисла в воздухе. Мгновение, некая манипуляция с виртом с его стороны и талирид Вексли продолжил, - Рид Лейни уже оповещен. Перевожу на его канал.
        Картинка сменилась быстро. Слишком быстро, чтобы я смогла подготовиться морально. Но, как говорится, сел в лодку - греби!
        А на меня уже смотрели такие знакомые карие глаза. Изучали холодно, и кажется не сильно веря увиденному.
        Сердце заполошно билось пойманной птицей и я лишь могла молча разглядывать того, кто наверняка думал обо мне крайне мало за прошедшие пять с лишним лет. Действительно, зачем бы ему? Ведь мы расставили все точки над Ё.
        Изменился, повзрослел, тени залегли от усталости. Жизнь его тоже не берегла… Но, черт возьми, всё так же хорош! Может даже стал чуть шире в плечах. И всё та же легкая щетина, что появлялась у Дана уже к вечеру на лице, если он не удосуживался от нее избавляться.
        Хочу видеть его улыбку…
        Сашка, ты чокнутая нимфоманка, что пять лет скулила по ночам в подушку, вспоминая только его руки на своем теле. Опомнись уже, ты ему на фиг не сдалась! А вот сына он заберет, даже не сомневайся…
        Маска равнодушия, вежливого, но демонстративного. Взгляд глаза в глаза.
        - Таине Малик, это действительно вы, - не вопрос, утверждение.
        - Не сомневайтесь, рид Лейни, - киваю, радуясь, что голос звучит твердо. - Кажется, мне с сыном не обойтись без вашей помощи.
        Я более не объясняю ничего, скидывая файл записи переговоров с «Корсаром» и его ныне покойным капитаном.
        ГЛАВА 12
        ФЛАГМАН ПЕРВОГО ФЛОТА ВЕЛИКОЙ ЭДЕИ «АЙТЕР»
        РИД ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Говорят, беда не приходит одна. Всегда считал это глупым суеверием. Наивный!
        Ан нет, вероятно, мало было свалившихся на тебя обвинений в предательстве и пяти лет междоусобицы, что расколола Эдею на два лагеря, превратившись в вялотекущие стычки, без видимых перспектив на перемирие? Видать недостаточно.
        Так вот тебе, друг, ещё стихийное бедствие пострашнее.
        Намного, поглоти меня космос!
        Таине Александра Малик. Принцесса воздушных трасс и безднова мавка. Или суккуба, нимфа, или как там у этих потомков землян ещё назывались сущности, что сводили на нет мыслительные процессы у мужского населения их планеты, заставляя забыть обо всем?
        Да ты поэт, уважаемый рид! А точнее идиот, что вспоминает так и не пригодившуюся тонну исторического материала о менталитете жителей Славянского сектора, что тебе пришлось вызубрить и впитать, прежде чем попасть на Росси, с легкой руки ториди Амирея - да упокоит его прах Великая Мать Вселенная.
        Принцесса… Безумная, упрямая дочь наместника, злючка…
        Потерянная всеми беглянка, что уже многие числили погибшей в том взрыве. Пусть в это и не верилось.
        Сашенька. Недотрога, превратившаяся в шальную кошку, льнущая к моему телу и молящая о ласке.
        Таине Александра Сандовская. Чужая, неприкасаемая… Но сладкая, как сок тариники, (Эдейская ягода, обладающая наркотическими свойствами, - прим. автора) манящая и такая же опасная в мгновенной потере всех ориентиров. И даже себя!
        Как и в привыкании, от которого ломает долгие луны и даже годы, пока ты, скрипя зубами, сыплешь проклятья, вырывая из памяти ощущения, запахи, звуки.
        Забывая.
        И вот она снова рядом. Почти.
        Ещё не сейчас, но обязательно будет.
        И ты пытаешься бесстрастно анализировать запись переговоров с охотниками, что послали эти самозванцы, именующие себя гордо Советом Эдеи, понимая, что сейчас рванешь через половину вселенной, чтобы вытащить эту беспринципную стерву, что умудрялась столько времени прятаться вместе с наследником, заполучив этот козырь первым, чтобы не достался врагам…
        Вот только мысленно представляешь ты сейчас вовсе не выгоды в этой проклятой гражданской войне, что на самом деле уже серьезно ослабила власть Эдеи над планетами колониями. Нет, Дан, за серьезной миной и равнодушным лицом ты скрываешь зверя, что похотливо рассматривает свою жертву. Зверя, что лишь недавно притих и вот снова поднявшего голову и жадно подмечающего малейшие изменения в той, которую хочет до звона в ушах.
        Ну, скажи уж честно, источник этого звона находится явно значительно ниже слухового канала в твоем организме, и именно он руководит большинством процессов в твоем мозгу в данный момент.
        И подсказывает с пояснениями и картинками, каким бы образом ты сейчас с удовольствием поступил с Сашкиной медовой гривой волос, что должно быть так приятно намотать на кулак.
        Или этими полными идеальными губами…
        Так всё, заткнул своё либидо в зад и прекрати уже глубокомысленно молчать, пялясь многозначительно в вирт.
        Поднял глаза на девушку, глядя как она смотрит с видимым равнодушием, только машинально чуть постукивая средним пальцем по краю панели связи, выдавая этим своё волнение.
        - Каково положение сейчас, таине? Вы отказали этому капитану Перети и ожидаете, что я успею раньше подкрепления? - спрашиваю наконец, на самом деле уже отдавая приказы о перебросе энергии на генератор Т-поля, и выдавая координаты прыжка.
        Принцесса как-то быстро стреляет в меня глазами, и тут же их отводит.
        - Не совсем, - качает она головой. - Скажем так, я с моей спутницей, заманили капитана и несколько наемников на «Агилл» и смогли их уничтожить, пусть изначально план был лишь взять в заложники. Так что команда «Корсара» сейчас должно быть несколько дезориентирована, - она нахмурилась, а у меня брови невольно поползи наверх. - Но я не могу точно предвидеть их действий, - покачала она головой.
        - Серьезно? - слегка ошалел я от такого бреда. - Ваша спутница боевой киборг, или вы, таине, за эти годы научились справляться с вооруженными обученными наемниками голыми руками? - не удержался от сарказма, понимая, что картинка не сходится от слова «совсем». - Или на глайдере вы все же не одни?
        Александра резко вскинулась, невольно сбрасывая маску холодной леди. Ее серые глаза зло сверкнули.
        - Агилл, доложите риду Лейни о количестве присутствующих на борту существ и огласите сколько тел вы отправили на катер с охотника!
        - Здравствуйте, рид Лейни, - тут же откликнулся голос искинта корабля. - Позвольте вас заверить, что наемники, в количества шести особей, включая капитана Перети, были уничтожены исключительно силами находящихся на корабле. А это: таине Малик, госпожа Керая и юный господин. Также имеется домашний питомец - модифицированный кот по кличке Сай, - выдал бесстрастно искусственный интеллект.
        Александара сощурилась раздраженно, на миг напомнив вновь ту злючку, выводить из себя которую когда-то было одно удовольствие.
        - Удовлетворены, рид?
        «Нет!»
        - Разумеется, таине, - киваю в ответ, вопреки внутреннему голосу, и вновь поворачиваюсь к своему вирту, делая вид, что изучаю нечто ну очень важное. Принцесса нервно поджимает губы, слегка ерзает на сидении и наконец сдается.
        - Так вы нам поможете? - спрашивает нетерпеливо.
        Я вижу тени под ее глазами и легкий тремор пальчиков рук.
        Боги, Дан, ты настоящая скотина! Поднимай уже задницу и лети к ней. Какой бы стервой не была Сашка, сейчас она явно наступала себе на горло, объявившись в поле твоего зрения. И, кстати, причины ты ещё выяснишь. Обязательно.
        - Расчетное время прибытия «Айтера» два стандартных часа. Держитесь, таине Малик, мы вас вытащим, - сказал уверенно.
        Увидел, как Принцесса выдохнула. От этого ее явно пополневшая за эти годы грудь под блузкой натянула ткань, и я с трудом заставил себя не сползать глазами в вырез, отрываясь от этого зрелища.
        Разозлился ещё сильнее. На себя и на неё.
        - Спасибо, - произносит тихо.
        - Пока не за что, - бросаю резче чем хотел, отчего она вновь вскидывает голову. И выдаю, добавляя в голос предупреждения. - Вам ещё многое придется мне объяснить, уважаемая таине Малик!
        Но неожиданно она усмехается грустно, качая головой.
        - О, не сомневайтесь, мне есть чем вас удивить, многоуважаемый рид Лейни.
        ГЛАВА 13
        - Я так понимаю, что это и был наш племенной жеребец, - саркастически выдала Кери, как только экран погас, - Ну что тут сказать, в отсутствии вкуса тебя не обвинить. Классный образчик, одобряю. Сволочь, правда, ну да что с них с мужиков взять, - махнула она выразительно рукой. - Зато Родька у нас красавчик! Хоть какая-то польза от этого… Как ты там ругалась? Козла?
        Нет, я понимала, что подруга болтает больше, чтоб снять напряжение. Ну и время скоротать. Ожидание, особенно, когда всё висит на волоске, превращалось в безумно сложный процесс.
        А я вот сдулась, словно воздушный шарик, буквально сползая с кресла, и обхватывая голову руками. Боги космоса, мне было так плохо, будто я выстояла не один раунд на бойцовском ринге против соперника, что явно был на пару весовых категорий выше меня. Меня откровенно трясло и хотелось просто уйти в каюту, лечь рядом с моим мальчиком и прижать его к себе, закрывая глаза, безнадежно и малодушно мечтая, что когда их открою, всё уже окажется позади.
        - Э-эй, Лекси, ау? - моя рыжая подошла со спины, склоняясь над креслом и обнимая теплыми руками, слегка встряхивая мои подрагивающие плечи и поглаживая одновременно, - Не отчаивайся, слышишь? Ты выстояла до сих пор, прорвешься и теперь! - Она буквально вытащила моё лицо из ладоней и развернула к себе так, чтобы видеть мои глаза, - Ты, главное, для себя реши, чего ты хочешь, от этого и будем плясать!
        Она права, надо брать себя в руки. Не дело это.
        Я мягко убрала её руки, выпрямляясь в кресле, и покачала головой, заправив за ухо непослушную прядь волос.
        - А смысл? Кер, поверь, от меня сейчас очень мало что зависит. Нет, Дан нас в любом случае бросился бы спасать, вот только Родька… - я снова мотнула головой, словно пытаясь отогнать тревожащую мысль. - Ты заметила, что я запретила Агиллу называть Дану его имя?
        Брови Кери поползли вверх. Она отошла от меня, чтобы придвинуть своё кресло поближе, и уселась напротив, бесцеремонно развернув сидение вместе с моей тушкой к себе. Поставила локти на собственные колени и подперла ладонями щеки.
        - Я думала, что это случайность, - она скривила губы и нахмурилась, что в этой позе выглядело мило и даже потешно. - А что не так с именем?
        - Да всё так, - усмехнулась, но улыбка получилась кривоватой. - Хорошее имя, традиционное на Росси. И очень подходящее… - Вздохнула я. - Видишь ли, у эдейцев существует незыблемая традиция - первенцу от своей таине дают имя непременно состоящее из второй половины имени его отца, которая ставится на первое место. Своего сына Амирей хотел назвать Рейден. Могу предположить, что ребенка именно так именуемого, и искали все эти годы. Знаешь, я ведь точно знала, что путь глайдера хоть кто-то засечет и в мою гибель не поверят. А стало быть, будут искать, уверенные, что я не стану менять то, что для любого эдейца чуть ли не святое право и предмет особой гордости! По крайней мере, для них иное просто немыслимо. Я ведь говорила, что у этих воинственных парней просто пунктик на продолжении рода.
        Керая задумалась и рассмеялась.
        - Бесова девка! Лекси, ты, видимо, и вправду решила соблюдать традиции Эдеи. Не, ну вообще ни черта не палишься! - я поняла, что сказанное Кери развеселило и взволновало одновременно, раз она перешла совсем на казарменный жаргон, которого нахваталась во время службы военным медиком. Так-то она у меня девушка воспитанная, но порой её откровенно заносит. - Нет, ну это что-то! Родион и Данрод! Ну точно никакой связи, да?! - хохотала она.
        Я тоже улыбнулась, заражаясь весельем.
        А может так из нас выходило напряжение.
        - Вот и я о том, - покивала согласно, отсмеявшись. - Так что теперь ты понимаешь, что в мои планы никак не входило попадаться в лапы этой расы до Родькиного совершеннолетия, когда бы он сам смог определять свою судьбу. Да и чертова кровь менталов, одному богу известно откуда взявшаяся, все же проявилась не вовремя… Но, похоже, моя удача совсем иссякла и у мироздания оказались свои резоны, - хмыкнула я. - Да и не стоит так уж винить Дана, - покачала я вновь головой. - Данрод Лейни не настолько парнокопытный, как мог показаться. Это я ещё та коза, - вздохнула, испытывая некоторое чувство вины. - А он… Он просто не устоял перед девушкой, что понравилась ещё до того, как узнал, что я таине, - я посмотрела Кери в глаза, - А это сложно, если понравившийся объект буквально на тебя запрыгивает, предлагая своё тело, а драгоценнейший ториди, переходить дорогу которому никак не позволяла субординация, неожиданно отчалит с планеты, при этом оставив именно тебе на попечение аппетитную девицу. И ее надо всячески оберегать и выполнять все капризы до обряда Единения.
        - Она его ещё и оправдывает! - вздохнула Кери, - Ох, женщины! Вечная история! Эти похотливые самцы думают лишь одним местом, не считаясь с последствиями! Он, вообще-то тебя явно старше, и в ситуации наверняка разбирался лучше, так что не рассказывай мне сказки, Лекс, он был обязан думать верхней головой! - она гневно сверкнула глазами, но потом поймала мой взгляд и с досадой махнула рукой, а по ее лицу прошла болезненная гримаса.
        Я знала, что подруга не жалует мужской род в принципе. И ее единственный любимый мужчина - это мой сын. Ему она точно не готова была приписывать всевозможные прегрешения. Но о причинах этой неприязни молчала. На что, несомненно, имела полное право. Кери подняла на меня глаза:
        - Ладно, с этим всё понятно, но скажи, тебе-то на кой всё сдалось? Твой Амирей оказался столь плох?
        Я невольно скривилась. Черт, ну и что тут отвечать?
        - Нет, - покачала я головой, пытаясь правильно сформулировать свои мысли, - Неплох, если судить мозгами меня нынешней. Просто то, что предлагалось Сашке Сандовской, ей казалось подобным смерти. А ториди Эдеи… Честный, расчетливый, холодный, и сразу определивший свои ожидания, как и мои плюсы и минусы от нашей связи. - Я скосила глаза на подругу, что внимательно меня слушала. - Вот только для двадцатилетней свободолюбивой девушки, у которой и в мыслях не было ничего, кроме огромных перспектив на будущее, что внезапно рассыпались в прах по воле случая и пожеланию не очень молодого, властного и равнодушного мужчины, такой поворот казался катастрофой. И если нельзя отказаться, то хотя бы поступить вопреки, чтобы не сожалеть. К этому буквально призывало ужасно задетое эго.
        - Красивая, - сильные, хоть и довольно изящные для мужчины пальцы, без грубости, но настойчиво берут меня за подбородок, слегка крутя моё лицо, словно рассматривая некую вещь, - Даже лучше, чем на голограмме. Мне непременно будут завидовать, не всем так везет, - бросает ториди с ноткой удовлетворения в голосе, когда мы остаемся наедине.
        - Полагаете, мне это должно польстить? - не выдерживаю все же, хоть и обещала себе, что буду корректна и бесстрастна.
        - Тебе решать, - пожимает плечами Амирей. - Ты неглупа, насколько мне сказали, и должна понимать, что наша связь выгодна, как твоей семье, так и твоей родине, - он все же отпускает моё лицо, делая полшага назад, но продолжает рассматривать. Теперь его взгляд скользил по моему телу, медленно, неспешно, постепенно разглядывая каждую деталь. - Каждый получит, то что должен, если не будет вести себя глупо, Александра, - рассуждает он слегка кривя губы и слегка приподнимая идеальную бровь. - У меня будет достойная таине, что родит как минимум двух наследников, а у тебя - шикарный дом на Росси, из которого я не стану тебя забирать. Твоя мать будет получать лучшие заказы для своей корпорации, а отец обязательно возглавит Славянский сектор, ведь он этого так давно хотел, - произносит он, глядя мне в глаза. - И наши дети будут непременно навещать свою мать, конечно, если мы договоримся, Саша. И не волнуйся, я не буду навязчив более необходимого. Поверь, у меня достаточно дел вне Росси, так что ты будешь блистать в обществе и тратить мои деньги, как тебе заблагорассудится. Разумеется, под присмотром, мы
ведь не допустим слухов и скандалов, правда? - он вновь протягивает руку и касается подушечками пальцев моей скулы, мягко очерчивая линию. Едва сдерживаюсь, чтобы не вздрогнуть. А он всё не убирает и не убирает свои чертовы пальцы… И вдруг склоняется ещё ближе, притягивая меня к своему телу и шепчет прямо на ухо, - Как думаешь, это стоит того, чтобы стать идеальной таине ториди Эдеи?
        - Стало быть, сделка? - спрашиваю, тщательно давя в себе ярость.
        - Конечно, моя таине! Разве ваш человеческий способ законных взаимоотношений сильно отличаются от этого? Нет, прекрасная и юная Александра, всё это тоже сделки, чтобы удобно и нестыдно заниматься сексом, воспитывать ваших детей и распоряжаться совместно деньгами. Правда всё это принято наряжать в благообразные одежды. Но ведь результат слишком часто далек от желаемого, с этим ты не станешь спорить? А я с тобой честен сразу, избавляя нас обоих от ненужного вранья, которым частенько пропитаны политически выгодные браки.
        - Действительно, ториди, к чему нам иллюзии? - я заставляю себя растянуть губы и смело смотрю в лицо мужчине, что только что поставил меня в известность о том, что наш вариант эдейского брака будет исключительно деловым соглашением.
        - Иллюзии нужны публике, моя таине. И мы их непременно должны ей выдавать. Таковы роли, - Он отстраняется неспешно, словно успел прочувствовать всё, что хотел. Ловит напоследок мой наверняка растерянный взгляд и добавляет, - Но, кто знает, может нам обоим всё это ещё и понравится?
        «Вряд ли, уважаемый…»
        А чего ты ждала, Сашка? Пылких чувств? Точно не от этой расчетливой глыбы.
        - А ты на что-то реально надеялась? - неожиданно мягко спрашивает Кери, выслушав мой вольный пересказ давнишнего разговора. - Ты ведь сама говорила, что всё понимала.
        - Понять и принять - две несколько разные вещи, Керая, - мои губы изгибаются горько. - И, знаешь, наверное, если бы не те внезапно возникшие эмоции, что появились у меня в присутствии одного аэрогонщика, что оказался высокопоставленным эдейским военным, я бы вряд ли пустилась во все тяжкие… Ну и, конечно, без помощи я бы не обошлась.
        ГЛАВА 14
        ФЛАГМАН ПЕРВОГО ЭДЕЙСКОГО ФЛОТА «АЙТЕР»
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        После окончания сеанса связи с моей старой проблемой и отданных команд, я ещё, как минимум пару минут, тупо пялился на экран. Отвратная смесь из бешенства и предвкушения никак не желала рассасываться, очищая кровь от этого коктейля.
        Видит Вселенная, эта девочка всегда была моим естественным раздражителем и, кажется, мало что изменилось. Хотя я наивно полагал, что после стольких лет и нашего милого расставания на Росси, появление Принцессы не вызовет во мне ничего, кроме равнодушия к той, что буквально заставила идти против устоев и собственных принципов, а после с легкостью выкинула из своей жизни и постели.
        Но нет, чувства были, и прислушавшись к себе, назвать это равнодушием точно не получалось.
        Вот его у меня как раз вовсе не оказалось в наличии.
        Но ничего, Демон, дамочка вдоволь тобой наигралась и теперь ты хотя бы должен извлечь пользу из ситуации. В конце концов наследник Амирея - это реальный шанс попробовать привлечь на свою сторону часть эдейской верхушки, или хотя бы с помощью Александры попытаться обелить собственное имя и моих людей.
        Впрочем, на последнее рассчитывать глупо - пролитая кровь с обеих сторон не лучший аргумент к установлению мира, а вести войну всегда лучше со злодеем и предателем, чем пытаться разбираться в случившемся. Особенно если это вам невыгодно.
        Команда привычно не задавала вопросов, за что можно только искренне благодарить эдейскую школу воспитания флотских кадров, а точнее, любого здорового мальчика, что подходил системе. Приказы исполнялись четко, субординация идеальная, особенно если учесть, что эти эдейцы пошли за мной добровольно.
        Но вот взгляд Таира, что, разумеется, тоже исполнил свои обязанности согласно штатному расписанию, сейчас явно намекал, что его оставить без объяснений не выйдет. Собственно, никто и не собирался, пусть всю подноготную не знает даже он.
        «Айтер» штатно входил в гипер, а стало быть, появилось немного свободного времени. Что-то внутри гнало вперед, словно тщательно подавляемый дар вновь напоминал о себе, и я не стал противиться интуиции, приказав бросить еще дополнительную энергию на генератор Т-поля, максимально выбрав все излишки и запечатав неиспользуемые помещения.
        И теперь, подкорректировав расчет с поправками на новые вводные, мы выходили к точке последней локации «Агилла» быстрее почти на час.
        Искинт «Айтера» выдал обратный отчет и вскоре потухшие внешние экраны оповестили о том, что флагман благополучно создал червоточину, в которую и провалился. Полное отсутствие легкого, почти неслышного рокота ядра корабля свидетельствовало, что мы не движемся в привычном смысле - «Айтер» «сворачивал» подпространство, словно старая леди, сматывающая клубок, постепенно притягивая к себе точку выхода.
        Я обернулся к своим людям.
        - Благодарю за слаженную работу, господа офицеры, - четкий кивок присутствующим на мостике в знак признательности и привычное «Это честь, мой рид!» в ответ. Понимаюсь, намереваясь покинуть мостик, отдавая приказ, - Всем, кроме дежурной вахты, можно быть свободными до четырех ноль ноль по корабельному времени.
        Далее, покидаю рубку, не оборачиваясь на поднимающихся с кресел членов команды.
        Спуститься в мою каюту - несколько десятков секунд. На корабле сейчас ночные часы, но при поставленной задаче, все занятые в подготовке не спят, но почти три четверти часа пустого ожидания никому не пойдут на пользу. Так что можно не сидеть с напряженными лицами, как в дешевом голоспектакле на тему войны.
        Я едва успел откинуться на спинку кресла, держа в руках чашку с кофе, к которому успел пристраститься на Славянских планетах, предварительно налив вторую из автомата и поставив на стол, как панель на двери зажглась вызовом. Ухмыльнулся - Таир предсказуем.
        - Рид Лейни, к вам антрид Варель.
        - Впусти, Айтер, - произношу негромко, прекрасно зная, что искинт следит за всем и слышит любой шорох.
        Таир ввалился в каюту, вовсе не маленькую, но от его габаритов всегда начинало казаться, что места катастрофически не хватает. Острым взглядом окинул помещение, убедившись, что мы одни и тут же с довольной улыбкой схватил вторую чашку кофе, отсалютовав ею мне, и расслабленно уселся напротив. Кофе исчез в бездонной глотке этого гиганта за долю секунды, чашка отправилась на стол. Мой товарищ, скорее напоминающий некого древнего бога, по верованиям землян, устроился в кресле, складывая руки на мощной груди, и явно готовясь к моему допросу.
        - Спрашивай! - сделал приглашающий жест открытой ладонью руки свободной от чашки, не дожидаясь долгого вступления.
        - Ну, спасибо, за высокое позволение! - сыронизировал мой старший офицер и бывший куратор по высшей офицерской школе. - Так что, Дан, скажешь? Куда мы мчимся и почему ты отдал приказ активировать аннигиляторы и средства захвата? И я не про координаты и общую задачу, - скривился скептически друг, прекрасно зная мою манеру играть словами. Собственно, сам так учил. Я же пожал плечами и начал педантично перечислять.
        - Среднетоннажный транспорт типа «Корсар», захват эдейского глайдера с ценными пассажирами и удерживание корабля путем нейросети. Возможен подход подкрепления, отсюда и соответствующая подготовка, - ответил бесстрастно, глядя на друга.
        Таир начал морщиться, его верхняя губа дернулась, словно у зверя, что готов в раздражении обнажить клыки.
        - Дан, уймись, сингулярность тебе в зад! - рявкнул он, - Что за пассажиры? - как обычно услышал он главное.
        - Самые неожиданные, Тай, - сдался я, решив, что достаточно терзать его выдержку, - Нас попросила о помощи сама таине Малик, - выдал с наигранно пафосными нотками.
        - Аху…! В смысле, ах, какая честь и как нам повезло! - то ли рявкнул, то ли и вправду обрадовался Таир. - Значит, эта наглая баба, похоже, не нашла никого иного, кто сунется за неё в пекло, - слово «идиота» явственно читалось, но я предпочел это проигнорировать, зная темперамент друга. А он продолжил бушевать, - Иначе я ни в жизнь не поверю, что там всё просто! Не думаешь, мой глубокоуважаемый рид, что это засада? - его глаза грозно сверкали исподлобья.
        А я уверенно покачал головой в отрицании.
        - Убежден, что нет. Но то, что Александра в реальной беде, это точно.
        - Слушай, Дан, а тебе не кажется, что ты теряешь связь с реальностью, как только речь заходит об этой дамочке? - друг зло сжал кулаки, - Посуди сам, она могла сто раз объявиться или у тебя, или на так называемом Совете. Ну, положим, даже если у нее был повод сбежать, да собственно, это было правильно, если она попала в эпицентр нападения. Вообще чудо, что осталась жива… Но потом-то? Потом? Столько лет где-то же она шлялась? Одна? Или с ребенком?
        - Она на глайдере подаренном ей Амиреем. Если помнишь, я как-то говорил, что это потрясающая личная боевая яхта. И искинт на ней экспериментальный, почти живая личность. Это был очень щедрый дар и похоже, что именно он Александру и спас, - я сделал небольшую паузу, мысленно даже боясь представить, как маленькая яхта улетает из полуразрушенной столицы Росси. Не сейчас. - Она с наследником и некой Кераей, сведений о последней нет. И да, причины мне тоже неясны. Но я их обязательно выясню, не сомневайся, - я говорил спокойно, хотя слова Тая задели. Может потому что во многом он был прав? И говорил не для того, чтобы меня позлить. - Но ей и вправду нужна помощь. Поверь, я это почувствовал. А вот наличие ловушки я со счетов не сбрасываю. Хотя и не хочу думать, что таине в этом участвует. Но, не мне тебе говорить, что у любого есть слабые места, на которые можно надавить. А значит, и принудить к любой подлости, или к гордому самопожертвованию. Последнее исключаю, Саша вряд ли пожертвует сыном.
        Таир покачал головой, глухо ругнувшись себе под нос, и похлопал широкими ладонями по подлокотникам. Сделал пару глубоких вздохов и посмотрел на меня.
        - Ладно, Дан. Я тебя понял. Вытащим мы твою красавицу из той дыры, в которую она влезла, а там разберемся. Пойду побеседую со штурмовиками. Мои парни готовятся на всякий случай, вдруг без заварушки не обойдемся? - он ухмыльнулся. - Надеются, идиоты молодые. Засиделись, как панчи на собственных яйцах! (Эдейская идиома, основанная на том, что местная разновидность птиц панчи, безвылазно проводит за высиживанием птенцов несколько месяцев, сбрасывая в весе до двух третей массы тела. - прим. Автора.) - он резко поднялся, направляясь к выходу, но обернулся ко мне. - Только не дури, Демон. Я всегда тебе говорил, что бабы не стоят того, чтобы лишаться мозгов. Башки - это, пожалуйста, а вот разума… - он выразительно махнул рукою и покинул каюту.
        Да, они это умеют. Не все, лишь одна.
        Но не в этот раз, Принцесса. Однозначно, не в этот раз.
        ГЛАВА 15
        Каким-то невероятным образом, несмотря на нервное напряжение, я умудрилась отключиться прямо сидя в кресле, притом даже не заметила как. А Кери меня не трогала, решив дать мне эти минуты, видимо, посчитав, что разговоры подождут, раз организм потребовал передышки.
        Недолго, буквально четверть часа, даже тело не успело затечь от сидения в неудобной позе, но вот пробуждение оказалось безрадостным, сводя на нет краткий отдых.
        - Моя таине, сюда приближаются три малых цели и мною зафиксирован выход из гипера. И к сожалению, это вовсе не те, кого вы ожидали, - ворвался в сознание голос Агилла.
        Керая уже склонилась над экраном панели управления, который имитировал движения окружающих корабль объектов.
        - Дерьмо, - ругнулась рыжая, - Спроси своего искинта, что за цели? Я ни демона не понимаю в этом вашем птичьем языке, - она раздраженно щелкнула пальцами, указав на символы эдейской письменности, висящие под изображениями движущихся точек.
        - Агилл, уточнения, - потребовала я.
        - Сканирование завершил. Два судна типа «Корсар» и один легкий, но явно модифицированный «Файтер» с нестандартным вооружением и силовой установкой, судя по излучению полей. Несомненно, наемники или такие же хедхантеры. Но это не главная проблема, таине Малик. К нам приближается крейсер второго флота «Мадео». С его борта идет активный сигнал в сторону наших захватчиков. Дешифровать переговоры пока не удается - требуется время. До контакта с нами - восемь с половиной стандартных минут.
        Зараза. Ну что ж всё так навалилось-то? Шустрые какие!
        Дан не успеет…
        И словно отвечая на мой невысказанный вопрос, Агилл продолжил:
        - Я по-прежнему блокирую связь со всеми, кроме «Айтера», но флагман рида Лейни сейчас явно в гипере и если расчеты верны, то до его прибытия ещё не менее часа. Вынужден констатировать, что моя защита столько не продержится, если на «Мадео» отдадут приказ подавлять защитное поле. И сомневаюсь, что силами госпожи Кераи и вашими, таине, удастся отбиться от захвата.
        - Лекс, а эти, которые эдейцы, они заодно с охотниками? Заказчики? - Кери неотрывно следила за тем, как расстояние между нами сокращается.
        - Вероятно, кому тут ещё быть? - прошептала я. - В случайный выход на прогулку в этом районе, как наемников, так и эдейцев, я не слишком верю.
        Сердце привычно взяло разбег, чувствуя опасность, а едва пробудившийся после краткого сна мозг никак не желал выдавать хоть что-то дельное.
        Из огня да полымя… Сашка, а кто-то буквально час назад думал, что творящиеся вокруг почти конец света. О, нет, дна, оказывается, ситуация ещё не достигла. Боги космоса, как же я была наивна в своих чаяниях, когда надеялась, будто нас оставят в покое!
        Хоть когда-нибудь…
        Не время убиваться, Сашка, соображай, давай!
        - Агилл, с нами пытаются связаться с «Мадео»?
        - Да, таине Малик.
        Бросаю взгляд на застывшую подругу, которая внимательно следит за мною. Моя маленькая рыжая воительница ловит каждое слово, но жительница Архипелага слишком умна, чтобы встревать в те вопросы, в которых я разбираюсь чуть лучше. Она просто ждет, доверяя и надеясь на мои решения.
        И мне нельзя подвести ни её, ни нас с Родькой.
        - Кери, подай, пожалуйста, расческу и косметичку, - говорю небрежно, словно никакого флота из наемников, что явно идут подстраховать своего собрата по ремеслу - за кеш, конечно, но сути не меняет - ни эдейской летучей крепости, что только по ошибке назвали крейсером, и которого точно вызвали паникующие хедхантеры, не иначе как пообещав оставить за заказчиком приличную часть гонорара, если тот поспособствует обузданию пусть и попавшейся в сети, но оказавшейся весьма опасной и своенравной добычи.
        - Правильно, - хмыкнула Кери, тряхнув кудряшками, - Незачем кому-либо видеть нас жалкими и уставшими. Не дождутся, твари, - она метнулась в каюту, за бесшумно открывающуюся переборку. И уже через несколько секунд вернулась с искомым, протягивая мне портативную маску-мейкап и расческу-фен.
        Ну, надо же! Я вопросительно посмотрела на столь недешевую игрушку, каковой являлась активная косметичка. У меня такой точно не было. Помнится у мамы были такие, а мне в ту пору и ни к чему…
        - Что? Это ещё с Галеи, где мы встретились. Просто мне нынче как-то без надобности, - она пожала плечами. - Вот, думала продам, если совсем с деньгами будет туго. Я её не так давно перезарядила, на всякий случай. Но видишь, пригодилось же, - улыбнулась она, и тут же выдала командным тоном, - Синяки под глазами хоть исчезнут! Ты ведь связаться с этими хочешь, - Кери мотнула головой в сторону экрана и уточнила, - Которые от Совета?
        - Если они от Совета, - проворчала я и тут же спросила, - Родька спит?
        - Сопит с Саем в обнимку, - тут же отчиталась наша бессменная нянька и по ее губам проскользнула нежная улыбка. - Сон ровный, глубокий. Пусть поспит, для него это сейчас лекарство. Хоть и ненадолго, но стабилизирует избыточную энергетику. - Она вскинула на меня глаза, - Ты уверена, что его отец сможет помочь малышу?
        - Не знаю, Кер, - покачала я головой, сжав на миг губы. - Но я на это надеюсь. Больше не на что, пойми.
        - Ладно, не дрейфь, справимся и с этим, - она послала ободряющую улыбку, но слишком быстро опустила глаза, пряча переживания.
        Я забрала из рук Кераи принесенные приборы, на миг благодарно сжав её пальцы, и быстро ввела настройки желаемого эффекта, а после позволила умному гаджету сканировать лицо, чтобы наложить макияж. И тут же схватилась за расческу, лишь на секунду удовлетворенно отметив в зеркале, что кожа посвежела, как и следы усталости почти полностью сошли на нет.
        - Я должна попробовать потянуть время. Они ведь не знают, что к нам идёт помощь. Вдруг получится? - проговорила с затаенной надеждой, сейчас, как никогда нуждаясь в толике уверенности.
        - Чем черт не шутит, как у вас говорят, - согласилась подруга, подойдя сзади и забрав расческу, быстро закончила приводить в порядок мои волосы. Обошла кресло вновь и удовлетворенно кивнула. - Ну вот, другое дело, теперь можно вести беседы с этими самцами! - она бросила на меня лукавый взгляд. - Правда твой красавчик и так с тебя глаз не сводил, хотя ты не сильно старалась прихорашиваться для него, - она замахала руками на мои гневно сдвинутые брови. - Всё, молчу! Просто хотела тебя поддержать.
        - Знаю, Кер, - вздохнула я, - Агилл, что там со связью?
        - «Мадео» ожидает соединения по обычной линии.
        - Кери, возьми наушник, чтобы слышать перевод, - бросила подруге.
        А после задумалась на мгновение, и быстро ввела несколько команд на панели. Побарабанила нервно пальцами, пытаясь настроиться, а после выдохнула и кивнула куда-то в пространство, словно беседовала не с искинтом, а с человеком.
        - Ладно, Агилл, выводи связь на экран, - произнесла, как только Керая, сделав предложенное, шагнула в сторону из зоны видимости.
        Легкая рябь сменяется картинкой ярко освещенной рубки эдейского крейсера. На меня с холодным вниманием смотрит немолодой мужчина в светлом кителе, и с нашивками рида в виде летящих хищных птиц.
        Стальные глаза, заметная седина на гладко зачесанных волосах, тонкая ниточка губ, уголки которых слегка опущены, прямой нос.
        Незнакомый, определенно. Но, судя по возрасту, или недавно дослужился, либо я просто не видела его среди старшего командного состава. Неприятный, жесткий, и наверняка жестокий - именно эти определения подсказывала мне моя наблюдательность, а интуиция буквально кричала о том, что можно было и не стараться - такой мужчина не уступит ни в чем.
        А ещё, этот рид точно не дурак, а значит, ходить вокруг да около долго не получится.
        Жаль, а так хотелось.
        Я не спешила заговаривать, ведь время было на моей стороне. Вот только и мой собеседник не спешил, спокойно разглядывая меня, словно муху под микроскопом.
        - Что ж, охотники не обманули, жаль лишь, что так долго пришлось ждать результата, - наконец произнес он, не спеша размениваться на приветствия и даже не считая нужным представиться. Странно для эдейца, вообще-то, но проанализировать это открытие было некогда.
        - А вы, уважаемый, уж не знаю как вас там, - выдала едко, также не сочтя нужным соблюдать приличия, раз мужчина не считает это нужным, - Кого, собственно, ожидали увидеть на моём личном глайдере? - поинтересовалась, понизив голос до вкрадчивых ноток, слегка склоняя голову набок и вскидывая одну бровь.
        Заметила, как у эдейца раздраженно дернулись крылья носа. Не нравится? Ну, надо же! Можно подумать, что я в восторге!
        Ничего, потерпит. Это ведь не я спеленала их крейсер нейросетью, послав наемников.
        - Вы, Александра, похоже, не совсем понимаете своего положения, - произнес он мне в тон.
        - Что вы, рид, я его прекрасно осознаю, - улыбнулась на все тридцать два.
        - В таком случае, мне придется усомниться в вашей адекватности, таине. Ваши неразумные действия тому в подтверждение, - выдал он с нотками пренебрежения, даже откинувшись на спинку, словно разговор его перестал интересовать. А вот этого мне было не надо совсем.
        Я рассмеялась, глядя в упор на эдейца, и это не было истерикой.
        - Ну, если вы, рид, считаете, что женщина, которой удавалось в течении пяти с лишним лет успешно скрываться от лучшей разведки в известной части космоса, мягко говоря, не умна, то, простите мне моё предположение, вывод прямо-таки напрашивается, что-либо у вас очень серьезные кадровые проблемы в столь необходимых Эдее службах, либо вашими суждениями руководит не логика, а, к примеру, шовинизм или личная неприязнь, - я задумчиво потерла подбородок пальцами, коснувшись большим нижней губы. - Так чем я вам не угодила, рид? Хотя, увольте, не припомню, чтобы мы встречались.
        Он лишь хмыкнул презрительно, но моя тирада его явно задела. Язвить с кем-то другим я бы не стала, но тут точно никто и не желал диалога. Да и смотрел на меня, как на досадную помеху из-за которой пришлось тащиться в этакую даль.
        И тут же произнес зло, повысив голос.
        - Таине Малик, я, рид Тортон Дерлик, уполномочен Советом Великой Эдеи забрать на Росси Рейдена Малик. Любыми доступными для этого способами! - его глаза опасно сузились. - Вы, Александра, нарушили закон, скрываясь от властей Эдеи и тем самым избегая обязательств, которые налагает на вас статус таине, согласно договору с вашим родным миром. Ваша же судьба будет решаться отдельно. И я бы не советовал пытаться мне препятствовать, иначе…
        - Иначе что? - я подалась вперед. - Расстреляете нас с сыном также, как моего отца, придумав удобное обвинение? Уже сочинили, кого я должна предать, или украсть какую из великих тайн эдейцев, чтобы это выглядело правдоподобно? Не стесняйтесь, рид, поделитесь! Воевать с женщиной и ребенком целой армией - это же так благородно, не так ли? - я не без злорадного удовольствия следила, как у эдейца заходили желваки. Усмехнулась зло. - Не вам меня учить, должна ли я была соблюдать законы и обязательства империи, после того, как она не смогла защитить ни нас, ни моего тая. А ещё и обвинив тех, кто вовсе не был причастен к перевороту. Но ведь это никого не касалось, верно? Если удобно, то чего стесняться. Заодно отжать мощнейшую корпорацию, под представившимся предлогом. Удобно, не правда ли?
        - Ваш отец виновен, это доказано! - рявкнул рид.
        - Ложь, - ответила спокойно, - И, полагаю, вам это известно. Но ведь истина неважна, раз вы подчиняетесь воле Совета. Но это не значит, что также поступлю и я.
        - То есть, вы отказываетесь подчиняться? - почти обрадовался мерзавец. А никаким иным словом мне уже называть этого высокомерного вояку не хотелось.
        «Крейсер «Мадео» на расстоянии прямого столкновения, таине.» - прочла на панели предупреждение от Агилла.
        Ладно, продолжаем игру.
        - Да вы не слишком догадливы, как я погляжу. По-моему, это было очевидно, - пожала я плечами, как можно равнодушнее. И добавила со вздохом, провоцируя мужчину, - Куда катится хваленая эдейская армия, коль звания в ней раздают кому попало?
        - Нарываешься? - резко перешел на «ты», побагровевший и явно растерявший хладнокровие тип. - Ребенка не жалко? У меня ведь есть полномочия просто взорвать твой глайдер, в случае сопротивления, - он ехидно осклабился, - Корабль жалко, конечно, но на что не пойдешь, чтобы Эдею меньше лихорадило!
        - О, вот уже и прямая угроза, господа! - радостно улыбнулась я, под недоумевающим взглядом с экрана. Наверняка решил, что у меня и вправду поехала крыша. Поймала вопросительный взгляд Кери и произнесла, не скрывая удовольствия. - А давайте, уверена, что все ваши оппоненты оценят насколько эдейцы, что позиционируют себя благородной расой, на самом деле двуличные твари, способные только убивать детей. Агилл? - я смотрела в глаза, кажется уже что-то начинающему понимать риду.
        - Ваш приказ исполнен, таине, - отозвался мой корабль, - Копия записи разговора размножена и отправлена в облако сети. Активация и вброс непосредственно в случае уничтожения корабля. Либо вашей физической смерти, тогда приказ отдам я. Сигнал четкий, рид Дерлик, вблизи даже блокированных портальных врат всегда имеется доступ к галактической сети, - пояснил бесстрастно искинт.
        - Стерва, - выругался несдержанный рид, сверкая на меня глазами. - Тебе это не поможет, когда тебя и твоего щенка выковыряют из вашей умной посудины. И будь уверена, я лично позабочусь, чтобы твоя тушка досталась самому жесткому ублюдку с огромным прибором, дабы научил тебя уважению и использовал твой рот по назначению.
        - О, благодарю за заботу! Видимо, тема «приборов» у вас больная, - покачала я сочувственно головой, - Понимаю, возраст!
        Далее прозвучало сдавленное ржание Кери, которая, не выдержав, прыснула - нервы у каждого проявляются по-своему.
        А с той стороны экрана раздалось заковыристое эдейское ругательство.
        - Попрошу ребят не спешить, чтобы ты успела накрутить себя от страха до трясучки. Только будь уверена, что всё тобой придуманное, лишь слабый отголосок того, что с тобой случится на самом деле, - пообещал мне этот высокопоставленный урод.
        Почти вздрогнула от той ненависти, которая промелькнула в его глазах, но терять уже было нечего - и так добилась, чего смогла - и уже хотела ответить что-то типа того, что я вроде как никуда не тороплюсь, когда с удивлением увидела, как покачнулось изображение на экране. Рид Дерлик резко повернулся к кому-то и тут же связь прервалась.
        - Что за…? О, Великий космос! - Кери подскочила ко мне, пялясь на виртуальные цели.
        Я уже и сама догадалась, что это могло означать. На душе внезапно стало спокойно, словно опасность уже миновала, хотя это вовсе не так.
        Освещение мигнуло, почти исчезнув, подсвечивая рубку в основном лишь экранами панелей управления.
        - Все резервы направлены на защиту, - прозвучал голос искинта. - «Айтер» в нашем пространстве и уже вступил в бой с «Мадео», таине. Прибывшие же в качестве подкрепления корабли спешно удаляются. А с захватившего нас «Корсара» идет сигнал о срочном вызове. Я бы советовал ответить, госпожа.
        - Проекцию кораблей эдейцев выведи, Агилл. Хочу видеть происходящее! И я отвечу охотникам! - отдаю приказы, неосознанно заламывая руки, когда на голоэкране возникает картинка сражения. Но моё внимание переключается на экран связи.
        Высокий, темнокожий мужчина, явно нервничающий не на шутку, уставился на меня из рубки удерживающего Агилл «Корсара».
        - Госпожа Малик, моё имя Лей Данти, я был старшим помощником капитана Перети.
        - Чего ещё вы хотели от меня, господин Данти? Я ведь ясно дала понять, что не сдамся, - спросила устало, не прекращая косить глазами совсем на другой экран.
        - Мне это не нужно, - помотал быстро головой мужчина. - Я предлагаю вам разойтись по разным сторонам, пока идет бой. Буду честным, не уверен, что «Мадео» устоит перед флагманом, а мне нет смысла и желания дожидаться такого исхода, пока мы с вами будем брать друг друга измором и угрозами. Поверьте, «Айтер» и те, кто за ним стоят, не лучший выбор врагов для маленького судна хедхантеров, - он тоже бросил куда-то взгляд, вероятно, также наблюдал за сражением гигантов. - Так что? Мы договоримся? Я сброшу сеть и уйду в портал, а вы успеете на вашем судне скрыться от обоих, коль пожелаете. Только поклянитесь, что не ударите мне в корму, - он посмотрел с надеждой.
        - Уходите, старпом, - ответила не особо задумываясь. - Я не стреляю в спину, даже тем, кто устраивает на меня ловушки. Хотя, наверное, стоит уже пересмотреть свои взгляды. Но не сегодня, определенно. Поэтому, знаете, пожалуй, не попадайтесь более на моём пути, не уверена, что следующий раз закончится для вас хотя бы с такими потерями.
        - Я вас понял, таине Малик, - мужчина даже не пытался возмутиться в ответ. - Я с планеты Урту, и у моего народа есть поговорка, что охотник, загоняющий в угол мать с малышом, либо очень силен, либо очень глуп. Похоже, капитан Перети, да и мы с ним, оказались не настолько сильны, как думали, - внезапно улыбнулся он, - Удачи, госпожа, и не держите зла!
        Экран погас, а буквально через несколько ударов сердца, я почувствовала, как корпус судна слегка тряхнуло.
        - Агилл?
        - Мы свободны, таине. Ваши указания?
        - Быстро отходим на безопасное расстояние!
        - Направление?
        - Любое, Агилл, мы остановимся в точке, где мы успеем уйти, если что…
        - Принято.
        Я же не отрывала глаз от картинки, где в черноте космоса вспыхивали поля защиты обоих кораблей, после взаимного обмена ударами энергозарядов. Поля «Мадео» явно не продержатся долго.
        Агилл сорвался с места, но продолжал следить за сражением.
        Как и мы.
        Керая неслышно опустилась рядом в кресло, поджав под себя ноги и подперев устало ладонями лицо.
        - Не воспользуешься случаем, чтобы снова сбежать, Лекси? - спросила она тихо.
        Я лишь покачала головой.
        Хватит, набегалась…
        ГЛАВА 16
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Корпус судна изрядно тряхнуло, когда «Айтер» вывалился из червоточины, словно корабль сбросили с приличной высоты и приложили о некую поверхность - такова плата превышения порога скорости выхода из подпространства, ведь затормозить в этом странном, совершенно неизученном месте, пока не удавалось. Так что сказались последствия моей поспешности в желании достигнуть нужной точки раньше намеченного. Я не сомневался, что на самом деле, нам ни демона не грозит, по крайней мере ничего серьезного, но ощущения, даже в особо изолированной от многих пагубных воздействий рубке, были не из приятных.
        А поджидавший фактически в точке выхода «Мадео» вообще оказался той вишенкой на торте, которая внесла в мою повседневность горький привкус ненависти с толикой азарта.
        Поймал укоризненный взгляд Таира, в котором читалось четкое: «Я же говорил!»
        Скрипнул зубами, не позволяя себе сорваться в ненужные размышления. Не до этого. Злость и досада вообще плохие советчики, в отличие от первобытной ярости, что питаешь к врагу.
        Приказ атаковать отдал мгновенно - с достопочтенным членом новейшего Совета, ридом Дерик, как у меня, так и у многих из моей команды, имелись давнишние счеты. Уверен, что он не станет вести никакие переговоры.
        Впрочем, и я не склонен терять фактор неожиданности из-за нелепого желания благородно пытаться образумить подлеца. А нас, похоже, все же не ждали. Или только делали вид?
        Нет, дураки не становятся ридами в Эдее. Ни я, ни подонок Тортон.
        Всё сказано ещё несколько лет назад и ничего не поменялось. Хотя, как вижу, Совет решил разыграть карту наследника Амирея.
        И при виде крейсера, роль таине Малик в этой истории уже не казалась однозначной.
        Но может у меня паранойя по поводу любого поступка Сашки?
        Да пока без «но», Демон, думай верхней головой! Разбираться с Принцессой и анализировать степень участия тех или иных персонажей в этой интермедии будешь позже.
        Если поймаешь эту козу, конечно.
        Нет, теперь поймаю. Без «если». Потому что хочу поймать, а стало быть, не упущу.
        И это желание острое, не из прихоти или реальной выгоды от наличия у таине истинного наследника рода Малик, а потому что всегда нужно разбираться в собственном прошлом, чтобы его отпустить, наконец.
        И Принцесса, определенно из этой категории. Чертова заноза, которую зачем-то расковыряли, но забыли удалить.
        Но пока прижму к ногтю это корыто, гордо именуемое «Мадео», что на староэдейском обозначало «Разящий» - хвастливое преувеличение, такое же лживое, как и благородство его рида.
        Не только этого, но и двух десятков других высших ридов и их подчиненных, что так легко предали принципы, на которых держалась Эдея.
        Хотя, чем ты лучше? Ты ведь тоже с легкостью от них отступил, когда спал с таине твоего ториди? Неоднократно и огромным удовольствием, между прочим.
        Спал… Слово-то какое ханжеское выдал! Уснуть рядом с Принцессой может только евнух, а ты уж точно им не являешься.
        А после того, как тебе недвусмысленно объяснили, что на этом всё, и у нее начинается другая жизнь, ты внутренне радовался, когда получал приказ от Амирея, пожелавшего услать тебя в очередной рейд, подальше от своей женщины.
        Подальше от твоей Принцессы.
        Той, что отказалась от тебя, просто сладко проведя время до ритуала.
        Бесился и радовался.
        Ровно до тех пор, пока Любомирье не вспыхнуло взрывами, погребая под стенами бывшего дворца наместника самого ториди. И все твои попытки в дальнейшем узнать правду, оказались тщетны. До сих пор…
        Потому что виновным назвали тебя и отца Александры.
        Абсурд? Нет, политика.
        Да-да, политика той самой Эдеи, чтить и защищать законы которой ты когда-то поклялся, невзирая на собственные интересы. И даже вопреки природе.
        Что, Дан, закипаешь, словно походный котел, даже спустя столько лет? И, главное, вовремя. Ну просто звездец, как вовремя!
        Что ж, значит будем лечиться другими способами, раз вирус, что поразил когда-то, оказался резистентным ко времени и расстоянию, болезнь лишь затаилась, и вот опять рецидив, стоило Сашке оказаться на твоем горизонте.
        А стало быть, судьба сама требует расставить все точки окончательно.
        Кстати, о точках: то, что старая тварь Тортон сам выбрался сюда из своей норы, уже говорит о многом. Например о том, что не все ладно в Эдейских верхах, раз им настолько потребовался законный наследник. Но это другой вопрос. Не совсем сейчас уместный.
        Пальцы порхают по панели, раздавая приказы моим офицерам - давно прошли те времена, когда была необходимость исключительно выкрикивать команды.
        Мои люди знают своё дело, иначе мы бы столько не продержались против противника, во много раз превосходящего силы эскадры отщепенцев, что не пожелали согласиться с новыми порядками и не поверили обвинениям в измене.
        Залпы следуют один за другим, Дерик тоже не играет в пацифиста, и мне на вирт идут данные о состоянии защиты. Но в этот раз мы ударили первыми. А стало быть нас все же не ждали, иначе подготовились бы лучше, да и явился бы не один крейсер.
        Мысль, что Сашка не лгала, внезапно греет.
        К демонам вакуума! Забудь! Она просто тебя использует, в очередной раз решая свои проблемы. Тут Таир прав.
        На мелкую шушару, типа «Корсаров», можно было бы и не глядеть, впрочем, три судна рванули в рассыпную сразу. А вот одно задерживалось в непосредственной близости от небольшой космической яхты, идентифицируемой искинтом «Айтера», как глайдер Александры.
        Отмечал все машинально, как и ворох прочей информации, выдаваемой на панель задач.
        Приказ искинту следить за глайдером, разумеется, выдал, но пока, откровенно говоря, было не до него. А зря, потому что
        защитные поля «Мадео» трещали по швам, но Дерик явно не оставлял надежды, а выпущенные с крейсера два десятка мелких истребителей класса «Шоэн» (шоэны - разновидность эдейской осы. Прим. автора) нам бы не причинили вреда, а только бы глупо погибли, но они рванули за уходящей в сторону золотой капелькой яхты таине Малик.
        Первый порыв броситься на помощь присек жестко. Инстинктивное желание защитить, а не разум. Глайдер таине вовсе не безобидная игрушка, да и скорость развивает отличную.
        - Мой рид, это уловка, - не преминул прокомментировать Таир.
        Накатила злость.
        - Антрид Варель, вы сомневаетесь в моих способностях правильно анализировать ситуацию? - бросил холодно, не поворачиваясь к другу.
        - Мои извинения, рид, - тут же отчеканил мой глава штурмовиков, поняв, что нарушает субординацию, хотя на его лице читалось, что именно так он и думает.
        - Извинения приняты, антрид, - отвечаю, продолжая додавливать серией из энергопушек защиту врага.
        По экрану бежит анализ, как наших возможных разрывов в полях, так и крейсера. «Айтер» постоянно маневрирует, не позволяя бить по одним и тем же точкам, как и «Мадео», разумеется. Школа у нас схожая, но мы мощнее, а стало быть, лишь вопрос времени, когда повреждения станут уже реальными. Впрочем, совсем без потерь из этой заварушки вряд ли удастся уйти: военный корабль эдейского флота - это вам не какая-нибудь второсортная посудина с периферийной планетки.
        Вот только Тортон решил оправдать оба мои утверждения: и что он умен, и то что он редкая безжалостная и беспринципная сволочь.
        Потому что сделал то, что не один уважающий себя командир не стал бы.
        В тот миг, когда мы пробили защиту крейсера, рид Дерик отдал приказ к расстыковке грузовых модулей, отшвыривая их прямиком в брешь пробитой защиты, подставляя под удар, а по сути, сбрасывая часть судна вместе с находящимся там экипажем - ведь даже, если отдан приказ о передислокации личного состава, то большинство тех, кто находятся в отсеках, просто физически не успели бы оттуда выбраться за столь короткий срок.
        Всё, что последует дальше буквально возникло у меня в голове, и мозг, как и руки, начали действовать с бешеной скоростью.
        Не задумываться - спасать корабль!
        Под оглушительный вой предупредительной сирены, ввожу личный код и экстренно беру на себя управление, полностью позволив сознанию слиться с «Айтером».
        Плевать! Мы все тут изгои, а не только я - полукровка, вынужденный прятать свой дар, которого эдейцы, а особенно высшее командование, боятся на генетической уровне - такова память о прошлом. И да, страх и ненависть имеют под собой основу. Но мы не в Эдее. И мне дороги мои люди, как и этот корабль.
        Сейчас я чувствую свой флагман, как собственное тело, и мы быстрее, хоть и увидел, что эта мразь Дерик сбежит в гипер, взрывая своих, чтобы как минимум повредить и задержать нас, а в идеале уничтожить вместе с частью собственной команды.
        Победителей не судят, да, Тортон? И они всегда найдут оправдания потерям.
        Ни в этот раз.
        Потому что мы с «Айтером» успеваем отскочить с траектории взрыва и даже швыряем приличный по мощности подарок в схлопывающуюся воронку прокола, куда провалился «Мадео».
        Неизбежный взрыв модулей все же достает «Айтер», отшвыривая от места сражения на приличное расстояние. Свет в рубке моргает, нас изрядно подбрасывает, но большинство удерживается на ногах, успев схватиться за попавшиеся под руки поверхности. Сирена воет надсадно, а желудок норовит выпрыгнуть через горло. Панели и экраны внезапно гаснут, оставляя в рубке лишь аварийное освещение.
        - Айтер, доложить о пострадавших и повреждениях! - отдаю голосовой приказ, зная, что искинт контролирует все личные датчики экипажа, как и самого корабля, естественно.
        - Потери в личном составе отсутствуют, несколько травм и сотрясений, рид Лейни. Повреждения корпуса - восемь процентов, повреждение отсеков и коммуникаций - пять процентов. Ядро не пострадало, но маневр экстренного уклонения и последующая атака окончательно опустошили ресурсы. До ближайшей звезды хода хватит, но до полного восстановления энергосистемы восемнадцать стандартных часов. После рекомендую отход к базе. К ремонту уже приступил. Приказы, рид?
        - Даю разрешение перейти на резерв. Используй из расчета, чтобы осталось на прыжок к базе.
        - Принято, рид. Десять секунд до перезагрузки системы, Девять, восемь, семь…
        Экраны вспыхнули вместе с мягким, чуть приглушенным освещением рубки.
        - Святые яйца, - пробормотал еле слышно Таир, так, чтобы его услышал только я. - Ты демонов псих, Дан! Но, бездна подери, мы, похоже, не выкрутились бы. Этот ублюдок рассчитал уход, не жалея своих людей… - Он смотрит на меня с тревогой.
        Я только качаю предупредительно головой. Любые решения имеют последствия. Они неизбежны, но выбора-то не было. Понятно, что не одному другу покажется странным произошедшее, а думать в офицерских школах учили неплохо, да и глупцов туда не брали.
        Устало прикрыл глаза. Откат придет скоро, а у меня ещё есть дело. Отслеживал передвижение целей, с удовлетворением отмечая, что истребители, оставшиеся в открытом космосе без корабля-матки растерянно зависли на одном месте, прекрасно поняв, что ни глайдер Александры им не догнать, ни уйти в блокированный портал, как в единственный путь к обитаемым планетам - этот путь в данный момент им отрезали мы. Так уж получилось, что врата в этом секторе неожиданно далеки от любой обитаемой планеты, а станцию от портала давно отвели в какое-то иное место, так что на этих безусловно опасных малютках, но не приспособленных для длительных полетов, ребята обречены.
        Что ж, простые летчики не в ответе за своего командира. Так что, если пожелают сдаться, то места в корабельной тюрьме найдутся, а там разберемся.
        Вот только от фанатичного самоубийцы никто не застрахован, и мысль о том, что кто-то из них предпочтет рвануть таки за Александрой, чтобы попробовать достать хотя бы ее корабль, внезапно дернула что-то внутри.
        - Твоя партия, Таир, бери своих штурмовиков и загоните в стойла наших гостей, - я посмотрел на друга. - Ты же сам говорил, что парни застоялись, вот пусть и разомнутся. Понимаю, что кулаки не почешут, ну хоть что-то! - озвучивать свое беспокойство ему не стал - итак считает меня помешанным, не стоит добавлять поводов.
        - Есть, мой рид, - по губам антрида Варель прошла довольная улыбка. - Разрешите идти?
        - Выполняйте, только без фанатизма, - поморщился я, зная, как любят увлекаться его «загонщики».
        - Как прикажете, мой рид, - рявкнул уже на ходу мой бывший наставник.
        Еще раз пробегаюсь по цифрам, хмурясь и понимая, что надо побыстрее убраться из этого сектора. Потому что ставлю свою правую руку на то, что если Тортон выжил - а это наверняка так - то очень скоро тут появится как минимум целое соединение верных псов Совета, давно охотящихся на нас. А умирать в мои планы не входит ещё лет эдак сто. Я с этим вообще не спешу.
        - Господа офицеры, действовать согласно инструкциям. Готовимся к отбытию на Парадиз. Благодарю за службу! - обращаюсь ко всем присутствующим на мостике, внимательно вглядываясь в лица.
        - Это честь, мой рид! - отзываются все без задержки.
        Здесь только лучшие, те с кем пришлось пройти и огонь, и воду. И я надеялся, что они не впадут в шок от осознания подоплеки произошедшего. И самое лучшее, если промолчат.
        Кажется, я все же заслужил их полное доверие. Эта мысль отозвалась в душе, не позволяя превратиться в пепел остаткам всего, что связывало меня с родиной, и напоминая, что ещё осталось то, ради чего стоит сражаться.
        Временно оставляю рубку - команда прекрасно справится с возникшими проблемами и без моего прямого участия.
        - Айтер, что там с «Агиллом»? - задаю вопрос искинту, направляясь в собственную каюту.
        - Запрашиваемый вами глайдер оторвался от преследования, но остановился в точке примерно на семь часов от нас, на расстоянии вполне достаточном, чтобы успеть уйти, в случае полного разгона. Я основываюсь на данных, собранных на этот корабль, мой рид. В данный момент, вам, рид Лейни, с «Агилла» посылают личный запрос на связь.
        Вот как! Предусмотрительная, как всегда. Что ж, я ведь тебя всё равно найду, но сначала послушаем…
        - Соедини, - говорю, как только за мною бесшумно закрывается дверь.
        ГЛАВА 17
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Экран вспыхивает и меня буквально затягивает в серую бездну Сашкиных глаз.
        Она несколько мгновений смотрит на меня, словно пытается разглядеть больше, чем видит. Внимательно и встревоженно, неосознанно прихватывая зубками нижнюю губу.
        На которую я тут же залип. И зло скрипнул зубами на собственную реакцию. Александра все же чертовски красива.
        И всё такая же притягательная, хоть и не выглядящая так невинно и юно, как когда-то.
        Бесит и мешает нормально мыслить!
        - С вами всё хорошо, рид Лейни? В смысле, «Айтер» и команда не сильно пострадали? - тут же поправилась Александра.
        - Живы, как видите, таине. Надеялись на иное?
        Наблюдаю, как эмоции меняются от удивления моей резкости, до досады и понимания. Александра даже не пытается их скрыть. Игра, или и вправду вымотана до полного нежелания держать лицо?
        Её губы дрогнули, словно с них должны были сорваться слова, но Сашка сдерживает себя и отводит глаза, которые подозрительно блестят. И уже через секунду я вижу прежнюю хладнокровную дочь наместника, и таине Великого ториди Эдеи.
        - Я не лгала вам, прося помощи, и визит «Мадео» для меня тоже был малоприятным сюрпризом. И я благодарна за спасение, поверьте, И да, понимаю, - уголок рта изгибается в намеке на иронию, - Вы и вправду не обязаны мне верить, - сейчас она смотрела прямо, расправив плечи и ожидая следующего хода уже от меня.
        - Действительно. Не обязан, - кивнул утвердительно, после небольшой паузы. - Итак, таине, ваш корабль свободен, вы могли бы попытаться уйти, но не сделали этого? - Я вопросительно поднял брови, как бы передавая пас ей.
        Ну, давай, Принцесса, выдай ещё какую-нибудь версию. Тебе же явно что-то надо, раз ты ещё здесь, а не в бегах, как все последние годы.
        - Да вы, рид, сама очевидность, - она неожиданно развела ладони и усмехнулась.
        И улыбка всё изменила, сделав эту молодую женщину, которую я уже не знал, на краткое время такой похожей на ту язвительную аэрогонщицу, что в той прошлой жизни мне до безумия хотелось присвоить, хотя бы ненадолго. Впрочем, так ведь и вышло.
        Ненадолго.
        - И всё же? - Настаивал, показательно не приняв ее попытку сгладить разговор иронией, одновременно отдавая приказ с личного вирта Таиру, держаться поближе к беглянке, на случай если вдруг она решит таки, что переговоры со мной ни привели к нужному результату.
        Но Александра продолжала вести себя ни так, как мне представлялось. Вздохнула, на секунду посмотрев на меня с укором и произнесла:
        - А причина в целом та же, - чуть сведенные брови, и машинально переплетенные пальцы рук, выдают волнение. - Нам всё ещё нужна помощь и я надеялась, что здесь мне не откажут! - Она застыла и кажется даже не моргала. В слегка расширенных зрачках отсвечивало моё собственное отражение на экране.
        - Таине Малик, вы отдаете себе отчет, что если вступите на палубу «Айтера» добровольно, то это будет равносильно измене? Или вы предпочтете, чтобы команда предателей Эдеи - ведь именно таковыми нас считают занявшие власть в империи - просто-напросто взяла «Агилл» в плен, чтобы ваша репутация не пострадала? - ждал с любопытством ответа, умолчав, разумеется, о том, что отпускать их никто не собирался в любом случае.
        И нет, совестью мучиться не стану по этому поводу - за спиной несколько тысяч солдат и офицеров, что поверили в меня, выбирая честь и не прогибаясь под желания нескольких сильных родов изменить расклад в высших эшелонах власти. И если члены Совета не гнушаются заполучить наследника правящего рода, дабы эту власть укрепить, то что уж говорить обо мне?
        А таине Малик пауза на размышления не требовалась, как и торги, чего я, признаться, ожидал.
        - Агилл, фиксируй! - бросает она громко, при этом не сводя с меня уверенного взгляда, в котором не было насмешки или мольбы. Только странная тоска, причину которой мне было не понять. Принцесса говорит четко, словно отрепетированную речь перед аудиторией. - Я, таине Александра Малик, урожденная Сандовская, прошу вас, рид Данрод Лейни, принять меня под свою защиту. Моё прошение не продиктовано принуждением, о чем и заявляю. - Принцесса небрежно взмахивает кистью руки. - Агилл, конец записи. Копию перешли на «Айтер» риду Лейни.
        - Исполнено, таине Малик, файл отправлен, - раздается голос искинта.
        - Этого достаточно? - Александра замолкает напряженно.
        Что-то царапнуло в формулировке, но задуматься не успел. Раздражение крепло и норовило вырваться наружу, от того, что я точно ни беса не понимал: ни в ситуации в целом, ни в этой конкретной женщине. Ее мотивы оставались загадкой, и логики в них я не видел. И это никак не согласовывалось с давно сформировавшимся в голове образом разумной и расчетливой дочери политика.
        Но у меня теперь полно времени расставить всё по местам.
        - Ждите, таине, скоро к вам прибудет сопровождение. «Шоэны» с «Мадео» ещё не все отловлены, так что не стоит рисковать.
        Она ничего не отвечает, только молча кивает и отключает связь. А я отдаю приказ Таиру, требуя, чтобы его бойцы заканчивали гонять тех, кто не пожелал сдаться и отправлялись за нашими ценными гостями.
        Варель обошелся без своих обычных комментариев, на что я втайне надеялся - желание спустить пар было велико, но у друга был отменный нюх на мой дурной нрав. Это я помнил ещё по офицерской школе.
        Что ж, осталось лишь кружить по каюте, словно тигр в клетке, размышляя и наблюдая по вирту, как «Агилл» безропотно позволяет взять себя в кольцо, направляясь в нашу сторону. Начинает казаться, что время тянется бесконечно, а расстояние, которое стремительный глайдер мог покрыть за минуты, растянулось, и нынче прошли уже часы.
        Определенно вся эта ситуация дурно пахнет. Переворот на Росси был просто мерзким убийством, и не все действующие лица того спектакля вышли на сцену в финале. Как и роль Сашки пока неясна до конца: одно то, что ей удалось спастись - настоящее чудо.
        И сейчас история получалась отвратительная, потому что вносила хаос в и без того сложное, но в чем-то устоявшееся положение небольшой, но боеспособной армии. И не факт, что станет лучше от того, что сын Амирея окажется у меня. Об этом буквально орет моя интуиция.
        Вот только что-то внутри упрямо не позволило просто уйти, отправив эту ходячую бомбу, по имени Александра, восвояси, отвадив от них охотников и рида Дерик. Пряталась же она где-то столько времени, значит и после бы смогла!
        Может вправду оскорбленное самолюбие? Досадно, однако, если так.
        Спустился в транспортный отсек, поспешно пересекая несколько внутренних палуб, попутно просматривая то, как идут работы по ремонту и справляясь о состоянии пострадавших.
        Отсек был гигантским, многоярусным, вмещавшим в себя кроме штатных «шоэнов» пару десятков транспортных ботов, какие-то посудины хозяйственников и массу разных «наземников», что пригождались во время высадок на планеты. Так что до площадки, принявшей «Агил», было прилично хода. Но я не спешил, уверенный, что дамы тоже не торопятся меня лицезреть. К тому же Таир наверняка уже там - его желание всё контролировать сродни паранойе, но выручало не раз.
        Сверился с виртом, выбрав нужное направление. Весь «Айтер» мог в своих стенах вместить целый город. Порой, даже мне казалось удивительным, что при всех своих габаритах, эта махина умудрялась не только летать и делать проколы в пространстве, но была ужасающе смертоносной, способной с легкостью уничтожить целую планету. Да ещё и маневренной, несмотря на очевидный объем.
        Лучший военный корабль за всю историю Эдеи, её опора и гордость!
        И именно его мне доверил ториди Амирей.
        Какая ирония, что сейчас «Айтер» формально воюет против собственной родины, пусть, по сути, мы лишь защищаем свое честное имя и сражаемся исключительно против тех, кто подмял власть, похоронив понятие чести эдейца под руинами Любомирья, густо присыпав эту могилу ложью.
        Хотя, мне ли не знать, что история любого государства изобилует такими эпизодами и ложь там играет не последнюю роль. Как и то, что конечный вариант в летописях записывают победители! И на самом деле, думать стоит лишь о том, чтобы оказаться в их числе. Вопрос лишь в цене - на что ты ради этого готов?
        Золотая капелька яхты сверкала таинственной драгоценностью под приглушенным светом в ангаре - искинт «Айтера» экономил энергию.
        Небольшие, в сравнении с глайдером, истребители моих штурмовиков расположились на этом же уровне, явно намеренно.
        Таир и пара его ребят нетерпеливо топтались рядом, что-то обсуждая и бурно жестикулируя. Не иначе как возбуждение от небольшой стычки с «шоэнами» с «Мадео» ещё не схлынуло.
        Отчет уже был на моем вирте. Самоубийственная атака пятерых противников окончилась для них плачевно. Остальные сдались, их отконвоировало второе звено штурмовиков. Всё-таки мои ребята лучшие, ведь служба на «Айтере» - это честь и мечта многих.
        Похоже, Александра не спешила пускать на свой корабль гостей. Что ж, имеет право. В конце концов тут я хозяин, а стало быть, мне и принимать её на своем судне, дабы обозначить статус.
        Кстати о последнем: после её заявления, пленницей таине точно объявить не получится - Сашка упряма и с неё станется обнародовать запись, чтобы подтвердить свои слова. Ничего, полагаю, она соизволит объяснить свой поступок.
        - Мой рид, задание выполнено! - Бодро рапортует Таир, вытягиваясь в приветствии, как и другие бойцы.
        - Благодарю, господа, - киваю своим людям, - всем вольно и можете быть свободны. Все, кроме вас, антрид Варель.
        Мои парни покосились на корабль Александры, не озвучивая опасения вслух.
        - Не стоит беспокоиться, - бросил им. - Уверен, у таине Малик нет намерений сопротивляться или устраивать диверсию.
        - Есть, мой рид, - отозвались бойцы, слегка улыбаясь и спеша разойтись.
        Мы с Таем остались одни на площадке. Повернулся в сторону глайдера, прекрасно зная, что за нами наблюдают, и посмотрел вопросительно.
        Немой посыл был воспринят правильно. Гидравлика люка сработала почти бесшумно, образуя проем, из которого появился выдвижной трап. Таир нетерпеливо сделал шаг вперед, привычно прикрывая меня, но тут на входе возникла невысокая фигурка с красновато-рыжей гривой волос, заплетенных в две изрядно растрепавшиеся косы. Маленькая женщина, с довольно внушительным бюстом, упакованная в брючный костюм - качественный, но не слишком дорогой. Миловидная, с гордо вздернутым носиком и сложенными на груди в воинственной позе руками, смотрелась потешно, особенно, когда храбро преградила путь такому великану, как антрид Варель.
        - Куда? Кажется вас не приглашали, сэр! - прищурилась зло рыжая, глядя исключительно на Тая, и употребляя форму обращения, принятую на планетах второго круга исхода. Перевела взгляд на меня, - Рид Лейни, Лекси… В смысле, Александра вас ожидает, - кивнула мне милостиво.
        Невольно улыбнулся, предвидя развитие событий. Нет, пропустить такое просто нельзя, как бы мне ни хотелось поскорее оказаться внутри. Черт, ведь и вправду хотелось увидеть Принцессу вживую, словно надеялся, что это поможет перестать так остро на нее реагировать. Но ещё минуту встреча подождет - не увидеть битву Давида и Голиафа, как гласила легенда из древней книги верований все с той же Росси, я просто не мог.
        И Таир не обманул ожиданий - тут же взревел оскорбленным вепрем.
        - Дамочка, да вы кто такая, чтобы тут указывать? - он навис над нею в своей излюбленной манере. Обычно от этой горы мускулов становилось не по себе даже сильным мужикам, но мелкая злюка лишь сузила глазки, подбираясь словно кошка, готовящаяся к прыжку.
        Она делает шаг навстречу, неосознанно задирая голову и даже приподнимаясь на носки, тыкает пальцем с аккуратно обрезанным ноготком Таиру в грудь и выдает почти ласково:
        - Я, та, что с удовольствием отстрелила бы незваному гостю самое дорогое, если бы моя подруга не запретила бы мне встречать всяких переростков приматов, лишь мнящих себя разумными, с оружием. Лекси такая пацифистка, в отличие от меня! - она оскалилась в недоброй улыбке, - Но это не значит, что девушка не может быть опасной!
        - Правда? - криво ухмыльнулся Тай, - Никогда не боялся боевых хомяков! Но они бывают забавными!
        - Правда? - тут же в тон отзеркалила она. - А я всегда была уверена, что все эти рассказы об уме и благородстве эдейцев только пустая болтовня. Вот этот хрен с крейсера тоже тот ещё хам оказался, но, видимо, это вообще у вас норма! - как в ее руке оказался маленький шприц, который она лишь демонстративно покрутила в пальцах с ловкостью фокусника. Он так же быстро куда-то исчез, но рыжая явно показала, что эта бестия успела бы его воткнуть, даже если б Тай свернул ей шею. - Никогда не стоит недооценивать противника, горе-вояка! - хмыкнула она, с удовольствием наблюдая перекошенное лицо моего антрида.
        - Кери, довольно, - прозвучал голос Александры.
        Мы все трое тут же обернулись в ее сторону. Принцесса успела переодеться в простые брюки, ладно сидящие на ее слегка округлившихся за эти годы бедрах, и вязаный свитер, немного мешковатый, но не скрывающий высокую грудь, которая тоже весьма подросла… Бездна, Дан, да ты маньяк, у которого давно не было бабы.
        Да, наверное, в этом всё дело.
        Ну-ну, успокаивай себя этой мыслью. Это, конечно же, поможет тебе не залипать на Сашку.
        - Антрид, - таине быстро считала звание по нашивкам, пусть с Таиром она никогда не пересекалась, - Прошу вас, проходите. Ни я, ни моя подруга не задумали ничего против вашего командующего, - она развела руками, грустно улыбаясь, и потом сделала приглашающий жест. На меня она лишь взглянула, но в ее глазах промелькнула тревога. Принцесса меня боится? Странно, не помню за ней таких эмоций. Не думаю, что она ждет от меня чего-то плохого, даже учитывая то, как мы расстались.
        Скандальная парочка сделали по шагу в стороны друг от друга, словно боялись снова сцепиться, но одарили при этом таким взглядом оппонента, словно пальнули из тяжелой артиллерии.
        Александра развернулась и первая вошла в рубку корабля. В ее фигурке буквально сквозило напряжение.
        - Таине Малик, - я наконец вспомнил, что стоит что-то сказать, а не тупо разглядывать свою бывшую, - Вам с подругой и наследником будут выделены смежные помещения. Полагаю, там удобнее вести любые разговоры.
        Она указала на собранные вещи, что стояли в нескольких сумках.
        - Там, откуда нам пришлось улетать в спешке, мы собрали лишь необходимое, рид. Но на первое время хватит. Как видите, мы не успели распаковаться толком, - Александра нервно хмыкнула. - Сын спит, и я его не хотела будить заранее. Можно попросить вас, антрид… - она вопросительно посмотрела на Тая, давая ему возможность представиться.
        - Таир Варель, таине Малик, - буркнул недовольный друг, сведя брови.
        Она кивнула.
        - Пожалуйста, возьмите вещи и отнесите их. Керая вам поможет. Тут немного, - она глядела на Тая с Кери и последняя правильно поняла намек. Зачем-то таине хотела остаться со мной наедине. Таир уже рвался возразить, но я пресек.
        - Антрид Варель, помоги госпоже Керае с вещами, ты ведь не сомневаешься, что я справлюсь? - посмотрел на друга с иронией. - Офицерское крыло, первый сектор, - уточнил я.
        Мой бывший наставник одарил меня предупреждающим взглядом, злобно зыркнул на рыжую, одним махом подхватывая почти все сумки и пробурчал язвительно:
        - Идемте быстрее, госпожа, - почти выплюнул он.
        - Да я никуда не спешу, - пожала плечами рыжая, подхватывая последнюю небольшую сумку.
        - Вот и я о том же, плестись будем долго. Уж простите, наш флагман рассчитан на более длинноногих.
        - Понимаю, - пропела Кери, - Мне повезло больше, когда я росла, все силы ушли в развитие мозга, - она окинула Таира с ног до головы, - Тут, понимаете ли, прямая зависимость! Или-или!
        Дальше эти двое покинули корабль и ответ Таира мы уже не услышали.
        - Даже не знаю, кого из них стоит пожалеть, - неожиданно пробормотала Сашка и повернулась ко мне, сложив руки на груди в защитном жесте. - Пойдем, Данрод, - она неожиданно перешла на ты, словно между нами не было тех миллионов миль, что отделяли меня от той сладкой девочки, которая так плавилась в моих руках… - Поможешь мне донести сына.
        Она словно и не ждет моего ответа или согласия. Делает шаг в сторону переборки, которая отъезжает в сторону, открывая взгляду большую кровать, где мирно спит мальчишка, обнимающий огромного пушистого кота - полосатого разбойника, что тут же открыл огромные зеленые глаза, внимательно уставившись на меня, а после лениво выбрался из ручек своего товарища, отсев в стороне, демонстративно вылизываясь, но не переставая держать в поле зрения чужака.
        А я рассматривал малыша, невольно ища сходство с Амиреем, и не находя. Какая-то нестыковка царапала мозг, пытаясь напомнить о чем-то.
        Ах, да, точно…
        - Почему ты не попросила моей защиты для сына? - я наконец поймал ускользающую мысль, что пробивалась на свет ещё с разговора по связи.
        И с удивлением увидел, как Сашка делает полшага назад, в ее глазах проскальзывает что-то похожее на обреченность и она резко опускается рядом с ребенком на постель, нежно, почти невесомо гладя его по темным кудряшкам. Рука замирает на затылке малыша, а Принцесса поднимает на меня глаза и говорит твердо:
        - Потому, Дан, что эдейца не надо просить защищать собственного сына!
        - Что?! - выпаливаю громко, пытаясь осознать смысл сказанного бреда.
        - Мама? - мальчик от моего несдержанного крика открывает глаза, поворачивая лицо в мою сторону. - Кто это, мама? Тебя обижают? Черный ободок стремительно затапливает голубизну радужки.
        - Нет-нет, Родион! Не надо! - испуганно вскрикивает Сашка, прижимая мальчика к себе.
        А я уже не раздумываю, резко делая рывок и подхватывая ребенка на руки, забрав у испуганной мамочки. Выпускаю столь долго сдерживаемую блоками силу, успокаивая и подавляя вспышку пси-поля, как когда-то поступала со мною моя собственная мать.
        - Тише, малыш, - шепчу не думая, - Сейчас всё пройдет, я потом тебя научу…
        ГЛАВА 18
        Именно сейчас я в полной мере ощущала, что чувствуют преступники на суде перед вынесением приговора. Особенно, когда процесс затягивается, и судья всё никак не торопится выйти из совещательной комнаты.
        Мой мир сузился до одного человека, от которого теперь зависело наше с сыном будущее. А точнее, какое место он позволит занять в нём мне. То что Данрод не обидит Родиона я и раньше не сомневалась, а ныне и подавно. Для этого оказалось достаточно нескольких секунд видеть их вместе.
        Сбережет и защитит, у эдейских мужчин такое в крови. И, возможно, даже полюбит.
        Вот только ко мне это не относится. Не после того как, по сути, использовала понравившегося мужчину, и уж тем более не после стольких лет молчания. Не важно, что у меня хватало причин, которые со временем уже не кажутся оправданием от слова «совсем».
        И, конечно, мой воздушный Демон не виноват и не заслужил того, как я с ним поступила. Опять-таки, не совсем по своей воле.
        Нет, подруга, не заговаривайся даже в мыслях. Не мой… И вряд ли им был, как это ни грустно осознавать. Ни о какой большой любви речи не было. Страсть, подогреваемая опасностью и запретом - это да. Но причем тут любовь? И неважно, что тянуло к нему все эти годы, это ничего не значит. Может всё дело в простом факте, что с Даном мне было хорошо, а после… После пришла боль и одиночество.
        Да мне, собственно, и сравнивать-то не с кем! Амирей не в счет…
        Украдкой смотрела на мужчину, держащего нашего сына. Хорош, спору нет. Всегда таким был, а стал ещё лучше, матёрее что-ли?
        Ох, ну ты и дура, Александра Сергеевна. Ты ещё по облизывайся на него. Просто замечательно! Твой мозг, похоже, размягчился от страха. Думай лучше, что ему сказать, чтобы остаться рядом с Родькой.
        Хотя, опять же, бесполезно. Дан тот, кто всё решает сам и вряд ли страдает всепрощением.
        Смирись, Сашка. Просто пришло время расплаты за прошлое. Не скажу, что готова ко всему, но пойму…
        Вот только ожидание убивало. Потому что блистательный рид Данрод Лейни упорно молчал.
        Он так и не выпустил Родьку из рук, к моей радости, уняв вновь зарождающуюся неконтролируемую вспышку, готовую обрушиться на любого находящегося рядом. Ох, Вселенная, все мои подозрения и скудные знания, что удалось почерпнуть за эти годы, когда поняла, что со мной что-то не то во время беременности, просто цветочки, по сравнению с реальностью. Вопрос в том, захочет ли этот мужчина хоть что-то объяснять? Какой смысл, если проще избавиться от такой проблемной и никому не нужной обузы, как я.
        Сын удивительно легко затих в его объятиях, уткнувшись носом в плечо мужчины, и кажется снова уснул.
        Дан лишь раз бросил на меня убийственный взгляд и просто вынес ребенка с корабля, а мне осталось поспешно семенить следом, подхватив полосатую тушку Сая.
        Данрод так и идет вперед, не оглядываясь, но, похоже, не сомневаясь, что я почти бегу сзади.
        Господи, как же страшно! Наверное, когда сбегала под носом у убийц, что уничтожали всех на своем пути, заметая следы, так не боялась.
        Все губы искусала, пока шла, глядя на широкую спину моего будущего палача.
        Даже по сторонам особо не смотрела, лишь краем сознания отмечая насколько аскетичный и огромный «Айтер». И с каким нескрываемым любопытством на нас глазеют люди рида, вытягивающиеся в струнку при нашем появлении.
        Внезапно вскрикнула от неожиданности, когда почувствовала, как котяра впился зубами мне в запястье. Ну конечно, так сдавила на нервах бедолагу, что он все же решил напомнить о том, что вполне себе живое существо, а не игрушка, в которую можно вцепиться, прячась от своих страхов.
        Бедолага пушистый! Действительно, мало того, что вытащили из уютного дома, запихнули снова в мерзкую жестянку, так и ещё и раздавить на психе пытаются. Прости, милый, друзья наши меньшие всегда страдают за компанию с хозяевами - такова уж их судьба.
        Потрепала котейку за ухом и самой как-то легче стало. Всё же не зря говорят, что животные - наши терапевты.
        И чуть не наткнулась на Дана, который оказывается остановился из-за моей возни и наблюдал недобро за моими действиями. Бог мой, он наверняка решил, что я специально пытаюсь привлечь внимание. Почувствовала себя мерзко, щеки опалило, словно мне снова двадцать и я веду себя по-детски. Машинально потерла укушенное запястье, глядя на мужчину. Думала, что так и отвернется молча, но неожиданно он заговорил.
        - Надеюсь, этот зверь также не ведет себя с Родионом? - спросил тихо, чтобы не потревожить сына. Надо же, услышал и сразу запомнил имя. Ведь я более не произносила вслух, и так-то вырвалось.
        Я резко замотала головой, неосознанно вновь прижав к себе котика.
        - Сай хороший! Это я ему случайно сделала больно, - нет, ну детский лепет! Сашка, я тебя не узнаю! Самой тошно от себя стало…
        А Данрод хмыкнул и развернулся, продолжив вести нас по палубам корабля, проронив еле слышно:
        - Ну да, ты это можешь…случайно.
        Хотелось опустить голову, как нашкодившей школьнице. Промолчала. Ну, а что сказать? Виновна, однозначно.
        Остаток пути до жилых отсеков прошел всё так же в тягостном молчании.
        Очередной корабельный коридор привел в нужный сектор. Здесь явно уделили больше внимания интерьеру. Стены перестали быть однотонными и скучными, как в рабочих зонах. Мягкое освещение исходило от пола и потолка, а кроме панелей на дверях, тут находились интерактивные экраны, передающие картины природы каких-то планет: леса, океаны, горы. Мы вошли в небольшой холл, по центру которого, к моему удивлению, находился… Наверное, это можно назвать фонтаном, состоящим из вертикального столба воды, появляющегося их каменной чаши, диаметром в пару метров, и уходящего куда-то в потолок. В воде мелькали какие-то диковинные змейки различных цветов, и что-то типа серебристых водорослей, поднимающихся спиралями, наподобие лиан или удивительных подводных деревьев. Красивое зрелище, приковывающее взгляд. Родька точно будет в восторге.
        Такого на космическом корабле ожидать было сложно, особенно учитывая, что «Айтер» реально ведет боевые действия. Слабое мерцание силового поля говорило о том, что некто не жалеет энергию на сохранение этого чуда.
        Как же хотелось узнать об этой красоте! Жаль, не лучшее время для расспросов. Если таковое время вообще настанет…
        Возле одного из входов в жилые каюты стоят немолодой эдеец в коричневой форме с нашивками техслужбы - наверняка кастелян, или ансив, как их именуют в Эдее. Мужчина отсалютовал риду, и вежливо поклонился мне.
        - Мой рид, ваш приказ выполнен и каюты подготовлены. Антрид Варель и ваша гостья уже там, - отрапортовал кастелян и протянул Дану карту с чипом доступа.
        - Спасибо, ансив, можете быть свободны, - кивнул Данрод, отпуская человека. Он приложил карту к панели на входе и дверь отъехала в стену, открывая довольно просторную, для корабля, каюту, оснащенную всем необходимым.
        Первое, что мы услышали, была очередная ругань на повышенных тонах.
        - … Рыжая ведьма, как есть! - гудел бас Вареля.
        - Я? И это мне вещают сто с лишним кило тестостерона без грамма мозгов? Да каково…? - Керая оборвала так и не слетевшую с языка тираду, резко развернувшись к двери, и увидев нас и спящего Родьку.
        - Ощущение некоего дежавю, - покачала я головой, рассматривая уже виденную совсем недавно композицию: огромный эдеец со сложенными в позе превосходства на груди руками, нависающий над разъяренной рыжей пигалицей, зло сжимающей кулаки и привставшей на носочки.
        Кери и Таир одновременно отпрянули друг от друга, словно их поймали на горячем, а не во время оживленного спора.
        Дан же похоже вообще не обращал внимание на присутствующих. Быстро прошел через часть каюты, служившей гостиной, и скрылся с ребенком за перегородкой. Я шагнула следом, жестом показывая Кери не дергаться и опуская, наконец, Сая на пол.
        Как и ожидала, за перегородкой оказалась кровать, на которую он и опустил Родиона. Хотела приблизиться, но Данрод поднялся и не терпящим возражений голосом скомандовал:
        - Идете со мной, таине, - и тут же перевел взгляд на Кери. - Полагаю, ваша подруга справится и без вас. Уверен, малыш проспит ещё пару часов. - Этот резкий переход к официальному тону не предвещал ничего хорошего. Он повернулся к своему антриду. - Антрид Варель, вы пока можете быть свободны.
        - Есть, мой рид.
        Таир ответил по уставу, но приподнял вопросительно бровь, явно демонстрируя удивление. Но спорить не стал, лишь еще раз взглянул на Дана, считывая его настроение - а оно точно не было безоблачным, судя по напряжению, от которого вот-вот могли посыпаться искры.
        Моя Кери мгновенно уловила обстановку и тут же отправилась в сторону кровати с Родькой, по пути поймав мой взгляд, подозреваю что затравленный, и быстро прошептала:
        - Держись, Лекси…
        А что ещё остается? Давай, таине, играй Принцессу, раз тебе задали именно этот формат. Распрямляю плечи и вскидываю голову. Небрежно поправляю волосы и делаю шаг на выход.
        Данрод Лейни безупречен, он вежливо пропускает меня вперед, предлагая локоть. Мои ледяные пальцы ложатся на сгиб его руки, ощущая даже под кителем жар тела. На миг встречаюсь с ним глазами и гибну от контраста этого огня плоти и холода во взоре, с которым он глядел на меня.
        «Страшно?» - читаю его немой вопрос.
        «Безумно, Демон, безумно… Но тебе я об этом не скажу.»
        Как попадаю в просторную капитанскую каюту - не вспомню, даже если будут пытать. Просто держала спину и переставляла ноги, пытаясь избавиться от лихорадочного кружения мыслей.
        Внутри мне предложили кресло, в которое я опустилась с радостью. Данрод внешне спокоен, он принес пару бокалов и на округлой поверхности столика появилась бутылка «Звездного шепота» - дивный напиток, правда коварный, особенно если не помнишь, когда ела и спала в последний раз. Но терпкий глоток этого ароматного золота делаю с удовольствием, благодаря мысленно молчаливого хозяина, за эту возможность перевести дух.
        Дан садится напротив, небрежно расстегнув пуговицы на кителе и задумчиво перекатывая бокал в руках, сосредоточенно грея ладонями крепкое вино, к которому пока даже не притрагивался. Он, как хороший охотник, выжидает, словно жертва ещё сопротивляется…
        Ещё глоток. Тепло разливается по желудку, снимая отвратительную тошноту, которая случается со мною, когда нервное напряжение зашкаливает. Поднимаю глаза, вновь проходясь взглядом по знакомым чертам и набираясь решимости.
        - С чего начать? - наконец выталкиваю из себя вопрос.
        - С начала, разумеется, - его губы кривятся в презрительной улыбке. - Должен же я узнать, с чего, собственно, мне выпала такая честь? Расскажешь, Принцесса?
        ГЛАВА 19
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Кровь отстукивала в висках барабанную дробь. Интересно, мой друг, если бы тебе не досталось в наследие отменное здоровье и метаболизм, а точнее, будь ты всего лишь человеком, то тебя бы уже хватил удар? Не исключено. Потому что мозг давал сбой от противоречивых ощущений, заставляя выплескивать в кровоток норадреналин с бешеной силой.
        Злость на Сашку кипела, а сознанию надо было уложить факты, но в логике событий были сплошные дыры, которые требовалось заполнить, чтобы прийти хоть к какому-то согласию с собой.
        Факт первый - у меня есть сын. Живой, маленький, теплый, нежданный…
        И настоящий ментал. Он мой, бесспорно, не почувствовать это было просто невозможно, не говоря уж о том, что по времени всё сходилось. Как и вероятность того, что в обозримом космосе Сашка внезапно отыскала ещё одного представителя этой старательно истребленной расы и успела его соблазнить. Она, конечно, потрясающе хороша, но в такие совпадения я не верю.
        И вот тут и возникает второй факт, состоящий в том, что взяться мальчишке было вроде и неоткуда! Наш феерический роман завершился, точнее, я был послан в жесткой форме. Ну и Амирей очень вовремя услал «Айтер» вместе с моей персоной урезонить ни в меру активного правителя на периферийной планетке империи, аккурат после обряда Единения. А так как на Славянских планетах строжайший контроль за рождаемостью, женщинам не позволено снимать импланты без согласия супруга, и эти «примочки» имеют сто процентную надежность. А стало быть, драгоценная Александра не могла забеременеть от меня… Но ведь смогла?
        Хотелось тряхнуть головой. Ни беса не складывалось.
        А та, что уже не в первый раз умудрялась разбивать в пух и прах мой мир, сидела напротив, вызывая противоречивые желания: то ли защитить этого испуганного воробушка, бросающего на меня обреченно-затравленные взгляды, то ли удавить, лишь бы больше ничего не отчебучила.
        Предложил ей вина, чтобы перестала дрожать - такое ощущение, что она этого даже не замечала, погруженная в себя. Уставшая, нервная, но как всегда собранная.
        Или всё же сдернуть эти обтянувшие аппетитный зад штанишки и всыпать по первое число, пока эта гордячка в моей власти. Для начала… Картинка оказалась столь яркой, что захотелось зажмуриться, потому что продолжение экзекуции рисовалось заманчивым настолько, что брюки оказались внезапно тесными.
        Демон, твою эскадру налево, думай о деле, чертов извращенец! Ты вроде хотел объяснений, так вот и настраивайся!
        Нет, ну и вправду…
        Великая мать Вселенная, ну вот как так-то? Как вообще всё это возможно? И эта женщина ещё спрашивает с чего начать?
        Язвительный ответ выдаю автоматом, желая услышать правду. Но моя заноза внезапно встрепенулась, ожила, бледное лицо вспыхнуло румянцем, а омуты глаз полыхнули раздражением.
        - Правда не знаешь? Думала всем это известно к твоему возрасту, - выдает она иронично. - Ну, а если нет, то я тебя просвещу, так и быть, - пухлые губы изгибаются в горькой улыбке, а в руке небрежно покачивается бокал, - Видишь ли, не стану рассказывать про пестики и тычинки, хоть ты и просил с начала. Но боюсь, столько времени у нас не найдется, так что понадеюсь на ваше хваленое эдейское образование. Но, - она подается вперед, прикладывая пальчик к губам, - Поведаю тебе страшную тайну, только не говори никому, - выдает она полушепотом. - От того, что мужчина и женщина занимаются сексом, у них порой случаются дети! Представляешь? - она смотрит с вызовом, явно провоцируя.
        Хочется поддаться и воплотить всю темную муть, что выдает злое и пошлое подсознание, затыкая этот рот самым приятным образом.
        Но нет! Обойдешься, Принцесса! Ты мне в любом случае всё расскажешь, а наказание подождёт.
        Не сейчас, но обязательно - обещаю сам себе.
        - Спасибо за пояснения, а то я думал, что просто получаю удовольствие, а оно вона как! - качаю головой, выдавая не менее иронично и смотрю на Сашку с прищуром. - Что, Александра, лучшая защита - это нападение? - вскидываю вопросительно брови и медленно отпиваю из бокала.
        Она фыркает, откидываясь на спинку кресла, вцепившись обеими руками в округлость хрусталя, явно желая спрятаться за почти опустевшим бокалом. А потом тоже медленно качает головой в отрицании.
        - Куда уж мне нападать! - она вскидывает на меня глаза. - Мне больше нечем крыть в этой игре, все козыри вышли, - она беспомощно разводит руками, - Ты хотел правды? Так вот она. Вы такие большие и сильные мужчины, и всё привыкли решать сами. И за всех. И, увы, мне не повезло попасться на пути этой огромной и безупречно работающей машины, именуемой Великая Эдея. - Она улыбается грустно, не сводя с меня глаз. - Но у меня почти получилось. Если бы не случайность, именуемая Данрод Лейни, что по прихоти рока оказался не совсем эдейцем, и его гены передались Родиону. А что с этим делать я не знала. Судьба…
        Она отвернулась, делая последний глоток.
        - То есть, ты в принципе не собиралась мне говорить о сыне? - уловил я главное. Сашка молчала, а я вновь начинал кипеть. - И когда ты узнала, что это мой ребенок?
        Ее губы дрогнули в намеке на улыбку. Она повернулась ко мне.
        - Дан, я хотела от тебя ребенка, понимаешь? И я его получила! - Александра явно наслаждается произведенным эффектом. Потому что я поражен услышанным. - И поверь, имея мать главу корпорации «Биотех», в распоряжении которой супер оборудование и специалисты, а так же острое желание помочь дочери - это не так уж сложно. Вот затащить в постель одного упертого мужчину, который никак не желал поступиться честью, дабы переспать с понравившейся чужой таине - вот это была задачка! - хмыкнула она. - Но я ведь неплохо справилась, правда? - выдала она с напускной бравадой. - И, черт бы всё подери, ты бы и сейчас ничего не узнал, потому что я наивно надеялась, что едва не убившие меня ещё во время беременности способности, у ребенка раскроются очень не скоро…
        Я на миг закрыл глаза. Да, очень похоже на истину. Помню, отец рассказывал, как тяжело было матери, когда носила меня… Но она хотя бы была к этому готова.
        Не удивительно, ведь именно мама была чистокровным менталом. Как же Сашка выжила? Ведь понятия не имела с чем столкнулась.
        - Не в моем роду. Особенно, если возникает эмоционально напряженная ситуация. То, что ты сумела быстро доставить ко мне сына, для Родиона спасение, - поморщился я, осознавая последствия.
        Но сожаление сменило понимание всей нелепой выходки Принцессы.
        Да и почувствовать себя использованным оказалось ещё более мерзко. Столь тщательно контролируемая сила, уловив мою ярость, рвалась наружу. Шептала, как это просто: отпустить себя, надавить, заставить… Какая разница? Нарушил одну клятву, нарушишь и другие!
        Но именно об этом я ещё помнил. И нет, не дождетесь, сдерживать себя я научился с детства.
        Проскользнувшая в Сашкиных глазах дикая тоска остановила поток злости, сменяясь желанием разобраться подробнее. Интуиция обострилась и билась внутри тревожной нотой, настойчиво подсказывая, что всё не так однозначно. А может мне, идиоту, просто дико хотелось верить в то, что эта женщина не столь плоха.
        Я, встряхивая головой, пытаясь очистить мозг от лишних мыслей. Только правильные вопросы, только истина - она всё обязательно расставит по местам.
        - Но мы сейчас ведь не об этом. Я хочу услышать всё историю, Принцесса!
        Она резко поставила бокал на стол и обхватила себя руками. И заговорила совсем другим тоном.
        - Зачем тебе знать такое? Было и прошло, - вздохнула устало. Похоже на попытку язвить ушли ее последние силы. - Это прошлое совсем другой девочки, Данрод. Её больше не существует, - она отводит глаза, явно не желая говорить о чём-то.
        Ну уж нет. Не смей закрываться!
        - Мы все изменились, но не в этом суть, Принцеса. Просто расскажи всё, а я сам решу, нужно мне это или нет, - и добавил в голос повелительных ноток. - И не лги, Александра. Поверь, я почувствую ложь.
        - Серьезно? - усмехнулась она. - А раньше не замечал…
        - Может из-за того, что не считал нужным проверять ту, которой доверял? - почти рявкнул я.
        - Ой, перестань, - сморщила она нос презрительно, - Ты просто никогда не воспринимал ни меня, ни нашу связь всерьез. Впрочем, как все ваши мужчины, что крутят романы с человеческими дурочками, многие из которых навсегда лишаются сердца, считая, что им попался мужчина мечты. Но вы молодцы! - она горько кривит красивые губы, - Так славно создать себе имидж благородных и щедрых… Это ещё надо суметь! Хотя нет, со щедростью всё в порядке, с благородством, в общепринятом понимании, не срослось. Но работа проведена колоссальная, прям невольно зауважаешь режиссера этого грандиозного обмана! Ведь стать таине - это ж вершина блаженства для многих! Девчушки наивно не подозревают, что последует дальше, - вздохнула она. - Хотя, наверное, не всем так везет, как мне. Возможно, попадаются и те, кто действительно привязывается к своей женщине. Да и многих, опять же, всё устраивает, - продолжала она рассуждать.
        - Ты недавно обвиняла нас в стремлении всё решать за других, а сама только что навесила вот такой вот жирный ярлык на меня, обобщая. Не последовательно, знаешь ли, Принцесса! - ответил ей в тон. - Я дал тебе повод так считать?
        Она поджимает губы и пристально смотрит мне в глаза, а потом говорит, слегка подавшись вперед.
        - Тогда ответь на простой вопрос, блистательный рид Данрод Лейни и любимец ториди Амирея Малик, что бы ты сделал, если я тогда, почти шесть лет назад, сказала б тебе, что беременна и жду твоего ребенка? - она прищурилась, рассматривая моё лицо.
        Мысли полетели вскачь, опуская в прошлое, представляя ситуацию. Бросил бы вызов системе ради Сашки, чтобы лишиться всего? Лишился бы «Айтера», положения, стал бы изгоем? Ведь от ториди ожидать было можно и чего похуже. Сам же дал бы повод.
        Внутренности сковало от безрадостного осознания истины - неприглядной, надо честно признаться. Мерзкой, по сути. Действительно, сознательно я бы никогда на такое не пошел. И как поступил бы? Нет, не стоит думать о не случившемся.
        Клятва, данная когда-то моей матери и отцу, пожертвовавшему собственной жизнью, чтобы жил я, просто не позволила бы. А Амирей, в свою очередь, не позволил бы появиться на свет ещё одному менталу.
        Гадко, Демон, но тогда, ты был до мозга костей частью Эдеи. Со всеми её ценностями и страхами.
        А Сашка пристально вглядывается в моё лицо и слегка покачивает головой с пониманием, а её улыбка становится ещё горше.
        - Вот то-то и оно, Данрод, - она порывисто подается к столу, беря в руки бутылку и сама наливает себе полный бокал. И тут же прикладывается к крепленой жидкости, явно не думая о том, что рискует опьянеть. Она поднимает на меня слегка поплывший взгляд и говорит тихо, - Так что ты, конечно, имеешь полное право на меня злиться, но точно не за то, что промолчала.
        - Ну, допустим, - вино разливается по небу, пытаясь охладить горящие внутренности. - Твои мотивы ты так и не объяснила, но всё же. Отчего потом, когда уже знала, что Эдея объявила меня виновным в заговоре, не попыталась со мной связаться?
        - Правда не понимаешь, Дан? - она зарывается ладонью в собственные волосы, то ли массируя кожу, то ли машинально пытаясь так закрыться от меня. А потом резко убирает руку, вскидывая подбородок и прожигая взглядом. - Потому что знала, что заберешь Родьку. Вы, эдейцы, все помешаны на войне и контроле. Да, вы выращиваете в ваших специальных теплицах боевые единицы правильной селекции. И считаете, что мальчикам не требуется материнская опека. В чем-то вы правы и ваши солдаты хороши, а некоторые ещё и думать научены на зависть многим. Но вот любить вы не умеете, - она качает головой. - Откуда бы? Уважать, ценить, оберегать - это да, но любить… Такое только в полной семье. У меня такая была когда-то, но и это отняли, - по ее щеке скатывается одинокая слеза, но она, похоже, этого не замечает. - И у меня никого нет, кроме Родьки, Дан, - она вновь поворачивает ко мне лицо. - Так что скажи, что я должна сделать, чтобы ты позволил мне остаться поблизости, чтобы хотя бы его видеть? Просто скажи! - Голос дрогнул. Она шепчет, а слезы уже катятся ручьями по бледной коже. - Мне не впервые становиться на колени,
чтобы спасти тех, кто мне дорог…
        Я оказываюсь рядом мгновенно, присев рядом на корточки и поднимаю её лицо за подбородок, чтобы она посмотрела на меня. Она вздрагивает, словно я сделал больно.
        - Амирей?
        Сашка упрямо поджимает губы, а глаза зло сужаются.
        - Александра, ответь! - Но видя, что моя давнишняя проблема закусила удила, некрасиво давлю на больное, - Ты только что сказала, что хочешь знать, что надо сделать, чтобы остаться с сыном! Отвечай на вопрос, Принцесса!
        ГЛАВА 20
        АЛЕКСАНДРА
        - Что, давно никто не рассказывал поучительных историй о юношеской глупости и о том, как быстро реальный мир лишает иллюзий? - отвечаю, ещё делая слабую попытку улизнуть от вытаскивания на свет нелицеприятного прошлого.
        Жду очередной резкости, но в ответ получаю тишину.
        Трепыхаюсь, словно бабочка в паутине. Не отпустит. Демон ещё тот паук, и я знаю, что пропала…
        Вскидываю глаза на Дана. Боги, как же я устала… Ну почему он вытягивает из меня последние силы? Умело манипулирует страхом. Давит, давит…
        Разочарование и досада, подстегиваемые вином - оно вообще что-то пробило во тщательно выстраиваемых в душе барьерах.
        Вот на кой он сел так близко и смотрит так внимательно, словно душу выворачивает? Пытка какая-то…
        Внутри бушует буря, состоящая из сплошных противоречий: хочется одновременно злобно огрызаться, и спрятаться на груди у этого сильного мужчины. И понимание всей глупости и тех и других порывов - просто добивает.
        Внезапно он снова протягивает руку к моему лицу, и кончиками пальцев проводит по щеке, стирая влагу.
        Слезы. Вот же, даже и не заметила. Совсем ты, Сашка, расклеилась.
        Вздрагиваю и застываю кроликом, пойманная в ловушку карих глаз.
        - Просто расскажи мне всё, Саша, - произносит внезапно мягко, словно уговаривая ребенка. И этот контраст злой, только что прозвучавшей угрозе, действует намного лучше.
        Я с трудом разрываю зрительный контакт, прислоняюсь спиной к мягкой спинке кресла и прикрываю глаза, произнося обреченно:
        - Хорошо…
        - Девочка моя, ты уверена, что хочешь всё бросить и исчезнуть? Если бы не знала тебя, то решила бы, что устраиваешь драму на пустом месте. Все настолько скверно? - Елизавета Сандовская смотрит с тревогой, крепко сцепив пальцы рук.
        Её кабинет в возвышающемся над Любомирьем острой иглою шпиля здании, расположен на самом верху. Под носом у богов, как любила шутить мама. Ведь и вправду, то, что умели делать ее спецы, подобно деяниям божественным и позволительно лишь с их благословения. Ну, если бы они и вправду существовали.
        - Да, мамуль, к сожалению сказки не получится. Разве что страшная, - улыбаюсь криво и гляжу на родного человека уверенно. - Но я ни в коем случае не хочу навредить вам с папой. И Росси. - Желание схватиться за голову и просто разрыдаться от обиды давит, а картинки возможного будущего не дают покоя уже который день. И нет, решиться на такой разговор я смогла только после очередной репетиции этого самого будущего, когда пришлось изображать счастливую таине правителя перед высшими военными Эдеи. Как же это было мерзко! И я ещё говорила, что ненавижу приемы у папы? Дура. Просто не была призовой лошадью, которую выставляют на всеобщее обозрение. Разве что в зубы не заглядывали…
        - Мамочка, родная, ты же меня знаешь, я сильная, но… - голос позорно срывается. - Я просто не выдержу.
        Мама долго молчит, взвешивая и принимая решения.
        - Саша, не отпустит он тебя, - мама качает головой. - Я знаю политиков. Да и Малик привык решать проблемы радикально. И я уверена, что его решения тебе не понравятся, - вздыхает она. - Вот только знаешь, в одном ты бесспорно права - ты не выдержишь! Мы с отцом тебя готовили ко многому, но не к равнодушному расчету, без права выбора.
        Она жестом подзывает меня и я окунаюсь в родные объятия. От нее всегда так вкусно пахнет - весенними цветами, талым снегом, а ещё уютом.
        Домом, которого меня лишали, несмотря на все обещания, что я останусь тут, в Любомирье. Кем? Матерью, у которой гарантированно отберут детей? Куклой, которую охраняют двадцать четыре часа? Даже сейчас за дверью пасутся охранники. Меня и сюда-то отпустили с большой неохотой.
        - Родная моя, - шепчет мама куда-то мне в макушку. - Я не могу тебя сейчас вытащить - нужно время, чтобы не подставить отца и все подготовить, - я слышу, как дрожит её голос от напряжения. - Нужен счет, который бы не отследили, документы, место, надежные люди…
        - Но времени совсем нет, - бормочу отчаянно. - Я знаю, что буквально через пару дней после этого чертового обряда уже окажусь беременна, уж об этом Амирей позаботится. И куда я потом? Да он найдет своего ребенка где угодно!
        И тут меня словно молния бьет озарением. Я отстраняюсь от матери и говорю задумчиво:
        - А знаешь, мам, я, пожалуй, потерплю пару месяцев, раз надежно обойти систему, чтобы исчезнуть, быстро не получится…
        Госпожа Сандовская смотрит на меня, вскинув удивленно брови.
        - И что ты задумала?
        - Полагаю, как мне, так и вам с папой будет легче, зная, что я рожу сына от мужчины, который мне действительно понравился! - улыбаюсь зло, всё больше загораясь идеей. - Не хочу видеть в ребенке черты этой хладнокровной сволочи, - цежу сквозь зубы.
        Мама хмурится, глядя печально.
        - Саш, нельзя винить хищника за то, что он таковой по природе, - произносит она грустно. - Амирей и вправду не худший вариант. Просто не для тебя. Вот Ника была бы счастлива! Ещё и привязать к себе мужчину попыталась бы.
        О, это даже не подлежит сомнению! Её повизгиваний и стонов о несправедливости судьбы, мне хватило с лихвой. А от мечтательных рассуждений о том, как мне повезло, просто хотелось ее удавить. Спасибо Виллиану, что избавил от потока глупости - спасло только появление эдейского любовника моей любвеобильной подруги. Полагаю, присутствие породистого эдейца в ее постели, хоть немного примирило Вероничку с несправедливостью мира.
        Мама же в это время что-то набирает на своем вирте, слегка поджимая губы, и хмурясь так, что между идеальных бровей появилась складка. Она отрывается от экрана и несколько долгих мгновений смотрит на меня. А потом произносит твердо:
        - Я всё устрою, Александра. Так понимаю, что это тот эдеец, что увез тебя от охраны в парке? И который спас мою шилопопую гонщицу от неминуемой смерти от падения с высоты? - ее губы дрогнули в легкой улыбке, а глаза слегка потеплели.
        А я покаянно опускаю глаза.
        - Следила за мной? - говорю без обиды.
        - Всегда, моя девочка, - признается мама. - Но никогда не мешала, пусть и пугала до чертиков своим увлечением. Но ломать тебя не позволила бы никому. И даже Амирею.
        Бросаюсь к ней на шею, прижимаясь и чувствуя тепло, и ласку обнимающих рук.
        - Спасибо, родная, - шепчу, давя ком в горле.
        - Ничего, малышка, когда-нибудь ты сможешь вернуться, уверена. А мы будем ждать… Жаль, этот смелый и дерзкий мальчишка, что так тебе понравился, не сможет быть рядом, - она все же вздыхает печально. - Эдейцы… Что с них взять?
        Как же горько, моя прозорливая мамочка, что в этот раз ты ошиблась. Мне не к кому возвращаться.
        И эта боль останется со мной навсегда. Мой грех, что даже не попыталась спасти вас, когда из моей семьи решили сделать виноватых.
        Просто не смогла бы, удирая зайцем от системы к системе. А взбесившийся от влияния тяжело протекающей беременности организм, совсем сбоил, вконец измученный картинками гибели стольких людей и возможной собственной смерти, что прошла буквально на расстоянии волоска.
        Но это было позже.
        А пока я чувствовала себя дерзкой и решительной, а главное, имела цель и перла к ней с упорством быка. И, что уж скрывать, предвкушала новый опыт и замирала от трепета перед открывающимся миром чувственных удовольствий, получить которые намеревалась только с одним мужчиной…
        Который упорно решил держаться на расстоянии и относиться с должным почтением к таине своего ториди. Исключительно. Но разве меня могло это остановить?
        Но тут помог сам Амирей - у судьбы бывают любопытные перипетии.
        ГЛАВА 21
        Во рту пересохло и ужасно хотелось сделать ещё глоток золотистого и терпкого напитка, что сумел не то, чтоб унять мои тревоги, но хотя бы сделать так, что вдыхаемый воздух, перестал казаться ядом. Знаю, что иллюзия, но, наверное, я все же трусиха, хотя раньше и не подозревала за собой такого качества.
        Причина сидела напротив. И осознавать, что мне небезразлично, что он обо мне думает, было даже досадно.
        Страшно, Сашка? Страшно быть зависимой, да ещё и от того, кого не удается возненавидеть. Повода, по крайней мере, он ещё не давал…
        А пока вытягивала из себя прошлое, не приукрашивая и не скрывая. Сложно и горько.
        Порадовало, что Дан хотя бы отсел обратно на свое кресло, позволяя чуть меньше ощущать близость, которая давила.
        И немного волновала.
        Однако, этот невыносимый мужчина ловко убрал бутылку, не иначе как посчитав, что с меня хватит. На что осталось только досадливо покривиться и мысленно обозвать его жадиной.
        После такой детской мысли пришлось согласиться: видимо, и вправду хватит.
        Отвернулась. Говорить о своих «подвигах», глядя ему в глаза, просто не осталось сил. Но ведь обещала, а слово надо держать. И я рассказывала.
        О том, как спустя всего сутки, под предлогом желания матери ещё раз лично обсудить подготовку к будущей церемонии Единения, вновь оказалась в «Биотехе», где сосредоточенный дядечка с козлиной бородкой колдовал над моим имплантом, ловко взламывая сложнейший и считавшийся потрясающе защищенным девайс, внося необходимые изменения.
        И о том, как в мои вены вливали синтезированный строго под личные параметры коктейль, приближающий овуляцию, и делающий беременность в ближайшие дни фактически неизбежной.
        - Так что прости, но наша с тобой связь не могла закончиться иначе, чем появлением на свет Родьки, - говорю, всё же найдя в себе мужество посмотреть на Дана. - А тут ещё Амирей срочно улетел с планеты и - о, чудо! - оставил свою таине под присмотром уважаемого рида Лейни, которому доверял. Ты ведь ещё помнишь, что было дальше? - Я вижу, как его губы поджимаются. Вновь чувствую волну раздражения от ситуации - его и собственную. Ловлю какой-то злой кураж и хмыкаю понимающе. - Вижу, что помнишь!
        О, дьявол, а уж как я-то помню! Пусть и пыталась забыть все эти пять лет. Но в этом не признаюсь. Себе-то с трудом… И быстро добавляю, пользуясь легким замешательством моего Демона:
        - Тогда эту часть, полагаю, можно опустить и сразу перейти к событиям переворота?
        Бездна, ведь знаю, что не прокатит, но не попробовать «съехать с темы», как любит говорить Кери, я просто не могла.
        Дан уже открывает рот, чтобы что-то сказать или возразить, но внезапно его вирт взрывается тревожным сигналом. Он быстро отворачивается, что-то читая с экрана. Миг, и рид Лейни поднимается на ноги.
        - Мне срочно надо в рубку, Александра, оставайся здесь, - бросает он команду, ни капли не сомневаясь, что она будет исполнена.
        - Что-то случилось? - спрашиваю быстрее, чем успеваю подумать о том, что этот мужчина вовсе не обязан мне отвечать. Чертово вино, никогда так легко не теряла контроль.
        Думала, что услышу отповедь или что-нибудь язвительное, ну либо меня просто проигнорируют, но Дан обернулся и пару секунд смотрел на меня, словно что-то решая. А после ответил, неожиданно мягко:
        - Ничего, с чем я бы не мог справиться. Не волнуйся, - и тут же направился к дверям.
        - Данрод! - окликнула его снова и он замер, - Может я пойду к Родиону?
        Он оборачивается и качает головой.
        - Снова хочешь сбежать, Принцесса?
        - Да уже некуда, вроде, - отвожу глаза, сдавая этим намерения, словно и вправду задумывала большой побег, а не попытку трусливой отсрочки. Вот же, проницательный не в меру!
        - Вот именно, некуда, - его губы дрогнули, слегка приподнимаясь в ироничной улыбке, но глаза оставались серьезными. - Родион не проснется ещё несколько часов, Саша, а я хочу услышать конец истории. Уж больно много осталось вопросов! - он проходится по мне глазами и я ощущаю этот взгляд, словно касание.
        - Я бы тоже хотела многое узнать, вот только не уверена, что захочешь ответить, - говорю шепотом, скорее себе, чем ему.
        - Верно, Принцесса, могу не захотеть…
        Дверь бесшумно захлопывается, отрезая нас друг от друга, оставляя висеть в воздухе ощущение тревоги и недосказанности.
        Стало ли мне легче дышать с его уходом? Странно, но нет.
        Забираюсь с ногами в кресло - такое мягкое и уютное на фоне прочей обстановки на «Айтере». Похоже, на жилые палубы и личные каюты общий аскетизм обстановки не распространяется. Они предназначены для того, чтобы эдейцы и вправду могли расслабиться. Немного уюта, помогающего не сойти с ума, проводя месяцы в космосе в условиях голых стен, жесткой дисциплины и возможной опасности.
        Закрываю глаза лишь на секунду и тут же уплываю в дрему, которая затягивает, маня чем-то сладким и запретным.
        Пусть. Если тело требует, а ему выбора где находиться не оставили, то отдых просто необходим.
        А по губам сама скользит улыбка - я знаю о чём и о ком будет этот сон…
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Сигнал от искинта был ожидаем. Наши сородичи идут по следу, желая добить подранка, каковым им представляется наш флагман после хитрого и подлого маневра Тортона.
        Не сегодня, господа, однозначно нет!
        Пока «Айтер» малым ходом уходил от места схватки с «Мадео», корабль ускоренно восстанавливался и тянул по крохам энергию, которой всегда полон космос, правда вблизи звезд собирать ее намного проще. Надо отметить, что и расходуется она слишком быстро на проколы, и уж тем более на военные действия.
        Но нам энергии хватит, чтобы уйти к крепко охраняемой базе на планете «Парадиз». А уж там залатаем дыры и пополним резервы.
        На мостике уже кипит работа - мои офицеры готовы к прыжку. Занимаю своё место, тут же включаясь в привычные действия и расчеты. Мы успеваем впритык, снова обманув противника, и уйдя в подпространство уже в зоне прямого попадания спешащей разделаться с нами эскадры, верной Совету.
        Невольно усмехнулся: девять кораблей в полном вооружении! Уважают, однако. И боятся.
        А вот это правильно, потому что чем дальше заходит наше противостояние, тем обширнее сектор космоса мне и примкнувшим ко мне людям удается удерживать. А стало быть, Великая Эдея становится не такой уж великой, уж простите за каламбур. И это не считая тех колоний, что сбежали под шумок, зная, что на них у Совета просто не хватит ни сил, ни средств. Дело-то обычное - междоусобицы рвут на части самые прочные империи, давая возможность ускользнуть мелкой рыбешке, а также поживиться другим хищникам. И уверен, что не за горами тот день, когда те твари, что тряслись лишь при упоминании Эдеи, выползут на свет, чтобы откусить себе кусочек агонизирующего гиганта.
        Но, видит Великая мать Вселенная, ни я, ни мои солдаты такого не желали. Просто кому-то безумно захотелось устроить этот кровавый передел. И я рад, что они нас недооценили.
        «Айтер» вновь сворачивал подпространство, а я возвращался в свою каюту - разговор не окончен, а дела всегда стоит завершать побыстрее. Особенно, если они не слишком приятные.
        Когда дверь плавно отъехала в сторону, мне открылась картина свернувшейся калачиком в кресле Принцессы. Такая хрупкая, обнимающая сама себя за плечи, в защитном жесте, и подтянувшая коленки к животику.
        Маленькая и чертовски беззащитная. И не малейшего намека на ту ершистую леди, что готова всему миру доказывать свою правоту.
        Тихо опустился в кресло, не в силах оторваться от созерцания редкого зрелища.
        А память мгновенно подбросила такую похожую картинку, уже виденную мною когда-то. С той существенной разницей, что на моей Принцессе не было надето ровным счетом ничего. И видят все боги космоса - это наилучший из всех доступных для неё нарядов.
        Помню…
        ГЛАВА 22
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Пытаясь рассмотреть под разными углами ситуацию, неглупый человек обычно задает себе вопрос: с чего всё началось? И не важно, насколько велик размер той задницы, в которой ты очутился. Клубок желательно распутать от его истока, тогда может и выкрутишься. Или примиришься с ситуацией.
        Наверное, эти самые нити судеб действительно связываются где-то там, в глубинах Великой матери Вселенной, что ведет свои странныё игры с мириадами существ, потому что порой самая невинная, на первый взгляд, картинка приводит в ту самую глобальную…Ну, вы поняли.
        Вот и тогда, почти шесть лет назад, я всего лишь совмещал приятное с полезным - небольшой отпуск, девушки, гонки и, как уже говорил, осмотреться на этом не сильно густонаселенном шарике, чтобы почувствовать на практике дух сего места.
        Росси красивая планета, почти как Эдея. Не говорю уже о её удачном местоположении. Амирей ведь не просто так решил там окопаться на ближайшие десятилетия - этот сектор богат ресурсами, в том числе и человеческими. Да и обжит неплохо за годы колонизации. Все-таки люди удивительно живучие существа. И умеющие блестяще приспосабливаться к различным условиям, но здесь особо и не пришлось.
        Да и в целом, обитателям так называемого Славянского сектора крупно повезло - такое количество подходящих для жизни планет в относительной близости друг от друга в космосе встречается крайне редко.
        Но все рассуждения о местоположении, выгоде и удобствах дальнейшей экспансии империи, на самом деле лишь предлог, хотя и приятный бонус, не спорю. Основная причина иная.
        Уж мне ли не знать, что численность населения коренных эдейцев неукротимо сокращается. Эдейцы вымирают, хоть и делают всё для поиска совместимых с нами женщин. Сто, двести миров окажутся под нашим контролем - какая разница? Если, при всех усилиях, таине получаются лишь из человеческих женщин, и как ни странно, в основном на планетах этих самых славян. О, это тщательно скрываемая информация. Не приведи боги таковая попала бы в руки к самим жителям, и нам бы пришлось потом либо торговаться, либо действовать не так мягко. А по большому счету, всех ведь все устраивало. Ну, или мне так казалось.
        Волновал ли лично меня всерьез вопрос рождаемости? Отнюдь.
        С чего бы? Никаких иллюзий не строил - такому как я, светила только служба и много-много свободных девушек любых рас, до тех пор пока будет на то желание. Моё и их. И, в общем-то, все было неплохо! Стать ридом в мои годы удалось лишь Виллиану, но уж точно не за заслуги, хоть он этого никогда и не признает.
        Так что, вашего покорного слугу всё устраивало!
        До тех самых пор.
        - Это фиаско, Демон, - шепчет ехидно Виллиан, стоя рядом на этом бесовом приеме во дворце наместника, при этом сохраняя каменное выражение лица. - Теперь тебе даже не отыграться! Досада, друг, такой прокол в репутации!
        - Двадцатку ты, конечно, получишь, но ведь это не убережет твою сиятельную высокородную мордашку от хорошей трепки? - также шепотом с равнодушной физиономией предупреждаю блистательного командира, что только-только получил свои нашивки, а точнее, выклянчил - глава рода додавил Амирея, не иначе.
        - Проигрывай достойно, - тоненько пропел он.
        Жаль, протокол не позволяет закатить глаза. Или хотя бы отдавить ногу засранцу. Но это потерпит.
        Злишься, Демон! Еще как! Ведь мой бывший однокашник в коем-то веке попал в точку: это и вправду досадно. И неожиданно. Но не смертельно, в конце концов.
        Впрочем, досада пройдет. В этом я не сомневался. Пусть блондинчик, что отчего-то всю жизнь ставил некие рекорды, соревнуясь именно со мной, в чем-то не ошибся - я не привык проигрывать, даже обстоятельствам.
        А они, эти обстоятельства, как на зло, находились прямо перед глазами, во всём своем великолепии.
        Принцесса… Истинная, в бриллиантах и шелках. Ещё более яркая, чем та гонщица и даже девушка-весна из парка.
        Острая, словно вкуснейшее праздничное блюдо, которое пробовать нужно с осторожностью, боясь после начать испытывать жажду. Опасная своей притягательностью и почти попавшаяся в мои руки!
        И так досадно ускользнувшая, оставившая лишь фантомные ощущения и тающий вкус на губах…
        Не просто аэрогонщица Принцесса, а дочь наместника Росси Александра Сандовская. А ещё таине, на чьё идеальное тело претендует не кто иной, как сам ториди Малик.
        А, стало быть, запретная. Чужая.
        Но, да, досада должна пройти. Со временем. Говори себе это убедительнее, Демон, и может быть сам поверишь.
        Именно этим я и занимался. И наверняка бы преуспел, если бы не обстоятельства, как я тогда был уверен.
        А оказывается, на меня была объявлена настоящая охота. И с учетом того, что мой верхний мозг и так-то в присутствии этой девушки начинал мыслить исключительно горизонтальными категориями, то финал оказался предсказуем.
        Видят боги, я старался. Но явно недостаточно усердно.
        Сейчас смотрю на этого спящего ангела и понимаю, что на самом деле шансов и не было. Сашка во сне облизывает губы и вздыхает, слегка постанывая. Что же тебе снится, мое наваждение?
        Вот и как тут справиться с этой чертовой физиологией, что настойчиво упирается в штаны? Тоскливо посмотрел в сторону душевой. Нет, я не настолько одичал, чтобы набрасываться на женщину, которая зависима. Как это не льстит внутреннему зверю, что нашептывает о том, что она в моей власти. И отыграться можно с превеликим удовольствием. Взаимным, черт подери, я ведь помню, чтоб там ни было!
        Да, определенно, не едино шанса…
        Бывший кабинет наместника, ныне бесцеремонно оккупированный Амиреем, шикарен.
        Ториди стоит у окна, как всегда, спокойный, не глядя на вошедшего. Он точно знает, кто явился, ведь в его жизни не бывает неожиданностей. Почти.
        - Рид Лейни, я покидаю Росси на декаду, - бросает он официально, даже не оборачиваясь. Что-то определенно не так, потому что он точно никуда не собирался. Только вряд ли скажет. Свяжусь с Варелем, может по его каналам что-то выясню. Этот знает всё и ему я доверяю безгранично. За годы работы в офицерской школе и службы в экспедиционном корпусе, Таир оброс таким количеством полезных знакомств и узнал разного рода секреты, что диву даешься, как ещё жив, при таких-то знаниях.
        Но попытаться спросить самого Амирея все же стоит.
        - Какие-то проблемы, мой ториди? - Ториди лишь слегка напрягается, я это замечаю лишь потому что знаю его с детства. Что-то явно случилось, потому что, повторюсь, Амирей классный стратег и очень грамотный политик, и в его жизни всё под контролем.
        - Ничего, о чем тебе нужно знать, Данрод. Справлюсь, - он наконец поворачивается и смотрит на меня. - Твоя задача контролировать своей эскадрой пространство вокруг Росси до моего возвращения. Но дистанционно, благо никаких явных проблем не предвидится. Насколько известно, с дисциплиной и кадрами во вверенном тебе флоте все в порядке, так что не вижу смысла сейчас прерывать твой отпуск - ты его заслужил.
        - Это честь, мой ториди, - салютую привычно, слегка удивляясь похвале - редкая гостья в устах Амирея, особенно в мой адрес.
        - Рид Лейни, я оставляю на твоё попечение таине Александру. - Неожиданно он слегка морщится, словно сама мысль о том, что ему нужно беспокоиться о какой-то там девице его раздражает. Чертов прагматик - никакой романтизм этому типу несвойственен. Знаю точно. Более того, он всегда считал, что чувства лишние, особенно, когда вопрос касается власти. Пример моих родителей тому подтверждение. Эту мысль он не раз озвучивал… - Девушки, Данрод, порой бывают импульсивны, а нам не нужны скандалы, - Амирей делает неопределенный жест рукою, - В бюджете не ограничиваю, пусть развлечется, - он не сомневается и не ждет возражений. - Свободен!
        А мне остается лишь скрипнуть зубами. Держаться подальше не выйдет, но спорить я давно перестал - Амирей Малик жестко отучил от этого непродуктивного занятия, как и военная школа.
        Связался с Таиром почти сразу - не люблю сюрпризы. Пусть мне не светит ничего, кроме истинно военной карьеры, но мы-то знаем, что в Эдее это почти одно и то же, с той лишь разницей, что великие рода постараются занять все удобные места у руля. Остальным не положено.
        - Догадываюсь, отчего сорвался Малик, - басит Тай, демонстративно кривясь. - Хотя, дело привычное. Всегда говорил, что всё зло от баб, - завел свою любимую песню Варель. - По большому счету, история не стоила бы и единицы кеша, если бы не участвующие в ней интересы высших, - рассказывал мой антрид. - Самому только сегодня рассказали, так что тебе не успел, - пояснил он. - Амирея вызвали на Эдею. Суд Высших. Род Арлик против рода Сетелик.
        - Ух-ты, и что не поделили многоуважаемые господа? - скривился я, давая понять насколько они на самом деле мной уважаемы.
        - Да не сложно догадаться, - хмыкнул друг, - Таине. Этот щенок Рон Сетелик умудрился втрескаться, как последний идиот в таине самого Кернела - старшего наследника. Тот ведь получил свою награду совсем недавно. Уж не знаю, кто помогал, но девку он увел, притом сбежали они вместе. Их, кстати, до сих пор ищут. Ну и, разумеется, скандал, требование суда, а скорее всего дойдет до поединка чести. И без ториди тут никуда, - рассказывал Тай.
        - Да, скверно, - покачал я головой, представляя последствия. - Спасибо, я понял, что нашего ториди точно не будет в ближайшую декаду.
        - Осторожнее там. Что-то мне за тебя неспокойно, - неожиданно выдал друг, и сам смутился своей заботе, резко рявкнув какое-то грубоватое прощание и отключился.
        Ладно, с предчувствиями Тая разбираться не буду.
        А подумать о ситуации стоит. Рода Сетелик и Арлик контролировали два смежных сектора. И, конечно, конкурировали. Если Амирей не уладит так или иначе это дело - возможна склока. Не явная, но весьма неприятная, которая втянет в негласную войну несколько планет. Пострадает экономика и не обойтись без репутационных потерь.
        Но по большому счету, меня все это мало касается, пока Малик не выдаст команду «фас» и не спустит пару флотов на усмирение заигравшихся. Но до такого, полагаю, Амирей дело не доведет.
        Так что вернусь к проблемам насущным. К Александре.
        ГЛАВА 23
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        О, да! К ней и возвращаться не пришлось. Буквально через пять минут, после того, как я покинул «пещеру льва», мой вирт взорвался сигналом вызова, на котором значилось «Таине Малик». Что ж, даже в файлы паутины, хранящей все контакты, Александру уже вписали этим именем и статусом, пусть обряда, принятого на Эдее, ещё и не случилось.
        Остановился на лестнице, ведущей прочь из дворца, задрал голову вверх, словно созерцание безупречно голубого неба Росси могло придать спокойствия. Вряд ли, но хоть оттянуть неизбежное.
        Но все же, через пару вздохов, нацепил на лицо строгое выражение и ответил. На развернувшемся экране появилась Принцесса.
        Похоже, она находилась где-то в спортзале, судя по тому, что одета в обтягивающий удобных костюм, а волосы заплетены в простую косу. Легкий румянец на щеках, ни грамма макияжа - сама невинность!
        В предыдущие дни мы общались исключительно официально. Помню легкую ироничную улыбку на губах Александры, когда на приеме в честь представления своей будущей таине, ториди Малик, после положенных по протоколу экивоков, оставил девушку на моё попечение, отойдя с кем-то из присутствующих послов переговорить о делах.
        Я был с ней вежлив до оскомины и не стремился заговаривать первым. Принцесса умна и сразу приняла правила игры, которой соответствовала на все сто. И вроде всех всё устраивало, но порой я ловил ее задумчивый взгляд, и словно маньяк, представлял, как все могло быть, сложись всё иначе.
        Пытка настоящая…
        - Приветствую вас, таине, - вежливо здороваюсь с девушкой. - Чем могу помочь?
        - Здравствуйте, рид Лейни, - она кивает с достоинством королевы. - Ториди Амирей сообщил, что я могу рассчитывать на ваше сопровождение во время его отсутствия, рид? Если вы согласны, то ни в коем случае не откажусь от такого щедрого предложения, - она говорит вполне нейтральным тоном, но уголок манящих полных губ изгибается в легкой улыбке.
        Мило. И так невинно. Мы ведь никто друг другу, правда? Просто таине моего ториди, Демон. Никто более. Точка.
        И вроде к месту всё и всё в порядке, да только лишнее это. Не нужная трата сил и нервов.
        А ещё и лишние сожаления похотливого идиота, что просто не получил своё и бесится!
        - Конечно, таине, - киваю равнодушно, вопреки мыслям. - У вас уже появились планы?
        - О, да! - улыбается она уже открыто. - Сегодня вечером мне бы хотелось слетать в одно интересное место, - серые глаза загадочно блеснули.
        Александра на экране слегка разворачивается, небрежно заправляя за ухо прядь, выбившуюся из косы. Вот только мне это почудилось или движение выверено так, чтобы я оценил колыхнувшуюся под тоненьким трико грудь? Демон, у тебя, кажется, завышенное самомнение - мир не крутится вокруг твоей сиятельной задницы. И уж тем более не все девицы готовы прыгнуть в твою постель, хоть ты и зачем-то пытался доказать всему миру обратное. Правда, этот период закончился давно, по крайней мере, мой интерес к подобным играм угас. Осталось обычное удовлетворение потребностей, от случая к случаю, да репутация - куда от неё денешься, коль заработал? Ну и приятели, что не могут угомониться со всякого рода пари.
        А Принцесса продолжила говорить:
        - Давно там не была и не уверена, что в ближайшее время попаду, - она это отмечает ровно, но в ее голосе всё же проскальзывают почти неуловимые нотки сожаления, - Так что прошу вас быть моим сопровождающим, - она вскидывает на меня свои глазищи. Конечно, таине не ждет отказа, но все равно считывает мои эмоции. И не скрывает этого.
        - Это честь для меня, - выдавливаю из себя, продолжая придерживаться официального тона. - Во сколько мне прибыть за вами? Взять мобиль?
        - Нет, - качает она головой, - Мобиль не потребуется, полетим на моем транспорте. Жду вас в шесть, рид, на посадочной площадке дворца. - Она окидывает напоследок оценивающим и каким-то загадочным взглядом, и добавляет, - И оденьтесь, пожалуйста, во что-то светское и удобное. Там, куда мы летим, официоз не нужен, а мундир эдейского офицера только испортит хозяевам праздник, создавая ненужные волнения! Жду вас! - она отключается, прежде чем я успеваю задать хоть какой-то вопрос.
        Отчего-то ощущаю некий подвох, но списываю всё на банальное раздражение, да и отступать-то некуда!
        Это не конец света, а всего лишь прогулка на спокойной, хорошо защищенной планете. Просто сделай то, чего от тебя ждет ториди и будешь свободен через какие-то десять дней. К тому же не ежедневно же Принцесса тебя будет дергать. Надеюсь…
        Смешные мысли посещали тогда. И ведь нет, наивным не был, просто считал, что смогу и дальше держаться в рамках. Ведь получалось же в последние дни?
        Но это оказалось делом неосуществимым, потому что Сашкины планы так ловко наложились на мои желания. К тому же эта девушка была полна сюрпризов. Одним из которым оказался глайдер - ну да, именно этот самый «Агилл», который Амирей успел вручить своей будущей таине, видимо в качестве подарка к Единению.
        И именно эта капелька золота ожидала нас на площадке, занимая большую её часть. Уникальная яхта, которую ториди почти не использовал, по причине того, что просто-напросто не имел свободного времени, а его охрана, секретари и прочая сопутствующая чину братия, просто не поместились бы на борту с должным комфортом. Так что не так много он и терял, преподнося подобный дар.
        Но глайдер потрясающий! Единственный в своем роде, что имел искинт, почти равный по интеллекту человеку в логических построениях и умении вести беседу и, разумеется, во многом превосходивший людей в скорости принятии решений и расчетах.
        Помню, как Сашка с гордостью показывала мне свою новую игрушку… А я с каменным лицом помалкивал о том, что эта яхта мне отлично знакома. Зачем? Если девушке хочется похвастаться, только глупец ей будет мешать. Особенно, если при этом ее глаза горят неподдельным восторгом, а замечания о технических возможностях этого зверя умны и по делу, а не «Классно, он такой хорошенький и блестит!»
        Я откидываюсь в кресле, посмотрев на часы, прикидывая сколько ещё осталось времени до выхода из прокола в пространстве возле Парадиз. Пара часов, пока предостаточно.
        Задумчиво смотрю на Принцессу, всерьез размышляя стоит ли перенести её на постель? Будить не хочется, но и сон с такой позе вряд ли на пользу. Впрочем, раньше она умудрялась спать также, даже в кресле Агилла. А порой просто у меня на коленях. Правда, такое было после очередного раунда сумасшествия, в которое мы впадали…
        Черт… Откидываю голову не спинку своего кресла и прикрываю глаза, продолжая мысленное путешествие в прошлое.
        - Так куда мы направляемся, таине?
        Глайдер неспешно скользит над поверхностью Росси куда-то на юг, не выходя за нижние границы атмосферы. По приказу Сашки искинт преобразовал пол в рубке в прозрачную поверхность и мы можем любоваться проплывающими под нами квадратами полей, зеленой массой лесов и даже петляющей лентой «маглева»,(Маглев - вид скоростных поездов на магнитной подушке, магнитопланы. Уже существуют в Китае и некоторых других странах. Прим. автора.)что соединял города на этом континенте. Местное желтое солнце клонилось к закату и вскоре нам предстояло увидеть ещё и россыпь огоньков - мерцание гирлянд освещения больших и малых поселений планеты.
        - Мы летим в Замирье, - улыбается мечтательно Принцесса. Она одета в красивое платье до пола, легкое, на лямках, надетое поверх тонкой полупрозрачной блузки, расшитой какими-то узорами и цветами. Сашка сказала, что этот наряд именуется «сарафан» - национальная одежда росичей, чьими дальними предками являлись переселенцы. Красиво и ей очень идет. Как к этому платью подходят и потрясающие медовые волосы девушки, распущенные и раскиданные по плечам золотыми волнами.
        - Замирье? - я машинально набираю название на вирте, быстро вчитываясь в скупые строки. Поднимаю голову, удивленно уставившись на довольную произведенным эффектом Принцессу, которая ловко вбивает ещё какие-то координаты в навигацию. - Серьезно? Но там же только сектанты? - хмурюсь я, листая какой-то форум, на котором обсуждают этот южный большой остров, который когда-то был выделен небольшой общине, что прилетела на Росси вместе с переселенцами, но пожелала поселиться обособленно.
        - Глупость какая, - отмахивается возмущенно Сашка. - Не читайте всяких снобов и технократов, которые в принципе пугаются всего и всех, кто живет иными понятиями, - она грозно и так забавно хмурится, качает головой и продолжает объяснения, видя мой скептицизм. - В Замирье проживают неоязычники, как они себя именуют. Но, на самом деле, они вполне адекватные, просто не любят чужаков. Живут по законам и правилам, представляющим некую смесь из уклада и верований древних славян. Да и ещё там надергано из множества религий, я во всё не вникала. Но, уверяю, только доброе и полезное. Ну да, технику они не любят, но и совсем-то от мира не закрываются! Как и полностью от плодов цивилизации не отказываются. Торгуют с большой землей, поставляя натуральные продукты, за что неплохо платят. И, кстати, никого насильно не удерживают. У них молодежь даже в обязательном порядке уезжает учиться на континент, и если хотят остаться в миру - не препятствуют. Но многие возвращаются и даже имеется масса желающих к ним переехать, но мало кто соответствует выставляемым критериям. Так что не принимают лишних.
        - А нас, значит, пустят? - спрашиваю недоверчиво.
        - Конечно, многоуважаемый рид Лейни, - явно паясничает Принцесса. - Нежели вы думаете, что я, дочь наместника и таине ториди, решила вломиться в мирное поселение незваной гостьей, распугивая аборигенов пушками Агилла и угрожая тем, что у меня на борту страшный эдейский адмирал? - она улыбается, поглядывая на меня лукаво.
        - Я - рид, - морщусь недовольно, словно изменение наименование высшего звания что-то меняет. Но отчего-то задело ведь? - Это иные полномочия. Да и вообще, у нас другая сетка и принципы иерархии, - зачем-то поясняю я.
        - О, мне это известно, - откровенно смеется Принцесса. - Вот только замирцы вряд ли разбираются в таких тонкостях! Но звание адмирала, к тому же «страшного и эдейского», непременно произвело бы впечатление! Ведь эта часть, как я понимаю, у вас не вызвала возмущения? - она ехидно заламывает бровь, разворачиваясь в мою сторону вместе с сидением.
        Невозможная девица! Вместо злости, сам начинаю улыбаться.
        - Ух, хвала Вселенной! - смеется Александра, запрокидывая голову так, что на миг показывая свою нежную шею и горло. Простой и естественный жест, но отчего-то в ее исполнении такой чувственный…Она вновь смотрит на меня внимательно и говорит иронично, - А я уж подумала, что грозный воздушный Демон совсем отморозился и разучился улыбаться, - слегка отрицательно покачивает головой, - Просто расслабься! Я не кусаюсь, мы ненадолго сбежим из мира политики и войн. Всего-то на вечерок. Как вам такое предложение, высокий рид командующий первым флотом Великой Эдеи?
        Интересовалась мною, значит. К чему бы?
        Вот только эти мысли я оставляю и бездумно позволяю себе сделать маленькую глупость.
        - Ладно, - мотаю головой, будто сам не верю, что говорю такое, - Договорились, Принцесса! Но только на сегодня.
        Кто ж знал, что я заключаю сделку с маленьким коварным, но чертовски сексуальным дьяволенком. Притягательным ангелом внешне, но истинной бесовкой по своей природе.
        Настолько, что моя, закрепившаяся ещё с юности кличка Демон, могла показаться издевкой, или слабой пародией.
        Потому что потом случилось Замирье. Праздник окончания посевной в удивительном месте с его странными, но интересными обитателями, где оказывается Принцессу хорошо знали и любили.
        Мы летели над океаном довольно долго, но Сашка похоже никуда не спешила, желая прибыть к определенному часу. Золотой шар солнца парил совсем низко над линией воды, когда Агилл завис над крупным островом, который сверху по размеру мог соперничать с небольшим континентом. Внизу хорошо просматривались соты возделанных полей, лугов и обширная территория лесов с редкими невысокими строениями и виднеющимся небольшим подобием некоего городка.
        Приземлились где-то неподалеку, на лужайке поросшей пока ещё невысокой травой - все же тут намного теплее, чем в Любомирье, а стало быть весна давно превратила местную растительность в зеленое море.
        Принцесса подскакивает с сиденья, приказывая искинту открыть люк.
        - Дальше совсем немного пешком. Велемир терпеть не может, когда гости приземляются близко к поселению. Идем? - она так быстро протягивает мне ладошку, что я хватаюсь за нее, даже не успевая сообразить, что делаю, а меня уже тянут на выход.
        Пара шагов за пределы шлюза и в легкие врывается упоительный запах трав и сладость аромата цветущих лиловый кустов, что буквально окружали поляну.
        Александра замирает останавливаясь, прижимая одну ладонь к сердцу, а второй так и не отпуская моей руки. Прикрывает глаза, глубоко вдыхая воздух так, что грудь вздымается под тканью.
        - Боги, как же я люблю время цветения сирени! Здесь она пахнет особо, не как в городах. Особенно по вечерам, - произносит негромко. И замерев ещё на пару глубоких вздохов, поворачивается ко мне. Ее глаза сияют, отражая закатный свет. - Поспешим, Данрод, скоро запалят костры, а мне ещё хочется попробовать весенней медовухи. У Велемира она особо хороша!
        ГЛАВА 24
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Отойдя от глайдера все лишь на какие-то две-три тысячи шагов по небольшой тропе, проложенной между деревьев, мы оказались буквально в другой реальности.
        Притом, выглядящей настолько гармонично, что заподозрить некий спектакль на тему древности не удавалось. Природа выглядела девственно, словно несколько веков назад ее тщательно и до неузнаваемости не изменили первые колонисты, превращая новый дом в подобие Земли, но стараясь брать лучшее. Росси, конечно, Землей не стала, смешав и сплавив в себе особенности собственной флоры и фауны, с привнесенными извне. Да и люди… Они такие люди - умудряются и то, что создали губить, используя чрезмерно и не сильно заботясь о восстановлении, ради выгоды. Хотя жители Росси все же старались поддерживать свой новый дом в порядке.
        Ну, а эта небольшая часть планеты и вовсе приятно удивляла чистотой, некой дикостью и буйством неукрощенной природы.
        Запахи здесь и вправду пьянили, а сам воздух казалось, что можно есть ложками, настолько он был вкусен и отличался от городского, даже отфильтрованного и разбавленного зеленью парков и садов.
        Тропа начала небольшой подъем наверх, деревья расступились, открывая пункт назначения. Но дорожка не привела в поселок, как я предполагал.
        Вероятно, Александра изначально летела к месту проведения празднества. И это оказалась большая поляна на опушке леса, одним краем упирающаяся в поблескивающее под последними закатными лучами озеро, окруженное по берегам кустарником с узкими серебристыми листьями.
        Посреди поляны, на самой высокой точке виднелся круг из серых и черных камней, торчавших почти ровными прямоугольниками вверх, словно выросшие из земли пальцы мифического великана, пытающегося выбраться на поверхность. Их можно было бы принять за настоящие мегалитические сооружения древности, не знай я, что до прихода людей Росси была необитаема.
        Удивительно, что я не обратил внимание на этот то ли рукотворный, то ли природный объект сверху во время полета. Видимо, близость одной блондинки помешала…Она вообще мешала здравомыслию.
        К счастью, ни идолов, ни алтарей или прочей атрибутики поклонения видно не было, чего я втайне опасался. Лишь местные жители, сложенные дрова и хворост для костров, да огромные столы со скамьями, сбитые довольно грубо из дерева, но гладко выструганные, вокруг которых суетились по хозяйству пестрой стайкой женщины и совсем юные девушки.
        Нарядные, в схожих с Сашкиным сарафанах, с крупными серьгами в ушах и увешанные какими-то ожерельями, а может это были амулеты или обереги. Волосы у молодых были просто схвачены в низкий хвост лентой, а у тех, кто постарше, заплетены в косы. Колоритные, яркие и не худышки, подобно жительницам городов, как успел отметить.
        Они занимались угощением, о чем-то непринужденно щебеча и посмеиваясь, ловко расставляя множество плошек, сделанных скорее всего вручную из расписанной узорами голубой глины, и наполненных всякой снедью. Простой, но обильной, явно выращенной поселенцами или собранной в этих же лесах. А также радовали глаз плетеные корзинки с выпечкой, пирогами, караваями хлеба и изрядное количество кувшинов с пока неизвестными мне напитками.
        Оставалась только надеяться, что при явной любви к примитивному сельскому хозяйству, тут соблюдают гигиену и правила хранения продуктов.
        Наверное, мне тоже свойственен некоторый снобизм жителя мегаполисов, пусть мое детство и прошло вдали от городского шума, но плоды цивилизации, такие как вода, удобства и необходимая техника в нашем доме присутствовали.
        Не иначе как мои сомнения, вкупе с любопытством, читались на лице, потому что Сашка хитро улыбнулась, и потянувшись, и привстав на носочки, шепнула, что скоро мне самому предстоит убедиться в качестве и вкусе!
        Двусмысленно прозвучало, особенно когда ее дыхание прошлось по щеке, заставляя забыть, где нахожусь.
        Бездна, я точно зря на все на это согласился! Пожалею ведь.
        - Уверена, что мне должно понравиться? - спрашиваю, ужасно чем-то довольную Принцессу.
        - Мы об этом не узнаем, если не попробуешь! - пожимает она плечиками, бросив на меня взгляд снизу вверх, - Мне казалось, ты решительный, Демон? - говорит она с намеком на вызов.
        - Не казалось, - отчего-то злюсь я.
        А она смеется, с легкостью разбивая все предчувствия, сомнения и накатывающее раздражение, снова протягивая навстречу руку и хватаясь ловкими пальчиками за мою ладонь, ведя за собою.
        - Очень надеюсь, что это так… - произносит загадочно, почти мурлыкая.
        Сашка ускоряет шаг, так что мы быстро оказываемся в зоне видимости. И внимания.
        Народу тут собралось прилично - человек, наверное, триста, а может и большею. Всех возрастов - от мала до велика.
        Молодые парни, одетые в высокие сапоги, длинные рубахи с вышивкой и подпоясанные широкими кушаками, стояли чуть в стороне, подбоченясь и расправив плечи, переодически кидая заинтересованные взгляды, как на стол, так и на девушек. Последние, делали вил, что не замечают внимания, но хихикали в ладошку. Мило. Прямо сказать, пасторально, но выглядело все вполне естественно.
        Мужики постарше деловито о чем-то переговаривались, располагаясь ближе к кругу камней.
        Были здесь и дети, но они, как ни странно, не шумели и не бегали, а мирно играли поодаль, также поедая с аппетитом расставленное на белой скатерти прямо на травке для них угощение. А рядом примостились совсем пожилые жители, гордо следящие за порядком, неспешно выпивающие из больших кружек, и тоже что-то жующие. Несколько седых женщин сидели рядом с детьми, явно приглядывая. Заметил, что они постоянно что-то отправляют себе в рот, вероятно, какие-то семена, или орехи, периодически сплевывая шелуху.
        То, что наше появление вызвало всеобщий интерес, можно было и не говорить, пусть люди и вели себя достаточно сдержано. И если Александра не сильно выделялась на фоне местных, то я выглядел откровенно инородным телом, в своем легком свитере, кроссовках и любимых штанах с множеством карманов, аналог которых здесь именовали «джинсами».
        От толпы мужчин отделился рослый немолодой мужчина и направился в нашу сторону. Как выяснилось, им оказался тот самый Велимир - огромный дядька, статью и размерами напоминавший Таира Варель. Знакомство с ним обещало запомниться надолго, потому что давно не чувствовал себя изучаемым столь пристально, притом без навязчивых вопросов. Хотя мысленно списал его внимание на общее недоверие к чужакам.
        Но встретил он нас приветливо, по-отечески обняв Сашку, а та просто с визгом запрыгнула в его объятия, повиснув на шее.
        - Ну, привет, егоза! Рад, что вырвалась к нам, хотя, признаться, и не ждали уже! - он с легкостью крутил в руках счастливо улыбающуюся девушку, сейчас выглядевшую таким ребенком!
        - Дядя Велимир, я так соскучилась!
        - Ну, полно, - басил мужчина, поглаживая кажущуюся такой маленькой, по сравнению с ним, девушку. Он, наконец, поставил ее на землю, - Больше года не появлялась, коза эдакая! - погрозил ей узловатым пальцем, - Мы уж думали, Елизавета тебя от нас прячет!
        - С чего это? - обиженно нахмурилась Сашка, - Мама мне вообще ничего не запрещает!
        - То-то и оно, - хмыкнул дядька многозначительно и перевел взгляд, на наблюдавшего за этой сценой меня. - Представишь нам своего друга? - его яркие, и совсем молодые глаза сканировали мою персону.
        На губах была всё так же улыбка, но появилось что-то ещё. Так, наверное, отцы смотрят на кавалера дочери, которого она впервые представляет родителю. Но это ведь не наш случай, правда? Хотел назваться сам, но поймав быстрый предупреждающий взгляд Принцессы, молча ждал, пока дама сочтет нужным выдать версию, о том кто я, и кем ей прихожусь.
        - Это мой друг Дан, - произносит она просто, - Мы вместе гоняем на байках!
        Не врет почти, так, по верхам… Даже не знаю зачем ей это, но подыграть несложно.
        - Данрод, - протягиваю руку хозяину. Его рукопожатие крепкое и сухое.
        - А я, мил человек, Велимир, глава этой общины. Друзья моей названной дочери, всегда желанные гости в Замирье. Добро пожаловать на праздник, Данрод!
        Названная дочь? Интересно, с чего бы, да и что это значит, в понимании этих людей?
        Обозначил свою заботу о Принцессе? Возможно. Так я её обижать и не думал.
        Но не моё дело, в общем-то. Хотя мужик интересный, бесспорно. Его спокойные движения были обманчиво расслаблены, чувствовалась за ними недюжинная сила и, возможно, военное прошлое.
        Дядька не прост. Впрочем, странно было быть простачком, для того, кто не только держит в руках всю эту общину, но и отстаивает её интересы перед «Большой землей». Здоровенный, седовласый, с окладистой бородой доходившей ему почти до груди, и умным с хитринкой взглядом голубых глаз.
        Среди аборигенов вообще оказалось много бородатых, что для меня казалось удивительным - средства от растительности на лице и прочих местах давно изобрели. Я, правда, тоже их не жалую, но не до такой же стапени? Наверное, дело в их желании быть ближе к природе, а значит естественными.
        Темнело в этих широтах быстрее, чем в Любомирье.
        - Ну, вот и ночь грядет, дети мои! - громко оповестил Велимир очевидное. А после отвесил поклон в сторону стариков, что чинно поднялись со своих мест. - Благословим, старицы и старче молодежь нашу на веселье новое! Праздник Семик пришел - Зеленые святки! Вознесем благодарность этому миру! Прощения попросим за то, что покой нарушили, да законы свои установили. Приняла нас земля чужая, родною стала. Любимой! - он разворачивается ко всем своим общинникам и восклицает громко. - Ну что, братцы? Предков помянем, землю порадуем, да девкам русальи пляски сегодня позволим! Пусть побалуются!
        Ответом ему улыбки и одобрительный гул голосов. А Велимир вновь поворачивается к старикам.
        - Любо дело, Велимирушка! - ответила самая старая из женщин, степенно поправляя толстые седые косы. - Дело молодое, да доброе! Предки порадуются, да земля плоды родить будет! - и поклонилась в пояс, за ней и остальные последовали. - А нам, да деткам малым, спать-почевать пора, да сны рассматривать! Авось родичи навестят нынче, предупредят о чем, аль подскажут чего! Благо! - несется над толпою ее не по-старчески сильный голос.
        - Благо! - подхватывают остальные.
        Молодежь проводила поклонами старших, уводящих детей куда-то в сторону, видимо, по дороге в поселение.
        А потом вспыхивают костры и над озером разносится многоголосое пение. И музыка. Ритмичная и пронзительная, быстро захватывающая в какой-то немыслимо чарующий мир звуков и утягивающая в это древнее, почти первобытное безумие.
        Закрутилось всё. Странно, словно с два десятка веков мир отмотал и выбросил нас в прошлом. Для чего? Может, чтоб смогли сравнить? И может даже что-то понять…
        Тени у костров кружат. «Хороводы!» - подсказывает мне моя проводница, подливая их глиняного жбана в кружку.
        А еда на столах оказывается и вправду вкусной, как и медовуха Велимирова сладкая да хмельная. Почти как губы одной смеющейся беззаботно девушки, на которую хочется смотреть не отрываясь.
        Её глаза сияют, словно два алмаза. Кто-то из местных надел Александре на медовые волосы венок из весенних цветов и листьев, превращая Сашку из принцессы в царицу-весну.
        Хороша, чертовка, не отпускает, словно магнитом манит…
        Она подпевает девушкам слаженно, певуче, пусть слова древнего напева я бы даже не выговорил.
        И голос у нее оказывается такой бархатный, словно гладит кто-то перышком изнутри от его звучания.
        А и густо-густо на березе листьё,
        Ой ли, ой люли, на березе листьё!
        Гуще нету того во ржи, пшеницы,
        Ой ли, ой люли, во ржи, пшеницы!
        Господа бояре, мужики крестьяне!
        Ой ли, ой люли, мужики крестьяне!
        Не могу стояти, колоса держати,
        Ой ли, ой люли, колоса держати!
        Буен колос клонит, буен колос клонит,
        Ой ли, ой люли, буен колос клонит!
        Костры пылают всё ярче. Какой-то парень протягивает к Сашке руку, приглашая в круг.
        - Потанцуешь со мной, медовая?
        Встаю между ним и Принцессой, даже не задумываясь. Кулаки сжимаются помимо воли. Порыв…Но, к чему сдерживаться? Такая ночь..
        - Без ног сможешь? - шиплю не своим голосом. Мягкие ладони ложатся накрывают предплечья, Александра кладет мне голову на плечо, прижимаясь всем телом.
        - Никей, мне есть с кем плясать, - говорит примирительно, слегка поглаживая мои руки.
        А парень смеется, тряхнув головою. Не зло, а лишь удивленно.
        - Прости, Сашенька - краса ясная, думал и вправду только друг, - он прикладывает руку к груди, слегка кланяясь, - И ты, чужак, прости да не серчай! Зеленой ночи вам! - и отступает к кострам.
        Сашка тянет меня за руку, улыбаясь широко.
        - Идем, Дан! Теперь тебе точно придется изображать моего парня, - говорит она лукаво, склоняя голову набок. И вздыхает показно, - Понимаю, противно, но помучайся, для благого дела?
        Зараза! Нет, она допросится, определенно.
        - Потерплю, так и быть, - говорю с напускной скорбью.
        - Я так и думала… - хохочет она, уже ведя меня к кострам.
        А я с удивлением наблюдаю, как парни и девушки, взявшись за руки подходят к огню, а после по очереди с разбегу перепрыгивают прямо через пламя. Весело, с визгом! И тут же попадают в объятия своего партнера, даря сладкий поцелуй.
        - Семик нынче празднуем, очищение! - шепчет рядом Сашка. - Огонь да вода, да мать земля! Ну а ветер поутру развеет все печали… Унесет! - и ведет рукою в сторону костра, - Так что, звездный гость, не побоишься? - она разворачивается, заглядывая в глаза.
        - С тобою? - ладони сами ложатся на ее талию. Сашка смотрит пытливо, словно ищет что-то в моем лице.
        - А с кем бы тебе хотелось, воздушный Демон? - спрашивает еле слышно.
        «Только с тобою…» - говорит кто-то внутри меня. Может медовуха Велимирова?
        - Ну, на кого ж мне оставить вверенную мне таине? - спрашиваю вместо этого со злой иронией, пытаясь стряхнуть наваждение. Она не вздрагивает, лишь улыбается грустно.
        - Это правильно, рид! А стало быть, вперед! Раз мои капризы исполнять приказано. Ведь приказано? - ее глаза недобро прищуриваются.
        А я хватаю Сашку за руку и тащу к костру. Прерывая зарождающуюся ссору.
        - Ты же просила расслабиться, Принцесса! Так давай, - наклоняюсь к самому ее уху. Венок щекочет нос, обдавая запахом трав и нежных цветов, - Я согласен! Но, только сегодня, помнишь?
        - Как не помнить, - хмыкает она, мотнув головою, разметав золото волос, на котором отражаются блики пламени. - Ночь коротка летом, Дан, поспеши! - бросает она, одарив меня ещё одним взглядом.
        Ладно. Одна ночь, сам ведь сказал. Что за неё может произойти?
        Разбег, прыжок и я уже по ту сторону костра, смотрю, как моя прекрасная блондинка со смехом бросается следом, подбирая подол сарафана.
        Искры, стройные ножки мелькнули на миг и вот уже в моих объятиях теплая дева, с запахом меда, трав и очистительного дыма.
        Звезды в глазах и теплые губы касаются моих. Нежно, почти невесомо.
        Только мало. Чертовски мало.
        А бесовка смеется, змейкой выкручиваясь из моих неизвестно как успевших сомкнуться на ее теле рук.
        - Вода, Дан! Не забыл? Следующая вода, - пальчики вновь смыкаются на моей руке и я покорно следую за Сашкой, понимая, что от моего здравомыслия не остается и следа.
        А уж когда за нашей спиной остается шум праздника, а узкая тропа, петляющая меж кустарника, приводит к маленькому пляжу у самой воды, мне остается лишь покориться этому чуду.
        Александра останавливается, поворачивается ко мне лицом и снимает с головы венок, одевая его на меня.
        Делает шаг назад и молча, не произнеся более ни звука, одним движением стаскивает через голову с себя сарафан и блузку, оставаясь совсем нагой - белья эта мавка славянская на себя и не думала надевать.
        Безупречная. Я ведь помнил…
        Слежу, как вода чистейшего озера медленно принимает в себя ее молочное тело. Всплеск, она плывет умело, словно рожденная в этой стихии.
        Александра не медлит, не завёт с собою, оставляя выбор.
        Но кого я обманываю? Не было его изначально. Это фиаско, друг, как сказал недавно не самый мой любимый приятель. Вот только он глумился над проигрышем в дурацком пари. А я, кажется, проигрываю гораздо больше… Но, если жалеть, то завтра. Тут Принцесса права.
        Одежда разлетается, словно ненужная шелуха, а озерная вода не отрезвляет, на что втайне надеялся. Тепла, как молоко и даже пьянит.
        Несколько гребков и в мои руки попадается восхитительная русалка. Миг и она обвивает меня руками и ногами, утягивая вниз, азартно шепча:
        - Попался!
        Однозначно. Разве ж поспоришь?
        И я, наконец-то, с жадностью впиваюсь в давно манящие губы.
        Благо тут мелко и утонуть можно только в серых омутах Александры.
        Подхватываю под упругие ягодицы, в которые тут же упирается мой член, давно изнывающий по этому телу. Оглаживаю и сминаю полушария, проникая кончиками пальцев ближе к центру удовольствия, пока лишь с краю, легонько поглаживая аккуратные складочки.
        И не прекращаю целовать, не в силах оторваться от давно желанного рта, исследовать который так упоительно. Принцесса крепче обвивает меня ногами, вцепляясь в плечи так, словно боится, что сбегу, выгибаясь и подрагивая от каждого движения. А ещё тихонечко постанывая.
        Сладкая, какая сладкая! Её небольшая грудь с камушками сморщившихся от воды и желания сосков, прижимается к моей, скользя изгибами. Хочется осязать её всю, сминая, сжимая до криков - моих и Сашкиных.
        Проникаю пальцами в узенькую щель, вырывая сладкое «Ох!» из ее груди. Заглядываю в подернутые поволокой желания глаза, на миг оставляя в покое её губы.
        - Не могу больше, моя искусительница, - хриплю, словно на горло накинули удавку. Вот только сопротивляться этому ласковому убийце нет сил.
        - Так не тяни… - не менее хриплое.
        - Напросилась! - почти угрожаю я, в ответ получая чувствительный укус в шею.
        Ну всё!
        Слегка приподнимаю Принцессу, направляя член ко входу, легкое надавливание, не прекращая смотреть в глаза моему желанному наваждению. Я вижу, как расширились ее зрачки, отражая свет далекой луны, чувствую, как ещё крепче сжимаются пальчики…
        Толкаюсь в узкую сладость, сходя с ума от ощущений.
        Боги, да я так не продержусь долго - такой позор! Потом же придется искупать в десятерном размере!
        Да хоть в стократном с нею…
        Шиплю, прикусывая ее куда-то в район ключицы.
        - Дан! Да-да, пожалуйста…. - полустон, полупросьба.
        Ну, как тут не откликнуться? Я честно стараюсь быть нежным, но хватает ненадолго. Такую податливую и отзывчивую хочется поглотить всю, без остатка. И вскоре я срываюсь на бешеный темп, уверенно чувствуя, как моя любовница вторит каждому движению, отдаваясь с такой жадностью…
        Финал - как взрыв, сносящий мозг к тем самым демонам.
        Ещё один поцелуй, уже нежно, и на берег.
        На руках, словно пушинку. Уставшую, измотанную и зацелованную.
        А там ночь - черная, теплая. Далекое пение чужого праздника.
        И трава, такая мягкая и чуть влажная от росы - как раз, чтобы остужать разгоряченные страстью тела.
        Не сильно. Лишь настолько, чтобы следующий раунд оказался длиннее.
        А ещё чувственнее.
        До самого рассвета, который пришел в Замирье так скоро - ночь на Семик коротка! И ее всегда мало - так говорила Сашенька.
        С первыми лучами солнца мы просто тихо сбежали к «Агиллу», ни с кем не прощаясь.
        А где-то по безымянному озеру, среди подымающегося утреннего тумана и цветов белых лилий, плыл упавший с головы венок…
        Я обманывал себя и тебя, Принцесса - закончить одной ночью это восхитительное сумасшествие не нашел ни сил, ни желания.
        Ты поставила точку сама. В один миг превратившись в хладнокровную расчетливую стерву.
        Знал ведь, что фмнал неизбежен, но… По самолюбию потопталась от души.
        По крайней мере, тогда всё видилось именно так.
        Сейчас уже не кажется. Но ты мне все равно расскажешь всю историю. Обязательно.
        ГЛАВА 25
        АЛЕКСАНДРА
        Проснулась, словно всплыла из темной глубины. Не помню, что снилось, но сердце стучало бешено, словно я уходила от погони. Может так и было. Ведь этот кошмар преследует не в первый раз.
        Хотя нет, то что снилось поначалу, я помню хорошо. И от тех видений становится стыдно и жарко, но вот вряд ли страшно.
        Ещё пару минут лежала с закрытыми глазами, слыша только шум крови в ушах. И только потом сознание сумело стряхнуть липкие оковы, возвращая в реальность.
        И до меня дошло, что я с комфортом лежу на постели, заботливо укрытая одеялом, а не скрючилась в кресле, где меня, по всей видимости, и должно было отключить. Ох, Сашка, что-то тебя в последнее время совсем контроль покинул. Кажется, Кери права - я себя доконала.
        Добраться самостоятельно я точно сюда не могла, пусть и бываю порой ещё той сомнамбулой, так что вывод очевиден: меня кто-то перенес.
        И не сложно догадаться, кто это был.
        Вчерашний незаконченный разговор, как и все события предыдущих суток, всплыли в памяти, ударив очередным выбросом адреналина.
        Накатило горечью во рту и трусливым желанием залезть с головой под покрывало, прячась, как в раннем детстве, от мифической бабайки. Словно ненадежное укрытие сможет уберечь от тревоги за сына и неизбежности накатывающего девятым валом будущего, в благополучие которого не верилось вовсе.
        Вот только девочка выросла, а стало быть, надо в очередной раз набраться решимости и встретиться с действительностью.
        Резко села на кровати, озираясь, и пытаясь понять хотя бы где я нахожусь.
        Приглушенный свет, исходящий из стены, сдержанная, но достаточно дорогая обстановка спальни и едва различимый гул большого корабля. Взгляд отмечает детали, а губы уже сами расползлись в улыбке.
        Да вы ж мои хорошие!
        Плевать, что я всё ещё была в чужой каюте и лежала явно на постели самого рида командующего, зато рядом в кресле дремала Кери, умильно обняв Сая, а на полу тихонечко играл Родька, крутя в руках невесть откуда взявшуюся модельку эдейского звездолета.
        Несколько секунд любовалась этой картинкой, пока мой мальчик не поднял на меня глазки - ясные и привычно голубые, без намека на черноту. Миг и на его губах рассветает ответная улыбка! Он подпрыгивает, как маленький чертенок, и раскинув руки летит на кровать, буквально роняя меня на спину от бурного проявления радости.
        - Мам, ну, наконец-то, ты проснулась! - Вопит он радостно, совершенно позабыв про дремлющую Кери.
        - Тише, мой любимый, но шумный мужчина, тетю Кери разбудишь, - пытаюсь угомонить его я, прижимая крепче, слегка раскачиваясь, и целуя в макушку.
        - Поздно… - слышится сонное ворчание, за которым следует совсем не девичий смачный зевок, - Поспишь тут с вами, пожалуй…
        Улыбаюсь во весь рот, на мгновения забывая обо всем: и о неясных перспективах, и о том, где мы все находимся. Потому что мой роднулька вцепился в меня намертво, обнимая и даря любовь, пусть даже острый нос звездолета, который он так и не выпустил из рук, уперся куда-то в ребра, и моя рыжая рядом, хоть и смотрит хмуро, закусив сосредоточенно губу, что-то выискивая на моём лице. Это моя семья, всё что от неё осталось…
        - Кер, ищешь следы пыток и побоев? - хихикаю, не выдержав сканирующего взгляда подруги, и продолжаю тискать Родьку.
        Видеть сына веселым и, на первый взгляд, вполне здоровым - уже счастье! Все остальное может подождать.
        - Весело ей! - обиженно всплескивает руками Керая. - Ну, судя по тому, что твой эдеец в приказном порядке не велел тебя будить, хотя мы уже несколько часов как вышли из гипера, и отправил нас с Родькой к твоему величеству, выводы напрашиваются, знаешь ли! - продолжила ворчать моя ведьма. - И, кстати, о том, что тебя били, я подумала в последнюю очередь, - добавила она язвительно, поиграв бровями и многозначительно покосившись на кровать, на которой я лежала.
        - Вы хоть ели? - тут же спросила я, желая перевести тему. Кери, видать спросонок, мелет языком при ребенке.
        Но Родька уже успел «погреть ушки», тут же отстранился от моих тисканий и спросил с любопытством, забавно морща лобик.
        - Мам, а кто такой «твой эдеец»? Это дядя капитан?
        Кери тут же прикрыла ладонью рот, а потом сделала жест «рука-лицо», поднимаясь с кресла и быстро подходя к кровати.
        Наклонилась и аккуратно оттянула Родьку от меня, подхватила нашего мальчика на руки, тут же слегка подбросив вверх так, что он радостно завизжал. Проделывала она это с легкостью, которой ожидать от такой невысокой женщины сложно - вот что значит вырасти на планете в повышенной гравитацией! Ловкости и силе моей подруги могла только позавидовать. И, надо признать, эти таланты Кераи нас уже не раз выручали, и, конечно, её знания, как врача, а также военная подготовка.
        - Меньше будешь знать - крепче будешь спать, мелкий! - подбрасывала она совсем нелегкого карапуза, который вопил и брыкался, но со смехом, разумеется. - А ты вставай, спящая красавица! Мы уже завтракали, и тебе поесть велено, - она выделила это слово. И тут же обратилась к Родьке, опустив его на пол, - А вы, молодой человек, не расслабляйтесь! Я попрошу у господина капитана писчие принадлежности и мы продолжим занятия, - она погрозила мальчику пальцем, на что сын недовольно сморщился и сразу деловито схватил мирно лежащего на кресле Сая.
        - А мы… А мы с котиком есть хотим, и ты сама говорила, что с утра надо гулять, и вообще, Саю надо на лоток! - тут же выпалил он первые пришедшие в голову отмазки.
        - И в какой последовательности? - Кери встала над ним, прищурясь и сложив руки на груди, пытаясь изобразить строгую няню, но сама едва сдерживала улыбку.
        Он растерянно обернулся на меня, но, наверное вспомнив, что он весь такой самостоятельный, как сам любит утверждать, тут же сделал выбор:
        - Пойдем гулять!
        - Не, не получится, - качает головой Кери, - Ты не забыл - мы в космосе! Ты хочешь гулять по коридорам корабля, чтобы мешать работе экипажа?
        - Тогда кушать? - проговорил он неуверенно, покрепче прижимая к себе висящего тряпочкой, и с виду безучастного к происходящему кота.
        - Ну, во-первых, ты завтракал…эээ… - Керая смотрит на часы на своем вирт-браслете, - Менее двух часов назад. Ну, допустим, что ты проголодался, мой милый, сделаю вид, что ты не просто жаждешь избежать занятий, - сказала она ехидно, упрямо поджавшему губы ребенку, - Но тогда, опять же, не вижу логики, - развела она руками, - Пока ты ешь, Сай, бедолага, может не дотерпеть до лотка, - она вопросительно приподняла брови.
        Родька завис на миг, а я всячески старалась не смеяться, наблюдая эту работу мысли.
        - Тогда я сначала отнесу Сая в санблок, а потом кушать, - он так тяжело вздохнул и поднял на Кери полные страдания глазки, - И заниматься, да?
        - Да, мой хороший, - Кивнула важно рыжая, - Идите, а я пока закажу еду для тебя и твоей мамы. Капитан рид Лейни дал мне ограниченный доступ к искинту корабля, - пояснила она, скорее всего для меня. - Ну, а после мы немного позанимаемся, если к тому времени ничего не изменится.
        - Мы пошли! - весело крикнул Родион, явно вдохновленный отсрочкой, но не забыл быстро подбежать и чмокнуть меня в щеку, вновь придавив несчастного кота, что переносил страдания, приносимые неловкостью ребенка, со стойкостью достойной святого.
        - Вселенная, ну что за сорванец! - прошептала с улыбкой Кери, когда за ним закрылась дверь в санблок каюты. - Ох, теперь он выйдет не скоро, лишь бы время потянуть.
        - Бедный Сай, - вздохнула я, хотя и знала, что Родька с ним достаточно аккуратен, а это животное, за которое в своё время я выложила баснословную, в наших не простых финансовых условиях, сумму, специально создано для детей. Они умнее, добрее и спокойнее, а также привязываются к хозяевам, не хуже собак.
        - Ему не привыкать, - легкомысленно отмахнулась рыжая, что-то набирая на вирте. - Я заказала. Тут неплохое меня, между прочим, - пробормотала она, а потом оторвала глаза от экрана, и показала мне кулак, произнеся грозно, - И ты всё съешь, поняла? Скоро через тебя будет звезды видно!
        - Да поем я, поем, - пробормотала, понимая, что подруга права - в моем бедном организме вчера побывала лишь пара бутербродов и вино. Последнее, к счастью, без последствий. Аппетит отсутствовал напрочь, так что реально придется себя заставлять.
        - А теперь рассказывай, до чего вы тут договорились, - Кери села рядом.
        - Не поверишь, но я уснула, когда Данрод отправился куда-то по вызову, и мы так ничего и не выяснили, - покачала я головой. - Так что пока ничего не могу тебе ответить, - вздохнула я, а потом поморщилась, - Мне бы тоже в санблок, все же хочется умыться перед завтраком.
        - Это теперь только после Родьки, - хмыкнула Кери. - Терпи, мамочка!
        - Куда я денусь, - отмахнулась, вставая и пытаясь привести в порядок чужую постель.
        Думать на тему неоконченного разговора не хотелось. Ну да, трусиха, знаю… Я отчаянно зевала, хоть чувствовала себя несколько лучше, но усталость имеет свойство накапливаться, особенно вместе со стрессом, так что вытравить её из себя одной порцией сна не получится. Попыталась распутать волосы, не представляя где сейчас мои вещи, но Кери, как обычно, опередила мои неловкие метания, достав из кармана простую расческу. Поблагодарила улыбкой и принялась раздирать спутавшиеся пряди.
        - Ладно, рассказывай тогда, что я проспала, и как вы тут оказались, раз мне пока говорить нечего, - предложила я не терять зря времени.
        - Так уж и нечего? - Кери плюхнулась обратно в кресло, и пропела, - А мне вот так не показалось! - и покачала она головой. - Иначе кое-кто вряд ли был бы столь лоялен, если я правильно поняла твои страхи перед людоедскими порядками в отношении своих таине у этой расы.
        Ответить не успела, нас прервал деликатный стук в дверь.
        - Сиди, - бросила подруга, уже направляясь к переборке, отделяющей эту часть каюты от той, что условно можно назвать гостиной. О том, где бродит сам хозяин я старалась не думать. Отметила для себя только удивительно малое количество личных вещей. Даже в отелях их обычно больше, а здесь словно тут никто и не жил, хотя знала и раньше, что Дан проводит большую часть жизни на этом корабле. Даже не знаю почему. Словно боится привязываться даже к местам, не то что к людям.
        А к нам явился солдат с нашивками «хозяйственников», принесший заказанную еду. Точнее, прикативший стандартную тележку - столик, какими пользуются в гостиницах, уставленную количеством еды, накормить которым можно целый взвод. Вежливо поинтересовался, не будет ли ещё каких просьб, и получив заказ на бумагу и фломастеры - Кери считала, что вирт подождет, иначе моторика у Родьки не разовьется - удалился, пожелав приятного аппетита и пообещав, что скоро всё пришлют.
        - Какой сервис… - пробормотала я.
        - Вот-вот, - покивала Керая, - Мне всегда казалось, что откармливают лишь только на убой! - заявила она, при этом уже довольно намазывая какой-то паштет на тонкие эдейские лепешки с намерением отправить это в рот. - Что? - Она вопросительно посмотрела на меня, - Подозрения по отношению к нашим добрым хозяевам, не должны портить удовольствие! Помнишь, что я тебе всегда говорила? Вещи которые доставляют радость редки в этом мире, и не стоит от них отказываться, даже если тебя саму завтра сожрут! Я бы даже сказала особенно, если эта большая за… - она покосилась на дверь в санблок, и продолжила, - В смысле, если такая вселенская несправедливость произойдет уже завтра!
        - И это говорит мне та, что уже пять с лишним лет возится со мной и Родькой, вместо того, чтобы эти самые радости жизни получать по полной, - я улыбнулась грустно подруге, подавшись поближе и накрывая ее ладонь своею. - Я люблю тебя, Кер, но мне всегда казалось это несправедливым, по отношению к тебе.
        - Знаешь ли, у всех свои представления и радостях жизни, - поджала она упрямо губы, и добавила с вызовом, - У меня вот такие! И вообще, тебе рассказывать, что было, или ждешь пока твой сын в очередной раз выкупает бедного кота и явится?
        Я подняла ладони, капитулируя. В конце концов, она права, и я не лезу туда, куда меня не пускают, несмотря на нашу дружбу. Хотя у Кери явно имеются свои скелеты в шкафу, но видимо, по примеру моих, просто ещё не пришло время им раскрыться.
        - Я очень внимательно слушаю. И кушаю! - предупредила сразу её вполне ожидаемый вопль, протягивая руку к столику, чтобы налить себе горячий напиток из квадратного хромированного чайника, от которого пахло приятно травами и мятой, а также схватила в другую руку какую-то выпечку. Рыжая проследила за моими манипуляциями со всем тщанием.
        - Так-то лучше, - кивнула моя церберша, когда я набила рот, усердно пережевывая и хлопая глазами, всячески изображая послушную девочку. - Да, в общем-то, рассказывать и нечего. После того, как злющий, словно тысяча демонов, папаша нашего сокровища увел тебя на допрос с пристрастием, меня наконец-то оставили в покое. Я какое-то время ещё посылала лучи добра эдейскому флоту в целом и отдельным шибко умным особям этой расы в частности, пока ждала тебя, но мерить каюту шагами оказалось делом утомительным и меня тоже сморил сон. Проснулась чуть раньше нашего спящего зайчика, так как Сай решил таки напомнить о своих насущных потребностях. Ну, а как только Родька открыл глаза, то почти сразу явился благородный рид, собственной суровой персоной. Наверняка приказал искинту корабля проинформировать его о том, что наш мальчик пробудился. Не видела, что он делал и о чем с Родей разговаривал, так как меня выставили за перегородку!
        - Да ладно! - я чуть не подавилась плюшкой, - Кер, Данрод смог тебя без боя оторвать от Родьки? Не верю!
        - Сама в шоке, - пробормотала Кери, и кажется стушевалась. - Знаешь, при всей моей нелюбви к мужскому полу, я всегда понимала ценность настоящих командиров. Армия без них существовать не может, а значит народ некому будет защищать. Они и есть та самая скрепляющая сила, на которой держится вся военная машина. И твой рид явно из таких. Я видела, как на него смотрят подчиненные. С уважением и даже с обожанием, - она покачала головой. - Такое нельзя заставить изображать по уставу - только заслужить! Особенно зная, что эти эдейцы - беглецы и бунтари, и все кто оказался под началом твоего Демона, остались тут добровольно, насколько я поняла. В общем, его приказам и словам не сложно доверять. Даже мне. Тем более, ты заверила меня, что сына он точно не обидит. А господин рид попросил побыть чуть поодаль, - пожала она плечами. - Да и после, они вышли ко мне, держась за руку, я давно не припомню, чтобы мальчик кому-то так сходу начал доверять. Да и потом, он дал мне доступ и отправил сюда… - Кери посмотрела на меня пытливо, - Будет жаль, если я ошибусь, но, кажется, он тебя не обидит.
        Я опустила глаза. Страх, недоверие и горький опыт предупреждали об обратном…
        - Мне когда-то говорили про Амирея, что он не способен обидеть свою таине, - я усмехнулась горько. - Впрочем, в его понимании, наверное, так и было…
        - Брось, Лекси, - по привычке именовала меня так Кери, - Уж мне ли не знать, что мужики сволочи! - зло прошипела она, - Но может всё же? - Она мотнула головой. - Данрод сильный лидер, но люди с ним не только из-за этого. И он однозначно отличается даже от своего дружка. Ведь эта безмозглая и самоуверенная гора мышцев его друг, судя по всему?
        Я краем глаз заметила движение в двери. Керая сидела спиной, так что ничего не видела. Улыбнулась хитро и спросила:
        - Вижу, что антрид тебе явно понравился, да, раз не дает тебе покоя?
        - Что? - вскипела подруга. - Да даже если бы он остался последним мужиком на всех планетах, я бы захотела только одного: дотянуться до его пустой башки и стукнуть чем-то тяжелым! Может зачатки мозга от этого встряхнулись и начали бы функционировать - чудеса ведь порой случаются!
        - Зачем же дожидаться такой дикой демографической катастрофы, - поцокала я языком. - Пожалей всех остальных женщин и воплоти свои желания немедленно. Тем более, что объект уже рядом, - и демонстративно повернулась ко входу, светски улыбаясь, - Доброго времени суток, уважаемый антрид Варель! Не желаете чаю? - я призывно подняла чашечку.
        Таир ощутимо громко скрипнул зубами, но сумел удержаться от нелицеприятной реплики. Подозреваю, этому поспособствовал так вовремя появившийся из санузла Родька, деловито тащивший в руках завернутого в огромное полотенце кота, который только глаза не закатывал, а так всем видом изображал, что он думает о жизни.
        - Здравствуйте! - вежливо поздоровался мальчик. Он смотрел на незнакомого дядьку с опаской, и сразу попытался встать поближе ко мне.
        - Здравствуй, Родион, - поздоровался Таир. - Меня можешь называть дядя Таир. И я пришел сказать, чтобы вы с мамой и… эээ… - он явно запнулся, не зная, как назвать Кераю, - В общем, все вы собирайтесь. Мы прибыли на одну планету и вам лучше будет побыть внизу. Это приказ рида Лейни, - Варель нахмурился, явно чем-то недовольный.
        - Ура! Занятий не будет! - завопил Родька.
        - Ну, хоть кто-то счастлив, - пробормотала под нос Керая, почему-то отводя глаза…
        А я с любопытством наблюдала за её реакций. Мда… Всё чудесатее и чудесатее, как говорила героиня одной древней, но очень мудрой сказки.
        ГЛАВА 26
        Окутанный воронками циклонов, царящих в атмосфере, голубоватый шарик, к которому нас нёс небольшой транспортник, носил название «Парадиз». Эта относительно небольшая планета земного типа некогда, ещё в Эпоху Открытий, обнаруженная разведывательной экспедицией землян, которых по чистой случайности занесло в эту даль, получила имя, обозначающее мифический рай. У того, кто придумал сие название, однозначно было всё в порядке с чувством юмора. Потому что раем поименовать это место можно было лишь с издевкой или вусмерть укурившись какой-нибудь дрянью.
        Мало того, что этот шарик оказался весьма далек от транспортных артерий - прыгать, подобно эдейским кораблям, пока никому не удавалось - так ещё и климат на его единственном суперконтиненте оставлял желать лучшего. По сути, пригодным для жизни планету можно было классифицировать весьма условно. Большую часть поверхности покрывал океан, глубокий и с весьма агрессивной фауной, способной схарчить любую случайно оказавшуюся в воде белковую составляющую за пару секунд. А почти всё прочее пространство было заполнено льдами, покрывавшими шапками чуть ли не половину планеты. Разве что атмосфера вполне подходила для дыхания, но…
        Оставалась лишь узкая полоска земли, что находилась примерно на экваторе. Она могла бы, чисто теоретически, принять некую колонию поселенцев землян, пожелавших бы рискнуть истребить под корень реликтовый, состоящий в основном из папоротников, лес, с его не менее дружелюбными, чем в той же воде, обитателями, чтобы заняться, например, земледелием, осваивая достаточно плодородную почву. Но, вот незадача, вся эта «роскошь» с перспективами на щедрый урожай, никому не сдалась с такими трудностями, особенно с учетом, что ближайшие врата, доставшиеся от предтеч, весьма и весьма далеки, а прыгать самостоятельно, повторюсь, никто не умеет.
        Наверное, именно эти обстоятельства и сыграли решительную роль в выборе места под базу эдейскими бунтарями. Не скажу, что «Парадиз» один такой во вселенной - подобных планеток раскидано тысячами по галактикам - но именно эта, каким-то волшебным образом потерялась во всех известных каталогах, как землян, так и эдейцев. И записи о ней, не иначе как чудом, сохранились в архивах рода Варель. А может были специально придержаны кем-то из мудрых предков славного антрида. Но, так или иначе, благодаря им, мы сейчас и летели к разросшейся за эти пять с лишним лет базе, построенной мятежниками, и превратившейся во вполне жилой комплекс - уж эдейские технологии, в отличие от земных, позволяли справиться со многими проблемами, непреодолимыми для других колонистов.
        В общем, нас везли не в палаточный лагерь, а в военное, но вполне пригодное для жизни поселение, в котором жило посменно, и постоянно уже изрядное количество народа. И это не считая ремонтных доков, что болтались на орбите.
        Всю эту архиважную информацию, с лицом страдальца, выдал мне антрид Таир Варель. И не по доброте душевной, как я понимаю, а приказу начальственному следуя! В чем сам признался, пока сопровождал нас в этой миссии.
        «Агилл» мне, скрепя сердце, пришлось оставить в трюме «Айтера», потому что на моё предложение спуститься вниз на нём, было объявлено, что светить личностью таине Малик, как и Родиона, лишний раз перед остальным личным составом, что не был задействован в операции по нашему спасению, крайне неразумно.
        На моё достаточно быстрое согласие оставить свой глайдер, антрид пробормотал:
        - Ну, хвала Великой матери Вселенной, хоть у одной есть мозги…
        - Я всё слышала, - прошипела Кери.
        - Поздравляю, - огрызнулся Таир, - хотя бы хорошим слухом кое-кого не обделили!
        Я уже готова была к очередной перепалке, собираясь встать грудью между этой парочкой великовозрастных детей, но тут с репликой влез Родька:
        - Дядя Таир, а мне мама говорила, что нельзя обсуждать кого-то в его присутствии, вы не знали?
        Керая расплылась в улыбке, бросив на Таира взгляд победительницы. Она склонилась к Родиону и буквально пропела:
        - Ну что ты, дорогой, наш уважаемый дядя Таир, - она стрельнула в антрида глазами, - Вырос в такой глуши, где хорошим манерам не обучали, знаешь ли!
        - Правда? - искренне удивился ребенок, и задрал подбородок, внимательно разглядывая Таира, словно пытаясь определить, где же находится такая дыра, что этакий огромный дядька не знает элементарных вещей. А после произнес сочувственно, - Ничего, не расстраивайтесь, тетя Кери вас всему научит! Вы её только слушайтесь! Ведь даже у меня получается, - серьезно заверил малыш. И тут же повернулся к своей обожаемой няне, явно ожидая поддержки проявленного им порыва.
        Видеть лица обоих - и Тая и Кер - бесценно! А сдержать смех - вообще подвиг. Но я стойкая, почти кремень! Иначе подруга бы мне такого не простила.
        Надо отдать должное Таиру, он сделал над собой неимоверное усилие и проговорил осипшим голосом.
        - Спасибо, дружок, даже не представляю, как раньше справлялся… - он одарил рыжую очередной порцией взгляда «Мы не закончили!», и схватил наши вещи, попросту сбегая.
        Ну, а оказавшись внутри шатла, пилотом которого был молодой долговязый эдеец, который явно боялся сказать при антриде даже лишнее слово, Таир попросил меня сесть рядом с ним, чтобы как раз рассказать, куда мы, собственно, летим. Хотя, я подозреваю, что грозный командир штурмовиков просто побоялся, что окажется возле рыжей фурии. Не напрасные опасения, надо отдать ему должное.
        Транспортник действительно был невелик, а ещё крайне нетороплив. Так что за время полета меня успели просветить в некоторые выше приведенные подробности, объяснив также, что Данрод пока остается на орбите - «Айтер» реально пострадал в стычке с «Мадео», так что кораблю требуется помощь. Но рид, разумеется, прибудет на планету позже.
        Родька с Кери сидели вместе позади нас, отделенные небольшой переборкой, так что мы не мешали друг другу. Керая решила не терять времени и читала что-то вместе с мальчиком с вирта. На самом деле мой ребенок любит учиться - этим он пошел в меня - и капризничал скорее, чтобы привлечь внимание. Обычное дело, помятуя, что маму он видел крайне редко, особенно в последнее время, когда я постоянно возвращалась из конторы поздней ночью…
        - Таине, я хотел поговорить с вами, - Варель сцепил пальцы рук. Похоже, даже этот громадный воин умеет нервничать. Но настроен он явно решительно.
        Мысленно пожелала себе терпения, потому что была уверена, что ничего приятного этот мужчина мне сейчас не скажет. Но, собственно, я такого и не ждала.
        - Слушаю вас, антрид, - посмотрела на мужчину прямо, - Говорите без обиняков. Я ведь вижу, что вы не в восторге от нашего здесь появления, - произнесла спокойно, без вызова или горечи. Просто обозначив понимание.
        - Вы даже не представляете насколько, - хмыкнул он.
        - Отчего же? Очень даже представляю. Раз вы знаете имя моего сына, стало быть рид Лейни вам доверяет абсолютно. Не думайте, что мне самой хотелось, чтобы всё именно так сложилось, - я старалась говорить ровно, но пальцы рук предательски сжимались в кулаки. - У меня были совсем иные планы. И поверьте, если б была другая возможность, я не стала бы тревожить Данрода. У вас ведь и своих проблем по горло, не так ли? - я посмотрела на Таира прямо.
        - Я правильно понял, таине, что вы понятия не имели об…хм… особенностях Дана?
        - Вы даже не представляете, какой это был сюрприз, - покачала я головой, глядя вперед.
        - Просто полный, гребаный … - Таир опомнился, резко замолчав, и покосившись назад, - Простите, таине, - он поморщился, - Служба с моими парнями не способствует соблюдению чистоты речи, а отсутствие дам на кораблях - тем более, - он запустил здоровенную пятерню в копну своих голос, даже не замечая, что распускает хвост, в который были собраны длинные, так редко встречающиеся у эдейцев, волосы. Варель помолчал, то ли формулируя мысль, то ли пытаясь успокоиться, но после произнес довольно тихо, - Таине Александра, я боюсь, что вы на самом деле даже близко не представляете всей картины и сложности, в которой очутились. Я не вправе судить вас за то, как вы поступили. В конце концов, сын для эдейца - это радость и честь. Тем более, когда на неё и не рассчитываешь. Но тут-то случай иной - само ваше появление здесь с ребенком от Данрода - огромная, можно сказать глобальная проблема! Которую ему ещё предстоит решать. Причины, полагаю, он расскажет сам. Хотя о чем-то, как я думаю, вы уже догадываетесь. Не так ли? Хотя бы о том, что его раса вне закона на Эдее… - Таир посмотрел на меня в упор, и в его глазах
был совсем недобрый огонек. - Но, одно могу сказать, Дан не оставит сына, как бы не сложилось. И вас, скорее всего… - Он на миг опустил глаза, а потом посмотрел четко в мои, - Вот только я прошу отнестись к моим словам правильно и принять их за аксиому, уважаемая таине Малик. Если Данрод вас отпустит - бегите, и больше никогда не попадайтесь на пути любого эдейца. Но если решите остаться… То просто учтите, - он смотрел на меня без агрессии, но я уже знала, что услышу. - Дан не сможет, а я с легкостью и без сожаления сверну вам шею, Александра, если предадите его. И не потому, что зол на вас лично, а потому что любому надо дать шанс. Но один. А вы уже предали его, пусть даже так не считаете.
        Варель отвернулся - ответа он, похоже, и не ждал. Удивленно посмотрел на свои руки, в которых остался приличный клок его собственных волос. Он стряхнул их брезгливо и поджал губы в тонкую нитку, глядя куда-то вперед.
        Данрод ему дорог, это точно. И я, признаться, не ждала к себе иного отношения, потому что друг Дана во многом прав…
        - Спасибо, господин Таир, - произнесла тихо. - Я благодарна вам за честность и примите за неё моё уважение. Поверьте, это действительно так, - подняла на мужчину глаза. - У меня остался только Родька, и если мне позволят остаться рядом, то вам не придется исполнять ваше обещание, антрид. Не сомневайтесь.
        Варель продолжал молча смотреть вперед. Мне тоже сказать было более нечего. Пилот в кабине плавно заходил на посадку, а я даже не имела сил и любопытства рассмотреть то, куда мы прибыли.
        Боги и демоны, как же тяжело быть сильной, а точнее, изображать таковую… Тут хотя бы не сломаться - уже подвиг. Но надо, Сашка, надо. Не ради себя - ради близких!
        - Мам, смотри какие птички! - радостный вопль Родьки вывел меня из приступа самокопания пополам с аутотренингом.
        В иллюминаторе и вправду мелькнули какие-то огромные тени.
        - Ох, ты ж! Канер, твою налево, дюзы тебе в зад, не зевай! Горголы! - взревел Таир и рванул в кабину пилота, со скоростью и проворством, которые трудно ожидать от такого шкафа, продолжая выкрикивать на ходу, - Школота недоученная, дай мне управление, быстро!!!
        Я толком ничего не успеваю сообразить, только чувствую, как наша неповоротливая посудина делает почти несвойственный ей маневр, что-то большое врезается в борт. Нас ощутимо трясет, но безопасность у эдейцев на уровне. Перед иллюминатором на миг мелькает огромный зубастый клюв, раздается очередь энергозарядов и по выдерживающему сумасшедшие нагрузки космоса стеклопластику разлетаются ошметки мяса и потеки светло-розовой жидкости, наверняка являющейся кровью неведомого летучего монстра.
        Ещё пара маневров и через несколько секунд транспортник касается земли. С ужасом поворачиваюсь к Родьке, откровенно переживая за его психику… А вдруг?
        И вижу восторженную рожицу сына, удерживаемого системой безопасности в кресле.
        - Вот это было круто! - произносит милый ребенок. - Дядя Варель, а меня научите так стрелять?
        Таир появляется из кабины, глядя на мальчишку с легким недоверием и долей восхищения.
        - Может когда подрастешь, - произносит он неуверенно и бросает на меня косой взгляд. А мне остается только пожать плечами. Ну да, у мальчика оказалась ну очень устойчивая психика.
        Лишь бы нового приступа не было. Но, кажется, Данрод не зря с ним поработал этим утром.
        Ох, мне ещё только предстоит выяснить, что же на самом деле творит эта раса и чем нам всем сие грозит.
        ГЛАВА 27
        Когда-то читала, что ожидание приговора считали отдельным видом наказания преступника. Нынче я сумела прочувствовать это утверждение полностью на собственном примере. Потому что уважаемый рид Лейни отсутствовал уже двое суток, оставляя меня наедине со своими мыслями и фантазиями на тему будущего. Не то чтобы он пропал совсем: с Родионом Дан связывался по новенькому вирту, что я обнаружила на руке мальчика. К счастью, у новоявленного отца хватило ума ограничить функции аппарата, эчтобы ребенок не лазал по сети куда не следует. Родька был очень горд, но не забыл у меня спросить, может ли оставить себе подарок замечательного дяди капитана. Ну, кто ж запретит? Мне ещё предстоит придумать, как объяснить сыну статус этого дивного дяди… Который категорически меня игнорирует, словно я вообще не существую.
        И это задевало, как не обидно такое признавать.
        Открытие так себе, Сашка! Вроде давно всё отболело и моя влюбленность перегорела за эти годы без следа. Я ведь и тогда, в прошлом, не питала никаких иллюзий, прекрасно понимая, что в нашем случае никакого "долго и счастливо" не предвидится! Да и откуда бы? Мне казалось, что я неплохо понимала менталитет эдейцев. Наша связь была всего лишь сладким безумием двух голодных любовников.
        Связь обреченная изначально на разлуку, но безусловно приятная.
        И только.
        И только, Сашка! Потому что, даже если отринуть все, что ты наговорила Дану при расставании, есть ещё твои грехи и годы, прошедшие вдалеке. Так что смирись и хватит уже ходить из угла в угол, меря шагами комнаты чужого дома на этой негостеприимной планете, в ожидании того, кому ты безразлична…
        А Парадиз встретил нас и вправду неласково.
        Казалось, ещё минуту назад ярко светило местное солнце, а по небу радостно летали монстры, которых Таир расстреливал с задором и огоньком, как откуда ни возьмись в проёме открывшегося шлюза предстали потоки воды, напоминающие скорее библейский Всемирный потоп, чем простой дождь. Как оказалось, погода тут переменчива, а наш шатл нырнул в пелену буквально стелющихся по земле облаков на последних паре сотнях метров до посадки. И быть бы нам мокрыми, как церковные мыши, если бы не встречающие нас крепкие мужчины, что, хвала Вселенной, явились с энергетическими зонтами. Конечно, эти парни тут обосновались уже достаточно давно и наверняка во всеоружии к капризам местного климата.
        Эдейцы поднялись на борт, кивнули Таиру, и вежливо поздоровавшись с нами, представились идом Далом и идом Матье. (Ид- низшее воинское звание в Эдейском флоте. прим. автора) Они вручили энергозонты, подхватили наш нехитрый скарб и ещё какие-то короба с шатла и тут же исчезли в проеме, бряцая оружием, которым были увешаны.
        - Взлетное поле только окружено барьером, а летучих монстров тут хватает, - пояснил Варель, - Сейчас ливень и бояться нечего, но здесь всегда стоит быть начеку. - Он сделал приглашающий жест, - Дамы, прошу! - Протянул свою огромную ручищу, предлагая помощь на выходе из транспортника.
        Родька радостно ухватил меня за ладошку, явно предвкушая новые впечатления, а Кери держала в руках переноску с Саем, отгораживаясь им, словно щитом. Она первая шагнула в сторону выхода, разумеется проигнорировав протянутую руку.
        Кери небрежно оттеснила мужчину в сторону бедром и застыла в проёме, всматриваясь во мглу и брезгливо морща нос.
        - Боги, какая же дыра! Ну прям под стать некоторым… - проворчала она язвительно на языке Архипелага, зная, что я ее прекрасно пойму.
        Вот только я оказалась не единственным полиглотом в нашей компании.
        - Наверняка у богов были весьма веские резоны, раз здесь оказались и вы, - внезапно выдал Таир на том же языке. Кери удивленно вскинула на него лицо, а антрид добавил, - Советую очень поторопиться, а то за бортом льет, а энергозонт рассчитан, видите ли, на нормальных людей, а не на тех, кого распирает от собственного яда!
        - О, какое досадного упущение разработчиков, - покачала Кери сокрушенно головой. То, что подобного моя рыжая не потерпит ни от кого, даже не сомневалась. Её глаза сверкнули, но на лице лишь появилась сладкая улыбка. - Полностью доверяю вашему мнению! Личный опыт, понимаю, - она вздохнула сочувственно и вынырнула в дождь, не дожидаясь ответной колкости.
        Мы с сыном шагнули следом, а нашу маленькую процессию завершил недобро пышхтящий Таир, не иначе, как обдумывающий очередной виток перепалки с мелкой рыжей занозой.
        А я пыталась разглядеть хоть что-то за пеленой дождя.
        Керая перла вперед, словно ледокол, едва завидев у самого края того, что условно можно назвать аэродромом, кар и двух мужчин, которые укладывали в него наши вещи. Под ногами изрядно хлюпало, пусть и зонты, вопреки угрозам нашего сопровождающего, прекрасно справлялись с тем безобразием, что рвалось превратить эту землю в настоящее болото. Родька беспечно щебетал, но очень скоро понял, что я скверный источник информации и тут же переметнулся к тому, кто знал местность, а особенно стоящие вокруг летательные аппараты, лучше мамы. В общем, дядя Таир попал! Но к чести мужчины могу сказать, что он даже с удовольствием отвечал на все "почемучки" ребенка. Наша строгая няня, несколько раз оборачивающаяся, окидывала огромного антрида, ведущего за крошечную ручку малыша, задумчивым взглядом. А я при этом прятала улыбку, вглядываясь в марево дождя, что скрывало холмистую местность. Где-то впереди виднелись очертания энергокупола над поселением, укрывающего людей и строения от нашествия враждебной к вторгшимся захватчикам планеты. Большого на редкость, словно впереди находился целый город. Голубоватое сияние,
обычно невидимое, сейчас проявилось от маленьких разрядов, возникающих из-за контакта с каплями воды. Это ж какой размер генераторов? И сколько энергии требует! Прям поражаюсь, какие немыслимые траты!
        В кар мы забрались с превеликим удовольствием. Несмотря на зонты, ноги успели промокнуть, да и влажность стояла такая, что казалось дышишь водой и скоро у тебя отрастут жабры. Наши встречающие сидели спереди, а мы устроились в кабине, оказавшейся достаточно просторной для всей компании. Родька продолжал пытать Вареля, задавая вопросы о местных монстрах, и тот с удовольствием его просвещал. Ну, о чем ещё говорить мальчикам? Машинки, монстрики… Разве что о девочках пока рановато, а так полный набор!
        Кар тронулся и медленно покатил в сторону поселения. Дорога, кстати, оказалась на редкость неплохой, но из-за потоков воды никто не спешил, пусть техника и была достаточно совершенной. А я согревалась в теплой машине и рассматривала новый мир, обитать в котором какое-то время все равно придется. С моей стороны в окне виднелся реликтовый лес. Некоторые древовидные папоротники, смазанные пеленой воды, можно было условно принять за пальмы, а низкорослые вполне походили на кустарники. Об обитателях этих джунглей думать не хотелось вообще.
        - Ну, хотя бы зелёные… - пробормотала себе под нос, поворачиваясь к другому окну и пытаясь понять, что вижу там.
        Тщетно. По другую сторону висела водяная мгла, клубящаяся туманом.
        - Это океан, таине.
        От голоса Таира, прозвучавшего так неожиданно, я вздрогнула и повернулась к мужчине. Родька переключился на Кери, приставая к ней с просьбой выпустить из переноски Сая, так что антрид оказался свободен и, вероятно, наблюдал за мной.
        - Океан тут виден отовсюду, ведь мы находимся на побережье, - продолжил он. - Просто во время ливней он буквально сливается с небом. Мне иногда кажется, что в такие дни морские монстры спокойно плавают в этой водной взвеси аж до самых границ облачности, - улыбнулся мужчина.
        - Брр, - я невольно обхватила себя за плечи, - Да уж, неприятное соседство!
        - Ну, что вы, Александра! Море нас совсем не беспокоит, даже напротив, при наших возможностях себя защищать, приносит неплохое дополнение к рациону. Это же как с хищником, что заперт в своих границах - просто не надо их нарушать и всё! По крайней мере без хорошей брони! - пояснил лениво антрид. - Вот наземные кракозябры- это да, это полная за… В смысле, проблема, - осекся он, покосившись на Родьку и мгновенно поджавшую зло губы Кери, - Я говорю, что надо учесть, что за пределы купола выходить не стоит. Нет, конечно, можно, но только один раз, - добавил он со значением, - У нас поначалу случаи были. Но ничего, быстро все усвоили. И сами не лезут и, главное, детей приучили!
        Я удивлённо посмотрела на Вареля.
        - Дети? Серьезно?
        - Конечно, таине, - подтвердил он, - А вы думали, что будете здесь такой единственной? - Он качнул лохматой от влажности головой, - Здесь достаточно женщин, что отправились за теми, кто им дорог. И дети имеются.
        Надо же… Стало быть мятежные эдейцы сумели каким-то образом вывести свои семьи. Даже не представляю, чего им это стоило, ведь, насколько я знаю, большинство таине проживало на Эдее. Что ж, загадки множатся, как снежный ком, а просвещать меня никто не спешит. Досадно.
        Кар притормозил, и я поняла, что мы фактически достигли купола. Наш транспорт вкатился под крытый навес, под которым могли поместиться ещё минимум два таких же, и застыл, чего-то ожидая.
        Я вопросительно посмотрела на Вареля.
        - Здесь что-то вроде пропускного пункта, Александра. Сейчас со всех вас снимут биометрические данные, иначе купол не пропустит. Даже вашему коту нужен допуск, - пояснил он.
        Как раз вовремя, потому что дверь кара открылась и на нас уставился немолодой эдейский офицер, с нашивками талирида.
        - Ненастного дня, антрид, - Поприветствовал он Вареля с долей иронии, - Не ждали вас так рано!
        - Обстоятельства изменились, - пробасил над ухом Таир, - Здравствуй, Урман!
        Мне вежливо протянули руку, предлагая выйти. Я приняла помощь, а наш антрид помог выбраться из кара на сей раз даже не капризничащей Керае с Родионом. Все же выходить из транспорта с переноской в руках не самое удобное занятие, а особенно, если на тебе ещё висит уже утомившийся от впечатлений ребенок.
        - Добро пожаловать на Парадиз, таине… - мужчина замялся, вопросительно посмотрев на Вареля. Видимо в пришедших указаниях-а я не сомневалась, что они были получены с "Айтера"- наши имена не значились.
        - Урман, это… - Варель скосил на меня глаза, ожидая подсказки.
        - Лекси, - улыбнулась я мужчинам, - Просто, таине Лекси с сыном, котом и госпожой Кераей, - я кивнула в сторону стоящей подруги.
        - Рад знакомству, таине. Моё имя Урман Ранте, я и моя команда следим за работой генераторов купола, ну и за доступом в систему, разумеется, - улыбнулся в ответ мужчина. А потом хитро прищурился, слегка склонив голову, рассматривая меня, - Только позвольте сказать, что вы совсем не изменились за эти годы. У меня неплохая память, госпожа, и я вас узнал, почти сразу.
        - Урман..-Таир резко шагнул вперёд, осознанно или нет, вставая между мною и офицером.
        - Да успокойся ты, Варель, - отмахнулся от него талирид, - Дело ведь вовсе не во мне, да и доступ к личным данным сканера никто не получит, и уж тем более не станет сверять с базами поиска. А в том, что если по каким-то причинам пребывание здесь уважаемой таине должно остаться в тайне, то, поверьте, я ведь не единственный обладатель хорошей зрительной памяти, - развел он руками, слегка улыбаясь. - Полагаю, что в те годы вся Эдея с огромным интересом следила за новостями с Росси, и головидео с обрядом Единения ториди посмотрели наверняка.
        Я слегка тронула Таира за локоть, привлекая внимание.
        - Талирид прав, это же очевидно. - Нет, ну глупо же было рассчитывать на то, что попав в эпицентр событий, моя личность останется не узнанной. Тут тебе не окраинные миры, где всем на все плевать. Я вздохнула и обратилась к офицеру. - Спасибо за предупреждение, талирид Ранте, а сейчас, если не возражаете, давайте приступим.
        Мужчина поклонился, приложив руку к груди, и жестом пригласил следовать за ним. Таир же шёл сзади, что-то быстро набирая на своём вирте. Бьюсь об заклад, что писал Данроду, но больше не произнес ни слова до окончания процедур сканирования.
        Для меня она была не в новинку, пусть по понятной причине я всеми правдами и неправдами избегала таковой в последние годы, успешно обходя системы, а вот для Родьки все казалось интересным, отчего он нисколько не тушуясь, засыпал вопросами Урмана. Тот был на удивление терпелив и даже нашел способ заставить пятилетнего мальчишку непоседу простоять неподвижно под сканером целых две минуты! Этот великий подвиг для Родиона был возможен только " на слабо", чем умный дядька и воспользовался, заявив с серьезным видом, что тут ещё ни одному мальчику с этой задачей не удалось справиться и пройти процедуру с первого раза!
        И сын, конечно же, справился с этим архитрудным делом. Сопел, сжимал кулачки, но не шелохнулся.
        А уж как гордо он выходил из камеры сканера! Удержаться от улыбки удалось путём неимоверных усилий.
        Ну, а после его заявления, что просто те мальчики ещё не настоящие мужчины, Варель, стоявший в стороне, хрюкнул, тут же замаскировав смех под кашель.
        В общем, через какие-то двадцать минут мы, попрощавшись с талиридом Ранте и успев получить допуск под купол, вновь катили в каре, с лёгкостью пересекая условную границу поля.
        И тут капризный климат Парадиз решил, что на сегодня дождем он уже наигрался, и словно по взмаху волшебной палочки прекратил это безобразие. Я удивленно прильнула к окну, глядя на вырастающий впереди настоящий, пусть и не многоэтажный, но явно не маленький город, над которым буквально на глазах расходились тучи, открывая яркую синеву неба этой молодой планеты.
        Найли - так своё временное, как они надеялись, новое пристанище наименовали эдейцы. Знаковое имя, и очень ему соответствующее. В переводе с эдейского, найли - сложное понятие, обозначающее надежду. Но не совсем в том смысле, что вкладываем мы, а некая просьба к судьбе и удаче очень уверенного в своих силах и возможностях человека(или эдейца), которому для достижения цели в общем-то и нужно, что не мешать. Короче, что-то среднее между нашим, "На бога надейся, а сам не плошай", сакраментальным криком "Прорвемся! " и утверждением о том, что храбрых любит судьба.
        Знаете, когда в юности учила эдейский язык, то была озабочена лишь тем, чтобы правильно заучить слова и их значение. И только сейчас начала проникаться смыслом утверждения насколько отражают внутреннюю суть фразеологизмы и идиомы народа, их создавшего.
        В этом плане, кажется, мне стоит ещё многое переосмыслить.
        А пока я с удивлением разглядывала впечатляющий размах, с которым подошли беглецы к организации жизни в новом мире.
        Нет, я догадываюсь, что имея возможность прыгать по вселенной кузнечиком, можно найти и перетащить в нужную точку любые материалы и строительных роботов, но че-е-ерт… Это просто нереально!
        Потому что, если забыть про джунгли состоящие из папоротников и шастающих по ним плотоядных чудищ, то вполне можно представить, что находишься где-то на Росси, в каком-нибудь аграрном тихом районе. Этакий провинциальный небогатый городок, со скучной, размеренной жизнью в безопасной глуши, не сильно разнообразной типовой двухэтажной застройкой, и виднеющимся чуть в стороне более высотным центром, вероятно, с общественными или административными зданиями. В общем, скромно, обаятельно и, главное, закуплено оптом для славного, ну очень среднего класса, какой-нибудь общины. Вот только тут все сделано добротно, и выбор материалов, а точнее комплектов для домостроения, точно был обуслоен лишь удобством доставки и скорости сборки целого города, чем экономией. Да и продуманный план ощущался, как и проведение работ по всем правилам.
        И ладно если бы дело касалось только домов, так ещё ведь дороги, коммуникации в конце концов! Уж не говорю о том, что такую громадную площадь надо было тщательно зачистить от всей органики и ограничить куполом от проникновения любых форм жизни. Иначе всё это пустая трата кеша и сил.
        Но эдейцы это сделали, притом не зная, как надолго удастся задержаться на этой планете.
        В общем, сейчас наш кар катил по свежевымытым ливнем улицам. Под колесами было приличное покрытие, по которому сплошным потоком бежала вода, всасывающаяся в коричневый грунт обочин или уходящая в ливневые колодцы. Дома были предусмотрительно приподняты на сваи, и перед входом в каждое строение располагался помост с красивыми перилами, вниз с которого вели ступени к дорожкам. Однозначно кто-то продумал все нюансы, учитывая выверты климата. Ну, а то, что использовать такие площадки можно по-разному, так тут дело вкуса и потребностей.
        К примеру, расставить вазоны с яркими цветами, или устроить небольшую детскую площадку…
        А то, что даже трава и молодые деревца с кустарниками были вполне привычного вида, вообще заставляло мой пытливый мозг мысленно подсчитывать бешеные траты на все это великолепие.
        Найли оживал, из домов выходили прятавшиеся от потопа жители, а на дорогах появились кары-особенность жизни под куполом: только наземный транспорт. Увы, тут не полетаешь!
        А ещё, здесь повсеместно ощущалось присутствие женщин. Уж простите, но я сомневаюсь, чтобы суровые эдейские мужчины разбивали клумбы(по крайней мере не в таком количестве!) и уж точно не стали бы развешивать вазоны и фонари по фасадам. Не везде, но в кое-где попадались и такие…
        И сомневаться ради кого были приложены эти старания не приходится: для эдейских воинов позаботиться о своих таине и потомстве - святое.
        Вот только одна поправка: как уже говорила, я не верю, чтобы женщины и дети здесь находились против воли, а стало быть, это привязанность. Как минимум. И, кажется, я банально завидую этим женщинам, пусть они и живут, как раньше говорили, словно на пороховой бочке.
        С тоской взглянула на сынишку, что тоже рассматривал новый мир за окном, стоя на коленях на сиденье и приложив обе ладони к стеклу кара. Набирался впечатлений, чтобы после выплеснуть их на нас с Кери. Чем станет это место для нас? Очередным пунктом на пути к мечте об обретении собственного дома? Не временного, а такого, куда мы все захотим возвращаться, чтобы ощутить тепло. Появится ли он у сына когда-нибудь? Ведь мой сгорел в пламени взрыва, унося следы преступления…
        - Вот интересно, как вам удалось все это провернуть, будучи вне закона? - всё же не сдержала любопытства, обратившись к хмурому Таиру. На самом деле, спросила скорее, чтобы вырваться из круговорота мрачных мыслей, не сильно насчитывая на откровенность антрида. Но он ответил.
        - Наверное, члены Совета все же не ожидали, что найдя якобы виновного в заговоре, они не сумеют с легкостью устроить показательную казнь и растащить состояние рода Малик. Вас ведь поэтому начали искать со всем тщанием так нескоро. Хотя, признаю, что ваши таланты прятаться бесспорно удивили всех, таине. В общем, кеш они не получили и тогда бросились на поиски, чтобы достать до денег через наследника, а заодно вырастить марионетку, чтобы управлять им в будущем - ведь семьи, что встанет у него за спиной не осталось. Но, как я понимаю, тут теперь тоже большая дуля у них бы вышла, - Таир слегка ухмыльнулся. - Ну и Данрод, прям не знаю с чего бы, но вот отчего-то не пожелал становиться агнецом на заклание, как писали в одной притче. И за ним потянулись эдейцы, понимающие на что идут, и обнуляющие свои счета, выводя их из под контроля Эдеи. Хвала Вселенной, Всемирный Галактический не единственный, что действует в известной вселенной. Да и способы держать счета на подставные лица и компании никто не отменял, - ухмылка Таира была весьма самодовольной, словно он сам это все придумал. Хотя, что я о нем знаю,
кроме того, что он друг Дана и командует штурмовиками? - Сильнее всего материально пострадала команда "Айтера", как и личные счета Дана, которые были в системе, но, Александра, вы наверняка не до конца понимали, насколько благосостояние Эдеи отличалось от остальных, даже самых зажиточных миров, - он повел ладонью в сторону окна, - По большому счету, для любого представителя старших родов построить такой город на колонизируемой планете вполне под силу. А за Ридом Лейни встало таких эдейцев с десяток. А то, что мы заботимся о тех, кто нам дорог, вам известно, и наши женщины и дети ни в чем не нуждаются, - добавил он с некоторым пафосом.
        - О, да, я заметила вашу заботу! - неожиданно прошипела зло Кери, - Странно, вроде не совсем дураки, а простых вещей порой не видите, - покачала головой.
        - Это чего же такого мы не видим, и где, собственно, вы, незабвенная, увидели нестыковки в моих словах о заботе? - тут же завелся Варель.
        Керая подняла на него глаза и посмотрела, как на неразумное дитя, которому приходится объяснять простые вещи.
        - Не задумывались, может ваша забота кого-то душит, потому что вы забываете, что осчастливить против желания невозможно? Вы, милостивые господа, придумали людоедские законы о ваших таине и считаете, что все должны быть в восторге оттого, что после поимки женщины в эту ловушку, её клетка будет из золота? Вы правда так уверены в своей неотразимости и непогрешимости, антрид?
        - Здесь нет ни одной женщины, что не захотела пойти за своим мужчиной добровольно. Да и на Парадиз живут не только таине, - на удивление тихо ответил Варель, наверное, не желание, чтобы спор слышал Родька, который слишком увлекся разглядыванием. - И вы, кстати, тут тоже по своему желанию! - добавил он язвительно.
        - Ах, точно! - всплеснула руками рыжая, - Как это я запамятовала? Старею, не иначе! Лекси, не могла бы ты мне напомнить, дорогая, не от этих ли самых заботливых эдейцев ты беременная улепетывала по всей галактике, чтобы тебя оставили в покое, ну а теперь вынуждена умолять о защите, чтобы вновь от этой заботы не прилетело? - Кери, конечно, не ждала ответа, а вновь посмотрела зло на Таира, - Мужчины, рассуждающие о правилах и строго поступающие по ним, - она покачала головой, - И при этом принуждают слабых девочек, которым некуда деваться… Весьма достойно, не находите? А ведь, главное, законно и честно! Видимо, понятия чести вы трактуете исключительно в собственных интересах!
        - Хватит, Кери, - пресекла я очередной виток скандала. - Антрид не придумывал законы и только что сказал, что здесь все по своей воле, так что не кипятись.
        - Спасибо, конечно, таине, - выдал раздраженно Таир, - Но я в состоянии сам ответить, - он стрельнул убийственным взглядом в сторону рыжей, сложившей упрямо на груди руки, - И, непременно, это сделаю, но чуть позже, потому что мы уже на месте.
        И действительно, отвлеченные разговорами, мы и не заметили, как пересекли город, свернув на отдельно стоящую улицу, с одной стороны отрезанную естественной границей реки, вдоль берега которой выстроились дома, окружённые по периметру оградами. Сами строения отличались от прочих в Найли, как размерами, так и формами. Здесь чувствовалась индивидуальность и несколько иные вложенные средства.
        - Смотрю, элита даже в такой глуши остаётся верна себе, - хмыкнула Кери, когда кар притормозил возле ворот небольшого коттеджа, отличающегося от типовых двухэтажек наличием крытой веранды с большими окнами, что опоясывала дом почти по кругу, и пристроенным флигелем, возвышающимся башенкой с симпатичным флюгером, в виде распушившей хвост неведомой птицы. Любопытно, что архитектура тоже сильно напоминала ту, что была некогда на Земле. Хотя, возможно, дело в поставщике, который мог продать именно такие домокомплекты.
        - Мы просто можем себе это позволить, - снисходительно выдал Варель и пояснил уже мне, демонстративно отвернувшись от рыжей. - Это дом рида Лейни. Не самый, кстати, большой! Признаться, он и его-то не слишком хотел отстраивать. Бывает Данрод здесь нечасто, но в нём достаточно места и имеется всё… - Таир резко осёкся, уставившись куда-то за окно. - Да чтоб вас! - ругнулся он тихо, но с явной досадой, - Только этого ещё не хватало! - и совсем тихо, - Убью Дана, развел тут…
        Проследив его взгляд, увидела подкатывающий к воротам другой кар. Антрид дернулся к выходу, но он сам уступил мне место у окна, так что распахнуть двери раньше меня все равно бы не получилось. Таир скривился, словно секунду назад проглотил нечто отвратительное, но сказать ничего не успел, потому как дверцу открыл один из наших сопровождающих, предлагая мне руку, чтобы выйти. Что я и сделала, почти машинально.
        Одновременно из подъехавшего кара выскочила молодая блондинка, одетая в ярко-синее платье с довольно откровенным вырезом, в который, как я понимаю, каждый встречный мужчина должен был иметь желание заглянуть, дабы хоть одним глазком разглядеть немалые прелести, скрываемые тканью. На лице "боевой раскрас", тонкие запястья увивают причудливые браслеты, а на ногах каблуки, размером с башню. Не по погоде явно наряд, и то, как она брезгливо вступает по лужам говорит о том, что визитёрша вовсе не планировала разгуливать по улицам.
        Красивая, бесспорно, и на её фоне уставшая и замученная я, в своих брючках и простом свитере, смотрелась словно золушка. Вот только всю красоту сильно подпортило выражение лица, столь не идущие совсем молодой девушке - надменное и недоброе. Хотя нечто подобное видела не раз у любовниц высокопоставленных шишек с Росси. Этакие самопровозглашённые богини! Словно от того, что они сумели правильно и вовремя раздвинуть ноги, весь остальной мир автоматически перешёл в низшую категорию!
        И вот такое счастье сейчас неслось всей своей божественной персоной по мокрому тротуару Найли в нашу сторону, с решительностью и уверенностью носорога.
        Таир вывалился вслед за мной, с проворством белки, пусть и переростка, но этот великан оказался между мною и приближающейся девицей мгновенно, при этом успев захлопнуть дверь, не давая выйти Кери с Родькой, а также рыкнуть на Матье, чтобы открывал ворота и не пялился. Нет, я прям его зауважала - столько дел сразу!
        А потом уже рявкнул на явно незванную гостью.
        - Ари, какого демона ты тут делаешь?
        - Тебя забыла спросить! - зашипела змеей та, которую Таир назвал Ари. - Где Данрод? И кого ты сюда притащил? - она сделала шаг, пытаясь обойти антрида. Тщетно, разумеется.
        Ну, а я прикрыла собой дверцу кара, для верности к ней прислонившись, надеясь, что у моей рыжей ведьмы хватит ума не пытаться выйти, чтобы нанести справедливость. Впрочем, когда Кери с Родькой, она вполне сдержана. Это в последние сутки присутствие одного конкретного эдейца на неё так скверно влияет. Прям даже не знаю с чего бы?
        - А вот это тебя точно не касается! - навис над блондинкой Варель.
        А она задрала подбородок и толкнула его ладонями в грудь. Без эффекта, конечно, что ещё больше взвинтило кое-кого.
        - Уж точно не тебе судить о том, что меня касается! Прочь с дороги! Сама узнаю!
        А уже через мгновение Таир перехватил злющую девицу за руки, развернув в обратную сторону.
        - Ид Матье, - произнес он громко начальственным тоном, обращаясь к уже успевшему открыть ворота и достающему невозмутимо из багажника кара наши вещи иду.
        - Слушаю, мой антрид! - тут же отозвался тот, выпрямляясь, как на плацу.
        - Госпожа Арита нас покидает! Отвезите её к сестре и передайте таине Шатрель мои наилучшие пожелания и просьбу удерживать свою родственницу от глупых поступков.
        - Будет исполнено, - коротко кивнул Матье.
        Блондинка дернулась, но решила больше не радовать отсутствием воспитания, и "включив королеву", но успев прошипеть что-то неразборчиво Варелю, на что тот только ухмыльнулся. А Арита гордо пошла к своему кару, дверь в который уже ловко успел открыть ид, но по пути бросила в мою сторону взгляд из серии " я тебя запомнила.
        О, да, я тебя тоже…
        - Пойдемте в дом, таине, - как-то устало произнес Таир, глядя вслед отъезжающему кару, - Там вас больше никто не побеспокоит, обещаю. В доме установлена система защиты - лично ставил, как чувствовал, что пригодится, - произнес он хмуро, - Связь со мной и с этими двумя идами я вам оставлю. Ну и в холодильном шкафу полно продуктов, но если что-то потребуется - доставим. Как и вещи, если чего-то будет недостаточно. Разумеется, из того, что есть на складе или выращивается на Парадиз. А там и Данрод вернётся… И уж сам… - он досадливо махнул рукой, и убедившись, что машина скрылась, добавил, - Выпускайте уже сына с его боевой няней!
        Кажется мужчина сильно мечтал сбежать от нас. В чем-то я его понимала.
        - Вы правы, антрид. Мальчику давно пора есть и спать. Столько впечатлений!
        Настроение, что и так не отличалось оптимизмом, теряло последние светлые нотки, превнесенные эффектом новизны от узнавания окружающего мира. Но дел было ещё по горло и это позволяло не скатываться в уныние.
        Дом, как и каюта Дана, казался необжитым, словно выставочный образец. Чисто, имеется всё нужное, но только жизни тут не было. Когда нас оставили одних, предварительно показав все важное и оставив контакты- чему мы с Кери были несказанно рады- я обошла комнаты и лишь в одной обнаружила присутствие хозяина. Это была спальня, в шкафу которой находилось немного вещей. Да в кухонной зоне нашлась оставленная в раковине чашка, которую я отчего-то пару минут крутила в руке, прежде чем сполоснуть и поставить в шкаф для стерилизации…
        Родька на удивление не капризничал и съев быстро приготовленный омлет уснул, после обещания, что мы поиграем в саду, когда проснется- ведь в нашем прошлом месте прибывания дом был чем-то похож на этот, хоть и поменьше. Но сад имелся, правда не такой молодой, а с высокими талярами, чьи серебристые листья чуть слышно звенели на ветру. Мягко и успокаивающе…
        А остаток дня прошёл в хлопотах и приятном общении с сыном. На миг можно было представить, что мы не в маленьком мирке, созданном искусственно, а где-то на родине… Обмануться порой так сладко!
        И вот на Парадиз опускались сумерки. Я сидела на веранде, глядя на реку. Не слишком широкую, что через пару километров впадала в океан. Она снабжала город питьевой водой, вполне чистой. Часть реки накрывало поле, позволяя даже купаться, без страха быть кем-то съеденным, как объяснил нам Таир, когда я выразила опасения на сей счёт.
        Сейчас вода окрасилась в алый цвет, отражая закат, и это казалось чем-то зловещим, словно предупреждение… Хотя давно уже поняла, что природа к нам равнодушна и пусть порой процессы протекающие в ней приносят нам беды, но ещё большие человек творит сам. Так что я не верю в предзнаменования.
        Только в факты. А они не радовали.
        Рядом опустилась на диванчик Кери, протягивая мне чашку с заваренным терпким чаем, умопомрачительно приятно пахнувшим какими-то незнакомыми травами.
        - Держи, подруга, это потрясающий сбор! Не ожидала, что тут такой найдется в запасах, - улыбнулась рыжая. А потом слегка толкнула меня плечом, - Эй, а ну не кисни! Я уже смотреть не могу на твою несчастную физиономию, - Она мне подмигнула. - Ты же не думала, что твой эдеец за эти годы вёл жизнь монаха?
        - Да причём тут он, вообще? - возмутилась я.
        А Керая развела руками и её улыбка стала ещё шире.
        - Конечно-конечно! Совсем ни при чем! Это я так, просто хотела заметить, что абсолютно тебе безразличный отец твоего ребенка - мужик, у которого имеется прошлое! Как и у всех, - добавила она, приподняв бровь.
        - И к чему ты это мне говоришь? - я демонстративно отвернулась к окну.
        - Да так… Просто подумала о том, что когда мужчине есть дело до всяких там Арит, то он не селит другую женщину, с которой спал и имеет совместного сына в собственный дом. Но, ведь тебе это неинтересно, - хмыкнула Кери.
        Мы помолчали несколько минут, глядя, как алый диск солнца опускается за горизонт.
        - У него и без меня проблем хватало, - прошептала, не поворачиваясь.
        - Вот тут ты права, Лекси, - ответила подруга. - Но в любом случае, это решать ему. Тебе-то он явно нужен, не отрицай!
        ГЛАВА 28
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Ремонтная станция болталась возле Парадиз на геостационарной орбите, обеспечивая такую же смену дня и ночи, как на единственном континенте. Впрочем, у этой планеты имелись ещё острова. Даже поначалу строить город хотели именно на одном из них, но по нашим данным, местный океан слишком часто накрывал их все цунами. Материковой части в
        этом плане везло больше, благодаря рельефу шельфа, разбивающему гребнями рифов зарождающиеся стихии, снижая их влияние.
        Сейчас солнце этой системы, которое мы так и не удосужились поименовать, как раз наползало на Найли, освещая и ремонтную базу, когда-то первого космофлота Великой Эдеи, а ныне моей армии мятежников.
        На экране стоявшего передо мной вирта, по многострадальному корпусу "Айтера" суетливо ползали ремонтные роботы, деловито обрабатывая растворителем и тут же втягивая щупальцами герметизирующий гель, которым система корабля временно закрывала полученные в бою повреждения, чтобы после уже запустить на освободившиеся места нанитов, выращивающих в течении суток сложную основу брони, что состояла частично из живых клеток. Наши космолеты были уникальными, и пока, к нашей радости, ничего подобного никому повторить не удалось. Впрочем, нашей заслуги в их создании было не так много - технология досталась от предков. Моих, по линии матери. Хотя, надо отдать должное, эдейцы многое усовершенствовали позже.
        В общем, ремонт шёл штатно, система работала почти без участия людей, и присутствие командующего в этом процессе было, в принципе, не обязательным, но меня задержали пришедшие не самые радостные новости.
        Да и, если уж быть совсем честным, то грозный и самодостаточный рид Лейни, известный в узких кругах, как Демон, просто напросто прятался в привычном логове, прикрываясь решением вполне знакомых, пусть и сложных задач, тем самым избегая проблем и эмоций, что свалились на голову, словно снег посреди лета.
        Просто долбаный квадрилион проблем, главная из которых носила весьма на мой вкус красивое имя - Александра!
        Эта суккуба, что высушивала досуха мои силы и нервы ещё почти шесть лет назад, не просто умудрилась сделать меня отцом - чему любой эдеец просто не мог быть не рад, - но она опять проникла в мои фантазии и даже сны, мешая мыслить трезво. Последнему весьма поспособствовало то, что Сашка спала на вот этой самой постели, на которую сам же её и уложил. И вот, тонкий запах её духов буквально преследовал всю эту ночь, навевая грезы далеко не платонического содержания.
        Сам виноват, коль не приказал сменить белье. Да ты, благородный рид, извращенец! Просто долбаный фетишист.
        И ещё идиот, что не пользуется возможностями, которые мог заполучить в легкую. Сама ж на всё готова ради сына…Ведь хотел, не отпирайся, до звона бубенцов. Но вот разницу между хотеть и позволить себе, пока ещё чувствую…
        Одуряюще красивая, гордая, умная и такая самостоятельная. Та, что вознесла на вершину, пусть и путём потери собственных принципов, а после скинула, став недоступной, потому что принадлежала Амирею… Но ведь не теперь!
        Что-то темное внутри злорадно потирало ручки от понимания, что сейчас-то она в моей власти, но только разум твердил иное: ты, мой друг, никогда не искал в женщинах покорность, а стало быть обладание по принуждению радости не принесет. Признайся, ты ведь желаешь, чтобы она сама объявила, что хочет тебя не менее сильно, чем ты её! И намерен ли ты, Данрод, этого добиваться?
        И вот здесь уже остро вставал совсем другой вопрос, но, пожалуй, ещё более значимый: а нужно ли мне всё это? Если да, то как надолго? Ведь ясно, что от сына не откажусь, пусть мне вся эта история может ой как аукнуться, как говорят жители все той же Росси.
        Но, что дальше? Отпустишь Сашку на волю, позволяя видеться с сыном? Но она привязана к мальчику и разлучать, даже временно со столь маленьким ребенком, так, как это делали и делают эдейцы, я точно не стану. Спасибо отцу за то, что успел хотя бы до десяти лет позволить узнать, что такое семья и любовь матери.
        Да и как тебе, Демон, сама мысль, что Принцесса окажется снова в чужих руках? Чьих-то похотливых лапах, а?
        Что, переживешь? Сможешь отдать ту, что все эти годы невольно сравнивал с каждой из девок, которые оказывались в твоей постели?
        И как сравнение? В чью пользу?
        То-то и оно…
        Потребность что-то сломать, желательно об голову любого подвернувшегося врага, была велика. Я скрипнул зубами от досады и скинул в угол экрана картинку ремонтных работ, выводя в центр анализ сводок разведзондов, которые мои ребята развесили по периметру вокруг Парадиз, не забыв нашвырять и множество обманок, чтобы, попадись таковой случайно кому-то из наших соотечественников, те не смогли бы вычислить эпицентр с нашим пристанищем.
        Аналитики не радовали: верные псы Совета приближались, методично прочесывая космос, разыскивая нас.
        Скоро на связь должен был выйти талирид Горель, его группа патрулировала в районе Большого Пса, где мы взяли под контроль очередной мир третьего кольца. И зная из первых рук - сам когда-то читал отчет у Амирея- что на Зее найдены запасы кристаллов маленита, даже представить боюсь, какой вой поднимет Совет. Но мы готовы защищать то, что объявили своим. Ведь на самом деле, не будь мы реально сильны, нас давно бы сожрали с потрохами.
        И наше единственное слабое место - это Парадиз. Потому что, как сказал когда-то мне тот же Сорен Горель, обожающий свою таине, давно и вполне заслуженную, кстати, как и своих двоих сорванцов: "Без чести можно прожить - это, в конце концов, штука спорная, да и восстановить её, пусть непросто, но вполне возможно. А вот без души - ты никто! Как и без сердца. А наши мы привезли сюда, на Парадиз… "
        Запрос на контакт с группой Гореля пришёл одновременно с сигналом по внутренней связи. Искинт сообщил о том, что за дверью Таир. Странно, я ведь его отправил вниз и не ждал так быстро. Так что, либо что-то срочное, о чем он решил сообщить лично, либо наш бравый талирид спасается бегством.
        Ухмыльнулся, слегка злорадствуя, что не мне одному достается от милых дам.
        Отдал команду открыть дверь и тут же махнул рукою, предлагая занять место рядом во время разговора. Таир лишь кивнул, мгновенно оценив обстановку, и грузно опустился в кресло, заставив то жалобно скрипнуть от ста с лишним килограммов мышечной массы, втиснутых в ни в чем неповинную мебель.
        А экран прибора дальней связи уже показывал мне рубку среднетоннажного крейсера "Ирта" и его бессменного командующего, талирида Сорена Гореля - крепкого мужчину, со внешностью хищной птицы, чьи почти чёрные глаза сейчас тревожно блестели, а на слегка впалых скулах нервно ходили желваки.
        - Рид Лейни, талирид Варель, - кивнул нам Сорен и продолжил, не дожидаясь ответного приветствия. - Докладываю: к системе Зеи подошли двенадцать кораблей подчиняющихся Совету. Со мной вышел на связь рид Анлик.
        - мой талирид поморщился. Похоже, разговор с бывшим сослуживцем, под началом которого он когда-то ходил, не задался. - Пока они не нападают, но держатся поблизости. Но это ненадолго, и рид Анлик имеет приказ начать утюжить энергозарядами Зею в районе месторождений маленита, при этом избегая прямой конфронтации с нами, если вы, мой рид не пожелаете выйти с ними на разговор. Вариант связи - на ваш выбор, но ждать будут не больше стандартных суток, - Горель замолк, ожидая моей реакции.
        Я же переглянулся с Таиром. Ну вот и началось! Я не сильно рассчитывал, что умники из Совета будут долго раздумывать, как со мной связаться. Что ж, чем не способ? А то, что их шантаж вполне реален, я даже не сомневался.
        Провел быстрый рассчет и произнес спокойно.
        - Талирид, прошу передать риду Анлику, что ровно в двадцать два часа по стандарту Эдеи, я выйду на связь с " Эндеми", - я поднял голову от расчета и спросил, слегка морща лоб, - Я ведь не ошибся, Лоран до сих пор командует этим крейсером?
        - Да, мой рид, - кивнул утвердительно Сорен. - И будет исполнено. Какие ещё приказы?
        - Просто не провацируйте их, Горель. По крайней мере пока, - хмыкнул я.
        - Сложно, мой рид, но мы справимся, - слегка оттаял Сорен. - Только и вы будьте осторожны. Вдруг они пытаются оттянуть силы, и им уже известно местонахождение нашей колонии?
        - Не думаю, - покачал я головой. - По крайней мере, пока им от меня что-то нужно, они не нападут.
        - Надеюсь…
        Когда экран погас, мой друг и соратник повернулся ко мне и заговорил, слегка растягивая слова.
        - Нет, ну я так не играю, - возмутился он с кривой улыбкой. - Господа эдейцы так низко пали! Это же плагиат самый натуральный! Не ты ли, Дан, в своё время так же шантажировал этих умников, блокировав систему Улара, начистив предварительно хвосты людям Тортона и угрожая стереть в порошок месторождения того же маленита, если Совет не отпустит с Эдеи тех немногих оставшихся таине с детьми, что принадлежали офицерам с "Айтера" и "Миды", которая примкнула к тебе первой, а стало быть не смогла позаботиться о семьях. Правда кеш на " Миде" слить со счетов успели…
        - Простим риду Анлику отсутствие фантазии. Впрочем, мы тогда ничем, по сути, не рисковали, а Анлик может и не успеть отскочить- талирид Горель весьма расторопный, а его нелюбовь к членам Совета только подстегнет его способности.
        - Ну да, этому лишь дай повод, - довольно улыбался Таир, видимо, мысленно тоже кроша "Эндеми" и его рида на мелкие составляющие. - Ладно, Демон, что ты сам думаешь? " Айтер" ведь пока в доке.
        - Прыгну к Большому Псу и сниму блокировку с прибора связи, - пожал я плечами. - Пусть пробуют отследить, все равно не догонят. Я возьму разведчик, как раз видел в доках на плановом обслуживании такой.
        - Разумно, - Таир потёр пятерней подбородок, и поднял на меня тяжёлый взгляд, - Думаешь, решили поторговаться?
        - Даже уверен, что конкретно их интересует в качестве предмета торга, - поднялся я с кресла, одергивая китель.
        - Ясно. Таине Малик и наследник. Досадно ребятам будет, однако, - прищурился Тай, - И что ты думаешь делать?
        - Пока тянуть время.
        - То есть, ты ещё не знаешь, - сделал вывод Таир из моего ответа.
        Я усмехнулся. Нет, в теме будущей беседы я был почти уверен, последствия пока размыты, но это зависело не только от моей воли.
        Любопытная штука жизнь, только какой-то час назад меня грызли сомнения, но сейчас все становилось четким, по крайней мере в одном…
        - Варель, я хочу чтобы к моему возвращению ты связался со всеми капитанами нашего флота. Мне есть о чем с ними поговорить. Так что, скажем, через сутки, мне нужна конференция.
        - Есть, мой рид, - удивленно произнес друг. - Не поделишься?
        Я покачал головой.
        - Когда вернусь, Тай, - я хлопнул его по плечу. - И, пожалуйста, позаботиться о наших гостьях и моем сыне до моего возвращения.
        Варель закатил глаза, поднимаясь с многострадальной мебели.
        - Мог бы и не говорить, - буркнул он, - Кстати, я ведь хотел тебя порадовать, или огорчить - тут, как посмотреть, - его глаза сверкнули лукаво, - Ты мне будешь должен, герой-любовник, потому что твои дамы, кажется, тебя не поделили! - он явно наслаждался моим замешательством. - Арита, Дан, безмозглая блондинка с буферами, припоминаешь? Та самая, которая жаждет сожрать любую, что просто посмотрит в сторону нашего блистательного рида, - глумился этот паразит. - Короче, Демон, постарайся вспомнить всех, кого ты имел, хотя бы здесь, на Парадиз, чтобы мне вовремя успевать оттаскивать этих течных сук от твоей зазнобы! - рявкнул Таир со смесью злорадства и обиды.
        А мне осталось только ударить себя ладонью по лбу. Нет, мне вроде как не за что извиняться, но я и вправду тупо не подумал о последствиях свободных отношений.
        Но тут же представил, как Принцесса скептически смотрит на Ари, а помня ее боевую подругу, просто посочувствовал нагловатой девице, с которой имел глупость пару раз переспать. Но разобраться с этим стоит. И я это сделаю.
        Сразу по возвращении. И прости, Сашка, если моё решение тебе не понравится…
        ГЛАВА 29
        Утро третьего дня в Найли началось с мягких топтаний по мне проголодавшегося Сая, а стало быть ещё рано и Кери с Родькой спали сном праведников, раз этот троглодит решил, что почетная миссия кормления и уборки лотка достанется сегодня мне.
        Спасибо за доверие, конечно, полосатый, но…
        Че-е-ерт! Как же хочется спать!
        Особенно, если учесть, что я полночи проворочилась, гоняя в дурной голове невеселые мысли и предположения. А после во сне явился и сам виновник моей невыспатости. И не сказать, что там, в царстве древнего бога Морфея, у нас с Демонам были какие-то разногласия и недомолвки. Скорее наоборот, все было вполне гармонично. И сладко…
        Настолько, что предательское тело до сих пор подрагивало от фантомного удовольствия, испытанного во вполне реалистичном сне.
        Твою ж налево, Сашка, столько лет продержалась, считая, что жизнь не позволяет даже думать о сексе, и вот здрасьте! Стоило только твоему персональному возбудителю оказаться поблизости и подлое подсознание настойчиво напомнило, что ты вроде как женщина…
        Не вовремя, ох, как не вовремя! Этот "возбудитель" даже не появляется на горизонте. Нужна ты ему…
        Встаю, подавив приступ досады и трепля за ушком и по мягкой шерстке котофея.
        - Сейчас, Сай, дай только в уборную сползать и мы с тобой пойдем разорять холодильник. Раз уж нас тут снабжают бесплатно, - бормочу, опуская котика на пол и топая босыми пятками в санузел, потирая кулачком глаза, которые до сих пор щурились, не желая открываться, как надо. Сай привычно терся об ноги, рискуя получить случайно пяткой от ещё не до конца дружащей с конечностями хозяйки.
        Сделав все утренние дела, и даже наскоро посетив душ, дабы смыть ночные грезы, я уставилась в зеркало, продирая колтуны в гриве, которые образовались от не слишком спокойного сна.
        - Мда, Александра Сергеевна, красоту, конечно, сложно испортить, но ты смогла! - выдала я недовольно собственному бледному изображению. - А ещё удивляешься, что кое-кто тебя игнорит. Да тут у него пачками и на разный вкус…
        И вот тут я захлопнула рот, уловив в собственном голосе ревнивые нотки. Хотелось побиться головой. Нет, ну правда, ведь настолько проще было, когда обстоятельства сами держали на расстоянии. А теперь?
        А что теперь? Теперь, дорогая, просто прими, как неизбежность происходящее.
        Когда мы с Саем вошли в кухню и напали на холодильник, наше гастрономическое покушение было прервано явлением сонной Кери и до ужаса бодрого Родьки!
        Мой завтрак, разумеется, был отложен. Саю повезло больше, потому что внимание сына сосредоточилось полностью на мне.
        Теплые обнимашки вернули моё настроение к отметке" терпимо"- Родион вообще солнечный ребенок и я уверена, что скоро доберусь, уж если не до "отлично", то какой-нибудь дзен поймаю точно, когда отвечу на первую сотню "а что это? " и "почему" сынишки.
        - На улице сегодня жарко, - произнесла задумчиво Кери, болтая ножками, сидя на высоком табурете возле кухонного островка, и намазывая какой-то пахнущий пряностями паштет из банки на кусочек эдейской лепешки. - Тебе не кажется, что мы уже засиделись тут, в пределах дома и жалкого подобия сада? Пора бы прогуляться, город посмотреть и вообще, как думаешь? - спросила она, подняв на меня глаза.
        Пожала плечами.
        - Кер, я не знаю стоит ли, вдруг это плохая идея?
        - Когда это ты начала бояться плохих идей? - хмыкнула она.
        - Мам, а дядя Таир обещал, что сводит нас к реке! Жа-арко! - тут же заныл Родион, размазывая ложкой по-быстрому сваренную для него кашу по тарелке.
        - После еды вредно, - мгновенно выдала Кери.
        - Дядя Таир так и сказал, что ты будешь против, - обиженно набычился сынишка, обличительно ткнув в сторону няни ложкой. - Ты не любишь дядю Таира, а он сказал, что ты красивая! - с детской непосредственностью выдал наш мальчик.
        - Солнышко, а что ещё про тетю Кери говорил дядя Таир, - медовым голосом поинтересовалась я у сына, напрочь игнорируя округлившиеся в предупреждении глаза подруги и ее попытку дотянуться до меня, дабы стукнуть. Не, мы ловкие и гибкие! Номер не пройдет!
        - Ну, - задумался малыш, - Он сказал, что женщин нужно оберегать, и что тогда они не будут злиться на всех. И ещё, что он бы лично открутил… - Родя нахмурился, подняв на меня глаза, - Мам, я не понял что именно, но дядя Таир был очень серьезный, говоря про того, кто когда-то обидел тетю Кери, раз она такая сердитая.
        Картина смущенной рыжей была эпичной. Кери зависла, не донеся свой импровизированный бутерброд до рта и отложила его в сторону, явно ведя какую-то внутреннюю борьбу. Я же ехидно усмехалась, подняв вопросительно бровь.
        - Защитник выискался…Уже защитил один такой… - пробурчала она еле слышно.
        - Кер, а как насчёт "всех одной меркой"? Не ты ли мне говорила? - спросила, пока сын, потеряв интерес к теме, отвлекся, воодушевленно скармливая коту кусок сыра.
        - Ладно, - выдала подруга наконец, - Родька, - она привлекла внимание своего воспитанника, - Если мама не против, то дождемся твоего ненаглядного дядю и пойдем к реке, - она бросила на меня взгляд, полный надежды.
        Которую я не оправдала,
        - Отлично, ждём визита талирида Вареля и отправляемся! Но только если кто-то сейчас нормально съест кашу! - погрозила я пальцем встрепенувшемуся и готовому уже сорваться с места сорванцу.
        - Бли-и-н, - протянул он недовольно.
        - Безо всяких мучных изделий тут!!! - тут же подхватила воспитательный процесс Керая. - И три примера по математике, чтобы следил за языком! - она подняла вверх палец.
        - Нельзя тиранить детей! - совершил он ещё одну попытку.
        - И склонения в эдейском, - добавила я с невозмутимым видом.
        Родька театрально уронил голову, но поняв, что его пантомима не возымела действие, быстро заработал ложкой.
        - Спасибо, мам, Кери, - выкрикнул скороговоркой, соскакивая со стула. - Я в комнату, готовиться к занятиям!
        И удрал, прихватив разомлевшего после еды Сая, что устроился на мягком диванчике.
        Мы проводили его взглядом.
        - Золотко наше, - вздохнула Кери, - Мамашка, ты хоть заметила, что твой ребенок начал букву "р" нормально выговаривать?
        - Заметила, - улыбнулась я. - Он, похоже, и сам это не осознает.
        - Растет, - подруга покачала головой, - Так быстро…
        Она задумчиво смотрела на арку входа, куда скрылся мальчик.
        - Кери, Таир ведь угадал, да? - спросила тихо.
        - Это было давно, - поморщилась подруга. - Знаешь, есть вещи, которые и вспоминать-то тошно, не только говорить о них.. - Она встала из-за стола, почти ничего не съев. - Я тебе расскажу как-нибудь, Лекс, но давай не сегодня, - почти жалобно попросила она.
        - Конечно, родная, когда сама будешь готова, - улыбнулась я подруге.
        Таир явился через пару часов и сегодня он был особенно хмур. Но на счастливого Родьку, который завопил с порога, что пора на речку, раз дядя Таир пришел, Варель разулыбался, подтверждая, что да, никто не отказывается от сказанного.
        - Вы готовы, девушки, или мне подождать в саду? - спросил он, неловко переминаясь у двери, что на этого уверенного в себе мужчину было совершенно непохоже.
        - Нет-нет, мы уже идём, если вы, талирид, не желаете чего-нибудь освежающего, - изобразила я радушную хозяйку. И тут же осеклась, с грустью понимая, что дом-то вовсе не мой. Это лишь привычка, вбитая воспитанием.
        - Нет, спасибо, таине…
        - Просто Александра, или Лекси, - улыбнулась искренне мужчине, - Я успела привыкнуть к этому имени.
        - Благодарю, таине Малик, в смысле, Александра, я постараюсь не сбиваться. И можете тоже называть меня по имени, - проговорил он так, словно сам не верил, что позволяет это.
        Да, слом стереотипов всем даётся нелегко. Мне лично этот великан импонировал. Даже недавнее обещание Вареля свернуть мне шею, ни капли не задело. Скорее наоборот, прибавило уважения к этому эдейцу. Он ведь прав по-своему…
        Подхватив наскоро собранные вещи для импровизированного пикника, мы наконец-то вышли из дома, направляясь в сторону вожделенной воды. День и вправду выдался знойным. Ещё и влажность запредельная.
        Берег реки оказался достаточно пологим, поросшим по краям засеянный травой вплоть до линии песка. Кое-где успел вырасти кустарник, напоминающий ивняк, только листья были шире и угадывались соцветия, что собирались распуститься со дня на день.
        - Это дормия, цветущий кустарник с Илинои, - заметил мой интерес Таир. - Мы его выбрали за неприхотливость и быстрый рост. А ещё это медонос. У одной из наших таине образование по агрокультурам и их симбиозу с насекомыми. В общем, я в этом не слишком понимаю, - пожал могучими плечами эдеец, - Но Ксанна обещала, что если завезём каких-то особых пчел, что не жалят людей, но вполне себе справляются с опылением, то у нас будет свой мед. Да и виды растений можно расширить, а не только те, что могут обходиться без помощи всяких сикорах. Правда купол перенастроить придется, - произнес он рассеянно.
        - Вы столько уже сделали, просто удивительно.
        - Да, немало, - согласился Таир, - Жаль, что всё может пропасть в минуту, - С горечью добавил мужчина, явно уже размышляя о чем-то своем.
        Не стала его расспрашивать - отвлеклась на сына, которому было все интересно, и он, разумеется, жаждал поделиться впечатлениями.
        Выбрав место - собственно, его тут было полно, просто хотелось хоть немного спрятаться, ведь соседние дома находились совсем близко, пялясь глазницами окон - мы кинули на песок найденный в доме плед и разложили вещи.
        Я присела на край пледа, глядя, как Кери пробует воду ногой, прежде чем позволить Родиону, который разделся сам и притоптывал нетерпеливо рядом, ожидая разрешения. Сегодня рыжая надела легкое платье, переплетя свои две косы в интересную прическу на затылке, чтобы не было так жарко. На нашего эдейца, она сегодня даже не смотрела, в отличие от него, который блуждал по маленькой женщине глазами.
        - Вода теплая, но я тебя одного в воду не пущу, а у нас с мамой купальников нет. Так что, милый, только по краю побегай, хорошо! - проговорила она виновато.
        - Ну, нет, - поджал губки мальчик, - Ну, почему-у? - топнул он обиженно ногой, отчего во все стороны полетели брызги.
        - Родион, - строго начала отповедь я.
        - Александра, кажется у нас компания и мальчику будет с кем поплавать и поиграть, если вы не против, - вмешался Таир, привлекая моё внимание.
        И точно, к берегу наперегонки неслась пара пацанов в возрасте лет шести- семи. Черноволосые и загорелые, они отличались от Родьки, словно были иной расы. Кстати, сам Родион не слишком удивился тому, что его волосы в одночасье сменили цвет, отнесясь к этому, как к должному. Он лишь сказал, что дядя капитан говорил, что это нормально.
        Вообще, доверие к Дану мальчика казалось безграничным, потому что мне успели за эти дни прожужжать все уши, что он тоже станет таким же.
        Черте что, даже обидно. Вот так растишь их, маешься, а кто-то пришел на все готовое и раз - вакантное место кумира занято!
        И где справедливость?
        Мальчишки приближались маленьким ураганом, а вслед за ними, курицей наседкой, спешила пухленькая маленькая женщина лет тридцати пяти, в развевающемся на ветру зеленом платье. Милая на вид, такая домашняя, особенно с большой корзиной, висящей на локте.
        - Надрен и Ренвил Горель, а ну стойте! - выкрикнула она довольно сильным голосом.
        Дети, остановились, словно вкопанные. Ух-ты, вот это командный голос! Я прям, восхитилась.
        А женщина поравнялась с детьми и обратилась к ним, погрозив пальцем.
        - Мальчики, я кого учила, что нельзя без взрослых подходить к соседям, если вас не приглашали?
        - Мам, это всё Над - ткнул один из пацанов пальцем в другого.
        - Не ври, это ты! - тут же взвился второй. И драка была уже неизбежной, если бы огромные ручищи Вареля, словно котят не подхватили обоих и не подняли, раскручивая, под счастливый смех.
        - Здравствуй, Хельга, - бросил Таир, продолжая тискать мальчишек.
        - Здравствуй, Тай, - искренне улыбнулась она. И повернулась к нам.
        - Простите за вторжение, но мальчики видели вас через забор и очень хотели познакомиться, - она обескураживающе улыбнулась. - Я - Хельга, таине талирида Горель, а это наши мальчики - Надрен и Ренвил. Вы ведь не против, если дети познакомятся?
        Я поднялась, протягивая руку.
        - Здравствуйте, Хельга. Зовите меня Лекси, а это Кери, - указала я на подругу, которая смотрела настороженно. - И нет, конечно, я не против. Сыну необходимо общение со сверстниками.
        - Ох, я так рада, что рядом появился хоть кто-то их возраста! Да и мы, надеюсь, будем общаться, - щебетала по-доброму соседка. - А я вас нигде не могла видеть, Лекси? - вдруг прищурилась она.
        - Не могу сказать, здесь я третий день, но раньше много путешествовала, - нашлась я.
        К счастью, других объяснений с меня не потребовали. Ну, а детям же вовсе были не нужны какие-либо разрешения. Как только Таир отпустил двойняшек Горель, они бросились к Родьке, тут же вовлекая его в свои разговоры. И всё, мир взрослых для них перестал существовать.
        - Присоединяйтесь, прошу, - пригласила я Хельгу, указывая на плед с уже разложенными бутербродами и чаем.
        - Спасибо, я тут пекла с утра. Люблю побаловать моих. Жалко наш папа пока в рейде, - она вздохнула так искренне, что я вновь испытала противное чувство зависти - это женщина явно любила и ждала своего тая.
        А Хельга быстро поставила корзину, доставая всякую выпечку и большую термофлягу вместе с одноразовыми стаканами.
        - Хель, да ты в своем репертуаре, - Обрадовался Варель, тут же сцапав какую-то плюшку. - Вот интересно, если Сорен не вернется ещё с десяток дней, то весь Найли поправится от твоих кулинарных страданий?
        - Не нравится - не ешь, - шлепнула она по руке нашего великана, который потянулся за добавкой. Да так хлеско, что Варель потряс кистью, а я посмотрела на Кери, что внезапно расплылась довольной улыбкой.
        - Эй, охламоны, идите сюда, выдам по пирожку, а то перед купанием больше нельзя! - крикнула Хельга, и повернулась ко мне, - Как зовут вашего мальчика?
        Какой, однако, неловкий вопрос… Я зависла, как и Таир у которого на лице читалась паника.
        - Родион, это мой сын Родион, Хельга.
        Вся компания резко повернулась на голос, уставившись на тихо появившегося неизвестно откуда Данрода, который стоял спокойно, глядя на нас. Поехавшие вверх бровки нашей соседки говорили о том, что дамочка быстро сложила пазлы.
        О себе сказать такого я не могла.
        ГЛАВА 30
        Наверное, в этом весь Дан. Ему, по-моему, всегда было глубоко безразлично, что решат окружающие, если он принял решение. Вот и сейчас, он невозмутимо поздоровался, небрежно прихватил что-то из выпечки с импровизированного стола, и жуя на ходу, направился в сторону плещущихся на мелководье мальчиков, неспешно расстёгивая китель.
        Вскоре мы имели возможность полюбоваться его широкой спиной, с качественно проработанными мышцами, а также крепкими ногами и не менее крепким задом, упакованным в боксеры.
        И вся эта мужская красота плавно нырнула в воду чуть поодаль от мальчишек, чтобы в несколько гребков сделать небольшой круг и подплыть к детям, поднимаясь на ноги и о чём-то с ними заговаривая.
        Впрочем, полагаю, любовалась этим зрелищем только я, потому как в рядах оставшихся на берегу царило неловкое молчание.
        Не удивительно, сама пребывала в странном состоянии непонимания, как относиться к сказанному публично Даном, и чем это грозит нам с сыном. Ведь обо мне он не произнес ни слова…
        Хельга делала вид, что страшно проголодалась, проявляя недюжинную выдержку, чтобы не задавать вопросы. Приятно, когда женщина умная, а не только хозяйственная.
        Потому что ответов у меня все равно не было. Самой бы кто сказал, что будет дальше?
        Кери тоже помалкивала, лишь бросала тревожные взгляды в мою сторону. Зато Таир продержался недолго. Ругнувшись себе под нос, он повернулся ко мне, кривясь будто какая-то мысль вызывала в нем физическую боль.
        - Александра, вы помните наш разговор? - он выставил вперед ладонь, слегка разведя пальцы, жестом показывая, что этот вопрос не требует ответа. - Так вот, я постараюсь вам поверить, но… - он мотнул головой, и резко встал, - Ай, да сами разбирайтесь! Таир что? Таир все сказал! Кто ж меня слушал? Вместе потом разгребать… - и махнул в сторону Дана в сердцах рукой. - Да в грёбаную чёрную дыру всё! - закончил он странный монолог.
        А после развернулся и направился куда-то прочь, не прощаясь.
        - Это что сейчас было? - тихо спросила Кери, глядя вслед талириду.
        - Если б я знала… - вздохнула я, переведя беспомощный взгляд на невозмутимую Хельгу.
        - Девочки, а давайте по пончику с пантийским кремом, а? Прелесть как удались, - невинно предложила эта мудрая женщина.
        - И то верно, - хмыкнула Кери, протягивая руку за вкусняшкой.
        Не, ну молодцы девченки, мне вот кусок в горло как-то резко расхотел идти.
        Данрод несколько минут играл в воде с детьми, отчего те были в немыслимом восторге, но вскоре вышел на берег, ведя Родиона за руку. Подхватил одежду: свою и сына. Мальчишки Горель бежали следом. Вся компания скрылась за ближайшим кустом, едва доходящим до пояса мужчине, но достаточным, чтобы переодеться.
        И вот эта троица детворы выскочили, явно уже сочинив новую игру, и побежали вдоль берега, под строгое напутствие не уходить из зоны видимости.
        А Дан вернулся к нам. Его мокрые волосы были небрежно зачесаны назад, а китель лишь наброшен на плечи.
        - Вода тут мягкая и теплая, так что зря не купаетесь, - произнес, как ни в чем не бывало.
        Хельга, как дама сообразительная, резко засобиралась домой, своим зычным голосом уговаривая сорванцов не капризничать и обещая, что после они снова сюда наведаются.
        - Конечно, Хель, полагаю, Родька тоже захочет к вам присоединиться после обеда, - спокойно заметил Дан. И посмотрел на меня, - Если его мама не станет возражать. И госпожа Керая, конечно, - добавил дипломатично этот умник.
        Хельга бросила взгляд на Данрода, потом на меня и Кери, слегка в задумчивости прикусив губу, а после улыбнулась, показав очаровательные ямочки на щеках.
        - Зачем же ждать? Мне кажется, вам наверняка найдется о чем поговорить с таине Александрой, рид, - обозначила таине Горель свою догадливость. - А я приглашаю Кери и вашего сына в гости! У нас отличная площадка перед домом - Сорен сам собирал, - не удержалась, чтобы не похвастаться заботой любимого женщина, - Ну и вкусностей на целый полк хватит, - она вопросительно посмотрела на нас, ожидая ответа.
        - Мам, можно?! - тут же подхватил сын, которого вовсе не радовала перспектива расставания со свертсниками. И, повернувшись к Дану, буквально уловив, кто тут правит бал, затараторил, - Ну, пожалуйста, пожалуйста!
        - Если мама не возражает, - Дан впервые поймал мой взгляд.
        Кери же переглянулась со мной и я слегка кивнула. Мои руки и ноги похолодели, несмотря на жару, но понимание неизбежности и необходимости объяснений требовало отбросить страхи.
        - Сам проси тетю Кери, Родион, - пробормотала хрипло, не узнавая свой голос.
        Нервы, нервы… Интересно, насколько ещё меня хватит? Похоже, я это скоро узнаю.
        Маленький хитрец мгновенно оказался рядом с няней, обхватив её руками и заглядывая в глаза.
        - Ладно, шкодник, но только сегодня. Завтра все занятия наверстаем, и даже не мечтай отлынивать! - погрозила ему пальцем Кери, и обратилась к Хельге, - Конечно, я буду рада познакомиться поближе, - вежливо улыбнулась моя рыжая, стрельнув предупреждающим взглядом в Дана, который, впрочем, действия не возымел, - Родь, пойдем!
        От общего "Ура!" сына и мальчишек Горель, впору было прочищать уши. Кери подхватила собранную сумку, а Хельга свою корзину, и женщины удалились вслед детям, направляясь в сторону соседнего коттеджа, возвышавшегося над решеткой ограды.
        Я проводила их глазами, не заметив, как обхватила себя руками в защитном жесте. И вздрогнула, когда моего локтя коснулась рука Дана.
        - Идем, Александра, ты кажется задолжала мне рассказ, - произнес он мягко.
        А я лишь пожала плечами, не удержавшись от иронии.
        - Как скажешь, Демон, здесь твоя территория и твои правила.
        Меня неожиданно развернули к себе, удерживая одной рукой за талию, а второй почти невесомо проведя кончиками пальцев по щеке, от виска до подбородка, касаясь подушечками края нижней губы. Знакомая нагловатая улыбка прорезала губы мужчины. Та самая, что когда-то так злила и притягивала меня. А карие глаза затопили зрачки, в которых отражалась грустная и уставшая девушка.
        - Ты права, тут моя территория. Я удерживаю всё что имею мастерством и силой, Сашка. И того и другого у меня достаточно, - он склонился ближе, так, что я почувствовала на себе его дыхание, и прошептал возле самого уха, - Только тебя, Принцесса, я ни к чему не принуждал. Ты пришла сама, и сама предложила себя. И теперь я тебя присваиваю.
        Я дернулась, пытаясь отстраниться. И мне даже это позволили на длину вытянутой руки.
        - В качестве кого, Дан? Ещё одной дурочки, которых на потрясающего рида Лейни наберется сотня? Мстишь, или пользуешься тем, что у меня не было выбора? - упрямая и обиженная женщина во мне взбрыкнула, позволяя языку выплеснуть те страхи, что кипели внутри.
        А этот гад улыбнулся ещё шире, словно я только что, не повела себя, как истеричка, а сказала ему нечто приятное!
        - О, Великая Мать Вселенная! Женщина, как же с тобой все сложно!
        И тут меня подхватили на руки и размашестым шагом понесли в сторону дома.
        - Куда? - пискнула я, пытаясь взбрыкнуть и упереться в голую мужскую грудь.
        - Не дергайся, - мне прилетело шлепком по заду. - Куда-куда… - меня перехватили половчее и неожиданно куснули за ухо, - Идем выяснять твой статус, Ваше высочество, - ехидно добавил он.
        ДАНРОД ЛЕЙНИ
        Принцесса злится, и от этого становится только привлекательнее. Не знаю, как ей это удается? Никогда не нравились женщины с гонором и вдруг! В ней же всё; нравилось, особенно прорвавшиеся нотки ревности. Гадкое ведь чувство! Разрушающее. Но слышать такое от сдержанной Александры - просто музыка! Не равнодушна! Ну, точно ей не все равно.
        Поздравляю, дружище, тут уж ты не обойдешься проигранной некогда двадцаткой, здесь, похоже, ты проиграл, как минимум мозги, а если такими темпами пойдет, то скоро хвостом вилять начнёшь…
        И ведь не пугает.
        Что и требовалось доказать: мозг уже ушел в увольнительную!
        Вижу, как широко распахиваются и без того огромные серые глава в ореоле пушистых ресниц, и не давая Сашке опомниться, делаю вид, что ее тельце выскальзывает из рук, заставляя девушку машинально обхватить меня за шею, прижимаясь к голой груди.
        О, да, несомненно, это стоило того!
        Вот только бы не переоценить свою выдержку! Потому что ощущаю себя маньяком, способным наброситься на жертву, теряя контроль от близости желанного тела и тонкого, присущего только ей, запаха.
        Эк тебя клинит на этой девочке! Демон, усмири в себе животное! Даже псы способны ждать у полной миски, зная, что стоит только потерпеть и всё получат.
        Так что командую мысленно одной настырной части тела - собственно, немало поспособствовавшей тому положению, в котором мы нынче оказались - "К ноге!", и тяну добычу в логово, пытаясь настроиться на серьезный разговор, а не на то, чего хочется.
        Нет, честное слово, в прошлый раз беседовать с Сашкой было проще: я ведь пребывал тогда в состоянии тихой ярости. По большому счету, ведь мало что изменилось! Но, вот беда, оказывается ненавидеть Принцессу издалека намного проще!
        Рядом можно только желать. И любоваться.
        - Отпусти немедленно! Тебя и без меня есть с кем поиграться!! - зло шипит моя ноша. - Отпусти, я сказала! - Сашка дёргается, пытаясь вырваться.
        Это вряд ли. Хотя, видимо, я что-то пропустил. Нет, такой отлив крови от головы до добра не доводит!
        Вот, однако, некоторые напрочь не желают понимать слово "нет"!
        У самых ворот стояла Арита. И нет, я не страдаю склерозом(хотя наша раса, в принципе, таковому не подвержена, но расхожее выражение подхватили), и разговор с Таиром не оставил без действия-с этой девушкой я связался по вирту и достаточно доходчиво, как мне казалось, объяснил, что между нами не было ничего, кроме секса и быть не могло. Мне не сложно, если у неё с памятью беда, ведь все нюансы обсуждались изначально…
        Что ж, может и к лучшему.
        Аккуратно разрешаю Сашке встать на ноги, при этом не отказывая себе в удовольствии, делая так, чтобы девушка скользнула по моему телу. Но отойти в сторону не позволяю, обнимая за талию.
        - Арита, ты что-то ещё хотела? - спрашиваю блондинку, которая глядит с явным неверием на происходящее.
        Вселенная, наверное, я был не в себе, если когда-то типаж этой девицы казался мне интересным. Ведь ничего общего… Просто красивая кукла. Ещё и дура, уж простите, но факт.
        - Данрод, я думала…
        - Уверена, что думала? - обрываю её лепет. - Прости, но нам некогда, - и демонстративно перехватываю Сашку за ладонь, переплетая наши пальцы. - Хорошего дня, госпожа Гранж.
        И утягиваю Александру к воротам, которые пропускают нас, как внесённых в список проживающих.
        Моя заноза вырывает руку и смотрит на меня, морща брезгливо нос.
        - Вот даже не знаю, безопасно ли находиться в твоем доме, рид. Может переселишь нас с Родькой? И отказывать себе ни в чем не придется? - выдает она с видимым равнодушием.
        Я молча вновь беру её за руку, которую у меня опять пытаются вырвать, заводя в дом.
        Перехватываю свою дикую кошку за оба запястья, разворачивая к себе лицом, и спиной прижимая к только что захлопнувшейся за нами двери. Закидываю её руки над головой и шепчу, глядя в глаза, склонившись.
        - Это лишь временное пристанище, Принцесса. Как и все и всё до. И нет, ни Родион, ни ты больше не окажетесь где-то отдельно! - последнее слово я выделил особо.
        Она вздергивает подбородок, упрямо щурясь.
        - Будешь держать под боком? Удобно… - кривит презрительно губы. Ее ноздри слегка трепещут от сдерживаемого гнева, а серые омуты мечут стрелы.
        - Какая же ты всё-таки упрямая, Сашка, - не могу удержаться от улыбки. - Но красивая!
        - Да ты… Чертов эдеец! - извивается и пытается выкрутиться моя вредина.
        Всё, надоело! В конце концов, кто нам помешает поговорить чуть позже? У меня ещё есть шесть стандартных часов…
        Подаюсь вперед, прижимая своим немалым весом, давя массой, так сказать, островок сопротивления, и просто впиваюсь поцелуем в сладкие губы, ломая оборону.
        Ощущать снова этот подзабытый наркотик, выбивающий звезды в оставшихся крупицах разума- бесподобно. Оттягивать по очереди, то верхнюю, то нижнюю, посасывая сначала нежно, после увеличивая напор. И вот, толкнуться языком, прося впустить.
        И сладко ворваться в приоткрытый ротик, чувствуя, как Сашенька расслабляется. Продолжать играть с ее языком, исследуя и дурея от удовольствия.
        Мягко опустить Сашкины руки, и даже не пытаться сдерживать родившийся где-то в груди рык довольного зверя, когда она обнимает меня в ответ, запуская тонкие пальчики в волосы на затылке.
        Поцелуи до сбитого дыхания и искр перед глазами. Мои ладони отправляются в путешествие по манящим изгибам. И мне это позволяют, словно истосковавшаяся по ласке зверушка, подставляясь и прогибаясь от каждого поглаживания.
        - Девочка моя…
        - Да, Дан, да… - почти выстанывает моя малышка…
        Я подхватываю Сашку под ягодицы и несу вверх по ступеням, безошибочно находя ту спальню, что могла выбрать именно она - я еще помню, что Принцесса говорила, как любит забираться повыше. А ещё море! Ну, а в этом доме только в башенке флигеля открывается вид на океан.
        Самому мне было безразлично где спать, когда здесь появлялся.
        А дальше…Упасть на постель, срывая проклятые тряпки, чтобы наконец оказаться ещё ближе. Кожа к коже.
        АЛЕКСАНДРА
        Наверное, я сошла с ума. Опять.
        Потому что все доводы разума почему я не должна этого делать, летели в пропасть, при этом посмеиваясь над наивностью глупой, изголодавшейся по теплу девочки.
        Объяснить можно всё: гормоны, обстоятельства… Чушь всё это полная! На самом деле, возникает такая вещь, как чувства, и тогда любое" не стоит " с лёгкостью затмевается банальным "хочу".
        Это ничего не оправдывает, лишь объясняет.
        И не избавляет от гаденькой тревоги, что змеёй проползает куда-то под ребра, такого расслабленного тела, что получило своё;.
        Я лежу на груди Дана, трусливо закрыв глаза. Сильные руки держат крепко и так хочется притвориться, что всё; хорошо.
        Секс был умопомрачительным. Меня буквально штормило от каждого прикосновения. Демон всегда играл моим телом, как истинный виртуоз. Губами, пальцами, языком. Только от этого я проваливалась в бездну сладкой страсти, но знала и предвкушала - мой персональный проводник мог ещё лучше. И когда он был во мне, двигаясь то плавно, дразня и заставляя умолять о большем, то срываясь в бешеную скачку, я цеплялась за Дана, как за единственный спасительный якорь, пока моё; тело пульсировало параксизмами оргазма.
        Я кричала и кажется даже плакала от этой долгожданной заполненности и освобождения. А ответный рык моего любовника и вовсе уносил куда-то в нирвану…
        Только этот рай не вечен. Действительность всегда где-то рядом, даже если мы настолько счастливы в дарованном природой и счастливым совпадением физики и химии тел коктейле страсти, что забываемся.
        Это как похмелье. Утро приходит и оно, увы, не радует.
        Большая ладонь Дана оглажавает мою спину, пройдясь от округлостей попы, не забыв их обласкать, до шейных позвонков, и лёгкими массирующими движениями зарывается в мою гриву, заставляя буквально замурлыкать от приятного ощущения.
        Затем меня целуют в макушку и перекладывают на постель рядом, под моё недовольное сопение.
        - Сашка, только не царапайся, - раздается над ухом хрипловатый смех Дана.
        - Я тебе что, кошка? - ворчу, размышляя, не удрать ли в душ, трусливо откладывая любые выяснения. Господи, как же не хочется сейчас что-то говорить и решать, или принимать, как данность, чужие решения! Хочется задержаться в этом "хорошо" ещё немного.
        - Кошка. Дикая и никак не желающая приручаться, - улыбается Данрод. Я уже поднимаюсь с постели, чтоб отойти, но вдруг встречаюсь взглядом с моим эдейцем. Он приподнялся на локте, являя миру всю двухметровую красоту накаченного тела, и вполне себе бодрое мужское достоинство, что только какие-то пятнадцать минут назад усердно и с размахом упражнялось со мною, и вот вновь готово к следующему подходу. Только улыбка этого Апполона стала грустной, а по краю радужки карих глаз на миг появился контрастно черный ободок. Я застыла, не зная чего ждать, а он добавил к сказанному, - И сбегающая каждый раз, пытаясь цапнуть напоследок, чтобы не сожалел. Да, Принцесса?
        Чувствую, как краска отливает от лица. Я заторможенно опускаюсь обратно на прохладу сбитого шелка простыни, машинально поджав под себя ноги и натягивая на плечи край одеяла. Знобит, хотя температура в доме регулируется.
        - Догадался, значит, - шепчу, отводя взгляд.
        - Думаешь, что теперь это было так сложно? - хмыкает Дан.
        Он приподнимается и тянет меня к себе, вновь заключая в объятия. А я внезапно от этого простого жеста всхлипываю, пряча нос у него на груди. Меня прижимают к себе крепче, укрывая одеялом.
        - Всё, моя девочка, всё, - шепчет он, - Не плачь, пожалуйста. Просто расскажи.
        Я пытаюсь взять себя в руки, но слез так много и они заливают мужскую грудь. Дан замолкает, давая мне время успокоиться и я в конце концов справляюсь. Вот только голову поднять нет ни сил, ни желания.
        Но он прав, надо сказать, хотя бы про Шону. И ещё про то, что он ни в чем не виноват.
        Горло саднит, как часто случается от сдерживаемых рыданий, так что голос звучит хрипло. А ещё глухо потому что я так и не смотрю на Дана, прячась в тепле, которого мне так недоставало.
        - Ты должен знать: чтобы не случалось со мной и сыном, это только мой выбор!
        - Нет, Саш, - не бери на себя больше, чем должна.
        - Брось, это была моя идея, а ты не обязан был рассказывать тайны о своем происхождении какой-то девице.
        Руки, что удерживают меня, каменеют на миг, а потом немного рваными движениями гладят по плечам, обхватывая и приподнимая, чтобы видеть мое, наверняка опухшее лицо.
        - Не смотри, я некрасивая, - по-детски обиженно заявляю, отворачивая лицо. Боги, сегодня во мне, видимо, от присутствия Дана, скончалась умная и взрослая женщина…
        Меня вновь разворачивают, и рассматривают, деловито крутя мое лицо в ладонях, даже щурясь от внимания.
        - Да, знаешь… - произносит он задумчиво, - Пожалуй, я потерплю, ведь на твоем фоне я буду неотразим! - закончил он с серьезной миной.
        Наверное, у меня упала челюсть. А этот гад начал давиться от смеха. Я продержалась секунд десять и тоже засмеялась.
        Нет, он все же умница. Отпустило.
        Я села напротив, свив из одеяла гнездо и начала…
        Говорить о том, что долго прятал в себе - сложно. Слова не вязались. Но я рассказывала.
        О том, как глупо было думать, что Амирей не узнает о нас. И о том, что по возвращению, ториди меня вынудил порвать с Данродом, притом грубо и так, чтобы наверняка.
        Меня слушали, хмуря брови.
        - Угрожал тебе? Чем? - спросил резко.
        - Не важно, - отчаянно мотаю головой. - Не спрашивай, пожалуйста!
        Дан снова дергается навстречу, хватая за плечи.
        - Нет, важно! Ответь, Сашка, мне надо знать! - он смотрит в глаза, но я молчу, поджав губы. - Родители? - его глаза бегают по моему лицу, словно читают. Я не знаю, что он видит, но чувствую, что поймет. - Нет… Не это. Неужели? - его хватка на плечах слабеет, словно он потерял силы. И он произносит тихо. - Ты пыталась меня защитить, да?
        Отворачиваюсь, не в силах солгать. И нет, такого я точно ему не расскажу.
        Хотелось зажмуриться, чтобы не видеть так и стоящей перед глазами картины- воспоминания о том, как умоляла ториди. Его холодное равнодушие и здравые рассуждения о имидже правителя и его чести.
        Я не расскажу про обряд и про самую красивую таине, как кричали репортеры из каждого утюга и транслировало головидение на половину известного космоса. Да это Дан и сам видел, ведь присутствовал.
        " Ты ведь должна была понимать, что я не смогу просто закрыть на это глаза? Я считал тебя умнее, Александра, и надеялся, что мы договорились… "
        Не расскажу, что помню сильные пальцы Амирея, наматывающие мои волосы на кулак…
        Нет, он не опускается до того, чтобы ударить - это не для эдейца. Поставить женщину на место можно иначе, особенно, если она на всё готова сама…
        Он просто брал меня, имея всё с тем же равнодушием, всего лишь утверждая свою власть, жестко ставя в коленно-локтевую, наверное, чтобы не смотреть на ту, что ему изменяла.
        Каждый день. Пока я не положила на его рабочий стол тестер с двумя полосками. Точный до безобразия прибор, показывающий срок, чуть ли не до часа зачатия. Конечно, если таковой не обработан предварительно спецами из маминой лаборатории. Потом мы были для всех идеальной светской парой на приемах, и чужими людьми в резиденции.
        До той ночи, когда Любомирье вспыхнуло.
        - Мужчины, Дан, безумно ревнивы к тому, что сочли своим. Даже, если не любят, - качаю я головой. - А ещё жестоки…
        Он все понял без слов - что-что, а делать выводы у Демона всегда получалось.
        А дальше я впервые увидела ярость в исполнении рида Лейни. Не ту холодную, которой он одарил меня, когда я несла любую чушь, чтобы он ушёл навсегда, а маленький локальный взрыв, к счастью, направленный не на мою персону
        Пострадала только мебель и одна стена, в которую со всего размаха был запущен стул, который там так и застрял, пробив(!) прочнейший материал насквозь ножкой, и осыпавшись большей своей частью на пол, превращенной в обломки.
        Вспышку гнева Дан подавил быстро, вновь сев на постель и запустив обе руки в свои волосы. Он поднял тяжелый взгляд на меня, тихо сидящую в уголке.
        - Если бы ты только мне тогда рассказала…. - произнес еле слышно, выпрямляясь и опустив руки. - Он ничего бы мне не сделал, моя маленькая защитница.
        - Уверен? - спросила, хмурясь,
        - Абсолютно, Принцесса, - уголок его рта дернулся. - Видишь ли, мы, эдейцы, преданы своей родине - она важна, как ничто. Но в остальном, мы преданы своему роду. И предательство интересов Эдеи - единственная причина, по которой Амирей мог меня действительно серьезно наказать, но никак иначе.
        Я не улавливала мысль. Сама ведь слышала о скандалах из-за таине, что кто-то не поделил.
        Дан горько усмехнулся.
        - Амирей Малик мой родной дядя, Сашка. Правда эту тайну когда-то я поклялся унести в могилу.
        ГЛАВА 31
        Я рассматривала Дана, замечая все новые и новые признаки сходства. Мне ведь и раньше казалось, что у него с Амиреем есть нечто общее…
        - Значит слухи о том, что выскочка Лейни дальний родич ториди, оказались ни так уж неверны? - бормочу, чтобы заполнить паузу, внезапно возникшую после слов Демона.
        Он криво улыбается, покачав головой, и вновь подходит ближе, на миг окинув торчащую из стены часть стула хмурым взглядом. Садится рядом на расстоянии вытянутой руки так, чтобы видеть мое лицо. Улыбка становится менее натянутой, Дан протягивает ладонь и косается ею моих сжатых в кулаки и комкающих простынь рук. Даже не заметила, что цепляюсь за материю, словно иначе меня унесет волною…
        - Если бы ты слышала все россказни, которые про меня ходили, как в училище, так и в офицерской школе! Например, что я любовник Амирея, - Дан игриво вздернул бровь и я усмехнулась, поддаваясь его обаянию и поддерживая желание слегка снизить градус беседы.
        - Хорош, не спорю, если бы ториди был по этой части, - отозвалась я. - И как? Многие из болтунов выжили?
        Он скривил губы, проведя туда-сюда в изображаемой задумчивости указательным пальцем по нижней губе.
        - Ну… Амирей просил чередовать убийства с членовредительством, чтобы не слишком часто разбираться с семьями недоумков. Да и нельзя же оставлять Эдею совсем без армии!
        - О!Разумно, - покивала, изображая ироничное одобрение
        - Я всегда говорил, что ты злюка! - погрозил он мне шутливо пальцем. - Да, Саш, всем рты не закроешь, хотя, наверное, так было бы проще, - продолжил уже серьезно. - Можно только делом доказывать, что многого стоишь сам по себе, без протекции. Стать талиридом через год после окончания школы и получить звание рида ещё через три. Это даже для эдейца рекорд, - сказал он спокойно, без намека на хвастовство. Хотя я успела кое-что узнать о том, как эй тяжело дается сначало само обучение, да и после надо проявить ну очень незаурядные способности и поучаствовать в серьезных операциях, чтобы так продвинуться по службе. Многие ходят в младших чинах всю жизнь, и даже связи рода не всегда помогают, а тут какой-то Лейни! А Дан, тем временем, продолжил, - После взятия мною под контроль десятка планет
        высокоразвитой и агрессивной расы гуманоидов в Магеллановом облаке, что делала вылазки в секторе вблизи Эдеи, Амирей внес мою кандидатуру на звание рида и командующего Первой эскадрой. Ведь именно рида-командующего я заменил, когда релийцы уничтожили флагман нашего флота, в котором тогда служил, и подбили пару судов помельче. Крепкие ребята и довольно продвинутые эти релийцы, - глаза Дана на миг уставилисью в видимую одному ему точку. Может он снова был там, среди погибающих кораблей и врагов, за сотни парсеков отсюда. - А ещё беспринципные и безжалостные, и умели выбрать время и место. Нам тогда крепко досталось, но я взял командование на себя и выиграл.
        Объяснял он просто, будто это было не сложнее, чем поиграть в солдатиков. В этом весь Дан. Настоящий воздушный Демон…
        Ох, Александра, кто-то кажется реально теряет голову. Ты безнадежна! Давай, начни ещё вести себя также, как его обожательницы!
        - Совет родов-не тот, что сейчас провозгласил себя властью в Эдее, пока над эдейцами не стоит новый ториди, а тот, что существовал издавна. Так вот, это сборище снобов долго не желали меня принимать. Ещё бы, какой-то сирота, над которым всего лишь сам Малик взял покровительство! Взашей такого, кто ему талирида-то позволил получить? Но флот был за меня, и советникам пришлось смириться. Я думал, что привыкли, ведь в политику я благоразумно не лез, а пользы от моего командования, вроде, было немало. Но, как видишь, - развел он руками, улыбаясь немного грустно.
        - Спасибо, - сказала тихо.
        - За что? - он удивленно посмотрел на меня.
        - За то, что поделился личным. Пусть я ещё многого не понимаю. Особенно, что будет с Родькой…
        - Принцесса, ты как всегда, прячешься за страхами, - произносит он с легким укором. - Неужели и вправду думаешь, что я о вас не позабочусь? Даже теперь?
        Наверное, всем девочкам требуется определенность. Как говорила Вероничка, секс - не повод для знакомства. Видимо, некий скепсис отразился на моём лице и Дан снова застыл, а его губы сомкнулись в жёсткую линию, являя великолепного и хладнокровного рида Лейни. Я почти успела испугаться, что своей реакцией разрушило только наметившееся нечто между нами, но он заговорил очень мягко, опять возвращая образ того Дана, что я знала с иной стороны.
        - Саша, у меня осталось не так много времени. Давай так, будем считать, что сейчас твоя очередь рассказывать. И я все еще хочу услышать про ту роковую ночь в Любомирье, и что с тобой было после, - попросил он тихо. - Если ты готова.
        Я лишь коротко кивнула, вновь чувствую озноб. Справедливо, он и так сказал больше, чем должен.
        - Иди сюда, - Дан раскрыл объятия, замерев с протянутыми ко мне руками, ю не настаивая, лишь предлагая выбор.
        Какое уж там! Нырнула рыбкой, с долей облегчения прячась в тепле его сильного тела, а он ещё и закутал нас одеялом, аккуратно обвив руками и положив подбородок куда-то мне на давно разлохмаченную макушку.
        Ещё минуту согревалась от его силы, набираясь храбрости, и абстрагируясь от тревоги, сосущей под ложечкой.
        Заговорила, проваливаясь в прошлое.
        - Наверное, со стороны все выглядело так, как писали СМИ. Ничто не предвещало беды. Даже звучит пафосно и по-книжному… Но я замечала, что Амирей напряжен больше обычного. Как уже говорила, меня он оставил в покое, только, как примерный эдеец, оплачивал счета и требовал, чтобы ему на стол ежедневно ложились отчёты о моем здоровье. Ну и приемы, как без них, - вздохнула я. - Уверена, что за мной следили везде, за исключением визитов к маме и отцу. С этим он ничего поделать не мог, иначе пресса его бы сожрала - мы всё же были на Росси, а не на полностью подконтрольной территории. Там мою семью любили… И я уверена, что никто не поверил в их виновность. Но промолчали, - я не заметила, что вся напряглась и тут же руки Дана плавно заскользили по телу, успокаивая.
        - Или их заставили замолчать, Принцесса. Поверь, тем кто решился на убийство с таким размахом, не составило труда сделать остальное, заполучив власть.
        - Наверняка, - согласилась со вздохом.
        Середина лета в Любомирье - жаркая пора. Ночи такие душные, особенно, когда ты не находишь себе покоя. Беременность уже дает о себе знать, мучая токсикозом. А ещё появились сны, неправдоподобно яркие и реалистичные. Порой казалось, что нервы оголяются, и я чувствую и вижу намного лучше, четче. Я осторожно выспрашивала у врачей, как это бывает у других таине и понимала, что со мной всё не так. А интуиция подгоняла: пора, надо бежать! Ведь дело даже не в Амирее и игре, в которую превратилась моя жизнь - за роль идеальной таине мне точно выдали бы приз! Нет, я просто ЗНАЛА, что обман такого зверя, как ториди, может закончиться смертью. И не только моей. А значит, Александра исчезнет.
        Мама ежедневно делала малюсенькие переводы на счета неких подставных лиц, которые, в свою очередь, перекидывали кеш со счета на счет, пока он не оседал на депозите некой Лекси. Но там всё ещё было слишком мало. Хотя моя новая личность уже была готова. Вот с путями отхода пока не очень складывалось - Эдея имела слишком широкие возможности и связи, чтобы от нее скрыться.
        Я считаю дни, живя лишь надеждой, что все проходит рано или поздно, и задуманное нами исполнится. Хотя изображать безмятежность и лгать врачам всё сложнее. Скоро Амирей потребует, чтобы я легла на большое обследование, а там изменить показания приборов не удастся - это не в родных стенах, где в медицинском блоке (а во дворце Наместника был и такой) подделать можно все, зная все входы и выходы. А как в ЦВиРе? Всех не купить, даже главе "Биотеха". Но бежать со столь небольшой суммой, без верного на сто процентов места, где осесть, да ещё и беременной? Нет, я должна ещё потерпеть.
        Я справлюсь, я сильная.
        Июль меня добивает духотой. Последнее время мне совсем худо. Скрывать такое уже не выходит, но я уговариваю врача, приставленного ко мне, подождать ещё чуть-чуть, ссылаясь на то, что просто реагирую острее обычного на цветение трав и деревьев. Это не так сложно, на самом деле, когда за дело берется Елизавета Сандовская. Наверное, у женщины, что вела мою беременность(а от эдейского врача-мужчины я отказалась наотрез, сославшись на законы Росси, что позволяли это, соблюдая некие понятия о морали, если таковые имелись) появилась целая вилла где-то на курортных планетах. Но я была благодарна ее продажности, ведь рисковала она знатно.
        Не скажу, что Амирей оказался беспечен, нет, он просто был вполне удовлетворен моим поведением и ответами доктора, что я и ребенок в порядке, да и ториди явно сильно занят. И щедр, особенно, если СМИ поведают всем о его заботе.
        Мне только на руку.
        Прямо в выделенные для таине комнаты устанавливают сложнейшую систему очистки воздуха, монтируют изоляцию и меняют интерьер. И всё в кратчайшие сроки. Живу, словно в космической лаборатории. Но, как ни странно, мне и вправду лучше. Скорее всего, дело не в умных приборах, просто плод растет и все меняется. Надеялась, что так и продолжится и моя беременность более не станет докучать.
        Наивная.
        Но работы закончили за пару суток, и виртуальные мониторы вовсю засияли столбцами данных об отфильтиованной пыльце и примесях. Стерильность и обработка любого входящего! Такая забота… Не обо мне, конечно, но все же.
        Кто-то очень старался угодить правителю огромной империи, что разрасталась, словно опухоль, не забывая раздавать обещания защиты. И даже их выполняя.
        Если б они знали, что именно это спасло нас с Родькой…
        Празднование Середины Лета я выдержала с трудом. К счастью, Амирей разрешил покинуть праздник почти сразу после официальной части - в моем положении позволительно подобное. Тошнота и головокружение доконали настолько, что я, отослав прислугу, просто упала на постель, уснув в одежде и даже не сняв очередные бриллианты, что были мне вручены прилюдно с "нежнейшей благодарностью за будущего наследника".Такой тщательно продуманный спектакль. Впрочем, мы оба друг друга стоили, я, наверное, даже хуже - Амирей хотя бы не лгал, в отличие от меня.
        Проснулась ночью, словно кто-то толкнул. Сердце танцевало пляску святого Витта, пытаясь взломать ребра, и внутри все кричало об опасности. Буквально через миг все визоры вокруг моей постели вспыхнули предупреждением о том, что воздух за дверями буквально пропитан неким ядом. Первая мысль: "Не может быть! Ошибка приборов! В резиденции есть свои газоанализаторы и детекторы- возможного покушения никто не отменял! "
        Сонливость как рукой сняло. Организм впрыснул в кровь изрядную долю адреналина и перешел в режим готовности.
        То, что за дверями вовсе не веселящиеся шутники было понятно, потому что сигнал о помощи уходил в никуда. Почти на автомате, быстро скинув на свой вирт данные с приборов, а после лихорадочно запихивала свое тело в более удобную одежду, вспоминая свои полу- детские шалости, как сбегала по карнизу от охраны на гонки. Единственный припрятанный рюкзачек с ценностями, что ещё не успела перенести незаметно на Агилл, нацепила на плечи. В него полетели и цацки, что были на мне.
        За окнами стояла черная ночь, тихая, словно охрана по-прежнему берегла покой ториди. Обманчивая иллюзия. В свете фонарей, освещающих внутренний двор, мелькали неясные тени. Я не зажигала освещения, даже не задумывалась на эту тему. Меня словно что-то вело и тянуло прочь.
        Система показала, что концентрация вещества в воздухе стремительно падает- по всей вероятности, накрывшую дворец заразу закачали в воздуховоды, и рассчитана она на то, что сделав своё дело, просто исчезнет без следа.
        Словно отвечая на мои догадки, система вскоре позволила открыть окно, после подтверждения, что на улице уже безопасно.
        Прыгнуть на подоконник и не смотреть вниз, двигаясь по-кошачьи, плотно закрыв за собой ставни, чтобы хоть ненадолго сбить преследователей. А то, что они появятся, я не сомневалась. Тело, чувствуя, что мы в беде, ведет себя на редкость прилично, а в вены будто кто-то плеснул хорошую дозу льда- я успокоилась, насколько это возможно, и полна решимости. Будто, чтобы бежать с Росси мне требовался именно такой толчок. Наверное, мозг защитился, позволяя спасти своего носителя, избавляя от ненужной впечатлительности, а также лишних рассуждений. Только действия, все остальное подождёт.
        Крадусь по карнизу, понимая, что привычным путем вряд ли уйду. Но мне и не надо, достаточно попасть на крышу… Но вот беда, путь навех лежит через целый этаж с апартаментами ториди. И туда надо не только попасть, но и добраться до выхода к свободе.
        Толкнув знакомую створку на окне в комнате для слуг, я тихо замираю у двери, пару секунд раздумывая, не стоит ли переодеться в мой припрятанный летный комбинезон, но решаю не терять время.
        Выглядываю в щель двери, ведущей в коридор. Вроде тихо. Тенью выскальзываю, стараясь даже дышать через раз, и застываю, буквально прилипнув к стене, и молясь всем богам и госпоже удаче, чтобы меня не заметили.
        Потому что зрелище, что предстало перед глазами ещё долго мучило в кошмарах.
        Их было пятеро. Они появились из бокового коридора и шли расслабленно в противоположную от меня сторону. Невысокие, в военной маскировке, не стесняющиеся о чем-то переговариваться в полный голос. И методично, с хладнокровием бывалого мясника, расстреливающие почти беззвучно из игольников лежавших без движения эдейцев.
        Двое. Остальные открывали двери, выволакивая без особых усилий, что говорило о недюжинной силе, беспомощные жертвы.
        Щелк, щелк… Охрана ториди.
        Щелк. Молоденький секретарь…
        Зажимаю ладонью рот, приказывая себе молчать. Меня вновь колотит, но я не двигаюсь, боясь выдать себя. Неизвестный мне архитектор, что проектировал дворец, заслужил место в мифическом раю за небольшую выступающая часть несущей конструкции здания, что очень удачною располагалась возле комнатушки для прислуги, прикрывая меня от убийц.
        А они продолжали вытаскивать за ноги в коридор тела, чтобы добивать, спокойно это фиксируя на камеры вирта, явно для заказчика.
        Никогда не видела столько смертей. Да что там, максимум, что со мной случалось, это присутствовать на официальных церемониях прощания с покойниками. Смерть всегда где-то присутствовала, я об этом помнила, но в свои двадцать о ней не думаешь. И уж тем более не можешь представить, что она придет в твой дом, да ещё так цинично и небрежно…
        А бойня все продолжалась. Твари были уверены, что никто не очнется и с явным удовольствием снимались на фоне трупов.
        Когда приволокли Амирея, спектакль подошел к своему апофеозу. Наверное, судьба сжалилась, и сам момент убийства от меня закрывали спины наемников. Но сквозь шум крови в ушах, который, как мне казалось, могли даже услышать убийцы, я слышала, как они, вставая в горделивые позы, опираясь ногами на тело, произносили с пафосом на смеси из тюркских языков, привезенных ещё когда-то с Земли, и что до сих пор были в ходу в Шонском каганате.
        - Insanlar hakli! Bir kipek gibi оlecek!
        "Верно говорится, собаке - собачья смерть! "- машинально перевожу.
        Шона… Хитрые торговцы и рассадник наемников всех мастей. Эти никогда не полезут в открытую драку, всегда ища окольные пути и не гнушаясь лжи, как и союзов с теми, кто выгоднее… Только вчера новый посол Шоны вручал ториди Эдеи верительные грамоты. Улыбался…
        Если меня заметят… Закрываю на миг глаза, накрывая в защитном жесте живот, с ужасом понимая, что этому ребенку не дадут увидеть свет. О себе почему-то не думаю. Наверное, устала бояться. Страх впитался, убивая нервные окончания. Но мой мальчик… Несправедливо. Боги, как в этом мире всё несправедливо…
        Звук удаляющихся голосов заставляет вернуться в кошмар реальности. И я с долей неверия смотрю на исчезающие в противоположном конце прохода спины тварей. Они спокойно обсуждают, что у них осталось где-то пять минут, а надо ещё найти "hamile kaltak"-беременную суку…
        И секундное облегчение от их ухода сменяется осознанием, что на стенах появились развешанные датчики обратного отсчета… Некая модификация взрывчатки. Я в этом ничего не понимаю…
        Ноги ватные, но тело снова спасает свою слабую хозяйку, буквально заставляя спасаться, передвигая ноги.
        Мне приходится пробираться между тел несчастных, чтобы дойти до черного хода на крышу. Запах крови и смерти. Он бьет по рецепторам, заставляя бежать прочь, но я иду медленно и бесшумно. Мне нужен мой шанс, я так решила, что сделаю все, чтобы спасти маленькую жизнь во мне. Это важно и и это не дает скатиться в истерику и сдаться.
        Я не смотрю на труп моего тая, не хочу помнить его таким, несмотря на то, что порой желала ему провалиться в пропасть. Не так… Ирония в том, что если мой доступ ко всем дверям в особняке Наместника аннулирован, то у меня все шансы остаться здесь же.
        Рядом с Амиреем навсегда, как он и хотел…
        Сейчас, сидя в довольно уютном флигеле на чужой планете, где я тоже не чувствую себя дома, я выплескивала эту застарелуюзастарелуюболь, словно вскрывала гнойник. Делилась ей и чувствовала, что тому, чьи руки сжимали меня в кольцо, важно это слышать.
        - Нам действительно повезло. Трижды. Система очистки, что не позволила меня отравить, коды доступа, что сработали, как надо, и Агилл, который стремительной капелькой золота сверкнул в безмятежном ночном небе Росси, подхватывая, державшуюся из последних сил девушку, с крыши здания и унося вверх с такой скоростью, что системы ПКО (Противо космической обороны, - прим. автора) не успевают среагировать - от эдейских технологий они просто не способны защищаться, - я говорю, даже не замечая, как меня трясет. И только присутствие Дана, что держит крепко, не позволяет замолкнуть, сбегая от прошлого. - Агилл атаковали на орбите, нас сильно потрясло пока он маневрировал, но я еще успела увидеть, как расцвело огнями взрыва Любомирье, прежде чем потерять сознание, чтобы очнуться уже далеко от родной Росси. Там, куда умный искинт корабля отнес свою полуживую хозяйку, выполняя протокол, предусмотренный на принятие самостоятельных решений, исходя из прежде обыгрываемых сценариев. Я оказалась на границы с Ганским Архипелагом. После было ещё много прыжков и попыток скрыться, - поморщилась я. - Знаешь, я не буду
рассказывать, как стремительно заканчивался кеш, а здоровье уже не мог поддерживать стандартный медив, что наличествовал на борту. Не буду расписывать, как отчаяние накрывало все сильнее. Пока однажды я не сдалась, тихо умирая на скамейке захудалой планетки третьего мира, узнав о том, что тебя объявили предателем, отца казнили, а мать убили, при попытке его вытащить… - голос всё же сорвался, Дан сжал меня ещё сильнее, но я прошептала, - Постой. Я должна закончить, иначе потом не смогу. - покачала головой, а Данрод молча поцеловал меня куда-то в волосы, продолжая оглаживать плечи, поддерживая.
        - Собственно, уже почти всё. Меня нашла Кери, что шла со своей работы через парк, где наверняка к утру нашли бы труп таине Великого ториди Эдеи. Керая Тен, маленькая мудрая женщина врач, что на себе уволокла меня в свой дом. Выходила, помогла родить и осталась рядом, скитаясь вместе все эти годы. Она и Родька теперь моя единственная семья…
        Я замолкла, обессилев.
        Дан тоже молчал долго. Он только развернул меня в своих руках, позволяя спрятаться на его груди, обнимая и укачивая.
        - Нет, моя храбрая девочка, теперь вы мои, - произнес он тихо, но твердо. - А своё мой род бережёт всеми силами. И призывает к ответу виновных.
        Я поднимаю голову и грустно смотрю на такого серьезного в своих клятвах рида. Красивого, гордого потомка двух народов…
        - Мне уже обещали когда-то защиту, но спасла нас только любовь. Кери, мамы, отца, - качаю я головой.
        - Вас нельзя не любить, - внезапно усмехается он на мои слова, - Даже если это ломает все к чему ты шёл. Вот только, как оказывается, без одной злючки, что сумела преподнести мне самый лучший в мире подарок, все мнимые достижения теперь кажутся пустыми, - он наклоняется и целует меня в нос, улыбаясь моему наверняка растерянному виду, - И ещё, я помню, что ты говорила о том, что у каждой принцессы есть свой дракон. Как думаешь, если у тебя будет личный демон, это сильно нарушит картину мира?
        Глава32
        Данрод
        - Мой рид, ремонтные работы завершены. Обновление энергокристаллов
        произведено. Безвозвратные потери отсутствуют. Отчёты высланы на ваш вирт. Происшествий в ваше отсутствие не зафиксировано. Готов к боевому дежурству и жду приказов, - Рапортовал искинт флагмана, стоило только обратиться к нему.
        Невольно улыбнулся. Порой мне Айтер напоминал полуразумного сааби, (эдейские одомашненные животные, напоминающие наших псовых, только их шерсть в моменты опасности трансформировалась в настоящую броню. - прим. автора) который готов выслужиться и вилять хвостом от нетерпения, лишь бы его не забыли взять на прогулку, а уж тем более на охоту.
        - Спасибо, Айтер, рад, что ты снова в порядке. Доложи мне местоположение талирида Варель.
        - У талирида увольнительная, но он вернулся на борт сто двадцать восемь минут назад. В данный момент Таир Варель в своей каюте. Пригласить его к вам, рид?
        - Нет, - качаю я головой, - Я сам к нему подойду. Айтер, позаботься, чтобы таине Александру не беспокоили.
        - Есть, рид-командующий!
        Бросаю взгляд на задремавшую Принцессу. Ну ещё бы! Ты просто ненасытное животное, что счастливо терзать снова и снова податливую жертву. Хотя, раскаяние отсутствует, и даже самодовольная улыбка так и прорывается наружу. Да и Сашка, в общем-то, была только за. Наверное, ей тоже была необходима близость. И да, сейчас это слово соответствовало звучанию. По крайней мере, я это чувствовал - мы стали чуть ближе не только телами…
        После всего того, что она рассказала, ее хотелось схватить в охапку и спрятать ото всех. Запереть в безопасности вместе с сыном и возвращаться в укромное логово с добычей, получая свою долю восторга и ласки. Жаль, пока такого места ещё не существует, но это решаемо. Я надеюсь.
        Нормальные желания для мужчины, нашедшего свою семью. Не для каждого, увы, но так должно быть! Потому что это правильно!
        Пусть для меня все ново. И пока не сильно укладывается в привычные рамки.
        Словно повторная инициация, когда вроде понимаешь, что ты, все ещё ты, но мир вокруг видится совсем по-другому. Вот и сейчас перемены оглушали. Потому что сменилась точка отсчёта.
        Но ещё остались обязательства перед поверившими в меня людьми, и долги крови, как бы то ни было, я об этом не позабыл.
        Наклоняюсь, целуя в лоб спящую девушку, аккуратно укрывая ее пледом. Она не просыпается - что ж, ещё есть немного времени.
        Не ожидал, что Александра сразу согласится пойти со мной, чтобы подтвердить при необходимости…
        После ее рассказа и моих слов, ждал вопросов, но Принцесса вновь меня удивила. Недоверчивая и осторожная всегда, она долго молчала, словно принимала решение. А после, подняла на меня свои огромные глаза и сказала только одно слово.
        Слово, которое значило больше тысячи. И, как ни странно, подействовало сильнее любых просьб о каких-либо гарантиях, или сомнениях.
        - Веди…
        Моя Принцесса мне доверилась безоговорочно, более не разбирая заслуживаю ли я такой чести.
        И теперь я просто не имею права ее подвести. И Родьку тоже.
        Тихо выхожу из каюты, направляясь в берлогу Таира.
        Дверь отъезжает в сторону, впуская меня внутрь. Последние годы, после того, как Тай оставил службу на Эдее и неплохую карьеру, чтобы присоединиться к
        мятежникам, как нас именовал Совет, он фактически жил здесь, на Айтере, почти не спускаясь на землю, хотя ему, как и мне, был выстроен дом, пусть и совсем небольшой, по его же настоянию.
        Но все ценное для себя этот потомок первых родов держал в простой каюте. Не так много, как могло бы скопиться у любого обывателя, что прожил свои сорок, но всё же. Может этим мы с ним тоже похожи. Я ещё меньше привязан к вещам. Разве что байк вожу в трюме Айтера. Да и сам корабль.
        У Тая по стенам каюты были развешаны бластеры и древние ружья, мечи, кинжалы и ещё какие-то странные орудия убийства - целая коллекция, собранная на разных планетах с агрессивными жителями, с которыми когда-то ещё молодой младший офицер и штурмовик Варель, тогда ещё второй сын рода, сталкивался и воевал во многочисленных миссиях, что закалили и сделали из него одного из лучших летчиков и бойцов. Впрочем, не сомневаюсь, что любым из этих орудий Тай владеет, и в его руках также опасны и простой нож, и ультрасовременная энергопушка.
        Сам же хозяин этих сокровищ обнаружился сидящим в массивном кресле, под стать самому Таиру. Кстати, как он умудрился затащить этого монстра в каюту, до сих пор для меня загадка! Потому что по всем законам физики, этот гроб не должен был пройти в двери.
        Друг даже не повернулся, когда я вошёл, хотя о моем присутствии он был прекрасно осведомлен, поскольку сам позволил доступ. Тай бездумно пялился куда-то в стену, держа в руке полный стакан с прозрачной жидкостью, рядом на столе стояла открытая бутыль с ядрёным пойлом, притом непохоже, чтобы мой талирид успел выпить хотя бы глоток.
        Молча присел рядом. Если мой бывший куратор впал в состояние жестокой меланхолии, то дело плохо. Потому что на моей памяти такое случалось лишь однажды и имя у этой меланхолии имелось вполне конкретное. Сейчас же любовная лихорадка терзать друга вроде не должна. Впрочем, я не самый внимательный товарищ, особенно в последние дни, так что наличие в зоне раздражения Тая одной рыжей бестии я, конечно, заметил, но не считал это катастрофичным. Пожалуй, Варель слишком близко к своему внешне грубому, но внутри мягкому сердцу, воспринимает всё, что происходит вокруг вашего покорного слуги.
        - Рассказывай, что задумал, - прозвучало почти равнодушное.
        - То, что должен, Таир, - пожимаю плечами.
        Тай наконец посмотрел на меня, потом, с некоторой долей удивления, на стакан в своей руке, который брезгливо отставил на стол, слегка расплескав крепкий алкоголь. В воздухе запахло спиртом и чем-то хвойным.
        - Все на кон, да? - хмыкнул друг.
        - А ты поступил бы иначе?
        - Нет, - мотнул головой Варель, но недовольно поморщился. - Я тебя понимаю, Дан. Раньше ты был одиноким, и да, ни один нормальный эдеец не откажется от сына. Даже если это грозит крахом, дюзы им в глотку…
        - Крахом чего? - я посмотрел со скепсисом на друга. - Карьеры? Так мое доброе имя старательно смешали с грязью. У меня осталось уважения солдат и офицеров. Но преданность ли? Знаешь, у меня было время подумать, многого ли стоит такое положение, если маленькая ложь всех устраивала?
        - Люди, Дан, тяжело расстаются со своими страхами и стереотипами. А уж признавать, что в чем-то оказались не лучше тех, кого так боялись, - вздохнул он. - Всегда проще добить гуртом то, что не понимаешь и с чем не в силах справиться один на один, - он посмотрел мне в глаза. - Я ведь сразу понял, что ты не станешь больше притворяться. И боюсь за тебя.
        Я хлопнул его по плечу.
        - Не переживай, Тай. У меня для моих капитанов есть одна крайне неприятная новость. И, думаю, им предстоит ещё более неприятный выбор. Но это мы ведь скоро узнаем, - я взглянул на циферблат на вирте. - У меня осталось одно важное незаконченное дело, но через полчаса жду тебя в рубке. Пора побеседовать начистоту с моими мятежниками, - подмигнул другу.
        - Ты что-то узнал от твоей Принцессы? - встрепенулся Варель.
        - Более того, я теперь почти уверен, кто стоит за смертью Амирея, - ответил я, поправляя китель, в который успел переодеться уже здесь на корабле, и направляясь к выходу, показываю всем видом, что больше ничего не скажу.
        Варель поднялся. Хандры в его глазах, как не бывало.
        - Ты умный мужик, мой рид, - похвалил внезапно, и тут же прибавил, - Но редкий говнюк! Хотя я и мои ребята с тобой до конца!
        - Талирид Варель, - рявкнул я, - За оскорбление старшего по званию…
        Многолетняя привычка срабатывает, Таир вытягивается, отдавая честь, готовясь принять наказание, а я затягиваю паузу, в тайне радуясь, что нашелся хороший повод не упрашивать друга. Заканчиваю, - … Назначаю тебя свидетелем обряда Единения с моей таине. Выполнять немедленно.
        - Да и пожалуйста, - буркнул Таир. И тут же добавил на всякий случай по уставу, - Есть, мой рид! - И поинтересовался, - А Принцесса-то в курсе?
        Пожал беспечно плечами. Вытянутая физиономия друга сменяется понимающей ухмылкой.
        - Вот почему я не сильно удивлен?
        ГЛАВА 33
        АЛЕКСАНДРА
        - Привет, соня!
        Глаза открываются неохотно. Во всем теле чувствуется ломота и желание вновь погрузиться в негу. Сквозь ресницы смотрю на Дана, который сидит на краю постели в собственной каюте «Айтера» и смотрит с полуулыбкой. Его пальцы, едва касаясь, легонько поглаживают по моей ножке, которая высунулась из-под пледа.
        Улыбаюсь. Сейчас происходящее видится продолжением приятного сна. Действительно приятного, каковых давно не прокрадывалось в мои видения. Словно само присутствие рядом этого мужчины отогнало кошмары. И истомило тело, которое напомнило о себе сладкой ломотой от любовной нагрузки, внезапно выданной в таком количестве.
        Еще бы! Шесть лет голода, который все это время лишь таился и скапливался внутри, ожидая именно моего Демона!
        Всегда его… С самой первой минуты, черт возьми!
        - Просыпайся, Сашенька! Времени остается мало, - произносит он тихо, пересаживаясь поближе и теперь водя кончиками пальцев по моей щеке. И я тянусь за этой лаской сонной кошкой, потираясь о ладонь. - Ты ведь помнишь, что мне надо поговорить с моими капитанами?
        - Помню, - потягиваюсь томно, приподнимаясь на постели и оглядываясь по сторонам в поисках платья, которое специально надела для этого разговора по просьбе Дана, чтобы «предстать в надлежащем виде», как сама и сыронизировала. Эдейцы порой весьма консервативны, особенно, когда вопросы касаются отношений с таине. Единственное, кстати, весьма приличное платье в моем гардеробе, что Кери прихватила во время поспешного бегства с Вераи. И то самое, которое так быстро стащил с меня вот этот ненасытный мужчина, когда мы оказались в его каюте, чтобы ничто не мешало вновь зацеловывать, то нежно, то жестко моё тело. От воспоминания о том, какие финты мы ещё недавно тут вытворялись, бросает в краску. А Дан слегка склоняет голову набок, хитро ухмыляясь, глядя на мои вспыхнувшие щеки.
        Всё-то он понимает. Ух, так бы и треснула!
        Что и делаю, полушутя шлепая по голове этого наглеца схваченной одеждой.
        - Тише, малышка! - смеется он, защищаясь поднятыми руками от моего «снаряда». - Я тоже тебя хочу, но придется подождать! - продолжает издеваться он.
        - Гад! - обиженно надуваю губы.
        - Ага, - соглашается он, - За это я тебе и нравлюсь! - выдает самодовольно. И тут же сгребает меня в объятия, снова целуя, чтобы пресечь зарождающиеся возмущения. Вселенная, как же хорошо! Что даже страшно…
        Минута, другая…. Дан, наконец, оставляет мои зацелованные губы, отбирая из безвольно расслабленных рук платье, и аккуратно начинает сам меня одевать, расправляя ткань, словно обряжает ребенка. Он слегка сдвигает брови, чуть поджимая губы. На миг опускает глаза и вновь смотрит на меня.
        - Ты такая красивая, Сашка, - внезапно произносит он.
        - Брось, врешь неубедительно! - мотаю в отрицании головой, нервно поправляя волосы. Ну да, кто это со сна выглядит красивой? Это только в кино или книгах такое! В жизни же красоту ещё нужно создавать, прилагая некие усилия, количество которых зависит от природных данных, наличия вкуса и средств - последние весьма не лишние!
        - Много ты понимаешь, - он смеется, легонько щелкая меня по носу. - Мне виднее, Принцесса! - выдает назидательно. - Давай, собирайся, у тебя пара минут, злючка, нас давно ждет Таир.
        - Зачем? - спрашиваю, позевывая. И тут же напрягаюсь, видя, что Данрод становится серьезным. И не зря.
        - Обряд Единения, моя таине, - он качает головой, видя накатившую от его слов растерянность, берет меня за руки, прижимая к груди и не давая опустить глаза. - Саш, так надо, понимаешь? Я ведь не зря говорил, что должен озвучить твой статус. Не стал бы так торопить, но, поверь, если бы твоей просьбы о защите хватило, то время бы терпело. Но не в этой ситуации. - Он снова хмурится, а после ухмыляется, хитро щурясь, - Хотя, знаешь, Принцесса, кого я обманываю? Ведь в любом случае не отпустил бы! Так что, смирись, твоё высочество, ты будешь моей таине, которую не одна тварь не посмеет отобрать, иначе будет иметь дело не только со мной, но и с Таиром, как минимум. И прости, что мы обойдемся без пышной церемонии.
        Дан говорит с привычной бравадой, но на дне карих глаз замечаю огонек тревоги - мой Демон волнуется, хоть и готов настаивать. Хотелось бы помучить, конечно, за нежелание обсуждать что-либо и самоуправство. Но знаю, что Данрод - эдеец! И то, что он хотя бы пытается разговаривать - уже достижение. Не всё потеряно, Сашка. И он не Амирей…
        - Саш, я не Амирей! И никогда таким не стану, несмотря на родство, - словно подслушивает мои страхи Дан. Он запускает руку в карман и достает что-то. - Закрой глаза, пожалуйста, - просит он мягко, глядя при этом очень серьезно.
        Замираю, выполняя его просьбу, и чувствую, как что-то прохладное касается моей шеи и груди. Пальцы мужчины быстро застегивают сзади замочек украшения.
        - Можешь открыть, - произносит он всё также тихо.
        Я накрываю пальцами небольшой кулон на тонкой цепочке, кладя его на ладонь, чтобы лучше рассмотреть потрясающей работы маленькую птичку, с камушками изумрудов и сапфиров вместо глазок и по оперению. Ничего вычурного, как любил дарить ториди, только изящная ювелирная работа. И, судя по всему, вещь старинная.
        - Это принадлежало когда-то моей матери. Единственная вещь, что осталась, - говорит он грустно, - Хочу, чтобы теперь она была твоей, - он накрывает мои ладони, опережая возражения, - Прими, пожалуйста!
        - Хорошо, - киваю, чувствуя, что для него это важно, - спасибо, Дан.
        - Хорошо… - повторяет он, немного рассеянно. А после оглядывается на проход в смежную часть каюты рида, - Пойдем в гостиную, скоро мне говорить с моими людьми, - вновь поджимает он губы, решительно ведя за собой.
        Ладно… Это ведь не страшно, Сашка. Процедура проста, по сути, главное, что запись уйдет в архивы Эдеи. Любопытно, что Варель согласился быть свидетелем, ведь это не просто формальность, как принято у людей. Он, фактически, берет обязательства защищать и оберегать потомство и таине того, чей обряд берется засвидетельствовать. Амирей никого не просил. Гордыня или самоуверенность - теперь этого уже никто не скажет. Дан же практичен во всем. Да и друг у него самый настоящий. И меня такой подход не раздражает, только радует. Если мы с Родькой и вправду ему будем нужны…
        Таир поднимается навстречу, вежливо склоняя голову. Данрод просто разворачивает меня к себе лицом, беря за обе ладони.
        - Айтер, правом рида и капитана флагмана, прошу произвести официальную запись церемонии обряда Единения.
        - Да, мой рид, - отзывается искинт. - Протокол активирован, запись начинается, - сухой голос искусственного интеллекта отчего-то пробирает до дрожи.
        - Я, рид Великой Эдеи, Данрод Малик, единственный сын Гордана Малик и таине Энеллы, урожденной Алейни, заявляю право на эту женщину, таине Александру Сандовскую, бывшую таине Амирея Малик. Клянусь уважать и хранить её, как велит закон Эдеи, - произносит Дан, глядя только на меня. В общем-то это всё. Весь обряд по своей сути - это заявление! И вдруг мой Демон добавляет фразу, которой точно нет в протоколе. Ведь я помню… - Ты принимаешь меня, Александра?
        С ума сойти… Он СПРАШИВАЕТ! Оставляя мне выбор? Вселенная, он либо не сомневается, делая просто мне приятно, либо… И вправду думал, что я откажусь?
        Да некогда и нечего тут рассуждать! Я ведь давно его, со всеми потрохами, как бы не трепыхалась.
        - Принимаю, мой тай - я опускаю лицо, ожидая, пока Дан положит обе ладони мне на голову, словно закрывая ритуальным жестом от всего мира. Всё, пока он жив, я его женщина.
        - Свидетельствую, - подхватывает Таир, - Я, талирид Великой Эдеи, Таир, старший наследник рода Варель, заявляю о подтверждении права Данрода Малик на эту таине. Храни Вселенная Эдею, и да продлится род Малик!
        - Айтер, приложи к протоколу данные моего генетического сканирования, а так же генокарту Родиона Малик, подтверждающие наше прямое родство. Я признаю и заявляю, что Родион мой сын.
        - Есть, мой рид. Подтверждаете отправку файла в главный Архив Эдеи?
        - Да, - отвечает твердо Дан, прижимая меня к себе, - Не забудь применить шифрование, исключающие возможность отслеживания нашего местонахождения, но не источника ввода информации.
        - Выполняю. И мои поздравления, рид Малик.
        - Спасибо, Айтер.
        В каюте повисла тишина. Каждый из нас думал своё о произошедшем, но, безусловно, уже ничто нельзя отыграть назад. А последствия грядут.
        И одну из версий тут же озвучил наш свидетель.
        - Ты, Дан, похоже, долго ждал, пока все факторы сойдутся так, чтобы швырнуть с размаху камешек побольше в эту лужу дерьма, - выдал Варель в свойственной ему манере. - Теперь уж точно всем достанется! А вою-то начнется! - добавил он почти мечтательно. - Они ж теперь точно скажут, что ты и таине хотел к рукам прибрать и дядю вероломного, что занял твое место, прикопал! Не боишься, что сам им козыри в руки отдаешь?
        Я подняла лицо, с тревогой глядя на совершенно спокойного Дана. Он поднес к губам мои пальцы, оставив на них легкое касание.
        - Идемте в рубку. Списки потерь составим позже. А пока надо подготовить наших эдейцев к новым переменам. И, боюсь, Парадиз вскоре перестанет быть безопасным.
        Он потянул меня к выходу, а я обернулась к Таиру, который помотал укоризненно головой.
        - Не слишком веришь, что не найдется в наших кристально чистых рядах хотя бы одной крысы? - Тай скривился и добавил со вздохом. - Что ж… Может и верно.
        ГЛАВА 34
        ДАНРОД
        Порой ты так долго плывешь по течению, привыкая держаться когда-то выбранного курса, что меняя направление, понимаешь, как мышцы сводит от прилагаемых усилий. Ведь ты почти разучился их предпринимать! По крайней мере, те, что заставят выгрести из потока, всегда готового поглотить оказавшего сопротивление. А уж если самоуверенно задумал подчинить своей воле саму реку - готовься выложиться по полной. И то не факт, что получится.
        Когда-то в детстве, еще в прошлой, оставшейся лишь в памяти и порой казавшейся всего лишь сном жизни, отец сказал одну мудрую мысль. Читая книгу по истории войн, что в изобилии велись во вселенной, я спросил его: «В чем состоит секрет успеха тех, кто выигрывал в ситуациях, казавшихся безнадежными?» Он задумался ненадолго, привычным жестом взъерошив волосы на моей макушке:
        - Знаешь, Дан, я бы мог сказать банальности, о необходимости веры в себя, хорошей подготовке и умении предвидеть, но ведь ты и так все это слышал, правда? Не спорю и не отрицаю, что эти составляющие успеха важны в любой ситуации! Но далеко не всегда их наличие дает гарантии, что задуманное получится. И, наверное, это и есть главное - не забывать, что все может пойти не так в любой момент. Не бывает идеальных планов! Надо просто двигаться вперед, исправляя ошибки на ходу, и всегда иметь в запасе пару-тройку козырей. Как и пути отхода. Особенно, если ты несешь ответственность не только за собственные интересы.
        Разговор с отцом не явился неким откровением. Старший сын рода Малик, которого с младенчества готовили к роли ториди, всего лишь поделился образом действия, что и сам применял в жизни.
        Быть разумным, осторожным. Отец таким и являлся.
        Но порой и этого оказывается недостаточно, потому что иногда реку не победить… Можно только об этом помнить. Как сейчас, когда подходишь к красной линии, после которой ничто не станет прежним.
        Айтер развернул проекцию десятков суровых лиц мужчин, обремененных властью и ответственностью. Каждого из них я знал поименно и мысленно просчитывал реакцию на новости. Впрочем, ждать таковую долго не пришлось, ведь файл с обрядом Единения уже был на личном вирте у каждого из присутствующих. Никакой вкрадчивой подготовки и театральных пауз - только факты. Потому что мои люди имели право знать, с чем и с кем имеют дело. Теперь точно.
        Эдейцам, как и прочим гуманоидам, свойственно схоже воспринимать неожиданности, особенно если те им не по нраву. Уважаемые и обычно сдержанные на эмоции капитаны, сейчас вдохновенно выплескивали своё возмущение, не стесняясь в выражениях, пока я с равнодушной миной позволял этому балагану сбросить пар, особо не прислушиваясь к происходящему. По сути, меня волновало лишь мнение нескольких фигур, остальные ведомые…
        Таир и Александра пристроились в креслах чуть позади, как и дежурные офицеры вахты, чьё присутствие меня не беспокоило - эти эдейцы уже давно догадывались, что их рид несколько отличается от прочих. Но ни один из них не стал делиться подозрениями или просить о переводе. Я это ценил, как и молчаливую поддержку друга и моей женщины.
        Сашка натянута, словно струна, но держит лицо, как умела делать всегда. Она боец, я знаю. Даже сегодня, впервые увидев ее слезы, знал: моя таине - трава на ветру. Можно вырвать с корнем, заставить согнуться, но не сломать - она поднимается, распрямляясь, чтобы тянуться к солнцу. Всегда в ней это чувствовал. Может ещё и поэтому так притягивало к Принцессе, с самой первой минуты сводя с ума от желания обладать.
        И, кажется, не только ее телом. Мне этого уже мало! Как истинный демон, теперь я претендую и на душу…
        Ни хотелось Сашку отпускать от себя. Но эдейцы не приемлют излишних проявлений привязанности на людях. Она всё понимает, зная внутреннюю кухню взаимоотношений эдейцев не понаслышке, и не сомневаюсь, что будет вести себя верно, несмотря на то, что моя Принцесса ещё в шоке от внезапных перемен. И видит мать Вселенная, я обязательно помогу ей успокоиться - есть у меня один безотказный метод. О котором сейчас лучше не думать, а то думать и вправду станет сложно, уж простите за тавтологию.
        Взглянул на хронометр - пожалуй, пора.
        - Господа, если вы закончили, то может все же приступим к обсуждению дел? - спросил громко, привлекая внимание. - У меня есть, что вам сообщить, кроме того, что вы увидели, и, разумеется, постараюсь ответить на вопросы, коль таковые возникнут.
        Мой холодный тон подействовал отрезвляюще. Капитаны прикрыли рты, кто зло, а кто и с любопытством глядя на меня. По-новому. В любом случае теперь они будут воспринимать меня иначе - этого уже не изменить.
        - Рид…эээ… Малик, - нарушил паузу Сорен Горель. - Полагаю, что у вас есть для нас действительно важные новости, раз вы решились на подобное? - его острый взгляд скользнул по развернутому перед ним экрану вирта, - Не скрою, поразили. Хотя для меня всё ещё остается загадкой, как вы могли оказаться сыном Гордана, который по нашим данным погиб задолго до вашего рождения. Впрочем, не доверять результатам генетики - дело глупое. Но мне скорей поверилось бы, что вы, Данрод, сын Амирея, - он развел руками, улыбаясь с иронией. Этот офицер всегда видел события шире, и умел делать правильные выводы.
        - Конечно, господа, - кивнул я в ответ. - Обстоятельства таковы, что я не вижу более смысла умалчивать о своем происхождении. Первое, вы должны знать, что я действительно сын старшего из наследников рода Малик, который погиб, но не сорок, как считалось, а двадцать четыре года назад. И что моей матерью была дочь Эдеи, ставшая таине отца. Да, именно истинная дочь народа, что когда-то был сильнейшим в известном космосе. Вы много лет называли эту расу менталами и приписывали массу негативных качеств, возводя их чуть ли в ранг мирового зла, - я поднял ладонь, останавливая зарождающийся ропот. - Господа, выводы сделаете сами - мы ведь говорим по связи, а стало быть, можете чувствовать себя в безопасности, даже если верите во все ужасы, что я могу сотворить, - не удержался от саркастического замечания, слегка скривив губы, - Хотя и никогда не давал вам повода себя бояться, но понимаю… Так вот, позволю напомнить вам немного фактов истории. Не той, что вы изучали с детства. Скудные, выхолощенные сведения о менталах и наших предках, которые преподавали в училище, и даже расширенные, что доступны офицерам,
рисовали картинку прошлого весьма однобоко.
        Я взял паузу, откидываясь на спинку, кладя локти на подлокотники и сплетая пальцы рук на уровне живота, сам в это время рассматривал лица. Что ж, интерес присутствует, мои капитаны готовы слушать.
        Это радует.
        Ведь им действительно непросто принять все услышанное: осознать, что доверяли извечному врагу, в их понимании!
        - Я буду краток, но «Айтер» переправит вам файлы, что хранятся в секретных архивах Совета, - я повернулся к талириду Верлик, одному из тех, кто примкнул к нашей мятежной армии, несмотря на то, что имел все шансы войти в новый Совет, но не пожелавшему изменить принципам. - Шерман, возможно у вас был доступ?
        Довольно молодой потомок старшего рода кивнул утвердительно, его губ коснулась понимающая улыбка.
        - Да, Данрод, мне многое известно о прошлом нашей расы, а точнее вида. Просто не подозревал, что столкнусь с этим самым прошлым когда-нибудь лично, - он отсалютовал мне.
        - Вам ведь несложно подтвердить остальным господам многое из того, что расскажу?
        - Разумеется, рид, если я владею этой информацией, - кивнул утвердительно Шерман.
        - Что ж… Тогда приступим.
        ГЛАВА 35.
        АЛЕКСАНДРА
        События неслись так быстро, словно где-то там наверху решили, что раз слабые гуманоиды оторвались от своих планет и путешествуют среди звезд, то и жить должны на космических скоростях. По крайней мере, я именно это сейчас ощущала. Недавно я была лишь беглянкой с чужим именем, чья участь прятать свои корни и искать радость только в общении с сыном и единственной подругой, работая на износ, чтобы просто выжить. Что ж, те, кто разгонял нас до такого темпа, могут быть довольны: моя жизнь вполне соответствовала ожиданиям. Всего несколько насыщенных суток, и вот я уже не трусливо бегающая от преследователей мышь, а таине обремененного немалой властью и ответственностью эдейца, которого когда-то сама втянула в неприятности и оставила.
        Стремительный рост, не правда ли? Можете удивляться и аплодировать! Мне-то не привыкать к скорости изменений - я хорошо помню, как когда-то привычный мир рушился ещё быстрее.
        Никогда не знаешь к лучшему ли перемены. Предыдущие принесли немало боли. Вот и сейчас у меня имеются основания бояться, но не самого факта принадлежности эдейцу, как это было с Амиреем, а того, что всё может внезапно закончиться.
        Потому что в этот раз я дико, просто до щемящей боли в груди, хочу остаться рядом, и позволить себе надеяться на нечто большее, чем фиктивный союз с мужчиной…
        Мужчиной удивительным! И это я говорю не потому что - чего уж отнекиваться, когда всё так очевидно - влюблена, как мартовская кошка, а именно объективно рассматривая масштаб личности. Данрод Лейни, или аэрогонщик Демон, а может и рид Малик - в любой ипостаси он красив, талантлив, целеустремлен и многого добился собственными усилиями. Особенно, если учитывать его происхождение. И да, к нему притягивает не только меня. И я не про ту курицу, что пожирала Дана глазами возле дома на Парадиз, а про тех, кто пошел за ним, поверив.
        Он надежен, это чувствуется, его сила располагает идти с ним в ногу. Или укрываться за широкой спиной. И неважно куда поведет.
        Влюбленная дура? Возможно.
        Кери мне так и сказала, когда после обряда мой Демон дал мне минутку, чтобы связаться с ней и сыном. И нет, моя помощница и подруга не злилась, лишь просила держать глаза открытыми. А не только сердце.
        - Оно порой обманывает, Лекси. Не хочу, чтобы к твоим бедам прибавилось ещё и это, - В её глазах при этом было столько тоски…
        Ох, Керая, где же тебя так потрепало, что ты стала такой мудрой, но недоверчивой? Может ты тысячу раз права, но я рискну поверить моему таю.
        А вот нынешние планы… Его планы пока неясны, но рид Данрод Малик явно рискует всем, защищая меня и Родьку.
        Поэтому я смотрела во все глаза и жадно вслушивалась в каждое сказанное слово, стараясь не упустить, как ни единой подробности рассказа, так и реакций присутствующих. Потому что послушать было чего. Факты, приводимые Данродом, шокировали, особенно в свете почти полного отсутствия знаний об эдейцах, которые в последние столетия планомерно завоевывали миры за мирами, вызывая к себе лишь уважение с толикой страха, но оставались закрытыми для всех.
        Но чем дольше Дан говорил. Тем мрачнее становились капитаны, а мне хотелось прикрыть глаза, чтобы не позволить печали вылиться слезами.
        История народов часто повторяется, хоть и окрашена в разные цвета культурологических особенностей. Наверное, внутренняя сущность, так или иначе, ведет нас путями гордыни и глубинных желаний, замешанных на инстинктах. Редко кому удается избежать всех ловушек собственной природы.
        Даже сильнейшим и старейшим расам Матери Вселенной этого не удавалось. Ошибки неизбежны.
        Так случилось и с детьми Эдеи.
        Раса менталов, как сейчас их именуют, на самом деле и являлась настоящими эдейцами - коренными жителями далекой планеты Эдея. Более того, они были прямыми потомками загадочных предтеч, известных нам, как строителей звездных тоннелей-червоточин, соединяющих дальние галактики кротовыми норами.
        Великие мыслители и путешественники, они оставили свои следы по всему известному космосу и некогда покинули эту Вселенную. Но здесь осталась прекрасная Эдея, где их потомки, не пожелавшие окончательно отрываться от корней, пошли вперед своими путями развития. А возможности их природа давала воистину великие.
        Во время рассказа, в рубке и по ту сторону экранов повисла напряженная тишина. Пожалуй, только тот молодой талирид, которого Дан просил подтвердить при необходимости его слова, слушал спокойно. Мне кажется, тема оказалась неожиданной, а последующие слова совсем не укладывались в головах.
        - Мои предки были расой экспериментаторов и исследователей. Я сейчас говорю о линии матери, чтоб вы понимали. Дети Эдеи превосходили на голову почти всех разумных и осознавали это. Возможно, именно это сделало их несколько высокомерными и слегка заигравшимися в богов, - Данрод говорил ровно, почти бесстрастно, - Эдейцы не были многочисленным народом. В то время их технологии позволяли изрядно продлевать жизнь и они не спешили плодиться. Науки, познания вселенной, творчество - чем не занятия? Время терпело, а способности к эмпатии и управлению материей делали эту расу фактически непобедимой. Вот только наличие таких возможностей не сделало их кровожадными или мечтающими о мировом господстве. Они в этом просто не нуждались. Более того, сторонились прочих народов, как только удовлетворяли свои чисто академические интересы, сталкиваясь на просторах космоса с соседями. Ресурсов, удерживаемых в их власти нескольких планет, имелось вполне достаточно, чтобы покрывать потребности. И, наверное, не объявись на периферие системы Атавии иверов и ломиоков, досаждающих эдейцам, и отвлекающим от привычных
исследований, нас с вами, господа, просто никогда бы не появилось на свет. - Дан обвел взглядом, молча до этого слушающих капитанов, и произнес, - Уверен, что в наше время никто, кроме посвященных из старших родов, даже не подозревает о том, что те, кто громко именует себя сейчас великой расой эдейцев, на самом деле, не кто иные, как сложный продукт генной инженерии на основе генома детей Эдеи и еще нескольких видов гуманоидов! Да-да, мои предки по линии Малик и все ваши, господа офицеры, всего лишь созданные для нужд истинных эдейцев солдаты! - он повел головою из стороны в сторону, вскинув бровь и оценивающе всматриваясь по очереди в лица собеседников, - Неплохо ведь получились, согласитесь? Идеальные, сильные воины, призванные решать возникающие проблемы, дабы не отвлекать на ерунду детей Эдеи. Потрясающие мужские особи с высочайшим интеллектом, физическими данными и повышенной регенерацией, но - вот незадача! - лишенные некоторых возможностей, что имелись у их создателей! Никакого ментального воздействия у новых солдат не имелось, хоть и развитая интуиция частенько помогала, ну и отсутствие
способности к самостоятельному воспроизводству себе подобных. Без помощи и поддержки своих хозяев. При этом тяга к этому самому воспроизводству была заложена достаточно сильная. Догадываюсь, что сделано это было намеренно, наверняка, чтобы проще было контролировать своё детище, делая зависимыми. - Дан слегка сощурился замолкая. Словно бросил словесную бомбу и рассматривал последствия.
        Предсказуемо, тут же послышались раздраженные голоса.
        - Занятно рассказываете, рид, - недовольно скривился немолодой мужчина, нервно постукивающий зажатым в узловатых пальцах до побелевших костяшек стилусом по поверхности стола, за которым находился, чтобы привлечь внимание, - Даже не знаю, удивлен ли я? По крайней мере, теперь ясно, отчего на самом деле наши предки воевали с этими менталами. А то, те самые расплывчатые формулировки о проклятых захватчиках, с которыми только мы, храбрые и благородные, смогли справиться, отдавали, мягко говоря, некоторой недосказанностью. - Его ноздри раздраженно дернулись. - Подлые умники! Не иначе как сами напросились! Кто бы стал такое долго терпеть?
        Реплики подхватили, смакуя и возмущаясь, а Дан вновь прервал распаляющихся мужчин.
        - Господа, это ещё не вся история. Вы во многом правы, уважаемый антрид Курес. Особенно говоря о том, что дети Эдеи сами поспособствовали своей участи, - кивнул он в сторону своего капитана. - Вот только про храбрость и благородство вы упомянули зря. Как и напрасно приписали всем эдейцам-менталам подлость и злой умысел.
        Дан вновь откинулся на спинку сидения, продолжая говорить. Он мастерски удерживал внимание, словно беседовал не с прожженными космическими волками, а со студентами в аудитории.
        - Все вы, господа, прекрасно образованные офицеры, и как сказал антрид Курес, действительно некоторые эпизоды истории преподавались нам несколько поверхностно. Но ведь мы с вами эдейцы и будущие солдаты, а стало быть, не спорили с тем, что преподносилось, как истина, в которую просто надо верить. Она вкладывалась в головы в заведениях, призванных вырастить достойную и любящую родину смену её защитников. Мы принимали эти условия, но думать-то это не мешало, правда? А может и сомневаться, - он слегка улыбнулся краем рта. - Мне же довелось с детства узнать некоторые детали, которые тщательно замалчивались. Вот, например, та самая страшная катастрофа, что постигла Эдею, почти погубив уникальную природу, которую наши предки после так тщательно и с любовью восстанавливали не один десяток лет, - Данрод кивнул удовлетворенно, заметив на лицах собеседников нужные эмоции. - Вижу, что многие задавались вопросами, как такое произошло? Ведь нас уверяли, что во всем виноваты подлые менталы-захватчики, которые сначала вторглись в наш мир, поработили бедных эдейцев, а после безжалостно проводили некий эксперимент
на дивной, цветущей планете, и что-то у них пошло не так. Ну и, конечно, все знают про неравную борьбу с этими самыми врагами, которых мы все же победили, приложив неимоверные усилия, - в голосе моего эдейца звучала грустная ирония. - Так вот, на самом деле, все было несколько иначе…
        Я, как и прочие, слушала, с грустью понимая, что такая правда действительно вряд ли когда-то выплыла бы на свет официально. Высшие рода не позволили бы. Потому что это значило бы играть против самих себя. Пчелы против меда? Так знакомо…
        Сказка получилась мрачная, даже пугающая, и могла бы стать весьма поучительной притчей, не будь рассказ историей о реальном прошлом, пусть и давно минувшем. Притчей, иллюстрировавшей печальную истину о том, что любое давление имеет пределы, и пружины рано или поздно срываются, чтобы ударить по тем, кто их сжимал. Так и вышло.
        В те времена все шло по накатанной дорожке. Новые солдаты получали отличное образование, и их, к слову, прекрасно обеспечивали, несмотря на то, что фактически все эти создания считались гражданами второго сорта, но уровень жизни был высочайший. Так что молодые мужчины-воины могли себе многое позволить, особенно на планетах сателлитах, или вовсе в других мирах. Недоступным было лишь уравнивание в правах и, конечно, создание своих семей, но ведь и это решаемо, при старании и послушании! Им с детства вдалбливали насколько необходимо любить и защищать Великую Эдею, чтобы она подарила возможность не только сбрасывать пары с девками, но и получать право на ребенка - продолжателя рода. Кнут и пряник! Притом пряник выдать могли только хозяева. Удобно и практично. Короче, их дивное изобретение вело войны, оберегая покой немногочисленной расы, занимались некоторыми работами на планетах, которые не могли делать роботы, да и любовники из таких красивых самцов получались отменные - ведь никто не утверждал, что у менталов был патриархат.
        Методы Совета, кстати, нравились и устраивали далеко не всех эдейцев, но такие дети Эдеи предпочитали уединяться в иных мирах и галактиках, занимаясь любимыми делами, оставляя политику тем, кто находил в ней радость. Жили-то они долго, и в большинстве своем были интроверты, не любившие вмешиваться в дела друг друга.
        Время шло, клонировать солдат давно прекратили, проводя некую селекцию и формируя целые рода солдат, инженеров, строителей и даже ученых - ведь, повторюсь, раса коренных эдейцев была малочисленной, а доверять многие вспомогательные исследования проще тем, кто от тебя зависим.
        Дети Эдеи наверняка были довольны собой, по крайней мере, те, кто стоял у власти и принимал решения. Между прочим, они называли себя Совет. Так что и тут нынешние эдейцы повторяли чужие сценарии.
        Вот только в своем превосходстве и уверенности в том, что справятся даже с такими умными и сильными созданиями, они упустили нарастающее недовольство положением вещей.
        Не знаю, может они были беспечны, или даже в чем-то наивны, считая, что могут держать под контролем всех и вся. Ну а возможно и вправду во многом создали новых эдейцев по своему образу и подобию, передав им не только свой ум, но и одарив некоторых холодным расчетом и цинизмом в подходах к решениям задач. Логично, вроде, ведь для войны качества не худшие! Если их не обернут против тебя.
        Потому что нашлись те, кто не просто продумали способ, как избавиться от ставшей ненавистной зависимости, но и сочли, что сумеют прекрасно прожить и вовсе без детей Эдеи. Страшно же оставлять за спиной такую силу - может и «ответочка» прилететь.
        Мысли читать еще никто не научился - такое просто невозможно - разве что эмоции, но и с ними справиться вполне реально. Даже если кто-то умеет заставить тебя делать то, чего не хочешь, или с легкостью вскипятить за непослушание твой мозг по собственной прихоти, это не значит, что в твоей голове не найдется уголка с личными чаяниями и представлениями о жизни. И кое-кто весьма преуспел в лицемерии и вынашивании планов.
        Действительно, с такими вложенными данными, оказалось, несложно научиться быть внешне послушным и бесстрастным, чтобы под этой маской вдумчиво и скрупулезно составить заговор против опостылевших хозяев.
        Жестокий, безжалостный и весьма эффективный.
        Дети Эдеи всегда возвращались на родную планету, особенно в периоды больших праздников. Этим и воспользовались.
        И вот в один из таких дней, Эдея просто вспыхнула, унося в небытие всех своих обитателей, истребляемых теми, кто когда-то клялся защищать своих создателей. Тотальная зачистка из космоса не пощадила никого. Планета почти вымерла, за исключением нескольких островов… Женщины, дети, старики… Цель ведь оправдана и это главное. Все ведь для блага! В этом можно убедить соратников, с которыми впоследствии поделишься доставшимися трофеями. И властью.
        А лозунги всегда одни - Свобода! Долой угнетателей! Счастье уже не за горами! Теперь можно смело использовать технологии проклятых менталов, чтобы быть независимыми!
        Сейчас, только добьем оставшихся, тех, кто по каким-то причинам не прилетели на Эдею и как заживем! А саму планету восстановим, ведь эдейцы позаботились, сохранив обширный банк клеток и эмбрионов фауны, а также семенной фонд флоры любимой ими родины - ученые, педанты!
        И да здравствует Светлое Завтра!
        Которое не спешило наступить. Потому что дети Эдеи оказались не столь просты, как думали.
        - Столько крови, усилий, господа, а главное не было достигнуто. Знания от создателей достались далеко не все - дети Эдеи умели прятать то, что считали опасным или особо секретным. Новые хозяева кораблей, планет, орбитальных заводов и совершенного оружия, а также огромных счетов в уже тогда развитой системе Галабанка, не получили главного - технологий, дающих сто процентный результат! Только жалкие крохи - первые разработки, что чудом удалось разыскать. И которыми вы, господа новые эдейцы, и пользуетесь до сих пор, - подвел некую черту в рассказе Данрод и замолк, абсолютно уверенный, что выдержка капитанов даст трещину.
        - Это сказки… - морщился беловолосый антрид.
        - Вы преувеличиваете, рид! - запальчиво сжимал кулаки молодой рыжеволосый офицер.
        - Наши предки не могли… Талирид Верлик, что же вы молчите? - вновь пробасил все тот же антрид Курес.
        Дан же взирал с виду спокойно на своих соратников - возможно, уже бывших.
        - Довольно, господа, - повысил голос тот самый Шерман Верлик. - К моему глубокому сожалению, рид Малик говорит чистую правду. Рода Малик, Верлик, Варель, Терик и другие, действительно объединились, чтобы уничтожить менталов и захватить власть на Эдее. Вот только, когда стало ясно, что план сработал не совсем так, как хотелось, пришлось рассказывать истории о подлости. Не своей, а врагов - ну, не признавать же геноцид? - он развел руками. - Мертвых не воскресить, а живым были нужны стимулы и свои герои. И они их получили, а заодно плавно вернулись почти ко всем тем устоям и традициям, что вкладывали в воспитание своих созданий коренные эдейцы. Дисциплина, служение, ожидание награды. Ну и вожди, что ведут вперед. Так что не обольщайтесь - наши руки по локоть в крови. Пусть многие из детей Эдеи заслужили свою участь, но это не оправдание того, что творилось. Правда никому была не нужна, особенно такая! - он спокойно поклонился Данроду, явно наблюдая на своем экране вирта за притихшими от этих слов капитанами, - Рид Данрод, прошу, продолжайте! Уверен, что это не всё, что у вас есть нам сообщить.
        - Благодарю, Шерман, - слегка кивнул ему Дан, - Мне, собственно, осталось пояснить некоторые детали. Например, то, что члены высшего Совета Эдеи никогда не оставляли попыток добраться до оставшихся в живых менталов. Полагаю, никто не знал, что у благородных эдейцев существовала - и существует до сих пор - команда карателей, которые разыскивают и уничтожают мой народ. Страх так огромен, что даже желание заполучить утерянные знания меркнет пред ним. Тем более, что время зря не потеряно и таине, пусть до сих пор редки, но ведь не вымираем? А может скоро достигнем прорыва в генетике? Всего-то прошло лет пятьсот… - спросил он с сарказмом. - Когда ответ был на поверхности. Один из ответов… Женщины Эдеи прекрасно были совместимы с нашими мужчинами. Я тому подтверждение. А ещё были дети, которых все же не уничтожали, в силу возраста, а просто не позволяли их Дару развиться. И, конечно, не разрешая продолжить свой род, дабы пресечь опасность на корню! - он посмотрел по очереди в глаза каждому, - Ничего не напоминает? Согласитесь, методы знакомые!
        На этот раз слушатели не пытались возражать - все же эдейцы отличались выдержкой и умением делать правильные выводы. Теперь осталось понять, способны ли они принимать правильные решения.
        - Как я уже говорил, это была лишь важная предыстория, - Дан слегка выпрямился, клады руки на подлокотники. - Я собрал вас, господа, чтобы расставить некоторые точки. Моя мать была из рода Алейни. Способности предков по ее линии выходили далеко за рамки даже среди соотечественников. Догадываюсь, что, пожалуй, только Шерман мог кое-что знать о родах детей Эдеи. Но даже если это не так, то вам придется поверить мне на слово, - его губы слегка дернулись в намеке на улыбку, - Потому что, боюсь, вы не захотите видеть демонстрацию реальной силы. Скажу только, что Алейни и некоторые другие их сородичи придерживались взглядов философии схожей с земным буддизмом. Они уважали свободу воли и ценили жизнь во всех ее проявлениях, и применяли свои способности лишь для созидания, либо для защиты. Исключительно. Именно поэтому эти потомки предтеч когда-то сторонились политических игрищ, которыми развлекался тогдашний Совет, и не прилетали на Эдею слишком давно. Именно отсутствие на планете в тот роковой день их и спасло от попадания в число жертв массового истребления, но превратило в вечных беглецов, после
гибели собратьев. Вполне осознанно, надо сказать. Вот только мстить было не в их характере, и мои предки предпочли укрыться на небольшой планетке в далекой окраинной системе, продолжая заниматься исследованиями и прочими любимыми занятиями, старательно избегая ненужных контактов и не вмешиваясь в дела бывших клонов. Возможно, такое поведение было ошибкой, но этого мы уже не узнаем, - Дан поджал на секунду губы, но тут же вернул лицу бесстрастное выражение. Не раз замечала, что мой Демон умеет владеть собой, но эмоции всё же пробивали броню спокойствия, - Не стану утомлять рассказом, каким образом встретились мои родители - это не относится к делу. Оставшиеся в живых дети Эдеи, конечно, покидали свой мирок, но тщательно скрывали свою суть, нигде не афишируя происхождение. Собственно, такому учили с рождения. Скажу лишь, что встреча стала судьбоносной для обоих родителей. Отец тогда принял важное решение, предпочтя остаться с моей матерью, отвергнув ради нее карьеру и даже место ториди, которое непременно занял бы по праву первородства в правящей семье Малик и собственных личных заслуг, которых имел
немало. К тому же мой дед уже тогда собирался покинуть этот пост. Если кто не в курсе, Гордан и Амирей были близнецами, что крайняя редкость среди нашей расы. Это и погубило мою бабушку. Но, опять же, я отвлекся, - Дан нахмурился, слегка разведя ладони в сторону, как бы извиняясь, что отходит от темы, и продолжил. - Папе пришлось инсценировать свою смерть, чтобы исчезнуть. И, уверяю вас, он ни разу не пожалел, что все оставшиеся годы провел с любимой женщиной и с сыном. Вот только отпущено этих лет оказалось не так много. Каратели нас отыскали. Я не знаю подробностей о том, как сумели выйти на маленькую Бельтану - планету земного типа, являющеюся пристанищем трех сотен детей Эдеи. Но Амирей Малик, ставший к тому времени Великим ториди, успел разыскать брата раньше, чем от планеты не оставили и воспоминаний. Наверное, все же кто-то знал тайну отца, а, как гласит земная поговорка, что знают двое, то знает свинья. То есть, рано или поздно кто-то проговорится или будет вынужден признаться, и тайна перестанет быть таковой. А может кто-то из истинных эдейцев оказался неосторожен в своих путешествиях, а
может отец кому-то доверял напрасно… - Данрод покачал головой. - Амирей никогда не рассказывал, как это произошло. К слову, тема прошлого вообще была табу. Но тогда на Бельтане дядя искренне уговаривал брата вернуться, обещая скрыть причины его столь долгого отсутствия. И это несмотря на то, что сам наверняка потерял бы пост ториди. Но Гордон отказался, прекрасно понимая, что маме и мне не дадут уйти. И тогда он обменял свою жизнь на мою, взяв с брата клятву позаботиться о племяннике. Как и с меня, что буду жить, невзирая на случившееся, и верно служить интересам Эдеи и ее народу, не пытаясь мстить и пользоваться своими силами. Амирей честно выполнил обещанное, тайно вывезя на личном корабле испуганного мальчишку, который впоследствии получил фамилию Лейни и статус воспитанника самого ториди.
        Данрод замолк на несколько секунд в установившейся тревожной тишине. Капитаны взирали на своего рида в полном молчании, ожидая продолжения и явно потрясенные услышанным.
        - И я тоже свято исполнял клятву, данную тогда родителям, искренне полюбив Эдею и привязавшись ко многим ее обитателям. Не мстил, не роптал на недвусмысленный приказ ториди, который распорядился исключить мое имя из претендентов на таине. Так что, к слову, особых родственных чувств Амирей не проявлял, - хмыкнул Дан. И я заметила, как многие помрачнели - для эдейца, понимание того, что он никогда не сможет продолжить свой род, сродни приговору. - Ториди по-своему опекал свалившегося на голову племянника, используя как хорошего офицера и следя за успехами. В общем, меня не то чтобы все устраивало, но я вполне вписался в новую жизнь, и прекрасно понимал, что к прошлому не вернуться. Некий конформизм, не спорю, - усмехнулся мой мужчина, - Но я никогда не претендовал на роль идеала. И держал слово, не употребляя во вред силу, которой неплохо овладел к своим десяти годам под руководством истинных носителей Дара. Внешне я стал таким же новым эдейцем, притом одним из лучших, не убивая и не принуждая! Потому что мама бы этого не хотела. Она, даже зная, что не сможет спастись, была верна своим принципам. -
Дан вскинул глаза, холодно оглядев притихших капитанов, - Так что, господа офицеры, сможет ли хоть один из вас упрекнуть меня в том, что я завоевал свое место за счет доставшегося Дара, или протекции?
        Ответом были отводящиеся взгляды, и даже опускающиеся головы. Сказать было нечего, но страх все равно присутствовал - это ведь вдалбливалось с детства. Словно ты внезапно узнал, что рядом с тобой долгие годы находился человек, страдающий заразным недугом. И сколько бы тебя не уверяли, что он не опасен и все меры приняты, так что тебе ничего не грозило и не грозит, умом-то ты понимаешь, а инстинкты требуют бежать и держаться подальше.
        - Я так и думал, - в открытую ухмыльнулся Дан. - По большому счету, и не ждал иного, - он переплел руки на груди, свободно откинувшись в кресле. - И, знаете, я вас понимаю! - он вновь усмехнулся и покачал головой. - Я был рад и благодарен каждому примкнувшему к «Айтеру» после наглых и беспочвенных обвинений. Это честь, господа, которую вы мне оказали. И я ни в коей мере не отказываюсь и далее печься о судьбе и защите любого из вас и ваших семей. - Он предупредительно поднял ладонь, - Дослушайте, а после выскажитесь, - прозвучало, как приказ, которому, как ни странно, все последовали без возражений. - Итак, кратко обрисую нынешнюю картину. В том, что на Эдее произошел заговор и переворот, полагаю, никто не сомневается. Правда, до недавнего времени я считал, что за этим стоят чисто вопросы перераспределения власти и недоумевал, каким образом Амирей прохлопал столь глобальный заговор. Но последние события дали подсказки. А рассказ моей таине расставил многое по местам.
        Слово «моей», Дан выделил особо. Так по собственнически, словно сработал древний инстинкт и этот мужчина предупреждал других самцов, что место занято. Не задело, скорее, подняло в душе глубинные желания - извечная потребность женской сути принадлежать лучшему и сильнейшему, в случае моего Демона, не раздражала, а импонировала. Ну да, феминистки могут скривиться и подвергнуть остракизму глупую курицу в моем лице! Может и сама бы их поддержала ещё недавно, а теперь… Теперь почувствовала теплую волну в душе, и чуть дурацки не начала улыбаться, чему момент ну вовсе не соответствовал.
        Вот только откинуть эмоции и сосредоточиться на важном рассказе оказалось непросто. Однозначно, состояние влюбленности нехорошо влияет на умственные способности. Но, черт… Данрод - это редкая болезнь. Рецидивирующая и неизлечимая. Но, кажется, я уже что-то подобное говорила.
        - Скажите, антрид Курес, вам ведь приходилось служить под началом тогда ещё талирида ВилианаТерлик, ставшего в последствии ридом? - неожиданно задал вопрос Дан, обращаясь к особо ретивому антриду.
        - Да, конечно, - нахмурился он, - Только какое это имеет отношение к нашей теме?
        - Поверьте, прямое, - вежливо ответил Дан. - Я бы хотел услышать ваше мнение о качествах командования старшего сына рода Терлик, Вилиана. Он заслужил звание рида?
        - Какое там, - скривился антрид. - Простите за прямоту, рид, но этот щенок вылезал из переделок исключительно за счет везения. Ну и протекции отца. Самовлюбленный авантюрист. За таким командующим люди бы не пошли.
        - Благодарю вас, - кивнул Данород. - Примерно так я и предполагал, - он чему-то хмыкнул удовлетворенно.
        - Не поясните, рид Малик? - не выдержал Шерман.
        - Разумеется, господа, ведь именно за этим вас и собрал. Таине Александра сообщила мне, что в гибели наших людей и самого ториди участвовали наемники с Шоны. Они не собирались оставлять никого в живых. - Далее Данрод пересказал мою историю довольно подробно, попросив меня подтвердить его слова. - Пожалуйста, Саша, - он повернулся к нам с Таем, впервые с начала этой тяжелой встречи встретившись со мной глазами.
        Боги, он так устал… Нет, внешне никто ничего бы не заметил, я просто… Просто почувствовала это. Может схожу с ума? Или настолько переживаю за этого мужчину и наше будущее, что начала считывать эмоции, подобно самим менталам? Впрочем, после моей беременности, интуиция и вправду обострилась. Да и само понятие таине, говорило о том, что мы становимся иными…
        На мне скрестились десятки глаз. Сглотнула внезапно накативший в горле ком и поднялась с места.
        - Все сказанное ридом Малик правда. Именно это и произошло на Росси. Я даже готова на сканирование, если потребуется, - произнесла твердо, пройдясь взглядом по каждому из виртуально присутствующих.
        - Полагаю, это лишнее, - произнес Сорен Горель. - Мы вам верим, таине. Вам незачем лгать. Тем более что обвинения против вашего отца звучали вовсе неубедительно. А что касаемо рида Данрода, обвиняемого в гибели ториди, даже в свете вскрывшейся вашей связи и его происхождения, все равно не убеждает, по крайней мере меня, в его возможной причастности к заговору.
        - Спасибо, Сорен, - коротко кивнул ему Дан и тут же обратился ко мне, - Присаживайся, Александра. Может ты устала и желаешь уйти? - он спросил, не настаивая, просто заботясь.
        Ну, уж нет. Я хочу дослушать до конца! И узнать, кого он подозревает в причастности к измене и почему.
        - Спасибо за заботу, мой тай, но я хотела бы присутствовать, - проговорила, глядя на него.
        - Хорошо, - согласился спокойно, тут же повернувшись к капитанам. - Позвольте продолжить. Вам ведь известно, что до вхождения в Совет, отец Вилиана, Абигор Терлик возглавлял наши силы в секторе Шонского каганата? Долгие годы он довольно успешно вел дела с этой расой от имени Эдеи. Абигор прославился тем, что неплохо ладил с этими хитрыми варварами, и даже после того, как занял место отца в Совете родов, продолжил курировать это направление.
        - И что из этого? - тут же последовал вопрос от одного из неизвестных мне капитанов, до сих пор молчавшего. - Связаться с шонским сбродом мог кто угодно! Другой вопрос, у кого бы хватило сил и наглости организовать такое?
        - Совершенно верно, антрид Ростель. Это лишь косвенные доказательства, - спокойно согласился Дан. - Видите ли, я сопоставил факторы. Во-первых, кто-то провел наемников во дворец Наместника. А мы знаем из материалов дела, что на Росси в тот злополучный день выжило не так много эдейцев, что находились в Любомирье. И одним из них был именно Вилиан, который, как он утверждал, по счастливой случайности находился вовсе не в городе, а был у своей подруги, некой Вероники, и та это подтвердила, - Данрод поднял палец, показывая, что не закончил. - И это тоже лишь косвенные подозрения, говорящие только о возможностях, но не самом действии. И, во-вторых, никто ведь не станет отрицать материальную составляющую, требующуюся для воплощения такого замысла. А роду Терлик вполне по силам купить даже всю Шону, при желании.
        - Мотив? Каков мотив, рид Малик? Он должен быть веским, чтобы решиться на такое. Не говоря уже о том, что род Терлик, хоть и вошел в новый Совет, вовсе не играет там ключевых ролей, - перебил его Шерман. - Что-то не сходится!
        - На то и расчет, - вздохнул мой мужчина, слегка потерев подбородок в задумчивости. - Все дело в том, господа эдейцы, что еще во время совместной учебы в школе офицеров, я замечал, что у Вилиана случались спонтанные выбросы пси-энергии, - он криво усмехнулся. - Вынужден вас огорчить, но и у некоторых из высших родов присутствуют зачатки способностей менталов, которые они применяют неосознанно уже многие столетия, даже не подозревая об этом, считая это лишь харизмой. К примеру, сильнейший род Малик изначально был «заточен» на управление массами солдат и офицеров. И эти способности передаются по прямой, особенно первенцам! Именно поэтому так ценится первородство. Но у Вила они были иные, говорившие о наличии крови самих менталов, а не их отфильтрованной версии. И я не зря спрашивал антрида Курес о его способностях. Вилиан посредственность, но весьма удачливая! Использовавший неосознанно зачатки слабого Дара, доставшегося от кого-то из предков и позволяя интуиции выбирать пути решений задач, которые не выбрал бы умом. И теперь я почти не сомневаюсь, что этим предком является его отец-ментал!
Вероятно, полукровка, как и я, а может даже квартерон. Достаточно обученный, чтобы скрывать Дар, и сумевший им воспользоваться, медленно и осторожно внушая нужные мысли и воздействуя на слабых, но необходимых для цели эдейцев. Ведь нельзя, чтобы тебя заподозрили! А тут ещё и и жадные, жестокие шонцы подвернулись весьма кстати. Но все же, Абигору наверняка потребовалась масса времени и сил, чтобы осуществить задуманное. А проще поддаются внушению недовольные. Такие, как вечно соперничающий и ненавидящий меня даже без всякого внушения, рид Тортон. И да, Абигору ни к чему самому стоять у власти. Он умен и понимает, что Эдея не примет ментала, - Дан криво усмехнулся, - Так почему не сделать ториди того же Вила? И род Терлик станет главенствовать. Стоило только избавиться от ториди действующего, особенно пока он не успел расплодиться. И от меня. Хотя не уверен, что его силы хватило заподозрить во мне прямого потомка детей Эдеи.
        - То есть, вы хотите сказать, что мы имеем дело с менталом? - обобщил и выдал явно взволновавшую всех мысль Шерман.
        - Уверен в этом, господа, - спокойно ответил Дан. - Иначе я просто не вижу отчего Амирей не смог предотвратить или хотя бы противостоять заговору. С его-то службой безопасности? - Данрод видел, как капитаны задумчиво кивали, явно рассматривая события под иными углами, чем раньше. - Так что выбор за вами. Вы можете мне не поверить и продолжать бороться с сильным врагом своими силами, отказавшись и дальше подчиняться командованию такого рида, «запятнавшего» себя дурной кровью, - произнес он с сарказмом, - И наверняка вскоре славно пасть, когда у Абигора и его марионеток дотянутся лапы до вас по-серьёзному. Да-да, я-то в любой момент заберу моего сына и таине, а также «Айтер», и исчезну, как только вы того пожелаете. И остановить меня, коли вдруг в чьей-то горячей голове возникнет такая мысль, вам не удастся. Уж поверьте на слово. Это я говорю лишь на тот случай, если мысль оказаться под командованием проклятущего ментала вам так претит, - усмехнулся он с горечью, - Хотя вы и так находились под моим «ужасным гнетом» уже добрые шесть лет. Да и раньше… - он махнул рукой. - А так, я не отказываюсь от
своих слов - я стану защищать любого из вас, как и клялся когда-то! Но не против вашей воли. - Он внимательно осмотрел застывших в неуверенности и задумчивости капитанов. - Я знаю одно, пока вы не поменяете власть и законы на Эдее, история будет повторяться. А я не стану рисковать своим сыном и женщиной ради тех, кто во мне сомневается. Решайте, господа! Я благодарю вас за внимание и жду ответа.
        Он вежливо слегка склонил голову и спокойно повернулся к молчаливому Таиру. Дан уже открыл рот, чтобы что-то сказать, как тут раздался голос искинта.
        - Мой рид, малый патрульный крейсер «Ранде» около минуты назад резко сменил курс, выходя из зоны поражения системами защиты Парадиз, и с его борта ведется передача по каналам Эдеи. На запросы не отвечает, спешно удаляясь. Я проверил, никаких заданий, кроме планового партулирования, у васрида Йоноса Одоре не имелось. На борту находится гражданская женская особь, а команда, из трех подчиненных осталась на Парадиз в полном составе, исполняя приказ своего командира. Мой вывод - это измена, рид. Прогнозирую появление флота Совета в непосредственной близости с нашими рубежами обороны, через двадцать три стандартные минуты, согласно сведениям о нахождении ближайшей эскадры флота Эдеи, прочесывающей близлежащий звездный квадрат.
        - Бездново семя… Кажется, времени на раздумья не остается, господа! - ругнулся Горель. - Рид Данрод Малик, я клянусь вам в верности, и умоляю взять командование, чтобы спасти Парадиз. «Айтер» должен выстоять. Защитите наших женщин и детей! - он склонил голову, приложив ладонь к сердцу.
        Далее началась цепная реакция клятв, а Дан, принимая их, уже что-то быстро набирал на вирте. Он резко повернулся и окликнул меня.
        Только мой разум сузился до одной единственной проблемы. Нет… Там на Парадиз мой мальчик, Кери, дивные соседские пацаны и их мама! Как? Боги, ну как кому-то из тех, кто долгие годы делил с этими людьми и эдейцами тяготы изгнания, пришло в голову обрушить на бедных детей и женщин гнев озверевшей от долгих поисков армии?
        Дан вновь меня звал, но я же уже ничего не могла слушать, в ушах стоял звон. Мне надо было туда, к моим близким! Рванула к выходу, только помотав головой. Но была перехвачена сильной рукой и прижата к груди.
        - Стоп, малыш! Ты никуда не полетишь, моя храбрая девочка! За Родькой отправится Тай, как и за Кери и теми, кто поместится на борт. Просто отдай приказ «Агиллу», передавая талириду Варель временное командование. Ты ведь не сомневаешься, что он справится? Да и кораблик твой самый быстрый.
        Меня успокаивающе гладили по голове, объясняя тихо разумные вещи, и удерживая своим спокойствием от импульсивного поступка. Наверное, на нас все глазели, хотя возможно уже были заняты привычными для военных делами подготовки к атаке противника. Данрод аккуратным, уже ставшим привычным жестом, приподнял моё лицо за подбородок, заглядывая в глаза, и проговорил четко:
        - Я буду защищать нашего сына и моих людей отсюда с орбиты, и ты будешь со мной. И «Айтер» мне в этом поможет. Защищать я умею, слышишь? Ты ведь мне веришь?
        Да, верю. Кажется, даже больше чем себе.
        Молча кивнула, понимая его правоту, и связалась с искинтом моего глайдера.
        - Умница моя, - шепчет мой Демон. - Просто побудь рядом. Я знаю, нам обоим так будет легче, он мягко потянул вверх мою ладонь, оставляя губами на ней след, словно ставя печать на неком договоре.
        Хотелось уткнуться носом, по-детски прячась и ожидая пока всё закончится, и мои Родька с Кери, и даже Сай окажутся рядом.
        Но надо держаться, тут мой мужчина прав - черт, это уже тенденция! Мне начинает казаться, что Данрод прав просто всегда!
        ГЛАВА 36
        ДАНРОД
        Выпускать из рук даже на миг Принцессу решительно не хотелось - чувствовал ее уязвимость. После моих слов, внешне Сашка взяла себя в руки, но это была только видимость - внутренне моя женщина превратилась в оголенный нерв. Коснись такого неловко и струна порвется, разнося отдачей в клочья, как окружающих, так и самого носителя. В глазах Сашки можно было утонуть, захлебываясь от эмоций - столько боли и ожидания! Но и веры. В меня. Не оправдать которую теперь я просто не имел права.
        Её состояние ощущал буквально всем телом. Это связь, та самая, что редко, но случалась у представителей моего народа. Резонанс, взаимная вибрация, которая пульсирует в крови, наполняя душу и тело самой сутью этой жизни. Не та химия, которую зовут влюбленностью, и даже не самая глубокая привязанность ума и тел, что считается у людей любовью.
        Нет, это большее. Намного.
        Сейчас я как никогда понимал своих родителей, что предпочли умереть вместе, лишь бы спасти единственный плод такой связи, без которой уже не мыслили жизни, и которую я так тщательно старался игнорировать все эти годы. Упорно уверял себя, что мне лишь привиделись те ощущения, что вызывала во мне эта девушка, прячась за уязвленным самолюбием и здоровым прагматизмом. Даже какое-то время был искренне уверен, что недальновидному полукровке удалось избавиться от наваждения по имени Александра.
        Пока моя Принцесса вновь не появилась на горизонте, разрушив и построив мой мир заново. И теперь, похоже, я этому даже рад.
        И видит Великая Мать Вселенная, больше никому не позволю отнять то, что так быстро стало жизненно необходимым. Можно долго быть слепым, но однажды прозрев, видишь цели и правильно расставляешь приоритеты. Пришло время взыскивать долги и защищать то, что так неожиданно упало прямо в руки, быстро заполняя в сердце пустоту - ее, оказывается, скопилось в душе достаточно.
        Главные клятвы - это те, что мы даем сами себе. По крайней мере, эту я намерен исполнять со всем прилежанием и умениями, на которые способен.
        Что ж, Демон, похоже, пришло время не просто «играть в солдатиков», с легкостью относясь к собственной судьбе, лишь опекая тех, кто мне доверял, а выложиться на все двести процентов.
        Ещё один взгляд на Александру, которая послушно заняла соседнее кресло, что обычно занимал Таир. Бледная и напряженная, моя женщина всматривалась в основной вирт-экран «Айтера», по которому шли сводки последних данных. На отдельном секторе располагалась карта, по которой двигались точки, обозначающие малый транспорт, что спешил на Парадиз с базы, чтобы попытаться эвакуировать на борт нашего корабля хотя бы часть населения, если потребуется. И удастся.
        Где-то среди этих огоньков был и «Агилл», пилотируемый надежными руками друга, который наверняка вырвался вперед. Варель ни секунды не медлил, быстро отдав распоряжения своим головорезам и бросился к глайдеру, связав свой вирт с ним и лишь бросив Сашке уверенное: «Мы скоро вернёмся!»
        Таиру я доверял, как себе и знал, что он окажется у Родьки с Кери так быстро, как это возможно.
        Он успеет, непременно. Потому что те, кто мчат на всех парах к вожделенной цели, не посмотрят на то, что на Парадиз находятся женщины и дети - когда это карателей останавливали такие мелочи? Точно не в случаях, если случившееся можно преподнести, как случайность и сопутствующие потери. А может и вовсе умолчать, как, например, с маленькой Бельтаной… Действительно, раз никто не выжил, то и оправдываться не стоит. Мертвые не могут предъявить обвинений, а живым портить имидж ни к чему.
        Сжал до хруста стилус, которым намечал точки расстановки сил обороны, едва не сломав.
        Всё, довольно! Мы справимся, иного просто не будет!
        Времени и так считанные минуты, а сделать надо много.
        Действия и приказы отдавались почти автоматически. Мозг функционировал, как никогда быстро. Потому что теперь не было смысла скрываться и ограничивать себя искусственно.
        Позволить Дару быть свободным - бесценно. Это словно всю жизнь выполнял мелкую ювелирную работу в толстых перчатках. Навострился, конечно, делать это весьма ловко, но всегда знал, что можешь лучше. Намного лучше! И вот теперь позволил себе освободить пальцы. Сила потоком текла по телу, расширяя границы восприятия, позволяя максимально сконцентрироваться на задачах.
        Команда слаженно отрабатывала протоколы, в сжатые до нескольких минут сроки, выводя все системы защиты планеты на наше управление, и готовясь к любым сценариям. Знаю, что почти у каждого из моих людей внизу кто-то остался, а стало быть, им тоже есть за что бороться с удвоенными усилиями. Хотя в идеальной работе своих эдейцев я и так никогда не сомневался.
        И чертовски приятно было осознавать, что и они во мне тоже.
        Корабли появились ровно по прогнозу искинта. Эфир взревел предупреждениями о вторжении в наше космическое пространство. Целая эскадра. Двенадцать боевых единиц второго флота Эдеи, во главе с «Мадео». Похоже, мой старый враг тоже успел зализать раны и сейчас стремился взять реванш, наверняка предвкушая легкую и такую долгожданную победу. Представил, как Тортон ликует в душе и мысленно уже потирает руки. Ведь силы, конечно, кажутся ему неравными, притом ни в нашу пользу.
        Вот только тут его ждет подарок в моем лице. Весьма неприятный, как я надеюсь. Потому что «Айтер» они не увидят даже самыми современными средствами локации, пока мы сами этого не захотим.
        Внутри разливается злое предвкушение: наконец-то я смогу позволить себе то, о чем втайне мечтал уже долгие годы. Ведь знание о том, кто много лет назад возглавлял силы, уничтожившее мой дом и родных, стоило неимоверных усилий и немало средств.
        Я помнил твои слова, мама, что месть разрушительна, и я бы оставил все как есть, если бы призраки прошлого не покушались на то, что мне дорого нынче.
        Краем глаза вижу, как Сашка сжимает кулаки, кусая от волнения губы. Но она по-прежнему молчит, стараясь держать себя в руках. Честно говоря, на это и рассчитывал, когда просил ее остаться. Александра истинная Сандовская! Этим все сказано. Они на людях не имеют права показывать слабости, чему явно научили и дочь. А, стало быть, моя девочка будет тут, со мной, а не биться в истерике в каюте, рисуя в воображении ужасающие перспективы потерь.
        Не волнуйся, Принцесса, я заставлю их заплатить за каждую секунду твоего страха, и с лихвой накину за все непролитые, но подступающие к прекрасным глазам слезы.
        Эскадра стремительно приближается к Парадиз, видя лишь ощетинившуюся орудиями базу, да мечущиеся малые суда защиты. Конечно, такие силы обороны способны остановить многих, а большинство просто предпочли бы обойти стороной вооруженную планету, но это не остановит таких, как флот Эдеи.
        Мы не спешили тратить заряды, подпуская поближе, и ожидали действий противника. И нет, никаких переговоров вести с нами никто не собирался. Предсказуемо, в общем-то. Но это окончательно развязывало мне руки, пусть убивать своих - не самое приятное занятие. Особенно понимая, что большинство здесь лишь по приказу.
        Вот только выбор правильной стороны есть у каждого. И они его сделали.
        А дальше безмолвие и черноту космоса разорвали эноргозарядами, что щедро и без какого-либо предупреждения цепные псы нового Совета полили на Парадиз и болтающуюся на орбите базу.
        Купол вспыхивает, отражая атаку. Да, на генераторы полей защиты мы не скупились - больше, пожалуй, только на самой Эдее. Но и им долго не продержаться, если атака продолжится достаточное время.
        Я знаю, что все, кто могут, летят сюда - как враги, так и друзья. Но «Айтер» должен выиграть время и я его предоставлю.
        Слышу как, не выдерживая напряжения, всхлипывает Сашка, прижимая ладони к груди, и почти одновременно по связи приходит голос Таира:
        - Дан, мы на борту, но к вам не пробиться. Уйдем в гипер, как только оторвемся от погони.
        Скрипнул зубами, слыша, как где-то фоном прозвучал грохот. Не иначе, как поля «Агилла» на пределе.
        - Я вытащу твоего сына, мой командир, - пообещал Тай. - Успокой свою женщину!
        - Верю! - говорю тому, кто все годы моей молодости и становления, как офицера, был рядом.
        - Мой рид, «Агилл» ушёл в подпространство. Его преследуют, но класс судна значительно ниже. Их не догонят, - Обращается ко мне Айтер.
        Что-то отпускает внутри, только теперь давая знать, как же я был напряжен. Но ещё ничего не закончилось. По сути, всё только начинается.
        - Айтер, передай таине Александре, что наш сын скоро будет в безопасности. Таир его сбережет.
        Я знаю, что Сашка не станет меня дергать, но эти вести помогут ей продержаться. И слегка предвкушающе улыбаюсь, получив подтверждение о доставленной информации.
        Оборона планеты почти прорвана, но судя по поступающим данным, не ждавший такого отпора враг потрепан от души. А, стало быть, наш выход.
        - Ты готов, мой старый друг? - бросаю искинту корабля.
        - Всегда с вами, мой рид!
        - Тогда за дело.
        Детали становятся четкими, я ощущаю каждый механизм, каждый энергокристалл, что питает сердце сложнейшей машины. Дотянуться, слиться, стать «Айтером», чтобы видеть его глазами и действовать сообща, вместе с недоступными живым возможностями кристаллического, но почти живого мозга.
        Корабль и я становимся единым целым, врезаясь в самую гущу распоясавшихся карателей, сходу разнося защиту более слабых единиц. Они горят, огрызаясь огнем пушек, откусывая нашу броню, словно злые пираньи. Но сейчас мне необходим именно «Мадео». В этот раз ему не уйти, потому что без прикрытия крейсера остальные сдуются, оставив Парадиз в покое.
        Мы с Айтером находим искомое, как бы враг не крутился. В нашем слитом сознании, корабль переливается различными цветами, словно праздничное дерево, что наряжают на Росси зимой во время празднования прихода нового года. Я знаю, что обозначает каждый из них - фиолетовым мерцает поле защиты, красным - точки орудий, что нещадно лупят по нам. А оттенки зеленого с различными вкраплениями - это ауры команды крейсера. Эдейцы…
        И я чувствую их неверие и ужас, когда мы с кораблем сметаем преграды, пусть и истратив почти все ресурсы, но движемся по отсекам «Мадео» ментальной волною, подавляя волю и ломая сопротивление.
        И я приказываю себе забыть, что на судне живые люди. Убивать… Потому что они тоже об этом забывают, когда жмут на гашетки, словно внизу не населенные планеты, а лишь виртуальный мир, созданный для развлечений.
        Забыть о человечности, один за другим гася разум членов команды, даже не задумываясь, смогу ли впоследствии его восстановить.
        Нас все ещё пытаются уничтожить. Чувствую, как «Айтер» корёжет от повреждений, но знаю, что пока они все обратимы. Останавливаться нельзя - я уже у цели!
        Узнаю и выхватываю из группы присутствующих в рубке гнилую ауру Тортона Дерика. Лишь долю секунды позволил себе посмаковать его страх и непонимание, послав на прощание образ Бельтаны…
        Пора.
        Мне сложно понять, сколько проходит времени, но «Мадео» застывает неподвижной глыбой. Его искинт полностью подчинен, а команда нейтрализована. Вот только и мы на грани, а крейсер далеко не единственный, кто пришел к нам нести смерть.
        Падаю в бессилии, понимая, что дальше команда продолжит сама. Мои же возможности почти исчерпаны. Странно, что вообще ещё в сознании, ведь собственные пределы, как взрослого ментала, я никогда не изучал. Но что-то не позволяет позорно провалиться в забытье, словно нашел источник подпитки.
        И вправду…
        Открываю на миг глаза и чувствую тепло рук, что сжимают мои ладони. Это Сашка опустилась на колени возле моего кресла и держит меня. А может, удерживает в этом мире, не позволяя перегореть.
        - Мой рид, - Где-то рядом звучит голос одного из офицеров, - Силы шоэнов талирида Варель неплохо справляются. А звено талирида Горель уже в минуте хода. Помощь уже в нашем пространстве, а силы второго флота спасаются бегством. Те, кто выжил…
        - Благодарю, антрид, - произношу хрипло, - Принимайте командование и действуйте согласно инструкциям.
        - Есть, мой рид, - откликается мой подчиненный, - И позвольте всему экипажу выразить наше уважение! Вы спасли нас! Это честь, служить под вашим началом!
        Вижу, как мои люди склоняют головы, но тут же вновь возвращаясь к своим обязанностям. Гордость и удовлетворение. Наверное, это высшая награда после изнурительной битвы.
        А я перевожу взгляд на мою Принцессу. Провожу кончиком пальцев по влажной щеке, убирая слезы.
        - Знаешь, что «таине» обозначает на языке истинных эдейцев?
        Тихо спрашиваю, у так и не поднявшейся с колен девушки. Она слабо улыбается мне, лишь мотнув отрицательно головой. Золото растрепанных волос всколыхнулось, оседая облаком на плечи. Красивая. И такая нужная мне, до кончиков этих самых локонов.
        - Я знаю эдейский, но значение слова в нём объяснялось, по-видимому, сообразно новым реалиям. Мать для наследника, уважаемая женщина, принадлежащая заслужившему эту честь эдейцу, - Сашка вопросительно приподнимает бровь.
        - Нет, малыш, - качаю я головой, - Таине - это единственная. Самая нужная во вселенной женщина.
        ГЛАВА 37
        АЛЕКСАНДРА
        Я стояла на смотровой площадке корабля, с почти детским восторгом ожидая момента выхода из подпространства. Искинт услужливо развернул виртуальные иллюминаторы, что будут транслировать виды в режиме реального времени, без искажений и помех, возникающих из-за скорости.
        Пришла сюда, чтобы перестать нервировать своей издерганностью Дана. Что поделать, сумасшедшая мать во мне периодически затмевала доводы разума. Ведь сколько не старался Данрод убеждать меня, что с Родькой и Кери все в порядке, поговорить с Таиром или подругой мне не удалось. А сам упорно не выдавал детали. Беда просто с этим мужчиной! И ведь прекрасно понимает, что успокоюсь я только, когда они окажутся рядом, но все равно о чем-то умалчивает… Пусть и обещал, что на сей раз меня ждет нечто приятное.
        Я, вроде, и верю, но нервничать от этого не прекращаю.
        Поэтому и попросилась «любоваться видами», зная, что риду командующему ещё предстоит немало всего сделать. А сколько уже было сделано за столь короткий срок!
        Вздыхаю, складывая руки на груди, слегка прохаживаясь взад-вперед по небольшой площадке в носовой части корабля. Молодой эдеец, по имени Лаэр, что мой упрямый Демон приставил меня сопровождать, словно я могла бы заблудиться, вновь ненавязчиво предлагает мне сесть в кресло. Отмахиваюсь. Ни к чему.
        Когда мерею шагами пространство, кажется, что время ожидания проходит быстрее. Ведь в конце этого пути мне обещана встреча с сыном.
        «Айтер» вынырнул из гиперпространства и теперь плавно входил в зону Мурианской Империи. За нами тянулись несколько десятков кораблей нового флота Эдеи, под командованием рида Данрода Малик.
        О да, после битвы за Парадиз никто не отказался от такого командира. И его происхождение, пусть ещё долго будет пугать, по крайней мере, для этих эдейцев, больше не является препятствием. Все же для мужчин этой расы спасение их детей - приоритет. Наверное, только такому выродку, как ныне покойный Тортон Дерик и его команда, (Не иначе как специально подбирал себе под стать!) можно было поручать миссии по уничтожению планет, не считаясь с потерями мирного населения. У прочих сильно внутреннее табу на убийство детей, особенно эдейцев.
        От последней мысли не по себе. Невольно вновь рисуешь перед глазами картины того, что могло случиться, не будь Дан тем, кем является.
        Мой любимый Демон! Когда-нибудь я тебе обязательно расскажу о том, как не могла выкинуть из головы все эти годы твой образ из головы. И как внутренне умирала каждый раз, когда меня касался Амирей…
        Тряхнула головой, словно этим жестом пытаясь скинуть прилипчивое прошлое.
        Все, Сащка, этого больше не случится! Я не знаю, что нас ждет впереди, но будущего уже не мыслю без Данрода. И да, до щемящей ломоты под ребрами, мне хочется быть его таине - его единственной…
        Скопление ярчайших звезд Южного Креста сияло разноцветными драгоценностями, рассыпанными по черноте космоса. Туманность Черное Магелланово облако, известная ещё как Угольный мешок, осталась где-то справа, а нам слепила глаза Акрукс - кратная звездная система, альфа этого созвездия. Красный гигант Гакрус - гамма Южного Креста, зловеще пялился в спину.
        Но эти космические монстры были далеко, нас же ожидали совсем в другом месте.
        Небольшая система звезды земного типа G - желтый карлик, с десятком планет на орбитах, три из которых были обитаемы. Еще пара десятков спутников, с неплохими запасами ископаемых, и искусственные базы и заводы, что болтались то тут, то там. Неплохо, конечно, но и негусто, по привычным меркам богатых цивилизаций. Именуясь империей, мурианцы явно себе польстили. Впрочем, всё относительно. Особенно, если знать истинные возможности обитателей этого отдаленного уголка Млечного Пути.
        Почти четыре сотни световых лет от праматери Земли. В общем-то, эта часть галактики раньше считалась неперспективной для переселения, и от этого случайное открытие таких соседей, как мурианцы, в свое время наделало много шума.
        Красивые, стройные, гибкие и явно имеющие незаурядные умственные и технологические возможности. Эту расу можно было бы счесть прообразом эльфов, о которых сохранились мифы и сказки бывших землян. Загадочные гуманоиды, весьма похожие на нас внешне, но все же отличающиеся от людей, прежде всего поведенчески, они держались обособленно и не стремились налаживать какие-либо контакты. Были далеко не беззащитны, владели неизвестным типом оружия, но сами не проявляли агрессии или даже интереса к соседям по космосу. Не интересовались они и торговлей, как и завоеваниями, и, похоже, не нуждались в чужих знаниях.
        И никого к себе не пускали. По крайней мере, мы так думали.
        Странные затворники, однако, в свое время с легкостью дали отпор особо ретивым товарищам, которые сочли, что любого можно покорить, или заставить сотрудничать, надо только надавить посильнее. С мурианами не получилось. Они с легкостью уничтожали неприятелей ещё на подлете в их сектор.
        Поэтому сейчас смотреть в иллюминатор на приближающуюся планету, окруженную спутниками и окутанную густым покровом облаков, в разрывах которых уже можно было рассмотреть очертания континентов, было удивительно и немного тревожно. Хотя и любопытно, не скрою.
        Мурия, главная из планет системы, встречала эдейцев спокойно, даже не пытаясь демонстрировать силу защитных станций, которыми так славилась империя. Пожалуй, только эдейцы и могли попробовать воевать с этой расой, тем не менее, даже не предпринимали таких попыток. Для меня сначала вообще было настоящей загадкой, почему мурианцы решила вести дела с мятежниками Эдеи. И уж тем более, отчего согласилась принять под свою защиту женщин и детей с Парадиз.
        Пока Дан не разъяснил.
        С момента битвы со Вторым флотом прошло меньше суток. Почти все силы мятежников успели собраться возле своего временного дома, а моему мужчине удалось отдохнуть чуть больше получаса, которые его команда неспешно подбирала шоэны и швартовала «Айтер» к базе, чтобы срочно вновь начать ремонт. Дан просто не мог себе позволить в такой момент долгий отдых.
        Он был бледен, его откровенно пошатывало, но никто бы не решился противоречить, когда их рид лично отправился на «Мадео». Таине командуещего туда, само собой, не взяли. Вот тогда у меня и появился нянька по имени Лаэр - молодой, немного смущающийся лирид из группы штурмовиков Вареля, что успел вернуться на корабль на своем подбитом шоэне, и только что получивший за отличную операцию своё первое звание.
        Понимала, что не время и не место для разговоров, но чего мне стоило спокойно ждать Дана, молча принимая вежливую заботу и наблюдать, как с Парадиз, словно рой золотистых пчел, один за другим поднимались транспортники - Данрод отдал приказ об эвакуации мирного населения. Именно это мне сообщил Лаэр, добавив, что, вероятно, мы все скоро снимемся с места, оставив небольшой заслон возле планеты, бросать окончательно которую никто не собирался, но и ожидать следующей атаки Совета здесь не имело смысла - рисковать своими семьями никто более не хотел.
        Дан появился в своей каюте только после того, как «Айтер», что немного подлатали, вошел в гипер. Его визит заставил моего няньку вытянуться в струнку, рапортуя и пожирая своего командира восторженными глазами.
        - Мой рид, никаких происшествий!
        Подскочила с кресла, уронив планшетник с загруженной книгой, которую усердно делала вид, что читаю.
        - Благодарю, лирид Карти. Можете быть пока свободны. Вы скоро понадобитесь моей таине, и я вас вызову, - бросил устало Дан, а парень щелкнул каблуками, и исчез, произнеся: «Есть, мой рид!»
        И только когда затворились двери капитанской каюты, Данрод решительно шагнул ко мне, буквально сгребая в охапку и падая вместе с невесомой для такого амбала ношей на диван, крепко прижимая к себе, и зарываясь в мои волосы пальцами и даже носом.
        - Дан, - пискнула сдавленно, не ожидая такого напора, - Задушишь!
        - Никогда, - почувствовала, хоть и не видела, что он мотает в отрицании головой. - Даже если очень будешь нарываться, - добавил он язвительно, ловко и почти невесомо шлепнув меня по пятой точке.
        Я пихнула его в бок острым локтем, и он охнул, явно преувеличенно.
        - За что, злюка? - мурлыкает мне на ухо, прикусывая за мочку, но все же ослабляя хватку, давая немного воздуха.
        - Да так… Начинаю проверять границы твоей благосклонности, - хмыкнула куда-то в грудь, на самом деле млея от его напора.
        - Тебе можно.
        А потом меня чуть подтянули вверх, чтобы смять мои губы жадным поцелуем. И не только…
        Так что я наивно полагала, что у моего мужчины не осталось сил. Правда, в тот момент мне об этом не вспоминалось.
        Чуть позже, мы лежали обнявшись на постели, с неохотой возвращаясь к заботам и реалиям. Именно тогда мне и сообщили, что «Агилл» и его пассажиры в полной безопасности и мы скоро туда отправимся. Потому что возвращаться «Агиллу» нет смысла. Впрочем, это и не получилось бы, так как Таир, уходя от преследования, умудрился направить корабль на предельное расстояние, что могли обеспечить кристаллы, которые остались на глайдере - как-то никто не удосужился его перезаправить, не считая это первостепенной задачей. Зря, как выяснялось.
        Но все хорошо, что хорошо заканчивается.
        - Не волнуйся о них, пожалуйста, Саш, - меня нежно погладили по плечу. - Я клянусь тебе, что с ними уже все отлично. Сейчас они на Мурии.
        - Где?
        Я подпрыгнула, как ошпаренная, глядя насупившись на обнаженного Дана, который совершенно спокойно закинул руки за голову.
        - Ты издеваешься? - прошипела змеей, - Где наш мальчик?
        - Я ведь сказал, Родька и все остальные сейчас у мурианцев. С ними все хорошо, мы разговаривали и с ним и… В общем, он в надежных руках, уж поверь! И более того, я уже связался с Кругом Восьми. Старейшины окажут покровительство нашим семьям, пока я решу вопросы с Эдеей.
        Я помотала головой. Сказанное было из разряда небывальщины.
        - Связался? Вот так запросто? С Кругом Восьми? - проговорила тихо.
        А Дан рассмеялся.
        - Саш, я в своем уме, поверь, - он протянул руку, призывая вернуться к нему. Его глаза искрились весельем, и кажется, даже круги под ними уменьшились. - Иди ко мне, малыш! Пожалуйста, у меня осталось лишь несколько минут, а хотелось бы ещё принять душ и поесть, а также рассказать тебе про Мурианскую Империю.
        Медленно опустилась обратно, все ещё хмурясь. Умеют же некоторые ошарашить.
        Дан улыбался немного лукаво моему растерянному виду и потом быстро бросил взгляд на часы. Почувствовала себя эгоисткой: времени вести долгие разговоры наверняка почти не осталось, да и вправду, мужчина голоден и устал, чтобы заниматься ещё и мною. От воспоминаний, каким образом он мною занимался, снова стало жарко. Но тревога за Родиона с Кери, да и простое любопытство заставили придушить голос совести. Ну и похоти заодно.
        Так что я пытливо посмотрела на своего эдейца, ожидая ответов.
        - Ладно, моя Принцесса. Я расскажу короткую версию и в душ. Притом один, - проговорил он, погрозив мне пальцем, словно читал грязные мыслишки одной нимфоманки. - Иначе моя команда рискует потерять своего рида ещё надолго!
        Он окинул моё тело красноречивым взглядом, намеренно задерживаясь на стратегических точках. Насколько выразительно, что я машинально потянула на себя простынь. Чем вызвала очередную довольную улыбку.
        Данрод же нарочито вальяжно развалился на постели, явно наслаждаясь моей реакцией. Ну да, порой уравновешенность и показная броня взрослой женщины дают сбой в его присутствии. Я, то слишком остро на него реагирую, то напротив, расслабляюсь настолько, что наружу робко выглядывает юная девочка Саша, которая лишь упрямо демонстрировала раскованность, внутренне сжимаясь от смущения…
        Фыркнула на посетившие мысли и тоже расслабленно откинулась на локтях на постели, устроившись так, чтобы видеть лицо собеседника, но не касаться. Манёвр разгадали, ехидно приподняв бровь.
        - Ну, и что там с мурианцами? - проявила я нетерпение.
        - Да ничего особенного, - пожал он плечами. - Просто ещё одна из древнейших рас, и моим эдейским предкам эти гуманоиды были не только хорошо известны, но они даже прекрасно контактировала с родом Айлейни. Мурийцы или мурианцы, на самом деле схожи генетически с детьми Эдеи. И с большой долей вероятности можно предположить, что обитатели этого сектора, что вы зовете Южным Крестои, тоже произошли от предтеч. Мурианцы не обладают нашими ментальными способностями, их таланты действительно похожи на те, что приписывали сказочным эльфам из легенд землян. Мурианцы - больше дети природы, чем технари. И пошли по своему собственному цивилизационному пути. Они сливаются с природой, черпая силу, и использую её возможности, удовлетворяя таким образом свои потребности. Всё сложнее, конечно. Да и недоступно другим, без тщательного изучения. Но как раз исследовать себя никому мурийцы позволять не собираются. А уж защищать себя от внимания извне они умеют. Наверняка опыт уже был негативный! - заметил Дан, - В частности, их знаменитое оружие, не что иное, как преобразованная энергия собственной звезды, которую они
«приручили» и умеют направлять на врагов. Они вовсе не пацифисты, но чтут жизнь, приоритетно собственную. Их общество жестко структурировано, а понятия о чести, и о том, что хорошо, а что плохо, далеки от принятых в Эдее. Или у потомков землян, - рассказывал мой эдеец. - Но им весьма импонировали взгляды рода Алёйни и примкнувших к нам истинных эдейцев. - Данрод лениво потянулся, демонстрируя красиво проработанные мышцы рук и груди, и слегка на меня покосился. Поджала губы. Вот же искуситель! И ведь точно видит, что я реагирую! - Так что все просто, - пожал плечами, - Находиться рядом с этой расой сложно, так как мы не совпадаем в понятиях этики, но когда-то они обещали помощь любому из Алейни. Правда, мне неизвестно за какие такие заслуги, но сейчас я воспользовался этим обещанием. И мне не отказали, как видишь. Кстати, наших людей не допустят на саму Мурию - она священна и чужаков там не ждут. Но предоставят вполне комфортную базу на одном из спутников их главной планеты. Как и всё необходимое для жизни и даже для ремонта кораблей. Там сейчас и наш сын, Александра. И он в надежных руках - уж слову
Круга Восьми можно верить!
        - Слушай, ты ведь был совсем ребенком, когда тебя забрал Амирей. Как ты всё запомнил? - спросила, покачав головой, сведя брови в задумчивости.
        - Я - ментал, Принцесса, - хмыкнул Дан, - Я же говорил, что у нас в роду инициация всегда ранняя. Мама меня обучала, как и другие… - его взгляд на миг расфокусировался, а чернота уже знакомо поползла на радужку. Но Данрод тряхнул головой, словно скидывая воспоминания, и посмотрел на меня уже нормальными глазами. - Обычные для моего народа техники для развития памяти. Я вообще обучаюсь быстрее, чем новые эдейцы. Но все же это требует усилий, пусть и дает некоторые преимущества, - ответил он спокойно, не кичась этим, а лишь констатируя. - А некоторые знания мама буквально заставляла усвоить с рождения. Может, предчувствовала беду, или просто старалась обезопасить по максимуму.
        - Наверное, любая хорошая мать хочет этого для своего ребенка. Желает ему добра. Оберегает… - вздохнула, отворачиваясь, чтобы он не заметил подступающие слезы. Мне ведь были так близки и понятны действия этой незнакомой женщины, которая сейчас, даже будучи мертвой уже не один десяток лет, продолжала спасать, пусть не самого сына подаренной когда-то заботой и предусмотрительностью, а внука и тех, о ком Дан нес ответственность.
        Мой же Демон резко подался ко мне, притянув к груди так, что я пискнула от неожиданности. А его сильные руки уже гладили по волосам, плечам и спине, согревая и успокаивая.
        - Ты тоже замечательная мать, моя таине, - прошептал он. А после чуть отстранил меня за плечи и посмотрел в глаза, - И мы оба никому не позволим обидеть нашего сына, слышишь? - его зрачки метались по моему лицу, ища нужный отклик.
        - Да, Дан, - кивнула ему, с трудом давя в себе подступающую слабость и желание поплакаться на плече сильного мужчины. Позволила себе лишь одну фразу, - Просто хочу к Родьке, и чтобы все это поскорее закончилось, - голос все же позорно дрогнул.
        Он быстро прикоснулся легким поцелуем к моим губам. И проговорил еле слышно:
        - Я тоже, моя сильная девочка, я тоже… А значит так и будет!
        ГЛАВА 38
        АЛЕКСАНДРА
        - Таине Александра, рид Малик просит вас спуститься к рубке, - вежливый голос лирида вывел меня из задумчивости.
        «Айтер» завис рядом с одной из лун Мурии. Его оптика отсюда легко могла рассмотреть поверхность, как спутника, так и самой планеты. О чем, собственно, я и попросила искинт корабля, доступ к которому, пусть и не полный, но мне был предоставлен.
        А взглянуть было на что. Мурианцы удивительные существа, это можно сказать даже не контактируя с ними напрямую. Уже то, что по имеющейся на «Айтере» информации, луны Мурии были еще относительно недавно, по космическим меркам, простыми кусками камня, а теперь стали вполне пригодными для жизни планетоидами, говорило о том, что эти гуманоиды умеют такое, что пока не научилась делать ни одна раса - подчинять, а точнее, как-то «договариваться» с природой. Ускоряя естественные процессы, или даже заставляя придавать материи нужные именно для них свойства.
        Просто магия какая-то! Потому что луна под нами напоминала райский уголок, раскинувшийся под довольно тонким на вид слоем атмосферы, которая каким-то невероятным образом не соскальзывала с небольшого шарика, не испарялась и, вероятно, жила по другим законам небесной механики. Все же мы так ещё мало знаем о Вселенной! Но мурианцам она явно благоволит, позволяя творить свой небольшой мир по правилам недоступным остальным.
        Сама Мурия отличалась по природным ландшафтам от тех, что были созданы на лунах. Здесь царствовали горы, океаны и редкие, разбросанные между острых пиков вершин плато с зелеными лесами. Городов, в привычных для нас очертаниях, видно не было. Но ведь мурийцы владели технологиями! Об этом свидетельствовали хотя бы непривычного вида, похожие на огромные деревья, корабли, что взлетали от громадных баз-заводов. Странный мир… Но явно интересный.
        Я вырвалась, наконец, из задумчивости, повернувшись к моему сопровождающему.
        - Конечно, лирид, пойдемте.
        Никто из нас не представлял как вести себя с хозяевами этих мест. Осталось только полностью полагаться на слово Данрода, что здесь нам ничего не грозит.
        Сердце забилось учащенно. Скоро увижу Родьку! Ведь Дан обещал!
        Несколько шагов по площадке, ступени вниз к лифту. Лирид прикладывает ладонь к панели и дверь отъезжает в сторону.
        - Прошу вас, таине.
        - Благодарю.
        Короткий кивок, и я уже в который раз стою на слабо мерцающем полу грави-лифта. Пара секунд и мы на месте. И когда двери вновь открываются, я вижу Данрода, что тут же протягивает мне ладонь.
        Держаться за его руку оказывается именно то, что необходимо, чтобы чувствовать опору в изменяющемся мире. Для меня.
        Так правильно.
        Все прошлые годы мне приходилось искать силы в себе самой. И часто они были на самом пределе.
        Дан выглядит безупречно, словно хорошо выспался, а не был на ногах больше суток. Светлый китель с золотыми нашивками ему к очень лицу. Позволяю себе пару секунд поедать глазами своего мужчину, ловя в ответ не менее заинтересованный и восхищенный взгляд. Ну да, я тоже постаралась привести себя в порядок, как смогла. И, кажется, преуспела.
        Сзади за нами шли ещё трое старших офицеров «Айтера», которые успели вежливо меня поприветствовать. Мой рид предлагает локоть, за который я радостно цепляюсь, и разворачивается вновь в сторону лифта. Наверняка мы направляемся к какому-нибудь транспорту, ведь «Айтер» точно не предназначен для посадки на планетоид. Такую махину вообще вряд ли сможет принять хоть один космопорт на планетах. Только орбитальные базы.
        - Заждалась? - спрашивает Дан мягко, слегка склоняясь ко мне.
        «Конечно. И издергалась!»
        - Мне было чем заняться. Мурия и ее сателлиты очень красивы! - выдаю в ответ полуправду.
        - Обманывать изволите, таине Малик, - тут же ловит меня на фальши мой мужчина. - Но весьма убедительно! Твоей выдержке позавидовать могут многие дипломаты, - улыбается с долей грусти Дан. А потом смотрит серьезно на меня и произносит еле слышно, - Саша, сегодня тебе если придется волноваться, то только от радости. Так что расслабься, пожалуйста, хорошо?
        - Я постараюсь, - соглашаюсь, поспешно отводя взгляд. Ох, скорей бы уж! Умение ждать - явно не моя сильная сторона. - Куда мы сейчас?
        Лифт уже выпустил нас из своего чрева. И как я и думала, мы оказались в огромном транспортном отсеке.
        - Нас с тобой ожидает представитель Круга Восьми на своем корабле, - ответил он. - Ни с кем более, кроме рода Алейни, мурианцы контактировать лично не желают. По крайней мере, верхние касты. А после, как я надеюсь, мы сможем спуститься на Ресту - так называется эта луна, что отдана в наше распоряжение на любой срок, что потребуется.
        Я нахмурилась, вскинув тревожно голову.
        - Скажи, я должна вести себя как-то определенно? Что мне делать, чтобы, не приведи Вселенная, не оскорбить чем-то наших хозяев?
        - Ничего особенного, - Дан качает головой. Мы уже находимся возле небольшого глайдера, немного похожего на мой «Агилл», - Просто постоишь рядом. За тебя буду говорить я, если что. Ведь языка ты все равно не знаешь. А мурианцы, пусть и прекрасно изучили общий, вряд ли снизойдут до того, чтобы общаться на нём. Определенный снобизм им присущ.
        Офицеры сопровождения терпеливо ожидали, пока мы поднимемся на борт. Не спросила у Дана летят ли они с нами, или остаются. Впрочем, в этой партии я играла явно не первую скрипку. Оставалось только плыть по течению. Уже непривычно. В последние годы полагалась только на собственные решения. Наверное, стоит отвыкать.
        - А ты знаешь мурианский? - полиглот во мне завистливо замер, ожидая ответа.
        - Да, - пожал плечами Дан, подавая мне руку, чтобы взойти на борт. - Как и ещё… - он задумался, даже ненадолго остановившись, - Что-то около сорока языков. Может больше, если считать диалекты.
        - Серьезно? - опешила от таких цифр.
        - Знаешь, я даже никогда не задумывался на эту тему, - проговорил он несколько озадаченно. - На самом деле, любой эдеец, особенно офицер, знает с десяток основных. Нас этому обучают. А мне с детства читали сказки и легенды на языках их создателей. Это было несложно, - вновь пожал он плечами. А потом рассмотрел мое смятение от сказанного. - Садись, Саш, - Дан подвел к креслу в небольшой каюте, где мы остались одни. - Что тебя так удивило?
        Я хмыкнула, устраиваясь на предложенном месте, и посмотрела на Данрода с иронией.
        - Да как тебе сказать? Я только что почувствовала себя вовсе не лучшей ученицей Межгалактической Академии, гордившейся знанием восемнадцати языков, включая эдейский, а так, жалким неучем! Так что поздравляю, блестящий рид! Мои скудные таланты посрамлены! А самооценку уже вряд ли удастся вытянуть из той пропасти, куда она рухнула на вашем сиятельном фоне.
        Дан рассмеялся непринужденно.
        - Да, Принцесса, не думал, что доживу до этого дня, когда ты признаешь, что я лучший! - выдал самодовольно.
        - Э-э! Я не это имела в виду! - возмутилась наглости некоторых, разворачиваясь к совершенно свободно развалившемуся в соседнем кресле мужчине.
        - Да ладно, не смущайся так. Ну, сказала, что думаешь, чего теперь жалеть?
        И быть кому-то сейчас побитым, но к нам, после предупредительного стука, заглянул один из офицеров.
        - Простите, мой рид, но мы пришвартовались к указанному вами судну. Вы ведь приказали не пытаться вступать в диалог, так что…
        - Да, спасибо, Дорман, все верно. И мы уже идем.
        Перед нами снова был строгий командир, который резко поднялся с кресла, одернув китель. Язвительный шалопай, что только что умело отвлек - уже в который раз - меня от ненужных мыслей и волнения, бесследно исчез.
        - Моя таине, - Дан подал руку, и я смело пошла за ним.
        Двери шлюза почти одновременно открылись, как с нашей, так и со стороны корабля мурианцев. Обоняния коснулся немного влажный воздух, в котором улавливались нотки запаха моря и каких-то тонких ароматов цветов. Ненавязчивый, но ощутимый коктейль.
        Дан глянул на свой мигнувший вирт и я тоже успела прочесть, что он получил отчет о том, что воздух безвреден, а в обозримом пространстве явных угроз не наблюдается. Что ж, логично, доверять, конечно, можно, но лучше проверять.
        Мой эдеец шагнул вперед, машинально прикрывая меня собственным телом. Но пока никакой опасности я не чувствовала. А вот смотреть по сторонам было интересно - не каждый же день попадаешь на корабль одной из самых закрытых рас!
        Узкий колодец шлюзовой камеры, стены которой напоминали скорее какой-то камень, чем металл, привел в большой, но совершенно пустой зал. Видеть такие, на первый взгляд неиспользуемые помещения на кораблях было непривычно. Но что мы знаем о назначении этого пространства? Ничего. Значит, просто буду любоваться на узоры по стенам, гадая, что может обозначать этот неяркий орнамент из растительных мотивов.
        У входа стоял высокий мужчина - надеюсь, что я правильно оценила его половую принадлежность. Одет во что-то напоминающее тунику, светло-охряного цвета. Ноги затянуты в то, что можно было бы назвать лосинами, с тем отличием, что не было швов, да и обувь отсутствовала, а мягкая ткань, или может все же кожа, покрывала и ступни. В общем, нечто универсальное, совмещающие сапоги и штаны.
        Длинные белые волосы заплетены в косу, спускающуюся примерно до лопаток. Огромные глаза, слегка миндалевидной формы, цвета молодой листвы. Черты лица тонкие, близкие по эстетике к аристократическим канонам. По-своему красив, если бы непривычная худоба так не резала глаз. Впрочем, я, наверное, привычно сравниваю с красавцами эдейцами - эти являлись эталонами мужественности. Здесь же чувствовалась грация зверя, или опасной змеи.
        - Коэре, Алейни, - произносит он певуче, прикладывая к губам обе ладони с длинными пальцами, ногтевые пластины на которых оказались весьма похожими на когти. Притом жест не напоминал воздушный поцелуй - кончики пальцев едва притронулись ко рту с двух сторон.
        - Коэре, мури, - отзывается Дан, слегка склоняя голову и одной ладонью на миг закрывая свое лицо. Потом взглянул на собеседника и добавил ещё несколько слов на этом неизвестном мне языке.
        Собеседник вполне привычным для нашего понимания жестом указал следовать за ним. Долго блуждать не пришлось, как и толком что-либо рассмотреть. Нас пригласили войти в помещение. Им оказалось некое подобие зала, из которого мы только что вышли. С той разницей, что здесь были мурианцы.
        Ровно посередине стояла высокая худая женщина, совершенно неопределенного возраста. Белые волосы плащом укутывали ее тело до самого пола, буквально скрывая от глаз. Изумрудные глаза на холодном лице глядели прямо на нас. Сквозь пряди волос просвечивало ярко-пурпурное одеяние, тонкие запястья венчали пять браслетов из металла, похожего на черное серебро.
        За ее спиной стояло тоже ровно пять мужчин. У троих из них были скрыты шелковистой на вид тканью нижние половины лиц, а двое находились справа и слева от женщины. На щеках у каждого было по одному шраму. Породистые лица, взгляды хищников, что охраняют свою территорию. И белые косы, длиной почти до колен. А также одежда у пары со шрамами была черной, а у троицы сзади - серой.
        - Коэре, Адаманте Фавер, - произносит Дан, вновь повторяя уже виденный мной жест.
        - Коэре, Алейни, - отзывается женщина.
        Она поднимает руки, чтобы приложить их к губам, и я вижу, что ее платье состоит из непонятно как держащихся лент, в прорехах которых виднеется маленькая грудь с ореолом сосков. Браслеты позвякивают, а ногти-когти покрыты таким же пурпурным лаком, с какими-то символами, цвета серебра.
        Далее между Даном и этой леди с надменным лицом был разговор, из которого я не улавливала даже часть смысла. Слова лились, словно музыка, почти вгоняя в некий транс.
        Мужчины молчали, как и я, лишь коршунами следя за происходящим. Мне было даже любопытно, проявит ли хоть кто-то эмоции. Потому что по лицам мурианцев прочесть было ничего решительно нельзя.
        Я почти расслабилась под мелодичную речь, когда услышала знакомое слово, произнесенное устами иномирянки.
        - Таине вояле тенде, Алейни?
        Подняла глаза на собеседницу Дана и впервые встретилась с ее взглядом, направленным прямо на меня.
        - Нае, - отрицательно качнул головой Дан.
        - Алиторе, Алейни! - слегка склонила на бок голову женщина, не прекращая глядеть на меня. А потом со скоростью, которую я не ожидала, оказалась рядом. Её сухие пальцы коснулись моего лица так быстро, что я не успела отшатнуться. Огромные глаза затягивали, а в ноздри ударил запах сандала и мяты. Лицо мурианки было так близко… Ее губы внезапно дрогнули, и тонкий рот прорезала улыбка с заостренными белыми зубками. Замерла, как завороженная. Наваждение схлынуло, вместе с рывком в сторону. Я оказалась за спиной Дана, притом одной рукой он прижимал меня к себе.
        - Энери, Адаманте! - грозный рык моего мужчины буквально потряс зал.
        Мурианцы дернулись с места, но женщина подняла обе руки вверх. Ее сопровождающие отступили, а она смотрела на нас, продолжая улыбаться. И вдруг внезапно перешла на всеобщий.
        - Не сердись, потомок Алейни! Я знаю, что ты один можешь справиться со всеми моими мужчинами. Я не навредила, клянусь! - она примирительно показала обе открытые ладони. - Только хотела понять, что за женщина, которой ты отдал таин своей матери. Великая была женщина, да хранит ее Вечность. - Она посмотрела снова мне в глаза и произнесла одну лишь фразу, - Достойный род для Алейни! - и царственным жестом отпустила нас с этой странной аудиенции, что-то произнеся ещё на своем языке.
        Дан вел меня на наш глайдер, не отпуская моей ладони. Уверена, он бы разнес половину Мурии, если бы со мной что-то сделали - именно в этот момент я это четко осознала. По груди растекалось мягкое тепло - я ему дорога! Разнес бы, не считаясь с потерями…
        Он молчал, пока мы не отшвартовались от чужого корабля.
        - Кто и что это было? - спросила тихо.
        - Это, Сашка, была Адаманте Фавер, первая из Круга Восьми и ее пять мужей, от двоих из которых почтенная леди родила продолжателей высшей касты. Такая честь, - хмыкнул Дан. - Она лично подтвердила, что долг крови перед родом Алейни ее народ будет платить вечно. И я, и мои потомки могут рассчитывать на помощь, если это не будет противоречить их этике или всерьез угрожать безопасности Мурианской Империи. Так что, все наши люди тут будут приняты как должно. С точки зрения муриан, разумеется. То есть, защищены, накормлены и оставлены в покое. Впрочем, от них иного и не потребовали бы. По крайней мере, в случае войны, они не встали бы на нашу сторону. Никогда. Но и в убежище не отказали бы, окажись мы в проигрыше.
        - За что роду Алейни платят мурианцы? - я смотрела на задумчивого Дана.
        - Когда-то Мурию постигла беда. Они не всемогущи, как и никто, собственно, - грустно улыбнулся Дан. - Мурийцы слишком заигрались, пытаясь преобразовать не только окружающий их мир, но и самих себя. И совершили ошибку. Уж не знаю, какой должен был быть эффект от тех изменений, что они попытались внести в собственную генетику - этого почтенная Адаманта мне не рассказала - но у мурианцев началась настоящая эпидемия безумия. Они гибли и вырождались. И тогда, возможно впервые, эти гордецы решили искать спасение вне собственного мира. И им повстречались Алейни, что уже много веков жили обособленно от Эдеи. Сильнейшие менталы сумели найти причину и исправить ошибку. Ну, а Круг Восьми принес клятву, что навечно останется должником моего рода. Потому что свой разум эти существа ценят превыше самой жизни, - Дан посмотрел на меня, - Вот такая история.
        - А от меня, что она хотела? - нахмурилась я.
        Дан протянул ко мне руки.
        - Иди сюда, - попросил он.
        Упрашивать не пришлось. Оказаться на коленях и в объятиях моего мужчины - такой сладкое средство от нервов. Даже, невзирая на то, что в любой момент могут сюда войти. Вдохнула уже любимый запах. Тепло и покой, а ещё обещание, что это все непременно будет повторяться… Ох, какие сладкие надежды! Лишь бы не потерять эту нить…
        - Не думай об этом, Саш. Мы вряд ли ещё так близко столкнемся с Кругом Восьми. Скоро мы увидим нашего мальчика! И непременно обретем собственный дом, гораздо лучше, чем на Парадиз, - успокаивал, то ли меня, то ли себя мой эдеец. - А мурианцы, они непохожи на нас, пусть внешне и напоминают людей или эдейцев. У них свои точки отчета. Например, хорошие гены важнее любых привязанностей. Хотя я сомневаюсь, что они вообще у них имеются. Но не нам судить чужой образ жизни. Тем более, если он доказал свою эффективность, раз эта раса процветает на протяжении многих и многих тысячелетий. - Меня чмокнули куда-то в макушку.
        Не возвращаться к увиденному и услышанному было сложно. Но у меня получилось переключиться быстро, когда наш корабль пришвартовался к расположенному на луне небольшому космопорту, который я не увидела чуть раньше с орбиты, потому что он находился на обратной стороне Ресты. На планетоиде было жарко и слегка влажно, но легкий ветерок сглаживал ощущения. Похоже, что это любимые условия жизни хозяев этих миров. Здесь царила ночь, сияющая тысячами созвездий. Стоящий на приколе «Агилл» увидела сразу, как и ещё несколько транспортников, внешний вид которых явно был не эдейским, но и на корабли мурианцев они не походили. Было в них нечто знакомое…
        Но толком оглядеться и додумать мысль я не успела, потому что меня смел маленький ураган. Мой, родной, любимый!
        - Мама, мамочка! Я так по тебе скучал! - затараторил мой ненаглядный непоседа. - Мы летели, а за нами гнались! Тетя Кери очень кричала на дядю Таира, ей, наверное, было страшно! А дядя Таир, знаешь, как круто стреляет! Ещё круче чем по тем толстым страшным птичкам! Он бы точно всех победил, даже один! Без помощи! - выпаливал очередями он мне сразу массу информации, захлебываясь от восторга и даже не возмущаясь, что я держу «такого взрослого мужчину» на руках, только уворачиваясь от моих поцелуев, - Дядя Таир очень храбрый! - продолжал он рекламировать своего героя, - А ещё он обещал, что всем грёбаным ослам открутит все чинные места! - выдал пусть не совсем точную, но цитату Родька. Отчего мне захотелось схватиться за голову, а ещё лучше открутить то самое место одному не следящему за языком талириду.
        - Родь, так нельзя выражаться! Это дядя Таир погорячился, - попыталась я вразумить возбужденного ребенка.
        Малыш недовольно нахмурился, слегка брыкаясь, чтобы я его отпустила, наконец, на землю. Я улыбалась, как шальная, ничего и никого не видя вокруг. Мой ненаглядный ребенок с важным видом одернул рубашку, что задралась на нем, пока его тискала счастливая мамаша, и посмотрел на стоящего тихо и не мешающего нашему воссоединению Дана.
        - Дядя капитан, я ведь так и знал, что мама не поймет нас мужчин - вздохнул с такой печалью Родька, что я прикрыла ладонью губы, чтобы не рассмеяться в голос. Дан же стоически удерживал спокойную мину и даже кивнул Родьке. А тот продолжил философствовать, - Может все женщины такие? - вопрошал он у Дана. - Вот тетя Кери тоже ругалась, а бабушка Лиза вообще пообещала дяде Таиру рот с мылом вымыть, - нахмурился Родион.
        - Кто? - спросила сыны, решив, что мне послышалось.
        - Бабушка Лиза, - ответил он. Она очень по тебе соскучилась и так плакала, - сказал ребенок указывая пальцем куда-то мне за спину.
        Мне на плечи легла рука Дана, аккуратно прижимая к себе и разворачивая в ту сторону.
        - Тебя очень ждали, моя Принцесса! И прости, что не сказал, боялся, что ты совсем изведешься ожиданием…
        Но я его уже не слушала, потому что смотрела на молча стоящих метрах в тридцати от нас Таира с Кери. Моя подруга, обычно скупая на сантименты, тихо глотала слезы, глядя на меня, а мужчина слегка поглаживал ее по плечам и она - о, чудо! - не брыкалась его немного неуклюжей попытке успокоить.
        А рядом с ними была женщина с совершенно седыми, почти белыми волосами. Осунувшаяся, похудевшая, но по-прежнему идеальная: причесанная и одетая с иголочки. Почти неузнаваемая, если бы не глаза. Такие же голубые и яркие, как у ее внука, даже сейчас, когда были полны слез, одновременно от горя и от радости.
        Елизавета Сандовская глядела на меня, обеими руками вцепившись в любимого мягкого медведя Родьки, которого, видимо, он доверил ей подержать. Мне кажется, если бы не этот спасательный круг, она бы уже утонула в бившихся в ее груди эмоциях.
        Эти метры, что нас разделяли, показались бесконечными. Мы сорвались с места одновременно, и только коснувшись такой родной и потерянной, как думалось навсегда, почувствовав ее живое тепло и знакомый запах духов, которым мама никогда не изменяла, я поверила в реальность происходящего.
        Мамины руки держат крепко, но не выпускают из пальцев ещё и медведя, чтобы наш малыш не расстроился. В этом она вся: для мамы всегда были важны даже такие мелочи.
        И я всхлипываю, отпуская на волю боль и радость, услышав снившийся и успокаивающий меня в тревожных снах все эти страшные годы голос:
        - Девочка моя единственная, я с тобой…
        ГЛАВА 39
        АЛЕКСАНДРА
        Когда слышала, что в мире порой случаются чудеса, у меня лично, возникала единственная ассоциация - тут либо выгодный кому-то обман, либо уникальное стечение обстоятельств. Впрочем, может быть и то и другое, как вместе, так и отдельно. И уж никак не могла представить, что это самое чудо произойдет в моей жизни.
        Особенно со знаком плюс. Потому что попасть в доли процента тех, кто стал таине, мне уже однажды было суждено. И вряд ли при всех составляющих, я бы захотела назвать это чудом.
        Но вот сейчас, держа за руку мою давно оплаканную и считающуюся погибшей маму, сидя под шорох дождя Ресты на странного вида диване - ну, никаким иным эпитетом этот предмет мебели мне обозначить не пришло в голову - и, слушая рассказ родного человека, я понимала: меня действительно коснулось волшебство. Потому что во всей истории было слишком много случайностей, приведших нас друг к другу.
        Жилища, что были предоставлены мурианцами в наше распоряжение, оказались удивительными строениями. А точнее, домами, выращенными из деревьев, камней и других растений. Настоящие сказочные логова таинственных существ. Здесь запросто можно было представить гномов, фей или фейри - любому из представителей волшебного народа пришлось бы по душе такое уютное и совершенно натуральное по материалам жилье.
        Стены, полы и потолки - стволы и ветви, что переплетались так плотно и искусно, что даже образовывали довольно красивые геометрические рисунки.
        С мебелью все было почти так же. Подобие стола и стульев росло прямо в центре одной из комнат, некие полости в стенах, вероятно, предназначались для вещей, а вот кровати оказались похожими по виду на вполне традиционные. Правда, сделаны они были из чего-то напоминающего камень. Зато на ощупь оказались мягкими, бархатистыми и даже немного теплыми.
        Вид возле дома толком рассмотреть не удалось, но то, что мы были среди природы - несомненно. Но не дикой, а именно прирученной, способной сделать жизнь обитателей весьма приятной.
        В сад выходили большие окна, затянутые тонкой на вид пленкой, которая прекрасно пропускала свет, но удерживала тепло, как с внешней, так и с внутренней стороны. К тому же, если к ней прикасаться изнутри, то рука проходила насквозь, почти не испытывая давления, но вот выпасть из такого окна не получилось бы - пленка пружинила и мягко откидывала обратно.
        Знаю сей факт, потому что Родька баловался с этим эффектом минут десять, как минимум. И угомонился только после строгого запрета Дана, когда малыш заигрался в своих исследованиях, пытаясь кинуть в окно несчастного Сая. Который, кстати, тут же свободно вышел наружу именно через эту пленку - умная субстанция почему-то пропустила животное. А нам только осталось умильно разглядывать удивленно-восторженное выражение лица мальчишки, наблюдавшего за своим другом.
        - Клёво! Над с Реном офигеют от восторга, у них-то кота нет, так что откуда им знать! - поделился он радостью и испуганно прикрыл ладошкой рот, тут же сделав умильное личико, - Ой, я хотел сказать, что они удивятся! - посмотрел на всех нас хитренько.
        Господи, и где только нахватался? Определенно пора ребенком заниматься вплотную. Но не сейчас, точно не сейчас.
        Поняв, что взрослые заняты друг другом, и сегодня, особенно в отсутствии Кери, что деликатно отправилась ночевать в соседний домик, ему многое сходит с рук, немедленно переключился на другие игры и поздний ужин. К тому же, кроме мамы с бабушкой тут ещё был и «дядя капитан», которого в реальном статусе мальчику ещё не представили. Но это не мешало ему получать удовольствие от общения с мужчиной (он ведь был лишен такого необходимого для мальчишки опыта почти полностью), и большой, сильный дядя отвечал на его вопросы весьма охотно и обстоятельно. А главное, так, что Родиону было действительно интересно.
        И да, Дан полностью оттянул на себя внимание сына, давая нам время…
        Вселенная, мы его столько потеряли!
        Светящиеся кристаллы на столе и «полках», вкусная еда, в основном растительная, немного ароматного слабоалкогольного напитка, уютный камин, разгоняющий сырость ночи. Сын, уснувший в обнимку с Саем на кроватке, любимый мужчина, что тихо сидит рядом с мальчиком, так и уснувшим во время очередного «почему?», не мешая нам с мамой говорить, но внимательно слушая…
        Боги, я даже представить себе не могла, что буду чувствовать себя настолько счастливой за сотни и сотни парсеков от родного дома! Здесь, в созвездии Южного Креста, на маленьком чужом планетоиде, в заботливо созданном мире мурианцев.
        И нет, я не забыла, что над нашими головами до сих пор висит угроза, и что мы изгнанники. Но кто скажет, что у тех, кто проживает на своей родине, никогда не случаются беды?
        Запросто. И на любой вкус.
        Так что, я буду радоваться тому, что имею сейчас! Ведь почти все мои самые нужные в мире люди рядом.
        И да, это и есть самое настоящее чудо.
        Мы говорили долго. Ночь на Ресте оказалась длинной, но нам с мамой и этого было мало.
        Сначала она просила, чтобы я рассказала обо всём, что со мной и Родькой случилось за эти годы. Я говорила, тщательно смягчая острые углы, но разве можно обмануть ту, что знала меня с пелёнок?
        Я смотрела, как слёзы текли по лицу этой сильной женщины. Кажется, она слышала каждую болезненную деталь, которую я пыталась утаить. Чувствовала меня, как прежде. Как и всегда.
        Её ладони держали мои бережно, но крепко, словно боясь, что я исчезну. И я ощущала, как мамины руки подрагивают от волнения.
        - Сашенька, я ведь потеряла тебя, - качает она головой. - Твои следы исчезли, когда ты обналичила деньги на счете на Ленгере. - Она вздохнула с такой горечью, - Если бы только знала, как долго я тебя искала…
        - Мам, - я поднимаю глаза, решаясь, наконец, задать тот вопрос, который меня так мучил нелепой надеждой. - А папа?
        Она резко прикрывает веки, а ладони разжимаются бессильно.
        - Прости, девочка. Я не смогла.
        Пять слов, сказанных помертвевшим голосом, ломают хрупкие мечты. Боль вновь вгрызается в душу, словно и не разъедала ее все эти годы.
        Не бывает всего и сразу, Сашка. Надо смириться и поддержать родного человека.
        - Мамочка, ты невиновата…
        Но она останавливает меня жестом руки.
        - Я должна все рассказать, - ее губы сжимаются в тонкую линию, а в голосе появляется сталь. Да, мама так решила, а значит, будет выплескивать все, что держала в себе все эти годы. - Так уж вышло, что проклятому Совету очень был нужен козел отпущения. И если до рида Лейни, - она кивнула в сторону Дана, - Они не в силах были добраться, то твой отец и не скрывался, даже не предполагая, что на него повесят все грехи, - Она вновь смотрит на меня взглядом полным боли, - Поверь, я пыталась. Но мы не прошли и половину пути до камеры, где держали отца в Любомирской тюрьме, - мама усмехается горько, отворачиваясь к окну. Её глаза скользят по размытым тьмой и дождем силуэтам огромных деревьев, но мне кажется, она ничего не видит. Сейчас она снова там, в Любомирье, пытается переиграть судьбу… - Знаешь, в чем ирония? В том, что когда-то Сережа с гордостью говорил, что система безопасности тюрем на Росси является одной из лучших. Что ж, он не ошибался. Все что мы смогли, это пробраться на нулевой этаж через канализационные катакомбы, глуша слежение и прорезая прочнейшие решетки. Но кто-то успел перекрыть и эту
возможность. Эдейцы позаботились, поставив сигналки новейшего поколения и неизвестной моим спецам системы. Так что нас уже ждали. Все что мы могли, это с боем прорываться обратно, обрушив за собой часть подземного тоннеля, - она отвернулась от окна и посмотрела на меня. - Взрыв был знатный. Говорят, на территории тюремного двора до сих пор красуется котлован. Эдейцы посчитали, что мы все погибли, потому что температура под завалами была такой, что собирать на анализ ДНК было нечего. Да и объявить меня мертвой было в интересах многих. А уж улететь с планеты, даже под надзором эдейцев, было делом техники и немалого кеша, что в это вложили.
        Елизавета Сандовская презрительно скривила аристократическое лицо. И ее губы прорезала злая усмешка.
        - Вот только, ты ж меня знаешь, я никогда не совершала поступков, не имея запасного плана. К тому же, можно сказать спасибо тем недругам, что не сразу придумали, как подобраться к «Биотех». Это дало мне время. Пусть его и оказалось немного. Но кое-что я успела сделать ещё до всех этих печальных событий, - Она улыбнулась победно, даже расправила плечи. - Я вывела из активов «Эксплоринг». И ещё с десяток кораблей, что принадлежали моей семье.
        Я удивленно приподняла бровь. Надо же! «Эксплоринг», по сути, был важнейшим проектом «Биотеха». Правда, по документам он действительно был лишь кораблем для перевозок спецгруза, а посвященными в его истинные возможности являлись лишь единицы, с целью сохранения коммерческой тайны. На самом деле, это была огромнейшая космическая биолаборатория, расположенная на современнейшем и отлично вооруженном корабле. Нет, у него не было гипера, как у флота Эдеи, но скорости этого судна мог позавидовать любой военный корабль. И я знала, что «Эксплоринг» базировался где-то недалеко от звездных врат, готовый в любой момент отправиться в экспедицию, в поисках новых лекарств и знаний. Вот только вспоминать о любимом мамином детище не было повода. Наверное, нынче она упомянула о нём неспроста.
        - Это было не так уж и сложно, - продолжила свой грустный рассказ-исповедь моя самая дорогая женщина, - Когда известие об аресте Сережи обрушило акции моей компании. Так что скупить якобы не самые важные для фирмы балансы на подставных лиц я смогла. Как и нагло перевести семейные капиталы, не связанные с «Биотех», в банки третьих миров. Да, потери были колоссальными, но разве в этом дело? - Мама посмотрела вновь с грустью на меня. - Главное, что я не успела помочь своей дочери и будущему внуку, как и любимому мужу. Все последующие годы я жила лишь надеждой на то, что ты и твой малыш живы. В противном случае, все было бы напрасно. Мстить? Возможно. Но это не воскрешает мертвых, лишь учит живых, что не все в этом мире сходит с рук. - Она тряхнула головой, выбивая седую прядь из идеальной прически. - И теперь, видя вас здоровыми и защищенными, я могу сказать, что мои ожидания и всё что я сделала за эти годы - сделано не зря!
        Мама замолчала, протянув руку к бокалу с каким-то соком. Я просто давала ей минуту прийти в себя, ведь вопросы ещё не закончились. Она же пила медленно, глядя с нежностью на спящего внука, похоже ещё что-то собираясь рассказать, но не спеша продолжать.
        - Как ты оказалась у мурианцев? - не выдержала я.
        - Я, также как и ты, здесь впервые, - улыбнулась мама. - Наверное, это просто судьба сжалилась над нами, - покачала она головой. - Я и мои люди, что остались работать именно со мною, долгие годы скрывались по периферийным мирам. Совсем, как и вы с Родькой, с той разницей, что у меня остались большие средства. Тебе, Сашенька, пришлось гораздо тяжелее и я, кстати, в неоплатном долгу перед твоей подругой. Она у тебя замечательная, - улыбка мамы стала совсем теплой.
        - Да, ты права, Кери у нас такая.
        - Это прекрасно, что с тобой была рядом в трудную минуту такая женщина. Жаль, что не я… - она отвела глаза, чтобы скрыть вновь блеснувшие слезы. А потом продолжила преувеличенно бодро, - Со мной было иначе. Да и не искали нас толком, как я понимаю. Наверняка тем, кто сейчас присвоил мою компанию, хватило того, что меня признали официально мертвой, но не забыли обвинить в пособничестве мужу, чтобы уж наверняка. Это ведь логично. А может просто не боялись, сочтя слабым противником, - пожала она плечами. - В общем-то, уже неважно. Просто все время мы кочевали от мира к миру, проводя исследования, торгуя технологиями с теми, кто был готов их купить, и искали тебя с внуком. А вот недавно мне пришли вести с Росси - ты ведь понимаешь, что я должна была оставить там верные уши и глаза - что Совет ну очень заинтересован в твоем сыне. И тогда я подумала, что у меня нет другого выбора, чем попробовать найти твоего гонщика, правда и это оказалось делом весьма и весьма затруднительным. Да и никто не мог поручиться, что он и его люди воспримут моё появление правильно. Мне же было неизвестно, как так называемые
мятежники отнеслись к обвинениям в адрес нас с папой. Нет, я была уверена в наличии мозгов у рида Лейни, но кто мне мог сказать, какая информация у него имелась обо мне? - мама выразительно посмотрела в сторону невозмутимого Дана. - Но я все равно готова была рискнуть, потому как не сомневалась, что если у тебя не будет выбора, то ты придешь именно к нему, моя девочка. Данрод же эдеец, а значит, встанет не защиту сына. Но вот все остальное о твоем мужчине узнать было настоящим шоком.
        - Поверь, это был сюрприз не только для тебя, - улыбнулась я и тоже посмотрела на своего возлюбленного. - Но это, мам, так и не объясняет того, как ты тут оказалась.
        - Я же говорю - счастливый случай! - развела она руками. - Нам пришлось резко убираться с места нашей последней швартовки. Там оказались агенты Эдеи. Мы лишь понадеялись, что не успели сильно наследить, но на всякий случай рванули к Южному Кресту. Ведь здесь, на самом деле, почти нет обитаемых миров, но водится пара пиратских баз, где всегда можно договориться о закупке маленита и продовольствия, если ты также хорошо вооружен и платежеспособен, как наша маленькая незаконная компания. И вот, когда мы уже были на полпути к этим милым джентльменам удачи, «Эсплорингу» чуть ли не на голову из подпространства свалился сначала твой «Агилл», а после выскочило аж три «загонщинка», как их называли у нас. Уж не знаю, как эти корабли именуются у эдейцев - не суть. Главное, тактика всегда одна: сначала выпрыгивает один послабее, и жертва вступает смело в бой, а позже подходят остальные, что якобы не участвовали в погоне вовсе, - она поморщилась. - Мы так потеряли «Анну» ещё четыре года назад. Но на нас Совет тогда так и не вышел… - мама поджала губы, зло сверкнув глазами. - Так что счет к этим ублюдкам у меня
только рос за это время. В общем, тут была та же тактика. Маленький «Агилл» очень ловко отбивался, но двое «загонщиков» выскочили по бокам. Но, вот незадача, твой глайдер я бы узнала даже без радиообмена - он такой один! И судьба преследователей была решена почти мгновенно, - мама торжествующе улыбнулась. - И, знаешь, если бы знала, что на борту мой внук, я бы этих тварей приказала бы поджаривать на медленном огне. А то слишком быстро сдохли…
        Я удивленно подняла бровь. Такой ярко выраженной ненависти от мамы я не слышала ни в чьём отношении. Так, пренебрежение, циничное пожелание поскорее покинуть этот свет бывали, но сейчас потомственная аристократка не стеснялась выплескивать всю ярость, что давно жила в душе.
        - Ма-ам, мы здесь, и всё позади, - попыталась успокоить.
        Теперь я взяла в свои мамины руки. Она же внезапно уронила голову и притянула мои пальцы к своим щекам, держа свои ладони поверх моих. Пальцы сразу почувствовали влагу, что роняли родные глаза.
        - Ты не понимаешь, солнышко моё, - прошептала она тихо, - я ведь почти успела. Почти… И ты была бы счастлива со своим бесшабашным аэрогонщиком. Обязательно…
        - Мамуль? - я удивленно слушала её, не понимая, - Ты о чем сейчас?
        А она резко выпрямилась, отпустив мои руки, в ее глазах была такая решимость.
        - Ничего, мои хорошие! - произнесла она совсем иным тоном. Передо мной вновь была Елизавета Сандовская, железная леди и глава самой могущественной корпорации Славянского сектора. - Может еще не все потеряно… - Она развернулась в сторону всё это время молчавшего Дана, - рид Данрод Малик, я могу задать вам откровенный вопрос?
        Дан удивленно приподнял бровь и ответил сдержанно.
        - Конечно, госпожа Сандовская, я постараюсь ответить.
        - Хорошо, - кивнула она, - Скажите, насколько вам дорога моя дочь?
        Повисла неловкая пауза. Я испытывала одновременно неловкость за столь странное и несвойственное поведение мамы, но и очень сильно желала услышать ответ. Боги, я ведь его знала, но гадкий червячок ещё подленько грыз изнутри. Любовь - она такая! Постоянно желающая слышать подтверждения взаимности.
        Дан молчал несколько долгих секунд, его глаза скользили, то по маме, то по мне. Мне казалось, он просто промолчит, но он ответил.
        - Знаете, я, разумеется, мог бы вежливо ответить, что это касается только нас с Александрой. Но, видите ли, это не тайна, - он перевел внимание на меня, и говоря с мамой, глядел в мои глаза, - На шее у Саши висит таин моей матери, а его в нашем роду передавали только той женщине без которой более не представляли своей жизни. Мой отец когда-то попросил его у главы рода Алейни, чтобы вручить моей маме, а та, в своё время, передала мне. Так вот, таин Сашин по праву, - он повернулся вновь к моей матери. - Я ответил на ваш вопрос, госпожа?
        - Благодарю, вполне, - улыбнулась мама, её лицо осветило сверкнувшая за окном молния. Раскат грома поставил некую точку. - Теперь у меня нет повода к недоверию. И я спокойно могу передать вам, Данрод из рода Малик, то, что сумела закончить уже пять лет назад, но довела до совершенства относительно недавно. И то, чем когда-то мечтала выкупить свободу своей дочери. На «Эксплоринге» мы разработали новую технологию, применив совершенно иной подход к проблеме деторождения эдейцев. Отныне любая женщина, пройдя курс процедур, сможет родить эдейскому мужчине не только сына, но и дочь. И я верю, что вы распорядитесь этим знанием, как должно.
        ГЛАВА 40
        ДАНРОД
        Желтый карлик, который мурианцы именовали Соа, едва окрасил тонкую атмосферу Ресты в розовые тона. Реста - планета негаснущих звезд. Здесь россыпь созвездий видна даже днем, словно кто-то накинул голубую вуаль на ночное небо, приправив картинку белой ватой облаков.
        Узнать о приходе рассвета удалось, лишь коснувшись ладонью живых плотных растений, закрывающих окно. Они послушно открыли небольшую прореху, демонстрируя свисающие ветви дерева с округлыми нежно-зелеными листьями, влажными от прошедшего дождя. Раскидистый исполин подрагивал на легком ветру, на фоне едва светлеющего небосвода.
        Света, созданная дыра в местном аналоге жалюзи, давала совсем немного, но его и моего врожденного зрения хватало, чтобы предметы нашей спальни обрели четкость. Но я не был склонен к эстетическому любованию творением вкуса мурианских биодизайнеров, создавших это чудо.
        Для созерцания имелся объект в разы интереснее.
        Поймал себя на том, что бездумно улыбаюсь. Какое счастье, почтенный рид Малик, что вашу блаженную и наверняка глуповатую рожу сейчас не видит никто из твоих подчиненных - авторитет сурового командира мог быть утерян безвозвратно!
        Потому что прошедшие четыре декады, что большая часть нашего флота и все гражданские провели на Ресте и в пределах Мурианской Империи, были, чуть ли не самыми спокойными и счастливыми в моей жизни.
        Странное, давно забытое чувство.
        Не то чтобы не было дел, или проблемы внезапно испарились, но одно то, что почти каждый вечер я возвращался сюда, делало любые действия нужными и менее тягостными.
        Сюда, в этот небольшой, но какой-то очень уютный мирок, где меня ждали. Действительно ждали.
        И пусть на Ресте мы лишь гости, ощущение дома, где встречает такая нужная тебе женщина, и сын - твоё маленькое продолжение в этой Вселенной - то четко начинаешь понимать простую истину: дом - это не точка в системе координат на неком шарике в космосе, а место, где ты оставляешь свое сердце. И знаешь, что его там сохранят.
        Принцесса спала рядом, свернувшись клубочком у меня под боком, по-детски подложив ладошку себе под щеку, и доверчиво прижималась к моему телу спиной. Такая милая и трогательная. Пряди золотых волос спускались на грудь, оставляя открытым острое плечико.
        Несколько минут просто смотрел, впитывая каждую черточку. Не касаясь руками, специально оттягивая момент, когда под пальцами и ладонями вновь почувствую шелк кожи. Лишь, словно голодное животное, втягивал в ноздри такой полюбившийся запах её тела и волос.
        Ожидание удовольствия - отдельный вид удовольствия! Если умеешь его взращивать внутри, сдерживая порывы, и точно зная, что получишь своё, то ощущения от проявленного терпения только усилятся. Ведь гадать не приходится - наше взаимное обладание будет тягуче сладким, с остротой кайенского перца. Снова.
        Мысли плавно растворяются, отодвигая проблемы грядущего дня, сужая мой мир до конкретной точки притяжения. Той, единственной, что пока прибывает в мире грез. Я точно знаю, что Сашку больше не мучают кошмары прошлого, потому что лично охраняю ее сны. Ревниво мечтая, чтобы в них она видела только нас двоих. Ну, может немного Родьку.
        Я собственник. Дико жадный, как выясняется. А ведь совсем недавно такого порока за собой даже не подозревал.
        Александра слегка потягивается, не просыпаясь, при этом прижимается попкой к моему паху. Неосознанно, просто ища тепла. Но это срывает стоп-кран моей выдержки.
        Аккуратно просовываю руку под ее мягкое и податливое тело, обнимая и притягивая ещё ближе. Ладони ложатся на округлости груди, а пальцы сами находят вершинки, нежно их теребя. Склоняю голову, зарываясь носом в копну светлых волос, добираясь до шеи, которую целую. Сначала нежно, но быстро вхожу во вкус и начинаю покусывать, тут же зализывая с усердием кота.
        Вкусная, до ослепительных вспышек сверхновых перед глазами!
        Моя женщина сладко стонет, выгибаясь навстречу, потираясь и скользя по мне всем своим прекрасным и обнаженным телом, вызывая почти мучительную волну желания. Кожа к коже…
        Кайф! Чистейший, бьющий сразу в голову и совсем в противоположном направлении. Мой вечно голодный до Принцессы член упирается в развилку ее ножек, слегка скользя по складочкам.
        Моя девочка чувственно всхлипывает, а обласканные горошинки сосков под пальцами стремительно твердеют. Сашкина ладошка неожиданно перехватывает одну из моих рук, и, оттягивая от груди, опускает вниз, и проводит при этом моей ладонью по мягкому животику. Она настойчиво направляет мои действия к другой точке своего удовольствия.
        Маленькая сладкоежка!
        Кто же ей откажет? Я только «за»! Пальцы безошибочно скользят по разведанным территориям, играя на знакомых струнах. Чутко отслеживаю каждых вздох и вслушиваюсь в изменяющийся ритм сердца и частоту дыхания.
        Да, именно так, моё сердце, ты почти на грани! Мне тоже безумно нравится, когда тебе хорошо! Но потерпи совсем немного, черту мы переступим вместе…
        - С добрым утром, плохая девочка, - шепчу хрипло ей на ушко, которое тут же прикусываю, не переставая работать пальцами.
        - Ещё не-ет! Сейчас будет ещё добрее, - мурлыкает моя нетерпеливая, прогибаясь сильнее в пояснице и буквально насаживаясь на мою плоть.
        Мы замираем, оглушенные остротой ощущений. Я отпускаю ее грудь, чтобы поднять ладонь выше, кладя ее на беззащитное горло. Принцесса слегка запрокидывает голову, подставляя свои полные губы для моей звериной жажды.
        И я врываюсь в ее рот, жадно вылизывая языком, одновременно начиная двигаться.
        В ней…
        И мира больше нет. Как нет и нас. Остается только волна, что сметая действительность, стремительно мчит по нервным окончаниям, заставляя с бешеным восторгом танцевать этот вечный, как сама жизнь танец.
        Сливаясь в единое ликующее существо, разорвать которое надвое, кажется, уже нет никакой возможности. Гореть и плавиться, и биться в безумной скачке, выковывая этими древними движениями из нас двоих нечто новое, единое, чтобы взорвавшись в точке апогея, вернуться на землю. К собственному недоумению, оставшись все же собою.
        Да, собой, таким, каким и должен был стать, но не смог бы без моей Принцессы.
        Держать друг друга в объятиях, молча вслушиваясь в тишину утра, и ждать, пока утихнет пульс и восстановится дыхание.
        - Вот теперь, с добрым утром, любовь моя, - шепчет сероглазый ангел, проводя пальчиками по моей слегка небритой щеке.
        - Ты права, доброе, - произношу лениво.
        Она игриво шлепает меня по запястью и приподнимается на локте, глядя в глаза.
        - О, боги! Не пугай меня так, Демон! - она качает головой, и тут же полные губы искривляет усмешка. - Если женщина у эдейца права, то мир перевернулся!
        - Ну, как знаешь, - пожимаю плечами. Перехватываю Сашку за талию и под попку и моя драгоценная одним движением оказывается лежащей подо мною, шутливо отбиваясь, - Нет, так нет! - шепчу ей в губы. - Впредь не стану с тобой соглашаться, чтобы, не нарушать стройность твоих убеждений!
        - Вре-едный Де-емон, - произносит она слегка нараспев, чтобы тут же с новой страстью впиться мне в губы, слегка оттягивая их по очереди.
        От второго раунда нас отрывает сигнал моего вирта. Время неумолимо. Я со вздохом сожаления, отстраняюсь от желанной женщины, и гляжу на экран, чувствуя, как напрягается рядом Александра.
        - Уже пора, - произносит утвердительно, медленно садясь на постели, машинально обнимая себя за плечи.
        Я знаю, она боится. За меня. Чувствую это.
        Но тут уж ничего не поделать: есть вещи, которые можно делать только лично. Например, явиться на Совет самозванцев, всё ещё заседающий на Росси…
        Наивные идиоты! Они и правду до сих пор уверены, что ещё могут на что-то повлиять или кому-то диктовать условия? И это когда всего за пару декад Эдея осталась почти без флота. Стоило только сбросить по эдейским каналам связи информацию о том, что мы обеспечим таине любому вставшему на нашу сторону. Притом это будет та женщина, что он выберет сам, а точнее, они выберут друг друга.
        И нам поверили. Благо моё слово всё ещё многого стоит в Эдее. Да и первые результаты уже у всех на слуху.
        Мы и раньше могли легко дать бой в случае нападения, но силы приходилось распылять, чтобы удерживать те миры, что пошли под нашу руку. Да и «Парадиз» изрядно оттягивал ресурсы.
        А теперь у нас развязаны руки. Но, вот незадача, воевать со своими, ввергая и без того далеко не самый многочисленный народ в гражданскую войну - это последнее, чего бы мне хотелось.
        Поднимаясь с постели, быстро подхватывая одежду и отправляясь в местный аналог ванной. Когда возвращаюсь, моя таине уже накинула на себя тонкий халат, и с внешне невозмутимым лицом, заваривала местный вариант кофе.
        Подошел сзади, осторожно обнимая, и забирая из рук небольшую чашку из красной глины.
        - Спасибо, Принцесса. Это то, что сейчас надо!
        - Это меньшее, что я могу для тебя сделать, - пожимает она плечами, - Ты ведь отказываешься брать меня с собой, - говорит с показным спокойствием, но я вижу, как она на миг сжала пальчики на руках. Злится и нервничает.
        Медленно пью свой бодрящий напиток, пока Сашка пытается изображать некую деятельность: то по второму кругу расправляя яркое покрывало на постели, то складывая собственную одежду, что и так до этого висела на росшем из пола «кресле» в относительном порядке.
        - Са-аш! - зову девушку. И она замирает, поворачиваясь ко мне, глядя огромными печальными глазами. - ВСЁ. БУДЕТ. ХОРОШО, - произношу четко, - Слышишь? Я просто не допущу иного! Мне теперь есть что терять.
        Она молчит какое-то время, пробегая взглядом по всей моей фигуре, останавливаясь на глазах.
        - Знаю, Дан. - Кивает утвердительно и вполне серьезно. Но тут же светлеет лицом и говорит с улыбкой, - Но не думай, что забуду твое упрямство! Тебе ещё от сына достанется! Он вообще целый список составил, чего желает сделать вместе с папой, так что учти, тебе исчезать никак нельзя!
        И не собирался, милая. Но долги надо платить всем. А кто не желает, того следует принуждать.
        Но поддерживаю ее шутливый тон:
        - Я, конечно, уже уверился, что у Родьки буйная фантазия, но, надеюсь, моих сил и храбрости всё же хватит на его желания. Так что, это страшная угроза, но ты ж в меня веришь! Когда это я не справлялся или проигрывал? - я подмигнул Александре.
        Она комично закатывает глаза.
        - Твоя самоуверенность потрясает, Демон! Но, черт возьми, её и вправду есть на чем основывать! Так что, так и быть, не стану добавлять хвастовство к списку твоих грехов!
        ГЛАВА 41.
        АЛЕКСАНДРА
        Мужчины бывают упрямыми. Особенно эдейские. Особенно мои.
        Хотя сами они, конечно, считают, что просто упорны в достижении своих целей. Что ж, и это тоже верно, если сопряжено с логикой.
        Данроду она присуща, пусть в данный момент меня это и бесит. Но не признать его правоту в том, что против Совета надо действовать решительно, было бы бесчестно. По крайней мере, в этом стоило признаться самой себе.
        Да и не удержишь, такого как Дан, под женской юбкой, какие бы страхи не терзали моё воображение.
        Упрямство же Родьки, как и большинства детей, в силу возраста, пока не отличалось стройностью умозаключений, особенно если это касалось планов, которые рушились из-за решений взрослых.
        Вот и сейчас наш ребенок обиженно дулся на весь свет, битый час демонстративно размазывая по тарелке нежнейшую кашу из соантовой розовой крупы, объявляя голодовку в знак протеста.
        Потому что скучал по отцу.
        Не то, чтобы объяснить причину отсутствия его обожаемого «капитана», как Родька до сих пор иногда называл Дана, мне не удалось, просто у мальчика с папой оказалась слишком устойчивая связь. Отец его баловал и был одновременно строг. Данрод умудрялся, вроде всего лишь играя с сыном, одновременно учить его контролю Дара, и при этом ещё заниматься чем-то подвижным и развивающим. Мальчишка был в восхищении! И ждал возвращений отца с «Айтера», где тот предпочитал работать, наверное, с большим нетерпением, чем меня.
        Это радовало и даже порой слегка покалывало иголочкой ревности, оттого с каким восторгом и обожанием мой малыш проводил время с папой.
        Ещё недавно я не знала, как рассказать сыну, о том, кто его отец, но опасения не подтвердились - признаться оказалось просто до удивительного. Мои вкрадчивые, выверенные и взвешенные слова восприняли, как само собой разумеющееся, растянув губы в счастливой улыбке с заявлением:
        - Вот здорово! Ура! - потом бросил взгляд на застывшего в настороженном ожидании отца и проговорил мне тихо (как сам думал!), но Дан все прекрасно слышал, - Мам, теперь я тоже буду ходить в походы, ездить на байке и ловить рыбу, как братья Горель! И ты перестанешь ходить на работу! - но потом задумчиво почесал затылок, нахмурив бровки, - Только можно, чтобы Кери и дальше к нам приходила, а? А то вдруг у тебя, так же как у тети Хельги, испортится характер от сидения с детьми, и ты будешь тоже нами громко командовать? - Выдал ребенок явно чужие рассуждения, услышанные от кого-то.
        Ох, уж эти юные любители «погреть ушки»!
        И я не успела придумать достойный и педагогичный ответ, когда этот вундеркинд явил миру новую порцию откровений.
        - Мам, а хорошо, что мой папа - это дядя капитан, да? Хоть дядя Таир тоже классный, но дядя Данрод лучше! Двоих ведь в папы нельзя? - поинтересовался наивно.
        Я же бросила взгляд на Дана, который стоял у стенки, со своим фирменным каменным выражением лица, сложив руки на груди. Но, на дне карих глаз плескались смешинки. Ну, а я выдавила из себя ответ.
        - Нет, милый, родной папа у любого мальчика только один, разве тебе не рассказывали?
        - Ну да, - кивнул он беспечно, - Ну, а вдруг? Кери всегда говорит, что вдвоем можно сделать больше дел, чем одному! Дядя капитан… В смысле папа, он ведь занят часто! - пожал потешно плечиками, словно удивлялся, что мы его не поняли. И перевел взгляд на Данрода, и добавил, как ни в чем не бывало. - Пап, а можно я пока к Горелям пойду? Они обалдеют, что у меня тоже есть отец!
        И получив утвердительный кивок, сорвался с места, радостно несясь по тропинке, ведущей к стоящему неподалеку почти такому же, как у нас живому дому, где обосновалась семейство его друзей.
        А Дан тогда подошел ближе, глядя вслед сорванцу. Он притянул меня к себе, слегка приобняв за плечи.
        - Кажется, всё прошло неплохо? - пришлось задрать голову, чтобы посмотреть на любимого, и произнести эту фразу с полувопросительной интонацией. Потому что сама не понимала, так ли это. Ведь Родька порой весьма неординарно реагировал на вещи, обычно приводящие других или к испугу, или в восторг…
        - Ну, если не считать нестандартного понимания мальчиком представлений о нормальной семье, то да, - хмыкнул Дан, а потом пробурчал под нос, - Хотя, не могу отделаться от впечатления, что меня только что «завели», как Сая, или какую-нибудь домашнюю зверушку.
        - Не расстраивайся, - хохотнула я, обнимая мужчину за талию, - Ты у нас отличное приобретение! Вон сколько пользы от тебя ожидают! И походы и рыбалка… Так что гордись! - А потом улыбка исчезла, я потянулась вверх, касаясь губами его скулы, и добавила тихо, замирая от сдавивших горло нахлынувших чувств, - Ведь учиться правильному пониманию, что есть семья, лучше всего на примере собственной. Оно надежней.
        - Мы обязательно проверим твоё утверждение на практике, моя таине, - его голос прозвучал с такой уверенностью…
        Вот и сейчас я улыбнулась вспоминая. И перевела взгляд на так и не поевшего толком мальчика - пару ложек он все же отправил в рот, видимо, задумавшись и позабыв о том, что кушать вовсе не собирался.
        - Мам, а бабушка Лиза тоже нескоро вернется? - спросил он хмуро.
        Вот да, забыла упомянуть, что женщины, меня окружающие, тоже не лишены этого порока - упрямства. А некоторые даже перещеголяли в этом мужчин. Например, мама, в отличие от меня, настояла на том, что отправится на Росси. Ее острое желание стереть в порошок тех, кто пустил под откос нашу жизнь, было неукротимо. Особенно, зная, что за плечами рида Малик стоят почти две трети армии Эдеи.
        Дан поспорил для вида, но согласился. Хотя, я почти уверена, что планы его это не нарушало, а скорее наоборот.
        Кстати, мой мужчина сделал своей теще ответный подарок - его специалисты установили на «Эксплоринг» гипер. Правда, наших любопытных ученых предупредили, что если попробуют сунуться в установку, с целью понять, как это работает, то взлетят на воздух. Ибо нечего покушаться на чужие секреты! Нет, тут эдейцы правы, конечно, потому что более упертых и любопытных созданий, чем умники из «Биотеха», я ещё не встречала.
        Так что, мамина лаборатория вполне могла бы и самостоятельно отправиться на Росси, но Дан решил, что «Эксплоринг» слишком приметный, и связать его появление с мамой несложно. А присутствие госпожи Сандовской пока стоит оставить в тайне.
        Когда после этих решений, оставшись наедине с моей воинственной мамулей, я возмущалась несправедливостью, что меня, несчастную, бросают тут нервно ожидать развязки, вновь сходя с ума от беспокойства за самых близких и любимых людей, моя мудрая мамочка сказала то, после чего я задумчиво притихла:
        - Моя ненаглядная девочка, твои беды и переживания, несомненно, велики. Но подумай вот о чем: нетрудно заметить, что твой бешеный гонщик взвалил на свои плечи слишком многое. И явно готов ради вас с сыном стать тем, кем не слишком стремился быть. Да-да, Сашка, я ведь следила все эти годы за событиями в Империи и ролью в них мятежников. И слепой бы понял, что флот твоего рида и примкнувшие к нему несогласные, не спешили ввязываться в настоящую войну. Да и молчание Данрода о своем происхождении тому подтверждение - он не рвался к власти. Но ради вас он принял имя рода и призвал на свою сторону капитанов судов. Так же как теперь собирает под свои знамена тех эдейцев, кто будет рад новым порядкам. А перемены неминуемы в Эдейской Империи, - мама посмотрела на меня с укором, - Так что позволь ему с легким сердцем решать сложнейшие задачи, не оглядываясь на то, что его женщине может грозить беда. - Она потрепала меня по голове, совсем как в детстве, и прошептала, - А я присмотрю за твоим героем, обещаю.
        Вот даже не знаю, кто там за кем будет присматривать. Главное, чтобы не проглядели…
        Мысли пролетели стайкою. Я улыбнулась сыну, присаживаясь с ним рядом, ставя локти на стол и подпирая ладонями щеки.
        - Бабушка вернется с папой, скорее всего. А может, задержится на Росси по делам. Или мы позже к ней прилетим, - по мере моих объяснений, малыш все больше хмурился.
        - Так и знал… - пробурчал под нос, уставившись куда-то в тарелку.
        - Доедать не будешь? - спросила, глядя на нахохлившегося мальчишку.
        - Нет, - он гордо вскинул нос, демонстративно складывая руки на груди.
        Надо же, какой знакомый жест! Божечки, даже это копирует с отца!
        Вздохнула.
        - Ладно, как хочешь, Родь, - произнесла мягко, - Только знаешь, от этого бабушка с отцом быстрее не вернутся. А вот как ты потом будешь заниматься с папой? Ты же сам его просил научить тебя быть сильным? Думаешь, голод этому поспособствует?
        - И пусть, - Проговорил он упрямо, отворачивая от меня лицо.
        Всё. Мой ребенок закусил удила. Значит, надо переждать и сменить тему. Проголодается - сам попросит. А пока следует отвлечь моё сокровище.
        - Как скажешь, - пожала я плечами. - Тогда, может, навестим Кери? Пока твои друзья, насколько я знаю, ещё на занятиях. Кстати, мы с тобой тоже скоро будем делать задания. Может тетя Кери присоединится.
        В последнее время Керая сознательно ограничивала времяпровождение с мальчиком, давая ему больше времени, чтобы привык к отцу и бабушке. Ну, по крайней мере, мне она именно так объяснила свои редкие визиты. Даже непривычно как-то.
        Но сейчас-то мы одни. И она тоже.
        - Давай, - оживился Родька, - Пойдем скорее, а то тете Кери, наверное, скучно. Ведь она снова поругалась с дядей Таиром. И он чуть дерево возле ее дома кулаком не сломал. Я видел, когда мы с Надом в прятки играли, - тут же выдал мне информацию мой маленький шпион.
        Вот же… Черт, я скверная подруга. Во истину, счастливым влюбленным свойственно становиться слепыми и глухими к нуждам и бедам окружающих. Вот и мой мир внезапно сузился. А может в отогретом сердце появилась идиотская убежденность, что теперь у всех все должно быть хорошо. Наивно, Сашка.
        - Идем, мам? - сын спрыгнул с сидения. Его настроение явно улучшилось. Я же говорю, что его просто нужно отвлечь, а визит к любимой няне - вполне подходящее занятие.
        - Конечно, - произнесла немного рассеянно, быстро убирая со стола.
        Кери, Кери… То, что Таир ей небезразличен, не заметил бы даже слепой. А великан так вообще, уже пару недель как признал своё поражение перед маленькой рыжей ведьмой. Что ж такое происходит? Уверена, что Варель не тот, кто обидит женщину. У него за плечами была несчастная любовь. Подробности мне Дан деликатно не поведал, но объяснил вкратце, что для его друга начать любые отношение - своеобразные подвиг. И уж если решился…
        Покачала головой, перебирая в голове эти мысли. Взяла с собой корзинку с любимыми печеньками Кераи. Я и раньше баловала своих домашних выпечкой, освоив эту хитрую науку. Вот и сейчас попросила принести необходимые продукты - надо было занять руки и отключить голову, чтобы не паниковать в ожидании.
        Прежде лакомства пекла по ночам, тайком от подруги, чтобы экономить, чего уж врать. В наших скитаниях приходилось считать каждый кеш на счету. Даже не верится, что этот период позади.
        Хотя прошлое ещё не отпускает: ни нас, ни Кери.
        Родька рванул к выходу, громко распевая свою любимую песенку про звездного пса, что мчался к своему маленькому заболевшему хозяину, неся ему волшебную комету, чтобы та его вылечила. Он нещадно фальшивил, и перевирал слова, но это его ни капли не смущало.
        «Он глотает пространство, замыкая круг,
        Хвост кометы зубами держа.
        Там вдали среди звезд ждет помощи друг,
        В доме, где отдыхает душа…»
        Что ж, кажется, пришла и моя очередь спешить к другу. А то, что в душе Кераи давно сидит острая игла я не сомневалась. Только не знала, имею ли права вмешиваться.
        ГЛАВА 42
        АЛЕКСАНДРА
        Кери занимала совсем небольшой домик, свитый и сплетенный из стволов деревьев, по цвету напоминающих выбеленную березу. Плотный покров зелени, что заменял здесь кровлю, спускался в некоторых местах до самой земли, обвивая каменное основание вьюнком с нежно-голубыми соцветиями, тонкий аромат от которых наполнял, как сам дом, так небольшую лужайку возле.
        Хозяйка волшебной избушки обнаружилась сидящей рядом на скамейке в ажурной беседке. Заметить Кераю я бы, наверное, не смогла из-за лоз, скрывающих любого сидящего там от посторонних глаз. Но Родька, похоже, успел лучше меня изучить полюбившиеся места пребывания своей няни. Так что первым делом заглянул туда.
        - Тетя Кери! - завопил жизнерадостно, бросаясь к ней на шею, - Ты по мне скучала? - и тут же продолжил, не дожидаясь ответа, а может, и не сомневаясь в нем, - Я тоже! Мы к тебе!
        Кери подхватила мальчишку на руки, ловко подкидывая и слегка щекоча, отчего тот радостно хохотал, извиваясь в ее руках.
        - Кажется, кто-то за эти дни вырос и растолстел! - страшным голосом вещала подруга, продолжая тискать счастливого Родьку. - Отлично! Теперь точно съем! Ам! - Подруга сделала страшные глаза, разворачивая брыкающегося карапуза так, чтобы в шутку куснуть куда-то за плечико.
        - Я не вкусный! - захлебывался смехом малыш.
        - Ну, мне-то лучше знать! - продолжала подруга.
        - Ма-а-а-м! По-мо-ги! - уже хрюкал от смеха и щекотки ребенок.
        - Только если обещаешь нормально поесть, - выдала я невозмутимо.
        - О! Какой чудовищный шантаж! - улыбнулась подруга, отпуская, наконец, Родьку. - Не, мы на такое не ведемся, правда, Родь?
        - Ага, ни за что! - согласился сын, хитро сморщив нос, - Тем более, ты ведь меня уже отпустила!
        И тут же со смехом отскочил на пару шагов от няни, что сделала вид, будто снова пытается его поймать.
        - Ох, сорванец! - погрозила она пальцем воспитаннику, и повернулась ко мне.
        - Привет, родная, - я покрутила демонстративно корзинку с печеньем. - Чаем напоишь?
        - Куда ж я денусь, - Кери протянула руку в сторону все ещё хихикающего мальчишки, - Пойдем, мелкий. Торжественно клянусь, что сегодня тебя не съем. Только помучаю уроками немного. А то ведь так совсем хватку потеряю, - подмигнула ему она.
        - Так и знал, - он страдальчески вздохнул, но руку вложил в ее ладонь.
        - А как ты хотел? Знал куда идешь! - вредничала Кери, ведя нас в свой временный приют.
        Потом был чай и ничего не значащая болтовня. А ещё выпечка и бутерброды, которые ребенок с удовольствием умял, совершенно позабыв о своих намерениях заморить себя голодом, в знак протеста.
        Угрозу позаниматься Кер тоже выполнила. А я смотрела на подругу с долей умиления, видя огромную нерастраченную любовь, что проступала в ее действиях сквозь показную строгость.
        А ещё, заметила, что моя от природы плотная по фигуре уроженка Архипелага сильно похудела за эти дни. Да и глаза у нее подозрительно припухшие. А ведь я не помню, чтобы видела, как Кери плачет. Она всегда была стойким солдатиком…
        День пролетал быстро. Родька даже позабыл, что хотел увидеться с друзьями. К обеду он совсем утомился и начал капризничать. Кери тут же предложила почитать ему сказку - излюбленный прием, чтобы малыш уснул.
        Родион свернулся на кровати, внимательно слушая, как Кери читает с вирта старинную сказку о мальчике-волшебнике. Его глазки моргают все чаще, в конце концов, он их трет кулачками и вскоре спокойный и размеренный стиль чтения, что явно специально выбрала подруга, отправляет умаявшегося мальчишку в царство снов.
        Я, пока продолжалось это действо, мысленно прикидывала время, представляя, что именно сегодня, а может и прямо сейчас, корабли флота мятежников должны выйти из гипера возле Росси… Сердце тревожно сжималось, но думать о последствиях смысла не было, пока не получим вестей, все равно ничего поделать нельзя.
        Кери тронула меня за плечо, одними губами прошептав, что Родька уснул.
        Мы переглянулись, как две заговорщицы, и вышли на цыпочках из небольшой комнаты, отведенной под спальню.
        Керая тронула ладонью выступ в стене, похожий на кап, и живая завеса закрыла проход, отрезая звуки. Все же дома у мурианцев настоящее чудо, которому я не перестаю удивляться.
        - Ещё чаю? - спросила Кер.
        - Пожалуй, я бы не отказалась от чего покрепче, - вздохнула поморщившись.
        - Это можно, - кивнула подруга, а потом посмотрела на меня, оценивая с ног до головы, и выдала вердикт, - И даже нужно.
        - Пфф! Кто бы говорил! - возмутилась я, взбираясь на высокое сиденье возле стола, напоминающего барную стойку.
        Кери грустно улыбнулась, доставая из одной из ниш, имеющихся в стенах, небольшую глиняную бутыль и пару маленьких чарок.
        Она вскрыла пробку, и обоняние защекотал запах терпких трав и миндаля. Подруга плеснула алкогольный напиток в чарки, протягивая мне одну.
        - Ну, значит, нам обеим стоит полечить нервы, - усмехнулась она примирительно. - Волнуешься?
        - А ты нет? - скептически ответила вопросом на вопрос.
        А потом сделала глоток жидкости, оказавшейся вкуснейшим ликером. Кери тоже пригубила свою порцию.
        - Это подарок мурианцев, - она указала на бутылку, не отвечая на вопрос. И добавила глухо, опустив глаза. - Таир принес…
        Я отставила чарку, протянув вперед ладонь и накрывая ею руку подруги, безвольно лежащую на столешнице.
        - Кер, что случилось? Поделись. Я переживаю за тебя, - произнесла мягко.
        Она посмотрела на меня, на миг поджав губы, которые ощутимо подрагивали, о потом уронила голову, склоняясь к самому столу, чтобы спрятать лицо в ладонях.
        Я подскочила, как ошпаренная, тут же оказываясь рядом, чтобы обнять и притянуть Кери к себе.
        - Я такая дура, Лекс, - прошептала она, уткнувшись носом мне в грудь.
        - Рассказывай, что натворила, - произнесла твердо, продолжая гладить успокаивающе по плечам подругу.
        Кери помолчала ещё чуть-чуть, видимо собираясь с силами. Она мягко отстранилась, быстро вытерев выступившие слезы.
        - Всё, садись, - выдала своим обычным командным голосом. - Я в порядке, и никакой больше сырости… - она скривилась и сделала неопределенный жест на мою скептическую мину.
        - Кери, поверь, я не сочту тебя слабой, если даже ты сейчас закатишь истерику, - вздохнула я. - Просто хочу понять и помочь, - добавила с нажимом.
        - Да нечему тут помогать, - отмахнулась она. - Просто у одной дуры слишком дерьмовый багаж прошлого за плечами. И расстаться с ним не получается, - хмыкнула подруга.
        Она откинулась на сиденье, прикрыв рукой глаза.
        - Я помню, что обещала когда-нибудь тебе рассказать. Наверное, пришло время.
        Кери схватилась за свою рюмку, держа её двумя руками, видимо, чтобы иметь точку опоры в той буре, что после этих слов полыхнула в зеленых глазах. Слова звучали отстраненно и сухо, но мое воображение дорисовывало образы.
        - Я родилась на Кенте, небольшой колонии Гантского Архипелага. И, поверь на слово, большей дыры в обитаемом космосе, если и можно отыскать, то надо ещё постараться. По сути, Кент - это одна горнодобывающая компания. Шахты да горы со скудной растительностью. Питьевая вода только фильтрованная и дорогущая. Про местные водоемы говорили, что самая быстрая и легкая смерть - это пойти искупаться. Ещё бы, ведь залежи всякой особо ядовитой дряни порой довольно близко подходили к поверхности. Ну, и разумеется, никакого аграрного сектора - всё привозное. Пару городов, похожих скорее на космические станции. Вся инфраструктура построена для добычи полезных ископаемых, ну и жизни шахтеров и их семей. Жизнью я, конечно, назвать это погорячилась, - произнесла Кери со злой иронией, при этом верхняя губа девушки дернулась, слегка обнажая зубы в улыбке, скорее напоминающей оскал. - Скудная оплата адского труда кешем, которого хватало только на пожрать, выпить и трахнуть шлюх. Последних, кстати, было предостаточно. А уж если мужчина имел несчастье завести жену, а уж тем более потомство, то свой идиотизм чаще всего
оплачивал собственной шкурой, которую рано или поздно оставлял гнить где-то на дне Кинсентонской или Уоркской шахт. Потому что заработать прилично можно было только там, добывая матрил - минерал, входящий в состав сплава, из которого делали броню. Столь ядовитый, что роботы-добытчики разваливались за неделю, делая разработки нерентабельными. Люди с планет Архипелага оказались крепче и шли на все ради своих близких. Ну, или в погоне за деньгами.
        Мою семью это не обошло стороной. Жизнь на грани голода и нищеты. Маленькая клетка в сотах домов в часе езды от разработок - лучшее, что мой отец смог сделать для жены и троих детей. Я была старшей в семье, двое братьев погодков, воспитание которых лежало в основном на моих плечах, ведь маме тоже приходилось работать. Но я не жаловалась - Роб и Берт были славными, - вздохнула Кери. - Мне было тринадцать, когда отца не стало. Очередная авария на шахте, где малейшая брешь в безопасности приводила к трагедиям. Страховка мало что покрыла. Мать была вынуждена тоже пойти работать в забой, чтобы прокормить нас. Но не продержалась и полгода. Женщины так-то крепкие, но маму слишком сильно подкосила смерть отца. Мне кажется, она не хотела жить, хоть и боролась ради нас. - Кери встряхнула головой, отчего рыжие косы взметнулись, словно потревоженные змеи, отгоняя от хозяйки слишком яркие видения прошлого. А подруга продолжила рассказ.
        - Потом был муниципальный приют, из которого мои мальчишки попросту сбежали. Их приняла улица, превращая в очередных беспризорников, каких на Кенте и нынче полно. Я же поклялась, что выберусь из этого ада, благо Вселенная не поскупилась в моем случае на наличие таланта к учебе.
        Кери посмотрела мне в лицо, усмехнувшись.
        - Знаешь, если человек чего-то очень сильно хочет, то обстоятельства бессильны. По крайней мере, тогда я думала именно так. И зубрила формулы из учебников, читая дни и ночи напролет литературу по всем предметам. И действительно, сумела стать лучшей, сначала осчастливив начальство приюта, что могло выслужиться перед властями, что не зря клянчит субсидии, не только на то, чтобы самим устроиться получше, но растить вот таких самородков. Легко не было, но там хотя бы я находилась среди таких же сирот, пусть к учебе стремились единицы. Кстати, поводов научиться драться было предостаточно, - она усмехнулась каким-то своим мыслям, но озвучивать не стала. - Потом были конкурсы среди школ, олимпиады, куда меня неизменно посылали. Биология была моим коньком, но и в других дисциплинах не отставала. В общем, закрыв глаза на всё, что творилось вокруг, я шла к цели. Ведь выскользнув из ловушки, именуемой Кент, я имела шанс вытянуть братьев, как надеялась… Время шло, аттестат с отличием и масса призов пополнили мое резюме. Ну, а после я получила грант на обучение в университете метрополии. И это было настоящее
счастье! Билет в иную реальность! - Кери улыбнулась почти искренне, но я понимала, что это лишь начало рассказа, в котором хороша, наверное, лишь эта часть. - Помню, как мальчишки пришли проводить меня в космопорт. Такие большие, взрослые не по годам. Зверьки с улиц, единственной привязанностью которых оставалась лишь я. Но братья так радовались моим успехам… - Голос Кери дрогнул, и она вновь опустила глаза, нервно крутя в пальцах всю ту же глиняную чарку с ликером. - Мы тогда пообещали друг другу, что в будущем все изменится, и надо лишь потерпеть… - Кери прикрыла глаза. Слова, что прозвучали следом, ударили по нервам застарелой горечью. - Только возвращаться на Кент после учебы в университете оказалось не к кому. Роб связался с бандой и погиб в перестрелке с полицией, а Берт… Берт подсел на «золотой сон». И сгорел за год. Не дождались.
        Кери смотрела в содержимое глиняной рюмки, к которой так больше и не притрагивалась. Рассказ давался явно непросто, что неудивительно. Действительно, мы всегда считаем собственные беды самыми страшными. Ещё бы, они ведь наши, выстраданные и болезненные. И порой даже не догадываемся, какой ад может существовать в душе у ближнего.
        - Вот так я осталась одна, - продолжила Кери. - Только тогда во мне ещё было желание прожить жизнь за свою семью, так, чтобы там, в раю, в который так верила моя матушка-католичка, они все порадовались бы тому, что хоть у меня все сложилось хорошо, - она покачала головой. - Не сложилось, Лекси. Совсем не сложилось.
        ГЛАВА 43
        - Помнишь, я сказала тебе про то, что если человек чего-то желает, то обстоятельства бессильны, - Кери криво усмехнулась. - На самом деле, бывает и наоборот. Со мной вера в то, что я смогу все преодолеть и в конце, непременно, за это мне будет отсыпан мешок счастья, сыграла дерьмовую роль. - Она одним глотком допила, наконец, свой ликер, выпрямляясь на сидении и кладя обе руки на столешницу ладонями вверх. - Вот прям, лопату дать забыли, чтобы грести всё то, что заслужила, - продолжала глумиться над собой Кери. - Лекс, ты ведь тоже училась в вашей академии на Росси?
        - Да, я ведь рассказывала, - согласно кивнула подруге.
        - И как? У вас там обучение ведь платное?
        - Да, но талантливые студенты, как и на Архипелаге, обучались на гранты правительства и спонсоров. И их было достаточно. Ты к чему спрашиваешь?
        - Да так, - пожала она плечами, - Уж не знаю, как на Росси, а в Ангелийском университете стоимость обучения такая, что позволить себе образование такого уровня могли в основном потомки богатых бизнесменов и дети аристократов. Ну, ещё целые династии врачей, что зарабатывали весьма неплохо, и являлись, по сути, отдельной кастой. Архипелаг ведь до сих пор не изжил жесткое расслоение на классы. Хоть и ведутся разговоры о социальных лифтах и возможностях для каждого, на деле - это лишь декларация и показуха. И мне, нищей девочке с периферии, довелось испытать на себе, каково быть регулярно поливаемой из ушата презрения, что выплескивали на мою голову, как большинство студентов, так и некоторые преподаватели. Но трудности лишь укрепляли одну упрямую рыжую с Кента в желании получить диплом врача, и, наконец, почувствовать вкус другой жизни. В общем-то, мне было глубоко плевать на то, что думали окружающие. По крайней мере, себя я в этом убедила. Я не набивалась никому в подруги, и не реагировала на шпильки в свой адрес. А на них не скупились. Стипендия была мизерной, которой хватало только на самую
дешевую еду и оплату вирта, что я приобрела для учебы в кредит. На одежду денег просто не было. А Ангелия, если ты не в курсе, довольно прохладная планета. Пришлось искать подработку… - вздохнула Кери. - В общем, мыть полы по ночам в студенческой столовой, пока робот-уборщик в ремонте, писать работы за нерадивых студентов, гулять с собаками вздорной старухи… Короче, заниматься абсолютно всем, чтобы просто выжить. На панель идти не пробовала, хотя предлагали, - она опять усмехнулась. - Я к чему тебе говорю о печальной судьбе сиротки! Просто, чтобы ты поняла, почему у твоей недалекой подруги вдруг так резко отказали мозги, когда на горизонте появился Себ.
        Кери замолчала ненадолго, глядя куда-то в окно. Потом повернулась к терпеливо ожидающей продолжения мне и заговорила.
        - Себастьян Роне, красавец и потомственный аристократ. Высокий, крепкий блондин с военной кафедры. Параллельный поток, будущая белая кость флота Архипелага. Мы познакомились случайно. После третьего курса я выбрала специализацию военного медика. Трех лет хватило, чтобы понять: не имея связей и денег, найти достойное место, даже если ты гений, ну очень непросто. Военные же имели массу льгот и платили им не в пример гражданским. Десять лет контракта и ты в шоколаде. Можешь уйти в отставку и устроиться в любом секторе, имея приличные подъемные и государственные преференции при поступлении на работу. То есть, отслуживших офицеров - а звание мы получали автоматом по окончании военмеда - принимали по конкурсу на места в компаниях и клиниках в первую очередь. Или можно было бы продолжить карьеру в армии. В общем, в моем случае, это был выход. Как думалось в двадцать в небольшим. Ну, да ладно… Вернемся к Себу, - Кери поморщилась, как от зубной боли. - Он подошел ко мне сам, когда я в очередной раз сбегала в парк кампуса, чтобы спокойно позаниматься. Мои драгоценные соседки, которым не надо было заботиться
о том, что в случае неуспеваемости их могут, как минимум лишить стипендии, а как максимум отчислить, регулярно устраивали посиделки в наших комнатах. И это я назвала происходящее очень приличным словом. На деле, это были настоящие оргии, в которых я не просто не хотела участвовать, но и была нежелательным элементом. Впрочем, за годы учебы, мы прекрасно научились игнорировать друг друга. А ведь со мной рядом жили две девушки далеко не из верхов социальной лестницы, раз им никто не оплатил отдельных комнат от какой-то мюзи, как нас называли, - Кери вновь нервно потянулась к бутылке.
        С языка архипелага слово можно было перевести как «грязная выскочка». Я изучала в академии эту странную смесь привезенного ещё с Земли английского, диалектов народов кирасу, которые жили на этих планетах, и ещё десятка различных языков, что вплелись в принятый в Гантийском Архипелаге. Все же Архипелаг - большая и сильная республика, с которой считаются в известном космосе. Поэтому дипломатическим работникам понимать язык стоило. И значение мюзи я знала. Обидное, даже оскорбительное, вплоть до вызова на поединок в приличном обществе.
        И да, Кери досталось…
        - Не бери в голову, - прочла мои мысли Керая. - Это давно уже не задевает. Что поделать, если люди мерят жизнь побрякушками, кешем и придуманными титулами, а не собственными достоинствами, добротой, умом и талантом. По-моему, им стоит только посочувствовать, потому что это они бедняки, - заметила она философски. - А Себ… Он подошел ко мне с предложением работы. В противном случае, я бы его мягко отправила туда же, куда и всех остальных. А работа, как ты понимаешь, мне была нужна всегда. А тут, как оказалось, его матушке требуется сиделка. Высокородная леди имела несчастье сломать позвоночник и ногу, катаясь на горных лыжах. И пусть при деньгах и современном уровне медицины это не было большой проблемой, но со сложным переломом месяц на вытяжке ей все же пришлось бы пролежать, пока идет восстановление. Но, вот незадача, леди Камилле было скучно, и она предпочла лечиться дома, а квалификация студентки последнего курса, в качестве обслуги и компании, ее вполне устраивала. Тем более работа несложная, и на учебу меня обещали отпускать, главное, чтобы вечера и ночи я проводила с леди Камиллой. Да и
платить обещали просто сказочно. Отказаться было бы глупо. Так я попала в шикарный дом семейства Роне. Сама леди оказалась властной и капризной молодящейся старухой, которая решила поиграть в демократию, - Кери отсалютавала мне чаркой, вновь пригубив ликер, - Правда, это сейчас я воспринимаю всю историю с высоты прожитых лет и опыта. Тогда Камилла мне показалась глотком чистого воздуха, после затхлого болота, в котором я варилась все прошедшие годы. Леди Камилла обожала расспрашивать о жизни на Кенте, о семье, о том, к чему я стремлюсь и люблю. И, конечно, много рассказывала сама. Мне хватило ума отвечать на вопросы обо всем с хорошими купюрами, при этом вполне удовлетворяя интерес моей работодательницы. Работа, кстати, и вправду не представляла трудностей. Мне в доме была выделена собственная, отлично обставленная комната с ванной, а так же вышколенная прислуга подавала еду, если леди не приглашала разделить с ней трапезу. Просто рай, которым я пользовалась по полной. А ещё был Себастьян. Не скрою, парень был хорош собою, но я не питала иллюзий, даже не пытаясь сблизиться. Он это сделал сам. Сначала,
встречая меня в доме, он вел со мной ничего не значащие разговоры. Позже, под предлогом скуки, по вечерам, когда моя пациентка засыпала, Себ приглашал меня пройтись по саду. И мы разговаривали. Просто, обо всем. Правда, говорил в основном он, и о себе. Но меня это тогда не смущало. Я видела, как Себ на меня смотрел, но не пытался заигрывать. Наверное, это было решающим: я имела глупость подумать, что интересна этому принцу на белом мобиле класса люкс. Глупо, правда? Сказок про золушек много читала, наверное, вот и поверила, - Кери посмотрела на часы на вирте, покачав головой. - Скоро проснется наше сокровище, а я ещё не рассказала самое интересное, - последнее слово прозвучало зло.
        - Кер, если не хочешь… - я попыталась остановить подругу, чувствуя, что дальше говорить ей все труднее. Она нервничала и злилась.
        - Нет, Сашка, - она упрямо мотнула головой. - С призраками прошлого бороться надо только одним способом: вытаскивая их на свет. Поэтому уж прости, я закончу. Хотя, собственно, и так ясно к чему все шло, - Керая с преувеличенной веселостью улыбнулась и вскинула голову. - И двух недель не прошло, как я оказалась в его постели. А еще через десять нас там застукала Камилла, которой в клинике, в которую ее свозили на обследование, разрешили постепенно вставать и начинать ходить. Вот она и дошла… Думаю, не надо говорить, что из милой толерантной леди, аристократка Роне превратилась в базарную стерву. Притом гнев свой она направила на Себа, меня же просто игнорировала, лишь бросив с порога, чтобы духу моего больше в доме не было. Но вот тут произошло чудо, как тогда мне показалось, потому что Себ заявил, что мамочка может засунуть свои претензии далеко и глубоко, а он вообще собирается на мне жениться. Та-дам! История долбанной Синдереллы пролетела в моей голове, рассыпаясь волшебным золотым дождем. Мне, наивной, и в голову не пришло, что я оказалась лишь тем пресловутым казусом белли* (*Casus belli -
повод к войне Римском праве. Прим автора.) в давно назревавшей войне великовозрастного инфантила и его мамашки. Мальчик взбрыкнул, а неглупая стерва Камилла внезапно отступила, ехидно посмотрев на сына, заявив с улыбкой змеи, что непременно сообщит о решении сына в свете. И пока я, оглушенная словами возлюбленного, просто глупо пялилась на него, матушка ждала и предлагала сделать Себу шаг назад. Но тот уперся.
        Я машинально закрыла лицо рукой, качая головою. Мне, конечно, приходилось слышать, что в обществе Архипелага процветает в отношениях полнейшее и дремучее средневековье, но не сталкивалась с подобным лично. В высшем свете всегда не любили неравные браки, а уж нравы знати мне неплохо известны.
        - Ну да, - подтвердила Кери, - Мезальянс, который отравил бы мальчику жизнь. Мамочке, правда, тоже. Кстати, я не сказала, что дело было уже на шестом курсе, перед самым выпуском. Наверное, старая грымза на это и рассчитывала, что проучит сыночка и отправит его в действующую армию. Но, вот незадача, жизнь распорядилась иначе. Нет, нервы потрепать мне успели знатно, - Моя подруга и помощница скривилась в гримасе отвращения, - Представляешь меня, пытающуюся соответствовать аристократу, в надежде, что Себастьяну не будет стыдно за такой союз? Я даже согласилась принять его кредитку, - Кери покачала головой, опуская глаза, - Вселенная, как же стыдно… Но я ведь верила, что со временем все уладится, я ведь нужна Себу! Он меня выбрал! В упор не замечая его нарастающего раздражения, от того, что нас не принимали в «приличном обществе». И облегчения, когда Гантийский Архипелаг неожиданно вступил в войну с Имиритским сектором. Ведь выпускные курсы университета отправили в действующую армию, выдав дипломы почти автоматом. Правда вот тут леди Камилла засуетилась, не на шутку испугавшись, что любимое чадо
сгинет в горниле бойни. И воспользовалась немалыми связями, чтобы отправить сыночка, получившего под свое начало среднетоннажный крейсер, служить подальше от основных боевых действий, но так, чтобы не посрамить славный род Роне - на приграничный сектор, защищать тылы, и не подпускать возможных союзников к Имирии. Как ты догадываешься, я тоже оказалась на этом судне, потому что разлучать семьи в армии Архипелага не принято - этому правилу более семисот лет, со времен борьбы за независимость от существовавшего тогда Союза Объединенных Миров. Ну да, историю ты наверняка знаешь лучше меня, - легко отмахнулась от подробностей Кери.
        Она поднялась и быстро подошла к проходу в спальню, дотронувшись до завесы, слегка ее отодвигая, и удовлетворенно кивнула.
        - Пока спит. Умаяля. Надо бы приготовить что-то посущественней, а то ты, мамашка, заморишь ребенка, - вздохнула моя заботливая.
        - У нас дома все есть, - почему-то захотелось оправдаться. - Можем потом пойти к нам, если захочешь, или к Горелям заглянуть.
        - Ага, к Горелям… Тогда прощай фигура, - улыбнулась Кери. - А то я Хельгу не знаю! Опять, небось, напекла на целую эскадру…
        Подруга снова опустилась на свое место. Похоже, последнюю часть рассказа ей вытаскивать из глубин души совсем не хотелось. Она потерла лицо, словно прогоняла усталость.
        - Лекс, знаешь, я за годы учебы привыкла быть изгоем, и даже открытое пренебрежение высшим светом восприняла как должное, лишь переживала за Себа. Но корабль - это замкнутый мир, словно большая деревня. Работа была, но не так много, ведь в приграничье отлавливали пиратов, и разведчиков. Так что и раненые поступали, пусть и не каждый день, как на линии фронта. Может ещё и от того, что времени было предостаточно, экипаж и медслужба обожали перетирать подробности личной жизни сослуживцев. Все и всё про всех знали в таком узком кругу. Одни и те же лица! А вот я ощущала себя чужой и среди низшего звена и среди офицеров, которые теперь не называли меня мюзи, так как я считалась невестой капитана, но были подчеркнуто холодны в общении, и злословили за спиной. А так же не забывали найти повод уколоть побольнее. Особенно, когда мой ненаглядный начал меня избегать. И причину мне указали с напускным сочувствием. Даже не одну. Из персонала летного состава штурмовиков, где служили и девушки аристократки, регулярно присоединявшиеся к нашему кораблю для боевых операций. - Кери поморщилась, замолчав ненадолго.
        - И что, кто-то из девиц выжил? - спросила с преувеличенной веселостью.
        Кери покачала головой.
        - Если Вселенная хочет тебя наказать, то отбирает разум. Любовь для этого отличный способ, - она посмотрела на меня грустно. - Лекси, я была так влюблена, что промолчала, думая, что это просто зависть. Мой Себастьян так не мог со мной, как же я буду обижать его подозрениями? Ведь он же ради меня… Ну, и так далее, - она развела руками. - Я же говорю, вспоминать тошно. - Она нахмурилась, - Но всему приходит конец. Порой отношения заканчиваются некрасиво, у кого-то это проходит легко, а в нашем случае фарс, именуемый «ненужная случайная невеста» завершился… Впрочем, я даже названия не могу подобрать, может у тебя получится. - Кери быстро что-то набрала на своем вирте. - Лови файл, Лекс. Читай и не удивляйся имени. Ведь Керая родилась совсем недавно, лишь последние десять лет. Когда-то мое имя звучало, как Келли Омит.
        Мой вирт маякнул о полученном сообщении. Я развернула экран, вчитываясь в сухие строчки официального языка, переводя автоматически. И не верила глазам. Если говорить кратко, то в файле было описание разбора дела военного трибунала космических сил Гантийского Архипеллага, под грифом секретно. Разбиралось дело некоего капитана крейсера «Визард», Себастьяна Роне. Там говорилось, что такого-то числа, такого-то года, его корабль вышел в одиночное патрулирование в квадрате N. Сопровождение не требовалось, ввиду того, что миссия была рутинной и никаких разведданных о нахождении сколько-нибудь значимых сил противника не значилось. Появление предположительного пиратского судна спровоцировало погоню, приведшую «Визард» в хорошо продуманную и расставленную ловушку. Несколько до зубов вооруженных кораблей пиратов, поджидали жертву под прикрытием лун ближайшей от места патрулирования протопланеты, считающейся условно подходящей для жизни, но требующей огромных затрат на терраформирование, да и уровень кислорода в местной атмосфере был мал для дыхания без маски. К тому же тяготение огромной соседки по звезде,
планеты газового гиганта, имеющего редкое сочетание элементов в своем составе, почти полностью перекрывало возможности связаться с флотом или иными объектами - связь попросту не проходила. И посему, наличие крупной пиратской базы в этом месте никто не ожидал найти, как и сами джентльмены удачи не спешили афишировать свое убежище. Но, вероятно, разоблачение из-за активности в этом районе войск, было не за горами, и ребята решили сорвать куш, прежде чем уйти на новые места дислокации. Имиритинские пираты, по-своему, были патриотами, поэтому захват судна врага не считали чем-то зазорным. Не скажу, что «Визард» не пытался сопротивляться, просто в данном раскладе можно было только пасть смертью храбрых, унося с собой врагов. Доблестный капитан Роне решил иначе, пойдя на переговоры с пиратами. И, договорившись о выкупе, он «смиренно» отдал имиритинцам всех женщин с крейсера. Притом, по одним показаниям, пираты сами затребовали таких заложниц, а по другим - предложение исходило от Себастьяна.
        Строчки сливались в одну кровавую муть, сердце колотилось, а кулаки непроизвольно сжимались. Далее читать о списке потерь и последствиях было просто тошно. Особенно итог: действия оправданы…
        Голос Кери прозвучал глухим фоном.
        - Почти две декады, Лекс. И я даже не видела более того, кто отправлял меня вместе с моими подругами по несчастью в лапы ублюдков, спасая свою шкуру. И лучше тебе не знать, что делают с женщинами последователи Имирета, особенно такие, кто изгнан или сам покинул родину. По их мнению, женщине не место в космосе, а стало быть, зачем жалеть этих самок? - Она говорила отстраненно, словно о ком-то другом. Может, так и было для нее…
        - Две декады ада, короткий штурм и долгая реабилитация в закрытом госпитале флота. Новое имя, очередное звание. И другая жизнь, по сути, совсем другого человека, - она печально посмотрела на застывшую от ужаса и понимания меня. - Иногда, чувства приносят лишь боль. И нет, - она слабо улыбнулась, - Не трудись! Я и сама знаю, что это не всегда так. Но, как ты считаешь, Лекси, после такого опыта, испугаться до чертиков предложения от сильного, и кажущегося таким надежным мужчины, стать его таине - это дурость, или нормально?
        ГЛАВА 44
        ДАНРОД
        Выход из гипера наблюдали из рубки почти всем высшим офицерским составом флагмана. «Айтер» вывалился из подпространства первым, лишь на миг опережая остальную эскадру. Я бесстрастно считывал телеметрию, краем глаза наблюдая за присутствующими. Команда работала слаженно, выполняя привычные действия, а так же готовясь к продуманному заранее манёвру. Таир был собран и зол, глядя исподлобья на точно такие же данные, а вот уважаемая госпожа Елизавета Сандовская, что напросилась быть с нами, смотрела на экран с нескрываемым предвкушением. И злорадством.
        Ещё бы! Будь у меня чуть более эмоциональное отношение к военным операциям - а нынешнюю ситуацию, несмотря на мои старания, вполне реально было превратить в полномасштабный конфликт, при условии сопротивления - я б непременно полюбовался хаосом, что творился вокруг Росси, при нашем появлении.
        Семьдесят три боевых корабля в полном вооружении, объединенные под моим командованием и готовые разнести защиту сильной планеты в щепки по первому приказу.
        Полагаю, господа советники впечатлены.
        - Задергались, как блохи под частым гребнем, - проворчал Варель, брезгливо хмурясь. Уверен, будь мы не в помещении, он бы ещё сплюнул, словно даже упоминание наших противников было токсичным, вызывая желание избавиться от горечи во рту.
        Впрочем, друг в большей степени мечтал о хорошей драке, чтобы скинуть негатив совсем по другому поводу. В их отношения с рыжей уроженкой Архипелага я не лез, но то, что Таир запал по-взрослому на языкастую ведьму, уже не вызывало сомнения.
        Как и то, что у этой язвительной и непримиримой парочки явно что-то пошло не так. Ну, да не маленькие, сами разберутся.
        Я лениво поглядывал на ход перестроения своих судов, не забывая про силы противника. Росси, как новоявленную столицу, окружала сеть боевых станций, да и несколько военных кораблей, несших тут службу, считались вполне достаточными, чтобы отвадить любого известного врага.
        Но только не объединенный эдейский флот. И мне оставалось лишь гадать, на что надеялся Совет, не разбежавшись заранее, словно крысы с тонущего корабля. Впрочем, всерьёз меня интересовал непосредственно Абигор. Хотя к моему бывшему товарищу по учебе вопросы тоже имелись. Ну, тут уж как пойдёт: его ещё найти надо.
        Таир бросал на меня выжидающие взгляды, чуть ли не ерзая от нетерпения. Понимаю, желание раздавить этих жуков было велико. Но я помню, чему меня учили. В том числе и ответственности перед своим народом, который нельзя втягивать в длительную междоусобицу.
        - Рид Малик, - обратился по всей форме ко мне Варель, - позволите вопрос?
        Терпение - это вообще не про Тая. Не зря наш славный талирид никогда не рвался ввысь со своей должности командира штурмовиков. Годы его наставничества, (По прямому приказу Амирея, кстати!) Таир воспринимал чуть ли не как срок, что ему пришлось отбывать. Впрочем, негативное восприятие Варелем такой повинности, не помешало стать мне лучшим другом и воспитать целую плеяду талантливых бойцов.
        - Нет, Таир, ещё не пора заниматься нейтрализацией противника, - посмотрел на друга скептически, видя, как вытягивается его лицо. - И снова нет, атаковать первыми они уже не решатся, раз не сделали этого сразу, потеряв даже призрачный шанс на победу. Вероятно, от того, что самоубийство в культуре эдейцев не в чести, а в этом марионеточном Совете все же хватает настоящих военных, которые в состоянии дать верную оценку раскладу сил. Так что ждем. Я ответил на твои вопросы?
        - Да, благодарю за разъяснение, рид, - отсалютовал мне мой талирид, - пробурчав под нос еле слышно, - Чертов гений… Что ты опять задумал?
        - То, что тебе не понравится, - ответил так же тихо.
        - Дан, ты… - Таир резко развернулся, готовясь спорить до хрипоты.
        - Знаю, что делаю, талирид Варель, - отрезал холодно.
        Друг вытянулся по флотской привычке, вспоминая о субординации, но упрямо сжал кулаки. Уступать просто так он не намерен - в этом весь Таир. Хоть под трибунал, но переть до конца.
        Но на сей раз наша тихая перепалка была прервана Айтером.
        - Мой рид, запрос на связь с Росси.
        - Открой линию, но так, чтобы собеседник видел и слышал лишь меня, - бросил короткий приказ, прерывая зрительный контакт с другом и поднимая глаза на разворачивающийся виртуальный экран.
        Зал заседаний во Дворце Наместника узнал сразу - его любил использовать Амирей, для совещаний. Как и собеседника. Черт, интересно, это была идея Абигора восстановить Дворец Наместника даже в мелочах? Наверняка ведь подал эту идею, как желание вернуть Росси ее жемчужину, раз Любомирье пострадало из-за покушения на ториди Эдеи. При наших технологиях - было бы желание.
        Советник Нокер Вард, исполняющий обязанности главы так называемого Совета, в парадном синем кителе расшитом золотом, смотрел на меня, сурово сдвинув седые брови. Этого старого вояку и главу одного из уважаемых родов на Эдее знал каждый. Не самый умный, но чертовски исполнительный. А ещё свято верящий в идею Великой Эдеи и ее миссию быть сильнейшей среди разумных космоса. Разумный выбор. Абигору не откажешь в правильном подборе кадров. А точнее тех, кто идеально вписывается в предназначенные роли, и чьи мозги при этом проще обрабатывать.
        Что ж, моя разведка на Росси доложила о том, что слухи о моем происхождении ходят просто фантастические. По крайней мере, сына Абигор отправил на планету прародительницу, оставаясь сам на Росси. Не знаю, то ли имеет какие-то козыри, то ли думает, что бессмертный. Надеюсь, скоро это проверить.
        - Данрод Лейни, - зло сверкнул глазами Вард, явно намеренно опуская звание и отказываясь называть меня Малик. - Вы отдаете себе отчет, что угрожаете действующей столице Эдеи? Вы государственный преступник и обязаны сдаться на милость…
        - Советник, - резко перебил словесный поток, не желая выслушивать чушь, - Я, конечно, спишу на возраст вашу забывчивость, и даже возьмусь за труд напомнить, что согласно Закону Великой Эдеи, любой глава рода не может быть осужден заочно, пока не предстанет перед Советом Высших родов. Ну, а личный флот, - я развел руками, позволив себе ехидную ухмылку, - Как и у любого главы рода, закон мне иметь позволяет.
        Услышал, как зашипел матерно Таир, кляня мою самонадеянность. Мысленно ухмыльнулся и продолжил, глядя в слегка ошарашенное лицо собеседника, который точно помнил эту статью из древнейшего закона. И продолжил:
        - Так вот, советник, я, рид Великой Эдеи, являясь старшим из эдейцев рода Малик, заявляю о своей невиновности! Я могу это доказать и требую открытого заседания Совета Высших Родов Эдеи, - я удовлетворенно кивнул, без стеснения рассматривая растерянное лицо советника. - Моя генетическая карта уже в архивах, так что можете ознакомиться, если ещё не успели. Так что, господа, мы готовы подождать, пока вы соберетесь. Тут, на орбите.
        Заметил, как Нокер куда-то скосил глаза, явно выслушивая чьё-то мнение. Предсказуемо. Вот только отказать мне, у Совета нет права.
        - Совет Высших родов может собраться лишь в урезанном составе, рид, - произнес, наконец, Вард. - Остальные будут извещены и присутствовать смогут виртуально. Вас устроят такие условия?
        - Да, советник, но позвольте предупредить, что с этой минуты и до конца заседания ни одно судно не покинет Росси. Надеюсь, это понятно? И, кстати, прямую трансляцию в сеть я обеспечу.
        Вард лишь нервно раздувал ноздри, сдерживая ярость.
        - Мы ждем вас во дворце, рид Малик, - выдавил он из себя и отключился, после короткого ритуального поклона.
        - Какого демона, Дан? - подпрыгнул с сиденья Таир.
        - Сядь! - рявкнул на него и обернулся к остальным, до этого момента молчавшим офицерам. - Господа, я мог бы и не объяснять своих решений, но полагаю, вы должны понимать, что силовой вариант всегда губителен. Я люблю Эдею, это родина моих предков. И я хочу, чтобы наши дети росли в сильной империи. Сейчас Эдея уже потеряла два десятка колоний, а в последние дни просто происходит парад суверенитетов. И этому стоит положить конец. - Я обвел взглядом присутствующих, зная, что и на других кораблях видят и слушают происходящее. - Мне не все равно в каком мире будем жить мы сами и наши потомки. Но и оставлять безнаказанным содеянные преступления тоже не стану, - я приложил кулак к сердцу, - Клянусь!
        ГЛАВА 45
        ДАНРОД
        Космопорт Росси встречал нас прохладным весенним дождем. Госпожа Елизавета Сандовская плотнее натянула на голову капюшон плаща, и шагнула к выходу на трап большого транспортника, который был использован для спуска на планету. Сделав предупреждающий знак выставленной охране о том, что не собирается спускаться, женщина застыла на месте, протягивая вперед руку без перчатки, ладонью вверх, ловя капли по-весеннему прохладной воды.
        - У нас говорят, что дождь перед началом сложного дела - это хороший знак, - произнесла она задумчиво, поворачиваясь к нам, уже готовым покинуть судно. - Надеюсь, что так и будет, Данрод Малик.
        Женщина сверкнула глазами небесного цвета из-под капюшона, и отступила под защиту корабля.
        Я не ответил. Приметы, суеверия… Да без разницы! Даже если ты подготовился, сотню раз всё проверив, уверен в своих силах, хоть и рассчитываешь не только на них, то все равно должен помнить, что любая мелочь может, как помочь, так и расстроить планы. Так что, пусть дождь родной для этой женщины земли станет добрым предзнаменованием. Я не против.
        А говорить и вправду больше не хотелось. Все необходимые слова уже произнесены и распоряжения отданы. Дальше только выход на сцену. И зритель в зале, на сей раз, процентов на девяносто настроен против твоей игры. Но это не значит, что спектакль закончится провалом.
        Моего предплечья коснулась рука Таира, тут же исчезая.
        - Пора, Дан.
        Кивнул, молча делая шаг вперед.
        Бронированный мобиль представительского класса уже ожидал внизу на поле. То, что мои подчиненные с орбиты отслеживали каждый наш шаг, думаю, и говорить не стоило. Неуважаемые члены Совета это понимали, вот и прислали эту дорогущую игрушку, чтобы продемонстрировать, будто они чтут безопасность того, кто действует по закону.
        Мои бойцы лениво просканировали машину, настойчиво подвинув в сторону присланную, то ли охрану, то ли конвой. Ребята выкатили из транспортного люка пару новейших миниатюрных «шоэнов», специально разработанных для наземных операций, и никого не спрашивая, встали в сопровождение.
        Кортеж взмыл ввысь, быстро набрав максимально разрешенную скорость. Непосредственно на заседание меня будут сопровождать Таир и Шерман Верлик - оба, как представители своих родов в Совете Высших. Не знаю, как уж там Тай разговаривал со своим отцом, который ещё недавно чуть не лишил единственного из оставшихся своих сыновей наследства, из-за того, что он примкнул ко мне, но сейчас Таир имел все полномочия. По крайней мере, мне было сказано со злой усмешкой, что его точно не прогонят прочь.
        Про Шермана и говорить нечего - он потерял отца, будучи уже в моих рядах, так что являлся главой рода. К тому же он с детства был при родителе, учась тонкостям политики и готовясь встать у верхушки власти в Эдее в будущем. Род Верлик не сильно отстал в иерархии от рода Малик, но никогда не пытался претендовать на высшее военное руководство, довольствуясь ролью дипломатов, и считались чуть ли главными интриганами в империи.
        Но и они почти шесть лет назад проморгали заговор, впрочем, и участвовать в новом Совете тоже отказались.
        Отстроенный заново Дворец Наместника встречал нас беспрецедентными мерами безопасности. Вокруг здания было пусто, никаких зевак или вездесущей прессы, лишь сплошное оцепление из эдейской гвардии.
        Я без стеснения выпустил Дар на свободу, мягко сканируя охрану на предмет желания выстрелить нам в спину. Но нет, почувствовал лишь любопытство, усталость от рутинного стояния под дождем и толику страха. В общем, ничего опасного.
        Нас встречал незнакомый мне немолодой офицер, в ранге антрида, в синей форме наземных войск. Рядом с ним простой солдат держал огромный зонт, укрывающий от потоков воды, что и не думали прекращаться. Офицер отвесил положенное приветствие.
        - Рид Данрод Малик, я антрид Канро являюсь временным комендантом дворца Наместника. Мне поручено вас встретить и проводить в зал заседаний. Вас ожидает Совет Высших Родов, - он так же отсалютовал Шерману, - Талирид Верлик, вы тоже имеете полное право присутствовать, - и тут же посмотрел на Таира, - Простите, но вашего имени в списке нет.
        - Значит, появится, - пробасил Варель. Он протянул руку с виртом, предлагая принять файл.
        Звякнул сигнал о сообщении. Комендант открыл его, быстро пробегаясь глазами. На миг поджал губы, но тут же его лицо приняло прежний бесстрастный вид.
        - Добро пожаловать на Совет Высших Родов, глава рода Варель, - слегка склонил голову антрид, и сделал приглашающий жест, - Прошу за мной, господа офицеры.
        - Что такого ты наобещал своему старику, если тот все же ушел на покой? Уверен, он просто так бы не смягчился. Так кого ты должен убить? - спросил у друга, пока нас вели через парадный вход.
        Таир неожиданно нахмурился, словно был не уверен в выполнении того, что пообещал отцу. Покачал головой.
        - Если бы! Это было бы слишком просто. Надеюсь, что все же удастся сдержать слово, - пробурчал он, почему-то отводя взгляд.
        Любопытно, однако. Ладно, это пока терпит. Но с другом явно происходит что-то странное. Надо будет поговорить, когда всё закончится…
        Недолгое путешествие внутрь дворца. Знакомая лестница. Всего-то шесть лет прошло с того момента, как я шел вслед за Амиреем по этим ступеням, удивленно и восторженно глядя на встречающую нас потрясающе красивую девушку. Оказавшуюся чужой таине… Но теперь-то мы это исправили. Осталось лишь закрепить достигнутое.
        Ещё один коридор, массивные двери, перед которыми изваяниями застыли гвардейцы в полной экипировке, с оружием наперевес. Даже смешно. Наивные! Вправду решили, что меня бы они этим остановили?
        Что ж, когда тебя недооценивают - оно и к лучшему! Некоторых, видимо, жизнь не учит.
        Двери распахиваются. Канро проходит первым, объявляя громко присутствующим наши имена и звания, не забыв отметить, что мы являемся главами родов. Комендант вежливо указал на свободные места на первой ряду в полукруглом зале, в центре которого стояли три кресла, занятые, как и полагалось, председателем Совета ридом Вардом и двумя его помошниками. Рядом с ним примостился глава рода Арлик. Честно говоря, не удивлен тому, что этот богатый род примкнул к заговорщикам. Для этого и особых умений не требовалось, после того, как Амирей все же отдал «украденную» таине Рону Сетелик! Ну, а как иначе, если девушка успела понести от шустрого, но не думающего о последствиях Рона? Вот только спесивые эдейцы рода Арлик, пусть и сделали тогда вид, будто вполне удовлетворены полученными откупными и новой таине, сами затаили обиду за порушенную гордость.
        Ох, уж эта любовь! Сколько из-за нее развязано войн! Мне ли не знать, сам готов рвать глотки за одну блондинискую Принцессу.
        А вот третье кресло занимал сам почтенный советник Абигор Терлик. Видел его вживую впервые, но когда-то давно, найдя его изображение, был очень удивлен абсолютным отсутствием сходства с Вилом. Похоже, и Даром сын пошел вовсе не в папочку.
        Не стал мериться взглядами, хотя без этого театрального эффекта вряд ли обойдемся. Все же аудитория соотечественников нас смотрит нынче изрядная - об этом я позаботился. Ведь темные дела проще делать втихую, а такая правда от публичности лишь силу набирает. Конечно, если суметь ее правильно подать.
        Обычно сдержанные главы родов сегодня, не стесняясь, пялились на мою персону. Хотя доля внимания досталась и моим спутникам. По залу, при нашем появлении пошел гулять шепоток, лишь усиливающийся со временем.
        - Господа, полагаю, раз уж все основные участники в сборе, то следует приступить, - Проговорил Нокер в установившейся с первого же сказанного слова тишине. - Именем Великой Эдеи, я, Нокер Вард, председатель Совета Эдеи, объявляю собрание Высших Родов открытым.
        Он выдержал паузу, обведя взглядом присутствующих в зале и на огромных экранах по стенам.
        - Итак, мы собрались по требованию нового главы рода Малик, известного нам под именем Данрода Лейни. К которому, кстати сказать, у Совета есть вопросы, - выдал он многозначительно. - Но, мы выполняем требование закона, и предоставляет ему слово, - он подождал примерно с полминуты, пока утихнет очередная волна ропота, к содержанию которого я даже не прислушивался. - Прошу вас, рид Малик, Совет Высших Родов вас слушает.
        Нокер кивнул с долей снисходительности. По лицу Абигора проскользнула предвкушающая улыбка. Еще бы, они ведь считают, что птичка сама залетела в клетку! Мой враг был расслаблен, и я не без труда сканировал его ауру. Ментал, я не ошибся в своих выводах. А значит всё сходится. И пусть защиту этого мерзавца научили ставить на совесть, но и мы не пальцем деланы. Посмотрим.
        - Ну, тут в зале тебя, прям, любят, - услышал я голос Таира. Друг явно нервничал, прислушиваясь к несдержанным шепоткам.
        О, в этом я не сомневался! И сейчас я дам им всем ещё пару поводов меня «полюбить» сильнее.
        Я поднялся с места.
        - Благодарю, рид Вард, - кивнул коротко старому вояке и повернулся лицом к залу, зная, что камеры в зале уже под контролем моих спецов с «Айтера». - Уважаемые главы родов, я попросил вас собраться, чтобы заявить о своей невиновности. Но, прежде чем вы услышите мои аргументы, я прошу прощения, что несколько отодвину эту часть разговора. - Быстро набрал приказ на вирте и продолжил, - В данный момент, наше с вами общение видят только на Эдее и кораблях нашего флота. Потому что мне бы не хотелось выставлять на показ свою родину в столь неприглядном свете, разбивая одним махом тщательно создаваемый миф о благородстве Эдеи. Я, рид Данрод Малик, вызываю на поединок чести Абигора Терлик, обвиняя его в использование запрещенных ментальных техник и отдаче преступного приказа о бомбардировке мирной планеты, и намерении уничтожить наших таине и детей. В частности, речь о моей таине, Александре Малик и сыне Родионе. Так что это вполне личное, и с лихвой потянет на вызов!
        Сила рвалась на свободу, мечтая сходу уничтожить разум подонка, но это бы не решило моих задач. Терпение, Дан! Он обязательно откроется, и ты этим воспользуешься, не давая повода обвинить тебя в принуждении Даром. Мне ведь нужно быть чистым перед эдейцами хотя бы как менталу!
        - Что за бред? - Абигор подскочил с места, кривя брезгливо породистое лицо. Он обличительно ткнул пальцем в мою сторону, - Вам не удастся этой чушью ввести в заблуждение Совет, рид! Ведь нам уже известно, за что вы устранили вашего дядю, Великого ториди Эдеи, Амирея Малик. Ради его таине! Вы вступили в сговор с ее отцом!
        - Ну, я же говорил, - тоскливо подал голос Таир, машинально разминая кулаки, словно готовился передавить всех несогласных голыми руками.
        Я спокойно слушал накатывающий шквал возмущенных криков. Метко бьет, расчетливо. Но не неожиданно. Этого удара я ждал.
        - Не стоит приписывать мне чужие грехи, - ответил спокойно и скомандовал громко, перекрывая возмущения в зале, - Айтер, покажи записи допросов и боя!
        Огромный виртуальный экран за спинами советника Варда, рида Терлик и Арлик ожил, демонстрируя подготовленную мною заранее запись. Сначала шел краткий допрос моей бывшей любовницы Ариты и капитана с «Ранде», что поддался ее очарованию, предав своих товарищей. Арита сообщала, как связалась с флотом, подчиняющемуся Совету, с помощью эдейского устройства с корабля, выдав координаты Парадиз. Далее, шли картины нападения и боя возле планеты. После этого, пошли кадры допросов выживших, из числа нападавших, которые не успели, или не смогли удалиться от места сражения, попав в плен. Эти эдейцы подтверждали приказ о тотальной зачистке планеты, без попыток вступить в какие-либо переговоры.
        Зрители притихли, невольно переключившись на происходящее на экране. Убийства таине и детей всегда были за гранью. И поручить такое возможно только такому выродку, как Дерик. А вскоре зал взорвался криками недоумения и ярости. А я впился глазами в советника. Да, мой недруг, я не пытаюсь манипулировать теми, кто ещё пару минут назад, был готов оторвать мою голову, науськанный тобою. Ты сам отдал мне в руки все карты, когда преступил те линии, что никогда не позволит себе нормальный эдеец. Тортон, кстати, к нормальным точно не относился. И я помню урокимоих учителей, помогающих когда-то приручить мой Дар, о том, что слабое воздействие сходит на нет, когда ментальный приказ вступает в противоречие с вбитыми с детства внутренними запретами. Сейчас твои сторонники прозревают под влияние гнева, освобождаясь от чужой воли, сумевшей многократно подпитать имеющуюся неприязнь или даже сиюминутные желания, и мешавшей бесстрастно анализировать происходящее.
        Я же смотрел на Абигора, медленно расшатывая его броню, пока тот закипал, разрываемый яростью на меня, как и страхом за неминуемый провал столь длительной и подготовленной операции по захвату власти в Эдее.
        А я продолжал вываливать на головы эдейцев аргументы.
        - У меня имеется копия приказа, что был получен ридом Тортоном Дерик, отданный ему лично советником Терлик. В нём «Мадео» и другим кораблям второго флота Эдеи предписывалось уничтожить планету со всем населением, не считаясь с потерями. Файл предоставлен искинтом корабля, после гибели всего экипажа. Там имеются и другие не менее интересные приказы, господа офицеры. Можете ознакомиться, как и проверить информацию. При необходимости, я готов предоставить доступ на «Мадео» любым специалистам, чтобы они могли удостовериться в подлинности записей. Хотя, полагаю, многомерный личный код Абигора Терлик, мне вряд ли удалось бы подделать, - добавил спокойно, внутренне радуясь искреннему удивлению тем, что нам удалось добыть эти особо секретные приказы. Ну да, Алейни умели воздействовать и на искусственный мозг, принуждая к сотрудничеству. Но об этом, пожалуй, никому говорить не стоит. - А ещё у меня есть задокументированный рассказ таине Малик, о событиях шестилетней давности, во время которых погиб ториди и многие эдейцы. Они умерли от рук шонских наемников, не оставивших в живых никого. Таине спаслась
лишь чудом. И, как вы понимаете, Сергею Сандовскому и Елизавете Сандовской убивать свою беременную дочь резона точно не было, - развел я руками. - Мне тем более, свою женщину и сына я готов защищать от всего мира, - добавил с долей предупреждения в голосе. - Вы, господа эдейцы, слушали, и подчинялись убийце детей, и вашего ториди. Может, стоит задуматься о моих словах, о запрещенных ментальных техниках? - я намеренно выдал эту фразу, подталкивая к выводам. Она добавляла поводов для самооправдания. Всегда спокойнее осознавать, что ты, по сути, покрывал, а может и сам участвовал в той или иной степени в грязных делах не по своей воле. Не так обидно и стыдно. - Председатель Вард, распорядитесь подать ритуальные стилеты, - я повернулся к Нокеру, который кивнул, молча отдавая кому-то приказ.
        Слуга появился, словно из-под земли, держа в руках раскрытый футляр. А я обратился к тому, кто уже был виновен в гибели многих, и явно не собирался на этом останавливаться.
        -Так что, советник, вы принимаете мой вызов, или вам привычнее убивать чужими руками? - Слегка склонил голову, сочувственно ею покачав, - Хотя, понимаю, вам копаться в чужих мозгах сподручнее, чем драться, как мужчина, правда?
        Говорил намеренно с долей издёвки, стараясь уязвить. И Абигор не подвел, срываясь на откровенное рычание.
        - Я не… Ты, щенок! Да как ты смеешь меня обвинять, выкормыш Амирея? Ты же сам…
        Вспышка его гнева позволила вломиться в трещину в ментальной защите, усиливая раздражение и ослабляя контроль. Нет, никакого прямого воздействия! Зачем, когда всё и так имеется внутри, достаточно только слегка подтолкнуть и польются сдерживаемые волей слова, что всегда готовы рваться с языка, если мы в гневе, но ограничиваем себя, чтобы не навредить или не обидеть.
        Но, определенно, не сейчас!
        Сейчас тебе, Абигор Терлик, просто до безумия захочется поделиться со всеми своим видением ситуации!
        И его прорвало, словно плотину сквозь брешь. Он подскочил с места, делая шаг в мою сторону. Серые глаза сузились, лицо покраснело, а радужку неудержимо натапливала тьма. Пожалуй, я ещё ни разу не видел и не чувствовал такой незамутненной ненависти, направленной в свой адрес, несмотря на то, что в моей жизни бывало всякое.
        - Поганый трусливый Алейни! Не зря мать говорила, что наши предки погибли из-за таких пацифистов, как вы, не желающих применить данные Матерью Вселенной силы, чтобы задавить мерзких червяков, что посягнули на власть лучших из её созданий! Если б я только вовремя понял, кто ты такой, тебя, ублюдок, удавили бы ещё в первый день, когда Амирей объявил своим воспитанником безродного молокососа! Из какой дыры только вытащил и как узнал! Ведь даже мне твой дед не доверял сведений о тайных операциях по зачистке менталов! Это при Амирее Тортон оказался не у дел, досадуя, что ториди прикрыл его деятельность. Этот садист не мог простить Малик такое! - процедил он зло, - Но твоя шлюха мать хорошо тебя обучила! Настолько, что ты, Алейни, явился испортить мои планы! Так сдохни, как и твой заносчивый дядюшка!
        Он метнулся с проворством, ожидать которое в его возрасте уже сложно даже от эдейца, выхватывая стилет. Слуга, что держал футляр, не удержал равновесия, шлепаясь на пол, и роняя со звоном второе оружие. Абигор одновременно ударил силой, пытаясь хоть на миг меня дезориентировать, чтобы успеть достать клинком.
        Вот только я был готов к такому повороту, сгибаясь, и уходя с траектории удара подкатом, одновременно подхватывая с пола стилет, и отправляя оружие в полет к цели.
        Рука не подвела, стон боли, и падающее тело было тому подтверждением.
        - Данрод, а показания взять с подонка? - простонал за спиной Шерман во внезапно установившейся в зале тишине.
        Я же поднялся с пола, небрежно отряхивая китель. Подошел к лежащему лицом вниз советнику, переворачивая осторожно на спину. Падая, Абигор вцепился обеими руками в кинжал, торчащий из солнечного сплетения. Его лицо исказила гримаса мучительной боли. По животу быстро расползалось яркое кровавое пятно, глаза закрыты, но он был жив.
        - Не беспокойтесь, талирид Верлик, - проговорил без толики злорадства, вглядываясь в лицо поверженного врага. - Варель всегда считался лучшим из учителей, а по части метания ножей у него вообще был пунктик, - я невольно усмехнулся довольному выражению лица друга, - Как видите, пригодилось. Лучше, пожалуй, он обучал только боевым искусствам.
        - Ну, от атаки ты тоже грамотно ушел, я уж решил, что прозевал, - произнес Таир, вставая за моей спиной, пряча за ворчанием удовольствие от похвалы. Он обернулся ко всё ещё молчащему председателю Варду и советнику Арлик. - Может, все же позовете медиков, чтобы подлатали этот кусок дерьма? Или тут никому не надо, чтобы он успел поведать обо всех своих подвигах, пока его не вздернут на виселице по всем законам? - добавил он с вызовом.
        - Не передергивайте, Варель! Здесь никто не заинтересован в покрытии гнусных дел советника Терлик!
        Ну, разумеется! После публичного срыва, каждый от такого захочет откреститься, как порой говорят на Росси!
        Председатель Вард говорил хрипло, и, похоже, пребывал в некотором шоке. Он прочистил горло, отдав распоряжение о вызове медиков.
        Эдейцы, конечно, не барышни, но видеть подобное на заседаниях Совета им было в новинку. Поединки в принципе происходили крайне редко, да и проводились по всем правилам, без попыток ударить исподтишка. Да и сами обстоятельства…
        Впрочем, главы родов вокруг уже приходили в себя, начав тут же бурно обсуждать случившееся. Но Нокер Вард сделал это первым, призвав собрание к порядку. Все же старый вояка был просто рожден для роли того, кто направляет заседания в правильное русло. Кажется, у некоторых народов с Земли такие люди назывались спикерами. Я бы, пожалуй, оставил Варда на такой должности… Но, полагаю, это уже не мне решать.
        Врач появился быстро, вместе с платформой на антиграве, на которую и погрузили бессознательное тело Абигора.
        Проводил взглядом, всерьез подумывая, не приставить ли своих людей, чтобы эту тварь случайно не заморили. Хотя вряд ли осмелятся - уж больно дурно такое будет попахивать. На Эдее не поймут, и расследование непременно организуют со всем тщанием.
        - Господа, я позволю вам напомнить, что советник Терлик ментал, как вы нас именуете, так что, я бы держал его без сознания вплоть до допроса. А то, что найдутся камеры с возможностью провести такое дознание без ущерба для собственного разума, я не сомневаюсь, - счел нужным предупредить эдейцев. - И не забудьте выяснить роль Виллиана Терлик. Оставлять его на свободе, в случае, если он замешан, я б не стал - может ведь и погибнуть случайно. Жизнь-то такая сложная нынче, - я выразительно покачал головой, немного играя на публику. Но мой посыл дошел до этих господ. - Советник Вард, ко мне ещё будут вопросы?
        Нокер переглянулся с ридом Арлик, потом окинул взглядом зал и экраны.
        - Полагаю, господа, обвинения с рида Малик можно снять. На все остальные вопросы он может дать ответы и позже.
        - Это же, надеюсь, касается и семьи покойного наместника, - не дал так просто закончить разговор.
        - Разумеется, мы все это обсудим, - поспешно проговорил рид Арлик.
        А я оскалился улыбкой акулы, сложив руки на груди. Ну, разумеется! Отдавать «Биотех» желания не было! Но только тут без вариантов, господа.
        - Вы, кажется, неправильно поняли, советник, это был не вопрос, - произнес, глядя прямо на главу рода Арлик. Ведь, насколько мне известно, именно они прихватили большую часть активов компании Елизаветы. - Имущество четы Сандовских должно быть возвращено в кратчайшие сроки. Как счета и все активы, что принадлежали мне и роду Малик. Других моих соратников тоже не забудьте! И это не повод для обсуждения, а ваша прямая обязанность, - неспешно обвел тяжелым взглядом членов Совета, что выглядели не сильно счастливыми. И добавил не без удовольствия, - Надеюсь, мне не надо объяснять, что в сложившихся обстоятельствах, я имею полное право спросить с каждого замешанного за причиненный ущерб: как материальный, так и моральный. Так что подумайте, стоит ли ввязываться в битву, которую вы однозначно проиграете.
        Предупреждение действовало. Семьдесят три боевых единицы на орбите - это приличный аргумент! Тем более когда, правда и закон на твоей стороне.
        - И, полагаю, на этом всё. Не смею более задерживать высокое собрание, - я слегка склонил голову в сторону зала, неспешно направляясь к своему месту, чтобы присесть.
        - Рид Малик, - окликнул меня Арлик.
        Обернулся, глядя на мужчину, который откровенно хмурился.
        - Слушаю вас, советник.
        - Совет Эдеи хотел поинтересоваться вашими дальнейшими планами, рид. Вы собираетесь возвращаться к вашим обязанностям рида первого флота? И что с колониями, которые вы и ваши люди удерживают под своим контролем?
        А старый пройдоха хватки не потерял! Или думает отыграться хоть как-то за неминуемую потерю «Биотеха»? Впрочем, в экономические вопросы не полезу - тут Сандовская разберется лучше меня. После своего официального «воскрешения», разумеется.
        - Действительно, - слегка усмехнулся я, - Чуть не забыл! - Я вновь развернулся лицом к залу и экранам. - Господа, я, Данрод Малик, снимаю с себя обязанности рида первого флота Эдеи! Не смея смущать благородных эдейцев своим происхождением, - произнес скучающе, с долей иронии. - Род Малик оставляет за собой управление колониями, что пожелали быть под защитой моего флота. Необходимые налоги в казну Эдеи, сама собой, будут отчисляться. - Я смотрел на потрясенные лица глав родов. О, да! Они уже просчитывали последствия, и баланс был не в их пользу. По сути, я сейчас заявлял о том, что создаю автономию. Притом сильнее самой Эдеи! Но и этого мало, сейчас будет контрольный… Я вежливо улыбнулся собранию и произнес, - И, господа, моё предложение о том, что любой, кто пожелает, может присоединиться к моему флоту, остается в силе. Обещаю сохранение должности, уважение и получение возможности стать таине, для любой добровольно выбравшей вас девушки. Дети обоего пола гарантированы!
        Зал загудел, словно улей, перед вылетом роя! Нокер Вард не стесняясь, схватился за голову, цедя сквозь зубы.
        - Данрод Малик, вы понимаете, что творите? Это же конец всем традициям Эдеи! Вы развалите государство!
        - Ну что вы, председатель! Разве может один презренный ментал развалить Великую Эдею? - я развел руками. - Только создать новую!
        ЭПИЛОГ
        Александра
        Сигнал сообщения на вирте выдернул меня из власти сновидений. Дотронулась до окна, давая тем самым приказ местному варианту жалюзи приоткрыть мне обзор на вид снаружи. Небо лишь едва окрасило перистые облака в алый. Черт, еще только-только светает! Вот, даже Родька еще не явился радовать меня своей потрясающе бодрой по утрам физиономией. Убью Дана! Не спится ему…
        Впрочем, эдейцы на кораблях живут по всемирному времени. Но всё же…
        Сонно зевнула и посмотрела на экран, тут же расплываясь в улыбке.
        «Что на тебе надето, Принцесса?»
        Скидываю, суча ногами, одеялко и, потягиваюсь кошкой, с ухмылкой глядя на простую трикотажную пижамку с узором из миленьких мишек. Тепленькая такая, мягонькая.
        Набираю текст в ответном сообщении на вирте.
        «Ммм, ты очень пожалеешь, что не можешь видеть этого, Демон! Я просто огонь! Ты бы не удержался, отвечаю!»
        Представила Дана, читающего это, и позлорадствовала…. Ровно секундочку. Вселенная, я так соскучилась!
        Проклятые дела и проклятая власть! Всегда знала, что мужчины, обличенные такими обязанностями, не могут полностью принадлежать семье. Их приходится делить со службой. Как бы ни хотелось обратного.
        Вот и сейчас, спустя уже более стандартного месяца после того злополучного Совета, Дан так и не появился на Ресте, колеся по колониям, чтобы закрепить договоренности, а также решая вопросы с наследством рода Малик. Мамуля тоже пропадала на Росси, восстанавливая свою компанию, что успели изрядно потрепать за прошедшие годы.
        Жизнь продолжалась, ко флоту Дана присоединялись все новые корабли, привозящие с собой не только военных, но и тех эдейцев, что предпочли службу гражданскую.
        Не скажу, что была в курсе всего, но слухи до нас доходили любопытные, ведь, пожалуй, большая часть известных разумных следила за тем, что происходит с одной из сильнейших империй нашей обитаемой части вселенной.
        Да и вообще, в воздухе чувствовался дух перемен, а нам приходилось сидеть на этом безопасном шарике, пока сильные мира сего мерялись… хм, размерами флотов и финансовыми возможностями, прибирая к рукам целые миры.
        Нет, я все понимала, но так хотелось быть рядом…
        Вирт тихо звякнул.
        «Даже не сомневался в твоей неотразимости! Но, признайся, злючка, ты опять закуталась в какую-нибудь детскую милоту с зайками или котиками?»
        Рассмеялась в голос, поспешно прикрывая рот, чтобы не разбудить свое маленькое сокровище, что спало в соседней комнате. Настроение стремительно сдвигалось от привычной утренней хандры, которая вновь сопровождала мои подъемы в отсутствии рядом сильнейшего антидепрессанта в лице одного занятого рида, к чему-то более приемлемому. Нет, Родьке с Кери тоже удавалось держать меня в тонусе, но именно Дан особо этому способствовал своими регулярными сообщениями, что посылал, когда находился на флагмане, и не уходил в гипер. Благо, эдейский передатчик мурианцы позволи установить на Ресте.
        И мой Демон пользовался почти каждой свободной минуткой, которых явно было очень и очень немного. Приятно, нет слов, как приятно!
        «Сегодня это суровые медведики!» - пишу в ответ, - «Они мне чем-то тебя напоминают: грозные и рычащие, пока по пузику не погладишь!»
        Поднялась с постели, наскоро делая пару-тройку разминочных движений, чтобы пробудить тело. Дни на спутнике Мурии протекали довольно однообразно, да и не хотелось куда-то выбираться без одного эдейца… Ох, совсем он меня приручил.
        Как я успела понять, особой смены времен года на Ресте не наблюдалось, менялось лишь цветение растений. И общая температура не сильно колебалась, оставаясь комфортной для проживания. Но, боги, как же это однообразие, оказывается, утомляет! Особенно, если ждешь того, кто стал так дорог, не зная, чем занять себя и ребенка, чтобы скоротать время.
        Сегодня мы с Кери собирались впервые вести Родьку в созданную здесь на Ресте для деток школу. Благо, что умные родители не считали нужным оставлять свои чадо неучами из-за того, что сменилась планета пребывания. Все-таки мальчишке жизненно необходимо больше общаться со сверстниками и не только. Ведь наша жизнь в бегах не способствовала социализации, и мне лишь оставалось надеяться, что это не наложило отпечатка на психике ребенка. Впрочем, Кери как врач утверждала, что я зря волнуюсь - уж наш-то малыш, при его непосредственности, любознательности и коммуникабельности, точно не пропадет!
        Но сумасшедшая мамашка во мне периодически придумывала «страшные проблемы», к счастью, быстро исчезающие под влиянием разумных доводов.
        Вирт снова выдал сообщение от моего мужчины.
        «О, какие, однако, перспективы! Неужели ты думаешь, теперь я смогу удержаться и лично не познакомиться со своими прототипами? Тем более, раз уж некоторые обещали погладить… Да Вселенная с ним, я уже согласен и на пузико! Для начала…»
        Дзынь.
        «Очень для начала!»
        Дзынь.
        «Ты же знаешь мой полет фантазий! Всё, Принцесса, напросилась! Прибудем сегодня в четыре тридцать по мировому времени!»
        Божечки, это же примерно в девять вечера по времени Ресты!
        Мой счастливый визг все же разбудил Родьку, который появился в дверях, хмуро глядя на, скачущую как коза, маму, сонно потирая глазки одним кулачком. Второй рукой он прижимал к себе Сая. Кот болтался тряпочкой, стоически терпя подобное обращение. Впрочем, сын был достаточно аккуратен и искренне любил нашего котейку.
        Надо ли говорить, что после сообщения о возвращении отца, даже перспектива пойти в «настоящую школу», отошла на второй план. И день прошел под непрестанные уточнения:
        - Мам, а четыре тридцать - это скоро? Мам, а ты точно меня не отправишь спать? Мам, а дядя Таир тоже прилетит?
        Ну, и все в таком же духе.
        В импровизированную школу, выглядящую также замысловато, как и все дома мурианцев, мы с Кер, конечно, сорванца отвели. И ему даже там понравилось, но ожидание встречи с отцом все же пересиливало произведенный эффект от новых впечатлений.
        Но это было делом времени - главное, мальчик познакомился с новыми друзьями. А учиться сын всегда любил, и надеюсь, никто не отобьет у него это желание. Уж я прослежу!
        Вернувшись в наш временный дом вместе с Кери, я неожиданно столкнулась с ярым сопротивлением подруги, когда сообщила, что Дан, а стало быть, и вся команда «Айтера» возвращаются.
        - Отлично, - произнесла рыжая с показным равнодушием нарезая на разделочной доске свежую зелень на салат, - Только помни, что Родьке все же стоит лечь спать не слишком поздно. Тем более что ему завтра снова идти на учебу.
        Я посмотрела на мою любимую помощницу с подозрением.
        - Что-то я не поняла, Кер, ты что, не собираешься лететь с нами в коспопорт?
        Она пожала плечами, машинально отводя глаза.
        - Зачем? Полагаю, вам и без меня там найдется, чем заняться с твоим эдейцем! - Кери швырнула резче, чем требовалось ни в чем не повинную зелень в миску к другим ингредиентам. Нахмурилась, явно раздумывая, что, а лучше бы кого, судя по виду, стоит ещё порезать.
        У-у-у, как всё запущено-то! Нет, о том, что Варель не объявлялся на горизонте все это время, я была в курсе. И за это одного упрямого эдейца лично мне очень хотелось приложить по упрямой башке чем-нибудь тяжелым. Я, конечно, понимала что, не зная прошлого Кери, нормальный мужик мог и впрямь оставить в покое категоричную девицу, выдавшую отказ.
        Но где мы, а где норма? Тем более, когда речь идет о грозном главе штурмовиков!
        С другой стороны, если Таир так легко сдался, то, как говорится, и флаг ему в руки, вместе с попутным ветром. Но дать сбежать в свою раковину Керае, не выяснив этого, на мой взгляд, обозначало только одно: окончательно утвердить ее в правильности собственных страхов!
        И этого допустить я не могла.
        Опустилась на стул, сев напротив в десятый раз перемешивающей салат подруги, поставила локти на стол, подпирая ладонями щеки.
        - Кер, ты что боишься? - спросила невинно.
        Ложка полетела на стол, пачкая столешницу вкуснейшим сметанным соусом. Вообще, надо отдать должное мурийцам, продукты они поставляли на Ресту изумительного качества, не скупясь и выполняя просьбы, если чего-то не доставало. В разумных пределах, разумеется.
        - Да с чего бы вдруг? - зашипела Кери, нервно устраняя последствия своей неловкости.
        - Ну, может с того, что думаешь, будто Таир и вправду отступился, - произнесла я тихо, откровенно провоцируя девушку.
        - Да и пусть катится! Не больно и надо! - взвилась Кери, моментально ведясь на мою маленькую хитрость.
        - Докажи! - ухмыльнулась я победно. - Раз тебя он не волнует, поехали с нами.
        Кери просверлила с десяток секунд меня взглядом, а потом плюхнулась попой на сиденье, вытягивая руки вперед со сплетенными пальцами и отводя глаза. Она помолчала недолго, а потом глухо произнесла признание.
        - Будет больно, если ему и вправду плевать…
        Я поднялась и подошла к подруге, кладя ей руку на плечо.
        - Солнце моё, а прожить жизнь, коря себя за то, что так и не узнала, так ли это, хочешь?
        Моя рыжая медленно покачала головой.
        - Вот и умница, - улыбнулась я подруге. - Значит, пора обедать и приводить в порядок наши изрядно запылившиеся на этой планетке тушки. Мы же не хотим выглядеть убитыми от страданий заморышами? Так что, Кер, расчехляем косметику и шмотки. Красота - страшная сила! - выдала я, цитируя классику.
        Возражений не последовало, а стало быть, выбранная тактика сработала. Ну, Тай, не подведи меня! Не то, клянусь, я сумею изрядно испортить тебе жизнь, даже если моей натуре претит роль стервы, ради родного человека могу и пренебречь принципами!
        Реста совершала оборот вокруг своей оси за двадцать шесть стандартных часов. Поначалу было немного непривычно, что сутки тянулись дольше обычного, но разница не столь велика и организм адаптировался быстро. Но сегодня мне казалось, что время тянется непростительно медленно.
        Но все же вечер наступил и «Агилл», который Дан оставил на орбите, чтобы в самой трудный момент я могла им воспользоваться, если бы вдруг дела пошли бы не так, как задумано, сейчас с легкостью доставил нас к местной площадке для посадки малого транспорта. Благодаря универсальности моего кораблика, умеющего как бороздить космос, так и летать в атмосфере, нашей троице не пришлось никого просить о доставке сюда.
        На поле мы такие оказались не одни. На одном лишь «Айтере», насколько мне было известно, служил не один десяток эдейцев, чьи таине и дети сейчас находились здесь, на Ресте. И уж, конечно, каждому свободному от вахты, хотелось увидеть свои семьи после долгого отсутствия.
        - Мам, тут столько людей… - протянул Родька, стоя у трапа моей яхты. - Как нас папа найдет? - он вертел головой, рассматривая стоящие кругом транспортники: и эдейские, и сделанные на Росси. Ну и, конечно, тут были корабли наших хозяев. Пусть муранцы и не стремились к прямому общению, но снабжение осуществляли своими силами и на своих бочкообразных грузоперевозчиках. В общем, пир для воображения мальчишки!
        - Не волнуйся, мой хороший, папа нас не пропустит. Наш «Агилл» слишком заметный. Так что мы его будем ждать здесь, - улыбнулась малышу, тут же подняв голову вверх, в надежде увидеть приближение шатлов с «Айтера».
        И когда яркие точки в звездном ночном небе начали стремительно расти и приближаться, сердце забилось со скоростью крыльев колибри, а на губах расцвела счастливая улыбка.
        Один из кораблей явно управлялся сумасшедшим пилотом, выжимавшим из машины максимум возможного, в стремлении опуститься на поле раньше остальных. Он ювелирно припарковал немаленькую машину, притом совсем близко от нашего золотого глайдера, подняв целую воздушную волну, от порыва которой пришлось спасать прическу и взметнувшийся подол платья.
        Черное чрево распахнулось, едва транспорт успел коснуться брюхом земли, и по ещё выдвигающемуся трапу сбежал Данрод. Он мгновенно сориентировался, быстро направляясь в нашу сторону.
        Я не успела даже сделать и шага, когда Родька рванул к нему навстречу, и был подхвачен отцом на полпути. Дан что-то говорил мальчику, улыбаясь и позволяя сыну крепко обнимать себя за шею.
        Он так и двинулся ко мне, держа ребенка на руках.
        Остановился в полушаге, жадно и с восторгом рассматривая мое лицо и фигурку, одетую в легкое голубое платье на бретельках. Золото волос трепал ветер чужого мира, кругом стоял рев идущих на посадку машин, но для меня в эту минуту более не существовало никого и ничего!
        Мгновение, и меня прижимают к груди, при этом продолжая держать крепко Родьку другой рукой. Утыкаясь носом в так вкусно и знакомо пахнущую ткань кителя. Чувствую, как меня сжимают ещё крепче, и теплые губы касаются виска, а над ухом хрипловато звучит лишь одно слово, значащее для меня больше тысячи ненужных приветствий:
        - Соскучился…
        Не знаю, сколько бы так простояла, если б Родька не завозился, сползая с рук отца с воплем:
        - Ой, пап, пусти, пожалуйста! Там дядя Таир!
        И наш маленький шкодник уже летел ко второму любимому кумиру среди мужчин.
        Дан проводил сына немного ревнивым взглядом, обнял меня за плечи, разворачивая в сторону, куда несся Родька. Увидела массивную фигуру Вареля, затянутую в удобный летный комбинезон.
        Ну, теперь понятно, что за пилот так лихо вёл сюда несчастный транспортник!
        В свете от прожекторов было хорошо видно, что Тай за дни отсутствия успел где-то загореть почти до черноты. Лицо слегка осунулось, отчего скулы заострились, а правую щеку прочертили светлые три полосы от свежезалеченных шрамов. Одной рукой он прижимал к себе небольшую коробку темного цвета. Варель был хмур и сосредоточен, а его глаза смотрели куда-то к нам за спину.
        И я догадывалась, кого он там видит.
        Но мужчина отвлекся на Родьку, заставив себя улыбнуться мальчику. Он поздоровался с ним, по-мужски пожав ладошку, а после, взяв его за руку, подошел к нам.
        - Здравствуй, Александра! Прекрасно выглядишь, - неожиданно выдал комплимент суровый командир штурмовиков.
        - Спасибо, Таир. Я рада тебя видеть, - кивнула другу Дана.
        А он посмотрел на все ещё держащего его за руку Родьку.
        - Приятель, побудешь с родителями? У меня тут одно дело есть незаконченное, - пробасил Варель.
        - Ага, - легко согласился Родион, мгновенно отцепляясь от Таира, и доверчиво прижимаясь к отцу, который тут же мягко положил ладонь ему на голову. - Идите, дядя Таир, а то тетя Кери может сбежать, - и добавил доверительно, - Я ее знаю, она очень храбрая, но тебя почему-то боится!
        - Это она зря… - пробормотал мужчина, уже глядя в сторону стоящей на трапе «Агилла» рыжей.
        Он решительно двинулся в ее сторону, преодолевая разделяющее расстояние в несколько шагов.
        Мои старания по преображению этой давно равнодушной к собственной красоте девушки не прошли незамеченными. Сегодня Керая была похожа на настоящую огненную ведьму. Прекрасные волосы, чуть ли не впервые не были в плену тугих кос, а темным пламенем лежали на открытых плечах, привлекая взор и оттеняя шелк зеленого платья, так хорошо сочетающегося с цветом глаз, что стали ещё выразительнее под моими умелыми руками, что наносили макияж. А ножки украшали туфельки на высокой шпильке, делая девушку выше и стройнее.
        Вот только полные губы были упрямо сжаты, а в глазах плескалась адская смесь из эмоций.
        Таир замер на пару ступеней ниже, став из-за этого лишь чуть выше Кери. Несколько секунд эдеец, молча, рассматривал женщину, его ноздри слегка вздрагивали, словно он ещё и принюхивался, подобно хищнику. Но тут Кери отмерла, гордо вскинув подбородок.
        - Здравствуй, Таир! Вижу у тебя нашлось время на солнечные ванны, - выдала она, как всегда язвительно.
        Тай на миг свел брови, но вдруг его лицо расслабилось, он отступил на шаг, протягивая Кери коробку, что держал в руках.
        - Ты сказала, что мужчины способны пообещать звезду с неба, а потом не держат слова даже в малом, - он открыл коробку, быстро доставая оттуда стеклянный шар, внутри которого… Сиял, переливаясь и слегка пульсируя, прекрасный крупный цветок. Он был чем-то похож на пион, если бы не излучаемый свет, а также явное отсутствие стебля. Это существо, а быть может все же растение, просто плавало в сфере, мягко светясь.
        Кери смотрела заворожено, неосознанно протянув руку, чтобы коснуться этого чуда. Она, похоже, сама не поняла, как шар оказался у нее на ладонях. Мерцающий огонек отражался в глазах, делая их ещё более загадочными.
        - Это «Звезда с небес», на языке лорийцев звучит как Keri vaoto - священный цветок с Лорианских гор. Кери… даже звучит похоже на твоё имя, рыжая, - произнес Таир с внезапной грустью. - Я знаю, ты не просила, но я бы сделал и большее для своей женщины. Хочу, чтобы это осталось у тебя.
        Он, молча, развернулся, и, не говоря более не слова, пружинистой походкой направился обратно, в сторону шатла.
        А Кери сжимала в руках шар, ошарашено глядя ему вслед.
        Господи, этот же гордый идиот сейчас просто улетит! А эта дурочка так и не отомрет, и будет потом биться в истерике! Вот и кто из нас старше?
        - Кери, беги за ним! - Буквально рявкнула я на подругу, - Ты хоть представляешь, что у тебя сейчас в руках? О, Вселенная! Откуда бы?! - покачала я головой, - Этот цветок не купить ни за какие деньги! Лорийцы его позволяют заполучить только раз в жизни своим юношам, когда те выбирают себе жену. Он цветет на вершине единственной горы, и путь туда лежит через настоящий каменный лабиринт, населенный дикими зверями. Это испытание силы и смелости - инициация для народа, что, между прочим, физически превосходит людей на порядок! Таир реально достал звезду с неба! - я топнула ногой, - Ну же, беги немедленно!
        И моя рыжая сорвалась с места, сунув на лету прекрасный дар мне в руки, и скидывая с ног такие лишние и мешающие сейчас туфли.
        Кери пролетела маленькой кометой, буквально врезаясь в спину мужчины, когда он уже был готов переступить порог транспортника. Её маленькие, но такие сильные ручки, обхватили его за талию, вцепляясь намертво. И Таир не подвел, в секунду перехватывая инициативу, вытаскивая девушку из-за спины и подхватывая двумя руками на весу, словно маленького ребенка. Он на мгновение задержал ее перед собой, так чтобы их глаза встретились и что-то произнес. Слов я не разобрала, лишь видела до предела серьезное выражение его лица и то, что подруга кивнула в ответ, буквально обмякнув в его лапищах. А после он прижал ее к себе, впиваясь в губы поцелуем, и унося в свою пещеру желанную добычу, абсолютно не думая, как это все выглядит со стороны.
        - Интересно, что он ей сказал, - пробормотала я задумчиво. А у меня над головой хмыкнул Дан.
        - Судя по артикуляции, он произнес: «Больше не отпущу!» И, поверь, это так. И знаешь, что я тебе скажу, если Керая когда-нибудь расскажет Варелю то, что ты мне поведала про прошлое твоей подруги, то мне кажется, в Гантийском Архипелаге в скором времени, по меньшей мере, недосчитаются одного аристократического рода. А возможно, - произнес задумчиво, - достанется и всей федерации. Не исключено.
        БОНУС
        ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
        ЭДЕЯ. ЛОНГИЙСКИЙ ГОРНЫЙ МАССИВ. ЗАПАДНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ МОРЯ НАДЕЖД.
        Море тихонечко рокочет, накатывая на белые пески, и облизывая прибрежные рифы. Легкое дуновение ветра проходит по телу утренней прохладой, и я ежусь, невольно сжимаясь в комочек.
        Просыпаться не хочется, потому что сон оказался спокойным и удивительно сладким… Почти, как бывало в нашей с моим любимым Демоном реальности.
        Мягкая ткань теплого пледа опускается на плечи и чьи-то руки аккуратно, боясь разбудить, укутывают моё свернувшееся калачиком тело, оберегая от холода. Надо же, умудрилась уснуть под утро прямо на качелях, сбежав сюда ночью, умаявшись от тревожных мыслей. А, казалось бы, лишь на минуточку решила прилечь на мягкую обивку любимого сидения. Укачало и унесло в дрему, погружая всё глубже под шепот моря, и пение ночных крылатых созданий, прячущихся в ветвях старого сада.
        Здесь, в одном из поместий рода Малик, расположенного всего в паре сотен метров от моря Надежд, в предгорье Лонгийского хребта, что начинался прямо за последней из построек, моя семья проживала уже третий год. Счастливые годы, принесшие столько радости, и подарившие Родьке сестренку. Энелла - наше маленькое светловолосое чудо! Отголосок древней крови Дана и качественной работы маминых спецов, что поколдовали над моим телом, усовершенствовав те изменения, что когда-то произошли со мной, превратив в таине.
        А если бы мой единственный ещё бы не был вынужден периодически нас покидать, исполняя обязанности главы рода, имеющего самое большое число колоний и подчиняющегося ему флота, то моё сердце принадлежало бы навечно этой планете.
        Тело согревается, а разум лениво перебирает мысли, ещё нечетко воспринимая реальность. Чья-то забота приятна и так своевременна. Я помню о том, что наш сааби Рон никогда бы ни подпустил ко мне чужого, а значит…
        Вернулся!!!!
        Глаза распахиваются мгновенно, разыскивая того, кто пришел беречь мой сон.
        Данрод нашелся совсем рядом, стоящим у края парапета и смотрящим на море. Верный Рон лежал рядом, развалившись всей своей сто килограммовой тушей возле ног обожаемого хозяина и помахивал хвостом. Но стоило мне лишь пошевелиться, как огромная лохматая голова с умными глазами повернулась в мою сторону, сразу же привлекая внимание Дана, тихим рычанием.
        - Беги домой, Рон, на сегодня ты выполнил свою миссию, дружок, - Дан треплет сааби по голове, и тот ещё раз взглянув, не передумает ли хозяин, медленно встает и бесшумно исчезает в тени деревьев. А Данрод обращается ко мне, - Опять ведь не спала всю ночь, да, малыш? - мой эдеец качает головой с укором, но в глазах плещется нежность, проникая лучиками прямо в моё плавящееся сердце.
        Протягиваю в его сторону руки, и Данрод тут же направляется к качелям, обнимая и с легкостью подхватывая, чтобы сесть уже самому, устраивая меня на коленях и тихонечко раскачиваясь.
        Тянусь и касаюсь губ в приветственном поцелуе, потом прижимаюсь щекой к щеке, и вдыхаю любимый запах моего мужчины.
        - Колючий мой, - произношу шепотом, хотя здесь, на этом карнизе, окруженном балюстрадой, можно даже кричать - до комнат, где спят домочадцы далеко.
        - Прости, моя неженка, спешил к тебе… - Вредный Демон намеренно трется своей небритой щекою о мою.
        Вот как тут возмущаться, когда приводят такое оправдание?
        - Ммм, вот это правильно! - соглашаюсь на все, даже на колючки. И признаюсь совсем тихо, - Я так волновалась, Дан.
        - Напрасно, глупенькая, - сжимает он чуть крепче объятия. - Ты каждый раз так переживаешь, когда мне приходится общаться с этими умниками из Совета. Саш, а ведь они сами трясутся, как листья бертийской осины на ветру.
        Улыбаюсь и глажу Дана по предплечью.
        - Конечно же трясутся, ведь мой грозный истинный эдеец пугает их не на шутку, - произношу и тут же вздыхаю. - А люди, любовь моя, очень часто мечтают уничтожить то, что их страшит.
        - Ну, мечты не у всех сбываются. Зубы обломают и руки коротки, - хмыкает мой мужчина. - А теперь и подавно…
        Я вскидываюсь, с подозрением заглядывая в глаза Дану.
        - Что произошло? - спрашиваю строго.
        - Дети с кем? Ведь знаю, что ты не любишь оставлять их даже с самыми проверенными няньками, - тут же кое-кто нагло переводит тему, но при этом отводя глаза.
        Резко завозилась, выпутываясь из плена рук и слегка отстраняясь. Строго тыкаю пальцем в грудь не желающему что-то рассказывать мне любимому. Не тут-то было! Будем пытать любыми доступными способами.
        - Малышня с Кери, она с Ирманом прилетела ещё вчера. Не могла же она пропустить момент, пока Родька дома не каникулах. Ирм, кстати, так подрос, - улыбнулась невольно, вспоминая карапуза четы Варель, такого же рыжего, как их мать. Он родился почти одновременно с нашей малявкой, лишь на пару месяуев опередив нашу блондиночку. Кери на седьмом небе! А каким заботливым и нежным отцом оказался Таир! Вот уж, скажи мне кто такое пять лет назад, в жизни бы не поверила! Я так за них рада! Но вот углубляться в рассказ о делах подруги пока не собиралась - ведь Дан явно и рассчитывал, что я позабуду его оговорку. - А ты, солнце моё, не выкручивайся, что опять случи…
        Вопрос застрял в горле, потому что до меня дошло, что мой обличительно выставленный пальчик упирается не в привычные «крылышки» рида на кителе, а…
        - Дан, бездна тебя подери… Это… Это то, что я думаю? - произношу с толикой страха и восхищения одновременно.
        - Ну, не могу быть уверен, что это именно то, о чем ты подумала. Я, видишь ли, всё же наивно надеюсь, что когда любимая женщина сидит у меня на коленях, то думает о приятных вещах, которыми мы вскоре должны заняться, так что…
        - Не заговаривай мне зубы, Данрод Малик! Это ведь нашивка ториди, у меня ещё не отшибло память! - произношу хмурясь.
        Он вздыхает, покаянно опуская глаза.
        - Каюсь, Принцесса, виновен. Но, такова уж твоя судьба, видимо, быть таине Великого ториди Эдеи.
        Судьба. Да уж, она у меня ещё та затейница!
        Ох, не верю я в это показное раскаяние! И не напрасно: он хитро прищурился, нахально ухмыляясь в своей излюбленной манере, и выдал:
        - Только не говори, моя драгоценная, что дочь политика и самой успешной во всем Славянском секторе бизнес-леди, пусть и делала усиленно вид, что не лезет в дела своего тая, но вовсе не следила за происходящими переменами, и сама не пришла к выводу, что к этому всё и двигалось?
        Горько вздыхаю, прижимаясь к Дану, и опускаю голову, пряча лицо.
        - Значит, все же выдохлись эти старые блюстители чистоты крови. Конечно, в твою пользу ну о-о-очень весомые аргументы. Но, боги, я так хотела, чтобы ты бывал почаще с нами… - ною жалобно, стискивая сильнее руками ткань кителя, за которую машинально уцепилась.
        Меня тихонько укачивают, положив подбородок куда-то на мой затылок.
        - Ну, что ты, маленькая? Так и будет, моя Принцесса, - обещает он. - Вы - моя семья, а значит, будете рядом. На Эдее ли, или на Росси, где, кстати, учится наш Родька, уж не говоря о том, что это твоя родина, как и твоей мамы. И, конечно, моя женщина будет блистать, затмевая любых светских львиц. Но, только тогда, когда сама захочешь. Я - ториди Великой Эдеи, с доверием восьмидесяти семи процентов эдейских мужчин и почти ста процентов всей армии. А стало быть, Сашенька, теперь сам устанавливаю правила, - он говорил серьезно, но как всегда без бахвальства: просто выдавая факты. - Недаром же я ввязался во все это. Знаешь, ведь никогда не был фанатичным патриотом. С чего бы? Но у нас с тобой растет потрясающий сын. Он - Малик, и одновременно истинный Алейни по силе. Как и его сестренка Энелла, сила которой скоро проснется. И я должен сделать всё, чтобы им, как и другим детям, не пришлось долго и с огромной кровью доказывать своё право жить и быть собою!
        Кажется, я просто позабыла, что мой мужчина всегда прав. Вот и теперь…
        Мир эдейцев уже никогда не станет прежним. За какие-то пять лет на свет появилось столько девочек и мальчиков, в чьих жилах течет кровь эдейцев. Истинных эдейцев! Потому что моя любимая мамочка умудрилась и тут подложить Совету большую свинью, просто-напросто вычислив и сумев удалить те блоки, что поставили некогда хозяева в цепочках ДНК своих созданий. Уже сейчас становилось очевидным, что рожденные от новых таине дети, превзойдут своих родителей во многом! И способности менталов в них проснутся наравне с силой и ловкостью их отцов.
        Смотрю на красивое лицо Дана, рассматривая каждую любимую черточку. Он совсем не изменился за эти годы, впрочем, как и я. И если судьба будет к нам благосклонна, то наша молодость продлится ещё долгие годы. Годы, которые, безусловно, я хочу провести рядом с ним. И, черт возьми, мне неважно где, если там будет он и наши дети!
        Наверное, я слишком долго молчу, потому что Дан хмурится, а потом склоняется к моим губам, впиваясь в них жадным поцелуем.
        Заниматься любовью на качелях, пусть и представляющих собой мягкий раскачивающийся диван - весьма экстремально, но поверьте, это незабываемый опыт!
        Спустя сладкий миг, или может быть час, мы лежим обнаженными, глядя на только-только разгорающуюся зарю над морем. Легкий теплый ветер, тепло обнимающих рук и скрип качелей… Так можно провести вечность!
        Жаль возвращаться в реальность. Ещё бы немного.
        А Дан вскидывает запястье с виртом, глядя на время.
        - А я ведь приготовил для тебя подарок, сладкая, - будто читает мои мысли Данрод.
        Он целует меня в висок, а я заинтересованно приподнимаю голову, заглядывая ему в глаза.
        - Какой?
        - Хочешь посмотреть? - выдает вкрадчиво мой искуситель.
        - Еще спрашиваешь? - возмущаюсь я.
        - Отлично, - улыбается единственный мужчина, заставляющий сладко трепетать моё сердце. - Тогда одеваемся.
        Через несколько минут мы спускались к посадочной площадке.
        - Закрой глаза и не подсматривай, пока не скажу.
        - Ла-адно, - тяну я, - Так даже интереснее!
        Он протягивает ладонь, за которую я уцепляюсь, смело закрывая глаза.
        Меня ведут вперед недолго. Слышу звук открывающегося люка транспорта.
        - Можешь смотреть, - в голосе Дана сквозят нотки предвкушения.
        Распахиваю ресницы. О, да! Он не ошибся с подарком!
        В открывшемся чреве люка транспортника сиял хромированными боками красный аэробайк - почти точная копия того, что сгорел когда-то у подножия гор в Любомирье. Сзади приютился черно-серебристый верный зверь Данрода.
        - Ну, что, Принцесса, полетаем?
        Я улыбаюсь шальной, пьяной от счастья улыбкой!
        - С тобой, мой Воздушный Демон, я летаю всегда!
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к