Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гвор Виктор: " Шурпа Из Двухвосток " - читать онлайн

Сохранить .
Шурпа из двухвосток Виктор Гвор


        Опять про горы. На этот раз после ядерной войны.

        Виктор Гвор
        Шурпа из двухвосток

        День первый

        Санька

        Хош… хош… Хош же, скотина проклятая! Что же мне за тупой ишак достался в этот раз, а! Упрямый, как осёл! И вредный, как Большой Писец! Ладно, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому! Коно, золотце, объясни этому оболтусу, что он на работе, а не просто погулять вышел! Ага, такие аргументы ты понимаешь, копытное? Пошел вперед, грязный сын тупого животного! Хош… хош!..
        Овцы еще глупее, всё время норовят забраться в какую-нибудь задницу, где я их не вижу, и найти себе там приключения. Хочешь, не хочешь, а приходится целыми днями носиться по склонам и вытаскивать их из этих дырок! К вечеру ноги не ходят, руки не поднимаются, а голова как чугунок! Если бы не Коно, давно бы сдохла.
        Нет, если подумать, что за занятие для молодой, красивой девушки — гоняться по моренам за баранами? Кто тут сомневается, что красивой? Сейчас зубы пересчитаю, урод недоношенный! Гарантирую, штук трех-четырех хватать не будет! Кроме тех, которых раньше не хватало. Никто ничего не говорил? Правильно! Кто ж тут будет говорить, ближе Пиалы ни одно живое существо, кроме меня, разговаривать не умеет. Коно, конечно, умница, я без него, как без рук, но вот с лексиконом у него не густо. «Ав», «Р-р-р» да «Гав» — и то изредка. Ну почему собакам речь не дана? Тому же Коно есть, что сказать! Причем, по делу, и куда больше, чем некоторым людям! Вот сейчас чего он порыкивает? Шерсть на загривке дыбом, мышцы напряжены, пасть оскалена. Опасность чует, причем серьезную. Задрыгой буду, если к нам шаки не пожаловали! Других опасных хищников тут нет. Натягиваю тетиву. Ну?
        Коно срывается и молча бросается к ближайшему отвалу морены. Навстречу ему выметываются пять крупных зверей. Пес не лает — когда шаки атакуют, пугать их поздно. Вскидываю арбалет. Щелк! Крупный бурый самец с жалобным визгом катится по камням. Передергиваю рычаг и стреляю еще раз. Второй. Всё! С тремя Коно справится. А мне пора! Шаки никогда не атакуют с одной стороны, да еще с наветренной. Мухой проскакиваю на противоположную сторону отары. Как раз вовремя — вторая пятерка уже в десятке метров от крайнего барана. Щелк! Щелк! Щелк! Три зверя визжат и катаются по земле, пытаясь зубами дотянуться до болтов. Чтобы с моей полуигрушечной пушки убить крупного шака, надо точно попасть в сердце или глаз. Навскидку — нереально. Но и не надо, потом добьем, никуда они не денутся с болтом в теле. Плохо, что магазин пуст. Говорят, на Равнинах до Большого Писца делали магазины на двенадцать выстрелов. Не знаю, у нас не получается — болты клинит на подаче. На Равнинах тогда много чего делали. Те же автоматы, машины…
        Менять магазин нет времени — один из шаков уже валит барана. Что есть силы кидаю дрын, наконечник пробивает тварь насквозь. Последний зверь поворачивает ко мне. Вытаскиваю кинжал. Ну? Прыгай же, дрянь такая, прыгай! Тварь слушается, и здоровенная туша летит в моем направлении. Мужики говорят, что они в таких случаях принимают шаков на грудь, протыкая на подлете. Не слишком верится, но это и не важно, мне в любом случае зверя не удержать, он весит в полтора раза больше меня. Да и куртку жалко. Куртень-то уникальная! Тонкая, легкая, прочная, не промокает, не потеешь в ней. Папин подарок маме на свадьбу! Еще в дописцовые времена сделана, а смотрится, как новая! Не для того же мама ее берегла шестнадцать лет, чтобы всякими грязными животными рвать! Так что обниматься с шаком я не полезу! Не хрен, в прыжке шак беспомощен — направление движения сменить не может. Так что шаг в сторону и вперед, взмах рукой, и ножик торчит из-под лопатки хищника. Точнее, трупа хищника. Все.
        Вставляю новый магазин и смотрю, что там у Коно. Ой, молодец, лохматый! Не только своих троих погрыз, но и добил раненых мной. Вытаскиваю из тела нож, потом из второго дрын, которым и добиваю подранков. Увы, барана тоже. Внимательно осматриваю подбежавшего Коно: эти шаки — просто разносчики заразы, если хоть краем зуба зацепили мою собачку, надо срочно дезинфицировать! Лишаться такого пса из-за стаи каких-то отморозков совершенно не хочется… Слава богу, всё нормально, пёсик, всё хорошо, не удалось этим ублюдкам пробиться через нашу шерсть, не зря она у нас такая густая и длинная, не только, чтобы зимой тепло было… Хороший Коно, хороший, умница… Умница облизывает мне лицо и ласковым тычком морды валит на землю. Сто килограмм мышц и шерсти — это вам не хухры-мухры!
        Всё, зверик, хорош! Пора подводить итоги. Одного барана мы потеряли. Жалко, но хорошо хоть не овцу: баран ягнят не приносит, ему так и так в жаркое. Ну, пойдет чуть раньше. Десяток шаков. Десять шкур и мяса как от пятнадцати баранов. Болты все целы, ни один не погнулся. Дрыну и ножу, понятное дело, ничего не будет. Выгодно мы разменялись. Только надо сохранить мясо и шкуры до возврата в Лагерь. Так что, давай, дружок, паси отару, благо двух стай шаков в одном месте не бывает, а я пока займусь тушами: освежую их и разделаю. Не беспокойся, вся требуха твоя, как обычно…
        Сбрасываю куртку и штаны, потом, подумав, просто раздеваюсь догола — дует не сильно, а пачкать хорошие вещи жалко, новые брать негде. Пузо отмыть куда проще. На улице не июль месяц, но если хорошо работать, не замерзнешь. И закончу быстрее…


        Артем

        Вот ведь старый дурак! Тебе что Батя на срочной говорил? Сначала думай, потом стреляй! А дядя Саша чему в Абхазии учил? Хороший боец тот, кто головой работает! А ты, дурья башка? Нет, конечно, кто мог подумать, что этот нахальный юнец — старший сын самого Бодхани Ахмадова! Только надо было подумать! Не первый день в Таджикистане, мог бы и вспомнить, что просто так здесь молодежь на старших по возрасту не наезжает.
        Ни хрена не вспомнил, ни о чем не подумал… А теперь Бодхани-баши не успокоится, пока не увидит голову убийцы своего первенца! Всю банду положит, но тебя, дурака, из-под земли достанет! И спрятаться нигде не выйдет, слишком уж ты выделяешься. Русских наемников, окромя тебя, здесь нет, все остальные — местные.
        Впрочем, если баши положит всю банду, шансы будут. Только у него больше двух сотен джигитов, и при всем желании стольких сработать не получится… Пока за две недели погони удалось минуснуть человек двадцать. Подвиг, между прочим. Вот только гонят меня хуже, чем волка, по волкам хоть ограждение не стреляет, а тут каждый флажок с пулеметом, каждый загонщик с автоматом… И все мои успехи — не более, чем отсрочка. Некуда тебе деваться, прапор, некуда. В горы гонят, сцуки позорные... В большие горы, коих я не знаю ни хрена, и не люблю ни разу. Карта, конечно, имеется, а толку… В горах прижмут только так. Единственный вариант — оторваться и выскочить на территорию, контролируемую другим беком. Лучше всего узбекским. Те, вроде, к наемникам прилично относятся.
        Еще лучше, конечно, пробиться на базу двести первой, к полковнику Рюмшину, и уже плевать, что придется служить по-полной, жизнь-то, она подороже будет. Но Ахмадов совсем не дурак, оттуда меня отрезали в первую очередь… Собственно, ухожу я сейчас в прямо противоположном направлении. Причем, в тупик — в Айни меня точно будут ждать… Отворотов, считай, и нет. Единственный — на озеро вот это, которое Искандер-куль. А дальше? Бросать машину, и в горы?
        Так, судя по всему, я вот этим путем смогу вырваться к Пенджикенту. Не сразу, но за неделю дойду. А там и до узбеков рукой подать. По крайней мере, Бодхани там не любят, там свои беки. Транспорт, конечно, жалко, но свою шкуру жальче. Ладно, вылезем в Узбекию — увидим, сейчас бы из Таджикии уйти… Ага, вот здесь налево, и гоним. Им еще разобраться надо, куда я свернул. Глядишь, и оторвусь на пару часов. А пара часов в горах, если повезет, могут и неделей стать…



        День третий

        Санька

        Ну, слава богу, закончила! Как же я не люблю разделывать добычу! А тут сразу десяток шаков плюс баран… Целый день сплошных мучений, потом гоняться в одиночку за овцами, пока Коно сбегает в Лагерь с запиской и вернется обратно. Руки расцарапаны и все в цыпках, ноги оттоптала. Но зато всё готово, упаковано, погружено на пришедший караван и отправлено вниз. Естественно, за два дня чертовы овцы всю траву вокруг выели, надо место менять!
        Перегоню-ка я отару на Мутные. Недалеко и укрытие хорошее, еще папа строил в первый год после Писца. Пускай бяши верхнюю травку подъедят. А то, глядишь, снег ляжет, и всё — в Лагерь, на зимние квартиры! Все ж таки октябрь скоро. Пропадет травка…
        Коно, лапочка, погнали этих дураков наверх. Куда ишак смотался? Вот идиот! Ты куда поперся? Вверх, я сказала, а не вниз! Хош… хош… Тюк тебе не нравится? Будешь выступать, еще дров доложу! И сама сверху сяду! Вот то-то, спужался, скотина! Топай давай! Тут тридцать минут идти-то всего, а вы с овцами, дай вам волю, растянете это удовольствие часа на три, бестолочи! Хош… Пошел!
        Коно, загони вон тот хвост, разбежались, баран их отец! Слышь, собачка, ты их пинай потихоньку, а я с ишаком вперед, приберусь в коше, а то, если к темноте придем, хрен что поправишь до утра. А последний раз туда ходили Акрам с Петькой месяца два назад, а после них никто. Мало ли что могло случиться без присмотра, за это время три пургеня точно было. Если что, гавкай, тут недалеко, может, и услышу. Ну, животное, почапали! Хош… Хош…
        Вылезаю на Третью террасу и оглядываюсь. Пес гонит овец очень грамотно: без лишней спешки, чтобы успевали жевать на ходу, но и без бесцельных потерь времени. Ну, в нем я и не сомневалась — к подготовке собак у нас относятся чуть ли не серьезней, чем к подготовке бойцов, то есть нас, молодежи. А Коно лучший из лучших. Не зря я его из бутылочки выкармливала, когда Ревду шаки подрали. Помет тогда с трудом спасли… А с моим песиком совсем плохо было: тосковал он сильно, не ел ничего. Еле справилась...
        Ну, и ладно. Что у нас в убежище? На первый взгляд всё цело. На второй тоже. Свалить тюки с ишака, пусть пасется. В кош снега надуло. Сгрести, вытащить, подмести, где мокро — вытереть специальной тряпкой, и повесить ее сохнуть. Распаковать шмотки. Вроде, всё. Запас дров здесь есть, зря тащила снизу. Вылезаю на улицу, потренироваться бы надо… Лениво… Однако придется. Ежедневные тренировки возведены в ранг закона, за выполнением которого старшие следят с каким-то садистским усердием. Их здесь нет, но закон есть закон. Раздеваюсь и начинаю разминку.
        Интересно, почему старшие так уверены, что нам придется воевать с людьми. И готовят к такой войне больше, чем к схваткам с шаками. Нет, я понимаю, после Большого Писца много чего было. Но они ведь всерьез думают, что внизу по-прежнему все друг друга режут. Если так, то им не до нас. А если там всё устаканилось, то, как ни готовься, не справиться нам с низом — много их… С другой стороны, я нижних людей не видела ни разу, а когда дед и папа говорят одно и то же, значит, другое мнение ложное. Уже не раз убеждалась.
        Поэтому не знаю, кто как, а я законы выполняю независимо от того, есть кто рядом или нет. Так что полтора часа до прихода Коно буду тренироваться. Тем более, вижу хорошо и его, и отару. А что это, кстати, мой пёсик вытворяет? Носится, как угорелый, высунув язык. Овцы движутся явно быстрее, уже не идут, а бегут. Чего это он? Оборачиваюсь. Мать его ити! Его величество пургень пожаловал: небо над хребтом уже почернело, первые тучи цепляются за Чимтаргу и ползут по склонам. Накрылась моя тренировка! Быстро одеваюсь и бегу на помощь собаке. Впрочем, умничка и сам справляется. В восемь конечностей загоняем отару в загон. Пересчитываю овец: все здесь. Ишака в отдельный угол коша, в загоне замерзнет, бестолочь! Вместо двери брезент какой-то доисторической палатки. Под аккомпанемент первых порывов ветра закладываю нижний край камнями.
        Нет, но какая же я умница! Ведь сообразила пойти на Мутные! Всё равно пришлось бы — ближе кошей нет, но по пургеню гонять обезумевших овец — то еще безобразие! А ночевать на улице в такую погоду — удовольствие небольшое. Зато теперь… Овцы уже сбились в кучу, инстинкты — великое дело! Укрываю их кусками брезента, чтобы шерсть меньше мокла. И готово, пару дней можно ни о чем не беспокоиться. Вот если не распогодится за это время, тогда хреново, баранов надо будет чем-то кормить… Но больше суток пургени длятся редко. Так что нечего об этом и думать пока.
        Запаливаю костерок и ставлю воду…


        Артем

        Интересно, мысль идти боковыми ущельями была хорошей или с точностью до наоборот? Вроде как джигиты Бодханы вынуждены будут искать по всем возможным направлениям. С троп я, конечно, не схожу, слишком большой шанс залететь в какую-нибудь непроходимую дыру. Но троп здесь до черта и больше, угадать, по какой добыча пошла — ну-ну — следов на камнях не остается. Так что дробитесь, ребята, читайте следы, бегайте в разведки... А я буду валить и отрываться, не теряя времени зря. Здоровья у меня хватает, а полнолуние и фонари позволяют идти и ночью. Пока понятно куда.
        Но уж больно я альпинист хреновый. В предгорьях вполне уверенно себя чувствую, а на высоте… Просто не знаю, чего ожидать от того или иного рельефа. Вот повернул утром по той стрелке на камне — уж больно вероятно, что преследователи ее просто не заметят. Стрелочка-то даже не довоенная, явно с советских времен осталась. И показывает, на первый взгляд, прямо в скальную стену. Сам бы не полез, но рядом надпись «В. Казнок», а на карте такой перевал указан, и тропа через него нарисована. А вперед, как я до этого шел, широченная долина. Все шансы, что они по ней и ломанут. Глядишь, сюда никто и не сунется. Или сунутся, но малым числом.
        Подошел поближе — в стене разломчик типа каньона, видимо, ручей тек. И тропа наверх прет. В общем, по ней и иду. Лезу и думаю. Хороший каньон. Крутой, узкий, камней крупных и скал понатыкано, причем, сверху видно всё, а снизу ничего. Знать бы, что за мной десяток идет, а не полусотня, я бы здесь их и подождал. Подготовка у бандюков местных — не чета моей. Но полсотни — слишком много. А ведь их может быть и больше.
        Непонятно: вся эта бодяга случилась тринадцать лет назад. Какому долбозвону пришло в голову шандарахнуть боеголовкой по Душанбе, вопрос второй, хотя и интересный. Ну, действительно, разбирались между собой янки, наши и китаезы — понятно. Ну, Израиль с арабами подпряглись, Индия с Пакистаном — всё объяснимо. Но кому могли понадобиться таджики, узбеки и прочие киргизы? Но ведь понадобились! И ладно бы, шпарили по плотинам и ГЭС, что враз убирало электричество и ирригацию, так нет — по столицам долбили. Душанбе, Ташкент, Бишкек… Причем, как по нитке клали — в правительственные резиденции.
        И что в результате? Власти нет. Вся Средняя Азия мгновенно укатилась в свой родной феодализм. Всевозможные баши, паши и беки грызутся друг с другом не по-детски. То есть, тринадцать лет они постоянно воюют. В Афгане за меньшее время духи бойцами стали — мама не балуйся! А эти… Бандюками были, бандюками остались. С сынком ведь был десяток джигитов! А я их положил один, причем, из достаточно невыгодного положения. Дальше — больше. Две недели они меня гоняют, два десятка потеряли, а я всё еще жив и даже не ранен. Причем, обкладывают достаточно грамотно, разве что шаблонно. А вот как непосредственно до столкновения доходит, просто детский сад какой-то. Потому и трепыхаюсь до сих пор. Впрочем, шансы мои растут просто неимоверно с каждым убитым бандюком — были ноль целых ноль десятых и остались точно такими же.
        Кстати, если в этом каньончике поставить пару-тройку растяжек, Бодхани недосчитается еще десятка джигитов. Но делать этого не буду, незачем им дорогу указывать. Может, глянут каньончик для порядка и назад повернут…
        Собственно, из каньона я вышел. Большое ровное место. Наклонное, естественно, но ровное. А внизу видна река. Камень со стрелкой. И никого живого там нет. Так что, два часа я выигрываю точно. А скорее, сутки. Поздно им сегодня подниматься. Куда идти? Так по тропе ж, никуда она, родимая, не делась. Однако, как здесь всё запущено. Осыпь, будь она неладна! Камни норовят вниз ползти. Правда, по тропке ничего, по-божески. Пересекаю плато, и вот тут начинается. Путь понятен, вдоль русла ручья, но тропы нет, видно, каждый лез, как мог. Я делаю шаг вперед, а камни сползают на два назад. Не передвижение, а издевательство над организмом! Как здесь люди ходили? А ведь ходили, наверняка туристы-альпинисты. Девочки с рюкзаками. Ну-ка прапор, головой подумай… По осыпям-то учили ведь ходить. Давно это было, но учили. Вот и вспоминай. Не торопись, место под ногу выбирай аккуратней, грузи плавно, не делай резких движений. Ну! Совсем другое дело! Еще немного! Хорошо, вот и перевал. На спуск полегче будет.
        Гляжу вниз, и мне плохеет. Полегче? Нет спуска. То есть, есть, но такой!.. Немного сыпухи, а дальше голый лед! Тут кошки специальные нужны, улечу в своих берцах только так! Абсолютно нечего там ловить. А что делать? Готовиться к последнему бою на данном рубеже? Или спуститься обратно к каньону и там побарахтаться? Так без шансов же! Или дернуться на спуск? Хреновый выбор…
        Спокойно, прапор. Ну-ка, сигарету в зубы и посмотреть карту. Куда меня занесло? Вот это ущелье. Вот каньон. На хребте два крестика нарисовано. Почему два? Два перевала? Не понимаю… Еще раз отвлекись, расслабься, ни о чем не думай… Решение придет само… Во, правильно, песенку напой «помнишь гранату, и записку в ней»… При чем тут граната? Ни при чем… Записка! Точно! Альпинисты на перевалах записки оставляли! В каменных пирамидках! Или на вершинах? Не знаю, но поискать можно, никто не мешает. Есть что-то похожее? Есть! На самом видном месте! Разваливаю камни. Внутри ржавая консервная банка, в ней полиэтиленовый пакет. Внутри… разворачиваю бумажку. В точку! Буквы подрасплылись, но читаются, хоть и с трудом. «Группа… под руководством… вышла к туру…» Тур — это, видимо, эта пирамидка. Читаем дальше: «…вышла к туру на перевал Зап. Казнок… 12 августа 2012 года… со стороны…» За два дня до начала всеобщего ядерного безумия… Где вы сейчас, ребята… Батрачите на плантациях у беков? Или давно мертвы?.. Стоп! «Зап. Казнок»! «Зап.»! Западный!!! А на камне стояло «В. Казнок»! Восточный! Или верхний! Но не западный.
Утыкаюсь в карту. Точно! Один крестик — З. Казнок, другой — В. Казнок! И рядом они совсем. Он должен быть… поворачиваюсь в нужную сторону. Седловина второго перевала в сотне метров. Просто смотреть надо было на четыре часа от спуска! Почти назад! И тропа между перевалами набита! Еще раз смотрю записку. «Продолжаем движение в сторону перевала Вост. Казнок». Если вы еще живы, ребята, желаю вам счастья. Спасибо. Ваша записка мне жизнь спасла, если не больше! По крайней мере, шансы еще есть.
        До второй седловины буквально ползу. Десять минут. Думал, быстрее, но ноги почему-то не хотят шевелиться шустро. Усталость наваливается, словно всё, что я находил за крайние три дня и недоспал за две недели перед этим, копилось и ждало момента. Руки дрожат, да нет, трясутся, неожиданно начинает бить колотун. Или это высота действует? Надо вниз, благо спуск есть. Не подарок, но есть. Но сначала отдыхиваюсь и смотрю тур. Записка той же группы. Ага, «…в направлении Мутных озер и альплагеря «Алаудин». Может, вы выжили в своем альплагере? Вряд ли, тринадцать лет надо чего-то жрать, складов Госрезерва там точно нет. И хрен что на этих камнях растет. Но не будем терять время, немного отпустило, надо валить. С перевала уходит ровный снежный склон, внизу выполаживается. Улететь, вроде, некуда. Попробовать? Почему нет? Время выиграю и силы сэкономлю.
        Обхожу небольшую скалу в самом верху склона, сажусь на задницу и пытаюсь изобразить из себя беспечного пацана на снежной горке. Почти получается, вот только от скорости дух захватывает, а тормозить не выходит. Но не лечу кубарем, еду. «Пять минут, полет нормальный» — всплывает в голове совершенно дурацкая фраза. Полет тем временем замедляется, дальше еду потише. Еще потише… Еще… Останавливаюсь. Всё? Смотрю назад. Неслабо я прокатился! Что по сторонам? А выход-то с перевала один! Ежели подождать, пока поедут с него джигиты, можно много чего натворить… Нет, тупо не хватит патронов. Жаль. Ладно, время позднее, надо вниз. До вторых озер, а там налево перевал к следующим озерам и к Пенджикенту. Но это не сегодня. Сегодня дойти бы до ближних озер — тех самых, которые Мутные. Переплетение морен впереди оптимизма совсем не добавляет. Особенно с учетом моего «шикарного» самочувствия, эти горы меня конкретно достали! А ветерок, между прочим, усиливается. И как-то темнеет нехорошо…
        Проверяю рюкзак и автомат. Умные люди перед такими кувырканиями оружие в чехлы убирают. Ну, сильно умным я себя не считаю, но догадался. Так что, всё в порядке. Теперь вниз! И по дороге смотреть укрытия, погода явно портится. Чем дальше иду, тем сильнее убеждаюсь, что лимит везения на сегодня исчерпал. Вокруг уже основательно метет, сверху сыпет крупа, ветер норовит сбить с ног, одежда промокла насквозь. Самое неприятное, что во всех этих каменных навалах до сих пор не попалось ни одного места, где можно прилично укрыться от ветра. Видимость пока держится метров двести, но дальше будет хуже, даже мне понятно. Надо срочно прятаться.
        Выскакиваю на ровное поле. Справа стена какой-то не то скалы, не то вершины, слева окончание осыпного гребня. Попросту навал крупных камней. Поле как стол и уже покрыто снегом. Была бы погода, гнал бы по нему вниз, до леса, там хоть дрова есть. Может, так и сделать? Нет, тропы не видно, влечу еще куда-нибудь. К вершине? Сомнительно, лучше в камнях искать. Сворачиваю налево и пробираюсь краем гребня, подходя к каждому крупному камню. Ничего! В лучшем случае немного прикрывает от ветра! А ведь есть здесь то, что нужно, точно есть! Найти бы только. Холодает. Одежда встает колом, это уже не мокрые тряпки, а ледяной короб! Физически ощущаю, как уходит тепло. Не подхватить бы чего, в этой ситуёвине только заболеть не хватает…
        Наконец, нахожу хоть что-то: два булыжника стоят углом и слегка нависают. От ветра немного защищают, хотя снег сыплет по-полной. Но с этим можно бороться. Вытаскиваю из рюкзака кусок брезента. Не сильно большой, но прикрыться хватит. Пытаюсь соорудить полог. Плохо получается, не хватает опыта, никогда не делал подобное на камнях. Были бы деревья… А еще пальцы отказываются шевелиться. Сил совсем нет, все тело колотит, как в лихорадке… Надо сделать укрытие, иначе замерзну… И так непонятно, как сушить вещи! Порыв ветра вырывает из рук брезент. Дергаюсь за ним, спотыкаюсь о невидимый под снегом камень и падаю. Пытаюсь встать, но ничего не выходит. Сознание медленно ускользает, я еще пытаюсь ухватить последнюю мысль, но она не радует: «это конец»… И наступает темнота…


        Санька

        Что, Коно? Песик, что ты всполошился? Учуял что? Куда ты рвешься? Я еще с дуба не рухнула — выходить в пургень из теплого коша на улицу! Что ты не уймешься! Нет, рвется за дверь и даже подал голос. Ого! Но не зря же он бесится, не было еще такого. Ругаясь на весь свет, обуваюсь, натягиваю штаны и куртень, влезаю в бахилы, и, прихватив дрын, распаковываю вход. Арбалет брать бессмысленно, не его погодка.
        Ну, и куда? Показывай, раз потащил. Погоди, погоди, не так быстро, я за тобой не успеваю! Вот, уже лучше. И что ты забыл под Фагитором? Ой, мама! Человек! Ни хрена себе! Откуда? Здоровый мужик лежит ничком, зажав в руке угол присыпанного снегом брезента. Сам мужик тоже облеплен неслабо. Но пока жив. Рядом, в каменном углу, рюкзак совершенно ублюдочной конструкции и автомат в чехле. Вот подарочек! И что мне с ним делать? До коша двести метров, только за угол морены завернуть, но мужик раза в два меня тяжелее! И главное, он не наш! Этого не может быть, но это факт. И еще, он шел сверху! Иначе не прошел бы мимо коша! Чужак, идущий сверху, с ВАА или Восточного Казнока! Полный абзац!
        Ладно, если его не откачать, ничего не узнаю. Коно, не надо хватать дядю за шиворот. Я понимаю, что тебя так учили, но у меня есть идея лучше. Положим на брезент и потащим на нем. Понял? Ну вот, сказано — сделано, перевернуть тело у меня сил хватает. Теперь его мешок на спину, а автомат на шею. Я сказала, рюкзак ублюдочный? Я ошиблась. Это недоразумение с лямками — полное дерьмо! Ладно, двести метров всего. Где у этого брезента угол? Коно, держи! Сейчас найду второй, и потащим! Да где он! Ага! Готова! Коно, ну что же ты? Не за шиворот, за тряпку! Молодец, потащили! Вот же туша тяжеленная! Может, ну его на фиг, надрываться тут? Приду после пургеня, осмотрю тело… Еще упереться… вот так… Нет, ну занесло же ублюдка, не мог поближе к кошу упасть!.. Если через пять метров он не полегчает, брошу к чертям! Моя работа овец пасти, а не мужиков пришлых таскать…
        Откуда он вообще взялся на мою голову? За тринадцать лет ни одного чужого здесь не было. Кроме тех шаков, что Пасруд сожгли тринадцать лет назад. Но Пасруд внизу, ниже двух тысяч, туда дорога идет с Равнин! А здесь три с половиной! И сверху! Там после Большого Писца никто не ходил, кроме наших патрулей, это точно! На перевалах до сих пор папины записки лежат! Кстати, эта сволочь не полегчала, а совсем наоборот! Черт с ним, дотяну, уже совсем немного осталось. И барахло теперь уже не брошу, не ходить же два раза! Давай, Коно, давай, немного совсем, пёсик! Вход уже. Разбираем, затягиваем, закрываем. Уф! Какое счастье — снять со спины это безобразие!..



        День пятый

        Артем

        В себя прихожу рывком. Где я? Что со мной? Понемногу возвращается память. Я уходил от людей Ахмадова... Через горы... Вылез на перевал... Спускался на заднице... Потом по камням... Погода испортилась... Сооружал полог… Упал… Умер? Не похоже… Я лежу на чем-то твердо-мягком. В смысле, на твердом лежит мягкое, а на нем я... И сверху такое же мягкое и теплое… И вокруг... Как спальник… в школе в туристских походах… Спальник?
        Резко сажусь и только тогда догадываюсь открыть глаза. И тут же пытаюсь их протереть, охренев от увиденного. Не выходит — на мне… спальник. Самый настоящий. Выпутываю руку и, опираясь ею о своё ложе, осматриваюсь.
        Итак. Ложа нет. На голой земле лежит… пенка! Пенополиэтиленовый коврик из того же школьно-туристского прошлого. На нем спальник. Совсем даже не детский. И не военного образца. Раз в пять легче и минимум вдвое теплее. Альпинистский? Наверное. В спальнике я. В голом виде. А вокруг… Дом? Возможно. Только если это дом, то самые нищие таджики живут во дворцах! В таких сараях даже рабов не держат: земляной пол, стены сложены из камней без малейшей примеси цемента, крыша сплетена из ветвей арчи. Но сплетено и сложено всё без малейшей щелочки. Вместо двери кусок брезента. Что это? Пастушья горная хижина? Скорее всего.
        Расстегиваю спальник, намереваясь встать. Нарушая этим, оказывается, планы хозяев.
        — Не вздумай, — раздается тонкий детский голосок.
        Детский-то он детский, но как-то не хочется спорить, уж больно много в нем железа. Да и второй голос не внушает оптимизма:
        — Р-р-р.
        Приглядываюсь. В глубине дома сидит худенький пацан лет тринадцати с арбалетом в руках. Арбалет направлен мне в живот. Между прочим, игрушка явно самодельная, но сделана классно, видно руку мастера. И держит парнишка его умело, дернуться я не успею. А у ног пацана песик. Среднеазиатская овчарка. Во всяком случае, похож. Очень крупный кобель, в холке сантиметров под восемьдесят. Тут уж точно не дернешься. Собственно, я и не собирался.
        — Насколько я понимаю, вы спасли мне жизнь, — говорю я, обращаясь к обоим, — считаете, что я такая сволочь, что могу отплатить злом?
        — Не знаю. Но пока посиди в спальнике. Ответишь на вопросы, там посмотрим…
        — Твое право, хозяин. Задавай.
        — Ты кто?
        — Артем.
        Молчит, ждет. Ладно, в конце концов, он спас мне жизнь.
        — Бывший прапорщик в отставке. Русский. Наемник.
        — Рус. Это хорошо. Что такое прапорщик? Что такое наемник?
        Только тут до меня доходит: парнишка говорит по-русски! Причем, язык для него родной! Сюрприз такой, что даже не сразу врубаюсь в заданный вопрос. А надо бы: не знать, что такое прапорщик он еще может, но слово наемник знают все!
        — Прапорщик — воинское звание. Наемник — э… нанимаюсь за деньги выполнять разную работу.
        — Военный, — голос явно теплеет. — Как ты сюда попал?
        — А где я?
        — На Мутных.
        Мутных? Что Мутных? До меня вдруг доходит. Мутные озера! «Продолжаем движение в направлении Мутных озер и альплагеря «Алаудин». Я всё-таки дошел до этих озер. Почти дошел. Кусок пути меня протащили. Вот этот пацан протащил. Тяжко же ему пришлось, во мне килограмм под сто!
        — Ты не ответил!
        — Через перевал. Восточный Казнок.
        — Врешь! За перевалом никто не живет.
        — Я не говорил, что я там живу. Я там прошел.
        — Докажи.
        — Там были записки. Они в моей горке.
        — В чем?
        — В куртке, — надо же, что такое «горка», он тоже не знает.
        — Там были бумажки, но они размокли.
        Доверие почти рядом. Напрягаю память.
        — «Группа под руководством…», — дальше цитировать не приходится, пацан опускает арбалет. Фамилия ему явно знакома. Но слабость проскальзывает лишь на мгновение. Стрела опять смотрит мне в лицо.
        — Ладно, не врешь. Куда ты шел? И зачем?
        Первый критический. Сказать правду? Или? Блин, а ведь я их подставляю! Если за мной придут джигиты, то этого парнишку они не пожалеют. Его арбалет и даже алабай против автоматов — слабый козырь…
        — Сколько я был в отключке?
        — Почти два дня. Так зачем?
        — За мной гнались бандиты. Прижали к горам. Пришлось уходить. Боюсь, что я тебя подставил, они могут прийти за мной следом.
        — Я умею обращаться с шаками!
        Непонятное слово, но смысл, кажется, ясен.
        — Всё зависит от количества. Как тебя зовут?
        — Санька.
        — Ты знаешь, чьи записки были на перевалах?
        — Папины.
        — Значит, я обязан жизнью не только тебе, но и твоему отцу. Я привык возвращать долги. Может, ты позволишь хотя бы одеть штаны?
        — Одевай, — он машет рукой, — только к пушке не дергайся. Впрочем, патронов в ней нет, — и без всякого перехода, — жрать хочешь?
        Мальчик встает и протягивает мне котелок. И тут до меня доходит. Это не мальчик. Это девочка! Даже девушка, лет пятнадцати. Короткая стрижка, одежда свободного покроя, скрывающая фигуру, дочерна загоревшее лицо... А в хижине полумрак. Понятно, почему я ошибся. Но сейчас, когда она стоит ближе, ее выдают глаза. Нет, глазищи! Синие глазищи на пол-лица каждый. Молодая красивая девчонка, ростом метр шестьдесят и в сорок пять кило веса. Она притащила меня в кош?! Ничего себе!!!
        Пробую варево. Бульон с кусочками мяса. Вкусно! Немного необычно, но вкусно. Девчонка присаживается напротив.
        — Что за мясо?
        — Шаки.
        Секунду врубаюсь. Потом меня чуть не выворачивает.
        — Люди?
        — При чем тут люди? Шаки!
        — Бандиты? Ты называла этим словом бандитов!
        Санька непонимающе смотрит на меня несколько секунд, а потом заливается смехом. Не вижу ничего смешного, но понимаю… что ни хрена не понимаю, но похоже, ем не человечину!


        Санька

        Ой не могу! Ой, держите меня семеро! Он решил, что я его человеческим мясом кормлю! Ну, приколист! Это же надо! Вот ведь додумался! И где бы мы его брали? Надо все-таки ему объяснить.
        Сквозь смех выдавливаю слова:
        — Шаки — это одичавшие собаки. От слова «шакалы». Только для шакалов они великоваты, потому «шаки». На отары нападают. На нас наскочила стая четыре дня назад. Десять штук. Мы их убили, теперь в Лагере много мяса. Бульон не из них, у меня сушеное есть на случай болезни.
        — А почему?..
        — Бандитов здесь нет. Но старшие часто о них говорят. Называют «шакалами». Поэтому я их так и назвала. Мы немного иначе говорим, чем старшие. Многие слова сокращаем. И слова из таджа используем, а не только из руса. У нас же не только русы. Таджей много. И балты есть. Даже два франка и пять спанов!
        — Кого?
        — Испанцев, — выговариваю старательно, мне это слово всегда плохо давалось.
        — Понял. Франки — французы, балты — литовцы какие-нибудь, таджи — и так понятно. А откуда вы вообще здесь взялись.
        — Потом, ты ешь давай! Или тебя шаки не устраивают? Могу шурпу из двухвосток сварить!
        — Из кого?!
        — Из двухвосток. Насекомые такие, летом их здесь много, вот ими и питаемся на пастбищах. Голову и хвосты ядовитые обрубаем, а остальное варим. Потом процеживаем — панцири на зубах противно скрипят, а внутри уже ничего нет, всё выварилось…
        Ох, не то я говорю, мой бравый военный опять с лица сбледнул. Чего-то в нашей кухне ему не нравится. Надо же, нежный какой! Шаков не ест!.. А нет, ест! Вот это другое дело. Даже вопросы опять задавать начал.
        — То есть я сейчас ем собачатину?
        — Ага!
        — А чего вы баранов не едите? Или слово «отара» имеет другое значение?
        — Почему другое? Баранина — зимой. А летом только детям. Если весь год баранину жрать, стада мигом кончатся.
        — А если баран сам помрет?
        — Какая разница? У нас шаки одного загрызли. Я шкуру сняла, вместе с мясом отправила в Лагерь, пусть детей накормят. И шаков туда же, у меня запас сушеных двухвосток есть… — Ой, это я зря, он к двухвосткам неровно дышит!
        — Слушай, Саш! У меня были продукты в рюкзаке. Консервы, крупы, колбаса, даже сгущенка… Можно тебя угостить?
        — Твои продукты — твое дело. Но меня кормить не надо. Если хочешь поделиться, в Лагерь отнеси, маленьким. Им надо разнообразно питаться. У нас круп очень мало. И старые они, еще дописцовых урожаев.
        — Каких?
        — Тех, что до Большого Писца были.
        — Большой Писец — это ядерная война?
        — Да, старшие иногда так называют, но чаще как все.
        — А откуда вы здесь взялись?
        — Тут лагерь был. Альпинистский. Когда Писец пришел, туда куча туристов и альпинистов собралась. Хотели вниз выбираться, на Равнины, но узнали, что по Душанбе тоже стукнули. Тогда дед сказал, что там такое начнется, без танков не прорваться, мол, таджи друг друга резать будут, а чужаков в первую голову. Решили здесь остаться. Не прямо здесь, в Лагере. А потом какие-то шаки двуногие Пасруд вырезали. Это кишлак такой внизу ущелья. Оттуда только Акрам вырвался, на лошади прискакал. Наши на помощь побежали. Шаков перебили. Тогда аксакалы пришли. Сказали: у таджей скот, у русов сила. Вместе выживем. Дед согласился.
        — Подожди, насколько я понимаю, оружия у альпинистов не имелось. Как же они бандитов перебили?
        — Не знаю. Мне тогда два года было. Только оружие — не главное. Сильнее тот, кто лучше думает. А после Пасруда и оружие появилось. Автоматы и пулеметы. Гранаты еще.
        — Понятно. А дальше что?
        — Дальше дорогу взорвали. Чтобы никто не проехал. Только сначала рейд вниз был. Много чего пригнали. Крупа до сих пор не кончилась. Правда, экономим сильно и выращиваем сами, но всё равно без того рейда плохо бы пришлось. Еще солярку привезли для дизелей. Но ее еще сильнее экономим. Брать негде.
        — Погоди. Если вы тогда разжились нормальным оружием, то чего ты с арбалетом ходишь?
        — Патронов мало. Старшие решили, что надо оставить их на случай, если шаки придут. Мы даже тренируемся без патронов. Я твою пушку не хуже своей знаю, но не стреляла ни разу.
        — Ты ж в бою…
        — Кто меня в бой пустит? Старшие будут воевать. Ладно. Теперь твоя очередь рассказывать!
        А ты как хотел? Я тебя поразвлекала, пока ты мясо кушал, а теперь вперед, мне тоже много чего интересно!
        Не отказывается, и говорит, вроде, искренне. Но непонятно всё, кроме двух вещей. Дед был прав, там все со всеми воюют. И еще, за этим Артемом сюда могут прийти люди, которые по его описанию, нам совсем не нужны. И опять же дед прав, придется воевать с людьми. Ничего другого и не ожидала, дед всегда прав!
        Впрочем, это Артем считает их шаками. Они с этим вряд ли согласятся. Скорее, его самого за шака держат, он же их людей убил. В любом случае, завтра собираться и идти вниз. Траву снегом накрыло, отару надо на Пиалу перегонять. И Артема этого к папе отвести…


        Артем

        Мда… История — специально не придумаешь. Гуляли по горам туристы-альпинисты, никого себе не трогали, записки на перевалах писали. А как случилась ядерная задница, организовались и создали, считай, свою республику. Ладно, допустим, организовываться эта публика умеет. С местными договориться тоже могли. Но объясните мне, как они умудрились с одними ледорубами положить банду в том кишлаке? Да на это не каждый спецназ способен! Бандиты уделали целое селение, достаточно большое, да так, что почти никто не ушел. Учитывая подготовку местных джигитов, до хрена их имелось. Полсотни минимум. И такую группу — ледорубами и без потерь. Стоп, про потери Санька не говорила, даже не упоминала. Но это значит, что если они и были, то незначительные. Как это возможно? Потом рейд с захватами всяких ништяков. Ну, если они голыми руками банды давят, то дальше во что угодно поверишь!
        Может, врет девчонка? Не похоже. Она далеко не боец невидимого фронта, в простейшей беседе выложила всё, что знала, между двумя ложками своего супа из двухвосток. Б-р-р, аж передергивает, как можно есть этих тварей? Видно, неслабо альпинистов прижимало, раз такую дрянь жевать научились…
        Всё-таки что-то не так с этим боем в кишлаке. Скорее всего, девочка знает официальную версию произошедшей истории. А что там было на самом деле — тайна, покрытая мраком. Про то надо говорить с её отцом или дедом. Ладно, бог с ними. Мне что делать? А в чем, собственно, вопрос? Поворот на Пенджикент недалеко от их лагеря, идти мне туда надо по-любому, а мирно всегда лучше. Можно, кстати, к ним попроситься, пора бы уже и осесть где-то. Вот только их рацион питания не слишком прельщает… Особенно эта их шурпа из двухвосток!
        Выхожу из хижины (как ее хозяйка называет — кош?) и обалдеваю от картинки. Санька, абсолютно голая, скачет по снегу в двадцати метрах от коша. Сюрреалистическое зрелище! Эротика в мозгу умирает, не успев родиться. Нет, смотреть на нее, безусловно, приятно: девчонка красивая, и фигурка не подкачала, все что надо расположено там, где надо. Но вряд ли этот спектакль делается для меня. Просто у неё другие понятия о приличиях. К примеру, сберечь одежду важнее, чем гормоны постороннего мужика. А главное, я вдруг осознаю, что она делает. У девочки тренировка по рукопашке. И я сожру свой камуфляж, если в нашем взводе хотя бы три человека могли вытворять такое! Скорее всего, никто. Совершенно невероятные связки! А скорость… полная фантастика! Если тот кишлак чистили её инструкторы, мне жалко несчастных джигитов…
        Очень хочется посмотреть дальше, но заставляю себя вернуться в кош. Не стоит долго глазеть на обнаженную натуру, могут не так понять. И приласкать из арбалета. Или близко познакомить с собачкой. Или вот этим каскадом, совсем не уверен, что сумею отбиться.
        Итак, что мы имеем? Собрались альпинисты, создали свою группу, отгородились от цивилизации и развиваются сами по себе. Как-то обустроили быт, живут, не тужат, растят собак и детишек. И тех, и других учат, причем серьезно. Отара у Саньки не слишком большая, голов сто, но она с ней управляется вдвоем с собакой. «Одын пёс и одын девушк»! С учетом нападений хищников — очень мало. Но справляются же! Интересно, а если большая стая нападет? Зверей этак с десяток… Совсем ты стал дурной и несообразительный! Говорила же дивчина, напал недавно именно десяток. Крупные звери. Всех отправили в лагерь. В виде мяса. Такого же, как то, которым тебя девочка кормила!
        Короче, учат. В том числе бою. И не только с собачками-шаками. Какие у туристов-альпинистов планы? Построить свою республику и обеспечить победу военного коммунизма в одном, отдельно взятом, альплагере? Сомнительно, вечно в изоляции не просидишь. Выдержать до конца беспредела, а когда беки друг друга перестреляют, присоединиться к вменяемой власти? Думаю, теплее. Автономию они себе выговорят запросто…
        Вернёмся к делам нашим скорбным. Джигиты Бодхани по всем расчетам должны были заявиться сегодня. Но не пришли. Сбились со следа? Или отстали? А может, затаились неподалеку и ждут ночи? Последнее маловероятно, не их стиль. Остальное возможно. Если альпинисты успеют перекрыть перевал, по которому я притопал, ахмадовцев можно сбрасывать со счетов. Вот только нехорошо получается. Я им уже дважды жизнь должен. Теперь они с баши воевать будут, а я тихо свинчу в Узбекию? Неправильно это. Хоть и не за меня подвяжутся, им здесь баши даром не сдался, всё одно неладно. Надо будет помочь.
        Значит, завтра с Санькой вниз, потом с местными на защиту Казнока, ну а дальше видно будет, так далеко я не заглядываю…



        День шестой

        Санька

        Чего это гостюшка так напрягся, когда вчера мою тренировку увидел? Не знает этих приемов? Военный? Да сейчас! Он еще и меня, небось, научить может. Попросить что ли, чтобы показал чего? И сбежал быстро. Нет, не в этом дело. Что же ему не понравилось? Ой, блин! Я же голой тренировалась! Старшие ведь тоже шарахаются, когда мы без одежды ходим. Особенно те, кто из таджей. Да и остальные косятся. То есть, он из-за этого? Ути-пути, какие мы стеснительные. Может, полечить маленько? Попрошу показать приемы, а выйду в обычной форме? То есть, без всякой формы… Не надо, наверное, а то его еще удар хватит!
        Отдать, что ли, ему патроны? Нормальный, вроде, человек… Нет, пусть папа решит. Или дед. А то сегодня нормальный, завтра ненормальный…
        Коно, пёсик, что ты нервничаешь? Сейчас всё упакуем, и домой, в Лагерь. А то тут бяшам совсем кушать нечего. Потерпи немножко, я уже вьюки привязываю. Гость пока доест. Он у нас болен, его нужно мясом кормить… Или ты учуял что? Учуял. Умница! Пойдем, посмотрим. Что-то много у нас гостей в последнее время!
        Как думаешь, зверик, это те, о ком Артем говорил? Вот и я не знаю. Ты спрячься пока в моренках, а я с камушка погляжу, вон с того здоровенного. А там посмотрим. Только ты под автоматы не лезь, а то урод какой стрельнет, и клички не спросит.
        Эй, милые, а вас не слишком много для одной слабой девушки? Десяток целый. Как-то сразу стрелять не тянет. Пропустить, что ли? Или поговорить? Ах, чертовы овцы! Какого хрена вас сюда занесло? Снег же один вокруг! И что теперь делать? Светиться не хочется, не внушают ребята доверия. Не люблю, когда чужие по горам с автоматами шляются. Коно попросить овец отогнать? Как бы не обидели собачку… Всё, уже поздно, они овец заметили. И сразу ловить, вот уроды! Ваши, что ли? А раз нет, так не трогай! Там, между прочим, ни одного барана! Вот невезуха, овец-то выручать надо. Встаю на камне:
        — Эй, уважаемые, у овечек хозяева имеются!
        Оглядываются. Подходят.
        — А ты кто?
        — Местная я. Скот пасу.
        — Дэвушка, продай барашка!
        Нет, ну ты гляди, заговаривают зубы, а сами обкладывают. Ладно, раз вам так нравится, поиграем.
        — Пять рожков!
        — Чито?
        — Пять рожков от автомата. И мясо с одного барана — ваше.
        — Нэ дорого, а?
        — Нормально. Здесь такие цены.
        А вы, ребята, совсем глупые, между прочим! Кто вам сказал, что я таджа не знаю? Значит, шак ты двуногий, у тебя чешется? Ну, я тебе сейчас почешу! Только сначала уберу вон того зоркоглазого урода, что автомат в руках тискает! Моя игрушка, конечно, не пулемет, но с двадцати метров… Щелк! Стрельни теперь, уродец! Толку от автомата в руках, когда болт в глазнице! Не теряя времени, передергиваю рычаг. Щелк! Вот и почесала. Насквозь. Чего воешь, сам же просил. Ой, пора сматываться, за пушки схватились. Нет, под камнем я не останусь, папа иначе учил. Через микроморенку, еще одну, эту выемку не видно, по ней вбок.
        Что там? Ой, мальчики, я вам умиляюсь! Вы в меня попали, и я лежу за камнем и жду не дождусь, когда вы меня добьете! Что это вы делаете? А-а, вы меня в клещи берете! Вдвоем. С двух сторон. Нет, ну что за недоумки! Встретились? Молодцы! А ваши дружки вас не видят. А потому — щелк! А ты что вылупился? На и тебе, мне не жалко. Щелк! Не знаю насчет бронежилетов, но телогрейки с десяти метров болт пробивает навылет. А мне надо менять позицию. И магазин заодно, один болт — это, считай, безоружная. Передергиваю рычаг и меняю магазин. Шесть выстрелов имею. Перебираюсь на пару грядок назад и слегка в сторону.
        Чем это вы занялись, милые? Что за совет в камнях? Не надо вам думать! Поближе подобраться? Стремно немного, но очень соблазнительно. Прикидываю маршрут и реализую. Двадцать метров. Хорошо. Щелк. И тут же уход! Надо же, кто-то внимательный не в меру, пули разбивают грядку, из-за которой я стреляла. Но это было давно и неправда! А правда в том, что глупые шаки рассредоточились и лупят в белый свет, как в копейку. Поливают морену пулями. Глупые, морене всё равно, она каменная. А вот вам сейчас будет не всё равно! Я сейчас у вас почти на фланге. А хочу быть за спиной!
        Коно, песик, ты что делаешь! Хвост опусти, он же торчит, даже я вижу. А они, кстати, нет! Слепые тетери! На позиции дальнего от меня стрелка раздается еле слышный хрип. И чего вы не реагируете? Еще и глухие? Ваши проблемы. Вас уже четверо, хотя вы и думаете иначе! А я со спины! Что ж вы такие пугливые? И как к вам подобраться? С дальнобойностью у меня проблемы… Ладно, попробую… Вот черт! Заметили, шаки глазастые! Всё, уже прячусь и не отсвечиваю, убьют же!
        Полный абзац! Прижали, не высунуться! Заигралась я! Место неудобное! Сейчас начнут парами перебегать, и мне писец! Не Большой Писец, а маленький, личный! Как выкрутиться? Подбегут вплотную, задняя двойка прекратит стрелять, одного болтом, второго дрыном? Стремно… Чего ж я автомат у тех двоих за камнем не взяла…


        Артем

        Выстрелы разрывают тишину горного утра. Хватаю автомат и рвусь к выходу из коша! Блин, патроны-то Санька попрятала, дура недоверчивая! А сама вляпалась! Что делать? С голой пяткой против АКМа? Но думаю на бегу, убьют ребенка — за меня примутся. Не исключено, что собаки уже нет в живых, девчонку-то попытаются схватить живой…
        Куда? Ага, вот то, что надо. Взлетаю на здоровый булыжник и сверху обозреваю картину. Саньки не видно. Уже хорошо. Коно тоже нет. Есть восемь ахмадовских орлов, поливающих огнем верхушку здоровенного булдыгана. Там никого. Интересно. Еще двое лежат, причем один явно жив, но чем-то недоволен. Еще интереснее! Стрельба смолкает. Двое начинают обходить камень с двух сторон. Какой раздолбай вас учил, сцукины дети! Встретились. За бульничком, естественно, никого. Удивление видно даже из поз. Но длится оно недолго. Оба валятся на снег. Почти одновременно. С какой же скоростью она перезаряжает свою пукалку!
        Но это теперь неважно. У этих двоих стволы, и они скрыты от остальных камнем. К ним! Плохо, что хозяйку свою я так и не разглядел! Или хорошо — джигиты, тем более, не заметят. Пробираться приходится быстро. Рискую, блин, рискую! Но обошлось, бандюки обозревают ближние окрестности. Санька сегодня звезда эстрады, всё внимание её! Готово. Добить обоих! Ножом, естественно, без шума. Ствол? На фиг такой ствол! Магазин нужен! Вот так! Второй в разгрузку. Этого хватит. Ну, держитесь, сволочи. Выглядываю из-за камня. Опа! Их уже четверо! Сильна девочка! Действительно, умеет обращаться с «шаками»! Вот только… Попалась она, позиция совсем дрянная! И не сменить, подстрелят. Выручать надо.
        Двойка бросается в атаку. Делает это достаточно бестолково, в лучших традициях джигитов. Снимаю оставшихся короткими очередями по два патрона. Краем глаза вижу легкую тень, метнувшуюся в камни: Санька выскочила из ловушки, а один из атакующих уже лежит, щелчка арбалета я опять не расслышал. Вскидываю ствол, чтобы снять последнего, но на его спину обрушивается мохнатая туша. Откуда только появился, зверюга!


        Тишина!..
        — Артем, это ты?
        — Я. Не высовывайся, еще могут быть.
        — Коно предупредит.
        — Раненые тоже стреляют. Надо всех добить. А того, что воет, допросить.
        — Поняла. Коно! Держать.
        Пес одним движением оказывается у объекта. Вот как догадался, кого именно надо контролировать? Или он разумный? Ладно, потом! Аккуратно обхожу клиентов. Без осложнений. Двоих сделал песик. Им и контроль не нужен. Так же, как тому, с болтом в глазнице, и моим. Но делаю, порядок есть порядок. Остальные еще живы. Были. И каковы итоги схватки, товарищ прапорщик? Удивительные итоги! Два-два-шесть! То есть, ты котируешься вровень с пастушьим псом и втрое ниже девочки с арбалетом. И это если учесть, что она впервые под обстрелом! Должна сейчас в истерике биться, а не командовать собакой без дрожи в голосе! Интересные альпинистики водятся в этом ущелье, очень интересные. А особенно альпинисточки…
        — Готово, красавица. Пошли, побеседуем с гостем!
        — Как ты меня назвал?
        Ба! Да она смущается!.. Шесть мужиков пристрелить под шквалом пуль — пофиг! А от слова «красавица» раскраснелась вся! Ладно, делаем вид, что под загаром не видно!


        Санька

        Вовремя ты вмешался, гость мой дорогой! Как-то уж совсем неуютно становилось. Один должок можешь смело списывать, не зря я за тобой таскалась хрен знает куда в разгар пургеня! Пленника послушать? Почему нет? Только допрашивай сам. Я девушка молодая, слабая и нежная. К тому же красавица, сам сказал. Меня этот шак всерьез не воспримет. И придется опять чесать ему разные места и всякие нехорошие вещи делать! А это совершенно неприемлемо! Так что давай, милый, вперед и с песнями, по праву мужчины и старшего товарища. Тем более, что ты не возражаешь. А я посмотрю и поучусь.
        Э, мы так не договаривались! Что за инсинуации? Нашел, кем пугать! Я же сказала: я девушка слабая и нежная! Фи, как грубо! Хотя интересный вариант, надо запомнить. Да! Шаков его я положила. А не хрена было обо мне вещи нехорошие думать! И говорить всякие гнусности! Понимает дама на тадже! Понимает! И на узбе тоже, если что! Вот такая я образованная и непредсказуемая! Шаков? Почему не ем? С удовольствием! А этого с потрохами сожру! Паскуда такая, весь болт переломал! Я ему, как приличному человеку, почесала, где просил, а он? Даже наконечник умудрился погнуть! И так у двух болтов трубки треснули, до Лагеря не починишь, так этот просто восстановлению не подлежит! Может отрезать то, что чесалось? Почему не надо? Ах, он уже разговаривает? Так это же временно!..


        Артем

        — Ба! Знакомые всё лица! Салам алейкум, Мутарбек! Что делает такой уважаемый человек в этой дыре? У Бодхани-баши совсем кончились джигиты, и некому гонятся за одинокими наемниками? Или я теперь враг номер один?
        — Грязный шакал! Арвой дадод барегам! — правая рука Ахмадова явно не настроен на разговор. — Ничэго тэбэ нэ скажу! Керма фуч!
        — Несерьёзно, Мутарбек! Неужели ты так веришь в свою стойкость?
        — Бодхани тэбэ яйца атрэжэт, ишак кастрированый!
        — Мутарбек! Ну что ты, как дитё малое. Ты еще не понял, куда попал? Твой десяток положила маленькая безоружная девочка. Почти ребенок. Ты думаешь, она с вами воевала? Она развлекалась! Для неё это игрушки. А когда сюда придет Бодхани, с ним будут воевать… Взрослые мужики… Так за каким хреном ты сюда приперся?
        — Да киси очат гом!
        — Не хочешь говорить? Ладно. Я не буду тебя пытать. Нет, дорогой, всё гораздо хуже! Ты очень обидел ребёнка, Мутарбек, ты хотел обмануть её при торговле! Я просто не буду мешать девочке. Знаешь, что тебя ждет? Сначала она вырежет из тебя свой арбалетный болт. Ну и что, что ты его вытащил? Вставит на место и вырежет! Потом позовет пёсика. Пёсик хороший, он тебя кушать не будет. Но он в горах уже три месяца, у него тут ни одной подружки. Ты же понимаешь, как тяжело мужчине без подружки. Сейчас ты ему вполне подойдёшь! Потом…
        — Она это нэ сдэлает!
        — Сделает! А потом будет отрезать от тебя кусочки, жарить их и кушать у тебя же на глазах. У них так принято, кушать «шаков». Но первый отрезанный кусок ты съешь сам. Понимаешь, какой? Ты же мусульманин, насколько я помню… Но я могу попросить ее просто тебя прикончить. Выбор за тобой.
        — Что ты хочэшь знать, шакал?
        — Зачем ты здесь?..
        Выслушиваю всё, что рассказывает мне бандит. Расспрашиваю. Потом… Нет, ну грязное, конечно, дело, но надо же быть уверенным, что он не врёт… Оказывается, не врёт. Однако кое о чем умалчивает…
        Девочка смотрит на экзекуцию без малейшего отвращения. Скорее, с любопытством. Словно изучает способы разделки нового для нее животного. А когда Бодхани Ахмадов остается без своей Правой руки, молча начинает собирать трофеи. Берет всё, вплоть до трусов и носок. Ну да, экономика у альпинистов предельно экономная!
        Пока помогаю ей ворочать тела, обсуждаем информацию, вырезанную из Мутарбека. Оказывается, бурная деятельность, развитая баши на тему моей поимки, вышла ему боком. Кто-то из особо буйных джигитов не придумал ничего лучше, чем обстрелять машину самого Рюмшина! Не просто дивизионную, а личный лимузин полковника! Транспортное средство, естественно, не пострадало, как и пассажиры, такие люди не на мерсах ездят. Но отношения между дивизией и бандой и без того были натянуты до предела…
        В общем, теперь вояки гонят Ахмадова куда серьезней, чем он гнал меня. Так что, всё хорошо, осталось отсидеться, пока вояки не закончат свою работу. Только одна проблема: Бодхани выбрал тот же путь бегства, что и я! И завтра утром вся его гвардия, все двести с лишним козлов, которым больше некуда бечь, полезут на Восточный Казнок. От того самого камня со стрелочкой.
        Одним словом, линять надо отсюда со страшной силой.


        Санька

        Ой, мама! Двести шаков пойдут к нам в ущелье! Завтра! Их нельзя сюда пускать. Это будет большая война, долина слишком широкая! Здесь маленькие, скот! И у нас мало патронов! Надо перекрыть перевалы. Еще лучше каньон с той стороны. Срочно бежать к папе! Два часа на спуск, час на сборы. Подниматься придется в темноте. Всё равно, к рассвету старшие будут на месте. Не успеют. А если шаки выставят часовых в каньоне? Прикрыть спуск? Не годится, надо быть выше противника. Перекрыть сами перевалы? Каньон лучше всего. Что же делать, как туда успеть? Почему я должна об этом думать, ну почему? Не хочу!!! Я не знаю этих вещей!
        В каньон надо успеть, в каньон! Хотя бы маленькой группой. Или два часа выиграть. Всего два часа… Можно послать Коно с запиской, он добежит быстрее, за час управится, умница моя! А там папа что-нибудь придумает. Обязательно… А если нет? Ужас! Как выиграть час? А если?..
        — Артем, ты же военный, скажи, сколько надо людей, чтобы в каньоне задержать шаков на час?
        — Ну, если в идеале… Наставить ночью растяжек, заранее выбрать позиции, включая запасные… Человек десять. Даже впятером можно час продержаться.
        — А вдвоем?
        — Ты что задумала?
        — Отправим Коно вниз, к папе. А сами будем держать каньон. Не больше часа. Потом придут наши, и шакам конец!
        — Ты о чем, Саша? Это самоубийство!
        — Я всё сосчитала, наши будут там еще в темноте! Если шаки выйдут с рассветом, нам даже стрелять не понадобится!
        — Хреново ты считала. Какой час на сборы? Надо выработать план операции, раздать оружие, боекомплект. У вас люди разбросаны по всему ущелью! Потом идти с грузом, по темноте, это медленнее. Они не успеют. Надо отходить вниз и воевать там. Или здесь перехватывать.
        — Долина широкая, за всеми не уследишь! Нас слишком мало!
        — Саша! Мы просто погибнем. Выйти к каньону глубокой ночью успеем. Снять часовых, если Ахмадов их выставит, реально. А дальше всё. Растяжки их немного задержат, а потом нас сметут играючи. Когда придут ваши, нас с тобой уже не будет, а бандиты встретят их на перевале!
        — Неправда! Начнут взрываться гранаты, они остановятся на какое-то время! Начнем стрельбу — еще остановятся… А там…
        — Девочка, это война, понимаешь? Настоящая война! Там будут убивать. Никто не даст тебе скидку на возраст и пол. Скорее, наоборот, тебя постараются взять живой, чтобы поиздеваться перед смертью. Ты так жаждешь группового изнасилования?
        — Это тоже потеря времени! Пока они натешатся, наши придут.
        — Их двести! Десяток занимается тобой, остальные идут вперед. Погибнем сами, и никому не поможем.
        — Наши успеют. Даже если мы погибнем, они успеют.
        — С чем ты собираешься их держать? Этим копьем? Арбалетом с двадцатью болтами?
        — Семнадцатью… Но у нас есть автоматы. Одиннадцать автоматов. И патроны. И гранаты!
        — На всю банду у нас патронов не хватит.
        — На всю не надо. Только до подхода папы.
        — Это два часа боя! Ты даже ни разу не стреляла из автомата! Саш, у нас нет шансов!.. Я туда не пойду!
        — Ты меня бросаешь???
        — Саша, ну пойми…
        Он опять начинает что-то доказывать. Да знаю я всё! Но нет же другого варианта! Не пойдёшь? Ну и шак с тобой! И одна справлюсь! Что у нас с оружием? Вот ишаки, они что, автоматами сортиры чистят? Ничего, разберемся! Вот эти два получше, ими и займусь. Только Коно отправлю…


        Артем

        Сидит, чистит оружие. Грамотно работает, ничего не могу сказать. Черт, а ведь она всерьез собирается останавливать банду в одиночку.
        Может, её связать? Пес свинтил вниз, один на один должен справиться. Скручу и подержу здесь до подхода ее отца. Он мне только спасибо скажет. Есть, правда, риск словить болт в брюхо — Санька как будто чувствует эти мысли, вся настороже. Девочка, конечно, всю оставшуюся жизнь на меня дуться будет, так и хрен с ним, зато живая. Если не будет другого выхода, так и сделаю.
        А какие еще варианты, если нормальные аргументы она не воспринимает? Всё-таки, баба — она баба и есть, хоть сто раз крутая! Мыслит не головой, а эмоциями. Попробую еще разок по-хорошему. Рюкзак набила килограмм на тридцать, не меньше. Как тащить собирается?
        — Саш! Тебе просто не хватит патронов.
        — Хватит!
        — С непривычки первые очереди в молоко пойдут. Да и потом не выйдет нормальной стрельбы. За час стрелять не научишься!
        — Пугать тоже полезно!
        Пытаюсь зайти с другого конца:
        — А овцы твои разбегутся…
        — Пришлют мальчишку — соберет.
        Непробиваемая! Надулась, как мышь на крупу. Ничего даже слышать не хочет. Придется…
        — И не вздумай меня останавливать силой. Застрелю!
        — Саш!..
        — Хватит! Либо ты идешь со мной, либо не мешаешь!
        Да пошла она к черту, эта чертова суперменка! Я не собираюсь подыхать за понюшку табаку! За какой-то лагерь, о существовании которого я даже не подозревал два дня назад, право пасти баранов на этих склонах и шурпу из двухвосток!
        — Саша!..
        Девочка не обращает внимания.
        Не могу подобрать момент, Санька держится на расстоянии. В руках арбалет. Грамотно, им она работать умеет. Раньше надо было! Надевает рюкзак с железом, прикрепив к нему один автомат, вешает на плечо второй ствол и шагает в сторону перевала.
        Метров через сто оглядывается. Вернется? Нет. Стоит и смотрит на меня.
        На фиг, девочка, я хочу жить! Я выжил в Чечне… В Абхазии… Я выжил, когда рушился тот гребаный мир… Я тринадцать лет прожил после его крушения… Я не хочу сдохнуть сейчас! Я хочу еще немного пожить в этом дурацком мире, хоть он и не менее гребаный, чем тот! Я приду вместе с твоими друзьями, чтобы воевать на вашей стороне, но когда у меня будут хоть какие-то шансы на жизнь! Я приду…
        Санька поворачивается и уходит. Ей есть за что умирать…
        А мне не за что…
        КАКАЯ ЖЕ ТЫ СВОЛОЧЬ, ПРАПОРЩИК!!!


        Санька

        Ну и пускай! Я и одна справлюсь! Посты сниму арбалетом и ножом, в темноте шаки почти не видят. Наставлю растяжек, меня учили, я помню, только не делала ни разу. А как попрут, буду стрелять. Я умею, это даже проще, чем из арбалета. Только понять, как отдача действует, и магазины менять наловчиться. Но магазины я меняла. Главное, к отдаче привыкнуть. Я смогу!
        Трус проклятый! «Военные то, военные сё»! «Настоящие мужики»! Полные штаны наложил! Подумаешь, убьют! Можно подумать, его ни разу не убивали! Шаки не должны войти в ущелье! Это важнее! Намного важнее!
        Мясом его кормила, больного поддержать! Лекарств на него сколько извела! А он струсил, козел проклятый! Красавицей называл, а как до дела дошло!..
        Вот из принципа не умру! Продержусь, пока наши не придут. Они обязательно успеют. Папа никогда не ошибается! Придумает что-нибудь! Или дед придумает, он очень умный...
        Мне бы гранат побольше. И патронов. Жаль, не унести, рюкзак и так тяжеленный! Хрен с ним, справлюсь тем, что есть. Не маленькая! Полпути до перевала уже прошла. Остался взлет, а дальше вниз.
        А что это снег так скрипит странно? Неужели… Оборачиваюсь…
        — Что так неприветливо смотришь, красавица? Кто-то же должен варить тебе шурпу из двухвосток…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к