Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гавань Сергей: " Изумрудный Трон " - читать онлайн

Сохранить .
Изумрудный трон Сергей Васильевич Гавань
        Изумрудный трон, зелёный как молодой лист, тысячу лет служит символом власти рефрамантов - людей, что обладают божественной мощью. Однако он, как и эта мощь, часто притягивает к себе чёрные души и редко наставляет на добрые деяния. Эта книга рассказывает о Цеппеуше Мендрагусе - юноше, который был приговорён к борьбе за престол, а в итоге бросил вызов всему тому, что тот воплощал. Она рассказывает о Гиреме Ректе - юном маге, который искал силы для того, чтобы спасти семью, а в итоге нашёл их там, где не ожидал найти. Она рассказывает о Трикселе Нурвине - человеке, который всю жизнь боролся с самой природой, невзирая на последствия. Это эпическая история, в которой будущее встречает прошлое, где плоть встречает магию и сталь, храбрость встречает смерть, любовь встречает похоть, а люди жертвуют личным счастьем ради спасения всего мира.
        Сергей Васильевич Гавань
        Изумрудный трон
        ПРОЛОГ
        «Рассматривая тысячелетнюю историю хаоса, непросто определить, кто безумнее - Моисей с его страстью обладать Изрой, или Теургиат с попытками затушить эту страсть кровью младенцев. По размышлении приходится признать, что обе стороны действительно достойны друг друга». Саламах Инги, «Наедине с мыслями», 1087 год от создания Триединой Церкви.

20 лет назад, 1087 год от создания Триединой Церкви.
        Звёзды горстями усеяли ночное небо над бескрайней Бадакайской степью. Редкие светлые облака, которые быстро уносил осенний ветер, никак не мешали Эктару Ректу любоваться холодным огнём небесных очей. Клирики говорили, что через них за людьми приглядывают боги, но Эктар относился к этим рассказам скептически, предпочитая смотреть на звёзды сквозь призму эстетизма.
        Сегодня он созерцал звёздное небо с особым чувством. Возможно, он наслаждается его красотой в последний раз.
        Воин опустил голову и вздохнул, выпустив облако пара. Бряцая доспехами, к нему подошёл солдат с гербом семьи Рект. Остановившись напротив, он отдал честь. Эктар кивнул, разрешая доложить.
        - Дивайн Рензам занял позицию у стены в тылу. У него всё готово. Он сказал, что готов встретить врага, как только тот проломит стену. Обещает, что будет придерживаться плана.
        Неуверенно кивнув, солдат умолк.
        - Что-то ещё? Договаривай.
        - Он велел передать, что у вас родился второй внук.
        - Что? Почему я не знал раньше?
        - Он хотел сказать это именно сейчас, чтобы вы не лезли зря в самое пекло, когда всё начнётся.
        Эктар почувствовал, как тягостную пустоту в груди заполняет светлая радость. Саммас - это хорошо, но второй внук….
        «Надеюсь, я успею с ним понянчиться».
        - Поэтому постарайтесь выжить, дивайн Эктар, - добавил солдат.
        - Передай моему сыну, что у него есть надёжное прикрытие сверху.
        Солдат отдал честь и удалился. Эктар привалился к стене, прикрыв глаза и крепко запечатлевая в себе этот момент.
        - Дивайн Эктар, - рядом раздался мягкий голос джустикария Карранса.
        Старый рефрамант открыл глаза. Насущные проблемы мгновенно вытеснили из головы сентиментальность. Клирик стоял на гладком мраморном полу наблюдательной площадки, дрожа от холода и страха. Тонкая бело-зелёная сутана не спасала от пронизывающего ветра; молитвы трём богам, естественно, не смогли повернуть назад армию врага, которая медленно растекалась по равнине в нескольких сотнях шагов от стен города-крепости Треаттис. В руках юноша держал символ Триединой Церкви - серебряный ключ с тремя ушками.
        - А, Карранс. Вы приняли решение? Мои люди доложили, что тоннель, ведущий за холмы, абсолютно цел. Вы ещё можете вывести горожан из города и направиться вглубь страны. Там вас встретят регулярные части.
        - Дивайн, почему бы вам прямо сейчас не последовать за нами, пока армия Алсалона не начала атаку? - спросил клирик вместо ответа. - Ведь у армии Алсалона нет кавалерии. Мы сможем оторваться от них и воссоединиться с подкреплениями из других пограничных крепостей.
        Соблазн последовать совету юноши был велик. Эктар подумал о втором внуке. Потому покачал головой.
        - Нет. Я не позволю алсалонским войскам пройти через Бадакайскую Стену безнаказанно. Счастье, что после прорыва на севере они решили завернуть сюда, вместо того, что бы сразу устремиться вглубь Изры. Мы будем держать Треаттис, пока не победим или не поляжем все до одного. Можете в этом не сомневаться, джустикарий.
        - В таком случае мы останемся здесь. По крайней мере, на время.
        Эктар выгнул бровь. Карранс упрямо склонил голову.
        - Солдаты будут сражаться лучше, зная, что им есть, кого защищать. Давайте посмотрим, чем обернётся штурм. Вдруг случится чудо, и дивайн Беррун подоспеет на помощь? Если же дела будут совсем плохи, я поведу горожан через тоннель, как вы и хотели.
        Воин испустил тяжкий вздох.
        - Молюсь, чтобы вашими устами говорили Боги.
        Снизу донёсся низкий трубный звук. Мгновение спустя ему вторила тяжёлая и размеренная барабанная дробь.
        Началось.
        - Идёмте, джустикарий. Моисей начал штурм.
        Эктар взбежал по ступенькам на наблюдательную площадку, самую высокую в городе, и упёрся металлическими руками в парапет. На нём были надеты отливавшие салатовым пластинчатые доспехи. На поясе справа висели ножны с мечом, слева - деревянный жезл длиной с руку, с прозрачным кристаллом на верхушке. За плечами в устрашающе массивных наплечниках величественно развевался длинный зелёный плащ. Карранс стал рядом, наблюдая за огненной массой людей, которая рассредоточивалась внизу, в тысяче футов от крепостной стены. Лицо юноши выделялось в полумраке ночи бледным пятном.
        По степи вдоль стены прокатилась невидимая волна магии, сделав её цвет чёрным. Травяной слой порвался на лоскуты, раздался в стороны и обнажил растущие горы из спрессованной земли, которые стремительно принимали форму стен, брустверов и навесов. Алсалонские стрелки, вооружённые дальнобойными луками, засели в вырытых окопах и под навесами. Над траншеями появились наведённые рефрамантией каменные мостки, по ним побежала лёгкая пехота, вооружённая скимитарами и небольшими круглыми щитами.
        Защитники и атакующие сделали залп из луков. В воздухе медленно встретились две тёмные волны стрел. Разминувшись, они устремились вниз колючим ливнем. Лучники обеих сторон укрылись за стенами и под навесами. Лёгкая пехота Алсалона начала гибнуть, однако даже не подумала повернуть назад. Солдаты бежали, спотыкались, падали, снова поднимались и продолжали бег. Десятки оставались лежать, пригвождённые к земле хлёстким дождём из стрел. Никто не повернул назад. Это был неотвратимый штормовой вал из обезумевших людей.
        Карранс прикрыл глаза ладонью.
        - Сейчас самое время ударить, - произнёс Эктар, напряжённо вглядываясь в ряды врага. Несмотря на тёмное время суток, огонь тысяч факелов в руках алсалонских солдат озарял поле битвы едва хуже солнца. Стены крепости и тонкие башни вплоть до среднего уровня нарядились в багрянец. Лишь острые шпили загадочно светились голубым звёздным светом.
        На мгновение воин почувствовал, как по коже пробежал холодок, взъерошив на ней волосы. Это ощущение возникало каждый раз, когда кто-нибудь применял рефрамантию.
        Внизу раздался оглушительный грохот. Невидимая сила врезалась в серую крепостную стену, и та прогнулась внутрь, расколовшись на части. Каменные глыбы обрушились на землю, давя солдат и взмётывая фонтаны пыли. Алсалонцы хлынули к образованной бреши подобно селевому потоку, хаотично и стремительно.
        Тяжёлая пехота защитников крепости шагнула навстречу, выставив ряд щитов и ощетинившись короткими мечами и копьями. Впереди Эктар разглядел фигуру Рензама, который руководил заградительным отрядом. Сын был закован в отливавшие сизым цветом латы. В одной руке он держал высокий металлический щит с заостренным низом и круглой выемкой на верхнем ребре, в другой - магический жезл-рефрактор, подобный тому, что висел на поясе Эктара.
        Две волны пехоты столкнулись, щиты с треском ударились в щиты, солдаты в первых рядах едва могли пошевелиться - настолько тесно они оказались прижаты друг к другу. Сзади всё сильнее напирали новые воины. Клинки защитников проникали под круглые щиты, кололи одетых в стёганки и кольчуги алсалонцев, и те падали на землю подобно скошенным стеблям пшеницы. А над хаосом битвы не переставая хлестал тёмный ливень стрел.
        В гуще сражения Рензам вбил тяжёлый щит в землю и положил жезл на круглую выемку. Кристалл на конце древка заполыхал багровым огнём. Среди криков солдат, свиста стрел и лязга стали раздался громкий хлопок, словно кто-то лопнул пузырь с воздухом. Из жезла ударила широкая огненная струя, которая с рёвом лесного пожара окатила десятки алсалонцев. Воцарилась паника, горящие люди огненными точками заметались по полю, натыкаясь на товарищей и щиты защитников бреши, и опадая на землю обугленными уродцами. Кое-где стихия начала пожирать траву. Ветер рваными клубами уносил дым на запад.
        В стане врага тревожно взвыли трубы. Алсалонцы начали отступать - беспорядочно, сбиваясь в толпы и позволяя огненной магии Рензама забирать больше жизней. Они оставили среди бурой травы множество трупов, на глаз - сотни, а защитники крепости потеряли едва ли пару десятков.
        - Отлично, - Эктар ударил металлической рукой по парапету, выбив ею каменную окрошку. - Пока что всё идёт в соответствии с планом. Рефраманты Моисея ударили первыми, чтобы сокрушить стену, и этот удар вкупе с возведением крепости, полностью разрядил все кристаллы сциллитума. Вероятно, теперь им придётся ждать подвоза новой партии из тыла. За это время мы сможем отдышаться, восстановить стену и начать всё по новой. Да поможет нам Ориду Камнекрушитель, мы продержимся до прихода подкреплений.
        Говоря это, мужчина увидел, что отряд сына покидает стены крепости и устремляется вслед за разрозненным врагом. В груди резко стало холодно.
        - Так и должно быть? Что он делает? - Карранс побледнел ещё больше.
        - Глупость! - вскричал Эктар, надевая шлем. - Глупый юнец с горячей головой! Для чего был весь план, раздери меня девона?!
        - Вы не успеете вернуть его назад.
        Не слушая его, мужчина достал из-за пояса рефрактор, поставил окованную металлом ногу на парапет, оттолкнулся другой и встал на него целиком. Карранс с воплем ухватился за край его плаща.
        - Что вы делаете?! Слезайте!
        Эктар обернулся. Как бы он хотел остаться здесь, наблюдая за тем, как его сын дисциплинированно одерживает одну из величайших побед этого столетия. Но, как это всегда бывает, если худо может случиться, то оно всегда случается.
        - Дела не станут лучше, парень. Уводи людей.
        Воин спрыгнул вниз. Вопль Карранса вспыхнул и тут же исчез далеко позади. Ветер ударил в открытые участки лица, проник сквозь узкие щели сочленений между доспехами и прошёлся ледяными пальцами по коже. Эктар камнем летел вниз, и тёмные крыши домов стремительно увеличивались в размерах.
        Жезл в руке вспыхнул ярким голубым маяком, окутав его фигуру коконом трепещущего света. На мгновение его тело словно сжали тиски, а затем наступила блаженная невесомость. Замедлив падение, он принял вертикальное положение и воспарил на волнах ветра. Плащ за его спиной трепетал подобно зелёным крыльям, под ногами пронеслись крыши домов, затем тыловая стена крепости и горящее поле.
        Он пролетел над головами солдат, достиг головы отряда, который отдалился от города уже на шестьсот футов и мягко приземлился подле сына.
        - Как это понимать?!
        - Отец… - молодой мужчина смотрел на Эктара горящими от гнева глазами. Хотелось верить, что сын злился не на него.
        - Уходи. Возвращай людей в крепость.
        - Отец…
        - Ты погубил большую их часть. Пока они достигнут стен, многих из них уничтожит рефрамантия врага, - старый воин с холодной яростью впился взглядом в глаза сына, и тот отшатнулся с искажённым от страха лицом. - Не губи и себя. Твои сыновья и жена ждут, что ты вернёшься к ним домой. Запрись в крепости и защищай её до тех пор, пока клирик не выведет людей за холмы. Погибни, если понадобится.
        Рензам кивнул и развернул лошадь. Солдаты посмотрели на него и побежали обратно к городским стенам. Эктар пошёл дальше.
        - Отец, стой!
        - Учи моих внуков хорошо. Жаль, что ты лишил меня шанса увидеть младшего.
        - Отец… - лицо Рензама стало белее мела. Он резко отвернулся и поскакал к городу, обгоняя солдат. Лучники врага дали залп. Стрелы взмыли почти вертикально, замедлили полёт, и устремились в спины отступавших.
        Эктар воздел жезл и мысленно произнёс Слово. Белые облака стремительным хороводом заскользили по небу, скручиваясь в исполинскую воронку. Из её ока вылез хобот торнадо, который полупрозрачным копьём устремился вниз, втягивая в себя стрелы, посылаемые алсалонцами. Наконечник копья угодил прямо в середину искусственной крепости - и вихрь резко обрёл очертания и цвет. Земля и трава закружилась в его кольцах, волны ветра ударили во все стороны. В воздух вперемешку с землёй, телегами и шатрами поднялось множество крошечных точек - то были люди и животные.
        Эктар продолжал преломлять энергию, превращая её в ветер. Торнадо с воем двинулся по укреплениям алсалонцев, размётывая в стороны почву, камни и редкие кусты, выкорчеванные до этого рефрамантией врага. Тем временем ночное небо начало алеть. Мужчина запрокинул голову, стараясь запомнить красоту гаснущих звёзд. Сверху донёсся низкий гул. С каждым ударом сердца он становился всё громче, пока не перешёл в оглушительный рёв. Эктар опустил жезл.
        Туго свёрнутый комок туч расступился в стороны, разорванный пятью огненными шарами. Болиды пронзили широкий хобот торнадо, разметав его в стороны, и окутались белым паром. Несколько раскалённых глыб отклонилось от траектории и обрушилось рядом с отрядом. Земля вспучилась чёрными куполами взрывов, освещёнными всполохами оранжевых молний. Ещё две угодили в городские стены, вдавив их в землю и спрятав в клубах чёрного дыма.
        Эктар беспомощно наблюдал за уничтожением отряда, чувствуя, как отчаяние штурмует крошечный островок мыслей о семье. Но именно этот светлый участок придал ему сил. Сжав зубы, воин вновь поднял жезл. Сегодня он заберёт как можно больше жизней. Этот день Моисей запомнит надолго. Он шагнул вперёд, когда земля неожиданно расступилась под его ногами, обнажив пустоту. Эктар молча полетел в бездну. Последним, что он видел, был гаснущий свет звёзд.
        ГЛАВА 1. ГИРЕМ РЕКТ
        Обряд Экзоркуции есть единственная защита от демонов, рыщущих в поисках плоти юных чад наших. Если во время Обряда в тело младенца входят Боги, рождается Теург. Мы должны чтить и верить в них, ибо они есть помощники Божьи, наделённые силами Великими. Протоург Серваст, «Триединый Катехизис»,
        Глава 1, О Теургах, год создания Триединой Церкви.
        Девон же следует всевозможно избегать, а увидев оных, призывать на помощь экзоркуторов, слуг Божьих. Ибо девоны демонами одержимы, и несут гибель всем людям добрым. Протоург Серваст, «Триединый Катехизис»,
        Глава 2, Об Одержимых, год создания Триединой Церкви.
        Настоящее время, 1107 год от создания Триединой Церкви.

1
        Пшеничное поле горело, чадя жирным чёрным дымом. Утренний июльский ветер сносил его в сторону крепости, которая громоздким массивом располагалась на верхушке и пологих склонах соседнего холма. У самой кромки поля, прищурившись от жара пламени и первых лучей солнца, стоял юноша, запахнутый в длинную, до пят, серую тунику. Он потирал взмокший лоб, наблюдая за людьми, которые суетились вокруг, собирая уцелевшие колосья.
        К нему подошёл сельский староста, держа в опущенной руке серп. У Гарстона была солидная рыжая борода и живот, выпиравший из-под замызганной сажей жилетки.
        - Мы почти закончили.
        - Много зерна удалось спасти?
        - Да уж куда меньше, чем было сожрано порчей. Смотри, дивайн - накажи эту тварь как следует. Чтобы костёр был выше этих, - бородач кивнул в сторону горящего поля.
        Гирем равнодушно посмотрел на испачканное сажей лицо селянина и подумал, что разговаривай сейчас с ним дядя или отец, они бы сразу заметили, что равнодушие это показное. После случившегося за последние несколько дней, сохранять спокойствие было очень тяжело.
        - Здоровую скотину тоже забейте, пока её не коснулась зараза. Мясо засолите впрок. Да вы и сами знаете, что делать, не так ли?
        Гарстон плюнул себе под ноги и побрёл назад. К Гирему неторопливо подошёл Джаркат, закутанный в ворох свободных чёрных накидок. За его плечом болтался объёмный мешок, из которого выглядывало несколько свитков пергамента. Рефрактор висел на перевязи у широкого кушака, вышитого серебристыми узорами.
        - Непросто нести бремя власти, Гири?
        - Боги видят, это сложнее, чем творить чудеса, - откликнулся юноша и направился к лошадям, которые стояли в тени раскидистого солнцедава. - Посмотри на этих несчастных. Они презирают меня, тогда как я прекрасно понимаю, что должен о них заботиться и защищать. Противоречие разрывает меня на части.
        Джаркат, не отставая от длинноного парня ни на шаг, поднял палец.
        - Дело в том, Гири, что мы, рефраманты, благословлены богами, а простые люди - нет. Неравенство порождает зависть. Теми крохами знаний о природе нашего дара, что у нас есть, мы с ними не делимся. Естественно, неизвестность порождает страх. Дивайн Беррун Нурвин может призывать демонов, а простой сельский староста Гарстон - лишь полоть грядки и пожинать урожай. Радикальные отличия порождают презрение.
        - Всё началось тысячу лет назад, когда мы прибыли на этот континент, обратились к богам и получили их благословение, - кивнув, произнёс Гирем. - Но я думаю, стоит ли считать благословением то, что разбило человечество на две столь неравные части?
        - Ты говоришь, как мятежные предводители из далёкого прошлого. Они пытались всё исправить, пытались установить равноправие.
        - У них не очень хорошо получилось, да?
        - Это всегда оборачивалось катастрофой. Слишком велика разница в возможностях, слишком опасна толпа, вооружённая знаниями и равными правами. Рано или поздно, кто-то из нас перебил бы другую часть. Зная историю, я бы не стал менять порядок вещей. Когда ты поймёшь это и примешь простаков такими, какие они есть, противоречие исчезнет.
        - Ты говоришь так, словно меня заботит презрение этих людей. Но дело в том, Джаркат, что я презираю их не меньше, чем они меня.
        Гирем принял узду из рук стражника, вскочил на коня и тронул поводья. Историк оседлал своего скакуна. Вместе они неторопливо потрусили к песчаной дороге, которая вела в сторону Ректагеррана. Юноша смотрел на свои ладони, узкие, похожие на пауков, с длинными пальцами. Этой ночью он сжимал ими кинжал, который едва не вонзил в грудь одной из лучших женщин, что он знал. Элли не была рефрамантом, но была хорошим человеком. Тем сильнее болело сердце при мысли о том, что всё это время она могла обманывать его семью.
        Едва отец уехал на охоту, в окрестностях Ректагеррана начали происходить странные вещи. Сперва в поля возле Геррана пришёл огромный гекадон - при мысли о нём у Гирема ныло сердце - который затоптал урожай и сожрал полдесятка людей. Затем из чащи Герранского леса пришёл отряд шегуртов - горбатых и сморщенных тварей. Один из отравленных дротиков ранил дядю Алана. Теперь он лежит в крепости под наблюдением лекарей и Хэка. Вернувшись вместе с телом дяди, юноша не удивился новость о том, что поля тронула порча. Колосья почернели, стебли погнулись, неизвестно откуда налетела крупная, с палец, саранча. Даже ему было больно видеть простых людей, которые ходили среди мёртвого урожая с такими же мёртвыми лицами. Зима будет очень голодной.
        Однако всё это было лишь разминкой чувств. Он взялся расследовать это дело вместе с удачно забредшим в Герран историком по имени Джаркат. Той же ночью они нашли Сиверта, старого друга семьи и мужа Элли, в их старом доме. Под досками пола обнаружились трупы селян. Их было два десятка. Гирем приказал страже запереть мужчину в его комнате, а сам направился к Элли, которая быстро призналась во всех злодеяниях, в том числе и в самом страшном - в том, что она была девоной.
        Девоны. Одержимые демонами.
        Гирем сжал и разжал кулаки. На душе было отвратительно. Словно кто-то близкий неожиданно плюнул ему в душу.
        - Ты веришь, что Элли виновата в событиях последнего дня?
        - На это указывают все улики. Трупы в их с Сивертом старом доме….
        - Могли быть подброшены настоящей девоной. Одержимые демонами страдают подобной любовью к эффектности.
        - Тот следопыт сказал, что видел в лесу парящую женщину….
        - Не все женщины являются Элли.
        - Откуда Одержимой известно Слово Парения, которое находится в тайнике вашей семьи? Элли, будучи женой Сиверта, жила в Ректагерране, и могла запросто его выкрасть.
        - Ни она, ни Сиверт не знают ничего о наших секретах. К тому же ты, как историк, прекрасно осведомлён о том, что рефраманты веками создавали, покупали, отбирали и обменивались Словами. Что, если Парение попало в руки настоящей виновнице после череды подобных событий?
        Джаркат почесал аккуратную чёрную бороду.
        - Твоей настойчивости можно позавидовать. Кем тебе приходится эта женщина?
        - Когда-то она была для меня словно родная тётя.
        - Когда-то? А что было потом?
        - Не важно, - поморщился Гирем. - Суть в том, что даже сейчас мне сложно представить, что бы она натворила столько бед.
        - Ну, с девонами это случается. Младенцы, не прошедшие обряд Экзоркуции, чаще всего становятся лакомыми кусочками для демонов. А дальше всё зависит от самих тварей. Некоторые могут дремать в хозяине годами, прежде чем начать творить зло. Такой мог находиться и в Элли.
        Они проскакали по окраине селения и выехали на дорогу. На здешних лугах ещё позавчера мирно паслись коровы, раздутые, как бочки в виноградарских погребах где-нибудь на Виноградном Изгибе. Теперь же их словно прокололи иглой, выпустив весь воздух. Бока были усеяны тёмными проплешинами и гнойными нарывами, ветер доносил гнилостный запах. Животные лежали на пожухлой траве и лениво похлёстывали себя по бокам хвостами, отгоняя назойливых мух. Гирем обернулся.
        Пространство вокруг селения было аккуратно поделено на ровные квадраты и прямоугольники полей: желтые, где росли пшеница, ячмень и овёс, зелёные - где росли овощи, красные - где зрели бобы катрейла. Сейчас над всем этим поднимались столбы дыма. Гирем коротко вздрогнул и повернулся лицом к дороге. Остальное время он и Джаркат ехали молча.
        Подъёмный мост через ров был опущен, ворота открыты. Не обратив внимания на приветственные возгласы стражников, Гирем и Джаркат галопом проскакали по тоннелю и оказались во внутреннем дворике. Завидев их, навстречу поспешили конюшие. Гирем спрыгнул с коня, чьё имя было Гарапас, передал поводья слуге и глянул на историка.
        - Ты говорил, что знаешь способ, как отыскать отца в этом демонами проклятом лесу. Пора им воспользоваться.
        - Хорошо, но для этого способа мне потребуется восемь кристаллов сциллитума.
        Гирем взметнул брови.
        - На восемь кристаллов можно купить весь Герран вместе с его жителями.
        - Или найти дивайна Рензама, что бы он спас твоего дядю.
        Юноша думал недолго.
        - Ладно. Подожди в обеденной зале. Мне нужно заглянуть ещё кое-куда.
        Кивнув, историк направился к ступенькам главного строения. Гирем же повернул налево, в сторону двухэтажного жилого массива, с множеством окон. Некоторые из них ещё оставались застеклёнными, но большая часть имела ставни. Отец не очень сильно заботился об интерьере и экстерьере крепости. На внешней стороне стены имелись глубокие выбоины и сколы столетней давности, металлические пазы и крепления на гребне пустовали - стоявшие там некогда стрелковые орудия, которые предназначались для борьбы с шальными драконами, были давным-давно сняты и проданы.
        Впрочем, подумал Гирем, отец не первый в роду, кто плевать хотел на реставрацию Ректагеррана. Ещё дед Эктар не беспокоился о её обороноспособности. Большие войны не заглядывали сюда больше века. Последний раз Рензам и Алан по-настоящему обнажали рефракторы лет десять назад, и то - далеко к северу, у стен крепости Сибельниль, что принадлежала родственникам-Хлоям.
        Он вошёл в здание и зашагал по узкому коридору, который озарял свет факелов. Рефрамантия была слишком дорогой для постоянного поддержания огня, равно как и необычные сферы диастрийцев, которые были распространены на западе, в Шуруппаке и при дворе Пророка Мирата Отраза, владыки Изры. Здесь, на востоке Изритского Теургиата, среди степей, неглубоких озёр и диких лесов, подобное было в диковинку и не по карману даже вассалам-ренедам и их сеньорам-дивайнам. Особенно таким расточительным дивайнам, как Рензам Рект.
        Гирем остановился возле комнаты клирика. Дверь была плотно прикрыта; из-за неё доносились приглушённые голоса и тихий шорох. Гирем постучался и, скрипнув дверью, шагнул через порог. Окинул быстрым взглядом комнату.
        На широкой, покрытой мягкими разноцветными покрывалами кровати, лежала нагая девушка. У неё были широкие бёдра и полная грудь, русые волосы свободно расплескались по плечам и подушкам, на которые она опиралась локтем, задумчиво глядя в окно с распахнутыми ставнями.
        Услышав шаги, девушка метнула взгляд к двери и неловким жестом подтянула к груди покрывала.
        - Прошу прощения, дивайн.
        - Ничего страшного.
        Гирем кисло улыбнулся и только потом заметил приставленный к стене мольберт с чистым полотном. Рядом, на стуле, лежала палитра с несколькими кистями и прозрачным сосудом с водой. Клирик привычно проводил время за живописью.
        Девушка посмотрела мимо юноши в направлении двери, которая вела в другую комнату.
        - Хэк, к тебе дивайн Гирем!
        - Секундочку! - донёсся из комнаты голос Хэка. - Мне осталось договорить последнюю молитву Ориду и всё!
        Гирем вздохнул и перевёл взгляд на девушку.
        - Позируете для Хэка?
        - Позирую… и не только, - улыбнулась та, закрутившись в покрывала.
        - Она моя жена! - воскликнул Хэк, выходя из другой комнаты и закатывая широкие рукава серой рубашки.
        Единственный экзоркутор Триединой Церкви в округе, он пользовался неслыханной милостью Рензама, который терпеть не мог «придурков в бело-зелёных рясах». Гирем понимал, почему. Хэк стал настолько «своим» человеком в окружении отца, насколько это вообще возможно для служителя церкви. Простой, честный и добрый малый, клирик прекрасно знал своё место. Рензам, ценя эти качества, дал ему добро на проведение обрядов Экзоркуции в своих землях. С того момента прошло уже десять лет.
        - Жена? Когда ты успел жениться?
        - Сегодня ночью.
        - Хорошо выспался? Всё ли в порядке у пациента?
        - Вы мне не доверяете, - клирик посмотрел на него с укоризной. - Прошу, за мной.
        Они вошли в другую комнату. Ещё раз улыбнувшись девушке, Гирем закрыл за собой дверь и подошёл к кровати, на которой лежал раненый мужчина.
        Лицо Алана Ректа было изрезано морщинами, в русые волосы и аккуратно подстриженную бороду закралась седина, однако руки, обмотанные повязками и жгутами, всё ещё были крепкими. Гирем присел на краешек кровати и наклонил голову к лицу дяди. Тот дышал хрипло и прерывисто.
        - Никаких улучшений, - негромко произнёс Хэк, став рядом. - Яд медленно идёт от раны к сердцу.
        Гирем боязливо отнял тёмную тряпицу от плеча мужчины, зная, что увидит, но всё же содрогнулся от отвращения. Плечо Алана увеличилось вдвое, кожа на нём почернела. Казалось, стоит его коснуться, и оно рассыплется пеплом.
        - К завтрашнему утру таким станет всё тело, - грустно молвил клирик и утёр пот со лба раненого.
        - Ты выполнил мою просьбу?
        - Да. Сжёг несколько пучков жниваденя и чернополоха, втёр пепел в рану. Никакого эффекта. Вероятно, «Тлетворник» Нурвина говорит правду, и без чудотворного огня этот рецепт бесполезен.
        Гирем выдохнул, почувствовав, как оборвалась ещё одна ниточка надежды.
        - Значит, без отца всё же не обойтись.
        - Попробуйте сами вызвать огонь. Дивайн Рензам ведь говорил, что у вас есть способности к огненной магии.
        - Я не могу использовать огонь, даже чтобы спасти дядю. Он просто не слушается меня.
        - А что с Элли? Она может помочь?
        Гирем поджал губу.
        - Я не хочу с ней разговаривать.
        - Боитесь, что беседа окончательно изменит ваше о ней представление?
        «Наоборот, глупец. Хуже всего будет убедиться в её невиновности. Потому что если Элли невиновна, то неизбежная казнь не принесёт мне облегчения».
        Он промолчал. Хэк, добрый малый, всё ещё оставался клириком. Догматы Церкви вбивались в голову последней деревенщине, что уж говорить о служителе Церкви.
        - Вы должны позволить ей сказать последние слова. Может быть, они принесут облегчение.
        Гирем посмотрел на Хэка и уловил понимающий взгляд.
        - Думаешь, Элли может быть невиновной?
        - Я не могу судить, дивайн. Но факт остаётся фактом - Элли признала свою вину и свою природу. Мы ничего не можем поделать. По закону девона должна быть казнена.
        - Этой ночью мы застали Сиверта рядом с десятком трупов, спрятанных в погребе их старого дома. Что, если она его защищала?
        - Но вы ведь не верите в то, что Сиверт убийца, равно как и в то, что он покрывал Элли все эти годы?
        - Не хочу верить, Хэк. Он не мог так долго водить за нос всю нашу семью. Сиверт слишком старый и верный друг, что бы пасть так низко. Я не хочу верить.
        - Протоург Серваст как-то сказал, что нехорошие поступки порой свершаются из добрых побуждений. Если Сиверт любил Элли, то мог хранить в секрете её тайну. И я вижу, к чему вы ведёте. Мол, они оба ни в чём не виноваты, а их подставила настоящая девона.
        - Такое возможно. Мне до сих пор не даёт покоя Шейла. Именно она навела меня на старый дом Сиверта. Откуда она могла узнать о трупах? Это странно, демон меня забери.
        - И то верно. Возможно, она вынюхивала эту историю уже давно? Вы ведь знаете эту каргу горничную - она постоянно суёт свой кривой нос в чужие дела. Даже в мои…
        Гирем неожиданно встал с кровати и направился к двери.
        - Я ещё зайду, Хэк. Если вдруг с дядей что-то произойдёт - ищи меня.
        - Конечно, дивайн. Когда состоится казнь?
        Лицо юноши окаменело.
        - Перед ужином. Не опоздай.
        Сдержанно кивнув девушке, которая все ещё лежала, закутавшись в простыни, Гирем вышел в коридор.

2
        Через распахнутые ставни в его небольшую комнату тянулась утренняя прохлада. Единственное окно выходило на восток, где небо приобрело нежный персиковый оттенок. Гирем полюбовался рассветом, после чего не удержался и лёг на кровать, заложив руки за голову и скрестив ноги там, где ещё вчера находилась одна из деревянных спинок. В голове шумело, и сквозь этот фон прорывались воспоминания минувшей ночи, вставая перед мысленным взором яркими картинками.
        Элли заперли в темнице, предварительно заковав в тяжёлые и прочные цепи. Узнав об этом, Сиверт закономерно пришёл в ярость. Досталось и солдатам, с которыми к нему пришёл Гирем, и кровати с сундуком. Крышка последнего съехала на бок, держась на одной петле. На полу была разбросана одежда, обувь, книги, листы бумаги, карандаши и дюжина кристаллов сциллитума. Оторванная спинка кровати валялась у её изножья.
        Сознание призывно манило утонуть в мягких пучинах сна. Гирем потряс головой. Не время спать. Как бы ни хотелось завернуться в одеяло и повернуться спиной ко всему, он сейчас отвечает за отцовские земли, пока Рензам беззаботно охотится в окрестных лесах.
        «Отец, боги видят, своими действиями ты питаешь несчастья».
        Он слез с кровати и принялся собирать рассыпанные по полу кристаллы. Аккуратно сложив их в мешок, дотянулся до листов с рисунками. Наброски карандашом были его любимым занятием, когда требовалось отвлечься от насущных проблем.
        С одного из листов смотрел Сиверт - выразительная лысина и надлом в выражении лица. Он так и не оправился от потери способности к рефрамантии.
        С другого рисунка глядел отец - блестящие чёрные волосы завязаны в пучок на затылке, борода подстрижена, глаза хищно прищурены.
        Были среди рисунков и портрет Элли, и детей Алана - Негала и Бедоса, и Хэка, и других обитателей крепости. Гирем бережно сложил все рисунки, положил их в мешок к кристаллам, и покинул комнату.
        Двумя комнатами дальше по коридору открылась дверь. Из проёма осторожно высунулась белобрысая голова Негала.
        - Дядя Гирем, что с нашим папой? Тётя Элли говорила, что он занят, но его не было дома уже два дня.
        Следом из проёма выглянул русоволосый Бедос, требовательно и доверчиво посмотрев на юношу. Обоим мальчишкам было по девять лет, а их мать, Алексия, гостила у родственников в Сибельниле.
        Гирем свёл брови над переносицей, соображая, что ответить. Отец бы внушительным голосом сказал, что им пора узнать горечь потери. Дядя - что они ещё успеют познать жизнь.
        - Он немножко приболел, - сказал юноша, чувствуя лёгкое угрызение совести. - Когда он поправится, вы с ним увидитесь.
        - Обязательно?
        - Обязательно.
        - А ты почитаешь нам вечером книжку? Вчера ты не читал.
        Юноша слабо улыбнулся.
        - Почитаю. А сейчас идите, гуляйте, только комнаты ни шагу, ладно? Дождитесь кого-нибудь из служанок.
        - Ладно.
        Гирем потрепал детей по голове, и собрался было идти дальше, как внезапно замер.
        - Если вдруг придёт Шейла и позовёт гулять - прикажите ей позвать с собой Хэка. Если она откажется, то ведите себя хорошо. Понятно?
        Дети удивлённо кивнули.

3
        Джаркат с сочным хрустом откусил кусок от жёлтой груши, а другой рукой извлек из мешка очередной свиток пергамента. Положив его на стол, задумчиво посмотрел перед собой в другой конец обеденного зала.
        - Итак, со вчерашнего дня не вернулся никто из следопытов. Просить помощи у девоны глупо, поэтому пора прибегнуть к моей магии. Слово Поиска определит местоположение твоего отца. Для этого нужен какой-нибудь предмет, которого он касался, ну и, собственно, восемь кристаллов.
        Гирем молча положил на стол прозрачные камни.
        - Вот это мне нравится, - Джаркат отложил грушу в сторону, разгладил пергамент и аккуратно разложил на нём кристаллы, так, что они образовали собой окружность. - Фокус у нас есть. Давай предмет, которого касался дивайн.
        Гирем протянул ему костяной гребень. Джаркат хмыкнул.
        - Я представил, как он расчёсывается перед зеркалом.
        - Дурное влияние дивайна Кархария, - усмехнулся Гирем.
        - Они близко знакомы?
        - Да, ещё до событий в Треаттисе. Потом они повздорили, разумеется.
        - Не очень разумно ссорится с Теургом, - заметил историк и достал рефрактор.
        На рукоятке щёлкнул предохранитель, и кристалл-фокусатор вспыхнул нежным охристым светом. Гирем прищурился.
        Джаркат коснулся жезлом гребня и затем ткнул фокусатором в центр окружности, образованной кристаллами сциллитума. Свет вокруг него замигал, постепенно ускоряя темп. На пергаменте начали проступать чёрные линии, мало-помалу складываясь в план местности. Появился Герран, окрестные поля и река, а затем и лес. Неподалёку от его границ, но всё ещё в пределах, мерцала алая точка.
        - Отец? - спросил Гирем.
        Джаркат кивнул и протянул ему исчерченный пергамент.
        - Спасибо. Я покажу его начальнику стражи.
        - Покажи.
        Когда Гирем побежал к выходу, держа в руке карту, губы историка насмешливо изогнулись. Он сгрёб ладонью кристаллы сциллитума и положил их в мешок.

4
        Вручив карту мрачного вида артарианцу, Гирем спустился в подвальные помещения крепости, где находилась темница. Здесь пахло сырой землёй. Пламя факелов разгоняло тьму, играя бликами на пластинчатых доспехах солдат.
        Возле темницы, в которую заключили Элли, стояло несколько арбалетчиков, держа наготове взведённое оружие, приставленное к зазорам в стене. В случае любого странного движения девоны они должны были спускать курки.
        - Всё спокойно? - Гирем встал возле двери в камеру.
        - Да, дивайн. Она замерла как ледяная глыба. Ни одного движения.
        - Хорошо. Я сейчас войду. Стреляйте только в том случае, если я подам знак. И постарайтесь не зацепить меня, ладно?
        - Хорошо.
        Кивнув, юноша отпер дверь, вошёл в камеру и сел на колючую солому напротив Элли.
        Спрашивать «ты как?» было глупо - женщина имела безразличный и усталый вид. Длинные светлые волосы спутались, на лбу красовался кровоподтёк - место, куда в горячке короткой рукопашной угодил жезл Джарката.
        - С твоим ребёнком всё в порядке, - произнёс Гирем. - Хорошо, что вы позволили Хэку провести над ним обряд экзоркуции после родов.
        - Спасибо, Гирем.
        - Не нужно меня благодарить, - вскинулся тот.
        «Сейчас размякать нельзя. Элли водила нас за нос десять лет. Эта женщина сама демон хитрости».
        - Расскажи мне, как ты стала девоной.
        И Элли рассказала всё. О том, как её мать по какой-то причине не сообщила служителям Триединой Церкви, что девочка может призывать чертей и вызывать потопы. О том, как прятала её, и о том, как обучала её травничеству, созданию ядов и лекарств.
        - А что же демон?
        - Он проявлял себя время от времени. К счастью, ничего серьёзного не случалось.
        Гирем с сомнением посмотрел на женщину. С ним сейчас мог разговаривать сам демон, и, разумеется, бессовестно лгать.
        - Потом я встретила Сиверта. Мне было его жалко, и мало-помалу я прониклась к нему симпатией. А потом и вовсе полюбила. Свою одержимость я не проявляла, так что соседи и ваша семья ничего не заподозрили. До недавнего времени….
        Немного поколебавшись, Гирем задал самый важный вопрос.
        - Может быть, тебя кто-то подставил?
        Элли удивлённо посмотрела на него.
        - Я не знаю. У нас не было врагов.
        Гирем озадаченно провёл рукой по короткой бороде.
        - Ты пытаешься меня оправдать? - Элли не шелохнулась. - Это… странно. Особенно учитывая то, что я сделала тогда…
        «Она всё же решилась затронуть эту тему».
        - Признаюсь честно, в глубине сердца я до сих пор не хочу прощать тебя за то, что ты тогда сделала…. Я понимаю, что это была случайность, но… это тяжело.
        Элли спрятала лицо в бледных ладонях. Так они просидели несколько минут, в неловком молчании. Гирем вздохнул.
        - Но в десять лет я помогал тебе пропалывать грядки катрейла, а год назад помогал Хэку и Сиверту принимать твои роды. Мне тяжело сходу поверить в твою вину, как бы я не старался убедить себя. Это непросто - с одной стороны желать твоей смерти, а с другой - знать, что ты, вероятно, её не заслуживаешь.
        Элли слабо улыбнулась.
        - В другой ситуации я была бы рада твоим словам. Но девонам пощады нет. Нас сжигали на протяжении многих столетий. Так будет и в этот раз. Крестьяне ещё не стоят с вилами под стенами Ректагеррана, требуя мою голову?
        - Они бы стояли, если бы не мы с Джаркатом, - признался юноша. - И да, ты права - вне зависимости от твоей причастности к этим преступлениям, ты остаёшься Одержимой.
        Элли склонила голову. Гирем бороздил взглядом участок стены над ней.
        - Так Сиверт знал или нет?
        - Нет, - быстро ответила женщина. - Я уже говорила это, и буду говорить всегда.
        Юноша устало потёр переносицу, сдерживая закипавший гнев.
        - Тогда почему он побежал убирать трупы в ваш дом?
        - Я ему внушила.
        Гирем запрокинул голову и испустил болезненный стон.
        «Ничего нового».
        Юноша встал.
        - Тебя сожгут этим вечером.
        Элли ничего не ответила, лишь закрыла глаза. Гирем уронил взгляд на мешок в своих руках руках. Покопавшись в нём, достал портрет Сиверта и протянул его женщине. Та приняла кусок пергамента.
        - Я не пущу его наблюдать за казнью, - сипло произнёс Гирем.
        - Я понимаю. Спасибо.
        Он протянул руку к дверной ручке.
        - Гири.
        - Что?
        - Скажи Сиверту, что я всегда буду его любить.
        Гирем помедлил с ответом.
        - Скажу.
        Он вышел в коридор и обернулся в последний раз.
        - Я не хотел, что бы всё получилось именно так, Элли. Прощай.
        Дверь со скрипом закрылась, и из-за неё не донеслось ни звука.

5
        Сиверта заперли и охраняли на втором этаже, в их с Элли собственной комнате. Подойдя к двери, Гирем кивнул солдатам и коснулся дверной ручки. Стиснув зубы и вперившись сумрачным взглядом в пол, постоял так некоторое время.
        «Я не могу…».
        Потом он опустил руку, развернулся и ушёл.

6
        К вечеру жители Геррана сложили на месте сожжённого поля большой костёр со столбом в центре. Ступая по настилу из тёплого чёрно-белого пепла, Элли не обращала внимания ни на оскорбления толпы, собравшейся поглазеть на казнь, ни на холодную сталь клинков, приставленных к горлу солдатами. Руки ей не освободили. Гирем шёл позади, держа наготове свой рефрактор, который назывался Вишнёвые оковы.
        Вот и костёр. Кругом толпился народ. На мгновение Гирема оглушили улюлюканье, свист и брань, адресованные Одержимой. Слева от него стоял Хэк. Справа находился Джаркат. Лицо приезжего историка, зачастую весьма лукавое, на сей раз выражало учтивую скорбь. Юноша прислушался к себе. Было ли ему жаль девону? Или она заслужила насмешки и смерть?
        Элли стояла напротив, никак не реагируя на четыре клинка, приставленных к тонкой шее. В какое-то мгновение Гирем поймал себя на мысли, которой боялся, потому что она ослабляла его решимость. Если они действительно ошибаются на счёт её причастности к событиям последних дней, то что сейчас чувствуют Элли и Сиверт, зная, что она ни в чём не виновата?
        «Ну, почти ни в чём. Она всё же девона. Одного этого достаточно для казни», - утешил он себя.
        - Что мне сказать, Хэк? - негромко молвил он. - Обвинить её во всех злодеяниях, или только в том, что она Одержимая?
        Хэк сморщил лоб.
        - Вообще-то я должен запротоколировать решение суда и отправить его в Забрасин. Если вы укажете в причине для казни лишь то, что она девона, то нам придётся искать виновного в порче и гибели множества людей. Если вы хотите отдать на растерзание кого-то ещё, кроме Элли, то дерзайте. Если честно, Церкви это не очень интересно. Разницы нет - девона заслуживает смерти как минимум потому, что она девона. Остальное не столь важно.
        - Но для меня разница существует, Хэк. Если она не сделала ничего плохого, то казнить её только за отличие….
        - Дивайн, вы подступаете к черте, за которой лежит ересь, - клирик поднял бровь. - На моём месте другие клирики разразились бы праведными речами и написали жалобу куда надо.
        «Поэтому отец тебя и терпит», - подумал Гирем и, сделав глубокий вдох, вышел вперёд.
        Люди замолкли.
        - Эта женщина, которую наша семья долгое время считала своим членом, созналась в том, что она девона, - Гирем с осторожностью подбирал слова. - Во имя Пророка нашего, Мирата Отраза, властью, данной мне отцом, я приговариваю её к смерти через сожжение.
        Он дал знак палачу, который держал наготове горящий факел. Тот шагнул к костру, а юноша отступил назад, краем взгляда заметив, что Хэк смотрит на него с неожиданным уважением. Толпа внезапно загудела и расступилась в стороны, подобно воде, в которую швырнули увесистый булыжник, пропуская солдат. Во главе отряда шёл Рензам Рект.
        Гирем скрестил взгляд с отцовским, и тотчас же отвёл. Присутствие Рензама всегда подавляло его, словно огромная гора, нависшая над одиноким путешественником. Отец обладал способностью заражать всех своим настроением, и если он был весел, то веселы были все остальные. Но гораздо чаще он был тучей из гнева, угрюмости или раздражительности. И эта мрачная аура казалась юноше почти осязаемой.
        - Здравствуй, отец, - хмуро произнёс Гирем.
        Рензам приветственно махнул рукой, и встал рядом. Бросил взгляд на Джарката, который, приложив руку к сердцу, поклонился и отошёл в сторону. Затем наклонился к уху сына и прошептал:
        - Только не говори мне, что собирался переложить ответственность на палача. По закону казнить девону должен представитель высшей власти, то есть ты.
        Гирем собрал в кулак всю решимость.
        - Я собирался это сделать, но потом явился ты. Теперь это твоя обязанность, отец.
        Он умолк, почувствовав, что переступил опасную черту, за которой лежит сыновье непослушание.
        Но отец лишь приобнял его за плечо.
        - Пора принимать на себя ответственность. Хоть Джензен и плоть от плоти моей, но он никогда не будет моим наследником. Ты, которого я подобрал ребёнком у горящей хижины, приходишься мне сыном по духу. Именно ты станешь мне заменой. У нас нет выбора. Ты либо выполняешь свой долг, либо я перестаю считать тебя своим сыном. Ты разрушишь наш род из-за какой-то одержимой?
        Гирем почувствовал багрянец гнева на щеках.
        «Боги, он действительно не понимает, что говорит»?
        - Я не умею вызывать огонь, - тихо произнёс он, цепляясь за последнюю возможность избежать пытки. - Я пытался вылечить Алана, но не смог…
        - А сейчас сумеешь, - Рензам едва не коснулся лба юноши своим, всматриваясь в его глаза, словно пытаясь в них что-то разглядеть. - Ключ к огню не страх, а гнев, ярость, любовь. Страсть. Ну же, сын. Ты ведь не хочешь, чтобы все считали тебя ничтожеством, которое я когда-то подобрал у сожжённой лачуги?
        Гирем отшатнулся, словно его ударило молнией; он хотел что-то сказать, но от гнева слова умерли, не сойдя с языка. Он поискал взглядом Джарката - тот стоял далеко от них и смотрел в небо. Кипя от ярости, юноша побрёл к костру. Он не хотел сжигать женщину, привязанную к столбу, однако теперь ясно понимал, что причиной этому была не столько его вера в невиновность Элли, сколько истовое желание пойти наперекор Рензаму. Сейчас он даже понимал Джензена, который уехал в столицу, подальше от отцовского гнёта.
        Элли смотрела только на него, и этот взгляд пронизывал всё его существо подобной калёной игле. В голове били барабаны, стук сердца отдавался во всём теле. Убивать людей никогда не было просто, по крайней мере, для него. Чувствуя, как пульсирует правая ладонь, Гирем вытащил Вишнёвые Оковы. Лающая толпа исчезла. В этом иллюзорном мире были лишь привязанная к столбу девона и он, судья и палач в одном лице. Спиной юноша почувствовал взгляд Рензама, напряжённый и жёсткий.
        Юноша поднял рефрактор.
        - Прости меня, - тихим голосом сказала Элли. - Прости за Создин.
        Сказанное словно сняло с его плеч невидимый груз. Гирем вздохнул. Прощение. Если он не может даровать ей жизнь, то хотя бы избавит от чувства вины. И тем самым облегчит свою.
        - Я прощаю тебя, - сказал он и мысленно произнёс слово Огня. - «Фразх».
        Фразх. Это слово, спускавшее одно из огненных заклинаний, сработало впервые за всю его практику рефраманта. Возникшая перед мысленным взором серая завеса отгородила хаос суетливых мыслей и сиюминутных эмоций; на её фоне возникли десятки темнеющих провалов, в которых затаились невидимые чудовища, ждущие, когда же в их распахнутые пасти сунется неосторожный путник. Но Гирему было нужно не туда. Три провала тянули дозволенностью. Слово Огня толкнуло его внутрь одного из них, что излучал тепло. Навстречу двинулась огненная буря, короткая дрожь экстаза пронзила тело. Вместе с этим завеса исчезла, а все чувства вернулись. В реальном мире прошло лишь мгновение.
        Кристалл-фокусатор взорвался огненным клубом; пламя раздалось в стороны, широкой волной окатив костёр. Огонь с рёвом охватил дрова, лизнул перевязанные ноги женщины и прыгнул на её одежду. Потом он добрался до полуобнажённого тела, и на Гирема дохнуло запахом паленой кожи. Элли завопила, и этот звук едва не заставил юношу упасть на колени. Из костра вылетел пучок стремительно выгоревших волос и упал прямо на его правую руку, сжимавшую жезл. Гирем вскрикнул и отшатнулся, схватившись за запястье. Пламя костра поднялось выше головы. Девона перестала кричать.
        Джаркат опомнился первым. Подскочив к юноше, он схватил его за шиворот и оттащил от бушуюшего пламени. Через несколько мгновений взгляд Гирема стал осмысленным. Слыша рёв толпы, поражённой огненной пляской, он неуверенно зашагал в сторону замка. Отец поравнялся с ним, положил руку на его плечо.
        - Ты в порядке, сынок? - лицо Рензама выражало заботу.
        Гирем стиснул зубы, но через несколько мгновений произнёс спокойно:
        - В порядке, отец.
        ГЛАВА 2. ГОРОД СИНИХ ОГНЕЙ
        Пророки и дивайны Изры бахвалятся тем, что их государство обладает городом-жемчужиной, прекрасным и загадочным Шуруппаком.
        Разочарую их - Шуруппак никогда не являлся, не является, и не будет являться «их» городом.
        Шуруппак - это город-государство.
        Шуруппак - это чужеродное тело на карте Изры.
        Шуруппак - это мир, принадлежащий существам, которых мы называем Диастрийцами. Синваль Маэльдун, «Дождливые дни, когда безумие отступает», 1095 год от создания Триединой Церкви.

1
        Триксель Нурвин вдыхал сырой утренний воздух Сиары, завернувшись в обветшавший серый плащ со слежавшимся мехом. Под спокойной гладью реки медленно колыхались тёмные кущи водорослей; вода с тихим плеском ударялась о борт ладьи. В голубом небе с полупрозрачной сахарной дымкой облаков кричали морские птицы - судно всего два дня как оставило за кормой бескрайние просторы океана Брусса.
        Рефрамант и матросы северного архипелага Навустроза плыл в виду зарослей рогоза и округлых крон колючего островельника. Далеко впереди угадывались очертания двух гряд Сиарских гор, которые расходились в стороны. У места их схождения призывно сверкал заметный даже с моря голубой огонёк Звёздного Маяка. Там, зажатый горными отрогами, по которым скатывались тысячи чистых ручьев и водопадов, находился Шуруппак.
        Матросы, закалённые солью и ветром, но, как стало понятно за месяц плавания, простые мужчины, которые были не прочь поострить и посмеяться, переговаривались откровенно редко и вяло. В их глазах Триксель видел браваду, а под тонкой плёнкой бравады - страх. Все боялись приближаться к городу диастрийцев.
        - Ну и жара, - проворчал сидевший рядом седой мужчина по имени Фрирнед. - Вроде умеренный пояс, а для конца весны и утра парит уж слишком сильно.
        Триксель оторвался от созерцания подводных растений и косяков змеевидных рыб.
        - Утро здесь не причём, Фриренд. Ваше лицо взывает о помощи к богу трезвости.
        - Такого бога нет, дивайн.
        - Нет, но я могу побыть за него. Смотрите, Фрирнед - выжимка водорослей, из которой готовят вашу любимую мрашку, содержит столько тяжёлых токсинов, что они наверняка уже проедают ваши кишочки. Злоупотребление этим пойлом убьёт вас.
        Фрирнед повёл плечом.
        - Как говорят на Навустрозе, кто пиво и мрашку в жизни не пьёт - тот здоровеньким помрёт. Взгляните на меня, дивайн. Я в любом случае скоро попаду в объятия Ум» оса.
        - Я бы предпочёл умереть безмятежно отдыхая в постели, а не корчась в муках из-за разъеденных токсинами внутренностей, - Триксель неуклюже развернулся, привычно схватившись рукой за бок, а другой потянулся к бурдюку, который лежал среди прочих его вещей. Уродливый горб он ощущал всегда - тот мозолил спину, какое положение ни займи. Мужчина представил, как выглядит со стороны - высокий и тощий, напоминавший клинок серпа.
        Наследие, доставшееся ему от противоестественного союза отца-человека и матери-диастрийки.
        Поморщившись, Триксель отпил из бурдюка. Густая тёмная жидкость отдавала пряностью и хорошо прогревала нутро, а ещё приглушала страх встречи с прошлым своей матери. Об Амфирен он знал немного - лишь то, что она влюбилась в Берруна Нурвина, дивайна обширных территорий на юге Изры, сбежала вместе с ним и разгневала этим своих сородичей. А когда Трикселю исполнилось пять, она исчезла и из его жизни, оставив неприятное наследие в виде горба. О том, ненавидели ли сына Амфирен в Шуруппаке, он старался не задумываться.
        Горбун отпил ещё раз, глядя поверх бурдюка на ладную фигуру капитана, который направлялся к нему, аккуратно ступая в места, где не было ног гребцов, отдыхавших после своей смены. Не дойдя до Трикселя добрых пяти шагов, он опёрся руками о фальшборт. Горбун слегка покривил губами - месяц совместного плавания не избавил Двина Скригида от суеверной брезгливости и недоверия по отношению к ценному пассажиру.
        - Мы будет в Шуруппаке к вечеру. Если диастрийцы меня узнают, то нас впустят во внутренний город без остановок.
        - Вы, несомненно, успокоили меня этой фразой, капитан.
        - Вам что-то не нравится? - мужчина посмотрел на Трикселя, выгнув бровь.
        - Нет, но было бы лучше, если бы вы не говорили, что у вас всё схвачено, перед заключением сделки. Я вам верил.
        - Я им не соплеменник, и не друг. Но когда мы были здесь в последний раз с дивайном Синвалем, нас приняли хорошо и предложили заплывать в гости чаще.
        - Разумеется, с товарами.
        - Разумеется, - пожал плечами Двин. - Они же диастрийцы. Обмен является кровеносной системой их общества.
        Триксель перегнулся через борт, зачерпнул ладонью речной воды и наблюдал, как та тонкой струйкой вливается обратно в зеркальную гладь.
        - Я слышал, что если диастриец что-то отдаёт, для него естественно ожидать взамен чего-то равноценного.
        - Вы вычитали это из книг, не так ли?
        Триксель опустил бурдюк, вопросительно посмотрев на капитана. Тот бросил на него насмешливый взгляд.
        - Из-за тех баек, что вы рассказывали моим ребятам все эти недели, в вас легко разглядеть книжного червя.
        Горбун улыбнулся; его узловатые пальцы вкрутили деревянную пробку в горлышко кожаного сосуда.
        - Книжные черви, как известно, в большинстве своём оказываются умнее других людей, дивайн. Поэтому мне не стыдно признавать свои ошибки. Я сказал что-то неправильное?
        Он протянул бурдюк капитану. Тот поднял бровь и покачал головой.
        - Диастрийцы, может, и были такими, какими вы их описываете, при первой встрече с нашей расой. С тех пор прошла тысяча лет, и даже въевшиеся, на первый взгляд, привычки, стали пережитками прошлого. Они продолжают торговать, и ещё можно воочию увидеть церемонию обмена подарками при встрече, но теперь это просто красивое зрелище, а не строгая необходимость. Платы за проход от нас они не потребуют, если вы вели речь к этому.
        - Думаете, на них так повлияли люди?
        - А почему вас интересует моё мнение?
        - Вы произвели на меня благоприятное впечатление на Хесме. Я искал начитанного человека с широкими взглядами. Мнение таких людей всегда интересно услышать.
        Капитан кивнул.
        - Влияние имело место быть, безусловно. Но я бы не стал говорить о людях, как о ключевой причине изменения. Диастрийцы бы изменились при встрече с любой расой. Они всегда меняются, и очень быстро. Может быть, завтра в Шуруппаке я и сам найду, чему удивиться.
        Триксель смотрел на своё отражение, ничего не отвечая. Поняв, что разговор окончен, Двин Скригид пошёл в носовую часть ладьи.

2
        Вечерело. Моряки продолжали грести, сменяя друг друга для отдыха. Дневной зной спал, в спину дул свежий ветерок. Вокруг расстилались бескрайние поля ржи, на которых работали местные люди, получившие покровительство диастрийцев; рядом также находились поля зубовяза - растения, которое составляло основной рацион диастрийцев. Триксель знал об этом лишь понаслышке, и поэтому во все глаза всматривался в длинные участки земли, которые скрывались в сплетениях салатовых лиан.
        - Видимо, способности диастрийцев приспосабливаться не распространяются на пищеварение, - ехидно заметил горбун, когда Двин проходил рядом с ним. Капитан повернулся и стал в трёх шагах в стороне от него.
        - Раз уж вы распустили язык, то давайте повторим то, о чём мы говорили раньше. Во внешнем городе проблем у нас не будет - там живут только люди, точно такие, как в Хесме, Канстеле, Забрасине и других крупных городах Изры. Если не будем привлекать внимания, то всё пройдёт гладко. Во внутренний город пустят только нас двоих, остальные останутся в одной из местных гостиниц. Что вы должны сделать прежде, чем встретиться со стражниками внутренних ворот?
        Триксель скривился, представив, как выглядит его физиономия в глазах Двина. Провёл рукой по щеке, пропуская между пальцев мягкие тёмные волосы. Да, вот уже и борода появилась. И как он ещё ни разу за тридцать с лишним лет не научился бриться?
        - Побриться.
        - Верно. Это не определяющий момент в нашей аудиенции, но мелкие детали тоже могут сыграть свою роль. У диастрийцев никто не носит бород и усов, так что не стоит излишне демонстрировать отличия.
        - Как быть с рефракторами?
        Капитан машинально коснулся висевшего на поясе жезла.
        - Их лучше держать при себе. Спрячем их в одежде. Другое оружие у вас есть?
        - Только пузырьки с ядом. Не люблю и не умею пользоваться железками.
        - Не думал, что сына прославленного воина Берруна Нурвина не обучали воинскому искусству.
        - За моей спиной есть такая штука, которая делает меня похожим на древнюю старуху, - Триксель брезгливо ткнул большим пальцем себе за плечо. - С ней сложно фехтовать.
        - И чем вы занимались в юности?
        - Химичил, - нехотя признался горбун. - И, между прочим, добился в этом немалых успехов.
        Капитан насмешливо скривил губы.
        - Но вашего отца алхимия не вылечила.
        Триксель коротко вздрогнул, и с прищуром посмотрел на собеседника. Потом подошёл ближе и наклонился к его уху. В шёпоте горбуна засочился яд.
        - Мне хватило недолгого пребывания в Хесме, чтобы узнать кое-что нелицеприятное о вас и супруге одного могучего, но, увы, безумного Теурга, чьим подчинённым вы являетесь. Если вы не желаете, чтобы Теург что-то узнал, я не советую вам упоминать предмет нашего путешествия в присутствии этих пьяниц. Вы доставите мне неудобства, но я доставлю вам казнь.
        Капитан окинул Трикселя холодным трезвым взглядом и кивнул.
        - Когда мы попадём во внутренний город, старайтесь молчать. Не стоит раздражать их лишними вопросами… - капитан неожиданно оттолкнулся от фальшборта и посмотрел вперёд по курсу. - Смотрите, господа. Это Шуруппак.
        Река сделала крутой поворот влево, скрывшись за пятачком островельника, который подступил вплотную к воде. Чем дальше шла ладья, тем шире морякам открывался берег, протянувшийся между двух горных отрогов. Разговоры стихли, люди разглядывали приближавшуюся гавань.
        Вдоль набережной уместилось множество каменных пирсов, у которых стояло несколько десятков длинных чёрных кораблей. Были тут и другие суда - неуклюжие и громоздкие в сравнении со стройными диастрийскими собратьями. В них Триксель с лёгким удивлением узнал торговые галеи, приплывшие из Канстеля. Справа, будто выросший из скалы, возвышался чёрный ствол Звёздного Маяка; раскинувшийся над ним купол света окрашивал облака в голубой цвет. Ладья подплыла достаточно близко, чтобы разглядеть на причале людей.
        - Что-то я не вижу здесь диастрийцев, - заметил Фрирнед, оглядывая пристань.
        - Они практически не появляются во внешнем городе, запершись в своё царстве голубых огней, - объяснил Триксель.
        - Книжный червь, - пробормотал Двин Скригид так, что горбун уловил это краем уха. - Ладно, я думаю, нам хватит места между теми фигуристыми красотками. Причаливай.
        Ладья медленно подошла вплотную к пирсу; умелому рулевому не составило большого труда славировать между двумя крутобокими галеями, приплывшими, судя по цветам и знаку герба, с Виноградного Изгиба. В это время Триксель неуклюже облачался в просторные одежды, одиноко стоя на корме и время от времени бросая тоскливые взгляды на капитана, которые сменил давно бесполезный меховой плащ на парадный тёмно-синий. Скорее всего, думал горбун, своей угрозой он окончательно пресёк попытки Двина наладить общение. А ведь сегодня они продвинулись на целых два шага.
        «Впрочем, какая разница. Завтра я отправлюсь обратно домой».
        Встряхнувшись, Триксель первым ступил на гладкий камень пирса. Сойдя на берег, он сделал несколько глубоких вдохов. После месяца борьбы с морской болезнью и морскими драконами, а также войны за уважение моряков, он мог снова ходить по земле. Сначала ему показалось, что пирс тоже качается, хотя, конечно же, подпоры были каменными и никакая волна их пошатнуть не могла.
        Накатила другая волна - дурноты. Надо же, а он думал, что зелье, приготовленное перед отплытием из Хесме, больше не понадобиться. Триксель достал из маленького мешка, привязанного к поясу, зелёную склянку и вылил несколько капель содержимого себе в рот. Тошнота начала отступать и горбун ещё раз с гордостью отметил своим познания в лекарствах и алхимии. Да, в этой жизни он всего добился сам. Пока сверстники лазали по крышам, обкрадывали соседские яблони и портили девчонок, Триксель, скрывшись от чужих глаз, часами штудировал учёные книги из богатой семейной библиотеки.
        Лишь однажды ему пришлось ненадолго отложить в сторону набор колб, мензурок и нагревателей. Тогда, двадцать лет назад, отец отправился на выручку защитникам Треаттиса. Почти месяц десятилетнему Трикселю пришлось управлять дивинаром, обширными землями дивайна, и, как он иногда с удовлетворением вспоминал, довольно успешно. Некоторые люди даже перестали смотреть на него, как на урода. Ему казалось, что горб подчеркнул схожесть между ним и простыми людьми. «Этот парень такой же несчастный, как и мы», - говорили они.
        Глупцы, им ли жаловаться на свою жизнь. Отец и так делал для них больше, чем лорды в других краях Изры. Тёплый климат позволял снимать двойные урожаи и поставлять на столы аристократов сахарные персики, нежную, с кремообразной начинкой, паниоку, и сочные ляристенции, а низкие налоги позволяли расцветать всевозможным малым и средним предприятиям. Беррун Нурвин превратил Кебейскую равнину в житницу Изры.
        «Что, в прочем, не мешает Церкви называть его Сыном Демонов».
        - Триксель, посторонись!
        Горбун вздрогнул, поняв, что уже с минуту стоит на месте с пустым взглядом, не давая сойти на пристань своим спутникам. Он поковылял по пирсу, разглядывая редкие колоннообразные здания, торчащие там и тут среди пёстрого моря палаток. Шедший рядом Двин коротко пояснил:
        - Оборонительные сооружения.
        - Похожи на башни, вырезанные из цельной скальной породы и отполированные до блеска, но вместо бойниц из них торчат какие-то чёрные штыри. Интересно, как они работают?
        - И об этом вам тоже не стоит расспрашивать наших хозяев.
        Триксель пожал плечами. К их отряду подскочили несколько хитроватого вида «застолбщиков». Они предложили посторожить ладью, пока моряки не разберутся со своими делами. Триксель вздохнул и заплатил им один золотой сарлим.
        - Господа, я надеюсь, вы понимаете, что случится, если вы вздумаете угнать наше судно? - буднично произнёс Двин, обратившись к застолбщикам, и показал им Преломитель. - Я вас найду и выжму как катрейл.
        - Не думаю, что они стали бы это делать, - сказал горбун, идя рядом с капитаном по широкой мощёной дороге, разделявшей портовый рынок надвое. - Насколько я знаю, средний уровень жизни в Шуруппаке выше, чем в других крупных городах Изры.
        - Однако грабители и мошенники здесь точно такие, как и везде, дивайн Триксель.
        - А среди диастрийцев они попадаются? - спросил горбун, разглядывая товары, лежавшие на прилавках, и неуклюже наталкиваясь на прохожих.
        - Не слышал о таком, - пожал плечами Двин, и схватил спутника за ворот плаща, подтянув ближе к себе.
        Подчинённые капитана шли следом, выстроившись в ряд по двое. Триксель отметил, что местные жители, торопясь по своим делам, даже не обращали внимания на рослых мужчин, чьи обветренные лица зачастую покрывали шрамы. Львиную долю мимолётных взглядов привлекали только он сам и статный, тщательно выбритый Двин.
        Диастрийцы платили щедро, а посему рынок Шуруппака в изобилии товаров уступал разве что своему столичному собрату, при этом превосходя многократно в чистоте - специальные команды мойщиков каждый день начищали вымощенную серым гранитом площадь. Куда ни ступи, всюду шныряли шустрые разносчики быстрой еды. В воздухе смешались всевозможные запахи и звуки.
        Рыбаки боязливо улыбались покупателям, предлагая купить свежую рыбу, выловленную в местных чистых реках и озёрах. Одетые скромно, но чисто, торговцы зерном и овощами, наоборот - кричали, размахивали гроздьями винограда и кочанами капусты, и всячески хулили товар конкурентов. Совсем иначе, чинно и учтиво, вели себя торговцы всевозможными винами с Виноградного Изгиба. А богато одетые купцы южного острова Ваэльвос, окружённые разноцветными рулонами тончайших тканей, коврами, изукрашенными причудливыми орнаментами, и шёлковыми поясами, даже не считали нужным открывать рот. Их товары привлекали внимание лишь редких богачей, поскольку на каждом предмете висела бирка с внушительным ценником. Были здесь также и торговцы оружием, и одеждой, и обувью и прочими предметами быта.
        Проложив себе дорогу через шумящие людские потоки, отряд оказался перед широкими ступенями, которые вели к воротам внешних стен. Сами стены имели конструкцию жуткого вида, напоминавшую вскрытую грудную клетку, с мясом серых блоков, нанизанным на изогнутые рёбра контрфорсов. Каменное полотно и опоры казались до странности несочетаемыми, отчего Триксель решил, что одна из этих составляющих стены была построены несколько позже другой.
        Отряд принялся взбираться вверх по бесчисленным ступеням, маневрируя среди верениц горожан и приезжих. Пройдя всего треть пути, Триксель чувствовал себя высохшим древесным сучком. Щёки пылали, в висках стучала кровь. Неприятнее всего была мысль, что таким темпом моряки давно бы оставили его позади. Они щадили его, и мысль об этом лишь подзуживала, заставляя убыстрять шаг. Краем глаза он видел, как Двин косится на него, но молчит.
        Подъём занял немало времени. Над городом сгустились сумерки, прежде чем они добрались до исполинских ворот. Вход во внешний город представлял собой портал, фронтон которого украшал барельеф в виде продолговатого тела животного, напоминавшего ящерицу с сапфировыми глазами. Колонны портала представали диковинными лапами, покрытыми чешуёй из неведомого камня. По сочленениям чешуек волнами бежали синие огоньки, свет которых заливал ступени лестницы. Триксель издал восхищённый вздох, чувствуя, будто попал в другой мир - так на него повлияло сочетание тьмы и загадочного света.
        «Это место похоже на пещеру под Канстелем», - подумал он, невольно замерев на месте. - «Похожий свет, но источник, наверное, совсем другой».
        - Это авралит, - негромко произнёс Двин, призывно махая рукой. - Идёмте, у ворот Нергала лучше не задерживаться.
        Они прошли через ворота и вскоре оказались на развилке трёх широких дорог. Капитан покрутил головой, словно пытаясь узнать это место.
        - Заблудились? - негромко поинтересовался Триксель. - У вас не было мысли составить или купить карту?
        - Мы приезжали сюда торговать с лугаль Зифрен, а не исследовать каждый закоулок города, - парировал Двин. - Так, слева у нас жилой квартал, справа квартал ремесленников. Нам направо. Наконец-то заставим побриться нашего умника.

3
        Стояла глубокая ночь, когда перед Трикселем Нурвином и Двином Скригидом показались закрытые створки внутренних ворот, озарённые ровным светом фонарных столбов. Здесь горбун впервые увидел диастрийцев. Их было много - Триксель пробежался глазами по шеренгам, застывшим у самих ворот. Все как один - невысокие, но статные, мужчины и женщины, закованные в броню, на которой играли синие блики. Юбки из странного материала доходили до колен, ноги утопали в высоких изящных сапогах, по которым изредка пробегали нити синего света. За плечами висели пурпурные плащи.
        По мере приближения горбун заметил на поясе каждого воина пару мечей с узкими серповидными клинками. Шлемы отсутствовали, вместо этого затылки прикрывал ворот, гребень которого был немногим выше макушки головы. Из-за этого можно было увидеть оранжевые волосы. Разнообразием отличались как причёски, так и оттенки преобладающего цвета - от бледности тухнущих угольев до насыщенности огненного перца.
        Столь удивительные подробности заставляли Трикселя метаться взглядом от одной детали к другой. Двин тем временем подошёл к передней шеренге и поклонился воину, чей высокий лоб перехватывал золотой обруч с вделанным в нём бирюзовым камнем.
        - Да благословит Инанна лугаль Энхенгаль и лугаль Зифрен. Я Двин Скригид, помощник Синваля Маэльдуна, дивайна архипелага Навустроза. Это, - он указал на тут же вставшего рядом горбуна, - Триксель Нурвин, сын Берруна Нурвина, дивайна Канстеля. Мы прибыли в надежде на аудиенцию лугаль Зифрен, что бы заключить сделку.
        Воин, к которому велеречиво обратился капитан, сделал шаг навстречу. Широкое скуластое лицо обрамляли густые волосы цвета осенних листьев, которые ниспадали на грудь, спину и плечи волнистыми прядями. Большие миндалевидные глаза смотрели с вежливым равнодушием. От диастрийца тянуло сладким ароматом, который можно было принять за цветочный. Кивнув и протянув руку, воин и моряк обменялись рукопожатием.
        «Значит, уже привыкли к таким жестам», - подумал Триксель и, быстро нашарив в сумке то, что искал, извлёк деревянную статуэтку рыбы, с остроконечным хвостом без плавника, четырьмя ластами по бокам и длинной пастью, усеянной острыми зубами.
        Сделав шаг вперёд, он обеими руками протянул изделие диастрийцу. Тот вздрогнул, губы несколько изогнулись в удивлении. Он произнёс по-изритски:
        - Она как живая. Это делал рефрамант?
        - Нет, просто резчик из нашего города, - вежливо ответил горбун, чувствуя, как по спине струится пот. - Но он великий мастер.
        Воин улыбнулся, передал статуэтку товарищу и, развязав тесёмки мешочка, висевшего у пояса, достал оттуда флейту, сделанную из странного блестящего материала. Простым жестом он протянул её Трикселю.
        - Приветствую вас в Шуруппаке. Приятно, что вы чтите наши традиции. Прошу, за мной.
        Развернувшись, он поманил их за собой. Шеренги солдат синхронно расступились, освобождая путь к воротам. Створки разошлись в стороны с тихим гулом; Триксель почувствовал стопами ног лёгкую дрожь земли. Он открыл рот, что бы задать вопрос, но наткнулся на предупреждающий взгляд шагавшего рядом Двина. Мысленно пожав плечами, горбун начал изучать взглядом внешнюю отделку ворот.
        Ворота Эрешкигаль были гораздо меньше тех, что закрывали вход во внешний город, и представляли собой пилон цвета тёмно-красной охры, искусно покрытый барельефами и мозаикой. Оказавшись под его высокими сводами, Триксель запрокинул голову. Позолоченный потолок расчерчивали широкие линии цвета ляпис-лазури. Извиваясь, как змеи, они сходились в одной точке - синем сапфире размером с человеческую голову. Драгоценный камень источал мягкое голубое свечение, которое разгоняло ночную тьму и привлекало мотыльков. Отдалённо он напоминал сциллитумную друзу, хотя имел другую форму.
        «Кто и что было источником вдохновения для искусных художников, изобразивших эти рисунки, камнетёсов и скульпторов, создавших эти барельефы? Как сапфир может полыхать изнутри мягким, завораживавшим взгляд светом? Может, стоит рискнуть и расспросить Энхенгаля? Или лучше помалкивать во благо моей миссии?» - горбун нервно тискал древко рефрактора, спрятанного под плащом.
        Они прошли сквозь ворота и очутились на возвышенности, с которой открывался вид на долину, приютившую в себе внутренний город Шуруппака. Триксель поднял взгляд на чистое звёздное небо и диск луны, отливавший алым. Её лучи окунули в молоко с кровью далёкие луга, поросшие сочной травой, небольшие рощицы диковинных деревьев, в которых различались фосфоресцирующие голубым светом беседки, и аккуратные водоёмы. Каменная дорога вела прямо, разрезая зелёные участки и разветвляясь на множество ухоженных тропинок, вдоль которых раскинулись сады и дендрарии. Стояла блаженная тишина, изредка нарушаемая шуршанием живности и хлопками птичьих крыльев.
        Во время спуска по склону холмистой гряды, по гребню которой протянулись внутренние стены, Двин приблизился к Трикселю, коснулся рукава плаща и кивнул в сторону. Горбун повернул голову и изумлённо приоткрыл рот.
        Вдали, над ковром из верхушек высоких деревьев, возвышались исполинские зиккураты, соединённые акведуками и опутанные паутинами лиан. На горизонтальных ярусах располагались террасы с садами и парками, в косых стенах виднелись узкие желоба для сточных вод. Вершина каждого храмового комплекса имела горизонтальное сечение - оттуда в небо били тонкие лучи небесного цвета, которые пронизывали тучи и освещали их изнутри.
        «Вот он, истинный Шуруппак», - со смесью восхищения и подавленности подумал Триксель. - «Всё, что я видел до ворот Эрешкигаль, было творением наших рук, грубых, неотёсанных, пытающихся имитировать искусство диастрийцев».
        Он обвёл взглядом горизонт, повсюду наталкиваясь на верхушки гигантских сооружений.
        «Всё, что я видел до сих пор, теперь напоминает мне гнойный нарост на лице прекрасной женщины».

4
        Они добрались до храма, служившего, по-видимому, резиденцией лугаль Зифрен. В сравнении с исполинами, увиденными по дороге, здание перед ними было относительно небольшим, не достигая и верхушек стометровых деревьев.
        Опять ступеньки. Гораздо меньше, чем у ворот Нергала, но тоже немало. На этой лестнице Триксель выплюнул сквозь зубы с десяток ругательств и стерпел пару насмешливых гримас Двина. Энхенгаль шёл на ступеньку выше них, и горбун, чувствуя себя по-идиотски, видел перед собой лишь виляющий из стороны в сторону металлический зад.
        Прямоугольный вход преграждала каменная плита. Энхенгаль коснулся рукой стены рядом с ней, и плита с рокотом вошла в стену, открывая вид на длинный коридор, освещённый всё тем же голубым светом. Утерев рукой лоб, Триксель вошёл внутрь последним. Первое, на что он обратил внимание, были золотые узоры, которые покрывали стены и потолок. Они образовывали сложную систему из узлов, в роли которых выступали сферы бирюзового и небесного цветов. Сферы слабо мерцали, отражая внутренний свет драгоценных камней, которые усеивали низкий потолок.
        «Хоть в чём-то мой горб оказался полезен», - с мрачной весёлостью подумал Триксель, глядя, как высокий Двин подогнул колени и склонил голову, чтобы не удариться ею о своды коридора.
        Они ступили на идеально гладкий и чистый пол тронного зала. Лиловая дорожка из мягкой пружинистой ткани расстилалась от порога до самого трона, составленного из идеально вырезанных блоков голубого камня. Стену позади престола украшала барельефная композиция из семи сфер, соединённая прямыми линиями, над которыми расправили крылья два змееподобных существа. Над рогатыми головами завис диск из огромного синего камня, самого большого из всех, увиденных по дороге.
        Рядом с троном, по обе стороны дорожки, неподвижно стояли две человекоподобные статуи, касавшиеся головами потолка. Их тела были обвешаны прямоугольными пластинами и увиты нитями и трубками, словно у танцовщиц в бусах из южных городов. Проходя по дорожке, Триксель задрал голову и посмотрел на каменные лица. По коже пробежал холодок - они были безликими. В одной руке у гигантов лежало по шесту, на которые они опирались, а в другой - камни, которые служили источником света в зале.
        Триксель, Двин и их провожатый остановились подле могучих стоп. Диастрийка, восседавшая на троне, упиралась рукой в подбородок и смотрела в сторону, водя по боковой стене отсутствующим взглядом.
        - Супруга, - негромко позвал Энхенгаль. - Наши гости.
        Люди преклонили колено. Триксель сжал зубы от прострелившей спину боли. Скосив глаза, он заметил, что конец рефрактора выглянул из-за складки плаща. Потянув край плаща в неуклюжем подобии приветственного жеста, горбун запихнул оружие глубже в пояс.
        - Да поднимитесь же, - раздавшийся голос был мягким и немного хриплым. Так шуршит опавшая листва, которую колыхает слабый ветер. - Не люблю, когда мне кланяются люди.
        Триксель сразу почувствовал симпатию к его обладательнице. Она опускалась до их уровня, предлагая равенство. Ему нравился такой подход. Так поступали мудрые людей.
        - Вы невероятно добры, леди Зифрен, - он поднялся на ноги, спрятав руки в широкие рукава плаща, и принялся жадно разглядывать диастрийку.
        Лугаль разительно отличалась от его матери, какой он её запомнил, будучи ребёнком. Амфирен походила на прекрасную человеческую женщину, тогда как черты лица Зифрен были куда более грубыми и странными. В нём выделялось что-то сугубо мужское, точно так же, как в Энхенгале угадывалось нечто женственное и манящее. С другой стороны, в диастрийке имелась та самая изюминка, которая придавала очарование и курносому носику, и широким скулам, и чересчур покатому лбу. Волосы, доходившие до шеи и имевшие цвет закатного солнца, стягивал золотой обруч, подобный тому, что носил Энехенгаль. На женщине было надето пепельно-серое платье, подвязанное алым кушаком, а плечи обнимал узорчатый плащ. Она выглядела эффектно в своей экзотичности.
        Прошло несколько мгновений, прежде чем Триксель собрался с мыслями. Задолго до прибытия в Шуруппак он представлял себе этот момент, раз за разом прокручивая в голове свою речь и тон, которым он будет её произносить.
        - Для своих лет вы выглядите просто потрясающе, - честно брякнул он.
        Рядом шевельнулся Двин, который наверняка посмотрел на него, словно на идиота. Сзади раздался смешок Энхенгаля; диастриец обошёл их и прислонился плечом к каменному шесту, на который опиралась статуя. Лугаль моргнула и расплылась в довольной улыбке.
        - Последний раз я слышала искренний комплимент от человека как раз в тот день, когда встретилась с Питером Бруссом. Думаю, если бы не этот комплимент, то мы бы не наладили так быстро отношения с предводителем ваших предков. Они заявились на наш континент весьма неожиданно.
        Триксель сдержанно кивнул, тем не менее чувствуя, как дрожат колени. Одно дело читать о том, что сидящей перед ним диастрийке тысячи лет, и совсем другое - когда она вдруг начинает говорить о событии тысячелетней давности так, словно это было вчера.
        - Вы не обиделись, леди Зифрен? - осторожно поинтересовался Двин.
        - Ах, Двин Скригид, моя внешность перестала восхищать сначала моих подданных, потом супруга, а потом и меня саму. И случилось это ещё до того, как я прожила одну вашу жизнь. Тем не менее, вспомнить о ней всегда приятно, хоть поводом для этого и была грубая лесть дивайна Трикселя.
        Горбун взглянул на женщину с некоторым уважением и удовлетворением. Лугаль явно была практичной женщиной. С такой можно говорить начистоту, не боясь странной реакции.
        - Да, леди Зифрен. Я не лицемер, что бы это отрицать. Можно мне…
        «Присесть», - хотел закончить Триксель, чувствуя, как от долгого стояния начинает ныть спина.
        - Конечно, говорите, - Зифрен подняла ладонь. - Что вам от меня нужно?
        «Немножко гостеприимства», - мысленно произнёс горбун, кривясь от боли в горбу. - «И ещё чашечку чая с апельсиновой цедрой».
        - Зифрен, - почёсывая лоб, Энхенгаль обернулся к супруге. - Наверное, у него проблемы со спиной.
        - У них бывают такие дефекты? - диастрийка наморщила лоб. - Ну, избавиться от него мы не можем. Он не наш подданный, так что диастрийские законы на него не распространяются.
        - Я думаю, - с несколько ошалевшим видом произнёс Двин, - лугаль Энхенгаль имел в виду, что дивайну Трикселю нужно присесть, дабы уменьшить боль в спине.
        - Точно, - Энхенгаль совершенно по-человечески щёлкнул пальцами и подмигнул капитану. - Сейчас принесу кресло.
        Диастриец удалился. Триксель молчал, не решаясь затронуть тему избавления от дефектных существ. Зифрен посмотрела на подлокотник трона, и указательным пальцем вырисовала на его гладкой поверхности какую-то фигуру.
        - Вы ведь сын Амфирен?
        - Да. Я не стыжусь этого, если вам интересно.
        - Это похвально. Союз человека и диастрийки необычен. Я не знала, что от него могут родиться дети.
        - Как видите, я здесь. Я и мой горб.
        Зифрен задержала взгляд на его спине, потом посмотрела в пустоту поверх его плеча.
        - Беррун и Амфирен нанесли мне тяжкий удар, убежав из Шуруппака, - медленно произнесла она. - Мой народ немногочислен, и подобный поступок был крайне неуважительным и болезненным.
        «И что ты хочешь от меня услышать, рыжая бестия? Что бы я извинился за то, что меня произвели на свет?»
        - Возможно, это вас успокоит, но моя мать бросила нас с отцом, когда мне было пять лет. Я считал, что она вернулась в Шуруппак.
        - Нет, мы её больше не видели, - сказал Энхенгаль, который вышел из неприметного входа в боковой стене, держа в руках два стула. - Думаю, вы будете рады этим креслам, когда начнёте торг. Годы не отбили у моей супруги любовь к этому занятию.
        - Супруг, я ещё ничего не решила, - резко отозвалась Зифрен. - Мы как раз окунулись в недавнее событие, связанное с Амфирен.
        - Возможно, нам стоит поговорить об этом после дела? - мягко, но настойчиво уронил Триксель, покорно опустив голову.
        Диастрийка задумалась, вновь глядя поверх его плеча. Триксель обернулся. Никого. Наверное, это одна из причуд женщины. Наконец, её взгляд стал осмысленным. Она вздохнула.
        - Что же, рассказывайте.
        Триксель с готовностью кивнул.
        - Леди Зифрен, я прибыл сюда из-за своего отца. Полгода назад, незадолго до моего отплытия, его поразила странная болезнь. У меня имеются некоторые познания в алхимии и лечении травами, но они оказались бесполезны. Не помогли и другие лекари. В отчаянии я перепробовал все варианты, к которым имел доступ, с тем же результатом. Именно тогда я понял, что нужное мне лекарство может находиться именно здесь. Я сразу снарядил корабль, пересёк два океана и заключил сделку с дивайном Двином. Без него я не надеялся сюда попасть, по понятным причинам. И вот, стоя перед вами, я надеюсь лишь на вашу милость.
        Триксель умолк, восстанавливая дыхание. Во время речи он заставил потрудиться лицевые мышцы, чтобы придать себе вид сокрушённого и потерявшего всякую надежду человека. Словно она, могущественная Зифрен, была единственной соломинкой, способной вытащить его из трясины.
        Так оно, в общем-то, и было на самом деле. Горбун не знал, куда ещё пойти, если ему откажут в Шуруппаке.
        - Дивайн Триксель, я знал вашего отца, - негромко сказал Энхенгаль, подойдя ближе к горбуну. - Он отличался хорошим телосложением и здоровьем. Сложно поверить, что его могла поразить неизлечимая болезнь. Опишите симптомы.
        Триксель пустился в перечисление.
        - А ещё он порой становится похожим на ребёнка, - закончил он. - Его разум словно перестаёт понимать, где он и кто он. Иногда я прихожу проведать его в опочивальне, и он кричит, считая, что я грабитель или наёмный убийца. Он всё чаще перестаёт меня узнавать.
        Триксель почувствовал, как щиплет в уголках глаз. Сжав зубы, он прогнал предательскую слабость. В зале воцарилась тишина. Горбуну показалось, что Зифрен и Энхенгаль разговаривают взглядами. Что-то между ними было неладно. Со стороны они казались ему рассерженной змеёй и заклинателем, который пытался её успокоить.
        «Должно быть, тысяче лет негативно сказываются на отношениях».
        - Лично я думаю, что это… - не выдержала женщина.
        - Супруга… - предупреждающе поднял ладонь мужчина и посмотрел на Трикселя. - Дивайн Беррун многое для вас значит.
        - Я приплыл ради него сюда, лугаль, - просто сказал человек, глядя на Зифрен.
        Глаза диастрийки сузились, но через мгновение её лицо разгладилось и стало приветливым.
        - Тогда начнём торг.
        Коротко кивнув, Триксель приготовился к долгому спору. Раскрасневшийся Двин прочистил горло, чтобы поддержать его, как было условлено. Зифрен сцепила перед собой ладони и впилась в горбуна взглядом медовых глаз.
        - От тебя, дивайн Триксель Нурвин, мне нужна лишь одна незначительная услуга. Когда я призову тебя к исполнению твоей части сделки, ты скажешь «Да».
        Триксель наморщил лоб и посмотрел на Энхенгаля. Тот в свою очередь хмуро уставился на супругу. Двин почесал щёку.
        - Слово «Да»? - уточнил горбун. - Я должен один раз сказать слово «Да»?
        - Да, - улыбнулась Зифрен.
        - Это «Да» будет подразумевать за собой согласие что-то сделать?
        - От тебя мне требуется лишь произнесение слова вслух, громко. После этого твоя часть сделки будет считаться выполненной. Если я попрошу тебя совершить самоубийство, и ты скажешь «Да», то тебе не нужно будет его совершать.
        - И до какого момента будет действовать наша сделка?
        - До твоей или моей смерти, разумеется.
        - В чём подвох, простите за подозрительность?
        - Никакого подвоха. Я могу просто спросить, прекраснее ли я всех женщин на свете, и ты скажешь «Да». Безобидная просьба, на мой взгляд.
        Триксель задумался, борясь с сомнениями. Ему очень не нравилось это условие. Оно было слишком простым и одновременно непонятным, чтобы можно было сразу увидеть настоящую цену, уплаченную за жизнь отца.
        «Впрочем, какой у меня есть выбор? Вдруг она попросит согласиться с какими-нибудь пустячными словами? Во время беседы она не раз показывала свою странность. Может быть, всё обойдётся».
        - Посмотри на моё великодушие, - мягко произнесла женщина, словно почуяв его внутренний конфликт. - Я могла приказать тебе совершить убийство, или потребовать половину дивинара твоего отца. Я могла даже потребовать взамен то, что спрятано под Канстелем.
        Триксель похолодел, в голове промчался вихрь из панических мыслей.
        «Откуда она знает? В замке есть шпион? Но зачем ей это?»
        - У меня нет других вариантов, верно?
        - Верно.
        - Что же, тогда я согласен.
        - Прекрасно, - Зифрен встала с трона и спустилась по голубым мерцающим ступенькам. Триксель в свою очередь поднялся с кресла и шагнул навстречу ей, согнувшись, словно побитый пшеничный колос. Когда они сошлись, оказалось, что ростом женщина едва доходила ему до груди. Задрав голову, она посмотрела в его глаза и протянула небольшую изящную ладонь. Горбун крепко сжал её в своей, сухой и узкой.
        Ничего не произошло. Триксель криво улыбнулся.
        - Я думал, нам придётся расписываться кровью или закреплять договор ещё каким-нибудь экстравагантным способом.
        Рукопожатие распалось.
        - Мы не варвары, дивайн Триксель. Давайте прощаться. Мой лекарь будет ждать вас у ворот Эрешкигаль завтра утром. Учитывая последние события, я думаю, вы захотите скорее вернутся в родной дивинар.
        - А что случилось? - настороженно спросил Триксель.
        Зифрен задрала бровь. Энхенгаль шагнул вперёд, поднимая ладонь в успокаивающем жесте.
        - Ваш Пророк, Мират Отраз, умер.
        Триксель и Двин обменялись испуганными взглядами.
        ГЛАВА 3. УВЯДШАЯ ДИНАСТИЯ
        … Сегодня, наконец, подул восточный ветер.
        Я стоял на дворцовой террасе и слышал его вдохновляющие напевы, которые твердили о переменах к лучшему.
        Рядом стояла Тсеритса; на ней был купленный мною плащ из светлюнок.
        Мы счастливы. Последняя запись из дневника Тадеуша Мендрагуса, последнего Драконьего Пророка, сделанная накануне его убийства, 1025 год от создания Триединой Церкви.

1
        Дивайн Керберская, Миранда Мендрагус писала письмо, склонившись над гладкой кремниевой поверхностью стола. Движения её руки, в которой лежало перо, были твёрдыми и уверенными. На листе жёлтого пергамента быстро возникали плавные линии и острые росчерки. Рядом потрескивал маленький огонёк лампадки, едва разгоняя мрак комнаты-пещеры и навевая сон. На письмо упала чёрная прядь волос. Миранда убрала её и посмотрела на тумбочку рядом со столом. На ней стояла маленькая иконка, изображавшая лики Трёх Богов. За последние несколько дней женщина провела в молитвах больше времени, чем за все предыдущие годы. Вот и сейчас она прошептала короткий заговор:
        - Ум» ос Всеобъемлющий, прошу, обереги моих детей. Кебея Вдыхающая Жизнь, защити маленькую ромашку Крину - она скоро свяжет семьи Лейсеров и Мендрагусов. Ориду Землекрушитель, наставь на верный путь сына - ему предстоят тяжёлые испытания. Я отобью вам сколько угодно поклонов, только помогите им.
        Прошептав молитву, Миранда вздохнула.
        «Молитвы облегчают груз на душе», - говорил покойный Навас Герцалис, настоятель храма в Алеппо. Тогда она была ещё юной девушкой и любимой дочкой Кархария Велантиса, дивайна Алеппо, а ныне регента Изры. И, конечно, тогда она пропустила эти слова мимо ушей и вспомнила лишь недавно, после письма от брата, который жил в столице.
        Вглядываясь в размашистый почерк Коппли, Миранда чувствовала, как из-под ног уходит земля. Она так мечтала о смерти Пророка Мирата, что теперь не могла понять, отчего сердце наполняется таким страхом. Ей пришлось через силу изобразить радость для сына, который стоял тогда рядом. Слишком часто она говорила ему о высокой судьбе. Когда Цеппи родился, в руках старой служанки она видела не крепкого тяжёлого младенца, а будущего Пророка. А теперь Миранда с ужасом думала, что будет с сыном, когда он отправится в столицу, ведь там царит жизнь, отличная от той, что в Кербергунде или родном Алеппо.
        Миранда поёжилась от холода, несмотря на привычку. Всю жизнь она провела в горах. Сперва Алеманы, край её детства, а после, когда она взяла фамилию мужа, Керберы. Здесь ей нравилось больше, здесь она чувствовала себя уверенней, спокойней. До недавних дней она могла справиться с грузом ответственности. Сейчас же давление стало почти невыносимым, стачивая её волю как волны камень.
        Белоснежных плеч, с которых сползла шерстяная накидка, коснулись тёплые и шершавые руки. Тело Миранды отозвалось на прикосновение, как в первый раз.
        - Ты не спала? - Венбер всегда говорил с ней не так, как с другими. Даже хриплый голос становился мягче. - Я могу чем-то помочь?
        Миранда зажмурила глаза, купаясь в волнах удовольствия от ласковых прикосновений его рук, больших и сильных. Так было и в первый раз, после того, как Миклавуш снова бросил её.
        Муж, глава семейства, стал всё чаще исчезать из Кербергунда, да и из Драконьего Языка тоже. Иногда он не бывал дома неделями, а потом неизвестно откуда левитировал в свою опочивальню и засыпал в одиночестве. Даже спать они стали раздельно. Она винила во всём проклятые ноги, которые потерял Миклавуш, она плакала, словно маленькая девчонка, но затем успокоилась и собралась.
        Отец часто говорил, что Велантисы не имеют права сгибать спину под весом проблем. И Миранда пообещала себе, что возьмёт вожжи судьбы в свои руки, ведь только от неё зависели две маленькие жизни, её лучики света, её дети. А однажды, когда Миклавуш вновь исчез, она случайно осталась наедине с телохранителем Венбером. С самым верным ей мужчиной, поняла вдруг она тогда. Страсть вспыхнула между ними как пожар, а теперь, спустя почти десять лет Миранда уже не понимала, кто её настоящий муж. И что самое обидное - Миклавуш даже не замечал того, что она ему изменяла. А если и замечал, то не подавал виду, что было вдвойне обидно.
        Через некоторое время пламя страсти пришлось затушить - на тридцатилетнюю женщину свалились вся работа, что должен был выполнять муж. Вместо него она следила за тем, исправно ли простаки и ренеды платят подати, в каком состоянии находится Кербергунд и Драконий Язык. Приходилось краснеть, продавая земли разбогатевшим торговцам с запада - у некогда богатого и знатного рода оскуднела казна. На этот раз ей пришлось заплатить слишком большую цену - обручить Крину с Каем Лейсером, молодым сыном одного из богатейших купцов Изры. Процесс обручения происходил на расстоянии - кольцо жениха она отправила посылкой в Пенсероль, а оттуда пришло кольцо невесты - серебряное с огромным аквамарином нежно-голубого цвета.
        - Нет, только не сейчас, - наконец ответила Миранда, гладя Венбера по руке. - Когда приехали Лейсеры, нам нельзя расслаляться. Предстоит ещё столько сделать.
        Венбер присел на краешек стола и посмотрел на женщину.
        - Если ты волнуешься за малышку, то зачем выдавать её замуж за этого Кая? В чём проблема?
        Миранда хлопнула ладонью по столу.
        - В том, что мы слишком бедны, чтобы показать сына в выгодном свете. Жених не должен выглядеть как третьесортный ренед, иначе дочь Мирата на него даже не взглянет. Я предложила Лейсерам купить землю и у восточных склонов Кербер, но они отказались. Пришлось идти другим путём.
        Венбер недоуменно пожал плечами.
        - У Цеппи и без дорогих одежд найдётся, чем зацепить дочь Пророка.
        - Да?
        - Он храбрец, - веско произнёс мужчина.
        - К сожалению, храбрость далеко не самое важное качество, которое требуется от будущего Пророка. Здесь нужны ум, хитрость, подвешенный язык и умение играть грязно. Другие претенденты не будут сидеть, сложа руки.
        - Думаешь, все эти Дастейны, Маэльдуны и Нурвины могут здорово напакостить нашему парню?
        Миранде понравилось, что Венбер назвал её сына «их». Это грело душу, которую после измены мужа едва не сковали ледяные доспехи. Такое к ней отношение Миклавуша иначе как изменой женщина назвать не могла.
        - Сами претенденты нет. Ты их видел? У Сольвейга Маэльдуна рыбий жир вместо мозгов, но его безумный отец владеет крупнейшим военным флотом Изры. У Бавалора Дастейна, говорят, повадки мужеложца, но его матери, Ювалии, досталась хитрость и беспринципность её покойного дяди, Кеврана. Она пойдёт на убийство, если это поможет её сыну получить титул. А этот ужасный горбун? Говорят, он однажды одним своим видом отправил в обморок хор Канстельского храма. Но его отец, Беррун, один из самых могущественных рефрамантов нашего времени. Перед его репутацией мало кто устоит.
        - Тогда, может быть, вообще бросить эту затею? Знаешь, чего хочу я? - Венбер мечтательно запрокинул голову и посмотрел на низкий потолок пещеры. - Я хочу, чтобы он вступил в армию. В полке Горнилодонов он бы достиг славы Лейфа и Конкрута. И тогда ему не захочется быть каким-то там Пророком.
        Миранда фыркнула.
        - Рефраманту идти в солдаты? Вот такой судьбы я ему не пожелаю. К тому же, он иногда бывает таким глупым, упрямым и заносчивым, что на войне это сыграет с ним злую шутку.
        - Ты слишком невысокого мнения о нём.
        - А если ты знаешь его лучше, чем я, то тем более понимаешь, что за ним нужен глаз да глаз… Ему не хватает отца.
        - Ты меня обижаешь, - тихо сказал Венбер.
        Миранда ошеломлённо замерла, понимая, что сказала глупость.
        - Прости, - она приложила ладонь к его щеке. - Я в последнее время как белка, которую загнали в угол - готова напасть на любого, кто подойдёт близко. Давай поговорим об этом, когда отправим Крину в дорогу с Лейсерами, ладно? А сейчас отпусти - я должна отправить послание Коппли, чтобы приготовил всё к нашему приезду. А ещё этот пир…
        - Кстати о пире, - Венбер слез со стола. - Ты не против, если мы с ребятами немного пошалим?
        Миранда погрозила ему кулаком.
        - Ни в коем случае. От этого пира зависит слишком много судеб.
        - Значит, мы пошалим так, что никто и не заметит, - подмигнул мужчина, и разгладил усы. - Пойду поищу Цеппеуша. Не знаешь, где он?
        - Не видела его с вчерашнего вечера, - произнесла Миранда, читая письмо. - Наверное, на тренировочном поле.
        - Либо в постели у очередной подружки из Драконьего Языка, - Венбер поскрёб щёку. Женщина подняла на него притворно-сердитый взгляд.
        - Всё, я ушёл.

2
        Медленно распалялся огонь нового дня, окрашивая в медный белые верхушки Керберских Гор. Над горной крепостью Кербергунд стояла сонная тишина. Мирно посапывали на своих постах стражники, храпели в конюшнях лошади, нежилась в постелях многочисленная прислуга, не желая входить в новый день, с его заботами. Только Миранда Мендрагус бодрствовала в своей подземной комнате.
        Венбер шёл по винтовой лестнице одной из двух башен, которые буквально вросли в скалу. Ему показалось, что когда он вышел из тоннеля, ведущего под гору, во внутренний двор, то со стороны башни донёсся треск двери. Это мог быть стражник, сходивший отлить, а могла быть и непоседливая тринадцатилетняя девчонка, которая страстно желала общения с прибывшим совсем недавно Каем Лейсером.
        Мужчина поднялся на третий ярус, где находилась дверь, ведущая к галерее крепостной стены. Здесь же располагалось помещение для стражников. Двое мужчин в серых одеждах с гербом дома Мендрагусов - красным драконом, извергавшим пламя - лежали на столе лицом вниз. Рядом валялись игральные карты, деревянные кружки были опрокинуты, и тёмная жидкость медленно сочилась между щелями в столе.
        Первым порывом было подойти к спящим и залепить им хорошего тумака. Цокнув языком, Венбер преодолел искушение, и толкнул дверь. В галерее было тихо и светло. Бойницы смотрели на юго-восток, в сторону полуострова Западный Клык и залива Ваэльвос. Мужчина поморщился от ослепляющего оранжевого света, который пробивался внутрь.
        В дальнем конце помещения, которое изгибалось, вторя крепостной стене, негромко разговаривали молодые люди. Светловолосая девочка придерживала сведёнными края тяжёлого мехового плаща и, задрав голову, слушала высокого статного юношу. На нём была надета длинная, до колен, и с широкими рукавами светлая туника, подвязанная поясом с замысловатым узором из золотых нитей. Светлые же штаны были заправлены в сапоги из бежевой кожи гесторнеса. Пожалуй, только золотые нити и дорогая кожа выдавала в нём представителя высшего класса. В большинстве своём, знал Венбер, те предпочитали носить вычурные платья, робы и мантии, с плащами и высокими остроносыми сапогами.
        Кай Лейсер говорил, видимо, что-то очень забавное, судя по их улыбкам. Венберу хотелось испортить им настроение.
        - Доброе утро, дети.
        Парочка подскочила, испуганно уставившись на него.
        - Оно было очень добрым, дивайн Венбер, - вежливо кивнул юноша.
        - Да ладно тебе, парень, я не владею ничем, кроме моего рефрактора. Не нужно титулов.
        - Но я слышал, что вы уже давно служите леди Миранде, и стали ей своего рода верным другом.
        Венбер хмыкнул.
        «Ишь ты какой. Намекает мне тут…»
        Он подошёл к ним, положил руку на плечо Крине.
        - У тебя всё хорошо?
        - Всё было хорошо, - Крина съёжилась под плащом, словно её настиг студёный ветер.
        Венбер мысленно вздохнул и посмотрел на Кая, который был на голову выше него.
        - Надеюсь, вы уедете отсюда, храня лишь хорошие воспоминания об этом месте.
        - Венбер, единственное, что я могу сказать - это то, что я вам не враг. И я никому не дам обидеть леди Крину. Клянусь богами, это правда.
        Мужчина посмотрел на него. Затем нехотя кивнул и, подойдя к одному из проёмов галерее, выглянул наружу. Внизу, между отрогов скал, змеёй вилась узкая дорога, которая оканчивалась у серой стены Кербергунда, плода рук множества искусных камнетёсов. По правую сторону от дороги отвесно вверх уходили чёрные скалы. По левую сторону, далеко внизу, несла воды могучая Лиара. Широкая лента реки блестела в утреннем тумане, окутавшим подножья гор.
        - Крина.
        - Что, дядя?
        - Ты знаешь, где твой несносный брат?
        - Нет, - неуверенно ответила девочка.
        - Крина…
        Девочка придвинулась ближе к Каю.
        - Не скажу. Мы храним секреты друг друга.
        - Понимаю. Этого достаточно, - Венбер оттолкнулся рукой от стены. - Дивайн Кай. Если вы хотя бы помыслите причинить вред этой девочке, то я это сразу пойму. А поняв, найду и сдеру шкуру. Повешу её в своей комнате над камином. Не сомневайтесь и не принимайте это за шутку. Хорошего вам дня.
        Кивнув обоим, он пошёл обратно к двери, чувствуя спиной гневный взгляд девочки и озадаченный - юноши. Вероятно, Лейсер действительно имел только благие намерения, но это не значит, что он, начальник охраны дивайна Керберского, не должен принимать предупреждающие меры. А Крина… Если уж она утаивает место пребывания брата, то он точно не может заниматься чем-то благопристойным.
        «А значит, пора вновь наведаться к кузнецу в Драконий Язык». Венбер остановился возле спящих стражников и подвигал усами. Только сперва он разоберётся с этими болванами.

3
        Выйдя из башни, Венбер некоторое время стоял, поглаживая усы. Определившись, он быстрым шагом направился к узкому входу в тоннель, зиявшему в отвесной стене из тёмной породы. Пересекая дворик, мужчина полюбовался солнечными бликами, игравшими на ней, словно на зеркале. За этим чёрным зеркалом скрывались огромные каверны, связанные между собой множеством коридоров и подъёмных площадок. Тоннель вёл под и сквозь гору, выходя на обратную сторону, за которой расстилалась зелёная долина и город с говорящим названием Драконий Язык.
        Под землёй начали просыпаться люди. Вокруг засновали слуги: катили бочки с вином и пивом из глубоких погребов, тащили телеги, груженные зеленью и мясом, выносили в главный зал столы и скамьи для гостей. Кербергунд готовился к празднеству. По дороге Венбер проверил охранные посты, поговорил о грядущем пире с Витальтом, сенешалем крепости, и выбрался на поверхность, когда солнце уже поднялось над белыми шапками Кербер. Встав на уступе, он несколько минут любовался пейзажем.
        Впереди расстилалась Кербергундская долина с её вогнутым дном, покрытым луговой травой и цветами. Со всех сторон её окружали могучие серые горы с сахарно-белыми верхушками. Посреди долины маковым цветом алели черепичные крыши Драконьего Языка. Город имел вытянутую форму, что, вкупе с белыми клыками гор, и стало причиной такого названия.
        Вынырнув из пучин сентиментальных мыслей, Венбер вздохнул и зашагал вниз по широкой каменистой дороге. Стен вокруг города не было, и она вывела его к главной улице, которая носила имя Тадеуша Мендрагуса. После гама подземной крепости, стоявшая здесь тишина подействовала на него очень благостно. По уложенным брусчаткой улицам ещё не текли людские толпы, не гомонил расположенный на центральной площади рынок, пустовали питейные заведения и немногочисленные бордели. Местные жители словно самоустранились в пределе созданного ими уютного мирка, ведя негромкую и неторопливую жизнь. Редкие прохожие, завидев на поясе Венбера рефрактор, приветствовали мужчину почтительным кивком. Тот привычно поднимал ладонь в ответ. «Серая роза», как он любовно называл трофей, добытый в битве у Кебеи, служила ему около десяти лет.
        Наконец, мужчина остановился напротив опрятного двухэтажного дома, в котором располагался оружейный магазин. Толкнув незапертую дверь, он вошёл внутрь. В лавке стоял полумрак. За прилавком скучающе сидел невысокий подросток и читал книжку. Услышав стук двери, он поднял глаза на вошедшего мужчину.
        - Подождите полчаса. Мы пока закрыты.
        - В доме ещё кто-нибудь есть? - спросил Венбер, разглядывая оружие, развешанное на стене позади паренька. - Я пришёл за своим оболтусом.
        - Я вас не понял, господин.
        - Да всё ты понял, - шевельнул усами Венбер. - Ты ведь братец Станы? Папаню я твоего знаю, и сестру тоже. Мой оболтус должен быть здесь.
        Он положил руку на рукоять рефрактора, и это произвело должный эффект. Подросток часто закивал и указал на лестницу слева от прилавка.
        - Неужели так сложно сразу понять, кто я? - бросил ему Венбер и взбежал по лестнице, очутившись в коротком коридоре с тремя дверями. Толкнув первую, он присвистнул.
        В маленькой комнатке стояли сшибавшие с ног запах пота и затхлость. На кровати, в смятых одеялах и перекрученных простынях лежали трое - юноша и две девушки. Мускулистые руки юноши свободно лежали на голых спинах девушек, голова повёрнута в сторону вошедшего. Наконец, он приоткрыл один глаз и неуклюже махнул ладонью, словно пытаясь разогнать морок в виде Венбера.
        - Моё терпение лопнуло, Цеппеуш, - произнёс мужчина, разглаживая усы. - Вставай, возвращаемся домой.
        Юноша застонал и открыл второй глаз.
        - Кебею в зад, неужели я протрезвел? - прохрипел он. - Я решил, что у меня галлюцинация.
        - Замечательно, - процедил Венбер, встал одной ногой в пыльном сапоге на край кровати и, крепко ухватив Цеппеуша за руку, стащил его на пол. Девушки даже не шевельнулись.
        - Я расскажу всё матушке о том, как ты ведёшь себя с будущим Пророком, - сонным голосом пообещал Цеппеуш, прикрыв ладонью своё мужское достоинство и начав медленно подниматься на ноги.
        - Ты так быстро принял её решение?
        - Я не хочу её огорчать, дядь. Она и так натерпелась за все эти годы, а поддержать её, кроме нас с сестрёнкой, некому.
        - Ну, ты забываешь про меня.
        - Ага - верный начальник охраны. Наверное, ты знаешь, как её подбодрить, - буркнул Цеппеуш и направился к выходу. - Подожди, мне нужно отлить.
        Венбер подошёл к окну, распахнул ставни, осторожно выглянул наружу. Людей стало больше. Мимо лавки напротив прошёл отряд в жёлто-синих одеждах - солдаты Регана Лейсера, будущего свёкра Крины.
        - Ты разговаривал с Каем? - громко спросил мужчина.
        - С кем? - донеслось из уборной. - А, с тем парнишкой? Нет, а что с ним?
        - Удивительно, но ничего плохого. Малость язвительный, да, но чего ещё ожидать от сына одного из богачей? Зато говорит прямо в лицо. Пообещал оберегать Крину.
        - Дядь, обычно все они кажутся хорошими с первого взгляда. А потом раз - и сделают что-нибудь дурное. По себе знаю, - Цеппеуш вошёл в комнату и начал одеваться. - Я собирался как следует поговорить с этим Каем. Он может вещать что хочет, но оставить в его мозгах напоминание мы обязаны.
        Венбер поморщился.
        - Только не вздумай испортить этим напоминанием помолвку. Это огорчит твою мать не меньше отказа добиваться руки дочери Пророка.
        Цеппеуш пожал плечами и посмотрел на спящих девушек.
        - А они часом не умерли?
        - Пойдём, шутник демонов, - Венбер дал ему лёгкий подзатылок. - Пока ты не стал Пророком, ты находишься в моём подчинении, рядовой Цеппеуш. О приключениях с симпатичными простушками придётся забыть.
        - Я не знал, что в твоём понимании охранять значит командовать.
        - Если тебя не направлять, сынок, ты загонишь себя в могилу. Таким образом, я тебя охраняю.
        Они спустились на первый этаж.
        - Передавай привет папане, - бросил Венбер пареньку за прилавком и вытолкал Цеппеуша на улицу. - А теперь серьёзно. Сынок, ты понимаешь, чем рискуешь, кувыркаясь с малознакомыми бабами?
        Юноша уныло кивнул.
        - Я ничего не скажу Миранде, - продолжил мужчина. - Потому, что не хочу, что бы она переживала. Но я сам устал, понимаешь? У тебя родилось уже три бастарда. Три. Слава богам, они не оказались одержимыми, а то пришлось бы объясняться перед экзоркуторами, проводить идиотские обряды, и краснеть перед высшим светом. Теперь, когда ты собрался бороться за изумрудный трон, тебе нужно держать себя в узде. Понимаешь?
        - Да, дядя.
        - Надеюсь. Куда ты сейчас пойдёшь?
        - На тренировочное поле. Поупражняюсь с мечом, и потом приведу себя в порядок к пиру.
        - Это правильно, - произнёс Венбер и добавил. - Подумай о том, как восприняли бы твои выходки в столице. Изре такой Пророк не нужен.
        Остальное время до входа в тоннель они шли молча. Наконец, Цеппеуш развёл в сторону руки и подставил лицо под тёплые солнечные лучи.
        - Дядя, сегодня последний мой вечер дома. Надеюсь, он будет особенным.

4
        Громадный зал секретного арсенала крепости хранил в себе величественную тишину. Гладко стёсанные стены уходили высоко вверх, закругляясь у потолка; оранжевые блики магических огней играли на блестящей чёрной поверхности. В центре зала находилось базальтовое возвышение высотой в полтора метра. На плоской горизонтальной поверхности, устланной алым отрезом шёлковой ткани, лежал рефрактор. Длина оружия была чуть меньше метра, а основу составляла угольно-чёрная древесина солнцедава, отполированная до блеска. Ниже ребристой рукояти мертвецки белел острый прямой зуб длиной с полтора указательных пальца. Верхушку древка увенчивал крупный кристалл рубинового цвета. На его многочисленных гранях подрагивали огни факелов.
        - Наконец хоть кто-то из Мендрагусов воспользуется наследием предков, - произнёс Штруд, бережно протирая древко жезла чистой тряпкой. Старый рефрамант был личным магом дивайна и одновременно инжинарием - мастером тайных ремесёл. Он был единственным в Керберах, кто мог изготавливать рефракторы и другие рефрамантические устройства. Его труд ценился превыше любого другого.
        - Вы знали, что я приду? - под низкой аркой входа возникла высокая и широкоплечая фигура юноши.
        - Дивайн Цеппеуш, с самого детства вы не проявляли никакого интереса или пиетета к семейным реликвиям, - старик с улыбкой повернулся к гостю. - Но я знал, что скоро придёт время, когда вы явитесь за символом власти. В истории Изры Алый Клык и Драконьи Пророки всегда были неразделимы. Это оружие понадобится вам, если вы вознамерились занять изумрудный трон.
        - Отцу всегда было наплевать на своё происхождение, - заметил Цеппеуш, став рядом с мастером и посмотрев на элегантное оружие. - А я невольно брал с него пример. Сейчас я жалею об этом.
        - Никогда не поздно вернуться назад и начать всё сначала. Ваши предки заслуживают того, чтобы вы помнили о них, и осознавали, что связаны с ними.
        - Вы говорите о них с воодушевлением, но я слышал лишь о бесконечных войнах с Алсалоном. Что хорошего они сделали?
        - Они позволили родиться вам, - старик блеснул глазами. - И поколениям после них. Я думаю, уже этого достаточно, что бы отзываться о них с уважением.
        Цеппеуш взял в руки рефрактор.
        - Вы считаете, что этот жезл сделает меня настоящим правителем?
        - Алый Клык стал известен благодаря Ссесушу Мендрагусу, а не наоборот. Вершить великие дела с его помощью могли только великие люди.
        - Значит, это простая безделушка.
        - Конечно. Только её владелец может сделать из неё легендарное оружие.
        Цеппеуш рассмеялся.
        - Вы подталкиваете меня к великим свершениям, дедушка?
        - Я был верен вашей семье пятьдесят лет своей сознательной жизни, дивайн. Кому, как не мне хотеть, что бы вы добились успеха.
        Юноша перестал улыбаться и недоверчиво посмотрел на Штруда.
        - Так не сомневаешься в том, что я стану Пророком?
        Пронзительные зелёные глаза Штруда улыбнулись, паутина морщин стала глубже. Он бодро похлопал Цеппеуша по плечу.
        - Нисколько.
        Цеппеуш достал из кармана штанов полупрозрачный кристалл сциллитума, вставил его в жезл и поднял оружие на уровень глаз. Штруд отошёл в сторону. Щёлкнул предохранитель, и навершие рефрактора грозно вспыхнуло багровым светом. В воздухе повис тихий вибрирующий гул.
        - Фруден, - произнёс Цеппеуш.
        Из-под его ног вверх устремились густые волны огня; вихрь пламени с даконьим рёвом окружил тело юноши. Рыжие потоки пламени заструились по длинным чёрным волосам. Кожу слегка пощипывало, но не более - жар обращался вовне. Лоскут ткани на возвышении вспыхнул и выгорел за несколько мгновений.
        - Огненное Воплощение, - услышал он сквозь рёв пламени восхищённый голос Штруда, который отошёл на почтительное расстояние, и поднял глаза к потолку. Над его лбом сиял ослепительной белизны нимб, сотканный из дрожащего пламени. Мир вокруг Цеппеуша казался объятым огнём.
        - Вы хотите что-то сказать, Штруд?
        Старый маг замялся.
        - В последний раз я видел это заклинание, когда оно окружало вашего отца. Миклавуш… тогда он ещё не потерял ноги…. Может быть, если бы не это, то он бы вернул себе трон, принадлежащий ему по праву… - голос его задрожал, но потом окреп. - Сделайте то, что должны, дивайн Цеппеуш. Сделайте во имя Ссесуша. Сделайте во имя вашего отца и деда. Сделайте во имя вашей матери.
        Цеппеуш щёлкнул предохранителем, чувствуя себя удивительно умиротворённым. Словно огонь, выплеснувшийся наружу, был его огнём. Он выключил рефрактор и повесил на пояс.
        - Я постараюсь, Штруд. Я постараюсь.

5
        В зале было светло, шумно и людно. Гости, собравшиеся вокруг длинных столов, звякали кубками и тарелками, делились последними новостями и много шутили. Смеху не давали потухнуть - как только за одним столом гогот и ржание начинали угасать, за другим раздавались новые. Слуги крутились в водовороте пира с вытаращенными глазами, точно лягушки, которых бросили в кувшин с молоком, суетливо подливая гостям вино и раскладывая еду.
        Миранда села за длинный главный стол. К нему пригласили Лейсеров и около десятка самых уважаемых ренедов Керберского дивинара. Реган поспешил занять место по правую руку от неё.
        «Этот тюфяк намерился замучить матушку лестью», - подумал Цеппеуш, хмуря брови.
        Ему показалось, что Миранда что-то прошептала, обращаясь к самой себе. На какой-то миг тень упала на её лицо, и юноша вдруг понял, какой уставшей она выглядит. Тогда он решительно направился к пустовавшему месту по правую руку от старшего Лейсера. Когда их взгляды встретились, юноша фальшиво улыбнулся Регану. «Тюфяк» ответил тем же, но, как показалось Цеппеушу, более искренне.
        Знать медленно подтягивалась, толкаясь и посмеиваясь над чужой неуклюжестью. Один за другим они подходили к Миранде, кланялись и занимали своё место за столами. Кое-кто кивал и Венберу, который тёмной статуей стоял позади стула дивайна.
        Некоторые здоровались с Цеппеушем. Вот ему подмигнул Эдмунд Далвенгир, молодой русоволосый мужчина, известный модник и прожигатель состояния своего грозного отца. Вместе с ним Мендрагус-младший охотился в лесах Кербер в прошлом году. А вот поднятой рукой поприветствовал его Кэлин Кроитору, приходящийся ему то ли двоюродным, то ли троюродным дядей - в родословную семьи Цеппеуш заглядывал крайне редко. Говорят, что никто и никогда не видел улыбки Кэлина. Цеппеуш гостил несколько дней в его имении в Драконьем Языке и даже имел связь с дочкой по имени Белла. Там же он заработал несколько шишек, когда Кэлин узнал о том, насколько эта связь была близкой. Мать, узнав об этом, даже не стала осуждать действия ренеда. Наоборот, она сказала ему повторить порку, если Цеппеуш вновь начнёт приставать к Белле. Обидно.
        Одним из самых заметных гостей был ренед Даргайб по прозвищу Зверь. Если собравшихся вельмож можно было сравнить с разноцветными драгоценными камешками, то Даргайб был громадным валуном. Чёрная туника с изображением белого клыка на красном фоне была ему явно мала и лишь подчёркивала мускулистые спину, руки и грудь, на которой лежали длинные тёмные космы. Настоящий медведь, подумалось Цеппеушу. Венбер шевельнулся, и Даргайб на мгновение задержал взгляд на нём, после чего занял своё место. Маленькая сценка заинтриговала Цеппеуша. Он любил подмечать подобные мелочи.
        Заиграла музыка, запел менестрель, но его чистый голос не мог прорваться сквозь шум, стоявший в зале. Это раздражало Цеппеуша. Залихватский голос, сплетавшийся с игривой мелодией лютни, пел о Руксонаде, девушке, которой Ссесуш Мендрагус посвятил часть своих поэм. Золотоволосая зеленоглазая прабабушка Кархария Велантиса, нынешнего регента, считалась символом и воплощением летнего тепла, цветочных ароматов и зелени лугов. Весёлая, сильная и добросердечная, - она была примером для подражания всем девушкам Изры.
        - Можно мне сесть рядом с вами? - спросили его справа. Цеппеуш повернулся на голос и увидел невысокую девушку в чистой белой рубашке, какие задёшево продаются в любой лавке одежды. На девушке также была надета длинная салатовая юбка со складками. Цеппеуш опустил глаза вниз, и увидел, что из-под пол выглядывают носы простых чёрных туфель. Слегка ошалев от такого гардероба, он вернулся к симпатичному лицу, обрамлённому густыми каштановыми волосами. Медленно поднявшись со стула, юноша помог незнакомке усесться. Та мило ему улыбнулась.
        - Спасибо. Честно сказать, я думала, что вы меня прогоните.
        - Просто я решил, что вы должны быть кем-то очень значимым, если осмелились сесть рядом со мной.
        - Я джустикарий Мириам.
        Цеппеуш моргнул.
        - Ни за что бы не догадался, что вы служительница Церкви.
        - Наверное, вы считали, что святоши всегда ходят в сутанах и рясах.
        - Я думал, что они спят в них!
        Девушка тихонько засмеялась, разглядывая бокал с вином, стоявший перед ней. Цеппеуш почесал затылок.
        - А зачем вы пришли? Не думаю, что среди гостей затесались девоны.
        - Джустикарии тоже любят отдыхать, - Мириам выдохнула и, отпив из бокала, сделала брови домиком. - Боже, мне говорили, что оно вкусное.
        - Мириам никогда не пробовала вина, - раздался голос матушки. - Пожалуйста, не нагружай её слишком сильно.
        Присутствующие разом посмотрели на девушку. Та обвела их взглядом. Её нога и нога Цеппеуша на мгновение соприкоснулись, и юноша почувствовал, что та вся дрожит.
        - Я сменила джустикария Аргенса на посту главы Керберской Церкви, - высоким голосом произнесла девушка. - Все письма с вопросами теперь отправляйте мне. И не волнуйтесь насчёт перегрузки - я не сломаюсь.
        «Надо было сообразить раньше», - укорил себя Цеппеуш, разглядывая профиль девушки. - «Когда узнал, что она джустикарий. Похоже, Протоург Карранс нашёл в ней что-то особенное, раз предпочёл видеть в роли своего наместника в Керберах её, а не Аргенса».
        Матушка, кажется, сочла наступившую паузу неловкой, потому что обратилась к сидевшему напротив неё Каю, чьё место он занял.
        - Я слышала, что вам нравятся оружие, дивайн Кай.
        Молодой человек засунул в рот слишком большой кусок оленины и пытался его проглотить.
        - Раззява, где твои глаза, - зашипела на слугу Крина и вырвала из его рук кувшин с вином, ловко наполнив чашу Кая. Цеппеуш оглядел стол и заметил, что некоторые из ренедов перестали разговаривать и просто наблюдали за действом. Кое-кто при этом неодобрительно хмурился. Кай сглотнул, с благодарностью посмотрел на Крину и повернул голову к Миранде.
        - Это правда. Я коллекционирую оружие. И, раз уж вы завели эту речь, госпожа, то я слышал, что где-то в Кербергунде находится сам Алый Клык. Это правда?
        - Слухи верны, дивайн Кай.
        Кай опустил на стол руку с зажатой в ней куриной ножкой и взволнованно посмотрел на женщину.
        - Я могу взглянуть на него?
        - Кай, где твои манеры? - Реган недовольно покачал головой. - Алый Клык наверняка находится там, где и должен находиться - в руках у Миклавуша Мендрагуса. Очень жаль, что дивайн не смог присутствовать здесь. Я очень сильно хотел его увидеть.
        Лицо женщины окаменело.
        - Миклавуш постоянно в разъездах, - отчеканила она. - А на Алый Клык вы можете посмотреть хоть сегодня - он находится в фамильном арсенале. Обратитесь к нашему магу Штруду - он вам всё покажет.
        - Вы хотите увидеть Алый Клык? - громко произнёс Цеппеуш, обратив на себя внимание Кая и ещё нескольких человек, и вдруг скривился от боли - Мириам надавила каблуком туфли на палец его ноги.
        - Дивайн Цеппеуш сам покажет его завтра утром, - вставила она. - Вы ведь отбываете вечером?
        Кай вежливо кивнул. Цеппеуш оскалил зубы в улыбке.
        - Вот и хорошо, - улыбнулась девушка.
        Разговоры за столом вновь возобновились. Юноша взбешённо повернулся к соседке.
        - Какого демона?
        - Я думаю, ты бы пожалел, если бы стал демонстрировать Алый Клык всем присутствующим, - спокойно ответила та, кладя в рот виноградины.
        - Сейчас я жалею, что позволил тебе сесть рядом.
        - Хорошо, потому что мне очень нравится злить самого Цеппеуша Мендрагуса, главного бабника всех Кербер.
        - Ах, вот оно что, - Цеппеуш подобрался. - Так ты испытывала ко мне определённый интерес.
        - Как учёный испытывает интерес к подопытному животному. В твоём случае - к ослу.
        Кто-то из соседей начал на них посматривать.
        - В твоём случае только осёл тебя и удовлетворит.
        - Я бы действительно предпочла свидание с ним свиданию с тобой, - огрызнулась девушка.
        - Это можно устроить!
        Они свирепо уставились друг на друга, и только потом заметили, что на них смотрят все, кто сидел рядом. Тем временем менестрель начал играть медленную музыку. Мириам чинно встала из-за стола, поклонилась хозяйке пира, и потянула Цеппеуша за руку.
        - Пойдем, потанцуем.
        - Ты же сказала, что предпочтёшь мне осла.
        - Не волнуйся, воображения мне хватит.
        Юноша посмотрел на Миранду - женщина едва сдерживала смех.
        - Ладно.
        Цеппеуш и Мириам смешались с толпой. Вокруг медленно, словно раскрытые вниз головой зонтики, кружили молодые пары. Мимо проскользил Эдмунд, крепко обнимая свою пассию. Цеппеуш обхватил руками талию Мириам и только сейчас обратил внимание на то, что девушка едва достаёт макушкой ему до подбородка.
        - Наверное, они все сейчас думают, что я любовница Карранса, - неожиданно произнесла она. - Те, кто сидят за главным столом. Они глядели на меня с такими лицами, что всё стало понятно и без чтения мыслей.
        Цеппеуш удивлённо посмотрел на неё сверху.
        - Ну, насколько я помню историю, Протоург тоже стал джустикарием в ранней молодости. Может быть, ты напомнила ему себя.
        Мириам не ответила, продолжая медленно кружиться вместе с ним под убаюкивающие звуки арфы. Цеппеуш пробежался взглядом по залу - смотрит ли кто-нибудь на них. Претендент на изумрудный трон и девушка в юбке и рубашке танцуют в разгар праздника. Отличная пища для сплетников на неделю вперёд. Впрочем, подумал юноша, пусть болтают. Голова Мириам лежала у него на груди; он чувствовал её мягкие волосы даже сквозь ткань туники и гадал, не видится ли ему странный сон.
        «Всё произошло слишком быстро», - прозвенел в голове внезапный колокольчик.
        - Мириам.
        - Что?
        - Обычно я сам выбираю девушек и, как бы так сказать…
        - Берёшь дело в свои руки?
        - Да. И они всегда старались завладеть моим вниманием из-за моего происхождения и внешности. Почему я чувствую, что ты сделала это совсем по другим причинам.
        - Ну, ты же не мог всерьёз рассчитывать, что я пришла сюда из-за твоих мускулов и длинных чёрных волос?
        «Мог», - хотел сказать Цеппеуш, но передумал.
        - Тогда зачем?
        - Я здесь за тем, что бы передать тебе послание Карранса. Она сказал, что возлагает на тебя большие надежды. Кроме того, твоя матушка, когда я явилась к ней с просьбой присутствовать на пире, в обмен попросила не дать тебе совершить какую-нибудь глупость в последний вечер в Кербергунде.
        Цеппеуш проглотил горечь. Давно ему не приходилось этого делать.
        - Я понял. Значит, твои слова про осла были сказаны всерьёз.
        Мириам хихикнула.
        - Думай сам.
        Дальше они танцевали молча. Музыка сменилась несколько раз, гости успели дважды вернуться за стол, когда где-то сбоку раздался особенно громкий шум, ругань и затем оглушительный грохот. Раздался женский визг. Люди сгрудились возле одного из крайних столов.
        - Это нормально, - сказал Цеппеуш, выпустив Мириам из рук и посмотрев в сторону шума.
        - Я не говорила, что я испугалась. Но пока мы танцевали, мне показалась, что где-то там была госпожа Миранда.
        - Нет, - неуверенно произнёс Цеппеуш, и, всё больше волнуясь, вошёл в толпу. Он почувствовал - наверное, благодаря той связи, что всегда существует между матерью и её ребёнком - что-то случилось с матушкой.
        Миранда безмолвно лежала на каменном полу. Венбер склонился над ней, стоя на коленях и держа её руки в своих, словно величайшую драгоценность. Цеппеуш опустился рядом, чувствуя быстрые и гулкие удары собственного сердца.
        - Что произошло?! - громко спросил он.
        Из сгрудившейся толпы вышел Даргайб.
        - После танца со мной госпожа Миранда шла к столу, - сказал он сильным голосом. - И я успел заметить, что её толкнул этот парень. Лейсер.
        Цеппеуш быстро нашёл взглядом Кая. Юноша стоял бледный, впившись растерянным взглядом на лежавшую женщину.
        - Я не специально, - нетвёрдо ответил он, скрестив на груди руки. Цеппеуш, тем не менее, заметил, что, благодаря стараниям Венбера, состояние парня было далеко от трезвого. Он обвёл взглядом столпившихся вокруг мужчин и женщин.
        - Это вышло случайно?
        - Нет, - нахмурился Даргайб, зло глядя на Кая. - Он не задел герцогиню случайно. Он толкнул её рукой.
        Кровь бросилась Цеппеушу в голову, но усилием воли он сохранил остатки самообладания.
        - Кто ещё видел, что случилось?
        Эдмунд Далвенгир поднял руку.
        - Я видел.
        - Специально толкнул?
        - Специально.
        Цеппеуш коротко кивнул.
        - Кто ещё?
        Он с сумрачным видом смотрел, как одна за другой поднимаются руки. Девять.
        - Это безумие, - сквозь толпу протиснулся Реган. - Где доказательства того, что он сделал это специально? Вы же видите - он упился, как матросня с Навустрозы! Шёл, не заметил, что это сама госпожа, и оттолкнул её, расчищая дорогу. Да, он виноват, но ни о каком смертном приговоре речи быть не может!
        - Дивайн Реган, никто не собирается выносить ему смертный приговор, - сказала Мириам, держа Миранду за запястье. - Дивайн Цеппеуш, у неё есть пульс. Она жива.
        - Какое наказание за умышленное причинение травм? - спросил у неё юноша. Девушка вытерла со лба проступивший пот.
        - Двадцать пять ударов плетью.
        - Где доказательства?! - взревел Реган.
        - Это видели известные и уважаемые люди, - жёстким тоном ответил Даргайб. - Мы бы не стали лгать, только ради того, чтобы увидеть казнь вашего сына. Мы, ренеды Кербер, честные люди.
        Реган с гневным прищуром уставился на косматого силача.
        - Что ж, поскольку все, кто видел этот инцидент, считают действие Кая Лейсера намеренным, мы должны наказать его, - сказал Цеппеуш.
        - Дивайн Цеппеуш, я требую нормального суда, в храме Триединой Церкви, с нормальными судьями и присяжными. С участием джустикария Мириам, в конце концов, - твёрдо произнёс старший Лейсер.
        - Он имеет право, - негромко сказала девушка, глядя в глаза юноше. - К тому же, взвесь сам, какова вероятность того, что дивайн Кай толкнул свою будущую свекровь на празднике в честь помолвки.
        - Минутку, дорогая, - сказал Даргайб. - Ты намекаешь, что мы лжём?
        К ним пробилась Крина.
        - Стойте! - звонкий голос девочки был словно отрезвляющим холодным душем. - Почему все столпились и ничего не делают?! Где слуги и лекари?!
        Гости пристыженно забурчали и разомкнули круг, впуская слуг с носилками. Один из них осторожно пощупал ноги женщины и посмотрел на Венбера.
        - Удивительно, она сломала ноги…. Также есть небольшая шишка у виска. Промахнись она на несколько миллиметров, и всё могло кончиться ещё плачевнее.
        - Вы отвечаете за неё головой, - уронил Венбер. Цеппеуш мимоходом отметил, что никогда ещё не видел дядьку таким мрачным.
        Герцогиню положили на носилки и унесли, после чего всё внимание толпы перенеслось на Крину.
        - Что-то ещё? - спросил Цеппеуш.
        - Я видела инцидент, - девочка посмотрела на него честными глазами. - Кто-то из прислуги его задел, он оступился и в свою очередь зацепил маму. Ни о каком недобром намерении речи не идёт.
        - Витальт, какое наказание за неумышленное причинение вреда человеку? - спросил Цеппеуш у грузного сенешаля.
        - Учитывая характер травмы, семь ударов плетью. И взыскание монетой с обвиняемого. Я правильно говорю, джустикарий?
        Мириам кивнула. Улыбка на лице Регана померкла. Он посмотрел на Кая и грустно вздохнул.
        - Согласен.
        - Ещё чего, - возмутился кто-то из ренедов. - Эта девчонка своим заявлением выставляет нас лжецами! Почему вы вообще её слушаете? Она же только ходить научилась!
        - Ренед Лебрин, - громко произнёс Цеппеуш. - Не советую говорить в таком тоне о моей сестре. Иначе вы разучитесь ходить.
        - Ты храбрец, когда у тебя есть рефрактор, - буркнул тот.
        - Я готов сразиться с любым из недовольных хоть на мечах, хоть в рукопашную! - вызывающе бросил Цеппеуш. - Не стоит распускать язык.
        Ренеды замолчали. Позади себя юноша услышал голос Венбера. Он обернулся.
        - У меня есть предложение, - дядька обвёл собравшихся хмурым взглядом. - Пусть обвинитель и обвиняемый сойдутся в поединке. Кто победит, тот и прав.
        Ренеды зашептались. Реган Лейсер задумался. Возможный суд мог растянутся на долгие месяцы, тогда как на кону стояла помолвка с отпрыском одной из известнейших семей. Ему явно хотелось решить дело быстрее, и сейчас он прикидывал шансы своего сына на победу. Цеппеуш знал, что Кай Лейсер имел определённую известность в дуэльных кругах Изры. Более того, он слыл весьма искусным и ловким рефрамантом.
        - Сэр Даргайб, - находясь рядом с Мириам, Цеппеуш чувствовал, как вместе с ней крепчает его решимость. - Вы первым выдвинули обвинения против сэра Кая. Не хотите ли отстоять свои слова?
        - Я… - начал Даргайб, но его перебил Венбер.
        - Я сражусь с ним.
        Усы телохранителя грозно стремились вниз. То, что он был в ярости, Цеппеуш понял сразу. Было в его взгляде и что-то ещё, похожее на страх. Юноша медленно склонил голову.
        - Ну, раз так, значит…
        - Постойте! - вскрик Регана заставил вздрогнуть всех присутствовавших. - Может, вы заколете моего сына прямо здесь, не дожидаясь поединка? Посмотрите на него. Он же на ногах едва держится. Я прошу вас, Дивайн Цеппеуш, хотя бы поединок сделать справедливым. Весь этот фарс меня…
        - Хорошо, - громко произнёс Цеппеуш, глядя на мужчину. Отказать ему, значило, скорее всего, разорвать помолвку сестры и нанести оскорбление его семье. А за этим могло последовать всё, что угодно, вплоть до войны. Он не перечеркнёт все усилия матушки. - Поединок состоится сегодня утром. Слуги покажут вам ваши покои и путь к ристалищу. А теперь, давайте на время забудем это происшествие и вернёмся к пиру.
        Толпа рассосалась не сразу. Ренеды ввернулись за столы и продолжили трапезу. С тревогой Цеппеуш слушал, что они продолжают обсуждать поступок Кая, и тщетно пытался избавиться от навязчивой мысли, что добром всё это дело не кончится.
        - Я впервые принял на себя обязанности Дивайна, - пробормотал он, начав устало потирать глаза.
        - По крайней мере, ты справился лучше меня, - ответила Мириам. Его голос дрожал.
        - Что? - Цеппеуш глядел в сторону и думал о матушке.
        - Я должна была свести всё к нормальному суду в нашем храме, как того требовал закон. А я не смогла. Не хватило настойчивости.
        - Не вини себя. Если бы Реган так хотел, он бы продолжил настаивать на суде. Но, видимо, он хотел решить дело как можно скорее. Это его выбор.
        Они так и стояли - оба глядели друг мимо друга, думая о своём.
        - Тебе нужно пойти отдохнуть, - опомнился Цеппеуш.
        - Не могу. Я обещала Миранде, что не дам тебе совершить глупость.
        «Похоже, она действительно считает себя виноватой в произошедшем».
        - Тогда пойдём к моей матери. Ей нужна наша поддержка.
        Мириам кивнула и медленно пошла прочь из зала. Юноша двигался рядом, мягко обнимая её за плечо. Вечер действительно выдался особенным.
        ГЛАВА 4. ЧЕТЫРЕ РЕКТА
        Какой он из себя, этот Рензам Рект?
        Кто-то видит в нём жёсткость и жестокость.
        Кто-то - невероятную храбрость и склонность к риску.
        Я же вижу в нём тщательно скрываемое горе. Саламах Инги, «Жизнь великих людей», том 3, 1089 год от создания Триединой Церкви.

1
        Отец сидел за длинным дубовым столом и рычал подобно голодному дракону, поедая оленя, запечённого с кореньями и очищенным катрейлом. Гирем сидел напротив, наблюдая за тем, как Джаркат рассеянно теребит пряди волос, рассыпанные на плечах. Остис, начальник охраны крепости, выбивал по столу барабанную дробь. Все собравшиеся молчали, пока глава семьи за обе щёки уплетал сочное мясо, хрустел синим корнем съедобной спикотры и запивал всё это красным вином с Виноградного Изгиба.
        У Гирема было скверное настроение. Он опросил каждого обитателя замка насчёт того, видели ли они Элли дома в то время, когда гонец, отправленный за отцом, встретил в лесу парящую девону - и получил отрицательные ответы. В какой-то момент внутренний голос шепнул, что отец опередил его, запретив людям открывать рты, но говорить об этом вслух было неблагоразумно.
        - Так что же вас задержало на охоте? - спросил он у Остиса.
        - Повстречали стадо заптарий, - ухмыльнулся тот, показав свежие порезы на руках. - Они как раз держали свои когти в сторону Геррана. Пришлось целый день гнать их в сторону, чтобы сбить курс.
        Гирем передёрнулся, представив себе это зрелище. Он уже однажды пытался управлять стадом. Кончилось всё плохо.
        - Сынок, я рад, что ты не дрогнул во время казни, - Рензам вытер руки о полотенце и посмотрел на него. - Дивайн отличается в первую очередь способностью принимать жёсткие, но верные решения. Казнь девоны была правильным поступком.
        Гирем кивнул. Да, взрослых девон казнили всегда и везде. Исключения делались лишь для младенцев, поскольку их тела ещё не успели полностью пропитаться демоническим ядом безумия и могли быть спасены с помощью обряда Экзоркуции. Даже он сам и вся его приёмная семья в своё время были подвергнуты обряду. По счастью, в уже взрослых людей демоны не вселялись, предпочитая младенцев из-за их слабой ментальной защиты.
        - Когда доберёмся до Забрасина, я расскажу о твоей первой казни джустикарию Кабреге, - продолжал Рензам. - Сейчас нам как никогда нужна благосклонность церкви. Не хотелось бы потерять титул дивайна в такое время.
        - Мы едем в Забрасин? - удивился Гирем. - Зачем?
        Рензам внушительно встал из-за стола и прокашлялся.
        - Собственно говоря, я собрал вас всех, что бы сообщить отличную новость. Наш правитель, Мират Отраз, скончался. Вчера до нас добрался гонец, прямиком из столицы. Пророк умер месяц назад.
        Услышав новость, Джаркат подавился вином, которое медленно потягивал из бронзовой чаши. Рензам посмотрел на него.
        - Удивился, историк? Между прочим, мне никто так и не объяснил, что ты здесь делаешь. Гирем, ты можешь объяснить?
        Юноша кивнул Джаркату и тот достал из-за складок чёрной накидки письмо, которое с поклоном вручил старшему Ректу. Мужчина прокашлялся и начал читать вслух:
        - «Уважаемому Саламаху Инги, дивайну великого города Бъялви, от первого советника Пророка, дивайна Алеппо и Алеман, Кархария Велантиса.
        Прошу предоставить в моё расположение лучшего историка и знатока древних письмен для расшифровки недавно найденных забрасинских глифов. Лучшего после вас, разумеется. Хотелось бы видеть его в Элеуре как можно скорее.
        П.С. Старый друг, это невероятно. Эти глифы…. Будь ты в добром здравии, я бы позвал в столицу именно тебя. Ниже представлена строка из глиняной таблицы, найденной близ Забрасина. Думаю, её расшифровка тебя развлечёт». Дальше идёт подпись и печать первого советника. Хм… подделать её нельзя.
        Рензам бросил сердитый взгляд на Джарката. Тот откинулся на спинку стула и залился смехом.
        - Извините меня за то, что я не оказался шпионом Алсалона, - сказал он. - Вы ведь об этом подумали?
        - Да.
        - Дивайн Гирем сначала тоже так решил.
        - Ещё бы. Осторожность у него в крови. И что с того, что у тебя это письмо? Ты мог подобрать его с трупа настоящего историка и выдать себя за него.
        - Джаркат, хватит, - Гирем хмуро посмотрел на мужчину. Тот послушно извлёк на свет ещё один лист пергамента. Рензам резким движением выхватил его из вежливо протянутой руки.
        - «Кархарию Велантису от Саламаха Инги. Друг, здоровье действительно подводит меня, и новость о забрасинских глифах его не улучшила. Вместо себя я посылаю Джарката, моего талантливейшего ученика. Узнать его ты сможешь по символу на правом запястье в виде водоворота. Его я наношу всем своим подчинённым. Я верю, что он справится с заданием.
        Передавай привет Айссил и Тамиле». Опять подпись и печать Саламаха.
        Рензам вернул оба письма историку.
        - Я так понимаю, Пророк умер вскоре после того, как было написано первое письмо. В письме, что доставил гонец, Велантис уже именовал себя Пророком.
        Остис хмыкнул.
        - Серьёзно? Кархарий - новый Пророк? Разве это возможно? У Мирата же есть родная дочь, которая к тому же скоро станет совершеннолетней.
        - Вот именно. Кархарий будет исполнять обязанности Пророка до тех пор, пока Шака Отраз не выйдет замуж. Он также созывает дивайнов для охраны столицы на время проведения всех церемоний. А даже если бы и не созывал, то нам всё равно нужно увидеть в лицо будущего правителя, чтобы знать, с кем мы будем иметь дело в ближайшие годы.
        - Когда отправляемся? - спросил Гирем. Неожиданно для него самого, перспектива путешествия через всю страну в столицу его обрадовала.
        - Завтра. Будь проклята девона - из-за неё все наши морны передохли. Придётся ехать по земле, налегке. Постоялых дворов вдоль миргордского тракта достаточно.
        - Ты не слишком торопишься? - Остис ковырял ногтём поверхность стола. - Может, стоит созвать ренедов и отправиться в дорогу хотя бы с сотней солдат. Путь неблизкий, мало ли что может произойти.
        - У вас здесь встречаются разбойники? - спросил Джаркат.
        - Конечно. Ближе к столице они повывелись, зато здесь, у самой Бадакайской степи, им не страшны ни ренеды, ни армия Пророка, ни дивайны, ни даже служители Церкви. В том месяце в дивинаре Хлоев разграбили и сожгли торговый караван из двухсот телег. Впятером ехать опасно, как ни крути.
        - Я тебе так покручу, что гореть будет до небес. Никто не подойдёт к нам и на тысячу шагов, - Рензам встал из-за стола. - Для сбора войска нужно время, к тому же оно будут нас отягощать потребностью в еде и корме для лошадей. Не стоит забывать и об Алане, ведь ему придётся иметь дело со злым и голодным народом. Ему могут понадобиться солдаты.
        Остис покивал. Ответ Рензама был исчерпывающим. Гирем обвёл взглядом мужчин. Вместе с ним их было четверо.
        - А кто будет пятым?
        Отец перевёл взгляд на него, пожевал губами.
        - Сиверт.
        - Серьёзно? Ты снял с него все обвинения?
        - Да. Он сейчас отдыхает в своей комнате. Незапертой, - тон Рензама был вызывающе твёрдым. Он словно подчёркивал, что его решение не подлежит обсуждению.
        - То есть ты исключил возможность того, что он помогал Элли в её делах, если, конечно, она действительно была причастна ко всем бедам Геррана?
        - У меня есть свои причины ему доверять. Этого достаточно, - отрезал мужчина. - Мы выступаем завтра. Остис, распорядись насчёт лошадей, одежды и провизии. Сын, готовься. Историк… с тобой мы поговорим отдельно, а пока не мешайся под ногами. Все свободны.

2
        Когда Гирем вошёл в комнату Алана, её хозяин был окружён детьми и, как ни странно, Джаркатом.
        - А ты что здесь делаешь?
        Историк узко развёл руками.
        - Я не мог упустить шанса лично побеседовать с самим Аланом Ректом. Ты не знал, что в определённых кругах твой дядя считается живой легендой. Когда-то он был советником самого Мирата Отраза.
        Гирем кивнул. Порой в правящих кругах дядю называли Переговорщиком, за склонность к дипломатическим методам решения конфликтов.
        - Здравствуй, дружок, - Алан Рект улыбнулся и поманил его к себе здоровой рукой. - В Джаркате я нашёл благодатные уши для моих рассказов. Надеюсь, мы ещё как-нибудь обсудим аннексию Артарии и моё в ней участие.
        Историк учтиво кивнул, а Гирем просто обнял дядю, впервые за несколько дней почувствовав себя в безопасности. Алан обладал сильной энергетикой. Его спокойный баритон убаюкивал, словно материнский голос, а взгляд голубых глаз лучился оптимизмом и юношеским задором, необычным для пятидесятилетнего человека. Сложно было поверить, что его брат - мрачный и жёсткий Рензам. Юноша испытал мгновение тоски, вспомнив, что они расстаются на долгие месяцы. Алан внимательно осмотрел юношу и на его лбу залегла страдальческая складка.
        - Наш гость уже рассказал вкратце о том, что случилось. Джаркат, вы не могли бы поиграть с моими сыновьями снаружи?
        - Конечно, дивайн, - историк поклонился, как показалось Гирему, безо всякого притворства. - Для меня было честью разговаривать с вами.
        - Это взаимно. Желаю удачи в Элеуре.
        Джаркат ещё раз поклонился и, положив руки на плечи радостным Бедосу и Негалу, вывел их в коридор, прикрыв за собой дверь. Гирем посмотрел на перевязанное плечо дяди.
        - Плечо стало меньше.
        - Работа твоего отца. Как видишь, Рензам может не только калечить.
        - Вряд ли возможность исцелять компенсирует маниакальное желание калечить, - Гирем смял в кулаке край одеяла.
        Мужчина с кряхтеньем удобнее устроился.
        - Джаркат рассказал мне о твоём смятении. Что Элли, возможно, не виновата в порче и гибели людей.
        - А что думаешь ты?
        Алан задумчиво коснулся пальцами аккуратной русой бороды.
        - Элли никогда не давала повода усомниться в своей человечности. Однако я не берусь утверждать, что она не девона. Сам понимаешь, природа одержимости до сих пор толком не изучена. Возможно, демон в ней выжидал определённый момент, что бы проявить себя?
        - Так говорил и Джаркат, - махнул рукой Гирем. - Но я признаю, что Элли могла быть девоной. В конце концов, она сама призналась в этом. Что до всего остального… не знаю.
        - Какая официальная причина казни?
        - Одержимость и только. Я не могу поверить в то, что она призвала гекадона и шегуртов, наслала порчу на селение и убила двадцать человек. У нас даже нет веских доказательств, кроме присутствия Сиверта в доме с трупами. Словам Элли и Сиверта веры тоже нет, ведь они могли защищать друг друга. Всё это очень запутанная история. Отец может упрощать её, чтобы облегчить себе жизнь, но я не стану.
        Алан одобрительно улыбнулся и похлопал юношу по руке.
        - Я рад, что после отъезда Джензена мне не приходится в одиночку противостоять своему брату. Я разберусь в этом деле, можешь не сомневаться. Имя убийцы официально не объявлено, а значит нам в любом случае придётся провести расследование.
        Гирем облегчённо вздохнул. Хотя бы здесь дядя его поддержал.
        - Я уже думал о зацепках. Трупы в старом доме Сиверта. Вряд ли все эти люди из Геррана, иначе бы мы уже давно знали об их исчезновении.
        - Верно. Скорее всего, это жители окрестных селений. Я узнаю, откуда они и когда пропали.
        - Мы также можем узнать, где в это время была Элли, и сопоставить…
        Алан поднял ладонь.
        - Гирем, успокойся. В конце концов, это мне придётся остаться здесь за главного, как бы мне того не хотелось. Твоя задача сейчас - ограничивать аппетиты отца и следить за всем, что происходит вокруг тебя. Ты едешь в столицу, а Элеур город опаснее, чем кажется с виду. Посматривай по сторонам и держись товарищей.
        Они ещё раз обнялись, после чего Гирем встал и направился к двери. Коснувшись ручки, он неожиданно обернулся.
        - Дядя, ещё одна странная вещь. Ты когда-нибудь слышал, что бы шегурты разговаривали?
        У Алана взметнулись брови.
        - Разговаривали… на изритском?
        - Да.
        - Вообще-то, шегурты считаются плодом скрещивания демонов и людей. Теоретически это возможно, но я никогда не слышал о том, что бы они…. Подожди - ты хочешь сказать, что те шегурты, которые напали на нас, умели разговаривать?
        - Только один. Наверное, главный.
        Мужчина в глубокой задумчивости начал гладить средней длины бороду.
        - Что же он тебе сказал?
        Гирем задержал дыхание.
        - Что грядёт война.
        Алан остро взглянул на него.
        - Война… против Алсалона?
        - Не знаю, дядя. Ещё мне показалось, что он говорил против своей воли, словно кто-то другой двигал его губами. На его морде было такое выражение, будто он сам не понимает, почему разговаривает.
        - Я тебя понял, дружок, - Алан вынырнул из пучин мыслей и остро взглянул на юношу. - Давай поступим следующим образом. Когда ты окажешься в Элеуре, первым дело поговори об этом с Джензеном. Тебе ведь известно, что он занимается исследованием рефрамантии сознания. Возможно, вдвоём с братом, ты найдёшь объяснение этой тайне. А найдя объяснение, предпримешь соответствующие меры.
        Гирем низко поклонился, чувствуя на себе взгляд дяди.
        - Я всё понял. Да хранят тебя боги.
        - Да хранят тебя боги, Гирем.
        Он вышел в коридор и закрыл дверь. Повернувшись спиной к ней, он неожиданно столкнулся с Джаркатом. Историк был один.
        - Ты что, подслушивал?
        - Я никогда не подслушиваю чужие беседы - я ведь историк.
        Гирем хмыкнул.
        - А кузнец никогда не куёт кухонные ножи, я понял. Ты уже разговаривал с отцом? Что он сказал?
        - Досконально изучил мою руку и символ на ней. Слава богам, до шлифовального материала дела не дошло. Думаю, я убедил его в том, что я историк. Правда, историю династии Дастейнов он слушать не захотел. Зато теперь я еду с вами.
        - Я рад.
        Джаркат хитро прищурил глаз.
        - А я думал, что надоел тебе своим ребячеством. Но на сей раз беспокоиться незачем. Мы с тобой найдём для бесед самые серьёзные темы. Насколько я понял за эти несколько дней, ты даже что-то читал.
        - Джаркат, а куда делись кристаллы сциллитума, которые я давал тебе для поиска отца? - неожиданно спросил у него Гирем.
        - Они рассыпались в пыль после твоего ухода. Абсолютно все.
        - Ну-ну. Мне сказать отцу, что ты не поедешь с нами, или ты добровольно вернёшь украденное?
        Историк фыркнул и достал из кармана россыпь прозрачных камней. Гирем сгрёб их с ладони и с мстительным чувством удовлетворения спрятал в карман.
        «Да уж, дядя, мне придётся посматривать по сторонам задолго до прибытия в столицу».

3
        Когда Гирем пришёл на кладбище неподалёку от Геррана, накрапывал тёплый летний дождь. В этом месте хоронили членов семьи Рект и других семей, которые владели крепостью до них. Тела обычных людей изриты предпочитали сжигать, закапывая или развеивая по ветру пепел. Эта традиция существовала не всегда. Появилась она семьсот лет назад, во время большой войны с Алсалоном, когда некий Теург Агастрас Дастейн поднял армию мертвецов для защиты Изры. Десятки тысяч трупов смешались с живыми людьми и помогли отразить нападение орды Моисея. Только спустя некоторое время стала очевидной цена победы. Население Изры поразила неведомая болезнь, унёсшая жизни каждого третьего изрита.
        Гирем остановился напротив надгробия в виде прямоугольного камня, который уже начал зарастать сорняками. Сначала юноша потянулся за рефрактором на поясе, но потом присел на корточки и начал вырывать траву руками. Острые стебли оставляли на ладонях тонкие болезненные царапины, но ему это даже нравилось. Это придавало действию значимость, впечатывало его в плоть и память, а он соскучился по действию, прозябая здесь, за спинами отца и дяди.
        - Прости, что не заглядывал так долго, - сказал он тёмному от воды камню. - Я знаю, что это не оправдание, но мне было стыдно приходить к тебе после того, что произошло в Джихалаях.
        Надгробие молчало. Гирем продолжал ползать на коленях, выкапывая из почвы белые корни.
        - К сожалению, повод опять не из приятных. Я убил Элли, сжёг из-за того, что она оказалась девоной. Ты веришь в это? Помнишь, когда-то мы наблюдали за ней и Сивертом и гадали, когда они поженятся? Они были хорошими людьми.
        Дождь шуршал в траве, брызги капель отскакивали от поверхности надгробия и падали юноше на лицо.
        - Знаешь, мне хотелось развернуться. Развернуться, бросить эту деревяшку прямо в лицо отцу и уйти. Вот только это было бы ещё большим проявлением слабости. Элли бы всё равно сожгли, гл уже после того, как я трусливо её бросил. Лучше уж так, как случилось, правда?
        Дождь стал слабее, превратившись в мелкую пыль, щекотавшую уши и нос. Гирем осмотрел вокруг себя наполовину прополотую почву.
        - Знаю, что бы ты сказала. Опять, дурачок, позволяешь себе раскиснуть. И потом ты опять дала бы мне затрещину. И я бы радостно улыбнулся, как всегда, когда ты пыталась проявить ко мне заботу.
        Выдохнув, он сел и прислонился спиной к ещё тёплому после полуденного солнца камню.
        - Мне кажется, что я опять совершил ошибку. Нет, я понимаю, что так нужно было сделать. Нужно. Но далеко не всякий поступок может быть только правильным или только неправильным. То, что сделал я, было одновременно и правильно, и не правильно. Иначе почему я чувствую вину? Я своими руками лишил Сиверта его жены. И если в этом путешествии он попытается меня убить, я его прекрасно пойму. Ведь я знаю, каково ему сейчас.
        Гирем закрыл глаза и подставил лицо под тёплую водяную пыль. Так он и сидел, ощущая спиной тепло камня. Передохнув, он продолжил выпалывать сорняки. Повернув голову, посмотрел на другие надгробия, торчащие поодаль, в центре кладбища. Их давно никто не приводил в порядок.
        - Знаешь, я думаю, что боги дали мне ещё один шанс. Помнишь, ты говорила мне про Джензена? Так вот, я уезжаю к нему. Надеюсь, раскол между нами не расширился настолько, чтобы я не мог проложить над ним мост. Но даже если и так, я найду способ перебраться на ту сторону. Обещаю.
        Сказав это, Гирем почувствовал себя лучше. Он закончил с прополкой, отряхнул руки и внезапно услышал шорох шагов позади себя. Сразу поняв, кто это, он собрал в кулак всю волю и встретил глазами взгляд Сиверта. Лысый мужчина нёс в руках доски, за плечом висел мешок, в котором, по-видимому, лежали инструменты.
        Он пришёл хоронить жену.
        Сиверт тяжело посмотрел на юношу, потому перевёл взгляд ему за спину, где стояло каменное надгробие с высеченным на нём именем. Не сказав ни слова, он пошёл в сторону. Свалив на траву материалы, он стал на колени и начал работу. Гирем прирос к месту, чувствуя, как дождь мало-помалу заканчивается, уступая место робкому рассвету. Солнце придало ему сил. Юноша медленно подошёл к Сиверту. Тот не оборачивался, копая яму маленьким подобием лопаты.
        «Он не хочет меня видеть», - горько подумал Гирем. - «И правильно делает».
        Тем не менее, он подошёл ещё ближе и присел на корточки напротив мужчины. Достал рефрактор. Сиверт посмотрел на оружие.
        - Можно я…?
        Тот молчал. Юноша терпеливо ждал.
        Наконец мужчина покачал головой.
        - Уходи.
        Стиснув зубы от горечи, Гирем встал и медленно побрёл прочь.
        «Такое не забывается легко, и получить прощение никогда не будет просто».
        Солнце вновь спряталось за тучами.

4
        День отъезда вышел довольно мрачным. Стояла пасмурная погода, накрапывал мелкий дождик, низко нависли стального цвета тучи. Сиверт, ожидавший спутников подле готовой десятки лошадей, мрачно посмотрел из-под капюшона на Джарката, который с улыбкой подставлял лицо под косые капли дождя.
        - Ты чего лыбишься?
        - Люблю дождь, - весело ответил историк. - У нас в Бъялви он редок.
        - Оно и видно, - сказал Гирем, подойдя к любимому Гарапасу с мешком за плечом. - Спрячь свои свитки, а то промокнут.
        Джаркат спохватился и с тихой руганью принялся запихивать внутрь мешка торчавшие оттуда листы пергамента. Остис, увешанный оружием и магическими оберегами, прилаживал к седлу внушительный двуручный клинок. Артарианец то и дело шмыгал носом, вытирая воду с лица рукавом стёганки.
        Гирем склонился над своим мешком, проверяя, всё ли взял. Внутри лежали две пары плотных штанов, рубаха, запасной плащ, кошель с монетами и кристаллами сциллитума, а также несколько карандашей и чистые листы пергамента. В последнюю очередь юноша проверил ножны с кинжалом, которые висели справа у пояса. Это был подарок Алана, который забрал трофей с трупа Кеврана Дастейна в битве за Сибельниль. В рукоятке тускло мерцал кристалл сциллитума. Зачем он здесь, если рукоять не обладает чувствительностью, и нет кристалла-фокусатора, Гирем не знал. Возможно, это лишь элемент украшения, сразу утраивающий цену оружия.
        К ним подошёл Рензам, закутанный в тёмный плащ. Из-под низко надвинутого капюшона выглядывали лишь тонкий нос и чёрная борода.
        - Все готовы? Выдвигаемся.
        Всадники покинули крепость и потрусили по размытому дождём просёлку. Добравшись до Геррана, они привлекли внимание местных жителей. Грязные и мокрые селяне покидали грядки, выходили на дорогу и непонимающе глядели им вслед.
        - Весть о Пророке ещё не дошла досюда, - донесся голос Рензама. - Тем лучше.
        Гирем в последний раз оглянулся назад. Очертания замка едва угадывались за пеленой дождя и тумана. Вернётся ли он когда-нибудь? Юноша повернулся навстречу вязкой разбитой дороге.
        Он обязательно вернётся.
        ГЛАВА 5. СТОЛКНОВЕНИЕ
        Отличительной особенностью 1107-го и последующих нескольких лет, помимо приснопамятных событий в Элеуре, явилась небывалая человеческая активность в прибрежных водах Изры. Пиратские вожди, купеческие и охраняющие их наёмные флотилии особенно чувствительно отреагировали на события, произошедшие на суше. Несомненно, данный список будет выглядеть неполным без имени адмирала теургиатского флота Сардариона, прославившего себя в ходе всем известных событий.
«Теургиатский цикл», том 19, 1112 год от создания Триединой Церкви.

1
        Триксель Нурвин стоял у бушприта и смотрел на светлеющий горизонт. Где-то там, на севере, стоял Канстель, и до него было ещё далеко. Только вчера похожий на нож диастрийский корабль обогнул мыс западного Клыка и теперь разрезал вытянутым острым форштевнем воды залива Ваэльвос.
        Налетел очередной порыв сырого, тёплого ветра. Триксель прищурился, прикрыв рукой лицо.
        - Через сколько мы приплывём в Канстель? - окликнул он проходившего мимо матроса-диастрийца.
        Тот остановился, смерил его презрительным взглядом. У Трикселя сразу испортилось настроение.
        «Лучше бы я и не спрашивал».
        - Через три дня.
        Матросу ответил рычащий гул грома, который шёл с юга.
        - Если не попадём в шторм, - добавил диастриец.
        - Спасибо.
        Матрос пошёл дальше, а горбун посмотрел в сторону кормы. Горизонт затягивали исполинские сизые тучи, под ними стояли косые мутные столбы, обозначавшие ливни. Шторма были частыми гостями в заливе Ваэльвос, заходя сюда с юга. Этому способствовала близость океана с говорящим названием Штормовой. Он охватывал южные берега континента, обозначая свои границы чёрной дымчатой завесой. Именно вдоль неё капитан Лурвосс ловко вёл свой корабль на протяжении последней недели.
        Ветер крепчал. Раскаты грома становились громче. Морские просторы заволновались и покрылись пеной. Триксель с кряхтеньем оттолкнулся руками от металлического фальшборта и направился к люку, ведущему под палубу, где находились жилые и служебные каюты. Ступеньки были крутыми, и мужчина ухватился за поручни, также окованные металлом.
        Широкий коридор пронизывал корабль, словно позвоночник, связывающий рёбра отсеков. Трикселю разрешалось заходить во все помещения, кроме командной рубки и ещё одного, расположенного в корме судна. За недели плавания он пытался вытянуть информацию о том, что находится в тайном отсеке, у капитана Лурвосса и лекаря Никоро, но те в лучшем случае отвечали ему загадочной улыбкой. Боги, от этого ему становилось ещё хуже.
        Пройдя по коридору, освещённому мягким голубым светом, горбун постучался в дверь каюты капитана. Через несколько мгновений металлическая перегородка с тихим шипением въехала в стену, открыв проход. Мужчина с привычным трепетом шагнул внутрь. Капитан Лурвосс стоял у широкого стола, склонившись над расстеленной картой Ирдарана.
        - Здравствуйте, капитан, - вежливо произнёс Триксель, став рядом. - Вы знаете, что нас настигает шторм?
        - Безусловно.
        - Он нам не помешает?
        - На этом корабле мы заплывали в воды Штормового океана. Тамошние ураганы куда сильнее.
        - И? - жадно осведомился горбун.
        - Что? - Лурвосс оторвался от работы и посмотрел на него.
        - Я ни разу не слышал, что бы кто-то отважился заплыть за чёрную завесу. Зачем вы туда плыли? Что там?
        Капитан продолжил делать измерения на карте.
        - Ничего там нет. Лишь чёрная вода, ливни, гром и молнии.
        - Да ладно вам. Вы плавали в Штормовом океане и не поделились этим ни с кем?
        - Нас никто не спрашивал, а мы не любим хвастаться своими достижениями.
        Хмыкнув, Триксель тоже склонился над картой. Его внимание привлекла выгнутая подковой, с множеством мелких бухт, береговая линия залива Ваэльвос. В его центре расположился архипелаг Трёхпалой Лапы - четыре острова, похожие на отпечаток кошачьей лапы. Он и два полуострова Клыков были самыми южными участками суши Изритского Теургиата. Несколькими квадратами ниже рисками была отмечена косая граница Штормового Океана.
        - Как вы думаете, что является причиной этих ураганов?
        - Неизвестная рефрамантия, постоянное столкновение течений и воздушных масс, - задумчиво произнёс диастриец. - Может, что-то ещё. В любом случае, знание причин не поможет вашим кораблям пройти дальше.
        - Я смотрю, вы всё же не лишены ехидства.
        - Я просто констатирую факт.
        - Скажите, - осторожно начал Триксель. - А что позволяет вашим кораблям идти дальше наших?
        - И снова вы переводите разговор на содержимое запретного отсека.
        - Ну, в самом деле, вы же знаете, что я знаю, что там находится что-то, что позволяет кораблю двигаться с огромной скоростью. Если вы подтвердите это, то я перестану докучать. Ну, так как называется эта… вещь?
        - Ветер.
        - Ба! С того момента, как мы отплыли из Шуруппака, прошло всего три недели. Это в два раза меньше, чем время, за которое мы проплыли от Канстеля к устью Сиары на быстроходной шхуне!
        - Попутный ветер.
        - Который сделал ваше чёрное чудовище вдвое быстрее шхуны? Нет, это невозможно. Вы, должно быть, запрягли его стаей морских змеев.
        - Чёрное чудовище, - в голосе капитана впервые за весь разговор послышалось удивление. - Это оскорбление какое-то?
        - Нет. Если бы я хотел вас оскорбить, я бы назвал корабль чёрной бутылкой.
        - Мой корабль зовётся «Ребро Асага» и он один из лучших в нашем флоте.
        - При всём уважении, капитан, вы всё же хвастун.
        Из-за закрытой двери донёслось едва слышимое рычание грома. Лурвосс начал убирать приборы в ящик стола. Свернув карту трубкой, он вложил её в футляр.
        - Вы собираетесь идти в командную рубку? - жадно спросил его Триксель.
        - Да. Нет.
        - Нет? К чему это?
        - К пока не слетевшей с ваших уст просьбе пойти со мной.
        - Даже и не думал просить. Хотя, если вы об этом упомянули, то может быть, вы дадите взглянуть на рубку хоть одним глазком?
        - Вам лучше пойти к Никоро. Она развлечёт вас беседой.
        Триксель помрачнел.
        - Ей сейчас не хорошо.
        - Так плохо? Ваша диета не работает?
        - Работает, но не настолько, что бы она тут же излечилась.
        - Не стоило угощать её человеческой едой.
        - Это был пшеничный пирожок с пастой из катрейла. Он очень вкусный и совершенно безвредный. Мне хотелось её удивить.
        - Что же, вы удивили её пищеварительную систему. А удивить пищеварительную систему диастрийца очень непросто. Поздравляю.
        Они подошли к двери в капитанскую рубку.
        - Возвращайтесь и присмотрите за Никоро, - неожиданно мягко сказал Лурвосс. - В конце концов, от неё зависит жизнь вашего отца.
        Тут Триксель понял, что все аргументы закончились. Капитан был прав. Возможно, на всём корабле, он был самым лояльным из диастрийцев, и потому его советами стоило пользоваться, хотя бы из благодарности.
        Вежливо кивнув, горбун отправился восвояси.

2
        Через полчаса Триксель постучался в дверь гальюна, держа в руках глубокую бадью с морской водой. Её вес пригибал горбуна ещё ниже к земле и отзывался болью в спине, но это была приятная боль. Он любил заботиться о Никоро.
        Из-за двери доносился плеск, хлюпание и кашель.
        - Я могу войти?
        Ответа не последовало. Триксель постоял несколько минут перед дверью, а потом решительно толкнул её плечом и вошёл внутрь. Помещение было просторным. Вдоль двух стен, покрытых мозаичными плитками, на уровне пояса располагался ярус широких полок. На них стояли ведро и ушата. В полу имелось несколько дырок стока. В воздухе стоял кислый запах рвоты.
        При виде мужчины Никоро отвернулась, упёршись руками в края металлического ведра. Её персиковые блестящие волосы свисали спутанными влажными колтунами. Кожа, там, где она не была прикрыта тканью тёмно-синего халата с короткими рукавами, была мокрой от пота.
        - Выйди, Триксель, - слабо проворчала она. - Не люблю, когда меня видят такой.
        - Посмотри на меня, Никоро, - горбун стал рядом с диастрийкой, громко стукнув бадьёй о полку. - Мне тоже не особо нравится то, что ты видишь.
        - Ты привык за тридцать лет?
        - Нет, - поморщившись, улыбнулся Триксель. - И вряд ли когда-нибудь привыкну.
        Он достал из-за пояса рефрактор и, щёлкнув предохранителем, опустил верхушку в воду. Никоро слабо вскрикнула.
        - Спокойно, это фильтрация. Весьма универсальная магия. Можно выпаривать соль из воды, удалять гниль, плесень и ненужные элементы. Вода становится пресной, но хотя бы безвредной.
        Они молча смотрели на бурлящую в бадье воду.
        - Я тебя не сильно смущаю? - неловко поинтересовался Триксель. - Вообще.
        Никоро повернула к нему голову. Её губы дрогнули.
        - Меня смущает только то, что я лекарь, которого лечат.
        Мужчина негромко рассмеялся.
        - Так, готово. Вода пресная.
        Он спрятал «Ржавые кости» за пояс и достал из мешочка зелёную склянку, которой уже не раз пользовался за время плавания. Снял с крюка на стене небольшой ковшик, зачерпнул им воду и уронил туда несколько капель.
        - Это же средство против укачивания, - Никоро сложила руки на груди. - Ты же говорил, что мне стало плохо из-за вашей еды.
        - Неприятие еды было основной теорией, и она не сработала. С того момента, как ты съела пирожок, прошло много времени, и все возможные токсины обязаны были выйти. Лурвосс сказал, что ваша пищеварительная система очень крепкая. Дело явно не в еде. Скорее всего, просто морская болезнь.
        - Это очень опасно?
        - Нет, на море у людей такое бывает сплошь и рядом. Ты разве никогда не плавала?
        - Нет. Но возможно ты прав. И я готова.
        - Хорошо, - Триксель убрал склянку и достал другую. - Сок зубовяза. Раз твой организм не усваивает лекарства, созданные из наших привычных трав, то, может быть, я сумею обмануть его, смешав снадобье с соком, который вы добавляете в вашу еду.
        - Хитро, - Никоро протянула руку к склянке. Горбун несильно шлёпнул по ней своей.
        - Сегодня я твой лекарь.
        - Хорошо.
        Она тихо наблюдала за манипуляциями мужчины.
        - Скажи, а эти слова, что вы используете для магии - они приходят вам в голову сами по себе или вы получаете их каким-то другим способом?
        - А почему это тебя интересует?
        - Не один ты проявляешь интерес к культуре, о которой почти ничего не знаешь.
        Триксель хмыкнул.
        - Сколько я нахожусь среди вас, меня всегда удивлял этот интерес к рефрамантии. Вы возвели поражающие воображение архитектурные сооружения, вы открыли источник энергии с потрясающими свойствами, вы создали авралитовую смесь, которая может взрываться, ваши корабли двигаются вдвое быстрее наших и ещё многое такое, о чём я не знаю. И при всём этом вас интересуют такие фокусы, как вызов огненных шаров и грозовых туч. Я не против того, что бы ты интересовалась этим, просто это забавно.
        Он выверенным жестом отмерил порцию сока и слегка поводил ковшиком в воздухе, заставляя воду, лекарство и сок смешаться. Потом протянул его Никоро. Девушка сделала несколько глотков.
        - Ну? - нетерпеливо спросил горбун.
        - Не знаю, - раздражённо ответила та, прислушиваясь к себе.
        Так прошло несколько минут. Триксель терпеливо ждал, разглядывая страдальчески искажённое лицо диастрийки. Наконец, к его радости, оно разгладилось, и Никоро выдохнула.
        - Кажется, действует.
        - Отлично! - бодро воскликнул горбун и не мешкая направился к выходу.
        - Спасибо, Триксель, - раздалось ему вслед.
        Мужчина улыбнулся.
        - Всегда к твоим услугам.

3
        Весь вечер «Ребро Асага» швыряло чёрными, как антрацит, штормовыми волнами и закручивало в пенистых водоворотах. Металлическая обшивка держала удар. Мачты убрали в пазы в палубе, и корабль чёрной рыбой выпрыгивал из-под морской толщи, куда его утаскивали тяжёлые удары стихии.
        - Если бы в такой шторм попал человеческий корабль, его бы уже раскрошили и разметали волны, - тихо сказал Триксель, глядя в окошко каюты, из которого было видно чёрное небо, взрывавшееся голубыми вспышками.
        Никоро лежала в постели, накрывшись одеялом до подбородка и прикрыв глаза. Горбун посмотрел на неё. Одеяло вздымалось и опускалось размеренно. Бледность лица прошла. Хороший знак. Диастрийка была его единственным собеседником за недели плавания. Иногда Триксель спрашивал себя, не претит ли ей общество уродливого полукровки, но не решался задавать этот вопрос вслух. Никоро никак не выражала своего недовольства или отвращения, и это было… странно. Но приятно.
        Каждый день они обменивались историями. Девушка делилась ими так легко, что порой в Трикселе брала верх подозрительность - а не вешает ли Никоро лапшу ему на уши? Ему доставалась драгоценная информация, из которой далеко не всё попадало на страницы редчайших книг, посвящённых диастрийцам. Легенды, сказки, просто мелкие, малозначимые истории и случаи - Триксель проводил в каюте Никоро много времени, отвлекаясь лишь на естественные нужды.
        - Никогда ещё не видел подобного урагана. Странно, что он забрался так далеко внутрь залива.
        - Наверное, что-то разгневало вашего бога? - Никоро открыла глаза.
        - Не знаю. Скорее всего, смещение подводных течений.
        - Прозвучало так, словно ты не веришь в своих богов.
        - Отчего же? Я верю. Верю в то, что они наделяют избранных способностью к рефрамантии. Другого объяснения нашим силам пока не удалось найти. Но вот природные явления…. Я сомневаюсь, что Ум» ос сейчас сидит за тучами и дует на нас в обе щёки.
        Никоро рассмеялась.
        - Тебе легко говорить, когда ты не видел своих богов.
        Триксель задрал бровь.
        - А вы своих видели, значит?
        - Не я лично. Но некоторые старейшие - да.
        - Значит, они вас покинули?
        - В каком-то смысле. Но мы верим, что когда-нибудь, они к нам вернутся.
        - И что тогда случится?
        - Что-то очень хорошее.
        Триксель хмыкнул.
        - Для всех?
        - Для всех, - улыбнулась диастрийка.
        Горбун предпочёл отмолчаться.

4
        На следующий день, когда шторм сошёл на нет, они сидели в каюте Никоро и отвлечённо спорили о том, какой из двух городов - Канстель или Шуруппак - красивее.
        - Предлагаю сойтись на том, что оба являются шедеврами своих культур, - Триксель шутливо поднял руки. - Потому что иначе мы дойдём до того, что ты попытаешься меня укусить, а я джентльмен.
        Никоро откинулась на подушку и отвела взгляд в сторону, успокаиваясь. Её выдержки хватило на несколько мгновений, после чего она ткнула горбуна пальцем в плечо.
        - Но у вас нет ничего, что бы сравнилось по масштабу с домами Энки или Энлиля. Как вы можете выказывать своё почтение богам, если не умеете возводить достойные их сооружения?
        - У нас тоже есть большие храмы, - пожал плечами Триксель. - Однако вряд ли стоит измерять силу веры величиной храмов, алтарей или жертв. Молотоносец Ориду не требует от простых людей мешки с зерном или отару овец на заклание, чтобы им покровительствовать. Достаточно быть искренним вот здесь.
        Он коснулся ладонью сердца. Никоро недоуменно подняла брови.
        - Наши великие небесные владыки восседают в своих чертогах и повелевают необъятными просторами синей сферы. Что для них какая-то искренность в груди? Они её и не заметят. Нет, чтущие красоту и размах заслуживают от своих подданных творений соответствующих красоты и размаха.
        - Мне не очень нравится мысль о том, что ваши покровители нуждаются в демонстрациях веры в виде исполинских жертвенников. Ориду, Кебея и Ум'ос защищают людей бекорыстно.
        - Тогда ваших богов вообще не существует, - уронила девушка.
        В тот же миг Триксель остро почувствовал сферу отрицания и фанатизма, окружавшую Никоро. Раньше он не замечал этого. Что хуже, из разговоров с диастрийкой никак не выходило, что боги, которым поклоняются её соплеменники, так уж добронравны и бескорыстны. Ему захотелось выйти подышать свежим воздухом.
        Он начал подниматься на ноги, как вдруг стол, на котором стояло несколько опустевших тарелок, ощутимо вздрогнул. Столовые приборы дружно звякнули, два бокала - один с остатками вина, другой - с лекарством Никоро - упали на пол и звонко разлетелись на осколки. Триксель вздрогнул, а затем последовал второй удар. Стол опрокинулся, Триксель слетел с края кровати и упал на пол, больно ударившись о ножку табурета. В коридоре протяжно зашипело, словно кто-то выпускал воздух из воздушного шара. По полу слитно застучали ноги матросов.
        - Что случилось? - машинально спросила диастрийка, вскакивая из постели и накидывая халат.
        - Чтобы узнать, нужно подняться наверх, - Триксель тактично отвернулся, уткнувшись носом в стальную дверь.
        - Идём.
        Они вышли в коридор и направились к каюте капитана.
        Капитан Лурвосс разговаривал с двумя помощниками на диастрийском. Триксель мог лишь догадываться о содержании резких, с множеством звонких согласных фраз.
        - Здравствуйте, капитан, - поздоровался он. - Я знал, что наше путешествие не обойдётся без неприятностей. Мы налетели на риф? Попали в пасть горнилодону? Стая морских драконов взбунтовалась и вырвалась из узды?
        - Это пираты. Нас собираются взять на абордаж, - отрывисто произнёс Лурвосс и посмотрел на Никоро. - Вам необходимо вернуться в каюты. Если хотите, можете оставаться вместе.
        Он добавил ещё несколько слов на диастрийском. Никоро ответила. Триксель нахмурился, ничего не понимая. Они не хотели, что бы он о чём-то узнал?
        Лурвосс что-то крикнул, и в каюту вошёл матрос.
        - Он будет вашим охранником на всякий случай, - пояснил капитан. - Идите.
        - Ладно, ладно, - проворчал Триксель и вышел в коридор, полный матросов, облачённых в обычные человеческие кольчуги и латы. Они медленно поднимались по трапу, исчезая в открытом люке.
        - Что он сказал? - спросил горбун у Никоро, когда они сели на кровать в каюте диастрийки. - Почему не хотел, что бы я это услышал?
        - Попросил ударить тебя по голове, если ты попытаешься выйти, но я сказала, что будет достаточно просто сделать тебе подножку, чтобы ты не смог встать.
        - Очаровательно.
        Снаружи доносился лишь гул шагов по металлическому полу коридора. Он же доносился и с потолка.
        - Думаешь, твои соплеменники справятся? - нервно спросил Триксель.
        - Среди них есть воины, тренированные лично лугалем Энхенгалем. Конечно, они справятся.
        - Надеюсь, ты права. Никогда не хотел близких контактов с головорезами.
        Прошло немало минут тревожного ожидания, когда корабль неожиданно тряхнуло в сторону. Триксель и Никоро вскрикнули, завалившись набок. Спину горбуна прострелила боль. Он закусил губу, помогая девушке принять сидячую позу.
        - Как будто сели на дикую лошадь.
        - И начали тыкать ей в глаз соломинкой.
        - Да.
        Корабль тряхнуло в другую сторону. На сей раз они удержали равновесие.
        - Боги, что там происходит?
        Дверь в каюту отъехала в сторону, и в проёме показался охранник-диастриец.
        - Мне придётся вас оставить, - на ломаном изритском произнёс он. - Никуда ни шагу.
        - Стойте! - воскликнул Триксель - Что происходит?
        Но диастриец уже убежал, а дверь с тихим гулом закрылась. Горбун повернулся к Никоро.
        - Я собираюсь посмотреть, что там случилось. Ставь подножку, пока не поздно.
        - А как же твоя любимая осторожность?
        - К несчастью, любопытством природа наградила меня в большей степени, - Триксель подошёл к двери и коснулся ладонью стены рядом. Дверь не открылась.
        - Вы шутите? - возмущённый горбун достал рефрактор, щёлкнул предохранителем и сосредоточился. Вернулось привычное тёплое чувство обволакивающей воды и множество входов, зияющих опасной тьмой.
        Из «Ржавых костей», полыхавших нежным белым светом, вырвался пузырь воды. Повинуясь воле Трикселя, он расплескался по поверхности двери и затем втянулся в едва видимые узкие щели в пазах.
        «Посмотрим, что за устройство заставляет её двигаться».
        По древку шёл поток тепла, обволакивая узкую ладонь и наполняя Трикселя знанием того, чего коснулась вода.
        Вот и дверные запоры.
        «Боги, какой механизм».
        - Я в жизни такого не видел, - вслух произнёс он. - Нашим учёным такое и не снилось. Однако, используя логику, нетрудно понять, что блокиратор нужно просто вернуть в паз.
        Раздался щелчок. Триксель тяжело выдохнул и выключил рефрактор. Вода с тихим плеском растеклась по полу.
        - Потом уберут, - пробормотал горбун и коснулся рукой стены. Дверь отъехала в сторону. Шум снаружи стал громче.
        - Я с тобой, - сказала Никоро, становясь позади мужчины.
        Триксель кивнул, впервые за долгое время чувствуя себя героем. Они прошли по пустынному коридору и, оказавшись возле трапа, посмотрели наверх, где в квадрате входа виднелось лишь звёздное небо.
        - Поднимаемся? - спросил горбун и протянул руку к поручню.
        - Не трогай! - девушка схватила его за плечо. - Пока корабль в боевом состоянии, поручни лучше не трогать.
        - Ладно.
        Медленно, преодолевая ступеньку за ступенькой, опасаясь, что корабль может тряхнуть ещё раз, они оказались на самом верху. Триксель осторожно выглянул наружу. Над палубой метались из стороны в сторону два синих луча, выхватывая из полумрака пиратские корабли и их паруса. Диастрийцы стояли у фальшбортов, пригнувшись и держа наготове мечи.
        «Ребро Асага» окружили по меньшей мере десяток галер. Две плыли бок о бок с диастрийским кораблём, по одной двигалось спереди и сзади. Позади горели ещё две, да так сильно, что из-за пламени не было видно силуэтов самих кораблей. Зарница поднималась до облаков.
        - Как они подожгли суда? - пробормотал Триксель. - Зажигательными стрелами?
        В воздух раздался крик Лурвосса.
        От внезапного низкого гула у Трикселя заложило уши. Правая сторона «Ребра Асага» исчезла в ослепительной синей вспышке; диастрийский корабль швырнуло влево. Галера, двигавшаяся справа, бесшумно разлетелась в щепки, столбы пламени взметнулись высоко вверх. Горбун и Никоро повалились на ступеньки трапа.
        А затем один из кораблей на полном ходу врезался в корпус «Ребра». Скрежет металла и треск древесины смешались, воздух огласил людской крик. Пираты пошли на абордаж. На мгновение синий луч света выхватил из тьмы стоявшую на палубе галеры фигуру рефраманта, который держал в поднятой руке сверкающий жезл, и это сняло у Трикселя все вопросы насчёт того, как пиратские корабли сумели перехватить диастрийское судно. Несомненно, маг знал какое-то слово Ветра, позволившее разогнать галеры до предела.
        Десятки тёмных силуэтов перемахнули через борт «Ребра» и столкнулись с шеренгой диастрийцев. Над палубой зазвенела сталь, за этим последовали первые предсмертные вопли и вскрики. Перед глазами Трикселя, который прижался боком к ступенькам, замелькали ноги - группа людей пробилась через первую шеренгу защитников и столкнулась со второй. Численный перевес был на их стороне. Около сотни моряков перебрались на диастрийское судно, ещё столько же ожидало чего-то на галере по левому борту, и, наверняка, немало солдат имелось на остальных пиратских кораблях.
        В толчее Триксель разглядел капитана Лурвосса. Он был облачён в те же доспехи, которые носили защитники внутренних врат Шуруппака. Только теперь длинная юбка сложилась в подобие щитков, облегавших ноги и пах, а высокий ворот за головой изогнулся, облегая её и защищая лицо тонким стеклом. Наплечники, как и сапоги, источали яркий синий свет. В руках капитан держал серповидные клинки, сверкающие холодным огнём. Триксель протёр глаза. Он никогда не видел ничего подобного.
        На Лурвосса прыгнули сразу трое противников. Диастриец взмахнул обеими руками - Триксель моргнул - головы отделились от двух тел, упали на палубу как перезревшие плоды, и покатились по ней, разбрызгивая кипящую кровь. Третий пират с разбегу вонзил копьё ему в живот. Древко разлетелось в щепки, наконечник со звоном отскочил от брони и улетел во тьму. Лурвосс сделал шаг вперёд, оставляя за собой послеобраз, и разрубил врага пополам одним диагональным взмахом. Всё это заняло у него долю мгновения, после чего он побежал, оставляя за собой дорогу из силуэтов. Горбун задрожал от возбуждения.
        - Ты видела? Ты видела?! - он безумно посмотрел на диастрийку. - Что за демон?!
        - Это турудаль. Их всего двое на корабле, но они стоят многих воинов.
        Триксель видел. Второй турудаль дрался совсем рядом с трапом. Он отмахнулся от врага одним мечом, ответил другим - клинок на мгновение удлинился втрое и, оставляя трассу синего света, по широкой дуге разрубил сразу четверых противников. Горбуна едва не вывернуло наизнанку. В воздухе стояли предсмертные вопли и кислый запах крови, желчи и мочи.
        К сожалению, другие матросы с «Ребра» были вооружены куда хуже элитных солдат. И не смотря на своё мастерство и самоотверженность, они гибли. Разменивая одного за пятерых, они падали наземь: зарубленные, пронзённые дротиками и стрелами, затоптанные ногами.
        Сразу семеро человек навалилось на Лурвосса; двое прыгнули ему в ноги, ещё двое схватили сзади за руки. Широкоплечий пират хэкнул и с тяжелым замахом рубанул капитана по плечу огромным двуручным мечом. Клинок с вибрирующим звоном преломился надвое; осколок попал в голову одному из державших за руки пиратов. Лурвосс потушил свои клинки, дёрнул левым плечом - человека швырнуло наземь. Турудаль взмахнул ногой - второй пират с криком отлетел в темноту, повалив на своём пути ещё нескольких товарищей. Бледный силач, у которого в руках остался жалкий огрызок двуручника, прыгнул на диастрийца, намереваясь поймать его в захват. Лурвосс сделал незаметный шаг в сторону, и пират схватил послеобраз. Капитан ударил его металлическим кулаком - рука прошла сквозь спину человека и вылезла из груди, окровавленная. Воин презрительно швырнул труп в кучу людей. От его стеклянного шлема отскочило несколько стрел. А потом в него вошёл арбалетный болт. Лурвосс дёрнулся, вырвал древко из стекла. На него тут же навалилась дюжина человек и не щадя себя заколотила по шлему кинжалами и короткими мечами. Капитан начал
заваливаться назад, пытаясь выдержать вес толпы - Трикселю показалось, что свет в его доспехах начал гаснуть - и потом исчез, погребённый живым ковром.
        - Надо что-то делать, - сказала Никоро, чью бледность подчёркивал свет двух фонарей. - Помоги им!
        Триксель судорожно рванул с пояса «Ржавые кости», прикрыл рукой сверкнувший кристалл, и попытался сосредоточиться. Это было сложно.
        Над палубой забил фонтан из воды, сложившийся в громадный силуэт человека без ног. Водный голем протёк по палубе и размахнулся бесформенной рукой. Огромный кулак ударил сразу по группе пиратов; вода прошла сквозь тела, унося в себе кровь, кожу и осколки раздробленных костей. Трупы протащило по палубе до самого фальшборта.
        - Нед! Нед!!! - раздался истошный вопль.
        По коже Трикселя прошёл холодок, когда он увидел, как рефрамант, стоявший на палубе галеры, воздел жезл. А потом резко опустил, словно ударяя молотом по наковальне. Голем разлетелся в мелкую пыль. Невидимая сила повергла Лурвосса наземь и растёрла его по палубе, словно жука. То же самое случилось с другими живыми существами, попавшими под удар, будь то диастрийцы или люди.
        Протяжно завизжала металлическая обшивка, и чёрная палуба «Ребра Асага» со скрежетом прогнулась внутрь себя вместе со всеми выжившими. Нос и корма подпрыгнули вверх, словно две половинки одного полена после сильного удара топором. Трап находился в кормовой части; инерция подбросила Трикселя и Никоро в воздух. Вопя и махая конечностями, потеряв ориентацию во мраке, они шлёпнулись в холодную морскую воду.
        Горбун тут же ушёл вниз. Сознание закричало в панике, руки хаотично заметались в водной толще, пока их не поймала Никоро. Диастрийка вытащила его на поверхность; Триксель судорожно вздохнул, ловя ртом воздух. Вокруг кричали тонущие люди, едва различимые в темноте. Мужчина повернулся к девушке и больше не отрывал от неё взгляда, словно цепляясь за спасательный круг. Вместе они держались на плаву, пока неожиданно не нашарили ногами что-то твёрдое, шероховатое, но устойчивое.
        - Что это?
        - Не знаю. Не вижу. Может быть, риф?
        - Может.
        Он кое-как уселись на крошечном островке, прижавшись друг к другу и дрожа от холода и испуга. Мимо них проплывали трупы и горящие куски дерева. «Ребро Асага» ушло на дно целиком.
        - Думаешь, нас заметят? - спросила Никоро.
        - А нам хочется попасти в плен к пиратам?
        - Не знаю. Если бы знать наверняка, что они нас не убьют, а продадут на чёрном рынке. Тогда…
        - Да, было бы неплохо. Потому что вряд ли мы дотянем до утра, если будем сидеть по пояс в воде.
        - Может, покричим?
        - Лучше я посигналю рефрактором.
        - Нет. На свет точно сплывутся все утопающие.
        - А что ещё нам остаётся? Не думаешь же ты, что этот островок отделится от дна и доставит нас прямо к галерам?
        Он умолк, чувствуя, как твердь, на которой они сидели, завибрировала и поплыла, расталкивая мусор и создавая волны. Несколько неудачливых пиратов заорали, загребли, пытаясь догнать островок, но тот оказался невероятно быстрым. Триксель в панике начал щупать то, на чём сидит.
        - Демоны, мы случайно не на спине горнилодона плывём?
        - Вряд ли. Он несёт нас прямо к той галере. Словно знает.
        Тем временем, на галере их заметили. Раздалось несколько команд, над фальшбортом показались факелы, в свете которых Триксель и Никоро увидели матросов с луками и арбалетами.
        - Не стреляйте! - заорал горбун, махая рефрактором, который сыпал белыми искрами. - Я - Триксель Нурвин, сын Берруна Нурвина, дивайна Канстеля! Мы с моей спутницей важные персоны! За нас дадут большой выкуп!
        Воцарилась тишина. Плавучий островок встал в паре метров от борта галеры. Прошло немало страшных минут, прежде чем им сбросили верёвочную лестницу и помогли подняться на борт пиратского судна. Навстречу вышел невысокий коренастый мужчина. Он широко улыбнулся и цепким взглядом оглядел Никоро. Затем посмотрел на сверкающий рефрактор в руке Трикселя и смачно сплюнул в сторону.
        - Добро пожаловать в плен, дивайн Нурвин.
        ГЛАВА 6. КОНЕЦ И НАЧАЛО
        Кошмар в руках рефраманта подобен мечу в руках опытного воина. Как меч является продолжением руки, так и кошмар - продолжением страхов. Не верьте кошмарам. Джензен Рект, чистовик, 1107 год от создания Триединой Церкви.

1
        На следующее утро Цеппеуш пришёл в фамильный арсенал, расположенный в одной из секретных подгорных каверн. Кербергунд изобиловал потайными полостями и тоннелями, по которым было удобно передвигаться и прятаться во время осад. Поскольку войн здесь не было уже добрых несколько сотен лет, за ними мало кто присматривал, и по дороге в арсенал Цеппеуш встретил лишь два патруля. Венбер уже был здесь, как было условлено, облачённый в стёганку и длинную кольчугу. Увидев юношу, мужчина кивнул.
        - Давай утяжелённые доспехи Тадеуша.
        - А стоит ли? - с сомнение произнёс Цеппеуш. - Кай Лейсер использует рефрамантию Земли. Я слышал, что у него имеется что-то вроде каменной пращи, прессующих плит и ловчей ямы. В тяжёлых доспехах тебе придётся туго.
        Венбер подошёл к манекену с надетыми на них чёрными как смоль латами.
        - В этом бою маневренность меня не спасёт. Кай моложе и ловчее. Я слышал про его доспехи. Лёгкие, из ковкого металла, с отражающими рунами на каждом дюйме поверхности. Он будет очень быстрым. Здесь я буду действовать по-другому.
        Не став перечить, Цеппеуш начал снимать с манекена части доспехов.
        - Кстати, матушка очнулась. Как раз перед тем, как мы с Мириам собрались уходить.
        - Она что-нибудь сказала? - негромко спросил Венбер, надевая сабатоны.
        - Да. Она назвала твоё имя, - юноша закрепил наголенники и набедренники. - Почему?
        Венбер молча пожал плечами, помогая закреплять набедренники и латную юбку из чёрных металлических чешуек. Пришла очередь нагрудника и наспинника.
        - Цеппеуш.
        - Да?
        - Если со мной что-то случится, вы с Мирандой не должны оставаться здесь. Лучшее, что ты можешь сделать для неё - это занять изумрудный трон, будь он неладен.
        Цеппеуш молча закрепил наручи и перешёл к латными перчаткам. Сначала левая, потом правая. Мужчина сжал и разжал кулаки, проверяя, как они сидят.
        - Венбер.
        - Что?
        - Не смей даже думать о поражении, ясно? - юноша нацепил горжет и сильными порывистыми движениями приладил к плечам дяди наплечники. На отполированной чёрной поверхности заиграли оранжевые отсветы магических светильников. - Ты лучший воин и всех, о ком я когда-либо слышал. И дело не только в чутье и магических навыках, а в том, что перед боем ты никогда не говорил слова «если». Сейчас на кону стоит доказательство вины Лейсеров, и это явно не тот момент для слабости.
        Последним он прикрепил к наплечникам серебристый плащ, вышитый пророчицей Тсеритсой. Венбер повернулся к юноше и посмотрел на него, вздёрнув подбородок. На мрачном лице появилась слабая, словно зимнее солнце, улыбка.
        - Ты прав, сынок. Пора размятся.
        Мужчина надел шлем Тадеуша. Последним делом он проверил наличие рефрактора в кожаном чехле у пояса, потом взял в левую руку тяжёлый щит с круглой выемкой на верхнем ребре и, не сказав больше ни слова, вышел из арсенала. Цеппеуш поспешил за рефрамантом.

2
        Тренировочная и одновременно дуэльная площадка располагалась на огромном овальном срезе скалы, к которому вёл тоннель и каменная лестница. По слухам, скалу срезал Михэй, четвёртый Пророк в династии Мендрагусов. Сделал он это, поспорив с кем-то из ренедов, и выиграл тем самым немалую сумму. О том, куда дели скалу, слухи умалчивали.
        Площадка, ровная и гладкая, составляла в диаметре больше двух сотен метров. Зрительские места были вырезаны в соседних скалах, на таком расстоянии, что бы можно было наблюдать за зрелищем в относительной безопасности. Регламент, знал Цеппеуш, также запрещал дуэлянтам использовать особо мощную масштабную магию. Нарушителя ждала дисквалификация.
        Зрители уже заняли места в комнатах, припав к вырезанным в скальной породе узким прорезям. Цеппеуш хлопнул Венбера по наплечнику и присоединился к остальным. Его тут же нашла Крина, которую держала за руку Мириам. Юноша благодарно кивнул девушке; та пожала плечами. Сестра не могла дотянуться до обзорных проёмов, будучи в два раза ниже брата. Вздохнув, юноша поставил рядом с собой кресло и позволил ей встать на него ногами, после чего вернулся к наблюдению за дуэлянтами.
        Кай Лейсер ждал Венбера на противоположной стороне арены, слегка покачиваясь вперёд-назад. На нём были серебристые доспехи, покрытые изящной гравировкой. Щит по сравнению с ними казался громоздким тяжёлым куском металла. За плечами на ветру развевался жёлтый плащ. Рефрактор мягко полыхал салатовым огнём.
        Соперники остановились в десяти шагах друг от друга. Став между ними, сенешаль Витальт начал зачитывать основные пункты регламента. Затем он спросил, сколько кристаллов сциллитума они готовы сменить до конца боя. Расстояние не позволяло услышать ответ, но затем Витальт крикнул:
        - Дуэлянты условились использовать по три кристалла!
        И сенешаль покинул площадку, заторопившись к зрителям. Цеппеуш прижался лбом к холодному камню, наблюдая за соперниками. Кай не выглядел испуганным, скорее нервничающим в предвкушении предстоящего поединка. Опустив забрало, юноша отступил назад. Лица дяди Цеппеуш не видел.
        Прошло несколько мгновений, зрители мало-помалу успокоились. Здесь были многие из тех, кто присутствовал при неприятной ночной сцене, в том числе и Даргайб. Цеппеуш неприязненно посмотрел на могучего косматого мужчину, который не очень-то и хотел отстаивать свои слова. Возможно, вчера Венбер своим вмешательством спас его честь.
        Кай громыхнул щитом оземь, присел, спрятавшись за ним, как за крепостной стеной, и поднял рефрактор над плечом. Венбер сделал плавный шаг вперёд и замахнулся своим, словно пилумом.
        - Начали! - выкрикнул Витальт из укрытия.
        Серая Роза воссияла, подобно голубому солнцу, и взметнула тучи песка, которые с безумным воем закружились вокруг мага. Венбер сделал второй шаг, и махнул рукой с зажатым в ней жезлом. Рефрактор остался в хватке, а невидимое ветряное копьё с низким и протяжным гулом устремилось к Каю. Щит в руках юноши отозвался мелодичным звоном, серебряная поверхность покрылась вязью зелёных нитей, которые поглотили часть удара. Рефраманта отодвинуло на несколько шагов назад. Легко удержав равновесие, тот вновь подался вперёд, готовый принять на себя очередную атаку. Венбер же медленно шагал к центру арены, оставляя за собой клубы пыли. Тяжёлые удары ветра двигали Кая всё ближе к краю площадки.
        Наконец, не выдержав, юноша взмахнул жезлом. Каменистая поверхность между ним и Венбером раскололась, и, окатив второго градом осколков, спрессовалась в одну вертикальную плиту. Следующее копьё разбило преграду на множество кусочков. Кай выпрямился и побежал вдоль края арены. Венбер неожиданно остановился в центре и пригнулся, укрывшись за щитом. По сравнению со стремительным юношей, он, закованный в массивную броню, казался замшелым чёрным валуном.
        Вокруг Кая взметнулось кольцо булыжников, каждый размером с человеческую голову. Резкий взмах рефрактором - и камни забарабанили по щиту Венбера, заставляя руку мужчины дёргаться в напряжении. Цеппеушу показалось, что он слышит стон дядьки. Свет Серой Розы стал едва заметным. Ещё несколько камней отбросили рефраманта назад. Один огрел его по голове - та коротко дёрнулась, а шлем покрылся зелёными нитями.
        Наблюдая из укрытия, Цеппеуш видел, что дядя проигрывает. Кай двигался быстрее, причём не пятился, а заходил с флангов, заставляя Венбера крутиться на месте и медленно выдыхаться. Доспехи нисколько не сковывали его движений. Наоборот - казалось, что они делают его куда стремительнее и ловчее. Телохранитель замахнулся рефрактором, но юноша снова оказался быстрее. Расколотые плиты под ногами мужчины расплескались в сторону, словно были водой. Венбер упал на колено - нога угодила в образовавшуюся яму, лишив его равновесия.
        Рядом с ним вздыбились каменные плиты. Из разлома с грохотом возникла каменная рука с могучей дланью. Замахнувшись, она плашмя упала на Венбера, и в тот же миг мужчина упёрся ногами в пол и встретил её щитом. Раздался страшный лязг. Камни под Венбером брызнули осколками, его вторая нога ушла в землю на полметра. У зрителей вырвался дружный вздох, кто-то из девушек лишился чувств.
        По чёрной поверхности щита побежали зелёные волны, Венбер закричал от натуги, и ухитрился ткнуть из-под щита рефрактором - длань разлетелась на куски. Земля рядом вновь начала вспучиваться, но мужчина успел выпрыгнуть из ямы, и следующий ударом ветряного копья раскрошил показавшиеся на свет каменные пальцы.
        Тем временем Кай подходил всё ближе. Весь пол вокруг него был в рытвинах, словно вспаханный плугом. В какой-то момент между ним и Венбером осталось десять шагов. Неожиданно мужчина расправил плечи и, как показалось Цеппеушу, расслабился.
        «Нет, демон тебя побери! Ты не можешь сдаться!»
        Рефрактор Кая потух.
        - Мальчишка попался, - довольно произнёс Даргайб, закладывая руки за спину.
        - По регламенту бой должен остановиться, - возразил ему Реган Лейсер. - Одному из дуэлянтов нужно сменить кристалл.
        Цеппеуш затаил дыхание. Правило, о котором говорил Лейсер, было необязательным. Высший свет уважал и поощрял честную борьбу, но не наказывал за нечестную. Вопрос состоял лишь в том, уважал ли честную борьбу Венбер.
        Кай посмотрел на противника. Затем, кивнув, опустил рефрактор и полез в мешок на поясе, где у него находились кристаллы сциллитума. Внезапно Венбер перестал быть медленным. Швырнув щит в юношу, он рванулся следом, занося над плечом рефрактор. Серая Роза взъярилась, разбрызгивая во все стороны сгустки синей плазмы. Засвистело, завыло, волны ветра ударили в окрестные скалы, заставив многих зрителей прикрыть глаза ладонями. Кай спохватился, запоздало выставил перед собой щит, когда Венбер всадил в него Ваэрдис, копьё ветра. Удар вырвал щит из рук юноши - тот отлетел далеко в сторону. Мужчина нанёс второй удар - молодого мага снесло на край арены.
        - Подлец! - заорал Реган, махнув кулаком. - Бесчестный ублюдок!
        На какой-то миг Цеппеушу стало его жаль. Вместе с тем рядом заплакала Крина. Юноша прикрыл ладонями её уши, чтобы уберечь от чёрной брани.
        Кай осел, держась руками за грудь. Система защитных рун, нанесённых на доспехи, не выдержала, и серебристый нагрудник смялся в гармошку. Тем не менее, юноша кое-как затолкал в рефрактор кристалл и начал подниматься на ноги, желая продолжить бой. Венбер грозно надвигался на него, медленно занося над собой Серую Розу.
        И тут раздался голос матушки, тихий, но отчётливо слышимый.
        - Остановите это безумие. Здесь не из-за чего биться. Возвращайтесь в зал и продолжайте пиршествовать, а если кто устал после ночных гуляний - милости прошу в приготовленные для вас опочивальни.
        Миранда сидела на носилках и глядела на зрителей усталыми глазами. Кто-то из людей, в том числе Даргайб, посмотрели на неё с неприкрытой злобой. Цеппеуш подошёл к матери, закрыв её от этих взглядов, и присел на корточки. Миранда наклонилась к нему.
        - Я плохо себя чувствовала, вот и споткнулась о первого попавшегося мне человека. По несчастливому стечению обстоятельств, им оказался Кай Лейсер. Вина целиком лежит на мне. Бой не имеет смысла.
        - Витальт! - крикнул Цеппеуш.
        - Да, дивайн, - кивнув юноше, сенешаль побежал на площадку. Спустя некоторое время в комнату тяжело вбежал Венбер и, стащив с себя шлем, неожиданно упал на колени перед Мирандой. Рядом с ним встал Кай, на лице которого читалось явное облегчение. Преклонив колено, он горячо попросил у будущей свекрови прощения. Миранда погладила его по голове и приказала слугам отнести себя в её комнату, напоследок слабо улыбнувшись Цеппеушу. Венбер как верный пёс побежал за носилками. А юный Мендрагус, который стал никому не нужен, подошёл к Регану Лейсеру. Слова дались ему нелегко.
        - Я прошу у вас прощения, дивайн Реган. Мы должны были устроить справедливый суд вместо этого спектакля.
        Мужчина подхватил Кая под руку.
        - Помогите мне донести его до кровати, дивайн Цеппеуш.
        Цеппеуш с готовностью бросился ему помогать. Отчего-то ему казалось, что он провалил первый экзамен.

3
        Цеппеуш стоял у стены возле двери, которая вела в покои матери. Голова шумела, в висках пульсировали вены. Ночь и утро остались позади. Лейсеры не стали проявлять негодование из-за произошедшего, по крайней мере открыто. Ренеды, в том числе Даргайб, уже разъезжались по своим горным крепостям. Их отношение к решению Миранды Цеппеуша нисколько не заботило. Титулом, как и правами их наделил сам дивайн. В число оных необоснованное выражение недовольства не входило. Ренеды даже не были рефрамантами. Так - простаки, тем или иным способом ухитрившиеся попасть на глаза дивайну и проявить качества, необходимые для управления землёй.
        Дверь открылась, и из неё вышла Мириам. Заметив Цеппеуша, она подошла к нему. Юноша улыбнулся.
        - Пришла пора прощаться.
        - Восхитительная констатация факта.
        - Я могу восхищать вас этим почти в каждой фразе, если вы захотите.
        Девушка улыбнулась. Цеппеуш хотел бы знать, что за этим скрывалось.
        - Что ж, - он пожал плечами. - Удачи вам на поприще служения Трём Богам. Надеюсь, когда-нибудь вы дослужитесь до ранга протоурга.
        - Не думаю, что тебе этого захочется, - Мириам лёгким движением смахнула с его плеча соринку. - Протоург является главным источником головной боли для Пророка. Постоянные официальные встречи, обсуждения времени съездов джустикариата, их совмещение с графиком собраний дивинария, споры по поводу увеличения численности церковной армии, по поводу увеличения бюджетов и так далее…
        - Я постараюсь причинять вам столько же неудобства. Джустикарий Мириам.
        - Ты ведь хочешь раздразнить меня этим обращением на «вы», да? Ничего не выйдет. Я настолько же непрошибаемая, насколько и ты.
        Мириам неожиданно встала на носочки и взъерошила ему волосы, а затем развернулась и пошла прочь. Цеппеуш со светлой грустью смотрел ей вслед.
        «Интересная девушка. Жаль, что клирик».
        - Да, кстати, - на ходу обернулась Мириам. - Увидимся в столице через месяц. Мы все там будем, джустикарии.
        Цеппеуш хмыкнул, провожая девушку взглядом. За этим делом его и застала Крина.
        - Она слишком хороша для тебя.
        - Я знаю.
        Девочка фыркнула.
        - А я надеялась, что ты начнёшь спорить.
        - Не хочу обсуждать тему любви с девчонкой, которая почти вдвое младше меня, - сказал Цеппеуш и замер, когда сестра неожиданно подошла вплотную и крепко его обняла.
        - Это я хотела так сказать «пока».
        Чувствуя в груди тепло, юноша пристыжено согнулся, ответив на её объятия своими. В голове пронеслись счастливые воспоминания: игры, прогулки по окрестным лесам, праздники в Драконьем Языке, редкие вечера в обществе отца…
        - Я обязательно приеду к тебе в Пенсьероль, - сказал он, уткнувшись носом в дивно пахнущие чем-то сладким волосы Крины. - Как только стану Пророком, так сразу и приеду. А пока пиши в столицу дяде Коппли. Если что случится - я спущу с Лейсеров шкуру. И сама не давай спуску своему будущему муженьку. Ты - Мендрагус, в конце концов!
        Крина разжала объятия, на её милом лице появилась робкая улыбка.
        - Я верю в то, что у тебя всё получится. В то, что ты станешь хорошим правителем.
        - Спасибо, родная, - прошептал Цеппеуш. - Спасибо.
        Эти слова он запомнил навсегда.

4
        На следующий день Венбер и Цеппеуш вернулись на тренировочную площадку. Дуэль, а затем отъезд Крины и Лейсеров, сбили привычный график, но отказываться от ежедневных тренировок юноша не хотел. Именно в спаррингах с телохранителем Миранды он находил подлинное забытьё. Ненужные бастарды, перспективы жениться на Шаке Отраз, которая приходилась ему двоюродной тёткой, беспокойство о здоровье матери исчезали на несколько часов, задавленные пылом схватки.
        Слуги уже засыпали гравием ямы и рытвины, оставленные Каем Лейсером. Несколько оруженосцев тащили на себе целый арсенал. Цеппеуш взял увесистый двуручник, крутанул его несколько раз, разминая мускулы, и вернул обратно. Взамен он выбрал обычный тренировочный меч. Венбер сделал то же самое.
        - Как думаешь, когда матушка поправится? - юноша поправил перчатки.
        - Месяца через два, - телохранитель махнул рукой, проверяя суставы.
        - Может быть, оно и к лучшему, что она не поплывёт с нами. Здесь гораздо безопаснее, чем в столице.
        Мужчина и юноша разошлись в стороны. Венбер занял оборонительную позицию.
        - Нападай.
        - Сам нападай, - усмехнулся Цеппеуш, принимая ту же стойку.
        - Ты поплатишься за это, - осклабился дядька и налетел на юношу, словно вихрь из стали, запутывая его восьмёрками и ложными финтами.
        Взмах, свист разрезаемого воздуха, звон столкнувшихся клинков. Цеппеуш разорвал цепь ударов Венбера, сместился в сторону. Выпад - меч скользнул по плечу телохранителя. Уклонившись в последний миг, коренастый мужчина одним движением сократил дистанцию и зажал левой подмышкой правую руку юноши, приставив меч к его паху.
        Цеппеуш успел заметить, как у Венбера дёрнулась щека.
        «Нехорошо».
        - Ещё раз, - отпустив его, мужчина встал в оборонительную стойку.
        Цеппеуш напал, попеременно ударяя дядьку с обоих боков. Тем не менее, двигаясь резвее коренастого мужчины, он никак не мог его зацепить, постоянно натыкаясь на блоки. Венбер парировал очередной удар и снова шагнул вперёд, неожиданно нацелившись на ноги юноши. Цеппеуш заплясал, отскакивая назад от меча, который телохранитель держал плашмя.
        «Проклятье!»
        Ему редко удавалось успешно противостоять дядьке, когда тот проводил неожиданные контратаки и переходил в максимально контактный бой. Подобным образом утром был повержен Кай Лейсер.
        - Ноги, ноги! - пробасил Венбер. - Следи и за ногами!
        - И за своими, Кебею в зад?! - возопил Цеппеуш и ойкнул, пропустив болезненный удар по голени.
        Венбер остановился.
        - Тебе нужно выспаться, потому что сейчас ты сам не свой. Не спал после пира?
        - Дежурил возле покоев мамы. Мало ли что могло случиться.
        - У тебя есть какие-то подозрения? Ты что-то заметил?
        Цеппеуш призадумался. Ему не нравилось поведение некоторых ренедов на пиру и во время вчерашней дуэли. С другой стороны, никто из них не посмел бы задумать плохое против Миранды, жены Теурга, а уж тем более в самом Кербергунде, где полным-полно верных союзников и стражников.
        «Нет, это всё глупости».
        Он покачал головой.
        - Во мне просто пробудилось сыновье чувство. Отыгрывается за годы, когда у него не было поводов это сделать.
        Венбер усмехнулся и похлопал юношу по плечу.
        - Мы отплываем через два часа. Пойдём, навестим напоследок почтенного дивайна Миранду. У неё наверняка заготовлены напутственные слова.

5
        - Два великовозрастных болвана, - Миранда улеглась спиной на подушки и сердито разглядывала мужчину и юношу, которые стояли рядом с постелью, опустив головы. - То, что вы устроили, разозлило меня куда больше, чем сломанные ноги. Подумать только - пир в честь соединения наших семей закончилось дуэлью.
        - Госпожа, возможно вам не стоит волноваться в таком состоянии….
        - О нет! Я сдерживалась, пока провожала Регана, Кая и Крину в дорогу, ну а теперь уже позвольте мне ткнуть вас лицом в серьёзные нарушения дисциплины и охранных порядков, господин охранник.
        Миранда взяла паузу, чтобы набрать в лёгкие воздуха, а Цеппеуш мельком глянул на дядьку. Венбер мял руками край куртки; чёрные усы поникли, а вид его был жалок.
        - Не делайте такое лицо, Венбер. Вы выглядите крайне жалко с таким лицом. Итак, это было ваша гениальная идея напоить Кая, что бы потом выставить его дураком?
        - Нам это почти удалось, - дядя пошевелил усами.
        - Ну поздравляю! Я пошлю вас к Гверну Конкруту, что бы он приставил вас к награде! Значит, это и было ваше «пошалим»?
        - Госпожа…
        - «Никто и не заметит», как же. «Никто» ныне синоним «всех», да? Я пошлю новость отцу, что бы он ввёл кардинальные правки в изритский словарь. И здесь вы отличились.
        - Госпожа…
        - Мама, я тут больше виноват.
        Женщина ткнула пальцем в Цеппеуша.
        - А ты? Я так обрадовалась, когда ко мне пришла Мириам. «Умная симпатичная особа - самое то, что бы не дать ему совершить какую-нибудь прощальную глупость». Боги, как я ошибалась.
        - Я надеюсь, на Мириам ты не накричала.
        - Да что тут кричать. Она оказалась в таком скоплении знатных людей впервые. Её мне упрекать не хочется. А вот ты, Цеппеуш, мог бы проявить настойчивость и хладнокровие. Произошедшее можно было отложить до следующего дня, что бы уже я решила, что делать. Но нет, давайте повеселим народ и рискнём будущим семьи! Отлично, сынок, зачёт перед экзаменом ты сдал на отлично.
        Миранда опять умолкла. Цеппеуш упёрся взглядом в стену напротив, сжав зубы и чувствуя, как под кожей на лице ходят желваки. Венбер незаметно ткнул его локтём в бок. Юноша кашлянул.
        - Мама, мы осознали свои ошибки, и постараемся впредь их не допускать.
        - Да, госпожа, - Венбер поклонился. - Мы будем рассудительнее.
        Женщина вздохнула и откинулась назад. Потом поманила к себе Цеппеуша. Юноша сел на край кровати и склонил голову, почувствовав на макушке тёплую материнскую ладонь.
        - Да хранят тебя боги на пути в столицу, и в самом Элеуре. Я сделала всё, что смогла. Часть монет переведена на счёт Коппли. Твой дядя примет тебя в своём доме и обеспечит всем необходимым. Слушайся его советов, а также не груби деду и постарайся не говорить при нём глупости. Если что, спрашивай помощи у бабушки Тамилы. То, что скажет двоюродная бабка Айссил, вежливо пропускай мимо ушей. Вроде бы всё.
        - А как быть с Шакой?
        - С Шакой. Я её видела лишь младенцем, незадолго до того, как уехала из Алеппо. Хоть она мне и двоюродная сестра, я её совсем не знаю. Используй свой инстинкт - тебе с ним повезло.
        Цеппеуш ухмыльнулся.
        Он на прощание обнял матушку. Миранда поцеловала его в лоб и отпустила.
        - И помни, сынок, ты - потомок династии Мендрагусов. Мы были правителями этой страны на протяжении многих столетий. Изумрудный трон наш по праву. Не позволяй сомнениям стать преградой - делай то, что нужно, и у тебя всё получится.
        Цеппеуш поклонился, чувствуя странную неправильность всего разговора.
        «Наставления, напутствия, указы - всё, что касается титула Пророка, и ничего, что бы касалось меня самого. Что же, наверное, так и должно быть».
        Презрительно хмыкнув этой мысли, он наклонился и поцеловал Миранду в щёку.
        - Я тебя люблю, мама, и если что-то случится - я вернусь и защищу тебя. Мы с Венбером защитим. Ведь так, дядя?
        - Мы найдём и порвём любого, кто попытается причинить вам вред, госпожа. Извольте не сомневаться, - мужчина похлопал Цеппеуша по спине и кивком головы попросил оставить их наедине. Напоследок улыбнувшись матери, юноша вышел из комнаты.
        «По крайней мере, мне не в чем себя укорить».
        ГЛАВА 7. НАЧАЛО ДОРОГИ

13 лет назад, 1094 год от создания Триединой Церкви.
        В крепости в этот день было очень тихо. Утром не прозвучало привычного зычного крика Остиса, означавшего смену караула. Горничная, принёсшая в постель еду, показалась Гирему очень грустной. И до самого полудня мальчика не покидало ощущение, что что-то случилось.
        Идя по коридору жилого комплекса, он заметил в дальнем конце хрупкую фигурку Создин. Она стояла возле двери, и, задрав подбородок, слушала выговор старшей сестры. Подойдя ближе, Гирем разглядел в руках девочки доску для рисования и лист с карандашом.
        - А сейчас иди и помоги маме. Она весь день в одиночку таскает воду для клириков.
        Но она просила только прибраться во дворе, - сказала Создин. - А мы это уже сделали. Можно мне теперь порисовать?
        Сестра уже было открыла рот, чтобы ответить на возражение, и Гирем ускорил шаг.
        - Добрый день, тётя Сеттен!
        Две сестры повернулись к нему. Сеттен изменилась в лице, Создин тоже.
        - Доброе утро, Дивайн. Вы что-то хотели?
        - Пожалуйста, тётя, разрешите Создин пойти со мной. Мне нужна её помощь.
        - А куда вы собрались? - насторожилась девушка.
        - В библиотеку. Нужно найти одну книгу.
        - Да? И какую?
        Гирем виновато улыбнулся и почувствовал, что Создин тянет его за собой к лестнице.
        - Сеттен, у нас же могут быть свои невинные тайны!
        - Ну, хорошо, - служанка обескураженно посмотрела на Гирема, который виновато улыбался до тех пор, пока та не скрылась из виду. - Только будьте осторожны!
        - Не волнуйтесь, тётя. Со мной Создин в безопасности!
        Едва сдерживая смех, они сбежали по лестнице, попутно увиливая от снующих туда-сюда слуг, и вышли в приёмный зал.
        - А что это был за спектакль? - спросила Создин.
        - Ты о чём?
        - Ты вёл себя как Сеттен, когда она в чём-нибудь провинится перед мамой. А ведь ты здесь главный. Мог бы приказать ей отпустить меня, и она бы подчинилась.
        Гирем покачал головой. Ему очень не нравилась идея приказывать.
        - Знаешь, я заметил, что если быть вежливым и улыбаться, то остальные легче разрешают мне делать то, что я хочу.
        - Да? Тогда мне нужно этому научиться.
        Они вышли на улицу.
        - А куда мы идём? - поинтересовался Гирем, наблюдая за тем, как дорогу им величественно переходит отряд куриц.
        - Не знаю. Сначала я хотела срисовать кувшин в нашей комнате, но раз мы вышли на улицу, то можно найти что-нибудь здесь.
        Они пересекли внутренний двор крепости и вышли к мосту, который был как обычно опущен.
        - Здоров, Гирем! - окликнул его один из стражников. - Ты в порядке?
        В мужчине он узнал Остиса, нового начальника охраны Ректагеррана. И немного удивился - обычно чернобородый дядька не спрашивал, в порядке ли он.
        - Всё хорошо!
        Решив не брать в голову странность Остиса, Гирем помахал ему рукой и догнал Создин, которая смотрела на море из белых цветов, усеявших склоны окрестных холмов. Вид подобной красоты заставил его с широкой улыбкой пробежать вокруг девочки.
        - Остис сегодня весёлый, - сказала та. - Как будто с ним случилось сразу много всего хорошего.
        - Папа вчера сделал его начальником охраны.
        - Я не знала. Но мне он показался не очень искренним.
        Гирем пожал плечами, подобрал с обочины палку и начал размахивать ею направо и налево, словно мечом.
        - Что ты делаешь?
        - Колдую. Я рефрамант, Создин.
        - Ты дурак, Гирем.
        Мальчик не слышал. Он представлял себя великим воином, облачённым в большие доспехи и с рефрактором в руке, при виде которого все враги падают на колени и просят пощады.
        - Когда-нибудь я стану, как папа, - пообещал он. - Буду защищать людей от засранцев вроде Моисея.
        Создин огрела его по голове доской для рисования.
        - Не ругайся.
        Гирем хмыкнул и успокоился.
        - А ты бы хотела стать рефрамантом?
        - Нет, - порозовев, ответила девочка.
        - Врёшь-врёшь. Я знаю, что ты проходила обряд экзоркуции, а значит на тебя могло снизойти благословение богов. Когда тебе исполнится десять, ты сможешь купить собственный рефрактор… - он осёкся и почувствовал, как начинают гореть уши.
        У Создин конечно же не было ни шанса стать рефрамантом. Её семья служила отцу, и на те монеты, что он им платил, не купить и кусочка кристалла сциллитума, не говоря уже о рефракторе. Гирему вдруг стало очень неловко в присутствии девочки. Некоторое время они шли молча.
        - Пошли к реке?
        - К Веснеле?
        - Я у нас только одну реку знаю, - пожала плечами Создин.
        - Она слишком далеко отсюда.
        - Могу сбегать обратно в крепость за пони для тебя.
        - Не смешно. Я обещал, что со мной ты будешь в безопасности, а у реки может оказаться какой-нибудь гад, вроде Керса.
        Девочка храбро улыбнулась.
        - Если он будет приставать, вместе мы его одолеем. Просто держи эту палку рядом.
        Ободрённый её словами, Гирем кивнул.
        Когда они добрались до реки, солнце переползло зенит. Создин прямо в брючках и аккуратной, по хрупкой фигуре, тунике уселась на невысоком холме в тени одинокого дуба. Гирем стал рядом - трава по колено - и, сложив ладони козырьком, начал обозревать берег, который находился в сотне метров от них.
        - Смотри, тут Джензен!
        Создин равнодушно посмотрела в сторону берега.
        - Я вижу. И с ним дядя Сиверт и тётя Элли.
        Гирем изумлённо покосился на девочку.
        - Вот это зрение.
        - Ничего особенного, - Создин уже рисовала узкую ленту реки. Она спускалась с холмистой гряды, где стояла крепость, проходила по полям вдоль селения Герран, и исчезала в тёмном Герранском лесу. Гирем склонился над рисунком. Одна из линий показалась ему неестественно плавной. Он ткнул в неё пальцем.
        - Вот эту сделай резче.
        - Так, если хочешь рисовать, то я могу найти тебе другую доску. С карандашом, листом и всем остальным. Хочешь?
        - Нет. Рисование для девчонок, - фыркнув, сказал Гирем.
        - А махание палкой для мальчишек, да? Знаешь, оно не очень отличается от движений карандашом.
        Гирем фыркнул снова и лёг спиной на мягкую высокую траву.
        - Создин.
        - Что?
        - Что происходит дома? - ему не понадобилось даже уточнять. Он знал, что она поймёт.
        Девочка подсела ближе.
        - Говорят, твоей маме плохо.
        Гирем отвернул от неё голову и закрыл глаза. Он любил Акрюзу, хоть отец как-то и сказал, что она ему не настоящая мать. Он попытался придать голосу безразличие.
        - А что ещё говорят?
        Создин опустила взгляд на голубую змею Веснели, диагонально рассёкшую лист пергамента.
        - Ничего особенного.
        - Понятно.
        Вздохнув, Гирем поднялся на ноги и посмотрел на берег. Джензен плескался вместе с сельскими ребятами, а Сиверт и Элли сидели на песчаном берегу и держались за руки.
        - Мне кажется, они скоро поженятся.
        - Конечно, поженятся, - хихикнула девочка. - Сеттан молчит, но я вижу, что с каждым днём она становится всё мрачнее.
        - А что случилось?
        Создин посмотрела на него с укоризной.
        - Сиверт. Не понял что ли?
        - Нет. Да мне и не интересно.
        - Что не интересно? - донёсся из-за спины мужской голос.
        К ним приблизился высокий мужчина в коричневой тунике до колен, и брюках, заправленных в коричневые же сапоги из кожи.
        - Привет, дядя. А почему ты здесь?
        - Хочу забрать тебя в столицу. Прямо сейчас.
        - Правда?!
        Алан улыбнулся.
        - Нет.
        Мальчик хмыкнул, а Создин прыснула от смеха. Сердито засопев, Гирем посмотрел на неё.
        - Что?
        - Видел бы ты сейчас своё лицо.
        - Да, оно немного замызганное, - Алан наклонился и потёр краем широкого рукава его щёки. - Братец будет недоволен.
        - Так тебя послал папа?
        - Не совсем. Я за Джензеном.
        - Что-то случилось?
        Алан погладил аккуратную русую бородку.
        - Ваша мать хочет с ним поговорить.
        Гирем вопросительно посмотрел дяде в глаза. Тот глянул в ответ и понял.
        - Прости, только с Джензеном.
        - Всё в порядке, - деланно спокойным голосом отозвался мальчик. - Джензен вон там, купается с остальными. Там ещё дядя Сиверт и Элли.
        - Отлично. Шейла сказала, что они вместе пошли на речку. Повезло, что я нашёл и вас. Не задерживайтесь допоздна, хорошо?
        Потрепав их по головам, мужчина начал спускаться к реке. Создин мечтательно смотрела ему вслед. Гирему это не понравилось.
        - Ладно, давай сюда свою доску. Попробую рисовать….
        Начали сгущаться сумерки, когда они вернулись в крепость. Гирем насторожился, заметив, что стражники глядели на него как-то странно. Во внутреннем дворе было слишком тихо, и оттого даже привычный клёкот, доносившийся из курятника, казался зловещим. Дверь административного корпуса громко треснула, на крыльцо вышло три человека в бело-зелёных рясах.
        - Клирики, - шепнула мальчику Создин. - Они приехали пару дней назад к твоему отцу.
        - Я знаю, - резко сказал Гирем, двинувшись к лестнице. Клирики сошли по ступенькам и направились в сторону жилых помещений. Мальчик навострил уши, и ветерок помог ему уловить фразу:
        - Ничего удивительного. С таким-то ублюдком любой бы помер.
        Гирем ускорил шаг, но Создин придержала его, схватив за руку.
        - Пожалуйста, тише.
        - Не приказывай… - огрызнулся Гирем и тут же заставил себя прикусить язык. Создин ничего ему не сделала. Она лишь хотела помочь. Однако что-то случилось, и желание узнать что, подгоняло его вперёд. Он взбежал по лестнице, рванул на себя дверь. В зале оказалась толпа людей. Слуги и клирики. Никто не обратил внимания на двух детей. Они с трудом поднялись по лестнице в коридор, где находился кабинет Рензама.
        Гирем вошёл в кабинет и увидел отца, сидевшего на стуле у стены. Мужчина смотрел в пол, и взгляд его напоминал взгляд загнанного и сдавшегося зверя. Длинные чёрные волосы и борода были мокрыми, вода несколькими струйками падала в расставленное между ног ведро. Отец поднял взгляд, увидел Гирема.
        - Саммас, - прошептал он.
        - Что? - не понял Гирем, шагнув ещё ближе. Внезапно ему на плечо легла сильная мужская рука и развернула спиной к Рензаму.
        - Пойдём отсюда, - сказал Алан. На его лице не было и тени улыбки.
        - Куда ты хочешь его забрать?! - донёсся из-за спины дяди отцовский голос.
        - Мальчику тут не место, брат! - ответил мужчина; Гирем никогда не слышал в голосе Алана мольбы.
        - Ты уже забрал у меня одного сына! - Рензам попытался подняться на ноги. Только потом Гирем понял, что отец был пьян. - Этого я не позволю!
        Алан посмотрел на брата и, не сказав ни слова, вывел мальчика в коридор. Присев на корточки, мужчина обхватил руками его щёки.
        - Джензен сейчас в своей комнате. Побудь с ним, хорошо? Потом я всё тебе расскажу.
        Он пошарил взглядом по толпе.
        - Эй, Шейла, уведи этих двоих к Джензену!
        Грустно улыбнувшись Гирему, Алан вернулся в кабинет, где раздавались громкие голоса. К детям подошла Шейла, и Содзин взяла его за руку.
        - Господин, ваша мать только что умерла.
        Гирем покорно двинулся следом за девочкой. Всё, что он ощущал, - это тепло ладони и бешеный стук сердца.
        ГЛАВА 8. ОТБЛЕСКИ ПРОШЛОГО
        Не следует придавать много важности смерти человека, который показывает такое расположение к еретику и компрометирует своими писаниями честь Триединой Церкви. Последняя многое выиграла бы, если бы такой протоург умер. Из тайного письма джустикария Парде Тирога убийцам протоурга Серрата Лети, 934 год от создания Триединой Церкви.
        Карранс Мирандис стоял на балконе своего трёхэтажного особняка и смотрел на бело-голубые крыши зданий Элеура. Разгорался новый день, и аккуратно уложенные плитки крыш и мостовых приобрели оранжевый оттенок. В том и была прелесть окраски городской архитектуры - ночью она отражала молочно-алый свет луны, а днём блестела подобно солнцу. Не удивительно, что в ясные дни люди не обходились без разноцветных зонтов.
        С балкона открывался вид на ухоженный парк. Карранс лениво провёл взглядом по ухоженной дорожке, на которой прогуливалась пожилая парочка в дорогих одеждах. Поверх густых кленовых крон, окрасившихся в ржу, виднелась величественная арка Лазурных Ворот, за которой располагались кварталы среднего и низшего классов, а ещё дальше, у самого горизонта, подёрнутая лёгкой дымкой, виднелась серая речная гладь Англерса.
        Столица стояла на острове, поднятом со дна первыми магами ещё тысячу лет назад. Порт окружал город практически со всех сторон, и при этом никогда не пустовал. Канстельские галеи, пенсьерольские каравеллы, нефы из Камбре, коги из Джессема, и другие корабли порой забивали всё водное пространство между островом и большой землёй, так что по узким водным улочкам можно было передвигаться лишь на лодках и буксирах. С них в город рекой текли товары, привезённые со всех уголков Изры, оседая в многочисленных магазинах, лавках, пяти главных рынках города и, конечно же, домах местной аристократии.
        Карранс поднял с небольшого деревянного столика кружку с дымящимся чаем. Кипяток, наконец, остыл достаточно, чтобы его можно было пить. Отхлебнув тёмной терпкой жидкости, Карранс унёсся в прошлое. Точно такой же чай он пил перед нападением Алсалона на Треаттис. Он словно наяву увидел чёрные столбы дыма, танец огней, покрытого гарью Рензама Ректа и жуткий вопль демонов, призванных Берруном Нурвином.
        Двадцать с лишним лет прошло с того дня. Случалось всякое - и хорошее, и плохое. Но как расценивать неожиданное посвящение в сан протоурга, он ещё не определился. Созвав Джустикариат, глава Триединой Церкви своим решением огорошил в первую очередь самого Карранса. Джустикарий Канстельский, вопреки сплетням коллег, считал, что делает свою работу только из добрых побуждений, не рассчитывая стать преемником Марзена. Но старик сказал иначе и, не спрашивая мнения джустикариев, передал свой сан именно ему.
        Протоург Карранс Мирандис. Самый молодой настоятель Церкви в истории. Первый уроженец Алеман, удостоенный этого сана. Этим можно было гордиться, хотя Карранс почему-то не чувствовал особого энтузиазма. Забот хватало и в старом-добром Канстеле. Забот ещё на двадцать лет вперёд. А теперь - «на тебе, джустикарий, весь теургиат на плечи». Карранс считал себя трудолюбивым человеком, но в какой-то момент понял, что всю работу не переделать. Всех еретиков на дыбу не перетаскать, всех девон не переловить. И с возрастом он научился выискивать в своём рабочем графике часы для отдыха. Как, например, эти.
        Он допил чай и поставил кружку обратно на столик. Прямые лучи солнца ударили в глаза и залили балкон тёплым светом. Поморщившись, Карранс затянул пояс на своём любимом бордовом халате и вернулся в комнату. Посреди неё стояло кресло-качалка, рядом высился ещё один столик, на котором лежала раскрытая книга. Мужчина было сел в кресло, когда в коридоре послышались вежливые шаги.
        - Господин, прошу прощения, - в дверном проёме показался слуга. - Пришёл дивайн Кархарий. Он просит аудиенции.
        - О! - неприятно удивился Карранс. - Пусть входит.
        - Позволите дать совет, господин?
        - Конечно, Тормсель.
        - Уберите со стола вашу рукопись. Боюсь, её содержание дивайн Кархарий не оценит по достоинству.
        - Верное замечание, - кивнул Карранс. - Можешь идти. И да, Тормсель - чай замечательный.
        - Он заварен, как вы любите, - гордо ответил слуга и ушёл.
        Карранс тут же вскочил с кресла, снял с себя халат, швырнув его на заправленную постель, и, достав из шкафа свою обычную бело-зелёную сутану, стремительно переоделся. Золотую с драгоценными камнями он одел лишь раз - когда его посвящали в сан протоурга на Площади Пророка.
        Затем он бросился к лежащей на столике книге, пробежался взглядом по последней строчке»… таким образом, существование сущности, рекомой «Хнумом», нельзя исключать…», написанной вчера, и захлопнул её, спрятав на шкафной полке среди множества фолиантов.
        С лестницы донеслись голоса и шаги.
        - Как твоя коллекция перьев? Нашёл перо снежной морны?
        - Пока нет, Пророк.
        - Ну, раз нет, то я тебе подскажу - эта пташка обитает в Каседрумских горах. Попытай счастья там, если хозяин позволит, конечно.
        - Спасибо за подсказку, Пророк. Господин вас ждёт.
        В комнату вошёл Кархарий Велантис. Карранс, успевший к этому времени развернуть кресло в сторону двери, медленно поднялся на ноги и протянул руку.
        - Здравствуйте, Пророк.
        Мужчина, одетый в бежевую робу из дорогой ткани, пожал ему руку и, поморщившись, без спросу сел на постель.
        - Не люблю, когда меня так называют. Мы можем говорить на «ты» хотя бы во время неофициальной беседы? Помнится, после битвы при Треаттисе ты едва не назвал меня кем-то вроде холёного ублюдка.
        Карранс опустился обратно в кресло и посмотрел на своего визави.
        - Я тогда был на взводе, ты же знаешь, - с каменным лицом произнёс он. - Погиб почти весь гарнизон города вместе с Эктаром Ректом, а его сыну пришлось отдать самое ценное….
        - Двадцать лет прошло. Думаю, дружище Рензам уже оправился от потери, - отмахнулся Пророк. - Поговорим о деле. Я пришёл к тебе от лица Марзена. Старик почему-то постеснялся передавать тебе это лично… В-общем, ты знаешь, что в Первом храме есть небольшая дверь позади Триединого алтаря?
        Карранс утвердительно кивнул. Кархарий по старинке пригладил зализанные назад волосы и достал из кармана изумрудный ключ на металлической цепочке. Карранс взял его в руки и поднял на уровне глаз. Утренние солнечные лучи сделали его похожим на горящую тонкую ветвь.
        - В ту дверь ты никогда не входил, - пояснил Кархарий. - Она была постоянно заперта.
        - Никто из джустикариев там не был, - произнёс Карранс, разглядывая ключ. - Доступ разрешён лишь протоургу. А я удивлялся, почему вместе с новым саном мне не разрешили увидеть то, что скрыто за этой дверью.
        - Теперь тебе разрешено. Естественно, о том, что находится в этой комнате, ты не скажешь никому. Вошедший приносит обет молчания. Любая попытка сознательно его нарушить приведёт к мгновенной смерти. Это я так, на всякий случай сообщаю.
        - А ты, выходит, знаешь, что там.
        - Знаю, - Кархарий встал. - Всё, мне пора - дела. Простой народ волнуется, а наш главнокомандующий армией в ус не дует. Нужно с ним что-то делать.
        Карранс тоже поднялся на ноги и проводил Пророка до выхода.
        - Не хочешь позавтракать у меня? - спросил он из вежливости.
        Кархарий повернулся, посмотрел на него, задрав бровь.
        - Нет.
        Но спустившись с крыльца, добавил:
        - Спасибо.
        Карранс закрыл дверь и подошёл к шкафу с обувью. Надев мягкие туфли и отряхнув сутану, он крикнул:
        - Тормсель, я ушёл!
        Слуга выглянул из двери в другом конце коридора.
        - Позвольте напомнить, что у вас вечером запланирован ужин с той очаровательной особой из семьи Велль. Как же её имя…
        - Ланита, Тормсель, Ланита.
        - Ваша память крепка, как никогда, господин.
        - О, дорогой, Ланиту не забудет даже умственно-отсталый.
        - Я сделаю вид, что не заметил оскорбления, господин.
        - Извини, друг - мне пора! - воскликнул Карранс, закрыв дверь и выбежав на парковую дорожку. С облегчением увидев, что Кархария впереди нет, он трусцой побежал к восточному выходу из парка, за которым находилась дорога, ведущая к Чешуистым Воротам.
        Прошло не меньше получаса, прежде чем он, миновав громадную каменную арку ворот, ряды административных зданий, и немало напугав утренних прохожих, оказался возле Первого храма. Это сооружение, возведённое первыми рефрамантами, размерам превосходило всё, что Карранс видел в своей жизни. Ко входу вели сотни ступенек, белоснежные стены попирали огромные статуи Трёх Богов. Тонкие золотые шпили блестели в лучах солнца, видимые даже с большой земли.
        Карранс, будучи мужчиной в расцвете сил, с лёгкостью взбежал по ступеням и обернулся, ещё раз полюбовавшись видом на Площадь Пророка, которая представляла собой огромный прямоугольник небесного цвета, от которого отходило множество улиц. В центре этого прямоугольника располагался чудесный бассейн с фонтанами. Вода в нём была бирюзового оттенка, а на поверхности плавали голубые, фиолетовые и алые лепестки ирисов. Солнце уже взошло над городом, одаривая всё вокруг тёплыми прикосновениями своих лучей.
        - Ах, как я люблю этот город, - с наслаждением сказал Карранс и двинулся дальше.
        Прихожане расступались перед ним, осеняя себя благословляющими жестами. Карранс улыбался каждому и поднимал руку с зажатым в ней ключом. Пройдя через весь зал, в котором мог целиком уместиться Канстельский храм, мужчина зашёл за алтарь, посвящённый богу земли Ориду. В серой рельефной стене были прочерчены линии, обозначавщие дверь. Разглядев в сочленении мозаичных плиток отверстие, протоург снял с шеи ключ и с гулко бьющимся сердцем вставил его. После нескольких поворотов ключа дверь бесшумно распахнулась. Достав изумрудный символ из дверной скважины, Карранс шагнул внутрь. Дверь за ним закрылась тоже без шума.
        ГЛАВА 9. ДОЧЬ ПРОРОКА
        Манипуляция сознанием является сугубо теоретической дисциплиной. Этому есть простая причина - за тысячелетнюю историю Изры никому из экспериментаторов не удалось составить Слово, которое позволяло бы контролировать разум человека. И слава Богам, поскольку день, когда рефрамант научится это делать, будет днём гибели нашей расы. Джензен Рект, чистовик, 1107 год от создания Триединой Церкви.
        Шака Отраз любила читать. К этому её пристрастила мать. Айссил терпеть не могла сидеть взаперти, окружённая стражей, и потому предпочитала проводить вечера на балах, устраиваемых богачами Элеура. С собой она, разумеется, тащила и её. Довольно быстро Шака нашла этому контрмеру - прятаться в библиотеке, оправдывая это тем, что наследнице Пророка нужно много читать. Мама кривила губами, пока с ней не поговорил брат. Кархарий вполне доходчиво объяснил сестре пользу книг, и та отстала. Нет, поначалу были попытки застукать Шаку вечером за другим делом, но к тому времени девочке чтение понравилось настолько, что она не высовывала из библиотеки носа. В конце концов Айссил сдалась.
        Вот и сейчас Шака сидела в громадной Аквамариновой библиотеке. Такое название она носила из-за стен нежно голубого цвета и витражей, украшенных драгоценными каменьями того же оттенка. Занимая собой все наземные и подземные этажи здания, библиотека, как и другие важные для столицы объекты, располагалась на Площади Пророка, по левую сторону от Первого храма. Искусные облицовщики, плиточники, плотники, ювелиры и стеклодувы регулярно наводили лоск на внешнее и внутреннее убранство сооружения, почти тысячу лет сохраняя его прекрасный облик.
        Главный читальный зал располагался на первом этаже. Это было помещение с высоким потолком, в центре которого находилось обширное пространство, занятое столами, креслами и диванами. Стеллажи высотой в три человеческих роста расположились вокруг него концентрическими кругами, разделёнными узкими линиями проходов. Солнечный свет проникал в помещение сквозь огромные окна, из которых открывался прекрасный вид на голубую брусчатку площади и бассейн с цветочной водой. В потоках света медленно плавала пыль. В зале стояла тишина, иногда нарушаемая шорохом шагов охранников, которые патрулировали зал и коридор.
        Шака с закрытыми глазами лежала на мягком диване, обитом светло-серой кожей. Несколько пухлые ноги она согнула в коленях, прикрыв подолом платья цвета подсолнуха. Рядом, на полу, лежала раскрытая книга. Девушка не спала. Она чутко прислушивалась к звукам, гадая, когда, наконец, явится её новый учитель. Он ей не нравился уже заранее, как и почти всё, что было навязано дядей Кархарием. К тому же она пару недель тайком наблюдала за Джензеном Ректом и собирала информацию о нём.
        «Младший сын дивайна Герранского, рефрамант. Едва не погиб в Джихалаях, во время снежной лавины два года назад».
        «И всё?» - подняв брови, спросила она у информатора.
        «Рект обычный сын дивайна, каких много. В крупных битвах не участвовал, чего-то значимого не добился», - пожала плечами та. - «Ну, не считая того, что он помощник вашего благородного дяди».
        И этот обычный помощник с сегодняшнего дня будет подготавливать Шаку к роли жены Пророка. Разумеется, не ко всем её аспектам - на это хватает настоящих учителей - а к основам политики. После смерти отца ей придётся самой присутствовать на собрании Дивината. При мысли об этом девушку бросало в холодный пот.
        «Ну да, кому как не этому мальчику читать мне лекции о структуре Теургиата и проблемах с Алсалоном», - думала она, вслушиваясь в разговор охранников с кем-то посторонним.
        «Это он!» - вспыхнуло в голове. Шака притворилась спящей.
        - Оружие… повернись… проходи….
        На слух девушка поняла, что кто-то неторопливо вышел из-за стеллажа и подошёл почти вплотную. Потом присел на корточки, чтобы подобрать книгу. Лицом она чувствовала, что на неё смотрят, но не выдала себя дрожанием век.
        - Госпожа, - голос был мягким. - Очнитесь.
        Слабо простонав, Шака медленно открыла глаза.
        - А, вот и вы. Знаете, за время, что вы опаздывали, я успела поспать, почить, а потом опять поспать.
        Юноша оценивающе посмотрел на неё, хмыкнул и выпрямился. А затем позволил себе положить развёрнутую книгу ей на бедро. Негодование взыграло в ней, как цунами, натолкнувшееся на скалу - сказались годы нотаций матери и учителей этикета.
        - Мальчик, пошёл вон отсюда, - не сдержавшись, сказала она, принимая сидячее положение. - И приведи мне нормального учителя.
        - Меня задержал ваш дядя. Его и обвиняйте.
        - За такой тон и слова о вашем начальнике вас высекут, - фыркнув, пообещала девушка. - Не нужно сваливать всё на него.
        - В общем-то, он сам сказал мне это сделать. Дословно Кархарий произнёс следующее: «Если эта взбалмошная вредина вздумает на тебя наседать, то вали всё на меня. И да, держись с ней просто - её это просто бесит».
        - Это он тоже сказал?
        Джензен посмотрел на неё немигающим взглядом.
        - Конечно.
        Шака неожиданно для самой себя успокоилась. Ей никто и никогда не мог перечить, а если она срывалась - лишь подставляли вторую щёку. Это было неприятно. В избиении слабого нет ничего приятного.
        - Ну, хорошо. Так что на самом деле тебя задержало?
        - Не думаю, что…
        - Я уже поняла, что ты не думаешь, - прервала его Шака. - Мне не интересно твоё мнение о том, что мне может быть интересно, а что нет.
        - Хорошо. Я мог прийти раньше, если бы не узнал, что кое-кто интересовался мной последние пару недель. Узнав это, я страшно запаниковал. Понадобилось время, чтобы прийти в себя.
        Щёки Шаки порозовёли.
        - Ну, я просто привыкла заранее знать всё о прислуге. Охрана не всеведуща.
        Джензен вежливо склонил голову. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
        - Садись, - девушка махнула рукой в сторону кресла напротив. - Я действительно хотела кое-что у тебя узнать.
        Юноша, облачённый в лишённую изысков тёмную робу, сел, положив правую руку на мягкий подлокотник кресла. Левую он прижал к бедру, осознанно или нет, пытаясь скрыть её в просторном рукаве. Движение было заметным, и Шака увидела причину - пальцы на руке были странно истончившимися и потемневшими.
        Она хотела спросить, что это, но почему-то не стала. Вместо этого он спросила, указав на руку:
        - Сильно болит?
        - А, это, - смущённо помедлив, протянул он и закрыл кисть тканью. - Нисколько. Так что же ты хочешь узнать?
        - Что тебя задержало.
        Джензен коротко рассмеялся.
        - Ладно, в этом нет никакой тайны. Я помогал Кархарию разбираться с первыми прибывшими дивайнами. Твой дядя считает, у меня есть дипломатический дар. Далеко не со всеми ему удаётся найти общий язык.
        - Например, с твоим отцом.
        Больная рука Джензена коротко вздрогнула.
        - Да, например с ним. Но Рензам ещё не прибыл. Если вернуться к теме разговора, то дивайнов беспокоят волнения среди простого народа, в особенности на востоке.
        - Проповедники из Алсалона?
        - Верно. Они распространяют молву о своём боге, которого зовут Хнум. Это, а также своеволие некоторых ренедов заставляет волноваться некоторых дивайнов. Мы с вашим дядей на протяжении всего утра внушали им, что эти беспорядки несущественны.
        - То есть, дядя не хочет, чтобы в заварушку ввязывались крупные игроки.
        - Именно так. Не знаю, стоило ли меня к вам приставлять.
        - Стоило, - Шака помахала открытой книгой. - Я читала «Конец столетней ночи» Кастиллы Крокла.
        - Интересная вещь.
        - Но я думала, что здесь будет хоть немного рассказываться о Дивинате.
        - Конечно, ведь Крокл писал о Тёмном Веке. Теургиат, как он есть, начал формироваться немного позже. Что конкретно ты хочешь узнать?
        - Секунду. Лизи!
        Из-за стеллажа вышла женщина в форме служанки.
        - Принеси-ка нам вина, как я люблю.
        Служанка кивнула и удалилась. Шака поправила кудрявые русые волосы.
        - Зачем нужен Теургиат, я и сама догадываюсь. Во главе с Пророком он решает государственные дела. И это всё?
        - Не совсем. Теургиат - это название совокупности органов власти. Дивинат устанавливает законы, Пророк следит за их исполнением, Триединая Церковь во главе с Протоургом наблюдает за порядком среди рефрамантов, ловит еретиков и девон. Есть ещё Торговый Альянс и Банк, но тебе сейчас не обязательно знать экономическую специфику.
        - А как протоург и Пророк уживаются в теократическом государстве?
        - Нормально уживаются. Одному человеку тяжело уследить за всеми делами в нашей стране. Изра ведь огромна. От Лазурных берегов до Джихалайских гор, например, около двух месяцев пути. На то, что бы управлять землями, не хватает рефрамантов. В некоторым местах власть достаётся джустикариям.
        - А сколько человек состоит в Дивинате?
        - Около тридцати. Семеро из них Теурги, остальные - обычные рефраманты из числа лучших. Например, мой отец состоит в Дивинате. Я удовлетворил твоё любопытство?
        Вполне, - Шака почувствовала сонливость. Ей было довольно уютно в присутствии Джензена. - Для ничем не примечательного мальчика сойдёт. О, а вот и Лизи. Ты как раз вовремя.
        Она снова обратила взгляд на собеседника.
        - Значит, претенденты на мою руку также выбирались из семей, чьи члены присутствуют в Дивинате?
        Джензен покачал головой, наблюдая за тем, как служанка разливает густую тёмную жидкость по двум серебряным кубкам, стоящим на невысоком круглом столике между креслом и диваном.
        - Здесь всё гораздо строже. Претенденты выбираются исключительно из семей Теургов. Понятно, по каким причинам - союз с представителем самых могущественных фамилий ценится наиболее высоко. В твоём случае, это Маэльдуны, Мендрагусы и Дастейны.
        - А почему только они?
        - Отпрыски остальных четырёх семей либо женаты, либо слишком молоды, либо женского пола, либо чересчур уродливы.
        - Ну, хоть за последнее спасибо.
        Джензен улыбнулся и взял протянутый кубок с вином. Шака задумчиво посмотрела на свой.
        - Ты же приставлен ко мне не только как учитель, но и слуга, да? Вот первое распоряжение. Я хочу, чтобы навстречу каждому претенденту на мою руку был выслан отряд солдат для эскорта.
        - Зачем?
        - Затем, чтобы я могла выбирать хотя бы из трёх человек. В стране сейчас небезопасно. Я не хочу рисковать.
        Джензен склонил голову.
        - Трудная задача. Гверн Конкрут занемог после смерти вашего отца. Командовать армией Пророка сейчас некому.
        - Но ведь он не единственный командующий. Найди ответственных людей, которые не боятся риска.
        - Я посмотрю, что можно сделать, - дипломатично произнёс юноша и поднял кубок. - А сейчас мне нужно уйти. Кархарий хотел видеть меня после обеда.
        Кивнув, Шака поднесла кубок к губам. Джензен тем временем сморщил нос, скривил губы и принюхался к содержимому.
        - Стой! - завопил он, когда девушка уже готова коснуться ртом густой жидкости. - Яд!
        Задребезжал выпавший из рук девушки кубок, вино расплескалось по полу. В зал гурьбой ввалилось полдюжины охранников с обнажёнными кинжалами. Джензен поставил кубок на стол, поднялся, поправив рукав на изуродованной руке и, подойдя к девушке, помог ей встать.
        - Нам нужно к Кархарию. Ты! - он посмотрел на служанку, которая, в ужасе прижав ладони ко рту, замерла у стеллажа. - Будь здесь, пока за тобой не придут. Ничего не трогай.
        Шака позволила себя вести, удивлённо глядя на красную лужу.
        - Нахальный ублюдок, - слабо произнесла она. - Ты спас мне жизнь.
        ГЛАВА 10. ЗАБРАСИНСКАЯ НОЧЬ
        …Кеврана Дастейна недолюбливали многие. Высокий и худой, с сединой в волосах и крючковатым носом, он был похож на стервятника, который сидит на ветке и ждёт, пока живая добыча не обернётся трупом. Хитрость, хладнокровие и жёсткость взглядов не прибавляли ему популярности. Неспроста историки прозвали его Кевраном Пакостливым. Однако вместе с непростым характером, ему досталась и великая сила. Кевран был искусным рефрамантом, и оттого его гибель от руки Алана Ректа становится ещё более удивительной…. Саламах Инги, «Жизнь великих людей», том 3, 1089 год от создания Триединой Церкви.

1
        Отец говорил, что Забрасин сложно узнать с одного раза. Если ты бывал здесь лишь однажды, ты видел только броские, с множеством арок и плоскими крышами особняки знати, чистые мастерские, муравейник центрального рынка и купол света нежного сиреневого оттенка, который каждую ночь раскрывался над сциллитумной рощей недалеко от города.
        На второй раз, если тебе повезло оказаться в Забрасине в середине лета, ты мог увидеть, как длинные лианы ювальтиний, которыми опутаны крыши и стены большинства зданий, покрываются гирляндами золотых цветов. Цветение это скоротечно, и через неделю мостовые устилаются ковром из нежных лепестков. Эту неделю называют неделей любви, и все без исключения богачи дают в своих особняках балы, а горожане выходят на улицы, веселятся и поют песни об Ориду и Кебее. Молодые влюблённые дарят друг другу пышные венки из ювальтиний и прячутся в тёмные закутки, где наслаждаются жизнью.
        На третий раз, если тебе не повезло, и ты опустился до воровства и тёмного промысла, ты познакомишься с забрасинскими ночами. Днём город дружелюбен в своей опрятности и пестроте, но бойся бродить в одиночестве по тёмным переулкам Забрасина. Лианы ювальтиний достаточно крепкие, чтобы выдержать вес взрослого мужчины, и ассассины пользуются этим, перебираясь со стены на стену, с крыши на крышу, и даже сражаясь, держась одной рукой за тёмно-зелёные канаты.
        Не удивительно, что с тех пор, как она покинула своё временное убежище в горе рухляди, выброшенной в тупичке между двумя мастерскими, Лисица уже не раз обозвала себя безумной дурочкой. Девушка была одета в удобную коричневую тунику с широкими рукавами и брючки, заправленные в кожаные сапоги. Широкие плечи обнял тёмный плащ, который также скрывал объёмную сумку, в которой лежали все её пожитки.
        Крадясь вдоль стены и чувствуя, как гулко бьётся сердце, Лисица вслушивалась в звуки. Сверху, из-за закрытых ставен, доносилась громкая брань вперемежку со звонким смехом. От внезапных громких хлопков девушка вжалась в холодный камень дома - в полумраке над ней пронеслась громадная летучая тварь. Небо в узком проёме между крышами было грязно-жёлтого цвета - свет городской иллюминации рассеивался в низких грозовых тучах, которые никак не хотели излить из себя тёплый ливень.
        В переулке стояла влажная затхлость. Зелёные жгуты лиан слабо покачивались, словно змеи. Пройдя переулок и добравшись до перекрёстка, Лисица замерла и покрутила головой, осматриваясь. На освещённой магическими фонарями улице прогуливалось несколько человек. На первый взгляд, как и всё в Забрасине, они выглядели обычными прохожими. Но крепкий темнокожий мужчина с кудрявыми волосами, пытаясь двигаться развязно, не мог скрыть воинской выправки. Два его спутника были поменьше размером. Оба носились плащи, что было странно с учётом тёплых ночей. Лисица закрутилась в свой, чтобы скрыть сумку с вещами. Для чего закрутились они?
        «Готова поклясться, у них там спрятано оружие. Кинжалы, не меньше».
        Лисица проводила троицу взглядом, пока те не отдалились на почтительное расстояние. Направлялись они к дому джустикария Кабреге, что не могло не настораживать. Обитель уважаемого клирика хорошо охранялся. Лисица уже было подумывала поддаться голосу рассудка и вернуться в свою берлогу, когда сзади донеслось шарканье ног. Девушка запаниковала. Бежать вперёд слишком шумно - можно привлечь внимание троицы. Бежать назад - кто знает, на кого она наткнётся в переулке? Лисица посмотрела на лианы, которые спускались с крыши к самой земле. Спустя годы растения вопьются концами в камень, разорвут глиняные скрепы и разрушат здание до основания. Но сейчас они могли спасти ей жизнь. Лисица ухватилась руками за две лианы и, помогая себе ногами, побежала вверх по стене. Ладони проскальзывали и болели, но девушке было не привыкать. Шаги стали совсем близкими, их обладатели вот-вот должны были показаться из-за поворота.
        «Давай!» - мысленно прокричала она и перевалилась через парапет плоской крыши. Лёжа на спине и хватая воздух широко открытым ртом, Лисица чувствовала, как бурлит в венах кровь. Отдышавшись, она перевернулась на живот и аккуратно выглянула из-за парапета. По проулку шли дети. Бедно одетые, в разбитой обуви, они выглядели настолько невинно, насколько могли выглядеть восьмилетние дети. Лисица проводила их взглядом до перекрёстка, а потом посмотрела в сторону подозрительной троицы. При виде посторонних, те остановились и повернули к ближайшему дому. Укрывшись в тени широкого навеса, они прислонились к стене.
        Дети пошли прямо, не сворачивая на дорогу, где стояла троица. Лисица закусила губу. Мог ли быть в этой сцене какой-то тайный смысл? Её охватило нехорошее предчувствие.
        «Эти трое. Они недовольны, что их заметили».
        Девушка просидела на крыше несколько минут, прислушиваясь к себе. Можно было продолжить наблюдать за троицей и понять, что они хотят от дома джустикария. Можно было пойти за детьми и проследить, чтобы их никто не тронул. От переулка, в котором они скрылись, несло опасностью.
        Рассердившись на саму себя, Лисица тихо прорычала и слетела по лианам обратно в переулок. Выглянув за угол, она улучила момент, когда все трое мужчин смотрели в другую сторону, и перебежала перекрёсток. Оказавшись в тени тесно стоявших строений, она последовала на шорох детских ног, раздававшийся впереди.
        - Стоять! - оттуда донёсся грубый мужской голос. - Пойдёте с нами.
        У девушки замерло сердце. Она прижалась к стене и бесшумно заскользила вдоль неё, ориентируясь по голосу.
        - Мы просто идём домой, - раздался мальчишеский голос.
        - Я знаю, куда вы идёте. Планы изменились.
        Лисица глубоко вдохнула, выдохнула и решительным шагом показалась на виду. Одновременно её глазам открылась картина - дети, прижавшиеся плечом к плечу и четверо мужчин, окруживших их.
        - Привет, ребята, - сказала она звонким голосом, не показывая рук из-под плаща.
        Мужчины резко обернулись.
        - Развернись и иди обратно, девочка, - произнёс один из них. - Иначе ты очень глупо погибнешь.
        - Подожди, Околот, - сказал человек в кожаной куртке с обрезанными рукавами. Руки его были крепкими и жилистыми. - Я не верю в такую степень безрассудства. У неё что-то есть. И это что-то делает её крайне уверенной в себе. Давай, девочка - покажи, что ты прячешь.
        Помедлив, Лисица оттопырила край плаща, явив ночи зажатый в руке рефрактор, который мерно пульсировал ярко-синим светом. Один из мужчин тихо ругнулся. Тот, что в кожаной куртке, почесал бритый подбородок.
        - Тогда уходим.
        - Серьёзно, Сутрак? Да она не решится использовать магию в тесном переулке. Её волнуют эти безродные детишки. Можно спокойно подойти к ней и отнять палку.
        - Проще свернуть операцию, чем так рисковать. Уходим, - повторил главарь. После этого четвёрка неспешно удалилась. Дети, не сказав ни слова и даже не взглянув на спасительницу, оббежали её и исчезли за поворотом. Лисица почувствовала, как дрожат колени. Её очевиднейший блеф сработал просто каким-то чудом. Окажись главарь разбойников менее рассудительным, с ней бы поступили именно так, как описал Околот. Выключив жезл, девушка затолкала его обратно в сумку. Было очень обидно. Своей изначальной цели - проникнуть в особняк джустикария - она так и не добилась. Зато теперь весь воровской город знает, что у неё есть рефрактор. И стоило проделывать весь этот путь от груды мусора, чтобы не удостоиться даже простого «спасибо»?
        «На сегодня приключений мне хватит», - устало подумала Лисица. - «Пора домой».

2
        Следующий день Лисица провела, гуляя по рынку и заглядывая в мастерские для одноразовой подработки. Запахи, доносившиеся из лавок с едой, сводили с ума. Густо покраснев, она купила на последние монеты два пирожка с катрейлом. Один она съела, едва выйдя из очереди, второй завернула в толстый лист пергамента и сунула в карман штанов, после чего отправилась на поиски работы.
        - Мы с учениками отмечаем этим вечером успешную продажу мебели, - сказал первый попавшийся мастер, осмотрев Лисицу с ног до головы. - Можешь присоединиться к нам. Плату получишь утром.
        Покраснев, девушка не сказала ни слова и вышла из здания, громко хлопнув за собой дверью.
        - Ты умеешь работать лобзиком по дереву? - удивился следующий мастер, скрестив на груди руки. - Врёшь небось. Только переведёшь мне древесину. Иди отсюда.
        И захлопнул дверь перед её носом, не дав сказать ни слова в свою защиту. Неудачи постигли Лисицу и в следующих пяти мастерских. Лишь в шестой хозяин милостиво накормил её похлёбкой за то, что она придерживала покосившуюся дверь, пока он менял петли. В итоге к вечеру живот снова заныл, требуя пищи.
        - Сама виновата. Размякла ты в Джессеме, - зло выговаривала себе девушка. - Зачем только спустила столько монет, если не собираешься возвращаться домой?
        Лисица брела по улице, то и дело натыкаясь на прохожих, пока её внимание не привлекла вывеска «Забрасинские удобства».
        «Ну, последняя попытка», - вздохнула она и спросила у случайного встречного:
        - Здесь делают мебель?
        Мужчина, темнокожий курчавый здоровяк, посмотрел на вывеску.
        - Можно и так сказать. Здесь делают гробы.
        - Ясно.
        - Если ты ищешь мастерскую, то за «Ярым башмаком» есть оружейная лавка «Головосек». Там можно устроиться подмастерьем, - мужчина смерил её взглядом. - Хотя ты сейчас и на ногах едва держишься. В «Яром башмаке» есть дешёвые номера.
        - Спасибо, спасибо, - Лисице не понравилось желание незнакомца помочь ей. Это казалось подозрительным, как и то, что его физиономию она видела прошлой ночью у дома джустикария. Трудно было поверить в совпадение. Отбившись от мужчины, она всё же не выдержала и зашла в таверну. Народу в общей зале было предостаточно, так что на нового посетителя никто не обратил внимания. И это было хорошо. Девушка села за одноместный столик в углу и достала из кармана второй и последний пирожок. Положив сдобу перед собой на стол и уставившись на неё, Лисица задумалась.
        Поиски убийц на юге не увенчались успехом. Их след затерялся в Джессеме, но шпион, которого она успела поймать, бессвязно лопотал про джустикария Кабреге. Был ли он связан с подстрекательством Вессинара? Возможно. Но что, если шпион просто её обманул? Конечно, приставленный к паху рефрактор мог разговорить даже труп, причём в буквальном смысле, но что, если шпион обманул её, будучи сам обманутым?
        «В любом случае я должна попасть в особняк Кабреге и найти какое-нибудь свидетельство его причастности», - твёрдо решила Лисица и затем подумала о деньгах. Настроение тут же испортилось. Тяжело было поддерживать поиски виновных, когда нет денег. Нужно было искать выход, иначе дело не дойдёт даже до особняка джустикария - Лисица просто умрёт от голода.
        - Приятного аппетита, - раздался над головой голос, от звука которого девушка подпрыгнула на стуле и больно ударилась коленкой о столешницу. Рядом с ней стоял хозяин таверны, судя по толстому журналу в руках и тёмно-зелёному фартуку с тёмными пятнами воды и жира.
        Это был Сутрак.
        - Добрый вечер, господин, - Лисица положила обе руки на стол и пододвинула пирожок ближе к себе, словно защищая его от мужчины. Сутрак взял второй стул и уселся напротив.
        - Зачем ты меня искала?
        - Это вышло совершенно случайно. Я ищу место, где можно заработать.
        Мужчина положил журнал на стол и откинулся на спинку стула.
        - И что ты умеешь? Петь, танцевать, трясти задницей?
        - Я умею работать по дереву, камню и металлу. Умею читать, писать и считать. И ещё умею стричь волосы, - скромно добавила она, закончив перечислять свои умения. - Но я могу и помыть столы с полом, и посуду, и выстирать бельё.
        Сутрак смотрел на неё, и его брови вздымались всё выше. Потом он поскрёб подбородок.
        - Ты поступила не очень умно сегодня ночью.
        - Вы так думаете? Я спасла шестерых детей.
        - Которые шпионили за нами для некой персоны. Они видели моих людей и собирались выдать наши намерения.
        - Это не оправдывает убийства детей.
        - Ты правда думала, что мы их убьём?
        Девушка закатила глаза.
        - Нет, вы собирались накормить их мороженым и покатать на пони.
        - Ты заблуждаешься на наш счёт. Мы не убийцы… точнее, у нас есть определённая граница, за которую мы не преступим. Я понимаю твоё желание спасти оборванцев, но ты ничего не добилась, лишь сорвала операцию.
        Лисица пожала плечами.
        - Так значит те трое дуболомов, которые тёрлись возле особняка некой персоны…
        - Были моими людьми. Естественно, после твоего выступления, мне пришлось их оттуда убрать.
        Над столом повисло молчание. Сутрак подался вперёд.
        - Так скажи мне, зачем ты здесь? Я имею в виду, в Забрасине. У тебя нет денег, судя по всему, но у тебя есть рабочий рефрактор. На монеты с его продажи ты могла бы безбедно жить десяток лет. Кто ты, девочка? Как тебя зовут? И главное - кто твои родители?
        - Лисица. Я та, у кого имеются вопросы к некой персоне. Возможно, он виноват в паре смертей…
        Мужчина нахмурился. Потом потёр виски, встал из-за стола и махнул зажатым в руке журналом.
        - В моей кровати порвалось несколько пружин. Они жутко натирают мне бок. У самого руки не доходят починить. Вперёд, за работу.
        Лисица запихнула в рот пирожок и, усердно жуя, поспешила за мужчиной.
        ГЛАВА 11. ПРОНЗЁННЫЙ
        Мы пришли из-за обширного океана, претерпев много невзгод и держась лишь за веру в Ум» оса. Мы бежали, и может быть, не зря - нас встретили земли просторные, покрытые лесом и населённые множеством зверей, которых доселе мы не встречали. Мы возврадовались увиденному, но было и то, что повергло нас в ужас. С некоторыми людьми начали происходить неведомые вещи. Была ли это болезнь, или проклятие богов - не знаю. Боюсь, что эта земля наше наказание, а вовсе не спасение, каким показалась вначале. Я молюсь… Из корабельного журнала Питера Брусса, незадолго до создания Триединой Церкви.

1
        Цок-цок-цок. Этот звук отдавался в голове назойливой болью. Вторая неделя путешествия подходила к концу. Пыльная просёлочная дорога, ведущая от Геррана, вливалась в широкую ленту тракта, который горизонтально рассекал обширную Миргордскую равнину, доходил до Забрасина и там разделялся на множество других дорог. Те, в свою очередь, вели на юг, к прибрежным городам залива Ваэльвос, на север - к густым лесам полуострова Каседрум, и на запад - к бассейнам Англерса, Лиары и столице Элеур.
        Миргордская равнина занимала едва ли не четверть всей Изры. Вдали, за зелёным лугом, по правую руку высились гряды поросших смешанным лесом холмов. Оканчивались они лишь у холодных предгорий сурового Каседрума. В тамошних тёмных закутках, поросших ельником и бурым лишайником, редко ступала нога человека. Гулявшие слухи о ковенах одержимых и неведомых зверях заставляли охотников и лесорубов заниматься своими делами на южной половине равнины.
        По левую руку леса были преимущественно лиственными. Многочисленные дубовые, солнцедавные и грабовые кущи перемежались светлыми среброзовыми рощами и служили кровом для всевозможной живности и зверья по-крупнее. Жемчужиной этих зелёных пространств был Забрасин, город-приют для ремесленников, фермеров и торговцев всех мастей. Впрочем, главная его особенность заключалась не в этом.
        Всадники неторопливо двигались посреди зелёных лугов. В миле от них из-под тёмного лесного полога вытекала тонкая ниточка реки, на берегах которой ютились десятки деревянных изб. Юго-восточный ветер доносил отдалённый лай собак и смутно угадывавшийся запах дыма.
        Горячий июльский воздух полнился щебетаньем полевых пташек и слитным жужжанием мошек. Звон цикад въедался в голову подобно тупому зубилу. Гирем обливался потом, пока не последовал примеру Джарката и не сбросил с плеч плащ, оставшись в лёгкой рубахе. Вишнёвые Оковы были приторочены к седлу, слева болтался походный мешок. Гарапас сносил походные невзгоды со всей присущей бадакайским скакунам стойкостью и гордостью.
        - Ничего, родной, ещё неделя-другая - и ты как следует отдохнёшь, - юноша погладил животное по шее. - В Забрасине тебя ждёт огромная бадья с овсом.
        Выпрямившись, Гирем поймал взгляд Джарката, который покачивался на спине рыжего коня по кличке Тепралан. Историк, казалось, переносил жару гораздо легче них. Он неутомимо шутил, поддерживая затухавшие разговоры, рассказывал разные истории о Бьялви и людях, населявших тамошнее плоскогорье, пытался вступать в полемику с Остисом, что каждый раз заканчивалось презрительным джаркатовым «Я умываю руки». С артарианцем Джаркат нашёл язык в первый же день, когда помог тому выследить зайца, которого выдали торчавшие из травы уши. У историка оказались очень зоркие глаза. Вместе с солдатом они приготовили вкусную мясную похлёбку, которую похвалил даже отец.
        К Сиверту, который оставался скрытным и нелюдимым в первую неделю, Джаркат нашёл подход не сразу. Гирем случайно обернулся и успел увидеть, как историк закончил что-то тихо ему говорить и хлопнул его по плечу. В последующие дни Сиверт стал постепенно приходить в себя, хотя смотреть ему в глаза Гирем всё равно не решался.
        Сложнее всего Джаркату приходилось с Рензамом. Не то, чтобы отец явно выказывал неуважение к своему спутнику. Нет, он порой отвечал на его вопросы или задавал свои. Однако при этом в выражении лица Рензама всегда сквозило холодное недоверие. Владыку Ректагеррана историк явно сторонился.
        Гирем прекрасно понимал новообретённого товарища. Отец всегда отталкивал от себя людей, даже близких. Порой юноше казалось, что в этом виноват он сам. Все крохи заботливости, что остались у Рензама, он оставил ему, приёмному сыну.
        «Именно из-за этого Джензен покинул дом и отправился в Элеур», - когда Гирем думал так, ему становилось стыдно. Как будто он забрал у младшего брата то, что ему не принадлежало.
        Тем временем река и селение остались за спиной. Солнце начало клониться к горизонту. Небо на западе стало цвета запёкшейся крови. До Гирема донёсся запах гари. Сначала он подумал, что это игра его чересчур распалённого воображения, но вскоре впереди показалось трепещущее серое марево.
        «Дорога Пепла».
        - Дорога Пепла, - сказал Джаркат, с неподдельным интересом всматриваясь перед собой, словно надеясь заглянуть за горизонт.
        - До неё полдня пути, - заметил Остис. - Поедем дальше?
        - Предлагаю вернуться в Геляпию и заночевать там, - Гирем кивнул себе за плечо, где час назад скрылось речное селение. - До Забрасина день пути, и на ночлег нам бы пришлось устраиваться в любом случае. Кто-нибудь хочет спать с видом на виселицы и костры?
        - Я с Гиремом, - сказал Джаркат.
        Сиверт пожал плечами, Остис переглянулся с Рензамом.
        - Сын прав, - последний кивнул. - Остановимся в Геляпии. Заодно и потолкуем.

2
        Когда они добрались до Геляпии, уже начало смеркаться. В селении имелся свой трактир, который носил название «Храбрый лис». Проехав к нему главной дорогой, Гирем заметил нескольких солдат, правда, без доспехов, лишь в кожаных стёганках и мечами в ножнах, прогуливавшихся по круглой площади в центре селения. Солдаты проводили их долгими взглядами, но потом опять вернулись к своей беседе.
        - Я помню, здесь раньше был крупный гарнизон регулярной армии, - сказал Остис. - Они перешли в другое место?
        - Узнаем у местных, - сказал Рензам и бросил поводья Джаркату. - Заведи коней, историк. Мы позаботимся о еде и ночлеге.
        Джаркат пожевал губами, спрыгнул с Тепралана и взял под уздцы Гарапаса. Гирем наклонился и прошептал:
        - Я тебе помогу.
        - Хорошо, Гири.
        Не обратив внимания на недовольный взгляд отца, юноша принял поводья у Сиверта и Остиса. К ним подбежал конюх и, перекинувшись парой слов с Рензамом, повёл в стойла запасных коней. Когда трое спутников скрылись за дверями трактира, Гирем ускорил шаг, что бы догнать историка.
        - Не обращай внимания на отца. Он так относится ко всем.
        - Я читал его биографию, Гири. Не скажу, что это оправдывает его поведение, но судьба жестоко издевалась над дивайном Рензамом. Ты ведь знаешь эту историю?
        Гирем кивнул. Он прочёл последний том «Теургиатского цикла» относительно недавно. До этого он не решался спрашивать у отца или дяди о том, что случилось с Саммасом Ректом. Боялся узнать что-то такое, что сделает его жизнь бессмысленной и полной вины.
        - И что ты об этом думаешь? - спросил Джаркат, заводя Тепралана в стойла.
        - Стечение обстоятельств. То, что произошло, было ужасно, но не это сделало отца таким, какой он есть. Ось характера закалилась у него ещё до этого. И она не внушает ни капли уважения или жалости. История ведь не вдавалась в детали всей его жизни, как и, наверняка, не описала все события, которые произошли в Треаттисе. Рензам совершил много такого, от чего у меня становились дыбом волосы.
        Юноша умолк. Джаркат выжидающе посмотрел на него. Гирем заметил это и покачал головой.
        - Не думаю, что это заслуживает пера историка. Это дело семьи.
        - Когда ты будешь готов, расскажешь, - сказал Джаркат и похлопал его поплечу. - Пойдем, посмотрим, так ли хорошо кормят в изритских заведениях, как об этом пишут Бъялвийские книги.
        - Только давай сначала спрячем наши рефракторы в мешки. Пусть отец светится, если хочет, а мы постараемся не выдавать в себе рефрамантов.
        - Я смотрю, отцовская склонность к риску тебе не досталась.
        - Нет. Слишком много людей лишилось жизни из-за безрассудства и легкомыслия. Я не хочу закончить, как они.
        Джаркат улыбнулся и, придерживая его за плечо, повёл к крыльцу. Юноша не стал отстраняться. За две недели историк стал ему кем-то вроде товарища, с которым можно было разделить мысли. Таким товарищем для него когда-то давным-давно был Алан.

3
        «Храбрый лис» выглядел весьма солидно. В чистых стенах и ровном крыльце чувствовался достаток его хозяина. Переступив порог зала, Гирем огляделся. Просторное помещение было светлым и шумным. Стоял гул голосов, звенела посуда, раздавался стук кружек и скрежет скамей. В помещение забился разношерстый люд. Здесь были и просто одетые селяне, пришедшие отдохнуть после работы в поле, и оставшиеся на ночлег торговцы. За одним из длинных столов веселились солдаты местного ренеда.
        А вот по углам сидели в основном одиночки или парочки, которые не хотели привлекать к себе внимание. Гирему почему-то сразу бросился в глаза один из таких посетителей - длинноволосый, с курчавой чёрной бородкой. Чем-то он напоминал Джарката. Услышав стук входных дверей, человек устремил взгляд на Гирема, который сразу проследовал к стойке.
        Разговор с хозяином, крепким плечистым мужчиной лет за пятьдесят, вышел коротким. По манере говорить скупыми и чёткими фразами, а также движениям в нём угадывался человек военной закалки. Узнав, что они спутники дивайна Рензама, он любезно проводил их на второй этаж и показал отведённый им номер.
        Предоставленная путникам комната была проста, но достаточно удобна. Джаркат уселся перед камином, сняв с себя сапоги, и принялся растирать тёмные ступни. Остис и Сиверт уже облюбовали кровати, стоявшие у противоположных стен - второй лёг на кровать и отвернулся ото всех. Рензам повесил плащ на одну из скоб, торчавших в стене, и развалился на постели. Гирему досталось место у окна. Из-за закрытых ставен ощутимо поддувало, хотя воздух и был тёплым.
        - Дивайн Рензам, - хозяин трактира тихо прикрыл за собой дверь. - Я хочу вас предупредить, что позавчера здесь были странные люди. Они выходили на главную улицу и восславляли своего божка. Не помню его имени…
        - Хнум, - Рензам подбрасывал свой рефрактор в воздух, наблюдая за его кувырками, и ловил у самого края кровати. - Так что там?
        - В общем, когда мы разговаривали, я заметил, как один человек, который сидел в углу, постоянно на вас пялился. Дело в том, что именно он проповедовал позавчера на главной улице. Он так делает уже не первый раз.
        - Хорошо. А страже ты о нём говорил?
        - Говорил, сэр. Они его дважды выпроваживали за пределы деревни, но через неделю тот всё равно возвращался.
        - А что представители Церкви? Как они относятся к ереси?
        - Старший клирик Парверс уже слишком старый, чтобы ругаться с толпой здоровенных мужиков. К тому же, кто их знает, этих еретиков. Может, они девоны.
        - Что ж, если завтра они вздумают вещать, то мы с ними разберёмся. Спасибо, что предупредил, солдат.
        Хозяин двора поклонился и вышел, закрыв за собой дверь. Гирем уселся на свою кровать, снял натёршие стопы сапоги, извлёк из мешка доску с чистым листом пергамента и карандашом, и принялся зарисовывать обстановку.
        - Так что вы узнали о гарнизоне? - спросил он, намечая силуэты спутников.
        - В армии произошло сокращение, - прорычал Рензам. - Причём совсем недавно. Говорят, в столице произошёл конфликт между Гверном Конкрутом и Кархарием. Мол, после смерти Мирата Гверн отказался признавать прилизанного ублюдка Пророком, и потому не пошевелит и пальцем, пока не изберут нового Пророка.
        - Глупо, - заметил Гирем. - Его ведь можно сместить?
        - Можно. Только за Гверна Конкрута стоит вся армия. Никто не посмеет отправить его в отставку или убить. Именно поэтому Кархарий приказал урезать бюджет. Сокращения состава и урезания довольствия произошли именно поэтому. Ублюдок хочет, чтобы солдаты отреклись от своего «отца».
        - А почему они вообще враждуют? - Остис взял со стола, уставленного яствами, кусок жареного мяса. - Гири прав, глупо устраивать забастовку в такое время. Я думал, Гверн умнее.
        - Для Гверна Мират был вместо отца. А с Кархарием они разошлись после битвы у Кебеи, десять лет назад. Тогда Нурвины с Мендрагусами поссорились из-за куска земли между Лиарой и Кебеей, и Гверн командовал миротворческой армией. В общем, Кархарий тогда подставил ему знатную подножку и в итоге получил титул первого советника Пророка. Наверное, Конкрут до сих пор не может простить ему этого поступка.
        - И что мы будем с этим делать? - спросил Остис. - Если они с Гверном продолжат вести себя, как дети, нашему плану придёт конец.
        - Да, Кархарий в очередной раз становится головной болью.
        - Какому плану? - нахмурился Гирем, резко водя карандашом по поверхности листа. Краем уха он услышал, как Рензам сделал глубокий вдох. Мужчина обвёл взглядом спутников - Джаркат встал на ноги, Сиверт повернулся, приподнявшись на локте, Остис беззаботно поедал рагу из катрейла и овощей. Юноша перестал рисовать и встретил взгляд отца - уже торжествующий.
        - На собрании Теургиата я вынесу предложение о масштабном наступлении на Алсалон.
        Остис похлопал в ладоши, даже Сиверт присвистнул. Джаркат ничего не произнёс, глядя на Рензама с оценивающим прищуром. Но старший Рект смотрел лишь на Гирема.
        - Что ты думаешь, сын?
        - Я? - изумился юноша. Отец никогда не спрашивал чужого мнения. Отец всегда считал, что его собственное мнение единственно верное. - Хм. У тебя есть информация о силах, которыми располагает Моисей…?
        - Это легко узнать с помощью Ветровидцев.
        Гирем помотал головой. Сначала он решил, что отец шутит, потом - что он потерял разум. Сама идея нападения на Алсалон была несусветной глупостью. В поисках поддержки, он посмотрел на Джарката. Тот улыбался.
        - Отличная идея, дивайн Рензам. Не думал, что услышу от вас такое. Браво, - сказал он. - Так в чём же конкретно заключается ваш план?
        - Когда Теургиат одобрит предложение, мы объявим всеобщую мобилизацию войск. Мы привлечём рефрамантов к сотрудничеству. Если понадобится, купим их верность сциллитумом. Кроме того, у нас есть шестеро Теургов.
        - Семеро, - поправил его Гирем.
        - Я не учитываю Синваля Маэльдуна - старик давным-давно спятил.
        - Тогда пятеро, - молвил Остис. - Миклавуша Мендрагуса не видели боги знают сколько месяцев. Да и Ювалия Дастейн….
        Рензам опустил глаза.
        - С ней я как-нибудь разберусь…. Итак, Ювалия Дастейн, Кархарий Велантис, Беррун Нурвин, Арстапор Тез и Камелия Ревасс. Пятеро магов, благословленных богами, против какого-то там алсалонского божка и Моисея. Что касается армии, то мы переведём солдат с флота в сухопутные войска. Я знаю Гверна - человек он с буйным норовом и странным понятием чести, но повоевать с нашим извечным врагом он согласится. У него больше пятидесяти тысяч солдат. Прибавим сюда ещё сорок тысяч солдат флота.
        - Можно привлечь дружины ренедов, - подсказал Джаркат.
        - Верно.
        - Кархарий Велантис будет против, - заметил Остис. - А ведь он Пророк.
        - Нет, он исполняющий обязанности Пророка, и в Теургиате он нравится далеко не всем. Например, новому протоургу. Кто, как не Триединая Церковь, любит гоняться за еретиками и проповедниками алсалонской религии? Мы обратимся и к Каррансу.
        Гирем понял, что отец явно подготовился к этой речи, выглядя очень уверенным в своих аргументах и контр-аргументах.
        - Кроме того, - продолжал Рензам; глаза его горели недобрым огнём. - Если новый Пророк окажется толковым, то он прекрасно меня поймёт. Мы соберём ополчение, расскажем людям о зверствах, которые чинили алсалонцы во время своих прошлых нападений. Мы воспользуемся оружием Моисея и выставим этих проповедников Хнума свидетельством того, что он уже готовит своё последнее вторжение.
        - Отец, а как насчёт Джихалаев? - осторожно поинтересовался Гирем.
        - Это большие горы.
        Гирем поморщился и продолжил.
        - Там почти нет проходимых троп. Там холодно и полно всяких тварей, которые жаждут полакомиться мясом. Через Джихалаи не пройти осадным орудиям. Армия войдёт туда сухой, а выйдет - если выйдет - уменьшившейся вдвое, мокрой, голодной и испуганной.
        Рензам с некоторой досадой посмотрел на него.
        - Для всего этого нам и понадобятся Теурги и остальные рефраманты.
        - Но и у Ссесуша Мендрагуса были маги. У Бальтеуша Мендрагуса были. У Михэя Мендрагуса они были. Никто из них не продвинулся дальше жёлтой долины по ту сторону Джихалаев. К тому же у них всех были драконы. И не один, как у Тадеуша, а десятки. Никто не продвинулся дальше долины по ту сторону Джихалаев. Что такого тебе известно, что компенсирует их отсутствие, не говоря уже о получении преимущества?
        Все выжидающе посмотрели на Рензама. Взгляд мужчины потух. Он лёг на свою кровать и закрыл глаза.
        - Ты прав, сын. Давайте спать. Вставать рано.
        Гирем недоумённо посмотрел на Остиса, затем на Джарката. Артарианец грустно и беззвучно усмехнулся и, махнув рукой, тоже развалился на кровати. Джаркат как ни в чём ни бывало вновь уселся перед камином. Юноша посмотрел на собственный рисунок с ощущением, что именно он был тем, кто всадил нож в спину Рензама. И, несмотря на то, что ему всегда хотелось и нравилось противопоставлять себя отцу, сейчас он чувствовал себя последним предателем. Он представил себе, как долго тот вынашивал свою идею, обдумывал речь и какого успеха надеялся добиться у ближайших соратников и сына.
        «А я разбил всё это за несколько минут. Не того сына ты видишь своим наследником, отец, ох не того».
        Чувствуя горечь, Гирем не нашёл ничего лучше, чем улечься и попытаться уснуть. Может быть, утренний туман унесёт за собой вину и стыд. Может быть, заря позволит ему взглянуть на план отца по-новому. Юноша воспроизвёл в памяти весь разговор. Столь быстрое свёртывание темы было также нетипично для Рензама, как и вера в невиновность Сиверта. Может быть, ему действительно известно что-то важное? Что-то, о чём он не может сказать сейчас.
        «Но Джаркату он точно не доверяет».
        Юноша посмотрел на историка, который разложил перед собой чистый лист пергамента и принялся что-то записывать.
        «А может, он не доверяет нам всем».

4
        Его разбудили визги под окнами, стук дверей и незнакомый сильный голос, громогласно выдававший какие-то сентенции. Из-за щелей в ставнях проглядывали солнечные лучи, которые играли на противоположной стене и лысине спавшего Сиверта. Гирем застонал и встал на колени, распахнув ставни. Ему открылась главная улица поселения, заполненная народом. Толпа образовала в центре пустое место, в котором стоял человек.
        Это был тот самый мужчина с курчавой бородкой и длинными волосами, что наблюдал за ним вчера. Ростом он оказался ниже ожидаемого, что компенсировалось сильным и звучным голосом. Было бы сложно перебить его или даже захотеть это сделать. Слова лились изящным, но мощным водопадом. Человек вещал, видимо представляя себя пророком, просветлявшим тёмную толпу.
        - … трёх богов мы почитали и не мудрено, почему.
        Ум» ос оберегал вас во время великого плавания через враждебный океан, что простирается на западе. Ориду отпугивает вредителей и удобряет почву, а Кебея посылает тёплые ветра и живительный дождь.
        Но разве нынешняя Церковь имеет к ним отношение? Она уже давно не защищает и не помогает нам, простым людям. Вместо этого клирики обирают нас и раздают благословения, которые не приносят никакой пользы! Протоург спит в диастрийских шелках, ест сливы и абрикосы, его пальцы блестят от нацепленных на них золотых перстней. Думаете, на то воля трёх Богов? Так ведь их дело - оберегать нас, а не обогащать одного человека!
        Задумайтесь, а стоит ли рассчитывать на Церковь? Может быть, правильным будет обратить свой взор на того, кто по-настоящему заботится о людях? Да, я говорю о Хнуме, нашем отце!
        Именно Хнум приказал Трём Богам оберегать нас, пока он сам защищает весь наш мир от куда более страшных врагов, нежели демоны! Да, вы скажете, что Хнум - вера богомерзких алсалонцев, но задумайтесь, почему они живут лучше нас? Их земля родит лучше, а вода даёт больше рыбы. Хнум отвечает им соразмерно их вере. А наши Боги отвечают нам? Посмотрите на наши убогие поля и хирые стада! Хнум бы такого не попустил!
        - Расступись! - крикнул Рензам. Он разрезал толпу грудью и остановился напротив пророка, нисколько не смутившись ни тем, что перебил такую величественную речь, ни тем, каким взглядом тот на него посмотрел. - Кто ты такой?
        - Я Аарон, пилигрим, побывавший на востоке и познавший его блага, - нимало не смущаясь, ответил человек.
        - Ещё один с востока, - вздохнул Рензам. - И по чьему же наущению ты распространяешь среди этих добрых людей свою ложь?
        - Это не ложь! - возмутился пилигрим. - Хнум мне свидетель!
        - Ясно, - Рензам повернулся к волновавшейся толпе. - Братья, подумайте вот о чём! Если у них в Алсалоне живётся так хорошо, то за какими демонами они бегут оттуда, как крысы во время чумы?! Какого чёрта вот уже тысячу лет они пытаются завоевать силой нашу страну?! И если Хнум им помогает, то почему мы всё ещё свободны от их гнёта, который они столько раз пытались нам насадить?!
        - Потому что Хнум… - начал, было, пилигрим.
        - Потому что Хнум лишь выдумка, созданная для таких доверчивых глупцов, как ты! - рявкнул Рензам и достал из-за пояса жезл. - И сейчас я тебе это докажу.
        Гирем видел лишь затылок отца, но был уверен, что лицо Рензама исказила гримаса отвращения и ненависти. Чёрный жезл выплюнул из себя багровый сгусток пламени, который охватил пилигрима, словно тот был сухим хворостом. Кожа человека быстро сморщилась и покрылась пузырями. А потом почерневшие ноги подкосились, и он рассыпался пеплом. Толпа завыла, откатившись назад.
        - Похоже, Хнум поленился перейти через горы, чтобы спасти своего последователя! - с издёвкой заметил Рензам. - Никудышный из него защитник!
        Рядом с Гиремом встал Джаркат и выглянул в окно.
        - Ну что, ты всё ещё считаешь его идею отличной? - спросил у него юноша.
        - Знаешь, - поморщился историк. - Когда ты сжёг Элли по его приказу, я чувствовал себя любопытным мальчишкой, который приоткрыл дверь тёмного подвала в надежде увидеть, что в нём прячется. Сейчас я увидел.
        - Я видел это раньше. Много раз. Мне страшно представить, что будет, если его идею о вторжении поддержат в Теургиате, - в тон ему произнёс Гирем. - Гореть будут многие.
        Они понимающе переглянулись.
        ГЛАВА 12. ГОРБУН ИЗ КАНСТЕЛЯ
        …интересный человек. Сегодня он отшил ублюдка, который пытался унизить меня упоминанием моего физического дефекта. Почему он это сделал? Природная подозрительность говорит, что парень решил подлизаться. Могу ли я поверить в невероятное - человеческое сострадание? Подозрительность кричит, что он корыстно ищет в этом выгоду. Ну не может же нормальный человек предложить настоящую дружбу горбуну? Триксель Нурвин, записки, год неизвестен.

1
        Весь день Триксель и Никоро провели в мрачном сыром трюме галеры, которая называлась «Оргина», среди бочек с вином и тюками ткани. Горбуна угнетали дурные предчувствия, и одновременно чесались руки устроить какую-нибудь пакость, например, вылить содержимое трёх флакончиков с ядом в бочки. Эликсиры пираты отобрать у него не позаботились, ограничившись несколькими кристаллами сциллитума, припасённых на особый случай.
        Девушка сидела, прислонившись спиной к туго набитому мешку. Всё время после гибели её соплеменников она провела в молчании, глядя в пол неподвижным взглядом. Триксель несколько раз пытался её расшевелить, но разговоры не ладились. О чём тут говорить, когда они находятся в плену у пиратов, в полной безвестности и без надежды на спасение.
        Вряд ли их убьют. Скорее всего, просто сбудут на чёрном рынке - так безопаснее и проще. За себя горбун, к своему же удивлению, не очень переживал. Его отец был Теургом и одним из богатейших землевладельцев Изры. Только идиот не поймёт своей выгоды в том, чтобы сохранить жизнь его сына. Оставалось молиться богам, чтобы эти пираты идиотами не были.
        А вот за Никоро горбун переживал. Диастрийки в качестве любовниц богатых купцов были крайне редки. Изриты не желали ссориться с соседями, и потому тщательно пресекали попытки украсть их женщин. Оставалось молиться богам, что бы никому из головорезов не пришла идея попользоваться девушкой.
        Что происходит на борту, Триксель не знал. После того, как их бросили в трюм, к ним не пришёл ни предводитель шайки, ни его помощник. Никто не пытался допросить их. Не приносили и еды, и теперь он покусывал костяшки пальцев, блуждая взглядом по стенам, едва угадывавшимся в полумраке.
        - Никоро.
        Девушка подняла на него глаза.
        - Помнишь, ты спрашивала про слова, которые мы используем для нашей магии?
        - Да.
        - Ты спрашивала, приходят ли они к нам в голову самостоятельно. Нет, не приходят. Они ищутся - долго, кропотливо, со смертельным риском. Чтобы объяснить, для чего и почему, нужно знать их определение, - горбун выдержал паузу. - Сложно сказать, что такое Слово. Его нужно почувствовать самому. В первую очередь нужно знать, что Слово - это не просто то, что мы произносим в форме звуков при диалоге и монологе. Самое близкое описание - это механизм превращения абстрактного в конкретное.
        - Звучит так… абстрактно.
        Триксель улыбнулся, но улыбку сменила гримаса боли - тело требовало еды и воды. Никоро встала на колени. Подковыляв к нему, она села рядом. Триксель не был против - наоборот, у него поднялось настроение.
        - А как вы ищете слова? Неужели перебираете все подряд?
        - Звучит безумно, правда? Когда-то так оно и было, Никоро. Со временем экспериментаторы, такие, как я, создали универсальный алгоритм подбора, который совершенствуется до сих пор. Учёные начали использовать сциллитум в качестве магических индикаторов и громоотводов - это сократило число жертв среди тех, кто ищет. Наука не стоит на месте, хоть и двигается маленькими шажками. Может быть, когда-нибудь, мы сможем и вовсе отказаться от его использования в этих целях. Когда-нибудь мы встанем на одну ступень с Теургами. Какие тогда возможности откроются перед нами. Мы найдём тысячи новых Слов. Научимся воскрешать людей, исцелять любые болезни. Мы узнаем, что находится по ту сторону Штормового океана. Заглянем за небосвод.
        Триксель мечтательно улыбнулся.
        - Ты когда-нибудь мечтала о звёздах, Никоро? Мечтала приблизиться к ним, вобрать в себя их необъятность? Встретить что-то абсолютно иное. Может быть, другую жизнь?
        Девушка спрятала лицо в ладонях. Триксель увидел, что по её щекам текут слёзы.
        - Я тебя расстроил? Прости, Никоро.
        - Ты не виноват. Я думаю о всех тех, кто погиб. Они уже никогда не увидят дома. И мы не лучше погибших. Что может произойти в следующую минуту?
        Горбун обнял диастрийку за плечо, положил на её рыжую макушку острый подбородок.
        - Если мы погибнем, то хотя бы вместе. Меня это всегда утешало - разделять горе с другими, - он сделал паузу и с кривой усмешкой добавил. - Хотя на самом деле у тебя просто сдали нервы. Это даже занятно - наблюдать, как ты плачешь. Клянусь богами, ни в одной из этих демоновых книг о диастрийцах не сказано, умеете ли вы плакать!
        Никоро всхлипнула и рассмеялась.
        Какое-то время им было хорошо в тёмном и сыром трюме.

2
        Триксель предполагал, что был полдень следующего дня, когда галера внезапно сильно накренилась, так, что он и диастрийка заскользили вниз по насмоленному полу и больно ударились о стену. Хором заныли деревянные перекрытия и балки, над головой послышался отдалённый топот множества ног.
        - Что-то случилось.
        - Я тоже так думаю.
        Вскоре скрипнул деревянный засов, и в трюм вошёл тот самый коренастый пират, который принял их на корабль. На его скуластом смуглом лице залегли зловещие тени, а под глазами виднелись лиловые мешки. Он закрыл за собой дверь и посмотрел на пленников. Лишь через несколько мгновений Триксель заметил, что мужчина сжимает в руке его Ржавые Кости.
        - Я хочу, чтобы ты сказал мне чародейские слова, - сходу рыкнул тот.
        - Вы капитан? Вы не представились… - начал горбун.
        - Да, уже да.
        - То есть недавно капитаном был другой? Что с ним?
        - Он покинул нас, - с тяжёлой усмешкой сказал пират. - Один из сородичей этой девчонки серьёзно его порезал. Теперь я, Дармуд, командую здесь.
        «По-видимому, он же и добил того бедолагу».
        Дармуд потряс рефрактором.
        - Но перед смертью этот раненый ублюдок сказал мне взять палку и показать её тебе. Мол, ты сможешь научить меня творить великие чудеса. Я видел, что с ней делает Нед.
        - Так почему бы тебе не спросить у Неда?
        - Он слишком трясётся над своими тайнами. Я бы его запытал, но скорее бы потерял ценного человека, чем приобрёл ценные знания. А вот ты…
        - А что мне будет, если я скажу чародейские слова?
        - Ты не умрёшь, - пожал плечами Дармуд.
        - И всё? В таком случае, нам не о чем говорить. Мне это невыгодно. Высади нас где-нибудь в этом заливе, и я всё тебе расскажу.
        - Слушай сюда, - сорвался мужчина. - Мне сейчас не до игр с тобой. Говори слова, или умрёшь прямо сейчас.
        В подтверждении своих слов он достал кинжал. Триксель на мгновение прикрыл глаза.
        - Нет.
        Лицо пирата стало ещё более зловещим. Он поднёс кинжал к шее Никоро.
        - А если так?
        Внутри Трикселя всё дрожало. Он догадывался, что у пиратов что-то пошло не так, ведь что-то заставило Дармуда внезапно обратиться к нему за помощью.
        - За вами гонится теургиатский флот? - в упор спросил он.
        Мужчина легонько вдавил лезвие в светлую кожу диастрийки. Та не дёрнулась, лишь продолжала смотреть на горбуна. Трикселя прошиб холодный пот.
        - Хо…
        Дверь внезапно открылась, и в проёме показался немолодого мужчина в длинном шёлковом платье. В руке у него был рефрактор.
        - Кэп, они совсем близ… - взгляд старика упал на Ржавые кости в руках пирата. - А-а-а…
        - Сэр, - обратился к Дармуду Триксель. - Я передумал. Я расскажу вам всё, то только не в присутствии этого человека. Эта тайна предназначается лишь для ваших ушей.
        Оба пирата удивлённо посмотрели на горбуна.
        - Ты ещё что-то хотел сказать, Нед? - спросил Дармуд.
        Старик несколько мгновений молчал, то открывая, то закрывая рот. Триксель вспотел ещё больше в эти мгновения. Наконец, рефрамант покачал головой.
        - Нет, кэп. Я пошёл.
        Горбун тихо выдохнул.
        - Тогда забери бабу и поставь её у бушприта. Пусть они видят, что у нас в заложниках не абы кто, а диастрийка, и не подходят ближе. Им же лучше будет объясняться с тамошней капитаншей, имея при себе выменянного пленника, а не труп.
        Старый маг аккуратно взял под локоть Никоро и вывел из её помещения, бросив на Трикселя проницательный взгляд. Наконец, дверь за ними затворилась.
        А куда мы направляемся? - поинтересовался Триксель.
        - Мы собирались зайти в Шантель и сбыть вас на чёрном рынке. Он не любил рисковать, наш кэп-то. Слишком боялся твоего папаню, не хотел встречаться с ним лицом к лицу. Да только не ожидал он, что всё кончится вот так, - он провёл пальцем по своему горлу. Кинжал с кровью Никоро лежал рядом с ним. - Ну, говори слова.
        - Я знаю всего четыре. Первое называется Ветиль, оно создаёт водяной хлыст, - горбун посмотрел на жезл в руках пирата. - Попробуйте.
        Дармуд сомневался, переводя взгляд с рефрактора на пленника.
        - Неужели всё так просто, - задумчиво произнёс он.
        - Конечно, - Триксель протянул руку. - Хотите, я испытаю его сам?
        - Э, нет, - рассмеялся Дармуд, на его лбу проступили капли пота. - Но смотри, если ничего не произойдёт, то я тебя прирежу.
        - Конечно, - боязливо кивнул Триксель, прислушиваясь к шуму над головой. Кажется, на палубе царила паника. Во всяком случае, топот множества ног был куда интенсивнее, чем несколькими минутами раньше.
        Пират поднял жезл перед грудью.
        - Эй, - Триксель аккуратно отвёл кристалл-фокусатор в сторону от себя. - Направьте хотя бы в потолок, что ли.
        - Ладно, - Дармуд покладисто направил жезл вверх и посмотрел на Трикселя. - Вслух говорить?
        - О, это не важно. Мы обычно не произносим Слова вслух только из-за того, что их могут услышать посторонние. Они баснословно дорогие.
        - Я могу их продать?
        - Разумеется. За них вам вывалят гору золота. Ну, пробуйте. Перед вами появятся тёмные провалы, каждый из которых ведёт в другие измерения. Вам нужен тот провал, от которого тянет сыростью и запахом морского воздуха.
        - Пока ничего не вижу, - пробормотал Дармуд.
        - А вы не произнесли Слово, - мягко напомнил ему горбун.
        - Ладно. Кхм… никогда не пользовался колдовством.
        - Сейчас самое время. Вы ведь с детства хотели быть магом, верно?
        - Ты мне тут мысли не читай, уродец.
        - Простите. Только прошу вас, не забудьте сохранить нам жизни. Я надеюсь на вашу честность.
        - Ты дурак, горбун, - рассмеялся Дармуд и направил жезл на Трикселя. - Молись, чтобы твои слова оказались ложью, иначе ты умрёшь. Ветиль!
        Пират истошно завизжал. Кожа на руках, сжимавших рефрактор, зашевелилась, словно под ней забегала стая жуков, и с тошнотворным звуком начала лопаться. То же самое происходило с остальным телом. Надрывно вопя, Дармуд выронил жезл, который подкатился к Трикселю, и встал на колени, медленно превращаясь в мясную гору, чьи склоны оплывали на доски трюма. Лицо начало течь, сползая с черепа на воротник рубахи.
        Триксель подхватил Ржавые Кости и вскочил на ноги. С его уст слетел нервный смешок.
        - Боги, какой же ты тупой. Дважды послушаться советов тех, кого собрался прикончить, - ядовито сказал он в пока ещё целое ухо пирата. - Передавай привет всем демонам.
        Утробный вой Дармуда резко пресёкся, и на полу растеклась кровавая груда расплавленного мяса и костей. Ужасный смрад наполнил трюм, так что горбун поспешил проковылять в коридор, благо, старик оставил дверь незапертой.
        «Оргину» качнуло из стороны в сторону, Триксель удержался на ногах, прижимаясь боком к стене. Мимо него пробежало несколько пиратов, что-то истошно выкрикивая. Все забыли про пленников и нового капитана, из квадратного проёма над трапом доносился звон оружия и истошные крики.
        Никоро! Триксель поковылял к выходу на палубу. Выбравшись на свежий воздух, он прищурился от яркого полуденного солнца, заливавшего лучами кровавое поле боя.
        Три пиратские галеры образовали треугольник, а вокруг них собрались шесть кораблей с белоснежными парусами, на которых был изображён герб Теургиата - изумрудный ключ, перекрещенный двумя рефракторами, и божественный нимб сверху. Все шесть галер впились таранами в корпуса пиратских суден, и с них непрерывным потоком текли свежие отряды солдат. Это были неплохо защищённые воины со щитами и короткими мечами. Пираты ещё держались, сбившись в группы по десять человек, но каждая такая команда неминуемо растаскивалась в стороны и быстро погибала. С теургиатских кораблей вёлся редкий огонь, но крайне аккуратный - никто не хотел зацепить своего товарища в кровавой толчее.
        Горбун лёг на раскалённые доски палубы и устроился, насколько позволял горб, среди нескольких поваленных друг на друга трупов. Выбраться отсюда представлялось делом куда более сложным, чем убийство идиота-Дармуда. Поднимай безоружные руки или начинай махать рефрактором из стороны в сторону - всё равно кто-нибудь иссечёт тебя в этой сумятице. Лучшее, что можно было сделать - это затаиться, наблюдая и ожидая конца битвы.
        Краем глаза он уловил движение поверх одной из кучи трупов. На него тоскливо смотрели выцветшие глаза Неда. Старый маг был человеком подозрительной и жалкой наружности. Сухонький, с искусанными губами и жиденькими седыми волосами, разбросанными по плечам и спине, он, казалось, питался одним только воздухом, которым мог повелевать.
        - Дураки мыслят одинаково, ага, - просипел Нед. - Что будем делать, дивайн?
        - Я-то надеюсь выбраться отсюда живым и, наконец, вернуться в тёплый, уютный Канстель, к своему отцу. А вот что будешь делать ты, старик, я не знаю.
        Нед обиженно насупился.
        - Дивайн, я же вам помог. Скажи я этой обезьяне, что неправильное Слово вкупе с рефрактором в руках простака приводят к смерти, и он бы заколол вас и вашу подругу безо всякого стеснения. Я надеялся, что и вы замолвите за старика словечко. Ведь я, фактически, был на этой вонючей посудине таким же пленником, как и вы. Просто у меня была своя койка.
        Триксель хмыкнул.
        - Ты знаешь, где девушка?
        - Я здесь! - раздался громкий шёпот позади.
        Триксель обернулся и увидел, как мимо трупов к ним пробирается Никоро. При виде неё он испытал душевный подъём, захвативший его, точно приливная волна. Взяв девушку за скользкую от пота и крови руку, он широко улыбнулся.
        - Осталось немного, и мы спасены!
        - Три дурака, - просипел Нед.
        Возле них неожиданно разгорелся новый очаг сопротивления. Десяток разномастно одетых людей смахнулись с превосходящим по численности отрядом теургиатских солдат. Триксель, Нед и Никоро поползли прочь. Оказавшись ближе к одной из дружественных галер, горбун бросил взгляд на сплетения человеческих рук и ног, которые всё ещё шевелились в агонии битвы.
        - Есть какие-нибудь подходящие Слова? - спросил он у старика.
        - Всё слишком… эффективное, - покачал головой тот. - Боюсь зацепить и этих. Но у меня есть сциллитум. Твой-то, небось, истёрся.
        Триксель хлопнул себя по лбу и вытащил Ржавые кости из-за пояса. Когда он открутил донышко, из полости высыпалась тонкая струйка серебристой пыли. Горбун подул внутрь, закашлялся от возникшего серого облачка. Нед протянул ему один кристалл. Вложив его в полость и закрутив донышко, Триксель щёлкнул предохранителем. Фокусатор загорелся мягким оранжевым светом.
        Однако использовать магию им не пришлось. В какой-то момент пираты перестали сопротивляться, и следующие несколько минут слышались лишь короткие вскрики тех, кого принялись добивать теургиатские матросы. Когда очередь дошла и до них, Триксель встал на ноги и медленно поднял руки. В одной он сжимал рефрактор, чтобы его случайно не спутали с каким-нибудь трусливым пиратом.
        - Я Триксель Нурвин, сын Берруна. Это Никоро, посол из Шуруппака, и Нед, славный маг, - стараясь не дёргаться, он представил своих спутников, которые стояли за его спиной. На короткий миг он почувствовал себя каменной стеной, защищавшей их, и это неожиданно пришлось ему по вкусу. - Мы плыли в Канстель к моему отцу, когда эти грязные животные напали на наш корабль, потопили его и взяли нас в плен.
        Он умолк, выжидающе глядя на мокрые и окровавленные лица окруживших их моряков. Наконец, кто-то догадался кликнуть старшего. Через несколько минут толпа расступилась, и к ним вышел мужчина в синей парадной одежде, в начищенных сапогах, с ниспадающими до плеч блестящими чёрными волосами. Его скуластое лицо обрамляли густые бакенбарды. Остановившись напротив Трикселя, он окинул взглядом всю троицу и кивнул.
        - Вам повезло, что раньше я видел и вас и вашего отца, дивайн Триксель. Прошу на борт, - и, не выказав более никаких знаков приветствия, он развернулся и зашагал к одной из галер, отдавая приказы. - Трупы за борт, берите судна на буксир. Старм! Проследи за выполнением. Я на «Поступь». Доложишь, когда всё будет сделано.
        Триксель кое-как нагнал черноволосого мужчину.
        - Капитан, вы не представились. Как мне к вам обращаться?
        Мужчина остановился, заложил руки за спину и свысока посмотрел на Трикселя.
        - Меня зовут Сардарион.
        - Спасибо за спасение, адмирал, - кивнул Триксель.
        - Я отвечаю за жизни подданных Изры.
        Они перешли на один из теургиатских кораблей.
        - «Поступь Хелинды» доставит нас к флагману, - Сардарион повернулся к ним. - «Неуязвимый» как раз собирался заплыть в Канстель. Я распоряжусь, чтобы вас обеспечили всем необходимым.
        - Спасибо, сэр, - Никоро сделала неуклюжий реверанс. На него адмирал ответил едва заметной ухмылкой. - Лугаль Зифрен обязательно будет проинформирована о вашем поступке.
        - Конечно, будет. Скоро я вызову вас для разговора. Мне интересны подробности вашего путешествия.
        - Разумеется, - согласно кивнул Триксель. - Мы и сами хотели бы узнать последние новости.
        На этом их разговор завершился. «Поступь Хелинды» вскоре отчалила от пиратского судна, и троица встала у фальшборта. Трикселя обуревали смешанные чувства. Столько всего произошло за эти несколько дней: гибель Лурвосса и его сородичей, пленение, мор голодом и угрозы Дармуда и, наконец, спасение. Горечь и радость, боль - всё смешалось подобно реагентам в гремучем эликсире.
        Он посмотрел на Никоро. Та взглянула в ответ и машинально дотронулась до тонкого пореза на шее. Они, не сговариваясь, отвели взгляды друг от друга.
        - Внушает, - Нед улыбался. - Адмирал Сардарион. Я про него слышал, когда ещё работал на ярла Маэльдуна. Говорят, он сильно не в ладах с Гверном Конкрутом. А ещё - что собирается жениться на дочке ярла.
        - Нам придётся выстроить специально для тебя правдоподобную историю, - повернулся к нему Триксель. - Иначе идти тебе камнем ко дну.
        Улыбка сошла с лица Неда; старик тоскливо посмотрел на горбуна. Перспектива пойти ко дну его очень огорчала.
        ГЛАВА 13. СЫН ЧЕСТИ
        Горнилодоны - самые страшные обитатели морских глубин. Стремительные, непредсказуемые и неуязвимые - природа словно нарочно создала этих монстров, чтобы они служили символом для лучшего полка армии Изры. И я запятнаю свою честь, если не отмечу, что у этого полка есть самый подходящий командир из всех, над кем я когда-либо начальствовал. Гверн Конкрут, «Военная энциклопедия», 1099 год от создания Триединой Церкви.

1
        Над небольшим и неказистым, наполненным вонючими кабаками и борделями портовым городом Форгунд робко зачинался новый день. Ещё было довольно свежо и сыро, на мощёных камнем дорогах остались следы ночного дождя, а далёко на юго-западе только начинали алеть белые шапки Кербер. Тем не менее, на небе не было ни облачка и полдень обещал быть жарким.
        В одном из кабаков, носившем название «Мокрая крыса», хлопнула входная дверь, на мгновение обнажив гул пьяных голосов внутри. На кривых ступеньках зазвучали тяжёлые шаги. Молодой мужчина спускался вниз, гремя доспехами. Тёмно-серый металл, однако, был начищен до блеска, равно как и взгляд человека был чистым, а походка - твёрдой и размеренной. К его спине был приторочен круглый металлический щит, на плечах, прикрытых массивными наплечниками, висел большой походный мешок. Чёрные ножны с мечом предупреждающе бряцали о латные поножи. Шлема на голове не было, его солдат положил ранее в мешок, открыв квадратное лицо с короткими светлыми волосами. Кобара вряд ли бы кто назвал красавцем, хотя в родном взводе некоторые девушки и бросали на него томные взгляды. У него был нос картошкой, широкий выдающийся подбородок и чересчур широкие скулы.
        Впрочем, никто из редких свидетелей утренней прогулки Кобара Дюрса, не осмелился бы и близко к нему подойти. Из-под щита и мешка солдата выбивался длинный и широкий плащ синего цвета, крепившийся к наплечникам. На нём серебряными нитями было выткано изображение морского существа с вытянутым туловищем, длинной зубастой пастью и четырьмя плавниками. Горнилодон.
        Кобар прогрохотал по главной улице Форгунда, вдоль которой высились ряды хирых двухэтажных зданий, тесно жмущихся друг к другу, подобно гроздьям опят. Стены некоторых из них были темны от влаги, кое-где поплыл фундамент, поскольку почва в бассейне Лиары была зыбкой. Современная архитектура - быстро, неаккуратно, ненадёжно. Строители прошлого сами бы вручили факелы с огнём и тараны в руки Моисею, лишь бы не видеть городов, подобно Форгунду построенных за последние несколько веков.
        Впрочем, Кобар не имел ни малейшего желания размышлять о стилях архитектуры прошлого и настоящего. Он хотел, наконец, вернуться домой. Обнять подругу, выстирать испачканный во время последнего марша плащ - главную ценность солдата из полка Горнилодонов, поесть домашней стряпни и лечь спать, чувствуя тепло женского тела.
        Он свернул в узкий переулок. У стен валялись груды мусора и фекалий, в нос забивался запах мочи. Кобар смачно сплюнул в сторону, пытаясь избавиться от смрада. Лабиринт жилого квартала мог свести с ума любого путешественника. Но для Кобара он был родным домом, местом, где его родила, а затем бросила мать. Это был его обеденный стол, где он искал любую еду. Это было местом его работы, где он работал сначала курьером и вором, затем вышибалой в борделе, а потом телохранителем местного босса по имени Ждукер. И именно здесь его отыскал Абель Лейф.
        Нет, Кобар не испытывал иллюзий. Генерал Лейф не искал его специально. Они встретились случайно, когда командир посещал бордель Авалии. Но когда встретились - Абель что-то увидел в нём, молодом вышибале. После он задал ему несколько вопросов. И, похоже, остался доволен ответами. А далее - трёхлетний курс обучения, упорные тренировки, бесконечные марш-броски, тяжёлые тесты. Первые задания.
        Полк Горнилодонов не был обычной войсковой единицей. Он не стоял в числе прочих в шеренгах армии, не действовал как единое целое с другими полками. Он не был «одним из». Каждый член полка имел свою узкую специализацию, был настоящей индивидуальностью, но был обучен работать в команде с товарищами. Соответственно, и задачи перед полком стояли более узкопрофильные. Особенные. Для которых нужны диверсанты и разведчики, умело балансирующие на грани между наглостью и осторожностью. Убийцы, ликвидирующие цель тихо и без улик. Алхимики и лекари, обеспечивающие состав полка полезными эликсирами, антидотами и аптечками. Рефраманты, чью роль в подготовке и проведении спецопераций невозможно переоценить. Наконец, силовики, такие, как Кобар. Те, кто может выломать дверь одним ударом, кто может разобраться с двумя-тремя волками в одиночку, вынести нескольких товарищей из самого пекла и бесстрашно принять огонь врага на щит.
        Разумеется, во время обучения им прививали и здравый смысл, и дисциплину. Горячие головы отсеивались во время тестов. Эх, славные были времена. Тогда создавалась хотя бы иллюзия военных действий. А сейчас сплошные марш-броски из города в город, даже без мелких заварушек, не говоря уже о настоящей войне.
        Кобар остановился перед двухэтажным домом, который выглядел почище собратьев. С некоторым удивлением он толкнул дверь, которая даже не скрипнула. В коридоре стояло несколько мужчин. С большими животами, крепкими руками. С сонными рожами. Все как один обернулись на бряцанье. Кобар двинулся к ним, намереваясь пройти к лестнице, которая вела на этаж с его квартирой. Он был уверен, что не шагай перед амбалами широкоплечий статный мужчина во внушительных доспехах и мечом на поясе, они бы остановили его и нагло велели убираться куда подальше. Но они не сделали этого, расступившись в стороны.
        На душе стало очень паршиво. Инстинкт подсказывал, что увиденное в его квартире обернётся чем-нибудь нехорошим. Он неспеша прогромыхал по лестнице и вышел в длинный коридор со множеством дверей. Здесь было довольно темно, единственное окно в конце коридора покрывал слой пыли. Кобар легко вспомнил дверь в свою квартиру и распахнул её (дверь оказалась незапертой), войдя внутрь.
        - Рита, я дома! - громко сказал он, стараясь звучать радостно.
        Его слух различил сладострастные стоны и скрип пружин в комнате за закрытой дверью. Затем раздался тонкий женский вскрик. Кобар мрачно кивнул своему инстинкту и протянул окованную металлом руку ко второй двери. Та распахнулась, хотя он не успел коснуться ручки, и в проёме предстала толстая фигура мужчины с длинными обвисшими усами и маленькими глазками. Ждукер.
        - Какого чёрта делают внизу эти жирные дебилы?! Тебя сюда не звали! - рявкнул толстяк, брызжа слюной. Капля из его рта попала на металлическую горловину доспеха. Кобар дёрнул щекой и хмуро посмотрел прямо в глаза Боссу Форгунда.
        - Это моя квартира, Ждук, и в ней я волен делать всё, что пожелаю.
        Он шагнул вперёд и со всей силы ткнул его в живот кулаком в латной перчатке. Ждукер согнулся пополам с кашлем. Из его рта на пол брызнул лёгких дождь из крови.
        - Теперь вали отсюда, грязная ты крыса.
        Ждукер заспешил к выходу, всё ещё согнувшись и держась за живот. Кобар вошёл в спальню. Девушка закуталась в грязное одеяло до носа и испуганно глядела на него.
        - Спасибо за радушный приём, Рита, - произнёс он. - Помоги мне.
        Девушка как ужаленная вскочила с кровати, сбросив с себя одеяло, и поспешила к нему. Кобар невольно залюбовался манящей красотой её тела. Только теперь на этом теле ему виделась печать нечистоты.
        Рита сняла с его плеч мешок и щит. С трудом отволокла их в угол спальни, и покорно замерла перед Кобаром, скрестив ладони на женском лоне. Тот присел на кровать, которая со страшным скрежетом прогнулась под весом тела и доспехов.
        - Где твой ключ от квартиры?
        - На полке, - нервно сказала Рита. Кобар посмотрел на её крупные сочные груди, облизнул сухие губы.
        - Оденься. Возьми вещи Ждукера, и иди к нему.
        Воцарилось короткое молчание.
        - Но, Коб, я же тебя лю….
        - Вот давай не будем говорить всего этого дерьма, - громко сказал Кобар, и, улёгшись на кровать, посмотрел в противоположную от Риты сторону. - А то сейчас начнутся обвинения в чёрствости и нытьё о том, что тебе приходилось крутиться, чтобы выжить, пока меня не было. Я не собираюсь устраивать драматические разборки. Просто собирайся и уходи. Ключ не трогай.
        Рита, похоже, сообразила, что спорить с ним бесполезно. Кобар лежал, прикрыв глаза, пока входная дверь не захлопнулась.
        Боги, он ждал, что приятного от возвращения домой будет мало. Пожалуй, не стоило ожидать от Риты верности. В конце концов, в Форгунде его не было полгода. Он и сам не смог бы терпеть такое долгое воздержание, что уж тут говорить о юной сиротке. Но по-другому сейчас он поступить не мог.
        «Что же теперь делать? Вернуться во временные казармы полка? Доложиться генералу?»
        Кобар перекатился на бок, поднялся на ноги. Прошёлся по двум комнатам квартиры. Да, тут определённо стало чище и светлее. Похоже, Рита использовала свою близость с Ждукером по полной. Даже новая бежевая занавеска на окне. Стоило сказать Рите забрать и её. Скептически осмотрев скудное убранство квартиры, Кобар вздохнул. Он вернётся в расположение родного полка. Решено.

2
        Казармы полка Горнилодонов занимали целый жилой комплекс на стороне города, противоположной речному порту. Здесь было гораздо чище и практически не воняло. По мере приближения к зданию, отведённому под временный штаб, ему всё чаще попадались знакомые люди. Они небрежно кивали друг другу, не сбавляя шага - всё равно видеться приходилось по десятку раз на дню. Кобар свернул к казарме, отведённой под второй взвод первой роты. На входе в двухэтажное здание с длинными крыльями он поздоровался с несколькими знакомыми по роте и вошёл внутрь. На вахте стоял Гарпунчик, разведчик из третьего отделения.
        - Не выдержал? - понимающе спросил он у Кобара, прищёлкивая пальцами.
        - Да. Моя комната ещё свободна?
        - Сейчас гляну в журнале, - молодой парень начал водить пальцем по заполненному вязью букв листу в толстой книге. - Ага, твоя наполовину свободна.
        - Наполовину? Кто там ещё?
        - Ежиха, - ухмыльнулся Гарпунчик. - Наслаждайся.
        Вздохнув, Кобар пошёл по длинному коридору, свернул направо, прошёл ещё несколько десятков шагов, пока не очутился перед закрытой дверью. Открыв её, он вошёл внутрь и очутился в скудно обставленном помещении, почти точной копии его квартиры в жилом квартале. Конечно, генерал не был настолько всемогущим, чтобы обеспечивать своих людей первоклассными комнатами, но никто из них не страдал от сырости и насекомых. Помещения были чистыми, на окнах не было пыли, а в постелях - клопов. Обслуга ежедневно чистила туалеты, а в одной из казарм находилась столовая, где трижды в день подавалась простая, но вкусная еда.
        - Только занавесок не хватает, - пробормотал Кобар, скептически оглядывая помещение, и толкнул боковую дверь. Здесь комнатка была поменьше, но на ней уже лежал отпечаток женского присутствия. Здесь мужчина почувствовал себя уютнее. Пахло чем-то пряным. На узкой койке, заложив руки за голову, прямо в одежде и грязных сапогах, лежала женщина. Рядом с ней стоял табурет, на нём стакан с дымящимся чаем.
        - Привет, - произнёс Кобар, водя взглядом по обстановке комнаты.
        - Это моя койка. Занимай место в той комнате.
        Кобар подошёл и взял в металлическую ладонь стакан с чаем.
        - Эй, - женщина свела брови и рассержено посмотрела на него. - Поставь на место, малыш, а то пальчики обожжёшь.
        Несмотря на весьма зрелый возраст, Ежиха был привлекательной женщиной. Тёмные брови, длинные густые волосы, чуть загнутый нос делали её похожей на орлицу. У неё была стройная подтянутая фигура, крепкие и мускулистые руки. Ежиха была убийцей, профессиональной и хладнокровной, когда это касалось её ремесла.
        Кобар поднёс стакан ко рту и с улыбкой подмигнул женщине.
        - За тебя.
        И сделал большой глоток. Горячий чай заставил его поморщиться. Оставив половину терпкого содержимого, он поставил стакан обратно.
        - С ночи ничего не пил. Дома ни воды, ни еды.
        Ежиха пожала плечами и взяла стакан.
        - А девушка?
        - Изменяла.
        - Со свиньёй?
        - Можно сказать и так.
        - И что ты с ней сделал?
        - Отлупил и прогнал.
        Ежиха подняла бровь.
        - Девушку?
        - Свинью.
        - Похоже, это свойство перебралось с него на тебя.
        - Его можно отмыть, если будет хорошая ванная, полная горячей воды и мыла.
        Женщина посмотрела на Кобара поверх стакана.
        - Есть такая ванная. Свободна сегодня в шесть.
        - Где?
        - На втором этаже, комната пятьдесят шесть.
        - Я буду, - улыбнулся Кобар и шагнул в первую комнату. - А ты мило обставилась. Совсем как женщина.
        - Пошёл ты, - донеслось вслед.
        Кобар прислонил мешок к койке и принялся неторопливо развязывать ремешки, связывающие части доспехов и поддоспешник. Это заняло у него немало времени. Ежиха тем временем крутилась с бока на бок, пытаясь уснуть. Это было слышно по шороху и скрипу пружин.
        - Я только что вспомнила, - сказала она. - Сержант передал, что тебя хочет видеть генерал.
        Кобар замер, удивлённо глядя на стенку, словно пытаясь увидеть сквозь неё лицо женщины.
        - Генерал? - от волнения у него сел голос.
        - Да, тот самый, что прибыл сюда вместе с нашей ротой. Кажется, его имя - Абель, - в голосе Ежихи слышалась ирония.
        - А что он хотел?
        - Без понятия. Та свинья случаем не была наместником города?
        Кобар стащил с ног поножи и сабатоны. Что теперь делать? В каком виде идти? Он посмотрел на себя.
        - Ёжа, у тебя есть зеркало?

3
        Временный штаб генерала Лейфа располагался в центральном здании казармы. Кобар шёл к нему, то и дело осматривая себя с головы до ног и приглаживая волосы. Сменную одежду он ещё не получил, а потому ему пришлось выбить пыль со старой стёганки.
        Большая часть казарм пустовала - в Форгунде расположилась только одна рота из четырёх. Сержант Лиск, командир первой роты, как раз беседовал на вахте с одним сурового вида рефрамантом. Таких во всём полку было четверо, не считая самого Лейфа.
        Рефрамант умолк, увидев Кобара. В отличие от большинства магов, он опирался на резной посох, оканчивающийся остроконечным полупрозрачным кристаллом розового цвета. Лиск сам оглядел Кобара с ног до головы, велел сделать оборот, проверив отсутствие оружия.
        - Хорошо, парень. Лейф ждёт тебя в своём кабинете. Иди прямо по коридору, пока не упрёшься в дверь.
        - Сэр, а вы знаете, по какому поводу?
        - Не волнуйся. Просто задание.
        Кобар кивнул и пошёл, куда было приказано. Слова сержанта не уменьшили его волнения. Просто задание! Для него это было первое задание, которое он получит персонально от генерала. Как тут не бояться и не задаваться вопросом - почему именно Кобар? Во втором отделении помимо него было ещё девять человек. Четверо из них старше и опытнее его. Взять ту же Ежиху. Почему он?
        Сам того не заметив, он оказался перед нужной дверью.
        - Не слишком ли много дверей на сегодня? - пробормотал он, глядя на ручку. Вдохнул, выдохнул, никогда в жизни не чувствуя себя настолько не в своей тарелке. Первая встреча с генералом была гораздо проще - тогда Кобар ещё не знал, с насколько великим человеком беседовал. Ну, всё. Он вошёл внутрь.
        Кабинет генерала был довольно просторным, особенно в сравнении с жилыми помещениями в казармах. Видимо, под него отвели целый зал. В центре кабинета стоял громадный стол. На его краю в свёрнутом виде лежал длинный и толстый свиток. Наверняка карта теургиата. Другой свиток, размером поменьше, был разглажен.
        - Интересно, что там в этих картах? - раздался громкий уверенный голос из-за второго стола, на сей раз письменного.
        Кобар повернул голову и увидел генерала, облокотившегося спиной о спинку кресла. Лейф ничуть не изменился с тех пор, как он видел его в последний раз. Те же неправдоподобно многочисленные для тридцатилетнего мужчины морщины вокруг глаз, тот же шрам на щеке, словно там когда-то содрали кожу, те же русые волосы, спускавшиеся почти до плеч. И манеры двигаться, замирать на месте и говорить всё также распространяют вокруг ауру спокойствия. В руках Лейф держал распечатанное письмо, а взгляд пытливых глаз бороздил лицо Кобара.
        - Да, сэр, - отсалютовал ему тот. - Рядовой Кобар Дюрс из второго взвода первой роты прибыл по вашему приказанию.
        - Вольно, рядовой, - генерал встал на ноги, оказавшись ниже Кобара на голову, и подошёл к столу с картами. - Итак, ты получаешь первое задание из моих рук. Соответственно, на время его выполнения ты становишься командиром своего отделения.
        - Понял.
        - Хорошо. Знаешь, что в этом конверте?
        Кобар на мгновение замялся. Начальники не любили ответов «не знаю».
        - Письмо.
        Из-за плотно сжатых тонких губ Лейфа вырвался сдавленный смешок.
        - За дедукцию хвалю. Здесь письмо от Кархария Велантиса. Он поручил нам встретить Цеппеуша Мендрагуса, претендента на руку Шаки Отраз, и обеспечить его безопасность на всём пути до столицы.
        Он подошёл к развёрнутой карте, коротким жестом поманил к себе Кобара.
        - Наш ветровидец утверждает, что судно с Цеппеушем прибудет самое позднее послезавтра утром. Первая рота встретит его и сопроводит до Элеура.
        - Понял.
        - Хорошо. А теперь о твоём задании.
        Кобар открыл рот и тут же закрыл. Лейф на это никак не отреагировал. Он провёл пальцем дюйм на север от Форгунда и остановил его на точке с надписью Форбергунд.
        - Умеешь читать?
        - Да, сэр. Здесь написано «Форбергунд».
        - Прекрасно. Это замок ренеда Зульдена. Ренед человек откровенно жадный, наглый и тупой. Когда-то его отцу принадлежали Форгунд и право брать пошлину за проход по реке. Потом покойный Пророк отнял у него всё это в пользу теургиата, оставив лишь фамильный замок. Теперь Зульден может захотеть вернуть своё имущество. А теперь скажи, какое задание я могу тебе дать.
        - Я должен предупредить выступление войск Зульдена, если ему вздумается сделать это в ближайшее время. Или даже задержать их, пока рота не отведёт Цеппеуша на почтительное расстояние от города.
        Лейф похлопал Кобара по плечу. Генерал хлопал его по плечу!
        - Ты всё верно понял. Хорошо, если Зульден не будет совершать глупых поступков, но если он всё-таки совершит - я хочу об этом знать.
        Помедлив, Кобар всё-таки задал очевидный вопрос.
        - А как же ветровидец, сэр? Если я не ошибаюсь, то он может легко проследить передвижения солдат ренеда.
        - Не ошибаешься, но упускаешь одну деталь - ресурсы. Кристаллы сциллитума небезграничные, а на один поиск судна с Цеппеушем у ветровидца ушло шесть штук. Это целое состояние, а мы не настолько богаты, чтобы заменять этим обычную разведку. Особенно теперь, после урезания бюджета армии.
        - Понял.
        Кобар не удержался и опять посмотрел на свёрнутый свиток. Лейф проследил направление его взгляда.
        - А, это. Об этом мы поговорим в другой раз.
        Дальше они обсуждали организационные вопросы, и Кобар к тому времени окончательно освоился в обществе Лейфа. Вот только ответа на вопрос, почему именно он, молодой солдат так и не получил. Он уже собрался уходить, когда генерал коснулся пальцами лба.
        - Подожди… Кобар. Я долго размышлял над тем, стоит ли вручать это тебе, - с этими словами он извлёк из ящика письменного стола резную шкатулку из ярко-коричневого дерева, открыл её и достал оттуда небольшой многогранный кристалл, размером с куриное яйцо. - Если вы попадёте в засаду или окажется, что у противника подавляющее число солдат, сожми этот камень в ладони и мысленно произнеси…
        Он наклонился к уху Кобара и прошептал слово.
        Кобар затвердил его в голове и кивнул.
        - Этот камень поможет тебе остановить врага. Но крепко запомни - используй его лишь в случае крайней необходимости, если в противном случае может погибнуть весь твой отряд.
        - Я понял, генерал.
        - Вот и отлично, - Лейф откинул волосы со лба. - Выступайте, как условились, через час. Этого хватит, чтобы взять у интенданта всё необходимое и собрать отделение. Ступай, Кобар, и да хранят тебя боги.
        С этими словами генерал отвернулся и пошёл к окну, из которого лился незамутнённый солнечный свет.
        ГЛАВА 14. ЗАБРАСИНСКОЕ УТРО
        Инжинарии-мастера тайных искусств - люди чрезвычайно умные и знающие, а оттого и немногочисленные. Их работа - изготовление рефракторов и других магических устройств, основанных на принципе работы сциллитума - ценится превыше любой другой. Помните, однако, что труд их также сопряжён с великим риском, как и всё, что связано с рефрамантией. Учебник для церковной школы, 950 год от создания Триединой Церкви.

1
        Лучи утреннего солнца выжгли оконные силуэты на стене, возле которой стояла кровать Лисицы. Девушка открыла глаза, посмотрев на солнечные пятна, а потом опять закрыла. Ни в куче хлама, ни в хлеву, ни в дешёвом клоповнике ещё ни разу не было так хорошо и удобно.
        «Стоп».
        Лисица резко села в постели. Кровать была настоящей - с мягким матрацем, одеялом и подушкой, набитой чистыми перьями. Почти как дома, с той лишь разницей, что там всё было устроено гораздо роскошнее. Но всё равно - это была первая настоящая кровать за несколько недель, тёплая и уютная. Девушка снова опустилась на подушку, надеясь поспать ещё чуть-чуть.
        «Мой рефрактор!»
        Остатки сонливости исчезли, подавленные привычными волнениями; Лисица слезла с кровати, обнаружив себя в чистой голубой сорочке. Точно - вчера она заменила пружины в кровати Сутрака, а потом её накормили и дали помыться в качестве платы. Хоть что-то приятное. Наверное, ждать ещё нескольких монет сверху было наивно. Но это ничего - Сутрак был слишком заинтригован ею, чтобы отпускать так просто. Деньги она из него обязательно выбьет.
        Девушка подошла к распахнутым ставням и высунула голову наружу. Её комната располагалась на втором этаже, а внизу, по широкой улице, уже текли людские реки. Дул свежий ветер, распространяя вокруг запах свежей выпечки. Лисица облизнулась, почувствовав, как во рту выделилась слюна. Вчерашние пирожки уже забылись, оставив по себе лишь память о вкусе.
        Неожиданный стук в дверь заставил её подскочить и резко обернуться. Спохватившись, девушка начала шарить по шкафам и тумбочкам в поисках пропавшего рефрактора. За дверью было тихо - посетитель либо ушёл, либо терпеливо дожидался, когда она выйдет.
        - Где же ты, мать твою Кебею за ногу, - приговаривала она, с каждой секундой паникуя всё больше. Рефрактора нигде не было. Неужели ублюдок забрал его, пока она спала?
        И тут девушка облегчённо выдохнула, вспомнив. Вернувшись к кровати, она запустила руку под подушку и извлекла оттуда жезл, с древком из лакированной красно-коричневой древесины вишни. Это была её Ежевика - рефрактор, сделанный отцом. На поверхности имелись царапины и даже несколько сколов, которые потихоньку появлялись во время путешествия.
        Стук повторился. Лисица заметалась по комнате вновь, уже в поисках одежды.
        «Боги, да какая разница, в чём я?! Я же не собираюсь на бал», - наконец, плюнула в сердцах девушка и, сжимая Ежевику, подошла к двери.
        - Кто это?
        - Околот, - донёсся густой бас. - Пришёл от хозяина.
        Лисица отодвинула задвижку и отпрыгнула назад, выставив перед собой включенный рефрактор. Другой рукой она пригладила торчавшие после сна волосы. Дверь открылась, и мужчина, который ещё позавчера предлагал ей бежать, медленно переступил через порог. При виде девушки и её позы на его лице всплыла заинтересованная улыбка.
        - Я тут принёс тебе верхнюю одежду.
        Только сейчас девушка обратила внимание на то, что в его мускулистых руках лежала невысокая стопка сложенных вещей.
        - Здесь есть платья и штаны нескольких цветов. Я не знаю, какие тебе нравятся. В общем, вот - выбирай, а я подожду за дверью. Как будешь готова, выходи - я проведу тебя к Сутраку.
        Лисица осторожно подошла к мужчине и приняла у него стопку одежды.
        - Спасибо, Околот.
        Кивнув, мужчина шагнул назад и закрыл дверь. Девушка разложила вещи на постели и начала одеваться.
        «Что же, если они оставили чистую одежду, то вряд ли намерены тут же пачкать её кровью».

2
        Околот привёл её в помещение, которое служило личным кабинетом Сутрака. К этому выводу Лисица пришла с удивлением, ведь хозяина таверны она считала вором и хозяином таверны. Комната с множеством шкафов и письменным столом не вязалась ни с одним из этих образов. Не добавляли убедительности и два магических светильника, которые освещали кабинет с яркостью десятка факелов. Сутрак сидел за столом, читая письмо. Услышав гул потайной двери, он поднял взгляд на девушку, которая шагнула через порог вместе с Околотом.
        - Дружище, побудь снаружи. Я хочу поговорить с гостьей наедине.
        - Добро, - кивнул тот и исчез в потайном проходе. Девушка подошла к столу и села в пустое кресло. Сутрак положил письмо перед собой и улыбнулся.
        - В первую очередь должен сказать, что салатовый цвет прекрасно тебе идёт.
        Лисица опустила глаза.
        - Спасибо.
        - Во вторую очередь хочу поблагодарить тебя за работу. Этой ночью мои мозоли на заднице в кои-то веки блаженно молчали. Где ты научилась так ловко работать по металлу?
        - Отец научил.
        - Значит, ты дочь ремесленника?
        - Верно. Он работал разных дел мастером у одного фермера, недалеко от Элеура.
        - Понятно. Должно быть, он хорошо зарабатывает, если его дочка может позволить себе рефрактор.
        - Рефрактор я украла, конечно.
        - Конечно. Несомненно, подобрала с трупа.
        - Тьфу-тьфу, нет. Я украла его, пока хозяин отвлёкся.
        - Понятно. А откуда у тебя кристаллы сциллитума? Неужели хозяина отвлёк гарем отборных красавиц?
        Девушка пожала плечами. Сутрак вздохнул.
        - Я думаю, ты лжёшь. Причём по лицу вижу, что это вызывает у тебя странную смесь удовольствия и стыда.
        - А что вы?
        Мужчина поднял бровь.
        - А что я?
        - Вы ведь тоже лжёте насчёт того, кем являетесь. Откуда у вас столько золота, чтобы покупать у рефраманта огонь для светильников? Что это за кабинет, который подошёл бы больше какому-нибудь дивайну и купцу? И наконец - почему вам от меня что-то нужно, помимо навыков плотника и кузнеца?
        - Я никогда не говорил, что являюсь только хозяином таверны. Я никогда не называл себя вором. Я глава тайной разведки в Забрасине, и мне нужно знать, зачем здесь появилась дочь самого… - он запнулся, выразительно глядя на девушку.
        Лисица несколько раз по очереди надула щёки.
        - Вы ведь ничего не знаете. А я не верю в то, что вы работаете на Дивинат. Как мы можем прийти к взаимному доверию?
        - Кое-что я всё же знаю, - мужчина взял в руки письмо, которое лежало перед ним, и протянул девушке. - Вот, прочти. Здесь стоит печать и подпись одного важного человека в Дивинате. Учитывая то, о чём здесь говорится, ты можешь вычеркнуть меня из списка своих врагов. Более того, если я прав насчёт тебя, то у нас есть общие цели, а у меня к тебе - работа. За неё я заплачу хорошие деньги.
        Девушка пробежалась взглядом по содержимому письма. Сутрак тем временем разглядывал её, уперев подбородок в ладонь. Закончив читать, Лисица подняла глаза на мужчину. Он действительно был главой тайной разведки. В отставке. Мог ли он играть в какую-то свою игру или действительно искренне нуждался в помощи и хотел помочь ей?
        «В любом случае, дурочка, не вздумай сболтнуть лишнего. В прошлый раз твой длинный язык привёл к катастрофе».
        Деликатный кашель Стурака вырвал её из раздумий.
        - Ну что, приоткроешь завесу тайны?
        Лисица минуту молчала, взвешивая все за и против. Потом, набрав в лёгкие воздуха, она начала рассказ.
        ГЛАВА 15. НАКАЗАНИЕ

9 лет назад, 1098 год от создания Триединой Церкви.
        Гирем лежал на диване, обитом мягкой кожей гесторнеса, и держал в худых руках раскрытую книгу. Фолиант был настолько объёмным, насколько и древним. Мальчик перевернул страницу и обнаружил, что дошёл до середины. Зевнув, покрутил головой, потом посмотрел на песочные часы, стоявшие на круглом библиотечном столике. Прошло больше трёх часов.
        «Она должна была закончить утреннюю уборку», - подумал Гирем и встал на ноги. С колен скатился рефрактор; жезл с глухим стуком упал на ковёр. Громко охнув, мальчик быстро поднял оружие, словно кто-то мог украсть его. Повесив рефрактор на пояс, он подошёл к большому зеркалу на стене и покрутился перед ним, любуясь отражением.
        «Вот только бы ещё уметь им правильно пользоваться», - мысль, некстати пришедшая в голову, несколько подпортила настроение. Вздохнув, Гирем оторвался от созерцания подарка, вернул фолиант на полку и вышел в коридор. Перейдя на бег, мальчик едва не сбил одну из служанок. Спустившись по лестнице вниз, он махнул рукой Шейле, которая подметала пол, и вылетел на тёплый весенний воздух. Сощурившись от яркого солнца, снял с пояса рефрактор и взмахнул им, представляя, как посреди двора раскалывается земля, а оттуда, скрежеща каменными связками, выбирается огромный голем.
        Сбоку неожиданно донёсся вскрик. Опустив жезл, Гирем посмотрел в ту сторону. Молодой конюший замер, держась за сердце и тараща на него глаза.
        - Боги, дивайн! Я уж было подумал…
        - Не бойся, я его даже не включал, - улыбаясь, мальчик помахал рефрактором. - Просто воображаю.
        - Тогда будь осторожнее с воображением, дружок, - раздался сзади голос Алана. - Оно у тебя довольно богатое.
        Дядя вышел на улицу, держа за руку ребёнка. Гирему Негал всегда казался непонятным существом. Белобрысый, с глупым взглядом и оттопыренными ушами, он был точно таким же, как и Бедос, родившийся на несколько минут позже брата. Гирем подошёл ближе к Алану.
        - Дядя, а когда ты научишь меня новому Слову?
        - В зависимости от того, когда ты полностью освоишь старое. Ты упражняешься?
        - Да, - сказал Гирем, наблюдая за тем, как Негал ковыряется в носу. - Правда у меня возникла кое-какая проблема.
        - Что за проблема?
        - Отец, - мальчик голос до шёпота. - Он приказал оттачивать слово Фразх.
        Алан поднял бровь.
        - Но ты не можешь призывать огонь. Что за глупость?
        - Не знаю. Наверное, он хочет, чтобы я стал таким, как он.
        Негал начал рассматривать палец. Мужчина присел на корточки и положил руку на плечо Гирема.
        - А ты не хочешь делать, как он велит, верно?
        - Да, но я же его сын.
        - Ты прав, Гири, но вместе с этим ты самостоятельный человек. Научись понимать, когда приказы отца продиктованы вескими причинами, а потому их стоит выполнять, а когда - его личными комплексами и иррациональным мышлением. Ты не способен использовать огонь, а потому тебе нет смысла тренировать Слово, которое отвечает за его использование. Понял?
        Негал просто вытер палец о его штанину. Гирем кивнул.
        - Значит, я могу учить Дронг?
        - Можешь, - Алан поднялся с корточек и взял сына за руку. - И не волнуйся об отце. В конечном счёте, он просто хочет, чтобы ты стал гораздо лучше него. И ты станешь.
        Гирем улыбнулся и побежал к жилому комплексу.
        - Конечно, стану!
        Войдя в свою комнату, мальчик начал рыться в комоде с вещами, откуда извлёк дощечку, несколько листов и карандаш. Наскоро запихав их в наплечную сумку, он выбежал на улицу. Дядя его задержал, и он мог пропустить Создин, когда та выходила из кухни. Когда Гирем оказался там, в голову ударили острый запах пряностей, шум кастрюль и жар пара, затянувшего помещение.
        - Тётя Сеттан! - окликнул он служанку, которая разговаривала с поварихой. - Где ваша сестра?
        - Она сказал, что пойдёт гулять с подружками! Должно быть, они пошли в деревню!
        - Спасибо, тётя!
        Набрав в лёгкие воздуха, мальчик со всего духу помчался к воротам. Остиса не было, вместо него там стояли трое стражников, расслаблено привалившись к стене.
        - Дивайн, далеко не уходите! - встрепенувшись, крикнул один из них.
        - Не бойся - я же рефрамант! - ответно крикнул Гирем и побежал дальше - впереди были те, кого он искал.
        Нагнав группу девчонок, он остановился как вкопанный. Все они были примерно одногодками. Кто-то жил и работал в крепости, кто-то - в Герране. Заметив мальчика, они начали рассматривать его, словно какое-то диковинное существо.
        - Смотри, Сози, за тобой пришли, - хихикали они, толкая локтями белокурую подружку.
        «Дуры», - сердито подумал Гирем. - «Как будто мы не видимся каждый день».
        - Создин, ты можешь пойти со мной? - собравшись с духом, выпалил он.
        Белокурая девочка вышла вперёд, нерешительно посмотрела на него, а потом на подружек.
        - Рект, почему ты такой красный? - ядовито спросила одна из них, самая пышная.
        - Я бежал, - вызывающе ответил Гирем и добавил первую пришедшую на ум фразу. - Полезно для фигуры, знаешь ли.
        Девчонки захихикали ещё больше. Мальчик шагнул к Создин, взял за руку и осторожно потянул за собой.
        - Пошли же, а то они сейчас взорвутся от злобы.
        Бросив последний и торжествующий, как показалось Гирему, взгляд на подружек, девочка повернулась к нему.
        - Пойдём.
        Они двинулись быстрым шагом, что бы как можно скорее перестать слышать гадости, которые полетели им в спины.
        - А куда мы идём?
        - На наш холм, - широко улыбаясь, сказал Гирем.
        - Под нашим дубом?
        - Только холм под нашим дубом - наш холм.
        - Ну, скажешь ещё.
        - А что они говорили?
        - Эти болтушки-то? - щёки девочки порозовели. - Ну, ничего особенного.
        - Они просто завидуют, - уверенно произнёс Гирем, заметив, что спутница покраснела ещё больше. Он поспешил сменить тему и, порывшись в сумке, достал рисовальную доску. - Порисуем?
        Создин с сомнением посмотрела на неё.
        - Не знаю. Одна я рисовать не хочу. Ты догадался взять вторую доску?
        Гирем довольно хмыкнул и достал вторую.
        - Ты меня недооцениваешь.
        Создин кивнула, странно улыбаясь. Гирем посмотрел вперёд, сложив ладонь козырьком.
        - А вот и наш холм.
        Они поднялись на вершину и уселись на молодой траве. Движимый необъяснимым порывом, Гирем сорвал пушистый одуванчик и пощекотал им щёку Создин, пока та отвлеклась, глядя на тёмно-синюю речную гладь. Коротко вскрикнув, девочка в ответ шлёпнула ладонью по его щеке. Потирая больное место, Гирем засмеялся.
        - Тебе что, нравится, когда я тебя бью?
        - Нет, но в этот момент у тебя было такое лицо…
        Создин нахмурила брови и кашлянула. Гирем принял серьёзный вид и взял в руки карандаш.
        - Да, займёмся делом.
        Они погрузились в молчание, которое нарушал лишь свист ветра и птичьи трели над полем.
        - А почему тебя не было вчера? - спросила Создин.
        - А, - протянул Гирем. - Упражнялся в фехтовании с Сивертом.
        - Интересно.
        Он скривился.
        - Не очень. Всё одной и то же. Стойки, блоки и парирование.
        - Но ты же хотел стать великим воином. Без тренировок тебя победит любой соперник.
        - Да, я хотел, - протянул Гирем. - Но теперь я думаю, что великим воином можно стать и без размахивания мечом.
        Девочка удивлённо посмотрела на него. Гирему показалось, что в её взгляде промелькнуло разочарование. Он упрямо склонил голову.
        - Я уже давно читаю «Теургиатский цикл». Оказывается, храбрецы бывают не только среди солдат. Многие известные советники и ораторы добивались куда большего, чем целая армия, и их поступки, и слова были действительно смелыми. Я хочу делать что-то более весомое, чем протыкать других людей оружием.
        - То есть ты хочешь быть, как дивайн Алан?
        Гирем удивлённо открыл рот.
        - Ну да, ты права. Жаль только, что он всегда занят. Джензен отнимает у него всё свободное время.
        - Ну, он младше тебя, и ваш отец не наставляет его так, как тебя. На месте Джензена я бы была так же обижена на него и тебя, как ты сейчас на брата и дядю.
        Мальчик пожал плечами, чувствуя себя неловко за свои мысли. Создин как всегда была права. Девушка тем временем зашуршала рукой в траве.
        - Между прочим, ты и сам теперь постоянно сидишь в своей библиотеке. Я всё реже тебя вижу.
        - А, так ты обиделась? - Гирем подвигал бровями.
        - Нет, не обиделась.
        - Но ты надула щёки!
        - Только, что бы сделать это!
        Девочка поднесла к губам одуванчик и дунула ему в лицо. Гирем отдёрнулся и несколько раз чихнул.
        - Знаешь, что?
        - Что?
        Он показал Создин зажатую в ладони связку одуванчиков.
        - Сейчас защекочу….
        Прошло некоторое время, прежде чем они оторвались от рисования и синхронно посмотрели друг на друга.
        - Ты готов?
        - Готов. Только ты покажи первой. Готов поспорить, это опять река.
        Создин самодовольно улыбнулась и показала Гирему его портрет. Мальчик открыл рот и машинально показал свой рисунок. Это был портрет Создин. Девочка вперилась в него изумлёнными глазами.
        - Ты рисуешь… хорошо.
        - Ты тоже, - произнёс Гирем и протянул портрет девочке. - С Днём Рождения.
        Создин взяла лист в руки и тепло улыбнулась. Вслед за этим мальчик вложил ей в руку кристалл сциллитума.
        - Это мой подарок.
        В её лице что-то изменилось. Гирем не мог понять что, но интуиция едко прошипела, что он всё испортил. Натянуто улыбаясь, Создин вертела кристалл в тонких и длинных пальцах, после чего, бросив короткий взгляд на мальчика, протянула его обратно.
        - Я не могу его взять.
        - Но почему? - растерянно произнёс Гирем. - Я думал, он тебя порадует.
        - Спасибо тебе, Гири, за то, что ты хотел, чтобы было как лучше. Но… я не хочу дорогих подарков. Правда. Если этот кристалл увидит моя мать, сестра или кто-то посторонний, могут появиться проблемы. И я сама не хочу чувствовать, что должна тебе что-то взамен.
        Гирем опустил голову, пытаясь понять, что Создин пыталась этим сказать.
        - Ты расцениваешь это как подачку, да?
        - Нет! - спохватилась девочка. - Я знаю, что ты поздравлял меня искренне. Просто сейчас я слишком мала, что бы принимать подобное. Когда я вырасту и сама заработаю много монет, тогда я не буду чувствовать себя так, будто меня покупают.
        Она потёрла свои плечи.
        - Что-то холодно в тени.
        - Просто ещё не лето, - торопливо сказал Гирем. - Пойдём домой.
        Они начали молча собираться. Содзин аккуратно сложила лист с собственным портретом и спрятала за пояс. Гирем спрятал принадлежности и помог девочке подняться с травы.
        Бок о бок они зашагали к дороге, ведущей в замок. Мальчик меланхолично обдумывал слова спутницы.
        «Покупают». Он покачал головой и по-новому посмотрел на Создин.
        - Послушай. Если ты хочешь стать самостоятельной, и избавиться от мысли о том, что подарками тебя пытаются купить, то тебе нужно научиться читать. Таким людям легче найти хорошую работу.
        Девочка задумчиво посмотрела на него.
        - Ты прав.
        - Тогда решено, - Гирем сжал кулаки. - Каждый вечер мы будем читать. Я тебя научу. Ты согласна стать моей ученицей?
        Создин улыбнулась.
        - Согласна.
        Гирем кивнул и вдруг, словно почувствовав чужое присутствие, обернулся. В сотне метров от них, по дороге, ведущей в Герран, брёл одинокий мальчик. Гирем прищурился, а у Создин вырвалось:
        - Это Джензен.
        - Пойду посмотрю, всё ли с ним в порядке.
        - Я с тобой.
        - Иди лучше в замок. Вечером увидимся.
        - Нет, - твёрдо сказала девочка, и он тут же понял, что спорить с ней бесполезно.
        По приближении к Джензену волнение Гирема нарастало. Лицо брата было опухшим от слёз. Нет, он уже не плакал, но по его глазам Гирем видел, что он едва держится.
        - Брат, что случилось?!
        Джензен посмотрел на него.
        - Привет, Гири. Ничего не случилось. Мы немного поссорились.
        - Куда тебя занесло?
        - А что, по-твоему, виноват всегда я? - огрызнулся мальчик.
        - Нет, но обычно ты лезешь, куда не надо.
        Он почувствовал, как ногти Создин впиваются ему в ладонь. Выйдя вперёд, девочка обняла Джензена за плечо. Тот поднял на неё настороженный взгляд.
        - Это кто-то из деревенских ребят?
        - Откуда ты знаешь?
        - Я всю жизнь провела среди них. Они могут быть жестоки. Что случилось?
        Джензен немного успокоился.
        - Мы играли в догонялки, когда в колодец рядом упала кошка Керса. Я решил достать её с помощью рефрамантии. А когда я это сделал, Керс, вместо того, что бы сказать спасибо, назвал меня уродом.
        - Он просто дурак, Джензен, - мягко произнесла Создин. - Такие скажут и забудут, а ты будешь себя мучать. Не нужно.
        - Он это делает не в первый раз, - сказал Гирем, сжимая и разжимая кулаки. - Всё началось тогда, когда нам подарили рефракторы. Там ведь не только он был?
        - Да, брат. Там была вся его шайка. Но я вернул кошку Керсу, собрался уходить, и тут кто-то бросил в меня камень. Я начал драться. А они только убегали от меня и кричали «урод, урод, урод».
        - Понятно, - Гирем вздохнул. - Я поговорю с Керсом.
        Создин ухватила его за руку.
        - Ты что? Их же больше! И какой в этом смысл? Они не прекратят издевательств.
        - Не волнуйся, я не собираюсь затевать драку, - мальчик криво усмехнулся.
        - Я с тобой, - сказал Джензен.
        - Я тоже, - ещё больше нахмурилась Создин.
        - Нет! - испугался Гирем. - Тебе там точно нечего делать. Не хватало ещё, чтобы все начали говорить о тебе, как о Джензене. Мы всё-таки Ректы, а ты… - он осёкся, прокляв себя за то, что сказал лишнее. Но Создин, к его облегчению, понимающе кивнула.
        - Ладно. Удачи тебе. Джензен, пойдём?
        - Нет, я с братом, - покачал головой тот. - Никогда не стану прятаться за него. Да и потом, вдруг ему понадобиться помощь.
        - Если бы я мог читать мысли, тогда бы знал, чем всё обернётся, - промолвил Джензен, когда Создин оказалась на почтительном расстоянии от них.
        - А если бы знал, то не стал бы спасать кошку?
        Младший брат задумался.
        - Стал бы. Но потом забрал бы её с собой. Ублюдок, вроде Керса, не заслуживает такой кошки.
        Они добрались до Геррана. Деревенские мальчишки всё ещё играли у пшеничного поля. Некоторые из них, завидев гостей, начали останавливаться и улюлюкать.
        - Гады, - прошипел Джензен. - А ведь раньше они относились к нам, как к своим.
        - Мы были детьми, вот и всё.
        - Они до сих пор дети.
        - Просто скажи мне, как увидишь Керса.
        - Вон он, - брат указал на самого рослого парня, который был старше остальных на два года. - Рыжий ублюдок.
        - Постой здесь, ладно?
        - Вместе пойдём.
        - Я здесь старший брат, Джензен. Останься, - сказал Гирем и добавил мягче. - Пожалуйста.
        Джензен посмотрел на него и, вздохнув, кивнул. Гирем, чувствуя, как колотится сердце, пошёл к ребятам. Ростом Керс был на голову выше, и гораздо шире в плечах. Однако увидев Гирема, он остановился как вкопанный, и окинул его опасливым взглядом.
        - Чего тебе, Рект?
        Гирем специально держал руки на виду, показывая, какой он спокойный. На деле же он едва сдерживался, чтобы не задрожать.
        - Видишь моего брата?
        - Ну, и что?
        - Он спас твою кошку. А ты вместо благодарности начал называть его уродом.
        - Ну да, - Керс неловко переступил с ноги на ногу. - Он же рефрамант.
        - Значит, ты считаешь уродами всю мою семью?
        - Я этого не говорил.
        - Ты это подразумевал, идиот.
        - И что теперь? Побежишь к папочке или к дяде? Или к мамаше? А, я забыл - она же умерла. И первая, и вторая….
        Гирем оцепенел от ярости. Он не догадывался, что столь многим известна его история.
        - Чего молчишь, урод? - Керс решил, что нащупал слабое место. - Ты закончил? Тогда вали отсюда, и эту плаксу забери. Не думал, что он начнёт ябедничать.
        Гирем с великим трудом взял себя в руки.
        - Я предупреждаю тебя, и всех остальных! - сказал он. - Тот, кто начнёт лезть ко мне или моему брату, потом пожалеет об этом! Я обещаю!
        Зло посмотрев в наглые глаза Керса, он развернулся и пошёл к Джензену.
        - Урод, - донеслось ему в след.
        - Уроды, уроды! - хором сказали ещё двое.
        - Ребят, может, хватит? - спросил кто-то четвёртый. - Они сыновья хозяина всё-таки.
        Деревенские мальчишки замолчали, выжидающе глядя на двух братьев, пока они шли мимо. В их глаза Гирем видел насмешку, и тупое желание задеть за живое. Мимо пролетел запущенный камень. Потом ещё два, и тоже мимо.
        «О да, издевайтесь», - мысли Гирема истекали ядом. - «Грязные животные, вы не знаете, на что напрашиваетесь».
        Он положил руку Джензену на плечо.
        - Не обращай внимания.
        Последний камень угодил ему в пятку. Сапог смягчил удар, но удар всё равно был чувствительным.
        - Им конец, - сказал Джензен.
        - Нет. Давай отойдём подальше.
        Они ушли достаточно далеко, чтобы провокаторы потеряли к ним интерес. Потом Гирем шагнул на обочину и спрятался за ствол тополя, одного из множества, что росли вдоль дороги. Джензен сделал то же самое.
        - Что ты придумал?
        - Увидишь.
        Гирем достал рефрактор и щёлкнул предохранителем.
        - Плохая идея, - шепнул Джензен. - Я уже остыл. Не стоит этого делать. Ты ведь даже не умеешь им как следует пользоваться.
        - О, брат, я их накажу. В конце концов, мы никогда не делали им ничего плохого. И если они так хотят вражды, я покажу им, что это такое.
        Прицелившись, Гирем погрузился в себя, как учил Алан. С первого раза сосредоточиться не получилось - отогнать сумбур мыслей было не просто. Наконец, он нащупал в сознании тёмный провал, пахнущий сырой землёй. Один из источников магии, доступный ему. Осталось лишь произнести заветное Слово, чтобы зачерпнуть из него силы.
        - Брат, не делай этого. Они этого не стоят, - Джензен слабо потормошил его за плечо. Гирем гневно отдёрнулся.
        - Слишком поздно. Деган.
        Тёмный провал завибрировал, отзываясь на Слово, а потом мальчик почувствовал, как дрожь передалась рефрактору. Древко нагрелось, фокусатор вспыхнул, на короткий миг ослепив его, а потом угас, оставив в себе лишь тлеющий огонёк. Гирем, прищурившись, посмотрел на поле, где бегали мальчишки.
        Керс радостно смеялся, убегая от товарища, когда песок под его ногами обратился в липкую жижу, заставив его запнуться и упасть на колени. Земля ожила, обхватила его стопы и лодыжки, и поползла вверх. Гирем услышал истошный вопль и испуганно щёлкнул предохранителем. Жезл погас, а Керс остался стоять на коленях, покрытых серой каменной коркой. Весёлые крики резко стихли. Ветер донёс хныканье.
        - Бежим, - прошептал Гирем и побежал от дерева к дереву, желая как можно скорее оказаться подальше отсюда. Лишь преодолев половину пути, он перешёл на шаг. Джензен всё время молчал, искоса поглядывая на него. Гирем смотрел себе под ноги, брови его были сведены над переносицей, углы губ стремились вниз.
        - Круто ты его.
        - Я уже жалею, что так сделал. Что я вообще сделал? Я даже не понял толком.
        - Это был Деган. Ты сделал под Керсом маленькую трясину. Дядя уже обучал тебя этому Слову?
        - Нет.
        - Ох, чувствую, достанется нам от отца.
        - И от дяди.
        - Хотя вообще-то этот рыжий дурак получил по заслугам. Думаю, в следующий раз он не полезет обзываться. А если полезет, то можно просто помахать рефрактором, и его сдует как ветром.
        Гирем слабо усмехнулся. На душе было отвратительно.
        «Керс кричал, когда земля оковывала его ноги. Наверное, это очень больно и страшно».
        Он представил, как его собственные ноги покрываются каменной коркой, и передёрнулся.
        «Да, страшно. Но он заслужил. В конце концов, не так ли поступал отец с особо наглыми простаками?»
        Но от этой мысли стало ещё хуже. Отец был плохим. Гирем не мог сформулировать, что именно ему в нём не нравилось.
        «Как бы плохо Рензам себя не вёл, он всегда считает себя правым и ни в чём не виноватым. Это не правильно».
        Подумав так об отце, Гирем передёрнулся от собственной смелости. Надо же, а он и не думал, что может думать так дерзко. Вместе с этим он понял, что нужно делать.
        - Я пойду к отцу и признаюсь ему, - с мрачной решимостью сообщил он Джензену. Брат изумлённо посмотрел на него.
        - Ты уверен? Может, пусть сам узнает? Тогда он пойдёт в деревню, чтобы проверить, что случилось, узнает, что Керс и остальные обзывались на нас, и скажет, что они получили по заслугам. Нас не накажут.
        Его ход мыслей показался Гирему логичным. Но заставить молчать голос совести он тоже не мог.
        - Нет, брат. Я совершил плохой поступок, и должен быть наказан. Понимаешь? Я не хочу быть таким, как отец.
        Джензен посмотрел на него, и в этом взгляде Гирем разглядел что-то вроде уважения. Он и брат никогда не были слишком дружны, особенно после смерти матери. Джензен предпочитал ему игры с деревенскими мальчишками. Он также забирал у него почти всё внимание дяди, оставляя довольствоваться грубыми наставлениями отца. Лишь одна вещь объединяла их - нелюбовь к Рензаму. Взгляд брата заставил его искренне улыбнуться. До самого входа в административный корпус они болтали обо всём, кроме случившегося в деревне. Лишь на лестнице Дженезн несколько смущённо сказал:
        - А Сози совсем неплоха.
        - Её зовут Создин. И она очень хорошая.
        - Понятно, почему ты постоянно гуляешь с ней.
        - Ну, больше ведь не с кем.
        Джензен задумался.
        - Давай завтра вместе потренируемся с рефракторами? Я скажу Алану.
        - Запросто, - обрадовался Гирем и поник, осознав, что они добрались до отцовского кабинета. Кашлянув, он открыл дверь и первым вошёл внутрь.
        Рензам сидел за письменным столом и читал письмо. Судя по помятости бумаги, читал он его не первый раз. Выглядел отец неожиданно опрятно. Под глазами не было привычных мешков, лицо казалось чистым. Больше всего поражало отсутствие бороды - на памяти Гирема такого ещё не было. Чёрные как смоль волосы мужчина стянул в пучок на затылке.
        Когда братья вошли в кабинет, Рензам улыбался. Услышав скрип двери, он поднял на них взгляд.
        - Ну, что уже случилось? Если опять закончились кристаллы, то спросите смену в арсенале. Только не переусердствуйте - сциллитум сейчас очень дорог.
        «Ох, как не хочется тебя огорчать, папа», - виновато подумал Гирем.
        Джензен открыл рот первым.
        - Отец, нам нужно кое-что тебе рассказать.
        При взгляде на него, Рензам помрачнел.
        - Рассказывай….
        Наступил вечер. Гирем и Джензен сидели на диване в отцовском кабинете, даже не думая его покидать. После их рассказа отец встал из-за стола и, коротко бросив «Никуда не уходить», вышел в коридор, громко хлопнув дверью. К ним пару раз заглядывал Алан, проверить, всё ли в порядке. В последний раз он посмотрел на Гирема с таким разочарованием, что мальчик почувствовал, как у него горит лицо. Отсутствие всякой информации лишь усугубляло ситуацию.
        Дверь открылась, и в кабинет вошли Рензам и Алан. Отец встал у окна и отвернулся. Алан замер перед диваном. Гирем и Джензен поднялись на ноги, исподлобья бросая на дядю виноватые взгляды.
        - Кто из вас это сделал? - голос мужчины звучал спокойно, но от такого спокойствия по спине Гирема пробежал холодок.
        - Я, - хором ответили мальчики. Гирем изумлённо посмотрел на Джензена. Алан тоже.
        - Ты способен к рефрамантии Земли, Джензен? - спросил он, подняв бровь.
        Мальчик потупился. Мужчина перевёл взгляд на Гирема.
        - Я не верю своим ушам. Когда ваш отец сказал мне, что ты замуровал ноги какого-то сельского мальчишки, я сказал ему, что он пьян. Оказалось, что нет. Оказалось, что я не знал весь спектр твоих качеств.
        Гирем хотел плакать. Лучше бы на него кричал отец - он к этому привык и научился пропускать ругань мимо ушей. Отчаянное разочарование, сквозящее в голосе дяди, он игнорировать не умел.
        - Прости, дядя. Я просто хотел защитить брата.
        - Гирем, Керсу пришлось отрезать ноги.
        Мальчик обмер на месте. Отрезать?
        - Как? - вопрос умер на его губах.
        - Алан, не надо так на него давить, - Рензам отвернулся от окна и подошёл к ним. - Судя по всему, эти шегуртовы отродья поношали нашу семью и бросались в мальцов камнями. Если так думают они, значит, так думают их семьи. Гирем поступил, как велит ему чувство долга. На его бы месте я бы вообще сжёг парочку наглецов в назидание остальным.
        - Брат, давай не будем начинать заново наш спор. Ты мне пообещал, что кровопролития не будет. Ты и так не на лучшем счету у клириков.
        - Но как же так получилось? - поднял голову Гирем. - Я всего лишь сделал под ним грязевую яму.
        - Сынок, ты превратил эту грязь в прочнейший камень. Деревенские перепробовали все инструменты, но не сумели сколоть и крупицы. Мальчику отрезали всё, включая колени.
        - Он выживет?
        - А ты как думаешь? Он не сможет работать. Он будет бесполезен.
        Гирем почувствовал, как по щекам текут жгучие слёзы. Теперь он ненавидел те эмоции, что захлестнули его днём, подтолкнув к действию. Он ненавидел себя за то, что поддался им. Алан отошёл в сторону. Рензам снял с пояса толстый и широкий ремень из чёрной кожи, сложил его пополам.
        - Снимай штаны, сынок. Несмотря на справедливую жажду мести, наказание для этих мальчишек должен был определить я, а не ты. Ты не думал о последствиях. Я заставлю тебя впредь не повторять эту ошибку.
        - Папа, не наказывай его, - взмолился Джензен. - Это всё из-за меня. Я не был достаточно настойчив, чтобы остановить его. Брат всего лишь защищал меня.
        Рензам с неожиданной ненавистью во взгляде посмотрел на второго сына.
        - Тогда я заставлю тебя быть настойчивее.
        Гирем бросил взгляд на дядю, надеясь, что он остановит отца. Но Алан демонстративно отвернулся. Тогда Гирем посмотрел на ремень, зажатый в ладони отца, и зажмурился. В этот момент среди страха от наказания и ненависти к себе неожиданно проступило чувство облегчения от того, что его накажут. Да, он был виноват, но он это признал, несмотря на то, что был рефрамантом. Этим он показал отцу, что никто не безгрешен, и что за ошибки нужно расплачиваться, чтобы впредь их не повторять.
        Вопрос лишь в том, захочет ли отец увидеть этот знак.
        ГЛАВА 16. ПЕПЕЛ И ДЕВА
        Я собирал цветы на могилу жены. Стоял неправильно погожий день, солнечный, тёплый и наполненный птичьей свирелью. Я пошёл к дороге, держа в руках букет светлюнок, и увидел всадников. Впереди ехал Джоталион, а рядом с ним… боги, лучше бы я её не видел. В золотых волосах, которые колыхались за хрупкими плечиками, блестело солнце. Ветер приподнял полы голубого платья и я увидел красивые белоснежные ножки. Она тогда посмотрела на меня, на букет в руках, и улыбнулась. Я был сражён. Сердце хотело вырваться из груди и ускакать на край света. Я забыл, что рядом на кладбище покоится моя жена. Я хотел бежать за всадниками, но они уже исчезли за холмом. Позже, у могильного камня, я проклинал самого себя…. Откровение, год неизвестен.

1
        Земля дрожала, словно под ней рыла тоннель целая армия кротов. Кони перешли с шага на рысь и взволнованно захрипели. Гирем посмотрел налево - под сенью грабов в панике трепетали кусты. Ещё несколько мгновений - и они исторгли из себя настоящую буро-серую живую стену из животных. Поток оленей вырвался из-под лесного покрова, хлынул на дорогу, пересёк её в сотне метров от всадников и врезался в зелёную стену из хвои, росшей по правую сторону. Их были сотни - самок, самцов и детёнышей. В уши забивалась тяжёлая глухая дробь, высекаемая из земли тысячами копыт. В воздух поднялись клубы светлой пыли. Рензам поднял руку, призывая спутников остановиться.
        - Какого демона они так торопятся на север?! - крикнул Остис. - Тоже мигрируют, Джаркат?! Животные что - все разом решили мигрировать?!
        - Возможно, они от чего-то бегут, - сказал Гирем, так что его услышал только историк. Вид огромного безумного стада поднял со дна памяти воспоминания, которые он ненавидел. - Или от кого-то.
        - Возможно, - согласился Джаркат. - Это уже третье стадо с того момента, как мы покинули Геляпию. Никогда не слышал об их массовой миграции в это время.
        - А может, они просто сожрали на юге всю траву?! - выпятив губы, произнёс Остис, вызвав у спутников усмешки и фырканье.
        - Эту загадку мы сейчас не разгадаем, - Рензам махнул рукой, и тронул поводья. Всадники двинулись за предводителем. Последние олени исчезли в хвойном лесу, оставив за собой широкую просеку.
        Остатки дня и ночь прошли в бесконечной скачке, и когда солнце начало печь в спины, весь отряд то и дело позёвывал. Стада животных им больше не встречались. Пейзаж западной части Миргордской равнины, который состоял из бескрайних полей и лесов, принадлежавших фермерам и ренедам, был однообразен до безумия, поэтому Гирем и Джаркат довольно скоро перестали вертеть головами и коротали время в беседах. Порой к ним присоединялся Остис, когда ему наскучивало молчание и мошки, которые норовили забиться под одежду.
        Вот и сейчас он ехал рядом, хлопая себя по открытым частям тела и цедя проклятия. В очередной раз шлёпнув по шее, он поднёс ладонь с размазанным по ней комаром к лицу и довольно произнёс.
        - Наконец-то я пришиб эту гниду!
        Сиверт, оказавшийся неподалёку, равнодушно посмотрел на товарища и вытер рукавом стёганки обильно проступивший на лысой голове пот.
        - Жарит.
        - Это всё из-за Дороги Пепла, - сказал Джаркат, кивая на дорогу. Копыта лошадей уже несколько часов как стучали по хорошо подогнанным каменным плитам. - Для огромного котла насилия они выложили отличную дорогу. Иронично, да, Гири?
        Гирем не ответил, глядя по сторонам. Цепи холмов остались позади. Расступились в стороны бескрайние лесные массивы, открывая глазам плоскую равнину, поросшую жёсткой невысокой травой. Из-за серой пелены, разостланной над дорогой и её окрестностями, едва пробивался свет закатного солнца. Юноша посмотрел в небо и увидел, как на тёмные с кровавыми разводами тучи начало наплывать светлое пятно, мало-помалу обретая неясную форму. Лишь через некоторое время он понял, что видит над собой очертания длинного туловища и широких крыльев.
        - Посмотрите на небо.
        Спутники задрали головы.
        - Интересно, - прищурился Джаркат. - Похоже на дракона.
        - Так и есть, - кивнул Рензам. - Это дурной знак. Сто лет назад он означал войну. Когда я был ребёнком, дед рассказывал мне истории про те годы. Ризвор сражался против алсалонских орд на узких горных тропах Джихалаев, бок о бок с Пророком. Люди гибли не от мечей и копий, а падая в многочисленные бездонные пропасти между острыми скалами и заснеженными горными склонами. В воздухе стоял страшный шум - трещали молнии, рокотали валуны, а снежинки резали не хуже острого клинка. А над хаосом битвы кружился Тадеуш Мендрагус, верхом на Акрофосе, последнем драконе. Тварь окатывала горные склоны чёрным огнём и срывала лавины. То и дело какая-нибудь из тропинок обрушивалась в ущелье, или заносилась снегом. Дед никогда не мог понять, каким образом ему удалось выжить в этом истребительном сражении.
        - И чем закончилась битва? - жадно спросил Гирем. Отец никогда не рассказывал ему и Джензену истории из семейного прошлого.
        - Наши предки победили и отодвинули границу дальше на восток, по ту сторону Джихалаев. В последний раз, - глаза Рензама потухли. - С тех пор она двигается только на запад. И если мы ничего не сделаем, сын, Изры скоро не станет.
        Он тронул поводья и поехал быстрее, оставив Гирема думать над его словами.
        «Отец в каком-то смысле прав. Если Моисей нападёт - а он нападёт, сомневаться нет смысла, погибнут многие. Но будет ли меньше жертв, если Изра начнёт войну первой?».
        Гирем мысленно покачал головой.
        «Не будет. Человеческие амбиции всегда будут выстилать дорогу из трупов. Это прекратиться только, если мы полностью истребим друг друга, или обоюдно не откажемся от завоеваний. Понимает ли это будущий Пророк? Если нет, то нужно ему объяснить, хоть это и будет непросто. Но поговорить с Моисеем ещё сложнее. Царь Алсалона живёт уже тысячу лет и обладает несравненным опытом. Но если опыт есть эквивалент мудрости, то почему он продолжает так настойчиво нападать на соседей?»
        Гирем поравнялся с Джаркатом.
        - Ты знаешь о Моисее?
        Историк фыркнул.
        - Спросить, знаю ли я о Моисее, это то же самое, что спросить у повара, знает ли он, что такое еда. Разумеется, кое-что я знаю. Что ты хочешь узнать? Только не надо спрашивать про его личную жизнь - о её подробностях не знает никто из историков Изры.
        - Личная жизнь мне не интересна. Мне интересно, неужели он до сих пор испытывает чувство удовлетворения от завоеваний новых земель и других народов? Сколько ему лет - тысяча, десять тысяч? Мне кажется, такие люди должны обладать мудростью.
        Джаркат плотнее закутался в одежды и пожевал губами.
        - Я не могу сказать, что происходит в голове у этого человека, но укажу на следующее. Моисей выглядел бы в наших глазах подлинным безумцем, если верить, что он действительно стремиться к завоеванию Изры на протяжении сотен лет только ради нового куска земли и сотни миллионов новых подданных.
        - А что, если он действительно безумец?
        - Безумцы имеют свойство уничтожать то, над чем стремятся властвовать. В этом случае нам остаётся лишь ждать и терпеть, пока это безумие не пожрёт Алсалон и не оставит изритов единовластными правителями всего континента. Но я тебя разочарую - прошла тысяча лет, а наш сосед не выглядит гибнущей империей. Значит что-то Моисей всё же делает правильно.
        - Жаль, что это не распространяется на его дела в отношении нас, - мрачно произнёс Гирем.
        Джаркат пожал плечами, видимо, не зная, что добавить. Гирем кивнул ему и посмотрел перед собой. На горизонте виднелись первые признаки огромного эшафота под названием Дорога Пепла.

2
        Дорога Пепла. Одна из многих в теургиате, куда свозят грешников и преступников, от которых нет прока на рудниках в Алеманах, Керберах и Каседруме. Это был отрезок тракта длиной в десять миль, окружённый полями пожухлой травы, которой не хватает солнечного света. В небо уходили сотни косых столбов чёрного дыма; горячий ветер забивал в нос запах палёного мяса, а в уши - многоголосье палачей и их жертв.
        Езда по Дороге Пепла вызвала у Гирема лишь два чувства - ужас и потрясение. На обочинах полыхали десятки костров, и вокруг каждого собирались шумные толпы зевак. Все они пришли поглазеть на казнь очередной группы смертников.
        Грязных, тощих и безликих существ, пригнанных с ближайших земель, вычеркнули из этой жизни. Кого-то привезли в клетках, кого-то пеших ходом. Большинству хватало лохмотьев только чтобы прикрыть срам. Гирем видел девушек с глазами и зубами глубоких старух и детей с руками толщиной в два его пальца. И пугали его даже не бьющиеся в агонии люди, корчившиеся в пламени или четвертуемые на невысоком деревянном помосте. Пугали их тупые взгляды, как у свиней, которых ведут на убой, отвратительно равнодушные и бесстрастные. Точно такие были у Керса и остальных детей. Тогда они вызывали лишь презрение. Сейчас….
        - Они преступники, сын, - сказал Рензам. Отец ехал рядом, глядя только перед собой. - Большинство здесь были девонами, пока их не поймали экзоркуторы, разбойниками, ворами, убийцами и насильниками. Сейчас они все кажутся невинными жертвами, но совсем недавно эти мёртвые лица пылали похотью, жаждой наживы и убийства. Не смотри по сторонам, и будет проще.
        «Что-то подобное раньше говорил Джаркат. Не обращай внимания, прими как должное, и жизнь станет легче».
        Этому совету страстно хотелось последовать, просто потому, что это само по себе было проще. Однако что-то внутри не давало так сделать. Наверное, та самая совесть, которая представлялась ему в облике белокурой девушки. Создин никогда бы не дала ему возможности превратиться в одного из тех, кого он видел среди палачей.
        «Боги, я надеюсь, ты счастлива».
        Солдаты сновали повсюду армией муравьёв, которая следила за тем, чтобы никто из приговорённых не сумел сбежать. Гирем всматривался в их лица. Множество лиц, множество эмоций. У кого-то во взгляде читалось открытое предвкушение расправы. Кто-то отворачивался от костров, когда на них начинали загонять очередную партию людей, или прятал глаза. А у кого-то на лице застыло холодное выражение с остекленевшим взглядом.
        Впервые Гирем увидел стольких служителей Триединой Церкви в одном месте. Порой бело-зелёных ряс было больше, чем кольчуг и простой одежды. Они шустро подгоняли полуголые тощие тела к костру, тыкая в спину церковным символом. Их лиц юноша не видел.
        «А чем они отличаются от тех же солдат? Наверняка и среди них есть предвкушающие, отворачивающиеся и холодные сердцем», - подумал он и похолодел от неожиданного вопроса: «А каким было моё лицо, когда я сжёг Элли?»
        Гирем перевёл взгляд на чёрную спину отца. Рензам и раньше на его глазах казнил еретиков и девон, но никогда не заставлял его делать то же самое. Задумывался ли он, что казнь Элли была пыткой для палача? Или он уже настолько укоренился в сплаве своих убеждений и характера, что не представляет, что такое вообще возможно? Юноша посмотрел налево, в тот самый момент, когда девушке, похожей на скелета, отрубили голову. Та, оставляя за собой жидкие волосы, покатилась по жёлтой траве.
        Со смесью гнева и отвращения Гирем посмотрел перед собой.
        «Ты никогда не сделаешь меня похожим на себя. Я клянусь всеми богами, ты выбрал не того сына для своего плана».
        Дело шло к вечеру, а дорога казалась бесконечной. Осознав, что не увидит ничего нового в жутком пейзаже, Гирем перестал глазеть по сторонам и предался подсчёту шагов, которые со звонким стуком делал верный Гарапас. Вместе с тем он нашёл ужасную неправильность в том, что на протяжении многих миль тракт был разбит колёсами телег, копытами животных и размыт водой, тогда как здесь дорогу вымостили гранитом и хорошо отшлифовали. Юноша глянул на Джарката, который ехал совсем близко, словно пытаясь отгородить его от зрелища многочисленных казней. Историк встретил его взгляд и отозвался голосом, полным тяжёлой обречённости.
        - Мы всегда отдавали смерти самое лучшее. Возвели её в культ, а жизнь оставили под пятой, как нечто само собой разумеющееся и оттого имеющее невысокую цену.
        В этот момент к ним подъехал Остис. Артарианец, непривычно молчаливый в этот день, кивнул в сторону горизонта.
        - Слава богам, почти прибыли. Забрасин.

3
        Стены Забрасина, окружённого широким кольцом возделанных фермерских земель, они увидели издалека. Прежде, чем попасть внутрь города, им предстояло преодолеть исполинскую шумную очередь. Отряд влился в поток из повозок, лошадей, мулов и людей, который медленно втягивался в городские ворота. Стражников было совсем мало, и Остис сказал об этом вслух.
        - Снова Кархарий, - уронил Рензам, поправляя рефрактор, который висел у пояса.
        Когда очередь дошла до них, к ним вышел капитан охраны.
        - Дивайн Рензам Рект?
        - Что случилось, парень?
        - Вас ждёт джустикарий Кабреге. Он велел проводить вас, как только вы здесь появитесь.
        - Что ему нужно?
        - Об этом он мне не сказал, - под раздражённым взглядом Рензама капитан опустил глаза. - Прошу прощения, дивайн. Я обычный солдат.
        - Ладно, веди нас.
        - Джустикарий вызывал только вас, дивайн.
        Расправив плечи, Рензам кивнул Сиверту.
        - Встретимся в «Приюте».
        Лысый мужчина кивнул. Уплатив один золотой пошлины, отряд двинулся по широкой главной улице Забрасина, которая прошивала город насквозь, оканчиваясь западными воротами. Здесь Рензам и капитан стражи верхом на конях отделились от них и медленно двинулись сквозь людской поток.
        - Почему здесь такая высокая пошлина? - спросил Гирем, разглядывая дома.
        - Потому что власти не хотят, что в городе толкались всякие подозрительные личности, - объяснил Остис. - Помимо того, что это торговый и промышленный центр Изры, здесь добывают сциллитум.
        В полдень главная улица была переполнена людом. Одно и двухэтажные здания пестрели вывесками торговых лавок, ремесленных мастерских, таверн и игорных заведений. Заприметив знакомую, Остис кивнул Сиверту.
        - Разберёшься с номерами, дружище? Мне нужно ненадолго отлучиться - хочу навестить одного знакомого. Увидимся в «Приюте».
        И солдат отделился от отряда, подрезав повозку с репой.
        - Слышишь, ты, чурбан, кого подрезать вздумал?! - вскрикнул плотный бородатый мужик.
        - Тебя, дружок, тебя! - весело откликнулся Остис.
        Гирем перестал наблюдать за спутником, потому что его внимание привлекли пушистые золотые пряди, свисавшие с плоских крыш строений до самой земли. Это были настоящие растения, усеянные крупными, с человеческую голову, золотыми бутонами. Они только начали раскрываться, и если бы движение на улице не было таким плотным, юноша непременно бы подъехал к одной из лиан и понюхал цветы.
        - Это ювальтинии, - Джаркат смотрел по сторонам. - Они распускаются только раз в году. В Забрасине праздничная неделя. Считается, что в это время Ориду и Кебея впервые соединили свои мужское и женское начала, став символом благополучной любви. И, разумеется, в это время пшеница и другие культурные растения особенно быстро наливаются силой. А ювальтинии цветут лишь одну неделю, после чего лепестки облетают и усеивают дороги золотым ковром. Удивительное зрелище.
        - Это любимые цветы Элли, - неожиданно отозвался Сиверт. - Мы иногда бывали здесь летом. В конце цветочной недели уборщики собирают лепестки в большие кучи у обочин. Она любила нырять в них. Говорила, они очищают душу…. Но мы вряд ли его застанем - через три дня едем дальше.
        Гирем робко посмотрел на Сиверта. Старый друг и учитель, казалось, начал возвращаться к жизни. По крайней мере, он думал об этом со светлой надеждой. А вот ювальтинии пришлись ему не по вкусу - огромные золотые бутоны были слишком вычурными и тяжёлыми. Он предпочитал полевые цветы, чья красота крылась в простоте и нежности.
        Наконец, они добрались до центральной площади. «Забрасинским приютом» оказалось двухэтажное строение, расположенное рядом с местным Триединым храмом и рынком. С первого взгляда было видно, что у его хозяина дела шли хорошо. Никаких облупленных стен, или дыр в крыше. Окна застеклены, а крыльцо - ухожено. То и дело бесшумно открывалась входная дверь.
        В тридцати шагах от заведения Сиверт неожиданно натянул поводья и замер.
        - Вот свезло, так свезло.
        - Что?
        Лысый мужчина кивнул в сторону боковой стены таверны, у которой стояла карета, запряжённая четырьмя лошадьми. Возле распахнутой двери, на которой красовался герб - золотой лев с нимбом над головой в синем поле, - стояла женщина. Высокая, в облегающем пурпурном платье, отделанном узорами из золотых нитей. Тонкая талия была подпоясана шёлковым кушаком, а на шее красовался белый платок; по нему, плечам и спине разбросаны золотые локоны. Из-под полы платья выглядывали острые носы туфель.
        - Ублюдку повезло, что его нет рядом, - негромко произнёс Сиверт.
        - Почему? - Гирем пропустил мимо ушей оскорбление, направленное в сторону отца - в конце концов, по его мнению, Сиверт имел на это полное право.
        - Сейчас это не важно. Знаете что - идите, прогуляйтесь по рынку. Дождитесь, пока эта женщина не уйдёт, а потом можете возвращаться. Я договорюсь о номерах.
        Гирем и Джаркат переглянулись и пожали плечами. Сиверт спешился и повёл лошадей к стойлам, откуда к нему уже спешили конюшие. Когда она скрылся за стенами, историк и юноша пошли в сторону рынка.
        - Ты знаешь, что это за таинственная женщина?
        - Разумеется, - фыркнул мужчина. - Это…
        - Дивайн Гирем Рект? Вы - дивайн Гирем Рект?! - внезапно донеслось сбоку.
        Женщина у кареты резко обернулась, так что длинные волосы мелькнули лоскутом золотого пламени. Чтобы не потерять равновесие и не упасть, ей пришлось вцепиться в крепкую руку молодого человека, вылезшего из кареты вслед за ней. Гирем не сумел разглядеть выражения их лиц, а потому перевёл внимание на источник шума. Им оказался среднего возраста мужчина в обычной коричневой робе. Клирика в нём выдавал лишь серебряный ключ, который висел на шее. Гирем с проклятием запахнул плащ, скрывая рефрактор. Клирик остановился в нескольких шагах от него и поклонился.
        - Да хранят вас боги, господа. Я - Сатос, личный помощник джустикария Кабреге. Его святейшество страстно хочет с вами увидеться.
        - Видимо, произошла какая-то ошибка, - Гирем задрал брови. - Джустикарий Кабреге уже пригласил к себе моего отца. Зачем ему ещё и я?
        - Его святейшество хотело бы переговорить с вами отдельно.
        - А чем вы докажете свои слова, Сатос? - Джаркат плотнее запахнул свои чёрные накидки. - Повесить на шею церковный символ способен каждый дурак, а вот прочесть наизусть все молитвы Ум» осу только настоящий клирик.
        Сатос рассмеялся.
        - Умно, уважаемый, и очень весело. Конечно, я могу показать свою метку.
        С этими словами он задрал рукав робы и показал едва различимые на коже линии, которые складывались в изображение простого ромба. Джаркат без стеснения прикоснулся к его запястью, провёл по коже пальцами, рассматривая рисунок с любопытством, удивившим и Гирема, и самого Сатоса.
        - Вы там что, разглядели лик божий?
        - Нет, скорее задницу Кебеи, - неожиданно грубо отозвался Джаркат. На мгновение в его глазах промелькнула какая-то эмоция, но Гирем не успел ухватить её сущность. Потом историк отпустил руку клирика и махнул рукой.
        - Ладно, вы клирик.
        - Слава богам, мы это выяснили, - облегчённо улыбнулся Сатос и обратился взглядом к Гирему. - Так что вы решили, дивайн Гирем?
        - Раз меня зовёт сам джустикарий, то почему бы и нет, - юноша вежливо улыбнулся. - Джаркат, я так понимаю, нам не нужен?
        - Его святейшество говорило только о вас, дивайн, так что.
        - Не думаю, что вы посмеете причинить моего другу вред, - вмешался историк. - Вы же знаете, какое прозвище у его отца?
        - Наслышан, - сухо отозвался Сатос и обратился к Гирему. - У нас нет ни мысли о том, чтобы причинить вам вред, дивайн. Мы - слуги богов, а боги противостоят злодейству. Это против нашей сути - замышлять плохое.
        Джаркат кашлянул, а Гирем кивнул клирику.
        - Идём.

4
        Неказистая таверна «Ярый башмак» притулилась между солидным заведением «Забрасинские удобства», где изготавливались гробы, и оружейной лавкой «Головосек». Про эти три заведения, так удачно стоявшие рядом, горожане говорили следующее: «Купи оружие в «Головосеке», устрой пьяную потасовку в «Яром Башмаке», окончи жизнь в гробу из «Забрасинских удобств»». Остис считал эту фразу нелепой. Тот, у кого есть деньги на гроб, не станет шататься с оружием в руках по захудалым трактирам.
        Солдат привязал лошадь к торчавшему напротив таверны фонарному столбу и распахнул дверь, войдя внутрь. На него нахлынули воспоминания, которые подсказали ему, что здесь почти ничего не изменилось. Тот же зал, те же одноместные столики по углам, то же столпотворение, шум голосов, звон кружек и тарелок, и горьковатый запах пива в воздухе. Остис привалился к стойке, потёр несколько раз длинный тонкий нос, и подозвал толстоватую, но симпатичную мордашкой служанку.
        - Вот те на - сам Остис пожаловал, - улыбнулась женщина, прижавшись к стойке с другой стороны, так, чтобы показать ему в вырезе платья всё, что только возможно. - И что заставило тебя вылезти из степей?
        - Семейные дела, Сара, - подмигнул он девушке. - Дай кружку тёмного. А что до твоих прелестей, так после пива я загляну к тебе на кухню.
        - Конечно, - взгляд служанки стал серьёзным. - Сейчас принесу.
        Остис обвёл взглядом посетителей. Вроде бы никого подозрительного. С другой стороны, хорошие ассасины и не станут светиться так, чтобы их раскусили с одного взгляда. От наблюдений его отвлёк громкий треск дубовой кружки о поверхность стойки. Сара наклонилась вперёд.
        - Жду тебя на кухне.
        - Спасибо.
        Остис осушил кружку медленными глотками, вытер губы, и, удовлетворённо вздохнув, обогнул стойку. Проскользнув за дверь, он оказался в узком коридоре, упиравшемся в дверь кухни. Пройдя ровно полпути, солдат трижды стукнул кулаком по небольшой выпуклости в правой стене. Раздался тяжёлый скрёжет, и часть стены отъехала в сторону, открыв ещё один коридор. Пройдя по нему, Остис распахнул следующую дверь и оказался в просторном помещении.
        Здесь пахло сырой землёй, сталью и маслом. Комнату заливал яркий оранжевый свет, который исходил от большого масляного фонаря, висящего под потолком. За одним из нескольких столов, расположенных вдоль стен, сидел человек в кожаной куртке с обрезанными рукавами, накинутой поверх голого торса. Ботинок на ногах у него тоже не было. Скрестив на груди крепкие жилистые руки, он напряжённо всматривался в лицо Остиса встревоженным взглядом, но спустя несколько мгновений облегчённо улыбнулся.
        - Слава богам, это действительно ты. Я предполагал худшее.
        Полуоткрытая дверь в стене напротив резко захлопнулась.
        - Привет, Сутрак. Кто у тебя там? - Остис готов был поклясться, что увидел в дверном проёме мелькнувшее женское личико.
        - Никто. Сквозняк, наверное. Постой на месте, я сниму ловушку.
        Мужчина подошёл почти вплотную к солдату, присел на корточки и поднял с пола тонкую бляшку, которую положил в карман куртки.
        - Осторожность прежде всего. Присаживайся. Чувствуй себя как… - он обвёл взглядом груду металлических опилок у одного из столов, впитавшиеся в древесину второго красители, пошевелил носом, принюхавшись к стоявшему в воздухе едкому запаху.
        - …в мастерской лучшего инжинария Изры, - уверенно закончил Остис.
        - Да, - широко улыбнувшись, кивнул Сутрак. - Знал бы, что ты приедешь, пригласил бы сразу в свой домик. Год назад прикупил, с шишей от крупной продажи заливашек.
        - Почему именно заливашек?
        - Ну, ты же знаешь, заливашки лучше всего подходят, если надо выжигать внутренние помещения, оставляя целой оболочку.
        - То есть, то, что чаще всего использовалось во время штурма замков?
        - Ага, - заметно помрачнев, кивнул инжинарий.
        - Расскажешь, кто купил?
        - Честно говоря, я не должен болтать о своих клиентах… Ладно, был один человечек. Представился агентом одного из оружейников торгового альянса.
        - И имени оружейника он, конечно, не назвал.
        Сутрак вздохнул. Остис задумался, потом кивнул на карман его куртки.
        - А это что?
        - Карман.
        - Нет. То, чем ты собирался попотчевать всякого сюда входящего.
        - А, это, - мужчина извлёк на свет тонкую бляшку. - Взял недавно у одного рефраманта, за сорок чёртовых золотых. Капсула с раствором сциллитума и оглушающим эффектом. Полезная штуковина. Ты уж не обессудь - когда Сара сказала о тебе, я маленько перепугался и решил перестраховаться. Два года, как ты под землю провалился, и вдруг нагрянул. Сперва я решил, что это происки джустикария Кабреге, но надеялся на лучшее. Что же такого случилось в заднице теургиата?
        - Ты бы зарыдал, если бы осознавал меткость своей фразы.
        - Аааа… Постой - сюда и сам Коптильщик пожаловал?
        - Коптильщик?
        - Ну, так его называли некоторые из нас, ещё до того, как… ну, в общем…
        - Произошёл неприятный эксцесс и один наёмный убица уберёг ваши задницы от ожогов? Да, он здесь.
        Сутрак с кислой гримасой кивнул, наверняка прокручивая в голове тот самый «эксцесс».
        - А он знает о том, что ты у меня?
        - Вряд ли. Мы расстались у самого входа в город. К тому же я много лет давал ему повода для подозрений. Мои мышцы затекли, Сутти, чувства притупились, а разум размяк. Какой из меня наёмный убийца? Вот, вернулся к работе начальником стражи.
        - Да, жизнь она такая - мотает из крайности в крайность. Значит, с прошлым ты окончательно завязал?
        Остис закрыл глаза, молча обдумывая ответ.
        - Нет. Пожалуй, нет. Может быть, и хотел, соблазнённый пьянящими радостями беспечной жизни, но кажется, я начинаю осознавать, что опьянение плавно переходит в сон. Я не хочу засыпать. И сейчас самый лучший момент, чтобы бросить этому вызов. Думаю, намечается кое-что интересное.
        Сутрак загоготал.
        - В жизни не слышал от тебя такой высокопарной речи. Даже перед тем налётом на Кедонийскую сциллитумную рощу, когда наши ребята нуждались во встряске. Жизнь бок о бок с рефрамантом даёт плоды. Так чем я могу тебе помочь?
        - Старые линии ещё работают?
        - Да. Только теперь я лишь звено одной из них. Знаешь, отцовство требует разделения внимания, да и вообще - что я там говорил про мотание из крайности в крайность? В общем, теперь я добропорядочный муж и отец, а штаб-квартиру перенесли в Элеур. Хотя некоторая информация всё ещё проходит через меня.
        - Хорошо. У нас объявились девоны.
        - И что? Каждый год появляются несчастные, угодившие под влияние демонов. А учитывая, что новый протоург - мягкотелый салага, я удивлён ещё меньше. Нет, дружище, ничего не поменялось. Девоны появлялись, появляются и будут появляться. По пять, по шесть в год.
        - Десять за последние полгода. И все в восточном теургиате. Двое в районе Альсинума. Висландер и Калишор Хлои едва не погибли, возглавляя группу клириков. Трое возле Бъялви, один у пограничного городка с таким незначительным названием Треаттис, трое - в мелких деревушках у Бадакайской и Артарианской гряд. Один объявился прямо в Ректагерране.
        Сутрак удивлённо присвистнул.
        - Вы часом не новое жильё ищете?
        - Нет, в этот раз всё прошло удивительно легко. Девону сожгли. Сам сын Рензама сжёг.
        - Растёт Коптильщик номер два?
        Остис пожал плечами.
        - Он же не родной сын. Хотя, признаться, сходство с Рензамом и Аланом очевидное. Есть в нём что-то от них обоих.
        - Это воспитание, братишка.
        - Демонов семьянин, - ухмыльнулся Остис. - Ты смотри, когда я заведу детей, то перестану слушать твои речи.
        Сутрак поднялся на ноги.
        - Может кликнуть Сару принести поесть? Ты голоден?
        - Нет, я хочу поскорее присоединиться к нашим. Тем более, после Дороги Пепла аппетита у меня нет. Ладно, слушай дальше. Девоны - не единственная напасть. Также объявились адепты некоего Хнума. Слышал о таких?
        - Фанатики. Наши люди в пограничной ветке поймали нескольких - так те почти не раскрывали рта, предпочитая смерть. Даже калённое железо не помогло. Но кое-что, конечно, вытянуть удалось. Например, то, что в Алсалоне нету троебожия. Все поклоняются этому Хнуму, считают его чуть ли не спасителем мира. Сожги их демон.
        - Меня больше интересует, как они свободно проходят через пограничную стену. Да и Джихалаи не место для прогулок. У них должен иметься какой-то путь сообщения между той и этой стороной. Может быть, убежище?
        - Вот как раз на этом вопросе адепты предпочитали глотать железо, - поморщился Сутрак. - Но, наблюдая за происходящим, приходишь к неприятной мысли, что Моисей уже развернул в Изре свою сеть. Так он готовит плацдарм для наступления.
        «Для последнего вторжения».
        Остис на мгновение ужаснулся того, что план Рензама может быть не таким уж и безумным. Боги, если у Моисея уже есть здесь свои люди, то…
        - Сутрак, мне нужна твоя помощь…
        - А я сейчас просто в носу ковырялся? - обиделся инжинарий.
        - Нет. Помощь, которая потребует некоторых затрат людских и денежных ресурсов.
        Сутрак откинулся назад, оперевшись спиной о край стола.
        - Ладно, дружище, расскажи старому папе о том, что тебя гложет.
        - Вот уже пару недель, как за нами увязались какие-то странные типы. Одеты, как обычные торговцы репой. Не отстают от нас, порой ведут себя вызывающе, словно говорят «Смотрите, мы за вами следим». Сначала я думал, что это люди Кабреге. Рензам и сейчас так думает, но пугать хвост мы не хотим. Одного я подрезал прямо у твоей таверны. Они либо совсем тупы, либо очень умны. Может быть, вообще подчиняются кому-то другому. Смекаешь?
        - Хочешь, чтобы я отправил своих ребят вслед за вами, чтобы повязать этих типов?
        - Что-то вроде этого. Пусть установят слежку, но не вмешиваются.
        Несколько мгновений Сутрак колебался.
        - А, что не сделаешь ради старого друга! Будет тебе прикрытие.
        - Не врёшь?
        - Когда я врал?!
        Остис улыбнулся.
        ГЛАВА 17. РАЗУМ И СЕРДЦЕ
        …Это была обычная деловая встреча в обычной забрасинской таверне. Я и мой собеседник ели рагу из катрейла и запивали его светлым пшеничным пивом. Юноша казался абсолютно спокойным и даже несколько отстранённым, словно лектор, который слушал скучный доклад студента. Так было до тех пор, пока речь не зашла о простолюдинах. Вряд ли я понял, что его слова были продиктованы чем-то кроме обычного юношеского максимализма. Во всяком случае, тогда мне казалось, что он заслужил пивного дождя, которым его окатила служанка. Лишь через много лет я узнал, что случилось на самом деле. Из рассказа одного клирика.

1
        Столы в «Яром башмаке» не были столь чистыми, чтобы с них можно было подбирать упавшие крошки хлеба и класть обратно в рот. И этим они едва отличались от столов в домах Геррана или даже Ректагеррана. Гирем предпочитал не обращать внимания на пыль, пивные лужицы и мус. Он обвёл пристальным взглядом каждый столик в зале и каждого посетителя, после чего вернулся к Сатосу, который сидел напротив.
        Клирик был странной личностью. Обычный человек, ничем не примечательный, но наделённый определённой властью. А простых людей, знал юноша, властью не наделяют. К тому же, вместо того, чтобы привести его к джустикарию, Сатос предложил остановиться в таверне, при этом безо всякого стеснения добавив, что солгал для Джарката. Гирем хотел демонстративно вернуться в «Приют», но не смог, движимый неожиданно пробудившимся любопытством, столь пестуемым им в детстве.
        - Почему «Ярый башмак»? - он решил сдвинуть разговор с мёртвой точки, пока они молчаливо ждали слугу-подносчика.
        - У джустикария особое отношение к хозяину этой таверны. Этот человек любит совать длинный нос в дела забрасинской Церкви. Из-за этого его святейшество постоянно держит своих людей здесь, на виду, как напоминание о том, что его действия не останутся незамеченными. Сутрак увидит нас, если уже не увидел, но ничего не сделает. Наоборот, ему ничего не останется, кроме как накормить и напоить нас лучшим, что у него есть.
        Рыжеволосая служанка в салатовом фартуке начала расставлять на столе приборы. Гирем криво улыбнулся клирику и пожал плечами.
        - Меня не очень интересуют местные интриги и их участники. Могу только заметить, что загнанные в угол люди, как и коты, способны расцарапать лицо обидчику. Надеюсь, с его святейшеством этого не произойдёт.
        Сатос проводил взглядом служанку, которая отправилась за подносом с блюдами, а потом упёрся локтями в столешницу, положив подбородок на переплетенье длинных узловатых пальцев. Говорил он шёпотом.
        - Дивайн Гирем, вы знаете, что из себя представляет Изритский теургиат? Простолюдины трудятся в полях или в мастерских, чтобы прокормить себя и хозяев, дивайны забоятся о том, чтобы все простаки не передохли, а мы следим за тем, чтобы рефраманты и девоны не залили эту страну пламенем, движимые амбициями и демоническими силами. Вся это стройная, упорядоченная за десять веков иерархия скрывает под собой куда больше, чем вы можете себе представить. Внутри этой кажущейся простой системы кроется множество тайных сил, которые цепляются одна за другую, как шестерни. Когда они вступают в союзы, механизм работает. Когда они вступают в противоборство, механизм ломается. В интересах Церкви сделать так, чтобы Изритский теургиат работал так долго, насколько это возможно. И как будущий союзник, я должен настроить вас на серьёзный лад, потому что вы стали частью этого механизма. Это случилось, как только вы покинули родные стены и отправились в Элеур вместе с вашим отцом, достаточно влиятельной фигурой в дивинате. Всё, что требуется от вас сейчас, дивайн, - это решить, чего вы хотите для Изры - процветания или
увядания. Я здесь для того, чтобы подтолкнуть вас в верном направлении.
        Гирем задумчиво посмотрел на свои ладони. На подушечках пальцев остались мозоли, образовавшиеся от долгого и усердного перелистывания книжных страниц. Он прочёл «Теургиатский цикл» от корки до корки, все восемнадцать томов. Он прочёл труды Цирекона, Крокла и Хенеки о политике и государстве, и понимал, о чём говорил Сатос. Не хватало лишь практики, а это казалось юноше самым сложным и неприятным. Он никогда не хотел ввязываться в опасные игры.
        Ещё в детстве, когда он, Джензен и Алан гуляли у реки, в которой плескались деревенские дети, дядя предложил им присоединиться к тем. На это Гирем, шестилетний мальчик, с подозрительностью спросил у мужчины: «Ты что - хочешь меня утопить?» И не полез в реку. Джензен хоть и рассмеялся над этими словами, но в реку тоже не полез, встав за его спиной.
        Было ли это трусостью или паранойей? Гирем предпочитал считать это благоразумием и осмотрительностью. И, глядя на то, как немногочисленные приятели лишались жизни из-за безрассудства и легкомыслия, он лишь упрочивался в своём убеждении. «Если идти на риск», - думал он, - «то лишь для чего-то действительного важного».
        «Вот и настал подходящий момент», - сказал себе Гирем нынешний. - «Пора идти на риск, не так ли?»
        - Что вы хотите мне предложить?
        - Сотрудничество на взаимовыгодных условиях. Вы выполняете свою работу, мы вас вознаграждаем.
        - Это как-то связано с моим отцом, не так ли?
        - Вы проницательны. Все мы знаем, что случилось в Геляпии. По этой причине джустикарий Кабреге пригласил к себе дивайна Рензама.
        Гирем похолодел. Ему пришлось отодвинуть стул, чтобы служанка могла расставить на нём блюда с едой, над которой поднимался ароматный дымок.
        - Что с ним будет?
        - Не переживайте. Ваш отец широко известен жестокими методами, и хотя Церковь официально не одобряет подобных незамедлительных казней безо всякого разбирательства, мы не против его благородного порыва. Джустикарий всего лишь попросит дивайна Рензама быть несколько аккуратнее и сдержаннее.
        - Тогда я не понимаю.
        - Преступники и еретики нас не волнуют, дивайн. Нас волнует то, что будет с Изрой после избрания нового Пророка. Будущее напрямую зависит от того, какие шаги он предпримет. И мы не хотим, чтобы он затеял что-то глупое и безрассудное. Что-то, вроде войны с Алсалоном.
        Гирем замер и, слегка прищурившись, посмотрел на собеседника. Сатос кивнул рыжеволосой девице, и та отправилась за выпивкой.
        - Вы ведь помните события, которые произошли пару лет назад. Тогда, в Бъялви, ваш отец, дядя и Саламах Инги заключили сделку. Согласно ей, вы и ваш брат, Джензен, были обязаны сопровождать дочь Саламаха в её путешествии в Джихалаях….
        Гирем почувствовал, как вспотели ладони. Он взялся за ложку и начал зачерпывать рагу из металлического горшочка. Сатос посмотрел на его сжатый кулак, костяшки которого побелели - так сильно юноша сжал столовый прибор.
        - Взамен, Саламах согласился на время приоткрыть свой город для прохода, как мы думаем, теургиатской армии. По счастливому стечению обстоятельств, ваше задание оказалось провалено. Шелосте Инги погибла. Саламах разорвал сделку….
        - Не слишком подходящее описание для смерти человека, Сатос, - Гирем разглядывал ложку. - У вас в Церковной школе не преподают риторику?
        Сатос заинтересованно посмотрел на него.
        - Прошу меня извинить, дивайн. Вы правы, даже моя жена ругает меня за то, что я звучу порой слишком цинично. Но почему вы так отреагировали на мои слова? Я слышал, что вы ненавидите простаков, в особенности тех, что принадлежат к низшему классу. А Шелосте Инги, несмотря на статус, была простаком.
        - Шелосте была хорошим человеком, - твёрдо сказал Гирем, - и этим заслужила доброй памяти и слова. В отличие от неё, большинство простаков - действительно самые ничтожные существа на земле. Даже шегурты менее отвратительны - они убивают, потому что у них отсутствует интеллект, потому что они животные, хоть и необычные. У них есть оправдание. Все эти простолюдины, - он осёкся, заметив приближение служанки, но затем продолжил, - интеллектом обладают, но задействуют его не в созидательных целях. Они пользуются им лишь для выражения своих потребностей, чаще всего низменных и убогих. Да, я знаю, что к этому их приучила жизнь, но разве служит бедность оправданием убийства, грабежа, лжи? Изнасилования? Нет. Четырежды нет. Боги видят, без простаков мир был бы лучше.
        Он стукнул кулаком по столу и потом понял, что ему стало очень жарко. Клирик смотрел на него, о чём-то думая. Гирем бросил взгляд на рыжеволосую девушку, которая разливала пиво по кружкам. Наверное, она услышала последние слова, но вида не подавала.
        «Пусть её».
        Сделав дело, она удалилась. Юноша вновь перевёл взгляд на Сатоса, чувствуя себя не удобно из-за бурного проявление эмоций. Он не должен был давать им волю, как какой-то сопливый ребёнок.
        - Не думайте, что я фанатик. Конечно, я не имею в виду абсолютно всех простаков. Кое-кто действительно заслуживает уважения. Кое-кто был гораздо лучше любого известного мне рефраманта.
        «Включая меня самого».
        - Значит ли это, что простой народ в большинстве своём не заслуживает того, чтобы вы его защищали? - улыбнулся клирик, бросая в рот крупные синие виноградины.
        - Не заслуживает, Сатос, - твёрдо сказал Гирем. - Но я буду защищать его всё равно. Потому что я дивайн. Потому что я должен следить за тем, чтобы простаки не… как вы сказали? - не передохли.
        - Значит, вы просто человек долга, дивайн?
        - Просто человек долга, клирик.
        - Тогда я думаю, что мы придём к соглашению. Два года назад ваш отец купил у Саламаха Инги проход через Бъялви. Можете сказать, зачем ему был нужен именно Бъялви? Всё дело в Воронке?
        - Рензам не посвящал меня в подробности своих планов. Он скрытный человек и никому не доверяет. Даже мне.
        - Не удивительно, особенно после того, что случилось в Треаттисе. Кархарий, да…. Ладно, не будем о прошлом. Два года назад план вашего отца подготовить наступление на Алсалон потерпел крах. Каковы шансы на то, что он решит повторить задуманное?
        Гирем пожал плечами. Он уже понял, чего от него хочет Церковь, и в такие моменты к нему всегда взывала природная осторожность, которая никогда не подводила. Именно поэтому он решил не рассказывать клирику всё, что знает. Конечно, Рензам купил не проход через Бъялви, а путь через Джихалаи. Путь трудный, но проходимый.

* * *
        «Лучше об этом пока не говорить. Кто знает, что у них на уме?»
        Сатос нахмурил брови и посмотрел в кружку. Потом опять поднял руку, подзывая девушку с выпивкой.
        - Вы не очень настроены откровенничать? Чего вы опасаетесь, дивайн?
        - Того, что вы попытаетесь меня обмануть, Сатос. Вы ведь хотите, чтобы я постарался узнать возможные планы Рензама, и по нарушил их. Но какие у меня есть гарантии того, что вы не обратите мою работу во вред мне и моей семье? Одно слово джустикария или протоурга - и мысли отца внезапно станут ересью, достаточной для того, чтобы отправить его на костёр.
        - Я вас понимаю. Во-первых, мы не просим вас нарушать возможные планы дивайна Рензама. Вы должны лишь выяснить, есть ли они, и насколько претворились в жизнь. Всё остальное сделаем мы. Во-вторых, мы обещаем, что ваша работа не выйдет вам боком. Чего вы хотите кроме это? Денег? Должность в столице? Какие-то титулы?
        Гирем собрался с мыслями.
        - Я хочу, чтобы вы гарантировали безопасность для всей моей семьи и тех, кто живёт в Ректагерране. В том случае, если вы подтвердите гипотетическое участие отца в подготовке войны и сочтёте оное опасным для государства, я хочу, чтобы наказание для него не распространялось на остальных. Вы поняли, что я имею ввиду?
        - Безусловно, - Сатос с улыбкой кивнул. - Вы печётесь о своих близких, это понятно и похвально. Без письменного соглашения не обойтись.
        - Я хочу договор с подписью и печатью протоурга. Надеюсь, он знает о моём задании? Не хочется в итоге выяснить, что я работаю не на тех людей.
        - Безусловно. Это предложение фактически идёт от него.
        «Надеюсь, ты не лжёшь», - подумал Гирем, отмечая в памяти надобность посетить протоурга.
        - Я хочу увидеть этот документ. До тех пор наше соглашение ничего не значит.
        - Значит, вы согласны?
        Юноша сделал глубокий вдох и выдох. На мгновение его охватила паника. Он собирался пойти против отца. Несмотря ни на что, отец есть отец. Он заботился о нём, хоть и по своему. Иногда баловал подарками, которые ему были не нужны. Гирем стиснул зубы. Слишком долго он копил в себе гнев, слишком часто бросал проклятия в спину отца.
        «Если я настолько слаб, что не могу совершить поступок, то чего стоят все мои причитания и проклятия?»
        - Согласен.
        Юноша подпрыгнул от громкого звона, который раздался возле уха. А затем на него обрушился пахучий пивной ливень.
        - Ой! - взвизгнув, рыжеволосая девушка заплясала вокруг Гирема. - Прошу прощения! Это всё скользкий поднос. Сейчас я сбегаю за тряпкой.
        Юноша почувствовал, как в нём начинает закипать гнев, когда внезапно увидел Остиса, который вышел из неприметной двери позади барной стойки. Злость сменилась паникой - Остис не должен увидеть его здесь, рядом с посланником джустикария. Он бросил взгляд на девушку и схватил её за руку. От неожиданности та шагнула к нему, заслонив целиком.
        - Не нужно тряпки, - пробормотал Гирем, чтобы его слышала только служанка, и вытер мокрую щеку её ладонью. - Это я виноват - специально подставил голову под пролившееся пиво…. Смотрите, ваш фартук уже довольно грязный. Можно я протру им лицо?
        - Нельзя! - девушка с возмущённым лицом вырвала край одежды из его руки. - Это мой последний июльский фартук. Хозяин выпорет меня, если я приведу в негодность и его.
        - Что же делать? - отчаянно спросил юноша и на мгновение выглянул из-за живого прикрытия. - Я весь обмочился.
        На её лице всплыла улыбка. Боги, да она над ним насмехается!
        «Наверное, я не очень хорошо выразился», - мысленно он посмеялся над собой.
        - Ничего, у меня есть несколько хороших тряпок. Они почти сухие. Вот, давайте я промокну ими ваш лоб. И руки, главное руки. Вы же не хотите быть похожим на грязного отвратительного скудоумного простака?
        Достав из кармана половую тряпку, служанка ткнула ею в нос юноше. Сатос подпёр щёку ладонью и посмотрел на них.
        - Ты знаешь, кто это, девчонка?
        - Это не столь важно, - прошипел Гирем, провожая взглядом Остиса. - Будет лучше, если никто не узнает.
        Когда дверь за товарищем закрылась, он вздохнул и обмяк на стуле. Девушка отвесила поклон, который больше походил на издевательский. Неожиданно, это вызвало в нём не раздражение, а смех. Простачка была забавной в своей попытке его оскорбить. Она ведь явно пыталась это сделать.
        «Не понятно только, почему».
        - Простите меня, сударь. За эту оплошность я себя накажу.
        - Ммм… что?
        - Дело в том, что вы наверняка пожалуетесь на меня хозяину, и вряд ли заплатите за всю эту еду, а хозяин в назидание всегда нас поколачивает. Странно, что вам об этом не известно.
        Гирем в замешательстве посмотрел на Сатоса. Тот перевёл взгляд с девушки на него и серьёзно кивнул.
        - Да, это всё простолюдины и их грязные нравы, дивайн. В Забрасинских заведения очень строгие порядки. Если работник виноват, его бьют. Чтобы избежать жестокой трёпки, некоторые просто избивают сами себя под наблюдением хозяина - так выходит менее болезненно.
        - Ну, я не позволю такому случиться, - Гирем полез в кошелёк. - Держите.
        Он протянул служанке деньги за еду, добавив пять серебряных лиар сверху. Немалая сумма по его меркам, но он почему-то чувствовал себя немного виноватым, то ли из-за того, что так бесцеремонно использовал служанку в качестве укрытия, то ли из-за её фразы про грязного простака. Девушка отвесила ещё один поклон, спрятала монеты в карман и, напоследок ткнув ему в лицо тряпкой, пошла обратно к стойке. Гирем осмотрел свою одежду - вся мокрая. Фыркнув, он глянул на Сатоса. Тот с кряхтеньем встал из-за стола.
        - Я думаю, на первый раз достаточно разговоров. Документ, с подписями и всем остальным, будет ждать вас в Элеуре. С вами свяжется наш человек. Спасибо за понимание, дивайн Гирем. Возможно, вы ещё не осознаёте важность своего поступка, но ваше участие многое значит для Изры.
        Гирем усмехнулся, чувствуя, как пиво стекает по телу куда-то вниз, в сапоги.
        - Сатос, если я и ненавижу что-то больше бесчеловечных людей, так это то, что лишает их человечности. Войны не будет.
        Клирик сжал в руках серебряный ключ и поклонился.

2
        Комната, где Сутрак устраивал собрание своих людей, располагалась под землёй, там же, где и другие тайные помещения таверны. Сегодня днём здесь было особенно людно - главный, как называла его Лисица, сказал, что в ближайшие дни и недели будет много работы. Кого-то он отправлял снова патрулировать улицы вокруг дома джустикария Кабреге - тайному заказчику страшно хотелось узнать о причастности клирика к каким-то финансовым махинациям в Забрасине. Кто-то отправлялся на юг, к Канстелю, откуда шли слухи об ужасном морском чудовище, который выбрался на сушу и уже уничтожил несколько деревень. Было ещё одно задание, связанное со слежкой за каким-то странствующим дивайном. Лисица пропустила его содержание мимо ушей, думая о том, что произошло всего полчаса назад.
        Тот напыщенный высокомерный парень явно был рефрамантом, несмотря на довольно скромную коричневую тунику, потёртый плащ и грязные штаны. К сожалению, некоторые пятна могли отмыться тем количеством пива, что она на него вылила. Рискованная затея, после которой ей пришлось выслушать гневные проповеди Сутрака, к которым она привыкла за дни, проведённые под его началом. Тем не менее, притёрлись они довольно быстро. Агент в отставке уже брал её с собой на несколько вылазок вместе с Околотом и другими парнями, и даже заплатил за это. В команде она выступала в роли пугала, по понятной причине - вид включённого рефрактора отпугивал любого прохожего или разбойника.
        - Лисица!
        - Я слушаю, - очнулась девушка. В комнате была только она и Сутрак. Все остальные уже разошлись.
        - Пришло время. Сегодня вечером ты явишься к посреднику. Когда ты справишься с заданием, он поможет нам обоим пробраться в особняк Кабреге.
        - А кто наниматель?
        - Я точно не знаю. Даже посредник не знает, откуда он, но этот человек заплатил хорошие деньги за работу и молчание. От тебя потребуется то, в чём ты особенно хороша. Ты должна отвлекать и отпугивать посторонних. Поняла?
        - Но что, если посредник нас обманет?
        - Не обманет. Мои люди есть и в его окружении. Если что, они пощекочут кинжалами ему затылок.
        - А почему бы тогда сразу не выбить из него информацию?
        - Потому что браться за оружие стоит лишь после того, как не помогли слова.
        Сутрак неожиданно подошёл к девушке и обнял её за плечи.
        - Удачи, девочка. Будь осторожна и не ведись на провокации. Хотя, что я тебе объясняю - ты была хороша в этих вылазках. Ты справишься. К тому же, с тобой пойдёт Околот, в качестве помощника.
        Лисица улыбнулась, хотя на душе у неё было тревожно. Наконец, мужчина отпустил её.
        - А теперь иди домывай пол - после тебя возле столика осталась большая лужа. Уж не знаю, зачем ты сорвалась на того посетителя.
        - Не бери в голову, Сутти. Это мои старые замашки.
        Лисица встала, повязала фартук и отправилась на кухню. По крайней мере, другие посетители не заслужили того, чтобы поскальзываться на мокром полу.

3
        Гирем расстался с Сатосом у входа в таверну, сказав, что запомнил путь к «Забрасинскому приюту». Едва клирик исчез из виду, из-за тележки, груженой овощами, появился Джаркат в своих чёрных накидках. Юноша едва не подпрыгнул от неожиданности.
        - Как ты здесь оказался?
        - Всегда ожидай обмана, Гири, - наставительно поднял палец историк. - Я ни на секунду не поверил этому парню и потому время от времени поглядывал за вами в окно. А почему ты весь мокрый?
        - Наверное, этот момент ты не застал. Меня облила какая-то девчонка.
        Джаркат хмыкнул.
        - И ты ничего не сделал?
        - Нет, только… заплатил за еду и дал пять серебряных. Не хотелось, чтобы хозяин её поколотил.
        - Не слышал, чтобы в изритских заведения такое практиковали. Тебя случаем не одурачили?
        Гирем покраснел. Историк посмотрел по сторонам и, схватив юношу за рукав, оттащил в сторону - по дороге проехала цепь из телег.
        - Пока ты вкушал забрасинские яства, я узнал кое-что интересное. Об этом сейчас говорят на каждом углу. Вчера неизвестные люди ограбили место добычи сциллитума. Прорвались через стены забрасинского Барьера, разобрались со стражниками и утащили с собой лучшие экземпляры.
        - Как им это удалось? Барьеры ведь самые охраняемые места в Изре.
        - В этом вся соль, что никто не знает, как. Говорят, Камелия Ревасс от ярости искрит так ярко, что может поджечь весь Забрасин. Представляю, что она чувствует, будучи комендантом Барьера.
        Гирем вздохнул, представляя то, о чём лишь читал в книгах - бескрайние лесные чащи, сияющие нежным сиреневым светом.
        - Джаркат, ты когда-нибудь бывал в сциллитумной роще?
        - Конечно. Прекрасное зрелище. Может быть, дивайн Рензам соизволит проведать место кражи?
        - Вряд ли. Обычно ему нет особого дела до чужих проблем.
        Они подошли к «Забрасинскому приюту» и увидели Рензама, беседовавшего с солдатом в массивных доспехах. За его плечами слабо колыхался синий плащ. Горнилодон.
        - А вот и посланник Камелии Ревасс, - уронил Джаркат.
        Солдат и отец разговаривали на повышенных тонах.
        - …у нас нет времени на то, чтобы расследовать кражу.
        - Дивайн Рензам, это займёт всего несколько часов, после чего мы вас отпустим. Прошу, войдите в наше положение. Они убили наших ребят и забрали крупнейшие самородки. Нам нужны все силы, чтобы отыскать этих ублюдков.
        - Барьер охраняют Теург и сотни воинов. Пара дополнительных магов никакой погоды не сделают. Пусть сами разбираются. Это последнее слово.
        Солдат сокрушённо вздохнул и пошёл к привязанной неподалёку лошади. Гирем стал напротив отца. В этот момент Рензам казался ему заключённым в темнице из долга и убеждений. Сосредоточенный лишь на своей цели, он, казалось, тянул из себя все жилы и отсекал себя от окружающего мира. Гирем, повинуясь неожиданному порыву, положил ему на плечо руку.
        «Может быть, если вовлечь отца в акт помощи, то в нём проснётся хоть толика сострадания?»
        - Я думаю, нам стоит помочь Камелии. Мы остаёмся в Забрасине на три дня, не так ли? Этого времени нам хватит, чтобы разобраться с нападавшими и заняться другими делами.
        - Мы не можем тратить время на расследования, которые затянутся не на один день. Камелия Ревасс - Теург и взрослая девочка. Представляю, как она ломала себя для того, чтобы попросить помощи у нас, простых рефрамантов.
        - Вот именно, отец. Камелия - Теург. Её голос будет иметь большой вес, когда ты вынесешь предложение о начале войны. Помоги ей сейчас, и она поможет тебе потом.
        «Боги, какой же я добродушный дурак», - подумал юноша в этот момент. - «Вместо того чтобы отговаривать отца от его замыслов, я помогаю претворить их в жизнь».
        Рензам задумался. Потом вскинул глаза на сына. Гирему показалось, что в этом взгляде было что-то вроде теплоты.
        - А ты прав. Давай сначала перекусим, а потом отправимся в гости к Камелии.
        Они двинулись к крыльцу.
        - Кстати, почему ты весь мокрый?
        - Освежился в фонтане. Такая жара… - юноша осёкся, увидев, как входная дверь таверны открылась, и из неё показалась узкая спина, по которой были рассыпаны золотые волосы. Женщина смеялась и что-то говорила человеку, который шёл за ней. Рензам едва не споткнулся о плитку мостовой, замер, а потом развернулся и стремительно пошёл в стойла.
        - Мы поедем в гости к Камелии сейчас. Историк, скажи остальным, где мы.
        Едва сдерживая смех, Гирем побежал за ним. Сзади раздалось восклицание Джарката.
        - Я ничего ей про вас не скажу, дивайн Рензам!
        ГЛАВА 18. СЦИЛЛИТУМ
        Любовь и ненависть подобны двум лезвиям одного клинка. Они запросто переходят одна в другую, и режут одинаково больно и порой насмерть. Философ в борделе, перед тем, как быть убитым женой, год неизвестен.

1
        Барьер, окружавший сциллитумную рощу, располагался к северу от Забрасина. Он представлял собой высокие стены, цепью окружавшие лесной массив, где добывали драгоценный минерал (или древесину, как говорил Джаркат), и смыкавшиеся на сторожевой крепости, где располагались казармы и квартира Теурга. На дороге, которая соединяла город и крепость, не было никого, кроме Гирема, Рензама и сопровождавшего их капитана по имени Фаврий. Солдат помалкивал, видимо, благоразумно считая, что не стоит лишний раз возбуждать старшего Ректа. Лицо рефраманта напоминало на грозовую тучу. Причина этого была очевидна, и, покачиваясь на спине Гарапаса, он перебирал в уме семьи, которые могли носить герб в виде льва и нимба.
        - Это была Ювалия Дастейн, верно? - тихо спросил юноша у отца.
        - Что?
        - Ту женщину с золотыми волосами зовут Ювалия?
        - Да.
        - И давно вы знакомы?
        - Зачем тебе знать подробности моей личной жизни?
        Гирем подавил раздражение.
        - Потому что я твой сын. Мы должны быть связаны чем-то ещё, кроме крови, - он поморщился, осознав ошибку. - Мы должны быть связаны хотя бы чем-то. Какая же мы тогда семья?
        Рензам посмотрел на него с одобрительным удивлением. Потом фыркнул.
        - Десять лет назад её дядя, Кевран, напал на крепость наших союзников. Напал, как подлый стервятник, когда у Хлоев был бедный урожай и слабая армия. Я и Алан пришли к ним на помощь. Кевран погиб. Все обрадовались, даже брат Кеврана, Джоталион. Все, кроме Ювалии. Оказалось, что она была его любимой племянницей. Это демонически странно, что у Кеврана мог быть кто-то любимый. Но не важно. С тех пор мы перестали общаться.
        В голове Гирема вспыхнула догадка. Он понял.
        - Так значит, это её письмо ты читал в тот день?
        Рензам посмотрел в сторону.
        - Капитан, чего от нас ждёт Камелия?
        - Я думаю, она не уверена в том, что грабители больше не вернутся, и хочет перестраховаться.
        - Два рефраманта ничего не сделают там, где спасовал Теург. На что она надеется - что мы заслоним её задницу своими?
        Фаврий поднял брови.
        - Этой ночью леди Камелии не было возле Барьера.
        - Тогда всё понятно. Сколько было грабителей?
        - Шесть или семь. Точнее никто не скажет. Они появились в полночь, во время смены патрулей. Выгадали окно, пробили брешь в стене, а затем быстро прокрались в саму рощу. Наши ребята пытались их остановить, но даже у них получилось самое большее ранить пару врагов. Драться эти ублюдки точно умеют.
        - Им известны время смены патрулей и место, где хранят сциллитум, - Гирем пригнул голову, когда они один за другим въезжали в крошечные ворота крепости. - Может быть, у них есть шпионы среди охранников или рабочих?
        Капитан пожал плечами. Они выехали из тоннеля, и оказались во внутреннем дворе. Навстречу вышла светловолосая девушка в простых рабочих штанах, заправленных в огромные грязные сапоги, светлой рубашке и надетой поверх красной тунике с закатанными рукавами. Волосы, завязанные в пучок на затылке, немного распустились, и теперь торчали в стороны. На миловидном лице запечатлелся румянец. Судя потому, как тяжело вздымалась её грудь, девушка либо совсем недавно бегала, либо орала, либо делала и то и другое.
        - Надеюсь, у вас хороший день, дивайн Рензам, потому что у меня он отвратительный.
        - Здравствуй, Теург.
        - А пиететом природа вас не наградила, да?
        - Мы ничем не отличаемся. Тебя просто благословили боги.
        Камелия коротко рассмеялась. Гирем заинтересованно посмотрел на неё. Девушка казалась обычной простолюдинкой, но в её присутствии он почувствовал, что покрывается гусиной кожей, а волоски на руках встают дыбом. По спине пробежал холодок.
        «Как будто она поддерживает какое-то заклинание».
        Рензам подался вперёд.
        - Как тебе удалось так быстро узнать о нашем появлении?
        - Да ладно, неужели ты думал, что после сожжения того несчастного, слухи не распространятся? К тому же, у меня повсюду есть уши и глаза, - девушка подвигала бровями. - Давайте съездим к месту прорыва. Я его ещё не осматривала.
        Повинуясь её небрежному жесту, конюхи подвели свежую лошадь. Вскочив в седло, Камелия поманила Гирема и Рензама за собой, и пустила животное шагом. Всадники проехали сквозь вторые ворота, расположенные напротив первых, и потрусили по широкой дороге, терявшейся серди полей. Вдали, в паре миль от них, темнела сциллитумная роща.
        - Меня здесь не было этой ночью. Стоило отлучиться по делам, как тут же нашлись какие-то умники, которые пробили стену и украли самые крупные заготовки. Довольно странно, ведь возле каждой рощи имеются обрабатывающие мастерские и склады хранения готовых кристаллов.
        - Может, они умеют его обрабатывать? - предположил Рензам.
        - Или он нужен им не для рефракторов, - добавил Гирем.
        Камелия подняла бровь.
        - Не приложу ума, для чего могут понадобиться такие большие куски сциллитума.
        Они съехали с дороги в поле и направились к ближайшему участку высокой серой стены, в котором зияла сквозная дыра.
        - Так всё же, Камелия, зачем мы тебе нужны? Что мы можем сделать такого, чего не можешь сделать ты?
        - Ничего, - пожала плечами девушка. - Но я считаю, что главная причина того, что нас ограбили - это высокомерие сержанта Хескина. Он думал, что сотни Горнилодонов достаточно, чтобы никому не пришло и мысли напасть на Барьер. Он поплатился за это. Подобные ошибки допустимы для какого-нибудь пахаря. Ошибки, допущенные сержантом, привели к крупнейшей краже сциллитума за последний век. Ошибки, допущенные Теургом, могут привести к краху страны. Вот почему я хочу, чтобы вы были рядом в течение этих пары дней, на случай, если грабители решат напасть снова.
        - Исключено. У нас есть другие дела.
        - Я вам неплохо заплачу, если вы согласитесь провести здесь ночь.
        - Мы рискнём своими жизнями, - услышав эту фразу отца, Гирем едва не поперхнулся.
        - А с каких пор знаменитый Рензам Рект боится рисковать своей жизнью? - Камелия сняла слова с его языка.
        Рензам посмотрел на него. Юноша развёл руками.
        - Это интереснее, чем торчать в таверне. К тому же, я бы хотел взглянуть на сциллитумную рощу.
        - Вот и отлично, - Камелия хлопнула в ладоши и подмигнула мужчине. - Брось, этой ночью может ничего не произойти.
        - Демон меня забери, я об этом пожалею, - Рензам недовольно посмотрел на девушку. - Ладно, что у нас тут?
        Они подобрались вплотную к отверстию в стене. Вблизи она выглядела куда больше, достигая пяти метров высоту и пяти в ширину. Проход охраняло несколько десятков человек - горнилодоны и обычные солдаты. Увидев всадников, они умолкли и расступились. Камелия спешилась, бросила поводья ближайшему человеку и, уперев руки в боки, присвистнула. Потом обернулась, посмотрев на Рензама, который стоял позади и оглядывал серую гранитную стену.
        - Ну как вам?
        Шурша травой, мужчина подошёл к краю дыры и осторожно коснулся её рукавом робы.
        - Края оплавлены, но это не огонь. С помощью рефрактора такого отверстия огнём не создать.
        Камелия стала рядом и погладила ладонью изогнутую стену.
        - Возможно, молния. Если использовать сопротивляемость всего сциллитума, что есть в рефракторе.
        - Сомневаюсь, - Рензам скрестил на груди руки. - Это вам не ствол дерева и не полуметровая ямка. Больше напоминает работу рефрактора или вообще что-то из арсенала инжинариев. Взрывалка или свистулька, например.
        - Дивайн Рензам, вы неправы! - раздался позади звонкий женский голос.
        Рензам чертыхнулся и с шипением проглотил ругательство. Обернувшись, Гирем тихо засмеялся. К ним неспешно ехали золотоволосая женщина и молодой мужчина, тот самый, что помог ей удержать равновесие возле кареты. Далеко позади медленно бежали стражники. Видимо, гости проехали внутрь Барьера без приглашения.
        - Ювалия, - глаза Камелии превратились в щёлочки. - Какого демона ты здесь забыла?
        - Камелия, - передразнив девушку, женщина спрыгнула с лошади и тряхнула роскошными локонами. - Меня навестил сам джустикарий Кабреге и попросил проведать твоё самочувствие. Не каждый день из-под твоего носа крадут сциллитум, верно?
        - Отзывчивость не числится среди твоих добродетелей, Ювалия. К тому же у меня уже есть помощники.
        - Эти-то хмурые тучки? Рензамом можно выдавливать слёзы. А этот, - женщина смерила взглядом Гирема, - вроде повеселее. Плохо воспитываешь сыновей, Рензам.
        - Попридержи язык, стерва, - рыкнул отец и умолк, словно не в силах сказать что-то ещё.
        Ювалия подошла к ним, неотрывно глядя лучистыми глазами на мужчину. Тот ещё сильнее свёл руки на груди и вздёрнул подбородок. Остановившись подле него, она показала рукой на своего спутника.
        - Это мой сын, Бавалор. Он будущий Пророк.
        Молодой мужчина кашлянул и смущённо улыбнулся.
        - Мам, перестань. Вдруг среди претендентов окажется кто-то более достойный.
        Ювалия втиснулась между Камелией и Рензамом, выглядя на фоне последнего невероятно маленькой, несмотря на свой рост.
        - Да, милая моя, ты в кое-то веки права. Это, несомненно, результат попадания молнии. Если некоторые сомневаются, я могу привести доказательства.
        - Мне вообще наплевать. Какая разница, что именно это было? Два Теурга легко справятся с тысячной армией, - Рензам развернулся и пошёл к лошади. - Эта женщина принесёт тебе больше пользы, чем мы. Поехали, сын.
        - Подождите! - отчаянно воскликнула Камелия. - Чем больше светлых голов, тем лучше!
        «Бедная Ювалия, чем же она умудрилась насолить им обоим, если отец хочет от неё сбежать, а Камелия боится остаться наедине?»
        - Моей хватит, - Ювалия раздражённо посмотрела на спину Рензаму. - Эй, дивайн Рензам, смотрите под ноги, когда будете драпать отсюда, а то выйдет тот же конфуз, что и в прошлый раз!
        - А вы посмотрите на себя в зеркало, тогда поймёте, почему все от вас драпают!
        - Прекрасно! - Ювалия повернулась лицом к стене и подняла перед собой руки. - Отойдите!
        Все отбежали к дороге, а Гирем с лошадьми - ещё дальше. Несколько мгновений он соображал, что собирается делать Теург. Мысль отвернуться и зажмуриться пришла слишком поздно.
        Мир разорвала ослепительная золотая вспышка. Оглушительный резкий грохот отозвался в ушах острой болью, и земля ударила Гирему в ноги, выбив из груди воздух и повалив навзничь. Животные разом завалились на бок, захлёбываясь ржанием.
        Гирем медленно встал на четвереньки и помотал головой. В ушах звенело, но мало-помалу слух возвращался. По телу одна за другой пробегали волны остаточной дрожи, более сильные, чем при обычном использовании рефрамантии. Солдаты, отец, Бавалор, даже сама Ювалия точно также поднимались с земли, шатаясь и потряхивая головами.
        Гирем утёр заслезившиеся глаза и посмотрел на стену. Молния угодила в землю, разорвав её на части и оставив на месте дыры проём шириной в пятнадцать метров, края которого медленно сочились расплавленным камнем. Белая раскалённая жидкость скапливалась в образованной яме глубиной с человеческий рост.
        - Видите?! - довольно крикнула Ювалия, вытряхивая из густых волос мелкие осколки и пыль. - Тот же эффект!
        - Оригинал был куда меньше и имел форму окружности! - вскричала Камелия, утирая со лба пыль. - А ты просто снесла кусок стены!
        - Я не виновата! Могли бы просто поверить мне на слово, без драматических сцен!
        Рензам хрипло рассмеялся.
        - Что?! - резко повернулись к нему женщины.
        Мужчина провёл ладонью по бороде, не скрывая ухмылки.
        - Вы, Теурги, всегда забиваете гвозди боевым молотом? И кто теперь будет восстанавливать стену?
        Женщины враждебно посмотрели друг на друга.
        - Ты хозяйка - тебе и прибираться в доме.
        - Ну, уж нет - я не просила тебя её сносить! Как вообще Хескин впустил тебя внутрь? Видать, мало я его била.
        Пока два Теурга препирались, Бавалор стал рядом с Гиремом, посмеиваясь. Сын Ювалии на вид был едва ли старше юноши. От его ладно скроенных одежд и чистого лица распространялся крепкий запах духов.
        «Похоже, он тщательно следит за собой».
        - Гирем.
        - Рад познакомиться. Наши семьи не очень дружны, верно?
        - Это точно. Но мы-то не они, да?
        - Точно, - Бавалор с облегчением улыбнулся и мельком посмотрел на мать, которая спорила с Камелией. - Я хочу сказать за всех Дастейнов. Мне стыдно за деда Кеврана. Он был не прав, пытаясь отобрать чужие земли. Когда я стану главой семьи, то не повторю его ошибок.
        Он протянул руку.
        - Рад это слышать, - Гирем ответил рукопожатием. - Старые разногласия должны принадлежать прошлому.
        - Сын! - каркнул Рензам. - Представляешь, они не способны сотворить даже песчинки.
        - Как и ты, Рензам, - заметила Ювалия. - Не задирай нос, а лучше помоги восстановить стену.
        - Сын…
        Гирем поморщился.
        - Думаю, будет дешевле нанять каменщиков.
        - Камелия заплатит, верно?
        Девушка кисло кивнула.
        Вздохнув, Гирем извлёк из-за пояса Вишнёвые Оковы. Щёлкнул предохранительный рычаг, вделанный в специальный паз в древке. Фокусатор вспыхнул мягким салатовым светом, который пульсировал в такт биению его сердца. Рефрактор тихо загудел. Гирем поднял его перед собой, указывая на разрушенную стену.
        «Дронг».
        По земле прошла короткая волна дрожи, и в воздух выбросились фонтаны пыли. С утробным скрежетом и рокотом на месте отверстия встал вертикальный пласт из спрессованной земли. Пришла пора придать камню нужную форму.
        «Дакхан Денар».
        Гирем начал изменять облик пласта в сознании, и повинуясь ему, тот начал меняться в реальности, расширяясь и утолщаясь, и мало-помалу принимая вид отсутствовавшего куска стены, почти неотличимый от оригинала. Обычные Слова, те, что влекли за собой один определённый результат, например, вызов каменной стены или огненной струи, юноша использовал естественно, словно дыхание - сказались годы практики. Слово же управления элементальной формой требовало большей концентрации. Кроме того, сциллитум в рефракторе повреждался куда быстрее, испытывая большие нагрузки.
        Наконец, края стен срослись, линии схождения исчезли, и фокусатор потух. Пропуская через себя энергию, сциллитум рассыпался пылью. Гирем щёлкнул предохранителем и опустил жезл, чувствуя себя посвежевшим. Использование земляной магии всегда бодрило, словно запах свежескошенной травы. Пока пыль оседала, он наслаждался своей работой.
        - Недурно, - Ювалия ткнула Рензама локтём в живот и кивнула Камелии. - Мы закончили?
        - Да. Теперь осмотрим место кражи.

2
        Гирем не знал, чего ожидать по прибытии в сциллитумную рощу. Сотен рабов, гнущих спину под ударами плетей, как на южном взморье? После Дороги Пепла казалось, что ничего иного ждать не стоит, однако люди, которые шли им навстречу по дороге, казались вполне приличными с виду горожанами. На них была надета рабочая форма, покрытая древесной стружкой и сиреневой пылью. Каждый нёс в руках вёдра и плотницкие инструменты. На лицах не было отпечатка безразличия или страха. Всадников они приветствовали с большим почтением, но без раболепия.
        Он сказал об этом девушке, которая ехала рядом.
        - Мы не принимаем к себе кого попало. Вчерашние пьяницы, воры и прочее отребье сразу отсеивается. Рыбакам с пахарями сюда тоже не попасть, как и ткачам или менестрелям. Зато плотникам, столярам и камнетёсам мы рады - они всегда в цене.
        - И вы им платите?
        - Конечно. Здесь они получают втрое больше, чем на предыдущей работе. Мы не стремимся поощрять воровство. Работникам выделяются жилые помещения в крепости. Они живут не хуже представителей среднего класса - мелких торговцев и ремесленников.
        Гирем скептически скривил губы.
        - Среди десятка людей всегда найдётся хотя бы один вор, у которого это в крови. Такое не выбьешь золотом, только розгами.
        Камелия покачала головой.
        - По завершению дня все сдают рабочую одежду и переодеваются в обычную. Стража проверяет каждого с ног до головы, и даже глубже…. Эй, Лардозо!
        Немолодой мужчина, шедший навстречу, направился к девушке. В руках он сжимал толстенный журнал. Теург остановилась.
        - Скажи, откуда именно украли заготовки?
        - Добрый день, госпожа. Их стащили с временного склада на новом месторождении. Вон там, - судя по имени, уроженец Виноградного Изгиба указал книгой куда-то вглубь рощи.
        - Хорошо. Я хочу, чтобы ты проверил, кто из наших бригадных рефрамантов отсутствовал ночью. Проверь по своему журналу и подтверди информацию. После ужина доложишь.
        - Хорошо, госпожа.
        Низко поклонившись, Лардозо поспешил присоединиться к товарищам, которые ждали его у обочины. Всадники поехали дальше, через несколько минут оказавшись под сенью деревьев. В основном это были чёрные раскидистые солнцедавы, среди которых изредка попадались кедры. Из чащи доносились голоса и стук топоров, которые то и дело заглушал шум пилы.
        Гирем разочарованно вздохнул. Всю жизнь он считал, что сциллитумные деревья имеют светящуюся, словно фиолетовое солнце, кору и такие же листья. Реальность, как всегда, оказалась менее впечатляющей. Тем не менее, он спешился и, передав поводья стражнику, подошёл к одному из кедров, возле которого собралась группа рабочих. Человек ходил вокруг толстого ствола, простукивая по тёмно-серой коре обухом топора.
        - Есть! - воскликнул он, коснувшись коры на уровне пояса. - Вот тут. Диаметр примерно с метр.
        - Святой Ориду, такой огромный?!
        Рабочие засуетились, на свет появились топоры и пилы, и работа закипела. С плачущим скрипом кедр медленно повалился на землю. Зажужжала двуручная пила - два человека быстро отпилили брус толщиной в полтора метра. Пространство вокруг залило тусклое сиреневое свечение, исходившее от среза. Гирем склонился над спинами людей, сгрудившихся вокруг добычи. Наступило молчание.
        Несколько внешних колец бруска имели обычный светло-жёлтый цвет. Ближе к центру они приобретали сиреневый оттенок и испускали мягкий свет, который озарял лица рабочих. Гирем встал на колени и, протянув руку, осторожно коснулся бруска. Провёл по гладкой блестящей поверхности пальцами. На ощупь она действительно напоминала скорее кристалл, нежели древесину.
        - И часто попадаются такие?
        Несколько человек повернули к нему головы и посмотрели, как на идиота. Самый старший проворчал:
        - Обычно только участки диаметром с палец. После обработки из них получается пара кристаллов. А вот из такого куска можно сделать штук десять. Запомните сегодняшний день, ребята - он лучший в этом году.
        Часть рабочих пошли хвастаться находкой Камелии, а Гирем ещё раз коснулся сиреневой поверхности среза. Она была прохладной, словно лёд. Юноша невольно вздрогнул, почувствовав, как на затылке взъерошились волосы.
        - Древесина превращается в кристаллическую породу, - сказал он рабочему, который сидел рядом. - Как это происходит?
        - Никто этого не знает. Может, в камень его превратило время, а может - магия. Вам, рефрамантам, лучше знать.
        - Но эти деревья не выглядят мёртвыми. На них есть листья.
        Рабочий пожал плечами.
        - Наше дело извлечь и обработать этот камень. Как он появляется, знать не обязательно.
        Гирем резко поднялся на ноги, отряхнул штаны от листвы и травы. Неприязненно посмотрел на мужчину.
        - Так не должно быть. Не зная, как он появился, мы не узнаем, каково его предназначение. Не зная предназначения, как мы узнаем, что правильно его используем?

3
        Наступила ночь и на чистом небе возникли звёзды. Гирем стоял на круглой площадке бастиона, окружённой парапетом, и смотрел на север, где темнела полоска леса. У самого его края горело несколько крошечных огоньков. Там, насколько он помнил, проводились раскопки руин Цзин-Хайских руин. В скрытом ночной пеленой поле ничего не происходило. Поправив плащ, юноша начал ходить взад-вперёд по площадке, посматривая на сциллитумную рощу. Кристаллические жилы часто выходили к самой коре деревьев, создавая в небе пляску сиреневых огней.
        Остис и Джаркат сейчас находились там, в сердце леса, вместе с полусотней солдат. Камелия дежурила на западной стороне Барьера, поставив на восточную отца и Сиверта, к явному неудовольствию обоих. Ювалия и Бавалор заняли южную, у самого Забрасина, над которым стоял оранжевый ореол, созданный городскими огнями. О том, что двигало золотоволосой женщиной, которая предпочла стояние под луной сну в тёплой постели «Забрасинского приюта», Гирем мог только догадываться. Сам бы он предпочёл сейчас находиться именно в кровати.
        Здесь, на северной стене, всматриваясь в полумрак и слыша лишь тоскливые завывания тёплого июльского ветра, он волей-неволей ощущал на себе чей-то взгляд. Юноша сглотнул, чувствуя, как по телу пробежали мурашки.
        «Брось бояться. Ты находишься в укреплённой крепости, а неподалёку находятся сотни солдат и пять рефрамантов. Они успеют прийти на помощь, если что случится…»
        Наверное.
        Время от времени вдоль стены проходил охранный патруль. Гирем провожал каждый обеспокоенным взглядом, после чего начинал считать время до следующего. Периоды составляли около получаса - Камелия говорила что-то такое. Хотелось надеться, что ничего плохого не случится. Может быть, воры удовлетворились награбленным, или почуяли, что сунуться сюда во второй раз уже не получится.
        В полумраке раздался тихий звон. Гирем резко повернулся, до боли в глазах всматриваясь в темноту и тиская в потной ладони рефрактор. Кто бы оттуда не вышел, он был готов.
        Оттуда вышло двое солдат, которым было поручено оберегать его.
        - Всё в порядке? - окликнул он их.
        - Пока да, - негромко отозвался солдат и после паузы добавил. - Не стой так открыто. Эти ублюдки подстрелили нашего капитана в полутьме с сотни шагов. Стрела попала прямо в щель в забрале. Древко сломалось, но наконечник застрял позади глазного я….
        Гирем вздрогнул и ошеломлённо уставился на стражника, в голову которого вонзился короткий арбалетный болт. Мужчина несколько секунд стоял, а потом с лязгом привалился к парапету бастиона. Его товарищ с руганью растянулся на каменном полу. Сделал шаг в сторону, юноша спрятался в тени зубца. Его зазнобило. В груди гулко и чувствительно стучало сердце.
        Плохое всё-таки случилось.
        ГЛАВА 19. ТОТ, КТО ПРОНЗАЕТ ЗЕМЛЮ
        Цзин-Хай. Как много в этом названии тайн и загадок. Оно дошло до нас начертанным на стенах разрушенных храмов, осколках фарфоровых и нефритовых дощечек и ваз. Никто не знает, насколько большой была эта страна - руины многоэтажных строений находили и на западе, у Лазурного Берега, и на востоке, в суровых Джихалаях. Неведома нам и причина исчезновения цзин-хайцев. С уверенностью можно утверждать лишь одно - они были людьми.
«Цзин-хайская мозаика», 801 год от создания Триединой Церкви.

1
        Гирем, затаив дыхание, выглянул из-за зубца бастиона. В поле двигались пять фигур, одна из которых держала включённый рефрактор. Между собой они держали дистанцию в двадцать, а то и более шагов, видимо, чтобы создать проблемы для стрелков, если бы такие были на стене. Но на стене был лишь он и несчастный солдат, который подполз к нему, бряцая оружием.
        - Их много?
        - Пятеро вместе с магом.
        - Кебею в зад, - прохрипел солдат. - Беги за подмогой. Я постараюсь их задержать…. Хотя какое задержать - они порвут меня за секунду.
        - Нужно спускаться вниз, - сказал Гирем, выглядывая из-за парапета.
        - Почему?
        Мужчина - теперь Гирем это понял - поднял рефрактор.
        - Ложись! - крикнул юноша и бросился ничком на холодный шершавый пол подальше от парапета.
        Вспышку он увидел даже сквозь сомкнутые веки. Уши разрезал грохот взрыва; блоки пола вздрогнули, и его швырнуло к краю площадки. Солдат шмякнулся о парапет, издав крик боли. Гирем судорожно вцепился в расширившиеся щели между плитами и пополз к нему.
        - Ты жив?!
        Мужчина со стоном зашевелился и поднялся на четвереньки.
        - Я понял, что ты имел в виду, - прошипел он. - Давай спускаться. Только… лестница исчезла.
        Гирем посмотрел в сторону лестницы. На груды расколотых и расплавленных блоков медленно оседала пыль; участок стены просто перестал существовать. Разум заработал, словно в лихорадке, ища пути спасения. Юноша схватил солдата за плечо левой рукой, правой включив рефрактор.
        - Держись за меня!
        Тот послушно вцепился в него.
        «Дакхан Денар».
        Пол рассекла полоса, обойдя их кругом. Каменная платформа с глухим рокотом отделилась от массива бастиона и начала опускаться вниз. Солдат присвистнул, и бастион внезапно обрушился, окатив их клубами горячей пыли и градом осколков. Платформа резко затормозила, добравшись до земли. Гирем замер, ловя ртом воздух.
        «Получилось!»
        - Беги, - сказал он солдату, который лежал рядом. - Предупреди своих и веди их сюда.
        - Парень, ты точно сдохнешь, если останешься.
        - Ты тоже. Наплевать, кто побежит за подмогой, но я хотя бы смогу их задержать.
        Солдат смотрел на него несколько мгновений, будто ожидая, что он изменит решение. Гирем сжал зубы. Мужчина сплюнул.
        - Ладно, я побежал. Держись, парень.
        Он поднялся на ноги и бряцая доспехами устремился к роще. Гирем не стал смотреть ему вслед. Вместо этого он двинулся к бреши в стене, на ходу чертя перед собой полыхающим жезлом.
        «Дронг». Рефрактор оставил за собой дорожку зелёного огня. Вверх взметнулся каменный пласт.
        «Дакхан Денар». Изумрудный маяк рассекал темноту.
        Пласт увеличился, подобно куску теста, по которому от души прокатились скалкой, и затем слился со стеной. Гирем тихо засмеялся, представляя физиономии ублюдков. Теперь им придётся начинать всё сначала…
        «Стоп!»
        Развернувшись, он что есть духу рванул прочь от стены. За спиной полыхнуло, на мгновение осветив пространство вокруг. Земля коротко вздрогнула, заставив Гирема обернуться. На месте его каменной заплатки опять зияла дыра.
        - Упрямый дурак! - в отчаянии крикнул юноша и упёрся руками в колени, чтобы отдышаться.
        Из серой пыли, окутавшей стену, вынырнули пять фигур. Перейдя на бег, они начали окружать его. Попятившись, Гирем побежал. Сзади что-что свистнуло - и правая нога вспыхнула острой болью. Юноша закричал от боли и завалился набок, глядя на арбалетный болт, пробивший икроножную мышцу.
        - Харот, Хой - догнать второго, - раздался сильный женский голос. - Лисица, или как там тебя - обыщи этого.
        - Стоило ли заходить так далеко? - мужской голос принадлежал, скорее всего, обладателю рефрактора. - Приказ был другим.
        - Заткнись и держи рефрактор наготове.
        Кто-то сел на корточки рядом с ним. Краем разума, затуманенного пульсирующей болью, Гирем осознал, что по телу шарит рука в кожаной перчатке. Кто-то влез в его сумку, где лежала бумага, карандаши для рисования, кристаллы сциллитума и другие вещи. Он попытался повернуть голову, но рука ткнула его носом в землю. После этого грабитель захотел вырвать Вишнёвые Оковы - юноша с отчаянным стоном вцепился в древко жезла, готовый расстаться с жизнью, но не выпустить его из хватки.
        - Знаешь, если ты не хочешь получить стрелу в затылок, то лучше разожми кулак, - раздался живой звонкий голос. - Не заставляй меня потом сожалеть об этом, ладно?
        В ответ Гирем прошипел самое грязное ругательство, которое знал. Девушка вздохнула и сказала мужчине с рефрактором:
        - Так противно, Околот. Как будто отбираю последнюю кость у собаки.
        - Если тебе так будет легче, я могу его убить. Смотри, ему больно.
        - Что-то мне подсказывает, что он предпочтёт жить с болью, чем умереть. Я ведь права, парень?
        - Ты права, - сказал Гирем и схватил девушку за руку.
        «Дапласт».
        Травяной слой разошёлся в стороны, обнажив под собой чёрную почву. Земля запорошила глаза, стремительно ушла вниз, и они покатились по крутому склону ямы. Мир завертелся, звёздное небо мелькнуло - и исчезло, отсечённое каменными плитами. Остальные грабители пропали из виду - рядом осталась лишь девушка, которая визжала, брыкаясь изо всех сил. Несколько ударов коленом пришлись ему в голову. Сознание взорвалось болью, но он инстинктивно ещё крепче вцепился в её одежду. Клубком из переплетённых рук и ног они пытались достичь дна, которое становилось всё глубже. Где-то позади стремительно опускался потолок.
        Наконец, юноша догадался выключить жезл. Болт, торчавший в ноге, сломался о неожиданно попавшийся булыжник - кажется, заклинание не успело преобразовать весь камень в песок. Гирем заорал. Ор прервался ударом о пол, который вышиб из лёгких весь воздух. Девушка громко ойкнула, тупо ударившись лицом о мягкий песчаный пол. Вокруг ещё некоторое время шуршал песок и гравий, ссыпаясь по отвесным стенкам каменной темницы. Гирем и его враг синхронно зашлись кашлем, вдыхая густую пыль. Потом всё стихло.
        Они медленно отползли друг от друга, пока не уткнулись спинами в противоположные стены. Затем принялись осматривать себя. Гирем дотронулся пальцами до икры - штанина разорвана и пропитана кровью, кожа разворочена. Казалось, что древко болта было частью его тела - он чувствовал боль каждый раз, когда прикасался к нему. Дрожа всем телом, юноша обхватил ладонью скользкий наконечник и вцепился зубами в рукав пыльной туники. Сделав несколько глубоких вдохов, рванул древко и застонал.
        «Всё. Уже всё», - прошептал измученный разум. Гирем отшвырнул болт в сторону и обмяк. Вспомнив о воришке, попытался разглядеть её в кромешном мраке - тщетная попытка.
        - Боги, я тебя всё-таки убью, - слабо прошипела девушка. Она, кажется, шарила руками по стенкам, пытаясь определить размер темницы.
        - Если мы будем вести себя как идиоты, то погибнем оба, - Гирем сжался, с опаской всматриваясь во тьму. - Надеюсь, ты не задумала устраивать сцену? Я действительно не хочу здесь погибнуть.
        - Ладно, - проворчала девушка. - Вытяни ноги. Нужно понять, сколько у нас места.
        Гирем медленно приподнялся на руках, выпрямил ноги и почувствовал, что наткнулся на ботинок девушки.
        - Вот что я называю стеснёнными жизненными условиями. Всегда мечтала оказаться наедине со своей жертвой в тесной каморке без дверей и окон.
        Гирему показалось, что в голосе девушки появилась весёлая нотка.
        «Боги, пусть она будет настоящей», - подумал он и поднял руки, чтобы нащупать потолок. Его не было. Ворочаясь всем телом, юноша попытался подняться на ноги, но вызвал целый град ругательств в свой адрес, когда угодил больной в лицо спутницы.
        - Тише, воздух у нас в дефиците, - раздражённо сказал юноша, и, подтащив себя к ней, привалился спиной к прохладной отвесной стене. Нащупав рефрактор, он щёлкнул предохранителем. Тьму разогнал ослепительный зелёный свет, который заставил его зажмуриться и прикрыть рукой лицо. Девушка даже не поморщилась.
        - Что такое? У тебя рефрактор?
        - Кажется, ты….
        Но она сама всё поняла. У Гирема полностью испортилось настроение.
        - Думаю, это временное… - мягко сказал он.
        - Будем отталкиваться от того, что имеем, - неправдоподобно спокойно отозвалась девушка. - Осмотр нашего нового жилища ложится на твои хрупкие плечи.
        - Не такие уж они и хрупкие, - сказал Гирем, оглядывая помещение. Оно было крохотным. Пять метров в длину, четыре в ширину, два в высоту. Пол, стены и потолок затвердели и сгладились под остаточным действием заклинания. Он запер их в настоящую каменную темницу.
        - Ну, как тебе обстановка?
        - Если ты любишь роскошь, то тебе не понравится.
        - Ну, значит, мне повезло. Я привыкла. Подушка из соломы, перина из опилок…. Ничего нового.
        Голос девушки показался Гирему знакомым. Он навёл рефрактор на её лицо. В глаза бросились волевой подбородок и рыжие волосы.
        «Служанка в таверне. Хорошо, что она меня не узнала. Демонически странное совпадение».
        - Как тебя зовут?
        - Лисица.
        - А по-настоящему?
        - А вот если я у тебя спрошу имя - ты не солжёшь?
        - Нет.
        - Как тебя зовут?
        - Гирем. А тебя?
        Лицо девушки неожиданно дрогнуло.
        - Лисица.
        Гирем с шумом выдул из себя воздух.
        - А мне не очень-то и интересно, - сказал он.
        Оказывается, подняться на ногу, когда вторая травмирована, далеко не так просто. Ему пришлось опереться рукой о плечо Лисицы, на что та ответила сдавленными проклятиями - видимо, с её плечом тоже было не всё в порядке. Невольно подивившись самообладанию девушки, он коснулся потолка рефрактором.
        «Деран».
        Слово послало импульс, который должен был сообщить о наличии пустот в каменной породе. Ждать ответа пришлось долго. Гирем почувствовал, как покрывается потом. Ноги задрожали.
        Над ними было по меньшей мере сто метров почвы.
        Едва сдерживая панику, он даже забыл про больную ногу, которая вновь напоминала о себе острой болью. Юноша молча осел на пол, едва не придавив задом девушку.
        - Ты неуклюжий, Гирем.
        Он посмотрел на Лисицу, размышляя, стоит ли сообщать ей правду. Что, если она запаникует? С другой стороны, девушка всё это время держалась молодцом. В какой-то момент он решил, что именно это не давало ему опустить руки.
        - Над нами толстый пласт земли. Вверх не пробиться.
        - Ты не может раскопать нас так же, как закопал?
        - Нет. К тому же, у меня всего один кристалл сциллитума, и он уже находится в рефракторе.
        Сказав это, Гирем постучал кулаком по стене. Он не мог сидеть на месте и ждать смерти от удушения. Более того, он не мог позволить запаниковать и Лисице. Если они потеряют надежду, то всё будет кончено. Девушка молчала. Может быть, она уснула. Юноша навёл жезл на её лицо, удивительно спокойное. Слой серой пыли не мог скрыть веснушек на щеках и огненно рыжий цвет волос. Лисица смотрела вперёд отсутствующим взглядом, и внутри Гирема пустило корни чувство вины. Ведь это он виноват в том, что она ослепла.
        «Но этого бы не случилось, не будь она такой жадной».
        - Так почему ты вновь решилась на кражу? Тех кусков сциллитума оказалось недостаточно?
        - Я не заслуживаю такого количества презрения в твоём голосе, Гирем.
        - Боги, девчонка, неужели тебе так сложно ответить прямо?
        - Хорошо, а то я вижу, что у тебя сдают нервы. Я не решалась на кражу сциллитума, не говоря уже о том, чтобы украсть его. Нашу команду наняли, чтобы отвлекать внимание от настоящих грабителей.
        «Отец…», - подумал Гирем, чувствуя, что покрывается холодным потом.
        - Нужно выбираться отсюда.
        - Гирем, успокойся. Скорее всего, всё уже закончилось, так что не нужно бросаться на стены и переводить воздух. Давай подумаем, что мы можем сделать.
        Спокойный тон девушки подействовал на него умиротворяюще.
        - Хорошо. Но не думай, что я всё забыл. Когда мы отсюда выберемся, я сдам тебя страже.
        Лисица тихо рассмеялась.
        - Наконец-то в твоём голосе снова появились эти оптимистичные нотки. Как ты думаешь, что под нами?
        - Без понятия.
        Девушка ударила ногой по полу. Раздался гулкий звук.
        Гирем коснулся поверхности фокусатором.
        «Деран».
        Ответ пришёл мгновенно.
        - Под нами пустота! Тоннель длиной метров в двадцать. Может быть, он выведет нас в каверны, соединённые с поверхностью. Джаркат говорил, что рядом находятся цзин-хайские руины…, - радость юноши сошла на нет, когда фокусатор начал тухнуть, будто свеча, в которой закончился воск. Гирем тихо выругался и щёлкнул предохранителем. Камера вновь погрузилась во мрак.
        - Что такое?
        - Сциллитум почти стёрся. Приберегу его для крайнего случая.
        Повинуясь накатившей волне гнева, юноша ударил здоровой ногой по полу. Тот не поддался. Он ударил двумя ногами и отчаянно сомкнул зубы, давясь стоном боли. Лисица схватила его за ухо.
        - Давай лучше я.
        - Ладно.
        Гирем привалился к стене, расслабив ноги и вслушиваясь в гулкие удары. Осознание того, что он здесь не один, не давало впасть в отчаяние. Девушка методично била ногами по полу, и стук слился в сплошной хор, эхом раздававший в голове. Возможно, начал сказываться недостаток воздуха. Он медленно уронил голову на грудь и закрыл глаза.
        «Для человека, который всю жизнь выгадывал момент для достойной гибели, этот бесславный конец наступил слишком неожиданно».
        - Так обидно… - пробормотал он.
        Глухие удары ногами сменились звоном короткого меча.
        - Гирем, что ты там бурчишь? Скажи хоть, в правильном ли месте я бью.
        Юноша открыл глаза и понял, что вокруг всё ещё стоит непроглядный мрак.
        - Здесь темно.
        - Да? У меня в мешке есть огниво и несколько свечей. Нет только второй пары глаз, чтобы ими воспользоваться.
        - Ты умеешь разжигать огонь глазами?
        Девушка несколько мгновений хранила молчание.
        - Это была ужасная шутка.
        - Эта темница не подходит для хороших шуток. Перестань кромсать пол.
        Гирем осторожно вытянул руку в сторону и принялся гладить пустоту, пока не нащупал небольшой скользкий кулак, сжимавший огниво. Девушка вложила в его ладонь короткую свечу, которую он поставил между своих стоп. Взяв в одну руку меч, а в другую огниво, Гирем сделал несколько пробных ударов. Тьму прорезали белые брызги, на мгновение выхватившие стены и пол. Он поднёс клинок к фитилю свечи, и начал бить, раз за разом высекая искры. Ещё дюжина попыток - и он по-настоящему улыбнулся, впервые за время заточения.
        - Готово.
        - Боги, это было ужасно долго, - бодро откликнулась девушка. Она посмотрела на свечу, прищурившись, отчего напомнила Гирему сонную лисицу.
        - Ты видишь? - спросил он, чувствуя облегчение.
        - Смутно, но хоть что-то. Жаль только, что придётся созерцать твою физиономию.
        Гирем почувствовал, что краснеет. Лисица улыбнулась, глядя на огонь в его ладонях.
        - Знаешь, мы сейчас сделали очень спорную вещь. Огонь сжигает кислород, так что дышать нам остаётся всё меньше времени.
        - Тогда давай пробьёмся сквозь этот Ориду проклятый пол!
        Юноша намеренно проигнорировал требовательно протянутую руку девушки и принялся самостоятельно впиваться клинком в пол. Крупинка отлетала одна за другой, потом пошли более крупные куски. В ушах стоял постоянный звон. Гирем обливался потом, ворот туники душил горло, а может быть, это действительно было кислородное голодание. Последний слой он пробивал редкими сильными ударами, пыхтя и разбрызгивая ругательства. Лисица затихла, уткнувшись лбом в сведённые колени.
        - Не спи, несносная! - он потормошил её за плечо и снова вернулся к работе.
        Дзинь, дзинь, дзинь! Трум!
        В полу образовалась дырка диаметром с палец. Гирем принялся наносить размашистые удары, работая мечом как киркой и налегая всем телом, не замечая безумной боли в ноге. Он не может умереть от удушения. Ему нужно спасти отца, а потом отговорить его от безумной затеи. Ему нужно разобраться с Джензеном. В конце концов, ему просто хочется жить.
        Воздух устремился в камеру сквозь дыру, выросшую до размеров человеческой головы. Гирем в экстазе наслаждался его затхлым запахом. Лисица очнулась и принялась, насколько позволял потолок, прыгать на её краю. Раздался треск, по полу заветвились трещины.
        - Осторожно! - Гирем инстинктивно схватил девушку за руку, и пол обвалился.
        Они покатились вниз по стенке тоннеля, а вместе с ними и куски камней. Скользя по шершавой поверхности, чувствуя, как сдирается кожа с ног, локтей, спины и зада, вцепившись в Лисицу, которая скользила рядом и кричала, Гирем молился всем богам, чтобы они дожили до конца этого спуска. Тоннель сделал плавный поворот. Юноша налетел на каменный выступ в пол, подпрыгнул и ударился макушкой о потолок. Голова налилась тяжестью и отовсюду набросилась ставшая привычной тьма. Рефрамант потерял сознание.

2
        Рензам стоял на стене, ёжась под порывами ветра. Рядом молча стоял Сиверт, поглядывая в сторону стражников, которые тихо разговаривали неподалёку. Ветер донёс обрывки фраз.
        - Кто-то пытался отравить принцессу, - сказал старый друг. - Скорее всего, кто-то из Дивината.
        - Ну, это явно моих рук дело, - шутливо сказал Рензам.
        Он не ожидал, что Сиверт заговорит с ним. Его постоянное молчание было единственным, что досаждало в пути, если не считать новой головной боли в виде Ювалии.
        - Конечно, не твоих. После тебя от неё осталась бы только горсть пепла.
        Рензам нахмурился и отвёл взгляд от товарища. Совсем смерклось, и во тьме разожглись огоньки далёкой деревушки, одной из многих, разбросанных вдоль всего тракта. Селяне сейчас возвращались с полей, запирали хлева и собирались у столов, чтобы поесть традиционной похлёбки из катрейла. Они уже думали о том, как выйдут ни свет ни заря в поле, чтобы заниматься тем же делом, что и в предыдущие триста шестьдесят дней. Их крохотные мозги не обременялись мыслями ни о еретиках, наполнивших земли теургиата, ни о проповедниках Алсалона, отравлявших разум их собратьев, ни о скором избрании нового Пророка, который может начать новую эпоху в истории Изры, если послушает его, Рензама Ректа.
        - Меня захлестнули воспоминания, - сказал Сиверт.
        - О чём?
        - Двадцать лет назад мы точно также стояли на стене и молчали. Как и тогда, сейчас слова утратили смысл.
        «Треаттис. Тогда ты потерял свою магию».
        Стена отчуждения, пролёгшая между ним и Сивертом, ощутилась сильнее прежнего. Рензам начал ковырять ногтём поверхность парапета.
        - Может быть, уже слишком поздно, но я бы хотел извиниться за то, что я сделал в Треаттисе. Этот приказ…
        - Ну да, это было словно вчера, - с сардонической усмешкой протянул Сиверт. - Мне хватило двадцати лет, чтобы смириться с потерей, так что не нужно…
        - Да, я всё забывал сделать это, - Рензам не слушал его, погружённый в себя. - Наверное, считал это естественным, что я приказываю, а подчинённые выполняют. Наверное, я должен был попросить Кархария или Берруна отправиться за Саммасом вместо тебя. Тогда бы ты не потерял свои силы.
        Сиверт тяжело вздохнул.
        - Не за это тебе надо извиняться.
        - А за что?
        - За то, что лишил меня Элли. Ты знаешь, что происходит с рефрамантом, который теряет способности? Обычно он умирает, но меня эта участь, к сожалению, минула. Когда рефрактор рассыпается в прах, ты чувствуешь себя таким же - стволом дерева с выгоревшей сердцевиной. Тебе приходится жить, как простые люди, ощущая себя никем, одним из многих. Я долго отучивал себя от привычки инстинктивно произносить Слова, ведь теперь они могли меня убить. Раньше я мог удобрять землю так, чтобы она давала урожай дважды за сезон. Меня за это уважали. И от этого тоже пришлось отвыкнуть. Если бы не Элли, я бы не сумел. Я любил её, как никого другого, Рензам, а ты и твой сын, ставший заменой Саммасу, швырнули меня в тот кошмар, из которого она меня вытащила. Боги, это было куда больнее первого раза.
        Сиверт умолк. Рензам осознал, что вцепился ладонями в край парапета и смотрит в одну точку.
        «Что это, демон меня побери, только что было? Как он может всё это чувствовать? Это же Сиверт, давний друг и человек-кремень. Или рефрамантия была маской, под которой обнаружилась его настоящая натура?».
        - Она была преступницей, Сиверт. Мы поступили, как велит закон.
        - Который ты с лёгкостью игнорируешь, когда кто-нибудь задевает твои атрофированные чувства. Брось, Рензам, ты всегда презирал церковь за то, что она не помогла тебе с Саммасом. О каком следовании закону может идти речь? За примером далеко ходить не надо. Тот проповедник в Геляпии не заслуживал сожжения.
        - Он был еретиком!
        - И он же был человеком. Тебе ничуть не жалко людей, Рензам? Тебе ведомо снисхождение? Или смягчающие обстоятельства?
        - Всё, что я знаю - это, то, что еретики, как и девоны - ненормальные люди, если вообще люди. Первые своими речами посеяли хаос в наших землях, а вторые сожгли куда больше людей, чем я, разрушили больше селений, чем любой рефрамант. Только безумцы могут им сочувствовать.
        Сиверт задрожал всем телом. Рензаму показалось, что он его ударит. Но лысый мужчина удержался, вместо этого уронив слова, которые терзающим венцом легли ему на сердце.
        - Я давно знаю, что ты бесчувственнее чёрствой корки хлеба, но всё равно ужасаюсь каждый раз, когда ты так говоришь. Ты извиняешься передо мной за то, с чем я смирился давным-давно, но при этом плюёшь в лицо, когда речь заходит о моей жене. Я когда-нибудь был тебе другом, Рензам? Или ты видишь всех вокруг себя только в качестве шахматных фигур, потеря которых ничего не значит? отерянных людей ты заменить не сможешь. Ты не найдёшь второго меня или Саммаса, или Джензена. Так отнесись же лучше к тем, кто тебя любит. Или, по крайней мере, думал, что любит.
        - Тебе надо было бросить меня и бежать с Элли куда подальше, - прошипел Рензам. - Ты ведь наверняка знал о её одержимости, но не сделал ничего, чтобы защитить.
        Против его ожиданий, Сиверт расслабился.
        - Не тебе меня винить. Даже у могилы Акрюзы ты думал о другой женщине, с которой всего лишь обменялся мимолётными взглядами. Хотя, зачем я пытаюсь пробудить в тебе совесть, если её никогда и не было.
        Рензам яростно впился рукой в его плечо, как откуда-то из-за спины донёсся грохот далёкого взрыва. Одновременно он увидел в поле тёмные силуэты, стремительно приближавшиеся к стене.
        - Они идут! - крикнула женщина в кожаной броне. Размахнувшись, она швырнула в сторону врагов маленький круглый предмет, который с тонким свистом описал дугу и исчез в траве.
        - Свистулька, - Сиверт тоже схватил Рензама за плечо и потащил к лестнице. - Сейчас рванёт.
        Воздух огласил короткий звук взрыва, и за их спинами над парапетом стены взмыл столб синего огня вперемешку с чёрными фонтанами земли. Двое мужчин засеменили по ступенькам лестницы. За ними бежали солдаты, оставив наверху лишь стрелков. Неподалёку Рензам увидел капитана Фаврия, который махал руками и громко призывал всех отступать. Солдаты сбегались к нему, как щенки к матери.
        - Капитан, мы отходим?
        - Да. Тарач и Свистун подтвердили, что у них есть рефрамант. На стене оставаться опасно. Слушать мою команду! Когда они пройдут через стену, мы встретим их плотным строем, собьём щитами! Тарач, Кобра, Свистун и Чеколда - ваша задача ждать в стороне, пока мы не примем их на щиты, а потом взять их с тыла…! Где Чеколда?!
        - Я здесь, кэп! - солдат спешил к ним, поправляя пояс с оружием. - Боялся идти в бой с полным мочевым пузырём!
        - Ладно, - Фаврий повторил приказ, и четверо убийц легко побежали в сторону стены.
        - Лодырь и Лебёдка - живо дуйте в штаб, доложите о нападении леди Камелии! У нас по меньшей мере пятеро противников, в том числе рефрамант! Все остальные - стройся!
        Последнюю фразу заглушил грохот взрыва. Стена раздалась в стороны, словно разорванная двумя могучими руками. Несколько лучников безвольными куклами исчезли в тяжёлых клубах пыли, которая затянула всё пространство вокруг бреши. Солдаты начали кашлять.
        - И как прикажешь сбивать их плотным строем в такой-то непроглядной заднице? - спросил кто-то.
        Фаврий повернул голову к Рензаму.
        - Дивайн, вы можете подкинуть немного ветра?
        - Нет, с этим к моему брату. Я могу только поддать жару.
        - Тарач и остальные где-то там, слепые как котята. Моя ошибка. Шалун, сигналь общее отступление!
        Рензам посмотрел на стену, уловив тонкий вибрирующий свист. Над гребнем, вы пыльной завесе, тускло мерцало синее пламя. Враг целился прямо в них.
        - Врассыпную! - заорал он, бросаясь в сторону.
        - Пли! - не шелохнувшись, махнул рукой Фаврий.
        С тонким гулом в полутьму ушли стрелы, посланные лучниками полка Горнилодонов. Все шесть попали в торчавшее над парапетом туловище рефраманта и отбросили его назад. Синее пламя на мгновение исчезло, но потом появилось вновь.
        - Какого демона?! - воскликнул Сиверт.
        - Пли! - второй раз скомандовал капитан.
        Стрелы уткнулись в фигуру мага. Перегнувшись через парапет, та безвольным мешком рухнула на землю. Только потом Рензам сообразил, что всё это время лучники стреляли по трупам своих же солдат, которых враги подставляли вместо себя. И они всё-таки выиграли время для своей убийственной атаки. Яркая вспышка ослепила его. Раздался треск, впившийся в уши, земля больно ударила в стопы, повалив навзничь. В лицо брызнула горячая кровавая морось. Волна горячего смрадного воздуха окатила его с ног до головы.
        Рензам с кряхтеньем приподнялся на локтях и осмотрелся. Кажется, он на короткое время потерял сознание. Перед глазами плыло, голова полнилась звоном, а в нос забился запах жареной человечины. На месте строя солдат чернела неглубокая воронка, заполненная пластами обугленной человеческой плоти и кипящей кровью, которая на глазах превращалась в пар. Мужчина сплюнул, чувствуя во рту солоноватый привкус, и зашарил глазами по полю, пытаясь найти среди почерневшей травы и разорванной земли хоть одного живого человека. Со стороны стены всё ещё доносились крики и звон стали.
        Из-за столба дыма вышел человек, обёрнутый тёмными тканями. В руках он сжимал два кинжала. Увидев Рензама, человек направился к нему, ускоряя шаг. Рефрамант встал, переложил Терновник в левую руку, а правой извлёк из ножен старый фамильный клинок. Сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, готовясь встретить атаку. Моргнул.
        Ассасин атаковал. Он двигался настолько стремительно, что Рензам успел увидеть лишь блеск короткого клинка. Рефлексы бросили тело в сторону; он отвёл кинжал в сторону собственным мечом и резко ударил противника древком жезла по сгибу колена. Тот парировал рефрактор вторым кинжалом, захватил его зацепом на гарде и рванул на себя.
        Заваливаясь вперёд, Рензам сделал единственное, что видел возможным - оттолкнулся ногами и нырнул мимо противника, высвобождая из захвата рефрактор. Раздался треск - гарда оставила на древке неглубокую царапину. Рефрамант перекатился через плечо и вскочил на ноги, чувствуя острую боль в правом запястье. Выронив меч, он бросился в сторону, через мгновение услышав шорох травы в том месте, где только что находился.
        Развернувшись, мужчина увидел отчётливый силуэт врага на фоне трепещущего огненного полотна. Жар пламени заставлял глаза слезиться. Он снова моргнул, и ассасин стремительно скользнул вперёд, словно по льду, выбрасывая перед собой руку с кинжалом. Рензам дёрнулся и вскрикнул - тонкое лезвие рассекло кожу и мышцы на щеке.
        А затем мужчина нагнулся и принял противника на плечо, с удовлетворением почувствовав, как у того застонали рёбра. Зарычав, он с лёгкостью поднял тело и швырнул себе за спину. Ассасин упал на бок, перекатился, вскочил на ноги и метнул несколько звёздочек.
        Рензам прикрыл лицо рукой с зажатым в ней жезлом, почувствовав, как острая сталь застряла под локтем и мышкой. Враг сорвался с места, пригнулся в шаге от него и ткнул кинжалом снизу вверх, целясь в подбородок. Рефрамант упал на спину, и засучил ногами, пытаясь сбить противника на землю. Тот размахнулся кинжалом, собираясь проткнуть ему живот. Рензам наотмашь хлестнул его по лицу древком Преломителя, и ассасин со стоном откатился в сторону.
        Рефрамант отполз назад и вдруг увидел, как возле ямы с трупами появился ещё один человек. От чёрных тканей, в которое было плотно обёрнуто поджарое тело, почти ничего не осталось, как и от растительности на голове. Но человек был жив, хоть его лицо и покрывала сажа и обширные пятна ожогов. Он пошёл к Рензаму, а его товарищ начал заходить со стороны. Рефрамант выдернул из себя звёздочки, чувствуя, что задыхается от усталости, жара и невыносимой вони. Ногой он нащупал покорёженный металлический щит, взял его в левую руку, а правой - израненной и слабой - кое-как обхватил верный Терновник.
        - Ну, давайте, ублюдки, идите сюда!
        Они сорвались с места, навалились одновременно, желая добить. Рензам упал на спину, осознав, что через мгновение погибнет. Последнее, что он успел сделать - это выставить перед собой щит. Тщетная попытка защититься - острие кинжала уже направлялось к его горлу.
        С небес в блеске и громе низверглась Ювалия Дастейн.
        Рензам осторожно, словно ребёнок из-под одеяла, выглянул из-за щита. К нему спускалась фигура, коронованная золотыми молниями. С разметавшихся волос волнами ссыпались искры, а длинное алое платье раздувалось под волнами мощи, которые источало изящное хрупкое тело женщины. Редкие белые облака в небе разметало в стороны, и молочно-алый свет луны воссиял на скуластом, словно выточенном из кости разъярённом лице. Зависнув над землёй, Ювалия простёрла перед собой руки. Воздух разрезал сухой треск, от которого по спине побежали мурашки. Мир ослепительно вспыхнул. Молнии, слетевшие с пальцев женщины, коснулись ассасинов, бежавших прочь. Те взорвались изнутри; на землю выплеснулась кипящая плоть.
        Ювалия опустилась рядом с Рензамом. Волны мощи и света вокруг неё утихли.
        - Закрой рот, а то в нём заночует мотылёк, - она робко улыбнулась и протянула ему руку.
        Которую Рензам не принял.
        - Спасибо, - отрывисто сказал он, с трудом поднявшись на ноги и чувствуя, как по лицу, запястью, левому боку и ноге медленно стекает кровь.
        На лице Ювалии играли блики огней, меж бровей залегла страдальческая складка.
        - И это всё? - тихо спросила она, глядя на него горящими глазами. - Это всё, на что у тебя хватило чувств?
        Рензам, сжав зубы от боли и сложив руки на груди, вытянул перед собой ногу. Затем, вернув её в исходное положение, выбросил вперёд другую. Стоя в полумраке, Ювалия тихо наблюдала за его странной пляской.
        - Нравится? - с издёвкой спросил он.
        Женщина судорожно отвернулась и неожиданно вскрикнула, подбитой птицей рухнув на землю.
        - Нет!
        Рензам ошеломлённо рухнул на колени и подполз к Ювалии. Начал бешено озираться, ища того, кто метнул звёздочку. К нему приближались три ассасина. Один из них сжимал в руках рефрактор, странно искривлённый, непохожий на те, что ему доводилось видеть раньше. Рензам схватился за Терновник и увидел, что фокусатор потух. Мужчина начал шарить руками в сумке.
        - Рензам…
        Он посмотрел на Ювалию. В её взгляде, устремлённом на него, читалось нечто, от чего хотелось провалиться сквозь землю от стыда.
        - Ты идиот…
        Выдавив проклятие, он аккуратно перевернул женщину на спину, чтобы разглядеть рану. Звёздочка увязла в плоти лишь на четверть - то ли дрогнула рука убийцы, то ли бросок вышел слабым.
        - Ты выживешь…
        - Ну?!
        - Дорогая…?
        Земля мелко задрожала. Издалека донёсся топот множества сапог.
        «Спасены?»
        Рензам тут же устыдился чувства облегчения. Из-за ближайшего холма показались фигуры бегущих солдат.
        - Эй! - надсаживаясь, заорал Остис, размахивая мечом. Вместе с ним впереди бежали Лодырь и Лебёдка. Чуть позади историк махал рефрактором, который разбрызгивал языки охристого пламени.
        Ассасины развернулись и побежали назад, в сторону бреши в стене. Рензам сел, подложив под голову Ювалии окровавленную ногу, и уставился в землю пустым взглядом, не обращая внимания на топот ног и суету вокруг. Горнилодоны принялись стаскивать в кучу то, что осталось от тел погибших солдат. Кто-то с большой кожаной сумкой присел на корточки, и стал осматривать женщину. К Рензаму подошли Остис и Джаркат, ведя под руки хромавшего Сиверта и капитана Фаврия, на котором не осталось почти ничего из доспехов.
        - Как вы выжили?
        - Мне повезло, что я стоял позади отряда. Наплечники вообще оторвало взрывом… - начал рассказывать Фаврий, но был перебит Остисом.
        - Потом расскажешь, - мужчина сел напротив Рензама и внимательно на него посмотрел. - Рензам, твой сын. Он…
        Рефрамант вскинул на Остиса взгляд, полный ужаса.
        ГЛАВА 20. ВО ТЬМЕ
        Шуруппак, тот храм с вершиной острой,
        для пересечения Земли и Неба был оснащён.
        Храм, что сияет божественным светом,
        чёрный купол пронзает лучом цвета Неба;
        от сияния его трепещет мир.
        Ужасный зиккурат, что высотой своей подавляет горы,
        - великое и гордое творение твоё,
        и людям не постичь всех тайн его. Отрывок из диастрийской поэмы, записанный Трикселем Нурвином.

1
        Ему снился кошмар. В нём нашлось место тоске и ярости, циклично перетекавших друг в друга, а также Создин. Он не видел, в чём она была одета, но понимал, что должен добраться до неё, протянуть руку и вернуть назад. И каждый раз, когда он предпринимал попытку сделать это, мучительно, словно вырываясь из оков, до рези впившихся в тело, она лишь отрицательно качала головой. «Скажи хоть что-нибудь!» - крикнул Гирем, рвясь изо всех сил, чтобы перебраться на ту сторону.
        - Эй, очнись!
        Шлёп!
        Боль от удара по щеке была сродни шоку после ныряния в прорубь. Гирем резко оторвал туловище от холодного пола и закрутил головой. Посвежевший разум и чувства взвелись до предела. Образ Создин исчез, а вместо него перед глазами замерло расцарапанное лицо девушки с волевым подбородком и клубком рыжих волос. Его озарял свет, исходивший от разведённого костра.
        - Боги, - застонал юноша, касаясь рукой макушки. - Долго я так пролежал?
        - После того, как очнулась я - нет. Не люблю бодрствовать в одиночестве. Поскольку пива под рукой не оказалось, пришлось приводить тебя в чувство старым добрым способом. Не скажу, что мне не понравилось. Щёки болят?
        - Нет, - соврал Гирем. - Ты меня узнала, верно?
        - Да, ты та задница, которая говорила, что простаки - это грязь из-под твоих ногтей, или что-то вроде этого.
        - Я не так говорил, - поморщившись, юноша потёр переносицу. - Ладно, я уже не помню, что именно говорил, но сейчас не время для споров. Давай отложим это до другого раза.
        - Если он будет. Ты же обещал сдать меня стражникам.
        - Для этого нам нужно ещё выбраться отсюда. Чтобы это сделать, мы должны держаться вместе. Не спорить, не обвинять друг друга в грехах, не бросаться с кулаками и пощёчинами.
        Его раздражало то, что приходится объяснять настолько очевидные вещи. Несносной девчонке, казалось, было наплевать на то, что они оказались погребёнными под сотнями метров земли - ей только дай потешить свой острый язык.
        - Это очевидно, - Лисица пожала плечами. - Гирем, я понимаю, в каком мы положении.
        - Надеюсь, - сухо произнёс юноша и огляделся. - Как ты развела костёр?
        - Натаскала древесной трухи из развалин неподалёку. Может быть, это и вправду цзин-хайские руины.
        - Здесь же было темно, - Гирем похолодел, осознав, что рядом нет рефрактора. Он устремил взгляд на жезл, который покоился в руках девушки, и протянул ладонь. - Ты включала рефрактор?
        - Да, я ведь не могу видеть в кромешной темноте. Пришлось посветить твоим фонарём.
        - Включённым он всё равно понемногу разрушает кристалл. Больше так не делай.
        Юноша щёлкнул предохранителем, но фокусатор остался потухшим. Чувствуя, как вскипает ярость, он вперился горящим взглядом в девушку. Та начала копаться в сумке с отсутствующим видом.
        «Боги, за что?! За что вы наказали меня этой простачкой?!» - мысленно вскричал Гирем, едва сдержавшись от того, чтобы не произнести это вслух.
        - Ты… ты…. - яростно прошипел он. - Никогда. Больше. Не трогай. Оружие. Рефраманта. А то кого-нибудь угробишь.
        - Я бы с удовольствием это сделала, если бы ты не умолял о помощи.
        - Боги….
        - Хватит каждый раз взывать к богам. Вряд ли они могут видеть сквозь землю. Дай мне жезл.
        - Что ты собираешься делать?
        - Факел.
        Гирем моргнул, недоверчиво глядя на спутницу.
        - Точно. Факел. Из моего рефрактора?
        - Из твоего рефрактора.
        - Сожжёшь его?
        - Сожгу.
        - Дотла?
        - Ну конечно дотла.
        Гирем нервно рассмеялся.
        - Ты сошла с ума.
        - А ты что - ценишь эту палку больше своей жизни?
        - Она стоит как целая деревня со всеми жителями…
        - А, точно, я забыла про этот твой пунктик. Хотя, учитывая его, ты должен ценить свою жизнь больше жезла. Ладно…
        Лисица поднялась на ноги и пошла к костру. Подбросив несколько горстей трухи, она достала из своего мешка небольшую хлебную лепёшку и, отломив небольшой кусок, протянула его юноше. Тот недоверчиво взял хлеб в ладонь и начал потихоньку есть. Девушка скрестила на груди руки.
        - Я подожду, пока ты перестанешь истерить, но, боюсь, еды нам хватит ненадолго. Ещё хуже то, что у нас нет воды. Хорошо, если где-то в пещере есть выход подземных источников, но чтобы проверить это, мы должны двигаться. Без света мы ничего не увидим. Убедительные аргументы?
        - Убедительные, - кивнул Гирем, чувствуя стыд. На сей раз девушка была абсолютно права.
        Дожевав хлеб, юноша протянул Вишнёвые Оковы спутнице, а сам встал на ноги. Правая неожиданно отозвалась острой болью. Боги, он забыл о том, что совсем недавно в ней торчал арбалетный болт. Посмотрев на штанину, пропитанную кровью, Гирем обнаружил, что ногу выше колена туго обхватывала тканевая повязка. Девушка успела перевязать рану, пока он был без сознания.
        - Спасибо, - отрывисто кивнул юноша.
        - Ты мог потерять слишком много крови, - Лисица шагнула к нему и одним сильным движением оторвала от подола его длинной туники кусок ткани. - Не переживай так сильно насчёт рефрактора. Мы постараемся менять повязки достаточно часто, чтобы огонь не начал есть древесину.
        - Тогда нам понадобится много ткани.
        Девушка усмехнулась.
        - Хорошо, что у тебя такая длинная накидка.
        Гирем смолчал. В подземелье было довольно прохладно, и перспектива раздеваться до рубахи, а потом остаться и без неё, нисколько его не прельщала. Однако заставлять мёрзнуть девчонку тоже не хотелось.
        - Если здесь есть цзин-хайские руины, значит мы близко к карьеру, где проводятся раскопки, - наконец, сказал он.
        - Откуда ты знаешь?
        - Просто знаю. Можешь мне поверить.
        Лисица хмыкнула. Обвязав полоской ткани фокусатор, она окунула его в костёр. Головешка вспыхнула.
        - Если археологи добрались до этой каверны, то у нас есть шансы спастись.
        - Если добрались.
        Воцарилось молчание. Где-то позади эхом разносился звук падающих капель.
        - Не узнаем, пока не посмотрим, - решительно сказал Гирем. Он хотел затушить костёр, но девушка его остановила.
        - Пусть погорит ещё. Вдруг нам понадобится тутже вернуться.
        - Согласен.
        Юноша вывалил в костёр остатки трухи, забрал из рук спутницы факел и поковылял в сторону, противоположную чёрному провалу тоннеля, который зиял в стене. Лисица двинулась за ним по пятам.

2
        Долговязый парень пошёл вперёд, сильно припадая на левую ногу.
        «Зрение у меня в порядке, спасибо, что спросил», - мысленно проворчала ему в спину Лисица и, подцепив мешок, чудом уцелевший в безумном падении сквозь землю, за несколько мгновений нагнала его. С несколько мстительным чувством она подавила желание подставить Гирему плечо, надеясь, что раскаяние последует позже обычного.
        Этот человек был высокомерным и вспыльчивым. Когда он увидел перевязаную рану, ей показалось, что он промолчит - такая борьба с самим собой отразилась на его лице. Часть её хотела, чтобы юноша промолчал - так у неё появилось бы больше поводов не испытывать угрызений совести, если придётся бросить его здесь. А такой вариант нельзя было исключать - она его почти не знает, по крайней мере, лично. Кто знает, что творится в его голове?
        - Так откуда у тебя рефрактор? - спросила она, осторожно ступая по песчаному полу. - Ты наёмный рефрамант?
        - У меня богатый папочка, - бросил через плечо Гирем.
        «Смело», - хмыкнув, подумала девушка.
        - Так ты из семьи купцов?
        - Да. Он разводит морн.
        Лисица едва удержалась от смеха.
        - Что-то не слышала, чтобы в Забрасине кто-то этим занимался. В теургиате не так уж и много разводчиков морн. Эти птицы плохо поддаются одомашниванию.
        Гирем посмотрел на девушку и, сведя над переносицей густые тёмные брови, протянул свободную руку к её мешку. Лисица покачала головой и прижала ношу к себе.
        - Мне не тяжело, спасибо.
        На лице юноши опять появилось это раздражённое выражение. Разумеется, ему хотелось польстить своему раздутому эго, которое есть почти у каждого дивайна. В том, что он был дивайном, девушка почти не сомневалась. Гирем врал о своём отце, а значит он явно не сын купца, коими становились некоторые особо успешные рефраманты. Он не простолюдин, потому что у людей, не обладавших способностями к магии, почти не было шансов родить мага. Оставался лишь один вариант - сын дивайна, того, кто управляет землёй, вверенной Дивинатом за определённые заслуги.
        - Он разводит морн на востоке Изры, - ровно ответил юноша. Он умел врать - во взгляде, устремлённом под ноги, сквозила спокойная убеждённость в собственных словах. Чтобы другие поверили в твою ложь, нужно поверить в неё самому. И Лисица призналась себе, что поверила бы Гирему, если бы не одно «Но».
        Она знала его брата.
        «Ну, здравствуй, Гирем Рект», - с неприятным холодком в груди мысленно произнесла она, косо глядя на юношу. Короткая чёрная борода и большие выразительные глаза делали его похожим на какого-нибудь святого с церковных икон. Однако, если верить словам Джензена, он больше походил на Вессинара. И пока что Гирем не сделал ничего, чтобы опровергнуть эти слова.
        Пламя факела давало мало света, выхватывая лишь пол, покрытый толстым слоем светлого песка. Лисица посмотрела по сторонам, отметив взглядом вытянутые углубления с песком цвета сажи. Его узоры походили на разводы ила, намытые потоком воды. Девушка коснулась плеча спутника и указала пальцем на одну из таких ложбин справа от них. Гирем пожал плечами. Очевидно, он ничего не понимал. Более того, он постоянно смотрел на скрытый тьмой потолок, словно там что-то было.
        - Это место похоже на дно высохшего озера, - негромко сказала девушка и провела носком сапога по границе светлого и чёрного песка. - Смотри, какие разводы. И зерно у песка очень крупное.
        - Ты хочешь сказать, что это поселение утонуло?
        - Могло случиться всё что угодно. Город могло затопить, занести толстым слоем песка, глины или завалить камнем. А затем, гораздо позже, каверну образовали подземные воды. Или город просто провалился под землю из-за землетрясения. Или его накрыло слоем пепла. Не знаю.
        - Если каверну образовали подземные воды, значит, они здесь есть. Было бы неплохо, если бы они выходили на поверхность… ах! - Гирем наступил на торчащую из песка острую деревяшку, потерял равновесие и неуклюже упал. Лисица подхватила факел, просыпав на пол искры, и помогла ему встать. Не сказав ни слова, юноша забрал факел и пошёл дальше. Его нога и штанина были настолько пропитаны кровью, что она не смогла разглядеть в полутьме, кровоточит ли рана.
        - Знаешь, в этом месте не очень уютно идти молча. Может, поговорим? - спросила Лисица.
        Гирем нахмурился.
        - О чём?
        - О чём хочешь. О семье, о любимых занятиях. О том, понравилось ли тебе пиво в «Яром башмаке».
        - Пиво было вкусным, - Гирем посмотрел на потолок. - Я даже слизал его с ладоней и бороды. Хотел слизать и со стола, но боялся получить в язык занозу.
        Попытку хохмить Лисица восприняла, как хороший знак. Если юноша пребывал в шоке после всего случившегося, то приход в себя будет сейчас как нельзя кстати.
        - Тебе нравится шокировать простых девушек, - деланно возмутилась она. Гирем ответил, как ей показалось, не менее деланным смешком. Хорошо.
        - Да ладно, не такая уж ты и простая. Нет, мне нравится шокировать несносных девушек.
        Лисица внутренне подобралась. Неужели парень начал о чём-то догадываться?
        «Не стоило трепаться о песке», - она обругала саму себя и, сделав вид, будто не поняла слов Гирема, решила перевести разговор на другую тему.
        - Оставим твои странные пристрастия на потом. Скажи, почему ты всё время смотришь вверх?
        - Ты разве не слышишь?
        Парень остановился и, затаив дыхание, прислушался. Лисица сделала то же самое. Мало-помалу её слух обострился, и ей показалось, что из темноты над головой доносятся шкрябающие и царапающие звуки.
        «Словно кто-то бегает по потолку».
        - Не думаю, что нам стоит тревожиться, - сказала она, стараясь, чтобы голос звучал бодро. - Если там что-то и есть, то оно бы напало, пока мы были без сознания. Раз до сих пор ничего не произошло, то и обращать внимания на это не стоит. Идём, Гирем.
        Кивнув, парень вновь зашагал, разгоняя огнём вязкую тьму. Прошло немало времени, прежде чем они оказались на краю огромного котлована. Гирем поднял факел повыше, и свет от пламени выхватил покрытые пластами песка руины города.
        Подточенные временем, сооружения оставили после себя лишь отдельные фрагменты. Зловеще торчали облущенные пальцы вертикальных балок. Фундамент во многих местах ввалился внутрь. Из тёмных ям выглядывали не успевшие превратиться в тлен куски деревянных стен. Жуткие пустующие улицы устилал ковёр из кусков разбитой черепицы. Это место было похожим на то, где она набрала древесной трухи, если не считать исполинских размеров.
        - Знаешь, - со знанием в голосе произнесла Лисица, глядя на ближайшее здание, - этот город подозрительно хорошо сохранился. Смотри - там стоят какие-то ванночки и кувшины. Посмотрим, что в них?
        - Погоди. Если где-то в пещере есть выход, то он находится в стене. Здесь мы ничего не найдём. Лучше не рисковать, а обойти город кругом.
        - Я понимаю, но есть несколько «но». Нам нужно больше ткани для поддержания огня. Надолго твоей одежды не хватит, - она сильно ткнула пальцем ему в живот. - К тому же перспектива видеть тебя полуголым прельщает меня так же мало, как перспектива бродить вместе в полумраке ещё несколько дней.
        - У нас есть твоя одежда.
        - Хорошо. У нас будет почти в два раза больше ткани. А если этого окажется недостаточно?
        Гирем с сомнением переводил взгляд с неё на город и обратно. Он неплохо соображал, но был несколько трусливее, чем нужно. Прямо, как Вессинар.
        «Оставаётся верить в силу моего убеждения», - подумала Лисица и добавила:
        - Кроме того, в городе могут быть какие-нибудь инструменты, вроде кирки или лопаты. Согласись, здесь может найтись что-то такое, ради чего стоит потратить пару часов. К тому же, у меня осталось совсем немного еды. Её хватит на пару-тройку дней, и потом мы будем голодать. Если никому не придёт в голову искать нас под землёй, то сам понимаешь, что с нами произойдёт без пищи и воды…. Посвети мне.
        Сказав это, Лисица начала спускаться вниз по склону, понимая, что последняя часть речи звучала не очень убедительно и вряд ли имела практический смысл. Еды они, конечно же, не найдут. Но что ещё она могла сказать, чтобы убедить упрямого спутника? Может, поглощённый болью и унынием, он ухватится за эту призрачную соломинку?
        К счастью, Гирем проглотил её слова и молча полез следом.
        «Хороший мальчик».

3
        Несносная девчонка начала спускаться вниз по склону. Гирем, скрипя зубами от боли в ноге, осторожно отправился следом, с предельной ясностью понимая, что Лисица права насчёт ткани и инструментов, и одновременно лгала, говоря о еде, которая попросту не могла сохраниться за тысячи лет забвения. Лгала ради того, чтобы поддерживать в них огонёк надежды, который отгонял мрак безумия. Гирем не считал себя вправе его тушить.
        К тому же он боялся тьмы, хоть и не хотел в этом признаваться. Не давало покоя эхо падающих капель воды, напоминавших о страшной жажде, от которой першило в горле. От шорохов на высоком потолке и вовсе хотелось забиться в нору и замереть. Ещё больше он боялся лишь остаться в одиночестве.
        Они переступили порог одного из уцелевших строений и увидели, что глиняные ванночки были заполнены густой светло-оранжевой жидкостью. Гирем почувствовал, как в пересохшем рту выделилась слюна. Лисица наклонилась к поверхности сосуда и поднесла к ней другой конец жезла, намереваясь ткнуть им в жидкость. Юноша перехватил её руку.
        - Что? - вскинулась девушка. - Нужно сначала проверить, что это.
        - Не моим рефрактором, - жёстко сказал Гирем, продолжая держать её за кисть.
        - Ладно.
        Она оторвала от ткани маленький кусочек и наполовину погрузила в жидкость. Ничего не произошло. Девушка поднесла ткань к носу и принюхалась. Подняла взгляд на Гирема и дала понюхать ему. Юноша едва подавил желание отправить ткань и размазанное по нему лакомство в рот - так аппетитно и вкусно оно пахло. Вместо этого он медленно принял тряпицу из ладони Лисицы и неожиданно бросил на пол. Девушка подняла брови.
        - Зачем?
        - На случай, если ты решишь её съесть. Тебе хотелось её съесть?
        Лисица кивнула. Гирем выдохнул, радуясь, что она хотя бы не стала отрицать очевидного.
        - Нужно подумать. Эта штука пахнет, словно лимонные пирожки у нас дома. Мне хотелось иссушить эту ванночку до дна. Откуда здесь могла взяться эта жидкость?
        - Не нужно быть рефрамантом, чтобы уметь соображать, Гирем. Ты считаешь, что эта жидкость приманивает жертв? - в выражении лица девушки, на котором причудливо лежали тени и свет, действительно проступило нечто, что сделало её похожей на рассерженную лису. Гирем подавил желание рассмеяться - смех здесь был не к месту.
        «Хотя, почему бы и нет?»
        Он рассмеялся, и ему показалось, что эти руины стали немного гостеприимнее.
        - Верно.
        Лисица посмотрела на него, задрав бровь.
        - И что мы будем делать? Сядем рядом и будем ждать, пока сюда не прибежит подопытная крыса?
        - Почему бы и нет? Немного передохнём и поговорим. Ты ведь сама сказала, что молчать здесь неуютно. Заодно сменишь мне повязку, а то эта совсем ослабла.
        - Я тебе в прислугу не нанималась.
        - А разве ты не хочешь казаться обычной простушкой из второсортной таверны? Изволь продолжать играть свою роль.
        - Не понимаю, о чём ты говоришь.
        - Ну конечно. Последний идиот поверит в то, что кто-то отправит штурмовать Барьер служанку из таверны. Не говоря уже о том, что…
        - Тише, - девушка неожиданно ударила его локтём в живот.
        - Что? - недовольно откликнулся Гирем и осёкся. Ему показалось, что он что-то услышал. Они затаили дыхание и разом вздрогнули, услышав рядом с собой шорох.
        - Здесь кто-то есть, - пробормотал Гирем на ухо спутнице.
        - Ага - местные жители стучат костями, - та опустила его руку, сжимавшую факел, вниз, высветив пол.
        В тени одной из ванночек бегала крыса. Она двигалась рывками, то и дело замирая на месте, потряхивая усами и таращась на пришельцев чёрными бусинками глаз. Гирем красноречиво посмотрел на девушку.
        - Погадаешь мне потом на ладони?
        - Заткнись. Если сюда пробралась крыса, значит, где-то есть выход на поверхность.
        - Тогда нам ничего не остаётся, кроме как проследить за ней, - Гирем медленно сел на песчаный пол, прислонившись к торчавшей деревянной балке. Помедлив, Лисица села рядом и принялась менять почти истлевший моток ткани.
        - На сколько факелов хватит одежды?
        - Факелов на пятнадцать. Правда потом нам придётся идти глядя в противоположные стороны. Следи за крысой, Гирем.
        - Хорошо.
        Юноша с облегчением расслабил больную ногу, и сфокусировал взгляд на грызуне. Веки пульсировали, голова всё ещё отдавалась тупой болью, а по ноге начала сочиться желчь. Вдобавок к этому ужасно хотелось есть. Про несчастный кусок хлеба, съеденный «на завтрак», желудок уже забыл. Но Гирем упрямо не хотел жаловаться и намекать на добавку, частично из-за нежелания выглядеть слабее спутницы, а частично из-за остатков благоразумия, говорившего, что им, возможно, придётся провести в проклятой пещере ещё немало часов, а то и дней, и потому еду нужно беречь.
        Он прикрыл глаза и позволил дрёме сковать измученный разум.

4
        Лисица с силой наматывала очередной кусок ткани на полуистлевшие останки предыдущего лоскута, представляя на месте кристалла-фокусатора шею Гирема. Потом посмотрела на спутника. Он… спал! Девушка испуганно зашарила взглядом по остаткам древнего помещения и испытала облегчение, увидев, что крыса всё ещё была здесь. Более того, она взобралась на край ванночки и коснулась носом оранжевой поверхности. Девушка невольно облизнула сухие губы.
        «Может, ничего страшного не произойдёт?»
        Лисица перевела взгляд на парня. Его нога, покрытая чёрной коркой запёкшейся крови, казалась жутким обгорелым куском мяса в оранжевом свете факела. Повязка действительно спала, почти развязавшись. Наверное, она бы уже наложила новую, если бы не тон, которым Гирем приказал ей это сделать.
        «Надеюсь, когда мы отсюда выберемся, я тебя больше никогда не увижу».
        Девушка снова посмотрела на ванночку с сочной оранжевой субстанцией. Гирем сказал, что запах напомнил ему о лимонных пирожках. У неё он пробудил воспоминания об апельсиновом джеме, который иногда привозил с юга отец. Подумав об отце, он почувствовала, как внутри снова скапливается острая горечь, и постаралась скорее перевести мысли в другое русло. Тихо повернувшись и встав на колени, она вонзила жезл в песок, зафиксировав его в вертикальном положении. Затем, оторвав от своей новенькой, только вчера подаренной Сутраком туники лоскут ткани, начала заново перевязывать ногу юноши. Она не хотела остаться в одиночестве.
        Прошло некоторое время, прежде чем Лисица закончила работу. Утерев со лба липкий пот, девушка привалилась к прохладной стене, после чего, поддавшись неожиданному приступу вредности, протянула руку в направлении головы спавшего юноши и щёлкнула его по уху. Тот дёрнул щекой, но не проснулся. Тогда она ткнула пальцем в его нос. Лицо Гирема свело в гримасе боли. Открыв глаза, он оторвался спиной от полуистлевшей балки и вцепился взглядом в ванночку, на которой спокойно сидел грызун.
        - Крыса.
        Выдохнув, он вытер лицо.
        - Прости.
        «Ну надо же, ему стыдно», - усмехнулась Лисица, наблюдая за движениями юноши.
        - Ничего, ты ненадолго заснул.
        Гирем осмотрел себя, потом увидел новую повязку на ноге. На этот раз вместо отчаянной борьбы на лице юноши появилось выражение какой-то спокойной обречённости. Он нехотя посмотрел в глаза девушке.
        - Если я увижу, что тебе нужна помощь, то я помогу.
        Лисица медленно кивнула, ощущая, что напряжение, царившее между ними с момента совместного заключения под землёй, немного спало. Словно они оба пробили щель в призме предубеждения. Крохотную, но достаточную для того, чтобы не перегрызть друг другу глотки здесь и сейчас.
        - Как тебя угораздило попасть в эту компашку? - расслабленно спросил Гирем. - Твои товарищи звучали как головорезы, а ты не очень похожа на самоубийцу.
        Она фыркнула.
        - В самом деле?
        Юноша почесал щёку.
        - Ладно, ты похожа на самоубийцу. И всё же?
        - Ну, на самом деле мне было наплевать на сциллитумную рощу. Если бы нам удалось - а нам наверняка удалось - провести эту операцию, то я бы узнала для себя кое-что важное.
        - Можно ли в принципе ограбить место, охраняемое Теургом и сотнями отборных солдат?
        - Не этот тип важного. Тебе не понять.
        Гирем хмыкнул.
        - Всё, что я понимаю, так это то, что ты безумная девчонка.
        - Я сама порой удивляюсь, на что способна, - певуче произнесла Лисица и нахмурившись, добавила. - Кстати, хватит называть меня девчонкой. Может, я даже старше тебя.
        - Ты глупая, вот я так тебя и называю.
        - А ты у нас светоч интеллекта. Забыл, как недавно хотел слизать со стола пиво? Да и врать у тебя как следует не получается.
        Юноша порозовел.
        - С чего ты это взяла?
        - Ну, очевидно же, что ты не из семьи купца. Разводчиков морн всего-то три во всём Теургиате. Один живёт в Элеуре, второй на юге, в Цирте, третий - на востоке, в Сибельниле. Вот только в семье Хлоев, если я не ошибаюсь, есть лишь один отпрыск, и это взрослая женщина по имени Алексия, а никак не мальчик по имени Гирем.
        Лисица умолкла, восстанавливая дыхание.
        «Мне кажется, или я опять сказала лишнего?»
        - А что насчёт тебя? - выпалил юноша. Девушка скривилась.
        «Точно - сказала».
        - Можно я подведу под одну черту всё, что о тебе знаю? - напирал парень. - Ты работаешь служанкой в таверне, но тебе хватило смелости облить пивом посетителя, который разговаривал с клириком. Ты поиздевалась надо мной и наврала про побои. Потом ты участвовала в налёте на сциллитумную рощу вместе с группой головорезов и группой воров высочайшего класса. Ты великолепно перевязала мне рану и высказала мнение о геологических процессах, произошедших в этой пещере. Не слишком ли много умений и наглости для обычной служанки?
        «Боги, да ты, наверное, всю жизнь только этим и занимался, что подводил всё под одну черту», - кисло подумала Лисица и подняла открытые ладони.
        - Прости, что не отвечаю - услышала слишком много чуши за короткое время.
        Гирем неожиданно радостно ухмыльнулся и резко повернул голову на шорох, раздавшийся перед ними. Крыса спрыгнула с края ванночки на песчаный пол и замерла, уставившись на людей.
        - Ну, хорошо, - девушка хлопнула себя по бёдрам и встала. - Похоже, эта субстанция вполне съедобна. Попробуем, какая она на вкус?
        - Давай. Только можешь принести мне немного на куске ткани? Не хочу лишний раз напрягать ногу.
        Лисица скривилась.
        - Вот уж чего-чего, а жалости к себе у тебя предостаточно. И не только её, а ещё и высокомерия. Это уже четвёртый раз, когда я что-то для тебя делаю. Чувствовать себя всамделишной служанкой грязного и вонючего колдуна так вдохновляет…
        Что-то тёмное, с множеством трепыхающихся конечностей бесшумно упало рядом с Лисицей, схватило крысу и взмыло обратно вверх, скрывшись в темноте. Сверху донеслось эхо щёлкающих звуков, тихий писк и затем мокрый шлепок, словно кто-то разорвал кусок мяса пополам.
        Юноша и девушка застыли на месте, глядя друг на друга немигающими взглядами.
        - Бежим?
        - Куда?
        - Куда подальше.
        - Бежим.
        ГЛАВА 21. РЕЛИКТ
        …Во тьме горят глаза…..
        …Мрак не может скрыть
        иссиня-чёрных очертаний его тела….
        …Конечности… сотни их….
        …Глаза горят огнём расплавленного ядра….
        …Не слушайте его голос…. Фрагменты надписей, выбитых на цзин-хайских табличках, 999 год от создания Триединой Церкви.

1
        Начало светать, и сырой воздух разрезали первые бодрые трели жаворонков. Вдоль опушки тёмно-зелёной рощи, подёрнутой лёгким туманом, шли двое мужчин. Остис, несмотря на свою выносливость и сильные ноги, едва поспевал за высоким юношей, одетым в красную тунику с золотым львом, вышитым на груди. Бавалор Дастейн пылал праведным гневом, но было в выражении его лица и что-то, напомнившее артарианцу вину.
        - Погодите, дивайн, не нужно так торопиться, - говорил Остис, сбивая дыхание. - Что вам так нужно от Рензама?
        - Моя мать спасла ему жизнь, а он даже не навестил её. Даже не спросил о её здоровье!
        - Но я слышал, что Ювалией занимаются лучшие лекари Забрасина.
        - Слава богам, она поправится, но, тем не менее - порядочные люди, тем более высокого статуса, так не поступают.
        - Не думаю, что Рензам Рект отправится покупать ей цветы, - осторожно сказал Остис.
        - Я знаю, что он не пошевелит и пальцем. Нет, я иду к нему не за тем, чтобы принудить что-то делать. Я просто поговорю с ним по душам.
        - Поговорите по душам… с Рензамом?
        Они добрались до скопления палаток, где лежали выжившие после ночного налёта. Бавалор обвёл взглядом тех, кого вынесли наружу, потом тряхнул головой.
        - Так много раненых.
        - Мало раненых, дивайн. Грабители разили насмерть. Фаврий отправил за ними отряд - назад вернулись трое.
        - Кому же так отчаянно понадобился сциллитум, тем более необработанный? Мастеров обработки в теургиате не так уж и много.
        - Об этом нужно спросить Джарката - он у нас мастер отвечать на заковыристые вопросы. Смотрите - вот и наша соня.
        Они остановились рядом с Сивертом. Лысый мужчина лежал, свернувшись клубком на расстеленном плаще, и тихо посапывал.
        - Надеюсь, он видит плохой сон, - сказал Остис и пихнул товарища носком сапога. Сиверт вздрогнул и разлепил глаза, похожие на узкие щёлочки.
        - Чтоб тебя прожарили демоны, - буркнул он, утирая ладонями лицо. - Ты должен был сменить меня ещё до зари.
        - Я уснул, - пожал плечами артарианец и кивнул на мрачного Бавалора. - И спал бы дальше, если бы не дивайн.
        - И что ему нужно? - спросил Сиверт, даже не посмотрев на молодого мужчину. Тот нахмурился ещё больше.
        - Мне нужен Рензам. Он с вами?
        Сиверт отрицательно покачал головой.
        - Тогда где? Он мне нужен.
        Лысый мужчина многозначительно кивнул на траву. Бавалор поднял бровь.
        - Не понимаю. Он превратился в сверчка и теперь прыгает с травинки на травинку?
        Остис посмотрел на товарища.
        - Когда ты уснул, он ещё был на поверхности?
        Сиверт поднял с земли плащ, встряхнул, очищая от травы и кусков почвы.
        - Ладно, дивайн, не держите на меня зла. Пойдём, посмотрим, где Коптильщик.
        Они медленно двинулись от опушки в сторону стены, в которой имелся узкий проём, образованный магическим ударом. Остис покосился в сторону Сиверта. Ночная схватка прошла для старого друга не лучшим образом. Левая рука была кое-как обмотана пропитанными кровью кусками тряпки; мужчина придерживал её здоровой. Правая половина лица вздулась и посинела. Сиверт прихрамывал - сквозь разрывы в штанине проглядывала запёкшаяся кровь.
        - Тебя что - до сих пор не осмотрел лекарь?
        - Они все заняты тяжелораненными. Я ещё легко отделался. Если бы не Фаврий, то мы бы не продержались до вашего прибытия.
        - А он-то как?
        - Потерял ухо, но мясник сказал, что с такой раной справится. Фаврий жалуется только на то, что теперь придётся покупать новые доспехи - старые превратились в решето. Но ладно об этом. Дивайн, зачем вам понадобился Коптильщик?
        - Это прозвище Рензама, - пояснил Остис.
        Бавалор в общих чертах объяснил причину. Сиверт понимающе покачал головой.
        - Я вас понимаю, но сейчас у Рензама есть оправдание. Вы знаете, что погиб его сын?
        Бавалор ошеломлённо поднял глаза.
        - Как?! Я ничего не слышал!
        - Естественно - сейчас все говорят только о вашей матери и нападении.
        Лицо Бавалора стало похожим в белую маску.
        - Тогда я приду в другой раз. Сейчас неподходящее время.
        - Поздно. Мы уже пришли.
        Сиверт показал пальцем на круглую дыру в земле диаметром в десять шагов, с ровными краями и отвесными стенами, вокруг которой сгрудились солдаты. Оттуда доносился мерный гул, сменявшийся скрежетом, пробиравшим до мурашек.
        - Что он делает? - спросил Бавалор у двух мужчин. Те переглянулись и разом усмехнулись. Усмешка вышла горькой.
        - Разрушает.

2
        Жуууух. Жужууух. Терновник распространял вокруг себя волны бордового цвета, которые впитывались в почву и превращали её в едва видимую пыль. Смолисто-чёрная рукоять блестела от пота, то и дело норовя выскользнуть из мокрой руки.
        Рензам пытался хранить молчание даже в мыслях, но не мог. Пытался не гадать, что случилось с Гиремом, не представлять, как его пронзают кинжалы убийцы, и не выбирать наиболее мучительные способы мести. Тщетно - только это у него и получалось делать, несмотря на простые, но ёмкие понятия, вбитые отцом.
        «Страх есть червь, точащий разум и высасывающий решительность.
        Гнев есть могучий спрут, опутывающий рассудок.
        Поддашься им - и они тебя удушат».
        Всю ночь, с момента, как Остис принёс известие, мир пытался удушить его холодной хваткой. Судьба уже отобрала у него Саммаса, любимого первенца, а теперь хочет отнять Гирема.
        «Ах, вездесущая гнида, как бы я хотел, чтобы ты имела физическую оболочку. С каким наслаждением я бы разобрал тебя на мелкие кусочки и прожарил каждую в безумном огне магии», - мысленно прорычал Рензам и тряхнул головой, отгоняя чёрные мысли, чтобы сосредоточиться на земляной воронке.
        Это место хранило след рефрамантии, без всяких сомнений. Интуиция работала безошибочно, кожа и волосы на теле чувствовали лёгкий зуд, как после слабого ветерка. Здесь применяли магию.
        «Гирем соорудил для себя подходящую гробницу», - подумал Рензам и удивился тому, что назвал сына по имени. Он не помнил, когда делал это в последний раз. Может быть, никогда, представляя на месте него вечного ребёнка, к которому и относиться нужно, как к ребёнку?
        «Он вырос», - дошло до него. Мужчина на мгновение прикрыл глаза, а потом принялся рыть быстрее прежнего. Разум холодно говорил, что всё кончено. Отец предпочёл бы согласиться с ним, глядя на ситуацию с высоты своего опыта и закалки. И дядя Галадир тоже, на которого так походил Алан, всегда идеально разумный и осторожный.
        «Возвращай людей в крепость. Ты погубил большую их часть. Ты лишил меня шанса увидеть Джензена», - говорил Эктар в тот роковой день, двадцать лет назад, когда он повёл солдат в злосчастную контратаку при Треаттисе. Отец говорил, но лучше бы он кричал - взгляд его заставлял Рензама ненавидеть самого себя. И после, когда он удерживал город, дожидаясь, пока Карранс не уведёт всех горожан, он прокручивал в голове эти слова. Даже сейчас они всё ещё жгли его изнутри, наполняя горечью и стыдом.
        Мужчина снял с себя мокрую рубаху и швырнул к стене, где уже лежал плащ. Повязки, наложенные лекарем, давно почернели, пропитавшись кровью, и лишь терзали кожу, но эту боль можно было стерпеть. Терновник разрядился, и он достал ещё один кристалл, предпоследний. Рефрактор зажужжал, подобно рою пчёл, волна магии цвета вишнёвого плода ударила в тёмную почву, и Рензам ухнул на метр вниз.
        Но он никогда бы не выстоял там, в Треаттисе, если бы трезвый ум был его сильнейшей стороной. И где все остальные хотели опустить руки, отгораживаясь разумными доводами, он не сдался, готовый вырвать из груди сердце и бросить в очередную брешь, если оно могло остановить реки врагов. Он направил свою страсть в правильное русло.
        «Если твой сын погиб, так тому и быть. Так предначертано», - паскудно шептала судьба.
        «Ничто не предначертано», - отвечал Рензам и, размахнувшись жезлом, как флагштоком, воткнул Терновник в землю. Сейчас ему нужно откопать сына… или его бездыханное тело.
        - Дивайн Рензам! - донёсся сверху голос Бавалора. - Что, если вы зацепите тело вашего сына?! Магия может его расщепить!
        Он не ответил. Глупые сыновья глупых девчонок из богатых семей вечно считают себя умнее других. Они даже не знают, что Крездал, слово эррозии, действует только на горные породы и почву.
        «И такие сопляки хотят стать моим Пророком», - раздражённо подумал Рензам.
        Почва неожиданно ушла из-под ног и он, коротко вскрикнув, исчез в открывшемся тоннеле.

3
        Гирем потерял счёт времени с того момента, как они побежали. Здоровая нога налилась тяжестью и болью, левую он почти перестал чувствовать, так, что хотелось просто оторвать её, словно хвост у ящерицы. Лисица держалась рядом, поддерживая его руку с зажатым в ней факелом. Пламя испуганно металось, будто переняв их слепой ужас. Мимо проносились мёртвые остовы зданий, белые силуэты скульптур, принявших причудливые формы то ли благодаря рукам местных жителей, то ли по капризу водной стихии.
        Бег незаметно сменился быстрым шагом, а потом они и вовсе побрели, словно затерявшиеся в пустыне. Гирем в очередной раз запнулся, чуть ли не прыгая на одной ноге. Спутница ухватила его за лохмотья, в которые превратилась туника, и рывком подтащила ещё на несколько шагов.
        - Башня, - прохрипел юноша, хватаясь рукой за плечо Лисицы. - Там.
        Факел выхватил каменные стены высокого сооружения с множеством изогнутых кверху карнизов, нависавших друг над другом. Оно выглядело почти нетронутым, лишь в стенах нескольких ярусов зияли тёмные провалы. Верхушка терялась в темноте под сводами каверны. Лисица остановилась и посмотрела через плечо.
        - За нами вроде бы никто не гонится. Ничего не слышишь?
        Гирем попытался задержать дыхание и прислушаться. Это было тяжело, сердце колотилось после долгого бега, в ушах стучало.
        - Нет, - и сел на песок, глядя на стремительно гаснущий факел. Девушка решительно оторвала кусок от своей штанины и быстрыми движения намотала его на жезл. Только после этого она присела на корточки, наклонив к Гирему усталое лицо, и заговорила шёпотом.
        - Наверное, тот оранжевый сок приводил жертву в «готовое» состояние. Не зря у него такой аппетитный запах - он привлекает любое съедобное существо. Только почему эти твари не выбрались наружу, если где-то в стене есть выход на поверхность?
        - Может, им нравится темнота?
        - Надеюсь, что так. Если нет, то выход слишком мал, что бы в него пролезло что-то больше, чем крыса.
        - Ну, мы можем расширить его нашим оружием. Надеюсь, ты не потеряла его, пока мы драпали?
        - Не бойся, не потеряла. Вот только путеводной крысы больше нет.
        - И топливо для факелов на исходе. Пугающая перспектива созерцать моё мужское достоинство всё ближе и ближе.
        Лисица слабо улыбнулась и подняла голову, быстро оглядевшись.
        - Давай посмотрим, что здесь. Ты ещё можешь идти?
        - Могу или нет - здесь я не останусь, - Гирем тяжело поднялся на ноги и поморщился, когда спутница критически его осматривала. - Хватит так смотреть. Я всё-таки не девчонка - не сломаюсь.
        Лисица кивнула и пошла вперёд.

4
        Лисицу сразу привлекла высокая тощая башня, которая казалась исполинской елью с множеством широких, выгнутых кверху ветвей. Несущая конструкция была сработана из хорошо отшлифованного гранита, а карнизы - из дерева. Не обращая внимания на ворчание парня, девушка забрала у него факел и поднялась по ступенькам к черневшему входу. Гладкий пол покрывал неглубокий слой серебристого песка, который тихо шуршал под ногами.
        - Почему тебя постоянно тянет в опасные места? - раздался позади недовольный голос Гирема. - Я ненавижу безрассудные поступки. Ты хочешь умереть?
        «Опять этот недовольный тон», - Лисица подавила раздражение и проигнорировала вопрос.
        - Это здание слишком хорошо сохранилось. Может, его что-то защищает?
        - И что именно?
        - Давай посмотрим.
        Гирем тяжело вздохнул. Лисица резко обернулась.
        - Послушай, я понимаю, что проще ничего не делать и просто сидеть на заднице, ожидая смерти от голода и жажды, но раз уж ты так хочешь умереть, то ты ничего не потеряешь, если поможешь обыскать эту башню.
        Гирем ничего не ответил. В темноте сложно было увидеть его лицо, но Лисице отчего-то показалось, что там должен был проявиться стыд. Ей хорошо удавалось стыдить юношу, и это казалось правильным поступком. В конце концов, именно это ей следовало делать с Вессинаром, пока тот был жив.
        «Если бы я проявила больше участия, то, может быть, не случилось бы того, что случилось».
        - Я не предлагаю сидеть на заднице, - наконец тихо сказал Гирем. - Я предлагаю найти реальный выход, а не копаться в древних развалинах в поисках призрачной надежды.
        Лисица засопела. В словах спутника был смысл, а она предлагала им бродить здесь с едва различимым шансом найти что-нибудь полезное. Да и так ли ей хотелось искать что-то полезное? Скорее, что-то интересное и загадочное, что бы взбудоражило ум. В конце концов, это развалины цзин-хайского города. Джензен отдал бы всё, что угодно, ради того, чтобы увидеть их. Его брат, похоже, был совсем другим.
        - Давай так, - сказал юноша. - Мы посмотрим, что внутри, а потом пойдём искать стены пещеры. Договорились?
        «А он дипломатичен».
        Кивнув, Лисица подняла над головой факел и шагнула внутрь. Задрав голову, она осмотрела потолок, потом стены и пол и облегчённо выдохнула. Многоногих тварей здесь не было. Исследовав пространство в нескольких комнатах по соседству с первой, и не найдя ничего подозрительного, девушка вернулась к юноше, который прислонился к стене.
        - Главное, здесь нет этих Ориду проклятых ванночек. Зато я нашла лестницу, которая уходит винтом на самый верх. Как твоя нога? Можешь идти?
        - Дурацкий вопрос. Я не чувствую ногу.
        - Она всего лишь поцарапана, а не оторвана. Скорее всего, это болевой шок, - она поверхностно осмотрела ногу Гирема. - Ладно, давай немного помогу. Только не привыкай.
        Юноша неловко поднялся на ноге и привалился к её плечу. Она ожидала, что он начнёт краснеть и отнекиваться, но, видимо, желание облегчить страдания перевесило смущение или высокомерие. Лисица запыхтела, пристраивая его подмышку на своём плече и факел в руке, пока, наконец, не сделала первый шаг.
        - Знаешь, для такого щуплого парня, ты всё же слишком тяжёлый.
        Гирем открыл рот.
        - И это была не шпилька, чтобы ты на неё бурно реагировал. Просто стараюсь поддерживать разговор. Готов? Двинули.
        Лестница сворачивалась широкими кольцами бесконечной змеи, спиралью уходя в давящую тьму. Ступеньки были широкими и низкими, облегчая подъём. Огонь факела играл на стенах, порой высвечивая проходы в узкие коридоры, терявшиеся во мраке. Глаза давно привыкли к полумраку, слух ловил мельчайшие шорохи, но здесь их и не было. Башня казалась мёртвой.
        Она вдруг почувствовала, что Гирем весь дрожит. Его рука ещё крепче сдавила ей плечо.
        - Что такое, Гирем?
        - Я чувствую зуд. По коже бегают мурашки, или как ещё описать это чувство? Ты знаешь его.
        Лисица отрицательно покачала головой. Парень криво усмехнулся, словно не поверил ей.
        - Что-то здесь служит источником магии. Не понимаю только, как. Трое богов наделили нас даром рефрамантии. Как этому могли научиться цзин-хайцы? Кто благословил их?
        - Может, те же боги, просто под другими именами, - пожала плечом Лисица. - Смотри лучше под ноги.
        Они подошли к очередному провалу в стене, за которым находился тёмный коридор.
        - Я отойду ненадолго, - помедлив, спросил Гирем. - Не спрашивай, зачем.
        - Только смотри не вступи во что-нибудь, когда будешь возвращаться. И далеко не отходи.
        Парень хмыкнул и ушёл во тьму. Через некоторое время девушка услышала треск разрываемой ткани. А потом у неё над головой что-то зашуршало, перебирая тысячами ног.
        - Боги, они здесь! - донёсся полный ужаса крик Гирема. Парень вылетел из коридора, едва не сбив её с ног, вырвал из рук факел и побежал вверх по лестнице. - Дура, я же предупреждал!
        «Вверх?! Почему вверх?!» - панически подумала Лисица, даже не обратив внимание на оскорбление, и что есть сил рванула следом за спутником. Факел мелькал впереди обезумевшим оранжевым пятном, а потом внезапно метнулся в сторону и исчез.
        - Гирем! - крикнула Лисица, хватая ртом воздух. Тьма навалилась со всех сторону.
        «Он бросил меня!» - паническая мысль заполнила разум, вытеснив все остальные. Девушка остановилась, чувствуя, как гулко бьётся в ушах кровь.
        - Лисица! - донеслось откуда-то сбоку. Она пошла на звук, каждое мгновение ожидая удара о стену, но вместо этого ощутила перед собой пустоту. Далеко впереди мелькнул огонь факела. Она попала в один из боковых коридоров.
        - Гирем! - крикнув, девушка побежала на свет.
        - Где ты там?! - спросил юноша, когда она подбежала к нему. - Там за поворотом какая-то комната.
        - Безопасная?
        - Не знаю, - Гирем сорвал с себя остатки туники, под которой была рубаха, и намотал их на факел. - Бежим!
        Лисица опустила взгляд на его ногу. Та снова начала кровоточить, но парень, кажется, этого не замечал. Из-за спины донёсся шорох, пока отдалённый, но с каждой секундой всё более явный. Они снова побежали. Трудно было держаться на равных с длинноногим Гиремом, но девушка старалась изо всех сил, чтобы не отстать. В какой-то момент ей показалось, что спасение близко. Впереди, в нескольких сотнях шагов показался провал входа. Лисица обернулась - и ей показалось, что в полумраке начал шевелиться потолок. Это был живой ковёр из многоногих существ, стремительно и живо перебиравших сотнями конечностей, словно марионетки, за ниточки которых дёргал кукловод.
        Лисица посмотрела перед собой. Краем глаза он заметила чёрный провал в стене, обозначавший или пропасть, или ещё один коридор. Гирем оторвался от неё на несколько десятков шагов и уже взбегал по ступенькам, которые предваряли вход в комнату.
        «Ещё немного», - подумала девушка и упала, запнувшись о первую ступеньку. Плечо вспыхнуло болью, врезавшись в острый угол. Она подняла взгляд на Гирема. Тот стоял у входа, одной рукой держа неведомо как уцелевшую дверь, и, подняв факел, смотрел на неё сверху вниз. Огонь заложил на его лице тени. Лисица никогда не доверяла ему полностью. И как оказалось, не зря. Он не собирался ей помогать. Он ненавидел простаков, а она была простачкой. И поэтому он даст ей погибнуть.
        «Ты был прав, Джензен. Он ничем не лучше Вессинара».
        Лисица медленно поднялась с пола и почувствовала за спиной сотни голодных взглядов. Зажмурившись, она почувствовала, как защипало в уголках глаз. Не столько из-за того, что её сейчас сожрут, сколько из-за того, что она всё-таки доверилась Гирему, а тот её предал.
        «Никогда я не умела угадывать правильно. Ни с теми детьми в Забрасине, ни с этим ублюдком. Боги, за что вы сделали меня наивной оптимисткой?».
        Девушка сжалась, ожидая, когда в неё вцепятся тысячи острых конечностей и поднимут к потолку, чтобы там разорвать на кусочки. И потому, когда в её локоть что-то вцепилось и рвануло в сторону, она не сумела сдержать визга. Открыв глаза, Лисица увидела рядом лицо Гирема, горящее неожиданной решимостью. Парень махнул факелом из стороны в сторону и твари отпрянули назад, оглушая её мерзким шипением. Этот хор разнёсся по коридору ужасающим эхом.
        - Сюда, - сказал Гирем, утягивая девушку в тёмный провал, мимо которого она только что пробежала. Затолкав её внутрь, он сорвал с себя рубаху, швырнул её на пол у самого входа, и бросил сверху свой рефрактор. Ткань вспыхнула, пламя поднялось на полтора метра вверх. Лисица прикрыла глаза ладонью.
        - Ты поджёг свой жезл?
        - Ты не видела? Вишнёвые Оковы уже прогорели до внутренней полости. Пусть горят до конца.
        Огонь начал опускаться - рубахи хватило ненадолго. Лисица попятилась назад, Гирем тоже. Но вместо пустоты, она нащупала лишь гладкую холодную стену. Тупик. Она задрожала всем телом и почувствовала, что парень дрожит не меньше её. Как ни странно, это наоборот придало ей сил.
        - Что будем делать? - спросил тот.
        - Я думала, у тебя есть план.
        - Никакого плана не было. Я ещё никогда в жизни не поступал настолько глупо.
        - То есть, спас мне жизнь? По-моему, это самая лучшая глупость на свете.
        Гирем улыбнулся и вжался в стену. Лисица сделала тоже самое. Вместе они сползли по ней на пол и прижались плечом к плечу, наблюдая за тем, как тухнут остатки ткани и древесины, преграждавшие путь многоногим тварям. Девушка чувствовала плечо товарища, и вместе с тем неожиданно для себя осознала, что перестала сомневаться. Она запустила руку в свой мешок, с которым так и не рассталась за время путешествия под землёй.
        - Если в жизни существует справедливость, то мы выживем, - прошептал Гирем.
        - Справедливость давно умерла, - сказала Лисица. - Но я попробую её заменить.
        В темноте раздался тихий щелчок, и в руках девушки голубым пламенем возжёгся рефрактор, высветив стены, потолок и пол на десяток метров вокруг. А затем она вложила свой жезл в ладонь Гирема. Аквамариновый свет сменился изумрудным, насыщенным и ослепительно ярким.
        - Действуй, колдун.

5
        Гирем изумлённо уставился на древко рефрактора, которое сжимал двумя руками, а потом перевёл взгляд на Лисицу.
        «Почему же ты так долго скрывала его от меня? Нам ведь было бы гораздо легче найти выход».
        Тут же пришёл очевидный ответ.
        «Она боялась предательства. Справедливо. Да и кто бы стал отдавать рефрактор незнакомцу? Может быть, он вообще не принадлежал ей. У того головореза тоже был рефрактор - может быть, это он и есть, неведомым образом уцелевший в падении сквозь землю».
        Но об этом он будет думать позже, если они выберутся.
        «Когда мы выберемся», - подбодрил себя Гирем и, заметив движение на потолке, слегка повёл перед собой рефрактором, словно делая кистью мазок на холсте.
        «Дронг».
        Из стены с утробным воем выехал каменный пласт и с грохотом врезался в противоположную стену, преградив путь тварям. Они снова оказались в искуственной темнице.
        - Из тебя получился бы хороший тюремщик, - сказала Лисица, словно прочитав его мысли. - И что дальше?
        Гирем осторожно коснулся стены полыхавшим фокусатором. Было непривычно сжимать в руках чужое оружие, чувствовать ладонью незнакомые царапины и сколы, слышать чуточку другой тембр гула, который издавала замысловатая начинка рефрактора. И, разумеется, он не хотел причинять ему вред.
        «Деран». Ответный импульс пришёл быстро.
        - Справа есть другое помещение. Проверим?
        - Не сидеть же здесь.
        «Дакхан Денар».
        Стена начала с рокотом сминаться внутрь, образуя невысокий узкий тоннель, достаточный, чтобы по нему прошёл человек. Гирем поднялся на ноги и едва не заорал от боли. Страх придал ему такие силы, что он даже не замечал рану, пока бежал наверх по лестнице и перепрыгивал через ступеньки. Сейчас, когда опасность отступила, это «прыжок выше головы» дал о себе знать в полной мере.
        Лисица то и дела подталкивала его в спину, а он старался отвлечься от этих тычков, подсчитывая в уме шаги, оставшиеся до помещения. С рефрамантией не стоило перебарщивать, иначе этот сциллитум израсходуется так же быстро, как и его собственный.
        - Откуда у тебя рефрактор? - спросил он, наконец, не оборачиваясь.
        Девушка ответила не сразу.
        - Это мой рефрактор.
        - Значит, у вас было два рефрактора?
        - Нет, только этот.
        - Тогда почему им пользовался тот темнокожий парень?
        - Потому что я не рефрамант.
        - Да ладно врать. Теперь всё стало ясно - и твоя образованность, и причина, почему тебя взяли в отряд головорезов. Ты рефрамант.
        Вместе с тем, Гирем почувствовал лёгкое разочарование. Несложно вести себя так, как вела себя Лисица, будучи магом. Когда он считал её обычной девушкой, её несносность казалось более… притягательной. Он поморщился, осознавая свою дремучую чёрствость.
        «Боги, я только что спас ей жизнь. Какая разница, маг она или нет?»
        - Любой человек может держать в руках включённый рефрактор, если не произносить никаких Слов, а я хорошо умею изображать из себя рефраманта. Ты не первый, кто купился на мой блеф.
        - Тогда зачем ты им понадобилась?
        - Они тоже думали, что я рефрамант. Все, кроме Околота.
        - Я понял. Этот ублюдок отобрал у тебя жезл.
        - Нет, «этот ублюдок» хотел меня защитить. Когда дело доходит до драки, рефрамант всегда становится главной мишенью. Обычно я и отыгрывала эту роль. В этот раз Околот запротестовал.
        - Так у вас роман.
        - Я тебя сейчас ударю.
        Гирем рассмеялся, ощущая впереди тонкий каменный слой. Последний участок стены вывалился наружу, раскатившись по гладкому полу помещения множеством осколков. В лицо дохнула пыль. Закашлявшись, Гирем осторожно ступил на пол и помог спуститься Лисице. Обернувшись и подняв над головой жезл, он зашарил взглядом по потолку.
        - Вроде бы никого. Только… - он махнул оружием в сторону дверного проёма без створок. Каменная стена выползла из пола, перекрыв вход.
        Переведя дух, они занялись осмотром помещения, которое оказалось огромным залом. Как вяснилось позже, он имевшим форму подковы, как выяснилось позже. Воздух здесь казался замершим, а тьма уступала робкому полумраку. Стояла тишина, в которой одинокими голосами отдавался шорох их шагов. Лисица подошла к одной из стен и медленно провела рукой по тёмно-серой поверхности.
        - Тут какие-то рельефные письмена, и даже узоры. Буквы не похожи ни изритские, ни на артарианские, ни на бъялвийские, ни на асалонские.
        Гирем усмехнулся, поднеся рефрактор к месту, где была прижата рука девушки.
        - Жаль, здесь нет Джарката - уж он бы понял, что к чему.
        - Кто такой Джаркат? - Лисица забрала у него рефрактор.
        - Так, один мой друг, историк.
        - Он тоже где-то здесь, у Барьера?
        - Да. Как думаешь, если наверху никто не пострадал, нас скоро начнут искать?
        Девушка молча рассматривала стены, водя рефрактором из стороны в сторону. Он показалась не столько заинтересованной в прочтении угловатых, с множеством пересекающихся линий, символов, сколько в том, чтобы не отвечать на вопрос.
        «Понятно».
        Они вошли в широкую круглую комнату, с четырьмя окнами, расположенными друг напротив друга. Прикрытые ставни казались неподвластны времени. Создавалось впечатление, будто хозяева ушли только вчера. Вдоль стен выстроились шкафы со створками из разноцветного стекла. Гирем приоткрыл одну - на полках теснились ветхие фолианты.
        Девушка за его спиной склонилась над длинным столом с дюжиной выдвижных ящиков. Она ухватилась за металлическое кольцо на одном из них и потянула на себя. Ящик не поддался.
        - Если оттуда выскочит какая-нибудь тварь или сработает ловушка… - Гирем устало почесал лоб и забрал протянутый Лисицей рефрактор.
        - Знала я одного парня, похожего на тебя, - пропыхтела девушка, звеня мечом, который пыталась вставить в зазор между ящиками. - Тоже был очень осторожен и аккуратен. Знаешь, что с ним стало?
        - Нет.
        - Он всё равно погиб.
        - Очень ободряюще.
        - Я говорю это к тому, что мы всё равно на грани гибели. Отсутствие рискованных действий не гарантирует нам безопасность.
        - Надеюсь, ты не станешь приводить этот аргумент, предлагая выпрыгнуть из окна.
        Раздался звон меча, а затем протяжный гул вибрирующей стали.
        - Готово, - девушка уныло шмыгнула носом, разглядывая содержимое ящика. - Какие-то бумаги. Дрянь. В шкафу полным-полно книг, чтобы развести костёр.
        - Ты не собираешься сжигать древние рукописи.
        Девушка обернулась к нему и захлопала глазами.
        - Ни за что! - выдохнул Гирем. - Это же книги, написанные цзин-хайцами. Тут может быть столько всего интересного об их истории. Кархарий озолотит тебя за эту находку.
        - Зачем нам знать чужую историю? Люди всё равно не сделают выводов из прочитанного, - хмыкнула Лисица.
        - Служанка, воровка, геолог, лекарь, а теперь ещё и философ, - Гирем посмотрел на лицо девушки, которое неожиданно приобрело любопытствующее выражение, и усмехнулся. - Как ты ещё не вышла замуж?
        - Заткнись и выключи мой рефрактор. Не заметил, что здесь и так светло?
        Гирем открыл рот и щёлкнул предохранителем. Зелёное пламя исчезло, но темнее не стало. Комнату озарял мягкий свет, не имевший видимого источника. Было просто… светло.
        - Я же говорил, что в башне есть источник магии. Только где?
        - Сейчас ты задаёшься совсем не теми вопросами, - девушка рылась в ящиках, которые открывала один за другим. - Нам нужно что-нибудь, похожее на сциллитум. Не может же здесь быть одна только бумага, книги, и металлические перья для письма?
        - Нет, есть ещё вот это, - с содроганием произнёс Гирем, подняв взгляд на голую стену в дальнем конце помещения и увидев прикреплённого к ней чёрного паука размером с кулак. Точнее, это существо лишь походила на него, поскольку ног насчитывалось куда больше восьми. Оно казалось настоящим, поскольку поверхность тела не имела ни малейшего намёка на отблеск света. Единственный глаз на тонкой вытянутой ножке мерцал пурпурным огнём. Казалось, стоит только дотронуться до толстых лапок, и тварь оживёт.
        Лисица стала рядом.
        - Похожи на тех тварей. Думаешь, это место было чем-то вроде зверинца?
        - Может быть. Или алтарём, где им поклонялись. Но смотри на этот глаз. Мне кажется, он и является источником магии, которую я чувствовал на лестнице. Но как?
        - Если у них были рефраманты, значит, у них был и сциллитум, верно?
        - И вправду. Если только… нет никаких других вариантов.
        - Каких вариантов? Они были расой полубогов, которым не требовался сциллитум?
        Гирем тихо рассмеялся и поднял ладони.
        - Это может оказаться обычной фантазией или бредом, но если предположить, что рефрамантия не единственный способ создавать магию, то существуют и другие. Мы ничего не знаем о её природе, как и о её источниках.
        - Источник магии - боги, - пожала плечами Лисица.
        - Нашей - да. Но что, если есть и другой?
        - То есть, у цзин-хайцев были свои боги, которые наделяли их другой магией?
        - Что-то вроде этого, - Гирем смущённо почесал затылок, сам не до конца веря в свои слова.
        - Но версия с теми же богами, просто под другими именами, более вероятная, чем твоя.
        От необходимости признавать правоту Лисицы, юношу избавила волна холода, прокатившаяся по телу. Все звуки исчезли. Пространство начало преломляться, подобно треснувшему стеклу. Девушка подскочила к нему и уставилась на паука, беззвучно шевеля губами. Гирем придвинул лицо ближе к пурпурному глазу и пристально в него вгляделся. Ничего. Обычный драгоценный камень. Или стекляшка.
        Девушка подбежала к одному из окон и выставила руку наружу, словно желая что-то показать. Прыгая на одной ноге, Гирем добрался до неё, не слыша ни звука бьющегося сердца, ни шума дыхания, ни скрипа половиц под ногами. Выглянув в окно, он едва не потерял сознание, окрылённый надеждой. Впереди, в полумиле от башни, тускло светился тоннель, который вёл, без сомнения, наружу. Гирем не сразу осознал, что звуки вернулись, и рядом едва не пищит от радости его спутница.
        - Нас спасли! Поверить не могу, что такое может быть! Как? Кто догадался искать нас здесь?!
        - Я не знаю, - широко улыбаясь, Гирем обнял её за плечо одной рукой. - Ты поняла, что сейчас произошло? Почему исчезли звуки? Кто-то использовал пространственную рефрамантию.
        - Теург?
        - Не думаю. Перемещение в пространстве демонически опасная штука. Давным-давно один мой старый друг потерял силы, воспользовавшись ею.
        - Но для кого-то мы всё же стоим этого риска. Ай, неважно! Нужно спускаться. Знаешь, в такие моменты кажется, что если не поспешить к лошади, то она ускачет.
        - Понимаю, - кивнул Гирем, когда внезапно звуки опять исчезли.
        Перемещение сквозь пространство было для него новым ощущением, когда плиты под ногами, стены, испещрённые надписями, и затхлый воздух внезапно сменяются глубоким песком, острыми камнями, впившимися в ладони и свежестью, повеявшей из открывшегося прохода. Гирем мягко ударился о песок, и несколько мгновений лежал неподвижно, пока Лисица не собралась с силами и поднялась, после чего помогла ему. Вход в тоннель зиял в нескольких сотнях шагов. Юноша выплюнул изо рта песок и улыбнулся девушке.
        - Кто-бы это ни был, я буду благодарен ему до конца жизни.
        - А я его уже ненавижу. Нельзя было сразу перенести нас на поверхность?
        - Может, его возможности ограничены? - хмыкнул Гирем и вдруг изменился в лице. Прижав палец к губам, он медленно повернулся спиной к выходу. В чёрной неподвижной тьме раздавался тихий шорох, мало-помалу усиливаясь. Лисица сделала шаг к выходу.
        - Надеюсь, они боятся солнечного света.
        Шорох стал оглушительным. Казалось, он заполонил пещеру, исходя от стен и потолка. В свете факела возникла тонкая нить и существо, похожее на паука с десятками конечностей, мелькнуло прямо перед лицом Гирема. Тот вскрикнул и отмахнулся древком жезла. Раздался глухой шлепок и тварь отлетела куда-то во мрак.
        - Бежим! - вскрикнула девушка и потянула его за собой.
        До тоннеля оставалась сотня шагов, а шорох раздавался уже перед ними. Неяркий свет проявил ковёр копошащихся тварей, которые в слитном потоке стремились к выходу, передвигаясь на сотнях ног. Вниз протянулись дюжины нитей, и они спускались по ним, повернувшись к Гирему и его спутнице животами, круглыми как блюдца, и расставив конечности во все стороны, словно запрещая идти дальше.
        - Что делать?! - вскрикнул Гирем, выставив перед собой рефрактор. В голове одна за другой вспыхивали панические мысли, страх сделал тварей ещё отвратительнее и страшнее.
        - Бить гадов, что ещё?! - крикнула девушка и с визгом ринулась вперёд, молотя во все стороны мечом.
        Гирем побежал следом, крича от боли в колене и ужаса. Они сбивали тварей на пол, и, коснувшись песка, те с шипением подпрыгивали и опрокидывались на спины, извергая из поднятых кверху животов фонтаны тёмной слизи.
        Гирема едва не вырвало, но он, запретив себе думать об увиденном, продолжил размахивать гаснущим рефрактором. До входа остались не больше пятидесяти шагов, когда огонь потух, окружив их полутьмой, которую рассеивал лишь тусклый свет тоннеля. Гирем почувствовал, как сзади спустились ещё несколько существ. В следующий момент они должны были прыгнуть ему на спину или затылок. Его спутница, вырвавшаяся на десять шагов, остановилась - перед ней расставили лапки полсотни тварей. Она попятилась, повернула голову к Гирему - на фоне рассеянного света бледное расцарапанное лицо, разводы запёкшейся крови и спутанные рыжие волосы.
        И надежда в глазах.
        В какой-то момент он удивился, почему рефрактор погас, а света не становится меньше.
        …Огонь взревел позади него подобно разъярённому дракону. Широкая струя пламени с довольным жужжанием обогнула их, и пронеслась дальше. В бешено извивающихся языках огня твари одна за другой сворачивались в чёрные комочки и падали наземь, словно сгнившие яблоки.
        Гирем обернулся и почувствовал в ногах слабость. Он упал на колени, видя в бесконечно меняющихся изгибах пламени фигуру отца, который медленно шёл к ним. Его тело, от которого валил пар, казалось расплавленным железом, но то был отблеск белоснежного огня на мокрой коже. Чёрная борода курилась, подобно пучку хвороста, схваченные в конский хвост волосы трепетали, словно их теребили огненные пальцы. По перевитой толстыми венами руке, сжимавшей чёрное древко Терновника, стремился огонь, втягиваясь в кристалл на верхушке и вырываясь оттуда же концентрированным лучом. Кристалл сиял рубиновым маяком, указывая путь к врагам.
        Струя огня достигла тоннеля, в который уже начали втягиваться существа. Шипение заполонило уши. Живой ковёр раздался в стороны и нехотя откатился назад, во тьму. Терновник потух.
        Рензам опустился на колени перед Гиремом и крепко его обнял.
        - Больше никогда не теряйся.
        Гирем вздохнул, чувствуя, как в груди поднимается тёплая волна нежности, которая накрывает застаревшее озеро презрения. Он осторожно ответил на объятия. Непривычное действие.
        - Спасибо… папа. Я думал, все посчитали меня мёртвым.
        - Чрезмерная рассудительность иногда влечёт за собой большие проблемы, - он замолчал, но потом продолжил уже привычным ворчливым голосом. - Пора покинуть этот демонов котёл. Не хочу, чтобы твари вцепились нам в спины, пока мы тут нежничаем.
        Они поднялись на ноги. Гирем повернулся лицом к тоннелю и успел увидеть, как Лисица вбежала в него и, не оборачиваясь, скрылась за поворотом. Юноша улыбнулся. Он считал её простой девушкой, не рефрамантом, и всё равно пришёл на помощь, как и обещал. И это было… прекрасно. Это значило, что для него ещё не всё потеряно.
        - Что за девчонка? - спросил отец, помогая ему идти.
        Гирем улыбнулся.
        - Товарищ по несчастью. Не думаю, что за ней стоит гнаться. Она не опаснее какой-нибудь служанки.
        - Она пыталась тебя убить, не так ли? Не вижу другой причины, почему девчонка попала в эту пещеру вместе с тобой. Она может быть связана с убийцами.
        - Я тебе потом всё расскажу, папа. Давай не будет рушить этот момент, хотя бы сейчас.
        Рензам склонил голову и сохранял молчание до тех пор, пока они не вышли на поверхность. Последние шаги по тоннелю Гирем сделал, зажмурившись. Здесь ему пришлось закрыть уши из-за шума толпы, которая собралась возле входа.
        - Рензам, что это за чертовка?! - простонал кто-то голосом Остиса.
        - Вы её схватили?
        - Она пнула меня между ног, растолкала этих ротозеев и исчезла. Боги, какие острые у неё носы…
        - Идиот, - отрывисто бросил отец и возвысил голос. - Слушайте сюда! В этой пещере живут хищные твари. Завалите вход, пока они не оправились от испуга.
        - Но сэр, нам интересно, что там.
        - Там смерть, мальчик. Если я что-то приказываю, то не просто так.
        - Дивайн Рензам! - раздался знакомый мужской голос. - Вы великолепны. Знаете, если Саламах Инги разрешит мне участвовать в написания четвёртого тома «Жизни великих людей», то я включу эту историю в главу про вас. Этот триумф нерушимой веры и стальной воли нуждается в запечатлении…
        - Не поясничай, историк.
        Гирем расплылся в улыбке.
        - Гири, ты заставил нас пережить не самые приятные часы. Кое-кто, между прочим, даже делал ставки на твою смерть. Да, Остис?
        - Нет, я ставил на то, что Рензам найдёт тебя живым. Сиверт, не молчи!
        - Он так рад, что потерял дар речи, - холодно произнёс Рензам. - Расступитесь. Гирему нужно показаться лекарю.
        Гирем почувствовал, как его ладони касается холодный многогранный кристалл сциллитума.
        - Сынок, сделай одну вещь. Эти идиоты глухи и слепы. Твоё последнее Слово на сегодня, ладно?
        Он с трудом приоткрыл глаза и увидел сквозь ослепительный свет заходящего солнца уходящие отвесно вверх тёмно-оранжевые склоны огромного карьера. Повсюду, насколько хватало взгляда, к ним крепились строительные леса с ярусами, на которых работали археологи. Сами рабочие столпились вокруг него и Рензама, за их спинами торчали светлые островки раскопанных сооружений.
        - Хочешь, чтобы я завалил вход?
        - Несомненно, - кивнул отец и повысил голос. - Всем стоять на месте! Вы получите доступ, когда это решит Теург!
        Гирем взял протянутый кристалл и начал откручивать донышко жезла.
        Чужого жезла.
        Его окатила холодная волна ужаса. Девушка исчезла, позабыв о своём рефракторе. Куда?! Он сглотнул, покосился на отца - тот вместе с Сивертом и Остисом внушительно втолковывал людям, почему нужно завалить выход. Если сказать ему о находке сейчас, то он наверняка поднимет немалый шум. Решив отложить рассказ на потом, он посмотрел на донышко - на нём красовалось рельефное изображение головы морны - толстый загнутый клюв, глаз, острые перья на шее. Поверх клюва были выгравированы три буквы - Е.А.Т.
        «Скорее всего, эти инициалы принадлежат ей или мастеру, который сработал жезл. Или тому, у кого она его украла», - он яростно почесал щёку и ещё раз посмотрел на изображение морны. Что, если Лисица связана с ними? И если она связана, то как же неудачно он солгал про отца-разводчика морн. Она наверняка раскусила его, и её недоверие стало ещё более объяснимым.
        «Калишор Хлой - заводчик морн в Сибельниле и тесть Алана - один из лучших людей, которых я знаю. Любой бы хотел себе такого отца».
        Закончив работу, он прошёл сквозь толпу вместе с товарищами, и замер на месте, когда воздух внезапно завибрировал и преломился, а звуки исчезли. Из него разом вышел десяток солдат, а среди них и Камелия Ревасс, на сей раз в непривычном для неё тёмном платье. Девушка морщилась и держалась за сердце.
        - Это были вы, - Гирем широко улыбнулся ей. - Спасибо.
        - Очень мило, но за что?
        - Так это были не вы?
        - Определённо не я, - Камелия в замешательстве посмотрела на Рензама.
        - Насколько я понял, кто-то открыл проход в каверну. Открыл с помощью пространственной рефрамантии, каким бы опасным не был этот способ.
        Девушка хмыкнула.
        - Давайте обсудим всё в более приятной обстановке. Расскажете мне обо всём, что произошло. Нужно систематизировать информацию.
        - Очень умно звучит, - донёсся сзади голос Джарката. - Очень!
        - Кто этот человек?
        - Заноза в заднице, - поднял палец Остис.
        Камелия вновь хмыкнула и распростёрла руки, словно намереваясь обнять всех, кто был вокруг. Гирем вздохнул, приготовившись к перемещению.
        Разговор обещал быть очень напряжённым.
        ГЛАВА 22. ЗВЕНО СОБЫТИЙ
        Изру омывают четыре океана - океан Брусса с запада, Алеманский океан с севера, Тёмный океан с северо-востока и Штормовой океан с юга и юго-запада. Мы хорошо знаем первый, поскольку приплыли из-за него, второй, поскольку оно служит нашими рыболовными угодьями. Мы даже немного знаем о третьем, несмотря на его враждебные для всякой жизни свойства.
        Про четвёртый мы не знаем ничего. Насколько он велик? Скрывает ли за собой другие земли или может даже другие цивилизации? А может быть, чёрная завеса - это предупреждение Богов?
        Мы не получим ответов, пока не найдётся тот, кто отважится и главное - будет иметь силы, чтобы раздвинуть её. Отрывок лекции Курта Затароу для капитана «Белосты» во время шторма (и за несколько секунд до потопления корабля), рассказанной единственным выжившим - самим капитаном, 711 год от создания Триединой Церкви.

1
        Триксель считал себя человеком весьма серьёзным и ответственным, а Неда Громквара - неряшливым, легкомысленным и потерявшимся в жизни. Наверное поэтому, когда старый рефрамант осторожно стал рядом с ним у фальшборта корабля, носившего гордое имя «Неуязвимый», чтобы попросить ещё одну порцию миалия, он поморщился, но всё же сунул руку во внутренний карман просторной зелёной робы. Достав оттуда содержимое, он протянул ладонь Неду. Старик облизал искусанные губы и с лёгкой дрожью посмотрел на Трикселя.
        - Спасибо, господин, - и спрятал крошечный пузырёк с тёмной субстанцией за пазуху.
        - Ты понимаешь, что это наркотик? - спросил горбун, озирая бескрайнюю волнующуюся синеву. - По церковному закону за такое могут и казнить.
        - Простите вашего слугу, господин, но я не видел предупреждений о миалии ни в одном прибрежном городе Ваэльвоса, равно и как пометок в кодексе Ум» оса.
        - Это потому, что я создал его. Никто, кроме тебя и меня о нём не знает.
        - И вы ещё говорите про запреты. Зачем было создавать то, за что можно лишиться головы?
        - Потому что у меня была естественная необходимость в этом эликсире, - Триксель покраснел. - Точнее, в том, что он делает.
        - Прекрасно вас понимаю, господин, - Нед растянул губы в улыбке и снова извлёк на свет пузырёк. Открыв пробку, он поднёс его ко рту.
        - Не стоит с ним перебарщивать. Сосуды могут расшириться так, что ты истечёшь кровью за несколько минут.
        - А какая разница, - проскрипел Нед и вылил содержимое пузырька себе в рот. - Всё равно жизнь дрянная.
        Горбун скривил губы, но промолчал.
        - А-ах, - блаженно улыбнулся старик. - К тому же, я не боюсь казни. Всю мою предыдущую команду казнили у меня на глазах.
        - Предыдущую?
        - Ту, после которой я подался в пираты. Я ведь плавал под началом дивайна Синваля Маэльдуна.
        - И почему же вашу команду казнили?
        - Эх… эта история не для сегодняшнего дня, господин. Я радуюсь тому, что уже два дня как свободен делать, что захочу.
        - Разговор с Сардарионом ещё впереди, Нед. И почему это ты постоянно называешь меня господином?
        - Кхм, я надеялся, что смогу как следует послужить вам. Если на то будет ваша воля, конечно.
        Триксель опустил взгляд вниз, забороздив им по белым барашкам волн, разгоняемых могучим форштевнем трёхматчевого судна. Увидев, как среди них блеснуло нечто серебристое, он вздрогнул.
        - Поговорим об этом после допроса у Сардариона. Скажи мне лучше, как ты относишься к драконам?
        - Как отношусь? Я про них только слышал. Последний ведь издох лет сто назад. Говорят, его тело нашли распростёртым на городской стене Элеура.
        - А что насчёт морских драконов?
        - На севере они не водятся - там слишком холодно. Дивайн Синваль плавал на нескольких, когда ещё был в здравом уме. Представляете, господин? Он прыгал в воду, ловил скользкую тварь в водный захват, брался за её вибриссы и управлял ими как поводьями.
        - Любопытно, - отозвался Триксель, завороженно глядя в воду. - А ты знаешь, что когда-то в приморских городах Ваэльвоса практиковалась казнь через поедание морским драконом? Я её не застал, но лет двести назад наши предки любили делать такое с пиратами. Преступников сажали на корабль, потом находили в море дракона и бросали их в воду. Вода после этого бурлила несколько дней и оставалась красной от крови ещё дольше.
        - Бр-р-р, даже представлять не хочу. И почему вы завязали разговор про казни и драконов. Я сказал, что не боюсь казни, вовсе не то, что хочу оказаться наживкой для морского монстра.
        - Дело в том, Нед, что один из этих монстров сейчас плывёт рядом с нами.
        Нед посмотрел на воду и вздрогнул.
        - Бааа.
        - «Бааа»?
        - То есть - «мать моя Кебея, он же нас сожрёт»!
        В десятке метров от «Неуязвимого», среди белых гребней волн, извивался гигантский змей. Его чешуя блестела на солнце и переливалась разными цветами, словно живая радуга. Иногда он поднимал голову и лениво раскрывал пасть, обнажая ряды длинных острых зубов. Чудище плыло параллельно кораблю и изредка моргало, словно насмешливо подмигивая двум рефрамантам: «Привет, живое мясо!».
        Над палубой разнёсся крик - любопытные матросы встали возле фальшборта и, весело переговариваясь, тоже наблюдали за диковинкой.
        - А у него есть крылья, - заметил Триксель, разглядывая животное. - Хоть они и слишком маленькие для полёта, зато он научился пользоваться ими как плавниками. Глянь, он светится всеми цветами радуги. Прекрасное животное. Как хорошо, что люди не добрались до глубин океана и его тайн - они бы раскрыли их непозволительно грубо и жестоко.
        Нед почесал ввалившийся живот.
        - Я бы сказал - опасное животное. Это самый большой из морских драконов, что я видел. Смотрите, он одним жевком мог бы смять три лодки, выставленные борт к борту. Надеюсь, ему хватит мозгов не напасть на нас.
        Но морской дракон, напоследок подмигнув свидетелям своего существования, скрылся в тёмной воде, оставив на поверхности лишь белые буруны. Триксель утёр со лба липкий пот и с сожалением вздохнул. На несколько минут он отвлёкся от угнетающих мыслей об отце и плене. Почувствовал, что может радоваться и восхищаться. Он почувствовал на плече сухую ладонь Неда.
        - Предлагаю спуститься в каюту и отобедать. Заодно проверим, как поживает дама вашего сердца.
        - Нед, не заставляй меня жалеть о том, что я не сдал тебя Сар…
        Поверхность моря вспучилась белым облаком и исторгла из себя длинную узкую пасть, ощетинившуюся множеством зубов, похожих на иголки. Над водой появилась лишь голова и короткая шея подводного монстра. А между его челюстей бился в агонии несчастный дракон. Монстр с оглушительным шумом шлёпнулся головой о воду, взметнув столб брызг, и исчез. На том месте лишь остался кружиться водоворот.
        - Нет! - вырвалось у Трикселя. Бросившись обратно к фальшборту и вцепившись ладонями в его металлическую обивку, он во все глаза уставился на волнующуюся водную гладь. Какие ещё страшные существа прячутся в океане? Человек истребил драконов, но никогда не сможет посягнуть на то, что скрывается под водой. И слава Богам - ему там нечего делать.
        «Хотя я бы не отказался взглянуть на океаническое дно. Хотя бы одним глазком».
        - Ум» осов страх! - заорал кто-то на палубе. - Вы видели?! Это горнилодон!
        - Разве эти твари заплывают вглубь залива? - спросил Триксель у одного из матросов, собравшихся поглазеть на чудовище.
        Моряк посмотрел на него, раздумывая, стоит ли с ним заговаривать, но всё же ответил.
        - Мы вылавливали здесь акул и морских крокодилов, но никак не драконов и уж точно не горнилодонов.
        На поверхность всплыли останки некогда радужного красавца. А вместе с ними появился и горнилодон. В воздух с шипением взметнулся столб воды высотой с мачты «Неуязвимого». Вода вокруг чудовища бурлила, медленно вздымались и опускались четыре громадных чёрных плавника. Размерами монстр превосходил флагман теургиатского флота в полтора раза.
        Боковым зрением Триксель увидел Сардариона, который вышел на палубу в своей обычной капитанской форме, состоявшей из начищенных кожаных сапогов, заправленных в них опрятных тёмно-синих штанов и идеально сидевшей туники с замысловатыми узорами. Других знаков отличий у него не было, но спутать адмирала с простым моряком было невозможно - слишком много величия пронизывало движения и осанку мужчины. Невольно горбун испытал жгучую зависть - ему таким не быть никогда.
        Вместе со старым рефрамантом, он подошёл к Сардариону. Два дня тот словно намеренно не попадался им на глаза, будто забыл об их существовании. Тем не менее, Триксель подозревал, что матросы докладывают адмиралу о любом их шаге или разговоре. И горбун готовился к допросу.
        - Доброе утро, господа. Всё ли вас устраивает на моём «Неуязвимом»?
        - Здесь чудесные каюты, капитан, а такую еду я в последний раз видел ещё до отплытия из Канстеля полгода назад. Меня беспокоит лишь то существо, что служит сейчас нашим эскортом.
        Сардарион равнодушно глянул на морскую поверхность, где размеренно вздымались и опускались громадные плавники чудовища, с шумом взметывая вверх облака брызг.
        - Этого малыша по достоинству бы оценили на своих тарелках какие-нибудь аристократы с Виноградных Берегов, запивая его белым «Дервеном», - произнёс он.
        - Малыша?!
        - Конечно. Вы что, не видите, что это детёныш? Взрослая самка раза эдак в два больше него. Не беспокойтесь, дивайн, он нам ничего не сделает.
        - Почему вы так думаете?
        - Потому что из двух блюд он предпочёл морского дракона, а не нас. Этого ему хватит, по меньшей мере, на месяц. К слову о еде - я приглашаю вас троих на обед в свою каюту. Вы голодны?
        - Зрелище разрываемого на куски дракона прекрасно сказалось на моём аппетите, капитан, - скривил губы Триксель.
        - Что ж, тогда вы знаете, зачем я вас зову, дивайн.
        Блеснув глазами, Сардарион кивнул и направился в подпалубные помещения. Горбун повернул голову к Неду.
        - Старайся помалкивать во время обеда.
        - Разумеется, господин.

2
        Адмиральская каюта оказалась просторной комнатой с зелёным ковром и картинами на стенах. Одну из стен целиком занимала карта Изры с архипелагами Навустрозы и Драконьих Костей на севере и Трёхпалой Лапой на юге. Широкие завитушки, означавшие вечные шторма, покрывали почти весь низ карты. Континент имел вытянутую форму, протянувшись с запада на восток. Левая половина была усыпана множеством точек с короткими пометками, которые оканчивались на косой гряде Джихалайских Гор. Правая половина была девственно чистой, имелись лишь очертания, причём береговая линия вовсе не изобиловала изгибами, свидетельствовавшими о её тщательном исследовании. Берега Алсалона не видел никто.
        Триксель ненадолго задержался у карты, разглядывая залив Ваэльвос. Его берега в форме серпа охватывали водные просторы. Далеко вперёд вынеслись два острых конца - Западный и Восточный Клыки. В центре «лезвия» большой точкой был отмечен родной Канстель.
        - Завтра мы увидим серые утёсы, на которых стоит ваш замок, - сказал Сардарион, пройдя к своему месту за накрытым белой узорчатой скатертью столом.
        Нед сел за стол и без стеснения запустил руку в открытый горшок с кусками жареной рыбы.
        - У вас прекрасный вкус, адмирал, - заметил Триксель, разглядывая пейзажи и портреты.
        - На этих картинах запечатлены места, которые запомнились мне больше всего. Это бледно-стальные вершины Каседрума, здесь - зелёные террасы Виноградного Изгиба. А на том портрете изображён сам Питер Брусс, каким его представлял художник.
        - Кхм… он похож на вас, капитан.
        Сардарион хмыкнул.
        - Ничего удивительного. Портрет рисовала моя будущая супруга. Она же, между прочим, настояла на том, чтобы его повесили сюда. Сольвейн тяжело в чём-то переубедить.
        Раздался громкий стук - Нед задел рукой свою кружку с вином и посмотрел на Трикселя извиняющимся взглядом.
        Горбун сел за своё место напротив адмирала.
        - А где Никоро?
        Словно в ответ на это открылась входная дверь, и в каюту вошла диастрийка, облачённая в длинную, до колен, бирюзовую тунику с нежно-бежевыми разводами. На ногах у неё были мягкие светло-серые туфли из шёлка. Свои персиковые волосы она заплела в толстую косу, которая висела за спиной. На несколько мгновений Триксель забыл обо всём, таращась на неё, и только потом, спохватившись, подковылял к столу и выдвинул из-за него стул. Никоро просто улыбнулась и, кивнув, села на предложенное место, после чего повернулась к Сардариону.
        - Спасибо за приглашение, адмирал. Чуждость наших народов делает подобные совместные трапезы бесценными. Побывайте когда-нибудь у нас в Шуруппаке. Лугаль Зифрен примет вас с радостью.
        - Благодарю за приглашение, леди Никоро. А сейчас давайте поблагодарим Ум» оса за пищу, которую мы добываем в его безграничных владениях.
        Сведя ладони в молитвенном жесте, Сардарион поочерёдно посмотрел на гостей. Триксель первым повторил его жест, затем Нед, и только потом, с видимой неохотой, Никоро. Горбун мысленно покачал головой. Он не имел ничего против верований девушки.
        «Толькой порой, ради достижения важной цели, нужно уметь отступать от принципов хотя бы на маленький шажок».
        - А теперь давайте есть, - довольно сказал адмирал и принялся за копчёную рыбу. По его виду казалось, что ему нравится принимать у себя гостей.
        «Опасный человек. Сидит, довольный как кот, перед которым поставили миску с молоком. Возможно, он пытается ввести нас в сонное состояние, чтобы бы легче допрашивать и обводить вокруг пальца», - размышлял Триксель, зачерпывая ложкой буро-зелёную смесь из нарубленных овощей и водорослей, приправленных специями. - «Или всё гораздо проще, и Сардариону просто не хватает общества кого-то, кроме обычных матросов и солдат?»
        Он бросил взгляд на Никоро. Та сидела, держа в руках свой прибор, и смущённо глядела в пустую тарелку. Адмирал тоже обратил на это внимание.
        - Леди Никоро, что-то случилось?
        - Видите ли, дорогой адмирал, мой народ не очень хорошо усваивает вашу пищу.
        - Как же вы держались два дня? Почему молчали?! - воскликнул Сардарион; его рука лежала в стороне от тарелки, ожесточённо сжимая пустую ложку.
        - Меня кормил дивайн Триксель.
        Адмирал посмотрел на горубна, подняв бровь. Тот откашлялся.
        - У меня есть некоторые эликсиры, которые помогают ей с пищеварением. Их я и добавлял в её еду. Моя ошибка, я совсем забыл взять флакон для обеда.
        - Я узнаю у кока, есть ли среди провизии что-то подходящее для вас.
        - Сомневаюсь, адмирал. Лучше уж так, как есть.
        - Нам остаётся поскорее добраться до Канстеля, - аккуратно подбирая слова, сказал Триксель. - А сейчас мы могли бы ответить на все ваши вопросы. Уверен, их накопилось достаточно.
        Сардарион вытер губы чистым полотенцем, после чего свёл пальцы перед грудью и открыто посмотрел на горбуна. От этого взгляда Трикселю стало неуютно. Он поёжился.
        - Скажите, дивайн, я могу вам верить? Могу верить в то, что вы не будете вилять из стороны в сторону и уклоняться от честного ответа?
        - Конечно, адмирал. У меня нет причин лгать вам.
        - Хорошо. Я тоже не люблю попусту лить воду. Сейчас я опишу ситуацию, в которую вы попали, а вы поправите меня и покроете все белые пятна.
        - Вперёд, адмирал, - Триксель бодро потёр ладонями.
        - Итак, некоторое время назад из Шуруппака отплыл корабль. На его борту были вы трое. Корабль принадлежал диастрийцам?
        - Верно. И на борту были лишь я и Никоро. Неда мы встретили позже.
        - К нему мы вернёмся позже. Везли ли вы что-нибудь ценное?
        - Если не считать нас самих, то нет.
        - Хорошо. Вы проплыли вдоль западных берегов, минули Западный Клык, вошли в воды залива. Здесь на вас напали пираты. Вы можете описать, как всё происходило?
        Горбун мысленно нахмурился, вспомнив голубые лучи прожекторов, и ослепительные вспышки, которые сопровождались низким гулом и грохотом взрывов.
        «Этого адмиралу знать точно не стоит».
        - На самом деле, мы были в своих каютах, - он услышал голос Никоро.
        «Молодец».
        - Понятно. Но в какой-то момент пираты одержали верх и перевели вас на свой корабль. Что случилось с диастрийским?
        - Его утопили. Сломали пополам тараном и пустили ко дну, - хрипло сказал Нед. - Я видел это собственными глазами. Жаль бедняг.
        «Да, дед, из тебя получается неплохой лгун».
        Сардарион повернулся к старому рефраманту. Тот заметно побледнел.
        - Как вы встретились с дивайном и его спутницей? Когда пираты напали на диастрийцев, я уже был их пленником. Это ужасные люди, адмирал. Они избивали меня, чтобы я выполнял для них работу.
        - Какую именно?
        - Ну, например, раздувал паруса и разгонял тучи.
        - То есть, - скулы Сардариона неожиданно потвердели, - те пятеро человек, которых мы оставили в живых, лгали о том, что вы помогали им добровольно?
        Нед недоуменно переглянулся с Трикселем.
        - Адмирал, я думаю, они вас обманывают, - мягко произнёс горбун. - Это же пираты. Ради того, чтобы выжить, они свалят всю вину хоть на самого Ум» оса.
        - Не самый убедительный аргумент, - упрямо сказал Сардарион.
        - Однако у вас имеются только их слова - и наши, - Никоро робко улыбнулась, но тон её был твёрже стали. - Я надеюсь, слова подданной Лугаль Зифрен и дивайна Нурвина, пока что ценятся здесь выше слов тех, кто убил моих собратьев и пытался сбыть нас на чёрном рынке.
        Сардарион побарабанил пальцами по столу и вновь посмотрел на Трикселя.
        - Ладно, отложим этот вопрос на потом. Меня больше интересует, о чём вы разговаривали с пиратами. В частности, с тем, чьи останки мы нашли в трюме. Что с ним случилось?
        - О, этот болван пытался выпытать у меня Слова рефрамантии. В итоге я сказал ему неправильное слово, а наш друг Нед, которого вы подозреваете невесть в чём, подтвердил его подлинность.
        - И пират поверил?
        - Он был редкостный болван.
        - Он использовал магию против вас? - в выражении лица Сардариона появился намёк на веселье. - Боги видят, подлец заслужил такую смерть.
        - Я посчитал также, адмирал. После того, как подлец превратился в желе, я услышал звуки сражения. Затем выбрался на палубу и нашёл своих спутников. Так мы повстречали вас.
        Сардарион кивнул, всё ещё поглядывая на Неда. Он походил на кота, который слышит шкрябанье мыши под половицами, но не может её оттуда достать. Наконец, недовольно вздохнув, он вернулся к Трикселю.
        - Значит, вы не слышали, о чём разговаривали пираты?
        Горбун промолчал. Никоро с сожалением покачала головой.
        - Что же вас волнует, адмирал?
        Мужчина поднялся из-за стола и подошёл к карте.
        - Пожалуй, это не ваша забота. Я не собираюсь обременять вас информацией, которая может оказаться полнейшей чепухой. Если вы подкрепились, то я не смею вас задерживать. Завтра вы увидите своего отца, и мы расстанемся.
        - Адмирал, вы ведь обеспокоены тем, что пираты напали на диастрийское судно? - спросил Триксель, радуясь тому, что разговор перетёк в другое русло.
        Сардарион пристально посмотрел на него.
        «Интересно, что он чувствует, видя перед собой уродливого горбатого полукровку?» - задумался горбун. - «То же самое, что и остальные - отвращение и презрение? Эти чувства обычно мешают окружающим мыслить здраво. Помешают ли они мыслить здраво адмиралу?».
        - Обеспокоен. Ваш случай - первый за два месяца, и самый значительный за последние пару лет. Причина этому - смерть Пророка, не иначе.
        - Не только, - неожиданно вмешалась Никоро. Девушка подошла к карте, скрестив руки на груди. - Теургиатский флот силён, как и вы, адмирал. Вас волнуют не сами пираты, а причина, по которой они начинают действовать всё ближе к берегам залива.
        - Эх, как вы хватили, - насмешливо произнёс Сардарион. - В точности как моя Сольвейн. Ох уж эти женщины! Чуть что не так - и они уже делают выводы.
        Неожиданная тирада заставила Трикселя улыбнуться. Адмирал вновь перевёл взгляд на карту и набрал в грудь воздуха.
        «Его мучают какие-то мысли, которыми он хочет делиться с матросами и офицерами, считая их слишком недальновидными и ограниченными», - понял горбун. - «Он искал кого-то из высшего общества, кого-то, кто не станет смеяться над словами, даже если они покажутся бредом сумасшедшего».
        - Говорите, адмирал, - сказал горбун. - Что вы видели?
        - Я рассказал об этом лишь двум самым толковым офицерам. Несколько месяцев назад мы патрулировали границу штормов, - он указал пальцем на точку, расположенную южнее залива Ваэльвос. - Обычное дело для наших кораблей и довольно скучное. Из-за чёрной завесы ещё никто и никогда не появлялся. Так вот, я помню, как одним вечером стоял у бушприта, спорил с помощником насчёт лучшего сорта пива. По правому борту, в двух кабельтовых, клубился туман. Бросив на него взгляд, я сперва решил, что брежу. Но нет, в клубах дыма появился вытянутый остов корабля, без единого паруса, но и без вёсел. Мы с помощником глядела в четыре глаза, но так и не смогли определить, кому он принадлежит. Он оставался в поле зрения около минуты, а потом его поглотил туман.
        - И больше он не появлялся?
        - В том то и дело, - произнёс Сардарион, его взгляд стал отсутствующим; он погрузился в воспоминания. - Той же ночью я вновь вышел на палубу, и опять увидел вдалеке тёмный силуэт корабля. Луну закрыли тучи, так что в темноте угадывались лишь его очертания. Но я уверен, что это был тот же корабль.
        Всё бы ничего, да только потом я потолкался в портах Ваэльвоса, и услышал странные вещи. О том, что пиратские вожаки чем-то встревожены, о каком-то исчезновении целой их флотилии из девяти кораблей в марте месяце, о том, что они теперь предпочитают рисковать ближе к берегам залива, чем в пограничных водах. Может быть, это никак не связано с тем, что я видел. Но если связано…. Господа, кто-то свободно плавает в Штормовом океане. Дай бог, если это не Моисей. Тысячу лет завеса преграждала путь его флоту, не давай напасть со стороны моря. Если они научились каким-то образом преодолевать её, то опасность просто беспрецедентная.
        Сардарион вытер вспотевший лоб и присел на стул. Теперь он не казался Трикселю таким загадочным, хмурым и жёстким человеком, каким предстал во время первой встречи.
        - И Мират умер совсем некстати, - добавил мужчина. - Надеюсь, Шака не станет тянуть с женитьбой. Изре нужен Пророк. Настоящий, не Кархарий. Без него простой народ будет волноваться, а вместе с ними волнение передастся и ренедам, и дивайнам. Пираты совсем распоясались, а Конкрут со своими дурацкими принципами и трауром ничего не делает. Теперь приходиться форсировать и берега крупных рек, а корабли и люди у меня не бесконечны. Мир стоит на моих плечах, господа, и мне приходится держать спину прямо, а ноги - широко расставленными, чтобы он не сорвался в пропасть.

3
        Всё ещё переваривая длинный и красноречивый монолог адмирала, Трикель и его товарищи поблагодарили его за обед, и вышли из каюты. Только тогда горбун осознал, что им удалось выгородить Неда. Немолодой рефрамант едва удерживался от того, чтобы пуститься в пляс. Он явно хотел пожить ещё, что бы там не говорил про храбрость и отсутствие страха перед казнью.
        - Сэр Триксель, - шёпотом произнёс он, когда они выбрались на палубу, продуваемую жарким и влажным ветром. - Я ваш должник. Если я могу что-то для вас сделать…
        - Можешь, - прервал его горбун. - Постарайся больше не влезать в долги. Когда мы ступим на причал Канстеля, ты можешь идти куда хочешь. Только не вздумай снова податься в разбойное ремесло. Ты же рефрамант. Работа таких людей ценится дороже золота. Отправляйся в Забрасин - там всегда нужны маги. Камелия Ревасс хороший человек, она позаботится о том, чтобы ты жил в достатке.
        - Спасибо за советы, господин, но я уже знаю своё предназначение. Вернусь-ка я в свою каюту. После допроса у меня разболелась голова. Пренеприятный всё-таки тип, этот адмирал, - низко поклонившись Трикселю, старик удалился, оставив его и Никоро наедине.
        - Мне никто и никогда так не кланялся, - удивлённо произнёс горбун. - Даже слуги делали это с взглядами, будто перед ними лежала змея или гусеница.
        - Я думаю, Нед из тех людей, что привязываются редко, но крепко. Ты спас ему жизнь, только не пойму, зачем. Он был пиратом. Он убил множество моих собратьев.
        Триксель молча посмотрел на девушку, не зная, стоит ли объяснять ей, зачем. Между тем всё было просто. Он спас Неда потому, что тот был жалок и несчастен. Все жалкие и несчастные нуждаются в сострадании. Горбун внутренне поморщился.
        «Я демонов эгоист. Никоро права. Нед - убийца. Имею ли я право закрывать на это глаза лишь из-за того, что вижу в жалком старике отражение самого себя?»
        Он вздрогнул, когда Никоро положила нежную прохладную руку ему на лоб.
        - Никоро, прости меня за то, что произошло в том трюме. Этот ублюдок приставил к твоей шее кинжал, а я…
        - Всё хорошо, Триксель. Я знаю, что слова магии не для чёрствых умов и грязных языков. К тому же, в конце концов, ты почти сдался.
        - Да, - виновато сказал горбун. - Пойду посплю.
        Он задрал голову и посмотрел на ослепительно яркое солнце. Ему хотелось, что бы Никоро обиделась, ведь обида означала бы то, что он ей не безразличен.
        «Боги, о чём я только думаю? Как только я увидел эту девушку, то потерял здравый смысл. Куда мне хотеть чего-то большего, чем простая дружба?» - Триксель зажмурил глаза. - «Нужно забыть о ней. Спрятаться среди флаконов, пробирок и перегоночных аппаратов. Так я и сделаю, когда вернусь домой».
        Вздохнув, горбун посмотрел на море. Горнилодон плыл параллельно курсу «Неуязвимого», отдалившись на милю.
        «Что могло привести его сюда?»
        Мужчина повернулся в сторону кормы, туда, где в сотнях миль клубилась чёрная дымка Штормового океана.
        «И что прячется за штормовой завесой?»

4
        Наконец наступил тот час, когда над палубой корабля разнёсся крик вперёдсмотрящего:
        - Канстель!
        - Наконец-то, - выдохнул Триксель и пошёл собирать немногочисленные пожитки, оставшиеся после пленения.
        Он вернулся на палубу, когда «Неуязвимый» уже бросил якорь посреди гавани, зажатой между грозными серыми утёсами, об которые с грохотом разбивались волны цвета стали.
        Если порт Шуруппака являлся олицетворением чистоты и элегантности, то его канстельский собрат был огромным, грязным и шумным. Некогда каменистый берег усеяли причалы и доки, пристань полнилась людьми, животными, бочками, тюками, ящиками и телегами, на которые грузилась солидная часть всего этого. Торговые каравеллы, коги и боевые галеры облепили все причалы и пирсы как мухи.
        Команда корабля приводила в порядок корабельные снасти, а Сардарион, Триксель, Нед и Никоро стояли у шлюпки, которую вот-вот должны были спустить на воду. Адмирал держался подчёркнуто официально. Он молча ожидал, пока спустят шлюпку, молча в неё сел, предложив руку диастрийке, и так же молча преодолел путь до ближайшего свободного пирса. Когда они ступили на вымощенную гранитом пристань, то горбун протянул ему руку. После некоторой заминки, Сардарион таки пожал её.
        - Передавайте привет дивайну, - он перешёл на шёпот. - И расскажите ему мою историю. Он должен знать о возможной угрозе.
        - Не беспокойтесь об этом, капитан. Отец узнает обо всём, в том числе о вашем гостеприимстве.
        Кивнув ему, Сардарион повернулся к Никоро и, не удержавшись, поцеловал её руку.
        - Мы отправим вашей лугаль весть о том, что вы живы.
        Диастрийка улыбнулась, и адмирал, бросив косой взгляд на Неда, стремительно пошёл к дороге, ведущей из порта в город. Триксель выдохнул. После полугода плаваний он наконец-то вернулся домой.
        Из порта вели всего две дороги. Одна соединяла его с городом, который во всём своё великолепии раскинулся на просторной холмистой равнине, с востока прикрытый неприступными скалами, а с запада - мощной стеной. Другая дорога огибала серо-зелёные скалы с внутренней стороны, поднимаясь к стенам крепости. Здесь находились жилые помещения, казармы, арсеналы, склады с провизией и питьевой водой, а также замок Асага, пристанище семьи Нурвинов, который стоял на краю утёса, ощетинившись в небо пятью остроконечными башнями. От крепости отходили стены внешнего оборонительного пояса, который окружал половину города.
        - Итак, Нед, - произнёс Триксель, с трудом продираясь сквозь толпу. - Что ты надумал делать?
        Старый рефрамант слегка покраснел и закашлялся.
        - Позвольте спросить, господин, нуждаетесь ли вы в преданном слуге и опытном рефраманте?
        Триксель был готов к такому вопросу, и уже знал, чем всё закончится.
        - Если ты хочешь работать на меня, то тебе придётся принять два условия. Первое - больше никаких долгов. Второе - никакого миалия. Понял?
        - Понял, господин! - просиял Нед и принялся расталкивать прохожих, расчищая путь горбуну. Никоро грациозно шла следом, ловя изрядное количество мужских взглядов.
        Поднявшись по крутой дороге, они остановились напротив мощных окованных железом створок ворот. Их никто не ждал, и стражники на стене долго всматривались в фигуру горбуна, пока тот не показал им свой рефрактор. В караульном помещении его, наконец, признали окончательно, и туда ворвалась целая толпа слуг, которые в напряжённом молчании повели троицу к замку, через зелёную аллею подстриженных ляристенций.
        Деревья высокими свечкам указывали в небо, а на ветвях распустились прекрасные фиолетовые бутоны, источавшие сладкий запах. Скоро лепестки отпадут, оставив висеть лишь маленькую ягодку, по вкусу напоминавшую клубнику. Триксель любил их есть вместе с мороженным, которое готовил в своей лаборатории.
        - Вас отведут в ваши комнаты, накормят, умоют и покажут окрестности, - сказал он спутникам. - Завтра утром увидимся в обеденном зале. Тогда и поговорим об отце.
        Никоро и Нед согласно кивнули и пошли вслед за несколькими слугами.
        - Вам что-нибудь нужно, сэр Триксель? Брадобрея не желаете?
        - Нет. Мне нравятся мои борода и усы.
        Сказав это, он зашагал к входу в замок, довольный одиночеством. Он понял, сколько месяцев был не в своей тарелке, когда рядом постоянно присутствовали люди. Почти всю жизнь он провёл в лаборатории, и колбы со смесителями были для него и родителями, и друзьями, и любовницами. Теперь всё вернётся в своё русло. Дай Боги, Никоро поставит отца на ноги, и тот отправится в столицу, оставив его наместником, как было в детстве. И тогда ничто не будет отрывать его от грандиозной работы над…
        Триксель поднялся по ступенькам, толкнул резную дверь и оказался в громадном холле. У противоположной стены вверх уходили две широкие винтовые лестницы. Он уверенно двинулся к правой. Та вывела его на второй этаж, где имелся почти такой же обширный зал, от которого отходили пять длинных коридоров. Каждый из них оканчивался очередной винтовой лестницей, являвшимися своеобразными осями пяти башен. Башни носили свои имена.
        Поднимаясь по ступенькам главной, башни Асага, Триксель разглядывал стены, увешанные шпалерами и картинами, на которых была запечатлена вся история Канстеля. Если на первом ярусе висели изображения людей на фоне скал и моря, портреты первых правителей, то по мере продвижения наверх, к покоям отца, можно было увидеть шпалеры с панорамами крепости, а затем и города, который появился позже. На отдельных рисунках скакала конница, размахивая копьями, огненными узорами рассыпалось чародейское пламя в руках у волшебников, а вдалеке реяли корабельные паруса.
        Наконец, у двери покоев Берруна Нурвина висел портрет самого отца - статный воин в мощных доспехах. Над его головой изящным мазком сиял голубой нимб, а за спиной огненными силуэтами застыли существа о шести руках. Все они смотрели ему в затылок, их гротескные лица оскалились в зубастых улыбках. Неведомый художник запечатлел демонов так реалистично, будто рисовал их с натуры. Что, конечно, было полной чушью.
        Куда повесят портрет самого Трикселя, горбун не знал. Выше покоев отца жилья не было. Мужчина впился длинными пальцами в грудь, сделал глубокий вдох и выдох, и, толкнув дверь, вошёл в комнату.
        ГЛАВА 23. КРУШЕНИЕ
        Что я знаю об океане?
        То, что он смертельно опасен.
        И этого мне достаточно, чтобы туда не соваться. Безымянный рыбак, Хесме, год неизвестен.

1
        Утро на берегу залива Ваэльвос выдалось пасмурным. Небо застилало светло-серое полотно туч, иногда накрапывал редкий дождик, сметаемый в сторону порывами штормового ветра. По изломанной пляжной полосе, покрытой галькой, быстро перебирали лапками множество мелких крабов. Ритмично накатывали волны, прибивая к суше облака белой пены и вынося десятки бесхозных ракушек.
        Впрочем, местным рыбакам плохая погода абсолютно не мешала заниматься любимым делом. Два мастера удочки и лески из деревушки Каплевон, что находилась в пяидесяти милях к востоку от Канстеля, направлялись на своё привычное место ловли - Каплевонскую косу.
        Шурша по гальке старыми, много раз латанным сапогами, они в который раз перемывали косточки своему хозяину, ренеду Ускену, который совсем недавно повысил налог на доход. Зачем, когда сезон и так выдался чересчур богатым на улов, и цены на рынках Канстеля скатились до жалких пяти серебряных за фунт - никто не понимал. Бурную беседу, изобиловавшую простыми, но ёмкими эпитетами, а также описаниями процессов соития ренеда с различными видами животных, заглушал шум моря и крики чаек, стремительно носившихся и высоко в небе, и у самой кромки воды.
        На косе было довольно людно. Рыбаки рассеялись по всей её протяжённости, стоя по пояс в воде; в руках виднелись длинные удочки из гибкой, но упругой древесины среброзки.
        - Ум» ос их утопи, откуда они берутся? Много у нас рыболовов? Ты да я, да кузнец Буркер, да братья с мельницы. Откуда берутся остальные? Не лень сюда приходить? Пусть бы ловили у себя, зачем другим клёв портить? - негодовал старый Таперс, размахивая пустым ведром.
        Проходя мимо рыбаков, они неодобрительно косились на каждого. Наконец, добравшись до самого конца косы, вошли по пояс в воду. Врадек ойкнул, едва не бултыхнувшись в неё всем телом.
        - Осторожно, сынок. Здесь ноги вязнут, но лучше места для ловли подпесочников не найти на всей косе, - сказал Таперс и, посмотрев на других рыбаков, сплюнул. - Салаги.
        Прошло два часа. В море вышли рыбацкие лодки, покачиваясь в нескольких кабельтовых от косы и вызывая неодобрительное бурчание Таперса. Трижды начинало моросить, но воздух становился всё теплее. В миле от берега заклубилась пелена тумана. Врадек смахнул с уныло обвисших светлых усов дождевую воду, посмотрел на ведёрко, прикрепленное к поясу. В нём слоями лежал десяток плоских, похожих на блины, рыбёшек.
        - Ужин сегодня выйдет на славу, - довольно сказал он отцу.
        Тот не откликнулся. Врадек повернул голову и увидел, что Таперс опустил удочку, глядя куда-то влево.
        - Что случилось, батя?
        Таперс протянул руку, указывая на пелену тумана в двух милях к востоку. Врадек напряг зрение и почувствовал, как сердце уходит в пятки. Позади один за другим начали раздаваться изумлённые возгласы. Столпившие рыбаки наблюдали за тем, как море в том месте начало отступать, обнажая десятки метров дна. А через несколько минут дымку тумана разметала в стороны огромная волна. Внутри неё виднелось исполинское тёмное пятно.
        - Спаси нас Ум» ос, - уронил Таперс.
        Волна играючи поглотила несколько рыбацких лодок и с отдалённым грохотом обрушилась на берег. Брызги взметнулись вверх на десятки метров. Мало-помалу вода ушла обратно в залив, оставив лежать на пляже продолговатое чёрное туловище с шестью плавниками и вытянутой пастью.
        - Это горнилодон? - по толпе рыбаков прокатился шепоток. - Быть того не может.
        - Нет, это не он, - сказал одноглазый старик в мокрой шляпе. - Что-то побольше. Что-то побольше, чем горнилодон.
        Отец и сын испуганно переглянулись.
        ГЛАВА 24. ДЕМОНЫ И ДРЕВО
        Меня разбудили крики жены. Я нашёл Зипфору в комнате сына, стоявшей у кроватки с младенцем с лицом цвета мела. Сквозь слёзы он выдавила, что видела чудовище, которое стояло на этом месте минуту назад и глядело на неё рдяными глазами. «Демон пришёл за ним!» - крикнула она. «Нет, это был бред уставшей матери», - думал я, поглаживая её по голове. - «Демоны ведь не ходят по домам и не заглядывают в детские комнаты, правда?» Из рассказа отца девоны, год неизвестен.

1
        Помещение буквально дышало холодом. Окна давно не протирали, и оттого послеполуденный свет приобрёл в серых стенах комнаты тусклый мертвенно-бледный оттенок. На письменном столе собрался тонкий слой пыли - слуги не утруждали себя ежедневной чисткой хозяйских покоев.
        Отец лежал на широкой кровати, сжимая в исхудавших руках дощечку с листками пергамента. Рядом с постелью стоял небольшой столик с чернилами и перьями для письма. При взгляде на измождённое лицо старика, которому недавно стукнуло пятьдесят восемь лет, у Трикселя болезненно сжалось сердце. Он присел на краешек кровати и заглянул в лист пергамента. Почерк отца всё ещё сохранял чёткость и твёрдость. Это вселяло надежду.
        - Даже сейчас ты всё ещё пишешь стихи.
        Старик вздрогнул и разомкнул тяжёлые веки, воззрившись на него бессознательным взглядом. В серых глазах неожиданно вспыхнула холодная ярость. Оторвав туловище от кровати, Беррун истошно завопил.
        - Помогите! Убийца! Кто впустил в мои покои убийцу! Помогите! Убивают!
        Триксель испуганно отпрянул, сжав кулаки. Этот же симптом был у отца полгода назад, но тогда он вёл себя гораздо тише. Сейчас же Берруна распирала безумная мощь, от которой у горбуна по всему телу встали дыбом волосы, а по телу прокатилась волна дрожи, которая свела суставы и заставила скорчиться от боли. Старого Теурга резко скрючило, над седой головой синей луной вспыхнул нимб, который стремительно выгорел, превратившись в багровый диск. Держась рукой за поясницу, Триксель поковылял к двери, чтобы позвать слуг. Неизвестно ещё, сколько времени им понадобится, чтобы услышать его и подняться на самый верх башни.
        В спину ему ударила очередная волна магической энергии, мягко подняв в воздух и швырнув на письменный стол. Триксель ударился горбом об острый угол. В глазах побелело от боли. Он закричал:
        - Отец! Я твой сын! Я вернулся, вернулся!
        - Вон, убийца! - рявкнул Беррун, продолжая колотить по смятой постели руками и ногами, словно безумец. Тогда Триксель пополз к двери. Радость от возвращения домой, и предвкушение встречи с отцом исчезли, словно задутые хаотическим вихрем.
        «Ради чего я всё это делаю? Чтобы получать вот это? Будь ты проклят» - горько думал он, едва сдерживая слёзы. Тут же его захлестнуло раскаяние. - «Отец не виноват. Это всё болезнь. Это всё болезнь».
        Триксель выбрался в коридор и, не сдержавшись, громко хлопнул дверью. После этого в комнате наступила тишина. Поднявшись на ноги, он поправил одежду и глубоко вздохнул. «Стоило ожидать подобного. Это логично, что за полгода отцу стало только хуже. Остаётся надеяться, что Никоро сумеет его вылечить».
        Перед глазами всплыло лицо девушки, вызвав у горбуна улыбку. Одним лишь своим образом она просветляла его дух. Но с диастрийкой он увидится завтра утром. Сейчас есть другие, не менее важные вещи.
        Навстречу неторопливо поднимались слуги.
        - Удивительно, что вы вообще сюда пришли, - Триксель скрестил на груди руки с ядовитой улыбкой. - Может быть, мне сходить на кухню и приготовить вам еды? Или подбить одеяла в ваших комнатах? Помыть окна?
        - Нет, дивайн, - смущённо ответила одна из горничных.
        - Хорошо, потому что здесь, на этой земле, хозяева либо мы, либо вы. Вы ощущаете себя хозяевами?
        - Нет, дивайн.
        - И чтобы так было впредь. Приведите здесь всё в порядок. Смените бельё в комнате отца, протрите мебель и вымойте окна. Начните, наконец, работать, а то познакомитесь с трущобами, - Триксель прошёл сквозь толпу и добавил. - Или с топором палача.
        Никто не посмел ему возразить, хотя он знал, что каждый здесь считает его отродьем другого народа, и, будь он обычным простолюдином, забила бы камнями, как это нередко делали с девонами и еретиками в давние времена.
        «Мне повезло, что судьба распорядилась иначе».

2
        Покинув башню, Триксель направился по облагороженной аллее в восточную часть крепости. Над головой склонились лохматые верхушки пальм, привезённых с архипелага Трёхпалой лапы; пробивавшийся сквозь огромные листья свет исполосовал каменную дорогу множеством косых линий. Откуда-то сбоку доносилось журчание воды - среди кустов выцветшей сирени вился оросительный канал. Пройдя по аллее, горбун повернул направо, к огромному серому храму без единого окна и украшения. Его облик напоминал теперь зиккураты Шуруппака, с их правильностью линий и простотой форм.
        В высокой сорокаметровой стене угадывались очертания прямоугольного входа, закрытого монолитной плитой. По обеим сторонам от него стояли стражники из личной охраны Берруна. Доспехи отливали тёмно-зелёным, массивные наплечники и шлемы с глухими забралами сверкали на солнце. Триксель каждый раз удивлялся, насколько же крепкими и тренированными были этим мужчины, стоявшие всю смену под палящим солнцем. Солдаты отсалютовали ему и расступились в стороны. Они никогда не проявляли к нему неуважение.
        Горбун извлёк из-за пояса Ржавые Кости, включил их и коснулся фокусатором поверхности плиты. Та с тихим шорохом отъехала в сторону, открыв взгляду прямоугольный узкий тоннель, уходивший во тьму. Триксель вошёл внутрь и услышал, как плита встала на место, оставив его в темноте. Через мгновение на стенах зажглись фонари. Их питал импульс рефрактора, посланного ранее. Триксель втянул носом сухой воздух. Он не был затхлым - храм, несомненно, имел какую-то схему вентиляции. Отец никогда не показывал ему чертежей сооружения, несмотря на его просьбы, которые подстёгивало любопытство. Впрочем, главный секрет горбун знал. Он лежал глубоко внизу, в семи витках спиралевидного тоннеля.
        Триксель отправился в путь. По дороге ему попалось ещё семь каменных плит, каждая из которых требовала плату за проход. В конце концов, кристалл сциллитума в рефракторе рассыпался в пыль, и ему пришлось его заменить. С некоторой завистью горбун подумал об отце - не раз он видел, как Теургу требовалось лишь коснуться рукой холодной шершавой поверхности плиты, чтобы та открыла проход.
        «Вот и оно».
        Триксель с привычным трепетом вошёл в круглую комнату, в центре которой росла величественная сциллитумная друза. Она выходила прямо из пола и больше всего напоминала ель - основные кристаллы образовывали ствол, на котором расположилось десять ярусов кристаллов размером поменьше. Остроконечную верхушку венчал идеально правильный треугольный кристалл.
        «Кора» друзы казалась полупрозрачным огранённым кварцем, который редко пульсировал мягким сиреневым светом. Триксель наклонился, насколько позволял горб, и осторожно коснулся одной из «ветвей». Ничего не произошло.
        Вздохнув, горбун отступил назад, окидывая взглядом всю конструкцию. В летописи Канстеля говорилось, что её нашли в пещере, на месте которой и возвели первую крепость. Тогда, почти тысячу лет назад, она была на несколько пальцев ниже. Если предположить, что темпы роста не менялись вовсе, то древу было не меньше восемнадцати тысяч лет.
        Первые хозяева этих мест не сразу узнали о её свойствах, но поняв, что к чему, всё равно не осмелились пускать в ход кирки и долота. Благо, тогда нашлись другие места «произрастания» странного сиреневого кристалла, и друзу оставили как красивую драгоценность, заключив во внушительную каменную оправу. Почти все, кто имел к этому причастность, не раскрывали рта, надеясь сохранить её существование в тайне. Даже стражники, охранявшие внешнюю плиту, не знали, что именно находится в этой комнате. Со временем посвящённых в тайну становилось всё меньше.
        Триксель начал ходить кругами вокруг друзы, как часто делал в прошлом, пытаясь в очередной раз понять, что или кто её создало. Кристалл каким-то образом заменял божественную силу, не до конца, но всё же заменял. Он мог быть созданием Ориду, щедрым даром бога Земли. Мог быть странным минералом, результатом преобразования других руд под действием неведомого катализатора.
        Сциллитум всегда был загадкой для любого учёного человека, будь он алхимик, геолог, археолог или мастер-камнетёс. Триксель интересовался им по вполне определённым причинам. От найденных ответов зависела судьба его эликсира, того самого, который он придумал ещё юношей. Теперь, когда жизнь отца настолько шатка, разгадка природы кристаллического древа стала ещё важнее. Когда закончится вся шумиха с коронацией, он полностью посвятит себя этому месту.
        Перед тем, как уйти, горбун провёл руками по абсолютно гладкой, не холодной и не тёплой, полупрозрачной поверхности, и вновь ничего не почувствовал. Вздохнув, двинулся в обратный путь. Надо было проверить, в каком состоянии алхимическая лаборатория. И не дай бог там будет также грязно, как в покоях отца. Пыльные окна он простить мог, а вот колбы и перегонные устройства - нет.

3
        - Что такое мороженое? - Никоро крутила глубокую серебряную тарелку, с любопытством рассматривая бело-розовую густую массу. - Оно холодное.
        - А ты попробуй.
        Триксель сидел за длинным обеденным столом напротив диастрийки и с широкой улыбкой наслаждался её замешательством. Весь вечер и полночи он провёл на кухне и в лаборатории, готовя это лакомство. Остальное время оно охлаждалось в одном из погребов замка. Горбун тёр сонные глаза, но был чрезвычайно доволен получившимся вкусом. Лёгкая сладость плодов ляристенций отлично сочеталась с пикантностью специй, привезённых из Джессема.
        - Не волнуйся, ты не отравишься - я добавил в него сок зубовяза.
        - Сэр Триксель, у вас прекрасные повара, - Нед элегантно поддел вилкой кусок жареной рыбы и отправил его в рот.
        - Сегодня они прыгнули выше головы, - подперев ладонью щёку, Триксель наблюдал за тем, как Никоро неторопливо есть мороженое. - Это расплата за полгода ничегонеделания. Кстати, Нед, ты уже прибрался в лаборатории?
        - Всё почищено и расставлено по надлежащим местам, - старик деликатно откусывал от рыбы по маленькому кусочку.
        - Эликсиры не трогал? Не дай бог, ты что-нибудь пролил или разбил. Если да, то скажи лучше сразу.
        - Ум» осом клянусь, дивайн, колбочки я рассортировал по названиям на этикетках, и ни одна при этом не пострадала. Если вы позволите, то после завтрака я приведу в порядок и вашу библиотеку.
        - Можешь не спешить, мы ведь никуда не уезжаем. В Элеур поедет отец, когда поправится.
        Никоро кашлянула и отложила в сторону ложку.
        - Я не останусь в Канстеле, Триксель.
        Триксель досадливо сжал кулаки и тут же их разжал.
        - Почему?
        - Лугаль Зифрен хочет, чтобы я присутствовала на возложении титула нового Пророка.
        «Он знала об этом ещё в Элеуре, и ничего не сказала», - с горечью подумал Триксель. Подавив тяжёлый вздох разочарования, он пожал плечами.
        - Что ж, столица тебе понравится. Она большая и светлая. Слишком холодная, на мой вкус. Канстель гораздо теплее и дружелюбнее.
        - Вы абсолютно правы, хозяин, - Нед грациозно взял со стола полотенце и промокнул им губы. - Столько парков и рынков я не видел ни в одном городе теургиата. Всё яркое и многоцветное, и люд намного приветливее, чем в Хесме.
        - Ты готова? - пропустив слова старого рефраманта мимо ушей, горбун так резко поднялся с кресла, что в спине кольнуло. - Пора выполнить свою часть сделки.
        - Конечно, - Никоро удивлённо на него посмотрела. - Мороженое очень вкусное, Триксель.
        - Потом я научу тебя его готовить, - криво улыбнулся мужчина. - Нед, пойдёшь с нами. Не знаю, чего ждать от отца на этот раз.
        - Конечно-конечно, - старик заторопился, выбираясь из-за стола. Раздался звон и из опрокинутого на стол серебряного сосуда выплеснулось белое вино.
        Триксель закатил глаза.

4
        Отец спал. Солнечные лучи падали на его измождённое лицо, заложив глубокие тени. Истончавшие руки лежали поверх одеяла, ногти на пальцах отросли и пожелтели. В тёплом оранжевом свете медленно плавала пыль. Нед принялся неистово чихать, и Никоро, зашикав, вытолкала его за дверь.
        - Я не хочу стоять возле этой проклятой картины с демонами… - донеслось из коридора, прежде чем диастрийка затворила дверь и вернулась к кровати.
        - Дело плохо. Это не одна болезнь, как ты понимаешь, - сказала она Трикселю, вглядываясь в лицо теурга, и вдруг перешла на диастрийский, произнеся ещё несколько фраз.
        Беррун неожиданно открыл глаза и впился взглядом в её точёное лицо. Длинные костлявые пальцы сгребли край одеяла. Никоро закатала широкие рукава голубой туники.
        - Дай руку.
        Беррун схватил девушку за руку.
        - Да не вы…дивайн. Триксель!
        Горбун послушно сжал её тёплую ладонь. Девушка в свою очередь положила другую на грудь старика и зажмурилась. Триксель напрягся, ожидая чего угодно - боли, экстаза, беспамятства. Прошла минута, другая. Ничего.
        «Пусть произойдёт хоть что-то!» - взмолился он и почувствовал, как во рту всё пересохло. Спина покрылась испариной, а затем мир пошатнулся. В ушах оглушительно застонало железо, и вместе с этим Триксель почувствовал, как на руках обвисает кожа, стягивая мясо и кости. Заболели плечи, словно под тяжестью пудовых коромысел. Он услышал скрип собственных зубов. В глазах потемнело.
        Шлёп!
        Удар по щеке заставил его встрепенуться. Встряхнув головой и поморгав, он посмотрел на свои руки - кожа на них была обычной. Исчезла тяжесть, сковывающая тело. Осталось лишь тягостное чувство в груди, словно после разбавленной мрашки, которой угощали в Хесме.
        Никоро тяжело дышала. Её щёки порозовели, а в глазах стремительно угасал сапфировый свет.
        - Ты тоже это почувствовал? - спросила она с придыханием.
        Триксель кивнул и перевёл взгляд на отца.
        Беррун помолодел. Под глазами почти исчезли тяжёлые мешки, прожилки в белках глаз перестали походить на кровоточащие змеи. Истончавшие руки стали толще, словно в них прибавилось мяса. Седина отступила, оставшись лишь на висках. Теург широко зевнул и со стоном потянулся в постели, не обращая внимания на то, что был голым. Никоро встала с кровати и отошла к двери.
        - Я подожду снаружи, - тихо сказала она и закрыла за собой дверь, оставив их двоих наедине. Триксель опасливо перевёл взгляд на отца, с волнением ловя малейшие изменения в отцовской мимике. Взгляд Берруна мало-помалу стал осмысленным. Теург посмотрел на сына, а потом, издав судорожный вздох, оторвал туловище от постели и крепко обхватил его руками.
        - Сынок, - дрожа всем телом, прошептал он. - Боги, прости меня. Прости за всё.
        Триксель закрыл глаза, почувствовав, как по щеке скатилась слеза.
        «Я не должен был в тебе сомневаться. Это всё болезнь. Просто болезнь».
        Так они и сидели, не разрывая объятий, пока, наконец, Беррун не откинулся на спинку кровати и принялся его разглядывать.
        - Бог мой, как же ты оброс. На всех западных берегах не нашлось ни одного брадобрея?
        - Ты что, пап - из-за этой бороды все девушки от Хесме до Канстеля были мои, - коротко хихикнул Триксель, утирая слезу. - А вот о ком точно не заботились, так это о тебе. Может, подсыпать слугам немного яду?
        Беррун коротко улыбнулся.
        - Сын мой, наше поколение увядает. Я слышал, нас покинул Мират. Давно было пора. Скоро придёт и мой черёд.
        - Не смей так говорить, папа! - горбун сжал помолодевшую руку. - Если даже ты начнёшь поощрять чужое презрение, то что остаётся делать мне?»
        - А что я? Мне только корку чёрного хлеба подай, воды, да пергамента с пером и чернилами. Триксель, когда диастрийка исцелила меня, я предельно ясно понял, что причина болезни крылась не только в злоупотреблении рерфамантией. Это банальная старость, сынок. И это нормально, что меня презирают мои же слуги. Их собственные дети будут относиться к ним также, когда они состарятся.
        Триксель погладил отцовский лоб, унимая закипавший гнев.
        - Отец, посмотри на себя. Ты стал выглядеть на десять лет моложе. Ты всё ещё можешь ходить и говорить. Твой разум, - он запнулся, вспомнив выпученные глаза, перекошенный рот и вопли «Убийца!», - всё также силён. Хватит делать из себя немощную корягу. Я запомнил тебя совсем другим и не собираюсь теснить эти воспоминания теми, что приобрёл вчера.
        Боль и стыд отразились в глазах Берруна.
        - Я был совсем плох?
        Триксель посмотрел на окно. Старый мужчина посмотрел туда же. Он всё понимал.
        И тогда он начал озираться по сторонам.
        - Где моя одежда?
        - Какая именно?
        - Ну, не тапочки с халатом, - мужчина повёл отнюдь не старческими плечами. - Мне нужны моя любимая туника и доспехи. Хочу показаться народу. Боюсь, без меня жизнь в Канстеле стала более нервной. Ещё и этот Мират…. Закономерная смерть, но так некстати.
        - Когда-то же ему нужно было умереть. Про какие доспехи ты говорил? Те, в которых ты сражался с Мендрагусом и Велантисом?
        Беррун прищурился и с кривой улыбкой помахал пальцем.
        - Нет, та, в которой я хотел приготовить яичницу по-забрасински, а вместо этого пролил белок себе на колени.
        Триксель широко улыбнулся.
        - Как хорошо, что с нами Никоро. Она чудесная, пап. Прошло всего десять минут, а ты уже почти такой же, как двадцать лет назад.
        - Дело не только в ней, Триксель. Ты сделал всё, чтобы меня спасти. О лучшем сыне нельзя и мечтать.
        Триксель потёр уголок глаза, в котором опять защипало.
        - Но отпразднуем твою победу потом. Собери слуг, пусть принесут мне одежду и нагреют воду. Я чувствую себя замшелым валуном, которого давно никто не передвигал. А пока позови ко мне нашу диастрийскую гостью. Хочу с ней побеседовать. Увидимся за обедом.
        Триксель, с облегчением чувствуя, как с плеч упал тяжёлый груз, поклонился, насколько позволял горб, и вышел в коридор. Нед и Никоро стояли возле картины, разглядывая изображённых на них существ.
        - Они в самом деле существуют? - спросил Нед.
        - Нет, это только воображение художника, - быстро ответил Триксель и мельком посмотрел на плотоядные клыкастые оскалы и чёрные провалы глазницы, обращённые на затылок отца. Поёжившись, горбун отвёл взгляд от портрета и зевнул. Наконец-то он сможет как следует поспать.

5
        Никоро вошла в комнату и увидела, что её хозяин всё ещё лежит в постели, пристально глядя ей в лицо. Девушка повела рукой.
        - Я очень рада наконец увидеть частичку ваших владений, дива…
        - Рабису - взять её, - бросил мужчина, даже не шелохнувшись.
        - Как пожелаешь, мастер над материей, - могучий бас сотряс потолок и стены. Из воздуха вынырнула высокая худощавая фигура, пересечение костей и металла, и, сделав шаг, одной рукой схватила Никоро за талию, подняв к потолку. Костлявая голова, увенчанная короной из рогов, повернулась к Берруну, впившись в него взглядом глубоко запавших глаз.
        - Демон, - прошипела Никоро, с отвращением глядя на чудовище. Потом она посмотрела на мужчину, который продолжал лежать в постели. - Она научила тебя?
        - Да, научила. Разве ты не знаешь? Амфирен всегда любила меня больше своих сородичей. Понятно почему - диастрийцы давно не те, что были раньше. Стали действовать чересчур грязно. Поэтому Амфирен раскрыла мне некоторые секреты. Она всё-таки моя жена.
        - Которая от тебя сбежа…
        Беррун резко поднял ладонь и Никоро осеклась.
        - Сейчас не я подвешен к потолку, словно живая люстра. Ты меня исцелила, но Зифрен никогда ничего не делает бесплатно. Что ей нужно от моего сына?
        - Откуда мне знать? Лугаль не посвящала меня во все свои планы. Может быть, Трикселю ничего не угрожает.
        - Может быть? Рабису….
        - С удовольствием, мастер над материей, - вместе с речью из горла демона выходила череда булькающих звуков. Он сжал ладонь, и диастрийка взвизгнула, вцепившись руками в длинные костяные фаланги пальцев.
        - Будь ты проклято, лавовое отродье! Зифрен сотрёт вас всех в пыль, когда добьётся своего!
        Рабису повернул лицо к Берруну.
        - Мастер над материей, классифицируй эту эмоцию.
        - О! - Теург махнул рукой. - Это незамутнённая раскалённая добела ненависть. Она тебе угрожает. По крайней мере, звучит это как угроза.
        - Это звучит как отсутствие интеллекта, - рыкнул демон и обвил длинным шипастым хвостом ножку письменного стола. Раздался тихий треск. Беррун хмыкнул и сел.
        - Леди, вам лучше говорить правду. Вас заботит ваша жизнь?
        - Заботит. Но если вы меня убьёте, то шансы на то, что Триксель выживет, станут ещё меньше.
        - Что Зифрен нужно от моего сына? Конкретно. Что она заставит его сделать?
        - Я не знаю. Даю слово. Если бы я знала, то уже сказала бы.
        Беррун прищурился.
        - Рабису, поставь леди на место. Всё-таки сын отзывался о ней хорошо. Слышите, леди? Вы понравились Трикселю. Это редко случается. Ради него я не стану вас убивать. Однако мне придётся нанести визит вашей хозяйке. Зифрен вряд ли обрадуется моему появлению. Возможны жертвы. И это будет на вашей совести. Хозяйка вас не пожалеет.
        - Ты ничего ей не сделаешь, человек. Даже с помощью рефрамантии тебе не взять Шуруппак силой.
        Мужчина поднял бровь и встал на ноги, обнажив крепкое тело и мускулы. Обернувшись в чёрный халат, он подошёл к окну, из которого лился солнечный свет. Распахнул его. В комнату ворвался свежий морской воздух, всколыхнув простыни на кровати.
        - Рефрамантия? Нет, леди, она мне не понадобится. Подойдите сюда. Я вам кое-что покажу.
        - Хватит меня трогать, тварь, - зашипев, Никоро ударила кулаком по руке демона и подошла к окну, став рядом с мужчиной. - И что я должна увидеть?
        - Это, - Беррун вежливо показал на пустоту перед собой.
        Мир мгновенно изменился. Небо выцвело, звуки исчезли, воздух застыл. Никоро вскрикнула и отпрянула от окна. Мимо него с тихим жужжанием пролетело несколько существ, напоминавших осьминогов - их тела окружали каркасы из странного матового металла. Вокруг крепости их были десятки; они бороздили пространство, словно орлы, которые высматривали добычу. Мужчина опёрся руками о подоконник и с довольной улыбкой посмотрел вниз, где в сотнях метрах стояли крепостные сооружения с плоскими каменными крышами. Крыш почти не было видно - их заполонили демоны, похожие на Рабису - с телами из костей и сухожилий, с ногами, выгнутыми назад, как у кузнечиков. Беррун устремил взгляд на море, где над синей поверхностью торчали верхушки рифов. Там стояло два колосса о шести руках. Конечности с зажатыми в них молотами были опущены, а великаны словно впали в дрёму, гипнотизирующе покачиваясь из стороны в сторону. Над ветвистыми рогами каждого мерцал огненный ореол.
        Беррун повернулся к Никоро.
        - Теперь вы понимаете? Если с головы моего сына упадёт хоть один волосок, я приду в Шуруппак. Я приду в Шуррупак и разрушу его до самого дна. Так и передайте Зифрен, когда вернётесь домой.
        - Не переживайте, дивайн, - прошептала Никоро, вперившись взглядом огненных колоссов. - Лугаль будет в Элеуре. Там ей всё и скажете.
        - Отлично. Рабису, ты доволен? Мы увидим лугаль Зифрен.
        Демон довольно рыкнул.
        - Я предвкушаю эту встречу, мастер над материей. Что делать с этой?
        - Вы свободны, леди. Как ваше имя?
        - Никоро.
        - Приятного вам дня, Никоро. Рабису вас проводит.
        Диастрийка бросилась к двери и захлопнула её за собой. Человек и демон засмеялись в унисон. Мир вокруг них медленно приходил в себя.
        ГЛАВА 25. СТАЛЬ И КОСТИ
        Настоящим мерилом человека является не его оружие, а то, ради чего он его использует. Беррун Нурвин, год неизвестен.

1
        - Отец.
        - М-м-м? - Беррун придирчиво осматривал клинки разномастных мечей, которые мерцали в свете факелов.
        - Я распорядился снарядить корабль, который отвезёт тебя в Элеур, - Триксель равнодушно провёл взгляд по стенам, увешанным сталью. - Кетрос обещал управиться со всем до завтрашнего дня. Ты готов?
        - Зависит от того, к чему именно. Если речь идёт о трёхнедельном плавании в Элеур, то да. Если о том, чтобы сидеть за пиршественным столом, напиваться до удушения, улыбаться другим дивайнам и ждать, когда закончатся все праздники, то нет, - мужчина кашлянул. - Сказать честно, мне и плавание не по душе. Зря ты всё это затеял. Я могу переместиться в столицу хоть сейчас.
        - Даже не вздумай, - горбун нахмурился. - Я не для того бороздил воды трёх океанов, что бы ты рисковал своим здоровьем. Перемещения небезопасны даже для Теургов. Ну что, ты уже выбрал меч?
        - Ах, да, - Беррун вновь повернулся к ряду мечей. - Знаешь, сын, меня больше беспокоит то, как ты справишься со своими новыми обязанностями.
        Триксель пожал плечами.
        - У меня был опыт, если ты помнишь. Тогда я был подростком. Сейчас мне уже за тридцать. Думаю, месяц без тебя я уж как-нибудь продержусь.
        Беррун провёл ладонью по клинку одного из мечей.
        - Вчера Кетрос показал мне некоторые отчёты, пришедшие из других приморских городов. Пока тебя не было, на некоторые из них нападали пиратские банды. Последний раз был на прошлой неделе. Помнишь ту старую поговорку?
        Триксель вздохнул.
        - Да, папа. Надейся на мир, готовься к войне.
        - Правильно. А вот и то, что я искал, - криво улыбнувшись, Теург извлёк из ножен меч с коротким изогнутым клинком, похожим на те, которыми орудовали диастрийцы-матросы на злосчастном «Ребре Асага». В рукояти многочисленными гранями мерцал тёмно-синий сапфир размером с куриное яйцо.
        - Магический клинок диастрийцев. Его мне подарила твоя мать. Имя ему «Рука Нинурты». Оружие скорее для парадов и праздников, нежели чем для кровопролитных схваток. Но я и не драться плыву, ведь так? Тебе нравится, сын?
        Триксель покривил губами и с сомнением покачал головой. Беррун вздохнул, разглядывая голубые нити, которые бегали от эфеса к острию клинка и обратно.
        - Я уже написал доверенность на твоё имя, где, в том числе наделяю тебя правом призывать под наше знамя дружины ренедов, - сказал Теург. - У них не будет другого выбора, кроме как подчиниться, иначе наказание неизбежно. Тем не менее, сын, право решающего голоса на военных советах я отдал Кетросу.
        Триксель поморщился.
        - Этот артарианец хороший полководец, но он же параноик, папа. На юге сверкнёт молния, и на следующий вечер наша армия будет маршировать по дну залива. Не опасно оставлять его за главного?
        - Пока я ходил под себя, а ты отсутствовал, именно «этот артарианец» занимался делами дивинара. Знаешь ли, я стал уважать его ещё больше, когда вышел из спячки и впервые за полгода встретился с простыми людьми в земельном суде. Ох и не простое это занятие - выслушивать и судить. Удивительно, как Кетросу хватило на это терпения. Я ему доверяю безопасность города. Будь уверен, он не подведёт ни меня, ни тебя.
        - Дело не в терпении, отец, и не в доверии, - Триксель сжал кулаки. - Не пытайся увиливать от правды. Ты считаешь, что я недостаточно умён, чтобы командовать армией. Или что у меня не хватит для этого силы воли.
        Беррун опустил руки.
        - Что за детские мысли? У тебя ум иного характера, Триксель. Тот, который необходим дальновидному правителю, которым ты когда-нибудь станешь. А вот для того, чтобы дожить до этого момента, тебе лучше не лезть на рожон, если пираты нападут на тот же Канстель. Понимаешь, сынок?
        Триксель разжал кулаки, почувствовав себя глупцом. Отец просто хотел его уберечь.
        «Так ли уж я отличаюсь от демонова артарианца?» - подумал он, успокоившись.
        - Я не отличаюсь особой храбростью или глупостью, чтобы маячить на виду у врага, папа.
        Беррун подмигнул и со звонким шелестом вложил меч в ножны.
        - Вот и отлично. Так мне будет спокойнее.
        Затем они долго выбирали доспехи, достаточно тяжёлые, чтобы выглядеть внушительно, и достаточно лёгкие, чтобы в них было комфортно немолодому мужчине, пока в дверь неожиданно не постучался мокрый от пота слуга и сказал, что у дивайна просит срочной аудиенции какой-то рыбак.

2
        Старый рыбак стоял, прислонившись спиной к стене в широком коридоре башни Шеду, и нервно поглядывал на молчаливых гвардейцев, которые охраняли вход в кабинет дивайна. Среди золотых фонарей и баснословно дорогих картин он выглядел серым мотыльком, несмотря на то, что явно надел лучшую свою одежду.
        Подойдя к рыбаку, Беррун коротко кивнул.
        - Как тебя зовут?
        - Таперс, дивайн. Таперс из Каплевона.
        - Та деревушка, что возле Каплевонской косы?
        - Да, дивайн, - Таперс теребил в руках и без того измятую шапку.
        - Я удил там.
        Таперс моргнул.
        - Как сейчас помню, это было лето 1097 года. Жара стояла страшная, а мы стояли полуголые по пояс в воде и ловили подпесочников.
        На лице Таперса появилась несмелая улыбка.
        - Ловили на пророческого мотыля?
        - Нет. Мотыль слишком дорогой и на самом деле куда хуже, чем обычные каплевонские черви. Мы ловили на червей.
        Таперс улыбнулся ещё шире.
        - Мы тоже, дивайн.
        - Давайте пройдём в кабинет, - кивнул Триксель. - Там рассказывать друг другу байки будет куда удобнее.
        - Мой сын прав, - кивнул Беррун. - Пошли, Таперс.
        Они прошли в обширный кабинет, залитый солнечными лучами. Беррун расположился в своём кресле за письменным столом, жестом предложив рыбаку сесть в кресло напротив. Триксель, несмотря на горб, начал медленно расхаживать по комнате, глядя на расписной шерстяной ковёр под ногами. Ему не понравился рассказ посыльного, и не нравилось то, что может последовать за разговором отца с неожиданным гостем.
        - Итак, - начал Беррун. - Всё ли ты рассказал стражникам? Посыльный описал ситуацию лишь в общих чертах, так что я бы хотел узнать больше о том монстре.
        Таперс кашлянул в смятую шапку и начал рассказ. Отец не раз перебивал его, прося дополнить некоторые описания и задавая порой странные вопросы.
        - Вы заглядывали в его внутренности?
        - Заглядывали, дивайн, а как же - вдруг что-нибудь полезное найдётся. Да только смердело там почище нужника. Прошу прощения, дивайн. Мы не разглядывали всё пристально, да и рук не хватало. Тварь-то огромная - раза в три больше флагмана теургиатского флота, «Неуязвимого» стало быть.
        - Что-нибудь необычное видели? Сиреневое свечение, например.
        Таперс нахмурил лоб и поглядел в широкое окно за спиной Берруна.
        - Лично я ничего не видел, но я внутрь твари и не собирался лазить. Может, кто другой из рыбаков что заметил, как тот старый мудрец, что горнилодона встречал…
        Они проговорили немало времени, всё чаще выскальзывая на посторонние темы. Триксель раздражённо постучал ногой по ковру. Рыбак посмотрел на него и повернулся к дивайну.
        - Простите, дивайн, больше я ничего не знаю. Да и домой мне уже надо - в дороге я не первый день, и деньги, считай, на исходе.
        На лице Берруна появилась слабая усмешка.
        - С тобой рассчитаются, Таперс. Триксель, проводи гостя в столовую и проследи, чтобы его накормили. Дай ему денег на путевые расходы и сверх того - в благодарность за старание.
        - Сколько?
        - Сколько посчитаешь нужным, - небрежно махнул рукой Беррун. Триксель напрягся, а Таперс низко поклонился.
        - Храни вас Кебея и Ум» ос, дивайн. Я не ждал…
        Беррун с вежливым лицом дослушал речь благодарного старика и простился с ним, пожелав напоследок удачного клёва. Триксель направился к выходу.
        - Сын мой, сделай всё как надо, - донеслось ему вслед. - Поговорим за ужином.
        Эта фраза и тон, которым её произнёс отец, оказались финальным ударом по надеждам Трикселя остаться в Канстеле.

3
        Триксель стоял на бушприте «Хвоста Нингишзиды» и мрачно наблюдал за суетой, царившей на корабле и в гавани. Грузчики докатывали последние бочки с провиантом - путь до Элеура должен был занять около трёх недель, если делать остановки в некоторых из портов Лиары и Англерса. Матросы сновали на палубе, приводя в порядок оснастку боевой галеры. Буксиры медленно растаскивали в стороны заполонившие гавань суда, освобождая ему путь.
        К Трикселю подошёл капитан, один из тех, кто честно выполнял долг, и, по крайней мере, умел не кривить губы при виде него. Горбуну он нравился.
        - Дивайн, оружие, доспехи и провиант уже погружены. Мы готовы отчалить.
        - Отчаливайте, капитан. Хочу поскорее отсюда убраться…
        Капитан привык не задавать лишних вопросов, однако по его лицу Триксель заметил, что он хочет о чём-то спросить.
        - Говорите, капитан, не мнитесь.
        - Эта леди, которая прибыла вместе с вами. Это нормально, что она сейчас ходит по всем подпалубным помещениям и осматривает переборки?
        - О, Никоро просто озабочена безопасностью на корабле. Не обращайте внимания.
        - Я скажу ей, что волноваться нет ни малейшей причины. «Хвост» является одним из лучших кораблей, сошедших с Канстельской верфи.
        - Валяйте, капитан.
        Моряк кивнул и удалился, зычным голосом сгоняя грузчиков с палубы и приказывая отдать швартовы. Немало народу собралось на пристани, чтобы поглазеть на отплытие флагмана Канстельского флота. Боевая галера Берруна была оснащена шестьюдесятью вёслами и двумя мачтами, а на борт могла принять до четырёхсот человек. Борта были выкрашены в бордовый цвет, под носовым тараном красовалась змеиная пасть с четырьмя клыками, вырезанная из кости горнилодона.
        Триксель провожал взглядом сначала пристань, а потом и гавань Канстеля. Что-то подсказывало ему, что эти серые утёсы он увидит отнюдь не скоро, равно как и отца.
        Щурясь от сильного ветра, горбун посмотрел на тёмно-сизые тучи, которые плотно сомкнулись над острыми шпилями замка Асага.
        «Будь осторожнее, папа».

4
        Беррун Нурвин стоял на балконе у самой верхушки башни Асага и, опираясь на резные поручни из серого гранита, смотрел, как «Хвост Нингишзиды» стремительно покидает гавань. Ему показалось, что он видит Трикселя, который стоял на корме и точно также смотрел на маленькую точку, замершую на балконе высокой башни.
        - Что в этой согбенной позе, мастер над материей? - донесся глубокий бас из комнаты за его спиной. - Ты горюешь из-за того, что принятое тобой решение может оказаться неправильным?
        - Я горюю из-за того, что ради решения, которое может оказаться неправильным, я пожертвовал желанием сына остаться дома. Когда мы разговаривали, я видел его глаза и прочёл в них всё: обиду, разочарование, протест и затем - покорность моей воле. Заслужил ли я его покорность, Рабису?
        За спиной раздались тяжёлые неторопливые шаги, и Беррун почувствовал присутствие демона, существа из костей и металла. Рабису стал рядом зловещей трёхметровой башней и упёрся в парапет балкона когтистыми руками, устремив взгляд на гавань, которую стремительно покидал корабль с младшим Нурвином.
        - У вас, людей, покорность заслуживается либо страхом, либо любовью. Разум подсказывает мне, мастер над материей, что твой отпрыск привязан к тебе из-за второго.
        Беррун удивлённо посмотрел на демона.
        - Надо же. Не каждый год приходится слышать от тебя столь… эмоциональную речь. Спасибо.
        Рабису посмотрел на него сверху вниз.
        - Я счёл эту речь более подходящей для того, чтобы уравновесить тебя. У нас впереди работа.
        - И то верно, - бросив последний взгляд на корабль, Беррун вернулся в помещение. Демон двинулся следом, скрежеща по полу длинным костяным хвостом и глухо клацая двумя ногами о трёх пальцах с широким когтем каждый. - Хотя, признаться, манера говорить нарочито бездушно выглядит до жути наигранной, ведь иногда в твоих жестах и звучании горла проявляются гнев или удивление. А порой - и восхищение. Ты становишься человеком, друг мой.
        Демон промолчал, а Теург, довольно усмехнувшись, сел в кресло.
        - Ты обследовал место крушения?
        - Да. Человек не солгал - животное оставили гнить на берегу. Вокруг довольно много людей, в том числе кто-то из местных ренедов.
        - Дальше, Рабису, ближе к внутренностям.
        - В нём много мяса и естественных жидкостей. Скелет как у обычных рыб. Тело уже начало разлагаться.
        - Нашёл что-нибудь, что светилось бы сиреневым?
        - Да. Тебе лучше самому взглянуть на это, мастер над материей. Я не знаю, с чем имел дело. Нужно привлечь к работе других утукку, исследовать всё досконально.
        - И всё? - Беррун цокнул языком и повёл плечами. - Знаешь, Рабису, порой я жалею, что заключил сделку с твоими собратьями.
        На костлявом лице демона нечему было шевелиться, однако человеку представилось, что Рабису иронично поднял брови.
        - Если бы эти слова произнёс диастриец, я бы решил, что он жаждет умереть.
        - Что же, мне повезло, что я человек, - бодро сказал Беррун, поднимаясь на ноги. - Я отправляюсь немедленно. Ты со мной?
        - Всегда и везде, мастер над материей, - пророкотал демон. - Всегда и везде.
        ГЛАВА 26. РАЗЛОЖЕНИЕ
        Инжинарий смеётся - свистулька летит,
        Взрывалка рвётся - враг лежит. Старая солдатская поговорка.

1
        Форгунд встретил Цеппеуша утренней прохладой и туманом, закравшимся во все уголки портовых строений. Совсем недавно здесь прошёл ливень, настигший путешественников ещё в плавании и омрачивший пребывание на судне. Капитан, торговец вином и пряностями, предложил задержаться здесь на день, чтобы выгрузить часть товара и затем плыть дальше на север, к Элеуру.
        Юноша сошёл с трапа и ступил в жидкую грязь. Поведя широкими плечами, он поправил Алый Клык, который висел на поясе и окинул взглядом унылые сооружения портовых складов, сбитых из насквозь пропитанных дождевой влагой досок. Сзади раздался стук шагов - Венбер спускался по трапу, виляя между грузчиками, которые носили ящики с вином и мешки специй.
        - Это сердце теургиата? - Цеппеуш посмотрел на дядьку, который с прищуром осматривал многочисленную стражу у портовых ворот. - Если бы я не знал, то решил, что это его задница.
        - Форгунд - один из городов-дешёвок, тех, что построили за последние столетия. И он стоит на болоте, Цеппеуш, так что не удивляйся местному аромату и чистоте. Идём, нам нужно ещё потолковать с местным дивайном насчёт личной охраны. Надеюсь, Сенех не откажет в помощи.
        Они двинулись к воротам, плотно запахнувшись в плащи и косясь по сторонам. Портовые рабочие не обращали на них внимания, занимаясь своими делами. В воздухе, наполненном бранью и смехом, стоял крепкий запах пота и сырой земли. Цеппеуш не торопился, стараясь проникнуться местным ужасом. Плывя вдоль берегов Лиары, он видел множество рыбацких деревушек. Почти всегда над хижинами стояли серые столбики дыма, изредка доносился собачий лай. Чуть дальше от берега уныло склонили ветви захиревшие яблони. На тёмной речной поверхности угрюмо покачивались лодки; рыбаки растягивали сети.
        Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать - народ там жил бедно. Землю вокруг Кербер словно рассёк коготь бесплодия. Яблоки и крошечный картофель приходилось восполнять рыбой и моллюсками, которыми щедро делилась могучая Лиара. И каждый раз, встречая взглядом такую деревушку, Цеппеуш говорил себе, что это всего лишь захолустье, что это не столица, не город, даже не настоящее поселение. Что в Форгунде всё будет иначе. Что здесь будут рынки, заваленные фруктами и мясом, здесь будут чистые, как в Драконьем Языке, улицы и горожане, на лицах которых нет печати агонии.
        Он проклял себя за свою наивность, глядя на утлые дома с покосившимися фундаментами и тёмными от влаги стенами, и чувствуя разлитый в воздухе смрад, который тянулся от узких тёмных переулков. А потом задал себе очень странный, как ему показалось, вопрос.
        «Почему я об этом думаю?»
        Действительно, разве ему не всё равно? Он рефрамант, дивайн Керберский. Он всегда будет купаться в роскоши. Ему можно даже не думать о простых людях, о бедняках - всё у него будет хорошо. И дело было не в долге. Ему всегда было плевать на долг.
        «Тогда почему?»
        Он наткнулся взглядом на девочку в грязной тунике, которая копалась в мусоре, захламившем тёмный переулок. Она была даже младше Крины. Словно почувствовав, что на неё смотрят, девочка подняла на него взгляд больших серых глаз. Повинуясь неожиданному порыву, Цеппеуш сделал шаг в её сторону.
        - Ты куда? - Венбер придержал его за локоть. - Стражники ведь предупредили, что здесь может быть небезопасно.
        - Я быстро, дядя, - высвободившись из хватки, Цеппеуш неторопливо пошёл в сторону дома, на ходу доставая из кошелька три сарлима. Девочка попятилась вглубь переулка, в глазах отразилось недоверие и страх. Никто ещё не смотрел на него с таким страхом - ни враг, ни простой человек. Осознание того, что он внушает такой ужас даже ровеснице Крины, заставило юношу вздрогнуть.
        «До чего мы вас довели?» - подумал он и, сев на корточки, положил монеты на пол, прикрыв их куском оторванной доски. Улыбнувшись девочке, которая выглядывала из-за угла дома в другом конце переулка, Цеппеуш встал и медленно пошёл к дядьке, который стоял, скрестив на груди руки. Потом обернулся. Девочка прокралась, прижимаясь к стене, потом резко бросилась к доске, взяла в охапку золотые монеты и бросилась назад. Юноша провожал её взглядом, чувствуя себя гораздо лучше, чем несколько минут назад.
        - Благородный поступок, дивайн Цеппеуш, - раздался сильный и приятный слуху голос. - Жаль, что золото не сделает счастливыми всех жителей Изры.
        Цеппеуш посмотрел на дорогу, по которой двигался отряд солдат в массивных доспехах и синих плащах, возглавляемый странной троицей.
        В центре вышагивал невысокий русоволосый мужчина с уродливым шрамом на щеке. При ходьбе он сильно отмахивал назад левой рукой и неотрывно глядел на них, словно прицениваясь. Цеппеуш покраснел - Венбер привлёк к себе куда большее внимание, чем он сам. Юноша покосился на дядьку - лицо того окаменело, как обычно бывало, когда его обуревали эмоции.
        «С чего бы это? Они знакомы?».
        Справа, наклонившись вперёд, даже обогнав мужчину со шрамом, шёл рефрамант с короткими седыми волосами и аккуратно подстриженными усами и бородой. В его движениях сквозила порывистость и целеустремлённость. Резной посох с фокусатором розового цвета звонко стучал о булыжники мостовой.
        Слева, облачённая в тёмное платье, семенила молодая девушка со светлыми волосами, связанными на затылке в небольшой пучок. Под мышкой она держала книгу, между страницами выглядывал остро заточенный карандаш.
        «Наверное, секретарь или кто-то вроде того. Симпатичная», - подумал Цеппеуш.
        Приблизившись почти вплотную, мужчина со шрамом замер на месте и, первым протянув руку, обменялся с ними рукопожатием. Рука эта была мозолистой и обладала поистине железной хваткой. Юноше пришлось сделать усилие, чтобы не поморщиться от боли. Седовласый рефрамант и девушка остановились на шаг позади мужчины, по-видимому, являясь его подчинёнными.
        - Добро пожаловать в Форгунд, господа, - начал тот. - Я Абель Лейф, командующий полком Горнилодонов. Это Трейз, наш ветровидец, и Каресто, мой советник.
        - Венбер, начальник стражи Кербергунда, - коротко кивнул дядька. - Это Цеппеуш Мендрагус, сын дивайна Керберского. Благодарим вас за встречу, Абель. Я так понимаю, произошло что-то серьёзное, раз нас встречаете вы.
        Взгляды троицы скользнули по Цеппеушу. Он не опустил взгляд, рассматривая каждого из собеседников. Лейф вблизи выглядел гораздо старше, чем казалось издалека. Возможно, дело было во множестве морщин, которые усеивали его лицо. Генерал кивнул открыто, без намёка на издёвку, так, что Цеппеуш сразу почувствовал к нему расположение. Он подавил желание широко улыбнуться.
        Генерал обратил взгляд на Венбера.
        - Да, по-видимому, так оно и есть. Пророк Кархарий поручил нам сопроводить дивайна Цеппеуша в Элеур. Это мы и собираемся сделать. Однако в данный момент нам мешает один ренед, который направляется сюда с целью захватить город.
        - Он идиот? - вскинул брови Цеппеуш.
        - Мы думаем, что так, - совершенно серьёзно кивнул Лейф. - У него нет ни малейшей причины считать, что он сможет захватить город, казну и остаться без наказания дивината. Зачем он это делает, мы не знаем. Однако то, что без малого шесть сотен воинов двигаются с севера в сторону Форгунда, игнорировать нельзя.
        - Как вы узнали об этом?
        - Меня называют ветровидцем не просто так, - сухо ответил рефрамант с посохом. - Я видел армию ренеда.
        - Тогда мы возвращаемся в порт, - сказал Венбер. - Сядем на корабль и доберёмся до переправы на Англерс.
        - Это я и хотел вам предложить, - бодро произнёс Лейф. - Однако я не могу разорваться между городом и вами. Мне нужно командовать своими людьми и сопровождать вас. Могу ли я просить вас сесть на корабль и ожидать на нём, пока мы не разобьём войско Зульдена? Если возникнет малейшая опасность для вашей, дивайн, жизни, вы, конечно, сможете тут же отчалить от берега.
        Первый порывом Цеппеуша было возразить генералу и сказать, что он не станет прятаться. Но потом перед глазами всплыло лицо матери, уставшее и постаревшее. Это остудило его пыл, хоть и ненамного. Он не превратит страдания матери и сестры в ничто.
        - Мы согласны, Абель, - сказал он. Мужчина ответил одобрительной улыбкой.
        - Спасибо, дивайн.
        «Нет, в нём определённо что-то есть», - подумал Цеппеуш.

2
        Ренед Зульден сидел на своём коне, которого покрывала кожаная броня с нашитыми металлическими бляхами. Бадакайский жеребец, увитый мускулами, с прямой спиной и крепкими ногами, был выносливым и сильным, подстать хозяину.
        Но в этот раз всадник казался поникшим. Зульден снял металлическую перчатку с правой руки и утёр лицо, на котором обильно проступил пот. После вчерашнего визита незнакомца в голове постоянно шумело. Голос, чёртов голос, как же это плохо. Каждые пять минут мужчина порывался развернуть свою армию, дать отмашку двум другим ренедам, согласившимся помочь ему с захватом города в обмен на неплохие барыши и щедрые посулы незнакомца.
        - Зульден, - к нему подступил Анхетар. - Я закончил с землетрясением. Думаю, те разведчики погибли.
        Анхетар был рефрамантом-наёмником, и всегда разговаривал с ним, будто хозяин с недалёким слугой. О, Зульден ненавидел рефрамантов. Тараканы с ядом, порча на земле, где должны жить лишь два сословия - простолюдины и властители. Всегда неприятно, когда к тебе приходит какой-то хлыщ и размахивает своей палкой, давая всяческие советы. Втайне Зульден желал, чтобы и Анхетар, и Бардеско сгинули в пучине битвы с Горнилодонами. И всё же приходилось соглашаться с тем, что два мага были крайней полезны.
        - Анхетар, существует такое колдовство, которое позволяет разговаривать в чужой голове?
        Рефрамант приподнял бровь и внимательно посмотрел на блестящее от пота лицо ренеда.
        - Рефрамантия сознания? Нет, это полная чушь. Если бы она существовала, теургиатом бы уже правил тот, кто ей овладел, дёргая за ниточки нужных ему людей.
        - Понятно, - от этого ответа Зульден испугался ещё больше. Потому что с ним, кажется, всё именно так и происходило.
        Голос в голове. Щедрые посулы.
        «Ты не пожалеешь, ренед. Я знаю, ты хочешь вернуть отцовскую землю. Пророк поступил с тобой не по справедливости. Что? Ты боишься его кары за развязывание войны? Не надо. Скоро случится событие, которое заставит дивинат забыть о твоём поступке. На ваши дела никто не обратит внимания. Возвращай отцовское наследие смело. В городе сейчас стоит рота Горнилодонов, так что призови своих друзей, посули им богатства и скажи, что им незачем бояться возмездия».
        Зульден едва нашёл в себе силы спросить, почему невидимый собеседник прячется, и тот сослался на какие-то недоработки со Словом, сложность установления связи и энергозатратность.
        «Дурь какая-то. Но так соблазнительно вновь взять к рукам Форгунд и Лиару. Отец всегда хотел этого. Так почему бы не попробовать? Почему я должен мириться с несправедливостью?»
        Зульден ехал в окружении пятисот пехотинцев - то, что удалось собрать ему и двум его союзникам. Командование над войсками принял он, а товарищи разделят с ним трофеи и получат поддержку во время их собственных походов.
        Надев обратно перчатку, ренед скомандовал кавалерии опередить основное войско и разведать местность впереди. Сотня всадников устремились вперёд, поднимая над горизонтом светлую пыль. Они верили своему хозяину.
        Анхетар не сводил с ренеда тревожного взгляда.

3
        Абель Лейф и сержант Лиск стояли на крыше борделя Авалии. Трёхэтажное здание отличалось крепостью кладки и фундамента, сравнимых лишь с оными у особняка дивайна Сенеха, расположенного в центре Форгунда. Генерал счёл лучшим расположить временный штаб здесь, а не в расположении казарм полка - те могли стать приоритетной мишенью рефрамантов Зульдена, если тому взбредёт в голову нанести удар магией.
        Внутри здания стояла тишина. Работниц собрали в одном из помещений обширного подвала. Между ним и ещё несколькими ключевыми точками города, в том числе казармами и портом, пролегали узкие тоннели, сочащиеся влагой и наполненные затхлым воздухом, но всё ещё пригодные для быстрого перемещения и укрытия.
        У лестницы стояло несколько солдат. Двое в полных доспехах - ветер колыхал синие плащи, третий в неприметной серой-бурой одежде - в руках клетка с тремя голубями, а на поясе мешок с письменными принадлежностями, клочками бумаги и другими инструментами любого связного. Ещё десяток солдат дежурил в коридорах борделя и у входной двери на первом этаже. Два десятка несли вахту в порту, три - в районе казарм. Ещё сотня была разбросана по всему городу со строгим приказом не начинать бой первыми и держаться от врага подальше, стараясь не попадаться на глаза.
        Лиск кашлянул, оторвав Абеля от созерцания городской стены и северных ворот, оставленных распахнутыми.
        - Дивайн Сенех и его люди вместе с казной прошли через западные ворота. Сейчас они на пути к керберским шахтам.
        - Как дивайн воспринял моё предложение?
        - С благодарностью. Понятное дело - ему не хочется терять собственных воинов и тратить сциллитум.
        - Инжинарии приготовили сюрприз?
        Лиск ухмыльнулся.
        - Конечно. Что делать с гражданскими? Боюсь, для них твой план небезопасен.
        - Если они останутся дома, то ничего не случится. Ни я, ни Зульден не хотим причинять городу вред. Ренеду нужны Сенех и казна, и мы осторожно проводим его к ним. Без лишних жертв.
        - Я уже разослал ребят по домам, чтобы они предупредили гражданских.
        - Ты молодец.
        - А что, если Зульден решит сначала расправиться с нами, а уже потом спокойно пойти за Сенехом?
        - Зульден, конечно, болван, но ему вообще нет смысла сражаться с нами. Это ничего ему не даст. Нет, он пойдёт за казной и своим хозяином, чтобы было чем откупиться от казни в случае неудачи. Это, конечно, не поможет, но боги ему судьи.
        Лиск повернулся в сторону лестницы.
        - Трейз.
        Абель удивлённо обернулся.
        - Ого. Как ты понял?
        - Он шуршит.
        Генерал прислушался.
        - Ничего себе. И правда.
        На лестнице, ведущей на крышу, раздался шорох и дробный топот. Трейз семенил ногами по ступенькам, обтирая узкие стены просторными рукавами тёмной робы. За ним спешили его телохранители. Поднявшись на крышу, рефрамант велел им ждать у лестницы, а сам подошёл к Абелю и Лиску, опираясь на внушительный посох.
        - Привет, Трейз. Ты знал, что при движении создаёшь крысиный концерт?
        Пожилой чудотворец сумрачно посмотрел на генерала.
        - Это шутка? В таком случае от вас воняет. Зря я что ли раздавал затрещины инжинариям, чтобы они наладили водопроводную систему в ваших комнатах?
        Абель в замешательстве посмотрел на Лиска. Тот принюхался к воротнику на своей кожаной куртке. Генерал усмехнулся.
        - Ладно. Сержант, проверь охрану Мендрагуса и по дороге узнай у связных, как там дела у Сенеха и инжинариев. Затем доложишься.
        Лиск кивнул и торопливо зашагал к лестнице. Абель вновь повернулся лицом к городской стене.
        - Новости?
        - Отряд, который ты послал на разведку. Они возвращаются, но двигаются медленно. Люди Зульдена могут догнать их прежде, чем они доберутся до стен города.
        Генерал вздохнул.
        - Выжил. Слава богам. Я так понимаю, жертвенный камень он не использовал?
        - Очевидно, нет, - Трейз саркастично скривил губы. - Нужно быстрее вернуть его, пока мальчишка его не использовал. Ты должен был сообщить ему о том, что за оружие у него в руках. Ненужный обман может только настроить его против тебя.
        - Кобар солдат. Он готов к тому, чтобы пожертвовать собой, с жертвенным камнем или без него. Камень всего лишь сделает эту жертву более… эффективной.
        - Тогда зачем было лгать?
        - Затем, что Кобару и без того пришлось нести тяжёлую ношу. Парень вёл отряд в первый раз. Если бы он знал, что должен будет по моему приказу пожертвовать им, то как бы поступил? Молчишь? Я тоже не знаю. Кроме этого, ему пришлось бы скрывать эту информацию от товарищей. Большинство ломается от такого груза, а для меня это недопустимо. Форгунд должен стоять, а Мендрагус - жить. И да, Трейз, с каких пор ты стал так трепетно относиться к жизням простых солдат? Твоё лицемерие становится неприятным даже для меня.
        Трейз подошёл ближе и взволнованно пристукнул посохом.
        - Я оценил потрясающий сплав цинизма и благородства в твоей речи, Абель. Мне плевать на Кобара, но нельзя допустить, чтобы люди Зульдена взяли его у стен города. Если он по незнанию использует камень, то погибнут вообще все.
        - Ах, вот ты о чём. Ну, тогда нужно быстрее вернуть камень, пока он его не использовал. Сможешь встретить их за воротами и задержать солдат ренеда?
        - Я ветровидец, а не крысобой. Пошли кого-нибудь другого. Например, того усатого мага, который приплыл с Мендрагусом. Он мне не нравится.
        - Есть в нём что-то звериное, правда? Я заметил это ещё в битве на Кебее, когда Гверн и Кархарий пытались растащить в стороны Мендрагуса и Нурвина. Мне кажется, он откажется. Слишком крепкий орешек.
        - Попробовать всегда можно.
        - Тогда я пошёл к ним. Трейз, когда начнётся заварушка, мне нужно, чтобы ты спрятался в каком-нибудь подвале со своими ребятами. У Зульдена наверняка есть наёмный рефрамант, и если он будет бить по нашим позициям, то в первую очередь по высоким зданиям, вроде этого. Готовь ритуал, и жди моей отмашки. Понял?
        Трейз пожал плечами.
        - Я не идиот, генерал.
        Абель ухмыльнулся и поспешил к лестнице.

4
        Спасительные стены Форгунда - низкие, тонкие, непригодные для обороны города. За ними стоит рота Горнилодонов, готовая к победе. Не к бою, страшному и кровопролитному, в котором стороны не желают уступать друг другу, врастая в землю, сбиваясь в монолитную массу. Не к патовой ситуации, когда потрёпанные горстки выживших по взаимному согласию расходятся для передышки, или же таковых не остаётся вовсе. Конечно же, не к постыдному поражению. Только к победе, когда враг с первых мгновений понимает, что он отступит - или падёт. Именно так.
        Стены приближались с каждым новым поскрипыванием колёс телег. Кучеры ожесточённо хлестали дряхлых кобылок. Кобар и Членосек находились возле Стука, которого пристроили у корзин с маленькими белыми яблоками. Его лицо больше не кровоточило, но сам связной молчал, глядя в небо. Ввергатель и Ланкорд, два инжинария-подрывника, сидели в конце телеги, роясь в сумках и перебирая инструменты.
        - Думаешь, получится сделать взрывное устройство из маскирующей краски и вина? - спросил Ввергатель, держа в руках нагреватель и две колбы. - Вместо фитиля надергаем волос из кисточки.
        - Как всё закончится, обязательно попрошу твою маму рассказать тебе об уместности шуток, - буркнул Ланкорд, счищая с небольшой лопатки налипшую землю. - По всему выходит, что до города нам не добраться. Кавалерия Зульдена успеет схватить нас за задницы ещё до ворот.
        Позади над горизонтом поднималась буро-жёлтая пыль, в которой поблескивали на солнце начищенные воинские доспехи.
        - Их слишком много для отряда, который прошёл по десятку ловушек, - заметил Членосек, отрядный лекарь. - Вы ведь заложили перед отступлением ловушки?
        - Если тот маг догадался пройтись землетрясением по дороге, то заряды могли сработать вхолостую, - мрачно заметил Ланкорд.
        Через несколько минут кучер повернулся к ним.
        - Помощь будет? Почему на стенах нет стрелков? Ваш генерал мог бы послать нам подмогу.
        Кобар мрачно посмотрел на Ланкорда. Лысый инжинарий отвёл взгляд.
        Все они понимали, что подмоги не будет. Город должен стоять. Стены должны стоять. Именно поэтому на них нет стрелков, которые могут спровоцировать рефрамантов Зульдена на разрушительную магию. Генерал Лейф впустит армию ренеда в город и уже внутри даст настоящий бой. Ренед тоже не захочет пировать на руинах. Он не причинит вреда сооружениям. Прольются реки крови, но не брызнут щепки, не треснет облицовка. Это будет аккуратная резня двух опытных мясников. Вопрос лишь в том, кто из мясников будет искуснее.
        «Вопрос, конечно, риторический», - подумал Кобар, и посмотрел назад. Кавалерия давно заметила их и нещадно гнала лошадей, чтобы догнать. Солдат уже мог разглядеть флажки и узоры на доспехах некоторых всадников.
        «Неужели это смерть?» - он перевёл взгляд на Ежиху, которая мрачно разглядывала лицо Стука. Почувствовав его взгляд, она встретила его своим и слабо улыбнулась.
        - Смотрите! - воскликнул кучер, указав вперёд.
        Все как один посмотрели в ту сторону.
        Из городских ворот бешеным галопов вынесся всадник на гнедом коне, скача навстречу им. Он был плечистым и хорошо сложенным - зажатый в крепкой руке рефрактор казался тонким прутиком. По мере приближения Кобар разглядел на лице чёрные усы и напряжённо сведённые брови. Всадник с глухим цокотом проскочил мимо, на мгновение повернув голову и рявкнув:
        - Шевелитесь!
        - Слышал, что он сказал?! - насел на кучера Кобар. - Расшевели кобылу!
        Он обернулся, чтобы посмотреть на действия неожиданного спасителя. Всадник осадил коня и воздел над головой жезл. Яркий синий свет перебил даже солнечный. В воздухе запахло грозовой свежестью. Засвистел ветер и на миг Кобару показалось, что над головой всадника завис чудовищно огромный молот.
        Маг с размахом опустил оружие перед собой.
        Земля между ним и десятками взмыленных скакунов раскололась, взметнув в воздух фонтаны пыли. Телеги подпрыгнули и с треском приземлились, едва не сломав оси, лошади споткнулись, зарывшись мордами в дорогу. Следом донёсся резкий грохот удара, от которого у Кобара заложило уши.
        Неожиданный союзник повернул испуганного коня; за его спиной медленно оседали тучи пыли. Жезл в руке больше не светился.
        - Им потребуется несколько минут, чтобы обойти разлом! - его крик доносился словно с опоздание. Перед глазами Кобара всё плыло. - Скорее!
        - Вас послал генерал? - спросил юноша.
        - Послал? Нет, мальчик, это я проявил к нему милость.
        Они буквально ворвались в город, встретивший их пустыми улицами, унылыми тёмными дырками окон и закрытыми дверями.
        - Все люди спрятались в домах, а солдатам приказано не препятствовать движению врага, - сказал спаситель.
        Кобар поднял брови.
        - Генерал хочет сдать город без боя? Как же так?
        - Его задача - обеспечить сохранность Цеппеуша. Кому будет принадлежать город, не имеет значения.
        - Кто вы, дивайн?
        Всадник назвал своё имя и Кобар, встав ногой на поднятый борт телеги, протянул ему руку.
        - Спасибо за то, что спасли наши жизни.
        Венбер молча ответил на рукопожатие.
        - Что будем делать? - спросил Ввергатель, поглядывая назад.
        Кобар спрыгнул на землю.
        - Слезаем. Все слезаем. Кроме вас, - он кивнул кучерам и нескольким женщинам из гражданских. - Городские?
        Кучер кивнул.
        - Тогда быстрее заводите телеги, лошадей и прячьтесь. Дальше мы пойдём сами.
        Товарищи по отделению принялись выбираться из телег. К облегчению Кобара они не стали задавать вопросов. Дисциплина держала всех в узде. Выгрузив солдат, кучеры поспешили убраться куда подальше.
        - Зачем? - Венбер поднял брови. - Конями было бы быстрее.
        Кобар кивнул на одноэтажное глинобитное здание, двери которого были заколочены досками.
        - Штаб-квартира временно располагается под борделем Авалии. Нам сюда. Ланкорд, Ввершик, отоприте.
        Два инжинария подбежали к двери. Ввергатель извлёк из мешка небольшой ломик и отточенными движениями аккуратно снял доски вместе с гвоздями. Кобар махнул рукой Ежихе и Серой Ленточке. Темноволосая женщина зажала в руке несколько острых звёздочек и ударом ноги распахнула дверь. В двух шагах за ней, натянув лук, замерла Ленточка. Тягун и Дозилиан стояли позади, поддерживая Стука. Членосек нетерпеливо постукивал ногой по брусчатке, насвистывая какую-то мелодию.
        - Дивайн, вам лучше добраться до генерала поверху, - обратился к Венберу Кобар. - Не оставлять же здесь коня.
        Рефрамант кивнул, развернулся и пришпорил скакуна. Некоторое время звонкий стук копыт оглашал улицу, пока не стих вдали, за домами.
        Из-за дверного проёма высунулась Ленточка.
        - Чисто. Вход в тоннель открыт.
        - Тогда вперёд.
        Члены отряда один за другим скрылись в полумраке дома, закрыв за собой дверь. Через мгновение изнутри донеслись глухие удары молотком.

5
        Цеппеуш сидел за столом в своей каюте и чистил Алый Клык. Его руки слегка подрагивали, когда он разбирал семейную реликвию на составные части. Полое внутри древко солнцедава. Золотые крепления, удерживающие кристалл-фокусатор. Чувствительные фиксаторы, держащие в гнезде кристалл сциллитума. Странные чёрные нити из неведомого материала, соединяющие предохранитель, гнездо и тонкое полупрозрачное стекло в форме круга, с которым соприкасалась нижняя грань фокусирующего кристалла.
        Штруд говорил, что само устройство жезла достойно всяческого восхищения. Человек, его придумавший, был гением. Но что странно - имени создателя первого рефрактора не знает никто. Кто-то говорит, что это первый протоург Серваст, кто-то - что его сделали ещё задолго до прибытия людей на континент. Странное пренебрежение достоянием цивилизации.
        К нитям Цеппеуш побоялся даже прикасаться, чтобы ненароком их не порвать. Чистку и сборку жезла он проводил нежно и аккуратно, так что это казалось ему чем-то почти интимным, словно ухаживание за девушкой. Он чувствовал себя немного неловко, как будто встретил её лишь недавно. Не совсем те ощущения, что испытываешь при работе со старым добрым Тисовым Ключом, оставшимся в Кербергунде. Хотелось надеяться, что Штруд позаботится о нём.
        В дверь тихо постучали. Цеппеуш взялся за рукоять меча, который лежал на столе.
        - Войдите.
        В каюту вошли генерал Лейф и Венбер.
        - Дивайн Цеппеуш, - Лейф присел на кровать, - у нас появились новые факты. По реке плыть ещё опаснее, чем передвигаться по суше. Наш разведчик сообщил о том, что у ренеда Зульдена в подчинении как минимум один рефрамант, и этот рефрамант направил в сторону Форгунда семерых водяных големов. Нетрудно догадаться, что двигаются они под водой. Свойства их тел такое, что они могут просачиваться через дерево, а значит, вы можете погибнуть в считанные секунды.
        - Говоря проще, мы сходим на берег, Цеппи, - Венбер хмуро посмотрел на генерала. - Но не думайте, что мы станем участвовать в битве, Абель. Помощь в спасении вашего разведчика и так большая услуга. Рисковать жизнью моего подопечного я не стану.
        - Я готов драться, дядя, - Цеппеуш встал со стула, крепко сжимая в руке собранный рефрактор. - Големы уязвимы к огню, генерал. А я, по счастью, умею с ним обращаться.
        - Не глупи, сынок, - жёстко сказал Венбер. - Не рискуй понапрасну своей жизнью.
        - Когда начнётся битва, я буду приглядывать за ним лично, дивайн, - Лейф тоже поднялся на ноги. - Отвечаю за него головой.
        - Мне наплевать на вашу голову, Абель. Жизнь это парня важнее любой другой.
        - Дядя, - Цеппеуш почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо. Венбер не смеет говорить при нём так, словно он ничего не значит. Он значит, демоны его забери! - Обычное оружие не возьмёт големов, только магия. Моя магия. Я спасу много жизней, если вмешаюсь в битву. Это ли не то, что должен делать Пророк - защищать людей?
        - Пророк должен править страной, а не воевать, - Венбер погладил усы.
        - Война - неизбежный элемент в правлении теургиатом, дивайн, - осторожно заметил Лейф. Цеппеуш ощутил прилив сил, зная, что генерал на его стороне. - Пусть эта битва его кое-чему научит. Вы знаете, о чём я.
        Венбер посмотрел на Лейфа и Цеппеуш затрепетал, словно огонёк свечи - от таких взглядов соперники дядьки обычно обмачивали штаны. Генерал же только кивнул ему и повернулся к юноше.
        - Готовьтесь к битве, дивайн Цеппеуш.
        Видимо, для него этот взгляд значил что-то совсем иное.
        ГЛАВА 27. ЧЕСТНАЯ СДЕЛКА
        …Битва при Форгунде в июле 1107 года явилась ещё одним примером триумфа человеческого разума над судьбой. В городских условиях, троекратно уступая врагу в численности, генерал Абель Лейф проявил гибкость, которая позволила малой кровью удержать власть Пророка в городе, сохранить сам город вместе с его жителями, и подавить непродолжительный мятеж ренедов в районе бассейна реки Лиары….
«Теургиатский цикл», том 19, 1112 год от создания Триединой Церкви.

1
        - И это ваш план, генерал?
        - Да, с первого взгляда он выглядит довольно рискованным, но потом все историки как всегда будут называть это триумфом человеческого разума над судьбой, - Абель небрежно махнул рукой, заметив, что вызвал у молодого дивайна ухмылку. Парень немного нервничал, но держал подбородок высоко, как и подобает рефраманту.
        - А что, если Зульден откажется принимать ваше предложение?
        - Мои люди сейчас делают всё, чтобы убедить его в нашем нейтралитете.
        - Прячутся по домам и позволяют солдатам Зульдена добраться до резиденции дивайна Сенеха? Что, если они начнут разбой?
        - Не начнут. Зульден хочет вернуть Форгунд, желательно со всей казной, нетронутыми домами и живым населением, которое не будет люто его ненавидеть.
        - И вы отдадите себя в его руки?
        - Отдам. Не пускать же вместо себя моего верного советника.
        Цеппеуш перевёл взгляд на Каресто, которая шла рядом. Та неодобрительно хмыкнула, посмотрев на Абеля.
        - Вообще весь этот план придумала я.
        - Да-да, Каресто, кто предложил играть в салки, тот и водит. Давай забудем эту детскую логику. Тебя я к Зульдену не пущу.
        - Дело не в логике, Абель, и не в твоей отваге, а в том, что командующий не должен отдавать себя в руки врага. Если погибнешь ты, то погибнут все.
        - Я не погибну.
        - А я стану теургом. Ты научился видеть будущее?
        Абель смешливо задрал брови.
        - А ты собралась перечислять аргументы в пользу моей неминуемой смерти? Здравствуй, Кобар.
        Они добрались до арсенала, у входа в который стоял десяток солдат. Кобар Дюрс вышел вперёд и отдал честь. Вид у него был уставшим, на лице и руках виднелись свежие ссадины и порезы, но он держался всё это время с самого возвращения, стойко отвечая на все вопросы, которыми его засыпали Каресто и Трейз. Абель отдал честь Кобару.
        - Почему не в кровати? Я сказал тебе и твоим людям отдыхать.
        - Знаю, генерал. Я хотел узнать насчёт Стука. Лекари не хотят говорить о его состоянии. Если он не оправится, его исключат из полка?
        Абель не нашёл, что ответить сразу. В армии существовало пособие инвалидам и пенсии для отставных ветеранов, но оно было существенно урезано после сокращения бюджета Карахрием.
        «Спасибо, Гверн».
        - Его никто не выбросит, если ты об этом, - сказал мужчина и похлопал парня по плечу.
        - Спасибо, генерал, - Кобар отдал честь ещё раз, ещё более горячо, чем в предыдущий раз. - Разрешите не отдыхать?
        - Ты уверен, что не подведёшь меня из-за усталости?
        - Уверен, генерал.
        - Тогда пойдём с нами. Познакомься, это дивайн Цеппеуш. Он, возможно, станет новым Пророком.
        Юноши шагнули навстречу друг другу и просто пожали друг другу руки. Сын теурга и сын нищего.
        - Я должен охранять его?
        Абель кивнул.
        - Ценой своей жизни, Кобар.
        Солдат коротко поклонился юному Мендрагусу.
        - Я буду держать вас в поле зрения, дивайн.
        - Будем прикрывать друг друга, Кобар, - кивнул тот. - Никто не должен погибнуть.
        Они вошли в арсенал, где находилось полдюжины человек ротной обслуги. На одном из длинных столов лежали части доспехов - металлические рукавицы, сапоги, кирасы, наплечники, шлемы.
        - Это они? - спросил Венбер, выйдя из хвоста процессии и осторожно коснувшись блестящей поверхности доспеха, которая отливала небесной голубизной. Абель поднял шлем с закрытым забралом. По его поверхности вились тончайшие бороздки, которые образовывали сциллитумную сетку.
        - Бъялвийские латы, - сказал он. - Одни из немногих оставшихся. Два комплекта приндлежат моему полку. По слухам, остальные хранятся в личном арсенале Пророка, у протоурга и у других теургов.
        - Похожие доспехи носил ты, дядя, - сказал Цеппеуш Венберу. - В Кербергунде, когда одолел Лейсера. И раньше.
        - Нет, сынок, мне бы никто не дал прикоснуться к настоящим доспехам Тадеуша. Те, что носил я, был его рядовым комплектом. Между ними, которые выкованы из металла с добавкой сциллитумного порошка, и этими, - мужчина кивнул на кирасу с вычеканенным на нём изображением спирали, - есть большая разница. Они закалены в водах Бъялвийской Воронки, и свойства, приданные им инжинариями, куда мощнее, чем свойства обычных зачарованных доспехов, как те, что носил Кай Лейсер, или те, что носил я.
        - В целом сказано неплохо, дивайн, - кивнул Абель. - В один комплект облачитесь вы, Цеппеуш. Я обещал вашему охраннику, что не допущу вашей гибели, а эти доспехи - самое надёжное средство для того, чтобы остаться в живых. Второй комплект одену я.
        Юноша посмотрел на свою кирасу и поморщился.
        - Я думаю, кому-нибудь другому эти доспехи будут нужнее.
        - Цеппи… - Венбер погладил усы, когда к Цеппеушу неожиданно подошёл Кобар и что-то негромко сказал.
        Мендрагус посмотрел на него. Они были почти одинаковы в ширине плеч и высоте - юноша с длинными чёрными волосами, рассыпанными по плечам, и юноша с короткими светлыми - и вряд ли бы уступили друг другу в грубой силе, как и в силе воли. Но потом Абель увидел то, что несколько его удивило.
        Цеппеуш кивнул и подозвал к себе прислугу, чтобы они помогли ему облачиться в доспехи.
        «Может быть, из него что-нибудь и получится», - подумал генерал и обменялся взглядом с Каресто. Та игриво ему подмигнула. Абель невольно расплылся в улыбке.

2
        - Горнилодоны попрятались, как кроты в своих норах. Что он думает - что я поведусь на его уловку? Расслаблюсь? Отправлюсь как дурак в погоню за Сенехом и казной?
        Зульден шлёпал по мокрым камням мостовой на центральной площади города. Неподалёку раскинулся величественный, не по оправе, драгоценный камень особняка - резиденции дивайна Сенеха. Солдаты заняли ближайшие улицы и переулки, тревожно поглядывая в безжизненные окна домов - горожане попрятались в глубине комнатёнок и подвалах. Рядом с ренедом стояли лишь Анхетар и несколько солдат. Зульден остановился и раздражённо посмотрел на рефраманта.
        - Что там с Бардеско? Его големы на позиции?
        - Я пошлю птицу.
        - Эх, демоновы маги, могли бы уже и научиться обмениваться мыслями. У вас была тысяча лет, чтобы научиться!
        Анхетар вздохнул. Выражение его лица, словно у взрослого, которому приходится выслушивать детский бред, ещё больше разозлил Зульдена. Он ткнул пальцем в одного из солдат, который минуту назад прибежал с докладом.
        - Говори.
        - Ренед, мы заметили на Моховой улице нескольких солдат из полка Горнилодонов.
        - Они проводят какие-то манёвры?
        - Нет, сэр. Они сидят у окна на втором этаже и плюют на тротуар.
        - Демоны бы побрали этого Лейфа. Так и хочется просто взять и вырезать всех его вояк, которые горазды только показушничать.
        - Зульден, я не вижу смысла в сражении. Вам нужен Сенех как гарантия вашей безопасности, если сюда заявится теургиатская армия, казна и документы. Все они сейчас двигаются на запад, к железным рудникам.
        - Я не собираюсь гонять за ним как кот за крысой. Он же оставил всё остальное имущество здесь. Поголодает пару деньков и вернётся.
        - Я не предлагаю отправлять в погоню всё ваше войско. Дайте мне всадников, и я привезу вам всё, что нужно.
        - Разделить армию? А если Лейф ударит по нам в этот момент?
        - Предложите ему временное перемирие. Пошлите к нему гонца.
        - Это будет выглядеть слабостью. Нас в три раза больше.
        - А они - Горнилодоны.
        - У нас есть козырь. Големы. О них Лейф не знает.
        Анхетар вздохнул и вздрогнул от неожиданно крика одного из солдат:
        - Ренед, смотрите!
        По площади шёл одинокий мужчина, одетый в простую синюю тунику с широкими рукавами, и серые штаны, заправленные в кожаные сапоги. На поясе у него висел короткий кинжал. Генерал Абель Лейф шёл в окружении солдат ренеда бездоспешный, практически безоружный.
        - Мышка идёт в мышеловку, - удивлённо прохрипел Зульден; у мужчины неожиданно пропал голос.
        - Поговорите с ним, - подал голос Анхетар. - Договоритесь с ним. Это единственный разумный выход.
        Зульден недовольно смерил его взглядом и направился к Лейфу.
        - Как вы, ренед? Дорога была хорошей?
        - Если не считать взрывные заряды, любезно расставленные на пути моего авангарда, то да. Зачем ты это делаешь, генерал?
        - Затем, что мне незачем проливать кровь, ренед, - Лейф пожал плечами. - Тебе нужен Сенех, мне нужен мир и безопасность города. Вот и иди себе за ним спокойно. Мои солдаты тебе не помешают.
        - Я хочу гарантий того, что они не ударят мне в спину.
        - Разумеется. Я здесь именно из-за этого. Предлагаю себя в качестве залога.
        Зульден прищурился.
        - Я знаю о твоей репутации, генерал. Все знают. Я думаю, это всё большой фарс с целью меня обхитрить?
        Лейф нахмурил брови и посмотрел на Анхетара. Потом перевёл взгляд на рукоять рефрактора, которая выглядывала из-под плаща мага.
        - У тебя есть рефрамант, ренед. Одного его слово, и я превращусь в труп. Что может пойти не так? Думаешь, у меня в карманах сидит десяток магов, которые спасут мне жизнь в последнее мгновение? Какая ещё степень надёжности тебе нужна?
        Зульден раздумывал долго, прежде чем принять решение. Лейф стоял напротив него, опустив руки и глядя по сторонам. В голову генерала так и просился арбалетный болт. Один-единственный болт и все проблемы решены.
        - Ладно. Тебя будут держать под стражей. Сделаешь что-нибудь - и тебя убьют. Понял?
        - Разумеется, ренед.
        Неожиданно кивнув только Анхетару, Лейф удалился под конвоем из десяти солдат. Зульден вздохнул, чувствуя, как по телу стекает едкий пот.
        - Анхетар?
        - Да?
        - Говоришь, все разведчики погибли в том землетрясении?
        - Конечно.
        - Пошли птицу Бардеско, скажи, чтобы был готов атаковать как только запылает первый дом. Затем возьми половину всадников и отправляйся на запад. Верни казну, документы и всё остальное. А уже после мы разберёмся с Лейфом. Он наверняка рассчитывал ударить нам в спину, когда мы столкнёмся с солдатами Сенеха. Что же, у него ничего не выйдет. Дождёмся твоего возвращения и тогда проверим хвалёный полк всем, что у нас есть.
        Покачав головой, Анхетар удалился, оставив Зульдена в одиночестве созерцать укрытое серыми тучами небо.

3
        День клонился к вечеру, и Анхетар с всадниками уже полчаса, как перешли на умеренный галоп. Впереди на них надвигались тёмно-зелёные изломанные гиганты Кербер. Вокруг расстилались поросшие сорняком поля и густые хвойные леса.
        Западная дорога соединяла Форгунд и железные рудники, открытые совсем недавно. Многие горожане и местные жители работали именно там. Их подстёгивала не только естественная нужда в заработке, но и возможность наткнуться на вкрапления золотых жил. Такое иногда случалось, и, несмотря на суровое наказание за воровство, рабочим удавалось утаскивать крупинки, то в одежде, а то и в себе.
        Отряд проскочил мимо развилки - вторая дорога вела на север, к другим месторождениям железа, более старым и почти выработанным, и дальше - к Кербересу, самой высокой точке Кербер, огибая его и поворачивая на юго-запад, к Лазурным Берегам и Виноградному Изгибу.
        Анхетар напряжённо всматривался вдаль, надеясь увидеть людей дивайна. Дерьмо. Как он устал от этой работы. Видеть гнусные рожи самовлюблённых работодателей, думающих, что деньги разом делают из него животное, не имеющее ничего за душой. Слушать приказы, рождённые заплывшим жиром мозгом, и не иметь возможности оспаривать их, ибо тогда ему ничего не заплатят.
        Зульден был очередным ренедом в этом длинном списке тех, к кому Анхетар подряжался на службу. Он никогда не оставался под началом одного надолго - старался выполнить задание как можно быстрее, получить заработок и уехать. Этот раз будет последним. Хватит с него брезгливых взглядов и сочащихся ядом приказов. Он вернёт дивайна, возьмёт деньги и заберёт малышку Лютёну из приюта. С сотнями золотых они заживут как положено семье рефраманта, а Лютёна вырастет достойной девушкой.
        «Где же этот гад с казной?!»
        Солдаты Зульдена избегали находиться рядом с ним, предпочитая держаться по сторонам или позади. Пусть. Эти идиоты ненавидят магов, и Анхетар платил им тем же. Самое смешное, что если спросить любого из них, почему они ненавидят и презирают рефрамантов, никто не даст вразумительного ответа. А ведь именно на таких, как Анхетар, держится вся уютная жизнь Пророков, ренедов, ремесленников и торговцев. Пожалуй, только нищие не получают от них никакой пользы. Впрочем, и рефрамантам нечего взять с нищих. Анхетар находил в этом странную схожесть двух классов, которые стояли на противоположных концах классовой иерархии.
        - Я вижу их! - крикнул справа один из всадников. - Впереди!
        Анхетар напряг зрение.
        - Но почему они стоят? - спросил он, на мгновение поддавшись сомнению. - Сдаются?
        - А демоны с ними! - откликнулся кто-то. - Порешаем их и вся недолга!
        - Молчать! - рявкнул Анхетар. - Дивайна не трогать! Он должен быть на лошади или в повозке, рядом с сундуками!
        Всадники пришпорили коней. Ветер бил в лицо, тёмный горизонт трясся так, что порой в глазах мутнело; в уши забился грохот подкованных копыт. Анхетар медленно поднял над собой рефрактор.
        - Растянуться в шеренгу!
        Крепкие кони замедлили бег, сотрясая землю мощным стуком копыт. Залязгали мечи, доставаемые из ножен. Люди Сенеха были всё ближе. Анхетар выловил взглядом солдата в синем плаще. Плаще со знаком Горнилодона. Затем ещё одного. И ещё.
        Его охватило чувство тревоги. Он посмотрел по сторонам - никто из всадников не обратил внимания на присутствие среди солдат Сенеха людей генерала Лейфа.
        А затем правое крыло отряда исчезло в огненном пузыре взрыва.
        Анхетара мотнуло влево. Поводья впились в ладонь и содрали с неё кожу. Рефрамант едва не вылетел из седла, и успел увидеть, как нескольких всадников справа постигла более незавидная участь. Через мгновение барабанные перепонки разорвались болью от оглушительного грохота.
        Несколько ударов сердца - и в огнях скрылось левое крыло отряда. Изнутри землю словно вспорол исполинский крот - вверх с пронзительным шипением плеснули бурые фонтаны почвы, обвитые рдяными змеями пламени.
        Анхетар натянул поводья, пытаясь остановить лошадь - та отказалась подчиняться, заходясь безумным ржанием, которое маг уже не слышал, равно как и непрекращающуюся канонаду взрывов. Он влетел в тёмно-серую дымку, протянувшуюся над всем полем. В нос ударил резкий запах гари и жареного мяса. Перед мысленным взором вспыхнуло детское личико с карими глазами и короткими светлыми волосами. Запоздало пришла мысль о том, что на Лютёну всё-таки нужно было составить завещание…
        Затем лошадь наступила на маленький зелёно-бурый шарик, скрытый в траве. Раздался тонкий свист. Огненная волна захлестнула её и всадника слишком быстро, чтобы Анхетар успел почувствовать боль.

4
        В Форгунде, в самом глубоком из подземелий, ветровидец Трейз, который наблюдал за изображением, растянутым между четырьмя кристаллами сциллитума, удовлетворённо хмыкнул.
        Лейф будет доволен.
        ГЛАВА 28. БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ
        …Я впал в кровавый хаос,
        Познал я зов животных начал,
        И пусть покинул брег скалистый,
        Ношу в себе багряный след… Поэтичное бормотание безумца.

1
        - Грязный лжец. Солгал! Всё-таки солгал! - рычал Зульден, стремительным шагом направляясь к своему временному штабу, где держали пленного командира Горнилодонов. За ним бежала вереница солдат и разведчики, только что прибывшие с вестями о гибели Анхетара. Рефрамант был ничтожеством, но всё-таки полезным ничтожеством. Теперь у него остался только Бардеско с его големами - но кто вообще знает, что на уме у этого пенсьерольца с хитрой рожей? Если он проведает о гибели половины армии, то как поступит?
        «Сбежит, конечно же сбежит. Рефраманты все такие - грязные трусы и предатели. Так же, как и Лейф, будь он проклят».
        От трёхэтажного особняка, служившего штабом, к нему уже торопились союзники - ренеды Кес и Рокад. Их бледные лица говорили об очевидном.
        - Зульден, мы в полной заднице! - истерично выпалил Кес, заламывая тощие руки. - Что делать?!
        - У нас есть Лейф, - буркнул Зульден, проходя мимо них к крыльцу особняка, которое охраняло четверо солдат. - Заставим его покинуть город или убьём.
        - Мы можем использовать его как заложника, - мрачно уронил Рокад.
        - Или попросить прощения, - вставил Кес. - Мы ведь не сделали ничего плохо. Никого не убили и ничего не разрушили. Формально мы просто зашли погостить в Форгунд.
        - Когда ты говоришь, Кес, у меня такое ощущение, что ты бредишь, - рыкнул Зульден. - Никто нас не пощадит. Нужно самим вытаскивать себя из этой ямы. Потолкуем с ним.
        Он пинком ноги распахнул входную дверь.
        - Ведите меня к пленнику!

2
        Абель Лейф сидел на простом деревянном табурете, в том месте, куда падал луч заходящего солнца. Его лицо, покрытое морщинами, светилось, будто было отлито из меди, но он не щурился от света, глядя в одну точку перед собой. Краем глаза он видел волнующееся лицо молодого солдата, одного из тех, что караулили его внутри комнаты. Должно быть, он вопрошал себя, почему пленник выглядит так умиротворённо, так, словно он самоустранился из этого мира, пребывая сейчас в другой реальности, видимой только ему. Что же, по сути так оно и было. Душой Абель оставался на том сером берегу, куда закинул его злой рок…
        Громкий чих вырвал Абеля из забытья. Он встрепенулся, словно собака, учуявшая незнакомца, и перевёл взгляд на того самого молодого солдата, который и издал этот громкий звук.
        - Как тебя зовут, парень? - спросил он неожиданно для самого себя.
        Парень промолчал, потом нервно посмотрел на товарищей.
        - Лучше молчите, генерал, - сказал самый старый из охранников, по всей видимости, взводный Зульдена. - Если всё пройдёт как надо, вас скоро освободят.
        Абель вздохнул, чувствуя на душе горько-сладкую смесь огорчения и насмешки.
        - Ничего не пройдёт как надо, солдат, - уронил он, осознавая, насколько нелепы его надежды спасти жизни воинов. - Прислушайтесь.
        Он увидел, как охранники напряглись, вслушиваясь в звуки. Ничего не происходило.
        «Где же ты, дорогая?»
        - Хватит пытаться нами управлять, Лейф, - вырвалось у молодого солдата. - Ваши уловки смешны.
        - На кону ваши жизни, не моя, - сказал Абель и издал смешок. Наклонив голову, он почесал затылок скованными руками. - Хотя я даже не знаю, что нужно сделать, чтобы вы ушли из этого здания. Может быть, послушаетесь меня и покинете это место, не задавая вопросов?
        Солдаты только дружно усмехнулись, как вдруг из-за двери донёсся громкий стук, а затем - хор шагов. Молодой воин вытянулся в струнку.
        «Началось», - подумал Абель и мысленно попытался взбодриться.
        Дверь резко распахнулась, и в помещение во всей своей ярости обманутого идиота ворвался ренед Зульден. Лицо мужчины было красным, а в его руке блестела сталь. Меч свистнул в воздухе и ему вторил лязг множества мечей его личной стражи, которая втянулась в комнату и растеклась вдоль стен, окружив залитого рдяным светом Абеля.
        - Грязный предатель! - прорычал Зульден. - Я знал, что твоё слово не стоит и четверти тестурции, но всё же сохранял веру в то, что в тебе осталась хоть крупица чести. Я ошибался.
        Эти ожидаемые слова сделали Абелю больно, зацепив одну из старых, потрёпанных струнок души. Тем не менее, когда он ответил, его голос звучал достаточно равнодушно.
        - Все люди предают, - он посмотрел на мужчину с прищуром. - Все люди ошибаются.
        - И это твоё оправдание гибели моих людей? Как Конкрут вообще поставил тебя командовать полком? Ты не заслуживаешь верности своих воинов.
        - Я защищаю Изру не только от Алсалона, но и от внутренних врагов. Ты угрожал утопить Форгунд в крови, Зульден, а для меня Форгунд, как и весь теургиат - родной дом. Такое оправдание тебя устроит?
        - Ни одна цель не оправдывает средств…
        Абель от всей души фыркнул.
        - Ещё днём ты отправил всадников за головой дивайна Сенеха ради того, чтобы стать правителем Форгунда. Твоё лицемерие отвратительно даже для меня. Зачем ты пришёл, Зульден? Если сдаться, то я вас пощажу. Всех, - добавил он, посмотрев за спину мужчины, где стояли его союзники-ренеды. - Разумеется, не ждите милости от дивината. Вас будут судить по справедливости.
        - Зульден, не надо! - крикнул Кес. - Нас пощадят.
        - Он уже однажды предал нас. Предаст и сейчас, - отмахнулся Зульден и поднял над головой меч. - Убить предателя.
        В высоких сводах комнаты раздался звон металла; солдаты разом шагнули вперёд, намереваясь исполнить его приказ. Абель машинально съёжился на табурете, прикрыв голову закованными в железо руками.
        - Трейз, - негромко произнёс он.
        Ренед Рокад тоже шагнул вперёд, но не к Абелю. Вместо этого он подошёл к Зульдену и, занеся кинжал, вонзил его ему в шею. Повисло молчание, все взгляды замерли на двух мужчинах. Хрипя, словно больное животное, Зульден выронил меч, развалился на полу и, подняв последний взгляд на Рокада, стоявшего над ним, умер. Прошло несколько мгновений тишины, после чего раздался крик. Солдаты Зульдена и люди Рокада и Кеса наставили друг на друга оружие. Дело принимало желанный поворот. Оставалось надеяться, что среди солдат имелся хотя бы один с чувством здравого смысла.
        - Стоять! - рявкнул взводный и бросился между воинами, расставив безоружные руки. - Задумайтесь! Если мы убьём генерала Лейфа, то погибнем все до единого. Горнилодоны отомстят за своего командира. Ренед Рокад остановил кровопролитие.
        Мысленно Абель поаплодировал старому вояке. Он любил таких людей. При иных обстоятельствах, предложил бы ему работать в его полку.
        - Он убил нашего ренеда, Шакот, - тяжело промолвил один из телохранителей Зульдена. - Мы не можем опустить руки.
        - Вы можете опустить чистые руки, солдат, - голос Абеля словно расталкивал чужие, заставляя всех умолкнуть. - Или поднять залитые кровью невинных. Выбор очевиден.
        После короткого молчания, солдаты опустили оружие. Те, что стояли у входа, расступились в стороны, уступая ему дорогу. Мужчина бесшумно выдохнул.
        - Вы свободны, генерал, - пробасил Рокад. - Мы передаём свои судьбы в ваши руки. Постарайтесь как следует запомнить, что мы сделали, а чего не сделали. Суд должен быть справедливым.
        Абель встал с табурета и подождал, пока с него снимали железо. Потом с наслаждением помахал конечностями, и, подойдя к Рокаду, протянул ему руку. Ренед, пожав плечами, пожал её. Генерал улыбнулся, не чувствуя ни капли сожаления за эту фальшивую улыбку.
        - Примите моё уважение, ренед Рокад. Вы проявили себя решительным и умным человеком. Жаль, что этого оказалось недостаточно для того, чтобы отказаться от предложения Зульдена, - в его голосе скользнула ядовитая нотка.
        - Мне всегда было интересно, насколько в форме сейчас Горнилодоны, - отозвался Рокад, ухмыльнувшись. Нотки он, разумеется, не расслышал. - Не превратились ли они в грузных тряпок, после стольких лет относительного мира в Изре.
        - Вся наша жизнь есть война, ренед, - Абель вышел из комнаты, Рокад и Кес двигались по пятам. - Не нужно больших войн для того, чтобы люди боролись и умирали. Горнилодоны не могут превратиться в тряпки.
        - Это всё очень хорошо, генерал, - вставил Кес. - Пока вы стоите на страже Изры, у теургиата есть будущее. Но как быть дальше? Нас отвезут в Элеур?
        Тощий ренед был омерзителен. Столько подобострастия и лживой лести.
        «Брось привередничать, ты ведь не блюститель морали. Мотивы Кеса вполне понятны - он хочет жить. Нельзя винить его за вполне человеческое желание», - подумал Абель и невесело усмехнулся. Эта фраза была вполне в духе любимой, нежной и чистой. Подумав о Каресто, он почувствовал себя мерзавцем. Он заставлял её делать гадкие вещи.
        - Насчёт этого я бы не был так уверен, - меланхолично заметил он вслух. - Через несколько недель состоится посвящение нового Пророка, а вы подали дурной пример другим ренедам. Не думаю, что у вас есть будущее.
        - Нет, генерал, что вы такое говорите? Никто не посмеет повторить нашу дерзость, зная, что нас будут судить, будьте спокойны.
        - Суд - ненадёжная цепь для всех этих собак, ренед. Смерть гораздо лучше. Весть о вашей гибели вобьёт здравый смысл даже в самые неразумные головы, - Абель обернулся, с интересом ожидая ответной реакции.
        Рокад остановился, мрачно глядя на него. Генерал скрестил с ним долгий взгляд. Потом вздохнул. Кес смотрел то на одного мужчину, то на другого, и дрожал всем телом, словно собака на морозе. Когда он заговорил, его язык заплетался, как у пьяницы.
        - Так это был обман? Зульден был прав?
        - Зульден был прав, - кивнул Абель.
        - Ты понимаешь, что весть о твоей подлости и жестокости достигнет ушей Гверна и Кархария? - тяжело прогудел Рокад. - Тебя заклеймят мясником и негодяем.
        - Если вы погибнете в этом здании, пытаясь меня убить, никто не вздумает считать мои действия чрезмерно жестокими. В конце концов, все знают, что я был против сражения с вами и даже добровольно отдал себя в ваши руки. Я верил в честность Зульдена, а он решил меня убить. Мне ничего не оставалось делать, кроме как защищаться.
        - И что ты думаешь - наши солдаты тебя отсюда выпустят после всего, что ты наговорил?
        Абель впервые посмотрел на воинов, который столпились в коридоре, взяв его в полукольцо. Уронил взгляд на молодого солдата. Воины тоже несли ответственность за поступки хозяев, и заслуживали соответствующей кары, однако это была глупость идеалиста - надеяться на то, что они откажутся подчиняться приказам. Солдаты, как этот парень, не были виноваты в решениях ренедов. Абелю захотелось что-нибудь для него сделать напоследок.
        - Так как тебя зовут, солдат?
        - Джун, генерал.
        - У тебя есть близкие?
        - Мать, генерал. Здесь, в Форгунде.
        - Я расскажу ей, что ты бился храбро.
        На бледном лице солдата не дрогнуло ничего.
        - Спасибо, генерал.
        - Господа, я не буду отговаривать вас от того, чтобы попытаться убить меня. Мне не хочется, чтобы вы погибли как скот, без единой попытки остаться в живых. Дерзайте.
        Солдаты продолжили стоять, глядя на него со смесью ненависти и изумления.
        - Убить его, - прорычал Рокад, отшвырнул в сторону окровавленный кинжал, который держал в руке до сих пор, и обнажил полуторный меч. Вместе с ним вперёд шагнули ещё несколько воинов.
        - Не надо! Мы ещё можем купить себе жизни, - плаксиво закричал Кес. - Вы что - не видите, что поступаете так, как нужно ему?
        Кто-то ударил его в лицо металлической перчаткой, окрасив мраморный пол алыми брызгами. Ренед охнул и мешком упал под ноги своих же телохранителей.
        Абель сделал шаг назад.
        - Трейз, теперь точно пора.
        Воздух вокруг мужчины задрожал и помутнел, словно сгустившись. Рокад издал рёв и со свистом опустил меч на шею Абеля, но вместо того, чтобы отсечь ему голову, клинок коснулся дрожащего воздуха и, изменив траекторию движения, ушёл в сторону. Рокад промахнулся.
        - То, что ты сейчас видишь перед собой, ренед - воздушные щиты, которые любезно поддерживает мой рефрамант, - Абель развёл руки в стороны. - Они прекрасно работают против обычного оружия.
        - Даже так, ты ничего нам не сделаешь. У тебя нет оружия.
        - Пока нет. Я его жду.
        - Что…?
        Абель усмехнулся, а потом звуки неожиданно исчезли, словно невидимое многорукое существо заткнуло всем уши. Мир начал преломляться, словно треснувшее зеркало. Затем звуки вернулись, подобно грохочущему водному потоку, который прорвал плотину.
        Возле него стояла фигура в чудовищных доспехах, покрытых рунами и линиями, по которым бегали зелёные огни. У гостя не было ни меча, ни рефрактора. Вместо этого он выставил перед собой руку с поднятой вверх ладонью, и медленно сжал её в кулак.
        «Дорогая», - с благоговением подумал Абель, улыбаясь металлическому монстру.
        - Девона! - крикнул Рокад исполненным яростью голосом и рванулся вперёд. Перед ним неожиданно возникла полупрозрачная вертикальная стена, которая с лёгким гулом отделила его и солдат от Абеля. Они кричали - но их голосов не было слышно. Кто-то попытался проломить барьер плечом - безуспешно.
        Мужчина погладил Каресто по холодному наплечнику.
        - Ты вовремя, дорогая. Теперь уходим через главный выход. Всех, кто вздумает сопротивляться, придётся убить. Я немного покричу, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что мы только защищались.
        - Мне не нравится вся эта жестокость, - голос человека в доспехах казался отчасти механическим. - Ты отклонение от социальной нормы, Абель.
        - Это оскорбление, или диагноз, дорогая?
        - Это попытка воззвать к твоему разуму.
        - С ним, у меня, к сожалению, всё в порядке. Идём же.
        - Я надеюсь, ты пощадишь хотя бы тех, кто стоит снаружи.
        - Разумеется. Кто-то ведь должен разнести слова о том, какой я справедливый и милосердный по отношению к простым солдатам.
        - Мне больно, когда ты говоришь, словно гнусный злодей из сказок.
        - Но ты ведь знаешь, что это не так. В конце концов, не я хотел убить Сенеха и захватить власть над городом. Не я виноват в том, что эти люди в здании не послушались моего совета и не покинули это дом сразу, - выдохнув, словно кузнечный мех, мужчина потряс головой. - Забудем об этом на время, ладно? У нас ещё много работы. Нужно успеть в порт. Далеко не все солдаты ренедов будут благоразумны. Возможно, Кобару и юному Мендрагусу понадобится наша помощь.
        - Слушаюсь, мой генерал.
        Абель грустно опустил брови, услышав в голосе девушки затаённую печаль, которую не смог скрыть диковинный шлем.
        «Всё ещё расстроена».
        Он пошёл вслед за ней, оставив позади мерцающий голубой барьер, за которым продолжали биться в истерике живые мертвецы.

3
        В вечернем безоблачном небе промелькнуло белое тело чайки. Птица заклекотала, сделала круг над портом Форгунда, и исчезла в сумерках. Кобар поёжился - несмотря на июль, вечера и ночи в тени Кербер были холодными. Над крышей склада то и дело взвывал сырой ветер, поскрипывая деревянными опорами. Входная дверь была закрыта - масляная лампа выхватывала из темноты силуэты и лица солдат, квадратные очертания ящиков и скруглённые - тюков и корзин. На серебристых доспехах юноши играли блики.
        - Мрак. Ничего не видно, - сказала Ежиха и отлепилась от маленького окошка. - Так и будем сидеть здесь, пока наши режут ренедское мясо?
        - А может это игра? - истерично спросил Ввергатель. - Прятки какие-нибудь?
        - Закрой рот, - шикнул на него Тягун, то и дело наполовину доставая, и затем вкладывая меч в ножны, - и держи глаза на взрывалках, а то часом и их профукаешь.
        Входная дверь неожиданно распахнулась, заставив людей синхронно вздрогнуть. В проёме появилась коренастая широкоплечая фигура Венбера. Он вошёл внутрь.
        - Всё пока относительно тихо.
        - Что там происходит? - спросил Кобар.
        - Ваши товарищи ударили, как только стало известно о гибели отряда, посланного за Сенехом. Лучники на крышах, свистульки в толпу. Несколько зданий обрушилось, но не более того. Гражданские, кажется, в порядке. Солдаты Зульдена по большей части сдались, а остальные разбились на небольшие отряды и рассеялись по половине Форгунда. Сейчас люди Лейфа вылавливают их по одному и ищут ренеда. Сам генерал сейчас у особняка Сенеха. Оттуда идут странные вести…. Что до второго рефраманта…. Возможно он испугался и предпочёл убраться подальше.
        Снаружи донеслось шипение и затем громкий всплеск.
        - Не испугался, - только и вымолвил Кобар, лязгнув забралом. Венбер щёлкнул жезлом, и зловещий синий свет озарил собранные лица солдат.
        - Повторяю, - громко произнёс юноша. Идём шеренгой, дистанция два метра. Приготовьте щиты, будете прикрывать инжинариев и дивайна Венбера. Ленточка, будешь стоять позади. Стрелы насмолила?
        - Да, Коб.
        - Отлично, - солдат посмотрел на Венбера. - Дивайн, мы не подведём вас, а вы не подведите нас. Рефрамант может прятаться где-то по ту сторону реки, на безопасном отдалении. Если увидите, что мы справляемся с големами без вашей помощи, то найдите и убейте его.
        - Сделаю, - буркнул мужчина. - Позаботьтесь о Цеппеуше. Он прибудет с минуты на минуту.
        - Я дал обещание, дивайн, а Горнилодоны никогда не нарушают данное слово, - уверенно заявил Кобар и распахнул дверь склада. - Во имя генерала Лейфа, вперёд, вперёд, вперёд!
        Солдаты один за другим выбежали наружу.

4
        - Дивайн, поднимите ноги.
        Цеппеуш терпеливо поднял ноги, позволяя слугам обмотать ступни, голени и колени влажными тряпками. В воздухе разлился странный кислый запах, словно кто-то открыл склянку с алхимическим раствором. Ожидая, пока слуги обмотают ему ноги, юноша посмотрел на старого инжинария, который стоял, держа наготове огромный кристалл сциллитума.
        - Зачем это?
        Старик поднял бровь.
        - Доспехи Бездны наделят вас такими способностями, которые невозможны без источника энергии. Сциллитум станет вашим вторым сердцем.
        - Только я не хочу потерять настоящее, дружище, - усмехнулся Цеппеуш.
        - Разумеется, я выражался фигурально. Энергии кристалла хватит вам на полчаса интенсивного боя, после чего он рассыплется в пыль, а доспехи станут ничем не лучше обычных, разве что гораздо тяжелее. Постарайтесь закончить эту битву как можно быстрее. Или забейтесь в угол, чтобы никто вас не нашёл.
        Цеппеуш нахмурился. Перед глазами всплыло испуганное лицо девочки, которая пряталась среди отбросов. Он не станет прятаться.
        - Хватит советов, старик. Я знаю, что должен сделать. Я, демон меня забери, всё ещё дивайн. Кому, как не нам, останавливать войны?
        Старик хмыкнул.
        - Обычно именно вы их и развязываете. Встаньте, дивайн.
        Цеппеуш послушно встал, чувствуя пальцами ног влажную прохладу. Слуги тем временем сновали вокруг частей доспехов, натирая их и смазывая какими-то прозрачными маслянистыми жидкостями.
        - Руки вверх.
        Цеппеуш поднял руки, позволяя слугам обмотать ладони и локти повязками, и снова посмотрел на инжинария.
        - Где вы берёте все эти знания? О свойствах сциллитума, о доспехах Бездны, о демонах.
        - Из опыта, дивайн. Вы и представить себе не можете, сколько магов погибло за тысячу лет, чтобы привести рефрамантию и инженерию к их нынешнему виду. Всё, что мы знаем, оплачено жизнями экспериментаторов. Я думаю, ваш придворный инжинарий рассказывал вам об этом.
        - Я его не очень-то и расспрашивал, - Цеппеуш почувствовал укол совести. Он столько лет прожил бок о бок со Штрудом, постоянно отнекиваясь от его уроков, что теперь чувствовал себя недальновидным глупцом.
        «Давно нужно было сообразить, что это неизбежно. Мать хотела, чтобы я стал Пророком с самого моего рождения. Нужно было готовиться лучше».
        - Вы ведь ещё не понимаете, во что вляпались, дивайн? - спросил инжинарий так проникновенно и без тени страха, что Цеппеуш вздрогнул.
        - Сейчас ещё не поздно разобраться, - опомнившись, бросил он старику. - Торопитесь. Люди погибают.
        - Уже, дивайн Цеппеуш. Ноги сюда.
        Юноша встал в массивные сапоги. Внутри было удивительно удобно и мягко, хоть и несколько мокро - сказывались пропитанные влагой тряпки. Слуги сгрудились у его ног, закрепляя металлические скобы. С тихим щелчком те один за другим скрылись в хитроумно выделанных пазах. Защита для колен и бёдер была столь же массивна. Он поднял руки, позволяя надеть через голову странную чёрную безрукавку из гибкого, но упругого материала, в центре которой располагалось ромбовидное гнездо с вязью тонких линий и рун вокруг. Слуги закрепили ремешки, и безрукавка плотно обтянула его торс.
        - Подвигайте руками, - велел инжинарий. - Удобно?
        - Чувствую себя, как моллюск в раковине. Но да, это удобно. Как зовут того гения, что придумал это облачение?
        - Без понятия, - хмыкнув, сказал старик. - Доспехи Бездны были выкованы в Бъялвийской Воронке ещё до того, как вокруг неё возвели сам город.
        Подойдя почти вплотную, он вставил кристалл сциллитума в гнездо на безрукавке. А потом сразу три человека принесли внушительного вида кирасу из тускло блестевшего металла, которую нужно было надевать через голову. Панцирь состоял из трёх подвижных панелей, две из которых сомкнулись на туловище юноши с синхронным щелчком креплений. Инжинарий взялся за третью, сделанную из полупрозрачного материала, и мягко опустил её вниз, заключив кристалл в надёжную оправу.
        - Готовы?
        - К чему?
        Инжинарий усмехнулся.
        - Сейчас почувствуете.
        И водрузил на голову Цеппеуша шлем. Юноша моргнул и прищурился от неожиданного источника света в виде зелёных огоньков, которые синхронно зажглись над его глазами. Глазные и дыхательные прорези с тихим гулом покрылись прозрачным нечто, походившим на тонкое стекло. Он покрутил головой, чувствуя щеками неожиданно тёплую внутреннюю поверхность шлема. А потом сделал шаг и, наклонившись к массивной скамье из полированного дуба, на которой сидело несколько слуг, одной рукой поднял её перед собой.
        - Демоны всемогущие! - услышал он свой собственный, странно искажённый шлемом голос. На вес скамья вместе со слугами весила не больше пёрышка.
        - Осторожнее! - каркнул инжинарий. - Помните о времени! У вас есть полчаса! После этого вы превратитесь в ходячую груду металла. Идите же, дивайн Цеппеуш, во имя Бездны!
        Цеппеуш сделал один шаг и в одно мгновение оказался возле солдата, который бережно держал в руках его Алый Клык. Юноша пошевелил пальцами, заключёнными в металлическую скорлупу, и сомкнул их на древке рефрактора. По перчатке побежали линии изумрудного света, устремившись к оружию. Цеппеуш щёлкнул предохранителем, и Клык вспыхнул злым кровавым огнём.
        - Увидимся через полчаса, старик, - металлическое эхо голоса отразилось в сводах арсенала.
        Повернувшись в сторону выхода, юноша занёс ногу, чтобы сделать второй шаг. И затем исчез.

5
        …Вода у причала взорвалась тучей брызг, из которой выросла человекоподобная фигура, отражавшая молочно-кровавый свет луны. Очертания фигуры были нечёткими, они постоянно двигались, словно подёрнутые рябью. Сходство с человеком оканчивалось на двух руках, двух ногах и одной голове. Пропорции тела находились в постоянном движении. Оно то раздувалось, то сжималось, едва ли не растекаясь по земле. Големы были безликими.
        Ещё один монстр выбрался на причал, оставляя за собой широкую полосу из воды. Его основание бурлило и пенилось, из прозрачной массы доносилось журчание и плеск. Третий и четвёртый с громким шумом выплеснулись на палубу корабля. Они не обратили внимания на деревянные перекрытия, просачиваясь сквозь них также легко, как вода просачивается сквозь сито.
        Семь големов стремились к темневшему проёму ворот, не обращая внимания на два десятка солдат, выбежавших на пристань. Кобар держался наравне с остальными, чувствуя каждого товарища. Сегодня он впервые ощущал такую опасность, разлитую в воздухе и такую ответственность, оттягивающую плечи, такую важность, которую возложил на него сам генерал. Защищать будущего Пророка, защищать город и честь теургиата. «За это не страшно умереть», - подумал юноша, а затем вздрогнул. - «Но лучше бы никто не умер».
        Он бросил быстрый взгляд на других Горнилодонов и почувствовал слабый запах гари, донесённый ветром. Над городом желтело зарево пожара.
        - Строй! - крикнул Кобар и сам встал в шеренгу, подняв перед грудью большой металлический щит. - Дивайн Венбер, мы продержимся до тех пор, пока не появится ваш подопечный.
        - А почему он сразу не пошёл с нами? У него была уйма времени подготовиться к бою, - донеслось из-за плеча справа ворчание Ввергателя. Юный инжинарий нервничал - в утренней вылазке ему здорово досталось.
        - Доспехи Бездны быстро приходят в негодность без подзарядки, - процедил Венбер. - Одень он их раньше, был бы сейчас бесполезен. Хватит разговоров. Я его заменю.
        Дивайн встал позади линии щитов, пригнувшись за широкой спиной Тягуна. Рядом с ним в той же позе двигались Ленточка, Ланкорд, Ввергатель и ещё двое инжинариев.
        - Жахай на полную, колдун. После драки угощу тебя пивком, - осклабившись, бросил Венберу Тягун, опустил забрало и поднял перед собой огромный двуручный меч, по которому бегали огненные искорки. На особый состав стали и магию для этого меча, знал Кобар, вояка потратил половину своего годового жалования.
        - Кобар, соберись, - донеслось из-за плеча слева. Юноша обернулся и посмотрел на Ежиху. Женщина коротко улыбнулась и, удобнее перехватив арбалет, перевела взгляд на големов, которые медленно тянулись в сторону портовых ворот. Юноша ухмыльнулся и повёл плечами.
        - Инжинарии, готовсь! - звучно скомандовал он, едва ли не впервые за свою карьеру солдата.
        Инжинарии почти одновременно подняли небольшие арбалеты. Болты оканчивались ни острием, а овальными серыми склянками, покрытыми тонким слоем смолы и воска.
        - Венбер?!
        Рефрамант поднял перед собой ревущий, словно штормовой ветер, и сверкающий, подобно звезде, жезл. Кобар мысленно кивнул.
        «Началось».
        - Пли!
        Ему вторил оглушительный рык рефрактора. Основание ближайшего голема расплескалось на десятки метров в стороны, словно туда угодил невидимый таран исполинских размеров. Раздалось журчание - вода, растёкшаяся по земле, мало-помалу начала сливаться в одну нестабильную массу, которая затем вновь приняла облик, похожий на человеческий.
        Вечерний сумрак прочертили полосы белого огня. Ещё два голема вспучились изнутри. В прозрачной толще воды мелькнула жёлтая вспышка взрыва. Раздалось тяжёлое «Умпф», големы вскипели и окутались облаками пара.
        Из белых клубов выплеснулась небольшая волна и вновь сложилась в изменчивую фигуру. Она уменьшилась в несколько раз, но приобрела в манёвренности. Голем проскользил к шеренге и выплеснулся на Кобара. Тот принял воду на щит, который тут же покрылся пузырями. Металл потёк, а голем вновь слился в изломанную полутораметровую фигуру.
        Сбоку с яростным криком подоспел Тягун, который с широким замахом опустил меч на «голову» врага. Раздался свист и затем бурлящий звук - длинный и широкий клинок рассёк воду и заставил её вскипеть. Ещё в начале движения его лезвие вспыхнуло, словно хворост, оставляя за собой полосу огня.
        - И мокрого места не осталось, - глухо произнёс Тягун, когда ветер унёс облака пара, оставив на земле лишь несколько обваренных рыбёшек.
        Инжинарии дали второй залп. Ещё два голема с глухим шипением разлетелись на мириады брызг, которые попали и на щиты, и на одежду. Серая Ленточка взвизгнула, сбивая с себя маленькие язычки пламени. Первым порывом Кобара было броситься к девушке, помочь ей, но выучка взяла верх. С некоторым опозданием ей вторил Ланкорд.
        - Сама, - сказал лысый инжинарий и перезарядил арбалет. - Работай.
        «Мы не подведём тебя, а ты нас. Всё верно», - юноша мысленно кивнул и принял на щит ещё одного голема. За спиной штормовым ветром ревел жезл Венбера. Над головой пронеслось что-то огромное - голем с оглушительным плеском рассеялся в воздухе.
        - Отлично! Держаться, держаться! - лица Кобара не было видно из-за шлема, но радость и ликование в его голосе передалось всем. Они побеждали без особого труда, кромсая големов, которые не обращали на них особого внимания.
        …Големы плавно развернулись, подобно змеям, внезапно увидевшим в стороне добычу, и устремились к ним. В считанные удары сердца громадины в два человеческих роста достигли шеренги. Чудовищные подобия рук сомкнулись на солдатах.
        Красный оттенок воды, из которой состояли големы, перестал быть игрой лунного света. Громадные ладони одним шлепком вышибли из нескольких человек кровь. Слева извивающееся щупальце вырвало из шеренги Ежиху и заключило в кокон из воды. Кобар видел, как из её рта и носа вырываются пузырьки воздуха. В глазах женщины бился ужас, и последний в жизни взгляд был устремлён на него. Его собственный крик пронзил тело - юноша бросился вперёд, иссекая мечом полупрозрачную массу, пытаясь пробиться к Ежихе, извлечь из ловушки.
        «Поздно», - сказал ему разум. Кобар опустил меч и сделал шаг назад. Ежиха перестала махать руками и повисла жуткой безжизненной куклой в толще воды, из которой состоял голем.
        - Держаться! - прогремел Дозилиан. - Кобар, не раскисать, держаться! Осталось совсем немного!
        Один из големов внезапно опал на землю, увернувшись от очередного залпа инжинариев, и, потеряв всякую форму, сокрушительным горным потоком пронёсся сквозь шеренгу, унеся с собой троих солдат. Через десяток метров он вновь принял человеческие очертания, но оставил лежать на земле исковерканные тела.
        Кобар рычал подобно бешеному зверю, крестя мечом перед собой. Всё бестолку. Это была схватка с тенью. Нельзя победить тень.
        - Получи! - Тягун взмахнул двуручником, который с треском оставил за собой дорожку из огня. Зашипев, голем рухнул прямо на него. Кобар, ослепнув от гнева, сделал несколько шагов вперёд, видя, как человек заживо варится в кипятке собственного оружия. Ему в плечо вцепилась поистине сильная рука - и оттащила назад от мёртвого Тягуна.
        - Не теряй себя, солдат! - рявкнул Венбер и небрежным взмахом полыхающего жезла вбил набросившегося на них голема в землю. - Они всё равно погибнут, рано или поздно! Главное победа! Так вам говорил ваш обожаемый генерал?!
        - Закрой рот! - рявкнул Кобар и снова бросился в бой. Он тихо рычал, бессмысленно иссекая врага на брызги. Один из големов ударил его кулаком - Венберу кое-как отклонил атаку, но часть удара пришлась по доспехам - юношу швырнуло наземь. Меч вылетел из его руки и выбил горестный звон по плиткам мостовой. Перед глазами всё поплыло, звуки доносились с неохотой, словно ушам не хотелось их воспринимать.
        «Боги, если вы есть, помогите нам».
        Ничего не произошло.
        «Генерал Лейф. Где же вы?».
        А потом до него донеслось:
        - Он здесь! Держаться, ребята! Кто-нибудь, поднимите капитана!
        Рядом раздался лязг металла и тихий, убаюкивающий гул. Юноша увидел над собой Цеппеуша Мендрагуса, облачённого в диковинные доспехи, которые светились ярким изумрудным огнём, словно маяк, указывающий путь в полумраке ночи. Дивайн склонился над ним и протянул ему закованную в сталь ладонь. Краем помутнённого сознания Кобар заставил себя сжать её своей.
        И слабо улыбнулся.
        ГЛАВА 29. СМЯТЁННЫЙ
        Я не хочу терять сердце! Видение будущего.

1
        Цеппеуш появился на поле боя подобно огненному урагану. Алый Клык вспыхнул, готовый взорваться штормом из рыжего пламени, но внезапно потух. Юноша посмотрел себе под ноги и вздрогнул. То, что открылось ему в эти мгновения, было пыткой для глаз, а также насмешкой над его бравадой, над жаждой схватки, над желанием быть полезным, убивая врага.
        Повсюду лежали трупы. Они словно специально попадались ему на глаза, куда он ни кидал взгляд, они бросались ему под ноги, заставляя спотыкаться или переступать через себя. Доспехи на мёртвом солдате смялись в гармошку; сплющенный посередине шлем расколол голову на две половинки. Размозжённые конечности раскинулись в неестественном положении, словно кто-то от души прошёлся по ним кузнечным молотом. Цеппеуш обошёл труп и наткнулся на девушку. Она сидела, привалившись к стене склада, челюсть сместилась в сторону, а тело настолько сильно сплющено в талии, что казалось, будто её пытались протянуть через горлышко бутылки. И она была жива.
        На него посмотрели кричащие от боли глаза - единственное здоровое место - и юноша, присев перед ней на корточки, достал из ножен кинжал. Плотно сжав губы, он искал в глазах девушки немую просьбу. Найдя её, он одним решительным движением вонзил клинок ей в сердце. Судорожно выпустив вздох через искорёженный рот, девушка завалилась набок. Цеппеуш подхватил её, бережно перевернул на спину, выпрямился и пошёл дальше.
        Голем налетел на него, словно яростная океаническая волна. Этот удар должен были сбить его с ног и швырнуть в стену склада, но вместо этого поверхность доспехов вспыхнула ярче солнца, а голем обтёк их безвредным ручьём, собравшись по другую сторону от юноши. Цеппеуш занёс ногу, оказался рядом с водяным монстром, и с размаху ткнул в него рефрактор.
        «Фруден».
        Из-под его стоп вырвалось пламя, и мир вокруг разразился огненной бурей. В глазах потемнело, по щекам непроизвольно потекли слёзы, которые почти мгновенно усохли, оставив солёные дорожки. Хаотично вращающиеся спирали пламени протекли по его металлической руке, не причинив ему никаого вреда, по древку жезла, к фокусатору, и затем перепрыгнули на голема. С мерзким шипением всё вокруг завалило клубами пара.
        Кристалл Алого Клыка потух. Огненный кокон рассыпался дождём тлеющих искр, которые подхватил ветер и унёс прочь вместе с паром. Цеппеуш увидел последнего голема, занёсшего руку над Кобаром. Солдат лежал на земле, раскинув руки и, похоже, отдавшись на волю случая.
        Голем размахнулся огромной ладонью, и вдруг опал на землю, сметённый копьём из ветра.
        «Дядя!» - мысленно воскликнул Цеппеуш. Слава богам, Венбер был жив, продолжая сражаться с чудовищами, которых нельзя было уничтожить окончательно. Юноша склонился над Кобаром и помог ему подняться.
        На ногах остались стоять лишь они двое, Венбер, Ввергатель, Дозилиан, Ленточка и пара силовиков, чьих имён юноша ещё не знал. Их доспехи покрывали дыры, из которых валил пар. Големы взяли уцелевших в кольцо. Венбер с руганью перезаряжал свою Серую Розу, а Кобар слегка пошатывался, опираясь на плечо юноши.
        - Демоны меня забери, это странно, - прошептал солдат. - На самом деле я должен был защищать тебя, дивайн, а не наоборот.
        - Сочтёмся позже, - пробормотал Цеппеуш, отстранённо разглядывая трупы, устлавшие портовые камни. - Сейчас нужно уничтожить того, кто всё это затеял. Теперь я понимаю, что хотел показать мне Лейф. Гибель наших людей может предотвратить лишь гибель врага. Если бы мы напали первыми, этого могло бы не случиться.
        - Нет, - слабо прошептал Кобар. - Нет, Лейф учил нас не этому… - его голос утих. Парень со стоном осел на землю, не обращая внимания на продолжавшуюся битву. Он был явно контужен.
        Цеппеуш повернулся к Венберу.
        - Дядя, подержи их ещё немного. Я отыщу того, кто призвал големов….
        Дядька одарил его тяжёлым взглядом, в котором юноша увидел сомнение и что-то ещё.
        - …и убью его.
        Венбер посмотрел на распростёртые тела солдат. И кивнул.
        - Наш враг использует воду. Будет прятаться где-то возле неё. Скорее всего где-нибудь в кустах у того берега, где не так заметен огонь его рефрактора. Ориентируйся на свет, сынок.
        - Спасибо, дядя, - сказал Цеппеуш и, не став больше смотреть ему в такие говорящие глаза, прыгнул.
        Земля рывком ушла вниз, а живот охватила странная лёгкость. Юноша с неожиданно накатившим восторгом смотрел на то, как в десятке метров под ним проносятся тёмные силуэты складов, а затем блестевшая в лунном свете поверхность Лиары. Вместе с землёй, внизу остался кровавый хаос и страх смерти. Сейчас его спутниками были лишь тьма и ветер.
        Прыжок не мог длиться вечность. Цеппеуш шлёпнулся в реку, не почувствовав удара, сделал мощный гребок руками, от которого во все стороны пошли двухметровые волны, оттолкнулся ногой от воды и вновь взмыл в воздух. Свет рефрактора, исходившего из-за зарослей камыша в некотором отдалении от Форгунда, он заметил сразу.
        …Он с громким лязгом приземлился прямо позади рефраманта, расплескав во все стороны волны мокрой земли и чёрного ила. Вражеский маг отпрянул в сторону, занося над головой полыхавший жезл - вода в реке рядом стремительным хлыстом щёлкнула Цеппеуша по голове, отчего у него помутнело в глазах. Полупрозрачно щупальце обхватило его за плечи, пытаясь раздавить доспехи, словно ореховую скорлупу. Зелёные лампочки над глазами лихорадочно замигали, словно пытаясь передать юноше какую-то информацию, но он не понял, какую.
        «А, к демонам!», - разъярённо подумал Цеппеуш и, вцепившись металлической ладонью в щупальце, одним рывком оторвал его от себя и швырнул наземь. Вражеский маг вскрикнул, отшвырнул в сторону рефрактор, и, споткнувшись о незаметную кочку, с громким шлепком упал на спину. Цеппеуш сделал шаг, мгновенно оказавшись рядом с врагом. Он приставил к его лицу Алый Клык; свет жезла окрасил всё в кровавый цвет. Юноша посмотрел на рефраманта - молодой парень, едва ли старше его. Пот и вода заливало его лицо, тело трепетало, как лист на ветру. В глазах читался тот же страх, что и у девочки, которая рылась в груде мусора.
        «Только он уже убийца. Сколькие погибли от его рефрактора? Сколько товарищей Кобара оказалось раздавлено водяными кулаками големов? Скольких из них не дождутся семьи? Скольким ещё я должен пронзить сердце, чтобы облегчить страдания? И почему я должен прощать такое?»
        Он чувствовал, как к лицу прилила кровь, а под металлом доспехов заиграли желваки. Увиденное в порту взывало к отмщению, к немедленной расплате. Убийца не заслуживал пощады.
        - Ты заслужил смерть, - он услышал собственный, искажённый механический голос, а потом уронил взгляд на рукоять рефрактора, залитую кровавым светом. Алый Клык, Скипетр Драконьих Пророков. Вместе с тем он вспомнил слова старого Штруда.
        «Достоин ли я носить этот жезл? Что бы сделал Ссесуш, окажись он на моём месте?»
        Сцепив зубы, Цеппеуш опустил жезл. Алое пламя потухло.
        - Тебя будут судить, ублюдок, - сказал юноша, и, отвернувшись от мага, посмотрел вдаль. Чудесный доспех обострил его зрение, позволив разглядеть происходящее на пристани в деталях. Големы исчезли, распавшись после того, как рефрамант перестал использовать рефрактор. Кобар и ещё несколько человек сидели на земле или лежали, обессиленные после самоубийственной схватки с изменчивой стихией.
        - Я… - сказал Цеппеуш, поворачиваясь обратно к врагу, как вдруг его оглушил истошный вопль. Юноша рефлекторно отскочил назад, глядя на мага, который завис над землёй, сжимая в одной руке рукоять обнажённого кинжала, а другой - обхватывая торчавшее из груди лезвие меча, которое принадлежало генералу Лейфу. Мужчина как ни в чём ни бывало стоял по колено в воде, держа нанизанного на клинок рефраманта так легко, словно тот был сделан из бумаги. Позади него застыла фигура солдата, облачённого во второй комплект Доспехов Бездны, который излучал изумрудный свет.
        - Я же обещал Венберу, что не дам упасть с твоей головы и волосу, - сказал Лейф и небрежным движением стряхнул человека с меча. Мёртвый рефрамант шлёпнулся в воду, прямо под ноги Цеппеушу, который оцепенело посмотрел вниз. Прошло несколько мгновений, прежде чем юноша пришёл в себя.
        - Мы должны были его судить, - негромко произнёс он.
        - Должны были, если бы это ничтожество не втоптало в грязь милосердие, что ты только что проявил. Для него понятия справедливости и чести не стоят и ломаной тестурции, - генерал подошёл ближе, но даже так его лицо было едва различимо в вечернем полумраке. - Милосердия заслуживают только хорошие люди, Цеппеуш. Остальные, вроде ренеда Зульдена, заслуживают смерти. Именно поэтому мне пришлось подавить мятеж до того, как он разгорится всепоглощающим пламенем. Именно поэтому ренед Зульден погиб первым. Если мы хотим защитить наших людей, то должны бить первыми. Всегда.
        Воцарилось молчание, разбавляемое лишь эхом криков, которые доносились из города. Небо охватывало зарево пожаров. Цеппеуш снял с головы шлем и взглянул на Лейфа своими глазами.
        - Убивай врага прежде, чем он решит убить тебя. Сегодня я понял это.
        - И никакой пощады, дивайн Цеппеуш. У наших врагов её нет, - генерал стал рядом. Его взгляд пробороздил горизонт, охваченный заревом пожаров. В глазах виднелись отблески огня. - Зульден погиб, потому что в противном случае погиб бы я, а вместе со мной - и мой полк, а вместе с полком - и вся Изра. Я не могу позволить себе роскошь милосердия.
        Цеппеуш опустил голову и посмотрел на древко жезла, которое сжимал в металлической ладони. Каждое слово Лейфа имело смысл. Он был прав. И всё же…
        Он запрокинул голову и посмотрел на небо, тёмное, испещрённое мириадами ледяных точек. Куда-то туда, исполнив свой Пророческий долг, ушли великие предки. Неужели все они разделяли точку зрения Абеля? Убей, чтобы не бить убитым. Не щади зломыслящих.
        Он снова посмотрел на зарево пожаров. Да, это имело смысл.
        За собой он услышал лязг металлических сочленений и плеск воды. Солдат в Доспехах Бездны подошёл к ним. Раздался механический голос:
        - Нам пора возвращаться, генерал. Дивайн, позвольте мне….
        Вздрогнув, Абель Лейф словно вынырнул из пучин раздумий обратно в реальный мир.
        - Ты права, Каресто. Пора возвращаться. Дивайн, ваш доспех почти разрядился. Наденьте шлем, и моя хрупкая помощница доставит нас в город.
        Цеппеуш с изумлением посмотрел на обладателя доспехов.
        «Зачем он отдал свои доспехи помощнице?»
        - Дивайн, скорее, - сказала девушка, подойдя к ним вплотную и обхватив обоих за талии. - Ваш доспех.
        Юноша посмотрел на себя. Сеть линий и дуг, до этого светившаяся непрерывным изумрудным огнём, начала гаснуть. И даже сама поверхность металла словно потускнела, покрылась тёмной коркой. По сравнению с его доспехами, броня Каресто пылала ярким факелом, разгонявшим полумрак ночи. Это было странно, учитывая, что кристалл сциллитума, заключённый под полупрозрачным панцирем девушки, практически потух….
        Кивнув, Цеппеуш позволил обхватить себя за талию. Необычная тишина на какой-то миг оглушила его. Он погрузился в подобие транса, не обращая внимания ни на крепкую хватку Каресто, ни на свист ветра, когда они разрезали ночной воздух, оставляя под собой речную гладь, и очнулся лишь тогда, когда в ноги ударила твердь пристани.
        Подняв голову, он снова снял шлем, чтобы собственным глазами увидеть последствия битвы. В живых осталось не больше десятка человек. Почти все они, едва отличаясь от мёртвых, лежали на земле, не имея сил делать что-либо ещё. Девушка по имени Серая Ленточка плюхнулась прямо на мокрые камни пристани, отшвырнула в сторону расплавленный меч, и, обхватив колени обожжёнными руками, тихо зарыдала.
        Ввергатель сидел на корточках у одного из покорёженных трупов, положив руку на лысую голову, чудом уцелевшую после могучих ударов водной стихии.
        - Прощай, Ланкорд, - прошептал он достаточно громко, чтобы это услышал Цеппеуш. - Так я и не познакомил тебя с моей матушкой.
        Всё вокруг заливала вода вместе с кровью, но уже обычная, совсем не опасная. Кобар продолжал лежать на земле, так что было непонятно, жив ли он. Цеппеуш подошёл к нему и, склонившись, дрожащими руками стащил с него шлем. Парень, который мог быть его ровесником, смотрел в ночное небо глазами, полными слёз.
        К ним подошёл Лейф. Вместе они помогли юноше подняться на ноги.
        - Думаю, это дизориентация от удара о землю. Ничего, через денёк придёт в себя, - генерал повертел головой, с отвращением на лице разглядывая трупы. - Всё это дурно пахнет. Давайте уходить отсюда. Всё прошло не так гладко, как хотелось. В центре города полыхает вовсю - взрывалки захватили несколько домов, включая особняк дивайна Сенеха. Там сейчас много трупов. Бедному ренеду Зульдену и его союзникам не повезло.
        - Погибли? - спросил Венбер, на ходу протирая Серую Розу. При виде него Цеппеуш почувствовал слабую радость, едва пробившуюся сквозь стену апатии, которая сменила ураган ярости и ужаса.
        - К сожалению, - кивнул генерал и пошёл к своим воинам, раздавая приказы. - Дозилиан, двигай в штабу-квартиру. Передашь приказ Лиску - пожары потушить, сдавшихся пощадить, остальных добить. Трейзу - отследить беглецов из армии ренедов - они должны предстать перед моим судом. Пришлёшь доклад со связным.
        - Есть, - уныло сказал Дозилиан и, смахнув пот с длинных русых волос, трусцой побежал к воротам.
        Лейф повернулся к Венберу и Цеппеушу.
        - Итак, господа, мы одержали победу. Конечно, не в том блестящем стиле, на который я надеялся изначально, но война такая штука - ни один план не срабатывает идеально. Главное, мы защитили город и вас, дивайн. Надеюсь, вы не держите на меня зла из-за всего, что случилось.
        Он проницательно посмотрел на Цеппеуша, и тот сжал в металлическом кулаке древко Алого Клыка.
        - Нет, Абель, - сказал он. - Спасибо вам.
        Генерал благодарно опустил голову. Венбер погладил свои усы.

2
        Труп Зульдена лежал на столе и пустым взглядом мёртвых глаз смотрел в низкий потолок маленькой каморки без окон, лишь с одной дверью. Абель медленно нарезал вокруг него уже десятый круг. Наконец, остановившись, он извиняющимся взглядом посмотрел на Каресто.
        - Дорогая, ты готова?
        Прислонившаяся спиной к стене девушка устало вздохнула.
        - Да, Абель, - и, оттолкнувшись филейной частью от холодной каменной поверхности, решительно подошла к столу с трупом. Протянув руку над его головой, она до бледноты сжала губы. Под раскрытой вниз ладонью мелькнули несколько тёмных искорок, а потом труп дёрнулся в мышечном спазме. Дёрнулся, и снова обмяк на столе.
        Только взгляд его вдруг стал осмысленным.
        - У тебя есть минута. После этого импульс перестанет стимулировать его мозг и превратит его содержимое в кашу.
        Абель хищным зверем навис над несчастным ренедом.
        - Зачем ты напал на Форгунд?!
        Труп захрипел, но вскоре заговорил нормальным голосом.
        - Хотел вернуть землю, которая принадлежала моему отцу.
        - С чего ты взял, что это возможно? Ты идиот?
        - Абель… - Каресто наморщила нос. Мужчина посмотрел на неё поверх трупа и улыбнулся. Улыбка тут же сошла с его губ, когда он услышал слова Зульдена.
        - Голос в голове обещал победу. Обещал… хаос в стране. Все забыли бы о несчастном кусочке земли.
        Нахмурившись, мужчина скрестил с девушкой озадаченные взгляды.
        - Кто с тобой говорил? - спросил он. - Кому принадлежал голос?
        - Не знаю…. Рефрамант. Анхетар сказал, что такое невозможно. Но он ошибался. Заносчивый дурак. Кто-то разговаривал со мной в голове. Мне было страшно, но я верил ему. Было комфортно… внимать ему.
        - Что ещё он обещал? - спросил Абель, как вдруг Зульден зашёлся хрипом. Спустя несколько мгновений его взгляд вновь сделался безжизненным. Генерал судорожно вздохнул и посмотрел на девушку.
        - Что это за демонщина?
        Каресто склонила голову, приставила ко лбу палец.
        - Ты про голос в голове?
        - Нет, про его папашу. Разумеется, про голос. Это возможно?
        - Учитывая то, каким овощем он был при жизни, я бы сказала, что да. Но нет. Я бы знала, наверняка бы знала.
        - Тот Анхетар тоже думал, что знал, - Абель хмыкнул. - Не хотелось бы упустить из виду такого могучего врага.
        Девушка подошла к нему и приобняла его за талию.
        - Для тебя все, о ком ты не знаешь, становятся врагами?
        - Да. Не люблю загадки и тайны - они могут помешать делу в самый неподходящий момент. Ты представляешь, насколько опасен человек, который может внушать мысли другим людям на расстоянии? Все наши планы могут потерпеть крах. А если он ещё и умеет читать мысли….?
        Каресто горько усмехнулась, глядя на него, пока он медленно обходил стол, направляясь к ней.
        - Эх, генерал, зачем тебе всё это? Меня хватило бы на двоих. Я бы уехала из Забрасина, купила домик где-нибудь на Виноградном Изгибе, и мы бы жили там вместе до конца своих дней, выращивая виноград и растя детишек. Неужели ты не видишь перед собой те же картины, что и я? Неужели ты видишь перед собой только багрянец и тьму?
        Абель положил ладони на её талию.
        - Я вижу перед собой свет и зелень, дорогая, - соврал он. - Просто путь к ним зарос сорняками, которые я обязан выполоть. Обязан, родная. Только пожалуйста, будь со мной до конца.
        Короткий вздох.
        Зульден мёртвым взглядом смотрел в потолок.

3
        Цеппеуша остановили на вахте в казарме первой роты. По счастью, рядом оказался представительный мужчина в чистой одежде, который разговаривал о чём-то с рефрамантом по имени Трейз. Увидев Цеппеуша, сержант улыбнулся.
        - А, будущий Пророк пожаловал? Что-то здесь потеряли? Или кого-то?
        - Ищу того парня, что командовал в порту. Кобар, кажется.
        - А, понял, - сержант разом присмирел и повернулся к вахтёру. - Расскажи, как дойти до комнаты Кобара.
        Уже идя по коридору, Цеппеуш услышал позади обрывки фраз Лиска:
        - Да, бедный парень совсем загрусти. И с чего бы…? Ёжа была той ещё су…
        Комната Кобара встретила его затхлостью и мертвенной тишиной. Одежда была свалена в кучу на кровати, на полу валялись порядком истрепавшиеся части доспехов. Короткий меч угрожающе торчал в стенке, воткнутый в деревянную перегородку на толщину трёх пальцев.
        Цеппеуш открыл дверь во вторую комнату. Кобар лежал на узкой койке прямо в сапогах, закинув ногу за ногу. В руках он беспокойно вертел кинжал с красивой гравированной рукоятью.
        Услышав стук, парень запрокинул голову и посмотрел снизу вверх на Цеппеуша.
        Смешно признаться, но у Цеппеуша никогда не было настоящих друзей-мальчишек. Всё больше времени он проводил с Венбером, или в обществе подруг. А настоящего друга у него не было. И как поддержать парня, который по-видимому, горевал из-за смерти товарищей он не знал.
        - Хотел узнать, как ты.
        - Дерьмово. Ничего, что я буду говорить как обычно?
        - В задницу все эти «дивайны», - махнув рукой, он присел на табуретку.
        Кобар слабо улыбнулся.
        - Её кинжал?
        - Ага. Второй вон там, - солдат показал на потолок. Цеппеуш задрал голову, увидел воткнутое в него оружие.
        - Красивые.
        - Ага. Знаток?
        - Любитель.
        - Я сам в них не очень разбираюсь. Всё больше к простому тянусь. К мечу и щиту. А Ёжа была другая. Любила сложности. Когда можно было пойти напрямик, она делала крюк, заходя сзади.
        - Она была хорошей?
        - Скорее всякой. Помню, к нам привели двух новичков - парня и девчонку. Тот сильно издевался над девчонкой. И Ёжа сделали ему тёмную. Прирезала в подворотне. А девчонку воспитала, по-своему конечно. Мы молчали, сержант тоже, потому что в полку нет места притеснению. Её Серой Ленточкой кличут. Может быть, видел этой ночью.
        - Та, что плакала?
        - Да.
        - Тоже кого-то потеряла?
        - Мы плачем не только по Ёже. Мы плачем по всем, кто погиб. Все мы - семья. Ёжа, Ланкорд, Тягун. У второго осталась семья в Леонте. Ввершик, кстати, хочет взять отгул и навестить их. А Тягун учил меня по конскому навозу и среди трупов и не блевать. Но сегодня я видел, как Ёжа задыхается… а Тягун превращается в груду варёного мяса… - он сжал дрожащие кулаки.
        Цеппеуш некоторое время молчал.
        - Я когда-то тоже терял друга. Мы постоянно натыкались на неприятности, и вместе из них выбирались. Гуляли по крышам в Драконьем Языке, бегали от садовника, когда воровали яблоки. Как-то он помог Венберу найти меня, когда я валялся избитый в подворотне после драки с местными мальчишками.
        А потом его насмерть загрыз волк. Отвратные чувства. Я даже плакал. Кто-то сказал мне, что я должен думать о всём хорошем, что у нас с ним было, и тогда не будет так больно.
        - И как, помогло?
        - Нет. Беда в том, что чем больше хороших моментов я вспоминал, тем больнее мне было осознавать, что их больше не будет.
        - И что же делать?
        - Постараться забыть, - Цеппеуш хлопнул в ладоши. - Поднимайся. Что тебе сейчас нужно - так это выпивка и шумная компания. И мне, кстати, тоже. Я, между прочим, впервые побывал по уши в дерьме.
        Кобар сдавленно хохотнул.
        - Понравились ощущения?
        Цеппеуш ответил, чувствуя смущение.
        - Нет.
        Солдат посмотрел на него и поднялся с койки. Подпрыгнул, выдернув кинжал из потолка.
        - Дай мне пару минут.
        Цеппеуш вышел, размышляя, правильно ли поступил, утаив, что рассказывал всего лишь про любимого пса.
        Кобар положил на руку оба кинжала, судорожно вздохнул и, зажмурившись, горячо поцеловал рукоятки.
        - Прости, Ёжа. Примем совместную ванную в следующей жизни.
        ГЛАВА 30. ЧЁРНЫЕ ПТИЦЫ, БЕЛЫЕ РЫБЫ
        Драконий Клык - это титул, присваиваемый трём лучшим фехтовальщикам Изры. Вместе с этим они получают ленные владения, до тех пор, пока им не найдётся более достойная замена, а также большая пенсия и неотъемлемое право их потомков на жизнь не ниже среднего класса.
        Взамен Клыки клянутся в верности Пророку, обязуясь защищать его ценой жизни. Данная традиция возникла во времена правления династии Мендрагусов, и практически угасла вместе с гибелью Тадеуша, после которой все три Клыка покончили жизнь самоубийством. Гверн Конкрут, «Военная энциклопедия», 1099 год от создания Триединой Церкви.

1
        Вечером в одном из забрасинских трактиров с названием «Ярый Башмак» обычно не так людно. Горожане, люди в большинстве своём среднего класса, предпочитали ложиться спать раньше, чтобы набраться сил перед новым рабочим днём. Поэтому в зале сидело лишь пятеро посетителей: трое солдат в гражданском, которые догадывались о том, кем был Сутрак до того, как купить трактир, и пара завсегдатаев-стариков, которые жили за счёт своих богатых детей.
        Хозяин возился в зале, помогая помощнице вытирать столы и стойку. Проходя мимо солдат, он бросил взгляд на стол - всего три кружки миргордского и крошечная миска с перчёными бобами катрейла, которые запекли в угольях.
        - Что-то случилось в рядах теургиатской армии? - тихо поинтересовался Сутрак, подняв миску и вытерев под ней.
        Старший сделал глоток из кружки и разочарованно крякнул.
        - Жалованье стало совсем крохотным, Сутрак. Говорят, из столицы пришёл приказ урезать бюджет армии, в назидание Гверну Конкруту, за то, что вместо плановой подготовки к посвящению нового Пророка он просиживает штаны и не занимается своими обязанностями. Получается, что виноват он один, а страдают все остальные. Видят Боги, если бы не его былые заслуги и любовь армии, его бы уже отстранили или ещё хуже - повесили.
        - А что с ним?
        - Говорят, загрустил после смерти Мирата. Старик был для него вторым отцом, сам знаешь. К тому же у него какие-то нелады в личной жизни, но это так, на уровне сплетен. Да и Кархарий тяжко оскорбил его в битве при Кебее. Гверн не забывает оскорблений.
        Сутрак кивнул. Та история была ему хорошо знакома хотя бы потому, что в молодости он сам носился между тремя армиями, собирая информацию для тогда ещё второго советника Кархария Велантиса.
        Он вернулся к стойке, взял небольшой жбан пива с полки и подошёл к столику, сам дивясь своей щедрости. Наверное, сказывалось предчувствие беды.
        - Это подарок от заведения.
        - Нет, Сутрак, - запротестовали солдаты. - У тебя и так самое дешёвое пиво в городе.
        Сутрак осклабился.
        - Бросьте, парни. Я когда-то сам служил и понимаю, что к чему. У вас два дня отгула? Ну так возвеселите глотки, и забудьте о тяготах на эти два дня. Пейте.
        Он кивнул солдатам и отошёл к Саре.
        - Можешь идти. Ткор тебя сменит.
        - Уверен? Я всё равно никуда не спешу.
        - Ты отработала положенный день. Это Ткор опаздывает. Иди.
        - Ну, как знаешь.
        «Да, я знаю».
        Помощница ушла. Она кое-что знала о нём, но не более. Приятная девушка, которую не хотелось свить под удар. А таков имел шансы назреть, после того, как неизвестные профессионалы пять дней назад ограбили сциллитумный Барьер, и вернулся Остис. Сутрак посмотрел в окно, за которым совсем стемнело, и продолжил охаживать уже давно чистую стойку.
        «Ткор, демон тебя забери, не надо меня так пугать!»
        Он второй день ощущал некоторое беспокойство. Ткор был связным в его бригаде, которая давно ушла на заслуженный отдых, но при этом всё равно время от времени «выходила погулять». Три дня назад он и ещё трое из старой компании сели на хвост Рензаму Ректу, который продолжил путь в столицу. Через день они должны были отправить голубя с донесением. Голубь не прилетел. Это означало, что произошло что-то серьёзное, и именно на Ткора была возложена обязанность делать ноги из пекла, и сообщить о произошедшем Сутраку. Если через три дня не вернётся Ткор, то это значит, что все они погибли.
        Медленно истекал третий день. Сутрак то и дело бросал взгляд на окно. Неужели эти торговцы репой, как назвал их Остис, настолько крутые ребята? Может быть, стоило плюнуть на долг, и не отправлять товарищей на задание? Плюнуть на Остиса?
        Сутрак окинул взглядом зал. Один солдат уже спал, лёжа лицом на столе, двое сонно беседовали, подперев руками головы. Двое стариков обсуждали какую-то новую байку про невиданного монстра, который выбрался на сушу недалеко от Канстеля и начал крушить всё на своём пути.
        С громким стуком дверь трактира распахнулась, и в зал ввалился могучий бородатый мужчина. Его смуглое лицо блестело от пота, кучерявые волосы беспорядочно торчали во все стороны, широкая грудь часто вздымалась под распахнутой круткой.
        - Ткор! - воскликнул Сутрак, и, не выпуская из рук бутылку с «Утончённым Редвеном», подскочил к уроженцу Бъялви.
        - Они идут за мной, - прохрипел тот, глядя на него исподлобья взглядом, полным раскаяния. - Прости, что привёл их к тебе, но я не мог погибнуть, не передав информацию.
        Он воткнул в свободную руку Сутрака свёрнутый клочок пергамента.
        - Остальные?
        - Погибли по дороге сюда. Они выиграли мне время.
        - Понял. Ткор, мы будем скорбить о них позже.
        Сказав это, Сутрак подошёл к солдатам и с размаху опустил бутылку на голову того, кто спал. «Утончённый Редвен» разлетелся на осколки, тёмная жидкость щедро окатила солдат, а спящий остался лежать лицом на столешнице. Двое стариков вскрикнули и живо нырнули под стол. Зал огласила пьяная брань солдат.
        Сутрак кивнул головой в сторону двери, ведущей вглубь трактира.
        - Бежим на кухню.
        Они сорвались с места и помчались по коридору. Позади раздался треск входной двери.
        - Кто они такие, мать твою? - прошипел мужчина, втискиваясь вместе с Ткором в проём и оказываясь в полутьме тоннеля.
        - Ублюдки в чёрном. У них есть рефрамант.
        - И какого демона им нужно от Коптильщика?
        - Я не знаю, но это грязная и запутанная схема, Сутрак. Могу сказать точно - торговцы репой и эти убийцы действуют не заодно! Когда выберешься на свободу, прочти, что написано в пергаменте.
        Они проскочили в мастерскую. Хозяин подбежал к столу, дёрнул на себя одну из полок и достал оттуда несколько бляшек, соединённых нитью.
        - Надеюсь, они достаточно глупы, чтобы наступить на это… Ткор!
        Бъялвиец открыл входную дверь.
        - Я был рад служить вместе с тобой, друг. Кроме тебя у меня никого нет. А у тебя есть семья. Прочти пергамент, и расскажи обо всём Остису. Прощай.
        Сутрак бросился к двери, но Ткор закрыл её за собой. Несколько мгновений из-за неё доносились быстрые тяжёлые шаги. Потом всё неожиданно стихло.
        Сутрак на мгновение зажмурился. Посмотрел на зажатый в мокром кулаке клочок пергамента, и бросился устанавливать ловушку. Три взрывалки соединялись нитью, которая при сильном натяжении сообщала передачу куркам. Снаряды всегда начинялись авралитом - синим порошком с удивительными свойствами, который изготавливали и продавали диастрийцы.
        Расставив ловушку, Сутрак бросился в жилую комнату. Заперев за собой дверь, сорвал с пола ковёр - подарок Драконьего Клыка - и открыл крышку люка. Сделав глубокий вдох, мужчина спрыгнул вниз.

2
        Полчаса спустя он выбрался на поверхность. Это была улица Святой Покровительницы, как местные порой называли Кебею. На улице было всего несколько прохожих, которые предпочли сделать вид, что не заметили человека, который выбрался из канализационного люка. Правильное решение.
        Сутрак успел обдумать многое за то время, пока пробирался по вонючим тоннелям. К семье он не вернётся - слишком высока вероятность слежки. Нужно было незаметно передать пергамент кому-то третьему, кто сможет без всяких подозрений доставить его Коптильщику. Все старые товарищи мертвы, а местной ячейкой агентов рисковать было нельзя. Оставалась лишь одна кандидатура, на которую он мог более-менее рассчитывать.
        Сутрак побежал вдоль стен двухэтажных жилых домов, стараясь не вступать в широкие круги яркого света, излучаемого уличными фонарями. Он то и дело поглядывал на крыши, изредка покашливая особым образом. В какой-то момент он негромко произнёс:
        - Слава Осенней Лисе.
        Об этих манере поведения и фразе Сутрак договорился с Лисицей ещё при первом знакомстве.
        «Пожалуйста, будь здесь!»
        Краем зрения мужчина успел разглядеть тёмный силуэт в переулке, и неожиданно споткнулся, растянувшись на земле. Из тьмы на мгновение выступила невысокая фигура с рыжим каре и волевым подбородком.
        - Что? - шепнула девушка.
        - Элеур, Рензам Рект. Важно и смертельно опасно, - выдохнул Сутрак, выпустив из ладони пергамент. - Пожалуйста.
        - Вот дерьмо, опять? - прошептала Лисица, быстро пробежавшись взглядом по крышам зданий напротив. - Я только успела отдышаться после той заварушки в Барьере.
        Помедлив, она всё же подняла клочок. Сутрак молебно свёл ладони.
        - Позаботься о моей семье. Адрес ты знаешь, только будь осторожной.
        Лисица нахмурила брови. В её глазах мужчина видел борьбу.
        - Я посмотрю, что можно сделать, - проворчала она и добавила. - Да хранят тебя Боги, Сутрак.
        И исчезла в темноте переулка.
        Всё произошедшее заняло двадцать ударов сердца, после чего мужчина со стоном поднялся и пошёл дальше. Сначала нужно было выбраться из города и затаиться, а потом окольными путями увести семью в безопасное место.
        Внезапно налетевший порыв ветра совпал с двумя тенями, мелькнувшими на крыше. Сутрак достал из коротких ножен кинжал, чётко понимая безнадёжность ситуации. Если враги хороши, то они не подойдут на расстояние удара.
        На грани слуха раздался свист, и Сутрак отдёрнулся, почувствовав, как в обеих ногах застряло по дротику. Он пробежал ещё десяток шагов и упал на мостовую, на этот раз без притворства. Ноги начали холодеть, словно набиваясь льдом.
        Над собой он услышал мягкие шаги. Крепкие пальцы вцепились ему в плечи и оттащили глубоко во мрак переулка. Его перевернули на спину. Перед глазами возникло озарённые городскими огнями облака и звёздное небо, а на их фоне два лица. В темноте сложно было разобрать их черты, но Сутрак понял, что перед ним выходцы с востока, может быть, из Бъялви.
        Один из убийц присел на корточки, вперился в него немигающим взглядом тёмных глаз, и заговорил. У него был очень странный акцент.
        - Кто ещё следил за нами?
        Сутрак криво улыбнулся. Яд уже начал растекаться по телу, холод медленно перетекал в поясницу.
        - Скажи правду, обещай молчать и мы тебя пощадим.
        Сутрак загоготал.
        Убийца посмотрел на своего напарника и заговорил на алсалонском.
        - Эта изритская свинья ничего не скажет. Прикончить его сейчас или надавить?
        Сутрак вздрогнул, осознав, что смутно понимает, о чём говорит человек. Годы работы агентом разведки не прошли даром.
        - Этот у них главный, судя по бумажкам в постоялом дворе. Остальные мертвы. Если верить Моисею, никто даже не догадывается, насколько глубоко мы опутали Изру. Кончай его.
        «Забрасинская ночь ещё никогда не была так красива», - подумал Сутрак перед тем, как над ним занесли кинжал. Его душа не трепетала от страха. Он сделал всё, что мог.
        А потом он умер.

3
        Над Элеуром раскинулась ночь. Совсем недавно здесь прошёл дождь; тучи ушли на север, к Алеманам, оставив после себя звёздное небо, холодный свет которых отражался в лужах.
        Квартал Благородных Господ, широким полукругом охвативший верхний, административный ярус города, уже спал. Улицы, разрезавшие ряды особняков с прилежащими к ним садами и парками, сияли в лучах фонарных столбов. Такое освещение было только здесь и наверху. Средний и нижний ярусы города освещались куда хуже - там сумрак разгонял только кроваво-бледный свет луны и редкие фонари.
        Впрочем, цвет крови больше подходил именно кварталу Благородных Господ. Вечные интриги, козни и смертельные игры богатых купцов и аристократов, смешивались здесь в ядовитом коктейле. Каждый старался заработать друг на друге, или как-то повысить свой авторитет в глазах дивината, который порой оказывал существенную помощь тем фамилиям, которые проявляли к нему лояльность. Квартал Благородных Господ мог убить любого, кто не умел бороться за возвышение.
        Карелт Стиджас считал себя хорошим игроком. Именно поэтому он принял все меры предосторожности, прежде чем встретиться с дерзким Гиделастом Стухом, купцом, который, по слухам, сколотил своё состояние на работорговле в заливе Ваэльвос.
        Грязный ублюдок посмел бросить ему, Карелту, вызов на балу, который организовала семья Велль. Ему пришлось краснеть перед хозяевами и их прекрасной дочуркой со звучным именем Ланита. Зато теперь, когда рядом нет ненужных людей, самое время разрешить конфликт.
        Рядом с ним шли Гарс и Дорм - двое поджарых черноволосых братьев-близнецов. Они были артарианцами, и в полной мере обладали пресловутыми принципиальностью и свирепостью. Неудивительно, что почти всех их поубивали. Тем не менее, близнецов он взял с собой из-за их бойцовских навыков. Они были очень хороши в схватке, что Карелт неоднократно видел сам, во время турниров, которые устраивал покойный Пророк.
        Однако это были ещё не все сюрпризы, которые он приготовил для напыщенного Гиделаста. Купец поднял взгляд на верхние карнизы зданий, которые возвышались по обеим сторонам дороги. Фонари заливали голубым светом дорогу, но плоские крыши домов освещены не были. По ним бесшумно крались четыре наёмных убийцы. Все середняки, достаточно хорошие для того, чтобы не допускать глупых ошибок, но не такие, как те же знаменитые Мурена или Ткач. Впрочем, и Гиделаст был птицей слишком низкого полёта, чтобы нанимать для его устранения профессионала подобного уровня.
        Всё было готово для тёплого приёма. Они договорились встретиться на Золотом Перекрёстке - там фонари лучились золотым светом. На улице не было ни души - богатые обитатели особняков видели первые сны, благоразумно рассудив, что ночь - это час убийц, и разгуливать под луной - занятие для дураков. Безмолвный пейзаж, наполненный оттенками белого и чёрного, дополнял запах свежескошенной травы, доносящийся из садов, и шелест ветра по мокрому тротуару.
        - Господин, - нарушил молчание Гарс. - Ещё не поздно нарядить меня в вашу одежду, а вам вернуться в особняк. Гиделаст увидит подмену достаточно поздно, чтобы мы успели перерезать ему глотку.
        - Нет, Гарс, - пренебрежительно фыркнул Карелт. - Я хочу видеть лицо этого ублюдка, когда вы будете его убивать. Хочу видеть, как на его лице появляется осознание неподобающего поведения в доме Велль.
        - Но что, если он послал к вам убийц, а сам остался в своём особняке?
        - У нас есть, чем ему ответить. Эти ребята справятся с любым середняком.
        - Но что, если он наймёт Ткача или Мурену?
        - Моя шкура, Дорм, не настолько дорога, чтобы ради неё нанимать убийц такого калибра.
        Порыв ветра с заунывным гулом заставил затрепетать их одежды и пустил сильную рябь по лужам. Эхо шлёпающих шагов отдавался в высоких стенах, окружавших особняки.
        - Может быть, покушение на жизнь дочери Пророка - дело рук как раз этого самого Мурены, - нарушил молчание Гарс.
        - Если бы это был он, то Шака лежала бы сейчас рядом с телом своего отца, - отозвался Дорм. - Некоторые говорят, что в покушении напрямую замешан её дядя, Кархарий Велантис. Мол, ему неожиданно понравилось восседать на троне и править теургиатом.
        Гарс хмыкнул.
        - Вот только правитель из него дерьмовый. Моя сестра недавно умоляла меня помочь ей с деньгами, потому что её хозяин, ренед Стермель, получил приказ увеличить налог на доход в Лебрене. Дескать, Кархарий неожиданно нашёл казну Изры полупустой и потому решил её срочно пополнить. Как будто нельзя было взять ещё один кредит у Торгового Альянса, если он нуждался в пополнении своего гардероба.
        Впереди показались золотые фонари перекрёстка.
        - Пришли, - выдохнул Дорм.
        Гарс обвёл взглядом расположенные под острым углом крыши зданий, окинул им пустующий перекрёсток, накрытый золотым куполом света, потом задумчиво посмотрел на молчаливо шагающего Карелта.
        - Что-то случилось.
        Скользкий полноватый аристократ запнулся о щель между булыжниками мостовой и с глухим шлепком упал вниз лицом.
        - Кебею в глотку, - прошипел Дорм и сел на корточки рядом с телом хозяина, не решаясь его коснуться.
        Гарс присел рядом, приподнял чёрные кудри, закрывавшие короткую шею аристократа, и тихо выругался. В шее торчал тонкий дротик.
        - Он мёртв.
        - Я вижу, демоны тебя сожги, - Дорм тяжело поглядел на брата. - Он был мёртвым ещё тогда, когда мы с тобой чесали языками. Наша вина, брат.
        - Не наша, а тех четверых простофиль, которых нанял хозяин.
        - Думаю, они тоже погибли. И также бесшумно. Мы ничего не могли поделать, брат.
        Дорм оглядел улицу, темнеющие решётки ворот ближайшего особняка, потом вытянул из шеи Карелта тонкий дротик и аккуратно зажал между пальцами его основание.
        - Что будем делать?
        - Отнесём тело к госпоже. А потом…
        - А потом найдём того, кто это сделал, и заставим его заплатить за содеянное.

4
        Для профессиональных убийц квартал Благородных Господ был пиршественным столом, своего рода пасекой. И то, сколько сотов с мёдом убийца сумеет с этой пасеки унести, полностью зависело от его аппетитов и мастерства. Мурена являлся одним из таких пасечников.
        На сегодня он запланировал всего одну вылазку. Накануне, как обычно, между часом и двумя дня, у ворот особняка престарелого ремесленника и по совместительству Теурга Арстапора Теза появился почтальон. Он подошёл к квадратному сквозному отверстию в стене, с обеих сторон снабжённому маленькими дверцами, и, не обращая внимания на стражу, стоявшую на карауле у ворот, открыл дверцу и сунул туда конверт с письмом.
        Содержание письма было стандартным. Некий аристократ по имени Карелт Стиджас сильно насолил клиенту, и тот хотел ему отомстить. К письму с информацией прилагался чек на крупную сумму, которую можно было получить в любом филиале Торгового Альянса. На цифры Мурена давно перестал смотреть - их состоянием заведовал Переводчик - надёжный человек в Альянсе, который снабжал их отчётами о текущем состоянии счёта. В случае попытки надуть, клиента ожидала обязательная расправа.
        Хотя, за все годы работы, никто не пытался надуть Мурену. Убийца отвечал клиентам взаимным уважением, всегда выполняя работу, за которую брался, так что им не приходилось волноваться за потраченные деньги. В случае отказа, он просто передавал чек связному в Альянсе, который возвращал его клиенту.
        Приняв заказ, Мурена принялся за дело. Основную работу предваряла подготовка. Сначала он выяснил, каким человеком был некий Стух, и имел ли связи с дивинатом. Власти порой ловили менее опытных убийц на живца, так что он всегда старался обезопасить себя от подобных ловушек. Закончив собирать необходимую информацию, Мурена отправился на работу.
        Особенности города накладывали отпечаток на его одежду. Убийца с ног до головы был плотно обёрнут в тонкую ткань белого цвета, пропитанную раствором сциллитума. Этот концентрат делал её восприимчивой к рефрамантии. Гибкого поджарого мужчину и так было непросто заметить, когда он прижимался к стенам или крышами, ловко перепрыгивая с карниза на карниз, с балкона на балкон, по деревьям к стенам. После наложения заклинания иллюзии он становился действительно невидимым, представляя собой силуэт из изломанного воздуха.
        К поясу крепились ножны с двумя узкими кинжалами с лезвиями чуть длиннее ладони. Недавно Арстапор выгравировал на них знак Удачи. Старик говорил, что Слово Руны действительно работает, но Мурене ещё не довелось проверить его на практике. Контактного боя он старался избегать.
        В письме клиент сообщил место встречи с жертвой и дом, где она живёт. Просчитать путь было просто. Затаившись в одном из окон особняка, хозяева которого спали, убийца приготовился ждать.
        С наступлением ночи улицы озарились светло-голубым светом фонарей. Мурена вслушивался в тишину дома и завывания ветра, который шевелил ветви невысокой яблони слева от окна и нагонял новые тучи.
        Неожиданно его глаза уловили движение на крыше здания, которое стояло на противоположной стороне дороги. Свет фонарей не достигал крыш, оставляя их во власти полумрака, создаваемого тусклым лунным светом. Тем не менее, убийца разглядел на фоне тёмно-серого неба два белёсых силуэта.
        Жертву охраняли как минимум двое. Скорее всего, середняки. Самые лучшие убийцы, такие как Ткач или Жук, предпочитали работать в одиночку - это безопаснее и прибыльнее.
        Ветер донёс со стороны улицы слабые звуки голосов. Меньше чем через минуту показались их обладатели. Двое черноволосых мужчин с мечами и один, идущий чуть впереди, похожий на шёлковый помидор. Жертва.
        Троица шла, не таясь, разговаривая в полный голос. Когда она проходила мимо особняка, где сидел Мурена, тот взял в руки духовую трубку, набрал в лёгкие воздух, задержал дыхание, прицелился, подгадал очередной порыв ветра, и дунул.
        Тонкая игла ушла, унесённая ветром, так что Мурена не успел разглядеть её полёт. Он терпеливо дождался момента, когда яд отключит моторику жертвы, и та упадёт наземь, после чего быстро удалился через окно в противоположном конце коридора. Погони не было. Убийца тихо пересёк дворик, оказавшись у дерева, растущего почти у самой двухметровой стены.
        Используя ствол и стену в качестве опор, он вскарабкался наверх и спрыгнул на камень мостовой. Стражники, стоявшие у ворот в десяти шагах от него, ничего не заметили, продолжая о чём-то тихо разговаривать. Мурена уловил краем уха слова «Шака» и «Рект», но не стал придавать им значения. Он трусцой пересёк улицу и просторными ухоженными дворами направился к особняку Арстапора Теза.
        Старый ремесленник сидел на покрытом сажей табурете в подвале особняка и занимался привычным делом. На столе перед ним лежали долото, лобзики, мотки проволоки, ножи и открытые прозрачные баночки, наполненные субстанциями неизвестного Мурене назначения.
        Ещё на столе стояло приспособление со сверлом, которым Арстопор вырезал полость в круглом деревянном бруске длиной с человеческую руку. Крепкие ладони со старыми засохшими волдырями уверенно сжимали ручку, рассыпая на пол длинные гирлянды опилок.
        Войдя в помещение, Мурена размотал ткань на голове и чихнул. Старый ремесленник подскочил на месте и прижал руку к сердцу. Говорил он, тем не менее, на удивление спокойно.
        - Знаешь, если бы я не увидел тебя краем глаза перед тем, как ты чихнул, у меня остановилось бы сердце. Привыкни, наконец, сообщать о своём присутствии более деликатно. Я ещё не готов повторить путь жены и сына.
        Мурена виновато улыбнулся и поднял руки.
        - Прости за забывчивость. Я принесу тебе поесть, Арс.
        - Ладно, неси, - кивнул старик, и прокричал вдогонку. - И не забудь разогреть подливку!
        Мурена прошёл на кухню, находившуюся во мраке.
        - Арс, нужен свет!
        Светильники воссияли изнутри ярко-белым огнём магии. Мурена некоторое время созерцал пламя, после чего направился к обеденному столу, на котором стояла неубранная посуда. Каждый раз, когда убийца видел божьи чудеса, в нём просыпалась зависть к рефрамантам. Если бы он мог использовать магию, то точно бы не горевал по семье, как бедный Арстапор, который после гибели сына и жены перестал выходить в свет и бросил заниматься разведением морн, живя с доходов от продажи рефракторов и их маленького кровавого бизнеса.
        Размышляя о судьбе одного из самых могущественных людей в теургиате, Мурена сложил вместе тарелки с присохшими к ним остаткам пищи и жира, и положил отмокать в металлический таз с водой. Затем подошёл к особому устройству, который Арстапор называл диастрийской горелкой, и повернул вентиль. Раздался треск, и из трубки, расположенной между восемью подставками в центре устройства, вырвался язык синего пламени. Убийца сел на стул, ожидая, пока разогреется рагу из бобов катрейла и говядины, и извлёк из кармана белой одежды запечатанный конверт, который лежал в почтовом ящике.
        Убийца слегка нахмурился, поглядев на печать. Ничем не примечательная, отличная от печатей, которые обычно использовали аристократы. Это означало, что кто-то хочет остаться анонимным.
        «Ловушка или… клиент настолько могуществен, что не хочет рисковать репутацией, даже зная, что имеет дело с нами?»
        Распечатывая письмо, он порадовался, что до сих пор не снял перчатки из тонкой кожи. Внутри него или даже на самом конверте могло оказаться всякое. Извлёк письмо, развернул, побежал взглядом по строчкам, написанным определённо женским почерком. По мере прочтения лицо убийцы становилось всё более непроницаемым.
        Он вернулся в мастерскую. Арстапор всё ещё корпел над новым рефрактором.
        - Новый заказ?
        - Да. Очень странный заказ. Нужно убить двух важных людей, но заказчик предпочёл сохранить анонимность.
        - Какой-то дилетант. Может, он не отсюда? Вы ведь никогда не берётесь за анонимные дела.
        - И этот человек не оставил ни обратного адреса, ни хотя бы клички связного, чтобы вернуть ему чек. Кстати о чеке.
        - Крупная сумма?
        - Мы обычно не смотрим на неё - знаем, что дурить нас станет лишь безумец, да и Переводчик всегда проверяет подлинность чеков, но это….
        Мурена протянул бумагу рефраманту. Тот долго в неё всматривался, поджав губы, после чего покивал с важным видом.
        - Я облегчу тебе задачу. Либо дивинат в полном сборе собрал эту сумму, чтобы, наконец, выловить нас, либо это персонально кто-то из Теургов. Наивная попытка сохранить анонимность.
        - Подпись сделана женской рукой.
        - Да. Но кто жертвы? Ты не назвал их имён.
        - Цеппеуш и Коппли Мендрагусы.
        Арстапор Тез отложил в сторону щипцы и отрез чёрной нити.
        - Это сын Теурга и секретарь головного филиала Торгового Альянса. Насколько я знаю, Цеппеуш также приходится двоюродным племянником Шаке, а в будущем, возможно, и её супругом. Ты ещё сомневаешься в личности клиента?
        Мурена начал мерять шагами мастерскую. Арстапор спокойно наблюдал за ним.
        - Что вы будете делать?
        - Мы должны подумать, - убийца ещё раз глянул на письмо. - У нас есть неделя на раздумье, после чего мы либо делаем дело, либо сжигаем письмо и чек. Я бы отказался, но такая сумма…
        Теург покачал головой.
        - Обычно ты не убиваешь людей такого калибра, а теперь ты сомневаешься из-за денег? Нет, Мурена, ты не такой. Всё, что ты сейчас видишь перед собой - это две чаши весов, на одной из которых ничего, а на другой - судьба всего теургиата.
        По лицу убийцы пробежала короткая дрожь, а затем он протянул чек Арстапору.
        - Свяжись с Переводчиком.
        ГЛАВА 31. КАРХАРИЙ ВЕЛАНТИС
        Накануне, третьего дня мая, умер последний дракон Акрофос. Мы нашли его распростёршим крылья на городской стене позади Драконьего Дворца. Трудно сказать, от чего он умер - от старости или несварения желудка. Мы провели тщательное обследование тела, которое немало затруднял Пророк Тадеуш. Теург парил над широкой спиной животного со слезами на лице, и невозможно было глядеть на это зрелище без сострадания.
        Но вернёмся к дракону. Акрофос был последним из выводка Алфатис, древней самки, носившей на себе ещё первого Драконьего Пророка, Ссесуша. Он не самый крупный представитель этого вида, достигавший в длину трёхсот метров и размаха крыльев в четыреста пятьдесят метров. Голову венчали два загнутых назад рога, как у антилоп, что водятся на юге Бъялвийского плоскогорья. Вытянутая, похожая на крокодилью, пасть открывалась достаточно широко, чтобы можно было отхватить любую из дворцовых башен; часть узких зубов двухметровой длины отсутствовало - должно быть выпали по причине старости или иной причине.
        Задние лапы - скрученные в предсмертной судороге - были увиты крупными связками мускулов и сухожилий. Спереди их покрывала естественная броня из крупной чешуи. Передние лапы были чрезвычайно гибкие и оканчивались жуткими когтями. Наиболее внушительно выглядели продолговатые костяные пластины чёрного цвета, покрывавшие бока и спину животного.
        Мы провели вскрытие и обнаружили в многостенном желудке свежий труп водяного змея - видимо, великий Акрофос погиб от удушения, проглотив своего морского собрата целиком. Алан Трант, «Архивы драконьих выводков», 1024 год от создания Триединой Церкви.

1
        Кархарий Велантис сидел вразвалку в просторном мягком кресле и водил по гладкой поверхности стола поднятой вверх дном кружкой. За его спиной раздёрнутые бежевые занавески обрамляли огромные чистые окна - кабинет купался в солнечной свете. В углу стола высился хрустальный голубой кувшин с белыми ландышами, по краям лежало несколько свитков пергамента, исписанных рунами. Ещё одна стопка находилась на столике позади кресла из кожи гесторнеса.
        Кархарий в очередной раз машинально пригладил аккуратно зачёсанные назад волосы цвета бледной соломы и продолжил сосредоточенно разглядывать блики, игравшие на салатовом донышке кружки, пока не вздрогнул от громко распахнувшейся двери.
        В кабинет ворвался вихрь из бело-синих юбок, из центра которого выглядывала высокая талия, грудь в коротком вырезе платья, а также весьма миловидное, хоть и немолодое лицо. Тронутые сединой волосы женщина завязала в пучок, заколов ярко-фиолетовым рожком.
        - И как это понимать? - встав напротив Кархария, она упёрлась руками в стол.
        - Я думаю, прошёл месяц с прошлой менструации, - задумчиво произнёс Кархарий, следя за движением кружки по столу. - Тогда ты наорала на меня из-за того, что свежие тюльпаны в твоих покоях распространяют неприятный запах.
        Женщина возвела очи к потолку.
        - Временному Пророку теперь интереснее играть с кружкой, чем принимать важных гостей? Ренед Гольтимер возмущён тем, что его никто не встретил, словно он какой-то крестьянин.
        - Не думаю, что разговор с этим идиотом окажется интереснее игры с кружкой.
        - Нет, я думаю, он окажется плодотворнее!
        - Понимаешь, дорогая, по докладам моих людей в армии, ренед Гольтимер сам является одним из зачинщиков нынешних беспорядков. Думаю, он будет расстроен, если я скажу ему прямо в лицо всё, что думаю о нём и подобных ему отбросах.
        - Хотя бы поприветствуй его. Он, между прочим, прошёл сквозь Дараборский лес, чтобы успеть к панихиде моего мужа.
        - Точно, слуги сейчас, скорее всего, выуживают из его храброй благородной задницы какую-нибудь демоническую белку, саблезубого бобра или какую там нечисть простаки выдумывают себе на потеху.
        - Так пойди и помоги им.
        Мужчина на несколько мгновений призадумался.
        - У меня слишком толстые пальцы, - с серьёзным лицом привёл он аргумент. - К тому же, скоро должен прибыть посланник Саламаха. У нас есть очень интересные и важные руны, расшифровка которых не терпит промедления.
        - Брат, порой мне кажется, что в твоей голове руны водят хоровод вокруг ветхих свитков, хотя вместо этого в ней должны обитать куда более полезные мысли. Отдай, наконец, приказ Синвалю Маэльдуну поддержать на юге флот Сардариона. Устрой взбучку Гверну, чтобы он перестал изображать из себя щенка, который горюет по умершему хозяину. Не заставляй меня жалеть о том, что я наделила тебя полномочиями регента. Я сделала это потому, что знала, каким хорошим советником ты был для Мирата, и сейчас мне хочется, чтобы ты, наконец, начал оправдывать моё доверие!
        Кархарий побарабанил по столу длинными пальцами.
        - Ладно, Айссил, мы оба знаем, что ты прибежала сюда только потому, что увидела, что я сделал с твоими покоями. Всё остальное ты приплела сюда просто, чтобы меня достать.
        - К слову об этом, - вдова Пророка сильнее вцепилась в край стола. - Я понимаю, что ты озабочен расследованием покушения на жизнь Шаки, но обыскивать комнату её матери - это слишком! Ты меня обижаешь.
        - Ах, так вот почему ты вся такая красная - тебе не нравится, что юный Джензи рылся в сундуках и шкафах с твоим бельём. Что странно, потому что ты нацепила эту фиолетовую заколку, и за последний месяц сделала парню больше недвусмысленных намёков, чем я за все год свиданий с Тамилой.
        Женщина невольно коснулась рожка в своей причёске.
        - Красивая заколка, правда? И не распускай язык, брат, я слишком стара для мальчика.
        Кархарий откинулся на спинку кресла и саркастично выпятил нижнюю губу.
        - Ну конечно, ещё бы ты стала цепляться к нему спустя всего полтора месяца после смерти драгоценного супруга.
        - Ты идиот.
        Кархарий состроил глупую физиономию. Айссил шумно вздохнула.
        - По крайней мере, тебя больше не будет мучить жажда покопаться в моих вещах. В них, разумеется, ничего не нашли?
        - Ты чиста, как джихалайский хрусталь.
        - Слава Богам. Я не пыталась убить свою собственную дочь. Превосходно!
        Кархарий продолжил водить кружкой по столу. Айссил с рычанием оторвала руки от его поверхности и направилась к двери.
        - Айссил, найди мне заодно Эджуру и Джензена, - сказал ей в след мужчина. - Пусть после обеда заглянут в Чешуйчатый Зал.
        - Как будто тебе сложно самому спуститься в алхимическую лабораторию или заглянуть к племяннице… - откликнулась женщина, а потом вздохнула. - Ладно.
        Мужчина кивнул и взглядом проводил женщину до выхода.

2
        Он вышел из кабинета почти сразу за сестрой, и направился в голубятню Сизых Крыльев. Здание располагалось на Лавовой площади, справа от дворца Пророка и служило пристанищем почтовых птиц ни много ни мало, а пятьсот с лишним лет, с того момента, как на престол взошёл Корлано, третий Пророк в династии Дастейнов. Династия голубеводов была не менее древней, и пользовалась определённым почётом, особенно у Мирата, когда драконов не стало, и сообщение между городами ухудшилось.
        Кархарий написал письмо и, сложив на груди руки, молча наблюдал за тем, как старый почтальон сворачивает и вкладывает его в маленький тубус, который затем привязал к лапке голубя. Проводив взглядом птицу, регент кивнул старику, который не расставался с любимой телогрейкой даже летом, и вышел во двор. Обед должен был уже миновать, и мужчина направил свои стопы к дворцу.
        День стоял чудесный, по чистым плитам мостовой гулял тёплый августовский ветерок, а улицы полнились людом, в основном богато одетыми молодыми парами с зонтиками в руках, и солидными мужчинами в длинных лёгких туниках светлых тонов и с тубусами для свитков, сопровождаемыми одним-двумя телохранителями.
        Навстречу Теургу бежал отряд высоких, широкоплечих парней в тёмно-синих куртках с нашивкой полка Горнилоднов. Казармы полка находились рядом, по левую сторону от площади. Солдаты выполняли обычную дневную пробежку вокруг административного яруса города, ловя на себе восхищённые взгляды молодых дам. Когда они пробегали мимо Кархария, мужчина с застарелой завистью посмотрел на крепко слаженные фигуры. Сам он физической силой не отличался. Да и зачем, если по щелчку пальцев можно испарить казармы вместе со всеми солдатами?
        Ответно улыбаясь узнававшим его прохожим, он добрался до широких ступенек дворца и резво взбежал наверх. Распахнутые металлические створки ворот охраняли два десятка гвардейцев, закованных в доспехи. При виде Пророка, хоть и временного, они дружно ударили стальными кулаками в грудь. Кархарий кивнул и вошёл в фойе с высоким потолком и резными колоннами.
        Здесь тихо гудели магические светильники, давая яркий свет; блики играли на округлых поверхностях декоративных ваз, которые стояли в стенных нишах. Гвардейцы безмолвными статуями замерли рядом с вазами, издалека похожие на манекены. Их начищенные доспехи из каседрумской стали отливали салатовым.
        К регенту тотчас заспешили слуги. Он покачал головой и те тут же брызнули в стороны, словно косяк макрели, испуганный баракудой. Кархарий не любил, когда его подслушивали - вольно или невольно. Любой из этих слуг мог быть шпионом. Случай полуторанедельной давности это практически доказал.
        Айссил пролежала в обмороке полдня, узнав, что её дочь едва не отравили. Яд находился в одной-единственной бутылке с вином, которая хранилась в небольшом библиотечном погребе. Эту бутылку, не зная о содержимом, и взяла служанка, чтобы подать на стол Шаке. В том, что несчастная девушка не виновна, Кархарий был уверен. Никто не станет лгать, когда его прижигают раскалённым прутом.
        Однако регента волновало даже не то, кто подсыпал яд в вино, а то, каким образом служанка выбрала среди трёх дюжин одинаковых бутылок ту, в которой содержался яд. В голову лезли всякие мысли, глупые, абсурдные, но при этом подразумевающие реальную угрозу для его семьи. Кем бы ни был настоящий убийца, играть с ним Кархарию не хотелось.
        Мужчина подошёл к двери в противоположном конце фойе и кивнул страже. Два широкоплечих гвардейца в массивных доспехах налегли на створки. Раздался глухой рокот, и двери медленно распахнулись, открыв взгляду длинный широкий коридор, ведущий к Чешуйчатому Залу.
        Кархарий ступил на роскошную ковровую дорожку, вышитую узорами из золотых и серебряных нитей. Этот ковёр он купил сам в городе аквамаринов Азуле, получив одобрение Мирата. Этот день запомнился ему на всю жизнь, ведь именно тогда Пророк назначил его своим первым советником. Большая честь, существенные привилегии и целый ворох новых проблем.
        А вот просторные полотна картин на стенах яркостью не отличались. Они были пронизаны мрачностью и гротеском, присущих стилю периода правления Тадеуша, последнего Пророка из рода Мендрагусов. Названия у них были подходящими, например, «Плач Кебеи», «Гнев Ориду» и «Керберская месса». Что в каком-то смысле соответствует тому, как жил и чем кончил Тадеуш. Лишь вмешательство Айссил, любительницы старинных предметов искусства, мешало Кархарию заменить эти картины на что-нибудь более светлое и жизнерадостное.
        Коридор кончался другой дверью. Здесь стояло ещё четверо гвардейцев.
        - Драконий Клык внутри?
        - Да, дивайн.
        - Отлично.
        - Вас сопровождать, дивайн?
        - Нет, там же Драконий Клык, - пожал плечами Кархарий.
        Он вошёл в огромный зал, размером чуть ли не с половину Лавовой площади, и зашагал между двумя колоннадами, слыша рокот закрывающихся створок. Чешуйчатый Зал был назван так из-за причудливого способа облицовки стен, выполненной в виде наложенных друг на друга каменных чешуек. Создавалось впечатление, что их покрывала броня исполинского дракона. Опять же - пошлая, на вкус Кархария, причуда Пророков прошлого.
        Высокий потолок с рельефными изображениями драконов и языков пламени держался на могучих колоннах, из которых торчали десятки трубок со стеклянными шарами. В эти шарах бесшумно ярилось голубое пламя, озарявшее весь зал. Ещё одно бесценное изобретение, выторгованное у диастрийцев.
        Он подступил к лестнице, которая вела к громадному трону, словно высеченному из исполинского изумруда. Возле лестницы разговаривали двое. Кархарий широко им улыбнулся.
        - Доброе утро, Джензи. Леди Эджура, вы как всегда неотразимы. Прекрасный вкус. Мне нравится это платье. Персиковый цвет вам очень идёт.
        Джензен Рект, сын несносного Рензама, друга детства, кивнул ему, хмуро колупая пол из тёмно-зелёного мрамора носом сапога. Эджура, невысокая женщина с миловидным лицом и забранными в хвост каштановыми волосами, с кроткой улыбкой поклонилась. Кархарий пригладил волосы.
        - Все эти дни я не смыкал глаз, обдумывая нашу ситуацию с покушением. Пришла пора спросить у вас отчётов о проведённой работе. Но сперва…
        Мужчина резво взбежал по ступенькам, удобно устроился на подушках, которые покрывали сиденье трона, и, положив руки на широкие подлокотники, скорчил радостную гримасу.
        - Вот теперь я готов.
        Эджура выудила свиток из широкого рукава платья и, поднявшись по ступенькам, протянула его Теургу.
        - Здесь я отразила все детали моих опытов с ядом, который содержался в вине.
        - Мне интересно ваше частное мнение, Великий Алхимик.
        - Частное?
        - Да. Представьте, что мы две подруги, которые стоят в очереди на рынке и треплют языками. Я в предвкушении, что же вы мне расскажете. Исключительно ваши честные мысли о яде в вине.
        Эджура откинула со лба упавшую прядь и сосредоточилась.
        - Буду говорить коротко. Яд не представляет угрозы для жизни человека, а лишь вводит его в состояние покоя. Эффект длится всего несколько часов, после чего субъект приходит в сознание.
        - Вот это поворот, - Кархарий поёрзал в кресле. - Надеюсь, в ходе эксперимента никто не пострадал?
        - Милорд, я испытывала яд на крысах. Ни одна не погибла.
        - То есть, кто-то хотел дать моей племяннице снотворное?
        - Можно сказать и так.
        - Джензи, твои мысли?
        - Те же, что и у вас, дивайн, - Джензен присел на ступеньки и посмотрел на Кархария снизу вверх. - Кто-то решил нас предупредить.
        - Ты научился читать мысли? - Кархарий поднял бровь.
        Джензен поднял обе брови.
        - Нет, учитель, однако порой умные люди приходят к одинаковым выводам.
        - Тогда идём дальше. Зачем предупреждать?
        - Затем, чтобы Шака сделала правильный выбор? Например, вышла замуж за нужного убийце претендента.
        - То есть это кто-то из Теургов стоит за покушением?
        - Как вариант. Ну, или вы решили таким образом указать начальникам охраны на их некомпетентность.
        Кархарий развеселился.
        - Хорошая мысль. Как считаете, Конрад?
        Из тени ближайшего к трону столба выступил человек, с короткими волосами и орлиным профилем, одетый в светлую кожаную куртку и простые льняные штаны. На толстом кожаном поясе висел простой полуторный меч.
        - Мы компетентны. Вся мелкая шушера здесь точно не при чём.
        С лица Кархария слетела маска разгильдяя, обнажив собранность и резкость.
        - Если бы мимо вас к погребам прошмыгнула «мелкая шушера», Драконий Клык Конрад, вы бы здесь не стояли. Думаю, мы имеем дело с крупными игроками.
        - Вы имеете в виду Жука, Мурену и Ткача?
        - А в Элеуре есть ещё кто-то из знаменитых убийц?
        - Дивайн, эти трое настолько хороши, что вряд ли бы рискнули убить особу пророческой крови. Убить человека такого ранга значит оставить слишком большой отпечаток в истории. Они всегда видят черту, за которую заходить слишком рискованно. Собственно, поэтому их до сих пор не поймали.
        Кархарий хмыкнул.
        - Вы с ними в одной семье выросли что ли?
        - А вы думаете, что титул Драконьего Клыка я получил, торгуя капустой на Мелочном рынке?
        - О боги. Джензи, что ты думаешь по поводу оригинальных мыслей Драконьего Клыка?
        - Дивайн, я не очень разбираюсь в искусстве убийства. Но думаю, мы должны доверять чутью Драконьего Клыка.
        Кархарий задумчиво провёл рукой по волосам.
        - Конрад, скажите честно - если бы кто-то посторонний и невероятно могущественный предложил вам огромную сумму за то, чтобы вы произнесли здесь свою пронизанную жизненным опытом речь, вы бы согласились?
        Воин на мгновение изменился в лице, но когда открыл рот, говорил также спокойно, как и прежде.
        - Мне хорошо платят на моей должности. Пачкать руки убийством Шаки, а язык - ложью, я бы никогда не стал.
        - Это меня искренне радует. Но всё же, Драконий Клык Конрад, постарайтесь проверить и эту тройку. Хорошо, если бы этим занялись лично вы. Можете отозвать из Канстеля Серканара себе в напарники.
        - Дивайн, - негромко сказал Джензен. - Я уверен в том, что Драконий Клык Конрад сумеет выполнить задачу и без подключения второго Клыка.
        - Он прав, дивайн. Не надо во мне сомневаться.
        - Не поймите меня неправильно, Конрад. Я вижу, что вы справляетесь. К каждому из членов моей семьи приставлено по нескольку шпионов; я читал доклады об успешных облавах на мелкие кланы убийц на Нижнем Ярусе; я видел ваш послужной список. Вы считаете работу в команде с другим Клыком позором для вас обоих, но честь не спасёт мир в час беды. Я хочу, чтобы свадьба и посвящение в Пророки прошла без инцидентов, чтобы у нас был новый правитель, и не произошло делёжки власти с помощью военной силы. Ты меня понимаешь, Джензен?
        Молодой человек удивлённо поднял голову.
        - Я думал, вы обращаетесь к Драконьему Клыку.
        Кархарий хитро улыбнулся, надеясь что эа улыбка вышла достаточно загадочной. Ему нравился этот молодой паренёк. Без тени вспыльчивости, присущей его отцу, вдумчивый и, что главное, без гнильцы внутри. Это отличало его от предыдущего помощника, Вессинара. В Джензене имелся потенциал дорасти до чего-то большего, чем простой помощник регента. Может быть, до первого советника, каким был он сам до недавнего времени?
        Именно поэтому Кархарий время от времени устраивал парню лекции и проверки. Парню нужно усвоить, что без устойчивой монархии плохо будет всему теургиату. Расшатать изумрудный трон - и Изра развалится на кусочки, которые Моисей тут же приберёт к своим бессмертным рукам.
        - Вы свободны, Драконий Клык. Надеюсь увидеть что-нибудь хорошее в отчёте через неделю. Думаю, к этому моменту подтянутся гости с востока, и мы сможем начать панихиду по Мирату.
        Конрад кивнул и направился к выходу. Дослушав рокот открывающихся и закрывающихся створок, Кархарий посмотрел на Великого Алхимика, которая стояла, привалившись спиной к подножию одного из высоких подлокотников.
        - Леди Эджура, простите за то, что мы заставили вас так долго стоять. Я бы хотел поговорить с вами с глазу на глаз. Джензен…
        - Конечно, дивайн, - молодой человек отошёл подальше.
        На миловидном лице алхимика отразилась тревога и волнение. Кархарий подался вперёд, стараясь выглядеть озабоченным.
        - Леди Эджура. Так вышло, что я знаю о вашей привязанности к Гверну Конкруту.
        Глаза женщины испуганно расширились, рот чуть приоткрылся.
        - Я…
        - Спокойно, леди, в этом нет ничего плохого, и я вас не осуждаю. Однако я также знаю о том, что и Гверн Конкрут испытывает к вам тёплые чувства.
        - Нет. Кархарий… то есть дивайн, - Эджур сцепила ладони. - Я думала, что он не заинтересован во мне. Он ведь такой аккуратный, такой строгий, справедливый и неподкупный. Как он может заинтересоваться мной?
        - Леди, если бы не моя Тамила, то вы были бы среди претенденток на моё внимание, - улыбнулся Кархарий. - Все эти склянки и перегоночные агрегаты чрезмерно занижают вашу самооценку. Будьте смелее.
        - Вы должно быть шутите.
        - Леди Эджура, я похож на шутника?
        - Я, - на губах женщины заиграла робкая улыбка. - Хорошо, я подумаю над вашими словами.
        Кархарий добродушно улыбнулся и коротко кивнул.
        - С недавних пор Гверн захандрил. Стал молчалив, закрыт и чересчур своенравен. Он не хочет принимать моих слов, он увяз в иррациональности. Думаю, его, в том числе, снедает жажда общения с вами.
        - Да, я тоже это заметила, - задумчиво произнесла Эджура.
        - Поэтому прошу вас - составьте ему компанию. Помогите прийти в себя, а там кто знает…. В общем, помогите и ему и себе. Из вас выйдет красивая пара.
        Женщина с широкой улыбкой отбросила назад вновь упавшую прядь.
        - Я попробую.
        - Буду рад увидеть вас вместе на свадьбе моей племянницы, - Кархарий легонько коснулся её плеча. - У вас всё получится.
        - Спасибо, Кархарий.
        Сияя, Великий Алхимик вышла из зала.
        К изумрудному трону подошёл Джензен.
        - Вы даже не дали ей закончить с докладом, дивайн.
        Кархарий удивлённо посмотрел на молодого человека, потом на свиток, который держал в руке.
        - Боги, а я и забыл. Ну, ничего, главное она мне уже рассказала. Неожиданный вердикт, правда?
        - Я тоже удивился, - Джензен заложил руки за спину. - Дивайн, можно вопрос?
        Теург бросил на него ироничный взгляд.
        - Вам что - и правда так нравится сидеть на этом троне?
        - Нет, - мужчина махнул рукой и начал подниматься. - Более того - даже если бы меня попросили стать настоящим Пророком, я бы не согласился.
        - С трудом могу в это поверить, дивайн. Даже те, кто уже обладают определённой властью, всё равно стремятся к ещё большим её объёмам.
        Кархарий задумчиво прищурился и медленно зашагал вдоль колоннады.
        - Тебе нужна более точная формулировка? Скажем так - я предпочитаю то сочетание власти и обязанностей, которое имел, будучи первым советником…. К тому же и сам трон жутко неудобный. Кто додумался сделать у подлокотников такие острые углы?
        - Тогда зачем весь этот спектакль?
        - Затем, что мне нравится вытворять дурацкие, но милые вещи. Вы бы видели свои лица, когда я сказал вам подождать, пока сяду на трон.
        Юноша кашлянул. Кархарий моргнул.
        - Джензи, ты придумал, как горничная выбрала среди одинаковых бутылок именно ту, в которой был яд?
        - Если она была не в сговоре с убийцей или не пыталась убить Шаку самостоятельно, дивайн?
        - Разумеется.
        Молодой человек прикрыл больную кисть задравшимся рукавом платья.
        - Если горничная ни о чём не догадывалась, то я вижу лишь один вариант. Это была чистейшая случайность.
        - Или, - произнёс Кархарий, глядя себе под ноги и ступая лишь на тонкие линии между мраморными плитами, - кто-то контролировал её разум.
        Джензен остановился и с покрасневшим лицом посмотрел на Кархария.
        - Дивайн?
        Кархарий с любопытством изучал лицо парня. Растерянность, волнение, удивление. Эмоции, могущие принадлежать как виновному, так и невиновному человеку. Он решил легонько испытать его на прочность.
        - Это всё покушение на Шаку, Джензи. Разумеется, я решил проверить и тебя. Лично. Не прошу у тебя прощения, потому что знаю, что ты прекрасно меня поймёшь.
        - И… каков результат?
        - Я нашёл вот эту книжку, - Кархарий выудил из кармана толстый томик с гибкой обложкой. - Твой чистовик. В нём ты описываешь свои эксперименты в области нахождения магических Слов. Рефрамантия Сознания, Пространства, Времени.
        Джензен покраснел. Очень хорошо.
        - Не нужно стыдиться написанного, Джензен. Очень любопытное исследование природы рефрамантии Сознания. Очень амбициозно. Я был таким же в твоём возрасте.
        Джензен наклонился и одёрнул края платья.
        - Да, дивайн, я изучал рефрамантию Сознания, как и десятки учёных до меня. И если вы, дивайн, решили, что я в чём-то их превзошёл, то мне придётся вас разочаровать.
        В его глазах мелькнула обида. Кархарий положил руку ему на плечо.
        - Ну-ну, юный честолюбец, порой амбиции нуждаются в нескольких хлёстких ударах. Падать тоже бывает полезно. Так значит, это является причиной твоего хмурого лица в последние недели? Твои исследования не привели ни к чему?
        Джензен несколько мгновений молчал, и мужчина чувствовал, как в нём борются какие-то мысли.
        - Нет. Дивайн, по правде сказать, я устал от вашей племянницы.
        Теург удивлённо вскинул брови.
        - Поначалу мне удавалось выдерживать её взбалмошность, но вы сами знаете Шаку - если ей понравилась какая-то вещь, то она вцепится в неё всеми конечностями. Боюсь, она слишком сильно привязалась ко мне.
        - Тебе не нравится женское внимание?
        Джензен покраснел.
        - Нравится, но меня тревожит трон.
        Кархарий заходил из стороны в сторону, сцепив руки за спиной.
        «Наконец-то!»
        Джензен тяжело дышал, выжидающе глядя на него. Очевидно, юноша боялся начинать разговор о его племяннице, опасаясь наказания. Но Кархарий всегда считал себя практичным человеком. В словах помощника был смысл.
        - Я подумаю, что можно сделать.
        - Подумаете, дивайн?
        - Если у ребёнка вырвать из рук игрушку, то он поднимет на уши всю семью. Утром я купался в солнечной ванне, наслаждался ароматом ландышей и подсчитывал пылинки в воздухе, а вечером могу выслушивать балладу о том, как юная пророчица возненавидела злого дядюшку, который лишил её общества интересного молодого человека.
        - Но вы же понимаете, что я могу стать проблемой для претендентов на трон, дивайн, - повысил голос Джензен. - Да, я не являюсь нерешаемой проблемой, но зачем создавать лишние сложности? К тому же, я волнуюсь и за себя. Если я буду мешать трону, меня с лёгкостью сметут с доски.
        Кархарий улыбнулся.
        - Ты молодец. В самом деле, я ожидал от тебя чего-то такого. Не беспокойся, мы вырвем больной зуб, но только не варварским способом. Воспользуемся обезболивающим средством.
        - Ваши метафоры достойны самого Цирекона, дивайн.
        - Насмехайся, мой помощник, насмехайся, - Кархарий подошёл к дверям, и те медленно распахнулись. - Но только не на публике, ты знаешь.
        Молодой человек кивнул.
        - Что мне делать теперь, дивайн?
        - А теперь, Джензи, ты должен навестить Гольтимера, ренеда Нираадского. Он остановился у своих родственников возле сквера имени Михэя Мендрагуса. Ты легко его найдёшь - трёхэтажный особняк с сиреневой черепицей. Представишься страже, и тебя пропустят.
        - Что ему передать?
        - Что я очень занят и удостою его аудиенцией на пиру после панихиды.
        - Довольно грубо, дивайн. Панихида состоится не менее, чем через неделю.
        - То-то и оно. А теперь ступай.
        Проводив помощника взглядом до конца коридора, Кархарий провёл рукой по волосам. Всё шло хорошо.
        ГЛАВА 32. РАСКОЛ

5 лет назад, 1102 год от создания Триединой Церкви.

1
        Гирем медленно брёл по пыльной просёлочной дороге, глядя себе под ноги в простых кожаных сапогах. Воздух был нестерпимо удушливым, из-за чего он то и дело утирал потный лоб тыльной стороной ладони и дышал ртом. Летняя жара провела горячими пальцами по окрестным холмам Герранской гряды, выжелтив высокую траву, раскалив землю и принеся лесные пожары, дым которых поднимался над лесом. Такого не было уже давно, и дядя Алан ничего не мог с этим поделать - его воздушная магия не могла охладить воздушные массы, чтобы вызвать на поля Геррана желанный дождь. Оставалось выживать и молиться Кебее, чтобы она прекратила жестокую пытку.
        Гирем сошёл с просёлка и направился по заросшему жёсткой травой склону холма к торчавшим из земли могильным камням. Надгробия стремились к ярко-синему небу серыми стрелами церковных символов. Их окружали заросли жниваденя и чернополоха, чьи стебли замерли на безветрии. В воздухе раздавались трели полевых пташек; они вплетались в вибрирующий хор, создаваемый кузнечиками, которые попрятались в траве.
        Джензен тоже был здесь, закутанный в сиреневую накидку из тончайшей ткани, которую ему на день рождения подарил Гирем. Длинные волосы младший брат собрал в конский хвост, на отцовский манер. Он стоял в стороне от ограждения, за которым начиналось кладбище, и молча смотрел на небольшую деревянную табличку, заросшую сорняками. Гирем тихо стал рядом и поднял на неё взгляд. Косые, выщербленные лобзиком линии, складывались в имя.
        «Керс Стег».
        Гирем почувствовал странное неудобство внутри. Словно что-то склизкое неприятно провернулось между желудком и сердцем. Керс умер вскоре после того, как ему отрезали ноги. Говорили, что он отказался принимать пищу, считая, что будет лишним ртом в семье, где и так было трое детей. Потом его тело сожгли, как делали со всеми простолюдинами. Под деревянной табличкой не было ничего, кроме воспоминаний.
        - Ты веришь в существование души, брат? - спросил Джензен.
        Гирем с любопытством посмотрел на брата. Поразмыслив, он сложил на груди руки.
        - Рефраманты, которые знают заклинания смерти, говорят, что у нас нет души. Что люди - это лишь живой агрегат, который состоит из мышц, костей, мозга и нервов. Что для оживления мертвеца достаточно правильно их простимулировать. Вот так всё просто.
        - Возможно, - Джензен склонил голову. - Знаешь, почему я здесь? Тут лучше думается о прошлом. Такое ощущение, что на кладбище есть прямой ход к тому месту, куда могли бы уходить души мертвецов. Когда я стою здесь, мне кажется, что это место становится гораздо ближе. И прошлое вместе с ним.
        Гирема захлестнули тёплые чувства. Брат до сих пор переживал за тот случай. Он винил себя в смерти Керса, хотя причиной этому был его, Гирема, проступок. Проступок, чувство вины за который почему-то стёрлось за прошедшие годы, выветрилось из памяти и перестало будоражить совесть. Порой его беспокоил вопрос, была ли это чёрствость, но очень редко и непродолжительно.
        «Наверное, я вырос», - думал он. - «Перестал склоняться к драматизму и стал спокойнее относиться к неприятностям».
        Джензен был другим. Он казался невинным жеребёнком, остро реагирующим на всё, что происходило вокруг. Он не был испорченным человеком. Поэтому его не любил отец. Поэтому Гирем хотел защитить его. Младший брат был лучше Рензама, лучше Алана и Сиверта. Лучше него самого. Он и Создин были теми, ради кого хотелось жить.
        Не сказав ни слова, Гирем достал Вишнёвые Оковы и провёл ими над землёй вокруг таблички. Земля выплюнула сорняки вместе с корнями; почва забурлила, окружив могилу ровным слоем чернозёма. Джензен зажёг Яблоневую Ветвь - жезл отозвался мягким серебристым светом и перезвоном весенней капели - и направил его на почву. Та стала темнеть, набрякая влагой. По склону, огибая травинки, потёк маленький ручеёк.
        Налетел неожиданный ветер, высушив остатки влаги на обветренных губах. Сиреневая накидка Джензена и его собственная, белая, затрепетали под резкими, настойчивыми порывами. Сильные невидимые пальцы взлохматили их волосы, чёрные, как смоль.
        - Спасибо, брат, - громко сказал Джензен.
        - Не вини себя, - отозвался Гирем. - Я превратил его ноги в камень, не ты. Переживать должен я, а не ты.
        - Но ты не переживаешь.
        - Да. Бесполезно переживать о том, что нельзя повернуть вспять.
        Джензен замолчал, шатаясь под порывами ветра, словно юное гибкое деревце.
        - Кто-то же должен переживать, брат, - молвил он. - Если не ты, то я.
        - Керс был плохим человеком. Он не стоит переживаний.
        Джензен вскинул голову и посмотрел на него. В его взгляде Гирем уловил нечто, что сделало брата каким-то чужим, незнакомым.
        - Ты говоришь, как отец, - сказанное заставило его вздрогнуть, как от пощёчины. Джензен, словно не заметив этого, добавил. - Именно поэтому я переживаю. Я переживаю не за Керса, брат, а за нас с тобой. Я не хочу, чтобы нас что-то разделяло, будь то взгляд на вещи или человек.
        - Что мне сделать, чтобы ты перестал? - быстро спросил Гирем, жалея о том, что вообще затеял этот спор. Это было порывом глупца. У брата есть право на собственное мнение.
        «Уже поздно», - сердясь на самого себя, подумал юноша.
        Джензен вздохнул.
        - Ничего. Ты свободный человек. Я ничего не могу с тобой поделать, - помедлив, он добавил. - Но я бы хотел, Гири. Я бы хотел.
        Они ещё некоторое время стояли рядом - плечом к плечу, рефрактор к рефрактору (Джензен был левшой) - глядя на то, как ручеёк медленно исчезает, впитываясь во взрыхлённую почву.
        - Так зачем ты пришёл сюда? - спросил Джензен. - Я не думаю, что тебя охватила ностальгия по этому месту. Ты меня искал?
        Гирем кивнул.
        - Я хотел спросить у тебя о Создин. В последние недели с ней что-то происходит.
        - Она замкнулась в себе?
        - Да, - Гирем удивлённо посмотрел на Джензена. - Ты знаешь, почему?
        - На то может быть много причин, - брат опустил взгляд на землю, ковырнул носком сапога горку чернозёма. - Ей семнадцать лет. Возможно, она просто так взрослеет.
        - Меня это беспокоит, - Гирем неосознанно заломил руки. - Может быть, я сделал что-то не то?
        Джензен молчал. Гирем глядел перед собой, в сторону тёмной полосы леса.
        - Я знаю, что ты с ней дружишь, брат. Может быть… тебе она сказала больше, чем мне?
        Брат вздохнул и покачал головой.
        - Нет, Гири. Хотел бы я уметь забираться в чужие головы, но я не умею. Спроси у Элли. Может быть, она что-нибудь знает.
        Гирем кивнул. Предложение Джензена имело смысл.
        - Тогда я пойду в Герран. Ты со мной?
        - Нет, - быстро произнёс брат. - Я хотел заглянуть в лес. Обычные исследования.
        Гирем поморщился. Ему не нравилось, что Джензен так глупо рискует жизнью. В Герранском лесу погибло немало людей.
        «Это братишка. Он всегда любил совать свой нос в опасные места».
        - Только будь осторожен, - сказал Гирем. - Если что, беги к дяде.
        - Знаю, Гири. Удачи тебе с Создин.
        Здесь два брата расстались.

2
        Элли он нашёл трудящейся в поле неподалёку от Геррана. Вместе с другими простаками она срезала колосья пшеницы и складывала их в общий стог. Палящие лучи солнца давно сделали её кожу смуглой, как у южан из приморских городов. Она блестела от пота, как и волосы, собранные в пучок и заколотые оранжевым рожком, который ей подарил Сиверт.
        - Привет, Элли, - беззаботно улыбнулся Гирем, доставая из-за пояса фляжку с чистой водой.
        Женщина, срезавшая серпом один стебель за другим, со стоном разогнулась и повернулась к нему.
        - Привет, Гири… - она увидела протянутую ей фляжку. - Спасибо. Я так понимаю, тебе что-то от меня надо.
        - Да ладно, тётя, серьёзно? - шутливо поднял бровь юноша. - Вы это поняли по фляжке или по тому, что я улыбаюсь?
        - Нет, по тому, что ты здесь.
        Гирем искренне рассмеялся, несмотря на снедавшую его тревогу. Взяв протянутую обратно флягу, он принялся помогать женщине, срывая стебли пшеницы голыми руками. Элли проворчала по этому поводу несколько неласковых фраз, которые он пропустил мимо ушей.
        - Элли, - решил он говорить как можно более душевно. - Что случилось с Создин?
        Элли рванула голой рукой целый пучок из стеблей. Потом посмотрела на него. Ей брови взлетели удивлённым домиком.
        - А что с ней?
        - Вы разве не заметили? Она стала какой-то чересчур задумчивой.
        - Она всегда была очень вдумчивой девочкой, если ты не заметил.
        - Но не до такой степени, чтобы не заметить меня сегодня утром, когда я шёл навстречу ей. И это не единичный случай. Она не перестала со мной разговаривать, нет, просто что-то изменилось в её отношении ко мне, к вещам, к собственной манере говорить. Может, она что-то скрывает?
        - Я думаю, это просто переходный возраст, Гири. В церковной школе этому не учат, но такое понятие существует. Я думаю, тебе стоит дать ей прийти в себя. Сделай ей что-нибудь приятное, но не слишком надоедай. Не пытайся окружить её чрезмерной заботой, Создин это не понравится.
        - Я знаю Создин, спасибо, тётя, - хмыкнул Гирем. - Она не любит дорогих подарков или повышенного внимания. Думаю, я знаю, что ей понравится. Значит, ты точно не знаешь, что с ней случилось?
        - Я не знаю, случилось ли вообще что-нибудь, - нахмурилась Элли.
        - Да? - Гирем задрал бровь. - Ну ладно. Не буду мешать. Если у меня будет свободное время, то я помогу вам с уборкой.
        - Приходи не стесняйся - мы останемся в поле до самой темноты, - откликнулась женщина.
        Попрощавшись с женщиной, Гирем направился в сторону Ректагеррана. Разговор с Элли не убавил в нём тревоги, а, пожалуй, распалил её ещё больше. Интуиция и врождённая подозрительность говорили, что Элли может его обманывать. Скорее всего, во благо ему самому, но юноше не нравилось, когда от него что-то утаивают.
        Он спустился с холма в долину, протянувшуюся между двумя грядами. Её дно устилал ковёр из луговых цветов, казавшийся сшитым из разноцветных лоскутов. Тёплый ветер пускал по нему широкие волны, создавая настолько живописные картины, что Гирем пожалел о том, что не умеет рисовать красками.
        «Иронично», - подумал юноша, с наслаждением оглядывая цветочные просторы, - «Если бы не Создин и Джензен, два самых дорогих мне человека, сейчас я бы чувствовал себя по-настоящему счастливым».
        Присев на корточки, он взялся за дело.

3
        Гирем тихонько приоткрыл дверь в семейную библиотеку и заглянул внутрь. Молодая девушка лежала на одном из диванов, держа в руках раскрытую книгу. Её босые ноги покоились на мягком подлокотнике, салатовые туфли стояли на полу. Светлые волосы раскинулись шелковистым ковром по второму подлокотнику. Стараясь двигаться бесшумно, Гирем подобрался к ней со спины. Вокруг Создин распространялся приятный и ненавязчивый аромат цветочного зелья.
        «Как всегда прекрасный вкус», - благоговейно подумал юноша и коснулся щеки девушки нежными лепестками, которые он собрал на лугу. Создин резко обернулась и приняла сидячее положение; в глазах на долю мгновения мелькнул страх, который смутил его. Кого ещё она ожидала здесь увидеть?
        Широко улыбнувшись, Гирем протянул ей большой букет.
        - Это для тебя.
        Создин слабо улыбнулась и, неловко встав с дивана, приняла цветы. Осторожно поднеся их к лицу и посмотрев на лепестки, она сделала вдох. Потом подняла взгляд на Гирема. Тот долго вглядывался в её глаза, пытаясь найти там ответ на свой вопрос.
        «Вина?» - ошеломлённо подумал он. - «Но за что?».
        Тем временем взгляд девушки упал на его ладони. Нахмурившись, она положила букет на библиотечный столик и, взяв их в свои руки, повернула внутренней стороной к свету, который лился из больших окон. На мозолистой поверхности виднелось несколько свежих порезов и следы грязи.
        - Разумеется, остолоп не догадался надеть перчатки перед тем, как срывать цветы.
        - Тем дороже получился букет, - усмехнулся Гирем, наслаждаясь прикосновением рук Создин, пока она осматривала раны. Делала она это так долго, что его понемногу начало снедать беспокойство. Наконец, набрав в грудь воздуха, Создин кивнула головой в сторону двери.
        - Нужно будет их промыть. Идём в ванную.
        - Так быстро? - шутливо осведомился он. - А как же прелюдия?
        - Там грязный пол, который нужно отмыть, - прикрыв на мгновение глаза, ответила девушка. - Использую твою голову вместо швабры. Кстати, с чего вдруг такая доброта? Цветы, улыбка? Что ты задумал?
        - Решительно все теперь думают, что если я улыбаюсь, то непременно готовя какую-то пакость. Элли сегодня вела себя точно так же.
        - Ты разговаривал с Элли?
        - Да, хотел узнать, нужна ли ей помощь в уборке пшеницы. Я ведь такой альтруист, ты знаешь - готов помочь миру, даже во вред самому себе, - Гирем с притворной грустью опустил взгляд, открывая перед девушкой вход в ванную. Немного замешкавшись, Создин потрепала его по макушке и прошла внутрь.
        - Мы идём промывать твои ладони. И только.
        - Хорошо. И только, - серьёзно кивнул Гирем, хотя его переполняли тепло и радость. Его девушка собиралась промывать ему раны. Ну, не совсем его девушка, и не такие уж раны, однако это существенное улучшение по сравнению с предыдущими неделями.
        «Может быть, всё дело было в смерти тётушки Сеттен? Создин могла отталкивать меня, потому что боялась, что со мной тоже может что-нибудь произойти», - теория выстроилась в голове так легко, что Гирем сам опешил от неожиданности.
        - Ау! - поморщился он, когда Создин начала поливать его ладони горячей водой из бочки и смывать засохшие пятна крови. - Кстати, если ты не занята, то предлагаю вечером пойти к нашему холму. Я нашёл хорошую книгу. Можем почитать её вместе.
        - О чём она?
        - Если я расскажу тебе её содержание сейчас, то не будет смысла во встрече.
        Создин с сомнением посмотрела на своё отражение в зеркале. Гирем терпеливо ждал, предельно чётко понимая, что лишь молчание поможет ему убедить девушку.
        - Хорошо, - наконец, сказала та. - Вечер, наш холм, книга. Я, между прочим, начала читать Теургиатский Цикл. Первый том, прибытие наших предков в Ирдаран. Жестокое время.
        - Это точно. Не хочу открывать тебе, что будет дальше, но времена до создания Триединой Церкви не зря называли Тёмными. Ты увидишь.
        Он вытер мокрые руки светлым полотенцем. Создин протянула к ним свои.
        - Дай посмотреть.
        Гирем послушно позволил ещё раз рассмотреть свои ладони, тем временем любуясь силуэтом девушки в солнечных лучах, которые заливали окна ванной комнаты. В них она была особенно хороша.
        «Чиста, как светлюнка».
        - Нормально, - заключила Создин. - Что ж, мне пора убраться в библиотеке и приниматься за послеобеденную работу. Увидимся вечером на нашем холме.
        - Увидимся на нашем холме, - улыбнулся Гирем и, подмигнув, выбежал из ванной.
        «Создин вернулась», - с лёгкостью на душе подумал он. - «Создин, которую я люблю».
        Вечер обещал быть прекрасным, как никогда.

4
        - Гирем, а что ты делаешь? - спросил худощавый конопатый мальчик в одних штанах, который сидел на траве и наблюдал за тем, как Гирем осторожно засыпает песок в металлическую борозду, имевшую форму кольца. Руки юноши слегка подрагивали, по лбу скатилась капля пота - солнце, клонившееся к горизонту, всё ещё мучало землю рдяным оскалом. Наконец, Гирем выдохнул и, стряхнув с ладоней пыль и остатки песка, потянулся к рефрактору, который свободно лежал между ним и мальчишкой. Тардарес с наивным мальчишеским рвением первым коснулся жезла и протянул его обеими руками.
        Довольно усмехнувшись, Гирем принял оружие и несколько демонстративно указал им на кольцо с песком.
        «Дакхан Денар».
        Слабо мерцавший изнутри фокусатор вспыхнул и загудел, а Гирем впился взглядом в маленькую металлическую бороздку, где творилось чудо созидания. Заполнявший её песок мелко задрожал, а потом запрыгал. Гранулы перемещались абсолютно хаотично, и это было плохо. Юноша напряг свой мозг, заставляя воображение нарисовать предельно чёткий образ кристаллического кольца. Тёмный провал в подсознании, от которого тянуло запахом сырой земли, стал шире, и Гирем почувствовал, как древко рефрактора резко разогрелось. Песок в борозде перестал двигаться, гранулы сплелись в одно целое, имевшее серый цвет, который мало-помалу становился светлее и прозрачнее.
        - Почти получилось, Гирем! - восхищённо воскликнул Тардарес, когда земля под ними вдруг покачнулась. Миг отвлечённости, ослепительная вспышка фокусатора, тихий, на грани слуха, треск - и Гирем с громким стоном разочарования уставился на расколовшуюся пополам заготовку кристаллического кольца.
        Он рассерженно посмотрел на втянувшего голову мальчишку, но так же быстро успокоил сам себя. Тардарес был не виноват. Потерять концентрацию его заставили земные толчки, которые и не думали униматься. Юноша ободряюще улыбнулся единственному другу-простаку, и коснулся рефрактором земли.
        «Деран».
        Он вскочил на ноги. Источник толчков приближался из-за холма, на склоне которого сидели они. Снова тусклый свет фокусатора заморгал, словно свеча, которую пытается задуть ветер.
        - Бежим, - бросил Гирем мальчишке, который с готовностью вскочил и побежал вслед за ним. Неудавшееся кольцо юноша вмял каблуком сапога в податливую почву.
        «Всё равно Создин не любит драгоценности».
        Они взбежал на вершину холма, откуда открылся широкий вид на лесную полосу, темневшую в паре миль от них. По тёмно-зелёному ковру из древесных крон прошло волнение. Нечто двигалось под ним, оставляя за собой широкий коридор из поваленных деревьев. Оглушительный треск стволов, ветвей и сминаемого лесного полога раздавался всё ближе. В мозгу Гирема взорвалась холодная искра страха. По спине пробежал холод. Он посмотрел на Тардареса - зрачки расширены.
        - Беги в замок, - сказал он, стараясь сделать так, чтобы голос не дрожал. - Позови моего отца и дядю. Быстрее!
        - Как же деревня? Там моя семья!
        - Не волнуйся. Не волнуйся, - Гирем нервно потрепал мальчишку по голове. - Я не дам им пострадать. Что бы там ни было в лесу.
        В глазах Тардареса он увидел то, что боялся - твёрдую веру в его слова. Юноша заставил себя сжать зубы и вновь посмотреть на лес. Потом прищурился и, приставив ко лбу ладонь козырьком, всмотрелся в маленькую точку, которая двигалась от опушки в его сторону.
        «Джензен!»
        - Будь ты проклят, брат, - проклятие само собой пролезло сквозь его губы. - Что за напасть ты привёл с собой на этот раз?
        Колючие кроны островельника и густые кусты разлетелись в стороны, выпуская на поле широкий вал из прыгающих животных. Под ударами мощных лап глухо застонала земля. Пыль быстро поднялась выше верхушек деревьев. Тёмно-коричневый поток пронёсся всего в нескольких десятках шагов от Джензена, не обратив на него никакого внимания.
        С охладевшим от озарения сердцем Гирем повернул голову влево, где стоял Герран. Животные направлялись туда.
        Заптарии были крупными, с лошадь, животными с матовой подвижной чешуёй, которая поднималась подобно рыбьим жабрам в знойные дни, отводя излишки тепла от тела. Двигались они, отталкиваясь от земли длинными и крепкими задними ногами, и балансируя мощным хвостом с рядами небольших шипов. Передними конечностями, более слабыми, они помогали себе добираться до более высоких ярусов веток, после того, как объедали все нижние. Не брезговали заптарии и травой, и кустарниками, которыми изобиловал громадный Герранский лес. Но больше всего они любили питаться зерновыми и овощами, росшими вокруг Геррана.
        «Поля. Пшеница!», - пришла вторая догадка.
        Набрав в лёгкие воздуха, он что есть мочи побежал наперерез безумному валу. В голове билась одна мысль - «лишь бы успеть, лишь бы успеть».
        Он на ходу взмахнул жезлом, в тщетной попытке задержать стадо.
        «Гронд».
        Ему вторил оглушительный скрёжет. Земля перед носом у животных начала вздыматься, принимая форму вертикальной плеты. Зелёный покров вспучился, закровоточил чёрными ранами почвы. Ещё три такие плиты, в пару десятков метров шириной, начали подниматься и в других местах, отсекая стадо от Герранских полей.
        Заптарии перемахнули через стену и побежали дальше. Гирем мысленно выругался и выключил жезл. Он пригодится ему позже.
        …Когда он добрался до деревни, стаду заптарий осталось преодолеть всего полмили. Гирем окинул взглядом поле справа - селяне всё ещё собирали урожай. Кто-то непонимающе стоял, держа в опущенной руке серп, и глядя в сторону пыльного облака, стоявшего над холмами.
        - Чего стоите! - крикнул Гирем, махая рукой в сторону домов. - Прячьтесь, я постараюсь завернуть их в сторону поля.
        - Урожай! - крикнула Элли. - Они уничтожат посевы!
        - Ты хочешь погибнуть?! - рявкнул юноша и умолк. С простаками бесполезно спорить, даже с такими, как тётя Элли. Упрямые, тупоголовые и лишённые инстинкта выживания. Скот, как говорил отец.
        Его тут же захватил прилив раскаяния.
        - Гирем, заверни их влево! Пусть тонут в реке!
        «А это идея», - обрадованно подумал Гирем, обнадёженно поднимая перед собой Вишнёвые Оковы. Мысль, которая вспыхнула в его голове следом, была взрывом ледяной звезды.
        «Создин».
        Солнце медленно клонилось к гряде на западе. Юноша опустил жезл, не зная, что делать. Пространство справа занимали поля пшеницы и селяне, которые, как замершие истуканы, глядели на вал из сотен заптарий. Позади плоскими грибами стояли деревенские дома и краснели поля катрейла. Из окон высунулись любопытные дети. Он обещал Тардаресу, что защитит его сестёр и мать. Как он посмотрит мальчику в глаза, если позволит стаду втоптать их в пыль?
        Всё, что происходило с ним сейчас, казалось каким-то ненастоящим, сюрреалистичным. Ещё несколько часов назад он радостно смотрел в лицо Создин, когда та промывала ему раны. Ему казалось, что тревожное марево так и осталось маревом, которое растаяло под силой времени. А сейчас уже ему в лицо со злобной улыбкой заглядывала судьба, разводя руки в стороны и спрашивая: «Ну, и что ты будешь делать?»
        - Я не убью Создин, - он услышал, как слова вместе с шипением проталкиваются сквозь плотно сжатые зубы. - Я люблю её.
        Его никто не слышал. Никто не знал, что они договорились встретиться этим вечером на холме у реки. Все думают, что он поступит так, как должен поступить дивайн, божественный наместник. Муки выбора хотели разорвать его существо на части. Сознание содрогалось в спазмах, пытаясь принять верное решение.
        «А может, более толстые стены заставят их повернуть обратно?», - он ухватился за эту мысль, как за последнюю спасительную соломинку.
        «Дронг».
        Стена, куда выше и толще предыдущих, выросла прямо перед мощными бронированными головами. Часть животных попросту оббежала их, часть - с оглушительным грохотом принялась ломать препятствие.
        - Нужно заворачивать их в сторону! - кричал кто-то из селян. - Попробуй повернуть их вспять!
        «Будьте вы прокляты, демоновы советчики», - Гирем утёр свободной ладонью залившую глаза солёную и жгучую жидкость.
        «Наверное, пот».
        Его и матовый вал из заптарий разделяла сотня шагов. Он не хотел оборачиваться, не хотел видеть эти лица, окрылённые надеждой, эти взгляды, устремлённые на него как на настоящего посланника Богов, который обережёт их от любой напасти. Потому что он любил Создин, и он не мог счесть её жизнь менее ценной, чем жизнь всех этих простаков.
        «Но я должен. Я должен защищать своих людей. Я должен отплатить за то, кем меня сделала моя семья. Я должен делать то, что делают дивайны из рассказов дяди Алана. Я должен…»
        Он бросил взгляд в сторону реки, где виднелся холм под одиноким дубом. Их с Создин холм. Ему показалось, что он даже видит под сенью склонившихся ветвей белоснежное платье девушки. Заптариям осталось пробежать всего полсотни шагов…
        Широко расставив ноги, которые, казалось, вросли в землю, Гирем сжал зубы в последний раз, чувствуя, как на лице затвердели все мускулы. Когда он поднял жезл, его охватил колотун, тело задрожало с пят до головы.
        - Действуй же, колдун! - раздался истошный вопль.
        Он хотел закрыть глаза, но не смел. Где-то на краю сознания билась назойливая идея, что он должен испить чашу этого момента до самого дна.
        «Дронг», - в третий раз прозвучало слово Земли, тараном ударившее и эхом отозвавшееся в его голове. Вишнёвые Оковы взвыли, словно проводя его душу, и взорвались ярким зелёным светом, что затмил собой солнечный.
        Ему вторили взлетевшие в воздух чёрные фонтаны земли и каменные паруса стен, которые протянулись от Геррана до самой реки, которая безмятежно алела в закатных лучах в полумиле от деревни. Гирем не видел ничего, лишь ощущал ногами топот сотен ног. И вместе с тем он чувствовал, как по его лицу текут слёзы. Он неавидел тех, кого защищал, за то, что они поставили его перед выбором, он ненавидел принципы, что годами втолковывали в него Алан и Рензам, но больше всего он ненавидел себя за то, что выбрал народ вместо Создин.
        …Десять минут спустя, когда далёкий плеск ознаменовал то, что тупые животные вошли в воду и устроились на водопой, Гирем услышал за собой шум радостной толпы. Простаки бежали к нему, что бы похлопать по плечам, пожать руку, обнять и поцеловать. Некоторые кривили губы, ворча: «Чего же он так долго ждал, прежде чем спасти нас?». Гирем не слушал их. Вместо этого он пошёл вдоль выстроенной стены в сторону реки, прислушиваясь к себе.
        Внутри было удивительно спокойно. Все колебания, переживания и эмоции испарились, словно под раскалённым прутом.
        «Я как кусочек льда», - подумал юноша, доставая из кармана второй кристалл сциллитума и заменяя им предыдущий, который стёрся в серебристую пыль.
        Резким взмахом Гирем опустил один из участков стены и пошёл к холму. Трава под ногами была размётана в стороны, чёрную почву словно вспахал плуг. Сами заптарии, успокоившись, медленно двигались по берегу в сторону леса. Ответ на вопрос, что заставило их как безумных выбежать оттуда, был очевиден.
        Боясь того, что он может увидеть, юноша поднялся на холм. Одинокий дуб завалился на бок - могучий ёж из корней наполовину торчал из земли - древний воин пал. Рядом с ним, припорошенная травой, лежала Создин.
        Увидев её белое, избитое и изломанное тело, Гирем запрокинул голову и, зажмурившись, наконец позволил себе зарыдать.
        ГЛАВА 33. НА ПОДСТУПАХ
        …Рефрамантия Пространства есть запретный плод для всякого мага, и плачевны последствия его вкушения. Вряд ли Боги задумывали людей способными пронзать пространство, и потому оное действие представляет великую угрозу для их жизни.
        Лишь Теурги способны творить подобные чудеса, не страшась ужасного исхода, но и они испытывают такие проблемы как кровотечение из носа, глаз и ушей, а в некоторых случаях и потеря сознания.
«Летопись чудес», том 1, О Рефрамантии Пространства, 128 год от создания Триединой Церкви.

1
        Гирем открыл глаза. Над ним подрагивал низкий потолок фургона. Из-за деревянных стен доносилось лошадиное фырканье, стук копыт, голоса людей и приглушённая свирель флейты. Приподнявшись на локтях, юноша посмотрел перед собой. На нём была надета длинная, чуть не до колен, тёмная рубаха, простые штаны, а сверху накрывало тонкое кружевное одеяло с вышитым гербом дома Дастейнов - подарком Ювалии Дастейн.
        Гирем сел и коснулся икры. Боль, засевшая там, была куда слабее, чем полторы недели назад, когда он и Лисица выбрались на поверхность. Воспоминания о тьме, пламени и многоногих тварях въелись в него куда лучше физической боли. Среди них единственно приятным было лишь воспоминание о компании, которую ему составила вредная и глупая простачка.
        Опустившись на подушку, юноша достал из-под подушки рефрактор. За прошедшую неделю он изучил его поверхность и составляющие до мельчайших деталей, но разгадать значение таинственных инициалов Е.А.Т так и не сумел. Была идея поделиться ими с кем-нибудь из товарищей, но никто, кроме Джарката и Рензама на роль знающего советчика не подходил. Рассказывать о жезле, а уж тем более показывать его отцу он боялся. Пусть лучше думает, что у него вообще нет рефрактора, благо, узнав, как именно были уничтожены Вишнёвые Оковы, Рензам лишь неопределённо повёл плечами вместо до боли знакомой демонстрации горячего темперамента.
        Оставался Джаркат, но что-то до сих пор сдерживало Гирема от того, чтобы полностью открыться эксцентричному историку. Возможно, зря. Возможно, стоило отдёрнуть плотную завесу осторожности и подозрительности. Возможно, порой они лишь причиняли вред, как там, в подземелье, где, как ему казалось, его паранойю Лисица приняла за высокомерие и готовность предать. После гибели Создин, Шелосте и Элли он перестал верить не только остальным людям. Он перестал верить себе. Но Лисица выжила и тем самым дала ему шанс на искупление. Окрылённый этой идеей, Гирем улыбнулся низкому потолку фургона. Наконец-то хоть кто-то выжил.
        Фургон неожиданно тряхнуло, и сбоку донёсся приглушённый стон, разом заставивший юношу вспомнить, что он здесь не один. Он посмотрел на постель у другой стены. Там, лёжа на боку, тихо похрапывал отец; тонкая ниточка слюны свисала на хлипкую подушку. Гирем подтянулся на руках и аккуратно убрал слюну куском материи. Одеяло Рензама было натянуто до живота, обнажив свежие рубцы ран, оставленных убийцами. На безмятежном лице красовался новый шрам, обгоревшие участки волос на бороде и затылке были удалены.
        Подумав о бритье, Гирем коснулся своего лица. Точно, Бавалор и Ювалия настояли на том, чтобы его любимую бороду и усы сбрили начисто. Издав огорчённый вздох, юноша утёр лоб. Внутри фургона стояли духота и спёртый воздух; виной тому были тяжёлые кожаные занавески. Словно услышав вздох, Рензам приоткрыл глаза. Губы мужчины неожиданно тронула слабая улыбка. Словно солнечный луч упал на промёрзшую землю.
        - Уже день.
        - В день мы ворвались, пронзив тьму ночи, - отозвался Гирем, вспомнив и перефразировав старый Ректовский девиз «К свету сквозь тьму». Сейчас эта фраза показалась ему уместной как никогда. - Как ты, отец?
        - Как дерево, на котором добавилось новых засечек. Я хоть под себя не ходил в эти дни?
        - Не беспокойся, отец, мы всё убрали, - произнёс Гирем и ехидно добавил. - И Ювалия тебя почти не видела.
        - Да я и не говорил ничего про Ювалию, - вскинув голову, мужчина оперся на локти. - Сиверт цел?
        - Цел. Все наши целы. Ты принял на себя главный удар.
        - А та девчонка?
        - Мы ведь уже говорили, - раздражённо откликнулся юноша. - Она безвредна. Даже Камелия сказала, что не станет тратить на неё ресурсы. Тех, кто организовал отвлекающий набег, уже нашли. Какое-то местное ворьё. Шансы на то, что они связаны с убийцами в чёрном, слишком малы.
        - Убийц не поймали? Даже одного?
        - Нет.
        Рензам выпрямился в постели.
        - Они из Алсалона, - неожиданно произнёс он. - Нутром чую. Я никогда не слышал о целой группе настоящих профессионалов в Изре. Они явно не хуже столичных убийц, но держатся вместе. Это необычно. Убийцы такого уровня всегда стараются держаться поодиночке, тихо и не привлекая внимания. Эти поступают наоборот. Не удивлюсь, если они же пытались отравить Шаку Отраз.
        - Ну, какими бы хорошими убийцами они не были, Джензен оказался лучше, - наигранно улыбнулся Гирем.
        Мужчина бросил на него сердитый взгляд.
        - Не нужно фальшивой лести в отношении того, кого здесь даже нет. Тебя это не красит.
        Гирем выставил между собой и отцом открытую ладонь.
        - Я не хочу с тобой сейчас ругаться. Ты спас мне жизнь. Спасибо, отец.
        В фургоне воцарилось молчание, нарушаемое лишь звуками, который доносились из-за кожаных занавесок.
        - Пожалуйста, сын.

2
        Был день, когда Гирему захотелось выбраться из обрыдлого фургона. Одевшись и умывшись из заботливо приготовленной бочки с чистой водой, он отодвинул занавеску и выглянул наружу.
        Небо было без единого облачка, там кружилось несколько бектаклитов, высматривая, видимо, кабана или более крупное животное. Гораздо ниже, над самым морем пожелтевшей пшеницы, носились жаворонки, выводя свои залихватские рулады. Вдалеке, посреди поля, стоял одинокий дуб; в тени раскидистых ветвей отдыхали крестьяне. Лучи знойного солнца скрадывали фигуры всадников, очертания повозок, фургонов и телег, которые двигались по широкой дороге из стёсанных и добротно подогнанных друг к другу булыжников.
        Гирем перевёл взгляд на карету, которая ехала почти вплотную позади. На козлах сидели бородатый возничий и молодой мужчина, который играл на флейте лёгкую, как ветерок, мелодию. Увидев Гирема, Бавалор подмигнул ему и улыбнулся, но играть не перестал. Флейта журчала как ручеёк с ледяной водой, принося облегчение в жаркий августовский полдень.
        Гирем нырнул обратно в фургон, и вернулся, уже с дощечкой, бумагой и карандашом. Сумку с его вещами солдаты нашли на следующий день после нападения на Барьер. Сциллитума в нём, разумеется, не было, равно как кинжала и монет. Осталось самое дорогое - рисунки и письменные принадлежности. Ему этого было достаточно.
        Раздвинув занавески и сев на край фургона, Гирем принялся рисовать. Взгляд ухватил карету, Бавалора, который с закрытыми глазами играл на флейте, лошадей, выбивавших умеренную дробь по булыжникам, всадников в синих туниках и далёкий, но величественный дуб в поле. Вид могучего дерева приподнял со дна памяти ил воспоминаний о том злосчастном вечере, когда не стало Создин. Постаравшись забыться, Гирем принялся за работу.
        Осторожными рваными жестами он стал накладывать друг на друга всё больше и больше линий. Сначала самые чёткие детали: фигура Бавалора, его поза и прикрытые глаза, потом крупные черты морд лошадей, смотревших на него добрыми глазами, и очертания кареты. Движения карандаша словно заставляли мысли и кровь юноши бегать быстрее. В очередной раз подняв голову и прищурившись от яркого солнечного света, он понял, что гложило его последнюю неделю.
        Отец спас ему жизнь.
        Эту навязчивую мысль было бы легче пережить, если бы он не задумал пойти против Рензама и дать Церкви оружие против него. Опять нужно было разрываться между ненавистью и принятием правды. Он привык ненавидеть: простаков, насильников, глупцов, Элли, Рензама, Джензена. Это было просто и приятно. Оттого поступок отца, демонски храбрый, был занозой в сердце, которую уже не достать. Можно лишь постараться не думать о ней. И в этом крылся корень проблемы. Он не мог игнорировать правду. Отец заслуживал уважения за то, что сделал.
        Тем временем флейта Бавалора заиграла другую мелодию, побуждая Гирема двигать карандашом более уверенно и увлечённо. Тонкие, замысловатые звуки перемежались с ленивым шелестом травы на обочине и пшеницы в поле; отрезвляющие трели жаворонков вплетались в хлопанье парусины на фургонах, создавая гармоничную композицию, дань единению человеческого духа и природы, которая останется в душе каждого услышавшего её. Тёмные росчерки карандаша рождали плечистых солдат в туниках и кольчугах верхом на крепких жеребцах, широкие штрихи расплёскивались тенями, и, в конце концов, на краю листа возвысился одинокий, но полный жизни дуб.
        Закончив работу, Гирем вытянул перед собой руку с зажатой в ней дощечкой. Бавалор и дуб получились наиболее чёткими и живыми, словно выдаваясь вперёд из общей картины. Гирем поморщился и посмотрел на юношу, с которым они неплохо поладили за прошедшую неделю. Наверное, на это повлияла жажда общения и то, что никогда в жизни у него не было таких друзей, с которыми можно было наговориться от души. У Бавалора, подозревал он, тоже.
        Сын Ювалии оторвался от флейты. Музыка смолкла.
        - Как я играю? - немного хвастливо спросил юноша.
        - Для сынка дивайна сойдёт, - усмехнувшись, несколько грубовато откликнулся Гирем - ему не хотелось льстить собеседнику, тем более парню, - но до флейты Джоталиона Дастейна тебе придётся учиться ещё лет пятьдесят, не меньше.
        Бавалор рассмеялся. Этот смех звучал искренне, словно ему нравилось то, что ему не поддакивают.
        - Кто тебя научил?
        - Джоталион и научил. Когда он сменил своего отца в качестве главы дома Дастейн, то сразу приструнил ренедов в бассейне Альсинума и наладил торговые связи с соседями, Хлоями и Мора. Наши поля стали давать лучший урожай, а в реку впервые за многие годы стали заходить косяки желтопёрок, которые приплывали с севера, из-за Каседрума. И тогда дедушке стало попросту нечего делать. В поисках занятия он научился играть на флейте и арфе и разбил в устье Альсинума огромный цветочный сад. Он даже ездил в гости к Хлоям, чтобы перенять опыт разведения домашних морн. А когда появился я, Джоталион стал мне вместо отца, обучив всему, что успел.
        Бавалор умолк, с грустью посмотрев в сторону поля.
        - Потом, когда его не стало, мать отдала меня в церковную школу.
        - Туда же берут только талантливых детей, - поддел его Гирем, пытаясь отвлечь от печальных воспоминаний.
        - Да, или тех, у кого много золота, - Бавалор хмыкнул. - Там я научился истории, счёту и мышлению.
        - Не думал, что среди священников есть учёные и мыслители.
        - Ещё как есть. Может быть, ты не знаешь, но в священники не берут оголтелых фанатиков. Церкви нужны талантливые и светлые духом.
        Гирем открыл было рот, чтобы напомнить о Дороге Пепла, но тут же захлопнул его. Он видел последствия. Спор с Бавалором, который учился в церковной школе, будет бессмысленным и приведёт лишь к конфликту. Он терпеть не мог бессмысленные конфликты.
        - Я никогда не учился в школе, - сказал он вместо этого. - Отец предпочитал, чтобы мы с братом занимались дома, под присмотром дяди и Хэка.
        - У тебя есть брат?
        - Да, Джензен. Он сейчас работает помощником Кархария Велантиса.
        - Ого, так высоко. Он, наверное, очень умён.
        - Джензен вырвался на свободу, - уронил Гирем. - В Элеуре он занимается тем, о чём мечтал с самого детства.
        - Почему же ты предпочёл остаться дома?
        - Я не люблю шумные места. Элеур шумное место, ведь так?
        - О, ещё какое, - Бавалор хлопнул себя по колену. - Готовься к худшему, Гири, потому что столица оправдает все твои худшие ожидания. Но ничего, когда я стану Пророком, ты тоже займёшь какую-нибудь должность при дворе. Я помогу тебе освоиться.
        Гирем насмешливо скривил губы.
        - Ты ещё недавно краснел, когда леди Ювалия заявила о твоем посвящении, как о свершившемся факте.
        - Краснел, но это не значит, что я не верю в свои шансы. Кто, если не я, заслуживает стать Пророком? - сказал Бавалор и, сконфузившись, добавил. - Я имею в виду, в сравнении с моими конкурентами я выгляжу лучше. Матушка говорит, что Цеппеуш Мендрагус тупой варвар, к тому же всем известный распутник, а Хунфильд Дунфуналь не вышел лицом и знает лишь то, как правильно забрасывать сеть, и гарпунить лартозухов с морскими змеями.
        Гирем тактично умолчал о том, какие слухи ходят о самом Бавалоре. Молодой Дастейн казался хорошим человеком, так что юноша предпочёл не сильно прислушиваться к сплетням.
        - А с чего ты решил, что я гожусь на должность при дворе? Я не сделал ничего, за что ты мог бы меня высоко оценить.
        - Ну, поварята при дворе ведь тоже нужны…
        Гирем рассмеялся. Бавалор подался вперёд.
        - Покажи рисунок.

3
        Йасайла нежилась в кровати, ощущая, как по венам стремительно бежит кровь, и наслаждаясь сладким чувством в расслабленных мышцах. Не хотелось открывать глаза, иначе придётся узреть низкий потолок комнаты; не хотелось подниматься на ноги, потому что пол холодный и сырой; не хотелось выходить наружу и вновь видеть зелёное море осоки, простиравшееся от Лиары до Англерса, и муравейник Переправы - скопищу сооружений нового образца, хлипких и неустойчивых.
        - Леди Йасайла! - за дверью раздался громкий приглушённый голос Люмфира Нидата, начальника порта. - К вам прибыли высокие гости!
        - Если это кто-то рангом ниже дивайна, то он обойдётся и без того, чтобы я дула ему в задницу, - Йасайла потёрла глаза и приняла сидячую позу. Место рядом пустовало, а простыня была холодной - похоже, любовник убежал к другой клиентке. Поистине, на Переправе проститутки обоих полов живут едва ли не самой лучшей жизнью. Между двумя реками образовалось бешено пульсирующее сердце торговли. Десятки торговых кораблей скапливались здесь, в верховье Лиары, ожидая своей очереди перебраться по наводимому каналу на Англерс, и многочисленные купцы, купчихи и матросы искали развлечения в кабаках и борделях портового города.
        - Леди, на корабле приплыл сын дивайна Керберского, а с ним взвод Горнилодонов. Они грозятся разнести здесь всё на кусочки, если мы их задержим.
        - Кебеевы сиськи, - женщина вскочила на ноги и голышом бросилась к бочке со вчерашней водой. - Люмфир, живо напарь мне баню! И не жалей угля! Сам знаешь, у меня попа покрывается сыпью от ледяной воды!
        - Хорошо, леди.
        Йасайла быстро умылась и начала одевать потрёпанную одежду.
        - А где сын дивайна?
        - Дивайн Цеппеуш Мендрагус сейчас стоит рядом со мной. И ещё дивайн Венбер, его советник. И ещё Кобар Дюрс, капитан Горнилодонов.
        Йасайла чертыхнулась, пытаясь просунуть ногу в непослушную штанину рабочих брюк.
        - Кебеевы сиськи… Минутку!

4
        Когда она вышла, одев лучшую одежду на тело, которое ещё не высохло от ночного пота, и пунцовая, как перезревшая вишня, то обнаружила всю четвёрку мужчин стоящими на краю возвышения, где располагался её дом. Сырой ветер разгонял волны по травяному морю на востоке и трепал разноцветные флаги на кораблях, которые запрудили всё узкое пространство порта на юге.
        - Доброе утро, господа! - пытаясь перекричать ветер, она подошла к мужчинам.
        Первым обернулся статный юноша в длинной, до колен чёрной тунике с гербом Мендрагусов - белым драконом с нимбом над рогатой головой. Роскошные чёрные волосы усыпали его плечи и даже на вид казались шелковистыми. От его взгляда, по-юношески напористого и горячего, по телу женщины побежали мурашки. Это был настоящий Мендрагус, до ужаса напоминающий Пророка Тадеуша, которого она видела, будучи молодой, на портретах в Элеурском музее.
        - Здравствуйте, леди Йасайла. Я Цеппеуш Мендрагус, сын дивайна Керберского и будущий Пророк Изры.
        Зубы Йасайлы чуть не свело от напыщенности, сквозившей в его голосе.
        - Чем я могу вам помочь, дивайн Цеппеуш?
        - Скажите, как часто вы открываете переправу?
        - Два раза в неделю, где-то на час. Сциллитум слишком дорог, чтобы держать уровень воды в канале дольше.
        - И сколько кораблей успевает пройти по каналу за час?
        - Около десяти-пятнадцати.
        Цеппеуш поджал губы и посмотрел на усатого мужчину. Тот сложил руки на груди.
        - Перед нами стоят не меньше двадцати.
        Йасайла тоже сложила на груди руки.
        - Я так понимаю, вам нужно срочно добраться до Элеура. К несчастью, просто так здесь вряд ли кто-то уступит дорогу. При всём уважении к вашей персоне, конечно.
        - Но мы не можем ждать. Мой дед, Пророк Кархарий, ждёт меня в столице через неделю. Вы обязаны расчистить дорогу.
        Йасайла вопросительно посмотрела на усатого мужчину.
        - Мы можем как-то иначе убедить этих купцов пропуститься нас вперёд? - спросил тот.
        - Боюсь, заставить их пошевелиться могут только золотые сарлимы.
        Венбер шевельнул усищами и картинно положил руку на рукоять рефрактора.
        - Это исключено. Толстозадые воришки обойдутся и без наших денег.
        - Леди Йасайла, - в разговор вмешался доселе молчавший светловолосый здоровяк в блестевших на тусклом солнце доспехах. - Видите ли, Кархарий Велантис строго наказал нам доставить Цеппеуша в столицу к назначенному сроку. Мы не собирались проявлять к вам неуважение, но если не останется иного выхода - мы заставим капитанов других кораблей расступиться силой.
        Женщина упёрла руки в боки.
        - Жаль, что Кархарий Велантис не догадался дать вам путевую грамоту. Иначе у вас нет никакого права лезть вперёд и более того - учинять разгром в моём городе. Хотите драки? Ну, так в гарнизоне Переправы солдат куда больше, чем во взводе Горнилодонов. Мы вас сомнём.
        - Сюда ещё не дошли новости с юга? - Цеппеуш сложил на широкой груди руки. - Мы разбили войска ренеда Зульдена при Форгунде. С нами прибыл сам генерал Лейф.
        - Ещё бы не дошли. Почему, вы думаете, здесь сейчас столько кораблей? Они ведь все скапливались у Форгунда, пока вы блокировали реку.