Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Выставной Владислав: " Королевство Двоечников " - читать онлайн

Сохранить как .
Королевство двоечников Владислав Валерьевич Выставной


        # Роман-сказка про мудрых двоечников, отважных троечников, хитроумных хорошистов и коварных отличниц, а также про непонятливых и смешных взрослых

        Владислав Выставной
        Королевство двоечников
        Роман-сказка про мудрых двоечников, отважных троечников, хитроумных хорошистов и коварных отличниц, а также про непонятливых и смешных взрослых

        Посвящается моей сестренке Оле

        Часть первая. ХОРОШО БЫТЬ ДВОЕЧНИКОМ!

        Глава первая
        Про двоечников и пиратов

        Это было давным-давно, наверное, в прошлой четверти.
        Все началось с ужасного происшествия: на уроке истории Егора вызвали к доске.
        Он как раз играл в «крестики-нолики» со своим другом Андреем Бородиным: тот упорно доказывал, что если умеешь в эту игру играть - то и не выиграешь, и не проиграешь в нее ни за что! Егор не верил ему и требовал доказательств.
        А отличница Женя Коваль, которая сидела как раз впереди, и которой полагалось заслонять собою игроков от учительницы, то и дело оборачивалась и шикала на них: они, видите ли, мешали ей учебник читать!
        Вообще-то Женя нравилась Егору - но это была очень большая тайна, доверить которую он не решился бы и лучшему другу.
        Потому что была она отличница и, как водится, ужасно вредная.
        Наверное, глубокомысленные занятия Егора и Андрея заметила Ирина Васильевна. Потому что она посмотрела в журнал, покачала головой и сказала грустным-прегрустным голосом:

- Эх, Власов, Власов… Давай уж, к доске выходи, что ли…
        Егор только-только прочитал одну ужасно интересную книжку про пиратов: там как раз при помощи этой самой доски нерадивых «джентльменов удачи» отправляли за борт. Идешь себе по доске, выставленной с борта корвета над волнами, а потом бултых - и только акульи плавники режут синие воды Карибского моря…
        Это была первая книжка, которую он одолел до конца - настолько захватывающие в ней были приключения. Это вам не алгебра, не к ночи та будет помянута!
        Интересно только, как мог пират провиниться перед своими дружками? Наверное, слишком мало обижал хороших людей, пил мало рому и недостаточно громко ругался. Точно, как какой-нибудь «ботаник», вроде Владьки Мыльникова с первой парты. Тогда туда ему и дорога, к акулам за борт…
        Теперь Егор шел к злополучной доске по скрипучей палубе класса, а Ирина Васильевна, коварная историчка, усмехалась, подмигивая одним глазом из-под черной повязки, и поправляла треуголку хорошо заточенным крюком - ей он полагался вместо оторванной пушечным ядром руки.
        По крайней мере, так все виделось расстроенному злой судьбой Егору.

- Ты чего это еле ноги волочишь? - поинтересовалась Ирина Васильевна. - Я ж тебя не на экзекуцию вызываю…
        Класс тихо рассмеялся: слово «экзекуция» всем показалось смешным. Только не Егору.
        Тут еще и в шею больно ткнулось что-то маленькое и колкое. От этого стало даже не столько больно, сколько обидно.
        Егор искоса глянул назад. Точно: это Андрей Бородин запулил в него спичкой из маленькой катапульты, сооруженной из деревянной прищепки и пружинки. Тоже еще, снайпер, нашел время!
        За спиной захихикали девчонки, особенно Инна - девочка не слишком умная, зато страшно красивая. Странно, наверное Она тоже нравилась Егору, но смотрела на него свысока. Впрочем, как и на всех остальных мальчишек в классе.
        Андрей был рыжим, веснушчатым и склонным к глупым розыгрышам. Теперь он ободряюще подмигивал Егору: «Давай, мол, держись!». Да, сердиться на него просто не имело смысла…

- Так, друг ты мой ситцевый, - задумчиво листая журнал, сказала Ирина Васильевна.
- Что-то я наблюдаю невеселую картину, Власов. Одни двойки. И как ты только четверть собираешься заканчивать?
        Честно говоря, Егор не особо задавался вопросом - как заканчивать четверть. Потому что вопрос не имел никакого смысла. Егор справедливо полагал, что четверть уж как-нибудь закончится и без него.
        Он уже не раз убеждался в этом.
        Его больше интересовало, как выбить из предков роликовые коньки. Вот это действительно была проблема! А тут Ирина Васильевна со своими нелепыми вопросами. Смешно, ей богу…
        Но ее понять тоже можно: она ведь не только учитель истории, а еще и классный руководитель. Наверное, Егор, ей всю картину успеваемости портит. Но тут уж, ничего не поделаешь, «се ля ви», как говорят храбрые мушкетеры…

- И все-таки, Власов, - не унималась историчка. - Будем пытаться исправить ситуацию или нет?

- Будем… - туманно произнес Егор и задумчиво уставился в потолок.
        С учителями надо, как с маленькими: никогда не говорить «нет» и никогда не настаивать на своем. Они совсем, как дети - верят во все, что им вешают на уши умные люди. Вроде Егора.

- Ну, хорошо, - сказала Ирина Васильевна. - Тогда попробуем проверить, как ты подготовился к уроку… Ты чего так тяжело вздыхаешь? Тоже мне - утро стрелецкой казни…
        Второй Андрей, пухлый весельчак по фамилии Бойко громко захохотал из своего угла. У него было образное мышление, но совершенно дурацкий смех. Впрочем, очень заразительный - следом засмеялся весь класс.

- А ну, тихо! - скомандовала учительница, и смех прекратился. - Егор сейчас нам расскажет много интересного о королях средневековой Франции.

- Правда? - удивился Егор.
        Класс замер в ожидании неизбежной расправы.
        Вообще-то, не очень хорошо вот так развлекаться, наблюдая, как геройски тонет у доски товарищ. Но, с другой стороны, зрелище это захватывающее и весьма поучительное: в этот момент каждый представляет себя на месте несчастного и в глубине души радуется, что ему самому на этот раз повезло.
        Один только отличник Мыльников все тянет и тянет руку. И как она у него только не отвалится? Вот еще, просто робот какой-то, а не человек! Нет, чтобы, как все нормальные люди, «телек» дома посмотреть или на компьютере поиграть - так нет же, он все зубрит и зубрит, с утра до вечера…

…А Егор уже чувствовал на лице свежий ветер и видел, как на его разбитый штормом корабль надвигается громада вражеского фрегата. Один бортовой залп - и его вместе с доской сметет с палубы за борт.

- Так и будем молчать? - поинтересовалась Ирина Васильевна.
        Егор тут же вспомнил, как его бабушка Нина любила повторять ему: «Помолчи, за умного сойдешь!»
        И Егор мысленно согласился с мудрой бабушкой. Он надулся и с таинственным видом устремил задумчивый взгляд за окно.
        Там происходило действительно стоящее зрелище: два настоящих бойцовых кота делили территорию. Битва предстояла серьезная, и Егор задумался, за кого из котов стоит поболеть: за тощего черного бродягу или за крепкого опытного бойца лохматой наружности с надорванным ухом. Ох и усищи у него!…

…А терпение у Ирины Васильевны, надо признать, было железное. Она продолжала допрос, совершенно не обращая внимания на задумчивый и умный вид Егора.

- Ну, и в чем же заключалась эта самая особенность королевской власти, Власов? - спросила она. - Ну?

- Сеньоры… Вассалы… - сдавленно прошептал Бородин, прячась за спинами Катьки и Таньки.
        Это была ценная информация. Егор был глубокомысленным человеком, а потому нашел ей правильное применение.

- Королевская власть во Франции… - таинственным голосом произнес Егор и сделал значительный жест рукой. - Она была особенная…
        Вот здесь главное выдержать паузу. Любой хороший оратор знает, что в серьезной речи главное - выдержать паузу! Вот Демосфен в Греции…

- Ну! - с надеждой в голосе произнесла Ирина Васильевна.

- Вассалы и сеньоры! - торжественно заключил Егор.

- И это все? - упавшим голосом произнесла учительница.

- И сеньориты? - предположил Егор.
        Класс грянул дружным хохотом. Егор и сам бы посмеялся, если бы находился не по эту, а по другую сторону баррикад.

- Садись, Власов, - печально произнесла Ирина Васильевна и покачала головой. -
«Двойка»!
        Отходя от доски, Егор чувствовал себя, как Кутузов, который оставлял Москву, спаленную пожаром…
        Нет, вот скажите, пожалуйста, почему он знает столько интересного из этой самой истории - но вот только не то, за что приличные люди получают «четверки»,
«пятерки» или, хотя бы, твердые и аппетитные, как калачи, «трояки»?!
        Это показалось Егору очень несправедливым. И он вдруг гордо вскинул голову и заявил на весь класс:

- Вот, если бы я был королем - я бы обошелся без всяких этих глупостей, которые в учебниках пишут!
        И сам поразился собственной наглости.
        Класс затих, в ожидании реакции Ирины Васильевны. Но та была доброй и на новые карательные меры не пошла. Она лишь вздохнула и произнесла:

- Как жаль, Власов, что ты никогда не станешь королем…
        Егора это замечание учительницы задело. Ведь это правда: ему никогда не стать королем…


        Егор сидел на ступеньках у входа в школу, мрачно наблюдая, как старшеклассники, вопреки угрозам директора, гоняют по пандусам на потрепанных «скейтах». А ему долгожданных роликов теперь не видать, как своих ушей.
        Не говоря уже о прочих неприятностях…
        За этими грустными размышлениями его и застал вечно бодрый и веселый Андрюха Бородин. Он, конечно, не был отличником, но свою тройку заработать всегда умел. Деловой человек - далеко пойдет!

- «Банан»? - спросил он у Егора.
        Мог бы и не спрашивать! Будто сам не видел!

- Ананас! - буркнул Егор. - «Два» в четверти теперь обеспечено. Чего доброго, на второй год останусь. Стану с сопливыми за одной партой сидеть. А жизнь будет проходить мимо…
        Егор шумно вздохнул, тоскливо глядя в синее небо.

- И что теперь? - сочувственно произнес Андрюха. - Предки головомойку устроят?

- А ты как думал? Что торт-мороженое за это подарят?

- Да, уж, это вряд ли…
        Злоключения Егора на полученной «двойке», однако, не закончились. Со стороны, беззвучно, как индеец на охотничьей тропе, подкралась завуч Людмила Аркадьевна.
        Вся школа боялась Людмилу Аркадьевну, как огня. Даже директор, завидев ее, старался не попасться ей на глаза. Двоечникам же от нее вообще пощады не было.
        Поэтому Егор вжал голову в плечи и отвел глаза в сторону.

- Ага, - многозначительно сказала Людмила Аркадьевна. - Власов…

- И Бородин! - вежливо добавил Андрюха.

- А вот это не важно, - отмахнулась Людмила Аркадьевна. - Ты меня не интересуешь. Пока.

- Почему это я вас не интересую? - Андрюха сделал вид, что обиделся.
        На самом деле он хотел отвлечь внимание от друга. Но цепкий взгляд завуча был прикован к бедному Егору.

- А потому, что ты не такая знаменитость, как наш Егор, - ласково сказала Людмила Аркадьевна. - Не у тебя, а у нашего Егора в журнале скоро появятся шесть больших-пребольших двоек - это в одной-то четверти…

- Ну, чего вы, в самом деле. Людмила Аркадьевна, - скромно потупив взор, сказал Егор. - Какая ж я вам знаменитость…

- О, это же Власов! - раздался радостный голос, и к беседующим бодрой пружинящей походкой приблизился Иван Михалыч, учитель физкультуры. - А я тебя везде ищу! Ты когда ж это сдашь нормативы? Неужто двойку в четверти захотел?

- Семь двоек! - удовлетворенно кивнула Людмила Аркадьевна и поправила на носу большие квадратные очки.
        Иван Михалыч иронически хохотнул и проследовал дальше - в своем знаменитом красном спортивном костюме, все той же энергичной походкой.
        Егор, было, облегченно вздохнул, но тут из-за угла показалось еще одно знакомое лицо. Это был учитель труда - Давиденко Виктор Степаныч, прозванный сокращенно ДВС, что, как известно, означает «двигатель внутреннего сгорания».

- Власов, - проскрипел трудовик и сурово взглянул на завуча (он один ее не боялся). - Ну, ты меня понял…
        И степенно удалился.

- Итого - восемь, восемь двоек, Власов! - восхищенно воскликнула Людмила Аркадьевна. - Даже не знаю, что с тобой делать? Может, в Книгу рекордов тебя записать?

- Родителей вызовите, - посоветовал Егор, честно глядя в сверкающие очки завуча.
        Он знал, что папа до смерти боится Людмилу Аркадьевну - она еще его когда-то учила. И воспоминания по этому поводу у папы были самые невеселые. Так что он точно в школу не пойдет.
        А пойдет мама. Она будет грустно кивать и качать головой, выслушивая Людмилу Аркадьевну. А потом придет домой - и пожалеет Егорку. Может, и вправду торт-мороженое купит…

- Ты какой-то просто непробиваемый двоечник, - проговорила Людмила Аркадьевна, с любопытством глядя на Егора - так смотрят на обезьянок в зоопарке. - Особенный. Вот и не дурак, вроде, умный даже - а двоечник. Я бы даже сказала - какой-то король двоечников…
        И, разведя руками, направилась к школьным дверям.
        Странное дело: Егору понравились слова Людмилы Аркадьевны про короля. Не понравилось про двоечников. Неужто нельзя было сказать просто: «Да ты прям король, Власов!»
        Ей ведь все равно, а Егору приятно…


        Но не это было самым удивительным из того, что приключилось в тот день. Когда Егор вместе с Андрюхой направлялись домой, с ними случилось странное происшествие.
        С него-то все и начались удивительные события и захватывающие приключения.
        В воздухе что-то шваркнуло, вспыхнуло. Все заволокло густым дымом. И запахло, как в кабинете химии.

- Что это? - испуганно прошептал Андрюха.

- А я знаю? - озираясь, сказал Егор. - Шарахнуло что-то, не слышал, что ли?

- А что шарахнуло?

- Может, молния?

- Или китайская ракета! Вон, дыма сколько!
        Неожиданно раздался чей-то заливистый смех, и из дыма показался мальчишка - примерно того же возраста, что и друзья. Одет он был довольно странно: на дворе осень, а он - в блестящем тонком костюме и какой-то дурацкой мантии.

- Чего, - довольно нагло сказал он, - испугались?

- Вот еще! - возмутился Егор. - Чего нам пугаться? Что мы, фейерверка не видели?

- Испугались! - довольно проговорил мальчишка. - Видите же, что никакой это не фейерверк.

- А что тогда? - пожал плечами Андрюха.

- Это мой корабль! - хвастливо сказал мальчишка.

- Космический, - подмигнул Андрюхе Егор.

- Да… - растерянно произнес мальчишка. - А как вы догадались?

- Пойдем отсюда, друг, - сказал Егор Андрею. - Нам тут мозги пудрят…

- Э, нет! - властно воскликнул мальчишка. - Куда это вы направились? Я не для того летел так далеко, чтобы вы по домам разбегались!

- Ну, чего надо-то? - поинтересовался Егор.

- Мне нужен Егорка! - заявил мальчишка.
        Егор встрепенулся, не очень благожелательно глядя на незнакомца.

- С чего это ты меня Егоркой называешь? - надулся он. - Я Егорка - только для друзей, и то самых старых.

- Не важно! - заявил мальчишка. - Главное, что ты мне подходишь
        Егор переглянулся с Андрюхой. И оба раскатисто расхохотались. Еще бы: давно он не слышали таких глупых заявлений.

- Я много, кому нужен! - отсмеявшись, сказал Егор. - Вон, и завучу, и трудовику…

- Знаю! - кивнул незнакомец. - Потому что ты - самый отъявленный двоечник!

- Почему же - отъявленный? - слегка обиделся Егор.

- По моему специальному детектору двоечников! - усмехнулся мальчишка и ткнул в сторону Егора большим предметом, который больше всего напоминал старый мамин фен. На корпусе «фена» в сопровождении противного звука тут же заморгала большая красная лампочка.

- Игрушка, - не поверил Егор. - А ну, на него наведи!
        Он кивнул на Андрея.
        Мальчишка тут же направил фен на Андрея. Лампочка загорелась синяя, а звук был уже не такой противный.

- Ну, допустим, ты не врешь, - скептически произнес Егор. - А нужен-то я тебе зачем?

- Ты будешь моим вассалом! - важно произнес мальчишка.

- Чего?! - хором воскликнули Егор и Андрей.

- Будешь подчиняться мне и выполнять мои приказы! Я - Повелитель пиратов с планеты… ну вы все равно ее не знаете… - торжественно воскликнул мальчишка. - Как и положено Повелителю пиратов, я набираю двоечников всех миров к себе в подданство! Я несу счастье и власть лучшим двоечникам Галактики! Я - гроза зубрил, девчонок и взрослых! Мой выбор пал на тебя, а потому ты должен радоваться! Все, хватит разговоров - я тебя забираю!

- Да это просто псих какой-то! - сказал Андрюха.

- И тебя забираю, Андрейка! - зловеще произнес Повелитель пиратов, доставая из-за пояса что-то похожее на пистолет с большим раструбом на конце. - Мне не нужны свидетели…
        Щелк! Бах! Ба-бах!
        Друзья и опомниться не успели, как все у них перед глазами закрутилось, замелькало, и они оказались сидящими на полу в какой-то грязной каморке.
        Каморку немедленно затрясло, раздался отдаленный рев, и перепуганные мальчишки почувствовали, как их плавно прижало к полу - словно на старом аттракционе под названием «сюрприз».

- Все, - обреченно проговорил Егор. - Поехали…
        Глава вторая
        Про чудеса, которые все-таки случаются

        Егор был парнем не робкого десятка, однако же, такие чудеса даже его здорово напугали.
        Хорошо, что рядом был его лучший друг Андрей.
        А потому, вместо того, чтобы просто сидеть и бояться, Егор несильно ткнул Андрея кулаком в живот и сказал, просто, чтобы не молчать:

- Ну, что, Андрюха, струсил?

- Чего это я струсил? - пробормотал Андрюха, хотя по всему было видно: ему сейчас не сладко.

- Как это - чего? - сказал Егор. - Неизвестно еще, чем все это дело кончится. Летим сейчас непонятно куда не понятно на чем…

- Чего ж тут непонятного? - раздалось из темного угла.
        От неожиданности Егор с Андреем аж вскрикнули.
        И тут же загорелся неяркий, но с непривычки слепящий свет.
        И стало видно, что каморка эта - довольно большая. И в противоположном ее углу сидят несколько мальчишек. Таких же, как и они. Только чуть-чуть постарше.

- Так, - сказал один из мальчишек. - Я же говорил - малявки…

- Чего это мы - малявки? - возмутился Егор.

- А вот чего! - заявил долговязый мальчишка с большим синяком под глазом и показал Егору большой узловатый кулак.

- А, - сказал Егор. - Тогда другой разговор.
        Ему сразу стало страшно, что эти незнакомые ребята могут поколотить их с Андреем. Повода, вроде бы не было, но разве для драки всегда нужен повод?
        Вон, у них в школе - из-за чего только не дрались! Из-за девчонок - это само собой. Из-за того, что тебя обозвали девчонкой - тоже. Из-за того, что ты строишь из себя умника - особенно.
        Егор очень гордился, что последней причине драться ему не приходилось.
        Честно говоря, он вообще не любил махать кулаками.
        Он любил мечтать.
        Ведь так приятно мечтать о том, что ты - самый сильный на свете, и можешь навесить хороших тумаков даже какому-нибудь десятикласснику, а еще лучше - чемпиону мира по боксу!
        Тогда уж точно, из-за девчонок не придется драться! Да и вообще, что там говорить, от этих девчонок никакой пользы - одна только головная боль! Особенно от этих зануд-отличниц…
        Пока Егор размышлял обо всем этом, долговязый подобрался поближе. Был он в спортивном костюме, грязных кедах, и вообще выглядел как-то грязновато. Зато не стеснялся задавать вопросы.

- Сигареты есть? - спросил он.

- Нет, - ответил Егор и пожал плечами.
        Андрюха лишь молча покачал головой.

- Малявки! - презрительно заявил долговязый. - А что есть?

- Есть «сникерс»! - неожиданно сказал Андрей.

- Давай сюда! - потребовал долговязый.
        Андрей быстро, словно в пасть тигру, протянул припасенный на всякий случай шоколадный батончик. Долговязый схватил «сникерс» и убрался восвояси.

«Как горилла в зоопарке» - подумал Егор и тут же набросился на приятеля, шипя:

- Ты чего это «сникерсами» разбрасываешься? Он только наехал - и ты сразу раскис! А что, если мы теперь с голоду из-за тебя помрем?

- А что, если бы они на нас набросились? - огрызнулся Андрюха.
        Впрочем, поспорить им так и не дали. В стене каморки образовалась дверь, и в ней появился тот самый мальчишка, кто называл себя Повелителем пиратов

- Егорка! И ты, как тебя! Андрейка! - воскликнул он, сжимая маленькие кулаки. - Чего это вы подчиняетесь этим оболтусам? Мои вассалы не должны подчиняться никому! Вы должны были дать отпор!

- Так ведь это я твой вассал! - удивленно сказал долговязый, разворачивая трофейный батончик.

- Вы все - мои вассалы! - взвизгнул Повелитель. - И слушаете только мои приказы! Тебя это тоже касается, Черепанов!

- Ладно-ладно, - равнодушно ответил Черепанов, продолжая поедать батончик.

- Так что же надо было делать? - спросил Егор.

- Как что? Драться за свое имущество! - крикнул Повелитель пиратов. - Я уже собирался драку смотреть - а вы сопли распустили! Того, кто нарушил это правило, того ждет наказание!

- Мы не знали ни про какое правило, - шмыгнув носом, произнес Андрей.

- Вот за то, что ты ничего не знаешь, будешь вечным дураком! - пообещал Повелитель пиратов.

- Да ну ладно! - усмехнулся Андрей. - Это мы еще поглядим…

- А ну, пошли со мной! - приказал Повелитель пиратов, недобро посмотрев на Андрея.
        Непонятно по какой причине ноги сами подняли Егора и Андрея, и друзья последовали вслед за удивительным мальчишкой.
        Дверь в каморку за их спинами громко захлопнулась, и они очутились в длинном коридоре, обитом железными листами, который вскоре вывел их на большую площадку, как сначала показалось, под открытым небом.
        Но первое впечатление оказалось обманчивым.
        Сначала Егор с Андреем ничего не поняли. А потом, наконец, сообразили, что к чему…
        За огромным изогнутым окном на фоне черного неба и необычно ярких звезд плыла большая, такая знакомая по картинкам и кино планета.
        Их собственная Земля!

- Ух, ты! - восхитился Егор.
        Потому что он был не только двоечником.
        Он был романтиком.
        О таком он даже мечтать не мог - увидеть Землю с той высоты, с которой ее видят одни только космонавты. Ну и всякие инопланетяне, наверное.
        Всем известно: в наше серьезное время никто не мечтает стать космонавтом. Многие это даже считают глупостью. Ведь все хотят стать просто богатыми и знаменитыми.
        А вот Егор - нет-нет, да мечтал. Правда, он мечтал стать очень богатым и знаменитым космонавтом. А еще лучше - космическим пиратом. Как этот самый Повелитель…

- Так мы и вправду в космосе? - спросил пораженный Егор.

- Ну, а где же еще? - сварливо ответил Повелитель пиратов. - Я просто хочу показать вам серьезность своих намерений.
        Он подошел большому предмету, похожему на барабан и установленному на массивном треножнике. Похлопал по нему с довольным видом.

- Знаете, что это такое? - довольно улыбаясь, спросил он.

- Откуда? - пожал плечами Егор.

- Это Волшебный прожектор, - сказал Повелитель Пиратов. - И сейчас он направлен на Землю. Осталось только кнопку нажать…

- Волшебный! Ха-ха-ха! - рассмеялся Андрюха. - То же мне, дурачков нашел…
        И даже Егор понял, что его друг сделал это зря.
        Повелитель пиратов зло засопел и щелкнул большим выключателем на корпусе Волшебного прожектора.
        Прожектор действительно загорелся. Но совсем не по волшебному. Тускло как-то.
        Зато с Андреем что-то произошло. Он вдруг на голову уменьшился в росте, и на лице его появилась совершенно дурацкая ухмылка. А одежда вдруг стала яркой и дурашливой, как у циркового клоуна.

- Будешь теперь королевским шутом, и звать тебя все будут Андрейкой, - сказал с издевкой Повелитель пиратов. - Я тебя предупреждал! И вообще - теперь все, что будет происходить на вашей планете, в лучах моего Волшебного прожектора, будет таким, каким захочу я!

- И каким же все будет? - испуганно глядя на друга, спросил Егор.

- Увидишь! - усмехнувшись, пообещал Повелитель пиратов.

- Протри глаза! - расхохотался королевский шут Андрейка и прошелся по площадке
«колесом». Такой прыти за Андреем никогда не водилось, и Егор, наконец, поверил в чудесное и страшноватое превращение.

- А теперь отправляйтесь обратно, - сказал Повелитель пиратов. - Вы мне уже надоели…
        Глава третья
        Про беззаботные королевские будни

        Егор зевнул и с трудом разлепил глаза.
        Вот ведь, какой удивительный сон ему приснился! И все равно - снова в школу идти. И ладно, если бы в этом была хоть какая-то радость! А так - одни огорчения…
        В дверь позвонили.
        Странно: кого это принесло ни свет ни заря?
        Открыть дверь, кроме самого Егора, было не кому: родители уходили на работу совсем рано, а потому, хочешь не хочешь, придется вылезать из-под теплого одеяла и шлепать открывать.

- Сейчас, сейчас… - сонно бормоча себе под нос и расправляя мятую майку, Егор направился к двери.

- Кто там? - спросил он и тут же открыл дверь.
        Хотя родители и запрещали открывать двери незнакомцам. Тем более, заранее не посмотрев в дверной глазок. Мало ли кто может вот так вот ходить по квартирам?
        Перед дверью стояло двое рослых дядек в черных костюмах и таких же черных очках. Очень серьезного вида были дядьки. Возле левого уха каждого их них вился тонкий проводок. Как у телохранителей из кино.

- Мы за вами, Ваше Величество! - сказал басом самый большой дядька. - Мы ваши телохранители!

- Мои… Ик… Кто? - от неожиданности Егор даже икнул.

- Телохранители! - воскликнул другой человек, который на фоне телохранителей поначалу был совсем незаметен.
        Он совсем не был похож на этих двоих. После двух страшных великанов улыбчивый и учтивый человечек сразу произвел на Егора успокаивающее действие. Был он невысокий, лысоватый, с хитроватым взглядом, а также с небольшими позолоченными очками на носу. Костюмчик на нем был какой-то потертый, в руках он держал видавший виды портфель.
        Но проницательный королевский взгляд сразу же подсказал Егору, что и костюмчик и портфель стоят больше, чем мама с папой зарабатывают за полгода.
        Ой! А откуда у него, у Егора, взялся этот самый проницательный королевский взгляд?


- А почему?… - произнес было Егор, но человечек его опередил.

- Ваше Величество! - умоляюще воскликнул он. - Давайте же поскорее облачимся в ваше королевское одеяние и проследуем к экипажу - мы в школу опаздываем!
        Егор ужасно удивился всем этим словам, но послушно побежал побыстрее облачаться в свое королевское одеяние.
        Он долго искал королевский носок, который пропал где-то в черной бездне под кроватью, и думал о том, что все, что случилось вчера - это, пожалуй, не было сном.
        Неужели все это правда?! И теперь он действительно - Король!
        Король… двоечников?!


        Когда в сопровождении телохранителей и того самого человечка с портфелем Егор вышел из подъезда, то сразу же распахнул рот от удивления.
        Его ждал роскошный кортеж из трех длинных-предлинных черных машин с «мигалками» на крыше, какие бывают, разве что у президентов и очень богатых артистов. Только вместо президентского флага на носу каждой машины был странный флажок - будто бы расчерченный под игру в «крестики-нолики» с перечеркнутым наискось рядом крестиков. А сбоку центральной машины, на дверце был золотом выведен большой витиеватый вензель, в котором с большим трудом угадывалась прячущаяся в лавровых листьях цифра «два».
        Один из телохранителей распахнул дверцу, и сказал все тем же басом:

- Прошу!

- А… А как вас зовут? - спросил Егор, просто, чтобы не молчать, как тупица.

- Меня Зовут Первый, - ответил телохранитель. - А его - Второй.
        Он кивнул на своего приятеля, который с суровым видом осматривал притаившихся у подъезда бабушек.
        Бабушки эти были ужасно вредные. Никого и никогда они не пропускали мимо себя, чтобы не обсудить его и не сказать вслед что-то язвительное. У одних при этом сразу портилось настроении, у некоторых по спине бежали неприятные мурашки, а кто-то вообще спотыкался или налетал на фонарный столб, услышав брошенное вслед замечание.
        И теперь эти бабушки сверлили своими вредными взглядами телохранителей - на Егора они не обратили внимания. Только телохранителей было не так-то просто просверлить: они были, наверное, в бронежилетах.
        И Егор вдруг ощутил неожиданный прилив радости и хорошего настроения. Вообще, Егор не был злорадным человеком, но тут вдруг подумал: пусть теперь знают, как бросать каждый раз вслед: «Хулиган, дармоед, двоечник! У таких-то родителей и такой сын оболтус…» Теперь они все у меня попляшут!
        С таким хорошим настроением Егор и полез на заднее сиденье своего черного экипажа.
        Следом нырнул и человек с портфелем. Он уселся на сиденье напротив и, положив портфель на колени, уставился на Егора сладким умиленным взглядом.
        Королевский кортеж плавно тронулся с места.

- Ну, а теперь рассказывайте… - с важным видом произнес Егор и уставился на человечка. - Вы это… Э-э-э…

- Я ваш Первый министр, - человечек вежливо склонил голову. - Королю нельзя без министров. Можете звать меня просто… Первый министр.

- Зачем мне Первый министр, если у меня нет ни второго, ни третьего? - удивился Егор.

- Так решил Повелитель, - вздохнул Первый министр. - Ведь по его повелению теперь все взрослые отныне подчиняются вам, двоечникам. Ой, простите! Я хотел сказать - Королям двоечников…
        В последних словах Первого министра послышался испуг.

- Кстати, я действительно - самый настоящий министр, - грустно сказал он. - Мне пришлось оставить свою работу в министерстве и занять этот пост по воле Повелителя. И от того, как вы сумеете управляться с делами королевства, будет зависеть очень многое в целом Королевстве. Надеюсь, другим министрам повезло больше…

- А что, - произнес Егор. - Разве я не один такой - Король?

- Конечно - нет! - воскликнул Первый министр. - Повелитель сделал королями самых достойных… хм, двоечников. Других двоечников, послабее, произвел в бароны, графы и маркизы. Теперь каждая школа - это не просто школа, это королевский замок, вокруг которого и вертится настоящая жизнь…
        Он вздохнул и пробормотал:

- Ох, добром это не кончится!

- Не дрейфь, министр, все будет нормально! - авторитетно произнес Егор. - Я только вот одного не пойму: если я Король, то почему я должен ходить в школу? Да еще и в такую рань?

- Да потому, что королевская власть у вас в руках только до тех пор, пока вы остаетесь двоечником! - пояснил Первый министр. И властвовать вы можете только в своем замке… То есть в школе! Да немного вокруг - до границы другого Королевства. Но, конечно, если вы распространите свое влияние на других Королей двоечников, а заодно баронов, графов, маркизов, ваше могущество вырастет и очень значительно…
        Егор зевнул.

…Он смотрел, как за бронированным окном экипажа неподвижно встали десятки машин. Они тоже остановились.

- О, пробка, - удовлетворенно сказал Егор. - Теперь точно опоздаем в школу…

- Как бы не так! - хитро улыбнулся Первый министр.
        И тут же машина взвыла сиренами, засверкала «мигалками», закрякала «крякалками». Двигатель взревел, машина резко вильнула, и кортеж понесся против всяких правил - по центральной полосе, разгоняя перепуганных водителей.

- Эх, хорошо! - произнес Егор, закидывая руки за голову и устраиваясь поудобнее. - Вот так бы всегда…

- Нравится быть Королем? - улыбнулся Первый министр.

- Ага! - честно сказал Егор.


        Кортеж медленно подкатил ко входу в школу.
        Тут Егора ждал новый сюрприз.
        Когда он вылез из машины, то некоторое время стоял, совершенно остолбенев и не в силах поверить в увиденное.
        Его родная средняя школа номер 13 преобразилась до неузнаваемости. Вокруг по-прежнему стояли все те же знакомые многоэтажки, желтели осенними листьями все те же деревья.
        Но от старого здания с унылой желтой штукатуркой не осталось и следа. На его месте высился огромный, красивый, величественный и просто сказочный… ЗАМОК!
        Мощные зубчатые стены, укрепленные по углам башнями с коническими черепичными шатрами, много-много окон-бойниц с крепкими решетками, глубокий ров вокруг стен, в котором что-то кипело и булькало, огромные массивные ворота и подъемный мост на тяжеленных якорных цепях!
        А еще - уходящие ввысь сверкающие тонкие шпили, на которых развевались флаги со все теми же знаками - с крестиками и ноликами, выведенными ярко зеленым цветом…
        Такое невозможно было вообразить даже во сне! Неужели это происходит с ним наяву?!

- Ваше Величество! - зашипел на ухо Первый министр. - Вас ждут! Не оставляйте вниманием своих подданных!
        Оторопевший от всего этого великолепия Егор не сразу вернулся к реальности. А реальность стоила того, чтобы обратить на нее внимание.
        От школьных дверей - а теперь огромных решетчатых ворот - прямо к машине тянулась красная ковровая дорожка. Обычно ее раскатывали по разным торжественным случаям. А теперь она обрывалась прямо под его, Егоровыми, ногами!
        Вдоль дорожки стояли все учителя и школьники его родной школы номер 13. Как на линейке Первого сентября.
        Первоклашки были с цветами и бантами, учителя же были одеты строго, а вид имели испуганный. Все остальные дружно махали одинаковыми маленькими флажками с
«крестиками-ноликами» и неуверенно выкрикивали что-то вроде «ура» и «да здравствует!…»
        Первый министр торопливо накинул на плечи Егора мантию, которая была похожа на увеличенный флажок с крестиками и ноликами, только была более пышной и шелковистой на ощупь.
        Первый телохранитель открыл извлеченный из машины кожаный саквояж и достал оттуда небольшую корону, которую венчала маленькая блестящая циферка «два». Подышав на корону и потерев ее о свой черный рукав Первый небрежно напялил корону Егору на голову.

- Красота! - искренне восхитился Второй.
        А по ковровой дорожке, скрючившись в три погибели, в сторону Егора уже семенил сам директор школы - Иван Петрович. И вот, когда до Егора оставалось всего несколько шагов, он вдруг упал на колени и довольно шустро пополз к ногам перепуганного мальчишки.

- Ваше Величество! Егор, Егорушка, сокол ты наш ясный, прости твоих учителей окаянных… - причитал Иван Петрович, тюкаясь лысоватой головой о ноги Егора.

- Что это с ним? - пятясь назад, пробормотал Егор.
        Егору даже показалось, что все происходящее - это какой-то странный и нелепый сон. Где же это видано, чтобы директора кланялись в ноги двоечникам?!

- О пощаде молит, деректоришка! - усмехнулся Первый министр. - Боится, потому что замыслил тебя из школы исключить - за неуспеваемость…

- Чего?! - возмутился Егор. - Исключить?! Меня ж только на второй год оставить собирались!

- Вот такие коварные замыслы за твоей спиной зрели, - покачал головой Первый министр. - Да что с них взять, со взрослых-то? Сам понимаю - неразумные мы, непослушные…
        И, сокрушаясь, покачал головой.

- Да ладно, - снисходительно произнес Егор. - На первый раз прощаю…

- Милость Короля нашего не знает границ! - вскричал директор, протягивая руки к небу.
        Толпа взревела, и в воздух устремились подброшенные букеты цветов и улетающие ввысь разноцветные воздушные шары. Пестро замелькали флажки, на дорожку полетели разноцветные конфетти и ленты серпантина - будто прямо сейчас наступил Новый год!
        Егор медленно двинулся вперед осыпаемый конфетти и цветами, и все еще опасаясь столь бурной реакции публики. Особенно его беспокоили известные хулиганы из старших классов, которые были не прочь иной раз отвесить ему подзатыльника или отобрать что-нибудь ценное.
        Но сейчас даже эти негодяи приветливо махали ему здоровенными, сбитыми в драках ладонями.
        И Егор поверил в то, что быть королем - действительно… Хм… Действительно, очень даже ничего себе!
        Сопровождаемый ликующей толпой, и уже справившись с первым испугом, Егор прошествовал по ковровой дорожке к школьным воротам.

- Сейчас начнутся уроки, - бормотал на ухо Первый министр. - Но в класс мне нельзя. Увидимся на переменке. Если что - я в учительской. Устрою им головомойку, чтоб знали!
        Глава четвертая
        Про непростую королевскую долю и Страшную Школьную Тайну

        Вот никогда не знаешь, каким боком повернется к тебе капризная судьба! Еще вчера ты был неудачником, а сегодня ты - личность номер один в школе! Да и не только в школе!
        Волшебный прожектор действительно преобразил мир, и все встало с ног на голову. Теперь, наконец, в окружающей действительности воцарилась справедливость, и взрослые уступили свое место детям. И это правильно: взрослые - скучные и занудливые существа, которые сами ничего не понимают, а еще пытаются учить жизни!
        Обо всем этом благостно размышлял Король двоечников Егор, восседая на своем королевском троне.
        На самом деле, он не столько восседал на нем, сколько возлежал: после столь бурной встречи Король несколько утомился, а потому закутался в мантию и возложил ноги в видавших виды кроссовках на изрисованный смешными картинками стол.
        Свою королевскую корону для большего удобства он надел на левый, весьма пыльный кроссовок.
        По законам Королевства двоечников, с которыми его бегло ознакомил Первый министр, трон располагался за задней партой, в самом укромном уголке класса. Правда, теперь этот укромный уголок превратился в самое роскошное место в школе.
        Мягкий и удобный трон при помощи электромоторчиков можно было заставить приподняться на головами сидящих впереди товарищей, опуститься пониже, чтобы скрыться их спинами, если понадобится. Спинка трона регулировалась, как в машине, придавая любое удобное положение: мало ли - вдруг урок окажется слишком скучным, и Его величество решит вздремнуть! А если нажать на специальную кнопочку - трон мог еще и запросто сделать массаж сидевшему на нем Королю, уставшему от утомительных королевских дел.
        Вокруг Короля чуть ли не на цыпочках бегали придворные - ими сделались одноклассники. А еще, сидя прямо на парте и болтая в воздухе ногами, с ухмылкой смотрел на Короля его верный шут Андрейка.
        Видимо, Волшебный прожектор здорово действовал на людей: ведь все в мире как-то вдруг незаметно изменилось, но, вместе с тем, казалось, что именно так все и должно быть! Например, что Андрейка всегда выглядел вот так, по-дурацки, и все время разыгрывал из себя шута горохового!
        Чуть поодаль от трона, полукругом, влюблено глядя на Короля сидели девчонки, в том числе и Инна - самая красивая девочка в классе. Надо же: раньше она его вообще не замечала, а теперь вон, вздыхает томно и глазки строит!
        Королю все это ужасно нравилось. Несколько разочаровывало только то, что среди поклонниц не было видно отличницы Жени. Хотя, если подумать - ну и шут с ней! В смысле, не шут Андрейка, а просто - что общего у Короля двоечников с какой-то отличницей?…
        Мальчишки же старались не приближаться и смотрели на Егора с некоторой опаской и завистью. Еще бы! Каждый, наверное, мечтает о такой славе, да еще о том, чтобы за
«двойки» тебя хвалили, а не наказывали, как это обычно бывает!

- Ну, что, Твое Величество, уроки не забыл сделать? - громко и пискляво крикнул шут.
        Егор в ответ громко расхохотался, колотя пяткой кроссовка по крышке стола, от чего корона на кроссовке весело подпрыгивала: шут Андрейка умел рассмешить!

- Ты чего, друг! Какие еще уроки? Я же Король!

- А интересно, шуту тоже можно дурака валять?
        Егор снова фыркнул. Андрюха, еще не будучи придворным шутом, а так, простым другом, всегда был веселым парнем. Но теперь ему просто цены не было!

- Конечно можно! - важно кивнул Король. - Нам с тобой теперь все можно. Мы им всем покажем!

- Кому это - всем?

- Ну, этим… Как их… Забыл совсем… Ах, да! Учителям!
        Король и шут снова расхохотались, от души колотя друг друга по плечам. Некоторое время они все хлопали и хлопали друг друга по плечам, стараясь сделать это, как можно сильнее. Потому что это было весело. Это вам не учебники листать!

- Ну, все, хватит, - сказал, наконец, Король, потирая руку. - Плечо уже болит…
        К трону с учебником в руках подошла отличница Женя. Смотрела она строго.

- Егор, - сказал она. - Я, конечно, прекрасно понимаю, что ты у нас, ни с того, ни с сего, стал абсолютным монархом. Хотя, честно говоря, не понимаю за какие заслуги…

- Короля не выбирают! - развязно провозгласил Андрейка. - Почитай учебник!

- Я знаю, Андрей, что ты как раз в учебник иногда заглядываешь, - с грустью сказала Женя и снова нахмурилась. - Но вот некоторым это тоже не мешало бы! А главное - не учишься сам - не мешай учиться другим!
        Последние слова были обращены к Королю. Женя гордо развернулась и ушла к себе - на первую парту.

- Дерзит! - усмехнулся шут.

- Зануда, - зевнул Егор.
        Хотя внутри чувствовал некоторое волнение: все-таки Женя подошла к нему! Правда, с какими-то дурацкими нотациями… Но это ничего - лиха беда начало!

- Девчонки! - махнул рукой Андрейка. - Что с них взять?
        Тут прозвенел звонок, и все бросились за свои парты.
        Все, кроме Короля и его верного шута. Суета - это не для королей!
        Дальше началось самое интересное.
        Во-первых, в дверь постучались. Постучались осторожно, неуверенно и тихо. После небольшой паузы постучались снова.

- Кого это черт несет? - недовольно проговорил Андрейка.
        И крикнул:

- Войдите!
        Дверь со скрипом приоткрылась и в образовавшемся проеме показалась голова Ирины Васильевны.

- Тук-тук, - робко сказала она. - Можно?
        Неизвестно кем произведенный в должность церемонимейстера Андрей Бойко вылез из-за парты и стукнул о пол тяжелой указкой, провозгласив:

- Ирина Васильевна, преподаватель истории!
        И снова треснул указкой.
        Егор посмотрел на Ирину Васильевну. Сначала с некоторым испугом. А потом в глазах его появился новый, нехороший огонек.

- А, это вы, Ирина Васильевна? - сделал удивленный вид Егор. - Как же, как же, помню. Вы, кажется, у нас в замке историю ведете? Очень хорошо, что вы пришли…
        Шут Андрейка сорвался с места и бросился навстречу учительнице, по пути смешно кувыркнувшись через голову.

- Рад, рад, очень рад! - восторженно завопил он, хлопая в ладоши и жестом приглашая учительницу проследовать на подобающее ей место.

- Здравствуйте, дети… - деревянным голосом сказала Ирина Васильевна. - Здравствуйте, Ваше Величество…

- Здравствуйте, здравствуйте, Ирина Васильевна, - довольно заносчиво произнес Егор. - А помнится не далее, как вчера вы говорили, что мне никогда не стать королем!

- Я признаю свою ошибку, - все также бесцветно произнесла Ирина Васильевна. - Позволено ли мне будет начать урок?

- Извольте! - сказал Егор и сам удивился вырвавшемуся слову.
        Егора вообще стала удивлять его собственная новая манера говорить. Была эта манера какая-то изысканная и нагловатая одновременно.
        Ирина Васильевна уселась за свой учительский стол и раскрыла журнал. И все увидели, как оттуда, из глубины серых безрадостных страниц вырвался бледный синеватый свет, озаривший лицо учительницы. С журналом тоже, наверное, теперь творились какие-то чудеса.

- Я бы, конечно, вызвала к доске Власова… Простите, я хотела сказать - Его Величество, - сказала Ирина Васильевна. - Но законы нашего Королевства с сегодняшнего дня этого не позволяют…

- Это очень справедливые законы! - Егор важно поднял палец к потолку.

- А главное - приятные!… - сладко потянувшись, добавил шут и оглушительно громко зевнул.

- Гм… Да уж, - сказал Ирина Васильевна, и у Короля сложилось впечатление, что она не вполне согласна с его мнением. - Хотя я на месте Его Величества все-таки исправила бы свое положение в четверти. А заодно подучила бы эти самые законы нашего Королевства. Мало ли, какой казус может приключиться…

- Государство - это я! - неожиданно для себя самого себя заявил Егор. - Ой! Я хотел сказать, что королевство - мое, и я сам придумываю в нем законы…

- Так-то оно так, - покачала головой учительница. - Но если бы Его Величество знало, что случается иногда с королями, которые плохо учились в школе…

- А может ее - в темницу? - поглаживая подбородок, задумчиво предложил шут.
        Ирина Васильевна побледнела.

- Андрейка шутит, - усмехнулся Егор. - Никто не отправит вас в темницу, Ирина Васильевна…

- И на том спасибо, Ваше величество…

- …если вы поставите мне пятерку в четверти.

- А это всегда с удовольствием… - легко сказала Ирина Васильевна.
        И тут же в классе, прямо у всех над головами сгустились тучи, стало темно и запахло грозой.

- Но только тогда, когда Его Величество узнает Страшную Школьную Тайну!
        Ирина Васильевна взмахнула своей тонкой указкой. И тут же из потолка в доску ударила жирная ветвистая молния. Грянул гром.
        И еще громче грома завизжали, схватившись за головы, девчонки.

- Оба-на! Круто! Как она это сделала? - сдавленными голосами зашептались мальчишки.

- Гм. Вот значит, как? - произнес побледневший Егор. - Ну, это мы еще посмотрим… Что еще за Страшная Тайна такая?
        А Андрейка забормотал замогильным голосом:

- Это страшная-страшная тайна находится в одном страшном-страшном месте и в этом страшном-страшном месте…
        Он сделал паузу, оглядывая класс округлившимися глазами.

- Ужас, как очень страшно!!! - заорал шут и ущипнул за руку красавицу Инну.
        Раздался такой визг, что у всех в классе заложило уши. Инна подскочила, чуть ли не до потолка, и тут же со слезами на глазах выскочила из класса.
        Король и его верный шут скорчились от смеха. Подобострастно хихикали придворные.

- Я могу продолжать урок? - спокойно поинтересовалась Ирина Васильевна.

- Продолжайте себе на здоровье, - милостиво отмахнулся Егор. - Что с вас возьмешь?
        И принялся играть со своим шутом в «подкидного дурака». Так они и играли, пока не церемонимейстер торжественно не объявил, стукнув об пол указкой:

- Звонок!
        И тут же раздался звонок.
        Глава пятая
        ро некоторые королевские обязанности

        В сопровождении шута и следующей в отдалении свиты из шепчущихся и хихикающих девчонок, Король проследовал на переменку.
        В широком коридоре, который теперь больше походил на старинную галерею с портретами всяких писателей и ученых, а также большими чадящим факелами на стенах, Король увидел своего Первого министра.
        Тот сидел на подоконнике, поджав ноги и положив портфель на колени. Он был задумчив и грустен.

- Господин Первый министр! - позвал Король. - Мне надо с вами серьезно поговорить!
        Первый министр немедленно соскочил с подоконника и засеменил в сторону Егора.

- Как прошел ваш первый урок в новом качестве? - любезно поинтересовался Первый министр. - В качестве Короля двоечников, я хотел сказать…

- Так себе прошел, - надул губы Егор. - Я вот не могу понять: если я Король, то почему же я не могу поставить себе в четверти ту оценку, какую сам захочу? И что это за Страшная Школьная Тайна такая?

- Хм, - произнес Первый министр и поправил на носу очки. - В том-то все и дело, что не все так просто в вашем Королевстве двоечников.

- Не играйте с огнем, любезный, нам нужны подробности! - сурово потребовал шут.

- Он шутит, - сказал Егор, ткнув локтем Андрейку.

- Хм… Вижу. - сказал Первый министр, опасливо косясь на шута. - Все очень просто: у вас есть королевская власть, в том числе и власть над взрослыми. Но только вот не над оценками в Волшебном Школьном Журнале. И вы сами никак не можете повлиять на свои оценки, просто переписав их в Журнале…

- Ну, это не важно! - легкомысленно отмахнулся Егор. - Подумаешь - Волшебный Журнал! А что такое эта самая Страшная Школьная Тайна?

- Откуда вам про нее известно? - быстро спросил Первый министр.
        Он даже побледнел. Видимо, тайна действительно была страшная!

- Ирина Васильевна… - начал Егор, но Андрейка незаметно стукнул его ногой по щиколотке.
        Егор прикусил язык.
        Королю надо быть осторожнее в своих высказываниях. Мало ли кто может подслушать? А каждое его слово теперь - это государственная важность! Кто его знает, что может случиться с Ириной Васильевной, если эта тайна действительно такая страшная?

- Значит, историчка… - прищурился Первый министр. - Ничего, я разберусь с ней…

- Я запрещаю вам ее трогать! - заявил Король двоечников. - Она ни в чем не виновата!
        Егор даже почувствовал какую-то гордость за свое великодушие по отношению к Ирине Васильевне. Но через минуту за это самое великодушие ему стало немножко стыдно: все-таки, она учительница, и к нему всегда относилась неплохо. Кто виноват, что дурацкая история никак не лезет ему в голову?…
        Первый министр просто промолчал. Видимо, замыслил что-то…
        Эх, непроста, непроста королевская доля!


        После уроков хорошо отдохнувшему Егору захотелось прогуляться. Но Первый министр остановил его со словами:

- Не время, Ваше величество. Надо провести смотр ваших Королевских войск.

- Моих войск? - удивился Егор. - Правда, что ли?

- Вот, - радостно подпрыгнул Андрейка. - В «войнушку» поиграем!

- Ну, а это как будет угодно Его Величеству, - сдержанно произнес Первый министр.
        Окруженный шушукающимися придворными, Егор вышел из замка. То есть - из школы. У входа к нему незаметно пристроились телохранители - Первый и Второй.
        Егор гордо прошел по подъемному мосту, только теперь обратив внимание на то, что у ворот стоит почетный караул из нескольких вооруженных до зубов и здоровенных десантников.
        Егор глянул вниз, в ров, где что-то по-прежнему булькало. Оттуда доносился знакомый запах и запах был вкусный.

- Кипящая карамель! - пояснил Первый министр. - Для защиты замка! Только вы не туда смотрите…
        Король насторожился. Здесь, за воротами что-то происходило.
        Если до этого момента все происходящее все еще казалось ему одной большой и яркой игрой, то теперь игры кончились.
        На большой площадке перед школой, там, где обычно устраивались линейки и гоняли в футбол, теперь творилось нечто невообразимое.
        Теперь здесь тремя грозными рядами стояли самые настоящие танки.
        Чуть поодаль виднелись ракетные установки, пушки и даже вертолеты, а все остальное пространство, насколько хватало глаз, было забито стройными колоннами солдат.
        И надо всем этим воинством реяли все те же знакомые флаги с крестиками и ноликами.

- Ура-а-а-а! - прогремел приветственный возглас из сотен крепких глоток.
        Егор лишь ошалело поморгал в ответ.
        А к нему уже спешил, придерживая фуражку, толстый генерал в парадной форме и при сабле.

- Здравия желаю, Ваше Королевское Величество! - бодро отрапортовал он. - Отдельное войско тринадцатой средней школы для проведения торжественного смотра построено! Хоть прямо сейчас в бой!

- Что это? - беспомощно пробормотал Егор, обращаясь к своему Первому министру. - Как это?

- Тут такое дело, - тихонько, на ухо, сказал Первый министр. - Каждому Королю двоечников положено войско. Вот все армии мира и разделены по количеству школ. И у каждой школы - своя армия.

- Но ведь это же… - глаза у Егора расширились от страха. - Это что же мы такое натворить сможем…

- О, да… - чуть ли не с удовольствием произнес Первый министр. - Это уж точно! Если уж детям, да еще таким, как Вы, Ваше Величество, попала в руки эдакая власть
- то пиши пропало!
        Он тихо рассмеялся, и его смех вдруг перешел в мелкие всхлипывания.

- Ну, почему, почему все досталось именно им, каким-то двоечникам?! - прорыдал он.
- А я, я всю жизнь был отличником - и в школе, и в институте, и даже в детском садике! Меня ведь только-только назначили настоящим, взрослым министром - а я всю жизнь старался, у меня уже лысина на голове! Что это за дурацкое волшебство такое?


- Так, хватит! - недовольно проговорил Егор. - Первому министру не пристало нюни распускать, да еще в присутствии своего Короля!

- Пла-а-акса! - скривил рожу Андрейка. - «Ботаник», хоть и старый!

- Да, да! - спохватился Первый министр, с укором поглядывая на шута. - Простите меня, Ваше величество, не выдержал. Нервы, все нервы. И со взрослыми тяжело бывает, а тут вообще - дети…
        Он достал из маленького нагрудного кармана платочек и вытер слезы под запотевшими очками, а затем - и вспотевшую лысину.
        Все это время генерал преданно смотрел в рот Егору.

- Какие будут приказания? - рявкнул он вдруг.
        Да так, что подскочила на голове лихо загнутая фуражка.

- Ну-у… - промямлил Егор. - Даже не знаю… На танке прокатиться, что ли?

- Это мы завсегда рады исполнить, Ваше Величество! - обрадовался генерал. - Выбирайте любой танк! Прокатим с ветерком и даже постреляем на пустыре! Эх!…

- Хочу предупредить вас, Ваше величество, что такое вот ваше катание на танке Король двоечников из пятнадцатой школы, некий хулиган по имени Серега Черепанов, может воспринять как демонстрацию вашей военной мощи, - проговорил Первый министр.
        Он уже успокоился и вновь стал представительным и вообще, больше похожим на министра.

- Да? - Егор почесал в затылке. - И что тогда?

- А тогда может начаться война! - сказал Первый министр назидательно. - Вот вы, Ваше величество, готовы к войне?

- Мы всегда готовы! - гаркнул генерал. - Ударим по врагу! Разгромим! Будем гнать противника и побеждать на его территории!

- Я даже не знаю… - пожал плечами Егор, с сомнением глядя на генерала.
        Он уже устал от этого парада. Ему хотелось просто пойти погулять. Съесть мороженое, книжку почитать про пиратов…

- Вот! - поднял указательный палец Первый министр. - А хулиган Серега Черепанов только и ждет повода, чтобы развязать кровопролитие. Я бы на вашем месте все-таки историю бы подучил… Ой, простите!
        Первый министр зажал себе рот ладошкой, будто бы сболтнул то, чего не следовало бы. И это показалось Егору странным. Чего это Первый министр все время боится?

- Генерал, - сказал Егор усталым голосом. - Можете загонять танки в гараж. В другой раз покатаемся…

- Слушаюсь, Ваше Величество! - козырнул генерал.

- Только разведчиков на границу оправьте, - неожиданно вмешался в разговор шут Андрейка. - Вдруг какая-нибудь школа на нас напасть вздумает - а мы и не знаем! Так и войну профукать можно…

- Молодец, друг! - воскликнул Егор. - Я совсем про это не подумал!

- Будет исполнено! Пограничников с собаками отправим, - пообещал генерал и чеканным шагом направился в сторону своих войск.
        Танки взревели моторами, гулко застрекотали вертолеты, зашагали солдаты, и все это в клубах пыли и дыма уползло в неизвестном направлении.
        Только какие-то бабушки в платочках громко ругались им вслед и трясли своими маленькими кулачками. Да, эти бабки - они все одинаковые…
        Глава пятая


        Про некоторые неудобства королевской жизни

        На следующий день, после первого же урока, который, как назло, оказался алгеброй, утомленный своими королевскими обязанностями и постоянным присутствием телохранителей и зануды-министра, Егор решил тихо удалиться из школы.
        Попросту говоря - сбежать.
        Покуда верный шут Андрейка своими смешными ужимками отвлекал охрану, Егор сделал вид, что он - не Король вовсе, и быстро выбежал за ворота. Заметившие его охранники и некоторые, случайно встреченные подданные, деликатно сделали вид, что не узнали своего Короля.
        Поэтому, когда церемонимейстер провозгласил очередной звонок, Короля уже не было в замке.
        Егор вместе с Андрейкой неспешно шагали по улице родного города и разглядывали витрины магазинов. Это всегда интересно, особенно, когда у тебя в карманах нет ничего, кроме тоскливо звякающей мелочи.

- Эх, Андрюха, - задумчиво говорил Егор. - Вот вроде и хорошо быть Королем - да что толку?

- Ну, ты это не скажи, - возражал Андрейка. - У тебя впервые появилась возможность показать этим взрослым, кто ты есть на самом деле!

- И кто я есть на самом деле? - спросил Егор.

- Вот чудак-человек! - удивился Андрейка. - Ты ж Король!

- Ну, да! - хмыкнул Егор. - Все время про это забываю. И что?

- Я бы на твоем месте использовал все выгоды королевской власти! - заявил Андрейка.

- Я и так на уроках сплю, сколько захочу, - пожал плечами Егор.

- Ты и раньше спал на уроках, - усмехнулся Андрейка. - Даже когда и не был Королем вовсе.

- А чего ж еще тогда?

- Как это «чего»? Теперь ты можешь командовать всеми взрослыми! Ну, только в своем королевстве, конечно…

- А что толку, если это правило не действует на учителей? И на родителей…
        Егор глубоко вздохнул.

- Ну, это ты не прав, - возразил Андрейка. - Ты не можешь заставить училку поставить тебе нужную оценку в журнал. Но зато ты можешь приказать ей что-то другое, что ей может не понравиться. И ей придется поставить тебе нормальную оценку.

- В темницу посадить могу, - мрачно сказал Егор. - Только это нехорошо как-то…

- Ну, можно посадить ее в темницу в понарошку, - сказал Андрейка. - Не по-настоящему…

- Как это - посадить в темницу - не по-настоящему?

- Ну, не знаю… Все, ладно, забыли про темницу. Глупость сказал.

- Глупость - не глупость, а запомнить надо. Раз у меня есть своя собственная темница - значит, туда и посадить кого-нибудь можно…
        Болтая таким вот образом, друзья бесцельно бродили по улицам, пока по легкомысленности не забрели в соседний район.
        Вообще-то, район-то был один и тот же. Но вот обитали в нем в основном те, кто учился совсем в другой школе - пятнадцатой. Об этом обстоятельстве обычно как-то не думалось.
        Но тут вдруг Егор почувствовал, будто ему в спину кто-то смотрит. Он обернулся и увидел, что там, за его спиной не просто «кто-то» - там целая толпа незнакомых мальчишек! И смотрели эти ребята на него, Короля, не очень-то дружелюбно.
        А когда Егор снова посмотрел вперед, то увидел и совсем уж неприятную картину.
        На Короля вместе с его верным шутом сквозь модные зеркальные очки смотрели двое громадных пузатых дядек - в кожаных жилетках, из которых, несмотря на прохладу, торчали мускулистые волосатые лапы. Наверное, для того, чтобы все могли видеть страшные разноцветные татуировки на этих жутких лапищах.

- Телохранители! - жалобно пискнул Андрейка.
        Егор и сам уже понял это: ведь, небрежно оттолкнув одного из этих громил, вперед вышел известный хулиган Черепанов собственной персоной, а ныне - Король двоечников пятнадцатой школы!
        За спинами телохранителей немедленно взвился в воздух королевский флаг. И были на нем нарисованы не какие-то легкомысленные крестики-нолики - а самый настоящий пиратский «Веселый Роджер» - череп с косточками и сигаретой в зубах!
        Там, вокруг Черепанова, быстро образовалась компания довольно неприятного вида: все - его закадычные дружки, с которыми вечером в темном переулке или в подъезде лучше не сталкиваться.
        От всего увиденного Егору и Андрейке стало не по себе.
        А тут еще и сам Черепанов заговорил:

- А, это снова вы, малявки? Наверное, опять принесли мне что-то вкусненькое? Не стесняйтесь - выворачивайте карманы!
        Черепановские подданные незамедлительно расхохотались самым противным образом. Но Егор решил держать марку. Он гордо вскинул голову и заявил:

- С какой это стати я буду выворачивать карманы? Вы вообще, знаете, с кем разговариваете? Я - Король двоечников тринадцатой школы!

- Вот это да! - восхитился Черепанов и умиленно сложил перед собой ладони. - Такая малявка - и уже Король! Ну, что же, уважуха тебе за это! Королем ведь кого попало не сделают - это и ежу понятно!

- Спасибо! - с достоинством ответил Егор.
        Черепанов пропустил эту благодарность мимо ушей. Вместо этого он насупился и склонил на бок коротко стриженную голову.

- А теперь скажите, малявки, чего это вы по моей территории без спросу шастаете? Вынюхиваете что-то?
        Черепановские дружки заржали прокуренными голосами и двинулись в сторону Егора и Андрейки, на ходу почесывая набитые кулаки.

- Ничего мы не вынюхиваем! - крикнул Егор, отступая.

- А мне это все равно, - сказал Черепанов, выставляя перед собой не менее крепкие кулаки, чем у своих приятелей. - Я просто кому-то сейчас возьму, да и откручу то, чем нюхают…
        Егор попятился, но его самым подлым образом подтолкнули сзади прямо в сторону Черепанова.
        И жилистые пальцы вражеского Короля ухватили его за нос.

- А-а-а!!! - завопил Егор. - Пусти! Больно!
        Андрейка бросился было на выручку, но ему кто-то ловко поставил подножку и королевский шут растянулся на асфальте. Что его собственного Короля совершенно не повеселило: тому сейчас было не до смеха!

- Погоди-погоди, - приговаривал Черепанов, водя Егора за нос и хмыкая от удовольствия. - Это только начало…
        Из глаз Егора вовсю лились слезы - от боли и обиды. Но вырваться у него никак не получалось.
        Неизвестно, чем бы все это закончилось, но вдруг откуда-то сбоку, из-за крепких спин королевских прихвостней выскочила незнакомая белобрысая девчонка и набросилась на Черепанова, словно дикая кошка.
        То, что это именно девчонка, Егор с Андрейкой поняли не сразу - она была худощавая, ловкая и одетая, как мальчишка. Только когда она с визгом вцепилась в руку Черепанова, которая продолжала удерживать нос другого Короля двоечников, стало ясно, что это действительно девчонка. Правда, необычайно смелая!.

- Ты чего это?! - вскрикнул Черепанов не столько от боли, сколько от неожиданности и отдернул руку.
        Девчонка не стала вдаваться в долгие объяснения. Тем более, что нос Егора был теперь на свободе!

- Линяем! - пискнула она и бросилась вперед, словно пробивая собой дорогу.
        И друзья помчались вслед за ней - прямо на зазевавшуюся толпу ребят из пятнадцатой школы.
        Видимо, не все из них были настоящими черепановцами, хулиганами и двоечниками, а потому предпочли попросту шарахнуться в сторону, пропуская беглецов. Так разоблаченные, Король и шут, а также их неизвестная спасительница, помчались наутек, прямо посреди пустынной улицы.
        Отступление было позорным, но совершенно неизбежным.
        Потому что сзади, страшно крича и угрожая расправой, гнались за ними хулиганистые прихвостни Короля двоечников пятнадцатой школы.
        До границы королевства оставалось бежать не так уж и много. Там, на углу, в цветочной клумбе, как раз, прятались назначенные генералом пограничники.
        Но тут неожиданно, дорогу преградил низкорослый, но при том ужасно толстый гаишник. Такой, что обежать его вокруг было непросто, тем более, что тот расставил в стороны толстые руки, в одной из которых сжимал полосатую палку.

- А-а-а! - воскликнул гаишник, размахивая полосатым жезлом, - вражеский Король двоечников правила дорожного движения нарушает! А ну-ка, стой!
        И неожиданно ловко схватил пухлой рукой белобрысую незнакомку - прямо поперек туловища.

- Держу! Я держу его, Ваше Величество! - радостно закричал гаишник приближающимся черепановцам.

- Это не тот! - свирепо крикнул Черепанов. - То есть, не та!
        Егор растерянно остановился, не зная, что делать дальше. Но тут Андрейка, видимо воодушевленный примером храброй незнакомки, повис на руке гаишника, изловчился и, что было силы, впился своими острыми зубами в пухлую руку.

- А-а-а! - завопил гаишник и выронил пленницу.
        Девочка больно шлепнулась на асфальт, но тут же вскочила и, чуть прихрамывая, бросилась наутек. Следом рванули и Егор с Андрейкой.
        Ну, а за ними - сам рассерженный гаишник вместе с Черепановым и его дружиной.
        Как только перепуганный Король и его спутники пересекли границу Королевства - как раз между «гастрономом» и парикмахерской - из клумбы выскочили двое рослых пограничников вместе с собакой.

- Стой, кто идет?! - сурово сказал один из пограничников, упирая руки в бока.
        Собака строго смотрела на приближающихся к границе Королевства чужаков.
        Второй пограничник с трудом удерживал овчарку, которая стремилась броситься навстречу незваным гостям.

- Гав! - сурово сказала собака.

- А то что же будет - стрелять станете? - насмешливо спросил Черепанов.
        Тем не менее, он и другие преследователи остановились, не рискуя пересекать границу королевства.

- Вы же знаете, - спокойно сказал пограничник. - Стрелять по детям под Волшебным прожектором нельзя. Как и по взрослым тоже. Но вот по шее как следует дать - это всегда пожалуйста. Так кто рискнет вторгнуться в наше королевство?

- Он укусил меня! - обиженным голосом произнес весь покрасневший и запыхавшийся гаишник
        Он показал толстую пятерню.

- Можете в ответ укусить меня, - предложил пограничник и протянул в сторону гаишника увесистый кулак.
        Присевшая у его ног пограничника собака насмешливо тявкнула.
        Возле границы с обеих сторон уже успела собраться изрядная толпа зевак. Жители разных Королевств посматривали друг на друга с неодобрением, но границы не пересекали.
        Странное дело: за ночь кто-то успел прочертить через весь город яркой желтой краской широкую пунктирную линию! И словно бы такая же граница пролегла в мыслях людей. Теперь бывшие соседи стали относиться друг к другу если не с открытой враждебностью, то уж точно - с некоторой настороженностью…
        В это время раздался визг тормозов: к месту инцидента подкатила большая черная машина с двоечным вензелем на боку, из которой тут же выскочил маленький человек с портфелем.

- Попрошу! Попрошу пропустить меня! - требовал Первый министр (а это был он). - В чем причина происшествия? Кто что видел? Есть свидетели? Очевидцев прошу подойти ко мне!
        Наконец, он добрался до Егора и Андрейки, которые стояли в сторонке всклокоченные и все еще тяжело дышащие после погони.
        Рядом, на низеньком бордюре клумбы сидела их неожиданная спасительница. Она извлекла откуда-то маленькое зеркальце и теперь внимательно разглядывала себя. Теперь уж совсем стало ясно - самая натуральная девчонка!

- Да ладно вам, всполошились! Айда назад, пацаны! - сказал вдруг Черепанов, зевнул и, засунув руки в карманы, направился восвояси.
        Даже его черный флаг как-то сник. Будто потеряв всякий интерес к происходящему.
        Следом тут же потянулась и вся черепановская гвардия.
        Пограничный конфликт был исчерпан.
- Не желаете ли проследовать в машину, Ваше Величество? - предложил Первый министр. - Вы прогуляли сегодня уроки…

- Я Король! - отдышавшись, наконец, заявил Егор. - Хочу - хожу, хочу - пропускаю…
        Егор сказал это громко - чтобы его могла слышать эта странная девочка, которая и не думала никуда уходить. Она просто сидела в сторонке, делая вид, будто ей все равно и ее больше интересует витрина парикмахерской.
        Но на самом деле она с интересом прислушивалась к разговору.

- Должен предупредить, Ваше Величество, - вкрадчиво произнес Первый министр, - если вас, все-таки, выгонят из школы, вы и Королем двоечников перестанете быть.

- Как это так? Это еще почему?

- А вот так: Королем двоечников может быть только двоечник. А двойки получают где? В школе! Вот. И для того, чтобы ваш королевский рейтинг рос, а не падал, вам надо постоянно посещать ваш замок. То есть, школу…

- Что это еще за рейтинг?

- Рейтинг двоечников! У кого больше двоек - у того выше рейтинг! И у того королевство могущественнее!

- Ха-ха! - обрадовался Егор. - Это же так просто!

- Я хотел сказать - у кого из Королей больше двоек в замке, - уточнил Первый министр. - Вам следует сделать как можно больше придворных двоечниками. Так сказать, увлечь их своим примером. М-да…
        Егор удивленно похлопал глазами. Час от часу не легче! Нет, ну самому нахвататься двоек - это запросто. Но заставить, скажем, того же отличника Мыльникова или Женю двойки получать…

- Каждый отличник в вашей школе - враг вашей королевской власти, - продолжил Первый министр. - Чем их больше - тем хуже для Короля. В школе должно царить беззаботное веселье, а не нудная ежедневная зубриловка… Кстати, берите пример с Черепанова: он попросту взял, да и запугал всех отличников своей школы. Иногда, говорят, он даже колотит их. Это, конечно, не метод, но…
        Первый министр сделал многозначительную паузу.

- Может, десантников попросить? Чтобы поколотили? - с надеждой в голосе произнес Егор.

- Или самого генерала! - гнусавым голосом добавил Андрейка. - У него сабля!

- А вот этого никак нельзя! - покачал головой Первый министр. - Под Волшебным прожектором взрослые не имеют права колотить детей. Наоборот - можно… Слава великому Повелителю пиратов!
        Последние слова Первый министр выкрикнул плаксивым голосом куда-то в небо.

- Слава! - хором откликнулись Егор и Андрейка.
        Слова просто вырвались у них сами!
        Девчонка, не глядя на них, хихикнула.
        Егор сердито покосился на нее, потом на небо, но ничего особенного, кроме облаков не увидел.
        Тоже еще, Повелитель нашелся! Накуролесил - и смылся к себе на корабль! Сидит себе сейчас, небось, в бинокль на нас смотрит и усмехается - какие дураки здесь, на Земле, собрались! «Славу» ему, чуть что кричат…

- Ладно, мы пошли! - сказал Егор Первому министру.

- Только смотрите, не выходите за границу Королевства без вооруженной охраны и посланного наперед посла! - взмолился Первый министр. - И уж точно - не ходите вы во владения этого Черепанова!

- Сами туда не хотим, - мрачно сказал Егор.

- Что мы - дураки, что ли? - скорчил дурацкую рожу Андрейка.
        Первый Министр лишь вздохнул на это и, забравшись в свой лимузин, унесся прочь по делам королевства.

- Куда пойдем? - спросил Андрейка.

- Куда-нибудь, - пожал плечами Егор.

- Эй, вы! И я с вами! - заявила вдруг девочка, вскакивая с клумбы, в которой снова неслышно притаились пограничники вместе со своей пограничной собакой.

- Э-э-э… - неопределенно сказал Король.
        С одной стороны, зачем им таскать с собой какую-то девчонку? Но с другой - если бы не она, быть бы Егору сейчас с синяками да фингалами, что совсем не подобает королевским особам…

- Конечно, пойдем! - воскликнул верный шут, и Егор мысленно поблагодарил его за то, что не ему самому пришлось сказать это.
        Потому что есть в жизни много вещей, которые вроде бы и ты хотел сказать, но что-то постоянно мешает. Вот…

- Янка, - немедленно представилась девочка и протянула Егору руку.
        Рука была тонкая, сплошь в царапинах.

- Е… Егор… - запнулся Король.
        И впервые в жизни пожал руку девчонке. Как ни странно, ничего страшного при этом не произошло.

- Я просто одна здесь оказалась, у вас… в городе, - виновато сказала девочка. - Мне идти некуда, если честно. Давайте, я пока с вами - а там придумаю что-нибудь, а?
        Вот, начинается, тоскливо подумалось Егору. Если за тобой увязалась девчонка - вся жизнь теперь пойдет наперекосяк.
        Однако эти суровые мысли были мимолетны. Егор вспомнил, что он, все-таки - Король! И это очень даже здорово - быть Королем двоечников!
        Правда, немного хлопотно…
        Глава шестая
        Про принцесс и волшебство

        После трудного дня, наполненного всякими приключениями и опасностями, Егор вместе с верным другом Андрейкой и ужасно смелой девочкой по имени Янка сидели у Короля дома, пили чай и гонялись на гоночных машинах по улицам ночного города.
        Конечно же, гонялись не по-настоящему, а на экране компьютера. Впрочем, Янка только наблюдала за гонками с хитрой улыбкой. Правильно: не женское это дело, в гонка участвовать!
        Хм… Вот мама всегда считала, будто это компьютер во всем виноват - в том, что Егор стал плохо учиться.
        Папа же, как раз, так не считал. Когда он покупал Егору компьютер, он втайне и сам мечтал наиграться вволю. Егор всегда знал это, а потому был уверен, что в лице папы у него всегда есть надежный союзник в компьютерных вопросах.
        Правда, папа, садясь за монитор, делал вид, будто работает с документами. Но, напечатав пару страниц, он все бросал эту глупую маскировку и принимался с азартом стрелять по чудовищам и гонять по гоночным трассам.
        Так что найти время, чтобы самому наиграться вдоволь, Егору было непросто. Выходит, мама не очень-то и права: компьютер был не так уж и виноват в Егоровых
«двойках».
        Но сегодня компьютерные гонки быстро наскучили друзьям.
        Ведь настоящая жизнь складывалась куда как более интересно!
        И сейчас Егор держал тайный королевский Совет, на который допущен был только лишь верный шут да, как ни странно, совершенно малознакомая особа по имени Яна.
        Присмотревшись к ней, Егор решил, что девчонка эта самая Янка, все-таки, симпатичная, а главное - вполне «свой парень», так как выручила их в суровый час испытаний. И, взвесив все «за» и «против», Егор решил, что такими друзьями не разбрасываются.
        Хотя и было ему несколько стыдно за то, что из лап грозного хулигана Черепанова его вытащила эта хрупкая с виду девочка.
        И теперь, в перерывах между заездами на электронных автомобилях Егор допрашивал свою новую знакомую.

- Так откуда ты здесь взялась - одна в нашем городе? - спросил Егор. - Переехала, что ли?

- Ну… Это долгая история, - уклончиво ответила девочка.

- А мы никуда не торопимся, - гнусаво сказал королевский шут.

- А вдруг вы мне не поверите? - усомнилась девочка.

- Тогда посадим в темницу! - заявил шут. - Правда, у него в замке и темница есть.

- Он шутит, - сказал Егор.

- Я так и подумала, - улыбнулась девочка. - Хоть ты и Король двоечников, но совсем не похож на того, кто посадил бы меня в темницу…
        Янка сказала это таким тоном, что Егор немедленно густо покраснел. А та продолжала:

- Это Черепанов хотел меня в свою «тюрягу» посадить. Он так темницу называет. Хорошо, что вы подвернулись - его дружки отвлеклись на вас - и я вырвалась. Так что спасибо вам, что подоспели вовремя…
        Это был неожиданный поворот. Егор покраснел еще сильнее. Выручил верный шут, небрежно заявив:

- Его Величество всегда рад помочь всем нуждающимся в защите! Право, не стоит благодарности!

- Да уж… - буркнул Егор. - Не стоит…
        Он был смущен. А потому поспешил увести разговор в сторону:

- А ты вообще, из какого города?
        Девочка задумалась. Похоже, она действительно затруднялась ответить.

- Ну… В общем, я вообще не из вашего мира, - сказала она, наконец.

- Как так? - удивился Егор. - А откуда? С другой планеты, что ли?

- Ну, не знаю, - Янка развела руками. - У вас все вроде бы и похоже немного… Только все равно не так как-то, как у нас…
        Она обхватила худые колени руками и задумалась.

- Этот странный мальчик, который называет себя Повелителем пиратов, по-моему, он просто не умеет обращаться со своим Волшебным прожектором, - сказала она. - Я помню, как сидела на лужайке перед дворцом и вдруг раздалось: «бах-бабах!…»

- А! - догадался Андрейка. - Это пиратский корабль нашего Повелителя!

- Слава ему! - хором сказали Егор и Андрейка и тут же смутились: слова опять вырвались сами собой.

- Постой, - сказал Егор. - Ты говоришь - сидела перед дворцом?

- Ну, да, - пожала плечами Янка.

- Значит, у вас тоже есть Короли?

- Ну, да, - кивнула девочка. - А я, например, - принцесса…

- А, ну тогда ты, все-таки, просто из другого города, - решил Егор. - Раз там есть Принцессы двоечников…

- Нет, ты не понял, Егор, - сказала Янка. - Я не Принцесса из Королевства двоечников. Я просто принцесса…

- Настоящая?! - выдохнул Андрейка. - Сказочная?

- Ну, не знаю, какая там сказочная, - сказала Янка, - да только Волшебный прожектор пираты из моего мира стащили. Еще неделю назад. Так вот, сижу я на лужайке, ем крактус…

- Чего ешь? - удивился Егор. - Кактус?

- Крактус. - сказала Янка. - Ну, фрукт такой.

- С колючками? - предположил Андрейка.

- Нет, с мороженым, - ответила Янка. - Ну, это не важно. И тут эти пираты…

- Мальчишки, что ли? - спросил Егор.

- Ну, можно сказать и так, - согласилась Янка. - Здоровенные, усатые, бородатые…

- Нет, не мальчишки, - вставил Андрейка. - Дядьки какие-то…

- Ага, - кивнула Янка. - Они, наверное, поджидали, когда из дворца вывезут Волшебный прожектор. Бродячий цирк его из города в город возит - для развлечения…

- Ничего себе - развлечение… - пробурчал Егор. - Это же настоящее колдовство!

- Да, ерунда, - отмахнулась Янка, - если бы ты видел настоящее колдовство…

- И что - доела? - спросил вдруг Андрейка.

- Что доела? - не поняла Янка.

- Ну - этот свой крактус?

- Не-а… - покачала головой Янка. - Пока пираты циркачей разгоняли, и тащили Волшебный прожектор на свою посудину, кто-то задел меня Волшебным лучом. Так я и оказалась внутри прожектора…

- Ого! - удивился Егор, - и как там?

- А никак! - сказала Янка. - Когда его опять включили - то направили уже на ваш мир. И я оказалась в королевстве Черепанова. А у них чужих на улица не любят, как вы заметили. Я бродила-бродила, даже плакала немножко, когда поняла, что потерялась. Но потом взяла себя в руки. Нашла Королевский замок, который оказался школой номер пятнадцать. Даже ночевала там и перекусила пару раз в школьной столовой. А потом, когда эти мальчишки вдруг сказали, что не знают меня, и спросили, из какой я школы, я не смогла ответить. И меня схватили. Наверное, бросили бы в свою темницу. Но тут вы подоспели…

- Хеппи энд! - воскликнул Андрейка. - То есть, счастливый конец!

- Как бы не так, - нахмурился Егор. - Думаю, что все только начинается. А почему ты не сказала, из какой ты школы?

- Принцессы не учатся в школах, - усмехнулась Янка. - У меня есть гувернантки, профессора, академики черной и белой магии… Вернее, были.

- Здорово, - сказал Егор. - А я маме сказал, что ты из моей школы. И что теперь с тобой делать?
        Егор задумался. Он совершенно не представлял себе, что делать с упавшей на голову принцессой! Причем, упавшей с неба - в прямом смысле слова! И куда ее теперь девать - без родителей, без дома? Не бросать же на произвол судьбы?
        На выручку, как всегда, пришел верный шут.

- Так ты Король или не Король, в конце-концов! - воскликнул Андрейка. - Пусть принцесса примет подданство нашего королевства! Она просто пойдет в школу и будет учиться в нашем классе - пока все не станет, как прежде, и мы не придумаем, как вернуть ее домой…

- Точно! - обрадовался Егор.
        После чего напустил на себя важный вид и объявил:

- Объявляю тебя подданной моего королевства… И полноправной ученицей шестого «А» класса!
        Принцесса Янка незамедлительно вскочила на ноги и присела в шутливом реверансе:

- Благодарю вас, сир, вы поистине благороднейший из королей современности…
        Ничего более приятного в свое долгой и трудной жизни Егор еще не слыхал…


        А тайное совещание между тем продолжалось. И на нем не было места ни одному взрослому - даже Первому министру Королевства двоечников.
        Все-таки, взрослым полностью доверять нельзя. Ненадежные они люди, эти взрослые. Кто их знает, что они могут выкинуть в следующий момент? Это сегодня они добренькие, потому что Волшебный прожектор светит. А еще недавно и ремня могли всыпать.
        Правда, как уже было сказано, на родителей Волшебный прожектор не особо действовал. Они даже не подозревали до сих пор, какую важную должность занимает теперь их сын. Но это было не страшно: с родителями Егору повезло. Вот и теперь мама не очень докучала расспросами про успеваемость сына. Она просто принесла ребятам сладкого чаю с бутербродами.

- Опять компьютер мучаете вместо уроков? - спокойно произнесла она, оставляя на столе поднос со стаканами и тарелками. - Ну, ну. Потом не удивляйтесь, что ваши одноклассники станут уважаемыми людьми, а вы ничего, кроме своих глупых игр, так и не узнаете.
        Егор мысленно хмыкнул, но в слух сказал:

- Спасибо, мама! А мы уже наигрались.
        Егор любил родителей и старался не огорчать их своими «двойками». А потому в меру сил переделывал их в дневнике на тройки. Получалось не очень красиво, но ведь главное - душевный порыв…
        Мама вышла и закрыла за собой дверь. Перед этим особо радушно улыбнувшись Янке. Сразу было видно видно: у мамы природный нюх на принцесс.

- Итак, - важно произнес Егор, откусывая от большого бутерброда с колбасой. - Значит, как сказал мой Первый министр, чтобы все оставалось в норме, мне нужно поддерживать этот… королевский рейтинг. Значит, пора нам заняться своими подданными. Сколько двоечников у нас в классе?

- Пока ты - единственный, - с уважением сказал Андрейка и отхлебнул чаю из большой кружки. - О! Сладкий! Люблю сладкий!
        Янка с интересом разглядывала бутерброд, вертя его в руках, пока колбаса с него не шмякнулась на ковер.

- Значит, все придется начинать с нуля, - деловым тоном произнес Егор. - И начнем мы… с тебя!

- М-м-м?! - удивленно промычал Андрейка.
        Он только успел как следует отхватить от бутерброда и теперь пытался проглотить огромный кусок. Но из-за слов Егора он чуть не подавился.

- А почему - с меня? - спросил он, наконец.

- Потому, что ты мой лучший друг! - пояснил Егор. - У кого ж мне еще просить поддержки, как не тебя? И ты должен показать всем пример - как надо становиться двоечником. Глядишь - и остальные за тобой потянутся…

- Эх, - махнул рукой Андрейка, - чего только для друга не сделаешь!
        Друзья с серьезным видом пожали друг другу руки и снова принялись за бутерброды. Некоторое время они молча чавкали и отхлебывали из дымящихся кружек. Янка же с интересом разглядывала комнату Егора. Хотя странно: что могло заинтересовать принцессу в маленькой комнате, заваленной старыми игрушками, мячами, коробками от компьютерных дисков и прочим хламом?

- Что-то я не уверен, - задумчиво произнес Андрейка. - Мои предки не такие демократы, как у тебя. Могут и наказать…

- Такова цена дружбы, - сурово сказал Егор. - Вот, если бы ты попросил меня нахватать для тебя двоек - я бы тебе ни за что не отказал!

- Ну, да, - хмыкнул Андрейка. - Тебе ж не привыкать…

- Все равно мой рейтинг поднимать придется, - сказал Егор. - Иначе Черепанов со своими прихвостнями нас просто задавит. Вот какого Короля ты хотел бы видеть в своем классе - меня или Черепанова?

- К тебе я как-то привык уже, - ответил Андрейка. - А Черепанов - он же вообще без царя в голове…

- Вот начнет он дубасить всех подряд в нашей школе - тогда вспомнишь, что я сказал…

- Да я разве спорю? Зачем нам Черепанов - нам и без Черепанова неплохо живется…

- Если вам так нужны плохие отметки, то я могу помочь, - сказала Янка. - Ведь я не знаю, чему тут у вас учат. Вот и буду нести на уроках всякие глупости…

- Ура! - воскликнул Егор. - Янка, ты молодец, отлично придумала! А я-то мучался - как повлиять на девчонок?

- Я с самого начала понял, что на нее можно положиться, - важно кивнул Андрейка. - Она будет нашим тайным агентом в девчачьем лагере!

- Мне не трудно, - улыбнулась принцесса. - Надо же сделать что-то хорошее в том мире, в который тебя послала судьба!
        Егору снова стало немного стыдно: ведь принцесса из другого мира могла и не знать даже, что ничего хорошего в этих «двойках» нет.
        Просто они нужны для его королевского рейтинга.
        Так или иначе, в маленькой комнате Короля двоечников был задуман план по развалу успеваемости школы-замка номер тринадцать.
        Глава седьмая
        Про воплощение коварных замыслов

        На следующий день самым первым оказался урок физкультуры.
        Всем известно, что физкультура - это такой предмет, по которому получить «троечку» вообще элементарно. Главное - доползти до финишной черты или докарабкаться до середины каната. А уж добрый физрук Иван Михалыч как-нибудь войдет в твое положение и из жалости в конце-концов поставит «трояк». Если уж ты не совсем от физкультуры освобожденный по природной немощности.
        Так что получить «двойку» по физкультуре надо было умудриться. Тем более - Андрею Бородину, у которого, как известно, был юношеский разряд по плаванию.
        Когда в раздевалку степенно вошел Король двоечников Егор, мальчишки принялись его громко приветствовать: всем хотелось быть на хорошем счету у монарха. Егор в ответ великодушно кивал и даже пожимал руки.
        Все-таки, по натуре он был демократом.

- Друзья мои, - сказал Егор важным голосом и завернулся в специальную физкультурную мантию, которую заблаговременно накинул ему на плечи Первый министр,
- желаете ли вы, чтобы наше Королевство стало самым лучшим и знаменитым? Ну, хотя бы, в городе.
        Мальчишки одобрительно загудели. Даже Андрей Бойко, который обычно старался затеять спор по любому поводу.

- Тогда наша с вами задача - получить как можно больше «двоек»! - воскликнул верный королевский шут. - Справимся, как вы полагаете?

- Конечно!

- Легко!

- Запросто!

- Замечательно! Я никогда в вас не сомневался! И начнем - с физкультуры! - провозгласил Егор.
        Подданные приняли призыв Короля с восторгом.


        Урок физкультуры у мальчишек проходил в одном конце спортзала, а у девочек - в другом. И Король с волнением наблюдал, как к учительнице физкультуры Елене Петровне подошла Янка.
        Король уже произнес свое повеление директору школы, и тот быстро, без вопросов записал Янку в число учениц его класса. Поскольку настоящая фамилия Янки звучала как Принцесса Иоанна-Гай-Брут-Мария-Фердинад-Остро-Скалисто-Морская, то Егор не сумел придумать ничего лучшего, как записать ее под фамилией Королёва. Что директор и сделал - быстро и беспрекословно.
        Почему-то директор теперь стал бояться Егора, как огня. И Егор подозревал, что тому известно гораздо про королевские возможности гораздо больше, чем самому Егору.
        Может, до него доползли слухи про бесчинства Черепанова в пятнадцатом Королевстве? Вполне возможно. Пусть радуется, что он, благородный Король Егор не посадил пока еще этого злополучного директора в темницу на хлеб и воду!
        А ведь говорят, что Черепанов уже и завуча своего заточил в башню!
        Но Егор был не таким! Да, он был двоечником. Но двоечником совсем не хулиганистым, а, напротив - мечтательным…


        На сегодня были назначены не очень трудные, но все-таки требующие определенных усилий прыжки через «козла».
        Это молчаливое, прямоугольное кожаное животное в ожидании стояло посреди зала на своих крепких железных ногах с резиновыми башмаками. С одной стороны «козла» был установлен упругий трамплин, а с другой - аккуратно сложены маты - чтобы кто-нибудь чего доброго не ушибся.

- Все смотрим! - сказал физрук и поднял руку для того, чтобы ребята обратили на него внимание. - Сегодня сдаем нормативы по этому снаряду…
        Физрук был плотный, с кругленьким животиком и лысиной. А потому довольно удивительно было смотреть на то, как он ловко и коротко разбежался, оттолкнулся от громко охнувшего трамплина и легко, как перышко, взмыл над молчаливо-покорным
«козлом». После чего красиво приземлился на маты и зафиксировал стойку четким взмахом рук.

- Да-а-а… - задумчиво произнес со скамьи запасных Серега Еремин.
        У него была «вечная» справка, освобождавшая от занятий физкультурой, хотя Егор собственными глазами видел, как тот крутит на турнике «солнышко» и гнет пальцами монетки. Просто мама у него была доктором, а сам он предпочитал заниматься карате, а не всякой ерундой для маленьких.
        Иван Михалыч прошелся перед унылым строем ребят в спортивной форме, скептически оглядывая будущих прыгунов. Перед Егором он остановился и неуверенно произнес:

- Желаете присесть на скамеечку, Ваше Величество?

- Не, Иван Михалыч, - сказал Король. - Я же не освобожденный, у меня даже справки нет.

- Ну, тогда не соблаговолите ли вы первым преодолеть этот благородный снаряд? - произнес физрук и витиеватым жестом указал на «козла»

- Соблаговолю! - заявил Король и вышел на стартовый рубеж.
        Он гордо откинул за спину мантию и побежал навстречу «козлу». Егор до самого конца не решил, как поступит, а потому перед самым снарядом просто свернул в сторону.
        Физкультурная мантия, которая так красиво развевалась у него за спиной, подло зацепилась за винт на «ноге» «козла», и Его Величество Король двоечников грохнулся прямо на деревянный пол рядом с матами.
        Подданные сдержанно захихикали.

- Вы не ушиблись, Ваше Величество?! - вскричал подскочивший Иван Михалыч.

- А-а, - пробормотал Егор, глядя в потолок. - Нет… Все нормально. Что вы мне поставите?

- «Двойку»… - сокрушенно качая головой, произнес физрук. - Если вы не сделаете еще один подход…

- Нет! - вскрикнул Егор. - Ставьте сразу. Хватит уж с меня…
        И сел прямо на полу. Физрук тем временем услужливо отцепил мантию от козлиной ноги.
        Андрейка по-деловому показал большой палец правой руки: мол, все идет по плану!

- Следующий! - провозгласил физрук.
        Настало время для Андрейки.
        Егор внимательно следил за другом. Как его юркий, спортивного склада приятель сумеет справится с задачей?
        Видно было, что и Андрейке нелегко. Ведь по физкультуре у него всегда было только
«отлично»!
        И вот он зажмурился, и с криком бросился вперед, словно собирался вообще сбить злосчастного «козла» с ног.
        Наверное, все тоже так и подумали, так как среди одноклассников разнесся единый взволнованный «ох!»
        Однако перед самым прыжком, Андрейка вдруг изогнулся, сложил перед собой руки и… нырнул под квадратное, обитое кожзаменителем, туловище, прямо между ног, наверное, весьма удивленного «козла».

- А! - завопил королевский шут. - Помогите! Я застрял!
        Иван Михалыч озадаченно вытаращился на Андрейку, которого бросились доставать всем классом, включая девчонок. Егор быстро догадался, что Андрейка просто кривляется, ловко делая вид, будто действительно застрял.
        Но зрелище получилось шумное и оборвалось лишь веским и коротким словом, произнесенным рассерженным Иваном Михалычем:

- «Два»!
        Удовлетворенный таким результатом, Андрейка мигом выскочил из-под «козла» и встал обратно в строй.
        А тем временем Король наблюдал за тем, что происходило у девчонок. Им полагалось делать какие-то упражнения на матах. Многим девочкам эти упражнения давались нелегко, они падали. Некоторые даже тихонько плакали. Там царили слабенькие
«троечки».
        Но Янка решила, что должна показать пример, как надо падать по-настоящему. Она приступила к своему упражнению и, как бы поскользнувшись, очень театрально упала.
        Правда, сделав при этом «колесо», «фляк» и двойное сальто!
        У Короля от изумления отвалилась челюсть. У Елены Петровны - тоже.

- Яна Королева! - воскликнула учительница. - Что это было?

- Я поскользнулась! - невинно сказала Янка.

- Ничего-ничего, - быстро сказала Елена Петровна. - У всех бывает. Но такое сальто! «Пять»! Абсолютная «пять»! И сразу - в четверти!…
        Егор в досаде плюхнулся на скамейку освобожденных.

- Видал, как она исполнила? - со знанием дела произнес Серега Еремин. - Профессионально!

- Да уж… - буркнул Егор.
        Его слова заглушил страшный грохот. Это пухлый Андрей Бойко с разбегу просто-напросто сбил с ног уставшего от всего этого безобразия «козла». Бойко, бессильно дергая конечностями, лежал на опрокинутом «козле», а рассвирепевший физрук громко и сердито кричал:

- «Два»! И тебе тоже «два»! Всем ставлю «двойки»! Что же это за день сегодня такой, а?
        Видимо, его особенно расстроил успех новой ученицы его коллеги - Елены Петровны.
- Ну, и как тебе у нас? - поинтересовался Егор у Янки на перемене после урока геометрии.
        На геометрии выдалась контрольная, и, воодушевленные веселой физкультурой, подданные с удовольствием готовились к будущим «двойкам».
        Одни рисовали в листочках для контрольной всякие глупости, вроде пирамиды с глазами и цилиндра с ручками и ножками. Кто-то даже написал стихи, посвященные своей любви этому чудесному предмету. Так что двоечный рейтинг Короля Егора неуклонно стремился к росту.

- Мне у вас нравится, - улыбнулась Янка. - Хорошие ребята и девочки. Только вот эта Женя какая-то хмурая у вас…

- Просто она отличница, - сказал Егор. - Ей не нравится, что я всех склоняю к
«двойкам».

- А может, она и права? - усомнилась Янка.

- Я не понял! - возмутился Егор. - Ты вообще за кого: за меня или за Женьку?!

- Конечно же, за тебя! - заверила Янка. - Просто я хотела бы со всеми дружить. Понимаешь, у меня во дворце совсем нет друзей моего возраста. Одни фрейлины, да пажи. Только разве это друзья? Ведь они все видят во мне только принцессу и боятся, как бы вдруг не сказать что-нибудь не то или сделать как-нибудь не так. И родители их - графы, маркизы да бароны - постоянно заставляют детей делать карьеру: угоди принцессе, будь у нее на хорошем счету… Тьфу! Просто вспоминать противно…

- Что, так у тебя совсем прямо нет друзей? - сочувственно произнес Егор.

- А что, у тебя у самого много прибавилось друзей с тех пор, как ты стал Королем двоечников? - прищурилась Янка.
        Егор призадумался. Надо же, а ведь Янка права! Что-то давно его никто не звал в футбол играть. Не говоря уж о том, чтобы вместе порисовать баллончиками на стенах в подъезде у директора или взорвать что-нибудь громкое под дверью противной учительницы пения!

- Не-а, - покачал головой Егор. - Все друзья просто стали мне в рот заглядывать, как будто я какой-нибудь знаменитый актер, а не Егор Власов из шестого класса…

- Вот видишь! - воскликнула Янка. - Такова участь всех Королей! А знаешь, как это может надоесть?

- Ну, мне пока не надоело! - заявил Егор и завернулся в свою мантию с крестиками и ноликами, лихо сдвинув на ухо корону. - К тому же друг у меня все же есть - это Андрюха. Хоть и стал он похож на какого-то шута горохового…

- А я? - спросила Янка, сверкнув глазами.

- Ну, и ты, конечно, - смутился Егор. - Прости, я как-то не подумал…


        Следующим уроком была история.
        Перед самым ее началом королевский шут залез на парту и громко напомнил о необходимости повышения двоечного рейтинга. Класс одобрительно загудел.
        Все, кроме отличницы Жени, конечно. Она сидела, надувшись, и молчаливо выражала свой протест королевской власти несносных двоечников.

- Звонок! - объявил церемонимейстер и звонок действительно тут же прозвенел.
        Егор занял свой трон на задней парте и, в окружении преданных ему придворных, гордо сложил на груди.
        По правую руку от него, прямо на столе сидел, болтая ногами, королевский шут Андрейка, а по левую скромно примостилась под видом простой ученицы принцесса из таинственного чужого мира.
        На Янку то и дело ревниво косились девчонки. Особенно Инна, которая сразу же стала видеть в этой выскочке свою соперницу. Ведь рядом с Королем может быть только она
- самая красивая девочка в классе! Страшно даже представить себе, какие коварные мысли могли придти теперь в ее, в общем-то, не слишком умную голову!
        Тем временем Ирина Васильевна проследовала к учительскому столу, села и раскрыла свой Волшебный Школьный Журнал.
        Лицо ее озарилось светом магических страниц.
        Ведь если подумать - то любой школьный журнал, даже в самой обыкновенной школе, а совсем не в волшебном замке - это уже сама по себе очень и очень загадочная вещь. Чего только не делают с ним отчаянные двоечники, чтобы хоть как-то исправить ситуацию по успеваемости! И похищают журнал со взломом, и вытравливают «двойки» кислотой, и вырывают страницы, и вырисовывают из «двоек» «тройки». А самые отчаянные вообще сжигают журнал, словно страшную колдовскую книгу.
        Только это совсем не помогает. Журнал всегда восстает из пепла, как сказочная птица Феникс, и ни один двоечник до сих пор так и не смог победить коварную серую книгу.
        Ну а бороться с Волшебным Школьным Журналом - вообще бессмысленно. Поэтому класс замер в ожидании.
        Ведь все знали, что кому-то сейчас непременно следует получить «двойку» - ибо таково повеление самого Короля двоечников. А кому не хочется быть у своего монарха на хорошем счету?

- Итак, - сказала Ирина Васильевна. - Кто пойдет к доске на этот раз?
        И даже вздрогнула от удивления.
        Потому случилось удивительное: весь класс, как один человек принялся тянуть руки в желании выйти к доске и блеснуть своими знаниями. Сильнее всего трясли руками те, кто сегодня ничего не учил. Это ведь только когда мучаешься и зубришь уроки целыми днями, потом бывает страшновато за то, как тебя оценят. А когда ты заранее знаешь, что ничего не знаешь - твоя совесть чиста, и ты совершенно спокоен!
        Особенно вытягивалась красавица Инна. Этим она преследовала сразу две цели: во-первых, она стремилась обратить на себя внимание своего Короля: какая она гибкая, длинноногая и какая у нее сегодня модная прическа!
        Чего там говорить: Король сразу это оценил!
        Второй же целью Инны было переплюнуть остальных в количестве полученных «двоек». Инна умела получать «двойки», а потому ее шансы преуспеть в этом деле были довольно велики.
        Она всегда стремилась быть первой в классе. И если отличницей, как Жене Коваль, ей стать не довелось, то уж теперь она свой шанс не упустит! Тем более, что по красоте с ней тягаться вообще не кому!
        И она обязательно станет фавориткой этого Короля двоечников! И извлечет из этого все возможные блага. Ну, хотя бы заставит всех девчонок в школе просто позеленеть от зависти.

- О, Инна! - обрадовалась Ирина Васильевна. - Неужели ты хочешь ответить?

- Да-а… - кокетливо протянула Инна, косясь на таращащегося на нее во все глаза Егора.

- Ну, у меня просто нет слов, - произнесла Ирина Васильевна. - Тебе как раз надо
«единицу» исправлять…
        Учительница взглянула в журнал и добавила:

- Только я смотрю у нас в классе новенькая есть? Вот ее я и хотела бы послушать. Яна Королева, прошу к доске!
        Янка взглянула на Егора большими чистыми глазами, встала и, пожав плечами, направилась к доске.
        Инну аж перекосило от злости. Казалось, она сейчас просверлит в худенькой спине Янки огромную дымящуюся дыру.
        Но Янка не обращала внимания на посторонние взгляды. Она стояла у доски и с интересом осматривалась.
        Ведь каждый, кто хоть когда-нибудь стоял у доски, знает, насколько это необычное чувство. Что уж тут говорить про принцессу, которая впервые в жизни предстала на всеобщее обозрение целого класса.

- Ну, что же, Яна, - сказала Ирина Васильевна. - Конечно, ты сегодня впервые у меня на уроке. Но ты тоже поднимала руку, и я готова тебя выслушать. Ты хочешь рассказать нам о феодальных королевствах?
        Янка улыбнулась.

- О, это запросто! - сказала она. - Про королевства я знаю много чего интересного…

- Ну-ну, - произнесла Ирина Васильевна, мельком глянув на ухмыляющегося Короля двоечников. - Мы тебя слушаем.
        Янка вздохнула, посмотрела в окно и решительно заговорила:

- Наше королевство называется Скалистый Остров. Потому, что расположено оно на большом острове, на котором много скал, в которых живут орлы и призраки темных сил. Три больших города расположены на побережье Сладкого моря, а королевский дворец под названием Неприступность находится на горе ближе к центру. Самыми крупными вассалами нашего короля на Большой Земле являются герцог Каурус Мстительный, князь Гроттотун и барон фон Копчик. Отношения с соседями у нас переменчивые, потому что мы граничим с королевством Гризли, герцогством Мокаччо и захватнической империей Кракачу. А тут еще орды летающих кочевников с Архипелага Грр и свирепые пираты из холодных миров! Более или менее спокойную обстановку до сих пор поддерживало покровительство магического ордена Властителей Ветров, но с тех пор, как у нас похитили Волшебный прожектор…

- Стоп-стоп-стоп… - произнесла Ирина Васильевна.
        По ней было видно, что остановить Янку она хотела и раньше, но просто впала в ступор от этого необычного рассказа.
        Весь класс сидел молча, раскрыв рты от удивления. Даже Инна, у которой всегда были проблемы с фантазией.

- А что такое? - невинно сказала Янка. - Я только начала свой ответ. Я хотела еще рассказать об устройстве нашего королевского двора, дворцовых интригах и о том, как вражеские колдуны насылают на королевство порчу…

- Все! - устало произнесла Ирина Васильевна. - Хватит. Ты, Яночка, конечно, рассказываешь очень интересно, но, к сожалению, совсем неправильно. Вернее, совсем не то, что я задавала на дом. Но на первый раз я не буду тебе ставить «двойку».

- Нет, уж, ставьте! - потребовала Янка. - Все должно быть справедливо!

- Молодец, Янка! - подмигнул принцессе Егор и помахал ей рукой.

- Так никто в ней и не сомневался, - поддакнул шут.
        Учительница склонилась над сияющим Журналом.

- Странно, - сказала она. - «Двойка» почему-то не ставится. Как будто ты в действительности дала правильный ответ…

- Но я сказала правду, - Янка склонила голову на бок.

- Но как это может быть? - задумчиво произнесла Ирина Васильевна. - Таких королевств, как ты назвала, просто никогда не существовало в истории…

- Правильно, - сказала Янка. - Просто они существуют прямо сейчас.

- Ой! - удивленно воскликнула учительница. - Вместо двойки в Журнале у Яны Королевой сама собой «пятерка» нарисовалась! Ну, с Волшебным Журналом не поспоришь…
        Янка вернулась на свое место рядом с Егором.

- Ну, вот, - расстроено сказала она. - Я снова подвела вас…

- Ничего, - утешил ее шут, - У других так не получится.

- А что, эти Властители Ветров и впрямь существуют? - спросил заинтригованный Янкиным рассказом Егор.

- Конечно, - ответила Янка. - Еще как существуют! Это самый могущественный магический орден. Но и он иногда бессилен против настоящего, как следует сотворенного зла…
        Глава восьмая
        Про растерянных учителей и про рассерженных родителей

        Коварные замыслы Короля двоечников Егора воплощались вовсю. Оказалось, что сделать одноклассников двоечниками гораздо проще, чем, например, отличниками. Ребята с удовольствием переставали учить уроки. Вместо этого они гоняли в футбол на плацу перед школой-замком или лазили по высоким зубчатым стенам и башням. Некоторые даже раскрашивали серую каменную кладку яркими красками из баллончиков.
        Король не возражал. Тем более, что действительно получалось ярко и красиво. На вкус Егора, конечно.
        И надо всем этим на высоком шпиле победно реял гордый королевский флаг с крестиками и ноликами.

- Ну, как, я хорошо поднял свой этот самый… рейтинг? - довольным голосом спросил Егор у Первого министра

- О, да! - улыбнулся Первый министр и поправил на носу очки. - Вы даже обскакали все другие королевства в округе по общему количеству двоек…

- То-то же! - хвастливо сказал Егор.

- Но погодите радоваться! - прищурился Первый министр. - Королю никогда нельзя расслабляться и почивать на лаврах. Всегда найдутся силы, которые захотят нарушить ваш покой.

- Да, ну! - отмахнулся Егор. - Какие это такие силы? У меня армия есть, если что…


        Но Первый министр, все же, оказался прав. Такие силы, которым не нравилось правление Короля двоечников Егора, нашлись. И довольно быстро.
        Ими оказались…
        Впрочем, обо всем по порядку.


        Как известно, в Королевстве двоечников дети могут преспокойно командовать взрослыми. Даже учителями.
        Не могут они только влиять на свои оценки в Волшебном Журнале и на собственных же родителей. Это конечно не так хорошо, как хотелось бы, но, все-таки, тоже неплохо.
        Некоторым такое устройство Королевства двоечников могло бы показаться неправильным.
        Но по великим законам мироздания всегда получается так: если где-то чего-то прибавится, значит, где-то чего-то и у кого-то отнимется. В школьных учебниках это называется законами сохранения вещества и энергии.
        Впрочем, двоечникам этого никогда не узнать: ведь они не читают учебников.
        И эти самые законы действуют не только в обычном мире, но и в мире волшебном. Правда, несколько по-другому. Но чтобы понять все эти волшебные законы, надо долго-долго учиться в Волшебных школах множества Волшебных миров.
        В которых, как ни странно, также не терпят оболтусов и лентяев.
        Однако же, в собственном Королевстве Егора двоечникам жилось вольготно. И они это быстро почувствовали.

- Ваш королевский рейтинг действительно вырос! - сказал Первый министр Егору, когда они вместе обходили длинные коридоры замка.
        Дело было на переменке.
        Егору нравилось вот так, важно следовать по коридорам, в сопровождении свиты из влюбленных в Короля девчонок. Он ловил восторженные взгляды ровесников и испуганные - первоклашек и прочей мелюзги.
        Нет, что ни говорите - быть Королем здорово!

- Итак, двоечников в вашем замке прибавилось, - продолжал Первый министр. - А потому вам и всему вашему Королевству полагается награда от верноподданных взрослых.

- И что же это за награда? - с любопытством спросил Егор.

- Сегодня вместо уроков вся школа отправится в парк развлечений! - торжественно провозгласил Первый министр. - Там все аттракционы будут работать для вас и ваших подданных совершенно бесплатно и целый день напролет!

- Ура!!! - завопили подданные, которым удалось расслышать эту замечательную новость.

- И еще - всем будет раздаваться бесплатное мороженое - столько, сколько кому захочется!

- Ура!!! Ура!!!

- …а также газировка, конфеты и прочие вкусные вещи, которые обычно не разрешают родители - теперь все сразу и до отвала!

- Ура!!! Слава Королю двоечников!

- Чипсы и гамбургеры…

- Слава!

- Пицца и кола…

- Да здравствуют двойки!

- Ну, и так далее…

- Да здравствуют двоечники! Да здравствуем мы - самые лучшие двоечники в мире!

- Ура!…
        Король махал руками подданным и вежливо раскланивался направо и налево. Ему и впрямь казалось, что вся эта неожиданно свалившаяся с неба благодать - исключительно его дело его рук, а сам он - истинный благодетель своих одноклассников.
        Только Первый министр, стоящий чуть за спиной, хоть и улыбался, но выглядел как-то обеспокоено. Он то и дело доставал платочек и протирал потную плешь на голове.
        Что взять с этих взрослых? Не умеют они радоваться жизни!

- Ну, что же? - довольным голосом сказал Егор Андрейке и Янке. - Пойдемте в парк - мы заслужили!

- На каруселях накатаемся! - мечтательно произнес шут и кувыркнулся через голову.

- Да, наверное, это интересно, - улыбнулась Янка. - Я никогда в жизни не каталась на каруселях. Статус не позволял…

- Ну, ничего, - великодушно сказал Егор. - Со мной тебе никто ничего не запретит…
        Король во главе шумной толпы школьников направился к воротам замка. Верный шут шел позади, весело размахивая королевским флагом с крестиками и ноликами. Принцесса с интересом озиралась по сторонам: ей было не привыкать к замкам, но вот только так много детей одновременно она еще не видела.
        Следом за Королем, выскакивая из тесных и душных классов, присоединялись к Великому Походу В Парк Развлечений все новые и новые подданные - ведь весть о заслуженной награде разлеталась по школе со скоростью звука!
        Однако подходя к мощным воротам королевского замка, Егор увидел, что здоровенные, вооруженные до зубов охранники пребывают в некотором замешательстве. Сделав несколько шагов по подъемному мосту, Егор понял, в чем дело.
        Сразу за рвом с ароматной кипящей карамелью путь процессии преграждала большая толпа взрослых.

- А ну расступитесь! - звонко крикнул шут Андрейка и грозно взмахнул флагом. - Не видите, что ли - Король идет!

- Кому король, а кому - просто Егорка, - сказал кто-то из взрослых, вышедший чуть вперед.
        Егор обомлел.
        Этот «кто-то» был его папой!
        Только теперь он понял: перед школой собралась самая настоящая демонстрация! Как и положено - с плакатами, транспарантами и громкоговорителями.
        Это была демонстрация родителей!
        Напиравшие со спины школьники постепенно останавливались на мосту, рискуя свалиться в булькающую карамель. Радость на их лицах сменялась сначала удивлением, а затем - недоумением и испугом.
        Между тем, на плакатах и транспарантах можно было прочесть самые разные лозунги, среди которых были как вполне понятные, так и совершенно глупые:

        СТЫДНО БЫТЬ ДВОЕЧНИКОМ!
        Ну, это мы уже сто раз слышали…

        СЕГОДНЯ ДВОЕЧНИК - ЗАВТРА НЕУДАЧНИК!
        А это, допустим, спорное утверждение. Мало ли богатых и знаменитых взрослых плохо учились в школе?

        ПРИНЕСЕШЬ ДВОЙКУ - ОТКЛЮЧИМ КОМПЬЮТЕР, БУДЕШЬ ЗНАТЬ!
        А вот это серьезно, ничего не скажешь…

        КРЕСТИКИ-НОЛИКИ - ЭТО КРЕСТ НА ТВОЕМ БУДУЩЕМ!
        Ой… Что-то совершенно непонятное. Вечно эти взрослые понапридумывают всяких странных и непонятных вещей - сами потом разобраться не могут!

        А КОРОЛЬ - ТО ГОЛЫЙ!
        Последняя надпись особенно возмутила Егора: ведь это была неправда! Но тут же он вспомнил сказку Андерсена про голого короля.
        Вот глупости! Причем тут голый король?
        Еще у родителей имелись большие карикатуры на Короля двоечников - совершенно непохожие, но все равно обидные. Там он изображался толстым, ленивым и вечно спящим.
        Егор сначала растерялся, а потом разозлился.

- Пап, мам! - громко крикнул он. - Ну, чего вы там стоите? Чего вы меня позорите?

- Прости, сынок, - виновато сказала мама, стоявшая в первом ряду. - Но ты тоже пойми нас: все знакомые к нам домой прибежали, сказали, что ты мешаешь учиться их детям. Отец, вот скажи…

- А чего, чуть что - сразу я? - пробурчал папа.
        Папа Егора был явно недоволен тем, что его пригнали на это мероприятие. Еще бы: его наверняка вытащили с работы! И главное - зачем? Понятно было бы, если б дело касалось самого Егорки! Так в семье уже давно привыкли к тому, что Егор учится так себе. Даже строгая бабушка, которая во время войны была пилотом военного самолета и привыкла, чтобы все и всегда было правильно.

- Первый министр, а Первый министр! - позвал Егор.

- М-м, да? - робко отозвался тот.
        Первый министр трусливо прятался от родительского гнева за спинами растерянных школьников и теперь неуверенно выглядывал из-за Янкиного плеча.

- А что, нельзя как-нибудь разогнать эту демонстрацию, что ли? - задумчиво произнес Егор.
        В его голове сразу всплыли воспоминания о телевизионных новостях: как полицейские в касках со щитами и дубинками разгоняют разбушевавшуюся толпу. А в них летят камни и бутылки. А тогда полицейские тех - из водометов, холодно-прехолодной водой! Бр-р…

- Ты чего, Егор, ты в своем уме?! - воскликнул Андрейка. - Разгонять наших же родителей?! И как ты это себе представляешь? Армию вызывать, что ли?!

- Да, это я чего-то не подумал, - хмуро сказал Егор. - Но ведь я дал ребятам свое королевское слово - всех отвести в парк развлечений…

- Да, Ваше Величество, - сказал Первый министр. - Как бы такой провал не отразился на вашем рейтинге…
…А между тем родительская демонстрация плавно переходила в митинг.
        Какая-то из возмущенных мам влезла на крышу специально подъехавших «жигулей». Ей дали в руки мегафон, и тот отчаянно и противно запищал.
        Все схватились за уши и скривились от этого невыносимого звука.

- О, это моя мама! - радостно и глупо заявила Инна.
        А Иннина мама принялась рассерженно кричать:

- Как! Как можно допускать такое?! Чтобы моя доченька, прилежная ученица, лучшая в классе, отличница, стала приносить домой двойки!…

- Да чего это она врет?! - справедливо возмутился Егор.

- Когда это Инка была отличницей и лучшей в классе?! - рассерженно крикнула Женя Коваль. - Это я лучшая в классе и отличница! А Инка же просто двоечница и тупая, как дерево!
        Вообще-то Женя никогда не ругалась. И этим своим выкриком очень удивила Егора. Даже слегка расстроила.

- Это я-то тупая? - взвизгнула Инна. - Да я тебе сейчас покажу, кто из нас тупая!
        И выставила перед собой скрюченные пальцы с длинными-длинными и острыми-преострыми раскрашенными ногтями. После чего с визгом бросилась на Женю.
        Среди девчонок завязалась потасовка. Они кричали, визжали, тянули друг друга за волосы и норовили порвать друг на дружке платье. К Жене и Инне немедленно с криками присоединились и другие девочки. Мальчишки же тщетно пытались растащить их в стороны.
        А мама Инны продолжала расхваливать на всю округу свою отличницу-дочку, так, что вскоре другим родителям это надоело. У нее отобрали мегафон и аккуратно сняли с автомобильной крыши.
        Ее место занял чей-то бородатый папа. И, словно бы в отместку, принялся хвались своих сыновей-близнецов, которые всегда были хорошистами. Они, якобы, подавали большие надежды, могли стать депутатами или, на худой конец, банкирами, а теперь, из-за Короля двоечников станут лишь водителями мусоровозов.
        Бородатого папу сменила такая толстая мама, что крыша «жигулей» немедленно заскрежетала, прогибаясь. Толстую маму быстро стащили вниз, не дав произнести ни слова.
        Родители кричали и кричали, митинговали и митинговали, пока расстроенные школьники не побрели назад, в свои классы.
        Словно бы ставя в этом деле грустную точку, в замке прозвенел длинный и ужасно тоскливый звонок.
        Праздника не получилось.
        И двоечный рейтинг Егора быстро и неуклонно пополз вниз.
        Глава девятая
        Про королевскую дипломатию

        Егор задумчиво восседал на троне, наблюдая, как осторожно, стараясь не смотреть ему в глаза, выбираются из класса его верноподданные.
        Янка сидела рядом, на подоконнике. Она изучала кактус.
        Это был удивительный кактус: на нем недавно вырос цветок. Учительница по биологии говорила, что это очень редкое явление. Но из всего класса заинтересовало оно только принцессу.
        Дело все в том, что только что, прямо на уроке физики произошел тихий бунт против его королевской власти.
        А именно: несколько наглых одноклассников вместо того, чтобы честно выполнить данное королю обещание и схлопотать по заслуженной «двойке», просто-напросто взяли, да и получили три «тройки», две «четверки» и даже - да, да, только представьте себе - одну «пятерку»!
        Конечно, Егор сам был виноват. Раз он обещал всем развлечения за полученные
«двойки», значит, должен был исполнить его. Только куда уж ему против родителей-то? Родители - они хуже диктаторов, умеют из детей веревки вить!
        Ну, а если подумать: разве он сам пошел бы против своего папы и тем более - мамы? Не говоря уж про бабушку…
        Вот за такими невеселыми размышлениями его и застал забежавший в класс верный королевский шут Андрейка.

- Егорка! - крикнул он. - То есть, тьфу… Ваше Величество! К вам делегация!

- Какая еще делегация? - не понял Егор.

- Из десятой школы! - сказал Андрейка.
        Вид у него был взмыленный. Наверное, он бежал сюда от самых замковых ворот.

- А чего хотят? - поинтересовался Егор.

- Не знаю! - пожал плечами Андрейка. - Принять просят. Говорят - дело государственной важности и международного масштаба!

- Понавыдумывают всякого, - сварливо проговорил Егор. - Ладно, раз уж пришли, то путь заходят…
        Пухлый церемонимейстер Бойко ловко крутанул пальцами тяжелую указку и грохнул ею об пол, торжественно провозгласив:

- Его превосходительство чрезвычайный и полномочный посол Десятого Королевства двоечников! То есть средней школы номер десять…
        После чего открыл классную дверь.
        В класс, неловко ступая, вошел худой и бледный мальчик в смешном костюме при бабочке. Был он невообразимо лохмат, а на носу имел дурацкие очки с кошмарно толстыми линзами. Еще Егору показалось, что чрезвычайный и полномочный посол изрядно косит глазами. Но за очками этого было не разобрать.

- Прошу, прошу! - радушно приветствовал посла Егор.
        Однако при этом не стал вставать с трона. Во-первых, не подобает по высоте его положения перед всякими послами вскакивать. А во-вторых, просто лень было.
        Посол, как-то загнанно озираясь, проследовал к задним партам и сел неподалеку от Егора, глядя на него снизу вверх, то и дело поправляя сползающие с переносицы очки.

- Привет! - сказал Егор.

- Привет! - отозвался посол.

- Привет-привет от старых штиблет! - добавил шут.
        Егор сразу подумал, что надо вести себя подипломатичнее. Чтобы у соседей складывалось хорошее впечатление о его Королевстве.

- Как там у вас в десятой школе? - вежливо поинтересовался Егор.

- Спасибо, помаленьку, - так же вежливо ответил посол.

- Каковы виды на урожай «двоек»? - важно спросил шут.

- Да вроде ничего, - сказал посол. - Троих уже собираются на второй год оставлять, одного даже в специальную школу для неуспевающих, видать, отправят…

- Примите мои поздравления, коллега! - важно сказал Егор.
        Наступила пауза.
        Егор все-таки был не очень опытным в политике, а потому чувствовал себя неловко. И как это настоящие взрослые короли все время вот так официально общались? Ведь это так утомительно…

- Жвачку хочешь? - спросил у посла Егор.

- Давай, - согласился посол. - Какая?

- Клубничная.

- О, я люблю клубничную…
        Некоторое время сидели, жуя и задумчиво хлопая жвачными пузырями. Наконец, особо большой пузырь, лопнув, прилип к носу и очкам посла, и тот, сняв очки принялся размазывать по ним жвачку.
        Заодно, наконец, заговорив по существу.

- Э… Ваше Величество… Слушай, давай на «ты», а? А то как-то уж слишком официально все…

- Давай! - с некоторым облегчением сказал Егор.
        Вся эта дипломатия ему уже изрядно надоела.

- Так вот, Твое Величество, - продолжил посол. - Сначала вопрос: соседи-то тебя не очень беспокоят?

- Какие соседи? - не понял Егор.

- Ну, соседние королевства…

- Ваше королевство нас точно не беспокоит, - заверил Егор.

- Ну, наше, допустим, вообще не считается, - отмахнулся посол.
        Янка между тем отвлеклась от своего кактуса и теперь с любопытством следила за ходом переговоров. Даже глаза у нее засверкали от интереса. Видимо, в ней заговорила настоящая королевская кровь

- А какое считается? - спросил Егор.

- Ну, например, Черепановское, - сказал Посол.

- А что - Черепановское? - насторожился Егор.
        Он сразу вспомнил свое позорное бегство от Черепанова. У него аж под ложечкой заныло от этих воспоминаний. Очень стыдно было и унизительно. И страшно, что ни говори…
        Посол очень удивился:

- Как, так вы ничего не знаете?

- Конечно, ничего не знаем! - кривляясь, воскликнул шут. - Мы же двоечники! Откуда нам что-то знать? Бе-бе-бе!
        Посол недоуменно посмотрел на шута и продолжил:

- Так всем же известно, что Пятнадцатое королевство пошло войной на Семнадцатое!

- Война?! - воскликнула Янка и спрыгнула с подоконника.
        Глаза ее загорелись, на лице появилось беспокойство.

- Ну-ну, - сказал Егор. - И чем дело кончилось?

- Очень плохо кончилось, - зловещим голосом произнес посол и водрузил на нос очки, перепачканные жвачкой. - Черепанов захватил Семнадцатое Королевство и присоединил к своему собственному Королевству. К пятнадцатому, то есть.

- А разве такое возможно? - удивился Егор.

- Еще как возможно! - в сердцах воскликнула Янка. - В нашем мире такое то и дело происходит: более сильный нападает на более слабого! А потом грабит его и заставляет на себя работать…

- Что-то в этом роде… - странно глядя на Янку, пробурчал посол. - Черепанов объявил, что ему надоело быть просто Королем двоечников. И он собирается стать Императором всех двоечников мира!

- Ну, допустим, - сказал Егор. - Черепанов всегда был мерзким типом. Так что считай, я даже не удивился. А нам-то какое до этого дело?
        И тут Егор почувствовал себя, как говорится, не в своей тарелке: и посол, и Янка, и даже верный шут вдруг уставились на Короля, как на какого-то непонятливого инопланетянина.

- Чего вы уставились на меня? - спросил Егор. - Чего я такого сказал?

- Глупость сказал, - отрезала Янка.
        Егору, наверное, стало бы обидно, если бы такое сказала другая девчонка. Но Янка никогда и ничего не говорила просто так. Видимо, у принцесс так было принято.
        И Егор призадумался.
        Действительно, что с того, что какой-то Черепанов решил стать Императором? Пусть он себе становится, хоть самим Повелителем пиратов, слава ему, слава! Тьфу! Лишь бы его, Егора, Тринадцатое Королевство не трогали…
        Ах, вот в чем дело!

- Так ваш Король считает, что Черепанов пойдет войной и на нас? - догадался Егор.

- А как же иначе? - развел руками посол. - Из чего же он будет строить свою Империю двоечников, как не из наших Королевств?.

- Нет, ну я понимаю, мы с ним, с Черепановым граничим, - принялся рассуждать Егор.
- А вам-то какое дело? Ведь вы вообще с другой стороны находитесь!

- Слушай, Егорка, - возмутился королевский шут. - Нам с тобой, наверное, стоит поменяться местами: ты вообще, я смотрю, ничего не соображаешь!

- Чего это я не соображаю? - пожал плечами Егор.

- А вот чего! - сказал Янка и вырвала из своей тетрадки с котятами на обложке листок в клетку.
        На этом листке она принялась рисовать какую-то не очень понятную схему.

- Одно Королевство против другого имеет примерно равные силы, - рассуждала Янка. - И воевать им почти не имеет смысла…

- Точно! - кивнул посол. - Только у Черепанова вдруг очень резко вырос двоечный рейтинг. Потому что его самого подданные боятся больше, чем своих родителей. И все поголовно в Пятнадцатом Королевстве стали двоечниками. А в семнадцатой школе Король был - нюня и тюфяк. Развел, понимаешь, отличников! А потому взрослые его не слушались, и в армии был полный разброд…

- Вот видите! - воскликнула Янка. - Этот ваш Черепанов оказался очень коварным властителем! Он сообразил, что его сосед гораздо слабее - и воспользовался этим!

- Ну и что? - легкомысленно возразил Егор. - Мы-то не слабее этой Семнадцатой школы…

- Ну и ну… - покачала головой Янка. - У тебя что по математике? Ах, да…
        Егор лишь сердито хрюкнул на этот гнусный намек. Да, у него по алгебре и геометрии
«два». Как и полагается настоящему Королю двоечников! А вы чего хотели?!
        Янка виновато посмотрела на Егора и продолжила уже несколько более мягким голосом, старательно растолковывая свою мысль:

- Семнадцатое Королевство слабое. И Пятнадцатое было так себе. Но теперь-то они вместе! Обе школы стали одной Черепановской Империей! И эта маленькая империя уже гораздо сильнее любого отдельного Королевства! Сначала она захватит нас - и станет еще сильнее! А потом преспокойненько возьмется вот за этих…
        Янка кивнула в сторону посла.

- Соображает, хоть и девчонка! - с уважением произнес посол, глядя на Янку поверх съехавших очков.
        Смотреть сквозь стекла ему мешала размазанная по стеклу жевательная резинка, и ему приходилось все время сильно щуриться.

- Ну, спасибо! - усмехнулась Янка.

- Вот по этой-то причине Король Десятого королевства и прислал меня сюда, к вам, - сказал посол. - Мы предлагаем объединиться против нашествия всей этой Черепановской чумы и вместе отразить агрессора! А еще лучше - вместе напасть на него и разгромить, пока он не стал еще сильнее…
        Егор растерянно заерзал на своем троне.
        Ему совсем не хотелось воевать. Ему нравилось просто спать на уроках, гулять и ничего не делать. Ведь в этом и заключается королевская власть, верно? Но неужели и Королю двоечников приходится вот так сражаться за собственное место под солнцем?

- Ну, ладно, сказал, подумав, Егор. - Иди к своему королю и передай ему: «мы подумаем».

- Ага, - ответил посол, поднимаясь. - Только думайте быстрее, а то поздно будет…

- Еще жвачку хочешь? - спросил Андрейка.

- Нет, спасибо, - буркнул посол и степенно удалился.
        Правда, уходя, он налетел на закрытую дверь: залепленные жвачкой очки мешали ему теперь нормально видеть.
- Та-ак… - протянул Егор, оглядывая друзей. - Что делать-то будем?

- Я думаю, надо посоветоваться со взрослыми, - заявила Янка. - Все равно мы в настоящей политике ничего не смыслим.

- Первый министр смыслит, - сказал Егор. - Его позовем - и все…

- Что-то я не очень доверяю этому твоему Первому министру, - сказал Андрейка. - Скользкий он тип какой-то… Да еще и назначенный Повелителем пиратов.

- А что вы хотели? - пожала плечами Янка. - Настоящий политик. Если бы вы знали, какие интриги творятся у нас во дворце…

- Родителей я звать не буду! - решительно заявил Егор. - На меня и так дома смотрят как-то искоса. Меня просто совесть насмерть замучает. Тем более после этой дурацкой демонстрации.

- А зачем звать родителей, когда есть учителя? - сказал Андрейка.

- Кто? - не понял сначала Егор.

- Учителя, - сказала Янка. - Твой друг верно говорит.
        Егор удивленно подумал, что учителей он совсем перестал брать в расчет. Ведь он давным-давно и не думает о них, как об остальных взрослых. Например, как о Первом министре или том же генерале. Он просто привык к тому, что учителя - это бесплатное приложение к его «двойкам». Какие же они взрослые? Они просто учителя…

- Гм… - неуверенно сказал Король двоечников. - Ну, если вы так считаете… Хорошо, мы соберем Большой Королевский совет и пригласим на него учителей…

- Это будет военный совет! - коварно прищурился шут.

- Молодец, Егорка, - непосредственно заявила принцесса и взяла его за руку. - Я верю в тебя. Ты - прирожденный лидер!
        Егору больше ничего не оставалось, как с удовольствием, от души покраснеть.
        Глава десятая
        Про Большой Королевский совет и жажду власти


- Эй, Егор! - крикнул Андрейка, ворвавшись в класс. - Пойдем! Тебя ждут на Королевском совете!
        Дело происходило прямо на уроке химии.
        Егор жутко не любил химию. Точнее, ему нравилось, когда все шипело, булькало, а еще лучше - горело и дымило! Он даже сам умел так смешать кое-какие вещества, купленные в аптеке и в хозяйственном магазине, чтобы получилась самая настоящая взрывчатка. Но запомнить формулы, да, к тому же, решить задачки - это было выше его понимания. Хотя, если честно, он просто и не пытался ничего понять.
        Слишком уж это скучно. Не по-королевски.
        А потому, услышав призыв своего шута, Егор важно слез с трона и проследовал мимо подданных, корпящих над какими-то химикатами, мимо пожилой и надменной химички Ольги Анатольевны.
        Ольга Анатольевна сделала вид, будто не замечает демонстративного ухода Короля, так что и объяснять ей ничего не пришлось.
        Янка тихонько поднялась со своего места и пошла следом.
        Громко вздохнула красавица Инна: она провожала Короля преданным и влюбленным взглядом. Егор самодовольно подмигнул ей. Инна послала ему воздушный поцелуй и кокетливо улыбнулась.
        Довольный собою, у самой двери кабинета химии Егор громко провозгласил:

- Всем чао!
        Весь класс немедленно встал, как и подобает, встречая и провожая Короля двоечников.

- Чао-какао! - хором сказали подданные и вместе с ним - сама Ольга Анатольевна.

- Можете сесть! - милостиво позволил Егор и толкнул ногой дверь.

- Ой! - вскрикнул кто-то в коридоре и даже, похоже, упал на пол.
        Егор пропустил вперед Янку и Андрейку, вышел в коридор, закрыл за собой дверь. И тут же увидел какого-то маленького паренька, очевидно из младших классов. Мальчишка сидел на полу и с шипением потирал ушибленный лоб.

- Ах! - всплеснула руками принцесса. - Тебе не больно?

- Похоже, он подслушивал или подсматривал под дверью, - недовольно сказал Андрейка.

- Ты чего это не на уроках? - строго спросил Егор, уперев руки в бока. - Кто за тебя «двойки» получать будет?!

- Ой, ой, чья бы мычала, а твоя бы помолчала! - довольно нагловато ответил мальчишка, после чего резво вскочил на ноги и побежал прочь.

- Где-то я его видел… - задумчиво сказал Андрейка.

- Еще бы, - усмехнулся Егор. - Ты всех в школе хоть раз, да видел…
        Андрейка махнул рукой и они пошли.


        Через минуту друзья уже были у входа в кабинет директора школы.
        В первый раз Егор входил в этот кабинет без страха и дрожи в коленках.
        Вообще-то говоря, это раньше был просто кабинет, а теперь он превратился в мрачный зал с колоннадой и дымящимися на стенах факелами, длинным-предлинным деревянным столом, за которым чинно сидели учителя, и во главе которого восседал сам директор Иван Петрович.
        То есть, это он до прихода Короля восседал. А как только церемонимейстер грохнул об пол указкой, Иван Петрович сгорбился, сжался и быстро, бочком-бочком засеменил в сторону.

- Его Величество Король Двоечников Тринадцатой школы Егор Первый! - объявил церемонимейстер.

- Ну, зачем же так официально, - несколько смутился Егор.
        И проследовал прямиком к директорскому креслу. Он сел, обернулся своей мантией с крестиками и ноликами и немедленно положил ноги на стол.
        Просто у него уже выработалась такая королевская привычка.
        Однако, встретив взгляд завуча Людмилы Аркадьевны, которая сидела за столом ближе всех к директорскому месту, ноги со стола немедленно убрал.
        Хоть у Короля и была власть над взрослыми, но все-таки Егор иногда чувствовал неловкость за свое поведение. Конечно, это был большой недостаток для настоящего абсолютного монарха. Небось, Черепанов со своими учителями не особо церемонится…
        Янка скромно уселась за стол по левую руку от Короля, а вот шут преспокойно влез на свой стул с ногами и навалился локтями на стол, с глупой улыбкой рассматривая присутствующих.

- Ух ты! - восхитился Андрейка. - Сколько учителей! И все пришли на урок к Его Величеству Королю двоечников. А домашнее задание вы приготовили? Смотрите у меня, а то родителей в школу вызову!

- Бородин, не паясничай! - привычно сказала завуч и тут же осеклась.
        Еще бы! Она забыла, что теперь королевскому шуту позволено многое! Во всяком случае, побольше, чем какому-то там завучу.
        За спиной Егора неслышно возник Первый министр. Он быстро открыл портфель и положил перед Королем несколько листочков.

- Ваша Величество, это вам на подпись! - извиняющимся голосом сказал Первый министр.

- А что это? - спросил Егор.

- Ваши королевские Указы! - ответил Первый министр.

- А-а… - протянул Егор. - Где подписывать?

- Вы что же и читать даже не будете? - удивился Первый министр и, похоже, даже обрадовался.

- Не-а, - отмахнулся Егор. - У меня и других дел по горло…
        И принялся коряво писать свою фамилию там, где предусмотрительно была поставлена
«галочка».

- Егор, ты с ума сошел! - всплеснула руками Янка. - Разве так можно делать?

- А чего здесь такого? - подписывая последний листок, спросил Егор.

- Как это - чего! - подскочив, прямо в ухо рассерженно прошипела принцесса. - У нас как-то один король подписал вот так вот указ, не глядя! И на следующий день у него полкоролевства отобрали! Он, видите ли, даровал наследственные земли хитрым вольным ведьмам!

- Так я же никому ничего не даровал… - растерянно ответил Егор.

- А ты вот у него теперь спроси! - Янка ткнула пальцем в сторону Первого министра.
        Но того уже и след простыл.

- Ну и ладно, - сказал Егор. - Авось, пронесет!
        Янка только покачала головой на это легкомысленное заявление.
        А церемонимейстер снова стукнул указкой и воскликнул:

- Его Величество Король Двоечников Десятой Школы Арнольд Первый!
        Егор переглянулся со своим шутом, и оба зашлись в веселом хохоте. Уж больно смешным им показалось выражение «Арнольд Первый». Принцесса лишь пожала плечами: она и не такие имена у королей слышала.
        В кабинете, а теперь - колонном зале - директора появился уже знакомый посол в больших очках с толстыми линзами. Только теперь на голове его была корона - точно такая же, как и Егора. Только мантия отличалась рисунком: вместо крестиков-ноликов на ней были изображены шахматные клетки и шашки.

- Ого! - удивился Егор. - Я мы-то думали, что ты - посол…

- В тот раз я прибыл к вам инкогнито! - важно заявил Король двоечников Арнольд Первый. - Такие переговоры никому нельзя доверять, даже послу!

- Молодец! - одобрительно сказала Янка. - Так когда-то поступил мой двоюродный дядя, когда отправился на переговоры к злым и коварным гарпиям…
        Соседний Король удивленно посмотрел на Янку, но его уже тряс за плечо Андрейка:

- Нет, ну ты скажи, скажи нам - почему, почему тебя назвали Арнольдом? Правда, интересно!

- В честь Терминатора, - вздохнул мальчишка и поправил на носу очки. - Хотели, чтобы я был сильный, как Арнольд Шварцнеггер. А получилось… то, что получилось.
        Терминатор действительно из Арнольда получился так себе: тощий, бледный, да еще с этими страшными очками…

- Бывает… - Егор сочувственно пожал коллеге руку.
        Всю эту сцену учителя наблюдали с молчаливым благоговением. Видимо Волшебный прожектор крепко-накрепко приказал им всем с почтительностью относиться к двоечникам.
        И особенно к их Королям.
        И это, конечно же, правильно! По крайней мере, так кажется самим двоечникам.

- Ладно, - сказал Егор, устраиваясь поудобнее в директорском кресле. - Чего мы, вообще, собрались? Мы собрались, чтобы решить, как поступить с Черепановым…

- Хулиган он этот Черепанов, - сказала вдруг Людмила Аркадьевна. - Мне коллега из Пятнадцатой школы давно говорила, что ему не место среди нормальных ребят.

- Правильно! - воскликнул директор. - Его давно надо было бы исключить и отправить в школу для «трудных» детей!

- Всыпать ему по первое число, да и дело с концом! - заявил физрук и треснул по столу крепким кулаком. - В суворовское училище его!
        И вдруг испугался: еще бы - он замахнулся на самого Короля двоечников, пусть даже и чужого!

- Что бы там мы ни говорили - он учится не в нашей школе, - сказала завуч. - И мы ничего не можем с ним сделать…

- А даже если бы и учился, - пожал плечами трудовик Виктор Степаныч. - Вон, мы даже со своими оболтусами справиться не можем…
        Наступило гробовое молчание. Учителя смотрели на Виктора Степаныча и делали ему молчаливые знаки: мол, будьте осторожнее в выражениях!

- Вот видишь, - вздохнув, сказал Егор своему приятелю-Королю. - Развел я у себя в королевстве вольнодумство и свободу слова. И надо бы за такие слова Виктора Степаныча посадить в темницу…

- Так посади! - сказал Арнольд и пожал плечами.
        Лицо трудовика вытянулось: только теперь до него дошла вся серьезность положения.

- Не могу, - вздохнул Егор. - Я взрослых уважаю!

- Ну и дурак! - сказал Король Десятой школы. - А Черепанов посадил бы. Потому-то у него и Королевство сильнее, а теперь оно еще и Империей станет! Король не должен быть слюнтяем…

- Это я-то слюнтяй?! - возмутился Егор. - А сам-то ты посадил хоть одного учителя в темницу?

- Конечно! - спокойно сказал Арнольд. - Химичку.

- А за что?

- За то, что она алхимией занимается! Хотел сначала вообще сжечь ее на костре, как ведьму…

- Да ты что?!

- Это я так шучу…

- Ничего себе шутки!

- Просто надо своим подданным иногда показывать свою власть. Зато учителя труда я возвысил в ранг Первого Министра. Потому, что он никогда со мной не спорит и в инопланетян верит. Я вообще всей школе приказал верить в инопланетян. Это у нас такая религия…

- Погоди-погоди! Как это ты назначил трудовика Первым министром? У тебя разве не было настоящего, как у меня?

- Был, конечно. Но я сразу понял, что он подослан Повелителем пиратов, чтобы следить за мной… Слава Повелителю!

- Слава! - хором воскликнули все присутствующие.

- Слава! - пискнул кто-то за дверью.
        Все удивленно уставились в ту сторону, откуда донесся этот посторонний звук.
        Андрейка вскочил со стула и бросился к двери. Распахнул ее - и втащил в директорский зал мелкого мальчишку, который отчаянно сопротивлялся и упирался в пол ногами.

- Ого, вот это да! - сказал Егор. - Это же тот самый, которого я под дверью нашего класса видел!

- Опять подслушивает… - нахмурилась Янка.

- Что это за мальчик? - прищурилась завуч. - Так это и не наш совсем, вроде…

- Ага! - воскликнул Андрейка. - Я вспомнил! Я его видел на территории Пятнадцатого Королевства!

- Это же Черепановский шпион! - крикнул Король Арнольд и стукнул по столу ладошкой. - Нельзя его отпускать!

- В темницу его! - сурово приказал Егор.
        Но мальчишка вдруг ловко вывернулся, поставил Андрейке подножку и убежал.

- Стража! - заорал Егор изо всех сил. - Хватай шпиона!
        Из коридора раздался топот сапог караульных десантников.
        В апартаментах директора воцарилась атмосфера суеты и смятения.

- Вот видишь! - восклицал Арнольд, взволнованно ходя по кругу и размахивая руками.
- Кругом его шпионы! Это значит, что он и на твое Королевство напасть хочет!

- Тогда мы дадим ему отпор! - решительно заявил Егор.

- Прежде всего, надо объединить наши усилия! - сказал Арнольд. - Нам надо соединить наши королевства вместе…

- Правильно! - сказала Янка. - Только в союзе с грифонами мой отец победил когда-то Летающую Орду…

- Объединяемся! - воскликнул королевский шут Андрейка и кувыркнулся через голову.
        И тут с Егором что-то произошло. Сначала он и сам не понял - что именно.
        Но ведь не зря говорят: власть портит человека, тем более двоечника. Особенно - королевская власть.
        Егор с подозрением посмотрел на Арнольда.

- Ну, допустим, мы объединились, - сказал он. - А кто тогда будет главным в нашем этом… как его…

- Союзе! - подсказала Янка.

- Конечно же, самый умный! - скромно сказал Арнольд и поправил очки.
        Учителя переглянулись и вдруг громко и дружно рассмеялись. Кто-то даже тихонько сказал: «Нет, ну надо же - „самый умный двоечник!“

- Тихо вы! - обиженно сказал учителям Егор. - А то всех в темницу посажу!
        Учителя притихли.

- Ну, и кто из нас с тобой самый умный? - нахмурившись и надув губы, поинтересовался Егор.

- Думаю, что я! - заявил Арнольд.

- Это еще почему? - проговорил Егор и даже покраснел от злости.

- Потому что именно я разгадал планы Черепанова и придумал объединиться! И у меня есть план дальнейших действий! - уверенно сказал Арнольд.
        Егор обиженно запыхтел.
        Дело в том, что Арнольд был прав. А Королю двоечников очень трудно признавать чужую правоту - ведь он привык, что все с ним всегда соглашаются!
        А ведь и вправду, именно Король двоечников десятой школы придумал объединить Королевства! И про Черепановскую Империю он тоже узнал первым. И от своего Первого министра первым сумел избавиться. И вообще - он относился к королевским делам куда серьезнее Егора. Хоть и был таким же двоечником.
        Видимо, просто есть такие люди, которые от природы рождаются политиками и Королями.
        В какое-нибудь другое время Егор, может, и согласился бы с доводами Арнольда. Но сейчас в нем вдруг заиграло опасное королевское упрямство.
        Егор не хотел признаваться сам себе в том, что он - не такой удачливый Король, как этот самый Арнольд. А тем более он не хотел показывать свою слабость перед учителями и друзьями.
        Так упрямство Егора взяло верх над здравым смыслом.

- Нет! - заявил Егор. - Я - Король! И я не позволю, чтобы мной кто-то еще командовал!

- Так я же не говорю, что это навсегда! - примирительно сказал Арнольд. - Мы только отразим угрозу - и все станет по-прежнему! Давай объединяться!

- Вот еще! - Егор сложил на груди руки и важно поднял голову. - И не подумаю объединяться под твоим командованием. Давай, командовать буду я! На это я согласен!
        Арнольд как-то странно посмотрел на Егора и сказал:

- Слушай, ну куда тебе командовать? Ты ведь даже с какой-то родительской демонстрацией справиться не смог!
        И тут же смутился, поняв, что сказал обидные для Егора слова.
        Егор мгновенно вскипел:

- Что?! А ты-то откуда все знаешь? Ты что же, тоже шпионил за нами?! Как Черепанов?!

- Я не… - замахал руками Арнольд и попятился: Егор, сжав кулаки, наступал на соседского Короля.

- Мальчики, прекратите немедленно! - крикнула Янка и бросилась к Королям, между которыми уже готов был вспыхнуть конфликт.
        Даже вечно веселый и жизнерадостный рыжий королевский шут растерялся от такого оборота событий.

- Я сам себе Король! - запальчиво кричал Егор. - И ты, ты мне не указ!
        Он ткнул пальцем в Арнольда.
        Тот уже успел справится с первым испугом. Он аккуратно поправил очки и сказал расстроенным голосом:

- Ну и зря… Эх, пропадет твое Королевство ни за что ни про что…

- Это мы еще посмотрим, что у кого пропадет! - Егор отвернулся и гордо заложил руки за спиной.

- Ну-ну, - сказал Арнольд. - Тогда я пошел?

- Валяй! - грубо сказал Егор, даже не оборачиваясь.
        Янка подскочила к Арнольду и попыталась его остановить.

- Ваше Величество! - быстро сказала она. - Подождите! Это он не всерьез! Просто в запальчивости. Ему просто обидно стало, понимаете…

- И ничего мне не обидно! - Егор развернулся и сердито посмотрел на Янку. - А чего это ты его «Его Величеством» называешь? Кто для тебя Король - он или я?
        Принцесса удивленно посмотрела на Егора и ничего не ответила. Конечно, ведь вопрос был не очень умный!
        Но это Янкино молчание окончательно разозлило разгорячившегося Короля двоечников Егора. Возможно, в Егоре даже разыгралась ревность - правда, в этом он никогда бы не признался.

- Все! - крикнул он Арнольду. - Давай, катись отсюда, Терминатор недоделанный! Решил вот так, потихоньку захапать мое Королевство?! За дурачков нас принял? Не выйдет!
        И тут худой и бледный Король двоечников Арнольд вспыхнул:

- Сударь! Вы… Вы… забываетесь! Вы оскорбили меня! И не только меня! В моем лице вы нанесли оскорбление всему Десятому Королевству двоечников!

- Ой-ей-ей! - скривился Егор. - Страсти-то какие!

- Егор, перестань! - взмолилась Янка.

- Ты чего несешь, Егорка! - тихо проговорил шут. - Тише! Это же большая политика!

- Плевал я на вашу десятую школу! - сказал Егор и обессилено плюхнулся в директорское кресло.
        Учителя с укором смотрели на своего Короля. Хотя вслух ничего сказать не решались.
        Вообще-то, всего этого Егор и сам не очень хотел говорить. Но ведь бывает так, что из вредного духа противоречия возьмешь, да и наговоришь такого, о чем потом еще долго-долго придется сожалеть…

- Тогда… Тогда я официально заявляю! - срывающимся тонким голосом громко провозгласил Арнольд, ни на кого не глядя при этом. - На мою помощь Королевство номер тринадцать отныне больше может не рассчитывать!
        И удалился, громко хлопнув дверью.
        Под сводами директорского колонного зала повисла тягостная тишина. Даже факелы, казалось, стали шипеть тише.

- Ну, ты даешь, Король, - проговорил Андрейка.

- А я думала, ты не такой, Егор, - тихо сказала Янка.
        Егор, надувшись, молчал. Ему нечего было сказать.
        Все тихонько, стараясь не смотреть на Короля, гуськом вышли из зала, и Егор остался один. Он съежился в директорском кресле.
        И ему почему-то вдруг стало настолько жалко самого себя, что захотелось заплакать.
        Вот так, наверное, и наступает настоящее королевское одиночество…
        Глава одиннадцатая
        Про победоносную войну и предательство

        На следующий день, на первой же переменке Егор вызвал к себе генерала, отправив за ним какого-то второклашку.
        Егор ждал в полнейшем одиночестве и безо всякого аппетита грыз большое зеленое яблоко.
        Первый министр куда-то запропастился, а Андрейка с Янкой держались как-то в стороне, будто боялись подойти к Королю. Это было очень странно, и Егор ничего не понимал. При этом он знал, что стоит только ему подойти к друзьям, как все прояснится и встанет на свои места.
        Но вот только что-то неприятное внутри мешало Егору первому направиться к друзьям. Непомерно разрастающаяся королевская гордость наполняла его все больше и больше, вытесняя все прочие чувства - даже дружбу.
        Егор еще не понимал, что с ним происходит что-то плохое. И он просто злился на себя и окружающих. Единственное, что ему сейчас хотелось сделать - это доказать, что он не хуже… нет - лучше, чем все остальные Короли и Императоры вместе взятые!
        Тогда-то все поймут и оценят его!…
        Король сидел в коридоре на подоконнике и болтал ногами, когда в сопровождении двух рослых адъютантов быстрой пружинящей походкой, громко скрепя сапогами и стуча каблуками, к нему подошел генерал.
        Генерал очень волновался и сильно потел. Но в отличие от Первого министра, не он пользовался специальным платочком - и пот градом лился из-под его фуражки.
        Это, как ни странно, придало Егору уверенности: ведь перед ним робеет сам генерал! Значит, он, Егор что-то из себя представляет!
        И теперь это надо доказать всем остальным!

- Генерал! - сурово сказал Егор. - У меня есть сведения, что наше Королевство со всех сторон окружено врагами…

- Так точно, Ваше Величество! - гаркнул генерал и тут же перешел на шепот. - Вокруг сплошь одни потенциальные противники! Все, все замышляют нанести первый удар!

- Так надо как-то с этим разобраться, - сказал Егор. - Вот, говорят, Черепанов захватил какое-то Королевство…

- Точно, захватил, шельмец! Ловким маневров, проходом с флангов нанес удар - и вот она, победа!
        Генерал восхищенно хлопнул себя по ноге.

- Нормально! - сказал Егор. - Чего это вы за Черепанова радуетесь, генерал?

- Э-э… Я не радуюсь, - смутился генерал. - Я просто это… восхищаюсь его талантом военачальника…

- Вы должны не его, а моим талантом восхищаться! - сварливо возразил Егор. - Кто ваш Король, в конце-концов?!

- Так вашим - само собой, Ваше Величество! - послушно сказал генерал. - Вы - самый талантливый военачальник в мире, Ваше Королевское Величество!

- Короче, - произнес Егор. - Нам надо опередить этого Черепанова, чтобы он не напал на нас раньше…

- Напасть на него самого? - с сомнением произнес генерал.

- Не, он пока что сильнее, - покачал головой Егор. - Сначала нам тоже надо увеличить территорию и количество подданных…
        Егор говорил так, будто собственнолично придумал этот план. Да он и сам начинал в это верить: ему не хотелось думать про Арнольда, с которым он поссорился по своей же собственной глупости.
        Ведь так неприятно признавать свои ошибки! Особенно, когда ты - Король!

- Дельная мысль, Ваше Величество! - подобострастно вставил генерал.

- А потому мы захватим сначала Десятое Королевство, которым правит этот выскочка Арнольд…

- Здорово придумано! Вы настоящий стратег, Ваше Величество! - восхищенно воскликнул генерал.
        Только Егор не испытал от этой похвалы совершенно никакой радости.


        Армия Егора, топоча сапогами и лязгая гусеницами подползала к границе Десятого Королевства двоечников.
        Прохожие испуганно шарахались в стороны, а за танками с громким лаем неслись собаки, норовя цапнуть их за гусеницу. К счастью, ни одна из них так и не решилась на такой глупый и опасный поступок.
        Егор в большой, сползающей на лоб каске горделиво восседал на башне переднего танка, и над ним реяло королевское знамя с крестиками и ноликами.
        Егор решил не брать с собой шута и принцессу: пускай посидят в Замке, подумают, как с Королем спорить! Потом сами нему прибегут, как миленькие! Будут еще прощенья просить. И Король, конечно же, смилостивится: друзья ведь, как-никак…
        Подойдя к границе, войско остановилось в нерешительности. Генерал ждал посланных вперед разведчиков.
        Вскоре со стороны вражеской территории подкатил «уазик» с разведчиками на борту.

- Впереди никого нет! - доложили разведчики. - До самого Замка путь свободен!

- Странно… - задумчиво сказал генерал. - Должны же они были хоть какую-то охрану поставить…

- Чего тут странного? - коварно прищурился Егор. - Арнольд просто не ожидает нападения с моей стороны! Он все еще думает, что я - слюнтяй и нюня!…

- Как можно, Ваше Величество! - возмутился генерал.

- … А мы воспользуемся моментом - и покажем ему, где раки зимуют! - заявил Егор. - Вперед!

- За Короля! - вскричал генерал. - Вперед! В атаку!


        Атаки не получилось.
        Армия Тринадцатого королевства ползла по совершено тихим и мирным улицам. Только сопровождавшие ее собаки по-прежнему стремились заглушить своими лаем рев танковых моторов.
        Наконец, показался замок Короля двоечников Десятого королевства. Армия подползла к могучим каменным стенам и замерла в нерешительности.
        Огромные ворота замка были наглухо закрыты, а подъемный мост - поднят. И никакого сопротивления.
        Только флаги в шахматную клетку насмешливо трепетали на ветру на своих длинных шпилях.

- Какие будут дальнейшие приказания, Ваше Величество? - бодро спросил Генерал.
        Егор только растерянно пожал плечами. Он действительно не знал, что делать дальше.
        И вдруг воздух огласился тревожным ревом сирен. Звук летел отовсюду, со всех сторон. Солдаты испуганно оглядывались, Генерал недоуменно чесал затылок.
        Над головами незадачливых вояк пронеслось несколько вертолетов. Чужих вертолетов.
        А потом где-то пискнул громкоговоритель и знакомый насмешливый голос произнес:

- Эй, вы, коварные захватчики! Вы окружены! И не только войсками Десятой школы - со мной еще и Пятое Королевство, и Седьмое, и Двадцать первое! Так что сдавайтесь, пока не поздно!

- Мы сдаемся! - тут же заверещал генерал, быстро поднимая руки.
        И вслед да ним все солдаты Егоровой армии дружно подняли руки вверх. Кто-то даже поднял белый флаг - как будто его специально заготовили для будущего поражения!

- Эй! Вы чего?! - Егор возмущенно вскочил на башне своего танка. - Как это
«сдаемся»? А сражаться кто за вас будет?!

- А никто не будет! - заявил генерал, снимая фуражку. - Вы арифметику в школе учили, Ваше Величество?

- Чего?!

- А того! Что больше - одно Королевство или три Королевства? Вот то-то и оно! Сражаться просто не имеет смыла. Они и так победили - потому что их втрое больше…
        Егор чувствовал себя обманутым. Хотелось плакать и колотить кулаками по твердому танку.
        Только Королю не подобает проявлять подобных слабостей.
        А голос хитрого Короля Арнольда продолжал говорить через громкоговоритель:

- Вот так-то, Егор! Я говорил тебе, что надо объединяться, а ты не послушал меня! Правда, я не думал, что ты окажешься таким коварным… Но на всякий случай подготовился. Теперь можешь отправляться к себе домой. Только твою армию я не отпущу: вдруг ты еще задумаешь какие-нибудь глупости?…
        И Егор один-одинешенек, пешком, с позором отправился восвояси.
        Только каску в сердцах швырнул на асфальт.


        Но беды Короля двоечников Тринадцатой школы на этом не закончились.
        Уже подходя к своему замку, Егор почувствовал неладное.
        Во-первых, было уж слишком тихо. Во-вторых, на воротах не было его гордости - охраны из самых настоящих десантников. И, наконец, куда-то делись со шпилей его любимые флаги с крестиками и ноликами.
        Егор проследовал по подъемному мосту, прошел ворота и огляделся.
        На школьном дворе было пусто.
        Егор пожал плечами. Он собирался назад, в свой класс, чтобы, сидя на королевском троне, как следует поразмыслить над случившимся.
        Но вдруг за спиной раздался грохот. Егор обернулся.
        Огромные решетчатые ворота закрылись.
        И теперь со всех сторон к Егору приближались крайне неприятные личности. Он сразу узнал их: это были дружки Черепанова. Но что они делают в его собственном замке?!

- А, а вот и наш Король! - раздался знакомый - очень неприятно знакомый и весьма прокуренный голос.
        Перед глазами растерянного Егора предстал сам Черепанов, во всей своей хулиганской красе - в черной мантии, под черным флагом с черепом и костями.
        И, что самое поразительное: рядом с ним, улыбающаяся и довольная как танк, стояла красавица Инна из его же собственного, Егора, класса!

- Ну, что? - с ухмылкой на лице поинтересовался Черепанов. - Как военные успехи, малявка? Много королевств завоевал?
        Инна тут же захихикала: она, наверное, представила себе военные успехи Егора.

- А чего это ты с ним? - почему-то спросил Егор.
        Будто и вправду, больше нечего было спросить.
        Инна презрительно посмотрела на Егора и небрежно сказала:

- Потому что он - настоящий Король и даже Император! А не жалкий неудачник, как некоторые!

- Вот видишь, - довольным голосом сказал Черепанов. - Даже твои бывшие подданные признают, кто их настоящий властитель!

- Почему это «бывшие»?! - возмутился Егор.

- Потому что теперь это мое Королевство, - охотно пояснил Черепанов. - Точнее - только маленькая часть моей растущей Империи двоечников… Эй, там! Чего копаетесь, как сонные мухи! А ну, поднять флаги, быстро!
        И Егор с ужасом увидел, как над его родной школой на тонких шпилях ползут вверх черные флаги с черепами и косточками!
        Егору казалось, что он просто спит и видит страшный сон.
        Ведь только во сне могло привидеться такое: вот, его бывший Первый министр подобострастно подбегает к Черепанову и любезно протягивает ему какие-то листочки…

- Что это? - спросил Черепанов.

- Это его отказ от престола, - Первый министр кивнул в сторону Егора. - Вот, он сам подписал: «Находясь в здравом уме и на уроках, я отказываюсь от своего титула Короля двоечников в пользу того, у кого на руках будет эта бумага». Пожалуйста!

- Спасибо, - небрежно сказал Черепанов. - Только я и так уже захватил это Королевство.

- Я просто хотел показать, что готов служить вам верой и правдой! - торжественно заявил Первый министр, преданно глядя на Черепанова.
        На глаза Егора навернулись слезы.
        Его предали! Все предали - и Инка, и Первый министр, и дурак генерал, который не предупредил его о возможных последствиях его затеи с этой нелепой войной…
        Все это было настолько обидно и так больно, что Егор даже не подумал о своем собственном будущем. А будущее, тем временем, надвигалось неотвратимо.

- Что с бывшим Королем делать будем? - коварно потирая руки, спросил Первый министр.

- Для начала - в «кутузку» его! - приказал Черепанов. - А там уж решим. Времени у меня навалом…
        Инна довольно захихикала: пусть знает этот бывший Король, как не уделять внимания первой красавице класса! Пусть теперь сидит в своей темной камере и сожалеет о прошлом. Ведь это так здорово, так приятно, когда из-за тебя страдают мальчишки!
        Черепановские приспешники, среди которых Егор заметил и кое-кого из собственной школы, окружили его и стали угрожающе приближаться.
        Егор приготовился защищаться, хотя уже вполне определенно знал: его песенка спета!
        И тут раздался знакомый уже «бум-бах-бабах!» - и из клубов разноцветного дыма важно вышел Повелитель пиратов собственной персоной.
        Дружки Черепанова, как и сам самозваный Император, несколько опешили и замерли в ожидании. Кто его знает, что выкинет Повелитель на этот раз?
        А Повелитель пиратов равнодушно огляделся по сторонам и обратился непосредственно к Егору.

- Ну, что же, Егорка, - сказал Повелитель. - Ты меня разочаровал! Я-то думал, что ты - настоящий двоечник! Думал, что ты и учителей на место поставишь, и отличников, как следует, проучишь! А ты ничего этого не сделал, да еще и Королевство профукал!

- Так получилось, - мрачно сказал Егор.

- Да уж я видел, как все получилось, - усмехнулся Повелитель пиратов. - Мне оттуда все видно…
        Он небрежно ткнул пальцем в небо.

- А вот Черепанов - настоящий Король двоечников! - продолжил Повелитель пиратов. И пусть даже станет Императором двоечников, если ему так хочется. Я не буду ему мешать.

- Гы-гы! - усмехнулся Черепанов, засовывая руки в карманы.
        Инна смотрела на него влюбленными глазами и восхищенно хлопала ладошками.

- Конечно! - сказал Повелитель пиратов. - Ведь я за то, чтобы во всех мирах правили двоечники! А кто может постоять за них, как не Черепанов?

- А с этим что делать? - кивнул Черепанов на Егора. - В «кутузку» его, что ли?

- Нет, это было бы слишком просто, - скривился Повелитель пиратов. - Его надо хорошенько наказать. И я даже знаю как…
        Повелитель театрально закутался в свой плащ и торжественно заявил:

- Бывший Король двоечников Егор в наказание за недостойное Короля поведение будет сослан в Зловещий Интернат для Королей в изгнании! Без надежды на возвращения и вообще безо всяких прав. Ибо так решил я, суровый, но справедливый Повелитель пиратов…

- А что, и взаправду есть такой интернат? - удивился Черепанов и небрежно сплюнул сквозь зубы. - Зловещий? Меня тоже в какой-то интернат для дураков отправить хотели, да Повелитель, вот, подоспел вовремя…

- Да, есть такое мрачное место, - кивнул Первый министр. - И мне даже жалко как-то этого бывшего Короля…

- Чего?!

- Ой, простите, Ваше Величество, я пошутил. Не жалко мне его, совсем не жалко…
        Часть вторая. КОРОЛЬ ДВОЕЧНИКОВ В ИЗГНАНИИ

        Глава первая
        Про Зловещий Интернат и несчастную фею

        Зловещий Интернат, в который определили незадачливого Короля двоечников Егора, был действительно мрачен.
        Беспорядочное нагромождение огромных черных башен, соединенных толстой зубчатой стеной, больше всего напоминало какие-нибудь средневековые руины из фильмов про рыцарей.
        Ржавые решетки сковывали немногочисленные, узкие, как бойницы, окна. Постороннего, излишне любопытного наблюдателя не могло бы не удивить полное отсутствие ворот, калиток или какого-нибудь другого входа. Как будто бы заранее предполагалось, что обитателям этого странного места никогда не покинуть его холодных черных стен.
        Все это мрачное великолепие располагалось на огромной, совершенно безжизненной скале, подножие которой обрывалось прямиком в темные воды большого мертвого озера.
        Удивительно - но над этим озером никогда не появлялось солнце. Лишь вечный, тоскливый, стелющийся по воде туман, да низкие, такие же невеселые тучи, почти касающиеся одинокого корявого флагштока над центральной башней, на котором вместо флага развевались какие-то черные клочья.
        Трудно было представить себе, что здесь вообще кто-то может жить. Нет, ну, конечно, всякие летучие мыши, крысы и приведения - это пожалуйста! Это сколько угодно, в таком-то жутком месте!
        Но то, что здесь, о чем уже знал Егор, держат взаперти множество напуганных и подавленных зловещей обстановкой детей - это было уж слишком!
        Так думал разжалованный Король двоечников, когда остался в одиночестве посреди огромного внутреннего двора Зловещего Интерната.
        Сюда каким-то хитрым способом его забросил Повелитель пиратов. Егор даже не успел заметить, как именно: все те же дым, грохот, мельтешение перед глазами - и вот он один, на серых холодных камнях, в беспорядке разбросанных по высохшей и растрескавшейся земле среди высоких черных стен и башен.
        Странно, но никто и не подумал его здесь встретить - чтобы тут же отвести, куда полагается Королю в изгнании, или же, просто-напросто, схватить и посадить под замок! Ведь Егор понимал, что Зловещий Интернат - это место совсем не для веселых развлечений, а для самого ужасного и беспросветного заточения тех, кто стал вдруг неугодным капризному Повелителю пиратов.

…Над головой свистел одинокий ветер, играя рваными обрывками того, что когда-то, наверное, было флагом.
        Егор поежился: было прохладно. Он закутался в свою не очень-то теплую мантию: у него отобрали только корону, а мантия с крестиками и ноликами Черепанова и его приспешников не заинтересовала.
        Ведь на их собственных флагах красовались совсем другие символы.

- Ну, вот, - трагически, но довольно напыщенно, с выражением произнес Егор. - Вот ты и доигрался, великий, но так подло преданный Король…
        И даже почувствовал какую-то гордость за себя: ведь теперь он стал настоящим узником, как в той самой книжке про бесстрашных пиратов…

- Нет, ты просто очень глупый Король, - насмешливо сказал кто-то.
        Егор резко обернулся.
        За его спиной, склонившись над камнями, стоял на коленях мальчишка. Он тоже был в мантии, правда, в какой-то оборванной и, вроде бы даже, обгоревшей. Шевелюра на его голове была совершенно непонятного цвета и изрядно растрепанная, лицо же было чумазое. Мальчишка даже не глядел на Егора: он рассматривал что-то на земле.

- Почему это - глупый? - насупился Егор.
        Он еще не успел избавиться от своей чрезмерной королевской гордости. Хотя в этом невеселом месте, такая гордость была, наверное, уже и не очень неуместной.

- Ну, во-первых, потому что ты двоечник, - сказал незнакомый мальчишка. - А ведь ты - такой же двоечник, как и я, верно? Ну, а во-вторых, потому что ты здесь…

- Но ведь ты тоже здесь! - запальчиво воскликнул Егор.

- Да, - легко согласился мальчишка, - но и не говорю, что я - великий Король. Я такой же глупый неудачник, как и ты…
        Егор хотел было вступить в спор с этим мальчишкой, но вовремя прикусил язык. Он вдруг подумал о том, что до сих пор споры ничего хорошего ему не принесли. Более того - именно из-за этих дурацких споров он оказался здесь, что называется, у черта на рогах.
        В общем, Егор не стал спорить. Вместо этого он подошел к мальчишке и спросил:

- Чего это ты там разглядываешь?

- Фею… - каким-то отрешенным голосом сказал мальчишка.

- Чего? - удивился Егор. - Какую еще фею?

- Мертвую… - грустно сказал мальчик.
        Егор подошел ближе и глянул туда же, куда смотрел этот незнакомый паренек.
        На сухой растрескавшейся земле лежала крошечная, не больше ладони, фигурка… девочки!
        Да-да! Маленькой девочки в пышном, каком-то кукольном платье, с тонкими прозрачными крылышками за спиной. Она лежала неподвижно, действительно, совсем, как мертвая.
        Егор заметил, что крылья ее разорваны. Похоже, фея упала с большой высоты.

- Но ведь фей не бывает… - проговорил Егор.

- Это в там, в нашем мире, не бывает, - загадочно сказал мальчик. - А здесь бывает такое…
        Мальчишка многозначительно замолчал.

- Какое? - спросил Егор.

- А такое, что лучше бы его и не было вовсе… - мрачно сказал его собеседник.
        Егор склонился над маленькой фигуркой.
        Вид несчастной маленькой феи вызвал у Егора такое сильное чувство жалости, что он чуть не заплакал - совсем, как недавно, от жалости к самому себе.

- А может, она не мертвая? - с надеждой спросил Егор.

- Ну, не знаю, - пожал плечами мальчишка. - Их сюда иногда заносит ветром. А над Злой скалой феи летать не могут: ветер тут же рвет им крылья, и они падают. Лежат вот так пару дней, а потом исчезают…

- И что же, никто не пробовал их спасти?

- А зачем? - спросил мальчишка и пожал плечами. - Все равно в этом месте феи теряют волшебную силу. И толку от них никакого.
        Егор даже не возмутился на такое жестокое заявление. Откуда ему знать, как тут вообще живут, и каково тут всем приходится?
        Он просто бережно поднял крошечную фигурку и поднес к лицу. Сам не понимая, зачем, тихонько дунул на нее.
        И чуть не выронил ее из рук: легкая, будто игрушечная, фигурка вздрогнула и чуть слышно застонала.

- Она живая! - округлив от удивления глаза, прошептал Егор.

- Все равно она до завтра исчезнет, - неуверенно произнес мальчишка. - И главное - не вздумай ее взять с собой в башню. Перевоспитатели увидят - мало не покажется…

- Кто-кто увидит? - не понял Егор.

- Перевоспитатели, - повторил мальчишка. - Это как бы воспитатели, только наоборот…
        В это время раздался отвратительный скрип. Егор испуганно посмотрел в сторону ближайшей башни.
        У ее подножья медленно, на толстых ржавых петлях открывалась тяжелая железная дверь. Отвалившись наружу, она обнажила за собой совершенно темный провал, из которого донесся совершенно жуткий, глухой, хрипловатый голос:

- А ну, гулены, давайте-ка, заходите. Скоро уроки начнутся - а они тут разгуливают. Тебя это особенно касается новенький…
        Произнесенные слова были вроде бы совершенно обычные, но Егор почувствовал, как от них тут же застыла в жилах кровь.

- Перевоспитатели… Лучше брось ты эту фею, - шепотом посоветовал мальчишка.

- И не подумаю, - насупился Егор, бережно пряча находку в складках мантии.

- Ну, смотри сам, - сказал мальчишка. - Как тебя зовут?

- Егор.

- Странное имя. А меня - Кристиан зовут… Можно просто - Крис…

- Ха! Это у кого еще из нас странной имя! Ты это… Из какой страны?

- Из Франции, конечно, откуда же еще?

- А я вот из России… Слушай, а на каком же языке мы тогда говорим?

- Мы все тут об этом думаем. И пока ничего не придумали. Просто двоечники тут все. Если бы знали хорошо грамматику, тогда, может, и разобрались бы. Хотя - какая разница?

- Хм. Ну, да. Главное - что мы понимаем друг друга - и все тут…

- Правильно! - раздался над самым ухом все тот же жуткий голос. - Двоечникам нельзя учить грамматику!
        Егор чуть не закричал от страха. Он вжал голову в плечи. И тут же ощутил затылком чье-то ледяное дыхание.
        Краем глаза Егор увидел рядом собой что-то высокое, темное, но при том какое-то полупрозрачное, будто бы даже не идущее, а как-то ползущее по земле.

«Перевоспитатель» - понял Егор.

- Новенький… - довольным голосом произнес Перевоспитатель. - Это очень хорошо. Люблю новеньких. У нас все новенькие быстро становятся старенькими…
        За спиной раздался неприятный приглушенный смех, и Егор почувствовал, как волосы у него на голове становятся дыбом.

- Давайте, дети, идите в башню. Пора готовиться к урокам.
        Егора и Криса не пришлось долго уговаривать. Они быстро засеменили к тем ному дверному проему.
        Едва они вошли во мрак коридора, как сзади с лязгом захлопнулась железная дверь.
        Глаза Егора не сразу привыкли к полумраку, освещенному только лишь странными чадящими светильниками вдоль каменных стен.

- А что, они все здесь такие страшные? - оглядываясь назад, шепотом спросил Егор.
        Крис лишь тоскливо усмехнулся:

- Это всего лишь Перевоспитатели. Они просто следят за нами и постоянно поучают. Например, они следят, чтобы во дворе мы никогда не разговаривали друг с другом. Вдруг мы замыслим побег? Вообще, если их не злить, то вытерпеть можно, хоть и они и вправду страшноватые. А вот М-учители…
        Крис судорожно сглотнул, будто подумав о чем-то крайне неприятном.

- Ну, ты скоро сам увидишь… - сказал он.

- А почему - М… «М-учители»? - спросил Егор.

- Потому что они - Мрачные Учители, - сказал Крис. - Сокращенно «М-учители». Да и гораздо правильнее звучит. Ладно, пошли за мной…

- А где я буду жить? - беспомощно оглядываясь по сторонам, спросил Егор.

- Ты - двоечник, - сказал Крис. - А потому делаешь, что хочешь, живешь, где хочешь…
        Крис искоса посмотрел на Егора и усмехнулся:

- Но я знаю: одному здесь очень страшно. Пойдем, попробуем поселить тебя в наш каменный мешок…

- Куда?

- Ну, келья, камера, кутузка… Холодное и неуютное место, где тебе теперь придется жить.
        Крис сделал паузу и добавил:

- Если, конечно, тебя согласятся пустить к себе остальные…
        Егор ничего не сказал на это. А что он мог сказать?
        Глава вторая
        Про Перевоспитателей и одиночество

        Коридор вывел Егора вместе с Крисом в большую круглую комнату с такими же каменными стенами, как и коридор. Здесь не было коптящих светильников - тусклый свет лился откуда-то сверху.
        Егор задрал голову.
        Там, наверху, на большой высоте виднелось маленькое круглое отверстие. Конечно, это только казалось, что оно было маленьким. Просто Егор и Крис стояли в самом центре башни, у которой не было крыши. Капнувшая на нос Егору одинокая дождевая капля только подтвердила это.
        По кругу, в каменной кладке было несколько дверей. Одну из них и отрыл Крис. Он жестом предложил Егору войти.
        Егор шагнул внутрь.
        Здесь, внутри довольно большой комнаты ничего не напоминало о мрачном окружении. Даже вместо коптящих светильников здесь были нормальные лампы дневного света.
        В комнате стояло несколько двухэтажных кроватей с лесенками и мятыми разноцветными одеялами да подушками. На полу в полнейшем беспорядке валялись самые разные предметы: и настольные игры с фишками и кубиками, и карты, и шашки, и носки разного цвета, и обувь и вообще куча всякой всячины. У стен, прямо на полу, стояли пузатые телевизоры, перед которыми мальчишки задумчиво играли в видеоигры, нещадно давя на кнопки джойстиков. Кто-то просто валялся на кроватях в больших наушниках, дрыгая ногами в такт музыке и разглядывая яркие комиксы на глянцевых страницах.
        На всех ребятах были изрядно потрепанные мантии, и Егор решил, что здесь он уж точно найдет взаимопонимание.

- К урокам готовятся, - кивнул на игравших Крис. - Сегодня зачет по уличным гонкам последней версии…

- Ух ты! - поразился Егор. - Да у вас интересные уроки, оказывается!

- Да уж, - неопределенно ответил Егор.
        На вошедших посмотрели довольно равнодушно. И Крис громко, стараясь заглушить звуки, доносящиеся из телевизоров, провозгласил:

- У нас новенький!
        Какой-то щуплый паренек свесился со «второго этажа» кровати и спросил:

- Ты кто такой будешь, новенький?

- Я? - Егор гордо расправил плечи. - Я Егор, Король… То есть, бывший Король тринадцатой школы… Ну, в моем городе тринадцатой…

- А-а-а!… - воскликнул кто-то с другой кровати. - Это же тот самый, который хотел Арнольда обмануть, а потом сдался Черепанову!

- Никого я не хотел обмануть! - крикнул Егор и понял, что густо-густо краснеет.
        Вот незадача! И откуда все уже стало известно? Он ведь только-только улетел из своей школы и совсем только что прибыл!

- Так это из-за него провалился план Арнольда! - возмущенно крикнул кто-то. - Да он еще и напал на того, кто предлагал ему дружбу! Предатель!

- Как это, его план провалился? - растерянно пробормотал Егор. - Я же не смог захватить Арнольда… У него же осталось мое войско… Он еще может успеть…

- А он и вправду дурак, - сказал выбритый наголо мальчишка со смешно оттопыренными ушами. Он даже отвлекся от компьютерных «гонок», чтобы как следует разглядеть Егора. - Он не знает даже, что пока он летел через Волшебный прожектор, могло сколько угодно времени пройти…

- Откуда я мог знать, что я сюда через прожектор попал, - буркнул Егор. - Просто -
«Бам! Бах! Бум!» - и я здесь…

- Ну, да, - недобро сказал лысый мальчишка, - А пока ты «Бум!» да «Бах!», твое королевство прибрал к рукам Черепанов. И пока Арнольд разбирался с твоим непутевым войском, ударил по союзникам!

- По мне - сказал кто-то.

- И по мне, - мрачно добавил еще кто-то.

- Да, - сказал еще один мальчишка - совершено африканской внешности, со множеством мелких косичек. - У нас в племени за такое предательство просто в джунгли выгоняют. Кому охота общаться с такими коварными и подлыми типами?

- Я же хотел как лучше! - воскликнул Егор. - Я ведь тоже хотел объединить наши королевства! Только под моим руководством…
        Мальчишки дружно расхохотались. А новый приятель Егора Крис смущенно опустил взгляд и сделал шаг в сторону. Словно устыдился того, что привел сюда Егора.

- Мы с предателями не водимся, - сказал со своего «второго этажа» щуплый мальчик.

- Уходи! - сурово сказал лысый и вроде бы даже шевельнул своими оттопыренными ушами от злости. - И к девчонкам тоже не ходи! Мы им все сейчас про тебя расскажем!
        Егор растерянно глянул на Криса.
        Но тот, будто нарочно, уставился в стену.
        Наступила тишина.
        Егор сделал шаг назад. Дверь за его спиной скрипнула и раскрылась сама. Он бросился прочь из этого негостеприимного места, и снова оказался посреди круглой комнаты без крыши.
        Дверь захлопнулась.

- Ну и ладно! - дрожащим от обиды голосом произнес Егор. - Не хотите - не надо! Самому не очень-то и хотелось с вами общаться! Подумаешь - сборище королей-неудачников…
        На нос упала крупная дождевая капля. Егор поднял голову: над головой небо сделалось уж совсем серым от туч. И Егор толкнул ногой другую дверь, одну из оставшихся в этой круглой высокой комнате без потолка.
        Дверь открылась. Егор шагнул внутрь. Это была точно такая же комната. В ней тоже были разбросаны на полу разные игрушки и прочие вещи, тоже был телевизор с игровой приставкой…
        Только кровать была всего лишь одна.
        Такая же, двухэтажная, с лесенкой - но только одна. И стояла она точно посередине комнаты. И от этого комната казалась уже совсем пустой и неуютной.
        Егору сразу стало не по себе, когда он подумал, что ему придется оставаться здесь одному на ночь.
        Он осторожно подошел к кровати, аккуратно сел.
        И тут вспомнил о том, что у него хранится за пазухой, в складках мантии.
        Егор осторожно достал маленькое тельце в смешном кукольном платье. Осторожно положил на пестрое одеяло. После чего сполз на грубый деревянный пол и встал на колени.
        И тихонечко дунул на маленькую фигурку феи.
        Фея тихо-тихо застонал и открыла глаза.

- Где я? - произнесла она слабым тоненьким, но звонким, как колокольчик, голоском.

- В башне, - шепотом ответил Егор. - В Зловещем Интернате…
        Фея неожиданно села, упершись ручками у себя за спиной. За ее спиной топорщились порванные прозрачные крылья.

- Так это ты принес меня сюда? А ты знаешь, что тебе за это будет? - произнесла фея.

- Не знаю, - пожал плечами Егор. - Но это все равно…

- Нет, не все равно! - назидательно сказала фея. - Мы, феи, приносим только добро, и из-за нас не должны страдать люди, и, тем более, дети! Отнеси меня обратно, на улицу, пока не поздно…

- Но ты не сможешь улететь! - возразил Егор. - У тебя крылья порваны!

- Действительно, - оглянувшись, расстроено произнесла фея. - Тогда я просто исчезну. Давай, отнеси меня скорее…

- Я не хочу, чтобы ты исчезла! - возразил Егор. - Это неправильно!

- Так всегда бывает! - сказал фея. - Одни феи исчезают, другие появляются…

- А ты что же, хочешь вот так просто исчезнуть? - спросил Егор.

- Я? - удивилась фея. - Нет, конечно! Я ведь не успела совершить еще ни одного чуда. Просто у фей так принято: если стоит выбор - навредить человеку или исчезнуть - лучше исчезнуть!

- Нет уж! - заявил Егор. - Меня самого только что заставили исчезнуть! Причем дважды: сначала из моего мира, а потом из соседней комнаты. Теперь я знаю, что это такое. И тебе исчезнуть не дам. Это мое решение! Я тебя спрячу!

- Спасибо… - каким-то ослабшим голоском произнесла фея. - Я и вправду не хочу исчезать… Просто так принято…

- Мало ли, как принято, - буркнул Егор. - Я вот тоже думал, что Короля принято всегда уважать и слушаться, а не отправлять в Зловещие Интернаты… Кстати, если что
- верхняя полка твоя! Эй! Ты меня слышишь?
        Но фея, похоже, уже не слышала. Она снова лежала с закрытыми глазами. Но теперь уже - свернувшись калачиком и тихо дыша. Она спала.
        Егор осторожно поднял фею на руки и положил на подушку «второго этажа» кровати, бережно прикрыв ее уголком одеяла.
        И в этот момент заскрипела дверь. Егор обмер.
        В проеме стоял мрачный сутулый силуэт Перевоспитателя. Некоторое время темная полупрозрачная фигур без лица была неподвижна. Затем дрогнула и тихо вплыла в комнату. Егор невольно сделал шаг назад и сел на кровати, ухватившись за лесенку.

- Так-так-так, - глухо проговорила фигура. - Вот, значит, кого мы будем перевоспитывать…

- Меня не надо перевоспитывать, - не очень уверенно сказал Егор.

- Молодец, - неожиданно сказал Перевоспитатель. - Всегда спорь - кто бы чего тебе ни говорил! А теперь пошли за мной…

- Не хочу! - заявил Егор, следуя совету самого Перевоспитателя.

- Только вот со мной спорить не советую, - сказал Перпевоспитатель и медленно поплыл в сторону Егора.
        Он поднял длинную руку - и в призрачном рукаве не оказалось самой руки! Зато Егор почувствовал самый настоящий ужас.

- Не надо! - отчаянно пискнул он. - Я пойду, пойду!

- То-то же, - произнес Перевоспитатель.
        Егор, как ошпаренный выскочил в коридор. Мельком он подумал, что Перевоспитатель может найти маленькую фею. Но на этот раз обошлось.

- Следуй за мной, безмозглое создание, - сказал Перевоспитатель и поплыл по коридору.

- Это еще почему я - безмозглое создание? - возмутился Егор и тут же испугался собственного возмущения.

- Потому что все вы здесь - безмозглые создания, - нравоучительно сказал Перевоспитатель. - Иначе бы не попали в наш замечательный Интеренат…

- Вы хотели сказать «зловещий», - поправил Егор, еле успевая за Перевоспитателем.

- Это одно и то же, - сварливо сказал Перевоспитатель. - Мы из вас сделаем настоящих двоечников…

- Так мы ж, вроде, и так… - пробормотал Егор.

- Чтобы стать настоящим двоечником, надо очень сильно постараться, - сказал Перевоспитатель, важно подняв беспалую руку. - А вот ты старался недостаточно.

- Да? - удивился Егор. - Как это надо стараться, чтобы стать двоечником?

- Вот ты когда-нибудь читал какие-нибудь книжки? - спросил Перевоспитатель.

- Да, - гордо сказал Егор. - Одну, правда, зато до конца… Про пиратов.

- А надо было вообще ни одной не читать! - повысив голос, гаркнул Перевоспитатель, и у Егора снова душа ушла в пятки. - Кто тебя заставлял читать ее?!

- Да мне самому как-то захотелось… - пробормотал Егор.

- Что?! Читать ему захотелось, видите ли! - зло проговорил Перевоспитатель, но не замедлил своего движения по коридору. - Тоже мне, умник нашелся! Уроки прогулять не захотелось, в кино бесплатно, тайком сходить не захотелось, даже сигарету покурить украдкой, и то не захотелось - а вот книжку почитать ему захотелось видите ли! А телевизор на что? Специально же его придумали умные люди, чтобы двоечников книжки читать не тянуло!

- Так получилось… - оправдываясь, проговорил Егор. - Случайно книжка в руки попала…

- На первый раз прощаю, - сказал Перевоспитатель. - Но чтобы больше никаких книжек!
        Егор затравленно кивнул и поплелся дальше, вслед за Перевоспитателем.

- Ничего, - продолжало бубнить это злое черное привидение. - Сейчас уроки начнутся. Там тебя научат…
        Вскоре Егор оказался посреди большого каменного зала в окружении множества мальчишек и девчонок. На всех были королевские мантии разных расцветок, но лица ребят не выражали по этому поводу особой радости. Более того - все здесь выглядели хмурыми и какими-то озабоченными.
        Перевоспитатель куда-то исчез. Егор огляделся и увидел в отдалении, у стенки сразу нескольких неподвижно стоящих Перевоспитателей - будто они специально выстроились там эдаким почетным караулом. Только от такого караула становилось очень и очень неуютно.
        Егор снова огляделся и увидел знакомые лица - ребят из соседней комнаты и среди них Криса. Подойти к ним он не решился. Но Крис сам заметил Егора. Виновато глянув на соседей по комнате, он приблизился к Егору.

- Привет! - сказал Егор.

- Виделись уже, - мрачно отозвался Крис. - Вообще-то, ребята решили, что не будут с тобой разговаривать, и вообще замечать тебя. Но я-то знаю, как это страшно - остаться одному в этом ужасном Интернате.

- Я знал, что ты настоящий друг! - воскликнул Егор.

- Нет! - покачал головой Крис и даже отпрянул назад. - Я могу с тобой только разговаривать. Иногда, на переменке. Но не могу быть твоим другом. Ведь так ребята решили…

- Что значит - решили? - обомлел Егор. - Они решили - и ты поступишь так, как они захотят?! Ведь ты даже не знаешь, что на самом деле произошло в моем Королевстве!…
        И Егор вдруг почувствовал такую страшную обиду, какую не испытывал никогда в жизни.
        У него впервые за всю жизнь не будет друзей!
        И все почему? Из-за того, что кто-то понапридумывал про него всяких гадостей! Но… Разве те, кто обвиняет его, так уж и неправы?…
        Егор был настолько расстроен, что даже не услышал звонка.

- Молодой человек! - раздался над ухом неприятный голос. - Вам пора в класс! Начинается урок Перерисования!
        Это был Перевоспитатель. Егору ничего больше не оставалось, как двинуться вслед за другими ребятами в большую дверь под мрачной острой аркой.
        Глава третья
        Про М-учительницу и урок Перерисования

        В этой классной комнате для Егора, конечно же, не было предусмотрено никаких королевских тронов, как в его родном тринадцатом школе-замке.
        Еще бы - бывшие Короли были теперь вполне равными друг другу, можно даже сказать - товарищами. По несчастью.
        Вообще, все здесь было по-другому. Здесь не было даже обычных школьных парт и стульев. Были только длинные лавки и неказистые, деревянные и некрашеные, неровные и сплошь исцарапанные столы.
        Правда, располагались они не так, как в классах обычной школы, а амфитеатром, словно в аудитории какого-нибудь института.
        Впрочем, вряд ли в этом самом каком-либо институте была столь мрачная колоннада вдоль стен, а в каждом темном проеме между колоннами - по жуткого вида Перевоспитателю.
        Егор уселся на лавку с краешка и принялся украдкой оглядывать других перевоспитанников Зловещего Интерната.
        Да-а… Куда только девалась их былая королевская гордость! Наверное, посади сюда и самозваного Императора двоечников Черепанова - с того тоже быстро сошла бы наглая ухмылка.
        Вспомнив о Черепанове, Егор немедленно помрачнел.
        Это что же получается: он здесь, а там, в его родном с детства замке появился злой тиран! Который, безусловно, сейчас вовсю портит жизнь учителям и его же, Егора, друзьям. А Егор ничего не может с этим поделать!
        А еще родители наверняка переживают - куда это подевался их непутевый мечтатель Егорка?
        Долго размышлять ему не дали. Громко и отвратительно, до мурашек на коже, заскрипела дверь, в класс неспешно вошла длинная несуразная фигура в каком-то коричневом, бесформенном, до пят, платье. Видимо, это была и М-учительница. Егор почему-то сразу же вскочил на ноги. Странно - ведь он уже привык не вставать перед учителями! Но в нем снова появилась какая-то робость перед взрослыми. Особенно перед злыми взрослыми.
        И он увидел, что остальные перевоспитанники смотрят на него с удивлением и неприязнью: никто, кроме него больше не встал.

- Так-так-так, - сказала М-учительница высоким противным голоском. - У нас, я вижу новенький?
        И она необыкновенно шустро подошла - чуть ли не подбежала - к Егору. Тот только успел заметить, как отпрянули от М-учительницы сидевшие близко к проходу перевоспитанники.
        Коленки Егора задрожали, и он шлепнулся на скамейку, при этом не отводя взгляда от М-учительницы, словно какой-то загипнотизированный кролик перед удавом. М-учительница остановилась, медленно склонилась и посмотрела прямо ему в глаза.
        Егор с ужасом увидел, что глаза-то у этой Мрачной Учительницы совсем не человеческие! Были они желтые, а зрачки - как у кошки, тонкими длинными щелками!
        Эти глаза так поразили Егора, что он не сразу заметил, что М-учительница вообще была странная: платье ее вблизи казалось каким-то оборванным, неглаженым и изъеденным молью, словно его только что достали из старого сундука. От него так и разило нафталином, хотя Егор и не знал, что такое этот самый нафталин. Лицо М-учительницы было ужасно худое и бледное, а прическа напоминала воронье гнездо, в котором воронята устроили приличную драку.
        А еще в руках она держала указку, странную корявую железную указку, которая на конце была не острая, как полагается школьной указке. Нет, на ее конце был изогнутый и заточенный крюк!

- Ага, - сказала М-учительница, приподнимая подбородок Егора холодным крюком указки.
        Его обдало ледяным холодом - совсем как при разговоре с Перевоспитателем.

- Так ты и есть тот самый Егор! Как же, знаю. Повелитель просил, чтобы мы, как следует, за тобой присмотрели! Что ж, начнем прямо сейчас… А ну, к доске - живо!!!
        Последнюю фразу М-учительница крикнула так громко и страшно, что у Егора волосы встали дыбом. М-учительница ловко зацепила его указкой за шиворот и рывком поставила на ноги.
        И Егор на дрожащих ногах отправился к доске, которая стояла внизу, возле кафедры, в самом центре амфитеатра.
        Ох, как вспоминал теперь Егор свой последний поход к доске - там, в нормальной школе, с обычной учительницей Ириной Васильевной!
        И что ему тогда только не нравилось в этом? И что стоило прочитать тогда всего пару страниц учебника про богатых и ленивых королей средневековой Франции? И кто его за язык тянул: «Если бы я был королем!…»
        Ну, вот, стал он королем - и что толку?…

- Чего тащишься, как сонная муха? - прошипела в спину М-учительница. - Так готовился к урокам, что теперь ноги не ходят?
        В родном классе эта реплика «училки», наверное, вызвала бы тихое хихиканье глупых девчонок. Но здесь никто даже не улыбнулся.
        Егор подошел к доске.
        И только теперь понял. Что никакая это не доска. Это огромный черный и плоский камень, сверкающий отполированной поверхностью.

- Та-ак… - сказала М-учительница, подходя к своему М-учительскому столу. - На сегодня было задание: как разрисовать стену в подъезде, чтобы от соседей потом было побольше крику и визгу. Посмотрим, что нам покажет новенький…
        Егор растерянно посмотрел на ребят.
        На него смотрели десятки глаз мальчишек и девчонок. Только подсказывать никто и не думал. Да и сочувствия в этих взглядах было не много.
        Видимо, здесь у Егора был уже не очень хороший «рейтинг», как говорил когда-то этот предатель Первый министр…
        Егор снова взглянул на доску. И увидел у ее подножия множество баллончиков с краской. Из таких баллончиков старшие мальчишки разрисовывали бетонные стены и гаражи. Иногда даже получалось красиво.
        Но сам Егор, к своему стыду, никогда не рисовал ни на стенах домов, ни в подъездах. Он был просто двоечником, а не совсем не хулиганом.

- Давай-давай, - сказала М-учительница. - Покажи, на что способен бывший Король Тринадцатого Королевства.
        Егор взял в руки баллончик. Он даже не посмотрел, какого цвета в нем краска. Нажал на клапан - баллончик ядовито пшикнул. И принялся неловко водить струей краски по гладкой стене…

… - Что это? - мрачно спросила М-учительница.

- Это… - пробормотал Егор. - Это фея…
        Он вдруг с ужасом подумал, что своим необдуманным рисованием только что сам себя выдал.

- Фея… - медленно произнесла М-учительница и вдруг громко расхохоталась. - Вы слышали, дети - фея!
        Она хохотала, и вместе с ней осторожно, негромко и нервно хихикали перевоспитанники.
        Отсмеявшись, М-учительница подскочила к доске и заколотила по ней железной указкой. Из под нее даже искры полетели.

- Вот ты скажи, скажи, Власов - зачем на стене подъезда рисовать какую-то дурацкую фею?! - высоким голосом чуть ли не кричала она. - Сколько можно повторять: рисовать в подъездах нужно для того, чтобы досаждать жильцам! Чтобы они чувствовали себя неуютно и неприятно! На прошлом уроке мы учились быть уличные фонари и лампочки в подъездах - для чего спрашивается?
        Кто-то в первых рядах робко поднял руку.

- Ну, Бронников, скажи! - ткнула в точащую руку М-учительница.

- Чтобы разозлить взрослых! - гнусаво сказал лохматый мальчишка со сломанным передним зубом.

- Правильно, правильно! Чтобы разозлить взрослых! - крикнула М-учительница. - А ну, Бронников, иди к доске, покажи, как надо!
        Мальчишка с готовностью выскочил из-за стола и направился к доске. На его мантии мелькнули какие-то непонятные значки, в которых Егор узнал все-таки, карточные масти.
        Подходя, он, как бы случайно задел плечом Егора. Егор отшатнулся назад, пытаясь удержать равновесие, но там, как бы случайно, уже стояла нога этого мальчишки.
        И Егор позорно и больно грохнулся на каменный пол.
        Мальчишка громко заржал. И что странно - его поддержала М-учительница: она тоже мелко и противно захихикала.
        И чуть позже смех подхватил весь класс.
        Егор сразу не смог подняться на ноги: во-первых, он сильно ушиб коленку, а во-вторых, позорно запутался в мантии. Когда же Егор поднял голову, то первое, что увидел, было лицо его знакомого Криса: тот смеялся вместе с остальными.
        И тут Егор окончательно понял одну очень неприятную и печальную веешь. Он действительно, остался один.
        Один на один со всеми злыми силами этого злобного места…
        А Бронников уже ловко орудовал баллончиками, и на месте Егоровой феи быстро возникли какие-то злые глумливые физиономии. Такие явно разозлили бы любого взрослого, особенно, если бы были нарисованы на стене его собственного подъезда. Тут же был ловко изображен скелет, почему-то в кепке и с баскетбольным мячом в руке. И какая-то надпись красивыми, но трудно разбираемыми буквами. Судя по всему, надпись была неприличная.
        Нарисовано было действительно мастерски. Только веяло от этого рисунка чем-то неприятным. Злым.

- Вот, готово! - сказал мальчишка, как бы случайно наступая на мантию Егора, который снова пытался подняться на ноги.
        Егор не удержался на ногах и опять повалился на холодный пол. Класс хохотал, а над Егором уже склонялось недоброе лицо М-учительницы.

- Плохо, Власов, плохо! - назидательно сказала она, и ее кошачьи зрачки сузились в тоненькие полоски. - Учись у Бронникова - как он ловко перерисовал твою дурацкую фею! А ты, оказывается, даже двоечник никудышний! Но здесь мы двоек здесь не ставим! А потому на первый раз сегодня ты просто останешься без сладкого!
        Глава четвертая
        Про Короля в бегах и наказание

        Егор угрюмо добрел до своей комнаты и толкнул ногой тяжелую дверь. Дверь впустила его вовнутрь и со скрипом закрылась за спиной. Егор остался один.
        Хотя… Почему - один? Ведь у него есть еще эта удивительная маленькая фея! Та, для которой он принес спрятанный в кармане кусочек черствого хлеба: в большой столовой Зловещего Интерната кормили удивительно невкусно, а Егору еще и не досталось печенья, которое здесь считалось «сладким».
        Егор подошел к своей двухэтажной кровати, приподнялся на цыпочках и осторожно глянул туда, где укрывшись огромным для маленькой кукольной фигурки одеялом, спала маленькая фея.
        Егору вдруг стало как-то хорошо на душе, от того, что у него появился кто-то, о ком он может позаботиться. Ведь прежде такого не было: кто-то всегда заботился только о нем самом. И мама, и папа, и бабушки с дедушками, и дяди с тетями, даже учителя. Только вот сам он никогда не чувствовал себя в ответе ни за одно живое существо. Даже за котенка, с которым любил возиться, но забывал кормить и выгуливать…

- Эй! - осторожно, шепотом сказал Егор. - Я принес тебе… это… поесть немного… Правда, это всего лишь хлеб…
        Фея мгновенно открыла глаза и улыбнулась. После чего легко откинула уголок одеяла. И уселась, свесив ножки в блестящих туфельках с края кровати.
        Фея улыбалась, словно ей принесли новогодний подарок. Странно - ведь еще только что она спала, и лицо ее было бледжнее бумаги.

- Спасибо тебе, Егор! - тоненько сказала фея.

- А я тебе не говорил, как меня зовут, - сказал Егор. - Или ты во сне слышала?

- Ты что, забыл? Я ведь фея! - улыбнулась фея. - Я много чего знаю! Спасибо тебе, что не забыл про меня и даже принес этот хлеб. Только феи не едят хлеб. Мы, феи, питаемся цветочным нектаром…

- У меня нет нектара, - расстроено сказал Егор. - К тому же меня оставили без сладкого…

- … и человеческой добротой, - закончила фея. - Вот ты сделал для меня добро, просто, от души - и мне стало легче, и даже силы вернулись…
        Егор глупо улыбнулся. Ему было странно слышать про себя такое. Обычно он слышал про себя только «двоечник» да «неудачник». А тут вдруг заговорили о его доброте…

- Да ладно, мне не жалко, - сказал Егор. - Скажи только, чего тебе нужно - я попытаюсь найти…

- Мне ничего не нужно, - покачала головой фея. - Конечно, я бы хотела улететь из этого плохого места… Но у меня еще не зажили крылья.

- Оставайся, сколько хочешь, - сказал Егор. - А когда ты выздоровеешь, я тебя выпущу на волю…

- Ты добрый, - сказала фея. - Только еще не знаешь, как это опасно - защищать фею от злых Перевоспитателей и М-учителей.

- Ничего, я не боюсь! - легкомысленно заявил Егор.

- Тогда послушай совет, - сказал фея. - Если мы, феи, питаемся человеческой добротой, то эти мрачные существа насыщаются злостью и глупостью. Чем глупее и злей ты становишься - тем больше жизни из тебя высасывает Зловещий Интернат. И сам ты становишься еще глупее и злее. Поэтому не слушай глупостей, которые тебе будут говорить, старайся сохранить хоть какие-то знания, хоть какие-то частички ума… А больше всего они ненавидят дружбу. Поэтому остерегайся предательства! Оно здесь повсюду!

- Кто же может предать меня, если и друзей у меня никаких нет… - пожал плечами Егор.
…Следующий день был похож на предыдущий.
        Утром за Егором пришел жуткий Перевоспитатель и потащил его на урок. С Егором по-прежнему никто не общался, даже Крис избегал его: видимо, боялся, что приятели не правильно поймут его общение с Егором, которого даже М-учительница перерисования умудрилась выставить всеобщим посмешищем.
        Егор чувствовал себя одиноко, но держался.
        Ведь у него зрел свой собственный план.
        Размышляя о своем тайном плане, Егор вытерпел урок Разгильдяйства, на котором дряхлый и шепелявый М-учитель, заставлял всех портить ножиком столы и выцарапывать на них глупые рисунки.
        Потом был урок Ничегонеделания, на котором нужно было высидеть до самого звонка, не совершив ни единого полезного движения. Можно было только зевать и чесаться. Кто-то попытался ковырять ножиком стол, как на предыдущем уроке, но был замечен Перевоспитателем и поставлен в угол.
        Потом был урок Мелких пакостей, на которым учили плеваться жеваными бумажками через трубочки, приклеивать жвачку на стул соседа и ставить подножки.
        Тут Егор, наконец, понял, где его недруг Бронников научился так ловко управляться с подножками. Он вообще оказался любимцем М-учителя Мелких пакостей. Тот даже подарил любимому перевоспитаннику леденец на палочке.
        Бронников немедленно подошел к Егору и, примирительно произнеся: «Мир?», вручил леденец ему. Егор даже поверил в искренность поступка этого мальчишки и решил сохранить леденец для феи. Но на всякий случай украдкой развернул его и лизнул.
        Леденец оказал таким горьким и мерзким на вкус, что из глаз Егора брызнули слезы. А весь класс вместе с М-учителем и самим мелким пакостником Бронниковым громко расхохотался.
        Оказывается, все только делали вид, будто не замечают Егора. На самом деле все ждали развязки пакости с леденцом.
        Но Егор не только не показал виду, что расстроился. Он даже показал обидчику кулак с оттопыренным большим пальцем: мол, здорово ты меня одурачил. Этим он вызвал недоумение пакостника и, вроде, даже немного огорчил его.
        Тогда Егор понял, что его главное оружие против всех этих глупостей, которым учили М-учители - это плохо учиться самим глупостям.
        И, странное дело: Егор вдруг понял, что если бы под рукой сейчас случайно оказался учебник физики или алгебры, а то даже и химии - то Егор, честное слово, специально бы принялся читать его!
        Просто назло всем глупцам и дуракам, заполнившим эти черные стены!
        Только вот учебников в Зловещем Интернате не было. Были только компьютерные игровые приставки, дурацкие игрушки, да яркие комиксы.
        Ведь М-учителям и Перевоспитателям от перевоспитанников требовалась только отборная, свежая глупость.
        Но Егор не расстраивался. Ведь у него был план.


        Это был план побега.
        Егор долго думал: как же выходят из этого Зловещего Интерната его обитатели, если в стенах, опоясавших высокую Злую скалу, нет ни ворот, ни калитки?
        И он пришел к одному-единственному выводу: сюда приходят через подземелье, через подземный ход, который ведет прямиком к тихой глади мертвого озера.
        Почему Егор решил именно так? Потому что он прочитал всего одну книжку. В этой книжке, чтобы захватить крепость, пираты приставали на лодках к берегу и потом поднимались наверх, к стенам. Но если нельзя подняться по отвесно скале - то куда приставать кораблям и лодкам?
        Правильно - к подземному ходу или какому-нибудь гроту.
        Так, по крайне мере, представлялось Егору. Он почему-то даже не подумал о том, что в крепость можно попасть и по воздуху, как маленькая фея. Но ведь фея была слишком маленькая, а в книжке про пиратов по воздуху никто не летал.
        И потому ночью, когда все уснули, Егор отправился в свою тайную экспедицию.
        Надо сказать, что подготовился он к ней плохо. Если бы Егор прочитал в своей жизни больше книжек, например, хотя бы, про графа Монте-Кристо, то перед побегом он наверняка хорошенько бы подумал, стоит ли совершать побег, а если и совершать - то как именно.
        Ведь хоть Перевоспитатели вместе с М-учителями и питались детской глупостью, сами глупыми вряд ли были…
        Но Егор уже крался вдоль каменной стенки, освещая себе путь снятым со стены светильником. Он не знал, куда именно идти, а потому полагался на случай. Ведь всегда проще полагаться на случай, чем составлять тщательно продуманный план.
        Единственное, что Егор догадался сделать заранее - это припас на дорогу пару кусков жесткого хлеба из интернатской столовой. И еще он не забыл взять с собой маленькую фею. Ее он бережно спрятал во внутренний карман, очень удобно сделанный с оборотной стороны мантии. Фея спокойно спала, восстанавливая потерянные во время падения силы и думать не думала о том, как волнуется Егор.
        А волнение Егора усиливалось с каждым шагом, сделанным прочь от выделенной ему комнаты.
        И вскоре волнение перешло в самый настоящий страх.
        Егору всюду мерещились зловещие М-учители и Перевоспитатели. В каменных лабиринтах царил полумрак, едва разгоняемый дымящими светильниками, и мечущиеся по стенам тени напоминали черные силуэты преследователей…
        Вскоре Егор осознал, что на самом деле не знает, куда идти.

«Нужно найти вход в подвал», - решил Егор.
        Но где его искать - он так до сих пор и не представлял.
        Он долго-долго бродил по переходам между башнями и, в конце-концов, понял, что очень устал. И решил отложить поиски таинственного подземелья, как говорится, «на потом». А пока - как следует отдохнуть и выспаться, спрятавшись от всех страхов под одеялом. И уже собираясь отправиться к себе в комнату, он понял, что не знает, куда идти!
        Он заблудился!
        Вот тут-то Егор испугался по настоящему! Он заметался меж каменных стен, совершенно не представляя, откуда он вообще пришел сюда!
        Светильников на стенах больше не было. И его собственный светильник, похоже, догорал. Еще немного - и Егор окажется в кромешной темноте!
        Теперь он даже не знал, чего он боится больше - встретить злого Перевоспитателя или остаться на всю ночь в одиночестве в этом мрачном лабиринте.
        Когда Егор уже готов бессильно усесться на каменный пол и, чего доброго, разрыдаться от страха, как девчонка, он услышал далекие приглушенные голоса. Егор осторожно пошел на звук и вскоре увидел впереди тусклый свет. Свет, как оказалось, исходил из-за большой приоткрытой двери.
        Подойдя поближе, Егор увидел на двери ржавую табличку с корявыми буквами:

        М-УЧИТЕЛЬСКАЯ
        С одной стороны, Егору тут же сделалось еще страшнее. Ну, а с другой в нем появилось любопытство: что же происходит ночью там, за этой неизвестной дверью?
        Превозмогая страх, Егор подкрался ближе и заглянул вовнутрь.
        Там, в мрачной комнате с высоким потолком, на стульях с узкими, заостренными спинками сидели за круглым столом уже знакомые Егору М-учители и еще парочка неизвестных.
        Все они смотрели на большой стеклянный сосуд в центре стола. В этом сосуде клубилось что-то серое и крайне неприятное на вид. Впрочем, самим М-учителям содержимое сосуда, напротив, похоже, очень даже нравилось.

- Какой хороший продукт, - проскрежетала М-учительница Перерисования. - Отборный!

- Да-а… - крякнул М-учитель Мелких пакостей. - Навыжимали мы сегодня изрядно! Какие, все-таки, глупые попались дети…

- И все-таки, недостаточно глупые! - заявил незнакомый М-учитель. - Хотелось бы, чтобы глупость у них становилась безнадежнее.

- Чтобы навсегда у них отбить охоту поумнеть… - мечтательно произнесла другая М-учительница, толстая и накрашенная, будто какой-то страшный манекен из магазина.

- Да, - кивнул еще один, лысый М-учитель с выпученными глазами и шрамом через все лицо. - Чтобы они вообще соображать перестали. Правда, это будет непросто сделать…

- Ой, непросто!

- Столько работы еще предстоит, коллеги!

- Ах, дети, дети! И почему они такие любознательные? Даже самые отъявленные двоечники - все равно норовят что-то узнать, сунуть нос, куда не следует…
        Егор обмер: ему показалось, что последние слова были сказаны именно про него, притаившегося за дверью.
        Но М-учители были слишком заняты своими делами: он разливали серый туман по большим стеклянным бокалам. Когда бокалы были наполнены, М-учители подняли их и в предвкушении оскалились. И тут стали видны торчащие изо ртов длинные острые клыки.

«Вампиры!!!» - чуть не заорал Егор.
        Но сдержался. Какие же это вампиры, если они пьют не кровь, а… глупость? Или наоборот - ум, вытекающий из несчастных голов двоечников в эти страшные стеклянные сосуды?
        Если все эти М-учители действительно вампиры - то гораздо страшнее тех, кто высасывает человеческую кровь. Ведь есть у человека кое-что поважнее, чем простая красная кровь.
        Это - человеческий разум, человеческие мысли, то, что и сделало человека человеком. Ведь кровь есть и у зверей, у птиц и даже рыб.
        И только ум - у одного лишь человека!
        Правда, очень многие люди, особенно двоечники, не понимают этого. А потому боятся только обыкновенных вампиров, которых, может быть, и не бывает вовсе, не замечая того, как кто-то рядом изо дня в день радуется их растущей глупости.
        Ведь глупый человек - это очень слабый человек. А человек, который сам, еще в школе, отказывается от того, чтобы стать умнее (а значит, и сильнее) - глупец вдвойне. Он просто постепенно становится пищей для тех, кто питается его глупостью…
        Обо всем этом Егор, конечно, не думал. Он с ужасом наблюдал, как М-учители подняли бокалы и дружно чокнулись со словами:

- Слава нашему Повелителю!

- Слава!

- Слава! - невольно крикнул со всеми Егор.
        Совсем как когда-то тот мальчишка-лазутчик перед кабинетом директора.
        М-учители вздрогнули и разом устремили взгляды в сторону двери.

- А-а-а!!! - взвизгнула М-учительница Перерисования и ткнула своей железной указкой в сторону испуганно расширившегося глаза Егора.
        Егор почувствовал, как душа ушла в пятки. Он бросился было бежать прочь из этого места, но наткнулся на высокий и страшный силуэт Перевоспитателя.

- Нарушаем распорядок… - недобро прохрипел он и протянул в сторону Егора безрукие рукава.
        Егор отпрянул и сел на каменный пол.
        А за мантию его уже тянул крючок на конце указки М-учительницы Перерисования.

- Попался голубчик, - зло хохотнула она.
        И тут из складок мантии прямо на колени Егора упала маленькая и совсем беззащитная фигурка феи…

- А-а-а… - ахнули все присутствующие.

- Фея! - произнес Перевоспитатель.
        Сурово, словно приговор.

- Где ЗавМуч? - прошипела какая-то М-училка.

- Да… Это такое дело, что надо непременно его позвать… - зловеще произнес кто-то.
        Раздались тяжелые шаги, и над Егором навила огромная фигура, которая, казалось, целиком состоит из одной большой тени. Еще страшнее она казалась из-за маски на голове. Маска закрывала все лицо, и были в ней лишь прорези для глаз и рта. Только в прорезях этих была уж совсем страшная чернота.

- Ты пронес в здание Интерната дохлую фею! - ткнув пальцем в Егора, пророкотал ЗавМуч. - За это ты жестоко поплатишься! А ну, дай мне ее сюда…
        Егору было очень страшно. Он дрожащей рукой поднял столь же напуганную фею и уже готов был отдать ее этому чудовищу, как вдруг заметил: крылышки феи чуть вздрогнули.
        Они снова были целыми!
        И тогда Егор подбросил фею вверх, что было сил, в отчаянии крикнув:

- Лети! Лети!
        Фея неловко взмахнула крыльями, словно бы разучилась летать за время своего долгого сна, и… удержалась в воздухе!
        М-учители бросились на нее со всех сторон, в воздухе замелькали скрюченные пальцы с длинными когтями, шустрая указка с крючком, страшная лапа ЗавМуча…
        Но фея лишь легко взмахнула своими тонкими крыльями - и исчезла в темноте коридоров…
        Глава пятая
        Про самое заветное желание и настоящее сокровище

        Теперь Егор, наконец, узнал, где находится местное подземелье. Правда, толку от этого было мало: ведь сидел он в нем под замком, а никаких таинственных подземных ходов, ведущих на волю, не наблюдалось.
        Егор снова был один. Только теперь он отдыхал не на мягкой постели посреди отдельной комнаты, а на жестком полу сырой каморки где-то в основании одной из каменных башен Зловещего Интерната.
        Страх уже прошел, и его место заняла совершеннейшая тоска и безысходность.
        Ведь М-учители пообещали, что просто так его выходок не оставят, а ЗавМуч лишь молча повесил на ржавую решетку двери огромный замок. Да наградил на прощанье тяжелым невидимым взглядом из прорезей своей черной маски. Оставалось только ждать, чего еще придумают недобрые хозяева Интерната, чтобы жизнь бывшего Короля двоечников совсем уж не казалась ему малиной.
        Теперь Егор почувствовал себя самым настоящим Королем в заточении. Правда, особой радости от этого он не испытал.
        Некоторое время Егор побродил по своему «каменному мешку», изучая его на предмет побега. Но кругом действительно был только камень, камень и камень. Да решетчатая дверь. Да деревянная лавка у стены.
        Егор сел на лавку и уронил голову на руки. Самое время поплакать…

- Егор! Егорка! - услышал Егор тоненький голосок.
        Он поднял голову и увидел порхающую перед ним фею.

- А, это ты… - безрадостно сказал Егор. - Ну, и чего ты не улетаешь? Зря я, что ли, из-за тебя попал в этот подвал?

- Конечно же, не зря! - воскликнула фея. - Ты совершил настоящее чудо - ты вернул меня к жизни!

- Какое там чудо… - отмахнулся Егор.

- Ты не пожалел себя, чтобы спасти друга! - восторженно сказала фея.

- Друга… - пробормотал Егор. - Да, ведь ты у меня здесь единственный друг. Но все равно - улетай поскорее на свободу!

- Нет! - заявила фея. - Теперь я уж точно не улечу! Пока не выполню одно твое желание! Но запомни - только самое заветное желание! Иначе оно не исполнится!

- Желание? - оживился Егор. - Хм… Сейчас! Сейчас-сейчас…

- Хорошенько подумай! - сказала фея. - Только самое заветное - другое не исполнится!

«Вот ведь, какая непростая ситуация, - подумал Егор. - Вроде, все яснее ясного - и, в то же время, совершенно непонятно! Вроде бы, чего проще загадать: побыстрее выбраться отсюда… но куда? Домой, где его снова схватят и вернут в Зловещий Интернат? Обратно в свою комнату? Нет… не то. Он действительно хочет выбраться отсюда… Но вправду ли это и есть его заветное желание? А чего же он, Егор, тогда хочет?
        И тут его вдруг осенило.
        Ну, конечно же! Как он сразу не подумал об этом! Что может быть важнее на целом свете!

- Друзья… - начал было загадывать желание Егор, как фея взмахнула маленькой ручкой и воскликнула:

- Правильно!
        И исчезла.
        Егор хотел было крикнуть, что не успел еще полностью произнести свое желание, как на него уже накинулись с двух сторон.

- Егор! Вот ты где, бродяга!

- Егорка! А мы уже с ног сбились, пока тебя искали!
        Егор еще не успел прийти в себя, а его дергали, толкали и щипали со всех сторон его не в меру восторженные друзья - Андрейка и Янка.

- Да погодите вы! - глупо улыбаясь, слабо отбивался Егор. - Чего вы набросились на меня? Я просто желание загадал…

- Да знаем мы, - сказал Янка. - Фея нам уже все рассказала!

- Погодите, - удивился Егор. - Когда же это она успела? Я ведь только-только загадал желание…

- Это для тебя «только-только». А для феи - ого-го, сколько времени. Про теорию относительности знаешь?

- Что-то слышал… - скривился Егор.

- Двоечник! - заявила Янка. - Про нее даже в моем отсталом королевстве знают!
        Егор вскочил на ноги и сделал шаг назад, рассматривая Янку и Андрейку.

- Друзья, я так рад вас видеть… - проговорил он. - Но… Но я ведь вовсе не хотел, чтобы вы оказались со мной под замком. Я просто не успел правильно загадать желание…

- Ты все загадал правильно, - улыбнулась Янка. - «Друзья» - и этим все сказано…

- Были ли бы друзья, а помочь они всегда смогут, - хитро улыбнулся Андрейка.
        И он достал из кармана какую-то скомканную бумажку. Стал разворачивать ее - и бумажка превратилась в большой, но жутко помятый лист.

- Что это? - спросил Егор.

- Карта! - таинственным голосом сказала Янка.

- Ага, - усмехнулся Егор. - Небось там показано, где спрятаны сокровища…

- Ага, - серьезно кивнул бывший королевский шут. - Самое главное для тебя сокровище.

- Это какое же?

- Твоя, братец, свобода!
        Егор замер с открытым ртом.
        Вот уж действительно - как прав его друг Андрюха! Сейчас вот возьми, да и притащи ему сюда, под замок хоть сундук с золотыми пиастрами, хоть целую затонувшую каравеллу, набитую драгоценностями - и никакой радости от этого! А вот выбраться из этого душного подземелья - совсем другое дело…
        Егор жадно выхватил из рук Андрея карту. Там было много всего поначертано - совершенно непонятно чего. Егор принялся вертеть листок в руках, но по-прежнему ничего не понимал.

- Ну… И как тут разобраться? - расстроено произнес Егор.
        Янка осторожно, но уверенно выхватила карту из его рук.

- И что только у тебя в школе по географии было? - покачала она головой. - Ах, да, извини…

- Не стоит извиняться, - гордо сказал Егор. - Не королевское это дело - в бумажках ковыряться.
        Друзья уставились друг на друга и вдруг рассмеялись. Так громко и весело - будто не сидели в сыром каменном мешке, а валялись на зеленой лужайке под ярким солнышком.
        Егор виновато пожал плечами: нет более прилипчивых привычек, чем королевские. От них трудно избавиться даже в темнице.

- В общем, так, - сказала Янка, глядя в карту. - Фея, которая нас прислала к тебе, оказалась, все-таки, доброй. А потому нам не придется сидеть здесь и дожидаться каких-нибудь тюремщиков.

- Правильно, - сказал Андрейка. - Мы ускользнем из их цепких лап.

- Звучит красиво, - согласился Егор. - Только куда же мы ускользнем? Смотрите, какие здесь стены, какие решетки! Это вам не лаборантская в кабинете химии!

- Вот! - сказала Янка, показывая на мятой поверхности карты какой-то крестик. - Мы находимся здесь. Прямо в фундаменте башни Неприступной…

- Странно, что у интернатской башни такое название, - сказал Егор. - Можно подумать, ее кто-то захочет брать штурмом!

- Здесь ведь не всегда был Зловещий Интернат, - сказала Янка. - Когда-то тут жил один грозный барон. Он очень любил воевать с соседями. И соседи у него были, что надо: все время норовили выбить этого барона из крепости. Так и воевали, пока эти земли окончательно не оскудели, а от замков да крепостей не остались одни развалины…

- Откуда ты это знаешь, Янка? - спросил Егор.

- Это мой мир, - пожала плечами принцесса. - А каждый человек должен хорошо знать историю своего мира…
        Егор покраснел. Будто ему снова напомнили о том, что он двоечник. А с некоторых пор его перестала радовать его плохая успеваемость. Все-таки проблем у двоечников, оказывается, куда больше, чем радостей.

- В общем, так, - продолжала Янка, водя по карте пальцем. - Вот здесь, в скале, много лет назад соседний герцог приказал сделать подкоп. Этот подкоп должен выходить точно под этой башней…

- Ого, ты это тоже из истории знаешь? - спросил Егор.

- Нет, про подкоп нам сказала фея, - усмехнулся Андрейка. - Иначе мы бы придумали что-то поумнее, чем просить фею отправить нас сюда, в закрытую темницу…

- Ну, и где он, этот подкоп? - Егор огляделся.

- Некоторые камни в этой стенке не скреплены цементом, - сказала Янка. - Их надо просто вынуть…

- А до этого - еще и найти, - добавил Андрейка…
        Друзья немедленно приступили к поискам. В камере было довольно сумрачно - только свет двух чадящих светильников на стенах, а потому поиски сразу же столкнулись с трудностями.
        Первым сдался Егор. Он вздохнул и устало сел на деревянную лавку у стены.

- Нет, так мы ничего не найдем, - хмуро сказал он. - Во-первых темно, а во-вторых… Эх, ребята, зря вы полезли меня выручать. Теперь и вам тоже достанется от этих Перевоспитателей…

- Выше нос, Король! - бодро сказала Янка. - Лучше дай мне вот тот масляный светильник, со стенки.

- А он разве масляный? - спросил Егор, послушно снимая со стены горячую железную чашку с маленькими витыми «ушками».
        Он даже заглянул в нее, отчего глаза наполнились дымом, нос слегка обожгло. Егор мгновенно прослезился и чихнул.

- Ага, - сказала Янка, - медленно водя светильником вдоль стены. - Не электрический же…

- И что это ты делаешь? - полюбопытствовал Андрейка, наблюдая за Янкой, которая довольно ловко пробиралась вдоль стенки, тщательно обводя дымным огоньком щели между камнями.

- Тягу ищу, - пояснила Янка. - Если в камнях есть щели, то сквозь них в башню может сочиться воздух. Или наоборот. Это кстати, уже что-то из физики…
        Егор пристыжено шмыгнул носом.
        Еще бы: какая-то изнеженная принцесса из волшебного мира учит его тому, что должен знать любой мальчишка! Только вот он, Егор, почему-то этого не знает.
        Видимо, не все ценные знания мира были собраны в той единственной книжке про пиратов…

- Ага! Есть! - воскликнула Янка.
        Друзья кинулись к ней, с любопытством смотря на огонек. Пламя светильника, действительно, в этом месте стены колыхалось сильнее, дрожа и грозя вообще погаснуть.

- Так, - сказал Егор. - Здесь и будем ломать…
        И деловито упер руки в бока.

- Зачем ломать? - сказала Янка и осторожно, без особых усилий, вынула из стены небольшой камешек.
        Затем вынула другой, третий…
        И в стене образовалась небольшая дыра, в которую вполне могла пролезть королевская голова, даже вместе с короной, если бы ее до этого не отобрали.

- А теперь, мальчики, выньте вот эти камни. Они для меня тяжеловаты… - сказала Янка голосом самой настоящей, капризной и избалованной принцессы. - А то я ноготь, кажется, сломала…
        Егор и Андрейка переглянулись и молча бросились выполнять поручение. Ведь Янкин авторитет теперь вырос просто до небес.

…И вот, друзья стояли перед темным провалом, в который вполне можно было пролезть без боязни застрять на полпути. Из провала тянуло сыростью и запахом земли.
        Выглядел этот лаз довольно страшновато, а потому на некоторое время ребята впали в какое-то нерешительное оцепенение. Ну, вот, так часто бывает: к чему-то долго-долго готовишься, а когда наступает последний, самый главный момент - начинаешь сомневаться и даже бояться…

- Ну, что же вы? Вперед? - вопросительно произнесла Янка.

- Ах, да… - пробормотал Егор. - Конечно. Кто первый пойдет?

- Девочек надо вперед пропускать! - противным голосом сказал Андрейка.
        Егор не сразу понял, что его друг просто пошутил, а потому вспыхнул и решительно полез в темноту.

- Эй, Ваше двоечное Величество! - озабоченно произнесла Янка. - Лампу-то возьми, а то…

- Ой! - донесся из темноты приглушенный вскрик.

- …ударишься… - закончила Янка.
        Вслед за Егором и Андрейкой она нырнула в проход и увидела Егора, который, сморщившись, потирал голову.

- Потолки здесь низкие! - пожаловался он. - Шишка теперь будет!

- Ничего, - подбодрил друга Андрейка. - Шишки украшают мужчину!

- Да уж! - рассмеялась Янка и вдруг стала серьезной. - Вообще-то проход за собой лучше бы заложить камнями, чтобы преследователи сразу не поняли, куда мы делись…

- А, может, не будет никаких преследователей? - с надеждой в голосе предположил Егор.

- Будут-будут! - бодро заверил его Андрейка.
        Будто он всю жизнь только и мечтал, как улепетывать от погони, устроенной злыми М-учителями.

- Ладно, пойдемте, - сказала Янка, вглядываясь в темноту. - Кто его знает, сколько у нас есть времени, чтобы убежать…
        И друзья стали осторожно продвигаться по низкому и узкому туннелю, пробитому в твердой скале и укрепленному корявыми бревнами. Было темно и очень неуютно.
        И чтобы совсем не пасть духом, Егор тихо шептал себе под нос:

- Все-таки, прав Андрейка, хоть и шут он гороховый: свобода - это и взаправду настоящее сокровище! Только вот какое-то оно у меня темное и тяжелое…
        Глава шестая
        Про Призрачную библиотеку и Настоящих учителей

        Тесный туннель неожиданно повернул в сторону и зазевавшийся Андрейка сходу налетел на твердую стенку.

- Ой! - воскликнул он от неожиданности. - Понаставили тут стенок, не пройти, не проехать! Хм… Смотрите-ка, а здесь еще один проход!

- Где? - приглушенно спросила Янка, которая уже успела отойти по туннелю на несколько шагов.

- Ты чего? - недоуменно спросил Егор. - нет тут никакого прохода!

- Да вот же! - сказал Андрейка и ткнул ладонью в неровную поверхность. - Смотрите, это же кирпичи! Везде бревна, а здесь есть - будто бы специально заделывали вход…
        Янка вернулась и с любопытством глянула на находку Андрея. Кирпичная кладка была древняя и на вид очень ветхая.

- Ага, - сказала она. - Точно, а я и не заметила.

- Неспроста, видимо здесь эта стенка, - сказал Андрейка и осторожно провел рукой по кирпичам.
        Из-под его руки посыпалась цементная крошка.

- Да эта стенка совсем трухлявая! - воскликнул Егор и со всего размаха ударил по ней подошвой кроссовка.

- Стой! - в один голос воскликнули Андрейка и Янка. Но было уже поздно: кладка действительно оказалась слабой. Стенка прогнулась вперед, и кирпичи посыпались на земляной пол.
        Все заволокло пылью, и огонек лампы, жалобно колыхнувшись, погас. Друзья оказались в полной темноте. Андрейка немедленно расчихался: он не переносил пыли.

- Ну и кто ты после этого Егор, а? - гнусаво произнес Андрейка.

- Вообще-то нас и засыпать могло, - сказала Янка. - Ну и как мы теперь будем без света?…

- Смотрите! - сдавленным голосом сказал Егор.
        Там, за дырой, пробитой в кирпичной кладке, в туманном мареве пыли, что-то бледно светилось. Друзьям даже почудилось, что там, в глубине этого подземелья кто-то тихо разговаривает.

- Что это? - испуганно произнес Андрейка.

- Не знаю, - пробормотала Янка. - Но мне уже страшно…
        Егор тут же подумал, что если страшно стало даже решительной и дерзкой принцессе, то бояться, видимо, действительно, стоит.
        Но из духа противоречия, Егор заставил себя решительно заявить:

- Идем туда!

- Погоди! - возразил Андрейка. - Откуда ты знаешь, что там вообще такое?

- Какая разница, - пожал плечами Егор. - Все равно, идти по темному лазу без света мы не сможем. А здесь, может, найдем какой-нибудь светильник…

- Ну-ну, - скептически произнес Андрейка.
        Но Егор уже двигался вперед - настороженно, чуть ли не дрожа от страха. Только делая вид, будто он ничего не боится.
        А что здесь такого? Боятся иногда даже самые отчаянные смельчаки. Главное - найти в себе силы побороть страх. Егор уже давно чувствовал себя не самым умным человеком на свете, но уж прослыть трусом ему совсем не хотелось.
        Друзья двигались осторожно, стараясь оставаться незамеченными. Ведь свет вдалеке становился ярче, а звуки более отчетливыми.
        Конечно, такой свет мог показаться ярким только после полной темноты. В действительности, при нем было бы очень непросто прочитать название книги, не говоря уж о ее страницах.
        Почему именно - книги? Да потому, что перед глазами друзей вдруг предстал обширный зал, стены которого были уставлены книгами, от пола до самого потолка, который терялся где-то в темноте.

- Библиотека? - удивился Егор. - Странно, в Интернате я не видел библиотеки. Даже книжки ни одной не видел…

- И это не удивительно… - донесся из темноты тихий голос.
        И навстречу друзьям выплыла тощая прозрачная фигура, отдаленно напомнившая Егору Перевоспиталя. Только была она белая а не черная…

- Призраки! - выдохнула Янка.

- А-а! - жалобно, дрожащим голосом протянул Андрейка. - Пожалуйста, не трогайте нас! Мы попали к вам случайно! Мы сейчас уйдем! И никому не скажем, что видели вам, честное слово!

- Да мы и не собираемся вас обижать, - сказал другой голос, женский и очень-очень грустный.
        И из темноты показалась такая же белесая фигура женщины в длинных ниспадающих одеждах.
        И тут же, вслед за ней проявилось еще несколько зыбких прозрачных силуэтов.
        Егор затравленно огляделся: призраки окружили их со всех сторон!

- Мы не можем обидеть детей! - ласково сказала женщина. - Ведь мы учителя…

- Вы тоже? - упавшим голосом произнес Егор.
        Ну, вот, попались! Если бы не эта дурацкая выходка, когда он разрушил стенку, они бы так просто не попались! А сейчас эти самые призраки возьмут и отдадут его снова на растерзание М-учителям и Перевоспитателям! Вот ведь, какая беда…

- Что значит - «тоже»? - удивлено произнес первый призрак и плавно приблизился к Егору.
        Теперь стало видно его лицо - хоть бледное и прозрачное, но при том совершенно добродушное.

- Мы и есть Настоящие учителя! - сказала женщина. - Точнее… были ими…
        Последние слова она произнесла с горечью в голосе.

- Вас превратили в призраков злые волшебники? - предположила Янка.

- Если бы все было так просто, - покачал головой первый призрак. - Но все гораздо печальнее…

- Мы расскажем вам нашу историю, - сказала женщина. - Проходите, садитесь за стол. Чувствуйте себя, как дома в нашей Призрачной библиотеке. Не бойтесь…
        Друзья осторожно, то и дело оглядываясь, прошли в глубину зала. Здесь действительно стоял большой стол. Большой, деревянный, очень-очень старый, рассохшийся и потрескавшийся. Такими же были и стулья вокруг него. Когда Егор садился на такой стул, тот зашатался под ним, заскрипел жалобно, будто собираясь тут же развалиться. Потому Егор старался не двигаться, чтобы, чего доброго, не полететь со стула кувырком. Он просто замер и приготовился слушать.
        Несколько призраков нырнули обратно в темноту, и остались только двое - худощавый добряк и женщина. Видимо, призраки решили не пугать детей лишний раз. Хотя и эти два привидения смотрелись не очень-то весело. Впрочем, чего только не увидишь в странных волшебных мирах…

- Вот я вижу, что вы, ребята, тоже учитесь в школе, - сказал призрак. - А ты, мальчик, к тому же, учился в Зловещем интернате. Правда, недолго…

- Откуда вы знаете? - удивился Егор. - Наверное, оттуда часто сбегают?

- Мы - Настоящие учителя, - гордо произнес призрак. - Ах, да… Бывшие Настоящие учителя. Но все равно - мы всегда хорошо разбирались в учениках…

- И видим, что тебя мальчик, уже успели помучить эти школьные вампиры, - сказала женщина.

- Вампиры? - удивился Андрейка.

- Они высасывают из своих учеников глупость, - авторитетно заявил Егор. - Сам видел…

- Да, - сказал призрак. - И не только высасывают - он ее разводят - в умах своих воспитанников.

- А вы? - дерзко произнес Егор.

- А мы… - вздохнул призрак. - Послушайте нашу историю. Она очень поучительна…
        И призрак начал свой рассказ.


        Данным давно, здесь, на месте теперешнего Зловещего Интерната, стояла школа.
        Она также располагалась на месте старого баронского замка. Но было это место вовсе не таким мрачным. Ведь и озеро в то время было живым, и скала была сплошь в пышной и яркой зелени, а в небе почти всегда светило ласковое солнце.
        Это была не простая школа. Ее называли Школой Радости. Потому, что учиться в ней было легко и весело, и дети, которые учились здесь, становились очень хорошими людьми.
        Все здесь было наполнено радостью и счастьем.
        Сейчас мы откроем вам одну очень важную тайну: ведь нет ничего интереснее в жизни, чем учиться!
        Да, да, некоторые не поверят, но это правда! Действительно, учиться - это ужасно увлекательное занятие. Просто для того, чтобы понять это, очень часто нужна помощь. И помогают в этом детям Настоящие учителя.
        Удивительное дело: такие Настоящие учителя есть везде, в каждой школе… Ну, почти в каждой - и не только в Волшебном мире.
        А вот в Школе Радости все учителя до единого были Настоящими. И воздух, который наполнял эти светлые стены, помогал детям дружить со Знаниями, Мудростью и Красотой. И не было в этой школе ни одного двоечника - просто потому, что быть двоечником - это совсем не интересно.
        Читать учебник математики в этой школе было так же увлекательно, как книжку про пиратов: ведь приключения чисел и поиски решения задачки иногда интереснее, чем охота за сокровищами! А какими захватывающими были уроки алхимии или истории! Да мало ли еще в школе интересных предметов! И так счастливы были все те, кто понял эту простую истину!
        Но, как это часто случается, не все было так безоблачно даже в Школе Радости.
        Однажды какой-то соседний барон привел в эту школу своего маленького сына. Барон почему-то решил, что его отпрыск должен непременно учиться в школе вместе с остальными ребятами, а не в своем собственном замке, вместе с нанятыми для него одного учителями.
        Школа Радости приняла нового ученика со своим обычным радушием.
        Только вот сам юный барон пришел в нее с черствым сердцем.
        Не нравилось ему легкость и веселье, царившее в этом месте.
        Может, все дело было в зависти? В ревности избалованного знатного ребенка к слишком уж хорошо живущим простолюдинам? А может, над его хрупкой душой уже тогда властвовали темные силы, насланные врагами его отца на весь баронский род?
        Все может быть. Но только в царстве светлых знаний появился ученик, не желающий принимать эти знания.
        Попросту говоря, двоечник.
        И если бы это был простой паренек из селений, что окружали Школу Радости, у Настоящих учителей не было бы особых забот. В конце-концов, никто не может заставить человека быть счастливым, если он сам того не желает. Этого мальчика просто отпустили бы домой.
        Но кто осмелится пойти против воли властного барона? Барон решил: этот несносный мальчишка будет учиться с простолюдинами! Набираться ума-разума и исправлять свой вредный характер.
        Может, барон просто хотел избавиться от собственного сына, которого сам начинал уже побаиваться? И это возможно.
        Так, незаметно, в Школу Радости закралась беда.
        Учителя с грустью качали головами: им было жаль этого мальчика, который никогда не улыбался, не радовался чудесам, которые открывали для людей книги, не слушал интересные истории, рассказываемые мудрыми учителями.
        Он лишь молча сидел на задней парте и вырезал ножом на столе зловещие символы.
        У него не было друзей. Зато быстро появились враги. Мальчишки пытались подружиться с ним, но в ответ получали презрительные оплеухи.
        И вскоре в Школе Радости случилась первая драка. Крепкий и обученный юный барон легко одолел пару простых мальчишек, отпустив их с синяками и ссадинами, презрительно хохоча им в след.
        На жалобы, отправленные учителями его отцу, не было ответа: барон был занят войной с соседями.
        Барона-двоечника стали бояться. Так в Школе Радости появился страх.
        Но в скоре юный барон повел себя странно: он вроде бы подружился с некоторыми из одноклассников. Только ценой этой дружбы было участие в недобрых развлечениях барона: его друзья принялись обижать слабых и младших, отбирать у них нехитрое детское имущество.
        Так юный барон возвращал себе отобранную отцом баронскую власть - пусть даже небольшую, ограниченную стенами школы. Зато наполненную злостью и страхом - как и полагается любой самозваной власти.
        И как-то незаметно, многие ученики Школы Радости перестали интересоваться учебой. Им стало казаться, что быть наглым, злым и коварным - это интереснее, чем слыть просто добрым и умным.
        Так уж получается, что зло очень часто мешает людям видеть правду. И уж тем более страдают от этого дети, которые просто не успели еще разобраться - где на самом деле таится зло, и что такое добро…
        Настоящие учителя не на шутку обеспокоились. Они старались справиться с новой напастью.
        Но зло - штука заразная. Все знают, что больного гораздо легче заразить, чем вылечить.
        И в довершение всего случилась новая беда: в эту страну пришла война. Судьба оказалась не на стороне воинственного барона. И случилось так, что вынужденный отступить из родового замка, барон укрылся в старых, но все еще крепких школьных стенах.
        В Школе Радости разместили военный гарнизон, а вскоре на берега озера высыпали огромные полчища неприятеля.
        Школа-крепость, наверное, выстояла бы. Ведь барон был суров и решителен, солдаты храбры, а Настоящие учителя - умны и предусмотрительны. За толстыми стенами было полно припасов, учителя помогали организовать оборону по всем правилам науки и военной истории.
        И ни разу в Школе Радости не были остановлены занятия.
        Но зараза - на то и зараза, чтобы поражать свою жертву изнутри - неожиданно и самым непредсказуемым образом.
        Юный барон не любил своего отца. И больше его собственных врагов желал своему отцу поражения. А потому он умудрился выбраться из-за стен Школы, тайно пробрался в лагерь врага и открыл вражескому полководцу важный секрет: где находится таинственный подземный ход, про который знал только он сам, да еще старый барон! Барон, который все же любил своего сына и доверял ему важные государственные секреты.
        И вот, под покровом темной-темной ночи отряд вражеских лазутчиков перебрался на лодках к подножию отвесной стены. И оттуда, по мрачной тесной червоточине в глубине скалы добрался до основания, казалось, неприступной крепостной башни - той самой, в которой после устроили темницу для непослушных перевоспитанников.
        Все случилось быстро.
        Лазутчики оглушили охрану, и в крепость черным ручейком просочились вражеские войска.
        Гарнизон пал, барона пленили, учеников разогнали, а Школу Радости разорили и разграбили. Баронские земли они забрали себе, а его сыну в награду за предательство оставили лишь скалу посреди холодного озера.
        И пока враги торжествовали и разоряли окрестные земли, мрачный юный барон наслаждался местью.
        Настоящих учителей он посадил в глубокое подземелье и свалил туда же все ненавистные ему книги.
        И начал властвовать в стенах бывшей Школы с помощью темных сил, которые, наконец, вырвались на волю.
        Так всегда бывает: когда уходят те, кто несет людям свет, приходят те, кто несет лишь тьму.
        Барона окружили льстивые прихвостни, злые колдуны и просто шарлатаны - бывшему двоечнику трудно отличить правду от лжи. Синее небо над Школой затянуло тучами, зелень сползла со скал, озеро омертвело.
        Никто не помнит, сколько правил новый барон в этих мрачных стенах. Видимо, не так уж и долго. Окруженный лжецами и подлецами, он сам был вскоре обманут и изгнан, и о судьбе его теперь ничего не известно. А вскоре черные древние стены совсем обезлюдели, и лишь призраки минувшего бродили в темных подземельях…
        А потом какой-то мальчишка, называющий себя Повелителем пиратов, включил Волшебный прожектор, и здесь, на этом самом месте появился Зловещий Интернат для Королей двоечников-неудачников…
        Глава седьмая
        Про Волшебный задачник и задачки без ответов


- Вот такая история, - закончил призрак. - Надеюсь, вы сделаете правильный вывод из этого урока…

- Так это, что же, был урок? - удивился Андрейка. - А я думал, так - просто сказка…

- Конечно, урок, - сказала женщина-призрак. - Ведь мы - Настоящие учителя. И все, что мы говорим, должно идти на пользу нашим ученикам.

- Ну, спасибо за рассказ, - нетерпеливо сказал Егор. - А нам пора…
        И попытался соскочить с древнего стула. Только стул, наконец, не выдержал, подломился, и Егор грохнулся на пол, весь в гнилых щепках.

- Так вдруг уходить невежливо! - сказала Янка. - Тебя что, в школе этикету не учили?

- Не-а, - сказал Егор, вставая и отряхиваясь.

- Оно и видно, - сказала Янка и обратилась к призраку Настоящего учителя. - Скажите, почтенный учитель, а как нам выбраться из этого подземелья?

- Если вы нашли вход, то найдете и выход, - туманно ответил призрак. - Вы бы лучше спросили: как вам исправить то, что натворил в вашем мире другой двоечник, который решил, что может править миром - только потому, что у него в руках оказалась могучая волшебная игрушка…

- И как же это исправить? - спросил Егор.

- Тебе это действительно интересно? - спросил призрак и приблизил свое полупрозрачное лицо к Егору.
        Егор сделал шаг назад: что ни говорите, а страшновато разговаривать с призраком, пусть даже и добрым.

- Д-да… - сказал Егор. - Я ж не виноват, что я двоечник. Почему из-за этого я должен страдать?

- Только ты? - прищурился призрак.

- Ну, не только я… - проговорил Егор. - Вон, и друзья мои - тоже…

- Целый мир страдает из-за этих двоечников! - заявила вдруг Янка. - Если бы их не было - не было бы и всей этой истории!

- Вот видишь, какое дело… - сказал призрак.

- Да уж… - неохотно согласился Егор. - Но что теперь делать-то?

- А все очень просто, - сказала женщина-призрак. - Возьми с полки во-он ту книгу…
        Егор подошел к огромным полкам и посмотрел наверх. Нужная книжка таинственно мерцала на большой высоте.

- Лестницу возьми, - посоветовала Янка.
        Егор вместе с Андрейкой подтащили к полке тяжелую деревянную лестницу-стремянку. Егор осторожно полез верх, с опаской вслушиваясь в скрипучий звук ступенек. Наконец, он достиг полки и протянул руку к книге.
        Книга была теплая и светилась изнутри все тем же призрачным светом. А на ее затертой обложке выделялось золотым тиснением название:

        ВОЛШЕБНЫЙ ЗАДАЧНИК

- Задачник? - с некоторым разочарованием произнес Егор и слез со стремянки. - Это что же - математика?
        Призраки лишь переглянулись и покачали головами.

- А неужели тебе не интересно самому открыть и посмотреть?
        Егор удивился: кому это может быть вообще интересно - открыть и посмотреть, что написано внутри задачника? Если бы это была книжка приключений или сказки какие-нибудь, а лучше - журнал с машинами - то совсем другое дело. А тут - задачки какие-то…
        Но он послушно раскрыл книгу.

- Твоя задача на первой странице, - произнес призрак.

- Моя задача? - повторил Егор. - Хм… Интересно…
        Егор перелистнул богато украшенный всякими завитушками титульный лист и прочитал:

        ИНТЕРЕСНАЯ ЗАДАЧКА № 1
«Дано: Король двоечников, находясь в изгнании, решил сбежать из пункта „А“, то есть из Зловещего Интерната, в пункт „Б“, то есть в свой собственный замок. Ему мешают ненастоящие учителя и совсем уж неисправимые двоечники, а помогают верные друзья и Настоящие учителя. На пути Короля двоечников стоит Страшная Школьная Тайна.
        Итак, пусть Страшная Школьная Тайна равняется «икс».
        Тогда с ее помощью Король двоечников победит своих врагов, все встанет на свои места, и злые чудеса прекратятся.
        Вопрос: чему равняется «икс»?»

        Егор недоуменно пожал плечами:

- Ну, откуда я знаю, чему там равняется этот «икс»?
        Призрак Настоящего учителя терпеливо произнес:

- Конечно, ты не знаешь ответа на этот вопрос. Ведь для того, чтобы знать ответ, нужно решить саму задачку!

- И как же я ее решу? - беспомощно произнес Егор. - Я в задачках ни бум-бум! Я же двоечник!

- В задачнике тебе дано все, что надо! - сказал призрак. - Просто постарайся, реши эту задачу - и все будет хорошо! Кстати, там есть еще много полезных задач. Так что оставь задачник себе…
        Егор украдкой открыл последнюю страницу.
        Учительница-призрак засмеялась:

- И не пытайся найти ответы в конце учебника! В этом задачнике их нет. Все ответы зависят только от тебя самого…

- А теперь нам пора, - сказал главный призрак. - Скоро рассвет, и мы растаем до следующей ночи… А у вас еще есть время уйти от погони…
        Едва он произнес эти слова, как - раз! И действительно, растаял прямо в воздухе! Вместе в призраком учительницы и всей Призрачной библиотекой.
        Только Волшебный задачник остался в руках у Егора. Егор снорва перелистнул страницу и прочитал:

        ВАЖНАЯ ЗАДАЧКА №2
«Дано: погоня, подземный ход, озеро, лодка. И очень мало времени.
        Вопрос: как убежать от погони?»


- Ребята! - испуганно воскликнул Егор. - Здесь написано, что у нас мало времени!
        В ту же секунду откуда-то донеслись приглушенные крики.

- Перевоспитатели! - побледнел Егор. - Бежим!
        И друзья бросились обратно, в темный проход, забыв, что им даже нечем освещать себе дорогу! Однако - удивительное дело: книга в руках Егора светилась так, что этого вполне хватало, чтобы разбирать путь.
        Черный лаз вел круто вниз. Ноги скользили по камню и рассыпчатой земле, друзья то и дело падали. Но не останавливались: где-то позади уже мелькали отблески света.
        Это была погоня.
        Наконец, Егор выскочил на воздух. И едва не упал в холодную воду: щель в скале обрывалась прямо в озеро. А над головой нависал огромный каменный выступ.
        Начинался рассвет, и в густом тумане Егор с трудом различил небольшую лодку, привязанную к булыжнику грубой веревкой.

- Сюда! - позвал Егор, подтягивая к себе лодку за веревку. - Ого! Прямо настоящая пиратская шлюпка! Тут и весла есть…
        Друзья быстро попрыгали в лодку, отчего та закачалась сбоку на бок, грозя перевернуться, и даже зачерпнула немного воды.

- Осторожнее! - воскликнул Егор. - Что вы, как стадо слонов, прямо!
        Янка уселась на носу, с любопытством оглядывая это неустойчивое средство передвижения. Андрейка быстро отвязал веревку. Егор принялся неумело грести веслами, отчего лодка не столько поплыла, сколько закрутилась на одном месте.
        Со стороны прохода донесся шум. Егор испугался и принялся загребать быстрее. С горем пополам ему удалось отплыть от берега.
        Черная Злая скала скрылась в тумане.

- Ну, вот… - произнес Егор. - И куда теперь?

- Прямо! - сказал Андрейка.

- Я вот я слышала, что в тумане можно долго блуждать по кругу, - сказала Янка. - Потому, что ничего не видишь, и прямо идти никак не получается.

- Надо плыть в сторону солнца, - предложил Егор.

- И где ты тут видишь солнце? - спросил, оглядываясь, Андрейка.

- Нигде, - признался Егор. - Я вообще не видел солнца над Интернатом. Говорят, его здесь и вовсе не бывает…

- И компаса нет, - покачала головой Янка. - А далеко здесь до берега?

- Не знаю, - сказал Егор. - Изнутри Интерната не видно, что за стенами творится. Но это ведь озеро, оно не может быть большим.

- Знаешь, какое большое озеро Байкал? - сказал Андрейка. - Там только глубина больше километра…

- Ну, и зачем ты это сказал? - расстроился Егор. - Сам теперь греби…

- Успокойтесь, мальчики! - сказала Янка. - Крепость вряд ли стоит посреди слишком уж большого озера, а то об этом было бы написано в книжках. Давайте, вы будете грести, а я буду следить, чтобы мы плыли прямо. По крайней мере, попробую…
        Друзья плыли очень долго. Егор ужасно устал, его сменил Андрейка и вскоре тоже выбился из сил. Когда уже казалось, что этому водному путешествию не будет конца, из тумана показался темный силуэт берега.

- Ура! - воскликнули хором друзья.
        Но радость их быстро прошла.
        Они снова оказались у подножия знакомой черной скалы.

- Приплыли… - с горечью в голосе сказал Егор. - Так я и думал - по кругу бродили. А я себе уже все руки стер…

- И я… - всхлипнул Андрейка.
        И тут быстро, словно в ускоренном кино, туман начал рассеиваться. Прошло всего пару минут - и стала видна водная гладь мертвого озера и противоположный берег, который оказался, все-таки, не очень далеко.

- Ладно, давайте я теперь буду грести, - с жалостью посмотрев на мальчишек, сказала Янка.

- Нет! - хором воскликнули Егор и Андрейка и бросились к веслам.
        Они, конечно, устали, но чтобы их тащила на себе девочка - это было бы слишком для их мужского самолюбия! Друзья уселись на скамейке рядышком, ухватившись каждый за одно весло и принялись грести что было силы - кто, на что был горазд.
        Лодку закачало из стороны в сторону, но толку от этого было мало.

- Стоп! - сказал Егор. - Так не пойдет. Янка, давай, командуй, чтобы мы гребли одновременно.

- О, это всегда пожалуйста! - сказала Янка. Командовать я люблю! Давайте, вместе! И - раз! И - раз! Ну что вы делаете, оболтусы? Не на «и» гребите, на «раз»! Вот, теперь совсем другое дело!
        На этот раз лодка поплыла прямо и довольно быстро. И берег начал заметно приближаться. Но тут Янка вдруг осеклась, сбив Егора и Андрейку с ритма, и воскликнула:

- Ой, смотрите!
        Мальчишки задрали головы и увидели в небе над головами странных крылатых существ - похожих на человека, но только с большими перепончатыми крыльями.

- Это гарпии! - испуганно сказала Янка. - От них не жди добра…
        Янка оказалась права: едва туман окончательно рассеялся, как крылатые чудища заметили их и бросились вниз, словно ястребы на свою добычу.
        Глава восьмая
        Про гарпий, настоящих пиратов и неожиданное открытие

        Друзья не успели даже пикнуть, как цепкие когтистые пальцы ухватили их и выдернули из лодки в воздух.
        Егор чувствовал, что летит, но в руках по-прежнему держал весло: он хотел удержаться за него, но вместо этого, как оказалось, просто выдернул само весло из уключины. Первым порывом Егора было двинуть, как следует, этим самым веслом тащившее его крылатое чудище.

- Дурак! - раздался над ухом мерзкий голос. - Разбиться что ли хочешь? Так я тебе это сейчас устрою!
        Весло было мгновенно отобрано и брошено вниз. Глядя на кувыркающуюся в воздухе палку, Егор подумал, что падать с такой высоты было бы и вправду как-то не очень приятно. Тем более, что летели они уже не над водой, а над острыми скалами берега.
        И вскоре всех троих грубо бросили на маленькую каменистую площадку, окруженную с одной стороны высокой скалой, а с другой - глубокой пропастью.
        Гарпии уселись на самом краю обрыва, с интересом разглядывая своих пленников.
        Теперь стало видно, что они не так уж и похожи на людей, как казалось вначале: вместо ног у них были сильные чешуйчатые лапы с кривыми когтями, пальцы рук также заканчивались острыми крючками когтей. Крылья были перепончатыми, но с какими-то остатками грязных перьев, словно у каких-то не до конца ощипанных кур. Лица же у гарпий были действительно страшные - человеческие, но страшно худые, морщинистые и зубастые, в обрамлении длинных и грязных волос пепельного цвета, свисающих драными клочьями.

- Вы что же, съесть нас хотите? - полюбопытствовал Андрейка.

- Очень надо! - фыркнула одна из гарпий и почесала когтями свой чешуйчатый живот.

- Мы ловим беглецов со Злой скалы, - охотно сказала другая. - По договоренности с одним негодяем, который называет себя ЗавМучем. Но вообще-то нам сообщили, что сегодня был только один беглец…

- А вас трое, - сказала третья гарпия.

- И что из этого следует? - спросила первая.

- А то, что это не тот. Или не те, - сказала вторая.
        Гарпии говорили совершенно одинаковыми голосами и не смотрели друг на друга. Поэтому казалось, что говорит всего лишь одна - только сама с собой и одновременно тремя головами. От этих странностей друзьям становилось только еще страшнее.
        А жуткие крылатые существа продолжали свой странный разговор:

- Так стоит ли их тащить обратно, на Злую скалу?

- Нет, такого договора не было, чтоб вместо одного - троих.

- Правильно! Значит они - наша добыча!

- Давно у нас не было такой славной добычи!

- Оставим их у себя или продадим?

- Продадим!

- По хорошей цене!

- Юные пленники сейчас в цене!

- Хватай их - и на невольничий рынок!…


        Не успели друзья опомниться после первого полета, как их снова подхватили крепкие лапы, а под ногами замелькали глубокие горные провалы, а следом - поля, реки и леса.
        А вскоре небо под ногами затянуло низкими кудрявыми облаками.
        На этот раз летели куда дольше, чем в первый раз. Висеть в лапах у летающих чудищ было очень неудобно и даже больно. Но, видать, и гарпиям полет не доставлял особого удовольствия.

- Ух, устала! - жаловалась одна гарпия.

- Уже недалеко! - доносилось сквозь свист ветра.

- Хорошо, хоть ветер попутный!

- Да, сестра, это точно!

«Я так и знал, что они сестры!» - рассеянно подумал Егор, глядя на свои ноги, болтающиеся над пропастью, словно какие-то сосиски в длинной связке.

…Гарпии резко пошли на снижение, нырнув прямиком в облако. Когда облако закончилось, внизу, посреди равнины показалось большое скопление людей, повозок и прочих, довольно странных строений или экипажей - с такой высоты было не разобрать.

…Егор кубарем покатился по земле, брошенный уставшей гарпией. Рядом, приподнявшись, уселись Янка и Андрейка. Друзья подползли поближе друг к другу и теперь настороженно оглядывались по сторонам.
        Вокруг было полно людей, стоящих небольшими группами и прогуливающимися между ними. Еще было много диковинных экипажей - удивительных, будто приехавших из какой-то сказки. Хотя… Это ведь действительно был совершенно другой, Волшебный, мир.
        И все вокруг было бы похоже просто на какой-нибудь парк отдыха с причудливыми аттракционами, если бы на половине людей не звенели бы цепи. Цепи, которые сковывали руки и ноги несчастных, лица которых выражали лишь тоску и безысходность.
        Видимо, и в Волшебном мире кому-то приходится очень несладко…


        И тут Егор увидел его.
        Пирата.
        Самого настоящего пирата - а не нарисованного на картинке в приключенческой книжке, и не того мальчишку, который называл себя Повелителем пиратов только потому, что у него в руках оказался Волшебный прожектор.
        Пират был огромен и страшен. У него была иссиня-черная борода, тщательно расчесанная и завитая в несколько косичек. Лицо под потертой треуголкой было красное и обветренное, с множеством мелких шрамов. Камзол на пирате был перетянут широким кожаным ремнем, за который чего только не было понапихано: и пара огромных пистолетов, и нож, и длинный зазубренный тесак, и складная подзорная труба… Еще на поясе висел большой кошелек, видимо, до отказа набитый пиастрами и дукатами…
        Но первое, что бросилось в глаза Егору - это огромные сапоги с отворотами и позеленевшими то ли от времени, то ли от соленой воды, пряжками. Просто сапоги были как раз на уровне глаз сидящего на земле Егора.

- Вот, - сказала одна из гарпий. - Доставили товар.

- Высшего качества, - сказала другая.

- Свежайший! - добавила третья.

- Всего сто дукатов за целую партию!
        Пират, скрипя сапогами, прошелся вокруг перепуганных друзей. Он разглядывал их, словно котят в зоологическом магазине.
        Это очень неприятное чувство, сразу же решил Егор. Все-таки, люди - это не котята. Хотя и котят тоже жалко бывает…

- Мальчишки… - хрипло сказал пират. - Девка… Ну и что мне с ними делать? У меня и со своим мальцом проблем хватает - сам не раз уже продать его хотел…

- А чего ж не продал? - спросила одна из гарпий.

- Да сынок, как никак, - хмуро сказал пират. - Хоть и мерзкий мальчишка. Придет время - он сам меня продаст, хе-хе! Как я своего папашу когда-то. Если, конечно, я не успею раньше…
        Пират расхохотался. Гарпии захихикали тоже. Наверное, чтобы не обижать покупателя.
        Егор поежился. Этот пират ему нравился все меньше и меньше.
        Это вам не книжка с картинками, где все пираты - это благородные «джентльмены удачи»! Этот вон и родного отца, вроде, не пожалел, продал. Где-то Егор уже слышал похожую историю…
        Внезапно пират схватил Янку за подбородок и принялся разглядывать ее зубы. Янка запищала, отбиваясь кулаками, но здоровенный бандит, казалось, просто не замечал этого.

- Оставьте ее в покое! - воскликнул Егор. - Это же принцесса…

- Что?! - удивился пират и выпустил Янку, которая тут же принялась отплевываться и сверлить пирата негодующим взглядом. - Что еще за принцесса?…
        Андрейка в ужасе схватился за голову: зачем Егор сразу же выдал то, о чем говорить совсем и не следовало?!

- Чего?! - хором спросили гарпии и потянули свои лапы в сторону пленников.

- Вот сто дукатов! - быстро сказал пират, швырнув звонкие монеты к ногам гарпий. - Как вы и просили…

- Стой! - взвизгнула одна из гарпий. - Мы не знали, что она принцесса!

- Надо изменить договор!

- Тысячу дукатов!

- Договор дороже денег! - заявил пират. - Сколько просили, столько и получили!
        Пират самодовольно оскалился. Гарпии злобно зашипели и стали надвигаться на обидчика, выставив перед собой свои страшные когти.

- А ну, назад! - зарычал пират и выхватил из-за пояса пистолеты.
        Тут же, откуда ни возьмись, подскочили еще двое пиратов - таких же крепких и решительных, только видом несколько поскромнее да помельче.
        Гарпии завыли от досады и принялись собирать монеты с пыльной земли, приговаривая:

- Обманщик!

- Прохвост!

- Разбойник с большой дороги!

- Ограбили! Разорили!…

- А ну, ведите этих троих на корабль! - приказал пират своим приятелям. - Сейчас сами разберемся, кто из них принцесса, а кто - граф Монте-Кристо…
        Пираты захохотали, заставили друзей встать на ноги и довольно грубо подтолкнули их к странному сооружению, похожему на лежащую на боку огромную бочку, только с узкими окошками и украшенную вырезанными из дерева завитушками. Сбоку бочки была узка дверь, из которой к земле вела деревянная лесенка с веревочными поручнями - самый настоящий корабельный трап.
        Словно объясняя ситуацию, главный пират недовольно прорычал:

- Вот же сынок, негодник! Угнал нормальный, современный корабль - летай теперь на всяком старье! Вот поймаю его - уши оторву! Особенно за Волшебный прожектор! А если он его еще и разбил к тому же…
        Друзья удивленно переглянулись.


        Уже сидя под замком в тесной каморке, они с оживлением делись своими догадками - будто это действительно было важнее самой свободы.

- Это же папаша Повелителя пиратов! - хлопая себя по коленкам, восклицал Егор. - Как пить дать - он самый!

- Теперь понятно, что у вас за «повелитель» объявился, - презрительно усмехнулась Янка. - Просто украл украденный до этого у нас Волшебный прожектор. Вот и вся его сила.

- Да мне это с самого начала было ясно, - пожал плечами Андрейка.

- Все ясно было, да? - надулся Егор. - А чего ты мне тогда не сказал?

- Да потому что этот Повелитель недоделанный сделал из меня шута горохового! - воскликнул Андрейка. - Вот посмотри на меня - карлик какой-то, рот до ушей, хоть завязочки пришей! Я и хочу сказать что-то серьезное, а вместо этого изо рта какие-то дурацкие шутки вылетают…

- Ладно, - сказала Янка. - Какая разница, что было раньше? Надо думать, что теперь делать будем…
        В это время каморку как-то колыхнуло, и друзья поняли, что пиратский корабль оторвался от земли. Ведь им уже было знакомо чувство полета.
        А через минуту щелкнул замок, заскрипела дверь и в каморку просунулась наголо выбритая голова худого усатого пирата:

- А ну, пошли за мной! Капитан к себе требует!


        В капитанской каюте было не слишком просторно. Конечно, этот кораблик отличался от того огромного железного корабля, на котором катал Егора и Андрейку Повелитель пиратов.
        Но все равно, все здесь выглядело вполне по-пиратски. На стенке висело множество сверкающих сабель, шпаг и прочих колющих, рубящих и режущих приспособлений. В углу стояла небольшая пушка, а когда корабль покачивало в полете, от стенки к стенке перекатывалось тяжеленькое, кругленькое и черное ядро самого зловещего вида.
        Капитанский стол был завален картами, придавленными огромной золотой чернильницей, из которого торчало растрепанное перо. Еще на столе стояла бутыль зеленоватого стекла, в которой что-то булькало от качки. Там же были небрежно брошены пистолеты и огромная изогнутая трубка, которая дымилась и распространяла удушливый запах табака.
        Друзья нерешительно жались возле стенки. Главный пират, он же капитан, посмотрел на них тяжелым взглядом, затем глянул на стол и убрал с него бутылку. А затем потушил трубку и пояснил:

- Курить вредно, дети! Садитесь, вон, на скамейку…
        И сам уселся в огромное роскошное кресло, очевидно, отобранное у какого-нибудь богатого пленника.

- Так кто из вас принцесса? - спросил пират, сурово и подозрительно глядя на ребят.

- Никто! - буркнул Егор. - Нету тут никаких принцесс.

- Врешь! - с удовольствием произнес пират и даже откинулся на спинку кресла, будто ему нравилось слышать, как кто-то пытается сказать ему неправду. - Только врать-то не умеешь. Ты же сам назвал эту девчонку принцессой!

- Это чтобы вы ее отпустили! - сказал Егор, глядя в пол из хорошо надраенных досок.
        Андрейка и Янка старательно закивали: мол, да, именно так все и было!

- Я же все равно узнаю правду… - вкрадчивым голосом произнес пират. - У меня даже самые отчаянные храбрецы, бывало, поначалу храбрились-храбрились, а потом начинали грустить, да и рассказывали, в конце-концов, где спрятали свои сокровища. Так что вы со мной шутки не шутите лучше…

- А мы и не шутим! - воскликнул бывший королевский шут Андрейка. - Мы вообще не умеем шутить! Нас в Зловещем Интернате от этого отучили! Егорка, покажи книжку… Вот, книжками нас мучили…
        Егор молча достал из-за пазухи Волшебный задачник и продемонстрировал его пирату.

- Что? - насторожился пират. - Вы со Злой скалы сбежали, что ли?

- Ага, - сказала Янка, боясь смотреть пирату в глаза. - Только гарпии все равно нас поймали и вам продали…

- А… Ну, и как там сейчас?… - спросил пират каким-то странным, дрогнувшим голосом.
        Спросил совсем не по-пиратски, с какой-то тоской в голосе. Даже лицо его на миг перестало быть свирепым.

- Да как… - пожал плечами Егор. - М-учители свирепствуют, да Перевоспитатели жизни не дают. Не зря же мы оттуда сбежать захотели…

- А когда-то там было весело… - задумчиво сказал пират. - Только я был маленький, глупый и не понимал этого. И все испортил…
        Пират замолчал, погруженный в воспоминания.
        Друзья переглянулись: всех троих одновременно посетила удивительная догадка!

- Так вы, что, тоже там учились? - осторожно спросил Егор.
        Внезапно лицо пирата перекосила гримаса злобы.

- А тебе какое до этого дело, м-малявка?! - прорычал он. - Не заговаривайте мне зубы! А ну, ты, девка, признавайся - ты принцесса? Наследная? Какого королевства? Живо отвечай, если хочешь уцелеть!
        Янка только испуганно хлопала глазами и молчала.

- А ну говори!!! - крикнул пират и треснул по столу огромным кулаком в кожаной перчатке. - Хочешь домой? Тогда признавайся, кто ты и откуда! А твои знатные родственники хорошенько мне за тебя заплатят!
        Янка посмотрела на Егора, Андрейку и сказала:

- Я скажу, но только при одном условии!

- Так… - внезапно успокоившись, деловито произнес пират и забарабанил пальцами по столу.

- Вам заплатят выкуп, а этих ребят вы отпустите вместе со мной! - заявила Янка.

- Ну, это мне решать, кого я отпущу, а кого - нет… - ворчливо произнес пират. - Это еще подумать надо. Может, из них тоже хорошие пираты вырастут: мне команду пополнять надо…
        В этот момент корабль заметно вздрогнул и закачался. И тут же распахнулась скрипучая дверь капитанской каюты. В нее сунулась страшная бородатая рожа с повязкой на одном глазу и прокричала:

- Полундра, кэп! То есть, каррамба, я хотел сказать! На нас напали!

- Кто посмел?! - заорал пират и вскочил из-за стола, хватая пистолеты.

- Это гарпии! - быстро сказал одноглазый пират. - Их много, очень много! Они окружили нас со всех сторон! Того гляди, разнесут нашу посудину в щепки!

- Мстительные твари! - расхохотался главный пират, вскочив из-за стола и запихивая за пояс пистолеты. - Сестер на помощь позвали! Хотят мою законную добычу обобрать! Ну, сейчас мы им покажем, где раки зимуют! А бомбардиры чего, уснули там? А ну, заряжай пушки!…
        Пираты выскочили из капитанской каюты, и пленники совершенно неожиданно остались одни.
        А корабль вдруг затрясло, словно какой-то великан решил поиграть с ним, как с маленьким спичечным коробком. Пушечное ядро вовсю каталось по капитанской каюте, ударяясь о стены и грозя отдавить друзьям ноги.

- Вы поняли, кто он, это пират?! - воскликнула Янка и хлопнула в ладоши.

- Ну, что-то такое вертится в голове, - почесал затылок Егор.

- Это же тот самый маленький барон! - расширив глаза, сказала Янка. - Ну, то есть, раньше он был маленьким, а теперь вот вырос в огромного пирата! Это он, он предал своего отца-барона при обороне Школы Радости! А когда его выгнали со Злой скалы - он стал пиратом!

- Точно! - ахнул Андрейка. - Как он был пиратом в школе, так и остался им, когда вырос…

- А я всегда считал, что пираты - это благородные морские разбойники! - признался Егор. - Никогда не думал, что ими становятся самые обыкновенные двоечники и хулиганы…
        Глава девятая
        Про бегство от пиратов и грустные скитания

        Корабль снова тряхнуло - на это раз от его же собственного пушечного залпа. В полузакрытую зверь потянуло пороховым дымом.

- Надо быстрее думать, как выбираться отсюда! - решительно сказал Андрейка. - Самое время - пока пиратам не до нас!

- Посмотри в свой Волшебный задачник! - посоветовала Егору Янка. - Он уже помогал нам. Вдруг и сейчас поможет…
        Егор раскрыл задачник и пролистал его до новой страницы. Там значилось:

        НЕОЖИДАННАЯ ЗАДАЧКА №3
«Дано: вы в плену на летучем пиратском корабле.
        Вопрос: как спастись с него, если пираты заняты сражением со свирепыми гарпиями, а на корабле всего-навсего одна спасательная шлюпка?
        Кстати, шлюпка на нижней палубе, направо, вниз по трапу, потом налево…»


- Все за мной! - скомандовал Егор, захлопывая учебник. - Быстро бежим к шлюпке!
        Друзья осторожно выбрались в узкий коридор и проследовали путем, который им указал Волшебный задачник: направо, вниз по трапу, потом налево.
        Пока не выскочили в широкое помещение с низким потолком и скошенными деревянными стенками.

- Ой, а что это? - удивленно спросила Янка, указывая перед собой.

- Наверное, это и есть шлюпка, - неуверенно произнес Егор.
        Они стояли перед большой бочкой с дверью на боку. Конечно, не такой большой, как сам пиратский корабль, поменьше. На бочке большими корявыми красными буквами было написано:

        ЗАЛИЗАЙ ВА ВНУТРЬ. ПАТЯНИ ЗА РУЧКУ!

- Фу, как неграмотно написано, - скривилась Янка.

- Разве? - пожал плечами Егор. - Где неграмотно?
        В это время бабахнуло особенно сильно - так, что друзья чуть не попадали с ног. Снова потянуло дымом, и донеслись отчаянные вопли: «Спасайся, кто может!»

- Хватит умничать! - крикнул Андрейка. - Сейчас сюда пираты прибегут - и нам просто не достанется места!
        И первым нырнул в бочку. Следом полезли Егор и Янка.

- Дверь закройте! - скомандовал Егор и ухватился за большую деревянную ручку над головой.
        Едва Андрейка захлопнул тяжелую дверь, как в круглом иллюминаторе за ней показались искаженные злостью пиратские лица. Егор испуганно потянул за ручку - как было написано в неграмотной инструкции!

- А-а-а!!! - закричали друзья хором.
        И было от чего: ведь они почувствовали, что падают вниз вместе с этой самой бочкой! А за круглым окошком замелькали знакомые уже крылатые силуэты - это злые гарпии завершали свою атаку на пиратский корабль.
        Впрочем, падение длилось не долго: бочка резко дернулась, и, вроде бы плавно поплыла по воздушным волнам.

- Ого… - пробормотал Андрейка, который лежал на полу, сбитый с ног последним толчком. - Ого-го! Огогошеньки, я бы даже сказал…
        Янка сидела на скамейке в центре шлюпки, держалась за какой-то поручень и помогала Андрейке подняться. А Егор огляделся и увидел над головой круглый люк: сквозь щели в потолке пробивался дневной свет. Егор встал на скамейку и приподнял тяжелую крышку.

- Так я и думал, - деловито сказал Егор. - Мы, оказывается, на парашюте спускаемся…

- Что, правда? - оживился Андрейка. - Всегда мечтал с парашютом прыгнуть!

- Поздравляю, друг мой, - тожественно сказал Егор и пожал Андрейке руку. - Твоя мечта сбылась…

- Ну, да, - разочарованно сказал Андрейка. - Как это она сбылась, если я даже ничего не понял? Дай, хоть в дверь приоткрою, посмотрю, как это - на парашюте спускаться…
        Он распахнул дверь и едва не вывалился наружу, закричав от страха: прямо на него смотрело оскаленное лицо гарпии.

- Ага! Попались!!! - страшно закричала гарпия.

- А-а-а! - завопили друзья и мигом захлопнули дверь.
        Сразу же послышался толчок, а следом бочка повалилась на бок. Друзья замерли, ожидая, что злые гарпии начнут ломать дверь их шлюпки. Но прошла минута - а ничего такого не происходило.
        Наконец, Егор нашел в себе смелость глянуть в стеклянное окошко иллюминатора.
        Там он увидел в небе удаляющуюся гарпию - она летела к стае своих сестер, которые преследовали большое черное облако. Это был горящий пиратский корабль. Он уползал к горизонту, постепенно снижаясь к земле.
        Видимо, в пылу сражения гарпии забили, из-за чего, собственно, это самое сражение началось.
        Егор с усилием открыл дверь: от удара о землю ее заметно перекосило. Он вышел наружу и осторожно огляделся.

- Все нормально, - сказал он, - можете выбираться.


        Пиратская шлюпка приземлилась во вспаханных полях, через которые шла не очень широкая земляная дорога. Мятое полотнище парашюта закрывало теперь полполя большим грязным лоскутом: как если бы этот парашют был сшит из множества старых пестрых штанов. Просто удивительно, как он только не порвался при спуске!

- Что-то я устала, - сказала Янка и уселась на травку, растущую на обочине.

- И я устал, - сказал Андрейка и сел рядом. - А еще я есть хочу…

- У… - нахмурился Егор. - Зачем ты это сказал? Теперь голод меня замучает…

- Тогда надо отдохнуть и поскорее идти во-он к тому городу, - сказала Янка. - Здесь мы еды точно не найдем.
        Егор посмотрел туда, куда указывала Янка, и действительно увидел: в пыльной дымке, не так, чтобы уж очень далеко, виднелись городские стены. Как раз в ту сторону и вела дорога.

- Ну, что ж, - усталым голосом сказал Егор. - Пойдем в город. Интересно, тут автобусы хоть иногда ходят?…


        Вскоре друзья добрели до городских ворот. Ворота были широкие, высокие, в них то и дело проходили люди, проезжали запряженные повозки и кареты. А у ворот стояли закованные в железные доспехи стражники с крепкими алебардами.
        Над городскими воротами висела большая красивая вывеска:

        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

- Скажите, пожалуйста, а как называется ваш замечательный город? - вежливо поинтересовалась Янка у усатого стражника.
        Тот хитро улыбнулся и пригладил усы.

- А разве ты не умеешь читать, девочка? - сказал он. - Вот же надпись!

- Там написано «Добро пожаловать»! - сказал Егор.

- Правильно! - воскликнул стражник. - Именно так и называется наш гостеприимный город: Добро Пожаловать!
        Друзья очень удивились, а Янка сказала стражнику:

- Какое хорошее название у вашего города! Очень гостеприимное!

- Так и было задумано! - гордо сказал стражник. - Так что милости просим! Добро пожаловать в Добро Пожаловать!
        Друзья миновали ворота и вошли в город.
        Несмотря на оригинальное название, город был, в общем, довольно обычным городом Волшебного мира. Широкая, мощеная камнем главная улица, двух- и трехэтажные дома вдоль нее, главная городская площадь с ратушей, множество лавок, таверн, церквей и церквушек, каких-то шатров и палаток, бродячих собак, упитанных самодовольных котов, наглых воробьев и глупых голубей.
        Народу в городе было много - видимо, его название тоже играло в этом важную роль. Ведь каждый скорее всего пойдет в гости в то место, над которым написано «Добро пожаловать!», чем туда, где написано «Проваливайте отсюда, да побыстрее!» Только вот детей на улице было мало: видимо, в это время все были на уроках.
        Впрочем, друзья смотрели больше не на людей и городские красоты, а на живописные вывески, вроде «Харчевня», «Булочная», «Молочная лавка», «Самая вкусная еда - только в харчевне „Окорок веселого поросенка“…

- О-о… - жалобно простонал Андрейка. - Как кушать охота!…

- Ага, - невесело сказал Егор. - Только кто нас накормит без денег-то? Надо было хоть у этого пирата несколько дукатов стянуть…

- Что я слышу! - возмутилась Янка. - Как это - стянуть?! Это же воровство!

- Ну, у пирата можно, - неуверенно сказал Егор. - Он ведь все равно разбойник…

- Так что же, нам от этого самим становиться разбойниками? - покачала головой Янка.

- Я так сказал, просто, - примирительно закончил спор Егор. - Все равно ведь не подумал об этом вовремя, тогда, в капитанской каюте…

- Это хорошо, что не подумал, - строго сказала Янка. - Значит, есть еще надежда сделать из тебя достойного человека!

- Все это замечательно, - вставил Андрейка. - Но сколько не разговаривай, есть все равно хочется!

- Значит, нам нужно заработать на еду! - внезапно осенило Егора.

- Как это - заработать? - удивился Андрейка. - Ведь мы же дети! А детский труд запрещен!

- В нашем мире, вообще-то, не запрещен, - возразила Янка. - По крайней мере, в нашем королевстве. У нас во дворце, например, слугам помогают в работе их дети. Так они учатся - чтобы потом самим стать хорошими слугами. Но если честно - лучше бы они в школе учились…

- Тогда пойдем, поищем работу, пока совсем не загнулись от голода, - нетерпеливо сказал Егор.

- И какую же это работу? - с интересом спросила Янка. - Вот ты, Егор, что ты умеешь делать?

- Я? - опешил Егор. - Ну… Не знаю… Хм… А что? Ну, мешки какие-нибудь носить. Грузить что-нибудь, толкать…

- Все с тобой ясно! - решительно сказала Янка. - Никаких мешков и вообще - никакого тяжелого труда! Не хватало еще, чтобы вы с непривычки надорвались. Потом ищи еще и деньги на ваше лечение…
        Друзья стояли посреди главной городской площади, по которой степенно прогуливались праздные горожане. Неподалеку стоял тощий музыкант, который задумчиво играл что-то мелодичное и ужасно жалобное на каком-то струнном инструменте, похожем на лютню. У ног его так же тоскливо лежала помятая шляпа, и туда время от времени из рук прохожих летели мелкие монетки.

- Ага, - глядя на музыканта, сказала Янка. - Вот, кажется, то, что нам надо…

- Ты что же, играть на чем-то умеешь? - оживился Егор.

- Конечно, - сказала Янка. - Каждая принцесса должна уметь играть на нескольких инструментах и разговаривать на разных иностранных языках. Иначе ее заграничные принцы в жены не возьмут…

- А ты что, уже замуж собираешься? - ревниво насупился Егор.

- Не-а, - наморщила нос Янка. - Пока нет. Просто так принято. Политика у нас такая…

- А, - успокоился Егор, - если политика, то ладно…

- Так что делать будем? - вмешался Андрейка. - А то кушать очень…

- Да мы поняли уже! - грубо оборвал его Егор. - Прекрати, а то от твоих слов, в животе урчать начинает…

- А вот тебе, Андрейка, как раз придется поработать, - сказала Янка. - Ты ведь у нас настоящий шут? Вот и будешь развлекать людей.

- Я не настоящий, я голодный шут! - сказал Андрейка и скривил смешную рожу.

- А зрителям все равно - сытый ты, голодный! Им главное, чтобы смешно было! - сказал Егор. - А вот мне что делать?


        Бродячий музыкант сидел в сторонке на скамеечке и любопытством наблюдал за представлением, которое устроили странно одетые маленькие чужестранцы.
        Девочка довольно хорошо играла на его старенькой, но любимой лютне, которую он одолжил ей с некоторой опаской - ведь это было почти все его имущество.
        Маленький смешной мальчишка с выражением рассказывал захватывающие истории и время от времени забавно кувыркался через голову или ловко ходил колесом. Другой мальчик, в самой настоящей королевской мантии (откуда он только ее взял?), играл роль какого-то изгнанного короля. Играл не очень-то умело, но вместе с другом и подружкой смотрелся вполне терпимо.

- …Король в изгнании страдал, - заламывая руки, с надрывом в голосе под музыку декламировал шут. - Он был один и он рыдал…

- Чего? - недовольно шипел на Андрейку Егор. - Это кто еще рыдал?

- Ты не болтай! Давай, изображай короля! - тихонько говорила Янка, не переставая перебирать струны. - Люди смотрят!
        И Егор старался в меру сил. А бывший королевский шут Андрейка все больше и больше входил в свою роль, приплясывая и распевая:

        Из королевства Траляля
        Прогнал злой карлик Короля!
        Прогнал за то, что наш Король,
        Знал плохо собственную роль.

        И вот Король сидит в пыли,
        Король остался на мели.
        И чтоб теперь не голодать,
        Шутом придется ему стать!

        Король кривлялся и плясал,
        Чтоб кто-то денежку подал.
        И в шляпу кинул пятачок
        Ему какой-то старичок.

        Но был Король рассержен тут:
        Ему монетку подал шут,
        Сказав: «Брависсимо, Король!
        Ведь это, право, ваша роль!

        Вы так изящны и смешны,
        Шуту такому нет цены!
        С пустым быть лучше животом,
        Чем коронованным шутом!»
        Зрители посмеивались: им нравилась эта придуманная на ходу песенка. Но она совсем не понравилась Егору. Он подскочил к Андрейке и схватил того за воротник.

- Ты, старичок, я что-то не понял! - сердито, воскликнул Егор. - Что это еще за критика в мой адрес?!

- Прости, друг! - оправдывался Андрейка, продолжая кривляться и изображать, будто очень испугался этого самого «короля в изгнании». - Это же просто вдохновение, оно само как-то снизошло на меня! И стишки сами по себе сочиняются…

- Сейчас я покажу тебе вдохновение! - закричал Егор и сжал кулаки. - Друг называется - насмехается над моей бедой своими дурацкими стишками!

- Это же для дела! - так же громко крикнул Андрейка. - И к тому же все это - правда! Тебя ведь вправду изгнали, потому, что ты со своей ролью не справился!

- Ах, так?! - вспыхнул Егор. - Ну, так получай!
        И они вместе с Андрейкой, сцепившись, покатились по твердой каменной мостовой. Янка вскрикнула и передала лютню хозяину и бросилась разнимать дерущихся.
        А музыкант, не долго думая, принялся наигрывать какую-то веселую мелодию.
        Зрители, которых уже собралась целая толпа, вовсю хохотали и хлопали в ладоши: они думали, что драка - это просто такая часть представления!
        Шут Андрейка заметил это и принялся дурачиться: он ловко накинул королевскую мантию на голову Егора, отчего тот запутался и смешно замахал руками. Андрейка же вначале голосил вроде, как от страха, а потом вскочил на ноги, ухватил за руку растерянную Янку и принялся плясать вокруг нее, продолжая петь:

        Король сердился и пыхтел,
        Но, все же, очень есть хотел.
        А потому из года в год
        Теперь он пляшет и поет!

        Никто не помнит Короля
        Из королевства Траляля
        Но знаменит, богат, любим
        Непревзойденный шут и мим!
        Андрейка и Янка ловко подхватили под руки Егора и поставили его на ноги. При этом на голове бывшего Короля двоечников по-прежнему висела смятая мантия. Актеры дружно поклонились - даже недоумевающий Егор и их новый знакомый-музыкант.
        В шляпу музыканта щедрым ручейком посыпались мелкие медные и серебряные монетки.

- Еще! Еще! - кричали в толпе.
        Но вдруг люди расступились, и к новоявленным актерам в сопровождении двух вооруженных стражников степенно вышел какой-то богато одетый человек. Он с некоторым удивлением осмотрел выступавших и произнес:

- Талантливые дети? Прелестно! Почему я вас не знаю?

- Так мы только… - начала было Янка, но незнакомец совсем не слушал ее.

- И почему эти дети не в школе? В нашем гостеприимном городе все лучшие дети учатся в нашей знаменитой Школе Умников! Не правда ли, почтенные горожане?
        Горожане утвердительно закивали. Однако же на их лицах при этом не было видно особой радости за то, как повезло детям этого города. Они бы с удовольствием посмотрели на еще одно смешное представление.

- Как бургомистр этого города, я немедленно, лично, провожу этих замечательных детей в школу! - заявил человек, довольно улыбаясь.
        К друзьям подошли стражники. Они тоже улыбались, но их вид не давал поводу к сомнению: дети будут немедленно доставлены в эту знаменитую Школу Умников!
        Музыкант незаметно вложил в руку Янки пригоршню монеток.

- Это ваше! - тихо сказал он. - Мне очень понравилось ваше выступление! Если что - я еще три дня буду в этом городе! Меня зовут Киря… То есть, Кирилл…
        Глава десятая
        Про то, что и не «пятерки» не всегда радуют

        А друзья в сопровождении бургомистра уже направлялись к Школе Умников.

- Видите ли, в чем дело, - говорил бургомистр мягким, прямо-таки, ватным, голосом.
- В нашем городе уделяется большое внимание детям. Вы, конечно, славные ребята, но выступать на улице, за деньги… Это нехорошо. Дети должны учиться в школе.

- Ага, - хмуро сказал Егор. - Должны. Только мы есть хотим…

- Сейчас вы убедитесь, как великолепно готовят в школьной столовой! - заверил бургомистр.
        Через несколько минут друзья подошли к Школе Умников.

- Ха! - восторженно воскликнул Егор.

- Ух, ты! - удивился Андрейка.

- Ну-ну, - скептически произнесла Янка.
        Если средняя школа № 13 в лучах Волшебного Прожектора выглядела старинным замком, а Зловещий Интернат - руинами старой крепости, то Школа Умников больше всего походила на кукольный домик какой-нибудь избалованной куклы Барби. Это было большое двухэтажное здание со множеством башенок, новенькой черепицей, со стенами, сплошь усыпанными какими-то узорами и завитушками. Школа была выкрашена в невероятно яркие цвета, от которых просто рябило в глазах.
        В общем, Школа Умников выглядела хорошо. Но… Как-то уж слишком хорошо.

- Нравится? - с удовольствием спросил бургомистр.

- Ага! - расплылся в улыбке Егор.

- Ничего, - уклончиво произнес Андрейка.

- М-м… - неопределенно протянула Янка.
        Впрочем, приятелей не стали утомлять осмотром школы, а сразу повели в столовую. И через минуту вокруг них уже крутились повара в ослепительно-белых колпаках и фартуках.
        Столовая Школы Умников выглядела роскошнее любого ресторана: все столики были четырехместными, накрытыми накрахмаленными скатертями, со сверкающими приборами, одних вилок в которых было не меньше трех видов. К тому же в столовой играл маленький оркестр, распространяя приятную и не слишком громкую музыку.
        Друзья несколько опешили от всего увиденного, так, что даже голод ненадолго отступил.

- Чего изволите отобедать? - любезно пел, пританцовывая, шеф-повар, лично вышедший к дорогим гостям. - Сегодня у нас очень неплохое меню. Могу посоветовать на первое суп из шампиньонов, суп с креветками, уху осетровую, суп-лапшу и так далее…

- Все лучшее - детям! - с улыбкой вставил бургомистр.
        А шеф-повар продолжал:

- На второе рекомендую жареного поросенка с овощами в сметанном соусе, утку с яблоками, шашлык трех видов, запеченную рыбу с морепродуктами, колбасное ассорти, ну и так далее… Из закусок у нас имеется двадцать пять видов салатов, закуски горячие и так далее, а из десерта…

- Ну, принесите, пожалуйста, хоть что-нибудь! - жалобно попросил Егор. - А то мы сейчас просто помрем от голода - так вы вкусно рассказываете - сил нет!…

- Все понял! Сию секундочку! - воскликнул шеф-повар.
        Он лучезарно улыбнулся и упорхнул в сторону кухни.

- Ну, а пока вы будете утолять свой голод, лучший ученик Школы Умников расскажет вам про Школу и ответит на ваши вопросы, - сказал Бургомистр. - Я же, с вашего позволения, откланяюсь: дела…
        Бургомистр удалился вместе со стражниками, оставив друзей наедине с тарелками и аппетитными ароматами.


        Друзья лениво ковырялись вилками в десерте: животы уже трещали от множества вкусностей, даже на сладкое не оставалось места.
        А перед ними сидел толстый задумчивый мальчик по имени Фома, который, сам того не замечая, отщипывал от большого торта кусочек за кусочком и говорил задумчиво:

- Наша Школа - лучшая в округе. Его сиятельство господин бургомистр и Собрание Благочестивых Горожан не жалеют средств на ее содержание. А потому у нас все самое лучшее: и столовая, как вы изволите убедиться, и классы, и здание школы, и компьютерный класс…

- Чего?! - Андрейка чуть не подавился пирожным. - Откуда у вас компьютеры? У вас же это… Средневековье, вот!

- У нас в городе, может, и средневековье, но для школы - все самое лучшее, - невозмутимо сказал Фома.

- При желании в волшебный мир можно что угодно доставить из других миров, - пояснила Янка. - Например, из вашего…

- И что вы с компьютерами делаете? - поинтересовался Егор.

- А ничего, - отмахнулся толстый мальчик. - Электричества все равно нет…

- А-а-а… - успокоился Егор. - А кто у вас в школе Король двоечников?

- У нас нет королей! - гордо сказал Фома. - И, тем более - нет двоечников!

- Ух, ты! - восхитилась Янка. - У вас, наверное, все прямо, как в Школе Радости!

- Наверное, - пожал плечами мальчик. - Никогда про такую не слышал. Вы отобедали? Не желаете ли поприсутствовать на уроках?

- Не-а, - сыто зевнул Егор. - Я бы лучше вздремнул… Часок-другой…

- Ты чего! - Янка возмущенно ткнула Егора в бок острым локтем. - Это невежливо!
        И тут же с любезной улыбкой обратилась к Фоме:

- Конечно же, мы с удовольствием поприсутствуем…
        Что тут скажешь - принцесса!

- Тогда прошу за мной! - сказал Фома, степенно вылезая из-за стола.
        Друзья шли за Фомой по длинным и светлым коридорам. Стены были щедро украшены живописными рисунками - ни одной простой, уныло-бледной школьной стены, к которым привыкли Егор и Андрейка. Создавалось ощущение, что здесь, действительно, очень любят учеников, а школу заботливо опекают.

- Наверное, здесь работают Настоящие учителя! - восхищенно сказала Янка.

- Ага! - кивнул Егор. - Я еще никогда такой школы не видел…

- А, может, это тебе только так кажется - после Зловещего-то Интерната, - предположил Андрейка.

- Бр-р! Даже не напоминай! - скривился Егор.
        А Фома тем временем остановился перед резной дверью одного из классов.

- Милости прошу на урок, - он сделал широкий жест.

- Нет, нет, любезный, только после вас! - чопорно сказал Андрейка.

- Что вы, дорогие гости, я не могу пойти впереди, это не вежливо, - сказал Фома.

- Милейший, окажите нам честь, - учтиво склонил голову Егор.

- Нижайше прошу вас! - настаивал Фома.

- Мерси! - сказала, наконец, Янка и сделала изящный реверанс.
        Друзья все-таки зашли в класс и тут же замерли в нерешительности.
        Класс был большой, светлый. Все в нем прямо-таки сверкало новизной и богатством. Ученики сидели на удобных креслах за большими столами, каждый из которых вполне можно было бы поставить в кабинет какому-нибудь важному начальнику.
        Увидев гостей, к ним тут же подскочил учитель в кудрявом напудренном парике, в маленьких очках в золоченой оправе.

- Ах, ах, ах! - воскликнул он радостно, складывая на груди ладошки. - У нас новенькие! Какое счастье! Как хорошо, что вы пришли в нашу чудную школу! Дети, дети, давайте поприветствуем наших новеньких! Все вместе - браво, браво!
        Ученики дружно зааплодировали, а на Янку, Егора и Андрейку откуда-то сверху посыпались разноцветные конфетти, кусочки серпантина и лепестки роз.

- Ого! - удивленно сказал Егор. - Так меня в классе еще не встречали!

- Прямо, как на королевском балу! - всплеснула руками Янка.

- Как в цирке! - с интересом озираясь, добавил Андрейка.

- Вот ваши почетные места! - учитель, пританцовывая, провел друзей к заднему ряду, где на возвышении стояли три самых больших стола с самыми мягкими креслами.
        Друзья уселись, а учитель быстро и изящно подскочил к доске и воскликнул:

- А мы продолжаем наш урок, о мои лучшие ученики! Напоминаю, что у нас - урок геометрии! И сейчас мы вызовем к доске…

- Начинается… - пробормотал Егор.
        Он вдруг почувствовал себя неуютно. Оказывается, даже в такой замечательной с виду школе тоже вызывают к доске на эту… на экзекуцию! Что же это такое получается, а?

- … нашего дорогого гостя - Егора Власова! - воскликнул учитель.

- Они уже нас знают, оказывается, - вздохнул Егор и вылез из-за стола. - Ну, когда же мои мученья закончатся?…

- Только не молчи! - прошептал Андрейка. - Говори хоть что-нибудь…

- Хоть что-нибудь - это можно… - обреченно сказал Егор и направился к доске.
        А учитель сиял, будто собирался не допрашивать несчастного ученика, а раздавать подарки, словно какой-нибудь Дед Мороз. Он указал на треугольник, выведенный мелом на доске.

- Итак, вопрос! - сказал учитель. - Докажите теорему Пифагора! То есть, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов!

- Чего? - недоуменно протянул Егор.
        Слова были вроде и знакомые, но все равно непонятные. Но молчать было невежливо, и Егор решился.

- Ну, это… Как его… - сказал он. - Квадрат - он квадратный.

- Правильно! - воскликнул учитель. - Молодец!
        Егор удивился такой реакции учителя и продолжил уже более уверенно:

- А треугольник - треугольный. Если, скажем, взять два треугольника и сложить их вместе - то получится… Хм… Квадрат получится.

- Молодец! - восторженно воскликнул учитель.
        И Егору почему-то показалось, что учитель совсем не слушает того, что он ему говорит. Или просто не понимает?!

- Э-э… А если есть квадрат, значит, где-то есть и катет, и эта… гипотенуза. Вот, - закончил Егор.

- Браво! - воскликнул Учитель. - Вот как надо! Садись! Ставлю «отлично»! Отлично, великолепно, чудесно!
        Егор шел на свое место, улыбаясь, но с каким-то странным, не очень приятным чувством.
        Словно не он провел учителя, а его самого только что обманули.

- Что за околесицу ты там нес? - покачала головой Янка. - И за что только тебе
«отлично» поставили?

- Наверное, за оригинальность мышления, - предположил Егор и почесал в затылке.

- За феноменальную глупость, - добавил Андрейка.

- Сам дурак! - сказал Егор Андрейке и ловко щелкнул его по лбу.

- Прекратите, мальчики! - сказала Янка. - Не мешайте другим отвечать.
        Между тем, к доске было вызвано еще трое учеников. Один отвечал, вроде бы и не плохо, но и не блестяще, другой сильно «плавал» в знаниях, третий не мог даже двух слов связать.
        Но все трое получили «отлично»!

- Вот тебе и оригинальность мышления… - разочарованно произнесла Янка.
        Следующим уроком было естествознание.
        В классе появился другой учитель - пожилой, но такой же невероятно доброжелательный.
        И как бы не отвечали ученики - всем неизменно ставил «отлично».

- Да что же это такое! - тихо возмущалась Янка. - Как это так - все в классе стараются по-разному, а оценка одна и та же!

- Это, наверно, такой педагогический прием! - сказал Егор.

- Совершенно дурацкий прием! - заявил Андрейка.
        Егор лишь пожал плечами.
        На уроке астрономии все повторилось.
        Тут уж к доске вызвали Янку и Андрейку оба получили по совершенно незаслуженной
«пятерке» и вернулись на место недоумевающие и удрученные. А, казалось бы - им теперь только радоваться!
        Но радости почему-то не было…
        На большой переменке друзей окружили их новые одноклассники. Все были ужасно доброжелательны и невероятно разговорчивы. От этого у Егора даже голова разболелась и сильно захотелось подраться. Но повода к драке не находилось: все улыбались и норовили пожать руку или по плечу похлопать.
        Наконец, помрачневший Егор оттащил Янку и Андрейку в сторону.

- Что-то мне здесь уже надоело, - сказал Егор. - Как-то… Как-то не так здесь все…

- Это какая-то ненастоящая школа, - сказал Андрейка. - Нельзя вот так, всем подряд
«пятерки» ставить. Так ведь от «пятерки», получается, нет никакой радости. Хоть ты учись, хоть не учись… Мне бы двойку приятнее было бы получить, чем такую
«пятерку»…

- Ага! - со знанием дела, авторитетно сказал Егор. - Двойка - это тоже оценка. Получаешь ее - и знаешь, за что. Например, за то, что кино смотрел, вместо того, чтобы уроки делать. А за хороший фильм можно и «двойку» получить, не страшно…

- Знаете что, - наморщив лоб, сказала Янка. - Сдается мне, что эти учителя - тоже совсем не Настоящие.

- Точно, - кивнул Егор. - Уж очень они какие-то… Даже не знаю как и сказать…

- Добрые? - предположил Андрейка

- Нет, не то, - покачал головой Егор. - Они вообще никакие - ни злые, ни добрые. Будто им совсем наплевать на то, что из этой учебы выйдет. И знаете, по-моему, такие учителя, как здесь, ничем не лучше М-учителей из Зловещего Интерната…

- А школа-то с виду красивая! - сказал, оглядываясь вокруг, Андрейка. - Вот у нас бы так было…

- Видимо, эта красота - не самое важное в учебе, - решила Янка. - Я думаю, нам нечего больше здесь делать…

- Зато здесь кормят вкусно, - сказал Егор.
        Янка и Андрей посмотрели на него так выразительно, что Егор замахал руками:

- А что я? Я ничего! Просто здесь, правда, столовка получше, чем в нашем замке, то есть, в школе. Но не оставаться же здесь только из-за этого…

- А представь: ты здесь мог бы впервые в жизни стать отличником… - задумчиво произнесла Янка.

- Все-все, пошли отсюда куда-нибудь, - быстро сказал Егор и потянул Янку за рукав.
        Глава одиннадцатая
        Про бегство из райского уголка

        Друзья направились в сторону выхода. Но у дверей путь им преградил бородатый швейцар в длинной, богато расшитой ливрее.

- Так, вы это куда собрались? - поинтересовался он.

- Туда, - сказал Егор, кивнув в сторону улицы.

- А, новенькие… - ухмыльнулся швейцар. - Разве вы не знаете, что из нашей школы выходят только на каникулы?

- Да? - насупился Егор. - А когда каникулы?

- Хе-хе! - усмехнулся швейцар. - Каникулы им подавай… Четверть-то едва началась, а им уже каникулы!
        Друзья переглянулись и побрели обратно. Раздался звонок - это швейцар потрясал в воздухе большим звонким колокольчиком.

- Я не хочу снова на эти глупые уроки! - заявил Егор.

- Никто не хочет, - дернула плечом Янка. - Но как-то надо выбраться…

- А где твой Волшебный задачник, Егор? - поинтересовался Андрейка.

- О! - воскликнул Егор и хлопнул себя ладонью по голове. - Совсем забыл про него!
        Друзья уселись на подоконник. Егор достал из-за пазухи книжку. Следующая страница задачника сообщала:

        ПРОСТАЯ ЗАДАЧКА №4
«Дано: вы заперты в Школе Умников. Но учиться здесь не входит в ваши планы.
        Вопрос: как выбраться на волю, если у входа стоит швейцар, а запасной выход ведет через кухню?»

        В это время в коридоре показался уже знакомый толстяк Фома. Он приближался неторопливой походкой и махал друзьям пухлой рукой:

- Эй, новенькие! Урок начался! Пойдемте со мной!

- Бежим на кухню! - скомандовал Егор.
        И друзья бросились по коридору прочь от удивленного Фомы. Дорогу к столовой они запомнили, и потому скоро уже пробегали по пустому чистенькому залу в сторону кухонных дверей.

- Только тихо! - сказал Андрейка и приложил палец к губам.
        Егор осторожно заглянул за дверь. Там, у большой жаркой плиты стоял знакомый шеф-повар. Он что-то мешал черпаком в огромной кастрюле и напевал себе под нос:

        Чтобы вкусным вышел суп,
        Повар должен быть неглуп.
        Чтоб рецепт его создать,
        Должен повар много знать.

        Он учиться, что к чему,
        Должен делу своему.
        Повар-двоечник возьмет
        И на печку суп прольет.

        В суп положит он не то,
        Есть не станет суп никто.
        И печально запоет
        От тоски пустой живот!
        Егор тихо фыркнул. Но тут же подумал, что повар прав: чтобы вкусно готовить, этому тоже надо учиться! И вряд ли этот замечательный повар, который так вкусно их сегодня покормил, учился в этой глупой Школе Умников…

- Смотрите! - тихонько сказала Янка.
        Она показала на вешалку: там висело несколько белых фартуков и поварских колпаков. Недолго думая друзья нарядились в поварские наряды. При этом колпак оказался Андрейке велик: он норовил сползти и проглотить всю Андрейкину голову.
        А шеф-повар был так занят своим делом, что совершенно не обращал внимания, что же происходит у него за спиной.
        Нарядившись таким образом, друзья двинулись через большую кухню. Со страхом они прошли мимо другого повара, который огромным ножом увлеченно кромсал на кусочки овощи. Так и оставшись незамеченными, они выскочили на улицу.

- Ой! - сказала Янка.
        Егор огляделся и понял, что действительно «ой»: похоже, что они вышли во внутренний двор школы, со всех сторон окруженный ее же стенами. Здесь был небольшой садик, фонтан и скамеечки. А еще - детская игровая площадка с качелями и каруселью.

- Туда! - сказала Янка, указывая за деревья.
        Там виднелся проем ворот. Но, подойдя к ним, друзья увидели, что ворота, составленные из узорчатых решеток, заперты на большой висячий замок.

- Что же делать? - тоскливо произнес Егор.
        Что делать дальше не знал никто. А за воротами была улица, по которой шли люди и ездили запряженные лошадьми повозки и кареты.
        И вдруг Янка схватилась за прутья ворот и крикнула:

- Киря! Кирилл!
        От толпы отделился долговязый парень с лютней под мышкой и быстро подошел к воротам. Это был уже знакомый ребятам музыкант.

- Вот вы где! - воскликнул он. - А я вокруг школы хожу и жду, когда вы из нее сбежите…

- А почему вы решили, что мы сбежим? - удивился Егор, припадая лицом к прохладной решетке.

- Потому, что я сам когда-то сбежал отсюда, - просто сообщил музыкант. - А вы очень похожи на меня - когда я был маленький…

- Мы не маленькие! - возразил Егор и тут же получил по ноге Андрейкиным ботинком.

- И как нам отсюда выбраться? - спросила Янка.

- Очень просто, - сказал музыкант. - Ап!
        И в воротах открылась калитка - та, которая была совершенно незаметна в сложных чугунных узорах. Друзья прошмыгнули наружу.

- Снимайте свои колпаки, - предложил музыкант. - Не стоит привлекать к себе внимание. Ведь в этом городе детям работать не положено.

- А положено учиться в Школе Умников! - сказал Егор. - Мы это уже знаем!
        Друзья оставили свое поварское одеяние аккуратно висящим на воротах. И пошли вслед за музыкантом - по широкой улице под синим небом и ярким солнцем.

- А почему вы сбежали из Школы Умников, Кирилл? - спросила Янка.

- Давайте договоримся, - сказал музыкант. - Во-первых, зовите меня просто Киря. А во-вторых, давайте с вами общаться «на ты». Мне так как-то привычнее…

- Хорошо, Киря! - согласился Егор.

- А сбежал я потому, что был двоечником! - признался музыкант.

- Коллега! - уважительно произнес Егор и протянул Кире руку.
        Двоечники пожали друг другу руки.

- Странно, но ведь в этой школе не ставят «двоек», - сказала Янка.

- Ага! - кивнул музыкант. - Это больше всего меня и возмущало! Я так старался, чтобы меня выгнали из школы, а мне все ставили «отлично» да «отлично»! Это было ужасно: я ведь знал, что я - двоечник! Но самое отвратительное - это то, что другие двоечники, которым все время ставили «пятерки», считали себя отличниками!

- И что в этом такого? - пожав плечами, спросил Егор.

- А вот представь, - сказал музыкант. - Выйдут эти двоечники из школы, будто самые настоящие отличники. И будут всю жизнь выставлять себя образованными людьми, хотя это неправда. А то еще, чего доброго, поступят в нашу городскую Академию Умников. И выйдут оттуда врачи-двоечники, судьи-двоечники, учителя-двоечники. И все - с отличными дипломами! И учитель-двоечник будет дальше учить новых и новых двоечников. Судья-двоечник будет сажать в тюрьму невиновных, а разбойников - отпускать на волю. Ну а врач-двоечник возьмет да и вырвет тебе здоровый зуб вместо больного - и это в лучшем случае! Ват и получается, что умники в Школе Умников - дутые!

- Да, - сказала Янка. - Картина не очень веселая…

- Да уж, куда веселее! - усмехнулся Киря. - Именно потому я и сбежал из школы. Пусть я буду лучше честным бродячим музыкантом, чем плохим врачом или учителем. Кстати, я рассказал вам это не для того, чтобы вы бросили учиться! Я был маленьким и глупым, но с тех пор я многое повидал и могу сказать вам: возвращайтесь-ка в свой мир и хорошенько учитесь - тогда все у вас будет хорошо!

- А как вы узнали, что мы из другого мира? - удивился Егор.

- Я много путешествовал, - сказал музыкант. - И я знаю, к примеру, где носят такую вот одежду…

- Значит, вы умеете проходить между мирами?! - воскликнула Янка.

- Ага, - сказал музыкант. - Что может быть проще?

- А нас научите? - спросил Андрейка. - Поможете нам?

- Если бы я не знал, как вам помочь, я бы не стал вытаскивать вас из Школы Умников, - сказал Киря. - Пусть там плохо учат, зато хорошо кормят. А я знаю, что такое голод, холод и скитания без еды и крова…
        Киря печально вздохнул.

- Ой, - сказал Андрейка, обернувшись назад. - Чего это там происходит?
        Далеко позади по улице трусцой бежали стражники. Их было много и бежали они строем, хоть и нелегко, наверное, так быстро двигаться в тяжелом снаряжении да еще и при оружии.

- Бежим! - пискнул Егор. - Вдруг это за нами?!

- Если это за вами, - сказал Киря, - то бежать нельзя ни в коем случае. Сразу же заметят и поймают. А ну, давайте сюда!
        И Киря одного за другим затолкал друзей в какой-то узкий переулок. Здесь было не так светло и чисто, как на главной улице. По разбитым камням мостовой струились ручейки грязной воды. Сушилось какое-то белье, норовя прилипнуть прямо к лицу.
        Друзья замерли: стражники, громко топоча каблуками, бежали прямо мимо них. А рядом трусил глашатай, который громко, на всю улицу, кричал:

- Свободные горожане! Будьте внимательны! Из Зловещего Интерната сбежал опасный двоечник! Берегите своих детей от его пагубного влияния! Помогите разыскать этого малолетнего преступника, пока он не натворил всяких бед! Если увидите в городе незнакомых детей - хватайте их или сообщите властям!
        Егор возмущенно запыхтел: чего это его обозвали преступником?! Это же полнейшая нелепица! Двоечник - это ладно, но преступник…

- За двоечника Егора назначена награда в сто дукатов! - кричал глашатай. - Зловещий Интернат щедро заплатит за любые сведения о его местопребывании!

- Ух, ты! - тихонько, но довольно ехидно Андрейка. - Сто дукатов! Не думал, что кто-то так тебя ценит, Егорка! Слушайте, а давайте отдадим Егора назад в Интернат, а?
        Егор сунул кулак прямо под нос Андрейке.

- Ты чего, шуток не понимаешь? - отпрянул Андрейка.

- Шутки в сторону! - сказал Киря. - Надо быстрее выбираться из города! Вам нельзя здесь больше находиться!

- Только вот как пройти сквозь городские ворота незамеченными? - спросила Янка. - Там ведь тоже стражники стоят…
        Вскоре показались и сами городские ворота, возле которых теперь толпилось вдвое больше стражников, чем тогда, когда ребята только входили в город.

- Так, - сказал музыкант, задумчиво почесывая голову. - Я попробую кое-какую штуку. Ей меня научили в одном волшебном мире. А вы, главное, подберитесь к воротам незаметно…
        Музыкант встал перед воротами, внимательно оглядел строгих стражников, покачал головой и взял в руки свою лютню

- Брынь! - сказал инструмент. - Брынь-брынь!
        И музыкант запел:

        - Вдох глубокий, руки шире
        Не спешите, три-четыре…
        Стражники немедленно построились в два ряда и, не выпуская из рук оружия, принялись энергично выполнять под музыку физкультурные упражнения. Их доспехи скрипели и бряцали, лица налились краской от натуги, но стражники упорно размахивали руками и ногами. Выглядели они при этом ужасно смешно. А потому вокруг немедленно начала собираться толпа любопытных горожан.
        Тут подбежал и другой вооруженный отряд - тот, что преследовал друзей по улицам города. И немедленно присоединился к музыкальной зарядке.
        А музыкант пел все громче:

        - Не страшны дурные вести
        Начинаем бег на месте…
        Солдаты дружно и громко затопали. А Егор с Андрейкой переглянулись: они не раз слышали эту песню про утреннюю гимнастику! Но никогда не думали, что она такая волшебная.

- Хватит на этих физкультурников пялиться! - Янка подтолкнула друзей в спины. - Вперед, пока они не опомнились!
        А любопытствующие продолжали собираться, чтобы поглазеть на смешных и нелепых стражников, и на троих детей никто просто не обращал внимания.
        Так ребята, совершенно незамеченные, стремглав выскочили за ворота. Там они и принялись дожидаться Кирю. Тот вскоре появился в сопровождении аплодисментов горожан и злых взглядов запыхавшихся стражников. Они, может быть, и схватили бы этого веселого нарушителя порядка, но уж слишком устали от неожиданной зарядки.
        Весело хохоча, компания удалялась прочь от слишком уж гостеприимного города под названием Добро Пожаловать.

- Киря, а почему ты наш мир назвал волшебным? - спросил Егор. - Ведь это была песня из нашего мира!

- Ну, да, из вашего, - сказал Киря. - А почему ты думаешь, что твой мир не волшебный?

- Потому что он обыкновенный, - Егор пожал плечами. - Чего в нем волшебного?

- Ну, очень много чего! - сказал музыкант. - У вас столько волшебных вещей, которых нет даже в волшебном мире! И автомобили, и ракеты, и эти… компьютеры…

- Это верно! - сказала Янка. - У нас всего этого нет!

- Просто волшебство бывает разное, - пояснил Киря. - Так что для нас ваш мир - Волшебный. Так же, как и наш мир - для вас…
        Егор слегка запутался в рассуждениях Кири. Но мысль о том, что он живет в самом настоящем волшебном мире, ему понравилась.
        Глава двенадцатая
        Про одинокого учителя и зловещую неожиданность

        Они шагали по пыльной дороге, и город медленно таял вдали. Всем был хорош этот город, только вот с учителями в нем был непорядок. Наверное, не так просто найти Настоящих учителей.
        Так про себя рассуждал Егор.
        Хотя, если подумать, то Ирина Васильевна - очень даже настоящий учитель! Она и двойки ставит за дело, ну а если пятерку в журнале выведет - то значит, это самая настоящая пятерка, заслуженная! Впрочем, вон, и физкультурник Иван Михалыч, и завуч Людмила Аркадьевна - тоже очень даже Настоящие учителя. Только понимать это начинаешь, почему-то, только оказавшись далеко-далеко от родной школы…
        Егору вдруг так сильно захотелось снова оказаться на своей задней парте, в своем классе своей тринадцатой школы!
        Но под ногами была лишь пыльная дорога, и куда она ведет, Егор не имел ни малейшего представления…

- А как мы попадем в наш мир? - спросил Егор у Кири.

- Что? - встрепенулся Киря.
        Казалось, музыкант просто спал на ходу, и слова Егора его разбудили.

- А… - сказал Киря. - Погоди, сначала мы доберемся до одной деревушки. Там я кое-что спрятал на всякий случай. Вот это «кое-что» нам и понадобится, чтобы перепрыгнуть из одного мира в другой.

- А-а… - тоскливо протянул Егор. - Ну, пойдем…
        Он уже устал идти. Янка и Андрейка тоже очень устали. Киря заметил это, улыбнулся и снял с плеча свою лютню. Сыграв пару аккордов, он запел:

        Ничего на свете лучше не-ету
        Чем бродить друзьям по белу свету…

- Киря, ты что, знаешь и эту песню тоже? - воскликнул Егор. - Она же из нашего мира!
        Киря рассмеялся:

- Это в вашем мире так думают. На самом деле ее придумали трубадуры…

- Из мультика? - поразился Андрейка.

- Не-а, - помотал головой Киря. - Из совсем другого мира. Я был там однажды и принес оттуда много хороших песен. А хорошие песни сами путешествуют между мирами, пока не найдут того, кто захочет их спеть. Вот и в вашем мире кто-то решил заново придумать эту песню… Но что мы болтаем? Давайте лучше споем!
        Под веселые песни бродячего музыканта идти было куда легче. И друзья сами не заметили, как вышли к небольшой деревушке, прижавшейся к краю дороги.

- Нам надо зайти к учителю, - сказал музыкант. - Я у него храню свои маленькие сокровища. Потому что он мой большой друг…

- Учитель? - спросила Янка. - А он учитель чего?

- Всего! - таинственно сказал Киря. - Здесь он на всю округу единственный учитель. Зато он - Настоящий!
        Киря привел друзей к маленькому покосившемуся деревянному домику под черепичной крышей. У двери висел потемневший от времени колокольчик. Киря позвонил в него раз, другой.

- Сейчас! - донесся из-за двери скрипучий голос.
        Потом раздался какой приглушенный грохот, вскрик.

- Что это там такое? - испуганно спросила Янка.

- А кто его знает! - махнул рукой Киря. - Все, что угодно. Учитель Манож вечно что-нибудь придумает…
        Щелкнула щеколда и дверь отворилась. Из темноты на них с любопытством выглянул пожилой человек - с длинной седой бородой и такой же седой, но все еще густой шевелюрой. На носу Учителя были очки - старые, со сломанными и перевязанными бечевкой дужками и одним треснувшим стеклышком.

- Киря! - обрадовался Учитель. - Решил-таки заглянуть ко мне после очередного путешествия? И что это за юные спутники у тебя? Неужто, тоже бродячие музыканты?

- Ну, у них все впереди, - усмехнулся Киря. - Может, и музыкантами когда-нибудь тоже станут.

- Ой! - спохватился Учитель Манож. - Что же я держу вас в дверях? Проходите, проходите в дом скорее!
        Гости зашли в темное помещение. Егор тут же споткнулся обо что-то лежащее на полу. Он присмотрелся: весь пол был усыпан книгами.

- Полез на верхнюю полку за одной книжкой, - пояснил учитель Манож, - и вдруг вы позвонили. Я заволновался, закачался, и все рухнуло. И я тоже рухнул. По всем законам физики…
        Учитель рассмеялся, поглаживая ушибленный, наверное, при падении бок.

- Ты, Киря, наверное, за своими вещами зашел? - спросил учитель. - Так я их сейчас принесу…
        И, скрепя половицами, направился в другую комнату.

- Спасибо, - сказал Киря. - Как вы поживаете, учитель Манож? Как ваша школа?

- Школа? - грустно сказал учитель, возвращаясь с небольшим свертком в руках. - Плохо. Половина учеников подалась в город, и еще некоторые уже подумывают об этом. И я их понимаю: в Школе Умников хорошо кормят, а у меня на обед только домашние задания. Кому это понравится?
        Учитель невесело рассмеялся и чиркнул спичкой. Комнату озарил свет от трех оплавленных свечек в большом подсвечнике. Учитель задумчиво посмотрел на огонь и вздохнул.

- А, может, им там не понравится, и они вернутся к вам? - попытался утешить его Егор.
        Ему почему-то вдруг стало жалко старого учителя.

- Пока что-то никто не возвращался, - сказал учитель Манож и указал на Кирю. - Вот только он по своей воле ушел из Школы Умников. Да и то, учиться дальше не захотел…

- Глупый был, - развел руками Киря.

- Все глупые, когда маленькие, - сказал Учитель, поправляя на носу очки. - Точнее, думают, что они глупые. Но, чтобы стать умнее, надо потрудиться. А ведь куда легче получать «пятерки» безо всяких усилий, да еще и вкусно кушать за это…
        Учитель снял очки, подслеповато посмотрел на них и принялся протирать маленькой мягкой салфеточкой.

- И я подозреваю, что это неспроста, - сказал учитель. - Зачем нашему городу глупые дети? Незачем! Вот я и думаю, что все это чей-то коварный замысел. И даже догадываюсь - чей.

- И чей же? - спросил Киря, разворачивая сверток, принесенный Учителем.

- Теми, кто питается детской глупостью! - сказал учитель.
        И вдруг комната стала наполняться мраком. Огоньки на свечках вздрогнули и погасли.

- Ты верно мыслишь, Манож! - сказал неприятно знакомый голос. - Ты всегда был сообразительным. Наверное, поэтому ты сбежал от нас, и не сидишь теперь в подземелье вместе с призраками своих друзей-учителишек!

- ЗавМуч! - обомлел Егор.

- Ага! - сказала зловещая темная фигура. - Слышу знакомый голос! Кто-то маленький вообразил, что он слишком умный для обыкновенного двоечника, и решил сбежать! А это - плохой пример для всего Зловещего Интерната. Поэтому мы вернем тебя назад и примерно накажем. Чтоб другим неповадно было!
        Одна за другой в комнате появлялись страшные тени. Это были Перевоспитатели. Ребята испуганно вжались в стулья: бежать было некуда. Учитель растерянно поправлял очки, тоже не зная, что делать.

- Хватайте их! - прорычал ЗавМуч.
        И к друзьям со всех сторон потянулись ужасные черные лапы.

- А-а-а!!! - завопили от страха Егор, Андрейка и Янка.
        И вдруг что-то сверкнуло - словно молния прошла сквозь непроглядный мрак.
        На миг стало светло. И стали видны жалкие скорчившиеся тени: ведь он так боялись яркого света, как и любые вампиры - пусть они даже питались не кровью, а обыкновенной человеческой глупостью.
        А потом все вокруг изменилось.
        Часть третья. СТРАШНАЯ ШКОЛЬНАЯ ТАЙНА

        Глава первая
        Про возвращение домой, которое тоже бывает грустным


- А-а-а!!! - продолжали кричать перепуганные друзья, пока не поняли, что стоят они уже не в темной каморке, наполненной страшными приведениями, а посреди улицы большого города.
        Первым перестал кричать Андрей. Он огляделся и воскликнул:

- Ой, да это же наш город! Наш город, наш мир!
        Янка и Егор мгновенно перестали кричать и огляделись по сторонам. Действительно! Это был родной город! Неужели все их злоключения, наконец, закончились?!
        И тут они заметили сидящего на бордюре у самой мостовой Кирю. Его не сразу узнали: ведь тот выглядел теперь иначе и одет был совсем по другому: на нем были потертые и порванные местами джинсы, старая цветастая рубашка и кеды, а в руках вместо лютни он держал гитару!

- Киря, что с тобой? - спросил Егор. - Ты какой-то… Какой-то другой стал…

- Да все такой же! - отмахнулся Киря. - Просто в этом мире бродячие музыканты выглядят примерно так.

- Точно! - сказал Андрейка. - Я видел такого в подземном переходе возле школы. Очень похож на Кирю. Только тот какой-то старый и грязный был.

- Ну, каждый из нас когда-нибудь станет старым, - философски заметил Киря.

- И грязным, - добавил Андрейка.

- А вот это совсем не обязательно! - возразила Янка. - Чистота - залог здоровья! И долголетия, между прочим…
        Егор насмешливо хрюкнул: уж очень нравоучительно высказалась Янка. Словно его собственная бабушка.

- А как мы попали сюда? - недоуменно моргая, спросил Андрейка. - Я так ничего и не понял…
        Киря улыбнулся и показал друзьям маленький блестящий цилиндр.

- Волшебный фонарик! - пояснил он. - Совсем, как Волшебный прожектор, только размером поменьше. Хорошо, что учитель успел его мне передать - до такого, как нагрянули эти чудовища. Я навел фонарик на вас, потом на себя - и кнопку нажал. И вот вы дома, а я у вас в гостях…

- А как же учитель Манож? - нахмурившись, спросила Янка. - Он же остался там, один на один с этими страшными Перевоспитателями, с ЗавМучем этим противным…

- Я ничего не видел в темноте, - вздохнул Киря. - И испугался очень. Хотел направить фонарик на учителя. Но, похоже, что вместо него я выхватил фонариком какого-нибудь Перевоспитателя…
        Все с опаской огляделись по сторонам. Никого подозрительного вокруг не наблюдалось. Вообще, улица была на удивление безлюдной. И это само по себе было странно…
        И тут Егор посмотрел на Янку и вдруг хлопнул себя по голове, воскликнув:

- Янка, мы совсем забыли! Ты ж могла остаться в своем мире! И домой к себе вернуться, наконец!

- Я хотела попросить об этом, но, ведь всем было не до того! - пожала плечами Янка. - Ничего, в следующий раз…

- Да чего там ждать, сейчас мы вернем Яну прямо домой! - сказал Киря и нажал на кнопку Волшебного фонарика. Ой… Кажется, волшебные батарейки сели. Хм… Похоже, мы с Яной застряли в вашем мире надолго…

- Это даже хорошо, что не работает, - беззаботно сказала Янка. - А то я бы и попрощаться с вами не успела…
        Друзья рассмеялись: хоть обстоятельства были и не очень смешные, но вместе все равно куда веселее, чем поодиночке!
        И четверо друзей решили направиться прямиком в школу. То есть, в королевский замок. Просто посмотреть и разузнать, чего нового произошло в этом мире пока они отсутствовали. Конечно, это, наверное, было не самое правильное решение, но времени, как следует, подумать тоже ведь не было!
        Пока они шли по направлению к замку, заметили, что все город вокруг них не совсем такой, каким они его оставили, отправившись в чужой мир.
        Улицы выглядели какими-то неопрятными, неухоженными, словно люди вдруг перестали заботиться о красоте своего города по причине каких-то других хлопот и забот. Витрины магазинов, кафе и парикмахерских были разбиты, а все, что находилось внутри - опрокинуто и перевернуто. Пыльный ветер носил по асфальту бумажки, пакеты и прочий мусор, тоскливо лежали на боку перевернутые урны. Все стены окрестных домов были густо разрисованы разноцветной краской из баллончиков. Только выглядело это совсем не так лихо и здорово, как раньше казалось Егору, а скорее даже страшновато.
        Ведь больше всего среди рисунков встречалось жутковатых черепов с косточками, да неряшливых и безграмотных надписей, вроде «Чирипаноф - наш импиратар!»

- Все ясно, - мрачно сказал Егор. - Черепановская банда все-таки захватила власть надо всеми школами города! И теперь отрывается на всю катушку…
        Словно в подтверждение сказанного, из-за угла выскочила орава неряшливо одетых ребят с хоккейными клюшками, палками, да рогатками в руках. Над их головами реял черный флаг со все тем же «Веселым Роджером». Мальчишки озирались - видимо в поисках все еще целых стекол. На первых этажах улицы таких не нашлось, и они принялись швырять камни и стрелять из рогаток по окнам второго этажа.
        Раздался звон разбитого стекла и тут же - самодовольный хохот хулиганов. Кто-то из взрослых высунулся было в окно, но тут же спрятался обратно.
        И тут Андрейка увидел милиционера. Тот осторожно крался вдоль противоположной стороны улицы.

- Эй, гражданин милиционер! - крикнул ему Андрейка, указывая на черепновцев. - Смотрите: там хулиганы хулиганят! Надо бы прекратить это безобразие, а?
        Но милиционер повел себя совсем уж неожиданно. Он вздрогнул, замер на месте с поднятой для шага ногой и испуганно посмотрел на Андрейку. И вдруг со всех ног бросился наутек.
        А за ним со свирепыми криками понеслась толпа хулиганов под нагло развевающимся черным флагом. Теперь стало видно, что у всех черепановцев на головах узкие черные повязки с узлами на затылках и такие же черные повязки на руках. Мальчишки колотили клюшками и палками по грязным стенам и вид имели угрожающий. Хорошо еще, что они не заметили прижавшихся к стене приятелей.
        Когда злая ватага скрылась за углом, Егор покачал головой:

- Ничего себе! Если даже милиционеры от черепановцев бегают, то добровольно идти в школу - просто глупо…

- А как же Страшная Школьная Тайна? - спросила Янка.

- Точно! - воскликнул Андрейка. - Это же задачка номер один из твоего Волшебного задачника!

- И если не решить ее - все это никогда не кончится! - сказала Янка.
        Егор растерянно посмотрел на друзей. Он снова не знал, что делать.
        А потому снова вытащил из-за пазухи Волшебный задачник.
        Эх, не спроста, все-таки, умные люди придумали задачники! Вроде бы, в них и написано про какие-то никому не нужные вещи, но если подумать хорошенько…
        Вот, например, задачка про прохожего, который идет из пункта А в пункт Б. Это хорошо, если это какой-то бумажный прохожий, из учебника! А вдруг на его месте окажешься ты сам?! И будешь идти не просто по прямой, а по диким джунглям или по колено в снегу! И еды останется всего на один день! Вот тут-то и начнешь всерьез думать: сколько это там километров в час нужно проходить, чтобы не разминуться со спасательным вертолетом, который будет тебя ждать только до двенадцать ноль-ноль…
        Егор помотал головой, чтобы прогнать все эти фантазии. Ведь у него и без того задача не из простых: разузнать все про Страшную Школьную Тайну.
        И Егор раскрыл Волшебный задачник. Теперь он почему-то не светился таинственным призрачным светом и на очередной странице Егор не увидел новой задачки. Вместо этого там красовался большой синий штамп с надписью:

        СРОК ВЫДАЧИ ИСТЕК!

        СДАТЬ ЗАДАЧНИК В ШКОЛЬНУЮ БИБЛИОТЕКУ!

        СРОЧНО!

- Вот это да! - разочарованно сказал Егор. - Неужто Волшебный учебник теперь нам не поможет?

- Наверное, это только в том мире он был Волшебным, - предположил Киря. - А здесь стал самым обычным. Это как с песнями. Нам всегда кажется, будто то, что от нас далеко - обязательно необычное и интересное. А то, что под боком - то самое обыкновенное и простое. Но ведь это не всегда так!

- Ага, - сказа Егор. - Это я уже понял.

- Но книжку в школьную библиотеку сдать все-таки надо, - сказала Янка. - Неспроста ведь в нем про это написано.

- Ну, вы тут разбирайтесь, - зевнув, сказал Киря. - А я пойду, поброжу по вашему городу. Если что - ищите меня по звону моей гитары!
        И, напевая себе под нос какой-то мотивчик, музыкант зашагал прочь по пыльной улице.
        Глава вторая
        Про осаду в собственном доме и очередное бегство

        Егор никогда не думал, что для того, чтобы попасть в родную школу, ему придется пробираться тайком, словно какому-нибудь ночному грабителю. И уж тем более, он даже представить себе не мог, что ему так захочется снова попасть в свой класс, на какой-нибудь самый обычный урок.
        Только вот уроки пока откладывались: черепановская шайка, которую новоявленный Император двоечников прозвал своей Гвардией, не давала школьникам нормально учиться. Совсем отменить уроки даже Черепанов был не силах: ведь для того, чтобы и дальше оставаться двоечником, ему и его дружкам нужно было регулярно получать двойки. Ну, а что бы рос его рейтинг, нужно было сделать двоечниками и всех остальных ребят.
        А потому хулиганы зорко следили за успеваемостью в захваченных школьных замках, в том числе и в Егоровой тринадцатой школе. Точнее - за неуспеваемостью. Теперь же Егор прекрасно знал, что не все его бывшие подданные относятся к нему хорошо и искренне. Взять, к примеру, хотя бы эту предательницу Инну! Поэтому появись он сейчас в своем классе - бывшего Короля бы мигом схватили, и все началось бы сначала.
        А родители уже и без того сильно переживали за пропавшего сына. И когда Егор вернулся домой, даже на улицу его выпускать поначалу не хотели. Но бабушка заявила: раз Егорка - Король - то он должен сражаться за свой престол и за свою школу, как все бабушки и дедушка когда-то сражались за родину!
        Мама с папой только тяжело вздыхали на это: как и все взрослые в городе они ужасно боялись двоечников, которым в свете Волшебного прожектора все сходило с рук. Но они очень доверяли Янке, которую приняли с радостью и тут же поселили в бабушкину комнату: Янка произвела на них впечатление воспитанной и умной девочки. Наверное, папа с мамой надеялись, что эта принцесса поможет сделать из их безнадежного двоечника хотя бы какого-никакого троечника.
        Но Янке, как и Егору и Андрейке, было не до оценок. Нужно было во что бы то ни стало проникнуть в Тринадцатый замок и разведать, что там и к чему. А заодно - сдать Волшебный задачник в библиотеку.

- Держись, старик! - сурово сказал Андрейка, пожимая Егору на прощанье руку. - Мы пойдем, все разведаем, а потом придумаем, как быть.

- Только ты сам ничего не придумывай, пока мы не вернемся! - серьезно сказала Янка. - Главное на войне - это тщательное планирование и координация действий!

- Откуда ты это только знаешь, Янка? - покачал головой Егор.

- Я же королевская дочка! - ответила Янка. - А у нас постоянно короли с королями воюют. Вот уйдет на одну войну король, братья-принцы - на другую войну. И кому же командовать обороной королевского замка?

- Уж не тебе ли? - удивился Егор.

- Всякое бывало… - уклончиво ответила Янка.
        Королевский шут и принцесса из Волшебного мира отправились в школу. А бывший Король двоечников остался дома.
        Впервые, наверное, за целую жизнь, ему не хотелось сидеть дома вместо того, чтобы идти в школу. Даже компьютер его не радовал, хотя у него еще оставалась целая куча игр, в которых нужно было пройти целую кучу игровых уровней.
        Нет, вот ведь каков он, закон подлости: в компьютер играть хочется только тогда, когда надо делать уроки. А когда ты сидишь один дома - ужасно хочется в школу.
        Ведь там так шумно, столько друзей… Ну, и недругов тоже хватает. Зато там - настоящая жизнь, а не та, придуманная, нарисованная и записанная в память компьютера…
        Егор бродил по комнатам, скучал и зевал. Сначала он пил чай, пока не почувствовал, что скоро лопнет от избытка жидкости. Потом он раскрыл любимую книжку про пиратов. Но эта книжка не вызвала у него прежнего интереса: ведь встреченные им настоящие пираты оказались куда страшнее и опаснее, чем благородные «джентльмены удачи» со знакомых картинок.
        Случайно Егору попался в руки учебник по истории и сам собой раскрылся на последней пройденной теме.
        Тема была про королей и прочих грозных феодалов, и Егора на этот раз очень заинтересовала. Ведь теперь он знал, что история - это просто слова, только когда ты не всерьез относишься к написанному. Но когда понимаешь, что все, описанное в учебнике, касается и тебя самого - чтение приобретает совершенно новый смысл! История становится живой, увлекательной, а главное - очень полезной.
        Только тогда начинаешь понимать, что этот школьный предмет появился неспроста. Ведь изучая историю, ты просто-напросто начинаешь понимать свою собственную жизнь.
        Конечно, если ты действительно хочешь хоть что-то понять сам, а не ждать, пока другие, хитрые и коварные, не начнут тебе, недоучившемуся простаку, вешать лапшу на уши!
        Незаметно для самого себя Егор погрузился в чтение и поднял глаза, только дочитав его до конца.
        За окном было уже темно. Но друзья все еще не вернулись. Делать нечего: оставалось только ждать. Тогда Егор потянулся к учебнику геометрии.
        Ему было немного страшновато даже от самого вида этого учебника, но он преодолел себя и раскрыл книжку. И странное дело - чтение снова увлекло его! Правда, было много непонятного, приходилось перечитывать одни и те же предложения снова и снова, и Егор не заметил, как заснул.


        Снился Егору Зловещий Интернат.
        Правда, вместо страшных Перевоспитателей, в нем были улыбчивые учителя из Школы Умников. Они ставили Егору «пятерки», «шестерки» и «семерки», но Егор требовал, чтобы ему поставили честно заработанную «двойку».
        Но учителя только смеялись и за эти слова ставили ему «десятки».
        Возмущенный Егор бросился прочь из Зловещего Интерната, и оказался перед сельским домиком с колокольчиком перед дверью!

- Учитель Манож! - обрадовался Егор и позвонил в колокольчик.
        Дверь заскрипела и открылась. За дверью никого не было, и Егор со страхом шагнул вовнутрь. Дверь тут же захлопнулась за его спиной, а прямо перед ним оказалось освещенное свечкой перекошенное от злобы лицо капитана пиратов.

- Попался, двоечник! - страшно закричал пират и со звоном выхватил из ножен саблю
- Опять уроки не сделал?!

- Двоечник! Двоечник! - зашипели со всех сторон тени Перевоспитателей, норовя дотянуться до Егора своими черными скрюченными пальцами.

- Я все выучу! - слабо закричал Егор.
        И проснулся.


        Было уже утро. Егор поморгал и, поднявшись, уселся на диване. На пол свалился теплый плед - видимо, это мама укрыла его вчера вечером. А он настолько крепко спал, что даже не проснулся, когда вернулись домой родители.
        Егор посмотрел на свои руки. В них он все еще сжимал учебник геометрии.

- Ух, ты! - сказал он сам себе, стараясь говорить бодро. - Сильная книжка, эта геометрия! Какие сны от нее снятся…
        Он посмотрел на будильник. Ого! Уже одиннадцать часов!
        Что-то было не так, и Егор не сразу сообразил, что именно. И вдруг его обдало холодом, да так, что по спине побежали табуны мурашек.
        Андрей и Янка до сих пор не зашли к нему! Но ведь они четко договорились - встретиться сразу после уроков! А Янке, вообще, идти больше некуда… Видимо, что-то случилось. И вряд ли хорошее…
        Егор бросился к окну и глянул вниз, на улицу. И тут же отпрянул: снизу в сторону его окон смотрели двое мальчишек с черными повязками на рукавах, из черепановской Гвардии! А еще несколько бродили по округе. Егор немедленно побежал в другую комнату: ее окна выходили во двор.
        Худшие предположения оправдались: там тоже дежурили гвардейцы Императора двоечников Черепанова.
        Егор сразу ощутил себя слабым и беспомощным. Он снова остался один, без друзей, а выход из дома охраняли многочисленные и злые вражеские гвардейцы. Было от чего впасть в панику.
        Первым порывом Егора было найти ответ в Волшебном задачнике. Он распахнул книгу. Но ничего нового, кроме синего штампа с требованием сдать книжку в библиотеку там не было.
        Егор принялся ходить взад вперед по комнате. Внезапно он почувствовал, что эта уютная комната с компьютером, телевизором, с холодильником и чайником по соседству для него все равно, что та сырая и холодная камера в подземелье Зловещего Интерната. Только друзья теперь вряд ли придут на помощь - ведь в этом мире не бывает волшебных фей…
        И вдруг Егор остановился, как вкопанный.
        Просто ему внезапно стало стыдно за собственные мысли! Почему это он в своей теплой комнатке решил надеяться на друзей, которым сейчас, возможно, самим требуется помощь?!
        Ведь Янка и Андрейка, не раздумывая, бросились к нему на помощь, в совершенно чужой мир! И что же, он не поступит сейчас так же?
        Егор решительно выдохнул.
        Конечно же, он не побоится опасностей и спасет своих друзей! Только… Только что он сможет сделать один? Один, против всех черепановских гвардейцев и других его прихвостней? У кого просить помощи, у взрослых? Но взрослые теперь, благодаря Повелителю пиратов и его Волшебному прожектору, как огня боятся двоечников и, уж тем более - их Императора! Нет, на взрослых рассчитывать в таком серьезном деле совсем не приходится…
        Разве что… на Кирю! Вот он, единственный взрослый, на которого можно положиться! И если посудить справедливо - то не такой уж он безнадежно взрослый…
        Только для того, чтобы разыскать Кирю, надо все равно выбраться из дома незамеченным.

- Думай, Егор, думай! - строго приказал себе Егор. - Давай, соображай, дырявая твоя башка… О! Кажется, придумал!
        План Егора был прост, но опасен. Вообще-то Егор давно мечтал его осуществить, да что-то все время откладывал. Наверное, потому, что не хотел себе признаваться, что просто боится этого.
        А заключался план вот в чем.
        Этажом выше, на последней лестничной клетке, был выход на чердак. Ну, а через него, разумеется, и на крышу. И если пройти по покатой крыше в дальний конец дома, то можно спуститься оттуда вниз по пожарной лестнице.
        Егор давно хвастался друзьям, что не раз проделывал такой трюк. Да только, конечно, он слегка привирал при этом. А если уж честно - то попросту врал. Потому что этот подвиг так и оставался до сих пор неосуществимой мечтой.
        Но теперь появился хороший повод, чтобы, наконец, осуществить этот безумный и опасный план. Егор быстро оделся, с трудом затолкнул во внутренний карман куртки Волшебный задачник и, крадучись, вышел из квартиры. На лестничной площадке он замер и прислушался: там, внизу, громко разговаривали и смеялись какие-то мальчишки. Наверняка это были следившие за ним гвардейцы.
        Егор осторожно, на цыпочках, взбежал по ступенькам на верхний этаж и задрал голову.
        Удача! Люк выхода на чердак был открыт! Оставалось только взобраться туда по крутой лестнице. Но это как раз было самое простое…
        На чердаке было темно и мрачно. Здесь Егор бывал и раньше, но на этом его экспедиция за приключениями обычно и заканчивалась. Однажды его даже согнал вниз какой-то мастер, который ремонтировал крышу. Сейчас же здесь, вроде бы, не было никого…
        Егор двинулся вперед, выставив перед собой руки, чтобы не удариться о какую-нибудь балку, поддерживающую крышу. Ему немедленно стали мерещиться зловещие тени, которые подстерегают его, чтобы наброситься и…
        Замяукать!!!
        Егор вскрикнул от испуга: прямо из-под ног бросилась наутек черная кошка, которая испугалась, наверное, не меньше него самого!

- Хватит трусить! - сказал себе Егор. - Вперед и только вперед!
        Егор с трудом отыскал лаз на воздух. Его выдал светящийся прямоугольник, словно бы вырезанный в темной крыше. Егор подошел и толкнул тяжелый люк. Тот со скрипом открылся, и Егор выглянул наружу.
        Здесь вовсю гулял ветер, а опасно близкий край крыши ограждали лишь очень низкие перильца из проржаверших прутьев.
        Егор судорожно сглотнул. Деваться некуда: надо было лезть дальше.
        И он полез. Ноги немедленно заскользили по ржавому железу, и Егор понял: его хвастливый план был совершенно глупой затеей. Нечего здесь было делать нормальному шестикласснику!
        Егор медленно пробирался вперед, с замиранием сердца чувствуя, как прогибаются и скрипят под ногами трухлявые листы металла. Один раз его нога даже провалилась в какую-то дыру, и Егор чуть было не потерял равновесие.
        Наконец он добрался до противоположного торца дома. И увидел округлые и черные поручни пожарной лестницы. Егор на животе подполз к краю и глянул вниз.
        Теперь он понял, что самое страшное еще только начинается.
        Егор раньше не знал, что настолько боится высоты. Даже, когда они падали в шлюпке с пиратского летучего корабля, ему не было так страшно. Наверное, потому что он просто не смотрел вниз перед этим. Или потому, что очень верил в то, что шлюпка их обязательно, всенепременно спасет.
        А здесь же не было никакой шлюпки. Были только скользкие железные перекладины пожарной лестницы, да еще собственные руки и ноги. Которые теперь вовсю дрожали и отказывались слушаться.
        Егор решил: если он и дальше будет продолжать смотреть вниз, то спуститься у него не выйдет уже никогда.

- Андрейка и Янка в беде! - тихо сказал себе Егор. - А я тут нюни распускаю! Стыдно, господин Король, очень стыдно!
        Как ни странно, пристыдив самого себя, Егор почувствовал некоторое облегчение. И, ухватившись за поручни, начал медленно сползать на тонкие ступени лестницы…
        Спустился он, как в тумане. Когда он почти добрался до земли, то понял, что лестница начинается слишком высоко, и придется прыгать. Радость от того, что он, все-таки, почти добрался донизу, была такой, что Егор, не раздумывая, прыгнул на асфальт…
        Его крепко схватили чьи-то сильные руки, и Егор повалился на асфальт вместе со схватившим его человеком. Егор сразу же решил, что это гвардейцы.

- Пусти! Щас как дам!… - отчаянно пискнул он, но холодная ладонь закрыла ему рот.

- Тихо! - услышал он знакомый голос. - А то услышат и погонятся за нами!
        Это был Киря. Он выглядел довольно ошарашенным. Его гитара валялась прямо на асфальте, а сам он отряхивался от пыли, в которую кувыркнулся вместе с пойманным Егором.

- Я еле успел тебя поймать! - сказал Киря. - Ты же мог ногу сломать! Чего это ты решил прыгать?

- Так я и тебя мог сломать, - сказал Егор, глядя, как Киря потирает ушибленную руку.
        Наверное, это Егор задел его ботинком при падении.

- Как ты узнал, что я здесь буду спускаться? - спросил Егор.

- Я обходил твой дом и думал: как бы я сам выбирался, если бы за моим подъездом следили? - усмехнулся Киря. - Наверное, все двоечники мыслят одинаково!

- Наверное, - улыбнулся Егор.
        И тут же снова нахмурился.

- Янка с Андрюхой пропали, - сказал он. - Ушли в замок, то есть, в школу - и не вернулись.

- Не удивительно, - сказал Киря. - Похоже, что твоя школа теперь - это резиденция Императора двоечников. Там столько охраны на входе - ужас! Наверное, учеба совсем остановилась, раз столько бездельников сидит на воротах…

- Так ты уже и там побывал? - удивился Егор. - Все рассмотрел, разузнал? И когда ты только успел?

- Это мое любимое занятие - узнавать и рассматривать, - сказал Киря. - А чем еще заниматься бродячему музыканту, когда играть совсем не для кого? Взрослые прячутся по домам, а всюду хозяйничают эти хулиганистые гвардейцы, которые совсем не любят живую музыку. Невесело стало в вашем мире, как я посмотрю…

- Да уж, - буркнул Егор.
        Он задумался на секунду и сказал:

- Мне в замок пробраться надо. Только я совсем не знаю - как пройти сквозь охрану? О! Может, ты споешь свою волшебную песенку, как тем стражникам?!
        Киря покачал головой:

- Не-а, не получится. Это в моем мире ваша песенка - волшебная. А здесь - просто популярная. Но… Но можно попробовать другую штуку. Я как раз видел рядом музыкальный магазин без хозяев и с разбитой витриной…

- А причем здесь музыкальный магазин? - удивился Егор.

- Увидишь! - хитро прищурился музыкант.
        Глава третья.
        Про хитрых лазутчиков и страшные подземелья

        Охрана Императорского замка скучала. Доблестные гвардейцы утомились, разбивая окна и уличные фонари, ломая скамейки и деревья в парках и опрокидывая мусорные баки. И теперь они лениво раскачивались на расшатанных стульях, которые повытаскивали из разоренных классных комнат. На головах гвардейцев красовались форменные повязки из полосок черной ткани с нашивкой в виде «Веселого Роджера». Такие же неопрятные повязки были и на обеих руках. Знаки отличия были просты, но довольно зловещи, чтобы горожане старались держаться от гвардейцев подальше.
        Ведь над головами у них, на тонких шпилях замка трепыхали на ветру лихие черные флаги.
        Взгляды сторонников Императора двоечников вяло скользили по окрестным улицам в поисках неосторожных прохожих, к которым можно было бы прицепиться и устроить драку. Но нехорошая слава мрачного замка тринадцатой школы уже разнеслась по всему городу. Глупые зеваки и случайные прохожие больше не появлялись поблизости. Иногда, правда, к замку забредали стаи бродячих собак, которые знать ничего не знали про великого Императора двоечников, и тогда охранники с азартом начинали стрелять по ним из рогаток или же просто швыряться камнями и осколками кирпичей.
        Вообще, странное дело - но с приходом к власти двоечников в городе стало невероятно много бездомных собак, а по улицам принялись шнырять самые натуральные крысы размером с небольшую кошку. Откуда ни возьмись, в домах появились полчища тараканов, а чердаки заполонили тучи летучих мышей. Все эти твари, наверное, почувствовали, что чистотой в городе людям заниматься стало недосуг: самое время как следует отъесться и размножиться…
        В общем, охранники замка номер тринадцать помирали от тоски. Поэтому появление на подъемном мосту незнакомого взрослого моментально вызвало среди них оживление. Тем более, что незнакомец выглядел довольно странно.
        Он был худощав, высок и длинноволос, в длинном складчатом плаще, в круглых темных очках и широкополой шляпе. И за ручку держал огромный футляр - очевидно, от контрабаса.
        Странное дело: незнакомец совершенно без страха вошел на подъемный мост, приблизился к воротам и остановился, только упершись в плотную толпу гвардейцев.

- Ты куда это собрался, дядя? - нагло спросил главный гвардеец.

- А ы почему не на уроках, мальчик? - невозмутимо поинтересовался человек. - А ну-ка, пропустите меня, мне на работу надо…

- К-какую еще работу? - слегка опешив от такой дерзости, спросил гвардеец.

- Я ваш учитель музыки, - пояснил незнакомец. - Только-только из отпуска приехал…
        И, в подтверждение своих слов достал из кармана маленькую серебристую губную гармошку. Потом набрал полную грудь воздуха и заиграл.
        Звуки, вылетающие из гармошки были настолько тоскливые и пронзительно жалостливые, что гвардейцы немедленно приуныли. Некоторые неожиданно для самих себя задумались. А некоторым из них стало даже немножко стыдно за свое поведение. Кое-кто не выдержал и заплакал, размазывая слезы по лицу грязными рукавами.

- Ну, все, хватит! Не надо больше! - всхлипывая, взмолился главный гвардеец. - Проходите давайте, да побыстрее!
        Учитель музыки перестал играть, подхватил свой контрабас и прошел в глубину школьного двора, к подножию школьного замка.
        Когда прекратилась музыка, лавному гвардейцу немедленно стало легче. Он поманил к себе пальцем мелкого шустрого мальчишку - того самого, что когда-то подслушивал под дверями Егорова класса и во время Военного Совета в учительской.

- Эй, Щуплый! - сказал гвардеец. - А ну, проследи-ка за этим учителем музыки. Не нравится он мне что-то. Как и его музыка…
        Щуплый кивнул и тихонько двинулся вслед за странным учителем музыки.
        И не зря: учитель музыки с самого начала повел себя странно. Было совсем не похоже, что он только что вернулся из отпуска: кабинет музыки находился в левом крыле замка, а этот тип сразу же поперся в правый, где были только лишь спортзал и столовая. Дойдя дотуда, незнакомец обнаружил, что направился не в том направлении и потащил свой контрабас обратно.
        Щуплый стразу заподозрил, что в этом футляре, возможно, вовсе не музыкальный инструмент. Но что?
        Пройдя полпути по мрачному каменному коридору, учитель музыки устал и, наверное, решил пройтись налегке, разведать обстановку. Он поставил контрабас в декоративную нишу в стене: таких не бывает в обычных школах, но замке Короля двоечников такая была. В ней стояла статуя какого-то древнего мудреца - из тех, кто придумывал всякие заковыристые задачки для бедных школьников. Но и футляру там тоже нашлось место.
        Щуплый следил за всем этим из-за угла. Когда тот, кто называл себя учителем музыки, скрылся за поворотом, Щуплый выскочил из укрытия и быстро подбежал к этой самой нише. Ему было ужасно любопытно: что же на самом деле скрывалось в огромном черном футляре?
        Щуплый быстро разобрался в том, как открывается футляр. Щелкнули защелки, и дверца неожиданно распахнулась сама собой.
        Там, на красном бархате, на котором полагалось находиться музыкальному инструменту, насмешливо скрестив на груди руки, стоял мальчишка!

- Ага! - недобро сказал он. - Это снова ты? Опять шпионишь?!
        Щуплый от испуга замешкался, и когда уже собирался броситься наутек, был ловко схвачен за шиворот мальчишкой и быстро посажен в тот же футляр, откуда только что выскочил его противник.

- Сиди тихо! - сурово сказал Егор (а это был он!). - Не то шею намылю!
        И захлопнул футляр. Щуплый тут же принялся голосить вовсю глотку. Но из футляра доносились лишь тихие приглушенные звуки. Полезная вещь - ничего не скажешь!
        Вскоре вернулся замаскированный Киря.
        Ему очень шла роль учителя музыки. Увидев Егора он слегка удивился, а когда тот рассказал ему, почему пришлось вылезти их футляра раньше договоренного срока, Киря лишь крякнул от удовольствия.

- Вот видишь! - сказал он. - Получилась моя задумка! Ты внутри своего замка, а футляр из музыкального магазина вообще сыграл свою роль дважды!

- Спасибо тебе, Киря! - сказал Егор. - Даже не знаю, что бы я без тебя делал!

- Да пока не за что! - ответил Киря. - Слушай, тебе нельзя вот так спокойно разгуливать по замку! Ведь тебя все тут знают! Давай, быстро дуй в свою библиотеку, а уж я покуда разведаю, что здесь и к чему. Да, а «контрабас» я с собой заберу, пожалуй…


        Егор остался один.
        Он стоял и задумчиво чесал затылок, вспоминая, где в школе находится библиотека. Он и в обычное время не часто там бывал, а как ее найти теперь, когда школа превратилась в старинный замок?
        Егор услышал чьи-то шаги: в его сторону шли какие-то мальчишки.
        Этого только не хватало! Если сейчас его узнают - пиши пропало! Егору не пришло в голову ничего умнее, чем скорчить страшную рожу и скосить глаза к переносице: он надеялся, что так его не узнают.
        Между тем мальчишки - а это была какая-то мелюзга из младших классов - будто нарочно, остановились прямо напротив Егора, рассматривая того с любопытством и безо всякого стеснения.

- Смотрите, пацаны, как бедного Короля скрутило! - сказал один мальчишка.

- Что с вами, Ваше Величество? - вежливо спросил другой.

- Вам помочь? - заговорщески проговорил третий.

- Э-э! - выдавил из себя Егор. - Мэ-э…

- Видите, что они с ним сделали! - трагическим голосом сказал четвертый.

- Кыш! - шикнул на мелюзгу Егор и, кривляясь, протянул к ним скрюченные пальцы.
        Наверное, вид у него был действительно страшноватый, потому что мальчишки немедленно бросились наутек.

- Больной какой-то! - обиженно бросил один из них, и компания исчезла из вида.
        Егор с трудом развел глаза. Он даже вспотел от натуги, изображая непонятно кого. Хотя толку от этого, как оказалось, не было никакого - его ведь все рано узнали!
        Все это было как-то глупо. Черепановских гвардейцев страшными рожами не напугаешь! Надо быстрее искать библиотеку. Помнится, она была, вроде бы, где-то на первом этаже…
        Егор долго блуждал по первому этажу замка, пока не понял, что ничего здесь не узнает.
        Замок изменился! Он стал немного другим: к его удивительному старинному облику добавилось мрачности, и он даже стал чем-то походить на Зловещий Интернат. Егора даже передернуло от неприятных воспоминаний. Ему тут же стали повсюду мерещиться черные тени Перевоспитателей и острые клыки М-учителей.
        А вскоре Егор догадался, что, сам того не заметив, спустился в таинственный подвал подо школой!
        Каких только слухов не ходило про эти катакомбы: и про то, что здесь бродят призраки учеников, сбежавших с уроков и заблудившихся навеки; и про то, что в раздевалке физрука, прямо за вешалкой с красным спортивным костюмом есть тайная дверь, за которой начинается таинственный подземный ход прямо до ГОРОНо; и то, что школа построена прямо над старым фашистским бункером, в котором до сих пор прячется недобитый Гитлер и ворует первоклассников, чтобы выучить из них свою новую армию…
        Егор не верил во все эти сказки. Ну, почти не верил. А теперь он все бродил и бродил - а по пути никто ему не встречался. И Егор даже начал подозревать, что он снова заблудился, как тогда, в лабиринтах Зловещего Интерната.
        И тут ему на плечо опустилась чья-то тяжелая рука.

- Власов? - спросил хрипловатый голос.
        Егор вжал голову в плечи и обернулся.
        Перед ним стоял учитель труда - Виктор Степаныч, по прозвищу ДВС. Только он был не очень-то похож сам на себя: вместо привычного потертого костюма на нем был теперь странный балахон, вроде индейского пончо, седые волосы на голове были собраны в пучок, из которого торчали голубиные перья. А на лице был странный узор, нанесенный сажей и цветным мелом.
        И это еще не все! В руках у трудовика было копье, сделанное из заостренной швабры, а за пояс были заткнуты молоток, ножовка и отвертка. В общем, был он похож на индейского вождя. Только очень странного.

- Что это с вами, Ви… Виктор Степаныч? - удивлено спросил Егор, испуг которого так до сих пор и не прошел.

- Со мной все нормально, Ваше бывшее Величество! - сказал ДВС, с подозрением разглядывая Егора. - А вот со школой творится что-то неладное, и я подозреваю, что причастны к этому и вы…

- Да, - честно сказал Егор. - В этом есть и моя вина. Но я пришел, чтобы все исправить…

- Честно? - нахмурился трудовик и вгляделся в лицо Егора прищуренными индейскими глазами. - А может, вы здесь для того, чтобы довести до конца свои разрушительные замыслы?

- Что вы! - воскликнул Егор. - У меня никогда не было никаких замыслов! Просто так получилось! Я виноват, и мне очень стыдно за самого себя. Я хочу исправиться. И исправить все, что натворил, если у меня, конечно, получится…

- Тогда слушай, Егор!. - строго сказал Виктор Степаныч. - Этот самозваный Император Черепанов решил заставить всех учителей плясать под свою дудку. Можешь себе такое представить? А, ты можешь, я совсем забыл, что ты сам был Королем двоечников… Но ведь ты знаешь, что в Волшебный Школьный Журнал даже этот Император не в силах вписать ни единой отметки? А ему нужны «двойки» - много «двоек», для их хулиганского рейтинга! И ставить эти «двойки» нужно всем подряд, как бы ребята ни старались - даже отличникам! Я, конечно же, не согласился портить ребятам успеваемость. И многие учителя тоже не согласились. Ведь у нас в школе хорошие учителя! Тогда эти самозваные гвардейцы кого-то из учителей выгнали, а кого-то схватили и посадили в темницу - чтобы другим неповадно было! Да и просто для собственного удовольствия: ходить любоваться, как учителя страдают!

- Вот это подлость! - расстроился Егор. - А что же вы?

- Меня тоже хотели посадить в темницу, - нахмурился ДВС. - Только я не дался. Я сбежал и скрылся в подземельях - я ведь хорошо знаю подвалы школы: вечно мне там что-то чинить приходилось! И теперь я веду совершенно дикий образ жизни, охочусь на крыс, чтобы они не портили школьное имущество. Знаешь, сколько теперь крыс развелось? Ужас! А еще - совершаю набеги на захваченную территорию: пусть эти хулиганы знают, что им никогда не будет покоя!
        ДВС гордо поднял голову и замолчал.

- Здорово! - восхитился Егор. - Но… Но неужели лишь вы один сопротивляетесь черепановцам? А как же директор?

- Директор оказался слабовольным человеком, - посетовал трудовик. - Он ведет алгебру и раздает «двойки» всем подряд. Скоро хорошие ученики вообще перестанут ходить в школу, и останутся в замке одни только двоечники. Тогда - пиши пропало…

- А как же завуч? Людмила Аркадьевна? - спросил Егор. - Неужели и она тоже сдалась?

- А вот она как раз - молодец! - сказал ДВС и стукнул своим копьем по полу. - Она заперлась в Восточной башне и стойко держит оборону. Правда, пользы от этого никому и никакой. А вот Ирину Васильевну заключили в темницу. И физрука нашего, Ивана Михалыча - тоже…

- Понятно, - вздохнул Егор. - Я очень хочу все исправить и вытащить Ирину Васильевну, да и Ивана Михалыча, из темницы. Ведь там так тоскливо, я-то теперь знаю… Но для этого мне в первую очередь нужно найти школьную библиотеку. А найти ее я никак не могу…

- И не удивительно! - сказал ДВС, значительно поднимая указательный палец. - Библиотека - это первое, что хотели уничтожить черепановские гвардейцы! Только библиотека оказалась хитрее них и успела спрятаться…

- Как это - «успела спрятаться»? - не понял Егор. - Кто - библиотека?

- Ага, - важно кивнул трудовик. - Библиотека будто бы чувствует двоечников - и тут же ускользает от них. Не знаю уж, как это у нее получается, но…

- То-то я чувствую, дело не чисто, - пробормотал Егор. - Она, значит, и от меня прячется. Я-то ведь тоже двоечник, только хороший.

- Хороший! - хохотнул ДВС и добавил сурово:

- Хороший двоечник - наказанный двоечник!
        И вдруг насторожился, вглядываясь в темноту. Он осторожно поднял копье, сжал и даже чуть присел, как перед прыжком - ну самый настоящий индеец, честное слово!

- Тихо! - прошептал он, отодвигая Егора в сторону. - Крыса…
        И вдруг быстро метнулся во тьму под изогнутой каменной аркой. Послышалась возня, и Егор уже ждал, когда ДВС вернется с добычей. Однако трудовик исчез. Наверное, увлекся погоней за крысой, которая норовила погрызть школьное имущество.
        Глава четвертая
        Про нежданную опасность и спрятавшуюся библиотеку


- Ну, вот, - сказал себе Егор. - Я снова один, и библиотеку мне теперь не найти никогда…

- Никогда! - злорадно отозвалось эхо.
        Егор вздрогнул: ему показалось, что это слов произнесло все-таки не совсем эхо!

- Кто здесь? - испуганно спросил он.

- А как ты думаешь? - усмехнулось эхо.
        То есть, конечно же, никакое не эхо! Егор принялся озираться по сторонам, но никого не видел среди слабо освещенных каменных колонн.
        И тут он вспомнил слова Кири про то, что он, возможно, случайно зацепил лучом волшебного фонарика кого-то из страшных обитателей Зловещего интерната!

- Перевоспитатель? - упавшим голосом спросил Егор.

- Ты очень догадлив для двоечника! - сказал голос, и из-за колонны бесшумно вышла темная фигура.
        Это был даже не Перевоспитатель, это был ЗавМуч собственной персоной! Страшное, беспощадное существо из Волшебного мира, от которого Егор, вроде бы, уже навсегда убежал! Но, оказывается, зло может преследовать человека повсеместно. Тем более, когда он остается в одиночестве…
        Егора охватила паника. И для того, чтобы хоть немного придать себе храбрости, он выкрикнул срывающимся голосом:

- А вы… А вы не можете быть страшным! Ведь вы страшны только в своем Волшебном мире! А у нас тут совсем все по-другому, хоть и под Волшебным прожектором…
        Услышав эти слова, ЗавМуч вдруг сник, ссутулился и проговорил жалостливым голосом:

- Да, как это ни прискорбно, ты прав! У меня здесь гораздо меньше силы, чем у себя, в Зловещем Интернате… Но и их вполне хватит, чтобы разобраться с тобой, жалкий двоечник, мерзкий нарушитель дисциплины!!!
        И ЗавМуч вновь расправил могучие плечи и угрожающе двинулся на Егора: наверное, он просто издевался над бывшим Королем двоечников! Или хотел его напугать до смерти…

- Мама!!! - забыв о конспирации, завопил Егор.
        А ЗавМуч приближался, и теперь стал виден его сверкающий, парализующий волю взгляд
- словно у удава, который гипнотизирует кроликов. И Егор понял, что сбежать на этот раз у него не выйдет…

- Так-так-так! - сказал насмешливый голос. - Чем это мы занимаемся - маленьких обижаем, что ли?
        Со спины к ЗавМучу спокойно подошел Киря. Поставил на пол тяжелый футляр и упер руки в бока.

- А ну-ка, злая сила, проваливай отсюда по-хорошему! - сказал Киря. - Теперь это мой ученик, и наказывать его только я один имею право!
        И Киря безо всяких усилий оттолкнул зловещего ЗавМуча в сторону - словно тот был простой надувной куклой. ЗавМуч злобно зашипел и отошел в тень арки.

- Ты мне ответишь за это, музыкантишка, - донеслось из тьмы. - Скоро, очень скоро!


- До новых встреч, дорогой друг! - любезно ответил Киря.
        Он быстро взял за ручку свой футляр, схватил Егора за руку и потащил его за собой, быстро говоря на ходу:

- Вот видишь, злые чары этого злодея действуют только на двоечников. Поэтому быть двоечником - значит, на всю жизнь остаться во власти множества подобных ему негодяев…

- Но ведь ты тоже двоечник! - возразил, озираясь, Егор.

- Да, - сказал Киря, - но бывший. Я уже получил свою порцию унижений и страданий, а потому советую тебе задуматься над этим заранее. Впрочем, подумаешь ты потом, а сейчас нам надо побыстрее спрятаться: наверняка этот тип приведет сюда всю императорскую гвардию на твою поимку…

- И куда же мы спрячемся? - спросил Егор.

- В то место, которое двоечникам просто не найти. - сказал Киря. - В библиотеку!

- Так и я не смогу ее найти! - воскликнул Егор. - Я тоже двоечник!

- Зато я смог! - усмехнулся Киря и показал рукой. - Вот она!
        Егор глупо уставился в стену. Ну и что? Обыкновенная каменная стена.

- Где? - моргая, спросил Егор.

- Да вот же! - нетерпеливо сказал Киря. - Ах, да, ты, наверное, действительно, не видишь. Ну, тогда просто давай сюда руку и закрой глаза…
        Егор зажмурился. Скрипнула невидимая дверь, и Егора потащили прямо на стену. Егор в страхе приоткрыл один глаз, и увидел, как прямо в лоб летят крепкие камни стены!
        Бац!…
        И ничего не случилось! Вместо стенки Егор увидел светлое помещение с полками, которое, к своему стыду, он совсем не узнавал.
        Ведь он никогда не был в школьной библиотеке! Учебники приносили в класс дежурные. И сдавал он их тоже дежурным. Сам же от дежурств ловко и хитро отлынивал.
        Так что все вокруг было совершенно незнакомым. В том числе и строгая пожилая женщина в очках, которая сидела за высокой стойкой с длинными деревянными ящичками, из которых торчали многочисленные бумажки.
        Киря аккуратно прислонил футляр к стене, постучал по нему, прислушался, и отстегнул защелки.
        Внутри, свернувшись калачиком, тихо посапывал щуплый мальчишка. Киря усмехнулся и достал его, ухватив под руки, из футляра и осторожно положил на маленький диванчик, что стоял здесь же, у стенки. Мальчишка сладко зачмокал во сне и засопел.

- Какой славный малыш! - гнусаво и язвительно, голосом своей бабушки сказал Егор.
- Какой он замечательный и милый… когда спит зубами к стенке!
        Киря тихо рассмеялся и отправился любоваться книжными полками.
        А Егор судорожно вздохнул и осторожно подошел к библиотечной стойке.

- Так-так-так! - сказала библиотекарша. - Кто это к нам пришел? Ба, да это Король двоечников Егор Первый и Единственный, собственной персоной!

- Бывший Король двоечников, - уточнил Егор краснея.

- Интересно, зачем же бывший Король пришел в библиотеку, - задумалась библиотекарша. - О! Наверное, за книгой о дворцовом этикете? Или за справочником по королевской охоте? Или за родословной королевских династий? Нет? А, может быть, вас интересует тактика и стратегия войны? Или же вам интересна геральдика, и вы хотите создать новый герб для своего Королевства?

- Да нету у меня уже никакого Королевства, - пробурчал Егор. - Я книжку пришел сдать. И не Король я теперь вовсе, а просто - Егор Власов…

- Вот как?! - поразилась библиотекарша. - Сдать книжку? Как интересно, Егор Власов! Ну-ка, ну-ка…
        Она принялась быстро перебирать бумажки в своих длинных деревянных лотках, приговаривая: «Власов, Власов…». Под ее пальцами бумажки мелькали так быстро, что у Егора даже зарябило в глазах.
        Наконец, она прекратила шелестеть бумажками и иронично взглянула на Егора.

- А ведь ты не брал у нас никаких книжек! - сказала библиотекарша. - Что же ты собираешься сдавать?

- Вот! - сказал Егор и вытащил из-за пазухи Волшебный задачник.
        Библиотекарша взяла в руки книгу и, ахнув, села на свой стул. Она бережно погладила задачник и удивленно посмотрела на Егора.

- Это же… Это же из Призрачной библиотеки! - прошептала она. - Еще никому не удавалось вынести из нее книгу!

- А откуда вы знаете про Призрачную библиотеку? - тоже шепотом спросил Егор. - Ведь вы никуда, наверное, отсюда не выходите?
        Библиотекарша улыбнулась и посмотрела на Егора совсем другими глазами - ласково, словно на маленького сынишку. И объяснила:

- Видишь ли, Егор Власов, библиотека - это удивительное место! Именно здесь можно узнать почти все на свете, даже не сходя с места!

- Ух, ты! - поразился Егор. - Как это?

- Очень просто, - ответила библиотекарша и показала на полки. - Узнать можно многое - просто, читая все эти книги.

- А-а… - слегка разочарованно протянул Егор. - А я-то думал, что у вас какой-нибудь Волшебный Интернет есть…

- Ты мне не веришь? - хитро улыбнулась библиотекарша. - А если я скажу тебе, что здесь даже стать можно, кем угодно, ну просто, кем пожелаешь?

- Даже Королем? - усомнился Егор.

- Я имею ввиду профессию, а не титул, - усмехнулась библиотекарша.

- Ну, допустим, я хочу стать пиратом! - сказал Егор и насмешливо посмотрел на библиотекаршу. - И как же я им стану?

- Какая интересная профессия - пират! - восхищенно сказала библиотекарша. - Давай я уточню: ты хочешь стать первоклассным военным моряком, верно? Вот тебе учебники по математике, географии, астрономии - чтобы научиться прокладывать курс корабля. Вот тебе учебник по навигации и морскому делу - чтобы научиться управлять кораблем. Вот учебники по стратегии и тактике - чтобы научиться вести свой корабль в бой! А вот учебник по морскому праву: из него ты поймешь, когда и при каких обстоятельствах люди перестанут тебя уважать как смелого моряка, и начнут называть тебя пиратом…

- Я все понял! - отмахнулся Егор. - Это просто учебники. Их надо учить. А я думал, что кем угодно можно стать сразу…

- Ну, это ты братец, хватил! - рассмеялась библиотекарша. - Я тебе такие богатства предлагаю, а ты еще и носом вертишь! Просто за все знания и умения нужно как следует заплатить - и все у тебя будет!

- Как это - заплатить? - спросил Егор. - А если платить нечем?

- Как это - нечем?! - возмутилась библиотекарша. - Заплатить своим временем, упорством, желанием, старанием! И никаких денег! Видишь, как все просто?

- Да, просто… - нехотя согласился Егор. - А если не получается эти знания получить?

- Значит, ты - просто жадина! - с сожалением сказала библиотекарша. - Тебе жалко отдать за настоящие сокровища всего-навсего то время, которое ты все равно убьешь на безделье, игры и телевизор…
        Егору нечего было ответить на эти слова. Ведь похожие вещи уже не раз говорила ему бабушка. Но кто из нас слушает старых бабушек? Внуки почему-то считают, что они какие-то особенные и в жизни разбираются куда лучше бабушки. Даже если бабушка когда-то летала на самолете и лихо бомбила коварного врага.

- Я не жадина, - тихо ответил Егор. - Я готов отдать свое время, упорство и желание. Только бы победить этого Черепанова вместе с его Повелителем. И узнать Страшную Школьную Тайну…
        Глава пятая
        Про бумажную армию, битву при Алгебре и большую географическую экспедицию

        Библиотекарша тихонько рассмеялась, встала из-за своей стойки и вместе с Волшебным задачником в руках направилась к книжным полкам.

- Иди сюда, Егор Власов, - сказала она.
        Егор послушно поплелся следом. А библиотекарша встала на цыпочки и поставила Волшебный задачник на свободное место среди остальных книжек.

- Разреши представить тебе твою новую армию, - сказала библиотекарша, делая широкий жест рукой. - Она поможет тебе разгадать эту самую Страшную Школьную Тайну, а заодно - стать умнее и сильнее.

- Где же она, эта армия? - поморгал глазами Егор.

- Разговорчики, новобранец! - раздался громкий окрик. - Смирно! Голову выше! Вот так!
        Егор с изумлением увидел, что с полки прямо на него смотрит огромный, толстый том с золотистой надписью «Энциклопедический словарь». Именно смотрит - большими суровыми глазами из-под густых черных бровей. В корешке Энциклопедии неведомо откуда появился большой разговорчивый рот, над которым лихо подпрыгивали по-гусарски закрученные усы.
        Библиотекарша тихонько удалилась, оставив Егора удивляться в одиночестве.

- Слушай меня, курсант! - чеканно рявкнула Энциклопедия. - Запомни: главное - дисциплина и упорство! Четко соблюдай устав Книжной армии! Мы из тебя сделаем человека!

- Книжная армия?… - пожал плечами Егор. - А что может сделать книжная армия против настоящей армии? Или хотя бы против черепановской Гвардии?

- Отставить разговорчики! - важно сказала Энциклопедия. - Запомни, курсант! Главное - все делать по порядку! Тогда ты и сам все поймешь! Не лезь поперек батьки в пекло! То есть, не учи программу за десятый класс, когда не усвоил программу третьего! Капрал!

- Слушаюсь, мой генерал! - браво выкрикнул выскочивший откуда-то учебник алгебры.

- Займись этим курсантом! Немедленно! - приказала Энциклопедия.

- Будет исполнено, мой генерал! - крикнула Алгебра и отважно прыгнула прямо в руки ошарашенного Егора.
        Тот попытался было отбросить учебник в сторону, но Алгебра прикрикнула:

- Но-но! Попрошу без рук! Итак, восполняем пробелы в знаниях…

- А как же Страшная Школьная Тайна? - слабо отозвался Егор

- Она слишком СТРАШНАЯ, чтобы ты смог узнать ее неподготовленным! - заявила Энциклопедия. - Немедленно приступай к подготовке!

- За мной! - скомандовала Алгебра и потащила Егора к имевшимся в библиотеке столам.
        Егор послушно уселся за стол, и Алгебра зычно крикнула:

- За мной! В атаку! Ура!!!
        Так Егор пошел в атаку на программу по алгебре за шестой класс.


        Битва была страшная.
        Программа за шестой класс была серьезным и коварным противником. Линии ее обороны были выставлены грамотно, кругом было полно высоких стен, которые не пускали противника вперед, глубоких рвов, в которые Егор немедленно проваливался, и мотков колючей проволоки, в которых Егор безнадежно запутывался.
        Всюду торчали зловещие противотанковые «иксы», а над головой свистели крутящиеся, как бумеранги, «плюсы».
        Но учебник алгебры неизменно вытаскивал его из самых тяжелых ситуаций. И даже геройски заслонял собой, когда в Егора летели пулеметные очереди уравнений и взрывались под ногами квадратные корни.
        Когда армия Егора становилась в тупик, разведка шуршала страницами, отправляясь в тыл противника и выясняя правильные ответы. С каждым побежденным уравнением, войска Егоровых знаний продвигались вперед. Они становились все опытнее, и вскоре противник от отступления перешел к паническому бегству.

- Ура! Вперед! - кричала Алгебра, размахивая кривыми, как самурайские мечи, скобками.
        Но тут прозвенел звонок, и Егора вышвырнуло с поля битвы обратно за библиотечный стол.

- Ух, ты! - воскликнул Егор. - Я смог, я смог одолеть эти уравнения! Я ведь никогда не понимал, как их решить, а все оказалось так просто!

- Молодец, курсант! - браво шевеля усами, рявкнула Энциклопедия, тяжело бухнувшись на стол откуда-то сверху. - За проявленную отвагу и героизм при форсировании сразу нескольких тем курса алгебры от лица командования выношу тебе благодарность!

- Ура! - закричала Алгебра.

- Спасибо, - скромно сказал Егор.

- Но помни: это только начало! - предупредила Энциклопедия. - А сейчас - марш на переменку!

- Есть! - бодро ответил Егор.
        И вдруг вспомнил, что он, вообще-то, явился в замок, для того, чтобы выяснить, что же произошло с его друзьями! Надо было немедленно покидать эту удивительную библиотеку, несмотря на то, что Егора так увлекло сражение за новые знания…

- Мне надо найти друзей, - сказал Егор, обращаясь не то к важной Энциклопедии, не то к библиотекарше, которая была погружена в изучение своих бумажек, не то к Кире, который с интересом углубился в чтение какой-то книжке в потрепанной обложке.

- Ага! - сказал Энциклопедия. - Сейчас мы тебе поможем. Майор География!

- Я все слышала, мой генерал! - донеслось откуда-то снизу, и на стол вылезла обмотанная веревочками и обвешанная крючочками, словно настоящий альпинист, География. - Слушай меня, курсант! Чтобы найти все, что тебе нужно, надо уметь ориентироваться на местности. А для этого нужно знать основы географии…

- Как же я их узнаю? - пожал плечами Егор.

- Все понятно, - усмехнулась География. - Отправляемся в экспедицию. Будь внимателен, смотри под ноги и запоминай дорогу!
        И они отправились в путь. Шли они через страны и континенты, переплывали моря и взбирались на высокие горы. Они открывали новые земли, страны, и города.
        И весь путь Егор вместе с Географией рисовал карту своей родной планеты.
        Сначала у них был просто белый чистый лист бумаги. И Егор с удивлением видел, как под его рукой постепенно вырисовываются очертания материков и океанов. Он чувствовал себя настоящим первооткрывателем, великим путешественником, вроде капитана Кука или Колумба. И для того, чтобы ощутить это, оказалось достаточно просто, как следует, подружиться с Географией.
        Он учился читать карты и пользоваться компасом, ориентироваться на местности, искать полезные ископаемые и другие потаенные сокровища…

- А теперь самое важное! - таинственным шепотом произнесла География. - Изучаем план замка номер тринадцать!
        И Егор принялся изучать географию родной школы. Просто удивительно - как он, оказывается, мало про нее знал! Школа была не менее удивительным местом, чем какие-нибудь пещеры с наскальными первобытными рисунками! Надо только внимательно вглядеться в схемы и дать волю фантазии…
        И снова из захватывающего приключения его выхватил обыкновенный школьный звонок! И, странное дело: если раньше он бы ужасно обрадовался окончанию урока, то теперь чуть ли не расстроился и лишь с досадой хлопнул ладонью по столу.

- Да что же это такое?! - возмутился Егор. - Никак поучиться вдоволь не дадут!

- Что с тобой? - насмешливо спросил Киря. - Неужто тебе уже не нравится быть Королем двоечников?

- Королем быть хорошо, - ответил Егор. - Но ведь Король должен побеждать своих недругов! А для победы Королю нужны знания. Вот и я и беру их, пока дают…
        Киря тихо лишь рассмеялся, не отрывая взгляда от книжки, которую держал в руках. Наверное, очень интересная была книжка.

- Ладно, - сказал Егор. - Пойду искать Янку и Андрюху…

- Надеюсь, теперь ты не заблудишься, - сказала вслед География.

- Возвращайся скорее, Курсант! - строго сказала Энциклопедия. - Для победы тебе понадобится еще больше знаний!

- Я вернусь сюда! - пообещал Егор. - Обязательно вернусь…
        Глава шестая
        Про потайные ходы и узников королевского замка

        Егор старательно оглядел каменную стенку. Действительно - библиотека здорово скрылась от посторонних взглядов. Двери, как будто, больше и не существовало. Как же ее снова найти в этом подземном лабиринте?
        Теперь Егор знал - как. Он успел подружиться с Географией и усвоить кое-какие важные знания. Так, запомнив ориентиры, Егор отправился на поиски друзей.

- Темница… - тихонько сказал Егор сам себе. - До нее можно добраться по подвалу. Где-то тут есть тайный подземный ход.
        Наверное, этот ход выкопали для того, чтобы можно было тайно покинуть замок в случае осады. Или же там жило какое-нибудь подземное чудовище.
        Егор боязливо поежился, но продолжил поиски. И вскоре обнаружил замаскированный вход.
        Лаз в подземный ход был завален всяким строительным мусором. Когда Егор расчистил его и залез вовнутрь, то понял, что чудовища вряд ли стоит бояться: по ходу тянулись толстые трубы водопровода и отопления. Видимо, для этого он и был построен, а вовсе не для таинственных подземных путешествий.
        Однако же, в свете Волшебного прожектора возможно все. А потому просто стоять здесь и чесать в затылке, пожалуй, не стоило.
        Егор чиркнул спичкой и зажег свечку, которую ему любезно предоставила библиотекарша. География же научила его: ни в какой поход нельзя идти без спичек и того, что может освещать путь. Хорошо бы еще иметь с собой иголку с ниткой, леску и крючок для ловли рыбы, фляжку с водой и еще кое-какие важные вещи. Просто времени на серьезную подготовку не было.
        Зато запасливый Киря на всякий случай дал Егору перочинный ножик.
        Егор с трудом пробирался вперед: трубы оставляли очень мало места для ходьбы. Наконец, он догадался влезть на них, и шустро пополз вперед на четвереньках.
        Это было не очень приятно: правая труба была жутко горячая, а левая - довольно холодная. Поэтому Егор был очень рад слезть с неудобного пути: он добрался до выхода из лаза.
        Это и была темница.


        Будучи Королем двоечников, Егор ни разу здесь не был. Что и не удивительно: хоть Егор и не был очень удачливым Королем, но и тираном его тоже никто не смог бы назвать!
        Егор огляделся. Где-то здесь должны быть решетки, за которыми томятся узники…

- Эй, Егор! - тихо позвали из темноты.
        Егор вздрогнул: этот голос принадлежал ни Янке, ни Андрейке. Но он узнал его. И от этого Егору стало как-то неуютно…

- Ну, чего ты там стал? - снова позвал голос. - Подойди ближе, не бойся.

- Я и не боюсь, - буркнул Егор и, выставив перед собой свечку, подошел к решетке.
        Из-за ржавых прутьев блеснули стекла очков. На него насмешливо смотрел Арнольд - бывший Король двоечников соседнего Королевства. Егору стало очень стыдно: он догадывался, что Арнольд оказался здесь из-за него.

- Что, не помогла моя армия? - виновато спросил Егор.

- А… - отмахнулся Арнольд. - Что толку от этих взрослых? Ты же знаешь, что против детей они ничего не могут сделать! А хулиганы у Черепанова отборные… В общем, я тоже не справился…
        Арнольд вздохнул.

- Наверное, так и было задумано, - сказал Егор. - Просто Повелитель пиратов решил сделать так, чтобы двоечники всегда были сильнее всех остальных. А ведь Черепанов
- самый-самый матерый, просто двоечник из двоечников. И хулиган первосортный. Это все знают. Воевать с ним его же методами - бесполезно…

- Ага, - сказал Арнольд и поправил на носу очки. - Только что же тогда делать?

- Надо разгадать Страшную Школьную Тайну! - сказал Егор таинственным голосом.

- Это еще что за штука? - удивился Арнольд.

- Сам не знаю! - признался Егор. - Вот, хочу разузнать…

- А… - сказал Арнольд. - Ну, так разузнай, а то сидеть здесь надоело уже, честное слово…

- Я тебя освобожу! - пообещал Егор. - А ты не знаешь, кого тут еще в темнице держат?

- Да многих держат, - пожал плечами Арнольд. - С тех пор, как Черепанов возомнил себя Императором, темница сильно разрослась. Вон, и подсобные помещение тоже под тюрьму приспособили…

- Ну, я пойду, посмотрю, - сказал Егор. - А ты потерпи, пожалуйста…

- А что мне еще остается? - пожал плечами Арнольд. - Только расплачиваться за то, что я двоечник…


        Егор прошел по узкому коридору, вдоль которого располагались разные отделения темницы. Было темно, свечка не справлялась, и сумрак рассеивался лишь светом из дальней двери, ведущей из темницы наверх, в замок. Егор прислонялся к решетке и вглядывался в глубину камер. Но различить толком ничего не мог.
        И тут он услышал тихий голос - и снова знакомый!

- Власов! - тихо, но строго позвали его. - Ты как здесь очутился?
        Егор тихонько подошел ближе.
        У самой решетки, на табуреточке, с книжкой на коленях, сидела Ирина Васильевна. Что там она могла прочитать в этой темноте - непонятно…

- Здравствуйте, Ирина Васильевна! - вежливо поздоровался Егор.

- Привет! - сказала Ирина Васильевна насмешливо. - И что это завело в эти казематы великого Короля Двоечников? Неужто вы интересуетесь судьбой своих подданных? Или же это чистое любопытство?
        Похоже, ее не очень-то расстроило то, что она сидит под замком в мрачных подземельях замка. Видимо, свое положение она рассматривала как забавное историческое приключение. Вот такая она, эта Ирина Васильевна!

- А может, вы решили сами себя наказать, Ваше величество? - продолжала Ирина Васильевна. - История знает такие случаи, когда высокопоставленное лицо, осознав свои ошибки, прилюдно наказывало самого себя. Только вот здесь никто этого не оценит…

- Нет, - честно сказал Егор. - Я, конечно, многое сделал неправильно, но наказывать сам себя не собираюсь. Пусть уж лучше кто-нибудь другой попробует, а у меня много других дел…

- Молодец, Власов! - искренне сказала Ирина Васильевна. - Надеюсь, это достойные дела…

- Я хочу сделать все так, как было раньше, - сказал Егор. - Ну, по-прежнему. Хочу спасти школу, вас вот из темницы вытащить…

- …и снова стать Королем двоечников? - усмехнулась Ирина Васильевна.

- Не-а, - сказал Егор. - Надоело мне быть дурацким Королем. Хочу просто, чтобы все было обыкновенно. Школа как школа, а не как замок ужасов…

- Это будет непросто, Егор, - сказала Ирина Васильевна. - Историю назад не вернешь!
        Ирина Васильевна, наверное, знала, что говорила! В истории она была большим специалистом, и тут уж спорить не приходилось. А потому Егор лишь упрямо сказал:

- Ну, так я не буду назад ее возвращать! Буду вперед идти!

- Молодец, Егор! - сказала Ирина Васильевна. - Я вижу, ты изменился. Может, у тебя что-то и выйдет.

- Ирина Васильевна! - Егора вдруг осенила одна мысль. - Я помню, вы как-то сказали что-то про Страшную Школьную Тайну! Но не захотели рассказывать дальше. Но, может, теперь…

- Егор! - строго сказал Ирина Васильевна. - Это слишком важная тайна, и чтобы узнать ее, нужно выполнить трудные условия…

- Я знаю! Ой… - воскликнул Егор и тут же осекся, озираясь по сторонам. - Я уже был в библиотеке, и меня учебники взяли меня в свою бумажную армию…

- Ты нашел библиотеку? - с сомнением произнесла Ирина Васильевна. - Но ведь двоечники не могут ее найти…

- Ну, во-первых, мне помогли, - сказал Егор. - А во-вторых… Ну, в общем, мне и самому надоело быть двоечником…

- Почему? - удивилась Ирина Васильевна. - Ведь это так удобно…

- Ага, - кивнул Егор. - Но скучно. Да и не так уже удобно, если честно.

- Хм… - сказала Ирина Васильевна. - Тогда, может быть, что-то и получится. Но для того, чтобы разгадать Страшную Школьную Тайну, мне нужен Волшебный Школьный Журнал. Твоего шестого «А» класса, разумеется. Считай, что это - ключ к Страшной Школьной Тайне…

- А где он? - встрепенулся Егор.

- А вот это проблема, - сказала Ирина Васильевна. - Каждый Волшебный Школьный Журнал - это самое главное сокровище замка! А потому все Журналы Черепанов хранит у себя, в Тронном зале, говорят, прямо под троном…

- Так ведь никто, кроме учителей не может делать туда записи…

- Да, так и есть. Но ведь у Черепанова теперь свои, особенные учителя…

- Предатели! - проговорил Егор.

- Нехорошо так про взрослых говорить! - сказала Ирина Васильевна и, подумав, добавила. - Ага. Предатели. Самые настоящие!
        Ирина Васильевна вздохнула и сказала, внимательно посмотрев на Егора:

- Найди Журнал, и, когда будешь готов, приходи с ним ко мне. Попробуем разгадать вместе с тобой эту самую Страшную Школьную Тайну.

- А когда я буду готов? - спросил Егор.

- Это ты должен понять сам, - таинственно сказала Ирина Васильевна…
…Егор снова пробирался по темнице, старательно освещая себе путь свечкой. Он уже отчаялся найти друзей, как вдруг заметил торчащую из глубины одного из каменных мешков маленькую руку с царапинами.
        Эти царапины Егор узнал: Андрейка любил сражаться со своим бойцовым сиамским котом, и кот тоже был не дурак подраться. А потому царапины у Андрейки не проходили никогда. Кота, кстати, звали Егором. В честь друга, разумеется!
        Егор чуть не запрыгал от радости! Андрейка, наверное, просто спал: ему было все равно, в какой обстановке дремать. И Егор уважал в друге это важное качество.
        Но сейчас не время спать! Егор оглянулся вокруг. И быстро нашел, что искал: длинную деревянную щепку. Он взял ее и просунул руку сквозь решетку. С помощью щепки он принялся щекотать исцарапанную ладонь. От этого Андрейка и не подумал просыпаться. Он просто заворочался, забормотал что-то во сне…

… и свалился. Прямо на твердый каменный пол!

- О-о-ой - жалобно простонал Андрейка.

- Хорош спать! - сказал Егор. - Время пришло, труба зовет!

- Какая еще труба? Кого зовет? - непонимающе пробормотал Андрейка.

- Тебя зовет, - пояснил Егор. - Это поговорка такая.

- А-а… - сказал Андрейка. - Постой! Егор это ты что ли?! Тебя что, тоже посадили в темницу?
        Андрейка подскочил к решетке, и теперь, глядя на Егора, подслеповато хлопал заспанными глазами.

- Еще нет, - сказал Егор. - Некогда мне по темницам рассиживаться. А где Янка?

- Нас схватили вместе, - сказал Андрейка. - В классе, прямо во время урока. Вначале все, вроде бы, было нормально: нас пропустили в замок, мы в класс пришли, урок начался. Какой-то учитель незнакомый вел историю. Янку вызвали отвечать. И она ответила хорошо! А учитель и говорит, мол, «молодец, садись, „два“. И надо было смолчать, а Янка возмутилась. Ну, тут уж, все и произошло. Похоже, гвардейцы прямо под дверью дежурили: ворвались, схватили нас… Ну, меня сюда, а Янку - на допрос к самому Императору.

- Но почему? - взволнованно спросил Егор.

- Инка, зараза, выдала гвардейцам, что Янка - переодетая принцесса. Где-то подслушала, жаба крашенная…

- Предательница! - Егор в сердцах сплюнул.

- А Женя Коваль каждый день в слезах домой уходит, говорят, - сказал Андрейка. - Она же отличница - а ей всю успеваемость испортили. Сам видел - слезы текут по глазам, а на уроки все равно ходит! Вот воля железная у человека!

- Я убью этого Черепанова! - заявил Егор. - То есть, я хотел сказать, морально уничтожу!

- На удобрения его пустить! - предложил Андрейка.

- Растения жалко! - возразил Егор. - Чучело из него сделать - ворон пугать!

- В кислоте его растворить на уроке химии! - мечтательно сказал Андрейка.

- На молекулы! - подхватил Егор.

- На атомы распылить! - злорадно усмехнулся Андрейка.

- Просто - в тепловое излучение его превратить! - сказал Егор. - Чтоб хоть какая-то от него польза!

- А может, просто, перевоспитать? - предложил Андрейка. - Как следует…

- В Зловещий Интернат его! - недобрым голосом сказал Егор.
        Приятели некоторое время смаковали предстоящую расправу над негодяем. Наконец, Егор решил, что пора уходить.
        В это время в отдалении мигнул свет, и раздались звуки шагов.

- Гвардейцы! - тихо сказал Андрейка. - Тебе надо выбираться отсюда!

- Да! - кивнул Егор и быстро сквозь решетку протянул Андрейке перочинный ножик Кири. - Держи на всякий случай!
        И стал осторожно пробираться к выходу.
        Егор притаился за дверью, пропуская вперед черепановцев а когда они прошли вглубь темницы, тихонько вышел наружу и…

- Вот он, держите его! - пискнул до боли знакомый голос. - Я же говорил, что он сюда придет!
        Егор сам не понял, как его схватили - настолько быстро все произошло!
        Вокруг него теперь вовсю скалились гвардейцы Черепанова, довольные поимкой ценного преступника. А перед ним пританцовывая и кривляясь, скакал от радости все тот же щуплый мальчишка!

- Так кто это у нас спит зубами к стенке? - с издевкой спросил мальчишка.
        И вдруг со всего размаха больно стукнул башмаком Егору по ноге.

- Отвали, Щуплый! - лениво сказал один из черепановцев постарше.

- А что такое? - Щуплый засунул руки в карманы. - А чего они меня в футляре этом таскали, а потом еще и обзывались?

- Заткни фонтан! - повторил гвардеец. - Пацаны, тащим его к Черепанычу… То есть, к Императору, я хотел сказать…
        Глава седьмая
        Про императорское величие и императорскую глупость

        Все-таки, при всем величии и хулиганской лихости Императору двоечников не хватало обыкновенной фантазии.
        А потому Тронный зал Великого Императора двоечников всея планеты (как он сам себя величал) располагался в том единственном месте, которое из всего замка представляло для императора хоть какой-то интерес.
        То есть, в спортзале.
        Сюда и привели под конвоем Егора.
        Император двоечников восседал…
        Хм… Нет, он просто возлежал на огромной пирамиде из физкультурных матов, на которые было небрежно накидано множество ковров и подушек.
        За спиной императора была натянута волейбольная сетка, через которую был перекинут все тот же флаг с черепом и косточками, а так же болтались какие-то плакаты со спортивными машинами и мотоциклами. На полу стоял большой, пузатый музыкальный центр, вокруг которого валялась куча беспорядочно разбросанных лазерных дисков. Играла какая-то громкая и ритмичная музыка.
        Император был окружен неплохой компанией: вокруг сидели самые красивые девочки изо всех окрестных школ. Но Черепанов не обращал на них никакого внимания: он резался с соратниками в «козла».
        И тут у Егора аж в глазах потемнело: прямо у ног самозваного Императора сидела никто иная, как Янка собственной! Была она в каком-то новом красивом платье и сидела спокойно, и вроде бы даже, с удовольствием раскрашивала себе ногти - как какая-нибудь дура Инка!

- Ты… Ты чего?! - выдохнул Егор. - Янка, что ты здесь делаешь?!

- Здесь лучше, чем в грязном подвале… - не глядя на Егора, сказала Янка, дернув плечиком. - А что?
        Тут Егора заметил и Черепанов. Он небрежно бросил карты и, не спеша, сполз со своего мягкого постамента.

- А! - обрадовался он. - Кого я вижу! Этот, как его… Не важно! Курить будешь?
        И протянул Егору мятую пачку. Егор с отвращением посмотрел на сигареты.

- Не-а, - сказал он.

- Как хочешь, - сказал Черепанов и закурил.
        Воздух наполнился ядовитым дымом. Янка чихнула. Девчонки фыркнули: некоторые из них тоже достали сигареты.

- Не курить в спортзале! - раздался вдруг откуда-то приглушенный крик. - Я кому сказал! Не курить! Хулиганы! Выпустите меня отсюда! Выпустите меня, чтобы я вам уши все поотрывал! Выпустите меня, и вы у меня рекорд по бегу поставите! Ы-ы-ы!!!
        Дверь в тренерскую раздевалку заходила ходуном. Сидевшие рядом, на брусьях и коне, гвардейцы, с опаской переглянулись.

- Михалыч буянит! - с удовольствием произнес Черепанов и подошел к двери тренерской. - Физкультурник ваш. Чо вы там говорите, Иван Михалыч, я вас плохо слышу?

- Черепанов! Прекрати курить! - угрожающе сказали из-за двери. - Ты здоровью вредишь! Своему и окружающих!

- А-а-а… - сказал Черепанов. - Спасибо, что сказали. Я и не знал. Спасибо большое, не буду.
        После чего хорошенько затянулся… и выдохнул тугую струю дыма прямо в замочную скважину тренерской.
        Иван Михалыч разразился кашлем и совсем не школьными проклятьями.
        А гвардейцы и девочки от души расхохотались. Кто-то даже свалился с брусьев и принялся кататься по деревянному полу, колотя по нему руками и повторяя «ой, не могу! Вот, Черепаныч дает: „больше не буду!“ Ой, не могу!».
        А Черепанов, тем временем снова подошел к бывшему Королю двоечников и повелителю этого самого замка.

- Я вижу, что ошибался в тебе, - сказал Черепанов, с интересом разглядывая Егора.
- Оказывается, ты тоже пацан серьезный: вон, из Зловещего Интерната умудрился смыться. Никому, кроме тебя этого не удалось больше сделать. Так что уважуха тебе за это.

- Спасибо, - сухо сказал Егор.
        Он пристально смотрел на Янку, хоть глаза и слезились от мерзкого табачного дыма. Янка же и не думала смотреть на него. Неужели и она предала его?! Но как такое может быть? Эх… Всегда так ужасно разочаровываться в людях…

- Слушай, малявка! То есть, как там тебя… Егор! - сказал Черепанов. - А давай ты будешь моим вассалом! Я тебя командиром гвардейцев сделаю! Мне такие шустрые пацаны нужны: еще столько всего завоевать надо ого-го!
        Черепанов расхохотался. Он подхватил с пола баскетбольный мяч и прямо с сигаретой в зубах принялся ловко перемещаться по залу, колотя мячом об пол.

- Знаешь, сколько еще школ на Земле осталось? - сквозь зубы говорил Черпанов, не переставая пыхтеть сигаретой и орудовать мячом. - Дофига и больше! А когда мы захватим все школы - у нас в руках будет весь мир!
        С этими словами Черепанов подпрыгнул и мяч, стукнувшись о баскетбольный щит, крутнулся по ободу и провалился точнехонько в корзину.
        Это выглядело бы очень красиво, если бы Черепанов после такого номера не мучался сигаретной одышкой, не хрипел, не откашливался и отплевывался прямо на пол.

- Представляешь, что такое власть над школами? - отдышавшись, сказал Черепанов. - Это, в натуре, власть над будущим! Потому что будущее делается здесь, в школе!

- Ты до этого сам додумался? - удивился Егор.

- Да нет, - отмахнулся Черепанов. - Первый министр об этом все время долдонил. Пока я его не посадил в карцер!
        Черепанов расхохотался, а вместе с ним - и вся его доблестная гвардия и девчонки.

- За что? - спросил Егор.

- Чтоб не умничал! - пояснил Черепанов. - У нас Империя двоечников, а он из себя умника строит, прикинь!

- Действительно, противоречие, - согласился Егор.

- Что? Ага. Противоречие! - фыркнул Черепанов. - Ну так что, пойдешь ко мне служить? А с Повелителем пиратов я как-нибудь этот вопрос улажу…

- И не подумаю! - гордо сказал Егор.

- А, ну это, как хочешь, - равнодушно сказал Черепанов.
        Ему под ногу попался футбольный мяч, и император со всей силы стукнул по нему кроссовком. Мяч полетел прямехонько в девчонок наверху кучи из матов. Те завизжали, спрыгивая, а Черепанов снова заржал. Видимо, этот дурацкий поступок доставил ему огромное удовольствие.

- Посидишь в камере, на хлебе и воде, подумаешь, - сказал Черепанов Егору. - Там, говорят, хорошие мысли в голову приходят. Ха-ха! А хочешь, тебя еще и мои ребята поколотят - так все еще понятнее становится…
        И тут произошло неожиданное: Янка, которая, вроде бы, сидела тихо и ни на что не обращала внимания, вдруг бросилась на Егора, схватила его за шиворот и швырнула на маты.

- Я сама ему сейчас врежу! - свирепо заявила Янка. \

- Да, пожалуйста, моя принцесса! - обрадовался Черепанов. - Всегда любил смотреть, как девчонки дерутся!

- Это тебе за то, что я домой из-за тебя вернуться не могу! - рычала Янка, тряся Егора за шиворот. - А это - за то, что хотел продать меня пиратам!

- Чего?! - прикрывая лицо, изумленно спросил Егор, но в следующую секунду получил по голове чем-то плоским - не очень больно, но обидно

- Молчи!!! - прошипела Янка и снова треснула его по голове. - А лучше - просто кричи!
        И только тут Егор увидел, что Янка вовсю колотит его Волшебным Школьным Журналом! И Егор все понял. Он принялся, что было сил, отмахиваться руками, делая вид, что не может подняться на ноги. И завопил, словно от боли:

- Ой-ей-ей! Уйди! Не бей меня! Не надо по голове - там и так пусто! Ай! Ой!
        Янка все колотила и колотила его. А Черепанов заливисто хохотал, словно смотрел ужасно смешную кинокомедию. И все его приспешники тоже от души веселились. Кто-то даже сделал погромче музыку, чтобы было еще веселей.

- Давай!

- Бей его!

- Так его, Короля недорезанного!

- Чтоб не умничал!

- По бокам, по бокам его!

- А теперь - по носу!
        Под конец всего этого представления Янка стащила сверху один из матов и набросила на Егора, чем вызвала очередной приступ хохота зрителей. Потом она еще и запрыгнула на этот мат (сделав это так, чтобы всерьез не навредить Егору). После чего отряхнулась и гордо отошла в сторону.
        Потрепанный Егор вылез из-под матов.

- Хватит с него! - решил Черепанов. - Увести в темницу! А у нас еще незаконченные государственные дела: в «козла» доиграть. Надо же узнать, кто сегодня будет кукарекать с главной башни!
…Егора бросили в камеру.
        Он дождался, когда гвардейцы уйдут, и осторожно достал из-за пазухи засунутое туда тайком, под пыльным физкультурным матом, сокровище.
        Волшебный Школьный Журнал.
        Глава восьмая
        Про первый шаг к Страшной Школьной Тайне

        Егор осторожно погладил серую книжку Журнала.
        С этим Журналом у него были непростые отношения. Не раз он посягал на его страницы, пытаясь исправить показатели собственной успеваемости.
        Как-то раз, вместе с сообщниками он пытался лезвием от бритвы соскрести «двойку» по физике, которая почему-то не давала ему покоя. И ему удалось ловко уничтожить оценку, но как оказалось… чужую! Увлекшись процессом, вместо своей «двойки», он стер «пятерку» отличницы Жени Коваль. Наверное, просто потому, что ее фамилия первой бросилась ему в глаза, а Егор сильно волновался, совершая это преступление.
        В другой раз, чтобы получше замести следы, Егор решил использовать для вывода
«двойки» по химии самую настоящую соляную кислоту (ее он утаил на лабораторных занятиях).
        Как это ни удивительно - химия действительно сработала! И оценка исчезла, словно под рукой настоящего фокусника. Правда, вместе с половиной оценок всего класса. Журнал тогда пришлось восстанавливать по дневниками и учительским отчетам. Егор, помнится, тогда натерпелся страху, но положение его от этого не стало лучше.
        После этих случаев, Егор махнул рукой на Журнал. Он просто свыкся с мыслью, что он
- двоечник. Так и жил до последнего времени…
        А теперь вот Журнал у него в руках. И обладает он, как говорят, удивительной силой…
        Егор открыл первую страницу. И тут же перед глазами вспыхнула ослепляющая в темноте надпись:

        ТОЛЬКО ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ!
        И ничего больше!

- Ну, вот, - буркнул Егор. - И посмотреть даже нельзя. И за что только я тумаки получал?…
        Волшебный Школьный журнал следовало поскорее передать Ирине Васильевне. Только она была совершенно в другом конце темницы.
        И как только пробраться туда? Попытаться открыть замок? Чем? Ножиком? Эх, ведь и ножик даже он отдал Андрейке! Вот невезуха!
        Егор только-только собрался, как следует, предаться отчаянию, но услышал знакомый скрипучий голос:

- Что, Власов, пожинаешь плоды своего успеха?
        Перед решеткой стоял учитель труда в полной боевой раскраске! Индейских перьев на его голове стало еще больше. К копью добавился висящий наискосок, через плечо лук и колчан со стрелами, и лицо его стало еще более устрашающим и суровым. Только глаза по-прежнему были насмешливые.

- Пожинаю, - вздохнул Егор. - Вот, мне и надо всего-то - пересесть в соседнюю камеру, чтобы с Ириной Васильевной пообщаться. И то не могу.

- Ну, это как раз не проблема, - сказал ДВС. - Запомни, Власов, для учителя труда в этой школе никаких замков не существует!
        В две секунды трудовик извлек из своей холщовой сумки моток проволоки и плоскогубцы. Мурлыкая себе под нос какой-то мотивчик, он быстро соорудил из куска проволоки какую-то закорючку, а еще через несколько секунд уже снимал с решетчатой двери большой висячий замок.

- Ух, ты, здорово! - восхитился Егор. - Вы прямо, как настоящий взломщик!

- Я совсем не взломщик, - поморщился ДВС. - Я просто руками умею делать все, что может пригодиться этой жизни. И вас, обормотов, пытаюсь научить тому же. Только вот вы, почему-то, учиться совсем не хотите!

- Ну, если бы вы учили нас так здорово взламывать замки… - мечтательно произнес Егор.

- …то меня посадили бы в тюрьму, - сказал ДВС. - Я вас работать учу, а не замки взламывать! А когда умеешь работать - любая задача по плечу становится…
        Егор не стал спорить. Он быстро выскочил из своей клетки и бросился к той каменной нише, где томился Андрейка.

- Надо всех выпустить! - быстро заговорил Егор. - Поскорее!

- Ага! - сказал Андрейка и затряс руками решетку. - Выпускайте! Я не против!

- Выпустить? - пожал плечами трудовик. - А дальше что? Всех снова переловят! А потом еще и охрану усилят…

- Да выпускайте же! - нетерпеливо шипел Андрейка

- Но ведь их можно спрятать где-нибудь! - сказал Егор.

- Я спрячусь! Я маленький и незаметный! - ныл Андрейка.

- Не все смогут, как я прятаться по подвалам и коммуникациям! - гордо сказал трудовик. - Для этого тоже особый талант нужен!

- Но можно спрятаться в библиотеке! - сказал Егор. - Ведь гвардейцы-двоечники не смогут найти ее.

- Ну, что ж, это можно! - согласился ДВС. - Только узников много - надо все тщательно спланировать. Пойду, пока разведаю дорогу…

- Ну, вот, опять ждать, - разочарованно сказал Андрейка и тяжко вздохнул. - Сижу за решеткой в темнице сырой, вскормленный в неволе орел молодой…

- Тоже мне, Маяковский нашелся! - сказал Егор.

- Это Пушкин, дурик! - буркнул в ответ Андлейка.

- Да? Надо запомнить, - сказал Егор и снова обратился к учителю труда, - Пожалуйста, закройте меня в темнице у Ирины Васильевны. Это во-он там. У меня предстоит с ней серьезный разговор!
        Трудовик пожал плечами и направился туда, куда указал Егор.

- Ирина Васильевна, - сказал Егор, глядя, как ДВС легко расправляется с замком. - Я принес Журнал. Теперь вы расскажете мне про Страшную Школьную Тайну?
        Трудовик вздрогнул и странно посмотрел на Егора. Но ничего не сказал. Просто снова закрыл решетчатую дверь, теперь уже вместе с Егором и Ириной Васильевной. И ушел разведывать пути к бегству.
        Егор присел на деревянную скамейку рядом Ириной Васильевной: другой мебели в камере не было.
        Ирина Васильевна взяла в руки Журнал и раскрыла его.
        Подземелье немедленно озарилось волшебным светом.

- Болтать про Тайну вслух не стоит, - сказала Ирина Васильевна. - Может услышать Повелитель пиратов, слава ему и почет!

- Слава и почет! - сказал Егор, хотя совершенно не хотел говорить этого.

- Потому-то говорить о ней нет никакого смысла, - продолжила учительница. - Важно просто кое-что сделать - и все станет ясно само собой. Понял, Егор?

- Не-а! - честно сказал Егор и шмыгнул носом.

- Ничего, поймешь! - заверила Ирина Васильевна. - Ну, а для начала я спрошу тебя по последней пройденной теме - той самой, за которую ты получил у меня свою последнюю двойку…
        Егор чуть не подпрыгнул на месте от удивления! Он, видите ли, преодолевая опасности и преграды, пришел сюда, чтобы узнать Страшную Школьную Тайну - а его просто снова вызывают к доске! И даже не к доске - а к какой-то каменной тюремной стенке!

- А это обязательно, Ирина Васильевна? - осторожно спросил Егор.

- Если ты хочешь узнать то, что хочешь - то обязательно! - таинственным голосом сказала Ирина Васильевна.
        Егор только обреченно вздохнул в ответ:

- Ну, спрашивайте…

- Ладно. Ну, тогда расскажи-ка мне Егор про тех самых средневековых королей, про которых ты никак не хотел мне рассказывать на уроке.

- Про королей? Ха! Да, пожалуйста! - бодро сказал Егор.
        И начал рассказывать. А почему бы не рассказать - ведь дома, со скуки он перечитал весь учебник по истории за шестой класс! А поскольку здесь, в темнице, он был единственны учеником, то говорить мог очень-очень долго…

- Спасибо, Егор, достаточно! - сказала Ирина Васильевна. - Вот видишь - можешь, если захочешь!

- Я еще и не такое могу! - хвастливо сказал Егор, но под строгим взглядом Ирины Васильевны сник. - Я хотел сказать, что я, оказывается, могу иногда кое-что выучить…

- Дело не в том, чтобы иногда кое что выучить, - сказала Ирина Васильевна, щелкнув неизвестно откуда взявшейся авторучкой, - а в том, чтобы просто захотеть получать те знания, которые тебе дарит школа… Ну а сейчас, Егор, я ставлю тебе «пятерку»!
        И Ирина Васильевна вписал «пятерку» в Журнал.
        Его страницы на секунду вспыхнули еще ярче, и где-то далеко прогремели раскаты грома. Раздались далекие крики, послышался топот: в темницу спешили гвардейцы!

- Теперь ты понимаешь? - спросила Ирина Васильевна и многозначительно посмотрела на Егора.

- Что - понимаю? - Егор захлопал глазами.
        В этом момент в темницу снова ворвался трудовик. И тут же бросился отпирать Егора.

- Надо забаррикадировать дверь! - воскликнул ДВС. - Сейчас сюда примчатся черепановцы! А мне еще надо успеть все замки снять! Что же вы не предупредили, что у вас Волшебный Школьный Журнал есть? Эх!
        Егор ничего не понял, но уже бросился к тяжелой двери, ведущей из темницы наверх. Эта дверь также была сделана из толстых железных прутьев, только замка на ней не было. Но Егор уже догадался схватить замок, снятый с темницы Ирины Васильевны. И только он продел его дужку в петлицы и защелкнул, как в узком проходе появились разъяренные лица черепановцев!

- А-а-а!!! - кричали они. - Сбежать задумали! Не выйдет!

- Они замок повесили!

- Тащите пилу и кусачки!

- А где их взять?

- В кабинете труда, остолоп! Быстро!

- Сейчас мы вам покажем!

- Будете знать, как убегать!

- Как Школьные Журналы воровать!

- А куда они отсюда денутся?

- Некуда им бежать!

- Эх, кому-то мы сейчас физиономию начистим!

- Ох, и начистим!

- Слышишь ты, курица в перьях!
        ДВС не обращая внимания на оскорбления и угрозы, продолжал открывать замки и выпускать заключенных. Помимо Андрейки и Ирины Васильевны были освобождено еще несколько несговорчивых учителей и самых непреклонных отличников.
        Среди узников темницы оказался и бывший Первый министр. Только он наотрез отказался от освобождения. Напротив, вцепившись в железные прутья, но не выпуская зажатого под мышкой портфеля, он громко кричал гвардейцам-черепановцам:

- Быстрее! Хватайте беглецов! Хватайте их, а не то сбегут! Передайте великому Императору, что я не сбежал! Я честно сижу в тюрьме, потому что люблю его величество больше какой-то там свободы! Я по-прежнему верен господину Черепанову! Ну, быстрее пилите замок, что вы там копаетесь?!
        Когда гвардейцы Черепанова уже вовсю пилили ржавые решетки двери, беглецы по одному осторожно пролазили в тесный подземный ход с трубами. Последним покинул мрачную темницу Егор. Ему было уже не привыкать к бегствам.
        Но впервые он чувствовал себя при этом по-настоящему счастливым: ведь он помог освободить из тоскливой неволи столько хороших людей!
        Глава девятая
        Про чаепитие на Военном совете

        В библиотеке было необыкновенно шумно: ведь сюда собралось множество народа, освобожденного из заточения у злого Императора двоечников. Учителя принялись немедленно копаться в книжных полках и что-то строчить на листочках бумаги, которые они выпрашивали у строгой библиотекарши.
        Как оказалось, у нее тоже было имя-отчество, как у каждого нормального человека, а вовсе не как у какой-нибудь колдуньи - повелительницы злых учебников. Звали ее проще некуда: Марья Ивановна. Это Егор узнал из чрезвычайно вежливого общения с ней учителей, которые, в отличие от него, в библиотеке иногда, все-таки, бывали.
        Подружиться с Марьей Ивановной, пожалуй, действительно стоило: ведь в школьной библиотеке, наверняка есть не только учебники, но и интересные книжки с приключениями и картинками! Например, про тех же пиратов. Когда про пиратов читаешь в книжке, они кажутся совсем не таким отвратительными, как в жизни, и даже, напротив, интересными - теперь-то Егор это знал точно!
        Однако же, Егору сейчас было не до разговоров с любезной Марьей Ивановной и даже не до книжек с картинками: он снова вел Военный совет. Намечались важные и опасные военные действия. А точнее - свержение самозваного Императора двоечников и коварного захватчика его родного замка - хулигана Черепанова.
        Библиотечные столы были сдвинуты вместе, образуя один большой стол, на котором были расстелены планы замка и карты окружающей местности, а так же стоял графин с водой и стаканчики. Многие из освобожденных были ужасно голодны, но мужественно переносили голод, убежденные, что свобода важнее сытого живота. Об этом со знанием дела сказал присутствующим странствующий музыкант Киря. И едва бывшие узники замка задумались над его словами, как животы их тоскливо заурчали.
        Впрочем, учитель труда по прозвищу ДВС, не теряя времени, отправился на охоту, пообещав принести чего-нибудь вкусненького. Егор очень надеялся, что это будут не школьные крысы.
        Интересно, что в этом Совете снова принимал участие бывший Король соседнего королевства Арнольд. Егор по-прежнему чувствовал себя виноватым в собственном поражении, а заодно - и в поражении соседа, а также в быстром возвышении хулигана Черепанова. А потому теперь он куда более внимательно прислушивался к собеседникам.
        Оказывается, это очень важное умение - слушать своих собеседников! Можно иметь какое угодно мнение, но мнение других тоже нужно уважать, иначе и до беды недалеко…

- Черепановская гвардия сильна, - сказал Егор. - А нас мало. Вот и как же мы будем сражаться с ними в таких условиях?

- Самое главное - это фактор неожиданности! - заявил Андрейка решительно. - Надо напасть на черепановцев внезапно!

- И так же внезапно получить от них по ушам! - возразил Арнольд, поправляя свои очки, на которых за время сидения в подземелье осел толстый слой пыли. - Гвардия у Черепанова сильная, и как ни нападай - они все равно лучше дерутся. К тому, вот ты, Андрейка, сможешь, к примеру, треснуть какого-нибудь мальчишку палкой по голове?

- Зачем по голове? - поморщился Андрейка. - Это же больно и, наверное, вредно…

- А вот гвардейцы не будут рассуждать - больно-небольно, вредно-невредно! - с досадой сказал Арнольд. - Возьмут - да и врежут, как следует! Потому что их сила - в жестокости и глупости!

- Сила - в глупости? - произнес Киря. - Это интересно! Я никогда об этом не задумывался…

- Ну, в данной ситуации - это действительно так! - сказал Арнольд авторитетно. - А что еще есть у Черепанова кроме крепких кулаков, наглости и двоек? Поэтому нам надо придумать, что противопоставить их жестокости и глупости…

- Хитрость и коварство! - прищурился Андрейка и даже кулаком по столу треснул. - Мы будем действовать исподтишка! Уйдем в подполье и начнем партизанскую войну! Станем страшными призраками подвалов! По ночам мы будем выбираться наружу и сеять страх и ужас по всему замку! Ха-ха-ха! Хо-хо-хо!

- Только ты забыл одну вещь, Андрюха: ночью в замке никого нет, кроме вахтера! - усмехнулся Егор. - Это ведь школа, хоть и замок!

- Хо-хо-хо! - передразнил Андрейку Арнольд.

- Да? - расстроился Андрейка. - Жаль… А я так хотел сеять страх и ужас. А, может, тогда днем? А, ну, да: палкой по голове…

- Вот именно, - кивнул Арнольд.

- Но ведь у Черепанова есть наш человек! - не унимался Андрейка. - Янка - она наш разведчик в тылу врага! С ее помощью мы можем…

- С ее помощью мы уже получили Волшебный Школьный Журнал! - быстро сказал Егор. - Нельзя ее опасности подвергать! Тем более, что планы у тебя, Андрейка, дурацкие!

- А у тебя какие планы!? - обиделся Андрейка. - Я хоть что-то предлагаю!

- А я вот решил хорошенько подумать, прежде, чем что-то предлагать! - запальчиво сказал Егор. - Иногда думать, прежде, чем говорить, тоже бывает полезно!

- Молодец! - уважительно сказал Арнольд. - Ты растешь в моих глазах, как государственный деятель!
        В это время в библиотеке появился ДВС. Несмотря на свой чрезвычайно воинственный вид и боевую раскраску, трудовик принес не охапку крысиных тушек, а большой пакет с булочками и шоколадными батончиками.

- Ух, ты! - восхитился Егор. - Неужто вы и магазин взломали?!
        Присутствующие с интересом уставились на трудовика. Тот вспыхнул и возмущенно выпучил глаза.

- Нет, ну почему обязательно взломал?! - воскликнул ДВС. - Просто зашел и купил! Ты, Егор, еще долго будешь мне вспоминать этот висячий замок, который я проволочкой открыл?

- Простите, Виктор Степанович, - развел руками Егор. - Я совсем отвык от простой мирной жизни: постоянно куда-то от кого-то бегу, меня кто-то хватает, кругом закрытые двери и каменные стены! Так что, если бы вы булочную взломали, я бы не удивился!

- Ну, хватит, хватит об этом! - взмолился трудовик.
        Киря, а вслед за ним и все остальные сдержанно захихикали: очень забавно было себе представить, как учитель труда коварно забирается тайком в булочную через окно и похищает ватрушки…

- Ладно, к делу! Враг не дремлет! - важно сказал Егор. - Какие еще будут предложения?
        Участники Военного совета в это время вовсю уплетали булочки и шоколадные батончики, запивая все это водой из графина. А потому особых предложений с их стороны не поступало.

- Ох, я совсем забыла! - всплеснула руками библиотекарша Марья Ивановна. - Надо же чайник включить!

- Это хорошо было бы! - набитым ртом с трудом выговорил Андрейка. - Я люблю, когда булочки со сладким чаем…

- Так невежливо! Хочешь чаю - помоги хозяйке! - покачал головой Киря и пошел помогать Марье Ивановне.

- Хватит жевать! Думать надо! - важно сказал Арнольд.
        Его взгляда почти не было видно за пыльными очками, и от этого он казался таинственным и очень умным.
        Некоторое время сидели молча. Никаких умных мыслей Егору в голову не лезло. Зато там было полным полно всяких «иксов» и «игреков», важных исторических дат и географических координат. Потому что учиться, наверное, куда полезнее в течение всего года, а не наскоком, когда совсем уж прижмут обстоятельства…
        И тут в голову Егора принялась стучаться какая-то важная мысль. Она стучалась и стучалась, но Егор не как не мог ее впустить, так как забыл, где в голове находится вход.

- Уф! - сказал, наконец, Егор. - Мне вредно столько думать. Я вообще привык все время на задней парте отдыхать. Мне теперь за вредность молоко положено!
        Засвистел чайник.

- Молоко - не молоко, - сказала Марья Ивановна, а вот чая горячего я вам предложить могу!
        Неизвестно откуда на столе появилось множество чашек - все разных цветов и всевозможных форм и размеров. У Марьи Ивановны оказался даже большой заварочный чайник - никаких скучных пакетиков с веревочками! Только самый настоящий чай крупными листочками, которые раскрывались в кипяченой воде и теперь ловко отлавливались ситечком, прицепленным на носик чайника. Еще была старинная сахарница, полная сахара-рафинада большими кубиками.
        Видимо, очень уютное место, эта библиотека, раз здесь хочется устраивать чаепития!
        Прихлебывая из тяжелой чашки с толстыми стенками, Егор смотрел на смешного зайца, нарисованного на ней. Смотрел и думал: вот он, заяц - прыг-скок, упал-поднялся… Упал, поднялся… О чем это он?…

- Вспомнил! - воскликнул вдруг Егор, и Андрейка от неожиданности чуть не ошпарился чаем. - Эврика!

- Чего ты там вспомнил? - скептически поинтересовался Арнольд. - Умное слово
«эврика»?
        Он, наконец, догадался протереть свои очки и делал это бумажной салфеткой, подслеповато щурясь на Егора.

- Ну, растет, падает! - выпалил Егор, рисуя пальцем в воздухе кривую линию.

- Смотрите, наш Король переутомился с непривычки от трудных размышлений, - озабоченно сказал Андрейка. - Уже заговариваться начал…

- Ты чего, не понял о чем я?! - воскликнул Егор. - Ну, из-за чего Черепанов стал чужие замки захватывать? Зачем он учителей в темницы сажает и над отличниками издевается?

- Чтобы свою власть чувствовать! - сказал Андрейка мечтательно. - Чтобы территории были все шире и шире, а подданных - больше и больше, и все чтоб боялись! Чтобы девчонки симпатичные только на него глазели! Чтобы в глаз, кому хочешь, можно было дать или стекло разбить - и ничего за это тебе не было! Неужели непонятно?

- Ты, что ли, этому Черепанову завидуешь? - с улыбкой спросил Киря.

- Нет, это чисто теоретически… - смутился Андрейка. - Чего мне ему завидовать? Я ведь просто королевский шут! Императорским шутом стать, разве что?
        И Андрейка скривил смешную рожу

- Ну, ты прав, конечно, Андрейка! - закивал Егор. - Власть - штука приятная. Но здесь это не главное. Главное - чтобы двоечников стало больше…
        Арнольд закончил протирать очки и поместил их обратно на нос. Сверкнув чистыми линзами, он произнес:

- А-а-а, вот ты о чем! Ты про Рейтинг двоечников говоришь!

- Вот именно! - сказал Егор. - Все дело в рейтинге!

- Хоть ноги мне оторвите - я ничего не понимаю! - заявил Андрейка и пожал плечами.
- При чем тут рейтинг, когда надо просто схватить этого Черепанова и по шапке ему надавать?

- По шапке надавать, конечно, хорошо, - сказал Арнольд, но рейтинг - это тоже важная штука - это я вам как бывший Король говорю! Рейтинг двоечников - это не просто так, это большая школьная политика. Так что ты там придумал Егор?

- Наша школа нужна Черепанову только для его двоечного рейтинга! - пояснил Егор. - То есть, ему нужно, чтобы у нас все были двоечниками. А иначе - какой ему смысл тут оставаться?

- Ну и что? - нетерпеливо спросил Андрейка.

- А вот если у нас не будет двоечников - то такая школа ему и не нужна будет вовсе! - заявил Егор. - Он сам отсюда сбежит!

- Это, конечно, верно, - кивнул Арнольд. - Только ведь все дело в том, что гвардейцы заставляют всех учеников получать двойки! А гвардецев очень боятся - особенно отличники! Вот и становятся отличники двоечниками!

- А надо сделать так, чтобы не боялись! - упрямо сказал Егор. - Я сам пример покажу!

- Как же ты покажешь пример, если ты даже в классе появиться не можешь? - удивился Андрейка. - Тебя же сразу схватят! Ты даже до доски дойти не успеешь!
        Тогда Егор снисходительно улыбнулся и положил на стол Волшебный Школьный Журнал.

- А не надо ходить к доске! - заявил он. - Достаточно просто сделать так, чтобы вместо двоек в этом журнале появились пятерки!

- Точно! - ахнул Арнольд и поднял к потолку указательный палец. - И рейтинг Черепанова стразу же поскачет вниз!

- Только разве же мы сможем притащить сюда всех наших одноклассников? - покачал головой Андрейка. - Так вся конспирация нарушится, и черепановцы быстренько отыщут библиотеку!

- Да, наверное… - несколько сник Егор. - Об этом я не подумал…
        Но тут в разговор вмешалась Ирина Васильевна, которая до этого только молча слушала и думала о чем-то о своем. Она внимательно осмотрела участников Военного совета и сказала:

- А зачем сразу всех заставлять учиться? Заставлять вообще никого и никогда не надо. История показывает, что хороший пример часто творит настоящие чудеса! Пусть вот не кто-нибудь, а сам Король двоечников, собственной персоной, попробует исправить свои двойки - и мы посмотрим, что из этого получится! И все посмотрят! Представляете, что будет, если самый главный двоечник в школе перестанет быть двоечником? Неужели остальным не станет совестно?
        Егор смущенно уставился в стол. Вот так вот, в пример его еще никогда и никому не приводили. Разве что - как пример вопиющей неуспеваемости.

- Хм… - с сомнением сказал Андрейка. - А разве Егор справится?

- А почему бы и нет? Он уже исправил одну двойку, - сообщила Ирина Васильевна.

- Правда?! - удивился Андрейка с восторгом глядя на Егора. - Неужто на «трояк»?

- Представь себе: на самую настоящую «пятерку», - заверила Ирина Васильевна.

- Вот они, настоящие чудеса! - усмехнулся Киря, и сложил на груди руки. - Это вам не на гитаре бренчать, да песни распевать для праздношатающихся зевак!

- Примите мои поздравления, коллега! - важно сказал Арнольд и пожал Егору руку. - Это большое достижение! Ты и вправду можешь стать примером для подражания. Поделишься опытом?

- Да, разве это мое достижение? - смущенно проговорил Егор. - Это все она - моя армия…
        И Егор обвел руками книжные полки.

- Так держать, курсант! - рявкнула Энциклопедия так громко, что кто-то вскрикнул от неожиданности. - Только без паники! Сохраняйте спокойствие, все под контролем!

- Вот видите! - вздохнул Егор. - У них все под контролем…
        Глава десятая
        Про хитроумного завхоза и Волшебное Инвентарное Дело

        Итак, Егору ничего не оставалось больше делать, как мужественно сражаться с учебниками по самым разным предметам. Это было непросто: ведь он очень многое пропустил в школьной программе, и теперь ему приходилось учить самые простые вещи, которые известны и ученикам младших классов.
        Но Егор должен был стать примером для всех остальных, а потому продолжал бороться за собственную успеваемость. Конечно, не все учителя из тех, кого не успели заточить в темницу, решались ставить ему «пятерки»: ведь гвардейцы бдительно следили за ними! Да и «пятерки» давались Егору ох, как нелегко!
        Но это была настоящая битва - битва за знания!
        О том, что бывший Король двоечников перешел в наступление на школьную программу, нужно было оповестить всех угнетенных учеников замка номер тринадцать.
        И потому в классе снова появился Андрейка.
        Бывший королевский шут появился, как говорится, инкогнито и ловко изображал, будто бы он вовсе не Андрейка, а совсем другой мальчишка, из параллельного класса. Причем так он говорил о себе во всех параллельных классах, а также в более младших и более старших классах: ведь надо было вовлечь в заговор как можно больше школьников!
        Единственной ученицей, которой Андрейка раскрыл свое настоящее имя, была отличница Женя Коваль. Андрейка был здорово замаскирован и загримирован, в чем ему помог бродячий музыкант Киря, а потому Женя даже сперва ему не поверила. А когда, наконец, узнала, то чуть не запищала от радости! Ей было очень тяжело удержаться, чтобы не рассказать обо всем подружкам.
        Но она, все же, взяла себя в руки и принялась помогать заговорщикам. Потому что ей надоело незаслуженно получать двойки! Ей нравилось быть отличницей и лучшей ученицей класса, и она терпеть не могла Черепанова и его дружков-хулиганов.
        И теперь Женя должна была убедить других отличников всех шестых классов перестать бояться хорошо учиться и получать «пятерки». И начинать приходилось именно с Егорова шестого «А» класса - ведь у заговорщиков пока был только один Волшебный Школьный Журнал!
        Отличников в классе было немного - всего трое. Но борьбу с Черепановым неожиданно решили вступить и бывшие хорошисты и даже некоторые троечники! Все хотели, чтобы власть Императора-хулигана поскорее закончилась!
        Помогать заговорщикам также неожиданно вызвался знаменитый школьный завхоз Тимофей Пантелеевич.
        Во-первых, ему ужасно не нравилось, то, что дети ни с того ни с сего принялись командовать солидными взрослыми людьми, тем более такими важными, как школьный завхоз! Никакие Волшебные прожектора это обстоятельство Тимофею Пантелеевичу объяснить не могли: он не верил в сказки! Даже то, что школа превратилась в королевский замок, завхоз объяснял просто неожиданным ремонтом, как он выражался,
«под старину».
        Во-вторых, Черепанов со своими гвардейцами нещадно портили школьное имущество и стены, на покраску которых завхоз с любовью собственнолично подбирал краску. И уж этого хулиганства завхоз не мог простить черепановцам ни за какие коврижки!
        Конечно, как и другие взрослые, он ничего не мог поделать с происходящим. Но как только Женя рассказала ему о грядущих переменах, Тимофей Пантелеевич воспрянул духом и, тряся седой, но чрезвычайно густой шевелюрой, принялся выдвигать собственные соображения.

- Мы им покажем, где раки зимуют! - сочным басом обещал завхоз. - Они у меня научатся инвентарь беречь! Все с родителей в десятикратном размере спишем! А еще у меня ружье есть - вот как заряжу солью…
        И тряс огромным белым кулаком.

- Тимофей Пантелеевич, - осторожно возражала Женя. - Солью от них ничего не добьешься! Но вот если бы вы помогли нам незаметно забрать из спортзала Волшебные Школьные Журналы - Черепанов их прячет под физкультурными матами…

- Оболтусы! - ворчал завхоз. - Они бы эти Журналы еще в холодильник засунули… Это же подотчетная документация! Я бы и рад помочь. Только как я их из спортзала выкурю? У меня же никакой власти над хулиганами нет. Их даже милиция, вон, боится! Участковый наш, Григорий Никадимыч в гараже даже спрятался и совсем на улицу не выходит. Тьфу, какой позор!

- Но ведь вы в школе самый главный, - вкрадчиво проговорила Женя, в которой вдруг проснулось врожденное женское коварство.

- Я? Главный? - задумался завхоз и вдруг приосанился, уперев руки в круглые бока под синим помятым пиджаком. - А ведь это верно - самый главный я! Разве без меня школа смогла бы работать? Я и трубы с батареями менял, и отопление прокладывал, и стены красил, и окна вставлял, и парты с грузчиками расставлял! Даже мел я на всю школу всегда лично закупаю! А какая школа без мела, скажите, пожалуйста?!

- Вот-вот! - быстро сказала Женя. - Ведь вы можете устроить какую-нибудь проверку…

- Точно! - подняв толстый указательный палец, воскликнул завхоз. - Против хулиганов я ничего не смогу сделать, но пусть они попробуют хоть что-то сделать против инвентаризации!

- Чего? - не поняла Женя!

- Ин-вен-та-ри-за-ции! - гордо сказал завхоз. - Главная опись школьного имущества! Я напишу такую бумажку, что хулиганы от нее будут разбегаться как тараканы от
«дихлофоса». И печать на нее поставлю особую!

- Волшебную! - воскликнула Женя.

- Вроде того! - не стал спорить Тимофей Пантелеевич.


        Его Императорское Величество Великий и Могучий Император двоечников Черепанов Первый и он же Последний развлекался в Тронном спортзале со своими соратниками по хулиганским интересам.
        На этот раз было придумано новое и весьма остроумное развлечение: нужно было перелететь на прикрепленном к крюку в потолке канате с высокого подоконника прямехонько на стопку матов. Причем требовалось разжать в воздухе руки и упасть точно на мягкую кучу ковров. В противном случае промахнувшийся мог запросто растянуться на полу, что было, конечно же, больно, зато страшно смешно для зрителей.
        Храбрые гвардейцы вовсю летали в прокуренном воздухе Тронного спортзала, а сам Черепанов развлекался тем, что приказывал тайком выдергивать маты из-под очередного летуна. Тогда несчастный неожиданно вместо мягкой посадки получал жесткое приземление на деревянный пол.
        Воздух оглашался воплями и стонами, а довольный Черепанов вовсю хохотал, а вместе с ним - самые заядлые приятели и подружки.
        Только принцесса Яна не смеялась над такими глупостями. Если подумать - как это вообще можно смеяться, когда кому-то больно?
        Девочкам ужасно не нравилась такая вот независимость Янки. А еще они завидовали тому, что она - принцесса. Хотя они и не очень-то верили в это, но чувствовали, что Янка - совершенно особенная.
        Быть особенной - очень тяжело. Особенно, когда тебя окружают только те, кто стремится быть такими же, как все. Тогда ты просто-напросто можешь стать среди них
«белой вороной». И в таком случае не жди к себе хорошего отношения. А лучше - будь настороже и ожидай неожиданного удара в спину…
        Больше всего девочек злило то, что Янка была, в отличие от них, совершенно равнодушна к лихому и победоносному Императору двоечников Черепанову. Последнее обстоятельство особенно бесило школьных красоток оттого, что сам Черепанов, по которому они сохли, больше всего внимания уделял именно этой надменной особе (да еще и бывшей отличнице в придачу!)
        А потому против Янки постоянно замышлялись всякие неприятные козни. Вот и сейчас коварная красавица Инка подговорила Черепанова заставить эту принцессу также пролететь на канате.

- Она, говорят, гимнастка! - вкрадчиво сказала Императору Инка. - Давайте посмотрим, на что она способна, а?

- М-да? - нехотя сказал Черепанов. - Ну, да ладно… Эй, принцесса! А ну-ка, покажи, на что способна! Давай, прокатись-ка на канате, а мы посмотрим!
        Янка спокойно посмотрела на Черепанова. И даже улыбнулась ему.
        Разумеется, она присоединилась ко всей этой сомнительной компании вовсе не для глупых развлечений. Черепанов вообще не был ей интересен. Да и как обыкновенный двоечник, случайно ставший главным двоечником в городе, может быть интересен настоящей принцессе из Волшебного мира?
        Просто Янка решила, что, если она будет находится рядом с этим Императором двоечников, то будет проще придумать, как его одолеть.
        Правда, ничего стоящего придумать и уж, тем более, сделать пока не удалось. Разве что - передать тайком Егору Волшебный Школьный Журнал шестого «А».
        А потому она старалась вести себя так, чтобы не вызывать никаких подозрений. Это было не очень-то приятно, тем более, что рядом не было ни одного друга, а сама себя она чувствовала какой-то шпионкой…

- Эх! - крикнул один из гвардейцев, ловко спрыгнувший с каната.

«Как мартышка!» - подумала Янка и сама схватила толстый узел на канате. Под ней был весь тронный зал и компания великих лентяев и лоботрясов - приближенных Черепанова.
        Янка ухватилась за канат, оттолкнулась от подоконника - и легко взлетела над раскрашенным полом спортзала.

- Давай! - пискнула Инка, и черепановцы, хихикая, столкнули маты в сторону.
        Мстительные девчонки ждали ужасного падения этой принцессы-выскочки. Но Янка, выпустив из рук канат, сделала в воздухе красивое сальто и мягко приземлилась на ноги.
        У Черепанова от удивления выпала изо рта сигарета.
        Девчонки досадливо замычали. Они отвернулись, делая вид, что не заметили Янкиного успеха. А та лишь спокойно отошла в сторону, достала маленькое зеркальце и принялась задумчиво в него смотреться. Вернее - делать вид, будто смотрится. На самом деле она наблюдала за Черепановым и его приближенными.
        Янка хотела узнать слабые стороны противника, чтобы рассказать о них своим друзьям. И только ради этого она заставляла себя водиться с этой компанией, общаться с которой ей было совсем не интересно и даже не очень приятно.
        Только вот странное дело: что Черепанов, что его гвардейцы, говорили одни только глупости, играли в карты и изредка колотили друг дружку - так, для развлечения. Ничего более интересного в этой компании пока не происходило, и Янка даже немного пожалела этих ребят: как, все же, скучно быть двоечником! Даже поговорить не о чем…

- Ну, ты даешь, принцесса! - сказал Черепанов. - Прикольно ты это, гы-гы, кувыркнулась! А я когда-то тебя еще поколотить хотел, за то, что кусалась! Молодца!
        Девчонки аж позеленели от злости и многозначительно переглянулись: таких комплиментов никому из них Черепанов не говорил! Из него вообще хороших слов было не вытянуть - и Император очень гордился своей грубостью!
        Пока в окружении императора замышлялись новые интриги против этой выскочки Янки, в дверь Тронного спортзала громко постучали.

- Кого это черт несет? - недовольно поинтересовался Черепанов.

- Сейчас узнаем! - с готовностью крикнул один из гвардейцев и спрыгнул с «козла».
        Он лениво подошел к двери, приоткрыл ее и выглянул со словами:

- Великий Император интересуется: кого это черт несет! А, вот это кто! Черепаныч, это завхоз!

- За Черепаныча в глаз получишь! - сказал Черепанов. - Называй меня просто: «Ваше Величество»! Чего этому завхозу надо?

- Говорит, что у него какая-то инверти… интроверти…

- Инвентаризация! - громогласно провозгласил завхоз и отодвинул гвардейца от двери.
        Все остальные черепановцы повскакивали с мест, готовые к немедленной драке. Но Тимофей Пантелеевич вроде бы совсем не испугался. Потому что держал перед собой толстую книжку в серой картонной обложке с надписью «Волшебное Инвентарное Дело».
«Дело» выглядело очень внушительно, и один лишь взгляд на него внушал уважение и трепет.

- Вот, смотрите, у меня в руках Инвентарное «Дело»! - важно заявил завхоз, расталкивая могучим животом черепановскую гвардию.
        Он похлопал по толстой обложке, и воздух поднялись тучи мелкой искрящейся пыли. Грардейцы, а следом и девчонки, принялись чихать. Чихнула и Янка: со всеобщей инвентаризацией шутки плохи!

- Я должен провести опись всего, что находится в тронном, то есть, спортивном, зале Замка! Все королевское имущество должно быть записано в эту книгу! Потому, что то, что записано пером - не вырубишь и топором! Вам понятно, о чем я говорю?
        Никто ничего не понял: все были заняты чиханием. Черепанов сначала хотел наброситься на завхоза. Но тоже чихнул и с опаской посмотрел на Волшебное Инвентарное «Дело».
        Оно произвело на Императора устрашающее впечатление. Он вообще боялся всего, что было написано буквами, так как сам читал очень плохо. К тому же слово «Дело», написанное на обложке казенным шрифтом, напомнило ему о давних неладах с милицией.

- Ладно, - нехотя сказал Черепанов и снова чихнул. - Я даю вам пятнадцать минут на эту, как ее… Мы пока в коридоре покурим.

- Хорошо, - сказал завхоз, - Приступим!
        И распахнул «Дело».
        В воздух взвились новые тучи пыли, и Черепанов вместе с приспешниками вылетели из тронного зала, как ошпаренные. Покурить у них не получилось: все они отчаянно чихали от волшебной инвентаризационной пыли.
        Пока черепановская гвардия вовсю чихала за дверями тронного спортзала, Тимофей Пантелеевич преспокойно проводил инвентаризацию. Описав все, что находилось в спортзале, он извлек из-под матов толстую пачку Волшебных Школьных Журналов и… вложил их в «Дело»!
        Волшебная книга завхоза как будто проглотила Журналы! Еще бы: это было ее назначение беречь и хранить школьное имущество.
        Завхоз вышел в коридор и строго посмотрел на черепановцев.

- Так-так-так! - сказал он. - Непорядок! Испорчено мата физкультурных три штуки! Мячей волейбольных проткнуто ножом - одна штука. Разрисовано стен - четыре штуки. Шведская стенка сломана - пять ступенек! Кольцо баскетбольное погнуто, два каната порваны, нога у «коня» треснута, физрук в раздевалке заперт…

- Так, дядя! - разозлился Черепанов. - Описал, что хотел?! Так и иди отсюда по-хорошему! Иди-иди, пока по шее не получил!
        Завхоз строго посмотрел на Черепанова, покачал головой и степенно удалился.
        Глава одиннадцатая
        Про восстание угнетенных отличников и позор Императора двоечников

        Теперь у Егора и его соратников в руках было главное оружие - Волшебные Школьные Журналы.
        С помощью отличницы Жени один за другим в библиотеку стали наведываться школьники
- те, кому надоели притеснения со стороны Черепанова и его банды.
        Никогда еще ученики тринадцатой школы не учились с таким рвением! Ведь всем хотелось, чтобы жестокая тирания хулигана Черепанова, наконец, прекратилась! Чтобы можно было спокойно и с удовольствием приходить в школу, чтобы родители не переживали, отпуская детей на улицу, чтобы город вновь стал опрятным и красивым. Оказывается, не может быть хорошей жизнь, если ею управляют двоечники.
        И в Волшебных Школьных Журналах стало появляться все больше и больше «пятерок» и
«четверок».
        Все эти тайные события, что начались вдруг в наполненном страхом Замке номер тринадцать, не могли остаться незамеченными со стороны черепановцев. Сначала те установили слежку за отличниками, а затем - за всеми, кто наведывался в подвал. Ведь в страшные подземелья замка просто так, ради развлечения никто не полезет! Но как ни следили гвардейцы за отважными школьниками, найти библиотеку им пока не удавалось.
        Однако же и сам Император двоечников вскоре стал догадываться, к чему идет дело.
        Все началось с того, что он обнаружил, насколько вдруг упал его двоечный рейтинг. Об этом ему робко сообщил милостиво освобожденный из-под стражи Первый министр.

- Смотрите, - дрожащим голосом говорил Первый министр, выводя мелом на доске ломаную линию. - Координата «икс» - это дата, «игрек» - это количество двоек. И вот, чем дальше - тем ниже рейтинг…
        И ломаная линия резко стремилась к нулю.
        Черепанов непонимающе пялился на этот график. Он ненавидел всякие графики. Но одно он понимал очень ясно: двоек в школе действительно становилось все меньше! А точнее - их почти не стало! Почему, спросите вы? Очень просто: потому, что их просто стало некуда ставить!

- Куда делись Журналы! - орал взбешенный Черепанов. - Кому они понадобились, ослы?

- Куму понадобились ослы?! - испуганно кричали гвардейцы.

- Какие еще ослы? Кому нужны какие-то ослы? - не понимали другие.

- Это вы ослы!!! - вопил Черепанов, раздавая направо и налево тумаки и затрещины.
- Вы все ослы! Вы что же, не понимаете, что если нет Журналов, то и «двойки» ставить некуда? Какой же я Император двоечников без «двоек»?!

- Ну, «двоек» хватает и в других замках, которые мы захватили… - возражали его самые смелые приятели.

- Дураки! - Черепанов колотил себя по голове здоровенным кулаком. - А с этим, тринадцатым замком что делать?! Не отдавать же его обратно! Я ведь никогда не проигрываю!
        В это время в Тронном спортзале незаметно появилась новая фигура. Одним своим видом она вызывала оторопь - даже у самых отъявленных хулиганов.
        Еще бы: ведь это был ЗавМуч из Зловещего Интерната.

- Здравствуйте, Император, - без излишней учтивости сказал ЗавМуч. - Я вижу, у вас затруднения?

- Ну, допустим! - буркнул Черепанов, недоверчиво оглядывая незваного гостя.

- Наверное, не очень приятно, когда прямо под носом у тебя орудует вражеский шпион, верно? - ухмыльнулся ЗавМуч.

- Шпион?! - насторожился Черепанов. - Ну, и кто этот шпион? Вы скажете?

- С огромным удовольствием! - чуть ли не промурлыкал ЗавМуч. - Тем более, что у меня с этим шпионом свои собственные счеты, хе-хе-хе! Уж слишком много от него неприятностей…

- Ну, и кто он? - нетерпеливо спросил Черепанов, с подозрением оглядывая своих приятелей.
        Гвардейцы, все, как один отвели взгляды в сторону и побледнели - в общем, стали вести себя, как только что раскрытые шпионы! Сам же Черепанов подозревал в предательстве всех и каждого - даже тех, кого он считал другом.
        Такова на деле хулиганская дружба!
        Но ЗавМуч только оскалился и сказал:

- Вот он!
        И ткнул пальцем в Янку. Та лишь сжала кулаки и приготовилась к худшему: бежать отсюда было некуда. Со всех сторон ее окружали недруги.
        Девчонки злорадно захихикали. «Я так и знала!» - заявила подружкам Инна, небрежно махнув ручкой.

- Он? - недоуменно переспросил Черепанов.

- Он, она - какая разница? - ухмыльнулся ЗавМуч. - Главное - вот вам шпион и предатель!

- Хм, - насупился Черепанов. - Ну, принцесса, тебе это так даром не пройдет!

- Что же теперь, без Журналов делать? - спросил какой-то нервный гвардеец.

- Да, ладно, может, все и обойдется… - шмыгнул носом другой, куда более легкомысленный.


        Но, конечно же, так просто ничего не обошлось.
        Бывшие двоечники и троечники быстро становились хорошистами и отличниками. И что удивительно: они уже не боялись коварного Императора двоечников! Черепановская гвардия сбилась с ног, выслеживая новоявленных отличников, чтобы, как следует, наказать их. В школе то и дело вспыхивали потасовки.
        Но отличников становилось все больше и больше - и гвардейцы не могли узнать, кто же на самом деле из школьников отличник, а кто - двоечник: ведь они не могли посмотреть в Журнал и проверить!
        Среди гвардейцев началась паника. Они почувствовали, что их больше не боятся! Ведь хулиганская власть была построена только на страхе и глупости. А умные люди, особенно настоящие отличники, никого не боятся - тем более глупцов!
        И тогда черепановцы начали бояться сами.
        Они стали обходить большие компании. Среди гвардейцев поползли слухи, что где-то отличники поймали и поколотили самого здоровенного и сильного хулигана!
        Вряд ли это было правдой: ведь, если подумать, зачем отличникам кого-то колотить? Кулаки - это аргумент только лишь для тех, кому нечего сказать. А умный человек постарается победить противника в споре. Ведь спорить гораздо интереснее, чем таскать друг друга за волосы!
        Хотя, это кому как, конечно…


        В эту ночь Черепанов спал плохо. Даже на мягких матах тронного зала под крепкими замками.
        Поэтому проснулся он неожиданно рано. Слез со своего неряшливого ложа и, расталкивая дрыхнущих гвардейцев, направился к выходу.
        Император двоечников вышел в школьный дворик. Мимо него шли на уроки первые ученики - те, кто приходит в школу раньше всех. Они старались не смотреть в глаза Черепанова и обходили его по большой дуге.
        Раньше Черепанову нравилось, что его здесь боятся. Но сегодня что-то было не так. С ним не хотели сталкиваться, но совсем не было похоже, что его боятся!
        Черепанов вдруг понял, что он стоит в одиночестве посреди враждебного окружения! Странно - ведь этот замок давно принадлежал ему - и только ему!
        Вон оно, подтверждение его власти и могущества: смотрите, как реют над головой лихие черные флаги с черепом и костями…
        Стойте! Где же они?!
        Черепанов замер и глаза его наполнились недоумением: на тонких шпилях не было его черных флагов! Вместо них, на самом высоком шпиле развевался маленький, но дерзкий флаг с крестиками и ноликами!

- Откуда? - пробормотал Черепанов. - Я же их все уничтожил…

- Выходит, что не все! - усмехнулся какой-то паренек, с интересом наблюдавший за Черепановым.
        Он был не один. Вокруг Черепанова потихоньку собиралась толпа мальчишек и девчонок.
        И тут Императору двоечников стало страшно. Он попятился назад и вдруг, бросился наутек, расталкивая любопытных школьников.
        Раздался грохот, все заволокло цветным дымом.
        И из дыма выскочил Повелитель пиратов. Точнее - тот мальчишка, который почему-то решил называть себя таким смелым именем.

- Стой!!! Ты это куда собрался?! - тряся маленькими кулаками. закричал возмущенный Повелитель пиратов. - Я из тебя сделал Императора двоечников! Ты не можешь все вот так просто бросить! А ну, возвращайся назад! Я все равно тебя отсюда не выпущу! Императоры так просто не сдаются!
        Но черепановская гвардия уже вовсю бежала из замка. Видимо маленький флаг с зелеными крестиками и ноликами очень пугал их, предвещая грядущее наказание за многочисленные некрасивые поступки.
        Только гвардейцев никто и не думал преследовать: все школьники тринадцатого Замка и без того были счастливы, что тяжкие времена подходят к концу. И здесь, возле ворот, собралась вся школа. В том числе и те, кто прятался до этого в подземной библиотеке.
        Здесь царила атмосфера праздника, и никто не обращал внимания на злого мальчишку в блестящем плаще, который сердито смотрел на развевающийся в вышине флаг с крестиками и ноликами.
        Потому что все весело смеялись вслед убегающим черепановцам, а некоторые мальчишки даже заливисто свистели.
        Больше всего досталось самому Черепанову, который тщетно пытался сделать вид, что это вовсе не он: Черепанов напялил на себя какой-то чрезмерно длинный и нелепый плащ, а на голову водрузил широкополую шляпу. В этом виде, подняв широкий воротник, он и вышел из Замка через главные ворота.

- Постойте! Это же мой плащ! Моя шляпа! - воскликнул появившийся у ворот Киря.
        Но Черепанов тут же бросился наутек, и Киря лишь махнул ему вслед рукой.
        Повелитель пиратов сначала сердито раздувал ноздри и бормотал: «Сейчас я вам покажу! Сейчас…»
        Потом он навел на шумную компанию школьников свой похожий на фен «детектор двоечников». И удивленно вскрикнул, увидев, что на нем горит синяя лампочка.
        Во всей школе не осталось двоечников!
        А против отличников, хорошистов и даже троечников волшебные трюки Повелителя пиратов были бессильны: даже в Зловещий Интернат никого отправить он уже не мог!
        А потому он вжал голову в плечи и нырнул обратно в облако разноцветного дыма. И исчез - с грохотом и треском.
        Под конец позорного бегства черепановцев случилось следующее. Трое гвардейцев, надрываясь, тащили огромный футляр от контрабаса. Выглядело это очень смешно и никому не пришло в голову остановить похитителей имущества бродячего музыканта Кири.

- Да что же это такое? - возмущался Киря, хотя ему самому хотелось просто смеяться. - Эй, вы! Хотя бы верните футляр в музыкальный магазин! Слышите меня, оболтусы? Нет, ничего не слышат…


        А чуть в сторонке стоял бывший Король двоечников Егор.
        Сегодня рано утром он совершил самый решительный поступок в своей жизни. Сначала он расстелил на полу библиотеки свою мантию - знаменитую мантию с крестиками и ноликами. Потом взял со стола библиотекарши ножницы для бумаги и аккуратно перерезал нитки, которыми его мантия была собрана в роскошные складки. Мантия стразу же увеличилась в размере и стала прямоугольной.
        Так у восставших появился свой флаг.
        А потом Егор взобрался на самую высокую башню замка. Ему было очень страшно, но ему помогал Киря. Вместе они подобрались к флагштоку и спустили черный флаг Черепанова. А вместо него в воздух взвился флаг будущей победы.
        Тем временем друзья избавили и другие шпили от черных вражеских флагов. Ну а потом случилось то, что случилось.
        Итак, Замок номер тринадцать был освобожден от захватчиков! Наступало время праздновать победу!
        Только вот для полной победы чего-то не хватало. Или не хватало кого-то?

- Постойте, а где же Янка? - спросил тут у друзей Егор. - Если все гвардейцы сбежали, то Янка должна была вернуться к нам…

- Наверное, скоро подойдет! - предположил Андрейка. - Она, небось, где-нибудь в Тронном спортзале…

- В спортзале никого нет! - заявил завхоз Тимофей Пантелеевич. - Ни хулиганов, ни нормальных школьников. Я проверял: одно только испорченное школьное имущество в огромном количестве…

- Да при чем здесь имущество! - воскликнула Женя. - Человек пропал!

- В нашей школе ничего никуда не пропадает! - важно сказал завхоз. - Вот, даже ваш жулик-министр на месте!
        Действительно, к воротам тайком, прижимая к животу портфель, пробирался Первый министр. Только он не был интересен Егору. Его волновало - куда же делась Янка?
        И тут вдруг внутри него все похолодело от ужасной догадки.

- Слушайте, - упавшим голосом сказал Егор. - А что эти черепановцы тащили в Кирином футляре?
        Друзья молча переглянулись: все поняли друг друга сразу и без слов.
        Глава двенадцатая
        Про осаду замка и решительный штурм школьной программы

        Обитатели тринадцатого замка недолго праздновали победу.
        Сбежавший Император двоечников Черепанов быстро оправился от страха: ведь не во всех завоеванных им школах-замках его двоечный рейтинг упал так низко!
        Над многими и многими школами города по-прежнему продолжали реять мрачные черные флаги. Несчастные взрослые, и особенно милиционеры, все так же боялись разбушевавшихся хулиганов. В городе царила мрачная атмосфера тревоги и запустения.
        А потому, оглядевшись по сторонам, увидев разбитые фонари и окна, перевернутые мусорные баки и стены домов, испорченные краской, Император почувствовал себя увереннее. И тут же задумал отомстить обидчикам.
        Месть должна была быть страшной. Школа номер тринадцать - этот взбунтовавшийся замок, центр смуты и протеста - должен был быть разрушен! Двоечники должны были доказать - раз и навсегда - что отличникам нет места в этом городе!
        Император двоечников сидел на перевернутом мусорном баке в окружении своих приспешников-гвардейцев. Он был зол на самого себя за собственную трусость и еще больше - на окружающих, за то, что они стали свидетелями его позорного бегства. А потому Черепанов то и дело прикрикивал на своих дружков, отвешивал им подзатыльники и громко ругался.
        Рядом с недовольным видом стоял Повелитель пиратов собственной персоной: его очень задело то обстоятельство, что развенчанный и сосланный им в Зловещий Интернат бывший Король двоечников Егор вернулся. Вернулся против его воли! Да еще и принялся устанавливать свои собственные порядки, несмотря на его, Повелителя, могущество и колдовскую силу Волшебного прожектора!
        Тут же, рядом с Императором двоечников, были и Первый Министр, и мрачный, как туча, ЗавМуч. Все хотели побыстрее разобраться с этими выскочками, которые решили, будто они сильнее магических лучей Волшебного прожектора!

- Ваше Императорское Величество, - заискивающе произнес Первый Министр. - Надо бы нанести удар по бунтовщикам побыстрее, пока не случилось непоправимого…

- Ха! - презрительно сказал Черепанов и сплюнул сквозь зубы. - А что еще такого, непоправимого, может случится?

- Что они могут сделать нам? - задрав нос, высокомерно сказал Повелитель пиратов.

- Ну… - замялся Первый министр.

- Давай, говори! - приказал Повелитель пиратов.

- Вдруг этот Егор узнает Страшную Школьную Тайну? - робко сказал Первый министр.

- Даже если и узнает - он не успеет ничего сделать! - заявил Повелитель пиратов и вдруг забеспокоился. - Давайте поскорее покончим с ними!

- Вот и я о том же! - потирая руки, воскликнул Черепанов. - Эй, Щуплый, а ну, сбегай за генералом, быстро!
        Щуплый нехотя встал с соседнего мусорного бака.

- Чего, чуть что - сразу Щуплый? - проворчал он. - И чего это все меня Щуплым называют? Я же не виноват, что маленького роста…

- Чего ты сказал? - прищурился Черепанов.

- Ничего, - быстро сказал Щуплый. - Я сейчас…

…Генерал бодро подошел к Черепанову, звякая орденами и громко стуча каблуками. Лицо его выражало готовность выполнить приказ - точно так же, как и тогда, когда он служил Королю двоечников Егору.
        Все-таки, странные люди, эти генералы! Неужели им все равно, чьи приказы выполнять?…

- Ваше Императорское Величество! По вашему приказанию прибыл! - браво отчеканил генерал.

- Отлично, ха-ха! - обрадовался Черепанов. - Ну, как, моя армия готова?

- Так точно! - доложил генерал. - Армия готова с радостью выполнить любой ваш приказ! Только вот по школьникам стрелять не могу. Рад бы - да только Волшебный прожектор не позволяет…

- Ничего! - утешил генерала Черепанов. - Со школьниками мои гвардейцы разберутся. А вы подкатите танки и расстреляйте замок номер тринадцать! Чтобы от его стен камня на камне не осталось!

- Это с превеликим удовольствием! - воскликнул генерал. - Все снесем! С землей сравняем! Сам в детстве мечтал взорвать эту школу к чертовой бабушке!

- Вот и отлично! - сказал Черепанов. - Приготовьтесь к осаде замка!
        Генерал козырнул и убежал готовить армию к наступлению. А к Черепанову подошел один из приятелей и кивнул в сторону футляра от контрабаса:

- А с этой что будем делать?
        Гвардейцы открыли футляр и вытащили оттуда Янку. Принцесса сопротивлялась, брыкалась и норовила укусить гвардейцев за руки. Только ничего не получалось: их было слишком много!

- А, шпионка! - нахмурился Черепанов. - А вот возьмите и засуньте-ка ее обратно! Она нам пригодится при штурме замка! Если враги не захотят сдаваться - мы ее достанем и поколотим прямо у них на глазах! Эти чистоплюи сразу сдадутся - ведь им не понравится, что их подружку при них мучают!

- Какая замечательная мысль! - ухмыльнулся ЗавМуч. - Да вы просто стратег, Император!

- Спасибо! - скромно сказал Черепанов. - Эй, Щуплый! Присмотри за ней!
        Щуплый мальчишка вспыхнул, но ничего не сказал. И, понурив голову, направился к футляру, в который с большим трудом гвардейцы запихивали сопротивляющуюся Янку.
        Когда защелки футляра защелкнулись, Щуплый сказал гвардейцам:

- Все, идите, я присмотрю за ней!

- Валяй, Щуплый! - усмехнулся какой-то черепановец и, проходя мимо, отвесил мальчишке несильный, но обидный подзатыльник.
        Щуплый лишь слабо улыбнулся на это. И, когда остался один на один с футляром, тихонько постучал в него и сказал:

- Эй, ты! Слышишь меня? Я знаю, как это неприятно - сидеть в футляре! Ты, знаешь - я тебя выпущу… Только за это ты мне поможешь кое-кого проучить!


        Армия двоечников приближалась к замку номер тринадцать. С высоты стен и башен на нее растерянно смотрели ученики - а теперь защитники замка. Школьники совершенно не знали, что им теперь делать.
        Хорошо еще, что Киря догадался вовремя крикнуть:

- Закройте ворота! Быстрее! И поднимите мост!
        С горем пополам защитники замка подняли тяжелый подъемный мост. Для этого оказалось достаточно найти большую красную кнопку в караульной будке у ворот. Там же была рукоятка, дернув за которую, заставили опуститься крепкие крепостные ворота.
        Теперь осажденных от осаждающих отделяли крепкие стены, да широкий ров, наполненный кипящей карамелью.

- Хо-хо! - глядя в бинокль, и сжимая в зубах сигарету, воскликнул Черепанов. - У них нет никаких шансов! Верно, генерал?

- Совершенно никаких! - заверил генерал и вынул из ножен сверкающую парадную саблю. - Прикажете начать обстрел?

- Ага! - сказал Черепанов, сплевывая окурок. - Валяйте!
        Несколько тяжелых танков, пыльных, ревущих и дымящих выхлопными газами, подъехали и, качнувшись, замерли напротив ворот замка. Недобро загудевшие электромоторы слегка повернули темные шершавые башни, и пушки уставились в цель.

- Огонь! - гаркнул генерал и взмахнул саблей.
        Грохнули пушки.
        Замок содрогнулся, словно началось землетрясение. От внешних стен и от ворот полетели во все стороны куски и обломки. Только вот рушиться стены не спешили: волшебные школьные замки были на удивление крепкие!

- Ничего! - бодро сказал генерал Черепанову. - Снарядов у нас много!

- И времени тоже! - отозвался Черепанов и зевнул. - Давайте, продолжайте их колошматить. А я вздремну пока…


        Друзья стояли на самой высокой башне Замка - прямо под развевающимся флагом с веселыми крестиками и ноликами на нем.
        Из заточения в этой башне только что освободили непобедимого завуча Людмилу Аркадьевну. И та сразу же побежала организовывать школьников: она знала толк в гражданской обороне!
        Физрук, учитель труда и завхоз укрепляли ворота. Самое время: двоечники взяли замок в кольцо и нещадно разрушали его. Было ясно: несмотря на крепкие стены, широкий ров и крепкие ворота, им долго не продержаться.

- Этот все из-за меня… - тоскливо проговорил Егор. - Если бы не я - ничего плохого бы не случилось…

- Перестань обвинять самого себя! - Андрейка ткнул Егора в бок локтем. - И без тебя найдется много обвинителей!

- Это точно! - заметил Арнольд. - Найдемся!

- И Янка в беду попала из-за меня! - всхлипнул Егор. - Я опять подвел своих друзей!

- Кто это тут подвел своих друзей? - раздался с лестницы знакомый голос.
        И на верхушку башни легко вбежала… Янка! А следом за ней - этот мерзкий маленький мальчишка - Щуплый…

- Янка! - сквозь слезы воскликнул Егор. - Это ты?! Я уж думал…

- Надеюсь, ты не думал от отчаяния спрыгнуть с башни? - строго спросила Янка. - Никогда нельзя терять надежды! Вот я всегда знала, что вернусь к вам - и вернулась!

- Это здорово! - воскликнул Андрейка и полез к Янке обниматься.

- Только что здесь делает этот маленький вражеский лазутчик? - протирая очки, с подозрением в голосе поинтересовался Арнольд. - Уж не хочет ли он изнутри открыть ворота неприятелю?
        Щуплый обиженно надул губы.

- Между прочим, мы пришли сюда по тайному ходу, - заявил он. - По которому в замок трубы идут. Если бы я захотел - то провел бы по нему не только вашу Янку, но и черепановских гвардейцев!

- Ладно-ладно, - примирительно сказал Егор. - Мы верим, что ты исправился!

- Вообще-то, я хотел помочь вам выбраться отсюда, - продолжил Щуплый. - Пока войска сюда не ворвались! Мы все успеем выбраться через подземный ход!
        Егор внимательно посмотрел на Щуплого, потом на друзей.
        Вокруг вовсю грохотали выстрелы и взрывы, пахло порохом и гарью. И было очень страшно. Но друзья молча ждали ответа Егора - словно он по-прежнему был Королем, и от его слов зависело, как все будет дальше!
        Поэтому Егор ненадолго задумался. И отрицательно покачал головой.

- Нет, - сказал он. - Если мы сдадимся - это значит, что двоечники выиграли! И тогда нигде на Земле больше никогда не будет хорошей и интересной жизни. Чего хорошего ждать от двоечников? Ничего! Это я точно знаю - ведь сам таким был…

- Так что же тогда делать? - растерянно спросил Щуплый.

- Самое время раскрыть Страшную Школьную Тайну! - таинственным голосом сказала Ирина Васильевна.
        Она тоже стояла здесь, на башне. Ее зачем-то привел сюда Киря.

- Но почему именно сейчас? - удивился Егор. - Разве сейчас время для этого?

- Именно потому, что у тебя совсем немного времени, чтобы воспользоваться этим знанием, - сказала Ирина Васильевна. - Повелитель пиратов с самого начала запретил учителям раскрывать эту Тайну школьникам. За это нарушение учитель немедленно будет отправлен прочь из школы - прямиком в Волшебный мир, откуда не сможет вернуться домой, к своим родным, близким, в свою школу! Таково условие Повелителя пиратов - ведь у него в руках Волшебный прожектор!

- Но как же вы раскроете мне эту тайну? - расстроился Егор. - Волшебный мир - он не плохой, но совсем чужой для вас, Ирина Васильевна…

- Но зато он родной для меня, - улыбнулся Киря. - Поэтому Страшную Школьную Тайну раскрою тебе я.
        Егор захлопал глазами: неужели Киря хочет покинуть их в такой важный момент? И именно тогда, когда его помощь для друзей - важнее всего! Неужели эта Тайна того стоит?

- Но… Разве ты учитель, Киря? - тихим голосом спросил Егор.

- А что, не похоже? - улыбнулся Киря. - Надо же было помогать Учителю Маножу в его маленькой сельской школе. Как иначе я мог отблагодарить его за то, что он спас меня когда-то от холода и голода?

- Так вот в чем все дело! - прошептал Андрейка и хлопнул себя ладонью по макушке.
- Я так и знал!

- В общем, так, Егор, - Киря ободряюще улыбнулся и положил руку Егору на плечо. - Все очень просто. Вернее, совсем не просто было поначалу, но…
        Киря откашлялся.
        Снизу донесся страшный грохот: Императорская армия крушила ворота замка. Еще немного - и ее танки ворвутся на школьный двор и примутся все ломать и превращать в пыль и щебень.
        А Киря был совершенно спокоен! Словно и не происходило вокруг ничего страшного…

- Егор, ты молодец, - глядя Егору в глаза, серьезно сказал музыкант. - Я серьезно! Сам когда-то был двоечником, а потому знаю, каково это. И твое упорство, твое желание измениться - оно заставило меня обо многом задуматься…

- Да ладно тебе, Киря, - смущенно сказал Егор, косясь на напряженные и бледные от волнения лица друзей.

- Дело в том, что ты сам, своими усилиями подошел к открытию этой Тайны. Ну, а теперь я сделаю последний шаг.

- Я все равно ничего не понимаю! - растерянно сказал Егор.

- Все очень просто! - улыбнулся Киря. - Страшная Школьная Тайна на самом деле страшна только дуракам и лентяям. И заключается она в следующем…
        Киря шумно вздохнул и сказал:

- Все бедствия, устроенные Волшебным прожектором на Земле прекратятся, когда хотя бы один Король двоечников станет отличником!
        В небе сверкнула молния. Вдалеке послышались раскаты грома. Но никто не обратил на это никакого внимания.
        Все смотрели на Егора.

- Но ведь я исправил все двойки, - тихо сказал он. - А все осталось по-прежнему…
        Со страшным треском обрушились ворота Замка. С дикими воплями во внутренний дворик ворвались враги. Отважные защитники замка отступили на свой последний рубеж - внутрь самого замка. Но обитые железом двери были уже совсем ненадежной защитой…

- Оказывается, ты, все-таки, еще не все исправил! - продолжал улыбаться Киря. - У тебя еще есть одна «двойка».
        И Киря раскрыл Волшебный Школьный Журнал.

- Еще одна «двойка»? - удивился Егор. - Не может быть!

- Может, - кивнул Киря. - Всего одна «двойка». По музыке!
        Несмотря на страшные звуки битвы, друзья прыснули со смеху. Один лишь Егор смотрел на Кирю, раскрыв рот от удивления.

- Я совсем забыл про нее! - воскликнул Егор. - Это же совсем не важный предмет! Подумаешь - музыка, пение!

- Ты даже не представляешь себе, насколько это важный предмет, особенно сейчас, - возразил Киря и хитро подмигнул Егору.


        В это время снизу, со школьно дворика, раздался громкий крик. Кричал не кто иной, как сам Повелитель пиратов!

- Эй, вы! Отличники недобитые! Сдавайтесь пока не поздно! А не то, мы сейчас дадим в лоб тому, кто сидит в этом футляре!…
        Егор глянул вниз, удивленно посмотрел на Янку и спросил:

- Это ведь тебя гвардейцы утащили в футляре?

- Ага! - сказала Янка. - Меня!

- Но если ты здесь, то кто же тогда в футляре? - воскликнул Андрейка.
        Щуплый мальчишка заливисто расхохотался.
        А Повелитель пиратов зло крикнул снизу:

- Что, смешно вам?! Ну, сами напросились! Эй, откройте футляр! На! Получай! Ай! Ой! Кто это?!

- Я тебе покажу получай! На!!!
        Внизу произошло нечто неожиданное: из раскрытого футляра выскочил… сам Черепанов! Разъяренный не только тем, что его спящего засунули в этот темный футляр, но и тем, что кто-то осмелился заехать ему по уху, едва только дверца открылась!
        И со злости он неожиданно надавал тумаков самому Повелителю пиратов, который тоже огрел его по ошибке!

- Вот! - наблюдая разлад в стане врагов, злорадно хохотал Щуплый. - Сильнее, сильнее колотите друг дружку! Будете знать, как маленьких обижать!

- А-а-а!!! - внезапно прекратив драться, хором закричали Повелитель пиратов и Черепанов. - На штурм!!! Вам всем, всем вам теперь крышка, чистоплюи несчастные!!!
- Ну, все! Теперь ты должен срочно исправить последнюю «двойку»! - выглянув из-за зубца башни, воскликнул Киря. - Вперед!

- А что делать? - растерянно заморгал Егор. - Я не знаю, что нужно делать!

- Пой! - воскликнула Янка. - Пой что-нибудь! Придумывай прямо на ходу! Как тогда, на городской площади, помнишь?

- Мы тебе поможем! Подпоем! - крикнул Андрейка и потряс Егора за плечи. - Ну, давай же! Времени совсем не осталось!

- Давай, - сказал Арнольд, поправляя очки. - Я плохо пою, зато громко! И тоже помогу…
        И Егор запел.
        Он никогда не умел петь. И слуха у него особого не наблюдалось.
        Но эта песня была особенная: настоящая боевая песня! И слова сами собой рождались в голове и вырывались наружу, тут же подхваченные верными друзьями:

        Мы с друзьями рвемся в бой,
        Я герой и ты герой!
        Наступаем без испуга -
        Друг всегда поддержит друга!

        Враг особенный у нас:
        Он приходит в каждый класс,
        Нападает он на всех!
        «Двойки» - в них его успех!

        Ветер треплет гордый флаг.
        Берегись, коварный враг!
        Недруг страшен и силен -
        Струсишь - будешь побежден!

        Глупость, лень - его снаряды!
        Кто слабей - те сдаться рады!
        Только мы не таковы!
        Глупость, лень, иду «на вы»!
        И тут что-то произошло. Раздался грохот и треск, скрежет и вой, как будто рядом падал реактивный самолет. Все заволокло цветным дымом…
        И на школьный дворик, разгоняя хулиганов-двоечников, неуклюже опустился похожий на бочку летучий корабль. Корабль был весь покореженный и обгоревший, а от этого - еще более страшный.

- Пираты! - хором воскликнули друзья.
        Сбоку корабля откинулась дверца, и на школьный дворик выпрыгнул старый пират - уже знакомый друзьям капитан этого странного корабля. Только он, почему-то, не обратил внимания ни на черепановцев, ни на самого Черепанова, ни на генерала с его солдатами, ни на перепуганных защитников замка, боязливо выглядывающих из окон-бойниц.
        Он направился прямиком к Повелителю пиратов и… схватил его за ухо!

- Ой-ей-ей! - запищал Повелитель пиратов!

- Вот ты где, мерзкий мальчишка! - зарычал пират. - А я тебя по всем мирам ищу!

- Как вы с ним, это… - пятясь, к воротам испуганно пробормотал Черепанов, - Это же сам Повелитель пиратов!

- Кто?! - изумленно воскликнул пират. - Этот щенок - Повелитель… пиратов?!
        Высунувшиеся из двери корабля пираты переглянулись. И вдруг оглушительно захохотали.
        Они смеялись до слез - совершенно по-детски, да так заразительно, что следом за ними засмеялись гвардейцы, учителя, школьники… Весь замок вдруг заполнился смехом
- будто и не было здесь только что страшного разрушительного сражения.
        Только мальчишке, назвавшему себя Повелителем пиратов, было не до смеха. Да и кому придет в голову смеяться, когда тебя держат за ухо крепкие мозолистые пальцы?
        Старый пират изумленно покачал головой. И пророкотал, тряся Повелителя за ухо:

- Какой ты, к дьяволу, Повелитель пиратов?! Ты двоечник и неумеха! Тебе нельзя даже доверить драить палубу - потом все поскальзываться будут!

- Я больше не буду! - визжал бывший Повелитель, - Я буду хорошо учиться!

- Будешь, куда ты денешься! - разорялся пират. - Я из тебя сделаю человека! Ты только посмотри на себя! Ты не смог даже липовое королевство нормально сотворить! Даже Волшебный прожектор, который ты у родного отца стащил - и то тебе не помог! Какие-то сопляки, такие же, как и ты, двоечники, развалили все к чертовой бабушке! И какой же из тебя после этого пират получится?!

- Хороший! - плакал мальчишка.

- Ладно, идем! - решительно, заявил пират, подтаскивая сына ко входу в корабль. - Покажешь, куда ты Волшебный прожектор дел! Если я найду на нем хоть одну царапину…
        Снова загрохотало, и все заволокло дымом…


        Когда дым рассеялся, то Егор с удивлением понял, что теперь он не стоит на самой высокой башне, под реющим флагом с крестиками и ноликами, а сидит на уроке в своем классе!
        И сидит не на троне вовсе - а за своей собственной партой, радом с Андрюхой Бородиным, который стал по-прежнему рыжим и конопатым, только теперь совсем и похожим на королевского шута!
        За окном класса теперь вовсе не было башен крепостных стен! Там делили место на ветке дерева знакомые бродячие коты…
        Все было так, как давным-давно. На прошлой неделе.

«Так, может, ничего и не было вовсе? - подумал Егор. - Ни Повелителя, ни Черепанова, ни Кири…»
        Тут скрипнула дверь, и в классе появилась Ирина Васильевна с Волшебным Школьным Журналом в руках… Нет - с самым обыкновенным журналом!

- Здравствуйте! - сказала Ирина Васильевна. - А у нас в классе новая ученица! Ее зовут Яна. Встречайте!
        Егор удивленно открыл рот: в класс зашла Янка! Она улыбалась. Заметив Егора, она чуть заметно подмигнула ему.
        И Егор улыбнулся в ответ!

…А Ирина Васильевна открыла журнал, посмотрела в него и покачала головой:

- Эх, Власов, Власов… Давай уж, к доске выходи, что ли…
        И Егор смело отправился к доске.
        В конце-концов, не так уж и важно - двоечник ты или отличник, подумал Егор.
        Надо просто не забывать всегда оставаться хорошим человеком и преданным другом. И это всегда поможет справиться с любыми, даже самыми сложными задачками из тех, что задает самая удивительная, самая веселая и самая грустная, простая и сложная, полная неожиданностей и удивительных приключений школа - наша с вами жизнь, друзья!

        И это только начало!
        Краснодар, 2007 -2008


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к